КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584596 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233403
Пользователей - 107275

Впечатления

Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
pva2408 про Кокоулин: Бог-без-имени (Самиздат, сетевая литература)

Такая аннотация у автора на странице.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Мой крылатый кошмар [Татьяна Серганова] (fb2) читать онлайн

- Мой крылатый кошмар [СИ] 2.38 Мб, 443с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Татьяна Серганова

Настройки текста:



Мой крылатый кошмар

1

ВНИМАНИЕ!!!

История близится к финалу. 4-5 августа будет выложен эпилог!

Книга будет БЕСПЛАТНО до 07.08 (включительно!)

С понедельника 08.08 - поступит в продажу!

Сроки продлевать не буду! У вас есть достаточно времени, чтобы прочитать историю!

______________________

Я ненавижу зиму!

Нет, к самому времени года у меня претензий нет.

Мне нравится блестящий на солнце и хрустящий под ногами снег, мороз, кусающий за щеки, праздник Смены года, катание на коньках по сверкающему льду или веселой гурьбой лететь с горки и так далее, но…

Я не любила зиму.

Особенно первый её месяц!

До зубного скрежета, до боли в сжатых кулаках и искр перед глазами!

Причина такой неприязни была очень проста.

Именно в самом начале зимы наш факультет целительства в полном, немногочисленном составе отправлялся на дополнительное обучение и специальную подготовку в Высшую Боевую Академию Азгаров.

Сама академия, кончено, очень красивая. Затерявшийся в небольшой долине замок, далеко от любопытных глаз, в окружении неприступных заснеженных скал.

И все бы хорошо, но именно там, в этой самой академии меня ждал мой крылатый кошмар!

Айран Иргар – лучший студент, грозный воин, совершенство от белобрысой макушки до кончиков крыльев! Тот самый летун, который три предшествующих года портил мою жизнь.

Я думала, что справлюсь, смогу подготовиться к новой встрече, но… время пролетело незаметно, а все стало еще хуже.

Все почему? Потому что мой истинный дар (а у всех магов два дара: начальный и истинный) открылся лишь этим летом и…

… лучше бы не открывался, четное слово!

Я оказалась поздним магом. Мои подруги, знакомые и даже два младшие сестры и брат уже получили свою силу, а я все оставалась на начальном уровне, старательно делая вид, что мне все равно.

Я столько лет думала, мечтала и гадала, что же за способности получу.

Может, как мама буду обжигающей саламандрой, один взгляд на которую заставлял сердце трепыхаться?

Или неуловимым огненным фениксом, как старший брат. Кое-кому я бы крылышки точно подпалила.

Или как папа стану могущественным камнеградом, повелителем земли.

…Может, как бабушка Ирма могла бы обладать магией льда… Даже согласна на дар тети Маргери, легко управляющей воздушными потоками…

А еще лучше, как сестрица Дария, что была непревзойдённой стихийницей.

Столько прекрасных и интересных вариантов, а мне достался дар прабабки Стефии, скромной, тихой дриады!

Я и дриада! Ну, где справедливость?!

Теперь мой удел - это цветочки, листочки и прочая ерунда.

Иргар точно меня уничтожит, сравняет с землей! Разве этот летун упустит возможность поиздеваться? Тем более, что я столько лет обещала ему, что как только проснется истинный дар, то устрою…

Единственное, что я могла теперь ему устроить – это создать венок из травинок и надеть ему на голову… или вручить букетик цветов.

Моя жизнь кончена!

Я с досадой пнула стоящий рядом сундук и охнула от боли.

- Ой!

Больно.

Уголок сундука тут же покрылся зеленой растительностью и россыпью светло-желтых колокольчиков.

Это разозлило еще больше.

Четыре месяца прошло с того момента, как дар проснулся, а я еще никак не могла с ним справиться. Эти цветочки-листочки возникали по делу и без.

- Все из-за того, что ты никак не можешь принять свой дар до конца. Ты отторгаешь его, прими и все стабилизируется, - убеждала меня профессор Кайни.

Прими. Легко ей говорить. Она сама-то русалка, повелительница воды.

- Исчезни, - прошептала, взмахнув рукой.

К желтым колокольчикам присоединились ярко-красные маки.

- Ты издеваешься?!

Рядом с маками и колокольчиками расцвели солнечные ромашки.

А у меня глаз задергался!

- Иви?

Дверь в комнату приоткрылась и на пороге появилась Дженни. Подруга сразу поняла причины моего взвинченного настроения и сочувственно спросила:

- Опять?

- Снова, - процедила я, отворачиваясь к шкафу.

Надо собрать вещи и как-то отвлечься от грустных мыслей.

- Успокойся, уверена, Иргар давно нашел себе новую игрушку, - произнесла она, закрывая дверь и проходя в комнату. - С нами едет целая группа первокурсников. Может он там найдет себе новую жертву для насмешек.

- Что-то в прошлые два года он среди первокурсниц не нашел себе жертву, а в этом найдет, - хмыкнула я, доставая из шкафа одно из платьев.

С нарядами тоже была засада.

Как-то неуловимо, едва заметно, но за эти четыре месяца я изменилась.

Это не произошло резко. Не было так, бац - проснулась на следующее утро, а у меня грудь стала в два раза больше, из практически нулевого став заметнее.

Постепенно, день за днем вся фигура округлилась и стала женственной. Двадцать лет своей жизни я обладала телосложением длинного, тощего подростка, вечно голодного и несчастного, а теперь… теперь у меня появилась талия, бюст, который никак не желал умещаться в платья, и даже попа.

Кроме того, мои русые волосы вдруг стали гуще, потемнели, приобретя легкий оттенок корицы и начали виться красивыми локонами.

Даже глаза изменили оттенок. Из серых стали изумрудно-зелеными.

Я слышала, что у дриад меняется внешность, но не думала, что до такой степени.

Вроде я, а в то же время и не я вовсе. Словно меня серую и безликую разукрасили яркими красками.

- Ты не переживай, Иви. Это последний год. Впереди выпуск и ты больше никогда не услышишь об Айране Иргаре.

- Очень хочется на это надеяться, - вздохнула я, – очень хочется.

Я повертела в руках одно из своих платьев, любимое, между прочим, а потом со вздохом отбросила в сторону. Нет, я в него уже не влезу. А жаль.

- И вообще, ты сама все это начала, Иви, - вдруг заметила подруга.

- Что? Я?!

От удивления я даже рот открыла.

- А кто налетел на Иргира в самый первый день после приезда, - напомнила Дженни.

- Случайно, - тут же возмутилась я. – Я же не виновата, что споткнулась на лестнице.

- Да, но ты не извинилась.

- Я хотела. Но он обозвал меня неуклюжей деревенщиной.

- А ты его белой молью.

Мне хватило совести немного смутиться.

Да, с молью перебор вышел. Просто я так волновалась из-за подготовки, растерялась и, увидев перед собой красивого азгара, едва дар речи не потеряла. А когда я волнуюсь, то делаю всякие глупости.

И вообще, он первым меня обидел, назвав неуклюжей! Да еще деревенщиной! Тут кто угодно обидится!

- Не белой, а снежной! Я же не виновата, что он похож на снежную моль, - пробормотала я, вновь поворачиваясь к шкафу.

- Лучше надо было учить теорию магии. Чем светлее волосы и крылья у азгаров, тем больше силы.

- Это не дает ему права вести себя как король.

- Иви, он же сын герцога, наследник.

- Который не привык, чтобы ему перечили. Знаю-знаю. Иргар ожидал, что я буду пищать от восторга, кланяться и мило улыбаться. Ха! Я Ивилин Торбург из рода Торбургов! Мы никогда ни перед кем не унижаемся.

- Тогда не злись из-за того, что эта ваша пикировка длится четвертый год. Иногда мне кажется, что тебе самой это нравится, - неожиданно тихо закончила Дженни.

От неожиданности я уронила теплые свитера, которые только достала из шкафа.

- Ты с ума сошла? – поднимая вещи, вскрикнула я. - Как это может нравиться?

- Не знаю, - пожала плечами подруга, пряча взгляд. – Но ты привлекла внимание самого Иргара. Все три года он доставал тебя, выделяя среди всех нас. Может это неспроста.

Я громко фыркнула.

- Не смеши меня. Или ты забыла про госпожу Очарование, Красоту и Грациозность? – язвительно спросила я. – Они же собираются пожениться сразу после выпуска. Где я и где она? Кроме того, Иргар мне совершенно не нравится. Грозный, светлый, глаза словно кусочки льда. Нос слишком прямой, губы никакие… и вообще кто сказал, что он красавец?

- Все, - хмыкнула подруга.

- Они все ошибаются, - гордо отозвалась я, поворачиваясь к сундуку. – Кажется, всё.

Захлопнув тяжелую крышку, я щелкнула замком и снова принялась изучать цветочки в уголке.

Надо что-то с ними делать.

Не придумав ничего лучшего, я оборвала все бутоны и вручила подруге.

- Держи. Все равно пропадут, а так хоть в вазу поставить можно.

- Спасибо, - улыбнулась Дженни, вставая с кровати. - Я скажу домовикам, чтобы забрали сундук.

- Хорошо. А я как раз переоденусь.

- Отлично.

Подруга почти ушла, когда внезапно замерла у двери.

- Не переживай, Иви, уверена, этот год будет совсем другим. И вы сумеете наладить общение с Айраном Иргаром.

Кто бы мог подумать, что её слова отчасти сбудутся. Но лишь отчасти.

2

- Позвольте приветствовать вас в Высшей Боевой Академии Азгаров! – громко и торжественно произнёс высокий студент с темными волосами, одетый в традиционную черную форму. – Меня зовут Оуин Шайрод. Я буду вашим куратором в этом году.

- Надо же, а его повысили, - едва слышно шепнула Дженни мне на ушко.

Мы стояли чуть в стороне от основной толпы целительниц.

Огромный зал ничуть не изменился за эти месяцы. Тот же светло-серый потолок, белый купол над головами, огромные мраморные колонны с барельефами и люстра из хрусталя с сотнями маленьких светло-голубых огоньков.

Оуин стоял на середине широкой лестницы из серого камня с голубыми и черными прожилками.

- А почему бы и нет, - отозвалась я, внимательно осматриваясь.

Иргара нигде не было.

Нет, я не думала, что он придет меня встречать. Не до такой степени мы друг друга ненавидели, но… вдруг?

- Вам предстоит разбиться на четыре группы. Первый курс, встаньте, пожалуйста, справа от меня, за вами второй и так далее. Четвертый курс – слева.

Взгляд карих глаз скользнул по залу и на мгновение остановился на нас. Мы как раз стояли с левой стороны.

Я махнула рукой, приветствуя старого знакомого. В конце концов, мы целых два года подряд были в одной связке с Оуином и успели хорошо узнать друг друга.

Шайрод замер на мгновение, словно не узнавая, а потом ответил мне едва заметным кивком.

- Теперь пусть ко мне подойдет староста первого курса, я все объясню. Остальные. Второй курс – вас ждет преподаватель по зельям. Второй этаж, аудитория двести пятнадцать. Надеюсь, дорогу не забыли. Третий курс отправляется к профессору Сайласу. А четвертый, как самый опытный, может идти в свои комнаты, ваши вещи уже доставили. Встреча через два часа в главном зале.

- Отлично, - радостно вздохнула Дженни.

Она всегда плохо переносила перемещения.

А попасть в Высшую Боевую Академию можно было только одним способом – через огромный стационарный портал. И не каждый справлялся с такой нагрузкой. В этом году аж трех первокурсниц сразу же унесли в лазареты.

- Тогда пошли, - кивнула я, поправляя теплый плащ, в который была укутана. – Надо успеть разобрать вещи до ужина. А то потом общее собрание и распределение на связки.

- Думаешь, тебе опять достанется Оуин?

- А почему нет? Мы с ним хорошо сработались прошлый и позапрошлый годы. Я думаю и в этот раз нас поставят в пару.

Но удача снова изменила мне.

Стоило нам подняться на второй этаж и пройти по широкому коридору, как все повторилось.

Погрузившись в свои мысли, я не заметила складку на ковровой дорожке, оступилась, но смогла удержать равновесие. Зато своим движением привлекла внимание того, о котором думала последние дни.

- Так-так-так. Неужели эта наша неуклюжая вернулась? – раздался сбоку знакомый ехидный голос.

Иргар! Чтоб у него крылья отвалились!

Я резко развернулась, готовая высказать этому крылатому все, что о нем думаю, но не получилось.

Истинная магия вновь вышла из-под контроля!

Легкий хлопок и на блондина посыпались бутоны цветов.

Чего здесь только не было: ромашки, пионы, васильки, орхидеи и так далее. Только роз не хватило для полного счастья. Жаль, я бы хотела, чтобы пара колючек впилась ему куда-нибудь.

Все в красивых нежно-розовых тонах.

Бутоны падали, скользили по волосам, отскакивали от широких плеч, цепляясь друг за друга и мягким ковриком ложились у ног.

В полной тишине, в коридоре было не так много студентов, но все они застыли, наблюдая за этим цветочным безумием, которым забросало их героя.

Иргар осторожно снял с макушки красный мак, который запутался в его волосах, несколько секунд изучал его и только тогда взглянул на меня.

- Дриада…

Упс!

Так стыдно и неловко мне не было никогда в жизни.

Даже год назад, когда меня поймали за тем, что я пыталась проникнуть в раздевалку к азгарам.

Ничего особенного и неприличного. Подглядывать я точно не собиралась.

Всего лишь хотела умыкнуть вещи Иргара. Хотелось бы мне посмотреть, как он будет выкручиваться.

Но ничего не вышло. Меня поймала на месте преступления куратор Кайни. Отчитала, дала неделю исправительных работ и до самого возвращения в родную академию глаз с меня не спускала.

Тогда я не чувствовала ничего кроме разочарования.

Сейчас же было стыдно.

Очень стыдно.

Я же у всех на глазах забросала этого блондина цветочками! С таким же успехом я могла бы ему оду любви спеть под окнами.

И уже меньше, чем через час о случившемся будут знать все!

Мне конец!

Это будет самый худший месяц в моей жизни!

Можно сразу запираться у себя в комнате и выть на звезды. Пусть ставят неуды по всем предметам, пусть я запорола диплом и прочее. Сейчас не это самое страшное в жизни!

- Дриада, серьёзно?

Из-за спины застывшего Иргара выплыла госпожа Очарование, Красота и Грациозность.

Я чуть не взвыла во второй раз.

Нет, удача сегодня точно не на моей стороне.

Юджиния Хастигс – избалованная золотоволосая блондинка, задирающая нос так, что еще немного и вывернет шею, и по совместительству невеста Айрана Иргара.

Они друг друга стоили. Оба отпрыски великих семей, молоды, красивы, сильны и успешны. Думаю и так понятно, что характер у обоих был хуже некуда.

И вот эта блондинка видела, как я осыпала её парня цветами.

- Насколько я помню, все три года ты, - её указательный пальчик с длинным ногтем ткнул в мою сторону, - грозилась, что непременно получишь огненный или водяной дар, или даже стихийный и покалечишь всех нас, разве не так?

«Ей бы тоже не мешало крылья пощипать!»

- И что получается? – хищно улыбнулась Юджиния, поднимая с плеча своего парня крохотный бутон нежно-розовой орхидеи с белым ободком. – Ты решила засыпать нас цветочками?

Я бы эти цветочки взяла и в рот ей засунула!

- Закончила?

Не знаю, каких сил мне стоило сохранить лицо и не сказать что-нибудь резкое и очень неприятное. Наверное, я всё-таки взрослею. Двадцать лет как никак.

- Еще нет. Но мне очень интересно, что же ты скажешь. Нам всем интересно, - язвительно рассмеялась Юджиния, поправив золотые локоны.

В моих несбыточных мечтах, я бы схватила её за волосики и долго возила по полу.

- Ничего особенного. Просто решила поприветствовать старого друга.

Иргар молчал. Красноречиво так молчал с горкой цветов под ногами. Но льдинки в его глазах стали еще более отчетливыми.

- Друга? – снова мелодично расхохоталась Юджиния, прильнув к своему парню. – Вы не друзья?

- Серьёзно? Тогда в чем причина того... что ты, Айран... - выдохнула я, томно улыбнувшись и специально выдержав небольшую паузу.

А у самой сердце едва не выпрыгивало из груди от ужаса. Я ведь в первый раз называла этого Ледышку по имени.

Но меня уже было не остановить! Еще слова Дженни, сказанные утром всплыли в голове.

- Почему ты преследуешь меня все эти три года? – закончила я.

Стоящая рядом со мной Дженни испугано икнула.

Больше ни звука не раздалось в коридоре. Казалось, вся академия застыла, ожидая реакцию летуна.

Но очнулся не он, а его подружка.

- Что ты сказала? – прошипела Юджиния, отстраняясь от Иргара.

- А ты еще и плохо слышишь? Так ничего страшного, я могу и повторить, что твой парень засматривается на…

Договорить я не успела.

Дальше все закрутилось, завертелось так быстро, что не разобрать, что случилось первым. Кажется, все произошло одновременно.

Отшатнулась Дженни. Юджиния со злобным оскалом бросилась на меня. Я вскинула руки, пытаясь защититься, но отлично понимала, что не успею. А между нами вдруг возникли снежные белые крылья.

Иргар успел быстрее нас всех, защищая меня от своей подружки.

По крайней мере, мне так показалось.

Но прошло мгновение, всего доля секунды, как раздался жуткий вопль:

- Снимите! Снимите это от меня!

Летун отступил, убирая крылья и только тогда я смогла рассмотреть Юджинию. А там было на что посмотреть!

У тетушки Маргери, той самой, которая так искусно и умело управляла воздушными потоками, был чудесный домик в небольшой деревеньке подальше от шумных городов и потрясающий сад. Говорят, его создала когда-то наша прабабка дриада.

Там росли не только удивительные и потрясающие растения, большая часть которых была бесценна и уникальна, но и стояли невероятной красоты статуи из живых цветов, выполненные так искусно, что их часто принимали за живых.

Так вот то, что я увидела сейчас, было очень похоже на те самые статуи.

Юджинию, которая еще недавно издевалась и высокомерно меня высмеивала, с ног до головы облепили цветы.

Да-да, те самые бутончики-цветочки, которыми я всего несколько минут назад обсыпала её парня, теперь плотным покрывалом укрыли девицу. Да так сильно, что она не могла содрать их с себя.

Поэтому громко вопила и кружилась на одном месте, отчаянно размахивая руками.

- Ого, - прошептала едва слышно Дженни, - не знала, что ты так можешь…

Я и сама до этого момента не знала.

Боевые цветы, спешащие на помощь своей дриаде! Невероятно!

- Торбург! – рявкнул летун, повернувшись ко мне.

Надо же, а он и имя моё помнит. А то неуклюжая, бездарная, пустоголовая.

- Немедленно прекрати! – скомандовал он, сверкая холодным взглядом.

Еще немного и заморозит.

- А я-то тут причем? – отозвалась я.

- Твои цветы!

- И что? Где ты видел, чтобы дриады такое вытворяли? – огрызнулась я и сморщилась от очередного вопля Юджинии, которая все пыталась отодрать от себя цветы.

Парочку получилось, но они вместо того, чтобы упасть на пол, вновь липли к ней, как мухи на мед.

«Мои ж вы хорошие!»

- Дриады вообще крайне миролюбивые, нежные и воздушные создания, неспособные причинить вред другому,- продолжила я, впервые за несколько месяцев радуясь своему истинному дару.

Хоть для чего-то он пригодился.

- Обычные дриады да! А ты… дефектная! – снова зарычал Иргар.

- Но-но, прошу без оскорблений! – вспыхнула я, сжимая кулаки.

И неизвестно, чем бы все это закончилось. Но, протиснувшись через толпу студентов (и откуда их столько появилось, ведь совсем недавно в коридоре почти никого не было), к нам спешила куратор Кайни.

- Торбург! – проорала она. – Опять?!

Я тут же отступила назад.

- А что сразу я?

Цветы, словно почувствовав мои эмоции, перестали мучить Юджинию и быстро осыпались. А потом и вовсе растворились в воздухе, словно их и не было, даже лепестков не осталось.

«Вот бы научиться так же быстро исчезать!»

- Каждый год одно и то же! – прошипела куратор, хватая меня за руку.

А после повернулась к крылатику, который успокаивал рыдающую подружку.

- От вас я ожидала другого, Иргар. Вы взрослый мужчина и давно должны были перестать реагировать на выходки Торбург.

- Она едва не убила мою невесту! – огрызнулся тот, даже не удостоив нас своим взором.

От того, как этот летун прижимал к себе девушку, как гладил её по золотистым волосам и что-то нежно шептал на ушко мне стало неожиданно неприятно.

«Показушник!»

- Пф! Цветочков испугалась, - не удержалась я от едкого комментария.

Уж слишком идеально они выглядели.

И тут же прикусила язык.

- Торбург! Я жду! – рявкнула куратор, болезненно сжав мою руку.

Интересно чего?

Извинений? Так не буду я перед ней извиняться. Честно говоря, я едва сдерживаюсь, чтобы не заплясать от счастья. Впервые за эти годы мне удалось выйти победительницей из спора с этой высокомерной девицей. Так что извиняться я точно не собиралась.

Сказать, что мне жаль? Да ни капельки. Я бы еще её помучила.

Пообещать, что больше так не буду делать? Да никогда! Наконец-то от этого дара дриады есть хоть какая-то польза. Немного не такая, как я рассчитывала, но это лучше, чем ничего.

Поэтому я выразительно взглянула на профессора, давая понять, что в сложившейся ситуации мне лучше помалкивать.

Кайни скрипнула зубами, но согласилась.

- Ты будешь наказана, Торбург! – пообещала она. – Сразу после распределения. Я тебе обещаю!

«Ну вот, я в академии меньше часа, а уже получила первое наказание. Рекорд! Прошлые годы я продержалась дольше. Мда, чем дальше, тем страшнее».

Но если бы я только знала, насколько оказалась права в своих подозрениях!

3

- Добрый день! – громко произнес профессор Ворпар, выходя на небольшую трибуну, которая возвышалась над огромным залом, в котором мы собрались.

Ректор Высшей Боевой Академии Азгаров был совсем не похож на нашего ректора профессора Дендери, которая была почтенной матроной, высокой, худощавой, седовласой. Её изъеденное морщинами лицо с поджатыми губами и суровым взором светлых глаз преследовало должников в жутких кошмарах.

Ректор Ворпар был мужчиной. Точный возраст определить сложно, но не старик и не юнец. Длинные волосы, в которых причудливым образом сочетались светлые и темные пряди, зачесаны назад, открывая высокий гладкий лоб. Широкие плечи, военная выправка, сильные руки и пронзительный взгляд черных глаз.

Каждый год среди наших студенток было две или три целительницы, которые втайне вздыхали по мужественному ректору, а кое-кто даже рисковал написать ему любовные записки.

Несмотря на возраст ректор все еще не был женат. И многие надеялись стать той самой.

- Первый месяц зимы наступил и я, профессор Ворпар ректор Высшей Боевой Академии Азгаров, приветствую наших гостей, прибывших к нам из университета ведьм. Профессор Кайни и её целительницы.

Наш куратор поднялась со своего места и слегка поклонилась. Женщина сидела за широким столом, как и все преподаватели академии.

Кажется, моя выходка сильно её достала. Профессор Кайни выглядела взволнованной, на ректора даже не взглянула, поспешно поправляя светло-русые волосы, уложенные в идеальный пучок.

Ректор, кстати, тоже заметил её волнение. Поджал губы, но комментировать не стал, лишь нахмурился слегка. А наш куратор под его взглядом еще больше напряглась.

«Отчитал он её что ли?»

- Многих мы приветствуем не в первый раз, но есть и новички, - поворачиваясь к нам, продолжил ректор. - Итак, старичкам придется потерпеть, у меня информация для первокурсниц факультета целительства.

Я вздохнула.

Эту информацию я слушала уже в четвертый раз и, если бы захотела, смогла бы повторить её наизусть, так как ничего нового в речи ректора не добавлялось.

- Начнем с азов. С истории нашего мира…

Я снова вздохнула.

Самая моя нелюбимая часть. Очень уж нудная и скучная.

Да-да-да, все мы знаем об опасном Черном лесе. Месте, где оживают самые жуткие кошмары, где воздух напитан ядом, а все живые существа, в том числе и растения были созданы лишь для того, чтобы уничтожать нас. Непроходимые топи болот со страшными монстрами, густой лес с мёртвыми, искалеченными деревьями и так далее.

Кошмарное место, которое с каждым годом разрасталось все дальше вглубь.

Лишь маги и азгары были способны остановить Черный лес и всех его созданий. И именно этим мы и занимались из года в год.

А мы, целительницы, всегда были на передовой. Лишь наш дар и способности могли спасти от хворей Черного леса. И именно поэтому нас каждый год отправляли сюда, чтобы мы, азгары и целители учились взаимодействовать.

- Скучаешь?

К нам с Дженни бесшумно подошел Оуин и встал рядом.

- Тебе нельзя здесь находиться. Твое место там, в первых рядах, среди других летунов, - отозвалась я, бросив на друга любопытный взгляд.

Оуин изменился за этот год, возмужал, окреп и больше не походил на того хилого парня, над которым все подшучивали.

- Мне больше нравится находиться здесь с тобой, - отозвался он, белозубо улыбнувшись.

Дженни, которая все эти годы утверждала, что парень испытывает ко мне далеко не дружеские чувства, выразительно на меня глянула.

Я этот взгляд проигнорировала. Пусть думает что хочет. Мы лишь друзья.

- Не боишься, что накажут? – слегка отступив в сторону и освобождая место, спросила у него.

- Я назначен куратором первокурсниц, - горделиво сообщил летун.

- Могу лишь посочувствовать. Девицы сейчас пошли напуганные. Чуть что, в обморок падают и слезами заливаются, - ответила я, старательно делая вид, что слушаю ректора Ворпара.

Тем более, что профессор Кайни очень пристально за мной наблюдала.

- Я слышал, ты успела получить первое наказание, - заметил Оуин.

- Донесли уже, - фыркнула я.

Взгляд невольно переместился на летунов, что стояли впереди. Найти среди них Иргара и его невесту было не сложно. Стоят рядышком и о чем-то перешептываются.

- Ты теперь дриада.

- Ага.

- Наконец получила истинный дар.

- Угу…

- Это правда, что ты велела цветам напасть на Юджинию?

- Нет, они сами, - шепнула я и помахала профессору Кайни рукой.

Женщина нахмурилось еще сильнее и покачала головой. Словно уберегая меня от новой выходки.

Я, конечно, головная боль и прочее, но сейчас чудить точно не собиралась.

- Как сами? – не понял Оуин.

- Вот так, - отрезала я, невольно испытывая раздражение. – Сами.

Откуда взялось, непонятно. Вроде всегда с Оуином дружили. Он, в отличие от других крылатых, никогда меня не раздражал, а тут…

- Слушай, давай потом поговорим? – примирительно начала я. - Всё-таки речь куратора - вещь хоть и скучная, но важная. А у меня и так проблемы, не хотелось бы их еще больше увеличивать.

- Хорошо.

Вроде не обиделся.

- Я уже попросил нас в одну связку включить. Как всегда. Ты же не против? – спросил Оуин.

- Кончено, не против.

А взгляд все возвращался к белобрысому летуну, к которому так усердно прижималась Юджиния.

«Хватит пялиться!» - мысленно одернула я себя.

Какая разница, кто с кем обнимается. Кроме того, они имеют полное право. Жених и невеста, как никак. Было бы странно, если бы они сторонились друг друга.Идеальная пара.

Я перевела взгляд на ректора, стараясь сосредоточиться на его словах.

- Переходим к связкам, - произнёс Ворпар. – Каждую из вас поставят в пару к азгару. Для чего это сделано? Чтобы вы научились работать в команде, понимать друг друга, помогать, доверять и успеть прийти на помощь. Как образуются ваши пары? Мы не доверяем дело слепому жребию. Это неправильно. Ваши дела были изучены, рассмотрены мной лично и преподавателями нашей академии, после чего были собраны идеальные связки.

«Идеальные. Как же».

Я невольно фыркнула.

В первый год мне дважды не повезло.

Сначала, когда я стала мишенью для насмешек Айрана Иргара. А также меня поставили в пару к Зейну Гарроу – лучшему другу белобрысого летуна.

Сами понимаете, что характер у него был еще тот.

Зейн был так же красив, умен, знатен и силен. Крылья не полностью белые, скорее светло-серые. Волосы темно-русые, а глаза черные, пронзительные.

Если Иргар действовал жестко, но знал рамки и умел вовремя остановиться, вызывая у меня скорее раздражение и желание действовать наперекор, то Зейн был гадом в полном смысле этого слова. Издевки, подставы и обидные прозвища, от которых слезы против воли выступали на глазах, за месяц превратили меня в неврастеничку, вздрагивающую от собственной тени.

И лишь чудо дало мне в напарники на следующие два года Оуина. Я очень хотела верить, что и этот год будет удачным. А потом выпуск и прощай академия крылатых и Иргар! Прощайте на всегда!

- Итак, первому курсу объявит связки ваш куратор Оуин Шайрод. Ему вы можете задать все интересующие вас вопросы. Второй, третий и четвёртый курс получит данные по распределению после собрания, которое состоится сразу после данного сбора. Помните, что от вашей работы в течение этого месяца зависит очень много. Особенно это касается выпускников, - произнёс ректор, обводя внимательным взглядом нас. – На этом общий сбор объявляется закрытым. Впереди у вас собрания курсов.

Я кивнула Дженни и попятилась к ближайшему выходу. Мы заняли хорошее место, до дверей, ведущих к нужной лестнице, было совсем недалеко.

- Встретимся после собрания! – крикнул мне Оуин, махнув рукой.

Парень пробирался к своим первокурсницам, которые оставались на месте, ожидая своего куратора.

- Хорошо! – крикнула я в ответ, улыбнувшись.

И охнуть не успела, как в воздухе над головой парня вдруг что-то сверкнуло.

«Только не это!» - пронеслось в голове.

Это снова моя истинная магия чудить начала. Неужели и Оуина забросает цветами?

Но нет, это был всего один цветок. Точнее веточка. Небольшая, тоненькая, со множеством зелененьких листочков и маленьких бутончиков белого цвета. Часть из них распустились, став крохотными цветочками с длинными лепестками и крупными желтыми тычинками.

Парень непонимающе моргнул, но успел поймать веточку, прежде чем она упала ему на голову.

- Спасибо! – благодарно улыбнулся он и даже подмигнул.

Я лишь нервно хмыкнула.

Не стану же я ему говорить, что совершенно не причём. И это произошло против моего желания.

«Что-то знакомое. Это какое-то дерево. Но какое?»

Название вертелось на языке, и я наверняка бы вспомнила. Но подумать об этом я не успела, внезапно почувствовав на себе чей-то очень пристальный взгляд.

Быстро обернулась, но так и не нашла того, кто на меня смотрел.

Куратор Кайни давно сбежала, да и ректора нигде видно не было.

Преподавательский состав давно разошелся, и студенты огромной гомонящей толпой двигались к выходам.

Странно.

- Ты чего? – спросила Дженни, заметив моё замешательство.

- Ничего, - пробормотала я, - показалось.

- Что показалось?

- Неважно. Пошли быстрее, а то придется толкаться в общей массе. Ты не знаешь, где у нас будет общее собрание?

- Как всегда, аудитория сто двенадцать.

- Точно, - усмехнулась я.

Дженни вышла первой, с любопытством на меня взглянув.

- Чего? – не выдержала я.

- А говорила, что вы просто друзья, - хмыкнула подруга.

- О чем это ты?

- Ты и Оуин. Ты же подарила ему цветок.

- Это не я, - буркнула я, быстро шагая вперед, подруга с трудом за мной поспевала.

- Ну конечно, это твоя магия. Сначала Иргара обкидала цветами, потом этими же цветами едва не задушила Юджинию…

- Не преувеличивай.

- А теперь и Оуина одарила веточкой. Тебе не кажется это странным?

- Разберешься – расскажешь. А по мне это просто глупости и все тут. Ничего необычного и особенного.

- Не скажи… - протянула подруга.

Я резко остановилась и обернулась, взглянув на неё.

- Мне кажется, что ты слишком зациклилась на моей жизни, Дженни.

- Подумаешь, - отводя взгляд, пробормотала девушка.

Мы с Дженни зашли в аудиторию одними из первых. И места успели выбрать самые удачные – последний ряд у окна. Вид оттуда был потрясающий – заснеженные горы с острыми пиками вершин, густые облака и желтый круг солнца, который медленно полз по небосводу. Рассветы и заказы здесь были просто потрясающие.

Я никогда не была отличницей, как, например, Сибилл или Эверика, которые всегда и во всем стремились быть первыми. Сидели на первых партах, тянули руки, знали ответы на все вопросы и все время мелькали перед глазами. Их поведение было идеальным. Девушек ставили нам в пример. Они искренне радовались своим победам и рыдали над плохой оценкой, которую тут же стремились исправить.

Моя старшая сестра Дария (та самая непревзойденная стихийница) была такой же активисткой. Самой лучшей, самой правильной. Гордостью семьи.

Я никогда к этому не стремилась. Зачем? Да, учу, да, знаю, но без фанатизма. Ведь не в оценках дело. И без признания можно прожить. Главное быть собой.

Поэтому я была стойким середнячком и гордилась этим.

Никуда не лезла, ни с кем не соревновалась, никому не мешала. Ну, я так думала.

- Еще раз добрый день, девушки, - произнесла Ребекка Кайни, входя в аудиторию с пухлой пачкой в руках. – Без лишних разговоров начнем распределение. Вы уже выпускницы, четвертый курс, поздравляю.

Куратор встала за трибуну и быстро начинала называть одно имя за другим.

Услышав своё имя, целительница вставала, подходила к трибуне, брала листок и возвращалась на место. Это было короткое досье на будущего напарника и список занятий и экзаменов на месяц. Оценку мы получали общую, одну на двоих, поэтому и было так важно взаимодействие. Зейну в первый год я хорошо статистику подпортила.

Время шло, а наши имена все не называли. Обычно мы с Дженни были в первых рядах.

Непонятная тревога становилась все сильнее и сильнее.

- Зря ты нервничаешь, Кайни тебя специально изводит. Все не может забыть твою выходку с цветами, - произнесла подруга, заметив моё волнение. – Подуется и перестанет.

- Угу.

- Дженнерва Уилрон! – громко произнесла куратор, наконец поднимая глаза на нас.

А глаза у неё были красивыми. Сама внешность Кайни была не очень примечательной – маленькая, худенькая, со светло-русыми волосами, которые собирала в небрежный пучок. Черты лица обычные. Но глаза… Ярко-бирюзовые, как само море, даром которого она обладала.

И что-то мне взгляд куратора совсем не понравился.

За эти годы я уже успела изучить её привычки и поведение. Ребекка Кайни явно что-то задумала.

А Дженни уже спустилась вниз, с улыбкой взяла бумажку и повернулась ко мне, всем своим видом давая понять, что все отлично. Даже подмигнула.

Но, сделав пару шагов вперед, Дженни наконец прочитала имя своего напарника и её настроение резко изменилось.

Девушка побледнела, улыбка увяла, а в глазах, которые она на меня подняла читалась растерянность.

Сердце ухнуло вниз, куда-то в район желудка.

«Нет, этого не может быть!»

- Ивилин Торбург!

Я была последней. И под взглядом своих сокурсниц медленно спускалась вниз. Смотрела на меня и Кайни – пристально, насмешливо.

Где-то на середине пути мы пересеклись с Дженни.

- Прости, - прошептала она.

Я лишь кивнула.

Уже знала, чье имя увижу на листке, но боялась поверить.

Куратор не могла так поступить! Просто не могла! Это нечестно!

- А вот и твой азгар, - с улыбкой произнесла женщина, протягивая мне листок.

- Спасибо.

Опустив взгляд, я сразу же нашла строчку с именем своего напарника – Айран Иргар!

Проклятье!

4

- Все получили данные о своем напарнике? – громко спросила куратор, потеряв ко мне всякий интерес. – Никого не забыли? Помните, что от этого месяца зависит многое.

А я так и продолжила стоять у трибуны, сжимая листок в руке и пытаясь успокоиться.

«Нет! Это еще не конец! Не верю! Не сдамся!»

- Профессор Кайни…

- Торбург, сядь на свое место, - отмахнулась от меня женщина.

«Ну уж нет!»

- Профессор…

- Сядь! – жестко произнесла она.

И в её бирюзовых глазах разбушевалось море.

Но меня не запугать. Слишком многое поставлено на карту.

- Но я хочу оспорить данное решение, - твердо произнесла я и помахала бумажкой, как флагом.

Сомневаюсь, что кто-нибудь когда-нибудь решался на подобное. Приказ преподавателей считался законом, истиной, против которой идти было нельзя.

Но мне было все равно. Я не собиралась месяц быть рядом с этим летуном! Хватит того, что он и так три года портил мне жизнь!

- Оно принято не мной, Торбург, а лично ректором Ворпаром, - отозвалась Кайни.

«Будь все трижды проклято!»

- Или ты думала, что ваша перепалка только ваше личное дело? Вы четыре года доводили друг друга и мешали учебному процессу. Теперь все зависит от вас. Если вы хотите сдать все зачеты и получить допуск к итоговым экзаменам, то вам с Иргаром придется научиться работать вместе.

- Это несправедливо.

- А мы так не считаем. Так что сядь на место, Торбург. Сейчас у вас начнется занятие с профессором Сайласом. Уверена, что вы не захотите пропускать такой важный предмет, как защитные заклинания.

- Несомненно, - отозвалась я и с гордо поднятой головой направилась на свое место, где меня ждала Дженни.

Подруга притихла и явно не знала, куда себя деть, чуть отстранилась и даже вжала голову в плечи.

- Оуин? – тихо спросила я, присаживаясь рядом.

- Да, - отозвалась она едва слышно. – Прости… я же не знала.

- Не глупи, - отмахнулась в ответ и осторожно положила листок на парту.

Лишь бы не порвать.

Изучать его содержимое не собиралась. Всё равно Иргару не быть со мной в одной связке. Не я, так он устроит разнос ректору.

К концу урока я даже успокоилась, внимательно слушая профессора Сайласа, рассказывал он действительно интересно.

Новые заклинания защиты быстро и легко записывались в тетрадь, в голове вырисовывались четкие образы.

Я уже представляла, как вернусь в свою комнату и буду практиковать, оттачивая навыки до совершенства. Не для оценки, для себя…

Конечно, после того, как решу вопрос со своим напарником.

Как только лекция закончилась, я схватила вещи и выскочила из аудитории, бросив на ходу Дженни, чтобы она меня не ждала.

Выскочила в коридор, оттуда свернула на лестницу, где и наткнулась на летуна, который стоял, подперев плечом стену и скрестив руки на груди.

И даже не особо удивилась его присутствию.

- К ректору? – прямо спросила у него.

- К ректору, - кивнул он, равнодушно скользнув глазами-льдинками по мне.

Ну хоть в чем-то наши мысли сходятся.

Мы готовы на все, лишь бы не работать вместе.

Шли мы молча. И даже не рядом.

Я чуть впереди, Иргар сзади.

И впервые за эти годы вражды ни слова не говоря друг другу. Без едких замечаний и резких слов. Можно сказать, объединившись перед общей опасностью.Лишь у дверей ректора застыли.

- Ты или я? – спросила я, поворачиваясь к Иргару.

От его взгляда ледяных глаз по спине пробежал неприятный холодок.

- Вместе? – отозвался он.

Я пожала плечами и кивнула, соглашаясь.

- Вместе.

Повернувшись к двери, решительно постучала.

Ничего.

- Громче.

- Вот сам и попробуй, - буркнула я.

«Тоже мне рекомендатель!»

Отступить не успела, летун потянулся вперед, слегка наклонился и через меня постучал в дверь, обдавая холодной свежестью.

Бум-бум-бум!

- Вот так надо стучать, - возвращаясь на свое место, произнес он.

- Подумаешь.

А результат все тот же.

- Может его нет на месте? – неуверенно произнесла я.

- Он там, - отозвался Иргар.

- Откуда такая уверенность?

- Просто знаю, - буркнул тот, а потом соизволил добавить: - Слышу. И, судя по всему, он там не один.

- В каком смысле?

Тут и я услышала торопливые шаги. Потом щелкнул замок и на пороге появилась Ребекка Кайни.

- Торбург? – пробормотала она, нервно поправляя свой пучок.

А сама какая-то странная: щеки красные, глаза блестят, да и одежда странно выглядит. Вроде все на месте, но как-то не очень опрятно.

- И Иргар, - переведя взгляд своих бирюзовых глаз, произнесла куратор, стараясь успокоиться. – Понятно. Пришли просить. Ну-ну. Только ничего у вас не выйдет. Ректор не пойдет на уступки.

- Но мы имеем право попробовать.

- Пробуйте.

Сказала и торопливо зашагала прочь, продолжая поправлять пучок, который казалось вот-вот рассыпется.

- Понятно, - странно хмыкнул летун, провожая её взглядом.

- Что тебе понятно? – вспыхнула я.

Мне-то как раз совсем ничего понятно не было.

- Всё.

Тут я уже не выдержала.

- Из-за твоих выкрутасов досталось и нам, и ей, - резко произнесла я, ткнув в него пальцем.

- Из-за моих? – сухо уточнил блондин.

- А разве не так?

- Это не я сегодня чуть не задушил Юджинию цветами.

- И не я.

- Правда? А кто из нас двоих дриада? – парировал летун.

- А я тебе уже говорила, что дриады мирные создания и цветами никого не убивают, - напомнила ему.

- А я тебе сразу сказал, что это обычные дриады, а ты…

- Ну-ну, – процедила я, делая шаг вперед, - повтори! Скажи, что я дефектная!

Сказал, я бы точно его стукнула. И цветочки бы не понадобились.

А Иргар вдруг пошел на попятную.

- Остынь, Торбург. Если нам не удастся договориться с ректором, то придется целый месяц терпеть компанию друг друга. А я не собираюсь из-за… дриады терять все то, над чем работал столько лет.

Уверена, этот крылатый хотел назвать меня по-другому. И лишь чудом сдержался. Мне бы такую выдержку.

- Из-за диплома своего волнуешься? – фыркнула я.

Правда вышло несколько жалко.

Я из-за своего тоже переживала. Не идеальный, как у Дарии, но он был мой, честно заслуженный.

- А ты разве нет? – отозвался летун. – А за куратора своего можешь не волноваться. У неё все отлично.

И как-то странно ухмыльнулся.

Я вот его восторгов не разделяла. Уж слишком странно выглядела Кайни, выходя из кабинета ректора.

- Что отлично? Видел, какая она красная вышла?

- Я-то видел. А ты вот явно ничего не поняла.

Улыбка на его лице стала более явной. А я вновь почувствовала раздражение.

«Вот не может этот летун прямо сказать, чего да как. Загадки какие-то загадывает, намеки непонятные делает!»

- И чего я не поняла? – резко спросила у него.

Взгляд светло-голубых глаз стал еще более ехидным.

- Скажи мне, Торбург, там в твоем мире цветов, целительских отваров и прочей ерунды есть место реальности?

- Целительские отвары – это не ерунда, - тут же насупилась я. – Они жизни спасают. И о какой реальности ты говоришь?

- Парень-то у тебя хоть один был?

Я даже рот открыла от неожиданности.

«Причем тут куратор, ректор и мой гипотетический парень?»

А Иргар развеселился еще больше, сделав свои собственные выводы.

- Так и знал, что у тебя никого не было.

- Что? Да я?...

Обидно было не столько из-за его слов, а из-за того, что летун вновь угадал.

Не было у меня парня. Да, я иногда ходила на свидания и даже пару раз позволила себя поцеловать и только. Ни один из них не заставлял моё сердце биться быстрее.

Волей-неволей я сравнивала их с ним, Айраном Иргаром. И все они проигрывали, что злило меня еще больше.

- Да у меня заешь сколько? – резко произнесла я.

- Осторожнее, - перебил меня крылатый и в его глазах вновь застыли осколки льда, - следи за своими словами, Торбург. Информация на будущее: никогда не говори о том, что у тебя было много парней, даже если это и так. Это мало кому нравится.

- Спасибо за совет, - кисло отозвалась я, чувствуя, как загорелись щеки, - о котором никто не просил.

- Да пожалуйста!

И неизвестно, чем бы все это закончилось, но дверь кабинета вновь открылась и на пороге появился ректор собственной персоной.

- А что здесь происходит?

- Профессор Ворпар, мы к вам.

Крылатый первым сориентировался и шагнул к ректору, пока я сверкала глазами и пыхтела, как чайник.

- Вы значит, - отозвался он, внимательно изучая нас, и в глубине черного взгляда промелькнуло нечто похожее на насмешку. – Понятно. Ладно, заходите.

Иргар вошел первым, даже не подумав пропустить меня вперед, как этого требовали нормы и правила. Я следом, плотно закрывая дверь.

- Присаживайтесь.

И снова летун опередил меня, приземляясь на ближайший стул. Мне пришлось пройти чуть дальше.

Кабинет был большим и очень просторным. Высокие потолки, темная мебель.  В центре у высокого окна, занавешенного бархатными фиолетовыми шторами с бронзовой бахромой, большой стол, заваленный какими-то книгами, свитками, колбами и прочим.

На полу пестрый ковер. Когда-то он был ярким, но краски поблекли, став серыми и тусклыми.

С правой стороны камин и небольшой диван, обитый изумрудным бархатом, сверху несколько разноцветных подушек. Слева – целая стена, занятая шкафами с книгами. Рядом рабочий стол, на котором стояли котелок, пучки трав, колбы с различными составами, ступы и прочее. Именно от трав исходил терпкий аромат, которым пропитался кабинет. Запах не был неприятным, только немного резким.

Я так понимаю, вы явились сюда, чтобы опротестовать мое решение о вашей связке, - присаживаясь за стол, произнес Ворпар.

- При всем моем уважении, принятое вами решение – большая ошибка, - дипломатично произнес Иргар.

Я решила пока помалкивать и кивать. Летун знает ректора намного лучше и найдет способ переубедить его, а я здесь так… в качестве подтверждения.

- Неужели? – усмехнулся ректор, сверкнув черным взором.

Да так, что у меня сердце застыло, а в голове застучала мысль: «Ничего у нас не выйдет! Не получится!»

Сглотнув, я быстро отвела взгляд, стараясь успокоиться и неожиданно зацепилась за странный блеск.

Что-то переливалось и блестело на ковре рядом с диваном. Какая-то совсем крохотная вещица, похожая на бусинку.

- Вы, наверное, знаете, что мы с Торбург… не очень ладим.

- Это еще мягко сказано. Мне известно о вашей стычке сегодня днем. Даже часа не прошло после прибытия целительниц, а вы уже успели устроить фейерверк цветов.

Я оторвалась от изучения блестящей штуки на ковре и решила вмешаться в беседу.

В конце концов, цветы – это по моей части.

- Прошу простить, что вмешиваюсь, - старательно улыбаясь, произнесла я.

Мама – обжигающая саламандра – всегда говорила, что улыбка является ключом к исполнению желаний.

Если я буду доброжелательна и улыбчива – это повысит мои шансы на достижение поставленных целей. Дарии, моей старшей сестре, это всегда помогало.

- Но цветы – это моя вина. Профессор Кайни, наверное, вам рассказывала, что у меня проблемы со стабилизацией истинного дара.

На упоминание куратора ректор как-то странно отреагировал. Глаза сверкнули, а сам мужчина будто напрягся.

- Я получила его поздно, всего несколько месяцев назад и еще очень плохо контролирую. Мне жаль, что это принесло вред Юджинии.

Вопреки мнению летуна, я не была эгоистичной дурочкой и свои ошибки признавать умела, как и извиняться за них. Если для того, чтобы избежать Иргара в качестве своего напарника, мне надо было извиниться перед его невестой – то, пожалуйста, хоть сейчас!

- Я готова понести самое серьёзное наказание.

- Профессор, - снова вмешался летун. – Послушайте, вы же сами говорили, что связки создаются из подходящих друг другу студентов. Мы с Торбург… - он красноречиво помолчал несколько секунд, прежде чем продолжить, - у нас нет ничего общего.

- Я так не думаю. У вас намного больше общего, чем вы оба думаете. Например, ваше стремление оказаться как можно дальше друг от друга. Вы оба объединились для того, чтобы прийти сюда и убедить меня пересмотреть свое решение.

- Это единичный случай, - отозвался Иргар.

- Послушайте, - постукивая пальцами по столу, произнес мужчина. - Вы оба три года изводили друг друга, подстраивая всякие козни. Пора посмотреть, на что вы способны, работая вместе.

- Не думаю, что это хорошая идея, - отозвалась я и вздрогнула, когда взгляд черных глаз вновь переместился на меня.

- Не знаю, чем вы будете

заниматься дальше, Ивилин, но судьба Айрана уже решена. Вы один из самых сильных студентов, - произнес ректор, вновь взглянув на своего студента. - У вас огромный потенциал. Но сила – это большая ответственность. Не всегда в этой жизни будет так, как вы хотите. Этот год последний. Если вы хотите получить высший балл, то должны приложить все силы, чтобы этого добиться. Считайте работу с Торбург своим новым испытанием.

- А я то за что страдаю? – вырвалось у меня.

Я тут же прикусила язык, но было уже поздно. Меня услышали.

Ворпар снова взглянул на меня и на его губах расцвела предвкушающая улыбка.

- А вам, Торбург, необходимо научиться контролировать свой дар. И работа с лучшим азгаром нашей академии – самый превосходный вариант.

Сердце ухнуло вниз от осознания того, что не вышло, не получилось. И ближайший месяц мне придется терпеть этого летуна рядом с собой.

Судя по не очень радостному виду Иргара, он думал о том же.

- Раз вопросов больше нет, то, думаю, вам пора, - вставая, произнес ректор.

Мы тоже поднялись.

Аудиенция была закончена.

Нам только и оставалось, что отправиться прочь.

Но… прежде, чем уйти, я чуть отошла в сторону, быстро поднимая с ковра ту самую блестяшку, которая все это время притягивала мой взор.

Шпилька, женская, украшенная небольшим голубым камешком. Именно он блестел, привлекая внимание.

Где-то я её видела…

- Торбург! – процедил Ворпар, подходя ближе и вырывая у меня шпильку из рук. – Позвольте.

Как будто я могла ему отказать.

- Свободны!

И только оказавшись за дверью я вспомнила, где раньше видела эту шпильку. У профессора Кайни. Это была её. Я уверена. Так вот почему рассыпалась её причёска. Но… как она оказалась на полу?

Только это была не та тема, которая волновала меня сейчас.

Повернувшись к застывшему рядом летуну, я тихо спросила:

И что будем делать дальше?

- Ты что, не слышала? – с досадой отозвался Иргар, проведя ладонью по затылку. – Нам придется работать вместе.

- Неужели ничего нельзя сделать?

- Нет. Придется терпеть тебя этот месяц.

- Эй! Слушай, я тоже не в восторге! – воскликнула я и тут же отшатнулась, когда летун дернулся в мою сторону.

- Послушай, Торбург! – неожиданно резко произнес он, сократив расстояние между нами до минимума. - Скажу лишь один раз: если из-за тебя я запорю свой диплом – тебе не жить.

- Ты мне угрожаешь?

- Предупреждаю, - отрезал он, сверкая глазами-льдинками.

- Знаешь что…

- Мы будем работать вместе. Именно работать. Я не Шайрод и спуску тебе не дам.

- Причем тут Оуин? – совсем растерялась я, теряя нить разговора.

- Не причем. Мы будем работать. Именно работать. И станем лучшими. Поняла?

- Поняла, - отозвалась я. – Чего орать?

- Жду тебя утром на первом занятии. И без опозданий.

Сказал, последний раз грозно глянул и ушел, оставив меня у кабинета ректора.

«Вот вляпалась!»

5

Вернувшись в комнату, которую мы делили с Дженни, я молча подошла к своей кровати и упала на неё, уставившись взглядом в потолок.

- Иви, - виновато произнесла подруга, сидя у себя на кровати и бросая в мою сторону осторожные взгляды.

- М-м-м?

- Не получилось?

- Нет.

Дженни тихонько вздохнула.

- Ректор отказал тебе, да?

- Нам, - поправила её я, продолжая изучать низкий белый потолок. – Мы с Иргаром были у ректора вместе.

- О-о-о-! – воскликнула она, подаваясь вперёд. Её карие глаза светились от любопытства. - И как он отнёсся к этому?

- Ректор? – рассеянно переспросила я.

- Нет, Иргар. Орал, наверное. Тебя обвинял.

- Нет, - ответила ей, закидывая руки за голову. – Почти не орал и даже не обвинял. Велел собраться и быть умницей. Впереди много работы.

- Работы? – переспросила Дженни.

- Работы, - подтвердила я. - Этот летун решил, что, если уж нас заставили работать вместе, то мы должны выложиться по максимуму и стать лучшими.

- Серьёзно?

Я понимала скептицизм подруги. Если в этой академии и был хоть один студент, не страдающий манией величия и не мечтающий стать лучше всех — то это точно я.

Так что крылатому дважды не повезло: мало того, что получил в напарники ненавистную неумеху - целительницу, так она ещё была совершенно лишена амбиций.

- Ага.

- Ничего себе. И что ты теперь будешь делать? - спросила Дженни.

- Пока не знаю. Но и сдаваться просто так не собираюсь.

Подруга кивнула и вновь тяжело вздохнула. Её явно что-то тревожило, но меня сейчас больше собственные проблемы волновали. Поэтому на ахи-вздохи я внимания не обратила.

Захочет, сама расскажет.

Дженни понадобилось минуты три, чтобы собраться с мыслями и осторожно спросить:

- Ты же не злишься на меня из-за Оуина?

- А почему я должна злиться?

Мне уже надоело лежать, именно поэтому я села, поправляя лиф платья, который казался ещё теснее, чем этим утром.

Неужели это не все трансформации и моя фигура будет ещё меняться? Я очень надеялась, что нет. Так я вообще скоро без одежды останусь. Она на меня просто не налезет.

- Как же, - пробормотала Дженни, - вы же...

- Что мы же?

Мне удалось немного ослабить давление на грудь, и я с любопытством взглянула на подругу.

- Друзья... – неуверенно закончила она.

- И что? Почему я должна быть против того, что вы будете вместе работать? Хотя, признаюсь честно, завидую, - совершенно спокойно призналась я. - Оуин хороший парень. Умный, весёлый, терпеливый. На все вопросы отвечает и помогает. Уверена, тебе понравится с ним работать.

- Не сомневаюсь, - снова вздохнула Дженни, - вот только захочет ли он со мной работать?

- А почему нет?

- Я же не ты.

Я коротко рассмеялась.

- И хорошо, что ты не я. Ты же отлично меня знаешь. Я ленивая и совершенно лишённая амбиций. Оуин вечно меня подгонял. Всё мечтал стать лучшим на курсе. Или хотя бы в тройку сильнейших войти. Может, у вас двоих это получится. Тебя-то точно подгонять не придётся.

- Да, но дело не в учебе и успехах. Ты нравишься Шайроду.

Не выдержав, я закатила глаза и громко простонала:

- Ты опять?

- Я и раньше так думала, а теперь практически уверена. Ты очень изменилась за это лето. Истинный дар оставил на тебе свой отпечаток.

- Не напоминай, - пробормотала я, вновь поправляя лиф платья, - выросла там, где не думала и не хотела. Жаль, обратно нельзя.

- Ты хочешь обратно? – не поверила Дженни.

И почему все они думают, что большая грудь и выступающая попа – это мечта каждой девушки. Меня моя фигура и раньше устраивала. Да, нескладная, мальчишеская, но моя. В новом облике я чувствовала себя неуверенно.

- Мне кажется, Оуин собирался с толком потратить этот месяц, ухаживая за тобой. Тем более, он последний, и впереди выпускные экзамены.

- Во-первых, ты неправа. Как человек, зацикленный на романтике, ты принимаешь свои мечты за правду. Мы с Оуином Шайродом просто друзья. И только. Да, я изменилась, но это лишь внешность. Внутри я всё та же - вредная, упрямая, импульсивная, ещё и с нестабильным даром. И он это знает.

- Ну-ну, - хмыкнула Дженни.

Подруга явно осталась при своём мнении.

- Я всё-таки вернусь к началу нашего разговора и повторю - я не злюсь, что ты стала парой Оуина и даже рада.

Так что прекрати себя накручивать и выдумывать всякие глупости. Уверена, и он совсем скоро поймёт, какая ты замечательная, умная и хорошая девушка. Может, Оуин уже это понял, - громким шёпотом произнесла я и подмигнула подруге.

Дженни неожиданно смутилась, пряча взгляд.

«Может, эти разговоры о влюблённости не просто так? Может, ей самой нравится Оуин, но она боится в этом признаться, думая, что мы вместе?» - неожиданно подумала я.

- Прекрати шутить, - произнесла подруга, стараясь выглядеть равнодушной.Словно мои слова её ни капли не задели. Но я-то видела, что это не так.

- А вдруг, - рассмеялась я, решив перевести всё в шутку. - Представляешь, как все обзавидуются! Целительница и азгар. Кружатся в полёте у всех на глазах. Да я сама тебе завидовать буду. Полет над замком на закате. М-м-м! Говорят, вид сверху открывается потрясающий. Ой!

Я с трудом увернулась от подушки, которую Дженни запустила в меня.

- Иви!

- Что-о-о-о-? – рассмеялась я.

- И я бы не отказалась, - рассмеялась она, ловя пуховый снаряд, который я бросила в ответ.

Мы перебрасывались еще пару минут, а потом вспомнили о завтрашнем дне.

Пора было заняться делом.

Первым наперво, надо было изучить список предметов, расписание занятий, которые мне предстояло посещать вместе с белобрысым летуном.

На листе, который мне выдала куратор, всё было стандартно.

Сначала шли имя и фамилия моего напарника. Следом его характеристики. Умный, ответственный, лучший студент, великая семья и прочее, прочее и прочее.

Могу только представить, какую характеристику дали обо мне.

И вот, наконец, список предметов. Для каждой пары он составлялся индивидуально, согласно уровню и потребностям.

Итак, завтра утром нас ждал урок защитных заклинаний. Потом высший курс магических тварей Чёрного леса и способы уничтожения. Были в списке ещё и Растительный мир Чёрного леса, практика по боевым заклинаниям и так далее.Довольно сложные и интересные предметы. Скучно точно не будет.

Но кое-что я точно не ожидала увидеть.

- Это что такое?!

- Что? - тут же встрепенулась Дженни.

- Основы межличностного отношения! - громко прочитала я и ошарашенно взглянула на подругу. - Они впихнули мозгоправа?!

Подруга странно фыркнула. То ли чихнула, то ли смех пыталась сдержать. Я ставила на второе.

Ну вот, даже она надо мной смеётся!

- Не смешно.

- Прости, - пробормотала она и снова хихикнула, - но согласись, это вполне логично.

- Неужели? - съязвила я.

- У вас с Иргаром сложные взаимоотношения, вот ректор решил себя обезопасить. Вдруг вы друг друга покалечите.

- Угу. В моём положении я могу лишь цветами забросать, - горько усмехнулась и вновь уткнулась в изучение плана, который должен был подчинять меня на ближайший месяц.

Всё остальное было более-менее нормально и привычно.

«Ничего страшного, справлюсь, - подбодрила я себя, - в конце концов, в интересах летуна жить дружно».

Первый день был лёгким. Нас почти не загружали, давая возможность прийти в себя после путешествия. Особенно четвёртый курс. Это первому страшно, непонятно и тревожно, а мы уже привыкшие.

Изучив свои листы, дружной толпой отправились в столовую, где нас всех ждал торжественный ужин. А после снова разошлись по комнатам, разбирать сундуки и наводить порядок. Сегодня надо было лечь пораньше, завтра предстоял тяжёлый день.

Но только мы с Дженни начали раскладывать вещи, как в дверь постучали.

Мы быстро переглянулись.

- Кого это принесло?

- Не знаю, - пробормотала подруга, - я-то точно никого не жду.

Стук повторился.

- Открыто, входите! – крикнула я.

- Привет, извините за поздний визит...

- Оуин! - воскликнула Дженни.

Парень скользнул по ней равнодушным взглядом и кивнул, вновь сосредоточившись на мне.

- Мы можем поговорить наедине? – спросил парень.

- Я пойду, погуляю, - произнесла подруга, выразительно на меня взглянув, и быстро выскользнула из комнаты.

Оуин на неё даже не обернулся.

- Можно было повежливее, - заметила я, бросая рубашку, которую держала в руках, на кровать.

- Я же постучал.

Пришлось пояснять.

- С Дженни. Ты повёл себя не очень красиво.

Оуин опять не понял.

«Ох, уж эти мужчины!»

- Дженни. Та девушка, с которой ты месяц будешь в одной связке. Моя подруга, которая была в комнате и ушла.

- Я поздоровался.

- Оуин, так нельзя. Не знаю, о чем ты хотел со мной поговорить, но это с Дженни ты должен был поговорить, а не выставлять за дверь.

- Я не выставлял, - отозвался парень, рассеянно проведя пятерней по волосам и создавая еще больший беспорядок на голове. - Она сама ушла. Не переживай, я потом обязательно поговорю с Джинни.

- Дженни, - поправила его я. - Тебе стоит выучить её имя.

- Я просто оговорился. Иви, я вообще не за этим сюда пришел, - парень тяжело вздохнул. - Ситуация чудовищная.

- Ты о нашем распределении?

- Да! Ты и Иргар - это просто в голове не укладывается.

Я пожала плечами.

Ничего, я уже успела смириться с происходящим.

- Как видишь, у ректора сложилось.

- Ты говорила с ним?

- И я, и Иргар. Мы вместе ходили к ректору.

- Вместе? - не поверил Оуин.

- Да, этот белобрысый летун тоже не в восторге от нашей пары. Конечно, Иргар пытался изменить ситуацию. Но ничего не получилось. Ректор настроен решительно. Даже включил в программу курс межличностных отношений, - горько закончила я.

- Правда? - рассеянно переспросил друг, явно думая о чём-то своём.

- Да.

- И как Айран отреагировал?

- Смирился, как и я. А что ещё нам оставалось. Разозлился, конечно, но настроен довольно решительно.

- Его можно понять. Эта практика имеет большое значение для диплома. Айран же идёт на высший балл, а тут...

Оуин замолчал, виновато на меня глянув. Но я лишь рассмеялась, поняв, о чём он думает.

- А тут я. Мало того, что и раньше не в первых рядах была, тем ещё и дар нестабильный.

Обидно не было. Так, неприятно кольнуло что-то внутри, но ничего. На правду же не стоит обижаться, какой бы горькой она ни была.

- Прости, - пробормотал он. - Сам не знаю, что говорю. Такие планы были на этот месяц, и вот...

- Бывает.

Я подняла с кровати рубашку и принялась её аккуратно складывать.

- Знаешь, а ведь для тебя это может стать шансом, - вдруг тихо произнёс Оуин.

- Каким шансом?

- Отомстить Айрану, - продолжил парень, глядя мне прямо в глаза.

Да так пристально и даже жёстко, что у меня по спине даже холодок пробежал.

- Не понимаю.

- Если вы завалите с Иргаром практику - это существенно снизит его диплом, - медленно произнёс Оуин. - Отличный шанс отомстить ему за три года издевательств.

Я нахмурилась.

Отомстить. Не просто отомстить, а растоптать, уничтожить.

Ведь от рейтинга диплома зависит очень многое. Особенно для азгара такого уровня.

- Я... - пробормотала едва слышно, но не закончила.

- И ведь никто ни в чём тебя обвинить не сможет, - продолжил парень.

Его голос звучал тихо, вкрадчиво. Он словно пытался меня уговорить.

- Все понимают, что дар нестабильный.

Да, ведь действительно, можно свалить всё на это, никто не удивится, лишь рукой махнут, сказав, что так и думали.

Отомстить...

Это так соблазнительно, но...

Нет, это не месть, это подлость! Одно дело наши конфликты, совсем другое то, что Оуин мне предлагал.

Да, мы с Иргаром устраивали друг другу всякие каверзы, подначивали, язвили, говорили резкие и обидные слова, но никогда не действовали подло.

- Ты думаешь, я специально его подставлю? - пробормотала я, сжимая в руках несчастную рубашку. - Специально буду заваливать практику?

Видимо, что-то такое промелькнуло у меня в глазах, из-за чего Оуин сразу пошёл на попятную.

- Нет, но другие... – пробормотал он.

- То есть уже все решили, что я такая гадина, что специально буду мстить? Да ещё так?! - продолжала допытываться я, чувствуя, как от обиды и злости меня даже начало слегка трясти.

Вот и узнала, что именно обо мне все думают.

- Ты не гадина, но ваши отношения с Айраном...

- Я не стану делать такое специально! Не буду ему мстить таким образом! Это... это подло!

Оуин тут же отступил, пряча взгляд.

- Да-да, ты права. Прости. Я не хотел тебя обидеть. Просто, вся эта ситуация... Наверное, это не вовремя... но, Ивилин... я хотел тебе признаться...

Ой-ё-ёй!

До меня тут дошло, что именно азгар мне сейчас хочет сказать. И вдобавок ко всему стало ещё неловко и даже немного страшно.

Оуин мне нравился. Хороший, добрый, в отличие от других высокомерных азгаров. Но как друг! И мне всегда казалось, что он ко мне относится точно так же, что бы Дженни там себе ни придумала.

Неужели это всё из-за моей новой внешности? Из-за того, что истинный дар дриады так меня изменил?

Обидно.

Ведь внутри я осталась такой же!

Всё это промелькнуло в голове за считанные секунды.

- Я тоже хотела признаться! - быстро выпалила я, не давая Оуину и слова сказать.

- Да?

- Да! Я так тебе благодарна за помощь и поддержку. Что сейчас пришёл и рассказал обо всём. Я очень это ценю. Ты настоящий друг, Оуин! Спасибо тебе огромное!

- Конечно, - пробормотал он, натянуто улыбнувшись. - Друг. Тебе не стоит меня благодарить, Иви, ты же знаешь, что я всегда рад тебе помочь.

Я усиленно закивала, чувствуя себя при этом настоящей дурой.

- Знаю. Ну, раз мы все выяснили, то тебе пора. Мне ещё вещи надо разобрать до конца. Кроме того, хочу сегодня лечь пораньше, завтра трудный день. Сам понимаешь.

- Да-да, конечно. Спокойной ночи! - поспешно произнёс парень, пятясь к двери.

- И поговори с Дженни, - крикнула я напоследок.

Дверь за ним закрылась.

И только тогда я смогла выдохнуть.

Опустилась на кровать, прижимая рубашку к груди.

Вот же вляпалась!

Сначала взбесившиеся цветы! Потом Иргар, назначенный в напарники! А теперь ещё Оуин со своим ненужным признанием. Но главное не это. Вся академия, все студенты и преподаватели уверены, что я воспользуюсь ситуацией и испорчу летуну диплом и жизнь. Специально!

Это было обиднее всего! За что они так? Я же жила себе, никого не трогала, никуда не лезла, просто занималась своими делами. Да, у нас был конфликт с летуном, но он не затрагивал остальных.

А, оказывается, там, за моей спиной, все считали меня предательницей, по косточкам разбирая каждое слово и действие, делая при этом собственные выводы.

И кто после этого подлый? Навесили на меня ярлыки, даже не подумав разобраться.

Но я докажу! Всем докажу!

Из кожи вылезу, но не подведу.

И не ради Иргара, а ради себя самой!

Мы ещё станем лучшими!

6

В мой жизни всегда так. Я планирую, гадаю, мечтаю и...

Все вечно с грохотом летит в Черный лес.

Во-первых, я проспала. Точнее, мы с Дженни проспали. Но у подруги получилось собраться намного быстрее, чем мне.

- Удачи, Иви, - крикнула она, прижимая к груди тетради и выбегая из комнаты.

Во-вторых, я никак не могла найти одежду. Надо было приготовить еще вчера, но я-то думала, что утром у меня будет куча времени.

Ошиблась. И закопалась в шкафу на целых десять минут. Тех самых, которых у меня не было.

Так как мое тело сильно поменялось, то выбор был очень и очень сложным. В конце концов, я остановилась на длинной темной юбке и яркой желтой блузке. Цвет, конечно, немного вызывающий, зато радостный и оптимистичный. А этого мне как раз очень сильно не хватало.

Блузка была немного тесной в груди, поэтому застегнуть на все пуговицы не получилось.

Волосы быстро расчесала и завязала в обычный хвост. Вышло не очень хорошо, так как пара прядей тут же закрутилась у висков и шеи.

Ну, а в-третьих, я заблудилась!

Заблудилась!!!

Четвертый курс! Четвертый! Позорище! Без пяти минут выпускница заблудилась, как какая-то первокурсница.

Поэтому вот уже минут десять носилась по этажам, прижимая папку к груди и проклиная все на свете.

- Посторонись! - завопила я, ветром слетая по ступенькам и резко заворачивая за угол, чтобы налететь на Иргара.

- Торбург! - рыкнул он, хватая меня за плечи и отстраняясь.

Его вид не предвещал ничего хорошего.

- Ой, привет! – нервно хмыкнула я. - Я тут немного опоздала.

- Немного? Пятнадцать минут! Я прождал тебя целых пятнадцать минут!

А кричит так, словно все сорок.

- Я же пришла...

- Ты издеваешься?!

Летун схватил меня за руку и оттащил в сторону. Подальше от любопытных глаз.

Было неприятно и даже больно.

Но и его гнев понять можно.

- Эй! - только и смогла прошипеть я, но вырываться не спешила.

Позволила затащить себя за угол и нависнуть надо мной, сверкая глазами-льдинками.

- Слушай, ты!

- Не ори на меня, - тут же парировала я.

Но получилось не очень грозно.

- Это я еще не ору! Я так и знал! Ты решила испортить мне жизнь, Tорбург? Решила уничтожить меня, да?

- Что? - ахнула я, выдергивая руку. - Ты с ума сошел?

- Я не позволю тебе сделать это! На кону слишком многое!

Ах вон оно что. До него тоже дошли те слухи.

Теперь понятно, чего летун бесится и глазами сверкает, словно молниями.

- Да знаю я. И то, что обо мне говорят тоже знаю! У нас с тобой не самые лучшие отношения, но это не значит, что я опущусь до такой подлости!

