КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584618 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Поймать ветер (СИ) [Арина Вилль] (fb2) читать онлайн

- Поймать ветер (СИ) 990 Кб, 287с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Арина Вилль

Настройки текста:



Арина Вилль Поймать ветер

Глава 1. Дыхание ветра

Рейонер Кастнер

— Рей! Прошу, остановись, ты зашёл слишком далеко! — голос брата был привычно холоден.

В своей любимой ледяной манере он пытался придать себе значимости, но я отчётливо видел и его едва приподнятую в гневе верхнюю губу, и сцепленные до синевы длинные аристократичные пальцы.

Удивительно, как ненависть в нём легко сочеталась с животным страхом. Он боялся меня до дрожи, как прочем и большая часть людей, населявших родовой замок.

Ежедневно я вынужден был давиться потоками людской злобы и отвращения. Это явно не добавляло хорошего настроения, более того, с каждым днем я и сам озлоблялся всё больше.

— Тебе пора остановиться! — дрожащие гласные в конце слов выдавали Тира с головой.

За много лет вынужденного затворничества я виртуозно научился чувствовать фальшь в любых её проявлениях. Я знал привычки каждого, видел их потаённые желания и кожей ощущал глубоко запрятанные страхи. И не осуждал.

Их можно было понять — не каждый сможет спокойно жить рядом с силой, в разы превосходящей любого мага империи. Особенно если эта сила дефектна, плохо поддается контролю и может ненароком превратить противника в горстку пепла.

Проклятый дар, у которого сегодня существует только одна преграда, прежде чем окончательно вырваться на свободу — это я. А точнее, мой разум, который пока способен его сдерживать.

Не завидую я тебе, Тирел… иметь такого братца та ещё проблема. От неприятных мыслей я усмехнулся, чем перепугал его ещё больше. Всё верно — бойся.

Нет ничего страшнее на этом свете, чем усмешка потенциального сумасшедшего, особенно если он один из сильнейших имперских стихийников.

— О чем ты, братишка? — процедил я сквозь зубы всё столь же холодно улыбаясь, — я совершенно спокоен.

Рык, и третья бутылка редкого элитного коньяка полетела в стену, обшитую тёмным Аврийским атласом. Двум её предшественницам повезло гораздо больше — их я употребил по назначению.

Щека Тира едва уловимо дёрнулась, а пальцы побелели ещё больше. Сейчас я чётко улавливал его панику, раздражение, и даже глубоко спрятанную тоску — ничего не могло укрыться от моего внимания.

Я видел его до самых потаённых уголков души. Сила распирала, она давила на разум, принуждая выплёскивать дар хотя бы на такие мелочи.

— Неужели решил наставить меня на путь истинный? — я криво улыбнулся, с трудом подавляя рвущиеся наружу жгуты тьмы.

Я и хотел бы подарить тепло, но не могу, извини — иней уже запорошил мою душу, а темная стихия глубоко проникла в тело, уродуя его.

— Ты должен творить, понимаешь! — голос собеседника сорвался на высокой ноте, — она же уничтожит тебя… — последнюю фразу он едва выдохнул, но я услышал, не мог не услышать. — Этот дар сотрёт тебя в порошок.

— И зачем я должен это делать? — я покрутил в руках следующую бутылку. — Чтобы в очередной раз увидеть, как проклятая стихия, едва вырвавшись на свободу, забирает с собой близких? Тебе было мало потерь?! Вспомни хотя бы нашу мать… она так и не увидела, как ты вырос.

Чёрт, даже напиться толком не могу, ясность ума и речи не покидала, как и пробирающийся всё глубже холод. Тоска затопила сознание, а восприятие накалилось до предела.

Я просто физически ощущал волны отчаянья, идущие от Тирела. Медленно повернувшись к нему, я чуть прикрыл глаза — слишком светло, слишком громко, слишком больно. Всего было слишком много для моего уставшего сознания.

Вдох…выдох…

Неужели решил мне ответить? Надо же, я удивлён.

— Затем, что тьма рано или поздно выжжет тебя изнутри, — мой собеседник резко встал, отвернулся и прошагал до стены, под которой лежали осколки. — Она сомнёт твою личность, сотрёт эмоции и останется от тебя лишь оболочка — тень прежнего Рея, — он склонился, поднял стекло на уровень глаз и стал внимательно его разглядывать, — надо учиться управлять даром, пусть даже и проклятым. Любой ценой.

— Не делай вид, что тебе не наплевать, Тир, — пульсация головной боли нарастала и пришлось прикрыть глаза. — Или считаешь, что Кастнеры таким путём могут приблизиться к императору? Но какая ирония, — я криво улыбнулся, — сильнейший маг великого рода дефектен и не способен использовать дарованное могущество.

Я всё же налил себе новую порцию коньяка и остатки бутылки снова полетели к стене.

— Знаешь, ты уже слишком сильно изменился, — брат качнул головой, отчего одна из светлых прядей выбилась из идеальной причёски и поморщился, — похоже, пути назад для тебя уже нет, как и нет смысла бороться за твою душу.

Я смотрел на его высокомерное лицо и хотел выть в голос, чтобы выплеснуть всю боль, что застряла в душе и никак не могла найти выход.

Сила корёжила, выворачивала кости и внутренности наизнанку, медленно уничтожала меня, а я даже не мог никому сказать о том, что действительно чувствую.

Тирел развернулся и вышел, громко хлопнув дверью. А я остался один на один со своей проблемой, и теперь вынужден был самоотверженно сражаться с волной, что поднималась внутри, стремясь захватить власть над телом.

В очередной раз.

Как и много раз до этого.

— Ну и что толку, Тир? Что толку, — прошептал я в пустоту комнаты.

Звук показался мне слишком громким, как всегда, всё было слишком.

Тёмная сила чуть приподняла голову, увеличивая напор и восприятие раскололось от боли. Нет, это просто невыносимо.

Сколько там коньяка еще осталось? Надо заказать у Нельса партию побольше.

Непременно займусь этим… если, конечно, без последствий переживу сегодняшнюю ночь.

Глава 2. Важное поручение

Рейонер Кастнер

С первыми лучами рассвета я уже проснулся. В последнее время я спал все меньше и меньше. Что ж, это было вполне ожидаемо — стихия не позволит своему носителю отдыхать дольше необходимого, изматывая, ломая волю.

Ночь прошла не самым лучшим образом, более того, я бы сказал, что это был один из сильнейших приступов за последние месяцы. Эхо головной боли все еще раздавалось в висках, напоминая о том, с какой яростью сегодня тьма рвалась наружу, и я поморщился. Если так будет продолжаться и дальше, то боюсь долго я не протяну.

От растущего внутреннего раздражения не спасал даже темный интерьер комнаты. Здесь все было сделано по специальному заказу. Строгая деревянная мебель, без единого намека на узор, однотонный темный атлас стен, тяжелые портьеры без рисунка, мягкий ворс однотонного ковра. В те моменты, когда сила наступала, любой лишний элемент мог спровоцировать стихийный выброс, а мелкие детали просто разрывали сознание, притягивая внимание. В этом совершенно безликом уголке я проводил большую часть времени, спасая уставший рассудок.

Все тело ломило, как после тяжелой тренировки. Собрав всю волю в кулак и приложив просто нечеловеческие усилия, я поднялся с широкой кровати и медленно побрел в ванную. И зачем же было делать такие большие покои. Эта мысль волновала меня каждый раз, когда утром я плелся по привычному маршруту.

Моя личная тюрьма. Место, где я обречен провести большую часть своей жизни.

Уже на середине пути силы закончились, и я ненадолго остановился, чтобы передохнуть. Это временно, необходимо просто перетерпеть несколько мгновений, и я окончательно приду в себя. Ну и отлежатся сегодня бы точно не помешало.

Ванная встретила меня привычным сумраком и мрачной расцветкой. Она ничем не отличалась от интерьера спальни. Пожалуй, единственным послаблением было небольшое окно, которое выходило во двор замка.

Рассвет уже раскрасил крыши дворовых построек в бордово-красноватый, а по брусчатке бегали туда-сюда немногочисленные слуги, также замысловато раскрашенные в бордовый. Красиво, ничего не скажешь, как раз под стать моему настроению.

Я хмыкнул. Отчаянно хотелось кого-нибудь придушить. Руки просто чесались.

Похоже, дела и вправду плохи. Может брат не так уж и далек от истины и сила меня поглощает?

Я перевел взгляд к зеркалу, которое было едва освещено кристаллом светильника. Выгляжу неважно, впрочем, это тоже было ожидаемо. На подавление рвущейся стихии ушло слишком много внутреннего ресурса. И теперь темные, почти черные волосы стали блеклыми и нелепо спутались на голове, щеки впали, а под глазами поселились темные круги.

Я схватил бритву, расчёску и стал с остервенением и ненавистью приводить себя в порядок. Пока боролся со щетиной из глубины моих и без того черных глаз периодами выглядывало нечто, пугающее даже меня.

Вернувшись в спальню, я с наслаждением растянулся на кровати у дальней стены, и прикрыл глаза, собираясь отдохнуть. Однако, мое уединение почти сразу было прервано — в двери постучали. Этого хватило, чтобы снова потерять шаткое равновесие.

— Кого там принесло?! — рявкнул я во все горло. — Что за проходной двор устроили?! То никого за несколько месяцев, то являются чуть ли не ежедневно, — подскочив и быстро накинув халат, я рывком открыл массивную дверь. — Опять ты?! Мне показалось вчера мы подробно все обсудили, — в голосе против воли прорезался металл.

— Не обольщайся, я по приказу отца, — днем Тир выглядел более уверенно и гневно сверкал на меня своими синими глазищами, — на южной границе мощный стихийный выброс, необходимо выследить нелегального мага. Вернон посчитал хорошей идеей взять тебя с собой, — судя по тону, с отцом он был более чем несогласен.

— С чего ты решил, что мне это будет интересно? Стихийные выбросы у нелегалов регистрируются чуть ли не ежемесячно. Мне теперь на каждый выезжать? — в груди глухо ворочалось раздражение, но пик приступа уже миновал, и я чувствовал себя вполне сносно.

— Выброс высшей градации, зарегистрировано восемь баллов по шкале Мортона.

Тирел старался говорить как можно более тихо и обыденно, но его выдавал лихорадочный блеск глаз. Да уж, плохой из тебя актер и интриган, как девица, честное слово. Когда ты уже научишься достойно управлять своими эмоциями. Хотя бы гасить настолько явные их проявления. Тебя же попросту сотрут в порошок при дворе.

— Уверены? Сколько ищеек уже отправлены по следу? — темнота внутри меня предвкушающее зашевелилась, ожидая, что ее выпустят для погони.

Брат стушевался и опустил глаза в пол. Та-а-ак?! И что интересно они опять натворили…

— Я выслал в погоню твою личную стаю гончих, — фразу Тир выдохнул одним рывком и тут же отступил на шаг назад и сжался, встретившись с моим гневным взглядом.

Мы так и стояли в дверях и сейчас я почувствовал, что это было не лучшим решением. Мне срочна нужна была спасительная темнота моих покоев.

— А теперь потрудись объяснить, с чего ты решил, что можешь распоряжаться моей личной стаей?! — голос дрожал.

Да он меня добить решил, видимо, два дня на моем равновесии топчется как горный тролль. И кто после этого из нас сумасшедший.

— Отец приказал выпустить их по следу и взять тебя с собой, — брат отступил еще на шаг и еще больше сжался, пряча глаза.

— И теперь я не имею права отказаться, а без меня стаю ты не удержишь? Все верно?

Нет, это просто верх наглости и самоуверенности. Мало того, что решили дармовыми гончими воспользоваться и прикарманить себе силу стихийника с высоким уровнем дара, так еще и меня к этому приплести.

— Отец все еще думает, что ты еще жив, там внутри.

— А ты, стало быть, меня уже похоронил? Или думаешь, я вконец умом тронулся? — конец фразы вышел громче, чем было необходимо.

Ох, с огнем играешь, братец. Ты даже не представляешь себе, насколько близко подошел сейчас к точке невозврата.

— Мое мнение ты прекрасно знаешь. Думаю, моего брата там уже нет и спасать уже некого, — он поднял взгляд и попытался посмотреть мне в глаза.

Что ж, я удивлен, ничего не скажешь. Ты, наконец, начал взрослеть, но в одном глубоко ошибаешься — там есть кого спасать. Вот только обнадеживать я тебя не стану, потом больнее будет потеря. Лучше думай, что меня уже нет, так легче, нам обоим.

— Молчишь? Значит, я прав… — Тир вздохнул и опустил взгляд.

— Я еду, но мне нужно пару часов на восстановление, иначе я не смогу удержать контроль над стаей, — слабость давала о себе знать, и я не мог двинуться в путь прямо сейчас.

Несмотря на раздражение, в крови уже начал бурлить азарт. Интересно посмотреть, что там за маг такой. Даже среди высокородных такой уровень дара можно считать большой редкостью, что уж говорить про нелегала.

— И еще один момент, — брат вырвал меня из размышлений, — приказ не убивать. Этот стихийник нужен нам живым. Сила такого уровня станет отличной подпиткой для родового источника. Стая должна выследить и догнать, не более того. Насчет времени, — продолжил он сухо выдавать информацию, — у нас в запасе есть всего час, надо успеть до темноты добраться в приграничный Сатор.

Едва закончив свою речь, Тирел развернулся и, не попрощавшись, ушел.

Раз времени мало, то необходимо тоже собираться. Как ни крути, но это действительно хороший повод развеяться и прийти в подобие равновесия. Загадки и сложности всегда меня привлекали.

Глава 3. Начало пути

Айра

— Чёрт! — я громко выругалась, поскользнувшись на очередном комке грязи.

Отряхиваться и приводить себя в порядок не было времени, поэтому быстро вскочив на ноги, я побежала дальше. Даже несколько потерянных секунд могли стоить мне жизни.

Усталость уже давала о себе знать, и я невольно начала замедляться, но лес все никак не хотел заканчиваться.

Как назло, ещё и осенняя погода показала себя во всей красе — ливень превратил дорогу в грязное месиво, а встречный ветер задирал полы плаща так, что практически вся одежда промокла. Но на этом ненастье не остановилось, продолжая набирать силу.

Холод добрался уже до самых костей, в сапогах хлюпало, а ледяная вода потоком заливалась за шиворот. Уже было не разглядеть не только дороги под ногами, но и ничего на расстоянии нескольких метров вокруг.

С одной стороны, это было мне на руку, так как мешало и преследователям тоже, а с другой — значительно снижало скорость передвижения.

К счастью, в одном я была совершенно уверена — обычные псы уже не смогут взять след.

Осталось лишь добраться до реки, но я из-за непогоды я потеряла верное направление. Поисковую магию использовать было нельзя — это мгновенно выдаст моё местоположение и облегчит работу ищейкам. Потому я положилась на внутреннее чутьё, сходя с тропы и углубляясь в чащу. Надеюсь, что оно меня не подведет, как и много раз до этого.

Река должна быть совсем близко, буквально в нескольких сотнях метров, именно она надёжно отрежет мои следы. Собрав остатки сил, я побежала, попутно сражаясь со жгучими ветками кустарников, что били прямо в лицо.

Активировала мамин амулет, скрывающий небольшие стихийные выбросы, и поставила легкий воздушный блок. Так гораздо легче, можно хотя бы не бояться остаться без глаз.

Ну и за что ты так невзлюбила меня, а Светлейшая?

За всю свою недолгую жизнь я не сделала ничего, чем могла бы заслужить подобной участи. Всю время в бегах и вечном притворстве — у дворовой крысы судьба и то лучше. Зачем нужно было даровать мне стихию, если я все равно не могу ей пользоваться.

Кто бы знал, как мне хотелось стать обычным человеком. Перестать прятаться, завести друзей, семью и без страха зарабатывать на кусок хлеба. Но от стихийного дара нельзя было избавиться по своему желанию — маг умирал, как только его тело покидали последние крохи силы.

Из родных я знала лишь маму, да и той уже давно не было рядом — проклятые ищейки забрали её ветер. После этого она продержалась совсем недолго…ровно столько, чтобы обеспечить мне хоть какую-то безопасность.

Сколько бы я ни пыталась забыть, тот день вновь и вновь вставал перед глазами, заполняя душу щемящим чувством вины. Если бы я могла контролировать дар, все сложилось по-другому. Но ненавистные потоки то и дело вырывались, формируя стихийные выбросы невероятной силы.

Такие всплески невозможно было прикрыть никаким амулетом, и они сразу регистрировались императорской службой.

Так произошло и сегодня.

Тех крох знаний, что у меня были, едва хватало для удержания контроля, а дар все рос — я это ощущала. А потом настал момент, когда воздушная стихия снова вышла из берегов. Как бы я ни старалась, но так и не смогла приглушить ее стремление к свободе и редкие вольности.

Вот только эти самые вольности сегодня обернулись для меня существенными проблемами. Теперь я бежала, периодически падая, вставала и бежала дальше, и так, казалось, бесконечное число раз.

Вскоре бег пришлось замедлить — дыхания не хватало. Лёгкие уже горели огнём, так и норовя выпрыгнуть из груди.

Я наивно полагала, что моё тело приспособлено к физическим нагрузкам, ведь жизнь среди уличных попрошаек и не к такому обязывает, но явно переоценила свои возможности.

Продираясь через очередные непроходимые заросли кустарника, краем уха я уловила едва слышный вой, эхом отозвавшийся в груди. Обычный человек не отличил бы его от дворовой собаки, но я уже слышала такое, и не раз. Сердце мгновенно ушло в пятки.

— Гончая! — я обреченно выдохнула. — Неужели они послали за мной гончих!?

Только не это. Похоже, шансов на спасение становится все меньше. Эти твари не знают усталости и чувствуют магию издалека.

Что может быть хуже для измотанной магички?

Десятки лет назад, еще во время войны стихий, гончих специально вывели для отлова беглых магов, а сейчас успешно натаскивают на поимку нелегалов. Высшая знать не допустит утечки ни крупицы магии из-под своего жадного носа.

Злость прибавила сил, и я ускорилась. Не время для паники, я еще поборюсь за свою жизнь.

Ну где же эта река!? Неужели я так спешила, что окончательно сбилась с намеченного пути…

Ноги заплетались от усталости, а заветного русла никак не было. Наверное, смерть все же придет за мной так же, как и за моей матерью. Только меня разорвут на части, а не вытянут стихию в очищающем огне.

Быть может судьбу, что уготована человеку при его рождении, невозможно изменить. Светлейшая предопределила мой конец, наделив собственным ветром.

— Ну уж нет, так просто вы меня не получите!

Я остановилась, закрыла глаза и прислушалась к себе. Теперь уже можно выпустить стихию, меня все равно нашли и это ничего не изменит.

Вдох… Выдох… Вдох…

Сердце стучало как бешеное, но я почувствовала, как потоки воздуха наполняют меня изнутри. Я любила воздух, любила свою стихию, свой ветер и он отвечал мне тем же. Воздушные спирали стали закручиваться вокруг, создавая видимый лишь мне узор. Я знала, что магия не действует на гончих, но надеялась выиграть лишь несколько минут.

Выдох.

Всего пара ударов сердца, и я вновь перешла на бег, придавая себе ускорение воздушными потоками, как крыльями. Жаль, что на них нельзя взмыть в небо и улететь далеко от погони.

Наконец, кустарник стал редеть, как и деревья. Я чуть замедлилась и прислушалась. Вдалеке, за перелеском, послышался шум воды. Река была близко, остался последний рывок. В это же мгновение вой повторился где-то рядом.

Я оглянулась и встретилась глазами с огромной черной тварью. Она была совсем близко, в расстоянии нескольких десятков прыжков и чего-то ждала.

Наверное, мы представляли собой странную и одновременно завораживающую картину. Мои волосы разметались огненным ореолом, следуя за силой воздушной стихии. Вокруг кружили поднятые с земли осенние листья и мелкие капли дождя, опутывая застывшую темным пятном поджарую гончую.

Из-за ее спины выступили еще две особи, ростом с небольшого теленка и оскалились. По черной лоснящейся шкуре стекали капли воды, не причиняя тварям никаких неудобств.

— Надо же, какая роскошь! Целая стая и для меня одной, откуда ж вы только взялись в такой глуши?

Гончая, естественно, не ответила. Поймав меня взглядом, она оскалилась, а огненно-красные глаза заполыхали азартом охоты и радостью близкой победы.

Я мгновенно кинулась к реке, все усиливая рвущиеся наружу потоки стихии, выкладываясь до предела своих возможностей. Гончая кинулась за мной.

В какой-то момент мне стало казаться, что я почти не касаюсь ногами земли, мчась на воздушных крыльях.

Нас отделяло всего несколько метров, когда я решилась на отчаянный шаг и потоком чистейшей силы ударила по нагоняющему меня животному, даже не надеясь на удачу. Гончая взвизгнула, отлетев на пару метров назад, но быстро вновь вскочила на лапы.

Именного этого мгновения мне хватило, чтобы добежать до края обрыва. Я подтолкнула себя очередным потоком воздуха, и с разбегу кинулась в речную гладь.

Успела.

Удар о ледяную воду выбил из легких весь воздух. Острая боль пронзила иголками каждую клеточку моего тела, и сознание кануло в спасительную темноту.

Последнее, что я помню, перед тем как меня затянуло течением — это все отдаляющийся вой гончей, упустившей свою добычу.

Глава 4. По следу

Рейонер Кастнер

Уже который час я стоял у подножья холма, внимательно наблюдая за кромкой виднеющегося вдалеке леса и злился с каждой минутой все сильнее.

Настроение и без того было скверным, так еще и от стаи не было никаких вестей. Гончие должны были нагнать мага более часа назад, но до сих пор никаких сигналов от вожака не поступало.

Это заставляло нервничать.

Даже Тирел потерял всякое терпение, постоянно проверяя следящий амулет, что уж говорить про меня.

Я искал малейшие изменения магического фона вокруг и едва заметно хмурился в непонимании. Ничего не происходило. Совершенно. Словно никакого стихийного выброса не было и в помине, или… магу удалось уйти. Другого объяснения я не видел.

— Гончие так и не начали путь обратно, амулет не может их отследить, — я был в ярости и едва сдерживал себя. — Подозреваю, что они могли упустить нелегала, — даже просто признать вероятность такого исхода было для меня сродни личному оскорблению.

Почти сутки мы провели в дороге без полноценного сна и отдыха. Голова раскалывалась, и я бы с удовольствием променял все поиски на обычный сон в теплой постели. Однако, был вынужден стоять под проливным дождем, ловя малейшие зацепки. Которых не было.

Ни единой.

Хорошо хоть форменные амулеты превосходно защищали от непогоды, иначе я бы давно взорвался.

— Давай подождем еще немного, — Тир нетерпеливо дернул плечом, будто сгоняя надоедливую муху. — Ты прекрасно знаешь, что от гончих невозможно уйти и магистру со стажем. Что уж говорить о маге недоучке, пусть даже с огромным потенциалом. Более того, это же твоя личная стая, лучшая в империи.

Признаваться себе, что охота могла увенчаться неудачей я не хотел. Этого просто не могло быть. Слишком невероятно для Саторского захолустья, хоть здесь и обитает самый настоящий самородок, судя по замерам остаточного магического фона. Жаль, что след был нестабилен и я не смог в должной мере отследить направление магии.

Сильный маг недоучка — наш шанс. Брат еще слишком наивен, но уже многие понимают, что с каждым новым поколением магическая сила великих родов все больше угасает. Конечно, удается на какое-то время поддержать могущество за счет отъема силы у нелегалов, но надолго этого не хватает.

Магия покидает нас, утекая, как песок сквозь пальцы. Ну или принимает такие извращенные формы, как у меня, например. Я горько усмехнулся. Мы вырождаемся.

Я должен был, нет просто обязан, поймать этого мага живым. Главное, чтобы дышал, а в остальном его состояние меня мало волновало. Отец найдет как вытянуть его дар небольшими крупицами. Он считает, что так стихия дольше удержится в родовом источнике.

Интересный эксперимент, но участи этого мага я не завидую — умирать медленно, годами, чувствуя, как дар болезненно утекает из тела. Но с другой стороны, что стоит одна жизнь в перспективе спасения целой империи. Его жертва пойдет на благое дело.

Темная стихия внутри меня вдруг забурлила и настоятельно потребовала выпустить ее для погони. Ну уж нет, на такое я точно не куплюсь, даже не надейся.

— Я не верю, что ему удалось уйти, — голос Тира вырвал меня из тяжелых мыслей.

Он хмуро взглянул на меня, все так же держась на расстоянии, плотнее закутался в плащ и продолжил:

— Хотя, я бы тоже бежал, что есть стихий, зная, что меня засекли. Все ценят свою шкуру. А учитывая уровень выброса силы в Саторе, то бежал бы вдвойне быстрее. По остаточному следу было понятно, каким видом дара владеет наш беглец?

— Похоже на воздух, но я не уверен. Всплеск был слишком сильным, чтобы сказать точно, — я рывком взглянул на часы, наступал вечер. — Ждем еще несколько минут и устраиваемся на ночлег.

— Мы что, не вернемся в город, а будем ночевать под открытым небом?! Под дождем?! Нет, на такое я не подписывался, что, в конце концов, скажет наш отец!

— Хочешь отправься в чащу и догнать гончих? Давай, я с удовольствием посмотрю на это представление, — яда в моем голосе было не занимать.

Я уже развернулся было в сторону лагеря, когда амулет связи со стаей слегка нагрелся и завибрировал.

— Наконец-то! Они возвращаются, — мое настроение начало стремительно улучшаться.

Надеюсь, что нелегал уже не может самостоятельно передвигаться и нам останется только доставить его к отцу. Мысленно потянулся к вожаку, благо расстояние позволяло это сделать, и тут же беззвучно выругался.

Они упустили его. Мелкому наглецу все же удалось уйти! Немыслимо!

Я не смог усидеть на месте и, пришпорив коня, поскакал в сторону леса, откуда уже показалась стая. Всего три особи, но созданные и выращенные лично мной. Они были, пожалуй, самыми ценными образцами во всей империи.

Помимо чуткого нюха на магию, мои гончии обладали зачатками интеллекта и могли выполнять несложные команды, что сделало их просто незаменимыми помощниками. А в моменты отчаянья, которое порой затопляло меня с головой, они были моей отдушиной. Единственными, кто мог без укора выслушать и принять.

— Почему вернулись? — с угрозой в голосе я обратился к вожаку.

Они четко воспринимали только грубую силу и короткие, отрывистые фразы.

Вожак приблизился и алые глаза на его морде вспыхнули ярче. В голове тут же начали один за другим проноситься образы.

Радость погони, азарт. Запах добычи, терпкий и такой манящий. Есть нельзя, приказ хозяина, а так хочется. Вкусных запах. Добыча рядом, мельче тем казалось стае. Нечего будет делить, даже на одного не хватит. Поиграть хватит. Шерсть добычи яркая. Неприятно режет глаза. Уверенность в победе.

Воздушная плеть, что отбрасывает назад. Больно. Гнев захватил разум. Прыжок и попытка ударить добычу в ответ. Жажда отомстить. Соленый привкус во рту. Слишком быстрый поток воды, стае не справиться.

— Невероятно! — удивление плескалось в глубине моей души наравне со злостью и разочарованием, казалось, за долгие годы я разучился уже испытывать такие чувства. — Похоже, наш беглец девчонка!

Я обернулся к брату и поймал его не менее удивленный взгляд.

— Ты ничего не напутал? Женщины почти не владеют магией, не мне тебе об этом напоминать, — он явно не доверял полученной информации. — Сильный маг воздуха и девчонка, нет это невозможно. Проверь своего вожака еще раз.

— Не в моих правилах подвергать сомнению информацию от стаи, — в голосе прорезалась сталь и Тир интуитивно отодвинулся дальше, вспомнив, кто рядом с ним. — Повторяю, это девчонка.

— И как бы мы тащили ее к отцу? Еще баб нам не хватало в лаборатории!

— Нашли бы как использовать ее дар, поверь мне, — я хмыкнул. — Сидела бы под замком и рожала сильных магов каждому из родов высшей знати по очереди. Бастардов можно усыновить, главное, чтобы им передался уровень силы.

Я всегда был крайне практичен и такой выход казался мне даже более приемлемым, чем болезненное лишение стихии, которая неизвестно как приживется в родовом источнике.

— С таким уровнем дара она долго не просидит, размажет всех, кто покусится на ее свободу, тонким слоем, — возразил Тир.

— Поверь мне, отец хорошо умеет уговаривать, — горькая усмешка на миг исказила мое лицо. — Ты даже не представляешь, насколько он может быть жесток в вопросах, касающихся государственной безопасности.

Тирел на несколько минут притих, но все же задал мучивший его вопрос:

— Как ей удалось уйти?

Я вновь повернулся к вожаку и взглянул ему в глаза. Этот момент интересовал и меня тоже.

Воздух. Ярко. Больно. Злость. Прыжок. Гнев. Скрылась. Зацепили. Клыки. Он виновато опустил голову. Не справился.

— Черт! Вожак в ярости ее зацепил, — осознавать, что мы бездарно упустили сильного нелегала, было тяжело.

— Был же отдан приказ убрать клыки с ядом! — Тир тоже был в отчаянье. Еще бы, столько времени потратить на погоню и остаться ни с чем.

— Ему было больно, блоки управления временно слетели, — надо будет сделать себе пометку и обязательно доработать связующие нити по возвращении домой.

Как бы ни было горько и досадно мне это осознавать, но шанс на усиления родового источника безвозвратно потерян.

— Тогда можно разворачиваться, — брат досадливо махнул рукой. — Эх, какой был образец… но ей осталось не более двух дней.

— Не могу с тобой не согласиться, в Саторе нам больше нечего делать. Яд скоро ее прикончит, — досада душила, и я решил поделиться с Тирелом еще одной странностью. — Знаешь, магичка, похоже, была еще и рыжая.

— Это невозможно! — снова возразил мне брат, словно его заело. — Ты уверен, что она маг воздуха? Быть может, поисковой след намеренно искажен и это огневик? С каких пор у нас воздушники обладают огненной шевелюрой и таким огромным потенциалом?

— Своими глазами видел, как она зарядила чистым потоком воздуха по вожаку. Более того, даже умудрилась его задеть. Впервые вижу такой уровень у необученного нелегала.

— Подожди, но на гончих же не действует магия или я что-то упустил?

Тирел озадаченно замолчал, а я уже со всех сторон анализировал произошедшее, планируя внедрение защиты. Оказалось, есть сила, которая может навредить гончим, и я не был готов так рисковать.

— Против потока чистой стихии трудно устоять, братишка. Она, конечно, не причинила вожаку серьезного вреда, но отбросила на несколько метров назад. Именно этих метров нелегалу хватило, чтобы удрать.

Нет, надо же было упустить настолько интересный экземпляр стихийного мага. Такой невероятный потенциал. И что ей стоило убегать чуть медленнее. Если бы не это глупое сопротивление, то ничего не произошло.

— Возвращаемся! — я развернул коня и начал путь к ближайшему приграничному городку.

Пора было отправляться в столицу с неприятным докладом. Отец точно будет в ярости.

Глава 5. Пробуждение

Айра

Сознание возвращалось с трудом. Холод ощущался каждым кусочком тела, выламывая кости. Он пробирался глубоко, казалось, в самую душу и выворачивал её наизнанку. Первая же попытка пошевелится отозвалась болью, которая несколько отрезвила и позволила отвлечься от запредельного холода.

Бежать! Надо скорее спасаться, охота ещё не окончена.

Собрав остатки сил, я вновь попыталась подняться на ноги. От резкого рывка всё тело взорвалось острой болью, и я со стоном повалилась обратно на землю. Щупальца холода становились все невыносимее, все вокруг поплыло, а в голове начал нарастать странный гул, увлекая сознание.

Светлейшая, как же плохо… Думать не получалось совсем. Мысли вязли в сером тумане, как муравьи, попавшие в липкий древесный сок. При любых попытках пошевелится туман уплотнялся, грозя ввергнуть меня в полное беспамятство.

Я лежала на спине и старалась расслабиться, но дурнота только нарастала, полностью отгородив меня от окружающего мира. Ощущение времени растворилось, остались лишь я и серое марево вокруг. Как же спокойно, хорошо, так и хочется в нем раствориться полностью.

— Тихо ты! Кому говорю, подходи с краю, не напугай, — на самом краю сознания послышался скрипучий голос, не вызвавший никаких эмоций.

— Мрряю… Да я тихонько, только проверю, жива ли еще…

— Отойди, я кому сказала! — скрипучий голос раздался гораздо ближе. — Кто тебя просил лезть? Усы свои совать куда не следует? И так уже помог! У! Бестия! Так линии судьбы запутал, что сама Светлейшая теперь не разберет!

— Да не путал я ничего! Оно само как-то!

— Конечно, само, все у тебя само! Шерсть твоя тоже сама в котел с линиями судьбы попала? А? Что там делал? Подглядывал?

— Так интересно, хозяйка! Мряю… скукота ж в этом лесу смертная, подумал дай хоть на настоящее колдовство взгляну, кто ж знал, что так выйдет…

— Кто ж знал… кто ж знал… — проворчал голос, — теперь вот вообще не разобрать, что в ее судьбе предрешено с рождения, а что ты, усатая морда, запутал! Выгоню тебя когда-нибудь, балбес эдакий!

Разговор еще какое-то время продолжался, но я уже окончательно потеряла к нему интерес. Туман звал. Он манил, обещая сладкое спокойствие и избавление от всех мук. Попыталась сделать глубокий вдох, который вновь отозвался отрезвляющей болью. Из груди вырвалось хриплое мычание.

— Чего это с ней, хозяйка, а? — с этими словами руки коснулось что-то мягкое.

Я попыталась дернуться и снова замычала, не в силах произнести ни слова.

— Да отойди ты уже, а то развоплощу! Не видишь, пугаешь! Гончая ее задела, глаза разуй! Ну что за наказание на мою голову?

Слова с трудом, но все же дошли до сознания. Гончая? Какая такая Гончая? А туман все звал, баюкал и приглашал к себе…Так маняще… Так завораживающе…Так…

— Хозяйка, смотри, уплывает, лови! Лови! Мряу!

— Да вижу… вижу…ловлю…нет! Милая, потерпи. Ты и так долго продержалась, но останься еще на этом свете…тебе придется потерпеть! Ради всех нас…

Туман продолжал манить, и я рвалась к нему всей душой, но как бы ни старалась, все никак не могла приблизиться. Что-то постоянно мешало и тянуло к земле. Да что же такое?! Я сделала еще один рывок…

— Нам нужен якорь, скорее! Тащи мою сумку! Шевели уже своим толстым пушистым задом! Да где же она запропастилась!? Я точно помню, что брала ее с собой…, помоги давай… подопри под спину…

В рот полилось что-то горькое, заставляя закашляться. Тьфу, ну и мерзость! Всего глоток этого варева заставил внутренности вспыхнуть огнем. В голове мгновенно прояснилось и туман перестал манить так сильно, как мгновением ранее.

Я сделала судорожный вдох и закашлялась. В легких разгорелся нешуточный пожар, который с каждой секундой отбирал у холода завоеванные позиции и отогревал самые потаенные уголки души.

— Ну что, Лиса? Неужели не набегалась еще? — мелодичный голос Аники раздался совсем рядом.

— Ты!? — я попыталась оглядеться, но все вокруг застилала проклятая серость. — Не ожидала тебя еще хотя бы раз встретить, но я так рада…так рада! Сестренка! — слезы сами полились из глаз.

Туман, как будто сопротивляясь, стал рисовать очертания женской фигуры. Аника… как всегда, само совершенство. Улыбка невольно наползла на лицо, отвоевав еще один уголок души. Она была внешне чем-то похожа на меня, хотя мы никогда не были родными. Такая же невысокая, хрупкая, тоже воздушница… разве что блондинка.

— Я смотрю без меня совсем расклеилась. Некому теперь за тобой следить, да? — звонкий голос Аники разгонял туман вокруг, принося миру краски. — Ну и во что ты опять вляпалась, рассказывай давай?

— Да, вляпалась, но, похоже, это последний раз, когда я нахожу неприятности на свой рыжий хвост, — я невесело ухмыльнулась, — меня тоже нашли, сестренка.

— Да ну? Неужели наша неуловимая лисичка попалась? Не верю, что ты не найдешь выхода!

— Тогда я тоже не смогла вовремя найти выход и потеряла тебя… — глубокую печаль в голосе было трудно скрыть.

— Чувствуй! Да, вот так… ты молодец! Я всегда в тебя верила!

Воспоминания всколыхнули загнанную в самые темные уголки горечь потери. Боль, теперь уже душевная, отгоняла туман все дальше. Он на какое-то время даже перестал касаться меня своими щупальцами, стыдливо прячась на краю сознания и ожидая подходящего шанса, чтобы возобновить охоту.

— Ты же знаешь, что там не было твоей вины, ищейки давно шли по моему следу, а я не соблюдала осторожность, — голос Аники звенел, как натянутая стрела.

— Все равно, мне жаль сестренка… мне так жаль…

Я так не плакала даже тогда… Не давая боли закрепиться, я загоняла ее далеко…туда, куда я сама не могла добраться, и теперь она вырвалась наружу вместе с невыплаканными слезами. Названая сестра… Единственная опора, оставшаяся после смерти матери… Опора, которую я тоже потеряла.

— Я думаю тебе нужно поспать и немного набраться сил, следующий день будет очень долгим, — девушка легко улыбнулась и подошла ближе, положив мне руки на плечи. Ее невесомое дыхание раздалось совсем рядом. — Спи.

— Подожди, мне столько еще нужно тебе рассказать!

Но сознание уже вновь заволокло серым туманом, сменившимся темнотой, в которой то и дело раздавались мурлыкающие нотки.

— Мрр… ну что хозяйка, получилось?

— Да… — обессиленно выдохнула женщина. — Я до последнего не верила, что кто-то откликнется на мой зов. Еще немного и я бы не удержала воронку.

— Что теперь? Мряу… Все позади?

— Все еще только начинается, Василь, все только начинается, — голос стал еще более скрипучим и неприятно резал слух. — Давай грузи на лежак, потащили ее домой.

— Что, прямо к нам!? Да как же так!? Не хочу ее к нам!

— А ты куда хотел? Здесь бросить? Сам виноват, теперь пожинай плоды своего любопытства, глядишь больше не будешь совать пушистый нос куда не следует.

Меня куда-то грубо поволокли несмотря на вялое сопротивление. Сознание окончательно сдалось, и я забылась глубоким сном.

Глава 6. Такие реальные сны

Сон навалился мгновенно, душной пеленой путая между собой реальность и вымысел. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем я поняла, что стою у открытого окна, вдыхая полной грудью такой свежий и прохладный ночной воздух.

Почти невесомая занавеска на окне моей спальни колыхалась, следуя за малейшими порывами ласкающего кожу ветерка. Я окинула комнату скучающим взглядом, несколько задержавшись на фигурной резной спинке кровати и балдахине из благородного воздушного материала.

Богатство и убранство комнаты давили, заставляя чувствовать себя птицей в золотой клетке. Тоска по дому снова затопила душу. Остро всколыхнулось чувство вины перед родителями, но тогда я просто не смогла бы поступить иначе.

Накатила дурнота. Я вдыхала такой свежий воздух и ждала, пока волна тошноты, наконец, отпустит. Тревога же только усиливала мою дурноту.

От Дарена не было вестей вот уже несколько месяцев, что было ему несвойственно и это заставляло панику жаркими волнами растекаться по душе. Я так и не успела сказать ему, что жду нашего с ним ребенка. Связь с Даром прервалась почти сразу после его отправления из замка, а отряд должен был вернуться еще нескоро.

— Госпожа, скорее прошу вас! — в комнату без стука ворвалась взволнованная служанка.

— Алана, что произошло? — я слишком резко повернулась к вошедшей и меня снова замутило.

— Прибыла княгиня Ренелин, — тихо вымолвила девушка и слегка побледнела.

Я вздрогнула. Приезд моей матери среди ночи был непросто чем-то неожиданным — это было подобно концу света. Еще несколько лет назад, когда я согласилась уйти с Дареном, они вместе с отцом отказались от меня и никогда не появлялись на пороге нашего общего с мужем дома.

Сначала я очень переживала, потом эмоции немного улеглись и меня стало тяготить чувство вины. Однако, наладить связь с матерью так и не удалось.

Я почти бежала по коридору к гостевой комнате, в глубине души стараясь отогнать чувство приближающихся неприятностей. Вбежав в зал, я на некоторое время застыла в нерешительности, поглядывая на родителя.

Мать совсем не изменилась за те годы, что мы не виделись. Все та же стройная, эффектная блондинка, разве что под глазами пролегла сеточка первых морщин, да и выглядела она явно уставшей после долгой дороги. Я замерла, не зная, что делать дальше, но в следующий момент она распахнула объятия и я кинулась к ней, едва сдерживая рвущиеся рыдания.

— Дочка, доченька… — она гладила меня по голове, слегка перебирая волосы, — как же я скучала, какую глупость мы совершили…какую глупость…

Рыдания мешали мне говорить, я хотела рассказать обо всем на свете. О том как безумно скучала по своему дому, о том, как счастлива была в браке, о том, что они ошибались и мой муж — просто замечательный человек… хотела рассказать все, но не могла вымолвить ни единого слова.

Мама отстранилась на некоторое время и окинула меня взглядом с ног до головы, ловя каждое изменение, словно не могла поверить, что мы снова рядом.

Вдруг ее лицо побледнело, хотя, казалось, большей бледности приобрести уже невозможно:

— Ты ждешь ребенка? — от ее цепкого взгляда не укрылись моя округлившаяся фигура.

— Мама, ты опять за свое! Да, я знаю, что Дар не лучший муж, но я его люблю и наш ребенок будет долгожданным главой сильнейшего в Синарии рода. Ты же знаешь, у него в подчинении три стихии, а я сильнейшая среди огневиков, — с жаром воскликнула я.

Мама снова побледнела, а на лбу выступила испарина. Теперь она выглядела напуганной. Она все пыталась что-то сказать, но каждый раз замирала на полуслове в нерешительности.

— Приказать принести тебе воды? — состояние матери вызывало опасения.

— Нет, не нужно, — последовал в ответ тихий шепот, — нам необходимо собираться в обратный путь, как можно скорее. За тобой в любой момент могут прийти, я не готова потерять тебя еще раз!

Сердце замерло в предчувствии неотвратимой беды, в голове появился непрошенный гул:

— Что с Дареном?! — я судорожно вздохнула, понимая, что не хочу слышать ответ.

— Его поймали…завтра должна состояться казнь, он обвинен в предательстве и плетении заговоров против императора, — все так же тихо ответила мама. — Нам нужно спрятать тебя, никто не должен знать о вашей связи, а тем более о том, что ты ждешь его ребенка. Мы с отцом все три года скрывали твой брак, насколько это было возможно, но императорская разведка не так проста, чтобы ее провести…

Она говорила что-то еще, но я уже не слушала, сердце застыло и готово было разорваться на части. Воздуха не хватало, отчаяние затопило с головой, весь мир рухнул. Зачем мне нужен был мир без него…

Боль разрывала на части, заставляя сердце биться быстрее. Я распахнула рот в беззвучном крике… и открыла глаза.

Глава 7. Взять след

Рейонер Кастнер

Заросшие поля и мелкие деревья мелькали вдоль обочин без какого-либо намека на живых обитателей этих земель.

Ну и глушь…

И теперь я должен в этой глуши провести пару дней, если не больше. Маги в таких захудалых княжествах совсем не того уровня, что необходим для построения портала до столицы. Возможно, даже весь обратный путь придется проделать верхом.

— Черт бы побрал отца с его затеями! — я громко выругался и пришпорил коня.

И ладно бы мага поймали, так нет, лишь бесполезно потратили время. И зачем я только согласился отправиться в погоню, сидел бы в своих покоях дальше.

С тех пор как мы выехали рано утром из малого приграничного городка в сторону Сатора, нам не встретилось ни одной, даже самой чахлой деревеньки. А сейчас было уже далеко за полдень.

Как только люди здесь живут?

Не удивительно, что эта магичка выбрала именно Саторское княжество на самом юге, чтобы затеряться. Видимо, дела у князя Норена совсем плохи. Не удивительно, учитывая, что весь их род уже больше полувека отлучен от двора его императорского величества с конфискацией огромной части имущества.

Мысли плавно вновь вернулись к беглой магичке. Злость душила, накатывая волнами. Настроение и без того скверное, портилось с каждой минутой все больше. Нет, это же надо было так бездарно упустить возможность поднять именно наш источник рода выше остальных и оставить позади даже Корвиновских зазнаек.

Раздражение все нарастало и грозило перейти в нечто больше, если судить по появившейся тупой боли в висках. Ехать дальше было опасно, да и лошади сильно устали. До Сатора мы сегодня точно не доберемся.

Я принял волевое решение сделать привал.

— Тир, останавливаемся. Продолжим остаток пути завтра, сегодня мы уже слишком устали, да и лошадям нужно отдохнуть.

Я спешился на поляне возле дороги и нетерпеливо начал расседлывать коней. Надо же, физическая усталость тоже давала о себе знать. С удивлением я осознал, что давно не путешествовал верхом так далеко от столицы.

От резких рывков один из мешков не удержался и упал на землю. Все его содержимое рассыпалось по траве.

— Черт, что же за день сегодня такой! — снова выругавшись, я наклонился и принялся собирать разбросанные вещи.

— Рей, может мы еще успеем сегодня в город? Ты же знаешь, как я не люблю эти ночевки под открытым небом. Я просто мечтаю о теплой кровати… — ноющий голос брата сейчас раздражал как никогда ранее.

Он продолжал что-то говорить, но я не слушал. Головная боль настолько усилилась, что мне уже было не до подтирания Тирелу соплей. Совсем страх потерял, топчась на моем терпении, которое грозит вот-вот лопнуть.

Вдруг нытье резко оборвалось на полуслове.

— Что это?!

Действительно, как я сразу не заметил. Один из моих амулетов, настроенный на распознавание стихийных выбросов горел ярким черным огнем. При этом интенсивность свечения была таковой, будто рядом работал как минимум архимаг, как максимум…даже не могу подобрать определение.

— Не имею ни малейшего понятия! — рыкнул я в ответ настолько громко, что Тир практически отпрыгнул от меня на несколько шагов.

Я продолжил внимательно наблюдать за пламенем и крутить амулет в руках. Надо же, пламя не причиняло мне никакого вреда, даже, наоборот, несколько согревало. Смущал только угольно-черный его цвет, причем такой насыщенности, что самого амулета практически не было видно.

— Похоже, рядом сильный маг и явно не зарегистрированный, — начал я рассуждать вслух, — я не знаю никого в нашей Империи, кто бы мог похвастаться таким уровнем.

— Да что же творится в этом захолустье?! Мы уже когда-нибудь его покинем?! Откуда такое количество неучтенных магов? Причем все как на подбор с высоким уровнем силы! — воскликнул Тир. Он уже вдоволь наигрался в сыщиков и его не прельщала мысль о продолжении погони.

— Ты же знаешь, что я везунчик по жизни, братишка, — ухмылка вышла слегка зловеще, юмор никогда не был моей сильной стороной, — будем считать, что судьба решила меня наградить еще раз.

Сила в нетерпении заворочалась, точь-в-точь как гончая, схватившая след. Но пока она улавливала лишь жгущий страх, стоящего рядом Тира. Да сколько можно трястись. Его паника действовала на нервы и изматывала моё самообладание даже больше, чем обилие нелегальных стихийников в этой глуши.

Неужели еще один маг?!

Это либо просто невероятная удача, либо наказание на мою голову, посланное самой Светлейшей. Надо же, вот где, оказывается, надо искать нелегалов, на самом краю империи.

Я с трудом удержался, чтобы прямо сейчас не отправиться в погоню. Нам нужно отдохнуть, особенно мне, иначе я заплачу слишком высокую цену и не смогу ни то, что вести погоню, но и самостоятельно передвигаться.

Однако, оставлять мага без присмотра я не собирался. Ухмыльнувшись, я кинул клич вожаку стаи, они прибудут с минуты на минуту.

— Странно, а что это за вид стихии такой? — Тир отвлек меня от мыслей о погоне, теперь уже он вертел амулет в руках и внимательно вглядывался в охвативший его черный огонь. — Я никогда раньше не видел такого цвета на твоих амулетах… ай, жжется!

Потрясая обожженной кистью, Тир отшвырнул амулет от себя. Правильно, нечего хватать что ни попадя, тем более чужие вещи.

— Я пока затрудняюсь тебе ответить, сам ни разу такого не встречал до этого дня.

Цвет был мне действительно незнаком. Отголоски моей основной воздушной стихии полыхали белым, водной Тирела — синеватым огнем. Несколько раз я ловил слабых огневиков по красноватому свечению, и магов земли по зеленым сполохам. Но черного никогда не встречал, да и не знаю я такой стихии, которую я бы мог соотнести с черным цветом.

Разве что…

— Некромант?! — дыхание перехватило от невероятности открывшихся перспектив и голос несколько осип. — Неужели это некромант?!

— Да Светлейшая упаси, какой еще некромант! — вроде бы и в шутку отмахнулся Тир, но все равно побледнел. — Скажешь тоже. О них уже даже в сказках не пишут, последний некромант пропал еще до начала войны стихий!

— Может у тебя есть другие варианты? Озвучь, я с удовольствием послушаю!

— Эээээ… — Тирел растерялся и нервно заозирался по сторонам, похоже, он сам не знает, кого боится больше, меня или мифического некроманта. — В-возможно это смешение цветов? Ты такое раньше встречал?

Да хватит уже так трястись! Мое терпение на грани. Я попытался продолжить разговор как можно более мягко, иначе срыв будет неизбежен.

— Теоретически такое может случиться. Но такой уровень сияния при смешении просто невозможен. Маги, имеющие более одного дара обычно очень слабы. Сильные же одарены только одним видом стихии. И вполне вероятно, что скоро магов не останется и вовсе.

— Но твой дар…, — он осекся и опасливо не стал продолжать.

— Это всего лишь ошибка природы, — я поморщился. — Возможно, это второй дар, но я склонен полагать, что темные всплески лишь неизвестная ранее грань воздушной магии, — я глубоко вздохнул и поднялся на ноги. — Надо срочно передать весточку отцу, думаю нам нужна будет поддержка. Вдвоем мы вряд ли сможем одолеть некроманта такой силы, даже с помощью гончих.

Что, вообще, умеют некроманты?!

Я не имел ни малейшего понятия ни об уровне их возможностей, ни о том на сколько их знания сильно отличаются от наших. Да я их только на картинках видел! Этот вид магии погиб, вместе с последним его владельцем.

— Рей, вожак прибыл. Ты будешь давать ему указания? — Тир был непривычно тих, но уже слегка успокоился. — Или будем ждать отряд отца?

— Пока ждем, наш нелегал может так удачно спрятаться, что будем искать до самой зимы. Смотри, свечение уже начинает гаснуть. Он заканчивает ритуал, — с этими словами я упаковал амулет в сумку.

— Это может быть опасно, понимаешь? — подбородок Тира мелко подрагивал от едва подавляемой паники.

— Опасно для тебя или для меня? — горькая ухмылка исказила мое лицо. — Не трясись, я просто прикажу гончим наблюдать, никак не выдавая себя.

Внешне я был совершенно спокоен, но в крови начал разгораться нешуточный азарт погони. Я повернулся к вожаку и поймал его горящий алый взгляд. Маг. Икать. Вести наблюдение. Не показываться. Не нападать.

Алые глаза мигнули, и стая скрылась в ближайшем лесу.

Глава 8. Новые тайны

Айра

Сон был настолько реалистичным, что, проснувшись, я не сразу поняла кто я, и где нахожусь.

Первые несколько секунд грудь еще разрывало на части от рвущихся рыданий, но потом пришло осознание — это всего лишь сон. Следом наступило и облегчение.

Похоже, калейдоскоп событий прошедшего дня и мое буйное воображение решили сыграть со мной злую шутку, создав такую реалистичную картину. Я даже на минуту поверила, что действительно стояла на том самом злосчастном балконе и ждала ребёнка.

Теперь же я лежала и боялась лишний раз пошевелиться. Весь вчерашний день запомнился отрывками, словно в бреду. Все смешалось, Аника, бег, гончие, странный сон.

Ммм… как же раскалывается голова. Я, похоже, окончательно сошла с ума… Сейчас я не могла с точностью сказать — где заканчивался бред и начиналась реальность.

Уговаривая себя не задумываться о происходящих вокруг странностях, я огляделась. Необходимо было срочно узнать, где я нахожусь и насколько это место опасно. В бескорыстность окружающих я давно уже не верила.

В полумраке, насколько хватала взгляда, прослеживались очертания ветхого жилища. В щели стен заглядывал осенний ветер, заставляя ёжиться и сильнее кутаться в подобие одеяла. Присмотревшись получше, я поняла, что нахожусь в крохотной хижине, сквозь прохудившуюся крышу которой было видно звёздное небо.

Надо же, глубокая ночь, а мне казалось, что раннее утро. Интересно, сколько времени я здесь провалялась.

Сомнений не было, я нахожусь у кого-то в гостях. Вот только бы понять, где хозяин, или, вернее, хозяйка этого укромного уголка и насколько ее общество может мне навредить. Если воспоминания о вчерашнем дне не являются плодом моего больного воображения, то хозяйкой должна быть именно женщина. Внутренний голос, славившийся своей недоверчивостью к людям, уверял меня, что все это неспроста и надо бы поскорее убраться отсюда подобру, поздорову.

В хижине я никого не увидела, лишь огонь в печи напоминал о том, что здесь обитает ещё кто-то кроме меня. Я откинула одеяло в сторону и, зябко поёжившись, села на кровати.

Как же холодно. Несмотря на горящее в печи пламя, меня сотрясал озноб. Приобняв себя за плечи, подошла к очагу и протянула замерзшие руки в попытке хоть немного согреться.

Левая стопа неприятно ныла. Опустив взгляд ниже, наткнулась на совсем свежую повязку из ткани, пропитанной пахучим настоем.

— Хм, спасибо, конечно, но, полагаю, мне это никак не поможет…

Не знаю, что произошло на той поляне и как мне удалось выкроить себе отсрочку, но этот ненасытный серый туман рано или поздно заберет меня. Если не сейчас, то чуточку позднее.

От осознания моего положения мурашки табуном пробежали по телу. Что ж, точно добегалась… Даже огонь теперь не спасал от сотрясающей меня дрожи. Я медленно вернулась в постель и закуталась в одеяло.

— Мрряя… Что грустишь, красавица? — из-за печи плавным шагом, как будто красуясь вышел огромный рыжий кот.

— А тебе-то что, рыжий комок шерсти? Ни за что не поверю, что сочувствуешь! — удивления не было, странная апатия, скопившаяся со вчерашнего дня, не отпускала.

— Какая невоспитанная леди…мрряя… ни здравствуйте тебе, ни спасибо! Ты, между прочим, у меня в гостях! Можно быть и повежливее… — обиженно махнув хвостом, котяра двинулся обратно.

— Леди будешь благородных девиц обзывать, а ко мне прошу так не обращаться, — я ворчала больше для порядка, на самом деле общение с каким бы то ни было живым существом хорошо отвлекало от тяжёлых мыслей.

— Будем квиты за комок…мрря… шерсти! — хвост рыжика напряжённо вильнул в сторону.

— Как зовут-то тебя, чудо? И где хозяйка?

— Знамо, где! Силы восстанавливать отправилась…к утру будет. А я Василь — хозяин этого дома! — он гордо выпятил грудь и приподнял голову.

Возле хижины послышались шаркающие шаги, и мы оба повернулись на звук.

— Это кто это там еще хозяин?! А ну, брысь отсюда, ирод! — раздался знакомый скрипучий голос.

Хлипкая дверь отворилась, представив взору сухонькую старушку, с бесцветными, словно подёрнутыми пеленой глазами. Довольно бодро для своего преклонного возраста она вошла в комнату и направилась прямиком к очагу, выгружая на стол возле него различные мешочки с пахучими травами.

— Нет! Вы только гляньте на него! Ни на минуту нельзя оставить, уже опять лезет, куда не просят! Да что же за наказание такое на мою седую голову!

— Хозяйка, ты почему так рано вернулась?! Я не специально… мряю… я хотел вежливо! Она сама! Она сама меня обидела! — кот испуганно вжал голову и попятился в дальний угол.

— Вежливо он хотел…конечно, знаю я тебя! — женщина была явно не в духе, а голос скрипел не хуже, чем ржавые дверные петли. — Охота не удалась, вот и пришлось вернуться раньше, у нас нет времени. До утра уже не успею пополнить резервы, придется так!

— Но так опасно! Хозяйка, ты же знаешь, что без резерва опасно, — попытался перечить ей Василь.

— Отстань, и без тебя тошно! — старушка повернулась ко мне, уставившись блеклыми глазами, пробирающими до самой души, и прищурилась. — Бежать поди надумала?

— Да нет, что вы бабушка! — невеселая ухмылка промелькнула на моем лице. — Куда мне бежать, отбегалась уже…

— Тоже мне, нашла тут бабушку! — всплеснула она руками. — Я что так плохо выгляжу?

Нельзя было сказать, что женщина выглядела слишком старо. Да, она была в возрасте, но смотрелось это скорее отталкивающе, чем старо. Лицо все сплошь было испещрено мелкими не то морщинами, ни то шрамами — это, несомненно, добавляло ей возраста.

Седые, практически белые волосы были собраны в пучок на затылке, а спина давно потеряла былую прямоту. Несмотря на все это, от женщины просто веяло внутренней силой и уверенностью.

Ее сила не подавляла, но создавала двоякое впечатление. С одной стороны, женщина была крайне неприятной и пугающей внешне, а с другой — ей хотелось довериться и попросить защиты. Отбросить все свои внутренние страхи и довериться…

Эх, как же хотелось поддаться этому сиюминутному желанию, но я еще не настолько отчаялась, чтобы открываться малознакомым людям.

— Что-то рано ты себя хоронишь, девочка, — вновь раздался скрипучий голос. — Рядом со мной еще никто не умирал от такой глупости, как яды.

— Кто вы? — решила я сразу озвучить самый волнующий меня вопрос.

Времени было мало. В то, что у меня может быть будущее не особо верилось, поэтому я почти ее не слушала.

— Ишь, прыткая какая! А вот этого тебе пока знать не положено. И так пришлось спутать все планы и притащить тебя к нам. Благодари эту усатую неприятность, что спишь в теплой постели, а не под открытым небом.

— Не такая она уж и теплая…холодновато тут у вас, я никак не могу согреться! — с этими словами я еще плотнее закуталась.

— Скажи спасибо, за такую, какая есть! Что за неблагодарная девчонка, спасай тут ее, тащи на себе, в кровать укладывай, а она еще и недовольна чем-то, — ворчала женщина, сортируя принесенные травы.

Василь, опасаясь гнева женщины, аккуратно высунул свою мордочку из-за печи и тихонечко замурчал.

— Мррряя! Я же говорил — невоспитанная! А ты не верила, Хоссяйка!

— А ты, вообще, помалкивай, пока не выгнала! — шикнула старушка на Василя и вновь обратилась ко мне. — Ранисой меня кличут, и ты можешь звать меня так же. Большего знать тебе не положено, коль шкура своя еще дорога.

— Вы не особо разговорчивы, как я погляжу. А я — Айра… — я хотела было представиться, но была прервана на полуслове.

— Да знаю я, знаю. Кто ты, куда шла и зачем, — перебила меня Раниса. — Знала бы даже чем путь твой кончится, да вот бестия эта проклятая все карты судьбы перепутала, что б пусто ему было, тьфу!

Старушка резво суетилась возле печи и бренчала посудой, а я неотрывно следила за ней, неверяще округлив глаза. В голове и так вопросов было больше, чем ответов, а теперь там образовалась полная каша.

Я сумбурно перебирала возможные варианты, благо некоторые знания там имелись, хоть и полученные не всегда честным путем. Линии судьбы…Отшельничество… Видения будущего…

— Неужели вы жрица Светлейшей? — вопрос вырвался непроизвольно.

— Что за глупости?! Вот неугомонная девчонка! Я уже сказала тебе все, что положено было знать, а теперь спать, надоела ты мне сегодня хуже Василя.

Закончив свою короткую речь, она сделала едва уловимый пас рукой, и я провалилась в крепкий сон без сновидений.

Глава 9. Огонь внутри

Утро наступило неожиданно быстро. Я проснулась с первыми лучами солнца и, несмотря ни на что, чувствовала себя отдохнувшей. Жизнь казалась почти прекрасной, только нога напоминала об укусе навязчивым пульсированием.

Сладко потянувшись, я поднялась с кровати и направилась к двери, сквозь щели которой в хижину уже заглядывало манящее утреннее солнце.

Ранисы, как, в общем, и ее питомца, нигде не было видно. Может оно и к лучшему. Ничего личного я к ним не имела просто хотела последние часы жизни провести наедине с собой и своими мыслями.

Голова немного кружилась, но это не мешало мне продвигаться к цели, сравнимой по сложности с завоеванием целого мира — я хотела на солнце. Отчаянно желала нежиться под его теплыми лучами и чувствовать ласковые прикосновения потоков ветра к коже.

Я даже зажмурилась в предвкушении.

Медленными шагами, немного прихрамывая на левую ногу, я дошла до двери, которая, к слову, говоря, даже не была заперта, и вышла на свежий воздух.

Осенний ветер нежно щекотал лицо и развевал волосы, ластясь к коже как соскучившийся щенок. Впервые за всю свою недолгую жизнь я смогла вздохнуть без страха, и выпустить крохотный поток магии в приветствии.

Я любила свою стихию и знала, что она никогда меня не обидит. Я ощущала это самим сердцем и каждый раз, когда я обращалась внутрь себя, взывая к магическому источнику, моя душа наливалась беспредельной радостью от возможности им воспользоваться.

Сегодня я хотела стоять так бесконечно долго, наслаждаясь потоками, но, увы, магию могли заметить. Нет, за себя было уже не страшно, я беспокоилась за старушку и ее необычного домашнего зверя. Будет жаль, если они пострадают из-за меня.

Щурясь от необычайно яркого утреннего солнца, я оглядела открывшийся пейзаж. Хижина Ранисы стояла на самом берегу реки и была практически незаметна глазу. Если не знать, куда смотреть, то можно вполне пройти мимо.

К сожалению, я даже не могла понять, где мы сейчас находимся, но надеялась, что достаточно далеко от моих преследователей. Хотя какая уже разница.

Пульсирующая боль в ноге нарастала. Да что же это такое. Чем сильнее становилась пульсация, тем активнее начинал шевелиться серый туман, заточенный на самых задворках сознания.

Дай мне хотя бы утро спокойно встретить, пожалуйста…прошу…

Мир вокруг казался безумно притягательным и ярким. Это был мой мир, и я хотела, просто мечтала жить в нем и дальше.

Нет! Не хочу опять в эту серость, Светлейшая, помоги мне!

Но туман, казалось, не слышал моих мольб и мир потихоньку начал терять краски и очертания. Ноги совсем ослабели, и я присела на землю, а после и прилегла, закрыв глаза. Пробыв больше суток в заточении, туман отвоевывал позиции с невиданною ранее прытью. Щупальца холода поползли к душе, сковывая чувства.

— Не хочу! Сохрани мне хоть что-то, умоляю!

Хотя… уже все равно…забирай что угодно, только подари мне долгожданный покой.

Холод сковывал тело внутри и снаружи, но боли в этом раз не было. Воспоминания о моей недолгой жизни начали проноситься перед глазами. Вот он родной город, мама, школа с обычными детьми, обретение дара, уход отца, потеря матери.

— Мама!

Что-то всколыхнулось в душе, несколько потеснив пробравшийся ко мне лед. Мама… я сильнее, я просто уверена, что я сильнее этого марева. Мама, как же я скучаю… это все мой ненавистный стихийный дар. Может лучше сдаться…

Туман немного потеплел, как будто чьи-то невесомые руки легли мне на плечи, гладя и успокаивая.

— Ну что же ты, принцесса моя, вытри слезы? — раздался прямо в голове до боли знакомый голос, только один человек на свете называл меня так.

— Мама, мне так плохо… — я продолжала совершенно беззвучно плакать.

— Я знаю, дорогая. Потерпи немного, совсем скоро все кончится. Ты у меня всегда была сильной девочкой, поэтому справишься и в этот раз тоже. Я верю в тебя, моя принцесса.

Сколько себя помню, мама всегда меня так называла — моя принцесса. В детстве я любила представлять себя королевой большого замка, примеряла платья, сделанные из штор, а воображение дорисовывало их в прекраснейшие наряды. Я улыбнулась воспоминаниям:

— На самом деле, я думала, что все будет гораздо хуже, но услышать тебя вновь, прежде чем я сойду с ума, много стоит, — я наклонила голову, коснувшись щекой теплого сгустка тумана.

— Да, тебе пришлось повзрослеть слишком рано, — голос глубоко вздохнул. — И это отчасти была и моя вина.

— Я не могла контролировать дар, он был слишком сильным для маленькой девочки. Это всё стихии, они забрали тебя!

Голос тихонько засмеялся, звеня как сотня маленьких колокольчиков:

— Нет, ты неправа, стихии подарили мне тебя, моё чудо.

— И они же потом забрали твою жизнь, не забывай об этом, — я грустно улыбнулась.

— Это небольшая плата, за твою свободу, — снова раздался звонкий перелив колокольчиков.

Туман неспешно гладил меня по спине, но в этот раз его сила была слишком велика и даже очертаний фигуры не проступало.

— О какой свободе ты говоришь?! Я также вынуждена прятаться и скрывать любые проявления магии, как и ты! Неужели это свобода?! — почти выкрикнула я. — Может и к лучшему, что меня нашли гончие, хотя бы не корчиться в муках очищающего огня, когда меня, наконец, выследит кто-то из императорских ищеек!

— Всему свое время, дорогая, всему свое время. И для свободы оно настанет, ее не может не быть, — мама несколько печально вздохнула.

— Почему же всех дорогих мне людей забирает огонь? Зачем мне такая судьба?! — отчаяние нарастало, оживляя в памяти давно забытые картины.

Туман уплотнился, вытеснив такие родные руки, и ответа я уже не услышала. Страшные сцены потерь любимых людей раз за разом начали вставать перед глазами, заставляя заново переживать давно забытый кошмар.

Самое страшное, что я не в силах была это остановить. Рыдания, как и много лет назад, разрывали меня на части, оставляя чувство пустоты и безысходности. Только теперь спасения не было, по крайней мере, я его себе не представляла.

Мгновение, и я увидела горящую, как и много лет назад Анику, услышала ее полный боли крик… безысходность…

Мгновение, и картинка меняется. Теперь я вижу в огне свою мать… слышу ее крики… безысходность и пустота… Я уже не могла плакать, все слезы ушли еще с Аникой. Теперь я медленно проваливалась в безумие.

Одна картина сменялась другой, воспроизводя события минувших лет в мельчайших подробностях. А я лежала, сжавшись в комок, и мечтала, чтобы огонь забрал и меня, избавив от душевных страданий.

— Мрряю, мне кажется, ей нужна помощь. Почему мы не можем подойти?

— Она должна справиться сама, Василь. В этот раз я не смогу ей ничем помочь, разве что закрыть нас от действия тумана, но силы на исходе, я не успела пополнить резервы, ты же знаешь.

— Да знаю, но не понимаю, на что надеешься?! Мряя…А если она нам здесь разнесет все?! Или того хуже, рухнет барьер, который нас с тобой разделяет?! — кот испуганно зашипел. — Ты представляешь, что тогда будет? Половину же империи снесет к чертям! — шипение перешло в визг.

— Замолкни и не мешай! — одернула его женщина. — Думает он, ишь какой! Я тебе не разрешала такой вольности, как думать, совсем распоясался, — голос был рассержен.

— Как знаешь, и не говори потом, что я не предупреждал!

