КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584597 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233403
Пользователей - 107276

Впечатления

Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pva2408 про Кокоулин: Бог-без-имени (Самиздат, сетевая литература)

Такая аннотация у автора на странице.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Мышка напрокат (СИ) [Елена Мик] (fb2) читать онлайн

- Мышка напрокат (СИ) 291 Кб, 80с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Елена Мик

Настройки текста:



Глава 1

Демид

— Давай так, устраиваете к себе мою племяшку на месяц, а я вам контракт на пол года, с процентами естественно. И если всё пройдёт гладко, то с последующим сотрудничеством. Но! Она будет думать, что помогаете нам ВЫ, и именно ВЫ настаиваете на её работе в вашей фирме. Она девочка умная, но догадаться ни о чём не должна, это ясно? — мужчина сидящий напротив нахмурил брови, и пристально следил за моей реакцией.

— А к нам то её зачем? У нас штат из пятнадцати человек, что она там делать будет?

— Затем, Демид, передышка нам нужна, душит тут всё уже, — Юрий Борисович расслабил галстук.

Передёрнул плечами, это что ещё за девчонка такая, которая держит в страхе взрослого матёрого мужика?

— Допустим, а кем я её устрою? — развожу руки в стороны.

Надоела ему видите ли его племянница, и хочет спихнуть её со своей шеи. Ну, а мне вот это нахрена спрашивается?!

— Да, не с того я начал. Она девчонка хорошая! Пунктуальная, ответственная, трудолюбивая, добрая очень. Просто. кхм, немного перебарщивает иногда, — мужик замялся, но быстро взял себя в руки, — В общем, мне нужно дать людям выдохнуть хоть немного. Зашугала она всех здесь, понимаешь?

— Так может её просто уволить? — зря ляпнул. Глаза доброго дядюшки засверкали недовольством, точно не видать нам с пацанами никакого контракта, — Нет, нет, шучу я. Конечно, возьмём её к себе. Пусть работает. — в самом деле, чего это я соплячки какой-то испугался? Будет у меня как мышка сидеть, крупу перебирать. Её там баловать некому будет.

— Вот и славненько, вот и договорились.

Ангелина

Ох, ну и коза же Ирка!

Накраситься видите ли она не успела дома, а мне теперь кофе носи за неё!

Знает же что с моей координацией категорически запрещено связываться с горячими напитками, а про колюще-режищие предметы я вообще молчу, это отдельная тема.

Не могу, Гелечка, посмотри какие синяки под глазами, нужно срочно в порядок себя привести, - бурчу себе под нос передразнивая свою единственную подругу в этом офисе. Да и вообще наверно единственную.

Кошку Мурку не в счёт, она вне конкуренции.

Тащу этот злосчастный поднос на котором четыре чашки горячего кофе. Фу-у, ненавижу кофе.

Вытянула руки вперед, но нет, не помогает, удушающий горький запах забивается во все поры. Бе.

Осторожно делаю шаг за шагом, очень стараюсь не запутаться в своих же ногах.

Вот он, моё спасение уже близко.

Вижу поворот, а сразу за ним будет дверь в переговорную, туда то я несу ароматные горячие кружечки.

Обещаю, если доберусь до двери без приключений, выпью целую кружку этой коричневой гадости и даже морщиться не буду.

Когда уже остаётся пару шажочкой до поворота, я готова прыгать от састья, но в руках всё тот же поднос, всё тот же запах. Ладно, ничего, вот донесу и попрыгаю обязательно.

Аккуратно вхожу в поворот и тут бах, меня сшибает тело. Точнее не меня, а поднос который я несла на вытянутых руках.

— Ёшки-лепёшки! — лепечу я, наблюдая как стремительно пятна от кофе расползаются по белой футболке с какими-то глупыми надписями, — Что же вы так неаккуратно в повороты входите, молодой человек, — качаю головой, и поправляю съехавшие с носа очки.

Прикидываю сколько мне ещё понадобиться времени чтобы принести новый кофе, эх, минут двадцать точно.

А ещё нужно срочно позвать Лилию Степановну, вот работки то подкинули бедной женщине с осколками и противной жижей.

— Мыш. шкина, я полагаю? — шипит себе под нос мужчина, и после тщательного осмотра своей заляпаннной футболки поднимает на меня свой взгляд. Глаза вроде карие, из под очков не особо видно, учитывая что и сама я в них. Клуб очкариков в сборе, еху-у… Хочу дать ему пять, но быстро останавливаю себя. Не поймёт же. Вот хмурый какой стоит.

— Правильно полагаете. — быстренько беру себя в руки, — А вы, я полагаю на собеседование? Петров? Охранник наш новый? Пройдёмте за мной, сейчас мы вам форму сразу выдадим, она правда ещё от Славы осталась, но это же ничего, всё лучше чем в мокрой футболке ходить. И не волнуйтесь, новая будет, вот снимем с вас мерки и закажем, — отворачиваюсь от парня и держу курс к лифтам, нам на первый нужно, выдам ему одежду, а потом уже документы будем заполнять. Всё-таки я тоже виновата в его внешнем виде, немного. Так что буду искуплять грешки. — А вы точно хотите охранником? — оглядываюсь проверяя идёт ли новый сотрудник за мной. Идёт. Выгибает бровь, хм, не разговорчивый какой-то тип, — Дрищеват просто, — пожимаю плечами, — У нас знаете дяди какие до вас работали. Ого-го, — сгибаю руку в локте и показываю какие у нас мужчины сидят на посту, — Один Михаил Степаныч чего стоит, хоть и в возрасте мужчина, а отгоняет от входа всех хулиганов. Но да ладно. Как говорится кто платит, тот и музыку заказывает — да? Да! Вот и я о том же. — И правда, платить то ему не я буду, я вот такого в охрану точно не взяла бы.

Глава 2

Ангелина

Для охраны у нас отдельная комнатка есть, где они обычно переодеваются и хранят вещи. Достаю форму от предыдущего работника и вручаю парню.

— Вот она, родимая, — недолго думая, набираю номер Ирки, чтобы она заварила ещё кофе. Я к той страшной гудящей машине даже подходить не собираюсь, бр-р. А вот отнести так уж и быть — отнесу.

Договорившись с подругой, отбиваю звонок и смотрю на зависшего будущего или возможно не будущего работника.

Нам в охрану такие залипалы не нужны.

Может он засмотрится, как муха лапки потирает, и проморгает, когда нас грабить начнут.

Хотя, нам сейчас очень нужно в помощь Михал Степановичу кого-нибудь, а то мужчина без выходных работает вторую неделю уже.

Ла-адно, пусть доходяга поработает немного, пока нормального мужика не найдём.

— Ну и? Чего завис? Форма после химчистки, давай уже раздевайся быстренько и пошли оформляться. У меня знаешь сколько работы ещё, — складываю руки на груди и, облокачиваясь на стол, жду, пока этот залипашка уже наконец начнёт шевелиться.

Наконец-то стягивает мокрую футболку и аккуратно складывает её в квадрат. Ещё и края подправляет. Закатываю глаза. Вот же педант. Такие белоручки, наверное, даже не помогут донести ничего тяжёлого до моего кабинета. Эх.

— Ёшки-лепёшки, — шумно выдыхаю, присмотревшись внимательнее, — С дрищём я погорячилась, конечно. Искренне извиняюсь, — отхожу от стола и с интересом рассматриваю оголившийся торс молодого мужчины.

Ничего себе. Это и есть те самые кубики, которые на фото в журналах подрисовывают?

Нет, ну тут не то, чтобы прям кубики, но намёк на них уже такой приличный. Хочется его ещё попросить и штаны снять, раз уже такая заварушка началась, но думаю ещё рановато. Потом как-нибудь намекну.

Ну, а что? Мне Витя с соседнего подъезда улыбается уже вторую неделю. Может на свидание, наконец, пригласит, а там и свадьбу можно будет планировать. А я не в зуб ногой, как у мужчин там всё устроено.

Как-то пару раз натыкалась в интернете на картинки, конечно, но это же всё может быть и не настоящим, мало ли. Подрисовали себе страшных змеюк, чтоб невинных девушек пугать.

Так что нужно просвещаться, так сказать, на живом примере. Может этот мне не только покажет, а ещё и расскажет что-нибудь, чтобы я, когда время придёт, в грязь лицом перед Витей не ударила.

Буду сразу опытной, мужчины же таких любят?

А то девятнадцать лет уже как-никак, а я первый и последний раз целовалась только с помидорами, когда мне было шестнадцать.

Ой… как вспомню — так вздрогну, знатно меня потом мама отпаивала лекарствами. У меня даже пятая точка в прыщах была, хотя её я помидорами этими и не трогала вовсе.

Но зато целоваться больше ни с кем желания не возникало.

До того момента, конечно, когда три месяца назад Витю не встретила.

Он такой красивый, вежливый, и всегда бабулечкам из подъезда помогает пакеты донести. С собачкой своей постоянно резвится во дворе. Я даже Мурке своей поводок купила, чтобы с ней на улицу выходить и случайно встречаться с Витей в шесть утра и в восемь вечера. О-ох.

— Ну давай уже, одевайся. Говорю же чистая она, сама лично в химчистку отправляла курьера. Кстати, а зовут тебя как? Не Петровым же тебя называть постоянно, — подхожу чуть ближе к парню, который держит в руках форму охраны, и рука прям так и тянется потрогать его торс, но замечаю на нём блестящие пятна от кофе. Не, не буду трогать. Вдруг меня стошнит ещё потом, неудобно получится.

Да и новенький странный какой-то, если бы он мою фамилию при встрече не назвал, подумала бы, что немой. Ходит за мной — молчит, бровями своими только двигает то вверх, то вниз, может он и на посту будет бровями своими отвечать всем? Странный тип.

Вот по Вите сразу было видно, что он хороший, надёжный мужчина. А этот какой-то мутный, подозрительный. Присмотрелась получше. Ага, часы такие неплохие, недешёвые — сразу видно. Зачем идти работать охранником, если у тебя часы стоят как две зарплаты? Хм, надо с дядей серьёзно поговорить про этого работягу, мало ли, пусть по своим знакомым про него узнает.

— Демид Сергеевич зовут и я не..

Последняя его фраза тонет в мелодии моего мобильного. Ирка звонит, кофе значит готов уже.

— Так, Демид, мне бежать нужно. Давай одевайся и иди к сто пятому кабинету, я скоро подойду, — направляюсь на выход и тут решаю кое-что уточнить. А то есть у нас такие умники, которые после пятиминутного ожидания начинают гулять по коридорам, и потом их ищешь полдня, — И смотри. Стой около кабинета, мне тебя искать будет некогда, — поправила очки и быстренько побежала за кофе.

Когда пришла к Ирке забирать "заказ" для кофеманов, узнала, что она уже всё сделала и отнесла сама. Оказывается, что вообще уже переговоры закончились, пока я чужие мышцы живота рассматривала.

Поэтому, решив, что несколько минут у меня ещё есть, пока этот чистюля облачается в форму, я позволила себе слопать горстку конфет и послушать, почему подруга сегодня не успела накраситься.

Да-а, вот у кого нужно спрашивать о том, как устроены мужчины. Ире двадцать два, и она уже давно «общается» с парнями и не только на уровне поцелуев.

Эх, ничего, скоро и я с Витей буду практиковаться.

Почувствовала, что щёки загорелись, и в животе затрепетали бабочки, и поспешила к себе в кабинет. Итак немного засиделась.

Подошла к кабинету — никого.

Топнула ногой от злости. Вот же копуха! Ну вот настоящий тормоз, честное слово. Вот могла бы ещё послушать Иру про её приключения на капоте машины во время красивого рассвета.

Зайдя в свой кабинет, сразу бросилась к звонившему телефону. Звонил дядя и просил прийти в переговорную.

Ну, а я что? Я вот ответственный работник в отличие от некоторых. Написала на листочке где меня искать и приклеила на скотч к двери. Надеюсь, никто не сорвёт, а то есть у нас такие личности тут недалёкие.

Уже подходя к переговорной, разгладила руками и так идеально сидящее платье. Дядя здесь большой босс, и я не хочу подводить его своим потрёпанным внешним видом. В этой одежде я хоть и выгляжу не привлекательно как девушка, но для меня здесь главное опрятность.

— Дя… Кхм, здравствуйте, вызывали? — тут помимо дяди ещё два парня сидят, сразу выхватываю у них в руках дымящиеся кружки. Вонючки кофейные. Присматриваюсь внимательно к лицам и выхватываю одно знакомое. Поправляю очки и тут же надуваюсь как воздушный шар. Я этого говн… то есть нехорошего человека, жду, значит, у кабинета, а он тут сидит. Ладно хоть одел на свои квадраты прессованные футболку, которую я ему дала.

— Ангелина, пройди, пожалуйста. У нас к тебе есть пара вопросов, — дядя, как мне кажется, немного взволнован, а у него давление, между прочим, ему нервничать нельзя. Прищуриваюсь и рассматриваю внимательно всех сидящих, пытаясь вычислить «причину» волнения дяди Юры. Но вижу только самодовольное лицо нашего охранника, второй же серьёзный, как будто его на паспорт фотографируют.

— Конечно, сейчас. Молодой человек, я вас попросила ждать меня около сто пятого кабинета. Вы что заблудились? — спрашиваю как можно строже, потому что какого спрашивается фига этот тип здесь делает, и почему дядя Юра его не выпроваживает из кабинета?

— А вы что, уже успели познакомиться c Демидом Сергеевичем? — дядя кажется удивлён. Хм, а он-то когда успел познакомиться с ним близко, да еще и Демидом Сергеевичем его называет?

Может он внебрачный сын ещё один?

Дядя Юра четыре года назад узнал, что у него есть двадцатипятилетний сын. Оказывается ещё по молодости, когда он встречался с девушкой, она забеременела, но по каким-то причинам так и не сказала об этом. И вот, спустя столько лет, сын нашёл отца, а отец нашёл сына.

Так может и этот ещё один братик?

Не-е, сомневаюсь.

К Виталику у меня сразу тёплые сестринские чувства появились, а на этого ничего не ёкает. Даже наоборот.

Как вот представишь, что приедешь к такому чистюле в гости, а он тебя за порогом разуваться заставит, а потом ещё скажет, что, если я хочу обувь поставить на его коврик, нужно сначала подошву помыть, аж передёргивает.

— Так успели, конечно, я же ему форму уже выдала. Демид, давайте вы меня подождёте около моего кабинета? Я скоро подойду, — подхожу к свободному стулу и собираюсь присесть.

— А-а, так вот откуда подарок, — смеётся дядя. Какой ещё подарок? — Ангелина, он же не на работу к нам пришёл устраиваться. А как раз наоборот. Скорее это тебе придётся поработать у него в компании. Временный обмен сотрудниками, так сказать, на месяц всего.

— У нас сотрудников три этажа, Юрий Борисович, не волнуйтесь, я подберу самую подходящую кандидатуру, — говорю строго.

Вот жеж-ж, хлыщ Сергеевич, провёл меня как девчонку сопливую. Ходил за мной, как приклеенный, и молчал. Почву проверял, значит..

Фу-ух, хорошо, что я его всё-таки не попросила штаны снять, а то вдруг из-за такого отказались бы сотрудничать с дядей Юрой.

Ничего. Я ему такую работницу ответственную найду, что он плакать будет, чтобы её не забирали обратно через месяц.

Уж я-то кадры идеально для работы подбираю.

Глава 3

— Ангелина, присядьте, пожалуйста, — о-о, а это кофейный пресс решил голос подать.

Интересно, он вообще вытерся прежде чем чистую футболку надевать? Хотя такой чистюля наверняка в каждом кармане по платочку с собой носит, на всякий случай.

Присаживаюсь на стул рядом с дядей, умышленно игнорируя сидящих напротив молодых людей. Мне с ними детей не крестить, в самом то деле. Я только своего директора будут слушать.

— Юрий Борисович, вы хотите, чтобы я записала какие качества должны быть у работника по обмену?

— Нет, Ангелина, эти качества есть у тебя. Демид Сергеевич, сказал что ты ему идеально подходишь, поэтому мы направим тебя к ним в фирму. Это всего на месяц, не волнуйся. — дядя разводит руками, а я в впадаю в ступор.

С чего это сразу я? И чем это я ему подхожу?

Да и вообще не хочу я никуда переводиться, нас и здесь не плохо кормят.

— Демид Сергеевич, наверное ошибся. Я точно им не подхожу, — стреляю в этого "идеально подходишь" злым взглядом и мысленно закидываю его помидорами, на которые у меня до сих пор жуткая аллергия.

— Нет, не ошибся, Ангели-ина. Вы нам действительно идеально подходите, поэтому другие кандидатуры мы даже рассматривать не станем, — откинулся на спинку стула с кружкой коричневой гадости в руках, и сделал маленький глоток из чашки. Затем облизал свои красивые губы. Да ещё так ме-едленно это сделал, как будто мороженное сладкое смакует, а не горькую отраву пьёт. Бр-р.

Оторвала взгляд от его, наверняка теперь горьких губ, и посмотрела в глаза. Прищурился, смотрит на меня.

Подняла бровь, в немом вопросе, на что мне подарили только нахальную улыбку. Мда, и с этим человеком мне придётся работать целый месяц? Ну нет уж-ж.

Вообще сам по себе парень конечно очень даже симпатичный. Каштановые волосы, выгоревшие на солнце, немного взлохмачены, и выдают в мужчине скорее хулигана, чем серьёзного работника, и уж тем более начальника. Небольшая аккуратная бородка и очки, почти такие же как и у меня, кстати. Может в той же аптеке заказывал?

А, ну ещё футболка нашего бывшего охранника Славы, и часы как две мои зарплаты. Вот и всё, дальше только стол.

— Юрий Борисович, а можно вас на минутку, пожалуйста? — посмотрела на дядю умоляющим взглядом.

Вот чувствует моя душенька, что я смогу его уговорить не отправлять меня в эту ссылку, а ещё чувствую своей пятой точкой, что не сработаемся мы с этим нахальным типом, так что надо срочно спасаться.

— Гель, давай после подписания договора, хорошо? — дядя Юра наклонился ближе ко мне, чтобы нас не услышали "посторонние".

— Какого ещё договора? Я к ним ни за что не пойду! Ну не отдавайте меня им, дядь Юр, ну, пожалуйста, — я и захныкать хотела бы, но такого счастья я своему будущему начальнику точно не доставлю. Пусть не думает, что я так легко ему сдамся.

— Не могу, Гель. Нам контракт с ними очень нужен. Да и месяц — это не так много, а кроме тебя там никто не справится, понимаешь? — да-а, дядя знает как меня можно быстро замотивировать на работу, которую я не хочу выполнять.

И что я в самом то деле так упираюсь? Ну подумаешь поработаю немного в другом месте, опыта наберусь. Возможно.

— Ла-адно. Что там за договор? — дядя сразу заметно оживился, чему я была несказанно рада, — Я согласна у вас работать, давайте обсудим детали, — посмотрела на нахального нового начальника и не удержалась от колкости, — Так и быть.

— Отлично, — растянул губы в улыбке чеширского кота и прищурился, — Вот бумаги, — придвинул ко мне стопочку листов А4, с уже напечатанным текстом. Готовился он что ли к этой встрече?

Читаю, читаю… Вроде ничего необычного не вижу. Напрягает только, что нужно проработать не менее тридцати календарных дней, и если уйду на больничный, то дни моей работы засчитываться не будут.

Мда, отлынивать не получится, хотя я и так к этому не привыкла.

Взгляд зацепился за необычную фамилию начальника.

— Кошкин Д. С.? Серьёзно? — подняла взгляд на этого Д. С. и поправила очки на носу.

— Серьёзно, Мыш-шкина, — кивнул и улыбнулся уголком губ.

Глава 4

— Ёшки-лепёшки, как так-то?! — подскакиваю с кровати и со скоростью света бегу в ванную.

Как я могла проспать в первый рабочий день на новом месте?

Нет-нет, не так!

Как я вообще МОГЛА ПРОСПАТЬ?!