- Неужели?

Не поверил, но орать перестал, как и нависать сверху.

- Хочешь верь, хочешь не верь. Но это так. Я просто проспала, потом искала одежду...

Про то, что заблудилась, говорить не стала. Иргар же меня запозорит до конца практики.

Летун медленно осмотрел меня, особое внимание уделив открытой зоне декольте и туго натянутой на груди ткани.

- Именно поэтому ты выглядишь, как девушка низкой социальной ответственности? – наконец поинтересовался он сквозь зубы.

- Что? - опешила я.

- Слушай, Торбург, давай откровенно. Все заметили, что ты... изменилась.

- Изменилась? - насмешливо переспросила я, не зная, смеяться мне или плакать.

Эти изменения оценили все.

Вон, даже Оуин заметил и решил за мной приударить.

- Пусть ты уже не та тощая пигалица, какой была, и даже обзавелась формами, но меня это не трогает, - с каменным лицом заявил парень.

- Не трогает?

Да. Так что твои чары дриады не действуют. Наоборот, я считаю это недостойным для любой девушки.

Наверное, Иргар думал, что я устрою истерику, стукну его или еще что-нибудь.Но нет. Я обрадовалась.

- Это просто отлично! - воскликнула я, заставив летуна отшатнуться. - Ты не представляешь, какое счастье!

- Что?

- Мне так надоели эти шуточки, намеки, взгляды. Словно все забыли, что я - это я. И я безумно рада, что ты не такой! Что на наши отношения моя внешность никак не повлияла. Спасибо!

Иргар смотрел на меня секунд тридцать, а потом выдал:

- Ты чокнутая, Торбург!

- Я очень рада, что ты меня понял! - улыбнулась и даже хлопнула летуна по плечу, добавив. - Раз мы уже все выяснили, то пошли. На первое занятие мы не успели, но есть еще шесть других.

Я помахала листочком под носом у парня.

- Ну так что? Перестаем изображать из себя грозного истукана и идем? Работы у нас сегодня много.

На первую пару мы действительно опоздали.

Но ведь впереди было еще пять.

И я стремилась доказать летуну и всей академии азгаров, что они ошиблись. Я не такая, какой они меня выставили, а другая.

Итак, лекция о магических тварях Черного леса и способы их уничтожения. Вел этот предмет профессор Эленхайм. Весьма грозный мужчина, который требовал от всех максимально высоких знаний.

- Вы обязаны не только знать этих тварей. Самое главное – вы все должны уметь их уничтожать. Многие из вас, особенно это касается азгаров, будут служить на границе, пытаясь остановить распространение этой заразы. И незнание моего предмета может стоить жизни не только вам, но и вашим друзьям и соратникам, - повторял каждый раз профессор.

И он был прав.

Я всегда старалась выучить его предмет на отлично, но руку никогда не тянула и в первых рядах не выступала. Если Эленхайм меня спрашивал, отвечала, но инициативу не проявляла.

Сегодня все должно было измениться.

Мы пришли в аудиторию, которая располагалась в одной из башен академии, самыми первыми.

Первая заминка случилась, когда мы с летуном выбирали место, где расположиться. Ну как заминка, Иргар, даже не спросив моего мнения, сразу пошел на первую парту.

Я-то привыкла сидеть на последней.

Потоптавшись на месте и мысленно пройдясь по крылатому ректору и нашему куратору с их гениальными идеями, я смирилась и поплелась к первому ряду.

Сев рядом с блондином, покосилась на него и начала раскладывать письменные принадлежности. Толстый учебник уже лежал на каждом столе.

Не прошло и пары минут, как в аудиторию стремительно вошел профессор, кивнул Иргару и только потом посмотрел на меня.

- Торбург? – насмешливо произнес он. – Надо же. Вы решили спуститься к нам?

Не по своей воле, профессор, - улыбнулась я.

- Ах да, слышал-слышал. Вас двоих посадили в одну лодку, так сказать. Не могу утверждать, что я рад такому повороту. Рискованно, очень рискованно. Но посмотрим, что из этого получится.

Только он это произнес, как аудитория начала медленно заполняться студентами.

Первыми пришли Оуин и Дженни.

Парень, увидев меня на первой парте, сначала замер в нерешительности, а потом сел за соседний стол, едва заметно кивнув.

Дженни осторожно помахала мне рукой.

В общем, моё присутствие на первом ряду, да еще рядом с белобрысым летуном, не прошло незамеченным. На нас откровенно пялились, перешептывались и даже показывали пальцами.

Иргару было все равно. По крайней мере, он сидел, скрестив руки на груди и вытянув вперед длинные ноги, и хмуро смотрел перед собой. А вот мне было неловко. Я не привыкла быть в центре внимания.

От шепотков разболелась голова, насмешливые взгляды прожигали спину и больше всего хотелось вжать голову в плечи и залезть под парту.

Глупое желание, которое было мне совсем не свойственно.

Нет, не дождутся! Я им всем покажу. Сегодня они узнают, кто такая Ивилин Торбург на самом деле.

- Значит, это правда, - широко улыбаясь, произнес Зейн Гарроу, останавливаясь рядом с нашим столом. – Тебе досталась эта дриадная недоучка?

Я с трудом сдержалась, чтобы не стукнуть этого сероглазого гада.

Мало он мне крови попортил в свое время.

- Что ты хотел, Гарроу? – перестав изображать каменное изваяние, спросил Иргар.

- Да ничего, собственно. Удачи хотел тебе пожелать, дружище. С этим недоразумением тебе даже в пятерке лидеров не остаться. Шайрод будет рад.

«Оуин? Причем тут Оуин?»

Я перевела взгляд на темноволосого парня, который старательно делал вид, что не прислушивается к этому разговору.

- Разберусь, - отозвался летун.

- Ну-ну.

Следом подошла Юджиния.

Блондинка делала вид, что меня не замечает.

- Привет, милый, - забираясь на стол, проворковала она.

Могла бы, и на колени залезла, да места не было.

Фыркнув, я не выдержала и закатила глаза.

- Мне так жаль, что тебе навязали это…

«Спокойствие, Иви. Не стоит больше натравливать на ЭТО цветочки. И вообще реагировать не стоит!»

- Я уверена, совсем скоро все изменится. Ректор не станет портить тебе жизнь из-за какой-то недоучки.

«Р-р-р-р!»

Держаться было все сложнее.

- Я справлюсь, - кивнул Иргар.

Юджиния томно вздохнула, бросила на меня злой взгляд и присосалась к своему жениху.

Фу! Она еще и чавкает.

Над академией пронесся противный звонок, который, отражаясь от стен, становился еще более противным и громким. Но я была ему рада. Блондинка перестала облизывать своего парня, победно на меня глянула и ушла, виляя бедрами.

Подумаешь!

Урок начался.

Я мысленно сделала себе пометку узнать об Оуине и о каких-то лидерах.

- Итак, начнем, господа студенты, - становясь у кафедры громко произнес профессор Эленхайм. – Последний курс, практически выпускники. Уже через полгода вы будете отдавать долг своей родине, встав на защиту от Черного леса. Леса, который все дальше распространяется по миру. Станете воевать с чудовищами, которых становится все больше. Посмотрим, так ли хорошо вы готовы к этому? Чем опасен болотный гомилюк? Кто мне ответит?

«Начали!»

- Разрешите мне, профессор? – вытянув руку, громко и четко произнесла я, не забыв ослепительно улыбнуться.

Я же теперь дриада, мне положено быть ослепительной и очаровательной.

В аудитории и до этого было тихо. Мало кто рисковал перешептываться и дурачиться на уроках профессора Эленхайма. Если он поймает, а он поймает, то от отработки потом не увильнуть. А фантазия у профессора весьма и весьма богатая.

Но стоило мне подать голос, как стало еще тише.

Так тихо, что казалось, еще немного и от напряжения что-нибудь взорвется.Даже наши задаваки-отличницы Сибилл и Эверика опешили.

- Торбург? – удивленно переспросил Эленхайм, переводя на меня взгляд. – Вы вызвались? Сами?

- Так точно, профессор, - поднимаясь, произнесла я. – Хочу. Так я могу ответить на ваш вопрос?

- Прошу.

- Итак, болотный гомилюк. Это человекоподобная тварь с огромным брюхом, лягушачьими лапками и бесформенным лицом, которое сплошь покрыто бородавками. Так как гомилюк является человекоподобным, то главная особенность состоит в том, что он умеет колдовать. Магия простейшая, но очень опасная. Он может оживлять умершие деревья, вызывать болотных духов и подтягивать трясину. То есть только что вы стояли на твердой земле, а уже через пару секунд под вами болото, которые засасывает все глубже. К счастью, гомилюков не так много и наткнуться на них сложно. Они предпочитают жить в глубине и редко подходят к границам Черного леса.

- Хорошо, - довольно кивнул Эленхайм. – Садитесь, Торбург.

Я тут же подчинилась.

- Следующий вопрос. Как можно уничтожить шестилапого шершара?

- Можно мне, профессор?

Я снова была первой.

- Торбург? Вы меня сегодня удивляете.

- Стараюсь, профессор, - быстро поднимаясь на ноги, весело ответила я и тут же начала отвечать, пока меня не опередили: – Итак, шестилапый шершар – мохнатое создание, помесь шерстяного бизона и крысы. Глупы, неповоротливы, но крайне агрессивны. А еще плотоядны. Для того, чтобы их убить, нужно нанести удар в место между глаз. Это можно сделать как оружием, так и подручными средствами. Клинки азгаров для этого подходят идеально. Или заклинанием «сверкающего удара». Главное не промахнуться. Потому что второго шанса шершар не даст.

- Верно. А в чем еще опасность шестилапых?

«Хочет меня проверить, да легко!»

- Они обычно охотятся парами. Где есть один, будет и второй. Поэтому надо быть вдвойне осторожными.

- Садитесь, Торбург, отлично.

Как же приятно, когда тебя хвалят. А еще более приятно, когда на тебя так смотрят – удивленно и пораженно. А кое-кто и бесится от злости. Уверена, что Гарроу кипит от ненависти, с ним я такими знаниями не блистала. Я вообще старалась быть как можно незаметнее.

- Русалины… - только и успел произнести Эленхайм, а я уже тянула руку. – Торбург? Вы что, решили сегодня отработать за все годы молчания?

- Ну что вы, профессор. Я просто хочу быть лучшей, - снова поднимаясь со своего места, ответила я.

Если я так и буду скакать туда-сюда, то ноги натренирую. Еще один несомненный плюс.

- Похвальное стремление. Но вы не дослушали мой вопрос, Торбург.

- Ничего, уверена, что справлюсь.

- Самоуверенность не всегда хорошее качество, - усмехнулся профессор.- Я всё-таки попробую.

- Физиология русалинов.

А вот это мы пока не проходили.

Но и сдаваться я не собиралась.

Мало кто знал, но читать я любила. Всегда. Кроме того, моя семья - потомственные стражи. А за праздничными обедами чего только не услышишь об Обитателях Черного леса.

Например, старший брат Элайн (тот самый огненный феникс) рассказывал, как во время глубокого рейда они с напарником наткнулись на кладку русалинов.

- Русалины и русаланы – создания с телом человека и хвостом рыбы. Могут дышать и под водой, и на суше за счет жабр и недоразвитых легких. Острые зубы, чешуя и рыбьи глаза на выкат. Волос нет. Русалин и русалан можно отличить по груди. У особей женского пола она более выпуклая. Любят человечину. Обычно русалины спариваются с русаланами весной. На одну самку приходится примерно пять-шесть самцов. Чем больше, тем лучше. Самка откладывает икру, примерно пять или шесть сотен. К счастью, выживает и достигают зрелости лишь сотая часть. Икринки очень любят местная нечисть.

- Откуда такие познания, Торбург?

- Брат рассказывал, - призналась я. – Он встречался с этими тварями. И однажды даже обнаружил скрытую кладку.

- Отлично. Не думал, что ваши познания настолько глубокие.

Не вы один так думали, профессор, - присаживаясь на лавку, ответила я.

Иргар на меня так и не смотрел.

Он вообще никуда не смотрел.

И не понятно, доволен ли летун моими ответами, или нет.

Ну и ладно.

Я не для него это все затеяла, а для себя.

- Следующий вопрос.

Я тут же вскинула голову, собираясь поднять руку.

- Торбург, - усмехнулся Эленхайм, заметив мой интерес, - я хочу послушать остальных. Не вы же одни должны сегодня отвечать.

- Просто знайте, профессор, что я всегда готова.

- Учту.

За время урока, а длился он полтора часа, Эленхайм обращался ко мне еще раза два или три. Не знаю, хотел ли он меня проверить или застать врасплох, а может и позлить кого-нибудь.

В любом случае, я была готова ко всему.

Сколько запалов у змееголова? Девять.

Чем убить карангуйского бородавочника? Заклинание выброса или специальное зелье под названием чарингай.

Знаю ли я характеристики двухголового пса? Конечно же. Первая голова - звуковое оглушение, а вторая вырабатывает смертельный яд. Так что если не разорвет на части, то отравит точно.

Сегодня у Эленхайма я была звездой.

И мне на удивление понравилось это ощущение.

7

- Ну как? – торжествующе спросила я, выходя из кабинета Эленхайма одной из самых первых.

Давно я не была так довольна собой.

Улыбка до ушей, искры в глазах и невероятное желание сделать что-нибудь этакое. И непременно хорошее. Меня переполняла энергия, которую натерпелось куда-нибудь срочно выбросить.

И я еще считала себя равнодушной к чужому признанию? Как много, оказывается, я о себе не знала.

- Знаешь, Торбург, мое мнение о тебе совсем не изменилось, - отозвался летун, который шел рядом.

Остальные студенты двигались чуть позади, непривычно тихие и удивленные.

Конечно, не каждый же день бывший отстающий становится звездой строгого профессора. Тут кто угодно задумается.

Но слова Иргара мою радость немного поубавили.

- Не поняла? – оборачиваясь, отозвалась я растерянно.

Я ведь ожидала совсем другого.

- Ты чокнутая, - совершенно спокойно отозвался блондин.

- Это еще почему?

- Ты же не могла выучить полный курс по магическим тварям Черного леса за ночь, не так ли?

- Конечно, нет.

- Значит, ты все это знала и раньше. Знала и могла рассказать, - продолжил летун в своей обычной раздражительной манере, от которой буквально веяло собственным превосходством.

- И что?

- Тогда почему ты все время строила из себя неудачницу, балласт, который всех раздражал?

Нет, в чем-то Иргар был прав, как ни прискорбно это признавать, но все-таки было обидно. Можно было и помягче сказать.

- Тебе не могло прийти в твою блондинистую голову, что не все мечтают быть первыми и самыми лучшими? Что не оценки важны.

- Интересно и что же это? Титул неудачницы?

«То есть я тут распинаюсь! Стараюсь, выставляю себя в лучшем свете, а этот крылатый меня еще и обвиняет в этом?!»

И пусть все это я делала не для него, а для себя, все равно было обидно.

Я даже застыла от возмущения.

И тут же получила тычок в спину.

- Что встала?

Зейн Гарроу.

Ну конечно же, кто еще может быть таким милашкой.

- Глаза открой и смотри по сторонам, - огрызнулась я.

- Слушай, Торбург, то, что ты выглядишь, как распутная девка и стала лучше учиться не дает тебе права открывать рот на высших азгаров, - заявил тот и внезапно схватил меня за талию, привлекая к себе. – Но я могу тебя простить.

- Ты что творишь?

- Еще скажи тебе неприятно, - зашептал он, продолжая лапать меня не только за талию, но и за попу.

В коридоре. На глазах у всех.

- Руки убери! – прошипела я, с трудом сдерживаясь.

- А ты стала симпатичной. Может встретимся вечером, я тебе о цветочках расскажу. Прокачу… на себе, - жарко задышал он мне на ухо, в то время как его пальцы больно ущипнули меня за ягодицу.

- Да пошел ты…

И я бы точно что-нибудь сделала. Что-нибудь очень нехорошее и крайне болезненное, но не успела.

- Отойди от неё, - раздался вдруг тихий, но весьма отчетливый голос Иргара.

Не знаю, кто из нас больше удивился.

Я-то думала, летун уже ушел, оставив меня один на один со своим дружком.

Так нет. Стоит рядом, руки скрестил, глазами сверкает.

- Айран, дорогой, пошли, нам пора, - проворковала Юджиния, возникая из ниоткуда и обвиваясь вокруг своего парня словно змея. – Не стоит им мешать. Видишь, это недоразумение наконец хоть кого-то заинтересовало. Пусть развлекаются.

«Вот тварь!»

- Не трогай меня, - вспыхнула я и больно шлепнула противника по руке, что все не прекращала истязать мою филейную часть, оставляя на ней синяки.

- Зейн, я велел отойти от неё, - повторил летун таким голосом, что стало очень тихо и холодно.

- Брось, Айран, это же Торбург, - хохотнул Зейн.

- Я знаю кто это.

- Тогда в чем проблема? Тебе же не жалко. Мы просто развлечемся. Да, малышка? Я многое умею, тебе понравится.

- Отвали от меня.

Ну все, можно больше не сдерживаться.

Сила, которая все эти месяцы была лишь бледным пятном на фоне, вдруг разрослась, расправилась, готовая слушаться… мстить.

И я её отпустила.

Слегка, но этого было достаточно для того, чтобы на одежде Гарроу выросли кактусы с очень большими и болезненными колючками.

- Что? Что это? – завопил он от боли, когда они, эти самые колючки, стали впиваться в его тело.

Особенно большой кактус вырос на его штанах, в том самом месте, заставив парня завопить от боли.

- Развлекайся сам, - ответила я.

- Ты опять? Айран, она опять! – взвизгнула Юджиния. – Я немедленно расскажу обо всем ректору! Тебя надо выслать из академии.

- Ничего ты никому не расскажешь, - вдруг заявил Иргар, взглянув на невесту, – и вообще, ты будешь обо всем молчать.

- Но, милый… - прошептала она, выпучив глаза.

- Торбург, - летун перевел взгляд холодных глаз на меня. – Так и будешь стоять? Нам пора на следующий урок.

- Уже иду, - пробормотала я, посмотрев последний раз на Зейна, который все никак не мог сорвать с себя все кактусы.

А тот самый, на паху, еще и расцвел крохотными розовыми цветочками.

Правда, пришлось быстро ускориться. На горизонте появился профессор Эленхайм с грозным воплем:

- Что здесь происходит?

Оставалось надеяться, что Зейн меня не выдаст. Не захочет позориться перед всеми.

- Спасибо, - тихо произнесла я, поравнявшись с Иргаром.

Юджиния осталась с Гарроу, не забыв наградить жениха недовольным взглядом и пообещав, что они поговорят обо всем позже. Девушке явно не понравилась реакция летуна на произошедшее.

Но это меня не касалось. Как поругались, так и помирятся.

- Неужели ты умеешь быть благодарной, Торбург, - отозвался он, даже не взглянув на меня.

- Вежливость никто не отменял, - ответила я и тут же задала вопрос, который мучил меня уже несколько минут. – Зачем ты это сделал?

- Сделал что?

«Еще поясняй, унижайся. Ведь понял, о чем я. Но все равно продолжает издеваться!»

Я даже немного пожалела, что поблагодарила его.

- Вступился за меня, - терпеливо ответила я. - Для чего?

- Хотел посмотреть на твое лицо. Было довольно забавно, - хмыкнул Иргар.

«Пошутил? Он умеет шутить?!»

Я застыла на мгновение и тут же бросилась его догонять.

- Подожди. Я серьезно. Спасибо, конечно, но зачем? Раньше ты никогда этого не делал. Кроме того, первым стоял в очереди поиздеваться надо мной.

- Это было раньше.

- И что изменилось?

Иргар все-таки на меня посмотрел, и при этом наградил таким взглядом, что мне даже стало стыдно за свои слова.

- Торбург, ты теперь моя напарница.

Как будто это что-то объясняло.

- И что?

А то, что этот месяц ты находишься под моей защитой. И издеваться над тобой могу только я. И то не сильно. Я все-таки собираюсь остаться лучшим. И теперь, когда оказалось, что ты не так безнадежна, как все думали, это будет осуществить легче.

- Что осуществить?

- Мы опаздываем, - буркнул он, ускоряя шаг.

Ему-то с длинными ногами это совсем не трудно, а я с трудом успевала.

- Но…

- Позже, Торбург. Нас ждет чарующий мир зелий и профессор Мэдоу.

- Да я же не отказываюсь, - пробормотала я. – Но мне кое-что интересно.

- А почему меня должно это волновать. Это же тебе интересно, а не мне, - невозмутимо отозвался Иргар даже не снизив скорость.

- Гарроу рассказывал о каком-то конкурсе. Или о чем-то подобном. Пятерка лучших. Что вы с Оуином сражаетесь за лидерство.

- И что?

- Что это за конкурс?

- Это не конкурс. А соревнование. Пятерка лучших выпускников получит привилегии после диплома. А лучший сможет выбрать место службы. От этого зависит очень многое.

- Не слышала о таком.

- Ты же не работала с выпускником, поэтому не слышала.

- И что? Выходит, от нашей работы…

Я замолчала, не зная, как сформулировать.

- Зависит мое будущее, - закончил Иргар и тут же напомнил. – И я тебе об этом говорил.

- Но я думала, что не так буквально.

- Ты ошиблась. Я не шучу такими вещами.

- Ничего себе, какая ответственность, - пробормотала я.

- Ничего. Мы справимся, - отозвался он, открывая дверь и даже пропустил меня вперед. – В любом случае, я бы не позволил тебе сломать мне жизнь.

- Как будто я этого хочу. Ты меня, конечно, страшно раздражаешь своей правильностью и аристократическими замашками, и я бы с радостью подпортила тебе кровь, но ломать будущее не стала бы. Это перебор.

- Посмотрим. Пошли быстрей, нас ждет урок зелий и профессор Мэдоу. Ты готова блеснуть знаниями?

- Всегда готова! – тут же ответила я.

Профессор Mэдоу была крупной дамой невысокого роста с огненно-рыжими волосами, громким командным голосом и бешеным темпераментом. А еще она, в отличие от других преподавателей, не была азгаром, чем страшно гордилась.

Мне она нравилась.

Шумная, громкая, искренняя и яркая женщина всегда говорила то, что думает, и не боялась быть неловкой или смешной.

Но кое-что её все-таки объединяло с другими преподавателями. Они все считали, что их предмет самый важный, нужный и жизненно необходимый для выживания. Именно поэтому его надо было знать наизусть.

- Всем доброго утра! - громко заявила профессор, входя в аудиторию, что располагалась на нижних этажах академии.

Она нисколько не изменилась за этот год, все такая же дородная, яркая и веселая. Это надо умудриться, в чёрной профессорской мантии выглядеть весело, но у неё получалось благодаря ярко-жёлтому в синюю крапинку шарфу и огромной сине-зеленой броши в тон цветку в её рыжих кудрях, собранных на макушке.

- Доброе утро, - нестройным хором отозвались мы.

Мне опять пришлось сесть за первый стол, поэтому было немного непривычно видеть преподавателя так близко.

Мэдоу шумно отдышалась, быстро осматривая каждого из нас.

- А где Гарроу и Хастигс?

Целительницы, которые были в паре с вышеупомянутыми студентами, растерянно молчали.

- Скоро будут, - неожиданно подал голос Иргар, он лениво откинулся на стул и закинул ногу на ногу. - У них небольшие неприятности.

- Какие неприятности? Да еще в первый день занятий, - поинтересовалась Мэдоу. – И если они небольшие, то почему их нет на моем уроке?

- Небольшие, но неприятные. Связанные с… кактусами, - совершенно серьезно ответил летун.

Я с трудом сдержалась, чтобы не хихикнуть, но видимо, какой-то звук все-таки создала, потому что Mэдоу перевела взгляд на меня.

- Торбург!

- Доброе утро, профессор, - произнесла я, поднявшись со своего стула.

- Ты изменилась, - женщина придирчиво меня осмотрела. - Дриада?

- Совершенно верно.

Я попыталась изобразить радость.

- Неожиданно, - заметила она, пристально меня оглядывая. – Обычно дриады… другие.

- Милые, добрые, нежные и послушные, - понимающе кивнула я. - Для меня это тоже было большим сюрпризом.

И не только для меня.

- Все же лучше, чем ничего. Ты крайне поздно получила свой истинный дар, многие уже начали сомневаться, что он у тебя есть. Знаешь, бывают такие случаи, когда в сильной семье рождаются… пустые маги.

- Знаю, - любезно отозвалась я.

Пустышкой меня уже называли, так что ничего нового я не услышала.

- Значит, вы теперь в паре с Иргаром.

- Да.

Мэдоу хмыкнула.

- Хорошо. Думаю, это будет полезно.

- Кому? - поинтересовался летун, которому надоело быть просто зрителем в нашей беседе.

- Вам обоим. Торбург не хватает дисциплины, а тебе немного сумасшествия.

- Простите? - растерялся парень.

Я всё-таки хихикнула. И тут же попыталась замаскировать это под кашель.

Вышло не очень убедительно.

- Надо уметь расслабляться, Иргар. Вы еще так молоды, нельзя заковывать себя в цепи. Обычно ничем хорошим это не заканчивается и грозит выгоранием.

- Спасибо за совет, профессор, - холодно ответил летун и задрал нос еще выше.

А я была согласна с Мэдоу. Нельзя же все время быть такой ледышкой. Надо же уметь расслабляться и радоваться жизни.

- Пусть отстающие разбираются с кактусами, а мы начнем. Времени у нас немного, всего месяц, а работы выше замка. Начнем наш урок с повторения пройденного материала.

Мы все тут же потянулись к толстым учебникам, которые лежали на краешках столов. Почти все. Иргар как сидел неподвижной статуей, так и не двинулся.

- Учебники не трогать! - тут же скомандовала профессор. - В Черном лесу их не будет. Давно пора было все выучить. Сейчас я раздам каждой паре по листу. На каждом написано название зелья, которое будет необходимо приготовить до конца урока. Учебниками пользоваться нельзя. Все необходимые ингредиенты в кладовой. Приступим.

Мы получили листок с заданием одними из первых.

- Зелье онтима, - прочитала я и перевела взгляд на своего напарника. - Зажигай огонь, ставь котелок, а я за травами.

И с этого момента все пошло не по плану.

- А почему не наоборот? – вдруг спросил Иргар.

- Ты что, решил поспорить?

- Мне интересно, с чего ты вдруг решила, что можешь командовать? То, что я заступился за тебя, ничего не меняет, Торбург. Ты мне не друг, а навязанный напарник. И слушать тебя я точно не собираюсь. Из нас двоих я отличник с идеальной репутацией. А еще я сильнее, умнее и опытнее.

«Р-р-р-р!»

- Но если ты не забыл, у нас командное соревнование, - процедила я, собирая остатки самообладания. - И вместо того, чтобы спорить, надо уже начать работать.

- Отлично. Вот и займись огнем и котелком, а я пойду за ингредиентами.

- Да пожалуйста, - фыркнула в ответ с силой сжимая край стола.

А хотелось чью-то шею!

Это уж точно не стоило того, чтобы спорить. Но если ему так хочется почувствовать себя главным, то я мешать не буду.

Все принадлежности для приготовления зелья лежали на столе. Стол тоже был необычным с магически укрепленной каменной столешницей, стойкой к проказам нерадивых студентов.

В центре было углубление, куда я и сложила небольшие квадратики с горючим материалом. Он давал жар и при этом тлел, сохраняя стабильную температуру.

Сейчас главное не ошибиться с количеством брикетов, иначе можно все сжечь. Насколько я помнила, для этого зелья достаточно было трех.

Магию для поджигания использовать не стала. Зачем, если все под рукой.

После того, как положила брикеты, поставила над углублением металлическую треногу, на которую и повесила котелок.

Отлично. Он как раз успеет нагреться, пока мы подготовим все ингредиенты.

А вот и Иргар.

Разложил на столе травы, мешочки и баночки, готовый выполнять задание.

Но работать вместе у нас не получилось.

Каждый считал свое мнение главным и правильным. Каждый утверждал, что знает точный рецепт зелья и никак иначе. И уступать никто не собирался.

Естественно, у нас ничего не вышло.

- Я же сказал, что надо было добавить три щепотки порошка из водорослей Красного моря, - прошипел летун после того, как пара Оуин и Дженни первыми закончили выполнять свое задание и были признаны победителями.

- Нет в этом зелье водорослей Красного моря. Используются водоросли из Белого озера, - огрызнулась я.

- Ты неправа.

- Это ты неправ!

Дальнейший наш спор прервала профессор Мэдоу.

Женщина остановилась у нашего стола и принюхалась к аромату варева из котелка. Хорошо, что оно было более-менее нормальным, чем то, что сварили Фенни со своим напарником. Они сидели на третьем ряду, но вонь дошла и до нас.

- Я так понимаю, у вас ничего не получилось, - произнесла она.

Мэдоу взяла длинную деревянную ложку и медленно помешала ею в котелке.

- Это она виновата!

- Это он виноват! - произнесли мы одновременно и зло друг на друга уставились.

- Понятно, - протянула женщина. - Договориться у вас не получилось. И зелье тоже не вышло. Жаль.

Профессор отложила ложку в сторону.

- Завтра утром жду от каждого из вас небольшой доклад по зелью онтима. Состав, порядок приготовления и где используется.

- Да, профессор, - синхронно произнесли мы.

- Сомневаюсь, что вы станете списывать другу друга, но на всякий случай предупреждаю, работа должна быть выполнена самостоятельно. В противном случае докладом я не ограничусь и заставлю написать реферат.

- Да, профессор.

- И еще кое-что. Небольшой совет напоследок. Если вы хотите выиграть - научитесь доверять друг другу.

«Вот еще!»

Судя по взгляду летуна, он думал точно также.

- Свободны!

Дважды просить не пришлось.

Схватив свои вещи, я бросилась к выходу.

Но далеко не ушла.

Чтобы я убежала? И не оставила за собой последнее слово? Да никогда!

- Из-за тебя теперь придется всю ночь сидеть над докладом! – выпалила я, разворачиваясь к своему горе-напарнику.

- Из-за меня? - Летун одарил меня ледяным взглядом. - Это ты виновата. Если бы мы сделали по-моему...

- Не мечтай. Никогда не будет по-твоему. Кто тебе вообще сказал, что ты всегда прав?

- Потому что я всегда прав!

«Ну это уж слишком!»

- Высокомерный летун!

- Глупая дриада!

- Поскорее бы этот месяц закончился!

- Ты просто читаешь мои мысли!

«Нет! Это просто невозможно!»

- Отлично! - прорычала я, разворачиваясь.

- Замечательно!

- Ну и ладно!

Я быстро зашагала прочь. Еще немного и натворю глупостей! И кактусами не ограничусь!

Хорошо, что три следующие пары у нас раздельно. Не придется терпеть его кислую физиономию рядом с собой.

Вот только последний шестой урок нам предстояло провести вместе. И этот урок был самым худшим из всех возможных - межличностные отношения.

Мне не только придется провести его вместе с этим белобрысым, но и еще обсудить почему и за что я его ненавижу! Боюсь, одного урока нам точно не хватит.

8

- Основы межличностных отношений, - шипела я себе под нос, громко топая по лестнице. – Основы. Межличностных. Отношений. Самый глупый, ненужный и дурацкий предмет из всех существующих!

Застыв на площадке на одном из этажей, я тяжело вздохнула и задрала голову вверх.

Еще три таких пролета, и я на месте.

Идти не хотелось.

Не потому, что устала. Нет, совсем не устала. Даже наоборот энергия била ключом. И желание творить никуда не делось.

Но этот предмет… и Иргар в роли моего напарника. Вот что злило и выводило из равновесия.

Я с силой топнула ногой, стиснув зубы от злости.

«Что может быть хуже?»

Этот предмет у меня уже был. На первом курсе. Когда моим напарником был Зейн Гарроу. И я его провалила. Во всех смыслах!

Сложно хоть что-то сделать, когда рядом этот вредный летун с поганой улыбочкой на губах.

Я сильнее сжала губы.

Тот первый месяц в крылатой академии был одним из самых худших в моей жизни. Мало того, что вечно цеплялся Иргар, так еще и Гарроу запугивал. А он это умел делать отлично - запугивать имею в виду.

Стоило профессорам отвернуться, как Гарроу шипел обидные и даже унизительные слова, а еще не забывал периодически пускать небольшие импульсы, которые оставляли на коже синяки и покраснения. Настолько не явные, что я даже лекарям ничего не могла сказать. Но болели они сильно, мешая мне спать по ночам.

Наверное, я смогла бы добиться от него ответа, смогла бы доказать, но… Что бы это изменило? Я была чужой в этой академии, изгоем, что посмела бросить вызов высшим. Просто шут.

Новых унижений я бы не вынесла. Поэтому молчала и терпела, мстя по-своему.

Хорошо, потом моим напарником был Оуин. Мы с ним так прекрасно сработались, что этот урок мы не посещали. Он нам был просто не нужен.

Все было так прекрасно.

И вот на последнем курсе, когда до выпуска осталось совсем немного, такая неприятность.

- Не хочу, - пробормотала я, поднимая глаза наверх. – Не хочу Иргара в свои напарники. И этого урока не хочу!

Летун наверняка меня уже ждет. Мерит своими длинными ногами коридор и рычит себе под нос.

Эта мысль заставила улыбнуться.

Люблю, когда этот хладнокровный блондин бесится от бессилия, поняв, что ничего не может со мной сделать. Мелкая пакость, которая всегда греет душу.

Это была еще одна причина, по которой я не сильно спешила на урок.

Пусть подождет.

Только я хотела сделать шаг, как меня вдруг схватили за руку, разворачивая к себе.

- Ох! – только и смогла прошептать я, готовясь дать отпор нападавшими (вдруг это Гароу избавился от кактусов и пришел мстить), но не успела.

- Иви, - сдержанно произнёс Оуин, как-то очень пристально смотря мне в глаза.

- Оуин, уф, - с облегчением пробормотала я, - ты меня испугал.

- Угу, - отозвался он, продолжая держать меня за руку.

Молчание затянулось.

Да и взгляд друга настораживал.

- Кхм… мне пора, - пробормотала я, натянуто улыбнувшись.

- Нам надо поговорить.

- Хорошо. Давай часика через два. Как разделаюсь с Иргаром и с уроком по межличностным отношениям.

- Сейчас, - возразил парень, продолжая удерживать за руку.

Быстро огляделся по сторонам, а потом вдруг потянул меня в сторону к дверям, которые вели в коридор.

- Оуин, - только и смогла прошептать я.

От неожиданности даже сопротивляться толком не смогла, позволяя увлечь себя дальше, к ближайшей аудитории, которая, на счастье, оказалась пуста.

Втолкнув меня внутрь, Оуин захлопнул дверь и только потом обернулся.

- Ты чего? – недоверчиво рассмеялась я, посмотрев на друга.

Правда смех растаял так же быстро, как и появился.

Оуин на меня не смотрел. Застыл статуей, тяжело дыша и упершись взглядом на что-то за моей спиной. Никогда его таким не видела.

- Оуин, - несколько нервно позвала его я. – Я понимаю, ты хочешь поговорить, но мне надо на урок.

- Всего пара минут, - отрывисто бросил он, оживая, и провел ладонью по волосам.

Его рука слегка дрожала. Не присмотрись я внимательнее, не увидела бы.

- Да что случилось-то? Что с тобой?

- Ты с самого начала была такой? – сдавленно спросил Оуин, продолжая рассматривать нечто за моей спиной.

- Какой? – растерялась я.

Всё-таки обернулась, пытаясь понять, что его так заинтересовало.

Ничего. Обычный класс. Пустые стены, парты, стулья.

Он просто не хотел смотреть на меня. Словно мой вид доставлял ему боль.

- Ты всегда могла стать лучшей?

Оборачивалась я медленнее.

Кажется, до меня стало доходить, что именно происходит и в чем он меня обвиняет.

- Я не лучшая. И вряд ли смогу ей стать, - произнесла тихо, но твердо, более внимательно взглянув на друга. – Пробелы в знаниях никуда не делись. Да и стремления быть первой у меня нет. А без этого никак.

- Неужели? А сегодня на уроках у меня создалось другое впечатление.

- Если мне не изменяет память, то по зельям вы выиграли с Дженни, а мы проиграли. Коме того, схлопотали доклад по зелью, - напомнила я, все еще надеясь, что не все потеряно.

- Потому что вы с Иргаром не смогли договориться. Не смогли или не захотели. Права была Мэдоу, вы многого могли бы добиться, если бы действовали сообща.

- К счастью, мы этого никогда не узнаем. Не можем мы с ним доверять друг другу. И слушать не умеем.

- Иви! Ты… как ты могла?

- Что могла?

- Ты все эти три года могла отвечать на уроках, тянуть руку и выступать. Быть в пятерке лучших! – резко ответил Оуин.

Парень перестал гипнотизировать стенку у меня за спиной и наконец посмотрел мне в глаза.

Лучше бы он этого не делал.

От этой непонятной боли, злости и странного отчаянья я внезапно почувствовала себя виноватой.

- Ты не можешь этого знать, - пробормотала чуть слышно, пряча взгляд.

- Неужели? Ты же всегда говорила, что учеба – это не для тебя. Что ты не хочешь выделяться.

- Вот именно, не хочу.

- Но я думал, что ты не можешь! – выдохнул Оуин. – А ты… ты лгала мне… все эти два года, что мы были напарниками… ты лгала мне, Иви.

- Стоп! – пробормотала я, прокашлявшись. – Такого не было. Я не лгала тебе.

- А как это называется?! – вскричал он, делая шаг ко мне.

И за его спиной взметнулись темные крылья.

Это произошло так резко, что я невольно отшатнулась. Еще немного и руки бы подняла, защищаясь, но в последний момент смогла обуздать страх.

«Это же Оуин! Он меня точно не тронет!»

Крылья тут же исчезли. Но мука во взгляде друга никуда не делась. И она разрывала мне сердце.

«Неужели… всё действительно так? Неужели я причинила ему такую боль своим бездействием?»

- Я думал, что мы… друзья, - сдавленно произнёс Оуин. - Думал, что мы больше, чем просто друзья. Выходит, мне все это показалось. Я всё выдумал.

- Оуин, - пробормотала чуть слышно, шагнув к нему, чтобы коснуться, утешить.

Но теперь пришла его очередь отшатываться.

- Не надо. Твоя жалость мне не нужна.

- Оуин… - беспомощно выдохнула я.

- Ты говорила, что ненавидишь Иргара и всю его компанию.

- Говорила. Так и есть.

- Тогда почему ты ему помогаешь? Мне не помогала, а ему помогаешь?

Я даже растерялась.

- Неправда. Я не помогаю…

- Не ври, Иви. Ты два года плелась в хвосте, два года я был вынужден вытаскивать нас обоих, уговаривал тебя учиться.

- Ты не уговаривал. Я отвечала.

- Нехотя, будто тебя заставляли. Но с ним… с тем, кого ненавидишь, ты блеснула знаниями. Всех удивила, поразила.

- Это другое…

- Другое? Что другое? Может и ненависти никакой нет? Может, ты врешь всем и себе в том числе? – продолжал наступать Оуин.

- Что ты такое говоришь? – вспыхнула я.

- Ты… ты предала меня… предала нас, Ивилин. И мне жаль, что я в тебе так ошибся.

- Оуин...

Парень бросил на меня последний взгляд, мотнул головой и ушел, хлопнув дверью напоследок.

Надо было его догнать, надо объяснить. Ведь все не так.

Но я осталась стоять, с трудом дыша и глотая непонятно откуда взявшиеся слезы.

Он ведь прав. Что я могла сказать в свое оправдание? Что не думала об его чувствах и стремлениях все эти два года. Что, если бы не задетая гордость, то я бы не стала помогать Иргару?

Это ведь ничего не изменит.

Я действительно предала его… предала нашу дружбу.

И не сейчас. А все те два года, что мы дружили.

И оправдания мне нет.

Дверь слегка скрипнула, заставив сердце замереть от надежды.

- Оуин, - прошептала я, оборачиваясь, готовая извиняться, умолять простить меня, объяснять.

Но это не потребовалась.

- Ты…

- Ты все больше удивляешь меня, Торбург.

Иргар застыл в проеме.

Холодный, бледный, недоступный. Руки в карманах темных брюк. Чёрная рубашка застегнута на все пуговички. И на этом темном фоне светлые волосы и леденисто-голубые глаза смотрятся особенно ярко.

Более того, в сумраке аудитории они словно светились холодным голубым светом.

- Тебе что здесь надо? – шмыгнув носом, спросила я.

Слезы исчезли также быстро, как и появились.

При нем я плакать точно не собиралась.

- Я не виноват, что ты забыла, что нас ждут, - лениво отозвался крылатый.

- Я не забыла, - отрезала я, с радостью выпуская злость.

Вот на нем сорваться можно. И даже нужно.

«Это все он! Этот летун во всем виноват! Без него и его компании моя жизнь была бы в сотни раз лучше!»

- Но решила, что разборки со своим парнем важнее? – ехидно усмехнулся летун.

- А вот моя личная жизнь тебя не касается!

- Оу, а у тебя есть личная жизнь, Торбург? Ну что ж, хоть какая-то польза от твоих внешних изменений.

Ледяной взгляд скользнул по телу снизу-вверх.

Никакого интереса, холодный расчет, пробивающий до костей.

- Ты же сам сказал, что тебя не волнуют мои изменения, - напомнила ему.

- Не волнуют. Я их не вижу. Смотрю в твои глаза и замечаю всю ту же въедливую, непочтительную и дерзкую девчонку, которая решила, что может тягаться со мной.

- Надо же, столько комплиментов для меня одной. Я польщена.

- Не обольщайся. Никаких комплиментов, Торбург. Говорю как есть.

- А для меня это комплименты. Дерзкая, въедливая, непочтительная, - широко улыбнувшись, перечислила я. – Никто никогда не говорил мне лучших слов. Но кое в чем ты все-таки ошибся. Я не собиралась решать, что могу с тобой тягаться. Так и есть. Я могу. Есть. И буду. Даже то, что мы в одной команде, не убьет мою ненависть к тебе и жажду соперничества.

- Неужели? – хмыкнул летун, продолжая семафорить своими голубыми глазами.

То-то я смотрю, Шайрод от радости так и светится.

- Оуина не трогай! – тут же вспыхнула я.

- Так не зря слухи про вас ходили?

- Какие слухи? О нас ходили слухи?

- А то ты не знаешь? Все еще удивлялись, что он в тебе нашел. Так оберегал эти два года. Сейчас-то, когда ты обзавелась фигурой дриады, так не думают… Все, кроме меня.

- А ты меня просто терпеть не можешь, - догадалась я.

- Разве наши чувства не взаимны? – тут же выдал он, свернув глазами.

- Более чем. Ну так что? Так и будем стоять или пойдем на урок, где нас будут учить отношениям друг с другом?

Я подошла ближе, надеясь, что летун отступит и пропустит.

Но этого не произошло.

Иргар как стоял, так и продолжил стоять, лишь голову слегка наклонил.

- И что? Не сдвинешься?

- Почему ты решила взяться за ум? Нет, для меня это только плюс, но почему?

- Не хочу, чтобы меня обвиняли в том, что я делаю это специально. Специально ломаю тебе жизнь.

- Разве тебе не все равно? Разве не этого ты хочешь? Сломать мне жизнь, – продолжал допытываться летун.

- Расслабься, Иргар, - скривив губы в едкой усмешке, отозвалась я. - Топить тебя я не стану. И ломать тоже. Сбить спесь хотела и сейчас хочу. Но не уничтожать твое будущее.

Он ничего не ответил, даже позы не изменил. Только глазами сверкал и изучал так пристально, что у меня холодок прошелся по телу, занозой засев в сердце.

- Долго будешь изображать из себя изваяние, крылатый? Может отойдешь? – резко спросила я. – Сам же говорил, что у нас урок.

Иргар хмыкнул, выпрямился и чуть отстранился, пропуская меня вперед.

- Прошу.

Благодарить не стала.

Задрав подбородок, прошмыгнула мимо. Пространство между летуном и проемом было узким. И я всё-таки задела его слегка плечом.

«Ничего, переживет!»

Не оборачиваясь, взбежала по ступенькам, пролетев три пролета на одном дыхании. Вбежала в аудиторию и широко улыбнулась, пытаясь скрыть боль, от которой разрывалось все внутри:

- А вот и я!

9

В небольшой аудитории стоял лишь один стол. Большой, длинный. Профессор – небольшого роста мужчина с копной седых волос, что торчали в разные стороны, и круглыми очками на курносом носу, - сидел ровно посередине.

Мы же с летуном, не сговариваясь, сели по разные углы. Я с одной стороны стола, парень с другой. А между нами почти два метра.

Скрестив руки на груди, я отвернулась к окну, всем своим видом давая понять, как отношусь к данному предмету и всей ситуации в целом.

- Итак, - медленно произнес профессор после пятиминутного молчания. – Ивилин Торбург и Айран Иргар.

Тишина.

Я продолжала разглядывать проплывающие в окне облака. Что делал летун, не знаю, но он тоже ничего говорить не стал.

- Вы знаете, почему ректор настоял на данном предмете?

Результат все тот же.

Тишина.

Знали, но делиться своими мыслями не спешили.

Конечно, взрослым наше молчание назвать было сложно, но сдаваться никто из нас не собирался.

Никакой предмет и решение ректора не сделают нас ближе. И уж точно не изменят отношения друг к другу.

Но мужчина не сдавался.

- Отношения между магами, особенно между целительницами и азгарами, очень важны. От этого может зависеть жизнь. Не только ваша, но и жизнь ваших друзей, близких.

Все это мы уже слышали. Причем неоднократно.

- Не буду спрашивать, какие у вас отношения. Итак понятно, - с усмешкой продолжил профессор. – Разговаривать вы не хотите. Хорошо. Тогда у меня для вас задание. К завтрашнему дню подготовить небольшой список.

- Список? – переспросил летун.

Я бросила на него осторожный взгляд и тут же отвернулась, еще выше задрав подбородок.

Мало мне было доклада по зельям, так еще и список какой-то готовить надо.

- Да. Пять черт характера, которые нравятся вам в вашем партнере.

Вот тут-то я не выдержала.

- Что? – выпрямляясь, спросила у мужчины, все еще отказываясь верить в то, что мне все это не послышалось.

- Пять черт каждого. Что вам нравится в вашем напарнике. Личные или внешние данные. Все что угодно.

Мы с Иргаром обменялись долгим взглядом.

Кажется, в этот момент каждый из нас четко и твердо осознал, что домашнюю работу мы выполнить не сможем.

- Может… хватит одного пункта? - прокашлявшись, заметил летун, отводя взгляд.

Тот редкий случай, когда я была с ним полностью согласна.

- Пять, - улыбнулся профессор, поправляя очки. – Без расшифровки. Всего пять слов. Это же не так сложно?

Мы снова обменялись взглядами с летуном.

«Сложно – это еще мягко сказано!»

- Вот и отлично, - улыбнулся мужчина, похлопав ладонями по столу. – На сегодня это все. Смысла целый урок вас держать нет никакого. Так что до завтра.Иргар первым вышел из кабинета, я следом.

Я искренне считала, что он ушел, но ошиблась.

Парень ждал меня у лестницы. Я еще пыталась прошмыгнуть мимо, но блондин не позволил, перегородил путь, выставив вперед руку.

- Ну что, Торбург?

- Что, Иргар? – в тон ему ответила я, поднимая на него взгляд.

- Невыполнимая задача, не так ли?

- Неужели?

Он был так близко, что я могла рассмотреть льдинки в глубине его светлых глаз.

- Пять качеств, которые тебе нравятся во мне. Неужели справишься? – насмешливо спросил он, наклоняясь еще ближе.

- Совру что-нибудь.

- А как же честность?

- Честность не поможет мне избавиться от тебя. Так что отойди с дороги.

- Пожалуйста, - отозвался он с кривой улыбкой на губах и отступил, позволяя мне пройти. – Что ж, тогда и мне придётся… врать.

Я бросила на него колкий взгляд через плечо.

- Думаю, тебе не впервой.

Не став дожидаться ответа, быстро спустилась по лестнице и поспешила вдоль по коридорам. Как можно дальше от этого летуна и его ледяных глаз.

В комнату в общежитии я зашла минут через десять.

С грохотом бросила тетради на стол, заставив Дженни испуганно охнуть, прошла вперед на негнущихся ногах, и упала на кровать, зарываясь лицом в подушку.

- Как же все надоело! – глухо простонала я.

И это только первый день моих страданий! Впереди еще целый месяц мучений и издевательств. И как мне это пережить?

- Как прошел урок? – осторожно спросила Дженни. – Я думала вас задержат.

- Нам выдали задание и отпустили.

- Что за задание?

- Лучше не спрашивай, - я перевернулась на спину, упираясь взглядом в потолок. – Пять качеств, которые нам нравятся друг в друге.

Подруга тихо хмыкнула, явно пытаясь сдержать смешок.

- И что я должна написать? Что должна придумать?

- Неужели тебе ничего не нравится в Иргаре?

Я перевела взгляд на Дженни.

- Ты что, шутишь? Нет, конечно. Мне ничего в нем не нравится. Ни-че-го! Вот если бы профессор дал задание рассказать, что мне не нравится в этом белобрысом, - я мечтательно вздохнула. – Я бы целый реферат написала с расшифровкой.

- И что ты собираешься делать?

- Еще не знаю.

Я села в постели, впиваясь ногтями в голову и с силой почесала зудящую кожу.

Больно. Но именно этого я и добивалась. Мне надо было очнуться, встряхнуться и работать дальше. Не время паниковать и опускать руки.

- Для начала надо сделать доклад по зельям. А потом… потом подумаю.

С докладом я провозилась часа два.

В итоге оказалось, что мы с летуном оба оказались не правы. Для зелья не использовались водоросли. Ни Красного моря, ни Белого озера. Совсем!

С одной стороны обидно, что я ошиблась. Но с другой, как же приятно, что и всезнайка Иргар промахнулся.

Плохо было то, что мы так на этом зациклились. Уверена, не начни мы спорить, с пеной у рта доказывая кто из нас прав, все сложилось бы иначе. Возможно бы мы даже выиграли.

И снова профессор Мэдоу оказалась права. Нашу бы энергию да в верное направление.

- Ты на ужин собираешься? – спросила Дженни, крутясь перед зеркалом.

На ней была привычная форма: блузка, юбка и жилет. Но девушка приколола к груди небольшую брошку. Вышло довольно симпатично.

Выходит, права я оказалась в чувствах подруги к Оуину.

Мысль о бывшем друге и напарнике заставила нахмуриться.

«Надо будет всё-таки с ним поговорить и все выяснить. Пусть только немного успокоится».

- Попозже, - отозвалась я, продолжая гипнотизировать чистый лист бумаги. – Иди без меня.

Именно на этом листочке мне надо было написать пять качеств, которые мне нравились в летуне. Но как бы я его ни гипнотизировала, ничего придумать не могла.

- Хорошо.

Дженни ушла, а я с тихим проклятьем откинулась на спинку стула.

Ведь это так легко – взять и соврать. Написать что-то и успокоиться. Я же сказала Иргару, что совру, что придумаю что-то. Сказать-то сказала, а написать никак не могла.

Рука почему-то не поднималась.

Потерев лоб, я закрыла глаза, пытаясь успокоиться.

Айран Иргар. Белобрысый летун, что мне в нем нравится?

Ничего? Или всё-таки…

Я была одна в комнате, так что можно было успокоиться и признаться. Хотя бы самой себе. Ведь было что-то… точно было. То, что я все эти годы тщательно прятала и скрывала от всех. В первую очередь от себя.

Что мне в нем нравится?

Ответ нашелся сразу. Стоило только приоткрыть собственное сердце и позволить себе слабину.

Улыбка. Иргар так редко улыбается. Большей частью ходит с равнодушной миной на лице, осматривая всех вокруг высокомерным взглядом.

Но ведь были моменты, когда он искренне улыбался. По пальцам пересчитать, но были. Искренне, ярко. И это похоже на лучик солнца, что выглядывал из тьмы.

Улыбка сразу преображала его лицо. Исчезала надменность, холодность. Даже лед в глубине глаз таял.

Улыбка.

Я со вздохом открыла глаза.

Конечно, я этого не напишу. Уж лучше соврать.

Схватив карандаш, быстро, стараясь не думать и не зацикливаться, написала четыре слова: упорство, работоспособность, уверенность, сила и…

Нейтрально, честно и равнодушно. То, что нужно.

Пятое никак не находилось.

Постучав карандашом по столу, я аккуратно вывела последнее качество: честность.

Надо отдать должное, Иргар никогда мне не врал, не притворялся и всегда говорил правду. Пусть неприятную, но правду.

Посмотрев на свои каракули, я сложила листок и спрятала его в страницах одной из тетрадей.

Все. Свой долг я выполнила. Теперь можно и ужинать.

***

В небольшой комнате в одной из башен замка было темно. Лишь тусклый свет светильника падал на стол, за которым сидел молодой мужчина.

Карандаш в его руке быстро выводил слова.

«Смелая. Искренняя. Яркая. Настоящая».

Секундная заминка.

Азгарец сжал карандаш так сильно, что он захрустел, лишь чудом не сломавшись.

«Пять черт каждого. Что вам нравится в вашем напарнике».

Иргар с шумом бросил карандаш на стол, взял листок и с хрустом смял его.

- Пять черт, - горькая усмешка исказила красивое лицо. – Всего пять черт. А мне хватит одного слова, - голос снизился, став хриплый и злым. - Что мне нравится в тебе, Ивилин Торбург? Ты… вся ты.

Бумага в его руке сжалась, покрываясь колючим инеем и темнея прямо на глазах.

- Вот только это невозможно. И ты никогда об этом не узнаешь…

Бумага превратилась в пепел, который он легко стряхнул со своих ладоней.

Тяжелый вздох.

И снова лист и карандаш.

Задание надо выполнить.

«Упорство. Сила. Искренность. Честность. Уверенность».

Этого хватит.

10

- Ты ошиблась, Торбург.

Погруженная в свои мысли, я не заметила появление Иргара, чем летун тут же воспользовался.

Пока я стояла у высокого окна, любуясь тем, как восходящее солнце красивыми желто-оранжевыми красками украшает молчаливые скалы, покрытые белым снегом, мой горе-напарник бесшумно подкрался и, встав за спиной, тут же принялся меня в чем-то обвинять.

Вздрогнув от неожиданности, я с трудом смогла проглотить рвущиеся с губ ругательства. В который раз пришлось напоминать себе, что я милая, добрая и очаровательная дриада. А они априори не могут употреблять нецензурную лексику.

- Иргар, - оскалившись, пробормотала я, медленно оборачиваясь.

Парень стоял всего в метре от меня. Привычно скрестив руки на груди, с холодом в глазах и надменной маской вместо лица.

- Тебе не говорили, что не стоит подкрадываться к целительницам?

- А то что? Залечишь до смерти? Или опять цветочками забросаешь?

Ну вот опять. Само очарование. А мне казалось, что вчера наши отношения из катастрофических перешли в очень сложные. Видимо, ошиблась.

- Ты поаккуратнее с цветочками. Гарроу вчера долго кактусы с себя снимал. Вдруг у тебя тоже что-нибудь зазеленеет, - еще шире улыбнулась я, обходя летуна стороной и спускаясь вниз к первому ряду.

- Можешь не переживать. Я с ним поговорил. Мстить тебе Зейн не станет.

Я замерла на одной из ступенек и бросила на него короткий взгляд из-за плеча.

- Кто сказал, что я переживаю?

И вновь продолжила спуск.

- Как же я мог забыть, - тут же съязвил он. - Ты же грозная дриада. Сама со всем справишься и в помощниках не нуждаешься.

- Я не настолько беспечна, - отозвалась я, подходя к столу, где лежали мои вещи.

До первого урока было больше часа.

Сама не знаю, почему я вскочила в такую рань, наспех перекусила бутербродами, даже не успев запить их чаем. И зачем пришла сюда в пустую аудиторию, тоже не знала.

- Так в чем же я ошиблась? - спросила у летуна, который медленно спускался вниз следом за мной.

- В составе зелья. Водорослей в нем нет.

- Никаких водорослей нет, - согласилась я. - Так что ошиблись мы оба. Знаешь, профессор Мэдоу права. Если бы мы меньше спорили, пытаясь доказать, кто из нас умнее...

- А тут есть что доказывать?

«P-p-p-p! Спокойно, Иви, спокойно! Он же просто мужчина. Да еще с крыльями. Такого пожалеть надо!»

- Слушай, Иргар, я вообще-то помириться с тобой пытаюсь. Наладить отношения.

- Отношения? – ехидно переспросил он, спускаясь с последней ступеньки и становясь рядом. - У нас с тобой есть отношения?

- Не обольщайся, - фыркнула я, отводя взгляд и отступая в сторону.

«С чего это вдруг он решил сократить расстояние между нами? Пытается заставить меня нервничать? Так у него выходит! Я нервничаю! Лучше бы он дальше издевался. На расстоянии!»

- Даже не думал. Так что ты там говорила про профессора Мэдоу?

- Что она права, - терпеливо повторила я. - Нам стоит объединить усилия, перестать пытаться задеть друг друга и...

- Думаешь это возможно? - снова перебил меня летун.

- Думаю, надо попробовать. Сомневаюсь, что будет хуже.

- Может ты права. Может быть.

«Ну ясно! Летун никогда сразу со мной не согласится. Сначала надо поиздеваться!»

- Ну как? - вдруг спросил Иргар, медленно прохаживаясь по аудитории.

От первого ряда до трибуны преподавателя.

- Ты о чем? - спросила я, настороженно за ним наблюдая.

Может опять какую гадость задумал.

- Задание по межличностным отношениям, - пояснил летун, бросив на меня короткий, многозначительный взгляд. - Ты его сделала?

- Разумеется. Сказала же, что совру что-нибудь.

- Дашь почитать?

- Вот еще.

- Я ведь все равно узнаю.

- И что? Я же не интересуюсь, что ты про меня там написал, - буркнула я, скрестив руки на груди.

- Хочешь узнать?

Я на секунду задумалась.

- Не очень. Сомневаюсь, что и ты написал там то, что действительно обо мне думаешь.

Иргар странно хмыкнул и тихо ответил:

- Может ты и права. Значит временное перемирие? Будем учиться слушать друг друга?

Я не была столь оптимистична.

- Попытаемся.

- Ладно, - согласился Иргар. - Попробуем.

И ведь попробовали.

Все пары, которые мы провели вместе и врозь, я была идеальной ученицей.

Улыбалась, тянула руку, отвечала на любые вопросы, чем заслужила одобрительные кивки от профессоров, в том числе и профессора по зельям Мэдоу, которая поставила за доклады высший балл, отметив нашу сплоченность, которой не было вчера.

- Что ж, Иргар, поздравляю. Вы весьма положительно повлияли на Торбург, - произнес профессор по истории мира, нашего предпоследнего урока.

Я аж зубами заскрежетала, но улыбаться не перестала.

Причем тут летун? Он думает, что я за ночь выучила весь курс истории?

- Благодарю, профессор, - самодовольно отозвался летун.

Тут я сдержаться просто не могла.

Продолжая улыбаться, незаметно, но весьма болезненно, под столом пнула его ногой по голени.

Вздрогнул, но промолчал. На лице даже ни один мускул не дернулся.

Вот это выдержка.

Я даже не знаю, завидовала я этому или злилась.

- Во всем слушайтесь своего напарника, Торбург, может из вас что путное выйдет, - обратился ко мне профессор Зоил.

«Да щщщассс!»

- Спасибо за совет, - любезно отозвалась я и пнула летуна еще раз.

Для порядка. Чтобы не расслаблялся и перестал так улыбаться.

- Зачеты по уроку я вам поставил. Можете быть свободны.

- Благодарю.

Я первая бросилась к выходу, прижимая лекции к груди. Крылатый за мной.

- И что это было? – спросил он, догнав меня у лестницы.

- Ты о чем? – легко взбегая по ступенькам, поинтересовалась я.

- Ты зачем меня пинала?

- А нечего было задаваться.

- И что я должен был сказать? Что ты на самом деле не дура, а просто такой казалась.

Я замерла на небольшой площадке между этажами, зло взглянув на летуна, который поднимался за мной следом.

- Не испытывай мое терпение, Иргар! Я могу и кактусами забросать.

- Я ведь тоже могу ответить, Торбург, - отозвался крылатый, приближаясь.

Оказавшись рядом, парень не остановился, а продолжал напирать, не сводя с меня глаз-льдинок.

И тут дрогнула я. Отступила, отводя взгляд, и быстро пробормотала:

- Хватит уже болтать. Нам пора на последнее занятие.

- Основы межличностных отношений, - кивнул тот. – Наконец я узнаю, что ты обо мне думаешь, Торбург.

- Не обольщайся, Иргар, - усмехнулась я, продолжая подъем по лестнице, - это всего лишь ложь. Как с твоей, так и с моей стороны.

- Действительно, - хмыкнул Иргар. - Интересно, что профессор придумает на этот раз.

- Даже боюсь представить.

Реальность оказалась намного хуже самых извращенных фантазий.

Профессор молча взял наши листы с пятью качествами друг друга. Он даже не посмотрел, что мы написали, небрежно положив их в одну из книг, которые лежали рядом с ним.

- Итак, начнем.

- А вы проверять не будете? – осторожно спросила я, покосившись на летуна.

Мы снова сидели по разные стороны стола.

- Зачем? Сомневаюсь, что кто-то из вас написал правду.

- Так зачем тогда все это? – удивился Иргар.

- Все ради вас. Начнем, - бодро произнес мужчина, доброжелательно улыбаясь.

Итак, расскажите, как вы друг к другу обращаетесь?

- В каком смысле? – растерялась я.

- Как вы друг друга называете.

- Мысленно? – спросил летун, бросив на меня странный взгляд.

У меня в голове тут же целый список нарисовался. Тут пятью пунктами не ограничиться.

«Летун, крылатик, моль белая, ледышка, мой личный кошмар, статуя... и перечислять можно до бесконечности».

- Меня не интересуют ваши мысленные обращения, - отмахнулся профессор Зоил. - Как вы называете друг друга при встрече, когда работаете вместе на уроках?

- Иргар.

- Торбург.

- То есть не по имени, - подытожил мужчина, глядя на нас с каким-то странным фанатичным восторгом.

Словно живодер на подопытную живность.

Я даже плечами повела от неприятного холодка, который пробежался по позвоночнику.

- Нет, - отозвался летун.

- Отлично. Тема нашего урока. Ваши имена.

- А что с ними не так? – насторожилась я.

Какой-то странный профессор нам попался. Может он того? Грибов галлюциногенных наелся? Потому что нормальному преподавателю такое в голову точно не придет.

У нас с Гарроу был другой. Он, конечно, ничему нас не научил, но и вел себя нормально. Книжки заставил читать и конспекты писать о важности взаимодействия всех и каждого. Скука смертная, но понятная.

- Вот ты знаешь, как зовут твоего напарника? – тут же спросил профессор.

Я бросила взгляд на летуна.

Судя по его лицу, он прибывал в таком же шоке, как и я.

- Знаю.

- И как его зовут?

- А вы что, забыли? – парировала я.

- Боишься назвать его по имени? – тут же уцепился профессор.

- Ничего я не боюсь, - устраиваясь поудобнее на жестком стуле, вспыхнула я. – И я уже называла его по имени. Однажды.

- Было такое, - неожиданно согласился Иргар.

- У нас есть сорок минут. И в течение этого времени вы будет разговаривать, обращаясь друг к другу только по имени.

«Что за бред?!»

- И о чем мы должны говорить? – осторожно поинтересовался летун.

- Да о чем угодно. О погоде, например. Начнем.

Секунда, вторая… тридцатая.

И ничего.

- Ладно, помогу вам. Торбург, начнем с тебя.

- А почему сразу я? – тут же возмутилась я. – Это нечестно.

- Боишься? – хмыкнул парень.

- Тебя? И не мечтай, Ир…

- Стоп! – тут же встрял профессор Зоил, хлопнув в ладоши. – По имени. Никаких фамилий, кличек и прочего. Имя. Назови его имя.

Я лишь упрямо сжала зубы.

- Айран, - с усмешкой заметил летун, наслаждаясь моим тихим бешенством. – Это мое имя. Если ты забыла.

- Не забыла, - процедила я, злясь, что стол такой длинный.

Я бы сейчас с превеликой радостью его еще раз пнула. И может и не раз.

- Торбург, не задерживаем. Ну же. Неужели это так сложно? - принялся поторапливать меня профессор.

Еще немного и начнет прыгать от нетерпения.

- Простите, я уже забыла, что хотела сказать, - буркнула я, демонстративно скрестив руки на груди.

«Не заставите!»

- Надо же, какая у тебя избирательная память, - небольшая заминка и тихое, но такое четкое: -И-ви-лин.

Подумаешь, имя произнес. Впервые за все эти годы. И то немного неправильно, разделяя на три части и поставив ударение не на тот слог.

А все равно внутри будто что-то оборвалось и стало трудно дышать.

- Зато ты на память не жалуешься, - пробормотала я, отводя взгляд.

Лучше посмотрю в окно. Там как раз небо прояснилось от туч, став светло-белым с ярким, слепящим солнцем.

- Не думала, что ты знаешь мое имя… Айран.

Произнести его имя было сложно. Все внутри этому сопротивлялось, кричало, что не стоит. Словно это может что-то изменить.

Глупости. Чего я всполошилась. Это просто имена. И все… Все останется, как прежде.

- Отлично, просто замечательно, - прокомментировал профессор Зоил, потирая ладони. – Продолжайте.

А что продолжать? Говорить не хотелось. И на летуна смотреть тоже.

Я знала, что этот урок будет самым сложным и морально изматывающим, но не понимала, до какой степени. Лучше сутками отвечать профессору Сайласу по защитным заклинаниям, варить бесконечное количество зелий для Мэдоу и выучить полный справочник по тварям Черного леса, чем вот так сидеть, не понимая, что делать и бороться с собственными чувствами.

Поэтому я продолжала смотреть в окно на чистое небо и молчать.

Иргар тоже не спешил говорить.

- Ну же, - нетерпеливо поторопил нас мужчина спустя пару долгих и очень нервных минут. – Воспользуйтесь шансом. Вы сейчас можете высказать друг другу все, что думаете, облегчить душу, как говорится. Не забывая называть по именам.

- Зачем? – отозвался летун.

Судя по звукам, он сменил положение на стуле. То ли передвинулся, то ли ногу на ногу закинул. Чтобы узнать точно, надо было посмотреть, а я пока не была к этому готова.

- Это часть нашего занятия.

«Бред!»

- А ректор в курсе ваших манипуляций? О том, как именно вы ведете занятия?

- Хотите пожаловаться на меня? – усмехнулся профессор Зоил, совершенно не смущаясь. – Дело в том, что вы так достали нашего уважаемого ректора Ворпара, что он передал мне неограниченные полномочия в вашем… воспитании. Так что жалобы не помогут. Да и на что вы станете жаловаться? На то, что я заставил вас написать пять лучших качеств или назвать друг друга по имени?

- Что тратите бестолку свое и наше время, - неожиданно резко отозвался парень.

Да так, что я, не выдержав, перестала пялиться в окно и взглянула на него.

Наши взгляды на мгновение встретились. И мне снова стало трудно дышать.

- Я бы так не сказал, - усмехнулся мужчина.

Это начало раздражать. Сильно. А еще нервировать.

Может, именно поэтому я не выдержала, дав волю эмоциям.

- Что вы хотите? – резко спросила я, подаваясь вперед. – Чтобы мы поговорили друг с другом? Думаете, что обращение по именам сделает нас друзьями? Что старые обиды будут забыты в одно мгновение просто потому, что вы этого хотите? Ничего не выйдет!

Я снова взглянула на летуна, который молча наблюдал за моей речью.

- Ты меня раздражаешь, Айран! С самого первого дня! С самой первой встречи! Своим высокомерным видом! Своими королевскими замашками. То, что ты сын и наследник герцога, не делает тебя лучше, Айран! Я очень зла, что ректор поставил нас в пару. С Оуином мне было бы намного лучше. И легче! Надеюсь, ты не ждешь от меня извинений!

Сказала и откинулась на спинку стула, словно это могло меня спасти, часто и глубоко дыша.

Мои слова достигли цели. Если раньше на лице Иргара была скучающая мина, то она резко спала, уступив место леденящему холоду.

- Я не жду от тебя извинений, Ивилин, - медленно и четко выговаривая каждое слово, произнес он. – И никогда не ждал. Не переживай. Наши чувства взаимны. Ты тоже меня раздражаешь. Своим неуважением ко мне, к учебе, к остальным.

- Эй!

- Я дал тебе высказаться, Ивилин. Дай и мне. Действительно, всем было бы намного лучше, если бы ты была в паре с Оуином! Наше перемирие временное. И последнее. Через месяц тебя здесь не будет. Более того, мы никогда больше не увидимся.

- К счастью! – выпалила я.

И зачем сказала? Откуда такое странное желание сделать летуну как можно больнее, не понимая, что от ответной боли никуда не деться.

- К счастью, - кивнул Иргар, пригвоздив меня к стулу своими глазами-льдинками. – Вы хотите еще что-то услышать от нас, профессор? Или этого достаточно, чтобы понять, что лучших друзей из нас не получится. Никогда. Ректору можете передать, что проблем в этот месяц не будет, как и ссор. На этом все.

Профессор кивнул, задумчиво глядя перед собой.

- Хорошо. На сегодня урок закончился.

Я тут же вскочила со стула, хватая со стола тетрадь с лекциями.

- Будут какие-то задания? – уточнил Иргар, который даже с места не двинулся.

- Никаких заданий. Встретимся послезавтра. На малой площадке северной башни.

- Зачем? – растерялась я.

- Там будет проходить наш следующий урок.

Что за странный выбор?

Но куда нам спорить с преподавателем.

Пробормотав "до свидания", я бросилась к выходу, стремясь оказаться как можно дальше от профессора, его кабинета и летуна. Я очень надеялась, что он не станет меня преследовать, не заставит говорить, иначе…

Я даже думать об этом боялась.

Но Иргар меня так и не догнал, позволив сбежать.

Всё, как я хотела. Только откуда такая тоска и желание сбежать?

11

Следующие полтора дня прошли спокойно и без происшествий.