Голоса долетали словно сквозь глухую пелену, и смысл почти не доходил до сознания. Глупые…все вы такие глупые. Вы уже мне не поможете, спасите хотя бы себя.

Картинки менялись каждую секунду, будто какой-то изощренный садист раз за разом возвращал меня к начальной точке моих мучений и заставлял переживать их по кругу. Красочность и точность воспоминаний нарастала с каждым витком, принося все больше боли, за которой следовала все большая волна безысходности.

Я не выдержу, не смогу, сознание расколется…

Я мечтала, просто умоляла Светлейшую забрать их огонь на себя, отчаянно желала. Дыхание стало горячим, я задыхалась. В груди начал разгораться настоящий пожар, который заставлял рвать на себе одежду. Он жег меня изнутри, разгоняя по венам жидкое пламя.

В какой-то момент я закричала и воздух вокруг почти неуловимо изменился. Дыхание больше не причиняло боли, а пожар в груди не обжигал, а скорее согревал своим теплом, отодвигая щупальца тумана все дальше и дальше.

Тепло защищало меня. Я приоткрыла веки и не поверила своим глазам — мое тело начало гореть. Нет, даже не так, огонь просто пожирал меня, поднимаясь все выше и захватывая новые площади. Что самое странное, боли совсем не было. Наоборот, было ощущение, что я встретила старого забытого друга. Как будто я нашла то, что давным-давно было потеряла.

Огонь распространялся и вместе с тем меня окутывало ощущение эйфории. Неведомая ранее сила бурлила в крови, пьяня сознание.

Постепенно пламя охватило меня целиком, но не причиняло вреда. Я чувствовала каждый кусочек своего тела, который, открываясь могущественной силе, постепенно восстанавливался от старых повреждений. Царапины заживали, ссадины затягивались, даже укус гончей наконец перестал пульсировать.

Огонь тек по венам, даря ощущение радости и покоя. Это было странно.

Я привыкла ощущать и воспринимать огонь, как злейшего врага, лишившего меня тех, кто мне дорог. Недолюбливала и даже опасалась его. Теперь же он приносил такое необходимое и родное тепло, излечивая ноющую душу.

Видения постепенно блекли, лишь мама, как будто легко поцеловала меня, прежде чем полностью раствориться.

Краски вернулись, но некогда прекрасная поляна теперь представляла собой настоящее пепелище. На многие метры вокруг меня была только выжженная земля, у кромки которой стояла Раниса, скрестив руки на груди.

Рядом с ней, сверля меня взглядом, недовольно подергивал хвостом Василь.

Глава 10. В поисках магов

Рейонер Кастнер

Мы продвигались на север княжества, следуя за едва заметным магическим поводком. Точно отследить местоположение стихйника не удавалось, как бы не старались амулеты и гончие.

Маг настолько умело путал следы, что невольно закрадывалось сомнение, а точно ли он не учтенный. Простолюдину просто негде было этому научиться или кто-то натаскивает магов за нашей спиной. Умение маскировать остаточную магию осваивали только на выпускных курсах Эстер и обычному человеку это точно было недоступно.

— Может это все же имперский маг? Как думаешь, Рей? Слишком уж необычный след поводка, — Тирел осмелился озвучить давно волновавший нас обоих вопрос.

— Я тоже об это думал, но на службе у отца не состоит ни одного мага подобного уровня владения стихией, тебе ли об этом не знать, — я нервно дернул плечом.

Я старался найти достойное объяснение происходящему, но паззл не складывался, как бы я его не крутил. Раз за разом я перебирал в голове все возможные варианты развития событий, но вопросов с каждым разом становилось только больше. Хорошая головоломка, пожалуй, мне нравится.

— Может отец просто не счел нужным нам об этом сообщить? Хоть какая-то весточка от него пришла? — брат выглядел уставшим и измотанным долгой дорогой.

Тирел хоть и старался помогать отцу с нелегалами, но очень редко сам выезжал на поиски магов. Он привык к теплому местечку в лаборатории, и походная жизнь была для него настоящим испытанием. Даже не знаю, зачем он в это ввязался. Разве что отец приказал, приглядывать за мной. Смешно, ничего не скажешь.

— Пока ответа не было, но я жду его с минуты на минуту. Видимо, какие-то проблемы со связью. Отцу не имеет смысла плести интриги, да и скрывать мага такой силы в глуши было бы настоящим преступлением.

В отце я был уверен как в самом себе. Нет, он бы точно не стал ничего скрывать. C тех пор, как на престол взошел Ингард Третий, он верно служил на благо Синарии, возглавляя императорских ищеек. Уйдя в отставку, он полностью посвятил себя науке и магии, основав собственную лабораторию, но все так же был предан роду и императору.

Правда, никаких грандиозных успехов в изучении того, как удержать стихии пока не было. Магия все так же утекала из наших рук, а источники все хуже поддавались контролю. Империя слабеет, а это значит, что рано или поздно соседи попытаются оспорить наше право владеть этими землями.

Найти достаточно сильного мага было единственным шансом на спасение…

Еще некоторое время я предавался размышлениям, пытаясь предположить происхождение нашего интересного экземпляра, как вдруг, и без того измученное лицо Тирела перекосило и он, закрыв нос рукавом, остановился.

— Фу, чем это таким несет? Просто немыслимо!

В нос ударил резкий запах паленой шерсти и дыма. Лошадь Тирела встала на дыбы, скидывая всадника вместе с поклажей, и неуправляемым галопом понеслась в сторону реки.

Кругом творилось что-то невообразимое. Все заволокло едким дымом, лошади скидывали поклажу и разбегались в разные стороны, а из леса слышался скулеж вожака гончих, полный отчаянья и боли.

Мешок с нашими вещами горел, поглощенный невероятно ярким алым пламенем. Оно охватывало все большие площади, грозя уничтожить все наши вещи.

— Твою ж… что это еще такое!? — просипел я, дым забивал нос, горло и не давал вдохнуть полной грудью, вызывая приступы удушья и паники.

На минуту я даже забыл, что я маг, причем не самый слабый и продолжал смотреть на творящееся безобразие непонимающим взглядом.

— Рейонер, да сделай же что-нибудь! — Тир отчаянно кашлял, силясь вдохнуть.

Опомнившись, я накрыл пылающие вещи безвоздушным куполом и пламя мгновенно угасло, оставляя лишь коптящие клочья дыма вокруг.

— Живой? — крикнул я брату, все еще сомневаясь в его сохранности. С его уровнем физической подготовки он легко мог сломать что-нибудь при падении.

— Я отбил себе копчик и теперь думаю долго не смогу сидеть без боли, но в остальном вроде цел, — просипел он в ответ, потирая ушибленной место.

— Ты что, мать твою, положил в этот рюкзак?! Что еще за светопреставление такое?! — вынужденная задержка в пути снижала наши шансы найти мага быстро, а вернуться хотелось как можно скорее.

Сколько у меня было в наличии времени я не знал, но навряд ли больше недели до очередного момента, когда темная грань дара снова захочет проявить себя.

— Да ничего такого, просто собрал наши вещи и упаковал, все как обычно… — оправдывался Тир, стряхивая с одежды прилипшую грязь. — Даже ума не приложу, что могло так вспыхнуть. Возможно, уголек попал… тьфу, совсем не соображаю… в голове звенит…

Я подошел поближе к коптящему мешку и аккуратно потянул за завязки, раскрывая остатки его содержимого. Вещи безнадежно испортились.

Ндаа… я остался я без сменной одежды, что ставило меня в весьма затруднительное положение. Хотя, куда уже более затруднительное.

Стараясь лишний раз не вдыхать глубоко, я продолжил рассматривать содержимое мешка, пытаясь уловить причину возгорания. Через кое-какое время взгляд наткнулся на кусок оплавленного металла, по поверхности которого пробегали то красные, то черные сполохи.

— Это что еще за дрянь такая? — подцепив оплавленный кусок, я показал его Тиру.

Теперь мы разглядывали полыхающий и чадящий комок вместе, стараясь не подносить эту гадость близко к лицу.

— Знаешь, это похоже на твой амулет, Рей.

Действительно. В куске расплавленного металла трудно было угадать следящий артефакт, но полыхающие на его поверхности комка кусочки драгоценного камня наталкивали на мысль, что это все-таки он.

— Как такое могло случиться? Неужели кто-то специально его испортил? — подбородок Тира вновь стал подрагивать от страха. — Некромант выследил нас! Надо срочно убираться домой!

— Не думаю… — я был озадачен. — Для того, чтобы это сделать, нужно знать, что мы накинули поводок. Даже если нас засекли, не так-то просто сжечь амулет на расстоянии.

— Ты тоже это видишь? Сполохи не только черные, есть и алые, Рей! — он переводил взгляд с амулета на меня и бледнел с каждой минутой.

— Мой ответ покажется тебе странным, но, судя по всему, здесь обитает еще и огненный стихийник, — я был крайне зол. — Да сколько можно! Когда это уже прекратится?! Это что за маговый рассадник?!

— Это он выжег наш амулет? Неужели такой огромный уровень силы? — брат говорил почти шепотом.

— Полное слияние Тирел…только оно способно выжечь следящие амулеты на много километров вокруг, — неверяще прошептал я, но другого объяснения пока не видел.

Немыслимо! И за что мне так везет? Даже среди сильнейших огневиков из рода Корвин полного слияния не смог достичь никто на протяжении долгих десятилетий, а тут раз и самородок. Так и вижу их постные лица, когда отец донесет им эту информацию. Улыбка непроизвольно наползла на лицо.

— Этого не может быть… — прошептал Тир.

Не завидую я ему, он еще не отошел от некроманта, а теперь еще и стихийник с высшим уровнем дара.

— Ты еще не разучился удивляться за прошедшие дни? — я тихо рассмеялся.

Настроение, как ни странно, начало улучшаться. Давно мне не попадалось достойных соперников. Надо только отправить Тирела домой под любым предлогом, иначе он может пострадать.

— А вдруг это наш некромант, а? Просто две стихии? Невозможно, чтобы здесь обитали толпы сильных нелегалов, — Тир все еще не желал верить в происходящее.

— Думай, о чем говоришь, пока я не отправил тебя обратно, на младшие курсы в Эстер. Как же ты учил и сдавал теории магических плетений? — я был удивлен незнанием таких элементарных вещей. — Неужели ты не в курсе, что некромантия не может соседствовать с другими видами стихий? Она не терпит конкурентов.

— Что-то не я не припомню ничего подобного из курса истории…

— А ты вспомни, на чьих мы землях сейчас находимся?

— Князя Норена, конечно, — Тир презрительно фыркнул и скривился. — Только ему может принадлежать это убогое захолустье. Ему и его немногочисленной семье. Надо же было умудриться впасть в немилость императора. Видимо, сильно оплошал, раз не желают его видеть в столице.

— Стыдно не знать, за что ему и его семье заказан вход во дворец. Его сестра, между прочим, была тем самым некромантом, что стер с лица империи половину столицы в разгар войны стихий, — незнание братом истории огорчало, но хотя чего еще ждать от посредственного мага.

— Неужели? — удивление, похоже, стало уже привычной эмоцией на его лице за эту неделю. — Я полагал, разрушения были следствием штурма центральной тюрьмы.

— Тюрьму штурмовали несколькими годами ранее, город тогда почти не пострадал. А вот позднее, у сильнейшей огневички и сестры нашего дорогого князя, открылся дар некромантии. И как ты понял, это привело к печальным последствиям. Конфликт двух стихий выплеснул наружу разрушительную волну, что уничтожила половину города, — я глубоко вздохнул, всегда любил копаться в старых архивах. — Вот и выселили Норенов куда подальше. Ингард Третий поступил мудро, не став истреблять всю ветвь рода.

— Еще бы он их истребил, родня как-никак, — снова фыркнул Тирел.

— Хм…я смотрю не все так плохо, — я ухмыльнулся. — Чему-то тебя все же научили в Эстер.

— А что с гончими? — вдруг вспомнил Тир.

Я оглянулся, вожака нигде не было видно. Странно, еще недавно я слышал его жалобный скулеж. Я потянулся к ментальной связи, мысленно призывая его к себе.

Откликался вожак с трудом, плохо идя на контакт. Вскоре он все же показался в поле видимости. Красные глаза уставились, не мигая. Больно. Не чую. Мы шли по следу. След обжег. Хозяин. Не могу продолжить. Обжигает. Нужно время. Восстановиться.

— Черт, похоже, всплеск выжег не только наш амулет, но и отбил нюх у гончих! — мое лицо исказилось от нескрываемой досады. — Тогда на сегодня разбиваем ночлег!

Завтра будем искать по старинке. Никуда вы от меня не скроетесь, от меня еще никто не уходил. Еще посмотрим, кто кого!

Глава 11. Сила Огня

Айра

Кружка травяного отвара слегка подрагивала в руках, отчего горло то и дело обжигало горячим. Произошедшее плохо укладывалось в голове и не имело ни одного логичного объяснения.

— Так что говоришь это было? — все еще не веря услышанному, переспросила я.

— Что, да что…вот заладила! Сила говорю проснулась, — ворчала Раниса, суетясь внутри хижины. Возле ее ног вился Василь, то и дело пытаясь заглянуть внутрь всевозможных баночек и порошков, которые перебирала женщина.

— Моя сила проснулась много лет назад и это никак не огонь. Я маг воздуха!

— Да я и не говорю, что ты не маг воздуха, дурья твоя башка. Я говорю — сила в тебе проснулась, — женщина повернулась ко мне лицом и продолжила, — вторая часть твоей силы.

— Но как такое возможно? Моя мать была воздушницей, а про отца я вообще не хочу вспоминать, но он совершенно точно был из обычных людей, — я вновь отхлебнула из чашки травяное варево, приготовленное Ранисой.

Держа в руках простую глиняную кружку, я продолжала обдумывать произошедшее. Не знаю, что из трав заварила мне женщина, но я была на удивление бодрой, энергия просто кипела внутри. Усталости не было, как не было и боли.

Тело приятно ломило, а кончики пальцев до сих пор покалывало от ощущения прилива силы. Хотелось потянуться до хруста в костях, размять затекшие ноги, просто вскочить и помчаться куда глаза глядят, вновь коснуться потоков силы в конце концов.

— Эй, а ну, завязывай так глазами сверкать! Мрр… так можно и вновь стихию призвать, бестолочь! — Василь суетился возле кровати, пристально вглядываясь в мое лицо. — Фрр…я ведь огонь издали чую, смотри у меня, сейчас тебе нельзя к силе обращаться.

— Почему это нельзя? А если тихонечко? Совсем немного? — почему-то невыносимо хотелось вновь почувствовать то внутреннее тепло, что дарило покой и умиротворение.

— Погоди, — хмыкнула Раниса. — Сейчас первая эйфория от слияния с источником пройдет, вот тогда поговорим, коль с кровати встать сможешь.

— Мря…пей-пей давай настой, иначе откат будет слишком сильным. Думаешь, так легко было залечить все твои повреждения и выжечь яд из крови? Ты, вообще, представляешь, сколько сил стихии провела через себя?

Василь выглядел несколько напряженным и даже ворчал меньше чем обычно. Его огненно-рыжий хвост нервно подметал пол у моих ног. Странно, вчера кот казался мне намного меньше, чем сегодня. Я снова отхлебнула глоток и продолжила разговор.

— Не очень… не забывай, меня не учили магии, и я больше скрывала, чем развивала свой дар.

— Я так и знал, что с тобой будут одни проблемы! И зачем мы только притащили ее к нам, а? — Василь обращался уже к Ранисе. — И чего это ты такая довольная? И почему только я могу думать о последствиях?

— Помолчи уже, надоел за утро!

Раниса пребывала в удивительно хорошем расположении духа. Она разве что не светилась от удовольствия, напевая под нос причудливую мелодию и хлопоча по дому.

Сейчас, присматриваясь к ней внимательнее, я отметила, что женщина как будто стала несколько моложе. По крайней мере теперь язык не поворачивался назвать ее бабушкой. Лицо посвежело, а спина несколько распрямилась. Даже выцветшие от времени глаза стали приобретать необычную зелень. Единственное, что не изменилось, так это скрипучий голос и тяжелый характер.

Вдруг Раниса подошла к стене возле печи и начала перебирать имеющиеся там вещи.

— Ну где же ты… куда же могла положить… сто лет не пользовалась… — бурчала она себе под нос. — А, вот же ты где! — с этими словами она извлекла из подобия сундука небольшое зеркало, чуть крупнее ладони, помещенное в серебряную оправу с причудливым узором.

— Что это? — спросила я удивленно.

— Зеркало, не видно что ли, — с этими словами Раниса развернула зеркало к себе, удивленно в него заглянула. — Хм, надо же… все пошло быстрее, чем я планировала…пожалуй, ты прав, рыжая морда, это становиться опасно.

— Дошло, наконец-то?! Да неужели?! Похоже, только я здесь сохранил здравый рассудок! Мряяу…надеюсь, этим все ограничится? — его хвост продолжал нервно подметать пол.

— Если охота сегодня ночью будет успешною, то, вероятно, превращение удастся остановить, — задумчиво проскрипела Раниса.

Она сделала едва уловимый пас руками и зеркало стало постепенно увеличиваться в размерах, до тех пор, пока не отразило женщину в полный рост.

— Хмм, надо же… — снова задумалась Раниса, вглядываясь в свои глаза.

— Что происходит? — задала я вполне резонный вопрос. — Вы меняетесь?

— Это все ты виновата! — вновь завелся Василь. — Не надо было тебя вообще к нам в дом пускать, я сразу сказал, что не к добру это!

— А ну, цыц, усатая морда! Иль напомнить, кто эту кашу заварил, а? — женщина обернулась к коту.

Ее удивительно благодушное настроение медленно сходило на нет. На лице поселилась глубокая задумчивость. Она еще некоторое время покрутилась возле зеркала и обратилась уже ко мне.

— Похоже, твои игры со стихиями не прошли даром, — женщина хмурилась. — Мои силы сейчас на исходе, а огненной волной все же зацепило. Надо срочно на охоту, иначе я не удержу магический барьер, верно говоришь, Василь.

— Мряяу! Ну хоть кто-то признал мою правоту! — казалось, кот был удовлетворен ответом Ранисы и спешил перевести разговор в другое русло.

Метя хвостом из стороны в сторону, Василь подошел ко мне и сел прямо у ног. Готова поклясться, он ехидно улыбался, насколько можно было прочитать эмоции на кошачьей мордочке:

— Мряяя… А на себя не хочешь взглянуть, красавица? — даже хвост перестал нервно дергаться, точно пакость задумал. — Обещаю, ты будешь впечатлена!

Я отставила кружку и, не ожидая ничего хорошего, подошла к зеркалу. Отражение уставилось на меня во все глаза, которые, мало того, что потусторонне светились, создавая жуткое зрелище, так еще и стали совершенно разными — правый остался голубым, а левый полыхал огнем не хуже, чем у гончих. Мамочки!

И без того рыжеватые волосы превратились в настоящий пылающий костер за плечами, который спускался волной до самой поясницы. Немного портила иллюзию костра лишь одна белая прядь, появившаяся возле левого виска.

Кожа заметно посветлела, черты лица хищно заострились, а ресницы приобрели небывалую ранее густоту и пышность. Вообще, весь силуэт теперь выглядел зловеще, что в сочетании с выраженной худобой и прожжённым в нескольких местах платьем напугало меня до трясущихся коленок.

Да уж… с такой внешностью, вообще, на люди выходить нельзя, сразу сдадут властям.

— Я теперь останусь такой навсегда? — на моем лице явственно был написан ужас.

— А я почем знаю?! Может и да, а может и нет! Я, знаешь ли, впервые вижу пробуждение второй стихии в таком возрасте. Обычно дар развивается с рождения. В утешение могу сказать, что пока не видела ни одного огневика, горящего, как огни Сельма, так что, надеюсь, свечение немного поутихнет. Василь, ты же поможешь девочке?

— Что!? — от неожиданности котяра даже подпрыгнул на месте. — Да я уже обожрался за эти два дня! Из ума выжила!?

— Ну совсем немного, а? А если я попрошу? — уговаривала кота Раниса.

Я удивленно переводила взгляд с одного на другого и никак не могла понять, что происходит.

— Обещаю сметанки и постельку новую тебе сооружу, прямо на печи, — продолжала уговоры женщина.

— Мряя… ну ладно, так и быть, — Василь прыгнул мне на колени и заурчал. — Погладь хоть что ли меня, для приличия.

Я недоуменно пожала плечами, но стала неторопливо перебирать густую рыжую шерсть, думая о творящихся вокруг странностях.

— Ты, вообще, что за зверь такой будешь? — шерстка была мягкая, а мелодичное урчание успокаивало.

— Глаза разуй, блаженная, кот я! — Василь раздраженно дернул ухом. — Не мешай.

— Коты как минимум не такие разумные, — продолжала настаивать я, как-то раньше я мало раздумывала над этим вопросом.

Да, в Синарии встречались огромные кошки с зачатками разума, это не было диковинкой, но чтобы настолько.

— А я очень умный и умелый кот. С такой хозяйкой и не так поумнеешь! Мряу! — Василь грузно спрыгнул на пол и, несколько шатаясь, побрел обратно в свой угол возле печи. — Принимай работу, больше не могу!

— Ну-ка, ну-ка… — Раниса подошла ближе и стала пристально меня разглядывать. — Да, так определенно лучше.

Я вновь заглянула в зеркало, свечение стихло, но глаза оставались разными и необычайно яркими, как и волосы. Образ больше не пугал, скорее вызывал жалость своей бледностью, оборванностью и впалыми щеками.

— Как тебе это удалось? — повернулась я к Василю.

— Мррр… я умею питаться магией…огненной магией… мррр… но сейчас не могу даже связно мыслить… все, меня не трогать до утра, я отдыхаю…мррр…

Василь довольно заурчал и свернулся в клубок, спрашивать его дальше было просто бессмысленно.

— Ух, балбес, — устало и по-доброму улыбнулась Раниса, продолжая суетиться по дому. — Чтобы я без тебя делала.

Я сидела на краешке кровати и размышляла над сложившимися обстоятельствами. Идти было определенно некуда, да и прятаться теперь придется более усиленно. Как, вообще, можно скрыть такое! Вдобавок еще и справиться с двумя дарами сразу… и с одним-то было тяжело.

В итоге я не выдержала, обхватив голову руками, со стоном прикрыла глаза.

— Как мне теперь скрывать дар, особенно когда их стало два … с внешностью тоже беда, но у меня есть знакомые, которые помогут… важнее, что делать с силой? — почти простонала я.

— А кто сказал, что нужно скрываться? — хитро подмигнула Раниса.

— А что еще остается делать? Увы, но титула я не имею…

— Все идет так, как должно было идти, — она снова начала говорить загадками.

— Может хватит уже тайн? — не выдержав, воскликнула я, на что женщина лишь усмехнулась, ничего не ответив.

Я попыталась успокоиться, что на удивление быстро удалось. Уверена, что это следствие чудесного отвара и эйфории от пробуждения силы, а не здравого смысла. Думать о плохом совершенно не хотелось.

Раниса вернулась к сундуку у стены и снова начала в нем копаться.

— Так, что тут у нас… вот это может понадобиться… и вот это… и вот это…

Женщина извлекла из сундука старую потрепанную книгу, перо и несколько непонятных мне вещей, среди которых были два перстня с рубином необычного оттенка и шкатулка, украшенная ими же. В том, что это рубины не было никаких сомнений — это я видела издалека. Но цвет был настолько насыщенный, что отдавал чернотой.

— Вот держи, — она протянула мне книгу в потертом кожаном переплете. — Начнешь изучать уже сегодня. Дай палец, надо провести привязку.

Раниса взяла меня за руку и невесомо уколола подушечку указательного пальца. Выступила капелька крови.

— А теперь приложи палец здесь, — она указала на небольшое углубление на корешке книги. — И здесь, прямо на центральный рубин, — она подала мне в руки шкатулку.

Я исполнила все в точности, как и просила женщина, не почувствовав ровным счетом ничего, кроме укола иглы.

— Что это за книга? — я разглядывала старинный фолиант, но разобрать название так и не смогла, как не сумела и его открыть.

— Подожди, сейчас все узнаешь, кровь еще не впиталась.

Я пригляделась к книге внимательнее, изучая ее внешний вид и пропустила момент, когда на обложке начали проступать буквы.

— Основы магического искусства, 2052 год от освоения стихии… — прочитала я вслух. — Это же книга, написанная еще до разгара великой войны! — я охнула от удивления. — Откуда она у вас?

— Как видишь, я не особо молода. Именно по этой книге я постигала азы мастерства, до того, как поступила в Эстер.

— Вы учились в магической Академии? — мои глаза еще больше округлились.

При всем уважении Раниса не производила впечатление дипломированного мага. Я еще раз окинула мою случайную, и случайную ли, знакомую. В ее поведении было немало странностей, но опасности я не ощущала.

— Естественно, училась! Где я думаешь научилась управлять даром? До войны это мог позволить себе любой маг, независимо от сословия.

— А где вы родились? — решилась я на провокационный вопрос.

— Много будешь знать — плохо будешь спать! — привычно огрызнулась женщина. — Мы еще не настолько хорошо знакомы, чтобы говорить о моей молодости. И вообще, хватит болтать. Я тебе для чего книгу передала?! Чтобы ты не спалила тут все к чертям, а училась контролировать огонь внутри себя!

— А шкатулка для чего? Как она мне поможет в учебе?

— Это не для учебы. Это тайник, мало ли пригодится. Вот возьми еще одно из колец, оно теперь тоже принадлежит тебе.

Я взяла кольцо и снова вгляделась в камень, восхищаясь необычностью граней и расцветкой. Оно так и просилось, чтобы его примерили. У меня никогда не было украшений, да и не к чему они, если на улице порой даже нечего было есть. Скользнув на палец, оно на мгновение потеплело и несколько поменяло форму, плотно его обхватывая. Я отодвинула руку и залюбовалась отблесками света. Надо же, какая красота.

— Теперь оно всегда будет с тобой. Не беспокойся, никто кроме тебя его не увидит, пока сама не захочешь, — успокоила меня Раниса. — А теперь быстро за учебу!

Я вздохнула и открыла книгу на первой странице, чтобы тут же пропасть в водовороте открывшихся знаний.

Глава 12. И снова сны

Мрачные коридоры родового замка навевали тоску. Я брела в полумраке, стараясь не думать ни о чем и отвлечься от навязчивых мыслей, почти лишивших меня сна. Мирра давно уснула, устав за долгий день, но для меня наступила очередная бессонная ночь.

Малышке было всего несколько месяцев, но у нее уже был непростой характер. Как же она напоминала мне Дара. Даже не так, она была почти точной его копией, и разве что цветом глаз она была похожа на меня.

Мысли об отце малышки вновь открыли рану в сердце, которую я так хотела, но не могла заглушить.

На другом конце коридора раздался торопливый перестук каблучков, который быстро приближался.

— Дорогая, это ты? — послышался обеспокоенный голос матери — Опять бродишь ночи напролет?

— Ты же прекрасно знаешь, что я давно не могу спокойно спать, — мой голос был холоден, маме никогда не понять меня. Их с отцом брак был по расчету и ни о какой любви речи даже не шло.

— Наши ищейки усердно работают, но он как сквозь землю провалился. Не забывай, его ищут и люди императора тоже, а мой брат никогда не берет на службу лентяев. И если его до сих пор не нашли… то боюсь, надежды найти его живым почти нет, я думаю он погиб там… в момент штурма тюрьмы…

Я устало прикрыла глаза и попыталась восстановить сбившееся дыхание. Вот зачем она опять понимает эту тему. С того времени, как стало известно об аресте Дара и его скорой казни, прошло всего полгода, но за это время война стихий достигла своего апогея, затянув в водоворот конфликта всю страну. Началась настоящая травля.

У мужа было достаточно союзников, чтобы дать отпор самому императору, но перевес сил оказался не на их стороне.

— Ты же понимаешь, что нам нужно спрятать Мирру, — снова подала голос мать. — Император может в любой момент посетить нас с визитом и если увидит твою дочь, то все поймет. Ингард далеко не глупый человек. То, что до сих пор не заглянул к нам связано с его чрезвычайной занятостью в текущей войне. Его визит — это лишь вопрос времени. Я надеюсь, ты это осознаешь?

— Я все понимаю, но сердцем принять не могу, — мы уже вдвоем продолжили неторопливый путь в полумраке коридора. — А если я сама смогу ее сберечь? Зачем прятать ребенка в столице, когда в нашем родовом замке гораздо безопаснее?

— Я не думаю, что здесь безопасно, — покачала головой мать. — Нам в любом случае придется пойти на риск. Пока Мирра мала, удается скрывать её, но люди замечают слишком многое. Еще чуточку времени и пойдут сплетни, которые непременно доползут до Ингарда.

— Я понимаю… — сначала война отобрала у меня мужа, а теперь нацелилась и на дочь.

Я не готова была с этим мириться.

— На окраине Центры есть небольшой монастырь, — начала издалека мать. — На днях там развернут сиротский приют. Появление в нем еще одной девочки в неспокойное время никого не удивит. Это прекрасный шанс спрятать твою дочь.

— А как насчет Лиры? Может все же укрыть ее там?

— Там сейчас идут массовые зачистки, — не согласилась со мной собеседница. — Столица была и остается самым безопасным местом для малышки. Тем более что настоятельница монастыря моя хорошая знакомая, она приглядит за ребенком и не даст ее в обиду. Как только война утихнет, мы ее заберем, я тебе обещаю!

— Обещаешь?! — в моем голосе прорезались шипящие нотки. — Ты всегда недолюбливала Дара, а теперь пытаешься быстрее избавиться и от его дочери. Хочешь смыть с великого рода позорное клеймо? Как ты, вообще, можешь что-то обещать после того, как отказалась от меня с мужем?!

— Дорогая, поверь, я так же как и ты хочу сберечь Мирру! Здесь, в родовом замке слишком опасно… Опасно держать дочь предателя под самым императорским носом! Прими это как должное! — она громко воскликнула и несколько прибавила шаг.

— Дарен не был предателем! Они же были лучшими друзьями с Ингардом! Я не понимаю, что произошло… просто не понимаю… Они были неразлучны с того момента, как закончили Эстер, всегда были друг за друга. Дар доверял ему!

— Не может быть простолюдин другом императору… — вздохнула мать, покачивая головой. — Мой брат такого бы не допустил. Я думаю, когда он взошел на престол несколько лет назад, то понял эту истину.

Я остановилась и резко обернулась. Звук прошелестевших по каменным плитам юбок заставил мать вздрогнуть.

— Ингард всегда завидовал моему мужу! Как же, сильнейший маг современности и обладает тремя стихиями на уровне полного слияния… А что против него Ингард? Маленький пшик! Видимо, в дружбе отпала необходимость, как только он добрался до власти и дядюшка поспешил устранить соперника.

— Не смей наговаривать на моего брата, — возмущение на лице матери было неподдельным. — Ты не знаешь, на что ему приходится идти, чтобы сохранить величие Синарии!

— И на что же?! — почти вскрикнула я. — Чем ему пришлось пожертвовать? Только не говори мне, что дружбой. Ни за что не поверю в такую чушь.

— Как ты не понимаешь, мы не можем разрешить простолюдинам пользоваться магией, они опустошают наши источники и ослабляют их! — мать выглядела возмущенной. — Буквально вчера князь Мортон выступил с очередным докладом, где наглядно доказал, что мы слабеем именно от этого. Безродные расходуют магию, принадлежащую высшему свету империи.

— Мама, очнись! Ваш Мортон не кто иной, как жулик и шарлатан, он напишет любое исследование, чтобы обелить попытки знати захватить всю стихийную магию в одни руки!

— Думай что хочешь, но Ингард несколько лет назад уже издал приказ о зачистках ведунов и знахарей в деревнях. Главное, что мы действительно получили повышение магического фона и усиление родовых источников!

— Хочешь сказать, что вся эта война развязана только с одной целью — уничтожить проявления магии вне великих родов? И ты думаешь, что это того стоит?

— Вся наша власть держится на магии, и мы не можем раздавать ее кому попало! Князь Мортон просто гений и нет оснований ему не доверять. Он раскрыл нам глаза — простолюдины воруют высшую магию! Это доказанный факт!

— Я думаю, что именно поэтому ты ненавидишь моего мужа…

— Какой он тебе муж?! Вы не проводили обряда по законам Синарии.

— Мы были в храме Светлейшей, и она нас соединила без всяких обрядов. Если бы настоятель был жив, он это подтвердил. Так что, Дар мой муж перед ликом Светлейшей, независимо от того нравится тебе это или нет.

Какое-то время мы шли молча, думая каждый о своем. Продолжать спор не хотелось. Не то было сейчас время и место, а может мы свое уже отспорили много лет назад. Необходимо было решить, как спасти и укрыть малышку, не дав ищейкам императора узнать о ней.

— Хорошо, я согласна временно определить ее в монастырь. Но только через пару месяцев, пусть она как следует окрепнет, — решение далось с трудом.

На душе скребли кошки, и я боялась, что могу сделать ошибку.

— Я всегда верила в твое благоразумие, Рани. Так для Мирры действительно будет намного лучше.

С этими словами мать начала удаляться, а я еще некоторое время бродила по коридорам, обдумывая произошедшее, но никак не могла успокоиться. Мне отчаянно не нравилась затея, но сейчас она казалась единственным правильным выходом.

Глава 13. Магия, магия и еще раз магия

Айра

Утро встретило меня ярким солнцем. Я улыбалась и блаженно щурила глаза. Давненько я так хорошо не высыпалась, как после книги по теории магии. Похоже, научиться владеть стихиями будет гораздо сложнее, чем я ожидала.

Тело было полно энергии, а сила так и бурлила в крови. Видимо, отвар Ранисы давал свои плоды. Я сладко потянулась, но тут же улыбка за секунду сползла с моего лица.

Снова эти странные сны… да сколько можно!

Я бы подумала, что они просто случайность, но до сих пор явственно ощущала и холод замковых стен, и страх перед неизбежным расставанием.

Неспешно, стараясь не упустить ничего важного, я начала восстанавливать в памяти сновидение. Замки, дети, война стихий… либо у меня слишком больное воображение, либо сны действительно не совсем обычные. Но ведь с момента окончания великой войны прошло больше пятидесяти лет. Как можно видеть то, чего давно уже нет?

Очередная загадка. Скоро их обилие окончательно сведет меня с ума. Я старалась пока не принимать сны близко к сердцу, но они цепляли все сильнее, заставляя держаться за них, словно происходящее было очень важно.

Встав с постели, я решительно направилась на свежий воздух, к реке, что была видна из окна хижины. Тело немного ломило, как после длительного бега, но не более того. Никаких тяжелых последствий отката, о которых предупреждала Раниса я не ощущала. А раз такое дело, то надо, наконец-то, привести себя в порядок.

Я слегка наклонила голову и через плечо упала необычно яркая прядь волос, заставив вздрогнуть. Надо же, все никак не привыкну к цвету. Напоминает расплавленный металл. Внимательно присмотревшись, я заметила в пряди сверкающие переливы, похожие на маленькие сполохи огня. Хмм…Остается надеяться, что я никого ими случайно не подожгу.

С утренними процедурами было покончено достаточно быстро, но вот заниматься чем-то серьезным категорически не хотелось.

Я присела на берегу, наслаждалась теплым осенним солнцем, и чуть ли не мурлыкала себе под нос от удовольствия. Осень еще только начинала вступать в свои права, и листва на деревьях оставалась почти нетронутой.

— Ну, и чего прохлаждаемся?! — ехидное шипение Ранисы заставило подпрыгнуть на месте. — Хмм…смотрю ты сегодня довольно бодро выглядишь, странно… странно… неужто готова к освоению магического дара?

Женщина подкралась совершенно незаметно, напугав меня до нервного тика. Ума не приложу, как ей удается двигаться настолько бесшумно в столь немолодом возрасте.

— Да как-то не очень… — трудно было признаваться, но начинать тренировки было страшно, мне казалось, что из этого совершенно ничего не выйдет. — Да я даже не знаю с чего начать! Может для начала позавтракаем?!

— Есть будешь, когда резерв израсходуешь! — рявкнула она так, что я вздрогнула и продолжила бормотать себе под нос, обходя меня по кругу. — Так… интересненько… чудненько… замечательно… а вот тут не очень… ну и вид у тебя, если честно…

Раниса с интересом рассматривала меня со всех сторон, разве что не принюхивалась и не пробовала на вкус. Хотя, в некоторые моменты казалось, что без этого не обойдется. Женщина выглядела вызывающе довольной и отдохнувшей, но ее голос все так же неприятно резал слух.

Стремление научиться основам магии было настолько велико, что я мирилась со всеми ее странностями. Всегда мечтала, что однажды не нужно будет скрываться и прятать дар. Придет время, и я смогу выпустить свой ветер… и огонь. Но пока это оставалось лишь мечтой, и я была вынуждена скитаться подобно подвальным грызунам.

— Хм… будем начинать с самых азов, — без вступлений вдруг резко перевела тему Раниса. — Признаюсь честно, наставник из меня не самый лучший. Но ничего, и не с таким материалом работала, сейчас только дождемся Василя. Ты уже открывала книгу, что я тебе дала?

— Конечно, — фыркнула я и тут же сникла. — И очень хорошо выспалась. Источники, потоки, слова активаторы, руны… ерунда какая-то. Воздух мне подчиняется и без этой чуши.

— Думаешь он тебе подчиняется? — каркающий смех Ранисы заставил тело покрыться мурашками. — Ой, насмешила. Воздух просто делится с тобой крохами силы, дуреха. Ты же хочешь творить настоящую магию?

— Конечно хочу, вот только кому это надо? — я опять сникла. — А какая у вас стихия? Не могу понять.

— А вот этого понимать и не надо. Чем меньше думаешь, тем крепче сон! Ну! Чего застыла, как вкопанная!? За работу!

От ее голоса я опять вздрогнула. Да что же это такое. Сегодня от Ранисы веяло просто невиданной мощью, вызывающей желание пятиться назад. И эта внутренняя сила подавляла. Хотелось спрятаться и никогда больше не показываться женщине на глаза. Она мгновенно уловила перемены в моем настроении и недовольно поморщилась.

— Ну, чего ты там себе напридумывала, не съем же я тебя, в конце концов, трусиха! Я все лишь пополнила свой резерв.

— Мряя… Хосссяйка… да что ты с ней возишься, выгони, да и дело с концом, — из-за моей спины вальяжной походкой выплыл Василь. — Как же ты ее обучать собралась, если неспособна даже близко к огню подходить?

— Все просто, Василюшка, я полагала поручить это тебе, — Раниса даже не пыталась скрыть ехидную усмешку. — Ты же с огнем в большем ладу, чем я. Неужто запамятовал?

— Что!? — котяра подпрыгнул на месте и распушил шерстку. — Опять мне!? Ну уж нет, я эту ветреную особу даже видеть рядом с нами не хочу!

— Да, может я пойду, — желание бросить все и уйти начинало перевешивать стремление обучаться магии у ненормальной старушки и ее не более нормального кота. — Разберусь как-нибудь, да и книга у меня теперь есть.

— Стоять! Куда это ты, милочка, собралась в таком виде?! — рявкнула Раниса и одним рывком развернулась к коту. — А ты, шерстяная подстилка, будешь делать так, как я скажу, иначе незамедлительно отправишься в ту дыру, откуда я тебя вытащила!

— Мяя…Ты же не посмеешь, — шепотом выдохнул Василь.

Его золотистая шерстка вдруг резко померкла, а уши в страхе прижались к голове.

— Еще как посмею, — голос Ранисы вызывал сейчас дрожь даже у меня. — Не забывай, кто здесь главный. А еще, посмотри на меня, Васенька. Видишь?! А ведь сегодня я уже была на охоте. У нас в запасе не так много времени. Она ошиблась! Надо дать девочке хоть какие-то азы, а потом уже отправить куда глаза глядят, подальше от нас.

Действительно, нельзя было не заметить, как изменилась женщина всего за один день. Лицо посвежело и немного разгладилось, волосы приобрели едва уловимый золотистый оттенок, даже мутная пелена глаз уже не выглядела так зловеще. Вдобавок появился некий внутренний стержень, осанка стала прямее.

Где та бабушка, которую я встретила здесь в первый день? Но сомнений в том, что это один и тот же человек не было.

— Да действительно, у нас мало времени, — неожиданно спокойно согласился кот, внимательно оглядывая ее с ног до головы. — Барьер становится все тоньше. Но как она могла так просчитаться?

И повернувшись ко мне, продолжил:

— Мряу… ну что? Быстрее начнем, быстрее закончим. Предупреждаю сразу, я не в восторге от твоего общества.

И мы начали мое первое в жизни занятие магией. Еще пару дней назад я даже не смела о таком мечтать. Ну и пусть учителя достались мне, мягко говоря, странные, но даже сама мысль о том, что я смогу творить что-то настоящее заставляла душу петь от восторга.

— Хватит сиять как начищенный таз, — уже привычно ворчливо начал Василь, и продолжил чуть мягче. — Возьми у Ранисы экранирующие амулеты и разложи их по периметру поляны, ты же не хочешь, чтобы нас засекли.

Я выполнила поручение и быстро вернулась.

— Мрррр. А теперь прикррой глаза и почувствуй потоки стихии вокррруг, они проходят через тебя. Ты их часть, а они часть тебя. Мррр… Попытайся принять их, подрружиться, но не подчинить. Пока нам это не нужно, — тихий мурлыкающий голос успокаивал, прогоняя засевшие где-то в глубине души нотки сомнений.

Я тут же попробовала закрыть глаза и потянуться к искомым потокам, уже знакомым мне ранее. В этот же момент легкий ветерок нежно коснулся щеки и немного растрепал волосы. Вот искомая нить, а вот и еще одна. Я их чувствую. Все пространство вокруг было заполнено тонкими прозрачными нитями воздушной стихии. Да, они же действительно проходят через мое тело, как же я раньше этого не замечала. Я счастливо заулыбалась.

— Фр… Нет, что за непутевая ученица мне досталась! — снова заворчал Василь, — ты зачем к воздуху лезешь? А!? Ты где здесь воздушшшников видишь?! Огненные потоки ищи, мря…бестолочь!

Я сделала глубокий вдох, чтобы вернуть равновесие, и снова закрыла глаза. Но сколько бы я ни старалась, следов огненной стихии так и не могла обнаружить. С воздухом все было гораздо проще — он был вокруг. Огня же поблизости я не наблюдала. Я пробовала вновь, но раз за разом меня постигала неудача.

— Я не могу найти огонь, — в душе начинала разгораться злость, кошак прав, я абсолютная бездарность. — Поблизости нет ничего, его напоминающего.

— Я тебе что сказал, огонь что ли искать? Фррр… — кот демонстративно закатил глаза и тяжело вздохнул. — Слушай внимательнее! Надо искать потоки стихии, огненные потоки, дурья твоя башка! Даю подсказку, они, как и воздух, должны пронизывать твое тело. Ты же огненный маг, хоть и бестолочь! Со временем научишься их видеть во всей красе!

Я закрывала глаза вновь и вновь, но ничего не находила. Я уже хотела бросить эту затею, как краем сознания зацепила огненный сполох и от испуга даже открыла глаза.

Что это? Неужели нашла?

Я нетерпеливо заозиралась по сторонам, отчего через плечо опять перелетела небольшая прядь волос. Восхищенно замерев, я уставилась на нее. Даже не закрывая глаз, я чувствовала исходящую от пряди силу. Она была напитана стихией под завязку и как магнитом притягивала потоки силы извне. Вот он огонь, пламя, что принадлежит мне. Я осторожно потянулась за потоком и с удивлением заметила, что он простирается достаточно далеко за пределы моего тела.

— Наконец-то! Мряя…я думал ты никогда не догадаешься, — язвительности Василю было не занимать.

— А сразу сообщить нельзя было, мы же потеряли кучу времени! — я злилась на кота и в то же время восхищалась приоткрывшемуся мне магическому миру.

— Нельзя! Каждый маг огня должен прийти к этому сам. Мау…надо почувствовать свою силу. Огонь всегда внутрри огненного мага, надо только его прринять.

Василь начал важно расхаживать по поляне из стороны в сторону, крутя хвостом.

— Так это что, выходит, все огненные маги обладают такой шевелюрой? — я в неверии округлила глаза.

— Ну не совсем такой, ты у нас, пожалуй, уникум, тобой только детей пугать, — хмыкнул Василь. — Но то, что огневики рыжие — это точно. А вот насыщенность оттенка уже зависит от уровня силы.

— Надо же, даже ярче, чем у меня в молодости… — неожиданно вступила в разговор Раниса, я, уже успела позабыть, что она где-то рядом.

Она подошла ближе и с восхищением прикоснулась к пряди, но тут же отпустила ее, словно обжегшись. Женщина развернулась ко мне полубоком, чтобы скрыть мелькнувшую на лице досаду, и продолжила:

— Помни, ты часть стихии, а стихия часть тебя. Как ни крути, но вы неразрывно связаны. Внутри тебя, — она ткнула мне в грудь пальцем, — есть дар ей управлять. Это твой резерв или внутренний источник… Чем он больше, тем большее количество стихии ты можешь пропустить и преобразовать. Можно, конечно, пользоваться и внешними резервами. Например, источниками рода, как благородные, — Раниса поморщилась, — но они этим только связывают себе руки, глупцы.

— Что еще за источник рода? — осторожно спросила я, странно, никогда про это не слышала.

— Это то, что позволяет стихийнику не заглядывать внутрь себя. Высокородные маги пользуются только тем, что собрал и заботливо пережевал для них родовой артефакт. Живут, словно калеки, при матушке опекуне, — Раниса многозначительно фыркнула. — О какой великой магии здесь, вообще, можно говорить. Василь продолжай, я больше не буду вам мешать.

С этими словами женщина удалилась в сторону хижины. Наше же занятие затянулось до самого обеда, пока я не упала без сил не попросила о пощаде. Но, несмотря на дикую усталость, я была чрезвычайно довольна собой.

Глава 14. Погоня продолжается

Рейонер Кастнер

Небольшая пентаграмма, аккуратно начерченная на земле, серебристо светилась от огромного количества влитой в нее магии воздушной стихии. Оставались лишь небольшие финальные штрихи, и сетка поисковика раскинется далеко над окрестностями.

— Подай мне нож, Тир, — голос срывался от усталости.

На ритуал ушло неожиданно много сил и требовалось закончить его как можно скорее.

— Ты уверен? Вдруг нас заметят? Выброс такой силы будет достаточно ощутим даже на расстоянии, — Тирел был не на шутку встревожен, но без промедления сделал то, о чем я просил.

— Я уже поставил дополнительный защитный экран. Совсем меня за идиота считаешь? Лучше помоги, — лишние слова тратили и без того небольшой запас резерва, и я без промедлений полоснул по кисти, проливая кровь в самый центр пентаграммы.

В эту же минуту я ощутил возвращение влитой стихии бурлящим потоком. От такого всплеска дара даже темная часть моей силы недовольно зашевелила носом, стремясь вырваться в погоню как можно быстрее.

Давай покажись, ну где же ты…

Сканирующее заклинание в виде сетки растеклось далеко, захватывая земли и за пределами Саторского княжества, но никаких, даже малейших магических всплесков не обнаруживало.

Ну же!

Я расширил сеть еще на пару миль. Ни за что не поверю, что они могли так далеко уйти. Маги должны быть совсем рядом.

— Ну что? Есть какие-то успехи? — брат нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

Неужели его смогло всерьез заинтересовать хоть что-то, кроме вкусной еды и женщин.

— Ты меня отвлекаешь, отодвинься чуть дальше, — навязчивое поведение Тирела, как обычно, нервировало. — Пока ничего… куда они могли запропаститься?

Я раз за разом просматривал участки леса, попавшие в зону действия поисковика, но так ничего и не находил. Черт, да что же это такое! Наваждение какое-то…

Хотя… Кажется, я знаю, где они прячутся! Думали, что я настолько глуп?

Ближе к югу княжества на самой границе болот сеть уловила странную зону, полностью лишенную магии. Маленький пятачок земли возле русла реки. Более того, данная зона не только фиксировалась поисковиком как магически пустое место, но и втягивала стихии внутрь себя, где те пропадали бесследно.

— Похоже, они используют защитный купол, чтобы погасить стихийные всплески, но от магии крови так просто не скрыться! — я спешно заканчивал ритуал, сворачивая поисковик. — Дай сигнал вожаку, я хочу отправить стаю!

— И почему ты продолжаешь с уверенностью говорить, что наши маги находятся в одном и том же месте? Вдруг они совершенно незнакомые друг другу одиночки? — Тир все еще сомневался в правильности моих выводов.

— Считай это интуицией, нюхом, чутьем. Да чем угодно! Не может быть простым совпадением, что столько сильных нелегалов одновременно находятся в лесу на самом юге Синарии, — чем больше я над этим думал, тем шире мне казался масштаб происходящего. — Странно все это, братишка.

— А ты уверен, что мы справимся? Их все-таки двое, и они невероятно сильны, — он нервно теребил рукав кожаной куртки, не решаясь посмотреть на меня в упор.

— Не мы, а я один, — я медленно перевел взгляд на брата. — Я планирую сегодня использовать вторую часть своего дара и, уверен, поймаю беглецов. Я выпущу то, что уже давно рвется наружу.

Тирел немного побледнел, но не подал виду, что его это как-то взволновало. Надо же, еще вчера ты трясся, даже при упоминании о моем маленьком проклятье. Определенно, прогулка пошла тебе на пользу и прочистила, наконец, мозги.

— Ответа от отца так и не пришло, — я неспешно продолжил. — Здесь какие-то проблемы со связью, поэтому сегодня ты отправляешься прямиком в Сатор. Обратишься к князю Норену, он подскажет, где в этой глуши найти портал в Центру. Необходимо лично уведомить отца обо всем, что здесь происходит.

Я ждал возмущения на этот счет, но Тирел едва заметно кивнул в ответ на мою просьбу и удалился в сторону разбитого лагеря. Сев на траву возле костра он на несколько минут замер, думая о чем-то своем, а затем начал собирать вещи.

На душе было гадко, оттого что я отправляю его обратно одного, но я не мог рисковать. Темная часть дара обязательно потребует плату, и я не знаю, что он заберет в этот раз. Тир это тоже прекрасно понимал и не сопротивлялся.

День уже клонился к вечеру. На раскидывание поисковой сети ушло достаточно много времени и ресурса, я неимоверно устал, но оно того стоило. Теперь беглецы уже никуда не денутся, я их скоро поймаю.

Улыбка расползлась по моему лицу.

Я удовлетворенно откинулся на начинающую желтеть траву и потянулся к каналу связи с вожаком, чтобы передать стае координаты для начала новой погони. Гончие не нуждались во сне, как обычные животные и могли сегодня же начать двигаться по следу.

Тир уже практически закончил сборы, как вдруг всего на мгновение повернулся в мою сторону и почти шёпотом произнес:

— Рей, только будь осторожен, — он был предельно серьезен, и, кажется, действительно беспокоился.

— Хорошо братишка, я постараюсь, — обнадеживать его не хотелось.

Он запрыгнул на лошадь и поскакал в сторону Сатора, а я остался ждать, когда он уедет достаточно далеко. Надо было отдохнуть и восстановить резерв. Я потянулся к источнику рода, чтобы быстрее прийти в норму.

Первые сумерки укрыли долину, когда я понял — пора. Поднялся во весь рост и глубоко вдохнул, снимая внутренние блоки.

Подавляемая часть дара удивленно встрепенулась, всего на мгновение замешкалась, но тут же ринулась наружу с неимоверной прытью.

Всего несколько секунд и я уже вижу множество потоков чужих судеб. Одна, вторая, третья…

Словно чуткий охотник, дар находил нужные нити и слегка сдвигал их. Где-то он перекусывал целыми жизнями, а где-то добавлял новые пути.

Реальность едва уловимо перекраивалась по только мне видимому рисунку. Теперь все пойдет именно так, как я задумал. Правда, я еще не знаю, чем мне за это придется заплатить. В том, что плата будет взята, я даже не сомневался. Каждое обращение к проклятому дару забирало у меня что-то дорогое.

Вот и наши беглецы. Попались, теперь никуда от меня не денетесь.

Настроившись на нужных мне стихийников, я чуть приоткрыл магическую завесу и шагнул в пространственный карман, прямо наизнанку мира.

Здесь, следуя за нитями дара, я быстрее доберусь до них, чем по земле. Осталось совсем немного, и победа будет за мной.

Глава 15. Кошки-мышки

Айра

Меня кто-то отчаянно тряс за плечо, мешая предаваться блаженному ощущению сна и покоя. Я же только вяло отмахивалась и переворачивалась на другой бок, все плотнее кутаясь в одеяло.

Сил на то, чтобы ответить нарушителю моего спокойствия не было. Тело ломило так, будто по мне потопталось стадо лошадей, не оставив и кусочка живого места. Сейчас хотелось только одного — чтобы меня оставили в покое.

— Да что это с ней?! — сквозь сон опознала я гневный оклик Василя.

— Похоже, откат накрыл… Я надеюсь, ты дал ей вчера отвар меренга после тренировки? Да!? Я тебя спрашиваю, рыжая морда, чего глаза потупил?! О чем ты, вообще, думал! — голос Ранисы, казалось, вот-вот разрушит и без того хлипкие стены хижины. — Да у нее огонь проснулся всего два дня как! Ей же этот отвар жизненно необходим, бестолочь!

— Что же нам теперь делать!? Мяяя… Мы не можем ослушаться приказа, нужно уходить немедленно! — в голосе кота слышалась все нарастающая паника.

— Помоги ей сесть, дубина, будем твои огрехи исправлять! Снова… как же мне это надоело. Который раз за последнюю неделю я должна заливать свои настои в это тщедушное бессознательное тельце?!

Меня снова схватили и начали интенсивно трясти, но я просто физически не могла очнуться от одолевшей меня слабости.

Я старалась изо всех сил, но единственное на что меня хватило, это несколько приоткрыть глаза и захлопнуть их обратно, не выдержав сопротивления.

Тряска становилась все интенсивнее. Меня стали подпирать со спины, вынуждая принять сидячее положение. Не удержалась и сладко зевнула и в тот же момент чуть не захлебнулась от залитого в меня горького травяного настоя.

— Кхе… Убить меня решили? — возглас вышел слабым и больше походил на шипение.

Я отчаянно кашляла и костерила про себя старуху вместе с ее полоумным котом. Черт меня дернул связаться с этими ненормальными, совсем страх потеряла, сразу же было видно, что они давно тронулись умом в этом лесу в одиночестве.

Откашлявшись, я осознала, что наконец-то удалось хоть немного проснуться, однако тело все также ломило от слабости. Ох, оказывается, владеть таким большим запасом магии совсем не так просто, как мне казалось.

— Я надеюсь причина меня будить среди ночи достаточно веская!? — я гневно сверкала глазами в сторону Ранисы. — Вы совсем из ума выжили! Ночь на дворе, нормальные люди в это время спят! Или это новый вид тренировок?!

— Какие к чертям тренировки! — воскликнул в ответ Василь, бешено бегая от печи, стоявшей в самом углу хижины, до стола в ее центре. — Собирай давай свои шмотки, мы должны уходить!

— Куда? — я опешила настолько, что даже забыла спросить от кого мы бежим.

— Подальше отсюда, — Василь продолжал метаться по хижине, собирая всевозможные мелочи в небольшой мешочек, подвязанный на шее. — Шевелись быстрее, иначе уйдем без тебя!

— Да объясните уже, что происходит? — я сложила руки на груди и насупившись наблюдала за творящимся вокруг меня погромом.

Я бы уже и рада была начать сборы, но несмотря на влитый отвар, сил на то, чтобы встать с кровати было еще недостаточно.

Я просто физически ощущала, как нити силы, притягиваясь как к магниту, постепенно наполняют мое тело энергией и завидовала бодрости Ранисы, которая деловито проходила вдоль полок и кидала в сумку нужные ей коренья и банки.

— Скоро здесь будут ищейки, — спокойно ответила женщина, не отрываясь от своего занятия. — Если хочешь остаться и сдаться в их лапы, то милости прошу. Если нет, то, пошевеливайся.

— Откуда вы об этом узнали? И почему именно посреди ночи решили об этом сообщить, — голос звучал уже увереннее, да и тело понемногу стало наливаться энергией.

— Именно ночью моя стихия наиболее сильна, — Раниса повернулась ко мне, пугая своими затянутыми мутной пеленой глазами. — Кто-то воспользовался сетью поиска, а затем потревожил линии судьбы. Ох, не к добру это, не к добру. Одно дело их просто запутать, а другое — новые проложить. Как бы беды не было!

Сегодня женщина выглядела еще более необычно, чем ранее. Движения стали рваными и хищными, спина полностью распрямилась, а фигура приобрела гибкость и стройность. Лицо ее почти разгладилось от морщин и шрамов и если бы не пугающие глаза, то ее можно было даже назвать красивой.

— И почему вы так уверены, что поисковая сеть нас обнаружила? — я смотрела на Ранису и восхищалась ее спокойствием и собранностью.

— Если бы я хоть каплю сомневалась в своей магии и чутье, деточка, то не дожила бы до сегодняшнего дня, — голос женщины оставался все так же груб, несмотря на внешние изменения. — Вы пойдете одни, я больше не могу с вами оставаться.

— Как одни?! — Василь оторвался от сбора вещей и вытаращил свои круглые зеленые глаза. — Я?! С ней!? Без тебя!? Да ни в жизнь!

— Это приказ, Василь, причем приказ не мой, так что прикрой рот и продолжай собирать вещи, — казалось, спокойствие Ранисы сегодня никто не смог бы нарушить. — Держите путь к Сатору, а я же вынуждена буду на некоторое время залечь на дно в этом лесу.

— Почему вы не можете пойти с нами? — я была удивлена не меньше Василя, который продолжал беззвучно таращить глаза, смотря на нас с немым укором.

— Я не могу ослушаться приказа, Айра, — женщина рвано развернулась к нам и ее образ подернулся легкой дымкой. — Прости Василь, нам пока нельзя находиться рядом, ты же видишь. Когда я смогу полностью восстановиться, я позову тебя.

Умом я понимала, что когда-нибудь придется покинуть мое временное убежище, но не ожидала, что это произойдет так скоро. Жаль, я ведь только начала осваивать магию.

Усилием воли я поднялась с кровати и принялась скидывать свой небольшой багаж в принесенную Василем сумку. Вещей было мало, только те, что подарила мне Раниса, поэтому я справилась достаточно быстро.

— И куда нам с НЕЙ идти?! — Василь раздраженно дергал хвостом и демонстративно не смотрел в мою сторону. — Она будет мне обузой, пусть шагает одна, а я пойду своим ходом!

— Нет, ты идешь с Айрой, у тебя остался невыполненный долг. Не забывай, что ты теперь ее учитель и наставник, пушистый прохвост, — в глазах Ранисы появилась нежность и я впервые услышала, как она засмеялась. — Признаюсь, буду даже по тебе скучать… совсем немного.

Женщина последний раз окинула взглядом хижину и слегка задержалась на мне.

— Удачи тебе, девочка, может еще свидимся, — она подхватила свою, казалось, невесомую, поклажу и неровным шагом направилась к двери. — Ах да! Чуть не забыла, — женщина на мгновение развернулась к нам от чего ее силуэт опять размазался. — Там на столе письмо, отдашь его лично князю Норену, у него ко мне должок есть один, пришло время платить по счетам.

С этими словами дверь за Ранисой захлопнулась, погрузив хижину в звенящую тишину. Я быстрым шагом кинулась к столу, хватая с него письмо, запечатанное сургучной печатью с неизвестными мне знаками. Покрутив его в руках и не найдя возможности его осторожно вскрыть, аккуратно положила в сумку.

— Ну что, пушистик, в какой стороне Сатор? Может карта у вас тут где завалялась? — мой голос был тих и чуть слышно разорвал тишину помещения.

— Меня зовут Василь! — прошипел кот. — Не смей меня называть никак иначе, а то я за себя не ручаюсь!

— Думаю, нам с тобой не по пути, — я зашнуровала мешок и стала двигаться на выход, лишняя обуза мне была не нужна в этой погоне. — Давай ты пойдешь по своим делам, а я по своим, ты только направление мне подскажи.

— Мы сейчас на самом юге княжества, у болот Эльха, если возьмешь на запад и чуть севернее, то попадешь прямиком на тракт, который ведет к Сатору, — кот нервно крутил хвостом и отвечал с неохотой. — Мне все равно придется идти с тобой, Раниса права, у меня теперь обязательства. Ученица! — последнее слово кот будто выплюнул в мою сторону.

— Ну что ж, ты сам решил со мной идти, я предлагала отказаться. Учитель! — меня тоже не радовала перспектива продолжать путь в чьей-либо компании.

Я взяла в руки сумку, прощальным взглядом окинула хижину и направилась к выходу. Василь засеменил следом, то и дело смотря на меня презрительным взглядом.

Я чувствовала, как тело все больше наливается силой. В то же время в голени, на месте уже зажившего укуса появляется все нарастающий зуд. Не выдержала и почесала ногу.

— Что? Блохи завелись? — Василь был, как всегда, ехиден.

— Конечно, от тебя подцепила, — зуд нарастал.

Да что же такое, неужели пламя не смогло выжечь весь яд до конца. Я скинула легкие ботиночки и во все глаза уставилась на ногу. След от укуса слегка светился в темноте огненными сполохами, создавая вокруг себя некое подобие ареола.

— А теперь ответь-ка мне, Учитель, что с моей ногой?

— Да я почем знаю?! Как будто я видел выживших после укусов гончих! Спросишь тоже, — кошак казался озадаченным не меньше меня.

Вдруг голова словно взорвалась. Это было так неожиданно, что пришлось даже облокотиться на хлипкий стол, чтобы удержать равновесие.

"Они близко. Идем по следу".

Азарт. Радость погони.

"Хозяин мы близко"…

В голове один за другим проносились образы. Лес. Гонка. Боль в усталых мышцах.

Знакомая выжженная поляна…

— Бежим, Василь! Лапы в руки и бежим! — я что есть мочи рванула в лесную чащу, стараясь запутать следы, но зуд в ноге лишь нарастал. — Гончие рядом, я слышу их. Я чувствую всю стаю!

Голову распирало от осознания чужого присутствия в ней. Пожалуй, это было одно из самых неприятных ощущений в моей жизни, казалось, сознание хочет раствориться в мыслях стаи и большого труда стоило удерживать себя от этого.

— Они слишком быстро бегают, теперь и я их ощущаю, хоть меня никто и не кусал, — шерсть рыжика встала дыбом и теперь он напоминал большой огненный комок. — Мы слишком приметны в зеленой чаще.

Я не отвечала, увлекшись новыми эмоциями и ощущениями, не забывая при этом выбирать дорогу и с большой скоростью удаляться от места нашей временной стоянки. Чуть колыхнулись нити силы, сейчас я чувствовала их необычайно остро, и пространство позади меня озарилось огненным маревом.

— Они добрались до хижины, у Ранисы была защита на случай непрошенных гостей, — как ни в чем не бывало сообщил Василь. — Можешь расслабиться, теперь они некоторое время заперты на поляне. Активировался контур по периметру, а магию Ранисы так просто не пробить, надо быть специалистом, так сказать…мрр… широкого профиля.

— И ты только сейчас говоришь про защиту? Когда я чуть не умерла от страха, петляя по лесу, как заяц? — сказать, что я была зла — ничего не сказать.

— Да ты, в общем-то, и не спрашивала, — ответ кошака был до отвращения лаконичен, вот вредное создание.

Зуд стал несколько отступать, однако, полностью не стихал, будто часть укуса так и не зажила, доставляя неудобства. Я перешла на шаг и почти уже полностью расслабилась, когда на тропу передо мной вдруг выскочила гончая, оскалив зубы.

Василь зашипел, выгнув спину, а я чуть отпрыгнула назад и почувствовала, как кисти охватывает едва заметное пламя. Гончая зарычала и уставилась на меня, не мигая, своими красными глазами.

"Добыча. Вкусно. Отбилась от стаи. Хозяин приказал. Нашла. Охраняю. Жду. Устала. Голодна".

Образы вспыхивали в голове один за другим, но гончая не спешила нападать. Я смотрела ей прямо в глаза и не успевала за потоком ее сознания. Казалось, наша игра в гляделки никогда не закончится.

"Хосяйка?" — гончая вдруг несколько удивилась, — "Хозяйка?"

Я стояла и не понимала, что мне делать.

С одной стороны, я ненавидела этих тварей, за то, что они делают с беглыми магами. С другой стороны, особь выглядела совсем еще юной и даже несколько напуганной, косясь на мои пылающие огнем руки.

“Хозяйка,”— вдруг достаточно четко, но все еще немного неуверенно раздалось в голове.

Я протянула вперед руку. Гончая принюхалась и отшатнулась.

Страх. Дикий животный страх.

— Эээ… я не уверен, конечно, но, по-моему, она тебя боится, — Василь казался озадаченным.

— Что ей от меня нужно?! Да я ее больше боюсь, чем она меня! Ты же знаешь этих тварей! Они не ведают пощады, — выкрикнула я и увидела, как животное в страхе отшатнулось, стало ее жаль. — Я что действительно так устрашающе смотрюсь, а Василька?

— Я же говорил не называть меня так! — зашипел кот. — Мрр… Ну, знаешь ли, пылающий взгляд и руки еще никому из животных не нравились, ты пугаешь даже меня, красотка.

Вдруг гончая зажмурилась и шагнула вперед, прямо к моей ноге. Я отшатнулась и краем руки задела ее. Животное взвизгнуло и мгновенно впитало огонь с моих пальцев.

"Вкусно…ррр…хочу еще. Голод. Вечный голод"

Я слегка почесала примлевшее животное за ухом. Псина раз за разом поглощала порции силы, довольно урча.

"Хосяйка! Хорошая хосяйка!", — прозвучало в голове уже утвердительно.

В этот же момент Гончая громко взвизгнула и резко припала к земле, как будто пыталась закрыть морду лапами.

Ее глаза перестали светиться красным и загорелись огнем цвета приглушенного пламени.

"Хозяйка!"

Где-то позади лес огласился выворачивающим душу воем. Плачем стаи, потерявшей своего щенка.

Глава 16. Тебе не уйти

Рейонер Кастнер

Я продвигался медленно. Гораздо медленнее, чем планировал, ныряя на изнанку. Примерно на середине пути начало возникать стойкое ощущение, что кто-то пытается меня задержать.

Странное поведение магии было в новинку. Обычно она охотно слушалась, выпускаемая наружу. Более того, периодами, стихия даже опережала мои мысли, начиная перестраивать реальность по своему усмотрению, будто имела собственное сознание.

Но сегодня все шло не так, и я это чувствовал. Изнанка впервые отказалась меня принимать, выталкивая обратно.

И вроде бы ничего особенного не происходило. Нити силы все так же уверено вели меня за собой, но каждый последующий шаг давался труднее, чем предыдущий. Создавалось впечатление, что я завяз в топком болоте.

Скорость неумолимо замедлялась и это заставляло злиться. Что за ерунда? Такое чувство, что само мироздание не хочет меня туда пускать!

С большим трудом я, наконец, добрался до конечной точки и буквально вывалился из пространственного кармана на большую выжженную огнем поляну.

Надо же было ее так изуродовать…

Интуиция буквально кричала о надвигающейся опасности, и я не спешил отпускать нити дара.

У самого края леса я заметил старую, полузаброшенную хижину. Странно, но возле нее подпалин почти не отмечалось, наоборот, зелень покрывала ее так сильно, что убежище практически сливалось с виднеющимся в темноте лесом.

Я потянулся к каналу мыслесвязи и призвал гончих. Чувствовал — они совсем рядом. И правда, буквально пара минут и вожак плотно встал у моей ноги. Пора.

Боясь потерять драгоценное время, я крепче перехватил потоки силы и направился прямиком к хижине.

Ну вот и все, гонка закончена. Признаюсь, это было достаточно интересно для меня, но пора прекращать весь этот балаган. Я не намерен ни часа здесь больше задерживаться.

