КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584617 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233424
Пользователей - 107298

Впечатления

Серж Ермаков про Ермаков: Человек есть частица-волна. Суть Антропного ряда Вселенной (Эзотерика, мистицизм, оккультизм)

Вот ведь не уймется человек. Пишет и пишет, пишет и пишет... И все ни о чем. Просто Захария Ситчин и Елена Блаватская в одном флаконе. И темы то какие поднимает. Аж дух захватывает, и не поймет чудак-человек, что мир в принципе непознаваем людьми. Мы можем сколь угодно долго и с умным видом рассуждать и дуализме света (у автора то же самое и о человеке), совершенно не объясняя сам принцип дуализма и что это за "штука" такая. Люди!!! Не тратьте

подробнее ...

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Уемов: Системный подход и общая теория систем (Философия)

Некоторые провайдеры стали блокировать библиотеку https://techlibrary.ru/. Пока еще не официально. Видимо, эта акция проплачена ЛитРес.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Annanymous про Свистунов: Время жатвы (Боевая фантастика)

Мне зашло

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Xa6apoB про Bra: Фортуна (Альтернативная история)

Фу-фу-фу подразделение " Голубые котики"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про (Айрест): Играя с огнём (СИ) (Фэнтези: прочее)

Прочитав почти половину книги, могу ответственно сказать, что это фанфик на мир Гарри Поттера. Время повествования 30-е годы 19-ого века. Попаданец с системой, но не напрягучей. Квадратных скобок и записей на пол страницы о ТТХ ГГ тут нет. Книга читается легко, где то с юмором, где то нет(жалко было кошку в первых главах). В общем не плохая такая книга-жвачка на пару дней. На твердую 4.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Гравицкий: Четвертый Рейх (Боевая фантастика)

Данная книга совершенно случайно попалась мне на глаза, и через некоторое время (естественно на работе) данная книга была признана «ограниченно годной для чтения»))

Не могу не признаться (до того как ее открыть) я думал, что разговор пойдет лишь об очередном «неепическом сражении» с «силами тьмы» на новый лад... На самом же деле, эта книга оказалась, как бы разделена на две половины... Кстати возможность полетов «в никуда» и «барахлящий

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Месть Анны-Луизы [Виктория Ом] (fb2) читать онлайн

- Месть Анны-Луизы [СИ] 614 Кб, 162с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Виктория Ом

Настройки текста:



Месть Анны-Луизы

Глава 1 Уничтожение картины

— Не плохо, не плохо, — повторял мужчина, оглядываясь по сторонам.

Его взгляд скользил от одной картины к другой, отмечая разную технику написания и сюжеты: от натуралистических до авангардных.

— У вас талант, — добавил он, приблизившись к последней работе — большое полотно со счастливой парой. — Свадебный подарок? — уточнил мужчина, указав на картину головой льва, что венчала его трость.

— Да, — несмело улыбнувшись, подтвердил хозяин мастерской.

— Сколько?

— Она не продается. Вы сами заметили, что это «подарок», — произнёс художник, стараясь добавить сожаления в свой тон.

— Я спросил «сколько?», имея в виду — во сколько вы оцениваете сей шедевр?

— Хм, сложно сказать, — замялся художник. — Рисовал не для продажи и даже не задумывался, — признался он, пожав плечами.

— Навскидку?

— Навскидку? — на мгновение он задумался, действительно попытавшись оценить собственный труд, но тут же отмахнулся от глупых подсчётов расходников и затраченного времени: — Боюсь, она бесценна.

— И правильно делаете.

— Что именно? — не понял художник.

— Что боитесь, — уточнил гость, приблизившись вплотную к картине.

Его пальцы коснулись застывших масляных мазков, под подушечками предупредительно щелкнула искра.

— Постарались на славу, — дал гость очередную оценку мастеру. — Но придётся избавиться от неё.

Мужчина щёлкнул пальцами. По полотну поскакали десятки искорок, вгрызаясь в краску.

— Что вы делаете?! — воскликнул художник и бросился было спасать своё творение, но сопровождающие его неожиданного гостя, которых тот изначально принял за личную охрану, повалили его на грязный пол мастерской и заломили руки за спину.

Ему не давали возможности подняться на ноги и помещать его творению прогореть до основания. Он просил отпустить его, взывал гостя потушить картину, но тот с непроницаемым выражением на лице следил за игрой огня, который, поглотив полотно, исчез словно по молчаливому велению разжигателя.

— Остальные картины собрать и отправиться на анализ, — отдал приказ мужчина своим сопровождающим.

Охранники отпустили затихшего художника и принялись обходить мастерскую, перенося картины ко входу.

Хозяин мастерской нехотя сел на полу и, не поднимая головы, спросил:

— Зачем вы это сделали? Что вам нужно?

— За тем, что применение магии без должного разрешения, запрещено.

— Магия? — художник расхохотался. — Магия? — повторил он, не пряча истерических ноток в своём голосе. — Вы под наркотой? Какая нах… магия?

— Картина, по-вашему, от спички загорелась? — резонно поинтересовался мужчина, вынуждая художника замереть и притихнуть. — Ваша магия уникального характера. Визуалы в наше время большая редкость. Хочу, чтобы вы понимали, что это всё взаправду. И ваш «подарок» мог сломать жизнь. Или вы считаете навязывание своего видения достойным подарком?

Художник не спешил открывать рта, но мысль, мелькнувшая в его голове, кольнула в самое сердце, вынуждая спросить у того, кто мог знать ответ:

— Хотите сказать, моя картина навязала чувства, которые я хотел видеть?

— Я так и сказал, — сухо отозвался гость.

— А теперь?..

— А теперь вы и ваши картины проедите в Центр реабилитации для прохождения спец. курса, чтобы в будущем вы не причиняли никому неудобств.

— А если я откажусь от вашего любезного приглашения?

— Не хотелось бы опускаться до радикальных мер, живой вы ценнее.

Художник обомлел от того с каким спокойствием эти слова произнёс его зловещий гость, стукнув в конце своей тростью об пол, словно ставя точку и пресекая возможность торговаться. Как если бы к художнику пришла сама смерть и предложила ему сделку, от которой нельзя было отказаться. И этот мужчина высокий и тонкий, как его трость, с осунувшимся лицом и впалыми глазами, отлично подходил под этот образ.

— Мистер?.. — запамятовал художник, как ему представился в начале гость.