Мы много работали, то есть учились, полностью на этом сосредоточившись. Не было подколов, язвительных шуток, пикировок и прочего. Просто рабочие разговоры и полное равнодушие.

Никто из нас не вспоминал произошедшее на уроке межличностных отношений.

Лишь на следующий день между уроками по межвидовому праву и растительному миру Черного леса Иргар бросил равнодушно:

- Я разговаривал с ректором. Профессор Зоил сказал правду, ему действительно позволено все.

- Ясно.

Вот и все.

Мы уткнулись в учебники, продолжая игнорировать друг друга. Сейчас все силы были направлены на учебу, вот этим мы и занимались.

За эти полтора дня мы с летуном перебросились лишь несколькими десятками фраз и то только по делу.

С одной стороны, это было хорошо, такие отношения были идеальны для нас. Но с другой - мне было неприятно и даже неудобно. Такой равнодушный и холодный Иргар раздражал меня еще больше.

И вот этот момент наступил.

В расписании снова стоял урок межличностных отношений.

Переодевшись в широкие штаны и теплый свитер с высоким горлом, я накинула сверху короткую куртку с меховой опушкой, повязала шарф и отправилась к северной башне.

Выйдя на площадку, я тут же уцепилась за металлический поручень. Ветер здесь был убийственный, того и гляди сорвет вниз.

- Ой! - с трудом переводя дыхание, прохрипела я, жмурясь от снежинок, которые крохотными иголками впивались в кожу.

- Стабилизируй, - раздался рядом равнодушный голос летуна.

Кое-как приглядевшись, я заметила, что вокруг него мерцал и переливался воздух. Явно использовал какое-то защитное заклинание.

Я никак не могла вспомнить какое. Сложно сосредоточиться, когда тебе в лицо с силой бьет ветер вперемешку с крохотными колючими снежинками.

Больно и неприятно.

А потом вдруг все кончилось. Да так резко, что я едва не упала, заскользив ботинками по льду. Хорошо хоть за поручень держалась, а то бы точно растянулась в ногах летуна.

Отдышавшись, я осмотрелась, сразу заметив мерцание вокруг себя. Такое же что окружало летуна.

- Тебе стоит обновить знания по простейшим заклинаниям, - заметил Иргар.

- Может для вас азгаров заклинание стабилизации и простейшее, но у меня на родине они применяется крайне редко. У нас не так много снега и уж точно нет такого ветра, - отозвалась я, стряхивая снежинки с мехового воротника, шарфа и шапки.

Но потом взыграла совесть.

В конце концов, он ведь помог, хотя мог этого не делать, злорадно наблюдая за моими мучениями.

- В любом случае спасибо.

А в ответ лишь равнодушный кивок, от которого хотелось скрежетать зубами.

«И зачем я поблагодарила? Ему же все равно. Лишь нос задрал еще выше».

- Все готовы? - подал голос профессор Зоил, который стоял в стороне, наблюдая за нами.

- И что мы должны делать? - спросил летун.

- Подходите сюда.

Ботинки, хоть и теплые, но явно не были созданы для таких прогулок. Подошва гладкая и из-за этого ноги то и дело разъезжались.

- Помочь?

- Я сама, - процедила сквозь зубы, медленно продвигаясь вперед.

- Как хочешь.

Мы встали у края башни.

Внизу лишь черная пустота. Где-то там должна быть земля. Вот только разглядеть ее не получалось.

Я осторожно взглянула вниз и тут же отшатнулась.

«Страшно!»

- Ваше задание на сегодня. Ивилин прыгает вниз, а Айран...

- Нет!

Я даже слушать не стала. Потому что это бред!

- Нет! И еще раз нет! – упрямо повторила я.

Парень молчал. По его лицу вообще было сложно что-то понять. Что взять с ледышки?

- Это совершенно безопасно и бояться нечего. Вокруг замка специальное защитное поле, оно не даст упасть и разбиться.

- Нет, - процедила я, отступая еще на два шага назад.

«Не заставите!»

- Ты прыгаешь, а Айран тебя поймает, - закончил профессор, взглянув на парня.

- Поймаю, это совсем не сложно, - согласился летун.

- Это задание на доверие. Оно очень важно.

«Доверие? ДОВЕРИЕ?! Серьёзно? Да я не позволила летуну взять себя за руку, чтобы не упасть на льду. О чем вообще говорить?»

- Никого задания не будет! - выкрикнула я. - Я не стану прыгать! И мне все равно, что тут есть защитное поле! Этого не будет. И точка.

- Боишься? - невинно уточнил Иpгар.

Решил меня задеть? Я была не в том настроении, чтобы играть в эти игры.

- Да. Боюсь. И прыгать не стану. Знаете что? Можете ставить мне незачет, но больше в этом беспределе я не стану принимать участия! Ректору я сообщу сама!

После чего развернулась и быстро поспешила прочь с площадки.

Лишь с трудом заставила себя не бежать, а идти. Перед глазами все еще была та чёрная бездна.

Сама не знаю, откуда взялся этот жуткий, животный страх, пробирающий до самых костей. Никогда такого не испытывала. Но одна только мысль о том, что придется шагнуть в эту чернильную пустоту, заставляла цепенеть от ужаса.

Но я знала, что делать и куда сейчас идти.

Секретаря у кабинета ректора не было.

Так даже лучше, не придется ничего объяснять и рассказывать. Я сейчас была не в том настроении и могла ляпнуть что-нибудь резкое.

Оставалось надеяться, что ректор будет на месте.

Пойдя к кабинету, я решительно постучалась. Но ответа ждать не стала. Поэтому просто взялась за ручку и повернула её.

И она поддалась.

«Отлично. Не заперто. Хоть в чем-то мне повезло сегодня».

- Господин ректор, мне нужно с вами поговорить! - громко произнесла я, входя внутрь.

Вот только грозный Ворпар был в кабинете не один.

- О-о-о! Профессор Кайни, и вы здесь!

И точно, куратор целительства была здесь. Стояла у окна, повернувшись ко мне спиной и нервно поправляя волосы и воротник темного платья.

- Торбург, - прокашлявшись, произнес мужчина, который вот уже несколько секунд бездумно и хаотично перекладывал бумаги из одной кучи в другую, создавая еще больший беспорядок. - Вы же должны сейчас быть на занятиях.

Зря он так. Упоминания о занятиях вновь подхлестнули ту боль и отчаянье, которые уже стали утихать.

- Вот о занятиях я с вами и хотела поговорить! Мне известно, что вы разрешили профессору Зоилу абсолютно все в желании добиться нашего примирения. Но довожу до вашего сведения, что я отказываюсь выполнять его требования!

- Ивилин, в чем дело? - перестав топтаться у окна, осторожно спросила куратор и подошла к нам.

Выглядела русалка как-то странно. Вместо аккуратного пучка - множество прядей, которые торчали в разные стороны, обрамляя бледное лицо с блестящими глазами и малиновыми щеками.

- Вы нормально себя чувствуете? - тут же спросила я, на мгновение забыв о злости.

- Почему ты спрашиваешь? – нервно спросила она, вновь пытаясь поправить воротник платья.

- Вид у вас странный. Глаза блестят, щеки красные. Вы не заболели случайно?

Всё-таки куратора я любила и не хотела, чтобы она простудилась в этой холодной и негостеприимной академии.

- Н-нет, - отозвалась Кайни, покраснев еще сильнее. Да и в сторону ректора она бросала странные взгляды. - Здесь просто очень жарко.

- Да? - пробормотала я растерянно. - Наверное.

Здесь действительно было душно. Но я могла понять почему. Я в штанах, свитере, куртке с мехом, плюс еще после длительного периода быстрого шага, почти бега. Тут кому угодно станет жарко.

- Так, что вам нужно в моем кабинете, студентка Торбург? - неожиданно резко спросил мужчина. - И почему вы прогуливаете важный урок? Что значит – вы отказываетесь выполнять его требования?

- А вот так! Отказываюсь. И спешу сообщить, что ваш профессор Зоил ненормальный.

- Торбург! – тут же прикрикнула на меня женщина. – Выбирай выражения.

- Я как раз и выбираю. Ваш профессор Зоил велел мне прыгнуть с башни! С северной башни! Прямо в пропасть!

- Не может быть, - ахнула куратор, прижав руку к груди, сразу забыв, что надо отчитать меня за нелестное замечание о преподавателе.

А вот ректора пронять было намного сложнее.

- И что? - равнодушно спросил Ворпар, вцепившись пальцами в высокую спинку стула. - Вокруг академии защитное поле. Нельзя упасть и разбиться. Вам ничего не угрожало.

«Мужчины!»

- Вы издеваетесь?! Скажите, как прыжки с башни в пропасть могут помочь нам с вашим летуном стать дружнее? Это же настоящее издевательство!

- Повторяетесь, - произнес ректор.

Но тут пришла помощь оттуда, откуда не ждали.

- Ивилин права! - вмешалась куратор, сверкая глазами цвета моря. - Это жестоко.

- Peб... кхм...Реббека Кайни, - странно запнувшись на её имени, произнес Ворпар. - Это просто игра. Скорее всего это было испытание на доверие. Вы бы прыгнули, а Иpгар - поймал. Все просто. Такое иногда проводится, чтобы улучшить доверие между студентами.

Меня аж трясло от одной мысли о таком доверии.

- Простите, господин ректор, но я больше не буду посещать занятия по межличностным отношениям. Можете ругаться, ставить мне незачет, отчисляйте, если хотите, но я отказываюсь! Всему есть предел. И мой этот!

- Полностью тебя поддерживаю! - произнесла куратор. - Это ужасно.

- Не надо так драматизировать. Говорю, все безопасно.

- И страшно! - отозвалась она, бережно взяв меня за руку. - Испугалась?

Я позволила себе немного расслабиться и пробормотала чуть слышно.

- Немного… Я знала, что не люблю высоту, но не думала… не думала, что это будет так ужасно. Смотреть в бездну и… - голос всё-таки сорвался.

Пришлось замолчать, чтобы не дать волю эмоциям.

- Вы боитесь высоты? – удивился ректор.

- А что вас удивляет. Это вы, азгары, летаете где хотите и страх перед высоткой вам неведом. А я… я боюсь.

- Кхм…

- Бедная, - вздохнула Кайни, обнимая меня за плечи и мягко ведя в сторону выхода. – Пойдем со мной, напою тебя чаем. Посидим, поговорим.

- Профессор Кайни... – попытался вмешаться Ворпар.

- А с вами мы поговорим позже, господин ректор, - уничижительным тоном произнесла она, бросив на ректора предупреждающий взгляд.

- Хорошо, - вздохнул тот неожиданно покорно. – Поговорим потом. Я сам найду вас, профессор Кайни.

Куратор действительно отвела меня в свой маленький кабинет, который располагался двумя этажами ниже.

Посадив меня на стул, она быстро приготовила чай и накрыла небольшой столик, украшенный белой скатертью с тонким кружевом.

Откуда-то взялась вазочка с ароматным хрустящим печеньем и даже коробочка шоколадных конфет в форме мышек. Я таких никогда не видела. По крайней мере, у нас дома такие точно не водились. Значит, местные.

- Да вот… подарили, - смущенно произнесла она, поймав мой удивленный взгляд. – По случаю начала нового курса подготовки. Ты угощайся, они вкусные.

Действительно вкусные.

Шоколад, а внутри нежная сливочная начинка и крупный орешек.

- Спасибо.

- Сильно испугалась? – Кайни поставила передо мной чашку с горячим ароматным чаем и присела напротив.

- Простите… мне не стоило так себя вести, - пробормотала я, грея руки о чашку. – Сама не знаю, что на меня нашло.

Теперь-то я понимала, как глупо поступила.

Нахамила профессору, сбежала, дав повод Иргару лишний раз поиздеваться, еще и ректору ультиматум поставила. И это менее чем за полчаса.

Мой своеобразный рекорд тупости!

- Не извиняйся. Этих азгаров давно надо было поставить на место! – неожиданно пылко воскликнула куратор.

Я даже растерялась.

Не ожидала я таких речей от профессора.

- Простите?

- Ничего-ничего. Ты пей чай, - забормотала та, пряча от меня взгляд. – Он поможет тебе прийти в себя.

Я послушно сделала пару глотков, наслаждаясь теплом и терпким вкусом.

- Меня опять накажут? Простите, профессор, мне не стоило так себя вести, но снова приходить на занятия по межличностным отношениям я не стану. Вы имеете полное право отстранить меня от занятий и даже отправить назад, но я… я не смогу. Это издевательство какое-то.

- Не переживай. Мы с… ректором все обсудим и решим, - быстро ответила она, неловко поправляя выбившиеся из прически волосы.

Удивительно, но сейчас куратор выглядела еще моложе своего истинного возраста. Такая неожиданно юная, свежая и красивая. С загадочным блеском в глубине глаз цвета моря и мимолетной улыбкой на губах.

- Знаешь, я хотела сказать, что очень довольна твоей работой, - продолжила Кайни. - Я всегда знала, что ты умная девочка и окончательно в этом убедилась.

- Надеюсь, вы не будете благодарить за это Иргара? – кисло усмехнулась я, взяв еще одну конфету и отправив её в рот.

- Думаю, не стоит, - улыбнулась она, прежде чем сделать осторожный глоток. – Я же понимаю, что дружбы между вами нет. И никакие уроки этому не помогут.

- Нет, - кивнула я.

- Тогда почему такие изменения?

- Вы тоже решили, что я буду ему мешать? Что отыграюсь за прошлое?

- А почему нет? Ты не подумай, я не обвиняю тебя. Но это было бы логично.

- Это подло, - спокойно объяснила я. - Мне все равно, что будет дальше, после диплома. Сами знаете, что на защиту от Черного леса меня точно не призовут. Мой удел – работа в каком-нибудь саду. Так как я дриада, первая за много лет, то сад будет весьма богатой и уважаемой особы. Скандал с Иргаром и испорченный диплом никак на мне отразятся. А о нем я этого сказать не могу. Для летуна учеба и высший балл – это вся жизнь.

- И отличный шанс отомстить.

Что ж они все об одном и том же. Словно кроме мести нет ничего важного.

- Не такой ценой. Я не стану ломать кому-то жизнь! Даже в угоду собственному эго.

Кайни довольно улыбнулась и, протянув руку, сжала мою ладонь.

- Я горжусь тобой, Ивилин. Ты настоящая умница.

- Просто очень упрямая и принципиальная.

- Обещаю, я поговорю с ректором. Уверена, мы что-нибудь придумаем, - пообещала куратор.

Допив чай, я засобиралась назад. Нервное потрясение всё-таки негативно сказалось на моем состоянии. Я страшно устала и больше всего хотела вернуться в свою комнату, упасть на кровать и не двигаться до самого утра.

Но моим желаниям не суждено было сбыться.

Стоило мне выйти из кабинета Кайни, как я наткнулась на летуна, который молчаливой тенью стоял у окна и явно меня поджидал.

- Извиняться не стану! – резко произнесла я, встав напротив и скрестив руки на груди.

- А я и не ждал, - спокойно отозвался он, как-то очень пристально и странно меня рассматривая.

- Что? – тут же насторожилась я.

- Ты в порядке? – огорошил летун меня следующим вопросом.

- Э-э-э-э, а с чего такие вопросы?

- Ты же сбежала с занятий.

- И что? Ректор уже в курсе. И не только ректор. Так что стучать поздно.

- Слушай, Торбург, - с досадой произнес Иргар и даже слегка сморщился. - Может хватит подозревать меня во всех грехах? Мы же вроде как напарники. Я обязан за тебя… волноваться.

- Надо же, какая честь, - фыркнула я.

А у самой сердечко забилось быстро-быстро.

Волнуется… он за меня волнуется. Но только потому, что так надо.

Но все равно приятно.

- Ты действительно боишься высоты? – вывел меня из задумчивости его следующий вопрос.

- И что? Решил поиздеваться?

- Ясно. Разговаривать с тобой бесполезно, - неожиданно резко ответил летун. – И почему я вдруг решил, что ты нормальная? Забудь.

- Что значит забудь?

- То и значит! Я пытаюсь как-то наладить отношения, а ты…

- Не надо ничего налаживать. У нас нет отношений и не будет! Всего три недели работы и все, - быстро ответила я.

- Отлично. Надо лишь пережить.

- Да.

- Всего три недели.

- Точно!

- Отлично!

Выпалив все это, мы застыли друг против друга, тяжело дыша.

Иргар явно хотел сказать еще что-то, но не стал. Лишь махнул рукой и ушел, так быстро, что я даже сказать ничего не смогла.

Так и стояла, хлопая ресницами, чувствуя, что только что совершила горькую и страшную ошибку.

12

Прошла еще неделя.

Занятия по межличностным отношениям нам отменили. Не знаю, как у куратора это получилось, но я избавилась хотя бы от этого кошмара.

Какая была эта неделя?

Сложной.

Кто бы мог подумать, что назначение Иргара в напарники, так сильно изменит мою жизнь, причём не в лучшую сторону.

Кажется, ставь я ему палки в колеса и всячески издеваясь, было бы лучше.

Сейчас же со своими принцами я осталась одна.

Как-то незаметно отдалилась Дженни. Исчезли наши разговоры по душам, смех и шутки. Сначала я списывала все на общую усталость, но потом поняла, что все кончено.

Нет, подруга не обижала меня, не издевалась, не ругала. А просто отдалилась, стала чужой. Даже в глаза перестала смотреть, отделываясь пустыми приветствиями и пожеланиями спокойной ночи.

У Дженни не было на меня время. Она и в комнату приходила лишь для того, чтобы поспать. Даже к занятиям готовилась где-то в другом месте. Скорее всего на пару с Оуином.

Он тоже меня не простил. Я не оставила попыток поговорить и все объяснить. И лишь спустя неделю удалось его поймать одного и вытянуть на разговор.

Выскочив наперерез, схватила за руку и затащила за угол подальше от любопытных глаз. Он даже не особо сопротивлялся. Это меня воодушевило.

- Поговорим? – быстро спросила я, решительно на него смотря.

- А надо? – кисло уточнил Оуин, продолжая изучать стенку у меня за спиной.

- Что, так и будем ходить, как будто ничего не произошло?

- Разве я делаю вид, будто что-то произошло?

Мимо нас прошли отличницы Сибилл и Эверика. Слегка затормозили и тут же пошли прочь, о чем-то усиленно шепчась. Я даже догадывалась о чем.

Они меня теперь тоже не любили. Раньше просто не замечали, считали недостойной внимания, а сейчас ненавидели, что посмела стать лучше их. Хотя я никогда так не считала. И уж точно не задирала нос.

- Если я в чем-то виновата…

- А ты считаешь, что нет?!

Ну вот хоть какие-то эмоции. И смотреть начал на меня, а не на стенку.

- Может объяснишь? Как моя работа с Иргаром могла разрушить дружбу? Мы же два года работали вместе…

- Да. Работали. Но оказалось, что я не так хорош для тебя, как Иргар!

- Что? – опешила я. – Что значит не так хорош? Ты вообще о чем?

- А о том, Ивилин, что пора признаться хотя бы самой себе. Нет у тебя к Иргару никакой ненависти!

- Не понимаю…

- Ты такая же, как и остальные. Влюблена в него, - все больше разгорячаясь, говорил Оуин.

- Ч-что?

- Я думал, ты умнее. А оказалось… - парень покачал головой, глядя на меня с таким пренебрежением, - оказалось, что я ошибся. Только вот то, что ты перед ним стелешься, не пом…

Договорить он не смог.

Не знаю, как это произошло.

Но рука сама дернулась.

И пощечина была такой звонкой, что на мгновение оглушила. Да и ладонь загорелась.

Почему-то это казалась правильным. Ударить не магией, а самой, лично.

- Не смей, - прошептала я, тяжело дыша, - никогда… не смей.

Оправдываться я не стала.

О чем говорить с тем, кто сейчас только что назвал меня подстилкой крылатого?

Кажется, Оуин тоже понял, что перешел границу.

- Иви, - пробормотал он, пытаясь схватить меня за руку.

- Не трогай меня! – процедила я, отстраняясь. – Не трогай. И не волнуйся, я больше никогда тебя не потревожу! И не подойду!

- Иви…

На парня было жалко смотреть. Вот только радости я не испытывала.

- Прощай!

Я выскочила из-за угла и не глядя побежала вперед.

Щеки горели от стыда и гнева, сердце билось как сумасшедшее. А от кома в горле так сложно было дышать.

Так вот что они все думают! Вот почему так косятся. Они считают, что я влюблена в летуна! И смеются надо мной! Смеются и издеваются.

«Но это не правда! Не правда! Я его ненавижу! Видеть не могу! Он же мне жизнь портил все эти годы! И сейчас тоже! Ненавижу! Ненавижу!»

Но прежней ненависти не было.

Внутри сияла пустота.

Застыв посреди коридора, я внезапно поняла, что должна делать и куда бежать.

Развернувшись, поспешила в противоположную сторону.

Идти было недолго. Всего пару минут.

Надо лишь спуститься на нижний этаж, пройти галерею и вот она – большая зала с потрясающим видом на учебную площадку.

У огромного, во всю стену окна собралась толпа хихикающих целительниц. Большей частью первокурсниц. Они-то, наивные, еще верили, что могут понравиться этим высокомерным азгарам. Поэтому и стояли здесь, жадно наблюдая за тренировками.

Они проходили здесь каждый день после обеда. Были не обязательными, но я точно знала, что Иргар никогда их не пропускал.

Идеален во всех отношениях.

Я замерла на середине небольшой лестницы, внимательно изучая огромное заснеженное поле, обнесенное специальным защитным кругом, который периодически отсвечивал золотистым цветом. Именно здесь сейчас проходили учебные бои между крылатыми.

Иргара я нашла сразу. Ни у кого не было таких белых крыльев, которые так ярко сияли бы на солнце.

Ведь не хотела любоваться, а не получилось.

Всё-таки хорош. Не зря считается самым лучшим на курсе.

Вон как летает, легко уворачиваясь от всех ловушек и энергетических разрядов, которые пускали с земли первокурсники. Даже умудрялся атаковать, заставляя тех прятаться под щитами.

Я не знала список его тренировок, но примерно представляла, что ждать осталось недолго.

- Надо же, кого я вижу, - раздался рядом нежный голосок, от которого у меня заскрипели зубы. – И ты здесь?

- И что? Надо было спрашивать твое разрешение? – кисло отозвалась я.

- А почему нет? – становясь рядом, спросила Юджиния. – Ты же пришла сюда смотреть на моего будущего мужа.

«Значит я оказалась права. Они все уверены, что я в него влюбилась. Отлично!»

- Он мой напарник на ближайшие пару недель, если ты не забыла, - парировала я., продолжая наблюдать за тренировкой крылатика.

Иргар снова взмыл вверх, сделал изящный пируэт и бросился вниз, разбрасывая энерго-шары.

- Ну конечно, просто напарник, - фыркнула блондинка. – Мне даже жаль тебя, Торбург.

Вот только фальшивой жалости мне не хватало.

- Да неужели?

Судя по всему, Иргар закончил тренироваться и начал медленно спускаться на землю. Еще немного и выйдет. Отлично. Мне как раз есть что ему сказать.

- Безответная любовь… она такая.

- По себе судишь?

Обычная фраза, сказанная между делом. Собственно, ничего такого в ней не было. Но Хастинг это неожиданно задело.

- Да что ты знаешь о моей любви, - прошипела она, больно хватая меня за руку.

- Эй! – вскрикнула я.

Скорее не от боли, а от неожиданности.

- Он меня любит! Любит! – с ненавистью прорычала Юджиния прямо в лицо.

- Да какая разница. Отпусти меня, пока я опять на тебя цветы не натравила, - огрызнулась я, стараясь выбраться из захвата. – Ненормальная.

- Я ненормальная? Это ты! Ты! Бегаешь за ним. Дура! – прокричала девушка, уже не сдерживаясь.

На нас уже откровенно пялились. Это было неприятно. Не хватало еще слухов о том, что две девицы подрались из-за внимания одного летуна.

- Отстань, - отрезала я, отступая в сторону.

Сейчас самым правильным было уйти. Это не побег, а стратегическое отступление.

И то по моим правилам.

Бросив взгляд в сторону Юджинии, я быстро пошла дальше, прямо на толпу первокурсниц, которые тут же начали расступаться в стороны, пропуская меня вперед.

Нет, я не собиралась прижиматься к стеклу и пускать слюни на азгаров. Вместо этого шагнула к боковой двери и громко постучала.

- Что? – грозно спросил хранитель, приоткрыв дверь.

- Ивилин Торбург. Напарница Айрана Иргара.

- И что?

- Согласно правилам академии, я имею право входить в любые помещения, куда разрешено входить моему напарнику, - громко и четко произнесла я, отлично зная, что меня слышат все.

А кто не слышит, тому передадут.

- И?

Вот же тугодум попался.

- Он там? Я знаю, что там. И мне надо с ним поговорить. Прямо сейчас.

- Ну тогда заходи, - равнодушно отозвался хранитель, открывая дверь пошире и пропуская меня вперед.

Надо же, даже не пришлось сильно уговаривать.

Оказавшись внутри, я некоторое время нерешительно потопталась, не зная куда идти. Передо мной было четыре коридора. И какой из них нужный?

- Ну и? Чего стоишь?

- А где я его могу найти? – повернувшись, спросила я у мужчины.

- Иргар же из высших? Тогда тебе направо. А там поспрашиваешь.

- Спасибо.

Повернув направо, я оказалась в белом коридоре с дорогими светильниками на стенах и темно-зеленой дорожкой на полу.

Понятно, и тут все самое лучшее – высшим.

По обе стороны двери. Но на них не было никаких знаков и пометок, так что разобраться было сложно.

Долгое время мне никто не попадался. Когда я уже собиралась вернуться назад, одна из дверей с левой стороны вдруг распахнулась и оттуда вывалился мне под ноги измазанный сажей и снегом незнакомый летун.

- Ой! – ахнула я, шарахаясь в сторону.

- Ты? Торбург, да? – с трудом поднимаясь, спросил летун и растер пятно по лицу.

Кажется, парень был с четвертого курса.

- Д-да.

- А ты чего здесь забыла?

- Мне нужен Иргар, не знаешь, где я могу его найти?

- А-а-а, - кивнул тот, наспех поправляя доспех из плотного темно-серого металла. – Так он уже закончил тренировку. У себя небось.

Летун схватился за ручку, явно собираясь вернуться назад.

- Подожди! А где его комната?

- Вон та, - кивнул азгар.

- Какая та? – процедила я, с трудом сдерживаясь.

- Ну вон, с красным значком сверху.

Я внимательно присмотрелась. И точно. Был значок. Но не на самой двери, а сверху. Закорючка какая-то. И как я упустила?

- Спасибо.

А парня уже след простыл. Открыл дверь, запустив немного холода и снега, и сразу же взмыл в небо, готовясь отразить новые удары.

Я быстро подошла к нужной двери, немного помялась и решительно постучала костяшками пальцев.

- Заходи! – раздался приглушенный голос Иргара.

«Ура! Не ошиблась!»

Я открыла дверь, шагнула вперед и… застыла.

Комната была небольшой. Стул, стол, шкаф, кровать в углу и еще одна дверь, которая, судя по всему, вела в небольшую душевую.

Иначе как объяснить, что из неё вышел мокрый летун с одним единственным белым полотенчиком, которое было небрежно повязано вокруг бедер.

«Лютики-цветочки…»

Теперь я понимала, что означает фраза – время остановилось.

Оно реально остановилось, сократилось, исчезло, сжавшись до размера маленькой комнаты.

Я видела только летуна.

Всего его целиком и каждую клеточку тела по отдельности. Начиная от макушки с влажными волосами, с кончиков которых падали капельки воды, стекая ручейками по накаченному телу с рельефными мышцами, обрисовывая каждый изгиб, до голых пяток.

- Иви… лин? – запинаясь пробормотал парень, а потом, словно опомнившись, резко добавил: - Что ты здесь делаешь?

Я с трудом заставила себя оторваться от влажных капелек на рельефной груди, которые так призывно блестели.

- Ты же сам разрешил мне войти, - пробормотала едва слышно.

А потом, опомнившись, резко отвернулась, встав к нему спиной.

- Я не виновата. Постучала. А ты сказал заходи! – как бы я ни старалась, но голос все равно дрожал.

О, как же горели щеки, как дрожали ноги и пересохло во рту.

Я смотрела на дверь, через которую вошла, а видела Иргара. В этом крохотном полотенчике, которое ничего особо не скрывало!

- Я думал это... неважно. Как ты попала сюда? Ты же целительница! И что тебе вообще от меня нужно?

Судя по звукам, летун пытался одеться.

«Стоп! Иви, об этом не стоит думать. И фантазировать тоже не стоит. О том, как полотенчико спадает вниз. Как ткань скользит по влажной коже… ой, мамочки!»

- Поговорить. Мне нужно с тобой поговорить! – задрав голову вверх, ответила и глубоко вздохнула.

Как же здесь жарко. Дышать просто нечем.

- О чем? – раздраженно спросил крылатый, шурша одеждой. – Мы же вроде все решили. По учебе вопросов нет. А по другому поводу мы с тобой не общаемся.

- Я хотела бы кое-что прояснить, - старательно изучая потолок, ответила я.

«Ну почему мне так не везёт? Почему моя импульсивность вечно доводит до такого? Почему я не включаю голову, а руководствуюсь лишь сиюминутными порывами?»

- Как ты сюда попала? – повторил Иргар свой вопрос.

- Меня пропустили.

- Кто?

- Ваш хранитель, - отозвалась я, поправляя воротник блузки.

Он стал жать и мешаться. Надо расстегнуть хотя бы одну пуговичку. Может тогда станет легче дышать.

- Но как? Ты же целительница.

«Повторяется!»

- Согласно правилам академии я имею право входить в любое помещение, в которое имеешь доступ ты. И наоборот. Правила надо учить.

- Знаю, - резко ответил тот. - Но никто… никогда не пользовался этим правом. Так о чем ты хотела поговорить?

- Скажу, когда ты будешь готов.

- Я готов.

Я не спешила поворачиваться.

Вдруг повернусь, а там…

У меня даже во рту пересохло от этого возможного «там».

Но ничего такого не было.

Иргар действительно успел одеться. Штаны, рубашка, пуговицы которой он сейчас так старательно застегивал.

- Ну и? – спросил он, уже не скрывая раздражение.

- Ты думаешь я влюблена в тебя? – сразу же в лоб спросила у него.

А чего ходить вокруг да около. Лучше сразу.

Парень вздрогнул и медленно опустил руки, поднимая на меня глаза.

Кажется, он был в шоке. Потому что таким я его никогда не видела. Столько эмоций промелькнуло за секунду на его лице не понять и не отследить.

- Ты считаешь, что я влюбленная дурочка, мечтающая запрыгнуть к тебе в… постель? – повторила я.

Взгляд как раз на эту самую постель и упал. Узкая кровать, темно-серое шерстяное одеяло, небольшая подушка. Все аккуратно собрано.

- С чего такие мысли? – глухо спросил летун.

- Так все об этом говорят. Раз я не отомстила тебе и не загубила будущее, то влюблена, - с досадой отозвалась я, выпуская наружу весь свой гнев и отчаянье. – И ты тоже так думаешь?

- Нет, - ответил Иргар и вновь принялся за пуговички.

Лицо вновь приобрело знакомое равнодушное выражение. Словно мы с ним пудинг обсуждали, а не наши псевдо-отношения.

- Не думаешь? – недоверчиво переспросила я.

- Я это точно знаю. Ты меня не любишь. Ты меня терпеть не можешь.

- Эм… ты так уверен?

- Чувствую, - как-то странно усмехнулся он. – Знаю, ты считаешь меня ледышкой, не способной на эмоции и чувства.

Я промолчала. Хотя ему, кажется, и не нужен был мой ответ.

- Но это не совсем так. Чужую любовь я почувствую. И твою так точно… почувствовал бы… если бы она была.

- Но остальные…

- Могут говорить все что угодно. Мы же с тобой знаем правду, не так ли?

Что-то в его голосе заставило меня присмотреть к нему. Жаль, лица не разглядеть. Парень все также был сосредоточен на своей рубашке и влажные пряди волос мешали обзору.

- Конечно, - неуверенно произнесла я, переминаясь с ноги на ногу.

- Отлично. Раз вопрос решен, то тебе лучше уйти. Не стоит кому-то видеть тебя здесь. Сама понимаешь, какие слухи могут пойти.

- Да-да, ты прав, - поспешно произнесла я, пятясь к двери. – Извини, что ворвалась. Я…

- Не думала, - ехидно подсказал Иргар.

И я даже не обиделась.

- Да.

- Действовала импульсивно.

Я снова кивнула.

- На эмоциях. Я уже понял, что ты только так и действуешь. До завтра, Торбург.

- Да, до завтра.

Я последний раз на него взглянула, кивнула и выскользнула наружу, плотно прикрыв за собой дверь, к которой прижалась спиной, пытаясь перевести дыхание.

«Ох, Иви! Куда ты опять вляпалась?!»

Глубокий вдох и выдох.

Если бы только помогло прогнать из головы образ обнаженного мужчины.

«Он враг! Соперник и мучитель!»

Но сердце продолжало сладко ныть в груди.

- Вот засада! – рыкнула я, выпрямляясь, поправив воротник рубашки, я решительно зашагала к выходу.

Действительно, мне здесь не место.

Я ведь почти дошла, когда вдруг открылась одна из дверей с левой стороны и чья-то рука схватила меня за запястье и рывком затащила в комнату.

13

Все произошло так быстро и неожиданно, что я даже сориентироваться не успела. Я-то может и не успела, но сила, которая до сих пор стабильностью не отличалась, отозвалась и запустила в кого-то огромный такой подсолнух.

Он просвистел мимо чужого уха и грохнулся на пол, после чего покатился вперед, пока не уперся в стену.

- Эй-эй-эй! Давай просто поговорим! – тут же раздался знакомый голос.

- Гарроу! – прошипела я, впившись взглядом в противного летуна, который стоял передо мной, примирительно подняв руки и широко улыбаясь. – Ты что делаешь?

- Хотел с тобой пообщаться. А ты сразу подсолнухами кидаешься. Чуть не убила.

- Тебе что, кактусов мало было? – огрызнулась я и тут же прикусила язык.

«Вот и что мне не молчится?! Зачем было вспоминать инцидент с кактусами? Этот сероглазый еще и отомстить захочет!»

- Какая ты колючая, Торбург, - ослепительно улыбнулся он, совершенно не отреагировав на напоминание о позорной странице из его жизни, - совсем как твои кактусы.

Зейн был одет в черную форму, лишь верхние пуговички рубашки расстёгнуты, но это не критично. Волосы слегка влажные, видимо тоже недавно вышел из душа.

- Чего тебе надо? – резко спросила я, продолжая упираться спиной в дверь.

- Сказал же, хочу поговорить.

- А кто тебе сообщил, что я хочу с тобой разговаривать? Еще и здесь.

Комната у Гарроу была один в один, как у моего напарника. Даже покрывало на узкой кровати того же цвета.

- А почему бы и нет. Ты же мне всё-таки кое-что должна, Торбург.

- Я тебе точно ничего не должна, - фыркнула я, скрестив руки на груди.

Зря я это сделала. Рубашка и так с трудом сходилась, а теперь ткань даже слегка заскрипела от натуги.

- Ты сама напомнила про кактусы, - отозвался он, как-то плотоядно осматривая меня, особенно грудь. – Я же не выдал тебя, Торбург.

- Насколько я знаю, с тобой разговаривал твой крылатый друг. Это с ним вы договаривались. Так что ни о каком долге не может быть и речи.

- Иргар, - кивнул Зейн, внезапно подаваясь вперед, и навис надо мной, опираясь ладонью о дверь, как раз рядом с моей головой. – Ты сейчас была у него.

«Была…»

Сразу перед мысленным взором возникла обнажённая светлая кожа, капельки влаги и белая ткань на бедрах. Злые глаза-льдинки и хриплый голос, от которого по телу пробежала дрожь: «Иви… лин!»

- Думаешь, я стану перед тобой отчитываться? – усмехнулась я, глядя парню прямо в серые глаза.

- Я не прошу отчета, Торбург. Лишь разговор, - еще шире улыбнулся парень, убирая темно-русую прядь со лба.

Взгляд, скользнув по моему лицу, застыл на губах и больше не двигался.

- Ты опять забыл спросить мое мнение. Чего я хочу.

- Слышала о слухах? – вдруг спросил он, продолжая гипнотизировать взглядом мои губы.

Вроде ничего особенного, да и не нравился Гарроу мне, как парень и личность в принципе, а губы вдруг начали покалывать и даже слегка пересохли.

- О каких слухах? – невинно уточнила я, продолжая настороженно за ним наблюдать.

Всё-таки мы были слишком близко. И сбежать не получалось. Для того, чтобы открыть дверь, надо было как-то отодвинуть летуна, который все сильнее нависал надо мной, прожигая взглядом.

- О тебе и Айране.

Я даже не сразу поняла, что он говорит об Иргаре. Я же напарника по имени лишь пару раз назвала и то заставили.

- И что? – тут же напрягалась я.

- О том, что в него влюбилась, - продолжал говорить Зейн, не сводя с меня пристального взгляда.

- А тебе какая разница?

- Хочу тебе помочь, - отозвался летун.

Он поднял руку, словно хотел коснуться, но передумал. Слова дотронулся до волос и пряди, которая все падала на лоб и глаза.

И хорошо. Я сейчас была не в том настроении, чтобы терпеть его прикосновения.

- Ты? – громко рассмеялась в ответ. – Помочь? Мне?

Сама мысль об этом казалась абсурдной.

- Не веришь?

- А с какой стати? Или ты забыл, как мы с тобой работали вместе в первый год? Как ты травил мне жизнь вместе со своим дружком?

- Но я же не знал…

- Не знал что?

Я дернулась вперед.

Надоело чувствовать себя зажатой, беспомощной и беззащитной. Да, от двери пришлось отойти, но ничего. Главное увеличить расстояние, быть как можно дальше от него.

- Что ты можешь… стать такой… интересной.

Гарроу оперся спиной о дверь и, скрестив руки на груди, принялся медленно меня разглядывать. Да таким взглядом, словно не смотрел, а раздевал.

Меня аж передернуло.

А в голове вдруг эхом зазвучали слова Иргара:

…Пусть ты уже не та тощая пигалица, какой была, и даже обзавелась формами, но меня это не трогает….

…Эти изменения. Я их не вижу. Смотрю в твои глаза и замечаю всю ту же въедливую, непочтительную и дерзкую девчонку, которая решила, что может тягаться со мной...

Вот даже Зейн заметил, как я изменилась и решил поухаживать, а Иргар нет. Для крылатика я все та же вредная девчонка, которая продолжала усложнять его жизнь. Снова и снова.

- То есть симпатичное личико – это всё, что тебя интересует?

- Отчего же. Не только личико. У тебя и фигура стала очень даже аппетитной.

Я с трудом сдержалась, чтобы не прикрыть грудь, уж слишком вызывающим был его взгляд.

- Чего тебе надо, Гарроу?

- Приходи сегодня вечером на крышу. Я покажу тебе наш замок на закате с высоты птичьего полета.

От одной только мысли о полете у меня внутри все сжалось.

- Спасибо, но не хочется.

Говорить летуну о том, что страшно боюсь высоты, точно не стану. Ну уж нет.

- Ты не отказывайся так сразу. Представь, какие перспективы откроются нашему союзу, - делая шаг ко мне, мягко произнес он.

- И какие же?

- Все сразу перестанут обсуждать твою неразделенную любовь к Айрану.

- Отлично. Зато они будут обсуждать то, что я влюбилась в тебя, - фыркнула я.

- И что? Я могу доставлять удовольствие девушкам. Поверь, тебе понравится. Сдается мне, тебя еще никто не целовал, Торбург, не так ли?

И снова Иргар! Почему воспоминания о нем не дают мне спокойно жить?

«…Скажи мне, Торбург, там, в твоем мире цветов, целительских отваров и прочей ерунды есть место реальности?

... Парень-то у тебя хоть один был?...

... - Так и знал, что у тебя никого не было.

- Что? Да я?... Да у меня знаешь сколько?

- Осторожнее, следи за своими словами, Торбург. Информация на будущее: никогда не говори о том, что у тебя было много парней, даже если это и так. Это мало кому нравится».

- Ты же не думаешь, что я стану отвечать на этот вопрос? Что я вообще буду обсуждать с тобой свою личную жизнь, - едко парировала в ответ. – Был ли у меня кто-то или нет – это тебя не касается.

- Значит, что-то у вас с Шайродом было, - усмехнулся Зейн, по своему растолковав мои слова. – Я лучше его, поверь мне.

- С чего вдруг?

- Могу доказать. Хоть сейчас.

И сократил расстояние между нами до полуметра.

«Так, спокойно, Иви! Да, мы одни. Да, тут есть кровать, но паниковать не стоит! Гарроу - хищник и не стоит показывать ему свою слабость, сожрет!»

- Только попробуй, - улыбнулась я, надеясь, что Гарроу не почувствует панику, которая накрыла с головой. – Поверь мне, сделаешь еще шаг, и на подсолнухах и кактусах я не остановлюсь.

- Неужели?

- Да. Так что отойди. По хорошему.

Я не очень верила, что Зейн послушается. Все ожидала от него еще какой-то подлости. А парень вдруг отступил, широким жестом указывая на дверь.

- Не смею больше задерживать, Торбург.

Я не сразу решилась. Вдруг ловушка или западня.

- Отлично.

Три шага и я схватилась за ручку, открывая дверь, петли которой слабо заскрипели.

- Но я буду ждать тебя сегодня. И завтра тоже, - бросил Гарроу напоследок. – Каждый вечер буду ждать.

А я даже не оглянулась. Проскользнула в коридор, плотно закрыв за собой дверь.

«Что за ерунда происходит?!»

На этот раз мне повезло меньше.

Стоило выдохнуть и осмотреться, как я поняла, что опять вляпалась в неприятности.

Широкий коридор был полон студентов всех возрастов. И они теперь молчаливо и весьма многозначительно смотрели на меня и на ту дверь, из которой я только что вышло.

Хотелось выругаться громко и неприлично. Сомневаюсь, что это ухудшило мое и без того плачевное положение.

И что теперь делать? Поздороваться? Улыбнуться? Сказать, что все не так, как они подумали?

Чтобы я сейчас не сказала и не сделала, будет только хуже.

Поэтому, задрав голову и нацепив на лицо самое безразличное выражение, на которое была способна, я медленно зашагала вперед.

«Все хорошо, не страшно… подумаешь…»

Мне вообще не стоит так думать. Потому что стоит только поверить, что я справляюсь с ситуацией, как начинает происходить какая-то ерунда, которая вновь втаптывает меня в землю.

Заскрипела открывающаяся дверь и бодро-радостный голос Гарроу прокричал мне в спину:

- Буду ждать тебе сегодня вечером, Колючечка!

«Р-р-р-р-р-р!»

Сжав зубы, я бодрым шагом продолжила свой путь, продолжая делать вид, что ничего особенного не произошло.

Кивнув хранителю, который молча открыл передо мной двери, я проскользнула в холл.

Надо как можно быстрее вернуться к себе в комнату, пока еще что-нибудь не натворила.

Войдя внутрь, я прошагала к кровати и упала, зарываясь лицом в подушку.

Конец спокойной жизни.

Неделю я прожила, радуясь спокойствию и вот к чему все обернулось! Стало еще хуже!

Теперь я не только страдаю от неразделенной любви к Иргару, так еще хожу на свидания с его лучшим другом.

Тяжело вздохнув, я перевернулась на спину, закинула руки за голову и уперлась взглядом в потолок.

- Вот почему ты такая, Иви? Почему тебе вечно не живется спокойно?

Наверное, всему виной кровь мамы. Где вы видели спокойного отпрыска огненной саламандры? Хотя папа камнеград должен был уравновесить мамин темперамент. У других же получалось. Все мои братья и сестры, даже старший брат Элайн (огненный феникс), были спокойными, рассудительными и очень ответственными.

Почему же я не могу быть такой?

Почему всегда действую импульсивно, забыв о логике?

Вот и чего меня понесло в комнату Иргара? Правду хотела услышать? Услышала. И что теперь? Все стало только хуже.

Я смотрела на потолок, а видела мужской силуэт с гладкой кожей, на которой блестели капельки влаги, с рельефной мускулатурой…

Почему так? Я ведь видела Иргара всего пару секунд! Почему этот образ так четко впечатался в памяти и никак не желает отпускать?

Нежели я и правда… влюбилась?

Мысль была такой глупой и абсурдной, что я невольно скривилась.

- Ну нет, - тихо, но четко прошептала я, - быть такого не может! С чего мне влюбляться в своего врага? Того, кто издевался надо мной столько времени? Из-за красивых глазок и временного перемирия? Всему виной нервы!

Внезапно хлопнула дверь и на пороге возникла веселая и довольная Дженни.

Увидев меня, она затормозила и отвела взгляд, шустро спрятав за спину какую-то коробку.

- Привет. Ты здесь.

- Привет, - поднимаясь, ответила я. – А где еще мне быть?

- Не знаю.

Дженни попятилась к своей кровати, продолжая что-то прятать за спиной.

- Как у тебя дела? – спросила у неё.

В конце концов, нам давно надо было поговорить.

- Отлично.

- Как Оуин? Не обижает?

Подруга смутилась и даже покраснела.

- Да. Не обижает. Он… - тяжелый вздох.

А потом вдруг Дженни подняла голову, глядя мне прямо в глаза и быстро добавила:

- Он пригласил меня сегодня!

- Пригласил? – переспросила я, не очень понимая, о чем речь.

- Да. Посмотреть на закат! – с вызовом ответила она и вытащила коробку, которую прятала за спиной.

Небольшая такая, зеленая, перевязанная красным бантиком с золотыми бубенчиками на конце.

- На закат? – изучая бантик, переспросила я.

«А ведь только недавно я уже нечто подобное слышала».

- Да, - повысив голос, повторила подруга. - Оуин пригласил меня посмотреть на закат!

- Я так понимаю, с высоты птичьего полета, - усмехнулась я. – И ты согласилась.

- А почему я должна была отказываться.? Мы напарники и… и мы нравимся друг другу! Оуин мне вот… подарил. Шарф.

В коробке действительно лежал шарф. В оранжево-серую полоску с красной каемкой. Мягкий и пушистый.

- Красивый.

- Ты сама от него отказалась, - прошептала Дженни, прижимая шарф к лицу, пытаясь спрятать в нем пылающие щеки. – Сама сказала, что вы просто друзья.

- Друзья, - согласилась я, чувствуя непонятную горечь.

Оуин за эти два года, что мы работали вместе не разу не пригласил меня на крышу, ни разу не предложил полетать с ним. Я бы все равно отказалась, но… если я ему так нравилась, почему он ждал? С Дженни вон времени не терял.

«Ох, Иви, ты как дракон на пастбище. Сам траву не ем и другим не дам! Нельзя такой быть!»

- Если ты думаешь, что я откажусь…

- Глупости, - отозвалась я, вставая с кровати и подходя к тумбочке, на которой большой стопкой были навалены учебники и тетради.

Взяв верхнюю, я безразлично пролистала её, старательно делая вид, что мне интересно. А у самой буквы и цифры перед глазами расплывались.

- У тебя нет никак причин отказывать Оуину. И я буду только рада, если вы прогуляетесь и отлично проведете время.

Дженни неловко потопталась, продолжая сжимать шарф в руке и озабоченно на меня смотреть, словно ждала какого-то подвоха.

- Ты правда не злишься?

- Нет. Отлично вам погулять.

- А ты?...

- А мне учить надо. Завтра сложный день, - бодро произнесла я и, взяв еще пару учебников, вернулась на кровать, старательно изображая кипучую деятельность.

Дженни еще некоторое время смотрела на меня, а потом начала собираться на свидание. Ведь это было самое настоящее свидание.

А я… я всегда одна.

Подруга ушла через час. Дженни даже накрасилась и распустила волосы. А еще повязала на шею подаренный Оуином шарф.

- Пока, - попрощалась она перед уходом.

Я лишь махнула рукой, даже не подняв глаз с конспекта.

Дверь закрылась, шаги удалились, а я… я отбросила тетради в сторону и упала на подушки, чувствуя себя при этом полной неудачницей.

14

Голова к вечеру страшно разболелась, именно поэтому я решила лечь спать по раньше. О какой учебе может идти речь, когда от боли перед глазами все плывет.

Да и настроение было не то. Сложно сосредоточиться, если все мысли заняты другим. То летунами, поведение которых вылезало за рамки привычного, то собственное состояние, не поддающееся анализу и здравому смыслу.

Я слышала, как вернулась Дженни, как она с кем-то долго шепталась у двери, прежде чем попрощаться и войти в комнату, но так и не повернулась, старательно изображая спящую.

Говорить с подругой не хотелось.

Несмотря на это, спала я плохо, часто просыпалась и много ворочалась, пытаясь найти удобное положение. И лишь под утро смогла нормально уснуть, едва не проспав будильник.

- Иви, пора! – крикнула Дженни, прихорашиваясь у зеркала.

Судя по всему, свидание прошло отлично, потому что подруга выглядела замечательно и все время улыбалась. Даже что-то мурлыкала себе под нос.

Мне страшно хотелось расспросить её обо всем, но я так и не решилась. Не уверена, что смогу нормально отреагировать.

Зато я приняла решение, как буду действовать дальше.

Чего это я продолжаю прятаться за тенью себя прошлой? Да, внешность никогда не была для меня чем-то важным и особенным. Я до сих пор с трудом воспринимала себя новую. Но если все окружающие с таким удовольствием тыкают мне на новые формы, то почему бы этим не воспользоваться?

Наскоро умывшись, я достала с верхней полки шкафа платье из темно-жёлтой ткани. Цвет хоть и приглушенный, но все равно слишком яркий, привлекающий внимание. Этот наряд, в отличие от остальных, отлично сидел на моей изменившейся фигуре, подчеркивая все достоинства, которые я так отчаянно пыталась скрыть все это время.

Правила Высшей Боевой Академии Азгаров не запрещали целительницам свободную форму одежды, и никто не регламентировал цвет, фасон и прочее. Так что нарушением это не считалось.

Кроме того, желтый цвет отлично оттенял волосы, добавляя им медные цвета. Да и глаза стали еще ярче, будто впитав в себя зелень лесов.

Платье было обычным. Талия с узким ремешком, аккуратный вырез у самых ключиц, рукава-фонарики с озорными бантиками, юбка, чуть выше привычной, открывала лодыжки. Поэтому пришлось еще достать чулки и аккуратные туфельки с серебряными застежками.

Заколов пряди у висков невидимками, я оставила волосы распущенными. Конечно, в идеале стоило бы их завить красивыми колечками, но на это не было времени.

Никакой косметики. Во-первых, я никак не могла к ней привыкнуть. От пудры кожа зудела, от теней слезились глаза, а вкус помады мне никогда не нравился. А во-вторых, ну какая косметика нужна дриаде? У меня и без того румяные щеки, густые черные ресницы и алые губы.

Немного подумав, добавила пару капель ароматной воды на запястья и за ушком.

Эти духи мне привезла из столицы Дария. Сестра говорила, что они уникальны и подстраиваются под аромат девушки, становясь неповторимыми и от этого еще более ценными.

Я до этого никогда ими не пользовалась. Да и зачем с собой взяла, не знаю. Не люблю я духи. Какой бы аромат ни использовала, он казался резким и навязчивым. А эти вроде ничего.

Я принюхалась, пытаясь понять, не вызывает ли аромат отвращения. Вроде все нормально, приятно даже.

- Ты отлично выглядишь, - осторожно заметила Дженни, наблюдая за моими приготовлениями.

Она уже собралась, но уходить не спешила.

- Спасибо, - отозвалась я, поправляя ремешок на талии.

- Не видела у тебя раньше этого платья.

- Совсем про него забыла.

- Яркое, - заметила девушка, беря в руки конспекты, которые тут же прижала к груди.

- Правила академии это не запрещают, - отозвалась я, бросив на неё быстрый взгляд. – И цвет не такой яркий. Не как взбесившийся одуванчик, а будто расплавленное золото.

- Да, конечно. Но все равно… странно видеть тебя в таком.

Еще бы.

Я всегда предпочитала нейтральные цвета, стараясь особо не выделяться. А в этом платье очень сложно быть незаметной.

«Ну и что? Хуже же ведь все равно не будет!»

- Зато оно сидит хорошо, - заметила я, покрутившись перед зеркалом и пригладив юбку.

Не знаю почему, но в этом платье талия казалась еще уже, при этом грудь и бедра сильно не выпирали. Вообще, все смотрелось довольно гармонично.

- Я пойду, - пробормотала Дженни, подходя к двери.

- Подожди, я почти собралась.

- Меня там Оуин ждет, - ответила она смущенно. – Сама понимаешь…

- Понимаю, - кивнула я. – Нам не стоит общаться.

- Да…. Ну пока.

- Пока.

Я снова перевела взгляд на свое отражение.

«Что ты творишь, Иви? Новых сплетен хочешь?»

- Они все равно неизбежны, - прошептала я своему отражению, поправляя волосы. – Пусть шепчутся, смеются и строят козни. Пусть видят, что я не боюсь. Хотели увидеть дриаду? Получите!

О том, как сильно вляпалась в неприятности, я поняла не сразу.

Первым должен был быть урок у профессора Стэйпи по взаимодействию целительства с другими видами магии. Обычно азгары на уроки по целительству не ходили, но тут нас должны были учить взаимодействию и оказанию помощи, поэтому сегодня ожидались все.

Последний раз осмотрев себя в поисках недочетов, я подмигнула своему отражению и поспешила из комнаты.

Еще в самом общежитии по дороге к большому залу, на меня бросали косые глаза. Я отчетливо слышала шепотки девчонок и даже короткие смешки. Но стоило мне обернуться, как все исчезало.

Видимо, реакция на мой внешний вид.

Буду ходить солнышком весь день. Пусть слепнут!

Но самая главная подстава в лице сероглазого летуна ждала меня на главной лестнице, ведущей в холл.

Несмотря на раннее утро, народу было много. Сплошь студенты, которые спешили в свои аудитории. Всюду гомон, разговоры, смех. И на нас не сразу обратили внимание.

- Привет, Колючка! – радостно провозгласил Гарроу, возникнув у меня на пути.Я лишь поджала губы, стараясь как можно скорее его обойти.

Не получилось. Парень ловко вставал на пути, лишая меня даже малейшего шанса на побег.

- Для меня нарядилась? Молодец! Мне нравится!

- Гарроу, исчезни, а, - прошипела я, застыв на верхней ступеньке.

Таким образом наши глаза оказались практически на одном уровне.

- Не могу. Чтоб я тебя ловил все утро?

На нас не просто смотрели, пялились, хотя и старались сильно не толпиться. Я так и видела, как все усиленно тянут шеи, пытаясь рассмотреть. Услышать, подумать и придумать!

И мне это совершенно не нравилось.

Да, я хотела внимания, но не такого!

- Ты сегодня такая… миленькая, - скользнув по мне заинтересованным взглядом, протянул Зейн и плотоядно улыбнулся. – Тебе идет желтый.

- Не поверишь, но твое мнение меня совершенно не интересует, - отрезала я, обратив внимание на холл.

Кажется, там прошли Дженни и Оуин. Рассмотреть сложно, слишком много студентов, да и расстояние большое. Но я была уверена, что это они. Шли рядышком, мило разговаривая и держась за руки.

- Дай пройти, - скомандовала я, устав от этих игр. - Итак на урок опаздываю.

- Не опоздаешь. Вместе пойдем. Почему вчера не пришла на крышу? Я тебя прождал, замерз. Если я заболею, будешь меня лечить? – невинно уточнил он, вновь вставая у меня на пути.

Я даже опешила от такой наглости.

- Лечить тебя? Ты с ума сошел?

Кажется, я произнесла это слишком громко, потому что на нас стали коситься еще больше.

М-да, лестница - не самое лучшее место для выяснения отношений.

- Ты же целительница. Неужели тебе меня не жаль?

- Уверен, что хочешь услышать честный ответ? – ехидно спросила у него. - Боюсь, он тебе не понравится. Пусть тебя лечат твои многочисленные подружки…

- Ревнуешь? – тут же уцепился Зейн, понимающе кивнув.

- В твоих мечтах! Ты, кажется, что-то перепутал, Зейн. Я же сказала, что не приду. Ни вчера, ни сегодня, ни-ког-да! И уж точно не ревную!

- Почему? – удивился он.

Действительно удивился, словно правда не понимал почему.

- Ты серьёзно?

Мимо нас прошла, словно королева, Юджиния. Ничего не сказала, даже не поздоровалась, но взглянула так, как будто сделала всем одолжение.

Хорошо, что Иргара с ней не было.

Почему хорошо, сама не знала. Но мне страшно не хотелось, чтобы летун видел меня с Гарроу. Просто не хотелось.

- Конечно, серьёзно, Колючка. С тобой у меня теперь все серьёзно.

- Не называй меня так, - процедила я.

- А как? Цветочек? – еще шире улыбнулся Зейн и в его руке вдруг оказался тоненький стебелек синей-цветка.

Так называли красивейшее растение, которое росло только здесь в горах рядом с академией. Темно-синий стебелек, острые и тонкие листочки серо-голубого цвета, словно припорошенные инеем и крохотные красные бутончики-колокольчики, словно капли крови на снегу.

Красиво.

И я бы с радостью приняла такой ценный подарок. Вот только не от этого летуна.

- Никак меня называть не надо, - отрезала я, старательно отводя взгляд от красных бутонов-капелек. – Слушай, Гарроу, ты что, страдаешь провалами в памяти?

- С чего вдруг?

- Тебе напомнить, кто я? Кошмарная неумеха, жуткая жуть и страшилище, - перечислила я спокойно. – Ничего не забыла? Как ты там еще меня называл?

- Это когда было, - отмахнулся парень, продолжая улыбаться. – Ты вон какая стала… симпатичная. Еще и умная.

«Р-р-р-р-р!»

- Ошибаешься, я все та же. А это лишь красивая упаковка.

- Очень красивая упаковка, - поправил меня Зейн, самодовольно скользя по мне взглядом. – Да брось, Колючка, грех не воспользоваться таким предложением.

- Знаешь, в чем наше главное различие, Гарроу? Я не ведусь на красивую мордочку и с памятью у меня проблем нет. А еще характер остался все тем же. Противным и наглым. Так что уйди с дороги, пока я еще чем-нибудь тебя не одарила. И это тебе точно не понравится!

- Какая грозная. Такой ты мне нравишься еще больше.

- Гарроу!

- Ладно-ладно, не рычи. Прошу, - усмехнулся он, отступая и картинно кланяясь. - Только все это зря.

Я спустилась на несколько ступенек вниз и только тогда обернулась.

- Что зря?

- Твоя игра. Неужели ты думала, что твое вчерашнее появление в моей комнате пройдет бесследно? Зачем играть в эти игры, Колючка? Все и так знают, что мы вместе. Так зачем сопротивляться?

Я лишь поджала губы и быстро спустилась вниз, стараясь не думать над его словами.

М-да, ведь знала, что неприятности будут, но считала, что справлюсь.

И это было только начало.

Влетев в кабинет, я быстро прошла к своему месту за первым столом. Все разговоры при моем появлении стихли. Но всего на пару секунд, чтобы начаться с новой силой.

А я-то думала, что хуже быть не может.

Значит, теперь я не только влюблена в Иргара, но еще и кручу роман с Гарроу. Какая прелесть. Если добавить сюда еще и Оуина, с которым я, якобы, встречалась два года до этого, то картина будет просто замечательная.

И как, скажите, с нулевой личной жизнью я оказалась в такой ситуации, окруженная таким количеством крылатых парней?!

Это же уму непостижимо!

Сев на стул, я с грохотом положила конспекты на стол и упрямо уставилась перед собой, стараясь ни о чем не думать и ни на кого не смотреть.

А время тянулось так медленно.

Особенно, если учесть, что от шепотков с моим именем и взглядов в спину было очень неприятно.

Еще и Иргар задерживался.

«И где его носит?»

- Ха-ха-ха! Ох, Оуин, ты такой смешной!

Дженни громко смеялась над какой-то шуткой парня, доверчиво прижимаясь к его плечу и преданно заглядывая в глаза.

Не хотела смотреть в их сторону, но не удержалась.

Парочка сидела на соседнем ряду очень близко ко мне и не стеснялась в проявлении чувств.

- Я рад, что тебе понравилось, - отозвался Оуин, осторожно убирая прядь с лица подруги и заправляя её за ушко.

Дженни тут же покраснела.

«Это же хорошо, что у них все так, что он не играет в любовь мне назло, что забыл и все его слова лишь ошибка, - мысленно уверяла я себя. – Дженни заслужила счастье. Она хорошая, добрая…»

И я желала ей счастья. Только вот сомнения не отпускали. Кому-то из нас двоих Оуин врал. Либо мне, что любил, либо ей, что любит. Других вариантов у меня не было. В любом случае, он поступал нечестно.

Снова громкий смех, на этот раз с верхних парт.

Обернувшись, я наткнулась на едкий взгляд Юджинии. Судя по всему, она сейчас с подружками-подпевалами обсуждала мою персону.

Мне страшно хотелось сделать что-нибудь этакое, но ничего на ум не приходило. Поэтому я ограничилась тем, что послала девушке воздушный поцелуй и даже подмигнула.

Юджинию перекосило.

Вот и отлично. Не будет меня трогать.

«А где Иргар?»

Мой напарник пришел за пару минут до звонка.

Молча сел рядом, бросив конспекты и замер, старательно делая вид, что не замечает меня.

- Привет, - произнесла я, бросив на него настороженный взгляд.

Ничего.

Даже не шелохнулся.

Я пару секунд изучала его профиль и поинтересовалась:

- Ты злишься за вчерашнее?

Результат все тот же.

Можно было обидеться и тоже надуться, но я так устала от всего происходящего, чтобы терпеть еще и выходки напарника.

- Слушай, я не виновата, что так получилось. Ты сам сказал – заходи. Не переживай, твоя честь не… ой!

Он вдруг дернулся и резко повернулся ко мне, убрав руки под стол.

Боится, что не выдержит и ударит?

Глаза - холодное пламя, от которого хочется спрятаться. Лицо бледное и какое-то слишком безэмоциональное. Словно и не лицо вовсе, а маска, наспех надетая, чтобы скрыть что-то очень важное.

- Ты вообще думаешь о том, что делаешь? - процедил он.

- А чего это ты на меня кричишь? – опешила я.

Вроде вчера нормально расстались. Что на него вообще нашло? Головой что ли на тренировке стукнулся или энергетическим шаром получил по мягкому месту?

- От тебя одни неприятности, Торбург!

- Ты тоже не подарок, Иргар, - парировала я.

- Если бы ты хоть немного думала, прежде чем что-то делать, - продолжал напирать летун, сверкая ледяным взором.

- Твоего мнения не спросила.

Снова холодное презрение и взгляд, который понять я так и не смогла. На скулах заходили желваки, выдавая его гнев.

- Ты неисправим. Только я решила, что можно работать нормально, как ты снова все испортил, - горячо прошептала я после того, как прозвенел звонок на урок.

- Я не потерплю, чтобы мое имя было связано со скандалом, - отозвался летун.

- Да с каким скандалом? О чем ты?

- Ты для него нарядилась? – вдруг спросил Иргар.

- Для кого? – растерялась я.

А летун неожиданно успокоился. Нет, злится не перестал, но по крайней мере больше не пытался заморозить меня взглядом.

- Для Гарроу.

- Ты дурак? – совершенно искренне удивилась я. – Чтобы ядля этого Гарроу… Сам-то понял, что сказал?

- Ты хоть знаешь, какие слухи ходят по академии?

- Как будто про нас с тобой ходят другие слухи, - фыркнула я. – Это не мешает нам ругаться и с трудом терпеть друг друга. И вообще, какая тебе разница, что обо мне говорят.

- Никакой, - сухо обронил летун, отворачиваясь.

«Ну и ладно!»

- Доброе утро, студенты, - бодро произнесла профессор Стэйпи, входя в аудиторию, - начнем наше занятие?

Я потянулась к конспектам.

- Начнем опрос?

Ответом было молчание и шуршание листов.

А потом вдруг скрипнула дверь и раздался испуганный возглас. А за ним еще один и еще. Гомон, скрип стульев и даже парочка всхлипываний.

Обернувшись к двери, я приподнялась со своего места, пытаясь понять, что вызвало такой ажиотаж, и застыла.

Там в проеме, пошатываясь и с трудом держась за косяк, стоял Гарроу.

Но в каком виде!

Лицо разбито, над бровью ссадина, один глаз почти заплыл, а из носа капала алая кровь, заливая рубашку и штаны.

15

- Гарроу? – рявкнула профессор, разом оборвав все ахи-вздохи-стоны и слезы, которые заполнили аудиторию. – Это что за вид?

- Простите, - криво усмехнулся тот, стирая рукавом рубашки красные капли с подбородка, - но вы же сами просили наглядное пособие для практических занятий. Вот он я!

Парень широко развел руки и тут же качнулся, вновь хватаясь за косяк, чтобы не упасть.

- Только не говорите, что вы покалечили себя ради учебного процесса? – нахмурилась женщина, сведя темные брови на переносице.

Удивить и разжалобить это женщину было сложно.

Говорят, до работы в академии она около десяти лет провела на границе Черного леса и чего там только не повидала. Бросить все и заняться преподаванием её заставило ранение. Стэйпи лишь чудом выжила.

- Случайность. Упал.

Я недоверчиво хмыкнула.

Даже с такого расстояния было понятно, что так себя покалечить при падении можно было лишь очень сильно постаравшись.

- Я сегодня страшно невезучий, профессор, - продолжил парень. - Сначала девушка отшила, потом вот… споткнулся, упал.

«Девушка отшила…»

У меня даже кулаки сжались от возмущений.

«Что он несет? Если еще и меня приплетет. То я ему… еще и глаз подобью!»

- Ладно, проходите сюда. Раз уж так вышло, то будете сегодня нашим наглядным пособием.

Профессор с шумом поставила свой стул на небольшой площадке у доски и пригласила летуна.

- Сами дойдете?

- Обижаете, профессор, - усмехнулся он, делая первый шаг.

Гарроу шел медленно, оставляя после себя на полу крохотные алые капельки. И при всем при этом он умудрялся широко улыбаться.

- Ну и где моя напарница? – произнес он, тяжело приземляясь на стул.

- Никакой напарницы, - тут же отозвалась профессор Стэйпи, ковыряясь в одном из ящиков своего стола.

Не прошло из пары секунд, как на столешницу легла знакомая серо-зеленая сумка целительницы. У меня в комнате тоже такая была. Стандартный набор и состав. Все необходимые зелья, травы, порошки и прочее. А еще немного вспомогательных материалов в виде небольшого котелка, колб, ножика, пинцета, весов и сухого спирта.

- Раз нам выдалась возможность заняться лечением азгара, то мы непременно этим воспользуемся. Но лечить вас будет не ваша напарница. Вы и так проводите вместе много времени, не будет нужного настроя, - продолжила профессор, внимательно осматривая притихших студентов. – Нужен кто-то другой. И это будет…

Я невольно сжалась, втянув голову в плечи и испуганно косясь на преподавателя.

«Нет, жизнь не может быть так несправедлива! Только не я!»

- Торбург! – взгляд светло-зеленых глаз остановился на мне.

Я и сама не поняла, как оказалась на ногах.

Привычка, наверное.

- Да, профессор?

- Начинайте.

Я продолжила стоять на месте, неуверенно переступая с ноги на ногу.

- Рассказать о теории исцеления? – неуверенно спросила я, надеясь отделаться малой кровью.

Практика, Торбург. Практика. Говорят, вы стали героиней этого месяца. За короткий срок из отстающей в лидеры. Ну же, продемонстрируйте нам свои умения.

«Вот и расплата пришла!»

Совсем рядом раздался какой-то странный звук. Словно металлом по стеклу провели. Я не сразу поняла, что это скрип зубов. И шел он моего молчаливого напарника.

Лицо бесстрастное, глаза холодные, а тело напряжено так, что еще немного и последует взрыв.

- Хорошо, профессор, - вздохнула я, направляясь сначала к столу за сумкой.

Без неё исцелить будет сложнее.

- Что нужно сделать в первую очередь, Торбург?

- Смыть кровь, - отозвалась я, надевая сумку на плечо.

- Приступайте.

Ветошь нашлась быстро.

Второй боковой карман.

Нас учили правильно собирать сумку еще на первом курсе. Ведь от этого зависела чья-то жизнь. Я могла с закрытыми глазами в любое время суток правильно собрать и разобрать её. Сказать, что где лежит и положить все на верные места. У целительниц это было доведено до автоматизма.

Графин с водой мне подала профессор.

Щедро смочив тряпку, я подошла к Гарроу, который с ленивой ухмылкой победителя наблюдал за мной. Кажется, он был доволен сложившейся ситуацией.

- Я постараюсь осторожно смыть кровь, - произнесла я, касаясь кончиком тряпки его щеки. – Ты не дергайся, а то может быть больно.

- Ничего. Я готов потерпеть для тебя все, что угодно, - шепнул он.

- Не зарывайся.

Подбородок чист. Теперь надо протереть рядом с ссадиной, не касаясь её.

- Видишь, как все интересно получилось. А еще пятнадцать минут назад ты уверяла меня, что никогда и ни при каких обстоятельствах не станешь меня лечить.

- И поэтому ты оступился и упал, - отозвалась я, изучая его нос.

Из ранки продолжала сочиться кровь.

- Я сегодня такой неуклюжий.

«Ну да, упал. И судя по характеру повреждений, раз пять на чей-то кулак, не меньше».

- Открытый перелом носа, - значительно громче произнесла я, продолжая стирать кровь.

- Дальше, Торбург, - кивнула профессор, которая медленно прохаживалась туда-сюда, убрав руки за спину.

- Гематомы мягких тканей, ссадина над бровью. Швы не понадобятся. Глаза не задеты. Серьёзных повреждений нет.

- Ваши дальнейшие действия?

- Какова будет степень влияния? – спросила я, повернувшись к профессору.

От этого многое зависело.

- Полное исцеление.

- Сначала необходимо обезболить, - выпрямляясь, ответила я, изучая бордово-синее лицо своего пациента. - Потом вправить кость на место, снять отеки, убрать синяки (это может занять больше времени) и заживить рану.