Но не успел я сделать и пары шагов, как хижина вспыхнула алым пламенем, как и вся поляна по контуру.

Гончие обеспокоенно заскулили и придвинулись ближе ко мне, ища защиты. Настоящими животными их можно было назвать лишь с большой натяжкой, но были вещи, которые еще продолжали внушать им страх.

— Это невозможно… — почти прошептал я. — Что за…?!

Я был зол. Нет, не так. Я был просто в бешенстве, и оно нарастало с каждой минутой, проведенной внутри пылающего круга.

Никто не мог знать, что я иду по следу! Это невозможно, в империи нет магов такого уровня.

Кроме меня никто не мог знать всех особенностей темной стороны моего дара. Даже я, перерыв многочисленные библиотеки, так и не нашел ни одного упоминания о чем-то подобном. Они не могли знать… Не могли.

Стая волновалась все больше. Внутри пылающего круга мы были зажаты втроем, я и две особи.

— Где третья? — грозно спросил я у вожака.

"Погоня. Азарт. Отбилась. Отошла. Далеко. В роще"

Образы пронеслись в голове короткими вспышками.

Самая молодая гончая, почти щенок, моя наилучшая разработка — оказалась за пределами круга.

Ладно, может оно и к лучшему. За контуром сейчас явно было безопаснее. Пора вылезать отсюда, становится жарковато. Еще чуточку и можно забирать нас всех тепленькими.

Или горяченькими.

Я усмехнулся и попытался потоком чистой силы проломить окружающее нас огненное кольцо.

Но не смог.

Усмешка медленно сползла с моего лица, и я взялся за работу более сосредоточенно.

Выпускник Эстер с отличием, один из выдающихся магов, лучшая ищейка императора не смог пробить барьер, сделанный нелегалом. Рассказать кому — не поверят.

Я раз за разом прощупывал плетение, но не находил в нем изъянов. Просматривал его со всех сторон, но не находил ни единого знакомого элемента. И это начинало пугать.

Маг, сотворивший это, явно был хорошо обучен, даже слишком хорошо для простого совпадения.

На поляне становилось все горячее. Еще немного и нас неизбежно поджарят. И меня, и большую часть стаи.

И если себя было не сильно жалко, то стая была мне так же дорога, как и семья. Они были для меня больше, чем просто гончие. В их создание и воспитание я вложил всю свою душу, все знания, все умения. Все, чем я владел было воплощено в этих идеальных животных.

Я увеличил напор, действуя теперь больше грубой силой, чем умением. Резерв был опустошен уже более чем наполовину, но это не помогло.

От отчаянья я решился на безумный шаг и, собрав остатки темного дара, вмешался с его помощью в плетение.

Некоторое время ничего не происходило, но потом огненный вал начал понемногу стихать, вспыхивая искрами то тут, то там. Прикрыв глаза рукой, я еще раз ударил потоком стихии.

Плетение пошло мелкими разрывами. Неужели получилось?

— Быстро! Вперед! Выбираемся, пока ход не захлопнулся!

Стае не нужно было повторять дважды. Они уже сами увидели лазейку и теперь старались как можно скорее убраться подальше от пугающего их места.

Едва мы успели покинуть негостеприимную поляну, как брешь захлопнулась и пламя вспыхнуло с удвоенной силой.

Надо непременно донести о случившемся отцу. Не нравится мне все это. Чутье подсказывает, что здесь происходит что-то более масштабное, чем просто несколько нелегалов. И я непременно во всем разберусь.

Мы уже достаточно далеко отошли от огня, но стая не прекращала волноваться. Я не мог понять в чем причина.

В какой-то момент вожак стал лихорадочно кружиться на одном месте, тихо поскуливая.

— Что происходит?

"Опасно. Стая. Опасно. Прятаться. Опасно."

Только я хотел отдать приказ взять след продолжить погоню, как меня скрутило болью.

Приступ был настолько сильный, что я упал на колени, с трудом удерживая себя в сознании.

Стая тоскливо завыла и следующим мгновением я почувствовал разрыв магического поводка.

— Нет! — резко выдохнул я. — Нет!

Они уничтожили щенка. Моя лучшая особь… последняя разработка…моя гордость…

Что они вообще смогли с ней сделать, я же лично ставил защиту от всех видов магии.

Слегка прикрыв глаза, я старался подавить боль и возникшую в груди горечь. Понимание давалось с трудом, но темная стихия, похоже, взяла свою плату.

Что-то слишком быстро в этот раз, я даже не отпустил потоки. Слишком рано.

Неспешно поднявшись с земли, я отёр лицо рукавом. Ну все, теперь я действительно в ярости.

Сделав глубокий вдох, я потянулся к темным нитям, стараясь уловить, где находятся маги, но засек только одного.

Ну ничего, так даже легче. Поймаю и уничтожу вас поодиночке.

Хотя нет, отец мне этого не простит. Необходимо доставить вас живыми, чтобы в полной мере напитать родовой источник. Но вот здоровыми никто не обещал.

Я перехватил уже ускользающие потоки и шагнул в последний на сегодня карман, чтобы на выходе нос к носу столкнуться с пылающими разноцветными глазами.

Глава 17. Тебе не поймать

Айра

— Пошевеливайся давай! — Василь нёсся со всех лап, мелькая среди деревьев ярким золотистым пятном. — Ты, вообще, передвигаться быстро умеешь? Мрряу… Еще и псина эта с нами увязалась! Что мне прикажешь с ней теперь делать?! Я, вообще-то, кот, если ты вдруг забыла, и она легко может мной перекусить, даже не поперхнется!

И как у него это получается. Я не могла без одышки даже возмутиться, а он отчитывал меня, будто мы вышли на неспешную прогулку в городском парке.

— Да я и так выкладываюсь по полной! — дыхание сбилось от быстрого бега. — У меня всего две ноги, а не четыре, как у вас двоих.

Как бы я быстро ни бегала, но кот непременно оказывался быстрее. Про гончую так вообще говорить нечего — она без труда бежала рядом, периодически порыкивая на кошака. Она явно выглядела довольной жизнью и происходящими с ней событиями. Ей тут точно беспокоиться было не о чем.

Да уж, веселая, похоже, мне предстоит жизнь, если сумею оторваться, конечно.

С каждой минутой в счастливый исход верилось все с большим трудом. Я не настолько быстро бегаю, да и надолго ли сможет задержать ищейку наложенная Ранисой защита.

— Плохо выкладываешься! Без, мряю… огонька, — снова принялся за свое Василь. — Давай же! Осталось совсем немного и можно будет использовать схрон!

— Что… какой… еще схрон, — воздуха не хватало.

— Думаешь, мы с Ранисой от ищеек не бегали что ли? — укоризненно начал котяра. — Только она пошустрее тебя была, мряу… даже сейчас даст тебе сто очков форы!

— И ты… молчал!? — если бы дыхание позволяло, то я бы высказала ему все, что накопилось.

Я злилась на кота и было за что. Я лихорадочно пытаюсь сочинить хоть какой-то план нашего спасения, а он, оказывается, уже давно знает, куда мы движемся.

— Я думал! Мрр…вдруг наша ситуация не считается экстренной? — возмутился Василь. — Да меня же Раниса собственноручно придушит, если что не так!

— Думал он! Нет, мы погулять вышли, — в боку уже кололо, — из ума… выжил!

Конечную часть фразы я пробормотала на последнем дыхании.

— Мря… попрошу не оскорблять, — шерсть кота вдруг встала дыбом на загривке. — Шшшшш…кто-то затронул нити подпространства! Шшшш… Осторожнее, слева!

И правда, часть рощи сбоку от меня вдруг подернулась легкой рябью. От страха я призвала чуть больше силы, чем надо и кончики моих пальцев вновь слегка вспыхнули.

И когда наступит тот момент, что я начну контролировать стихии как положено. Даже в такой мелочи я все еще как маленький ребенок.

— Васюшка, мне страшно, что это еще за тварь! — было жутко, но тем не менее я не планировала сдаваться без боя, тем более, когда появилась надежда выбраться невредимыми.

В какой-то момент рябь слегка утихла, и прямо рядом со мной, словно из ниоткуда, вышагнул высокий молодой мужчина. В глаза сразу бросилась нашивка на рукаве черной кожаной куртки в виде оскаленной пасти волка.

Ищейка. Ох, уж лучше бы это была очередная тварь.

Хотя, ищейка, чем он лучше? Те же самые твари, только еще более жестокие и не ведающие пощады.

Скольких же магов ты извел на своем пути? Не сомневаюсь, что их можно исчислять десятками.

Весь его облик выглядел изрядно помятым — темные волосы растрепаны, на одежде многочисленные подпалины, рукав кожаной куртки ободран. Хорошо же тебя потрепало. От должного внешнего лоска служащего империи не осталось и следа.

Я усмехнулась, хоть что-то приятное за день.

Одним рывком он повернулся на звук в мою сторону. Его холодные темные глаза метали молнии. Похоже, ищейка был очень зол, придя по наши души. На секунду показалось, что он слегка растерялся, встретившись со мной взглядом.

Что, ожидал увидеть здесь кого-то другого?

Растерянность быстро сменилась яростью и потоки силы, закрученные вокруг него тугими темными спиралями, направились в мою сторону. Исходившая от него сила внушала животный страх не только мне, но и Василю.

— Ранисочка! Развоплоти меня обратно! Я согласен! — кот, шипя, выгнулся и отпрыгнул мне за спину, прячась.

Тоже мне, защитничек нашелся. Только запахло жареным — сразу в кусты.

А где гончая? И она решила удрать подобру-поздорову?

— Ну вот и все, игры окончены, тебе некуда бежать! — голос мужчины был низким с легкими рычащими нотками. — А теперь скажи мне, на что ты рассчитывала? Думаешь, от ищейки можно скрыться?

Я не стала отвечать, чтобы не тратить драгоценное время, и ударила по нему чистым потоком огненной стихии — единственным, что я в совершенстве освоила на сегодняшний день.

На мгновение лес осветило алым заревом, но тут же, откуда-то сбоку пришелся болезненный удар, поваливший меня на землю.

Мужчина, казалось, даже не заметил моих попыток защититься, отмахнувшись, как от назойливой мухи. Он остался совершенно невредимым и продолжал создавать одному ему известное плетение.

— Такими глупостями будешь моих гончих пугать, — в глубине его темных глаз плескалась ненависть. — Еще одно лишнее движение и я переломаю тебе все кости, предупреждаю.

Я пыталась лихорадочно найти выход, но не видела его. Маг явно был сильнее. Мне просто не хватало знаний, чтобы защитить себя. Нет… должен быть выход.

Договориться? Не думаю, что ему что-то от меня нужно, кроме дара…

Думай, Айра, думай.

Он подошел уже почти вплотную, а я в страхе вжалась в стоящее позади меня дерево, не зная, что мне делать дальше. Темные потоки вокруг ищейки все усиливались, и я уже ощущала их удушливое давление. Они сжимали, лишая воли, сил и способности к сопротивлению.

В какой-то момент я оказалась полностью обездвижена и могла только безучастно наблюдать за происходящим.

— Ну все, теперь ты пойдешь со мной! — он чуть тронул меня за подбородок и заглянул в глаза. — У тебя, конечно, просто невероятный резерв. Даже не знаю, как тебе удавалось так долго скрываться, но против обученного мага тебе не выстоять и минуты, даже не надейся, — его голос был тих и вкрадчив, но пробирал до дрожи в коленях.

— Мряяя… А ну отпусти ее! — неожиданно Василь выпрыгнул прямо на обидчика и вцепился в его лицо когтями, но почти мгновенно силой был отброшен к ближайшему дереву и теперь не подавал признаков жизни.

— Забавная зверушка, — он слегка прикоснулся к появившимся на лице царапинам и посмотрел на оставшиеся на пальцах следы крови. — Неужели смогла создать собственного огненного демона? Или помог кто?

— Не твоего… ума… дело! — слова давались с трудом, горло было плотно сдавлено силой стихийника.

Я бы, конечно, еще и плюнула ему в лицо, но разрешения мне, естественно, на это никто не давал. Оставалось лишь гневно сверкать глазами и мысленно высказывать все то, что я думаю о таких, как он.

Ррррр…

"Хосяйка", — вспыхнуло в голове. "Защищать. Хорошая хосяйка"

Молнией из-за кустов выскочила гончая и бросилась на ищейку, повалив его на землю и вцепившись зубами в руку.

Мужчина на некоторое время опешил и выпустил нити силы из-под контроля. Хватка ослабла и этого мне было достаточно, чтобы высвободиться и бросится наутек. По пути я подхватила Василя, который теперь лежал у меня на руках неподвижной тряпочкой.

— Васяшка, очнись, ты мне сейчас очень нужен! — я отчаянна трясла кота и пыталась привести его в чувство, но ничего не помогало.

Вспомнив, что он питается огненной магией, я создала небольшой разряд и направила его в кота. Практически мгновенно он зашипел и попытался открыть глаза.

— Васенька, ты жив! Я так рада, — несмотря ни на что, кот стал мне очень дорог за эти дни.

— Мря… Ты что, ненормальная? — и его состояние оставляло желать лучшего, но он уже обратно обрел свое вечное ехидство. — Беги давай! Больше у нас нет выхода, беги!

— Куда? Я не знаю, куда бежать! Он все равно нас поймает, — запоздало начала накатывать паника, но я не прекращала быстро бежать, стараясь скрыться между деревьев.

— Мрр… Не так быстро! Ишь, прыткий сильно! — кот на мгновение погрузился в себя, прислушиваясь. — Поворачивай левее, еще левее, вон к тому дереву. У тебя еще остался резерв?

— Совсем немного, надолго не хватит!

— Тогда помоги! — он был настроен решительно. — Опусти меня на землю! Мря…опусти, кому сказал.

Я без промедления выполнила просьбу.

— Помоги, мне нужно еще немного огненной магии, я открою тайник! — кот начал слегка топорщить шёрстку и усы, будто что-то искал. — Кольцо, что дала Раниса с собой?

— Да, я почти про него забыла!

Кот забегал кругами по очередной поляне, принюхиваясь и слегка прихрамывая на задние лапы.

— Да где же ты… должен же быть где-то здесь… или здесь… Нашел! Мряу…Ныряй!

Он слегка надвил передней лапкой на корень ветвистого дерева, и мы рухнули в небольшую нору, где едва уместились вдвоем.

— Щенок! Я теперь в ответе за нее, он может причинить ей вред, — в душе всколыхнулось чувство вины, за то, что я бросила в беде своего нового питомца.

— Мррха… скорее она ему, — Василь, казалось, смеялся. — Ты же помнишь, что на них не действует магия.

Я все равно потянулась к каналу мысленной связи с гончей и попыталась передать ей приказ.

"Хватит. Выплюни гадость. Скрыться. Я позову"

Надеюсь, что у меня получилось все так, как надо. Никогда раньше ничего подобного не делала.

Я притихла, нервно прислушиваясь к происходящему. Бок слегка болел, но я старалась не сильно на него опираться.

— Он точно нас не выследит? — было страшно, до сих пор кожей я ощущала удушливый кокон его магии.

— Нора зачарррована, мря… ему нас ни за что не найти! — уверенно изрек кот.

— Сколько нам придется так пролежать?

— Не знаю, но, надеюсь, что он быстро уберется восвояси, — пробормотал Василь и самым наглым образом уснул, свернувшись в клубок.

Глава 18. Моя Тайна

Айра

— Ох! — только и смогла выдохнуть я, старательно выбираясь из тесной норы, ставшей нам временным убежищем.

Получалось с трудом. Все тело ощутимо сковало от долгого нахождения в одной позе и конечности почти меня не слушались.

— Чего кряхтишь, как старая бабка. Выбирайся давай! Или тебе тут понравилось? Так остаться можешь, мрр, не стесняйся, — Василь был сама любезность. — Все равно от тебя одни только проблемы.

В отличие от меня, кот был до безобразия бодр и полон сил. Еще бы, столько проспать. Его наглости и беззаботности можно было только позавидовать.

Мне же, несмотря на усталость, отдохнуть так и не удалось — нервы были на пределе. То и дело перед глазами всплывал образ разгневанного императорского ищейки, который шел по моему следу.

Нет… Не хочу даже вспоминать.

Наступила уже глубокая ночь, когда мы, наконец, решили выбраться из укрытия и осторожно продолжить путь.

— Уверен, что опасность миновала? — я по привычке говорила полушепотом, боясь, что нас обнаружат.

— Мррр… полностью, — кот принялся очищать свою блестящую шерстку от налипшей на нее листвы. — Они ушли на запад около часа назад.

— А ты-то откуда знаешь? — ехидством сейчас я легко могла соперничать с Василем. — С самой Светлейшей что ли в сговоре?

— Дурная совсем? Я ж кот! — он в удивлении выпучил глаза. — Мррр… Я всегда знаю, откуда и когда ждать гостей, нутром чую, если тебя это устроит. Мррр… Ну и у убежища тоже есть свои секреты, которые знать кое-кому необязательно.

Он хитро подмигнул мне и с удовольствием выгнулся, разминая затекшие лапы. Ну и черт с ним, придется поверить на слово.

Я встала, отряхнулась и, последовав примеру кота, потянулась, чувствуя, как тело постепенно приобретает былую подвижность.

— Куда теперь, Василька? — долго задерживаться на поляне, ставшей нам укрытием, не хотелось.

Мне все время казалось, что вот-вот ищейка выйдет из-за очередного дерева и я вновь почувствую на себе его липкую и вязкую магию, лишающую воли.

Брр… нет. Надо скорее убираться отсюда, пока он не спохватился.

— Мало того, что даже спасибо не сказала, так еще и обзывается! — кот, смешно наморщил нос и вздыбил шерстку. — Что за молодежь пошла! Фр… — и продолжил, уже более спокойно, — нам дальше на север и, если ты побыстрее пошевелишь своими тощими конечностями, то к утру доберемся до Сатора.

Я согласно кивнула. Сил на лишние разговоры не было, и мы двинулись в путь. Жутко хотелось есть, ведь последний раз мы ужинали больше суток назад. Хотела бы я так же, как и мои питомцы питаться магией стихии. Эх… Стоп! Питомцы!

Я без промедлений потянулась к каналу мыслесвязи, с попыткой достучаться до гончей, и мгновенно получила в ответ волну счастья и облегчения.

"Хосяйка. Радость. Я жду. Затаилась. Не найти. Далеко. Выполняю приказ"

На лице невольно расцвела улыбка. Приятно было осознавать, что ты кому-то нужна. Скажи мне кто пару дней назад, что я заведу собственную гончую, то я бы рассмеялась ему в лицо, а сейчас я была рада, как никогда ранее.

Сосредоточившись на своих ощущениях, я отдала ей приказ возвращаться, на что получила еще большую волну счастья в ответ.

— Мрр… ты что сейчас делала? А ну сознавайся! — хвост кота нервно мотался из стороны в сторону. — Ты опять эту псину позвала, да? Мряя… Я за себя не ручаюсь!

— Успокойся, она совершенно безопасна, — я поправила на плече свою небольшую сумку и зашагала чуть быстрее. — Тем более, хочу тебе напомнить, что, если бы не она, то мы бы с тобой сейчас так бодро не шагали.

— Может она сегодня добрая, а завтра решит нас сожрать! — кот мелко засеменил следом, гневно сверкая своими зелеными глазами.

— Не выдумывай, — я усмехнулась. — Если кто и может меня сейчас сожрать, так это ищейка, идущий по моему следу. Так что, думаю, наличие рядом гончей принесет больше пользы, чем твое присутствие.

— Шшш…што!?

— То! А будешь возмущаться — натравлю ее на тебя!

Кот обиженно затих, и мы продолжили идти в тишине, набирая темп. Надо было дойти до князя Норена как можно быстрее, ведь не известно, сколько времени было у нас в запасе.

Вдруг руки коснулось что-то холодное и я чуть не подпрыгнула на месте.

"Хосяйка"

Я тут же успокоилась. Надо же так тихо подкрадываться, я не услышала ни шороха, как, собственно говоря, и Василь.

— Здравствуй, моя хорошая! — я присела и потрепала животное по голове, отчего та блаженно зажмурилась. — Думаю, надо дать тебе имя.

Гончая вопросительно приподняла одно ухо и чуть наклонила голову в ожидании. Я заметила на ее шкуре несколько царапин, но в целом она выглядела невредимой.

— Будешь моей Тайной! Нравится? — действительно, теперь наличие собственной гончей было еще одним моим секретом.

Ох, сколько же всего мне предстоит скрывать… как бы самой не запутаться.

Гончая удивлённо заозиралась, а потом радостно завертелась на месте, виляя хвостом.

"Хосяйка. Хорошая хосяйка"

— Ничего умнее придумать не могла? — Василь презрительно скривился и вильнул хвостом. — Что это за имя вообще? Хотя чего еще ожидать от девчонки без грамма фантазиииии… мряяя…шшш…

Обрывок фразы потонул в кошачьем вопле, так как гончая была в корне несогласна с его суждениями.

Да, веселая мне предстоит жизнь, ничего не скажешь. Эти двое — просто великолепная компания для беглого нелегала.

Глава 19. Князь Норен

Вопреки ожиданиям Василя до окраин Сатора мы добрались только к вечеру следующего дня. Я была сильно измотана долгой дорогой и практически падала на землю без сил. Быстрее передвигаться было просто невозможно, как бы кот меня не поторапливал.

— Мрр… вот скажи мне, — принялся за свое кошак, — как ты вообще такая хилая до дня-то сегодняшнего дожить умудрилась?

Его мордочка выражала неподдельный интерес, но в глазах плясали ехидные огоньки. Долгий путь никак на нем не отразился. Шкурка лоснилась и блестела, хвост стоял трубой, а пушистые усы то и дело смешно подпрыгивали, когда кот замирал на некоторое время, сверяясь с дорогой. В целом весь его облик выражал благополучие и радость. Чего нельзя было сказать обо мне.

На широкий тракт выходить мы не рискнули, поэтому пробирались по самым непролазным местам лесной чащи. И теперь, даже нищие, выдали бы мне милостыню, так жалко я выглядела. Платье разорвано в нескольких местах, плащ весь в грязи и остатках листвы, не говоря уже о внушительных синяках под разноцветными глазами.

— Уууу…, — я чуть не схватилась за голову.

Кто же меня в таком виде, да еще и с такой компанией через городские ворота пропустит.

— Чего мычишь? — буркнул Василь раздраженно. — Аль, разговаривать, наконец, разучилась? Счастье-то какое!

— У нас нет ни единого шанса! — от отчаянья я остановилась и резко села на землю. — Меня сразу сдадут местному ищейке… сразу… посмотри на нас! Да более подозрительной компании трудно сыскать во всей Синарии!

Кот удивленно обернулся и действительно начал рассматривать нас с Тайной со всех сторон, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону.

— Да, действительно, — сделал заключение он. — Выглядите отвратительно. По отдельности еще ничего, но вместе совсем гадко. Даже капюшон плаща не спасает.

— И что теперь? Неужели весь этот путь был проделан напрасно, — я так и осталась сидеть на траве, последние крохи сил меня покинули.

— Чего сопли распустила! — Василь нервно закрутил хвостом. — Нет, ну что за молодежь! Что за воспитание! Эх, не то, что мы с Ранисой в старые времена… эх, было время.

Тайна нетерпеливо рыкнула на кота, поторапливая.

— Так, о чем это я, — продолжил Василь. — Ты думаешь, в городе только один вход? Есть такие пути, где могут провести самую темную нечисть, не забесплатно, конечно.

Кот удовлетворенно раскинулся на траве рядом со мной и добавил:

— Ну а выглядите вы все равно отвратно… И псину бы эту куда отправи-и-и-ит-т-ть… мяяяя…, — Тайна попыталась схватить говорливое животное за хвост. — Да шучу я! Шучу! Мряяя… Что хозяйка, что животина, обе шуток не понимают.

— У меня нет денег, — напомнила я коту прописные истины.

— Здрасте! — он деланно возмутился. — А ты внимательно все подарки Ранисы рассмотрела? Или просто скидала все как было и даже спасибо не сказала? Хотя кому это я про спасибо говорю…

Я начала суматошно перебирать свою небольшую поклажу и с удивлением обнаружила, что шкатулка, которую мне подарила Раниса стала намного тяжелее. Без труда открыв крышку я обнаружила пару десятков серебряных монет и несколько золотых. Это была довольно приличная сумма, на которую можно было около месяца сытно жить в городе и ночевать в тепле.

— Спасибо, — тихо сказала я. — И тебе и Ранисе за все, что вы для меня сделали.

В душе разливалось тепло благодарности к такой странной, но заботливой старушке и даже к Василю.

— Точно из ума выжила! — вздохнул кот, сделав вид, что ни капли не удивлен. — Два золотых давай сюда, я скоро вернусь.

— А почему так дорого? — действительно, это была добрая половина всех имеющихся у нас денег.

— А ты что хотела? За тайные тропы надо хорошо платить.

Он протянул лапку и я, скрепя сердце, отдала ему две золотых монеты. После чего кот мгновенно бросился к городской стене, велев ждать его здесь.

День клонился к закату и я, чтобы занять время принялась разглядывать город, представший на горизонте перед нами в красновато-розовых тонах.

Похоже, дела у князя Норена действительно обстояли не лучшим образом. Кругом, куда хватало взгляда, были видны следы ушедшей роскоши и запустения. Массивная крепостная стена давно приобрела сероватый цвет и кое-где пошла трещинами, а проходящие, то и дело по своим делам прохожие, выглядели бедно.

Виднеющейся в самом центре шпиль замка был без родового флага, что говорило о том, что Норен отлучен от двора.

Н-да, незавидная участь у князя, враз лишиться всего, что у него было.

Однако, надо было отдать князю должное. Несмотря на бедность, город выглядел чисто и ухоженно. Не было мусора на улицах, зарослей бурелома вокруг стены, грязной брусчатки. Даже охрана на мосту выглядела довольно сносно. Чем дольше я за ними наблюдала, тем больше военные восхищали великолепной выдержкой.

Похоже, князь сохранил самое главное — уважение своих людей, что было даже ценнее, чем накопленные богатства.

Тайна уселась рядом и тоже наблюдала за снующими туда, сюда, вдоль центрального тракта людьми, смешно наклонив голову набок и высунув язык.

— Что? Людей никогда не видела, что ли? — я тихонько рассмеялась.

Надо же, всегда воспринимала гончих как своеобразных машин для убийства, а оказалось, что они обычные собаки, только очень преданные своим хозяевам и исполняющие все их приказы. От простого осознания в душе поднялась волна злости — ищейки еще хуже, чем я о них думала.

Еще некоторое время мы с Тайной понаблюдали за жизнью города, и я откинулась на траву, прикрыв глаза. Надеюсь, кошак вернется не слишком поздно.

— Ррррр… — я сама не заметила, как задремала и меня разбудило тихое рычание гончей.

К нам кто-то приближался. Не зная, чего ожидать, я легко прикоснулась к стихиям и теперь держала их наготове. Тайна вскочила на ноги, и прижав уши к голове, без остановки рычала.

— Да успокойся ты уже, — услышала я знакомый ехидный голос и впервые была ему от всей души рада.

Из темноты показался Василь, а рядом с ним шел мужчина в темном плаще. Лицо его было покрыто капюшоном, но это не помешало мне заметить его слегка сверкающие в темноте светлые глаза.

Неужели маг, где коту удалось его раздобыть? Нелегал в городе? Или из благородных? Ни то, ни то мне совершенно не нравилось.

Мысли прыгали одна за другой, но опасности от мужчины я не ощущала, да и Василь без опасений скакал рядом. Я приняла решение успокоить собаку.

— Тайна, фу, спокойно!

— Интересное имя для гончей, — голос незнакомца был низким и довольно глубоким. — Никогда не видел, чтобы их кто-то приручал, кроме ищеек. Не боишься, что она может ослушаться приказа.

— Мррр! Вот и ей тоже говорю, сожрет нас эта псина, как пить дать сожрет! — поспешил вставить Василь свое слово.

— Она хорошая… честно, — я была уверена, что Тайна никому не причинит вреда без моего ведома и будет меня до последнего защищать, однако боялась, что наш провожатый откажется вести ее в город.

Но мои опасения оказались совершенно напрасными. Незнакомец спокойно пожал плечами, как будто его не волновали такие мелочи, и повернулся в сторону города.

— Ну что ж, тогда идем, провожу вас в Сатор.

И направился прямиком к центральным городским воротам.

— Эй, ты куда нас ведешь? Я разве за это заплатил, чтобы ты сдал нас властям? — кот гневно зашипел. — Надеюсь, ты помнишь о том, что вторую часть гонорара получишь только после того, как выполнишь обещание?

— Не нужно лишний раз об этом повторять, я могу и запомнить, — мне послышалась в голосе незнакомца скрытая угроза.

— Сквозь ворота мы и сами могли пройти, бесплатно, — поспешила вмешаться я, прижимая к своей ноге гончую. — Но вот есть одна проблема, если вы не заметили — через них нас точно не пропустят!

— Да неужели? — казалось, что мужчина издевается. — На мой взгляд, они лучшее место для входа. В городе нет других точек, где у вас получится проскочить совершенно незаметно. Лучшее, что можно придумать, так это пройти под самым носом у стражников.

— Послушайте, я не для того два дня шла через бурелом, чтобы по приходу сразу сдаться в лапы ищеек, — во мне кипело раздражение.

Да что же это такое! Где только Василь нашел этого мошенника.

Провожатый окинул меня взглядом, чуть дольше задержавшись на огненных волосах и холодно произнес:

— Деточка, накинь капюшон и не высовывайся, я лучше знаю, как и где вас проводить. А ты, пушистик, отдашь мне оставшуюся сумму в двойном размере, после того как я выполню уговор, — обратился он уже к коту.

— Сначала сделай, а потом деньги требуй! — Василь нервно топорщил усы. — Может ты обманщик какой, почем я знаю.

— Ну не хотите как хотите, — мужчина просто развернулся, и пошел обратно, бросив нас под крепостными стенами.

Эх, будь что будет. Я рискнула и, собравшись духом, бросилась за ним вдогонку. Василь последовал моему примеру, что-то непрерывно бубня себе под нос. Думаю, костерил нашего провожатого, на чем свет стоит.

— Подождите, мы с вами, — я решила его окликнуть, а то вдруг он уже посчитал свою часть сделки выполненной.

Незнакомец на секунду обернулся. Я не могла видеть его лица, но мне почему-то казалось, что он улыбался. Я сама не могла объяснить это возникшее из ниоткуда ощущение.

— Тогда не отставайте, — коротко бросил он, — и пушистика поторопи…

Василь только зубами скрипнул от злости.

Чего это он? Не возмущается даже, не шипит. Неужели нашел кого-то, кто может поставить его на место?

Чем ближе мы подходили к воротам, тем больше нарастал страх, поднимаясь липкой удушливой волной. Нас поймают… нас точно поймают… Сердце билось с утроенной силой так, что к горлу подкатил тошнотворный комок.

— Стой, кто идет! Пройдите на проверку! — мне показалось, что окрик прозвучал слишком громко.

— Сельв, да я это, успокойся, — коротко ответил ему наш незнакомец и, кивнув на нас, продолжил. — А гости со мной.

— Ааа… так предупредили бы заранее, — зычно ответил ему стражник. — Мы б встретили, как полагается.

— Не волнуйся, Сельв, все под контролем.

И мы совершенно беспрепятственно минули главные ворота города, оказавшись на его тихих и ухоженных улочках. Сердце продолжало трепыхаться в груди как сумасшедшее.

И все? Так просто? Да кто же ты такой в конце концов! И почему мне кажется, что мы с котом вляпались по самые уши.

Я в недоумении уставилась на спину нашего провожатого, и он, будто почувствовав мой интерес, вдруг резко обернулся и откинул с головы капюшон.

— Что ж, а теперь рассказывайте, зачем пожаловали и, желательно, правду, — гневно сверкнул светлыми глазами незнакомец и я почувствовала, как земля уходит у меня из-под ног.

— Князь Норен! — сдавленно пискнул Василь и привычно нырнул мне за спину.

Глава 20. Княгиня Айрелия

Айра

Князь уже несколько минут буравил нас тяжелым взглядом.

— Ну же, я жду! А ты прохвост, можешь выползать из-за спины девчонки!

И хоть говорил он тихо, но стальные нотки в голосе заставляли повиноваться.

Василь нехотя выполз из-за моей спины, понурив голову и поджав свой рыжий хвостик. Гончая же, наоборот, только прижалась ко мне ближе, слегка опустив уши, и оскалила зубы. Она была готова напасть в любой момент.

— Ты думал, мне не донесут, как один известный кошак пытается пробраться в город, да еще и тайными тропами? — мужчина иронично усмехнулся. — О-о-о… Я не мог тебя не встретить лично!

Князь был уже в возрасте. Крупные морщины избороздили его лицо, больше всего сеточкой разбегаясь вокруг глаз, словно он часто и много улыбался. Но сейчас его трудно было назвать весельчаком. Лоб был нахмурен, а темные брови сведены к переносице, выражая недовольство тем, что происходит.

— Ну я… я хотел…мне надо… — пытался оправдываться кот, безуспешно путаясь в словах.

— Хотел он! Чего ты хотел? — князь сдвинул брови еще сильнее. — Мы после прошлого твоего визита месяц отойти не могли! А теперь еще и, вон, подружку приволок, — он махнул рукой в мою сторону, — совсем меня со свету сжить хочешь? И деньги, кстати, давай сюда, я свою часть обещания выполнил — провел вас в город.

Неожиданно мужчина хитро подмигнул и протянул руку вперед. Я впервые увидела, как улыбка преобразила его лицо, скинув несколько лет возраста. Даже глаза засияли ярче.

— Это деньги Ранисы… она дала девочке… я мррр… не могу, — Василь продолжал смотреть в пол, грустно опустив усы, и даже хвост больше не метался по сторонам.

— Что с ней? — мужчина мгновенно изменился в лице и подобрался.

— Барьер, он почти порвался, — кот впервые выглядел уставшим и каким-то потерянным за все время путешествия.

— Как ты мог это допустить! — взгляд князя метал молнии. — Как знал, что надо было сразу тебя устранить, но нет, Раниса тебя пожалела на свою голову.

Кот опустил мордочку еще ниже, всем своим видом показывая раскаянье. Мне в какой-то момент стало его жалко.

— Не трогайте кота, он не сделал ничего плохого, наоборот, — но мужчина, казалось, меня даже не заметил, продолжая сверлить пушистика тяжелым взглядом.

— Так что это за особа такая? — он кивнул в мою сторону. — Вижу, что магичка. Нелегал? Или благородная? Хотя оба варианта не предвещают мне ничего хорошего.

— Эта мррр…особа, моя ученица, — с гордостью ответил кот и добавил чуть тише. — Нелегал.

Князь на секунду опешил, обвел нашу троицу своим ледяным взглядом, а потом оглушительно расхохотался. Резкие перепады его настроения вводили меня в ступор.

— Ты?! Учитель?! — он продолжал смеяться и никак не мог успокоиться. — Я уже вижу, как ты ее научил шляться непонятно где и подбирать всяких чудных зверушек.

Гончая зарычала, и кот поспешил возразить, пока не произошло непоправимого.

— Она очень способная! Мряяя… Отдай ему письмо, — обратился Василь уже ко мне.

Я открыла сумку и вытащила из нее изрядно помятый конверт. Слегка разгладив, я протянула его князю Норену.

— Вот, Раниса просила передать, — мои руки ощутимо дрожали.

Не прекращая посмеиваться, он вскрыл сургучную печать и, вчитавшись, разом побледнел. Чем дольше он читал, тем бледнее и напряженнее становилось его лицо. В какой-то момент мне даже показалось, что его рука, держащая лист бумаги, слегка дрогнула.

Князь снова посмотрел на меня, но совершенно другим взглядом, как бы оценивая. От смешинок в глазах не осталось и следа, наоборот, там поселилась такая всепоглощающая тоска, что на секунду даже мне стало невыносимо больно. На некоторое время он задумался, а потом кивнул сам себе, будто с чем-то соглашаясь.

— Что ж, тогда пойдем, не стоит терять времени, — одним щелчком пальцев он сжег письмо, и оно осыпалось на брусчатку серым пеплом. — И накинь капюшон, не хочу, чтобы тебя кто-то заметил в таком виде.

Ничего не объясняя, мужчина направился в сторону экипажа и приказал следовать за ним. Я все еще относилась к нему насторожено, но Раниса обещала, что он поможет и мне хотелось этому верить.

— Можешь называть меня просто Вилард, — мы достаточно быстро сели в карету и тронулись в путь.

Князь продолжал меня пристально рассматривать, и я чувствовала себя не в своей тарелке. С каждой минутой тишины напряжение все больше нарастало.

Тайна разлеглась у в ногах и положила голову мне на колени, как бы отгораживая от мужчины. Молодец, сразу распознала мои страхи.

— Айра, — представилась я в ответ, чтобы как-то разрядить обстановку.

— Нет, это слишком просто, не подходит, — тихо пробормотал он, не прекращая сверлить меня взглядом.

— Что значит не подходит? — я была возмущена. — Уж какое есть, извините, именно так назвала меня мать.

При упоминании о моей матери мужчина снова едва уловимо вздрогнул и сразу отвел глаза в сторону. Что же такого про меня рассказала ему странная старушка, что он так странно реагирует. Мне просто жизненно необходимо разузнать, что было в том письме.

— Раниса попросила тебя спрятать, — спокойно начала он. — Я долго думал и, к сожалению, не вижу иного пути, как принять тебя в род. Поэтому, тебе срочно необходимо другое имя. Мне надо как-то представить тебя слугам по приезду.

— Что?! — воскликнули мы с котом одновременно.

Василь даже подпрыгнул на месте, а Тайна удивленно приподняла голову, прислушиваясь к разговору.

— Это самое простое решение, — продолжил мужчина как само собой разумеющееся. — Да, верно. Станешь моей дальней племянницей из провинции, по бумагам естественно. Княгиня Айрелия Норен, как тебе?

Я не нашлась что ответить. Так и смотрела на князя огромными глазами, пытаясь понять, чем мне это может грозить. Все происходящее казалось каким-то дешевым фарсом.

— С чего бы вам идти на подлог, Вилард? — подозрительность не раз меня выручала в жизни, и я не собиралась отступать от своих правил.

— Пора возвращать долги, деточка, — только вздохнул он. — Светлейшая меня не примет, если я этого не сделаю.

На этом он счел, что объяснения закончены и демонстративно принялся рассматривать пейзаж за окном, а мы продолжили ехать в полной тишине.

Я обдумывала происходящее со всех сторон. Кажется, что мы сами даже не подозреваем, какую кашу умудрились заварить. Ох, чую, я еще пожалею.

Глава 21. Ненавижу

Рейонер Кастнер

— Мучительно лишу магии! Четвертую! — я в ярости носился кругами по разбитому накануне лагерю. — Нет! Отдам на опыты отцу! Нет, еще лучше — сам заберу на опыты! Да, верно.

Я предвкушающе улыбнулся. Только попадись мне еще раз, я уж точно не упущу возможности с тобой поквитаться.

Рука неприятно ныла, но не это было самое страшное — мой резерв был полностью опустошён и требовал долгого восстановления. А времени у меня не было. Если упущу ее сейчас, то она сможет скрыться в Аврии, а там доставай ее потом как знаешь.

— Рей, успокойся! — брат прибыл ближе к утру вместе с двумя магами из личного подчинения отца. — Ты больше часа бегаешь из стороны в сторону, как одержимый, у меня уже от твоих метаний голова кружится.

— Успокоиться?! — да что он себе позволяет. — Ты предлагаешь мне успокоиться, когда какая-то девчонка, мало того, что умудрилась сбежать из-под моего носа, так еще и натравила на меня, мою же собственную гончую! Мою гончую, Тир!

Злость душила, не давая мыслить здраво, а теперь еще и брат подливал масла в огонь. Нет, я этого так просто не оставлю.

— А, по-моему, с тебя полезно было немного сбить спесь, — в глазах Тирела плясали едва скрываемые смешинки. — Ты слишком заигрался в великого и могучего мага.

— Что? — взревел я. — Пользуешься моментом, что мой резерв опустошен, чтобы безнаказанно поиздеваться?

Я резко развернулся, задев оставленные магами вещи, и зашипел от пронзившей руку боли. Черт, похоже, я буду восстанавливаться гораздо дольше, чем предполагал.

— Ничего подобного, — резко замотал головой брат, но было заметно, что ему смешно. — Зато теперь я вижу, что ты еще остался там… сила не поглотила, не смогла. Ты оказался сильнее.

Он резко посерьезнел и продолжил заниматься своими делами — перекладывать вещи в сумках и готовиться к дальнейшей дороге.

— Ты бы перевязал рану, может ведь загноиться, — пробормотал он не оборачиваясь. — Да и одежду бы не мешало сменить, эта вся в крови и дырах.

— Без тебя разберусь, — буркнул я, уже успокаиваясь. — Это же моя гончая, она не могла нанести мне серьезных ран. В общем, как и я ей, защита стоит.

— Ага, твоя, как же, — и что его так веселит. — Уже не твоя, стая признала уход щенка к другому хозяину. Тебе предпочли девчонку нелегала.

Тут он не выдержал и начал оглушительно хохотать. Да так, что слезы выступили. Нет, это просто невыносимо.

— Рррр… — я швырнул в Тирела сумкой с вещами, но он успешно уклонился. — Поймаю — убью! И ее, и тебя! Резерв только восстановлю и займусь этим. Еще вчера ты трясся, как осиновый лист в моем обществе, а сейчас, что, чувство страха отключилось или головой ударился по пути?

— Ты поймай сначала, а потом кары обещай, — нет, он точно издевается. — Ты бы просто видел сейчас себя со стороны, — брат снова улыбнулся, — великий и могучий…ага, как же…

Точно убью. Вот резерв восстановлю и прихлопну, как муху. И не пожалею, что мой брат. Но сейчас даже темная стихия была полностью опустошена, не то что воздух.

Тирел прав, я совершенно безоружен. Черт!

Я зло ухмыльнулся и направился к своей палатке, чтобы достать из сумки настой для перевязки. Действительно, мало ли что еще удалось этой выскочке сделать с моей гончей. Уму непостижимо.

Баночка из темного стекла нашлась почти сразу и привычно легла в руку. Да уж, никогда бы не подумал, что буду обрабатывать укусы у самого себя. Докатился до самого дна. Я вернулся на поляну и сел ближе к огню, чтобы заняться перевязкой.

Маги отца тоже были здесь. Им хватало ума сидеть молча, благоразумно не принимая участия в разговоре. Оба были как на подбор высокие, статные, с огненно-рыжими волосами, как две капли воды похожие друг на друга. Корвины. Тьфу…

Додумался отец, кого отправить. Недоучки, хоть и с большим потенциалом, что редкость в наши дни. Хотя, надо думать, отец предположил, что именно огневики смогут поймать нашу беглянку быстрее, чем я.

Почему-то огненные шевелюры сейчас вызывали только раздражение, хотя конкретно против этих магов я лично ничего не имел. Слишком свежи были болезненные воспоминания.

— Может, прогуляетесь? — обратился я к братьям Корвин, думая о том, как бы поделикатнее выслать их за пределы лагеря. — Воздухом там подышите что ли, природой полюбуйтесь.

— Как скажете, сэр Рейонер, — тот, что был слева старательно пытался удержать на лице маску повиновения, но губы кривились в легкой усмешке.

Что, думаешь, ты точно справишь с какой-то девчонкой. Ну-ну, удачи.

Маги без промедлений поднялись и отправились в сторону леса. Пора было поговорить с братом более серьёзно.

— Ты почему так долго? — обратился я к нему раздраженно. — Прибудь вы на пару часов раньше, то можно было бы отправить магов в погоню, теперь же я не вижу никаких следов. Она как сквозь землю провалилась!

— Я торопился как мог, — принялся оправдываться Тир. — Князь Норен долго не мог найти подходящий портал и у них просто нет магов подобного уровня, чтобы открыть путь до самой столицы. Ему пришлось настраивать портал лично. Нуу… — он стыдливо отвел глаза, — и мне надо было немного отдохнуть с дороги.

Я взревел и чуть не выронил ценную банку с настоем.

— Это из-за твоих очередных похождений по бабам я теперь рукой шевелить толком не могу?

— Да успокойся, уверяю, это нисколько не помешало сборам, — он немного отступил, почувствовав мою нарастающую ярость. — Я выдвинулся в твою сторону сразу, как только маги были готовы к дороге.

— И когда ты успеваешь их находить? — я укоризненно помотал головой и принялся разматывать повязку, чтобы отвлечься от желания кое-кого придушить. — Что сказал отец, почему он не отвечал? Таких накладок раньше никогда не случалось.

Действительно, происходящие события были слишком подозрительными и мне хотелось быстрее получить ответы на все вопросы.

— Все очень просто, — брат увидел, что опасность миновала и снова придвинулся ближе. — Он не получил ни одного письма. Ни одного, представляешь? Будто кто-то заглушил всю почту в Саторе.

— Невозможно, — ох, больно-то как, повязка не хотела сниматься. — Это должен быть слишком высокий уровень мага. Объять такие территории ментальны щитом нереально.

Тир хмыкнул и немного подбросил сухих веток в огонь.

— Позволю тебе напомнить, что только за прошедшие дни мы повстречали здесь как минимум трех нелегалов высшего уровня дара, — в кои-то веки он говорил умные вещи.

— Двух… — спешно поправил я.

— Что двух? Я тебя не понимаю сегодня, — брат выглядел озадаченным.

— Двух магов, — повторил я, наблюдая за вытянувшимся лицом собеседника.

— В каком смысле? — Тирел смотрел на меня так, будто я в раз лишился рассудка.

— Это оказалась та же самая девчонка, что мы упустили в начале, — признание далось с трудом, но я сразу ее узнал, как только вышел с изнанки пространства. — Черт! — я дернул повязку сильнее, и она поддалась, обнажая глубокую рану на предплечье.

— Не может быть, — он покачал головой. — Мало того, что две стихии с высшим уровнем дара, так еще и яд гончей ее не взял. Это невозможно, ты ошибся.

— Я никогда не ошибаюсь, вожак подтвердил, что это она! — открыв пузырек, я щедро полил края раны и снова зашипел.

Ох, даже не предполагал, что отвар корней норга так сильно жжет… Она мне за все ответит.

— Что происходит? — задал резонный вопрос Тир. — Ты же понимаешь, что события выходят за рамки того, что мы знаем о стихиях?

— Понимаю, и злюсь от этого еще больше, — наложив новую повязку, я прикрыл ранение рукавом куртки. — Думаю, что без помощи князя Норена нам не обойтись. Это все же его земли, он лучше должен знать, что за чертовщина творится у него под самым носом.

— Не слишком ли будет беспокоить его второй раз за последнюю неделю? Все же князь уже в почтенном возрасте, — брат сомневался.

— Не думаю, что у нас есть выход. Выдвигаемся через четыре часа, я намерен как можно быстрее разобраться с происходящим. И магов окликни, заблудятся еще в лесу, болезные.

С этими словами я поднялся и оправился немного отдохнуть перед долгой дорогой.

Глава 22. Новая я

Айра

Мерное покачивание кареты усыпляло, и усталость брала своё. Не знаю, сколько мы так ехали, но в какой-то момент я задремала и проснулась лишь оттого, что кто-то весьма настойчиво тряс меня за плечо.

— Айрелия, — сквозь дремоту я узнала голос князя. — Просыпайтесь, мы прибыли.

Действительно, экипаж остановился перед небольшим замком, внутри которого, казалось, никто не обитал. Свет горел только в некоторых окнах, а в саду за резной решёткой ворот не было видно ни одной живой души. Да и сам сад выглядел весьма скромно, хотя и достаточно ухоженно.

Мы уже были возле самых ворот, но навстречу нам так никто и не спешил выходить. Неужели всё так плохо и у князя нет денег даже на полноценную охрану и прислугу.

— Секунду, — с этими словами мужчина поднёс руки к моим вискам и что-то быстро зашептал.

Кожу ощутимо закололо, и я дёрнулась.

— Ш-ш-ш… ты что с ней делаешь? — Василь выгнул спину, а Тайна угрожающе зарычала.

Надо же, оказывается, они могут действовать совместно, когда это необходимо. Полезное открытие.

— Сам не видишь, что ли? — холодным тоном осадил его мужчина. — Иллюзию накладываю. У меня, конечно, не так много слуг, но даже среди того количества, что здесь обитают, внешность Айрелии может породить лавину слухов.

— Меня зовут Айра, не надо меня называть чужим именем, — почему-то было неприятно, что князь всё решил за меня.

— Привыкай, с этого момента здесь нет Айры, есть только княжна Айрелия Норен и больше никого. Чем быстрее ты это осознаёшь, тем будет лучше для всех, — он снова поднял руки и поднёс их к моим вискам, но я жестом его остановила.

— Вы полностью уверены в своём решении? — я колебалась. — Вилард, вы же понимаете, что если эта ложь откроется, то на под суд пойдём мы вместе?

— Естественно, понимаю, но не сделать этого не могу, — он печально вздохнул и чуть приподнял кисти, будто спрашивая разрешения.

Я уверенно кивнула и прикрыла глаза, смирившись с неизбежным. Всё верно, другого выхода у меня не было, как ни крути. Можно, конечно, сдаться ищейкам прямо сейчас, но я ещё планировала пожить, желательно долго и желательно счастливо.

Кожу снова ощутимо закололо, но не прошло и пары минут, как мужчина опустил руки и удовлетворённо откинулся на спинку кресла.

— Ну что ж, принимайте работу, — он мягко улыбнулся. — А ничего так вышло, даже не ожидал. Определённо быть блондинкой, княжна, вам больше к лицу.

Он хитро мне подмигнул, отчего на секунду его глаза вспыхнули чуть ярче, чем обычно. Надо же, он определённо довольно сильный стихийник.

— Мр-я-я-у, действительно, — Василь запрыгнул ко мне на колени и принялся задумчиво разглядывать лицо. — Мрр… даже я не вижу магического шлейфа, удивительно, как тебе это удалось?

— А это не совсем обычная иллюзия, — князь снова подмигнул. — Я просто чуть усилил одни черты внешности и скрыл другие. Ну и кое-какие штрихи добавил от себя, немного, конечно.

Но кот, почему-то не спешил радоваться переменам, наоборот, с каждым мгновением его мордочка становилась всё более серьёзной.

— Немного добавил?! Да ты посмотри на неё! Мррр… да теперь проблем с ней будет ещё больше, чем обычно. Я, мррр, понял, ты решил мне отомстить?!

Он развернулся к князю и гневно зашипел, сверкая зелёными глазами. На что мужчина лишь отмахнулся. Пора было вмешаться.

— Что произошло? — испуганно спросила я и замерла, голос был чужим.

— Да не переживай, кррррасотка, — едва уловимые ехидные нотки в ворчании кота заставляли ждать крупного подвоха, — тебе так определённо лучше, вот только… мр-я-я-у… боюсь, теперь придётся от знатных женишков лопатой отбиваться.

Он продолжал наступать на Виларда и угрожающе ворчать:

— Ты что наделал?! Ну-ка, намагичь её пострашнее, немедленно! На крайний случай верни всё как было!

— Да не могу я, как ты не понимаешь, — князь жарко жестикулировал, что-то доказывая пушистику и отодвигал его подальше. — Иначе будет заметно, что внешность ненастоящая. Не могу…

— Мрр… Ох, не к добру это всё, не к добру, — Василь нервно закрутил хвостом, неодобрительно кивая, но успокоился.

Я удивленно переводила взгляд то на одного, то на другого, пока не додумалась открыть сумку и достать из неё небольшое зеркало.

Из отражения на меня воззрился белокурый ангелочек с огромными небесно-голубыми глазами, которые были широко распахнуты в немом изумлении. Их обрамляли тёмные густые ресницы, что делало взгляд ещё глубже и наивнее.

Вокруг тонкого лица буквально парили невесомые белокурые локоны, а завершали ансамбль пухлые, невинно приоткрытые алые губки. Весь образ был настолько воздушен и нежен, что, казалось, дунь и я улечу в невиданные дали.

— Это что, я? — голос стал выше и звонче, под стать внешности.

Я удивлённо заморгала, стараясь осознать случившееся. Кот прав, как бы проблем ни стало ещё больше, чем мы уже заработали на свои, хм… головы.

— Как долго это великолепие продержится? — очень странные ощущения, будто я заняла чужое тело.

Князь придирчиво меня осмотрел и кивнул, складывая руки на груди.

— Долго, не переживай, но необходима еженедельная подпитка, без этого твой настоящий облик постепенно проступит наружу, — он немного нахмурился. — Придётся делать амулет. Я немедленно этим займусь, как только мы прибудем в поместье.

Василь опять принялся крутиться вокруг меня, всматриваясь и принюхиваясь. Моя новая внешность определенно не давала ему покоя.

— Надо же, даже запах едва уловимо изменился, — он удивлённо хмыкнул и вдруг продолжил. — Ты только, это…мррр… не ругайся больше как сапожник, хорошо. Теперь тебе это будет не к лицу. Веди себя, как благовоспитанное создание.

Он ехидно хрюкнул и отошёл в сторону, бормоча что-то под нос.

И только Тайна смотрела за всем этим представлением безо всякого интереса — она-то уж точно знала, кто её хозяйка и новоиспечённая личина совершенно ничего не меняла.

Князь Норен опять слегка приподнял кисти.

— Так-с! — обратился он уже к коту. — А теперь твоя очередь, пушистик.

— Что?! — Василь даже подпрыгнул на месте от возмущения. — А я-то что!

— Да тебя тут каждая собака знает, ходячее несчастье, — мужчина грозно сдвинул брови на переносице. — Или уматывай, насчёт тебя указаний Раниса не давала, я не обязан предоставлять тебе кров и защиту.

Василь немного поник, но согласно опустил голову. Вилард положил обе руки ему на шёрстку, и я заметила, как она стала выцветать, приобретая молочно-белый оттенок. Через некоторое время глаза кота стали светлыми, как у меня, а на ушах появились смешные кисточки. Пришла моя очередь хохотать.

— Ой, Васятка, гроза котов, — я утирала слёзы рукой. — Ты тоже теперь просто красавчик! Да все местные кошки падут к твоим ногам.

Он удивлённо приподнял лапу и его глаза наполнились немым укором.

— За что?! Нет…мр-я-я-я… только не белый, ненавижу белый! — он закрутился вокруг своей оси. — Что за извращённое чувство прекрасного?! Как я теперь Ранисе на глаза покажусь. Вы мне за всё ответите, изверги!

— Ты ещё кисточки на ушах не видел, они такие милые, — я ласково потрепала его по голове. — Хочешь покажу?

Я повернула коту зеркало и следующие несколько секунд наслаждалась его вытянувшейся мордашкой. Даже сейчас он выглядел настолько очаровательно, что хотелось взять его на руки и не отпускать.

— Мр-я-я-у, кисточки тоже часть маскировки? — гневно повернулся он к князю.

— Нет, это лично от меня, — Вилард заулыбался. — Чтоб впредь не повадно было безобразничать. И да, не забудь, обычно кошки не умеют разговаривать.

— Я не кошка, я кот! — Василь гордо вытянул шею, отчего кисточки на ушах зашевелились. — Очень умный и благовоспитанный кот.

— Ты уверен? — даже пушистик заметил неприкрытый сарказм в голосе князя и мгновенно напрягся. — Может проверишь?

Несколько секунд оглушительной тишины сменились обречённым воплем:

— Да как ты посмел! Чудовище! Да я… Да мы… — он не мог найти слов, чтобы выразить негодование.

— Иди ко мне на коленочки, буду звать тебя Василисушка, — я ласково похлопала по сидению рядом со мной, но кот только зло стрельнул глазами и ещё больше нахмурился.

— Как знал, что от тебя, мррр, будут одни проблемы, — он ткнул в мою сторону лапой. — Даже не надейся на снисхождение!

Тем временем карета остановилась и кучер, спрыгнув с козел, принялся открывать ворота.

— Быстро, замолчали оба! — Вилард был предельно серьёзен. — Мы подъезжаем, поэтому будьте добры вести себя, как подобает благородной леди и её не менее благородной породистой кошке. Не говорящей, — последнюю фразу он особенно выделил, и Василь обиженно засопел.

Я подхватила его на руки и прижала к груди, успокаивающе поглаживая. Что ж, теперь пути обратно точно нет. Ни для кого из нас.

Вилард неспешно отворил дверь экипажа и вышел, подавая мне руку. Я несмело выглянула наружу, сделала глубокий вдох и шагнула следом, стараясь унять дрожащие колени.

Навстречу нам спешил мальчишка лакей.

— Норд, позаботься о лошадях и гончей, — князь привычно раздавал указания. — Размести её рядом с моей стаей и хорошенько покорми, да смотри у меня, не упусти.

— Будет сделано, господин Вилард, — мальчишка согласно наклонил голову. — Может позвать кого, для того чтобы донести вещи госпожи… эммм…

Он замялся, явно не понимая, как ко мне обращаться.

— Госпожи Айрелии, — князь мгновенно пришёл ему на выручку. — Не стоит. По пути с моей племянницей произошло несчастье, и она осталась совершенно без вещей.

Мальчишка сочувственно закивал. Больше он ничего не спрашивал, но то и дело кидал заинтересованные взгляды в нашу сторону.

Я мысленно потянулась к Тайне: "Спокойно. Свои. Я рядом". Гончая заметно расслабилась и позволила себя увести. Мы же продолжили свой путь по едва различимой дорожке сада, ведущей ко входу во дворец.

На крыльце нас встречал пожилой седой мужчина. Он вежливо поклонился и произнёс:

— С возвращением, господин Норен, — голос его был так тих, что я еле смогла различить слова. — Спешу сообщить, что пока вас не было к нам пожаловали господа Рейонер и Тирел Кастнеры в сопровождении Яна и Ульрика из рода Корвин.

Впервые за долгий вечер я услышала, как князь негромко выругался.

— Какого лешего их принесло так поздно, только же их в столицу спровадил, — он бросил на меня короткий взгляд. — Хотя знаю какого. Где ты их разместил, Вильс?

— Я предупредил, что вы отбыли по важным делам. Они ожидают в гостиной, господин, — он внимательно на меня посмотрел, но ни одной лишней эмоции не проступило на его лице, как будто мое появление мужчину совершенно не волновало.

— Что ж ступай, Вильс, сейчас я улажу несколько неотложных дел и подойду.

Как только дворецкий скрылся, князь Норен обернулся ко мне, придирчиво оглядывая, и чуть поправил плащ.

— Придётся снять капюшон, твоё хорошенькое личико отвлечёт их от ненужных мыслей и нашей, пока еще сыроватой, легенды о твоём появлении, — с этими словами он глубоко вздохнул и сгорбился, приобретая облик немощного старика.

Если бы я сейчас не видела рядом пожилого, но крепкого мужчину, то подумала, что князь Норен скоро развалится, насколько дряхло он выглядел. Я вопросительно приподняла бровь. Причин подобного поведения я пока не понимала.

— Так надо, — сухо бросил он, открывая широкую дверь холла, и добавил чуть тише. — Ни при каких обстоятельствах не снимай плащ, иначе наша с тобой история быстро закончится, не успев начаться. И кошку держи покрепче, как бы не сбежала.

Василь предупреждающе впился мне в руку когтями, но благоразумно промолчал. Надо же, ведь может, когда захочет, хитрая зверюга.

Только мы вошли внутрь, как князь начал передвигаться в несколько раз медленнее, оперевшись на мой локоть, шаркая ногами и покашливая.

— Вот мы, наконец, и прибыли, Айрелия, — начал он нарочито громко. — Я ещё раз приношу свои глубочайшие извинения, что не смог выделить вам полноценной охраны в дорогу. Признаю, в том, что произошло, есть моя вина и я очень сожалею о случившемся. Надеюсь, вы сможете меня простить, дорогая.

— Ну что вы, дядюшка, вы ни в чём не виноваты, — я быстро подхватила игру, но голос предательски дрожал и срывался. — Я так испугалась, вы себе не представляете! Уже и не думала, что доберусь до вас живой!

Чуть больше надрыва в голосе и я заломила руки. Василь от неожиданности едва не свалился на пол, но я вовремя успела его подхватить, крепко прижав к груди, отчего он выпучил свои голубые глаза и отчаянно забарахтался.

— Я рад что всё обошлось, — голос князя дребезжал от старости, но в глазах горели озорные огоньки, ему явно доставляло удовольствие происходящее. — Хорошо, что защитный амулет сработал как надо и я смог вовремя прийти к вам на помощь.

Василь, зараза, продолжал выпрыгивать и брыкаться, портя нам всю картину. Надо было срочно что-то с этим делать.

— А моя милая Василиса, — я прижала кота ещё крепче. — Я думала, что потеряла её навсегда! Она совсем не подавала признаков жизни, когда на нас напали.

Светлейшая, что я несу. Хотя… если подумать, то когда на нас напал ищейка, то пушистик действительно пострадал, так что я не преувеличивала.

На глазах выступили непрошенные слёзы, правда, скорее оттого, что в отместку Василь со всего маху впился мне зубами в плечо, но об этом свидетелям нашего спектакля знать было совершено необязательно.

Эх, погибает во мне великая актриса. Надеюсь, новоиспечённый дядюшка по достоинству оценит мои старания.

Князь наклонился к моему уху и едва слышно шепнул:

— Переигрываешь, — и продолжил гораздо громче. — Сейчас я попрошу Вильса, он подготовит покои, где вы сможете расположиться и прийти в себя после всех событий и долгой дороги. А пока, давайте пройдём в гостиную и подождём там.

Мы неспешно прошли под высокой аркой и оказались в просторном помещении, освещённом лишь горящим в углу камином и парочкой тусклых свечей. А ты, князь, хитрец, как я погляжу. Специально создал такое освещение, чтобы выглядеть ещё большей развалиной в глазах гостей, чем есть на самом деле.

— Спасибо вам за всё, дядюшка, — я поймала его взгляд и совершенно искренне улыбнулась. — Не знаю, чтобы я без вас делала, даже не могу представить…

Я хотела продолжить фразу, но слова неожиданно застряли в горле, и я на секунду забыла, как дышать. В глубоком кресле, в самом углу тёмной гостиной сидел тот самый ищейка и пытливо изучал меня взглядом.

По спине медленно поползли мурашки холода, а колени подкосились. И вот уже я опираюсь на локоть Виларда, а не веду его под руку. Благо, что князь вовремя успел меня подхватить.

Тёмный и глубокий взгляд ищейки беззастенчиво скользил по моему лицу, волосам, рукам, шее… ни на секунду не задерживаясь, просто изучая. Но каждое прикосновение обжигало не хуже плети.

Вдруг он чуть дольше остановился на моём плаще и лишь на секунду нахмурился, а затем переключил всё внимание на князя, поднимаясь ему навстречу.

— Князь Норен, — все его движения так и сквозили скрытой угрозой, отчего захотелось подобрать полы плаща и бежать, что есть сил, незамедлительно. — Простите за столь поздний визит, но дело не требует отлагательства. Нам надо поговорить и, желательно, наедине.

— Хорошо, уважаемый, — "дядюшка" слеповато прищурился. — Рейонер, если мне изменяет память?

— Верно, Рейонер Кастнер, — он подошёл уже так близко, что я, как наяву вспомнила удушающие путы его магии на своём теле.

Пальцы, которыми я впилась в локоть Виларда уже побелели, но князь не подавал виду, что это доставляет ему неудобства. Даже Василь притих у меня на груди, испуганно прижав светлые уши. Он тоже узнал.

— Надеюсь, произошедшее ждёт пару десятков минут, — дядюшка, как настоящий актер, уверенно следовал выбранной роли. — Мне необходимо разместить племянницу, к сожалению, она пережила сегодня большое потрясение и ей надо как следует отдохнуть с дороги.

Ищейка переместил тяжёлый взгляд на меня и всего на секунду наши глаза встретились. Мои колени медленно затряслись. Нет, против него нам точно не выстоять. О чём я только думала, ввязываясь в эту авантюру.

— Айрелия направлялась в мою сторону, когда на экипаж напали бандиты, — князь печально вздохнул и сгорбился ещё сильнее. — К сожалению, на моих землях они стали встречаться всё чаще, а я уже слишком стар, чтобы обеспечить полноценную защиту не то что для подданных, а даже для родных.

— Не удивительно и в этом нет вашей вины, просто годы берут своё, — ищейка кивнул, соглашаясь с собственными словами и продолжил. — Земли и правда выглядят плачевно. Но вот зачем столь юное и прелестное создание оправилось в настолько опасный путь совершенно одна?

Он подозрительно прищурился и снова посмотрел на меня в упор, отчего задрожали уже непросто колени, а я вся.

— Рей, — в наш разговор поспешили вмешаться. — Неужели не видишь, ты запугал девушку до смерти своими расспросами. Ей и так сегодня многое пришлось пережить, а теперь еще и ты.

С этими словами, из кресла, которое было расположено почти у самого камина, встал высокий блондин и направился в нашу сторону, явно намереваясь познакомиться. Что же за наказание на мою голову. Я чуть не завыла. Мужчина встал совсем рядом с ищейкой и продолжил:

— Простите моего брата, он бывает крайне бестактен, особенно в вопросах общения с девушками.

После этой фразы я, как ни странно, начала успокаиваться. Что там говорил Вилард, хорошая мордашка, значит. Получите сейчас хорошую мордашку, оба. Не зря же меня в своих кругах прозвали Лисой. Я опустила взгляд в пол и кокетливо захлопала длинными ресницами.

— Ох, вы так внимательны, — еще чуть больше смущения, — я действительно очень напугана, а ваш брат будит во мне воспоминания о тех бандитах, что напали на меня в пути. Ах, — я постаралась пустить скупую слезу, — воспоминания еще так свежи.

Ага напоминает, как же. Он и есть этот самый бандит, Темнейший бы его подрал.

— Тирел, — представился собеседник. — Почту за честь скрасить ваш сегодняшний вечер, чтобы вы смогли как можно скорее забыть о пережитом кошмаре.

При этих словах, ищейка, стоящий чуть поодаль, скривился, как от зубной боли. Было видно, что братец его порядком достал.

— С удовольствием приняла бы ваше приглашение, — я протянула руку, и мужчина едва коснулся ее губами. — Но увы, сегодня вечером я хочу отдохнуть, не сочтите это за оскорбление.

Физиономия Тирела слегка скисла, но, похоже, сдаваться он не собирался.

— Мяяяя-у, — Василь решил привлечь к себе внимание, чтобы прервать неловкий разговор.

— Какое очаровательное животное, — собеседник переключился на кота. — Разве вы путешествовали прямо с ней?

— Да, — ответила, как можно более тихо, блондин уже меня раздражал, — мы с ней неразлучны с тех самых пор, как отец мне ее подарил на совершеннолетие.

Ищейка мгновенно подобрался и заинтересованно подступил чуть ближе. Я же подавила в себе желание отодвинуться на шаг назад.

— А кто, напомните, ваш отец? — его голос был обыкновенно холоден.

— Князь Бентон Норен, — пришел на помощь названный дядюшка. — Мой племянник из провинциального Эссена, что на границе с Аврией. Пойдем, дорогая, я отведу тебя к огню, чтобы согреться, там как раз есть пара свободных кресел.

Я выдохнула. Наконец-то, этап знакомства можно считать законченным. Сейчас главное придумать повод, под которым мне необходимо побыстрее убраться.

— Позвольте ваш плащ, — снова решил проявить галантность Тирел. — И разрешите я помогу вам присесть.

Что за напасть такая в виде голубоглазого прилипалы. Вообще, они с братом отличались друг от друга, как небо и земля. Никогда бы не подумала, что они родственники. Насколько один был мрачен и бестактен, настолько другой был открыт и доброжелателен, не говоря уже об абсолютно противоположной внешности. От блондина совершенно не хотелось прятаться и убегать, я чувствовала, что он не причинит мне вреда. Не сможет. Разве что достанет до самых печёнок.

