КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584618 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Небесный шаг (10 арка) [Максим Зарецкий] (fb2) читать онлайн

- Небесный шаг (10 арка) (а.с. Небесный шаг -10) 965 Кб, 248с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Максим Андреевич Зарецкий

Настройки текста:



Максим Зарецкий Небесный шаг (10 арка)

Глава 1

Демонстрация необычной силы Сонгом, вызвала настоящую волную преклонения, остановив идущие сражения по всей долине. Формация охотников и клановых мастеров вместе с чудовищными зверьми различной разумности прекратили столкновения и, окружив Сонга практически единым порывом, преклонились перед его силой. Правда, это всё же была лишь некоторая часть сражавшихся здесь существа.

К примеру, Принц и его ближайшее окружение, воспользовавшись поднявшейся суматохой, успели уйти прочь. То же самое касалось и Истинного дракона со своей свитой, хотя, судя по тому, с какой опаской возле Сонга появился преобразившийся в человека дракон, он явно оставался под впечатлением от продемонстрированной недавно мощи. Он сам и его свита не стали гнаться за отсыпающими немногочисленными силами дьяволов, возглавляемыми принцем, предпочтя встретиться с Сонгом и, конечно, Аэтонэ.

Среди преклонившихся перед его силой Сонг заметил дрожащих, словно осенний лист, предателей. Сильнейшие практики, некоторые главы семи кланов и, конечно, толстяк Долс, который, возникало ощущение, так и не узнал, перед кем склонился.

Что же до спутников молодого человека, то здесь выделялся больше всего мастер Тул, Сонг видел в его глазах преклонение, граничащее с поклонением. Очень похоже, что предводитель наёмников, что-то напридумывал себе, увидев истинную силу Сонга и, поверив в это, решил следовать за сильнейшим практиком, которого когда-либо видел. Аэтонэ казалась хоть и шокированной, но куда меньше мастера Тула. Девушка вместе со стариком Лодом подошла к нему одной из первых, в её взгляде хоть и читалась настороженность и непонимание, но и только. Невозмутимее всего в этой ситуации был мастер Лод, казалось, он давно ожидал увидеть повторное появление существа, которое сражалось несколько лет назад в Закрытом мире и сразившее Дьявольского принца.

— Ты хорошо поработал, парень, да, — с усмешкой обратился он к Сонгу, оказавшись возле. — На этот раз даже остался в сознании, уже большой прогресс, да.

— Спасибо, — молодой человек улыбнулся и вернулся к изучению тела Син Фен, которая хоть и не выглядела раненой, всё же имело несколько повреждений духовной оболочки.

— Как она? — Аэтонэ присела возле Син, заглядывая в её бледное лицо.

Несмотря на то что они никогда особо не были близки, девушка, похоже, сильно беспокоилась о состоянии Син.

— Нормально, однако Великая Советница всё ещё там, не знаю, как быстро мне удастся её извлечь чужую духовную волю из её души, — покачал головой Сонг, продолжая изучать тело Син Фен.

— Я могу помочь ей, — к ним подошёл рослый мужчина, с горящими золотым светом глазами, от него исходила подавляющая сила Божественности, что, очевидно, говорило о том, кто это. Истинный Дракон, преобразившийся в человека. — Но при одном условии.

— Говори, — отказаться от помощи «Божества»? Хоть Сонг до конца и не доверял этому чудовищному зверю, но, всё же, понимал, что сам может и не справиться.

— Я немного поговорил с младшей Аэтонэ, и, кажется, в общих чертах понял, кто ты и что из себя представляешь. Помоги мне и моей свите улететь из этого мира. Здесь нам оставаться уже нельзя, а у тебя имеется полноценный линейный корабль наивысшего класса, где мы сможем без труда уместиться.

Сонг на секунду задумался. Пускай эти чудовищные звери вокруг сейчас преклонились перед ним, однако совсем не факт, что это остановит их, если Истинный Дракон захочет захватить Фрисоул. Да, шансов у него сделать это немного, если не давать ему доступы к критически важным элементам духовного судна, но всё же. С другой стороны, Сонгу очень нужна была помощь в том, чтобы вернуть душу Син Фен. Далеко не факт, что Чин Э, которую он позвал сюда, имеет достаточную квалификацию, чтобы помочь в этой непростой задаче.

— Ну и, конечно, ты должен обещать, что не станешь претендовать на мою стаю, — между тем продолжил дракон. — Я вижу, на что ты способен и вижу, как отреагировали на тебя мои подчинённые. Это всё влияние влияния силы изначальных, однако, это не значит, что тот, в ком течёт дух и мощь изначальных может приказывать мне или моей стаи. Вижу, ты всё ещё колеблешься, что же в таком случае я могу даже дать клятву на собственном развитии, тебя это устроит?

Сонг даже замер, подобные клятвы редко использовались практиками, так как они негативно влияли на дальнейшее развитие человека, демона или чудовищного зверя, не важно. Впрочем, Истинный Дракон находился на пике возможно развития и, возможно, понимал, что это сейчас для него единственный выход? В любом случае это Сонгу было на руку тем, что он уже не боялся удара в спину от Истинного Дракона и одновременно с этим получил могущественного союзника.

— Хорошо, если дашь клятву, я согласен, — кивнул Сонг и вдруг добавил. — К тому же мой товарищ, Аэтонэ, хотела бы поговорить с тобой позже. Да, и я бы хотел, чтобы ты был максимально откровенен с ней, ответив на все её вопросы.

В золотых глаза Истинного Дракона мелькнул гнев. Гордое существо явно не привыкло, чтобы ему выставляли условия, но уже через секунду он вернул себе самообладание и лишь кивнул, сказав:

— Хорошо, я согласен.

Одновременно с этим к Сонгу несмело подошла делегация людей, возглавляемая тремя лидерами стай дьяволов и представителями семи кланов, среди которых был, естественно, и мастер Долс собственной персоной.

— Великий мастер, ваша мощь заставляет склониться таких простых наёмников, как мы, — к Сонгу обратился предводитель стаи, в которой они раньше состояли. — Я не знаю, почему вы скрывали свою силу всё это время, но отчётливо ощущаю в ней то, что мы, дьявольские практики так давно искали. Мощь человеческого источника, его величие и глубину. Многие поколения все ветви Дьяволов, возглавляемые Патриархом, искали осколки этой силы, но ничего подобного никто ещё не добивался. Мастер, позвольте следовать за вами.

«Вот значит как, оказывается, Дьяволы всё это время пытались возродить силу Изначальных? Вероятно, без особых результатов. И сейчас, увидев на что я способен, они решили присоединиться? Однако, могу ли я доверять таким людям?»

Сонг задумчиво посмотрел на почтительно. Склонивших головы представителей охотничьих стай, обдумывая непростую ситуацию. Как ни крути, но в данном случае этим людям он доверял ещё меньше, чем чудовищным зверям. Дьявольские практики оставались дьявольскими практиками. Похоже, у него в любом случае оставался лишь один выход, который уже продемонстрировал всем Истинный Дракон.

— У меня нет причин вам доверять, — вслух сказал Сонг осматривая собравшихся вокруг людей и усиливая свои слова духовной энергией, чтобы они дошли до каждого находящегося сейчас здесь практика. — Единственный вариант это, как и мастер-дракон, каждый из вас должен принести клятву на своём развитии. Мне хорошо известны пагубное влияние таких клятв на экспертов боевых искусств, однако это единственный путь. Обещаю, если вы сумеете проявить себя и заслужить доверие меня и команды — клятва будет снята.

По толпе собравшихся практиков пробежался шепоток. Сонг слышал нотки негодования. Похоже, эти люди думали, что одним лишь собственным желанием способны присоединиться к нему и такое требование заставило их вернуться с небес на землю.

— Никогда, — резко ответил один из лидеров охотников и в гневе развернувшись взмыл в воздух, направившись к единственному уцелевшему судну стаи. За ним направились многие другие охотники… однако далеко не все. К Сонгу двинулся тот самый лидер, что совсем недавно стоял во главе их стаи.

— Я согласен принести клятву, это честь принадлежать к Дьявольскому клану, но также я хочу идти дальше. Если вы не будете угрожать или нападать на мой клан, я и большинство моих людей принесём все требуемые клятвы.

Сонг посмотрел на Син Фен, которая сейчас была у него на руках и улыбнулся.

— У меня нет желания сражаться с Дьявольским кланом и его ветвями. Если они будут нападать на меня или моих людей, то и мы не станем делать это с ними.

— Хорошо, — уверенно кивнул лидер и, подняв руку, зачитал клятву-соглашение и практически одновременно с ним, это сделали сразу несколько сотен других охотников.

Всё это время представители Семи кланов стояли, растерянно переглядываясь. Толстяк Долс и несколько других глав всё ещё не могли распознать в человеке перед ними того самого юношу, что выиграл турнир юниоров в городе Синего Кита и противостоял им во время исхода. Они явно колебались, прекрасно понимая, что принесение клятвы ограничит их развитие, до момента пока она не будет снята. Но, с другой стороны, семь кланов были обречены без крови Истинного Дракона, потратив все имеющиеся средства к существованию. Мастер Долс ощущал какие-то знакомые энергетические всплески, доносившиеся до него от этого парня, оказавшегося наследником какой-то невероятно древней силы, вот только вспомнить, где он мог чувствовать что-то подобное, у толстяка не получалось. Зато он, да и не только он, узнал Син Фен, которую держал на руках Сонг. Появление практика Закрытого мира, да ещё и врага спровоцировало у него самые мрачные предчувствия. Но какой у Семи кланов был выбор? Какой выбор был у него самого?

Наконец, Долс вышел вперёд, они приняли решение, несмотря на то что оно оказалось очень непростым. Внутренне толстяк понимал, что упускает что-то важное.

— Великий мастер, — обратился он к молодому человеку. — Позвольте и нам присоединиться к вашим людям! Мы, вместе с нашими семьями готовы принести вам свои клятвы!

Сонг повернулся, невозмутимо окинув взглядом собравшихся представителей Семи кланов. Большую часть глав он знал лично, когда пересекался с ними во время сражения в городе Синего кита и абсолютно точно он не испытывал к ним ни грамма жалости. Другое дело рядовые члены кланов, которые, по большей части, оказались вынуждены выполнять приказы своих глав. Та же Фир Яал, была хорошей девушкой, которая даже помогала ему советом пару раз во время турнира. Но виновные в том, что произошло тогда с величайшим гордом и захваченной Аэтонэ в любом случае должны понести наказание соразмерно собственному проступку.

— Мастер Долс, скажите, вы узнаёте меня? — вдруг спросил Сонг, прервав свои раздумья и уже порядком затянувшуюся паузу.

— Нет, мастер, откуда? — глубокая морщина прорезалась на лбу толстяка, явно говоря, что он и сам не уверен в своих словах.

— Когда-то мне доводилось сражаться с вашим учеником и даже победить… в ту пору моё лицо было обезображено ожогами, а сам я носил довольно приметную маску, не припоминаете? — Сонг не без удовольствия отметил, как застыло лицо толстяка, а в его глазах отчётливо проскользнул ужас. — Я просто мастер, победивший в турнире юниоров города Синего кита. Города, который был принесён в жертву вашим амбициям. И куда вас привели эти амбиции, мастер Долс? На дно дьявольского мира. Сейчас вы просите меня, протянуть вам руку, чтобы я помог вам выбраться оттуда? Но скажите, мастер Долс, и все вы, главы Великих кланов города Синего кита — разве вы заслужили это?

Глава 2

Главы Великих кланов города Синего кита в замешательстве молчали. Сонг видел в их глазах неподдельный страх. Многие, естественно, вспомнили мальчишку, выигравшего последний турнир юниоров. Тем более это было не так уж и давно. И тот факт, что он сумел не только выбраться из Закрытого мира, каким-то образом стать значительно сильнее, но и ещё обзавестись такими невероятными союзниками делал происходящее сейчас невероятным. Некоторые всё. Ещё отказывались верить в происходящее, другие уже всё поняв, успели смириться, а третьи, ожидаемо, попытались разубедить Сонга в том, что они причастны к уничтожению Синего кита.

— Мастер, — с натянутой улыбкой сказал Долс, явно с большим трудом сдерживаясь. — Это какая-то ошибка! Мы совершенно точно не могли так поступить со своим же городом…

— Не трудитесь оправдываться, я хорошо помню ваше столкновение с хозяином Зимнего сада и советницей клана Вэй. А также принесение в жертву целого города, чтобы открыть портал перехода в высшие земли, — перевал его Сонг. — Вы все без исключения виновны! И я не собираюсь доверять таким, как вы даже с принесённой клятвой! Это не касается младших вашего клана, которые не знали о ваших планах. Что же, я могу принять их всех при соблюдении двух условий!

Сонг обвёл взглядом собравшихся вокруг него представителей Великих кланов. В глазах некоторых была заметна надежда. Как ни крути, а нахождение на самом дне дьявольского мира многим не нравилось.

— Первое, клятву приносят лишь те практики, кого я или мастер Лод одобрит лично, — Сонг указал на стоящего возле старика. — Многих из вас он хорошо знает, поэтому не стоит думать, что вам удастся нас обдурить. Второе — в знак раскаяния вы отказываетесь от своего второго имени клана! Семи Великих кланов Синего кита, находящихся на вершине мира и управляющих колоссальным по своим размерам города больше не существует! Как и самого города. Это вина ваших кланов и как их представители несите на себе это клеймо всё время своего служения, сколько бы оно ни продлилось!

А вот последнее требование Сонга вызвало настоящую бурю совершенно разных эмоций у окружающих его практиков из семёрки кланов. Реакцией большинства старших представителей были, естественно, гнев и ярость, у младших по большей части наблюдались растерянность и смущение. С одной стороны, последнее время они все жили чуть ли не впроголодь, неспособные нормально практиковаться и выживали как могли, с другой, на кону стоял их клан, они всегда гордились принадлежностью к Великим.

— Те, кто согласится дать клятву, станут не только моими соратниками, но и получат доступ к обучению боевым искусствам Высших земель, ресурсам развития и богатой духовной энергии моего корабля Фрисоула, — добавил Сонг. — Ведь, кажется, именного этого хотели ваши старшие, когда прорывались с помощью человеческих жертв из Закрытого мира? Правда, в основном для себя, конечно…

Естественно, он не рассчитывал на то, что пойдут многие. Отказаться от клана и семьи. Однако, это всё же был шанс вырваться из того ада, в котором они оказались здесь, в Дьявольском мире. К тому же Сонг собирался взять с собой не только согласившихся, но и членов их семей. При условии, если последние также не участвовали в уничтожении города и не были замешанны в жертвоприношениях.

Каково же было его удивление, когда к нему шагнули сразу несколько десятков молодых практиков. Многие колебались, но всё равно шли. В это же время Сонг наблюдал за лицами глав кланов и самое важное за лицом Долса. Передав Син Фен на попечение мастера Тула и Аэтонэ, а Лода оставив за старшего, принимать новых членов экипажа Фрисоула, Сонг направился к толстяку. Мастер Долс к этому времени уже успел вернуть себе самообладание и уверенность, возвратившись к образу доброго и беспечного толстячка. Широко улыбаясь, он приветствовал приближение молодого человека

— Сонг, я же правильно помню твоё имя? — его лицо буквально перекосило от широкой улыбки.

— Великий эксперт, один из немногих практиков закрытого мира с пиком развития этапа Восхождения. Говорили, что вы равны по силе самому Императору, мастер Долс.

— Это не так, всё же Император располагал, куда большими возможностями, — это казалось невозможным, но и без того натянутая улыбка толстяка, казалось, стала ещё шире, из-за чего его лица стало больше походить на маску, чем лик живого человека.

— Поверю вам на слово, — кивнул Сонг и, посмотрев на выстроившуюся перед стариком Лодом колонну молодых практиков семи кланов, добавил. — Понимая, что именно вы ответственны в произошедшем уничтожении города, как считаете, какое наказание я должен вам назначить?

— Отпустить, — нагло ответил Долс, но заметив, как нахмурился молодой человек, тут же попытался объясниться. — Это же забытое богами место, настоящая тюрьма для таких практиков, как я. Раньше мне хотелось прорвать границу Восхождения, уничтожить последний бастион и стать, наконец, экспертом уровня «Осознания». Но сейчас, прожив столько времени в Высших мирах, я понял, что это недостижимо. И понял, как провинился. Эта планета — тюрьма, а я её вечный пленник.

На этих словах его улыбка погасла. Лицо толстяка демонстрировало самую настоящую скорбь и опустошение. Сонг в очередной раз поразился уровнем актёрской игры этого человека. Он точно так же водил за нос всех глав семи кланов и сейчас пытался сделать то же самое со мной.

— И что же получается? Вы утверждаете, что раскаиваетесь? — Сонг даже замер, с огромным удивлением смотря на наглое лицо Долса, этот человек даже не пытался оправдаться. Возможно, он и сам понимал глупость этого.

— Да, — между тем ответил толстяк и склонил голову в знак смирения. — Моя ошибка стала причиной многих бед. И я готов понести самое строгое наказание. Но мастер Сонг, вы должны знать, что на мне и других главах сейчас держится остатки всех кланов. Женщины, старики и дети, ушедшие за нами. Да, мы были неправы и совершили ужасные вещи, но сейчас пытаемся просто выживать…

— Достаточно, я услышал всё, что хотел, — молодой человек прервал поток слов мастера Долса. — Твои амбиции и желание стать сильнее стали причиной смерти миллионов людей, а сейчас ты, прикрываясь другими невинными, пытаешься выторговать себе жизнь? Что же, я могу поздравить, тебе удалось отчасти убедить меня.

Было заметно, что слова Сонга слегка успокоили толстяка, но он всё ещё оставался настороже, резонно считая, что всё ещё далеко не закончено. И он был абсолютно прав.

— Однако, это совсем не значит, что я должен просто взять и забыть обо всём. О тех смертях и тех разрушениях, что вы создали! Наказание должно искупать вину, а сейчас я не вижу, чтобы это происходило даже близко… тогда я сам исправлю это собственными руками, — Сонг извлёк из карманного пространства парные клинки и используя их как резонатор ударил всей своей духовной силой, сфокусировав энергию в виде тонких лучей, ударил сразу десятком стремительных лучей силы, сминая и разрушая духовные каналы мастера Долса.

Толстяк, что оказался в действительности довольно слабым практиком Восхождения из Закрытого мира ничего не смог противопоставить этой энергии, особенно когда она была усилена парными клинками. Попытка защититься не удалась. Силы оказались не равны, Мастер Долс, почувствовав внезапно острую боль тоненько заверещал, падая на горные камни, а стояще возле него главы кланов в спешке попытались отступить, чтобы не оказаться под ударом. Эти гордые, независимые люди, некогда считавшие себя центром Закрытого мира, сейчас выглядели словно трусливые крысы. С бегающим взглядом они всеми силами пытались не обращать внимания на катающегося по земле и воющего от боли Долса. Словно тот в один момент перестал для них существовать.

Наконец, спустя несколько минут толстяк замер, уже не в силах больше кричать и просто стонал.

— Ты будешь жить… мастер, — Сонг отозвал силу и спрятал парные клинки в карманное пространство, после чего подошёл к замершему на земле человеку. — Я уничтожил половину твоих духовных каналов, выжег их чистой силой. Подобное во всём мире могу сделать только я и лекарства от этого нет, мастер. Твоё наказание — вернуться к этапу «Слияния» и навсегда остаться там. Ты хотел стать сильнее и возвыситься над другими практиками? Считал, что можешь идти по головам других людей? Законы кармы едины для всех, мастер Долс. Живи с этим или умри. Это будет твой и только твой выбор.

Сонг поднял взгляд на глав семи Великих кланов. В их глазах застыл ужас. Каждый сейчас представлял себя на месте Долса и это невероятно пугало их.

— Что же до вас… ваши кланы, которые вы поднимали всеми силами не одно тысячелетие, превратились в мусор, без надежды на возрождение. Живите и наблюдайте за этим упадком.

Сонг не стал их трогать совсем ни из-за своей доброты. Будь его воля и все семеро прямо сейчас присоединились бы к лежащему на земле Долсу. Но достаточно было глянуть на практиков из семи кланов, которые сейчас приносили Сонгу клятву, чтобы понять — если он покалечит глав, то лишить многих из этих людей.

Через несколько минут Зол Гален посадил яхту в долине. Начался наём новых членов экипажа Фрисоула. Сонг вместе со стариком Лодом проверяли всех желающих, отбраковывая всех, кого помнили, как ненадёжных. Естественно, подобный отбор ничего не мог гарантировать. Но это и не требовалось. Сам отбор был лишь видимостью, говорящей о том, что Сонг набирал в свою команду самых надёжных. В действительности ему по большей части было всё равно главное — это клятва. Удивительно, но среди пожелавших вступить в команду оказалась и Фир Яал, юная наследница Синего Феникса.

— Почему принцесса одного из семи кланов решила присоединиться ко мне и даже принести клятву? — не удержался Сонг от вопроса, когда девушка подошла к нему и старику Лоду.

— Именно потому, что я наследница клана и несу за него ответственность, — ответила Фир, смотря прямо в глаза молодого человека, она не боялась его, как большинство других членов семи кланов. — И я верю твоему слову, что когда мы отличимся, ты освободишь нас от этой клятвы.

— Хороший ответ, ты принята, — кивнул с улыбкой Сонг, он рассчитывал, что наследники также перейдут к нему, с помощью их авторитета влиять на людей станет куда проще — пользоваться постоянно силой клятвы ему откровенно не хотелось.

«Мастер Сонг», — в голове раздался голос Рину. — «В системе появились новые обсидиановые корабли. Сразу десяток пересекли границу восприятия Фрисоула, и они движутся сюда. Мне это не нравится».

«Да, мне тоже», — согласился с ней Сонг. — «Пока наблюдай. Если их скорость поменяется, немедленно говори мне».

«Да, мастер».

— Мастр Лод, продолжайте принимать клятвы, а я должен поговорить с Истинным Драконом, — сказал он старику.

— Хорошо, да, — кивнул старик и приложился к бутылке горлянке, которую достал несколькими минутами ранее. — Можешь на меня положиться.

Глава 3

Перед тем, как направиться к Истинному Дракону и Аэтонэ, Сонг добрался до своей каюты на яхте. Зол Гален смог мастерски пристроить корабль возле одного из горных пиков в паре сотне метров от места, где сейчас находились большая часть человеческих практиков из охотничьих стай и семи кланов. Что же касается Чудовищных зверей из свиты дракона, то они уже в большинстве своём переместились в карманные пространства яхты, забив их почти под завязку. Как ни крути, а всё же этот малый духовный корабль не был предназначен для перевозки стольких существ, да ещё и такого размера. Впрочем, Сонг не сильно беспокоился по этому поводу, Истинный Дракон уверил его, что проблем не будет. Стая подчинялась каждому его слову, даже та часть, что не обладала разумом, находилась в поле его ментального управления.

Устроив Син Фен на своей кровати и окутав её плотным пологом духовной энергии, чтобы девушка не проснулась раньше времени, Сонг, наконец, смог, немного выдохнуть. Самое сложно было позади, теперь ему оставалось вместе с мастером Лодом вытащить из её разума дух Великой Советницы. Хотя тут ещё большой вопрос, что в действительности было проще…

Сонг присел у изголовья кровати, вглядываясь в умиротворённое лицо Син Фен. Казалось, с момента, когда он последний раз видел её, прошло несколько десятилетий, хотя в действительности даже с учётом сжатого времени минуло не больше двух лет. За это время внешне она совершенно не изменилась, лишь наряд, который выбрала Великая советница, не соответствовал вкусам Син, но на этом всё.

Вздохнув, Сонг поднялся и направился к выходу, пора встретится с родственником Аэтонэ и прояснить несколько моментов. Истинного Дракона, воплотившегося в человека, Сонг сумел найти неподалёку от корабля. Он тихо беседовал о чём-то с Аэтонэ. Судя по напряжённому лицу девушки, обсуждали они сейчас что-то серьёзное. Сонг даже пару мгновений раздумывал, имеет ли смысл прерывать их в такой момент, но всё же решил вмешаться.

Подойдя ближе, он остановился в паре десятков метров, ожидая реакции Истинного Дракона, из вежливости Сонг не использовал восприятие, чтобы услышать, о чём сейчас говорили драконы. Впрочем, догадаться было нетрудно — наверняка о родителях Аэтонэ и о её повреждении родословной, из-за чего она уже давно не могла воплотиться в свой истинный облик.

Естественно, появление Сонга заметили. Аэтонэ улыбнулась и сделала едва уловимый знак, приглашающий его подойти.

— Рад встречи с вами, старший, — Сонг в почтении вложил перед собой кулак в ладонь и слегка поклонился. — Очень надеюсь, что наша помощь была своевременной.

— Более чем, — голос Истинного Дракона оказался глубоким и ясным, он заставлял прислушиваться к себе без какой-либо духовной силы, одним лишь звучанием. — Ваше появление оказалось как нельзя кстати. Мы с Аэтонэ обсудили её прошлое и настоящее и пришли к выводу, что без посторонней помощи здесь совершенно точно не справиться. Прежде всего я говорю о возвращении сил девочке.

Сама Аэтонэ тут же пояснила Сонгу, что имел в виду Истинный Дракон.

— Мне нужно попасть в один из центральных миров, а путешествовать со старшим в открытую слишком опасно, поэтому я бы хотела попросить тебя о помощи.

— Конечно, только объясните по порядку всё. Куда нам следует попасть и зачем?

По словам дракона и Аэтонэ, в одном из центральных миров, на одной из выжженных и пустынных планетах находилось убежище. Единственное убежище Истинных Драконов, которое ещё не было разграблено людьми. Дракон утверждал, что там находился алтарь с хранилищем редчайших ресурсов и пилюль, способных очистить кровь Аэтонэ и подарить ей второй шанс, вернув настоящую силу родословной. Исходя из объяснений стало понятно, что речь шла о территории Божественного клана. А это, в свою очередь, создавало множество проблем. Впрочем, Истинный Дракон хотел попасть туда не только из-за Аэтонэ, чего он нисколько не скрывал. Согласно его словам практически всё племя драконов покинуло атолл человеческого влияния под давлением Божественного и Дьявольского кланов. Во время их конфликта, когда весь атолл был охвачен войной порабощение драконов оказалась тем ресурсом, что мог перевернуть ход сражений.

Их использовали обе стороны во время сражений. Сонг сразу вспомнил колоссального стража закрытого мира, который в течение тысячелетий охранял его от нападения хищных тварей высших миров. Очень многие драконы, не пожелав становиться ручными зверьми сильнейших кланов атолла, решили покинуть свои родные миры. Это спровоцировало исход большей части драконов. К сожалению, многим легендарным чудовищным зверям не повезло. Их преследовали, находили и порабощали — если это говорить о Божественном клане. Дьяволы предпочитали использовать кровь, кости и духовную эссенцию драконов для собственного усиления. И родителям Аэтонэ, вместе с несколькими другими членами стаи не повезло оказаться под ударом Дьявольского клана. Конец их был закономерен, даже несмотря на всю их силу и мощь. Даже сейчас, спустя несколько тысячелетий изоляции дьяволы остаются одним из сильнейших кланов атолла, а тогда они были на пике своей мощи… шансов не было.

Когда истинный дракон рассказывал это, Сонг ощутил тёмную печаль, охватившую стоящую возле Аэтонэ. Девушка с большим трудом сдерживала рвущиеся изнутри эмоции, и он её хорошо понимал. Не каждый день тебе рассказывают, что твоих родителей превратили в набор ингредиентов для чьего-то возвышения.

— Значит, нам нужно пробраться в сердце миров Божественного клана и найти ту незаселённую планету с наследием Истинных Драконов? — уточнил Сонг, после того как старый дракон закончил свой рассказ.

— Почти так, — кивнул мужчина. — Это всё же не сердце миров Божественного клана, раньше оно было периферией, не думаю, что что-то поменялось. К тому же внутри убежища надуться кое-какие ресурсы, полезные для такого человека, как ты. Аэтонэ немного рассказала мне о тебе и о том с какой скоростью ты растёшь. При таких подъёмах неизбежны проблемы с основанием развития, я ведь прав?

Сонг не стал спорить с очевидным. Он действительно испытывал большие трудности со скоростью своего роста, из-за чего ему всячески приходилось сдерживать своё развитие и кидать все силы на укрепление основания.

— В убежище найдётся несколько ресурсов, которые могу оказаться очень полезны для укрепления твоего основания. Сейчас подобное найти в высших мирах будет невозможно.

— Хорошо, — Сонг не стал долго размышлять, согласившись на предложение дракона. — Но вы должны понимать, прямо сейчас отправиться туда мы не сможем. Нужно время и подготовка.

В конце концов, он всё равно собирался возвращаться в центральные миры за оставшимися духовными кораблями и набором новых последователей. Теперь, когда экипаж Фрисоула значительно увеличился, он мог сосредоточиться на этом.

— Конечно, — кивнул дракон. — Помимо этого, хочу предупредить. Сейчас к этому миру приближается нечто странное и угрожающее, потому я рекомендую как можно быстрее покинуть его. Если это ещё возможно, конечно.

— Что вы имеете в виду? — тут же насторожился Сонг. — Мне уже доложили о приближении сразу нескольких странных кораблей с практиками, но они движутся настолько медленно, что прибудут сюда лишь через неделю.

— Не в их скорости дело, — покачал головой мужчина. — У меня ощущение, что сейчас вся система с этим миром заблокирована какой-то необычной энергией. Очень может быть, сейчас мы угодили в ловушку куда более опасную, чем те сети, которые недавно расставляли на меня местные охотники.

— Если вы правы, то это всё меняет, — Сонг мгновенно связался с Рину, и несколько секунд объяснял ей, что от неё требуется. План был прост, используя восприятие Фрисоула, проверить не близлежащие зоны, а попытаться разглядеть что-то за пределами системы. Скорее всего, Истинный Дракон, будучи божественным практиком был способен разглядеть эту блокирующую энергию, а значит это мог сделать и Фрисоул при условии, если сфокусировать его правильно, конечно.

— Вы правы, — спустя несколько секунд сказал Сонг, услышав доклад Рину. — Система блокирована какой-то необычной силой, возможно, нам удастся прорвать заслон, если используем вашу силу и мощь духовного корабля?

— Попробовать в любом случае нужно, — согласился дракон. — Но рассчитывать на это, всё же не стоит. Я всё ещё полностью не восстановился, а корабль остаётся кораблём, его возможности всё равно ограниченны.

— Хорошо, — кивнул молодой человек. — Давайте заканчивать с погрузкой и возвращаться на Фрисоул.

«Рину, начинай подготовку корабля к отбытию. И проверь главный калибр, очень скоро он нам понадобится», — обратился он к девушке на Фрисоуле.

«Мы собираемся сражаться с этими странными людьми, мастер?» — Сонгу не надо было слышать её эмоции, чтобы понять, что Рину удивлена.

«Не думаю, скорее главный калибр потребуется нам, чтобы создать себе возможность побега», — сказал Сонг, направляясь к старику Лоду, который продолжал принимать клятвы от многочисленных наследников клана, следовало его поторопить.


Магистр Яма стоял на мостике своей личной яхты, наблюдая за мелькающим светом звёзд, живописно вспыхивающих на разворачивающейся иллюзии, демонстрирующей всё, что происходило за пределами корабля. Естественно, во время полёта иллюзия не могла работать правильно, демонстрируя лишь скудную интерпретацию действительности, но магистру было всё равно. Он размышлял о предложении, поступившем от Патриарха Дьявольских кланов.

— И всё же, почему он выбрал планету Спокойного Водопада? Что там такого особенного в ней? — спросил один из старейшин клана, появившись за спиной магистра Ямы.

— Обычная заштатная планетка. Мир, каких миллионы в центральном районе человеческого влияния, — в ответ пожал плечами магистр. — Мастер, почему вы пожелали путешествовать со мной, а не с флотом гвардейцев? Не считаете, что это слишком опасно?

— Нет, — усмехнувшись ответил старик, один из самых могущественных и влиятельных людей клана. — К тому же я буду находиться возле Великого старейшины. На мой взгляд, возле вас сейчас самое безопасное место во всём атолле.

— Мне лестно слышать такое мнение от вас, старейшина.

— Яма, прекращай уже юлить и скажи прямо, эта «пустота», о которой говорит Патриарх, насколько она опасна для нас?

— Вам интересно моё частное мнение?

— Да, если бы хотел услышать официальное мнение, спрашивал бы по-другому.

Магистр понимающе усмехнулся. Этот старейшина был соратником Главы и являлся одним из самых опытных людей клана. Он многое понимал.

— Я считаю, что «пустота» может оказаться самым большим испытанием для нашего атолла со времён гражданской войны с Фир Болг и Дьявольским кланом. Я даже предполагаю, что она куда опаснее. И, судя по предложению Патриарха дьяволов, он считает так же.

— Надеюсь, ты ошибаешься…

— Я тоже, надеюсь, на это, старейшина.

Глава 4

— Говоришь, они заблокировали этот мир, да? — переспросил старик Лод, выслушав Сонга.

— Да, мастер. Я бы хотел вас попросить сразу после принятия клятв заняться вместе с Истинным Драконом и Рину анализом возможных путей отступления. Пускай по подсчётам у нас ещё есть больше недели времени, но что-то мне подсказывает, что так просто ничего не будет.

— Хорошо, да, — кивнул старик и приложился к горлянке, вдруг напомнив Сонгу время в Закрытом мире, когда он встретил одного из Эмиссаров Божественного клана, тот пил из такой же бутылки-тыквы. — Однако, могу сказать уже сейчас, этот мир, вероятнее всего, обречён.

— Всех спасти нам в любом случае не удастся, — молодой человек пожал плечами. — Заберём с собой лишь семьи тех, кто принёс клятву, это максимум, что мы сможем сделать. Остальным придётся спасать себя самим. Тем более ещё не факт, что нам удастся вырваться из запечатанной системы.

Оставив старика доделываться работу по приёму новых членов экипажа, Сонг направился на яхту. Следовало обсудить с Зол Галеном, сколько ещё людей получится вместить в судно и имеет ли смысл делать несколько заходов на Фрисоул, переправляя туда людей. К сожалению, быстро выяснилось, что яхта не сможет перевести даже части желающих. Навскидку ей понадобится как минимум шесть-семь заходов, чтобы справиться с поставленной задачей и это не считая переправки семей. Но тут уж ничего поделать было нельзя. Сонг отдал приказ о начале перевозки сразу, как заполнятся все имеющиеся места на яхте.

Параллельно он связался с Рину для уточнения, как продвигаются дела по подготовке мест для новичков. Судя по её ответу, почти весь текущий экипаж сейчас занимался этим, включая наёмников и успевал с большим трудом. Проблема ещё заключалась в том, что даже на Фрисоуле место было всё же ограниченно. Да, благодаря большим количествам карманных пространств огромных размеров вопрос не стоял так остро, но считать, что место найдётся всем, было как минимум наивно. Тем важнее было вернуться к схрону дьяволов, чтобы забрать оставшиеся корабли.

На то, чтобы перевести большую часть желающих следовать за Сонгом, а также части семей, вступивших человеческих практиков, как охотников, так и представителей семи кланов, пришлось потратить почти два дня. Конечно, можно было бы проигнорировать этот момент, в конце концов, все люди дали нерушимую клятву и приняли бы любой исход, но сам Сонг не считал это правильным. К тому же он считал, что настоящая преданность и лояльность куда эффективнее, чем любая установленная на душе печать. Позже, когда удастся разобраться с другими корабля из схрона, вопрос со свободными местами будет решён сам по себе, а сейчас просто следовало немного потерпеть.

Собранный Сонгом совет из Истинного Дракона, старика Лода, Рину и Аэтонэ сумел предложить несколько вариантов прорыв из осуждаемой планетарной системы. Всё время пока проходил сбор людей и их распределение на корабле все они хорошо видели бесплодные попытки некоторых практиков Дьяволов вырваться из ловушки. В том числе и попытку прорыва одного из кораблей принца, закончившегося для самого судна полным уничтожением. Столкновение с практиками на обсидиановых кораблях повлекло за собой катастрофические последствия. Астральное судно Дьявольского клана, оказалось неспособно выдержать совместный удар неизвестных практиков, в один момент превратившись в огненный шар духовной энергии.

План, предложенный Лодом, казался простым на словах, а вот на практике мог стать большой проблемой, хотя стоит признать, других вариантов, похоже, действительно не было. Также считали и другие.

Обсуждение происходило в одном из карманных пространств Фрисоула, на территории принадлежащей Сонгу. Здесь имелся небольшой дворец для совещаний, который и был использован по своему назначению. Просторный зал с круглым столом, за которым устроились все, кто принимал решение на корабле, включая представителя вновь принятых охотников и семи кланов — глава «Северной Реки» и Фир Яал. Сонг сознательно выбрал представителями тех, кого лучше всего знал и о ком имел хоть какое-то представление. Позже он планировал сделать их уже официальными лидерами своих направлений. Вопреки ожиданиям Сонга план мастера Лода не вызвал большого обсуждения, похоже, большинство было согласно с теми выводами, который он сделал.

Суть предложения старика Лода заключалось в использовании мощи и возможностей Фрисоула, а также сильнейших членов экипажа для удара по одному из приближающихся кораблей. О том, чтобы уничтожить или нанести сокрушительный урон, не могло быть и речи — все прекрасно понимали, какой силы противник сейчас находился на этих кораблях. Нет, главной задачей было на небольшое время заставить этих существ отвлечься на собственную защиту и воспользоваться этим для прорыва наложенных на систему печатей. При всей мощи неизвестных практиков Лод сильно сомневался, что у них действительно имеется достаточно сил, чтобы заблокировать целую планетарную систему. Это требовало колоссальных затрат, которые, по словам Истинного Дракона и старика Лода, были в своё время даже недоступны Фир Болг. Таким образом мастер Лод считал, что сами печати работали по принципу реагирования на появляющиеся угрозы, усиливаясь там, где происходила попытка прорыва. Если это действительно так, им достаточно было заставить противника потерять концентрацию и, воспользовавшись этим, уничтожить ослабленные печати.

— Ну хорошо, плана лучше у нас в любом случае нет, — Сонг был вынужден согласиться с доводами сильнейших воинов в экипаже и обратился к мастеру Тулу, который сумел присоединиться к обсуждению в самый последний момент.

— Мастер, что насчёт экипажа? Мы закончили перебрасывать людей и чудовищных зверей на Фрисоул?

— Да, однако возникли некоторые затруднения, — кивнул наёмник, поднявшись со своего места и осматривая всех присутствующих. — Дело в том, что у нас возникли проблемы с закупкой провизии. Такое количество людей нужно кормить, а с этим сейчас в Дьявольском мире большие проблемы. Особенно это касается чудовищных зверей. Помимо всего прочего, все карманные пространства Фрисоула переполнены.

— Об этом мы знаем, — кивнул Истинный Дракон со своего места. — Большинство моих подчинённых сейчас впадают в спячку, чтобы переждать это неблагоприятное время. С нами проблем не будет. Тем более что многим достаточно плотной духовной энергии.

— Однако, затягивать с прорывом всё же не следует, — подала голос Рину и переглянувшись с Аэтонэ, добавила. — Мы вместе с госпожой Аэтонэ несколько раз перепроверили информацию по обсидиановым кораблям и пришли к выводу, что уже сутки они увеличивают скорость. Если всё продолжится так, как сейчас, то где-то через двадцать часов они достигнут очень высокой скорости и приблизиться к миру Дьявольского клана.

— А вот это плохо, — сказал Сонг. — В таком случае давайте заканчивать со сборами в кратчайшее время, докупаем всё, что можно и пробуем прорываться. Мастер Лод мы используем ваш план. В любом случае у нас нет иных вариантов. Рину, подготавливай корабль.

— Да, мастер Сонг.

Сама процедура подготовки, о которой он говорил, не заняла много времени, главный калибр был заряжен, а сам Фрисоул собрал достаточное количество энергии вокруг себя для предстоящего прорыва. Как и любой другой корабль тяжёлого класса Фрисоул помимо почти сотни высокоёмких духовных источников использовал сбор энергии для уменьшения всех затрат. Лишь после того, как всё было готово, астральный корабль двинулся в сторону одного из приближающихся обсидиановых судов. Защита Фрисоула могла выдержать до нескольких десятков ударов Божеств, но совершенно точно неуязвимой не была, особенно если использовался главный калибр, поэтому у Сонга с товарищами была лишь одна попытка. В случае если бы что-то пошло не так корабль, скорее всего, мог не выдержать этого.

Конечно, это был риск, но риск оправданный.

Фрисоул рванул вперёд, рассыпая вокруг себя энергетические всполохи разрезаемого пространства. Сонг с товарищами в это время находился в капитанской рубке, наблюдая за тем, как Зол Гален мастерски работает с камнем управления. После недолгого раздумья Сонг решил поручить столько ответственный полёт опытному пилоту. При всём уважении к Рину, у девушки всё ещё не было достаточного количества практики, чтобы говорить о каком-то мастерстве, а Зол Гален уже доказал свои навыки во время пилотирования яхты. Тем более, согласно утверждениям мастера, Тула он специализировался как раз на самых больших кораблях Божественного клана.

— Десять минут до соприкосновения, — спокойно доложил пилот, сосредотачивая восприятие над сферой. — Понижаю поток духовной энергии на все карманные пространства Фрисоула.

Это означало, что плотный поток духовной силы внутри практически всех помещений и карманных пространств корабля сейчас принудительно обрубался и всё это шло на поддержание защиты и атакующих возможностей главного калибра.

— Соприкосновение через десять, девять, восемь… — всё тем же спокойным голосом начал отсчитывать Зол Гален. — Главный калибр — огонь.

Фрисоул содрогнулся от удара. По всему фюзеляжу корабля прошла мелкая дрожь, корабль извергнул из себя самый настоящий вихрь убийственной силы, рванувшей к приближающемуся обсидиановому судну. Благодаря демонстрируемой на стене иллюзии, Сонг видел, как шквал энергии рухнул на кусок чёрной скалы, на которой виднелось несколько десятков застывших фигур практиков. Миг и вот уже шар яростной энергии поглотил скалу, в один миг нанося ей сокрушительный удар, способный остановить даже мастера этапа «Божества».

Жаль, но уже через мгновенье бушующая сила вдруг разлетелась в разные стороны, оставляя после себя лишь редкие ошмётки яростного пламени, которое бессильно глодало некоторые части обсидианового корабля. Что же касается вражеских практиков, то их, судя по тому, что видел Сонг, даже не задело.

— Приготовиться к контратаке… — голос Галена прервался громогласным ударом, Фрисоул содрогнулся от ответной атаки, из-за чего большинству находящихся на мостике пришлось использовать силу, чтобы не упасть, а пилот продолжал. — Главный калибр, второй удар. Огонь!

Сонг бросил взгляд на то место, где совсем недавно находились мастер Лод и Истинный Дракон. Согласно договорённостям, они должны были вступить в сражение сразу после соприкосновения и всеми возможными способами заставить противника занять оборонительную позицию, чтобы позволить Фрисоулу собрать достаточно энергии для прорыва. Пускай оба всё ещё не смогли восстановиться после последнего сражения, они в любом случае, вместе с духовным судном, должны были попытаться оттеснить противника и заставить его сосредоточиться на защите хотя бы на несколько секунд. Этого должно было хватить.

Иллюзия, демонстрирующая происходящее за пределами корабля, подёрнулась рябью из-за невероятной интенсивности ударов, которыми обменивались сейчас Фрисоул вместе с Лодом и драконом против неизвестных практиков.

«Они используют необычную силу», — мелькнула у Сонга мысль во время наблюдения за невероятной схваткой. — «Словно черпают энергию без использования трёх основных законов — Земли, Дао и Неба. Но это совершенно точно невозможно и противоречит даже здравому смыслу».

— Окна нет, — между тем продолжал отчитываться Зол Гален. — Нас всё ещё держат в фокусе. Если это продлится ещё хотя бы минуту, придётся отступать.

Это означало что, даже используя все доступные силы, Фрисоул не мог оттеснить неизвестных практиков. Они продолжали контролировать пространство вокруг себя. Сонг мысленно выругался, их план не работал. Противник оказался куда сильнее. Корабль в очередной раз содрогнулся от сильнейшего удара.

— Пробитие внешнего контура, повреждение одного из карманных пространств, устраняю утечку духовной энергии, — отчитывался Зол Гален.

«Как ни крути, а придётся отступить, чтобы разработать другой план», — подумал Сонг и уже собирался отдать соответствующий приказ, когда в этот миг спокойный Зол Гален вдруг прервал перечисление повреждений другим отчётом.

— Фиксирую появление лёгкой прогулочной яхты в несколько сотнях километрах от нас. Восприятие Фрисоула говорит о том, что в этой яхте сейчас находится практика уровня пика «Божества».

И уже через мгновенье после произнесённых слов пилота обсидиановый корабль вдруг содрогнулся от удара колоссальной мощи.

Глава 5

Появление лёгкой прогулочной яхты в один миг изменило баланс сил. Неизвестный практик этапа «Божества» обрушил на корабль противника удар такой мощи, что тот в один миг покрылся сотней духовных взрывов, закрывая от восприятия Фрисоула всё, что происходило внутри смертельного духовного вихря. Сонг лишь видел, как редкие всполохи контрударов вырывались изнутри корабля, но этим всё и заканчивалось.

— Там находятся минимум десяток Божеств разного уровня, — прокомментировал увиденное стоящий возле молодого человека мастер Тул. — А этот практик смог их подавить одной лишь своей грубой силой. Невероятный потенциал.

Сонг кивнул, соглашаясь с наёмником. Он всматривался в созданные неизвестным практиком вихри невероятно плотной духовной энергии понимая, что это может быть только Чин Э. Несколько дней назад он сломал её амулет призыва и ждал появление девушки со дня на день. Большая удача, что это произошла именно сейчас. Теперь план прорыва становился куда более реальным и что главное, Сонг рассчитывал попросить помощи Чин Э в излечении Син Фен, раз уж так получилось, что проблема с дьявольским принцем решилась без её участия.

Каскады силы продолжали обрушиваться на обсидиановый корабль, с каждой секундой заставляя его использовать всё большую и большую силу. По предположениям Сонга, вражеские практики использовали существенную часть имеющихся сил и уже очень скоро должны были прекратить сопротивление. Но минута шла за минутой и ничего не менялось.

— Вражеские практики боевых искусств сжигают свою истинную сущность и готовят контратаку, — голос Зол Галена объяснил, как враги ещё умудряются держаться, находясь под прицелом невероятных атак Чин Э. — Появился разрыв в структуре печатей окружающих систему. Направляю Фрисоул к образовавшимся проходам.

— Рину, свяжись с прогулочной яхтой, передай им, что мы уходим, — отдал приказ Сонг, он был уверен, что Чин Э давно обнаружила его своим восприятием и последует за кораблём.

— Да, мастер, — кивнула девушка, приближаясь к управляющей сфере корабля с другой стороны.

Расчёт Сонга полностью оправдался, получив информацию от Фрисоула, яхта развернулась и, не останавливая давления на своих противников, рванула вслед за духовным судном. Момент перехода через небесную сферу, ограниченную печатями обсидиановых для корабля, прошёл незаметно, Сонг лишь на мгновенье ощутил плотную духовную силу, смыкающуюся вокруг корабля, но всё обошлось.

— Ну что, пойдёмте встречать гостей? — с улыбкой сказал он всем присутствующим, не забыв отдать приказ пилоту. — Зол, давай курс на центральный район Высших Миров, позже я скажу куда точнее.

Сонг всё ещё до конца не был уверен в целесообразности расконсервации других кораблей. Но что-то ему подсказывало, что это нападение обсидиановых, а также предупреждения Изначального Патриарха и Локус Болга о приближающейся пустоте не оставит ему иного выбора. Как он ни хотел, но, похоже, проблемы всего атолла человеческого влияния неизбежно станут и его проблемами тоже. Такое наглое и дерзкое нападение на один из довольно крупных миров Дьяволов говорило само за себя… К тому же ему ещё нужно было, согласно рекомендации старшего Болг, посетить все части скитальца, чтобы обрести себя. Впрочем, это всё потом, сейчас самое важное — это Син Фен.

— Да, мастер, — кивнул Гален.

Яхта Чин Э последовала за Фрисоулом и уже через несколько минут после того, как корабли отдалились на достаточное расстояние от осаждённой системы Дьяволов, пришвартовалась. Похоже, практикам, которые управляли флотом обсидиановых судов, было всё равно на тех, кто смог вырваться из ловушки.

— Ты уверен в том, что этот практик не опасен? — в голосе Истинного Дракона, находившегося в делегации встречи, слышались нотки сомнения. — Это техника Божественного клана, я узнаю её даже с такого расстояния. Божествам нельзя доверять, Сонг.

— Согласен с мастером-драконом, да, — подал голос до этого задумчиво молчавший старик Лод. — Всю жизнь я сражался с Божественным кланом и знаю о нём не меньше, чем о Дьяволах.

— Я понимаю, — кивнул Сонг. — Но не беспокойтесь, госпожа Чин Э должна мне за одну услугу и нам ничего не угрожает.

— Так этот практик Чин Э? — переспросил дракон, покачав головой. — Я думал она погибла несколько тысяч лет назад. Подумать только, удивительно.

— Я вас успокоил? — молодой человек с любопытством посмотрел на человеческую форму Истинного Дракона.

— Наоборот, Чин Э это один из самых безжалостных и сильных божеств каких я знал. Но в чём ей не откажешь, так это в том, что она всегда держит слово. Поэтому, если она действительно должна тебе, беспокоится не о чем.

Тем временем изящного вида яхта, похожая на радужную каплю влетела в швартовочное карманное пространство, и пристроилась рядом со стоящей на приколе яхтой Сонга. Несколько секунд ничего не происходило, а затем на небольшой площадке специально устроен перед местом швартовки появились две человеческие фигуры.

Изящная девушка в белых одеяниях осматривала встречающую делегацию. Заметив Сонга, её строгое лицо разгладилось, и она улыбнулась.

— Младший Сонг, рада видеть тебя в добром здравии. Ты сломал мою печать, решив обратиться за помощью.

— Всё верно, старшая, я бы хотел озвучить свою просьбу чуть позже, когда мы окажемся наедине.

— Хорошо, — Чин Э кивнула, тем более мы бы не отказались немного отдохнуть, в той стычке пришлось потратить часть сил.

— А это…? — Сонг посмотрел на мужчину со знакомой внешностью и грустным взглядом, стоящего по правую руку от девушки. — Я так понимаю, Вэл Синк? Вам удалось вернуть ему тело, старшая?

— Привет, друг, — мужчина вяло, с видимым усилием, поднял руку, приветствуя молодого человека. — Как видишь, я пока не в форме, но ты прав, тело мне Чин Э вернула.

— Это было непросто, но я смогла, — девушка тёплым взглядом посмотрела на Вэла, после чего внезапно повернула голову, ощутив скромно стоящего в стороне мастера Лода. — Адмирал Сент? Не ожидала встретить вас здесь.

Сонг ощутил, как к Чин Э начинают стягиваться силы для подготовки удара, похоже, встреча с Лодом сильно удивила, даже шокировала её.

— Поумерь свой пыл, девочка, — взгляд Лода изменился, он выпрямился, в один миг превратившись из дряхлого старика в уверенного и гордого практика боевых искусств самого высокого ранга, но уже через мгновенье всё пропало. Лод опять сгорбился, в его глазах пропал огонь силы, а сам он вернулся к своему обычному внешнему виду. — Я покинул Дьявольский клан, сложил с себя полномочья и ушёл в добровольное изгнание. Теперь меня ничего не связывает с Дьяволами.

— Вы согласились бросить свою семью? — в глазах Чин Э всё ещё виднелось недоверие, однако собирать духовную энергию вокруг себя она всё же прекратила.

— Нет больше семьи Сент. Была уничтожена… как и весь первый флот… больше я объяснять тебе ничего не буду. Можешь верить или не верить.

— Я верю вам, адмирал, — девушка заметно успокоилась. — О вашей честности слагали легенды, мастер.

— Сейчас я просто старый пьяница, и меня это устраивает, девочка. Называй меня Лодом.

— Я вижу, — Чин Э ещё раз внимательным взглядом осмотрела старика после чего кивнула каким-то собственным мыслям. — Хорошо, раз это ваша просьба я сделаю, так как вы просите. Хм-м-м. Мало того что здесь находится такая личность, как вы. Так ещё и оставшийся в человеческом атолле самый настоящий Истинный Дракон. Удивительно. Погодите, даже два дракона. Младший, да у тебя талант собирать вокруг себя интересных личностей.

— Приму это за комплемент, — кивнул с улыбкой Сонг. — Пойдёмте, я проведу вас ко мне в карманное пространство. Сейчас это единственное место, где достаточно свободно, чтобы нормально поговорить.

— Да, нам есть что обсудить. Помимо твоей просьбы, я бы хотела расспросить об этих тварях, запечатавших систему дьяволов. Их манера использования духовной энергии и то, как они реагировали, характерны для одной очень древней напасти…

После небольшой праздничной трапезы, устроенной в честь гостей Сонг, наконец, смог нормально поговорить с Чин Э, выпроводив прочь большую часть гостей. Оставив только старика Лода и Аэтонэ.

— Итак, младший, о какой просьбе ты вёл речь? — спросила, наконец, Чин Э отложив в сторону пиалу с духовным вином высочайшего качества, которое по такому случаю вытащил из своих закромов старик Лод.

— Что вы знаете о дьявольской технике захвата души? — спросил Сонг.

Вэл Синк и Чин Э удивлённо переглянулись. Первый знал об этой технике не понаслышке. А уж сложить два и два он мог очень быстро.

— Сонг, неужели тебе удалось освободить Син Фен? — удивлённо спросил он.

— Да, всё верно, — кивнул парень и посмотрел прямо в глаза Чин Э. — Старшая. Я хочу попросить вас помощи в борьбе с духом Великой советницы, захватившей человека по имени Син Фен.

Девушка несколько секунд молчала, переваривая услышанное, Вэл Синк так же хранил молчание, явно не желая влезать в мысли своей жены.

— Хорошо, — наконец, ответила она. — Покажи мне эту Син Фен. Я должна понимать с чем мы имеем дело, и действительно ли её тело захватила Великая советница Дьявольского клана.

— Пойдёмте, — с готовностью согласился Сонг, поднимаясь на ноги. — Это здесь, недалеко.

Проводив гостей в комнату, где находилась Син Фен, всё ещё погружённая в искусственный сон он с замиранием следил за тем, как Чин Э осматривала её. Принцесса божественного клана с каждой секундой всё больше хмурилась, то и дело что-то спрашивала у Вэл Синка. Иногда она советовалась со стариком Лодом, задавая ему вопросы. К Сонгу девушка почти не обращалась, осознавая, что его понимание совершенствования души всё ещё находится на недостаточном уровне. Осмотр занял удивительно много времени. Несколько часов Чин Э не отходила от Син Фен, продолжая вводить в тело девушки свою духовную энергию. В какой-то момент она с усталостью поднялась на ноги, совершенно по-человечески, разминая затёкшую шею.

— Да, это действительно душа Великой советницы, причём я знаю её. Это же четвёртая дьявольская ветвь? Так? Её понимание совершенствование души было даже выше, чем у меня, а сейчас и подавно.

— Значит, ничего сделать нельзя? — спросил Сонг. — Вы не сможете помочь?

— Я этого не говорила. Во-первых, Вэл Синк считается экспертом души ни в чуть не меньшей степени. Во-вторых, при поддержке адмирала Сента… прошу прощения, мастера Лода, я уверена, что смогу изгнать душу Великой советницы из тела этой девушке. Но скажу сразу, это будет небыстро и совершенно точно непросто.

— Я понимаю, старшая, — кивнул он.

— Хорошо, в таком случае приступим завтра же, а сейчас дай нам немного восстановиться, — Чин Э подошла к двери. — Где находиться наши апартаменты?