— Мистер Андерсон, — произнёс он, оперевшись обеими руками на трость.

Бросив взгляд на мельтешащих мужчин, что бойко снимали со стен оставшиеся картины, художник едва слышно произнес:

— Я не хочу умирать.

— А я не хочу вас убивать, — ответил ему мистер Андерсон, протянув свою тонкую ладонь.

Художник принял помощь. Поднявшись на ноги, он устремил свой взгляд на визитёра, в котором отражалось решительность — он просто так не сдастся.

Глава 2 Анна-Луиза

— Официант! — крикнула я и для верности махнула парню, который удостоил меня быстрым взглядом, а после и кивков, безмолвно обещая подойти, как только освободиться. — Ага, жду, — пробурчала в свой полупустой стакан, перед тем как поймать губами коктейльную трубочку и втянуть очередную порцию Лонг-Айленда.

— Лу?.. Анна? — обратился ко мне знакомый голос, не признавая во мне ту самую «Анну-Луизу», которой я еще была этим утром.

— Нейт! Дружище! — воскликнула и привстала со своего места, всплеснув руками и раскрывая объятия.

— Что случилось? — встревоженно спросил Нейт, слегка приобняв меня, а отстранившись, устроился за моим столиком напротив. — И что с волосами?

— Как что? Свадьбы не будет, и я, — указала на мальчишескую стрижку, появившуюся на месте длинных шикарных локонов, — ходила сегодня на пробную причёску, а получив «смс» от Кевина, психанула и велела обкорнать меня под круглую дуру. Чтоб всем сразу было видно, что я ду-ра! — громко закончила я своё объяснение, обратив на наш столик внимание чуть ли не всех сидящих в зале.

— Он бросил тебя по смс? — удивился Нейт.

— Бросил? Ха! — я сделала еще глоток коктейля и договорила: — Он написал «Свадьбы не будет», про разрыв он ничего не написал.

— Ты пыталась ему дозвониться?

— Конечно. Недоступен. Телефон. А с ним и Кевин, — поняла, что затупила и замолкла. Возможно, дело было в коктейле, вернее в том, что он не был первым, и вторым тоже не был.

— Вы что-то хотели? — возник возле нашего столика официант.

— Да, повторите, — сказала, приподняв стакан, который тут же исчез из моей руки с тихими извинениями от паренька. — А ты? — перевела я поплывший взгляд на своего друга.

— Какой это по счету коктейль? — поинтересовался Нейт, включив взрослого и сознательного кавалера.

— Пятый или шестой… не считала, — отмахнулась я.

— Тогда, — обратился Нейт к официанту, — никаких коктейлей не надо, а посчитайте нас.

Парень кивнул ему и удалился.

— Я тут вообще-то праздновала, — возмутилась я, надув щёки.

— Пить в одиночестве — разве так выглядит праздник? — он неодобрительно качнул головой, поджав свои пухлые губы.

Пухлые не как у дамочек, что накачались селиконом, а идеально-пухлые. Аж зависть брала. У меня всё было куда поскромнее и обыденней. И это если не вспоминать, что и ресницы у Нейта подобны опахалам и такие тёмные, подстать его густой шевелюре, так что зависть покоя не давала, напоминая, насколько у меня всё печально на волосяных фронтах: там, где надо, шиш, а где не надо — используется тысяча и один способ, как скрыть, что в твоём роду зарылась собака.

— Я не одна, ты со мной. Официант! — крикнула, обнаружив отсутствие коктейля — вылетело из головы, что официант забрал стакан с подтаявшим льдом — всё, что осталось от предыдущего напитка.

— Анна, — одёрнул меня Нейт и, обхватив моё запястье покоящейся на столе руки, потянул на себя, призывая посмотреть на него. — Не надо звать официанта. Лучше пойдем в более уютное место.

— К тебе что ли? — и хихикнула, слегка хрюкнув в конце, но руки не вырывала из его осторожного захвата.

— Помнишь, я обещал тебе виски пятнадцатилетней выдержки?

— Я чистоганом не пью, ты же знаешь, — напомнила ему, поморщившись.

— У меня есть кола и лёд. И много другого алкоголя, можно будет сделать любой коктейль, какой захочешь.

— Много? — уточнила, посмотрев в бездонные голубые глаза, в то время как всё остальное расплывалось под действием выпитого ранее. — Ты такой хо-ро-ший, — протянула я, распластавшись грудью по столешнице. А ты можешь дать свой телефон? На минуточку. На один звонок.

Нейт задумчиво смотрел на меня, размышляя: стоит ли спрашивать или молча отдать запрошенную вещь?

— На.

Он протянул мне свой смартфон, предварительно разблокировав его и войдя в меню набора номера. Я села прямо, на сколько собственные силы позволили противостоять возросшему земному притяжению, и принялась сосредоточенно набирать номер, который знала наизусть. А в текущем состоянии это было неимоверно сложно — найти взглядом необходимую цифру, а после попасть пальцем четко по ней. Такое простое в принципе действие не на шутку меня вымотало. Нажав на последнюю цифру, несколько раз пробежалась по набранной комбинации, напрягая глаза, которые всеми силами не хотели фокусироваться на экране телефона, что слепил меня подобно дальнему свету встречных машин.

Мысленно перекрестилась, потому что дело это взаправду было опасным, а я с таким трудом набрала номер, и теперь оставалось последнее: глубокий выдох, задержать дыхание и тыкнуть на кнопку вызова.

Поднесла трубку к уху, крепко сжимая её двумя руками. Долгие гудки и томительное ожидание, я кажется от гнетущего страха немного протрезвела.

— Да? — короткий и сухой ответ хлестнул меня, напоминая, что надо было подумать о том, что я ему скажу.

— Кевин, это я, Анна, — отозвалась едва дрогнувшим голосом.

— Анна? Не звони мне больше.

— Но, я хотела… — мой голос прозвучал тихо и робко, а короткий звук и последовавшая тишина оборвали его, сообщая, что Кевин повесил трубку.

Я, не поднимая головы, протянула мобильный телефон законному владельцу.

«Не звони мне больше» — раскатами грома звучало в моей голове. Значит, всё кончено? Как так? По смс и короткому «не звони мне больше»?

— Лу? — позвал меня Нейт, отвлекая от заевшей плёнки, что повторяла по кругу последние слова Кевина.