— Ну что вы, не стоит беспокойства, — я опять потупила взор. — Сожалею, но моё платье сейчас не в лучшем виде, мне бы не хотелось представать в нём перед гостями, поймите меня правильно. А присесть я в состоянии сама, лучше помогите моему дядюшке, ему действительно тяжело.

Я покрепче прижала кота, отчего тот слегка зашипел и, изящно, как мне показалось, села в кресло. Князь же, не без помощи Тирела, кряхтя, опустился на соседнее, кинув на меня многообещающий взгляд. Ну а что, сам хотел стать разваленным стариком, я тут ни при чем.

— Так всё же, — ищейка, оказалось, так и не забыл своего вопроса, вот дотошный. — Почему вы решили отправиться в путь в столь опасные времена, княжна Айрелия.

— Все очень просто, — прокряхтел дядюшка, перехватывая у меня инициативу, — у Айрелии недавно открылся дар воздушной стихии, а единственный маг в нашем роду, который может подготовить её к поступлению в Эстер, это я.

— Надеюсь, вы сейчас несерьёзно? — ищейка выглядел мрачнее тучи, хотя, возможно, это его обычный вид. — Женщинам не место в академии, будь они хоть трижды благородных кровей. Ей просто не пройти вступительные испытания.

Надеюсь, что мое удивление сейчас выглядело не слишком явным. Какая к чертям академия, князь, да у тебя маразм. Судя по вытянувшейся мордочке Василя, он был шокирован не меньше меня.

— Для подготовки к экзаменам Айрелия как раз и прибыла, — Вилард был непреклонен. — В нашем роду сильные маги воздуха не редкость.

— Не редкость они были пару десятков лет назад, — вмешался в разговор молчавший до этого мужчина. — Ульрик Корвин, — представился он скорее для меня, — и я совершенно согласен с господином Кастнером, для женщин обучение в Эстер невозможно. Слишком высокие требования к уровню дара.

Он смотрел на меня сейчас со смесью брезгливости и снисходительности. Безумно захотелось оттаскать его за длинные рыжие волосы, которыми он, похоже, невероятно гордился, постоянно выпячивая напоказ. Нашел чем гордиться, у меня поярче будут.

— И тем не менее мы попробуем, — князь отвернулся к огню, показывая тем самым, что разговор на эту тему он продолжать не намерен.

Это просто невыносимо, мне жизненно необходим отдых, иначе я сойду с ума или усну на месте от усталости.

— Господин Норен, — в комнату вошел дворецкий. — Покои для княжны Айрелии готовы. Приказать слугам ее проводить?

— Да, конечно, Вильс. Мы сейчас займем соседний кабинет, прикажи его подготовить, и можешь быть на сегодня свободен, — князь махнул рукой, и мужчина удалился.

Я торопливо встала с кресла и тоже поспешила откланяться.

— Спасибо за приятную беседу, но я вынуждена вас покинуть, — чуть стрельнула глазами в сторону блондина и невинно похлопала ресницами. А что, надо же как-то приобретать союзников.

Затем я чуть подобрала полы плаща и направилась к выходу, спиной чувствуя прожигающий взгляд Рейонера.

Глава 23. Соглашение

Рейонер Кастнер

Мы уже больше часа разговаривали с князем в его кабинете, но так и не смогли прийти к решению, которое бы устроило нас обоих.

— Господин Вилард, — снова начал я. — Мне кажется, что ваша неспособность защитить свои земли создаёт условия для разгула здесь нелегальных магов. Только за последние дни нам удалось зафиксировать двоих. Причём, уровень дара был высшим.

— Двоих, да ещё и с высшим уровнем? — князь хрипло закашлялся. — Не смешите меня, уважаемый. Магия вырождается, вам ли об этом не знать. Даже среди великих родов магов остались единицы, что уж говорить об остальных. Возможно, ваши амулеты ошиблись и это были обычные середнячки.

— Мы не смогли их отследить, — парировал я. — Такое возможно только если маг обучен и умеет хорошо прятаться. Это наталкивает на мысли, что кто-то укрывает нелегалов за вашей спиной, а возможно и обучает их.

— Вы подозреваете меня в заговоре? — голос мужчины стал жёстче. — Я надеюсь вы понимаете, о чём говорите, уважаемый.

— Нет, скорее, я подозреваю, что кто-то плетёт интриги, пользуясь вашей слабостью, — я был предельно честен.

В кабинете царил сумрак, и я не мог как следует разглядеть лицо собеседника, а моя магия, как назло, не откликалась. Отследить эмоции князя было просто невозможно. Я ощущал себя не лучше слепого котёнка.

— Мне сейчас необходима ваша помощь в распутывании этого клубка и поиске сбежавших нелегалов, я просто уверен, что они скрываются на ваших землях и им кто-то помогает. У вас есть стихийники в штате?

— Что вы, — старик закряхтел, — о каких стихийниках вообще идёт речь. Я уже не раз говорил господину Тирелу, что единственный маг с достаточным уровнем дара в Саторских землях — это я сам. Но, как вы видите моё состояние не позволяет ползать по лесам и болотам в поисках беглецов.

С этим трудно было не согласиться. Здоровье князя действительно оставляло желать лучшего, а так как прямых наследников у него не было, то, скорее всего, земли отойдут его племяннику Бентону. Завидная невеста, значит, завелась в Саторе, учитывая открывшийся дар стихий. Даже тот факт, что род Норенов отлучён от двора никого не остановит.

Я усмехнулся, с такой точки зрения отправить племянницу в академию именно для того, чтобы побыстрее выдать замуж и обеспечить защиту своим землям выглядит наилучшей идеей. Надо же, а ты не так прост, как кажешься, князь.

— Тогда, быть может, вы разрешите мне обратиться к императору с просьбой прислать вам в помощь магов для усиления границы? Вы ставите сейчас под угрозу всю империю.

Князь Норен едва заметно скривился.

— Более полувека наш род и то, как мы выживаем, не интересовал никого, кроме нас самих, — он прищурился. — А теперь вдруг решили вспомнить? Вам нужен ваш нелегал? Пожалуйста, препятствовать поискам не стану, но вот присылать помощь, тем более от императора не нужно. Я незамедлительно отправлю их всех обратно. Да и не думаю, что он поддержит вашу авантюру, господин Кастнер.

— Вы же должны понимать, что один не справляетесь.

— Почему один, — князь прервал меня на середине фразы, — у меня вон, племянница подрастает, она станет мне надёжной опорой. Из неё выйдет отличный маг, который укрепит границы княжества.

Теперь уже пришла очередь кривиться мне. Айрелия, конечно, была довольна мила, но не в качестве боевого мага. Единственное, что её ждёт — удачно выйти замуж и желательно за сильного стихийника.

— Вы всё же не оставляете надежды, что ей удастся поступить в Эстер, — скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс я. — Даже если она поступит, то тяжёлые условия обучения заставят её бросить всё в первые же дни. Из данной затеи ничего не выйдет и думаю, что вы это прекрасно осознаёте и преследуете совсем другие цели. Я прав?

— Как знать, — князь слегка улыбнулся, но продолжать тему не стал.

Он сам не понимает, в какие условия кидает столь юное и хрупкое создание. Хотя, мой брат будет только рад такому стечению обстоятельств. Он неисправим и княжне придётся очень хорошо постараться, чтобы от него отделаться. Я едва заметно усмехнулся своим мыслям.

Мне же совершенно не хотелось видеть это эфирное недоразумение в столице, а уж тем более в академии, на территории которой находится лаборатория отца.

Что-то неуловимо меня настораживало, но я не мог понять что. Я бы назвал это предчувствием, интуицией, да чем угодно.

Тёмная сторона магии ещё не восстановилась, но уже как-то неестественно реагировала на эту девчонку. Странно, что даже при почти истощённом резерве она жаждала вырваться наружу и плохо подавлялась. Выяснять границы своего контроля более я был не намерен.

— Каким чудом ей удалось спастись? — я озвучил вопрос, который так и не давал мне покоя, княжна выглядела неспособной не то что разделаться с бандой разбойников, муху обидеть.

— Да тут-то все как раз проще некуда, — князь отмахнулся. — Единственное, чем я смог защитить её в дороге это семейный амулет, именно он оглушил бандитов, а дальше с ними легко разделалась гончая.

— Гончая?

— Да, а что вас удивляет? Наш род хоть и отлучён от императора, но не утратил привилегии выводить и использовать гончих, что, согласитесь, сейчас является для нас неплохим выходом из трудной ситуации. У нас одна из лучших пород, между прочим.

Князь явно гордился своими питомцами не меньше, чем я. Жаль, что свою лучшую разработку я потерял в погоне за нелегалом. Воспоминания вновь породили вспышку гнева. Ну ничего, я еще соберу личную стаю обратно.

— Так вы, значит, не против, князь, если мы самостоятельно будем прочёсывать ваши земли в поисках стихийника, верно? — я вопросительно приподнял брови. — И препятствовать этому не будете?

— Верно, но и помощи оказать не могу, извините, нет средств и сил, — он пожал плечами. — В расследовании тоже не приду на помощь, не силён я в дворцовых интригах. Поэтому всё что найдёте, всё ваше.

Я поднялся.

— Хорошо, спасибо и на этом. Тогда мне придётся прямо сейчас написать отцу и уже завтра мы отбудем в столицу.

— Боюсь, что и тут я вас огорчу, — князь выглядел уставшим, было видно, что долгий разговор его утомил и он жаждет поскорее отойти ко сну.

— Что? Неужели нет возможности выдвинуться завтра в столицу? Тогда я просто отправлю письмо…

— Поумерьте свой пыл, молодой человек, — осадил меня пожилой мужчина, — система почтовой связи уже много лет, как вышла из строя. У нас нет штатного мага, который бы ее привел в порядок. В общем-то, и денег на ее починку тоже нет. Как не прискорбно мне об этом сообщать, но при всем желании вы не свяжетесь с Центрой.

— Как же вы отсылаете сообщения в столицу или другие княжества? — я не верил, что выхода не существовало. — Оповещаете об опасностях, в конце концов!

Чертовщина какая-то в этой дыре твориться, ни писем, ни дорог, ни магов. Неудивительно, что нелегалы чувствуют себя на этих землях как дома, их тут просто никто не найдет, даже если очень постарается. Идеальное место, чтобы залечь на дно и уйти от цепких лап императора и его ищеек.

— А зачем нам слать куда-то письма, милейший, — старик удивился. — Посмотрите на шпиль главной башни замка, вы же заметили, что там нет родового флага. Так кто же будет читать мои письма, господин Кастнер?

Последнее предложение прозвучало гораздо жестче и мне даже на миг показалось, что глаза собеседника сверкнули серебром. Хотя, это, вероятно, просто игра свеч. Не может князь обладать высшим уровнем стихии. В таком преклонном возрасте это невозможно. Я чуть мотнул головой, отгоняя наваждение. Точно чертовщина.

— Как мне можно связаться со столицей? — я решил подойти к проблеме с другой стороны.

— Единственный выход — портал на границе с Гардом, но мне придется ехать с вами, только я могу его активировать, — князь хрипло закашлялся. — Но сейчас я слишком устал для долгой дороги, простите, но ваши частые визиты меня измотали и мне необходимы хотя бы пару дней отдыха.

— Пара дней?! — жарко воскликнул я и удостоился тяжелого взгляда князя.

Я был в ярости. Застрять в этой дыре еще на несколько дней и потерять драгоценное время. Каждый час сейчас был дорог, да что там час — каждая минута. Маг напитывался силой и укрывался все сильнее. Вдобавок моя магия… я чувствую, что несколько дней я не продержусь, в висках уже начинало стучать. Похоже, этот приступ будет одним из самых тяжелых.

Черт! Мне срочно нужно в столицу, в собственные покои.

— А что вас так удивляет? Скажите спасибо, что я в состоянии это сделать, а иначе пришлось бы вам совершить весь обратный путь верхом, а это несколько недель дороги. В сравнении с такой перспективой какие-то пара дней сущая ерунда.

Я зло скрипнул зубами. И ведь придраться было совершенно не к чему, князь действовал в пределах своих возможностей.

— Тогда попрошу подготовить покои для меня и моих спутников, — что ж, попробуем продержаться эти два дня, надеюсь, замок устоит.

— Уже все готово, — он позвонил в колокольчик и в помещение практически сразу вошел седой дворецкий. — Вильс, вели проводить гостей в их комнаты.

Мужчина согласно кивнул и жестом приказал следовать за ним.

— И еще хочу вас предупредить, — донеслось мне в спину, — со слугами у нас тоже проблемы, поэтому содержать свои покои в подобающем виде вам придётся самостоятельно.

Я только покрепче стиснул зубы, чтобы не выругаться.

Глава 24. Эстер

Айра

Василь нервно расхаживал из одного конца комнаты в другой и все не мог успокоиться.

— Мря-я-у… Нет, ты видела, каков наглец, — он раздраженно дернул пышными усами. — Сидит там, мило улыбается…мррр…так и хочется стереть эту едкую ухмылочку с его физиономии… ммм…шшш…

Он смешно расфырчался и заходил еще быстрее, белым пятном мельтеша у меня перед глазами.

— Да успокойся уже со своим ищейкой, — я не выдержала и осадила кота.

Очередной раз слушать о том, какой Рейонер неприятный тип не хотелось. Да что там слушать, я бы просто предпочла забыть о его существовании и никогда больше не пересекаться.

— Моим?! — Василь даже подпрыгнул от возмущения. — Мр-р… поспешу тебе напомнить, что он явился сюда именно по твою душу.

— Спасибо, что просветил, а то я уже и запамятовала, что делаю у князя в гостях, — я блаженно откинулась на подушки и продолжила. — Ты слышал? Вилард хочет отправить меня в академию. Как думаешь, он это серьезно?

Я замолчала, увлекшись золотистым рисунком дорогого покрывала. В отличие от гостиной, свечей в комнате было предостаточно, и я могла по достоинству оценить те покои, которые мне выделил князь. Что ж, пожаловаться было не на что, а уж тем более мне. Широкая кровать под огромным балдахином, громадные окна, высокие потолки, теплые золотистые тона стен. Вот только чувствовала я себя здесь неуютно, не для меня все это.

Действительно, самозванка, ничего не скажешь, даже насладиться выгодным положением как следует не могу.

— Да старик выжил из ума, — кот смешно растопырил усы и прыгнул рядом. — Тебя там просто растерзают, — он осекся, увидев мое побледневшее лицо. — Да не в том смысле, дурында, женихи прохода не дадут и никакой учебы не выйдет, как не старайся.

Василь закатил глаза, показывая, таким образом, все, что думает об авантюре князя и моей сообразительности.

— Ты тоже уверен, что мне удастся поступить? — я перевела взгляд на кота и не удержалась от улыбки, никак не могу привыкнуть к его новому облику.

Да, мы были с ним сейчас просто великолепной парой — хрупкая изящная блондинка и ее милая пушистая кошечка. Что скрывать, даже мне хотелось тискать его не переставая.

— Я же твой учитель! — он гордо выпятил грудь, отчего кисточки на ушах смешно зашатались. — Неужели ты сомневаешься в своем успехе после этого?

Да уж, на гениального педагога Василь точно не тянул, как не приглядывайся и с какой стороны ни смотри. Сомнений только прибавилось.

— Исключено, — я отрицательно помотала головой. — Я даже близко не собираюсь приближаться к столице, там меня мгновенно выследят. А уж академия самое опасное место во всей Синарии — магистры не так просты, как обычные ищейки.

Василь подставил подбородок, и я легонько его почесала. Пушистик довольно заурчал и мгновенно успокоился, прикрыв глаза.

— Ну мр-р… — протянул кот, — ведь князь на что-то мр-рассчитывал, когда этого говорил… он уверен, что его маски-р-р-ровка работает как надо.

— Да он уже полвека не был в столице! — воскликнула я и резко вскочила на ночи, начиная расхаживать в точности, как Василь минуту назад. — Что он вообще может знать о том, что твориться в мире и в академии в том числе. Ты не заметил, на мой взгляд, он немного не в себе!

— Кто не в себе? — в проеме дверей стоял князь собственной персоной, но уже в привычном мне облике.

— Девочка, думай, что ты говоришь, тебя могут услышать, — он хмуро улыбнулся. — А потом, чего доброго, еще и слухи пойдут, что князь впал в старческий маразм, а мне пока этого совершенно не надо. У меня другие планы на ближайшее десятилетие.

Я смутилась, но ненадолго, тут же накинувшись на мужчину с упрёками.

— Что вы наговорили ищейкам? Какая еще академия, какие экзамены, — я замычала и схватилась за голову. — Да я даже к магии своей привыкнуть не успела!

— Самая обычная академия, — князь был непоколебим. — Если мне не изменяет память, то у нас в империи она одна, и ты скоро станешь ее полноправной студенткой.

— Да я даже к магии своей привыкнуть не успела!

— Мр-р… ничего, это поправимо, — кот увлеченно вылизывал лапу и был полностью на стороне мужчины.

— Уверена, меня сразу раскроют, да и экзамены мне никогда не пройти, — я устало плюхнулась обратно на софу. — А еще, — я замялась и опустила глаза, — у меня совсем нет подходящей одежды.

Из предметов гардероба у меня сейчас имелся только плащ, требующий хорошей чистки, и изрядно потрепанное платье под ним. И если плащ выглядел вполне себе сносно, то платьем побрезговал бы даже нищий. Нет, на благородную девицу совсем не тяну.

— Княжна Айрелия, — Вилард сложил руки на груди, — прекратите истерику. Более смешного повода не ехать в Эстер не нашли? Так поспешу напомнить, что вы являетесь полноправным членом моей семьи, а следовательно, должны вести себя подобающе статусу.

— Между прочим, вас об этом никто не просил, — буркнула я.

Лучшая защита — это нападение.

— Если так, то я могу прямо сейчас разбудить господина Кастнера и доложить, что маг, которого они так усердно ищут пойман и жаждет сдаться на благо империи. Но на снисхождение можешь даже не рассчитывать. Для них ты преступница и они выкачают твой дар досуха, чтобы пополнить запасы своего рода.

Князь оставался хмур и совершенно серьезен. Я даже на миг поверила, что он в состоянии так поступить. По спине пробежала легкая волна холода. Нет, водить знакомство ни с кем из Кастнеров я категорически не желала.

— Чего думаешь, бестолочь, — кот решил вмешаться в разговор. — Я с тобой к ищейкам не собираюсь, так и знай.

Предатель. Навязался же на мою голову.

— Хорошо, — наконец выдохнула я. — Я поеду на испытания в Эстер, но если не пройду, то ничего вам не буду обязана.

— Ну вот и отличненько, — легко согласился мужчина, как будто и не ожидал от меня другого ответа. — А насчет гардероба, — он внимательно на меня посмотрел, — наш род, конечно, не сильно богат, но маленький гардероб уж точно не будет проблемой. Гораздо больше сейчас меня волнует твоя магия.


— А что с ней не так? — я подняла глаза на князя и замерла в ожидании крупных неприятностей.

— Действительно, мр-р… отличная у нее магия, сам же сказал, что резерва хватит на обучение, волноваться не о чем, — Василь тоже прислушивался, но возмущения не проявлял.

— Как огневик ты не сможешь поехать в Эстер, это мгновенно натолкнет на мысли о личине. А вот магия воздуха другое дело. Она просто идеальна для твоей новой внешности. Даже у магистров не возникнет подозрений, ведь род Норен всегда славился сильными воздушниками.

Князь, видимо, решил проверить мою психику на максимальную устойчивость в первый же день нашего знакомства, иначе, чем объяснить обилие безумных идей в его голове. Еще, чего доброго, сам поверит в то, что я его племянница.

— Спешу вас разочаровать, я пока не могу контролировать, какая из стихий первая откликнется, — внутри поднималась новая волна паники. — Да, воздух проснулся раньше, но огонь гораздо сильнее.

Василь удивленно переводил взгляд то на меня, то на князя.

— А вот на решение этой проблемы у нас уйдет гораздо больше денег, чем на твой гардероб, — мужчина хмыкнул. — Есть у меня один знакомый стихийник, который в кратчайшее время поможет с амулетом блокировки. Заеду к нему на обратном пути, как провожу наших дорогих гостей.

— Но я думала, что здесь поблизости нет магов, — и когда я уже перестану удивляться.

— Деточка, не надо верить всему, что видишь и слышишь, — Вилард весело подмигнул. — Но и рассказывать всем о том, что узнала тоже не стоит — дольше проживешь. Как ты думаешь, почему мне удалось дожить до глубокой старости?

— Жмот ты потому что, — фыркнул кошак и растянулся на кровати во весь рост. — И много бегаешь по лесам за милыми котиками.

— Ну и это в том числе, — мужчина снова подмигнул, но продолжать тему не стал.

Странно было то, что меня хоть и пугали резкие перепады настроения князя, но тем не менее рядом с ним я ощущала себя на удивление безопасно. С логикой и здравым смыслом это совершенно не вязалось.

— А как мне приручать огонь, если вы поставите на него блок? — он уже стал частью меня и так просто расстаться с огненной стихией я не могла.

— Так у тебя ж учитель есть. Или забыла? — он махнул в сторону притихшего Василька. — На самом деле, практически все плетения имеют одну основу и не сильно важно какую из стихий использовать, он вида магии зависит лишь результат. Думаю, твой учитель сможет обеспечить тебе достаточно практики, так ведь, Васенька?

— Мр-я-я-я-у, конечно, обеспечу, — кот лениво перевернулся с боку на бок. — Да она у меня самым знаменитым магом станет, да я… мррр… да меня все знать будут!

— Буквально несколько минут назад, кое-кто называл меня полной бестолочью, — я выразительно посмотрела в его сторону. — Или что-то поменялось?

— Мррр, я передумал, — протянул кот и совершенно бесцеремонно захрапел.

— Вы оба уверены в моем успехе, — констатировала я.

Нет, ну точно спелись, паршивцы. Еще Тайны не хватает для полного комплекта.

— Айрелия, — князь был серьезен. — Я четко видел тот уровень магии, которым ты владеешь, когда накладывал личину, поверь, они не могут тебя не взять.

— Но господин Кастнер сказал…

— Да больше его слушай, — Вилард прервал меня на полуслове. — Мортон здорово запудрил им мозги. Все как один верят в источники рода. Будто дар возможно украсть, ненормальные фанатики.

— Но ведь это действительно так, — пришла моя очередь прервать князя, — иначе бы ищейки не выискивали нелегалов и мне просто незачем было прятаться. Я всю жизнь бегала и скрывалась, ведь такие, как я с момента появления дара становятся вне закона.

И хотя я не знала, каким образом, будучи совсем малышкой, я могла забирать магию у родовитых князей, но это оставалось непреложной истиной. Мне это твердили с детства. Именно в этом меня обвиняли. А если бы поймали, то судили, как за тяжкое преступление — нет ничего страшнее, чем обворовывать знать.

— Источники магии есть только внутри нас самих, — рассмеялся князь. — Но, чтобы стать сильным магом надо их постоянно развивать, — он щелкнул меня по носу, — а не потреблять заботливо собранную и пережеванную силу из накопителей. А то, что благородные любят называть своими источниками рода, ни что иное, как огромные накопители, доставшиеся нам от предков.

— Раниса говорила также… — я ахнула и недоуменно округлила глаза.

— Мы с ней вместе долго изучали данный вопрос, — Вилард нахмурился, — пока ей… хм… не пришлось уйти.

Если то, о чем говорит князь является правдой, то выходит, я владею стихиями по праву рождения. Я ни у кого ничего не украла… не виновата в том, за что меня хотят судить… не воровка…

Мир рушился на глазах, слишком много открытий для одного дня. Слишком.

— Так получается, если магию невозможно украсть, — перед глазами на мгновение потемнело, — то моя мама погибла напрасно?

В душе все замерло и глаза мгновенно наполнились слезами. Нет, только не это. Сколько нас таких, гоняемых по империи и погибающих в неравной войне. Я опустила взгляд, скрывая непрошеные слезы.

— Она защищала тебя как могла. Всегда помни об этом. И сейчас самое лучшее решение — поступить в Эстер и научиться, наконец, самостоятельно о себе заботится. Поверь, тебе это по силам.

— Вы правы, — я зло вытерла слезы.

Я пройду испытания, чего бы мне ни стоило, и обязательно отомщу. Прости дядюшка, но дальше я буду сама по себе. Это единственное, что я сейчас могу сделать в память о маме и… об Анике.

— Зачем вы мне об этом рассказали и почему сами не пытаетесь донести свои исследования до императора? Ведь маги гибнут по всей Синарии!

— Я побоялся, что и тебе тоже промоют мозги в столице. А насчет исследований… Айрелия, меня никто даже не хочет слышать. Для всех я просто стараюсь очернить Мортона и обесценить его великолепные открытия. Он именитый князь, ученый… а я в настоящее время кто? Полоумный старик без семьи и рода!

Сейчас Вилард выглядел уставшим и опустошенным. Будто из него разом выкачали весь воздух, даже взгляд потух.

— И еще, — князь скривился, — наши гости немного задержатся, не переживай, буквально на пару дней. Их нельзя так быстро отпускать, они могут вернуться с подмогой и начать прочесывать леса Сатора. Необходимо хорошенько подготовиться к их возвращению, чтобы ищейки навсегда забыли, как лезть не на свои территории.

Глаза князя хищно блеснули, и он направился на выход. Уже у самой двери Вилард обернулся:

— Я попрошу Вильса, чтобы он принес тебе что-то перекусить и комплект сменной одежды, правда, новой у меня нет, но есть наряды моей сестры.

— А она не будет против того, что я воспользуюсь ее гардеробом? — не хотелось навлечь на себя еще и гнев хозяйки поместья.

После этого вопроса князь разом потух и сгорбился так, будто снова надел личину немощного старика.

— Она погибла много лет назад по вине императора и его приспешников.

Ни слова больше не сказав, он вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Глава 25. Сложный выбор

Айра

Утро встретило меня настойчивым стуком в дверь. Открыв глаза, я сладко потянулась и толкнула кота, который растянулся на добрую половину кровати, сместив меня к самому ее краю.

— Просыпайся давай, хватит уже храпеть мне под ухо, — я пихнула кошака еще раз, — коты вообще не должны столько спать.

Василь только вяло отмахнулся хвостом и продолжил мило посапывать. Я накинула широкий цветастый платок, который выдал мне вчера Вильс, прямо поверх пижамы и поспешила открыть дверь. На пороге стояла приятного вида девушка и аккуратном, пусть и много раз штопанном, переднике.

— Госпожа, — она вежливо присела в реверансе, — князь Норен велел собрать вас к завтраку.

— А который сейчас час? — я совершенно потеряла счет времени и даже не могла сказать ночь сейчас или утро.

— Начало восьмого, госпожа, — девушка снова слегка присела, — завтрак начинается в девять, у нас совсем нет времени.

— Называй меня просто Айрелия, — чуждое величание меня госпожой неприятно резало слух. — Как я могу к тебе обращаться?

— Меня зовут Мари, гос… Айрелия, — она осеклась, поймав мой осуждающий взгляд. — Меня назначили вашей горничной.

Девушка нервно теребила кромку белого фартука и выглядела крайне смущенной. Признаться, я бы и без горничной неплохо справилась, но мне необходимо было вживаться в роль, поэтому я вежливо кивнула и пригласила помощницу войти.

— Приятно познакомится, Мари, надеюсь, мы найдем общий язык. Итак, с чего начнем?

Вдруг девушка отчаянно покраснела и опустила глаза в пол.

— Я…я…не знаю, — от волнения она даже начала заикаться, — понимаете, я никогда раньше не прислуживала княжне, я просто работала на кухне. Слуг в замке мало и мне приказали заняться вами, больше свободных девушек не нашлось.

Казалось, моя новообретенная горничная хочет провалиться сквозь землю от стыда, настолько несчастной она сейчас выглядела. Признаться, я тоже была немало озабочена. Ну не признаваться же, в конце концов, что я и сама понятия не имею с чего необходимо начинать свое утро молодой госпоже.

— Не волнуйся, — произнесла я больше для себя, попытавшись придать голосу как можно больше уверенности, — сейчас я загляну в ванную, а ты пока разбери наряды, что лежат на софе. Я честно пока не знаю, какой выбрать для завтрака, надеюсь ты мне сможешь помочь.

Вчера уже не хватило сил, чтобы как следует рассмотреть все принесенное мне дворецким великолепие. Несколько платьев в понимании князя представляли собой огромную гору, теперь заботливо сложенную в самом углу дивана.

— Хорошо, гос… Айрелия, — она снова присела в реверансе и склонила голову, но тут же резко оживилась, — ой, а кто это там у вас? Это ваша кошка?

Мари заметила потягивающегося на кровати Василька. Он соизволил, наконец, проснуться и теперь самозабвенно приводил себя в порядок, делая вид, что все происходящее в комнате его совершенно не касается.

— Да, это моя любимица Василиса, — я добавила в голос чуть больше нежности, — мы с ней столько всего прошли и пережили вместе, что никогда не расстаемся.

А хотелось бы, добавила я мысленно. Совсем страх потерял, подстилка шерстяная.

— Я никогда не видела кошек так близко, — глаза горничной светились восторгом, а можно я ее поглажу?

— Конечно, — мстить так по-крупному, — можешь даже взять ее на руки, она очень любит, когда ее гладят.

Мари с радостью подхватила кота подмышки и устроила на своих руках поглаживая. Хоть на что-то этот пушистик сгодился, так глядишь девушка скоро перестанет нервничать так сильно. Василь на удивление не сопротивлялся, только одарил меня долгим ненавидящим взглядом. Думаю, наедине с ним лучше не оставаться в течение как минимум сегодняшнего вечера.

Я поспешила в ванную, которая сразу поразила своим великолепием. Да, действительно, род Норенов, похоже, был когда-то достаточно богат и знатен, чтобы позволить себе украшение раковины и ванны позолотой, огромные резные зеркала и даже водопровод. Потолок и стены были выложены цветной мозаикой, складывающейся в причудливый рисунок, а под самым потолком находилась даже система подогрева воды. Интересно, как она работает, уверена, что на магических кристаллах. Жаль только, что сегодня то тут, то там уже можно было заметить следы ветхости и запустения — изделия давно не обновляли.

Когда я вернулась в комнату, Мари уже во всю занималась моим новым гардеробом, а Василь нервно крутил хвостом в стороне, наблюдая за процессом с явным неодобрением.

— Вот, Айрелия, — девушка выглядела вдохновленной. — Я отобрала для вас несколько платьев, думаю, что в них вы будете выглядеть достаточно великолепно на завтраке.

Она выложила передо мной три богато украшенных наряда из плотной ткани, но не успела я их как следует рассмотреть, как кот прыгнул сверху и раздраженно зашипел.

— Ой, похоже вашей кошке не нравится, — Мари отшатнулась. — Как такое может быть? Я не знала, что они такие смышленые.

— Моя специально дрессированная, — прошипела я сквозь зубы, взглядом интересуясь у кота, что, собственно говоря, происходит. — Она очень много времени проводила среди портних.

Светлейшая, большей чуши я не слышала. Но, похоже, девочка была так впечатлена, что пропустила объяснение мимо ушей. Тайком я показала коту кулак, отчего он обиженно фыркнул и с головой зарылся в кучу тряпья.

— Куда это она? — ахнула горничная.

Ответа не потребовалось, так как буквально через несколько минут Василь вытащил откуда-то из вороха платьев что-то нежно-голубое и необычайно воздушное. С зажатой между зубами тканью он выжидающе уставился на меня.

— По-моему, она хочет, чтобы вы пошли в этом, — девушка уверенно кивнула, быстро смирившись со странностями животного. — Да, это платье тоже необычайно красиво и подойдет под ваш цвет глаз. Как я сразу его не заметила. Какая же ты умничка! — она нежно потрепала кота по голове, отчего тот неодобрительно зафырчал.

Я уже хотела было возмутиться кошачьим самоуправством, как разглядела, наконец, то, что он предлагал. Дорогой голубой шелк, искусная серебристая вышивка по подолу, длинные рукава с пуговицами в тон, строгий силуэт… да, оно определенно мне больше по вкусу, чем все остальное.

— Хорошо, Мари, мне нравится, только помоги мне одеться, — согласилась я. — А волосы собери наверх, оставь лишь несколько прядей у висков.

— Хорошо, княжна Айрелия, — она проворно начала расправлять платье и приводить его в порядок.

Девушка работала быстро и уже через полчаса на меня из зеркала смотрела прекрасная белокурая незнакомка с огромными голубыми глазами. Платье плотно облегало фигуру и сидело, как влитое, будто сшитое специально для меня. Надо же, как удачно подобранный наряд может полностью изменить внешность. Глаза ярко выделялись на нежном личике и весь образ казался еще более легким, чем ранее. Жаль, что это всего лишь личина. Я печально вздохнула.

— Вам не нравится? — на девушку было жалко смотреть. — У нас еще есть время все переделать, давайте попробуем…

— Мари, мне все нравится, — успокоила я ее, — просто нахлынули печальные воспоминания. А образ великолепен, жаль только у меня нет никаких украшений к нему.

Кот отчаянно мне подмигивал и жалобно мяукал под ногами, пока я не сообразила, что он хочет мне что-то сказать.

— Можешь быть свобода, я сама спущусь к завтраку, — надеюсь, я смогу найти дорогу.

Девушка слегка присела, подобрала юбки и быстро убежала, прикрыв за собой дверь.

— Фууух… — кот выдохнул. — Догадалась наконец! Мря-у, беру свои слова обратно — ты очень медленно соображаешь. Хотя с такой внешностью тебе ум сейчас не к лицу.

— Надо было быстрее вставать, если хотелось поболтать с утра пораньше. По твоей вине мне теперь придется самостоятельно искать дорогу в столовую, — задохнулась я от возмущения.

— Конечно, — Василь фыркнул, — куда тебе с твоей недалёкостью, смотри не потеряйся в четырех стенах.

Нет, определенно выгоню. Как в Эстер потуплю, так сразу выгоню, пусть ищет другую ученицу. Кот, видимо, что-то уловил в моем взгляде и поспешил перевести тему:

— Мр-р-я…так я, собственно говоря, о чем, — он задумчиво наклонил голову. — Тащи сюда шкатулку.

— Зачем это еще? — удивилась я. — Хочешь остатки денег прикарманить?

— Тащи говорю и не спорь, — кошак раздраженно вильнул хвостом.

Я полезла в сумку и достала искомый предмет, после чего пушистик когтем надавил на одну из рун и дно приоткрылось, являя миру небольшую коллекцию украшений.

— Так и знал, что она тебя в беде не оставит, — довольно пробормотал Василь, — выбирай горемычная.

Я в недоумении уставилась на появившееся из ниоткуда богатство. В душе теплом разлилась благодарность к Ранисе. Разом забылись все наши недомолвки и споры, а потом стало стыдно, за то, что я считала ее сумасшедшей. Старушка предусмотрела все. Уверена, она заранее знала, что Виларду не останется выбора, как только принять меня в род. А значит, мне нужны будут украшения. Пусть максимально простые, пусть малое количество, но нужны. И сейчас я была этому безмерно рада.

Выбрав маленькие бриллиантовые серьги-капельки, я быстро их надела, а в комплект подобрала небольшой кулон на серебряной цепочке, уютно уместившийся у меня на груди. Вот теперь точно все, я выдохнула. Да уж, это было самое тяжелое утро в моей жизни. Нелепость момента рассмешила, и я улыбнулась себе в отражении. Надо же, еще вчера я бегала по лесам в поисках спасения и пищи, а сегодня считаю сложностью выбор украшений к платью.

— Ну что, Васятка, — кота перекосило. — Похожа я на благородную княжну?

— Если не будешь меня так называть, то вполне, — он дернул усами и ехидно продолжил, — вот только ты забыла про один нюанс…

— Что еще? — казалось, я все предусмотрела.

— Ты незнакома с правилами столового этикета, — припечатал этот подлец и довольный замер, ожидая моей реакции.

Ну вот ты и попалась, княжна. Недолго пришлось притворяться благородной дамой, буквально до первого завтрака, где всем сразу станет ясно, что с высшими родами я только стояла рядом, но никак не была одной из них.

От осознания скорого провала стало душно, и я чуть ослабила ворот платья. Нет, о чем я только думала. Да и котяра хорош, тянул до последнего, чтобы сообщить мне о такой маленькой детали и мгновенно опустить с небес на землю. Правильно, надо знать свое место.

— И ты решил сказать мне об этом только сейчас? Когда я выбрала платье, украшения и познакомилась со своей горничной, — хотелось схватить паршивца за шкирку и выставить за дверь. — Ты понимаешь, что уже сегодня отправишься обратно в леса, и вряд ли Раниса тебя похвалит за случившееся? Ты не уследил за единственной ученицей и полностью провалил задание, которое тебя было дано. Зная ее характер, она тебя и на порог не пустит.

Василь на мгновение растерялся, и завертел головой в поисках поддержки, но вдруг быстро вернул себе самообладание.

— А я что, я вроде как вообще разговаривать не должен, — он раздраженно дернул усами, — а уж тем более, думать за свою хозяйку. Мряя… навязалась же ты на мою голову, бестолочь. Ничего сама сделать не можешь. Но радуйся, у тебя есть я!

Он быстро подбежал к двери и на секунду выглянул в коридор, проверяя, не подслушивает ли кто нас с ним разговор и продолжил:

— Так и быть, мррр… убедила, придется тебе помочь, — он прикрыл дверь лапой. — И это не потому, что я боюсь ммррр…Ранису, — Василь прищурился. — А от чистого сердца! Мррр… душа у меня добрая, всяких бродяжек подбираю и воспитываю.

Да уж, наглости этой рыжей, правда теперь уже белой, морде не занимать. И где старушка его откопала и похоже он порядком достал не только ее.

— Душа говоришь добрая! — я подхватила тяжелое полотенце, прихваченное с собой из ванной. — От чистого сердца говоришь? Сейчас проверим душу твою на блохастость!

С полотенцем наперевес я приближалась к кошаку, а он пятился от меня, все больше выпучивая глаза.

— Да подожди ты, мряя… ненормальная! — Василь резво нырнул под кровать. — Есть у меня одна идея!

Голос доносился глухо, а самого кота теперь было недостать. Из-под кровати виднелись лишь кончики светлых усов.

— И какая же? — мой голос просто сочился сарказмом. — Выпрыгнуть из окна? Притвориться, что я умерла? Сбежала? Тронулась умом? А может, сразу сознаться кто я и что тут делаю?

— Мрр… не так радикально, — он на секунду показал свою хитрую мордочку. — Сейчас подробно расскажу, ты только это, мря, полотенце убери.

Я свернула полотенце в рулон и сложила на кровати, показывая, что теперь безоружна и внимательно слушаю. Василь пригляделся и посчитав, что буря миновала, вылез полностью.

— Полагаю, что у нас с тобой все должно получиться, — он подошел ближе и понизил голос, — будет только один пострадавший, наш ненаглядный ищейка, но, надеюсь, ты мне это простишь.

— Прощу, вот только пострадавших будет двое, — пришла моя очередь сверкать глазами.

— Мряяя… а кто второй? — удивился кот, — Нет, в мой коварный план это не входит…

— Зато входит в мой, — с победным криком схватила кота и потащила в ванную, думаю, что купание пойдет ему на пользу. Заодно и план расскажет поподробнее. Отомстить попутно и ищейке я была только рада.

Глава 26. Темная стихия

Рейонер Кастнер

Мы сидели за дубовым столом в просторной столовой и уже около получаса неспешно разговаривали с господином Нореном, ожидая, пока к завтраку спустятся остальные гости, в том числе и его племянница.

— Так какая говорите стихия открылась у княжны Айрелии? — навязчивое стремление князя отправить девушку в академию не давало мне покоя.

Я никак не мог отделаться от мысли, что здесь что-то нечисто. Излишняя подозрительность была одной из лучших черт моего характера, которая помогла высоко подняться по карьерной лестнице в службе ищеек. И именно сейчас чутье подсказывало, что надо копнуть немного глубже.

— Воздух, — Вилард явно гордился этим фактом и не скрывал своей радости. — И притом довольно сильный уровень дара. Она действительно настоящий бриллиант.

Бриллиант, как же. Про себя я усмехнулся, но не стал расстраивать собеседника. Вполне вероятно, что он действительно верит в успех племянницы на магическом поприще. Да, возможно, среди женщин княжна и будет выглядеть впечатляюще, но уровень же магии у мужчин изначально выше — здесь ей ничего не светит.

— Неужели ваш родовой источник настолько силен, что может поддерживать нового стихийника с высоким уровнем дара? — я в недоумении приподнял бровь. — Думаю, вы в курсе, что маги вырождаются, с каждым поколением становясь только слабее. Стихии перестают нам подчиняться, господин Норен. Вы же знаете, что для того, чтобы достойно управлять потоками, нужны резервы, но если ваш источник рода истощен, то и сильного мага из Айрелии никогда не получится несмотря на все ее невероятные способности.

Я откинулся на спинку стула и с нетерпением ожидал ответа. Потоками становилось управлять сложнее с каждым годом. Даже род Корвинов стал замечать периодический выход стихий из-под контроля, хотя их источник считается одним из сильнейших.

— Позволю с вами не согласиться, господин Кастнер, — меня иногда раздражала упертость князя, который будто бы не видел очевидных вещей. — Да, наш источник ослабел практически так же, как и все остальные. Но есть один весомый нюанс, — мужчина посмотрел на меня в упор, — магов в нашем роду не так уж и много, всего двое. И именно это дает Айрелии преимущество, на которое я рассчитываю.

У меня сложилось впечатление, что изоляция Норенов в этом убогом захолустье сослужила с ними дурную шутку — отрезала от осознания реального положения вещей. Спорить с мужчиной напротив бесполезно. Но даже если представить, что князь может быть прав, то вдвойне непонятно, что за цели он преследует. Вилард еще много раз пожалеет, что отправил племянницу в это змеиное логово под названием Эстер. На девочку же начнется настоящая охота.

— Как продвигается процесс вашего восстановления? — решил я перевести тему.

Конечно, я понимал, что князю в его преклонном возрасте нужен длительный отдых, но в душе надеялся отбыть из поместья как можно раньше. Не хотелось здесь задерживаться на больший срок, чем необходимо.

Вчера выяснилось, что дела у Норенов идут даже хуже, чем я думал. Замок в полном запустении, люди распущены по домам, штат прислуги минимален. Комната же, выделенная мне, была больше похожа на склад пыли и ненужных вещей. Целый вечер я потратил на то, чтобы хоть немного разгрести завалы, называемые по недоразумению, гостевыми покоями и приготовить себе место для комфортного сна. И если я был привычен к отсутствию роскоши, то моим спутникам пришлось вдвое тяжелее.

Братец всю первую половину утра ныл мне под ухо о том, как устал и хочет скорее в столицу, а вторую — восторгался красотой княжны. Он неисправим — даже в таких обстоятельствах не пропускает ни одной юбки. Я глубоко вздохнул своим мыслям.

— Не стоит беспокойства, — князь кивнул в ответ и добавил, уловив мое гнетущее настроение. — Думаю, что завтра к вечеру мы уже сможем выдвинуться в сторону границы с Гардом.

— Это было бы просто великолепно, — я вежливо склонил голову. — Благодарю, что вы сумели найти в себе силы для того, чтобы помочь нам.

Как бы я сейчас ни был зол на князя, но тот был не виноват в том, что его род полностью разорен, а сам он с трудом может выполнять обязанности хозяина поместья.

Со стороны лестницы послышался шум шагов и в гостиную вошли близнецы Корвины собственной персоной — совершенные копии друг друга с одинаково кислыми надменными физиономиями. Может когда-нибудь я и научусь их различать, но сейчас я бы предпочел поскорее избавиться от их общества. Слишком уж они мне напоминали об одной рыжей нелегалке, больно наступившей на самолюбие.

Вслед за Корвинами показался и мой несносный братец, заинтересованно оглядывающий столовую в поисках княжны. Вся разношерстная компания выглядела помятой и уставшей. Ну ничего, не все же мне одному страдать, хоть какой-то бальзам на душу.

— Располагайтесь, — князь Норен был крайне вежлив и любезен. — Надеюсь, что вам удалось как следует отдохнуть с дороги, — в его голосе чувствовалась искренняя забота. — Приношу свои извинения, что не смог обеспечить вам условия, соответствующие вашему статусу, но, как вы заметили, мой замок просто не рассчитан на прием большого количества гостей. Тем более, так часто.

Последнюю фразу мужчина особенно выделил, как бы намекая, что мы слегка злоупотребляем его гостеприимством. Похоже, что под этой маской чуткого и мягкого хозяина скрывается стальной характер. Я еще больше убедился в своем мнении, что князь не так уж прост.

— Спасибо, — Тирел вежливо кивнул, — не волнуйтесь, мы смогли как следует восстановить силы, — на последней фразе он заметно поморщился.

Нет, ну кто его вообще учил плести интриги. Мгновенно захотелось запустить в брата чем-то тяжелым, и побыстрее. Не можешь врать как следует, так не берись. Хотя, вон Корвины, например, просто морщатся, ничего не говоря, что переходит все границы наглости и дурного тона.

— А ваша племянница спустится к завтраку? — братец уже расположился за столом и выглядел расстроенным. — Не хотелось, чтобы она скучала в покоях в одиночестве. Ей совсем не к лицу будет тоска и уныние.

Во взгляде князя я отчетливо уловил раздражение, однако, на манере разговора это никак не отразилось. Он продолжил все так же спокойно и учтиво:

— Не переживайте, княжна скоро спустится, а пока я предлагаю начать завтрак без нее, — Вилард отдал сигнал слугам. — Уверен, что Айрелия не будет против.

В коридоре послышался цокот каблучков, будто девушка сильно торопилась, и буквально через несколько мгновений вилка, которой Тирел тянулся к ближайшей закуске, выпала из его рук и оглушительно звякнула о каменный пол.

Я проследил за упавшим столовым прибором и медленно перевел взгляд на княжну, которая сейчас стояла в дверном проеме, еще более нежная и воздушная, чем обычно. Ее щеки немного раскраснелись от быстрой ходьбы, а идеальная прическа растрепалась, но это ничуть ее не портило, наоборот, добавляло некого скрытого шарма и изящества.

Всего мгновение и голова раскололась от разрывающей изнутри боли — темная стихия устремилась наружу, желая вырваться из-под контроля.

Сила давила, отодвигая все эмоции и чувства на второй план, замораживая. Голова начала немного кружиться, и я с трудом мог удерживать здравый рассудок. Неужели новый приступ, и так быстро. Я же даже не успел полностью восстановить резерв.

Руки начало немного потряхивать, как случалось всегда, когда темная грань дара жаждала захватить контроль над телом и мыслями. Стереть меня, полностью уничтожить мою личность и сознание. Скоро придет и боль, которая будет выламывать кости и заставлять бессильно закусывать губы в попытке с ней справиться.

Я должен покинуть это место как можно скорее, пока не стало слишком поздно. Вот только спасительных темных комнат в замке не было и теперь я не знал, как переживу следующие сутки.

— Прошу прощения, — речь стоила огромных усилий, — но я вынужден вас покинуть, мне необходимо срочно вернуться к себе.

Князь с удивлением на меня посмотрел, но, надо отдать ему должное, не начал задавать лишних вопросов. И уже за это я был ему сейчас благодарен.

— Хорошо, как вам будет угодно, господин Кастнер. Может приказать принести вам завтрак в покои?

— Нет, извините, я неважно себя чувствую, — по виску скатилась крупная капелька пота, я спешно поднялся.

Если не уйти прямо сейчас, то меня придется кому-то нести на себе. Хвала светлейшей, Тирел, наконец, отвлекся от созерцания своей ненаглядной Айрелии, которая растерянно замерла на входе и недоуменно переводила взгляд то на меня, то на Тира, боясь лишний раз даже вдохнуть.

Не удержавшись, я поморщился — проклятая сила, нельзя ни на кого смотреть дольше, чем нужно, иначе меня просто разорвет от потока чужих ощущений и переживаний.

От княжны веяло несдерживаемым страхом, вперемешку с ненавистью и… чувством вины. Шлейф эмоций девушки удивил. Интересно, и чем же я заслужил такой коктейль чувств.

Брат перевел взгляд на меня и мгновенно побледнел. Понял. А теперь не подведи, братишка. Только ты здесь знаешь мою тайну и только ты сможешь сейчас меня удержать.

— Я провожу Рейонера, — голос Тирела немного дрогнул, нет, ему определенно надо поработать над самоконтролем. — Не переживайте, господин Норен, с братом иногда такое бывает, — он отодвинул свой стул и направился в мою сторону. — Небольшое недомогание. К счастью, оно обычно быстро проходит. Попросите, чтобы его никто сегодня не беспокоил. Таких мер будет достаточно.

Молодец. Мысли становились все более отрывочными. Именно сейчас я был впервые несказанно рад обществу Тира. Один я точно не доберусь до своей спальни. Каждый шаг давался все тяжелее, и я незаметно оперся на его руку.

Уже покидая столовую, я на мгновение обернулся и поймал крайне задумчивый взгляд князя, устремленный мне вслед. Сила подсказывала, что он понял сегодня больше, чем я бы хотел ему показать. Черт, так и знал, что Вилард невероятно умен и никакая старость не способна помутить его рассудок.

А вот что я такого сделал княжне…

Это была последняя мысль прежде, чем мой разум поглотила боль.

Глава 27. Меняемся местами

Айра

Я была зла на кота, отчего тот в страхе забился под кровать, не показывая даже кончика пушистого носа. Однако, это не мешало мне его методично отчитывать.

— Ты же говорил, что он просто покроется зудящей сыпью! Так почему он чуть не потерял сознание на этом треклятом завтраке?!

Я принялась расхаживать по комнате из стороны в сторону, нервно теребя рукав платья и борясь с желанием начать собирать вещи и бежать из замка куда подальше. Только понимание бесполезности такого поступка сейчас удерживало меня на месте.

— Да я что! — оправдывался Василь, не покидая своего надежного убежища. — Я ничего такого не сделал, просто применил один амулетик… клянусь! Мр…р… там была элементарная порча на почесуху! Но ведь в итоге все прошло хорошо, даже лучше, чем мы рассчитывали.

— Хорошо?! — я повысила голос. — И это ты называешь хорошо?! Да никто не проронил ни слова до конца завтрака!

— Неужели ты жаждала поговорить с ними по душам? — съязвил кошак. — Я полагал, мрряя, что в твои планы не входит тесное общение с целой шайкой императорских прихвостней.

Я подхватила увесистый тапок и изо всех сил запустила его под кровать, целясь больше наудачу, но надеясь попасть прямиком в наглое и своевольное животное.

— Мряяу! За что? — вопль кота известил меня о том, что мой маневр удался. — Я, между прочим, для тебя старался!

— Для меня, как же, — я пыталась успокоиться, но получалось плохо. — Отомстить ты хотел, пока никто тебя не видит и не замечает.

В голове разворачивались картины одна страшнее другой. В моих фантазиях нас с котом уже поймали, судили и приговорили к казни за нападение на исполняющего императорскую волю. Страшнее могло быть только лишение магии. Даже не знаю, что лучше, может сбросить личину и стать обратно нелегалом.

— Но ты же видела, мой план сработал… мряу, ты осталась в тени! Как и хотела! Я выполнил свою часть уговора!

Здесь я не могла не согласиться, действительно, остаток завтрака прошел тихо. Братья Корвины быстро покинули столовую, попрощавшись с князем. Сам же Вилард не удостоил меня внимания, полностью погруженный в свои мысли. Казалось, он обдумывал что-то важное и известное лишь ему, периодами счастливо улыбаясь.

Меня окружает толпа ненормальных, начиная котом и заканчивая бандой ищеек, жаждущих потерять сознание от легкого зудящего заклятия.

И я считала странной Ранису?

Да на фоне всех моих новых знакомых она просто божий одуванчик. И о чем только князь Норен думал, приглашая меня к столу. Никогда не поверю, что он мог забыть о том, что я совершенно не знакома с дворцовым этикетом.

— Раз ты выполнил свою часть уговора, — вкрадчиво начала я, — тогда объясни мне, почему этой самой обещанной тобой сыпи на Рейонере я так и не увидела?! — конец фразы рявкнула так, что, казалось, затряслись окна.

Хотя мужчина и пытался скрыть свое состояние, но я заметила, как он резко побледнел в момент срабатывания амулета и поспешил уйти. То, как изменился в лице его брат тоже говорило о многом. Нас точно будут судить за нападение. Если они догадаются проверить магический фон и отследить, откуда пришел удар, то нам несдобровать. Я закусила губу.

— Может у амулета истек срок годности… — кот на минуту задумался и замолчал, — нет, он точно для красивой крапинки и зуда. Раниса его сама заговаривала, ошибки быть не может, я уверен в этом.

— Что ты несешь, — я заглянула под кровать и попыталась схватить болтуна за хвост, — даже я, не имея магического образования, понимаю, что амулеты бессрочны. А если этот Кастнер сейчас Светлейшей душу отдаст по твоей милости? Тогда не избежать нам очищающего огня!

— Брось, — кот забился еще дальше. — Ищейки живучие, как собаки, отлежится и опять побежит тебя вынюхивать и, поверь, жалеть не будет. Мряя… И с чего его ты вообще взяла, что ему поплохело? Может живот прихватило от местной кухни, а ты уже панику подняла, что чуть ли не убили.

— Какой живот, подстилка меховая. Глаза разуй! Да он ноги передвигать не мог самостоятельно! — я легла на живот и полезла доставать кота, который продолжал отчаянно сопротивляться. — Нет, ты пойдешь со мной, так просто я не сдамся. Виноват, вот и расхлёбывай.

За себя я переживала сейчас ничуть не меньше, чем за состояние Рейонера. Если быть предельно честной, то чувствовала себя виноватой в произошедшем. И пусть это было лишь досадным недоразумением, но я не хотела стать убийцей и встать в один ряд со своими вечными врагами.

Грызущее чувство вины толкало на безрассудные поступки. Например, отправиться искать покои ищейки в коридорах замка с помощью кота. Была только одна проблема — этого самого кота требовалось сначала достать.

Я схватила что-то пушистое и потянула на себя.

— Да ты рехнулась! — Василь верещал. — Отпусти меня немедленно. Я что тебе дворняжка какая подзаборная?

— У тебя есть прекрасный шанс искупить свою вину!

— Мрря… Ни в чем я не виноват, — кот громко шипел и вырывался. — Что за дурная мысль пришла тебе в голову.

Достать кота не получалось, но только он был в силе мне сейчас помочь, поэтому я решила сменить тактику и принялась за уговоры.

— Ну котик мой, у тебя такой чуткий нюх. Да я тебе слова дурного больше не скажу, — я стараясь говорить как можно более ласково. — А если нас поймают, придумаю что-нибудь, в крайнем случае сошлюсь на князя Норена и его беспокойство о госте. В конце концов, ты же мой учитель и обязан меня выручать. А сейчас мне необходимо найти комнаты, в которые поселили этого ненормального.

— Кто здесь по-настоящему ненормальный, так это ты, — Василь ворчал уже больше для порядка, но начал выползать из укрытия. — Ладно, мрр… но, в последний раз, поняла? И только потому, мряу… что моя врожденная доброта не дает остаться в стороне.

Я утвердительно замотала головой, боясь спугнуть пушистика. Он крадучись проскользнул к коридору и приоткрыл дверь лапой.

— Ну долго будешь болтаться, как болванчик? — проворчал он. — Пошевеливайся, пока я не передумал. Мряяя… Но если наша вылазка выйдет из-под контроля, предупреждаю, я здесь ни при чем.

— Да ты всегда ни при чем, — тихо пробурчала я ему в спину и двинулась следом.

Мы шли по тёмным замковым коридорам, стараясь не создавать лишнего шума и не привлекать внимания. Кот быстро бежал впереди, постоянно к чему-то принюхиваясь, а я старалась не упустить его из виду и спешила следом.

Из нас впервые вышла отличная команда. Молчаливый кот устраивал меня гораздо больше, чем вечно язвящая заноза. В какой-то момент мы свернули в просторный длинный коридор, освещенный лишь несколькими чадящим светильниками. Тени от них падали на пол, создавая причудливый рисунок и будя фантазии.

Я сделала шаг, второй и вдруг замерла на месте. На мгновение почудилось, что я уже была здесь. Все было до боли знакомо. Вот поворот, что ведет в еще более широкий коридор, а там вдали колонна, которая скрывает лестницу вниз… а здесь, за легкой шторой, большое окно, ведущее в сад.

Дрожащими руками я приподняла занавеску и обомлела — сад действительно был. Правда, совсем не такой, каким я его запомнила. Будто прошло много лет и теперь он стоял заросший и заброшенный. Не было ни бурно растущего дикого винограда, ни великолепных деревянных беседок, где так невероятно пахло свежими цветами. Все затянул высокий бурьян.

Руки затряслись, а по спине пробежал липкий холодок. Сны постоянно приводили меня именно в эту картинку, где я вынуждена была бродить часами, борясь с тревогой и тоской. Я была уверена, что не раз бывала именно в этом коридоре. Даже светильники ничуть не изменили своей формы.

Холодок между лопаток усилился. Но это получается…

— Чего встала? — тихо шикнул на меня Василь. — Окон что ли никогда не видала?

Он приподнялся на задние лапки и запрыгнул на подоконник, желая рассмотреть, что могло меня так увлечь.

— Ничего необычного, — хмыкнул он. — Мряя… Сад как сад, зарос только, но это не повод тут торчать.

Я сглотнула вязкую слюну и прошептала:

— Я была здесь… — я сделала глубокий вдох и продолжила, — ходила этими коридорами, смотрела именно в это окно, бродила вон по той лестнице.

— Какой еще лестнице? — Василь настороженно на меня посмотрел, видимо, решая, тронулась я умом или еще только собираюсь.

Я немного развернулась, не отводя взгляда от пейзажа за окном, и махнула рукой влево.

— Вот той, тут недалеко, осталось несколько поворотов коридора, — голос не слушался, а в горле пересохло от волнения.

Кот спрыгнул на пол и резво побежал в указанную сторону, проверяя мои слова. Мне отчаянно хотелось услышать, что я ошиблась и это просто игры больного воображения. Что именно тени светильников сейчас будят ненужные фантазии и заставляют вспоминать необычные сны.

Но через минуту кот вернулся еще более озадаченный, чем раньше.

— Действительно… — даже вечная язвительность куда-то пропала. — Там есть лестница, ведущая вниз. Ты уверенна, что не была никогда была здесь раньше?

Я отрицательно помотала головой, окончательно убедившись, что все видения были правдивыми.

— Нет, я точно в этом замке впервые, и сама не понимаю, как такое могло произойти. Мне лишь приходили странные сны. Васечка, мне страшно, я что, сошла с ума?

Он смерил меня долгим задумчивым взглядом.

— Мррр… Да вроде выглядишь, даже более здраво, чем обычно, — кот сел возле меня на пол. — Возможно, что ты просто поймала чье-то прошлое, — он снова задумался. — Раниса говорила, что с сильными магами такое бывает.

Что если действительно это и не сны вовсе, а отрывки чьей-то жизни — девушки, потерявшей мужа и почти потерявшей ребенка… ее любящей, но жесткой матери… ее малышки дочки.

Земля мгновенно ушла из-под ног, и я схватилась за подоконник, стараясь удержаться.

— Княжна Айрелия, — раздался мужской голос с противоположного конца коридора. — С вами все хорошо? Что вы здесь делаете?

Мне навстречу спешил Тирел, как всегда безупречно одетый и приторно улыбчивый. И что ему не сидится в своей комнате на ночь глядя. Захотелось выругаться, но я лишь вежливо улыбнулась, постепенно приходя в себя.

— Все хорошо, господин Кастнер, — поспешила я его успокоить и невинно захлопала глазками. — Я просто прогуливалась перед сном, так легче засыпается. Как ваш брат? Все ли хорошо? Возможно, я могу чем-то ему помочь.

Тирел мгновенно переменился в лице и поспешил отвести глаза. Так, значит не все так радужно, как они хотят нам показать.

— Не стоит беспокойства, — он упорно избегал встречаться со мной взглядом, что только утвердило меня в подозрениях. — Буквально пару дней и он придет в норму. К сожалению, с Рейонером такое бывает.

Я ухватилась за последнюю часть фразы, как за спасительную соломинку. Возможно, здесь действительно нет нашей вины, и я зря волнуюсь.

— Такое бывало с ним и раньше? — я изобразила изумление. — Никогда не слышала про подобный недуг, может вы мне расскажите подробнее. Ах, я так переживаю…

Я говорила максимально тихо, с легким придыханием, призвав все крупицы своего обаяния и мимолетом коснулась руки собеседника. Он слегка вздрогнул и расплылся в широчайшей улыбке, стараясь мне угодить.

— Да, последние несколько лет мой брат страдает от приступов непонятной слабости, — на секунду собеседник замялся. — Но лекари разводят руками, никто не может помочь.

Первая часть фразы была похожа на правду, но вот поправка про лекарей выглядела неестественно. Ага, так я тебе и поверила.

— С ним точно все будет нормально? — всем своим видом я выражала искреннюю заботу о госте.

— Уверяю вас, уже к утру он будет в порядке, — глаза Тирела вновь забегали, и он поспешил уйти от скользкого разговора. — А вам не скучно гулять в одной в каменных коридорах? Все же замок достаточно мрачен в такое время суток. Я могу составить вам приятную компанию, и не только на прогулку, но и на этот вечер.

Теперь уже мужчина перешел в наступление. Нет, каков наглец. Интересно, я должна сделать вид, что не понимаю намеков или дать ему пощечину, чтобы больше не повадно было. Как же мне иногда не хватает элементарных знаний.

— А ваши покои где-то рядом? В этом крыле? — я решила обратить обстоятельства себе на пользу и выведать как можно больше информации.

Лицо Тирела мгновенно озарилось предвкушением, и он поспешил подхватить меня под локоть.

— Буквально в нескольких шагах, сразу после лестницы, — блондин будто невзначай потянул меня в сторону. — Нас с братом поселили в смежных… Хотите, я вам их покажу, прекрасная княжна?

Вот ты и попался — таких охотников за женскими юбками я вижу насквозь. Я мгновенно отдёрнула руку и процедила:

— Благодарю, господин Кастнер, — я окатила собеседника презрением, — но я вынуждена отказаться от вашей компании.

В эту же минуту Василь, спокойно стоявший ранее в стороне, зашипел и вцепился зубами в ногу наглеца. Однако, ткань брюк оказалась слишком плотной, чтобы навредить. Мужчина удивленно уставился на кота и, видимо не воспринимая моего защитника всерьез, продолжил настаивать на своем.

— Я смотрю вы в сопровождении любимицы, давайте попросим кого-то из прислуги унести ее в ваши комнаты, иначе кошка может пострадать. Одна и в таких темных коридорах, — он лукаво улыбнулся. — А вы не спешите отказываться от моей компании, гарантирую, вы не пожалеете о принятом решении.

Тирел настолько был уверен в своей неотразимости, что хотелось хорошенько ударить его по голове для отрезвления. Он сделал приглашающий шаг в мою сторону. Я шагнула назад.

Ну это уже переходит все границы. Все, что мне было необходимо я узнала, и больше терпеть присутствие этого хама была не намерена. Я замахнулась и отвесила ему звонкую пощечину, пробороздив ногтями лицо слева. Кот удовлетворенно хмыкнул.

— Господин Кастнер, — мужчина выглядел потрясенным. — Мне передать дядюшке, что вы желаете просить моей руки?

И без того удивленное лицо Тирела вытянулось еще больше. Он в панике округлил глаза и начал отступать.

— К-к-какой руки?

— Ну не знаю, какая вам больше нравится? Левая или правая?

Я чуть приподняла кисти и притворилась, что удивленно их разглядываю, будто взвешивая. Блондин побледнел. Угроза скорой свадьбы всегда действовала безотказно на таких типов, как он.

— Вы ведь для этого меня приглашали к себе? — изобразила я святую невинность. — Дядюшка меня предупреждал, что как только кто-то захочет взять меня в жены, так сразу предложит провести с ним вечер в личных покоях. Так я правильно поняла ваши намеки? Нет, вы не переживайте, — я качнула головой, наблюдая, как все больше мой собеседник меняется в лице. — Я согласна! Тем более что, несмотря на бедность нашего рода, за мной будет хорошее приданное — думаю отец может отдать целое стадо овец. Вы любите овец?

Я продолжала щебетать, придвигаясь все ближе, пока Тирел не выдержал.

— П-п-простите, полагаю, что вы неверно меня поняли, я лишь желал вас немного развлечь, а не то, что вы подумали. Я, пожалуй, пойду, если вы не против.

И тихо, бочком, мужчина быстро ретировался, прикрывая след от пощечины рукой. Я не успела даже договорить свою проникновенную речь. Слабак. Буквально несколько минут и его уже не было в ближайших коридорах.

— Нет, ты это видела? — даже Василь выглядел озадаченным. — Не думал, что благородные князья могут так быстро бегать.

— Ты слышал, мы почти пришли, — я спешила поторопить кота. — Сразу после лестницы, теперь, главное, не просчитаться. Я думаю занять соседние покои и тихо подслушивать за тем, что происходит у ищейки.

Мы быстро побежали и минули лестницу. Одна дверь, вторая. Так, а вот эти покои должны уже пустовать. Я потянула ручку двери на себя. Не заперто, да и свет совсем не горел. Уверившись в том, что покои пусты я быстро скользнула внутрь и прикрыла за собой дверь, громко выдохнув.

— Уф, успели…

Кот прошмыгнул за мной.

— А теперь потрудитесь объяснить, от кого вы прячетесь столь поздним вечером в моих покоях, княжна Айрелия? — раздался мне в спину властный и требовательный голос. — И постарайтесь, чтобы ваше оправдание выглядело убедительно.

Глава 28. По тонкому льду

Рейонер Кастнер

— Так что же, княжна, — пришлось чуть повысить голос и добавить в него стали, — я с нетерпением жду.

В такие моменты я ненавидел сам себя. Мне было гораздо легче, когда меня боялись и стремились лишний раз обойти по широкой дуге, но вот княжну почему-то пугать не хотелось, она и без меня дрожала от страха.

Девушка стояла в дверях не оборачиваясь. Я явственно ощущал ее панику и глубоко спрятанную неприязнь. Пришлось несколько прикрыть глаза, чтобы отрешиться от смешанной бури женских эмоций. Хорошо, что свет был погашен, иначе пришлось бы вдвое тяжелее.

Несмотря на темноту, я прекрасно ориентировался в выделенных мне покоях, но вот княжна точно была в замешательстве и не знала, как себя вести. Возле ее ноги жалась белая кошка, старясь не сильно выглядывать и держаться ближе к хозяйке. На мгновение мне почудилось, что животное тоже меня боится.

— Господин Кастнер, — княжна на миг замолчала, собираясь силами, и продолжила, — простите за беспокойство, но я… я прячусь от вашего брата…

Выдохнула, сжалась и, будто ожидая наказания, повернулась. Головная боль мгновенно усилилась, реагируя на это.

Да что же это такое, приступ все никак не хотел успокаиваться. Даже наоборот, притихшая накануне сила, будто вновь подняла голову и устремилась наружу.

Я чувствовал, что девушка говорит правду, пусть и не всю, но большей частью. Неужели Тирел совсем потерял голову, что решился на открытые приставания. Раньше он казался мне более благоразумным и уравновешенным.

— В моей спальне? — вышло холоднее, чем я планировал, но сейчас пульсирующая головная боль все никак не хотела отступать, и я плохо себя контролировал.

— Это была первая попавшаяся дверь по коридору, — ее голос был тих и кроток, но я ощутил привкус лжи. — Я не знала, что это ваши комнаты.

А вот это точно было правдой. Знала бы — наверняка не пришла, я был в этом более чем уверен. На языке возникло ощущение горечи — здесь рядом покои Тирела, неужели он зашел настолько далеко и попытался затащить княжну в свою постель.