— Я провожу вас, — ответил Сонг. — Как уже говорил, свободных мест у нас сейчас осталось немного, поэтому почту за честь принять вас у себя.

Глава 6

Фрисоул вырвался из ловушки неизвестных практиков, атаковавших мир Дьявольского клана и на полной скорости нёсся в сторону центральных районов человеческого атолла. Первоначально Сонг хотел сразу же отправиться к схрону дьяволов, чтобы расконсервировать остатки кораблей, но сейчас уже не был так уверен в правильности этого. Слишком много у него сейчас находилось людей и чудовищных зверей на корабле. Как ни крути, а семьям, присягнувшим на верность и части самых слабых практиков придётся подыскивать место временного прибежища. На корабле им совершенно точно делать нечего. Теперь оставалось понять, что можно сделать со всем этим.

Чин Э, вместе с выглядевшим усталым и немногословным Вэл Синком, как и обещали, занялись излечением Син Фен. В этом им помогал мастер Лод. Правда, Сонг прекрасно понимал, что быстрых результатов совершенно точно ждать не стоит. Слишком уж сложным казалось извлечение такой сильной души, какой являлась Великая советница четвёртой ветви Дьявольского клана. Помимо этого, Сонг сумел наконец-то поговорить с Вэл Синком. В прошлый раз их разговор нельзя было назвать содержательным. Мастер, чья душа пыталась долгое время поработить его ограничилась лишь каким-то намёками, посоветовав не взламывать печати, защищающие разум и душу Сонга от знаний, человека которым он был раньше. Если его, конечно, можно было бы назвать человеком.

Парень сумел перехватить Вэл Синка лишь в один из поздних вечеров, сразу после того, как тот, вместе с мастером Лодом и Чин Э закончил очередной сеанс попытки излечения Син Фен.

— Мастер Синк, уделите мне немного вашего времени, — обратился Сонг к нему сразу после вечерней трапезы. Мужчина вымученно улыбнулся и, кивнув Чин Э, чтобы она возвращалась в комнату без него, последовал за Сонгом в просторный кабинет, который молодой человек практически никогда не использовал.

— Вы плохо выглядите, — заметил Сонг, когда они устроились в удобных креслах, установленных возле столов.

— Посмотрел бы я на тебя, после потери собственного тела, парень, — усмехнулся Вэл Синк. — Чин Э сделала всё, чтобы вернуть мне жизнь и вновь разжечь почти угасшую искру моей души, но даже у неё не нет столько сил, чтобы вернуть мне развитие. То, что ты сейчас видишь перед собой искусственное тело, которое создано с помощью духовных печатей и энергией трёх основных законов мира. Чин пошла против воли Небес, создав мне этот сосуд и, поверь, Небеса никогда о подобном не забывают. Даже сейчас, в управляемом карманном мире твоего корабля, я ощущаю колоссальное давление Великого закона. И скажу тебе это не самая приятная вещь.

— Да, кажется, я могу понять, — теперь Сонг лучше понимал, каким образом Чин Э удалось вернуть тело Вэл Синку, похоже, эта отчаянная девушка пошла против воли Земли и Небес, что уже можно было бы назвать невероятным.

— Итак, ты, вероятно, хотел побольше расспросить меня о своём происхождении, да? О том, кто скрывается за печатью, ведь мне, когда-то удалось заглянуть туда, я прав? — между тем спросил мужчина и, заметив блеск в глазах Сонга, улыбнулся. — Понимаю тебя. Но я тогда рассказал всё, что знаю. За печатями находятся воспоминания кого-то очень сильного, настолько сильного, что он сумел каким-то невероятным образом связать тебя нитями кармы со всеми существующими в атолле людьми. Могу сказать, что даже практикам, перешедшим грань Божественности и ставшими Абсолютами подобное может оказаться не под силу. Фир Болг, Локус Болг или ещё кто-то из сильнейших… я не уверен, что они смогли бы повторить это.

— Тогда с кем же я связан?

— Ещё раз скажу, не знаю, парень. Есть лишь один способ узнать — стать настолько сильным, чтобы принять эти воспоминания. Помнишь, что я говорил тебе перед нашим прощанием. Приблизься к божественной силе и тогда будет шанс, что чужие воспоминания такой силы не выжгут твою личность. А теперь скажи мне, сколько печатей ты разрушил после нашего с тобой прощания?

— Две, — ответил Сонг, не став ничего скрывать.

— Две? — Вэл Синк покачал головой. — Ты очень рискуешь, парень, каждая разломанная печать меняет тебя. Не только усиливая, но и возвращая воспоминания… ты можешь потерять себя.

— Я понимаю, старший, — Сонг развёл руками. — Каждый раз это происходит без моего желания.

— Что же, очень надеюсь, что ты не станешь подвергать нас и себя ещё большей опасности и дальше ломая эти печати. Меня до сих пор в дрожь бросает от воспоминаний о той силе, которую я ощутил, прикоснувшись лишь краешком сознания к силе той личности, что находится за этими печатями. Ещё раз предостерегаю тебя, парень, будь очень осторожен с этим.

— Конечно, старший.

После этого разговора они ещё несколько часов болтали о самых разных вещах, вспоминая и обсуждая самые мелкие эпизоды жизни Сонга. События в городе Тёмной Звезды, Божественного дождя, путешествие по Туманному Архипелагу и турнир Синего Кита. Вэл Синк, прожив это время вместе с Сонгом, с большой теплотой вспоминал те времена. Они даже не удержались и открыли одну из горлянок с духовным вином, выпив за старых друзей, которым не повезло выбраться из урагана, что постоянно следовал за Сонгом. Винд, первый друг и надёжный товарищ, погребённый где-то в тоннелях Пещеры Мудреца под городом Тёмной Звезды. Чудаковатые Вон Дуо и Шу Фикс, помешанные на духовных установок астральных кораблей. И многие, многие другие.

Попрощавшись с Вэл Синком, Сонг вернулся к столу и задумчиво уставился на стоящую там полупустую горлянку. Все эти воспоминания всколыхнули в нём забытые чувства… Покопавшись в карманном пространстве духовного кольца, он извлёк антрацитовый камень, подаренный ему хранителем башни несколько месяцев назад. Тогда хранитель сказал, что этот камень должен помочь ему взять этап «Осознания». Так уж получилось, что он смог прорваться к этому этапу, используя мощь открытия печати. Не сказать, что это в конечном счёте помогло ему, потому как заимствованная сила, наоборот, ослабила Сонга, из-за чего пришлось тратить огромное количество времени на укрепление собственного основания и переосмысление всех взятых им этапов развития. Что же, раз так получилось, он использует камень, как один из трамплинов по взятию этапа «Совершенства» и противодействию Небесному бедствию, которое станет главным препятствием во время этого прорыва.

— Прорыва… — Сонг повторил в слух слово, пробуя его на вкус.

Сейчас, после того как он вернулся, Син Фен имела ли смысл вся эта гонка развития? Последние дни он много об этом размышлял, пытаясь убедить себя, что больше нет никакого смысла гнаться за силой. Но сколько бы ни пытался это сделать, каждый раз перед внутренним взором Сонг представал Патриарх изначальных со своим предупреждением и сила тех неизвестных практиков, что напали на Дьявольский мир. Теперь уже очевидно, что мир стоял перед угрозой вторжения «пустоты» и эта катастрофа в любой момент должна была захлестнуть весь атолл человеческого влияния. И убежать от неё не получится. Пустота не успокоится, пока не поглотит всё, до чего ей удастся дотянуться, а значит, Сонг должен стать сильнее, чтобы противостоять если не ей, то хотя бы её слугам.

Он ещё раз взглянул на гладкий чёрный камень. Сонг ощущал в нём плотную духовную энергию, настолько плотную, что ему с большим трудом удавалось различить там отголоски чего-то, похожего на силу «скитальца». Этот камень, несомненно, являлся некогда частью энергии «скитальца». Сонг хорошо помнил настоятельный совет хранителя башни — найти другие части тела «скитальца» и с помощью них стать сильнее. Возможно, это и был тот самый путь?

К сожалению, даже простая подготовка к предстоящему прорыву на этап «Совершенства» оказалась не самой простой. Имея антрацитовый камень и те накопления, которые Сонгу получилось собрать за столь долгое время, он всё ещё мог провалиться в этом. Полноценное Небесное бедствие, которое атаковало тем яростнее, чем талантливее прорывался практик, оно могло запросто оборвать его жизнь, в лучшем случае. Для предстоящего прорыва Сонг попросил помощи у Аэтонэ и мастера Тула. Их совместной силы должно было хватить для Небесного бедствия любой мощи. Впрочем, Сонг прекрасно осознавал, что даже если бы ему помогала сама Чин Э, в конечном счёте, ему в любом случае придётся столкнуться с основной частью удара лично. Таков закон вселенной.

Спустя несколько дней, в одном из специально освобождённых от других людей небольшом карманном пространстве, представляющем собой небольшую холмистую местность с редкими клочками леса, Сонг вместе с мастером Тулом и Аэтонэ проводили последние приготовления к предстоящему прорыву. Рину, для большей безопасности почти в три раза увеличила духовную энергию, стекающуюся в это карманное пространство, понимая, насколько это важно для Сонга.

— Ты уверен, что готов? — Аэтонэ выглядела очень озабоченной, она явно переживала за Сонга, помня о том, как совсем недавно и сама проходила такое же Небесное Бедствие, чуть не закончившееся для неё очень плачевно.

— Да, всё будет в порядке, я уверен в собственных силах, — молодой человек уверенно кивнул, вытаскивая антрацитовый камень и с силой сжимая его в своей руке. — Мастер Тул, Аэтонэ будьте в двух сотнях метрах от меня, на случай особенно сильного бедствия и готовьте духовные плетения по сдерживанию.

Оба практика соглашаясь кивнули, и, пожелав удачи Сонгу, направились в сторону небольшого холма, откуда открывался замечательный вид на место будущего прорыва.

«Ну что же, пора начинать», — мысленно вздохнул парень, взглянув на чистое лазурное небо.

Усевшись в позу лотоса, он обратился к своему внутреннему миру, ощущая, как духовная энергия, спрессованная в его теле в невероятно тугую спираль, которую он всё это время всеми возможными способами сдерживал, начинает стремительно раскручиваться. В это же время над головой Сонга начали формироваться самые настоящие тучи из концентрированной внутри духовной энергии. Законы Неба почувствовали начало прорыва.

— Мне кажется, или над мастером Сонгом появилось слишком много свободной духовной энергии, — задумчиво спросил предводитель наёмников, наблюдая за стремительно чернеющим небом.

— Не кажется, — Аэтонэ ещё больше нахмурилась, следя за происходящим. — И, похоже, это ещё далеко не конец. Похоже, мы сильно недооценили мощь предстоящего Небесного бедствия…

Глава 7

Этап «Совершенства» мифический уровень развития для миров подобных Закрытому. Даже в Высших мирах только один из тысяч практиков мог рассчитывать на то, что сумеет достичь таких сил, чтобы встретиться лицом к лицу с самим Небесным бедствием. Закон Неба противился такой силе, появление практика с возможностями «Совершенства» нарушало естественный порядок вещей и должно было быть наказано Небесами. И этот закон неукоснительно соблюдался не только в атолле человеческого влияния, но и во всей вселенной. И неважно, где находился при этом практик, прорывающийся к этапу «Совершенства», законы Неба строго следили за каждым существом в обозримой вселенной, мгновенно наказывая за любую попытку нарушить или обойти их.

Помимо этого, Небеса всегда знали, какими возможностями располагает прорывающийся к «Совершенству» и отвечали соответственно. Обычно именно по мощи собранной Небом энергии судили о потенциале того или иного практика. И сейчас, в момент прорыва Сонга над его головой начало собираться невероятное по силе Небесное бедствие.

Наблюдающие за прорывом мастер Тул и Аэтонэ также отметили мощь собирающиеся сейчас силы. Конечно, они были готовы помочь Сонгу, но в любом случае с основным ударом ему предстояло столкнуться самому, противостояв Небесному бедствию.

Между тем сидя в позе лотоса, Сонг продолжал раскручивать внутри себя духовную энергию, подготавливаясь к последнему, решительному прорыву к этапу «Совершенства». Само по себе его можно было назвать вехой в развитии любого практика боевых искусств. Именно после него начинались так называемые «высокие» этапы развития, которые считались наиболее уважаемыми среди всех человеческих мастеров и экспертов.

Внутренняя духовная энергия Сонга продолжала раскручиваться с каждой секундой всё быстрее и быстрее. Если этап «Осознания» являлся лишь очередной ступенью понимания трёх великих концепций, то «Совершенство» считалось самой настоящей вехой развития практиков. Используя накопленный опыт, знания и понимания концепций, включая три великих закона, опираясь на собственные совершенствования и базу развития, практик соединял эти накопления и использовал для изменения и совершенствования собственного тела. Фактически мастера боевых искусств искусственным образом изменяли себя, преобразуя свою телесную оболочку в нечто совершенно новое и совершенное. Отсюда и название этого этапа, и та причина, почему Небеса каждый раз противились происходящему.

К сожалению, пока это касалось лишь телесной оболочки, манипуляция с душой и энергией практиков на таком уровне ещё не происходило. Реформация души и энергии происходило значительно позже и на куда более старших этапах развития.

Наконец, когда над Сонгом, собрались настолько плотные тучи Небесного бедствия, что из-за пришедшей в хаос духовной энергии в них то и дело появлялись разряды убийственной силы, молодой человек начал свой прорыв. Антрацитовый камень на его коленях медленно взлетел перед Сонгом на уровне груди и принялся испускать ровный поток энергии, которую он, словно испытывающий жажду человек, начал поглощать с неимоверной скоростью. Одновременно с этим, Сонг начал изменение своего тела начиная с рук. Пронзительная боль вспыхнула в голове молодого человека, но тот даже и не думал останавливаться. Духовная энергия начала закручиваться в виде воронки над его головой, а тучи Небесного бедствия стали стремительно сгущаться.

Первый разряд был не так страшен, как вначале казалось Сонгу. Удар хоть и пронзил его тело, а гром ударил по ушам, но боль оказалась не настолько страшной. Ему приходилось испытывать и более неприятные ощущения. Правда, очень быстро выяснилось, что часть удара было поглощено появившимся над Сонгом полупрозрачным щитом, который создали совместно Аэтонэ и Тул. Впрочем, молодой человек, сосредоточенный на собственном прорыве, не думал об этом, продолжая скрупулёзно реформировать собственное тело, не обращая внимания на бушующую над головой стихию.

— Не думаю, что нам удастся долго сдерживать такое Небесное бедствие! — между тем крикнул мастер Тул Аэтонэ, стараясь перекричать сходившие с ума гром и молнии.

— Сделаем всё, что от нас зависит! — в ответ крикнула девушка. — Сонг должен в любом случае справиться с бедствием любой силы, нам просто нужно облегчить ему это!

В этот момент по молодому человеку, который сейчас совершал прорыв, ударила особенно сильная молния, в один миг разбивая на мелкие кусочки выставленный двумя практиками духовный щит. Аэтонэ захлебнулась собственными словами, пытаясь одновременно с этим, привести в порядок свою внутреннюю сущность, которая в один момент пришла в полнейший беспорядок. А скорость ударяющих по Сонгу молний даже и не собиралось замедляться. Небесное Бедствие обрушивала очередной разряд уже каждую минуту и, вероятно, это был далеко не предел. Мастер Тул всё ещё держался, но по его бледному лицу было видно, что даже ему, сдерживать эти тиранические разряды становилось тяжело.

Сонг же, сидящий посреди пустынной местности, в самом эпицентре бушующей стихии, похоже, никак не реагировал на те удары Небесного бедствия, что просачивались сквозь духовные щиты Аэтонэ и Тула. Его руки сейчас светились нестерпимо яркой силой, говоря о том, что он продолжал неуклонно заниматься собственным преобразованием. Сонг продолжал терпеть боль и не останавливаясь изменял себя. Совершенствование тела и энергии, то, что он долгое время старательно развивал и расширял, сейчас помогали ему. Фактически оба этих совершенствования являлись лекалом, шаблоном по которому выстраивалось его новое тело, использующее иные принципы взаимодействия с духовной энергией вселенной. Именно поэтому три совершенствования являлись настолько важной составляющей для любого практика боевых искусств.

— Не могу больше, — простонал мастер Тул спустя ещё несколько минут и обессиленно опустился на колени. — Это Небесное Бедствие ненормальное, может быть лучше позвать мастера Лода?

— Нет, — покачала головой Аэтонэ. — Мастер Лод сейчас занят со старшей Чин Э. Да и сам Сонг говорил, что должен в итоге в любом случае встретиться с Небесным бедствием лицом к лицу. Вы и сами это знаете — какими бы сильными ни были люди, защищающие того, кто прорывается, он должен в итоге всё равно встретиться с ним.

Уже не только руки, но и всё тело Сонга источало нестерпимый свет, говоря о том, что он приступил к его полному преобразованию и в этот момент чернеющие облака над ним сошли с ума. В этот же момент каскады молний буквально рухнули на замершего в позе лотоса молодого человека. Острая боль пронзила его стремительной вспышкой. Лишь невероятным усилием воли, Сонг сумел удержать свой разум и не потерять сознания в первые же секунды. Тело, что в этот миг преобразовывалось им, начало стремительно разрушаться. Сжав зубы, он продолжал терпеть нестерпимую боль. Разряды сыпались один за другим своей мощью, вбивая его в землю. Антрацитовый камень продолжал источать духовную энергию, но его сила, очевидно, уже начала истощаться. Всё-таки предназначен он был для помощи в прорыве к этапу «Осознания», а не «Совершенства».

Стараясь не обращать внимания на боль и удары Небесного бедствия, которые становились всё сильнее, и сейчас вполне могли покалечить или даже убить практика «Осознания», Сонг продолжал «двигаться» вперёд, преобразовывая и изменяя себя. От боли он уже перестал ощущать собственное тело, казалось, оно уже давно превратилось в выгоревший кусок мяса… Парень бы, наверное, так и подумал, если бы не продолжал с невероятным упорством преобразовывать себя. Сонг словно поднимал на вершину самой высокой горы невероятно тяжёлый груз. В любой момент он мог потерять сознание и тогда всё было бы кончено. Небесное бедствие, которое собралось, чтобы противостоять ему, оказалось настолько огромным, что вполне могло бы сокрушить даже мастеров высоких этапов. И права была Аэтонэ, они могли помочь лишь отчасти, сгладив некоторые разряды, но с основой бури Сонгу предстояло столкнуться самостоятельно. Именно поэтому он должен был успеть преобразовать своё тело вовремя или рисковал потерять собственную жизнь.

Разряды продолжали сыпаться на Сонга, а он, сосредоточив всю силу в собственном сердце, продолжал преобразовывать тело. На месте повреждённых частей тела появлялись преобразованные, невероятно прочные и полностью очищенные от какого-либо загрязнения. Воспользовавшись представленной возможностью, Сонг использовал мощь Небесного бедствия, чтобы закалить своё тело и преобразовать его так, чтобы оно было способно выдержать даже самые страшные удары. Секунды сменялись минутами, а бедствие продолжало наращивать мощь своих ударов. Над Сонгом закручивалась воронка из духовной энергии, которую он очень быстро поглощал.

Наконец, спустя некоторое время, которое показалось вечностью, Сонгу удалось, несмотря на супящиеся постоянно разряды молний закончить преобразование. В его душе словно бы что-то разорвалось, в один момент высвобождая невероятную по своей чистоте мощь и силу. Миг и он почувствовал невероятную лёгкость в собственном теле, а окружающий мир вдруг преобразился, изменившись в очередной раз и словно бы став резче и светлее. Раны, что наносило ему каждую секунду Небесное бедствие, были излечены, а сам Сонг смог впервые встать на ноги. Он сумел, наконец, перешагнуть на следующий этап и ступить на путь «Совершенствования»!

Подняв голову, Сонг посмотрел на закручивающуюся в вышине воронку Небесного бедствия. Сила бедствия всё ещё вызывала уважение, но было видно, что на этом всё, потеряв причину продолжать, она стремительно истончалась и теряла свою мощь.

«Похоже, на этом всё?» — Сонг поднял руку, с лёгкостью формируя духовный барьер перед собой, внутри него бушевала сила, какой он никогда ещё не ощущал ранее. Его тело, изменившись, стало значительно прочнее, а возможности по использованию духовной энергии значительно возросли.

Разряды Небесного Бедствия хоть и стали слабее всё ещё представляли определённую опасность, однако несмотря на это, он с лёгкостью принял на созданный щит сразу несколько особенно сильных разрядов. Внутренне он ощутил сразу несколько очень чувствительных толчков, щит покрылся сеткой трещин, но выдержал.

— У него получилось, — сказала Аэтонэ, наблюдавшая за стоящим посреди колоссальных размеров воронки Сонгом.

— Да, пойдём поздравим нашего капитана, — согласился с ней мастер Тул, и первый двинулся вперёд, туда, где всё ещё бушевало Небесное Бедствие, но уже значительно ослабленное.

Глава 8

Сонг стоял на месте, вглядываясь в искусственные небеса карманного мира. От бушевавшего недавно Небесного Бедствия уже ничего не осталось, лишь отдельные всполохи энергии и молний напоминали о том, что здесь совсем недавно совершался прорыв. Новая сила бурлила в нём, закручиваясь в тугую спираль, готовую в любой момент ударить. Он ощущал себя заново родившимся, что косвенно так и было. Перестройка тела на этапе «Совершенства» означала новое его рождение.

— Сонг, — сказала подошедшая ближе Аэтонэ. — Поздравляю. Ты смог сделать это.

— Мастер Сонг, от всей души поздравляю со вступлением на этап «Совершенства». Собранная вами сила впечатляет, я ещё никогда не видел такое сильное Небесное Бедствие.

— Благодарю, — кивнул Сонг, возвращаясь в реальность. — Мастер Тул, я поручал вам, помимо всего прочего, составить списки всех практиков выше этапа «Слияния», кто желает продолжить путешествовать с нами. Займитесь этим в первую очередь.

— Да, мастер Сонг, — почтительность предводителя наёмников немного покоробила, хоть он и понимал её причины.

— Да и ещё одно, мастер Тул. Я бы хотел продолжить набор людей, когда мы вернёмся в Высшие Миры, только на этот раз лимит по уровню развития будет вплоть до практиков «Вечного предела». В средствах вы неограниченны, можете им предлагать самые хорошие условия, но чтобы к концу набора мы могли укомплектовать все наши астральные корабли, находящиеся сейчас в схроне.

— Вы желаете укомплектовать все двенадцать астральных кораблей, мастер? — в глазах наёмника появилось удивление.

— Да, сейчас у нас появилось куда больше людей, пускай большинство из них остаются слабыми по личной силе и возможностям, но в любом случае теперь при поддержке наёмников мы сможем управлять всеми кораблями в схроне. А это уже большая сила. Мастер Тул, я прошу вас лично заняться отбором нанимаемых людей, они должны быть надёжными, чтобы можно было на них положиться. Понимаете, о чём я говорю?

— Да, мастер Сонг.

— И ещё, сосредоточьтесь также на людях, имеющих опыт наставничества. Нам следует подтянуть подготовку практиков Закрытого и Дьявольского миров до нормального уровня, — заметив явное желание со стороны мастера Тула возразить, Сонг поднял руку, перебивая его. — Я всё понимаю, мастер. Никто не хочет обучать не пойми кого, и уж тем более делится какими-то секретами, в конце концов, это практики боевых искусств, но заверяю вас этого и не требуется. Я прошу лишь начального руководства и помощь в освоении тех навыков и техник, которые будут предоставлены моим подчинённым. Конечно, если кто-то из наставников присмотрит себе личного ученика, я буду не против, при условии того, что он будет оставаться под нашим началом. Но при этом главным условием всё равно является лояльность и преданность. Понятно?

Естественно, наёмник всё понял правильно. Для любого практика, особенно тёмного пути, большой соблазн заполучить себе полноценный духовный корабль такого высокого уровня и, порой, никакой контракт наёмника таких людей остановить не сможет. Именно поэтому было так важно иметь человека, хорошо разбирающегося в людях из числа наёмников, каким был мастер Тул. Впрочем, Сонг именно поэтому и сделал ограничение в развитии. Если что-то произойдёт с одним из кораблей, двенадцать других смогут исправить положение. И развитие «Вечного Предела» мятежникам не поможет.

Но перед этим им в любом случае требовалось разобраться с семьями практиков, которые сейчас ютились на Фрисоуле. Сонг вместе с мастером Лодом, Тулом и Аэтонэ долгое время обдумывали варианты решения этой проблемы. Самым простым и напрашивающимся вариантом было договориться с каким-то из миров секты Тёмной Души, купив свободный участков в одном из сотен их миров. Это стоило не так дорого, да и в средствах Сонг ограничен был не сильно поэтому мог такое себе позволить. Ещё одним вариантом было просто использовать один из покинутых планет района Закрытых миров, но этот вариант после некоторого обсуждения Сонг с товарищами практически сразу же отбросили. Слишком уж далеко они находились от центральной части атолла и, соответственно, были крайне уязвимы.

На то, чтобы добраться до центральных миров, у Фрисоула ушло почти полная неделя. Всё это время Сонг пытался всеми возможными способами укрепить основание своего развития, пошатнувшееся после поднятия этапа «Совершенства». К сожалению, излечение Син Фен всё ещё стояло на месте, несмотря на то что Чин Э с другими каждый день продолжали пытаться вывести её из состояния подчинения, девушка всё ещё не очнулась. Впрочем, мастер Лод и сама Чин Э уже куда позитивнее говорили о возможности излечения Син Фен, предполагая, что смогут справиться с душой Великой Советницы в ближайшие недели. Даже несмотря на упорное сопротивление последней.

Ещё одной важной новостью для Сонга стало открытие новой области в карманном пространстве его кольца. И этой новой областью оказалось пространство за пределами дворца представляющее собой бесконечное зелёное поле, уходящее далеко вдаль. Однако стоило ему только ступить на эту вновь открытую территорию, как он оказался в буквальном смысле придавлен неизвестной мощью.

Было трудно даже дышать, не то что двигаться. При этом впереди, в нескольких сотнях метрах Сонг заметил появление нечто необычное, похожее на светящийся ярким светом круг, зависший на одном месте. Его духовная энергия казалась молодому человеку настолько острой, что ему было даже просто больно смотреть на неё.

Мастер Локус Болг говорил о кольце немного и лишь, как о наследии основателя династии Болг, самого Фир Болг, созданного, когда он уже стал абсолютом, при этом наверняка вложив в него не только собственные знания, но и понимание изначальных. Именно поэтому Сонг верил, что это кольцо должно было каким-то образом почувствовать его и сделать возможным их встречу… как это произошло когда-то с парными клинками. Обычная случайность, в которую попросту невозможно поверить.

Сонг считал, что эта местность была каким-то испытанием, а неизвестный яркий круг что-то вроде награды. Если он правильно разобрался в характере Фир Болг, то этот человек никогда ничего не сделает просто так, любые вещи следовало заслужить, даже если ты один из последних представителей родословной величайшего клана. Например, Сонг получил первую свою реплику парных клинков лишь после того, как прошёл испытание в гробнице наследий, доказав тем самым свой потенциал. А само кольцо попало в его руки только после того, как он сумел, используя собственные силы подняться на гору и при этом получить доступ к внешним ярусам секты.

Уж очень это пространство ему напоминало поля испытаний некоторых сект, проверяющих выдержку и упорство собственных учеников. Вот и здесь, всё походило именно на такое испытание. Продержаться под невероятным давлением и подойти как можно ближе к неизвестной штуке в виде яркого круга установленного посередине испытания, если это было оно. Однако, очень скоро он понял, что ошибался. Вся эта местность предназначалась только одной цели, как, похоже, и всё внутри карманного пространства Дворца. Тренировка и практика боевых искусств. Уже сделав несколько шагов, стало понятно, что прижимная сила, которая давила на него, взлетала до каких-то невероятных высот. Тело Сонга испытывало такие колоссальные перегрузки, что он даже выдохнуть лишний раз не мог, и практически замер на месте. Именно в этот момент ему стало очевидно, насколько это место было эффективно для укрепления собственного тела, особенно практикам «Совершенствования», которые только завершили своё реформирование и не понимали, как оно работает и на что способно.

Теперь Сонг всё свободное время посвящал не только укреплению пошатнувшегося основания, но ещё и практике внутри этой области, стараясь каждый день заходить всё дальше хотя бы на пару метров, но дальше. Ему, конечно, было интересно, что находилось в середине этой области, что это был за подозрительный круг, и можно ли его было использовать. Но он прекрасно понимал, исходя из того, как менялась сила воздействия, что для того, чтобы добраться до центра области, придётся использовать силы, как минимум «Бессмертного Императора» если и вовсе не «Парагона».

Когда через несколько дней Фрисоул прибыл к центральным мирам атолла, в самое сердце секты Тёмных Сумерек Сонг в сопровождении мастера Тула и старика Лода направились к местному руководству секты. Старик, замученный последними днями попыток излечения Син Фен, при этом напросился сам. Хотя, стоит сказать, что Сонг не сильно сопротивлялся его присутствию, несмотря на то что прекрасно видел желание Лода слегка развеется в местных питейных заведениях и обновить свою коллекцию духовного вина. Тем более что он прекрасно знал хваткость старика и нисколько не сомневался в том, что его помощь должна пригодиться.

Сами переговоры с руководством секты вышли довольно сумбурно. Сонг, естественно, не стал распространяться, что является действующим учеником секты, тем более что уже больше трёх месяцев не появлялся в родной пагоде. За территорию в несколько десятков квадратных километров пустынной местности с них попытались стрясти какие-то невероятные деньги. Всё окончилось ленивым вмешательством Лода, который не стеснялся демонстрировать своё развитие пика этапа «Парагона». Это немного сбило спесь с представителей секты и им удалось договориться хоть и не на выгодных, но всё же неплохих условиях. Конечно, если вспомнить то, какими богатствами располагал Сонг после нахождения двух схронов, это была капля в море, но всё равно, лишние расходы никому не были нужны.

Наконец, после двух часов утомительных переговоров им удалось окончательно договориться и заключить контракт на аренду территорий почти на пять сотен лет. После этого, используя яхту, начался процесс перевозки людей и чудовищных зверей на купленные в аренду территории. Естественно, Сонг приказал не показывать Фрисоул, спрятав его за одной из лун системы, где находился мир секты Тёмных Сумерек. Лишний раз демонстрировать кому бы то ни было наличие тяжёлого ударного корабля не стоило. Одновременно с перевозкой им были наняты мастера-строители, которые должны были в самые краткие сроки, возвести на пустых некогда землях новый город. Его, Сонга, город.

Глава 9

— Последняя партия людей и чудовищных зверей прибыла на яхте, сейчас на Фрисоуле находятся лишь боевые практики и наёмники, мастер Сонг, — доклад Рину был сух и безэмоционален, девушка уже несколько дней не спала, занимаясь, как и все, устройством территории, приобретённой ими в мире секты Тёмной Души.

— Это самая хорошая новость за эту пару дней, Рину, спасибо, — поблагодарил её Сонг, устало встав из-за стола заваленного свитками и подходя к окну.

Пагода магистрата, будучи самым высоким зданием в округе, позволяла хорошо рассмотреть идущую во всю колоссальных размеров стройку. Мастер Тул, по просьбе Сонга нанял огромное количество вольнорабочих и мастеров-строителей для того, чтобы они в кратчайшее сроки закончили с отстройкой первоначально планируемой части будущего города. Сонг предвидел, что со временем население и людей и чудовищных зверей будет расти, даже без учёта присоединения новых практиков при найме и принятия на обучение желающих, когда такая возможность появится. Именно поэтому делался такой серьёзный задел для будущих расширений.

Теперь, когда на Фрисоуле больше не осталось чудовищных зверей и семей практиков он мог направиться к схрону кораблей для того, чтобы забрать их и, заодно Сонг планировал начать поиск частей «Скитальца» воспользовавшись помощью Локус Болга. Но перед этим следовало закончить с набором наёмников и, конечно, излечить Син Фен. Судя по тому, что говорила Чин Э и мастер Лод до её пробуждения оставалось не так долго. Несмотря на всю свою невероятную силу, душа Великой Советницы не смогла продолжать сопротивляться сразу нескольким сильнейшим практикам и постепенно покидала тело Син Фен.

Между тем всё это время Сонг не забывал и про укрепление своего основания, продолжая практиковаться во вновь открытой местности внутри карманного пространства дворца. Несмотря на все трудности, он ощущал, как тело, после невероятно изнурительных тренировок каждый раз стремительно восстанавливалось. При этом Сонг почему-то был уверен, что дело не только во взятом этапе «Совершенства» и реформированном теле. После уничтожения одной из печатей он начал ощущать в себе некоторые странные изменения, в частности, это касалось решения организаторских, координационных и управленческих вопросах. То, о чём раньше даже и не помышлял. Каждый раз, когда возникал какой-либо вопрос, Сонг решал его легко, находя самый логичный и простой способ решения. Из-за этого уже через несколько дней управление их небольшой группой уже полностью замкнулось на нём.

В сторону отошли даже такие практики, как мастер Лод и наёмник Тул, которые, по всей логике, должны были иметь куда больше авторитета, не говоря уже о знания и опыте. Но нет. Что же касается набора наёмников, то он шёл куда медленнее того, на что рассчитывал Сонг. Прежде всего это было связано с куда более серьёзным отбором и большим количеством требующихся практиков. Сонг рассчитывал нанять несколько тысяч человек, понимая, что для управления и укомплектования дюжины штурмовых кораблей потребуется большой экипаж, особенно после того, как попробовал пилотировать Фрисоул всего сотней человек.

Совершенно неожиданно для Сонга, с ним через Рину связались ученики секты «Вечных Сумерек». Возглавляемые хорошо знакомым ему прямым учеником одного из старейшин секты Редом Пари. Они захотели присоединиться к нему, узнав о происходящем от Рину и сама девушка даже решилась поручитьсяза большинство из них. Так уж получилось, что, будучи безвольной игрушкой в руках своего учителя, она хорошо знала всех, кто подчинялся непосредственно ему и представлял хоть и теоретическую, но опасность. Сам Сонг хоть когда-то давно и не хотел пользоваться помощью практиков «Вечных Сумерек», в нынешних условиях поменял своё мнение, решив довериться Рину и её доводам. Тем более что даже этим ученикам он до конца доверять и не собирался.

Впрочем, плохих и неприятных новостей также хватало. Например, уничтожение миров… появились известия о поглощении пустотой отдалённых систем Высших Миров, пока это всё ещё были малозаселённые планеты, но они все принадлежали великим сектам, храмам и кланам человеческого атолла влияния, а это уже говорило о многом. Помимо этого, ходили слухи о том, что зашевелился Кровавый клан, отколовшаяся некогда одна из ветвей дьяволов решивших идти по запрещённому пути крови. Чего им не смогли простить даже сами старейшины и Патриарх Дьявольского клана. Это были изгнанники жаждущие силы в любом его проявлении. Множество наёмников жило тем, что охотилось на них и получало деньги за факт уничтожения.

Ну а самым неприятным известием, оказались слухи о тяжёлом положении объединённого божественного флота, столкнувшегося с мощью сразу двух враждебных рас — Духов и Святых. Сейчас Божественный клан всеми силами сдерживающий их давление возможностями лишь только одного флота, в экстренном порядке собирал всех сильнейших воинов в столичном мире, подготавливаясь к грядущим столкновениям. Война вот-вот готова была захлестнуть атолл человеческого влияния.

Примерно спустя месяц после основания своего города к Сонгу явились представители секты Тёмной Души с заранее оговорённой проверкой. Парень как раз в этот момент занимался медитацией, пытаясь привести себя в порядок после очередной попытки продержать хотя бы на минуту дольше на территории за пределами дворца.

— Мастер Сонг? — в комнату вошёл Тул в сопровождении Рину и старика Лода. — Прибыла делегация от секты. А так же, как вы и просили, Фрисоул подготовлен и может отправляться хоть завтра.

— Спасибо, — он открыл глаза, смотря на вошедших. — Мастер Тул, в таком случае отправляйтесь на корабль, мы вылетаем за другими астральными судами сразу после завершения этой проверки. Я прошу вас проследить за тем, как устраиваются наши люди. Сейчас решение этого вопроса для нас в приоритете. Как только всё закончится, я присоединюсь к вам.

— Считаешь, что они быстро отстанут от нас, парень, да? — кряхтя спросил Лод со своей неизменной усмешкой.

— Может и небыстро, — Сонг не считал, что лишний день-два в такой ситуации играли роль, но, конечно, завершить всё как можно быстрее было бы неплохо.

В прибывшей делегации присутствовало три высокопоставленных чиновника и два представителя боевых искусств секты Тёмной Души, судя по фону их силы, находившиеся на этапе «Предка» или даже выше. В отличие от чиновников и воинов которых привык видеть Сонг в метрополии, эти люди подошли к своим обязанностям ответственно и почти целый день мотались по всей территории, проверяя, соблюдают ли люди Сонга те договорённости и соглашения, которые были подписаны в контракте аренды.

В сущности, там ничего такого не было. Секта Тёмной Души отдельными пунктами в контракте запрещала на своих территориях практику Кровавых техник, запрещённых по всему атоллу, в том числе и в мирах, принадлежащих тёмному пути развития. Помимо этого, ещё несколько пунктов чуть менее значимых и важных касающихся использованию территории, нанесению вреда, порчи и тому подобного. Особенно чиновников интересовал горный кряж, расположенный в западной части арендованных земель, где расположились большинство чудовищных зверей. Наконец, спустя почти двенадцать часов, не найдя нарушений, делегация в сопровождении Сонга с товарищами направилась обратно.

— Вы хорошо постарались, мастер Сонг, — обратился к нему старший чиновник, во время перелёта к астральной яхте, пришвартованной возле пагод уже отстроенного города. — Привести с собой столько людей, экспертов-строителей, построить за такой короткий промежуток времени такие замечательные здания и даже населить местные горы духовными зверьми самых высоких рангов. Эти по-настоящему неплохое достижение, мне даже интересно, откуда у вас столько средств на это?

Сонг хорошо ощутил в этом вопросе неподдельный интерес. Этот хитрый чиновник действительно был заинтересован в том, чтобы разобраться, кто такой Сонг и какими средствами располагает.

— Я человек, который смог в своей достичь некоторых успехов и желающий этот успех развить, — ответил Сонг, спокойно ответив на взгляд чиновника секты. — Это всё, что я могу вам сказать.

— В наше неспокойное время скрытность — это нормальное качество, но вы же понимаете, что руководство секты в любом случае всё узнает? Так зачем усложнять?

— Вы ведь прилетели сюда, чтобы посмотреть, насколько сильно изменилась ваша земля и подсчитать, насколько выгодно будет наше присутствие здесь? Я ведь прав? После того как закончится контракт аренды, ваша территория вернётся к вам со всем тем, что мы здесь построим и даже с частью оставшегося населения. Мне кажется, для секты Тёмной Души это будет самый большой подарок, а уж кто его преподносит не столь важно?

— Возможно, — мужчина не стал настаивать, услышав в тоне Сонга стальные нотки. — В любом случае я доложу о том, что ваши успехи достойны уважения, мастер Сонг. Надеюсь, увидится с вами через пять лет.

— И я, мастер-управляющий, — парень почтительно поклонился собеседнику, ощущая своим восприятием приближающуюся Аэтонэ.

«Сонг, меня послала Чин Э. Син Фен очнулась. У них получилось», — её мыслеречь ворвалась ураганом в его разум, в один миг заставив забыть находящегося рядом чиновника и его свиту.


Магистр Яма широким шагом шёл вперёд. Рядом с ним, стараясь поспевать, шагали двое старших старейшин из тех, что считались самыми влиятельными в клане, помимо самого Ямы, конечно. Место, куда они прибыли являлось одним из антрацитовых щитов Изначальных, построенных ими в Атолле сотни тысяч лет назад для неизвестных целей.

— Поменять место в самый последний момент, не нравится мне это, — сказал левый спутник старика, выглядевший, как молодой человек, которому не было даже двадцати.

— Мне это тоже не нравится, Пташ. Как и не нравится то, что ощущаю впереди, — ответил мастер Яма. — Вы же их тоже чувствуете? Предполагаю в этом причина.

— Да, — кивнул правый спутник старика оказавшийся рослым мужчина могучей наружности и великанского роста. — Он собрал всех. Удивительно, как только успел. В любом случае здесь даже Дитя Света храм, а он наш союзник, не думаю, что нам надо чего-то опасаться.

— Дитя Света да, а ещё Кровавый Патриарх.

— Что? — удивлённо вскинулся Пташ, явно шокированный услышанным.

— Не смог его почувствовать, да? — издевательски спросил громила, явно наслаждаясь удивлением левого старейшины. — Говорил я тебе больше практиковаться, а не заниматься перебиранием бумажек…

— Заканчивайте, использовать мыслереч, мы уже слишком близко к ним, — прервал его магистр Яма, видя впереди огромный стол, за которым уже сидели двенадцать человек. Сильнейшие представители людей в атолле человеческого влияния.

Глава 10

Правый старейшина оказался прав, это действительно были Дитя Света, глава храма Небесного величия, третей великой силой атолла, и Кровавый Патриарх, глава кровавого клана. Последние славились во всех Высших Землях, как безжалостные убийцы и приверженцы запретных боевых направлений, являющихся табу даже для Дьявольского клана.

Удивительно, но магистра Яма, похоже, не был удивлён появлением Патриарха Кровавого клана, он лишь смерил его несколько раздражительным взглядом, но, пройдя вперёд уселся за предложенное ему угодливым слугой место. Его товарищи последовали за своим лидером, однако при этом нисколько не стали прятать свою враждебность по отношению к кровавому. Впрочем, судя по его реакции, тому было на это глубоко начхать.

— Приветствую Божественный клан, — прогудел со своего места Патриарх Дьявольского клана, он даже не соизволил встать для приветствия пришедших гостей, но этот факт нисколько не задел трёх представителей Богов, в конце концов, они уже привыкли к выходкам Дьяволов.

— Кого мы ещё ждём? Представителей Тёмной Души? — осмотрев присутствующих за столом людей, спросил магистр Яма.

— Их и не только, — спокойно ответил Патриарх Дьяволов. — Я пригласил на совет «Создающую Бурю».

— Что? Зачем нам здесь последний Чёрный Феникс? — старейшина Пташ не выдержал и подался вперёд, пристально смотря в глаза Патриарха.

— Затем, что она выступит представителем Чудовищных Зверей нашего атолла, разве это не очевидно, мальчик? — проскрипел с явной насмешкой со своего места Кровавый.

— Ублюдков, плюнувших на слово честь, забыть спросили! — рявкнул в ответ левый старейшина не выдержав.

— Замолчите, — магистр Яма движением брови успокоил обоих своих поднявшихся старейшин, и мыслеречью приказал сесть и закрыть рты. — Мы подождём, когда прибудут все.

К счастью для всех присутствующих ждать пришлось недолго, через полчаса вначале появились три старейшины вместе с главой секты Тёмной Души, облачённые в чёрные одеяния, а ещё через некоторое время появился и сама «Создающую Бурю», выглядевший как девушка с белыми длинными волосами и отрешёнными взглядом.

— Итак, раз все в сборе давайте приступим, — Патриарх Дьяволов поднялся из-за стола, осматривая собравшихся вокруг себя людей и чёрного феникса. — Наверное, вы уже знаете, что в атолле последнее время стали пропадать и вымирать целые планетарные системы. С каждым днём факты этого всплывают всё чаще. И я бы хотел вам рассказать о том, что в действительности происходит. А после нам придётся решить, что со всем этим делать…


Сонг, как мог быстро, вернулся на Фрисоул, где сейчас находилась Син Фен. Изначально Чин Э и Вэл Синк решили, что лучше оставить девушку на борту боевого корабля, в месте с самой плотной духовной энергии, для ускорения процесса изгнания Великой Советницы. К тому же была довольно высокая вероятность, что одного из самых сильных практиков Божественного клана могли узнать на территории секты Тёмной Души.

На корабле первый кто его встретил, оказался мастер Лод. Он с улыбкой кивнул молодому человеку, явно находясь в приподнятом настроении.

— Скажу сразу — да, Син Фен очнулась, но ты должен понимать, что произошедшее с ней не могло не оставить своего следа. Поэтому, парень, дай ей немного времени прийти в себя.

— Как она? — спросил Сонг в ответ, чувствуя, как в тревоге сжимается сердце.

— С учётом того, что она находилась в ментальном подчинении у личности с несоизмеримо большей силой, то нормально. Есть кое-какие проблемы с памятью, но меня она узнала, так что беспокоится тут не о чём. К тому же по утверждениям Вэл Синка скоро эти пробелы в памяти уже исчезнут.

Они стремительно пересекали карманные пространства Фрисоула и уже через несколько минут оказались в реальности, где находилась резиденция Сонга. Именно там сейчас находилась Син Фен. У дверей в особняк их встретила Чин Э, девушка выглядела немного уставшей, то же самое можно было сказать и о стоящем рядом Истинном Драконе, помогающий ей и Вэл Синку.

— Надеюсь, теперь мы в расчёте, Сонг? — улыбнувшись спросила она.

— Мастер Чин Э, я не знаю, как отблагодарить вас за то, что смогли помочь Син Фен…

— Оставь это, — взмахнула рукой девушка. — Я обещала помочь, и я помогла, на этом всё. Предполагаю, мастер Лод уже рассказал тебе о том, что с Син Фен следует сейчас быть очень терпеливым. Многие из её воспоминаний оказались потеряны, хоть и на время. К тому же душа Великой Советницы всё ещё находится в её теле, мешая вернуться в норму.

— Что? Вам не удалось её изгнать?

— Боюсь, это просто невозможно, — Чин Э покачала головой. — Обе души слишком долго сосуществовали вместе. Во многом личность Син стала такой, какой ты её помнишь из-за влияния советницы. Они переплелись слишком сильно. Нам пришлось значительно ослабить враждебную душу и запечатать её, заблокировав возможность воздействовать на личность Син Фен. Но твоей подруге придётся привыкать всю оставшуюся жизнь существовать рядом с личностью, хоть и запечатанной, Великой Советницы. В этой ситуации твоя помощь ей будет неоценима. Надеюсь, ты понимаешь это?

— Да, мастер Чин Э, — Сонг с готовностью кивнул, понимая о чём говорит Божество. — Раньше Син Фен страдала из-за вспышек безумия, вызванных воздействием души советницы, это будет повторяться?

— Нет, — покачала головой Чин Э. — Раньше советница активно вплетала себя в её душу, из-за этого провоцируя те вспышки безумия. Теперь всё это в прошлом. Однако, будь готов к тому, что опыт, знания и умения Великой Советницы в той или иной мере будут прорываться через наши печати. Это можно назвать как невероятным преимуществом, так и самым настоящим проклятьем. Весь вопрос в точке зрения.

— Я понимаю.

«Получается, Син будет вечно связана с этой советницей. И что бы мы ни сделали, она станет её постоянной спутницей?» — от этой мысли у него всё внутри переворачивалось, но раз даже мастера уровня развития «Божества» не могли ничего сделать, а только лишь запечатали враждебную сущность…

— Теперь можешь проведать свою подругу. Вэл сейчас находится возле неё, но никакой опасности нет. Гарантирую, больше вас Великая Советница не побеспокоит.

— Ещё раз благодарю вас мастер Чин Э.

В комнате, где находилась Син Фен, было светло, благодаря сразу нескольким открытым окнам, дающих свежий приток воздуха. Вэл Синк стоял возле широкого деревянного стола, заваривая какой-то напиток в специальной чайнице, стоящей на щепотнице в виде необычно толстого цилиня. Возле него на самом простом табурете спиной к Сонгу сидела Син Фен. В момент, когда он переступил порог, девушка вздрогнула, почувствовав его появление. Она осторожно повернула голову, словно бы боясь увидеть появление Сонга. Миг и вот уже их взгляды встретились. Син встала с табурета, и как-то грустно улыбнулась ему, словно извиняясь, за то в каком сейчас состоянии находилась. Это немного не вязалось с обычным и привычным поведением Син Фен, из-за чего Сонг несколько секунд вглядывался в её лицо, пытаясь различить в нём тень присутствия Великой Советницы Дьявольского клана.

— Привет, — наконец, спустя несколько секунд сказала она и улыбнулась своей такой знакомой лукавой улыбкой.

— Привет, — Сонг не смог удержаться и ответил ей тем же, в груди потеплело. Он видел перед собой прежнюю Син Фен.

— Ну, думаю вам нужно о многом поговорить, — стоящий неподалёку Вэл Синк двинулся к двери. — Оставлю вас ненадолго. Если будут какие-то вопросы, Сонг, позови меня с помощью мыслеречи.

После этих слов мужчина вышел, оставив их одних. Сонг даже этого не заметил. Он подошёл к смотрящей на него девушке, вглядываясь в неё. С одной стороны, это всё ещё была та же самая Син Фен, скрывающая свою боль за усмешками, с другой же — он хорошо видел затаённую боль в глубине её глаз. Очевидно, что такая вещь, как порабощение столь сильной души, какой была Великая Советница, не могло пройти для неё незаметно. Она всё ещё испытывала боль от соприкосновения с душой практика уровня Божества и хоть последнюю надёжно запечатали, это в любом случае, оказалось крайне травмирующим.

— Давно не виделись, да? — улыбка Син слегка дрогнула, превратившись скорее в усмешку. — Когда… когда моим телом завладела дьявольский практик, я многое видела. Это было словно во сне. Словно бы это была и я и не я одновременно. Некоторые вещи, что она делала, были самыми обычными, а некоторые заставляют всё внутри меня содрогаться от отвращения и нежелания поверить в реальность того, что я видела. Сонг, если бы ты знал, что я… что она…

— Мне было бы всё равно, — он опустил руки на её плечи и требовательно посмотрел прямо в глаза. — Это была не ты и точка.

— Но это тело, — Син подняла свою бледную ладонь, демонстрируя развитие полноценного практика уровня «Императора». — Запретные ритуалы, поглощение эссенции тысяч душ и чужой духовной энергии, практика с пожиранием чужих сил…

— Неважно, это делала она, а не ты, — Сонг оставался непреклонен. — Главное — это то, что ты сейчас смогла освободиться от её влияния.

— А ещё я не могу вспомнить так много важных вещей. Не могу вспомнить, почему мы с тобой ушли из города Божественного Дождя, не могу вспомнить, как познакомились, не могу вспомнить даже лиц своих родителей. Чин Э и Вэл Синк сказали, что эти воспоминания вернутся, но сейчас я, такое ощущение, что потеряла саму себя.

— Те вещи, что связаны со мной и нашим путешествием вместе я мог и сам тебе рассказать. Всё это можно решить.

— Лучше обними меня, — вдруг с каким-то небольшим, несвойственным ей смущением, сказала она. — И больше никогда не отпускай.

— Да, прости, что так долго.

После этого Син Фен стремительно начала идти на поправку. Находясь под присмотром Аэтонэ и Истинного Дракона, она с каждым днём выглядела всё лучше. Чин Э и Вэл Синк, исполнив мою просьбу, покинули Фри Соул, отправившись на своей астральной яхте куда-то к краю мира. Несмотря на то что они друг другу уже ничего не были должны, Сонг считал, что ещё столкнётся с этой парочкой. Как минимум их заставит это сделать наступление пустоты. Пускай Чин Э и скептически отнеслась к этой угрозе, время всё должно было расставить на свои места.

Где-то через неделю после восстановления Син Фен, Сонгу удалось укомплектовать полностью Фрисоул и подготовится к намечающемуся расширению своей флотилии. Дюжина тяжёлых астральных кораблей серьёзная сила, даже для тех же трёх великих сил человеческого атолла влияния. Именно поэтому следовало их забрать как можно быстрее. Сонг чувствовал, как над всеми Высшими Землями всё сильнее нависают тучи приближающейся катастрофы и старался как можно быстрее обезопасить себя и своих людей хотя бы отчасти.

Глава 11

Сонг медитировал на наблюдательной площадке несущегося через космическую пустоту Фрисоула. Мягкий свет звёзд лился на него, настраивая на нужный лад. Астральный корабль уже неделю находился в своём очередном рейде, направляясь прямиком к схрону с оставшимися кораблями. Сонг планировал закончить с этим как можно быстрее и приступить уже к тому, чем планировал заняться уже очень давно. Поисками оставшихся частей тела Скитальца. Согласно тому, что говор слуга из башни Фир Болг, найти их было очень важно. И не только ради собственного усиления, но и для чтобы разобраться в собственном происхождении.

Если раньше Сонг считал, что каким-то образом связан с родословной Фир Болг, являясь потомком этого клана, то после посещения воспоминаний изначальных всё поменялось. Стало понятно, что его происхождение куда более загадочно. Возможно, выяснив, кто он в действительности такой, Сонг сумеет не только разобраться в себе и собственных возможностях, но и получит достаточную силу, чтобы защитить себя и своих близких? Тех, за кого он теперь был в ответе.

Помимо этого, он обещал Аэтонэ и Истинному дракону помочь добраться до одного из периферийных миров Божественного клана, где, по словам дракона, была спрятан тайник с ресурсами, который должен был помочь Аэтонэ в её будущем росте. Впрочем, Сонгу тоже были обещаны кое-какие редкие ресурсы развития, поэтому пренебрегать этим всё же не стоило.

— Вот где ты, — голос Син Фен вывел его из состояния медитации. Девушка вошла в наблюдательный зал с любопытством осматриваясь вокруг. — А здесь хорошо, кстати. Теперь понимаю, почему ты здесь предпочитаешь медитировать.

— Да, настраивает на нужный лад, — согласился Сонг, смотря на то, как девушка подошла к краю смотровой площадки, наблюдая за мирно горящими звёздами. Не удержавшись, он улыбнулся.

— И чего смеёшься? — вернула ему улыбку Син.

— Просто рад, что ты рядом.

— Да ну? — девушка развернулась и, подойдя, уселась рядом с Сонгом. — А чего тогда последние дни так старательно избегаешь?

— Кхм-м, — он не нашёлся что ответить, это казалось глупым, но Сонгу было тяжело смотреть на Син Фен во время её восстановления, он постоянно ощущал какую-то непонятную неловкость. Словно видел перед собой лишь тень былой Син Фен, потерявшей часть своих воспоминаний. Понятно, что это всё было временно, но Сонг не мог избавиться от совершенно дурацких мыслей. Что если её отношение к нему изменилось? Насколько они действительно сейчас близки?

Конечно, он понимал, что поступает по-глупому, стараясь лишний раз не пересекаться с Син Фен, но поделать с собой ничего не мог. Вместо ответа он попытался перевести разговор в другое русло:

— Как твоя память? Остались ещё белые пятна?

— Вот, даже сейчас пытаешься избежать ответа на мой вопрос, да? — улыбка девушки стала лукавой, она придвинулась ещё ближе к Сонгу, заглядывая ему в глаза. — С моей памятью всё в порядке, как и со здоровьем. Можешь прикоснуться, я не кусаюсь.

Син Фен взяла ладонь молодого человека в свои руки и прикоснулась ею своего лица. Сонгу и без того было тяжело сопротивляться такому близкому присутствию Син возле себя, а сейчас это и вовсе стало невозможно. Не удержавшись, он склонился к её лицу и поцеловал, ощущая мягкость её губ. В голове всё смешалось, вся выдержка практика боевых искусств испарилась, словно её никогда и не было.

— Видишь? — через несколько секунд спросила слегка растрёпанная и тяжело дышащая Син Фен, оторвавшись от губ Сонга. — Я же говорила, что не кусаюсь. — В её глазах блеснули искорки веселья, а в следующую секунду уже она сама бросилась в объятия молодого человека, требовательно и страстно целуя его.