— Козёл…

— Я-то тебе что сделал? — спросил Нейт, протягивая банковскую карту официанту, который, не понять когда, успел к нам подойти.

— Да не ты козёл, а Кевин — козёл, — пробурчала я и зыркнула на официанта. — Принесите, коктейли.

— Какие? — услужливо поинтересовался паренёк.

— Все, какие способны сделать ваши бармены!

— Не надо ничего больше, рассчитайте нас, и мы пойдём, — вмешался Нейт.

Хотелось напиться и забыться. Выпивка же лучший способ пережить стресс? Главное — не увлечься, а то можно спиться. Я накрыла лицо ладонями, не желая видеть окружающий мир, который не мог понять моего состояния.

— Три года, — всхлипнув, выдавила я, помня о том, что Нейт рядом и никуда не уйдет. — Я слышала, учёные доказали, что любовь живет три года, — примерно столько мы были знакомы с Кевином.

Горячие слёзы побежали из глаз, настойчиво ища выход на свет. Ладони промокли, а в носу скопилась влага, угрожая побежать следом за слезами. Шмыгнула носом, в попытке не выглядеть еще более жалко. Хотя, куда больше?

Принялась растирать слёзы по лицу, радуясь, что толком не красилась сегодня. Нейт протянул мне салфетку. Я осторожно промокнула глаза и громко, с душой, высморкалась, что даже музыка, звучащая в помещении, не смогла поглотить результат моего старания. Сидящие за ближайшими столиками бросили в мою сторону косые взгляды. На их лицах так и читалось недовольство со смесью презрения. Им хорошо, их никто не кидал за неделю до свадьбы.

Слёзы с новой силой хлынули из глаз, словно могли вымыть из моего нутра ту боль, что подарил мне Кевин после трех счастливых лет вместе. Ну, почти вместе. Он всё же занятой человек, да и работу никто не отменял, а он у меня вице-президент в крупной строительной компании. Всё время в командировках, и вот тебе, из последней он так и не вернётся ко мне.

— Всё хорошо, — успокаивающе произнёс Нейт, стремительно пересев и заключив меня в свои объятия.

— Где…вх… хорошо? — спросила, подавив всхлип, и потянулась за очередной салфеткой.

— Где-то обязательно хорошо, и у тебя тоже будет — всё хорошо.

— Не будет, — протестующе мотнула головой. — Я ду-умала, он — моя судьба-а-а. У нас всё-ё было…вх…прекрасно, как в ска-азке-е-е, — завыла я в голос, наплевав на присутствующих, их по-прежнему никто не кидал, даже официанты к ним охотнее подходили.

А я почти два часа просидела одна, и сумела заказать только пять, или шесть, коктейлей. Но за что их винить? Решили, что чаевых с меня не стрясти, раз я шла по тяжёлым и максимально объёмным напиткам, чтобы гарантированно накидаться.

И из девчонок никто не смог прийти, у всех оказались дела поважнее, чем составить подруге компанию в её попытке не быть раздавленной жестокой правдой — Кевин меня разлюбил.

Или никогда и не любил?

Глава 3 Нейтен

— Ты такой хоро-оши-ий, — уже не в первый раз протянула Анна, но как всегда трогая сердце Нейта своей непосредственность.

— Головой не ударься, — придерживая дверь своего автомобиля, велел он.

— И чего ты один?.. Хоро-оший…

Она слегка качнулась, присаживаясь на сидение рядом с водителем. Нейт успел положить ладонь на её затылок: удар пришёлся на его кисть, а Анна, ойкнув, плюхнулась в кресло. Она провела ладонью по голове, приглаживая волосы, и окинула пьяным взглядом друга и крышу машины в поисках ответа на вопрос «что это было?». Но сознание мгновенно перескочило на водителя: Нейт положил на колени девушки её сумочку, захлопнул дверь, потёр ушибленную ладонь и, обогнув авто, устроился рядом со своим персональным несчастьем.

— Помочь пристегнуться? — уточнил он, заметив, что Анна совсем позабыла о безопасности.

— А, да, — спохватилась она.

Её взгляд и внимание перепрыгнули к ремню. Схватив двумя руками, она дернула его на себя.

— Его заклинило, — пожаловалась она, дернув ещё раз и получив тот же результат.

— Стой, не надо ломать, — Нейт потянулся к ремню, выхватил его из ладоней Анны и медленно потянул на себя. — Не надо проверять надёжность механизма на резких рывках, а то, когда понадобиться, не сработает.

Он зафиксировал Анну и поправил ремень, что пересёк торс девушки, смяв рубашку кораллового цвета.

— А поехали в аэропорт! — неожиданно выдала она, пахнув ему в лицо перегаром.

— Что ты там забыла? — поинтересовался Нейт, настороженно посмотрев в раскрасневшееся лицо Анны, которое выглядело невероятно милым в свете уличных фонарей.

Аккуратные тонкие губы изгибались в лёгкой улыбке. Чуть широковатый нос ни капли не портил её, будучи хороших пропорций. Серые глаза блуждали по лицу друга не в состоянии остановиться на одной точке. Тёмные волосы торчали в разные стороны, словно художник небрежно изобразил их, не жалея угля. Нейту не хотелось отводить взгляд от этого сказочного видения, которое в следующий миг, икнув, стало сбивчиво объяснять:

— До Вертона же полтора часа лететь. Билеты купим на месте. Надо поговорить с Кевином. Он плюнул мне в душу, а я плюну ему в лицо. Малость, но приятная. А то, кажется, он сидит там довольный своей шуткой, пусть знает, что нельзя просто так взять, поиграть и выбросить.

— Возможно, для начала стоит протрезветь? — предложил Нейтен, вернувшись на своё место.

Он пристегнулся, а в его голове в этот момент прокручивались все возможные варианты развития событий в попытке предугадать, какой расклад будет оптимальным и в первую очередь для него. Побыть вместе с Лу — что может быть лучше? Но поездка в Вертон не вызывала у него приятных эмоций. А мысль, что Анне надо закрыть отношения с Кевином на её условиях, давала надежду, что так она быстрее оправится от потери и вновь станет солнышком, которое радовало его все годы их знакомства.

— Ой, всё. Сама доберусь, — не дождавшись ответа, бросила Анна и попыталась выдернуть ремень из цепкой хватки замка.