Лицо было очищено и я, не глядя, положила тряпку в свободный кармашек сумки, вновь наклоняясь над Гарроу.

- Придется немного потерпеть, - произнесла я, касаясь кончиками пальцев его лица.

- Я же сказал, это вытерплю. Продолжай.

Может дриадой я была криворукой, но лечить умела. Пусть в отличницах не ходила, но целительскую практику всегда сдавала на отлично. Даже каждое лето проходила обучение в местных госпиталях.

Сила слабо покалывала на пальцах, проникая в кожу пациента. Импульсы были совсем крохотными, едва заметными.

Торопиться в лечении азгаров было нельзя. Это обычные люди и маги легко переносили чужое влияние. Крылатые же ненавидели любое вмешательство в их жизнь, даже целительство, воспринимая все в штыки.

Применяя магию, можно было нарваться на конфликт силы и… тогда будет больно. Нам обоим.

Поэтому предмет по взаимодействию целительства с другими видами магии и был выделен отдельным курсом.

Я действовала очень осторожно, сдерживая магию настолько, насколько могла, пристально наблюдая за реакцией Гарроу.

Сначала все было хорошо. Он легко принимал мою магию, и я рискнула увеличить напор.

Парень вдруг нахмурился и вздохнул. Как-то странно… рвано, словно ему нечем было дышать.

Я тут же прекратила лечение, убирая руки.

- Что? Больно? – просипела испугано, рассматривая свои ладони.

Странно, мне же тоже должно было достаться.

- Что там, Торбург? Конфликт магии? – тут же спросила Стэйпи, оказавшись рядом.

- Не знаю.

Гарроу шумно дышал и жмурился.

- Драйгер!

- Да, профессор, - тут же вскочила заучка Эверика.

- Нет-нет! – неожиданно мотнул головой парень, открывая странно осоловелые глаза. – Никакого конфликта. Все отлично. Пусть продолжает.

- Уверены? – с сомнением спросила профессор, изучая парня.

- Да.

- Драйгер, на место. Торбург, продолжать.

Женщина отошла от нас и вновь принялась ходить по кабинету.

- Ты действительно нормально себя чувствуешь? – осторожно спросила у него, вновь коснувшись пальцами его лица.

- Более чем.

- Тогда почему стонал? Слушай, если есть конфликт, об этом надо сказать. Нельзя так рисковать. Вместо лечения я могу еще больше навредить тебе.Ответом мне была его усмешка и едва слышное:

- Все отлично.

- По твоему виду не скажешь, - отозвалась я, вновь выпуская силу, которая тут же заструилась по пальцам, вызывая тяжелый вздох у парня и тихое:

- Какая же ты… вкусная… Иви.

Теперь пришла моя очередь дергаться, едва не запоров все лечение. Только выдержка и привычка помешала мне сходу вылить огромную дозу магии прямо в парня.

Так и поджарить можно.

Не знаю, что удивило меня больше – личное обращение по имени (это же Гарроу в первый раз меня так назвал, да еще сократил), сами слова или интонация, от которых вдруг загорелись щеки.

Такое нельзя говорить.

Это… неприлично!

Да, я знала, что магия целительниц для азгаров имеет вкус. В практике не сталкивалась, но читала. Обычно она горчит или кислит. Именно так нам рассказывал куратор. Именно поэтому азгарам дают сладкий чай после лечения.

Но чтобы… вкусная…

Такого быть не может.

- Торбург! – вывела меня из оцепенения профессор. – В чем дело?

- Простите. Продолжаю, профессор, - поспешно ответила я, стараясь успокоиться.

«Вкусная… что значит вкусная? Как это определяется? И почему так?»

Я отмахнулась от непрошеных мыслей, усиливая напор. Кожу на пальцах слегка покалывало от всплеска магии.

Еще немного.

Отлично. Заморозка активирована.

Гарроу с трудом сглотнул.

Выглядел он странно. Бледный, на лбу появилась испарина, а руки так вцепились в ручки стула, что он уже начал жалобно скрипеть.

Неужели жар?

Я осторожно коснулась лба.

Холодный.

Парень вдруг шевельнулся, прижимаясь к моей руке, которую тут же одернула.

«Привидится же такое».

- Заморозка готова, - произнесла я, оборачиваясь.

- Основные правила целительства, Торбург? – спросила женщина, застыв на верхнем ряду в проеме, скрестив руки на груди.

Я была даже благодарна профессору за её вопросы. Они встряхивали, заставляли работать, а не думать над странностями, связанными с исцелением Гарроу.

- Медленно и целенаправленно. Нельзя разбрасываться на все, а начинать лечение строго по секторам.

- Гарроу, вы в порядке?

Парень сглотнул и закивал. Губами после заморозки двигать было сложно.

Зато он вдруг поменял положение. Словно ему было неудобно сидеть.

- Продолжайте.

- Сначала нос.

Вправить его было несложно.

Теперь фиксация. Пара импульсов для уменьшения отека.

Осталось только запустить регенерацию.

- При полном исцелении нужно зелье активации, - заметила я, повернувшись к профессору и ожидая её реакции.

- Обоснуйте, Торбург.

- Для восстановления необходимо много сил. Либо надо съесть большое количества жирного мяса, либо использовать зелье активации. Иначе он просто свалится без сил.

- Верно. Используйте зелье.

Я открыла сумку и коснулась коробочки с зельями, отсчитав пятый ряд, третье справа. Достала небольшую колбу с мутно-зеленой жидкостью.

- Надо открыть рот.

Получилось у него с трудом, пришлось помочь.

- Глотай.

- Правила зелья активации, - потребовал профессор.

- Оно начнет действовать через две минуты. Необходимо синхронизировать восстановительный процесс. Поэтому засекаю время.

Я застыла, потирая пальцы и разгоняя кровь. Мысленно строила в голове слова заклинания и сосредотачивалась на времени.

Действовать надо было быстро.

Целительниц учат контролировать время. Этому даже посвящён целый предмет на первом курсе. Сосредоточившись, мы могли отсчитать время с точностью до секунды.

Пять… четыре… три… два…

Я шагнула к парню, сжимая его лицо в своих руках и выплескивая магию.

С губ легко сорвались слова заклинания. Короткие, простые, но очень эффективные. В конце концов, это всего лишь пара синяков, сломанный нос и ссадина. Было бы ранение более серьёзное, можно было использовать что-то сложнее.

Судорога прошлась по его телу, вызывая гортанный, едва слышный стон.Реакция не должна была быть… такой яркой.

Не пойму. Больно ему точно не должно быть. Тогда, что не так?

Двадцать одна секунда.

Я убрала руки и отступила, стряхивая пот со лба.

Теперь можно было полюбоваться на плод трудов своих.

Синяки прямо на глазах сначала желтели, потом бледнели, пока совсем не исчезли. Ссадина над бровью затянулась, оставив после себя тонкий розовый след. К вечеру и его не будет.

Зейн мотнул головой и заморгал, пытаясь прийти в себя. Ускоренная регенерация похожа на крепкую дозу алкоголя, первое время туманит рассудок.

- Готово, профессор.

- На место, Торбург.

Женщина подошла ближе, взяла летуна за подбородок, внимательно рассматривая его нос и глаза. На её лице вдруг возникла легкая, едва уловимая улыбка, словно она узнала что-то интересное.

- Интересно.

- Что интересно, профессор? – тут же спросила я, продолжая стоять в сторонке.

- Ничего. Все отлично, лечение проведено правильно. Гарроу, вам лучше до конца занятий посидеть здесь.

Положив сумку на стол профессора, я быстро вернулась к себе и села рядом с застывшим Иргаром. За то время, что меня не было, он даже позы не сменил, оставив руки под столом.

- Ну и как я? – доверительно шепнула я. – Молодец?

А в ответ не удосужилась даже взгляда.

Нервничает, наверное, из-за друга.

- Не знаешь, кто его так? Явно не упал. Уверена, его кто-то избил. Перед самым уроком. Представляешь?

Опять ничего.

- Приступаем к опросу, - громко произнесла Стэйпи.

Я потянулась к конспектам, но от неосторожного движения карандаш соскользнул и покатился вниз, упав под стол.

- Вот засада!

Пришлось лезть.

Карандаш нашелся быстро, даже искать не пришлось.

Поймав искомый предмет, я повернулась, чтобы вылезти и взгляд зацепился за крохотное красное пятнышко на полу.

«Странно, очень похоже на…»

Я скосила взгляд на руку напарника и тяжело сглотнула.

Костяшки были разбиты в кровь.

Не сложно догадаться, об кого именно они были разбиты.

«Это что получается? Это Иргар своего друга так… Но за что?»

Я медленно выпрямилась, стараясь не показать своего волнения, и положила карандаш на место.

«Надо с этим разобраться!»

16

Досидеть до конца урока было крайне сложно. Меня буквально раздирало на части от любопытства.

Я практически не слушала профессора. Хорошо хоть Стэйпи меня не спрашивала, уже поставив высший балл за лечение Зейна.

Поэтому я могла отвлечься и обдумать все хорошенько, периодически посматривая на летунов.

На первый взгляд ничего интересного.

Гарроу, закрыв глаза, просто сидел, как-то странно улыбаясь. Не сильно, но уголки его губ были слегка подняты. Не знаю, о чем он думал, но это явно было что-то приятное.

А вот мой напарник, несмотря на полное равнодушие и безэмоциональность, просто фонил негативом. Да таким, что волоски на коже вставали дыбом.

Злился и сильно.

Интересно.

Гарроу и Иргар были лучшими друзьями, всегда вместе, всегда заодно. Да, ссорились, но никогда не дрались. Даже на турнирах предпочитали не бороться друг против друга.

Так что за птица между ними пролетела?

- Задание получено. Урок окончен. Можете быть свободны.

Иргар тут же вскочил со своего места и метнулся к выходу. Я хотела броситься следом, но опять не получилось. Точнее, далеко я не убежала.

Волнение и нетерпение сыграли со мной злую шутку.

Неудачно повернувшись, я стукнулась локтем о стену. Да так сильно, что пальцы разжались и все мои вещи грохнулись на пол, разлетаясь в разные стороны.

- Вот засада! - прорычала я, пытаясь все быстро собрать.

- Надо же, какая неприятность, - пропела Юджиния, ядовито улыбнувшись.

И носиком свой туфельки отшвырнула мной карандаш еще дальше.

«У-у-у! Выдра белобрысая! »

Ее подружки тоже в стороне не стояли, быстренько раскидав мои вещи в разные стороны.

«Чтоб у вас перья выпали, курицы неощипанные!»

- Удачи, Торбург! – усмехнулась Юджиния у самой двери.

«Ничего! Я выше этого! И сильнее их!» - убеждала я себя, упорно собирая вещи.

- Колючка, тебе помочь?

«Вот только его не хватало для полного счастья!»

- Я сама!

Но Гарроу уже опустился на корточки, подавая мне тетрадь и карандаш, которые отлетели в угол. Видимо те полчаса, которые он провел на стуле, помогли ему прийти в себя и окончательно восстановиться.

Все-таки поработала я хорошо, от синяков даже следов не осталось.

- Спасибо! - произнесла я, поднимаясь.

- Тебе спасибо, - отозвался он, широко улыбаясь. - Ты меня так подлечила...

И почему во всем слышатся пошлые намеки? Может дело в его взгляде и плотоядной ухмылке?

- Просто выполнила свою работу. За что и получила высший балл, - напомнила ему.

- Очень хорошо выполнила. Может мы...

- Не может, - оторвала его я.

- Но если...

- Не выйдет! Извини, спешу!

Я поспешила прочь из аудитории.

Следующая пара у нас была раздельная.

«И где, спрашивается, искать взбесившегося летуна?»

В коридоре Иргара уже не было. Я быстро осмотрелась, пытаясь найти хоть какую-то подсказку. Но тщетно.

«Ну же, Иви! Вспоминай. Что за урок у него должен быть?»

Кажется, боевка. А это точно первый этаж и отдельный корпус для занятий по боевой магии и общей физической подготовке.

И я бросилась к лестнице. Оттуда по холлу, вперед к переходу, который соединял здание академии с отдельным корпусом.

Так спешила, что на очередном повороте врезалась в объект своих поисков, который молча стоял у небольшой Стеллы памяти всем героям Черного леса.

- Торбург! - прошипел летун после того, как я едва не сбила его с ног. - Ты совсем чокнулась? Или тебе чужая сила в голову ударила?

Даже если он хотел меня сейчас обидеть, то зря старался, я сейчас была сосредоточена на другом.

- Это ты избил Гарроу?!

Летун опасно сощурился, схватил меня за локоть и утащил в сторону, подальше от любопытных глаз и ушей.

- Что такое, Торбург? – сокращая расстояние между нами до критического, прорычал он. - Хочешь прочитать мне лекцию? Или может отомстить?

- Чего? - растерялась я, утонув в холоде его глаз.

Они меня словно заморозили, лишая возможности думать.

- Пожалела, да? После того, как он вел себя?

- Вы оба, - напомнила я, стряхнув непонятное оцепенение, - вели себя не очень хорошо.

- То есть мы с Гарроу одинаковые? - процедил тот, опасно сощурив глаза.Кажется, летун был в бешенстве.

Только я не понимала, что стало тому причиной?

И с каких пор сравнение с Зейном стало считаться оскорблением?

- Вы же друзья... – напомнила я осторожно.

Дернулся, прожигая взглядом.

- Скажи, Торбург, у тебя совсем нет чувства собственного достоинства?

- Не поняла.

Поняла, но еще не верю, что он о таком говорит. Какой хрыщ его укусил?!

- Говорила, что другая, а на самом деле...

И красноречивое молчание.

Взгляд был такой выразительный, словно я букашка под его ногами.

- Что на самом деле? Ну же, продолжай.

- Купилась на деньги и славу.

Это даже не обидно. Потому что глупо.

- Деньги у меня самой есть, - фыркнула я. - Моя семья богата, может не так, как твоя, но приданного у меня достаточно. А за славой я не гоняюсь.

- Правда? А вырядилась ты сегодня для кого? Для 3ейна, да?

Я бегло осмотрела свое темно-желтое платье, которое еще два часа назад казалось мне таким удачным решением.

- А что не так с моим платьем? – все еще сдерживаясь, спросила у него.

- Ты еще спрашиваешь. Оно же… желтое.

- И что?

- Ничего! - отрезал он, медленно скользнув по мне взглядом. - Правда вырез подкачал. Грудь почти не видно. В следующий раз надевай такое, чтобы аж вываливалась. Гарроу понравится.

- Сдурел?

A Иргар вдруг слегка наклонился, шумно вздыхая воздух и едва не задохнулся. Скривился, а на скулах такие желваки появились, что ими можно было орехи бить.

- Это что? - сдавленно спросил летун, по лицу которого прошла судорога, а глаза еще сильнее заледенели.

- Что?

Я осторожно принюхалась.

«Неужели капли зелья попали... или вспотела?»

Но ничего не почувствовала. Даже духи впитались в кожу, став единым целым. Может, у крылатого аллергия?

- Ты еще и духами побрызгалась!

В голосе столько возмущения, словно я у него что-то забрала.

- И что?

- Ничего! Все просто отлично! Великолепно! - ядовито улыбнулся он, сжав кулаки так, что из подсохших ранок начала выступать кровь.

- Давай заживлю, - пробормотала я.

В конце концов, я в первую очередь целитель. Личные отношения и неприязнь к этому не имеют отношения.

- Не стоит! Иди, помогай своему новому дружку...

- Иргар, ты что-ли ревнуешь? - в шутку спросила я.

А его еще больше перекосило.

- Я беспокоюсь о своей репутации, Торбург. Мне, в отличие от тебя, не наплевать, что думают другие! Мне неприятно слышать о том, что навязанная горе-напарница крутит романы у всех на виду. Сначала с одним, потом с другим, теперь с третьим. Знаешь, как это называется? Как называют таких, как ты?

Я всё-таки его ударила. Со всей силы. Кулаком! Прямо в скулу. Надо было в нос, но промахнулась.

Наверное, мне было больнее, потому что руку прострелило до самого локтя, а на глазах выступили слезы, а он лишь слегка дернулся.

- Ненавижу! - прошипела я. - Позорю тебя? Честь свою бережешь, да? Да что ты знаешь о чести? Что ты знаешь об уважении? Распространяешь слухи, как базарная баба и винишь меня в этом? Я никогда… никогда и никому не давала повод называть меня продажной! Да какой из тебя напарник? – скривив губы, я бегло его осмотрела. – Настоящий напарник защищает свою половину. А ты… мне противно даже стоять рядом с тобой! Можешь дальше сидеть и капать ядом. Однажды ты в нем захлебнешься!

Развернувшись, я поспешила прочь, дрожа от ярости и отчаянья.

«Дура! Дура! А я еще хотела ему помочь, переживала! А он…»

Где-то внутри еще теплилась надежда, что Иргар одумается, догонит меня, извинится, объяснит. Хотя я не знаю, чем можно объяснить такое поведение! Но я бы выслушала…

Но ничего этого не произошло!

Иргару было на меня плевать!

«Ну и отлично! Плакать не буду!»

Не в комнату, а просто сбежать. Не важно куда. Скрыться, закрыться, остаться одной и выдохнуть.

За что он так со мной? Почему?

Хотя… чего я удивляюсь. Три года до этого наши отношения были не лучше, вот только Иргар никогда не опускался до такой низости. Да, мы издевались друг над другом, шутили, высмеивали, но всегда была тонкая грань, за которую переходить не стоило.

И сегодня мы шагнули. Оба. Сорвались и теперь…

Пустота.

Застыв в коридоре, я постояла с закрытыми глазами секунд десять. Вдыхая и выдыхая.

Нет, не дождутся.

Не стану прятаться и скрываться.

Пусть думают, что хотят. Меня этим не сломить!

Вдох и резкий выдох.

Нацепив улыбку, я быстро зашагала к лестнице. Еще успею на урок.

А там меня ждал новый сюрприз.

- Опаздываешь, Ивилин, - произнесла куратор, стоя за трибуной.

- Здравствуйте, - пробормотала я, бочком продвигаясь к свободному месту.

- Итак, у меня для вас новости. Во-первых, занятий сегодня у вас больше не будет.

Мы молчали. Никто особой радости не высказывал. Как-то привыкли, что ничего не делается просто так. Если отменили занятия, то придумали что-то другое и явно не очень радостное.

- Сейчас вы разойдетесь по своим комнатам и начнете готовиться к завтрашнему дню.

- А что будет завтра? – подала голос Сибилл, которая вместе с Эверикой, как всегда, сидели в первых рядах.

- Завтра все старшекурсники отправляются со своими напарниками на практические занятия.

А вот и сюрприз.

Мы зашевелились, зашептались, переглядываясь.

- Но профессор, - подняла руку Дженни, - практические занятия обычно устраивают в конце месяца.

- В этот раз ректор сделал исключение. Завтра в десять утра каждая пара получит свой собственный медальон с порталом, который перенесет вас в заданную точку. Где вы проведете вместе три дня.

У меня в голове промелькнула мысль. Совершенно не приличная, но точно выражающая отношение ко всему происходящему.

«Три дня в походе. Один на один с крылатым? Да они издеваются!»

Вас ждут личные испытания, по итогам которых многие пары могут вырваться вперед. Пока в негласном рейтинге лидируют Ивилин Торбург и Айран Иргар.

И все как-то разом посмотрели на меня. И как знали, где искать? Сидела же тихо, молчала.

- Ивилин, - улыбнулась профессор Кайни, - поздравляю с успехом, но это ведь только начало. Вам с Иргаром придется хорошо потрудиться, чтобы удержать первые позиции.

«Вы себе даже не представляете, как хорошо. Придётся наступить на собственное горло, чтобы не убить его за эти три дня вместе!»

- Спасибо, профессор, - вежливо ответила я и даже ручкой помахала.

- Но должна предупредить, что Дженни Уилрон и Оуин Шайрод наступают вам на пятки.

А теперь все возвращайтесь в свои комнаты. Обязательно проверьте сумки целительниц. Возьмите дополнительные вещи, хорошо обдумайте, что еще можно взять, а от чего стоит избавиться. Плащ-палатки, сух паек на три дня вам выдадут утром.

- Хорошо, профессор.

- Давайте, девочки, я в вас верю. Вы все справитесь.

А в комнате меня ждал новый сюрприз.

Вообще этот день только начался, а сюрприз следовал за сюрпризом.

На столе лежала огромная коробка с конфетами.

Причем моими любимыми.

- Это откуда? – произнесла я, изучая коробку.

Брать в руки не стала, просто смотрела. Еще и бантик красный кто-то повязал.

- Не знаю, - отозвалась Дженни, с которой мы вместе вернулись в комнату.

- Может это тебе?

Подруга, в отличие от меня, коробку взяла, в руках повертела и достала откуда-то крохотную записку.

- Спасибо за все, - прочитала Дженни и перевела взгляд на меня. – Ив, это явно тебе.

- Это еще почему? – возмутилась я, складывая тетради на свою тумбочку. – Может, это подарок от Оуина.

Девушка отреагировала как-то странно. Сначала побледнела, потом покраснела, а дальше вообще отвернулась, положив коробку на место.

- Оуин такими вещами не занимается. А ты сегодня отлично поработала, исцелила Гарроу. Уверена, это он тебе подарил. Особенно после тех слухов…

- Каких еще слухов? – быстро спросила я.

Дженни еще больше покраснела.

- Это не мое дело, Иви…

- Не твое, но рассказывай. Что там за слухи.

- Тебя видели выходящей из комнаты Гарроу. А еще он на свидание тебя приглашал. И вчера… он вчера ждал тебя. Я видела.

- Мало ли кого он ждал. Я-то не пришла.

Подруга неуверенно пожала плечами.

- Но все уверены, что вы вместе. Особенно после того, как ты его вылечила.

- Меня профессор заставила, - напомнила ей.

- Ему понравилось твое лечение. Знаешь ведь, что азгары ненавидят вмешательства. А ему понравилось. Улыбался, глаза закатывал. Вы еще шептались о чем-то.

Меня аж затрясло от возмущения.

- Отлично! Все уже всё решили, - прошипела я, бросаясь к шкафу и доставая оттуда свою сумку.

Лучше заняться подготовкой к завтрашнему походу, чем думать о том, во что вляпалась.

- Иви, в этом нет ничего страшного. Гарроу красивый мужчина…

- Естественно.

- А ты теперь тоже… симпатичная.

- А еще и умная, оказывается.

- Иви…

- Все, хватит, я поняла.

До вечера ничего интересного не происходило.

Большую часть времени я провела, занятая тем, что разбирала сумку. Что-то убирала, что-то, наоборот, брала побольше. А еще подготовила сменные вещи, зарядила амулеты, собрала накопители.

- Иви, а давай чай попьем с конфетами? – вдруг предложила Дженни поздно вечером.

- Мы же только недавно ужинали, - напомнила я.

- И что? Это же конфеты, - нервно улыбнулась она, держа в руках две кружки с горячим чаем. – Или ты не хочешь делиться конфетами?

Я лишь фыркнула.

- Можешь съесть все.

- Нет, так не честно. Ты тоже должна съесть. Тем более, тут твои любимые.

- Что-то не очень хочется.

- Это из-за меня, да? – виновато вздохнула подруга, ставя кружки на стол. – В последние дни я вела себя… плохо. Прости, просто… я с Оуином, а ты… все так запуталось. Мне жаль, что все изменилось, Иви. Я бы хотела все вернуть, но не знаю как. Может… может для начала попьем чай с конфетами?

Она неуверенно и даже виновато улыбнулась.

Пришлось согласиться.

Дженни делала шаг навстречу. Я не могла.

- Хорошо, давай.

И все было почти как раньше. Мы смеялись, обсуждали студентов, преподавателей, вспоминали прошлые проказы, а все равно что-то было неправильным.

Конфеты я ела. Дженни очень настаивала, подсовывая мне самые вкусные и подливая ароматный чай в кружку.

А ночью мне стало плохо.

Жар, ломота во всем теле, боль в груди и в животе, кошмары, из которых я никак не могла выплыть.

Я стонала, вертелась, сжимая влажные от пота простыни, но с каждой секундой становилось все хуже и хуже.

Все тело горело и хотелось кричать, но вместо этого с сухих губ срывались только стоны.

- Иви, Иви, девочка, что с тобой? – с трудом открыв воспаленные глаза, я увидела перед собой встревоженное лицо куратора.

- Что с ней, профессор? – раздался приглушенный голос Дженни.

- Пока не знаю.

- Ей плохо, да? Значит на практику она не пойдет?

- Какая практика, Дженни? – раздраженно буркнула профессор Кайни. – О чем ты вообще? Ты видишь, у неё жар. Но я никак не могу понять из-за чего.

Женщина осторожно касалась моего лица прохладными ладонями, вызывая у меня слабые стоны.

Как же жарко. Я не вынесу. И больно.

- Все будет хорошо, Иви. Я помогу тебе.

Она дала мне какую-то настойку, благодаря которой я провалилась в спасительный сон.

И снова кошмары.

На этот раз я бродила в каком-то лесу.

«Не поддавайся… ты сильная… ты сможешь…» - доносился непонятный шепот со всех сторон.

А потом вдруг к моим рукам потянулось растение с крохотными розовыми листочками и фиолетовыми прожилками.

- Съешь меня… съешь, - пронеслось в голове.

- Не хочу.

- Съешь… так надо.

- Зачем?

- Я помогу…

Я сорвала один из листочков и отправила его в рот.

Трава как трава.

А потом все исчезло.

Проснулась я резко.

Раз и открыла глаза.

Волосы, сорочка, простыни - все было влажным от пота.

Но я чувствовала себя не просто хорошо, а великолепно. Словно никакой горячки не было.

Но что самое удивительное, на краешке тумбочки я увидела знакомый росток с крохотными розовыми листочками и фиолетовыми прожилками.

- Это я его вырастила? – недоверчиво пробормотала я, изучая растение, проросшее прямо из столешницы.

Кажется, это аренгаум - сильнейшее лекарственное растение. Его очень сложно, практически невозможно вырастить. Растет в дебрях южных тропиков в крайне недоступной местности.

А у меня взял и вырос на тумбочке.

- Как такое возможно, - пробормотала я, обводя взглядом спальню.

Дженни уже не было. А часы показывали половину десятого утра.

- Практика! Я же опоздаю на практику!

Собралась я за пару минут, благо приготовила все еще вчера. Свободные брюки, рубашка, кофта, куртка и немного личных вещей. Кое-как пригладила волосы, завязав их в хвост, и схватила вещи.

Немного подумав, положила в сумку и аренгаум, который вырастила в горячке (точно не помешает), и понеслась на общий сбор, который должен был проходить в главном зале.

Надо успеть. Усталой и больной я себя точно не чувствовала, так что причин не идти не было никаких.

Я бежала изо всех сил, перепрыгивая через две или три ступеньки, и ведь успела.

- Подождите! Подождите меня! – проорала я, влетая в главный зал и с трудом переводя дыхание.

- Ивилин? – ахнула куратор, которая стояла на постаменте, рядом с ректором. – Но как? Я же сама тебя видела всего час назад, ты была больна.

- А теперь все хорошо. Чудо и немного магии дриады, - прохрипела я. – Все в порядке. Лихорадки больше нет. Я готова к практике.

- Но ты еще слаба.

- Я за пятнадцать минут пробежала расстояние от нашей комнаты до сюда и не упала замертво, - улыбнулась я, подходя ближе. – Так что и с практикой на полигоне справлюсь.

- Но, - Кайни беспомощно взглянула на ректора.

- Если Торбург чувствует себя хорошо, то я не против её участия в практике, - резюмировал Ворпар.

- Отлично. Значит, можно!

Я тут же встала рядом с Иргаром, на которого мое появление не произвело никакого впечатления.

Подумаешь.

Зато я поймала странный и даже немного испуганный взгляд Дженни. Но стоило мне к ней повернуться, как она тут же отвернулась, прижимаясь к Оуину.

Мы с Иргаром были одними из первых, кому вручили портальный медальон.

- Задача довольно легкая. Обойти все ловушки и добраться до конченой точки в течение трех суток. Карта у вас есть. Берем плащ-палатки, сух паёк и переносимся.

Я быстро взяла все необходимое, поправила сумку целительницы на плече и повернулась к летуну.

- Готова. А ты?

- Вполне.

Парень сжал кулон, провел с ним какую-то манипуляцию, нажал на пару камешков, что-то повернул, а потом взял меня за руку.

- Перенос немного жесткий. Так что придется потерпеть, - сухо произнес напарник.

Бум. И нас засосало куда-то, чтобы через пару секунд выплюнуть.

- Уф, - пробормотала я, выдыхая и оглядываясь, – вот это…

- Тихо! – вдруг прошипел Иргар, запихивая меня куда-то себе за спину.

- Что…?

- Тихо, я сказал, - снова прохрипел он.

На шутку это уже мало походило.

И только тогда я осмотрелась.

- Что за…?

Мы оказались в самом сердце Черного леса, а перед нами в метрах пятидесяти рыл носом в жухлой траве самый настоящий шестипалый шершар.

17

Первая мысль – надо же, какая удивительная и проработанная иллюзия. Даже вонь сваленной шерсти чудища отсюда чувствовалась.

Но потом…

Потом как-то быстро, за считанные секунды до меня дошло, что это не может быть иллюзией. Просто не может.

Я была уже на практике в прошлом году и отлично помнила, как там все было.Да, лес был, но не такой, а совсем обычный. Поляна была, но другая. И ловушки были. Обычные статические магические ловушки, а не ожившие монстры Черного леса.

Кроме того, пели птицы, светило солнце и росли цветы, а здесь… здесь как в могильнике – мрачно, холодно и жутко.

- Медленно отходим, - едва слышно прошептал Иргар, оттесняя меня назад. – Ветер в нашу сторону. Он не чует. Есть шанс…

Как услышала, не знаю. Может и не услышала, а поняла.

Я кивнула, хотя понимала, что летун меня не видит и начала красться назад.Очень медленно и осторожно, вздрагивая каждый раз, когда эта шестилапая тварь фырчала, вгрызаясь во что-то или трясла мордой. Судя по тому, что шершары плотоядные – это что-то когда-то бегало и прыгало.

Шершары страшно опасные, но жутко тупые. Может… может пронесет.

Плохо то, что они всегда охотятся парами. Где один, там должен быть и второй.Оставалось надеяться, что он в другой стороне.

Стоило нам скрыться за ближайшими деревьями, как Иргар резко развернулся, схватил меня за руку и потащил вперед.

- Давай, быстрее, - бросил он, на ходу доставая кожаный мешочек с серой пыльцой, который лежал в одном из карманов куртки.

Я тут же достала свой.

Щепотка в воздух, легкое заклинание и нам удалось на пять часов скрыть свои запахи, лишая возможности нечисти выследить нас.

«Как я сама не догадалась?!»

Но казнить и ругать себя времени не было.

Мы бежали меж деревьев, отчаянно петляя минут пять. А потом резко остановились, тяжело дыша.

Я привалилась к ближайшему стволу спиной и сползла вниз на землю, чувствуя, как дрожат ноги и бешено бьется сердце в груди.

Небольшая передышка, во время которой можно было осмотреться и осознать всю плачевность нашего положения.

Темное небо над головой, затянутое тучами, противный туман серо-зеленого цвета, изуродованные деревья, скрученные, с черными наростами, мхом и лишайниками, бурая трава под ногами и полное ощущение безнадежности.

- Мы и правда в Черном лесу? - пробормотала я, срывая ближайшую травинку.

Она почти сразу рассыпалась в прах в моих руках.

Этот лес мертв. А если что и выжило, то было изувечено, сломлено и покорежено.

Иргар, который до этого пристально рассматривал переносной медальон, нажимая и вертя его в разные стороны, перевел на меня взгляд.

- Собираешься устраивать истерику?

- А она поможет? – хмыкнула я, продолжая сидеть на холодной земле.

- Сомневаюсь.

- Тогда смысл? Лучше скажи, как так получилось? Мы же должны были отправиться на полигон. Почему вместо этого нас перенесло в Черный лес?

- Кто-то испортил портал, - отозвался он.

- Кто? – тут же спросила я и скривилась.

Сомневаюсь, что этот кто-то неизвестный оставил свою подпись.

- Не знаю, - всё-таки ответил парень.

- И зачем? Что ты такого сделал, чтобы так мстили?

- Я? – хмыкнул Иргар. – Может это от тебя хотели избавиться?

- Ты сам-то в это веришь? Кроме того, от меня избавиться не так сложно, в отличие от тебя. Я же просто целительница с даром дриады, а ты у нас великий воин, надежда нашего мира.

- Неужели?

В глубине светлых глаз что-то мелькнуло и пропало.

- Сейчас важно другое. Мы можем как-то вернуться назад в Академию?

- Нет. Вся энергия кулона была истрачена, чтобы доставить нас сюда. Расстояние очень большое. Он просто… - Иргар снова повертел медальон в руке и глубоко вздохнул, - он просто сгорел.

- То есть как сгорел?

- А вот так. Порталом нам отсюда не уйти.

- Хорошо, - кивнула я, стараясь не поддаваться панике и не терять присутствия духа. – Тогда будем ждать, когда нас найдут и вытащат отсюда.

- Не получится.

Летун убрал медальон в карман куртки и снова посмотрел на меня.

- Что значит не получится? Выход есть всегда. Его надо лишь найти. Уверена, нас хватятся, поймут, что что-то случилось и начнут искать.

- Ты хоть представляешь размеры Черного леса? Тем более эта гадость с каждым годом разрастается. Нас не отследить. Сама же отлично знаешь, как здесь фонит магией. Любые поисковые заклинания рушатся, стоит им попасть сюда. Черный лес недоступен для обычного считывания. Нас не смогут найти.

Самое противное – я прекрасно знала, что он прав. Нас не найти. Никому! Но и сдаваться просто так не собиралась!

- Хорошо. И что ты предлагаешь? Сидеть здесь и ждать, когда нас сожрет какая-нибудь тварь?

Никакой истерики. Мой голос звучал ровно и спокойно.

Даже удивительно в сложившейся ситуации.

Признаю, мне очень хотелось немного поистерить. Совсем чуть-чуть. Может даже пустить пару слезинок. Но не сейчас. Сейчас надо собраться и думать, что делать. Вот вернемся домой, я поплачу. Обязательно.

- Нам надо найти ближайший пост, - произнес Иргар.

Точно.

Весь Черный лес набит специальными постами. Это небольшие башни из цельного камня, оставленные в заброшенных деревнях, которые постепенно сожрал Черный лес. Прежде чем отступить, эти посты тщательно укреплялись и оборудовались всем необходимым, чтобы потом лазутчики и патрульные в случае опасности могли в них найти укрытие и переночевать.

Для нас это был шанс выжить и продержаться какое-то время.

Я всё-таки надеялась, что нас найдут и вытащат отсюда. Или может граница с Черным лесом не так далеко и есть шанс в течение пары-тройки дней выбраться отсюда. А там выйти к своим и вернуться домой.

- Хорошо, - я поднялась с земли, стряхивая прилипшие травинки со штанов, – давай искать пост. В какую сторону нам идти?

Я знала, в какую точно нельзя – туда, где мы оставили шестилапого шершера.

Иргар молча стоял и наблюдал за мной каким-то странным, оценивающим взглядом.

- Что? – нахмурилась я, не понимая, чего он добивается.

- Ты полна открытий, Торбург, - внезапно произнес летун.

- Да я вообще как шкатулка с секретом, - буркнула в ответ, поправляя ремень сумки. – Будем обсуждать мои качества или всё-таки начнем искать пост? Надо постараться не нарваться на еще какую-нибудь тварь.

- Мне нужно подняться в воздух, - произнес Иргар, снимая с плеч тяжелый рюкзак и сложенный плащ-палатку.

- Логично, - кивнула я, поднимая глаза вверх на пасмурное небо.

Оно над Черным лесом всегда было таким. Пасмурным и безжизненным, как и все вокруг.

- Главное на гарпий не нарваться, - пробормотала я, вспомнив опасных крылатых созданий с женским лицом и телом хищной птицы.

Своими когтями на ногах они с лёгкостью рвали плоть.

Жуткие существа и главный противник азгаров в воздухе.

К слову, услышать их приближение можно было довольно легко. Они обожали петь. Для них может это была песня, а для обычных людей жуткий клекот, от которого хотелось зажать уши. Но он спасал жизни, давая возможность спрятаться или подготовиться к удару.

- Я буду осторожен, - произнес он, аккуратно сложив все на землю у своих ног.

- Давай, - кивнула я и добавила чуть слышно. – Будь осторожен.

- Не волнуйся, - криво усмехнулся Иргар, вызывая крылья, - от меня не так легко избавиться, Торбург.

- Дурак, - прошептала я, наблюдая, как он ловко взмыл в небо.

А я тут же принялась магичить, создавая простые, но весьма действенные заклинания оглушения.

Начертила символ в воздухе, приправила магией и закрутила в небольшую бусинку, которую присоединила к специальному браслету на руке.

Затем следующую.

Получилось пять серых бусинок. Но на этом я не остановилась.

Следующий магический знак был сложнее и заковыристее.

Атакующее проклятье. Сил и времени на него понадобилось больше.

Но и тут я справилась, присоединив бирюзовую бусинку к браслету.

А потом еще две.

И только тогда позволила себе немного отдохнуть.

Тем более, что… что-то вокруг изменилось.

Обстановка в Черном лесу и так не располагала к веселью и счастью, но…

Я напряглась, бесшумно отступая к ближайшему дереву.

«Опасность!» - орало чутье.

Не знала, что оно у меня есть. Обычно меня никто не предупреждал об опасности, позволяя по самые уши влезть в проблемы и неприятности, но тут…

Я достала короткий нож из голенища сапога. Слабая, но все-таки защита.

А потом… потом я услышала чей-то навязчивый шепот, едва слышный, но давящий на сознание, и едва не выругалась.

«Шептухи! Почему именно шептухи?!»

Прошло всего пару секунд и справа из-за деревьев показались светящиеся полупрозрачные существа. Аж три штуки.

Точно шептухи.

М-да, нож тут точно не поможет!

Шептухами называли полупрозрачных существ. Нечто среднее между призраком и магической сигналкой, как бы парадоксально это ни звучало.

Эти твари подкрадывались, оглушая своим бесконечным шепотом, и принимались высасывать энергию из живых существ.

Присосется такая штука к тебе и все – через пять минут ты уже не соображаешь, где находишься и что происходит вокруг.

А следом приходят верные спутники шептух – карольские шакалы.

По виду как собаки, только большие, рыжие и страшные. С маленькой головой, длинным телом, короткими лапками и черными полосами по всему телу.

Они охотятся стаями. И в обычной жизни особой опасности не представляют, если ты не оглушён и не дезориентирован шептухами.

Выходит, чтобы выжить, стоит разобраться с этими полупризраками. Ножи, боевые заклинания тут не помогут. Как убить то, что и тела практически не имеет.

«Ну же, Иви, вспоминай! Второй курс Магических тварей и способов их уничтожения! Ты же должна помнить. Не зря же Эленхайм вбивал эти знания нам в голову!»

Шепот становился все навязчивее и сильнее. Сплошное многоголосье. Если прислушаться, можно различить отдельные слова и даже узнать голоса говорящих – мама, сестры, Дженни, профессор Кайни и даже Зейн Гарроу.

Мне словно залезли в голову, вытаскивая оттуда самые болезненные страхи и сомнения. То, в чем я всегда боялась признаться даже себе.

«Ты проклятье нашей семьи, Ивилин», - шептал ветер голосом мамы.

«В семье не без урода», - смеялась старшая сестра Дария.

Гордость и радость родителей. Умница, красавица, отличница и сильная стихийница. Совершенство от золотистой макушки до крохотных ножек.

«Думаешь, новая внешность делает тебя достойной любви?» - прошипел Оуин.

- Не, ну про внешность - это зря, - пробормотала я, пытаясь отмахнуться от навязчивого шепота.

«Лишь игрушка», - хохотал Зейн Гарроу.

Его-то сюда зачем?

«Ты никто…»

А вот это Иргар. И его безразличие отчего-то бьет сильнее остальных.

- Хватит, - процедила я, морщась от голосов, которые шептали все громче и громче.

Полупрозрачные, светящиеся голубым светом фигуры на время застыли, покачиваясь, как маятник, из стороны в сторону.

Надо срочно обезопасить себя от их воздействия. Пока я еще не свихнулась от этого шума и ощущения собственной никчемности.

«Ты меня разочаровала, Торбург» - донесся до меня голос куратора Кайни.

- Да я вообще одно сплошное разочарование, - усмехнулась я, поднимая руку с ножом, - всем давно пора было смириться.

Что же за символ там был?

«Он мой, слышала, Торбург! Ты его никогда не получишь!»

Это Юджиния. Сколько ненависти в голосе, сколько экспрессии. Сильно же она меня ненавидит. Но её слова вызывают лишь усмешку.

- Бред, - отозвалась я, не сводя глаз с призрачных фигур. - Как будто я когда-то пыталась его отбить. Что я, дура что ли?

С такого расстояния не могла рассмотреть их лиц, всего лишь расплывчатое светящее пятно. Это и хорошо. На картинках в учебниках они были ужасны.

«Так что же за символ против этих балаболок?»

Круг, черта наискосок, два завитка, спираль и сверху символ тишины.

- Элейзио, - прошептала я, дорисовав последнюю закорючку.

Знак повисел в воздухе несколько секунд, пульсируя серо-голубым светом, а потом растворился.

А вместе с ним исчезли и голоса, которые уже начали нервировать.

Три секунды благословенной тишины и раздался противный визг.

Шептухи с бешеной скоростью бросились на меня, но так и не добрались.

Закружились вокруг, раздраженно шепча. Присосаться теперь точно не могли.

Криво усмехнувшись, я рассматривала их лица, отдаленно напоминающие человеческие: худощавые, вытянутые, с белыми провалами вместо глаз, с двумя дырками вместо носа и кривыми ртами, которые были полны острых зубов.

- Ну что, милые? Где ваши песики? Или думали, я просто так сдамся?

Главное не бояться.

Страх истончает действие символа. Если это произойдет… спастись будет сложнее.

Твари шипели, скалили зубы, тянули ко мне длинные пальцы с острыми когтями, а я просто смотрела и улыбалась.

- Один в один Юджиния с подружками, - ехидно добавила я. – Такие же симпатичные.

Правда, радовалась я недолго.

Совсем рядом раздался приглушенный разноголосый вой.

- А вот и песики, - пробормотала я, сжимая нож в руке.

Тут бы что-нибудь помощнее, длиннее и острее.

Хорошо хоть шарики с заклинаниями есть. Отобьюсь.

Шакалы трусливы и не бросятся, поняв, что я не одурманена.

Я встала в боевую стойку, приготовилась и как-то не сразу заметила, что Шептух будто вдруг ветром сдуло. Только рядом кружили, корча рожи, а тут раз и нету.

- И что ты делаешь? – раздалось над головой.

«Опять галлюцинации. Это что получается, символ сломался? Или я не так что-то сделала?»

Отмахнувшись от раздражающего своей холодностью голоса, я принялась все так же пристально всматриваться в деревья, ожидая в любую секунду увидеть рыжую стаю карольских шакалов с черными полосками на спине и хищным оскалом.

- Я вообще-то с тобой разговариваю.

И тут до меня, как договорится, дошло.

Вздрогнув, я подняла голову вверх и увидела зависшего надо мной Иргара.

- Это ты?

- А кого ты ожидала здесь увидеть? – нахмурился он, рассматривая нож в моей руке.

- Шептух. А с ними и шакалов.

- Шакалы в трех-пяти минутах отсюда, - пояснил парень и удивленно переспросил: - Ты видела шептух?

Летун медленно опустился рядом.

- Видела.

Снова странный и нечитаемый взгляд.

- Символ элейзио?

- Ну я же не совсем безнадежна и кое-что умею, - хмыкнула в ответ. – Значит, шакалы сейчас будут тут?

- Они да. А мы уходим, - отозвался парень, поднимая с земли свои вещи.

- Думаешь успеем убежать? - хмыкнула я, размышляя, надолго ли меня хватит.

- Нет, не успеем. Поэтому мы полетим.

- Говори за себя. У меня крыльев-то нет.

- Ничего. Ты вроде не особо тяжелая, – снова быстрый взгляд, равнодушно скользнувший по телу. Словно он мысленно взвешивал меня. - Донесу.

- Спасибо, но обойдусь как-нибудь без таких жертв. Лучше скажи, ты нашел Пост?

- Да, в двух километрах отсюда.

Два километра? Не так много. Целительницы хоть и не боевики, но физподготовку регулярно сдают.

- Тогда побежали. Ждать нечего.

Я даже сделала шаг вперед, но Иргар быстро поймал меня, схватив за руку, и удерживая на месте.

- Стой.

Вой раздался совсем рядом. Времени у нас не осталось. Придется, наверное, принимать бой, а потом уже бежать.

- Решил скормить меня шакалам? – хмыкнула я.

- Торбург, - с трудом сдерживаясь, произнес напарник. - Впереди два километра труднопроходимой чащи. Это раз. Кроме того, на пути есть река, кишащая русаланами. Это два. Для того, чтобы найти переправу через неё, мы можем убить еще несколько часов, которых у нас нет. Это три.

Аргументы железные, не поспоришь.

- Я понимаю, ты боишься высоты, но выбора нет. Меньше чем через минуту здесь будут не только карольские шакалы. Шершары тоже идут в нашу сторону. Я уже молчу про гарпий. Их пока нет, так что стоит поторопиться, иначе шансов на спасение у нас совсем не останется.

Он прав. Во всем прав, но… как побороть этот липкий страх и ужас?

- Ты можешь закрыть глаза, - неожиданно мягко произнес Иргар. – Обещаю, все закончится быстро. Ты не успеешь испугаться.

Я беспомощно огляделась.

Кажется, уже первые шакалы подобрались. Вон рыжие шкуры мелькают меж деревьев.

- Иви…

Я вздрогнула, переводя взгляд на напарника.

- Ты справишься.

Его уверенность передалась и мне.

Если не растерялась и с Шептухами справилась, то и страх высоты смогу перебороть.

- Да. Ты прав.

- Мы доберемся до поста и решим, что делать дальше.

Я снова кивнула, старательно контролируя дыхание.

- Тебе стоит обнять меня за шею, - подходя ближе, тихо произнес Иргар.

Пришлось подчиниться.

Я неловко обхватила его за шею, не смотря в глаза и продолжая сохранять видимость дистанции.

- Так не пойдет, - вдруг хмыкнул летун, обнимая за талию и рывком притягивая к себе, так что я впечаталась в его грудь.

- Ох…

- Вот так лучше, - шепнул парень мне на ушко.

И в следующее мгновение мы взвились в воздух. Ветер засвистел в ушах, а собственное сердце подскочило к самому горлу.

Я тут же зажмурилась, стараясь не думать о том, что под нами десяток метров.

«Ой! Нельзя! Нельзя представлять!»

Судорожно вздохнув, я лучше обхватила летуна, прижалась лицом к его плечу и, старательно дыша, принялась считать от одного до пяти и обратно.

«Надо сосредоточиться на чем-то другом! Срочно! На чем угодно! Лишь бы не думать, что под ногами пустота!»

Например, на том, что от Иргара вкусно пахнет.

Хм, даже не думала, что этот хладнокровный крылатик с глазами-льдинками может пахнуть свежестью морозного утра и лесными ягодами.

Этот запах был таким сильным, что я внезапно ощутила во рту привкус лесной морошки, а еще кислинку ежевики и терпкость голубики. Ощущения были такими ярким, словно я набрала ягоды в ладони и сейчас медленно ела, размазав сок по губам.

- Ты в порядке? – раздался голос у уха.

- Угу, - пробурчала я, радуясь, что он не видит моего лица.

- Ты затихла.

Затихнешь тут, когда вдруг такие мысли и ассоциации.

- Осталось немного. – Небольшая пауза и осторожное прикосновение горячих ладоней к спине. – Ты молодец.

- Угу.

Я само красноречие.

Зато мысли о высоте больше не беспокоили.

Гораздо важнее оказалось то, что мы так близко.

Я обнимаю летуна за шею, прижимаясь к нему всем телом, очень хорошо чувствуя его рельефный пресс (тот самый, который успела рассмотреть в его комнате), а Иргар обнимает меня, не давая упасть.

«Подумаешь… я же не первая, кого он так переносит и не последняя…»

А сердце не слушалось, пульс участился, отчего кровь все быстрее разгонялась по венам, жарко опаляя щеки. Во рту внезапно пересохло, но привкус мороза и лесных ягод никуда не делся.

Еще так гулко и сильно билось его сердце под щекой.

Я невольно закрыла глаза, прислушиваясь.

18

И полет действительно прошел незаметно.

Надо сказать, Иргар - первоклассный летун. Никаких встрясок, резких поворотов, крутого пике, толчков и прочего. Все очень мягко, аккуратно и даже почти не страшно.

- Вот и все, - тихо произнес он, когда мы приземлились.

Вот только…

Рук своих напарник не убрал, продолжая крепко меня удерживать. А я вместо того, чтобы отшатнуться, всё-так же доверчиво к нему прижималась и обнимала за шею.

Секунда, вторая, третья…

И мы как-то разом отшатнулись друг от друга с неловким кряхтением, боясь посмотреть друг другу в глаза.

- Ты молодец, - сдержанно произнес Иргар, прокашлявшись, - выдержала.

- Ты тоже… молодец… я даже испугаться не успела, очень профессиональный полет, - в тон ему ответила я и осмотрелась. – Значит мы на месте?

- Да. На месте.

Когда-то это была большая деревня. Здесь жили люди, маги, животные. Слышались разговоры, смех, ругань, бегали дети.

Но сейчас…

Сейчас это место вымерло.

Да и дома почти все развалились. Сделанные из серого камня они давно начали осыпаться, в большинстве завалилась крыша, кое-где попадали стены. И все заросло мхом, лишайником и черными наростами проклятого леса.

А рядом с нами стояла небольшая круглая башня с тяжелой массивной дверью. Единственное, что еще более-менее уцелело здесь. И то лишь потому, что маги позаботились об этом, создав надежное статичное заклинание.

- Как здесь все… - прошептала я едва слышно.

А закончить не смогла.

Да, мы знали, что происходит с деревнями и городами, когда их пожирает Черный лес. Рассматривали картинки в учебниках, слушали рассказы. Но видеть все это своими глазами было намного страшнее.

Иргар уже убрал крылья и тоже осмотрелся. И чем больше он вглядывался, тем сильнее хмурился.

Неужели что-то увидел?

- Нам надо зайти в башню. Не хватало еще на кого-то нарваться. В этих развалинах может всякое прятаться.

Я невольно поежилась и кивнула, быстро направляясь к зданию.

Напарник первым оказался у двери.

Приложил к ней ладонь и тихо, но четко произнес:

- Алорхэ андай.

«Дверь открывай».

Раздался громкий противный щелчок и… ничего.

Я недоуменно моргнула, переведя взгляд на напарника.

- А разве дверь не должна открыться?

Иргар едва слышно прошипел какое-то ругательство и надавил на дверь.

Ничего.

Я нервно хмыкнула и повернулась, внимательно осматривая все вокруг. Вообще было ошибкой поворачиваться спиной. Один должен открывать, другой следить за местностью. Не хватало, чтобы какая-нибудь тварь подкралась к нам незаметно и напала.

Но пока все было тихо. До дрожи тихо и жутко.

Такую тишину обычно называют гробовой. Никаких звуков. Нет пения птиц, стрекота насекомых. Даже ветра и того нет.

Лишь развалины деревни, искореженные проклятьем деревья, хмурое небо и противный скользкий туман.

Если нам не удастся открыть дверь – дело плохо.

Парень приложился плечом. Ударил, раз, второй.

И наконец дверь начала потихоньку отъезжать в сторону.

- И что это было? Может заклинание надо было произнести другое?

- Заклинание столетиями не менялось, - Иргар на мгновение встретился со мной взглядом, прежде чем снова толкнуть дверь плечом. – Это значит лишь то, что дверь очень давно не открывали. Она просела и петли заржавели. Понимаешь, что это значит?

Понимала. Очень хорошо понимала.

Шумно вздохнув, я медленно с шипением выпустила воздух из легких.

Это значит, что патрули не появлялись здесь десятилетиями. Те самые патрули, которые могли бы нас найти и спасти. Выходит… выходит, что граница намного дальше, чем мы думали.

«Сколько же лет здесь никого не было?»

Я вновь осмотрелась, чувствуя, как по сердцу пробежал неприятный холодок.

«Где же мы? Куда нас занесло и почему?»

Наконец напарник смог отодвинуть дверь достаточно широко, чтобы мы оба проскользнули в щель.

- Давай, ты первая, - отступая в сторону, произнес он, и вытер капельки пота со лба.

Спорить я не стала.

Еще раз осмотрелась и нырнула внутрь.

Стоило мне там оказаться, как снова раздался щелчок и ступеньки, ведущие наверх, окрасились приятным светло-голубым светом, а по каменным стенам заплясали знакомые символы активации.

- Хоть здесь без накладок, - произнес Иргар, входя следом, и повернулся к двери, касаясь её ладонью. – Алорхэ азгай.

Скрип и дверь медленно поползла назад, плотно закрываясь.

Теперь мы в безопасности. Хотя бы здесь.

- Поднимаемся, - велел напарник, когда все стихло.

Я кивнула и первая ступила на узкие каменные ступеньки.

Защитные посты, их также называли башней, были устроены примерно одинаково.

Вход, небольшая уборная, лестница на второй этаж, где располагалась комната, которая служила и спальней, и кабинетом, и кухней, и столовой.

Был еще третий этаж, где хранился огромный магический кристалл, который и поддерживал охрану поста и статичность всего, в том числе и продуктов. Молоко, сыр, мясо могли положить десятилетия назад, но благодаря статическому заклинанию, все было свежим и вкусным.

Дверь в комнату поддалась легко.

И стоило нам войти, как на потолке загорелись приглушенные огоньки, освещая все вокруг. Окон в башне не было. Ни одного. Это и понятно. Никакое стекло не выдержит удара тварей, особенно гарпий.

Итак, комната была действительно небольшой. Напротив, у стен две двухярусные кровати, заправленные темно-серым шерстяным покрывалом, сверху мягкие белые подушки. Слева у двери что-то вроде кухни: два шкафчика внизу, два вверху, жаровня, а в углу тяжелый двустворчатый шкаф с припасами, отдельно запечатанный магией. Справа – рабочий стол. Здесь должны быть карты, документы, хоть какие-то зацепки.

Бросив рюкзаки у входа, мы синхронно шагнули к рабочему столу.

Сначала надо понять, где именно мы находимся.

Карта нашлась в верхнем ящике.

Иргар быстро разложил её на столе, зафиксировав края подручными средствами, чтобы не сворачивалась.

Мы нависли над ней, стоя плечом к плечу. Не знаю, как его, а меня такая близость не пугала. Если честно, было все равно. Как-то так вышло, что все разногласия, ссоры и споры мы оставили там – в академии.

Дураку понятно, хочешь выжить – действуй заодно. А без помощи напарника я точно не выберусь из леса живой.

- Итак, - произнес он, касаясь красной точки в центре карты. – Мы находимся здесь.

В этом была особенность карт Черного леса, для удобства в центр ставился конкретный пост, вокруг него радиус примерно в пятьдесят километров.

- Деревня Совеньки, - прочитала я и провела пальцем по границе, которая делила карту на две части: черную и белую. – До границы вроде не так далеко. Всего четыре защитных поста. Это примерно четыре-пять дней пути.

Говорила и сама в это не верила.

Что-то тут не сходилось. Если граница так рядом, то почему этот пост такой заброшенный? Почему дверь заклинило от времени?

Напарник провел пальцем до нижнего светлого края, где в уголке был изображен значок города.

- Колосар, - медленно прочитал он.

Я на мгновение зажмурилась.

«Нет, нет, это ошибка…»

- Не может быть, - прошептала чуть слышно. – Он же…

- Пал лет сто назад, - закончил Иргар, выпрямляясь.

Один из крупных городов, который столько лет пытались спасти и не смогли.

- Мой дед погиб там, - продолжил он. - Я точно знаю, что Колосар уже давно под властью Черного леса.

- Колосар же в сотнях километрах от границы. Элайн… старший брат, рассказывал, что они давно так далеко не суются, слишком опасно.

- Патрули не заходят дальше полсотни километров, - согласился он.

Я снова закрыла глаза, пытаясь успокоиться.

- То есть, - я провела ладонью по карте, - карта не точная?

- Её давно не обновляли.

- Это все... все, что здесь изображено, давно находится во власти Черного леса? А мы практически в двухстах километрах от границы и спасения?

- Выходит, что так, - ответил Иргар и повернулся, смотря прямо на меня.

В его светлых глазах я читала приговор для нас обоих.

- Мы не выберемся отсюда, - прошептала я с нервным смешком. - Это невозможно. Никто не сможет живым пройти такое расстояние. Никто.

- Значит, нам придется стать теми, кто это сможет.

Я отшатнулась от стола и спрятала лицо в ладонях.

Мне надо было подумать, хорошо подумать. Найти выход. Он должен быть. Точно должен.

Но ничего в голову не приходило.

Мы в самом сердце Черного леса. Одни. Два студента. Даже не специалиста!

Это конец!

Сегодня нам может и повезло, но это случайность. До границы больше месяца пути… мы не дойдем. Не сможем. Даже если будем переходить от поста к посту…

- Воды? – вдруг раздался рядом спокойный голос.

Подняв лицо, я с удивлением увидела перед собой кружку с водой, которую мне протягивал напарник.

- Ты принес мне воды? – пробормотала я растеряно.

- Говорят, помогает при истерике.

- У меня нет никакой истерики, - отозвалась я, но кружку взяла.

Глоток. Второй.

Чистая и вкусная. Заклинание статики всё-таки хорошо действует.

- Пока нет. Но, наверняка, будет. У тебя же в сумке должно быть какое-то успокоительное, не так ли?

Я медленно кивнула и повторила:

- Я не собираюсь устраивать истерику.

- Неужели? Может всё-таки выпьешь?

Не верил.

- Думаешь, моя истерика поможет вернуть нас назад? - Я поставила кружку на стол и села на ближайшую табуретку. – Признаю, я немного… растеряна, зла и даже испугана. А еще на девяносто процентов уверена, что мы умрем где-то в этом проклятом лесу и наши кости не поднимут даже некросы, но…

- Но? – тут же спросил напарник, присаживаясь на соседний табурет.

Лед в его глазах неожиданно начал таять, уступая место чему-то другому. Я пока не поняла чему, но, кажется, он был мной доволен.

- Что ты собираешься делать, разве истерику закатывать не хочешь? – продолжил Иргар.

Я ответила не сразу, скользнула взглядом по комнатке, вздохнула и выдала:

- Как насчет обеда?

- Ты серьёзно? – переспросил напарник насмешливо. - Думаешь о еде в такой момент?

- Слушай, тебе не угодишь. Истерику не устраиваю – плохо. Спросила про обед – стало еще хуже. Ты уж определись, что тебе нужно. Как я должна себя вести?

- Я всегда знал, что ты… странная, Торбург.

- На себя посмотри. Ты тоже не мечешься по комнате, выдирая свои белые волосы с воплями: что делать?

- Я азгар. Это мое будущее – борьба с Черным лесом, - отозвался Иргар. – А ты девушка и целительница.

- То есть неуравновешенная особа, склонная впадать в панику и истерить?

- Нет, просто это нормально, показывать свои эмоции и страхи. Может у тебя шок, - задумчиво произнес он, изучая меня как подопытное животное. - Перенос, нападение шептух, полет и общее состояние безнадежности. Твой организм просто отказывается принимать правду и поэтому так спокойно реагирует.

- Надо же, какие познания о моем организме, - пробормотала я, потирая затекшую шею. – А может ты просто признаешь, что я не укладываюсь в рамки обычной девушки-целительницы?

Немного подумав, встала и сняла куртку, которую бросила на стол поверх карты. Снова села и только потом взглянула на молчаливого напарника.

- Поверь мне, я давно понял, что ты ни в какие рамки не укладываешься, Торбург, но не думал, что настолько, - отозвался Иргар. – Раз мы разобрались в твоем психическом состоянии, то может у тебя есть какие-то вопросы, сомнения, предположения?

Думала недолго.

- Всего один.

- И какой?

- Почему сломался амулет?

- Тоже поняла, что все не так просто? – довольно усмехнулся парень и тоже встал, чтобы снять куртку.

- Разве он мог... сломаться? Они же все проходят контроль. Я точно знаю, что вчера каждый амулет был настроен на конкретную группу, тогда же была поставлена точка выброса.

- Поэтому я уверен, что сам сломаться он не мог.

Иргар аккуратно сложил куртку и положил рядом с моей, после чего вновь сел.

- Хочешь сказать, что его сломали? – хмыкнула я недоверчиво.

- Хочу и говорю. Это было сделано специально, - неожиданно согласился Иргар.

- Но…

Я запнулась.

Невозможно?

Отчего же, возможно. Если очень захотеть и хорошо постараться. Надо лишь получить доступ к нужному амулету и… там даже не надо особо уметь, лишь изменить точку выхода портала.

- Но зачем? – выдохнула я. – Зачем кому-то это делать? Кроме того, всем известно, что настроить портал на определенное место в Черном лесу не выйдет. Здесь не стабильные поля. Неизвестно, куда вынесет. Да и вынесет ли в Черному лесу, большой вопрос.

- Вполне возможно портал настроили на границу, чтобы… попугать или отомстить. А вышло… - напарник красноречиво замолчал.

Вышло, что мы случайно угодили в самое сердце Черного леса.

- Но кому это надо? Что ты такого сделал?

- Я? Почему сразу я? Не забывай, что портал настраивали на нас двоих. Мы напарники, Торбург. Может это тебя хотели проучить. За эту неделю ты многим успела насолить. Из неудачницы – в лучшие ученицы, оставив многих позади себя. Чужое благополучие и успех бесит больше всего.

- Не глупи. Меня вообще здесь быть не должно, - отмахнулась я и неожиданно застыла.

Догадка, мелькнула в голове и так и застыла.

Мне надо было подумать, развить мысль, осознать и проверить.

- Что? - тут же насторожился напарник, подаваясь вперёд. - Что такое?

- А ведь меня действительно не должно было быть здесь. Я же заболела, - прошептала я, пытаясь сосредоточиться и сформулировать мысль, которая все ускользала.

- И что?

- Ты не понимаешь! Те конфеты…

- Какие конфеты?

- Кто-то принес конфеты в нашу комнату. Шоколадные. Мои любимые. Еще записка: «спасибо за все».

- И что?

- А то, что потом мне ночью стало плохо, очень плохо. Дженни даже пришлось вызывать куратора. Я не должна была попасть на практику.

- И как же попала?

- Не поверишь, дар дриады сработал, - невесело рассмеялась я, потирая висок, словно это могло помочь мне сосредоточиться. - Мне каким-то чудом удалось создать аренгаум. Вырастить на собственной тумбочке.

- И что это такое? – спросил Иргар.

- Ну да, ты же не целитель, в травах не разбираешься. Аренгаум - это сильнейшее лекарственное растение. Его почти невозможно вырастить. От этого он еще ценнее.

- И тебе удалось?

Судя по скепсису в голосе, напарник мне все еще не верил.

- Не знаю как, но получилось. Я съела листок и выздоровела. Даже с собой взяла. - Я кивнула на сумку целительницы. – Все же сходится. Если амулет с порталом вывели из строя, чтобы наказать тебя, то весьма логично было вывести меня из игры.

- Ничего не сходится, - покачал головой парень, устраиваясь удобнее на скрипучем табурете. – С чего ты вообще взяла, что конфеты отравлены?

- А с чего мне должно было быть так плохо? Это не простуда, не лихорадка, а самый настоящий яд. Не сильный, призванный вывести меня из игры, а не убить. И получить я его могла…

- Где угодно, - закончило летун.

- Вот только не надо делать из меня дурочку. Конфеты - отличный способ вывести меня из строя, - упрямо повторила я.

- Ты одна ела эти конфеты? Твоя подруга брала их?

- Да, но…

- Тогда почему с ней все в порядке? Я вроде видел её при отправке, она была жива и здорова.

Я нахмурилась.

- Мы ели разные конфеты. Там в коробке было ассорти. Я брала свои любимые, а Дженни с ягодной начинкой.

- Ты просто хочешь верить, что вывести хотели именно тебя.

- Дженни решила, что конфеты от Гарроу. Мол, он благодарен за исцеление. А вы с ним в ссоре, - я многозначительно кивнула на руку, где еще оставался красный след на костяшках.

Иргар явно плохо обращался с целительской магией, раз не смог вывести все следы.

- Думаешь, Зейн сломал портал, решив ответить мне за сломанный нос? А тебя спас, отравив? Не слишком ли… сложно? Кроме того, он меня даже благодарил, - закончил парень ледяным тоном.

Его даже передернуло слегка.

- Благодарил? За сломанный нос? – недоверчиво переспросила я.

- Ему понравилась твое лечение.

«Какая же ты… вкусная… Иви».

- Не знаю, но уверена, что моё отравление и сломанный портал связаны.

- Возможно, - напарник провел пальцами по подбородку, странно меня разглядывая. – Кто угодно мог хотеть мне отомстить или выбить из гонки за лидерство.

- Что ты имеешь в виду?

- Например, Оуин Шайрод. Твоя подруга ведь его напарница?

- И что? – тут же напряглась я.

- Они же идут следом за нами. Посмотри, как все удачно складывается.

- Ничего не складывается, - поспешно произнесла я.

- Если конфеты действительно были отравлены или прокляты, то не удивительно, что твоя соседка не пострадала. Она ведь знала, какие конфеты можно есть, а какие нельзя.

- Прекрати! Дженни никогда бы так не поступила. И Оуин тоже. Они мои друзья.

- Неужели? Может раньше и были, а сейчас?

- Хватит!

Я рассердилась еще больше. Особенно, когда поняла, что логика в его словах есть. Дженни ведь так уговаривала меня съесть эти конфеты…

- Нет, они не могли. Сделать такое из-за первенства академии… это глупо, страшно и опасно.

- И Шайрод, как куратор курса, имел доступ к амулетам, - продолжил Иргар. – Он легко мог сломать наш.

- Хватит! – жестко приказала я, вскакивая. – Хорошо, я поняла. Не стану больше подозревать твоего друга, а ты не трогай моих. Вернемся и сами узнаем правду, кто виноват во всем. Может… может это вообще Юджиния.

- Невесту-то мою не трогай, - спокойно отозвался напарник, скорее для порядка, чем искренне переживая за неё. – Ей-то точно незачем мне мстить.

- Правда? А мне показалось, что она ревнует тебя ко мне.

Вот и зачем я это сказала?

Глупости же. Но не удержалась. Слишком разозлил меня летун своими подозрениями.

- Юджинии нет смысла ревновать меня, - ледяным тоном отозвался Иргар. – Она моя невеста. Наш союз одобрен главами семей. И она отлично знает, что я никогда не пойду против этого, никогда не нарушу слово, которое дал.

«А как же любовь?» - хотелось спросить мне, но я вовремя прикусила язык.

Не стоит задавать вопросы, на которые не хочешь получить ответа. Да и тема слишком личная.

- И что нам теперь делать? – деловым тоном ответила я, поднимаясь и поворачиваясь к карте. – Есть какой-то план?

Напарник ответил не сразу.

Встал со своего табурета, подходя ближе и вставая рядом.

Я тут же отступила, освобождая место у стола.

- Надо выработать маршрут. Так, чтобы ночевать мы могли в постах. То есть будем переходить от одной заброшенной деревни к другой. Завтра на рассвете отправляемся в путь. У нас есть сутки подготовиться.

- И как ты собираешься готовиться?

Взгляд глаз-льдинок упал на мой браслет с крохотными шариками-заклинаниями, которые я перебирала, пытаясь скрыть неловкость.

- Подготовим накопительные артефакты, создадим атакующие заклинания. Только надо будет выбрать посложнее. А еще хорошо выспимся и отдохнем. Завтра придется много бежать. Часть пути, конечно, хорошо бы пройти по воздуху. Если не нарвемся на гарпий.

Я взглянула на карту, быстро находя красную точку, а оттуда вниз.

- Значит, следующий наш пункт - поселок Крайний, - произнесла я, указав пальцем на небольшую черную точку.

- Нет, он слишком мал. Эта деревня Совеньки, где мы сейчас, была намного больше и то взгляни, что с ней стало. Она практически полностью разрушена, дверь в башню заело. Удивительно, как заклинание статики еще работает. Есть вероятность, что поста в Крайнем нет. Поэтому мы пойдем другим путем, - отозвался Иргар и показал на более крупную точку правее и севернее. – Деревня Вазелки.

- Но она дальше. И в стороне от прямого пути до Колосара.

- Зато там мы точно найдем кров и сможем пережить ночь. А это сейчас важнее.

19

Следующие несколько часов мы упорно делали магические заготовки – те самые шарики, которые я создала перед приходом шептух. Только мощнее, опаснее и разрушительнее. Атакующие, блокирующие и даже парочку смертельных. Сил на их создание забиралось много, как и времени.

Поэтому мы гонялись не за количеством, а за качеством.

Знания мои были не так хороши, как думалось, поэтому первый из шариков я запорола. Хорошо хоть не взорвала ничего. Иргар, что удивительно, довольно терпеливо объяснил мне, в чем ошибка, помог в создании следующего и занялся своими заклинаниями. В его руках подобно цветку расцветало смертельное проклятье высшего порядка.

Я, если честно, ждала от напарника насмешек, воплей или издевательств.

Воздух здесь что ли, в лесу, такой… располагающий и успокаивающий.

- Так, - вставая со стула, произнес Иргар и с хрустом потянулся. – Я сделаю еще два, а ты лучше займись обедом.

- Почему я? – тут же спросила у него, скорее по привычке.

Видимо здешний воздух на мою вредность никак не повлиял.

- А почему нет? – удивился парень, бросив на меня взгляд из-за плеча. – Ты устала и тебе явно не помешает отвлечься от колдовства.

- Тебе разве не надо отвлечься?

С трудом поднявшись, я не смогла сдержать жалобного стона, когда спину болезненно прострельнуло, да и шея затекла.

- Обязательно, только сделаю еще парочку, - отозвался напарник, а потом неожиданно более внимательно на меня посмотрел. - Только не говори, что ты не умеешь готовить.