Я никогда никуда не опаздывала, потому что всегда заводила будильник задолго до нужного времени!

Сколько себя помню, всегда была самой ответственной в семье и всегда именно Я будила братьев в школу, а потом и в институт. А когда они съехали от нас с мамой, то тоже будила, но только уже просто звонками.

Быстро приведя себя в порядок, побежала одеваться в «рабочую» одежду. Она у меня всегда готова к началу нового дня.

А всё почему?

А всё потому, что я очень ответственная!

А-а, как я могла проспать?!

На улице ливень льёт как из ведра, а мне нужно ехать с двумя пересадками. Вчера я досконально изучила маршрут до офиса этого… Кошкина, чтоб его!

Делать нечего, вызываю такси, потому что если опоздаю в первый же день — моей работой будут недовольны, а если ей будут недовольны, то имидж дядиной компании может пострадать.

А этого я допустить ни в коем случае не могу!

Так, такси приехало. Быстренько осматриваю себя в зеркале, косу я уже заплести никак не смогу, поэтому пшеничные волосы почти до пояса просто прячу под капюшон дождевика, серые глаза блестят под стёклами очков, а пухлые розовые губы как и обычно в рабочий день — не тронуты помадой.

Мчу по ступенькам шесть этажей вниз, потому что лифт как обычно "на ремонте". Это хорошо что на работу я не ношу каблуки, а то могла бы сейчас и ногу подвернуть ненароком. Или шею. Тьфу-тьфу, конечно. Что за глупые мысли!

Проезжая мимо частного сектора пытаюсь рассмотреть хоть что-то сквозь пелену дождя. Вот сейчас наверное дачники радуются, что им не придётся поливать свои грядки. Дождь сейчас сделает всю работу на неделю вперёд..

Июль месяц, ливень стоит стеной, а температура на улице как в парилке. Или это я от волнения так взмокла?

Влетаю в офис запыхавшаяся и мокрая до безобразия.

Естественно я знаю куда «лететь», потому что вчера не отпускала этого… Кошкина, пока он подробно не объяснит и не нарисует «план» как добраться до его покоев, кхм, то есть до рабочего кабинета, конечно.

Деваться ему было некуда, поэтому любитель кофе только качал головой, шипел что-то себе под нос, но всё равно рисовал красную дорожку на листке от предполагаемой входной двери, до его кабинета. Ну, а я уже вечером для себя всё подробно изучила.

Бегу со всех ног до кабинета нового начальника, на ходу снимая очки — пытаясь протереть запотевшие стёкла и при этом не споткнуться на ровном месте… И тут же врезаюсь в бетонную стену, которая почему-то очень вкусно пахнет. Я ещё пару раз вдохнула поглубже, ммм. А потом эта самая стена хватает меня за плечи и немного отлепляет меня от себя..

— Опаздываешь, Мыш-шкина! — слышу сразу голос своего нового, блин, чтоб его начальника! Как так-то? В глубине души, я очень надеялась, что его машина может застрять в грязной луже во дворе. Хотя о чём это я? Он наверно и лужам на своём пути не даёт расползтись, а то вдруг дорогие туфли и начищенные до блеска шины замарает. — В первый же рабочий день. Ай-яй, Мыш-шкина, и где это наш хвалёный и самый ответственный работник в офисе, мм? Или Юрий Борисович нам подсунул бессовестного опаздуна? — руки с плеч не убирает, и кажется даже что ближе придвигается в ожидании моего ответа.

— Я… - кое-как одеваю очки на нос даже не удосужившись протереть лицо от капель дождя, и чувствую как нижняя губа начинает позорно дрожать.

Да я же сейчас разревусь прямо здесь, посреди коридора.

А всё этот Кошкин, моя непереносимость к критике (особенно если она касается моей работы) и чрезмерная эмоциональность.

А если меня увидят новые работники? Они же после такого «выступления» меня ни за что уважать не будут. Потому что если я плачу, то об этом непременно узнают все вокруг. Точнее услышат..

— Э-э, ты чего это удумала, Мышкина? Реветь собралась что ли? Даже не думай, поняла? — растерянно вытирает большими пальцами, капли дождя с моих щёк, видимо думая что я уже залила всё лицо горючими слезами, — Да нормально всё. Ты чего? Первый раз вообще просто предупреждение, так что не волнуйся, штрафов никаких не будет.

Эх, чтобы не опозориться с крокодильими слезами, и медвежьим рёвом — нужно переводить все свои сопли в злость.

А злость на кого я могу перевести? Правильно — на своего обидчика! Который стоит перед мокрой и уже злой — мной, причёсанный в до ужаса отглаженном и сухом костюмчике тройке. Ну держись, Демид Сергеевич!

Бью его своими мокрыми ладошками по рукам, чтобы не трогал моё лицо.

А потом зарываюсь в его волосы ероша их до безобразия, и тут же подпрыгиваю и висну у него на шее при этом стараясь максимально впечататься в мужчину и вытереть свой мокрый дождевик об его идеальный костюм.

— Ты что творишь, ненормальная! А ну отлипни от меня, — хватает мои руки пытаясь убрать их со своей шеи. При всей ношей возне мы неуклюже сталкиваемся стёклами очков и замираем в паре сантиметров друг от друга шумно дыша, — Я тебе штраф впаяю, поняла, Мышкина?! — шепчет и мечется взглядом по моему лицу. Неужели у меня очки треснули?

— Можете сразу два оформить! — наступаю своей мокрой туфлей на блестящий мужской ботинок, и выдыхаю с облегчением. Миссия выполнена.

Глава 5

— Ты что творишь, ненормальная! А ну отлипни от меня, — хватает мои руки, пытаясь убрать их со своей шеи. При всей нашей возне мы неуклюже сталкиваемся стёклами очков и замираем в паре сантиметров друг от друга, шумно дыша, — Я тебе штраф впаяю, поняла, Мышкина?! — шепчет и мечется взглядом по моему лицу.

Неужели у меня очки треснули?

— Можете сразу два оформить! — наступаю своей мокрой туфлей на блестящий мужской ботинок и выдыхаю с облегчением. Миссия выполнена.

— Ты что делаешь, Мыш-шкина?! — кажется, кому-то не понравилось, что его хрустальные туфельки заляпали.

— Ой, простите, Ради Бога! Нога соскользнула. Там на улице знаете, какой ливень, у-уф, жуть просто, — мысленно хихикнув, подняла взгляд на нового начальника и, округлив глаза, прижала ладошку к губам, — Но вы не волнуйтесь, у меня с собой есть влажные салфетки. Детские «Для нежных попок», вам как раз подойдут, — быстренько достаю маленькую пачку и вручаю в руки пыхтящему как паровоз мужчине.

Как только дым ещё из ушей не валит, странно даже. Кажется, у него даже капилляры в глазах полопались от напряжения, но это не точно.

— За мной в кабинет, живо! — поворачивается ко мне спиной и быстрым шагом уходит, не оглядываясь.

Ну, а я что?

— Слушаю и повинуюсь, — бормочу себе под нос и иду следом.

Оглядываюсь по сторонам, и никого вокруг нет. Фу-ух, очень хорошо, что моё представление никто не видел. Прям камень с души упал.

— Это твоё рабочее место, — указывает на малюсенький стол, очень похожий на детский, — Сейчас позову кого-нибудь из девушек, они помогут тебе разобраться с делами. А пока свари мне кофе и поживее.

Что? Кофе?

С ужасом поднимаю глаза на Кофемана Сергеевича и складываю руки на груди.

— Вы, наверное, удивитесь, Демид Сергеевич, но я вам не секретарь, чтобы варить кофе! На предыдущем месте я работала в отделе кадров, и так как здесь я сотрудник по обмену, то прошу… нет-нет, я требую, чтобы меня определили точно на такую же должность!

— Требовать здесь могу только я, понятно, Мыш-шкина?! — вздрогнула от того, что этот неуравновешенный тип хлопнул ладонью по столу, — Кофе жду через десять минут. Аппарат у тебя за спиной, — развернулся и зашёл к себе в кабинет.

Фу-ух, вот же психованный мне попался начальник.

Решила, что такие вещи, как снятие с должности и установление на другую, нужно обсудить с дядей и набрала его номер. Но, к сожалению, дядя Юра сказал, что на новом месте только новый начальник будет решать, кем я здесь буду работать, «в пределах разумного, конечно» — как выразился дядя.

Ла-адно, хочешь кофе — будет тебе чай.

— Мыш-шкина, — подпрыгнула на месте от неожиданности, — Прошло пятнадцать минут! Не вижу у себя на столе кофе, который я просил! — злой начальник выглянул из кабинета.

— Так у вас аппарат сломался, Демид Сергеевич, — пожимаю плечами и дальше продолжаю листать журналы по строительству, которые лежали на столе. Очень интересные, кстати, нужно взять домой полистать.

— Как сломался?! Полчаса назад работал! — брюнет подошёл к кофемашине и стал нажимать на неизвестные мне кнопки. Хоть бы они и оставались такими же неизвестными и дальше, — А знаешь что, Мыш-шкина? — подходит ко мне и упирается ладонями в стол, нависая надо мной как туча.

— Ч-что? — выдыхаю и закусываю нижнюю губу.

Неужели заметил, что я отключила аппарат из розетки?

— А сходи-ка напротив, в кафе, там варят отменный кофе. У тебя двадцать минут. Не успеешь — штраф! — развернулся и пошёл к себе в кабинет походкой победителя.

Так и хотелось ему подножку поставить, чтобы не зазнавался.

— Демид Сергеевич, вы меня, конечно, извините, но моё здоровье мне очень дорого!

— Чего? — повернулся в дверях и растерянным взглядом посмотрел на меня.

— Не «чего», а дождь, говорю, на улице сильный! Как я до кафе сейчас дойду? Я же могу промокнуть, простудиться, Демид Сергеевич. А я уверена, что вы не хотите, чтобы ваши сотрудники болели. Я ведь права? Поэтому давайте я заварю вам чай. Чёрный, байховый, цейлонский, так что там ещё написано… - быстро достаю упаковку чая, которую вчера купила на работу из сумки, и пытаюсь прочесть мелкий шрифт. — Ну, в общем, отличный чай! Давайте заварю. Вы покрепче любите или как?

— Я никак не люблю чай, Мыш-шкина. Поэтому у тебя сейчас есть два варианта, — снова подходит к моему столу и, упираясь ладонями, наклоняется к моему лицу, — Или ты включаешь кофемашину в розетку и делаешь мне кофе, или идёшь под ливнем через дорогу. Выбирай. У тебя, — посмотрел на наручные часы, — Осталось тринадцать минут.

Вот же гад! Всё-таки заметил.

Глава 6

Вот и что мне теперь делать, спрашивается, а?

Нет, я, конечно, не совсем древняя и пару раз заваривала дома кофе, когда братья просили, но его я просто насыпала из баночки в кружку и заливала кипятком. А тут целая убойная машина с кучей кнопок и такой же кучей названий. У-уфф.

Так, ладно, пойдём другим путём. Импровизация наше всё.

Стучусь к начальнику и после его громкого «Заходи уже» — вот же кофейный хам — вхожу в кабинет.

— Демид Сергеевич, а сколько штраф за отсутствие такого желанного вами напитка? — смотрю на мужчину, который выныривает из бумаг и смотрит на меня растерянным взглядом.

— Чего? В смысле штраф? — очень ме-едленно до него доходит смысл моих слов, бедняга-тугодум. — Мне. Нужен. Кофе. Мыш-шкина! — громко ревёт начальник, что я едва удерживаюсь на месте, чтобы не подпрыгнуть.

Я слышала, что есть такие люди, которые если не выпьют чашку "бодрящего" напитка утром, то для них день потерян. Но не настолько же сходить с ума, в самом-то деле?!

— Демид Сергеевич, может вам врача вызвать? Вы какой-то нервный и бледный, плохо чувствуете себя? — подхожу к столу начальника и участливо всматриваюсь в его лицо.

— Чего? — ну вот, опять ревёт раненным зверем. Качаю головой, обходя стол, вставая рядом с "больным", и решительно поднимаю трубку телефона. — Ты что делаешь?

— Как это что?! У вас на лице написано, что вы зависимый человек, да ещё и от чего, — эмоционально развожу руками, и телефонный шнур натягивается на максимум от этого движения, — От кофе! Вы вообще знаете, как он вреден для здоровья? По глазам вижу, что не знаете! Да вы за одну маленькую кружку готовы разнести половину кабинета, так что повторюсь: налицо все признаки за-ви-си-мос-ти! Так что, знаете что, Демид Сергеевич? Нет, не знаете, конечно, — снисходительно машу рукой, потому что вижу его стеклянный не понимающий взгляд, — А я вот знаю. Будем отучать вас от этой пагубной привычки, — тянусь рукой к кнопкам набора, но не успеваю ничего нажать, как мужчина подскакивает на ноги и пытается отобрать у меня трубку.

Ну уж-ж нет, я с такими буйными уже имела дело однажды, когда идя домой увидела младшего брата в нетрезвом состоянии пытающегося подкурить сигарету. Отхватил он тогда знатно, сначала от меня, а потом и от мамы. Хотя маме я рассказывать об этом не собиралась, просто получилось, что она пришла раньше с работы, и тут я вваливаюсь в дом, держа за шкирку младшенького. Э-эх..

— Мыш-шкина, отдай телефон, ты что себе позволяешь?! — нависает надо мной тучей, взгляд мечет молнии, красивые такие молнии между прочим, карие с жёлтыми крапинками, у-ух, ничего себе..

— Демид Сергеевич, я как ваш секретарь должна заботиться о вас, понимаете? — снова тянусь к кнопкам с цифрами, но моё запястье перехватывают, поворачивая спиной к телефону и столу. Вжимаюсь ягодицами в стол и наклоняю корпус назад, подальше от мужчины, а то мало ли что у этих зависимых в голове.

— Ты должна делать то, что я говорю, а не заниматься вот этим! — суматошно указывает рукой на трубку в моей руке. — И если я сказал сделать мне кофе, то ты идёшь и делаешь мне кофе, ясно?! — с каждым словом он наклоняется всё ближе ко мне и, чётко проговаривая слова, смотрит неотрывно в глаза. Я также наклоняюсь ниже, только наоборот от него. И когда я уже почти лежу на столе спиной, нога поскальзывается на плитке, и я успеваю только взвизгнуть и ухватиться за шею своего шефа, который тут же падает на меня.

— Знаете что, я тут, может, о вас волнуюсь, а вы мне своим кофе тыкаете постоянно! — не отпуская шеи начальника, пытаюсь подтянуться вверх, чтобы встать со стола, но получается, что оказываюсь ещё теснее прижата к начальнику. Пахнет от него вкусно, а я вообще очень придирчива к запахам, поэтому и кофе для меня не просто плохо "пахнет", а именно раздражает все мои рецепторы.

Вдыхаю запах глубже в себя, когда ещё я окажусь так близко к своему новому начальнику. О-ох, вкусно-то как..

— Ты меня что, нюхаешь сейчас? — опираясь своими руками на стол, заглядывает мне в глаза. И не бледный уже, вон в себя пришёл.

— Что за глупости? С чего бы я должна была вас нюхать? — задираю подбородок выше, не желая показывать, что меня всё-таки немного смутили.

Вообще, конечно, как воспитанный человек мог бы и не задавать такой неуместный вопрос, даже если и заметил. Хотя, что с него взять, эх.

Вот он, не отлепляя моих рук от своей шеи, снимает очки и зажимает в пальцах переносицу, закрывая глаза, а я отмечаю, что у него руки такие красивые. Крупные немного смуглые ладони с длинными пальцами и переплетением вен, которые узорами уходят под манжет белоснежной рубашки… Буквально отдираю взгляд от его рук и шумно выдыхаю..

Ёшки-лепёшки, что за мысли? Вот это я влипла..

Глава 7

— Ты откуда взялась такая, Мышкина? — надевает очки и смотрит мне в глаза.

Изо всех сил беру себя в руки. У меня Витя вообще-то есть, чего это я распереживалась так? Полнолуние не иначе.

— Дэм, ты смот… Ого… - со стороны двери слышится громкий бас.

Вздрагиваю всем телом и мы с начальником сталкиваемся очками. Блин, нужно запасные купить, а то такими темпами через пару дней, эти будут разбиты.

Меня с отрешённым выражением лица поднимают со стола, забирают из рук трубку и кладут её на место.

— Жду свой кофе, можешь быть свободна, — садится как ни в чём не бывало за рабочий стол. Вот же сухарь-сушёный, всё ему нипочём, — Ильюх, что у тебя? Да, кстати, Мышкина, это мой партнёр, для тебя такое же начальство как и я. Илья Алексеевич Горский. Так что если он к тебе обратиться за какой-либо информацией, то будь добра предоставить.

— Здравствуйте, — поправляю слегка помявшееся платье на коленях и поднимаю глаза на ещё одного начальника. Это тот тип, который «фотографировался на паспорт» в кабинете дяди. Он, в принципе, и сейчас стоит такой же. Серьёзный и невозмутимый, как замороженная рыба.

— И вам здравствуйте, Ангелина, — проходит в кабинет и садиться напротив меня и Демида.

Ой, тьфу-тьфу, напротив Демида Сергеевича.

— И вам тоже кофе? — отхожу немного от нового-старого начальника и строго спрашиваю у второго претендента в списке «самый злой босс».

— Нет, спасибо. Мне ничего не нужно, — говорит не глядя на меня и передаёт какие-то бумаги своему другу.

Зависла. Ничего себе. Даже спасибо сказал. Может мы с этим Ильей Алексеевичем даже сработаемся. Да и вообще, не такой он и «замороженный», кажется, не то что дружок его.

Подтянула очки на носу и с лёгкой улыбкой хотела уже направится к двери, как мне уже летят новые ругательства.

— Мыш-шкина, ты ещё здесь?! Если через десять минут у меня на столе не будет горячего кофе, то..

— Что? Уволите? — поворачиваюсь к злому боссу, хлопая ресницами в ожидании его положительного ответа.

Кусаю щёку изнутри, чтобы губы не растянулись в счастливой улыбке. Если он меня уволит, то я смогу ему подобрать сотрудника, с которым он лучше сработается. Да.

И для фирмы дяди Юры будет плюс, что его подчинённым будут довольны, а для меня будет плюс, что мне не придётся сталкиваться больше с этим неуравновешенным типом.

Хм… Может его собака покусала, поэтому он и кидается без явной причины на людей? Прищуриваю глаза и осматриваю его снизу вверх, затем внимательно всматриваюсь в его лицо. Через одежду не видно ничего, но мало ли, может мимикой выдаст неприятные ощущения после укуса.

Хмурится, ага. Может я угадала? Нужно позвонить в больницу и узнать, что делают в таких случаях. А то вдруг занесу ему так бумаги, а он на меня кинется с острыми клыками. Бр-р… передёргиваю плечами, что за мысли.

— Нет, не уволю, у нас, к сожалению, подписан договор с вашей фирмой на определённый срок. Но! Больше ведь не меньше, правда? Будешь отрабатывать дополнительные дни или оставаться после работы!

— За что это, Демид Сергеевич? За то что кофе вам не принесла? Что за нелепые штрафы? Я позвоню своему непосредственному начальству и скажу что вы меня эксплуатируете и постоянно повышаете голос! Дяд… кхм… Юрий Борисович тогда разорвёт с вами договор! Не буду варить кофе! Я не умею, и вообще, у меня аллергия на него! — упираюсь руками в стол и наклоняюсь ниже к нему, чтобы мои дальнейшие слова выглядели более правдоподобней, — Или вы хотите чтобы ваша подчинённая покрылась страшными красными пятнами и её увезли в больницу? — вру не моргнув глазом.

А что? В такой ситуации как моя, считаю что враньё полностью оправдано. Гордо выпрямляю спину и направляюсь к выходу из кабинета.

— Мышкина, — оборачиваюсь на голос "покусанного" кофемана, — Сделай хотя бы чай, — машет рукой и начинает просматривать бумаги.

Ес-с..

Звонок дяде пока отменяется. Буду пробовать решать свои проблемы сама.