— Да отвезу я тебя, — поспешил успокоить её Нейт, настойчиво убрав руки с защёлки. — Не успокоишься же, пока не будет по-твоему, — прокомментировал он, добившись того, чтобы пассажирка откинулась в своё кресло, отбросив попытку покинуть салон автомобиля.

— Тогда газуй, шеф! — выкрикнула Анна, вскинув руку и указав пальцем вперед.

— Я тебе что, извозчик или лошадь скаковая? — сдерживая улыбку, поинтересовался Нейт, заводя двигатель.

— Ты? — Анна на миг замерла, а в следующий момент выкрикнула на весь салон: — Друг! Дружище! Самый лучший человек на свете!

— А если бы не заплатил по твоему счёту? — решил подловить её «друг».

— Что? — она посмотрела в его сторону, растерянно хлопнув ресницами. — Счет… — тихо произнесла Анна, стараясь вспомнить момент, когда его принесли, но тщетно. — Ща… Минуточку, — она принялась копаться в своей сумочке.

Машина тронулась с места, увозя их прочь от ресторана, в котором Анна-Луиза благополучно залила горе.

Выудив кошелёк, она поинтересовалась у Нейта:

— Сколько там было?

— Брось, не надо.

— Нет, я отдам, — протестовала Анна. — Так сколько?

— Столько, что ты за всю жизнь не расплатишься, — расплываясь в улыбке ответил он.

А Анна, не замечая его шутливого тона, продолжала рыться в сумке.

— Можешь еще это взять, — она подсунула что-то под самый нос водителя, забыв про осторожность. — Мне теперь этого не надо.

Нейт мельком бросил взгляд на кисть, заметив, что тонкие пальчики сжимают золотое колечко с маленькими искрящимися камушками — бриллианты или фианиты, он не разбирался. Но это не столь важно, когда тебе предлагают забрать чужое помолвочное кольцо.

— А мне оно зачем? У меня и пальца, подходящего под него, не найдётся, — отказался Нейт.

— А что с ним тогда делать? Знаю! Надо сдать в ломбард, пусть скажут, во сколько оценил меня Кевин. Давай! Поворачивай в ломбард! Есть же какой-нибудь круглосуточный?.. Для тех, кому очень надо.

— Может, не надо? — забеспокоился Нейт.

— Надо, — не унималась Анна.

— И что это тебе даст? — друг пытался воззвать к её разуму сквозь алкогольный драйв.

— Точную цифру! Вот тебе бы не хотелось знать, сколько ты стоишь?

— Я не продаюсь.

— Ой, да кому ты нужен, кроме меня? — махнула рукой Анна и засмеялась над собственной шуткой.

— Ну спасибо, — изобразил обиду Нейт.

— О, аэропорт! — воскликнула она и указала на дорожный указатель, который через несколько секунд остался далеко позади. — О-о-о, обожаю эту песню! — Она прибавила громкости.

Музыка грохотала на весь салон, но не могла заглушить истошных стараний пьяной женщины. Анна призывала Нейта подпевать с ней, но он лишь качал головой и улыбался, думая: «Чем бы дитя себя не тешило, главное — не попасть на глаза бдительным полицейским».

Через двадцать минут они были в аэропорту. Анна поспешила к терминалу, через который можно было заказать билеты, но Нейт перехватил её и повел в другом направлении.

— Если тебе приспичило в туалет, то дай мне свою карточку и иди, а то на моей денег мало, на два билета точно не хватит, — произнесла Анна, не понимая задумки друга.

— А на один там хватит? — спросил он, подозревая, каким будет ответ.

— Должно, иначе как я доберусь до Кевина?

— Думаю, тебе хватит, если полетишь в грузовом отсеке в качестве багажа, — подколол Нейт.

— Эй, надо будет и полечу, — пробурчала Анна.

— Но есть способ более быстрый и комфортный, — загадочно прошептал друг, остановившись у подсобного помещения.

Анна не успела высказать свои предположения, как перед ней любезно распахнули дверь, приглашая пройти внутрь. Маленькая комната, стеллаж с бытовой химией, ведра и швабры всех размеров, цветов и на любой случай.

— Я пьяна, но не до такой степени, — заговорила она, не спеша заходить в помещение, куда вход посторонним был запрещён, о чём гласили таблички на двери и сбоку от неё, для особо слепых.

— Давай живее, — не стал её слушать Нейт и, обвив рукой талию, утянул с собой в подсобку.

— Ты что задумал? — выдохнула Анна в грудь друга. — Ммм, ты надушился.

Пользуясь тем, что подруга без стеснения наслаждается близостью горячего мужского тела, Нейт постучал три раза в стену, в которой через секунду появилась обычная дверь. Он распахнул её, представляя взору другое помещение в разы больше и практически пустое: из мебели выделялась длинная стойка, за которой чаще всего в бизнес-центрах прячутся секретари. Она стояла по правую руку, не преграждая путь ко второй двери в этой комнате. Белые стены и люминесцентный свет придавали объём пространству, усложняя задачу чётко воспринимать его границы.

— Соберись, — тряхнул Нейт Анну, увлекая за дверь, которая исчезла из кладовки, стоило той захлопнуться за случайными прохожими.

— Доброй ночи! — выкрикнул мужской голос.

Следом из-за стойки раздался грохот, и перед парочкой возник парень лет двадцати пяти в помятой тёмно-синей рубашке и брюках в тон. Он поспешно пригладил свои взлохмаченные волосы цвета спелого пшена.

— Спишь на посту, Адам?

— Нейт, напугал меня! — раздражённо откликнулся парень. — У меня проверка на носу, штудировал правила, устал и отрубился на пять, — он глянул на наручные часы и ужаснулся: — Полтора часа? За@$ись поспал.

— Тоже хочу поспать, — промямлила Анна. — Глазки закрываются.

Она обвила талию друга руками, не давая ему возможности оставить её без надёжной опоры. Адам вопросительно посмотрел на Нейта.

— Не обращай внимания, она с выпивкой переборщила, — пояснил он, продолжая прижимать к себе подругу, чувствуя, как та начинает обмякать в его руках и всё больше наваливаться на него. — Нам бы в Вертон.

— Да, конечно.

Адам направился к стойке регистрации, но Нейт остановил его:

— И можешь без регистрации? — он кивнул на спутницу, которая принялась пускать слюни в его рубашку, невнятно бормоча слова, среди которых были: хороший, вкусный, виски.