Фрисоул продолжал лететь к схрону дьяволов. Сонг и Аэтонэ скооперировались, для совместных тренировок. Истинный дракон говорил, что они оба были равны, из-за того, что основание Сонга всё ещё не укрепилось, они могли тренироваться вместе. Спарринг положительно влиял на усиление молодого человека и позволял ему понять новые возможности своего обновлённого тела. Помимо этого, Аэтонэ регулярно пользовалась возможностями хрустального древа, которое оказалось очень полезным для родословной чудовищного зверя, развивая и продвигая его дальше. Теперь весь вопрос заключался в том, за какое время у Аэтонэ получится догнать Сонга в развитии, так как тот шагнул в один миг до этапа «Совершенства» задрав очень высокую планку.

Приятным сюрпризом для Сонга оказалась и высокая осведомлённость Истинного Дракона о методах развития человеческих практиков. Его советы были ничем не хуже, а порой и даже лучше того, что говорил старик Лод. Особенно это касалось практики законов пламени, сражения с мечом и усиления совершенствования души. Не забывал Сонг и о практике с парными клинками под руководством Локус Болга — главным козырем, что у него сейчас был. Понимание молодого человека парных мечей значительно выросло, благодаря чему Локус Болг даже один раз похвалил его, назвав показываемые результаты «достойными внимания». Воспользовавшись этим, Сонг сумел разузнать у второго главы великого клана Болг о местах нахождения некоторых частей тела Скитальца, благодаря чему его будущие поиски в один момент стали намного проще.

Что же касается Син Фен, то к ней постепенно вернулся тот характер, который хорошо помнили Сонг, Аэтонэ и другие люди из Закрытого мира, кто был знаком с ней. Естественно, старик Лод не мог не воспользоваться такой замечательной возможностью. Дом отдыха Фрисоула каждый вечер содрогался от попоек. Син Фен, Лод, Кроун Вэй, Сноу Кас, Аэтонэ и другие люди с большим удовольствием проводили там свободное от работы и практик время. Запасы духовного вина мастера Лода казались неисчерпаемы. Сонг и сам признавался самому себе, что с большим удовольствием присоединялся к своим друзьям во время этого отдыха. Ему нравилась та непринуждённая атмосфера дома отдыха, которую вернула Син Фен.

Мастер Лод нашёл себе нового оппонента в сабок, настольную игру, которую он раньше играл против главы клана Фен, и им оказался никто иной, как Истинный дракон. Син Фен, когда ей надоедало общество Лода и его маниакальное желание споить всех окружающих, и Аэтонэ занимались тем, что дегустировали духовный чай, запасы и разнообразие которого на Фрисоуле удивляло. Как выразилась Рину — она пыталась максимально разнообразить меню, когда закупалась провизией в секте Тёмной Души.

Так, за тренировками, работой и отдыхом проходили их дни. Из-за того, что вскоре им предстояло забрать себе двенадцать духовных кораблей, Фрисоул был заполнен новичками. Как просто наёмниками, так и теми, кто дал Сонгу клятву на собственном развитии следовать за ним. Из-за этого первые дни хорошо ощущалась неловкость как в доме отдыха, так и в других местах, где работали новички. Но уже через пару дней лёд неловкости был сломан, и новенькие с готовностью приняли те правила «игры», что негласно были приняты на Фрисоуле.

Отчасти, как это казалось Сонгу, столь быстрой адаптации поспособствовал не кто иной, как мастер Лод. Он удивительно просто и легко находил общий язык с любыми людьми, знакомясь с ними и позже помогая новичками находить общий язык с действующими членами экипажа корабля.

Наконец, спустя несколько недель полёта Фрисоул прибыл к указанной точке со схроном Дьяволов. За время отсутствия Сонга в месте, где были спрятаны корабли, внешне ничего не поменялось. Система, спрятанная посреди бушующего шторма всё ещё была пустынна и казалась вымершей.

Непроизвольно Сонг бросил взгляд на Сноу Кас, находящуюся сейчас в рубке. Девушка, внутри которой долгое время жил реинкарнант с большим трудом сдерживала себя, и это было заметно. Кас всей душой ненавидела Дьявольский клан и Сонгу пришлось несколько часов выслушивать от неё нравоучения на тему того, как опасно брать в экипаж пускай и бывших, но членов дьявольского клана. Ему пришлось долго объяснять девушке суть принесённой клятвы и только после этого она успокоилась, хотя продолжала держать от бывших дьяволов как можно дальше. Благо, ей удалось сдружиться с Аэтонэ и Кроун Вэй, особенно с последней. Девушки, похоже, хорошо понимали друг друга, ощущая, после пережитого, некое родство.

Появления «розы ветров» из пришвартованных кораблей, как и в прошлый раз заставлял замереть в благоговении. Сонг мысленно покачал головой, чего-чего, а невероятная мощь этих астральных судов виделась невооружённым глазом.

— Отлично, мы на месте, — громко объявил он всем присутствующим в рубке практикам. — Теперь выдвигаемся на корабли и начинаем их активацией. Не буду говорить вам, насколько важно сделать всё правильно и максимально быстро, вы и сами должны это понимать.

Сонг лично выбирал каждого из этих двенадцати, а затем Рину, мастер Тул и Лод отбирали к ним в команду людей, расписывая их допуски. Бездумно доверять многим наёмникам он не собирался. Даже самый верный своим принципам человек мог оказаться соблазнён перспективой завладеть таким кораблем, потому лишний раз они решили не искушать наёмников, ограничив на некоторое время допуски всем, кто не был связан клятвой или пока не имел хорошей репутации на корабле. Большая часть этих людей были надёжны и не раз проверялись Сонгом в деле. Среди двенадцати находился и сам мастер Тул, а также хорошо зарекомендовавший себя во время путешествия по Дьявольскому миру Зол Гален. Именно эти двое должны были стать главной опорой Сонга в будущем, по крайней мере он на это рассчитывал.

Между тем Сонг продолжил своё обращение к предводителям отрядов:

— Будьте внимательны и осторожны, несмотря на то что корабли находятся на консервации, там всё ещё могут находиться духовные печати трогать которые без помощи нас не нужно. Удачи.

В ответ на слова Сонга, собранные предводители с готовностью кивнули и направились на выход, в карманное пространство к яхтам, которые Сонг вместе с Рину купили заранее. Прошло с десяток минут и вот уже рой искорок отделился от Фрисоула и быстро полетел в сторону пришвартованных кораблей.

— Сколько им понадобиться времени, на то, чтобы запустить корабли? — поинтересовалась стоящая возле Сонга Син Фен.

— По-разному и в зависимости от квалификации пилотов и мастеров духовных источников, — ответила за него Рину. — Думаю, что со всеми кораблями мы управимся за пару дней. Возможно, чуть дольше.

— Пару? Я думала будет дольше, — Син Фен явно была удивлена.

— Это не так сложно, если понимать, как делается, — в ответ пожала плечами Рину и, отвлёкшись от разговора, заглянула в камень управления, перед которым стояла и вдруг нахмурилась. — Мастер Сонг, в духовной буре, которая бушует вокруг системы схрона, появились непонятные искажения, такое ощущение, что кто-то пытается её остановить или даже поглотить…

Глава 12

Сонг подошёл к камню управления, за которым стояла Рину. Прикоснувшись к нему, молодой человек прислушался к своим ощущениям, сливаясь с восприятием Фрисоула. Действительно, уже через секунду он чётко ощутил нечто необычное. Структура духовной бури сильно искажалась и, похоже, истончалась. Хоть и небыстро, но он это чувствовал хорошо.

— Ты права, нам следует ускориться, — кивнул Сонг, когда стало понятно, что к схрону сейчас действительно подбирается какая-то сила.

Далеко не факт, что это была пустота, подобным образом могли действовать какие-то практики, желающие проложить дорогу через бурю. Без знаний Сноу Кас им приходилось продвигаться куда медленнее, уничтожая и выжигая шторм, чтобы проложить себе через него дорогу. Но в любом случае всё это нельзя было назвать обычным. Кто бы сейчас ни пытался пройти через духовный вихрь, Сонг не хотел с ним встречаться лицом к лицу. Следовало сделать всё, что намечено и как можно быстрее убраться отсюда.

Шустрые искорки кораблей в какой-то момент разделились и следуя заранее очерченному маршруту направились к своим кораблям. Сонг ещё некоторое время изучал с помощью восприятия неизвестных, что сейчас пробивались к центру туманности, где находился схрон. К сожалению, ничего кроме головной боли он добиться так и не смог. Неизвестные слишком хорошо скрывали свою сущность, чтобы понять даже хотя бы свою принадлежность.

«И всё же, у меня плохое предчувствие. Я уверен, что это должно быть проявление пустоты», — нахмурившись подумал Сонг и, повернувшись к Син Фен и Рину, уже вслух добавил. — Следует внимательно следить за приближением неизвестных. Если их скорость увеличится немедленно сообщить мне.

— Хорошо, мастер, — кивнула Рину.

— Да и прошу держать в курсе процесса запуска духовных кораблей. Я буду практиковаться у себя. Син ты идёшь?

— Нет уж, в отличие от тебя мне практиковать боевые искусства всё ещё нельзя. Побуду здесь, у меня к Рину есть много вопросом. И за одним посмотрю, как всё устроено на Фрисоуле.

Сонг с интересом оглядел Син Фен улыбающуюся своей уже ставшей обычной лукавой улыбкой и остающуюся невозмутимой Рину. Очень похоже, что девушке было всё равно.

— Вот как? Ну хорошо. Не буду мешать.

Сонг вернулся в свой карманный мир на корабле и тут же занялся тренировками. Только сейчас он решился вернуться к практике навыка, полученного им от Изначальных. «Небесный шаг». В своё время ещё до событий в дьявольском мире, он прекратил изучать этот навык, столкнувшись с ограничением собственного развития. Прогресс понимания навыка и его практика оказались ограничены развитием Сонга, приостановившись до такой степени, что стали походить на самую настоящую стену. Теперь же, после взятия нового этапа и значительного укрепления основания он был готов продолжить осознание и изучение «Небесного шага».

За всю осознанную жизнь он ещё не встречал такого сложного и комплексного навыка, использующее в буквальном смысле каждые аспекты развития практика и основывающееся на фундаментальных законах вселенной. Небо, Земля и Дао. И, конечно, карма, как связующая нить завершала формирование этого навыка.

Каждый раз, когда Сонг пытался практиковать «Небесный шаг» он ощущал, что пытается в буквальном смысле поднять гору. Два дня пролетело незаметно. С ним время от времени связывалась Рину, отчитываясь о текущем положении дел и количеству кораблей, которые удалось взять под контроль. К сожалению, прогнозы оказались слишком оптимистичные, к концу второго дня к Фрисоулу присоединилось лишь семь астральных судов. Что же до оставшихся четырёх, то они всё ещё оставались висеть в законсервированном состоянии, с большим скрипом запуская все внутренние системы и подчиняясь практикам, посланным на их захват. Дошло даже до того, что в качестве поддержки туда были направлены самые опытные наёмники и пилоты, освободившиеся после выполнения задач на своих судах. Это должно было ускорить время захвата.

Что же до неизвестной силы, то её дыхание уже отчётливо ощущалось Сонгом и без возможностей восприятия Фрисоула. Согласно комментарию Рину, неизвестная сила находилась всего в дне пути до схрона, при условии сохранения того импульса, который она набрала. Игнорировать эту опасность сейчас уже казалось невозможно. Сонгу ничего не оставалось, как отдать приказ тем кораблям, что уже находились в его подчинении, о создании защитной формации вокруг оставшейся четвёрки судов и начать подготовку главных и вторичных калибров к предстоящему сражению. А то, что сражение будет, они ни сколько не сомневался. Оставалось, правда, небольшая надежда, что они успеют подчинить все оставшиеся корабли и смогут избежать прямой схватки, но шанс этого казался совсем уж небольшим.

Закончив с тренировкой и успокоив свой внутренний мир с помощью медитации, Сонг поднялся в командную рубку и обнаружил там помимо стандартной вахты наёмников и практиков, склонившиеся над сферой управления Рину и Син Фен. Девушки оказались настолько увлечены каким-то обсуждением, что даже не заметили Сонга. Между тем парень удивлённо встал, прислушиваясь к их разговору. Судя по тому, что доносилось до него, Рину учила, как использовать Сферу управления кораблём. Насколько Сонг помнил, у Син имелся опыт работы с астральными кораблями Высших миров ещё со времён Синфула, являющегося яхтой мастера Лода. Но этот опыт нельзя было назвать действительно глубоким. Сейчас же, Син Фен с большим вниманием прислушивалась к объяснениям Рину по нюансам управления такого большого корабля, как Фрисолу.

— Ты решила стать пилотом? — спросил он, подходя к девушкам.

— О, привет, — Син Фен оторвалась от своего занятия и помахала Сонгу. — Мне всё равно нечем заняться. Практиковать боевые искусства до полного восстановления мне запретили, так хоть разберусь в управлении кораблём. Вдруг будет полезно.

— Понимаю, хорошее начинание, — кивнул парень и переключился на стоящую возле Рину. — Всё подготовлено?

— Да, мастер. Защитная формация «щита» выстроена, мы ожидаем, что в течение часа к нам присоединится ещё один корабль и возможности совокупного ответного удара значительно вырастут.

— Отлично, с этого момента запускай готовность по всем кораблям. Если экипажи на расконсервированных астральных судах не успеют до назначенного срока, придётся принимать бой.

К сожалению, как бы практики с других кораблей ни старались, к сроку успеть им, так и не удалось. Последняя тройка кораблей задерживалась. А тут неизвестная сила сделала неожиданный рывок, значительно ускорив своё продвижение и покрыв оставшееся расстояние до местоположения схрона за каких-то несколько часов. Мастер Лод и Истинный Дракон как раз сейчас находились в командной рубке Фрисоула, вызванные по просьбе Сонга и наблюдали собственными глазами процесс появления противника. Если, конечно, это можно было бы назвать противником…

На самом краю спокойной области района схрона, там, где закручивался спиралью бушующий духовный шторм, вдруг в один момент появилось пустое тёмное пространство, внутри которой находилось нечто… Сонг не мог сказать, что это было конкретно. А затем словно бы из ниоткуда появилось сразу несколько хорошо знакомых ему кораблей, если их можно было так назвать. Скалы, чёрные как смоль, размерами с полноценный атакующий корабль. С помощью возможностей восприятия Фрисоула Сонг хорошо видел на этих кораблях сотни фигурок людей, застывших на месте и безмолвно смотрящих в сторону схрона и астральных судов небольшой флотилии.

— Это те самые, что напали тогда на дьявольский мир? — в полной тишине, повисшей в рубке, вдруг спросил Истинный Дракон.

— Да, — ответил Сонг и обратился стоящей возле управляющего камня Рину. — Передай всем кораблям. Создать сцепку и приготовиться. Мастер Лод, прошу вас принять командование, у меня нет опыта управления флотилиями.

— Хорошо, — Сонг заметил, как блеснули глаза старика.

Он вдруг выпрямился, поднимая голову и осматриваясь вокруг. Секунда и вот Сонг уже подошёл к Рину, встав у неё за левым плечом. Несколько секунд он всматривался в сферу управления корабля, явно считывая данные о происходящих в схроне событиях и просчитывая свои дальнейшие действия. Наконец, томительное ожидание закончилось и мастер Лод. Нет, протектор дьявольского клана и адмирал великой семьи Сент начал отдавать приказы:

— Смена построения — коготь. Контроль за эклиптикой на третьем и четвёртом кораблях. Второй, первый и седьмой начать заряд главного калибра. Доложить по готовности. Прочие корабли — вторичные духовные орудия в работу. Экипажу, не задействованному в управлении и ведении боя подготовиться к возможно абардажу. Заблокировать все вспомогательные карманные пространства.

Сонг ощутил, как назначенные им капитаны кораблей, начинают отчитываться о готовности. Это неожиданно, но парень хорошо ощущал, как в один миг изменился мастер Лод, приобретя словно бы потерянный когда-то давно стержень. Теперь Сонг видел, каким старик был в дни своего величия и это вызывало уважение.

Потекли секунды. Антрацитовые корабли приближались, наращивая скорость с каждой секундой. Сонг ощущал практиков на антрацитовых кораблях, и он хорошо чувствовал, что среди них имелись даже представители самых высоких этапов вплоть до Божеств. При этом на таком расстоянии он совершенно неожиданно осознал, что там сейчас находились совсем не люди.

— Это Святые, — опередил его догадку Истинный Дракон. — Их элита. Будет непросто.

В этот же момент мастер Лод, чеканя каждое слово, отдал приказ:

— Второй, первый и седьмой, атакуйте!

Корпус Фрисоула содрогнулся, хоть он и не являлся одним из судов, которые использовал главный калибр, это в любом случае оказалось впечатляющим зрелищем. Три огненных цветка расцвели прямо посреди вражеских кораблей. Сонг ощутил яростную энергию, сорвавшуюся в хаотическом танце прямо посреди построения противника. Но при этом он хорошо видел, что нанесённый удар лишь приостановил движение двух судов-скал, но и только. Впрочем, мастер Лод, похоже, нисколько не был этим удивлён или подавлен. Он всё тем же волевым голосом продолжил отдавать приказы.

— Отстрелявшиеся, доложить о готовность повторной атаки. Шестой, пятый и третий — приступайте к обстрелу вторичными орудиями. Отсечка по шестой отметке. Задействовать ёмкость духовных источников на треть.

Окружающий мир, демонстрируемый в командной рубке, вспыхнул яркими всполохами частых духовных ударов. Три корабля начали обстрел лёгкими орудиями приближающихся противников.

— Ну держитесь, сейчас ударят в ответ, — вдруг отвлёкся мастер Лод от командования, посмотрев на Сонга и других, кто находился рядом с ним.

Глава 13

Ответный удар Святых, как и предупреждал мастер Лод, оказался сокрушительным. Пол под ногами Сонга дрогнул от удара вражеской флотилии, а затем по всему корпусу корабля прошла хорошо ощутимая дрожь. Как ни крути, а силы Святых, медленно появляющихся в системе, нельзя было назвать слабыми. Стоящий возле Сонга Истинный Дракон лишь презрительно фыркнул и, развернувшись, направился к выходу.

— Мастер, куда вы? — спросила его озадаченная Аэтонэ.

— Я эксперт этапа «Божества», и совершенно точно не буду прятаться за бронёй духовного корабля, — не глядя ответил он, продолжая идти.

Практикам высочайших этапов, «Бессмертным Императорам», «Парагонам» и «Божествам» нет смысла находиться внутри боевых кораблей, так как они без каких-то проблем и сами умеют путешествовать по враждебной среде космоса и по своей мощи могут поспорить со всеми боевыми кораблями Высших Миров. А «Божества» и вовсе, способны иногда оказаться сильнее целых соединений судов средних размеров… Исключения, конечно, касались командиров флотилий и кораблей, им волей-неволей приходилось оставаться на командных мостиках своих судов.

Оставался закономерный вопрос, где «Божества» напавших на флот Сонга Святых? Он был уверен, что сильнейшие практики должны были находиться в составе флота противника, но по какой-то причине их всё ещё не было видно. По всей вероятности, таким вопросом задавался не один лишь Сонг. Мастер Лод продолжал осторожничать, стараясь держать все освобождённые корабли в одном корабле и ожидая в любой момент какого-то подвоха. Появление Истинного Дракона на поле сражения заметил все. Вместе с ним к бою присоединились и несколько Парагонов чудовищных зверей из тех, кто согласился продолжить сопровождать своего предводителя в этом походе. Прикрывая его спину, эти звери сами старались не вылезать вперёд, чтобы не оказаться под ударом противника.

Истинный дракон, вернув себе настоящий облик, обрушился на один из ближайших кораблей, сминая его духовные щиты, словно те были из бумаги и раскалывая его на две части. И тут же переключаясь на следующее вражеское судно. Даже с такого расстояния Сонг был впечатлён невероятными размерами и силами этого существа. Удивительно, что ему удалось договориться с ним и получить настолько полезного союзника, правда, не забесплатно. Молодой человек хорошо помнил просьбу дракона и собирался в ближайшее время заняться её исполнением, а сейчас ещё больше укрепился в этом желании.

— Шестому, седьмому и восьмому кораблям, удар главным калибром по готовности. Фокус на кораблях, которые атакует Истинный Дракон, — между тем мастер Лод продолжал отдавать приказы мгновенно ориентируясь на изменившуюся обстановку боя и появление союзного «Божества».

Яркая огненная вспышка позади флотилии кораблей Сонга оказалась полной неожиданности для всех, кто находился в рубке управления. Один из ещё не подчинившихся судов оказался уничтожен совместным ударом вражеских «Божеств», появление которых всё это время Сонг с товарищами ожидал на поле боя. Молодой человек мысленно выругался, наблюдая, как один из ещё не занятых кораблей превращается в пепел. Все практики, что находились внутри него, умерли практически мгновенно. В один миг он потерял не только корабль, но и множество практиков, которые присягнули ему на верность. Сонг пришлось сделать над собой усилие, чтобы подавить внутри чувства гнева и ярости. Сейчас он мог лишь наблюдать за сражением, веря в мастерство Лода и других практиков, которые сейчас всеми силами пытались успеть подчинить оставшиеся корабли. К примеру, мастер Тул или Сноу Кас, работающих сейчас на одном из трёх оставшихся духовных судов.

— Первый, второй и третий корабли, развернуться. Не дайте вражеским «Божествам» ударить совместной атакой ещё раз. Остальным кораблям продолжать сражения по данным ранее указаниям, — тут же отреагировал на произошедшее Лод. — Нам не нужно их побеждать, главное — это не дать вновь сосредоточить свой удар на ком-то из кораблей.

— Сколько там божеств? — спросил Сонг у наёмника, который колдовал перед иллюзорным воплощением поля боя.

— Судя по тому, что чувствует восприятие Фрисоула и тем, что мы проанализировали, три полноценных божества, — ответил тот, не отвлекаясь от своих манипуляций.

— Если наши люди не успеют захватить оставшиеся три корабля за десять-двадцать минут, придётся их бросить, — вдруг подал голос мастер Лод. — Я не волшебник, парень. Уже у двух наших кораблей осталось меньше половины своей духовной защиты. А противников становится всё больше, к тому же что-то неладное происходит с реакцией наших врагов. Они совершенно не читаются, и не оглядываются на собственные потери, используя атакующие фармации — это не характерно для Святых. Такое ощущение, что сейчас ими кто-то управляет. Об этом же говорит и Истинный Дракон. Он ощущает необычную силу, которая ими манипулирует.

«Пустота?» — Сонг задумчиво перевёл взгляд на то, что демонстрировала иллюзия.

В район схрона из созданного урками Святых тоннеля появлялись всё новые и новые корабли. Мастер Лод был прав, если всё пойдёт так, как сейчас то уже через полчаса флот будет окружён превосходящим числом кораблей. В такой ситуации не помогут никакие манёвры и мастерство управления флотом мастера Лода. Слишком уж неравны были силы. К тому же к схрону, помимо кораблей, могут в любой момент прибыть другие «Божества». Те трое, что сейчас сдерживались сразу несколькими кораблями, были относительно слабы, благодаря чему у флота получалось всё ещё держаться, не позволяя им атаковать захватываемые корабли, но всё могло в любой момент поменяться с прибытием кого-то посильнее.

Фрисоул в очередной раз с силой тряхнуло. Один из наёмников, стоящий неподалёку отрапортовал о пробитии нижней части корпуса и повреждении одного из карманных пространств корабля. И таких сообщений с каждой минутой становилось всё больше. Как ни крути, а силы Сонга постепенно прижимали всё сильнее, заставляя прижиматься к трём оставшимся незахваченным судам. Не помогала даже помощь истинного дракона, который, стоит это признать, оттягивал на себя внимание значительного количества сил противника, включая даже одного из «Божеств».

— Мастер Лод, шестой корабль докладывает о повреждении трети источников энергии. Они теряют управление, — голос Рину вывел Сонга из задумчивости, в сердце начало заползать нехорошее предчувствие.

— Пусть отходит назад, под прикрытие других, всем кораблям перестроится. Построение «стена», те суда, которые получили наибольшее повреждение занять положение в середине строя. Седьмой и восьмой корабль, энергию на вспомогательные орудия и начинайте превентивный обстрел передней полусферы.

Скорее всего, последний приказ должен был оградить от попытки Святых захвата повреждённых кораблей абордажной командой из практиков высокого уровня развития. Но Сонг не был до конца в этом уверен, он уже давно потерял нить понимания того, что делал мастер Лод и причинах этого. Однако пока, даже несмотря на то, что противник уже имел двукратное численное преимущество, все корабли продолжали держаться и оставаться на ходу, что говорило само за себя.

Ключевым прорывом в сражении стал захват ещё двух кораблей Дьяволов, произошедших практически одновременно. Выйдя из многовековой спячки оба судна, мгновенно обрушили всю свою мощь на противника, который искренне считал их мёртвыми болванками и оказался не готов к произошедшему. Пожалуй, это был самый большой успех за всё время сражения. Сразу два рукотворных светила появились внутри строя вражеских антрацитовых судов, смешивая их порядки и приостанавливая на некоторое время их дальнейшее продвижение. Мастер Лод сыпал приказами, перестраивая положение кораблей и одновременно с этим отправляя Истинному Дракону информацию о своих планах.

— Начать подготовку к отступлению, — наконец, дал он команду и повернулся к Сонгу. — Время, парень. Как ни жаль, нам придётся оставить последний корабль здесь, если не хотим потерять ещё больше.

— Да, мастер Лод, — кивнул тот в ответ и повернулся к Рину. — Командуй экипажу, занимающемуся расконсервацией, возвращаться. Даём им пять минут и уходим.

Рину тут же начала выполнять приказ, выговаривая распоряжение Сонга членам неуспевшей группы. Как ни жаль ему было оставлять это судно, чтобы сохранить свой флот, он должен был пожертвовать оставшимся. В конце концов, и десять тяжёлых духовных кораблей являлись невероятной силой.

Флот Сонга, искусно маневрируя и сохраняя защитный строй, начал смещаться к выходу из пространства схрона. В отличие от Святых, благодаря сведениям Сноу Кас, они хорошо знали безопасные пути отхода через бушующую духовную бурю и мастер Лод рассчитывал на полную воспользоваться этим во время отступления, оторвавшись от преследователей маневрируя внутри бури. Истинный дракон появился в рубке Фрисоула, которая продолжала содрогаться от частых ударов антрацитовых судов в самый последний момент, когда до вхождения в «коридор» внутри урагана духовной энергии оставалось каких-то пару десятков секунд.

— Дядя! — Аэтонэ побежала навстречу дракону, который в своём человеческом облике выглядел так, словно его толпой избивали долгое время, весь в собственной крови с изломанными руками и синяками по всему лицу.

— Я в порядке, — криво улыбнулся он перепуганной девушке и тут же обратился к мастеру Лоду. — Установленный мной барьер энергии не продержится дольше двадцати секунд, уводи нас отсюда.

— Внимание всем кораблям, — тут же вместо ответа объявил старик. — Курс по духовной метке, на десятой отсечке. Приступить.

Десять духовных кораблей стремительно развернулись и, используя максимальную свою скорость, рванули к открывшемуся коридору, ведущему к выходу из бури. За ними попытались увязаться сразу четыре антрацитовых судов Святых, но наткнулись на тот самый поставленный Истинным драконом барьер, который пускай и всего несколько секунд, но сдержал их продвижение. Действуя словно трясина, он замедлил продвижение вражеских кораблей, позволяя небольшой отступающей флотилии скрыться внутри бури.

— Всем кораблям, направление на выход! Строй «колонна», — отдал приказ мастер Лод и с улыбкой повернулся к Сонгу. — Ну что, парень, вроде всё позади. Забирай управление флотом.

— Спасибо, мастер Лод, без вашей помощи нам было бы тяжело справиться, — он уважительно поклонился перед стариком, вложив руку в кулак.

— Ай, да брось, — отмахнулся от него тот и повернулся к Истинному Дракону, похожему сейчас на избитого до бессознательного состояния самого обычного человека. — Хэй, уважаемый, как насчёт напиться сегодня? Сегодня умерло несколько хороших мастеров, надо бы выпить за них.

— На этот раз приму твоё предложение с радостью, — с готовностью согласился дракон.

— Ну тогда чего мы ждём? У меня как раз завалялась пара замечательных бутылочек духовного вина тысячелетней выдержки, — старик развернулся и направился к выходу, явно не желая больше оставаться в рубке управления.

— Мастер, но мы ещё не вышли из-за пределов бури? — подала голос Рину.

— Уже всё окончилось, — ответил за неё дракон. — Не зная надёжных ходов, Святым за нами не успеть, даже при всём желании. Ладно старик, пойдём пропустим по бутылочке этого твоего тысячелетнего вина, сегодня был тяжёлый день…

Глава 14

Флотилия, насчитывающая одиннадцать кораблей, на полной скорости возвращалась в мир, где Сонг основал собственный город. Пускай на некоторое время, но у него, наконец, появилось место, в котором он мог не опасаться за свою безопасность.

После произошедшего в районе схрона столкновения Сонг оказался вынужден по-новому посмотреть на происходящие в атолле человеческого влияния события. И прежде всего теперь ему уже было очевидно, что на Высшие Миры, со всеми его регионами надвигалась самая настоящая катастрофа. Если Святые оказались под влиянием силы пустоты, значит, их атолл уже оказался сожран ею. Теперь становилось понятно, зачем Божественный клан отправил к барьеру, защищающему область Высших Миров, граничащую с атоллом Святых полноценный флот. Вот только вставал вопрос, если Божества сейчас охраняли рубеж, откуда Святые появились возле схрона?

Сонг открыл глаза, выходя из своей медитации. Где-то неподалёку ударила водная колотушка, отмеряя положенные три минуты своего времени. Поднявшись на ноги, Сонг вышел из комнаты медитации, направившись в небольшой парк, находящийся на территории его поместья на Фрисоуле. Сам парк представлял собой настоящее произведение искусства, до которого паркам города Тёмной Звезды или Божественного дождя было очень далеко. Миниатюрные карликовые деревья неизвестной Сонгу породы, сады камней и небольшой ручей, впадающий в пруд с чистейшей прозрачной водой, в которой плескались золотые и серебряные карпы. Это было идеальное место для медитаций и размышлений. Не зря Син Фен сразу влюбилась в него. К слову, о ней. Сонг подошёл к одной из дальних беседок, расположенных прямо у пруда замечая сидящую внутри девушку. Син Фен наблюдала за карпами плескающихся в водоёме, болтая ногами и думая о чём-то своём. После возвращения себе тела Син часто впадала в меланхоличное настроение, предпочитая шумным компаниям эти тихие места, что раньше ей было не свойственно.

Впрочем, Сонг понимал, что произошедшее сильно повлияло на неё и не ждал мгновенных изменений, тем более что это, скорее всего, было попросту невозможно. В конце концов, в этом и заключался путь любого человека — меняться с течением времени.

— Привет, — он обратился к грустной девушке, ступив на ступеньки беседки.

— Привет, — Син Фен встрепенулась, явно не почувствовав приближение Сонга, на её лице появилась искренняя улыбка. — Ты, как обычно, зачем-то скрываешь своё присутствие.

— Извини, дурацкая привычка, — он подошёл к сидящей девушке и присел возле неё. — Знаешь, я только сейчас понял, что так и спросил тебя о самом важном… — Сонг замолчал, наблюдая за тем, как один из серебристых карпов вдруг стремительно выпрыгнул из воды, сверкая под лучами солнца, и с отчётливым шлепком нырнул обратно.

— О чём? — Син Фен заинтересованно повернулся к нему, вглядываясь в лицо молодого человека.

— О твоих планах, конечно. Возможно, ты бы захотела вернуться в Закрытый мир, а я даже не потрудился поинтересоваться твоим мнением.

— То, что ты об этом вспомнил уже хорошо, — весело рассмеялась девушка не удержавшись. — Но могу тебе сказать, что ты и так хорошо знаешь. В Закрытом мире нет ничего и никого, чтобы держало меня там. Чего не скажешь, о, например, Фрисоуле. Здесь имеется кое-кто, с кем мне хотелось бы находиться рядом. Не догадываешься, кто бы это мог быть?

— Догадываюсь, — Сонг тоже не удержался от ответной усмешки и внутренне выдыхая от облегчения.

— Итак, какие у тебя дальнейшие планы, капитан? — спросила Син Фен, наклонив с интересом голову. — Будем расширять своё влияние благодаря полученным кораблям? Или, может, захватим какой-нибудь мирок чтобы расширить жизненное пространство? Или создадим собственную секту или даже клан?

— Ничего из этого, сейчас я собираюсь вернуться к нашей вновь приобретённой территории, поставив взятые в схроне корабли охранять её. Сам же я на Фрисоуле, отправлюсь искать части тела «Скитальца» и за одним, попытаться помочь Аэтонэ с её дядей в поисках оставшихся сокровищ истинных драконов. Присоединишься к нам?

— Почему нет? — девушка встала, изящно потягиваясь и смотря в глубокое синее небо искусственного мира. — Куда ты, туда и я. После потери подчиняющей печати, помнишь такую? Так вот, после потери печати, мне кажется, я многое стала понимать. Например, насколько важно иметь тех, на кого можно опереться, и с кем можно идти рука об руку по тому пути, который ты избрал. Это верно для всех людей.

Сонг понимающе кивнул, и также поднял взгляд к небу. В его лазурной глубине он чувствовал таящуюся силу. Все живые существа в мире ходили под «небом», вынужденные подчиняться его незыблемым законам. И лишь те, кто вставал на путь собственного совершенствования и возвышения, мог поспорить с «небом» используя Дао как трамплин, способный преодолеть давление «неба».

— Ты права, это верно для всех, — наконец, нарушил паузу он, согласившись с Син Фен.


— Говоришь, ты встретился со Святыми, и они оказались, по твоему мнению, подчинены Пустоте? — Локус Болг задумчиво повторил за Сонгом.

Молодой человек впервые с момента побега из схрона встретился с великим мастером прошлого и решил, не откладывая дело в дальний ящик, рассказать ему всё, что произошло за последние дни.

— Я предполагал, что главная опасность для нашего атолла будут представлять Духи, с их неуёмным желанием поглотить всех людей внутри Высших Земель. Но оказалось, что это даже не главная проблема. Если всё так, как ты говоришь, парень, значит, Пустота уже захватила атолл Святых и начала его поглощать. Следующим должны стать Духи и мы. Весь вопрос в том, поглотила ли она Святых полностью и на кого решит напасть следующим… по всей логике её выбор должен пасть на Духов, наш атолл защищён барьером сердца Скитальца и на его преодоление придётся потратить много времени. Проще сожрать то, что имеется под самым боком.

— Старший, как нам остановить её? — спросил Сонг, всматриваясь в лицо Локус Болга. — Ведь это же должно быть возможно?

— Определённо возможно, но явно не твоими текущими силами, парень, — ответил мужчина, оглядывая с ног до головы молодого человека. — Твой рост впечатляет, но этого всё ещё недостаточно, чтобы говорить о каком-то потенциале противостояния с пустотой. Сейчас этим должны уже начать заниматься нынешние правители атолла человеческого влияния. Однако, зная то, кем они были раньше я, могу с уверенностью сказать, что их старания обречены на неудачу.

— Тогда что нам делать, старший?

— Прежде всего становиться сильнее, конечно. И рассчитывать на то, что Пустота обратит своё главное внимание на Духов, а оставшиеся Святые сумеют отвлечь её внимание на достаточно долгое время. Я полагаю, что в лучшем случае у тебя и всего человеческого атолла имеется не больше тысячи лет… но наверняка всё будет куда хуже. Не рассчитывай на то, что всё будет настолько хорошо.

— Да, мастер, — кивнул Сонг, мысленно подобравшись и извлекая из карманного пространства мечи, соединённые железной цепочкой. — В таком случае, раз, как вы говорите, у нас не так много времени, давайте продолжить изучать мастерство владения парными клинками.

Практически всё время оставшееся небольшому флоту до места назначения Сонг тратил на свои тренировки. Практика внутри только недавно открывшегося пространства Дворца вместе с Аэтонэ, которая оказалась замечательным спарринг партнёром. Изучение использования парных мечей вместе с Локус Болгом и, о чём он старался никому не говорить, работа с «Небесным шагом». Сонг чувствовал, что в этом навыке кроется настолько огромный потенциал, что, возможно, он в будущем станет основной его силы. Правда, для его практики молодому человеку приходилось постигать сразу несколько высших концепций вселенной, среди которых ключевыми оставались законы Кармы. Между тем экипажи кораблей небольшой флотилии продолжали осваивать не только азы управления своих духовных судов, но также учились совместному взаимодействию. Мастер Тул, используя опыт нанятых Сонгом пилотов, занимался ежедневными тренировками экипажей флотилии. Сноу Кас, Рину и Кроун Вэй, а также тысячи других практиков из числа наёмников, охотников Дьявольского мира и выходцев из Закрытого мира оказались полностью заняты совместными и личными тренировками. Исключением из этого выступали лишь мастер Лод и Истинный Дракон, которые почти всё своё свободное время предпочитали проводить в компании друг друга, играя в настольные игры и поглощая запасы духовного вина бывшего адмирала.

Наконец, спустя почти две недели полёта флотилия Сонга прибыла к домашнему миру, заблаговременно спрятав огромные боевые корабли на орбите одной из необитаемых планет системы. Как обычно, в этом плане Сонг желал перестраховаться. Конечно, сейчас уже вряд ли появились бы силы, которые захотели бы немедленно напасть на полноценный флот из одиннадцати тяжёлых судов, но лишний раз рисковать и показывать всем свои силы Сонг не хотел. После швартовки, оставив на кораблях дежурную команду практиков, он, вместе с большинством членов экипажей на быстроходных яхтах отправился к ставшему родным миру.

За время их отсутствия взятая в аренду Сонгом территория изменилась настолько сильно, что он с большим трудом её узнал. Посреди пустынной некогда местности высился самый настоящий город пагод, дворцов и храмов. Их крыши возвышались на сотни метров и царапали небо. Нанятые Сонгом мастера секты Тёмной Души преобразили всё настолько, что теперь это место стало самым настоящим сияющим драгоценным камнем посреди пустыни.

— Это что… наш дом? — Син Фен, как и другие, оказалась сильно удивлена увиденными пейзажами, открывающимися из командной рубки яхты, когда они начали снижаться.

— Да, — кивнул Сонг, не удержавшись от довольной улыбки. — Более того, работы всё ещё не закончены, город должен расшириться, а его население сможет поспорить даже со столицей Империи Закрытого Мира. Управляющие должны были послать приглашения множествам мастеров и небольших сект и кланов. Если всё будет так, как мы запланировали уже очень скоро, город оживёт и станет центром этого мира.

— Это удивительно, — Син Фен перевела взгляд с молодого человека обратно на город, казавшийся сейчас самым настоящим чудом инженерной и духовной мысли.

«Пускай ради всего этого мне пришлось потратить пятую часть всех полученных ресурсов, это всё равно лучшее моё вложение», — подумал Сонг, присоединяясь к Син и любуясь открывающимися видами. — «Теперь осталось только сохранить это сокровище, не дав пустоте его разрушить…»

Глава 15

Несмотря на то что большую часть нового города уже отстроили, ещё оставались места, где кипела работа. В частности, целый полигон из карманных пространств, вмещающие в себя сотни тысяч километров пространств, которые предполагалось в будущем использовать для воспитания и тренировки новых поколений практиков.

Сонг хорошо понимал, что для противостояния будущим вызовам, которые, несомненно, принесёт за собой появление Пустоты и её адептов его одного будет мало. Он должен был создать место, можно сказать, самый настоящий клан, на силу которого в будущем он сможет опереться. Хотя бы отчасти. И для этого он не жалел ни сил, ни средств. Сейчас в город стали постепенно прибывать мастеровые и духовные мастера, привлечённые практически полным отсутствием налогов.

Так же, Сонг, посоветовавшись со своими более опытными товарищами, начал приглашать малые секты, кланы и храмы, демонстрируя им высокий уровень духовной энергии в городских резиденциях, территориях и мест развития. К тому же благодаря найденным свиткам навыков и техник в схроне Дьяволов, не относящихся к запретным, в городе удалось возвести полноценную боевую библиотеку по типу той, что когда-то давно Сонг видел в городе Тёмной Звезды. И это стало самым большим стимулом для многих…

Сколько ещё у Атолла человеческого влияния оставалось времени до начала вторжения Пустоты? Сто, двести или триста лет? Он не знал. Как не знал и того, что сейчас делали великие силы атолла, чтобы противостоять этому. Возможно, что они всё ещё грызлись между собой, пытаясь получить больше влияния, как это бывало всегда раньше. Однако Сонг очень надеялся, что они хотя бы на время отложили свои разногласия и распри, чтобы противостоять общему врагу, угрожающему всему атоллу.

— К слову, как ты собираешься назвать свой город, парень? — в один из дней, во время обычного утреннего совещания вдруг поднял этот вопрос мастер Лод. — Ты же не думаешь, что он так и может оставаться безымянным, да?

— Соглашусь с мастером Лодом, город следует как-то назвать, — подал голос Истинный Дракон. — Или его назовут за нас, и не всегда это будет хорошее название. Тем более ты скоро собираешься улетать на свои поиски и неизвестно сколько продлится твоё отсутствие, Сонг.

Другие, участники совещания согласились с мастером Лодом и драконом.

— Если честно, как он будет назван, — молодой человек покачала головой, но заметив, как нахмурился старик и другие примирительно поднял руки. — Ладно-ладно, я всё понял. Раз вы так требуете… давайте тогда назовём его городом «Утреннего Солнца», как символ начала чего-то нового.

— «Утреннее Солнце», — вслух повторила Аэтонэ, примериваясь к этому названию. — А мне нравится.

— Да, неплохо, — согласился мастер Тул, озвучивая общее мнение. — Пусть будет город «Утреннего Солнца». Мастер Сонг, и всё же, когда вы планируете покинуть нас и отправится на свои поиски?

— Думаю, через пару месяцев. Я возьму с собой только Фрисоул, остальные корабли останутся здесь и станут защищать город, его жителей и всех наших сторонников. Мастер Дракон изготовит печать оповещения на случай, если вдруг произойдёт что-то требующее нашего присутствия. Вам просто нужно будет сломать печать, и мы постараемся вернуться сразу, как получим известие.

— Да, мастер Сонг, — кивнул крупный мужчина, выше самого Сонга как минимум на голову. Будучи одним из наёмников, принятых им ещё во времена, когда только-только появился Фрисоул, он заслужил доверие своим грамотным командованием небольшим отрядом, а позже ещё и став капитаном одного из духовных кораблей. Теперь он исполнял обязанности капитана гвардии, отвечающей за порядок не только внутри города «Утреннего Солнца», но и всего региона.

— Да в связи с этим, мастер Тул, раз уж разговор зашёл о намечающемся путешествии, — Сонг обратился к предводителю наёмников, которого решил поставить главой города. — Обеспечьте, пожалуйста, Фрисоул всеми нужными припасами где-то на десять лет. Не думаю, что наш первый полёт может продлиться дольше.

— Конечно, мастер Сонг, — кивнул мужчина.

— Отлично, а теперь давайте приступим к решению вопроса установки пагод возвышения на территории тренировочной площадки третьего парка, — сказала Рину, возвращая всех к более насущным проблемам. — Мастера-строители настаивают на том, чтобы использовать духовные ингредиенты высокого ранга, однако я не уверенна…


Три месяца пролетели как один. Сонг опомниться не успел, как день его отлёта приблизился практически вплотную. Фрисоул уже был давно подготовлен к длительному полёту, ожидая своего отправления. Сам Сонг практически всё это время был занят решением насущных вопросов, связанных со строительством и расширением города «Утреннего Солнца» и, в большей степени, практике боевых искусств. День за днём, он продолжал оттачивать собственное мастерство и укреплял пошатнувшееся после поднятия этапа «Совершенствования» основания. Благодаря помощи Локуса Болга, а также невероятному эффекту хрустального древа внутри карманного мира Дворца это ему удавалось сделать куда быстрее, чем даже он сам рассчитывал. Можно сказать, за столь короткое время Сонг не только укрепил основание, но и даже приблизился к средней границе «Совершенствования», что даже с точки зрения опытного мастера Лода казалось невероятным достижением.

Впрочем, удивлял не только Сонг. Восстановление Син Фен шло полным ходом и благодаря влиянию Великой Советницы, а также тем ритуалам, в которых она раньше участвовала, Син удалось быстро стабилизировать своё состояние и начать практиковать боевые искусства. Пускай ей всё ещё приходилось нелегко, возможности своего усилившегося тела и совершенствования энергии она постепенно постигала лишь на практике, это в любом случае впечатляло. Выяснилось, что девушка довольно уверенно закрепилась на этапе «Предела» и с каждым днём всё увереннее двигалась к этапу «Вечного Предела», что явно говорило о том, что это лишь начало.

Наконец, спустя более чем три месяца, когда основные вопросы по уже достраивающемуся городу были решены, Сонг объявил о том, что отправляется на свои поиски. На этот раз мастер Лод, Сноу Кас и Кроун Вэй решили не присоединяться к нему, прежде всего из-за того, что всем им нашлась работа в городе «Утреннего Солнца». Мастер Лод помогал главе наёмников Тулу в управлении целым районом и самим городом, Сноу Кас создавала подобие Имперского Павильона, в котором когда-то давно, находясь ещё в Закрытом мире, служила. Ну а Кроун Вэй решила заняться возрождением своего уничтоженного клана, благо основные наследия она всё ещё хранила у себя, а молодых и талантливых практиков, пришедших в город более чем хватало.

К Сонгу же решили присоединиться Син Фен, Аэтонэ, её дядя и, конечно, Рину, которая вызвалась вместе с Зол Галеном пилотировать Фрисоул. Понятное дело, что из всех их, только лишь Аэтонэ с Истинным Драконом решили присоединиться не просто так, молодой человек обещал помочь им найти последние оставшиеся наследия ушедших из Атолла драконов и собирался исполнить своё обещание. Хотя он заранее договорился, что сделано это будет только в том случае, если кораблю ничего не будет угрожать. Схрон драконов находился в сердце Божественного клана и совершенно не факт, что им удастся договорится с сильнейшей фракцией Атолла Человеческого влияния на посещение того места, о котором говорил Истинный Дракон.

Что же до других членов экипажа, то они просто хотели сопровождать Сонга в его путешествии. Это было применимо к его близким. Многие из наёмников или практиков из Закрытого и Дьявольского миров так же пожелали присоединиться к нему. Не всем хотелось спокойной жизни, а кого-то манил вперёд тот самый дух великого Дао. Путь, бесконечная дорого мастера боевых искусств. В этом заключалась вся сущность практиков, следующих по дороге возвышения.

— Как думаешь, на долго мы улетаем? — вдруг спросила Син Фен, находясь в рубке яхты, неспешно поднимающейся к небу для того, чтобы, вырвавшись из оков этого мира, рвануть к ожидающему на орбите одной из планет Фрисоулу.

— Кто знает? — пожал в ответ плечами Сонг. — Надеюсь, мы обернёмся быстро. Но зная Фир Болг и их навязчивое желание не дать другим заполучить их секреты, я бы не был в этом так уверен.

— А куда мы отправимся вначале? — вдруг спросила Рину, оторвавшись от камня управления. — Вы всё это время молчали, но теперь то, когда мы уже находимся, можно сказать, на борту Фрисоула, вы можете нам сказать пункт назначения?

— Мир Хэл, граничащий с районом Закрытых миров, начнём оттуда, — ответил молодой человек. Он планировал вернуться к башне в Искусственном мире Фир Болг и расспросить хранителя башни о местонахождении других мест с останками, а также попытаться повторно, уже с новыми силами пройти испытание Фир Болг. Сонг чувствовал, что на этот раз оно будет куда полезнее для него самого и его познания концепции Кармы.

— Далековато, — заметила Рину. — Придётся потратить много времени, на то, чтобы добраться туда. Пару недель так точно.

— Время пока у нас есть…


Магистр Яма с раздражением посмотрел на Патриарха Дьяволов. Несмотря на всё более угрожающую ситуацию в атолле, тот продолжал настаивать на том, чтобы лучше изучить врага. Отдавая ему мир за миром. Пускай это нападения всё ещё были редки, но отдавать целые планеты, чтобы просто лучше изучить врага… поистине дьявольская тактика.

— Великий Старейшина, что насчёт флота вашего сына? Пустота всё ещё не встречает значительного сопротивления со стороны Духов? — между тем к магистру Яме обратился ещё один ненавистный ему человек, патриарх запретного Кровавого клана. Очевидно, его забавляла вся эта ситуация, когда Великие Силы Атолла человеческого влияния оказались вынуждены не только сидеть с ним за одним столом, но даже прислушиваться.

— Нет, противник всё ещё быстро продвигается вглубь атолла духов и не встречает какого-то сопротивления. Духи, похоже, решили отступить к центральным мирам и дать уже бой там. Но сделали Пустоту значительно сильнее. И потому я уже в сотый раз настаиваю, что мы должны нанести свой удар именно сейчас. Не дать Пустоте усилится ещё больше.

— И получить удар в спину ещё и от духов? — возразил ему Патриарх Дьяволов. — Магистр, этот спор уже происходит пятый раз, мы всё решили голосованием ещё три недели назад. Нет смысла повторять это вновь.

Да, решили дождаться, когда пустота увязнет в защите Духов и ударить, когда станет очевидно, что её продвижение чуть приостановилось. Рискованный и опасный план. Как считал сам Великий старейшина. Он с большим трудом сдерживался, чтобы не выругаться вслух. Старик чувствовал, как стремительно утекает сквозь их пальцы возможность устранить надвигающуюся на атолл Человеческого влияния опасность.

— Магистр Яма, давайте немного успокоимся, наше единственное преимущество в отличие от Святых и Духов в барьере атолла, — примирительно поднял руки глава Храма Небесного Величия, облачённый в жёлтые одежды монаха. — Пускай вы и говорите, что он истончается, но он всё ещё достаточно силён, чтобы сдерживать врага. И будет оставаться таковым ещё не одну сотню лет. Глупо не использовать это преимущество.

Глава 16

— Я согласна с Великим старейшиной Божественного клана, — вдруг вмешалась в разговор девушка в тёмных одеждах, которая всё это время предпочитала молчать.

— Госпожа «Создающая»? — патриарх Кровавого клана явно был удивлён внезапным вмешательством Тёмного Феникса в разговор.

— Не вмешиваясь в происходящее и предоставляя Пустоте возможность поглотить сразу два атолла, сделавшись ещё сильнее, мы рискуем оказаться в определённый момент перед лицом катастрофы. Возможно, вы питаете какие-то иллюзии насчёт природы явления Пустоты, хотя называть это… явление, именно Пустотой я бы не стала. Да она родилась в месте, где отсутствовала даже сама духовная энергия, но стало куда большим. Скорее это бесконечно голодный монстр, пожирающий всё, до чего ему удаётся дотянуться и становящийся сильнее от этого. Наивно полагать, что нам удастся отсидеться за барьером, созданный мощью пускай и невероятно сильного, но существа. Вы все знаете, чем закончилось столкновение Изначальных с Пустотой. Возможно, вы это не знаете, но с воплощением вечного голода сталкивался когда-то даже мастер Фир Болг. А теперь просто подумайте — то, что далось с таким трудом, экспертам уровня Абсолют не может являться чем-то, отчего вот так легко можно отмахнуться. И уж тем более рассчитывать на то, что нам удастся отсидеться за барьером, который ослабевает с каждым днём всё сильнее.

После этой небольшой речи в зале совещаний повисла тишина. Многие из Патриархов, советников, старейшин и приглашённых экспертов растерянно переглядывались, они явно не ожидали от такого эксперта, как «Создающая Бурю» этих слов.

— Кх-м-м, и что же вы, уважаемая, в таком случае предлагаете? — прочистив горло, спросил Патриарх Дьявольского клана.

— Я предлагаю прислушаться к аргументам магистра Ямы и начать подготовку полномасштабной атаки сил Пустоты за пределами… нашего Атолла.

От многих не укрылась заминка, с которой прозвучало окончание фразы со стороны Чёрного Феникса, но все сделали вид, что не поняли этого. Когда-то давно, после Изначальных, именно Чудовищные Звери, возглавляемые Фениксами, были правителями этого атолла до того момента, пока сюда не пришли кланы и секты, возглавляемые Фир Болг.

— Ну хорошо, раз уж речь зашла о моём предложении, то я бы хотел озвучить его вместе со всеми выкладками Божественного клана по текущей ситуации на границе с атоллом Духов, — магистр Яма поднялся со своего места, чтобы прервать нависшую паузу.

Он был уверен, что, используя авторитет и силу Божественного клана, в любом случае удастся склонить мнение большей части присутствующих сейчас на совете в свою сторону, но Чёрный Феникс всё сделала куда лучше и проще.

— Итак, вот что мы предлагаем. Как вы, наверное, знаете, один из самых крупных наших флотов сейчас находится у самых границ с атоллом Духов и сейчас он является идеальным атакующим кулаком. При условии, если нас поддержат другие силы человеческого атолла.

Магистр ещё раз осмотрел всех присутствующих, отметил, как нахмурились представители храма Небесного Величия и секты Тёмной Души. Вторая и третья сила в Высших Мирах явно не горели желанием участвовать в предстоящем. Яма мысленно улыбнулся, пора было загонять этих мышей в ловушку. Божественный клан не был бы Божественным кланом, если бы не собирался обернуть предстоящее в свою пользу. Магистр планировал основательно перетряхнуть сильнейшие человеческие силы Атолла, чтобы уже окончательно поставить точку в том, кто сейчас является его хозяином.

— Нам нужна вся ваша поддержка. Напомню, что сейчас стоит вопрос нашего выживания, выживания даже нелюдей, а всего атолла, со всеми его расами, народами, сектами, храмами и кланами. И даже Чудовищных Зверей.

Великий старейшина внимательно посмотрел на «Создающую Бурю», пытаясь угадать, о чём думает это существо. Прочитать её даже самым поверхностным образом он не мог, какие бы усилия ни прилагал. Для него именно она и Патриарх Кровавого клана, давно отринувший собственную человечность, являлись самыми сложными собеседниками, если так можно было выразиться, конечно.

Магистр Яма мысленно выдохнул, подготавливаясь к своей речи. Сейчас ему следовало сделать так, чтобы все сидящие за столом силы, отправили в атолл Духов большую или хотя бы значительную часть своих сил, и он собирался во что бы то ни стало убедить их сделать это.

— Сейчас, как никогда важно, всем нам объединиться и стать единым целым, чтобы получить шанс уничтожить, как сказала: «Создающая Бурю», эту Пустоту в зародыше и, если требуется, ради этого даже объединится с самими Духами.

Последний комментарий магистра вызвал дружные вдохи среди сидящих за столом. Очевидно, не все были согласны сделать это, но Великий старейшина Божественного клана был готов к этому. Теперь всё зависело от его умения убеждать…


Как и предупреждала Рину, на то, чтобы добраться до мира Хэл у Фрисоула ушло две с лишним недели. Однако самого Сонга это полностью устраивало. Он мог продолжать свои тренировки, не оглядываясь на время. Дни шли за днями. К сожалению, даже используя комнату с песочными часами или медитируя возле хрустального древа, Сонг заметил значительную остановку в собственном прогрессе. Складывалось впечатление, что для понимания концепций и личного развития всех трёх совершенствований ему не хватало какого-то шага. Осознания чего-то глобального, основополагающего. И это сильно тормозило его развитие. И спустя несколько дней ему пришлось признать, что это то самое «тонкое» место, с которым он столкнулся впервые за всю свою осознанную жизнь. Из-за этого его начальный этап «Совершенства» продолжал лишь только укрепляться и углубляться, не думая при этом развиваться. Не зная причин происходящего, и находясь в замешательстве, Сонг был вынужден обратится к единственному на корабле существу, кого мог бы сейчас назвать самым опытным экспертом.