Глава 8

Напевая весёлую песенку себе под нос завариваю крепкий чай.

Добавляю сахар по своему вкусу в одну из двух кружек, ставлю их на поднос и несу в кабинет начальнику.

Стучу.

Стучу.

И опять стучу.

Оглохли они там что ли?!

Наконец слышу недовольное бормотание… вжу-ух и дверь передо мной открывается.

— Мыш-шкина, сказал же — входи! — возмущается себе под нос новый-старый шеф и держит для меня дверь.

Джентльмен, куда деваться.

* * *
— А это вам, Илья Алексеевич. Без сахара, но если нужно то — вот он, — указываю рукой на поднос где лежат маленькие пакетики, — Я не знала какой вы предпочитаете.

Главному своему начальнику поставила кружку молча, а то ещё скажу что-нибудь не то и опять начнёт рычать, кричать, кидаться..

А вот этот Илья мне кажется более адекватный, глядишь подружимся и можно будет ему намекнуть чтобы меня перевели обратно к себе в фирму, а я сюда на замену подберу нормального секретаря.

Г — Гениально!

— А мне почему не предлагаешь?! — Кошкин подозрительно щурится и нюхает кружку с чаем.

Закатываю мысленно глаза, вот жеж-ж человек противный какой.

— А вам я сразу с сахаром сделала. От сладкого настроение поднимается, а оно вам о-очень нужно сейчас. Понимаю — на улице плохая погода, понимаю — вы не получили свой кофе, понимаю — вас покусала собака, но это ведь всё мелочи, Демид Сергеевич. Всё обязательно наладится, и мы вас обязательно вылечим. О! А хотите я вам ещё пирожных сладких закажу? — радостно воскликнула.

Хоть бы согласился, я тоже пирожных хочу.

Хотя я готова даже целый торт ему заказать, пусть только перестанет постоянно бурчать.

Только вот мне кажется что на моё предложение он ещё больше хмуриться стал.

Пячусь ближе к двери. Если вдруг кинется на меня, то ему сначала придётся обойти друга, а за это время я точно успею убежать.

— Мыш-шкина, какая ещё собака? Ты что придумываешь здесь?! — хлопнул ладонью по столу.

У него точно какие-то проблемы с самоконтролем. Зуб даю.

— Демид Сергеевич, да это я так, к слову пришлось, — развожу руками, — Просто вы такой агрессивный и возбуждённый, что с вами страшно иметь дело. Честное слово. Но не волнуйтесь, всё будет в порядке. Пейте пока чай, он очень вкусный. Расслабляйтесь, — и уже когда подошла к двери и взялась за ручку услышала громкий смех второго начальника.

О Боже. И этот ненормальный что ли? Что смешного то?

— Ангелина, я вам лично выписываю премию за этот месяц! Вы — чудо, — до этого момента, сидящий без особых эмоций Илья Алексеевич смеялся, а я искренне не понимала над чем.

Неужели и этого в больничку надо?

— Ну хватит! — хлопок.

Ох, от этих хлопков, стол босса точно скоро развалится.

— Ага, да. Приятного, вам, чаепития, — выбежала, плотно прикрыв за собой дверь, но даже около моего стола был слышен громкий смех одного и бурчание другого.

И куда я попала спрашивается?

* * *
Первый рабочий день закончился так же как и начался. Стеной из ливня и недовольным начальником.

После того как принесла ему в первый раз чай, он ещё несколько раз просил принести такой же.

А ещё говорил что чай не любит… Вот и верь после такого людям.

Рассказывать о работе ко мне сегодня так никто и не пришёл, поэтому целый день я и делала что, заваривала чай и листала журналы.

Вот зачем ему вообще секретарь спрашивается?

Мне на рабочий телефон ни разу никто так и не позвонил. Надо будет завтра поговорить об этом с боссом.

— Мышкина! Такси силой мысли вызываешь или дождь гипнотизируешь чтобы он быстрее закончился? — начальник подкрался сзади незаметно, пока я около дверей офиса и правда — то ли дождь гипнотизировала, то ли такси вызывала силой мысли.

— Очень смешно, Демид Сергеевич. Может я в душе джедай, откуда вам знать? Сейчас возьму и телепортируюсь домой.

— Джедай, тебе сколько лет? — тихо засмеялся мужчина пытаясь высмотреть что-то сквозь беспроглядный поток дождя, — А если серьёзно, домой как добираться будешь? Такси вызвала? Или у тебя джедайский зонт имеется?

Зависла на секунду на его улыбке. Он ещё ни разу мне не улыбался.

Хотя о чём это я? Тряхнула головой. Он и сейчас улыбается не мне, а двери.

— Не вызвала, — тяжко вздыхаю, — Я и так утром на такси сюда добиралась, а живу я, между прочим, на другом конце города. Да и у меня дождевик есть, не пропаду, — надеваю прозрачный капюшон на голову и собираюсь уже выйти наконец на улицу.

— Э-э, стоять! — хватает меня за локоть, — Мыш-шкина, совсем уже ненормальная?! Со мной пойдёшь, довезу тебя. Так уж и быть, — протискивается на улицу и тащит за собой не отпуская мою руку.

— Демид Сергеевич, никуда я с вами не поеду! А ну ка отпустите меня немедленно! Я вас всего первый день знаю, чтобы ещё в машину к вам садиться! — упираюсь ногами в скользкую плитку.

О-ох, хоть бы по ступенькам на попе не прокатиться ещё.

— Обалдела?! Живо в машину пошли! У меня в отличии от тебя нет такой приблуды, — показывает на мой дождевик и пытается перекричать шум дождя, — Моя машина стоит там, — перехватывает мою ладонь своей, и указывает кивком головы в направлении машины, — Бежим на счёт три, поняла?!

Почему-то начинаю часто-часто кивать головой, а сама с галдящим сердцем смотрю на наши руки.

Ёшки-лепёшки, это что же такое делается?!

Глава 9

Послушно бегу за своим начальником.

Точнее, послушно перепрыгиваю за ним через лужи.

Демид Сергеевич, пиликнув сигнализацией, открывает мне пассажирскую дверь и быстренько, оббежав машину, плюхается на водительское сиденье.

Пока машина греется, стягиваю с себя дождевик и, чуть привстав, вешаю на своё сиденье сзади. А вот моему боссу хуже, он протирает лицо и волосы от мокрых капель, и одежда на нём вся насквозь мокрая. А ему то стянуть с себя нечего, хотя..

— Демид Сергеевич, снимите хоть пиджак, он же мокрый совсем, вы можете ещё сильнее заболеть… - стараюсь не смотреть открыто на взъерошенного и мокрого мужчину. О-очень эффектное зрелище должна признать.

И какое-то странное чувство в груди, непонятное совсем..

Поднимаю руку и тут же отдёргиваю её.

Ёшки-лепёшки, я что-же сейчас хотела ему волосы поправить? Ужас какой, может я тоже заболела?

— Мыш-шкина, ещё одно слово про болезнь или про собаку, приплюсую два рабочих дня, — грозно говорит мужчина, даже не взглянув на меня.

— Вы ч-что д-делаете? — начинаю заикаться когда вижу, что за снятым пиджаком следует и рубашка босса.

— Да вот думаю, что мы с тобой уже достаточно знакомы, Мыш-шкина, пора переходить на новый уровень отношений, — подмигивает и продолжает расстёгивать рубашку.

— Н-новый ур-ровень? — зачем-то переспрашиваю, дальше наблюдаю за полуголым телом мужчины.

— Шутка, — громко начинает смеяться. Настоящий псих, честное слово. — У меня вещи с собой есть для спортзала. Переоденусь, чтобы не заболеть, а то ты так волнуешься, — протискивает своё обнажённое тело между нашими сиденьями, забирая оттуда спортивную сумку. — Расслабься, Мышкина, чего трясёшься? Пошутил я, ты вообще не в моём вкусе.

Трогаемся в тишине, больше не знаю о чём с ним говорить. После того как этот человек заявил, что я «не в его вкусе», отвернулась к окну и больше к нему не поворачивалась. Как будто он в моём вкусе, пф-ф, да у меня Витя вообще-то есть.

Едем минут десять, пока я не вспоминаю, что адрес я свой начальнику не называла.

Молча кошусь на мужчину, а он так же молча пытается разглядеть за лобовым стеклом дорогу. Страшновато как-то становится, куда это он меня везёт?

Дворники не помогают, ливень застилает всё, рассмотреть где мы едем я при всём желании не могу.

— Какой же сильный дождь идёт, да, Демид Сергеевич? — начинаю беседу издалека.

— Хочешь поговорить о погоде, Мыш-шкина? — усмехается, быстро кинув взгляд на меня, и тут же переключается обратно на дорогу.

— Почему вы постоянно зовёте меня по фамилии?! Я же не говорю вам «Кошкин, вот ваш чай», — складываю руки на груди и сверлю невоспитанного водителя взглядом.

— Ещё бы сказала, я вообще-то твой начальник, — направляет на меня указательный палец, — Как хочу так и называю, — снова быстро кидает взгляд на меня и возвращает его обратно на дорогу.

— Хамский хам, — шепчу себе под нос и отворачиваюсь к окну.

— Что ты там говоришь, Мыш-шкина? Что я самый лучший начальник на свете?

— Губу раскатал, — снова шепчу и закатываю глаза.

— Опять не расслышал, — резко сворачивает к обочине и повышает голос, — Давай-ка погромче, что я там раскатал, м? — начальник быстро отстёгивается и нависает надо мной.

— Ничего, ничего, ничего не говорила, — быстро тараторю и зажмуриваю глаза.

Дождь барабанит по машине, гром грохочет, машины сигналят и злой демонюка нависает надо мной.

— Говори! Или сейчас высажу!

— Г-губу раскатал, — пищу всё ещё жмурясь.

— Что ещё? Живо!

Резко открываю глаза и тут же вжимаюсь всем телом в сиденье, потому что лицо этого ненормального в нескольких сантиметрах от моего, и ещё… кажется он и правда псих.

— Хамский хам! Это я про вас, Демид Сергеевич! — нащупываю в сумке маленький газовый балончик и крепко сжимаю в ладошке, пусть только попробует пристать, как пшикну — мало не покажется.

Но он наоборот откланяется от меня, откидываясь на спинку своего сиденья, и накрывает лицо ладонями.

Ой… Он что же..?

— Демид Сергеевич, вы что, плачете? Демид Сергеевич, я не хотела вас обидеть, честно… - так, стоп, а я хотела или хотела?

Дотрагиваюсь до ходящего ходуном мужского плеча и слегка поглаживаю.

— Мыш-шкина, ну ты… Просто хамская хамка! Честное слово, — убирает руки от своего лица, и я вижу, к сожалению, не слёзы, а улыбку направленную на меня.

Шутки шутит что ли?

— Зачем мы так резко остановились? Куда вы меня везёте?! Имейте ввиду, меня будут искать! У меня два брата, вы знаете что они с вами сделают, если со мной что-нибудь случиться?! Собака покажется вам милым сном!

— Какая же ты, — качает головой, — Глаза устали, постоим три минуты и поедем дальше.

— Куда поедем? Я вам свой адрес не называла! Вы что задумали?! И вообще, вот что у меня есть, — достаю из сумки балончик и показываю ему, — Так что даже не думайте, что я вам так легко сдамся!

— Мыш-шкина, я твой начальник, я знаю твой адрес, потому что видел твоё личное дело. Туда и везу. И спрячь по хорошему эту штуковину, или нам придётся вдвоём сидеть под ливнем с красными глазами.

— Вы точно меня домой отвезёте? — осторожно спрашиваю.

— Точно отвезу. К тебе домой. Потому что такого «счастья» у себя дома мне точно не нужно.

— Хорошо, — киваю и убираю балончик обратно в сумку.

— И ещё, Мыш-шкина, плюс два рабочих дня тебе. Я предупреждал. — пристегнувшись заводит машину и выезжает на дорогу.

Глава 10

Прошла почти неделя на новом рабочем месте.

Обязанности мне, конечно, мои объяснили, что и как делать тщательно показали (раз пять — не меньше). Как будто я птенец несмышлёный, в самом-то деле, и не смогла бы разобраться с компьютером.

Тем более конторка маленькая, звонков поступает не много, и, честно признаться, непонятно, чем Демид Сергеевич может быть так полезен для дядиной фирмы.

Начальник мой ходил эту неделю хмурый. Иногда ловила его задумчивый взгляд на себе, но когда он замечал, что его поймали с поличным, то сразу отворачивался и ещё больше злился.

На что вот только непонятно… Работу я свою выполняла отлично, никаких заминок никогда не было. С коллективом держала строгий нейтралитет. В конце концов, я здесь всего на месяц, чего голову забивать ненужными знакомствами?

— Мыш-шкина, — подскочила на стуле от громкого отклика, — Ты что спишь на рабочем месте?!

— Нет, Демид Сергеевич, вы что. Читаю, вот, — быстро поправляю очки и щипаю себя за коленку под столом, чтобы быстрее придти в себя.

Ну вздремнула немного, чего кричать-то так?

У меня Мурка загуляла, всю ночь её гладила, только бы не слушать, как она зазывает к себе "кавалеров" из соседних квартир.

— То есть это не ты сейчас пускала слюни на договора? — прищуривается и смотрит на меня сверху вниз. Ох, и любит же он гляделки эти. — Ладно, я к тебе с заданием, Мыш-шкина, — присаживается на краешек моего стола.

Невежа. Отодвигаю подальше все принадлежности, которые лежат на столе от его мягкого места.

— Какое, Демид Сергеевич? — достаю блокнот с ручкой и сразу включаю серьёзного работника.

— Вчера был день рождения у Ильи Алексеевича, поэтому на субботу нужно будет заказать стол в ресторане. Посидеть всем коллективом, поздравить. Твоя задача предупредить работников и всё оформить в лучшем виде. Ну и всё, — хлопает себя по коленям и встаёт с моего стола направляясь к своему кабинету.

— Демид Сергеевич, Демид Сергеевич! — подскакиваю и лечу в ещё не закрывшуюся дверь кабинета, — Де..

— Да чег… - резко разворачивается, и я влетаю на всей скорости в начальника.

Чувствую щелчок на переносице и с мученическим стоном понимаю, что очки всё-таки не выдержали и сломались.

Так и знала!

Я так и знала, что это случится!

— По работе я! — рычу начальнику и снимаю с лица две одинаковые части поломанных любимых очков.

— Мыш-шкина! Ходячая беда! Зачем только взял тебя себе! — так же рычит и сжимает руками мои плечи.

Поднимаю глаза на него, но взгляд не может сфокусироваться и стать чётче. Бесит. Он меня бесит. И держит меня ещё. И отчитывает, как будто я в чём-то виновата.

— А никто вас и не просил брать меня себе! — с психами дёргаю плечами, пытаясь сбросить его руки.

— Не просил! Не просил, Мышкина, сам захотел, — запускает пятерню в свои волосы и ерошит их, — Давай очки твои гляну, — протягивает руку, а второй так же удерживает меня за плечо. Снова пытаюсь скинуть его наглую конечность с себя, но он только поворачивается к столу и ведёт меня свободному стулу, — Садись и говори, что хотела.

— Хотела уточнить в какую субботу корпоратив, какая сумма выделяется на мероприятие, и обязательна ли явка? — всё ещё рычу, не могу ничего с собой поделать.

Хочется встать и запустить в него чем-нибудь тяжёлым.

И почему он только со мной так разговаривает? С остальными он улыбчивый и добрый парень, а как только в поле его зрения появляюсь я, то ему нужно сразу царапнуть меня побольнее.

— Завтра, Мышкина, завтра у нас суббота. По поводу суммы скажу чуть позже, а явка обязательна для всех, понятно?! Или у тебя другие планы были на выходные? — забирает у меня очки из рук и начинает их крутить туда-сюда в своих лапищах, сейчас ещё больше доломает, мастер-ломастер Сергеевич.

— Как завтра? Конечно, были! У меня, между прочим, личная жизнь есть, и я не могу вот так срываться непонятно куда! — мама нас с братьями завтра ждёт в гости, там дел на огороде и по дому невпроворот, и что я ей должна сказать "Прости, мам, я завтра не могу, пойду в ресторан есть халву и пряники..".

Илью Алексеевича я вчера поздравила, даже шоколадку ему подарила. За эту неделю мы с ним вполне себе наладили немного контакт, он оказался намного приятнее моего начальника в общении. Но к изначальной своей цели по замене работника, я так ни капли и не придвинулась.

Нет — нет, ни в какое кафе я не пойду и точка! Тем более, что мне там делать, если я уже меньше чем через месяц буду сидеть в своём любимом кабинете и заниматься своей работой. Поэтому зачем мне идти на это мероприятие — не понимаю.

— Мыш-шкина, личную жизнь мы оставляем дома, а здесь работа. И вообще, не явишься — три недели отработки! И это последнее слово!

Вот жеж зас… нехороший человек какой!

— Поняла, Демид Сергеевич! Завтра буду, — цежу сквозь зубы и встаю со стула.

Ещё бы из кабинета выйти и не разбить ничего вокруг, потому что вижу сейчас не лучше крота.

Хотя… А это идея!

Глава 11

— Мои очки, — подхожу к начальнику и протягиваю ладонь.

— Я их посмотрю. У тебя есть с собой запасные или линзы? — крутит мою вещь у себя в руках… Хм, или это вообще не мои очки у него?

— Нет, конечно. До вашего появления в моей жизни в этом не было необходимости, — язвлю, потому что сейчас только на это и способна.

Накатывает ощущение беспомощности, когда понимаю, что цветок, который я поливала целую неделю на подоконнике, сейчас выглядит как расплывчатое месиво.

Снова тяну руку, но ловлю ей только воздух.

— Сказал же, посмотрю. Сядь, — берёт за локоть и подталкивает к своему креслу, — Можешь пока в сапёра поиграть, — весело хмыкает.

Мда, юморист.

Пока обхожу стол и проваливаюсь в удобное кресло начальника, в голове так и крутится мысль как-нибудь ему напакостить. Ведь если бы он вначале всё объяснил мне с этим корпоративом, то не пришлось бы бежать за ним. А если бы не побежала — то не сломала бы очки. Теперь в линзах на корпоратив идти придётся. Да и вообще идти на него придётся. Блин, блин..

— Мыш-шкина, перестань так глазеть!

— А? — голос босса вырывает меня из мыслей.

— Я говорю, перестань пялиться на мою ширинку! Это, в конце концов, неприлично!

— Ой, извините, — перевожу расплывчатый взгляд снова на окно. Даже не заметила, что зависла на одной точке, — Если вас хоть немного это успокоит, Демид Сергеевич, то я совершенно там ничего не увидела. Не переживайте.

— Мыш-шкина, такие слова мужчину наоборот не успокаивают.

— А что мне, по-вашему, нужно сказать? Что там у вас всё прекрасно? Я придерживаюсь определённых правил в жизни — не врать, — вру, конечно, ничего такого я не придерживаюсь, — Так что я правда ничего такого там не вижу, — хочется добавить, что я вообще толком ничего не вижу, но решаю не развивать дальше эту тему.

— Знаешь, Мыш-шкина, иногда на твой рот хочется наклеить скотч!

— Знаете, Демид Сергеевич, я уже столько раз это слышала, — пожимаю плечами, — Что поделать? Люди не любят слышать правду, — развожу руки в стороны и случайно задеваю на столе стопку толстых папок, которая в свою очередь цепляет стоящую канцелярию, и всё это дружно валится на пол.

Упс… Кажется, «напакостить» получилось не специально.

— Как только сделаю твои очки, будешь сама все документы раскладывать! — обходит стол и становится рядом со мной, доставая что-то из маленького ящика.

— А как же заказать каф… - договорить не успеваю, потому что громкий голос второго начальника меня перебивает.

— Дем, что насчёт завтра? О, Ангелина, привет, — Илья Алексеевич как обычно заходит без стука в кабинет и как обычно с ходу начинает разговор.

— Здравствуйте, — улыбаюсь "пятну" у двери.

— А?..