- Умею, - тут же ответила я и добавила чуть тише, - правда не очень хорошо.

- И что это значит?

Иргар полностью повернулся ко мне и скрестил руки на груди.

За время работы я как-то не заметила, что он успел закатать рукава рубашки и расстегнуть две-три верхние пуговички, обнажая кусочек кожи.

Хорош летун несчастный. Так хорош, что глаза отвести все сложнее. Особенно когда он такой… не сильно раздражающий.

- Это значит, что на изысканные блюда не рассчитывай. Но кое-что я все-таки могу.

- Может всё-таки я, - не очень уверенно произнес он.

- Вот еще! Сама справлюсь.

Это теперь дело чести.

Распустив волосы, я кое-как пригладила их, а потом завязала в хвост, чтобы не мешались. Как раньше было хорошо – три волосинки и все мои. Теперь же дар дриады подарил мне целую копну непослушных темных кудрей с приятным оттенком корицы, которые больше мешали.

Сначала надо снять заклинание статики с пищевого шкафа.

Это не сложно.

Коснуться, произнести «калэо андай» - и все готово. Хорошо хоть тут дверцы не пришлось ломать.

- Так и что у нас тут есть?

Я залезла внутрь и принялась перебирать продукты, удивляясь, как за столько десятилетий они остались все такими же свежими, ароматными и вкусными.

- Слушай, тут домашняя колбаса есть! – радостно воскликнула я, доставая кругляш, и прижалась к нему носом, жадно вдыхая аромат. – М-м-м, свинина со специями. Обожаю! Что тут еще…

Так. Тут яйца. Всего одна небольшая коробочка. Видимо остальные уже съели до нас. Ну ничего, на омлет хватит.

Омлет я готовить умела. Или лучше это оставить на завтрак?

Немного подумав, я вернула яйца на место и полезла дальше.

Пара глиняных бутылок с молоком, кругляши с домашним сыром, брусочек ярко-желтого сливочного масла. В углу тканевые мешки с крупами, каждый подписан. А вон там, кажется, баночки с кусочками свежего мяса.

Из этого можно приготовить кашу с мясом. Главное не спалить.

На отдельной полке в бумажных пакетах нашелся домашний хлеб. Свежий, ароматный, с хрустящей корочкой и мягким мякишем.

У меня аж слюнки потекли.

Надо же. Того, кто испек этот хлеб, скорее всего, уже давно нет в живых, а хлеб остался.

Я тихонько вздохнула.

- Что? – сразу же отозвался Иргар, вскинув голову.

Его лицо в отсветах серо-лиловой магии выглядело интересно.

- Ничего, - отозвалась я, закрывая шкаф и возобновляя заклинание статики.

Может когда-нибудь кто-то еще здесь будет искать убежище. И тоже станет вздыхать, рассматривая щедрые дары предшественников.

- Кашу с мясом будешь?

- Буду, - отозвался он, вновь возобновляя магический процесс.

А я занялась нашим обедом.

Готовить я действительно умела, не так хорошо, как другие девушки, но дежурства по кухни во время практики никто не отменял.

Осталось продемонстрировать это летуну. А то он сам решил кашеварить.

Тоже мне… герой.

Я украдкой бросила взгляд на Иргара и неожиданно вспомнила наш короткий полет, морозно-сладкий запах его тела и громкий стук сердца под моей щекой.

И так явственно вспомнила, что щеки загорелись.

А вредный летун – глаза у него что ли на затылке! – вдруг вздрогнул и медленно обернулся, пронзая холодом светло-голубых глаз.

- Ты чего?

- Ничего, - буркнула я, чувствуя себя идиоткой. – Иду готовить. Только ты не думай, я все время кашеварить не стану. Сегодня я, завтра ты. И посуда сегодня тоже на тебе, а завтра на мне.

- А если я готовить не умею? - неожиданно усмехнулся Иргар.

- Ох, - притворно удивилась я, прижав руку к груди, - неужели есть что-то, что не умеет делать великий Иргар?

- Не язви. Тебе не идет. Я согласен. Сегодня ты готовишь, завтра я.

- Вот и отлично.

Надо сказать, в этот раз мне повезло.

Обед я не спалила и не пересолила. Каша получилась рассыпчатой, ароматной и вкусной. Мясо немного передержала, и оно стало жёстким, но ничего, главное съедобное и не сырое.

- Ничего, вкусно, - произнес летун, прожевав первую ложку с кашей.

- Неужели я удостоилась похвалы от тебя? – хмыкнула я, отламывая кусочек хлеба.

- Неужели я такой вредный и злой? – вдруг спросил он, прежде чем отправить в рот вторую ложку с мясной кашей.

- Я должна отвечать или сам догадаешься? – хитро улыбнулась я.

Напарник вдруг коротко рассмеялся, заставив меня удивленно хлопать ресницами.

Он умеет смеяться?! Серьёзно?!

- Знаешь, Ивилин, ты удивительная.

- Эм, - совсем растерялась я.

Нет. Когда он хмурился, злился и рычал, мне было намного легче и понятнее.

- Ты всегда действуешь вопреки ожиданиям.

- Дома это считают проклятием, - отозвалась я, размазывая кашу по глиняной тарелке и вылавливая кусочки мяса. - И не только дома. Все любят правила и страшно злятся, когда им не следуют. Ты вот тоже злился.

- Злился, - согласился Иргар. – Но не могу не признать, что ты умудрялась всегда держать меня в тонусе.

- Неужели?

- С тобой невозможно соскучиться, Ивилин.

Тут я не выдержала.

- Почему ты так меня зовешь?

- Разве это не твое имя?

- Мое, но… Только не говори, что ты проникся учениями профессора Зоила по межличностным отношениям.

- Тебе не кажется, что в сложившейся ситуации будет странно, если мы не прекратим наши… боевые действия? – неожиданно серьёзно произнес напарник, пристально глядя мне в глаза. - Чтобы выжить в Черном лесу, надо быть не просто командой. Единым целым.

Я промолчала, теряясь от этого взгляда.

- Давай начнем все сначала. Хотя бы на время прибывания здесь.

- И как ты себе это представляешь?

Иргар вдруг широко улыбнулся – у меня сердце ухнуло вниз! В прямом смысле этого слова! – и протянул мне руку через стол.

- Привет, Ивилин. Меня зовут Айран.

- Э-э-э, - прошептала я, осторожно пожимая его руку. – Ты серьёзно?

- Более чем. Понятно, что лучшими друзьями нам не стать, но будем хоть существовать вместе. Я должен знать, кто будет прикрывать мою спину в случае опасности. И доверять тебе.

- А ты позволишь мне защищать свою спину?

- Так же, как и я буду защищать твою. Мы теперь надолго вместе, Иви.

И почему мне слышится скрытый подтекст в его словах?

Дальше все было как обычно.

Иргар действительно помыл посуду. Даже напоминать не пришлось.

А я убрала со стола, сложила все по местам.

С заклинаниями провозились до самого вечера. Наверное. Часов здесь не было, как и окон. Но я очень устала и вымоталась. Кроме того, мои внутренние часы целительницы говорили о том, что наступил глубокий вечер.

- Всё. Спать, - скомандовал Иргар, погасив у меня в руках последнее заклинание.

Оно зашипело, задрожало и погасло.

- Эй! Ты что делаешь? – вяло возмутилась я.

- Ты уже без сил. Пора ложиться спать, - скомандовал напарник.

- Но я почти закончила!

- Ничего подобного. Ты уже завалила правую сторону. Давай, Иви, пора на боковую, - произнес он неожиданно мягко, слегка обняв за плечи и поднимая на ноги.

Я слегка пошатнулась, но устояла.

- Ты говоришь, как папа, - неожиданно развеселилась я, на мгновение прикрывая глаза.

Я действительно страшно устала и поняла это только сейчас. Меня будто выключили. Занятие магией, особенно такое длительное, плохо влияет на любой организм. Удивительно, как я вообще столько продержалась.

- Ну уж нет, твоим папой я точно становиться не хочу, - усмехнулся летун, убирая руки и отступая. – Давай в душ, я после тебя. И какую постель выберешь?

- Любую, - подавляя зевок, ответила я, потирая затекшую шею. – А ужин?

Он осмотрелся.

- Как насчет бутербродов с сыром и колбасой?

- Было бы отлично. Я сейчас.

Я попыталась встать, но Иргар тут же усадил меня обратно.

- Сиди, я сам все седлаю.

- Сегодня мое дежурство по кухне, - напомнила ему, но новых попыток встать не делала.

- Ничего, сочтемся.

Парень ловко нарезал хлеб, щедрый ломоть сыра и аппетитные кусочки колбасы.

- Держи, - он протянул мне один из бутербродов, которые я тут же взяла.

Оказывается, есть я хотела так же сильно, как и спать.

Напарник на этом не остановился. Подогрел чайник и принес мне чашку с чаем.

- Не ешь в сухомятку.

Кружку я приняла, но всё-таки подозрительно на него уставилась.

- Кто ты такой и что сделал с вредным летуном? Где мой крылатый кошмар?

- Крылатый кошмар? – вдруг усмехнулся Иргар. – Ты так меня называешь?

- Как я тебя только не называю, - чистосердечно призналась ему.

- Логично. Не переживай, вернемся в академию, и я снова буду высокомерным, вредным и страшно противным.

- Не стоит, - осторожно глотнув горячий чай ответила я, - таким ты мне нравишься больше.

Так устала, что даже не сразу среагировала на то, что сама только что сказала.

Ну сказала и сказала. Какая разница? Тем более, что летун никак не отреагировал. Значит все нормально.

Проглотив бутерброд и запив его чаем, я отправилась совершать водные процедуры.

Душ был очень быстрый.

Воды много тратить не стоило, все-таки количество её ограничено. Кроме того, она была чуть теплая, прохладная. Вытеревшись насухо, я надела чистую рубашку и штаны. Быстро постирала грязное в металлическом тазу с щербинкой и повесила на специальные теплые камни, которые были расположены на одной из стен.

Всё-таки какие молодцы наши предки, такую штуку хорошую придумали и удобную. В башнях поста можно было не только спастись, но и поесть, попить, отдохнуть и помыться.

Надо бы высушить волосы, но… я так устала.

- Я все, - произнесла я, возвращаясь на второй этаж.

Иргар тут же вышел, а я потянулась к сумке целительницы.

Надо было кое-что найти.

Две крохотные колбочки лежали на своем месте.

Откупорив одну из них, залила в рот зелье и быстро проглотила, слегка сморщившись. Приторная гадость, зато весьма эффективная.

Сжав вторую колбу в руке, я забралась на нижнюю полку одной из двухъярусных кроватей и оперлась спиной о подушку.

Как же хочется спать.

Погасив везде свет, кроме небольшой лапочки в противоположном углу, я прямо в одежде укрылась покрывалом и закрыла глаза.

Кажется, я всё-таки немного задремала. Потому что едва не пропустила приход Иргара.

Очнулась, только когда под его ногами заскрипела половица.

- Ты, - выдохнула я, присаживаясь и открывая глаза.

Все остальные слова застряли в горле.

- Я. Прости, не хотел тебя будить, - произнес летун немного виновато.

А я… я как ненормальная пялилась на его торс. Напарник решил не одевать рубашку и теперь щеголял обнаженным телом, которое отлично рассматривалось даже в тусклом освещении.

Я хорошо видела каждый кубик, каждый рельеф и… едва заметные капельки влаги. Как тогда… в академии.

- Ивилин? – позвал меня он, когда молчание слишком затянулось.

- Что? Ах да! – пробормотала я и протянула ему колбу, которую даже во сне сжимала в руках. – Держи.

- И что это?

Колбу он взял, но пить не спешил.

- Зелье силы. Отлично восстанавливает во сне. Так что утром проснемся свежими и отдохнувшими. Сейчас это очень актуально, особенно если учесть сколько сил и энергии мы отдали, создавая атакующие и разящие заклинания.

- Может стоит придержать и не тратить? – с сомнением спросил он.

- Глупости. У меня еще есть. А если закончится, сделаю еще. В каждом посту же есть отдельный шкаф с составами и ингредиентами, так что справимся.

- Ладно.

Иргар откупорил колбу и быстро выпил, после чего улегся на соседнюю кровать. Так же на нижней полке. Зашуршало покрывало, заскрипела кровать, а потом наступила тишина.

- Спокойной ночи, Ивилин, - произнес он тихо.

- Спокойной ночи… Айран.

Закрыв глаза, я обняла подушку и почти сразу уснула.

Правда ненадолго.

Что-то страшное и жуткое вырвало меня из сладкого сна, заставив сесть на кровати и шумно задышать, испугано озираясь.

А потом это повторилось.

Страшный, пробирающий до самых костей звук. Противный вой, от которого кровь стыла в жилах.

- Что… что… это? - захрипела я, путаясь в покрывале, не зная куда бежать, где спрятаться от этого жуткого звука.

А тут стало еще страшнее. Когда вдруг из темноты ко мне шагнула темная тень, схватила, прижала к стене, не давая вырваться.

- Хр-р-р-а-а-а, - прохрипела я, пытаясь вырваться.

Так испугалась, что даже про магию забыла, пихаясь и пинаясь, как какая-то дворовая бандитка.

А потом…

- Тихо-тихо, успокойся, Иви. Это я, - пробормотал знакомый голос, убирая руку и давая мне возможность отдышаться. – Тихо. Не кричи.

- Иргар, ты сдурел? Напугал…- с трудом процедила я и снова задрожала, когда вопль повторился, давя на сознание. – Что это? Разве башня не защищает от… такого?

- Защищает. Но не от них, - мрачно отозвался напарник, медленно отпуская меня и отсаживаясь чуть в сторону.

Кровать слегка прогнулась и заскрипела под его весом.

- А кто это?

- Гарпии…

Гарпии. Те самые крылатые твари с женским лицом и телом птицы. Я слышала об их песнях, но не думала, что это так… жутко.

Снова вопль. Судя по всему, их было несколько, и каждая считала себя лучшей певицей, пытаясь доказать свое превосходство.

Не выдержав, я закрыла уши ладонями и часто задышала. Иргар тут же оказался рядом, осторожно положив руки на плечи, словно пытаясь утешить.

- Это пройдет.

Я рискнула убрать ладони и недоуменно взглянула на него.

- Почему?... Почему на тебя не действует?

- Гарпии - наши основные и самые опасные враги. Азгары с детства слушают… это. Сначала лишь отголоски, но потом звук становится все громче. Это часть обучения и закалки. К этому привыкаешь.

- Разве к такому можно привыкнуть? – пробормотала я, переводя дыхание.

- Ко всему можно привыкнуть, - отозвался Айран.

Теперь, когда глаза привыкли к темноте, я могла рассмотреть его. Обнаженные плечи, широкие штаны, белые волосы, которые лежали на плечах и неожиданно мягкие светло-голубые глаза.

- Хочешь научу?

- Хочу.

Песнь гарпий вновь раздалась в отдалении, но тише. Кажется, они улетали.

- Завтра не получится преодолеть путь в воздухе, - пробормотала я, - слишком опасно. Лучше пешком.

- Скорее всего, - кивнул напарник.

Его близость сейчас чувствовалась особенно ярко.

Может, дело в том, что здесь было темно, а мы… мы сидели на моей кровати и расстояние в десяток сантиметров казалось совсем крохотным.

А еще в нос ударил знакомый запах мороза и терпких ягод.

Откуда он такой? Это же не мыло и ароматная вода. Неужели он… сам по себе такой?

- Ты обещал научить не реагировать на гарпий, - пробормотала я немного нервно.

- Утром. Сейчас надо выспаться, - поднимаясь, произнес Айран неожиданно сухим и даже немного скрипучим голосом. – Еще раз прости, что напугал.

- Угу.

Может и хорошо, что завтра. Сейчас все… слишком сложно и опасно. В чем именно опасность, я еще не до конца понимала, но была рада, что он ушел.

В наших отношениях все действительно менялось. Но немного не в ту сторону, на которую я рассчитывала.

Я снова легла и закрыла глаза, обнимая подушку.

«Не смей, Иви. Не смей этого делать. Айран Иргар точно не для тебя!»

Последнее что я почувствовала, прежде чем провалиться в сон – запах замороженных лесных ягод. И улыбка сама собой расцвела на губах.

20

Утро встретило меня ароматом свежеприготовленного омлета и легким звоном посуды.

Открыв глаза, я сладко потянулась и рывком села в постели, взглянув на летуна, который как раз заваривал чай в пузатом чайнике.

- Доброе утро, - улыбнулась я.

Восстанавливающее зелье сыграло свою роль – чувствовала я себя просто замечательно. И не скажешь, что вчера едва не уснула от усталости над заклинанием, а потом еще ночью вздрагивала от воплей гарпий.

- Доброе, - отозвался Иргар, бросив на меня взгляд и неожиданно усмехнулся.

- Что? – тут же спросила я, откидывая в сторону одеяло и потирая глаза.

- Ты… смешная.

- Неужели?

- Такая сонная, лохматая. И не скажешь, что передо мной прекрасная дриада.

Я лишь фыркнула, поднимаясь и поправляя рубашку, которая немного задралась во время сна, как и штанины брюк.

«Ну вот, утро только наступило, а он опять издевается!»

- Только не надо про дриаду и внешность, - попросила я, с трудом подавляя зевок, и снова с хрустом потянулась. - Как будто кто-то может радоваться резким изменениям во внешности.

- А почему нет? Разве девушки не мечтают иметь волосы другого оттенка, волнистые или наоборот прямые. Изменить форму глаз, сделать губы полнее… грудь больше, а фигуру стройнее.

- Надо же, какие познания в девичьих мечтах, - улыбнулась я, - это тебя твоя невеста научила?

«Я тоже могу быть вредной язвочкой!»

- Скорее жизнь. Вы, девушки, вечно недовольны собой, постоянно ищете недостатки.

- Нет, я мечтала кое-что изменить в себе, но не до такой степени. За эту осень уже трижды сменила гардероб. Трижды! Это не может нравиться! Кроме того, она все еще растет. - Я ткнула пальцем в собственную грудь. – Еще немного и придется носить корсет, чтобы не сломаться от этой тяжести напополам.

Иргар ничего не ответил, продолжая накрывать на стол. Но улыбку на его губах я отследить успела.

Красивая она у него… улыбка.

Пришлось мысленно дать себе затрещину и напомнить то, о чем думала перед сном.

«Не увлекайся. Не забывайся! Иргар принадлежит Юджинии. Он сам сказал, что дал клятву! А такие клятву не нарушают. Никогда».

- Который час? – равнодушно спросила у него.

- Скоро рассвет.

- Ты рано встал, - заметила я, быстро причесывая волосы щеткой, которую достала из своего рюкзака.

Они действительно за ночь растрепались и свалялись, торча в разные стороны. Надо будет смочить водой, пригладить и убрать в косу.

- Я всегда рано встаю.

- И завтрак приготовил.

Я вытянула шею, рассматривая накрытый стол.

- Сегодня же моя очередь готовить.

- А с меня посуда. Я помню. Пойду умоюсь.

Через пятнадцать минут я сидела за столом и уплетала завтрак.

- Знаешь, Иргар…

- Айран, - поправил меня парень, продолжая не спеша пить чай из металлической кружки. – Мы же договорись, Ивилин.

- Точно. Ты иногда жутко бесишь, Айран.

- И чем же?

- Своей правильностью и идеальностью, - ответила я и отправила в рот еще один кусочек. – Вот скажи мне, как ты умудрился приготовить такую вкуснятину? У меня омлет никогда не получался таким воздушным, словно облачко. Ты знаешь какой-то секрет?

- Если секрет есть, то я тебе его не скажу, - отозвался он.

- Ну и ладно. Нам пора выходить?

- Да. Только закончу кое-что.

- И что же? – я потянулась к кружке с чаем.

Напарник протянул руку и разжал кулак, продемонстрировав странную деревянную заготовку.

- Это что, птичка? – спустя пару секунд спросила я, поднимая на него взгляд. – Деревянная птичка?

- Именно, - отозвался Иргар, убирая руку. – Осталось оформить голову, клюв, глаза, сделать крылья, перья, лапки.

- И что получится?

Я все еще не понимала, для чего ему нужна детская игрушка.

- Ты слышала о заклинании телепатии? – спросил он, доставая ножик и продолжая создавать птичку.

Причем он делал это так ловко, словно не в первый раз. Лезвие ножа ложилось правильно, отрезая то, что нужно.

Но никак у меня образ богатого наследника и высокомерного азгара не вязался с тем, что я видела сейчас.

- Слышала, конечно, - отозвалась я, отрывая кусочек хлеба, - относится к старшим заклинаниям. Мы их не учили, лишь упоминали. Сил и способностей там надо ого… О-о-о-о!

Я отложила хлеб в сторону и внимательно уставилась на молчаливого напарника, который уже вырезал крылышки для своей птички.

- Серьезно?

- Что серьёзно?

- Ты собираешься оживить эту птицу?

- Я бы не назвал это оживлением. Но да, она будет летать, - отозвался тот, проводя острием ножа по голове и вырезая крошечный клювик. – А еще будет моими глазами. – Иргар поднял на меня глаза-льдинки, в глубине которых неожиданно заискрил смех и продолжил: - Нам же нужны глаза, которые будут предупреждать об опасности и направлять.

- Да, но…

Я все еще не могла поверить.

- Это же старшее заклинание. Его не все маги могут воспроизвести, а ты…

- Всего лишь студент? – еще шире усмехнулся напарник. – Как видишь, я тоже кое-что могу.

- Еще мягко сказано, - прошептала я, как завороженная, наблюдая за тем, как ловко его руки продолжали вырезать птичку. – А знаешь… я ведь тоже могу!

Я вскочила и бросилась к двери, где на крючке висели наши куртки, хватая их.

- И что ты делаешь? – спросил Иргар, наблюдая за тем, как я бросилась к кровати, схватив по пути сумку целительницы. – Собираешься отлынивать от обязанности мыть посуду?

- Я помою, чуть позже, - буркнула в ответ, а сама принялась копаться в одном из тайных кармашков.

Там за подкладкой был мой маленький секрет. Отпоров ее, я нащупала небольшой тканевый мешочек, осторожно его вытащила.

- И что это такое?

Иргар отложил свое занятие и с любопытством за мной наблюдал.

- Я совсем про них забыла. Спасибо, бабулечка, спасибо, родная, - улыбнулась я, доставая из мешочка небольшую катушку с прозрачной ниткой, которая светилась мягким светло-голубым светом.

Летун нахмурился.

- Похоже на… Ты носишь запретный артефакт у себя в сумке?

- Только не надо читать мне лекций, - отозвалась я, отставляя сумку в сторону и доставая тоненькую иголку.

- Это же нить инрога. Один из самых редчайших артефактов, сбыт и хранение которого строго запрещено всеобщим законом, - продолжил Иргар.

В голосе ни капли осуждения, скорее любопытство.

Инрог был древним магическим существом. Он часто менял облик, но самым любимым был образ белоснежной лошади с большим рогом на лбу. Из волос его гривы и были созданы такие нити.

Отнять их невозможно, как и поймать это существо. Он дает такой дар лишь добровольно. Отсюда и редкость. С тех пор, как Черный лес начал наступать, этих дивных существ давно не видели. Говорят, они вымерли.

По легенде, что передавалась в моей семье из поколения в поколение, когда-то давно, когда Черный лес не был Черным и даже не лесом, а так… болотцем, моя прародительница спасла от гибели инрога. И за это он разрешил ей срезать свою гриву. Сейчас от того великого дара остались лишь жалкие крохи. Но я была рада и им.

- Откуда он у тебя?

- Бабушка подарила. А ей её бабушка. И не только мне. Всем своим внукам. А нас у неё много, уж поверь. Мои родители были крайне плодовиты, воспроизведя на свет аж шесть неугомонных детишек. Так вот бабушка разделила клубок на небольшие кусочки и велела использовать лишь в самом крайнем случае. Как думаешь, наш случай крайний?

Спрашивала, а сама уже вдевала светящуюся нить в иголку.

- Ты умеешь ей пользоваться?

- Когда мне было девять, бабушка Ирма – а она у нас повелительница льда и холода, - целый месяц заставляла меня вышивать символы. Сначала обычной иглой, потом магической. До тех пор, пока я не смогла делать это в совершенстве. Поверь, бабушка умеет быть очень убедительна. Я все руки в кровь исколола, мозоли заработала, но научилась.

- И что ты собираешься делать?

Я подняла взгляд на напарника.

- Замагичить наши куртки, конечно. Думаю, символ сокрытия будет смотреться на них идеально.

Иргар лишь хмыкнул.

- И ты хранила такое сокровище в обычной целительской сумке?

- Это моя целительская сумка. То же самое, что меч для вас. Ни одна целительница без необходимости не схватит чужую сумку. А где еще хранить? Не на шее же.

- Символ сокрытия сложный. На него могут уйти все нити.

- Знаешь, мне моя жизнь дороже, - заметила я, расправляя куртку на коленях, немного подумав добавила равнодушно: – Ну и твоя тоже. Одной-то мне точно из леса не выбраться.

- Какая ты откровенная.

- Зато честная.

Узор я решила вышить на плече. По-моему, идеальное место.

Коснувшись острием иголки ткани, я прошептала первые слова заклинания и начала выводить волшебный символ.

Бабушкины уроки не прошли зря, сложный знак выводился легко и ровно. Без запинок и запутанных узлов. Стежки ложись ровно, один к одному.

Прошла всего пара минут, как на плече появилась светящаяся метка.

- Надеюсь, ты знаешь, как активировать символ? – откладывая в сторону его куртку, я взялась за свою.

Нити действительно ушло много.

Ну и ладно.

Зато это повысит наши шансы на спасение.

Как только со вторым символом было покончено, я убрала остатки древнего наследства назад в сумку (хватит на обновление символов, которые от времени стираются) и отправилась мыть посуду.

- Рассветает, - произнес Иргар, вставая. – Нам пора.

Я кивнула, надела куртку, а сверху рюкзак и сумку через плечо.

- Ты готов?

- Да.

Напарник положил свою деревянную птичку на ладонь и накрыл сверху рукой. Закрыв глаза, зашептал слова заклинания.

А я затаила дыхание, жадно всматриваясь. Не каждый же день увидишь использование магии старшего уровня.

Сначала появился яркий свет, который пробивался сквозь стиснутые руки. Затем появился ветер. Необычный, статичный, он окружил Айрана непроницаемым коконом и болезненно бил в лицо. Потом звук… какое-то шипение. Словно масло на сковородке грелось.

Хлопок, заставивший меня вздрогнуть и испугано моргнуть, и все закончилось.

Он с трудом разжал руки, выпуская маленькую красную птичку, которая тут же взлетела к потолку и забилась, ища выход.

- У тебя получилось, - прошептала я и посмотрела на напарника.

Выглядел он жутко.

Мало того, что побледнел, скулы заострились, так и глаза из леденисто-голубых стали кроваво-красными.

Последствия использования старшей магии. Теперь у него с птичкой действительно было одно зрение.

- Ты как?

- Нормально, - оскалился тот, потому что улыбкой эту гримасу назвать было сложно, и вдруг качнулся в сторону.

- Осторожнее!

Я сама не поняла, как вдруг оказалась рядом, придерживая за плечо и не давая упасть. Иргар застыл, но попыток вырваться или отстраниться не делал.

Было видно, что напарнику сейчас тяжело.

- Давай я тебе что-нибудь дам, - помогая ему сесть на стул, произнесла я и отступила в сторону.

- Например? – глядя на меня снизу вверх, спросил Айран.

- Какое-нибудь зелье, состав. Не знаю… Ты же понимаешь, что не сможешь идти в таком состоянии.

Смотреть в его кроваво-красные глаза было немного жутко. На фоне светлой кожи и белых волос, они смотрелись особенно ярко.

- Все твои зелья в сумке имеют кратковременный эффект. Их не хватит на целый день, - отозвался азгар. – И только действие закончится – я свалюсь без сил. Это не вариант.

- И что предлагаешь делать?

Иргар не сразу ответил, следя взглядом за красной птичкой, которая продолжала щебетать и кружить по комнате.

- Странное ощущение… видеть двумя глазами, - вдруг пробормотал он. – Переключаться каждый раз… как красная пелена перед глазами.

- Может не стоило это делать? – еще больше забеспокоилась я.

А тот вдруг повернулся ко мне и быстро спросил:

- Ты проверяла коробку с зельями?

- Какую коробку?

- Здесь же должны быть не только травы и составы, но еще и зелья.

- Да, должны быть. Но ты же отлично знаешь, что они используются первыми и никогда не пополняются. Сомневаюсь, что что-то еще осталось.

- А вдруг?

Пожав плечами, я подошла к столу, присела на корточки и открыла дверцу. Там на нижней полке действительно лежала нужная коробочка.

Взяв её в руки, невольно прикинула вес.

Легкая.

- Я могу сама приготовить зелье длительного действия. Уверена, ингредиенты найдутся. Обещаю постараться тебя при этом не отравить.

- На это зелье надо несколько часов, которых у нас нет, - заметил он, смотря на коробку, которую я поставила на стол перед ним. – Открывай.

Как я и думала. Какие-то бумажки, куски тканей, мешки из-под составов и грязные пустые колбы…

Не совсем пустые.

Я выудила из мусора одну из них, которая на треть была заполнена вязкой темной жидкостью.

- Ничего нет, - подытожил летун, пытаясь встать.

- Подожди, я бы не была столь уверена, - скомандовала я, снимая сумку с плеча и лихорадочно роясь в ее недрах.

- Ты собираешься поить меня этим?

Вид черной субстанции ему доверия не внушал.

- Не совсем… Нашла!

Я достала нужную колбу с зельем бледно-лилового цвета. Затем метнулась к кухонному уголку, вытащила кружку и вылила найденный состав.

Затем осторожно откупорила склянку с вязкой черной жидкостью и аккуратно, почти не дыша, наклонила её над чашкой.

Нужна всего капля.

Надо отдать должное, летун меня не отвлекал. Я кожей чувствовала, что ему интересно, на языке вертится множество вопросов, но он мужественно молчал, ожидая, когда я закончу.

Капля очень медленно ползла к краю, на котором провисела еще пару секунд, а затем с тихим шлепком упала в чашку. Колбу я закупорила, бросив в сумку (нельзя такое сокровище оставлять!) и склонилась над чашкой.

Сначала ничего не происходило, потом над поверхностью поднялся большой пузырь. Стоило ему лопнуть, как жидкость медленно начала менять цвет из лилового в темно-фиолетовый и обратно.

Когда это светопреставление закончилось, я протянула кружку напарнику.

- Пей.

- Ты не хочешь мне сказать, что это? – подозрительно понюхав, спросил Иргар.

- Ты же сам сказал, что мои зелья имеют кратковременный эффект и поэтому нам не подходят.

- Сказал. И поэтому ты решила меня отравить?

Я даже реагировать не стала на подобное замечание.

- То зелье, что мы нашли, старый вариант усилителя. Мы его не используем, потому что… - я запнулась и все-таки призналась, - там небольшие побочные эффекты, скорость воздействия немного занижена…

- Стоп! Какие побочные эффекты? – перебил меня он.

- Тебе они лишь на пользу пойдут.

- Ивилин!

Все-таки приятно, когда он зовет меня по имени, а не рычит «Торбург!».

- Эйфория, - пожав плечами, отозвалась я. – Ты будешь счастлив, улыбаться начнешь, шутить, может даже смеяться. Понимаю, для тебя это странно и страшно, но люди так часто делают.

- И все?

- Да. Это действительно старый вариант зелья усиления. Так что не переживай, рога у тебя не вырастут. Хватит и крыльев.

- Очень смешно, - отозвался Айран, бросил на меня быстрый взгляд и залпом выпил зелье, даже не сморщившись. - И что теперь?

- Ничего. Действует оно медленнее, чем привычное. Хочешь, можем подождать или сразу двинемся в путь?

- Пошли. Не стоит терять драгоценное время. Нам и так предстоит долгий путь.

А время на рассвете самое лучшее. Ночные твари еще спят, а дневные еще не проснулись.

Иргар поднялся со стула и отправился за курткой.

Прежде чем уйти, мы снова все запечатали заклинанием статики и спустились вниз. Вероятность, что сюда еще кто-нибудь забредет, была ничтожна, но все-таки правила никто не отменял.

Мало ли что может случиться. Нас же занесло сюда.

- Подожди.

Иргар коснулся двери ладонью и закрыл глаза, вслушиваясь.

- Чисто, - произнес он, пару секунд спустя и добавил: - Алорхэ азгай.

Дверь снова заскрипела, но открылась.

Так начался наш второй день в Черном лесу.

21

Красная птичка стрелой взлетела ввысь и растворилась в промозглом зеленоватом тумане, который окружал все вокруг непроницаемым облаком. Он был таким густым, что даже звуки казались приглушенными и далекими.

Такое искажение плохо. Нельзя будет заранее почувствовать приближение твари и среагировать.

- Думаешь, она сможет хоть что-то разглядеть? – недоверчиво прошептала я, поежившись от прохладной влажности, которая, казалось, за пару секунд пропитала волосы, кожу и даже одежду, противной дрожью пройдясь по позвоночнику.

От тепла башни не осталось и следа.

Как и от уверенности, что мы справимся.

Страшно захотелось развернуться и вернуться назад. Остановил серьёзный взгляд напарника. Позориться перед ним не хотелось.

- Это же не обычная птица и видит она по иному, - отозвался едва слышно Иргар, поправляя широкие лямки рюкзака. – На рассвете здесь всегда так… сумрачно. Ближе к обеду распогодится и туман осядет на землю.

- Угу, - я рассыпала вокруг нас пыль, которая убивала запах.

После чего оглянулась, последний раз взглянув на каменную башню, что была нашим домом эти сутки, дала кров, еду, тепло и призрачную надежду на то, что все закончится не так плохо и мы сможем выбраться отсюда.

- Нам туда, - указал напарник направо, бросив на меня быстрый взгляд, от которого меня снова передернуло. – Что?

- Твои глаза, - пробормотала я. – Такие… красные… немного жутко.

- Ты в красном цвете тоже выглядишь не очень, - отозвался он.

- Пф! Странное какое-то зелье, - отозвалась я, проходя мимо него.

Немного замешкалась, глядя на проступающие сквозь туман изогнутые стволы деревьев, а потом вновь зашагала вперед.

Страх перед неизвестным никуда не делся.

Но сидеть и ждать спасения – не выход. Нам стоит самим искать путь домой. Поэтому надо идти вперед. Быстрее выйдем – быстрее придем…

Надеюсь.

- Это еще почему? – в два шага догнав меня, спросил Иргар.

- Ты должен был стать хорошим, милым, добрым и веселым, - перечислила я, даже не думая обижаться, скорее по привычке. - И что в итоге? Опять колкие шуточки и сарказм. Или такого как ты даже зелье не берет?

- А ты ждала от меня улыбочек и наивных шуточек?

- Человечного отношения.

- А с каких пор правда стала нечеловечной?

Я промолчала.

- Правильно. Нам пока лучше не разговаривать, - заметил летун, осматриваясь. – Свой запах мы убрали. Но у тварей отличный слух. Не стоит их провоцировать.

- Угу.

Следующие несколько часов прошли однообразно – мы шли вперед.

Периодически Иргар вдруг застывал, невидяще смотря перед собой, и менял направление.

Я лишних вопросов не задавала и молчала, отлично понимая, что происходит. Птичка давала сигналы, предупреждая об опасности. Что там могло нас ждать, я не знала и знать не хотела.

Хватит того, что как только начал опускаться туман, обнажая изуродованный лес, пришли звуки. Чьё-то рычание, вой, лай, треск, а еще непонятный глухой стук.

Его сложно было выделить среди остального, но эта монотонность в конце концов привлекла внимание.

Ощущение, что кто-то бил. По чему именно, не понятно. Словно по земле. Для чего - тоже не ясно.

Звук то затихал, становясь почти неразличимым, то становился все громче, навязчивее.

Странно. В трудах о Черном лесе об этом ничего не говорилось. Да и брат с сестрой не рассказывали такого.

Туман рассеивался, но теплее не становилось. Погода была примерно одинаковая – промозглая сырость. Это там, за границами могло быть жаркое лето или студёная зима. Здесь же все было одинаково серо и уныло. А сейчас еще и душно. Удушливый запах лишайника и мха щекотал нос.

Идти становилось все труднее, но я отчаянно храбрилась, смотря в спину напарника и ступая за ним след в след. Быть обузой не хотелось. Поэтому как бы ни тяжело мне было, я молчала, стискивала зубы и шла дальше.

Но усталость давала о себе знать. Ноги путались, я пару раз едва не упала, зацепившись за корни деревьев, но всё-таки устояла. Ныли плечи и рюкзак с каждым шагом становился все тяжелее и тяжелее. Болела шея, спина… все болело!Вот уже полчаса я держалась на одном упрямстве, сверля взглядом белобрысый затылок напарника.

«И откуда в нем столько силы? Ведь не просто идет, держа темп, но еще и птичку свою подпитывает, а она энергии и сил много занимает. Неужели это зелье так ему помогло?»

Задумавшись, я не заметила, как Иргар вдруг остановился, задрав голову. Лишь чудом я на него не налетела, успев вовремя остановиться.

Тревожно замерев, затаила дыхание, вслушиваясь и пытаясь понять, что же случилось.

- Привал. Десять минут, - глухо произнес он, попятившись к ближайшему дереву.

Опираясь о ствол, даже не сел – упал! - закрыв глаза и тяжело дыша.

Все мои обидные слова и насмешки застряли, стоило мне рассмотреть его лицо. Бледный, как сама смерть, с черными синяками под глазами и вздувшимися венами, которые синими дорожками уродовали красивое лицо.

- Айран, - тихо прошептала я, присаживаясь напротив.

Он не сразу ответил, продолжая сидеть с закрытыми глазами.

- Айран, - снова позвала я, кусая губы от волнения.

- Что?

- Ты… как?

Глаза он всё-таки открыл, глядя на меня жутким красным взором.- Живой, - сухо отозвался летун, - умирать не собираюсь.

- Уверен? Вид у тебя как у покойника.

Я с тихим стоном вытянула ноги вперед, массируя занемевшие лодыжки. По коже тут же пробежали неприятные иголки судорог.

- Устала? – неожиданно заботливо спросил напарник.

- Хочешь сказать, что я тоже выгляжу как покойник? – усмехнулась я, убирая прилипшую прядь со лба.

Тот лишь пожал плечами, блекло улыбнувшись.

- Все нормально, - отозвалась я.

Оставив лодыжки в покое, я принялась разминать шею.

- Устала, конечно, и с радостью бы просидела здесь подольше, но… жить хочется больше, чем отдыхать. Мы много прошли? Далеко до деревни?

- Много. Мы прошли от силы четверть.

- Четверть, - разочаровано прошептала в ответ, - я надеялась хотя бы на половину.

Где-то вдалеке вновь раздался чей-то вой. Зато методичный стук вновь стих.

- Ты уверен, что нам можно здесь отдыхать? А вдруг… кто-нибудь появится.

- Я контролирую. Стая шерхов в паре километров правее, загнали одинокого шершара. Им сейчас не до нас. Южнее парочка двухглавых псов охотятся. Но они идут в противоположную сторону. Так что у нас есть время немного отдохнуть и перекусить.

Я кивнула, доставая из кармашка рюкзака бутылку с водой. Откупорив крышку, жадно припала к горлышку, сделав ровно два глотка. Хотелось больше, но нельзя. Впереди еще долгий путь. Воду, как и силы, надо экономить.

Последним совсем крохотным глотком я промочила горло, с наслаждением закрыв глаза.

Вода была необычная, с добавлением тонизирующего состава. Немного, но для восстановления сил пойдет.

- Я думал, ты сдуешься еще час назад, - неожиданно произнес напарник, заставив меня открыть глаза и удивленно на него уставиться.

Летун все-таки опирался на ствол дерева, наблюдая за мной.

- Немного промахнулся. Полчаса. Последние полчаса я держалась лишь на упрямстве, - отозвалась я, роясь в кармане сумки и доставая сухпаек, выданный в академии.

Специальное питательное печенье поможет восстановить силы и утолить голод на долгое время. В нем тоже было немного тонизирующего зелья.

- Ты удивительная, Ивилин, - еще тише добавил Айран.

Бросив копаться в кармане, я подозрительно на него уставилась. Особенно настораживала его улыбка. Такая лениво-расслабленная.

- Кхм… кажется, зелье наконец подействовало, - отозвалась я.

- Дождалась?

- Не знаю. Ты пока анекдоты травить не начал.

- Для этого одного зелья мало.

Я все-таки улыбнулась в ответ.

- Ты почему не пьёшь? И не ешь? Сам же сказал – у нас всего десять минут.

- Угу.

Иргар не сделал ни единой попытки дернуться.

И, кажется, до меня начало доходить почему.

- Ты ненормальный! – прорычала я, подползая к нему на коленях и присаживаясь так близко, насколько это было возможно. – Высокомерный, невыносимый и жутко упрямый!

- Осторожнее, Иви, еще немного и я решу, что нравлюсь тебе, - произнес Айран и зашипел от боли, стоило потянуть его в сторону.

- Дурак! – беззлобно добавила я, пытаясь стащить с напарника рюкзак. – Так довести себя до истощения! Ты о чем думал?

- Ждал подходящее безопасное место для привала, - устало прикрыл глазами летун.

- Дождался! – рыкнула я, доставая бутылку из кармана рюкзака.

Откупорив крышку, осторожно поднесла горлышко к его обескровленным губам и слегка наклонила. Он приоткрыл рот, судорожно глотая, почти захлебываясь.

Три глотка.

- Как так можно? Ты даже двинуться не можешь. Какие десять минут? – продолжала ворчать я, доставая пакет с печеньем.

Отломив кусочек, вновь поднесла к его рту.

Хоть силы жевать у него были.

Наверное, со стороны это смотрелось странно. Чумазые, усталые, сидим в Черном лесу, едва живые. А я еще кормлю его как маленького.

- Ты понимаешь, что доводя себя до истощения, делаешь только хуже? – продолжала отчитывать я напарника, скармливая ему все печенье до самой крошки.

Судя по тому, как кожа приобретала нормальный цвет, ему становилось лучше.

- Я рад, что именно ты оказалась здесь со мной, - неожиданно произнес Айран, смотря воспаленными красными глазами.

Странное ощущение, словно он смотрит на меня и в то же время будто сквозь.

- Ну у тебя опыт побольше моего. Сколько напарниц сменил за все время?

Я уселась рядом, опираясь о ствол и откусывая кусочек своего печенья.

М-м-м-м.

Вкусно и питательно. Не зря нам дают его на время практики.

Жалко, что мало. Надолго не хватит.

- Пять или шесть. Не помню.

- Совсем не помнишь?

- Я их не запоминал. Ни одну целительницу, с которой работал. Для меня они все одинаковые.

- Звучит обидно…

- Зато честно. Я действительно никого не запомнил… Кроме тебя.

- Ну-у-у-у, - протянула я, совершенно не смущаясь. Как-то сложно смущаться, сидя на влажной земле в самом сердце проклятого леса, едва держась от усталости и не зная, выживешь ты или нет, - меня сложно забыть. Почти невозможно. И чем я лучше других целительниц?

- Я тебе не нравлюсь, - вдруг отозвался он, пытаясь приподняться.

Со второй попытки ему это удалось.

Иргар повел плечами, потер шею и начал медленно массировать ноги.

- И что? Что в этом особенного? Или хочешь сказать, что я единственная, кому ты не нравишься? Очень сомневаюсь.

- Ты единственная, кто смело об этом заявляет. Я наследник древнего рода. Лучший студент. Внешне тоже довольно симпатичный…

- Про скромность не забудь, - ехидно вставила я, пытаясь устроиться поудобнее.

- Они все – целительницы – испытывали ко мне… симпатию. Кто-то боготворил, кто-то был влюблен или думал, что влюблен. Одна даже однажды залезла ко мне в постель. Пришлось выгонять и докладывать ректору.

- Разве это плохо? Испытывать симпатию или любить? Чувства же не запретны.

- Они мешают, - неожиданно резко ответил напарник. – Сводят с ума, выбивают из колеи, лишают равновесия и стабильности. Ты уже не принадлежишь себе, твой разум отказывает рационально думать и работать. Все мысли о той… кто никогда… неважно!

- Зря ты так, - тихо отозвалась я, с тихим стоном вытягивая ноги вперед и рассматривая грязь и пожухлые листочки, прилипшие на ботинки. – Да, любовь лишает рассудка, но она дает смысл жить.

- А ты? Ты любила когда-нибудь? – вдруг спросил он, поворачивая ко мне голову.

Вопрос был личным. Настолько личным, что я не обязана была отвечать. И вообще это не его дело!

Но я ответила, подняв голову и рассматривая темное небо над головой, которое хорошо виднелось сквозь изогнутые уродливые ветки дерева, под которым мы сидели:

- Нет, не любила.

- Кхм…

- Но это не значит, что я не верю в любовь. Верю. Я вижу, как любят друг друга мои родители. Каждый день и час. Да, они ругаются. И довольно часто. Моя мама – саламандра, огненная, темпераментная, взрывная. А папа камнеград. Спокойный, обстоятельный, крепкий, как скала и такой же надежный. Они разные. Настолько разные, что мало кто верил в этот союз. Но они есть, и мы есть. Их дети, такие же непонятные, странные и немного сумасшедшие.

- Сумасшедшие? – переспросил Иргар, криво усмехнувшись. – Разве сумасшествие – это хорошо? А как же стабильность, уверенность в завтрашнем дне?

- Это скучно. Что может быть интересного в равнодушии и холоде отношений. Когда даже поговорить не о чем. Ну представь!

Я повернулась к нему и с жаром начала объяснять, даже пару раз руками взмахнула.

- Вот женат ты на правильной до тошноты Юджинии. У вас все идеально, ваши семьи одобрили союз и утирают скупую слезу от умиления. Роскошная свадьба, долгожданный наследник через девять месяцев. А там через пару лет еще один про запас. Можно и дочь для укрепления связей между семьями. И проходит десять лет, а то и двадцать. И что?

- Что? – сухо уточнил летун, впиваясь в меня пристальным и даже злым взглядом.

Мне бы надо остановиться, но… он же сам начал этот разговор!

- Оглянешься ты на прожитые годы и… вспомнить нечего. Никакого яркого воспоминания. Разве что, - я вздохнула и даже слегка улыбнулась, обводя глазами унылый пейзаж, - кроме этого нашего приключения… Весело, да? Сидишь смотришь на идеальную жену с детьми, а вспоминаешь меня и Черный лес. Разве это жизнь?

А дальше произошло нечто совсем неожиданное.

Прошипев что-то не очень приличное, летун вдруг схватил меня за шкирку и швырнул в дерево. Да так, что я охнула от боли и болезненно зашипела. Но и этого ему показалось мало, Иргар вдруг навалился следом, выпрямляя наши тела и вжимая в ствол так, что весь воздух из легких выбил.

- Кхэ-э-э-э, - только и смогла прохрипеть я, вытаращив глаза.

Понимаю, зашла далеко, ляпнула не подумав, но зачем так реагировать?

А он надавил сильнее, еще и капюшон куртки сверху накинул.

- Энгалихай, - прошипел он, прижав ладонь к моему рту.

Активация метки, которую я собственноручно вышивала этим утром.

Плащ зашелестел, удлиняясь, скрывая нас с головы до ног и подстраиваясь под окружающее пространство, становясь единым целым с деревом.

- Тихо, - щекоча кожу на щеке, отозвался Иргар, когда я слегка пошевелилась, пытаясь выбраться из-под него. – Ни звука.

А потом… потом я услышала это.

22

Жуткий вой, пробирающий до самых костей. Такой знакомый и такой… непередаваемый.

Кожа мгновенно покрылась противными болезненными мурашками, а сердце тревожно забилось в груди.

- Это… это же, - прохрипела едва слышно, вновь пытаясь вырваться.

Страх и ужас были такой силы, что я уже перестала себя контролировать. В голове лишь одна мысль – бежать! Бежать отсюда как можно дальше. Скрыться, спрятаться от этих опасных монстров. А еще страшно хотелось закрыть уши ладонями и зажмуриться. Может хоть так удастся отгородиться от этого жуткого пения.

- Иви… Иви… успокойся, - снова зашептал Иргар, крепко и даже болезненно удерживая меня на месте.

Его пальцы сдавили плечи так сильно, что точно останутся синяки. А тело придавил к стволу, практически перекрывая доступ воздуха.

- Нет-нет-нет! – замотала я головой, жалобно всхлипнув. – Они здесь… гарпии... они здесь! Они нашли нас, нашли! И сейчас… убьют! Пусти меня, пусти!

Вой повторился еще ближе. А следом за ним еще один. Крылатые твари вновь практиковались в пении, сводя с ума.

- Послушай меня. Это не ты, Иви, - уверенно забормотал мне на ухо напарник. – Это все гарпии. Они сводят с ума. Их крик.

- Пусти, - снова слабо забормотала я, чувствуя, как горячая слезинка медленно заскользила по щеке, составляя после себя влажный след.

«Какая же я дура! Как могла поверить, что у нас есть шанс, что мы сможем выбраться из этого проклятого леса. И сразу же нарвались на гарпий! Это конец! Точно конец».

- Иви, слушай меня и только меня, - продолжал шептать Иргар, практически касаясь губами моего уха. – Ты же справилась с шептухами, справишься и с этим. Они же схожи. Шептухи насылают голоса родных, близких, друзей и врагов, дезориентируя. А вопль гарпий сводит с ума, заставляя дрожать от непередаваемого ужаса. Этого нет, понимаешь? Они страшные, но не настолько, чтобы позволить им победить. Всего лишь злобные монстры с крыльями. И у них есть слабости. И их можно убить. Ты только слушай меня, хорошо?

Я зажмурилась, пытаясь настроиться на его голос, вслушаться в него, но не получалось.

Гарпии продолжали вопить. Все ближе и ближе. Скоро они будут над нами.

И от одной только мысли об этом меня затрясло еще сильнее.

«Заметят! Точно заметят. И даже волшебная метка не поможет. Может она уже не помогает. У меня не получилось… не получилось… я все испортила…»

- Надо было еще утром тебя научить, но я надеялся… Иви, ты должна вспомнить какое-то яркое чувство. Слышишь? Это может быть все что угодно. Вкус любимого пирога. У тебя же есть любимая начинка? Или аромат духов мамы. Что-то очень яркое и светлое. Что-то, что поможет тебе удержаться, зацепиться.

Я дрожала всем телом, задыхаясь от страха и пытаясь понять, о чем он говорит.

Воспоминания? Чувства? Яркие? Такие, чтобы можно было попробовать на вкус?

Я постаралась сосредоточиться и вспомнить мамины духи, но не выходило. Запах был, но… не то.

Вкус любимых шоколадных конфет?... После тех подозрений, которые возникли, я, наверное, теперь нескоро смогу есть шоколад, не боясь быть отравленной.

А память услужливо подбрасывала совсем другой запах. И не только память. Стоило мне немного успокоиться, совсем чуть-чуть, как нос защекотал знакомый аромат покрытых инеем диких ягод. Даже вкус начал ощущаться на губах. Сладкий привкус лесной морошки, кислинка ежевики и терпкость голубики.

Судорожно вздохнув, я, сама того не осознавая, потерлась носом о щеку летуна.Какая она у него гладкая. Наверное, нашел бритвенные принадлежности в душевой, вот и побрился.

Запах стал еще четче.

Я будто оказалась на ярко освещенной лесной полянке. Босиком бегала по влажной от росы траве, кружилась, подставляя лицо и солнышку и с наслаждением глотая спелые ягоды. Так, что сок стекал по подбородку.

- Иви… Ивилин, - странным глухим голосом спросил Айран, продолжая меня крепко удерживать.

Даже пальцы с плеч не убрал, и они все еще впивались в кожу.

- М-м-м-м?

Я снова потёрлась носом о его щеку, тихонько вздохнув.

- Ты как?

Где-то еще раздавались вопли гарпий. И они были рядом, но… такого ужаса я больше не испытывала.

Да, страшно, неприятно, но бежать и орать не хотелось.

Разум будто прояснился, благодаря яркому аромату замороженных ягод.

А следом пришло и осознание того. Что я сейчас творила…

- Кхм, - прокашляла я, чувствуя, как от стыда запылали не только щеки, но и все лицо, а за ним и тело.

Двигаться было нельзя. Даже шевелиться не стоило, но… как-то он слишком близко ко мне. Такой весь… твердый, мускулистый и накаченный. И совсем не холодный, а очень даже теплый. И как же ему шел этот аромат лесных ягод.

- Это и есть твое чудо средство? – усмехнулась я.

Хотела ехидно-саркастически, а вышло как-то жалко.

- Все гениальное – просто, - отозвался Айран неожиданно хриплым голосом. - Нам нужен якорь. Что-то живое, яркое и настоящее. Что-то, что не дает сойти с ума, потерявшись в ужасе. Воспоминания можно подделать, как и голоса родных людей. Но запахи, звуки, вкус… до этого тварям не добраться, - отозвался напарник, продолжая прижимать меня к дереву.

Не так сильно, как раньше, но еще ощутимо. Хотя бы хватку уменьшил, давая мне возможность дышать.

- И что является твоим якорем?

- Это личное, - улыбнулся он.

Я не видела, но почувствовала по дыханию, которое горячей щекоткой прошлось по пылающей от смущения щеке.

- Я же не спрашиваю, что стало сейчас твоим якорем… Ивилин?

Ой, кажется, я снова покраснела.

Не знаю, как такое возможно, но лицо горело так сильно, что я боялась, что все вокруг меня запылает. Даже ткань куртки.

- А я и не скрываю, - поспешно ответила ему. – Сам же сказал… духи мамы. Они у неё такие… прям под стать огненной саламандре – терпкие, яркие, с небольшой горчинкой.

- Понятно.

Опять улыбается.

Снова завопили гарпии.

Судя по звукам, они удалялись от нас.

- А что с твоей птичкой? – спросила я, стараясь настроиться на деловой тон. - Её не поймали? Удалось скрыться?

- Да. Она в безопасности. Затерялась среди ветвей. Теперь ждет, когда будет спокойнее. Поскорее бы. Гарпии не единственная наша проблема. Они-то может и улетят, но другие придут. Вдруг двуглавые псы поменяли путь. Или еще какая тварь решит пройтись мимо.

- С порошком, убивающим запах, и магической меткой на плаще мы в безопасности, - не очень уверенно пробормотала я, вжимаясь в ствол дерева и пытаясь хоть как-то увеличить расстояние между нами.

Хотя бы на пару миллиметров.

- Это понятно. Но все равно сидеть долго нельзя. Мы должны добраться в деревню до темноты. Я долго не смогу удерживать птицу. Сил не хватит. А без нее, особенно ночью… мы не продержимся.

- Угу.

Я снова прислушалась.

Гарпий почти не было слышно.

- Выбираемся? – пробормотала я, чувствуя, что еще немного и у меня начнется паника из-за замкнутого пространства, в котором мы оказались.

А точнее из-за парня, который был слишком близко.

- Подожди немного. Я запущу нашу помощницу. Пусть проверит, - отозвался он.

- Угу.

Закрыв глаза, я принялась мысленно считать от одного до ста и обратно. При этом отчаянно пыталась не думать о тепле, которое исходило от придавившего меня парня, и аромате замороженных ягод, который становился все навязчивее.

И как назло, чем больше я старалась не думать, тем сильнее думала.

- Чисто, - вдруг произнес Иргар, стаскивая плащ и осторожно поднимаясь.

Я тут же отползла в сторону, жадно вдыхая сырой воздух, полный ароматов грязи, мха, лишайника, жухлых листьев и болот. Кто бы мог подумать, что я буду радоваться этой гадости.

- Рука отекла, - заметил летун, пытаясь размять плечо. – Ты в порядке?

- Я? Да!

Я тут же вскочила на ноги, накидывая рюкзак на плечи.

А сама глаза прятала, боясь посмотреть напарнику в лицо.

Оставалось надеяться, что краснота с лица спала и он ни о чем не догадается.

- Готова хоть сейчас отправляться в путь. Итак. Куда нам идти?

- Следуй за мной, - произнес Иргар, поворачивая влево.

- Хорошо. А ты, пожалуйста, в следующий раз не доводи себя до такого состояния. Сам понимаешь, что можно доиграться и не встать больше, - шагая за ним, заметила я.

- Постараюсь, - буркнул он и мы продолжили путь.

Остаток пути мы прошли без особых происшествий. Иргар всё так же, с помощью своей волшебной птички и магии старшего порядка, отслеживал тварей, выбирая для нас самые лучшие и безопасные пути, а я брела следом. Стараясь не отставать.

Урок напарник усвоил и больше до магического истощения себя не доводил.

Мы останавливались еще раза три или четыре. Не помню. Передохнуть, набраться сил и подкрепиться. Перерывы были короткими, не более получаса, но это лучше, чем ничего.

Путешествие давалось тяжело. А я-то считала себя спортивной. Всего первый день пути на ногах, а сил почти не было. Ноги гудели с непривычки и ныли, болели плечи от рюкзака, который с каждым шагом будто становился тяжелее, раскалывалась голова от напряжения, духоты, влажности и постоянных попыток прислушаться. А еще этот непонятный монотонный и глухой стук. Он то возникал, то вновь исчезал, страшно раздражая.

От липкого пота и влажности неприятно чесалось все тело. Как же мне хотелось как можно быстрее оказаться на посту, забраться в душ и смыть с себя всю эту грязь и вонь.

И именно это желание еще подталкивало меня вперед.

Идти было все труднее. И дело не только в усталости. Твердая земля давно сменилась зыбкой и влажной почвой, которая неприятно чавкала под ногами. Еще и противная мошкара то и дело мешалась, мелькая перед глазами и стремясь залезть то в рот, но в нос, то за шиворот. Хорошо хоть не кусалась.

Постепенно туман становился всё гуще, звуки леса все громче, а температура медленно шла на спад. Мне даже было немного прохладно.

- Скоро закат, - неожиданно произнес Айран, останавливаясь и поворачиваясь ко мне.

Последние час-полтора мы вообще не разговаривали, молча бредя вперед, поэтому я немного растерялась.

- Думаешь? – растерянно переспросила я.

Подняв глаза вверх, попыталась рассмотреть сквозь корявые сучья серое небо и солнце. Бесполезно, даже очертаний не найти, все заволокло непроглядным серо-зеленым туманом.

- Мы не успеем добраться до поста.

- Долго еще?

Воспользовавшись короткой передышкой, я прислонилась спиной к ближайшему дереву и потянулась к фляжке. Воды осталось всего на пару глотков.

- Километра три-четыре. Такими темпами идти мы будем долго.

- И что ты предлагаешь?

Я примерно догадывалась, что именно, но хотела услышать лично от него.

Всего один крохотный глоток, чтобы промочить пересохшее горло и немного взбодриться перед финальным рывком. Совсем чуть-чуть.

«Когда придем на пост – напьюсь в волю», - мысленно пообещала я себе.

- Мы перелетим.

Я с сомнением взглянула на напарника.

Бледный, осунувшийся, еще и глаза из ярко-красных стали бордово-черными. А это плохой признак.

Старшие заклинания очень опасны. Если с ними не совладать, последствия могут быть очень и очень неприятными.

- Ты уверен, что справишься?

- Гарпий нет. Так что бояться нам нечего.

- Кроме того, что ты уронишь меня где-нибудь на полпути, - усмехнулась я, потирая болезненно ноющую шею.

- Не переживай. Тебя я точно не отпущу, - пообещал Айран.

- Значит, мы рухнем вместе, что тоже плохо.

- Я справлюсь, - уверенно произнес он.

- Ты едва на ногах стоишь от усталости, - заметила я. – Помимо того, птичка высасывает из тебя слишком много энергии. Тебе может не хватить на полет. Тем более со мной.

- Со мной все в порядке, - упрямо повторил летун. – Или в тебе опять говорит страх перед полетами?

Я равнодушно пожала плечами.

- Знаешь, я так устала, вымоталась и перенервничала, что страх высоты – это последнее, о чем я сейчас думаю.

- Тогда давай попробуем. Хуже точно не будет.

Но я не спешила соглашаться. Сперва надо было все обсудить.

- Для начала пообещай мне, что если вдруг почувствуешь себя плохо, то спустишься и оставшийся путь мы пройдем пешком.

- Ладно, - легко согласился он.

Как-то слишком легко.

- Я не настолько наивна, - парировала я, подозрительно сузив глаза. - Пообещай.

- Хорошо, - буркнул Иргар, - обещаю. Если вдруг станет плохо – я спущусь, и мы пойдем пешком. Все? Или еще что-то придумаешь?

Напарник протянул руку и выжидательно на меня посмотрел.

Думала я не долго.

Айран был прав. Выбора особого у нас не было. До заката мы точно не успеем, а твари уже начали активироваться. Совсем скоро избежать столкновения не получится. А ночью нас даже птичка и вышитые символы сокрытия на куртках не спасут.

- Хорошо. Я доверяю тебе.

Я вложила ладонь ему в руку и пододвинулась ближе. Потом еще ближе, пока расстояние между нами не исчезло и осторожно положила руку на плечо.

За его спиной зашелестели крылья.

- Держись, - успел шепнуть летун, обнимая за талию, и взлетел вверх.

Я невольно зажмурилась, едва не задохнувшись от резкого и сильного порыва ветра, ударившего в лицо. Судорожно обхватила парня еще сильнее, прижимаясь как можно теснее.

Как бы Иргар ни храбрился, ему действительно было тяжело. Пару раз его слегка заносило в сторону. И дело было не в ветре и воздушных потоках, он просто устал. Так же сильно, как и я.

Я уже хотела напомнить ему о нашей договоренности и необходимости остановиться и пройти путь пешком, пока этот полет не закончился еще большими проблемами, как внезапно услышала у своего уха его тихий голос:

- Когда приземлимся, сразу беги к башне и активируй вход. Ты поняла меня?

То, каким тоном он это сказал, не оставило сомнений в том, что нас впереди ждут неприятности.

- В деревне кто-то есть? - догадалась я. - Какая-то тварь?

- Да. Горгулы.

Я тяжело сглотнула.

- На другом конце деревни, - продолжил Иргар сквозь вой ветра. - Есть шанс, что они нас не заметят, но лучше подстраховаться.

- А ты… ты справишься? Может лучше…

Договорить он мне не дал.

- Один из нас должен как можно скорее открыть дверь, Ивилин. И из нас двоих это должна сделать ты. Понятно?

- Ты прав.

Для общего блага, каждый должен заниматься своим делом. Если горгулы нас почуют, то шанс с ними справиться у Айрана намного больше, чем у меня. Не цветами же мне их забрасывать.

- Готова?

Я кивнула.

Опускались мы неровно и не совсем плавно. Пару раз я думала, что он не выдержит и мы рухнем на землю, прямо на головы этим злобным тварям. Вот весело будет.

Но все обошлось.

Стоило мне почувствовать твердую землю под ногами, как я быстро отшатнулась от него и осмотрелась, пытаясь сориентироваться. На это ушло секунды две-три.

Увидев башню в метрах в десяти от нас, я бросилась бежать.

Когда-то её покрасили в белый цвет, чтобы выделить среди других зданий. Но за долгие годы забвения краска давно слезла, некрасивыми лохмотьями осыпаясь на землю и утонув в высоких и густых зарослях бурьяна. А так это была обычная баня, вроде той, которую мы покинули этим утром. Даже дверь такая же.

Подбежав, я прижала ладони к влажной от сырости двери и прошептала: «Алорхэ андай», – мысленно молясь, чтобы все получилось, и дверь не заело как в прошлый раз.

Раздался щелчок, и она начала медленно открываться.

- Получилось!

Я обернулась к напарнику, только сейчас услышав жуткий грохот и грозное фырчанье за спиной.

Горгулы – злобные твари с мощными бронированными телами стального цвета, шкуру которых практически невозможно пробить, приплюснутой мордой с торчащими из пасти клыками и небольшими острыми рожками на крохотной голове.

Эти создания славились тем, что обожали все ломать и крушить на своем пути. Просто разгонялись и врезались головой до тех пор, пока препятствие не рухнет. Сейчас они, видимо, решили превратить в руины эту деревеньку.

Где-то совсем рядом снова раздался рев и грохот падающих стен. Но самих горгулов видно не было.

- В башню. Быстрей! – скомандовал Айран, спеша ко мне.

В его раскрытую ладонь быстро спикировала уже знакомая красная птичка, которая почти сразу погасла, вновь став бездушной деревяшкой. Парень, не глядя, запихнул её в карман.

Я оказалась в башне первой, Иргар следом, немного замешкавшись на входе. Не вписавшись в проем, он довольно болезненно стукнулся плечом о косяк.

Это и понятно. Как иначе, если заходить с закрытыми глазами.

Но я промолчала, понимая, что не все так просто и закрыл он глаза не просто так.

Болят, наверное. И сильно. Я об этом где-то читала. Ощущения такие, словно в глаза колотое стекло насыпали.

«Кажется, были специальные отвары и примочки, которые могли снять боль. Надо поискать в блокнотике с зельями. Травы должны найтись здесь в башне, часть заготовок у меня с собой».

- Алорхэ азгай.

Дверь закрывала тоже я.

И только когда услышала заветный щелчок, смогла позволить себе расслабиться и выдохнуть.

«У нас получилось. Дошли…»

Небольшое предупреждение. После 12 числа книга также бесплатно будет выкладываться в другом месте. Кто ищет, тот всегда найдет. Любая ссылка или прямое упоминание по правилам - является спамом.

Я медленно сползала по двери, чувствуя невероятную, просто нечеловеческую усталость, словно из меня разом вытащили все силы.

- Ты как? – прохрипела я, с трудом поворачивая голову в сторону летуна.

Здесь было темно, лишь магические знаки защиты горели тусклым светло-голубым светом.

- Терпимо, - сидя на нижней ступеньке, отозвался Айран и продолжил осторожно касаться закрытых глаз.

Страшно хотелось принять душ, а еще поесть. И попить! И лечь на кровать, с наслаждением вытянув гудящие ноги! Желаний было столько, что я не знала, какое выполнять в первую очередь.

За дверьми вновь раздался рев и грохот.

- Как бы они на нашу башню не нацелились, - заметила я. Не сильно переживая по этому поводу.

Давно не испытывала такую апатию.

- Не переживай, она выдержит. Защита стоит. Горгулы не смогут её пробить, - также спокойно отозвался Иргар.

Я кивнула, с тоской глядя на лестницу. Всего два десятка ступенек, а сил их преодолеть нет.

- Есть хочешь?

- Напоминаешь мне, что сегодня моя очередь готовить ужин? – хмыкнул он, опираясь спиной о стену, и тяжело вздохнул.

Его глаза были все еще закрыты.

- Нет. Просто… так. Надо найти карту и осмотреть её. Вдруг найдем что-нибудь важное.

- Угу.

- Пошли?

- Пошли.

И никто из нас не сделал даже попытки шевельнуться.

Как же хорошо просто сидеть и не бояться, не вздрагивать от каждого звука и не думать о том, что сейчас надо будет много и долго идти вперед.

- Ты первая, я следом, - подал голос Иргар спустя пару минут.

- Угу.

Я встала со второй попытки. С хрустом потянулась и начала подъем. К концу я уже ненавидела все лестницы и тех, кто их придумал. Это же издевательство над уставшими путниками.

Оказавшись наверху, не глядя бросила рюкзак куда-то под ноги и осмотрелась.\

Все та же комната. Даже покрывало на двухъярусных кроватях то же и ковш над печкой. А вот шкафчики другие. Их кто-то покрасил белой краской, освежая помещение светлым цветом.

Я подошла к столу и принялась искать карту. Она нашлась в верхнем ящике.

Раскрыв её на столешнице, я не смогла сдержать разочарованного вздоха.

- Тоже старая. Никаких новых заметок, - произнесла я, слыша, как Иргар медленно поднимается по ступенькам.

В следующую секунду раздался странный шум, стук и едва слышные проклятья.

- Ты чего?

Обернувшись, я удивленно взглянула на застывшего напарника. Который слегка развел руки в стороны и осторожно водил головой.

Кажется, он споткнулся о рюкзак, который я бросила на проходе, и едва не упал.

Я хотела извиниться, но что-то в его позе и движениях заставило меня испуганно уточнить:

- Ты в порядке?

Парень дернулся, мотнул головой и перевёл на меня взгляд.

Вот только на мне этот взгляд не задержался. Равнодушно скользнул и двинулся дальше. Так, словно… словно…

Я тяжело сглотнула, боясь поверить своим догадкам.

- Айран… ты что? Ты меня не видишь?

23.1

- Только стояла у стола, а в следующую секунду – и откуда только силы взялись! – уже оказалась рядом с Айраном. Обхватила лицо руками, пытаясь поймать пустой взгляд, и уже знала ответ на свой вопрос.

Нет, не видит. Не только меня, но и ничего вокруг.

- Айран Иргар, ты идиот! – процедила я, бесцеремонно хватая его за руку и таща к ближайшей кровати.

Удивительно, но он не сопротивлялся. Даже слова не сказал. Может устал, а может понимал, что все это бесполезно.

- Ложись! – скомандовала я, слегка надавив на плечи.

И снова беспрекословное подчинение, из-за которого мне хотелось ругаться еще больше. Надо было хоть как-то выплеснуть страх и отчаянье, которые комом застыли у сердца.

«Что же он наделал? Как же мы теперь? Как?»

Но так нельзя.

Сейчас из нас двоих именно я должна быть сильная. Именно я должна быть той стеной, на которую он может опереться, кому он может довериться. Моя паника и слезы не помогут, а только ухудшат и без того тяжелую ситуацию.

- Ноги вытягивай, - скомандовала я, сморгнув крохотную слезинку, одну единственную, что навернулась на глаза. – Не стесняйся. А я сниму ботинки.

- Иви…

Он наконец попытался возразить и даже хотел сесть, но я так же бесцеремонно уложила его назад. А потом ловко расшнуровала шнурки и быстро стянула ботинки, слегка испачкав и без того грязные руки.

- Лежи и не двигайся! Я сейчас… надо руки помыть и все подготовить.

Столько всего надо сделать. А я не знала, за что браться.

- Ивилин… - снова попытался что-то сказать Айран, но я вновь его перебила.

- Мне жаль, но придется использовать магию. Знаю, вы азгары беситесь, когда к вам лезут, но по-другому никак.