— Кризис развития, удивительно, что только сейчас сталкиваешься с ним, — заметил Истинный Дракон, когда Сонг рассказ ему о своих затруднения. — Такое часто происходит с практиками на самых разных этапах развития. От этого не застрахованы как самые сильные бессмертные, так и практики находящиеся на этапе формирования татуировки или даже создания полосок.

— И как мне быть, мастер? Как можно преодолеть это препятствие? — спросил Сонг, смотря на свои руки и ощущая в них бурлящую духовную энергию.

— Главной проблемой всех практиков, сталкивающихся с кризисом, является то, что для дальнейшего развития им требуется просветление, которое достигается исключительно осмыслением своего полученного опыта и знаний. Воин, идущий по пути практики боевых искусств обязан пропускать через себя всё, что он знает и переосмысливать собственное Дао под призмой этого опыта. Так происходит развитие экспертов боевых искусств, так происходит их движение по пути воина. Так происходит познание их Дао, или, иными словами, пути.

— Спасибо, мастер, — молодой человек почтительно поклонился чудовищному зверю в человеческом обличии, пытаясь осознать суть того, что он ему говорил. Однако сам дракон, заметив его затруднения улыбнулся и всё же дополнил своё пояснение.

— Таким образом, универсального ответа на твой вопрос нет, Сонг. К сожалению, здесь ты должен полагаться исключительно на себя и своё понимание. Тебе нужно получить тот толчок, который изменит твою картину мира и преобразит её.

Стало понятнее. Теперь он осознал, что для дальнейшего продвижения на своём пути ему следует получить тот самый опыт, который станет толчком к дальнейшему развитию. Вот только где он должен получить его?

Наконец, спустя несколько дней Фрисоул прибыл к миру Хэл, граничившему с районом закрытых миров. Как обычно, использовав Яхту Сонг с Рину и несколькими наёмниками спустился к одной из столиц сект Повелителей Мира и Вечных Сумерек. За время отсутствие Сонга у него сложилось такое ощущение, что ничего не поменялось. Молодому человеку достаточно было сойти с яхты чтобы понять это. Уже в порту Сонг стал свидетелем устной перепалки представителей двух сект, чуть не перешедшей в прямой конфликт. Тёмный мир всегда оставался тёмным.

К сожалению, как бы Сонг ни хотел, взять с собой в земли возвышения Фир Болг людей из экипажа Фрисоула, сделать это он никак не мог. У большинства наёмников уже не соответствовал возраст, а у молодых практиков из Закрытого мира отсутствовал нужный для прохода к Землям возвышения пропуск.

— Вы уверены в том, что всё будет в порядке, мастер Сонг? — спросила его Рину, когда они приблизились к одному из порталов на центральной площади столицы.

— Да, определённо. Постарайтесь ни во что не ввязываться и ждите меня, возможно, это займёт длительное время, я не знаю сколько придётся провести внутри испытания.

— Если понадобится, мы будем ждать вас до конца веков, — с жаром заверила его девушка.

— Ну, я не думаю, что на это уйдёт так много времени. Что важнее, ты же помнишь, что глава отделения секты Вечных Сумерек очень хотел бы встретиться с тобой вновь?

Сонг заглянул в глаза Рину, удостоверившись в том, что она понимает, о чём он говорит. И судя по её внезапно побледневшему лицу, она всё понимала.

— Я… да я помню, мастер, — кивнула она, справившись со своими чувствами.

Понятное дело, Рину это помнила. Сонг видел, как она вела себя с самого начала, как сошла с яхты. Её нервозность и беспокойство. Бегающий взгляд и попытки охватить собственным восприятием всю ближайшую местность. Это явно говорило о её страхе. То, чего она больше всего боялась — встретить своего бывшего учителя и мучителя.

— Постарайся не появляться на улицах городов этого мира и если уж это придётся сделать, то в сопровождении мастера Истинного Дракона. Зная твоего бывшего учителя, он, несомненно, попытается вернуть над тобой контроль.

Сонг перевёл взгляд на дракона, стоящего неподалёку вместе с Аэтонэ.

— Мастер, прошу вас, если произойдёт что-то плохое, защитите моих людей.

— Конечно, — кивнул тот. — В конце концов, мы все в одной лодке. Не беспокойся и делай, что запланировал.

— Спасибо. Я вернусь.

Сонг шагнул в раскручивающийся портал, мысленно обращаясь к собственному ощущению, тому, что сопровождало его, когда он несколько месяцев назад появился в Высших землях. Мгновенье и вот он уже стоит посреди знакомого мира, до краёв заполненного духовной энергией. Вдохнув глубже этот пьянящий воздух, Сонг двинулся в сторону, где, как он помнил, находилась одна из малых башен Фир Болг. В прошлый раз он не смог туда попасть из-за высокой концентрации родословной Синк в своей крови. Сейчас, когда Вэл Синк покинул его, всё изменилось и он готов был попробовать вновь.

Глава 17

Башня, в которую Сонгу не удалось попасть в прошлое своё посещение земель возвышения клана Фир Болг, находилась на своём месте. Как и другие башни, построенные за ней и создающие что-то вроде цепочки, соединяясь и окружая весь внешний пояс. Летя в нескольких сотнях метрах от земли, Сонг хорошо видел цепочку построек клана Фир Болг, уходящих далеко вперёд. Он подозревал, зачем они были здесь построены, и сейчас следовало проверить, всё ли он правильно понял.

Приземлившись напротив одной из ближайших построек, Сонг подошёл к ней оглядывая. Вход, представляющий собой самые обычные двустворчатые врата были, похоже, типовым для всех подобных строений клана Болг. Молодой человек осмотрелся, хорошо ощущая распространяемые башней плотную духовную энергию, которая и наполняла все земли возвышения, делая их таким замечательным местом для тренировок. Оставалось только удивляться, как с чем-то подобным обе секты мира Хел оказались на задворках Высших Миров, так и не заработав авторитета среди всех силы атолла человеческого влияния.

В прошлый раз призрак или скорее нежить, отголосок слуги главной башни появился практически сразу же, как я сделал надрез на пальце. То же самое произошло и сейчас. Достаточно было появления капли моей крови, как впереди, у врат появился человек в маске, точная копия того, что он видел в прошлый раз.

— Воин, ты очистил свою кровь от скверны? Да я ощущаю это. Как и силу твоей родословной, — шелест его голоса показался Сонгу необычным, словно бы в нём сплелись голоса сразу нескольких человек, в прошлый раз ничего подобного он не ощущал. — Ты желаешь войти в башню духовного источника?

— Да, — ответил Сонг не задумываясь.

— В таком случае прошу, — призрак слегка поклонился и сразу после этого за его спиной двустворчатые двери дрогнули и распахнулись.

Войдя внутрь башни, Сонга встретил просторный пустой холл, здесь не было каких-то украшений или символов, лишь голые стены. А пол был построен из самого простого камня, в отличие от главной башни, под которой хранили часть останков «Скитальца». Зато всё хорошо освещалось, в отличие от центральной башни, тут имелось света в достатке. Здесь же в холле можно было заметить винтовую лестницу, уходящую куда-то наверх и спускающуюся одновременно с этим вниз.

— Наверху находится лишь наблюдательная площадка, воин, — словно бы прочитав мысли Сонга, сказал призрак. — Желаешь подняться?

— А что внизу?

— Малый источник духовной силы и кристаллы-накопители, — тут же ответил тот и заметив, как молодой человек вопросительно поднял брови, тут же пояснил. — Кристаллы-накопители — это побочный продукт, получающийся из-за насыщения силой земель возвышения. Они конденсируются в специальных ёмкостях и после растут в течение многих тысяч лет, после чего их можно использовать в качестве ресурсов развития. Чем дольше они находятся внутри башни духовного источника, тем более чистую и концентрированную силу содержат.

Сонг удивлённо посмотрел на призрака, получается за те тысячелетия, что здесь не появлялись Фир Болг, урожай камней уже должен был давно созреть и более того, он мог их забрать? Пускай парень изначально и не слишком надеялся чем-то поживиться внутри башен, думая лишь о том, чтобы больше разобраться в их возможностях, но то, что говорил этот призрак, всё меняло кардинальным образом.

— Веди меня вниз, — сказал Сонг, направляясь винтовой лестнице.

Чтобы спуститься к малому духовному источнику им потребовалась почти пять минут, что ясно говорило о глубине основания башни. Фир Болг в своё время потратили очень много времени и сил, чтобы создать сеть из стольких строений окружающих весь внешний пояс земель возвышения. К тому же Сонг был уверен, что и в других местах хранения или правильнее было бы сказать, захоронения частей тела «Скитальца» было созданы такие же земли возвышения. С одной стороны, клан Болг запечатывал силу величайшего существа, что когда-либо посещал наш атолл, а с другой — использовал её для собственного усиления. Изящно, просто и логично.

Подземный уровень выглядел полной копией холла, наверху, за исключением лишь двух моментов. Первым оказалось присутствие в середине самого настоящего миниатюрного светила, звезды, пышущей духовной энергией. Если бы не печати, распложенные вокруг этой звезды, Сонг бы даже не смог приблизиться к этому источнику энергии, настолько горячей и яркой выглядела его сила. Молодому человеку даже пришлось закрыть глаза, чтобы не травмировать их и воспользоваться своим восприятием для ощупывания окружения.

Вторым отличием от верхнего этажа, оказались сразу с десяток специальных постаментов, расположенных вокруг источника духовной энергии. На каждом из них покоилось нечто, напоминающее кристалл из чистой духовной силы. Сонг с интересом попытался прикоснуться к одному из этих кристаллов и тут же одёрнул руку, почувствовав ответный удар концепцией молнии. Необычно. Он поочерёдно проверил все камни, находившиеся в зале и с удивлением понял, что каждый из них содержал в себя самые чистые и концентрированные стихийные и общие концепции, разные концепции. Огонь, вода, молния, земля, дерево, металл, свет, тьма… Каждый из этих камней был бесценен. Да, здесь не было самых высоких законов. Время, разрушение или жизни — ничего из этого здесь найти было нельзя, но даже так, Сонг оказался впечатлён. Те же законы огня или меча у него уже очень давно остановились в собственном развитии, и парень уже давно потерял надежду продолжить познание этих концепцией. А теперь, с появлением этих камней всё совершенно поменялось. Как и говорил призрак, и, как теперь уже считал сам Сонг, побочный продукт башни духовного источника оказался самым настоящим сокровищем.

— В других башнях всё точно так же? — вдруг спросил он у стоящего рядом призрака-хранителя.

— Всё верно, Воин, — подтвердил его догадки тот. — Подобные комнаты есть во всех башнях.

— В таком случае я заберу эти камни? Это же не будет проблемой?

— В этом и был смысл установки здесь пьедесталов-конденсаторов, воин. Имея родословную Фир Болг, я не могу тебе запретить забрать себе кристаллы-накопители. Есть лишь одно требование, если другой представитель клана попросит поделиться с тобой, ты обязан будешь предоставить ему нужное количество камней. Клянёшься ли ты так делать?

— Клянусь, — торжественно подтвердил Сонг, хорошо понимая, что кроме него во всех Высших Мирах остались лишь жалкие единицы практиков, имеющих в своей крови хотя бы каплю родословной Фир Болг.

После того как все кристаллы, за исключением того, который содержал концепцию огня, были им перенесены в карманный мир дворца, Сонг подошёл к рукотворному солнцу, пышущему духовной энергией. Он буквально купался в духовной силе, источаемой этим светилом.

— Я могу здесь практиковаться? — спросил он спустя некоторое время у своего сопровождающего.

— Конечно, воин.

— Отлично, — кивнул Сонг и, усевшись в позе лотоса перед клубком концентрированной энергии, взял в обе руки кристалл, содержащий в себе законы огня.

Раз уж ему выпал такой шанс, было бы глупо им не воспользоваться. Сонг уже очень давно не пытался развивать свою технику Огненного Бессмертного. Ту самую технику, которая дала ему силу и оказалась прямым наследником Изначальных. Его успехи так и остались на уровне четвёртой революции, не развиваясь и не изменяясь и теперь пора было это изменить. А с кристаллом-накопителем он вполне мог это сделать. Пускай четвёртая революция дала ему силу, которой он практически не пользовался, из-за своей сильной ограниченности, но это не значило, что пятые и последующие революции были хуже. К тому же сам по себе скачок развития техники Огненного Бессмертного и без того значительно усиливал Сонга.

Обратившись к себе и своему внутреннему миру, Сонг начал раскручивать силу, находящуюся глубоко в его душе, поглощая разлитую повсюду в комнате энергию. В один момент он превратился в самый настоящий эпицентр воронки, затягивающей в себя прорву духовной силы. Одновременно с этим, молодой человек обратил свой взор на кристалл, находящийся в его руках. В один момент его накрыла концепция огня, подобно шквалу или урагану накрывая с головой. Сонг лишь слегка покачнулся, удерживая себя в вертикальном положении, и используя всё своё восприятие, принялся постигать отпечатывающиеся в голове вспышки концепции огня. С каждым мигом эти вспышки становились всё быстрее и в какой-то момент Сонг даже потерял себя, пытаясь понять и осознать то, что он видел. Это нельзя было ни с чем сравнить. До этого он никогда ещё так быстро не получал знания о постигаемых законах и не оказывался в подобной ситуации. Его голова готова была взорваться. Он испытывал невероятную боль. Сжав зубы, Сонг продолжал терпеть и постигать новые и новые понятия о мире огня и его законов. Верхняя часть одежды молодого человека, не выдержав жара, разгоравшегося в нём, в один момент вспыхнула, осыпаясь в пепел, но Сонг даже не заметил этого.

В каком-то смысле он в своём внутреннем мире, своём воображении, сумел слиться с самой стихией огня и сейчас постигал её секреты со скоростью, которая заставила бы завидовать даже практиков уровня этапа «Парагона» или даже «Божества». Минуты складывались в часы, а час в дни. Камень, покоящийся в руках Сонга, похоже, не собирался угасать и с каждым мигом разгорался всё сильнее, повинуясь желанию молодого человека узнать ещё больше секретов непокорной стихии пламени.

Неизвестно сколько в точности прошло времени, но вот от тела Сонга вдруг отделилась тень какого-то существа, а сам молодой человек неожиданно вспыхнул, обращаясь в жаркое пламя. Появившийся огонь в одно мгновенье оплавил пол, на котором сидел молодой человек. Даже часть постаментов, где раньше находились кристаллы, пострадали, в один момент превратившись в обугленные головешки. Открыв глаза Сонг несколько секунд, непонимающе смотрел вперёд, пытаясь понять, где он сейчас находится. Его уже нисколько не смущала близость к рукотворному солнцу — малому духовному источнику. После ярости истинного пламени, опаляющего его душу во время медитации и познания огня, яркость источника уже не казалась для него чем-то нестерпимым. Сонг перевёл взгляд на всё ещё лежащий на его коленях кристалл, вспоминая, где он и кто он такой.

Миг и вот уже правая рука Сонга с силой бьёт себя в грудь, пробивая центральный духовный узел и вводя туда концепцию огня, преобразованную согласно инструкциям техники Огненного бессмертного. Это действие в обычной ситуации способно покалечить и даже убить любого практика боевых искусств. Но сейчас, оно является открытием врат к пятой революции бессмертного, которое носит название «Божественный Феникс».

Глава 18

Пятая революция бессмертного являлась воплощением мечта многих практиков, идущих по пути боевых искусств. Умение, способное перевернуть любое сражение. Используя сакральное понимание пламени и его возможности к восстановлению, практики оказывался способен исцелить себя даже от смертельных ранений. Революция «Божественного Феникса» была способна полностью исцелить практика даже от смертельных ранений не только тела, но и души. Правда, лишь единожды, после чего пятой революции требовалось очень много времени на то, чтобы вернуть себе возможность к исцелению. Но уже одно только это являлось огромным преимуществом Сонга, фактически даруя ему второй шанс либо на побег, либо на контратаку.

Сидящий в позе лотоса молодой человек ощущал, как невероятно яростное пламя захлёстывает его, но при этом не причиняя вреда. После уничтожения центрального духовного узла он начал, повинуясь мысленному приказу Сонга, стремительно восстанавливаться. «Божественный Феникс» делал то, для чего и был создан. Сила наполняла тело Сонга, его тело не только восстановилось во все очищающем пламени, но и преобразовалось, став значительно крепче и сильнее. И это тоже была заслуга «Божественного Феникса».

Он встал на ноги, глубок выдыхая преобразившийся воздух. Пускай развитие этапов Сонга и остановилось из-за отсутствия опыта и пониманий, но всё ещё было куда идти. Он всё ещё мог становиться сильнее. В один момент Сонг стал ощущать и чувствовать окружающий мир совершенно по-другому. Словно бы впервые в своей жизни он увидел мир в его истинном свете, по-настоящему реальным.

— Ну надо же, — пробормотал он, осматривая свои руки, которые сейчас, казалось бы, до предела были наполнены невероятной силой. Один огненный кристалл оказался способен подтолкнуть его к пятой революции и значительно углубить понимание концепции огня. Качественный скачок вперёд. В один момент изучаемые им законы огня приблизились практически вплотную к пониманию законов кармы. Возможно ли такое при обычных условиях?

Мысленным усилием Сонг вызвал огонёк пламени перед собой. Когда-то очень давно его первым достижением в познании концепции был именно этот светлячок, который в обычное время использовался им как источник света. Сейчас же огонёк превратился в невероятно жаркое, пламенное светило, размером с голову взрослого человека. Это светило медленно крутилось вокруг своей оси перед Сонгом, не опаляя его при этом своим жаром, хотя было очевидно, что любое другое существо перед ним превратилось бы за считанные секунды в тлеющие головешки.

Эта новая сила завораживала Сонга. Он наблюдал за медленно вращающимся шаром огня перед собой, следя за всполохами и появляющимися протуберанцами пламени. Рукотворное солнце. Возможно, именно таким образом практики уровня «Божества» и абсолюты создавали новые миры, зажигая рукотворные светила? Он бы не удивился, если бы это было именно так.

Погасив созданный своей силой огонь, Сонг первым делом переоделся, выбросив остатки сожжённой одежды. На этот раз он облачился в тёмные одеяния практика без клановых различий и обозначений секты. Раз уж он пошёл по собственному пути, вне пределов обычных и великих сил Высших миров, то пора уже было избавиться от светлых одеяний практика, символизирующее начало пути и поиска истины.

— Если в каждой башне духовного источника находятся подобные комнаты с кристаллами концепций, то, думаю, стоит наведаться в каждую… — сказал Сонг вслух, осматривая обожжённые из-за произошедшего взятия пятой революции постаменты.

— Их больше десяти тысяч, воин, — возле него появился призрак башни. — У вас уйдёт на это много времени.

— Я соберу столько, сколько нужно, — не удержался от усмешки Сонг. — Если это означает наведаться во все башни, что же, так тому и быть.

Призрак не стал спорить, лишь склонив голову в знак понимания.

Выйдя из Башни, Сонг поднялся в воздух и с большой скоростью направился к следующей, видневшейся далеко впереди. Если дух говорил правду, все эти башни представляли собой нечто вроде духовных каналов, которые пронизывали весь внешний пояс земель возвышения и позволяющих наполнить его силой «Скитальца». Это позволяло сделать так, чтобы сами земли были практически до предела наполнены духовной силой высокого порядка, которая легко поглощалась человеческими практиками, делая их сильнее куда быстрее, чем в обычных условиях.

Сонг посещал все духовные источники лежащие на его пути. Хранители башен, почувствовав родословную Фир Болг без вопросов открывали перед ним двери и позволяли забрать все кристаллы со сконденсированными законами. Пускай среди них не было высших концепций, Сонг всё равно забирал все из них. Каждый такой камень мог позволить практику боевых искусств получить не только духовную энергию, но и как это произошло в его случае, значительно углубить понимание этих законов, совершив переворот в практике их использования.

К тому же даже после взятия пятой революции Сонг с удивлением понял, что кристаллы огня всё так же оставались полезны для него. Это несколько отличалось от того, что обычно происходило с большинством реагентов, которые он находил ранее. Как правило, они становились либо бесполезны сразу после своего использования, либо их эффект сильно уменьшался. Но кристалл огня, такое ощущение всё ещё, содержал в себе множество загадок концепции пламени. Возможно, в будущем Сонг с помощью собранных камней сумеет даже достигнуть шестой революции? Или даже больше?

Парень искренне рассчитывал на это. Ведь следующий этап техники Огненного Бессмертного давал ещё более впечатляющие силы и возможности. И от его взятия зависело очень и очень многое. «Идеальное Пламя» — название шестой революции говорило само за себя.

Так башня за башней, километр за километром Сонг продвигался по землям возвышения. Иногда он замечал своим восприятием появление учеников двух сект, путешествующих и практикующих здесь. Их собственная чувствительность, естественно, была неспособна почувствовать его присутствия, потому он без особых проблем оставался незамеченным, посещая башню за башней.

Количество кристаллов концепций, которые Сонг собирал в одной из пустых комнат дворца, неуклонно росло. Удивительно, но карманное пространство дворца оказалось способно без труда обуздать мощь концепций кристаллов, тем самым позволив без труда хранить их внутри.

Наконец, когда стало понятно, что в комнату попросту больше не влезет, а сам Сонг по всем прикидкам на сбор камней потратил уже больше десяти дней, он повернул к центральному поясу и главной башне, сделав в голове пометку вернуться сюда чуть позже. Как ни крути, но башен оказалось уж слишком много, чтобы управиться с этим делом достаточно быстро.

По дороге к центральному шпилю Сонг посетил город Аян-нот, тот самый, где когда-то нанял двух проводников, предавших его. Как он помнил, там выращивали духовное вино необычного вкуса и, вполне вероятно, мастер Лод никогда не пробовал ничего подобного. Сонгу было приятно порадовать старика хотя бы в столь малом ну и к тому же он и сам чувствовал небольшую усталость после нескольких дней собирательства и полёта над «океаном». Сейчас, находясь на этапе «Совершенства», он уже мог не пользоваться «услугами» местных чудовищных зверей, но само путешествие всё равно нельзя было назвать простым и комфортным.

Город всё так же производил хорошее впечатление. Чем-то он напоминал Сонгу Божественный Дождь, возможно тем, что города располагался на возвышении, а его улицы поднимались в вышину. Парень провёл здесь сутки, приводя себя и свой внутренний мир в порядок, медитируя и отсыпаясь. Лишь после этого он продолжил свой путь.

Центральный шпиль за время отсутствия Сонга никак не изменился. Он всё так же возвышался над бесконечным морем энергии в середине земель возвышения и больше походил на иглу, царапающую небеса. Только на этот раз он уже не казался Сонгу каким-то загадочным или необычным. Теперь, зная его предназначение, молодой человек видел в нём лишь тюрьму или просто хранилище одной из частей тела «Скитальца».

— Вы вернулись, мастер? — у самого входа Сонга встретила знакомая фигура призрака. — Вы значительно продвинулись в своём развитии, но оно всё ещё очень далеко от этапа «Божества», я всё ещё не могу проводить вас к основанию башни.

Призрак виновато поклонился, говоря о том, что не сможет помочь молодому человеку перед собой.

— Нет, сейчас я здесь для другого, — ответил ему парень, пересекая порог башни и направляясь в её глубь, призрак старался при этом не отставать от него. — Я бы хотел ещё раз пройти испытание клана Фир Болг.

— Понимаю, — кивнул дух. — В таком случае, когда бы вы хотели начать испытание?

— Прямо сейчас.

— Как пожелаете.


Тысячи тяжёлых духовных кораблей, разрезая космическое пространство, полным ходом мчались в сторону границы человеческого атолла влияния с атоллом духов. Сборный флот секты Тёмной Души, в который входили почти пять из семи действующих флотилий второй по величине силы в Высших мирах. С такой мощью приходилось считаться даже Божественному клану и Храму Небесного Величия.

Адмирал, командующий этим колоссальным сборным флотом, находился сейчас на капитанской рубке флагманского корабля. Он с тяжёлой душой наблюдал за иллюзией, которая сейчас демонстрировала тысячи искорок собранного флота. Адмирал хорошо понимал, куда и с какой целью их сейчас посылают. Несколько дней он спорил и оспаривал решение совета старейшин, но так и не смог их переубедить. Все они и адмирал, и глава клана и старейшины прекрасно осознавали, что Божественный клан использовал войну и вторжение в атолл к духам, как предлог для того, чтобы ослабить секту Тёмной Души. Но в отличие от адмирала, считающего подобного рода союз даже в текущем виде потенциально слишком опасным, глава и совет думали иначе. Они рассчитывали, что он сумеет сохранить флот в боеспособном виде и одновременно с этим сумеет подставить под удар силы Храма Небесного Величия и Божественного клана.

— Бьюсь об заклад, что, в свою очередь, эти две силы думают точно так же, — сказал он вслух самому себе, продолжая наблюдать за движением кораблей.

— Что вы сказали, адмирал? — переспросил его помощник, подскочив ближе и готовый исполнить любой приказ.

— Ничего, мысли вслух, — отмахнулся тот и с тяжёлым сердцем вздохнул, не нравилось ему всё это, сильно не нравилось.

Глава 19

Сонг очутился посреди пустынной гладкой площадки вокруг которой вздымались высокие и острые пики скал, больше похожие на острия копий, царапающих небо. Знакомое место. Сейчас, как и в прошлый раз, уже через несколько мгновений вся площадка вдруг заполнилась множеством огоньков, каждый из этих светлячков являлся воспоминаниями. Совершенно разных людей. И здесь этих жизней были миллионы. Чужие жизни на ладони.

Это то, что ему сейчас было нужно больше всего. Понимание законов кармы через призму чужих жизней и что главное для него — получение нужного для прорыва жизненного опыта. То, ради чего он, отчасти и затеял всё это путешествие.

Сонг поднял руку призывая к себе все находящиеся вокруг светлячки. На этот раз он не уйдёт отсюда так быстро и постарается прожить как можно больше историй, доступных ему. Миг и вот уже миллионы людей окружили его и в их ярком свете он почти ослеп, перестав различать и ощущать окружающий мир.

Вспышка. И вот Сонг в облике воина в тяжёлых доспехах практикует какую-то необычную технику, похожую чем-то на базовые шаги, показанные когда-то ему мастером Долсом.

— Мастер, к вам гость, — за спиной появляется слуга и прерывает тренировки. — Это представитель «пожирателю падали».

Мужчина с сожалением откладывает в сторону клинок, вложив его в ножны, и начинает расстёгивать ремни, освобождая себя от брони. Слуга ему в этом помогает. Сами по себе доспехи чёрного цвета, из специального материала получаемого из роговых пластин Чудовищных Зверей, обитающих неподалёку от территории клана, к которому принадлежит мужчина.

— Проводи его в гостевую, — мужчина останавливает попытки слуги помочь ему. — И угости их духовным чаем, я скоро присоединюсь к ним.

— Да, Мастер, — соглашается слуга и уходит, а воин продолжает снимать части доспехов. Он хорошо понимает, кто к нему пожаловал и по какой причины. Сонг ощущает в его голове целую бурю чувств, но самым важным там ощущается… горе.

Наконец, спустя несколько минут мужчина избавляется от последнего куска брони и, подойдя к небольшому фонтанчику, умывается, стирая грязь и пот на лице и верхней части тела. Только после этого он переодевается в чистые одежды и направляется в сторону, куда ушёл слуга.

Дом мастера-мечника оказался настоящим двухэтажным дворцом, богато обставленным и просторным. Не останавливаясь, мужчина прошёл в одну из дальних комнат, где его уже ждали. Гость, о котором говорил слуга, сидел, подогнув под себя ноги, и с большим удовольствием попивал духовный чай самого высокого качества. С виду это был молодой человек с самой обычной, непримечательной внешностью, вот только мастер нисколько не обманывался этому виду.

— Замечательный чай, — поднял чашку гость, отдавая хвалу хозяину и его гостеприимству.

— Где мой сын? — вместо приветствия спросил мужчина.

— Он здесь, — понимающе кивнул молодой человек и наклонившись поднял находившуюся возле его ног массивную шкатулку. — Согласно уговору, мы возвращаем вам его душу с остатками тела.

Мужчина с большим трудом сдержал себя, чтобы не кинуться на этого ублюдка и не вцепиться ему в горло. Уговор. Он должен соблюдать его.

Яркая вспышка перед «глазами» Сонга стёрла разворачивающуюся перед его глазами сцену. На её смену пришла другая.

Он в теле подростка. Раз за разом пытающегося выполнить простой удар меча, находясь на самой обычной тренировочной площадке, посыпанной белым песком. Опять мечник. Сонгу, похоже, везёт на них. Только на этот раз далеко не мастер. И даже не начинающий. Видно, как этому подростку тяжело даются движения. Словно он впервые этим занимается.

— Нет-нет, — слышится мужской голос и Сонг замечает, как к подростку подходит высокий старик с необычным взглядом, словно бы источающий тьмой. Всматриваясь в его глаза, Сонг ощущает силу необычной природы, чем-то напоминающую ему запретные техники дьявольского клана. — «Свод Закона» предназначен не для нападения. Это позже его переработали, но изначально боевые искусства меча кланов разделялись на два направления. «Свод Закона» и «Свод Веры». Они неразрывно связаны друг с другом, но, чтобы понять второй, ты должен в должной мере изучить и понять первый.

— Да, дедушка, — кивнул подросток, внимательно прислушиваясь к словам старика.

— Теперь, когда твоя инициация провалилась, единственным шансом показать всем твою силу и силу нашей семьи будет изучение техник меча клана. Сосредоточься на этом!

В этот момент лекцию старика прервало появление на площадке маленькой девочки. Она со смехом бросилась к подростку. Широко улыбаясь и радуясь. Где-то в нескольких десятках метрах, Сонг заметил спешащих за девочкой людей, похоже, являющимися слугами, которые должны были за ней присматривать.

— Братик! Я научилась управлять огоньками! — восторженно закричала она, бросаясь на шею подростку. — Ты только представь! Бах! И вокруг всё в огоньках, словно свечки зажглись!

— Алиса, немедленно отстань от брата и дай нам заняться делом, — строго обратился к ней старик, но, похоже, девочка даже не услышала его, продолжая обнимать за шею брата и восторженно что-то ему рассказывая.

Яркая вспышка и вот Сонг уже проваливается в следующий сон-явь.

На этот раз уже куда интереснее прошлых. Он очутился в теле стража, охраняющего какой-то дворцовый комплекс, похожий на тот, которой Сонг видел на горе Потала в Закрытом мире. Только в отличие от того, что Сонг видел раньше, здесь хранительницами дворцового комплекса оказались практики-женщины. Кроме таких же как он стражей, из мужчин здесь больше никого не было. Как понял Сонг, он был здесь чем-то вроде ритуального охранника, который выполнял свою работу исключительно потому, что таковы были традиции этого места… Несколько раз он краем глаза видел, как тренируются девушки, населявшие дворцовый комплекс, и нужно отдать им должно, это были полноценные мастера, которые использовали необычное боевое искусство использования звуков боевой лютни. Опасное мастерство, противостоять которому не так уж и просто, особенно если это касалось экспертов высокого уровня.

Сцены меняются за сценами. Миры за мирами. Он из одной жизни, проваливался в другую подолгу не задерживаясь. На этот раз поиск подходящего сна занял у Сонга куда больше времени. По его прикидкам он увидел больше сотни жизни, прежде чем в какой-то момент всё не прекратилось. Сонг, наконец, очнулся, воплотившись в теле одного из солдат великой армии какого-то храма, о котором парень раньше никогда не слышал. «Божественные Врата» — так он назывался.

Сонг оказался в теле молодого ученика внешнего двора храма по имени Дин. Как и сам Сонг, бедолаге не повезло оказаться сиротой. Он также не имел второго имени, обозначающего принадлежность к Семье, и был вынужден справляться со всем без какой-либо поддержки. И судя по тому в каком состоянии было его тело, справлялся он с этим из рук вон плохо.

Находясь на этапе «Слияния» вот уже больше двух лет, Дин так и не смог совершить прорыв даже к среднему этапу, что говорило о самых фундаментальных проблемах в его развитии. Даже в такой лояльной среде, как храм «Божественных Врат» бесконечно долго поддерживать практиков, которые остановились в своём развитии, не могли. Статус Дина стремительно падал и из ученика внутреннего двора он стал практиком внешнего. И, если всё продолжится в том же ключе, очень скоро Дин рисковал быть отправлен в одно из отдалённых отделений секты и быть до конца дней задвинутым на второй и даже третий план. Однако, даже несмотря на этот пошатнувшийся статус, другие ученики и товарищи Дина относились к нему более чем достойно. Пускай при этом практически не общаясь.

Это было впервые, когда Сонг сталкивался со светлым путём так близко. В отличие от сект и кланов, храмы всегда стояли особняком. Они развивали в своих практиках пять основных убеждений вокруг которых и строилась их сила и Дао. Сострадание, самоотверженность, верность, честность и ответственность. Полагаясь на эти убеждения, они строили собственный мир, отличный от мира сект или кланов. В нём не было место тому, что привык видеть Сонг в обычной жизни других сил Высших земель. Например, как и другим практикам атолла, людям из храма было присуще соперничать друг с другом, только делали они это без желания унизить или растоптать гордость других учеников и соперников. Всё решалось исключительно честным спором и попыткой превзойти оппонента исключительно собственными силами. Честь для всех членов храма было непустым словом, они действительно верили в идеалы боевых искусств.

Первое время для Сонга это было настолько дико, что он каждый раз опасался какого-то подвоха и попытки ударить исподтишка, но нет. Ученики храма каждый раз оказывались прямыми как палка. И если желали как-то задеть его, говорили прямо.

Однако было у Дина кое-какая способность, ставшая, похоже, причиной того, что Сонг зацепился за его искру сна-яви. Парень оказался способен ощущать нити кармы. Он видел, как полупрозрачные нити соединяли людей, создавая прочнейшие связи, невидимые для обычных людей. И при этом Дину не требовалось даже прилагать усилий, чтобы почувствовать их. Такое ощущение, что он действовал инстинктивно, как если бы он дышал или ходил. Это было настолько удивительно и странно, что Сонг на протяжении нескольких дней не выходил из своей комнаты, пытаясь разобраться в том, как у парня это получалось. Пока его не хватились слуги.

И примерно в это же время архаты храма, охраняющие подступы к территориям «Божественных Врат» нашли разлом карманного пространства в соседнем мире, в котором обнаружилась самая настоящая гробница наследий какого-то невероятно сильного мастера прошлого. Это воодушевило всех учеников и членов храма. У них появился шанс доказать свою верность храму и что куда важнее, обнаружить наследия, способные дать им нужный толчок в развитии. Разве не об этом мечтают любые практики боевых искусств? Храм «Божественных Врат» мгновенно превратился в самый настоящий улей. Работа кипела, все готовились к предстоящему, в том числе и Сонг. Впервые ему предстояло увидеть не поддельную гробницу наследий, а самую настоящую. К тому же что-то ему подсказывало, что сила Дина и появление гробницы было как-то связано. Оставалось разобраться, как именно.

Глава 20

Гробница представляла собой относительно небольшой дворцовый комплекс, стоящий посреди пустынного плато, резко обрывающегося в пустоту космоса. В отличие от обычных карманных пространств здесь не было обитателей и собственной независимой экосистемы. Мёртвое царство.

Первыми, начавшими исследовать гробницу, стали архаты и высокопоставленные монахи. Они не спеша продвигались вперёд, проверяя окружающее пространство на предмет опасностей. За ними, спустя некоторое время уже шли обычные монахи и ученики. В том числе и представители внешнего двора, к которым относился и Сонг, а точнее парень, в теле которого он находился — Дин.

— Ученики, прошу вас сохранять осторожность, — перед тем как ступить в пролом с находящейся внутри Гробницей Наследий, обратился к ним глава внутреннего двора. — Пускай великие архаты проверили эту местность, она всё ещё остаётся крайне опасным местом. Практики прошлого руководствовались собственной логикой и не желали, чтобы их наследия попали в руки удачливых или слабых младших. Особенно это касается мастеров тёмных путей. Помните об этом. Это испытание, где на кону может быть ваша жизнь!

Многие практики, особенно нейтральных и тёмных путей, крайне болезненно относились к тому, кто мог получить доступ к их наследиям. С точки зрения уходящего к истокам жёлтой реки, чем талантливее и сильнее был ученик, тем больше шансов, что наследие продолжить жить даже после смерти мастера, практикующего его.

Ученики возле Сонга казались нервными и возбуждёнными. Они хорошо понимали, что пускай Гробница Наследий и являлось для них опасным местом, она могла стать настоящим трамплином, возвысив их и сделав сильнее. Что же касается самого Сонга, то его сейчас больше беспокоило совсем другое. Способность ученика Дина видеть нити кармы позволяло ему заметить необычную природу разлома карманного пространства, через который храм «Божественных Врат» попадал в карманный мир Гробницы Наследий. Этот разрыв словно был соткан из самой Кармы, точно неизвестный мастер, оставивший после себя мир наследий, использовал какую-то способность, завязанную на этой концепции.

«Не нужно забывать, что эта история жизни Дина является, помимо всего прочего, частью испытания Фир Болг, отсюда, скорее всего, и появление таких необычных законов кармы», — мысленно напомнил себе Сонг в составе группы учеников, двигаясь к разлому. — «Следует разобраться, что здесь происходит и почему великий клан посчитал этот осколок воспоминаний настолько ценным, что включил его в свои испытания».

Плато перед дворцовым комплексом внутри карманного мира Гробницы Наследий представляло собой обычную каменистую площадку, абсолютно гладкую и безжизненно. Здесь не было растений или каких-то мелких животных, обычно живущих в подобных условиях, и лишь ветер гулял по пустыне, гоняя пыль и песок туда-сюда. Удручающий вид. Ученики храма, привыкшие к великолепию своего родного мира, оказывались под впечатлением такого контраста. Сонг заметил, что многие ученики в том числе из старших поколений в этом месте ощущали сильную подавленность. Даже несмотря на то, что духовная энергия этого места оказалась насыщенной и плотной.

В этом вся суть светлых фракций, они слишком подвержены внутренним эмоциональным порывам. По крайней мере, если говорить про учеников. Монахи и архаты, практикуя буддистские сутры и находясь в гармонии с самим с собой, казались Сонгу незыблемыми и твёрдыми, подобно камням на этом плато. Учитель-монах, находящийся впереди и встречающий группу, в которой находился Сонг, поднял руку привлекая всеобщее внимание.

— Прошу всех сохранять спокойствие, я провожу вас до дворцового комплекса, там вы можете заняться подробным изучением первого и второго этажа. Заходить выше запрещено, архаты и практики храма всё ещё должным образом не проверили их на возможные опасности. Будьте внимательны. А теперь следуйте за мной.

Послушавшись, ученики храма «Божественных Врат» построились и споро пошли за монахом указывающему дорогу. В этом фракции света сильно отличались от тёмных фракций. Никто не спорил, не ворчал и не боялся. Беспрекословная вера и уважение к своим старшим. Сонг и сам не знал хорошо ли это или плохо. О какой-то свободе здесь речи не шло, прикажи старший им прыгать весь путь до дворцового комплекса, и ученики немедленно бы подчинились.

Размышляя об этом, Сонг не сразу заметил появление необычного явления. Возле колонны сразу в нескольких местах из нитей Кармы сформировалось около десятка сгустков. По-другому и не скажешь. Сгустки или даже клубки из нитей концепции кармы следовали за идущими членами храма, но никто, кроме Сонга, очевидно, этого даже не замечал. Клубки из нитей Кармы неспешно перемещались от одного практика к другому. Они на пару минут замирали возле учеников, соединяясь частью своих нитей с телом идущих вперёд и ничего не подозревающих практиков. Сонг не знал, что эти существа, если клубки нитей кармы можно было так назвать, делали, но ученики даже после контакта со сгустками, похоже, никак не менялись, так и не почувствовав контакта.

У Сонга даже не было предположений о природе происходящего сейчас. Вот один из клубков подлетел к проводнику группу и всё так же не замеченным оплёл его на несколько минут. При этом кармические связи самих людей, кто контактировал с этими клубками, никак не менялись.

В какой-то момент объектом внимания одного из сгустков стал и сам Сонг, точнее Дин, глазами которого парень и наблюдал за всем. Клубок подлетел к нему, зависнув в полутора метрах от Сонга. Парень почувствовал, как «существо» дрогнуло и к нему метнулось сразу три отростка. Не раздумывая, больше молодой человек одним слитным движением отбил жгуты клубка, использую своё продвинутое понимание законов кармы он не только смог контактировать с нитями, но и даже нанести им довольно болезненный удар. Сгусток, получив отпор, дрогнул, и в страхе рванул в сторону, его «товарищи» мгновенно поступили точно так же. Сонг ощутил лёгкую эмоцию шока и страха, пронзившую этих существ. Да теперь он нисколько не сомневался в относительной разумности этих клубков Кармы. Кто бы они ни были, они ощущали эмоции и боль, а значит, являлись живыми.

— Эй, ты чего руками размахался? — возмутился идущий возле Сонга ученик несколько минут назад ощупанный одним из сгустков.

— Ничего, просто показалось комар, — ответил тот, не особо задумываясь о том, как со стороны прозвучит этот ответ.

— А? — удивление на лице ученика было не поддельным, но Сонг уже не обращал на него внимание, прислушиваясь к собственным ощущениям.

Несомненно, в момент контакта с отростками клубка он почувствовал необычное воздействие. Словно его кармические связи пытались прочитать, изменить и даже отсечь. Это странно. Тем более что Сонг сам видел, что кармические нити у всех монахов, с которыми контактировали клубки, остались нетронутыми. Возможно, они как-то изменили их? Но как? Пока он не мог толком разобраться в этом из-за того, что слишком уж был короткий контакт с клубком. Поймать бы один такой сгусток и как следует изучить. Сонг огляделся, но с сожалением отметил, что вокруг их группы не было ни одного сгустка. Все они улетели прочь в ужасе. Жаль, вероятно, он поторопился в своей попытке защиты.

«Не верю, что такие сильные практики, как архаты могли не почувствовать этих тварей. Это же элита и сильнейшие практики всех Храмов», — подумал Сонг ещё раз оглядывая учеников, контактирующих с клубками Кармы. — «Возможно, сгустки могут ощущать силу людей, потому не стали трогать архатов?»

Примерно в этот момент группа учеников, возглавляемая проводником, подошла к дворцовому комплексу, оказавшись напротив его главных ворот, уже открытых ранее старшими монахами и архатами. Сами ворота оказались не такими уж и большими. Сонг привык, что подавляющая часть практиков боевых искусств, в том числе даже представители клана Фир Болг испытывали любовь к крупным размерам, способным впечатлить человека. Здесь же ничего подобного не наблюдалось. Самая обычная двухстворчатая дверь, исполненная из дерева с укреплением духовного металла, но при этом, похоже, ранее запечатанная какими-то необычными методами. По крайней мере, даже Сонг, считающий себя более или менее сведущим в запечатывающих техниках не смог разобраться в остатках разрушенных печатей и понять, насколько сильные они здесь стояли.

Внутри дворцового комплекса учеников встретил чистый двор, аккуратные невысокие строения и множество растений и деревьев. На контрасте с пустым и холодным плато снаружи, внутренние помещения, площади и улицы дворцового комплекса в буквальном смысле утопали в зелени. Многие ученики оказались настолько заворожены открывшимся зрелищем, что даже непроизвольно вставали в дверях, образуя затор, и приходили в себя лишь после того, как их товарищи начинали их звать, удивлённые такой резкой остановкой.

А ещё внутри дворцового комплекса Сонг обнаружил большое количество летающих сгустков Кармы. Казалось, вся Гробница Наследий была ими заполнена. Жаль, но и эти клубки оказались пугливы, убегая от появляющихся на улицах комплекса монахов. Похоже, они уже знали, что среди этой группы был кто-то, способный их видеть или чувствовать.

«В той Гробнице Наследий были Мстительные Духи, будь они не ладны, а здесь существа сотканные из нитей Кармы. Везёт мне на компанию бесплотных существ», — мрачно подумал Сонг, осматриваясь вокруг.

— Ученики, как я уже сказал, первый и второй уровень дворцового комплекса в вашем распоряжении, — тем временем ко всем ученика вновь обратился монах-проводник. — Старшие сейчас находятся выше и проверяют их. Здесь же уже находится множество практиков внутреннего двора, а также прямые ученики. Для большей эффективности я вам советую объединиться в группы. Помните, что Гробница Наследий — это ваш шанс стать не только сильнее, но и получить просветление. Следуйте за своей внутренней интуицией, и я уверен, у вас всё получится. Удачи ученики.

Монах почтительно поклонился и направился обратно к разлому за новой партией учеников.

«Следовать за внутренней интуицией, да?» — мысленно усмехнулся Сонг, высматривая клубки Кармы. У молодого человека были несколько иные планы. Следовало разобраться, почему испытание Фир Болг закинуло его именно сюда.

Глава 21

Силу Дина, в теле которого находился Сонг, нельзя было назвать выдающейся, если говорить напрямую, то даже среди практиков внутреннего двора этот парень был слаб. О какой группе могла идти речь в таких условиях? Даже хвалёные светлые фракции и их ученики в таких ситуациях становились прагматичными и практичными. Так что ничего удивительного, что уже через несколько минут Сонг оказался среди тех немногих «слабаков», кого так нику и не взяли. Для таких, как он, оставались лишь два варианта. Либо создать группу слабых практиков, либо стать одиночкой. Естественно, для него куда выгоднее было выбрать второй вариант.

Впрочем, к чести слабейших представителей учеников храма, большинство из них действительно создало группу и даже пригласили в неё Сонга. Другое дело, что самому молодому человеку это было неинтересно, потому он с лёгким сердцем отказался от предложения и направившись в один из боковых проходов, распложенных на главном дворе дворцового комплекса и ведущих куда-то вглубь его территорий.

Сам дворцовый комплекс при ближайшем рассмотрении представлял собой нагромождение нежилых зданий, пагод, храмов и купален. Он совершенно точно никогда раньше никем не заселялся. Здесь не жили люди и даже не собирались жить. Всё говорило об этом, в том числе и расположение «улиц», хотя назвать так эти постоянно то расширяющиеся, то сужающиеся проходы, язык не поворачивался.

Сонг шёл вперёд, высматривая проплывающие мимо сгустки Кармы. Отойдя от основной группы монахов на достаточное расстояние, он смог немного расслабиться и постараться изучить клубки нитей законов Судьбы. Это было интересно, на первый взгляд, они представляли собой хаотичные сплетения законов, который не то, что распутать, даже просто понять было сложно. Но стоило Сонгу только воспользоваться своим пониманием концепции Кармы, как дело тут же сдвинулось с мёртвой точки. Даже несмотря на доставшееся слабое тело ученика храма, ему удалось без особого труда распутать один из клубков, попавших под руку.

Прежде всего, стало понятно, что эти скопления нитей неправильно было называть живыми, они действительно обладали кое-какими возможностями по собственному воспроизведению и усилению за счёт поглощения законов кармы из встречаемых источников, например, учеников Храмов. Но это было лишь записанная последовательность действий. Клубки по своей сути являлись скоплением концепции Кармы и, когда Сонг первый раз распутал одно из таких скоплений, полученные нити мгновенно оказались впитаны им, разобраны и поняты. По своей сути это были идеальные инструменты для понимания Кармы. При этом они с какой-то настойчивостью тянулись к Сонгу словно мотыльки на свет духовного огня ламп. И, скорее всего, это было связано с тем, что из себя представляло духовное тело самого Сонга. Ведь он был связан кармическими нитями со всем существами человеческого атолла влияния, причём не только настоящего, но и судя по тому, что он сейчас видел, в том числе и прошлого. Это подтверждало те выводы, что Сонг сделал во время своего прошло посещения башни — по какой-то причине он был центром кармических связей всего атолла, независимо от места, времени или силы существа, все они были по какой-то неизвестной причине соединены с ним кармическими нитями.

«Удивительно, что пока только одному Императору Закрытого мира удалось ощутить это», — мелькнула в голове Сонга мысль, пока он разбирал очередной сгусток законов Судьбы. — «Пускай он тогда воспользовался артефактом династии Синк, но я сильно сомневаюсь, что в таком огромном месте, каким являются Высшие Миры больше нет практиков, изучающих законы Кармы. Это звучит слишком фантастично. Так почему меня так никто ни разу не спросил о природе всех этих связей?»

Сонг не знал ответа на эти вопросы. Возможно, в этих вопросах ему лучше посоветоваться позже с Истинным Драконом или мастером Лодом. В конце концов, у них в этом вопросе должно быть куда больше знаний и опыта.

Так, ходя от одного сплетения к другому, Сонг познавал законы Кармы, вплетая это понимание к уже имеющимся знаниям и ощущая, как стремительно преобразуется от этих знаний его собственное понимание. Он чувствовал, что если продолжит изучать сгустки, уже очень скоро сможет получить то самое Озарение, к которому стремились все практики, занимающиеся осознанием концепций. Это могло сравниться со сбором мозаики, он находил знания, систематизировал их, пытаясь уложить в рамки своего мировоззрения и вот когда этих кусочков становилось достаточно много, происходило то самое озарение, говорящее, что практик перешёл на качественно иной уровень понимания концепции. Если Сонг сумеет разобраться с появившимися после практик Небесного шага целого ряда белых пятен и вопросов, то это даст огромный толчок ему. Вместе с этим тренировки навыка Небесного шага должны шагнуть на новую ступень…

Уже некоторое время Сонг ощущал, что практика этого невероятно сложного навыка, а точнее, даже целого набора навыков, вслед за остановкой развития также начала буксовать, уперевшись в преграду из отсутствия достаточного понимания концепции Судьбы.

И появление этих клубков, содержащих столько базовых элементов и законов, оказалось настоящим подарком судьбы. Конечно, Сонг рассчитывал на то, что по примеру его прошлого посещения испытания Фир Болг он столкнётся с законами Кармы и это было одной из главных целей возвращения сюда, помимо получения столь нужного ему жизненного опыта, но он оказался совершенно не готов к обнаружению подобного клада. О таком можно было только мечтать.

Пару раз он встречал на своём пути небольшие группы старших учеников храма «Божественных Врат», на его появление реагировали сдержанно. Рассказывали какие пути заканчивались тупиками и даже делились составленной ими картой местности, но при этом Сонг хорошо ощущал откровенное отсутствие желание помогать и говорить сверх этого. Этим ученика храма намекали ему, что в группе уже все места заняты, стараясь как можно быстрее выпроводить его дальше. И так происходило со всеми появляющимися на его пути практиками храма.

«Даже и не скажешь так сразу, что хуже такое вот отношение или откровенная враждебность представителей тёмных фракций, да-а», — подумал он, находясь под впечатлением от этих встреч.

Сонг не знал, сколько прошло времени с момента, как он начал вбирать в себя летающие повсюду внутри Гробницы Наследий сгустки Кармы. За этим делом он совершенно терял счёт времени, но в какой-то момент он вдруг остановился, ощутив очень сильное воздействие законов Судьбы, словно неподалёку появилось нечто очень крупное. Парень замер, прислушиваясь к собственным ощущениям. Если он всё правильно понял, это был особенно крупный сгусток нитей. Как минимум в сотню раз больше тех, что он встречал всё это время.

Руководствуясь своими ощущениями, он двинулся в сторону, откуда чувствовалось дыхание концентрированных законов Кармы. И по мере своего приближения к этому источнику законов на пути начали появляться всё больше и больше сгустков. В какой-то момент Сонгу даже показалось, что клубки нитей заполнили всю улицу, стремительно сужающуюся и ведущую в сторону одной из высоких пагод храма, возносящейся ввысь на несколько десятков этажей.

В сам храм проникнуть оказалось не так-то просто из-за огромного количества сгустков нитей, что появлялись беспрерывным потоком из главных врат пагоды. Сонгу пришлось использовать не самые выдающиеся возможности Дина, чтобы хоть как-то протиснуться сквозь этот нескончаемый поток нитей.

Внутри пагоды, в центральной её части Сонг мгновенно заметил чёрное нечто, больше похожее на кляксу из которого и появлялись все эти кучи сгустков, отделяясь, словно бы отпочковываясь, от неё. При этом он чувствовал, что клякса распространяла вокруг себя не только высшие концепции кармы, но и очень плотную духовную энергию. Оставалось только удивляться, как при такой распространяемой мощи эта штука не привлекла внимание Архатов, старших или хотя бы учеников?

Некоторое время Сонг наблюдал за казавшимся бесконечным потоком создаваемых кляксой сгустков концепций кармы и, наконец, решился. Улучив момент, когда вокруг чёрного пятна оказалось меньше всего нитей, он двинулся вперёд, лавируя между потоками призванных отголосков законов. Не без труда Сонгу удалось добраться до чёрной кляксы и не раздумывая, протянув руку, прикоснуться к ней. Парень не боялся. Во-первых, это, по сути, была всего лишь симуляция воспоминаний давно умершего практика Дина, во-вторых, он чувствовал, что этот образовавшийся разрыв в целостности реальности не опасен для него.

В момент прикосновения Сонг неожиданно ощутил нечто странное. В его разуме там, где находились печати, установленные кем-то или чем-то и скрывающие от него знания прошлой жизни появилось какое-то «шевеление». Совершенно неожиданно одна из печатей начала стремительно разрушаться, под действием непонятной силой, распространяемой это кляксой, из-за чего Сонг тут же отдёрнул руку. Вот тебе и «абсолютно безопасно», за каких-то несколько секунд он практически уничтожил одну из печатей. Однако… в тот момент пока он прикасался к чёрному пятну, разум Сонга наполнился тысячами образов и в отличие от того, что было раньше сейчас эти образы, всплывающие перед его внутренним взором, были чёткими и понятными. Словно бы являлись собственными воспоминаниями Сонга.

Перед мысленным взором молодого человека проплывали картины сотен мест, в которых он никогда, совершенно точно, раньше не был. А ещё уже знакомый город, который он видел в испытании первой Гробницы Наследий в закрытом мире и уже позже в испытании изначальных. Владельцы магазина, мужчина и женщина, на этот раз он мог хорошо рассмотреть их. Чувство узнавания пронзило разум Сонга, он понимал, что когда-то давно был знаком с этими людьми, но кем они ему приходились и что его связывало с ним Сонг не знал. Среди образов, появляющихся в его голове, молодой человек видел моменты каких-то очень важных, но неизвестных ему массовых сражений, в которых принимали участия тысячи сильнейших практиков. Сама вселенная дрожала от столкновения таких сил. Каким-то образом Сонг понимал, что используемые в этих битвах навыки и техники могли уничтожать целые звёздные скопления, в один момент превращая их космическую пыль. К сожалению, понять кто с кем сражался, он не мог, находясь словно бы невидимый судья над всеми ними.

Спустя несколько секунд, показавшиеся ему вечностью, Сонг вынырнул из вороха нахлынувших образов, с трудом переводя дух от увиденного. Возможно, вот самый простой способ приобретения нужных ему опыта и знаний? А не путешествия по осколкам чужих воспоминаний? — мелькнула у него мысль, пока он приходил в себя.

Глава 22

Сонг не знал, сколько прошло времени с момента, как он обнаружил скопление кармических нитей, превратившееся в бесформенную чёрную кляксу. Однако подозревал, что уже очень давно. Он продолжал использовать появившуюся благодаря чернильному пятну лазейку, постепенно осознавая воспоминания, вливающиеся в его разум нескончаемым потоком. Всеми силами Сонг пытался не упустить ни одну из этих мелькающих перед его внутренним взором картин. Запомнить и уже позже, когда появится свободная минута попытаться разобрать их.

Скорее всего, всё это было его прошлыми воспоминаниями. Воспоминания того человека, которым он когда-то был. Конечно, Сонг помнил о предупреждении Вэл Синк, да и сам понимал, что, если его прошлая личность с воспоминаниями начнёт проявляться, это неизбежно затронет личность самого Сонга, однако пока иного выхода в ситуации с пустотой и атоллом Духов он не видел.

Образы сменялись один за другим. В какой-то момент поток замедлился, создавая воспоминание, которое можно было назвать цельным и понятным.