— Видишь? Помогаю подчинённым, — поднимает руки вверх, как я понимаю, демонстрируя Илье Алексеевичу мои очки.

— Но-но! Я бы попросила, Демид Сергеевич! Во-первых, это по вашей вине они разбились, а во-вторых, ремонтировать я вас их не просила, — ну ничего себе наглец, ещё пусть по всему офису пустит слух, какой он рыцарь.

— Мыш-шкина, сейчас вообще тогда делать ничего не буду, — пожимаю плечами на его слова.

— Так я пойду тогда? Домой… Я ведь всё равно работать не смогу. Вы сами сможете всё решить по поводу завтра? — заставляю встать себя с мягкого кресла. Вот бы и мне такое купили..

— Что купили? — ой, кажется, я вслух подумала.

— Очки новые. Купили, — язвлю снова.

Ох, что-то я распоясалась совсем… Дядя бы не одобрил..

— Куплю я тебе новые очки, Мыш-шкина. Всё-таки я тоже виноват. Совсем чуть-чуть, но всё же.

— Кхм, а у вас тут как обычно весело, — Илья Алексеевич проходит в кабинет, — Даже хорошо, что застал вас вместе, — дёргаюсь на последних словах. Это что ещё за интонация в его голосе проскочила?

— А что ты хотел? — Демид Сергееввич кажется и не заметил ничего.

Странно, может это я надумала?

— Давайте в клуб завтра? Коллектив у нас молодой, я думаю, никто против не должен быть.

И я бы тоже была ЗА обеими руками, потому что мне там очень понравилось. Когда меня Ирка первый раз позвала в клуб, два месяца назад, я была на седьмом небе от счастья. Громкая весёлая музыка, разноцветные огни… Танцуй до утра, до натёртых мозолей… Но-о, не со своими же коллегами! Я никогда не сближаюсь ни с кем на работе, Ирка единственная, кто сам пробился ко мне. Поэтому идти туда с кем-то кроме неё я категорически не хочу!

— Я против, Илья Алексеевич! Извините, но в клуб-то нужно идти поздно, и я не смогу потом заняться своими личными дел…

— Мыш-шкина, я уже, кажется, говорил про личные дела, которые нужно оставлять дома. Или вообще не заводить! — начальник наклоняется ближе ко мне и берёт за локоть, — Чтобы не мешали работе, естественно.

Я не могу рассмотреть его лица, поэтому сейчас больше сосредоточена на тактильных ощущениях. Рука у него горячая и пальцы чувствуются такими сильными, но одновременно нежными… Ёшки-лепёшки, снова я думаю про его руки… И трепет такой странный в груди…

— Знаете что, Демид Сергеевич, — убираю его руку с моего локтя и хорошо, что просто её убираю, а не луплю по ней, — Я, пожалуй, сама разберусь со своими личными делами, — рычу на начальника, — Очки починили или нет?!

— Починил! — слышу такой же злой рык в ответ, и в этот момент мне в ладонь ложится моя драгоценность.

Ну, вот и ладненько, вот и поговорили.

Глава 12

Очки мои выглядели хорошо, что очень меня удивило, честно говоря. Они были аккуратно и почти незаметно перемотаны белой изолентой.

Но главное, конечно, то, что я могла видеть куда иду и не вписаться в ближайшую стену.

Эх, всё-таки Демид Сергеевич не такой уж "ломастер" оказался.

Илья Алексеевич после того как вышел из кабинета своего друга и моего второго начальника, помог мне выбрать всё-таки не клуб, а кафе в котором мы все дружно пойдём веселиться.

А ещё заверил меня, что в десять вечера корпоратив будет закончен и можно будет расходиться по домам.

Затем позвонила мама и сказала, что завтра подруга позвала её на день рождения, и весьма настойчиво звала меня с собой. А я точно знаю зачем меня приглашают на все эти праздники вместе с ней. Хотят снова и снова расхваливать "самого красивого и лучшего мужчину на свете", то есть сына подруги. Поэтому пришлось с сожалением в голосе сообщить маме, что мне нужно завтра обязательно присутствовать на дне рождения начальника.

В общем я и подумать не могла, что так обрадуюсь тому, что мне не нужно будет ехать к маме, а придётся идти на этот корпоратив.

А вот когда уже пришла домой и мне позвонила подруга, ей я уже смогла нажаловаться на все свои беды, начиная со сломанных очков и заканчивая новостями о предстоящем мероприятии, во всех красках.

— Слушай, Лин, так там же от вашего кафе в десяти минутах ходьбы клуб. Давай туда сходим потом? Вряд ли вы будете сидеть с коллегами до утра.

— Класс, — подскочила на диване от радости, — Мне сказали, что до десяти и все пойдут по домам. А-ай, а если кто-то пойдёт тоже потом в этот клуб? Выходной же. А я тем более сказала, что у меня после корпоратива дела есть. Как-то не красиво получится, если меня там увидят.

— Ой, я тебя умоляю. Ты ведь как обычно будешь переодеваться?

— Угу, — кивнула, хотя подруга меня и не видела.

— Ну вот. Переоденешься, накрасишься. Поэтому даже если тебя кто-то там и увидит, то точно не узнает, — подруга тяжело вздохнула, — И не надоело тебе заниматься этой ерундой с бабушкиными платьями?

— Нет, Ир-р, — возмущаюсь, — И вообще если там длина чуть ниже колен и нет никаких вырезов, то это ещё не значит, что это «бабушкино» платье. Одежда просто скромная и не привлекает к себе внимание. А мне именно это и нужно на работе.

— Если бы дело было только в длине и в вырезах я бы тебе ничего не говорила. Ты так себе и не найдёшь никого… Ой-ой, стоп! — громко перебивает мою ещё не начавшуюся речь, — Только не нужно мне про Витечку своего ничего говорить. Что-то я не заметила у тебя букетов цветов в соцсетях и счастливой улыбки.

— Это потому что меня нет в соцсетях, Ир, — закатываю глаза и смеюсь.

— Вот и я о том же. А если бы были цветы то и соцсети появились, чтобы всем показать какая ты счастливая.

— Нет, точно не появились бы. Не понимаю зачем они вообще нужны.

— Ой всё. С тобой бесполезно спорить о чём-то. Так значит завтра к маме ты не едешь, а целый день будешь свободна?

— Угу, — хрущу в трубку кукурузными палочками.

— Класс, завтра сходим в ТЦ тогда? Хочу на вечер посмотреть что-нибудь.

— Хорошо, созвонимся утром. Мне нужно будет как раз очки заказать. Новые. Кстати, я бы на твоём месте надела то тёмно-зелёное платье. Оно очень тебе идёт.

— Ммм, ладно. Спасибо, подумаю над этим. Пока-пока.

— Пока.

Уставилась в потолок и начала думать про Витю. Я ведь за эту неделю ни разу с Муркой не выходила, чтобы встретить на улице парня. Да и не вспоминала толком про него.

Зато чаще чем следовало бы думала про своего нового начальника.

Ёш-шки-лепёш-шки! Ну нет же.

Нет-нет, конечно он мне не нравится!

Вскочила с дивана и начала быстро переодеваться. Пока ловила свою пушистую подругу по дому, думала, что нужно срочно увидеть красивого и доброго Витю с его собакой. Уверена, что это просто стресс из-за новой работы, поэтому я про него совсем забыла.

И всё. Да. Именно по этому.

Глава 13

Э-эх, каково же было моё разочарование, когда наблюдая за парнем, который мне нравился на протяжении трёх месяцев, я ничего не чувствовала?

Вот совсем!

Но стоило только вспомнить этого наглого «ломастера», который может только кричать, стучать по столу и угрожать мне лишними днями отработки, как в груди начинали лопаться воздушные пузыри, и всё тело наполнялось необъяснимым трепетом.

Как это можно объяснить?

Ну уж нет, мне должен нравиться хороший, воспитанный парень, а не тот, который, совершенно не стесняясь, может раздеться при посторонней девушке в комнате для охраны..

Уф-ф… ну вот опять! Сколько можно о нём думать?!

Весь вечер пятницы я злилась на себя, на этого слишком хорошего Витю, который не хочет ёкаться у меня в груди, на дядю Юру, который, ни капли не сопротивляясь, отдал меня этому Демиду, чтоб его, Сергеевичу. И в основном, конечно же, на самого этого Демида Сергеевича!

Ну, хоть утро и день субботы прошли у меня отлично.

Ирка так хорошо отвлекала меня, что я почти не слышала у себя в голове это противнючее "Мыш-шкина".

Подруга купила себе всё-таки новое платье — красное, чтобы уж точно покорить всех сегодня клубе, а я только заказала себе новые очки, потому что мои перемотанные развалились ещё вчера вечером.

На день рождения второго начальника я особо не наряжалась, надела обычную нежно розовую блузку и юбку чуть короче, чем привыкла носить на работу. С грустью покосилась на разломанные очки и поменяла линзы на свежие. Волосы решила всё-таки распустить и немного завить, ведь я не только собралась в кафе посидеть. Потом я хочу танцевать, много-много и долго-долго. Да-а…

* * *
— Ангелина, ты сегодня какая-то другая, — девушка Маша — была той ещё злоязычной сплетницей и лентяйкой.

И я уверена, что все в этом небольшом коллективе прекрасно это знали, но почему-то всё равно обращались к ней с широкими улыбками.

Мда, вот именно поэтому я и не хочу сближаться с людьми на работе, все здесь лицемерные поганки.

До сих пор удивляюсь, как я умудрилась сдружиться с Ирой.

— Да у меня очки разбились. Я в линзах, поэтому и кажется, что другая, — развожу руки в стороны и тут же понимаю что не стоило этого делать.

А во всём виновата кто? Конечно же Ирка!

Это она сказала, когда увидела платье, в которое я переоденусь для клуба: «Лин, здесь ткань плотная и к нему совсем не предназначен лифчик, зачем он тебе?!»

И правда же ж, ёшки-лепёшки, зачем он мне?! Послушала называется подругу.

— Мыш-шкина. Ты замёрзла. — Демид Сергеевич накинул мне свой пиджак на плечи, когда я вышла из-за стола ответить на звонок подруги.

— Э-э, нет. Не замёрзла, спасибо, — стягиваю с плеч вещь из мужского гардероба, незаметно втягивая в себя его запах. И это уже клиника, ребята.

— Замёрзла, говорю, — поднимаю глаза на начальника, а он… Он пялится на мою грудь. Вот же, проходимец!

— Демид Сергеевич! Как вам не стыдно?! — запахиваю пиджак плотнее на себе, складывая руки на груди под ним.

— Стыдно у кого видно, Мыш-шкина, а у меня не видно, — смотрит на меня с ехидной улыбочкой.

— Что?! Да вы… - не успеваю договорить.

— Что я?

— Что ВЫ?

— Что?

— Да ничего!

Придурок!

— Учти, если ты рассчитывала, что за такой великолепный вид я тебе прощу все отработки, то нет. Не прощу.

Дважды придурок!

Развернулась и пошла перезванивать подруге.

Придурок и хам он! Да.

— Ой, вот тебе и скромница, — вечер подходил к концу, и Маша поджидала меня в туалете около зеркала, — Мышкина, вот скажи, ты реально думаешь, что Демусик на тебя клюнет? Да, даже если ты в одних трусах залезешь к нему на стол — он на тебя даже не посмотрит, — я вышла из кабинки и чуть глаза не закатила.

Стоит попой раковину подпирает, ноги еле держит ровно, тушь под глазами уже оставила чёрные следы и всё равно хватает сил какого-то Демусика обсуждать. Пожалуй, последние два или нет — три бокала для неё были лишними.

— Маш, зачем мне какой-то Демусик, если у меня парень есть? — Вити у меня, конечно, нет, но никому об этом знать не нужно.

Да и распинаться перед сильно захмелевшей сплетницей я не собираюсь. Да вообще не перед кем не собираюсь!

— Да конечно! Ты кому заливаешь, а? Думаешь, пришла тут такая, и тебе сразу в руки всё пойдёт?! Ты хоть представляешь, сколько я Демида обхаживала?! Голая бы сюда ещё заявилась! Тебя в приличное заведение позвали между прочим, а ты как настоящая скр. сирк. секретутка! Не стыдно, Мышкина?! — посмотрела на неё через зеркало и снова чуть глаза не закатила.

Серьёзно? Вести разборки в женском туалете из-за начальника? Неужели корпоративы проходят именно так?

— Ага. Я так понимаю, что Демусик — это Демид Сергеевич? — спросила строго, и многолетняя привычка поправлять очки заставила поднять пальцы к переносице, но вместо очков встретилась с пустотой. Эх.

— Ой, ты дуру то не включай, тебе не идёт, — фух, и на том спасибо большое!

— Так, Маша, а от меня чего ты хочешь-то? У меня с нашим общим начальником ничего нет. Его личная жизнь меня абсолютно-точно не интересует, — уф-ф, вру же… — Ты, насколько я знаю, тоже с ним в отношениях не состоишь. Так к чему споры разводить?

Посмотрела на себя в зеркало и оценила свой внешний вид, кстати не так уж и видно что я без белья. Чего это все взъелись на меня?

— К чему? К чему?! — резко дёрнулась в мою сторону, на что я только успела выставить свою сумку перед её лицом.

— Маша, подумай хорошенько, что ты собираешься сейчас сделать. У меня между прочим два брата, которые научили меня защищаться. А ещё я не пила и твёрдо стою на ногах. Думаю, ты сама не хочешь этого. Тем более, мне осталось доработать у вас совсем чуть-чуть, и сможешь спокойно дальше своего Демида Сергеевича охмурять. Идёт?

Маша надулась, но всё-таки кивнула и вышла.

А вот я шумно выдохнула, когда за ней закрылась дверь.

Потому что в драках на самом деле никогда не участвовала, и если бы сейчас меня захотели подёргать за волосы, боюсь, всё на что я была бы способна — это очень громко кричать.

* * *
— Кла-ас, — Ирка ждала меня в том же туалете, в котором ещё совсем недавно у меня чуть не произошла моя первая в жизни драка. Да ещё и за кого? За этого… Ой всё! Разве этот невоспитанный человек достоин, чтобы я так много думала о нём?! Конечно же нет! — Слушай, а как ты одна здесь осталась? Обычно с корпоративов все вместе уходят.

— Не поверишь, но меня чуть не вытолкали насильно, — хихикаю, вспоминая лицо Демида Сергеевича, когда я сказала что сейчас за мной приедут друзья.

— Кто это? — Ирка терпеливо ждала моего ответа, пока я прокрашивала ресницы с открытым ртом.

— Начальник наш. Который первый, — уточняю. Я рассказывала немного подруге про него, сама даже не знаю зачем.

— У-у, хотел тебя на такси довезти? РомантИк устроить? — играет бровями, намекая на какой именно "романтИк" меня хотели пригласить.

— Нет. Не на такси. Он не пьёт, поэтому на своей машине, — поморщилась, потому что этот Демид Сергеевич, сам того не зная, заработал большой-жирный плюсик в моей симпатии. Я не люблю пьяных людей. А он, оказывается, вообще не пьёт.

— Да ладно? Вот прям совсем? Как и ты?

— Сказали, что совсем, — тяжело вздохнула. — Так, всё, не хочу говорить больше о нём вообще! Танцевать хочу. Очень, очень, очень!

— Ладно, пошли, оставим в машине твои вещи и прогуляемся пешочком до клуба.

— Хорошо, — улыбнулась себе в отражении. — Надеюсь, сегодня всё пройдёт отлично.

Глава 14

— Там кстати сегодня концерт. Местная группа только раскручивается, поэтому плата будет ни о чём, — Ира проскальзывает мимо двух охранников на входе подмигивая одному.

— Ух ты, интересно. Надеюсь музыка будет весёлая, я очень хочу потанцевать, — шагаю за подругой следом рассматривая двухметровых шкафов в чёрных футболках.

Ужас, какие страшные, лысые мужики. Они наверно своим видом только страх тут навевают. Хотя о чём это я, это же и есть работа охраны — навевать страх.

— Посмотрим, сама не знаю что там.

Отдыхающих уже достаточно, хотя ещё и одиннадцати-то нет. Значит многие пришли раньше просто послушать группу.

— Ангелин, давай по коктейльчику, а?

— Давай, — повышаю слегка голос чтобы Ира меня услышала, — Только я безалкогольный, — двигаюсь за подругой к барной стойке.

— Кто бы сомневался. Хоть бы раз попробовала. Вдруг тебе понравится? Я же не говорю напиваться, а просто поп-ро-бо-вать. Давай в твоё Дайкири добавят немного рома?

— Не-ет. Я же сказала не хочу. Хочу просто сладкую водичку и танцевать.

— Ла-адно. Нам «Лонг-Айленд» и безалкогольный «Малиновый Дайкири», красавчик, — Ира быстро улыбается бармену и поворачивается ко мне. — Эх, столиков совсем нет свободных. Придётся на баре стоять, слушать.

— А разве нельзя с бокалами на танцпол? — я пока новичок в клубных делах, поэтому не знаю как тут всё устроено.

— Можно конечно. Просто было бы удобно если бы у нас было своё место. — пожимаю плечами на слова подруги, своё место у меня и дома есть, а в клуб я пришла не рассиживаться, а танцевать.

Группа оказалась очень даже ничего, а уж когда я признала в парне с гитарой своего одноклассника, то стало ещё веселее. Рассказала быстро Ирке про знакомого и мы придвинувшись ближе к сцене стали больше дурачиться чем танцевать. От смеха уже болел живот потому что люди вокруг тоже не стояли столбами, а вместе с нами зажигали..

В весёлой толкучке не сразу замечаю что меня за локоть тащат с танцпола.

Начинаю упираться шпильками в скользкую плитку и почти впечатываюсь в широкую спину моего похитителя.

— Ай-яй, — пищу, но уверена что никто даже не слышит меня и вообще не обращает внимания что кого-то похищают. Незнакомец поворачивается и стреляет в меня карими глазами. — Демид?.. — ошарашенно пялюсь на лицо своего начальника. Ёшки-лепёшки… — То есть я хотела сказать, Демид Сергеев… - не успеваю договорить как карии глаза стреляют в меня гневными искрами с оттенками огней прожекторов и отворачиваясь тащат дальше.

Уже не так упираюсь, а стараюсь передвигать ноги сама.

— Я смотрю друзья тебя встретили, Мыш-шкина, да?! — резко остановившись шипит мне в лицо мой новый босс отгораживая от снующих туда-сюда людей.

— Да, спасибо. Встретили и проводили. — вот же приставучий. И как нашёл меня только среди кучи народа. И что вообще за вопросы?!

— Видел я как тебя провожали. Не могла сказать сразу, что за тобой подруга придёт? Устроила тут модный показ в туалете!

— Откуда вы… Вы что за мной следили?! — пытаюсь вырвать локоть, и меня отпускают только для того чтобы взять за руку.

Смотрю на наши ладони, а в груди тепло-тепло. Глупая улыбка растягивается на губах. Совсем как тогда, когда мы бежали под ливнем за руки его к машине.

— Надо мне ещё следить за тобой, — фыркает и выводит меня на улицу.

Оглядываюсь по сторонам вдыхая тёплый летний воздух и не могу понять где мы находимся. Мы с Иркой точно не заходили через эту дверь.

— В-вы куда меня привели? — пытаюсь отвоевать у сумашедшего кареглазого красавца свою ладошку.

Как-то страшно немного становится.

Куда он меня вывел?

Зачем?

— Это чёрный ход, — говорит, а сам не отпуская моей руки гуляет шальным взглядом по моему наряду.

Ну да, я сейчас выгляжу не совсем так, как на работе.

Точнее, совсем не так, как на работе.

Чёрное платье на тонких бретелях с вырезом на груди, и хоть длина чуть ниже колен, но оно обтягивает фигуру и имеет вырез до самого бедра.

Ну, а что я могу поделать? На работу я специально ношу не совсем привлекательную одежду. А в повседневности я одеваюсь так как люблю.

— А з-зачем нам чёрный ход? — ой что-то тёплый вечер уже не чувствуется таким уж тёплым после таких взглядов.