— И что же такого он мог сделать, что вы решили от него сбежать? — головная боль продолжала нарастать, а сила внутри натянула нервы до предела, до ломоты в костях.

Девушка немного вздрогнула, и вдруг ее страх исчез, а его место заняла злость, я бы даже сказал ненависть. Темная часть дара довольно заурчала и несколько успокоилась — она просто обожала такой коктейль чувств и начала быстро подпитываться, набирая силу. Давая мне передышку. Это было затишье перед нарастающей бурей.

— Знаете, господин Кастнер, ваш брат просто отвратителен! — да, действительно зла. — И вам бы следовало найти время, чтобы исправить это недоразумение!

— Вы предлагаете мне устранить брата? — бровь удивлено поползла вверх. — Конечно, вы не первая, кому он… кхм… уделяет повышенное внимание, но вам не кажется, что столько жесткие меры пока преждевременны.

Айрелия замерла, прислушиваясь. А когда осознала смысл сказанного, крепко сжала кулаки и задохнулась от возмущения. Даже кошка зло сверкнула в мою голову глазами, высказывая всю степень своего негодования. Удивительно разумное животное.

— Да как вы могли такое подумать, — девушка, наконец, перестала жаться к двери и ступила вглубь комнаты. — Просто побеседуйте с ним что ли, учителей наймите, в конце концов, он же непревзойденный хам.

Нет, как можно испытывать такой калейдоскоп эмоций одновременно. Я глубоко вдохнул, выравнивая дыхание и откинулся на спинку кресла, чтобы стать чуть дальше. Да, вероятно скоро мне придется убегать из своих покоев.

— Я похож на человека, который в свободное время занимается воспитанием младшего брата?

Устало потер виски. Найду завтра Тирела и точно придушу собственными руками. Бегает хвостом за всеми юбками, а потом я вынужден за это отдуваться. Это уже переходит все грани разумного — его похождения стали касаться меня лично. Раньше девушки, за которыми он ухлестывал оказывались только в его спальне, а теперь уже в моей.

— Нет, то есть да, — она смущенно переминалась с ноги на ногу. — Я не знаю, как ответить на ваш вопрос, — призналась она прямо и вдруг с искренним интересом продолжила. — А почему вы сидите в темноте?

Не успел я ничего на это ответить, как она легким взмахом руки зажгла магический светильник у стены.

Свет больно ударил по глазам, и я понял, что уже ничего не успеваю сделать. Сила бурным потоком устремилась наружу, впервые за всю мою жизнь полностью выходя из-под контроля и грозясь уничтожить на своем пути все, что попадется.

И испуганную княжну в том числе.

Словно со стороны я наблюдал, как нити стихии расползаются темными щупальцами, начиная перекраивать реальность по одной лишь тьме ведомому рисунку и… ничего не мог с этим сделать. Даже просто крикнуть или предупредить о смертельной угрозе не получалось.

Я оказался надежно заперт на затворках собственного сознания, полностью потеряв контроль над телом. Стал безвольным чужаком без своих мыслей и эмоций. Этакий сторонний наблюдатель.

Происходило именно то, чего я всегда боялся — темная грань дара одержала верх. Радовало только одно, пульсирующая боль отступила, будто, наконец, прорвало огромный гнойник, и вся дрянь потекла наружу.

Время замедлилось, превратившись в вязкое нечто.

Прошло всего несколько мгновений, но мне казалось, что я уже целую вечность наблюдаю одну и ту же картину. Айрелия в страхе округляет глаза и пытается прикрыть лицо руками, а наперерез потерявшей контроль стихии выпрыгивает белая кошка, стремясь защитить девушку, сберечь… и в ту же секунду распадается оранжевым туманом, развеиваясь в воздухе.

Глупое животное, оно ничто против той мощи, что обрела свободу. Все мы ничто, даже я.

Еще секунда, и темные щупальца достигли, наконец, высоко поднятых рук девушки. Я старался максимально отключиться от происходящего, но ничего не получалось — похоже, я был обречен видеть гибель всех обитателей этого замка, а потом, возможно, и большей части Синарии.

Одна минута, вторая, третья… сила замерла, будто к чему-то тихо прислушиваясь, примеряя, колеблясь. И вдруг опустилась к ногам Айрелии, как нашкодивший щенок, просящий пощады, прекратив даже малейшие попытки побега.

— Господин Кастнер, что происходит? — на лице княжны явственно читался испуг и непонимание. — Что это еще за дрянь такая? И что…что она сделала с моим… моей кошкой?

Девушка подняла на меня взгляд, полный едва сдерживаемых слез. Она яростно одернула руку от темного сгустка и попыталась отступить вглубь комнаты, но стихия лишь двинулась следом, задерживая и окружая плотным кольцом.

— Почему вы молчите?! — в ее голосе нарастала паника и отчаянье. — Сделайте же что-нибудь, что стоите как истукан! И прекратите смотреть такими глазами!

Это не я смотрю, девочка, на тебя сейчас глядит сама тьма. И она не позволяет мне даже двинуться с места, ни то что ответить.

— Вы не оставляете мне выбора, извините…Рейонер…

Паника сменилась решимостью и Айрелия подняла руки, по которым заструились серебристые ручейки. Она призвала стихию.

Только не это. Неужели она не понимает, что подписала себе этим смертный приговор. Тьма не простит. Айрелии же не справиться, не удержать.

Показалось, что среди серебристых потоков я вдруг различил едва заметные огненные сполохи, ударившие жгучей болью.

Нет, этого просто не может быть.

Один удар сердца и жжение стало невыносимым, мешающим дышать. В голове, как ни странно, прояснилось и пришло осознание, что давление тьмы ослабло. Боль все усиливалась и вместе с ней начала расти уверенность, что девочка справится.

Уверенность, смешанная с удивлением.

Шаг за шагом я отвоевывал собственное сознание. Тело постепенно все больше поддавалось контролю, и я уже ощущал, что могу вновь управлять им. Воздух держал меня как в коконе, не давая темным потокам позволять себе лишнего, а я пользовался моментом и брал стихию под контроль.

Последняя вспышка боли и я удовлетворенно закрыл глаза, расслабляясь. Я справился. Мы справились.

Глава 29. Я сильнее

Айра

— Так что же, княжна, — голос за спиной был холоден, отчего по позвоночнику толпой побежали мурашки, — я с нетерпением жду.

И что интересно я сейчас должна ему ответить. Извините, я тут хотела совершенно тайно пошпионить за вами и случайно ошиблась дверью.

Василь жался к моей ноге и старался лишний раз не шевелиться, видимо, помнил, что прошлая встреча с ищейкой ничем хорошим для него не закончилась.

И хотя в комнате было темно, но поворачиваться к собеседнику я не спешила. Спиной казалось безопаснее.

— Господин Кастнер, — я старалась найти оправдание своего странного поведения, но, как назло, ничего не приходило в голову, — простите за беспокойство, но я… я прячусь от вашего брата…

Точно, и как я об этом сразу не подумала, тем более что прецедент действительно был, о чем завтра всех известят красноречивые следы на щеке Тирела. Я решилась, наконец, повернуться к собеседнику, но все равно внутреннее напряжение не отпускало.

Темнота обступала со всех сторон и давила. Единственное, что удерживало меня сейчас от нарастающей паники — теплый пушистый комочек у левой ноги.

— В моей спальне? — похоже Рейонер мне не поверил и сильно сомневался в предлагаемом развитии событий. — И что же такого Тирел мог сделать, что вы решили от него сбежать?

Как же неприятно ощущать себя невероятно беспомощной. Мне приходилось оправдываться перед тем, кто жаждал забрать мою магию и тем самым уничтожить меня.

— Это была первая попавшаяся дверь по коридору, — точнее, третья, но знать об этом кое-кому совершенно необязательно. — Я не знала, что это ваши комнаты.

Была бы в курсе, в жизни даже носа своего сюда не сунула. Обошла бы за три квартала. Ненавижу таких, как он.

— И что же такого он мог сделать, что вы решили от него сбежать? — голос ищейки стал еще холоднее и теперь промораживал меня до самых костей.

Да сколько можно в конце концов. В душе начала нарастать злость.

Что мог сделать?

Похоже, Рейонер плохо знает своего брата, которого не смутило даже мое якобы благородное происхождение, чтобы попытаться затащить в постель. Более того, его не остановило и мое явное нежелание с ним куда-либо идти. Неужели это недостаточно веский повод, чтобы начать убегать.

Я настолько разозлилась, что сама практически поверила в то, что действительно пряталась, а не собиралась здесь шпионить.

— Знаете, господин Кастнер, ваш брат просто отвратителен! — я не могла найти приличных слов, чтобы выразить всю бурю моего негодования. — И вам бы следовало найти время, чтобы исправить это недоразумение!

И желательно радикально исправить. Я была бы только рада, если честно. Хорошая взбучка этому самовлюбленному болвану точно бы не помешала, а пошла на пользу. Может стал бы думать головой, а не другим местом, хотя бы иногда.

— Вы предлагаете мне устранить брата? — мне послышалась ирония в его словах. — Конечно, вы не первая, кому он… кхм… уделяет повышенное внимание, но вам не кажется, что столько жесткие меры пока преждевременны.

Не первая, значит, кому уделяет. Похоже, что на поведение младшего Кастнера все успешно закрывают глаза, считая его в норме вещей. Я задохнулась от возмущения.

Нет, ну надо же, какое у обоих самомнение, даже не предполагают, что девушка может быть несогласна. Сразу видно, что родственники.

— Да как вы могли такое подумать!

Нет, предлагать устранить, конечно, не буду, но была бы сейчас даже не против. Ищейкой больше, ищейкой меньше. Сколько вы извели моих близких…

Однако из образа благовоспитанной княжны выходить не следовало.

— Просто побеседуйте с ним, что ли, учителей наймите, в конце концов, он же непревзойденный хам.

Мало того, что вы оба работаете на империю и отлавливаете, таких, как я, так еще и считаете, что вам все позволено. Что, раз занимаете более высокое положение в обществе, так можно безнаказанно издеваться.

— Я похож на человека, который в свободное время занимается воспитанием младшего брата?

Ирония в голосе собеседника нарастала. Нет, он точно издевается.

Как бы я хотела рассмотреть сейчас лицо ищейки, чтобы понять, наконец, весь смысл этого странного диалога. И что я должна сейчас ответить, чтобы не это не выглядело как оскорбление, интересно.

— Нет, то есть да, — с какой стороны ни посмотри, везде тупик. — Я не знаю, как ответить на ваш вопрос,

Раздражение нарастало, а разговаривать, не видя собеседника, было крайне неудобно и еще больше выводило из состояния равновесия.

— А почему вы сидите в темноте? — возникло навязчивое желание включить свет.

При этом я даже не желала слышать каких-либо пояснений. Темнота давила и сгущалась. Будто неведомая сила заставляла меня обшаривать стену в поисках магического светильника, который быстро был найден и активирован.

Комната озарилась ярким светом, и я встретилась взглядом с ищейкой, глаза которого полыхали тьмой. Настоящей, тяжелой, проникающей в самую душу и незнающей пощады. Он уже не сидел, стоял напротив, и от него веяло просто невероятной мощью. Я мгновенно пожалела, что пошла на поводу у эмоций и зажгла этот чертов свет.

Инстинкты просто кричали о приближающейся опасности, но я словно замерла, отстраненно наблюдая, за тем, как по всей комнате начинает проявляться темная паутина нитей. Они собирались в отвратительные щупальца, явно не предвещая ничего хорошего.

Реальность задрожала, и я с ужасом заметила, как начали меняться очертания комнаты, а воздух будто застыл, накрыв нас куполом.

Темнота двинулась в нашу сторону, но не успела я даже вскрикнуть, как Василь кинулся ей наперерез и… растворился. Просто взял и превратился в облачко рыжего тумана.

Крик застрял в груди, разрывая ее на части, смешиваясь со страхом и отчаяньем. Я никак не могла поверить в то, что моего учителя больше нет. Что этот, пусть и ехидный пройдоха, уже не будет пытать меня нравоучениями, лекциями, колкими замечаниями.

Ты снова отобрал у меня близкого, ищейка. Или не ты, а тот, кто живет внутри тебя? Прикидываешься милой овечкой, а сам балуешься запретной магией.

Ненависть поднялась волной, смешиваясь с болью потери. Я ощутила, как внутри заклокотал огонь, требуя выхода. Он жаждал стереть в порошок, уничтожить обидчика. Сделать так, чтобы тот ощутил хоть каплю жгучей боли, которую испытывала сейчас я.

Я подняла руки и хотела было отпустить стихию огня на свободу, но не успела.

Темные щупальца коснулись руки, и я уже приготовилась отправиться вслед за учителем, но ощутила лишь липкие нити холода на коже. Он старался подчинить, найти брешь… но я уже была совсем не той юной девочкой, что несколько недель назад, холод был мне теперь не страшен.

Я уже чувствовала нечто подобное, когда яд гончей едва не лишил меня разума. Вот только огонь внутри, как и тогда, надежно берег, даря тепло и умиротворение.

Темные щупальца опустились мне в ноги, делая вид, что сдаются, но в то же время, не прекращая попыток подчинить.

То тут, то там, я ощущала прикосновения холода, проверяющие мою защиту.

Фу, ну и мерзость. К тому коктейлю чувств, что кипел сейчас внутри, примешалась брезгливость.

— Господин Кастнер, что происходит? — количество тумана все нарастало и мне не хотелось верить, что автором всего этого был Рейонер. — Что это еще за дрянь такая? И что…что она сделала с моим… моей кошкой?

При упоминании кота голос дрогнул и едва сдержала рвущиеся наружу слезы. Щупальца мгновенно отреагировали и пытались окружить плотным кольцом. Они следовали за мной, куда бы я ни отступила.

Я отыскала взглядом ищейку и мои волосы едва не встали дыбом.

От того человека, которого я видела сегодня утром в столовой не осталось и следа. На меня смотрело нечто…тяжелое и всепоглощающее. Величественное, уверенное в своих силах и правах.

— Почему вы молчите?! — в отчаянье я почти закричала, старясь как-то растормошить мужчину. — Сделайте же что-нибудь, что стоите как истукан! И прекратите смотреть такими глазами!

Но он не реагировал, будто его и вовсе не существовало. Надежда на то, что Рейонер может это остановить не осталось. Сделалось действительно страшно.

Что за странная тварь такая, что смогла занять тело ищейки и… осознание ударило как обухом по голове … надеюсь, что не мы привлекли эту гадость своим чесоточным амулетом.

— Вы не оставляете мне выбора, извините Рейонер…

На некоторое мгновение стало даже его жаль. Буквально несколько минут назад он вполне вменяемо разговаривал со мной, а теперь, похоже, растворился, оставив лишь оболочку. Поймала себя на странной жалости и быстро одернула — он бы меня точно не пожалел.

Я начала тянуться к пламени внутри, стремясь выпустить огонь наружу, но остановилась.

Осознание того, что это может навредить князю Норену меня остановило. Нет, хватит поломанных судеб на моем пути. Вилард и так достаточно пережил.

Попробуем другой подход.

Я нащупала воздушные потоки и полностью отдалась на волю стихии.

Но то ли я не смогла как следует разделить дар, толи огонь ненависти был настолько силен, что воздух смешался с бушующим внутри меня пламенем, превратившись в единый поток.

Заполнивший комнату туман замер и начал отступать. Не церемонясь, я просто ударила по нему сырой силой, защищаясь, даже еще не нападая. Туман отпрыгнул и, хотя все происходило в полной тишине, мне показалось, что он взвыл, как раненое животное.

В тот же момент ищейка, стоящий напротив дернулся. Это послужило мне сигналом, и я увеличила напор.

Теперь уже я выступала в роли охотника, окружая и проверяла защиту. Я ломала темные щупальца и закручивала их в спирали, загоняя туда, откуда они пришли… а эпицентром всего этого безумия действительно был Рейонер.

Ну или то, что от него осталось. Уверенности, что он не стерт подобно Василю, не было.

Именно к ищейке стремились сейчас щупальца, стараясь найти защиту, спрятаться обратно. И у них это действительно получалось. Вот только состояние мужчины становилось с каждым мгновением все плачевнее. Еще немного и тело просто не выдержит переполняющей его мощи.

Да что же это за невероятная дрянь такая.

Стихией я закутала ищейку в плотный кокон, стараясь не пропустить больше ни одной нити, наблюдая, как его лицо все больше расслабляется, а щупальца тумана погасают.

Мгновение и он просто упал в кресло, закрыв глаза и глубоко вздохнув. Опасности я больше не видела и отпустила свою стихию, только сейчас осознав, как устала.

Глава 30. Новый путь

Айра

Ищейка блаженно улыбался, откинувшись на спинку кресла. Великолепное настроение Рейонера никак не вписывалось в картину произошедшего, что наталкивало на мысли о том, что он окончательно лишился рассудка. Его темные волосы топорщились в хаотичном беспорядке, только закрепляя создавшийся эффект.

Я же хорошим настроением похвастаться не могла — никак не получалось унять дрожь в коленях, стоя напротив. Дичайшая слабость, злость и горечь потери — еще тот коктейль чувств, который я бы в здравом уме никому не пожелала испытать.

Полное осознание пережитого никак не хотело укладываться в голове и мне срочно необходимо было найти виноватого.

— А теперь уже вы потрудитесь мне объяснить, что это было? — меня не волновал ни мой фамильярный тон, ни отсутствие уважительного отношения к собеседнику. Рейонер мог брать с меня пример, теперь уже в моем голосе звенели стальные нотки.

В ответ на вопрос ищейка лишь слегка приоткрыл глаза, продолжая улыбаться, как ненормальный, что невероятно злило. Нашел чему радоваться, псих.

Несмотря на раздражение, я не смогла не заметить, что улыбка ему невероятно шла. Я помотала головой, прогоняя наваждение. Чур меня. Еще этого не хватало.

— Так и будете молчать? Или, наконец, тронулись рассудком и решили избавить меня от вашего общества? — сказала и сама поразилась своей грубости.

Он внимательно на меня посмотрел, будто видя впервые. С интересом оглядел меня с ног до головы, но снова ничего не ответил. Похоже, что он действительно не в себе и мои худшие подозрения подтвердились. Теперь придется отчитываться князю Норену о том, что же здесь такого произошло, что один из представителей великих родов спятил. И главное — почему я оказалась в этот момент рядом и какова степень моей в этом вины.

Я уже хотела было покинуть покои, совершив явку с повинной, как меня остановил тихий голос.

— Княжна, — на секунду Рейонер замолчал, — я вас прошу, пусть это и дальше остается моей небольшой тайной.

Надо же, не спятил, ничего его не берет. Даже не знаю, что сейчас я испытывала в большей мере облегчение и огорчение. Просит, надо же. После всего того, что сделал. Да он отобрал у меня все, чем я жила и дышала.

— Тайной? — почти прорычала я в отчет. — Вы опасны, вы это понимаете? Опасны для всех… и… и… вы убили моего… мою кошку!

Тут я уже не выдержала и громко разрыдалась. Мой маленький пушистый учитель и друг, что я теперь скажу Ранисе. А ведь ты отговаривал меня от попытки пойти искать Рейонера. Я чувствовала себя безумно виноватой за все, что произошло и все никак не могла успокоиться.

Всхлипы разносились по всей комнате, а я плакала все громче, выплескивая наружу весь пережитый накануне ужас. Устав стоять я плюхнулась на диван у стены и продолжила уже там, размазывая слезы по щекам.

— И вы чуть не убили меня, — я угрожающе ткнула в ошарашенного мужчину пальцем, — и еще неизвестно остановились бы на этом! Так теперь объясните мне, что за дрянь в вас живет. Неужели вы практикуете запретную магию?

Теперь ищейка был ошарашен вдвойне и точно не знал, как реагировать на нарастающую женскую истерику. Одно радовало — его счастливая улыбка растворилась без следа, и сейчас он сам был на грани паники.

— Что вы себе там придумали! — надо же, ожил, а то сидел, как пришибленная муха. — Какая еще запретная магия, княжна, вы, похоже, перечитали женских романов!

Конечно, романов. Да я в своей жизни всего несколько книг прочитала, и все по вине таких, как ты, между прочим, которые выслеживали и загоняли нас, как крыс. Мое лицо перекосило от отвращения, что ищейка воспринял на свой счет.

— Тогда как вы объясните то чудовище, которое живет внутри вас?

— Нет внутри меня никаких чудовищ, — он даже встал и подошел совсем близко, решившись меня успокоить и приободрить, — это всего лишь дар… мой дар. Вам совершенно нечего бояться, Айрелия. Вы в безопасности и такого больше не повторится.

Мужчина присел на диван рядом со мной и протянул платок с аккуратной вышивкой. Его лицо было полно сожаления и раскаянья, но я только отодвинулась дальше.

— Я поняла, чудовищ внутри нет, — он согласно кивнул, подтверждая мои слова, а я продолжила, — просто вы сами и есть чудовище!

Рейонер дернулся, как от удара, мгновенно растеряв все свою уверенность и спесь.

Что, неприятно, да ищейка. А ты попробуй лишиться стольких близких, скольких потеряла я. Может быть, поймешь в полной мере, что я к тебе испытываю. Земля должна перевернуться с ног на голову, прежде чем я перестану считать тебя чудовищем.

Я быстро вскочила на ноги и, не прекращая рыдать, покинула комнату, громко хлопнув дверью. Мужчина так и остался сидеть на злополучном диване, даже не пытаясь мне возразить.

Теперь я понимала, что совершила огромную ошибку. План казался мне идеальным, но моя самоуверенность привела к тому, что я не только лишний раз попалась на глаза злейшему врагу, но и потеряла близкого друга. Утихшие было слезы хлынули с удвоенной силой, и я шла, не разбирая дороги, практически летела.

Очнулась только тогда, когда поняла, что окончательно и бесповоротно заблудилась. Похоже, сегодня я побила все рекорды глупости. Обычно я вела себя осторожнее, и сейчас не могла объяснить, как сумела так вляпаться. Более того, теперь я не видела пути, как из этой заваренной каши выбираться.

И как заглушить вину, что ест меня изнутри. Сначала мама, потом Аника, а за ними и Василь… я несу гибель всем, кто так или иначе становится мне близок. Это же хуже, чем проклятие. Светлейшая, чем же я заслужила это.

Коридор, в который я по неосторожности попала был совершенно пуст. Светильники горели через один, отчего находиться в этом месте было жутковато и я поспешила миновать его как можно быстрее. Ускорила шаг настолько, насколько это было возможно и порадовалось уже было появившемуся вдалеке освещенного участка, как краем глаза заметила яркий блик сбоку.

Остановилась и повернула голову, наткнувшись взглядом на висевший на стене портрет девушки. Она была невероятно красива и свежа. Сидела, облокотившись на спинку резного кресла и смотрела на мир огромными зелеными глазами.

Это невероятно, но мне казалось, что в этих глазах живут маленькие огненные бесята. Хотя, возможно, такая иллюзия создавалась благодаря пышным огненно-рыжим волосам, волной спускавшимся до самой поясницы.

Да уж, Корвины бы точно удавились от зависти.

Как завороженная, я переводила взгляд от одного элемента картины к другому. Подмечая и элегантное изумрудное платье, и дорогие украшения, а еще ощущение счастья, застывшее на лице девушки. Перед ней была открыта вся жизнь и она это понимала. Мне казалось, что даже я сейчас заражаюсь внутренней энергией и силой незнакомки. Слезы мгновенно стихли, будто кто-то невидимый поселил в моей душе огонек уверенности и тепла.

Медленно я дошла до надписи внизу картины.

"Княжна Раниса Норен. 2054 год от освоения стихий"

Пять лет до разгара масштабнейшей в истории войны стихий. Сердце застучало как сумасшедшее, грозясь выпрыгнуть из груди. Не может быть.

Я снова вернулась к портрету и пригляделась уже более внимательно, ища сходство. Ничего общего с той Ранисой, которую я знала, не было. У княжны были совершенно другие черты лица, да и не было в моей реальной знакомой того греющего внутреннего тепла, наоборот, она пугала своим присутствием.

Да и Вилард же сказал, что его сестра умерла. Но это не может быть просто совпадением, я ощущала внутреннюю тревогу и продолжала изучать портрет миллиметр за миллиметром, но ничего не находила. Пока взгляд не зацепился за руки девушки.

Я приблизилась, и земля ушла из-под ног. На безымянном пальце правой руки было надето то самое кольцо, что отдала мне женщина, прежде чем отпустить в дорогу в Василем. Сердце застучало еще быстрее.

Я неверяще перевернула перстень камнем вверх. Сомнений быть не могло — они одинаковые. Тот же кроваво красный рубин, те же завитки. Но это получается, что…что… Додумать мысль мне не дали.

Ноги коснулось что-то теплое и я чуть не подпрыгнула на месте взвизгивая. В панике опустила взгляд на пол и ничего не увидела. Более того, коридор оказался совершенно пуст, без намека на живых существ. При этом явственно ощущала чье-то присутствие рядом. Что за чертовщина?

Невидимка снова коснулся моей ноги возле самого колена и волосы не то что на голове, даже на руках встали дыбом. Жуткое ощущение. В страхе я попятилась к светлому пятачку, все набирая темп и стремясь покинуть странное место. Ощущение чужого взгляда и прикосновения пропало.

Так, мне необходимо было кое с кем поговорить и, причем, незамедлительно. Слишком много скелетов прячется в его шкафу.

Хотя, похоже, скелетами здесь грешат все обитатели замка, а не только его владелец.

Глава 31. Магический договор

Айра

Кабинет князя Норена я отыскала достаточно быстро, правда, не без помощи слуг.

Был уже поздний вечер, и мальчишка лакей предупредил, что хозяин может готовиться ко сну, но меня это совершенно не смущало. Внутри клокотала настоящая буря и я собиралась непросто просить, а требовать объяснений.

Похоже, князь затеял какую-то свою игру, причем со мной в главной роли. Я на такое согласие не давала, более того, терпеть не могла, когда мной пользуются без моего ведома.

Спешно постучала в массивную дубовую дверь и, не дожидаясь приглашения, вошла.

Вилард сидел за рабочим столом и что-то внимательно изучал в бумагах. По всему кабинету были разбросаны книги, пособия, письма. В этом беспорядке даже трудно было найти свободное место, чтобы присесть.

— Пришла? — в его голосе не проскочило ни капли удивления. — Я думал, что ты еще днем заглянешь, но, видимо, не до меня было.

— Нам необходимо поговорить! — с напором начала и принялась стряхивать исписанные листы с кресла в углу, чтобы сесть.

Вилард оторвал взгляд от бумаг и, наконец, удостоил меня вниманием. Он выглядел удивленным, будто не ожидал от меня такого тона.

— Айрелия, я, конечно, тоже хотел бы с тобой поговорить, но раз уж ты первая начала, то внимательно слушаю.

— Давайте начистоту, — я сложила руки на груди, не спеша сдавать позиции, — не стройте из себя заботливого дядюшку, сейчас этот спектакль играть совершенно необязательно.

Вилард отложил перо и удивленно приподнял брови, как бы подталкивая к тому, чтобы я продолжала.

— Я хочу знать все ваши планы! — выпалила на одном дыхании, и сама испугалась, вдруг сейчас князь решит выставить вон наглую и самоуверенную девицу.

Брови мужчины приподнялась еще выше и теперь уже он с интересом наблюдал за продолжением разговора, сложив руки на груди.

— Что, прямо все? — голос так и сочился иронией. — Хорошо. Сейчас, я, например, собираюсь спать. А завтра с утра провожать наших гостей к границе с Гардом. Ну и по-маленькому бы не мешало пройтись, а то давненько сижу, спасибо, что напомнила старику.

Я даже несколько опешила от такого ответа, но продолжила гнуть свою линию. С меня хватит, либо я узнаю все, либо отказываюсь участвовать в каких бы то ни было авантюрах.

— Не валяйте дурака, меня интересует все, что касается непосредственно моей персоны, причем немедленно.

Князь посерьезнел и на некоторое время замолчал, будто что-то взвешивая. Но я не торопила, любая крупица информации была сейчас для меня как глоток чистого воздуха.

— Думаю, что ты в некотором роде права, тяжело жить в неопределенности, — он наконец решился, — но уже завтра прибывают учителя из Лиры. У тебя в запасе есть несколько недель, чтобы подготовиться к поступлению в Эстер…

Он снова замолчал и нахмурился, будто сомневаясь продолжать разговор или нет. Жесткая спинка кресла впивалась в спину и мне с каждой минутой все труднее было сохранять спокойствие и уверенность.

— Вы считаете, что я смогу стать благородной леди за пару недель? — теперь уже моя бровь поползла вверх. — Вам не кажется, что это слишком?

— А, — Вилард махнул рукой, — в крайнем случае сошлешься на то, что долгое время жила в провинции и поэтому плохо знакома и с модой и этикетом. А вот магию придется подтянуть, без этого не обойтись.

Интересно, он так и будет ходить вокруг да около, будто не понимает сути вопроса. Я немного поерзала на стуле и решила играть в отрытую, иначе так и будем здесь до утра сидеть.

— Какая вам выгода оттого, что я поступлю в Эстер? — я озвучила давно назревший вопрос, — никогда не поверю в эту чушь про усиление и защиту рода, — действительно, князь не был похож на человека, который что-то делает в ущерб себе. — Да и я знаю настоящий уровень вашего дара. Уверена, Вилард, вы вполне можете постоять за себя самостоятельно. Так зачем, дядюшка?

В ответ на такое обращение он усмехнулся, а затем посмотрел на меня уже с уважением.

— Знаешь, ты можешь мне не верить, но один из моих интересов действительно отдать долги, уж сильно много я их оставил в течение жизни…

— Один, но не единственный, верно? — похоже, мои опасения насчет того, что меня используют не безосновательны.

— Верно, — он кивнул, — я хотел сказать тебе об этом позже… гораздо позже… возможно, ближе к окончанию Эстер.

Я замерла, ожидая сейчас крупного подвоха, вот только он оказался гораздо крупнее, чем я рассчитывала.

— Мы должны уничтожить все магические источники великих родов Синарии, — он опустил глаза, избегая встречаться со мной взглядом. — И я смею надеяться, что ты мне в этом поможешь.

— Я? Помогу?! Да вы в своем уме, дядюшка?

Нет уж, пусть разгребает личные проблемы самостоятельно. Я не желала в это ввязываться. Это же государственный переворот, измена. Да за такое меня не просто лишат магии, четвертуют или сожгут на костре.

— Я прекрасно осознаю, что звучит, как бред, но это необходимо во благо нашей империи, — князь был предельно серьёзен, — пока что ты моя единственная надежда, так как никто кроме тебя из нашего рода не имеет права приближаться к столице. Да и ты, правда, тоже… но как студентка Эстер, временно займешь положенное тебе место при дворе.

— И как вы это себе представляете? — возразила я. — Я похожа на агента тайной канцелярии или великого мага?

— Нет, но то, что ты просто будешь иметь к ним доступ сильно упрощает дело…

Я встала и тем самым прервала разговор, даже недослушав.

— Нет, Вилард, я не хочу быть причиной государственного переворота! Я умываю руки, простите, но дальше я сама по себе. Сошлетесь на то, что ваша племянница спешно вышла замуж и решила завязать с карьерой мага, никто даже не хватится.

Князь прожег меня тяжелым взглядом, в котором зажглись опасные огоньки. Я поспешила к выходу, чтобы успеть как можно быстрее покинуть замок.

— Я думал, что тебя волнуют погибающие по всей стране нелегалы, — донеслось мне в спину и я остановилась. — Да и ты разве не мечтаешь обрести свободу? Я был о тебе более высокого мнения, Айра.

Он специально назвал меня настоящим именем, я это знала, но тем не менее князю удалось поднять внутри меня волну вины, которая сейчас держала и не давала переступить через порог.

— Ну что же ты, беги, — он продолжал, и каждое слово жгло спину, будто каленым железом, — беги, как трусливая мышь с тонущего корабля. Ты так привыкла, это твоя жизнь. Я предлагаю тебе сейчас отомстить империи за все потери, за все невинно загубленные жизни, уничтожить то, что лишает тебя свободы… А ты беги не оглядывайся, да побыстрее. Он везде найдет тебя, я видел его силу.

— Чью силу вы видели? — мой голос дрогнул.

— Да ищейки, конечно, — мужчина хмыкнул. — Его ничто не остановит. Тьма будет вести его поводком, пока он не найдет тебя и не подчинит. Ты же уже испытала на себе его магию, верно? Он думает, что надежно ее скрывает, но я слишком стар и видел слишком многое, чтобы меня мог одурачить какой-то юнец.

В горле пересохло. Я повернулась, готовясь к самому страшному.

— Как вы узнали, что мы пересекались?

— Да от тебя так тянет гнилью и холодом, странно, что ты сама этого не замечаешь, — Вилард усмехнулся, а я принюхалась. — Сегодня же запах просто невыносим. Чем ты занималась, позволь узнать?

Нет, определенно ничего не чувствую. Князь наблюдал за мной с усмешкой, но пока молчал и я была этому рада. В какой-то мере он был прав — я собралась сбежать, как привыкла делать. Но и ввязаться не в свою войну я не могла. Мне не хватит стойкости, умений, навыков и… смелости все изменить.

— И где, к слову, этот несносный кошак? — мужчина продолжил меня отчитывать. — Почему его нет рядом, пока ты шляешься неизвестно где?!

Все, это стало последней каплей и тщательно скрываемые слезы вновь запросились наружу. Я повернулась к Виларду, напомнив себе зачем сюда шла. Похоже тяжелого разговора не избежать. Впрочем, именно это и было мне необходимо.

— Ищейка убил его, — только и смогла выдохнуть, — точнее, его магия, — голос дрожал, — я ничего не успела сделать.

— Чем могла помешать Рейонеру милая безобидная кошка? Он же был под личиной! — Вилард смотрел на меня глазами полными непонимания.

Признание давалось тяжело. Да и вообще весь день выдался довольно сумбурным. Даже не припомню, когда еще моя жизнь неслась таким галопом.

— Василь хотел защитить меня, — я вжала голову в плечи, вина за содеянное давила тяжелым грузом. — Он просто растворился. Это я виновата, я его втянула. Он меня отговаривал от попыток проследить за ищейкой.

Перо выпало из рук князя. Похоже, мне удалось его действительно ошарашить.

— Кастнер напал на мою племянницу у меня же в замке? — мужчина был взбешен. — Да что вообще происходит? Да и ты хороша, в гостевом крыле замка и без тебя соглядатаев хватает. Или думаешь я оставил гостей без присмотра. Да за кого ты меня принимаешь вообще? Садись и рассказывай!

Я вернулась в кресло и поведала князю все, что произошло этим вечером, утаив лишь, что тьму именно я отправила обратно. По мере разговора я с каждой минутой чувствовала все большее облегчение, будто снимала сейчас со своих плеч тяжелую ношу. В то же время лицо князя становилось все более и более хмурым.

— Факт нападения налицо, и как глава рода я не могу на это не отреагировать, — он был задумчив, — но, с другой стороны, ты без приглашения вторглась в чужие покои и спровоцировала выброс тьмы… Пока я в замешательстве, как мне поступить, ведь открытый конфликт мне сейчас не к чему, это осложнит твой доступ к источникам.

Я поморщилась, опять он меня хочет впутать в то, что мне не по силам. А князь продолжил рассуждать.

— Айра, если я сейчас потребую суда, то всем сразу станет ясно, что за маг этот Рейонер и его просто уничтожат, скормят своему же источнику рода. Он пока сам не понимает, какой силой обладает и сейчас в его же интересах все отрицать и скрывать. Но тут начнутся проверки и твоего происхождения, которое, сама понимаешь, что шито белыми нитками.

Вилард поднялся и заходил по кабинету, заложив руки за спину.

— Он попросил тебя оставить инцидент втайне? — князь посмотрел на меня в упор. — Верно же?

Я кивнула, так как сил спорить и разговаривать уже практически не осталось.

— Вот и чудненько. Пока это будет лучшим решением. Ты действительно сделаешь вид, что согласилась ему помочь и никому ничего не рассказывать.

Ну уж нет, вариант, где ищейку скармливают собственному родовому источнику мне нравился гораздо больше, пусть и был опасен и для меня тоже. Возможность такой сладкой мести грела душу.

— Он уничтожил Василя, — привела я последний аргумент, — неужели это сойдет ему с рук так просто?

Князь остановился и опять посмотрел на меня удивленно, будто и забыл уже, что кота Ранисы развеяли.

— Конечно, я так просто это не оставлю, — он приподнял одну бровь, — но не буду действовать открыто. А что касается этой шерстяной подстилки…

— Не называйте его так! — я прервала князя Норена. — Он пытался встать на мою защиту!

— Хорошо, что касается этого несносного кошака, то его не сможет устранить даже изначальная тьма, — он хмыкнул, — поверь мне. Даю гарантию, что он и сейчас наблюдает за нами и пытается подавать тебе сигналы. Верно же?

Я попыталась вспомнить, о каких сигналах говорит Вилард и чуть не хлопнула себя рукой по лбу. Прикосновение в коридоре. Неужели, это был Василь. Сейчас я ощутила, как с моей души падает еще один камень.

— Вы уверены, что с ним все в порядке?

— Совершенно! — мужчина вернулся к столу и начал что-то быстро писать на пустом листе бумаги. — Я сам принимал участие в его воплощении. Это вредное создание может развеять только сама Раниса, ну или Светлейшая, если захочет, конечно. Единственное, что тьма могла сделать, так это закинуть кошака наизнанку, но не более того, — он поднял на меня взгляд, полный ехидных сполохов, — может, не будем его оттуда вытаскивать, глядишь через пару недель сам сдохнет от голода?

Сейчас я была готова кинуться на шею князю и расцеловать несмотря на его пренебрежение к пушистику. Признаться, я уже начала скучать по моему вредному учителю. Да и осознание того, что он жив, пусть и находится неизвестно где, подарило просто невероятное чувство облегчения.

— Я, конечно, понимаю вашу неприязнь, Василь достанет кого угодно, но необходимо как можно скорее его вернуть, — я улыбалась впервые за весь вечер, — кто же будет портить вам настроение и дальше? Вы же мне поможете, верно, иначе бы промолчали о том, что это можно сделать?

— Невероятно проницательное создание, — Вилард вздохнул, — помогу, но с одним условием, — теперь пришла его очередь улыбаться, — ты права, я ничего не делаю без личной выгоды. Заключим соглашение, я вытаскиваю кота, а ты оказываешь мне всяческое содействие в уничтожении источников.

С этими словами он протянул мне перо и лист бумаги, где уже были добавлены основные пункты договора. Придраться было не к чему, князь прав. Или я соглашаюсь и живу с осознанием того, что стала причиной магического переворота. Или не соглашаюсь, и тогда живу с чувством вины за пушистика и его участь. Отвратительный выбор. И когда я только успела так глубоко зарыться.

— Хорошо, я помогу вам, — я вздохнула и подписала договор, — но при одном условии. Если я не справлюсь, то с меня снимаются все обязательства.

— Договорились!

Князь как-то слишком поспешно отобрал у меня лист бумаги, поставил свою размашистую подпись и что-то прошептал. После чего договор вспыхнул и рассыпался серым пеплом.

— Что это было? — ох, чувствую, что я опять совершила что-то не то. — Что вы сделали с соглашением?

— Я скрепил договор магически, чтобы ты не вздумала сбежать. Завтра к вечеру проведем ритуал, и я вытащу этого пройдоху. Но теперь если ты захочешь отказаться от своих обязательств, он сразу вернется обратно. Но возвращать этот комок шерсти будет уже некому.

Я похолодела. Вот старый хитрец. Теперь действительно пути назад нет, но и поступить по-другому я не могла. А раз теперь мы в одной упряжке, то мне осталось выяснить еще один интересный вопрос.

— Вы говорили, что ваша сестра умерла, но ведь это не так, верно?

Вилард мгновенно перестал ухмыляться и стал серьезным. Его лицо превратилось в непроницаемую маску, за которой было не понять его истинных эмоций.

— С чего ты взяла? Она действительно умерла, мне незачем шутить и лгать в таких вопросах.

— Я видела портрет в коридорах замка и знаю, что Раниса ваша сестра, — с этими словами и перевернула кольцо и показала его князю. — Узнаете? Думаю, что теперь вы не отвертитесь от правды.

Вилард побледнел, а затем его лоб покрылся испариной. Что ж, дядюшка, я тебя подловила. теперь мы точно в одной очень тесной упряжке.

— Спрячь, пока бед не наделала, — шикнул он, и продолжил уже более спокойно, — в это трудно поверить, но моя сестра действительно погибла.

— А Раниса, которую я знаю?

— Нет, это не она, — князь обреченно вздохнул, — это лишь то, что от нее осталось. Небольшой осколок…Настоящей княжны Норен уже давно не существует.

Глава 32. Тени прошлого

Руки тряслись от гнева и отвращения, и я никак не могла взять свое тело под контроль. Сейчас я с трудом понимала, где нахожусь и что происходит, картинка постоянно сбивалась, а я не могла сфокусировать зрение.

— Где моя дочь?! Где Миранда? — слова звучали будто со стороны.

— Успокойся. Я же тебе сказала, что с ней все будет в порядке, — голос матери отдавал пренебрежением, словно я просила о чем-то, даже не стоящем ее внимания. — Настоятельница монастыря обещала ее обегать и защищать ценой собственной жизни.

По мере разговора картинка становилась все четче, и я уже могла подробно разглядеть собеседницу. Мама сидела за широким письменным столом в своем кабинете и размеренно занималась счетами, будто бы ничего не произошло. Ее светлые волосы, как всегда, были уложены в идеальную высокую прическу, а строгое темное платье напоминало о недавно приобретенном статусе вдовы.

— Это же твоя внучка, как ты можешь быть такой черствой? — сила распирала изнутри, питаясь моим гневом. Хотелось немедленно выплеснуть стихию и разобраться со всеми навалившимися вопросами одним махом.

Княгиня подняла голову и припечатала меня холодным синим взглядом, будто желая немедленно поставить на место. Удивительно, как она изменилась за те несколько месяцев, после того как не стало отца. Я не могла ухватить ни одной знакомой черты характера, словно передо мной сейчас была не моя мать, а совершенно незнакомый человек. Жестокий и бессердечный.

— Миранда только наполовину мне родня, а на вторую половину дочь нелегала, поэтому пришлось запечатать ее магию, — она говорила об этом, как о погоде за окном и ни одной эмоции даже не промелькнуло на ее лице. — Ты же понимаешь, что она бы истощала наш родовой источник. А я не могу этого допустить, не сейчас, когда война в самом разгаре.

Я не нашла что сказать и только хватала ртом воздух. Ярость застилала глаза, а картинка вновь пошла рябью, и я почувствовала, как ускользаю куда-то, просто не хочу здесь оставаться. Ни минуты, ни секунды дольше. Я и так потеряла слишком много времени и совершила одну из самых страшных ошибок в свой жизни, пора было все исправлять.

— Ты сделала что? — ненависть поднялась волной. — Стихии невозможно запечатать, это убьёт девочку. Ты же искалечила ребенка на всю жизнь, это как отобрать воздух или воду. Маг не может существовать без своей стихии.

Мать снисходительно на меня посмотрела и отмахнулась как от назойливой мухи.

— Да все в порядке с твоей Мирандой, — она качнула головой. — Князь Мортон вывел уравнение, по которому мы и смогли спрятать силу дитя, потушив ее магию, но не забрав полностью. Ты же понимаешь, что это лучшее решение. И если бы я хотела ей навредить, то давно это сделала, не мели ерунды. Я забочусь о тебе и роде, ну и внучке тоже, пусть она и нечистых кровей. Все, что я делаю, я делаю только из благих побуждений.

— Князь Мортон окончательно промыл вам всем мозги! — почти вскричала я. — Очнись! Какие нелегалы, о чем ты. Какая чистота крови? Вы все сошли с ума, затеяв это все. Неужели ты не видишь, что творится. Война захлестнула уже большую часть Синарии и подбирается к столице. Я немедленно выезжаю туда, чтобы забрать мою дочь. И ты мне в этом не помешаешь!

Больше я ориентировалась сейчас на звук, так как картинка не спешила восстанавливаться. Было очень плохо видно, будто что-то препятствовало и постоянно мельтешило перед глазами, а стихия внутри просто выла о надвигающейся опасности. Единственное, в чем я сейчас не сомневалась — было решение немедленно выдвигаться в Центру.

— Куда ты собралась? — меня жестко оборвали. — Там сейчас самый разгар сражений! Мой брат прочно занял престол и проводит масштабные зачистки, — голос звучал как пощечины. — Ты ошибаешься, война захлестнула не часть Синарии, она захлестнула ее всю. И тебя сейчас просто сотрут в порошок, если узнают, что ты из знатного рода, а тем более имеешь отношение к самому Ингарду.

Черт бы побрал Ингарда и его чокнутого маньяка Мортона, которые заварили эту кровавую кашу. Именно сейчас я, как никогда, ощущала стыд за то, что принадлежу к своей фамилии.

— Ты забываешь, что я законная жена Дарена! — уверенность в неминуемой беде только нарастала.

Воспоминания о муже подарили ту толику тепла, на которую я уже почти и не рассчитывала. Прости, Дар, я не уберегла нашу дочь. Если в столице сейчас неспокойно, то тем более Мирре там не место. Бедная девочка, сердце сжалось за единственного родного мне человека.

— И чем ты будешь это доказывать? — мать усмехнулась. — Думаешь, тебе кто-то поверит на слово? Рани, ты еще глупее, чем я думала. Только и умеешь, что меня позорить.

— Забыла, что меня есть это? — я перевернула кольцо на безымянном пальце рубином вверх, показывая его матери.

Тонкая вязь оправы образовывала замысловатый узор, наползающий на камень, в котором четко читались инициалы ДР. Дарен Роден. Именно это кольцо подарил мне муж в момент нашей помолвки, но после того, как он пропал, я предпочитала носить украшение камнем вниз, не привлекая лишнего внимания.

— Как думаешь, этого будет достаточно в качестве доказательства, что я на другой стороне?

— Ты не посмеешь! — мать побледнела. — Если ты это сделаешь, то я отрекусь от тебя навсегда. Слышишь? Путь обратно будет заказан. Мне не нужна дочь, которая предала корону и перешла на сторону врага.

— Отречешься? — слова отдавали горечью. — Знаешь, я и сама не хочу быть частью этого кровавого рода. Пусть Вил теперь будет твоей надеждой и опорой. Укрепляет и продолжает зверские традиции, а я умываю руки. Да и мне кажется, что ты давно меня уже вычеркнула из списка близких, как и мою дочь! Я же пятно на твоей идеальной репутации!

Я вышла из кабинета, громко хлопнув дверью. Картинка продолжала периодически покрываться рябью, а я не понимала, что происходит. Тихо, стараясь восстановить дыхание, я побрела в свою комнату, желая покинуть замок незамедлительно и навсегда. Со странными мушками перед глазами разберусь позже.

Глава 33. Пути назад нет

Айра

Я проснулась в холодном поту и тут же села на кровати, распахнув глаза. Кольцо. Дрожащими руками я перевернула кольцо, что дала мне Раниса и вгляделась в вязь плетения.

Так и есть. Если знать, что искать, то под определенным углом можно было опознать искусно замаскированные инициалы "ДР".

— Дарен Роден, — повторила я полушепотом.

По спине пронеслась легкая волна холода. В чем была, я подскочила и побежала к шкатулке, начиная осматривать и ее. Уже знакомые элементы узора быстро нашлись и теперь я не знала, что делать. Прятать украшения как можно дальше или, наоборот, рассказать обо всем Виларду.

Как же сейчас не хватает Василя, он бы точно объяснил мне, что происходит.

— Что же с тобой произошло, Раниса Норен? Где теперь твой огонь, что согревал теплом даже с портрета?

Я продолжила рассуждать вслух и в груди все сжалось от тоски. Так сильны еще были воспоминания чужой потери.

Обещаю, если наши пути пересекутся, то я обязательно возьму обратно свои слова о сумасшедшей старухе. После того, что я сейчас увидела и ощутила, немудрено иметь скверный характер.

Теперь я не сомневалась в том, что сон переносит меня в чужую жизнь. И как я раньше могла полагать, что эти сны лишь игры моего воображения. Слишком яркие, слишком логичные, слишком…живые. Да, эти сны были живыми, но только сейчас я поняла это в полной мере.

Если верить коту, то я могла захватить нити прошлого. Похоже, не повезло именно Ранисе, ведь в момент пробуждения огненной стихии она оказалась рядом.

Узнать бы теперь, как это остановить…ведь, судя по всему, самое страшное у княжны еще впереди. Мне бы не хотелось подглядывать за горькими моментами чужой жизни. И так уже достаточно увидела, чтобы при встрече испытывать неловкость.

— Госпожа, вы проснулись? — в комнату практически вбежала горничная.

Девушка выглядела уставшей, будто и вовсе не спала в эту ночь. Поэтому я не стала ее сильно поправлять.

— Все хорошо, Мари, — я старалась говорить мягко, — подай мне бирюзовое платье из гардероба и чай. После этого иди отдыхать, я сама соберусь и спущусь к завтраку.

— Вы уверены? — девушка была явно обрадована возможностью отдыха, но, видимо, еще сомневалась в том, что ее могут так просто отпустить.

— Совершенно. Я хочу побыть одна.

Действительно, видеть кого-либо, а уж тем более разговаривать, сейчас не было никакого желания. Вчера мы до поздней ночи беседовали с Вилардом в его кабинете, а после меня окончательно вымотал сон, смешанный с реальностью. Теперь же, я ощущала себя, будто и вовсе не ложилась спать.

— Готова, госпожа, — горничная поставила поднос с ароматным чаем на прикроватный столик и поклонилась. — Платье я приготовила и повесила в ванной.

— Спасибо, Мари, можешь быть свободна.

Девушка еще раз поклонилась и спешно покинула покои, а я, не откладывая, направилась в ванную.

Убранство комнаты я рассматривала теперь совсем другими глазами, представляя, как много лет назад здесь все блистало великолепием. Возможно, вот в это окно смотрел один из членов знатной семьи, а на этом самом диванчике он же строил планы на дельнейшую жизнь. Солнце уже встало, и я могла по достоинству оценить вкус и изящество, с которым все было сделано.

Платье, что висело возле высокого зеркала, тоже было идеально. В общем, как и большая часть гардероба, что отдал мне Вилард. Что он там говорил, гардероб сестры? Я пропустила тонкий шелк платья через пальцы.

— И здесь тени твоего прошлого, Раниса. Ощущение, что я сейчас живу жизнью, которую ты недопрожила в свое время, — шепот эхом разнесся по ванной комнате и многократно усилился, отражаясь от стен.

Я вздрогнула и принялась одеваться, чтобы хоть как-то отделаться от наваждения.

Платье село, как влитое, тонко скрывая недостатки и подчеркивая достоинства фигуры. Тонкий бирюзовый шелк без лишних узоров и рисунка струился по ногам, опускаясь до самого пола. Про себя я вдруг отметила, что под яркую огненную внешность это платье подходит гораздо больше.

Мгновенно стихия внутри встрепенулась. Захотелось избавится от надоевшей чужой личины и снова стать собой. Но нет, еще слишком рано, я не выполнила свою часть уговора.

Глубоко вздохнула и забрала светлые волосы в простую косу, решив сегодня обойтись без украшений. Настроение было окончательно испорчено. Кольцо на пальце я благоразумно перевернула. Расставаться с украшением не хотелось, хоть я и понимала, что его наличие сулит немало проблем.

До завтрака оставалось еще много времени, поэтому я вернулась к чайному столику, чтобы побыть немного в тишине и обдумать тот водоворот событий, что закружился вокруг.

Создавалось стойкое впечатление, что на меня налипла паутина чужой судьбы. Она затягивала, душила и заставляла повиноваться.

Я оказалась втянута в жизнь и события, которыми совершенно не могу управлять. Чужая личина, чужие сны, чужой титул и семья. Как из этого выбраться, я тоже пока не представляла.

Чай был великолепен, и я снова подумала о Ранисе, вспоминая ее волшебные травяные настои, уют маленькой хижины и вредину Василя. Сама не заметила, как улыбка наползла на лицо. И когда я только успела к ним так привыкнуть.

Отхлебнула еще чуток, сладко зажмурилась и чуть не захлебнулась. За моей спиной кто-то стоял. Осознание чужого присутствия в комнате ударило, как мешком по голове. При этом я не увидела, а именно почувствовала, как кто-то зашел. Мгновенно вскочила с кресла и развернулась, по привычке ища глазами что-то тяжелое для обороны.

В дверях стоял ищейка собственной персоной. Злой, хмурый и невероятно задумчивый. Он прожигал меня тяжелым взглядом, но проходить дальше в комнату не решался. Я отступила за столик и схватила в руки первое, что попалось, а именно вазу с цветами.

— Я вижу, что вежливость и манеры не то качество, которым может похвастаться ваша семья, да, господин Кастнер? — ваза угрожающе качнулась. — С каких это пор, считается приличным врываться без приглашения в покои к незамужним девушкам?

Он иронично приподнял бровь. Казалось, что мое поведение его только рассмешило, но никак не заставило смутиться.

— С тех самых, княжна Айрелия, как эти незамужние девушки перестали считать зазорным врываться ко мне, — собеседник выглядел безусловно уверенным в своей правоте. — Знаете ли, покоя не дают вечерами, так и норовят протиснуться ко мне в спальню, — он усмехнулся, а я покраснела. — При этом, позволю заметить, что я учел некоторые правила этикета и явился к вам утром, а не поздней ночью.

— Что вам нужно? — долго разговаривать с этим наглым типом я совершенно не желала, особенно после того, что произошло накануне. — Больше, как видите, домашних питомцев у меня нет. А с меня хватило и нашего прошлого тесного общения, чтобы впредь обходить вас стороной.

Рейонер заметно сморщился, но шагнул в комнату, а я в страхе прижалась к окну.

— Для начала бы хотелось принести извинения за произошедшее, — он слегка наклонил голову, а я чуть не выронила злосчастную вазу от удивления.

Надо же, ищейка и извиняется. Видимо, изумление так ярко читалось на моем лице, что он еще больше скривился и продолжил уже более жестко:

— И хочу предупредить, что если о вчерашнем кто-то узнает, то ваша жизнь, княжна, превратится в настоящий ад, а судьба вашей милой кошечки покажется единственной надеждой на спасение, — он поднял на меня глаза, сверкнувшие темной сталью.

А я уже было думала, что совесть проснулась. Видимо такого качества у него просто нет и дурной характер быстро взял верх.

— А вам не кажется, что вы сейчас не в том положении, чтобы мне угрожать?

— Так и ваше положение сейчас довольно шаткое, княжна, — ищейка начал издалека, и я напряглась, — или думаете, что общество спустит вам с рук стремление прыгнуть в постель к представителю великого рода, чтобы попасть обратно в высший свет или получить доступ ко двору?

— Что?! Вы в своем уме? Ни в какую постель я не прыгала!

Если он скажет еще хоть слово, то эта ваза полетит прямиком в его довольную физиономию.

— А мне показалось по-другому, — он шагнул еще ближе, быстро перехватив мою руку, и теперь едва заметно улыбался, как охотник, загнавший дичь. — Более того, вы княжна были весьма настойчивы. Настолько, что мне пришлось применить темную часть дара, самую малость.

Слова лились четко и размеренно. Он был уверен в своем праве поломать мне жизнь, пустив пару сплетен, но не учел лишь одного — никакой княжны не существует, и как только я выполню свою часть договора, то она просто растворится. Вот тогда мы и посмотрим, кто из нас будет ухмыляться последним.

— Так идите и расскажите всем, как не смогли отбиться от девицы без помощи магии, — я рассмеялась прямо ему в лицо, выдергивая руки из захвата. — Я только потешусь вместе со всеми. Над вами и вашими жалкими попытками быть выше других, управлять чужими судьбами. Удобно считать себя центром вселенной, неправда ли?

Последнюю фразу я процедила с таким презрением, что даже кот бы позавидовал. Взгляд Рейонера мгновенно потемнел — разговор явно шел не так, как он планировал. Мой дар встрепенулся и был готов в любой момент вырваться наружу, как, впрочем, и тьма князя. Я так ярко ощутила ее присутствие в комнате, словно вчерашний вечер никогда не заканчивался.

Как бы мне не хотелось сейчас выпустить свой дар, но второй вспышки допускать было нельзя. По крайней мере сейчас. Резерв был практически истощен и неизвестно, как это может все закончится в этот раз.

— Так и быть, господин Кастнер, я вас пожалею и проявлю благоразумие, — слова пришлось практически выдавливать, хорошо, что вчера с князем Нореном мы все обговорили. — Все, что произошло накануне я постараюсь забыть и уж тем более, не буду сообщать о нападении.

Он утвердительно кивнул и давление тьмы слегка уменьшилось. Признаться, мне было крайне неуютно находиться с ним в одном помещении, тем более, зная, что именно в поисках меня он здесь ошивается.

— Ваше благоразумие как нельзя кстати, — Рейонер почему-то не спешил уходить и теперь стоял чуть поодаль, — я верю, что оно вас не оставит со временем и вы не будете даже пробовать поступать в магическую академию.

Ищейка стоял совсем близко и кожей я ощущала тепло его тела. Странно, я думала, что от него будет веять холодом, как и от его магии.

— Вас не спросила, что мне делать со свои даром, — нет, это уже не лезет ни в какие рамки.

В душе закипала злость и все труднее становилось контролировать огонь внутри. Ладони начало слегка покалывать, а мне стало невыносимо жарко.

— А если вы решите все же решите поиграть с судьбой и подать заявку на вступительные испытания, — он слегка коснулся моего подбородка и чуть приподнял голову, смотря прямо в глаза, — то, клянусь, я сделаю все, чтобы вы их с треском провалили. И даже ваше милое личико вам ничем не поможет.

Кожа в месте прикосновения горела, а темнота глаз напротив давила, лишая воли. Мой дар потерял последние точки контроля и ищейку отшвырнуло к стене. Чудом я успела погасить огненные вспышки до тех пор, пока ищейка догадался, что воздух не моя сильная сторона.

— Видите, — он быстро поднялся, вытирая кровь с разбитой губы, — по-моему, я сейчас наглядно продемонстрировал, почему вам не стоит появляться в Столице.

Если бы у меня был выбор, то я и носа туда своего не показала. Но мне непросто надо попытаться поступить, мне необходимо это сделать, во что бы то не стоило.

— Так может лучше вам из нее убраться? — руки слегка потряхивало, и я снова начала ощущать прилив дара.

Он посмотрел на меня как ненормальную, будто я вообще не должна сейчас разговаривать, а уж тем более сообщать такие глупости.

— Знаете, прелестная княжна, это не входит в мои ближайшие планы. Тем более что именно вы хотите нарушить мое благополучие, а не я ваше. Не желаю вас видеть даже рядом со столицей. Вам все понятно?

— Не знаю, что вы там себе придумали, но не переживайте, я тоже не ищу с вами встреч, — я наблюдала, как он развернулся и направился на выход. — Но поступать мне в Эстер или нет, я решу сама.

— Ваш выбор, княжна, но помните, что я вас предупредил.

Меня обдало волной холода и дверь за незваным гостем захлопнулась. От пережитого напряжения ноги подкосились, а я устало опустилась в кресло. И как меня угораздило так вляпаться?

Глава 34. Хорошие новости

Рейонер Кастнер

Я вышел из покоев княжны, а в ушах набатом звенело, так зло брошенное мне вчера:

"Просто вы сами и есть чудовище".

Как же она была права. Я действительно чудовище, которое не может совладать не только с собственной магией, но и с холодом, что с каждым днем забирает все большие части человеческого во мне. Жестокий слуга императора, не знающий пощады и сострадания, которого все боятся и стремятся лишний раз не попадаться на глаза, особенно в моменты приступов.

Сейчас же я несся по коридору и ругал себя последними словами за то, что решил утром посетить Айрелию.

В первую же минуту, зайдя в ее комнату, я растерялся так, что даже забыл оповестить о своем присутствии. Лишь стоял, и как мальчишка наблюдал за солнечными бликами, что, играя на волосах княжны, придавали им теплый золотистый оттенок, напоминающий пламя свечи. От нее исходило ощутимое даже на другом конце комнаты тепло, к которому хотелось тянуться, отогревая больную душу.

Надо было уже тогда развернуться и уйти. Но я шагнул чуть дальше в комнату, поддаваясь соблазну. Стремясь хоть на мгновение прикоснуться.

Именно тогда девушка прикрыла глаза и волшебство неожиданно прекратилось. Будто злой художник решил поиздеваться надо мной и вот уже в кресле сидит совершенно другой человек.

Не греющий, а, наоборот, сжигающий своим яростным пламенем. Та, что я ловлю практически каждую ночь в кошмарах, а она виртуозно раз за разом от меня сбегает, чтобы прийти снова… окутать, околдовать и сжечь в огненной стихии. Днем я старался о ней не вспоминать, но ночью она всегда приходила в мой измученный тьмой разум.

А теперь, похоже, уже и мерещится наяву, сводя с ума. Ее образ вызывал такие яркие и противоречивые чувства, пробуждая давно замороженные уголки души, что я не узнавал сам себя.

Я понимал, что это всего лишь игры моего больного воображения, но темный дар было уже не остановить. Он рвался наружу, как обезумевший зверь, ломая все на своем пути и никак не хотел успокаиваться. И это стало для меня неприятным открытием.

А ведь изначально я и правда хотел лишь принести извинения, а также ненавязчиво напомнить о нашем уговоре.

— Черт! Похоже, я и правда чудовище! — я громко выругался, благо, в коридоре никого не было.

Стало горько. Сколько бы я ни боролся с темнотой внутри, но рано или поздно она все равно возьмет верх. Дело лишь во времени.

Ну уж нет, я хочу получить еще одну небольшую отсрочку и поэтому появление княжны в столице никак нельзя допустить. Рядом с ней я теряю последние нити контроля. И пусть я буду монстром в ее глазах и дальше, но не позволю свести себя с ума. Ногти больно впились в ладони.

— Рей, — меня окликнули, — куда ты так бежишь?

Я чуть не сбил Тирела с ног, даже не заметив, как он вышагнул навстречу. Теперь брат потирал ушибленное плечо, а я внимательно и с некой долей удивления рассматривал его лицо.

Да уж, неплохо и его приложила вчера наша хрупкая княжна Норен. Вдоль левой щеки от самого уха до подбородка красовались четыре глубокие борозды от ногтей, которые нельзя было скрыть.

Тир в ответ внимательно разглядывал меня и, видимо, не дождавшись моей реакции, решил продолжить расспросы.

— А с тобой-то что произошло? — он воскликнул, на мой взгляд, слишком громко. — Бежишь, как после пожара, да еще и потрёпанный весь.

Машинально я коснулся рукой губы и задумался еще больше. Надо же, совсем забыл, что меня недавно швыряло по комнате, как пушинку. Этого еще не хватало. Похоже на неконтролируемый выброс силы. Понять бы только с моей стороны или с противоположной. Нет, нам определенно больше не стоит пересекаться. Слишком опасно.

"Чудовище" — снова раздалось в воспоминаниях, и я скривился, как от зубной боли. Пришлось даже помотать головой, отгоняя непрошеные мысли.

— Похоже, нам с тобой не повезло нарваться на одну и ту же разъяренную княжну, — я еще раз покачал головой успокаиваясь.

Дальнейший путь мы продолжили вместе. Хотя, если честно, сейчас, как никогда, хотелось, чтобы меня оставили одного.

— Что? И ты тоже решил попробовать удачу? — Тирел удивленно округлил глаза. — Не ожидал, что тебя может увлечь эта красотка. Хотя, кого я обманываю! Она же просто невероятная! Обворожительная, умная и такая горячая, — он сложил руки на груди и с энтузиазмом продолжил, — похоже, что я влюблен, Рей.

Руки чесались, и я едва сдерживался, чтобы не врезать по его довольной физиономии. Эти бесконечные дифирамбы меня уже порядком утомили. Второй день одно и то же. Да, у княжны, конечно, довольно смазливая внешность, но назвать ее горячей — это уже слишком. Очередная пустышка, пусть и с сильным даром.

— Ты влюбляешься по несколько раз в год! И если я еще хоть слово услышу про Айрелию, то лишу тебя голоса на весь остаток поездки! — рявкнул я так, что с гобелена на стене поднялось облачко пыли. Тьфу, здесь вообще убирают хоть немного.

Я скривился, но брат оставался невозмутим.

— Теперь действительно все серьезно, — он мечтательно вздохнул, — а вот тебя я не понимаю. На что ты рассчитывал? Я бы сразу сказал, что тебе ничего не светит. Посмотри на себя, ты же явно не в ее вкусе, да еще и непревзойденный хам.

Утихшая было злость вновь проснулась, и я приподнял Тира за грудки, борясь с желанием прибить его на месте.

— Именно так Айрелия отзывалась о тебе, — сквозь зубы выдохнул я, с удовольствием наблюдая за вытянувшимся лицом брата, — наконец, хоть кто-то тебе отказал, ловелас недоделанный. Но если еще раз по твоей вине я буду получать такие украшения, то пеняй на себя. Посажу на цепь в отцовской лаборатории до самой старости. Думаю, что отец будет со мной солидарен.

— Сомневаюсь, — он хмыкнул и ловко вырвался. — Ты же вряд ли сможешь оставить ему наследников.

Теперь Тир стоял поодаль, поправляя рубашку и ехидно улыбался. Он был уверен в своей безнаказанности, но приближаться все же опасался. Совсем распоясался в этой поездке.

— Зато ты, такими темпами, наплодишь их целый ворох, — рявкнул я в ответ, — думаю, пришло время делать этих самых наследников законными.

Безответственное поведение Тирела выводило из себя. Ведь именно по его вине я не спал сегодня большую часть ночи, сначала подавляя тьму, а потом думая над произошедшим. Его дурацкая выходка чуть не привела к непоправимой трагедии.

— Что ты имеешь в виду? — Тир напрягся, почувствовав опасность.

— Думаю, что пора подыскать тебе законную жену, чтобы неисчерпаемая энергия полилась в благое русло, — припечатал я.

Выражение лица Тира сложно было передать. Он краснел, бледнел и безостановочно хватал ртом воздух, подбирая слова для ответа, но никак не мог их найти. Еще посмотрим, кто из нас будет в итоге смеяться.

— А, вот вы где, господин Рейонер! — раздалось хриплое. — А я вас всюду ищу, в общем, как и ваших спутников.

Князь Норен медленно шаркал ногами по коридору, опираясь на длинную темную трость. При дневном свете мужчина выглядел еще более дряхло. И как он собрался нас сопровождать, еще рассыплется по пути. Мы поравнялись.

— Доброе утро и вам, господин Тирел, — он слегка наклонил голову в сторону брата. — Я к вам с радостными вестями. Сразу после завтрака у нас есть возможность выдвинуться в сторону границы, где расположен портал.

Неужели мы можем покинуть это захолустье. Хвала Светлейшей. Можно уже не так сильно заботиться об этикете.

— Это самые прекрасные новости за сегодня, князь Норен, — я тоже кивнул в знак приветствия. — Тогда, с вашего позволения, я позавтракаю прямо в покоях, чтобы не терять время и собраться как можно скорее.

— Как посчитаете нужным, — он, казалось, совсем не удивился, даже наоборот, будто ждал этой просьбы, видимо, наша нелюбовь взаимна, — Ожидаю вас через час у парадной лестницы вместе с вещами и вашими спутниками, так будет даже лучше.

Ощущение, что камень свалился с души. Я не хотел бы еще раз за это утро встречаться с княжной и испытывать свою силу воли на прочность. Хватит с меня безумных поступков за эти дни. Пора остановиться, пока все не стало только хуже. Необходимо, наконец, заняться по-настоящему важным делом, а именно: отправиться на поиски сбежавшего нелегала.

Может тогда меня перестанут мучить ночные кошмары, где я раз за разом сталкиваюсь во тьме с разноцветными горящими глазами и просыпаюсь от разрывающего тело жара.