Сонг, или тот чьими глазами он сейчас наблюдал за «воспоминанием», оказался посреди огромного пустого космического пространства, где сражались два существа. Они, несомненно, принадлежали к человеческой расе, но назвать их людьми можно было с большой натяжкой. Каждый удар, каждое столкновение этих двух выдающихся практиков сопровождалось вспышкой силы, способной разрушать и изменять саму структуру реальности на многие сотни тысяч километров вокруг. Абсолюты? Сонг не знал, оставаясь простым наблюдателем, он лишь ощущал внутреннюю дрожь от каждого соприкосновения сил этих существ.

Несмотря на то что само сражение происходило невообразимо далеко, Сонг без труда мог рассмотреть любые подробности происходящего. Словно имел неограниченную силу восприятия. Один из мастеров, участвующий в сражении выглядел как рослый мужчина, облачённый в тёмные одежды. За его спиной развевался плащ, сотканный из самой тьмы и, такое ощущение, охватывающий всё пространство позади мастера-абсолюта. Сонг видел восприятием, как вокруг этого мужчины собирались высшие законы Кармы. Связи, похожие на те, что окутывали самого Сонга только значительно толще и прочнее. Мужчина сделал характерное движение, которое было хорошо знакомо молодому человеку, начальный ход Небесного шага, он мог бы его узнать в любой ситуации, так как сейчас занимался исключительного его оттачиванием. Кем был этот невероятный практик? Изначальный?

Слишком много вопросов, на которые Сонг не знал ответов. Неизвестный эксперт сделал следующее движение Небесного шага и мир вокруг него изогнулся под действием этой силы. Несколько кармических нитей лопнули, ударив вперёд с такой силой, что пространство в один миг взбрыкнуло, создавая космический шторм, охватывающий всё видимое пространство около практика.

Ему противостоял другой эксперт, вокруг которого разгоралось невероятное жаркое и нестерпимо яркое пламя. Он словно был окутан им, излучая его и каждый своим движением разрушая само естество вселенной, провоцируя появления провалов в её ткани и появление из образовавшейся пустоты протуберанцев изначального хаоса. Они без особого труда противостояли нахлынувшему шторму, который был вызван уничтожением пары нитей Кармы и уже следующим движением контратаковал, собирая в одном месте концентрированные законы огня и направляя их на мужчину в чёрном.

«Они разрушают своей силой естественный порядок вещей вселенной. Даже великие законы, такое ощущение, вокруг этих людей работают как-то неправильно, или не работают вовсе», — вдруг осознал Сонг, наблюдая за разворачивающейся схваткой.

Каждый шаг этих практиков отдавался гулким взрывом в окружающем мире и душе Сонга, словно оба мастера являлись сами по себе сосредоточением законов.

Молодой человек несколько секунд смотрел на то, как противостоящие друг другу эксперта обмениваются ударами, с большим трудом сдерживая себя и свою внутреннюю дрожь. Каждый миг этого противостояния давал ему больше, чем годы медитаций и самопознаний. Уровень этой битвы выходил за рамки всего, что когда-либо видел или слышал Сонг. Так сражались Абсолюты, способные мановением руки уничтожать колоссальные участки вселенной. И за то, чтобы увидеть это своими глазами все практики Высших миров без исключения согласились бы продать душу.

Кем являлись эти мастера и как были связаны с самим Сонгом? Он чувствовал слабое ощущение узнавания, когда наблюдал за их сражением, но уловить постоянно ускользающую мысль никак не получалось, словно это была серебристая рыбка, которую он пытался поймать руками. Ему оставалось лишь продолжать наблюдать за разворачивающимся перед ним сражением.

К сожалению, всему приходит конец. В какой-то момент он почувствовал странное ощущение, словно где-то поблизости появилось нечто или некто очень сильное. Оторвавшись от осознания «воспоминаний», Сонг повернулся в сторону, где ощущалась неизвестная сила. Она медленно, но уверенно приближалась. В какой-то момент он даже отчётливо различил шаги, раздававшиеся всё ближе и необычный мелодичный, металлический звук.

Несколько секунд и вот уже в комнату, где находился Сонг, ступил монах в традиционных одеждах, с посохом, увенчанным металлическими кольцами, которые и издавали характерный звук, который молодой человек услышал, задолго до появления самого монаха. Судя по тому, что ощущало тело Дина, в котором находился Сонг, перед ним появился не кто иной, как архат — один из сильнейших мастеров храма «Божественных Врат».

— Приветствую старшего мастера, — Сонг находящийся в теле Дина повернулся к входящему и обхватив ладонью кулак почтительно поклонился.

— Я почувствовал необычную энергию, — монах окинул внимательным взглядом молодого человека, стоящего перед ним. — Что ты делал в этом пустом помещении?

«Он не видит пятна?» — Сонг озадаченно посмотрел на архата, который находился как минимум на этапе «Бессмертного Императора», а то и выше.

— Медитировал, мастер, — между тем ответил он, заметив, как монах нахмурился, не услышав объяснений сразу же.

— Вот как? — архат зашёл в комнату, осматривая её, при этом Сонг хорошо ощущал, что часть фокуса внимания всё ещё оставался на нём, по какой-то причине монах с подозрением отнёсся к нему. — Я ощущаю странную хаотическую энергию внутри этого помещения. Это не то, что может выдержать такой слабый ученик, как ты.

Последние слова прозвучали, как явный вопрос-угроза. Архаты никогда не были святыми. Фанатики, способные по прихоти собственной интерпретации веры убить кого угодно. Пожалуй, из всех людей в светлых фракциях именно они были самыми опасными, разве что «поборники чистоты» могли в этом с ними поспорить. Последние являлись ревнителями веры и защищали её даже тогда, когда это не требовалось.

— Мастер может сам убедиться, — Сонг ещё ниже опустил голову, стараясь не смотреть в источающие огонь силы, глаза архата. Неизвестно, способен ли человек такой силы почувствовать чужую душу в теле ученика храма, но рисковать совершенно точно лишний раз не хотелось.

Монах лишь что-то хмыкнул себе под нос, и, громко бренча кольцами на посохе, подошёл к месту, где находилось чернильное пятно. Удивительное дело, но, даже не видя ничего и не ощущая присутствия концепций Кармы, он всё равно чувствовал что-то необычное. Оставалось только удивляться его чувствительности. Некоторое время архат прислушивался к себе, оставаясь безмолвным. Сонг не знал, о чём мог думать этот человек, но уже через несколько мгновений он повернулся к ученику, стоящему возле.

— Настоятели, глава обучающегося совета и старшие преподаватели собирают всех учеников возле главных врат дворцового комплекса, поторопись и присоединись к ним. А я пока останусь здесь.

— Да, мастер, — кивнул Сонг мысленно удивляясь, сильно сомнительно, что за ним могли отправить кого-то уровня архата, значит, эта встреча была, якобы, случайна? Возможно испытание Фир Болг, всё же не было рассчитано на то, что практики здесь будут получать прозрения или возможность тренироваться? Вопросов, конечно, у него имелось много, но не подчинится практику такого уровня развития и авторитета Сонг, будучи в теле ученика храма никак не мог.

Выходя из помещения, он краем глаза успел заметить, как монах с задумчивым видом замер перед невидимой для него кляксой, явно пытаясь понять, что находится перед ним. Возможно, в будущем ему это даже удастся сделать. Если так, то у храма «Божественных Врат» мог появиться шанс стать значительно сильнее. Сонгу даже стало любопытно, какая судьба была у этого клана в будущем, но он сильно сомневался, что сможет найти об этом хоть какую-то информацию. С учётом того, что всё это могло происходить в прошлом родного атолла Фир Болг, из которого когда-то прибыл Великий клан.

Как и сказал архат, все ученики, настоятели, глава обучающего совета и некоторые мастера и преподаватели собирали учеников возле главных врат дворцового комплекса, что могло послужить причиной этого Сонг пока не знал, но предполагал, что это должно было быть чем-то достаточно весомы, разу уж здесь собрались такие люди. Присоединившись к ученикам, он оказался вынужден ещё несколько часов ожидать появления других младших, из тех, что слишком углубились в изучение Гробницы Наследий.

— Ученики! — наконец, глава обучающего совета обратился к ним, когда все собрались возле врат, а некоторые из настоятелей храма начали понемногу показывать своё нетерпение. — Наши мастера смогли проверить другие этажи этого огромного комплекса Гробницы Наследий и обнаружить то, для чего мы сюда и пришли. Техники и навыки мастеров прошлого. Однако, неизвестный мастер, создавший эту гробницу, позаботился о том, чтобы его секреты оказались доступны лишь самым достойным. Для того, чтобы овладеть его секретами младшим, требуется пройти экзамен способностей. К сожалению, наши архаты и выдающиеся мастера не смогли получить доступ к этим техникам в обход ограничений неизвестного эксперта. Поэтому вам всем дабы получить возможность приобщиться к этим наследиям, придётся пройти экзамен Гробницы Наследий.

«А вот и то, чего я ждал… скорее всего, этот тест по своей сути и является экзамен Фир Болг и сейчас меня всеми силами подталкивают к его прохождению. Жаль, что всё развивается так быстро. Хотелось бы ещё немного разобраться с этими кармическими нитями, раскиданными повсюду», — подумал Сонг, прислушиваясь к словам главы.

— К месту, где происходит экзамен достойных, преподаватели вас проведут, от себя же я хочу призвать вас к осторожности. Мы выяснили, что неизвестный мастер этого места, скорее всего, принадлежал к тёмному пути, а значит, вас будут ждать смертельно опасные испытания. Сохраняйте бдительность и немедленно возвращайтесь, если вашей жизни будет грозить какая-то опасность. Помните, сила храма «Божественных Врат» не в техниках или навыках, а в его учениках!

Глава 23

Место экзамена представляло собой небольшую площадку, ограждённую невидимым духовным барьером, почувствовать который Сонг смог лишь, когда приблизился на достаточно близкое расстояние. И не зря глава обучающего совета сказал, что даже ведущим мастерам и архатам храма не удалось преодолеть этот барьер. Тот, кто его создал, обладал очень глубоким пониманием концепций Кармы и использовал все свои знания, чтобы предотвратить вмешательство старших практиков в испытание. Спустя некоторое время Сонгу и другим ученикам храма стала очевидна вся опасность этого испытания.

Сразу три младших из внутреннего двора храма оказались сломлены во время попытки преодоления испытания. Их смерть ударила по всем без исключения ученикам, заставив многих задуматься, а так ли им нужна эта сила? Тем более от представителя тёмного пути. Ещё больше, где-то около полусотни учеников получили различные травмы во время прохождения своей попытки, и количество таких людей только росло. Это о многом говорило.

Сонг видел, как несмело переглядываются многие из собравшихся вокруг площадки учеников. В момент пересечения барьера испытуемый мгновенно пропадал из виду, из-за чего наблюдать за тем, как он проходил проверку Гробницы Наследий, собравшимся вокруг оказалось невозможно. Приходилось полагаться только на рассказы тех, кто хоть и с трудом, но всё же смог преодолеть испытание. В основном это были, конечно, самые выдающиеся ученики, но среди прошедших неожиданно затесались и практики из внешнего двора, хоть таких оказалось и не так уж много.

Судя по рассказам учеников, сумевших выбраться из испытания, оно представляло собой комплексную проверку силы души и понимания концепций. На словах ничего потенциально опасного. Однако, при этом каждая неудача во время прохождения этого испытания жестоко каралась, превращаясь постепенно в самую настоящую пытку для учеников. Многие говорили о том, что не выдерживали уже после второго провала, теряя сознание в момент наказания, пришедшего позже. А кто-то и вовсе, отказывался от прохождения уже после первого своего провала.

Чем больше учеников проваливали испытание, тем сильнее нервничали те, кто ещё не пробовал своих сил. Сонг заметил, как стремительно начало уменьшаться количество желающих, лишь под взглядом старших мастеров и архатов некоторые из младших, явно испытывая неловкость из-за своего страха, решались ступить за барьер.

Наконец, настала очередь и самого Сонга проверить собственные силы в этом экзамене. В момент, когда он переступил невидимую черту, тело Дина ощутило такое давление, что Сонгу даже пришлось использовать всю свою выдержку, чтобы мгновенно не упасть в беспамятство. Больше всего это походило на проявление чистой природной мощи, словно он оказался возле истинного воплощения стихии. И лишь спустя несколько долгих секунд ему удалось успокоить тело Дин, неподготовленное к таким испытаниям. За барьером Сонга встретила практически пустая тренировочная площадка, какой пользуются все без исключения практики для того, чтобы оттачивать своё мастерство.

Единственным объектом, оказавшимся внутри оказался чёрный камень. Согласно тому, что говорили другие ученики храма, кому повезло пройти испытание, камень и был тем самым экзаменом, который требовалось пройти. Достаточно было прикоснуться к нему, как чёрный булыжник атаковал прикоснувшегося мощью совершенства души и целым набором Законов, включая те о которых испытуемым ничего не было известно. Но самое удивительное было не это. Сонг неожиданно обнаружил, что этот камень ему хорошо знаком. Такой же когда-то давно был установлен в городе Тёмной Звезды и предназначался для прохождения экзамена на вступление в Павильоны Империи Закрытого мира.

«Очень сомневаюсь, что патриарх Павильона Артефактных сокровищ создавший, как я помню тот камень и неизвестный мастер, построивший эту Гробницу наследий — это один и тот же человек», — подумал Сонг, вглядываясь в чёрный камень. — «Тогда эта штука изменяла свой цвет, демонстрируя талант, темпы роста, навыки и пониманий концепций испытуемого. А что делает этот камень?»

Сонг подошёл к камню и не раздумывая положил на него руку. В городе Тёмной Звезды во время экзамена на поступление в Павильон он должен был влить в камень всю свою силу, после чего тот давал свой вердикт. Естественно, сейчас всё было по-другому. Сонг ощутил, как в его разум врываются тысячи образов, несущих в себе понимание концепций и силы души. Это было сродни атаке души. Молодой человек сжал покрепче зубы, пытаясь разобраться в мелькающих перед глазами вспышках. Постепенно в этих вспышка он начал видеть закономерность, а ещё через несколько мгновений стало очевидно, что само испытание одновременно являлось и наградой.

Неизвестный практик, построивший это место, решил не делиться навыками, техниками или артефактами. Вместо этого, он сделал другое — дал возможность воспринять его понимание законов и совершенствования энергии и души. Понимание эксперта уровня «Божества». О таком можно было просто мечтать. Ничего удивительного, что абсолютное большинство учеников проваливались, а оставшиеся из тех, кто сумел выдержать, так и не поняли сути происходящего. Для этого требовалось иметь не только выдающееся понимание в совершенствовании души, но и железную волю, чтобы выдержать нестерпимую боль и одновременно с этим воспринять появляющиеся перед глазами образы. Большая удача, что Сонг, будучи практиком этапа «Совершенства» оказался в теле слабого Дина. Камень посчитал его младшим, снизив мощь посылаемых образов и позволив быстро воспринять всё в полном объёме. В очередной раз Сонгу подумалось, что экзамен Фир Болг являлся не только возможностью понять силу наследника клана, но и дарующий ему также возможность стать сильнее.

Сонг сосредоточился лишь на тех концепциях, которые сам практиковал, потому как воспринять сразу всё даже для него было попросту невозможно. Законы меча, огня, времени и кармы. Неизвестное «Божество» знало о них намного больше и от этого понимания голова молодого человека вспыхнула нестерпимой болью. Той самой, которую не выдерживали другие ученики и являющееся следствием огромного количества информации, посылаемой напрямую в разум Сонгу.

Продолжая прикасаться к камню, он вбирал в себя новые знания с огромной скоростью. Скорее всего, сразу же после завершения экзамена сон-явь завершиться и Сонг уже никогда не сможет вернуться сюда, чтобы продолжить. Потому приходилось терпеть постоянную боль, прислушиваться к себе и пытаться разобраться в тех образах, которые посылал ему камень. Ещё одной потенциальной опасностью для Сонга стала полуразрушенная печать души, приходилось следить ещё и за тем, чтобы она окончательно не рассыпалась, оставляя его один на один с той личностью, которой он когда-то являлся.

Наконец, когда, казалось, прошла целая вечность, камень исторг из себя последний каскад знаний и затих, прекратив подавать признаки жизни и оставив Сонга стоять перед ним, прислушиваясь к собственным ощущениям, и пытаясь хоть как-то прийти в себя. Секунда и вот уже всё пространство перед молодым человеком покрылось паутиной трещин, которая тут же взорвалась, обдавая его духовной энергией.

— И вновь тебе удалось пройти испытание клана Болг, — послышался безэмоциональный голос призрака-хранителя, который вывел Сонга из сна-яви. — Впрочем, я и не сомневался. Итак, было ли это путешествие полезным для тебя?

— Безусловно, — Сонг с трудом поднялся, вновь привыкая к нормальному состоянию своего тела, после немощного состояния Дина. — А могу я…?

— Вернуться? — перебил его призрак. — Нет, это невозможно. Сон-явь, который вам попадается на пути, является элементом случайности и вновь попасть туда невозможно потому как сами воспоминания приходят к первоначальному виду. Грубо говоря, каждый практик способен побывать там лишь раз.

— Очень жаль.

— Клан Фир Болг собирал знания душ на протяжении всего своего существования. В том числе и за пределами текущего атолла. Это огромный шанс побывать там. Цени его.

— Конечно, — кивнул Сонг после чего обратился к призраку. — Я бы хотел уединиться для осознания увиденного.

Он ощущал, что повреждённая в сне-яви печать, вот-вот превратится в ничто, и нужно было к этому как следует подготовиться. Если Вэл Син был прав и за некоторыми печатями скрывались осколки прошлой личности Сонг, он должен был подготовиться к тому, что встретиться с ними. Терять себя и уступать место предыдущей личности Сонг не собирался.

— Тогда следуй за мной, — призрак направился к выходу нисколько не удивлённый этой просьбой.


Чёрный Феникс с демонстративным удивлением подняла бровь, когда магистр Яма преградил ей и её спутникам путь. Последние сильно напряглись, готовясь к отражению удара от одного из сильнейших людей атолла.

— Госпожа, я бы хотел с вами поговорить, — вежливо обратился он к ней, поясняя причину такого неуважительного поведения.

Вот только это нисколько не впечатлило древнее существо в обличии юной девушки. Она несколько секунд смотрела на Верховного старейшину, специально затягивая повисшую паузу.

— Интересно, что вы можете мне такого сказать, магистр Яма? — тень улыбки тронула её лицо, говоря о том, что Феникс хорошо поняла причины такого поведения Великого старейшины.

— Обсуждать это здесь не слишком удобно…

— Меня это место полностью устраивает, магистр. К тому же я и мои спутники торопимся, излагайте ваше предложение, а после я уже подумаю, имеет ли смысл его обсуждать… более детально.

Великий старейшина Божественного клана мысленно подавил своё раздражение, понимая, что гнев сейчас совершенно точно не поможет. Очевидно, древний Чудовищный Зверь сейчас игрался с ним, явно не рассчитывая смутить или выбить опору из-под ног, но всё равно не отказывающийся от небольших шпилек, исключительно из-за личной неприязни. Обоюдной, надо сказать.

— Божественный клан хочет предложить вам союз, — как можно более спокойно сказал он.

— Как я понимаю, мы уже в союзе против надвигающейся пустоты, разве нет? — и вновь Феникс притворилась, что не понимает, к чему ведёт старик.

Магистр сделал неуловимый знак рукой, изолируя пространство вокруг них и не позволяя никому подслушать этот разговор.

— Божественный клан предлагает вам союз против Кровавого и Дьявольских кланов. После устранения угрозы со стороны пустоты мы хотим сокрушить тёмных раз и навсегда избавив атолл от их существования, — жёстко продолжил Яма, после того как вокруг него и Чудовищных Зверей образовалась зона молчания.

Глава 24

Место уединения, куда Сонга привёл управляющий башни, представляло собой круглую комнату с местом для медитации. В текущей ситуации — идеальное помещение для медитации.

— Сколько прошло времени с момента, когда я вошёл в испытание? — спросил он, перед тем как ступить в комнату.

— Меньше пяти часов, — ответил призрак.

«Время ещё более чем достаточно», — мысленно Сонг прикинул, что на Фрисоуле его ещё как минимум несколько дней не хватятся, а значит, можно полностью сосредоточиться на камнях концепций и полуразрушенной печати.

К тому же ему ещё предстояло обдумать все полученные знания и опыт, полученные в посещённых снах во время испытания, а это тоже требовало немалого времени. Конечно, он мог заняться этим вернувшись на корабль, но решил не откладывать настолько важную вещь, пока ещё свежи впечатления и ощущения после прохождения испытания. Молодой человек повернулся к застывшему за его спиной хранителю и с благодарностью кивнул ему.

— Спасибо, старший. Я воспользуюсь вашим гостеприимством ещё на некоторое время.

— Чувствуй себя как дома, — с безразличным видом ответил призрак. — Если захочешь поговорить со мной или вернуться в мир Хэл, достаточно просто позвать меня.

С этими словами хранитель башни пропал и Сонг оказался предоставлен сам себе. Несколько секунд парень смотрел на пустое место, где недавно был призрак, думая о своём. Вздохнув, он прошёл на середину комнаты, и, усевшись там в позу лотоса, погрузился в медитацию. Пока ещё были свежи воспоминания, Сонг первым делом занялся обдумыванием полученного опыта во время прохождения испытаний. Потенциально это должно было решить его затруднения в личном развитии, с которым он столкнулся последнее время и из-за чего не мог продолжать усиливать свой текущий этап развития «Совершенства».

Само обдумывание было не чем иным, как внутренним проживанием, ситуаций свидетелем которых Сонгу удалось стать. Потерявший сына отец, стремящийся, даже несмотря на отсутствие таланта, к силе юнец, живущий одним днём, ученик храма не желающий становиться сильнее и сотни других осколков воспоминаний. Он проживал их раз за разом, пытаясь осознать причины и следствия, источники и итоги происходящих в жизни людей событий. Это оказалось нелегко. Мало того что большинство воспоминаний, в которых участвовал Сонг, являлись травмирующими и эмоционально насыщенными, так ещё и несли в себе определённый посыл, который он пытался также понять.

Неизвестно сколько точно прошло времени с момента, как Сонг начал свою медитацию, но в какой-то момент он с трудом вытащил себя из каскада тысяч воспоминаний, тяжело дыхание и переводя дух. Как ни крути, а такое даже для него оказалось исполнить непросто. Однако, всё через что он прошёл, оказалось не зря. Результат значительно превысил ожидания Сонга, впервые с момента взятия этапа «Совершенства» он перестал ощущать стоящую перед ним «стену». Дальнейший путь его развития стал вдруг понятен и что самое удивительное, только сейчас Сонг вдруг осознал, насколько же простым было решение, которое было главным препятствием. Это было настолько же глупо, насколько это вообще могло быть. Теперь он, наконец-то, мог продолжать своё развитие, усиливая этап совершенства и забираясь всё выше в иерархии мира боевых искусств.

«Даже не знаю, хвалить ли себя за такое или ругать», — мелькнула у него мысль перед тем, как продолжить и приступить к самому сложному.

Сонг непроизвольно старался всячески отсрочить то, что планировал сделать, понимая, насколько это могло быть опасным. Одно дело разрозненные образы чужой жизни, и совсем другое концентрированные знания и опыт существа, которое было раньше личностью, занимавшей его тело.

— Ну что же, начнём, — Сонг мысленно потянулся к одной из печатей, уже почти рассыпавшейся.

Он хорошо помнил видение невероятного боя двух Абсолютов, которое ему удалось увидеть ещё при первоначальном повреждении печати. Тогда увиденное произвело на него сильное впечатление, если не сказать больше. Используемые ими силы, выходили далеко за рамки всего, о чём только он мог думать. И что самое важное, даже минута наблюдения за этим сражением дала Сонгу немало, он увидел использование целого каскада разных концепций и сил. И то, как величайшие эксперты использовали свои силы для сокрушения врага.

Закрыв глаза, Сонг потянулся к треснувшей печати. При обычных обстоятельствах разрушить её он не мог, но это лишь в обычной. Потянувшись мысленно к печати Сонг усилием воли, начал сминать её, окончательно разрушая. Сколько таких печатей ещё осталось на пути к основным воспоминаниям, он не знал, надеясь, лишь только, что их всё ещё достаточно. Миг и вот уже его разум пронзает ослепительная вспышка боли. Всё естество Сонга оказывается заполнено не только вихрем чужих мыслей и воспоминаний, но и силой. Плотной, сокрушительной и всепоглощающей. Чужие мысли наполнили его разум. Они стремительно проносились в его голове, словно стаи птиц, не оставляя после себя даже следов. Миг или вечность? И вот уже Сонг ощутил себя в полном одиночестве. В абсолютной темноте и тишине, посреди, как он чувствовал, какого-то колоссального, но абсолютного пустого пространства. На Сонга вдруг накатила такая усталость, что ему стало тяжело даже думать.

«Что это за место? Где я нахожусь?» — в его голове медленно перекатывались мысли.

В этот момент где-то на самом краю его восприятия появилась фигура неизвестного человека, почему-то хорошо освещённая в этом месте, где даже не было источника света. Человек медленно приближался к Сонгу и уже через несколько мгновений он смог хорошо разглядеть незнакомца. И то, что он увидел, нисколько не удивило Сонга. Что-то такое он ждал всё время после уничтожения этой печати, третей печати.

Сонг всматривался в собственное лицо. Почему-то сразу вспомнилось отражение, с которым он разговаривал во время прохождения экзамена Павильонов в городе Тёмной Звезды. Сейчас перед Сонгом появился его собственный двойник, который лишь внешне являлся его точной копией. Взгляд, движения и манера держаться сильно отличались. Фигура двойника подошла к Сонгу практически вплотную, застыв в каких-то паре метров.

— Полагаю, это было неизбежно, — прозвучавший собственный голос от двойника показался молодому человеку странным, он необычно растягивал некоторые гласные и странно выговаривал кое-какие слоги. — Так что это? Твоё любопытство, жажда силы или вынужденная мера?

Двойник вопросительно посмотрел на Сонга, ожидая ответа.

— Полагаю, второе и третье, — спустя несколько секунд раздумий сказал он двойнику.

— Что же, по крайней мере, это честно, — кивнул тот в ответ и взмахнул рукой меняя в мгновения ока мир вокруг и превращая его в самый настоящий цветущий сад, посреди которого они очутились. — Ты ещё только в начале своего пути, но уже столкнулся с чем-то настолько проблемным, что сломал целых три моих печати?

— Твоих? — вырвалось у Сонга.

— Всё верно, это я установил эти печати, — двойник кивнул и жестом приказывая молодому человеку следовать за ним направился куда-то вглубь сада.

— Но зачем? Зачем запечатывать свои силы, знания и личность? — спросил тот, присоединяясь к двойнику.

— Ты так и не ответил мне, почему ломаешь установленные печати, — вместо ответа сказал двойник.

Сонгу на ходу пришлось в общих чертах рассказать ему о появлении в атолле Пустоты и о том с какими трудностями ему пришлось столкнуться во время вызволения Син Фен, а также о катастрофе, которая нависла над всеми Высшими землями и атоллом человеческого влияния.

— Опять Пустота, — кивнул каким-то своим мыслям двойник. — Но это не та проблема, с которой не могут справиться эксперты перешагнувшие за грань Бессмертия. По крайней мере, до того момента, пока тварь не разожрётся до неприличных размеров.

— У нас нет мастеров Абсолютов, — покачал головой Сонг. — В этом-то и проблема.

— Вот как? — двойник даже удивлённо приостановил шаг, смотря на молодого человека идущего за ним. — Падение человеческой расы, по-другому и не скажешь.

— Разве ты, направляя меня в атолл человеческого влияния, не должен был знать об этом? — спросил Сонг уже окончательно запутавшись. — Я появился там всего пару лет назад, значит…

— Время и расчёты, всё это чушь, — хмыкнул двойник, не дождавшись продолжения мысли молодого человека. — Мы пришли.

Они оказались перед простым одноэтажным домом, очень похожим на тот, в котором жили алхимики Закрытого мира. Приглядевшись Сонг отметил почти полное сходство. Один в один.

— Это место ты создал сам, — хмыкнул двойник, такое ощущение, что прочитав его мысл. — Заходи.

Внутри домика, как и помнил Сонг, ничего не поменялось с момента, как он последний раз посещал его ещё с бедным Виндом. Массивный деревянный стол, сильный запах скошенной травы и какой-то сладковатой пыльцы. Возле окна стояла печка с трубой, выведенной прямо в окно. На печке стоял простой закипающий чайник, к которому и направился двойни. Он порылся на небольшой полке, установленной на одной из стен возле печки, извлёк оттуда два простых глиняных стакана и поставил на стол. После чего снял с печки кипящий чайник и залил ароматную жидкость в оба стакана.

— Кипяток пить умеешь? — спросил он скорее для того, чтобы заполнить возникшую паузу, чем действительно интересуясь, но Сонг всё же ответил.

— Никогда не пробовал.

— Вот и попробуешь, вроде хороший духовный чай. Пей.

Сонг взял чашку и приложился к ней, ощущая обжигающую жидкость во рту. Использовать концепции, как и духовные техники не получилось.

— Не умеешь, ну ничего научишься, — понимающе кивнул двойник. — Итак, думаю, ты хочешь узнать, кто я такой и кем был ты в прошлом, так?

— Да, — не стал лгать Сонг, он действительно хотел это узнать.

— К сожалению, некоторые вещи мне открывать нельзя, — покачал головой его собеседник. — Я расскажу только часть. Тебе решать, насколько это будет полезным. А после мы попробуем решить твою проблему с силой. Итак, что ты хочешь узнать?

— Кто ты? Точнее, кто я?

— Вопрос философский, ты — это ты, а я — это я. Полагаю, тебя больше интересует, какой у меня в прошлом был статус? Или в будущем, в этом времени всё слишком сложно.

Двойник улыбнулся и с наслаждением отхлебнул обжигающего напитка, даже не поморщившись. Подумал секунду, явно смакуя вкус, и продолжил.

— Ты ведь уже заметил, что связан кармическими нитями со всеми разумными существами, которые тебя окружают? Вижу по глазам, что заметил. Это была моя самая большая головная боль. Никакие запечатывающие техники не влияют на карму. Закон этот строг и влияет на всех, без исключения и в особенности на меня.

— Да, я связан не только с людьми, которых просто встретил, но даже с теми, кого никогда не видел и, похоже, вообще со всеми живыми существами во всём атолле, — кивнул в ответ Сонг.

— О-о-о, тут ты неправ, — с улыбкой поправил молодого человека двойник, любуясь его удивлением. — Ты связан не только лишь с живыми существами человеческого атолла. Ты связан со всеми живыми существами в принципе. Всеми без исключения. В каком бы атолле они ни существовали. И скажу тебе по секрету, ты даже связан с самой пустотой, сразу после того, как она обрела разум.

Глава 25

— Как это понимать? — Сонг замер, явно не ожидая этих слов от сидящего напротив двойника.

— А вот так и понимай, — усмехнувшись ответил тот и отхлебнул ещё обжигающего напитка. — Я долго бился с этим, пытаясь разрушить этот бесконечный круг связей, но оказался бессилен. Так вот вернёмся к моему статусу, о котором ты так хотел узнать. Знаешь ли ты, что по своей сути является этап Абсолюта?

— Нет, — молодой человек действительно много размышлял на эту тему, но из-за отсутствия знаний даже об этапах на порядок ниже Абсолюта, у него не имелось даже примерного понимания. Лишь только слова старейшины Изначальных, которые мало что объясняли.

— Почему ты думаешь почти все эксперты, кто достигал этого этапа, непременно отправлялись прочь от родного атолла?

— Не все, — Сонгу в голову вдруг пришёл Локус Болг, оставшийся защищать свой клан несмотря ни на что.

— Не все, — согласился с ним двойник. — Но большая часть. Практику достигающий этапа Абсолюта становится понятно, что его дорога, его путь с этого момента только начинается. Миллионы атоллов, триллионы достигших этого этапа экспертов в поисках собственного, персонального Дао. Путь воина, бесконечный и глубокий, как само Небо.

— Я всё ещё не понимаю, как это связано со мной? — Сонг покачал головой.

— Самым прямым образом, — двойник, как ни в чём не бывало, ещё отхлебнул из горячей чашки. — Как я уже сказал, этап Скитальцев, путешествующих по атоллам, является наглядным примером того, насколько глубок путь истинного Воина. И это лишь поиск своего Дао. А теперь скажи мне, если бы я тебе сказал, что существуют люди, которые способны не находить, а создавать своё Дао? Прокладывающие собственный путь отличный от всех без исключения живых существ во вселенной. И это ещё не всё. Представь, что, если мастер, который, создав своё Дао, оказался перед фактом простой истинны — его Дао, распространилось по всей вселенной, создав путь для всех его обитателей вплоть до Абсолютов?

Перед мысленным взором Сонга, словно бы из ниоткуда стали появляться красочные картины, демонстрирующие величественные атоллы, нити из соцветий изолированных миров, триллионы появляющихся и взрывающихся звезд, несущих смерть и жизнь. Колоссальное количество разумных существ, населявших всё это невообразимое пространство, в основе которого лежали принципы трёх великих законов. Небо, Земля и Дао. То без чего оказалось невозможна сама жизнь.

— Это… слишком сложно, чтобы понять с первого раза, мне надо это обдумать, — Сонг покачал головой, пытаясь осознать то, что ему говорил двойник. — Получается, ты и был этим мастером? Твоё Дао, стало путеводной нитью для миллиардов практиков боевых искусств.

— Или оковами, которые держат этих людей в определённых рамках, — добавил двойник. — Лишь практики, которым повезло преодолеть этап Бессмертия, получают шанс следовать своему пути. Такова главная ирония нашей вселенной — большинство живых существ следуют общему, чужому пути развития и неспособны шагнуть в сторону от этого. Когда я понял это, оказалось уже слишком поздно.

— Ты создал своё Дао, и оно стало общим для всей вселенной? — понял его Сонг.

— Да, и не только это… именно поэтому, кстати, я, а значит, и ты оказался связан практически со всеми разумными существами вселенной. Ведь подавляющее большинство всех практиков во всех атоллах и шаровых скоплений миров не смогли и не смогут стать кем-то равным Абсолютам.

Двойник замолчал, продолжая задумчиво пить духовный чай и, давая возможность Сонгу осознать всё им сказанное. Молодой человек уставился невидящим взглядом на стол, пытаясь связать всё, что было сказанно в одно целое. Но вот только связываться всё никак не хотело.

— Я всё равно не понимаю, — Сонг поднял взгляд на безмятежно выглядевшего двойника. — Как это связано с произошедшим со мной в Закрытом мире и позже в сне-яви Изначальных. Почему во мне есть родословная Фир Болг? Как я связан с Изначальными и уже их родословной? Кем я в действительности сейчас являюсь? Собой или твоим отражением? И почему появился именно в том месте и именно в Закрытом мире? Почему ты запечатал свою силу и разум, тем самым фактически убив себя? И навык «Небесный шаг», я чувствую, что ты как-то связан с ним, так?

— Как много вопросов, да? — с улыбкой кивнул двойник. — Но об этом мы поговорим как-нибудь потом. Постарайся как можно меньше трогать печати, несмотря на то что их уничтожение дарит тебе силу и возможность поговорить со мной, моя личность со всеми её воспоминаниям неизбежно становится частью тебя, это опасно прежде всего для тебя самого. Однако, выбор всё равно за тобой. А сейчас тебе пора.

— В каком смысле? — не понял его Сонг и в ту же секунду ощутил невероятное давление, которое в буквальном смысле выдернуло его из этого иллюзорного мира. Секунда и он уже вывалился в реальность тяжело дыша, всё его естество сотрясает волнами силы от разрушенной печати.

Подобно ревущему океану сила захлёстывала Сонга. Он ощущал, как малый барьер этапа Совершенства трещит под натиском этой силы. Духовная энергия переполняла его, заставляя сжать зубы от нестерпимой боли. Он всеми силами старался приостановить прорыв к среднему этапу «Совершенства» помня о том, как важно вначале как следует укрепить основание, что сделать на текущем этапе было не так просто. В какой-то момент из глаз Сонга брызнули кровавые слёзы, а сам он чуть не оказался повержен потоком бушующей духовной силы. Несмотря на страшные боли, он продолжал терпеть, всеми возможными способами направляя поток энергии к тем участкам его тела, которые требовалось укрепить первым делом. Вместе с основанием, Сонг постарался укрепить собственное совершенствование Тела, которое уже довольно давно оставалось на одном уровне, не забывал он и совершенствовании Энергии, которое также получало часть поток духовной силы.

К сожалению, бесконечно долго терпеть эту боль не смог бы даже практик самых высоких этапов, чего уж говорить о Сонге, которому удалось продержаться в ревущем потоке духовной энергии целых полчаса реального времени. В какой-то момент он вдруг понял, что не может это терпеть, и направил духовную силу по естественному для неё руслу. И в тот же миг молодой человек ощутил, как разрываются внутри него мощь среднего этапа «Совершенства», как обычно, это походило на то, как если бы слепой человек вдруг возвращал себе зрение. Сонг ощутил новые оттенки цветов вокруг себя, его чувства обострились и, казалось, углубились, позволяя ощутить ещё больше граней окружающего мира.

Однако всё на этом не закончилось, сила от уничтожения печати продолжала реветь, усиливая духовное и реальное тело Сонга. Он чувствовал, как стремительно приближается к пику «Совершенства», чего ни в коем случае нельзя было допустить. С шатким основанием, после такого быстрого скачка в развитии, он мог оказаться в очень неприятном положении, если прямо сейчас переступит малый этап пика «Совершенства».

Сжав покрепче зубы, Сонг в очередной раз постарался преградить путь потоку духовной энергии, который продолжал изливаться после окончательного разрушения печати и на этот раз он с удивлением обнаружил, что противостоять этой мощи удаётся с куда большей эффективностью. Он не только усилил себя, укрепив основание и прорвавшись к среднему этапу «Совершенства», но ещё и значительно улучшить навыки управления духовной силой. Через боль и кровь.

Сонг смог прийти в себя лишь через несколько часов после прорыва, открыв глаза и с удивлением смотря на свою одежду, практически полностью залитую кровью. За короткое время он потерял столько крови, что это могло бы убить любого обычного человека. Даже сам Сонг чувствовал непонятную слабость в своём теле, несмотря на то что достиг такого прогресса и прорыва.

— Ваша практика была удачной? — возле него появился, как обычно неожиданно, призрак-управляющий башни. — Требуется ли какая-то помощь?

За его учтивостью явно стояла озабоченностью. Внешний вид Сонг не внушал доверия.

— Нет, всё в порядке, просто дай мне время на восстановление, — махнул парень рукой, ощущая, с каким трудом слушается его тело. — Пока подготовь портал в мир Хэл, думаю, я и так здесь достаточно задержался.

— Будет исполнено, — кивнул призрак, исчезая прочь.

Сонг же вздохнул глубоко, приводя собственные мысли в порядок. Прежде всего ему следует переодеться, а уже затем немного поспать. Сейчас это будет самым верным решением. Медитация и поглощение духовной энергии сделает только хуже.

Переодевшись в новые одежды, Сонг вытащил из карманного мира кольца походный спальный мешок, которым последнее время практически не пользовался и, расстелив его, погрузился в целительный крепкий сон. Пожалуй, первый за последние полгода.


Магистр Яма находился на своей яхте, стремительно летящей к границам атолла человеческого влияния. Ему так и не удалось перетянуть на свою сторону Чёрного Феникса, даже несмотря на то, что он готов был идти на значительные уступки ради этого. К сожалению, Несущая Бурю оказалась куда более амбициозна, чем ему думалось вначале. Её требования можно было бы назвать выполнимыми, если бы не одно «но». Желание посетить главный охраняемый секрет Божественного клана, а именно сердце Странника. И если насчёт другого Феникс согласна была торговаться, то с последним была категорична. Мало того что она хорошо понимала суть изолированного пространства с сердцем, так ещё и оказалась поразительно осведомлена о текущем состоянии наследия, оставленного атоллу кланом Фир Болг и его главой.

«Проклятье, её отказ сильно меняет расклад», — с раздражением подумал Яма. — «Впрочем, это не значит, что план отменяется, просто чуть скорректируем некоторые ключевые моменты».

Магистр Яма вздохнул, смотря в иллюзорное окно, которое демонстрировало стремительно проносящиеся мимо звёзды. Сын должен был уже получить его послание и теперь многое также стало зависеть от него. Успех или провал? В первом случае Божественный клан получает самое большое преимущество в атолле человеческого влияния за всё время, а во втором оказывается на пороге настоящей катастрофы…

С одной стороны, появление сущности Пустоты повысило риски, а с другой — это самая большая удача для Божественного клана за последние несколько тысяч лет. Все враги клана повылазили из своих нор, решив собраться в одном месте. Это ли не самая большая удача?

Глава 26

Сон без сновидений опустился на Сонга словно гигантское одеяло, накрыв его с головой и позволив впервые уже за долгое время крепко уснуть, не думая о безопасности и угрозах.

Как и обещал призрак, на следующий день он привёл Сонга к подготовленному порталу в мир Хэл, не забыв о награде за очередное прохождение испытания клана Фир Болг. Всё тот же антрацитовый камень, который совсем недавно помог молодому человеку преодолеть большой этап развития и прорваться к «Совершенству». Только на этот раз ему щедро отсыпали целую горсть. Конечно, содержащуюся в нём силу нельзя было назвать какой-то действительно уникальной или глубокой, но в момент прорыва один из этих камешков ему всё же помог. К тому же их можно было использовать и в качестве помощи младшим практикам из Закрытого мира. В конце концов, у Сонга было достаточно подчинённых с низким развитием и всем им подобный камень мог дать невероятный толчок в развитии. Как, кстати, и собранные в башнях кристаллы концепций.

Попрощавшись с призраком-хранителем Башни, Сонг шагнул в портал, ощущая, как его затягивает в воронку перехода. Секунда и вот он уже выходит на такой знакомой площади города Огненной Птицы.

«Забыл предупредить хранителя башни о том, куда конкретно следует открыть мне портал», — запоздало подумал он, осматриваясь вокруг.

Впрочем, Сонг не верил, что с его текущей силой Управляющий секты «Вечных Сумерек» сможет его быстро почувствовать. По крайней мере, до того момента, пока в город не спустится яхта с Фрисоула, с которым он уже успел связаться и передать координаты своего местонахождения. До момента прибытия корабля Сонг решил немного осмотреться, пока добирался до главного порта города, в конце концов, это было всё равно по пути?

Сонг неспешно шёл по улице, заглядывая в некоторые магазины и лавки, проверяя их ассортимент и даже кое-что присматривая. Пускай у него имелись запасы, полученные в одном из схронов дьяволов, но дополнительный источник ресурсов, а также ингредиенты низкой категории тоже были нужны. Как раз пока он занимался осмотров различных товаров Сонга и посетила одна идея… Некоторое время он обдумывал её, примеряясь к ней и так и сяк, после чего решил не пороть горячку и перед тем, как исполнять её поговорить со своими товарищами, тем более что это их касалось напрямую.

«Мастер Сонг, мы прибыли», — в голове появился мыслеречь Рину, усиленная духовным источником яхты она дотянулась до меня даже на таком расстоянии.

Когда он добрался до местного порта, найти пришвартованное судно не составило особого труда. Среди всех находящихся здесь кораблей, только яхта была способна покинуть пределы планеты, все прочие являлись лишь обычными кораблями, похожими на те, что использовались в Закрытом мире и сотне других небольших миров.

Поднявшись в комнату управления, Сонг с облегчением обнаружил там Аэтонэ с учителем, которые, как и прочие члены экипажа, с улыбками поприветствовали его.

— С возвращением, мастер, — сказала подошедшая ближе Рину. — Вас не было почти три недели. Мы уже начали беспокоиться.

«Три недели? Странно, я уверен, что хранитель башни говорил, что моё пребывание в сне-яви испытания Фир Болг было почти мгновенным? Значит, я так долго был занят собиранием кристаллов концепций и их поглощением?» — подумал он, с удивлением узнав, сколько в действительности времени отсутствовал.

Возле Сонга вдруг появилась Син Фен, которую парень, к своему стыду, почему-то даже не смог ощутить, и не обращая ни на кого внимания весело бросилась ему на шею. Присутствующие в рубке практики непроизвольно начали улыбаться, увидев такую искреннюю радость девушки. Не удержался от смеха и сам Сонг, который ожидал этого меньше всего. За всё это время безумной гонки в поисках силы он уже и забыл, какой характер у Син и то, как она порой себя ведёт. После спасения Син долгое время приходила в себя, но, похоже, смогла перебороть свою хандру и сейчас перед ним была всё та же улыбчивая, ехидная и порой даже надменная Син Фен. Она даже вновь облачилась в своё любимое красное ципао.

— Я уж думала, ты там решил нас бросить, — с лучезарной улыбкой заметила она. — Явно не спешил возвращаться.

— Как я мог, — Сонгу удалось хоть и с трудом стать вновь серьёзным и вытащить из карманного кольца целую горсть добытых кристаллов концепций молний. — Зато смотри, что мне удалось найти. Предполагаю, тебе это будет полезно.

Глаза Син Фен загорелись, когда она осторожно прикоснулась к кристаллам, ощущая плотную духовную энергию законов, заключённых в них.

— Забирай, для других концепций у меня тоже есть и много, всем хватит, — Сонг вывалил горсть кристаллов в руки Син и повернулся к Рину. — За время моего отсутствия произошло что-то важное?

— Да, с нами связывался мастер Лод, — кивнула та. — Согласно его докладу на планету, где находится наш дом, было совершено нападение. С его слов это были просто мародёры использующие лохани вместе судов, с которыми легко справился один наших духовных кораблей. Однако, судя по тому, что удалось узнать мастеру Лоду, каким-то образом по атоллу идут слухи о наших богатствах и это неизбежно привлекает ото всюду гиен.

— Этого стоило ожидать, — Сонг понимающе кивнул, он предполагал, что так может произойти, отчасти, потому и оставил все имеющиеся корабли, за исключением Фрисоула у домашнего мира. — Информация о том, что у нас есть ресурсы, чтобы скупать столько мастеров им отстраивать полноценный город должна была распространиться очень далеко. Думаю, сейчас, после уничтожения первой волны пытающихся ограбить «не защищённое» поселение жалеющих значительно поубавиться.

— Согласна с вами, мастер, — кивнула Рину.

— К слову, как далеко находится сейчас Фрисоул от мира Хэл? — вдруг спросил её Сонг.

— За одной из лун, прячется в её тени, мастер.

— В таком случае отправь им приказ приблизится к миру и ждать наших распоряжений, — велел ей молодой человек.

— Да, мастер, — Рину несколько секунд боролась со своим любопытством, но, в конце концов, всё же спросила. — А зачем нам здесь Фрисоул?

— Я думаю, что нам пора закрыть все разногласия между тобой и Управляющим сектой, — Сонг внимательно посмотрел на девушку перед собой. — А Фрисоул будет нашей страховкой на случай, если что-то пойдёт не так.

В этот же момент, как он сказал это, Рину побледнела, став напоминать хранителя Башни, чем живого человека.

— Мастер, я не думаю, что это хорошая мысль… — запинаясь начала она, но Сонг не дал ей закончить.

— Его тень мешает тебе идти дальше. Думаешь это не заметно? Как быстро ты прогрессируешь в своём развитии?

— Я… — Рину не знала, что сказать.

— Позволь предположить, твой прогресс даже уменьшился с момента нашего знакомства, ведь так? Именно поэтому ты практически не практикуешься и так стараешься научиться пилотированию?

Она ничего не смогла ответить на это и лишь просто кивнула, опустив взгляд к полу, боясь даже посмотреть на Сонга.

— Вот поэтому мы должны закрыть эту тему, раз и навсегда. К тому же я тоже не люблю оставлять за собой неоплаченные долги, а ещё у меня имеются к этому человеку кое-какие вопросы, — Сонг посмотрел на кольцо с карманным миром, в котором существовал целый дворец. После взятия малой границы у него так и не было времени проверить, что там открылось нового, но это может и подождать.

— Хорошо, мастер, я согласно, — кивнула уже куда более уверенно Рину.

— Тогда давай не будем откладывать вопрос в дальний ящик и отправимся немедленно. Только дождёмся прибытие Фрисоула.

— Конечно.

Аэтонэ, Истинный Дракон и другие предложили свою помощь и сопровождение, однако Сонг решил не вмешивать их во всё это дело. Тем более что воевать со всей сектой он не планировал, а стража секты, совершенно точно, не станет пропускать чужаков на свою территорию. Было решено, что если возникнут какие-то проблемы и мощи тяжёлого духовного корабля, равного по силе практику этапа «Божества» вмешаются другие члены экипажа. Однако, Сонг сильно сомневался, что до этого дойдёт. Насколько он помнил, у сект в мире Хэл не было практиков, которые бы по своей силе приближались к уровню Божества, поэтому проблем быть здесь не должно.

Город Огненной Птицы в вечернем свете заходящего солнца выглядел, как разворошённый муравейник. Сонг с Рину двигались по его улицам, наблюдая за проносящимися над головами духовными лодками и практикам высоких статусов, многие из которых недотягивали по своей силе даже до уровня Основания, чего уж говорить о более высоких этапах.

— Навевает воспоминания, — заметил Сонг, когда они вышли на площадь, где находился главный вход в секту «Вечных Сумерек». Когда-то давно он бывал здесь, спасаясь от преследования людей Фло Райс.

— Да, навивает, — ответила Рину и улыбнулась, у ней, по всей видимости, поступление проходило куда спокойнее, чем у Сонга.

Пройти через главные врата секты не составило большого труда. Стражи лишь проверили подлинность именных знаков секты у Сонга и Рину, после чего почтительно пропустили обоих дальше. Правда пройти далеко им не удалось. Уже через несколько минут перед ними появился ребёнок в одеждах старейшины, преградив путь.

— Ну-ну, дети вернулись в отчий дом? — усмехнулся мальчишка, явно забавляясь происходящим, однако уже через секунду он осёкся, внимательно всматриваясь в Сонга. — Парень, да ты никак добрался до среднего этапа «Совершенствования»?

— Рад видеть старейшину нижнего двора в порядке и здравии, — вместо ответа молодой человек вложил кулак в ладонь и слегка поклонился ему.

— Рада видеть старейшину нижнего двора в порядке и здравии, — вторила за Сонгом Рину.

— Рады видеть, — передразнил мальчишка их с презрением. — Сколько лет прожили в Тёмных мирах, а врать так и не научились. А теперь я хочу знать, зачем два бывших ученика секты, ставших представителями Великой силы «Тёмных Сумерек» вернулись обратно, да ещё, и не оповестив никого об этом?

— Мы хотим навестить Управляющего отделением секты, он же не сменился, старший? — ответил спокойно Сонг.

— Не сменился, старый индюк всё так же просиживает штаны в своём кабинете, подыскивая себе молоденьких учениц, — хмыкнул с презрением мальчишка и вдруг замер, словно догадавшись о чём-то. — Навестить, говорите? Ученица, которая, похоже, сбросила с себя его очарование и парень, которого он так хотел убить? Ну-ну.

Сонг напрягся. Сражаться с этим старейшиной он не хотел — если слишком рано продемонстрировать всем настоящие силы Фрисоула это даст время и возможность Управляющему сбежать, а после найти его станет в разы сложней. Если вообще воозможно. Да и сражаться со всей сектой, как уже говорил Сонг, он не хотел. Однако, мальчишка его удивил, вдруг усмехнувшись и отойдя на несколько шагов в сторону.

— Идите и передайте Управляющему мой горячий привет, — сказал старейшина, и уже не обращая внимания на Сонга и Рину, направился прочь, насвистывая какую-то весёлую мелодию себе под нос.

Глава 27

Сонг некоторое время смотрел на удаляющуюся спину ребёнка, гадая, что за человек этот старейшина первого испытания секты «Вечных Сумерек». Пожалуй, он был самым странным из всех встречаемых в секте мастеров.

— Всё-таки странный он, — вдруг сказала Рину, высказав мысли Сонга.

— Видимо, Глава сильно насолил и ему тоже, — пожал плечами молодой человек и повернулся в сторону, где виднелась хорошо ему знакомая лестница. Та самая, которая являлась одним из испытаний для поступления в секту. — Пойдём, предполагаю Глава отделения уже в курсе того, что мы пришли.

— Да.

Идя по территории первого испытания Сонг в очередной раз, удивился красотой местных видов. Горный кряж, у основания которого располагался город Огненной Птицы и, соответственно, испытания секты «Вечных Сумерек» поднимался к облакам и царапал своими пиками небо. Основная территория этого отделения секты находилась в горной долине между двумя этими кряжами и соседствовала с таким же отделением секты «Повелителей мира», главного конкурента и соперника в мире Хэл. За пределами территорий этих двух сект располагался лес, спускающийся с другой стороны по склонам гор и считающийся нейтральным местом, где очень часто ученики обеих сект устраивали свои «стычки», чтобы выяснить кто же из них является истинным правителем этого тёмного мира. Именно там когда-то давно Сонг вместе с Рину «нашёл» кольцо. Конечно, очень скоро стало понятно, что это всё было лишь планом Главы, который, к его сожалению, не учёл такую вещь, как родословная Сонга.

Молодой человек оказался не только устойчив к силе кольца, но и смог использовать его, избежав подчинения силой Главы, а позже узнал о том, что Рину, будучи прямой ученицей верховного старейшины секты, была подчинена им посредством контракта души и безжалостно использовалась им в своих интригах. Удар по душе девушки и её возможности развиваться был настолько силён, что практически выжег ей эмоции, сделав послушной куклой…

На этот раз подъём по длинной лестнице к вратам отделения секты показался Сонгу лишь лёгкой прогулкой, хотя в прошлый раз это далось ему с некоторым трудом. За короткий срок он вырос достаточно, чтобы не обращать никакого внимания на это давление.

Добраться до резиденции Главы отделением секты «Вечных Сумерек» не составило труда. Поднявшись по лестнице, Сонг с Рину, не встречая никаких препятствий, пересекли вначале внешний, а затем и внутренний двор и ступили на территорию Главы отделения. Его резиденцией, где он принимал гостей и старейшин секты являлась самая высокая пагода внутреннего двора, находящаяся на одном из горных пиков и возвышающаяся над прочими башнями словно великан над обычными людьми. Насколько знал Сонг из рассказов в секте, когда ещё жил здесь, эту пагоду построили, используя кости Чудовищных Зверей самых высоких этапов вплоть до «Пророков» из-за чего вокруг неё всегда можно было заметить плотную ауру духовной энергии самых высоких порядков. Чёрная, из-за потемневших на солнце костей, пагода притягивала взгляд, говоря всем гостям этого отделения секты, где находился Глава.

Когда они подошли к вратам этого невероятного строения, навстречу Сонгу и Рину вышла почётная стража из практиков этапа «Осознания».

— Ученик Сонг, ученица Рину, — старший отряда стражей поочерёдно поприветствовал обоих. — Глава отделения ждёт вас на втором этаже в своём кабинете. Госпожа Рину, вы должны знать, где он находится.

— Да, — уверенно кивнула девушка, хотя Сонг смог заметить, как судорожно сжались её кулаки. Не ускользнуло это и от стража. Он лишь усмехнулся и вместе со своими людьми отошёл в сторону, пропуская их ко входу.

«Госпожа Рину, Сонг — Фрисоул полностью приведён в боевую готовность, мы готовы ударить по вашей команде. Как и было приказано, яхта сейчас находится неподалёку от отделения секты „Вечных Сумерек“ и заберёт вас по первому же зову», — в голове появилась мыслеречь Аэтонэ, которая сейчас осталась за пилота и координировала работу обоих судов.

«Спасибо, Аэтонэ», — поблагодарил её Сонг, обратив внимание, как стоящая рядом Рину расслабилась после услышанного. Похоже, эти слова придали ей уверенности. Фрисоул, чья сила равнялась практику этапа «Божества», внушал уверенность.