— Я даже не знаю, — замялся сотрудник Пропускного Пункта.

— Буду должен, — тихо добавил Нейт.

— Да? — задумался Адам, облокотившись о стойку регистрации. — Мне бы что-нибудь, чтобы проверку успешно пройти, и чтоб не засекли при этом, — мечтательно выдал он, теребя куцую бородку.

— Когда проверка?

— Через три дня.

— Хорошо. Будет тебе… подарок.

Адам засиял, чувствуя свободу от необходимости сидеть целыми днями за Кодексом для сотрудников ПП. Он быстро внёс данные по Нейтену в базу и принял оплату за одного человека. Закончив, он проводил посетителя с полусонной подругой до двери, над которой висело электронное табло. Лампочки на нём засияли, пару раз мигнули, и на дисплее загорелась надпись «Вертон». Адам распахнул дверь, приглашая Нейтена с его спутницей пройти в маленькую каморку, что оказалась за ней.

— Я позвоню, как сделаю, — пообещал Нейтен сотруднику Пропускного Пункта и, не тратя времени на рукопожатие, которому мешало полусонное тело в его руках, шагнул в подсобное помещение Вертонского аэропорта.

Глава 4 Утро важного дня

Отчётливо, как никогда, я ощутила неимоверную жажду. Простонав от накатившей следом головной боли, перевернулась на бок, отодрав лицо от подушки, которую я не понятным образом умудрилась обслюнявить. Или это следы от слёз всё еще не высохли?

Отмахнувшись от никчёмных мыслей, вернулась к насущному вопросу… Пи-ить! Силилась держать глаза открытыми, игнорируя слепящий свет, проникавший в комнату сквозь большое окно.

Один поворот телом в поисках края кровати, перестаралась и грохнулась на пол, запутавшись в одеяле. Тихий стон вырвался из моей груди, но с такой позиции было комфортнее открыть глаза — высокое ложе закрыло меня от ослепительно-яркого света.

— Что за?.. — слетело с губ, когда мозг не смог идентифицировать моё место нахождения.

Ну, кроме того, что я на полу в чужой спальне.

Первая мысль: я нажралась до беспамятности и подцепила не понять кого, а потом и переспала, судя по отсутствию одежды и лифчика — вот только, почему трусы находились на мне? Догадалась натянуть, чтобы не так холодно было спать? А если я переспала не с одним? Кошкин стыд!

— Лу? — донёсся оклик, притягивая моё внимание к распахнувшейся следом двери.

— Нейт, — с облегчением выдохнула я.

Секундочку!

— НЕЙТ?! — игнорируя нестерпимую жажду и сухость во рту, обратилась к другу как можно гневным тоном. — Мы же с тобой не переспали?

— А тебе бы хотелось? — совершено спокойно поинтересовался он, застыв на пороге и не решаясь подойти ко мне.

— М-м… Мне бы хотелось… воды… — чуть ли не прохрипела я.

Прижимая одеяло к груди, попыталась сесть, что оказалось не таким простым занятием, когда всё тело болит, голова гудит и трещит, от стучащего в ней одного единственного слова — ВОДЫ!

Привалилась к кровати, перевести дух и собраться с силами, чтобы поднять свою тяжёлую голову на небывалую высоту — один метр семьдесят два сантиметра! Что ж я такой дылдой уродилась? Метру с кепкой было бы проще справиться с притяжением и неожиданно потяжелевшей черепушкой. Мозги опухли, что ли? Вот и тяжко теперь во всех смыслах.

— Держи.

Я с подозрением посмотрела на присевшего рядом со мной Нейта. Он заботливо протягивал стакан с шипящей жидкостью.

— Тебе сразу полегчает, — пообещал он.

Решив, что это антипохмелин или что-то вроде того, припала губами к краю стакана, и свободной рукой стала подталкивать донышко вверх, чтобы тот медленно опрокидывался, а я тем временем бы спокойно глотала напиток, устремившуюся в мой рот. Нейт криво усмехнулся, думая, что я не замечу этого за поглощением какой-никакой жидкости.

— О боже, — простенала я, опустошив стакан. Уронила руку, позволяя Нейтену отстранить тару от моего лица. — Мы точно не переспали? — решила уточнить для верности.

— У меня нет тяги к бессознательным телам, — сказал Нейт, за что получил укоризненный взгляд. — Нет, мы не переспали в том смысле, который вкладываешь ты, но мы проспали почти десять часов, а ты собиралась чуть ли не с утра ловить своего Кевина у входа в бизнес-центр, где находиться их офис.

— Я?

— Ну не я же, — бросил Нейт и ушёл, прикрыв за собой дверь.

— Но… ведь… — прошептала я, судорожно соображая.

Как? Как из моей головы могли пропасть воспоминания с путешествием из Дайтона в Вертон?

Последнее, что мне удалось вспомнить, как мы с Нейтеном покинули ресторан. Он усадил меня в свою машину, предварительно оценив мою неуверенную походку. Вот так он отказал мне в малом — в прогулке по ночному городу. Хех, испугался искать приключения на пару со мной. А дальше… провал… темнота… тонна вопросов и ноль понимания.

Грёбаный стыд! Провалиться бы под землю и накрыться плитой потяжелей!


Но пять минут спустя я, замотавшись в одеяло, словно в сари, отправилась на поиски друга. Нашла Нейтена на кухне, где он во всю стряпал завтрак. Или обед?

— А где моя одежда?

— В ванной поищи, на сушилке. Должно было уже высохнуть. Если что, в гостиной есть гладильная доска с утюгом, — проинструктировал он, смазывая горячие тосты маслом.

— Я что, устроила стирку ночью?

— Нет. Ты устроила незабываемую феерию в туалете. Отдельная от меня благодарность: ты была точна не хуже Робин Гуда — твоя «стрела» попала чётко в цель, ну так, немного грудь заляпала слюнями. Странно, что во время полёта ты ни на что не жаловалась, а только в лифте решила предупредить, что тебя вот-вот вывернет.

Нейт замер на мгновение и скривился от воспоминаний, что останутся с ним, видимо, надолго. А я вообще ничего такого не помню. Хотя в желудке неприятные ощущения присутствовали. И кажется, надо поесть, но что-то мысль о еде отозвалась тревожным урчанием из живота и неприятным спазмом.