Я вдруг вспомнил мягкое согревающее тепло Айрелии и в груди поселилась необъяснимая тоска. Нет, хватит. Это лишь происки моего дара, который ищет любой повод, чтобы вырваться. Надо скорее убираться из замка Норенов.

— Хорошо, нам вполне хватит этого времени, — я учтиво поклонился и хотел было попрощаться с князем.

— Я могу не успеть, — решил внести свою лепту Тир. — Может выдвинемся после обеда?

Только я набрал воздуха, чтобы вмешаться, как Вилард меня опередил.

— Либо вы будете готовы через час, либо дальше едете уже без меня, — он говорил жестко, выговаривая каждое слово, — до столицы всего несколько недель верхом, к началу зимы доберетесь.

Надо же, взаимная нелюбовь даже лучше дружбы. Я позволил себе улыбнуться и совсем другими глазами посмотрел на пожилого мужчину.

— Не волнуйтесь, мы будем готовы, — окончание фразы я процедил с нажимом, выразительно косясь на этого любвеобильного болвана. Как можно быть настолько ветреным и недалеким.

Может княжна права и мне действительно стоит заняться его воспитанием.

Глава 35. Нападение

Айра

— И как мне теперь поступить? — я легко поглаживала гончую по лоснящейся шерстке. — Куда ни посмотри, везде я бессильна и не могу влиять на разворачивающиеся события. Как пушинка, подхваченная ветром, — я вздохнула, — пушинка же не может управлять потоком, верно. Вот и я так же. Меня закрутило и утянуло к самому центру урагана.

Гончая лизнула меня в щеку и радостно завиляла хвостом. Те два дня, что она провела без меня пошли ей только на пользу. Бока округлились, появились четкие контуры мышц и, на мой взгляд, она даже подросла немного. Действительно, в вольерах Норенов знают толк в том, как ухаживать за необычными животными. Я так мало понимаю, как ее содержать, что мне точно есть чему поучиться.

"Хозяйка. Хорошая хозяйка"

— Тайнушка моя родная, — я ласково потрепала ее по голове, отчего та блаженно зажмурилась. — Мне же теперь кроме тебя и поговорить не с кем. Только ты меня понимаешь и можешь выслушать без осуждения.

Она снова лизнула меня, а я радостно засмеялась. На душе стало легко и беззаботно, впервые за долгие месяцы. Надо же, а они оказываются совсем обычные животные, тоже ищут любви и понимания. Стало стыдно, за то, что я раньше считала их бездушными тварями и могла обидеть.

— Ты прости меня, что я не пришла раньше, — гончая удивленно приподняла уши, — я не могла так рисковать. Хватило и с Васильком проблем, — я присела рядом, — представляешь, кошак опять умудрился вляпаться. Даже хуже меня. Да еще и Рейонер этот ненормальный, что ему только от меня надо…

"Хозяйка. Хорошая хозяйка"

Она запрыгала и завиляла хвостом. Было заметно, что гончая тоже скучала и была рада меня видеть. Даже пыталась меня немного приободрить и успокоить. По-своему, конечно, но у нее отлично получалось.

— Ну ничего, мы его вытащим, а тебе больше не надо будет скрываться, и мне тоже… когда-нибудь… — самой бы еще поверить в эту идеальную картинку, — сейчас вот мой новоиспеченный дядюшка вернется и мы что-нибудь придумаем. Надеюсь, он знает, во что ввязывается, а помощь гончей нам точно не помешает.

Тайна согласно гавкнула и закрутилась на месте, выражая свой восторг по поводу предстоящих приключений.

Я кинула взгляд на часы и заволновалась — Вилард сильно задерживался.

Конечно, он должен был еще заехать за амулетом, но время было уже позднее. Я ждала его гораздо раньше. В душе поселился червячок сомнения и сердце сжалось от плохого предчувствия. Сейчас мужчина был моей единственной опорой и надеждой на обретение свободы. Как не печально было это осознавать, но без него меня быстро найдут. Да и как Василь, кто же мне его достанет.

— Как думаешь, с ним все в порядке? — я понимала, что гончая не сможет ответить на этот вопрос, но мне необходимо было поделиться своими страхами. — Я так волнуюсь, знаешь, я, оказывается, и к нему успела привыкнуть. Не понимаю, что со мной происходит, но я прикипела к вам всем, как к родным. Сентиментальность не к месту проснулась, без нее жить гораздо легче.

Тайна прекратила вертеться вокруг и присела напротив. Подогнув одно ухо, она уставилась мне прямо в глаза, явно на что-то намекая.

"Хозяйка. Искать?" — пронеслось в голове.

— Что? — в первый момент я чуть не подпрыгнула оттого, что мне задали вопрос. — А ты можешь?

Удивительное животное. Интересно, сколько еще секретов прячется у нее под шкурой и как мне их аккуратно выведать.

"Искать. Приказ. Бежать. Погоня" — она продолжала смотреть на меня в упор.

Образы замельтешили перед глазами как цветной калейдоскоп. Я даже не успевала за потоком ее сознания, но разборчиво уловила необходимость четкого приказа. Надо было это срочно остановить, иначе меня просто вытеснит из моего же разума.

— Я поняла, прекрати, — получилось жалобно и совсем не в приказном тоне. — Давай так. Сейчас я тебя отпускаю и ты отправляешься на поиски Виларда. Он нужен мне. Если с ним все хорошо, то возвращайся, подождем его дома. А если что-то случилось, — я остановилась, о плохом думать не хотелось, — сразу зови. Ты все поняла?

Я не была уверена в том, что отдала приказ правильно, но, тем не менее, гончая согласно кивнула, несказанно меня удивив.

"Погоня. Найти" — донеслись обрывки ее мыслей и Тайна убежала в сторону виднеющейся городской стены, а я осталась ожидать ее возвращения во дворе замка.

Прошло уже больше часа, за который не гончей, ни Виларда так и не появилось. Внутри все сжималось от болезненного предчувствия. Волнение достигло своего предела, и я была уже точно уверена, что произошло нечто страшное, когда рядом со мной мелькнула смазанная черная тень.

Тайна вернулась. Она жадно дышала, высунув язык и спешила поймать мой взгляд, чтобы поделиться информацией. Выглядело животное потрепано, будто пробиралась по самой лесной чаще, отчего в нескольких местах виднелись глубокие царапины, а на шерсть налипли гроздья репейника. Но самое ужасное было не это, животное было все в подсохшей крови.

"Следить. Найти. Опасность. Торопиться"

Образы мелькали один за другим, и я едва успевала ухватить детали. Вот Тайна пробирается по непролазной лесной глуши, вот чувствует запах крови и продолжает путь более осторожно. Мелькнула затоптанная поляна с разбросанными по ней вещами и телами. Какие-то люди, что перерывают поклажу и распускают лошадей. Опасные, гончей не нравятся. Жжется.

"Хозяйка. Торопиться"

Гончая нетерпеливо подпрыгивала, а я старалась просмотреть все максимально быстро, при этом ничего не упустив. Голова уже была переполнена информаций, но ее поток никак не заканчивался. Люди на поляне переходили от одного тела к другому, но, видимо, не находили того, кого искали, громко ругаясь.

"Быстро, обыщите окрестности, он не мог далеко уйти" — в голове, как наяву раздался голос и один из разбойников двинулся в непролазную чащу. Опасно. В нос ударили запахи. Того, кого надо найти нет, но он совсем рядом. Опять замелькали деревья и кусты.

— Тайнушка, подожди немного, буквально секунду, — я отстранилась и потерла виски.

Меня уже поташнивало, и я физически не могла больше продолжать. Ожидание неотвратимой беды переросло в твердую уверенность.

"Торопиться. Хозяйка"

— Знаю, милая, давай!

Я присела рядом, так как стоять уже было тяжеловато и меня захватил новый водоворот картин. Темно, дерево, листья. Запах крови режет обоняние так, что хочется зажать нос рукой. Нашла. Жив. Ранен. В лесу. Один. Его ищут. Человек опасен. Жжется. Могут найти.

Образы становились все более отрывочными, постепенно сходя на нет. Мелькнула последняя вспышка и я вдруг увидела, как Тайна вцепляется одному из разбойников в горло.

"Устранила. Опасный" — услышала я перед тем, как все образы погасли.

— Умница моя!

Хотелось расцеловать животное, но сейчас я была слишком взволнована произошедшим. Князю Норену была необходима помощь и так уж вышло, что сейчас только я могла ему ее оказать. Мгновенно призвала стихию, держа ее наготове, отчего тайна удовлетворенно рыкнула. Мне кажется, что она полюбила мой огонь, что было странным для животного.

"Голодно. Давно не кормила"

Я удивленно посмотрела на свою руку, вспомнила нашу первую встречу и чуть не треснула себя ладонью по лбу. Хозяйка называется. Это же магическое животное, ей нужна и подпитка стихиями в том числе. Мгновенно погладила ее по голове, запуская в шерстку легкие огненные заряды. Они не наносили гончей никакого вреда, мгновенно впитываясь.

Уже через пару минут ее глаза зажглись изнутри настоящим огнем и я с удивлением отметила, что даже чернота шерсти начала немного выцветать, приобретая рыжеватый оттенок.

— Ну что, в путь? — я вывела из конюшен первую попавшуюся лошадь и запрыгнула в седло.

Тайна утвердительно опустила голову, и я невольно ей залюбовалась. Она сейчас выглядела как огромный огненный сгусток, облаченный в шкуру животного. С такой охраной мне сейчас точно было не страшно.

— Тогда веди, у нас сегодня нет возможности отсидеться в стороне!

Глава 36. Мортон и его тайны

Рейонер Кастнер

До столицы мы добрались довольно быстро и теперь я уже битый час находился в кабинете отца, доказывая ему необходимость принятия срочных и решительных действий.

— Ты должен незамедлительно выделить отряд магов, для того чтобы оцепить территории земель Норенов, — я был крайне настойчив, но отец удивлял своей несговорчивостью, — мы прочешем все леса в этом глухом болоте, но выкурим нелегалов.

— Нет, это ты не понимаешь, я не могу выделить тебе целый отряд. Где я их, по-твоему, возьму?! — он хлопнул кулаком по столу и нахмурился. — Неужели не смогли справиться с шайкой нелегалов самостоятельно? Вы же обученные маги, так еще и стая гончих была с собой. Рейонер, ты меня с каждым днем все больше удивляешь.

Мы были с отцом похожи, причем не только внешне, но и по характеру, и теперь никто из нас не хотел уступать своей правоты.

— У одного из магов высший уровень дара, — разговор переходил к повышенным тонам, — а второй, я подозреваю, может быть некромантом.

Отец нарочито громко рассмеялся и привстал из-за стола, отчего на секунду захотелось плотнее вжаться в спинку кресла.

— Некромантом говоришь, — он рыкнул, — предлагаешь мне рассказать всем, что мой сын начал бредить? Что, тьма все же добралась до его разума?

Отец был довольно крупным мужчиной, и даже старость не смогла стереть волевые черты его внешности, чем он без зазрения совести пользовался. А именно, злясь, начинал давить своим авторитетом. Черные глаза сверкали из-под густых бровей, стремясь разбудить во мне чувство собственной никчемности.

Такое бы прошло с Тирелом, но не со мной. Мой враг гораздо серьезнее и если я не найду девчонку, то кошмары скоро точно сведут меня с ума.

— Некромантом, — я тоже поднялся и теперь стоял напротив, оперевшись на край стола, — я практически полностью в этом уверен.

— Они были уничтожены много лет назад. Все эти байки можешь рассказывать своему брату, а мне требую сознаться в настоящей причине, почему нелегал смог улизнуть.

— Я тебе повторяю в сотый раз, маг высшего уровня дара!

— У тебя дар тоже не маленький, но ты серьезно обучен, в отличие от него.

— Нее, — я машинально поправил, — в отличие от нее. Нелегал девчонка.

Как наяву снова передо мной встали разноцветные глаза и горящие огнем рыжие волосы. Скоро кошмар смешается с явью, что за наваждение.

— Невозможно! — отец был ошарашен не меньше меня.

— Возможно, но не это самое странное, — я вернулся в кресло и продолжил, — у нее две стихии высшего уровня владения даром и собственный огненный демон.

— Что ты сказал? — я впервые видел, как отец побледнел.

— Две стихии… — повторил было я, но меня быстро перебили.

— Нет, после этого, — он снова начал выходить из себя, — что за остолопов я вырастил.

Я поморщился, годы идут, а отец все так же неисправим.

— У нее собственный огненный демон, довольно крупный и каким-то образом заключенный в оболочку кота.

Не успел я закончить, как отец достал из ящика стола бутылку коньяка, наполнил стакан и залпом выпил. Надо же, а я думал, откуда у меня такая привычка. Яблочко от яблони.

— Я дам тебе отряд, столько, сколько смогу собрать, — он был предельно серьезен, — вверяю полное командование операцией в твои руки. Прочешите все, но из-под земли достаньте девчонку.

— Я верил в твое благоразумие, она станет прекрасной поддержкой для источника, — я добился того, чего хотел и сейчас был полностью удовлетворен решением отца и возможностью возвысить наш род.

— Нет, — одной фразой он остановил поток моих рассуждений, — никакого пополнения источника, ты должен уничтожить девчонку, чего бы тебе это ни стоило.

В отличие от меня отец выглядел испуганно и решительно, будто готовился к настоящей войне, а не к обычной стычке с двумя нелегалами.

— Ты знаешь что-то, чего пока не знаю я?

— Нельзя, чтобы она вошла в полную силу!

Странное поведение отца не вызывало у меня ничего кроме недоумения. Видя это, он продолжил уже более спокойно:

— Князь Мортон в свое время предупреждал, что такой маг может рано или поздно появиться и стать угрозой всему благополучию Синарии.

— С каких пор Мортон сделался великим провидцем? Он же всю жизнь просидел в пыльной лаборатории, не высовывая оттуда носа. Что говорить, даже умер он за очередными расчётами, после чего ты смог занять его место.

То, о чем говорил сейчас отец было больше похоже на бред престарелого ученого, но никак не на адекватную картину мира.

И, возможно, раньше я бы без промедлений выполнил приказ и уничтожил человека на месте без разбирательств, но теперь все внутри меня отчаянно сопротивлялось. Огненный образ так прочно засел в голове, что даже мысли о том, что его может не стать, резали не хуже боевого меча. Да что же со мной такое.

"Вы и есть чудовище".

Нет, я не хочу быть чудовищем, так тьма доберётся до меня еще быстрее. И если я и буду уничтожать нелегала, то только с целью защитить свой род и усилить его источник.

— Перед самой смертью он предупредил меня о том, что через годы среди нелегалов возможно появление невероятно сильного мага, — отец на минуту замолк и перевел взгляд в окно, — который будет способен не просто перевернуть наше мироустройство, а привести к новому витку Войны Стихий.

Я опешил, неужели он сам в это верит. Восстание давным-давно подавлено. Отголоски войны еще, конечно, звучат по глухим регионам Синарии, но сопротивление настолько ослаблено, что вряд ли сможет дать хоть какой-то отпор.

Да и магии становится с каждым годом все меньше. Если слабеем мы, то, значит, ослабевают и нелегалы. Откуда им брать свою силу, как не из наших родовых запасов.

— Отец, ты, вообще, слышишь себя со стороны, — с жаром воскликнул я, — Да этих нелегалов прошли через нас десятки и среди них были довольно сильные маги в том числе. Ни один из них не был способен в одиночку развязать новые кровопролитные битвы. Почему именно она?

— Ты не понимаешь, — отец все так же избегал встречаться со мной взглядом, — Мортон хоть и был стар, но оставался в здравом уме до самой смерти, и я верю его предостережению. Тем, более, что был еще один момент, — он отпил из бокала большой глоток, — старик сказал, что этого нелегала обязательно должен сопровождать огненный демон.

Холодок пробежал по спине, и я сразу ощутил, как темный дар удовлетворенно заворочался. Он любил такие эмоции. Страх, боль, гнев, неопределенность — это все, что может помочь стихии стать сильнее и вырваться на свободу, стерев меня. Нет уж, дорогая моя, сиди тихо.

— Мортон производил впечатление порядочного ученого, — я задумался, — но как можно предугадать такое? То, о чем ты мне сейчас поведал не имеет под собой никаких логических объяснений.

— Я тебя прекрасно понимаю, и тоже долгое время воспринимал это предостережение, как бред умирающего старика, пока ты не принес дурные вести. Возможно, Мортону было известно что-то такое, чего сейчас не знаем мы.

Отблеск от магического светильника вдруг упал на стену позади отца, создав на дорогой обивке странный и страшный рисунок. Мне показалось, что чья-то тень на мгновение нависла над Вероном Кастнером, желая схватить и уничтожить. Я потряс головой, и тень исчезла. Похоже, опять игры моего больного воображения, мне срочно необходим отдых.

— Хорошо, отец, собирай отряд, — оснований не доверять у меня больше не осталось, и я решился. — Мы отбываем утром.

Если это действительно так важно, то я приложу все силы для выполнения долга перед отцом и собственным родом. Однако на душе все равно скребли кошки. Собрав все самообладание в кулак, я поднялся и собрался покинуть кабинет отца.

Глава 37. Демон и огненная гончая

Айра

Казалось, что мы отдалились от замка всего на несколько километров, но продвигаться вглубь леса становилось все тяжелее. В какой-то момент я решила привязать лошадь, а дальнейший путь продолжить уже пешком.

Каждая минута сейчас была дорога и не хотелось терять драгоценное время. Тревога давила, и, будто сжатая в груди пружина, заставляла наращивать темп.

"Торопиться. Хозяйка"

Тайна тоже гнала меня вперед, а я едва за ней поспевала. Животное выглядело взволнованной не меньше меня. Она то и дело останавливалась, принюхивалась и продолжала путь дальше. Но с каждым шагом ее уши все больше прижимались к голове, а клыки угрожающе обнажались.

Вдруг гончая замерла на месте и приняла охотничью стойку. Я встала рядом и заозиралась, стараясь лишний раз не шуметь.

"Опасно. Прятаться. Замереть. Прятаться"

Я не стала ждать, пока мне повторят дважды и юркнула за широкий ствол ближайшего дерева.

— Ну что там? Куда делся Харви? — раздался зычный голос совсем рядом с нами.

— Да как сквозь землю провалился, — ответили ему не менее громко, похоже, эти люди не сильно беспокоились о том, что их могут выследить и даже не пытались скрываться, — ушел и не возвращался. Уже несколько часов прошло, уснул там что ли, недотепа. Так и знал, что не нужно было его брать с собой — провалит любое задание.

— Так пойди и поищи его, мы не можем вернуться ни с чем, — мужчина явно был зол, — я перерыл все вещи, что удалось достать, но так и не нашел амулета вызова. Похоже, этот старикан утащил его с собой. Надо срочно найти и добить немощного, чтоб не мучался.

Они громко захохотали, а у меня зачесались руки. Так и хотелось припечатать их чистым потоком стихии, но я сдержалась. Сейчас главное — найти князя и помочь ему, да и неизвестно, сколько разбойников здесь окажется еще. Если Вилард не смог дать им отпор при его уровне дара, то боюсь, что мне и подавно ничего не светит.

Мы начали обходить поляну стороной. Гончая, прижавшись в земле, точно указывала дорогу и через какое-то время мы углубились в бурелом. В нос ударил едкий запах крови, и я увидела Виларда. Он лежал на земле, практически уткнувшись в нее носом и не шевелился. Неужели не успели. Липкая паутина страха перехватила горло.

— Дядюшка, — я кинулась к нему, переворачивая.

Вся одежда князя была в крови и подпалинах, а в области живота виднелась рваная рана. Я опустилась ухом к его груди и облегчено вздохнула. Дышит.

Немного помешкав, я принялась рвать на кусочки длинный подол, помогая себе зубами. Юбку надеть не забыла, а вот про элементарный нож даже не подумала. Сильно уж быстро я вжилась в роль благородной княжны. Корила себя за это на чем свет стоит, но надо было срочно перевязать рану и перенаправить князя в замок. Как смогла, освободила края и, стараясь не смотреть, наложила подобие повязки.

— Вилард, очнитесь! — шепот вышел более громко, чем я рассчитывала. — Вам лучше находиться в сознании, я знаю о чем говорю.

Действительно, это первое, что я выучила, начав жить среди нелегалов. Если ты ранен, то ни в коем случае нельзя спать и надо пытаться сохранять здравый рассудок до последнего. Я слегка потрясла мужчину за плечо и снова позвала.

Вилард замычал и приоткрыл глаза. Видно было, что он не осознавал происходящего, но постепенно взгляд принимал все более осмысленное выражение. Наконец, он сфокусировался на мне и прохрипел:

— Айра, что ты тут делаешь?! Надо немедленно уходить, тебе с ними не справиться!

— Я не могу вас бросить, — я была в отчаянье, — не хочу остаться совершенно одна.

Он постарался улыбнуться, но вышло больше похоже на злобный оскал.

— Если тебя поймают, то всему придет конец. Пока ты жива и на свободе, то у нас есть надежда. У всех нас.

Он хрипло закашлялся и потянулся к внутреннему карману на куртке, порылся в нем и достал небольшой амулет на серебряной цепочке, внутрь которого была заключена белая искра. Она так притягательно переливалась, что я как завороженная потянулась.

— Искра стоила целое состояние, но только так мы сумеем вытащить демона. Надеюсь, что он нам поможет.

— К-к-какого еще д-демона? — я мгновенно отдёрнула руку и убрала ее подальше за спину.

— Да кота твоего, — он скривился, — ты что, не знала, что он демон? Ох, — князь прижал повязку рукой, — да уж, знатно меня потрепало.

Демон? Да какой он демон, так обычный вредный кошак. Разве что говорящий и умный слишком… и питается магией. Хотелось треснуть себя по лбу еще раз, да посильнее. Как можно быть настолько слепой, что не заметить рядом с собой настоящего демона.

— Помоги, чего вытаращилась — видно было, что слова давались князю с трудом, но он держался из последних сил. Мужчина слегка приподнялся на локте и достал из сумки фляжку, из которой жадно отхлебнул. — Мне надо, чтобы ты удержала портал, пока я ищу этот шерстяной комок.

— Но я не знаю, как это сделать, — едва слышно пискнула я.

— Ничего, научишься, твой кошак или мой в конце концов.

Вилард выставил вперед руку и что-то зашептал, с каждой минутой бледнея все больше. Повязка начала напитываться кровью. Я ощутила как пространство рядом с нами стало сгущаться, но так и не понимала, чем помочь.

— Ну давай, время добавить огоньку, — прохрипел князь. — Просто призови стихию, она направит. Торопись, у нас очень мало времени. Я долго не продержусь.

Я прикрыла глаза и ощутила знакомый жар на кончиках пальцев. Что ж, если учиться приходится так экстремально, то другого пути у меня просто нет. Больше интуитивно, чем действуя осознанно, я ощутила, как линии пространства начали преломляться и вплела в разлом пару огненных ниток, мгновенно ощутив, будто на плечи упала каменная плита.

— Я передал портал, держи, — голос Виларда уже больше походил на шепот.

Испуганно вздрогнула, но каким-то чудом я смогла удержать потоки, продолжать вливать в них внушительные огненные разряды. Даже не предполагала, что магия может даваться так тяжело. На лбу уже выступила испарина и я несколько раз прокляла тот день, когда решила стать настоящим магом.

— Держи…, — мужчина сжал зубы, протянул перед собой амулет с заключенной внутри искрой и словно отключился.

Прошло несколько минут, и я уже успела испугаться, что князь просто потерял сознание, как воздух рядом с нами пошел рябью и вдруг из ниоткуда вывалился худой взъерошенный кошак.

— Мряяя! Почему так долго! Я что там до посинения должен был сидеть? Да меня чуть местные чудилы не сожрали, тьма вас подери!

— Васечка! Милый мой! — я прижала к себе этого пушистого негодника и не верила своему счастью.

Гончая довольно рыкнула. Удивительно. Она, похоже, была рада видеть этого проходимца.

В то же время, портал, что я такими усилиями держала, наконец, схлопнулся. На смену тяжести пришла волна облегчения, а затем и дикой слабости. Ноги начали слегка подрагивать.

— Да отпусти меня, дубина стоеросовая, — кошак фырчал и отплевывался, — объясни лучше, во что ты умудрилась вляпаться, пока меня не было, — он спрыгнул на землю, — Мряя, так и знал, что стоит только на минуту оставить и сразу найдешь проблемы на свою… гхм…голову!

Вилард застонал и упал на землю, полностью отключаясь. Я кинулась к нему. Дышит, но необходимо было срочно выбираться. Я прибрала кулон, что он так отчаянно сжимал, в карман и повернулась к коту:

— Васечка, я знаю, что только ты сможешь помочь, — судя по выражению морды, кошак не разделял моего мнения, — князь в тебя верил, нам надо придумать способ выбраться.

— Мряя, да я только с изнанки выпрыгнул и сразу спасать?! — он выпучил глаза. — Да за кого ты, вообще, меня принимаешь, посмотри, я полностью истощен!

Не отвечая, собрала остатки резерва и, наклонившись, погладила кота по шерстке. Он довольно заурчал, а я удивленно наблюдала за тем, как его бока округляются, а шерсть начинает переливаться всеми оттенками огня.

— Демон, значит, — скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла я, смотря ему прямо в зеленые глаза и ища в них хоть малейший признак демонской сущности.

— Да, демон, — Василь гордо приосанился, — ну, правда, не совсем, — он виновато опустил глаза, — почти демон.

— Как это почти? — что еще за секреты припас мой дорогой котейка.

— С удовольствием бы, мррр, поделился, но это не моя тайна.

Я уже было набрала в грудь воздуха для ответа, но у ног угрожающе зарычала гончая. В ту же минуту из-за спины послышался грубый мужской голос:

— А что это за цыпочка? — он каркающе засмеялся, а я боялась даже повернуться. — О, да ты нашла нашу пропажу. Да еще и облегчила нам задачу по его поимке! Кис-кис, а ну, иди к папочке!

Забрать моего кота?! Ну уж нет, особенно после того, как я его с таким трудом достала!

Знакомое пламя взревело в груди, взявшись словно из ниоткуда. Еще минуту назад я была уверена, что полностью израсходовала резерв. Стихия набирала и набирала мощь, а я понимала, что уже не могу это контролировать.

— Цыпа, нам бы к котику еще амулет с искрой получить, и мы тебя оставим в живых, — он хмыкнул, — побалуемся немного и отпустим. Ты так вроде ничего, по крайней мере, сзади.

Он расхохотался своей шутке, а я развернулась. Не знаю, что мужчина увидел в моих глазах, но смех застрял у него в горле. Разбойник завыл и начал пятиться к ближайшему дереву смотря на меня с ужасом в широко распахнутых глазах.

Не дожидаясь, пока он окончательно сбежит, я отпустила стихию, припечатывая мужчину к земле огненным валом. Личина слетела, не выдержав напора и открывая мою истинную внешность. Огненные пряди мгновенно окутали тело, защищая и концентрируя магию вокруг себя.

На звуки тут же прибежали его подельники. Но я не собиралась уступать ни сантиметра земли рядом с собой. На этом небольшом клочке сейчас все, кто мне стал, так или иначе, дорог. Я приподняла руки в оборонительном жесте, а Тайна встала у левой ноги, зарычав и прижав уши к голове.

Напротив меня сейчас стояло двое мужчин. Оба были достаточно молоды и полны сил. Только вот тот, что справа, не внушал мне доверия. От него так и веяло опасностью, хотя внешность была ничем не примечательна — серые волосы, серые глаза, тонкие бесцветные губы. Человек-невидимка. Такого увидишь один раз, а потом не вспомнишь, как выглядит.

Вот только я ощущала, что это лишь прикрытие, да и серость глаз иногда сверкала стальными сполохами. Маг. Еще бы мне хватило знаний определить какой.

— Отдай нам демона и князя, а я обещаю, что мы тебя не тронем, — голос мужчины был под стать внешности бесцветен и неэмоционален.

Я ничего не ответила, полностью сосредоточившись на контроле стихии. Маг сделала шаг вперед и продолжил:

— Зачем ты их защищаешь? Ты же нелегал, как и мы, — он добавил ласковых интонаций, насквозь пропитанных ложью, — так пойдем с нами, мы тебя всему научим, примем как родную. Возможно, ты даже сможешь пополнить многочисленный гарем нашего главаря.

Я скривилась, выражая свое явное несогласие с такой перспективой. Мужчина меня пугал. Я не знала, что могу от него ожидать и сейчас опасалась нападать первой.

— Ну не хочешь, не надо, — он успокаивающе поднял руки, — тогда просто отдай нам этих двоих и можешь быть свободна! Ах да, — он чуть хлопнул себя по лбу, — мне бы еще один занятный амулетик.

Последнее слово он процедил почти сквозь зубы и сталь в глазах сверкнула особенно ярко.

— Ни за что не упаду до уровня животных! — выпалила я, напрягаясь.

— Ну, как знаешь, я тебе давал выбор, — маг поднял руки и в меня полетело нечто.

Я даже не успела среагировать, настолько стремительно ко мне приближалось черное месиво. Гончая прыгнула наперерез, зарычала и тут же оказалась прижата к земле ловчей сетью.

— Хорошая собачка, — он ухмыльнулся, — так и знал, что не подведешь и по глупости хозяйки пополнишь нашу коллекцию тварей. Мы сделаем из тебя отличное оружие.

Мужчина хищно усмехнулся и перевел взгляд на меня. В его серых глазах читалось неоспоримое превосходство, будто он заранее знал, что победил.

— А теперь твоя очередь, красотка, — маг изучающе пробежался по мне взглядом, — думаю, что ты понравишься главарю, только не как пополнения гарема, а в качестве новой рабыни. Может еще пару месяцев и проживешь…

Маг продолжал что-то говорить, а я перебирала варианты нашего спасения и, как на зло, ничего не могла придумать. Ну и где этот кошак, когда он так нужен.

— Мряя, — шепотом раздалось рядом, словно в ответ на мои мысли, — гончая, башка твоя дубовая, покорми гончую.

Мужчина прервал свою речь и тут же прислушался.

— Что ты там бормочешь, — он в упор уставился на кота, — не переживай, ты тоже скоро будешь одним из нас. В обороне как раз не хватает ручного огневика, для полной защиты.

— Да как ты смеешь, — шерсть Василя встала дыбом, — ты, вообще, знаешь с кем разговариваешь?! Я тебе не подзаборная шавка, я самый настоящий демон.

— Не смеши меня, — он расхохотался и достал из-за пазухи горсть амулетов, — и что ты мне сделаешь? Да все маги Синарии не смогут пробить мою защиту. А уж тем более, это не под силу нелегалу недоучке и демону без полноценного хозяина.

Последнюю часть фразы он произнес особенно громко, выразительно уставившись при этом на кота и засмеялся. Если бы я не знала кошака так долго, то подумала, что он испугался, так как перепалка мгновенно прекратилась.

Хватит, пора действовать. Что там сказал Василь, гончая…покормить значит…

Не откладывая, я начала создавать самый большой огненный шар, на который только была способна. В какой-то момент даже почудилось, что я начинаю тянуть нити не из внутреннего резерва, а откуда-то извне.

Маг лишь рассмеялся еще громче.

— Ты меня слышала, вообще, девочка? Сопротивление только ухудшит твое положение, мою защиты тебе все равно не пробить.

— А это и не для тебя, — выдохнула и огромный огненный шар полетел прямиком в Тайну.

Мгновение и она превратилась в настоящий пылающий сгусток. Гончая взвизгнула, и я уже подумала, что перегнула палку, когда сеть просто распалась серым пеплом и перед нами встал огромный огненный монстр, словно вышедший из самой преисподней. Ее контуры дрогнули и вспыхнули ревущим пламенем, все продолжающим расти. Оскаленная пасть на звериной морде выглядела устрашающе даже для меня, что уж говорить про мага.

— Это что еще за тварь? — мужчина отшатнулся и начал сдавать назад, опасаясь поворачиваться спиной.

— Моя Тайна…

Маг побледнел еще больше и начал пятиться назад. Неужели больше не так уверен в своей неуязвимости, как пару минут назад. Его напарник обладал более шаткими нервами и просто бросился на утек со всех ног.

"Хозяйка. Атаковать?" — в голове раздался тихий шелест.

"Даю тебе полный контроль".

Мелькнула смазанная тень и в мгновение ока спутника мага будто стерло с лица земли. Только что он начал стремительное отступление, осознав опасность для своей шкуры, и вот его уже слизнуло огненным вихрем.

Серый маг продолжал пятиться, лихорадочно ища что-то в карманах. Наконец, его лицо просияло и он вытащил какую-то цепочку, усеянную множеством камней.

— Я тебя еще найду, соплячка, и ты ответишь за все унижения!

Тайна хищно облизнулась и прыгнула. Вот только в зубах остался лишь кусок плаща, а маг скрылся в развернутом наспех портале.

Надеюсь, его там размажет по изнанке тонким слоем. Тьфу, еще толпы нелегалов, идущих по моим пятам, не хватало. Теперь я словно между двух огней — нигде уже не смогу стать своей. Да и не хочу, если честно.

— Кажется, мы справились, — хотелось плакать от усталости и облегчения, но я просто медленно опустилась на траву и прикрыла глаза.

Тут же о руку стал тереться Василь.

— Мряя, я, конечно, понимаю, что ты тут отдыхать собралась, но князь такими темпами у нас окочурится.

Я застонала и приподнялась. Кот выглядел хмуро и постоянно поглядывал на Виларда. Действительно, расслабляться рано, нам еще предстояла долгая дорога обратно, которую мужчина может не выдержать.

Рядом присела Тайна, счастливо жмурясь. Она явно была довольна собой, а ее внешний вид уже не пугал, а скорее, наоборот, вызывал восхищение — настоящая огненная гончая. В противовес присущему этим животным черному окрасу ее шкура переливалась маленькими золотыми огнями. Красиво. Я с трудом заставила себя отвлечься и принялась рассуждать вслух.

— Эх, и как мы его понесем? — вопрос был скорее адресован самой себе. — Ни сил, ни резерва, — я продолжала размышления, — еще и откат, похоже, скоро нахлынет такой, что мама не горюй. До замка мы точно к закату уже не доберемся.

— Нет, до замка он не доживет, — Василь становился с каждой минутой все более хмурым, — в этом я точно уверен. Часть жизненной силы уже начала перетекать за грань.

Внутри все похолодело. Неужели не успели. Не сумели спасти.

— Хоть что-то можно сделать?

— Мы не пойдем, мряяу, в замок.

— С ума сошел? Он тебя доставал, надеясь на помощь, а ты хочешь в лесу его бросить? Предатель!

Моему возмущению не было предела, а кот лишь снисходительно покачал головой.

— Придется идти за Ранисой, — видно было, что решение далось ему тяжело, — не думаю, что она мне простит безвременную кончину князя. Хотя за то, что такое допустил мне тоже здорово достанется. Надеюсь, до развоплощения не дойдет.

— А мне что делать?

— Мряу! — он фыркнул. — Всего лишь сиди рядом с князем и никуда больше не вляпайся, я скоро!

Кот несколько раз покрутился на месте, к чему-то принюхался, прислушался и… исчез. Я даже вздрогнула от неожиданности. Сюрприз ходячий, а не животное.

— Что ж, Тайнушка, пойдем расположим князя поудобнее и будем ждать…, — прокряхтела я, поднимаясь.

Гончая согласно кивнула и побежала за мной следом. Нам предстоял тяжелый вечер, каким-то чудом было необходимо задержать Виларда на этом свете чуть подольше.

Глава 38. Наваждение

Рейонер Кастнер

— Десять баллов из десяти по Мортону! — неожиданно, в кабинет ураганом ворвался Тирел, остановив меня на половине пути к выходу.

Его глаза просто горели в предвкушении разгадки тайны с нелегальными магами. Последние время я его не узнавал, начиная думать, что общение с Норенами пошло ему на пользу. Мне казалось, что несколько дней в Саторе изрядно измотали брата, как и долгая дорога домой, но, видимо, ошибся.

До портала мы добирались практически всю первую половину дня, а потом были заняты докладами. Да что говорить, даже я чувствовал себя уставшим, а энтузиазм Тира все не угасал.

— Лаборатория засекла выброс просто нереальной силы! — он жарко жестикулировал. — И опять в Саторе. Я уверен, что это снова наша магичка! Амулет поиска показывает десятку, но у меня предчувствие, что шкалы просто не хватило.

Мы с отцом переглянулись. Если это действительно так, то любой час промедления может стоить нам очень дорого.

— Она начинает входить в силу, — отец едва качнул головой, — поверь мне, это еще только самое начало. Необходимо остановить ее прямо сейчас, дальше будет слишком поздно. Мир погрузится в войны и хаос.

— Я готов отправиться прямо сейчас, но вот без магической поддержки практически бессилен. Мне необходимы люди как можно быстрее.

— Клич экстренного сбора был отправлен около часа назад, но прибыли пока лишь трое, — собеседник нахмурился, погрузившись в размышление, — надеюсь, маги еще помнят, что этот клич за собой влечет, и с минуты на минуту прибудут остальные. Прости, десять человек тот предел, который я могу обеспечить тебе так быстро. Сам понимаешь, стихийники, особенно сильные, сегодня в большим дефиците.

Я согласно кивнул. Умом я понимал, что собрать отряд так быстро сродни чуду и был рад даже тем людям, что удалось найти.

Тирел непонимающе переводил взгляд с меня на отца и обратно. Его энтузиазм слегка угас и теперь брат выглядел растерянно.

— Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? — наконец не выдержал он.

— Ничего такого, о чем бы ты не знал, — я спокойно ответил, приняв решение не посвящать брата в тонкости, слишком уж он был ветренен. — Нам надо поймать того нелегала, что мы так бездарно упустили в Саторе.

— И для этого вам нужен целый отряд? Я что, похож на идиота?

— Я не хочу повторения прошлых ошибок, — моему самообладанию можно было только позавидовать, — нелегала надо поймать как можно скорее, пусть для этого и потребуется целый отряд, — я поднял взгляд на брата и посмотрел на него в упор. — Только представь сколько наших источников она опустошит, если будет разбрасываться силой направо и налево!

— Тогда я с вами! — Тир заломил руки и заходил кругами. — Там же рядом моя княжна, моя Айрелия, — пришла моя очередь закатывать глаза, да сколько же можно. — Я уверен, что она питает ко мне такие же прекрасные чувства, как и я к ней. Ну, где-то в глубине души, конечно. Поэтому я должен спасти княжну от надвигающейся опасности и разбудить ее нежность!

Я чуть не взвыл в голос. Только не говорите, что совсем не тайны влекут братца обратно в Сатор, а эта выдуманная им же самим любовь. Стремление затащить княжну в постель оказалось для него выше здравого смысла и рассудка.

И все-то стоило одной девице ему отказать, так Тир сразу поверил в свои неземные чувства. Если я немедленно не прерву это безобразие, то собственноручно закопаю растреклятую княжну за ближайшим перелеском при первой же встрече.

— Нет, ты остаешься дома, — надеюсь, что я сейчас выгляжу достаточно серьезно, да и отец меня поддержит.

Как маг Тирел был не очень силен, а его болтовня о любви вызывала настоящий зубовный скрежет. Еще нескольких дней в его обществе я просто не выдержу.

— Верно, — понял мой замысел отец, — кто же будет помогать мне в лаборатории! Всех самых сильных магов я собираю в отряд, но здесь мне тоже нужна опора и поддержка. Я уверен, что Рей прекрасно справится с поимкой нелегала и больше не допустит промаха.

Тир так и остался стоять с открытым ртом, хватая воздух. Что ж, братишка, похоже ты не ожидал такого поворота событий. Я решил покинуть кабинет как можно скорее, пока он не нашел аргументов, чтобы увязаться следом.

— Мы немедленно выдвинемся, как только прибудут остальные маги, — я двинулся к двери, нужно было еще упаковать самые необходимые вещи. — Ты же позволишь нам воспользоваться амулетами мгновенного переноса?

— Можешь взять хоть все амулеты в лаборатории, но останови ее, Рейонер, — донеслось мне в спину, — чего бы тебе это ни стоило.

— Постараюсь отец, — я вздохнул. — Постараюсь…

Я закрыл за собой дверь и быстро зашагал по коридору. Но вот вместо стремления уничтожить в груди поселилось предвкушение скорой встречи, и я не знал, как бороться с этим наваждением.

Глава 39. Я — ветер

Айра

Время шло, а кот все никак не возвращался. Состояние Виларда тоже не радовало — он так и не приходил в сознание, что заставляло с каждой минутой все больше опасаться за его жизнь.

— Похоже, что ему становится хуже, — я прижалась ухом к груди князя и прислушалась.

Дыхание едва прослеживалось, но стало каким-то тяжелым и прерывистым. Грудь практически не вздымалась, черты лица заострились, а я заволновалась.

— Тайнушка, что же я могу сделать? — хотелось плакать от бессилия. — Я не знаю, как ему помочь!

"Хозяйка"

Я была просто в отчаянье, а гончая всеми силами пыталась меня приободрить, вертясь рядом.

Повязка, что закрывала рану мужчины, уже вся полностью пропиталась кровью и практически не помогала. Новую же сделать было не из чего — мои коленки и так уже сверкали белизной из-под короткого оборванного подола.

— Когда вернется этот несносный Василь! — я громко воскликнула и вскочила на ноги, не в силах больше оставаться на месте.

Сколько можно искать Ранису, мы и так потеряли драгоценное время. Больше медлить было нельзя, пора действовать. Вот только здесь и сейчас я была совершенно бесполезна. Оставалось ждать и надеяться на лучшее. От осознания своего бедственного положения хотелось рвать на себе волосы.

Пространство рядом заволновалось, и я ощутила, как разрывается ткань мироздания позади меня.

— Ну наконец-то! Сколько можно шляться неизвестно где?! Я уже и не знала, вернёшься ты или нет…, — выпалила я, оборачиваясь, и остаток фразы застрял в горле.

— Хм, неожиданно, конечно, — черные глаза ищейки горели жутким, потусторонним огнем, прожигая меня насквозь, — но я очень рад такой чести и вниманию.

Передо мной стоял Рейонер собственной персоной. Одет он был в ту же самую черную кожаную куртку, что и накануне, разве что разорванный Тайной рукав был теперь аккуратно зашит.

Не сильно-то он и изменился с момента нашей первой встречи. Темные волосы растрепаны, а глаза привычно сверкают тьмой.

Привычно? И когда это я успела привыкнуть интересно? Раньше не замечала за собой наклонностей к острым ощущениям.

Из открытого портала позади ищейки продолжали прибывать маги. Они выстраивались плотной шеренгой, постепенно беря нас с гончей в кольцо. Им не нужно было команд или приказов, мужчины будто знали, как надо действовать и какое место занять.

Ноги подкосились, и я инстинктивно отшатнулась назад, едва не наступив на Виларда. Неужели все они явились по мою душу. С таким количеством мне не справиться даже с поддержкой гончей, тем более что я сейчас полностью выложилась в схватке с нелегалами.

— Ты не заслуживаешь чести, ищейка, — слова были насквозь пропитаны ядом, — опять явился, да еще и дружков с собой притащил. Что, сам не смог справиться, так решил напасть толпой? Ничего не скажешь, настоящий мужской поступок, хотя чего еще ожидать от такого мерзкого типа, как ты.

Он скривился, будто съел целый лимон и подал команду окружающим меня магам. Кольцо начало быстро сужаться, а мне стало по-настоящему страшно.

— Ты думаешь, что чем-то лучше меня? — мужчина сделал шаг вперед. — Воровка, оборванка, — он многозначительно покосился на мои тощие коленки, — нелегальный маг, опустошающий источники величайшей империи и подрывающий безопасность страны.

Он продолжал говорить, а каждое слово впечатывалось в кожу будто клеймо. С каждым приписанным мне злодеянием ощущала себя все большим ничтожеством, непонятно зачем посмевшим родиться на этом свете.

Вперед меня выскочила Тайна и зарычала, злобно оскалившись.

Защищала… ни сколько от нападения, сколько от таких ранящих меня сейчас слов. Пусть и ценой собственной жизни, но она будет биться со мной до конца, я это чувствовала.

Поток слов мгновенно прекратился и повисла звенящая тишина. Я боялась лишний раз вдохнуть и поднять взгляд на ищейку. Стояла, замерев, и ждала удара, но его все не было.

— Невероятно… — впервые за долгое время я слышала в голосе Рейонера восхищение. — Это просто невероятно, как тебе удалось?

Я не понимала, что происходит, а мужчина вдруг присел на корточки и потянулся к моей гончей, словно пытаясь прикоснуться. Язычки пламени продолжали то и дело пробегать по ее шкуре, а глаза яростно светились огнем в наступающих сумерках.

Тайна зарычала еще громче, предупреждая, что не одобряет таких вольностей. Это заставило Рейонера отдернуть руку и выпрямиться.

— Структура полностью изменена, — он словно и забыл, что минуту назад хотел меня прикончить, — плетение осталось прежним, но сама суть теперь совершенно иная. Невероятно…я даже не думал, что такое возможно. Теперь даже я не могу сказать, на что способна эта гончая.

Рейонер перевел задумчивый взгляд на меня, неприлично долго задержался на голых коленках. Затем тряхнул головой, словно опомнился, и лицо застыло неподвижной маской.

— Отец был совершенно прав, — его голос был непривычно тих, а в глазах плескалась неприкрытая боль, — пора это прекращать, пока не стало слишком поздно. У меня нет выбора.

И он поднял вверх руку, отдавая магам сигнал к нападению. В ту же минуту они подступили максимально близко, и я ощутила себя в центре огромной мишени, по краям которой начали скапливаться стихии.

Осознание пришло неожиданно — никто больше не хочет отнять мою магию, меня собираются просто уничтожить.

Мысли побежали четко и слаженно, а время будто замедлилось. Я почувствовала легкое прикосновение ветра к своей щеке, он словно успокаивал или… прощался.

Действительно, путей к спасению не было, но сдаваться просто так было не в моих правилах. Да и как же Вилард, в конце концов, он же погибнет вместе со мной.

— Стойте! — я махнула рукой и захватила ускользающий воздушный поток. — Если вы не дадите мне уйти, то я убью князя Норена.

Создав легкую воздушную подушку, я захватила Виларда словно в кокон, чуть приподнимая над землей. Он едва слышно застонал от таких манипуляций, но в себя не пришел. Это было мне только на руку, сейчас он мог испортить и без того не слишком хорошую игру.

— Что ты с ним сделала?! — выкрикнул ищейка, прожигая меня взглядом, а маги замешкались, не зная, как поступить дальше.

Ощущение сжимающего капкана слегка ослабло, но все же не исчезло полностью. Я по-прежнему оставалась в центре мишени, но теперь под прицелом была уже вся наша разношерстная компания.

— Тебя это не касается, ищейка, — сквозь зубы прошипела я, — но если ты немедленно не отзовешь своих прихвостней, то на одного главу великого рода сейчас станет меньше. Я просто доведу начатое до конца.

Словно подтверждая свои слова сделала вид, что собираюсь сжать воздушное кольцо и переломать Виларду останки ребер. Ох, надеюсь, я сейчас действительно ничего ему не переломаю.

— Хорошо, — прошипел Рейонер, — передай нам князя, и я позволю тебе уйти, — он помолчал и злобно добавил, — по крайней мере, в этот раз.

— Уже второй, я прошу заметить, — я не смогла сдержаться от колкой шпильки.

— Не обольщайся, — он оправил рукав куртки, тот самый, со следами многочисленной штопки, — третьего я не допущу. Это не входит в мои планы.

— Так значит первые два входили? Не знала…

Ищейка скрипнул зубами, но ничего не ответил, продолжая отдавать едва заметные команды своим помощникам. Они отступили на шаг назад, но все так же продолжали удерживать меня на мушке.

— И ты смеешь утверждать, что я мерзкий тип, — Рейонер усмехнулся одним уголком губ, — а самой не угодил немощный старик? Решила начать с самого слабого и беззащитного? — он нахмурился. — Маги не разорвут кольцо, пока я не удостоверюсь, что князь в безопасности.

Я оттягивала время, как могла, но отдавать им пленника не входило в мои планы. Тупиковая получилась ситуация. Чтобы уйти, я должна передать Виларда, но чтобы его спасти, я должна доставить его к Ранисе.

Я так сильно погрузилась в свои мысли, что не сразу заметила, как обстановка начала неуловимо меняться. Нити воздушной стихии, вдруг, словно подчиняясь неведомому зову, проворно скользнули из моих рук. Я метнулась, чтобы их удержать, но едва не налетела на довольного собой ищейку. Он так и лучился превосходством, продолжая перехватывать контроль над созданной мной ловушкой.

— На позицию! Окружить, князь у меня! — последнее, что я услышала, прежде чем мир взорвался грохотом и миллиардами вспышек.

Вопреки ожиданиям, боли я не почувствовала и решилась приоткрыть глаза. Кругом творился полнейший хаос. Бегали люди, что-то взрывалось, а глаза щипало от едкого дыма.

Да что вообще происходит?

Краем сознания я заметила последний ускользающий поток созданного мной воздушного кокона. Ну уж нет. Чтобы там ищейка о себе ни возомнил, но этой моя стихия и именно я создала плетение, а значит имею на него полное право.

Постаралась расслабиться и максимально погрузиться в себя, настолько, насколько это было возможно. Ветерок ласково коснулся кожи, приветствуя. Как же я скучала, мой хороший. Не стала медлить и полностью доверила ему контроль, постепенно ощущая, как легкая и невесомая сила начинает переполнять меня. Я раскину в стороны руки и полностью в ней растворилась, становясь самим ветром, а ветер стал мной. Именно сейчас и именно в это мгновение мы были неделимы.

Если единение с огнем я ощущала как жар, успокаивающий и согревающий, то ветер, пропитывающий сейчас каждую частичку моего тела, давал чувство беззаботности и озорства. Хотелось броситься навстречу приключениям, ощутить, как колышутся кроны от моего прикосновения, играть с осенними листьями. Стало так радостно и беззаботно, что я на мгновение чуть не забыла саму себя, но легкий обжигающий язычок внутреннего пламени вернул меня в чувство. Я вроде хотела сделать что-то важное.

Я огляделась и словно со стороны увидела, как деревья вокруг заволокло плотным туманом. То тут, то там можно было заметить огненные вспышки, бегали маги, слышались крики. Но сейчас меня это совершенно не волновало — необходимо было найти князя.

Сосредоточилась и без труда нашла свой кокон, в который был бережно завернут Вилард, одним рывком возвращая контроль. Просто выдернула его с корнями, ни капли не заботясь о маге на том конце.

Как только я ощутила, что потоки плотно легки в руки, то открыла глаза и сделала глубокий вдох. Только сейчас я осознала, что даже не дышала все это время. Эйфория медленно сходила на нет, а я снова становилась собой.

— Мряя, я тебя о чем просил? — раздалось рядом шипение, — не вляпаться! А ты что? Стоило только отлучиться, опять проблемы на свою з… голову нашла! — Василь гневно сверкал глазами и топорщил усы. — Ну! Что встала, как вкопанная, пошевеливайся давай, я не могу отвлекать этих растяп вечно! Живо за мной!

Даже не закончив фразу, он бросился наутек, а я побежала следом, старалась не выпустить его из виду, костеря на чем свет стоит. Огромного труда мне стоило не только искать путь к отступлению, но и тащить за собой воздушный кокон, следя, чтобы Вилард лишний раз не ударился. Такими перебежками мы выбрались за пределы едкого облака, и я позволила себе закашляться.

— Кхе… это что еще за дрянь?

Дым забился в нос, мешая дышать, а обоняние пропало напрочь. Я не чувствовала ни единого запаха. Плотное облако не только мешало доступу воздуха, но и пропитало всю одежду, оставив на ней разноцветные масляные пятна.

— Раниса выдала, сказала, что пригодится! — Василь тряс лапой, стараясь смахнуть с шерсти темное пятно. — Как видишь, не ошиблась, она никогда не ошибается. Еще бы предупредила, что будет так гадко, цены бы ей не было.

Внешний вид сейчас волновал меня меньше всего. Я аккуратно, стараясь не повредить, подтащила князя к себе, и обессиленная прислонилась к ближайшему дереву.

"Уходим" — одновременно отдала я мысленный приказ и практически через несколько минут рядом встала моя гончая, где-то успевшая вся перепачкаться в крови. Надеюсь, она никого не съела, не хотелось бы прослыть убийцей магов.

— Куда дальше?

— Сейчас, сейчас… — кот крутился на месте, пытаясь что-то достать из небольшого узелка, повязанного на шее. — Умываем лапы и как можно быстрее.

Наконец, у него это получилось. Он разломил зубами аккуратный серебристый пузырек и нас всех утянуло в открывшуюся черную воронку.

Глава 40. Обретение хозяина

Айра

Руки тряслись, не давая ровно держать большую кружку травяного отвара. И почему все мои приключения в последнее время заканчиваются одинаково. Снова слияние со стихией и снова Раниса, отпаивающая меня настоем меринга.

Только сейчас я в полной мере осознала произошедшее и поняла, как близко была к гибели. Впрочем, уже не в первый раз за последние дни. Видимо, Светлейшая решила вывалить на меня все возможные испытания, на которые была способна.

— Тьфу, — Раниса привычно ворчала, — мало того, что сама вляпалась, так теперь и всех за собой потащила? Мозгов, гляжу, никак не прибавится. Я ж думала, поумнеешь со второй стихией, ан нет, все та же ветреная девчонка, — ее скрипучий голос громко разносился по всей хижине, — теперь уже в прямом смысле ветренная. Ты что удумала, балда, какое к чертям полное слияние второй раз за несколько недель!

Она повернулась ко мне лицом, гневно сведя брови и уперев руки в бока. Выглядела она несколько лучше, чем в момент нашей последней встречи, но все равно, силуэт был нечетким, то и дело стремясь смазаться. Седые волосы были забраны в тугой пучок на затылке, а руки были практически по локоть замараны в оранжевом порошке.

Раньше она бы выглядела для меня устрашающе, но теперь я видела в ней лишь ту прекрасную девушку с картины в коридорах замка Норен. Ту, что светилась внутренним теплом и уверенностью в своих силах, а отталкивающая внешность больше не была помехой, чтобы ее разглядеть.

— Нет, вы посмотрите на нее! — в меня полетел пучок высушенной травы. — Еще и улыбается, как ни в чем не бывало!

Я увернулась и едва слышно засмеялась, чувствуя, как отпускает напряжение последних дней. Взведенная внутри пружина расправилась и впервые за долгое время я почувствовала себя в безопасности. И когда мир успел так измениться, что единственное место, где меня ждут — это хижина с безумной старушкой и ее ненормальным котом.

Кстати, хижина словно и не менялась. Не знаю как Ранисе это удалось, но все так же через прохудившиеся доски гулял ветер, а через крышу были видны части утреннего неба. В дальнем углу за печь забился Василь, ожидая гнева хозяйки, а на полках возле очага стояли бесконечные баночки с травами и зельями.

— Я просто рада вас видеть, — прошептала я, отхлебнула отвара и блаженно зажмурилась.

— Видеть она рада, ишь, болезная, — пробормотала Раниса больше для приличия, но было видно, что и она была не против встречи. — А ты чем смотрел? — перешла она к Василю. — Совсем страх потерял? Я тебе что велела? За девчонкой наблюдать, обучать, охранять! А ты что?! Это, по-твоему, охрана, пустая твоя башка!

— Я, а что?! Я, мряяя…не виноват! Это она все, я ж говорил, что от девчонки одни проблемы, а ты мне не верила.

Второй пучок травы полетел в кота. Он подпрыгнул на месте и скрылся за печью целиком, боясь высунуть из укрытия даже кончик носа. Раниса же вернулась к своим делам, продолжая бормотать под нос.

— Как Вилард, с ним все будет в порядке? — с каждым глотком кружка тряслась все меньше. Все же эти отвары чудесно ставят на ноги.

— Да что ж ему сделается, окаянному! Еще один прохиндей, который не может уследить даже за собственной задницей, — она едва не отшвырнула ступку от себя, — ну вот сейчас очнется, я ему покажу, как без охраны по лесам шляться! С того света достану, но все выскажу!

Еще одна болезненная пружина разжалась. В том, что князь будет жить я теперь не сомневалась. Раниса сделает все, чтобы ему помочь, точнее, уже сделала. Теперь он лежал, весь завернутый в бинты с пахучими настоями за небольшой ширмой в самом углу хижины, а женщина то и дело вливала в него разнообразные пузырьки с отварами.

— Раниса, почему нелегалы ищут Василя? — спросила я прямо, чтобы как можно быстрее прояснить еще один волнующий меня вопрос.

— Да как же, — женщина даже не удивилась, — демон и без присмотра. Кто ж откажется от такого богатства? Меня больше волнует другое — они знали, что Вилард отправился за амулетом с искрой вызова, — она подняла на меня затянутые пеленой глаза, — понимаешь, знали.

— Думаете, что среди окружения князя есть предатель?

Она только хотела мне что-то ответить, как из-за ширмы раздался тихий ослабленный голос:

— Это маловероятно, я лично проверяю каждого, взятого на службу…

— Вот лучше сейчас помолчи, — князя грубо прервали, — пока не пришибла чем потяжелее. Я не для болтовни тебя с того света доставала всю ночь!

— Раниса, прекрати, я больше не маленький…

— Конечно, — она повысила голос, — это я вчера валялась с разорванным животом и душой, почти перетекшей за грань! Кто еще знал про Айру?

— Никто, — Вилард застонал, отодвигая край скрывающей его завесы и переворачиваясь на бок, — я никого не посвящал в эту тайну, а письмо сжег, как ты и велела.

Выглядел князь неважно. Он лежал, укутанный одеялами до самого подбородка. Щеки впали, а под глазами залегли синие, почти черные, тени. Но это сейчас волновало меня меньше всего, главное, что он был жив и, более того, явно шел на поправку.

— Нет, — возразила ему Раниса, — кто-то точно знал и про Айру, и про демона, и даже про искру. Более того, они целенаправленно шли по следу, разнюхивая не хуже гончих.

— Думаешь пора проводить привязку? — князь неверяще уставился на женщину. — Еще слишком рано, она не готова! Да она только вчера исчерпала весь резерв…

— Ничего страшного, будет думать в следующий раз головой, — Раниса была непреклонна и продолжила, наседая на князя, — я непросто думаю, Вилард, а настаиваю провести привязку прямо сейчас.

Я непонимающе следила за их перебранкой, но так и не могла понять сути спора, поэтому решила пока не вмешиваться.

— Она не выдержит увеличение дара, — воскликнул князь, и даже попытался подняться, что, ожидаемо, ему не удалось, — она и теми крохами еще не научилась управлять

— Никуда не денется, гонять начну, как сидорову козу, а то расслабились, я гляжу без моего присмотра!

Раниса швырнула все травы, которыми она занималась, на стол, вытерла руки и двинулась в мою сторону. Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего.

— Что происходит? — пискнула я и попыталась вжаться в дальний угол.

— Сейчас узнаешь. Не думаю, что тебе понравится, но постараюсь сделать все как можно быстрее.

Я не успела даже дернуться, как она взмахнула рукой и меня словно котенка швырнуло на пол, а потом полностью обездвижило. В душе начала подниматься новая волна паники. Нет, я не могла так ошибиться, она же не хочет мне зла, верно.

Между тем женщина начала ходить вокруг меня, вычерчивая руны прямо на земле, и что-то непрерывно бормотала. Руны слабо светились, что создавало эффект потустороннего присутствия.

— Рунная магия? — подал голос князь. — Не думал, что ты до сих пор ей владеешь. Что ж, так даже лучше, слияние пройдет надежнее, хотя и более болезненно. Хм…может из твоей затеи что-то и получится…

Я попыталась закричать, но единственное, что смогла сделать — это выпучить глаза от страха и непонимания. Предатели! Я ведь вам верила, спасала.

— А теперь не перебивай, и без тебя тошно.

Раниса отложила мел и вплотную подошла ко мне. Сейчас она выглядела настолько пугающе, что непроизвольно мелкая дрожь прошла по телу. Глаза наполнились чернотой, а фигура уплотнилась, внутри сидела могущественная потусторонняя сила, имеющая право вершить чужие судьбы. Она вытянула вперед руки и начала зашептала.

С каждым произнесенным словом мне становилось все хуже и если бы я могла, то давно уже кричала и извивалась от скрутившего меня внутреннего жара. Мой источник вышел из-под контроля и сейчас бился в конвульсиях внутри меня. Неужели они хотят забрать мою магию…

— Твоя очередь, негодник, — громко проговорила Раниса и из-за печи рывком вытащило кота.

Он шипел, извивался, но вскоре был обездвижен на полу, как и я получасом ранее. Мы смотрели сейчас друг на друга непонимающими глазами и готовились к худшему, а оно не заставило себя долго ждать. Жар нарастал и рвался наружу, как раненый зверь, стремясь покинуть тело, но ему все время что-то мешало.

Монотонная речь Ранисы ввергала в безумие, пока я не ощутила, как огня внутри стало больше. Намного больше. Он заполнил собой все пространство, успокаивая, наконец, мой болезненный жар, словно внутри поселился… еще один источник стихии.

— Теперь у тебя два дара, парные источники, мой и твой, — тихо сказала Раниса, словно отвечая на мои мысли, — ну и огненный демон в придачу. Надеюсь, вы подружитесь.

Удерживающее заклинание спало, как будто его и не было.

Я пыталась осознать произошедшее, но злость и обида душили. Меня снова сделали марионеткой в своих руках, даже не спросив, хочу ли я этого. Могли бы просто спросить, предупредить. Я бы все поняла. Вытерла слезы горечи и разочарования и попыталась подняться, но не смогла. Меня словно в водоворот утянуло в калейдоскоп видений.

Глава 41. Прошлое в настоящем

Сначала образы били обрывочными, словно незатейливый художник вдруг перепутал все краски или собрал вместе совершенно не связанные друг с другом картины.

Погони, битвы, люди императора, идущие по следу. Сотни магов, погибающие в огнях сражений и покидающие свои семьи навсегда. Кровавые схватки, которые и не снились моему больному воображению, крики ужаса и выжженные огнём земли, на которых долгое время еще ничего не будет расти.

Невозможно было понять, где заканчивается одно видение и начинается другое, пока вдруг события не обрели привычную реальность и четкость.

Этот безумный круговорот картин, наконец, прекратился, но казалось, что все они повисли за спиной тяжелым грузом, заставляя плечи клониться к земле и мешая дышать полной грудью.

Я очутилась на самой вершине развалин. Стояла и невидяще смотрела себе под ноги, отказываясь верить в происходящее.

Как же так… я же смогла, я дошла… хотела забрать…

Последнее сражение, что прошло совсем рядом со столицей помешало мне попасть в Центру несколькими днями ранее.

Битва зацепила лишь небольшой кусочек окраины, чудом не уничтожив город целиком. Армии императора удалось сдержать нападение и почти никто из жителей не пострадал.

Почти никто… был разрушен крохотный участок городской стены и… маленький неприметный пансионат, находившийся совсем рядом.

— Нет, нет… — я присела и судорожно начала разгребать камни, надеюсь, что все обошлось и одновременно боясь увидеть хоть один знакомый предмет или деталь одежды.

— Не тратьте время, — раздался рядом спокойный голос, — завалы давно разобрали, а найденные тела предали земле.

К развалинам подошел невысокий коренастый мужчина с седой бородой. Несмотря на старенькую одежду, выглядел он весьма сносно, видимо, был из приближенных к императору людей. Но сейчас меня это не волновало.

— Где мой ребенок? — почти прокричала я, а все внутри болезненно сжалось.

Словно не слыша того, что сказал сейчас мужчина, я принялась раскидывать камни с утроенной силой, даже не осознавая, что происходит. Периодами мне попадались детские игрушки или одежда, и каждый раз я выдыхала, не почуяв родного следа на ней.

— Я сожалею, — мужчина и не собирался уходить, — но никто не уцелел…

Нет, не может быть, я не верю. Не хочу верить. Обзор мгновенно заволокло привычными черными точками, что преследовали меня последние годы.

— Где. Моя. Дочь?!

— Скорее всего ее похоронили там же где и остальных. Хотите, я вас провожу?

Словно в тумане я проследовала туда, куда вел меня неизвестный. Мы оказались возле большой надгробной плиты, на которой был выгравирован целый список имен.

— Думаю, вам лучше побыть одной, — мой провожатый удалился, посчитав свою миссию выполненной.

Ветер легко коснулся щеки, на которой выступили непрошенные слезы, и я словно очнулась. Необходимо было выяснить все до конца, как бы больно это ни было. С трудом сконцентрировала зрение и принялась читать.

"Валия, Синна, Марк, Рина, Миранда…" сердце бухнуло в груди и ушло в пятки.

"Миранда…"

Зрение отказало и все вокруг затянуло тьмой. Она прорывалась из глубин сознания, словно вскрылся огромный гнойник. С каждым болезненным вдохом ее количество нарастало. Я потеряла последнего человека, ради которого держалась. Империя забрала у меня и ее.

Ненавижу.

Тьма поднялась лавиной, и я ощутила невиданную ранее мощь. Вместе с мощью пришел холод, что притупил чувства и заморозил мою душу… даря долгожданное облегчение.

Осталась лишь ничем не сдерживаемая ярость, что черными кнутами развевалась вокруг и смешивалась с внутренним огнем, моим даром.

Вспышка и я закричала, вымещая всю ту ярость, что накопилась. Перемешанная сила будто того и ждала, разлетаясь во все стороны и выжигая все на своем пути. Ничего не было ей помехой, ни камень, ни охранные заклинания, ни защитные амулеты.

Сила ушла, оставив после себя лишь гору пепла, от некогда процветающей части столицы, а я стояла в центре пепелища и плакала, возможно, последний раз в жизни.

Мир никогда больше не станет прежним.

Краски словно потухли, даже солнце больше не светило так ярко, как раньше, не дарило тепла и радости. Лишь маленький уголек, оставшийся от когда-то сильнейшего в Синарии огненного дара, все еще пытался отвоевать позиции и отогнать тьму, прочно закрепившуюся в душе.

Меня лихорадило и знобило — ничто не может существовать рядом с некромантией. В том, что проснулась именно она я не сомневалась. Но вот мой дар никак не хотел гаснуть до конца, а значит, что вскоре будет новый выброс и неизвестно, сколько человек может пострадать.

Надо найти Вила, я верю, он поможет — ускользающая мысль и картинка померкла. Меня понесло дальше и вновь затянуло в круговорот сменяющихся один за другим событий.

Ознобы, скручивающая все внутренности боль, неконтролируемые маленькие стихийные выбросы, попытки уйти подальше от людей… спрятаться, приглушить дар… отчаянье.

Последний кувырок в красочном круговороте, и я как наяву ощутила себя надежно прикованной к холодному каменному алтарю. Лопатки сводило от онемения, но я не могла даже пошевелиться. Видения и реальность окончательно перепутались местами.

— Ты уверена, что этого хочешь? — надо мной склонилось обеспокоенное лицо Виларда, который что-то перемешивал в маленьком бурлящем котле.

Странно, сейчас мне казалось, что он выглядит гораздо моложе, но вторая часть меня убеждала, что все в порядке.

— Полностью, — голос был глухим и звучал словно со стороны. — Если ты не отщепишь дар, то не знаю, сколько жизней он еще унесет. Не переживай, я не боюсь, делай все, как вы рассчитали с князем Мортоном.

Я виртуозно врала, на самом деле я боялась, но отчаянно старалась скрыть это от брата, да и не доверяла Мортону так безответно. У меня к нему накопилось очень много вопросов, однако, лучше него в стихиях никто не разбирался. Война заставила не только больше ценить друзей, но идти на компромиссы с врагами.

— После ритуала ты навсегда потеряешь себя, понимаешь?

— Мне нечего терять, Вил, — я вздохнула, — всех, кто мне был дорог я уже потеряла.