Так не по себе становится от внимания начальника который не перестаёт на меня пялиться. Причём самым наглым образом.

— Мыш-шкина, ты скажи, у тебя что раздвоение личности? Может проблемы какие, а я и не в курсе?

— Чего? Это у вас похоже проблемы, Демид Сергеевич! А у меня всё в порядке! И отпустите уже меня, это в конце концов неприлично!

— Неприлично, это ходить вот так, — тычет пальцем мне в грудь как раз в тот момент когда я набираю больше воздуха в лёгкие чтобы ещё высказать что-нибудь этому нахалу.

Но когда замечаю снова его наглый взгляд тут же сдуваюсь и скрещиваю руки на груди.

Да, ёшки-блин-лепёшки! Меняю расположение своих рук обхватывая ими плечи и наконец закрываю этому наглецу обзор который ему не даёт покоя.

На меня так откровенно ещё никто никогда не смотрел. И это как-то… волнительно.

Да, даже очень волнительно.

А ещё мне на секунду становится интересно — а ему нравится?

Тут же бью себе мысленно щелбан. Ещё чего не хватало. Буду ещё думать нравится ему или нет!

— Так, пошли, — хватает меня опять за руку и снова-а тащит куда-то, — На парковку. Отвезу домой. Ты мой секретарь. И если я тебя сейчас оставлю в таком виде, то боюсь в понедельник мне придётся искать нового помощника.

— Так! Стоять! — упираюсь ногами изо всех сил в асфальт. — Демид Сергеевич, вы что от меня сейчас хотите? Вы говорили забронировать столик в кафе? Я забронировала. Сказали придти на корпоратив? Я пришла. В чём дело? Сейчас моё личное время и оно к работе не имеет никакого отношения. — задираю нос к верху и смотрю упрямо начальнику в глаза.

Он сегодня тоже без очков, и в голову прокрадывается мысль… Что, если бы он меня сейчас поцеловал, то нам бы ничего не мешало..

Ужасаюсь своей мысли. Ну-у не-ет. Это уже точно слишком! Ещё я только поцелуи с ним не представляла!

Глава 15

— Где твоя нормальная одежда?! — пропускает мой монолог мимо ушей и снимает с себя джинсовую рубашку, накидывая мне её на плечи. Тоже в туалете переодевался что ли, где его костюм? — Это что за вид, Мыш-шкина? — шипит не своим голосом и приближает своё лицо к моему.

Зажмуриваюсь от резко накативших эмоций, такое ощущение, что я на американских горках помчала вверх.

Это что ещё такое со мной?

Запахиваю рубашку начальника плотнее на себе и открываю глаза. Отступаю на шаг назад, но этот ненормальный тут же делает шаг мне навстречу. Пячусь до того момента, пока не упираюсь спиной в холодную стену.

Ну да, куда бы ещё моя удача могла меня завести?

Ночь, улица, фонарь… Неуравновешенный маньяк в теле моего начальника. Идеально, чтожж.

— Демид Сергеевич, меня т-там ждут, — слабо киваю в сторону клуба, — И уже наверняка ищут, — поднимаю взгляд на мужчину.

— Ты меня доведёшь, Мыш-шкина. Ты понимаешь это? — упирается рукой в стену около моей головы.

— Конечно, — неа, не понимаю.

И, если честно, вообще не хочу понимать. Хочу только быстрее сбежать отсюда. Но всё равно киваю в знак согласия. Мало ли, он же ждёт ответа.

Хотя он такой странный, что может просто разговаривает со своими выдуманными друзьями, а я так — для прикрытия.

Медленно снимаю с плеч чужую рубашку и протягиваю начальнику. Есть шанс, что если я сейчас спокойно, без лишних эмоций буду отходить по шажочку в сторону чёрного хода, откуда мы только что пришли, то он и не заметит. Вон же стоит. Опять завис, мух в ночи считает.

Но как только мне удаётся сделать пару шагов в сторону, как меня тут же рывком возвращают на место, а если быть точнее то спиной к стене. Охаю от лёгкого столкновения спины с твёрдым кирпичом.

— Ну раз понимаешь, то ты конечно же не против, да? — всё также шипит и наклоняется к моему лицу.

А я пытаюсь хоть как-то заставить язык ворочаться и ответить ему что-то внятное. Или хотя бы спросить «Каких это лепёшек, я извиняюсь, вы себе позволяете дышать мне в губы?». Да, именно это и нужно спросить, но я только чуть мотаю головой даже не помня толком что вообще у меня спрашивал начальник. Не против ли я? Если он про мой уход сейчас же, то конечно не против.

Смотрю на его губы. Красивые такие, упрямо поджаты и наверняка твёрдые как каме… Додумать я не успеваю, потому что совсем не твёрдые, а очень даже мягкие губы касаются моих. Сквозь пульс стучащий в висках чувствую, как мои плечи укрывают чем-то тёплым, а затем за талию прижимают к мужскому телу.

Отрывается от меня на секунду и, я вдохнув воздуха в лёгкие, в шоке прижимаю ладонь к своим губам.

Не может этого быть! Мой первый поцелуй состоялся вот так, около стены какого-то клуба, ночью, да ещё с человеком, который меня явно на дух не переносит.

— Вы… Вы! Вы что вытворяете?! Вы меня поцеловали! — после того как немного пришла в себя, язык наконец отмер и голос даже прорезался.

— Ты же сама сказала, что не против, Ангели-ина, - я даже кажется икнула на своём имени из его уст.

— Нет, нет, нет. Никакая я вам не Ангелина! Я Мышкина! Просто Мышкина! И мы с вами сейчас выдохнем и разойдёмся по своим делам. О, Боже, вы меня поцеловали! Вам сейчас должно быть очень-преочень стыдно, Демид Сергеевич! — тычу ему в грудь пальцем и, задрав нос, пытаюсь улизнуть с места преступления.

Меня до сих пор штормит, а губы печёт.

Это не должен был быть ОН, это должен был быть МОЙ парень, будущий муж, которого я буду любить всем сердцем и который будет так же любить меня. А этот… Эх..

— Стоять, Ангели-ина, — запечатывает на моём локте браслет из своих проворных пальцев и снова толкает к этой противной стене. Сколько можно то уже в конце концов?! — Знаешь за что мне стыдно? — прищуривается и улыбается уголком своих как оказалось мягких губ и, дождавшись от меня мотания головой, выдаёт с весёлой улыбкой. Псих. — Потому что ты свой дерзкий язычок мне так и не показала, — подмигивает и снова накрывает мои губы своими.

Только вот в этот раз я чувствую непонятное давление на них и, чуть приоткрыв, тут же чувствую вторжение чужого языка. В ужасе открываю глаза. Хм, зачем вообще я их закрыла? И снова упираюсь в грудь начальнику, чтобы он вытащил из меня свою шевелящуюся конечность.

Это что ещё за извращения на мою голову, ёшки-лепёшки?

Начальник отрывается от моих губ и расфокусированным взглядом смотрит на меня.

— Вы зачем это сделали вообще? Я ещё простила вам просто поцелуй, но вот такие, знаете ли «финты», — пытаюсь изобразить пальцем его проворнейший из всех проворных языков, — Прощать не намерена!

— Мыш-шкина, — Демид Сергеевич, хотя-я… после такого тесного контакта я могу его вообще называть Дем, как и Илья Алексеевич, — Ты что не целовалась ни разу? — хитренько так прищуривается и облизывает свои губы, которыми только что меня целовал. Дважды!

— С чего бы мне не целоваться ни разу? А вообще это не ваше дело, — сдуваю с лица надоевшую прядь волос и воинственно складываю руки на груди.

— А-а, ну да-а, со мной то целовалась. Только что. Два раза.

— У меня парень есть! Ясно! С ним и целовалась!

Ой-ёй, злится начальник. Ноздри раздувает.

— Чем докажешь?

— Не собираюсь я ничего вам доказывать! Ещё чего!

— Врёшь значит, — хмыкает себе под нос и тоже складывает руки на груди.

— Ничего я не вру! — уже и не скрываю свою негодование.

А то стою тут, понимаете ли, распинаюсь, а он ещё ёрничает.

— Ну так докажи.

— Да что вам доказать-то?!

— Что умеешь целоваться, что-же ещё?

— И как это мне доказывать нужно?

— Ну наверное поцеловать меня, как же ещё, — разводит руки в стороны.

— Мне? Я должна поцеловать, вас?

— Ну можно поймать во-он ту кошку в кустах, но думаю она не оценит твои способности.

— А вы значит оцените?

— Естественно.

Ну и что делать? Поцеловать его? Самой? Он ведь не отстанет просто так?

Эх, ну и ладно, всё равно уже, одним больше — одним меньше…

Глава 16

И так.

Та-ак…

Откашливаюсь из-за сковавшей меня неловкости.

— Демид Сергеевич. А вы бы не могли, ну… Это… — моргаю глазами.

— Что? Хочешь чтобы я тоже поморгал?

— Нет, — закатываю глаза, — Зачем бы я вас просила моргать? — вот же странный человек.

— Ну кто тебя знает, я уже ничему не удивлюсь.

— Да закройте вы глаза! Что не понятного-то?!

— Зачем? Хочешь по тихому сбежать в клуб? Неужели ты думаешь, что я тебя там не найду?

— Да не собираюсь я никуда сбегать! Точнее собираюсь… Ай, ладно, — махнула рукой и сама потянулась к мягким губам начальника.

Несмело целую… целую… Даже руки на плечи ему положила, а он что?

Отстраняюсь и смотрю на этого Демида_докажи_что_умеешь_Сергеевича и закипаю.

Он ведь даже ничего не делает!

Стоит как истукан и ждёт не пойми чего!

— И? Это всё что ли? — начальник наклоняется ближе ко мне в попытке продолжить только что начатое мной.

Упираюсь ладошками ему в плечи и начинаю хмуриться.

— А что ещё? Я вас значит целую, а вы? Стоите, мух считаете без конца!

— Я? Мышкина, ты сейчас кажется нарываешься!

— Так, всё! Я поцеловала? Поцеловала! А теперь я возвращаюсь к своей подруге!

— Стоять! То есть ты сейчас вот так сдаёшься? Да?

— Чего это я сдаюсь?!

— Так. Ладно. Будем действовать по-другому, — мужчина широко улыбнулся и взял моё лицо в свои ладони, — Значит беру ситуацию в свои руки… и губы.

Не знаю уж почему я не стала сопротивляться, когда мужчина меня сам поцеловал, возможно потому что мне всё-таки было действительно интересно попробовать. Да что там… Не только интересно, но ещё и очень вкусно, трепетно… Бесподобно.

В этот раз я не испугалась чужого вторжения в мои «владения», а сама решила включиться в игру.

И меня так затянуло, что начальнику пришлось за плечи оттягивать меня от себя.

— Мышкина, — выдыхает мужчина мне в губы, — Ну ты даёшь, Мыш-шкина.

Ёшки-лепёшки… И правда. Вот это я даю…

Так вцепилась в его шею, что он даже разогнуться бедный не может.

— О-ой, — разжимаю пальцы и впечатываюсь в стену, чтобы быть дальше от этого искусителя, — Ну теперь то можно мне уже идти? Мы ведь всё решили вроде, — отвожу глаза и краснею.

Ага, решили мы. Так решили, что у меня губы как две огромные пельменины ощущаются.

— Конечно, — кивает и улыбаясь отступает в сторону, — Пошли, познакомишь меня со своей подругой.

— Стойте, стойте, стойте. Куда пошли? Зачем знакомить? Я и сама дойду. Не переживайте, Демид Сергеевич.

— Да чего переживать? — пожимает плечами, — Я же с тобой пойду. Идём? Или ты ещё хочешь доказать мне какие-нибудь свои умения? — наклонил голову к плечу и нагло улыбнулся.

Это он что? Сейчас намекает, что я хочу ещё целоваться с ним?

Охнула и прикрыла рот ладонью… Он что-же намекает сейчас совсем не на поцелуй..?

А я всегда знала, что он нахал! Невоспитанный!

— Так, всё! Я ухожу! — аккуратненько отлепляю свою спину от стены и делаю шаг в сторону.

Начальник ничего не говорит, просто молча следует за мной. Как маньяк какой-то, честное слово.

Может он как та ящерка в анекдоте, которая отравила ядом своего хозяина и бродит за ним в ожидании, пока тот умрёт и она наконец сможет его слопать?

О-ой… Что вообще за бредовые мысли? Бр-р… я даже оборачиваться стала чаще. Понимаю что глупо, но мало ли…

Эх, всё за мной идёт. И тут я не выдерживаю, останавливаюсь и оборачиваюсь к этому мужчине маньячного типа.

— Зачем вы за мной идёте?!

— Потому что я несу за тебя ответственность.

— Ч-что? С чего… С каких это пор?

Демид Сергеевич с серьёзным видом посмотрел на свои часы и вернул взгляд на меня.

— Да вот как минут пятнадцать уже.

— Чего? То-есть, подождите. Вы же не думаете, что если мы поцеловались, то вы теперь мне чем-то обязаны? Перестаньте, Демид Сергеевич, это ведь ничего не значит. Абсолютно точно. Я могу вас заверить, что это всё полнейшая ерунда, и… - и меня нагло заткнули очередным поцелуем. На этот раз сама не знаю как, но мои глаза снова закрылись, а ладони легли на мужские плечи.

Глава 17

— Больше так, пожалуйста, не делайте, — откидываю волосы и направляюсь в клуб, больше не оглядываясь.

Хватит с меня! А то вдруг ему ещё раз приспичит меня поцеловать, а я… А я опять глаза закрою и всё, пропала…

Сколько раз мы поцеловались? Три, четыре или пять раз? О-ой, нет… Лучше не считать.

Лучше вообще об том забыть. Да!

— Ангелин, ты где была так долго? — я нашла Ирку на входе в зал около охраны, и она сразу напала на меня с крепкими объятиями, — Я тебе звоню — ты не берёшь. Бегала здесь, искала, спрашивала у всех подряд… Вон охранникам даже твоё фото показывала и просила, чтобы по камерам тебя нашли. Я так испугалась! У тебя всё в порядке? — затараторила подруга, отстраняя меня от себя и внимательно оглядывая с ног до головы.

Её сканирующий, прищуренный взгляд остановился на моих наверняка распухших губах.

Ещё бы, их столько сегодня целовали… О-ох…

— Ир, подожди, подожди. Я ведь даже слово не могу вставить.

— Здравствуйте, Ирина, — слышу голос начальника за спиной и подпрыгиваю на месте.

— И вам. Здравствуйте! Я так понимаю, что это вы бедную девушку похитили? — подруга сразу делает стойку.

Я уже знаю, что она может сколько угодно шутить про парней и сватать меня им, но когда дело касается вот таких непонятных ситуаций, то она незамедлительно встанет на мою защиту.

— Не похитил, а просто хотел поговорить со своим секретарём. Да, Ангелина? — Демид Сергеевич смотрит на меня, а я рядом с Иркой чувствую себя вообще всемогущей.

— Ага, поговорили и всё. До свидания! — задираю нос к верху хватая подругу за руку и тащу в сторону бара.

Надо бы водички взять. Ух, сколько приключений за один-то вечерочек пришлось пережить..

— Ангелина, привет, — оборачиваюсь на голос с зажатой губами трубочкой.

— Ой, здравствуйте ещё раз. Это Илья Алексеевич — мой второй начальник, а это Ирина — моя подруга, — представляю молодых людей друг другу.

— Ага, Здрасте, — сухо бросает Ира и отворачивается к бармену, прося сделать ей ещё один коктейль.

— Ой. Вы не подумайте. Она очень хорошая… и добрая вообще-то… Просто за меня переволновалась немного…

— Да, ничего. Мы с твоей подругой ещё у вас в офисе успели пообщаться, когда с тобой договор подписывали. Дикая дамочка, — Илья Алексеевич окидывает мою подругу странным взглядом и, улыбнувшись, говорит, что подойдёт чуть позже.

— Ир? Ну, Ир? Ты чего? — трясу подругу, когда вижу что начальник ушёл достаточно далеко.

Хотя здесь такая громкая музыка, что уверена он бы и с метрового расстояния ни слова не услышал.

— Да, козёл, этот твой Илья Алексеевич, вот "чего"! Когда кофе приносила Юрию Борисовичу и этим двум, — кивает на отошедшего мужчину, — В переговорную, так он сначала облапал меня взглядом, а потом, когда я на его невербальный подкат закатила глаза, начал жаловаться, что кофе ему холодный принесла. Надо было плеснуть ему его в лицо, вот и проверили бы, горячий он был или холодный. Но про это-то ещё ладно… Я и забыла… А вот когда вы уже там бумажки свои подписывали, он нашёл меня в офисе, представляешь… — подруга эмоционально хватается за сердце, а точнее просто кладёт руку на свою очень объёмную грудь.

— И ч-что?

— Да что-что? Номерок хотел взять. «Покататься вечером» захотел… Я же говорю — козёл. Красивый, но козёл.

— Подожди, подожди. Так может он просто хотел с тобой познакомиться. Нашёл же тебя, номер твой попросил… Вот дала бы номер телефона и узнали бы, что он хотел от тебя на самом деле.

— Лин, ну какой номер? Я вообще-то с Глебом тогда ещё встречалась, ты забыла что ли? Да и видно, что этот ваш Илья тот ещё бабник!

— Хм… Слушай, ну я даже не знаю, что тебе сказать… Я ни разу не видела, чтобы он на кого-то из девушек в офисе смотрел заинтересованно. А вот на тебя сейчас а-ах как смотрел. Мне он сначала, кстати, вообще показался невозмутимым как замороженная рыба, — я зихихикала, — А потом оказалось, что он достаточно простой и весёлый, и-и помогал мне на работе частенько, — пожимаю плечами.

— То есть ты сейчас за него, да? За этого… За этого… Да даже слов у меня нет, как его назвать!

— Нет, нет! Конечно, нет! Козёл, так козёл. Тебе виднее, — улыбаюсь подруге и стучу своим безалкогольным коктейлем по её бокалу.

— Девчонки, давайте к нам за столик? Ну чего вам здесь стоять? Здесь даже стульев свободных нет, чтобы присесть. А там у нас диванчики мягкие, — Илья Алексеевич уже второй раз приходит зазывать к себе.

Но мы то знали что меня там ждала встреча с Демидом Сергеевичем, а Ирку как раз этот «козёл», который подошёл к нам.

Поэтому мы были сначала непреклонны. А вот сейчас, спустя полчаса танцев и невозможности присесть даже на секундочку, потому что все стульчики у бара оккупированы, замотали положительно головами.

— Мы не против, — говорю весело и хватаю подругу под руку.

Ничего, потерплю немного этого «любителя поцелуев» в тёмных переулках. Главное, что ноги отдохнут немного.

Подруга идёт рядом, молча, даже не глядя в сторону моего второго начальника, когда тот просто кажется съест её глазами… Как же это всё странно…

— Кстати, Ангелина, тебя там ждёт сюрприз, — Илья Алек… то есть просто, Илья! Он настоял, чтобы в неформальной обстановке я называла его на ты и по имени.

Сначала я не соглашалась, а потом подумала, подумала… и плюнула. Чего это я так переживаю, в самом-то деле. Хочет по имени, значит будет.

— А что за сюрприз?

— Вот сейчас и узнаешь, — подмигивает мне и открывает штору вип-кабинки, — Проходите, девчонки.

Хм… Ну ладно. Посмотрим что там за "сюрприз".

Глава 18

Заходим в маленькую комнатку. Точнее это даже не комнатка, а какая-то каморка с тремя маленькими диванчиками стоящими буквой П и столом между ними.

На одном сидит мой начальник, на втором незнакомый парень, а третий пустует, туда-то я и собираюсь, хватая за руку подругу. Вместе сядем, а то вдруг Демиду Сергеевичу придёт в голову опять меня поцеловать. При всех. О-ох…

Не успеваем с Ирой сделать и шага к свободным местам, как Илья Алек… Илья опережает нас и быстро плюхается на свободный диванчик.