— Срам-то какой… — тихо простонав, накрыла лицо ладонью, не забывая придерживать на себе одеяло.

Усложнять ситуацию не стоит. Мне уже стыдно до такой степени, что жить не хочется.

Но выхода нет, сначала надо одеться, умыться, причесаться и почистить зубы. И начну, пожалуй, с последнего.

***

— Чтоб я еще раз пила, — простонала, устроившись за обеденным столом.

Нейт приготовил свой излюбленный завтрак: кофе, бутерброды и яичница с беконом.

— Всё нормально? Может, еще лекарства выпьешь? — спросил он, заметив, что я не спешу притрагиваться к еде.

— Нет. Я… — прикрыла глаза, слегка закусив нижнюю губу, отгоняя неуместное смятение. — Прости за вчера. Я не хотела… — неопределенно махнула рукой, пытаясь сформулировать мысль, но друг пришел на помощь, как всегда:

— Тащить меня в аэропорт, заставлять покупать билеты, вынуждать меня напрягать знакомых, чтобы найти квартиру на денек другой? — перечислил Нейт, пристально смотря на меня своими наглыми голубыми глазищами.

— Я? А еще что? Я просто ничевошеньки из этого не помню, — смущённо призналась ему.

— Еще? — он задумался, надкусив бутерброд. — Говорила, что пойдёшь к Кевину, и заставишь… — Нейт подобрался и состроил непривычное выражение, словно он серьезен по самые не могу, и продекламировал по памяти: — Заставлю этого козла признать, что он моральный импотент! А еще!.. Что козёл!.. И!.. Импотент! — Уголки его губ поползли вверх, а в глазах прыгали смешинки, которые меня пристыживали еще больше, чем всё услышанное после пробуждения: — В общем я понял, что в постели Кевин не справлялся.

— Ну, у него много работы, сплошной стресс… и он очень уставал в последнее время. Туда-сюда летать — это тебе не фигня какая-то. Устаешь, будь здоров!

— Ты его сейчас защищаешь? — с легким презрением уточнил Нейт.

— Нет, просто…

— Любовь всей твоей жизни.

— Ага.

— Всё как в сказке было.

— Угу.

— Что-то не припомню сказок про импотентов.

— Дурак!

Глава 5 Чужой жених

Что затеял по пьяни, осуществляй на трезвую голову, предварительно не забыв обдумать всё еще раз и как следует.

Мы с Нейтеном сидели на кожаном диванчике в холле бизнес-центра. Здесь был главный офис строительной фирмы, в которой работал, не жалея себя, мой Кевин. Хотя так уже нельзя говорить, судя по его поведению.

Я неотрывно следила за секундной стрелкой, преодолевающую круг за кругом по циферблату часов, висящих в холле. Нейт откинувшись на спинку дивана занимался своим излюбленным делом — что-то чирикал карандашом в блокноте.

Я еще раз набрала номер строительной фирмы и, попав на секретаря, уточнила на месте ли вице-президент. Получив в ответ «Вы по какому вопросу?», быстро извинилась и повесила трубку.

«Если бы он ушёл, то секретарь бы так и сказала», — успокаивала себя, вернувшись взглядом к равномерному бегу секундной стрелки.

Это действо самую малость успокаивало меня. Вернее, отвлекало от гнетущего ощущения в груди, что мешало спокойно дышать полной грудью.

Только не расплакаться! Не просить! Не умолять! А спокойно поговорить. Это всё, что я хотела.

Ну решил Кевин со мной порвать, ну с кем не бывает. Можно подумать, он первый кто меня продинамил. Но вот так, как сделал он, такое впервые.

Я услышала знакомый голос и встрепенулась. Сердце захлестнулось в бешеном ритме. Хотя куда спешить — подальше от собственного желания расставиться все точки над «и»?

Поднялась на ноги и одёрнула блузку, надеясь, что буду выглядеть не слишком жалкой, представ перед женихом. Перед бывшим женихом.

— Здравствуй, Кевин, — радушно, но с нотками маньячки, произнесла я, заступив ему путь на выход.

— Ан-на, — едва выдавил он, переменившись в лице.

Вот, зараза, он как всегда прекрасен и опрятен, чего не скажешь обо мне. Постаралась не смотреть прямо в его лживые карие глаза. Мазнув взглядом по губам, которые вызвали отвращение, перешла на высокий лоб, что покрылся тонкими морщинами. Только что Кевин закончил с кем-то разговор по телефону по какому-то рабочему моменту, а теперь уставился на меня словно на призрака.

— Я бы хотела всё-таки узнать причину нашего неожиданного расставания, — произнесла, едва справляясь с собственным голосом, что невольно дрожал под давлением нервного перенапряжения.

Моя попытка выглядеть непринуждённой провалилась. Даже я бы не стала задерживаться в компании самой себя, а то мало ли — сорвусь и покалечу кого-нибудь.

— Зачем ты приехала? — зашептал угрожающе Кевин. — Тебе нельзя быть здесь.

— Что? — всю мою напускную веселость резко смело. — Почему? — удивилась я.

— Потому что тебе здесь не место, — прошипел он.

— Я… я бы не приехала, если бы ты нормально со мной расстался, а не по смс! — взвилась я. — Что, кишка тонка или график слишком напряжённый, что не нашлось и пяти минут, чтобы встретиться со мной и сказать в лицо, что ты бросаешь меня?! — проорала на весь холл, игнорируя наличие посторонних людей.

Сжала зубы, силясь с накатившей злобой и подступившими слезами. Попыталась дышать через нос медленно и глубоко, отчего мой вид стал еще более озлобленный.

— Если ты хочешь поговорить об этом, я тебе позвоню, — умоляющим тоном произнёс Кевин.

Он не хотел привлекать внимание к нашей ситуации, но было поздно. Так он решил, что очередным пустым обещанием сможет всё уладить? Это лишь подлило масла в огонь моей обиды.

— Знаю я твои «позвоню». Я скорее окочурюсь. И похоронят меня в обнимку с телефон, а на могиле напишут: «она ждала, но так и не дождалась звонка от Кевина Джонсена»!

Спешащие домой офисный планктон бросал на нашу пару косые взгляды и строили недовольные рожи. Вот насколько их оскорбляло моё желание выяснить всё с Кевином прямо здесь и сейчас.

— Ты можешь говорить потише? — начиная свирепеть, процедил сквозь зубы «завидный жених».