Так страшно нервничала, что тараторила без умолку. Потому что знала – стоит мне остановиться, как слезы брызнут из глаз, и я начну сомневаться в своих способностях и умениях.

- Как будто у меня есть выбор, - отозвался он, закинув руки за голову.

- Ты его уже сделал, - буркнула я, старательно намыливая руки специальным составом. – Старшие заклинания слишком опасны. А вдруг… вдруг уже не получится все вернуть?

- Сомневаешься в себе?

- А ты нет? Я ведь всего лишь целительница-недоучка с неконтролируемым даром дриады, - отозвалась я, открывая один ящик за другим.

- Нельзя так себя недооценивать, Иви. Я же видел, как легко и быстро ты излечила Зейна.

- Не напоминай. Так, сладкий чай делать долго. Как насчет сахара? Или… подожди, - я залезла вглубь шкафчика, доставая оттуда небольшую баночку. – Джем! Ты любишь сливовый джем?

- Иви, - вновь устало повторил парень.

Как будто у нас сейчас был выбор.

- Да. Ты прав. Пойдет. А еще вода. Ты как переносишь чужое воздействие? – спросила я, бросив на него быстрый взгляд.

- Плохо.

- Ясно.

Я занервничала еще больше.

«Ох, уж эти азгары! Что ж они такие дикие и недоступные. Косо не смотри, руками не трогай, шутить не смей и магией не касайся. Просто магические диктаторы! А я теперь мучайся».

- Тошнит? Знобит? Кислота или горечь во рту? – перечислила я.

- И то, и другое, и третье.

- М-да.

Поставив стул рядом с кроватью, я аккуратно разместила на нем баночку с джемом, ложечку, стакан с водой и сумку целительницы.

- Плохой из меня пациент, не так ли? – как-то грустно усмехнулся напарник, повернув голову, а глаза всё также слепо смотрели сквозь меня.

- Не хуже других. - Я присела на кровать, разогревая ладони. – Давай договоримся, если будет плохо и ты не сможешь терпеть, то сразу говори. Мы остановимся. Джем и воду я приготовила. Таз принести?

- Нет.

- А если… затошнит.

- Не затошнит, - оборвал меня напарник, которого явно начало раздражать мое беспокойство и суетливость, и добавил более спокойно: – Не переживай. Будет плохо – скажу. На геройства я сейчас не способен.

- Вот и хорошо.

Я закрыла глаза, призывая магию.

Сначала надо было понять, что именно случилось, почему пропало зрение, а уж потом заниматься лечением.

Самое главное – умеренность и осторожность! Не хватало еще нарваться на конфликт сил. Тогда нам обоим достанется.

- Ты приняла что-нибудь тонизирующее? – вдруг спросил Иргар.

- Будешь учить меня, как лечить? – усмехнулась я, продолжая настраиваться и глубоко дышать. – Я же доверилась тебе сегодня, когда согласилась лететь, несмотря на твое состояние. Так доверься и мне. Для начала я просто хочу посмотреть. И все.

Сила слабо покалывала на пальцах и удержать её было ой как сложно.

- Уилхэ, - прошептала я, открывая глаза.

Вся комната была сплошь пронизана множеством волшебных нитей древних заклинаний. Именно они поддерживали башню, не давая ей развалиться на части. Эти нити были разных цветов: желтые, красные, лиловые, фиолетовые, голубые, зеленые, синие. Каждый оттенок был неповторимым и уникальным. А сплетаясь между собой, они образовывали совершенно новые краски.

Удивительно.

Полюбовавшись разноцветными узорами, я перевела взгляд на Иргара и замерла.

Как удержалась от ругательств – не знаю.

Он был бледным, бледнее обычного. Словно сама смерть коснулась лица. А к закрытым глазами бежали черные ручейки вен и сосудов, из-за которых веки казались совсем темными и жуткими.

- Что? Так страшно? – вдруг криво улыбнулся Айран, словно прочитав мои мысли.

- Вот еще!

Я осторожно коснулась его лица и провела по вздувшимся черным венам, выпуская крохотные импульсы. Они быстро проникали в кожу, растворяясь в ней.

- Больно? – осторожно спросила я, продолжая изучать жуткий рисунок на коже.

- Нет, - тихо ответил летун.

«Плохо. Все очень плохо!»

- Я тебе говорила, что ты дурак?

Сила все сильнее покалывала на пальцах, ища выход. Сдерживать её было сложно и даже немного неприятно.

- Угу, - кивнул он и тихонько вздохнул.

- Плохо? Тошнит? – сразу насторожилась я.

- Нет.

- Может воды? Я ещё не начинала лечение, но воздействие началось. Так что не стесняйся, если горчит, тошнит или какой-то другой неприятный привкус – сразу говори.

- Успокойся. Не горчит, не тошнит и не неприятно. Твоя магия… странная.

- Кто бы сомневался, - фыркнула я, продолжая пускать небольшие импульсы и наблюдать за реакцией. – Вся в меня. Я странная и магия странная.

Ничего.

Это плохо. Хоть какая-то реакция должна была быть. Такое ощущение, что я выпускала силу в пустоту.

- Меня лечили целительницы до этого. Это было неприятно, но терпимо. Сладким чаем все последствия убирались, но сейчас…

- М-м-м?

- Сейчас ничего не надо. Твоя магия… она не конфликтует с моей. Никакого отторжения. Это даже… приятно.

Я с подозрением вгляделась в его лицо.

- Приятно? У тебя что, бред начался? – Я провела ладонью по его лбу. – Температуры вроде нет. Не знобит?

- А что тебя удивляет? Зейну же твоя магия показалась… вкусной.

- Хочешь сказать, я лакомый кусочек для каждого азгара? – развеселилась я.

Вроде пошутила, а не смешно как-то вышло.

- Может быть, - задумчиво отозвался Айран.

- Только этого мне не хватало.

23.2

Я изучала воздействие магии еще пару минут, а потом выдала:

- Так, что мы имеем… У тебя заблокированы магические каналы. Кроме того, началось отравление. Чужеродная магия сильного порядка закупорила потоки, скопившись в районе глаз. Птичка не прошла для тебя бесследно.

- Зато она помогла нам пройти этот путь, - напомнил летун.

- Не такой ценой, Айран, - убирая руки, произнесла я и провела пальцами по своему лбу, начертив короткий символ и блокируя на время заклинание.

- Именно такой, Иви. Нам придется чем-то рисковать. Иначе тут не выжить.

- Какой же ты… непрошибаемый! – пробормотала я.

- Просто реалист.

- Угу.

- Иви…

- Мне надо приготовить специальный отвар и зелье. Придется делать специальные компрессы. Они должны помочь. Но для начала тебе, да и мне тоже, стоит принять душ и переодеться. Не хватало еще какую-нибудь инфекцию занести. Да и поесть тоже не мешает.

- И отдохнуть. Тебе надо отдохнуть, - напомнил мне Иргар.

- Не сейчас. – Я поднялась, отодвигая в сторону стул. – Вставай. Я провожу тебя вниз в душевую. Надо будет достать вещи. Не возражаешь, если я загляну в твой рюкзак?

- Не стесняйся. Можешь лазить, - отмахнулся он, тяжело поднимаясь.

- Я просто достану рубашку и штаны, копаться не буду. Грязные вещи оставишь в ванной. Я их постираю.

- Хорошо.

Я нагнулась над его рюкзаком. Быстро заглянув в самый большой отдел, сразу нашла рубашку и штаны и резко вытащила.

Следом неожиданно что-то выпало, приземлившись к моим ногам.

- Что это? – прошептала я, поднимая засушенный цветок мака.

Кажется, именно он запутался в его волосах в тот первый день в академии, когда я едва не задушила цветами Юджинию.

- Что там? – встревожился Иргар, застыв у кровати.

Я перевела взгляд с цветка на него и…

… так и не нашла что сказать.

- Ничего.

Аккуратно положив цветок на место, я выпрямилась и взяла его за руку.

- Пойдем. Я провожу тебя. Вещи я взяла.

- Только вещи?

- Не волнуйся, твои постыдные тайны останутся с тобой до конца, - пробормотала я.

- Очень на это надеюсь, - усмехнулся напарник.

Мы аккуратно спустились по лестнице вниз, где я быстро начала проводить инструкцию.

- Расположение здесь такое же, как и в прошлой башне. Душевая. Тут полотенца. Баночки с мылом и мочалка. Чистые вещи я повешу сюда на крючок. Грязные бросай на пол, я потом постираю. Если будет нужна помощь – зови.

- Думаю, помыться я смогу и сам, - тихо ответил он, поворачиваясь ко мне.

Не видит. А я все равно смутилась.

- Да, конечно. Ну я пошла, - протиснувшись мимо него, я потопала к лестнице, которая уже не казалась мне такой страшной и непосильной, как полчаса назад. - Надо что-нибудь приготовить на ужин.

- Сильно не старайся. Вполне будет достаточно бутербродов с колбасой и сыром.

- Тебе нужно нормальное питание, - парировала я.

- Куда уж без него... Иви?

Я замерла на третьей ступеньке.

- Что?

- Спасибо тебе.

- За это не благодарят.

Пока он купался, я успела поставить воду на плиту, порезать овощи и кусок нежирного мяса, решив сделать сытный супчик. Быстро, вкусно и самое главное полезно.

Когда Иргар вернулся, я уменьшила огонь до минимума, уложила его в кровать и пошла сама купаться. Как бы сильно мне ни хотелось постоять под водой, смывая тревоги страхи этого дня, ополоснулась я быстро.

Постирав наши вещи, развесила их на горячих камнях и вернулась наверх.

Удивительно, но запал еще остался. Я довольно бодро бегала, двигалась и работала. И это без каких-либо зелий.

Кстати, о зельях. Я поставила рядом с супом еще один котелок и принялась варить отвар. Благо, нужные ингредиенты нашлись в небольшом шкафчике с травами и составами. А рецепт нашелся в блокнотике целительницы.

В какой-то момент рука потянулась к сумке, где лежал аренгаум. Тот самый, что спас меня после отравления шоколадными конфетами. Если добавить один листок, то он точно поможет вернуть Айрану зрение, но…

Я замерла, сжимая кулаки и кусая губы

Кто знает, что ждет нас дальше? Вдруг случиться что-то такое, когда аренгаум будет жизненно необходим. А его не будет?

Нет, пока справимся сами. А потом посмотрим. Добавить ценное растение я всегда успею.

Но сначала еда.

Суп получился вкусным и наваристым. Я даже не пересолила, хотя со мной такое иногда бывает.

А еще мне пришлось кормить Иргара с ложки, несмотря на его сопротивление.

- Я не ребенок, - прорычал он.

- А ведешь себя как трёхлетний младенец, - парировала я, держа ложку с супом.

- Я сам поем.

- Обожжешься и расплескаешь. И придется лечить тебя еще и от ожогов, и заново купать.

- Торбург!

- Вот, уже и фамилию мою вспомнил. Брось, Иргар, не упрямься, - вздохнула я. - Я никому не скажу. Честное слово.  А теперь открой ротик.

- Ивилин!

Но я была непреклонна.

- Скажи: А-а-а-а!

- Бэ-э-э-э.

- Очень смешно.

Всё-таки мне удалось его уговорить и покормить. Чай Айран пил самостоятельно, запивая бутерброды со сливовым вареньем.

23.3

Мне все-таки пришлось принять укрепляющее и восстанавливающее зелье. В какой-то момент поймала себя на мысли, что начала отключаться.

- Примочки надо менять каждый час. Кроме того, вводить капли специального лечебного зелья. Оно уберет воздействие чужеродной магии и снимет интоксикацию, - сообщила я, устраиваясь на стуле и закидывая ноги на кровать, где уже лежал мой не слишком сговорчивый пациент.

- Каждый час? – уточнил Айран. – Ты что, собираешься просидеть так всю ночь?

- Именно.

- С ума сошла?

- Ага, - я с трудом подавила зевок и скрестила руки на груди, слегка поведя плечами, - спи. Через час разбужу.

- Иви…

- Хватит уже, накомандовался, - беззлобно огрызнулась я. - Теперь моя очередь.

- Тебе надо отдохнуть.

В голосе забота, от которой внутри что-то переворачивалось. И перед глазами вновь встал тот засохший мак.

«Зачем он хранит его? Для чего? Или может это совсем другой мак, а я себе напридумывала».

- Сначала нам надо тебя вылечить. А это процесс долгий и трудоёмкий. Или ты всерьез думал, что на рассвете мы вновь тронемся в путь?

Судя по насупленному виду и красноречивому взгляду – именно так он и думал.

- И кто из нас сумасшедший? – улыбнулась я.

- Нам надо двигаться вперед.

- Осмотрись. Ой! – я прижала пальцы к губам, поняв, что ляпнула. – Прости! Но, Айран, в этом месте никого не было более полусотни лет. Нас здесь никто искать не станет. Путь до границы займет месяцы. А теперь скажи мне, что решит один-единственный день?

Тишина.

- Мы с тобой совершили ошибку. Сразу ринулись в бой, совершенно не подготовившись, надеясь на удачу. И смотри, чем все закончилось. Ты ослеп.- Зрение вернется. Ты сама сказала.

- Не сразу, но да. А что будет потом? Ты ведь собираешься вновь оживлять свою птицу, не так ли? - я потерла слипающиеся веки.

- Без неё мы бы погибли.

- А с ней ты ослепнешь. Навсегда. И я уже помочь не смогу. Вопрос только когда? Через два дня, неделю? А может уже завтра? Ты готов так рисковать? Я нет. Шарики с заклинаниями — это хорошо, но мало. Так что сначала серьёзная подготовка, а уж потом мы снова отправимся в путь.

Путь, который займет не одну неделю. Выживем ли мы? Я запретила себе думать о плохом. Мы обязательно выберемся. Вместе!

- С каких пор ты здесь распоряжаешься?

- С тех самых, когда ты стал беспомощным. Я приняла у тебя власть как у немощного и больного. Смирись.

Кажется, я переборщила. Не хотела говорить так грубо, заигралась, и теперь тревожно ждала реакции. Иргар, которого я знала по академии, такого бы точно не простил, но тот Айран, с которым мы провели уже два дня в Черном лесу, молчал.

- Я могу уложить тебя на лопатки даже с закрытыми глазами, и ты ничего не сможешь сделать, - тихо произнёс он минуту спустя.

И ведь не солгал.

Точно может. Я даже пикнуть не успею.

- Тогда лечить себя будешь сам, - миролюбиво отозвалась я. – А теперь спи. Тебе надо восстановить силы.

- Расскажи мне что-нибудь, - вдруг попросил Айран.

- Что?

- Не знаю. Расскажи о своей семье. Она же у тебя немного сумасшедшая. Сама говорила. Какие они? Твои братья и сестры?

О-о, моя семья самая неординарная из всех, это точно. Как же хочется их увидеть, обнять.

- Братья и сестры разные. Я третий ребенок из шести. Не старшая и не младшая. Серединка на половинку. Самый старший у нас Элайн. Он огненный Феникс, - я хмыкнула. - При этом самый спокойный и рассудительный из нас. Потом Дария. Она непревзойдённая стихийница. Самая лучшая, успешная, умная, неповторимая и красивая, - да, она действительно такая. Всегда и во всем. - Идеальная девушка без недостатков. Уверена, если бы вы встретились, то непременно нашли общий язык. Может она бы и Юджинию подвинула, напросившись к тебе в невесты.

Почему-то сама мысль о том, что Дария и Айран могут понравиться друг другу, вызвала непонятную горечь во рту. Или всему виной зелье, которое я приняла.

- Сомневаюсь. Странно, что в твоем голосе нет зависти и злости.

А чему завидовать и злиться? – удивилась я.

- Разве ты не ревнуешь к ней?

- Нет, - я рассмеялась в ответ. – Мне совсем не хочется быть такой же, как Дария. Слишком большая ответственность. Да и внимания много.

- А ты ненавидишь привлекать к себе внимание, - понимающе произнес он. - Поэтому все годы так старательно плелась в хвосте.

- Не надо, - выпрямляясь ответила я и даже пригрозила напарнику пальцем, хотя все равно не увидит. - В хвосте я никогда не плелась. А всегда была середнячком. И я довольна своим положением.

- Но ты могла бы стать как твоя сестра – самой успешной, умой… красивой.

- Зачем? Я хочу быть собой. А не копией своей сестры.

- Ты странная.

- А ты повторяешься, - парировала я и продолжила. - Так вот, я третья. Четвертая и пятая - близняшки Лэйа и Мэйа. Они совершенно одинаковые внешне, лишь очень близкие могут их различать. Дар получили сходный – они артефакторы.

- Это же мужская профессия, - заметил Иргар.

- Так и знала, что ты это скажешь. Несправедливо, между прочим. Девочки действительно талантливые, способные, с безграничной фантазией и свой второй дар получили даже раньше меня.

- Обидно было?

- Не то слово, - призналась я. - Я чувствовала себя изгоем. Да и сейчас… тоже хорошего мало.

Я мотнула головой, прогоняя неприятные мысли.

- Самый младший Феб. Ну с ним все просто – он, как папа, камнеград.

- А ты дриада, - закончил Иргар.

- О да. И я даже знаю, почему была последней из нас, кто получил второй дар. Мой организм просто отказывался его признавать! И сейчас отказывается, раз сила не поддается контролю.

- У тебя были в роду дриады?

- Прабабушка по отцовской линии. Я её не застала, но говорят, она была самой доброй, милой, очаровательной и безобидной дриадой на свете, кроткой и покорной. Она даже в академии не училась, слишком тонкая душевная организация. Пра обожала цветы, сад и свежий воздух. Один сплошной позитив, - фыркнула я.

- Как и все дриады.

- Теперь ты понимаешь, как я далека от этого? И никто не знает, почему дар проснулся именно во мне. Мы даже внешне разные. Она золотоволосая блондинка, маленькая, хрупкая, женственная. А я… это я.

- Дар дриады же очень редко передается по наследству, - заметил Айран.

- И хорошо, потому что он совершенно бесполезен… Ладно, спи уже. Наговорились. Осталось менее получаса, - скомандовал я, закрывая глаза.

Внутренние часы целительницы уже отмеряли свой счет.

Ночь была сложной и выматывающей. Айран всё-таки уснул, хотя до последнего сопротивлялся. Хорошо, что я успела добавить ему в чай пару капель сонного зелья. Утром, конечно, бесится будет, кричать, но это для его же блага.Привычка работать со временем помогла. Закрывая глаза, я давала себе установку – поднять меня через сорок минут и погружалась в спасительную дрему.

Рывок и вот я уже на ногах. Сначала влить зелье в напарника, который даже во сне умудрялся сопротивляться, затем смочить тампоны в отваре, отжать слегка и вновь приложить к глазам.

Вновь открывая магическое зрение, я пристально всматривалась в черный узор на его лице, замечая, как постепенно темная магия сходит на нет и цвет лица выравнивается.

Снова короткий сон.

Всего за ночь я встала раз семь. А на восьмой раз я уже встать не смогла. Точнее пыталась, но не вышло. Действие зелья кончилось, а вместе с ним иссякли и мои силы.

- Тш-ш-ш-ш, - ласково прошептал кто-то мне ушко, легко поднимая на руки. – Спи…

Тихонько вздохнув, я прижалась к чьей-то сильной груди, ощущая знакомый и такой приятный аромат лесных ягод, припорошенных тонким слоем инея.

- Айран…

- Спи, Иви.

- Нет, я должна…

А сил не было даже открыть глаза.

- Нет, не должна. Спи, Иви. Тебе надо набраться сил.

Меня осторожно уложили на мягкую кровать и явно собирались оставить одну.

- Не уходи, - вдруг взмолилась я, цепляясь за чьи-то сильные и такие теплые руки.

- Иви…

В его голосе усталость и непонятная, затаенная боль, которая степной полынью горчила на губах, заглушая вкус ягод.

- Пожалуйста. Я… я так устала.

Тяжелый вздох и он лег рядом. Узкая кровать обиженно заскрипела под нашим весом, но неудобно не было. Наоборот, стало так хорошо и спокойно.

И, кажется, я сказала об этом вслух, потому что услышала в ответ легкий смешок и тихое:

- Спи, спи, моя маленькая неугомонная дриада.

24.1

Как же мне не хотелось вставать. Так спала бы и спала, обнимая подушку и не думая ни о чем. Я и не думала, наслаждаясь неведением и покоем.

Мне снилось что-то хорошее, яркое и летнее. С привкусом замороженных лесных ягод и солнечного тепла. Чьи-то руки на теле и теплое дыхание. А еще сердце, которое так гулко билось в унисон с моим.

Я распахнула глаза.

«Сон? Или не сон? А если… ой, мамочки!»

Зажмурившись, я прижала ладони к пылающим щекам.

«Не может такого быть!»

И принялась осторожно ощупывать кровать в поисках чужого тела.

«Уф! Никого!»

- Проснулась? – раздалось вдруг совсем рядом.

Я едва не закричала от испуга, резко открывая глаза. Над кроватью стоял свежий и отдохнувший Иргар, который смотрел на меня с легкой улыбкой на безупречном лице.

Он… смотрел!

- Ты видишь! – ахнула я, вставая в кровати на колени и путаясь в одеяле. – Ты меня видишь!

- Вижу. Твоими стараниями!

- Получилось! – ахнула я, громко рассмеявшись, - Действительно получилось! Как ты себя чувствуешь? Голова болит? Кружится? Может быть тошнит? В глазах рябит? Мерцает или может двоится?

- Все хорошо, - отозвался он, прервав мой бесконечный поток вопросов. – А с твоей стороны было нечестно добавлять сонное зелье в отвар.

Виноватой я себя точно не чувствовала.

- Тебе надо было выспаться, - отозвалась я, откидывая в сторону одеяло и опуская ноги на пол, - и набраться сил. Кроме того, зелье лучше всего действует именно во сне.

- Тебе тоже не мешало отдохнуть. Ты всю ночь просидела у моей кровати.

- Это обязанность целительницы.

Я осторожно взглянула на напарника.

«Значит ничего не было? Мне все приснилось? И я не просила его остаться со мной? Не засыпала на его плече? Это лишь плод моих сумасшедших фантазий, вырвавшихся на свободу из-за стресса и усталости?»

- Ты была права, - заметил Айран, подходя к столу.

- Я всегда права.

«Или всё-таки было?... И что мне делать? Спросить, выдав себя, или лучше не стоит?»

- Не всегда, но ладно. Мы действительно поспешили. Теперь будем готовиться для перехода более тщательно. Но для начала завтрак.

- Сейчас приготовлю! – вскакивая, произнесла я, на ходу завязывая волосы в узел.

- Я уже все сделал.

И действительно. Как я не заметила? Он даже успел накрыть стол. А запахи… М-м-м, у меня рот моментально наполнился слюной.

- Сегодня моя очередь дежурить на кухне, - напомнила ему.

- Жест доброй воли. Благодарность за бессонную ночь, проведенную у моей постели.

- Сказала же – за это не благодарят. Этому меня учили на факультете целительства. Твоя работа защищать. Моя лечить.

Я вновь взглянула на напарника.

А память подсовывала все новые и новые воспоминания.

Тихий шепот… осторожное прикосновение к волосам… и тепло сильного тела, помогающее согреться….

- Иди умывайся. А то все остынет, - велел он, даже не догадываясь, какие мысли сейчас кружили у меня в голове.

- Да.

А сама продолжала стоять на месте, переминаясь с ноги на ногу.

- Иви? Что-то случилось?

- Нет. То есть, да… то есть… Ты выспался?

- Выспался. А что?

Мне показалась или в его глазах промелькнула смешинка? Если это вообще возможно. Что я придумала – смешинка в ледяном холоде? Глупости!

- Нет-нет, ничего. Значит, тебе ничего не мешало спать?

Или кто?…

Например, сумасшедшая дриада, которая упросила остаться с ней.

«Спи, спи, моя маленькая неугомонная дриада».

Ну нет, такое я придумать точно не могла!

- Ивилин, у меня такое ощущение, что ты хочешь что-то у меня спросить, но почему-то не можешь. Итак? В чем дело?

- Понимаешь, я вчера так устала… могла сказать или сделать… в общем…

«Ох, Иви! Прекрати мямлить! Ты же взрослая девушка! Просто спроси!»

- Я просила тебя остаться со мной? – выпалила я, храбро смотря в его глаза-льдинки.

- Остаться с тобой?

«Издевается!»

- Ты же прекрасно понял, что я имею в виду. Я вчера так устала, что могла совершить… глупости.

- Какие глупости?

«Р-р-р-р!»

- Например, я могла попросить тебя не уходить. И ты… полный благородства предоставил мне свое плечо для сна.

- Благородства? Ты считаешь меня благородным? – усмехнулся он, с любопытством изучая мое пунцовое от смущения лицо.

Я не знала, пунцовое ли оно на самом деле, но по ощущениям точно было красным.

- Значит, было, - подытожила я, кусая губы от досады.

- Не переживай, я сохраню наш маленький секрет.

- Это в твоих же интересах, - буркнула в ответ.

- Почему в моих? А как же девичья честь? Я помню, ты уже взрослая и даже не раз целовалась, но сомневаюсь, что делила с кем-то постель.

- Я её с тобой не делила! – тут же от возмущения вспыхнула я. – Точнее, делила, но не так! Это разные вещи! И вообще… я пошла умываться! А то завтрак остывает!

И сбежала.

Потому что как-то по-другому это назвать было сложно.

Сбежала от личных вопросов, глаз-льдинок, в глубине которых сверкали смешинки и лукавой улыбки. Жаль, от собственных чувств не сбежать.

Закрыв дверь, я еще некоторое время стояла, прислонившись к ней спиной и молчала. Вслушиваясь в стук собственного сердца.

«Да что же это такое? Нельзя поддаваться на провокации! Нельзя позволять ему играть с собой! Нельзя!»

Когда через пять минут я поднялась назад, то от волнения и смущения не осталось и следа. Равнодушный взгляд, спокойная улыбка и ровно бьющееся сердце.

- Что у нас на завтрак? – присаживаясь за стол, деловито спросила у него.

- Каша. Молочная. А еще бутерброды с сыром и бужениной. Чай я заварил.

- Отлично. Приятного аппетита.

Посуду я вызвалась мыть сама.

- Я посмотрел карту, - сообщил Айран, раскрывая её на столе.

- Она старая и не соответствует действительности, - не оборачиваясь, отозвалась я, протирая тарелки полотенцем. - Граница намного дальше и Колосар давно пал.

- Да. Но я выбрал точку нашего следующего рывка.

- Чувствую, мне это не понравится.

Повесив полотенце на стул, я подошла ближе.

- Вот смотри.

Айран указал на точку на карте.

- Ты, кажется, ошибся. Мы находимся здесь. – Я ткнула на деревню. - А то, что ты показываешь, находится в двух днях пути и нам не подходит. Мы сюда-то с трудом добрались.

- Потому что мы ошиблись. Ты была права. Нам стоило лучше подготовиться к походу. И действовать иначе.

- Ты собрался лететь? - догадалась я.

- Да.

- Нет.

Скрестив руки на груди, я села на стул и покачала головой.

- Это самоубийство.

- Это наш шанс на спасение, - парировал он, возвышаясь надо мной, как скала.

- А гарпии?

- Птица предупредит нас.

- Опять птица? То есть одного раза тебе было мало? Хочешь навсегда ослепнуть, - тут же разозлилась я.

- Ты не дашь этому случиться, – неожиданно серьёзно произнес он, глядя мне прямо в глаза.

Открыто и честно.

- Не надо перекладывать всю ответственность на меня!

Я рывком встала со стула, собираясь уйти, но он не позволил. Неожиданно крепко схватил за руку, заставляя замереть.

- Я учел ошибки, Ивилин. Больше этого не повториться.

- Правда? Тогда научи меня! – Я вскинула подбородок, упрямо встречая взгляд его ледяных глаз. – Научи этому старшему заклинанию. Вроде не дура – пойму. Может не сразу, но смогу. Позволь мне видеть глазами птицы, пока ты будешь нести нас…

- Нет! – рявкнул Айран, еще сильнее сжимая мой локоть.

- Почему? Не доверяешь?

- Ты не понимаешь…

- Так объясни!

- Если с тобой что-то случится, я не смогу помочь тебе. А ты можешь. Это я должен собой рисковать. Я, а не ты.

- Где это написано? Где сказано, что весь риск на тебе?

- Ивилин! – снова прорычал он.

- Что?

- Прекрати!

Мы замерли, зло глядя друг на друга, не желая уступать.

А воздух между нами вибрировал от сдерживаемой силы, ярости и чего-то еще с хмельным и пряным ароматом солнца и ягод, что огнем горел на губах.

Я первая отступила и отвела взгляд.

- Ты делаешь больно, - пробормотала едва слышно, пытаясь выбраться из захвата.

Айран тут же резко убрал руку, словно обжегся, и спрятал её за спину.

- Прости, я не хотел.

Снова тишина.

Неловкая и тягучая.

- Хорошо, - ровно произнесла я, возвращаясь на стул, - рассказывай, что ты там придумал. А потом решим. Вместе.

Айран некоторое время стоял, а потом отрывисто кивнул. Придвинул соседний стул поближе и начал рассказывать.

24.2

- Смотри.

Я послушно наклонилась над картой, стараясь не думать о том, как он близко… а ночью был еще ближе. Раньше это совершенно не смущало, но сейчас все неожиданно изменилось. И близость Айрана перестала воспринимать как обычно.Сейчас я чувствовала его тепло, нос щекотал едва уловимый аромат морозных лесных ягод. От уверенного голоса по телу пробегали крохотные мурашки, заставляя нервно водить плечами.

«Ох, Иви, не делай это! Не совершай ошибку. Не забывай, какие вы разные. Он холод, закованный в рамки своего долга и привычного мира. А ты… ты другая. У него уже есть идеальная Юджиния, а тебя ждет другое будущее…»

- … совершенно меня не слушаешь, - неожиданно услышала я.

- Что? – пробормотала испугано, оторвавшись от изучения его руки, на которую пялилась уже несколько минут.

- Ты меня не слушаешь, - повторил Айран, слегка наклонив голову.

Его льдисто-голубые глаза с любопытством меня осматривали.

- Ивилин, в чем дело?

- Прости, отвлеклась. – Встрепенулась я, подсаживаясь ближе. – Все, готова внимать. Рассказывай… Опять.

Напарник еще несколько секунд меня изучал. А потом вновь обратился к карте.

- Если мы пойдем обычным путем, то сделаем большой крюк. Видишь? Да, это относительно безопасно, но очень долго.

Длинные пальцы поочередно указали на точки на карте.

- А если мы пойдём по прямой, то уже через три-четыре дня окажемся у стен Колосара. А это в два раза быстрее.

- Ты собираешься входить в город? – осторожно спросила я, стараясь не думать о том, какие у него пальцы…

Такие бы музыканту, а не воину.

- Нет, это самоубийство. Каждый дом, каждая улица смертельно опасны. Что за твари там обитают можно лишь догадываться. И даже птица не поможет. Зато вокруг Колосара есть шесть постов. Мы пройдем по кругу. Город когда-то был очень крупным и популярным. Может удастся что-нибудь найти или как-то подать знак.

- Но это опасно.

- Мы и так в самом сердце опасности, Ивилин. Надо рисковать.

- Ты уже рискнул, - напомнила я, старательно изучая шкафчик за его плечом.Куда угодно смотреть, лишь бы не на него.

«Это сумасшествие! Мы же терпеть друг не можем! Три года ненависти, постоянных издевательств и насмешек! Как я могла это забыть?»

Могла.

Та жизнь сейчас казалась такой пустой, блеклой, расплывчатой и будто чужой. Сейчас были только мы и стремление выжить. И бывший враг вдруг оказался совсем не врагом, а самым близким другом и напарником.

Может я никогда его не знала до конца. Или боялась узнать.

- Ивилин? Где ты витаешь?

- Нигде, - поспешно произнесла я, поднимаясь.

А вот шагнуть не успела. Иргар ловко поймал меня за руку, удерживая. Мягко, но требовательно.

- Может нам стоит поговорить?

- Не стоит.

- Ты злишься…

Дело не в злости, а в том, что я вдруг перестала узнавать себя.

- Нет. Лучше скажи, как ты собираешься все это провернуть, не лишившись при этом зрения? Полет, гарпии, птица… Не слишком много для тебя одного?

- А для этого мне нужна твоя помощь, - отозвался он, отпуская мою руку.

Наконец-то.

Я неловко потерла запястье, стараясь не думать о том, как пылала кожа от его прикосновения.

«Да что со мной?! Не выспалась может! Подумаешь, остался и подставил плечо! А ты уши развесила, в облаках витаешь. Может и заметила, что он… симпатичный. Но для него ты всего лишь надоедливая дриада!»

- Неужели великому и грозному Айрану Иргару нужна моя помощь? – насмешливо спросила у него, скрестив руки на груди.

Так легче. Язвить, скривить губы в неискренней улыбке, сверкать глазами и даже злиться. Это моя маска, чтобы скрыть смятение и страх.

- Я пока не великий и далеко не грозный, - усмехнулся он.

За эти три дня я видела его улыбку чаще, чем за все те годы, что мы знали друг друга.

- А еще совсем не скромный. Ну так? Чем я могу тебе помочь?

- А ты как думаешь?

Улыбка стала шире, обнажив ровные белые зубы.

- Зелье, - догадалась я.

- Зелья, - поправил меня он.

- Не боишься последствий? За каждое восстановление сил магическим путем приходится платить, - напомнила ему.

- Знаю. Но есть же… разные способы. А ты умная дриада, которая знает намного больше того, что показывает, - произнес он, наблюдая за мной.

Я молчала, глядя на него так выразительно, что Айран хмыкнул.

- Ладно, я понял. - Напарник примирительно поднял руки. - На лесть ты не поддаешься. Нам такое не преподают, знают, что мы… можем соблазниться и никакие запреты не остановят. Есть же специальные зелья. Очень сильные зель.

- И запрещенные, – отозвалась я, прекрасно понимая, к чему он ведет.

- В экстренных случаях разрешены. А наш случай очень экстренный. Не переживай, тебя не накажут и дар не заблокируют. Все останется между нами.

- Не слишком ли многое должно остаться между нами? - пробормотала я, присаживаясь на соседний стул.

Надоело стоять перед ним, как провинившаяся школьница.

- Так ты сможешь сделать это зелье? Думаю, ингредиенты здесь найдутся.

- Найдутся, - спустя пару секунд ответила я, слегка прищурившись. – Зелье сильное, хватит надолго, но… ты же в курсе, что оно вызывает привыкание?

- Я буду осторожен.

- А вы, азгары, особенно сильно подвержены, - продолжила я, пропуская мимо ушей его заверения. – То ли скрытность ваша играет роль, то ли еще что-то…

- Ты же не дашь мне сойти с ума? – насмешливо спросил Айран.

А в глубине глаз-льдинок какая-то странная уверенность, от которой в груди сжималось сердце.

Я снова перевела взгляд на карту.

Длинный путь или короткий? И тот, и другой опасны для жизни. И тот, и другой могли закончиться плохо. Не гарпии, так какая-нибудь другая тварь, вроде горгулов, которые крушили деревню. От всего не спастись.

А прятаться и тянуть… разве это поможет?

Молча поднявшись со стула, я шагнула к шкафику. Также не говоря ни слова принялась доставать ковшики, миски, ступу с пестиком и нож. Сняв заклинание стазиса, заглянула на полку с травами и разными составами.

Да, все есть.

Видимо, не я одна когда-то здесь нарушала устав целительницы.

Айран прав, были такие зелья… опасные и очень серьёзные. Стоило выпить пару капель и силы в несколько раз приумножались. Вот только это ощущение власти и могущества могло сыграть злую шутку и свести с ума, если вовремя не остановиться.

Напарник молча следил за моими манипуляциями.

- Мне нужна твоя клятва, - просто произнесла я, ставя черпак с водой на плиту. – На крови.

24.3

Иргар без лишних вопросов подошел ко мне. Протягивая через стол свою руку.

- Даже не спросишь для чего?

- Не дурак, понимаю. Если не справлюсь, то тебе нужна защита… от меня.

- Верно. Сам вчера сказал, даже слепой ты легко можешь победить меня, - кивнула я, беря в руки нож.

- Режь, не бойся. Клятву я произнесу.

- Сам.

Всё-таки я не была столь хладнокровна, чтобы резать острым ножом его кожу.

А вот Айран все сделал быстро. Резанул ладонь, даже не поморщившись. Сжал руку в кулак так, что крохотные красные капельки потекли по руке вниз к закатанному рукаву рубашки, и произнес, глядя меня в глаза:

- Я, Айран Иргар, сын и наследник герцога Иргара, клянусь, что никогда и ни при каких обстоятельствах не причиню вред Ивилин Торбург. Любая попытка принудить, оказать давление или заставить сделать что-то против её воли, будет наказана. Я даю на это добровольное согласие.

Дело было не только в словах, которые он произносил. А в том, как он напитывал их магией и своей силой. Морозный узор инея ледяным панцирем оплел пальцы, а затем и всю руку.

Он замер, ожидая моего ответа.

Я осторожно, словно не решаясь, положила свою ладонь на его руку, вздрогнув от болезненного укола инея. И выпустила силу. Мягкая светло-золотистая магия целительницы, словно весеннее солнышко, окружила его руку мягким теплом, пытаясь согреть.

- Я, Ивилин Торбург, принимаю клятву Айрана Иргара и клянусь, что никогда не воспользуюсь ей ему во вред.

А сама, затаив дыхание и не отрываясь смотрела на то, как невероятно ярко и интересно переплеталась наша магия – голубые и золотистые всполохи. Такие разные и в то же время близкие.

- Вот и все, - пробормотала едва слышно, вырывая руку. – Зелье я сделаю. Немного, но сделаю. А еще противоядие.

- Хорошо.

- Хорошего мало, - отозвалась я, бросив на него короткий взгляд. – Оно страшно противное. А еще тебя будет выворачивать. Долго. Пока все зелье не выйдет.

Снова уверенный взгляд и ответ:

- Согласен.

- И ты будешь пить его каждый раз, как только мы доберемся до поста. Без вариантов.

- Сказал же – согласен.

- Отлично.

Я снова вернулась к котелку и травам.

До самого вечера нам было чем заняться. Айран создавал новые шарики с боевыми заклинаниями старшего порядка. Я занималась зельем с противоядием. Оно было не только сильным, но и очень сложным.

Мы почти не разговаривали, полностью сосредоточившись на работе. Но временами я чувствовала на себе его пристальный взгляд.

Так хотелось обернуться, посмотреть прямо в глаза. Но смелости не хватило.Лишь вечером, сразу после ужина, мы сели за стол и хорошенько все обсудили, склонившись над картой.

- Сначала разведка птицей. Не кривись так. По-другому никак. Затем полет. Этот промежуток нам лучше пройти по воздуху, здесь болотная местность. А если срезать вот так, то пролетим как раз над речкой.

Я кивнула, следя за его рукой.

- Тебе надо отдыхать.

- Если все пойдет хорошо, то можем сделать первую остановку вот здесь. Потом вот здесь. И тут. Главное, чтобы нам никто не помешал… Этот кусок можем пройти пешком, тут всего километров семь-восемь. И снова по воздуху. Если все пройдет хорошо, то часа в три-четыре мы будем на месте.

- Не загадывай, - пробормотала я.

- Ничего, мы справимся.

- Хорошо.

- Надо лечь спать пораньше, - заметил Айран.

- Сначала мне надо осмотреть твои глаза.

- С ними все нормально.

- Не сомневаюсь. Но я все равно посмотрю. Не дергайся.

Я слегка отодвинула его назад и встала напротив, опираясь пятой точкой о стол.

Наклонившись, обхватила лицо руками, заставляя смотреть мне прямо в глаза.

- Уилхэ, - прошептала я.

Мир перед глазами тут же изменился, наполняясь разноцветными нитями магии. Но я была полностью сосредоточена на своем пациенте, выискивая остаточные следы темной магии, проверяя проходимость магических каналов.

И так увлеклась, что не заметила, как прильнула к нему почти вплотную, едва не касаясь губами кончика его носа.

А его руки… когда они успели лечь мне на талию?

Дернувшись, я болезненно стукнулась бедром о стол и отскочила.

- Все хорошо, - поспешно произнесла я, пряча руки за спину. – Зелье помогло. Зрение восстановилось.

- Именно об этом я тебе сам говорил, - неожиданно сухо отозвался Айран.

- Я должна была сама проверить.

- Проверила?

Глаза снова как льдинки – холодные, ершисто-колючие.

Знаю, перешла за рамки дозволенного. Но я не специально.

- Я в душ.

Попятилась к двери.

- Иди.

Когда я вернулась, Айран пошел следом.

Я, отвернувшись к стене и старательно изображая сон, слышала, как он вошел, как лег в кровать и замер.

Не знаю, сколько я лежала, глядя в темную стену, пока не заснула.

Третий день в Черном лесу подошёл к концу.

Завтра… завтра практика в академии закончится и нас наконец начнут искать.

***

Иви уснула не сразу. Долго лежала, свернувшись комочком и молчала.

Он понял это по дыханию, слишком частому и нервному для спящей.

Иргар тяжело сглотнул, стараясь не думать о… о том, какая нежная у неё кожа, какие мягкие волосы, а глаза… в этой зелени можно потеряться навеки и не найти выхода.

Все эти годы он старательно строил крепость вокруг себя.

Не допустить, не позволить, забыть, вырвать, но…

Сейчас сдерживать себя стало почти невозможно.

Он и сам не понял, как его руки оказались на её талии, как от желания притянуть к себе, рывком посадить на колени и поцеловать, - жадно, больно, до потери дыхания! - внутри все переворачивалось.

«Нельзя!»

Айран сжал кулаки и до крови закусил губу.

«Нельзя! Ты не можешь… не можешь с ней так поступить!

Только не с ней.

Не с маленькой дриадой с решительным взглядом зеленых глаз, с открытой улыбкой и честным характером.

«Ты связан словом и клятвой. Ты связан по рукам и ногам! И не смей! Не смей ломать её своей любовью!»

Удалось немного разговорить Айрана)

25.1

Спала я ночью плохо, часто просыпалась, с каким-то непонятным отчаяньем прислушиваясь к тихому дыханию Айрана. И почему-то тоже чувствовала, что он не спит. И от этого было и горько, и радостно.

Пугаясь собственных мыслей и злясь на себя за разбушевавшееся воображение, я упорно пыталась заснуть… Чтобы потом, пару часов спустя, снова открыть глаза и прислушиваться в ночной тишине к чужому дыханию.

Неудивительно, что проснулась я недовольной, злой и немного нервной. Причем плохое настроение было не только у меня.

От летуна шел такой холод, что я невольно поежилась, мечтая забраться назад в постель под теплое одеяло.

Завтрак прошел в тяжелом молчании. Лишь однажды я осторожно спросила напарника о самочувствии. А в ответ получила такой взгляд, что можно было заледенеть.

Что опять случилось? Вроде вчера все хорошо было. Нормально поговорили, легли спать. А он опять волком смотрит.

- Зелье готово? - резко спросил Иргар, когда я склонилась над рюкзаком, проверяя свои вещи.

- Сказала же - готово все, - огрызнулась я, сама себя не узнавая.

И что на меня нашло? Откуда это странное желание злиться и стремление разозлить его? Неужели всему виной неспокойная ночь?

А может просто я боюсь, что он рассмотрит в моих глазах истинные чувства?

- И? Может дашь его мне? Или так и будешь стоять? - сухо спросил летун.

Хотелось сказать что-то резкое, обидное. Что-нибудь, что растопит лед в его глазах, выпуская наружу яркое пламя.

- Ничего не хочешь мне рассказать? - вдруг спросила я, медленно выпрямляясь и скрестив руки на груди.

- Что хотел - уже сказал. У нас и так мало времени. Так что давай побыстрее.

- Я сделала что-то не то? Почему ты ведешь себя так, словно... - я запнулась, пытаясь подобрать слова.

- Словно я снова твой крылатый кошмар? - едко усмехнулся Иргар, подсказывая. - Неужели ты забыла, какой я на самом деле... Торбург?

Это обращение по фамилии было словно пощечина. Резкая. Обидная. Отрезвляющая.

- Да, действительно, - кивнула я, криво усмехнувшись, - и как я могла забыть.

Пройдя мимо него, я как бы случайно задела его плечом. Естественно, совсем не случайно. И, если бы Иргар хоть слово сказал, то я...

Но напарник ничего не сделал, а я продолжила путь к шкафчику с посудой.

- Уговор помнишь? - доставая с полки кружку, спросила я.

- Я клятву дал.

Налив в емкость воды, я достала из кармана небольшой пузырек. Откупорив крышку, капнула в кружку всего две капли, наблюдая, как раствор лилового цвета медленно растворяется в воде.

- Не мало ли? - тут же услышала за своей спиной.

- Тебе хватит.

Протянув ему кружку, сухо улыбнулась и добавила:

- Я еще не до такой степени тебе доверяю... Иргар.

А в ответ кривая усмешка и совсем непонятное:

- Правильно. Не доверяй мне.

Парень залпом осушил кружку и с грохотом поставил её на место. А потом, вздрогнув всем телом, оперся руками о стол, низко опустив голову и тяжело дыша.

- О-о-ох, - сорвался с его губ рваный стон, очень близко похожий на... наслаждение.

Я даже немного смутилась. Уж очень яркой была его реакция. Правда быстро взяла себя в руки. Старательно изображая равнодушие.

- А говорил - двух капель мало, - хмыкнула в ответ, закупорив пузырек и убирая его назад в карман. - Как самочувствие, Иргар? На подвиги уже потянуло?

- Секунду, - сдавленно пробормотал он, добела сжимая край стола.

Снова судорожный, глубокий вздох и резкий хриплый выдох.

Опять вдох и выдох.

Мне происходящее нравилось все меньше и меньше.

- Может сразу противоядие? – неуверенно произнесла я.

Он медленно поднял голову, впиваясь в меня немного безумным взглядом светло-голубых глаз.

- Ну уж нет, - отозвался летун, растягивая губы в хищной улыбке, от которой по тему пробежали мурашки, - теперь только вперед.

Сколько раз я пожалела о том, что поддалась на уговоры Иргара и согласилась создать запрещенное зелье - не сосчитать. Какими словами я себя только ни называла, пока мы спускались вниз на первый этаж к выходу.

- Все чисто, - быстро произнес он, считав пространство вокруг башни.

- Угу.

Я смотрела на его затылок и всерьез думала о том, что если стукнуть его чем-нибудь тяжелым, влить в рот противоядие, то все еще можно изменить. Ведь совсем не обязательно двигаться быстро. Можем и длинным путем пойти.

- Все помнишь? - обернувшись, спросил Иргар, даже не осознавая, какие кровожадные мысли в этот момент крутились у меня в голове.

И хорошо, что не осознавал. Сейчас, под действием зелья, он сам на себя не похож. Может глупостей натворить. Так что провоцировать его точно не стоит.

- Да, - с готовностью отозвалась я, быстро закивав. - Мы выходим. Ты вызываешь свою красную птичку, осматриваешься. Если гарпий нет, начинаем путешествие по воздуху. Точки остановок предусмотрены. В случае опасности активировать метку на куртке и самое главное - никакой паники.

- Молодец! - бодро произнес он, потирая ладони.

Какой бешеный энтузиазм.

Дальше все было просто. Стоило птичке взлететь и затеряться среди утреннего тумана, как напарник повернулся ко мне, бесцеремонно хватая за руку и притягивая к себе.

- Держись! - произнес он, крепко обнимая.

И я держалась.

Первую половину пути все было хорошо. Мы останавливались в заданных точках. Айран отдыхал, а я старалась ему не мешать, настороженно наблюдая со стороны. Уж слишком опасным и непредсказуемым было это зелье. Даже две его капли.

А потом, когда нам надо было перебраться через широкую реку, вместо того, чтобы лететь дальше, Иргар вдруг начал опускаться.

- Гарпии? - прошептала я, вздрагивая и пытаясь вспомнить все то, чему он меня учил.

Запахи, ароматы, вкусы!

Не бояться и не теряться.

Напарник молчал, но я чувствовала, каким напряженным вдруг стало его тело. Парень осторожно опустил нас на землю у густых зарослей камыша.

Я, накинув капюшон куртки, уже хотела спросить, что случилось, когда опять усилился этот странный методичный стук: «Бум! Бум! Бум!».

Причем сейчас он был такой силы, что земля под нашими ногами дрожала ему в такт, как и речка, которая плескалась за густыми зарослями камышей.

- Что это такое? - спросила я недоуменно, поднимая взгляд на застывшего напарника.

В книгах и учебниках про это ничего не рассказывали. Не было в Черном лесу существа, способного издавать такие звуки и заставлять землю дрожать. И спрятать его не могли. Это каких же размеров оно должно быть?

- Пойдем, - вдруг произнес Айран, вновь хватая меня за руку.

Что за глупая привычка?!

- Куда?

- Туда.

И потащил в камыши.

- Ты что делаешь? - только и успела пробормотать я, едва за ним поспевая.

Что на него нашло? Зелье что ли в голову ударило?

- Тихо. Нас не должны услышать. Я что-то видел, но не понял что.

- Как не понял? - пробираясь сквозь камыши, спросила у него.

Под ногами противно хлюпала болотная жижа, да еще мошки перед глазами мелькали, мешая обзору.

- Тихо, - снова произнес Иргар осторожно отодвигая в сторону сухостой. - Ты видишь... это?

Я подобралась ближе, в полной уверенности, что летун в эйфории придумал себе непонятно что и теперь мне предстоит с этим разбираться.

Но стоило мне выглянуть наружу и рассмотреть нечто, как все сразу поменялось.

- Это... это что такое? - прошептала я, вздрогнув, когда методичный стук опять повторился.

25.2

Это было похоже на огромный, размером с дерево, гриб на ножке. Толстый длинный ствол черного цвета заканчивался в метрах трех-четырех огромной плоской серо-синей шляпой, края которой странно колыхались на ветру.

И такая непонятная штука была не одна. Я успела насчитать еще штуки четыре, когда Иргар вдруг возник за спиной, ловко прижимая к себе, - так, что не шелохнёшься, - и умело затыкая рот рукой.

- Тихо. Ни звука, - едва слышно прошептал он мне на ушко и я послушно замерла, позволяя ему увести меня на шаг назад в густые заросли камыша.

Не прошло и пары секунд, как мимо нас проплыли трое русалинов с боевыми копьями в руках. Бледные тела, покрытые сверкающей чешуей, глаза навыкат и совершенно лысые головы. Меж пальцев перепонки, а за длинными и острыми ушами виднелись жабры.

- Медленно отступаем, - снова прошептал напарник, продолжая осторожно утягивать меня назад, при этом крепко прижимая к себе.

Шаг за шагом. Стараясь не хлюпать по противной жиже.

А все мысли почему-то не об опасности, к которой мы были так близко, и не непонятных штуках, увиденных на реке. А о том… как же близко он находится, как сильно прижимает к себе, позволяя почувствовать всю твердость сильного натренированного тела, как горит на животе его ладонь, а горячее дыхание щекочет кожу у ушка.

Лишь под ногами появилась твердая почва, как я дернулась, вырываясь и резко оборачиваясь.

- Видела? – спокойно спросил напарник, убирая руки за спину.

По лицу прочитать что-то невозможно, как и за красной пеленой взгляда.

- И что это такое? – пробурчала в ответ.

- Не знаю. Интересные штуки. И именно они издают этот непонятный звук.

В ту же секунду опять раздался методичный стук, словно подтверждая слова напарника.

- Но почему? Для чего? Это ведь не живое… не очередное воплощение Черного леса?

- Это создали, - согласился Иргар, осматриваясь.

- Кто? Кто мог создать такое?

- Ты видела, сколько там русалинов? А гомилюков?

- Гомилюки? – переспросила я. – Они тоже здесь?

Гомилюками называли человекоподобную тварь с огромным брюхом, лягушачьими лапками и бесформенным лицом, сплошь покрытом бородавками. В отличие от остальных существ – они умели создавать простейшие заклинания. Кроме того, гомилюки умели оживлять умершие деревья и вызывать болотных духов.

- Да. Штук десять, - кивнул Иргар.

Я едва не задохнулась от паники, затравленно смотря на камыши, из которых мы выбрались.

- Десять? Десять гомилюков? Здесь? Да еще в компании русалинов? – зашипела я едва слышно. – Но откуда? Они же редкие и крайне опасные. Предпочитают одиночество и болото.

- Выходит, не так хорошо мы знаем созданий Черного леса, как думали, - отозвался парень, поднимая голову вверх и вглядываясь в пасмурное серо-зеленое небо. – По воздуху нельзя. Они не должны нас заметить.

Я тут же кивнула. Обнимая себя за плечи.

«Надо же… гомилюки. Эти твари водились лишь в глубине Черного леса. Нарваться на них было… самой большой неудачей в жизни. Особенно, когда их аж десять штук».

- Ты что-нибудь понимаешь? – спросила я, поднимая взгляд на напарника.

- Нет. Но чем бы эти штуки ни занимались – они опасны.

- Понять бы еще, чем именно, - пробормотала я. – И что теперь? Пойдем пешком?

- Да. Возле русла реки. Тут недалеко. Через три километра. Потом река поворачивает и там мы снова можем подняться в воздух.

- Хорошо, - кивнула я, поправляя лямки рюкзака. – Тогда пошли. Времени у нас мало.

Остаток пути прошел нормально и без лишних приключений.

Лишь однажды во время короткого перехода мы едва не нарвались на карангурийского бородавочника, но Иргар вовремя успел его заметить. Прижавшись к дереву, активировали метку на куртке, сливаясь с окружающим миром.

Тварь около минуты стояла рядом, жадно и хрипло втягивая воздух, но обнаружить нас не смогла. Противно хрюкнув, бородавочник, размером с хорошего теленка, ушел.

И вот он долгожданный пост.

Было еще светло (если тут в Черном лесу может быть светло), когда мы подошли к высокой башне.

- Успели, - усмехнулся Иргар, многозначительно взглянув на меня.

Конечно, это же был его план, и он сработал.

Вот только я радоваться не спешила.

- Птицу убирай, - сухо отозвалась я, подходя к двери и приложив ладонь к дереву: - Алорхэ андай.

Обернувшись, посмотрела на напарника. В его руке уже лежала птичка, а глаза вернулись к привычному холодно-голубому цвету.

- Я тебя вижу, - оскалился он, поймав мой взгляд.

- Угу, - буркнула в ответ, входя внутрь, а сама быстро пыталась нащупать в кармане пузырек с противоядием.

И ведь почти смогла, когда вдруг меня резко схватили, дернули в сторону и впечатали в стену, заставив застонать от неожиданности.

Хорошо, за спиной рюкзак спас от удара, а то боли избежать бы не удалось.

- Алорхэ азгай, - произнес парень, нависая надо мной и пристально всматриваясь в лицо.

А в глазах оттенки безумия, которое я успела отследить еще пару минут назад.Дверь бесшумно закрылась, отрезая нас от окружающего мира.

- И-ви-лин, - прохрипел напарник, улыбаясь.

«Главное не паниковать и не показывать страха. Для них это как наркотик. А он и так начал сходить с ума!» - мысленно приказала я себе.

- Про клятву не забыл? – спокойно отозвалась я. – Ты не можешь причинить мне вред, Иргар.

- Я не собираюсь… причинять тебе… вред, - прохрипел он, поднимая руку.Его пальцы осторожно коснулись моей щеки, провели вниз по шее, застыв на границе с воротником рубашки. Там, где бешено колотился пульс.

Что поделать, разум приказывал успокоиться и не нервничать, а сердце все равно билось о ребра пойманной в силки птицей.

- Хотел бы… да не смогу.

- Конечно, есть же клятва.

- Клятва… она повязала меня по рукам и ногам, мешая жить… - прошептал он, подаваясь вперед, да так, что дышать стало все труднее. – А ты… ты называешь меня своим кошмаром. Но это ты мой личный кошмар.

- Я? – искренне удивилась я, смотря в лицо, которое было всего в паре десятков сантиметров от моего.

- Ты. Ивилин Торбург. Ты мой кошмар. Сломавший все, разрушивший. Как мне хочется… - Иргар сглотнул, опуская взгляд на губы, и так там и застыл, - поцеловать тебя, - совершенно неожиданно закончил он.

- Чего? – вскрикнула я, задергавшись и пытаясь вырваться.

Надо что-то делать. Надо придумать…

- Ты… ты не можешь меня принудить, заставить и оказать давление! – быстро произнесла я, напоминая слова клятвы, и снова засунула руку в карман. – Хочешь поцелуй? Отлично! Будет тебе поцелуй. Я сама! Сама тебя поцелую, слышишь?

Слышал.

И безумие в его взгляде разгоралось все ярче, заставляя сердце болезненно сжиматься.

- Ну так что? Хочешь?

Хотел.

Голодным взглядом изучал мои пересохшие губы.

- Давай договоримся. Ты пьешь это! – я продемонстрировала ему пузырёк с противоядием, который наконец смогла достать из кармана. – А я тебя потом целую... Если ты, конечно, захочешь.

Последнюю фразу я произнесла едва слышно, надеясь, что он не заострит на ней внимание.

- Поцелуешь? – переспросил он, отстраняясь и позволяя мне вдохнуть глубже.

- Да.

Он улыбался, когда открывал пузырек. Улыбался, делая глоток. И даже потом, пару секунд спустя, улыбка не сходила с его лица. До того момента, пока зелье не начало действовать.

А потом он вздрогнул, побледнел и бросился в душевую, прижимая руку ко рту.

- Не стоит благодарности, - усмехнулась я, поднимая его рюкзак с пола.

На лице улыбка, а сердце дрожало от непонятного чувства.

Он хотел меня поцеловать… Меня… поцеловать.

Да, такого я не предусмотрела.

26.1

Выворачивало его долго.

Я уже успела осмотреться – башня, как башня, идентичная предыдущим, - достать карту и даже практически сварить бульон с домашней лапшой, которую нашла в одном из мешков на полке.

- Тебе надо поесть, - заметила я, услышав шаги на пороге.

- Спасибо, но о еде я могу думать в последнюю очередь, - сдавленно произнес он.

Обернувшись, я замерла, растеряв все насмешливые слова, которые так старательно готовила к его приходу.

Иргар не только… избавился от зелья, но и успел принять душ. А так как его рюкзак я забрала и отнесла наверх, то он вышел в одних штанах, с голым торсом, давая мне возможность хорошенько осмотреть его натренированное и накаченное тело.

- Кхм… все-таки поесть тебе стоит, - произнесла я, чувствуя, как вновь запылали щеки.

Подумаешь, не в первый же раз его вижу без рубашки. А все равно, каждый раз, как… первый.

Айран наклонился к рюкзаку, который я бросила на одну из кроватей, и достал чистую рубашку, которую тут же натянул на тело, лишая меня возможности лицезреть его обнаженную спину.

Зато я успела рассмотреть татуировки на его коже. Черные крылья в районе лопаток с переходом на плечо и руку. Те самые, которые выбивают каждому азгару в подростковом возрасте, открывая возможность летать.

Завораживающая красота.

Я слышала, что каждое такое тату уникально и неповторимо. И дело совсем не в работе мастера – он лишь направляет магические потоки, позволяя им сложиться в рисунок самостоятельно.

А еще это очень больно. Но ведь так давно повелось в нашем мире – за все приходится платить.

- Я должен извиниться перед тобой, - произнес он, медленно поворачиваясь и застегивая пуговички на помятой рубашке.

- Я так понимаю, поцелуй ты с меня требовать не станешь? - усмехнулась я, вновь отворачиваясь к плите и помешивая деревянной ложкой суп.

А у самой щеки горели.

«А вдруг станет? Что тогда? Отказаться или согласиться. Я же вроде слово дала!»

Это будет не первый мой поцелуй.

Я ведь не обманывала его тогда, когда говорила, что целовалась. И не раз. Но… это и поцелуями назвать сложно, да и не понравилось мне особо. Но с ним… от одной только мысли о нашем возможном поцелуе у меня колени дрожали и во рту все пересыхало.

Уверена, с Иргаром было бы все иначе. До головокружения, сбившегося дыхания и прочей ерунды, которую описывали книги и в которую я так отчаянно отказывалась верить.

Вот только… готова ли сделать этот шаг?

- Мне жаль, что так вышло. И ты была права, - отозвался Айран. - Зелье… оно туманит рассудок.

- Не зря же оно запрещено. Я слышала, что после него сходят с ума, пытаются убить, причинить вред, но про… поцелуи не слышала, - заметила, мысленно ругая себя.

И зачем я продолжаю этот разговор? Для чего?

- Прости. Это все зелье.

- Знала бы, что ты так странно реагируешь - внесла бы это в клятву, - продолжила я, ловко нарезая головку лука. – Поесть тебе всё-таки стоит. Противоядие вытянуло из тебя не только зелье, но и силы. Тебе надо восстановиться. И лучше естественным путем. А суп поможет.

- Карту видела?

Судя по звуку шагов, парень подошел к столу с картой.

- Да. Она посвежее прошлых. Колосар отмечен как павший. И четко выделены шесть башен по кругу.

- Хорошо.

Снова шуршание. Открыл карту, склонившись над ней и пристально изучая.

- Как думаешь, там в башнях будет что-нибудь важное? Может возможность дать о себе знать, - продолжила я, бросая на него осторожный взгляд.

- Не знаю.

- Нас ведь уже начали искать. Сегодня четвертый день.

- Даже если начали – хорошего мало, - продолжая изучать карту, отозвался Иргар. – Сначала они вернутся в зал и попытаются отыскать следы портала. Но, во-первых, порталов в тот день было много, и найти тот самый сложно. Во-вторых, прошло уже больше трех дней, след скорее всего затерялся. А в-третьих, если им удастся что-то найти и понять, что мы здесь, то все это бесполезно. Точных координат нет, а Черный лес слишком огромен.

- Понятно, - вздохнула я, размышляя о том, как отреагируют мама с отцом.

А еще Элайн. Он ведь должен быть где-то здесь на границе, неся службу. Мой брат - огненный феникс.

Я снова помешала суп, бросив домашнюю лапшу. Еще пять минут и можно добавлять зелень. И все готово.

А пока нужно накрыть стол, нарезать хлеб и копченую грудинку, которую я нашла в шкафу. Запах от неё исходил такой, что рот тут же наполнился слюной.

Молчание затянулось.

- Как ты себя чувствуешь? – не выдержав, спросила у него, расставив глиняные тарелки с рисованной каймой на столе.

- Живым. А это главное. Если хочешь, мы можем обновить клятву, - отозвался он, старательно пряча от меня свой взгляд.

- Думаешь это необходимо?

- Не знаю, - с досадой отозвался напарник, потирая шею, - я уже ничего не знаю и не понимаю… Все слишком усложнилось и как быть – не знаю.

Мне даже стало его немного жалко. Это же надо так среагировать и начать приставать к чокнутой дриаде, которую столько лет доводил.

- Ты не переживай, - снимая кастрюлю с плиты, отозвалась я. – Я все понимаю и изводить тебя насмешками не стану. Это же зелье, а ты просто на него так среагировал. Ничего личного.

- Ничего личного… - медленно произнес Айран, поднимая ледяные глаза.

Вот только… было в их глубине что-то такое, отчего ком встал у горла и время будто остановилось.

Прошло несколько секунд, прежде чем я смогла отвернуться, вновь возвращаясь к сервировке стола.

«Ох, Иви, что ты опять себе надумала?!»

Ели мы молча.

Иргар послушно съел всю лапшу, а вот от грудинки отказался, решив, что его желудок пока такую тяжесть не перенесет.

А дальше до самого вечера мы занимались своими делами, старательно делая вид, что ничего не произошло и говорить нам не о чем. Обсудили план завтрашнего перехода, перекусили и, приняв душ, разошлись по своим кроватям.

Сон опять не шел. Я лежала на спине, смотря перед собой и вспоминала дом, академию, куратора. Да много чего вспоминала, пытаясь уснуть.

- Ты спишь? – раздался вдруг в тишине голос Иргара.

- Нет, не спится, - призналась я.

- О чем думаешь?

- Обо всем и ни о чем. А ты?

- И я.

Мы снова замолчали.

- Знаешь, а ведь сейчас твоя очередь, - вдруг произнесла я, поворачиваясь на бок.

В комнате темно, но я все равно смогла разглядеть силуэт светловолосого парня, который сидел, опираясь на подушки и смотрел на меня.

- Моя очередь? – переспросил Иргар.

- Да. Рассказывать о себе. Я вот о своей семье рассказала. Рассказывай ты о своей.

- Да нечего рассказывать, - вздохнул он, закидывая голову назад.

- Так нечестно.

- Пойми, моя семья… другая.

- Ты просто не хочешь рассказывать. Давай так. Я задаю вопросы, а ты отвечаешь. Это просто. Первый вопрос - ты единственный ребенок в семье?

- А ты не знаешь? – вдруг спросил он.

- Эм… нет, – растерялась я. - А откуда мне знать? Неужели ты думаешь, что я наводила справки о тебе и твоей семье? Поверь, мне хватало нашего «милого» общения в те дни, что я была вынуждена проводить в вашей академии.

- Да, я единственный ребёнок в семье, - ответил тот и неожиданно добавил: - По-другому просто не могло быть.

- Почему?

- Ты же понимаешь, что для рождения ребенка необходимо… жить вместе. Выполнив свой долг и произведя на свет меня, герцогиня Иргар покинула родовой особняк и уехала в столицу, где её ждали развлечения, балы и благотворительная деятельность.

- Подожди. Ты хочешь сказать, что твои родители… расстались?

Слово развод я произнести не смогла. Для его статуса и положения развод априори невозможен.

- Для того, чтобы расстаться, надо для начала быть семьей. А они ей не были. Это договорной брак… Ивилин. Моя мать вышла замуж за моего отца, родила меня и все. Её долг и обязательства на этом были выполнены, - равнодушно ответил Айран.

- А ты?

- А я остался с отцом. Его сын и наследник.

- То есть тебя воспитывал только отец? – прошептала я.

Мне так жалко стало этого светловолосого грустного мальчика, который с рождения был лишен материнской любви. У меня в голове не укладывалось, как родная мать могла отказаться от своего малыша, променяв это все на балы и светскую жизнь? Может её заставили, вынудили?

Я вспомнила свою маму. Временами она, - в присущей ей огненной манере, - клялась, что уйдет от нас на край мира, так мы ей надоели. Но это лишь слова. Мама готова была жизнь отдать за каждого из нас.

- Меня воспитывали няньки, потом гувернантки с гувернерами, затем присланные учителя. А после обучение продолжилось в академии. Отец… он лишь проверял их работу. Если она его не устраивала или кто-то начинал относиться ко мне слишком… мягко, или я к кому-то слишком сильно привязывался, учителя меняли на более… ответственного.

- То есть они вытравливали из тебя все чувства? – понимающе пробормотала я, - не удивительно, что ты такой…

- Какой?

- Холодный и безэмоциональный… Нет, это не плохо, - тут же поспешно добавила я, боясь, что своими словами вновь могла его обидеть. - Просто у тебя даже в глазах словно льдинки искрят.

- Спасибо за лестную оценку, - усмехнулся он, но не обиделся.

- Скажи, а если с тобой что-то случится, то кому перейдет титул? Ты же единственный наследник.

- Выискиваешь, кто бы мог нас сюда отправить? – догадался Иргар. – Я и сам об этом думал.

- И что придумал?

- Не знаю. Вариантов много.

- Что значит много? Разве нет кого-то одного? Более вероятного? – не уступала я.

- А что мешает убить и его? Были времена, когда в борьбе за власть расчищали себе дорогу, убирая до шести претендентов.

- Ох уж эти закулисные интриги. Но все равно, кто следующий?

Айран ответил не сразу.

- Есть два варианта. Мой дядя, младший брат отца и его сын.

- А второй вариант?

Снова заминка.

- Незаконнорожденный сын моего отца.

26.2

- У тебя есть брат? – ахнула я, резко приподнимаясь на кровати.

Она обиженно заскрипела, нарушая тишину комнаты.

- У меня нет брата и нет сестры, - резко оборвал меня Айран. - Я единственный ребенок в семье. И единственный законный наследник своего отца. А это… - тяжелый вздох, - просто результат продолжительной связи на стороне.

Мне пришлось закусить губу, чтобы не ляпнуть что-нибудь такое, что уничтожит этот миг откровенности и вновь возведет ледяную стену между нами.Пусть лица парня не рассмотреть, но я по голосу слышала, как тяжело давался ему этот разговор. И то, что он его начал, означало очень многое.

Иргар открывался, разрушая преграду, которая мешала нам понять друг друга.

- Хорошо, - осторожно продолжила я. – А этот… ну незаконный сын твоего отца… он мог организовать наше исчезновение?

- Не мог.

- Почему ты так в этом уверен?

- Ему десять или одиннадцать. Это не тот возраст, когда можно строить масштабные планы и думать о моей безвременной кончине. Для того, чтобы отправить нас сюда, нужны знания, умения и опыт. Просто так это не сделаешь.

- Но ведь у него же есть мать и другие родственники. Может это они пытаются пробить ему путь на вершину к титулу твоего отца.

- Может быть, - согласился Айран. – Но все это лишь доводы. Сложно что-то сказать без доказательств.

- А это вообще возможно? Передать титул незаконнорожденному?

- Может быть, – напарник пожал плечами. – Но это очень длительный процесс. Так просто все не провернуть. Во-первых, нас не сразу признают погибшими. Будут длительные поиски, которые растянутся на месяцы. Через год объявят пропавшими без вести. Еще через пару лет – погибшими. И только тогда можно будет начать процесс признания. Для этого нужно будет получить одобрение совета высших.

- Это сложно?

- Отцу удастся. Он всегда добивается того, чего хочет, - как-то не очень радостно хмыкнул Иргар. – Так что не все так просто. Да и зачем такие сложности? Легче поймать меня где-нибудь в подворотне и убить.

- Это должен быть весьма опытный убийца, - пробормотала я. – Сомневаюсь, что ты каждый день ходишь по подворотням. Кроме того… ты довольно сильный воин. Одолеть тебя будет непросто.

- Ты сделала мне комплимент… Ивилин? – тихо рассмеялся Айран.

И от его обращения по имени стало как-то легко и радостно на душе.

- Вот еще! Просто признаю заслуги, - фыркнула я и переключилась на более важные проблемы. – Как ты думаешь, те странные штуки, которые мы видели на реке... Что это?