— А я еще нет…

Он хотел продолжить, но я перебила, понимая, что если не решусь сейчас, то не решусь никогда.

— У нас все равно нет другого выхода. Ты достал искру?

— Да, хотя, признаюсь, в самый разгар сражений это было непросто, — он легко улыбнулся, в прочем, как и всегда. — По расчётам мы должны сначала отделить твой огненный дар, а только потом спаять его с демоном.

— Демон точно не выйдет из-под контроля? — не хотелось бы, чтобы наша авантюра провалилась. — Мало какой маг сможет справиться с потусторонним существом, да еще и имеющим доступ к стихиям. Не к крупинкам, как обычно, а ко всему дару целиком.

— Мы не будем делать полной привязки, наоборот, я поставлю мощный барьер между вами, — брат уверенно кивнул и зарылся в записи, — ты же знаешь, что для того, чтобы войти в силу, демону необходим полноценный хозяин.

— Знаю, — я поежилась, становилось все холоднее, — надеюсь, у нас все получится.

— Я уверен, что все пройдет как надо. Есть только один плавающий элемент уравнения — мы не знаем демона какой силы вытащим с изнанки.

— И чем это может нам грозить?

— Если он будет слишком силен, но через много лет барьер может не выдержать и демон завершит привязку самостоятельно…

Я выдохнула. Если это произойдет, то тогда ни то что нескольких городов — половины Синарии может не стать. Непримиримость стихий не то, с чем можно шутить простым смертным.

— Мы можем не допустить такого исхода?

— Просто не давай демону даже близко подходить к сильным огневикам, — брат пожал плечами, и завершил подготовку к ритуалу. — Не получая подпитки, он не сможет расти.

— Я тебя поняла, — уже не то что лопаток, большей части спины я не чувствовала. — Давай уже начинать, холодно.

— Хотел предложить тоже самое, — Вил кивнул, — ты больше каких животных предпочитаешь?

— Пусть это будет кот, — я крепко зажмурилась и приготовилась к неизбежному. — Мне они всегда нравились…

Глава 42. Судьба империи

Рейонер Кастнер

Свет навязчиво пробивался сквозь сомкнутые веки и мне пришлось открыть глаза. Щурясь от яркого солнца, я попытался оглядеться и определить, где нахожусь.

Воспоминания последнего дня практически полностью отсутствовали. Точнее, они резко обрывались на том моменте, когда некто просто выдернул нити стихий из моих рук вместе с частями резерва, а потом меня накрыло сильнейшим откатом. Хотя почему некто, я ведь знаю, кто это был. Одна рыжая и очень вредная нелегалка.

Комната была очень светлой, практически белой. Терпеть не могу такие оттенки. Когда зрение немного привыкло, то я обнаружил в помещении медицинские инструменты и колбы. Определённо я находился в лазарете, а значит, меня сумели вытащить из этого болота, несмотря ни на что.

Прислушался к себе, боли не ощущалось. Однако, было отвратительное чувство внутренней опустошенности, словно кто-то вытряс из меня всю душу, а потом вставил ее обратно.

Пора проверить, все ли в порядке. Я попытался пошевелиться и зашипел — похоже, меня не только накрыло откатом, но и изрядно потрепало. На правой руке красовалась широкая повязка, что покрывала практически все предплечье. Чутье мне подсказывает, что в этот раз пришлось зашивать не только куртку, но и руку.

Ну ничего, я этого так просто не оставлю. Я поймаю тебя, чего бы это мне ни стоило и сколько бы времени ни ушло. Сейчас только немного восстановлю резервы и поймаю.

В коридоре послышались тяжелые шаги и ко мне зашел отец. Он выглядел уставшим и явно был не в духе — щеки покрывала трехдневная щетина, а под глазами залегли глубокие тени.

— Очнулся, — начал он вместо приветствия, — а теперь объясни мне, какого черта у вас там произошло!

Под конец фразы он не выдержал и сорвался на крик. Я видел, что его ничуть не волновало ни мое самочувствие, ни то, что нас могли услышать.

— Я бы сам хотел это знать, отец, — мой голос звучал непривычно хрипло.

А что я еще мог ответить… я, действительно, и сам хотел бы разобраться в произошедшем, а главное понять, почему так и не смог ударить первым, отдать смертельный приказ. У нас были все шансы победить, но я просто не смог этого сделать. Не сумел сделать ей больно.

— Треть отряда погибла, — Вернон был в бешенстве, — ты хоть понимаешь, что натворил? Целый отряд из сильных, обученных магов не сумел справиться с одним нелегалом? Да вас отделали, как котят, если не хуже. Почему ты не воспользовался своим проклятьем?

Проклятьем, надо же. Как незатейливо отец называет дефект моей магии — искаженный и непредсказуемый темный дар. Стало горько. Я никогда не буду для него полноценным сыном, лишь проклятьем, пятном на безупречном роду Кастнеров.

— Она взяла заложника, что мне оставалось делать, — я оправдывался сейчас больше даже для себя, чем для отца. — Князь Норен мог погибнуть, если бы мы незамедлительно ударили

Да, именно в этом все дело. Я не стал нападать, опасаясь за сохранность князя. Смута в приграничном княжестве нам была сейчас совсем ни к чему, как и лишние жертвы.

Я проговаривал это раз за разом, стараясь убедить себя в правдивости вывода, но почему-то перед внутренним взором все чаще вставали разноцветные глаза, наполняющие душу щемящей тоской. Да черт побери, сколько можно. Захотелось ударить по кровати кулаком, но я сдержался.

— Да и плевать на этого князя, — отец между тем продолжил, — на кону была судьба всей империи!

— Мы не можем игнорировать целое княжество, — резонно возразил я, — только представь, какие бы пошли слухи, узнай в высшем свете, что Кастнеры решили уничтожить нелегала, пренебрегая безопасностью высокородного. Да мы бы отправились под трибунал. Ты, вообще, в своем уме?

Он скривился, нехотя признавая мою правоту.

— Пока ты приходил в себя, я направил гонца к князю Норену. Мне сообщили, что он так и не возвращался в свое имение. Боюсь, что сплетен и смуты нам не избежать. Как бы не прискорбно мне было это признавать, но род Норенов прервался. Магов среди них не осталось.

— А как же его племянница? Хоть я и мало верю, что из нее выйдет толк, но Айрелия вполне может временно занять место главы рода, пока не выйдет замуж, конечно.

— Не думаю, — отец отрицательно помотал головой, — княжна Айрелия также пропала. Боюсь, ее постигла та же участь, что и князя.

Известие прозвучало как гром среди ясного неба. Кому и зачем понадобилось нападать на князя и его родню. Неужели грядет новое восстание нелегалов, которое мы проморгали под самым своим носом, поглощенные возвращением величия источникам.

— Что случилось с моей дорогой Айрелией? — Тир появился словно из ниоткуда, застав лишь окончание разговора.

Когда он уже, наконец, успокоится и избавит меня от необходимости слушать дифирамбы в сторону этой выскочки из провинциального рода.

— Успокойся Тирел, с ней будет нормально, поверь, твоя помощь там не нужна, — осадил я брата.

Судьба княжны сейчас меня ни капли не волновала, зато беспокоила судьба совершенно другой девушки.

Наваждение…

Как в бреду, ее образ то и дело вставал перед глазами, словно яд, проникший в самые потайные уголки души. Тяга к ней была совершенно нерациональной и не поддавалась здравому смыслу.

Я точно не в своем уме. Если раньше она преследовала меня только во сне, то после последней встречи занимала все мысли и наяву. И тем скорее надо было ее найти и прекратить все это.

— И кто же будет заниматься поисками, позволь узнать? — Тир обвиняюще уставился на отца. — Вечно вы решаете, куда мне ехать, а куда нет. Может уже хватит? Я не маленький! Сейчас же собираю вещи и отправляюсь обратно в Сатор.

Он уже было развернулся, чтобы уйти, но отец поймал его за локоть, останавливая.

— С разрешения императора я уже направил в поместье Норенов временного управляющего, — его невозмутимости можно было позавидовать, — он организует поиски на высшем уровне. Твое присутствие будет только создавать ненужные проблемы.

— Вот, значит, какого ты обо мне мнения, отец? — Тирел дернул рукой, высвобождаясь. — Ты никогда в меня не верил.

И он покинул палату, громко хлопнув дверью.

— Я немедленно готов отправиться в погоню, — теперь это стало для меня делом принципа. — Необходим только новый отряд и…

— Твой внутренний резерв полностью истощен, — отец жестко прервал и меня, не дав закончить фразу, — отряд дезориентирован, новых магов у меня нет, да и неизвестно, какие сюрпризы стоит ждать от этого газа.

— Какого еще газа? — этот момент напрочь вылетел из памяти.

— Маги из отряда отчитались, что нелегалы воспользовались удушающим газом с неизвестными свойствами. Кто-то потерял магию, часть лишились памяти, а некоторые так и не пришли в себя.

Может в этом и кроется разгадка. Газ. Она в него что-то подмешала и теперь меня мучают видения наяву. Кто знает, вдруг и в прошлый раз на меня тоже наложили сильнодействующие чары. Она же самое настоящее чудовище… я усмехнулся — прямо как я сам.

— Необходима масштабная зачистка этого рассадника, — я приподнялся на подушках, — думаю, что на землях Сатора мы сможем найти еще очень много интересного.

— Не волнуйся, я уже запросил помощи у императора. Как только она поступит, управляющий выкурит всех нелегалов из Саторских лесов. А само княжество мы поделим на равные части, чем меньше великих родов, тем больше магии концентрируется в наших источниках.

Отец мрачно усмехнулся и вышел, а я остался наедине со своими невеселыми мыслями. Что же, если к зачистке приступит сам император, то мне уже точно нечего там делать. Может оно и к лучшему.

Вот только сердце все сильнее ныло от предчувствия надвигающейся опасности.

Глава 43. На пути к слиянию

Айра

Утро встретило меня дикой слабостью и головной болью. Ритуал настолько меня опустошил, что я проспала весь день и очнулась только с рассветом.

В первые минуты после пробуждения отголоски чужих воспоминаний еще давали о себе знать. Трудно было отделить себя от тех видений, в которые я неволей окунулась. Словно именно я только что стояла на древних развалинах, а потом решилась на опасное отщепление — вырвала дар… вместе с частью своей души, четко осознавая, что назад пути нет. Делая выбор, которого не предоставили мне.

Значит, отщепление дара.

Что ж, можно было догадаться, что кот не так уж и прост, тем более после того, как узнала про его демоническое происхождение.

Я поморщилась. Почему-то в этот раз чужие воспоминания не хотели отпускать так быстро, как раньше. Чем больше погружений я проходила, тем сложнее потом было найти себя в этом водовороте. Время шло, а мне все продолжало казаться, что какой-то кусочек меня действительно пережил много горя и сейчас эта частичка отчаянно тосковала

Надеюсь, это было в последний раз и я больше не буду цеплять чужие воспоминания. Просто не надо быть такой впечатлительной, это все лишь отголоски чужой жизни и чужой боли, не более того.

Я замычала и устало потерла виски, а потов вдруг замерла от внезапной догадки: а что, если вместе с даром в меня подселили часть чужой души?

В груди похолодело. Нет, они не могли так поступить, полностью лишить меня единственного, что у меня было — моей собственной жизни. Я не хотела проживать и доделывать то, что не завершила Раниса.

Руки сжались в кулаки, и я неосознанно потянулась к дару. Но и тут меня ждало разочарование. Моего дара больше не было, был чужой, контроля над которым я пока не имела. Дар Ранисы рвался наружу, как загнанный зверь, но не давал даже прикоснуться. А мой же, наоборот, словно погас, сжавшись до размера небольшой искры.

— Смотрю очнулась, — раздался от печи раздраженный голос Василя, — Хоссяйка!

Он явно был не в духе, смотря на меня со смесью злостью и осуждения, и я сейчас, как никогда, разделяла ее настрой. За то время, что я пробыла во сне, он сильно изменился и теперь мало походил на кота, скорее теперь это был небольшой тигренок, разве что без полосок. Он стал значительно крупнее, лапы и грудь набрали мощи, шерстка начала переливаться ярким золотом в свете очага, а глаза засверкали зеленью даже в полумраке.

— И я рада тебя видеть, пушистик, — буркнула я в ответ. — Ты та еще заноза и головная боль на мою шею.

— Кто бы говорил, мррря, да проблемы это просто твое второе имя, — он мазнул хвостом по полу, — а оказаться привязанным к такой глупой соплячке, то еще удовольствие.

— Помолчи уже, пока не выставила за дверь. Судя по всему, я теперь имею на это полное право.

Василь фыркнул и отвернулся. И это его я доставала с изнанки, рискуя собственной жизнью. Ненормальная. Сидел бы там до скончания веков, глядишь забыл бы как ехидничать.

Похоже сегодня мы оба не в духе. Что ж, неудивительно, после всего произошедшего.

Легко приподнялась на жестком матрасе и передвинулась ближе к огню. Странно, но никого не было. Неужели Вилард так быстро восстановился, что уже может спокойно двигаться.

За стеной послышались тихие голоса.

— Я не уверен, что она справится, — я напряглась до предела, но четко различила слова на самом краю слышимости. — Мы не можем потерять еще и девочку, после всего, что пришлось пережить нашей семье.

— Ты же знаешь, Вил, нам только до источника добраться, а там уж я сама…

— С этим точно проблем не будет, младший Кастнер готов на все ради Айрелии. Это нам только на руку и значительно облегчает дело.

— Мы не можем быть в этом уверены, — оспорила заявление Раниса, — чужие эмоции слишком непредсказуемы. Да и играть на них не слишком приятное дело.

— Не мне тебе объяснять, как можно сделать его более послушным, — князь хмыкнул, — чуть надавить в нужном месте и будет Тирел, как шелковый бегать хвостом.

Они подходили все ближе и вскоре оказались у самого порога хижины. Теперь я могла наблюдать за ними сквозь крупную щель. Князь шел тяжело, опираясь на длинную палку и слегка заваливался влево. Раниса же всеми силами старалась ему помочь, но словно боялась лишний раз прикасаться.

— Подслушивать нехорошо, — дверь отворилась, впуская женщину внутрь, — тем более, когда не умеешь этого делать. Любой более-менее сильный маг заметит твое присутствие.

— Что вы задумали? — я была зла на обоих и не жаждала теплого общения. — Так и знайте, я больше в ваших экспериментах не участвую!

— Нам нужно вывести Кастнеров из игры, слишком мешают под ногами, — в разговор вмешался князь, — из каждой переделки торчит их длинный нос, — он с трудом дошел до своей кровати и плюхнулся на нее со всего маха, — и ты нам в этом поможешь.

— Я же сказала, что на меня в этом можете не рассчитывать, — я обвиняющие ткнула в Ранису пальцем, — с меня хватит, ваш дар и так лишил меня всего!

— Во-первых, всего тебя лишила империя и ее законы, мы же хотим дать тебе свободу, — Вилард был само спокойствие, словно не его пытались убить пару дней назад. — А, во-вторых, у тебя магический договор, не забывай.

— Да можете забрать этого демона хоть сейчас, горевать не буду. А больше вам нечем меня шантажировать.

— Мряя! Чего удумала, полоумная! — Василь зашипел, явно несогласный с таким решением.

— Внимательнее надо быть, когда договоры подписываешь, — князь тяжело вздохнул, — соглашение без права разрыва и скреплено магической клятвой. Если ты не выполнишь условия, то наизнанку тебя утянет вслед за котом. Так что, хочешь ты того или нет, но придётся нам помогать.

Я скрипнула зубами от злости и вернулась на свое место. Меня провели как маленького ребенка, загнали в ловушку, из которой я не могу выбраться. Теперь есть только один путь — выполнить соглашение. Хотя даже в таком случае мою жизнь мне уже никто не вернет обратно, так и суждено теперь носить осколок души Ранисы внутри себя.

— Мой дар не поддаётся контролю, я не могу поступать в Академию, — воззвала я к последнему разумному доводу.

— Это небольшой побочный эффект, — Раниса пошла хозяйничать на кухне, будто ничего не произошло, — пара дней и будешь как новая. Как только слияние пройдет полностью, твой дар снова станет активным.

— Что еще за слияние? — неужели я была права в своих догадках и худшее еще впереди.

— Объединение дара, — она посмотрела на меня, будто я спросила что-то само собой разумеющееся, — для того, чтобы новый дар стихии стал тебе подвластен он должен прижиться. Один дар поглотит другой. Ты вообще читала книгу, что я тебе дала?

На мгновение стало стыдно, ведь в этом водовороте событий я совсем забросила учебу, но у меня на то были объективные причины.

— И какой дар победит?

Если возьмёт верх дар Ранисы, то не будет ли это значить, что моя личность полностью потухнет.

— Тот, что сильнее, — она пожала плечами, — время покажет.

— Если мой дар поглотят, то это значит… — продолжение вопроса давалось с трудом, — я потеряю себя?

Раниса на оторвалась от своих занятий и посмотрела на меня в упор, словно не решаясь ответить. Мешкала, подбирала слова, но мне все стало понятно и без них. Я оказалась права и это было хуже, чем предательство.

— Займись, наконец, учебой, а не задавай глупые вопросы, — в разговор вмешался Вилард, видно было, что он был обеспокоен тем, в какое русло зашел наш разговор и хотел отвлечь от опасной темы.

— И как мне сделать так, чтобы мой дар не оказался поглощенным? — в груди защемило. Нет, я не могу потерять еще и себя.

— Чаще вспоминать, кто ты есть, — ответил за Ранису Вилард, — и приступить к выполнению своей части договора. Промедление тянет силы из твоего резерва.

— Хорошо, что для этого нужно? — я еще раз скрипнула зубами и кивнула. — Я согласна на все.

Теперь от того, насколько хорошо я буду следовать пунктам соглашения зависит еще и моя жизнь… которая больше не принадлежит мне.

Глава 44. Письмо

Рейонер Кастнер

Больше суток я провалялся в лазарете, пока, наконец, меня не признали достаточно здоровым для того, чтобы отпустить. Пришлось битый час доказывать лекарю, что истощенный магический резерв не делает меня больным, а в своих покоях я приду в себя гораздо быстрее.

Однако я ошибся, в этот раз дар восстанавливался плохо. Мне не помогал ни отдых, ни личная комната, ни силы родового источника, которые я непрерывно тянул. Похоже, что потеря контроля над стихией не прошла для меня бесследно — где-то произошло повреждение.

Этого еще не хватало. Если я не смогу в должной мере пользоваться воздухом, то темная стихия быстро выйдет из-под контроля. А я ведь до сих пор так и не понял, к какому виду дара она относится.

Если бы я захотел, то мог бы легко влиять не только на судьбы людей, но и менять нити будущего, идти по следу и… обрывать чужие жизни одним взмахом руки. Стоило только об этом подумать, как стихия довольно заурчала — ей нравился подобный расклад дел.

Вот только с каждым прорывом она становилась все более сильной и целостной, обретая собственный разум. И голод. Не знаю, что это за материя, обитающая внутри меня, но она похоже явно была не прочь подзакусить целым миром, а не довольствоваться только тем, что дорого мне.

Я усмехнулся. По жестокой иронии судьбы единственный, кто может остановить начавшийся в этот момент конец света — это княжна Айрелия, черт бы ее побрал. А самое неприятное, что она же может его и ускорить, ведь именно ее непоседливое тельце и привело к выбросу в прошлый раз.

Вспомнил и скривился — куда ни ткни, все пути сходятся на одном человеке, о котором я и слыхом не слыхивал до настоящего времени. Издевательство какое-то. Мало мне нелегальной магички, так еще и эта зараза.

В покои громко постучали. Открывать двери и принимать гостей сейчас точно не входило в мои планы, поэтому я никак не отреагировал. Но не тут-то было, в дверь забарабанили с утроенной силой.

— Рей, открой, это я, — в коридоре раздался испуганный голос Тирела, и он явно не собирался уходить просто так.

Я вздохнул, поднялся с постели и рывком отворил дверь. Брат выглядел взбудораженным, словно только что убегал по меньшей мере от стаи голодных вурдалаков. Лицо побледнело, щеки лихорадочно горели. К груди он прижимал небольшой мятый конверт, содержимое которого пока было от меня скрыто.

— Какого демона ты шатаешься ночами по замку? — я был зол и меня совершенно не волновали сейчас проблемы Тира, по крайней мере, они точно могли подождать и утра.

— Завтра прибывает княжна Айрелия, и я…

— Что?! — воскликнул я с надеждой, что ослышался. — Ты, вообще, в своем уме? Их род уже больше полувека отлучен от высшего света. Княжна не имеет права появляться в столице без разрешения императора. Да какое там в столице, даже просто покидать пределы Сатора любому представителю Норенов строго запрещено.

Тирел замялся и посмотрел на меня с такой мольбой в глазах, что стало понятно — грядут большие проблемы, и братец уже вляпался по самое не хочу. А теперь стремится втянуть в эту заварушку и меня.

— В том то и дело…, — взгляд стал еще более жалобным, — ты должен помочь мне его получить.

— Что?! — мои глаза чуть не вылезли из орбит от подобной наглости. — С какой это стати? Я ее не то, что видеть, слышать про эту особу ничего не хочу. Пусть сидит в своем Саторе и даже носу не кажет в столицу.

— Ты просто бесчувственный чурбан! Как ты не понимаешь, она такая бедная, беззащитная, совсем одна и помощи ждать не от кого, — он оторвал конверт от груди и потряс им перед собой, — еще днем мне пришло письмо, она извиняется за ту пощечину. Видишь, я был прав, наши чувства взаимны. Это любовь.

Он закатил глаза, а я понял, что моя нелюбовь к княжне вышла на новый уровень. Увижу, точно закопаю на месте. Почувствовала, что запахло жареным и вспомнила про моего любвеобильного братца, если послание, вообще, от нее.

— А с чего ты решил, что письмо именно от Айрелии? — задал я резонный вопрос. — По словам отца, она пропала вместе с князем. Мы даже не знаем, жива ли она. Вдруг это отряд из нелегалов пытается таким образом пробраться в столицу, а мы сейчас собственноручно облегчаем им задачу? Об этом ты не подумал?

Хотя, о чем это я, привычка думать, прежде чем делать, точно не про Тирела. И как он только умудряется успешно работать на отца, если голова круглосуточно занята лишь любовными похождениями.

— Это точно она, — брат умоляюще сложил руки на груди и быстро затараторил. — Управляющий в Саторе, утром доложил, что поисковой отряд нашел в лесу возле замка княжну. Она истощена, почти ничего не помнит, но чудом осталась жива. А вечером пришло письмо — она напугана и просит защиты у нашей семьи. У меня, Рей. Она просит защиты у меня. Как я могу отказать? Кто я буду после этого?

Он крепко прижал конверт и жалостливо на меня посмотрел, ожидая ответа.

— Меня совершенно не волнует судьба напуганной взбалмошной девчонки, тем более что управляющий, нанятый отцом, и армия императора точно не дадут ее в обиду.

Здесь я, конечно, несколько лукавил. Сейчас только она мешала тому, что земли Сатора будут раздроблены и присоединены к другим княжествам. Ее мог бы спасти только действительно высокий магический потенциал, но это сродни чуду. Сейчас империя явно не в том положении, чтобы разбрасываться сильными и родовитыми магичками.

— Она пишет, что не чувствует себя в безопасности в замке, — продолжил Тирел, а я хмыкнул, оказывается, княжна на удивление проницательна. — Ей страшно, и я не могу ее бросить, понимаешь? Если я так поступлю, то буду ненавидеть себя до конца своих дней.

— Ее род не так просто отлучен от двора, ты понимаешь? Они получили по заслугам, и это очень мягкое наказание, учитывая, что в жилах Норенов течет кровь некромантов, посеявших хаос в столице в самый разгар войны стихий.

— Она не виновата в грехах своих предков, — с жаром воскликнул Тир, — и я никогда не брошу девушку в опасности, тем более ту, которую люблю всей душой. Я уже ответил согласием и пообещал, что с радостью приму ее. Айрелия прибудет уже завтра. Поэтому, мне экстренно необходимо разрешение, иначе моя жизнь закончится, а на наш род падет несмываемое пятно позора.

— Это безумие! Отец, я так понимаю, не в курсе? — думаю, если бы он был оповещен, то Тир давно уже был надежно заперт в своих покоях. — И когда ты хотел ему сказать?

— После того как сделаю княжне предложение…

— Что?! — видимо, он решил меня окончательно добить. — Тирел, ты же знаешь, что так дела не делаются. Она сначала должна показать наличие потенциала, достаточного для уровня нашей семьи. Маги в империи с каждым поколением становятся все слабее, и твоя жена обязана иметь высочайший уровень дара, чтобы сохранить величие нашего рода. Ингард Третий просто не одобрит ваш союз.

— Это мое решение и в случае неудачи я буду сам отвечать за последствия. А сейчас ты единственный из Кастнеров, кто может подтвердить наличие у княжны дара стихий. Ты же знаешь законы, такой расклад даст мне полное право сначала принять ее в гостях, а потом и сделать предложение. В том, что она легко пройдет все проверки я абсолютно уверен, но мне необходимо это разрешение, Рей.

— А если ее дар окажется не столь сильным, то мы больше никогда ее не увидим, — я усмехнулся и расплылся в широкой улыбке. — Отлично, я готов тебе с этим помочь.

Тирел просиял и облегченно выдохнул. Что ж, пусть радуется, пока есть возможность, а я сделаю все от меня зависящее, чтобы княжна Норен с треском провалилась. А день, когда ее вышвырнут обратно в Саторское захолустье станет лучшим в моей жизни.

Глава 45. Документы

Айра

Замок Норенов, впервые за долгое время был полон людьми, но сейчас это меня совсем не радовало. По коридорам то и дело пробегали группы магов, прочесывая и вынюхивая все вокруг.

Приходилось то и дело хвататься за амулет личины, опасаясь, что меня могут раскрыть. Но заклятие успешно справлялось с задачей, несмотря на то что было сотворено Ранисой в спешке. Вилард впаял его в изящный кулон вместе с капелькой своей силы и теперь я могла не беспокоиться о том, что личину необходимо постоянно подпитывать.

— Да иди ты уже непринужденнее, — шикнул на меня Василь, — актриса из тебя никудышная, я бы сразу тебя заподозрил в коварных замыслах.

Я постаралась максимально расслабиться, но получалось из рук вон плохо. Радовало только одно — странности поведения можно было еще какое-то время списывать на сильный испуг.

— Айрелия? — раздался совсем рядом голос управляющего, его еще только не хватало. — Что вы здесь делаете? Вам же велено было оставаться в своих покоях, во избежание, так сказать, неприятных ситуаций.

С первого взгляда он вызвал у меня стойкую антипатию, и я не могла понять причину. Мужчина был весьма недурен собой, я бы даже сказала красив. Широкие плечи, светло-русые волосы, глубокие серые глаза, приветливая улыбка. Вот только чувствовалась в этом во всем какая-то фальшь, что заставляла меня его сторониться.

— Доброго дня, Зарий, — я невинно похлопала глазами. мужчины всегда на это ведутся, — простите, если помешала вам, но я не могу оставаться в четырех стенах, стразу начинают мучить кошмарные видения.

Я, конечно же, безбожно врала, но надеялась, что выглядит максимально естественно.

— Вы так и не вспомнили, кто на вас напал? — голос мужчины был полон фальшивого участия.

— Нет, — я глубоко вздохнула, — помню только как очнулась в лесу, а рядом со мной пантера, — я указала на Василя, — видимо, она и испугала нападавших.

Он недовольно вильнул хвостом и рыкнул. Ну что я поделаю, если под личину кота он уже не помещался, пришлось придумывать другую легенду, пусть и не самую удачную.

— Признаюсь, я до сих пор удивлен этим фактом, — управляющий показался действительно заинтересованным, — впервые вижу, чтобы животные так оберегали людей. Вероятно, вы очень хороший человек, Айрелия.

— Думаю, если бы не она, то я вряд ли осталась жива, — Василь опять раздраженно рыкнул.

Я успокаивающе потрепала его по голове. Ладно тебе, успокойся, что я сделаю, если у вас с князем старые счеты по поводу пола личины.

— Даже несмотря на такую охрану, я бы рекомендовал вам не покидать покоев, пока мы не найдем того, кто стоит за нападением.

— Зарий, я хотела вам сказать, — я замялась, не зная, как он отреагирует, — сегодня я отбываю в столицу.

— Это исключено, — маска добродушности вмиг слетела с его лица, — вам просто запрещено там появляться. Более того, в дороге на вас снова могут напасть.

Последняя фраза прозвучала сейчас гораздо больше как угроза, чем предупреждение.

— Я попросила защиты у рода Кастнеров, и они меня примут, так что данный момент не подлежит обсуждению, — я добавила строгости в голос, все же княжна я или нет.

— Но это не отменяет запрета на посещения столицы, — возразил мне мужчина, полностью уверенный в своей правоте и превосходстве.

— Они помогли мне подать прошение на проверку уровня дара, как единственному оставшемуся магу рода. Это дает мне право посетить Центру, и вы не можете мне запретить. Я до последнего буду отстаивать право управлять фамильными землями

Василь согласно рыкнул, и шагнул к моей ноге. Управляющий отступил на шаг назад и его лицо на секунду перекосило гримасой ненависти. И как я могла считать его довольно милым, теперь я видела, что не ошиблась в своих подозрениях.

— Что ж, вы вольны поступать так, как вздумается, но до отъезда прошу вас удалиться в свою комнату и не покидать ее, — он едва ядом не брызгал в мою сторону, — и животное свое заберите. И да, кстати, советую почитать о последствиях вашего опрометчивого поступка. Хотя, может это тоже входит в ваши планы.

С этими словами управляющий развернулся на каблуках и поспешил вперед по коридору.

Отвратительный тип, пожалуй, похуже ищейки даже будет.

Мои колени до сих тряслись — не верилось, что меня отпустят из поместья так просто. Теперь я формально единственная магичка угасающего рода и законы империи на этот счет не подлежат оспорению — либо я доказываю, что достойна, либо передаю бразды правления.

Именно поэтому Вилард и предпочел пока не заявлять о своем чудесном спасении — мы не могли упустить такой великолепный шанс подобраться ближе к Кастнерам. О последствиях же я старалась даже не думать, но слова Зария заронили зерна сомнения — не упускаю ли я какой-то важный момент.

Я и так ненавидела себя, за то, что впуталась в дворцовые интриги, за лестные письма Тирелу, за унизительный статус. Теперь я была по рукам и ногам спутана магической клятвой, а мой огненный дар с каждым днем все больше тускнел. Особенно плохо ему пришлось после того, как Раниса поставила временный блок на огненную магию, дабы ни один магистр не заподозрил подвоха.

Радовало только одно — воздух был по-прежнему со мной, хотя и пытался показывать характер.

— Живо, нам остался последний поворот, и мы в кабинете князя, — Василь подтолкнул меня под колени.

Удостоверившись, что в поблизости нет слежки я нырнула в соседний коридор и оказалась у знакомой двери, где так неосмотрительно подписала кабальное соглашение.

— Наконец-то, я думал до вечера бродить будем, — проворчал кошак, нервно подергивая длинным черным хвостом.

Я дернула за ручку, без проблем оказываясь в просторном кабинете. Даже магию применять не пришлось. Оставалось лишь найти тайник и забрать документы. Действовать надо было быстро, пока управляющий снова не отправился меня искать.

— Ну где же он, — в отчаянье воскликнула я, шаря по стенам руками.

— Подожди, — Василь наморщил нос, — сюда, — он перебежал на противоположную сторону комнаты, — здесь так и разит магией князя.

Он ткнул лапой в картину над камином. Я отодвинула полотно, но котором была изображена неизвестная мне женщина, и приложила руки к стене, прислушиваясь. Да, так и есть, документы где-то рядом.

Что там говорил Вилард, активируй кольцо. Я перевернула перстень инициалами вверх и снова приложила руку к поверхности. Секунду, другую ничего не происходило, а потом раздался тихий шелест и открылась небольшая ниша с кипой всевозможных бумаг.

Ох, и как же здесь найти то, что мне нужно. Я начала их быстро перебирать, ища хоть малейшее упоминание своего имени. Так, закладные, налоги, отчеты, схемы, стоп.

Взгляд зацепился за знакомые символы, и я вытащила гербовый свиток с оттиском магического дара, украшенный печатью столь искусно, что трудно было поверить, что она ненастоящая. Все, теперь я полноправная княжна, пусть и немного фальшивая. А еще, по праву могу пользоваться даром воздуха, и никто даже слова мне не скажет.

— Шшшш, — Василь зашипел, прыгая в темноту портьер, — кто-то идет, закрывай быстрее, прячемся.

В коридоре действительно послышались далекие шаги. Времени складывать бумаги обратно не было, поэтому я сунула их за пазуху и спешно вернула полотно на место. Потом пошарила глазами по кабинету и, недолго думая, нырнула под стол. Дверь отворилась и в кабинет вошли двое, располагаясь на просторных креслах у входа.

— Нам нужна любая информация по нелегальным магам, — послышался надменный голос управляющего. — Если мы сумеем доказать причастность Норенов к этому рассаднику, то сможем без проблем забрать княжество у этой соплячки. Мне необходим любой компромат, даже если вы его выдумаете.

— Зарий, мы же вроде все решили, — голос второго был мне незнаком, — через пару дней я устраняю княжну и дело в шляпе. Никто даже не заметит, что ее не стало. Ни рода, ни имени, ни способностей.

По моей спине пробежали мурашки, и я максимально затихла, стараясь не шевелиться. Предчувствие не обмануло и в этот раз — здесь мне действительно были не рады.

— Это соплячка уже успела подстраховаться, — управляющий сплюнул на пол от досады, — как и вездесущие Кастнеры. Теперь ее ждет проверка уровня дара и земли могут уплыть из-под нашего носа. Поэтому, она должна потерять права на них как можно скорее.

— И как ты мог разрешить ее отъезд? — его собеседник был зол. — Если она докажет высокий уровень дара, то станет полноправной наследницей всего состояния Норенов. А если в ее белокурую головку придет мысль выйти замуж, то еще и сможет вернуться в высший свет. И тогда все наши с тобой планы псу под хвост.

— Какое состояние, Рик, — возразил ему управляющий, — они же нищие, как церковные мыши, посмотри в каком состоянии замок, он недостоин даже прислуги, не то что великого князя.

— Как бы не так, — говорящий усмехнулся, — старик был слишком хитер и надежно прятал все самое ценное. Но я слишком многое знаю о прошлом их семьи. Даже то, чего сам Норен пока не знает.

Мне послышалось в его голосе угроза и скрытое превосходство. Как бы я ни злилась сейчас на Виларда, но почему-то захотелось его защитить и любой ценой узнать кто стоит за всем этим. Я аккуратно выглянула из-за стола, но не увидела ничего, кроме огненно-рыжей шевелюры, перегородившей весь обзор. А мужчина тем временем продолжил.

— Почему твои люди так плохо сработали? — он повысил голос и даже мне стало страшно. — Неужели так трудно было отобрать искру у старика, а потом достать этого чертового демона с изнанки. Умудрились провались элементарное задание.

— Старик не так уж плох в магии, как мы думали, — Зарий хмыкнул, — уничтожил половину отряда. А потом четко выверенный планы разрушил нелегал, не из наших.

— И почему я до настоящего времени был не в курсе?!

— Не знаю откуда она взялась, — начать оправдываться управляющий, — мощный огневик. Ей удалось в одиночку вытащить и прикарманить нашего демона с изнанки.

— Это невозможно, женщина с сильным потенциалом и нелегал, — он задумался, — ты же сам понимаешь, что это нереально… если только…нет! — мужчина даже подскочил на месте и начал расхаживать по кабинету. — Планы меняются, Зарий, к черту княжна и демон, достань мне девчонку нелегала и как можно скорее.

Они быстро поднялись с кресел и покинули кабинет, я же выбралась из укрытия, прижала к себе все бумаги, что забрали из тайника и быстро побежала в свои покои.

Пора было уносить ноги из замка, чувствую, что запахло жареным. Понять бы еще в какую передрягу я только что влипла.

Глава 46. Невеста из знатного рода

Айра

Я в нерешительности стояла перед мерцающей плёнкой портала и прижимала к груди небольшую сумку с багажом, что мне позволили с собой взять. Остальное управляющий обещал прислать через несколько дней, после того как лично проверит вещи на следы магического воздействия.

Не знаю, какую магию он хочет найти в моем нижнем белье и платьях, но люди императора уже успели засунуть свой нос во все углы замка и ревностно относились к любой безделушке, что я хотела упаковать с собой. Хорошо хоть никто не препятствовал моему отъезду.

И вот теперь я стояла перед портальной аркой на самой границе княжества, боясь сделать решающий шаг.

Всего один шаг и я в столице. Опять под самым носом ищейки, с липовыми документами, чужой внешностью, огненным демоном под боком и стремлением уничтожить существующее мироустройство — что может быть еще хуже.

Ах да, совсем запамятовала, мой огненный дар скоро прикажет долго жить, и я вообще могу позабыть кто я такая. И от всего этого безумия меня сейчас отделяла лишь мерцающая арка портала. Один шаг и пути назад не будет. Совсем.

— Айрелия, вы идете? — обратил на себя внимание сопровождающий меня маг.

Какими бы ни были Кастнеры расчетливыми и высокомерными, однако, они позаботились о моем комфорте, обеспечив не только удобным экипажем, но и личным стихийником для активации перехода.

— Да, прошу меня простить, — я оправила юбку и опустила глаза в пол, — я первый раз прохожу через подобное и мне немного страшно.

Ну не сознаваться же, что боюсь я далеко не перехода, а того, что будет после него.

— Не волнуйтесь, — светловолосый мужчина приветливо улыбнулся, — у меня распоряжение настроить выход из прямо в замок князя Вернона Кастнера. К сожалению, пока вы не подтвердите свой магический уровень, то за пределы замка выйти не сможете.

— На самом деле мне не сильно и хочется, — я поспешила поправиться, видя недоумение собеседника, — вы должны меня понять, всю жизнь просидела в Саторе, а теперь нужно привыкать к новому.

Василь состроил такое выражение морды, словно желал провалиться сквозь землю, только бы избавиться от непутевой хозяйки.

Пора, хватит медлить.

Крохотный шаг и я сразу очутилась в огромном благоухающем саду. Голова немного кружилась, но в целом я ожидала более серьезных последствий. Можно даже сказать, что мне понравился такой способ передвижения. Василь вышел рядом и удивленно огляделся.

Да, посмотреть действительно было на что. Ухоженные клумбы с экзотичными цветами, свет, пробивающийся через переплетенные кроны высоких деревьев, витые, аккуратно оформленные дорожки и даже небольшой водоем, что виднелся неподалеку. Ни в какое сравнение с садом Норенов это не шло — чувствовался вкус и высокий статус владельца.

Стоило огромного труда сохранить безучастное выражение лица, но в душе я сейчас чувствовала себя маленькой серой мышкой, угодившей прямиком в кошачье логово.

Меня ожидаемо встречал Тирел, расплывшийся в приветливой улыбке и… его вездесущий брат. Как всегда хмурый, лохматый и весь в черном. Куртку бы хоть сменил, блаженный.

На рукаве я заметила новые следы штопки и загордилась своей гончей — надо же, и в этот раз сумела потрепать, умница. Надеюсь, князь и Раниса ее не обижают, пока меня нет.

Рейонер сверлил меня тяжелым взглядом и явно был не рад этому визиту. Я без страха подняла на него глаза и сердце на мгновение ушло в пятки, забившись в груди загнанной птицей. Да что же это такое, с каждым разом я привыкаю к его причудам все больше, словно встречаю кого-то родного и близкого.

Стоило об этом подумать, как мой до этого спящий огненный дар на секунду вспыхнул, озарив щеки жаром и снова притих. Предатель.

— Княжна, я так рад вас видеть, — Тирел склонил голову в поклоне и подал мне руку для сопровождения.

Он выглядел до отвращения идеально, даже скулы свело. Да уж, со стороны мы точно идеальная пара, но будь моя воля, то я бы и близко к нему не подошла.

— Взаимно, господин Кастнер, — я приняла протянутую руку, изображая радушие.

Василь рыкнул и встал у правой ноги, показывая, что никто не смеет прикасаться ко мне без его ведома.

— А кто это с вами? — молчавший до этого Рейонер решил вмешаться в разговор. — Неужели новый питомец? Не боитесь, что он может здесь пропасть или потеряться?

Он сделал упор на последней фразе и иронично изогнул бровь, явно намекая на произошедший недавно инцидент. Ну уж нет, удовольствия вывести меня из себя я ему не доставлю, может даже не стараться.

— Не думаю, что в этот раз подобное случится, — я посмотрела на него в упор, — более того, я уверена, что Василиса точно сможет за себя постоять. Да и лишняя охрана мне сейчас не помешает. Представляете, она спасла меня он нападавших и если бы не эта пантера, то я сейчас не стояла перед вами.

Теперь я наивно щебетала и хлопала ресницами, пересказывая легенду о своем чудесном спасении.

— Вы удивительная девушка, — Тирел впечатлился до глубины души и смотрел на меня влюбленными глазами. — И чудесный человек, даже животные это понимают.

— А вы всех своих домашних животных называете одинаково? — ищейка не мог не вставить едкое замечание.

— Вам ли не знать, как я горевала, когда потеряла любимицу, — я достала платочек и приложила его к глазам, — а потом столько всего произошло…

Я пустила скупую слезу и сделала вид, что огорчена до глубины души. Зараза, между прочим, именно по твоей милости я вляпалась в эту заварушку.

— Простите моего брата, он бывает крайне не воспитан, — Тирел встал на мою защиту. — Рей, как ты можешь такое говорить девушке. Тем более Айрелии.

Мне послышалось или мое имя он произнёс с легким придыханием, чуть ли не с благоговением.

Судя по тому, как перекосило Рейонера, мне не показалось. Этого еще не хватало — влюбленные мужчины непредсказуемы и способны наделать глупостей.

— Ах да, как я мог забыть, — ищейка показательно хлопнул себя по лбу, — проверка дара уже завтра, а значит вы станете полноправной невестой моего брата и войдете в нашу семью, — он сверкнул чернотой глаз и закончил, — если пройдете испытания, конечно.

— Невестой?!

— А вы разве не знали, что для внеплановой магической проверки должны быть очень веские основания? — Рейонер деланно удивился. — Увы, но душок у истории Норенов гниловатый. Будь вы мужчиной все было бы гораздо проще. Но вы женщина и, бесспорно, ваш уровень дара более низок, а следовательно, не слишком интересен империи. Того, что вы последняя магичка знатного рода недостаточно, кто-то должен за вас поручиться и принять в семью.

— Значит, более низкий уровень дара? — внутри меня все кипело от негодования, но я старалась держать себя в руках. — Вы в этом изначально так уверены, что сразу решили прибрать убогую?

— Да Светлейшая упаси, — он даже отшатнулся, — если бы не Тирел, то вас давно отправили к батюшке, а княжество передали в надежные мужские, — он выделил это слово, — руки. И я был бы последним, кто горевал по этому поводу. Ваши жалкие попытки заявить о себе как о маге, никто бы даже не стал слушать, не будь вы претенденткой в невесты одного из Кастнеров.

— Рей, ты не мог подождать с этим? — Тирел попытался осадить брата и перевести разговор на безопасную тему. — Я еще не обсуждал с княжной этот вопрос…

Ненавижу обоих. Ну ничего взорву ваш источник к чертям, а потом и весь род Кастнеров канет в лету вместе с такими выскочками.

Внутри бушевал настоящий пожар. Я даже начала опасаться, что личина может не выдержать огненного наплыва.

Будучи наивной дурочкой, я полагала, что наличия дара будет достаточно, для того чтобы заявить о себе. Просто нужно добраться до столицы. Как же я ошибалась.

И ведь Вилард, скорее всего, знал об этом, но даже не предупредил, бросив меня расхлебывать заварушку самостоятельно. Как же на него похоже. Побоялся, что я могу пойти на попятную.

— Что ж, если это так необходимо, то буду невестой, — я старалась говорить как можно более отстраненно, но все равно часть раздражения прорвалась наружу.

Рейонер торжествующе улыбнулся, словно только что вывел меня на чистую воду, а Тирел, наоборот, расстроился. Видно было, что он искренне переживает, но на жалость сегодня я была неспособна.

— Айрелия, я хотел просить твоей руки в более красивой обстановке, — он попытался исправить положение и нежно погладил мои пальцы, — ты заслуживаешь только самого лучшего.

— Зачем, — приподняла я бровь, оглядывая его с ног до головы, — если уже все решил самостоятельно. Радуйся, у меня не было возможности отказаться, дорогой жених.

Я выдернула руку и пошла вперед, стараясь унять непрошеные слезы. Василь предупреждающе рыкнул на мужчин и посеменил за мной. Ничего, будет и на моей улице праздник. Как только я выполню свой договор княжна Айрелия просто исчезнет, словно ее и не было.

Эта мысль неожиданно отрезвила, и я начала успокаиваться. Верно, я просто играю свою роль. Раз это так необходимо, то придется побыть влюбленной дурочкой несколько дней, главное, выбраться отсюда как можно быстрее.

Вот только спускать такие вольности Кастнерам с рук я не собиралась. Думаю, что какое-то время я могу побыть очень балованной стервозной барышней, чтобы Тирел на своей шкуре ощутил всю опрометчивость принятого решения.

Я предвкушающе улыбнулась и развернулась к Кастнерам. Хотели невесту из знатного рода — вы ее получите сполна, мои дорогие. И потом не говорите, что я вас не предупреждала.

Глава 47. Под подозрением

Рейонер Кастнер

День не задался с самого начала. После беспокойной ночи я проснулся в отвратительном расположении духа — меня снова терзали кошмары. Еще недавно мне казалось, что они отступили, но это было лишь временным затишьем. Огонь, что я видел в рыжей магичке притягивал. Он манил, звал, терзал мою душу, отогревая все большие ее части.

Большого труда стоило держать себя в руках и не нестись в погоню сломя голову. Что бы просто найти, прижать и не отпускать. Согреваясь. Я потряс головой, отгоняя наваждение.

Нет, найти и уничтожить, чтобы не поддаваться соблазну. Тогда кошмары отступят.

Настроение окончательно испортилось. А потом еще и княжна Норен, в сопровождении нового питомца, вышагнула из стационарной арки портала прямо в нашем саду, и оно из отметки отвратительное опустилось к отметке хуже не бывает.

Необъяснимо, но у меня она вызвала чувство лютой неприязни и с каждой минутой это ощущение только крепло. Было в ней что-то противоестественное, чуждое, то, что заставляло меня пребывать в постоянном напряжении — хмуриться, всматриваться, скользить по ней взглядом, ища малейшие зацепки. Более того, как я и ожидал, темная стихия снова начала сходить с ума, стоило мне подойти к Айрелии чуть ближе положенного.

Плюсом всему, княжна, видимо, решила добить меня своим скверным характером. Фурия, не иначе. Сейчас все ее движения казались мне вызовом, тем, что заставляло темную сторону моей натуры постоянно раздраженно ворочаться.

— О нет, дорогой, — Айрелия миловидно щебетала, ковыряясь вилкой в очередном поданном блюде, — я не ем рыбу, что была выловлена вне северных морей. Знаешь, она вредит моему цвету лица, поэтому я бы предпочла что-то другое. Нежирное, более легкое, без рыбы, без специй и как можно скорее. Ты что, хочешь, чтобы я умерла от голода?

Тирел подскочил, и лично побежал на кухню удовлетворять причуды своей ненаглядной выскочки. Хотя, на его месте я бы тоже сбежал куда подальше. Еще одно слово из этих прекрасных уст, и я надену тарелку с рыбой ей на голову.

— Я смотрю, учителей хороших манер в вашем захолустье не водилось? — я отложил приборы. — Или дядюшка не счел нужным раскошеливаться на такие мелочи, возложив решение проблемы на плечи вашего будущего супруга?

Айрелия подняла на меня тяжелый взгляд, словно хотела прямо сейчас уничтожить. Надо же, какая честь от милой простушки.

На секунду мне показалось, что в ее глазах мелькнули огненные искры, но тут же пропали. Я весь подобрался, чертовщина какая-то. Неужели мои кошмары норовят перейти в жизнь.

— Знаете, у меня к вам тот же вопрос, — голос девушки был холоден под стать внешности, — только в вашем случае это вызывает недоумение и сочувствие, ведь вы вынуждены постоянно вращаться в высшем свете.

Я ухмыльнулся и вернулся к трапезе, показывая, что не желаю общаться на эту тему. Интересно, сколько братец еще продержится. С самого утра княжна изводит его капризами — слишком жарко, слишком холодно, цветы не так пахнут, ветер не с той стороны. Покои, что были выделены, она полностью раскритиковала и попросила сменить. Видите ли, не любит она зеленые цвета, она ей не идут. Да что говорить, к вечеру она набралась наглости указывать слугам отца, чем им следует заниматься.

И что Тирел в ней нашел, это же настоящий демон во плоти. Завтра после испытаний я лично зашвырну ее обратно в портал и пожизненно запечатаю в Саторе. Сила несогласно взбрыкнула.

Что еще за новости?

Я снова присмотрелся, пытаясь найти в девушке, то, что меня царапало.

Ничего необычного: довольно миловидный облик, если не знать о внутреннем содержании, конечно, светлые ухоженные волосы, точеный овал лица, чувственные приоткрытые губы. Все идеально до зубовного скрежета, аж скулы сводит. Словно ожила ледяная скульптура неизвестного мастера.

Идеально, но в то же время… фальшиво. Я сам удивился таким выводам и вгляделся еще пристальнее.

— Господин Рейонер, — Айрелия раздраженно дернула плечом, — то, что я стала невестой вашего брата не дает вам права так откровенно на меня пялиться, — определенно она была зла, — еще немного и я решу, что ваше поведение оскорбительно.

— Не переживайте, — я усмехнулся, — ваше общество меня точно не прельщает. Я лишь пытаюсь понять, что с вами не так.

Всего на мгновение, но она дернулась. Вот, значит, как. Неужели я попал в точку. Какие же загадки ты прячешь от меня, дорогая.

— Может я просто слишком красива, и вы завидуете брату? — она лукаво улыбнулась и попыталась перевести все в шутку.

Да уж самомнения княжне точно не занимать, а вот на счет красоты я бы поспорил — не было в ней искры, того внутреннего огонька, возле которого хотелось бы отогреть уставшую душу. Я отогнал непрошеные воспоминания. Не время.

— Поверьте, вы уж точно не в моем вкусе, — я решил поиграть на этом самолюбии, попутно вспоминая одно интересное заклинание, — мне нравятся девушки с огоньком, а вы как дохлая рыба — холодная и скользкая.

— Что вы, вообще, себе позволяете! — Айрелия явно не ожидала такого поворота и мгновенно вскочила, хлопая рукой по столу.

Я только того и ждал. Плетение, снимающее иллюзии, сетью опутало княжну. Она дернулась, отступая, и… ничего не произошло. Хм, я был точно уверен, что внешность ненастоящая. Такого не может быть.

— Это мой дом и я позволяю себе все, что считаю нужным, — я встал из-за стола и подошел совсем близко, касаясь пальцами перепуганного лица девушки, — а вот вас я предупреждал насчет того, чтобы вы и носа своего не смели совать в столицу. Я вас раздавлю, как муху и не посмотрю на происхождение.

Даже на ощупь ничего не изменилось. То же тепло и мягкость кожи, ее оттенок… запах в конце концов. Я чуть ли не носом уткнулся в шею девушки, ища подвох. Ничего не понимаю, неужели я ошибся.

Пантера угрожающе рыкнула и встала между нами, разделяя. Пришлось отодвинуться. Очередная загадка на мою голову — что рядом с девчонкой нашло это свободолюбивое животное.

В кармане завибрировал амулет связи. Кто-то очень настойчиво желал поговорить.

— Вынужден вас покинуть, — я уже нисколько не заботился об этикете, — а вы подумайте над своим поведением.

Выйдя в коридор, я сразу поднес амулет к уху.

— Да, Зарий, я тебя слушаю, узнал что-то новое?

— У меня есть основание полагать, что Айрелия не та, за кого себя выдает, — голос трещал, словно на линии были сильные помехи, — удалось выйти на человека, что недавно делал документы на ее имя, пользуюсь нелегальной гербовой печатью.

А вот это уже интересно и укрепляет мои подозрения.

— Кто был заказчиком?

— Лично князь Норен. Он объяснил это тем, что старые уничтожены и не подлежат магическому поиску. Но что мешало ему обратиться к официальным представителям власти?

— Думаю, что пришло время посетить ее предполаемого отца, мы что-то упускаем, — я так крепко сжал амулет, что его грани глубоко впились в кожу.

— Наши люди уже выехали, господин Кастнер, — связь снова затрещала и голос Зария стал едва различим, — но это такая глушь, что вернуться они только через несколько дней.

Действительно, в этой глуши невозможно даже пользоваться обычными средствами связи. Усиленные артефакты тоже барахлят. Придется ждать личного доклада.

— Ничего, я знаю, как поступить, — настроение стремительно поползло вверх. — Уже завтра она будет выведена на чистую воду и выставлена вон.

Все будет проще, чем я рассчитывал, не придется даже никого подкупать, я просто потребую внести в перечень еще одно небольшое испытание.

Проверка крови точно покажет, насколько чиста ее родословная.

Глава 48. Мой дар

Айра

Дверь за Рейонером с грохотом захлопнулась, и я обессиленно опустилась на стул, выдыхая. Хорошо, что теперь я находилась в гостиной одна, больше не нужно было притворяться. Похоже, я перегнула палку и все же вывела этого ненормального из себя. Надо быть осторожнее, кто знает, что от него можно ожидать.

Сердце колотилось в груди, как безумное, а огненный дар полыхал всеми цветами радуги. Причем полыхал именно мой, впервые оказавшись сильнее осколка Ранисы. Да что, черт возьми, происходит.

— Ты видел? — обратилась я к кошаку. — Что это было?

— Мрряу, — Василь потянулся всем телом и подошел ближе, — допекла ты его. До самых печенок достала. Я чуть не подавился идущим от него раздражением.

— То, что он меня недолюбливает, я и без твоих подсказок поняла. Я про сеть спрашиваю, ты заметил?

— Конечно заметил, я же демон, а не шавка подзаборная, — он приосанился, — даже с собственной хозяйкой, пусть и ущербной, — кот многозначительно на меня посмотрел, — а значит, вижу даже то, что тебе не доступно. Ищейка пытался снять иллюзию, видимо, что-то подозревает.

— Но ему же не удалось, верно? — я принялась осматривать себя на предмет повреждения личины.

— Ты действительно полоумная, или мряяя… прикидываешься? — он демонстративно окинул меня взглядом с ног до головы. — Конечно же, не удалось, ведь на тебе же нет иллюзий. Внешность полностью состоит из твоих черт, просто собранных в другом порядке. Мало кто из одаренных на такое способен, но Вилард справился.

От сердца отлегло. Все же императорским магам далеко до семейства Норен в плане владения стихиями. Но то, что меня начали подозревать, заставляет нервничать. Такими темпами Рейонер может меня раскусить до того момента, как я доберусь до источника.

— Надо закончить все как можно скорее. У нас в запасе не больше нескольких дней. И дело не только в том, что меня могут раскрыть — я не знаю, сколько мой дар еще выдержит, не будучи поглощенным.

Странно, что и сейчас огненная стихия продолжала ярко полыхать несмотря на все экранирующие амулеты. Что могло его активировать остается только догадываться, но не хотелось бы, чтобы виновником оказался ищейка. Этого еще мне не хватало для полного счастья.

— Я прочесал все левое крыло замка, а он ого-го какой, — Василь рассуждал вслух, — но следов источника пока не обнаружил. Продолжай отвлекать Кастнеров, пока я буду рыть глубже, у тебя отлично получается строить из себя недалекую дурочку с причудами. Даже играть особо не надо.

Нет ведь какая ехидна, ни грамма сочувствия от него. Хотя чего еще ожидать от насквозь демонической натуры.

— Завтра, пока я прохожу испытания ты сможешь до конца все обшарить. Думаю, что Кастнеры полным составом будут заняты — один будет всеми силами желать моей победы, а второй ставить палки в колеса. Все, как всегда.

— Не боишься, мряяу, того, что придется выходить замуж?

— Не думаю, что это произойдет, — я отрицательно помахала головой, — после того, как их семейная реликвия будет разрушена, все забудут о магичке из захолустья. А если не забудут, то здесь уже я могу отказать им, как ущербным.

— Между прочим, фамилия Норен довольно знатная, хоть и с темным прошлым. И если ты докажешь высший уровень дара, то на тебя начнется настоящая охота, можешь брать любого жениха на свой вкус, — кошак зафырчал, издавая какие-то непонятные звуки.

Я не поняла, это он смеется, что ли. Ни разу не видела эту меховушку в столь хорошем расположении духа.

— Тьфу на тебя, переживу уж как-нибудь без замужеств. Еще чего не хватало, терпеть под боком высокородную выскочку. Меня больше волнует другая проблема — завтра на испытании придется пользоваться только воздухом, а он намного слабее, да и слушается плохо.

После того как я прошла полное слияние, он словно все время стремился показать характер, убегая из-под контроля. Как сказала Раниса — воздух очень свободолюбив и пользоваться им на таком уровне достаточно тяжело.

— Поверь, здесь тебе не будет равных, крошка, — Василь сиял, как начищенный таз и был полностью уверен в нашей победе.

— Хотелось бы надеяться, — я не разделяла его оптимизма. — Что будет представлять из себя испытание?

— Я тебе что провидец? Понятия мряяу…не имею, — он легкомысленно отмахнулся, — но зная этих магов, скорее всего, тебя проверят каким-нибудь древнющим, как моя жизнь, артефактом. Ну или проведут пару испытаний на то, как ты владеешь стихией. Не переживай, при любом раскладе я на твоей стороне.

Кот весело мне подмигнул и замер, прислушиваясь к шагам в коридоре.

— Так, женишок твой возвращается, надевай обратно стервозную улыбочку и доигрывай роль. А завтра будем действовать по новому сценарию. Я пойду пока попытаюсь разнюхать, что готовит нам ищейка, не думаю, что он рад видеть тебя в своей семье.

Дверь открылась и в гостиную вошел Тирел с огромным подносом, усыпанным разного вида вкусностями. Так были салаты, фрукты, нарезки различных сыров и даже сладости. Да уж, не зря я его гоняла.

— Айрелия, я лично выбирал все самое вкусное, — он влюбленно на меня смотрел, — пришлось даже сгонять слугу за одним из вкуснейших лакомств Синарии, за шоколадом.

Я присмотрелась, и действительно, на самом краю подноса лежали аккуратные дольки, великолепный аромат от которых разносился по всей комнате. Рот мгновенно наполнился слюной. Всегда завидовала тем, кто имел доступ к шоколадным лавкам и мечтала его попробовать, но он стоил целое состояние. Таких денег у меня никогда не водилось.

— Ох, — только и смогла вымолвить я.

Тирелу удалось пробить броню в моем образе холодной и сумасбродной леди. Нет, ну нельзя же так, это удар ниже пояса, игра не по правилам. Эх, была не была.

Я махнула рукой и расплылась в счастливой улыбке, приглашая мужчину к столу. Хоть какая-то польза от этого маскарада — поем нормально. Мммм…и шоколад, наконец, попробую. Может замуж это не так уж и плохо?

Глава 49. Испытания

Айра

Несносный кошак опять оказался прав. Утром я увидела из окна, как в поместье Кастнеров прибыл пожилой мужчина в светлой мантии, не внушающий мне никакого доверия.

Он словно сошел со страниц учебника по основам магии: внушительная седая борода, сведенные к переносице светлые брови, заплетенные в косу длинные волосы.

— Ты посмотри, — я кивнула Василю, — явно какой-то уважаемый маг. А вдруг он не только сможет проверить уровень дара, но и заглянуть под личину? Видишь, как побрякушками увешался, это неспроста.

Действительно, его руки были густо обсыпаны перстнями разной формы и размера, которые сверкали так, что видно было даже из окна моей комнаты.

— Ну-ка, дай взглянуть, — кот подвинул меня и заглянут в окно, — надо же, сам магистр Джорен Эврар, хорошенько им пришлось раскошелиться. Поздравляю, проверять тебя будут глубоко и качественно. А насчет личины не переживай, на твой кулон наложены такие чары, что даже толпа магистров не подберется.

— А кто это вообще?

— Ты что, новости магического мира не читаешь? — он осуждающе на меня посмотрел. — Это же самый молодой и перспективный магистр. Между прочим, последние пару десятков лет возглавляющий Эстер.

— Что-то молодым он не выглядит, — я скептически посмотрела на мужчину, — а вот в то, что он руководит обучением магов охотно поверю, слишком уж статно выглядит.

— Ха, ты еще остальных не видела, те совсем развалины, но более терпеливые и лояльные, — Василь дернул длинными черными усами, — а про Эврара же ходят слухи, что он никогда не дает поблажек и за малейшие промахи сразу ставит на стихийнике крест. Думаю, это твой ненаглядный ищейка постарался. Знает ведь, что необученному магу никогда не дотянуть до стандартов этого зануды.

— Я завалю испытания?! — в душе поднялась паника.

— Сплюнь, блаженная. Все, мррр, будет хорошо, но тебе нужно будет показать высший пилотаж. Для этого просто делай то, что обычно и успех будет на твоей стороне. А я побежал.

— Эй, ты куда? — крикнула я вслед, но кот уже скрылся за дверью, воспользовавшись моментом улизнуть.

Вот ведь шерстяная подстилка, что ему стоило подождать несколько минут, пока я прихожу в себя.

Я подошла к графину с водой и налила большой стакан, чтобы выпить залпом и успокоиться.

Так, Айра, ты сможешь, воздух твоя родная стихия. Это тот дар, что открылся самым первым, это то, чем могла управлять твоя мать, а значит и ты сможешь. Несколько глубоких вдохов и мне удалось взять себя в руки.

— Госпожа Айрелия, — в двери громко постучали, — прошу вас следовать за мной, вас ожидают.

Вот и все. Я приподняла полы единственного платья, что удалось взять с собой, и поспешила за слугой. Коридоры замка казались мне сегодня бесконечно длинными, но мне впервые захотелось остаться в них навсегда.

— Мы прибыли, госпожа, — молодой мужчина в синей форме поклонился и поспешил по своим делам.

Я же осталась стоять в большой округлом помещении, посреди которого возвышался длинный стол, усеянный всевозможными артефактами. А во главе стола сидел Джорен Эврар собственной персоной.

— Добрый утро, — я присела в реверансе, надеюсь, он получился достойно и не напугал магистра своей неаккуратностью.

Почему-то именно перед этим мужчиной хотелось стоять навытяжку, плотно прижав руки к телу и дышать только по приказу. Сама не пойму, что со мной такое. Может особый вид врожденного дара, или навык, приобретенный за годы управления магической службой империи.

— И вам, сеньорита, — он едва качнул головой. — Позвольте узнать, что вы здесь забыли? Мне сказали, что я нужен для проверки уровня дара, недавно инициированного стихийника. Я признаю, что вы весьма очаровательны, но быстрее ступайте по своим делам, скоро здесь станет небезопасно.

Я даже не нашлась что ответить. Так и стояла, открывая рот, пока в помещение ураганом не ворвался Рейонер.

— Приветствую, магистр Эврар. Как я рад вас видеть, — он расплылся в широкой улыбке.

— Не скажу, что это взаимно, — магистр нахмурился, — ты же знаешь, ваша шайка подпортила мне ни один литр крови. Да я поседел раньше времени, благодаря вашим проделкам.

Он не выдержал серьезного тона и едва слышно рассмеялся. Надо же, оказывается, ищейка был тем еще студентом. Хотя, что еще можно было от него ожидать.

— Седина вам даже к лицу, солиднее выглядите, — Рей улыбнулся еще шире. — Сейчас прибудет Тирел и мы начнем.

— Подождите, — магистр был озадачен, — но ведь еще не подошел тот, кого мне предстоит тестировать. Или это у Тира открылся новый дар?

— Она уже здесь, — Рейонер указал рукой в мою сторону. — Нам предстоит проверить вот эту очаровательную особу. Барышня утверждает, что является сильным стихийником.

— Снова изволите шутить над стариком? — он окинул меня презрительным взглядом. — За кого вы меня вообще принимаете? Я немедленно покидаю ваш дом. Моя гордость не позволит мне участвовать в подобном цирке.

Мне хотелось сгореть со стыда на месте и в то же время внутри начала подниматься злость. Провалить испытания, даже не начав их. Что ж, ищейка добился своего — такого унижения я еще не испытывала.

— Значит, если я женщина, то, по-вашему, не могу владеть стихией? — внутри уже все кипело.

— Для начала, милочка, представьтесь, а потом поговорим. Хотя… — он снова презрительно на меня посмотрел и начал собирать артефакты в большой портфель, — знаете, можете даже не представляться, тут и так все понятно. Очередная кисейная барышня привлекает к себе внимание поклонников. Поверьте, с такой внешностью вы и без магии не будете обделены мужским вниманием.

Я сжала кулаки от ярости, за кого он, вообще, меня принимает.

— Мое имя Айрелия Норен, — четко, по слогам произнесла я, сдерживаясь, чтобы не ударить, — и я требую проверки уровня дара и уважительного отношения к моей фамилии!

— Неужели те самые Норен, которые находятся в опале у императора? — магистр удивленно на меня посмотрел и даже отложил на время портфель в сторону. — И кем вы приходитесь господину Виларду, позвольте узнать? И почему он сам не подал прошение?

— Племянницей, — продолжила я весьма эмоционально. — Дядюшка не так давно бесследно пропал, а значит, у меня теперь только один выход — доказать, что я достойная стихийница. В противном случае все имущество нашего рода будет потеряно.

Я была так убедительна, что сама поверила, что борюсь за наследные земли, а не за право прошмыгнуть под самым императорским носом и устроить переворот.

— При всем уважении к князю Норену, ваша затея обречена на провал. И как, позвольте узнать, я буду вас проверять? Все мои методы рассчитаны на мужчин — я ищу сильных стихийников, а не жалкие крохи дара у девушек.

Я в бессилии опустила руки, неужели мне даже не дадут шанса и все так быстро закончится.

— Княжна является моей невестой, — голос Тирела за моей спиной прозвучал неожиданно, я даже вздрогнула, — пожалуйста, магистр Эврар, дайте влюбленным шанс. Вы же понимаете, отец никогда не одобрит этот брак, если не будет видеть выгод.

— Так бы и сказали, что гормоны играют, — старик неодобрительно покачал головой. — Ох, Тирел, годы идут, а ты все не меняешься. Ладно хоть в этот раз за ум взялся, но вот одного не пойму, зачем нужно было впутывать меня? Подошел бы любой, самый захудалый профессор. Я же думал, что еду проверять самородка, эх…

— Вашему слово поверят беспрекословно, а значит вопросов не возникнет, — продолжил мой временный жених, — сами понимаете, с таким пятном на истории это немаловажно.

Я согласно закивала головой, хотя не верила сейчас ни одному слову. Без ищейки здесь не обошлось, он явно приложил руку к происходящему. Ведь если я сейчас провалюсь, то подтверждения этого тоже будут неоспоримы.

— Хорошо, — согласился магистр, — тогда давайте обойдемся стандартной процедурой, — он освободил часть стола и положил на него небольшой светящийся шар, — княжна Айрелия, я прошу вас подойти и взять артефакт в руки.

Надо же, и здесь кошак угадал. Я опасливо прикоснулась к поверхности артефакта, ожидая любого подвоха. Ничего страшного не произошло, и уже осмелев, я плотно обхватила шар ладонями, приподнимая.

Белый туман, что клубился внутри замер, а потом едва заметно заискрился. То тут, то там возникали маленькие молнии, но они моментально гасли, утопая в молочной пелене.

Седой маг ходил вокруг меня, потрясая мантией, и то и дело заглядывал через мое плечо. Это нервировало и сильно отвлекало. Он всматривался в клубящийся туман, хмыкал что-то себе под нос, когда искры гасли и, наконец, вынес свой вердикт.