— Ты кого-то стесняешь? Я нет!

Кевин попытался схватить меня за локоток, но я ловко не далась в загребущие руки этого негодяя.

— Не устраивай сцен, — попытался приструнить он.

— Сцен?! — взвизгнула я, взмахнув руками, убирая их подальше от Кевина, что повторил попытку поймать меня, а потом и выпроводить подальше.

Он стал напирать своей внушительной фигурой, оттесняя меня к выходу. Попыталась увернуться и уйти с его пути, чтобы остаться в холле. Но Кевин не стал церемониться и наконец поймал меня в кольцо из своих рук. Я, разумеется, стала вырываться.

— Мистер Джонсен, — обратился охранник со своего рабочего места, — вам нужна помощь?

— Нет, всё в порядке, — бросил он, настойчиво пихая меня к выходу.

Ну да, сам отшил, сам выбросит на улицу — самостоятельный он у меня.

— Кевин? — встрял новый голос в наше с женихом возню.

Он замер, и я замерла, как раз чтобы отдышаться.

— Кто это? — повторил тот же голос, и только после этого вопроса Кевин разжал свои стальные объятия и перестал прижимать меня к свой груди.

И слава богу, от него слишком хорошо пахло — моя передышка грозила вылиться в то, что я хотела бы избежать: просить, молить… а там и до “любить” рукой подать. А мне нельзя раскисать! Решила поставить точку — так поставим!

Опустила глаза, чтобы не встретиться взглядом соборзевшим трусом, и уставилась в его начищенную до блеска туфлю.

— Линда? Ты почему… ай!.. ты что творишь? — прикрикнул в мою сторону Кевин.

— А нефиг меня хватать и толкать! — предусмотрительно отскочив в сторону, выпалила в ответ. Испугалась собственной выходки, но теперь его ботинок не такой чистый, и я злость выместила, — самую малость, — оттоптав его ногу.

Эх, надо было надевать туфли на каблуке и потоньше. Но и так сойдёт: Кевин раскраснелся от ярости. Теперь он был самым злым и пыхтящем в этом холле.

А я, наконец, смогла оглянуться и посмотреть на ту, что не побоялась приблизиться к нам и вставить пару слов. Девушка выглядела так, словно не вылазила из салонов красоты: идеальные пергидрольные локоны без намёка на отросшие корни; глаза, брови и губы со слишком идеальными и четкими контурами. Кричаще-красное платье в тон помаде, сумке и туфлям на высоких шпильках уже вызывали желание вцепиться в её волосы, а она еще и позу приняла такую, словно требовала немедленных объяснений: ноги расставлены на ширине плеч, носок одиной туфельки смотрел в сторону зоны ожидания, одна рука отставлена в бок, из-за висящей на ней объёмной сумки, а вторая уперлась в покатое бедро.

Она что, сам президент компании, поэтому ожидает ответа от вице-президента?

— Линда, ты всё неправильно поняла, — залепетал Кевин — вот это шок-контент! — у меня челюсть чуть не упала на пол от резкой смены поведения человека, которого я, вроде бы, знала не первый год.

— И как я, по-твоему, поняла картину, как мой жених прижимает к себе непонятную девицу? — строгим тоном поинтересовалась она.

Меня словно молния поразила, выжигая все эмоции, мысли и воздух.

— Мой жених?.. — пробормотала, не видя ничего, кроме красного пятна, что смеет бросаться такими словами в моём присутствии. — Это мой жених! — громко заявила я, забыв с какой целью пришла сюда.

— Что? Кевин, кто это? — кудахтала “красная курица”.

— Линда, иди в машину. Или лучше — езжай в ресторан, я подъеду следом, — засюсюкал с ней Кевин, пытаясь теперь эту Линду выставить за двери бизнес-центра.

Благо основной народ уже разбежался, и холл был практически пустым. Злость, что отступила на миг, после того как я отдавила ногу Кевина, стала набирать обороты на пару с моим сердцем.

— И когда это ты успел найти себе новую невесту? — не удержалась я от вопроса.

— Анна, я тебе позвоню, — бросил мне Кевин, выпроваживая наружу свою новую невесту.

— Эта та Анна?.. — открыла свой рот Линда, но наш ушлый жених поспешил её перебить:

— Поехали в ресторан, а то застрянем в пробках.

— Кевин! — крикнула я в след, но меня благополучно проигнорировали.

Они скрылись из виду, а я так и не сошла со своего места. И не знаю, как долго так простояла, шокированная сценой, что прошла далеко не по плану и так стремительно, что с трудом отпечаталась в моей памяти. В голове вертелся вопрос: может, надо было побежать за ними, вцепиться в руку Кевина мёртво хваткой и не дать ему так просто уйти?..

— Лу? — тихо позвал Нейт, отвлекая от пустых размышлений.

— М?

— Может, пойдём уже?

Я часто заморгала, пытаясь сообразить: что теперь делать? Много вопросов, и нет шанса получить ответы. Придётся поставить точку в этой истории как есть. Чего очень не хотелось. Ведь, как он мог? Почему сделал так? Зачем вообще позвал замуж?

Образовавшаяся в груди дыра вновь стала заполняться гневом.

— Пойдём, — успокаивающим тоном повторил Нейт, приобняв меня одной рукой. — Пойдём-пойдём.

Глава 6 Идея мести

Обратную дорогу я помню смутно. Запомнилось лишь то, как Нейтен зашёл в магазин за продуктами, оставив меня одну в машине. За время его отсутствия я окончательно скуксилась — депресняк накрыл.

Меня бросили. Ради другой. Моя самооценка растоптана. И это после того, как Кевин заваливал меня комплиментами: по смс, во время частых звонков и при встрече.

Выходит, врал…

Никакая я не «красивая», «милая», «веселая» и тем более не «самая замечательная».

Перед глазами возник образ новой невесты Кевина — мымра в красном! И что в ней такого? Чем она лучше меня? Деньгами и статусом?

Так и знала, что не бывает такого, чтобы парень из богатой семьи взял в жёны безродную девушку, работающую официанткой в ночном клубе. Поправочка: работавшей. Как только мы с Кевином определились с датой свадьбы и подали заявление на разрешение, я принялась готовиться к этому событию. Три месяца пролетели незаметно за бесконечными звонками и поездками по городу. Я воодушевлённая предстоящим праздником всей моей жизни носилась как угорелая, в гордом одиночестве решая все организационные вопросы — мне так захотелось, хотя от предложенного Кевином организатора не отказалась, сгрузив на неё самые не интересные пункты подготовки.