Внутри пагоды Главы их встретила лишь только тишина. Никто не пытался выйти навстречу. Даже восприятие Сонг молчало, говоря о том, что сейчас в пагоде, кроме самого Главы отделения никого не было, даже слуг. Рину упоминала, что её бывший мастер был своеобразным человеком, мнительным и осторожным. Вероятно, он специально не использовал слуг в своём «доме», чтобы уменьшить риск?

Поднявшись на второй этаж, они остановились перед двустворчатыми дверьми, которые вели в кабинет Главы. Рину подошла вплотную к ним и замерла, закрыв глаза. Похоже, её вновь охватывала паника и сейчас девушка всеми силами пыталась успокоить себя.

— Всё в порядке? Ты выглядишь подавленной, — Сонг подошёл ближе к Рину. — Мы должны закрыть эту страницу нашей жизни раз и навсегда. Особенно это нужно тебе, Рину.

— Я знаю, — она кивнула и глубоко вдохнув толкнула створки двери, заходя внутрь невероятно длинного кабинета.

— Наконец-то, — мужской голос раздался со стороны большого дубового стола, расположенного в дальнем конце кабинета, возле окна. — Я думал ты уже никогда не решишься вернуться, Рину.

Сонг бросил взгляд на самого влиятельного человека отделения и одного из сильнейших практиков всей секты «Вечных Сумерек». Он сидел в высоком кресле, придвинутом вплотную к столу, и разбирал кипу каких-то бумаг, перекладывая листки один за другим. Не было заметно, чтобы глава хоть как-то выглядело озабоченным или проявлял страх. Он был абсолютно уверен в себе и собственной безопасности. С другой стороны, Сонг хорошо понимал его, этот человек находился на высоком этапе развития, искусно скрывая его. Предок? Император? Или даже выше?

— Глава, приветствую вас, — Сонг заметил, как побледнела Рину и начал первым, слегка поклонившись мужчине и обхватив ладонью кулак, выстави его перед собой. — Мы посетили это отделение секты «Вечных Сумерек», чтобы поговорить с вами.

— Вот как? — глава перевёл взгляд на Сонга. — Но, кажется, я говорил не с тобой, юноша? Не нужно встревать, когда старший не обращается персонально к тебе, или тебя не учили вежливости?

Сонг ощутил давление силы, обрушивающееся единовременно на него. Это походило на лавину, словно бы он оказался на пути самой настоящей истинной стихии. Секунда и это ощущение пропало, словно бы его и не было. Глава отделения пару мгновений ещё смотрел на молодого человека, словно бы ставя его на место и говоря, что его время скоро наступит и вновь перевёл взгляд на Рину.

— Итак, ученица? Ты сняла мою печать, но всё равно решилась вернуться? Неужели поняла, насколько слаба и ничтожна без своего мастера? — мужчина поднялся со стула и вышел из-за стола. — Единственное, что мне интересно, как ты смогла избавиться от печати? Тебе кто-то помог? Этот мальчик?

С последним словом Глава отделения вновь перевёл взгляд на Сонга. У молодого человека появилось ощущение, что его сущность выворачивают наизнанку, пристально изучая и разбирая на составляющее.

«Мастер Сонг», — в голове появилась паникующая мыслречь Рину.

«Спокойнее, Рину. Ты уже не его кукла и можешь противостоять ему! Просто помни, я с тобой… как и мощь Фрисоула!» — ему стоило больших трудов ответить на этот панический призыв, одновременно с этим пытаясь противостоять силе восприятия Главы отделения.

— Поразительно, — удивлённо выдал тот спустя несколько мгновений. — Ты пытаешься сопротивляться даже в такой ситуации? И твоё восприятие… откуда такая сила? Ещё и этап «Совершенства», какой секрет ты скрываешь, парень? Ты пришёл сюда без прикрытия или защиты, я проверил всё — от и до. Не знаю, или ты слишком самоуверен или просто дурак. Предполагаю, что последнее, но тем интереснее будет узнать, что за сокровище досталось такому дураку.

Сонг видел, как глаза главы чуть ли не загорелись алчным светом. Он был явно впечатлён тем, что увидел. Его сила сжималась вокруг молодого человека, в попытке понять и изучить его.

— Глава, — Сонг усилием воли отбросил прочь его восприятие, раскручивая внутри себя технику Огненного Бессмертного, ставшей после взятия пятой революции ещё более сильной и позволяющей противостоять даже эксперту такого уровня. — Глава, я хочу узнать об этом кольце.

Сонг поднял руку, демонстрируя мужчине кольцо на среднем пальце. Тот самый артефакт, в котором находился карманный мир колоссальных размеров с дворцом, построенным внутри. Ранее это кольцо подавляло волю своего хозяина и не позволяло заглянуть в себя без родословной Фир Болг. Благодаря свойству подавлять волю, глава использовал это кольцо для того, чтобы порабощать людей вокруг себя, в том числе и стоящую Рину.

— Где вы нашли это кольцо и что о нём знаете?

Глава отделения улыбнулся. Он явно был уверен в том, что сейчас это кольцо вновь вернулось в его руки.

— С чего ты взял, что я собираюсь тебе что-то рассказывать? Рину, давай мы возвратим твою печать души на законное место, а после займёмся изучением этого молодого человека…

«Рину, очевидно, по собственной воле он нам ничего не расскажет. Используй силу Фрисоула и давай закончим с твоей проблемой раз и навсегда», — мыслеречью сказал девушке Сонг.

Между тем глава продолжал:

— Подойти ко мне, я создам печать ещё сильнее и лучше, чем была у тебя раньше.

— Нет, — чётко ответила ему девушка.

— Что? — Главе отделения показалось, что он ослышался. — Что ты сказала?

— Я сказала нет! — повторила Рину и мысленно отдала приказ Фрисоулу.

— Да как ты смеешь… — рявкнул глава, уже собираясь обрушить на двух молодых людей свою силу, как вдруг споткнулся на полуслове, внезапно ощутив угрозу такой мощи, что мгновенно использовал все имеющиеся в его распоряжении силы и амулеты, чтобы создать вокруг себя защиту и одновременно с этим, пытаясь открыть проход к коротким путям.

Однако даже с его силой сделать это мгновенно оказалось невозможно. Сонг и Рину, готовые к происходящему, отскочили в сторону, благо сам глава в своём огромном кабинете находился от них на почтительном расстоянии и разорвать дистанцию при таком варианте оказалось нетрудно. Вся мощь Фрисоула рухнула на Главу отделения секты «Вечных Сумерек» в один миг вдребезги разбивая весь его спешно выставленный духовный щит и обрушиваясь на него самого. Сонг с Рину успели заметить, как под действием этого удара мужчина рухнул на колени, обливаясь кровью и хрипя что-то нечленораздельное.

«Вот теперь, если выживет, можно и поговорить», — мелькнула мысль у Сонга.

Глава 28

Пагода, получив сокрушительный удар от Фрисоула, в какой-то момент содрогнулась. Даже такому основательному строению оказалось непросто выдержать атаку уровня этапа «Божества». Даже несмотря на то, что Фрисоул ударил узким лучом, прошивая насквозь этажные переходы пагоды, это не спасло последнюю от разрушений.

Сонг с Рину буквально секунду видели обливающегося кровью Главу, рухнувшего на колени и вот уже пол под ним не выдержал, и сильнейший практик отделения рухнул в образовавшийся под его телом пролом, пропадая в образовавшемся тёмном провале. Пагода ещё раз содрогнулась, норовя в любой момент сложиться, погребя под собой всех, кто сейчас находился в ней.

«Силу корабля контролировать намного труднее», — подумал Сонг, подходя к образовавшемуся в полу кабинета провалу. — «Хотя, надо сказать, я предполагал, что разрушений будет куда больше».

Одним движением они с Рину спрыгнули в тёмную дыру, которая судя по тому, что он видел, оказалась пробита чуть ли не до подземных этажей пагоды. Главу отделения они нашли в нескольких метрах от места падения. Он смог каким-то образом отползти в дальний угол довольно просторного и пустого зала, который никем никогда не использовался раньше. Он прислонился к склизкой стене и тяжело дыша смотрел куда-то в одну точку.

Внешний вид некогда гордого и надменного практика сейчас мог вызвать лишь жалость, залитый кровью белый халат, в который он любил облачаться, чтобы быть похожим на учёного городского чиновника, пропавший дорогой головной убор, который он любил носить, уже не скрывал блестящую лысую макушку некогда грозного практика. На энергетическом уровне всё было намного хуже. Его внутренняя духовная структура находилась в хаосе. Похоже, глава использовал все имеющиеся силы, чтобы защитить себя от атаки Фрисоула, но разница между его силой и Божеством оказалась слишком велика. Именно так выглядел результат попытки сражения двух несопоставимых по своему развитию практиков боевых искусств.

Конечно, больше всего была шокирована увиденным Рину. В её мыслях гордый Глава отделения секты «Вечных Сумерек» являл собой эталон силы и уверенности, а сейчас он выглядел просто… жалко.

Более того, Сонгу оказалось достаточно заглянуть в глаза Главе, который, похоже, всеми силами пытался сейчас излечить свои внутренние травмы, чтобы увидеть в них животный страх. Человек, играющий чужими судьбами так, словно это были его ручные зверьки, сейчас находился в ужасе от того, что с ним происходило. Сонг бросил взгляд на Рину. Похоже, жалкий внешний вид человека, который в буквальном смысле когда-то держал её на поводке, шокировал девушку, заставив по-другому взглянуть на него и саму себя.

«Возможно, это даст ей нужный толчок, чтобы, наконец, преодолеть ту преграду, которая не позволяло ей раньше практиковаться…», — Сонг мысленно вздохнул и повернулся к лежащему возле стены Главе отделения. — «Как бы то ни было, пора с этим заканчивать и двигаться дальше».

Он приблизился к тяжело дышащему мужчине, смотря на него сверху вниз.

— Я повторю свой вопрос, — молодой человек спокойно, словно до этого ничего не произошло, продолжил. — Где вы нашли это кольцо и что о нём знаете?

Глава слабо улыбнулся, из его глаз уже пропал тот страх, который совсем недавно Сонг видел. Очевидно, он понемногу начал приходить в себя и не собирался просто так отвечать.

— Если я скажу, где гарантия, что ты меня отпустишь, парень? — в голосе мужчины появились железные нотки, а сам он твёрдо посмотрел в глаза Сонга. Первый шок у него прошёл и сейчас он постепенно возвращал себе былую уверенность.

— Гарантий нет, но вы, видимо, не совсем понимаете. Этот вопрос мне просто любопытен, не более, — Сонг поднял руку, создавая яростное пламя в ней. — А вот оставлять за спиной потенциального врага, желающего отомстить, я совершенно точно не хочу.

На этот раз это был не совсем блеф. Сонг действительно считал сидящего перед ним человека подлым и опасным уродом, особенно после того, как увидел во что он превратил собственную ученицу, доверившуюся ему. Оставлять такого врага у себя за спиной большая роскошь, особенно когда у Сонга и без того хватало других проблем. Однако, радикальных мер не потребовалось, как оказалось, мастер боевых искусств, гордый и амбициозный очень боялся за свою жизнь.

— Я всё скажу! — тут же выкрикнул он, увидев что-то в голове молодого человека. — Это кольцо находилось в той же пещере, где ты его обнаружил. Я нашёл его, когда только прибыл в это отделение в качестве простого старейшины.

— И ты использовал его на своих учениках, чтобы подавить их волю и установить им печати, я правильно понимаю?

— В том числе, — не стал отрицать этого Глава.

— Вы находили что-то ещё в этой пещере, помимо кольца? — спросил Сонг главное, что его сейчас интересовало.

— Если дадите клятву, что после этого опустите меня, я передам свиток вам в руки, — мужчина осторожно поднял руку, показывая одно из колец на пальце. — Убьёте меня и вместе с моей смертью будет уничтожен и свиток. Он здесь в этом кольце, запечатан моей меткой души, без которой открыть это кольцо сможет не каждый эксперт этапа Божества.

— Клятва? — переспросил Сонг, задумчиво смотря на Главу. — Видимо, ты что-то не понял. Мне нужен этот свиток, но не настолько, чтобы ограничивать себя чьими-то клятвами. — Молодой человек наклонился к замершему мужчине. — Давай сюда кольцо.

— Погоди, если хочешь, я сам дам клятву. Готов поклясться, в чём хотите. Стать рабом или слугой. Всё что угодно…!

Сонг не стал дослушивать, силой срывая с его пальца кольцо и следующим движением ударяя всей своей духовной силой. Вот только вместо физического тела он выбрал своей целью духовные каналы Главы отделения, в считаные секунды выжигая их. Из-за того, что после удара Фрисоула тому пришлось использовать практически все силы на то, чтобы защититься, сейчас у него просто не было возможности противостоять силе Сонга. При условии достаточного количества времени Глава мог бы восстановить свои каналы, но вот Сонг сильно сомневался, что это время у него имелось. Сейчас он хорошо ощущал приближение сразу двух хорошо знакомых ауры.

— А-а-а! — Глава закричал от ярости и боли, ощущая, как стремительно уходят остатки сил, а вместе с ними и последние надежды. — Ты заплатишь за это!

— Да-да, — Сонг восприятием обратился к кольцу, проверяя действительно ли там стоит духовная метка, и практически тут же находя её.

«Придётся попросить одолжения у мастера Истинного Дракона. Думаю, его силы должно хватить, чтобы стереть эту метку», — подумал он, разворачиваясь к выходу.

— Рину, если ты хочешь поквитаться со своим мастером, то сейчас самое время, — сказал он замершей девушке. — Там собралась уже целая очередь, чтобы поговорить с Главой.

Рину несколько секунд смотрела на своего бывшего мастера, который сейчас корчился на полу от невыносимой боли. Сонг видел, как на её лице отражались эмоции внутренней борьбы. Девушка явно испытывала непростые чувства. Она сжимала и разжимала кулаки, смотря на Главу отделения.

— Нет, я уже всё решила для себя и закрыла раз и навсегда эту историю, этого человека для меня больше не существует.

— Ты готова двигаться дальше, следуя своему Дао? — спросил Сонг самое важное, ради чего по большей части всё это и затевалось им.

— Да, мастер, — с готовностью кивнула Рину.

— Это правильный ответ, — молодой человек не смог не улыбнуться в ответ. — Пойдём, а то здесь становится уже тесно.

В этот момент в подвал, куда рухнул во время удара Фрисоула Глава отделения секты «Вечных Сумерек» спустились двое хорошо знакомых Сонгу людей. Первым оказался тот самый мальчик — старейшина земли испытаний, а вторым не кто иной, как старейшина Пари — мастер и учитель некогда лучшего ученика Внешнего двора этого отделения секты, а сейчас подчинённый Сонга, Рэд Пари.

— Парень, а ты всё так же способен удивлять, — с улыбкой обратился к Сонгу мальчишка. — Сокрушить этого старого урода, да ещё и силой тяжёлого духовного корабля. Силён.

— Я, думаю, вы сами решите, что делать с этим человеком, — парень кивнул на замершего в углу Главу.

— О, не беспокойся, у меня, как и у мастера Пари, имеется к этому человеку несколько довольно щепетильных вопросов.

— И несколько серьёзных претензий, — в глазах второго старейшины Сонг увидел яростное пламя ненависти, брошенное в сторону нынешнего Главы. — К слову, я получил весть о своего ученика, он говорит, что присоединился к тебе и начал следовать своему Дао, это так?

— Да, мастер, — не стал врать Сонг.

Старейшина Пари несколько секунд смотрел на него и вдруг улыбнувшись, кивнул.

— Я верю, что ты добьёшься много, парень. Найди своё Дао и следуй ему. А этого старика оставь нам. Слишком уж много он сделал такого, чего простить нельзя, — старик кивнул на Главу и, уже не смотря больше на Сонга, уверенным шагом двинулся вперёд.

— Будет интересно посмотреть, чего ты сможешь добиться, парень, — подтвердил слова Пари мальчишка. — Я буду следить за твоими успехами. А сейчас бывай, я собираюсь заняться обстоятельным обсуждением некоторых важных вещей с бывшим Главой отделения.

Сонг с Рину уже не оглядываясь двинулись к выходу. Яхта под управлением Аэтонэ ничего не боясь опустилась на территорию секты «Вечных Сумерек», почти вплотную к полуразрушенной от удара Фрисоула Пагоде. Приняв на борт Сонга с Рину, яхта, использовав максимальную скорость, рванула в высь, к сумрачному небу мира Хэл.

Поднявшись в командную рубку Сонг, первым делом, направился к стоящей возле камня управления Аэтонэ с Истинным Драконом.

— Мастер, — обратился он к последнему, протянув ему кольцо с запечатанным карманным пространством. — Хочу попросить вас об одолжении. Вы сможете снять метку души с этого кольца? Любыми способами.

Истинный Дракон с любопытством выгнул бровь и, приняв кольцо, несколько секунд осматривал его своим восприятием.

— Ну что же, думаю, без проблем сделаю это, только должен сразу предупредить, принудительное стирание метки души может сильно ударить по практику, которому эта метка принадлежит. Есть даже опасность, что получит множество внутренних демонов, с которыми не сможет справиться.

— Что же, если так произойдёт, то никто плакать не будет, — Сонг пожал плечами.

— Хорошо, тогда займусь этим, завтра можешь забрать кольцо.

— Меня интересует лишь один свиток, который находится внутри, если старший найдёт что-то интересное для себя или Аэтонэ, то может смело забирать.

Истинный Дракон лишь усмехнувшись кивнул, очевидно, слабо веря в то, что там найдётся что-то интересное ему.

— А теперь, — продолжил между тем Сонг. — Давайте займёмся вашим с Аэтонэ вопросом. Пора навестить схрон Истинных Драконов, мастер.

Глава 29

Мир сна-яви, в котором обычно встречались Сонг и Локус Болг изменился. Раньше это была бесконечна равнина, уходящая в бесконечную даль. Сейчас же это была гористая местность, на которой, довольно высоко, располагалась длинная площадка. Своего наставника молодой человек обнаружил в середине этой площадки, медитирующего там. Казалось, он в первые секунды не обратил внимания на появление своего подопечного и лишь спустя некоторое время почувствовал его присутствие, открыв глаза и встретив Сонга хмурым замечанием:

— Давно ты не появлялся, парень. Хоть тут время и течёт по-иному, но даже так прошло уже много дней с момента нашей последней встречи, чем ты был занят?

— Мастер, я практиковался в одном из испытаний клана Фир Болг, — ответил он и, заметив, как дрогнули брови воплощения Локуса, спросил. — Вы можете рассказать, почему после достижения этапа Абсолюта, решили остаться в нашем атолле? Как я понял, все практики, преодолевшие границу Божественности, стремятся покинуть свой дом, чтобы продолжить своё развитие?

— Хм-м-м, — Локус Болг несколько мгновений размышлял над сказанным Сонгом. — В действительности я хотел уйти…

— Что это значит? — не понял его молодой человек.

— Ты сейчас видишь перед собой лишь просто воплощение, — сказал Локус Болг и тут же поднял руку, призывая своего ученика помолчать и не перебивать. — Мне недоступна большая часть информации с момента, как я сюда поместил свой слепок души. Но могу сказать, что рассчитывал после решения всех проблем с атоллами Призраков и Святых отправиться за Основателем. Жаль, что сделать это мне так и не удалось. Дело в том, что желание двигаться дальше в своём развитии практически неостановимо для всех практиков, перешагнувших Божественность. Такова реальность — практики начинают поиск своего Дао. Если когда-нибудь ты и сам достигнешь этого этапа, то поймёшь всё сам. Я не стал говорить тебе об этом, когда мы затрагивали тему Основателя Фир Болг. Очень многие, и я в том числе, всё ещё ждут его возвращения. Несмотря на то, сам клан Болг уже очень давно перестал существовать, оставив после себя лишь бледные тени наследников с родословной…

— Да, мастер, — кивнул Сонг. — Я понимаю.

— Ладно, не будем о грустном, — Локус Болг встал, и в его руках появились парные клинки. — Давай продолжим наши тренировки, раз уж ты связан с оружием Основателя, тебе, так или иначе, придётся изучить боевое искусство парных мечей.

Величайший мастер сделал несколько взмахов мечами и вокруг него тут же загудел воздух, искривляясь под действием духовной энергии мастера. Взмах, удар, взмах, удар. Пируэт. Верхняя стойка правой руки, нижняя стойка левой. Удар.

Мир содрогнулся от силы Локус Болга.


Местонахождение схрона Драконов, располагалось в центральных мирах и даже с максимальной своей скоростью Фрисоулу в любом случае требовалась не одна неделя, чтобы добраться до него. К тому же это оказалась территория Божественного Клана, самого закрытого и сильного клана человеческого атолла влияния и как ни крути, перемещаться по контролируемому им космосу следовало как можно осторожнее.

Таким образом, воспользовавшись полученной возможностью, Сонг полностью погрузился в свои тренировки и практику внутри кольца. Лишь иногда он, оказывался атакован бурей по имени Син Фен, и соглашался на то, чтобы «немного» развеется с ней и «пропустить по стаканчику духовного вина». Это всегда выливалось в самые настоящие попойки, после которых молодому человеку приходилось использовать собственную духовную энергию, чтобы нормально восстановиться и вернуться к режиму.

К слову, о Син Фен. Девушка окончательно пришла в себя и развила бурную деятельность, занимаясь практикой боевых искусств вместе с лучшими наставниками на корабле и даже каким-то образом умудрилась договориться с Истинным Драконом, который позволил ей участвовать в тренировках с Аэтонэ. Конечно, многие практики Истинных Драконов оказались малополезны человеку, но вот мудрость Дракона и его выдающиеся знания о человеческих техниках оказались крайне полезны для Син Фен. Особенно после того, что ей довелось пережить и вмешательства в развитие Дьявольской Советницы. Из-за этого текущее развитие Син находилось даже выше, чем у Сонга и находилось на этапе «Вечного Предела».

Ещё одним примечательным событием, которое произошло с Сонгом, стало открытие целого крыла Дворца карманного мира после взятия среднего этапа «Совершенства». Само крыло разделялось на два огромных зала, внутри одного из них находились ровные ряды артефактов Фир Болг. Оружие, защитные амулеты, доспехи и вспомогательные инструменты, по типу «создателя тоннелей» клана Вэй, который когда-то давно в Туманном Архипелаге Закрытого мира позволил Сонгу с товарищами вырваться из ловушки. Теперь вопрос экипировки людей перестал стоять так остро. Тех артефактов, которые он когда-то получил в схроне дьяволов, уже стало не хватать. Стремительно разрастающийся город «съедал» огромное количество разных ресурсов для своего поддержания и развития. И большой вопрос, когда же дело дойдёт до самообеспечения.

Что же касается второго зала, то в нём Сонг обнаружил огромную библиотеку рецептов, свитков и книг, связанных с самыми различными прикладными сферами. Кузнечное дело, начертание, алхимия и создание артефактов, а также многое другое. Сонг ради интереса заглянул в некоторые свитки по начертанию и с удивлением выдохнул. Это был очень высокий уровень мастерства. Эта библиотека могла впечатлить даже самого талантливого мастера Высших Земель. Можно сказать, наряду со свитками навыков и техник, полученных им при обнаружении схрона Дьявольского клана — это была самая большая удача. Любой город с мастерами, способными воплотить в реальность собранные здесь знания, мог стать настоящим центром торговли целого района атолла.

Осталось только вернуться домой и передать эти свитки нужным мастерам.

Помимо практики парных клинков, Сонг решил вернуться к практике концепции времени в комнате с песочными часами, а также днями и ночами сражался с сильнейшими отражениями мастеров внутри дворца, пытаясь понять наставления Локус Болга уже на практике.

Дни пролетали за днями. Стремительной круговертью они проносились мимо него, из-за чего он потерял всякий счёт им. Тем более практика с песочными часами позволяла Сонгу растягивать законы времени, как ему угодно. При этом молодой человек не забыл о других изучаемых им концепциях — используя имеющиеся у него камни, он продолжал изучать концепции огня, а также практиковался в законах кармы.

В один из дней к Сонгу подошёл Истинный Дракон, отвлекая его от утренней медитации.

— Вот кольцо, — протянул он молодому человеку пространственный артефакт. — Я немного поспешил, когда говорил о дне. Метка души оказалась очень прочной, пришлось потрать чуть больше времени на её уничтожение.

— Я благодарю старшего, — Сонг слегка поклонился, отдавая должное Истинному Дракону. — Ваша помощь неоценима.

Приняв кольцо, он сразу заглянул внутрь кольца своим восприятием и не удержался от удивлённого вдоха.

— Да, бывший хозяин этого кольца оказался не промах, собрать столько ресурсов, находясь в третьесортной секте, дорогого стоит, — с усмешкой согласился с Сонгом мужчина. — У него даже завалялись некоторые редкие и древние свитки навыков и техник, о которых я лишь слышал.

Сонг слушал дракона вполуха, обшаривая карманное пространство кольца. Он искал тот самый свиток, о котором говорил Глава. Из-за того, что кроме самого факта его существования о нём больше не было ничего известно, ему приходилось обшаривать своим восприятием все доступные свитки и книги. В какой-то момент молодому человеку уже начало казаться, что Глава отделения солгал, чтобы хоть как-то попытаться выторговать себе жизнь, но всё обошлось. Нужный свиток нашёлся на самом дне небрежно сваленной кучи у самого края карманного пространства. И в отличие от тубусов с навыками и техниками — этот свиток лежал смятый без какой-либо защиты.

Сонгу стало понятно такое небрежное отношение лишь, когда он вытащил находку из кольца. Смятый в нескольких местах папирус, даже не защищённый какой-то энергией или силой, он представлял собой защищённый невероятно сильной духовной печатью, вскрыть которую в теории не смог бы даже практик этапа Божества. Об этом же с полной уверенностью заявил и Истинный Дракон, стоило ему лишь взглянуть на свиток.

«Какая знакомая энергия», — мелькнула мысль в голове Сонга, стоило ему лишь прикоснуться к папирусу. — «Это совершенно точно была сила родословной Фир Болг».

Он попытался ввести в свиток свою силу, используя силу крови Болг, которая текла в нём, но вопреки и его ожиданиям ничего не произошло. Свиток оказался безмолвен.

— Думаю, здесь не всё так просто, парень, — сказал ему Истинный Дракон, ощутив попытку открытия печати. — Думаю, здесь требуется что-то ещё. Не только родословная Фир Болг.

— У вас есть какие-то предположения, старший?

— Трудно сказать, — пожал плечами мужчина. — Скорее всего, здесь должно быть сразу несколько ключей, минимум два, я бы сказал. Подумай, кто был владельцем этого свитка, и какие ключи он мог использовать?

«Какие „ключи“ мог использовать Основатель Болг? Это не самый простой вопрос…»

— Ну, у тебя достаточно времени, чтобы подумать над этим, — пожал плечами Истинный Дракон.

Наконец, спустя несколько недель Фрисоул достиг территории Божественного клана и здесь уже Сонгу с сопровождающими его людьми пришлось пересесть на Яхту, чтобы не вызвать лишних «подозрений» у представителей Божественного клана. Как минимум, никто из них не поймёт появления тяжёлого духовного корабля на своих территориях. Потому и было решено оставить Фрисоул в одной из безлюдных космических систем, соседствующих с мирами Божественного клана. Со слов Истинного Дракона нужная им система, где находился Схрон, располагался в каких-то паре дней пути от места, где они оставили корабль.

— Когда будем лететь через систему Божеств, отвечать на их вызовы буду я, — безапелляционным тоном сказал Истинный Дракон. — Они уважают только силу и практики этапа «Божества» это те немногие, кого они не станут принуждать к досмотру. При условии, если их устроит моё объяснение причины нашего визита, конечно. Это я беру на себя, как и ответственность за всю эту экспедицию.

— Хорошо, — кивнул Сонг. — Мы рассчитываем на вас, мастер.

Глава 30

Как и говорил Истинный Дракон, Божественный клан практически сразу попытался выяснить, кто к ним пожаловал в гости, достаточно было яхте пересечь некую невидимую черту, обозначавшую начало территории сильнейшей силы человеческого атолла влияния, как сразу несколько лёгких боевых кораблей преградили им путь. Они потребовали остановить яхту и приготовиться к её досмотру. Однако, достаточно им было почувствовать силу практика этапа «Божества», находящегося на корабле, как поведение представителей Божественного клана мгновенно изменилось. С пренебрежительно-раздражительного, на почтительное и осторожное. Командующий этой группой кораблей даже предложил почётный эскорт, и между делом поинтересовался целью визита такой важной особы на территорию их клана.

— Личные дела, ничего, что могло бы побеспокоить клан, — ответил Истинный Дракон. — Вы можете передать Великому старейшине и совету старейшин, что мастер Лейт прибыл для того, чтобы навестить старых друзей.

— Да, конечно, мастер, — кивнул командующий патрулём. — Передам немедленно. Мы обязаны приставить к вам почётный эскорт во избежание проблем и накладок…

— Это лишнее, — спокойно прервал его дракон.

— Но…

— Лишнее, — Сонг почувствовал изменение в голосе Истинного дракона и в следующую секунду командующий патруля уже побледнел, явно пережив давление духовной силы.

— Д-да, — запнувшись спустя секунду ответил он. — Конечно.

Закончив общение с представителями Божественного клана, Истинный Дракон сделал жест над камнем управления, переориентируя его на новый курс. Несколько движений и яхта резко ускорилась, рванув прочь от замершего в нерешительности патруля.

— Они передадут мои слова совету, а те, в свою очередь, направят сюда кого-то из своих Божеств. Вот только мы к этому времени уже всё сделаем и успеем уйти, — пояснил свои действия дракон. — Сами они не обладают силой и желанием преследовать нас. Поэтому нужно поторопиться, с одним Божеством я смогу справиться, но, когда они поймут, что к ним в гости пожаловал Истинный Дракон с силой пика «Божественности» тут же попытаются воспользоваться появившейся возможностью. В этом они ничем не лучше тех же Дьяволов.

— Старший, и всё-таки, почему до этого вы сами не наведывались к схрону Истинных Драконов? — вдруг спросил его Сонг, то, что его интересовало последнее время. — Я помню ваши слова тогда… но всё же?

— Думаешь, что я не до конца честен с тобой, парень? — понимающе усмехнулся мужчина. — В одиночку путешествовать по территории Божественного клана слишком опасно даже для Божественного практика, к тому же, меня вполне устраивала та жизнь, которой я жил раньше. Управлять своей стаей, пускай и небольшой — это всё, чего мне тогда хотелось.

— Спасибо за откровенность, мастер, — кивнул Сонг, понимая, что уже переборщил с одним и тем же вопросом. — Я буду у себя, если произойдёт что-то важное, обязательно свяжитесь со мной.

— Безусловно, — подтвердил дракон, продолжая делать над камнем управления какие-то пассы руками, выстраивая маршрут яхты.

Пока яхта добиралась до системы, где находился схрон Истинных Драконов, Сонг продолжал свои тренировки вместе с Локус Болгом в надежде освоить парные клинки и разобраться в корнях силы клана Болг. Не забыл он и о загадочном свитке основателя, который обнаружил в кольце Главы отделения и даже спросил о нём мастера Локуса. К сожалению, даже мастер, знающий Основателя лучше всех, не смог помочь с открытием печати. Однако, и здесь не повезло. Второй Абсолют великого клана Болг лишь пожал плечами, после того как изучил в руках Сонга загадочный свиток. Единственным его советом стало напутствие в виде «становись сильнее и, возможно, секрет этого свитка тебе откроется сам». И понимай, как знаешь.

Стоит признать, что за всё время путешествия, начиная от мира Хел, и до самого схрона Истинных Драконов, Сонгу удалось в значительной степени продвинуться в понимании не только навыка «Небесного шага», но и в тренировках с парными клинками. В особенности именно последнее. Это оружие действительно оказалось самым выдающимся артефактом, с которым ему не только приходилось сталкиваться, но и просто слышать. Оба клинка, по своей сути являлись самыми настоящими реликвиями ушедшей эпохи не только клана Болг, но и Изначальных, чей потенциал и сила был куда более значителен, чем даже это было у величайшего клана Атолла человеческого влияния.

Вместе с ростом понимания парных клинков росло и понимание их возможностей и свойств. И это было, пожалуй, самым удивительным. Правый клинок, носивший название «Гломэтэль» являлся средоточием атакующей мощи. Его чёрный клинок был способен уничтожить чистой духовной силой, которую практик с помощью него мог собрать вокруг себя. Можно сказать, это было воплощение атакующих возможностей практика, использующего клинки.

Что же до второго меча, то им был «Эрзэнил», светлый, подобно текучей воде, клинок в отражении которого можно было легко рассмотреть все без исключения краски окружающего мира. Светлый клинок был самым настоящим защитным артефактом, способным в считаные мгновенья возвести вокруг своего хозяина серебряную стену, способную отразить невероятную по силе атаку. Сонгу без особого труда удавалось во время спаррингов внутри одного из «залов» дворца отражать атаки практиков на две, а то и три границы выше себя. А в зале с массовыми сражениями и полями боя он без особого труда оказался способен сдержать формации из десятков сильных мастеров.

Теперь становилось понятно, почему Истинные Драконы и позже, Кровавый клан всячески пытались копировать силу парных клинков, создавая их копии, как и то, почему они с постоянно попадались Сонгу на его пути. Родословная Фир Болг, а если точнее всё же Изначальных, в буквальном смысле притягивало эти артефакты к нему.

Спустя почти полтора дня пути, яхта приблизилась к миру, который Изначальный Дракон обозначил, как место, где находился тот самый схрон, который должен бы помочь Аэтонэ вернуть ей силы и возможность дальнейшего развития. И его слова о том, что мир был необитаем и представлял собой безжизненную планету, полностью оправдался, вот только Сонг никак не ожидал, что этой безлюдной планетой может оказаться самый настоящий газовый гигант, в недрах которого дракон и спрятали свои сокровища. Даже Фрисоулу, приближение к газовому гиганту могло нанести некоторый урон, чего же говорить о куда более скромной прогулочной яхте. Прежде всего это было буйство чистой стихии, а не духовные вихри, к которым обычно и готовят все космически суда в атолле и выдержать подобное могли не многие из них.

Потому спуститься к схрону смогли лишь Сонг, Аэтонэ и сам Истинный Дракон, который и должен был защищать обоих от пагубного воздействия притяжения и буйства ураганных «ветров» в верхних слоях атмосферы газового гиганта. Даже Истинным Драконам получилось соорудить свой схрон лишь только там, не рискуя спускаться ниже.

— Держаться возле меня и выполнять все указания, — за несколько минут до отправления инструктировал Сонга с Аэтонэ дракон. — Помните — даже практиков вашего уровня развития раздавит притяжение спустя пару секунд, если вы попытаетесь выйти из-под моей защиты. Это крайне важно.

— Конечно, старший, — оба синхронно кивнул в ответ, прекрасно понимая о чём говорит дракон.

Сам спуск Сонг запомнил смутно. Всему причиной стали его и Аэтонэ попытки удержать себя возле Истинного Дракона. Даже под его защитой передвигаться в таких условиях оказалось очень непросто. Спускаясь, он лишь смутно ощущал невероятное давление, сжимающееся вокруг него и грозящее в любой момент сдавить его так, что он в один момент мог превратиться в лепёшку. Благо сила практика этапа «Божества» оставалась невероятной, благодаря чему вся эта природная мощь, отказывалась назад, неспособная сокрушить поставленного вокруг Сонга и Аэтонэ барьера.

«Мы приближаемся. Приготовьтесь», — в голове обоих появилась предупреждающая мыслерчь дракона, вот только к чему конкретно готовиться он не пояснил, и Сонг понял о чём он говорит, лишь когда на огромной скорости перед ним вдруг появился горящий серебристым огнём булыжник, немного неправильной формы. Сонгу и Аэтонэ пришлось сгруппироваться и использовать все силы, чтобы на полном ходу не расплющиться об этот появившийся перед ними огромных размеров камень.

Бам — в момент приземлений Сонг ощутил, как хрустят все его кости, а перед глазами вспыхивают сотни огней. Ощущение, можно сказать прямо, не самое приятное. На то, чтобы прийти в себя у него ушло, как минимум пара минут, а когда сознание более или менее вернулась к нему, Сонг практически сразу же услышал «окрик» мыслеречью дракона:

— Быстрее, за мной! — приказал он обоим молодым мастерам и, удостоверившись, что они способны передвигаться, быстрым шагом двинулся вперёд, бодро перепрыгивая канавы, выщербленные на поверхности камня-схрона.

Лишь спустя несколько минут, которые показались Сонгу настоящим испытанием, которое могло поспорить с самим приземлением, они подошли к какому-то возвышению, оказавшемуся входом, защищённым плотным духовным барьером, способным выдерживать самое экстремальное давление. Дракон каких-то пару секунд что-то делал перед входом и вот уже махнул рукой, призывая Сонга и Аэтонэ входить в образовавшуюся дыру в барьере первыми. Уговаривать долго их не пришлось, ощущая, что уже практически лишись всех сил, оба без разговоров нырнули внутрь «пещеры», если это можно было так назвать.

— Мастер, это и есть схрон? — Аэтонэ хоть и спросила очевидную вещь, но Сонг понимал её. Место, в котором они появились, пройдя через барьер, назвать таким словом, как «схрон» язык не поворачивался. Его можно было назвать храмом, или дворцом, или сокровищницей, но совершенно точно не «схроном».

— Да, это он и есть, — ответил дракон, закрывая за собой проход и добавляя, как понял Сонг для надёжности ещё несколько духовных плетений к уже имеющимся. Что же до места, в котором они оказались, то оно сильно напоминало молодому человеку один из Дворцов какого-то мощного клана или сильной секты. Высокие резные потолки, где плавали сотни духовных огоньков, освещающих окружающее пространство, разукрашенные какими-то гравюрами стены. Множество декоративного и настоящего оружия, доспехов, установленных вдоль этих стен и, самое важное, ряды статуй изображающих драконов, уходящих далеко вперёд. Сами размеры этого места намекали, что строили его далеко не для людей.

— Добро пожаловать в один из последних залов-возвышения легендарных Истинных Драконов прошлого, дети, — торжественно прозвучал голос мужчины, разлетаясь эхом по сводам огромного зала.

Глава 31

Сонг шёл сквозь огромный зал с восхищением рассматривая невероятно детализированные изваяния драконов, расположенных возле стен. Как ни крути, а выглядело это всё величественно и завораживающе. Они шли по этому длинному залу, который никак не желал заканчиваться. Время от времени Сонг ощущал какое-то странное чувство проносящегося сквозь него восприятия, словно кто-то внимательно наблюдал за ним, пытаясь разобраться кто он и что от него можно ожидать.

— Это дух-хранитель зала-возвышения, — пояснил Истинный Дракон, словно бы прочитав мысли молодого человека. — Опасаться не нужно, он неспособен навредить, но если посчитает нас врагами, не появится, а без его помощи использовать зал и получить доступ ко многим редким ресурсам, находящимся здесь, у нас не получится. Поэтому постарайтесь не провоцировать его.

— Да, мастер, — кивнула Аэтонэ, затихшая и явно впечатлённая увиденным.

— Хорошо, — не стал отставать от неё Сонг, он здесь и вовсе был на правах гостя и не собирался особо выделяться.

Наконец, невероятно длинный зал закончился. Впереди показалась стена, к которой древние строители этого места пристроили нечто похожее на огромную… каменную купель. В эту купель откуда-то с потолка текла тонкая струйка плотной красной жидкости, подозрительно похожей на кровь. При этом Сонг внезапно ощутил невероятно плотную духовную энергию, сосредоточенную вокруг купели. Словно здесь находилась самая настоящая сокровищница реагентов и самых редких ресурсов.

Истинный Дракон остановился одновременно жестом приказывая Сонгу и Аэтонэ встать у него за спиной. После этого он внимательно посмотрел на купель, замерев на месте без движений. Казалось бы, сейчас он даже не моргал. Прошло много времени, по ощущениям Сонга ничуть не меньше получаса, прежде чем что-то изменилось. Возле купели вдруг появился полупрозрачный светящийся шар, который уже через мгновенье изменился, превратившись в небольшого дракончика, слабо горя синеватым светом. Внешность дракончика была примечательной, мало того, что он был маленький — его вытянутое тело оказалось не длиннее руки взрослого человека — так ещё и совершенно неощутим. Даже используя всё имеющееся у него восприятие, Сонг не смог почувствовать присутствия даже отголоска энергии этого существа, являющегося духом-хранителем.

— Приветствую члена стаи и ведущего крыла, — сказал дракончик неожиданно грубым и низким голосом. — Зачем вы привели сюда юную госпожу и человека, мастер?

— Приветствую хранителя, — церемонно кивнул мужчина. — Это моя подопечная. После захвата людьми её родословная оказалась повреждена и сейчас она застряла в человеческом воплощении. Мне нужно использовать купель для её излечения. Что же касается этого юноши, то это человек, который спас мою подопечную и сумел вернуть ей часть сил, сопровождая в её нелёгком пути.

Два рубиновых глаза дракончика внимательно всмотрелись в Сонга. Парень чувствовал, как его вновь проверяют и изучают, только на этот раз куда основательнее. Ему пришлось усилием воли подавить желание закрыться, Истинный Дракон сказал не провоцировать духа-хранителя, и он собирался сделать всё для этого.

— Хорошо, — наконец, согласился дракончик. — Я даю вам своё разрешение ведущий крыла, однако его присутствие здесь будет под вашу полную ответственность. Вам это понятно?

— Конечно, хранитель, — кивнул невозмутимо дракон. — А что насчёт купели?

— Пусть младшая опускается в купель, а я всё подготовлю. Ведущий крыла, а вы проследите за тем, чтобы она выполнила все процедуры правильно и, если нужно, поможете исполнению моих команд.

— Да, — согласился мужчина и, прежде чем дух пропал из виду, добавил. — Хранитель, есть ещё одна просьба. Откройте схрон с реагентами и ресурсами зала-возвышения.

— Хорошо.

Сразу после этих слов где-то справа от Сонга послышался отчётливы скрежет. Один из сегментов стены отъехал в сторону, открыв светлый проход, из которого пахнуло такой духовной энергией, что Сонг даже непроизвольно поднял руку, защищаясь от хлынувшей наружу силы.

— Ты можешь использовать и забрать всё из этого схрона, — к нему повернулся дракон и кивнул в сторону открывшейся стены. — На восстановление младшей Аэтонэ должно уйти много времени, поэтому можешь пока занять собственным возвышением, клянусь, в этих стенах тебе ничего не угрожает.

— Да, старший, — Сонг верил дракону, тем более, его всё ещё сдерживала данная когда-то клятва.

Перед тем как уйти, молодой человек несколько секунд понаблюдал за ритуалом, в котором участвовала Аэтонэ. Девушка зашла в купель с красной жидкостью и повинуясь указаниям Истинного Дракона села прямо в ней в позу медитации, принявшись внутри своего тела «вращать» собственную энергию, прогоняя её своим духовным каналам. Дух-хранитель вместе с мужчиной в этом время начали какие-то манипуляции над Аэтонэ и сколько бы Сонг ни пытался понять и разобраться, что они пытались сделать, у него это никак не выходило. Слишком уж различны были принципы использования духовной энергии у Чудовищных Зверей и людей.

Поняв, что больше ничего интересного он здесь не увидит, парень направился к открывшемуся проходу. Если он правильно помнил, Истинный Дракон утверждал, что среди всех ресурсов, что хранились здесь, имелись те, что могут значительно укреплять основание практика и именно этого ему сейчас не хватало больше всего. Столь быстрое развитие накладывало свои ограничения.

Чтобы попасть в помещение схрона, Сонгу пришлось пройти небольшой, хорошо освещённый коридор стены, которого были украшены красочными фресками, изображающих всё тех же драконов и какие-то эпизоды далёкого прошлого. Стоит признать, Чудовищные Звери были замечательными мастерами, воплотив в рисунках на стенах самые красочные события, известные им. При этом настолько живо и наглядно, словно он прямо сейчас смотрел на все события собственными глазами.

— А это…? — Сонг замер перед очередной фреской, вглядываясь в неё. По какой-то причине изображение на ней казалось очень знакомым.

Удивительно, но на этой фреске был изображён не дракон, а человек. Плывущий среди звёзд. Он был облачён в белые традиционные одежды, халат до самых пят, а в руках он держал странный предмет, подобный идеально круглому камню. Сонг несколько секунд вглядывался в этого человека, ощущая смутно знакомое чувство, возможно, странный человек был как-то связан с ними в те времена, когда он ещё не потерял память? На соседней с мастером в белом фреске изображался другой, на этот раз в алых одеждах. Его руки были сложены лодочкой, и он словно бы смотрел с усмешкой на мастера в белом. При этом смотря на эксперта в алых одеждах Сонг также слабое ощущение узнавания, только другого характера. Ему было трудно это объяснить, но ощущение от обоих людей он чувствовал разные.

Наконец, когда стало понятно, что, разглядывая эти две фрески, он просто теряет время, Сонг, вздохнув, двинулся дальше, оказавшись в довольно большом помещении, заполненном стеллажами и шкафами с различными реагентами и ресурсами. В первые мгновения молодой человек застыл на месте рассматривая всё это великолепие вокруг и пытаясь понять, что за редкие духовные сокровища были здесь собраны. И, надо признать, он не смог понять назначения и виды даже половины из них. Истинный Дракон был прав, мало того, что хранящиеся здесь ресурсы были самыми редкими в атолле, так ещё и некоторые из них попросту уже очень давно не встречались здесь.

— Кровь древнего алого феникса, — Сонг подошёл к одному из стеллажей взяв в руки простой с виду бутылёк с плещущейся в ней красной жидкостью. — А это, корень истинной жизни десяти тысячи лет. — Он повернулся, внимательно разглядывая простой сушёный корешок, лежащий на стеклянной подставке.

Последнее время его в буквальном смысле осыпало самыми редкими и дорогими ресурсами и артефактами. Захват трёх схронов Дьяволов, получение кольца в котором находился колоссальных размеров карманное пространство с множеством секретов и сокровищ, а теперь ещё и этот схрон драконов… Подобное изобилие возможностей, получаемых без особого его участие выглядело настолько подозрительно, что уже казалось Сонгу ненормальным. Возможно, в будущем его ждёт такое испытание, что всё пережитое в прошлом должно показаться лёгкой прогулкой? Это всё заставляло задуматься и внутренне ожидать подвоха в любой момент. Впрочем, его внутренняя напряжённость не означала, что Сонг должен был непременно отказать от предложенного судьбой. Наоборот, он искренне считал, что лишь используя все предоставленные возможность и возможно преодолеть приближающийся кризис. Который, несомненно, был связан с пустотой.

Главные сокровища, были им найдены в глубине схрона. Подойдя к деревянному с виду шкафу, он взглянул на одну из его полок, где среди сотен ингредиентов лежало ничем не примечательное яблоко, сморщенное и больше похожее на дикий плод. Однако он совершенно точно знал, что это такое. Истинный Дракон упоминал об этом ресурсе — яблоко Идун. Несущее в себе силу бессмертных. Благодаря этому яблоку, чьи плоды уже очень давно не росли во всём конгломерате известных атоллов, Сонг рассчитывал не только укрепить собственное основание, но и прорваться к пику «Совершенства» и, чем проведение не шутит, приблизиться к этапу «Единства» на максимально возможное расстояние.

Взяв в руки яблоко, Сонг уселся в позу лотоса, рассматривая невзрачный с виду полусухой плод. Он всем своим существом ощущал колоссальные силы, бьющиеся внутри этого сокровища.

«Ну что же, раз старший сказал, что у меня достаточно времени, то стоит использовать его на полную», — мысленно сказал он и приложил яблоко к груди, там, где находилось сердце. Мгновенье и его тело пронзила невероятная боль. Яростная сила вырвалась из яблока и начала стремительно поглощать тело и разум Сонга. Об этом же его предупреждал и мастер-дракон. Самые сильные ресурсы были не только полезны, но и смертельно опасны для практика, пытающегося поглотить и усмирить их силу. Хочешь стать сильнее? Докажи это. Обрати ситуацию, которая способна убить любого, себе в пользу, преодолей её и стань сильнее. Истинный Дракон был уверен, что яблоко Идун, будучи одним из самых сильных ресурсов, когда-либо появляющихся во всём атолле, было способно дать шанс к возвышению любому практику, но для этого требовалось иметь несгибаемую волю и невероятную выносливость.

Волны боли обрушились на разум Сонга, сминая его, словно карточный домик. Молодой человек прикусил до крови губу, продолжая вращать внутри себя энергию хаоса. Пора было доказать, что все эти преграды, которые он преодолевал, не были результатом слепой удачи.

Глава 32

Сонг продолжал вращать внутри себя собственную силу, пытаясь поглотить огромную, подобно океану, энергию яблока. Он чувствовал, как из-за этой невероятной энергии его тело стремительно разрушалось не выдерживая. Истинный Дракон был прав, яблоко Идун было самым сильным и мощным сокровищем-ресурсом, с которым ему когда-либо приходилось сталкиваться. Даже огненному фрукту было очень далеко до него. Сонгу приходилось терпеть не только сильнейшие боли, но и одновременно с этим направлять волны энергии, так чтобы они не захлестнули его и не выжгли дотла все духовные каналы.

Сосредоточившись, молодой человек старался не обращать внимания на чувство опасности, которое в буквальном смысле било в его голове колоколами. Он чувствовал, как его тело стремительно разрушается, не выдерживая силы давления. Кровь хлынула у него из глаз, ушей и носа. Одновременно с этим в глубине души Сонга начала стремительно разрушаться очередная печать, грозя в любой момент рухнуть под действием силы фрукта. Однако на этот раз это не входило в его планы, Сонгу пришлось силой воли сместить направление потока энергии, направив его вместо внутреннего мира, на собственный разум.

Удар за ударом, волна за волной, энергия продолжала обрушиваться на него. Его основание покрылось трещинами, грозя в любой момент лопнуть и разрушиться, тем самым похоронить под собой силу и развитие Сонга. Однако, молодой человек и не думал останавливаться или сдаваться, с упрямством он продолжал прижимать к себе яблоко Идун, пока то окончательно не соединилось с его духовными каналами. Его кожа уже покрылась коркой из засохшей крови. Поднимающийся изнутри духовный огонь в один миг сжёг его одежды, превратив Сонга в живой факел. Чёрное пламя охватило его тело. То самое чёрное пламя, которое рождалось в момент слияния молодого человека с силой того, кто был им когда-то.

Неожиданный треск ударил по ушам Сонга, заставив внутренне ещё сильнее напрячься. Случилось то, что в такой ситуации должно было произойти. Его основание, основание практика боевых искусств покрылось сотнями трещин, из которых вырывалось чёрное пламя. Секунда и вот уже оно с отвратительно громким звуком взорвалось. Не выдержав этого удара, изо рта Сонга хлынула кровь, но молодой человек и не думал отсыпать, продолжая несмотря на сильные боли и стремительно уходящие силы, раскручивать внутри силу яблока, поглощая его даже несмотря на то, что его основание рухнуло под грузом такой мощи… И это окупилось, уже через пару мгновений на месте уничтоженного основания начало формироваться новое, реформированное и обновлённое. Чтобы что-то качественно улучшить, нужно вначале его разрушить и затем отстроить заново, уже с пониманием прошлых ошибок. С точки зрения логики сделать подобное с силой практика боевых искусств и с его основанием, невозможно. И это действительно так, если только вопрос не касается яблока Идун, обладающего силой бессмертного. Такое сокровище могло помочь прорваться даже мастеру этапа «Божества», а уж практику, находящемуся на этапе «Совершенства» оно способно было подарить второй шанс. Весь вопрос заключался лишь в том, сумеет ли его тело и разум выдержать невероятную силу легендарного сокровища?

Вместе с основанием реформации подверглась и его тело. Совершенство души, тела и энергии. Три столпа, на которых держалась личная сила любого мастера боевых искусств и именно два из трёх этих столпов сейчас стремительно изменялись, под действием яблока. Даже фрукту яростного огня, который он когда-то давно поглотил было до такого очень далеко. Раны на теле Сонга появлялись и тут же исцеляясь под действием регенерации совершенствования тела, энергия бурлила в нём, вырываясь лишь короткими вспышками. Ему почти удалось обуздать эту силу. Почти.

— Ха, — непроизвольно вырвалось у Сонга от пронзившей его разу боли, как бы ты ни выстраивал в своём разуме барьер, каким бы сильным он ни был, противостоять такому оставалось всё равно тяжело, а ведь он ещё не даже не приступил к главному.

Тело Сонга стремительно разрушалось и восстанавливалось под действием его совершенствования, которое за последние несколько минут или даже часов значительно укрепилось. С каждым циклом разрушения и восстановления он ощущал, как его тело всё сильнее укреплялось и оказывалось способно противостоять разрушительной силе яблока. То же самое происходило и с совершенствованием энергии. Она преображалась и уплотнялась, с каждым мгновеньем становясь всё сильнее и устойчивее. Волны боли продолжали накрывать его с головой, но он уже перестал ощущать их так остро, как это было вначале. Пока было трудно сказать, связано ли это с тем, что Сонг обрёл достаточную устойчивость или просто привык к этой боли.

В любом случае впервые с того момента, как он начал поглощать яблоко Идун, молодому человеку удалось вернуть себе возможность нормально мыслить, всё это время он действовал исключительно и согласно тому внутреннему плану, который продумал много ранее, а все прочие силы бросил на то, чтобы противостоять боли и сокрушительным волнам духовной энергии.

В какой-то момент он почувствовал, как вместе с его совершенствованием и основанием, которое преобразилось и укрепилось настолько, что легко и без труда противостояло любым попыткам хаотической силы яблока сокрушить её, начинает расти его собственное развитие. «Совершенство духа», этап единения духовной энергии и практика, во многом это был самый требовательный к заложенным основам этап, именно потому для Сонга он казался крайне трудным в развитии, однако сейчас, после преобразившегося основания всё это стало неважно. Средний этап «Совершенства» оказался преодолён в один миг и Сонг прорвался к его пику, но и это ещё было не всё. Полученного импульса оказалось достаточно, чтобы в один момент оказаться в полушаге от этапа «Единства с духом», то, к чему стремились миллионы практиков в Высших Землях, ведь сам по себе этап «Единства» ознаменовал слияние практика с его духовной энергией и позволял ступить на путь мастеров-гегемонов. Элита Высших Земель.

Сонгу пришлось использовать всё свою новоприобретённую силу, чтобы погасить этот импульс и отсрочить становление его мастером «Единства», ибо этот шаг вёл за собой другие и торопиться здесь ни в коем случае было нельзя. Ему хватило проблем с основанием ранее. Вместо этого Сонг продолжил укреплять совершенствование тела и энергии, а также укреплять основание, которое после своего невероятного рывка в развитии хоть и оставалось всё таким же незыблемым, точно скала, но всё равно требовало определённого контроля. Чтобы ступить на этап «Единства» теперь ему требовалось лишь захотеть, сама преграда была настолько призрачна, что и за преграду-то считаться не могла.

Постепенно энергия яблока начала истончаться, а нагрузка на тело Сонга значительно упала. Он уже больше не раскручивал свою силу восстановления на максимум, позволяя телу привыкнуть к той силе, что бурлила в нём. Это происходило постепенно. Он раз за разом позволял волнам энергии «омывать» его. Наконец, всё закончилось и последние остатки духовной энергии яблока Идун оказались поглощены им, окончательно завершив реформацию его совершенствований и основания развития. Сонг понятия не имел, сколько прошло времени с момента, как он начал поглощать сокровище, но предполагал, что достаточно много.