- Не знаю. Но подозреваю, что это нечто было создано не просто так.

- Твари же никогда ничего не создают. Всем известно, что они лишь уничтожают.

- Выходит, нам известно не все, - возразил парень. - Ты же видела русалинов? Они явно охраняли эти грибы-переростки. А вокруг крутились гомилюки. Уверен, это именно их рук дело. И этот странный стук… он же не просто так возник. Может они что-то делают с водой?

- Зачем?

- Если бы я знал.

- Нам же никто не поверит, - задумчиво ответила я, вновь укладываясь на подушку. – Решат, что мы сошли с ума. Где это видано, чтобы гомилюки в глубине Черного леса создавали какие-то огромные деревья-грибы, которые стучали в воде, а русалины это все охраняли. Они же враги.

- Ты правильно отметила – в глубине Черного леса. Там, где нет патрулей и их никто не увидит. И не поймет, как это важно. Мы же… мы же до сих пор не знаем, почему лес растет, несмотря на все наши попытки остановить это.

- Думаешь, мы нашли ответ на этот вопрос? – недоверчиво отозвалась я.

- Почему бы и нет?

- Как-то слишком просто.

- Не просто, - отозвался Айран. – Мы же не знаем, что это, как работает и что за звуки издает. Подойти ближе нам не позволят. А привлекать к себе внимание не стоит. Значит нам надо вернуться домой и рассказать об увиденном.

- Хороший план.

- И мы будем его придерживаться. А теперь давай спать. Завтра сложный день.

- Он тут каждый раз сложный, - отозвалась я, зевая.

Повернувшись на бок, закрыла глаза и вскоре уснула.

Утром все было как обычно. Мы рано проснулись, позавтракали и собрались. Иргар выпил зелье, вызвал птичку, и мы тронулись в путь.

Сначала преодолели расстояние по воздуху, пока гарпий не было видно. Потом пешком. И снова по воздуху. Небольшие передышки для восстановления сил и быстрого перекуса.

Мы особо не разговаривали сегодня. Но холодного отчуждения, от которого еще вчера утром стыла кровь, не было.

Временами я ловила на себе его внимательный взгляд, природу которого не могла понять. Да и не хотела.

Даже себе признаться не могла, что боюсь. Боюсь того, что скрывалось за его просьбой о поцелуе, за улыбками и загадочными взглядами.

Потому что в памяти тут же всплывали его слова.

«Юджинии нет смысла ревновать меня. Она моя невеста. Наш союз одобрен главами семей. И она отлично знает, что я никогда не пойду против этого, никогда не нарушу слово, которое дал».

А крылатый свое слово не нарушит. Я не очень хорошо его знала, но кое в чем была уверена на двести процентов – Айран Иргар никогда не отступит от своей клятвы, никогда не нарушит слово и не пойдет против воли отца.

Слишком гордый, верный, упрямый.

Юджиния была, есть и будет его невестой.

А я… я не собиралась быть игрушкой в его руках, мимолетным капризом и яркой вспышкой. Что бы ни скрывалось за этими взглядами.

Потому что потом будет больно. Так больно, что ни вздохнуть, ни нормально жить я не смогу. Я не Иргар, не смогу заледенеть и заморозить свое сердце. Оно будет кровоточить, отравляя существование, вновь и вновь напоминая о том, что не сбылось.

Нет, лучше не искать правду в его глазах-льдинках, которые сейчас заволокло красной дымкой.

Так всем будет лучше.

- О чем думаешь? – вдруг спросил Айран, стряхивая крошки с ладоней.

Мы сидели прямо на жухлой траве под изуродованными деревьями друг напротив друга и быстро перекусывали, прислушиваясь к Черному лесу.

- Да так… глупости, - отводя взгляд, пробормотала я, поняв, что все это время весьма неприлично на него таращилась.

- И что это за глупости такие? – усмехнулся он, слегка наклонив голову, от чего белый локон упал на глаза.

- Думаю о том, что будет, когда мы вернемся.

- И что же будет?

- Ну-у-у, - протянула я и широко улыбнулась, - нам просто обязаны выдать дипломы с самыми высшими баллами по всем предметам. Думаю, мы это заслужили. А потом… я вернусь домой. Ты же знаешь, что дриадам нельзя в Черный лес, слишком мы воздушные и эфемерные. Родители найдут мне не пыльную работу. А ты…

Я запнулась, теребя в пальцах сухую травинку и пытаясь проглотить ком у горла.

- А я? – тут же с интересом спросил Айран.

Мне пришлось силком заставить себя поднять взгляд и посмотреть ему прямо в глаза.

- А ты станешь настоящим героем. Найдешь способ остановить Черный лес, разгадаешь все тайны и загадки. И женишься на Юджинии, как того требует твой долг.

«Ну же… скажи, что это не точно… скажи, что сомневаешься… что есть вариант… скажи… обмани меня и себя» - кричало глупое сердце.

Время между нами словно остановилось, завибрировало от недосказанности. А потом Айран вздрогнул и отвернулся.

- Нам пора, - глухо произнес он, поднимаясь. – В километре отсюда стая диких гончих. Нельзя, чтобы они нас учуяли.

- Хорошо. – Я поднялась следом.

- Осталось немного. Гарпий пока нет, так что лучше по воздуху. Быстрее окажемся у башни.

- Как скажешь.

Все было более-менее отлично до того самого момента, пока мы не добрались до башни. Опустив меня на землю, Айран громко и весьма нецензурно выругался. И тут было чему злиться.

Башни не было. Точнее была, но полностью развалившаяся.

- И что теперь? – тихо спросила я, глядя на кучу темно-серых обломков, которые должны были стать нашим убежищем.

- Надо уходить отсюда.

- Куда?

- Искать другую башню. Время до ночи еще есть, мы должны успеть, - быстро произнес Айран, доставая из внутреннего кармана куртки сложенную карту и быстро раскрывая её. – Так… мы здесь. Значит, следующий пост должен быть южнее.

Среди обломков что-то блеснуло.

Сначала я думала, что мне показалось. Мало ли что могло блеснуть. Но потом это снова повторилось. Непонятный блеск и… кажется один из камней начал шевелиться.

- Айран, - тихо произнесла я, отступив к нему.

- Сейчас, - продолжая изучать карту, отозвался напарник.

- Айран, - снова прошептала я, дернув его за рукав.

Теперь зашевелились два камня, а между ними… кажется, там что-то было!

- Вроде недалеко…

- Тут кто-то есть, - перебила его я, касаясь браслета с шариками-заклинаниями.

А существо, поняв, что его обнаружили, начало выбираться из-под обломков.

27.1

Рывок, и я уже за спиной напарника, который оказался намного быстрее и проворнее меня. Айран не стал изучать шарики и ждать, когда тварь бросится на нас, а действовал на опережение.

Сорвав один из кругляшей, бросил прямо в руины, а сам уже доставал клинок, готовясь броситься в бой.

Белые крылья поднялись за спиной, практически полностью лишая меня обзора.

Тихий стук шарика о камни, шипение активизировавшегося заклинания, всплеск силы и неприятное послевкусие от смертельного проклятия – Иргар сразу использовал тяжелую артиллерию, - которое горчило на губах.

А потом ничего. Ни хрипа твари, ни конвульсий, ни рева готового броситься в атаку зверя.

Так быть не должно!

Не выдержав, я высунулась, пытаясь рассмотреть, что же происходит. И тут же услышала ехидный голос:

- Я те еще кину. Вот молодёжь пошла. Без разбору палят. Да еще какой-то гадостью.

Рассмотреть что-то не вышло. Айран тут же запихнул меня обратно, позволив лицезреть лишь его спину и крылья.

- Ты кто такой? – резко спросил напарник.

- А ты кто? – ответил голос.

Хриплый, старческий, с едва заметным говорком.

Вот только… твари не разговаривают. Гомилюки правда могли, но их речь была сумбурной, очень простой и односложной. Никаких длинных предложений и витиеватых слов.

- Ну-ка выходи! – потребовал Айран.

- Вот еще. Гадость швырнул в меня, наорал, а теперь и требует чего-то. Вы, азгарцы, всегда отличались плохими манерами.

Кажется, пора вмешаться.

- Простите, но вы нас испугали своим появлением, – произнесла я, вновь выныривая и пытаясь рассмотреть говорящего.

На камнях, стряхивая с себя черный пепел смертельного заклинания, сидел… даже не знаю, как это назвать... старичок. Совсем крохотный, не больше метра. Толстенький, упитанный, в белой рубашке, коротких штанишках и гладкой седой бородой, которая красиво переливалась лунным светом. Глаза серые, а на голове большая коричневая шапка, очень похожая на шляпку гриба.

Что-то в последнее время много всяких грибов нам попадалось.

Но старичок действительно напоминал огромный гриб-боровик.

- Деревья-листочки, - присвистнул он, смерив меня серебристым взглядом. – Никак дриада?

- Иви! – рявкнул Айран, вновь пытаясь задвинуть меня назад, но я ловко отскочила.

Чего прятаться, и так понятно, что этот странный старичок угрозы не представляет. Вроде бы.

Если он так легко смог разобраться со смертельным заклинанием, оставив от него лишь черный пепел, то лучше иметь незнакомца в друзьях.

- Как есть дриада, - продолжил он, поглаживая серебристую бороду. - Молоденькая еще, неактивная. Может поэтому пока живая. Каким черным ветром тебя сюда занесло, девица-красавица? Аль забыла, что дриадам вход в Черный лес заказан? Заветы и наказы забыли? Приключений захотелось?

- Я не только дриада, но и целительница. Причём неплохая, - обиженно заметила я. – А занесло нас сюда не по своей воле.

- Иви! – прорычал напарник, явно намекая, что мне лучше стоять в сторонке и помалкивать, пока он не разберется.

- Что, крылатый, боишься за свою зазнобу? - хмыкнул старичок, переводя взгляд на Иргара. – Правильно делаешь. Если прознают о твоей подружке – живыми вам отсюда не выйти.

- Угрожаешь? – тут же вышел вперед Айран, продолжая сжимать клинок в руке.

- Предупреждаю. Ты железкой своей не размахивай. Не враг я вам.

- А почему мы должны тебе верить? Кто ты вообще такой?

- Так домовушкин я.

- О-о-о-о, - протянула я, с интересом рассматривая старичка.

А ведь точно, похож. Именно такими домовушкиных на картинках в учебниках и изображали. Раньше, лет двести-триста назад домовушкины жили в каждом поселке в доме старосты. Помогали по хозяйству, за скотиной следили, за порядком, диких зверей отводили от домов. Вот только…

- Вы же вымерли, - произнес Иргар, озвучивая мои мысли.

- Сам ты вымер, - обиделся тот. - Вон какой бледный, тощий, еще и глаза красные. Кто же тебя горемычного научил старшие заклинания без подготовки использовать? Загнешься же.

Я невольно прыснула, но тут же попыталась замаскировать смешок за кашлем. Судя по взгляду, который на меня бросил Айран, получилось не очень.

- А вот это не твои проблемы, - отрезал парень. - Всем известно, что домовушкины вымерли, когда Черный лес стал наступать и сдерживать его не получилось. Так как тебе удалось выжить? Особенно здесь, на развалинах поста в самом сердце этого проклятого места? Вы ж без людей не можете. Созданы лишь для служения.

- А вот так и выжил, - пожал тот плечами и снова перевел взгляд на меня.Взгляд серых глаз зацепился за знак на куртке, да так на нем и остался.- Откуда у тебя нить инрога?

Я приподняла руку, словно хотела скрыть символ, который сама лично вышивала, но вовремя себя одернула. Мне стесняться нечего. Нить я не украла, не обманула никого.

- От бабушки достался.

Домовушкин кивнул. А у самого вид подозрительно сосредоточенный, словно он сейчас принимал какое-то решение, взвешивая все за и против. А потом вдруг приподнялся и осмотрелся, словно мог что-то увидеть. Судя по стальному блеску в глазах, возможно, так и было.

- Уходить надо… Твари вашу хлопушку магическую учуяли. Еще бы, такой всплеск был. Уже скоро будут здесь.

- Вижу, - мрачно отозвался Иргар, сверкая красным взором. – Вот только прятаться нам негде. Пост разрушен.

- Ладно, так и быть… схороню вас, - неожиданно заявил старичок. - Не каждое десятилетие у своего порога дриаду с крылатым встречаю.

- И где же? В камнях? – едко усмехнулся напарник. – Хорош схрон.

- Язык то попридержи. Мал еще насмехаться над старшим, - осек его домовушкин. – А тебе, девонька, не стоит попадаться этим тварям в лапы. И так лес растет с каждым годом все больше.

Он повернулся к камням, в его руках внезапно оказался посох. Им-то старичок и стукнул трижды о землю.

Камни задрожали, зашевелились и начали медленно расползаться, обнажая небольшой проход, что вел прямо под землю.

- Это что такое? – ахнула я.

- Схрон. Ну так что? Так и будете стоять? Или решишь её по воздуху нести? Так гарпии не далече. Скоро запоют свои песни.

- Айран? – Я повернулась к напарнику, отдавая ему право выбора.

- Рядом будь, - буркнул он, неожиданно беря меня за руку и крепко сжимая. – Не верю я ему.

- Домовушкины же верны людям и вред им никогда не причинят, - шепнула я в ответ.

- А ты уверена, что он тот, за кого себя выдает? – отозвался парень.

Я запнулась, не зная, что ответить.

А ведь точно. Вдруг твари Черного леса научились принимать чужой облик и разговаривать? Эти три дня в лесу уже не раз дали понять, что мы еще многого не знаем.

Вдруг там ловушка? Мы попадем в нору какой-нибудь твари ей на растерзание, не в состоянии выбраться и сбежать?

- Идете или как? – подал голос старичок, первым спускаясь в проход. – А то закрою.

- Идем, - отозвался Айран.

С неба к нему в руку упала красная птица, возвращая зрение.

- Ты как? – тут же спросила я, когда он слегка качнулся, судорожно вздохнув.

- Нормально. Противоядие выпью чуть позже. Не волнуйся. Я учел вчерашний урок, целоваться к тебе не полезу, - усмехнулся парень и неожиданно хрипло добавил, - если сама не захочешь…

В голосе едва заметные оттенки надежды. Крохотные, словно цветы незабудок в густой траве. Их так легко было не заметить и упустить. Но я слышала, вновь вспоминая вчерашнее. Его голос, желание, вспыхнувшее в глубине глаз, прикосновения.

Если я, забыв о прошлых недомолвках, начала к нему присматриваться, симпатизируя, то почему Айран не может? Это же вполне объяснимо. Мы вместе столько времени, один на один. От чувства постоянной опасности кровь бурлит в жилах. Поэтому легко можно принять желаемое за действительное.

Только… дальше-то как?

- Я к чужим женихам не пристаю и ухаживания не принимаю, - отозвалась я едва слышно, ясно давая понять, что происходящие в нем изменения не остались тайной.

Его рука на крохотное мгновение чуть сильнее сжала мою. Это была единственная заметная реакция на сказанное.

- Я понял, - ледяным тоном отозвался Айран. – Не волнуйся. Я же сказал – вчерашнее не повторится.

Мы застыли у прохода, который темнел впереди.

- Давайте же, скорее. Они уже рядом, - поторопил нас домовушкин.

- Я первый, ты – следом. И будь осторожна, Иви. Не доверяй никому и ничему. Расслабляться рано, - произнес напарник и первым шагнул внутрь.

Я последовала за ним, стараясь не думать о том, что от холода в его голосе внутри все сжималось от разочарования. Хотелось схватить его за руку, развернуть и напомнить о том, что поцелуй он с меня так и не стребовал. А я… я бы с радостью отдала долг. Чтобы потом, когда все кончится и мы разойдемся, каждый заняв свое место, было о чем вспомнить.

Но нет, нельзя.

«Соберись, Иви, нашла о чем страдать. Особенно сейчас!» - мысленно одернула я себя.

Иргар был прав. Слепо доверять этому старичку нельзя. Но мне так хотелось, чтобы все прошло хорошо и домовушкин действительно был на нашей стороне. Нам сейчас как никогда нужен был союзник.

Всем спасибо за поддержку.

Не забываем подписываться на автора.

Мне будет очень приятно

27.2

Стоило нам пройти пару шагов по пологому проходу вниз, как камни за моей спиной с тихим шорохом закрылись, лишая нас возможности уйти.

Сглотнув, я даже немного встревожилась. Всего на секундочку испугалась. А потом земляные стены вокруг нас раскрасились знакомыми символами, которые мягко засветились светло-голубым цветом, освещая нам путь.

Никогда не думала, что могу так обрадоваться этим знакам защиты.

Не знаю, как они оказались здесь под землей, но ни одна тварь Черного леса не могла выжить среди них. Значит домовушкин на нашей стороне. Можно успокоиться и даже чуть-чуть расслабиться!

Не в силах больше сдерживаться, я, забыв о своих обязанностях сторожить тыл, догнала Иргара и быстро шепнула ему на ухо:

- Ты видишь…

- Вижу, - хмуро отозвался он, даже не обернувшись.

Ну и чего злится? Чего так напряжен?

Ведь символы то настоящие и родной магией веет, так что переживать нечего. Это действительно домовушкин, каким-то чудом выживший в Черном лесу. А разве мы сами не доказательство того, что даже самое невозможное может быть?

А спуск все продолжался.

Проход становился уже, потолок ниже и все сильнее пахло сырой землей, мхом и лишайником. Где-то методично капала вода.

А потом впереди забрезжил тусклый свет, и мы оказались в небольшой круглой пещере с низким сводом, земляными стенами, которые украшал зеленый плющ красивого темно-зеленого цвета.

Именно к плющу я и шагнула, забыв все наставления Айрана.

Зеленый. Настоящее растение с капельками влаги на мясистых листьях.

Как же мне не хватало ярких красок все эти дни в Черном, сумрачном и таком негостеприимном лесу.

- Живые, - прошептала я, касаясь упругих листочков.

- А то, как же, поддерживаю жизнь как могу, - довольно крякнул домовушкин. – А тут у меня еще кое-что есть…

Я обернулась и едва не задохнулась от восторга. На противоположной стороне на старом, почерневшем и облупившемся от времени столе стояли деревянные ящики, в которых цвели цветы.

Зверобой, душица, девясил, пара крохотных лиловых бутончиков лугового клевера, голубой дельфиниум, желтый одуванчик, словно привет от солнышка, валерьяна и так далее, чего только не было намешано в этом ящике.

А запах. Ох, какой же от этих цветов шел запах!

Склонившись и почти касаясь лицом цветов, я закрыла глаза, жадно вдыхая и не в силах надышаться.

Глаза защипало от непролитых слез.

Ох, как же они сейчас были некстати. Но удержаться было так сложно.

Как же я скучала по этим ароматам, по цветам, по зеленой травке и солнышку. По дому.

- Вот мое пристанище. Уж простите, что есть, - продолжил домовушкин. – Еды нет, спать… ну одно место мы найдем. Тут где-то валялись остатки кровати.

- Что это за место? – вставая рядом со мной, спросил Айран.

- Так пост же. Ваши и сделали.

- Но он разрушен. Не знал, что тут есть подвалы и подземные ходы.

- Так и нету, - отозвался старичок и чем-то зашуршал сбоку.

А я продолжала стоять над цветами с закрытыми глазами, пытаясь успокоиться.Истерика сейчас точно не нужна.

- Это ваши создали. Когда башня рухнула.

- И что за существо это сделало? – продолжил допрос напарник. – Башню же нельзя разрушить.

- Почему обязательно существо? Ошибка в расчетах, смещение пород. Как тряхануло Колосар, так башня и посыпалась. Пост же нужен был для патрулей. Их тут лет семьдесят назад много было. Все город надеялись вернуть, а лес остановить.

- Не смогли, - глухо отозвался Айран. – Иви, ты как?

От сочувствия и неожиданного тепла в его голосе плакать захотелось еще больше.

Ну что он такой, а? Я же прямо сказала – не надейся, мне мимолетные романы не нужны! А он все равно… заботится, волнуется… и смотрит. Я даже спиной чувствовала этот его взгляд, от которого внутри все будто переворачивалось.

А я еще называла его ледышкой. Да от скрытого пламени в его глазах можно сгореть дотла, превратившись в пепел.

- Нормально, - с трудом отозвалась я, выпрямляясь и украдкой стирая горячие капли, застывшие на ресницах. – Просто… соскучилась по дому, по лету… по жизни.

- Да ты поплачь, девонька. По жизни все скучают, а ты еще и дриада. Пусть не вступившая в силу, но дриада. Для тебя Черный лес – словно яд, - отозвался домовушкин, вытаскивая из горы чего-то сваленного самый настоящий матрас, набухший от влаги. – Вот. Уж не обессудьте, что есть.

- Спасибо, - улыбнулась я через силу.

- Тут еще один есть. Можно положить друг на друга – мягче спать будет. Места все равно мало.

- Отлично. Так и поступим. Я помогу, - вмешался Иргар, подходя к старичку.

Вместе они достали не только еще один матрас, но и старое покрывало.

- Подушки отсырели и пропали. Выбросил, - пояснил домовушкин. – Зато есть стул. Можно сидеть.

- Так вы говорите, что это создали патрули? - произнес напарник, укладывая один матрас на другой, а сверху покрывало.

- Они самые. Даже кристалл пытались установить для поддержки магии, да не вышло. Так простенькое заклинание оставили, чтобы символы в проеме поддерживало. Да для отвода глаз чудищ всяких.

- А вы как здесь оказались?

Айран сел на матрас, вытянув ноги и похлопал рядом с собой, явно приглашая присоединиться к нему.

Я покосилась на кривой стульчик, но решила не глупить и, сняв с плеч тяжелый рюкзак, осторожно села. Правда на значительном расстоянии от напарника. Он на одном краю, я на другом. А между нами мой рюкзак.

- Так жить где-то надо, цветочки вот развожу, да и порядок тут поддерживаю. Ваши-то ушли.

- Не по своей воле, - отозвался парень. – Мой дед погиб при Колосаре. Никто не хотел отдавать город тварям, до последнего надеялись.

- Сила Черного леса все крепнет, - мрачно кивнул старичок, поглаживая бороду, которая мягко светилась серебристым светом.

И этот свет почему-то не давал мне покоя. Было в нем что-то странно знакомое.

- Уж простите, кормить вас нечем, - развел старичок руками.

- У нас есть чем перекусить, - отозвался Айран. – Так патрулей лет семьдесят не было?

- Где-то так. Может больше, может меньше. Колосар то сотню лет назад пал. А они потом еще переходили границу, все искали способы остановить напасть эту страшную… Да не вышло. Черный лес тщательно стережет свои тайны.

- А вы знаете? – вдруг спросила я. – Знаете, почему он растет каждый год?

- Что ж не знать, - снова вздохнул домовушкин. – Знаю.

Мы с Айраном переглянулись.

- Может и нам расскажете? – спросил напарник, пристально изучая нашего собеседника, который все крутился вокруг стола с цветами.

Я даже дыхание затаила, сжав кулаки так сильно, что ногти впились в кожу на ладонях.

«Неужели? Неужели получится?!»

- Так вы ж не поверите. Никто не верит. А ответ он же… вот он… на поверхности.

- Правда?

Домовушкин оторвался от своих цветов и хитро взглянул на нас.

- Что-то неправильно мы с вами беседу ведем. Я вот представился. Домовушкин я. А вы? У вас же есть имена?

- Простите. Ивилин Торбург. А это Айран Иргар - мой напарник, - ответила я, бросив предупреждающий взгляд на парня.

Если наш гостеприимный хозяин решил устроить расспросы, то так и быть. Мы ему подыграем.

- Так как вас сюда занесло? Азгара и дриаду? Молоденьких совсем. Приключений решили поискать на свои головы?

- Портал сработал… неправильно, - туманно отозвалась я.

- Порталы в Черном лесу не работают.

- Поэтому мы и оказались неизвестно где, так далеко от границы.

- Может вам помог кто? – усмехнулся старичок, вновь поглаживая бороду.

- Я тоже так думаю. У Айрана… много врагов и завистников. Он наследник старинного рода, лучший студент.

«А еще семья странная» - Но вслух я этого говорить не стала.

- А ты? – вдруг спросил домовушкин, как-то слишком пристально меня изучая.

- А что я? – улыбнулась в ответ. – Ничего особенного. Не наследница, далеко не лучшая ученица. Средняя дочь. Целительница.

- Ты дриада.

- Да, я забросала пару студентов цветами, но это не повод меня убивать, отправляя в Черный лес на верную смерть, - фыркнула я.

- Вот времена пошли, - ахнул старичок, сокрушенно покачав головой. – И чему вас в школах ваших учат? Вы что? Вообще ничего не знаете?

- А что мы должны знать? – подал голос Айран. – Почему дар дриады так важен? Вы сказали, что если об Иви узнают – живыми нам из леса не выбраться. Это из-за её дара?

Я испуганно взглянула на парня.

- Но я не понимаю… я же всего лишь дриада. Слабая, беспомощная, способная лишь цветы выращивать и сады украшать, - пробормотала едва слышно.

- Кто же тебе такую дурь сказал? – возмутился домовушкин.

- Все, - честно ответила я. – Дриадам поэтому и запрещено работать в патруле на границе. Толку от нас никакого.

- О как. Надо же как историю исказили за столько лет, - покачал головой старичок. – Да, дриадам действительно запрещено появляться в Черном лесу, но не из-за беспомощности и неспособности защитить себя. Скорее наоборот.

- Так в чем дело? Что исказили учебники? – не выдержав, вскрикнула я, невольно поддаваясь вперед.

Домовушкин ответил не сразу. Посидел, разглядывая нас, пожевал губу и только потом выдал:

- А давайте по порядку. С самого начала. Послушаете и найдете ответы на свои вопросы. Почему так важны дриады и от чего лес растет все сильнее из года в год.

28.1

Достаем вилы, помидорки. Разжигаем костры…

Автор начинает раскрывать секреты.

Мы дружно согласились и старичок начал свой рассказ:

- Черный лес был всегда. Так уж в мире повелось. Где есть добро – должно быть и зло. Иначе никак. Поэтому лес и был. Небольшой такой клочок земли с непроходимыми чащами, жуткими топями, изуродованными темной магией деревьями и всякой нечистью, которая выла по ночам, пугая жителей близлежащих деревень. Границы леса тщательно охранялись магами, а потом… - домовушкин тяжело вздохнул, стеклянным взглядом глядя перед собой.

Прошло несколько секунд напряженной тишины, а старичок будто застыл. Словно погрузился в воспоминания и все никак не мог выбраться.

Мы с напарником переглянулись.

- А потом лес начал расти. Сам по себе. И никто не знает причины, - нетерпеливо произнес Иргар.

Домовушкин вздрогнул и качнул головой, приходя в себя.

- Не знали. Догадывались правда, но не знали, - отозвался тот, переводя на меня взгляд. – Неопытная дриада, молоденькая совсем. Что ты знаешь о своем даре?

- Я? – растерянно пробормотала в ответ. – Да что о нем знать… Дриады управляют растениями, цветами. Отличные садовники.

- Раньше дриада была в каждом поселке, - огорошил нас домовушкин. – Помочь урожаю вырасти, сады чтоб плодоносить стали, живность дикую отгоняли… Дриады за всем порядком следили. А мы домовушкины у них на подхвате были. Что подать, принести, проследить. Таковы были правила. Дриада – это стабильность и защита деревень и леса.

- Какая защита? – окончательно растерялась я, снова взглянув на напарника.

Айран молчал. Лишь сильнее сжал губы и сощурил глаза, пристально смотря на рассказчика. Услышанное ему явно не нравилось.

- А вот так. Цветы и садоводство – это хорошо, но лишь кусок истинных возможностей. Дриады, несмотря на свою хрупкость, нежность и воздушность стояли на страже своего поселка наравне с магами. А Черный лес… - Домовушкин прикрыл на мгновение глаза, - он начал расти как раз с того дня, как одна дриада убила другую.

- То есть как убила? – ахнула я.

Как-то образ хрупкой и невинной дриады совершенно не укладывался со сказанным. Да прабабушка, по рассказам родственников, даже мошку убить боялась. А тут… чтобы одна дриада убила другую. Невероятно!

- Как, как… Насмерть, - хмыкнул он.

- Но за что?

- А из-за любви. Ничего особенного и необычного. Жил был маг, сильный, красивый, ловкий и смелый. И были две подружки дриады, которые в него влюбились. И когда тот маг, - азгар, кстати, - выбрал себе суженую, вторая с выбором не согласилась. Заманила подругу к границе Черного леса и убила. Собственноручно. Вот с того дня Черный лес и начал расти. Едва заметно. Сначала в том месте, где кровь невинная пролилась. Потом захватил ту деревеньку, где погибшая дриада жила. Новой они не обзавелись, не успели просто. Поэтому и сгинула деревенька за считанные недели, несмотря на все старания магов. Тогда никто внимание не обратил. Решили… совпадение.

- И что дальше? – подал голос Айран.

- Дальше? – хмыкнул домовушкин. – Дальше азгар нашел того, кто его невесту убил и отомстил. Сам, без суда. Самосуд, значит, учинил. И решил не просто так… а со смыслом. Как она поступила с подругой. Пообещал любви, приголубил и привел девушку к границе, где и убил. И снова Черный лес получил кровь, силой отнятую. Кровь повелительницы леса.

- То есть две дриады были убиты и из-за этого лес начал расти? – не поверила я. – Так ведь дриад давно никто не убивает. Их вообще почти не осталось. А лес все равно растет.

- Правильно. Растет. Но вы же хотели узнать, с чего все началось? С мести. И убиты были сначала не две дриады, а почти три.

- Что значит почти три? – не поняла я.

- А та… первая беременная была.

- Но все равно, - заметил Айран. – Сколько всяких магов было убито за эти годы, не сосчитать. И поверить, что из-за двух-трех дриад все это началось… как-то странно.

- Говорил же, не поверите. Никто не верит. И дриад уже давно никто не учит. Спутница твоя ведь до сих пор не верит, что сильна и полезна, считая свой дар пустой игрушкой. А ты не думала, девонька, почему дриад теперь так мало рождается? А потому что земель свободных от гнета Черного леса все меньше. Нечего вам защищать.

- Хорошо, допустим. Все началось с тех двух дриад, их смерти и пролитой крови. Но почему не закончилось? – снова спросил напарник.

- Лес и раньше за границы выходил, а дриады его на место ставили. Вот и опять решили тем же способом. Отряд был небольшой. Три дриады и три мага. Отправились и не вернулись.

- Их-то кто убил? – удивилась я.

- Да мало ли нечисти гуляет по Черному лесу. Вот только… тот маг, азгар который, так и не успокоился после того, как месть свершил. Смерть любимой тяготела его, еще и грех, взятый на душу. Обманом узнал он о ритуале темном, который может любимую к жизни вернуть. Только жертва была нужна. Жизнь за жизнь.

- Только не говорите, что это он всех убил, - вскочив, выдал Айран и принялся нервно ходить из одного угла в угол.

Комнатка была маленькой, так что хорошенько разойтись у него не получалось. Три шага и уперся в стол с цветами, назад три шага и у входа остановился.

- Это невозможно! – упрямо повторил напарник.

- Отчего же? Говорю же, умом тронулся тот азгар. Решил, что вернет любимую любой ценой и все наладится. Только ошибся. Загубил души невинные и сам обратился. Черная магия не проходит бесследно. Взгляните на Черный лес. Все в нем чёрная магия порушила и изувечила. Так и с людьми.

- Подождите, что значит обратился? Маги не обращаются! – вмешалась я.

- А чем они хуже деревьев? Или животных? – парировал старичок. - Обращаются. Точнее один обратился. Вы же видели… эти штуки на воде, да? Большие, словно деревья, а на верхушке словно шляпка плоская. То, что так тщательно охраняют гомилюки и русалины.

- Видели. И что это? – тут же спросила я.

- А это то, что осталось от дриад, - печально произнес домовошкин.

- Что значит – осталось от дриад? – процедил Айран, застыв прямо посреди комнаты.

- А то и значит. Вы что, меня не слушали? Дриады – хранительницы леса, его защитницы и повелительницы. А тот маг… Он не убил их, а вывернул душу наизнанку, изувечил, пытаясь любимую свою вернуть.

- Но, знаете, те шутки на дриад не очень были похожи. Даже на людей. Просто… какие-то деревья ходячие, точнее плывущие, - заметила я нервно.

- Такс. Ты и этого не знаешь? – грозно спросил домовушкин.

- Чего не знаю? – опешила я.

- Да говорите уже скорее! – поторопил его мой напарник.

- Что происходит с дриадами после смерти?

- А что с ними происходит? – еще больше растерялась я, пытаясь вспомнить.

Смерть прабабушки была самой обычной. Она умерла во сне. Просто однажды не проснулась и все. И ничего необычного в этом не было.

- Такс. У тебя же в роду дриады были?

- Были. Прабабушка.

- На могилке её была?

- Так она в родовом имении. Стефия завещала похоронить её в своем саду. Там памятник стоит и такое красивое вечно цветущее дерево ака-а-а-а, - протянула я.

До меня внезапно дошло.

- Акация! Дерево! На могиле дриады всегда растет дерево. Особенное, которое цветет круглый год. Говорили, что пра обожала акации!

- Вот такие деревья вы и видели. В воде. Все, что осталось от тех несчастных.

- И что они делают? – спросил Айран, напряженно смотря на домовушкина. – Эти деревья.

- Знамо что – воду травят. Вы хотели знать, как Черный лес растет – а через воду. Ту самую, которой питаются деревья, растения, животные. Отравленная вода – отравленный мир вокруг, - старичок вздохнул и повернулся к парню. – Теперь ты понимаешь, что будет, если они узнают о ней? Живая дриада в лесу? Да ради такого дара за ней будут гоняться все. А маг выберется из своей норы, чтобы лично… ее обратить.

- Выберется? – прохрипела я. – Вы хотите сказать, что он… он не умер? Спустя столько столетий?!

- А что ему умирать? Живой. Питается темной магией, спит себе в берлоге и все жаждет возродить свою возлюбленную. Раз за разом, - домовушкин перевел взгляд на парня. - Ты же не зря такой холодный и бледный, Айран Иргар. Тебя таким воспитали. Догадываешься почему?

- Да, - сухо ответил напарник, сжав кулаки.

- А я нет, - вставила я, устав от их гляделок.

- Любовь, чувства, страсть и месть. Все это азгары веками вытравливали из себя, помня печальный опыт своего соплеменника. Ведь чувства приносят лишь боль. Не так ли?

- Так, - снова согласился парень.

- Только разум и холодный расчет.

В комнате и до этого было не жарко, но сейчас я как-то сразу почувствовала этот холод. Стало так зябко, что я задрожала. Пришлось обнять себя за плечи, чтобы хоть как-то согреться.

Айран тут же оказался рядом, стащил с себя куртку и накинул мне на плечи, присаживаясь рядом. Обнять не решился, но сидел так близко, что я чувствовала исходящее от него тепло.

- Я не позволю ему добраться до тебя, - пообещал мой голубоглазый кошмар.

А я едва не задохнулась.

Куртка пахла им. Сладким и терпким ароматом лесных ягод, покрытых тонким слоем инея. В нем так легко было задохнуться, потеряться и забыться.

И каких сил мне стоило сдержаться и не уткнуться носом в ткань, чтобы вдохнуть глубже, чтобы раствориться в этом аромате.

Понимала, что глупо, что так делать нельзя, а ничего с собой поделать не могла.

- Надо же, как интересно. История повторяется. Дриада и азгар, - задумчиво произнес домовушкин. – Как и столетия назад.

- Не повторяется, - быстро парировала я, чувствуя, как загорелись от смущения щеки. – У нас все иначе. Никакой любви. Ведь правда?

Я обернулась к Айрану и застыла, потерявшись в его взгляде. Холодным язык бы сейчас не повернулся его назвать. Если бы лед мог гореть, не плавясь, то он был бы именно таким – ярким, обжигающим и немного безумным.

Поддержки от напарника я так и не дождалась. Если честно, то вообще забыла, о чем мы сейчас разговаривали.

Опять вспомнились его слова, сказанные совсем недавно: «целоваться к тебе не полезу, если сама не захочешь…»

Хотела. Так сильно, что губы загорелись, а мне внезапно стало жарко. Только холодно было, а тут – раз! - и жарко. Так, что во рту пересохло и нечем стало дышать.

И все сомнения забылись, и про Юджинию я не вспомнила. Подумаешь, невеста. Всего один поцелуй. С неё не убудет, а мне… мне будет потом что вспомнить.

Я сама подалась к нему, прикрыла глаза, слегка приоткрыв рот и уже ощутила его горячее дыхание на своих губах.

Еще немного, совсем чуть-чуть…

Пульс грохотал в голове так, что можно было задохнуться.

И тут…

28.2

- А спать-то вы как будете? – раздался совсем рядом насмешливый голос домовушкина.

И волшебство исчезло с пряным ароматом ягод, жаром вспыхнувших щек и горящими губами. Реальность навалилась, придавив всем своим не малым весом, напоминая о том, кто я, кто он и что вообще происходит.

Отвернувшись к стене, я тяжело сглотнула, пытаясь успокоиться, и быстро стянула чужую куртку с плеч.

- Спасибо… уже не холодно… согрелась, - не глядя передав вещь хозяину, пробормотала я и попыталась сосредоточиться на реальных проблемах. – Спать?

Матрасов было два. И они лежали друг на друге.

- Может мы… - начала я неуверенно.

- Не может, - оборвал меня Айран. – Здесь слишком сыро. Если лежать на одном матрасе всю ночь можно простудиться и заболеть. Так что спальное место у нас одно.

Место одно, а нас двое.

От одной только мысли о том, чтобы расположиться здесь вместе, рядом… нос к носу, сердце ухнуло вниз, вызвав легкое головокружение и даже небольшую панику.

- Вот и спрашиваю – как будете располагаться? – вновь спросил домовушкин.

- По очереди, - резко поднимаясь, произнес Айран. – Сначала Ивилин, потом я.

- Но… - попыталась возразить ему я.

- Это не обсуждается!

Вот еще!

- Еще как обсуждается! – вспыхнув, выдала я, тоже поднимаясь.

Мне наконец удалось найти способ выплеснуть тот накал страстей, который закипал внутри. Кажется, напарник думал так же, потому что развернулся ко мне с таким порывом и злым блеском в глазах, что впору было испугаться и заледенеть от страха. Но куда уж там! Я была слишком взвинчена, зла и встревожена. И эту его вспышку восприняла с ужасающей радостью!

Наконец-то! Тот самый Иргар, к которому я привыкла! Который был моим врагом несколько лет! Ура!

- Торбург!

Он еще меня и по фамилии назвал!

- Не надо на меня кричать! – выдала я, значительно повысив голос.

- А что я могу сделать, если ты меня не слышишь?

- Я тебя слышу. Но ты опять говоришь глупости!

Думать о том, что мы сцепились из-за какой-то ерунды, не хотелось. Какая разница. Главное – повод нашли!

- Глупости? Забота о тебе глупости? – выдал Иргар и на его бледных щеках выступили алые пятна.

- Лучше бы о себе заботился. Тебе лететь завтра и меня тащить. Кому силы больше нужны? Тебе или мне? – продолжила напирать я, не понимая, почему он не осознает элементарных вещей.

И это еще сильнее подстегивало злость и отчаянье.

- А с каких пор ты так обо мне волнуешься?

- Издеваешься?!

- Кхе-кхе, - вдруг раздалось рядом.

Моргнув, я перестала буравить взглядом взбешенного напарника и взглянула на домовушкина, который продолжал сидеть на стульчике и с ехидной улыбкой за нами наблюдать.

- Я дико извиняюсь. Но вы не думали о том, что вам… надо обменяться спорами?

Я даже растерялась. И не только я.

- А чем мы по-твоему тут занимаемся? – зловещим голосом отозвался Иргар, медленно поворачиваясь. – Спорим!

- Да я не о том, - отмахнулся старичок. - Не про спор, а споры. Пестики-тычинки… поцелуи и все остальное…

Никогда не думала, что могу так быстро и ярко краснеть!

«Пестики? Тычинки?!»

Тишину в комнатке можно было назвать зловещей.

- А что? – усмехнулся домовушкин, совершенно не смущаясь. – Между вами искры так и летят. Так зачем себя сдерживать? Только хуже будет. Рано или поздно последует взрыв, от которого уже не скрыться.

- Никакого взрыва не будет, - медленно отозвался Айран. – У нас просто… разговор на повышенных тонах с целью выяснить, кто будет первым спать.

- Ну, конечно. Я так и понял.

А на его лице было видно, что понял он что-то совсем другое.

- У меня вопрос! – вмешалась я, решив быстро перевести тему разговора, пока она не завела нас туда, куда не надо. – Вы сказали, что историю исказили? Кто это сделал? И зачем? Неужели кто-то желает распространения Черного леса и специально вредит, скрывая правду.

- Время, - отозвался домовушкин грустно, перестав играть роль сводника. – Время - самый вредный помощник. А еще эта неразбериха. Никто ведь не знает всей правды. А кто догадывался, давно ушел из этого мира. Старые предания стерлись из памяти, догадки превратились в домыслы. Про души дриад, которые травят воду, никто вообще не знает. Гомилюки хорошенько потрудились, спрятав их в глубь Черного леса. Туда, куда никогда не доберутся патрули.

- А дриады? Почему скрывают правду о дриадах? Не рассказывают о нашем истинном предназначении? – я снова забросала его вопросам.

- Тоже время сыграло свою роль. Люди и маги забыли правду. Дриад стало меньше. Наказ не пускать их в Черный лес остался, а почему, никто и не вспомнил. Решили – слабые, беззащитные, - поэтому и не пускают. И мы сами поверили, что слабые и ненужные и наш удел лишь сады украшать.

- А сколько душ дриад в Черном лесу? – вмешался Айран. – Пять, десять?

- Кто ж их знает. Сколько несчастных погибло за эти столетия, пока запрет не установили. Но точно не десять. Намного больше.

- Значит много, - подытожил напарник. - И именно они помогают лесу расти и захватывать все новые и новые территории.

- Все, чего касается темная магия, извращается и умирает. Дриады изначально – хранительницы леса и мира. А теперь их души, став темными, начали его уничтожать, - со вздохом признал домовушкин. – Даже не уничтожать, а превращать в темный. И сам лес, и животных, что в нем живут. Да гомилюки и русалины были просто животными.

- А как их уничтожить? Души дриад… они же вроде как сами по себе мертвы, - заметила я и тут же удостоилась одобрительно кивка напарника.

- Действительно. А как их уничтожить?

- Вы это бросьте, - пригрозил нам старичок. – Не по вашим это силам. И девчонку пожалей. Не в её силах сражаться с тварями леса.

- Он прав, - заметила я, взглянув на летуна. – Нам не стоит пытаться. Привлечем к себе лишнее внимание, а души не упокоим. Сейчас самое главное – вернуться и все рассказать.

Я медленно подошла к столику с цветами и вновь склонилась над ними, вздыхая аромат.

- Если нам поверят, - пробормотал Арайн, рассеянно проведя ладонью по затылку. – Я и сам в это не очень верю. Все как-то… странно. Чтобы из-за любви сотворить такое.

- Из-за любви многие готовы совершать глупые и безумные поступки, - философски протянул старичок. – Когда-нибудь ты это поймешь.

Айран ответил ему странным нечитаемым взглядом.

А я, наконец, вспомнила!

- Противоядие! Я же не дала тебе противоядие!

И принялась лихорадочно рыться в карманах, едва не свалив один из ящиков с цветами.

Заветный пузырек нашелся не сразу. Я даже успела немного поволноваться. Вдруг потеряла?

- Вот оно! – с облегчением вздохнула я, протягивая пузырек напарнику. – Держи!

Вот только Иргар не торопился, застыл, убрав руки в карманы брюк и напряжённо смотря на противоядие.

- Не стоит. Я нормально себя чувствую.

- Мы же договорились, - напомнила ему.

- Знаю. Но я себя полностью контролирую. Никаких побочных явлений или отклонений.

- В прошлый раз ты тоже был в этом уверен и полез целоваться!

- И так и не поцеловал? – внезапно вмешался домовушкин.

- Нет, - буркнула я, изучая напарника, и тут же спохватилась. – Да какая разница. Он и не должен был меня целовать.

- Какая сила воли…

- Иви, мне не нужно противоядие. Все нормально, - упрямо повторил Айран, явно напрашиваясь на новую порцию неприятностей.

- Не заставляй меня призывать тебя к ответу. Клятву ты дал, - напомнила ему, сжимая флакончик в руке.

Я действительно готова была это сделать. Наверное. К счастью, призывать к ответу не пришлось.

- Это она напоила тебя запретным зельем, да? – снова влез старичок.

- Так надо было для дела.

- Он едва не ослеп из-за своей птички! – вставила я, оправдываясь.

- Эт понятно. Заклинания старшего порядка коварные. А ты молодец, рискнула, на клятве настояла. Только у меня один вопрос.

- Какой? – кисло поинтересовался напарник.

- А чего не поцеловал-то?

Напарник хмыкнул, улыбнулся и посмотрел на меня долгим взглядом.

- Иви остановила. Обещала сама поцеловать, если выпью зелье, - произнес он.

- А-а-а-а. – Домовушкин переключился на меня. – А ты тогда почему не поцеловала?

- Да он сам не просил! – возмутилась я. – Уговор был какой? Поцелую, если захочет. А Иргар… не хочет.

- Он не хочет? – искренне удивился старичок. – Правда?

Айран нахмурился, отводя взгляд.

- Так не хочу, - буркнул он, отходя в сторону.

- А как хочешь? – не успокаивался мужичок.

- Слушайте, да какая разница, кто и чего хочет?! Надо выпить противоядие, - вмешалась я.

- А мне интересно!

- Что? – вдруг взвился Айран, резко поворачиваясь. – Что вам интересно? Почему не потребовал? Потому что не хочу так. Против воли. Хочу, чтобы она сама! Сама захотела! Не из жалости, обязанности и прочей ерунды. А потому что хотела!

Только последнее слово сорвалось с губ, как наступила полная тишина, которая длилась около минуты.

Потом Иргар вдруг выругался, вырвал у меня из рук зелье и двинулся к выходу.

- Выпью я. Ты же этого хочешь?! Значит, выпью!

- Эй, стой! Нечего мне тут все… пачкать! – засеменил за ним домовушкин. – Не смей! Я помогу.

А я осталась в комнатке, переминаясь с ноги на ногу и не зная, что делать дальше. Вроде откровенно поговорили. И это хорошо, только… почему так плохо?

29.1

Готовы?!

Та-да-дам!

- Слушайте, у вас там все в порядке? – спустя несколько долгих минут тишины спросила я, нервно поглядывая в сторону выхода.

В конце концов… выход зелья должен был сопровождаться весьма однозначными и не очень приятными звуками.

- Айран? Домовушкин?

Опять тишина.

А если… мысль о том, что они могли выйти из убежища, показалась мне абсурдной и глупой, но весьма тревожной. С них станется натворить каких-нибудь глупостей, пока меня нет.

- Я иду! – на всякий случай предупредила их, выглядывая из комнаты.

И застыла.

Они сидели прямо на дорожке, что вела наверх, на голой земле - Айран и домовушкин, - плотно закрыв глаза. А вокруг них сияли серо-голубые с желтыми прожилками всполохи магии.

Это было так необычно и красиво, что я даже на мгновение забыла, зачем пришла. Правда быстро вспомнила, но мешать не стала.

Магия старшего порядка. В такое вмешиваться не стоит, можно сделать только хуже. Именно поэтому я стояла, молчала и смотрела, любуясь древней магией.

А еще неожиданно запахло залитым солнцем полем, полным полевых цветов и спелых ягод. Этот аромат был таким ярким, что я невольно зажмурилась, вдыхая глубже. Улыбка, появившись на лице, так на нем и осталась.

Прошло около минуты, а потом все закончилось.

Айран рвано вздохнул, касаясь длинными пальцами лба, словно пытаясь что-то стереть, а домовушкин легко вскочил на ноги, грозно на меня уставившись.

- Чего подсматриваешь?

Вот только вся эта грозность была показной. Я видела улыбку в глубине его глаз.

- Я волновалась. Вы ушли и ничего не сказали. Я звала, а в ответ тишина, - пояснила я, совсем не чувствуя себя виноватой. – Айран, ты как?

Напарник медленно приоткрыл глаза, глядя на меня сквозь ресницы.

- Нормально, - отозвался он и даже попытался улыбнуться.

- Уверен?

- Вполне.

И сам продолжал сидеть на земле, опираясь спиной о прохладную стену. Одна нога согнута, на неё опирается рука, а другая вытянута.

- Тебе помочь? – замешкавшись, спросила у него.

Тот мотнул головой, продолжая изучать меня странным взглядом.

- Может не стоит сидеть на земле. Холодно же, - заметила я, поведя плечами от неловкости.

- Иви, если бы я начал требовать с тебя тот поцелуй, то… ты бы выполнила свое обещание? – вдруг хрипло спросил Айран.

- Вы тут разговаривайте, а я пойду. Дел... столько еще дел! Цветочки вон полить надо, - произнес домовушкин, прошмыгнув между нами.

Я проводила его взглядом и только потом посмотрела на парня. Этих секунд хватило, чтобы собраться с мыслями и найти ответ на его вопрос.

- Знаешь, я могу быть вредной, невыносимой, упрямой, дерзкой, но никто и никогда не мог меня обвинить в том, что я не держу своего слова. Попросишь – поцелую. Сама.

Брякнула, задрав подбородок, а у самой сердце обрывалось.

«Что же я творю? Что же мы творим?»

А в ответ короткая, едва уловимая улыбка и странная непонятная тоска и обреченностью в глубине светло-голубых глаз, в которых уже давно не плавали льдинки.

Поднимался он медленно, цепляясь за стену и слегка сморщившись от боли.

Я хотела уже шагнуть к нему навстречу, помочь, поддержать. Но Айран не дал. По одному взгляду было понятно, что помощи сейчас летун от меня не примет.

- Что домовушкин сделал? – спросила я, приближаясь.

- Не знаю. Не спрашивал. Но зелье вывел. Обошлось без… рвоты. Хотя состояние не очень. Из меня словно все соки выжали, - признался Айран, задирая голову вверх.

И снова эта улыбка, от которой сердце ухнуло вниз.

Что ж он такой… реальный? Больше не холодная статуя, а живой, настоящий. Его даже можно потрогать и не натолкнуться на полный леденящего холода взгляд. А еще от Иргара пахло ягодами. И сам он был… совсем другой. Не тот вредный летун из академии, а напарник и друг, на которого можно было положиться и в которого так легко можно было…

- Ты первый спишь, - заметила я, убирая руки за спину и покачиваясь с пятки на носок и обратно.

- Нет.

- Это не обсуждается. Ты устал, сам сказал, что чувствуешь себя плохо. Поэтому и будешь спать первым. Ты приходи в себя, я пойду постелю постель! – решительно произнесла я, развернулась и шагнула к выходу.

Не дошла.

- Иви, – вдруг донесся мне вслед его голос.

Неожиданно тихий, проникновенный, совсем незнакомый. Заставивший застыть в тревожном и таком томительном ожидании.

- Твой долг… - пауза, а следом уверенное: – Ты обещала меня поцеловать, – снова заминка, во время которой я не могла даже вздохнуть. – Я жду. Сейчас.

Мне кажется, взорвись сейчас проход, появись здесь какие-нибудь твари, я бы все равно не была так удивлена и испугана.

Поцеловать. Сейчас. Я его…

« - Ты бы выполнила свое обещание?

-… попросишь – поцелую…»

Вот я сама и загнала себя в ловушку.

А упрямство - оно такое… Это все мой характер - противный, - как любит говорить Дария.

«- Ты не умеешь вовремя остановиться, Иви. Тебе надо оставить за собой последнее слово, - со вздохом отчитывала меня старшая сестра. – Ты всегда хочешь быть права. И готова доказывать это любыми средствами.»

Да, готова. И докажу, что слов на ветер не бросаю.

- Хорошо.

Развернувшись, я быстро подошла к напарнику.

Первая мысль была взять его за рубашку, притянуть к себе и поцеловать. Но я тут же от неё отказалась. Иргар едва на ногах стоит, а вдруг на меня наваливаться начнет от усталости? А я девушка хрупкая, не выдержу, и завалимся мы с ним вместе на землю. Он сверху, я снизу с обещанием поцелуя. Неудобно получится.Значит надо действовать по-другому.

Все это промелькнуло у меня в голове за мгновение, летун даже не успел соскучиться и поторопить с выполнением договоренности. Айран просто стоял и смотрел. И от теплоты в его взгляде у меня защипали от жара щеки.

Выдох и я прижала парня к стене.

Вдох, чтобы захлебнуться от сладкого аромата замороженных ягод, и встала на цыпочки, пытаясь дотянуться до губ.

Еще один выдох и… собственно, я это сделала.

Я сама поцеловала Айрана Иргара.

Собственно, это была последняя здравая мысль.

Его губы были удивительно мягкими и теплыми, с едва уловимым терпким вкусом. Никакого холода или отвращения. Сладко. Головокружительно и нежно, до дрожи в теле и тихого вздоха, затерявшегося в темном коридоре.

Весь мой план провалился, как и мысли о том, как именно надо целовать и что делать. Все исчезло, растворилось в хороводе безумного фейерверка, взорвавшегося перед глазами.

Верховодила я недолго, всего пару секунд, а потом его рука стальным обручем обхватила талию, прижимая к себе. Так сильно, что можно было задохнуться. А другая легла на затылок, удерживая, словно боясь, что я сбегу.

Разве это возможно? Сбежать, оттолкнуть его, уйти?

Я бы не отказалась от этого поцелуя за все сокровища мира.

Айран целовал меня мягко и нежно, словно пробуя на вкус, наслаждаясь каждым мгновением, смакуя его – мгновение… меня… нас.

Но с каждым ударом грохочущего сердца под моими ладонями поцелуй становился все более смелым, откровенным, сумасшедшим.

И сдерживаться уже стало сложно. Мои ладошки скользнули выше, путаясь в светлых волосах, пробуя их на мягкость. То пропуская пряди между пальцев, то слегка сжимая.

Горячее дыхание на шее обожгло холодным пламенем страсти. Заставляя запрокинуть голову назад, зажмурившись сильнее, когда губы проложили дорожку из мелких поцелуев от основания шеи до чувствительного места за ушком.

Ответом стал мой прерывистый стон, сорвавшийся с губ, которые тут же накрыли в очередном поцелуе, заглушая, смакуя на вкус.

Мне кажется, что я уже не выдержку, сгорю в этом ледяном пламени, которое все сильнее затягивало меня в свой плен.

И оторваться друг от друга было так сложно, почти больно.

Но как-то вышло… остановиться, застыть, глядя друг другу в глаза, читать в них… правду, от которой мы столько бегали, пытаясь скрыть. И испугаться еще больше. Потому что не хотели, не ждали, и что с этим делать, не знали.

- Всё, - прохрипела я, не узнавая собственный голос, себя не узнавая.

Разве может один поцелуй так все изменить?

Его руки мягко скользнули по плечам, отпуская, давая возможность сбежать. И я ей воспользовалось.

Отступила, нервно поправляя волосы и смотря ему прямо в глаза.

- Я свое обещание выполнила.

Айран просто смотрел и молчал. И этот его взгляд говорил больше тысячи слов.

- Это больше не повторится, - выдала я нервно.

- Уверена? – хмыкнул летун, отстраняясь от стены, к которой я сама его прижала.

Я тут же отступила на шаг назад.

- Да. Мы слишком разные… ты и я. Послушай, это не то, что ты, - я поправилась, - мы думаем. Просто сама ситуация располагает…

- Ситуация? – переспросил он, ухмыляясь еще сильнее.

- Мы принимаем желаемое за действительное. Посмотри на меня, Айран. Это же я, та самая вредная дриада-недоучка. Я Ивилин Торбург. Твой личный кошмар. Неужели ты забыл? - попыталась рассмеяться я, но вышло как-то жалко, неискренне и наигранно.

- Поверь мне, я отлично знаю кто ты, Иви. И всегда знал, - спокойно отозвался Айран, убирая руки в карманы брюк.

- Вот и отлично. Значит… забыли?

- И не надейся. Я не забуду и тебе не дам, - неожиданно жестко пообещал азгар.

29.2

Продолжаем.

Шаг номер 2

- Ну как? Поговорили? - поинтересовался домовушкин, кружась вокруг стола с цветами.

Он то касался лепестков, поправляя их, то принюхивался к аромату трав, то осторожно поливал, счастливо вздыхая. Было видно, что ему нравится ухаживать за цветами.

- Угу, - отозвалась я, первой входя в комнату.

Замешкалась на пару секунд, размышляя, куда бы сесть - матрас или стул. В конце концов, выбрала стул. Так безопаснее.

- Все выяснили?

- Практически, - произнес Иргар, присаживаюсь на матрасы, которые слегка прогнулись под его весом.

Парень закрыл глаза и прислонился спиной к стене, вытягивая ноги и безвольно опуская руки на колени. Весь бледный, уставший, с темными кругами под глазами. Но все равно сильный, смелый и решительный.

Его нагрузка была в разы больше моей. Если подумать, то я ничего не делала, лишь плелась следом и старалась не мешать. Зато Айран управлял птицей, переносил меня на крыльях, еще и зелье запретное пил, после чего вытравливал его противоядием, которое его полностью обессиливало.

Я повернулась к старичку, который продолжал заниматься цветами.

- Что вы с ним сделали? - прошептала едва слышно, боясь потревожить напарника.

- Ничего особенного. Постарался убрать действие запретного зелья. Только другим способом.

- С каких это пор домовушкины умеют такое?

- А с каких пор дриады стесняются своего дара? - усмехнулся он. - Мир меняется. И мы вместе с ним. Я тут уже не одно десятилетие живу, чего не научиться новому?

Я перевела взгляд на напарника. Айран даже не пошевельнулся, но я точно знала, что он внимательно нас слушает.

- А тебя как зовут? Ведь вам давали имена, я точно помню.

- Давали. Только забыл я, - печально отозвался старичок. - Давно это было.

- Значит надо дать новое имя, - бодро отозвалась я. - Может есть какие-то пожелания? Или предпочтения?

- Да какие могут быть пожелания. Я уж и забыл, как это - иметь имя.

Я на мгновение задумалась, но ничего путного в голову не приходило.

- Может, Дэм? - неуверенно предложила я.

- Дэм? - переспросил домовушкин.

- Или Дэмар?

- Слишком длинное и умное, - покачал головой старичок. - Дэм хорошо, мне нравится.

- Значит договорились. Ты будешь Дэм. Привет, Дэм! - широко улыбнулась я.

- Здравствуй, Иви, - отозвался домовушкин.

Я повернулась к напарнику. Просто так, чтобы разделить с ним это мгновение, и замерла. Айран уже открыл глаза и теперь с мягкой улыбкой смотрел на меня.

И это улыбка и взгляд... ох, я сразу вспомнила наш поцелуй во всех красках и подробностях. А еще обещание, что он не забудет и мне не даст. От этого было волнительно, страшно и тревожно.

Я просто не знала, что делать с таким Айраном. В нем не было привычной холодности, а в глазах давно растаяли льдинки. И даже холодный светло-голубой цвет был неожиданно теплым.

От лучистой улыбки вообще можно было потеряться. Как и от собственных чувств, которые расцветали подобно ярким макам.

Точно не забудет. И я уже не смогу.

- Нам надо поесть, - заметил Айран, продолжая за мной наблюдать.

- Действительно.

Я тут же принялась усиленно рыться в рюкзаке. Где-то должен был остаться сух-паек.

- На табурете неудобно, - заметил парень и приглашающе похлопал по матрасу. - Иди сюда.

А голос такой... словно передо мной не крылатый азгар, известный своим хладнокровием, а какой-нибудь оборотень из семейства кошачьих. Они также разговаривали, словно мурлыкали.

- Все нормально! Мне и тут хорошо! - выдала я, продолжая старательно копаться, а перед глазами все плыло от волнения.

- Иви, я же не кусаюсь. И ты это прекрасно знаешь. Только недавно выяснили.

Намек в его голосе на произошедшее там на проходе не заметил бы только ленивый! Щеки загорелись так, что стало даже больно.

- Tы меня провоцируешь? - поднимая голову, спросила у него.

И даже его взгляд выдержала стойко.

- А надо?

В глазах вызов и нежная, совсем не обидная насмешка.

- Ты, кажется, решил, что этот поцелуй что-то меняет? Tы же не первый, кого я поцеловала.

Насмешка исчезла, покрывшись колючим и холодным инеем.

- Зато стану последним, - пообещал он.

Я лишь рассмеялась.

- А твоя невеста об этом знает?

- С Юджинией я разберусь сам, когда мы выберемся из леса. Проблем не будет.

- А как же твоя клятва? Данное слово? Обещание жениться? Что ты ей там обещал? Или хочешь сделать меня запасным вариантом?

Я все еще отказывалась верить в услышанное. Это просто не может быть правдой.

- Я же сказал, что это мои проблемы и я их решу, - напомнил он. – И поверь, ты запасным вариантом точно не будешь. Только не ты.

И вот тут я испугалась. По-настоящему. Это был не просто страх, а паника, стремительно переходящая в ужас.

- Зачем? Зачем все это? Чего ты хочешь? – прошептала испугано, не зная, чего боюсь больше – услышать ответ или мучиться в догадках.

- А ты не догадываешься?

- О чем я должна догадываться? – вспыхнула я, пытаясь скрыть за раздражением растерянность и страх. - Что ты сходишь с ума? Может зелье не все вышло? Выпей противоядие и успокойся!

- А может хватит все списывать на проклятие, Иви? Почему ты просто не хочешь поверить мне? - резко спросил Айран, поднимаясь.

- Во что я должна поверить?

Мимо нас неожиданно прошмыгнул забытый домовушкин.

- Кажется, не договорили. Эх, молодёжь. Не буду отвлекать, - буркнул он, скрываясь за углом.

И вроде отвлек, только спор на этом не закончился.

- Только не говори, что я тебе вдруг понравилась... - замешкавшись, пояснила значительно тише: - Как девушка.

- А почему нет? Почему ты отрицаешь эту возможность?

- Потому что ты все эти годы терпеть меня не мог! А тут интерес! Неужели из-за изменившейся внешности? Ты же сам говорил, что тебе все равно. Что ты не видишь всего этого. – Я неопределённо взмахнула руками, словно хотела себя обнять. - Я для тебя все та же ненормальная целительница, а не дриaда.

- Потому что это правда! – подходя ближе, заявил летун. - Для меня ты все та же!

Я тоже вскочила. Мне нужно было все прояснить, жизненно необходимо.

- Чокнутая целительница, да?

- О да! - рявкнул он так, что я вздрогнула. - Чокнутая целительница, которая с первого дня лишила меня покоя, заняла все мои мысли! Хочешь знать правду, Ивилин?

Я была совсем не уверена, но на всякий случай кивнула.

- Почему мне плевать на то, что дар дриады проснулся и твоя внешность изменилась? А потому что это ничего не меняет, Ивилин Торбург! Абсолютно! Я полюбил тебя давно. Слышишь?!

Я слышала и… даже не знаю, как это все описать.

Просто впала в ступор. Стояла, приоткрыв рот и таращась на Айрана, жадно ловя каждое слово.

- Удивлена, да? – горько усмехнулся он. - Сама сказала, я ледышка, отлично умеющая скрывать свои чувства и эмоции. Угадала. Все это время я играл свою роль! И это правда, Иви. Я смотрю на тебя и вижу ту прежнюю смешную девчонку, которая больше походила на подростка, чем на девушку! Ту, которая храбро смотрела мне в глаза, не боялась и не строила глазки! Которая видела меня! Меня, а не успешного студента и наследника герцога! А все остальное… ты красивая. И тогда, и сейчас.

Айран шагнул ближе, касаясь напряженных плеч, провел ладонями по рукам и обхватил запястья, бережно сжимая.

- Знаешь, что я испытал, когда увидел тебя такую? Новую, ослепительную дриаду? Злость и отчаянье. Что теперь все они увидят то, что всегда видел я. Ты самая удивительная, честная, открытая и настоящая. Ты как яркий огонек, никогда не унываешь и ярко сияешь. Ты не боишься осуждения и умеешь радоваться жизни. И именно с тобой я оживаю... именно с тобой я живу. Так что не надо мне рассказывать о зелье, этой ситуации и прочем. Мои чувства возникли не сейчас и не вчера. Я люблю тебя очень давно.

Самое удивительное, я ему поверила. Каждому произнесенному слову и совершенно не усомнилась в их искренности и честности. Словно всегда это знала, но боялась признаться. Самой себе боялась.

Может, потому что где-то в глубине души, в самых её задворках, жила правда. Та самая, о которой мне не раз говорила Дженни. О том, что мы оба получаем удовольствие от наших пикировок, что с восторгом и страхом ждем практики, чтобы вновь встретиться и продолжить наши баталии. Что я сама с первого взгляда влюбилась в холодного и невозмутимого азгара, но, испугавшись, быстро спрятала эти чувства за раздражением и даже ненавистью. Что раз за разом сравнивала каждого парня с Айраном и понимала, что все они проигрывают.

Но все равно было страшно.

- Айран, - выдохнула я, - пойми... все так запуталось.

- А мне кажется, что наоборот, распутывается, - отозвался парень, поднимая руку, чтобы убрать прядь с лица и заправить ее за ушко, нежно и едва уловимо коснувшись горящей от смущения щеки.

- Мы с тобой слишком разные.

- Правда? И в чем же разница?

Я растерялась на мгновение.

- Во всем: в воспитании, поведении...

Доводы кончились, не успев начаться.

- А может не настолько? Черный лес показал, что из нас с тобой вышли отличные напарники. Мы доверяем друг другу, понимаем с полуслова и замечательно дополняем друг друга. Да, воспитание разное, но... - тяжелый вздох и тихий ответ: - Все эти годы я думал, что смогу жить без тебя, что так правильно. Но не могу... Без тебя не могу.

- А мое мнение учитывается?

- Учитывается. Но если ты скажешь, что шансов нет, что ты ничего не чувствуешь, то я не поверю. Я же вижу, Иви, вижу, как сбивается твое дыхание, когда я нахожусь рядом.

Пальцы бережно коснулись подбородка, неуловимо обвели контур нижней губы.

- Как громко стучит сердце, а щеки полыхают от смущения, - низким хриплым голосом продолжил он.

Нежная ласка досталась и щекам. Короткий ноготь слегка царапнул чувствительную кожу, посылая мурашки по телу.

- Как ты теряешься от моего взгляда, не зная, куда спрятать глаза.

Айран снова коснулся подбородка, слегка приподнимая мою голову, да и сам слегка подался вперед, опаляя жаром губы.

- А теперь скажи мне... скажи, Иви... как ты сильно ненавидишь меня... свой самый страшный крылатый кошмар, - прошептал он, практически касаясь моих губ.

- Я... тебя...

Говорить становилось все сложнее. Голова закружилась и внезапно стала пустой, во рту пересохло, а сердце стучало так, что можно было оглохнуть. Все внутри меня напряглось от томительного ожидания и предвкушения.

Встретившись взглядом с обжигающим льдом светлых глаз, пропала окончательно.

- Иви... - простонал Иргар, прежде чем сократить расстояние между нами до миллиметра.

Его губы поймали мою нижнюю губу, слегка потянули на себя, на выдохе отпустил. Но лишь для того, чтобы поцеловать в угол рта. Сначала в один, потом в другой. А уже потом по-настоящему поцеловать, ловя едва слышный стон.

Это было нежно, трепетно, ласково и невероятно чувственно. Не было той страсти с привкусом горечи первого поцелуя. Но хуже от этого не стало. Наоборот, от этой нежности я буквально плавилась, задыхаясь от ягодного аромата с морозной свежестью и цеплялась за его сильные плечи. Прижимаясь всем телом и дрожа от осторожных, но таких требовательных прикосновений.

30.1

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ.

Прошу прощение за задержку, я всем семейством в Москве. Отвечу всем позже. Всех люблю!