Округляю глаза от такого странного поведения и оборачиваюсь к подруге.

— Ангели-ина, — голос Демида Сергеевича заставляет перевести на него взгляд, — Сюда, — встаёт со своего места и подаёт мне руку.

Смотрю на протянутую мужчиной ладонь и не знаю что делать. Принять руку — это ведь значит дотронуться до него и вспомнить, чем мы час назад бесстыдно занимались на улице, а не принять, значит обидеть, да ещё и перед друзьями выставить не в лучшем свете.

Решаю, что я всё равно наверное никогда не забуду свои первые поцелуи, поэтому и переживать не стоит и вкладываю свою маленькую ладошку в большую мужскую.

Ох, как это странно…

Мою руку слегка сжимают и пропускают протиснуться на сиденье дальше от входа.

Боиться, что я убегу что-ли?

Протискиваюсь на своё место и хочу отобрать свою уже пригревшуюся конечность, но мне её не отдают, а лишь меняют руку, чтобы нам было удобно сидеть рядом.

Смотрю вниз и вижу наши с начальником руки, лежащие между нами и зависаю как мой начальник перед мухой.

Что это он сейчас делает? Зачем это ещё?

Поднимаю возмущённый взгляд на этого любителя «докажи что ты умеешь целоваться» и ловлю на себе какой-то странный… с улыбкой.

Отворачиваюсь и задумываюсь.

Может сегодня луна в какой-то фазе, что делает из моего начальника-грубияна какого-то персонажа из любовных романов?

Хм… Нужно почитать об этом.

Повсюду кружит дым от кальяна. Ужас какой. Только этого мне не хватало. Потом волосы и одежду не отмою от этого зловония.

Наблюдаю, как Ирка раздувает ноздри, смотря на Илью, но за неимением свободного места садится с ним рядом.

— Девушка, — голос подаёт «незнакомец» обращаясь к Ире, — Если хотите, можете пересесть сюда. Здесь тоже очень удобно, — отодвигается от края куда подруга сможет пересесть и весело улыбается.

— Она уже села здесь, — Илья пригвождает Иркину попу обратно к сиденью одним лишь грозным голосом.

У-ух, Илья Алексеевич даёт.

— Ну что же. Может тогда познакомимся? — единственный весёлый человек из всей нашей странной компании снова подаёт голос.

— Ирина, — подруга изящно откидывает свои рыжие локоны назад и подаёт руку для приветствия.

Пока ещё «Незнакомец» принимает руку и с лёгкой улыбкой целует тыльную сторону ладони девушки. На что та заливается румянцем и смущённо улыбается.

О-ой, кажется, здесь кто-то, кому-то понравился.

— А я, Сергей. Рад знакомству, — отпускает руку подруги и переводит свой весёлый взгляд на меня.

Только открываю рот представиться, как меня тут же самым наглым образом перебивают.

— Ангелина. Мой секретарь. Сергей Владимирович — ещё один партнёр нашей пока не большой компании и ещё один твой начальник, — представляет нас с начальником-номер три начальник-номер один, при этом морщась, как будто погрыз лимона, на последних словах.

Это этот сюрприз что-ли Илья имел ввиду для меня? Если да, то у него очень странный подход к таким вещам.

Пытаюсь отнять свою руку, чтобы пожать в ответ тянущуюся ко мне ладонь, но её не отпускают.

Вот же уцепился как, а.

Будто орёл пушистого зайчика в когти заточил и не отпускает.

Хочу протянуть вторую ладонь для приветствия, всё-таки не удобно — человек свою на весу держит, ждёт.

Но вторую мою руку прижимают в объятиях.

Вот же наглость, смотрю на этого Демида. Даже по отчеству его больше не буду называть. Не заслуживает он!

Сергей Владимирович на все эти действия лишь весело пожимает плечами и убирает свою ладонь.

— Ангелина, значит, — подмигивает мне и я опять теряюсь, — И как тебе у нас работается? Начальник ещё не надоел? — кивает в сторону моего Демида.

Ой. Тьфу-тьфу, не моего, а общего, Демида, конечно же.

— Какой именно? — собственно сам этот, общий Демид, решает ответить за меня.

— Ну так, главный. Какой же ещё.

Хочется закатить глаза и рассказать всё Сергею Владимировичу, что его партнёр меня вообще не щадит. Ладно хоть кофе разрешил не варить, а так отрабатывать не пойми за что заставляет, кричит на меня постоянно, первые поцелуи самым наглым образом ворует… В общем наглец он.

Но поднимаю взгляд на этого самого Демида и понимаю, что неа — не надоел он мне.

Глава 19

Утром проснулась сразу с широкой улыбкой на губах, потому что снился мне мой начальник. А именно то, что во сне он меня целовал… и целовал… и целовал… Но как только я начала подробнее вспоминать вчерашние «посиделки», то все хорошие мысли тут же разбежались как таракашки при резко включённом свете.

Хм… Может Ирка мне вчера заказала всё-таки алкогольный коктейль? Хотя нет, я бы точно этот отвратительный вкус распознала.

Но лучше бы я правда была под действием чего-то, чем сейчас понимать что я вчера позволяла своему НАЧАЛЬНИКУ держать меня за руку весь вечер, да ещё в присутствии других моих начальников. А ещё заказывать нам покушать, спрашивать постоянно о моём самочувствии и настроении, придерживать дверь… Не целовал правда больше меня. Только в щёку на прощанье, когда провожал до двери квартиры… Как он сказал «Чтобы волки в лес не унесли, нужно проводить». Э-эх…

В общем вчера я была окрылённой и счастливой, а сегодня даже не представляю как вести себя теперь на работе. Боже, мы же ЦЕЛОВАЛИСЬ! Как я теперь буду смотреть ему в глаза? А если он и в офисе захочет ЭТО сделать? А там будет светло и всё такое… Нет уж, я к такому пока не готова. Да и тем более он мой начальник, хоть и временный… А я служебных романов вообще не одобряю, ведь именно поэтому у меня такой гардероб!

И… стоп, а может он вообще вчера просто увидел меня в откровенном наряде и поэтому так себя вёл? В офисе то он никаких признаков симпатии ко мне не проявлял.

В общем в понедельник я шла на работу во все оружии как и обычно, то есть в "глухом" бесформенном платье до колен и со строгим пучком на голове. Пусть видит меня такую, какая я была всегда перед ним, а не такой какую он встретил в клубе.

— Ангелина, доброе утро, — начальник караулил меня около своего кабинета.

— И вам доброе утро, Демид Сергеевич, — кивнула и прошла к своему рабочему месту.

Работать я пришла, и где, в самом-то деле?

— Что-то не так? — начальник подошёл к моему столу и нахмурился.

А чего хмуриться теперь? Я уже вас раскусила! Насквозь вижу!

— Всё в порядке. Сделать вам чай? — проговорила всё также не поднимая на него глаз.

— Ангелина! — хлопнул по столу ладонью.

Во-от, вот опять он превратился в какого-то ненормального начальника, а я всегда знала что он такой!

Возможно на поцелуй его всё-таки подтолкнула не только моя «изменённая» внешность, но и те лунные фазы о которых я думала ранее, а вчера ещё и прочла в интернете, кстати.

— Что-то случилось? — устремила взгляд на компьютер, всерьёз задумываясь о том чтобы зажмурить глаза. А то они так и норовят взметнуть вверх и посмотреть в такие красивые глаза начальника.

— Вот и я у тебя хотел-бы спросить тоже самое. Что-то случилось, Ангелина?

— Я же сказала что всё в порядке. Сейчас проверю ваше расписание и сразу занесу его вам, — три раза ха-ха.

Я кажется уже говорила что я не знаю зачем здесь сижу? Так вот, в расписании у нас на сегодня только обед, а до и после него сапёр, паук и косынка. Никаких встреч. И зачем Демиду Сергеевичу нужен был секретарь я до сих пор не понимаю, вот честное слово!

— Ну, Мыш-шкина! — начальник подошёл к моему рабочему креслу и за плечи поднял с него, — Молодец что пришла снова в своей рабочей форме! — подняла наконец взгляд на начальника.

— Ч-что? — нет, ну вот серьёзно — что?

— А то весь офис бы глазел на тебя, — весело подмигнул и отпустив дрожащую меня, пошёл в направлении своего кабинета, — Подожди минутку. У меня для тебя сюрприз!

О-о нет! Только бы он ещё четвёртого начальника оттуда не вытащил!

Глава 20

Начальник выходит с… букетиком полевых ромашек. Не больших, а именно обычных ромашек, стебельки у которых даже были срезаны неровно. И как только мне протянули такой маленький и немного небрежный букет, я не задумываясь повисла на шее у своего босса.

А когда поняла, что только что натворила, поспешила уже, наконец, отлепиться от Демида Сергеевича, но он так вцепился в меня своей хваткой, что я растерялась и попыталась спрятать взгляд в ромашках.

— Спасибо, Демид Сергеевич, они очень красивые, — улыбнулась и тут же постаралась взять себя в руки.

Ну вот как я себя веду? Быстренько придите в себя, девушка!

— Не красивее тебя, Ангели-ина, — наклоняется к моему лицу и я тут же выскальзываю из объятий.

Опять поцелуев что ли захотел? Ну, нет ужж.

— Спасибо, Демид Сергеевич, — повторяю свою фразу и иду к небольшому шкафчику с посудой.

Достаю маленькую вазочку и примеряю её к своему первому в жизни букетику цветов.

— Давай я схожу воды налью? — пытается взять у меня из рук вазу и я от неожиданности её роняю на пол. Опускаю взгляд вниз и вижу только сверкающие осколки.

— Ой, — рассматриваю разбитые стекляшки, лежащие около моих ног, и поднимаю взгляд на начальника, — Ну, и кто вас просил, а?! Я что, воду не могу сама налить?!

Стоит, ноздри начал раздувать…

— Так! В кабинет ко мне, живо! — цедит зло и, разворачиваясь, уходит на своё рабочее место.

Быстренько добежав до туалета и набрав воды в отрезанную кое-как пластмассовую бутылку, иду в кабинет начальства.

Захожу и пыхчу. Пыхчу, но молчу.

— И что происходит? — мужчина видимо немного успокоился, потому что голос у него спокойный и вид расслабленный.

— А что происходит? — складываю руки на груди.

А что? Мне кажется после наших совместных поцелуев я могу себе и не такое уже позволить.

— Ангелина, — и говорит же так вкрадчиво, будто мурлычет, котяра хитрющая, — Что было в субботу?

— Корпоратив по случаю дня рождения Ильи. — Демид Сергеевич прищурил глаза, и я тут же поспешила исправиться, — То есть корпоратив по случаю дня рождения Ильи Алексеевича.

— Хор-рошо, Ангели-ина. А что было потом?

— Та-ак, меня встретила подруга, — задираю нос кверху уже понимая к чему он клонит.

— А потом что?

— Ну-у, потом мы переоделись и пошли в клуб…

— Ангелина, твою же… Лепёшку! Ближе к делу! В конце вечера, что было?!

— Ну та-ак, вы меня домой подвезли. А-а, ещё до двери проводили.

— А до этого? — снова прищуривается и начинает «загадочно» улыбаться.

Наивный человек. Неужели думает, что я так быстро сейчас всё ему скажу. Он ведь на поцелуи наши намекает, правильно?

— А до этого, Демид Сергеевич, мы танцевали. Там выступала очень зажигательная группа, знаете ли…

— Не помнишь значит?

— Как же не помнить. Конечно, помню. Даже могу вам напеть одну из их песен…

— Пожалуй, нужно не тебе мне напомнить одну из песен, а мне тебе напомнить то, о чём ты забыла, Ангелина!

Начальник поднимается со своего рабочего места и направляется ко мне.

А я стою. Стою и жду.

Ну, нет, не поцеловать же он меня сейчас решил?

Глава 21

Мой временный босс медленно идёт ко мне, а я всё также стою и жду.

Бли-ин, ну вот чего я стою просто так? Нужно ведь что-то сказать или сделать?

Понятно же, что он идёт, чтобы меня поцеловать. И на губы мои смотрит, которые уже так и пекут от желания, чтобы он опять сделал с ними тоже самое, что и на заднем дворе клуба.

Но там то было темно, а здесь кабинет и солнечный свет в окне… И как я буду его целовать в таких условиях? Нет, нет. Я не буду!

Наконец-то оттаяв, пячусь назад, но мужчина и не думает останавливаться, наоборот, шаг стал шире.

Упираюсь спиной в дверь и ставлю руки перед собой.

— Не подходите, Демид Сергеевич, — добавляю в голос немного делового тона.

Я, кстати, заметила, что вообще на этой работе стала какой-то размазнёй. Шепчу постоянно, лепечу что-то невнятное вечно. Надо срочно возвращать себя к заводским настройкам.

— Чего это мне не подходить, Ангелина? — давит на мои руки своей грудью и склоняет свою голову к моему лицу.

— Я не буду вас целовать! Я же… Я же говорила вам, что у меня есть молодой человек! — выпаливаю первое, что пришло на ум.

— Да-а? Что-то я не заметил, что ты его вспоминала, когда я целовал тебя в прошлый раз, — прищуривается, улыбаясь уголком губ.

— Да я… — сдуваюсь.

Ну, глупо же ещё что-то говорить, когда и так понятно, что нет у меня никакого парня. Да и не было никогда!

Точно! Если скажу, что у меня никогда не было отношений, то он сто процентов испугается и тогда не будет ко мне больше приставать со своими поцелуями. Найдёт кого-то более сговорчивого… Сердце почему-то на этих мыслях пропускает пару болючих ударов…

— Что ты, Ангелина? — нависает надо мной и всё также улыбается.

— Демид Сергеевич. Я бы вам посоветовала присмотреться к Маше. Она красивая, да и опыта у неё намного больше моего во всех этих делах…

Начальник, не дослушав мою речь до конца, всё-таки наклонился и поцеловал меня. Легко так, ласково, не напористо.

Проскользила ладошками по его груди к шее… А потом всё закончилось.

— Не надо мне никакая Маша, Мышкина. Ну зачем она мне? — снова прищурился и упёрся своим лбом в мой.

Он сегодня опять в линзах, как и я, поэтому нам ничего и не мешает стоять вот так близко.

Растерялась на мгновение, а затем поняла, что мне-то вопрос вообще-то задали.

— Так она же красивая…

— Ой, — махнул рукой. — Ты точно её превосходишь во всём, — чмокнул меня в нос и отстранился.

— Да-а? А что же это вы, Демид Сергеевич, тогда рычали на меня всё это время, а?! Что же изменилось в субботу?!

— Просто до субботы я ещё мог как-то держаться, а вот когда ты пришла в клуб в таком откровенном виде… Ну куда я тебя мог отпустить? А так как я ещё оказался первым парнем, которого ты поцеловала, то тут однозначно только жениться теперь…

— Не придумывайте! Вы что такое говорите?! После пары поцелуев никто не жениться!

— Ну так, кто-то же должен начинать, — пожал плечами, — Тем более я же не говорю, что мы поженимся сейчас. Сегодня мне нужно заняться офисными делами. А завтра я доеду до твоей предыдущей работы и обговорю некоторые нюансы нашей сделки. Поэтому давай-ка иди на своё рабочее место и сделай мне, пожалуйста, чай.

— А-а… Хорошо… Чай, — кивнула три раза.

Вообще ничего не поняла. Он мне что сейчас сказал, что хочет жениться на мне в ближайшее время? Да или нет?

— Ангелина? — начальник остановил меня, когда я уже почти открыла дверь.

— А?

— Э-э. Ты же будешь моей девушкой?

— Я? — зависла, — Подождите-подождите, вы же мне несколько минут назад сказали, что женитесь на мне, а теперь просто «девушкой» стать предлагаете. — вот и верь так мужчинам.

— Так, я…

Задрала подбородок к верху и отвернулась обратно к двери.

— Не знаю, не знаю, Демид Сергеевич. Что-то вы как-то спрашиваете не от всего сердца.

Глава 22

Весь оставшийся рабочий день Демид Сергеевич не заговаривал больше о наших отношениях. Единственное, что ему было интересно, это бумаги, которые я должна принести на подпись и горячий, сладкий чай.

Но честно, вот прямо так и хотелось зайти к нему в кабинет и спросить, зачем он мне говорил про свадьбу и про какие-то отношения, а потом полдня даже внимания на меня толком не обращал?!

Эх, какие-то непоследовательные у меня желания и мысли.

— Ангелина, мне нужно уезжать по делам. Собирайся, я подброшу тебя домой, — начальник выглядывает из кабинета с серьёзным выражением лица.

— Так ещё до конца рабочего дня целый час… — я никогда не уходила раньше времени с работы и сейчас не собираюсь…

— Не обсуждается. Собирайся. Мне нужно ехать, — дверь начальства захлопывается, а я тяжело вздыхаю.

Ну вот мы и вернулись к тому с чего начинали. Может, нужно было согласиться стать его девушкой? Тогда он, наверное, вёл бы себя более сдержанно и вежливо со мной. И смотрел бы на меня с теплотой… Э-эх…

* * *
На следующий день за час до начала рабочего дня мне позвонил начальник и сказал, что он недалеко от моего дома и подвезёт меня на работу. Я конечно удивилась, и даже немного насторожилась, но в глубине души очень обрадовалась и стала впопыхах собираться, чтобы Демид Сергеевич долго не ждал меня около подъезда.

Ну а как я могла отказаться от его предложения? Мне вообще-то через весь город с пересадками нужно ехать, а тут меня заберут и довезут ровно до места назначения.

— Доброе утро, — радостный Витя встречает меня в лифте широкой улыбкой.

— Доброе утро, — бурчу и кошусь на своего так и не состоявшегося мужа.

Странно, но не чувствую абсолютно никакого трепета или волнения сейчас. Да вообще, можно сказать, ничего не чувствую.

— На работу? — улыбчивый сосед похоже не замечает моего угрюмого настроения.

— Да. А вы здесь какими судьбами? Вы же из соседнего подъезда, — ой, что я такое говорю, — Вроде бы, из соседнего.

— Да, просто Антонина Павловна с седьмого этажа вчера попросила зайти, у неё кран течёт. А я только рано утром могу, — пожимает плечами так и не прекращая улыбаться.

И как только у него щёки ещё не болят от этой улыбки?

Стараюсь улыбнуться в ответ, но что-то получается, похоже, у меня не очень, потому что Витины уголки губ скользят вниз.

— Вы молодец. Во дворе вас все хвалят, — лифт наконец-то спустился на первый этаж, и я выхожу выдыхая.

Что-то какая-то напряжённая поездочка получилась у меня.

Поправляю свои новенькие очки на переносице и поворачиваюсь к соседу, чтобы попрощаться, но мужчина меня опережает.

— Не хотите сегодня прогуляться вечером? Может быть, сходить в кафе? Или можем взять вашего кота и мою собаку и…

— У меня кошка, — вырывается, как мне кажется, излишне грубо, но тут же стараюсь взять себя в руки и стать доброжелательней.

Что это я, в самом деле, взъелась на парня? Он же не виноват, что такой хороший и при этом больше не нравится мне.

— Э-э, да. Вы могли бы взять вашу кошку, а я свою собаку и мы…

— У Ангелины очень ревнивый молодой человек. И компанию вашей собаке её кошка составить тоже не сможет, — голос начальника встречает нас на выходе из подъезда.

Ой… Это он меня ждал около двери?

С букетом из кустовых розовых роз? Ой…

В этот раз искренняя улыбка расцветает на моих губах, и я решительно шагаю прямо к Демиду Сергеевичу и протянутому мне ароматному букетику.

Вдыхаю сладкий запах цветов и вдруг вспоминаю про мужчину, который меня вроде как приглашал на свидание.

— Извините, но я и правда занята, — улыбаюсь Вите, на что тот мне отвечает слабым кивком и, извиняясь, удаляется к своей машине.

— Спасибо, Демид Сергеевич, — смотрю на букет и думаю, что бы мне с ним делать.

Везти его на работу не хочется, потому что в дороге по такой жаре он точно завянет. Тем более я хочу вернуться домой и чтобы воздух в квартире пропитался этими ароматами.