Поднявшись на ноги, он вновь с раздражением обнаружил себя голым. Вся одежда просто сгорела на нём, опав пеплом вокруг. Пора уже было принять за данность, что поглощение любых сокровищ и реагентов должно проходить без одежды, а то он так ей напасётся. Вытащив новый комплект, на этот раз уже светлого одеяния, Сонг переоделся, мимоходом отметив значительно обновившееся тело. Все его шрамы бесследно пропали, а сам Сонг судя по внешнему виду, который он мог наблюдать в одном из зеркал схрона, сбросил как минимум пару лет… Он и без того раньше считался молодым мастером, а теперь и вовсе.

В схроне, где Сонг почему-то решил поглощать яблоко, сейчас стоял такой беспорядок, что Сонг оказался вынужден признать глупость такого своего решения. Но что сделано, то сделано. Хорошо, хоть у него хватило ума оградить от своей силы во время прорыва всё окружение. Это позволило сохранить в целости все собранные в схроне сокровища, реагенты и ресурсы. Потратив несколько часов на то, чтобы переместить все собранные здесь сокровища в карманный мир кольца Сонг, наконец, смог считать, что на этом все его дела здесь были закончены.

Вернувшись в общий зал, Сонг обнаружил Истинного Дракона, сидящего в позе лотоса возле купели, где должна была сейчас находиться Аэтонэ. Саму девушку он не видел, но хорошо ощущал её присутствие. Достаточно ему было подойти ближе, как дракон открыл глаза и внимательно посмотрел на него.

— Ты почти шагнул к этапу «Единства», — сказал он, кивнув, после того как проверил Сонга. — И судя по тому, что я вижу, полностью поглотил яблоко Идун. Помни, это сила этого яблока ещё долго будет оставаться в тебе, течь по духовным каналам и помогать в твоём развитии. В этом ещё одно преимущество такого невероятного сокровища, не забывай использовать его вовремя.

— Да, старший. Спасибо за подарок, — кивнул Сонг.

— Это не подарок, — покачал головой дракон. — Это благодарность. Ты многое сделал для Истинных Драконов и для меня лично, сохранив мою стаю, дав им новый дом и даровав защиту.

— Сколько я отсутствовал? И как Аэтонэ? — спросил он, ещё раз бросив взгляд на купель.

— Тебя не было больше двух недель, — невозмутимо ответил дракон.

— Две недели? — это несколько отличалось от того, что ощущал сам Сонг, если точнее сильно отличалось.

— Да, но восстановление Аэтонэ пошло не так быстро, как мне думалось изначально, — кивнул мужчина. — Я предупредил Рину и экипаж Яхты, что мы задерживаемся.

— Теперь понятно, — кивнул молодой человек. — Как долго ещё Аэтонэ будет восстанавливаться?

— Ну, как минимум сутки, — ответил дракон. — Однако у нас есть другая проблема. Несколько дней назад в системе появился корабль «повелительницы» чудовищных зверей.

— Повелительница чудовищных зверей? Кто это и какое отношение она имеет к нам?

— Это последний оставшийся в атолле чёрный феникс, и она желает видеть меня и тебя у себя. Пока мне непонятно, что она хочет конкретно от тебя, а вот насчёт того, зачем ей понадобился я всё довольно очевидно. Однако, в любом случае, пока я не закончу с Аэтонэ, Чёрный Феникс может и подождать.

— Насколько опасно нам встречаться с ней? — уточнил Сонг, пытаясь понять имеет ли смысл попытаться скрыться.

— Не думаю, что феникс замыслила что-то плохое, — ответил дракон. — Но узнать её предложение лишним точно не будет. Не думаю, что одна из сильнейших Божеств атолла будет искать нас просто так.

Глава 33

Пока Аэтонэ продолжала восстанавливаться, Сонг занимался медитацией, обдумывая всё, что с ним произошло за время недавнего прорыва, а также пытаясь разобраться в самом себе. Время текло медленно и неспешно. Молодому человеку быстро удалось восстановиться после поглощения яблока Идун, даже несмотря на то, что сам процесс поглощения был связан с огромной опасностью. К сожалению, на этот раз дворец карманного мира оказался глух к произошедшим прорывам Сонга, новых помещений или залов так и не открылось. Впрочем, это не сильно его беспокоило, как и раньше, похоже, новые комнаты открывались лишь при пересечении главных границ. При этом неважно, насколько серьёзен был сам прорыв.

«Пока есть такая возможность, можно попробовать проверить, насколько силён я стал после последнего прорыва», — подумал Сонг, появляясь в одном из полей, где разворачивалось бесконечное массовое сражение.

Последнее время он мало уделял этому полю боя внимание, предпочитая спарринг с мастером боевых искусств, который находился в соседнем зале. Но сейчас он хотел испытать себя против сразу множеств мастеров. Используя формации, они были способны сокрушить даже экспертов на две-три больших границы выше себя. При определённых условиях, конечно.

Появившись посреди поля боя, Сонг посмотрел в сторону, где располагались вражеские войска, чьи ряды, казалось бы, уходили в бесконечную даль. Во многом это и было так. Точно так же, союзники, что сейчас находились за спиной молодого человека, казались ему бесконечной армией. Сам Сонг при этом считался лишь пешкой в этой несметной армии, находясь в её рядах на правах простого солдата. Реальность происходящего вокруг захватывало дух, и лишь если приглядываться к людям вокруг себя, можно было заметить их иллюзорную природу.

В это время войска двинулись навстречу друг другу, Сонг, находившихся на переднем крае вытащил парные клинки, приготовившись к предстоящему сражению. Это впервые, когда он решил использовать мечи в подобном бою, но не всё же изучать их силу по бою с тенью и под присмотром Локус Болга?

Сонг рванул вперёд, не отставая от других воинов, многие из которых уже на ходу создавали устойчивые формации, значительно усиливая каждого из тех, кто находился в этой группе воинов. Пожалуй, только один Сонг не включался этив формации, предпочитая действовать самостоятельно. Большая часть его соратников являлись экспертами на этапе «Восхождения» и «Осознания», и он предполагал, что противники примерно имели тот же уровень.

Мгновенье и вот уже всё это несметное воинство взмыло в воздух, создав впечатление самой настоящей чёрной тучи и одновременно с этим противник сделали то же самое, превратившись в серую массу из-за своих светлых одежд. Тысячи и тысячи практиков рванули друг к другу, разрывая пространство силой формаций и духовной энергией.

Сонг, крепко схватив рукояти клинков и, оказавшись среди тысяч взлетевших мастеров, начал раскручивать вокруг себя силу эксперта пика «Совершенства». Мир вокруг него дрогнул, преобразившись, и уже через секунду два воинства столкнулись друг с другом. Даже несмотря на то, что Сонг по своему развитию значительно превосходил большинство противников те, благодаря своей численности и поддерживаемым формациям умудрялись противостоять его давлению и мощи клинков. Можно сказать, это был хороший шанс для него проверить силы мечей и собственные новые возможности.

«Множественные огненные спирали», — первые его навык, который он создал ещё в городе Тёмной Звезды, теперь он, значительно его улучшив, использовал его на «поле» боя. Воздух вокруг Сонгу вспыхнул огнём и тысячи ярких нитей, повинуясь каждому его движению, рванули в разные стороны, обрушиваясь на вражеских мастеров. Реальность искусственного мира дрогнула, но устояла, а в следующий миг Сонг почувствовал, как его удар достигает своей цели. Сразу несколько формаций противостояли ему и некоторые оказались даже настолько прочны, что смогли устоять прямому удару силы парных клинков. И лишь одновременный выпад двух мечей решил окончательно вопрос. Сонг воспользовался базовым движением парных клинков, одновременно ударяя ими перед собой. Невероятных размеров разрез протянулся от молодого человека и до самого края искусственного мира. Все, кто находился на линии этой атаки, в один миг превратились в пепел, а те, кто находился в непосредственной близости, оказались сокрушены простым давлением.

«Всё ещё недостаточно», — мысленно покачал головой Сонг. — «Сила, которая неспособна мгновенно сокрушить воинов значительно слабее, даже когда они создали защитную формацию, всё ещё нуждается в практике…»

Всё время до пробуждения Аэтонэ Сонг провёл в карманном мире дворца, проверяя и изучая свои новые силы, привыкая к ним и, заодно, пытаясь приноровиться в использовании парных клинков во время реального сражения. Несмотря на то что он постоянно тренировался последнее время с мастером Локус Болгом, его навыки в использовании мечей всё ещё оставляли желать лучше, множество пробелов в понимании техник не позволяли раскрыть потенциал величайших артефактов Болг.

Наконец, по истечении суток, как и говорил Истинный Дракон, Аэтонэ открыла глаза, появившись из купели, она несколько секунд смотрела на своего наставника и Сонга после чего прямо в зале без особых проблем приняла свою истинную форму, благо размеры зала сделать это более чем позволяли. Впрочем, повинуясь просьбе дракона, девушка практически сразу вернула себе прежнюю форму обратно, хотя, очевидно, делать ей этого не хотелось.

— Ничего, как вернёмся на Яхту, сможешь «расправить крылья», — утешил её дракон. — Там есть подходящее для этого карманное пространство.

— Да, мастер, — с видимым сожалением кивнула Аэтонэ.

Сонг понимал её, быть запертым столько времени в ограниченной оболочке человеческого тела волей-неволей возненавидишь его после этого.

— Что же, теперь пора возвращаться и подготовиться к встрече с «Чёрным Фениксом», — кивнул дракон.

— Вы уже уходите? — возле нас появился хранитель, внимательно вглядываясь в меня, как единственного, кто не являлся из присутствующих драконом.

— Да, хранитель, спасибо вам за то, что приютили нас у себя, — мужчина почтительно поклонился маленькому призраку дракона. — Теперь мы пойдём.

— Пусть удача сопутствует вам, — кивнул хранитель и исчез, словно его здесь и не было.

Вернуться на корабль оказалось не так-то просто, газовый гигант, возле которого располагался схрон Истинных Драконов, не желал отпускать их, Истинному Дракону, который, помимо всего прочего, нёс с собой груз из Сонга и Аэтонэ, похоже, пришлось непросто. К моменту, когда они вырвались из этой природной ловушки, мужчина уже тяжело дышал, а его духовная сила значительно ослабла. Если бы в этот миг на них напала Чёрный Феникс они ничего не смогли бы противопоставить ей, существо, находящееся на этапе «Божества» было способно смести их одним ударом, точно приливная волна песчаный замок. Но всё обошлось. Они без серьёзных проблем сумели добраться до Яхты, где их уже давно ждали.

— Мастер Сонг, — к нему обратилась Рину, лишь только они оказались втянуты во внешний карманный мир яхты. — С нами связался неизвестный корабль и попросил встречи с вами и мастером-драконом.

— Да, я знаю, — кивнул Сонг. — Передайте им, что мы готовы их принять через…? — Он вопросительно посмотрел на дракона.

— Два часа, — сказал тот.

— Два часа.

— Да мастер, — кивнула Рину, немедленно занявшись отправкой сообщения.

— Мне нужно прийти в себя и восстановиться, — пояснил Истинный Дракон.

— Конечно, я понимаю.

— В таком случае мы с Аэтонэ будем в шестнадцатом карманном пространстве, пора проверить полностью ли излечилась её родословная, или потребуется дополнительное вмешательство.

С этими словами оба дракона ушли. Сонг же повернулся к «комитету» по встрече улыбнувшись.

— Ну что, долго ждала? — спросил он стоящую неподалёку Син Фен.

— Ещё как, — кивнула девушка, подходя ближе и заглядывая молодому человеку в глаза, сказала так, чтобы слышал только он. — Как насчёт выпить немного духовного чая или желаешь заняться чем-то другим? — В глазах Син появились лукавые искорки.

— Чем-то другим, — серьёзно кивнул в ответ Сонг и, не удержавшись, рассмеялся и уже через мгновенье к нему присоединился хрустальный смех Син.


Через два часа он вместе с Син Фен и Рину встретил Истинного Дракона в гостевом дворце одного из карманных пространств Яхты. Именно здесь предполагалось встретить Чёрного Феникса и провести переговоры. Сонгу, конечно, было любопытно, что конкретно желает предложить самый уважаемый и сильнейший Чудовищный Зверь атолла, но особых иллюзий на этот счёт он не строил.

Вероятнее всего, дело было в последних событиях и создании собственного города. По центральным областям Высших Земель уже гуляло множество слухов о том, кто такой Сонг и как ему удалось построить такой город, хотя сама постройка последнего ещё даже не закончена. А уж когда выяснилось, что у города имеется защита в виде полноценного тяжёлого духовного судна, его персоной заинтересовались многие. Однако, был ещё вариант, что Финикса привлекла родословная Болг, текущая внутри Сонга и тогда встреча с ней могла закончиться не очень хорошо. Молодой человек хорошо помнил, кто послужил причиной изгнания этой расы из атолла. Однако, поделившись своими сомнениями насчёт этого с Истинным Драконом, он столкнулся с яростным отрицанием последнего. Преследовать предков клана Болг Феникс совершенно точно не станет. О благородстве и честности этой расы ходили легенды. Впрочем, дракон всё равно заверил, что сумеет при надобности защитить молодого человека от любой опасности.

Что же касается того, почему Феникс пожелала увидеть самого Истинного Дракона, то тут Сонг терялся в догадках. В данном случае, это могло быть просто желание увидиться с другим чудовищным зверем, находящемся на этапе «Божества» или что-то более конкретное, например, предложение сотрудничества. Вариантов здесь было очень и очень много.

Спустя несколько минут после подтверждения приближения к Яхте делегации Фениксов, Сонг смог лично поприветствовать существо, чьи сородичи давным-давно покинули атолл человеческого влияния, отдав его людям. Как и Истинный Дракон, Феникс предпочитала при общении находиться в обличии человека, а сопровождали её сразу три сильнейших эксперта находившееся на этапе «Парагона».

— Приветствую старшую, — Истинный Дракон почтительно поклонился, когда девушка в тёмных одеяниях и белыми волосами подошла к ним.

— Приветствую старшую, — Сонг последовал его примеру, исподволь наблюдая за Фениксом.

В этот момент перед его мысленным взором вновь появилась картина сражения Чёрных Фениксов с кланом Фир Болг и основателем. Миллионы их смертей в попытке остановить захватчиков. Всё-таки молодой человек не верил в то, что такое может забыться. Однако он доверял суждениям Истинного Дракона и спокойно взглянул в глаза «Чёрного Феникса».

— Какая сильная родословная Болг, — на её лице он не мог прочесть никаких эмоции, но вот глаза на краткий вспыхнули силой.

— Старшая? — в тоне Истинного Дракона прозвучал невысказанный вопрос и Феникс тут же вернула себе самообладание.

— Прошу простить меня, слишком давно я не ощущала такой выдающейся родословной Фир Болг, ты очень интересный человек, мастер Сонг, — сказала она, спустя небольшую паузу.

— Это честь, принимать вас на своём судне, — молодой человек решил не акцентировать внимание на этой секундной потере самообладания «Чёрного Феникса». — Пройдёмте в зал переговоров.

Глава 34

Зал переговоров, располагавшийся в личном карманном пространстве Сонга, представлял собой круглое помещение с таким же круглым столом, установленным посередине. Он был достаточно большим, чтобы за ним без всякого труда уместились часть ключевых людей из числа экипажа яхты, включая Рину, Син Фен и, конечно, Истинного Дракона с Аэтонэ. «Чёрный Феникс», выглядевшая, как изящная девушка с белыми, точно снег волосами. В этом она очень сильно походила на Аэтонэ, но в отличие от последней, у которой белые волосы были результатом неконтролируемой ею родословной Белого Истинного Дракона, у Феникса такой цвет волос был сделан нарочно. Зачем? Сонг не знал. Интересно ещё было и то, что как бы он ни приглядывался к предводительнице Чудовищных Зверей, даже его восприятием различить границы силы «Чёрного Феникса» у него никак не получалось. И если ощущение от мощи Истинного Дракона вызывали у него ощущение бескрайнего моря силы, то в случае с Фениксов он чувствовал, что стоит перед безбрежным океаном, чьи размеры способны шокировать даже сильнейших воинов Высших Земель.

— Итак, старшая Феникс, зачем вы хотели видеть меня и мастера Сонга? — начал дракон, когда все уселись за круглый стол.

— Мастер Лейт, — сказала она, после небольшой паузы, во время которой Феникс внимательно осмотрела всех присутствующих. — Вероятно, вы уже должны знать о появлении «пустоты», хотя конечно, называть её так нельзя, но раз уж так повелось ещё со времён изначальных, то оставим это.

— Да, мне известно об этой проблеме, — кивнул Истинный Дракон, посмотрев в сторону Сонга. — По правде сказать, это стоило ожидать рано или поздно, я лишь надеялся на то, что это произойдёт не при моей жизни.

— Все на это надеялись… и Изначальные и, клан Болг. Но случилось иначе, — понимающе кивнула Феникс. — Я не буду ходить вокруг да около, Божественный клан начал плести свои интриги, используя пустоту, как предлог и другие Великие силы атолла ничем не хуже них. Каждый хочет выйти из этого кризиса победителем и сделать так, чтобы другие рухнули под собственным весом. С таким подходом, боюсь, этот атолл ждут огромные потрясения, и я не готова поручиться в том, что ему удастся пережить грядущую бурую.

— К чему вы клоните? Предлагаете сбежать? Покинуть атолл? — нахмурился дракон. — Вам лучше многих должно быть известно, насколько опасно покидать родной атолл до того момента, пока ты не станешь Абсолютом. Ну, или хотя бы без защиты одного из Абсолютов. Чёрные Фениксы смогли это сделать когда-то лишь благодаря старейшине…

— Я хорошо всё понимаю, мастер Лейт, — кивнула она. — Именно поэтому я пришла сегодня к вам. Раз уж нам предстоит противостоять одному из опаснейших явлений-сущностей вселенной, то, думаю, следует объединить свои усилия. Не оглядываясь на Великие силы, конечно. Те, кто из них уцелеет после противоборства в любом случае присоединиться к нам.

— Старшая, — Истинный Дракон, сцепив руки, положил их перед собой на стол. — Вы же понимаете, что наши шансы ещё меньше, чем у Божественного клана. — Он вдруг замолчал, словно вспоминая что-то неожиданное. — Если только вы не собираетесь воспользоваться слабостью Божественного клана после его противостояния с двумя Великими силами…

— Ты правильно всё понял, старейшина драконов, — кивнула Феникс и перевела взгляд на Сонга. — Мне и нужна его помощь.

— Это слишком рискованно, — поднял руки Истинный Дракон. — Сейчас у него слишком низкое развитие для того, чтобы использовать силу Сердца Атолла.

— Это всё равно лучший вариант из всех, что мы можем сделать, ты же чувствуешь его родословную? Да она огромна, вполне возможно, что её одной хватит, чтобы вернуть жизнь в сердце и направить его силы против пустоты. Если её подпустить поближе, в тот момент, пока она поглощает атолл, то у нас появляется шанс.

— Только один, — покачал головой Истинный Дракон. — Я не готов рисковать всем, используя призрачную возможность Сердца Атолла.

— Боюсь, у нас нет другого варианта, мастер Лейт, — с грустью ответила ему феникс.

— Старшая Феникс, мастер Дракон, вас слушать, конечно, очень интересно, но раз уж вы разговариваете сейчас обо мне, я бы хотел, всё-таки, услышать от вас объяснения, — голос Сонга прервал разговор двух Чудовищных Зверей, из-за чего за столом тут же наступила тишина.

«Похоже, я непроизвольно переборщил со своим тоном», — запоздало подумал Сонг, но всё же решил не отступать, в конце концов, он уже давно перестал быть мальчиком, который покорно слушается и не встревает в разговоры старших мастеров.

— Ну, тут ты прав, — усмехнувшись ответил ему дракон, говоря, что не оскорбился, услышав столь наглый тон. — Как я понял, старшая Феникс хочет использовать твою родословную Болг для того, чтобы получить доступ к карманному пространству Сердца Атолла, который создал когда-то основатель клана Фир Болг. Я прав старшая?

— Всё верно, — кивнула та. — Мне удалось выяснить, что в мире Хэл на краткое время появился практик способный проходить во внутреннее пространство испытания великого клана без пропуска, что могло означать только одно — кристально чистая родословная. Вот только я никак не ожидала встретить прямого потомка.

«Прямого потомка? Вот уж вряд ли», — мелькнула у Сонга мысль, он-то хорошо осознавал, что это совсем не так.

— Твоя кровь настолько похожа на родословную Основателя, что я в первые мгновения подумала, что это его реинкарнация, если бы я доподлинно не знала, что этот противный старикан стал скитальцем уйдя за пределы атолла человеческого влияния, подумала бы, что встретила его собственной персоной. Теперь я уверенна, мы сможем не только войти в защищённое пространство, но и даже использовать сердце атолла.

— Ты слишком торопишься, старшая, — возразил ей дракон. — Это же территория Божественного клана, её сокровище, даже если, как ты говоришь, Божества столкнуться с другими Великими силами, они всё ещё остаются сильнейшим кланом атолла. Боюсь, даже нас с вами может оказаться недостаточно, если мы попытаемся прорваться к сердцу. И это, не говоря уже о магистре Ямы, он не зря считается сильнейшим практиком этапа «Божества» в нашем атолле… этот старый монстр практически вплотную подобрался к Абсолюту.

— Поэтому мы и будем действовать только тогда, когда всё станет очевидно. Это будет последний шанс для всех нас переломить ситуацию в свою сторону. Единственно…

«Чёрный Феникс» долгим взглядом посмотрела на Сонга, как бы оценивая его и взвешивая все за и против.

— Что? — не выдержал он, когда пауза стала откровенно затягиваться.

— Мастер Сонг, я прошу вас всё-таки сосредоточиться на собственном возвышении и развитии. У нас есть пара столетий времени и, думаю, взятие нескольких этапов сильно увеличит наши шансы, да и вам будет проще управлять Сердцем Атолла, а также защитится от его воздействия… духовная сила этого артефакта невероятна. Если нам удастся заставить его биться вновь, это станет самой большой победой для всего атолла, и возможностью сокрушить сущность «пустоты».

Сонг откинулся на спинку стула, задумчиво барабаня пальцами по столу.

«Что думаете, старший?» — обратился он мыслеречью к Истинному Дракону, имея на себе печать, в таком важном вопросе он не мог солгать.

«Есть высокий риск, что Феникс захочет использовать вас в своих целях, а после убьёт, когда разберётся с устройством Сердца Атолла. Не обманывайтесь её внешностью, она Чудовищный Зверь, который ненавидит людей и больше всего ненавидит кровь Фир Болг, ведь это именно они уничтожили большую часть её рода, забрав целый атолл».

«Я думал об этом и в данном случае согласен с тобой. Предполагаю и печать у неё просить не имеет смысла», — согласился с драконом Сонг. — «С другой стороны, как она хочет нас использовать, так и мы можем попытаться использовать её. Без помощи Чёрного Феникса попасть к этому Сердцу Атолла будет непросто. А дальше всё будет завесить исключительно от того, смогу ли я захватить его…»

Нужно было что-то решать, молодой человек видел, как в нетерпении ёрзает Феникс, как и существа, что пришли вместе с ней. В некоторых он ощущал закипающий гнев и раздражение. Похоже, сам факт того, что Феникс обратилась к человеку с просьбой, воспринимался ими очень болезненно.

— Хорошо, — наконец, ответил Сонг, кивнув беловолосой девушке, но сразу же поднял руку, говоря, что не закончил. — Однако, у меня есть одно условие.

— Говори, — вот тут самообладание Феникса дал-таки трещину, он отчётливо ощутил ярость, полыхнувшую в глазах Чудовищного зверя.

«Что и следовало ожидать. Гордая „Чёрный Феникс“ просит какого-то человека, да ещё и с родословной заклятых врагов помочь ей, представляю, каково ей было сдерживаться», — подумал он внутренне усмехнувшись.

— Ничего такого, что нельзя выполнить, старшая, — между тем учтиво кивнул он. — У меня есть город в центральных мирах атолла, и я приглашаю вас и ваших людей к себе в гости. Мне бы хотелось попросить вас об одолжении в изучении некоторых основ концепции огня. Я знаю, что Феникса являются живыми воплощениями этой стихии и способны многое дать практику. В таком случае уверен, мой прогресс и скорость роста значительно ускорятся, вы так не считаете?

И вновь Сонгу пришлось скрывать усмешку, замечая, блеск глаз девушки, правда, на этот раз древнейший Чудовищный Зверь уже кроме этого блеска никак не показал, что он в ярости. Феникс лишь улыбнулась.

— Конечно, без проблем, передайте координаты планеты и города моим людям, и мы направимся туда уже сегодня. Более того, я знаю, что стая мастера Лейта находится сейчас там? Мы готовы заняться обучением их и всех желающих из числа выбранных вами практиков. Будем считать это основой нашего договора, которое скрепит его?

— Да, — Сонгу стало любопытно к чему это дополнение, но Истинный Дракон, словно почувствовав тут же пояснил.

«Вероятно, Феникс хочет получить влияние на мою стаю, а также подкупить твоих воинов, Сонг. Подходи к выбору своих людей очень вдумчиво или рискуешь получить нож в спину».

«Думаю, это можно решить куда проще. Отправим обучаться практиков с печатями. Они сильно отстали от своих товарищей из Закрытого мира и с помощью таких наставников, вполне возможно, сумеют наверстать отставание».

«Хорошее решение», — согласился с Сонгом дракон.

— В таком случае, если всё решено, давайте займёмся кое-какими нюансами, — между тем продолжила Чёрный Феникс. — Прежде всего по поводу сроков…

Глава 35

На то, чтобы согласовать все нюансы у Чёрного Феникса, Сонга и Истинного Дракона ушло несколько часов, как ни крути, а предводительница Чудовищных Зверей была самым дотошным существом, с каким когда-либо сталкивался Сонг. Её интересовал каждый аспект, даже самый незначительный вопрос оказывался поднят и разобран. Наконец, когда всё было обсуждено и Чёрный Феникс закончила его «пытать», Сонг смог немного перевести дух.

— В таком случае, если ко мне у собравшихся здесь больше нет вопросов, то мы пойдём, — беловолосая девушка поднялась из-за стола, делая уважительный полупоклон всем присутствующим. — Как и было обещано, я с моими людьми прибуду в ваш город через два месяца, сразу как соберу лучших учителей.

— Будем ждать вас там, — Сонг также поднялся, отвечая на церемониальный поклон феникса точно таким же. — Очень приятно было с вами общаться.

— Взаимно, — от улыбки Феникса могли растаять горы, если бы молодой человек не был в курсе, что за ней стояло.

Проводив делегацию до корабельного шлюза, Сонг ещё долго стоял перед иллюзорным иллюминатором, любуясь газовым гигантом, от которого Яхта так и не успела отлететь. В какой-то момент он почувствовал появление за спиной Син Фен. Девушка постаралась подойти так, чтобы он её не услышал, но из-за значительно возросшей силы восприятия это было просто невозможно.

— Я тебя слышу, — Сонг не смог удержаться от улыбки, продолжая наблюдать за прекрасным видом из «окна».

— Прошло то время, когда я могла незамеченной подобраться к тебе, — хохотнула Син Фен, уже не скрываясь приблизившись к нему. — Помню, каким ты был слабым в городе Тёмной Звезды, сейчас и не скажешь, что тогда ты был четвёртым владыкой? Так, кажется?

— Первым владыкой, — поправил он её. — Я тогда был слабее большинства людей закрытого мира. Если бы невмешательство нескольких человек и счастливого случая всё бы могло обернуться для меня очень плохо… к слову, о силе.

Сонг посмотрел в глаза Син Фен, понимая, что этот разговор он откладывал уже очень давно и тянуть с этим дальше попросту нельзя. Вопрос не простой и, чего греха таить, очень для самого Сонга сложный.

— М-м-м? — Син вопросительно подняла брови.

— Что насчёт печати, установленной в тебе Алым Фруктом? Я так понимаю после того, как Советница захватила твоё тело, печать была уничтожена её силой?

Сонг заметил, как вздрогнула Син Фен, эта печать раньше фактически делала её рабыней. Пускай молодой человек никогда не позволял себе лишнего, так и не воспользовавшись имевшейся силой, факт присутствия подчинения повлиял на поведение Син. Естественно, он не мог не думать о том, что вместе с уничтожением печати могло измениться и отношение девушки к нему.

— Да, советница сняла печать, — не стала отрицать очевидное она и, подойдя к иллюзорному окну, присоединилась к Сонгу в любовании колоссальной планетой.

Между ними повисла тишина, которую не хотели прерывать оба, каждый по своим причинам. Первым молчание нарушил Сонг.

— Мне всегда хотелось снять эту печать, но меня всегда останавливала та часть моего я, которую называют рациональностью. А что, если ты после снятия печати будешь меня ненавидеть? Что если сам факт заточения твоей души разозлит тебя настолько, что ты не захочешь простить меня? — молодой человек посмотрел на лицо Син Фен, которое оставалось непроницаемым, словно маска. — Я в любом случае планировал уничтожить печать… можешь мне не верить, но это действительно так. И если сейчас ты предпочтёшь вернуться в Закрытый мир, или уйти прочь я смогу это понять…

— Я не хочу, — прервала его Син Фен. — Во-первых, не ты установил эту печать, в той ситуации я была сама виновата. Во-вторых, во всей этой ситуации тебя сложно винить, с моими приступами безумия, опасными для всех окружающих это было хоть какое-то ограничение. И в-третьих, я не хочу никуда уходить, Сонг. Теперь моё место здесь, если, конечно, ты сам не возражаешь против этого.

Вместо ответа парень пододвинулся к девушке, обнимая её.

— Я плохо умею выражать собственные чувства, Син. Но могу сказать совершенно точно, я очень хочу, чтобы ты присоединилась ко мне на пути к возвышению. И не в качестве товарища или какого-то подчинённого, а как законная жена. Рука об руку. Вдвоём. В поисках великого Дао. Что скажешь, ты выйдешь за меня?

— Думаю… — Син Фен слегка отодвинулась, внимательно вглядываясь в его лицо, и вдруг улыбнулась яркой улыбкой, которую Сонг уже не видел целую вечность. — Думаю… это замечательная мысль.


Возвращение вначале на Фрисоул, а затем уже в родной мир для Сонга и его товарищей прошло без приключений. Как и говорил Истинный Дракон, Божественный клан послал в район своей территории, где находился схрон, высокопоставленного старейшину на уровне развития «Божества», но быстрой Яхте удалось покинуть владения Великого клана до этого момента. Хоть сам дракон и был уверен в том, что при общении с присланным старейшиной проблем не возникнет, Сонг, всё же предпочёл не рисковать лишний раз, стараясь держаться загруженных путей подальше, хоть это и стоило один лишний день.

Несколько недель пути, пока Фрисоул добирался до родного мира, Сонг продолжал упорно тренироваться, не забывая, правда, и об отдыхе. Одновременно с этим он, вместе Истинным Драконом занимался планированием развития их города. С новыми сокровищами, которые им удалось раздобыть во время этого путешествия, можно было сделать очень многое. Опыт древнего мастера-дракона в данном случае оказался по-настоящему бесценным.

Наконец, спустя почти четыре недели путешествия Фрисоул прибыл к домашнему миру, где располагался самый свободный город в известной Сонгу вселенной. Его собственный город. От этих мыслей, если честно, у немого даже кружилась голова. Мог ли он предугадать, то что случится с ним, когда, будучи мальчишкой, он обнаружил себя без памяти посреди пустыни? Да уж.

— Хей, парень! — голос матера Лода ворвался в командную рубку Фрисоула, когда корабль вошёл в систему. — А ты быстро, мы думали тебя ещё с год не будет.

— Всё завершилось куда быстрее, чем мы предполагали, — усмехнувшись ответил ему Сонг. — Как у вас тут, всё в порядке?

— В порядке это не то слово, город растёт как на дрожжах, бесконечные стройки, люди стекаются со всех уголков Высших Земель, мастер Тул уже сбился с ног, пытаясь отлавливать во всех этих пришлых шпионов и резидентов. Уверен, он тебе все уши этим прожужжит. А ещё в городе появилось с десяток отличных таверн, я каждую проверил лично, и могу уверить всё качественно и по делу. И по духовному вину всё неплохо, хотя тут им есть куда развиваться…

— Мастер Лод, прошу вас принимать под своё командование Фрисоул, — прервал Сонг неостановимый поток ненужной информации по открывшимся пивнушкам в городе. — И предупредите, пожалуйста, всех, что мы вернулись. Я планирую провести совет сразу, как только мы закончим с самым необходимым.

— Конечно, — ответил старик, завершая сеанс связи.

— Экипажу, не занятому в вахте на корабле, прошу пройти на Яхту, мы возвращаемся в наш город.

Рину, Аэтонэ, Син Фен и другие радостно начали переглядываться, многим уже порядком надоело нахождение на астральном корабле, пускай с его карманными пространствами он был во многом неотличим от реального мира, структура духовной энергии тут всё же несколько отличалась от обычного мира Высших земель. Потому ничего удивительно в том, что все были рады возвращению, к тому же большей части экипажа были обещаны длительные выходные и отдых.

Спуск на планету прошёл легко, Яхта пришвартовалась к одному из уже полностью достроенных доков. Выделенный причал оказался заполнен встречающими и первым. Кто бы сомневался, что у большинства сейчас управляющих городом соратников Сонга накопится к нему много вопросов.

— Мастер Сонг, — к нему обратился наёмник Тул, исполняющий обязанности главы безопасности нового города. — Мы рады вас видеть дома. За время вашего отсутствия здесь многое поменялось, предполагаю, вы даже не узнаете города. Стройка всё ещё идёт полным ходом и сейчас я могу с уверенностью сказать, что население перевалило уже за полмиллиона жителей. И оно продолжает расти.

— Вы замечательно поработали, мастер Тул, — похвалил наёмника Сонг и окинул взглядом всех встречающих, кажется, тут собрались все, кто был, так или иначе, задействован в строительстве и устройстве города. — Через несколько часов жду вас всех с отчётами. Позже, на общем совете у меня будет пара объявлений и несколько хороших новостей.

— Конечно, мастер Сонг…

— Непременно, мастер Сонг…

— Вы удивитесь, как много мы сделали, мастер Сонг…

Нестройный хор голосов был ему ответом.

Через несколько часов он, зарывшись в бумаги вместе с Рину и Истинным Драконом, разбирали получение во время совета отчёты. Из главного город оказался совершенно не готов к такому наплыву людей. Даже решение принимать у себя лишь выдающихся мастеров, а также только полноценные секты и кланы не решило эту проблему. Заявок на заселение было столько, что департамент строительства даже с учётом их невероятных ударных темпов просто не справлялся. К тому же из-за огромных трат денег в общей казне становилось всё меньше и уже через несколько месяцев, не вернись Сонг, руководству города пришлось бы начать экономить. Сейчас проблема временно решилась, но менее острой от этого не стала. Люди, прознав про то, какими ресурсами, располагал город, стремились попасть в него всеми силами, чтобы урвать себе хоть какой-то кусочек общего пирога.

Обратной стороной монеты стали регулярные нападения со стороны пиратов и налётчиков. Если бы не несколько тяжёлых духовных кораблей и военный гений мастера Лода, отразить их было бы для города очень трудной задачей. Что интересно, слухи о богатствах распространялись куда интенсивнее и быстрее, чем о наличии у Сонга и его людей нескольких полноценных боевых кораблей. Это говорило о том, что кому-то очень не нравилось появление непонятного города, переманивающего к себе выдающихся мастеров и сильные кланы и секты. Впрочем, это всё ожидаемо, и было бы куда страннее, если бы этого ещё не произошло.

Помимо жилья, город столкнулся с очевидной проблемой, вытекающей из того количества людей, что сейчас проживали здесь. Из-за того, что прилегающие к городу территории всё ещё не были должным образом подготовлены, появились очевидные проблемы с продовольствием. Конечно, большую часть провизии удавалось закупить у соседних городов, но бесконечно долго это продолжаться не могло, тем более что цена за продовольствие от этих городов было загнута в три, а то и четыре выше нормальной. И это, не считая попыток разграбить продовольственные караваны. С решением последней проблемы, кстати, помог мастер Лод, направив к миру один из своих тяжёлых кораблей. Это отрезвило несколько самых горячих голов в местных бандах и позволило выиграть нужное количество времени.

— Итак, друзья, — сказал Сонг, осматривая собравшихся людей на совете, который он созвал на следующий день после того, как ознакомился со всеми отчётами. В просторном зале муниципалитета вместились все ответственные за управление городом люди, а это без малого сорок человек, часть из которых он даже не знал в лицо. — Я изучил ваши отчёты, спасибо вам за проделанную работу, она очень впечатляет. Но впереди нам предстоит ещё больше дел. Так уж получилось, что во время нашего путешествия нам удалось найти некоторое количество сокровищ и теперь я собираюсь пустить их в развитие нашего города и практиков, которые сейчас населяют его. Ну что, готовы ещё поработать?

Глава 36

Город стремительно развивался, расширяясь и укрепляясь. Сокровища, привезённые Сонгом, вместе с теми, которые он нашёл в схроне Дьяволов, вдохнули новую жизнь, спровоцировав самый настоящий строительный бум. Великая библиотека стремительно расширялась, увеличившись почти в три раза от своего первоначального размера и теперь помимо свитков навыков и техник хранила множество иной полезной информации, касающейся ремёсел и профессии Высших Земель. По примеру секты Тёмной Души им были созданы три башни Совершенствования, воспользовавшись подвернувшейся возможностью и попросив помочь с этим «Чёрного Феникса», которая, как и обещала, прибыла со своими подчинёнными спустя неделю, и Истинного Дракона. Им также помогали несколько приглашённых мастеров со стороны и мастер Лод, оказавшийся весьма сильным практиком совершенствования Тела.

Теперь в центральном районе города ввысь возносились три, похожие на копья, высокие башни. Своими остроконечными крышами они в буквальном смысле пронзали небеса и символизировали бесконечную дорогу возвышения. Поток кланов и сект, желающих присоединиться к городу, войдя в число его жителей, не иссякал и даже скорее наоборот, становился всё сильнее. В день Сонг и Аэтонэ, которая подрядилась помогать ему в этом, отсеивали десятки новых предложений, пытаясь найти не только сильные кланы или секты, но и надёжные, если, конечно, так можно было говорить о представителях Тёмных сил.

Помимо этого, Сонгом была организована городская школа практиков, названная «Первый Военный Дом», в которой сейчас состояли все без исключения практики из Закрытого мира и те, кто присоединился к Сонгу позже. Их наставниками стали лучшие учителя, включая подчинённых «Черного Феникса» и даже её самой. Тут же, при школе был организован специальный склад, куда были перенесены большинство артефактов и редких ресурсов найденных Сонгом в своём путешествии и ненужных ему самому. При условии, что кто-то из практиков, доказывал свою полезность и потенциал, ему разрешалось заглянуть в данный склад, для того чтобы выбрать себе то, что ему надо.

Сонг и здесь не стал придумывать чего-то нового, вернувшись к опыту города Тёмной Звезды и введя так называемые «баллы», правда, на этот раз все без исключения ученики школы оказались в равных условиях, при этом представители кланов оказались не допущены к раздаче очков, если только они не присоединялись к школе в качестве учеников. Таким образом, Сонг рассчитывал на то, что наследники кланов и сект будут проходить через «Первый Военный Дом», где смогут взаимодействовать на равных с другими учениками, тем самым закладывая основы к будущему равноправному сотрудничеству. Конечно, он хорошо понимал, что сделать это будет очень трудно. Слишком уж глубоко внутри наследников и представителей укоренялось вера в собственную исключительность. Именно поэтому он поставил задачу всем без исключения наставникам «Первого Военного Дома» сосредоточить усилия прежде всего на сплочённости учеников и их полном равноправии.

В любом случае от желающих попасть в «Первый Военный Дом» уже через несколько месяцев не было отбоя. Сонгу даже пришлось вводить обязательный вступительный экзамен, чтобы хоть как-то остановить нескончаемый поток желающих попасть в городскую школу. Но всё это было лишь ей в плюс, сильнейшие и талантливые воины должны были в будущем стать основой силы города.

Ещё одним направлением, которое Сонг считал ключевым, были мастеровые, приглашаемые им в город. Именно для этого он пообещал на несколько лет отменить все налоги для этих людей, при условии полного соблюдения законов города, конечно. Плюс к этому Сонг был готов с хорошей скидкой продавать ингредиенты и редкие ресурсы, которыми располагал. Это создало настоящий бум среди мастеров Высших Земель, единственным условием, которое поставил Сонг — обязательное нахождение главного мастера и лавки в черте города, только при этом условии он готов был предоставлять обещанные плюсы.

Даже великие Зодчие, с большим трудом справлялись со стремительным ростом города и количества его жителей, уже через полгода количество полноценных выросло с пяти до двадцати и, похоже, это было только начало.

Дворец муниципалитета, в котором находились городские служащие и чиновники также практически полностью были взяты Сонгом из его воспоминаний о городе Тёмной Звезды, за исключением того, что в отличие от того здания, здесь требовались куда большие масштабы. Монументальное строение в двадцать этажей, возвышавшееся в центре города. Именно здесь находилась резиденция главы города, должность которого временно занимал он сам. Сонг не собирался долгое время держаться за эту должность, очень скоро он рассчитывал уйти в долгую закрытую тренировку, чтобы полностью сосредоточиться на собственном возвышении и понимании фундаментальных навыков, таких как «Небесный шаг» или использования парных клинков. У него было слишком мало времени, чтобы заниматься городом бесконечно долго.

Повернувшись к стене, обклеенной бумагой на которой были обозначены все его планы, Сонг хмыкнул. Всё успеть он никак не сможет, осталось надеется, что тот, кто придёт ему на смену, сможет доделать все его задумки.

— Ты, кажется, планировал создать подобие Павильонов? — со стороны стола раздался ленивый голос Син Фен, девушка любила прохлаждаться у него, поглощая чашку за чашкой отличный духовный чай и всячески отлынивая от собственных задач. Впрочем, Сонг не был особ против, считая, что скучающую Син он в любом случае заставить делать что-то полезное вряд ли сможет, так пусть хоть помогает ему здесь.

— Да, Павильоны, — кивнул он, сосредотачивая внимание на одном из листов. — Мне не нравится, как это сделал Император, нужно это переосмыслить и чуть изменить.

— Переосмыслить, — хмыкнула в ответ девушка. — Уже говоришь как все эти управляющие и чиновники.

— С кем поведёшься, — пожал плечами Сонг, не удержавшись от улыбки. — В любом случае сама мысль о создании Павильонов верная. Солдаты, наёмники, охотники, мастеровые и многие другие объединённые в общности подобно школам, это намного лучше устоявшихся в Высших мирах кланов или сект, где всё держится либо на родственных отношениях, либо на желании стать сильнее и унаследовать наследия.

— Но тебе не нравится, во что это превратилось в конечном счёте, так? — понимающе кивнула Син.

— Да, по сути, все Павильоны, кроме Имперского, превратились в полигон по тренировкам наследников сект и кланов, после которого они возвращались к себе куда сильнее и с ресурсами, полученными внутри Павильона. А в моём городе я не хочу усиления сил, не контролируемых городским советом и главой.

— Тогда сделай вступление в павильон взаимоисключающим с нахождением в сектах или кланах, в чём проблема? — пожала она плечами и сделала очередной глоток из чашки с горячим духовным чаем, в блаженстве прикрыв глаза.

— Это выход, конечно, но тогда наследники просто не будут идти в Павильоны, а это серьёзное снижение их потенциала… в общем, надо думать.

— Думай, — разрешила Сонгу Син и опять сделала глоток из чашки.

— «Думай», — передразнил он её, и присев на свободный стул спросил. — Ну так и когда будем делать свадьбу? — после чего наблюдая с усмешкой за тем, как девушка давится вставшим поперёк горло чаем.

— Зачем же так внезапно, — выдохнула она, откашлявшись. — Когда хочешь, тогда и сделаем. Мне совсем без разницы.

— Как насчёт следующей недели?

— Я планировала с Рину отправиться в соседний город, проверить их магазины.

— Тогда через две недели?

— Нет, у нас же запланировано открытие трёх башен, — покачала она головой.

— Если что у нас каждый день на полгода вперёд распланирован, — рассмеялся Сонг не удержавшись.

— Ну, значит в ближайшие полгода не судьба, — развела руками Син, предварительно поставив чашку с горячим чаем на стол.

— И чего же ты боишься? — с улыбкой вдруг спросил он.

— Ничего я не боюсь, — возмутилась девушка, но, заметив полный лукавого сомнения взгляд, вздохнула. — Ладно-ладно, не боюсь… просто мне как-то не по себе от всего этого. Ты стал главой города, многие смотрят на тебя, как на мастера, правителя и учителя и тут я. Слабая, бывшая приспешница одного из принцев Дьяволов, убийца, уничтожившая собственный клан…

— Это в прошлом, — перебил он её. — Да и неважно это всё.

— Тебе неважно, а другим?

— Плевать на других, я в любом случае ухожу скоро в закрытую тренировку и хочу до этого времени сыграть свадьбу. Итак, твоё слово, когда? — с мягкой улыбкой, но при этом требовательным тоном спросил Сонг.

— Ну хорошо, давай через две недели, — со вздохом сдалась Син Фен. — Доволен?

— Да, определённо, — кивнул он и подойдя ближе поцеловал девушку.


Адмирал флота секты Тёмной Души стоял перед камнем управления своего флагмана, смотря на серьёзно поредевшие ряды контролируемых им сил. За неполный месяц, как началась кампания внутри атолла Духов, он уже потерял больше пяти тяжёлых астральных судов, ещё около десяти оказались серьёзно повреждены, а уж сколько оказалось уничтожено малых кораблей и говорить не стоило. Он приходил в бешенство лишь от мысли об этом. Особенно на фоне отсутствия потерь у Божественного клана. Как-то так получалось, что всегда линии удара противника оказывались корабли Тёмной Души или Храма Небесного Величия, тогда как Божества всегда умудрялись выйти практически без потерь и с минимальными повреждениями своих кораблей. Ненормальная ситуация, если подумать. Несмотря на свой выдающийся опыт, адмирал пока не смог разобраться, как это выходило у Божеств, но он не сомневался, если подобное продолжиться кампания против атоллов Духов и Святых превратится для Великой секты в настоящую катастрофу.

— Мастер-адмирал, — к нему подошёл один из подчинённых. — Поступило сообщение от наших разведчиков. Им удалось обнаружить скопление врага в нескольких переходах от нас, силы быстрого реагирования Божественного клана уже выдвинулись туда, мастер-адмирал Божеств просит нас оказать им поддержку.

«Вот оно, опять ловушка, в которую мы угодим, если будем покорно следовать его. Указаниям», — мрачно подумал адмирал флота Тёмной души. — «Нет, в очередной раз я не поведусь на такое».

— Передай мастер-адмиралу Божественного клана, что наши силы сейчас перегруппировываются и не планируют менять направление движения, пусть пока справляется своими силами либо просит помощи храма Небесного Величия.

Адмирал почувствовал на себе удивлённый взгляд подчинённого, но задавать лишние вопросы он не стал, лишь слегка поклонился.

— Да, мастер-адмирал.

Глава 37

Сонг выдохнул прохладный утренний воздух, ощущая острую духовную силу Истинного Дракона, находящегося в нескольких сотнях метрах от него. После некоторых переговоров ему удалось уговорить одного из сильнейших чудовищных зверей атолла помочь ему с тренировками, при условии, что почти всё время был занята Аэтонэ, сделать это оказалось непросто. Но, в конце концов, Сонгу всё же удалось убедить его, дракон согласился выступить в качестве спарринг партнёра раз в неделю и не больше четырёх часов. Не так много, если подумать, но разве предводителю стремительно растущего города об этом говорить? У него и самого время превратилось в самый драгоценный ресурс из всех возможных. А то, что практика боя против мастера этапа «Божества» Сонгу нужна была как воздух, он нисколько не сомневался. Конечно, говорить о том, что дракон использовал все свои силы было никак нельзя, максимум лишь малую их часть, но для понимания «вершины» развития Сонг должен был прочувствовать это на себе… почувствовать ту невероятно высокую стену, отделявшую его от этапа «Божества».

Стена — это не просто аллегория. В первые же тренировки он ощутил перед собой непреодолимое препятствие в виде чистой силы дракона. Последнему даже не нужно было напрягаться, чтобы остановить сильнейшие атаки Сонга. Воплощение в чёрную фигуру с короной и использование концепций огня и времени, создавая чёрные сферы не смогли не то, что поцарапать, даже подвинуть мастера этапа «Божества». Дракон лишь силой собственной мысли отражал сильнейшие ходы и техники Сонга. Естественно, это не касалось ещё не до конца изученного и понятого «Небесного шага» и слияние с тенью, когда Сонг терял над собой контроль и получал поистине колоссальные силы. Использовать эти два хода было бы слишком глупо в такой ситуации.

Что же до ответных ударов дракона, то обычно всё заканчивалось одним ударом под самый конец тренировки, когда ему уже требовалось уходить. Дракон даже не использовал какие-то навыки или техники, лишь просто чистая сила. Стремительный рывок и вот уже Сонг отлетает, словно снаряд духовного орудия, в противоположенный край полигона, построенного зодчими-мастерами как раз для поединков самых сильных практиков.

Неприятно, конечно, но это того стоило. Каждый раз Сонг всё лучше понимал, какая же непреодолимая пропасть лежит между ним и силой практиков высших ступеней развития, в том числе и этапа «Божества». И если бы не вмешательство и помощь силы того, кто находился за печатями его, так или иначе, уже бы не существовало.

— На сегодня закончим, мастер, — сказал Сонг, с трудом поднимаясь после сильнейшего заключительного удара, прервавшего их практику. — Спасибо вам за науку.

— Твоё упорство похвально, но так ты никогда не сможешь победить экспертов, находящихся на несоизмеримо более высоких ступенях развития, Сонг. Вместо того чтобы терять время тут со мной ты мог бы тренироваться, ты ведь и сам понимаешь, что сейчас теряешь время со мной?

Этот разговор между ними начинался уже не впервые, дракон не уставал каждый раз напоминать Сонгу о бессмысленности его действий, ну а сам парень продолжал настаивать на своём.

— Старший, я очень скоро уйду в затяжную закрытую тренировку и эта практика крайне нужна для меня, — повторил он уже не в первый раз. — Возможно, придётся потратить на это несколько десятилетий или даже больше.

— Да, ты уже говорил это, — кивнул дракон, перестав закручивать свою речь по новому кругу. — И я всё ещё считаю, что это не самый правильный выбор. В городе ещё многое не сделано, а твой уход может спровоцировать борьбу за власть.

— Именно поэтому я и оставляю вас, Старший, вместе с мастером Лодом здесь. Вы гарант того, что с городом не произойдёт ничего плохого. Сильнейший эксперт этапа «Божества» и военный стратег с развитием пика «Парагона» могут отпугнуть любого пирата, а уж проникновение в управление городом, благодаря вашему опыту и вовсе никто не сможет.

— Не нужно делать из нас тех, кто никогда не ошибается, младший, — покачал головой дракон. — И мы совершенно точно не годимся в управляющие.

— Да, я это понимаю, поэтому назначу вместо себя Аэтонэ, — кивнул Сонг.

— Что? Младшую? Она тем более не сможет справиться, — мужчина покачал головой, явно не одобряя решение собеседника.

— Я так не думаю, старший. К тому же это будет для неё замечательная возможность набраться опыта, вы так не считаете?

Сонг не стал говорить, что считает довольно очевидным попытку создания из Аэтонэ замену «Чёрному Феникусу. По крайней мере, такое впечатление начинало складываться после того, как он несколько раз оказался свидетелем обучения девушки. Дракон напирал не только на её духовное и телесное развитие, но и давал обширные знания, касающиеся управлению стаи и тому подобного.

— Возможно, — качнул головой дракон, подумав немного, а затем решил перевести разговор на другую, более безопасную тему. — Когда вы планируете организовать свадьбу?

— Ну-у… — протянул Сонг, мысленно делая подсчёты в голове. — Через пару месяцев, как раз перед моим уходом в закрытую тренировку. Син Фен настояла на таком отдалённом сроке, хочет всё подготовить к церемонии. Они вместе с Рину и Аэтонэ сейчас занимаются какими-то приготовлениями, я не лезу.

— Теперь понятно, где младшая пропадает так часто, и ничего не говорит мне, — вздохнул дракон. — Ладно, пусть помогает, раз уж так хочет.

Они направились в сторону выхода из полигона. Краем глаза Сонг заметил, как искрученный после боя с Истинным Драконом ландшафт начинает стремительно восстанавливаться. Зодчие постарались на славу, создав настолько устойчивое место, что даже сражение практиков этапа «Божества» смогли здесь практиковаться. Вот только Сонга сразу же предупредили, серьёзное сражение между такими сильными мастерами это место выдержать не сможет. Это было попросту невозможно, но даже так арена полигона являлось самым настоящим воплощением гения мастеров-зодчих. Одно лишь её наличие делало город привлекательным местом для мастеров высоких рангов, далеко не каждая секта или клан были способны обеспечить своих сильнейших экспертов чем-то похожим.

Вернувшись в здание муниципалитета, Сонг посмотрел на свой стол, заваленный кучей свитков и, вздохнув, принялся за их разбор. В этот момент в кабинет заглянул один из помощников, услугами которых последнее время он постоянно пользовался.

— Мастер, Сонг вы не забыли об открытии второго крыла библиотеки? — спросил он, вопросительно посмотрев на изучающего один из свитков главу города.

— Да, не забыл, — отложив в сторону свиток в сторону, Сонг посмотрел на вошедшего. — До открытия ещё несколько часов.

— В таком случае мы подтверждаем ваше присутствие там?

— Да, подтверждай, — согласился он, новое крыло было делом особой важности и присутствовать там он был обязан, тем более что все кланы и секты, присоединившиеся к городу также, придут. Следовало показать им, что глава особенно заботиться о наследии.

Сонг проследил за тем, как почтительно поклонившись практик-помощник скрылся в дверях и со вздохом вернулся к изучению свитков. Перед тем как отправляться ему требовалось ещё сделать очень многое.

Само по себе открытие нового здания, а в данном случае лишь его части, ничем не отличалось от сотен других, проходивших каждый день по всему городу, но вот его важность нельзя было недооценивать. В новом крыле планировалось хранение самых ценных и редких свитков, которые смог найти не только Сонг, но все его люди за последние месяцы. И в отличие от основной библиотеки, здесь было решено значительно усилить печати, защищающие входы и выходы с крыла, а также стражу и охранный духовный купол. Пожалуй, за исключением городского хранилища ресурсов, эта башня библиотеки стала самым защищённым местом в городе.

Прибыв ко второму крылу библиотеки вовремя, Сонг отметил большое количество людей, решивших посетить это событие, и это были далеко не самые простые люди. Всё, как и говорили информаторы, главы всех сильнейших кланов и сект, несколько мастеровых и даже главы торговых гильдий, которые недавно начали появляться в городе. Очевидно, все они пришли далеко не просто так. Традиционно в первый день войти и посмотреть, что находиться внутри открывающейся части библиотеки мог каждый подтверждённый граждан города при условии внесения в фонд города внушительной суммы. Последнее сделано было скорее, чтобы избежать ненужного ажиотажа внутри открывшегося крыла, нежели для того, чтобы действительно отпугнуть.

Сонг был уверен, что все, кто захочет пройти внутрь, так или иначе, пройдут. В том числе и многочисленные шпионы, направленные из разных уголков Высших Земель. Слишком уж стремительный рост города привлёк внимание очень уж многих игроков…

«Возможно, Истинный Дракон прав, и мне не стоит уходить сейчас в закрытую тренировку», — подумал он, приземляясь возле сильных мастеров Чудовищных Зверей из свиты Истинного Дракона и выполнявших функции охраны в библиотеке. — «С другой стороны, этому конца и края уже нет и не думаю, что количество вещей, которые будут требовать моего внимания и вмешательства, станет со временем меньше, как раз таки наоборот».

— Спасибо за работу, — Сонг кивнул Чудовищным Зверям, находящимся сейчас в человеческом обличии, что уже говорило о их невероятной силе и родословной, лишь очень немногие из них были способны принимать облик людей.