— Сожалею, но ваш уровень очень слаб. Я не могу подтвердить наличие сильного стихийного дара.

Слова прозвучали как приговор, мне даже показалось, что я ослышалась.

— Такого не может быть… я не верю… — еле выдохнула я, впадая в отчаянье.

Краем глаза я увидела, как ищейка победно улыбается и чуть ли не хлопает в ладоши от радости. Теперь у него есть все основания, чтобы меня выставить, а мой план рушится прямо на глазах.

— Я сожалею, но это так. Артефакт показывает резко нестабильный магический фон, причем довольно слабый.

— Давайте проверим еще раз! — я снова потянулась к шару. — Я уверена, что произошла досадная ошибка.

— Никакой ошибки, юная леди, — начал злиться магистр. — Ваш дар и выеденного яйца не стоит. Вообще не понимаю, зачем мы здесь собрались. Только время зря потеряли. А вам, Тирел, впредь рекомендую внимательнее относиться к выбору невест.

Вот это он, конечно, зря. Сейчас меня уже не остановит ни его преклонный возраст, ни занимаемый высокий пост. Ярость застелила глаза. Я опустила веки и сделала глубокий вдох, едва касаясь легких воздушных нитей.

Значит, бездарный маг, никчемный стихийник… Выдох…

Сила полилась со всех сторон, наполняя и еще больше усиливая бушующий внутри ветер. Медленно открыла глаза, разводя руки в стороны и увидела, как дрогнул магистр, начиная пятится назад.

В помещении начался настоящий ураган: ветер рвал занавески, ронял мебель, заставлял всех присутствующих прикрывать лица руками. Пара мгновений и Тирела, вместе с его несносным братцем просто впечатало в стену.

Магистр оказался более стойким, несмотря на свой преклонный возраст. Он что-то прокричал и попытался закрыться с помощью амулетов. Ну уж нет, так просто я тебя не отпущу.

Вдох.

Я еще шире развела руки, откинула голову назад и растворилась в окружающем меня воздушном потоке, в следующее мгновение видя словно со стороны, как мое тело оседает на пол.

Небольшое усиление узора плетений и все защитные кольца магистра Эврара разлетаются горсткой пыли, а он смотрит на творящееся безобразие со смесью ужаса и… восхищения.

Когда я это осознала, то даже растерялась ненадолго и безумие стихии начало угасать. Однако, жажда мести оказалась настолько велика, что я не удержалась и, перевернув мужчину вверх ногами, подвесила прямо над перевернутым столом с артефактами.

Только после этого я позволила себе вернуться в тело и сделать долгожданный выдох. Как же хорошо, наконец, дышать полной грудью. В слиянии с ветром был один большой минус — оно не должно длиться долго, иначе я просто погибну.

Я со стоном потерла бок, которым ударилась при падении и поднялась на дрожащие от усталости ноги.

— Теперь можете признавать все, что посчитаете нужным, — голова слегка кружилась, но я не удержалась от колкого замечания, — если сможете освободиться, конечно.

В помещении стояла полная тишина, которую нарушало лишь барахтанье магистра под потолком.

— Вы не могли бы меня опустить на пол, милая барышня?

— Не могла бы, — отрезала я, — оказывается, мой магический дар слишком слаб, чтобы достойно управлять стихиями.

— Приношу свои глубочайшие извинения, — почтенный маг был предельно серьезен, даже несмотря на то, что болтался сейчас вниз головой. — Это было невероятно! Полное слияние в столь юном возрасте — это из разряда фантастики. Беру свои слова назад и подтверждаю высочайший уровень дара…

— Что?! — ищейка едва не накинулся на меня, он был в ярости и явно не хотел соглашаться с таким раскладом. — Это был шантаж с вашей стороны, княжна, и нападение на почтенного мэтра. Заключение получено незаконным способом.

Не слишком удобно было разговаривать, постоянно задирая голову, поэтому я решила смилостивиться и немного ослабила путы, плавно опуская мага на землю.

— Успокойтесь, господин Кастнер, — осадил его магистр Эврар, оправляя мантию, — я полностью отдаю себе отчет в том, что делаю и никаких претензий не имею. Более того, я хочу пригласить юную княжну Норен под свою опеку.

— Что? — теперь удивлялась уже я, смотря на старика, как на умалишенного.

— Вы не ослышались, — повторил он, подходя ближе ко мне, — буду рад видеть вас среди студентов Эстер в новом учебном году.

— Но как же вступительные экзамены?

— Считайте, что вы их только что с блеском прошли, — он подмигнул. — Правда, некоторые из артефактов, что вы уничтожили, были довольно редки, но я вычту все из вашей стипендии.

— Я настаиваю еще на одной проверке! — ищейка был в ярости. — Немедленно! Я не могу допустить, чтобы мой брат женился на этой деревенской выскочке с неизвестным прошлым.

— С ума сошел? — попытался вразумить его Тирел. — Айрелия только что с блеском прошла все испытания, и ты не имеешь права требовать большего. Она станет моей женой, хочешь ты того, или нет.

— Ошибаешься брат, — глаза Рея сверкали настоящей тьмой, — я имею право требовать проверку чистоты крови. У меня есть большие сомнения насчет ее родословной. Если она действительно та, за кого себя выдает, то не побоится пройти еще одно маленькое испытание.

Он посмотрел на меня в упор, и я покрылась липким потом от ужаса. Я пропала. И ведь так хорошо все начиналось. Последней проверки мне точно не пройти — чертов параноик опять устроил западню.

— Считаю подобные заявления оскорбительными, — я сделала каменное лицо. — Кто вы такой, чтобы сомневаться в моем происхождении и требовать подобного?

— До тех пор, пока отец не вмешается в отбор невесты, я старший представитель рода Кастнеров, а значит, могу требовать все, что посчитаю нужным.

— Он совершенно прав, — подтвердил слова ищейки магистр. — Вам придется либо подчиниться требованиям, либо оставить этот дом, — и добавил, обращаясь уже к Рейонеру. — Вот только каким образом вы хотите это сделать? Необходимо раздобыть хотя бы пару капель крови главы рода, а он, к сожалению, пропал без вести.

— Все знают, что Норены ведут свою ветвь от самого императора. Проверим княжну на наличие императорской крови. Если там есть хотя бы толика, то мои подозрения будут сняты, и я лично извинюсь перед девушкой за доставленные неудобства.

Я бледнела с каждом минутой все больше. Отказаться было нельзя, но и согласие было самым настоящим самоубийством. Оба варианта меня не устраивали.

— Хм, — магистр нахмурился, — действительно, как я сам не подумал. Это значительно упрощает дело. Я лично разрабатывал плетения, которые проверяют подлинность императорской крови. Именно они берегут Синарию от самозванцев и лженаследников.

Меня осенило, вот, оказывается, зачем был приглашен магистр Эврар. Дело совсем не в усложнении испытаний, хотя это существенно облегчило бы Рейонеру задачу, все дело в проверке чистоты крови. Он еще вчера начал меня подозревать, попытавшись снять иллюзию. Следовало ожидать, что второй шаг будет более жестким, но я не думала, что это произойдет так скоро.

— Что необходимо для создания чар? — поторапливал ищейка. — Давайте покончим с этим как можно скорее.

— Ничего необычного, всего лишь небольшая капля крови Айрелии…

Магистр не успел закончить фразу, как Рейонер схватил меня за руку и легким движением иглы проткнул указательный палец. Я не успела даже опомниться. Еще одно подтверждение, что он только того и ждал, припася иглу заранее. Ненавижу.

Тирел бросился брату наперерез, но маленькая капля крови уже упала прямиком в подставленную ищейкой небольшую чашу. Он победно улыбнулся, смерив меня уничтожающим взглядом и передал добытый трофей прямо в руки пожилому магу.

— Можете начинать, магистр Эврар.

— Рейонер, опять ваше поведение выходит за все границы приличия, — тот неодобрительно покачал головой. — Неужели можно так обращаться с девушкой.

— Давайте без лишних нравоучений, — поморщился старший Кастнер, — я же сказал, если кровь подтвердит родство, то я лично принесу ей свои извинения.

Магистр снова качнул головой, но уже ничего не сказав, начал водить над чашей руками. Мне стало действительно страшно. Инстинктивно шагнув назад, я попала в цепкое кольцо рук Тирела.

— Не волнуйся, я рядом, — тихо шепнул он мне на ухо. — А мой брат обязательно ответит за весь этот цирк.

Все, теперь я окружена. Безвыходное положение, даже бежать не куда. Тирел крепко прижимал меня к себе, ищейка сверлил тяжелым взглядом, а я, как завороженная наблюдала за манипуляциями пожилого мага, ожидая неизбежного оглашения приговора.

Никогда еще время не тянулось так медленно. Эврар вращал чашу из сторону в сторону, шепча себе под нос только одному ему известные формулы. Время шло, но ничего не происходило. Рейонер уже открыл было рот, чтобы меня обличить во всех смертных грехах, как вдруг сосуд, куда попала капля моей крови, начал серебристо светиться.

Все, теперь мне точно конец, ритуал закончен. Сейчас все узнают, что я мошенница и никакой высокородностью здесь и не пахнет. Я зажмурилась, ожидая самого худшего.

— Подтверждаю ближайшее родство, — громогласно оповестил всех магистр, довольно улыбаясь. — Что и требовалось доказать. Не понимаю, из-за чего был весь сыр-бор, она же как два капли воды похожа на Рене, мать Виларда, просто одно лицо.

Я медленно открыла глаза и в полном недоумении уставилась на чашу, переводя взгляд с нее на профессора и обратно. Верно, старик что-то напутал или бредит, после всего пережитого сегодня. Старость и болтания вверх ногами малосовместимы, вот и мерещится потом неизвестно что. Я совершенно точно не могу никаким боком относиться к высшей знати.

Где я, а где император. Нелегальная магичка, что потеряла всех своих родных и была вынуждена все жизнь скрываться не может быть близка к императорской семье — это просто невозможно. Такое выходит за рамки моего понимания, да вообще за рамки законов мироздания.

Одно дело внешность, здесь как раз все ясно. Вилард мог сделать мне совершенно любое лицо, видимо поэтому, я так похожа на его мать, образ был наиболее близок. Но ведь кровь-то моя и личина на нее не распространяется. Ничего не понимаю.

Да мое высокородное происхождение невероятнее появления дракона, парящего над городом. И то, в дракона из мифов я поверю охотнее.

Или это шутка такая, чтобы продлить мои мучения? Сейчас все хлопнут в ладоши, посмеются и отправят меня в темницу под жуткие овации.

Время шло, но ничего страшного не происходило, все стояли с каменными лицами, не решаясь нарушить тишину помещения. От удивления я даже забыла как дышать, и сделав очередной судорожный вдох, привлекла тем самым к себе излишнее внимание.

— Возможно, произошла ошибка? — ищейка озвучил мои мысли, нервно дергаясь. — Дайте я посмотрю!

Он выхватил чашу у Эврара и поднес ее почти к самому носу. Судя по его ошарашенному виду, он был удивлен не меньше моего.

— Никакой ошибки, молодой человек. Или вы сомневаетесь в моей компетентности?

— Я сомневаюсь во всем, что происходит в этой комнате, тем более что сегодня вы уже ошибались, магистр, — Рейонер выразительно посмотрел на мужчину. — Значит, не исключена ошибка и в этот раз.

— О нет, уважаемый, — поправил его маг. — Там ошибся артефакт, видимо, он не был настроен должным образом, а я не захотел видеть очевидного. Здесь же ошибка полностью исключена, так как не задействовано никаких посторонних предметов. Взгляните сами — чистейшее серебро.

Рей снова уткнулся носом в чащу, повертел ее в разные стороны, принюхался и чуть ли не попробовал варево на вкус. После чего зло на меня посмотрел, словно хотел испепелить на месте. И что я ему такого сделала, привязался на мою голову.

— В этом раунде вы победили, княжна Айрелия Норен, — мое имя он проговорил четко и по слогам. — Но рано или поздно, я раскопаю все ваши тайны. Дойду до всех темных уголков и тогда, я обещаю, вам не поздоровится.

— Вы как всегда галантны, господин Кастнер. И где же обещанные извинения? — и пусть победа досталась мне каким-то совершенно мистическим путем, это не отменяло моего ликования. — Кажется, вы сулили мне нечто подобное.

— А вы, я смотрю, еще и злопамятны, — прищурился он. — Что ж, прошу прощения, что посмел тревожить столь хрупкое создание, как вы, — выплюнул он и пулей вылетел из зала.

Вот теперь я действительно чувствовала себя отомщенной и плевать, что там показала эта чаша, разберусь с этим позже. Уверена, здесь какая-то ошибка, которая пришлась как нельзя кстати. Сейчас же передо мной стояла куда более сложная задача — разрушение магического источника рода Кастнеров. А для этого необходимо хорошенько отдохнуть, ведь колени так и продолжали трястись от слабости.

— Дорогая, — снова прижал меня к себе Тирел, а я поморщилась, — я не на секунду в тебе не сомневался.

Не знаю почему, но находиться рядом с младшим Кастнером мне было неприятно, и я отодвинулась. Где же ты был, когда меня здесь разделывали под лесной орех своими изощренными тестами. Ничего, осталось потерпеть всего один день, и я навсегда забуду про твое существование.

— Вы не проводите меня в покои? — мой голос был тих, хотя внутри я вся кипела от злости. — Я очень слаба…кажется, сейчас потеряю сознание.

— Ох, — спохватился магистр, — после такого стихийного выброса вам необходим не только отдых, но и очень плотная еда. Господин Тирел, позаботьтесь, пожалуйста, об этом и о том, чтобы княжну никто не беспокоил, желательно до завтрашнего дня. Я же вынужден отбыть в академию, меня ждут дела. До встречи в новом учебном году, Айрелия, — он опустил голову в легком поклоне.

— Я обязательно воспользуюсь вашим щедрым предложением и начну новую жизнь, — я склонила голову в ответ. И даже быстрее, чем вы думаете.

Последнее я конечно не сказала в слух, однако, в душе возликовала. Как удачно все складывается. Теперь мне уже точно никто не помещает осуществить задуманное, а значит отомстить этим выскочкам за все причиненные неудобства.

Глава 50. Найти и спасти

Рейонер Кастнер

Я рвал и метал, в гневе расхаживая по комнате. Как этой сопливой девчонке удалось меня перехитрить. Я же отчетливо видел, что она ждала совершенно другого результата и была уверена в скором провале.

Увы, но мимика этой деревенщины слишком яркая, чтобы играть в дворцовые интриги и скрывать сильные эмоции. Я отчетливо видел ее страх, перерастающий в панику и то, как она зажмурила глаза, ожидая самого худшего — полного краха.

Неужели она сомневалась в собственном происхождении, но ведь это совершенный бред. Почему вдруг родовитая княжна боится проверки чистоты крови, зная, что с уверенностью и легкостью ее пройдет. Я остановился и задумался.

— Ничего не понимаю! — рыкнул я, со всего маха ударяя кулаком в стену. — Чертовщина! Она сведет меня с ума!

Боль в костяшках хоть на время, но привела меня в чувство. Темная магия ураганом бушевала внутри, даже не думая успокаиваться и я начал всерьез опасаться нового выброса стихии, который не смогу остановить. Разгул сил все набирал обороты, и я начинал всерьез бояться возможных последствий. Этого еще не хватало в дополнения к уже имеющимся проблемам.

Я же знал, что присутствие княжны в замке не приведет ни к чему хорошему. Чем дольше она здесь, тем труднее мне себя контролировать, тем сильнее дар заявляет о своих правах, тем более своевольным он становится. Ощущение, что с каждым вдохом я теряю кусочек своей личности, заменяя его чистейшей тьмой.

Нет, постоянного присутствия княжны в моей жизни я допустить точно не могу. А она мало того, что стала невестой Тирела, так еще и поступить в Эстер без конкурса умудрилась, Темнейший бы ее забрал. Это значит, что теперь необходимо искать новые пути ее выдворения из столицы.

— Это наказание тебе, Рейонер, за все былые прегрешения, — пробормотал я сам себе под нос. — Мелкая соплячка обошла на поворотах, даже не прилагая особых усилий. Теряешь хватку, лучший императорский ищейка, теряешь.

Хотя, вынужден согласиться, уровень магии у нее оказался действительно внушительным, даже Эврар впечатлился, а его мало что могло пронять. Я поморщился от неприятных воспоминаний. Ни разу за всю историю я не припомню, чтобы магистр принял студента без вступительных испытаний. Правда, студенты никогда и не подвешивали его вверх ногами, возможно такой метод и имеет свои плоды.

И что он в ней такого разглядел?

Я снова остановился и задумался: что-то не давало покоя и постоянно царапало, заставляя возвращаться к этой мысли раз за разом. Дар, несомненно, высок, но он не стабилен и совершенно неразвит, я уже молчу о домашнем обучении. По физическим параметрам она опять же явно недотягивает до нормативов Эстер и здесь с ней будут сплошные мучения.

Определенно, старик что-то недоговаривает, нутром чувствую. Не успел я закончить мысль, как все мои внутренности скрутило жаром, словно выворачивая наружу.

— Что еще за…, — я громко выругался и схватился рукой за стену, но боль лишь нарастала.

С трудом выпрямившись, я медленно добрел до кровати и буквально рухнул в нее. В глазах появилась непонятная серая рябь, а по телу прошел еще один болезненный спазм.

— Ммм, — я схватился за голову, — твою ж… что, вообще, происходит?!

Сила, что я много лет подавлял, забилась раненным зверем, стремясь выбраться наружу с невиданным ранее усердием. Словно мое мнение этого момента ее больше не интересовало, существовала только она и стремление обрести свободу, вырваться любой ценой.

Я был прав, стремительно стихия обретает собственную волю и разум. Стало страшно — неужели это конец и сейчас меня просто сотрут, занимая освободившееся место, а ведь я еще не решил, что делать с княжной. Почему-то именно эта мысль беспокоила меня сейчас больше всего.

Внутренний жар нарастал, а вместе в ним нарастало и чувство надвигающейся необратимой катастрофы. Мне начало казаться, что я обязательно должен вмешаться, не допустить того страшного, что может случиться. Найти и… спасти. Вмешаться. Не допустить. Словно некто назойливо предостерегал меня. Тихий, скрипучий внутренний шепот повторял одну и ту же фразу раз за разом. Спасти, не допустить.

— Да что не допустить?! — прокричал я в пустоту, похоже, окончательно сходя с ума.

Темный дар настойчиво пытался раздвинуть границы моего сознания и взять полный контроль над телом, наплывами штурмуя разум. Голова взрывалась миллионами ярких вспышек, а внутренняя сила давила и распирала, словно ей было тесно в моем теле. Впервые я ощутил себя маленьким и невероятно слабым, перед тем, что хотело вырваться наружу.

Выпустить. Найти и спасти.

— Ммм…, — я глухо застонал, пытаясь дотянуться до стакана с водой, и провалился в безумие, словно зависая между сном и явью.

Если на яву меня сводила с ума княжна, то в ночных кошмарах это была огненная незнакомка. Так вот теперь явь и сон стали одним целым. Одно порождало другое. Воздух раздувал пожар, бушевавший в моем сердце, и огонь лавой разносился по венам, заставляя корчиться от боли.

Пламя бушевало везде, куда бы я не кинул взор. Оно звало, манило, кричало о помощи. Огонь погибал, забирая с собой часть меня и оставляя в груди огромную выжженную дыру, ту пустоту, которую уже ничем не заполнишь, как не старайся.

Найти и спасти. Вмешаться. Не допустить.

Шепот становился все громче, словно тот, кому он принадлежал постепенно приближался. Будто бы в бреду перед глазами замелькали видения. Происходящее затягивало и в какой-то момент я окончательно потерял связь с реальностью, полностью растворившись в своих кошмарах. Пока в огненной пелене, что не затопила все вокруг, вдруг не мелькнули такие знакомые разноцветные глаза. Всей душой устремился за ними, цепляясь, как за спасательный круг. Наваждение. Я должен их найти прямо сейчас, иначе случиться непоправимое.

Нельзя этого допустить. Найти. Вмешаться.

Шепот раздался совсем рядом. Секунда, и мое сознание заполнил некто более древний и могучий, отодвигая меня на самые задворки. Я остался лишь сторонним наблюдателем, ребенком, рядом с чем-то несравненно великим, больше не имея права решать — тело больше не принадлежало мне.

Найти. Вмешаться.

Глава 51. Все тайное становится явным

Айра

Уже который час я лежала на широкой кровати в своих покоях и сверлила взглядом потолок.

День уже давно клонился к вечеру, и несмотря на смертельную усталость, сон никак не шел. Чаша с серебристой кровью раз за разом всплывала в голове, хотя я изо всех сил старалась отогнать навязчивые мысли.

Неужели заклинание магистра можно обмануть? Ни за что не поверю, что я даже отдаленно связана с императорским домом. Мать была сиротой, но если бы она что-то знала о своих родителях, то обязательно рассказала, я в этом уверена. А отец…ну уж от него точно не следовало ожидать благородства. Он бы не упустил шанса и обязательно получил свои выгоды от такого родства.

Я поморщилась от воспоминаний и погрузилась в дальнейшие размышления. Могла ли Раниса заранее быть в курсе проверки и прикрыть меня. Зная эту вздорную старушку, я поверю во все что угодно, но не в то, что я благородных кровей. Я хмыкнула.

Дверь тихонько скрипнула и уже через секунду кровать рядом со мной прогнулась под весом растянувшейся черной пантеры. Только посмотрите на него, является как ни в чем не бывало и даже ухом не ведет.

— И где тебя носило целый день? — я не смогла скрыть раздражения. — Я чуть было сама не отправилась на поиски этого проклятого источника!

— Мряяу, ну не отправилась же, — Василь недовольно мазнул хвостом, — между прочим, ценой огромных усилий, но я его нашел. Хоть бы спасибо сказала, неблагодарная, — он демонстративно отвернулся и начал вылизывать лапы. — Надеюсь, свою часть задачи ты не провалила? А то знаю, твоя хилая тушка виртуозно умеет все портить.

— Ты же был уверен в моем успехе, — я прищурилась и схватила подушку, на которой лежала, за угол. — Сам же сказал, это плевое дело! — со всего размаха я сбила кошака с кровати. — Ах, ты, наглый врун!

— Я немного приукрасил положение дел, — он ошалело вытаращил глаза, — чтобы, так сказать, уверенности придать.

— Ах, уверенности, значит! — я схватила вазу с прикроватного столика.

Василь попытался спрятаться в привычном месте — под кроватью. Однако, новые размеры тела не позволили этого сделать, и он судорожно начал носиться по комнате, ища убежище и, по пути, сшибая предметы интерьера. Наконец, нырнув под письменный стол, он прикрыл морду лапами и хрипло заверещал:

— Тебя головой в детстве стукнули или ты от рождения такая?!

— С тобой поведешься, еще не так озвереешь! — я добавила строгости в голос. — А, ну, говори живо, какое отношение я имею к императорской ветви?! — пора было брать быка за рога и выяснять вопрос, что волновал меня весь прошедший день.

— Откуда ты знаешь? Кто тебе сказал? — он удивленно выпучил глаза, а потом вдруг принялся оправдываться. — Я имею в виду, что еще за бредовая идея опять посетила твою светлую голову?

Я прищурилась, перехватывая вазу другой рукой. Нутром чувствую, этот прохвост прекрасно знает откуда ноги растут у всей мутной истории.

— Рейонер додумался провести проверку чистоты крови, и она показала положительный результат. Или ты сейчас мне все расскажешь, или я распылю тебя к чертям собачьим! — я совершенно не знала, что это означает, просто, повторяла за Ранисой, но угроза на удивление сработала.

— Ты не посмеешь! Мы же с тобой стали как родные, — глаза у большого кота были настолько жалобными, что мне даже стало его на минуту жалко, но я быстро себя одернула.

— Думаешь, это помешает мне воплотить угрозу в жизнь? — я вопросительно изогнула бровь. — Немедленно отвечай, мое терпение на исходе.

Кот попятился, стараясь стать еще меньше и скрыться из виду, но ему это не удалось — комплекция больше не позволяла.

— Я не могу, — вдруг выдавил он, — связан клятвой по всем четырем лапам, — в голосе послышалось неподдельное отчаянье. — Мне под страхом развоплощения запрещено тебе об этом говорить.

— Раниса, значит! Так я и знала, что у всей этой истории гнилой душок, который тянется прямиком к нашим старым знакомым. Хитрые прощелыги.

Я принялась расхаживать по комнате, раздражённо бурча себе под нос. Опять меня использовали втемную, даже не посвятив в действительное положение дел.

— Неужели совсем ничего не можешь сказать? — я снова направила свой гнев на Василя. — Я твоя хозяйка или нет, в конце концов? Ты должен мне беспрекословно подчиняться!

— Я демон, а не безвольная тряпка! — он гордо вкинул голову. — Мряяяу, но пролить свет на эту тайну не могу, клятва не дает. Хотя… — он призадумался. — Ответь мне быстро, как звали твою мать?

— Миранда, — я замерла на месте, — а какое это, вообще, имеет отношение к…

Я так и села на стул, подавившись окончанием фразы. Теперь уже я в ошеломлении смотрела на кота, а мой мир рушился, как карточный домик. Все, что я считала правдой, приобретало совершенно противоположный смысл.

Миранда.

Светлейшая, неужели можно быть настолько слепой и глухой. Глубоко вздохнула, словно мне не хватало воздуха и ухватилась рукою за письменный стол — я просто не хотела замечать очевидного, предпочитая оставаться в блаженном неведении.

Мирра… Миранда…

"Моя принцесса".

Будто рядом раздался тихий шепот матери, и голова закружилась. Зыбкая уверенность в моем происхождении таяла буквально на глазах. Видения прошлого, необычные сны, чужие воспоминания — все это не могло быть простым совпадением, почему я сразу не подумала.

Полагая, что слежу за жизнью Ранисы, я наблюдала за историей своей матери. Видела со стороны, как от нее отказалась собственная семья, отправляя в интернат и подвергая опасности в такие непростые времена. Маленькую девочку лишили всего, обрекая на гибель. Заблокировали стихии и вышвырнули на улицу, как сломанную игрушку.

— Но ведь я четко видела имя на надгробной плите, — слова отозвались болью в груди, словно наяву я ощутила холод могильного камня и тьму, что рвалась наружу от осознания произошедшего. — Девочка не выжила, она не могла быть моей матерью, — я цеплялась за малейшие оправдания, не желая верить в очевидное.

— В приюте могло быть два ребенка с одинаковым именем, — пробормотал кот, прижав уши и быстро добавил, — я ничего тебе не говорил… это болтовня на отвлеченную тему…

— У меня накопилось очень много вопросов ко всему семейству Норенов, — злость и обида душили.

Именно они были виноваты в том, что я родилась на улице и не знала ничего, кроме вечных бегов и попыток скрыться. Виноваты в том, что мама погибла, защищая меня ценой собственной жизни, пытаясь управлять теми жалкими крохами стихии, что вы ей оставили. Не желаю иметь ничего общего с этим гнилым родом. Я вытерла злые слезы.

— Так говоришь, что нашел источник, — я встала и одним резким движением оправила юбку, — собирайся. Пора, наконец, разобраться с Кастнерами и приступить к Норенам.

Глава 52. Мое пламя

Айра

— Далеко еще? — раздраженно прошипела я, зная, что кошак обязательно услышит. — Мы уже битый час шатаемся по замку, а толку никакого. Ты же утверждал, что выяснил, где находится родовой источник магии Кастнеров?

— Успокойся, все под контролем, — шикнул демон в ответ, — или хочешь, чтобы на тебя пали подозрения? — он оглянулся и припечатал меня взглядом. — Сначала мы запутаем следы, а потом придется сбросить личину.

— Ты предлагаешь мне разгуливать по замку в истинном обличье?! — я округлила глаза. — В эту часть плана ты почему-то не счел нужным меня посвятить! — жаль, что нельзя было повысить голос, но мне удалось зашипеть чуть громче.

— Считай, что сейчас и посвятил, — он фыркнул, удивительно, как быстро, оказывается, демоны забывают о почтенном отношении к своему хозяину, — шшш, тихо, кто-то идет.

Василь толкнул меня в бок, и мы нырнули в небольшую нишу, притаившись. Мимо прошел один из стражников, даже не обратив на нас внимания.

— По плану княжна Айрелия доходит до купален и там остается на несколько часов, — продолжил кот, когда патрульный отошел достаточно далеко. — В то время как ее рыжий близнец будет крошить и ломать все вокруг.

— Несколько часов? А не многовато ли будет? — иронично переспросила я. — Что, вообще, можно делать в купальнях так долго. Мне кажется твое прикрытье шито белыми нитками.

— Мряяу, напомню, что ты должна тщательно следить за своей внешностью. Никакого от тебя прока, даже в женских делах ничего не смыслишь, а еще княжной зовешься, — мы продолжили путь. — Поверь мне, благородные там целыми днями могут пропадать и ни у кого это не вызовет вопросов.

— Понятно, — я поморщилась, не хотелось раскрывать себя и ставить под удар, но выхода не было. Личина княжны сейчас мое единственное прикрытие.

В груди неприятно кольнуло, словно я внутренне до последнего сопротивлялась и не хотела выполнять данные Виларду обязательства. Но магическая клятва постоянно тянула ресурсы, истощая и без того небольшие резервы, а значит, с этим необходимо было покончить как можно скорее.

Словно в ответ на сомнения мой огненный дар вдруг замерцал, начиная стремительно уменьшаться. Осколок чужой души, обитающий с ним рядом, только того и ждал — ярко вспыхнул и стал быстро разрастаться. Одна вспышка, вторая, третья… мир начал крошиться, словно игрушечный. Меня залихорадило, а на лбу выступила испарина.

— Нет, — я выдохнула и облокотилась на перила, — Раниса же обещала…, — дыхания катастрофически не хватало, — у меня в запасе должно было быть еще несколько дней, слияние стихий началось слишком рано!

Демон мгновенно подобрался и подскочил ближе. Он прикрыл глаза, прислушиваясь к себе и вдруг посерьезнел.

— Что ты чувствуешь? Опиши как можно подробнее!

— Дар гаснет, — я задыхалась, — он ничего не может противопоставить осколку Ранисы. Моя стихия еще совсем ребенок и слишком слаба, чтобы сопротивляться. Огонь, что подселили ко мне Норены, невероятно силен, — я крепче схватилась за поручни, — он окреп за долгие годы битв и заточений, и сейчас меня поглощает. Умоляю, сделай что-нибудь, я не хочу становиться безликой копией, которая довершает дела предков!

— Похоже, чужая личина и блокирование огненной магии истощили его раньше времени, — Василь обеспокоенно водил усами, — да еще и испытания тебя вымотали. Необходимо срочно снять личину, так ты дашь себе небольшую фору и успеешь выполнить магический долг до тех пор, как дар истощится.

— Мне не дойти, Васенька, мы не успеем, — меня затопило отчаянье.

— Сейчас, сейчас, — он забегал кругами, — руку дай, — я попыталась отпустить перила и чуть не упала, — да не эту, бестолочь! Клади мне ее на голову, живо.

Я коснулась теплой шерсти и ощутила, как по ней пробежали маленькие огненные искорки. Пара ударов сердца и давление в груди слегка утихло. Груз чужой жизни стал ощущаться менее болезненно, а дар перестал мерцать.

— Что ты сделал? — удивленно спросила я.

— Я же тебе сотню раз уже говорил, что перед тобой не шавка подзаборная, а самый настоящий огненный демон, — он приосанился, — вот только не радуйся, это ненадолго. Я немного подпитал твой дар, насколько это было возможно. По моим расчётам в запасе у тебя есть несколько часов, как раз хватит, чтобы закончить все дела. Только вот личину надо снять побыстрее.

Я все еще ощущала невероятную слабость, но теперь вполне спокойно могла передвигаться. Василь уже скрылся за очередным поворотом, разведывая путь и я решила не отставать. Буквально несколько витков коридора и мы оказали в невероятно красивом крыле, украшенном настоящими живыми цветами. Аромат благовоний разносился далеко по коридору, даря мнимое ощущение теплоты и комфорта. Удивительное место.

Кошак остановится перед широкими резными дверями из красного дерева. Не успела я подойти, как он толкнул меня под колени, и я практически влетела в полумрак княжеских купален.

— Жду тебя возле изваяния Светлейшей, что находится в беседке у сада, — шикнул он вслед и дверь с грохотом захлопнулась за моей спиной.

В просторном помещении было невероятно тепло и царил приятный полумрак, отчего я не сразу разглядела, что нахожусь здесь не одна.

— Княжна Айрелия? — раздался сбоку удивленный женский голос и в отблеске небольшого магического светильника вышла высокая худая девушка в форме прислуги. — Вы бы хотели принять ванны? Я распоряжусь, чтобы для вас здесь все подготовили, а то банщицы уже собирались расходиться.

— Не стоит беспокоиться, — я едва смогла выдавить из себя столько слов разом, горло опять перехватывало, — я бы хотела просто отдохнуть и прийти в себя, в полном одиночестве, если это возможно.

Если сейчас она скажет, что так не положено, то я собственноручно придушу этого болтливого демона.

— Да, как вы прикажете, госпожа, — девушка поклонилась, а я облегченно выдохнула, — какую купальню вам предложить?

— А есть ли с видом на ночной сад? — спросила я, даже не надеясь на удачу, но девушка и здесь меня порадовала

— Конечно, она как раз свободна, — собеседница едва кивнула, — следуйте за мной, я вас провожу.

Мы побрели по широкому, слегка освещенному магическими светильниками коридору, где то и дело встречались мерцающие отвороты в индивидуальные купальни. Удивительно, как красиво и притягательно они выглядели. Настоящее волшебство, словно маленькие светящиеся мотыльки рассыпались по ночному небу и создавали движущийся рисунок.

Вскоре мы остановились у отворота, подсвеченного серебром. Небольшая дверь едва угадывались в спрятанной от глаз нише, а за ней оказался огромный мраморный бассейн, наполненный мерцающей теплой водой. У меня даже перехватило дыхание от открывшегося мне великолепия. Теперь понятно, что здесь можно делать часами.

Сразу за бассейном располагалось огромное, украшенное витражами окно, сквозь которое было видно ночное небо и кусочек дивного сада, тоже замысловато подсвеченного легкими серебристыми бликами. Как красиво, ничего подобного у Норенов я не видела.

— Эти купальни считаются одними из лучших в империи, — банщица словно угадала мое восхищение и решила меня просветить. — А насчет окна не волнуйтесь, стекло прозрачно только с одной стороны, поэтому можете спокойно отдыхать. Если вам будет что-то необходимо, то позовете меня через вот это колокольчик, — она положила его на небольшой столик. — В свою очередь, я прикажу девушкам, чтобы вас не беспокоили ровно столько, сколько вам это будет необходимо.

— Вы невероятно любезны… — я замялась, не зная, как обратиться к девушке, но она быстро пришла мне на помощь.

— Несея, госпожа, — она чуть опустила голову. — Главная смотрящая княжеских купален.

— Хорошо, Несея, я сообщу вам, когда закончу.

Смотрящая вышла и едва слышно прикрыла за собой дверь, а я осталась одна. Не выжидая ни минуты, я практически сорвала кулон, что удерживал личину, с шеи. Рыжие волосы копной рассыпались по плечам, даря освобождение и я, наконец, смогла вдохнуть полной грудью. Как же хорошо быть собой, а то строить благородную уже порядком надоело.

С трудом подавив в себе желание окунутся в такую притягательную воду, я оглянулась и сняла верхнее платье, оставшись лишь в легких брюках и просторной рубашке. Затем забрала волосы и поспешила прямиком к окну, с радостью ощущая, как энергия забурлила в теле, даря ему силу и ловкость.

Так и что тут у нас. Я внимательно осмотрела ближайший ко мне витраж — ни за что не поверю, что строители не предусмотрели возможности его открыть. Так и есть, уже через минуту я нашла небольшой, скрытый от посторонний глаз рычаг.

Щелчок и почти над самым потолком приоткрылась маленькая форточка, сквозь которую лица коснулся легкий ветерок. Да уж, я задрала голову, придется сильно постараться, чтобы туда залезть.

Ухватилась вытянутыми руками за край открытой рамы я вспомнила свое уличное прошлое и не без труда подтянулась, перевешиваясь телом на улицу. Это оказалось сложнее, чем я думала и на мгновения я зависла в таком шатком положении вниз головой. Еще один мощный рывок и вот я уже плашмя падаю на землю по ту сторону окна. Да уж, Айра, теряешь ты свою форму, такими темпами на улицу можно будет и не возвращаться — сразу поймают и сдадут куда надо.

— Ох, — я встала и потерла ушибленный бок, что же ему сегодня так достается.

Так, теперь дело осталось за малым — найти чертову статую. Что стоило этому прохвосту заранее объяснить куда мне идти, уверена, что он таким образом опять решил показать характер.

Ориентируясь больше на интуицию, чем на память, я побрела в сторону хорошо освещённой парковой дорожки, надеясь, что такое произведение искусства, как изваяние Светлейшей, никто не додумается прятать. Наоборот, будут размещать в самых посещаемых местах.

Едва я сделала пару шагов в выбранном направлении, как дар снова замерцал. Что же это такое, я же сняла личину, неужели демон ошибся, и эффект был слишком коротким, а мне теперь не хватит времени, чтобы дойти.

Дыхание перехватило и на меня начала наваливаться тяжесть чужой жизни. Я замерла на месте и приложив руку в груди, прислушалась к себе. Так и есть, огненный дар, что принадлежал мне, едва прослеживался, я практически его не ощущала.

Нет, только не это.

Стихия Ранисы, не теряя времени, начала стремительно разрастаться, заполняя все свободное пространство. Крохотный огонек в страхе затрепетал, словно прося о помощи, моля о защите, а я ничего не могла сделать, слабея с каждой минутой.

Упав на колени, я попыталась собрать магию из окружающего пространства, чтобы хоть немного подпитать дар, дать ему опору, но сделала только хуже — на это тоже ушли резервы.

— Нет, милый мой, — я взмолилась, — продержись еще немного, не угасай, прошу тебя, мы справимся. У нас с тобой все обязательно получится. Только держись, я найду помощь.

В груди все будто бы онемело, а к сердцу снова начал подступать холод, словно тот день, когда я встретилась с ядом гончей так и не заканчивался. Ведь именно огонь в тот момент позволил мне выбраться из западни серого безумия, а сейчас меня некому было защитить.

Я практически упала на землю задыхаясь. Озноб начал колотить меня изнутри, а каждая попытка вдоха давалась все с большим трудом. Я уже почти потеряла сознание, когда вдруг ощутила чужое присутствие. Кто-то легко подхватил меня на руки и быстро понес.

У меня не было даже сил, чтобы сопротивляться, более того, от незнакомца веяло мощью, уверенностью и… покоем. Я прижалась щекой к теплой груди и сделала судорожный вдох. В нос ударил такой знакомый терпкий запах. Именно его я бы узнала из тысячи, и именно его я хотела бы сейчас встретить меньше всего.

— Ищейка?! — усилием воли я едва приоткрыла глаза, но не смогла даже пошевелить рукой, чтобы выбраться.

Нашёл-таки… все, теперь точно мне пришел конец. Хотя, любое бегство сейчас бесполезно, меня скоро не станет, так что может оно и к лучшему.

Рейонер ничего не ответил на мой возглас, только смерил долгим тяжелым взглядом, прижимая еще крепче.

В глубине его и без того темных глаз плескалась настоящая тьма, но сейчас я не чувствовала страха, наоборот, хотелось прикрыть веки и довериться, отпустить предрассудки и забыть все прошлые распри. Хотя бы на время. Впервые я ощутила себя на нужном месте, словно так и должно было быть.

И пусть тот единственный, кто пришел на помощь — мой заклятый враг, но именно он сейчас был тем небольшим островком безопасности, что удерживал мой разум от неминуемого растворения. Тепло, исходившее от тела ищейки, обволакивало, согревая, и я почти мгновенно провалилась в спасительную полудрему.

Балансируя между сном и явью, я не сразу поняла, что наш путь закончился и меня аккуратно положили. Последние крохи силы уже покинули тело, и я с трудом даже дышала, не говоря даже про то, чтобы пошевелиться. Сразу стало холодно, а затем вернулся страх, и я открыла глаза.

Мы находились в небольшом охотничьем домике, освещенном лишь пламенем камина. Рейонер стоял совсем рядом, и я не могла видеть его лица, но отчетливо видела напряженную спину и желваки, игравшие на скулах. Хотелось крикнуть, чтобы он меня не отпускал, прижал еще крепче, подарил еще немного тепла, которое поможет остаться в сознании чуть дольше. Но я не смогла, вместо этого вернувшись к привычным колкостям.

— Можешь не радоваться, ищейка, — выдохнула я едва слышно, — я так и не послужу на благо империи, сколько бы ты ни старался. Мой дар тебе не достанется, он скоро погаснет, навсегда.

— Я знаю, — и без того низкий голос приобрел необычные рычащие нотки, дрожью отозвавшиеся в теле. — И не позволю этому произойти.

А как же стремление уничтожить меня любой ценой, где угрозы, обвинения, язвительность в конце концов. Я даже слегка улыбнулась, ищейку словно подменили, но, признаться, ему это невероятно шло.

Как будто почувствовав мою улыбку, он медленно повернулся лицом, и я едва не забыла, как дышать. От всей его фигуры веяло просто невероятной мощью и силой, которой хотелось покориться… стать ее частью.

Скулы ищейки заострились, под глазами залегли темные тени, словно он очень устал за прошедший день, а взгляд блестел каким-то лихорадочным, потусторонним огнем. Именно этот огонь завораживал, притягивал словно магнит, проникая в самую душу и заставлял сердце биться быстрее. А следом за сердцем оживал и дар, что практически уже погас под натиском осколка чужой жизни и чужой стихии.

Он перехватил мой внимательный взгляд и темные глаза потемнели еще больше, а я ощутила легкий жар, волной прошедший по телу. Мой внутренний источник встрепенулся и разгорелся ярче, словно старался дотянуться до темного пламени в глазах напротив и раствориться в нем.

— Ты не в себе, — уже не спрашивала, утверждала я. — Определенно не в себе… и я, видимо, тоже.

— Я давно не в себе, с тех самых пор, как существую, — голос опустился до тихого шёпота и за его спиной развернулись полупрозрачные темные крылья. — Но теперь я обрел свое пламя.

Он наклонился совсем низко, а я не могла оторвать взгляда от тьмы, бушующей за его спиной. Захотелось прикоснуться к ней, ощутить невесомую стихию под пальцами, стать ее частью. Желание было настолько сильным, что в какой-то момент я не выдержала, приподнимаясь на локтях, и едва дотронулась до темных сгустков.

В тот же момент крылья встрепенулись, укрывая нас плотным коконом, и я окончательно пропала, утонув в черных глазах. Сердце билось в груди словно сумасшедшее — никогда в жизни я не видела ничего более прекрасного и завораживающего, и никогда не думала, что тьма может быть настолько изящной и красивой.

Мой огненный дар всего на мгновение замер, словно прислушиваясь к тому, что произошло, а затем начал стремительно увеличиваться в размерах, отвоевывая потерянные позиции. Он устремился навстречу самой тьме, словно давно был ее частью, тем, без чего она не может существовать.

Ощущение целостности и правильности всего происходящего было настолько ярким, что я просто потерялась в переполняющих меня эмоциях. Такого просто не может быть.

Не знаю, что ищейка увидел в моем взгляде, но его руки медленно скользнули вверх по моей талии и уже через мгновение я оказалась крепко прижата к его груди. Теплые губы накрыли мои и огонь стихии разгорелся до настоящего пожара, переплетаясь с темными крыльями замысловатой вязью.

— Не отпущу, — жаркое дыхание опалило шею, — даже не надейся, мое пламя…

Чужому дару больше не было здесь места, и он был поглощен бушующим внутренним пожаром, усиливая его, заканчивая слияние. Это было самое настоящее безумие, пульсацией отдающееся в висках и в теле, но именно сейчас я ощущала себя наиболее целостной и защищенной. Я была собой и заняла положенное место.

И сейчас мне было все равно, на то, что раньше было между нами, остались только стихии и их невероятный танец. Едва не погасший огненный дар снова полыхал от переполняющей его магии, а я чувствовала — так нужно, так и должно быть.

Это было сильнее меня… Жаркие руки скользили по телу, покрывая его мурашками и срывая одежду. Но остановиться мы уже не могли… это было сильнее нас обоих.

С этого момента пути назад уже точно не было.

Глава 53. Последняя битва

Резко проснулась и села на кровати, словно меня кто-то разбудил, и едва не схватилась руками за голову — это был не сон, и даже не предсмертный бред. Мы находились все в том же неприметном домике у окраины леса, а ищейка мирно спал рядом, разве что не посапывал во сне, сложив руки за голову.

И как я только могла пойти на такую глупость.

Я прикусила губу, чтобы не замычать вслух от осознания всего масштаба произошедшей катастрофы. События отложились в памяти скупыми отрывками, и теперь я с трудом могла сказать, что было реально, а что было бредом, подаренным сходящими с ума стихиями. Определенно я была не в себе.

Все произошедшее было настоящим безумием, не поддающимся здравой логике, но одно я знала точно — слияние дара завершилось, и я осталась собой. Вот только теперь рядом спал императорский ищейка и я совершенно не знала, что с этим делать дальше.

Сердце разрывалось от противоречивых эмоций, а дар пылал, как никогда ранее. Сила переполняла, она бурлила в крови огненным потоком, а рыжие волосы едва заметно подсвечивались в темноте. Я пропустила их сквозь пальцы и с сожалением вздохнула — опять нужно будет просить демона их приглушить, думаю, что личина не справится с тем, чтобы спрятать такое великолепие.

Мыслей о том, чтобы остаться у меня даже не возникало, я слишком дорожила своей свободой и слишком многое уже была должна. Во внезапно вспыхнувший альтруизм, как и в неземную любовь со стороны Рейонера верилось с трудом, это точно не в его характере. С чего бы, да еще и к нелегальному магу. А вот в легкое безумие я поверю вполне, похоже, опасный дар окончательно доконал своего хозяина, а значит, мне тоже пора было уносить ноги, пока ищейка не пришел в себя и не восстановил в памяти произошедшее.

Словно по заказу, в воспоминаниях тут же всплыл глубокий горящий взгляд, темные потоки стихии, закручивающиеся вокруг нас тугим коконом, горячие губы и в груди сначала стало жарко, а потом неприятно заныло.

Не знаю, что на него нашло, пусть это будет временное помешательство, но именно Рей стал моим якорем на эту ночь. Возможно, ненависть привязывает покрепче любви. Я прислушалась к себе, дар радостно трепетал, ему явно понравилось то, что произошло. Предатель, не мог выбрать кого-нибудь получше.

Зов повторился и, кажется, я знала, кто меня так настырно ищет. Еще не рассвело, а значит не все было потеряно и пора довершить начатое.

Кинула взгляд на ищейку, словно извиняясь за то, что хочу сделать и поднялась с кровати, попутно собирая разбросанную по полу одежду. Одевалась поспешно, стараясь не разбудить спящего рядом мужчину. Быстро надела брюки и принялась за рубашку, когда взгляд зацепился за открытое плечо — оно слабо светилось, как и волосы.

Это еще что за ерунда в довесок к сумасшедшей ночке. Я присмотрелась и едва не вскрикнула — на все плечо красовалась огромная татуировка в виде огненного цветка, заключенного в темные спирали. Потерла ее рукой, стараясь убрать, но цветок остался на месте, более того, начал излучать едва уловимое тепло.

Словно что-то почувствовав, ищейка вдруг перевернулся набок во сне и нахмурился. Не искушая больше судьбу, быстро натянула рубаху и, даже не став ее застегивать до конца, мышкой шмыгнула за дверь. События опять приняли непредсказуемый оборот, но я обязательно найду способ избавится от сомнительного украшения.

Не успела я сделать и пары шагов от домика, как нос к носу столкнулась со злющим Василем. Он выглядел помятым, уставшим, насколько это было возможно для демона, и буравил меня взбешенным взглядом. Черный хвост метался по земле, поднимая сухие листья и столбы пыли. От неожиданности я даже отступила назад, но мне это не помогло.

— Ты где была, демоны тебя побери? — он прыгнул ближе и едва не зарычал. — Ты хоть знаешь, дурья твоя башка, сколько сейчас времени?! Через час уже рассвет, а мы даже не приблизились к источнику. Хочешь, чтобы клятва нас вышвырнула наизнанку?! — демон вдруг подозрительно принюхался и выпучил глаза еще больше. — И почему от тебя так несет ищейкой?!

— Лучше не спрашивай, — я поморщилась. — Ответ тебе точно не понравится, сама не в восторге от произошедшего.

Хотя кого я обманываю, жаловаться точно было не на что. В груди снова стало жарко, а щеки вспыхнули румянцем, чего не мог не заметить проницательный прохвост. Он прищурился и подошел совсем близко, наступая и заставляя меня пятиться назад.

— Так — так, — начал он обманчиво спокойно и затем рявкнул во все горло, — ты совсем спятила?! Если это то, о чем я подумал, то я сам прыгну наизнанку, пока ты не изобрела более изощренный способ самоубийства для нас обоих.

— Тихо ты, — я едва не зажала ему пасть, — хватит орать, как резанный, Рейонера разбудишь. Он и так спал беспокойно, когда я уходила.

— Ах, он уже Рейонер?! — кот зашипел. — Радуйся, что этот полоумный не расставил охранок, иначе ты была бы уже на пути к императорской тюрьме. "А что с твоим даром?" — спросил он удивленно, словно только сейчас заметил, как я свечусь.

— Ты же мне поможешь это прикрыть? — спросила с надеждой. — Иначе нас за километр заметят с такой раскраской.

Я провела рукой по волосам, словно показывая, что ситуация явно вышла из-под контроля и перебросила густую копну вперед. Они слабо переливались в предрассветных сумерках, словно внутри перетекал настоящий жидкий огонь.

— Ты еще себя в зеркало не видела, — Василь хмыкнул, — дар пылает, так что даже мои глаза жжет. Ну-ка, — он обошел меня кругом, — я чувствую странную вязь магии, что-то до боли знакомое, — его глаза вдруг округлились, — нет, только не то, о чем я сейчас подумал. А ну, покажи плечо, быстро! Похоже, что наши с тобой проблемы только начинаются.

Я не стала спорить и приспустила рукав, выставляя на обозрение демона свое новое приобретение.

— Доволен? Да, твоя хозяйка полоумная и совершенно не думает о последствиях! Ты это хотел сказать?

Кот округлил глаза и сел, удивленно приоткрыв рот. Таким ошарашенным я его не видела даже тогда, когда вытащила с изнанки в самый пыл сражения.

— Этого просто не может быть, — он забормотал себе под нос, — о них же остались лишь воспоминания и древние легенды. Все еще хуже, чем я думал. Нет, ты не полоумная, а самая настоящая идиотка. И за что я был так наказан, — демон закатил глаза. — А теперь слушай сюда, руки в ноги и бежать! Разрушаем источник и надо тебя спрятать, пока не произошло непоправимое. Прятаться придется далеко и надолго, чтобы ни один…хм…ищейка не добрался.

— Объясни толком, что случилось, — сердце ушло в пятки, уверена, кот что-то недоговаривает.

— Меньше знаешь, крепче спишь, — отрезал он, — ты, итак, делов уже наворотила столько, что полжизни разгребать. Живо, бежим к источнику, а то утащило тебя это чудовище непонятно куда, теперь еще назад добираться.

— А как ты, вообще, смог меня найти?

Кот смерил меня уничтожающим взглядом, словно я спрашивала сейчас полнейшую глупость.

— Я всегда знаю, где носит твою хилую тушку, — он едва лапой у виска не покрутил, — и когда ты не явилась, то отправился на свет дара, как на маяк. Правда, первое время я вообще не мог его отыскать, и, признаюсь, даже немного запереживал. Но, как вижу, все благополучно разрешилось, — сарказма в его голосе было не занимать.

— Чужой дар и правда меня чуть не поглотил, Василька, — я поежилась от воспоминаний.

— Да понял я уже, мряу, хоть какая-то польза от этого прилипалы, — он пренебрежительно фыркнул, снова окинув меня взглядом с ног до головы, — но, чтобы ты знала, были и другие способы, надо было только до меня добраться. Огненный демон, это тебе не шавка…

— Подзаборная, — закончила я за него, примирительно поднимая руки, — давай забудем временно о произошедшем и займемся, наконец, делом. Далеко до замка?

— Нам повезло, что поместье Кастнеров примыкает к охотничьим угодьям, а то добирались бы обратно весь день, — он двинулся в сторону неприметной тропки в лесу, а я отправилась следом, — ума не приложу, как вы смогли так быстро сюда попасть, даже я бы не успел…

Кот продолжал что-то бормотать себе под нос, все набирая ход, а я едва за ним поспевала. Действительно, чтобы преодолеть такое расстояние необходимо было либо использовать магию, либо… крылья.

Я едва не остановилась, пораженная догадкой. Неужели меня не принесли в этот небольшой домик, а фактически доставили по воздуху. Догадка выглядела слишком невероятно, но после того, что произошло ночью я склонна была поверить во все, что угодно.

— Пошевеливайся! — уже привычно поторапливал меня демон. — Что плетешься, моль немощная, — сердито пробурчал он. — Нет, так дело не пойдет, к утру точно не успеем. У меня новый план — будем добираться верхом.

— На ком?

— На лошади скаковой! — рявкнул он. — Что за очередной глупый вопрос. Мряу, на мне, конечно! Ты здесь видишь другое четвероногое животное?!

— Н-не-вижу, — я попятилась назад, — ты уверен? — идея не казалась мне хорошей, да и спина кота не выглядела надежной.

— Живо! Пока я не передумал, и ты снова не отправилась пешком.

Я опасливо подошла ближе. Демон доходил мне уже до середины бедра, сильно увеличившись за последние дни. Надо же так вымахать, такими темпами его точно под коня маскировать придется.

Не без труда забралась на кошачью спину и попыталась крепче ухватить за шею.

— Эй, полегче, — засипел он, — я тебе не подушка для обниманий и даже не твой ненаглядный Рейонер.

— Не мог обойтись без колкостей? — съязвила я в ответ. — А если я свалюсь? Еще шею себе поломаю. нет уж, увольте, пальцы я не расцеплю.

— Я буду поддерживать тебя магией, — он начал набирать разгон, — приготовься, — деревья замелькали сплошной полосой и мне пришлось зажмуриться, чтобы не мутило, — побежали!

Резкий рывок и мы помчались, едва касаясь земли. Поток встречного воздуха едва не сбил меня со спины демона, но что-то крепко держало, не позволяя даже на миллиметр сдвинуться.

В какой-то момент я осмелела и приоткрыла глаза. Василь лавировал среди деревьев с умопомрачительной скоростью, оставляя позади себя лишь пыль и комья грязи. Казалось, что он даже дышит, стрелой прорезая пространство. Стальные мышцы переливались под мягкой шкурой при каждом прыжке. Похоже, моему питомцу не хватает быстрых прогулок, слишком одомашнен. Ну ничего, я это исправлю.

Вскоре впереди показалась такая знакомая парковая дорожка и Василь, недолго думая, сиганул в ближайшие кусты, кулём скидывая меня на землю.

— Прибыли, — фыркнул он, — дальше ножками, а то совсем разленишься и разжиреешь.

— Что?! — я опешила и кряхтя поднялась на ноги. — С дуба рухнул? Можно было как-то полегче?

Многострадальному боку снова досталось, за прошедший день это уже третий раз, когда я на него падаю.

— Шшшш, — вместо ответа он прижался к земле. — Давай потише. Я, конечно, понимаю твое стремление быть в центре внимания, но сейчас это не тот случай. Нас могут заметить.

Я даже не нашлась что ответить. Похоже, кот еще долго будет мне припоминать все ошибки, тыча меня в них лицом, словно нашкодившего котенка.

— И где они прячут родовой источник? — шепотом спросила я, крадясь следом за демоном по ближайшим кустам.

— Не поверишь, — он оглянулся, — эти ненормальные замуровали его в семейный склеп. Я, как дурак, весь замок облазил, голову ломал, как им удалось так хорошо замести следы, пока не заметил легкий магический фон возле статуи Светлейшей. Ну вот мы и пришли.

Сердце забилось с утроенной скоростью и в ушах зашумело. Вот и окончание нашего пути, сегодня мы развернем историю империи в противоположном направлении. Наконец, уравняем нелегалов и высокородных между собой. Я отомщу за своих близких и выполню магическую клятву, данную Виларду.

Все было так, как утверждал князь. Именно его слова я сейчас мысленно повторяла, стараясь уговорить себя, что все в порядке. Казалось, я поступаю абсолютно правильно, вот только радости от этого совсем не ощущала, даже наоборот, на душе становилось все тяжелее.

Светлейшая укоризненно взирала на меня с постамента, прижав руки к груди. Скульптура была выполнена с невероятной любовью, каждая деталь была прорисована талантливым художником с такой точностью, будто девушка лишь замерла на мгновение и вот-вот оживет. Казалось, что она смотрит в самую душу, словно взывая к моей совести и я засомневалась.

Новые невинные жертвы, кровавые репрессии, государственные перевороты — все это будет неизбежным итогом, того, чему я положу начало. Возможно, что целая империя, чье величие построено лишь на магии стихий, даст трещину. Я стану тем, кто запустит череду новых кровавых войн. Очередным вестником смерти.

Правильно ли я поступаю…готова ли заплатить такую цену… и начать именно с Кастнеров, понимая, что тогда от их семьи ничего не останется. Новый мир перемелет их в мясорубке закрутившихся событий. Род, что первым примет удар однозначно обречен на гибель — мир высокородных слишком жесток.

Сейчас я ощущала себя самым настоящим предателем, что бьет в спину, после того как его спасли от неминуемой гибели. Каким бы чудовищем Рейонер ни был, но он помог сохранить мою стихию, мое пламя, остаться собой, а теперь, в благодарность, я хочу уничтожить магический источник целого рода, подставляя всю семью под первый и самый сильный удар.

Удар, что не оставит от фамилии Кастнеров даже памяти.

— Чего встала, как вкопанная, — окликнул меня кот, нажимая на неприметный рычаг.

Я невольно вздрогнула, возвращаясь на землю. Прямо в постаменте открылся едва различимый лаз, ведущий в подземелье. Я опасливо заглянула в темноту и решилась. Чем больше я размышляю, тем сильнее тает моя уверенность в правильности совершаемого поступка.

Пора заканчивать со всем этим, поставить жирную точку и двинуться дальше.

Глубоко вдохнув и загнав грызущий меня червячок сомнений в самый дальний угол, нырнула в узкий проход. Места было мало, и я едва умещалась в полный рост, кроме того, ход постоянно сужался. Приходилось нагибаться, царапая локтями шершавые стены.

Вокруг пахло сыростью и затхлостью, а проход опускался с каждым шагом все ниже, закручиваясь по спирали. Было темно, и я ориентировалась больше на ощупь, а в спину мне дышал притихший Василь.

Лаз вдруг слегка расширился, и я едва не упала, потеряв равновесие и вывалилась в просторное помещение. Глаза постепенно привыкли к полумраку и вот я уже могла разглядеть широкую пещеру с высоким потолком, освещенную мерцанием массивного серебристого кристалла.

Он стоял на аккуратном возвышении в самом центре, притягивая к себе взгляд. Магия, будто живая, свернулась внутри кристалла тугим коконом, пульсируя в такт моему сердцебиению. Словно завороженная, я сделала шаг вперед и едва его не коснулась.

— Эй, болезная, полегче, — возглас кота привел меня в чувство. — Чужой источник тебя испепелит, а если не убьет на месте, то нас сразу обнаружат.

Отдёрнула руку и даже спрятала ее за спину. Да что со мной такое, совсем перестала себя контролировать. Раньше я точно не страдала стремлением трогать все, что, так или иначе, относилось к магии. Теперь же она меня непреодолимо притягивала. Сделала несколько шагов, чтобы было легче бороться с искушением и замерла.

— Что мне необходимо делать? — спросила я шепотом, боясь нарушить тишину хранилища.

Василь внимательно на меня посмотрел. Я уверена, он прекрасно заметил и мои дрожащие колени, и нотки нерешительности в голосе.

— Закрой глаза и расслабься, ты лишь проводник, не более того. Твоя задача была лишь прийти сюда, остальное уже чужая забота.

— В каком смысле? — выдохнула я. — Не понимаю…

— Раниса не могла пустить все на самотек, это не в ее правилах.

Бросила очередной взгляд на кристалл и вдруг в полной мере ощутила все заключенную в нем силу, словно прикоснулась к стихии всей кожей. Она была живая, самая настоящая. Теплая и… не хотела нам зла. А теперь я должна уничтожить непросто источник, а настоящее живое существо.

Быть в довесок к предательству еще и убийцей — нет, уж, увольте.

— Я не могу! — в панике выкрикнула я, начиная пятиться к выходу. — Я не могу так поступить, понимаешь.

— Ты не в том положении, чтобы выбирать, — начал спорить со мной Василь. — Клятва моментально вышвырнет нас туда, откуда люди уже не возвращаются.

— Ну и пусть, — я едва не разрыдалась, — мне все равно! Я не убийца и… не могу ударить в спину, после того как передо мной открыли душу. Рейонер стал моим якорем, тем, кто вытащил дар с порога гибели. Кастнеры не виноваты, в том, что князь решил начать именно с них.

Кот серьезно на меня посмотрел и пробормотал, развернувшись в сторону магического кристалла.

— Уже ничего нельзя поделать, ничего… мы оба пленники, а судьба этого мира идет именно так, как должна была идти.

— Я не совершу этого! — жарко воскликнула я, но рука вопреки всему, поднялась и на кончиках пальцев зажглись золотые искорки.

Будто со стороны я услышала, как мой голос нараспев начал читать неизвестное заклинание, напитывая ладонь огненной мощью.

С каждой произнесенной строчкой я дрожала все сильнее, а голос разносился по помещению, эхом отражаясь от стен. Тело больше мне не подчинялось и огромный огненный шар полетел в родовой источник магии Кастнеров.

Самое страшное, что я не могла даже закрыть глаз, обреченно смотря на то, как прекрасный кристалл рассыпается на мелкие кусочки.

Заключенная внутри него магия хлынула наружу, распускаясь серебристым цветком, вспыхивая, словно из последних сил и распалась туманом. Я наблюдала, как нити стихии буквально врезаются в пространство, которое уже просто звенело от переполнявшей его энергии.

Из глаз брызнули слезы и в тот же момент меня отшвырнуло к стене ударной волной, едва не засыпав камнями.

От удара в голове зазвенело. Поднятая в воздух пыль осела в горле, и я закашлялась, пытаясь облегчить себе дыхание. Контроль над телом полностью вернулся, словно ничего и не было, но я ощущала себя крайне скверно, и дело было совсем не в том, что мне было физически больно, а в том, что душа просто разрывалась на части.

Я нашла семью, о которой всегда мечтала, а они превратили меня в монстра, перевернувшего новую страницу истории этого мира. Мне никогда уже не отмыться от случившегося, как бы я не старалась.

Снова одиночка, снова ничья и ни с кем.

— Жива?! — подскочил ко мне обеспокоенный демон, и я невольно улыбнулась, он был единственной отдушиной и, несмотря на скверный характер, действительно за меня переживал. — Не время сейчас раскисать, девочка моя. Запомни, у тебя не было выбора. Мы все марионетки в руках более сильных противников, таковы законы этого мира.

— Васенька, — я обняла его за шею и разрыдалась во весь голос. — Что же теперь будет?

— Ничего не будет, поняла, — он заглянул мне в глаза. — Ты вернешься в купальни, наденешь личину и сделаешь вид, что ничего не было. Поняла? Надеюсь, тебя еще не спохватились. И живее, скоро тут будут стражники!

Я кивнула, не в состоянии спорить — в купальни, так в купальни. Что есть сил бросилась обратно в лаз, который показался мне бесконечно длинным, хотя все расстояние я преодолела за считаные секунды.

Выбравшись наружу, снова кинула взгляд на статую Светлейшей. Теперь мне казалось, что она смотрит на меня с грустью и сожалением. Хотя, возможно, это лишь игра теней — начинался рассвет.

Огляделась, и даже несмотря на кота, бросилась по дорожке обратно к открытому окну купальни. Освещение в саду погасло, но это было мне только на руку. Едва я свернула за последний поворот, как позади послышался нарастающий гул. Забегали люди, донеслось лязганье оружия и крики стражников.

Хоть бы успеть, больше мне ничего не надо. За демона я не переживала — он точно сумеет о себе позаботиться.

Окно, сквозь которое я выбралась, оставалось открытым и, подтянувшись одним рывком, я перевалилась обратно в купальни. Дрожащими руками захлопнула форточку, словно отгораживая себя от творящегося снаружи безумия. Затем быстро скинула одежду, поморщившись от навязчивого свечения татуировки, нацепила кулон с личиной и только тогда выдохнула.

Успела. Все, теперь пути назад нет. Нелегального стихийника Айры больше не существует, осталась лишь наивная молодая княжна из угасающего магического рода. И как бы я ни хотела избавиться от этой личины, похоже, она останется со мной навсегда.

Сердце разрывалось от тоски и надежды, что я все сделала правильно и это стоило подобных жертв. Возможно, после того как все утихнет, люди меня поймут и перестанут осуждать, а пока оставалось надеяться, что новый мир принесет только радость и процветание.

Медленно, словно фиксируя в памяти каждое движение, я надела дорогое вечернее платье, в котором пришла в купальни, тем самым окончательно уничтожая внутри себя неуверенную девчонку с улицы. Затем свернулась в клубочек и провалилась в беспокойный сон прямо на жесткой скамейке рядом с бассейном.

Наступивший день точно не будет похож на все предыдущие. А потому — добро пожаловать в новую жизнь, Айрелия.


Оглавление

  • Глава 1. Дыхание ветра
  • Глава 2. Важное поручение
  • Глава 3. Начало пути
  • Глава 4. По следу
  • Глава 5. Пробуждение
  • Глава 6. Такие реальные сны
  • Глава 7. Взять след
  • Глава 8. Новые тайны
  • Глава 9. Огонь внутри
  • Глава 10. В поисках магов
  • Глава 11. Сила Огня
  • Глава 12. И снова сны
  • Глава 13. Магия, магия и еще раз магия
  • Глава 14. Погоня продолжается
  • Глава 15. Кошки-мышки
  • Глава 16. Тебе не уйти
  • Глава 17. Тебе не поймать
  • Глава 18. Моя Тайна
  • Глава 19. Князь Норен
  • Глава 20. Княгиня Айрелия
  • Глава 21. Ненавижу
  • Глава 22. Новая я
  • Глава 23. Соглашение
  • Глава 24. Эстер
  • Глава 25. Сложный выбор
  • Глава 26. Темная стихия
  • Глава 27. Меняемся местами
  • Глава 28. По тонкому льду
  • Глава 29. Я сильнее
  • Глава 30. Новый путь
  • Глава 31. Магический договор
  • Глава 32. Тени прошлого
  • Глава 33. Пути назад нет
  • Глава 34. Хорошие новости
  • Глава 35. Нападение
  • Глава 36. Мортон и его тайны
  • Глава 37. Демон и огненная гончая
  • Глава 38. Наваждение
  • Глава 39. Я — ветер
  • Глава 40. Обретение хозяина
  • Глава 41. Прошлое в настоящем
  • Глава 42. Судьба империи
  • Глава 43. На пути к слиянию
  • Глава 44. Письмо
  • Глава 45. Документы
  • Глава 46. Невеста из знатного рода
  • Глава 47. Под подозрением
  • Глава 48. Мой дар
  • Глава 49. Испытания
  • Глава 50. Найти и спасти
  • Глава 51. Все тайное становится явным
  • Глава 52. Мое пламя
  • Глава 53. Последняя битва