— Ну-у, Ангелина… Спасибо мою щёку не согреет, — играет бровями, а я заливаюсь краской.

Он что, намекает, чтобы я его поцеловала? Вот здесь? Во дворе своего дома? А если кто-то увидит? Уж я-то наслышана от соседских бабулек как называют у нас во дворе девушек, которые целуются около подъезда не стесняясь вокруг никого…

— Так… Я пойду цветы поставлю. А то жалко. Завянут же… — поворачиваюсь лицом к двери и достаю из сумочки ключи, — А в-вы? — теряюсь, когда замечаю фигуру начальника двигающегося за мной к лифту.

— Так волки же… Провожу, — подмигивает и, пропуская меня вперёд, нажимает на кнопку моего этажа.

Ёшки-Лепёшки… Он же не будет заходить ко мне в квартиру? А если захочет зайти? Мне нужно будет его не впускать или наоборот впустить и чай ещё предложить? Я же гостеприимная хозяйка, в конце-то концов.

Не замечаю, как доезжаем до моего этажа, как доходим до квартиры и как пытаюсь открыть дверь. Я ужасно волнуюсь, поэтому у меня не получается попасть ключом в замочную скважину, но на помощь мне конечно же приходит начальник, который берёт ключи и сам открывает дверь.

Эх, теперь точно чай нужно будет предлагать.

Но додумать я не успеваю, потому что за этот красивый букет с меня тут же решили требовать благодарность в виде поцелуя…

Прижимаю букет к себе плотнее, когда меня обнимают крепкие руки, и целую в ответ начальника. Я такими темпами скоро стану профи по части поцелуев…

— А вы?.. — смотрю как Демид Сергеевич, после того как оторвался от моих губ, спокойно усаживается на пуфик в прихожей и осматривает внутреннее убранство квартиры.

— Давай, Ангелина. У нас ещё важное дело, которое нужно обсудить. Ставь цветы в воду и поехали.

Глава 23

— Ой, Демид Сергеевич, нам же в другую сторону, — верчусь на пассажирском сиденье и пытаюсь высмотреть поворот, на котором мы могли бы повернуть обратно.

— Мы сейчас заедем в одно место… Поговорить. А потом уже на работу, — мужчина говорит, не отрываясь от дороги, а мне становится не по себе.

В какое это место он меня везти собрался? Мы что у меня в квартире поговорить не могли? Или в машине? Да в крайнем случае на работе?!

— Демид Сергеевич, а в какое место мы заедем? — стараюсь говорить беззаботно, но моя чуечка сейчас работает на полную мощность и так и твердит, что сейчас будет разговор, который мне не понравится.

Смотрю украдкой на своего начальника и пытаюсь угадать, что он хочет со мной обсудить?

— Не волнуйся, похищать я тебя не буду, — поворачивается ко мне и хитренько так улыбается, — Пока.

— Что значит «пока»? Это знаете ли не очень-то смешная шутка.

— Да, ты права. Шутка не смешная, — хмыкает себе под нос, — Но так я же и не шучу, — кидает опять смешливый взгляд на меня, а я невольно напрягаюсь.

Может он хочет мне снова предложить стать его девушкой?

О-ой… А если он мне хочет сделать предложение? Он же говорил вчера про свадьбу…

Кошусь опять на начальника и начинаю всерьёз раздумывать о том, что бы я ответила на его такое предложение.

О-ох… Даже не знаю. Демид Сергеевич… Нет, просто Демид — он очень красивый, и ещё, если опустить его иногда весьма скверный характер, очень даже неплохой человек. Может быть внимательным, романтичным, с ним можно обсудить какие-то серьёзные вопросы не только касающиеся работы. А ещё он очень, очень, очень… ну просто волшебно целуется.

Хотя нет, этого ведь всё равно мало для того чтобы жениться. Мы ведь знаем друг друга без году неделя, о чём я думаю.

Мда… А вот за Витю собиралась ведь. Представляла, как это всё будет, в каком я буду платье, и какой костюм мы ему выберем… Хотя мы с ним даже не переговаривались и парой слов до этого. А теперь даже страшно представить его такого положительного рядом с собой на всю жизнь.

Через минут пятнадцать машина остановилась.

Сижу. Смотрю, куда меня привезли.

— Приехали, — мужчина нахмурился и вышел из машины.

Не успела даже отстегнуть ремень безопасности, как дверь с моей стороны открылась. Ого, неожиданно…

Мужчина берёт меня под руку и ведёт в кафе, а я оглядываюсь по сторонам, как и в машине, мало ли увижу что знакомое, но ничего не нахожу. Я в этой части города не бывала ни разу.

— И так. Первое о чём я хотел поговорить… — мужчина провожает официанта с нашим заказом и возвращает взгляд своих ореховых глаз на меня. Какие они у него красивые… — Ты возвращаешься обратно на свою работу.

Ёшки-лепёшки… Сердце замирает. Как так-то?

— Как возвращаюсь? Я же ещё не все штрафы отработала, и вообще…

Смотрю на своего, похоже, уже бывшего начальника и пытаюсь понять, почему он так поступает со мной.

Он что же решил от меня избавиться? Обратно к дяде вернуть? А если я не хочу?

— Так вышло, что мы расторгаем контракт с вашей организацией, и поэтому тебе нужно вернуться обратно.

— Но я же подписывала документы, и вы подписывали! Я ещё не всё отработала. И вообще, знаете что, Демид Сергеевич, если это из-за того поцелуя… то есть, тех поцелуев, то можете не беспокоиться, я уже всё забыла…

Нет, не забыла, конечно.

Как вообще можно забыть свой первый поцелуй, тем более, если он случился с таким мужчиной?

Опускаю взгляд на стол и стараюсь смириться с мыслью, что я больше не нужна начальнику. Вот так, взял себе, поигрался и обратно отправил. Неужели он и правда такой… такой…

— Ну нет, Мышкина, теперь ты точно никуда от меня не денешься. Так что даже не мечтай. А подписанные документы, это всего лишь бумажка в нашем случае. В общем-то, это уже второе, о чём я хотел поговорить, — хитро смотрит на меня, а потом переводит взгляд мне за спину.

Не успеваю повернуться, как у моего начальника в руках оказывается снова красивый букет, только уже белых роз на длиннющих стеблях. Смотрю на эту красоту и не могу сдержать улыбку. Мне за второй день дарят уже третий букет цветов, и это очень приятно. Тем более, что до этого мне никто цветы не дарил, ну кроме, конечно же, братьев и дяди.

— Спасибо, — шепчу, после того как мне вручают этот гигантский подарок.

— Ангелина, я бы хотел снова задать тебе важный вопрос. Ты же станешь моей девушкой? — Демид берёт своими руками мою свободную ладошку и начинает её поглаживать, при этом глядя мне прямо в глаза, — В этот раз я точно говорю от всего сердца.

— Вы что же на самом деле не хотите от меня избавиться?

— Что? С чего ты взяла?

— Ну-у, вы же сами сказали, что контракт с дядиной фирмой вы разрываете, и я вам больше не нужна, — опускаю лицо на нежнейшие ароматные лепестки, грустно вдыхая их запах. А потом поднимаю испуганный взгляд на мужчину, понимая, что раскрыла себя, — Ой. Простите… Юрий Борисович — мой дядя, хотя это ведь уже и не имеет никакого значения…

Глава 24

— Я знаю, что он твой дядя, — уже почти бывший начальник смотрит на меня с лёгкой улыбкой, — И давай уже отвечай на мой вопрос, сколько можно томить?

— Ну я-а… Это вообще всё быстро как-то. И ещё, вы ведь…

— Так, прекращай уже выкать, ну сколько можно-то, в самом деле?! У нас с тобой отношения тут завязываются, а ты меня по имени отчеству называешь, — мужчина хмурит свои брови, строго смотря на меня.

— Хорошо. И так, Демид Сер… Демид, — смущённо улыбаюсь, вообще рядом с ним всё моё красноречие пропадает куда-то. Вот серьёзно, как только устроилась на эту работу — так всё, слова вымолвить нормально не могу. — Я хочу немного подумать. Мы ведь и знакомы немного совсем.

— Слушай, Ангели-ина, мы с тобой уже говорили об этом, ещё в моём кабинете. Поцеловал? Поцеловал. Значит, буду отвечать за свои поступки, — снова улыбается, поглаживая меня по руке.

— Хорошо, — решаю больше не строить из себя девочку на выданье, а то подумает что я тут хвостом кручу…

Ну, в самом-то деле, он ведь просто предлагает нам немного ближе узнать друг друга.

Э-эх… От мыслей посетивших мою голову, щёки начинают краснеть… А вдруг он подумает, что если мы уже встречаемся, то нам всё уже можно, ну… то самое… О-ох…

— Демид. Я хочу кое-что сказать сразу, — наставляю указательный палец на него, — Если вы… То есть, если, ты, будешь вести себя неподобающе, то я… то я… Да я расстанусь сразу с тобой! — вот, вроде понятно же выразилась?..

По взгляду уже вроде как своего нового-первого, только что приобретённого парня, кажется, что — нет, не понял он меня. Сидит, как обычно, мухоловит…

Закатываю глаза и нелепо машу перед его лицом рукой с букетищем.

— Я имела в виду, чтобы ты не наглел… Ну… Сильно, чтобы не наглел, — отвожу взгляд в сторону и вытаскиваю свою ладошку из-под его руки которая всё это время там грелась.

— Так, — наконец-то он собрал все мои слова в кучу и хоть как-то отреагировал, — Короче, дело к ночи…

Смотрю в окно. В смысле к ночи? Утро же ещё…

— К какой ещё ночи? — прищуриваюсь, потому что кажется, что не понял он моих условий, и намекает мне уже на какие-то «ночи», — Знаете что?!

— Сидеть! — хлопнул по столу, когда я уже собралась вставать и уходить от этого хама и мухолова, — Извини, ну ты чего?! Это же просто выражение такое «Короче, дело к ночи», не слышала что ли ни разу?

— Не слышала! И не кричите больше на меня! — сажусь и задираю подбородок.

Всё-таки если я его девушка, то он же не должен на меня повышать голос, а должен холить и лелеять как цветочек, и я его в ответ тогда любить буду… Вот как мама с папой раньше… Эх…

— Больше не буду. Но и ты, если что-то не поняла — спрашивай, хорошо?! — быстро киваю в ответ.

— Так, значит, мне теперь нужно будет возвращаться на свою работу? К дяде?

— Да, но это же всё ерунда. Да и там у тебя будет больше перспектив для развития. Пока наша фирма не поднимется повыше, конечно. Ты ведь умная и целеустремлённая у меня девушка. Но если хочешь, то можешь совсем не работать, я смогу вас обеспечить, — подмигнул и, быстренько обогнув стол, сел рядом со мной.

— Кого это «нас»? А-а, нас с Муркой? Так ей же много и не надо, корм там, наполнитель… Да и работать я буду, на шее сидеть не собираюсь…

— Ну, «вас» я подразумевал под тобой и детьми, а про твою Мурку забыл, прости. Но она конечно тоже с нами жить будет.

— У вас, что, есть дети? — голос даёт визгливости и некоторые посетители начинают смотреть на нас с укором.

Но мне-то уже всё-равно, честно говоря, после такой-то информации… Нет, я детей люблю. Очень. По телевизору на них смотреть там, или-же на площадке наблюдать как они «драгоценный» песок засыпают в мамину сумку… Но никогда не имела с ними дела в живую, вот вообще, никогда! У меня ни у одних знакомых нет малышей, как же я буду справляться с ребёнком Демида?…

— Снова на ВЫ что-ли? — мужчина недовольно качает головой, — И нет, нет у меня детей. Пока.

— То есть, в скором времени появятся? — прижимаю ладонь к колотящемуся сердечку.

Чувствую моя нервная система таких новостей не перенесёт…

— Слушай, — бывший начальник взъерошивает свои выгоревшие на солнце волосы и немного краснеет, — Я про наших детей, Ангелин. Они ведь у нас будут когда-нибудь.

Открываю и закрываю рот несколько раз. Подумаю-ка я об этом всём завтра. Скарлет я, или где в самом деле?

— Хорошо, — не знаю конечно что именно хорошо, но пусть будет хоть что-нибудь. — Надо тогда дяде позвонить. Странно, что он сам мне не позвонил ещё. А когда вы расторгли контракт? — немного осмелев, положила голову мужчине на плечо, тихо мурлыча себе под нос.

У меня же парень есть теперь… Па-арень! Ирка будет в шоке…

А об остальном потом… Всё потом.

— Вчера вечером. Ещё не расторгли, но вот-вот уже…

— А может я с дядей поговорю? Или это ты не захотел с ним работать? Что-то случилось? У дяди Юры ведь всё серьёзно в офисе, и работники серьёзные…

— Так. Мы с тобой этой темы не касаемся, хорошо?

— Но…

— Ангели-ина…

— Хорошо, — тяжело вздохнула и даже немного приобняла своего па-арня. Э-эх…

* * *
После того как мы с Демидом позавтракали в кафе и забрали все мои вещи из его офиса, ну и конечно пару раз поцеловались, куда уж теперь без этого… Меня сразу привезли на моё старое место работы. А тут уже дядя встретил меня у дверей офиса с тёплыми объятиями и широкой улыбкой. С моим новым парнем, а также со своим бывшим партнёром он даже не поздоровался, хотя точно видел его. Хм… Надо бы узнать у дяди Юры, что у них всё-таки стряслось…

— Привет, Гелечка, я хотел бы с тобой поговорить, давай ко мне в кабинет зайдём?

— Дядь Юр, а что у вас с Демидом случилось? То есть, с Демидом Сергеевичем, — поднявшись наверх, сажусь на диванчик в его просторном кабинете и опускаю глаза вниз.

Я пока вообще не собиралась говорить про свои первые отношения ни с кем кроме Ирки и Мурки. А сейчас чуть не прокололась со своим обращением.

— Во-от об этом я как раз таки и хотел поговорить с тобой. Гель, что у вас с ним? Ты ведь никогда на работе ни с кем не хотела знакомиться, а в этот раз что?

— Та-ак, он же мой начальник, — поднимаю глаза на дядю, — Был, то есть моим начальником. Ничего у нас нет, с чего вы взяли? — хлопаю ресницами и делаю вид, что не понимаю, к чему он клонит.

Но, естественно, я понимаю, не дурочка же, в самом деле.

— Ангелин, — дядя садится рядом и обнимает меня за плечи, — Ты ведь знаешь как мне дорога? Я же как дочку тебя люблю, — обнимает ещё крепче.

— Знаю, и я вас очень-очень люблю, — дядя Юра после смерти папы был нам с братьями не просто родным дядей, а ещё и крепким мужским плечом, а ещё именно тем, кто вправлял мозги моим братьям-оболтусам.

— Я бы хотел, чтобы ты присмотрелась сначала к парню, понимаешь? Не бросалась сразу в омут с головой, — дядя тяжело вздыхает, — Кхм… Может тебе на эту тему стоит лучше с мамой поговорить, но… Просто парни, они знаешь какие бывают…

Внимательно смотрю на дядю и жду, что он скажет, что-то важное, наверное. Может какую-то мужскую тайну, о которой не должна знать ни одна женщина…

— И-и? Какие они бывают? — меня уже переполняет предвкушение, что я чуть ли не ладошки потираю, как мухи, которых так любит мой Демид.

— Ну-у, — дядя надувает щёки, — Они бывают очень безответственные. Наглые. Непунктуальные и пьющие, — дядя поднимает палец вверх, а я начинаю тихо хихикать.

Эти все пункты были написаны у меня в детском дневнике, в котором я описывала, каким должен быть мой будущий муж, и каких качеств у него точно быть не должно.

— Вы что, помните, что я писала в дневнике?

— Ну, конечно, как я могу такое забыть?

— Дядь Юр, вот как раз у Демида Сергеевича этих качеств и нет. Он очень ответственный, пунктуальный и совсем-совсем не пьёт. А про наглость… Ну есть, конечно, немного, — опускаю глаза вниз и краснею, вспоминая свой первый поцелуй, — Но его это не портит совсем. Тем более, разве мужчина не должен уметь отстаивать свои права? Должен, конечно! Так что всё с ним в порядке, дядь Юр, не волнуйтесь, пожалуйста. Так вы расскажете, что у вас всё-таки с ним случилось?

— Конечно. Да. Расскажу. Но только если пообещаешь не обижаться на старого дурака, идёт? — дядя протягивает мне мизинчик, а я начинаю уже побаиваться.

Мизинчик у нас в семье означал непоколебимое обещание, которое ты не можешь нарушить ни при каких обстоятельствах.

Хм… Так что же дядя такого сделал, что я должна ему пообещать не держать на него зла?..

Глава 25

— Ты н-не п-понимае-ешь, Ир, — размазываю горючие слёзы по лицу и шмыгаю носом.

После того как дядя мне рассказал, как на самом деле обстояли дела с «обменом» работников, я расплакалась и выбежала из кабинета. И куда я могла бежать? Конечно же домой, а потом вызвонила подругу и вот теперь сижу плачу, жалею себя, злюсь на себя. Да что там — я на всех сейчас злюсь! Значит, не угодила Ангелина кому-то в офисе и можно от неё избавиться… Очень обидно, а особенно обидно то, что это сделал не кто-то там, а родной дядя.

— Слушай, — Ирка набирает ложкой пломбир, политый домашним вареньем из моего ведёрка, — Я согласна, что Юрий Борисович поступил некрасиво, но ты попробуй его понять. Он как руководитель большого холдинга ответственен за своих подчинённых и их эмоциональное состояние. Да и послал же он тебя не куда-то вагоны разгружать, а в маленькую фирму, где и работы-то как таковой нет. И кстати, если бы не твой дядя, то не познакомилась бы ты со своим Демидом. Так что давай вытирай сопли, и пошли подышим свежим воздухом. До набережной пройдёмся, — подруга встаёт с дивана и пытается раскрутить кокон из моего тёплого одеяла.

И ничего, что в квартире плюс двадцать семь — просто мороженное холодное и, чтобы не замёрзнуть, пришлось укутаться.

— Но я же… Я же… Да я же даже, не…

— Слишком много «же». Говорите конкретнее, пожалуйста, — подруга прерывает моё блеянье, а я с ужасом поднимаю на неё заплаканные глаза.

— Да я же… У-ух! Кошмар какой, я ведь так однажды сказала Маргарите Павловне…

— Угу, а ещё… «Ой, чем у вас так удушающе пахнет? Проветрите помещение в срочном порядке!».

— Но тогда я подумала, что это запах испорченных овощей, — развожу руки в стороны, — Как я могла догадаться, что это оригинальный парфюм, который Валерия Сергеевна приобрела себе за границей?

— Ангелин, это ведь ещё мелочи по сравнению с тем, что иногда ты ещё могла сказать, не подумав, — подруга гладит меня убаюкивающе по плечу, — Просто не все люди любят правду, понимаешь? Некоторым лучше немного приврать или промолчать, но зато человек не будет злиться и обижаться на тебя.

— О-о, а может мне сказать Демиду, что я полюбила кофе? Как ты думаешь, ему будет приятно?

— Не о том ты сейчас думаешь, — подруга цокает и качает головой, — Я пытаюсь донести до тебя другое. Твой дядя любит тебя, но разорваться он не мог между десятками подчинённых и тобой. Ну не уволит же он их всех из-за того, что ты слишком прямолинейна?

— Ну так уволил бы меня, — развожу руки в стороны, — Если я такая проблемная, то зачем я там нужна? Место чьё-то занимать ещё буду, — надула щёки от обиды.

— Вообще-то и такой вариант предполагался, но Юрий Борисович его сразу отмёл в строгой форме, даже не став думать в этом направлении, — Ира вытащила ведро с лакомством из моего убежища и отнесла его на кухню.

— А откуда ты всё это знаешь? — прищурилась, глядя на подругу.

А вдруг я ошиблась и она никакая не хорошая девчонка, а самая настоящая сплетница.