— Почётные мастера и эксперты, — обратился Сонг ко всем присутствующим. — Я рад приветствовать вас на открытии главного крыла Великой библиотеки, которое должна стать символ будущего процветания нашего города. Здесь будут храниться самые редкие и сильные навыки и техники, которыми располагает город. И точно так же, как это сделано с другими крыльями библиотеки, чтобы получить во временное пользование, свитое здесь, наследнику придётся использовать заработанные им очки влияния города.

Сонг заметил, как начали переглядываться главы сект и кланов, не нужно быть практиком с выдающимся пониманием совершенствования Души, чтобы понять их негодование. Мало того что навыки выдавались «временно», так ещё и привязка к этим очкам влияния… далеко не всем нравился такой подход. Но Сонг подходил к этому исключительно философски — тем, кому, что-то не нравится, никто не запрещает уйти. В конце концов, он никого не держал.

— Мастер Сонг, мы отдаём вашему городу наших лучших наследников, надеясь на вашу благосклонность и, что главное, на достойное воплощение их потенциала, — один из глав сект поднял руку, обращаясь к нему. — Наши наследники это, ради чего мы живём и если в городе не будет возможность стать сильнее, мы окажемся в сложной ситуации.

— Поверьте, уважаемые главы, увиденное вас полностью удовлетворит, — спокойно ответил ему Сонг, при этом мысленно не удержавшись от ухмылки.

Глава 38

Сонг сумел предугадать в точности до мелочей реакцию глав кланов и сект, для кого и была организована эта демонстрация. И если поначалу в их глазах он видел лишь немой вопрос, то чем выше они поднимались, тем сильнее ощущалось удивление глав. Собранные в новом крыле свитки и книги здесь находились не зря, каждый навык, каждая техника, хранившиеся сейчас здесь могла бы запросто находиться и в библиотеках Великих сил. И чем выше делегация поднималась, тем сильнее было их удивление. Как, собственно, свитками и книгами, так и теми печатями, которые охраняли их. В разработке защитны

Сонг с мастером Лодом рассчитали всё верно, уже через некоторое время присутствующие главы оказались под впечатлением от увиденного и в сопровождении главы города и представителей муниципалитета шли, внимательно осматриваясь вокруг. Особенно их должны были впечатлить меры защиты, которые предпринимались, чтобы бесценные знания не оказались за пределами территории города. И главной целью сегодняшнего показательного представления было продемонстрировать это всем без исключения сильнейшим практикам, переселившимся в город. Мало того что наследникам окажется непросто получить эти навыки, так ещё и забрать их в клан окажется далеко не так просто, как изначально думалось главам. Над защитными плетениями работало сразу три сильнейших мастера, двое из которых очень давно перешагнули грань божественности, став настоящими столпами сил. Чёрный Феникс, Истинный Дракон и мастер Лод после просьбы Сонга согласились создать защитные печати для всех книг и свитков в библиотеки, обеспечив тем самым практически неприступную их защиту от посягательств. Сонг сильно сомневался, что во всех Высших Мирах наберётся больше двух десятков мастеров, способных обойти эту защиту и уж точно им это было мало интересно.

Между тем делегация продолжала следовать анфиладам верхних этажей библиотеки, рассматривая и проверяя выставленные сейчас в залах свитки в чёрных тубусах и полураскрытые книги с серыми корешками обложек.

«Эти люди, а точнее, их наследники — будущее города», — в голове Сонга появилась мыслеречь Истинного Дракона. — «За время твоего отсутствия они станут опорой и той силой, что будет поддерживать нас».

«Я понимаю, старший», — согласился он с драконом, следуя коридорами библиотеки.

За всё время они уже не раз обговаривали это как с мастером Лодом, так и с драконом. Несколько раз продумывалась концепция распределения навыков и техник с применением очков достижений и заслуг, как и принцип их выдачи. Сонг продолжал готовиться к уходу в длительную закрытую тренировку, продумывая каждую мелочь в будущем функционировании города под началом регентов, которые заменят его.

Он с мысленной улыбкой посмотрел на уже не скрывающих собственное удивление и блеск алчных глаз глав кланов и сект. Теперь он уже не сомневался, что зацепил их, привязав окончательно к городу, ведь даже для этих гордых представителей элит Высших миров на первом месте было процветание их кланов и сект.

А уже через несколько дней город, наконец, оказался в центре радостного события. Его управляющий и основатель объявил о своей свадьбе и начале небывалого празднества. На сам процесс принесения клятвы стихиям прибыло огромное количество гостей со всего атолла человеческого влияния. Своих представителей в город направили даже Божественный клан и секта Тёмной Души. Лишь только храм Небесного Величия не стал присылать своих послов, ограничившись лишь небольшим поздравительным посланием.

Но даже это говорило об очень многом. Город, построенный Сонгом, постепенно становился частью Высших земель и с ним постепенно начинали считаться даже сильные мира, включая Великие силы. С другой стороны, это было и не удивительно, два Чудовищных Зверя этапа «Божества», собственный внушительный флот и большое количество самых невообразимых наследий, а также реликвий разной силы и редкости.

Впрочем, не все были силы атолла оказались почтительны и вежливы. Послание Дьявольского клана, на время вышедшего из собственной изоляции оказалось довольно резким и прямолинейным. От Патрираха Дьяволов не укрылось ни то, что Сонг был причастен к смерти одного из принцев клана, ни то, что большая часть полученных им наследий и богатств являлась когда-то собственностью их клана. Как и флот тяжёлых духовных кораблей. Сонг не сомневался в том, что если бы не факт ослабления Дьяволов из-за отправки соединённого с Кровавым кланом флота они бы попытались взять своё, даже несмотря на помощь стай Чудовищных Зверей Истинного Дракона и Чёрного Феникса. Сейчас же, находясь в ослабленном состоянии, они лишь и могли только сыпать проклятьями и обещать Сонгу скорую месть. Которую при всём желании исполнить бы не смогли, город и мир, где он располагался, стал больше походить на самую настоящую крепость, а при поддержке практиков этапа «Божества» и вовсе превращался в самую настоящую ловушку даже для флота в десятки раз большего, чем располагал Сонг и его подчинённые.

Глубоко вдохнув свежий воздух площадки клятв, Сонг отбросил прочь непрошенные мысли, почувствовав приближение хорошо знакомой ауры. Он стоял посреди каменного круга в самом сердце его города, множество приглашённых гостей, друзей, соратников и товарищей расположились по краям этого круга, смотря на него, пока ещё единственного человека, стоящего на этой каменной площадке. В какой-то момент толпа расступилась, образуя живой коридор, по которому медленно в его сторону шагала Син Фен в синем, подобно самому небу, обтягивающем ципао. Пожалуй, это впервые, когда он видел её в таком виде. От её красоты перехватило дыхание, Сонг ощутил, как все приглашённые гости замерли, испытывая схожие с ним чувства.

Девушка медленно подошла к краю круглой площадки и замерев на мгновенье перед ней, уверенно шагнула внутрь. Подойдя к Сонгу, она посмотрела на него, и он ощутил в глазах Син сильнейшее смущение, совершенно несвойственное ей, и вместе с тем потаённую тихую радость. Он уверенно улыбнулся ей и протянул руку.

— Ты готова? — не удержался Сонг от ответной улыбки.

— Да, — ответила Син, взяв его за руку.

После этого пара повернулась к заходящему солнцу и, мысленно обратившись к собственной силе, синхронно начали произносить слова. Духовная энергия вокруг них закрутилась в вихре, поднимаясь ввысь к самым небесам.

«Перед Небом, Землёй и Дао».

«Мы стоим, принося это обещание».

«Следовать одному пути, рука об руку».

«Следовать своему сердцу».

«Следовать велению собственной души».

«Вместе».

«Всегда».

С последним упавшим словом камни на каменном круге вспыхнули ослепительным светом, заключая фигуры Сонга и Син Фен в яркий купол. И словно ожидая этого по всему городу ввысь взметнулись тысячи фейерверков, озаряя вечернее небо вспышками огня. И это ознаменовало начало великого празднества.


Спустя несколько дней после церемонии Сонг стоял на небольшой площадке одной из башен на окраине города. Сейчас здесь собрались все самые доверенные его соратники. Мастер Лод и Истинный Дракон о чём-то общались, используя мыслеречь, Рину и Сноу Кас с любопытством осматривали величественные окружающие виды, а Аэтонэ с Кроун Вэй о чём-то говорили с Син Фен.

— Вам действительно нужно уходить в такое время, мастер-управитель? — мастер Тул повернулся к Сонгу, задумчиво смотрящему на возвышающиеся далеко впереди горные хребты.

— Да. К сожалению, я и так, как мог откладывал этот момент, и больше это делать уже нельзя, — ответил ему Сонг, он повернул голову к главному наёмнику, посмотрев внимательно в его глаза. — Я оставляю вам город на попечение, если произойдёт что-то настолько непредвиденное, что потребуется моё присутствие, у Син Фен есть амулет, с помощью которого можно будет связаться со мной. Однако, я прошу не злоупотреблять этим так как это может остановить мой прорыв и нанести мне внутренние повреждения.

— Да, глава, — понимающе кивнул мастер Тул.

— Рассчитываю на вас, мастер. Как и на вас учитель и на вас Старший. — Сонг повернулся к старику Лоду и Истинному Дракону. Оба на это лишь важно кивнули, принимая его слова.

Син Фен, оторвавшись от группы, подошла ближе к Сонгу, мастер Тул, поняв, что сейчас его нахождение здесь лишнее отошёл назад, присоединившись к дракону и старику. Между тем Син подошла вплотную к молодому человеку, заглядывая ему в лицо. Несколько минут она просто молчала, словно бы собираясь с мыслями.

— Возвращайся быстрее, — наконец, сказала она, ослепительно улыбнувшись своей ослепительной улыбкой, которая постепенно всё чаще и чаще появлялась у неё на лице последнее время.

— Конечно, — Сонг уверенно кивнул и, наклонившись, прижался к её лбу своим. Постояв так несколько секунд, он отошёл на несколько шагов назад, кинул на Син прощальный взгляд и, раскрутив ядро Слияния, взмыл в небеса этого мира.

Рванув к горному кряжу на огромной скорости, Сонг мысленно попросил прощения у всех своих товарищей и Син. Последние месяцы он долго думал, пытаясь разобраться в себе и том, как ему быть дальше. Как ни крути, а всё упиралось в его силу. Помимо всего прочего, он желал разобраться в самом себе и своём прошлом. Последняя печать и разговор с тем, кем он был раньше, не оставили его равнодушными. Теперь Сонг хотел разобраться в том, кто же он в действительности такой. И даже предупреждение Вэл Синка перестало его как-то пугать, слишком уж важным это ему казалось сейчас. В предстоящей закрыто тренировке он не только готовился к собственному прорыву, но и, что куда важнее, к уничтожению печати, а то и сразу нескольких.

Подлетев спустя почти час к ближайшему из горных кряжей, Сонг использовал собственную силу, чтобы проделать дыру в одной из гор, создавая укрытие мудреца. Ему пришлось постараться, чтобы, используя собственные силы, запечатать вход, сделав его невидимым даже для практиков самых высоких этапов. Пожалуй, лишь только практики этапа «Парагона» и «Божества» были способны увидеть его убежище, при условии, конечно, если зададутся такой целью.

Используя духовную силу, Сонг расширил пещеру и, сделав высокое каменное ложе, уселся на него в позу лотоса. Прежде всего сейчас ему следовало закончить то, что он начал в обители драконов. Незримая преграда, отделяющая его от этапа «Единства с духом» настолько истончилась, что достаточно было лишь небольшого толчка. С этого-то он и решил начать. Время — это то, чем он сейчас располагал и Сонг рассчитывал по максимуму распорядиться этим сокровищем.

Глава 39

Война на периферии, в которой участвовали сразу несколько объединённых флотов Высших миров, разгоралась всё сильнее. Огонь сражений полыхал уже по всем периферийным районам, граничащим с атоллами Святых и Духов. Хотя если говорить про Святых, то их сопротивление уменьшилось в последние годы настолько, что малые человеческие флотилии без особого сопротивления продвигались вглубь вражеского атолла. К сожалению, если Святые по какой-то причине отступили вглубь своего атолла, то Духи, наоборот, сражались отчаянно и иногда даже безрассудно. Помимо этого, союзные людские силы столкнулись с воплощением пустоты, которая с каждым годом становилось всё более опасным и страшным противников.

И что самое неприятное, раса Духов практически полностью оказалась подчинена силой «пустоты». И используя эту заимствованную мощь. Духи без проблем сокрушили целых два флота Великих сил. Храм Небесного Величия и секта Тёмной Души лишились половины своих кораблей, а Божественный клан, оказавшийся единственным сохранившим большую часть своих флотов, оказался вынужден сражаться на два фронта. Если бы не сдерживающая Пустоту и Духов преграда Сердца Атолла, установленная ещё мастером Фир Болг, атолл человеческого влияния уже бы захлестнула война. Дьявольский и Кровавые кланы объединились и сейчас совместно с Божественным флотом продолжали сдерживать противника на периферии, несмотря на бедственное положение двух из трёх Великих сил.

Дни шли друг за другом складываясь в недели, а те, в свою очередь, становились годами. Город, основанный Сонгом, стремительно разрастался, постепенно становясь центром не только района миров, но и всего ближайшего конгломерата, а ещё позже оказываясь в центре внимания всех Великих сил человеческого атолла влияния. Когда Сонг сделал ставку на мастеровых привлекая их в город под разными предлогами и обещая наилучшие условия во всех Высших мирах, порой даже в очевидный минус себе, он рассчитывал на то, что город при таких условиях получит то, что ему нужнее всего. Статус одного из стремительно развивающихся центров мастеровых во всём атолле. Да были ещё столичные миры Великих сил, но Сонг и не собирался двигать их с лидирующих позиций. Для него было важно сохранить нейтральный статус города и при этом гарантировать высокий уровень мастеровых, занятых в городе и, похоже, у Сонга всё получилось. Уже в первые десять лет привлечённые отсутствием налогов и большим количеством ремесленных навыков и ресурсов мастеровые начали заполнять город. И вот уже через полсотни лет это начало давать ошеломляющие результаты.

Мастер Лод сумел увеличить флот кораблей. Звено средних атакующих судов присоединилось к группировке тяжёлых астральных судов, превратив флот города в настоящую боевую флотилию, способную сдержать натиск, если такое, конечно, произойдёт, со стороны практически любой силы.

Стая Истинного Дракона и он сам обосновалась в ближайших возле города горах, неподалёку от места, где создал пещеру мудреца и тренировался Сонг. Таким образом, Истинный Дракон следил за тем, чтобы ни одна живая душа не смогла вмешаться в процесс тренировок и навредить тем самым Сонгом. Не забыл он и о своём обещании поддерживать город и его практиков, занимаясь тренировками Аэтонэ и тех, кого выбрал сам.

Чёрный Феникс также не отставала от дракона и выполняя просьбу Сонга, взяла под своё крыло практиков из Закрытого мира. Так, у его самых преданных последователей неожиданно появился непросто наставник, а наставник, находящийся на этапе «Божества». Пускай её природа не была человеческой, Чёрный Феникс в любом случае располагала самым обширным опытом во всём атолле и хорошо помнила времена ещё до появления здесь клана Болг. Идеальный кандидат в наставники для практиков, которые из-за своего происхождения отставали от других воинов в развитии и техниках.

План Сонга по контролю кланов и сект, пришедших в город хоть и не без проблем, но работал. Не проходило и года, чтобы кто-то из наследников кланов и сект не попытался скопировать навыки или техники из библиотеки. Без особого толка. Аэтонэ и Син Фен, как правило, смотрели на это сквозь пальцы, если только это не происходило уж слишком нагло, в таком случае происходило показательная расправа над провинившимися, при поддержке мастера Лода и Истинного Дракона. После этого в течение нескольких лет можно было уже не беспокоиться о библиотеке, до момента пока кто-то из кланов или сект вновь не начинал наглеть.

Закрытый вход в пещеру Сонга, в которой он находился в закрытой тренировке, с каждым годом обрастала мхом и травой, окончательно маскируя её от взгляда со стороны. Фон духовной энергии, благодаря стараниям Сонга здесь практически не отличался от фона горного кряжа, благодаря чему обнаружить его здесь могли только мастера этапов «Парагона» или «Божества».

Для Сонга всё это казалось неважным, он продолжал с упорством практиковать боевые искусства используя все имеющиеся у него сейчас ресурсы и возможности Дворца в карманном мире кольца. Время. То единственное, чего ему постоянно не хватало и сейчас, впервые за всё время с момента, как Сонг появился в пустыне неподалёку от города Тёмной Звезды и осознал себя. Постепенно он, вместе с личным возвышением, подобрался к печатям, установленным на его душе. Правильно ли было их трогать, открывая свой разум прошлым знаниям и опыту, особенно после предупреждения Вэл Синка? К сожалению, на этот вопрос не было и не могло быть правильного ответа. Сонг понял это во время последнего уничтожения одной из печати. Года сменялись друг друга нескончаемой вереницей, уходя вдаль. Наконец, спустя очень и очень долгое время Сонг закончил-таки свою закрытую тренировку.

В один из обычных солнечных дней заросший вход в пещеру мудреца дрогнул, миг и вот уже на месте, казалось бы, сплошной скалы появляется тёмный проход, из которого выходит человек в светлых одеяниях. Со стороны ему можно дать не больше двадцати лет и лишь только если приглядеться, взглянув в его глаза становится понятно, что он далеко не так молод и прост. Внешне он выглядит спокойно, даже безмятежно, без эмоций оглядываясь вокруг себя, явно обшаривая внутренним взором восприятия ближайшие окрестности. Если бы вышедшего из пещеры молодого человека сейчас увидел кто-то из практиков города, он бы ничего не почувствовал. Лишь только удивительное ледяное спокойствие.

Словно бы это был обычный человек, не практикующий боевые искусства, но при этом демонстрирующий уверенность и внутреннюю силу, которая сквозит в каждом движении.

В этом молодом человеке с трудом, но можно было узнать Сонга, пускай его взгляд, движения и аура изменились, а кожа на лице стала светлой из-за отсутствия солнца во время тренировок, но всё же это был он.

Секунда и вот уже Сонг стремительно взмывает в небеса, на полной скорости направляясь в сторону огромного города, чьи здания, пагоды и башни можно было заметить даже с такого расстояния. Встречный ветер гулял в его волосах, даря забытые давно ощущения и напоминая о том, что он, наконец, закончил свою затянувшуюся тренировку.

Сонг хорошо чувствовал изменившуюся ауру города, которая за время его тренировки преобразовалась в совершенно другую, глубокую и ровную, нежели было раньше. Странно, но у него всё ещё не получалось связаться с Истинным Драконом, Рину, Син Фен и другими. Вероятно, из-за того, что над городом был установлен защитный духовный купол, способный без труда выдержать даже удар эксперта этапа «Божества». Подобной защиты совершенно точно не было, когда он уходил, а значит, её установили значительно позже.

«Интересно, откуда появились ресурсы на подобную роскошь?» — мелькнула у него мысль, когда он приближался к городу. — «А что это такое?»

Возле одних из городских врат он заметил впечатляющую очередь из разномастных практиков. Даже с такого расстояния Сонг ощущал в толпе как практиков самых низких этапов, так и самых высоких. Удивившись подобному, он решил присоединиться к этим людям. В конце концов, его не было в городе очень давно и многое здесь могло поменяться, ему было любопытно взглянуть на всё глазами обычного практика, раз уж представилась такая возможность. Да и тот факт, что Сонгу всё ещё не удалось связаться ни с кем из оставленных им управляющих, вызывал некоторые опасения и вопросы. Любопытно, насколько сильно изменился город.

Приземлившись неподалёку от собравшихся, Сонг практически сразу понял, что собравшиеся эксперты просто ожидали открытия врат, которые должны были вот-вот уже отвориться. Это походило чем-то на вход в город Божественного Дождя, куда он вместе с Син Фен попал после событий, уничтоживших Тёмную Звезду.

— Слышал в этом году экзамен на гражданство сделали ещё сложнее, — слух Сонга выхватил фразу неподалёку, когда он встал в очередь, внутренним взором осматриваясь вокруг.

— Да, правители города уже несколько лет повышают его, — согласился другой голос. — Нужно успевать, а то такими темпами мы не сможем пройти даже в первый Павильон.

Сонг склонил голову, продолжая прислушиваться к окружающим разговорам, которые по большей части крутились либо вокруг некоего поступления, которое должно было начаться очень скоро, либо касались купли или продаже артефактов. Бродячие торговцы и караваны оказались внушительной частью прибывающих.

В какой-то момент массивные двухстворчатые внешние врата медленно отворились, и очередь начала двигаться. Голоса вокруг повеселели, но при этом в них стала чувствоваться уже куда явственнее напряжение. Сонг с удивлением понял, что большинство из стоящих в очереди людей по какой-то причине нервничали, опасаясь не попасть в город.

На Сонга косились находящиеся поблизости эксперты. Несколько раз он ощущал на себе откровенно любопытные взгляды и даже один раз какой-то из представительных практиков в богатых купеческих одеяниях попытался с ним заговорить, но уже через миг стало понятно, что он просто пытался купить его место, видимо посчитав за ученика, желающего поступить в городские Павильоны. Сонг вежливо улыбнулся купцу, покачав отрицательно головой, из-за чего тот мгновенно оскорблённо вспыхнул и начал было раскручивать свою силу практика этапа «Восхождения», но уже через секунду споткнулся на ровном месте, смертельно побледнев. На мгновение бедолаге показалось, что перед ним стоит не молодой ученик, ещё даже не переступивший этапа «Слияния», а кто-то невероятно сильный и очень опасный. Секунда и вот уже возле Сонга никого не оказалось, купец был понятливым человеком.

В это время над головами медленно продвигающейся очереди пролетела группа практиков, облачённых в зелёные и синие одеяния богатого кроя.

— Это же драконы и фениксы! — толпа вокруг взорвалась удивлёнными и восхищёнными возгласами. — Ученики Чудовищных Зверей города!

Глава 40

«Ученики Чудовищных Зверей», — повторил мысленно за окружающими практиками Сонг. — «Вероятно, это кто-то из воинов Закрытого мира, которых должны были помочь в обучении Истинный Дракон и Чёрный Феникс».

Очередь двигалась медленно, при этом сколько бы Сонг ни приглядывался, но людей, что проходили без очереди, не было. Удивительное дело, для мира боевых искусств. Здесь, среди ожидающих были, как молодые люди на этапе «Слияния» или «Основания», так и мастера перешагнувшие границы «Предка» и «Императора». Никто при этом не возмущался и не пытался пройти без очереди, спокойно оставаясь на своём месте. Разговоры, касающиеся учеников чудовищных зверей, постепенно сошли на нет, переключившись на обсуждения более насущных тем, но Сонг успел понять, что в его городе по прошествии долгого времени уважали и признавали выходцев из Закрытого мира. Пока оставалось непонятным, было ли это связано с их достижениями или, всё же, являлось протекторатом Истинного Дракона и Чёрного Феникса. С этим и многим другим Сонгу ещё предстояло разобраться.

Наконец, спустя почти час ожидания подошла его очередь. Возле врат находилось сразу пять охранников с развитием не ниже этапа «Осознания». Они внимательно осматривали всех практиков, не забывая при этом подробно расспрашивать каждого из входящих во врата о целях их визита. Сонг отметил, что все гости города с пониманием относились к задаваемым вопросом, отвечая на них без возмущения или попыток умолчать о чём-либо.

— С какими целями прибыли в город Песни, уважаемый? — обратился к нему один из охранников, внимательно смотря Сонгу в глаза, отслеживая любую попытку солгать.

«Уверен, что у него при себе имеется амулет способный отслеживать правду даже у экспертов самых высоких этапов», — подумал он, ощущая на себе при этом восприятие охраны.

— Возвращаюсь домой, — ответил между тем он, заметив удивлённый блеск в глазах стража, и не удержался от сдержанной улыбки.

— Вот как? Вы гражданин города Песни? — страж переглянулся с другим охранником возле врат. Его амулет не реагировал на ложь, а значит, выглядевший молодо человек перед ним говорил правду?

— Покажите удостоверяющую гражданство печать, Старший, — попросил другой страж, он явно не был обманут молодым внешним видом Сонга понимая, что перед ним стоит скрытый мастер.

— К сожалению, у меня нет такой печати, — развёл руками мастер с внешностью молодого человека. — Я покинул город до того, как их начал использовать.

— Вот как? — первый страж глянул куда-то на свою руку, явно проверяя говорит ли человек перед ним правду. Через мгновенье он поднял голову, переглянувшись со своим напарником. Переглянувшись и явно обмениваясь мыслеречью, оба задумчиво застыли.

— Уважаемые, — подал голос какой-то купец за спиной Сонга. — Можно как-то быстрее решить вопрос этого молодого человека, у нас товар, как и у большинства в очереди, простаивает.

— Пойдёмте за мной, мастер, — один из стражей кивнул Сонгу и направился к вратам, на месте ушедшего сразу появился другой охранник, заменяя его на посту. — Раз вы утверждаете, что являетесь гражданином нашего города и при этом, амулет не смог поймать вас на лжи, значит, для подтверждения своего статуса вам нужно встретиться с нашим старшим.

— Раз нужно, то ведите, — не стал спорить с охранниками Сонг, он лишь мазнул взглядом по воротам, сквозь которые они проходили, отмечая то, что сделаны они были из Эрунда, а не Небесного метала, но при этом были укреплены таким количеством печатей, что впору было задаться вопросом, что прочнее массивная городская стена или врата.

— Сюда, мастер, — страж почтительно указал на небольшое здание, находящееся за стеной и судя по символике, нарисованной на нём, являлось чем-то вроде штаба городской стражи.

Войдя внутрь, Сонг мгновенно ощутил большое количество сдерживающих массивов, установленных в стенах и напоенных такой силой, что становилось понятно — без помощи кого-то из Божественных мастеров здесь не обошлось. В этот момент за спиной Сонга раздалось лязганье двери и засова.

— Мастер, прошу прощения, но вам нужно немного подождать здесь, я позову старших, чтобы они разобрались, правду ли вы говорите, — извиняющимся тоном пояснил ему охранник, смотря на Сонга через прорезь окошка. — Ваш рассказ о том, что вы не получали печати, звучит слишком неправдоподобно, пускай даже наши амулеты не почувствовали лжи, я обязан просить вас немного подождать здесь.

«Подождать или сломать окружающие меня печати?» — спокойно подумал Сонг, подходя ближе к двери.

Если бы раньше эта ситуация совершенно точно вывела его из себя, то сейчас он оставался совершенно спокойным. Была ли в это вина пяти сломанных печатей, которые он был вынужден вскрыть во время своего уединения, Сонг не знал. Ему многое открылось тогда: образы чужих ему людей, мест и событий. Жаль ещё раз встретиться с самим собой прошлым так у него и не получилось. Но стал ли он мыслить и думать по-другому из-за этого? Он сам считал, что нет… Вот только подтвердить или опровергнуть это Сонг никак не мог из-за того, что находился в одиночестве всё это время, а Локус Болг был всего лишь отражением себя прошлого.

— Мастер, прошу вас, — словно поняв о чём размышляет сейчас Сонг, подал голос страж. — Это временные неудобства, нам нужно время на то, чтобы связаться со старшими.

Сонг на это лишь наклонил голову, не желая никак комментировать то, что сейчас произошло. Теперь ему было любопытно, как будут развиваться события дальше и насколько оправданы были такие меры безопасности. Подождав немного, страж кивнул и исчез, явно не желая терять время, убежав докладывать руководству. Сонг же подошёл к двери, ощущая вложенную в установленные массивы духовную энергию. Это не походило на силу Истинного Дракона или Феникса, возможно, мастер Лод?

Он прикоснулся рукой к решётке окна на двери, почувствовав лёгкое покалывание. В голове мелькнула озорная мысль и Сонг, не удержавшись, обратился к своей силе, разворачивая потоки энергии в установленном массиве здания. С противным хлопком дверь вылетела с петель, отлетев на несколько метров в сторону. Не удержавшись, Сонг хмыкнул. Силы и умения в массив было влито немало, но имелось как минимум пара изъянов и это означало, что устанавливал его даже не мастер Лод, а кто-то другой, пускай и не обделённый силой. При этом Сонгу показалась странно знакомой сила и плетение неизвестного. Словно бы он когда-то очень давно встречался с ним, но сколько бы он ни пытался напрячь свою память, вспомнить кому могла принадлежать эта духовная энергия, у него никак не получалась.

Сонг отошёл от опустевшего дверного проёма и принялся ждать. Создавать лишний раз переполох в собственном городе ему не хотелось, как не хотелось и обращаться мыслеречью к Син Фен или Аэтонэ. Это может показаться детской выходкой, но ему действительно было любопытно, кто придёт на зов стражи.

— Надо же, когда мне доложили, что у одних из врат появился неизвестный, называющий себя гражданином города без печати, я никак не мог подумать, что встречу вас, мастер Сонг, — хорошо знакомый каркающий голос раздался со стороны входа. На короткий миг яркий дверной проём заслонила массивная фигура существа, чья серая шерсть была хорошо знакома Сонгу. Вот и тот, кто устанавливал эти массивы в здании стражи…

— Старший, — приветственно кивнул он вошедшему серому вулпи, он уже не содрогался от ненависти, когда смотрел в огненные глаза демона. — Если честно, не ожидал вас здесь увидеть.

Сонг заметил, как страж, который привёл вулпи, смертельно побледнел, когда до него дошли слова, сказанные демоном.

— Так уж вышло, что ваш город стал настоящим убежищем для рас демонов и чудовищных зверей, местом, где мы смогли спрятаться от человеческой ненависти, — пожал массивными плечами древний вулпи. — Ваше возвращение ждут уже несколько десятков лет, мастер Сонг.

— Захотелось взглянуть на город и то, как он изменился собственными глазами, — пожал он плечами и подошёл к седому демону. — Старший, окажите услугу.

— Всё что угодно для правителя города, — кивнул вулпи.

— Побудьте со мной некоторое время в качестве сопровождающего и проводника, хочу взглянуть, как всё изменилось за время моего отсутствия. И пошлите, пожалуйста, кого-нибудь к Син, чтобы передали ей о том, что я вернулся.

Вулпи понимающе кивнул и вышел из здания, отдавая приказы. Сонг проследовал за ним одновременно с этим, мысленно качая головой. Его город превратился в убежище для изгоев со всего атолла. Это было и неплохо, и нехорошо. Нужно будет разобраться, насколько сильно изгои повлияли на развитие города и в каком он сейчас состоянии. В конце концов, Сонг и создал его ради того, чтобы было убежище, которое можно было бы назвать своим домом.

— Мастер Сонг, господа Син Фен скоро прибудет. Подождём её здесь или пока пройдёмся? — сказал седой вулпи, прерывая его мысли.

— Давайте пройдёмся, — ответил ему Сонг. — У меня, помимо всего прочего, есть к вам пара вопросов.

— Думаю, я понимаю, о чём вы хотите спросить, — кивнул Вулпи, лишь мельком взглянув на валяющуюся посреди двора разбитую дверь и явно считая это несущественным, чтобы комментировать.

— В той западне в Закрытом мире вы спасли меня и моих товарищей, а также помогли с Аэтонэ, этого я никогда не забуду. Спасибо вам, — он уважительно повернулся к демону и слегка склонил в благодарности голову, при этом заметив блеск смущения в алых глазах вулпи.

— Это не то, за что вам следует меня благодарить, мастер Сонг, — ответил ему демон. — Я действовал исходя из собственных мотивов и с вами это мало было связано.

— Прекрасно понимаю, о чём вы говорите, однако это не отменяет сам факт вашей помощи, без которой всё могло бы обернуться куда хуже. Спасибо.

Сонг шёл вперёд, осматривая широкие светлые улицы города, сравнивая их с тем, что он помнил. Поменялись не только дороги. Здания возносились в небо и царапали его своими крышами, даже несмотря на то, что они шли по окраинам города. При этом встречающиеся на пути хорошо одетые люди почтительно кивали идущему рядом Вулпи и с интересом смотрели на самого Сонга, явно пытаясь понять, с кем идёт демон. То, что молодой человек в светлых одеждах был непростым практиком, все они хорошо понимали, легко ощущая его необычную ауру.

— Мастер Сонг, — вдруг после недолгого молчания обратился к нему демон.

— Да?

— Я не могу почувствовать вашего развития… понимаю, что невежливо и неправильно спрашивать это у вас, но всё же, какого этапа вы смогли достичь во время вашей закрытой тренировки?

— Это не секрет, мне удалось прорваться к пику этапу «Бессмертного Императора».

Глава 41

Седой вулпи слегка сбился с шага, когда до него дошло сказанное Сонгом. Он удивлённо посмотрел на идущего рядом молодо выглядящего человека.

— Перешагнуть сразу четыре этапа меньше чем за три столетия? — демон по-новому взглянул на Сонга.

Человек, идущий по правую от него руку лишь слегка улыбнулся, давая понять, что ничего особенного он не сделал. Вулпи мысленно лишь вздохнул.

Он, конечно, слышал, что этот молодой мастер стремительно развивался, но чтобы это происходило настолько быстро. Это выходило за любые рамки… нормальности. Не зря Истинный Дракон, один из величайших практиков из рода чудовищных зверей, отзывался об этом человеке в столь необычном ключе. Кто бы мог подумать, что тот неказистый паренёк, спасший когда-то его из бесконечного плена династии Синк, окажется настолько необычным? Седой Вулпи мысленно покачал головой, тогда его спонтанное решение закрыть карму и помочь слабому молодому практику оказалось судьбоносным, определившим путь тысяч людей. И, возможно, это всё ещё далеко не конец.

— Мастер Сонг, вы говорили, что у вас есть вопросы ко мне? — напомнил Вулпи, прерывая затянувшееся молчание

— Да, — кивнул Сонг. — Я бы хотел узнать от вас хотя бы в общих чертах, что происходило в городе, пока меня не было. Пока не появилась Син Фен, прошу, как можно более сжато рассказать об этом… и ещё, мне бы хотелось узнать, почему раса вулпи в Закрытом мире решила использовать такой необычный способ уничтожение сателлитов династии Синк.

Так они шли по широким улицам города Песни, осматривая и любуясь им и, заодно, Сонг слушал рассказ седого вулпи, больше похожий на отчёт. В сущности, он уже и без его объяснений всё знал. И про заточение принца одной из ветвей Дьяволов и про закрытие мира и добровольное изгнание людей, ставших позже династией Синк. Одновременно с этим Сонг узнавал, что происходило, пока его не было. Как его и просили, вулпи рассказывал лишь самые важные события, опуская мелкие детали и проходные вещи. План Сонга и Истинного Дракона по привлечению лучших экспертов Высших Миров полностью оправдался, привлечённые отсутствием налогов в первые несколько лет, мастера с готовностью открывали свои лавки, магазины и мастерские. А за лучшими мастеровыми в город начали прибывать и простые практики. Секты и кланы. Даже несколько храмов открыли свои представительства в городе Песни. Конечно, без тех богатств, которые Сонг сумел найти во время своего путешествия, реализовать что-то подобное было бы попросту невозможно. Ресурсы схронов Дьяволов закончились ещё в самом начале, до того как он ушёл в свою закрытую тренировку. На плаву город долгое время поддерживали ресурсы кольца и Истинных Драконов.

— А вот и ваша жена, мастер Сонг, — вдруг прервался седой Вулпи, заметив появление впереди молодо выглядящей девушки в алом ципао.

— Рад был вас увидеть, старший, — Сонг почтительно вложил руку в ладонь и слегка склонил голову. — И спасибо за ваш рассказ. Позже, надеюсь услышать от вас более подробный отчёт.

— Конечно, мастер, — кивнул в ответ вулпи, по его морде было трудно понять, что он чувствовал.

Попрощавшись с демоном, Сонг направился навстречу приближающейся девушке. Он видел, как прохожие, оказавшиеся невольными свидетелями появления Син Фен почтительно кланялись ей, провожая её уважительными взглядами.

— Привет, — улыбнувшись сказал Сонг, подойдя к жене. — Не знал, как с тобой связаться сразу после выхода с закрытой тренировки, пришлось делать это через стражу.

Вместо ответа Син уже через мгновенье оказалась в объятьях Сонга. Слова оказались не нужны.


Как и говорил Вулпи за время отсутствия Сонга город Песни стремительно развивался, став одним из главных во всём регионе. Это позволило усилить не только флот, но и личные силы каждого практика, защищающего город. Благодаря наставничеству Чёрного Феникса и Истинного Дракона большинство практиков из Закрытого мира и тех, кто последовал за Сонгом позже, получили возможность стать значительно сильнее.

Впрочем, ни один не достиг даже близко тех же успехов, что удалось Сонгу. Карманное пространство дворца, скрывающее в себе настоящие сокровища, такие как хрустальное древо или песочные часы оказались в условиях закрытых тренировок, когда не нужно было никуда торопиться, невероятно эффективны. Позже Сонгу удалось открыть и другие комнаты дворца, получая раз за разом всё более и более полезные инструменты для тренировок и развития концепций. К слову, о концепциях, за то время, что он находился в пещере, ему удалось достигнуть небывалых высот во всех четырёх изучаемых сферах. Огонь, время, меч и, конечно, карма.

Там же он сумел отыскать ещё несколько комнат, доверху наполненных реагентами и ресурсами, которые позволили ему не беспокоиться о собственном возвышении. В какой-то момент Сонгу удалось даже выяснить, почему именно ему досталось кольцо и парные клинки. Его подозрения о том, что эти вещи не просто так попали ему в руки, подтвердились. Фир Болг, понимая, что уходит из ставшего родным атолла, оставляя при этом клан, создал фундаментальное плетение на основе законов кармы. Что бы ни происходило и как бы ни складывалась ситуация, парные клинки и кольцо искали человека с самой сильной родословной Фир Болг в атолле, стремясь попасть ему в руки. Случайности, позволившие Сонгу обладать такими невероятными сокровищами, оказались неслучайны.

Известие о возвращении Основателя облетело все уголки города. Уже через час в главном зале дворца собрались все, кого знал Сонг, и кого он оставил руководить городом, на время собственного отсутствия. Помимо этого, здесь же находилась и Чёрный Феникс, удивительно молчаливая и задумчивая, она пока не пыталась заговорить с Сонгом, хотя тот отчётливо ощущал её интерес и напряжение.

— Бессмертный Император! — воскликнул старик Лод, подняв руки. — Да ты полон сюрпризов, мой мальчик! Подумать только.

— Не ты один удивлён, мастер Лод, — подтвердил Истинный Дракон, с улыбкой смотря на Сонга. — Я, как и многие, считал, что тебе удастся преодолеть один, максимум два этапа, а тут…

Мужчина поражено развёл руками, отдавая должное стоящему возле окна Сонгу.

— Бросьте, мастер, — не удержался тот, повернувшись ко всем в комнате. — Мне удалось прорваться к этапу «Бессмертного Императора» исключительно благодаря тем накоплениям, что у нас получилось взять в схроне драконов, не будь их, и этого бы ничего не было. В любом случае я слышал, что Атолл человеческого влияния сейчас находится в очень неприятной ситуации, это так?

Присутствующие начали переглядываться, явно понимая о чём говорит Сонг.

— Кхм-м, — подала голос стоящая возле Истинного Дракона Аэтонэ. — Пока ничего определённого, но судя по тому, что последнее время человеческие миры на периферии начинают… пропадать, пустота, наконец, начала выползать из своего логова.

— Более того, нам известно, что в районе Закрытых миров сейчас прекратилось создание новых, — подала голос Рину, Сонг обнаружил, что девушка, как и Аэтонэ, за время его отсутствия смогла прорваться к начальному этапу «Предела», и это огромное достижение…

— К тому же пока тебя не было, флотилии секты Тёмной Души и храма Небесного Величия всё-таки оказались уничтожены, после множества проведённых сражений и битв. От этого они не могут отойти до сих пор. Теперь лишь Божественный клан и объединённые силы Дьяволов и кровавого клана сдерживают продвижение Духов и пустоты, с которой они объединились.

Подала голос Чёрный Феникс, продолжая рассказ Рину. Она подошла, ближе рассматривая внимательно Сонга.

— Ты проснулся как нельзя вовремя. Наш атолл приблизился к самому краю пропасти. Барьер, создаваемый сердцем атолла, окончательно истончился и пропал, именно поэтому пустота и её последователи зашевелились. Единственным шансом, который я сейчас вижу, будет возрождение Сердца Атолла, пока Божественный клан занят своими попытками получить ещё больше власти, чем у него есть сейчас.

— Госпожа Чёрный Феникс, — ледяным голосом сказал Син Фен. — Мастер Сонг только вернулся после тренировки, которая заняла несколько сотен лет. Возможно, это обсуждение лучше отложить на завтра?

— Нет, следует всё решить сейчас…

Сонг ощутил гнев Син Фен, несмотря ни на что, она всё так же оставалась вспыльчивой и резкой и уже хотела в резкой форме возразить практику этапа «Божества», но одёрнула себя, услышав успокаивающую мыслеречь Сонга.

Чёрный Феникс оглядела всех присутствующих в зале. Очень похоже это обсуждение уже происходило не раз и не два.

— Теперь судьба атолла зависит только от нас. Божественный клан уже через несколько месяцев столкнётся с ударом истинной силы пустоты. Не знаю, как долго они смогут продержаться, но совершенно точно без силы Сердца Атолла им не победить.

— Ты предлагаешь приступить к нашему плану немедленно? — понял её Сонг.

— Чем дольше мы откладываем, тем меньше шансов на то, что у нас всё получится, — пожала плечами в ответ девушка в тёмных одеждах.

— Мастер Лод? — Сонг повернулся к старику, вопросительно посмотрев на него.

— Флот готов, парень. Они всегда готовы, однако, ты должен понимать, что это будет поход в один конец. Либо мы исполняем задуманное, либо нас стирают в порошок. У Божественного клана далеко не один мастер уровня «Божества» и это, ещё не считая магистра Ямы, сильнейшего человека в Атолле. Я считаю, что план нужно, как минимум обсудить.

— Магистра я беру на себя, — сказала Чёрный Феникс.

— Не думаю, что тебе удастся так легко с ним справиться, — заметил Истинный Дракон.

— Не справиться, а отвлечь и задержать, — поправила его феникс.

Сонг несколько секунд обдумывал сказанное, лишь краем уха вслушиваясь в спор дракона и феникса.

— Мастер Чёрный Феникс, — наконец, он обратился к девушке, которая тут же прекратила спорить, повернувшись к Сонгу. — Я хочу, чтобы вы завтра посетили меня и рассказали максимально подробно и обстоятельно ваш план. За то время пока я находился в закрытой тренировке, предполагаю, вы его подробно обдумали, вот мы и обсудим. Мастер Дракон, мастер Лод, Син Фен и мастер Тул, жду вас там же. Обсудим детали плана и решим, все ли они оправданы и можно ли что-то придумать лучше.

Феникс попыталась возразить, но Сонг поднял руку, прерывая её попытку. Он ещё во время знакомства с ней понял, что Феникс использует его, ведя свою игру. Идти слепо за ней было, как минимум глупо. Именно для этого он собирал всех самых доверенных своих людей, чтобы вместе обсудить предложенный план, а также уже позже разобраться, в какой момент Чёрный Феникс попытается предать. То, что она попытается это сделать, у Сонга не было никаких сомнений.

— Это не обсуждается, старшая, — он наклонил голову, смотря прямо ей в глаза.

— Да, мастер Сонг… — согласилась Чёрный Феникс, внешне никак не проявив эмоций, но отчего-то у него было ощущение, что сейчас девушка внутренне разрывалась от злости.

Глава 42

Сонг задумчиво барабанил пальцами по столу, обдумывая то, что сейчас говорила Феникс. Общий план, если его можно так назвать, конечно, не был каким-то изощрённым и сложным. Однако, в нём всё же имелось достаточно тонких мест, которые то и дело вызвали бурное обсуждение со стороны всех приглашённых.

Если же не вдаваться в детали, то Феникс предлагала использовать вторжение пустоты, которое должно было начаться в любой момент, как ключевую отправную точку, способную отвлечь эмиссаров богов и их флотилии, защищающие главные миры и Сердце Атолла в том числе.

— Сразу после начала вторжения пустоты, я запрошу аудиенцию с магистром Ямой, который сейчас практически не покидает дворец клана, а флотилия мастера Сонга будет моим почётным сопровождением. Уверена, такую силу не подпустят близко к дворцу, но нам это и не нужно. Оказавшись в зале с магистром Ямой я, вместе с Мастером Драконом в условленное время скинем маски и нападём на него, в это время флот, возглавляемый мастером Лодом прорвётся сквозь внутреннее кольцо защиты, подойдёт на достаточное расстояние, чтобы Сонг смог почувствовать сердце и, что главное, само сердце почувствовало его.

Чёрный Феникс говорила складно, показывая с помощью простейшей иллюзии наглядно, как всё должно было происходить. Сонг же в это время был полностью погружён в свои мысли. Он уже понял, что, вероятнее всего, до момента восстановления Сердца Атолла его трогать никто не будет. Как человек с самой голубкой родословной Сонг был единственным, кто мог попытаться возродить один из величайших артефактов атолла и до этого момента предательства ожидать глупо, а вот после… Ему было очевидно, что это произойдёт либо сразу же после восстановления барьера, защищающего Высшие земли от вторжения пустоты, либо чуть позже, когда проявления появившейся пустоты внутри атолла будут уничтожены.

— Дьяволы и кровавый клан не станут вмешиваться, — Феникс повернулась к Сонгу. — Мне без проблем удалось договориться с ними, что касается храма Небесного величия и секты Тёмный Души, то Божественный клан самолично похоронил любые доверительные отношения между ними.

— Что же, я так понимаю, вы обрисовали ваш план в общих чертах, — кивнул Сонг. — А сейчас будете расписывать каждый этап подробно?

— Да, всё верно. Всего у нас будет пять этапов различных по своей сложности, но при этом одинаково важных, — кивнула Феникс, движением руки изменяя иллюзию. — Мы действительно обсудили, можно сказать, план лишь только поверхностно. А теперь, касательно деталей, сейчас я всё объясню.

— Один момент, — Сонг поднял руку, отмечая спокойствие Чёрного Феникса, после той несдержанности, которую он почувствовал во время общего совета, сейчас не было даже намёка на недовольство, что куда больше походило на сильнейшего эксперта, каким была Феникс. Интересно, что же её в действительности так задело в прошлый раз, что даже она не смогла сдержаться.

— Да, мастер Сонг? — участливо между тем спросила она.

— Я бы хотел пригласить нам в помощь ещё двух экспертов, на случай если что-то пойдёт не так, — сказал он.

— Конечно, кто будут эти эксперты и каким развитием они обладают? — с готовностью согласилась девушка, никак не показав внешне своё удивление, хотя, как считал Сонг, внутренне она должна была сейчас сильно удивиться.

— Давай я вначале свяжусь с ними, а уже после того, как получу подтверждение, представлю вам их по всем правилам. Просто держите в уме, что помимо флота и находящихся сейчас здесь мастеров, в нашем плане, возможно, будут участвовать ещё двое.

— Мастер, — не удержалась она и нахмурилась, явно не одобряя слова Сонга. — Вы же понимаете, что включать в план практиков, о которых я даже ничего не знаю это как-то…

— Достаточно лишь того, что вы будете держать в голове их возможное участие, ничего более, — махнул рукой он, как бы говоря, что это не так существенно. — А теперь продолжайте.

«А теперь пусть она немного поломает голову над тем, кого же я пригласил», — мысленно усмехнулся Сонг, видя небольшую заминку в том, как начинает раскрывать подробности своего плана Феникс.

Пока Сонг и сам не решил, насколько оправданно будет обращаться за помощью к тем людям. Чин Э и Вэл Синк хоть и являлись теми, на кого он мог раньше положиться, но нужно не забывать, что Чин Э была, когда частью Божественного клана и любые действия против него могут сильно ухудшить отношение с ней. Всё это следовало хорошенько обдумать…


Сонг стоял в одной из наблюдательных палуб Синфула, задумчиво смотря в открывающееся звёздное небо. На фоне темноты космоса то и дело появлялись обтекаемые формы колоссальных астральных судов, являющиеся точной копией корабля, на котором он сейчас находился.

Он открыл несколько печатей, защищающих его душу во время закрытой тренировки, но так и не смог вновь поговорить с тем, кем был когда-то. Вместо этого, Сонг получил огромное количество образов, которые каждый день появлялись перед его мысленным взором. И это постепенно меняло его. Сонг видел, как на него смотрят товарищи и соратники после некоторых его решений, распоряжений или слов. Так, словно смотрят на другого человека и это заставляло сильно задуматься.

«Кто же я?» — этот вопрос нет-нет, да всплывал в его голове.

Изучение законов кармы и времени до самых высоких уровней позволило ему взглянуть на происходящее с атоллом и со всей вселенной под необычным углом. Он видел, как миллиарды ярчайших нитей тянутся к нему, создавая самый настоящий узел, в центре которого была его душа. В тех воспоминаниях он видел огромное количество лиц, неизвестных ему, огромное количество событий, которых не было в его жизни, огромное количество мест, которые он никогда не посещал. Это были целые вихри воспоминаний, способные надолго захватить его и унести в бескрайние дали блужданий по закоулкам собственной, новой, памяти.

Он всё ещё не мог понять, как был связан с Изначальными, хотя кое-какие мысли появились. И прежде всего это было связано с несколькими воспоминаниями, которые Сонг сумел осознать во время своих тренировок. В этих воспоминаниях он сражался с неизвестной расой, похожей чем-то на Ноа-эт, только куда более могущественной и сражался он плечом к плечу с сильнейшими практиками, руководя и направляя их. И в тех воспоминаниях Сонг несколько раз встречал человека, похожего на патриарха Изначальных. Он выглядел куда моложе и… слабее, но Сонг чувствовал некоторую схожесть со стариком как в характере, так и в том, что называлось потоком духовной силы, по которому можно было многое сказать о любом практик боевых искусств. Вероятнее всего, это в воспоминаниях того, кем он был раньше, Патриарх ещё даже близко не приблизился к пику своей силы, оставаясь лишь одним из рядовых воинов Изначальных.

Сонг глубоко вдохнул прохладный воздух наблюдательной площадки. Постепенно корабли его флотилии собирались в одном месте, выстраиваясь в линию для того, чтобы начать движение к цели. Кажется, старик Лод называл этот тип движения в едином строе «анфиладой кораблей»… Уже очень скоро Синфул и другие корабли двинуться с места, а план, придуманный Чёрным Фениксом, начнёт исполняться.

Сонг посмотрел на свою руку, пытаясь разглядеть в ней что-то, только ему понятное и видимое. Хватит ли у него сейчас сил на задуманное? То, что за всё это время, пока он находился в закрытой тренировке пустота, будучи настолько сильной, так и не решилась нападать на атолл человеческого влияния, сильно настораживало. Пускай её и сдерживали сразу несколько флотов сильнейших сил Высших земель, но Сонг слабо верил, что именно они были главной причиной затишья перед бурей. К тому же барьер Сердца атолла, о котором говорила Феникс, настолько истончился, что уже давно не должен был сдерживать пустоту. Так в чём же дело? На душе у него было как-то неспокойно. Что-то здесь было не то, и что-то они все пропускали, упорно смотря и не видя.

— Сонг? — весёлый голос Син Фен прервал его раздумья. — Все уже собрались в капитанской рубке, ждут только тебя. А ты, оказывается, тут хандришь?

— Нет, просто задумался, — не смог удержаться он от ответной улыбки. — Раз все собрались, то не стоит заставлять их ждать.

— Самоубийственный рейд в самое логово сильнейшей силы внутри нашего атолла, что может быть веселее? — Син подошла ближе. — Помнишь, как на город Синего Кита напал целый флот, а практики «Восхождения» устроили целую потасовку над его небом, разве тогда нам всем не было страшно?

— Было, — кивнул он, любуясь изящной фигурой жены. — Вначале.

— Да, неприятно ожидание, а вот когда всё закручивается ужекак-то не до того. Я это говорю потому, что мы готовились к этому несколько сотен лет и многие из наших практиков сейчас выглядят испуганными щенками, но дай им время и они изменятся, когда дело дойдёт до действий.

— Нисколько не сомневаюсь, — кивнул Сонг. — Пойдём присоединимся к друзьям в командной рубке. Пора выдвигаться.

В командной рубке, как и говорила Син, собрались все, кому он доверял в этой жизни. Матер Лод вместе с Рину корпел над какими-то выкладками перед сферой управления, он лишь кивнул Сонгу, поприветствовав его, и вновь вернулся к своим расчётам. Истинный Дракон и Аэтонэ что-то тихо обсуждали возле одной из массивных иллюзорных панелей, демонстрирующих великолепие космоса и ставшего родным им мира. Возле можно было заметить молчаливого седого Вулпи, почтительно замершего и превратившегося в, казалось бы, соляную статую. Лишь только горящим алым цветом глаза, выдавали его. Здесь же находились и Сноу Кас с Кроун Вэй, похоже, помогающие Рину с управлением корабля.

— Ну что, мастер Сонг, даёте добро на выход, да? — послышался весёлый голос старика Лода с вернувшейся к нему привычкой говорить после каждого предложения своё фирменное «да».

— Да, учитель, можете начинать, — вернул ему усмешку Сонг.

Через полчаса флотилия почти в сорок вымпелов больших и малых астральных кораблей синхронно развернулась, образуя два параллельные колонны и медленно начала набирать скорость. Это было величественное зрелище, способное всколыхнуть в страхе множество миров атолла, и даже сильнейшие фракции Высших миров должны были с настороженностью смотреть на эту силу.

«Это последний шанс атолла человеческого влияния перевесить чашу сил в свою сторону, получив хоть какое-то преимущество при неизбежном столкновении с пустотой. Лишь только Сердце атолла сейчас способно дать нам такой шанс!» — голос Чёрного Феникса звучал в голове Сонга, когда он смотрел на то, как его корабли набирают скорость.

В это же время в невообразимой дали, за пределами атолла объединённые силы людей оказались под ударом сразу нескольких колоссальных флотов Святых и Духов, среди которых находились и хорошо знакомы Сонгу чёрные корабли-камни, которые он видел ещё во время нападения на мир Дьяволов. Вражеские суда появились внезапно и ничего подозревающие объединённые флотилии людей в первые же минуты завязавшегося боя потеряли больше трети своих малых кораблей. Крупным судам повезло чуть больше, но их потери также нельзя было назвать лёгкими.

Стоящий на мостике командной рубки флагмана бывший предводитель эмиссаров Божественного клана и по совместительству сын магистра Ямы, с силой сжал руки, получая доклады от своих офицеров. Впервые за почти сотню лет, враг перешёл из позиции обороны в наступление, и этот удар оказался сокрушительным. Никто не ожидал, что после стольких поражений, два атолла смогут собрать такую силу и что главное, каким-то образом сумеют подобраться так близко к расслабившимся людям.

Флагман содрогнулся от невероятного удара, сразу десяток отчётов посыпалось с разных сторон.

— Резервная флотилия семь, выдвинуться вперёд, фокус полусфера «дракон». Резервная флотилия четыре выдвинуться на помощь флотилии десять, основной фокус полусфера «яшма». Приказ всем основным флотилиям! Собраться в точке. Построение «стена», фокус свободный.

Ещё один удар и флагман опять содрогнулся от удара. Командующий с силой выпустил сквозь сжатые зубы воздух, видя, как быстро тают его корабли.

— Корабли Дьявольского и Кровавого кланов покидают позиции, командующий! — звучит голос одного из отчётов.

— Что?! Немедленно связаться с ними! Прямой приказ, немедленно возвратиться в строй и продолжить манёвр!

Впрочем, бывший эмиссар говорил это уже на автомате, прекрасно понимания, проклятые кланы предали их.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42