Секунды складывались в минуты, а те улетали в вечность, растворяясь во пространстве. Впервые привычка целительницы дала сбой. Я потерялась во времени, заблудилась в собственных ощущениях.Напарник оказался более сильным и стойким в этом плане. Именно он и отступил.- А спать всё-таки ты будешь первой, - сдавленно прошептал Айран, отстранившись и целомудренно поцеловав в макушку. - Но сначала надо поесть.Взяв за руку, летун подвел меня к матрасу. Сел сам и меня рядом с собой посадил, прижав к себе и еще сильнее смутив. Да, мы целовались. Уже два раза, но все равно... не слишком ли все быстро?- Наговорились? - в комнату заглянул Дэм.- Практически, - улыбнулся Айран, в то время как его пальцы рисовали завитки на моей спине.Я даже сквозь ткань рубашки чувствовала его прикосновения и невольно выпрямлялась еще сильнее, затаив дыхание и смущаясь.Разве такое возможно? Чтобы от близости загорелось все тело, от взгляда и улыбки сбивалось дыхание, и голова становилась легкой, словно невесомой?- Вот и молодцы. Давно пора было. Видно же все... а в гордость играете, - беззлобно отозвался домовушкин, присаживаясь на стул. - Раньше с этим все проще было.- Неужели? - поинтересовался Айран, доставая из своего рюкзака бутыль с водой и тонкие слайсы тонизирующего печенья.Все это парень передал мне.- Спасибо.- Да. Вот нравится тебе девушка - показываешь, ухаживать начинаешь. Букетик цветов, бусики разноцветные или даже колечко серебряное, если в Колосар удавалось съездить на ярмарку. Принимает возлюбленная твои дары - хорошо. Спрашиваешь дозволения у дриады местной на союз, а после шлешь сватов.- А дриада могла отказать? - удивилась я, аккуратно откусывая кусочек тонизирующего печенья.- Могла. Ежели видела, что нет любви, а расчет один или еще что. У вас вроде тоже такие обычаи есть, - заметил Дэм, обратившись к Айрану.Пальцы едва уловимо вздрогнули.- Не такие. У нас нет дриад.- Понятное дело. У вас свои смотрящие, - странно хмыкнул старичок, а в глазах что-то блеснуло. - Так вот, свадьбу у нас обычно по осени гуляли. Чаще всего к празднику девушка уже беременная была.Я всё-таки подавилась. Дернулась от неожиданности, и крошка не в то горло попала.- Осторожнее!Айран похлопал по спине и протянул мне воду.Сделав пару глотков и откашлявшись, я недоуменно взглянула на домовушкина.- Как беременна? До свадьбы?- Taк благословение дриады почитай разрешение к близости. Формальность только остается.- Ничего себе формальность, - сглотнув, побормотала я.Если бы я пришла и заявила такое своим родителям, они бы… Папа, наверное, впервые бы вспылил, забыв, что он спокойный камнеград, а мама что-нибудь сожгла. Возможно даже наш дом.- Говорю же, легче раньше было. Дриады вообще часто рано личную жизнь налаживали и возлюбленного находили. Считалось, что чем раньше мужское и женское начала соединяются, тем лучше дриада силой управляет.Рука на моей спинe застыла, и парень рядом со мной будто окаменел. Видимо, нас посетила одна и та же мысль о том, как и каким способом разбудить мои силы.Айран так и остался сидеть, а я начала медленно от него отползать. Осторожно, боясь сделать резкое движение.Поцелуй, даже такой невероятный, плюс признание - это не повод для... более тесных отношений! Я не готова! Не могу!- Вы чего так напряглись? - хмыкнул Дэм. - В её случае надо думать не об улучшении силы, а об её пробуждении.Парень тут жe опять притянул меня к себе.- И как её разбудить? - вновь принимаясь за печенье, спросил напарник.- Для начала не мешало бы ей поверить в свои силы и их важность.- Я верю, - тут же отозвалась я.- Не убедительно, - покачал головой старичок. - Не веришь. Ни в себя, ни в силы дриады, ни в мои рассказы. В этом все проблемы.- И как же мне в себя поверить?- Откуда я знаю? Это ты ж не веришь, а не я, - пожал плечами тот, поглаживая свою серебристо-белую с небольшими бликами бороду. – Да и не надо тебе этого сейчас. Почуют тебя звери, не спрячешься.Перекусив и помечтав о душе, мы разложили карту, раздумывая, что делать дальше.- До Колосара два для пути, - заметил Aйран, изучая карту.Его плечо касалось моего, да и сам парень то и дело касался меня и это было так естественно и правильно, словно всегда так было.- Вы к городу собираетесь идти?- Вокруг обойдем, - пояснила я. - Внутрь заходить не станем.- Даже обходить его не стоит, - отозвался Дэм, покачав головой в смешной шляпке гриба. - Опасно.- Почему? - поинтересовался парень, поднимая взгляд.- Слишком много тварей вокруг города бродит. Кроме того, гарпии там обосновались. Много. Мимо не пройти, не пролететь. Вам еще повезло, что не заметили. Они тут часто летают, песни свои поют.Я тревожно взглянула на Айрана.- И что нам делать? Куда идти?- Мимо города. Не стоит вам привлекать к себе внимание. Особенно ей.- Вы же говорили, что пока сила не проснулась - я в безопасности.- А где гарантия, что она не проснется позже? – парировал тот. - Со страха или ужаса? Мало ли что может вызвать всплеск. Из-за чего у тебя обычно приоткрывается дар?- Яркие эмоции, - быстро сдал меня Айран, пока я раздумывала, что бы ответить. - Обычно злость. Иви очень темпераментная.- Спасибо, - буркнула я.- Всегда пожалуйста, - улыбнулся летун и неожиданно поцеловал меня в щеку.Это и поцелуем назвать было сложно - губами мазнул, - но сердце екнуло.- Значит, наша следующая точка - вот эта деревня. Соломец, - продолжил тот, склонившись над картой.- Хорошая деревенька была, - закивал Дэм. - Большая, дворы широкие, скотины много и ярмарки устраивали.Следующий час мы разбирали наш путь. Где лучше остановиться и передохнуть. Где перелететь, а какой путь лучше пешком пройти.- А ты, Дэм? Ты с нами пойдешь? – вдруг спросила я, взглянув на домовушкина.Как-то мы забыли об этом в суматохе выяснений отношений.- Я-то? Куда я пойду отсюда? – невесело улыбнулся старичок. – Тута мой дом. Цветочки вон. Пропадут же без меня.- А ты без людей пропадешь, - возразила я. – Пошли. Правда, Айран?- Правда, - отозвался он. – Давайте с нами.- Благодарствую, но я тута останусь. Буду ждать возвращения. Теперь, когда правду знаете, может изменится что и Черный лес больше не будет расти. А то и сгинет совсем.Я нехотя кивнула, надеясь, что утром смогу уговорить старичка пойти с нами.Усталость и тревоги пережитого дня давали о себе знать. Я уже раза три зевнула и уже терла глаза. Сходив в уборную, под которую был выделен небольшой незаметный закуток слева от комнатки - жаль полноценную душевую не сделали, но и на том спасибо, - я вернулась в комнату.- А теперь спи, - скомандовал Айран, укладывая меня на матрасы.Под голову положили сложенную в несколько раз куртку. Другую можно было набросить на плечи, чтобы не замерзнуть. Всё-таки под землёй было прохладно и сыро.- А ты? – сонно спросила у него.- И я, но позже.Парень сел с краю, наблюдая за тем, как я пытаюсь лечь. Его внимание вызывало новую волну смущения и неловкости.- Спокойной ночи. Разбуди меня, - пробормотала я, закрывая глаза и отворачиваясь к стене.- Обязательно. Спи, Иви.

***

Она спала.Подложив ладошку под щеку и хмуря брови, словно Иви снилось что-то не очень приятное. Ему страшно хотелось разгладить эти морщинки, успокоить и утешить.Теперь, когда правда открылась, стало так легко и просто, как никогда в жизни. И чего он боялся, дурак? Ради неё, этой маленькой дриады Айран мог вытерпеть все, что угодно.- Про обряд-то скажешь? – неожиданно тихо спросил домовушкин.Он все это время неподвижно сидел в углу рядом со своими цветами и молчал. Иргар почти забыл об его присутствии и этот вопрос заставил вздрогнуть и быстро и тревожно взглянуть на Иви.Но нет, девушка спала и ничего не знала.- Как понял? – спросил азгар, быстро взглянув на старичка.- Метка на тебе стоит.Айран коснулся запястья в том самом месте, где стояла метка смотрящих и криво усмехнулся.- А ты значит видишь её?- Вижу. Да и отреагировал ты на мои слова ярко. Забеспокоился. Думаешь, что стоит скрывать от неё правду?- Я не скрываю. Сказал же, что все улажу, - стараясь сдержать раздражение, отозвался парень. – Её это не затронет.А домовушкин все не отступал.- Давно обряд-то провели?Отвечать не хотелось, как и вспоминать о той ошибке, которую совершил. Почему не отказался?Почему позволил себя уговорить?- Летом. В самом конце. Перед возвращением в академию. Никто не знает. Это было мое условие и Юджиния на это согласилась.- Юджиния – это, стало быть, невеста твоя?- Да.- А свадьба, значит, когда будет?- В конце весны, после окончания академия. Только свадьбы не будет. Я же сказал, что все решу и сделаю это.- Ты хоть понимаешь, чем это грозит? Для тебя?- Понимаю, - тихо прошептал Айран, не сводя взгляда с лица спящей дриады. – Вот только… ради неё я готов на все. Теперь-то я точно не отступлю.

30.2

Прошу прощание за задержку.

Меня разбудило нежное прикосновение теплых пальцев к щеке и тихий с легкой хрипотцой голос, уговаривающий проснуться. Я неосознанно потянулась к этой мимолетной ласке, все еще отказываясь просыпаться. И тут же получила вознаграждение в виде легкого, практически невесомого поцелуя в щеку, затем в нос, а потом и в губы.

Но как же этого было мало. Я хотела больше, слаще, горячее.

- Иви, ты же сама просила тебя разбудить, - прошептал Айран, потершись своим носом о мой.

Я приоткрыла глаза, изучая лицо парня, склонившегося надо мной.

- Привет, - он улыбнулся, слегка приподняв уголки губ.

А пальцы снова убирали волосы с моего лица. Прядь за прядью.

- Ой! - пробормотала я, приподнимаясь и опираясь на локти. - Уже пора?

- Да, - отстраняясь, произнес Айран.

- Сколько я спала? - протирая глаза, спросила у него, пытаясь прогнать сон, который совершенно не желал выпускать меня из своих объятий, уговаривая вновь лечь, закрыть глаза и спать дальше.

- Около четырех часов.

- Так много? Почему ты не разбудил меня раньше?

- Мало, - отозвался он. - Тебе надо было отдохнуть.

Я поднялась с матраса, на ходу пытаясь пригладить волосы, которые явно торчали в разные стороны. Раньше внешний вид меня как-то не заботил, но теперь… я поймала себя на мысли, что хочу выглядеть красиво.

- Твой отдых важнее. Ложись.

Айран послушно расположился на матрасе, вытянув ноги.

- Посидишь со мной? - попросил парень, скрестив руки на груди и закрывая глаза.

- Конечно, - улыбнулась я, пытаясь подавить зевок, и села на край матраса.

- Расскажешь что-нибудь?

- А что рассказать? - обводя взглядом комнату, отозвалась я.

Дэма нигде не было. Интересно, куда делся этот домовушкин?

- Все что угодно. Мне нравится слышать твой голос, - улыбнулся Айран.

Парень сейчас выглядел таким родным и близким, что слова сами сорвались с губ:

- Мне нравится твоя улыбка.

Эта самая улыбка стала еще шире. И сам летун при этом выглядел очень довольным.

- Продолжай.

- А что продолжать? - нейтральным тоном произнесла я, стараясь скрыть смущение. До этого мне никогда не приходилось говорить кому-то, что он мне нравится. - До нашего переноса в Черный лес я её ни разу не видела. Ты раньше никогда не улыбался.

- Раньше в моей жизни не было тебя.

- Была. Но как раздражающий фактор, который вечно мешался.

- Неправда. Просто раньше мне приходилось сдерживаться, чтобы не выдать свои мысли и чувства. А сейчас в этом нет необходимости. Я могу просто радоваться жизни и тому, что ты рядом.

Я смутилась еще больше, пробормотав:

- Спи.

- Сплю, - тут же согласился Айран. - А ты рядом.

- Рядом, - со вздохом призналась я. - Куда ж я денусь.

- Никуда, - тихо пробормотал он, практически полностью провалившись в сон. - Ты теперь никуда от меня не денешься. Я тебя не отпущу. Никогда.

Я лишь хмыкнула, вслушиваясь в его дыхание и точно определила момент, когда Айран уснул.

Чуть подавшись вперед, я принялась осторожно изучать его лицо, каждую черточку. Скулы, нос, губы, длинные ресницы.

Красивый. И оказывается совсем не холодный. А еще добрый, честный, немного упрямый и хладнокровный, но так и надо. Неудивительно, что столько студенток были в него влюблены. И Юджиния…. Она точно любила своего жениха. И дело здесь совсем не в титуле и положении. Здесь были замешаны настоящие чувства.

Я вспомнила, как она нападала на меня, как смеялась, пытаясь уколоть побольнее… и как схватила за руку, прошипев, что Айран её и только её. Неужели знала правду?

Говорят, девушка всегда чувствует, когда объект её мечтаний влюблен в другую. Может и Юджиния подозревала?

Мысль о его невесте настроение не приподняла, а наоборот ухудшила. Мне не хотелось быть разлучницей. Не зря ведь говорят, что на чужом счастье нельзя построить своего.

И что теперь делать?

Ответа не было. Единственное, что остается – приложить все силы для того, чтобы выбраться из леса, а дальше будь что будет.

Осторожно укрыв Айрана курткой, я поднялась, сладко потягиваясь и разминая затёкшие мышцы.

- Поменялись? - тихо спросил домовушкин, неожиданно оказавшись на скрипучем табурете.

- А ты где был?

- Недалече. Выспалась?

- Нормально, - улыбнулась я, доставая из рюкзака бутылку с водой и делая глоток.

- Тяжело тебе, да? - продолжил Дэм.

- А кому сейчас легко. Или ты что-то конкретное имеешь в виду? - вдруг спросила я, подозрительно взглянув на него.

В полумраке комнаты его борода тускло мерцала знакомым серебристо-белым светом. Слишком знакомым. Да и сам Дэм казался немного другим, словно вся тяжесть мира легла на его плечи, заставляя его согнуться.

- Он признался, ведь так? Правду рассказал. И ты теперь не знаешь, как быть дальше, - проницательно произнес старичок. - Весь привычный мир рухнул, все стало другим.

- Тебя потянуло на философские мысли? - усмехнулась я, продолжая рассматривать в его лицо.

Стоять надоело и, осмотревшись, не нашла ничего лучше, чтобы сесть на матрас у Айрана в ногах.

Парень немного завозился, вздохнул и снова ровно задышал.

- Хочу помочь.

У меня в голове словно что-то щёлкнуло. И картинка начала складываться.

- Зачем? Зачем тебе все это? Это же благодаря тебе Айран открылся... Если бы ты тогда не вырвал у него признание, то он бы и дальше молчал. Выводя меня своим хладнокровием и переменчивым настроением. И не надо говорить, что все это случайность. Ты сделал это специально. И сейчас тоже... Так для чего все это?

- Сказал же - хочу помочь, - насупился домовушкин.

- Зачем? Какая тебе разница, что происходит между дриадой и азгаром? - не отступала я, все больше напрягаясь.

- Я давно ждал вас, Ивилин Торбург. Тебя и Айрана. Когда-то все началось с любви дриады и азгара. Должно этим и закончиться.

От его фразы внутри все сжалось от тревожного предчувствия.

- Ты ждешь, что мы все здесь изменим? Остановим Черный лес? – тихо спросила у него. – Что победим того сумасшедшего азгара?

- Tы же дриада.

- Мы оказались здесь из-за тебя? - уточнила, прямо взглянув на старичка.

- Нет. Вы сами сказали, что кто-то сломал вам портал.

- Порталы в Черном лесу не работают. Может кто-то и сломал его. Но настроить так, чтобы мы оказались здесь – не смог бы.

- А я как бы смог это сделать? – развёл руками Дэм. – Я ведь всего лишь домовушкин, людской помощник.

И это тоже вдруг показалось неправильным.

Точно, помощник людей, который каким-то чудом смог выжить в самом сердце Черного леса без людей. Разве такое возможно? Или может все не так как кажется?

- Кто ты такой?

- Домовушкин. Дэм. Ты сама дала мне имя, Ивилин. Неужели забыла?

- Не забыла, - отозвалась я, изучая его необычную бороду. - Знаешь, бабушка рассказывала мне сказки. О волшебном существе. Инроге. Говорят, оно могло принимать любой облик. И грива у него была необычная… прям как твоя борода.

- Думаешь, я это он?

- Не знаю. Но то, что ты не просто домовушкин, сразу было понятно.

Старичок усмехнулся, а потом перевел взгляд на Айрана.

- Ты береги его, девочка.

Я молчала, ожидая продолжения.

- Он, конечно, сильный и многое может. А еще никогда не признается в своей слабости. Так что береги и верь ему. Именно ты его сила и спасение.

- Почему ты это говоришь? – еще больше насторожилась я.

- Мне здесь больше делать нечего. Ухожу я, - отозвался Дэм. – Свой долг я выполнил.

- Какой долг?

- Правду рассказал, - пояснил старичок. - И помни, тебе нельзя силу свою показывать. Только не здесь. Но если случится такое, что проснется в тебе дар дриады, то сделай все, чтобы предупредить своих друзей и указать им, где вас искать.

- Что-то от твоих рассказов и пожеланий становится все страшнее, - заметила я.

- А ты думала - на прогулку вышла? Это Черный лес. Не знаю, как вам удалось все эти дни не нарваться на кого-нибудь, но долго это везение не продлится. Рано или поздно вас обнаружат. И вы должны быть к этому готовы.

- Разве к этому можно подготовиться?

- Сказать сложно. Только к Колосару не подходите. Там действительно очень опасно, - предупредил Дэм.

- А ты точно с нами не пойдешь?

- Нет. Этот путь вы должны пройти сами, - покачал головой домовушкин. – И вы справитесь. Я это знаю.

- Мне бы твою уверенность, - хмыкнула я.

- Просто помни, кто ты и кто вы друг для друга.

- Ты говоришь так, словно уже все решено, - вздохнула я.

- Поверь мне, твой азгар уже все решил.

- Он не мой! – тут же вспыхнула я и прикрыла рот рукой, покосившись на спящего летуна.

Нет, не проснулся. Так устал и вымотался, что его сейчас просто так не поднять.

- Сама-то в это веришь? – улыбнулся старичок. – Твой он. Весь и полностью. Прими уже как факт. А я пойду. Пора мне. У вас еще три часа до рассвета. Ты ж целительница. Время почуять сможешь?

- Смогу, - кивнула я, вытягивая ноги вперед.

- Вот и умница.

- А как же цветы? – указав на столик с ящиком, спросила у него.

- Буду навещать. Не пропадут без меня.

Он тяжело поднялся, подмигнул и вдруг… исчез, перестав таиться и изображать из себя домовушкина.

- Интересно, - прошептала я, глядя перед собой, - мне кто-нибудь когда-нибудь поверит, если я скажу, что видела настоящего инрога?

Усмехнувшись, покачала головой.

Никто не поверит. Как и в то, почему растет лес. Что погибшие дриады стали мертвыми деревьями, отравляющими все вокруг. И что где-то в лесу спит темный маг-азгар, из-за которого все и началось несколько столетий назад.

Но об этом мы будем думать потом. Сначала надо выбраться живыми и здоровыми.

31.1

Я разбудила Айрана, как и собиралась, ровно через три часа. Сначала, правда, несколько долгих минут просто сидела, изучая его спокойное лицо, каждую черточку. Словно пыталась запомнить. Что за глупости? Расставаться мы точно не собирались. По крайне мере, пока не выберемся из леса. Но мне так необходимо было посмотреть на него, такого спокойного, спящего, настоящего.

И этот красивый парень признался мне в любви? Как странно и невероятно!

Но время шло, пора было собираться в путь. Осторожно коснувшись плеча, я негромко произнесла:

- Айран. Пора вставать.

Он тут же открыл глаза, находя меня взглядом и долго не отпуская. Смотря так пристально и оценивающе, что я даже растерялась на мгновение.

- Что? – спросила испугано.

- Скажи мне, что это не сон, Иви, - хриплым ото сна голосом произнес напарник.

- Это не сон. Мы все еще в Черном лесу, - тут же подтвердила я.

- Нет, не то.

Айран сел на матрасе и осторожно взял меня за руку, продолжая всё так же пытливо смотреть мне в глаза.

- Скажи, что это был не сон. Что я действительно во всем признался тебе.

- А, ты об этом, - пробормотала я, еще сильнее смущаясь. – Да, было дело. Признался.

- Отлично, - улыбнулся Иргар.

А потом вдруг резко подался вперёд. Одна его рука продолжала сжимать мою, а другая легла на затылок, помогая летуну притянуть меня к себе для умопомрачительного поцелуя. Такого нежного, ласкового, с легким привкусом сна и замороженных ягод.

И стоило мне только войти во вкус, как все прекратилось. Айран отстранился, в то время как его рука продолжала лежать на затылке, лаская кожу.

- Вот теперь утро действительно доброе, - усмехнулся он, смотря на меня так… даже не знаю, словно я самое ценное и дорогое в его жизни.

- Ты не мог бы так не делать? - попросила я, отстраняясь и быстро поднимаясь с матраса.

Но и этого мне показалось мало. Я отвернулась, боясь встречаться с ним взглядом.

- Как? – спросил Айран, продолжая сидеть и смотреть мне в спину.

Я весьма остро чувствовала этот взгляд. Словно он не смотрел, а касался, ребром ладони проводя по позвоночнику.

- Не знаю. Для начала… не надо на меня так смотреть.

- Я тебя смущаю?

- Очень.

- Тем, что люблю?

Я все-таки обернулась, взглянув на него.

- Ты это специально? – подозрительно сощурившись, спросила я.

- Что именно? – улыбнулся он и виноватым при этом совсем не выглядел.

- Ты специально доводишь меня, да? Тебе нравится видеть мою растерянность и смущение? Интересно почему? Это такая пытка? Или игра?

- Не начинай, Иви, - бархатно рассмеялся летун, вызывая новую волну колких мурашек по телу. - Я просто перестал скрывать свои чувства. Я люблю тебя. Давно. Больше никаких тайн и загадок. Есть только ты и я.

Интересно, я когда-нибудь смогу привыкнуть к его признаниям? У меня перестанет колотиться сердце и не будут танцевать бабочки в животе?

- Тебе не кажется, что все происходит слишком быстро? – наконец смогла выдавить я, подходя к цветам в ящике.

Оставалось надеяться, что Дэм про них не забудет и действительно будет навещать. Не хотелось бы, чтобы они погибли.

- Быстро? – насмешливо переспросил Айран, приподняв бровь. – Я уже три года скрываю правду. Кажется, все наоборот. Я лишь наверстываю упущенное.

- Слушай, Иргар! – нервно воскликнула я.

- Айран. Называй меня по имени. Мы вроде прошли этот период в наших отношениях.

- Хорошо. Слушай. Айран, пойми меня правильно. Мне приятно. Очень. Но… я никогда не была в отношениях. Да, парни были. Но… не так, - забормотала я, окончательно запутавшись в словах, эмоциях и чувствах. - То есть были прогулки, поцелуи иногда.

- Ты уверена, что я должен это знать? – уточнил Айран, который больше не улыбался. – Поверь мне, я не из тех, кто готов спокойно выслушивать о твоих возможных… друзьях.

- Прекрати. Никаких друзей и парней. Я же говорю. У меня не было серьёзных отношений. Да и несерьёзных тоже. Когда мне оказывали знаки внимания, я всегда…

И замолчала.

- Что ты всегда?... – спросил летун, когда молчание затянулось.

Пришлось признаться.

- Я всегда всех сравнивала с тобой.

- Правда? – искренне удивился парень. – И как?

- Да никак. Они тебе все проигрывали, - с досадой отозвалась я. – Доволен?

- Очень, - улыбнулся Айран.

- Так вот, я о другом. Я не умею… я не знаю, как себя сейчас с тобой вести. Было намного легче, когда мы друг друга ненавидели.

- Ненависти не было, - тут же поправил меня летун, поднимаясь и делая шаг ко мне.

- Хорошо, - покорно согласилась я, нервничая еще больше. - Когда мы шпыняли и доводили друг друга. Или сейчас, когда были просто хорошими напарниками. Я знала, как себя вести. А теперь… я не знаю как быть. А тут еще ты со своими улыбками, прикосновениями… поцелуями!

Еще шаг ко мне. И еще. Теперь нас разделяло менее полуметра.

- Иви, тебе придется с этим смириться, - тихо, но проникновенно, произнес Айран. - Я уже не смогу остановиться. Мне всегда хочется прикасаться к тебе.

И снова в подтверждение своих слов парень поднял руку и провел подушечками пальцев по моему плечу вниз к локтю и обратно.

- Дотронуться…

Пальцы сменили направление, касаясь воротника рубашки и крохотных пуговичек. Айран поочередно нажал на каждую, словно считая. Каждое такое нажатие совпадало с ударом сердца.

- Подвинуться ближе.

Еще одно движение в мою сторону и расстояние сократилось до катастрофического.

- Почувствовать твой аромат…

Его лицо совсем рядом… Он жадно вдыхает воздух у моего ушка.

- Вкус кожи.

Хриплый шепот, от которого кожа покрылась сотней болезненных мурашек. А следом осторожный поцелуй в щеку, из-за чего едва не подкосились колени.

- Стоп! – судорожно прохрипела я, отстраняясь и мотнув головой. – Пожалуйста, остановись.

- Тебе неприятно? – спокойно спросил Айран, позволяя мне сбежать. – Противно чувствовать меня рядом?

- Нет!

Мой ответ его удовлетворил. Но ненадолго, следом был задан новый вопрос:

- Ты боишься?

- Да!

- Я тоже, - вдруг признался он, слегка склонив голову на бок. – Каждый раз боюсь сделать что-то не так. Что тебе не понравится. Боюсь увидеть отвращение в твоих глазах, страх и ненависть.

- Этого ты точно не увидишь, - покачала я головой. – Но я правда боюсь. Пожалуйста, дай мне время. Не спеши. Позволь привыкнуть. Позволь поверить.

- Хорошо. Я ждал три года, подожду и пару дней, - покорно согласился Айран.

- Пару дней? – недоверчиво уточнила у него.

- Ты же не думаешь, что я буду просто стоять в сторонке, позволяя тебе и дальше бояться. Ну нет, Ивилин Торбург. Я буду старательно напоминать, как со мной хорошо… как тебе приятно от моих прикосновений, как кружится голова от поцелуев, а внутри все сжимается. Как бешено бьется твое сердце, когда я рядом.

Айран говорил, а я все это переживала. И головокружение, и жар, и бешеный ритм сердца. А ведь он меня даже не коснулся. Просто перечислял.

- Так нечестно, - выдохнула я, задыхаясь от жара, который вспыхнул в крови.

- А я не буду играть по правилам, когда дело касается моей любимой, - усмехнулся Айран и неожиданно мне подмигнул.

И пока я приходила в себя, с хрустом потянулся и неожиданно спросил:

- А где Дэм? Опять куда-то сбежал?

- Он ушел, - ответила я, все еще переваривая услышанное и пытаясь успокоиться.

- Ушел? Куда?

- Совсем ушел. Свой долг он выполнил. Правду нам рассказал, что делать объяснил. А еще он оказался совсем не домовушкиным, а самым настоящим инрогом!

- Правда? – переспросил Айран. Удивленным напарник точно не выглядел. – Этого следовало ожидать. Уж слишком подозрительным он был. Надо же… мы встретили настоящего инрога.

- Нам никто не поверит, - заметила я, поднимая с пола рюкзак.

- Значит мы должны сделать все, чтобы поверили.

Не забываем подписываться на автора.

Собираюсь выкладывать БЕСПЛАТНО на пару дней книги, которые были в продаже.

31.2

После утренних процедур и завтрака мы собрались в путь. Иргар все-таки уговорил меня снова дать ему зелье, клятвенно пообещав выпить противоядие. Небольшая заминка произошла на выходе, когда мы подошли к завалу.

- А он тебе не сказал, как это работает? – шепотом спросил Айран, который шел первым.

- Нет. Я и забыла про это, - призналась я.

- Значит будем экспериментировать.

Долго экспериментировать не пришлось. Айрану стоило лишь коснуться одного из камней, как все они пришли в движение, открывая путь.

- Надеюсь там снаружи никого нет, - пробормотала я.

- Никого. Я проверял.

И мы начали наш путь в обход Колосара.

Дальше все было как обычно. Красная птичка показывала нам путь, предупреждая об опасности. Часть пути мы проходили пешком, часть перелетали. И все было хорошо.

Мы шли от поста к посту, не встречая серьёзных препятствий, старательно и умело обходя возможные преграды. В башнях все было привычно: стол, стулья, кровати, душевая и продукты.

Я почти поверила, что у нас получится без проблем добраться до границы.

Почти поверила…

Айран все время был рядом. И все время старался коснуться, обнять, поцеловать. Но без фанатизма, позволяя привыкнуть к нему и нашим новым отношениям. И у него получалось. Я поймала себя на мысли, что уже не могу без всего этого, без него не могу.

Мне надо проснуться и увидеть его улыбку, услышать голос, почувствовать поцелуй на щеках или губах, вдохнуть сладкий аромат, присущий только ему, заглянуть в светло-голубые глаза и увидеть в них свое отражение. Понять, что я нужна ему как воздух.

Мы много говорили. Обо всем. Никогда не думала, что мне будет так легко и просто общаться с парнем на любые темы. Особенно с вредным азгаром.

Но так и было. Я могла рассказать ему все что угодно и знала, что меня слышат. И Айран мог поделиться со мной всем, зная, что я пойму.

Мы даже смогли поговорить об Юджинии.

- Она тебя любит, - произнесла я, наблюдая за его реакцией.

Это было в один из вечеров. Мы уже поужинали, разобрали план завтрашнего путешествия и сидели на одной кровати друг напротив друга, прислонившись спинами к изголовьям.

- Юджиния, - пояснила я, поймав его удивленный взгляд. – Она действительно тебя любит.

- Любит, - не стал отрицать Айран. – И в этом есть моя вина.

- В том, что ты такой обворожительный и красивый? – хмыкнула я.

- Неужели ты считаешь меня обворожительным и красивым, Ивилин Торбург? – недоверчиво произнес Иргар, а в глубине его глаз сверкали смешинки.

- Как будто ты сам не знаешь, как к тебе относятся все девушки. Скольким ты уже разбил сердце своей неприступной красотой и холодным равнодушием?

- Другие девушки меня никогда не интересовали. Лишь ты. Лишь твое мнение всегда было для меня самым важным. Но в чувствах Юджинии действительно виноват я. Я хотел, чтобы она меня любила и сделал для этого все возможное.

- Все хотят, чтобы их любили, - дипломатически отозвалась я, размышляя о том, что стоит сменить тему, пока она не привела нас к ссоре или ненужному выяснению отношений.

- Да, наверное. Но… я не хотел повторять судьбу своего отца, - неожиданно продолжил Айран, проведя рукой по волосам. – Мои родители… Знаешь, ведь они первый раз встретились и познакомились прямо на собственной свадьбе.

- Как? – выдохнула я, забыв о том, что тема довольно личная и поддерживать её не стоило.

Айран вообще мало рассказывал о своей семье, предпочитая слушать о моей. Поэтому каждое упоминание было сродни сокровищу.

Я хотела узнать его лучше, понять. Но расспрашивать боялась. Не хотела сделать больно, ожидая, когда же летун сам по собственной воле начнет открываться.

- А вот так. Договорной брак. Они не посчитали нужным встретиться. Зачем? Это же лишние хлопоты и трата драгоценного времени. У моей матери была светская жизнь, развлечения, балы. Как она страдала, когда пришлось на год все это отложить из-за необходимости выносить и произвести на свет меня, а потом прийти в себя после родов. А отец… Он сражался с Черным лесом. Настоящий герой, знаменитость, которого мне всегда ставили в пример. Здесь они и познакомились.

- Кто? – не поняла я, неожиданно потеряв нить разговора.

Вроде же говорили о его родителях, а теперь явно о ком-то другом.

- Мой отец и целительница. Я даже имя её не помню. Мне лишь известно, что она когда-то давно, еще до моего рождения спасла отца, а он… - Айран запнулся.

- Ты не обязан мне все это рассказывать, - тут же произнесла я, видя, как ему тяжело и даже больно об этом говорить.

- Но я хочу, - упрямо ответил он. - Хочу, чтобы ты знала. Знала, что мой отец, герцог Иргар всегда любил другую. Безродную целительницу, спасшую ему жизнь.

- Любил?

- Да, любил. Но чистота крови и долг оказались намного важнее. Поэтому он и договорился о браке. Чтобы наследник был идеальным во всех отношениях, - едко произнес Айран. - И родился я. Долг был исполнен. Мать вернулась к своим развлечениям, а отец к той, которую любил. Она, видимо, тоже его любила, раз приняла и согласилась на жалкое существование в роли любовницы, порицаемая всеми. И даже ребенка рискнула родить, несмотря на всеобщее осуждение.

Я постаралась представить себе эту молодую женщину, которая смирилась с тем. Что её любимый женился на другой, родил законного сына, а потом вернулся к ней.

Как можно себя так не уважать? Неужели любовь способна сотворить такое? И смогла бы я отдать Айрана Юджинии? На время. Но отдать?

Мне казалось, что нет, но сейчас… сейчас я поймала себя на мысли, внутри что-то екнуло и решимость куда-то пропала.

- Ты встречался с ней? С этой целительницей? – осторожно спросила я.

- Нет. Отец не хотел, а я не настаивал. Мне это было не интересно. Это же другая жизнь. Та, что меня никогда не касалась. Когда отец сообщил, что выбрал мне невесту, я решил, что у нас все будет по-другому. Я сделал все, чтобы Юджиния меня полюбила. И пытался полюбить в ответ. Но не вышло.

- Мне жаль, - выдохнула я.

- Тебе точно не стоит сожалеть об этом. – Айран поменял положение, подвинувшись ко мне. – В моих чувствах нет твоей вины. И перед Юджинией ты не виновата. Вообще знаешь… за любовь не стоит извиняться. Она дана нам для другого.

- Но у тебя еще есть шанс все вернуть, - невесело пошутила я, пытаясь прогнать грусть из его глаз. – Шанс создать свою идеальную семью со своей неве… Ой!

Предложение закончить у меня не получилось. Айран вдруг схватил меня за лодыжку и резко потянул на себя, заставив испуганно взвизгнуть. Я сползла вниз, а он навис надо мной, опираясь на вытянутые руки и сверкая ледяными хрусталиками в глубине светлых глаз.

- Ну уж нет, - прошептал Иргар, проведя носом вдоль моей шеи, заставляя запрокинуть голову еще дальше и задрожать от предвкушения. – Я предпочитаю иную… совершенно неидеальную жизнь… с тобой.

- А мое согласие получить не хочешь? – хихикнула я.

- А ты можешь мне отказать?

- Думаешь, испугаюсь или мне не хватит смелости?

Улыбка на его лице стала еще шире, а взгляд такой предвкушающе-обжигающий, что у меня даже во рту пересохло.

- Не дразни меня, Иви.

- Заледенеешь? – отозвалась я, затаив дыхание в ожидании ответа.

- Зацелую, - пообещал Айран и ждать не стал, тут же начал осуществлять свои угрозы.

Он начал с ключицы, которая виднелась в вырезе рубашки, верхние пуговицы которой я так и не застегнула до конца. Затем проложил влажную дорожку из поцелуев по шее до самого ушка. Слегка прикусил мочку, заставив тяжело сглотнуть и слегка выгнуться. А потом провел губами по скуле пока его рот не накрыл мой в болезненном поцелуе.

Прошептав что-то бессвязное. Я обхватила его за шею, отвечая на поцелуй со всем пылом, на который только была способна.

- Мне все труднее от тебя оторваться, - отстранившись от моих губ, прохрипел Айран, продолжая нависать надо мной на вытянутых руках и взглядом делая все то, на что не решались губы и руки.

- И что же тебя останавливает?

- Может страх перед твоими родителями? – улыбнулся он, отодвигаясь и проведя рукой по волосам, пытаясь пригладить их и успокоиться. – Камнеград и огненная саламандра. Дикое сочетание.

- Ты не похож на того, кто боится других, - ответила я, приподнимаясь.

И только тут заместила, что Айран успел-таки расстегнуть пару пуговичек, обнажив белье – совершенно обычное, застиранное, абсолютно не модное и лишенное кружев и оборок, которые так любили остальные. Вспыхнув, я тут же принялась застегивать их обратно под пристальным взглядом летуна, который явно мечтал о другом.

- Не боюсь. Но дело в другом. А вдруг Дэм был прав. Если наша… близость может спровоцировать твой дар? Если он проснется?

- Кхм…

Я быстро встала с кровати, неловко поправляя волосы. Кажется, мы ступили на весьма щекотливую тему. И пусть я сама её спровоцировала, но все-таки…

- Ты прав.

- Иви…

Уж лучше бы он молчал. Честное слово. А то этот голос, тембр, хриплые нотки…

- Может перекусим?

- Иви…

Айран вскочил следом, встав у меня за спиной, и бережно обнял за плечи, прижимая к себе.

- Я тебя смутил? – произнес он мне в макушку.

- Все нормально.

- Иви, я люблю тебя… я хочу тебя. И я не мальчик, чтобы ограничиваться лишь объятьями. Да, мне хочется больше. Я думаю… часто думаю о том, что будет… потом. Ты мне снишься, Иви. Часто. И там во сне… я не останавливаюсь.

Горячие ладони заскользили вверх, слегка сминая ткань рубашки.

- И там во сне я могу целовать тебя всю. От макушки до пяточек.

Достигнув плеч, ладони начали свое путешествие вниз.

- Каждый сантиметр твоей кожи. Пробуя тебя на вкус. Всю тебя.

Ладони вновь начали своё путешествие вверх, но замерли в районе локтя, слегка сжимая, в то время как губы подождали шептать:

- Я буду любить тебя до утра. Буду вслушиваться в то, как прерывается твое дыхание от моих прикосновений, как ты шепчешь мое имя, не в силах сдерживать стон. Я хочу вызывать эти стоны, Иви. Только я.

Его хватка становилась все сильнее, болезненнее, а голос ниже.

- Айран, - беспомощно прошептала я.

- И однажды это все обязательно случится, сон станет явью, нашим будущим. Не будет больше преград между нами. Не будет страха и сомнений. Лишь ты и я. И тогда…

- И тогда? – эхом отозвалась я, зажмурившись.

- И тогда ты уже не сможешь от меня сбежать.

Я тяжело сглотнула, отступая из его сладкого плена.

- Время покажет.

Больше мы этой темы не касались. Айран продолжал медленно приручать меня к себе, но не давил.

А я… Я все ждала, когда удача нас покинет. Дэм был прав. Рано или поздно это должно будет случиться. Нельзя пройти Черный лес просто так. Нельзя все время обходить неприятности.

Так и произошло.

На десятый день нашего путешествия по Черному лесу.

В тот день мы прошли больше половины намеченного пути. Шли пешком, всматриваясь и вслушиваясь в гнетущую тишину леса, готовые к любому нападению.

Айран внезапно застыл прямо посреди дороги, прижимая ладони к глазам. С губ сорвался тихий болезненный стон.

- Что случилось? – тут же спросила я, быстро оказавшись рядом.

Он медленно опустил руки, взглянув на меня чистыми светло-голубыми глазами, которые совсем недавно были красного цвета. И уже этого было достаточно, чтобы все понять и испугаться.

- Птица, - прохрипел едва слышно и потянул меня в сторону к ближайшему дереву. – Её больше нет.

- Как?

- Маскировка, Иви! Сейчас же…. Нас обнаружили. Надо скрыться. Быстрее!

Я послушно накинула капюшон на голову, активируя руны сокрытия. Куртки удлинились, пряча и защищая нас от посторонних глаз.

Спросить, кто именно нас обнаружил, я не успела. Не прошло и пары секунд, как над нашими головами раздался жуткий вой.

Гарпии.

Именно они засекли и уничтожили птицу и теперь искали нас, распевая свои жуткие песни.

32.1

Они кружили над нами более получаса. Три или четыре громогласные твари, которые все никак не желали улетать и рыскали вокруг, пытаясь нас найти. Их противное пение то удалялось на какое-то расстояние, то вновь приближалось, заставляя кровь стыть в жилах, сильнее вжиматься в дерево.

Я вновь и вновь напоминала себе, что под защитой нити инрога нам нечего бояться, что наc не обнаружат. Но все равно было страшно. Не только из-за тварей, что кружили над нами, но и из-за будущего.

Без птицы и её глаз мы были слепы и глухи. А это значит, что дорога перестала быть безопасной. И под каждым деревом нас могла поджидать очередная кровожадная тварь.

Хорошо, что Айран был рядом. Его молчаливая поддержка, улыбка и осторожные прикосновения давали силы не свалиться в бездну отчаянье и просто ждать.

В какой-то момент вопли гарпий стали все тише, а потом и вовсе исчезли.Мы застыли, не спеша выбираться из укрытия. Вдруг они вернутся.

Прошло еще несколько долгих минут.

- Кажется, все, - произнес Айран. – Пора выбираться.

- Ты уверен?

- В любом случае здесь оставаться долго нельзя. Надо идти дальше, Иви. Чем скорее мы доберемся до следующего поста, тем лучше.

- Ты хоть знаешь, куда идти? – с сомнением спросила у него.

- Да. Осталось не так далеко. Часа три пешком.

- Сейчас лучше не летать, - добавила я, дезактивируя метку на куртке.

- Да, гарпии недалеко, - согласился он. - На земле нас обнаружить будет сложнее, а в воздухе мы как на ладони.

- Значит идем пешком.

- Все будет хорошо, Иви. Я тебе обещаю, - сжав мою руку, произнес Айран.

Помедлив секунду, он притянул меня к себе, находя губы и бережно целуя. Всего на мгновение, но этого хватило, чтобы прийти в себя.

Первая же тварь попалась нам на пути уже через десять минут. Опасный змееголов собственной персоной, который вышел прямо на дрогу и злобно зашипел, показав раздвоенный язык. Капюшон вокруг его шеи начал медленно надуваться для заряда.

Айран оказался быстрее и проворнее меня. Пока я пыталась нащупать шарики с заклинаниями, парень обнажил клинок и бросился в атаку.

Первый залп змееголова пролетел у него над головой. Второй влетел в дерево за моей спиной, которое от взрыва с треском рассыпалось на части.

«Осталось еще семь, - меланхолично подумала я.

Но тварь сделала еще лишь один залп, который разворотил землю в метре от меня, подбросив вверх комья грязи и жухлые листья. Один резкий и удачный удар и его голова отделилась от туловища, с глухим стуком упав на землю и покатилась в ближайшие низкорослые кустарники. Тело еще минуту стояло, шевеля лапами, но потом завалилось на бок, заливая землю темной кровью.

Отвратительное зрелище. Меня даже затошнило слегка.

- Он тебя не задел? – спросил Айран, вытирая клинок о платок, который вытащил из кармана.

- Нет, а ты как?

- Нормально.

Он быстро осмотрелся, отбросив испорченный платок в сторону.

- Надо идти дальше и как можно быстрее. Уверен, эта заварушка не прошла бесследно. Твари скоро соберутся на запах крови. Остается надеяться, что туша змеголова придется им больше по душе, чем погоня за нами.

- Не шути так, - побормотала я, вновь взглянув на обезглавленное тело.

- Как есть.

Мы снова поспешили вперед.

На этот раз нам удалось пройти подальше, и следующая неприятность попалась на пути лишь через час быстрого шага.

- Тихо, - пробормотал Айран, отшатнувшись и прижав меня к ближайшему дереву.

Я послушно сжала губы, размышляя, что же за тварь нам попалась на этот раз. Не прошло и минуты как раздались тяжёлые шаги и неприятное порыкивание очередного темного создания.

- Бородавочник, - одними губами прошептал Иргар и я кивнула, чувствуя себя, как на экзамене профессора Эленхайма.

Итак, карагуйский бородавочник. Опасная плотоядная тварь размером с хорошего бычка с огромными острыми клыками, которыми он легко протыкает свою жертву. Можно уничтожить специальным зельем под названием чарингай, которого у нас с собой не было, либо заклинанием выброса.

Так что выбора у нас особого не было.

- На счет три, – предложил Айран, встретившись со мной взглядом.

Я кивнула.

- Раз, два, три…

Мы синхронно начали плести заклинание, едва слышно шепча заветные слова. Плетение получилось ровным и довольно удачным, я бы даже полюбовалась своей работой, если бы не сложившаяся ситуация.

Мы как раз закончили, когда тварь вышла из-за дерева прямо на нас. Застыв на мгновение, бородавочник громко взвизгнул, сверкнув красными глазами и выпятив огромные клыки, бросился на нас.

- Давай! – крикнул Айран, отпуская свое плетение, которое тут же сплелось с моим, образуя усиленное заклинание выброса.

Тварь уже была совсем рядом, когда раздался легкий хлопок и наше творение на него обрушилось, мягко сверкнув золотистым светом.

Бородавочник взвизгнул, задрожал, пронзенный сотней острых иголок, дернул копытами, завалился на бок и испустил дух.

- Ты молодец, - улыбнулся Айран, привычно притягивая меня к себе и осторожно целуя в лоб. – Отлично справилась.

- Казалось бы, надо привыкнуть за полторы недели пребывания здесь, а не могу, - поделилась я.

- Раньше мы просто с ними не встречались.

Взяв за руку, он провел меня мимо тела, которое заняло весь проход.

- Благодаря тебе, - отозвалась я, осторожно переступая через хвост бородавочника. – Твоя идея с птицей спасла нам жизнь. Сомневаюсь, что мы продвинулись бы так далеко без неё. А я так и не сказала тебе спасибо за это.

- За это не стоит благодарить, Иви. Я сделал то, что должен был.

Я снова оглянулась, посмотрев на тело существа.

- Надо будет по возвращению расцеловать профессора Эленхайма, - вырвалось у меня. – Он не зря с таким упорством вдалбливал в нас знания и требовал хорошей учебы.

- Так и быть, можешь поцеловать. Но лишь один раз и в моем присутствии.

- Ты что, ревнуешь? Он же старый.

- Он мужчина, - отозвался Айран. – А еще когда-то был дамским угодником.

- Лет тридцать назад, - едва слышно рассмеялась я.

- Все равно.

- И что? Ты теперь всегда будешь ко всем меня ревновать? Контролировать и следить за каждым шагом?

Он остановился на мгновение, раздумывая.

- Нет, не всегда. Думаю, к золотому юбилею нашей свадьбы это пройдет.

- Очень смешно, - фыркнула я, опасливо взглянув на парня. – Ты же не серьёзно? А как же доверие?

- Тебе я доверяю, Иви, - со вздохом отозвался Айран. - А другим мужчинам – нет. Ты слишком хороша для этого мира, слишком яркая, настоящая, искренняя и красивая. Но обещаю не устраивать сцен ревности и контролировать себя. Особенно после свадьбы.

- Очень интересно. О какой свадьбе может идти речь, если ты даже не спросил моего мнения, - проворчала в ответ.

- А ты откажешься? – обернувшись, спросил он.

- А ты сначала спроси! – задрав подбородок, заявила я.

Айран вдруг улыбнулся, да так, что у меня сердце екнуло.

- Спрошу. Обязательно спрошу. И попрошу твоей руки у отца, братьев и всей семьи, если понадобится. Все будет по правилам, Иви.

- Ты сначала с Юджинией разберись. С ней и вашей помолвкой, - не удержалась я от колкости.

- Разберусь. Не переживай. А ты от меня все равно не сбежишь. Даже не пытайся. Я от тебя больше не откажусь. И если понадобится, выкраду и увезу на край мира.

- У мира нет края.

- А я найду.

Следующий час мы шли по лесу, удачно избегая темных тварей. Но следующее препятствие оказалось намного серьёзнее.

- Проклятье! – прорычал Айран, застыв у обрыва, внизу которого темнела вода. – Здесь же должен быть мост.

- Кажется, он рухнул, - заметила я, указав на груду камней и остов перил – все, что осталось от когда-то крепкого моста.

- Вижу, - пробормотал он, пнув ближайший камушек.

Он пролетел несколько метров и упал вниз, чтобы с глухим шлепком погрузиться в воду.

- Будем искать другую переправу? – предложила я, всматриваясь в воду.

Всё-таки не стоило туда ничего бросать. Мало ли что можно потревожить. В Черном лесу везде может водиться какая-нибудь тварь.

- Времени нет.

- Надеюсь, ты не собираешься переправляться вплавь? – неловко пошутила я.

- Ну уж нет. Мы перелетим.

- Ты серьёзно?

- До поста осталось меньше километра., - отозвался Айран, всматриваясь в противоположный берег. – А на той стороне, кажется, шастают шершары. Отсюда не разглядеть. Но явно что-то очень большое и мохнатое.

Я тоже всмотрелась в противоположный берег. Пытаясь хоть что-то  рассмотреть сквозь сухие заросли кустов. Кажется, там действительно ходило нечто очень крупное.

- Придется сразу преодолеть все расстояние.

- А гарпии?

- Может не увидят. В любом случае, это лучше, чем встреча с шершерами.

- Тогда надо действовать быстрее, - кивнула я, подходя ближе и привычно обнимая его за талию.

Айран вдруг улыбнулся, мягко коснувшись моего лица.

- Я говорил о том, как сильно тебя люблю?

- Скажешь потом, когда мы безопасно доберемся до поста. Минуя все сложности, - отозвалась я, радуясь тому, что он пока не требует от меня ответных признаний.

Я пока не была к этому готова.

- Договорились, - кивнул Иргар и за его спиной с тихим шелестом расправились крылья. – Обязательно расскажу и покажу…

И мы устремились вверх.

Полет до поста занял совсем немного времени, и я уже поверила, что все обойдется, как вдруг совсем рядом раздался полный ненависти жуткий вопль.

Гарпия. Она нашла нас.

32.2

Готовы?

Вдохнуть и не дышать)

Айран дёрнулся сторону. Потом еще раз, сделал непонятный кульбит, во время которого у меня заложило уши от ревущего ветра. При этом парень продолжал крепко прижимать меня в себе.

Гарпия нагоняла, продолжая громко вопить. Хорошо, что одна. Хотя, думаю, с такими воплями к нам скоро подоспеют и остальные.

Айран вновь и вновь менял положение, шел против воздушных потоков, уворачивался и ускорялся, стараясь не попасться твари.

- Иви, слушай меня внимательно, - донесся до меня сквозь рев ветра его тихий, но уверенный голос. – Я сейчас тебя отпущу. За метр от земли. Подлечу как можно ближе к посту, но ничего не обещаю. Ты же сразу бежишь к двери, открываешь её и прячешься внутри поста. Меня не ждешь.

Я мотнула головой.

- Иви, прошу, - снова произнес Айран, дёргаясь в сторону. – Я должен сосредоточиться на гарпии и не отвлекаться, думая о том, что ты в опасности.

- Айран…

- Делай, что я говорю. Пожалуйста. Я справлюсь. Слышишь?

Я не уверенно кивнула, глотая подступивший к горлу ком.

- Я люблю тебя.

Это было последнее, что он произнес, прежде чем отпустить меня.

Земля была недалеко, около метра, но приземление было не очень удачное. Видимо, из-за скорости полета. Айран не то, что не притормозил, а наоборот полетел еще быстрее. Именно поэтому я весьма болезненно грохнулась на землю, отбив себе колени.

Вот только времени на зализывание ран и синяков не было.

Резко повернувшись, увидела гарпию, которая неслась на меня во весь опор.Я впервые видела её в живую. Удивительное и страшно опасное создание. Перекошенное от ярости и ненависти человеческое лицо и половина тела. Вместо рук мощные крылья, вместо волос – длинные бежево-коричневые перья. А ноги, заросшие короткими перышками, заканчивались птичьими лапами с гигантскими острыми когтями, которые были нацелены прямо на меня.

Гарпия завопила еще громче и ее глаза загорелись торжественным огнем.Испугалась ли я? Да, страх несомненно присутствовал, но откуда-то взялась странная решимость. Я не собиралась быть трусливым балластом и вечно прятаться за спину.

Гарпия летела на меня, а я уже сорвала один из шариков-проклятий высшего порядка. Тварь не убьет, но ранит. А пока и этого будет достаточно для помощи Айрану.

Все это происходило доли секунды, показавшиеся вечностью. Опасность уже была совсем рядом, когда я бросила в птицу шарик, попавший ей прямо в грудь, который тут же лопнул, овивая её зеленой плетью.

Гарпия завизжала, закрутилась, пытаясь стряхнуть проклятье, а в следующую секунду на неё налетел Айран. Я успела лишь отследить нечто быстрое и белое, промелькнувшее перед глазами, с такой бешеной скоростью он летел.

- Иви! Пост! – прорычал он, вновь и вновь нападая на гарпию с мечом в руке.

Точно, пост.

С трудом поднявшись и проигнорировав боль в коленях, я бросилась к башне, которая была в метрах двадцати от меня.

Коснувшись двери, прохрипела: Алорхэ андай.

Раздался легкий щелчок и дверь начала медленно открываться.

«Отлично, получилось!»

Я обернулась, пытаясь найти взглядом Айрана и замерла от увиденного.

Они столкнулись в вышине в смертельном танце: злобная гарпия и азгар. Это было так красиво и жутко одновременно. Тварь пыталась достать его острыми когтями, а он отбивался мечом.

«Справится! Айран обязательно справится. Его не зря столько учили в академии. Он лучший студент. А это всего лишь гарпия, - мысленно шептала я, сжимая кулаки от бессилия и невозможности помочь. – Тем более, что она уже начала сдавать!»

Тварь действительно начала выбиваться из сил. Кричала все тише, больше булькала и хрипло каркала, вяло уклоняясь от ударов. Её тело было изуродовано множеством кривых ран, которые кровоточили. Айрану, конечно, тоже досталось. Пара красных царапин исполосовали левую руку.

Уклонившись от очередного удара когтями, азгар развернулся и резким движением срубил гарпии голову, которая с глухим ударом упала и закатилась в ближайшие кусты. Следом рухнуло и тело.

- Получилось, - прошептала я одними губами.

Но радость была преждевременной. Занятая боем, я не сразу заметила три приближающиеся точки на горизонте, которые летели все быстрее.

Леденящий душу вопль сотряс заброшенную деревеньку.

- Айран! – крикнула я, шагнув к нему. А у самой сердце застыло от страха. – Уходи! Айран!

Поздно. Мы оба это понимали. Не успеет. Не сможет. Они слишком близко подобрались. И уже не скрывали торжествующих криков.

- Уходи! Иви! Быстро! – только и успел крикнуть Айран, бросаясь на них.

Уходить? Оставить его на смерть и уйти?! Да, с одной азгар справится, но сразу с тремя? Мы оба понимали, что ничего не выйдет, что он не сможет их одолеть.Я не смогла его бросить. Просто не смогла.

Если бы в моих силах было что-то сделать... Если бы я могла как-то помочь... Но чем? Кидать шарики с проклятьями? Что может сделать обычная целительница или дриада-недоучка?

Дриада… я же дриада.

Подняв взгляд, затуманенный от непролитых слез, увидела, как три злобные твари окружили Айрана, как он с трудом отбивался, как острые когти целились в него, стремясь разорвать на части, уничтожить.

Все не может так закончиться. Только не так! Мы же так далеко прошли!

Упав на колени, я коснулась ладонями земли, вгрызаясь в неё пальцами.

«Ну же! Ну же! Где этот дар, когда он так нужен? Где та сила, которая могла повелевать лесами? Где оно все?»

Но ничего не происходило. Дар молчал, так же, как и все эти месяцы с момента первого пробуждения.

- Ну же! – в бессильной ярости прорычала я, крепко зажмурившись до звездочек перед глазами. – Пожалуйста!

Новый вопль гарпий, какой-то торжествующе-ликующий, заставил открыть глаза, с ужасом и страхом всматриваясь в то, что происходило в небе.

Сердце замерло, а с губ сорвался тихий всхлип.

Айран… он уже едва уклонялся от них и крылья из белых медленно окрашивались в светло-красный цвет.

- Нет! Нет!

Мне было плевать, что я привлекаю к себе внимание. Плевать на все.

- АЙРАН!

Как во сне видела, что дернулась в сторону его голова, как выпал меч из ослабленных рук. Твари играли с ним, продлевая мучения и агонию.

- НЕТ!

Не знаю, как это назвать. Внутри меня словно что-то щелкнуло, открывая сознание всему миру, который хлынул, сметая все на своем пути.

Больно, как же это больно. И сладко одновременно. Как я раньше жила без этого, без силы, без истинного дара и своего предназначения?

Меня больше не было, растворилась, исчезла, потерялась во всем разнообразии. Я чувствовала каждое дерево вокруг, еще не мертвое, - отравленное, заброшенное, пустое, - но не мертвое. Каждую травинку, каждый куст и изуродованный цветок. Они все ворочались в моем сознании, просыпаясь от векового сна, еще не веря, что спасение уже близко. Они стали мной, а я ими, образовав неразрывное целое.

Я скрученное дерево на берегу реки.

Я куст, росший невдалеке.

Я чахлый колосок, затерявшийся среди опавшей листвы.

Я любое расстояние за множество километров.

Я – дриада! Хранительница этого леса и мира!

А дальше все получилось как-то само собой.

Сила легко подняла меня с колен над землей, заставив зависнуть в воздухе.Гарпии дернулись, бросив свою жертву. Одна из них тут же устремилась в мою сторону, громко вопя.

Не долетела.

С хрустом и жутким скрежетом, поднимая в воздух куски грязи и ошметки травы, с земли поднимались толстые корни деревьев. Поднимались, ловя в воздухе тварей, сжимая их, давя, уничтожая. Это вышло так легко и просто, что даже удивительно.

Всего за минуту я раздавила в своих руках-корнях этих тварей, перебив и обломав их крылья, разорвав на части. И ничего не чувствовала при этом.

А другой корень, ведомый мной, бережно подхватил Айрана и осторожно понес в сторону башни.

Я не забыла и наказ Дэма – сообщить о себе.

Закрыв глаза, принялась тщательно осматривать внутренним взором каждый метр леса, ища того, кто мне нужен был. Я знала, он рядом, он ищет меня.

Спустя пару минут улыбка осветила лицо.

Нашла.***

- Мы их не найдем. Это пустая трата времени и сил, - произнес коренастый кареглазый Карай, смотря прямо в глаза своему командиру. – Десять дней прошло. Десять дней, Элайн. Никто столько не продержится. Тем более два студента.

- Это ты так думаешь или все остальные? – спокойно спросил Элайн Торбург.

- Мы все, но в глаза тебе лишь я могу это сказать. Мы все понимаем, но пойми и ты нас. Мы и так слишком далеко зашли в лес. До  границы пять дней пути. Мы никогда не заходили так глубоко. Твари на каждом шагу. Мы выдохлись, командир. Надо возвращаться. Твоя сестра мертва. С этим надо смириться.

- Те, кто тоже так считает, могут вернуться на границу, - отозвался огненный феникс, поднимаясь на ноги. – Удерживать не стану. А я продолжу путь. Один.

- Элайн, так нельзя, - вмешался светловолосый Артай, бросив предупреждающий взгляд в сторону Карая. – Мне жаль, но они действительно мертвы. Твоя сестра и наследник герцога. Все это понимают. Лишь вы отрицаете очевидное. Куда бы их ни забросило в Черный лес, найти их не получится. Надо возвращаться.

- Я же сказал, что никого не держу. Но смириться не просите! Иви моя сестра! Я должен её найти, должен помочь! – неожиданно резко произнес молодой Торбург, который всегда славился своим спокойствием и хладнокровием, и неожиданно вздрогнул.

Раздался страшный треск, грохот и деревья, которые располагались вокруг них, закачались, приходя в движение. Заскрипели, застонали, выпрямляясь и осыпая на землю сухую листву.

- Какого…? – рявкнул Карай, отшатываясь и быстро создавая высшее заклинание на случай нападения.

Отовсюду начали раздаваться встревоженные крики ребят из отряда.

- Что происходит?!

- Деревья! Они движутся!

- Осторожнее!

Элайн, вызвав огненные крылья, попытался подняться вверх, чтобы понять, откуда угроза, но не смог. Внезапно одно из деревьев дернулось, и тяжелая ветка схватила его за ногу, не давая возможности улететь.

Феникс быстро оглянулся и застыл, приоткрыв рот от удивления.

- Я сейчас, командир! – крикнул Артай, бросаясь на помощь с клинком в руке.

- Стой! – крикнул Торбург, взмахнув рукой, а сам всматривался в ствол напавшего дерева. – Ты видишь это? Видишь?

Артай оглянулся и тоже потрясенно замер.

- Что это? – выдохнул он.

- Иви. Ивилин… Это ты? – прошептал Элайн, касаясь ствола, в том месте, где так отчетливо выступало лицо его младшей сестренки. – Ты жива.

- Но как такое возможно? – спросил Карай, подходя ближе.

- Она дриада. Дар проснулся, - хмыкнул феникс, выбираясь из захвата дерева. – Значит, она где-то рядом. Она жива.

- Может и жива, - кивнул Харрет. – Но точно не рядом. Смотрите.

Элайн оглянулся и замер от удивления.

Деревья оживали. Не все, конечно, лишь небольшая часть. Но они оживали, образуя зеленую аллею прямо посреди Черного леса. Аллея, которая была прямой дорогой, указывающей путь.

- Лес… она оживила лес, - ахнул Карай. – Такого быть не может!

- Срочно свяжитесь с герцогом Иргаром. Мы их нашли, - с улыбкой произнес феникс, а потом значительно тише добавил, касаясь шершавого ствола. – Держись, Иви. Я обязательно приду. Только дождись меня.

Дорогие мои, если кто не в курсе -Книга пишется в данный момент, поэтому она еще не вся выложена. Добавляйте в библиотеку, подписывайтесь на автора и заглядывайте на огонек.

Продолжение через день в субботу 25.06.

Здесь на ЛитГороде их много новых и всеми нами горячо любимых авторов.

https://litgorod.ru/profile/128/booksпишет замечательную новинку проhttps://litgorod.ru/books/view/2869.

На портал пришли https://litgorod.ru/profile/24415/books,https://litgorod.ru/profile/61740/books,https://litgorod.ru/profile/63995/books,https://litgorod.ru/profile/10443/books,https://litgorod.ru/profile/249/books. Книг еще немного, но они будут и надо их не упустить, подписавшись на авторов.

33.1

Прода сложная, набираемся терпения)

Корни – я решила их называть только так - бережно занесли в башню Айрана, прямо на второй этаж, и положили на одну из кроватей. Проделали они это через дверь, которую я так и оставила открытой.

Защитные знаки на стенах башни вспыхнули голубым светом, но отступили, пропуская их вперед.

Я влетела следом. Мягко опустившись на землю, коснулась ладонью грязного корня и едва слышно прошептала:

- Спасибо.

Тот дернулся и медленно с тихим шелестом уполз на улицу.

- Защищай.

Плотно закрыв дверь, я прошептала заветные слова и только тогда отпустила силу.

Ба-бах!

Ноги подкосились, и я без сил упала на пол, растянувшись и уставившись в потолок. Больно? Нет. Я просто ничего не чувствовала. Не было ни сил, ни желания что-то делать. Устала, словно несла на своих плечах вековой груз боли и отчаянья.

Черный лес был жив все это время. Жив и запрятан так глубоко, что дозваться невозможно. Но он жил и ждал, когда кто-нибудь придет ему на помощь, услышит его стон боли и освободит от жуткого плена.

Я чувствовала каждое дерево, каждую травинку. Это было так страшно и удивительно. И в то же время прекрасно. Они были частью меня, а я частью их.

Как я вообще жила раньше без этого дара и способностей? Как существовала, не зная, как прекрасен и удивителен мир вокруг? Сколько времени потеряла? Или может его у меня отняли?

Я должна все рассказать, должна поделиться с Айраном. Он поймет, услышит меня. Он… внутри все перевернулось…

С трудом приподнявшись на локтях, я перевела взгляд на лестницу, замечая то, что не видела до этого момента, занятая восторгом от пробуждения силы.

Кровь. Она была на каждой ступеньке. Не просто капельки, а самые настоящие лужицы, которые блестели в сумраке коридора глянцевым цветом.

- Айран, - прохрипела я, с трудом заставляя себя подняться.

Он же ранен. А я… Дура, какая же я дура!

Подняться мне удалось лишь с третьей попытки и то ноги продолжали дрожать, да и усталость никуда не делась.

Но я встала и даже довольно быстро поднялась по ступенькам, осторожно обходя кровавые лужи и цепляясь за стену. Каждый шаг казался подвигом, но мысль о том, что Айрану сейчас намного хуже, придавала сил.

Он жив! Точно жив. Корни дерева, что несли его внутрь чувствовали, как бьется сердце. А все остальное залечу, вылечу. Спасу! Жизнь свою отдам, если понадобится!

Только как я ни старалась, не была готова к тому, что увидела.

Айран без сознания лежал на кровати, покрывало которой набухло от крови. Бледный, с запрокинутой назад головой, в рваной, окровавленной рубахе, которая больше походила на лохмотья. С ранами и синяками, от которых кровь стыла в жилах.

«Я поплачу. Обязательно поплачу, но позже, - пообещала я сама себе, застыв на пороге. – Сначала надо его вылечить. Надо спасти!»

Еще пару минут назад я едва шла по лестнице, а сейчас уже готова была горы свернуть.

Оказывается, корни притащили на второй этаж не только Айрана, но и наши рюкзаки, о которых я совсем забыла. А с ними и сумку целительницы. В неё-то я и залезла.

Нащупав нужный пузырек не глядя, достала, откупорила и заглотнула - весь! Раскашлялась, когда обжигающая жидкость попала в горло, вызвав слезы на глазах и одышку.

Зато результат не заставил себя ждать. За считанные секунды пропала усталость и вернулись силы. Пусть временно, но я готова была на подвиги.

На ходу собирая волосы в тугой узел, я бросилась назад к Айрану. Стараясь не думать о том, как сильно его люблю, как боюсь потерять и совершить ошибку.

Он пациент, нуждающийся в лечении, а я его лекарь. Надо сосредоточиться на этом и только на этом. Словно я опять на уроке профессора Стэйпи. Именно она сейчас будто стояла за моей спиной. Оценивая, осматривая, хмуря тонкие брови.Коснувшись шеи, быстро нащупала пульс, старательно отсчитывая удары.

Медленно. Слишком медленно. Это плохо.

Следующим пунктом было избавиться от одежды, точнее того, что от неё осталось. Это было не так сложно. Гораздо сложнее сдержаться при виде ран на теле Айрана. Острые когти гарпии в мясо разорвали правый бок парня. Левому тоже досталось. Но не так сильно.

Я словно услышала строгий голос профессора: «Что нужно сделать в первую очередь, Торбург?»

И так же на автомате ответила:

- Смыть кровь.

Ветошь нашлась во втором боковом кармане сумки целительницы. Там, где и должна была лежать по плану.

Набрав в таз прохладной воды, я поспешила назад.

Намочив тряпку, застыла, понимая, как сильно ошиблась.

- Нет, не так. При таких ранения сначала обезболить. Иначе может наступить… смерть от болевого шока.

Тряпка с тихим шлепком, подняв немного брызг, упала назад в таз. А я склонилась над Айраном, выпуская силу целительницы, которая слабо покалывала на пальцах, готовая действовать.

Осторожно коснувшись его лица, я выпустила магию. Сначала по капле, старательно соблюдая дозировку. Пусть он хорошо воспринимал мою магию, спешить все равно было нельзя.

Я вливала в него магию, активируя заморозку, а сама пристально наблюдала за реакцией, вслушивалась в дыхание.

Как же тяжело и надрывно он дышит.

Ох, Айран… живи, пожалуйста, живи!

Кожа на пальцах покалывала все сильнее, сила не просто капала, она лилась, блокируя ощущения, помогая ему расслабиться и отдалиться от жуткой боли, терзавшей тело.

- Готово, - шепнула я скорее всего сама себе. – Заморозка активирована. Теперь будем смывать кровь.

Это оказалось сложнее. Стоило мне только промыть рану, как она вновь набухала от крови, которая все лилась и лилась.

- Так дело не пойдет. Надо остановить кровь.

И тут я вспомнила про аренгаум. Тот самый крохотный росток с розовыми листочками с фиолетовыми прожилками, которые я сама вырастила, когда мучилась от отравления в академии. Сильнейшее лекарственное растение. Оно-то мне сейчас и поможет.

Росток нашелся быстро, в том самом месте, куда я его бросила. Весь засохший, но не утративший целебных свойств. Это даже хорошо. Мне как раз нужно измельчить его в порошок.

Прихватив с собой сумку целительницы, я бросилась к столу. Схватив с полки ступу с песиком, бросила туда росток и тщательно перетерла, превращая в пыль. Затем достала пузырек с сильным заживляющим зельем и вылила его туда. Все тщательно перемешала и снова взялась за ветошь.

Порвав тряпки на длинные куски, осторожно выложила на них полученный состав и поспешила назад к Айрану.

А дальше действовала механически. Сначала промыть одну из ран от крови, положить сверху тряпку с порошком аренгаума, заблокировать с помощью магии. Затем приступить к следующей ране.

Особо тяжелые и рваные пришлось для начала зашить. Таких было четыре шутки и все на правом боку. И здесь я тоже схитрила. Взяв иголку, достала не медицинскую нить. Рука сама потянулась к нити инрога.

Я ведь слышала, что раньше целители использовали её для лечения, говорят, она обладала особыми лечебными свойствами. А мне сейчас так необходимо было чудо.

Зашив раны серебристой нитью, я положила сверху тряпки с составом и снова закрепила их. Не забыла при этом прощупать его магически, стараясь понять, задели ли гарпии жизненно-важные органы, целы ли ребра. Внутреннего кровоизлияния не было, что несомненно радовало.

Я обработала почти все раны, когда внезапно поняла, что этого не хватит. Слишком маленький был росток.

Впервые за полчаса с момента лечения мной овладело отчаянье.

- Надо что-то делать… надо что-то делать, - забормотала я, стоя перед постелью с Айраном на коленях, осторожно касаясь его бледного, обескровленного лица. – Ты только держись… прошу тебя, держись. Я ведь так и не сказала тебе… так много не сказала…

Решение пришло быстро – я же дриада, значит могу и должна вырастить новый. Один раз сделала и сейчас смогу.

Не знала, правда, как, но главное начать, а там посмотрим.

Я не стала куда-то уходить, так и сидела на полу, опираясь на постель с Айраном. А рядом находился таз с водой, которая давно окрасилась в красный цвет.

Закрыть глаза, приоткрыться, позволить дару дриады активироваться. Он же всегда был со мной, с самого рождения. А я не хотела, боялась и ненавидела его, не давая пробудиться.

Сейчас намного легче. Это как приоткрыть дверь, за которой скрывался целый, еще неизведанный и такой интересный мир.

- Мне нужен аренгаум.

Для начала надо воссоздать место его обитания - дикие заросли непроходимых джунглей.

Закрыв глаза, я глубоко вдыхала, чувствуя, как постепенно воздух вокруг меня становится удушливо-влажным, с незнакомыми и такими яркими ароматами южных тропиков. На лбу выступили капельки пота не только от влажности, но и от удушливой жары.

Именно в таких условиях привыкло расти это чудное растение. На возвышениях, в каменистой местности. Цепляясь корнями за неприступные отвесные скалы.

Пальцы уже давно вырисовывали какие-то непонятные, но правильные символы. Я не стала акцентировать на этом внимание. Уверенная, что память тела сама знает, как быть и что делать. Я старательно сосредоточилась на силе, держа её в узде и не отпуская.

Магия вокруг меня клубила и искрила, приятно щекоча лицо и руки. Я каким-то седьмым чувством знала. Что все делаю правильно, пусть это забирало много сил и энергии. Но все верно.

А потом все неожиданно стихло. Запахи, вкусы, влажность – все исчезло, растворившись в воздухе.

Открыв глаза, я увидела, как у меня в ногах, прямо на деревянном полу растет знакомый росток.

Глаза защипало от с