— А э-это, я тебе расскажу после того как ты сходишь в душ и будешь снова похожа на человека. Иначе ни словечка от меня не услышишь, — девушка затянула губы воображаемой молнией и стала просто смешно хлопать глазами.

Нет, ну не может Ирка быть плохой, она ведь все эти месяцы меня поддерживала. Кроме разговоров о Вите, конечно, про него мои рассказы она всегда слушала вполуха.

* * *
После того как я привела себя в порядок и стала снова похожа на человека, подруга рассказала, что она начала таки общаться с Ильёй Алексеевичем — теперь уж-то точно только просто с Ильёй. Тот ей вроде как не давал прохода, ну и крепость пала, как говорится. Не совсем конечно пала, но то, что у них было уже несколько свиданий — этим она охотно поделилась.

— Демид звонит. Снова, — держу дрожащими руками телефон и кусаю губы.

— Так возьми трубку, чего ты боишься? Он-то не виноват, что у вас с дядей всё так вышло, — подруга подталкивает меня к лавочке в тени деревьев, — И ты должна понимать, что когда он соглашался на сделку с твоим дядей, то совсем тебя ещё не знал.

Киваю несколько раз и решаю ответить на звонок.

— Алё, — задерживаю дыхание в ожидании голоса на том конце трубки. А вдруг он мне сейчас скажет, что ему ничего от меня больше не надо? О-ох… Как же тяжело иметь парня…

— Привет, ты на работе ещё? — хм, голос серьёзный.

Точно бросить меня хочет! Так и тянет меня выразиться как мой младший брат «Ну круто, чё?!». Но я, конечно, сдерживаюсь, только кулачки сжимаю от волнения.

— Я с Ирой на набережной гуляю, вот на лавочке сейчас сидим. А ты, что делаешь?

— Ого-о, даже мне выкать не будешь? — эх…шутки шутит, а я тут на взводе между прочим.

— А что, вы меня хотите снова взять на работу, Демид Сергеевич? — о-ох, я что заигрываю с ним? До чего уже докатилась…

— Мыш-шкина, конечно хочу тебя взять. Кхм, на работу, хочу взять тебя. Потом как-нибудь. Ты, я так понимаю, уже разговаривала с дядей?

— Да, — вытираю слетевшую с ресниц слезинку и шмыгаю носом.

— Ты чего там, плачешь что ли? Я приеду?

— Да всё в порядке, просто…

— Так, держите курс к дому, а я примчу через часик, хорошо? Скоро буду выезжать.

— Хорошо, — сбросила вызов и повернулась к подруге, — Демид приедет через час.

— Та-акс, значит идём домой, наводим тебе марафет и убираем все разбросанные обёртки от шоколадок.

Глава 26

— Привет, — Демид вручает мне пакет и окидывает улыбающимся взглядом.

Ёшки-лепёшки, я же ждала его ещё через двадцать минут и поэтому не успела переодеться. И вот теперь стою, хлопаю глазами и переминаюсь с ноги на ногу от смущения, потому что одета в короткие домашние шорты и топ.

Я, конечно, могу одеться так на улицу… Но сейчас-то я в закрытом помещении, рядом с мужчиной, который мне нравится и с которым у меня вроде как начались отношения…

Я пока ни к чему «такому» не готова и даже, честно признаться, думать об этом боюсь. А если вдруг Демид начнёт приставать?.. Ой…

— Привет, проходи, — отступаю в сторону, и мужчина, как только закрывает за собой входную дверь, сразу обнимает и прижимает к себе.

— Ира ещё у тебя?

— Да… То есть, нет. Уехала уже, — прячу лицо у него на плече и понемногу расслабляюсь.

Нет, не станет он приставать. Он не такой, и он сам чувствует, что я не готова, тем более я же его предупреждала, чтобы ни-ни…

— Понятно, — хмыкает и выпускает меня из объятий, — Мне бы руки помыть, — разувшись, идёт за мной вглубь квартиры.

Ох, мой чистюля…

— Я тебя как раз и веду в ванную, — оборачиваюсь на него улыбаясь, но, замечая его блуждающий по мне взгляд, тут же начинаю краснеть.

Как бы ещё пережить это совместное времяпровождение и не сойти с ума от смущения.

После того как я напоила своего парня чаем со сладостями, которых он мне принёс целый пакет, мы переместились в гостиную на диван. А так как я снимала однокомнатную квартиру, и этот самый диван был здесь только один, то я, получается, посадила мужчину ещё и на свою «кровать»…

Ох, сегодня точно чрезвычайно беспокойный день.

— И так, давай рассказывай, — Демид не дал мне сесть рядом, а усадил к себе на колени, крепко обняв.

— Дядя сказал, что попросил тебя взять меня на работу, чтобы сотрудники «выдохнули», — сделала недовольно пальцами кавычки и положила голову мужчине на плечо.

— Ты злишься?

— Мне скорее обидно. Почему он просто не сказал, что я там мешаю?!

— Ну, твой дядя не считал, что ты мешаешь, он хотел просто, чтобы его сотрудники перебесились и успокоились. А тебе не говорил, чтобы ты не расстраивалась.

— Но я ведь всё равно расстроена!

— Ну-у, здесь ничего не поделаешь. Он просто хотел попробовать тебя уберечь от того, что происходило вокруг. И, кстати, насколько я знаю, головы там уже полетели, за то, что начали снова лезть не в своё дело, — меня начали гладить по голове как маленького ребёнка.

Как же приятно, когда тебя жалеют и утешают…

— Ты защищаешь дядю? — подняла лицо чтобы посмотреть ему в глаза.

— Не защищаю, но всё-таки некоторые его поступки можно оправдать. Я вот, например, на его месте просто поговорил бы с тобой, а он предпочёл оградить тебя так как посчитал нужным. А ещё-ё, я в самом начале даже предложил тебя уволить, чего бы не мучиться всем…

— Что-о?! Ты хотел, чтобы меня уволили?!

— Так! — меня прижали к себе сильнее, чтобы я не смогла вырваться — а мне этого очень уж хотелось. Ничего себе заявочки! Хотел, чтобы меня уволили! Вот вам и парень мечты! — Я ведь тебя не знал ещё тогда и не видел даже ни разу. Естественно, я предположил сначала, что ты там всех травишь, как мух дихлофосом.

Успокоилась и захихикала. Слышать про мух из его уст было очень смешно, ведь это я как раз таки всегда говорила, что он их постоянно считает.

— А потом… что? — замерла в ожидании его ответа.

— А потом ты стала моим секретарём, — нажимает на мой нос пальцем и улыбается, — Вообще изначально я подумал, что ты правда сумасшедшая. Сначала с этой формой для охранника ко мне пристала… А как ты на меня накинулась со своим мокрым дождевиком в первый же рабочий день? Кофемашину отключала и придумывала небылицы про кофейную аллергию, — снова пикнул меня по носу и улыбнулся, — Да, я звонил Юрию Борисовичу и уточнял. Мало ли, может у тебя на что-то ещё сильная аллергия, а я не знаю. Ну и вообще твои огрызания в мой адрес, и намёки, что мне пора лечиться… — качает головой, — Доводила меня, понимаешь?

— Но я же не специально, — вру, но для правдоподобности делаю щенячьи глазки.

— Ой, да ладно. Просто я сначала старался отгородиться и не сближаться с тобой сильно. Ты красивая. Очень. И тебе, кстати, ни капли не удавалось это спрятать за объёмной одеждой, потому что я всю тебя сразу разглядел, — Демид нежно проводит ладонями по моей спине и коротко целует в губы.

— То есть, я тебе понравилась уже давно? — округляю глаза.

— Неужели это было незаметно? Хотя я правда держался до последнего, — хмыкает себе под нос и снова целует, — И я кстати вполне серьёзно из клуба тогда собирался отвезти тебя домой.

— Ясно, — вздыхаю и снова устраиваюсь на самом удобном на свете плече, — И что вы теперь с дядей не будете работать вместе? Из-за чего вы вообще расторгли тот контракт?

— Ну, вообще я поехал с ним поговорить по-человечески. Хотел, чтобы он рассказал тебе правду. Сказал что настроен серьёзно по отношению к тебе, поэтому и не хочу, чтобы между нами стояла эта недомолвка. Всё ведь открылось бы рано или поздно, и я подумал, что так было бы лучше…

— Но ты ведь сам мог мне рассказать об этом!

— Не мог, — Демид качает головой, — Он не чужой тебе человек, и сам должен был решить, как поступить. Я лишь сказал, что больше не хочу участвовать в этом вранье. В общем, я дал заднюю…

— И поэтому ты расторг с ним контракт? Дядя ведь изначально говорил, что для него это важно…

— Ну-у. Так вышло, не думай об этом.

Затем меня целуют самым сладким и волшебным поцелуем, от которого становится вдруг очень жарко… А потом уж слишком сильно прижимают к себе, и я своим бедром упираюсь в какую-то твёрдую преграду…

Отрываюсь от губ Демида в шоке. Это ведь то, о чём я подумала, да? Он что прямо сейчас начнёт ко мне приставать? Или уже начал приставать, а я и не заметила?..

— Прости, прости. Всё хорошо. Я помню — не наглеть, — улыбается и, снова прижав меня к себе, начинает убаюкивать.

— Демид, я же… — договорить не успеваю, потому что раздаётся громкий звонок домофона, — Ой, может это Ира что-то забыла, — выбираюсь из тёплых объятий и иду открывать дверь.

Пока жду в прихожей подругу, пытаюсь вспомнить, что Ирка могла у меня забыть. Странно, ничего не припоминаю…

Но к моему огромному удивлению приходит совсем не моя подруга, а дядя Юра…

Глава 27

— Д-дядь Юр… А вы?..

— Гель, — дядя входит в квартиру и закрывает за собой дверь, — Прости, что я вот так. Хотел поговорить с тобой, — мужчина виновато смотрит на меня из-под густых бровей, а у меня снова на ресницах слёзы собираются.

— Проходите. Только я не одна, — указываю рукой на пару мужских туфель на входе, и дядя при виде обуви начинает ухмыляться.

— Жених значит приехал?

— Жених, Юрий Борисович. Добрый день, — Демид выходит в коридор и пожимает руку дяде, а у меня чуть сердце из груди не выпрыгивает… Во-первых, это Демидово «жених», а во-вторых, то, что я в таком виде, с мужчиной наедине в квартире, и дядя явно понимает, что мы здесь не гречку с пшеном просеивали…

— Понятно. Поговорим, Гель? — дядя снова становится серьёзным и возвращает свой взгляд на меня.

Демид не пошёл с нами, только поцеловал в щёку и сжал ладонь для поддержки, а потом устроился на диване в гостиной.

— Да. Конечно, — веду его на кухню и делаю нам чай.

— Прости меня за то, что устроил это всё. Не знал как поступить, не хотел тебя обидеть, понимаешь? — дядя не притрагивается к чаю, смотрит на меня, явно испытывая чувство вины.

Ну что делать? Приезд и слова Демида всё же меня немного успокоили, и я теперь вроде не так уж и обижена. Тем более, дядя Юра бросил все свои дела и приехал ко мне ещё раз извиниться. И я ведь знаю, что он любит меня и просто хотел оградить «по-своему» от нападок коллектива.

— Хорошо. Давайте только забудем всё это? А ещё я не хочу оставаться работать у вас, попробую что-нибудь новое найти.

Зная теперь, как в офисе все ко мне относятся, оставаться там я не хочу. Будут в спину мысленные стрелы метать ещё, а вдруг и не мысленные… Бр-р, ну что за ерунда приходит мне в голову?

— Хорошо, я поговорю с другом, у него как раз несколько свободных вакансий было. И не беспокойся — это будет не по блату, ты просто сходишь на собеседование, и вы оцените друг друга, как работодатель и работник. Идёт?

— Хорошо, — выдыхаю. Не хочу спорить сейчас, — Спасибо, дядь Юр, — подхожу и обнимаю главного мужчину нашей семьи.

Да, мне ещё бесспорно обидно, но не на него, а на всю ситуацию в целом. Но с другой стороны, Ирка ведь права, если бы не дядя, то я бы не познакомилась с Демидом.

Улыбаюсь своим мыслям, размышляя над тем, когда именно он мне понравился… Даже сама не знаю, все как-то так закрутилось-завертелось, что теперь, вспоминая все наши пикировки, совсем не злиться хочется, а наоборот смеяться.

— Я бы хотел поговорить с твоим другом, — кивает на выход из кухни.

— Конечно, я сейчас позову его.

Демид, не ожидавший, что с ним захотят побеседовать, чуть не подавился шоколадным батончиком, когда я его позвала на кухню. А когда он скрылся за дверью, только что ногти себе грызть не начала от волнения. Подслушивать, конечно, очень нехорошо, но и стоять и ждать тоже невмоготу.

Тихонечко подкралась к двери и приложила к ней ухо. Слышно не очень, но некоторые фразы разобрать удаётся.

Вот дядя говорит, что не будет разрывать с ним контракт, а Демид отказывается, говорит, что они и без него прекрасно справятся со всем… Ничего не понимаю, почему Демид отказывается? И как дядя может настаивать на сохранении контракта? Они ещё что-то говорят, но я всё стою, висну, минуту, другую… А потом ка-ак поняла…

Ёшки-лешёшки, это же за кого они меня держат всё это время?!

— И что здесь происходит?! — открыла дверь и сложила руки на груди.

Если мне сейчас скажут, что это не моё дело, то выгоню обоих из дома.

Пусть идут обсуждать «свои» дела вне стен моей квартиры. Вот именно так!

— Ох, — дядя трёт лицо ладонями, а Демид закатывает глаза и качает головой.

Так и хочется сказать «Да, мой дорогой, вот такая тебе досталась девушка, любите, кормите и ничего никогда не скрывайте».

— Демид? Дядя? — по очереди строго смотрю на мужчин.

— Я сам, Юрий Борисович, — мой парень берёт «огонь» на себя и подходит ко мне ближе, — Мы решили не расторгать контракт. Будем продолжать работать вместе с вашей компанией. Если хочешь, можешь снова перейти ко мне в офис? Как тебе идея?

— Демид, не нужно, — дядя встаёт из-за стола и подходит к нам, положив руку мне на плечо.

— Когда Демид приехал вчера ко мне и сказал, что хочет, чтобы я всё рассказал тебе, то я конечно разозлился. Ну вот как я мог тебе признаться в том, что так поступил с тобой? Даже пригрозил ему разорвать контракт с их фирмой и потопить только начинающую развиваться конторку. Естественно, я бы ничего такого не сделал, мы просто разошлись бы и всё. Но твой друг так настаивал, что мы немного повздорили… — с уважением поднимает глаза на моего парня, — Даже и не знаю, малец, как ты уговорил своих друзей на эту авантюру, но далеко не все останутся рядом с тобой, если ты говоришь, что ваш корабль скоро пойдёт ко дну.

— Ничего, построили бы новый. Главное, чтобы цель того стоила, а она стоит, — Демид посмотрел на меня с нежностью, а я чуть не разрыдалась…

И это вот этого парня я называла разными неприятными словами? Ужас какой… Да он же из-за меня чуть не потерял всё, чего они добились со своими друзьями…

Бросилась ему на шею, уже не сдерживая себя. Я, наверное, за сегодняшний день потеряла месячную порцию слёзинок.

— Ладно, молодёжь. Я пошёл, дверь-то хоть закройте за мной, — дядя уходит к порогу обуваться, а я заставляю себя отлипнуть от мужчины и пойти проводить гостя, — И это. Смотрите… Демид, руки сильно-то не распускай, — мой парень жмёт руку дяде, и мы закрываем за ним входную дверь.

А потом меня целуют… Говорят столько нежных слов, что если бы я была мороженкой, то точно бы растаяла как от тридцатиградусной жары.

Эпилог

Спустя три месяца…

— Лин, ты уверена, что это была хорошая идея? — Демид берёт мою руку и целует тыльную сторону ладони.

У моего любимого парня сегодня день рождения, и на него были приглашены не только его родители, тётя и две младших сесрты, но и мои родственники тоже. Дядя Юра, два брата и мама с её мужем. Да, да, именно с мужем, потому что как раз в тот вечер, когда она хотела меня познакомить с каким-то парнем, а я вместо этого пошла на корпоратив в честь дня рождения Ильи, мама познакомилась с братом именинницы. И у них всё та-ак завертелось, что уже через месяц они начали жить вместе, а вот две недели назад расписались.

— Перестань, Дём, в этот раз всё будет хорошо, вот увидишь, — подбадриваю его поцелуем в щёку.

— Не знаю, не знаю, — качает головой и выглядывает в окно, — Приехали, — вздыхает и идёт говорить своей родне о том, что приехала моя.

Из наших родственников между собой нормально общаются только мамы и их мужчины. У остальных же знакомство как-то не заладилось… Но в этот раз мы подготовились заранее: стол шире и стулья стоят не напротив друг друга, а каждое сдвинуто немного вбок от напротив сидящего человека (это чтобы ногами под столом друг друга было тяжело пинать).

Потому что опыт уже есть — в прошлые две встречи с родственниками, мы буквально разнимали дядю Юру и тётю Свету, они так громко спорили и ругались, что я думала — сейчас все соседи сбегутся на этот крик. Потом в их перепалку вступило младшее поколение, и ругаться стали и мои братья с сёстрами Демида… И только моя и Демидова мамы сидели и смотрели на это со странными улыбками, ну а их мужьям ничего и не нужно было, они обсуждали последние новости в мире рыбалки.

* * *
— Фух, вроде сегодня всё в порядке, — Демид подсаживается рядом, обнимая меня за талию.

Кладу голову ему на плечо и раздумываю над тем, как бы ему намекнуть, что я хочу сегодня остаться у него на ночь, а не уезжать с родными.

Нет, я, конечно, уже ночевала у него пару раз, также как и он у меня, но сегодня я хочу сделать ему особенный подарок. Потому что я наконец-то поняла, что готова перевести наши отношения на более серьёзный уровень. На совсем серьёзный, если быть точнее. Эти три месяца мы просто целовались и потихоньку узнавали друг друга, и Демид никогда не напирал и говорил, что не торопит и будет ждать меня столько сколько нужно. Но больше я не хочу ждать, хочу, чтобы он знал, что я очень его люблю и полностью доверяю ему.

— Да, даже странно, что дядь Юра с тёть Светой вместе решили пойти в магазин. Как думаешь, может кто-то кого-то хочет кинуть под машину и сделать вид, что он ни при чём? — Демид начинает смеяться над моим предположением и качать головой.

— Какая же ты иногда кровожадная, откуда ты только эти коварные идеи берёшь?

— Да я так, пошутила, — вру и отвожу взгляд. Не говорить же ему, что я и правда боюсь за их жизни? Они же так смотрят друг на друга…

— Хочешь, секрет открою? — Демид шепчет мне на ушко, обдавая шею горячим дыханием.

А у меня мурашечки табунами бегут от этого. Я-то хоть и неопытная в «этих» делах, но после трёх месяцев отношений уже понимаю, почему у меня так сладко начинает тянуть низ живота…

— Расскажи, — пытаюсь немного запрятать свои чувства и поворачиваюсь к любимому парню.

— Я уверен, что они нравятся друг другу.

— Кто? — непонимающе смотрю на Демида.

— Ну кто-кто, дядя твой и моя тётя. Видела взгляды, какие кидают друг на друга? Прямо как мы с тобой когда-то.

— Ого, я этого не замечала, — крепко прижимаюсь к тёплой груди, — Правду же говорят, что от ненависти до любви один шаг, — улыбаюсь своим мыслям.

— Ну-у, нет, Мыш-шкина. Я тебя точно не ненавидел, поэтому это выражение точно не про нас.

— Да-а, точно не про нас, — улыбаюсь и крепко целую своего любимого парня.

Не жалею ни о чём ни секундочки, даже наоборот рада, что дядя в своё время решил меня отправить работать в только начинающую процветать фирму.

А ещё — неужели и правда мой дядя проявляет симпатию к тёте Демида? А по тёте Свете ведь можно подумать, что она на дух не переносит дядю Юру…

Вот ведь поистине любовь — странная штука…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Эпилог