Нейт вернулся с пакетами, набитыми под завязку продуктами. В полнейшей тишине мы доехали до дома, где остановились.

— А твои друзья не против были пустить нас с тобой пожить? — поинтересовалась я у друга, помогая разбирать пакеты с провизией.

— Нет. Это моя квартира.

— Что? Почему я не знала, что у тебя есть жилье в Вертоне?

— Потому что я не говорил.

— И я о том же! А мне казалось, что мы с тобой лучшие друзья? — обиженно пробурчала себе под нос и надула губы.

— Не хотел выглядеть позёром на фоне твоего Кевина.

— Что? Нет. Я бы так не подумала!

— Да?

— Да. Я бы спросила: и почему ты, Нейт, до сих пор без девушки? Две квартиры, одна из которых очень даже пригодна для жилья, — это уже весомые достоинства при поиске своей половинки, — я растянула рот в улыбке, желая подчеркнуть наличие сарказма в своих словах, раз голос у меня сейчас звучал совсем безрадостно.

— Ага, я уже нашел такую половинку, — отозвался Нейт из глубин холодильника, куда он складывал продукты.

— Да?! — удивилась я, — и ты всё это время молчал и об этом?

— Если бы я сказал тебе, что нанял горничную, то ты выпытала бы из меня информацию об этой квартире.

— Причём тут горничная?

— При том, — Нейт закинул бутылку с колой в морозилку, а ром оставил на столе. — Ты говоришь, что мне нужна девушка для этой квартиры, и я её нашел. Приходит два раза в неделю: полить цветы, протереть пыл.

— Зачем так часто, если ты всё время торчишь в Дайтоне?

— Чтоб чище было, — отрезал Нейт, положив передо мной доску с ножом, и велел браться за дело.

Приготовив ужин, — пасту с беконом в сливочном соусе, — мы сели за стол на кухне, так как столовой в квартире Нейтена не было, зато оборудовать мастерскую он не забыл. В качестве напитков у нас был ром с колой. Нейт прекрасно знал, что мне сейчас надо было — еще раз напиться.

— А только часов пять назад говорила, что больше пить не будешь, — подтрунил друг.

— Если я не буду пить, то умру, — и ополовинила свой стакан. — Человек на семьдесят процентов состоит из воды. От одной этой мысли уже хочется выпить.

— Отличный повод, получше чем: меня бросили, я страшная и никому не нужная, — подколол Нейт и приложился губами к своему стакану.

— Смейся, смейся. Но меня еще как бросили. И есть люди пострашнее. И я знаю как минимум одного человека, которому я точно нужна, — и расплылась в улыбке, уставившись на Нейтена.

— Я? Нет! Из-за тебя мой круг друзей все никак не перейдет рубеж в одного человека.

— Зато какого! Ни у кого такого больше нет!

— Это точно. Сомневаюсь, что кто-то еще в этом мире бросит всё ради того, чтобы проследить за своим другом.

— Ой, бросил — не могу, — махнула я на него рукой и сделала большой глоток своего коктейля. — Пошли, покажешь!

Я поднялась на ноги, слегка покачнулась, но успела остановиться и опереться на край стола.

— Что тебе показывать? — сквозь смех возмутился Нейт.

— Держи себя в руках. И в штанах, — пресекла я его неуместные шуточки. Мастерскую мне покажи. Может, нарисуешь мой портрет? — Я подхватила со стола свой стакан, осушила до дна и вернула на место, постучав пальцем по ободку. — Мне всегда легчает после твоих портретов. Я на них всегда выгляжу волшебно, — призналась ему и искренне улыбнулась.

Нейт подхватил бутылку с ромом, принялся наливать его в мой стакан.

— Если ты продолжишь пить с такой же скоростью, то в этот раз выйдешь сказочно-пьяной, — произнёс он, добавляя к налитому рому лимонад.

— Ты что, фотоаппаратом заделался? Нарисуешь меня трезвой. Пошли уже!

Я забрала свой стакан и направилась в глубь квартиры, к единственной закрытой на ключ двери.

Находящаяся здесь мастерская не шла ни в какое сравнения с той, что была у Нейтена в Дайтоне: комната около семнадцати квадратов, относительно чистые пол и стены с небольшими следами от краски, стол, заставленный банками с кистями, палитры и полупустые тюбики лежали по какому-то особому фен-шую, скрывая столешницу от взгляда. Несколько мольбертов, пару высоких табуреток. Вдоль стенки стояли готовые картины и пустые полотна в ожидании своего часа.

Я села на один из табуретов, а на второй поставила свой коктейль. Нейту пришлось позабыть про выпивку, но он не жаловался, наоборот — наслаждался процессом, целиком погрузившись в работу.

Поначалу я молчала, время от времени делая глоток коктейля. После того как алкоголь начал действовать, стала разговаривать с Нейтеном, но тот толком меня не слушал — я это прекрасно понимала и без его «ага» и «угу», которые он издавал для видимости своего участия. Это позволило расслабиться окончательно и выговорить всё, что скопилось в голове с момента прочтения смс-ки от Кевина до сегодняшнего вечера.

— Ты же не против? — спросила я Нейтена, когда он произнёс «готово».

— Не против чего? — не понял он.

— А ну да, — махнула на него рукой, как на пропащего. — С возвращением на Землю, говорю. Я тут размышляла, и пришла к выводу, что мне рано ехать домой. Всё равно меня там ничто, и никто, — акцентировала я последнее слово, заискивающе глядя на Нейта, — не ждёт. А тут у меня не законченное дело, — хихикнула, представив как буду прореживать светлые патлы одной воровке чужих женихов.

— Что ты задумала? — напряжение в голосе друга не укрылось даже от моего затуманенного алкоголем сознания.

И тут меня осенило, я даже подскочила на табурете:

— Месть!.. — блюдо, которое подают холодным, но подавать его должен горячий мужчина! Отобьёшь его невесту ради меня, Не-ейт?

— Тебе надо, ты и отбивай.

— Я б отбила, если бы эта Линда интересовалась женщинами, чего по ней не скажешь, — надулась, расстраиваясь, что идея идеальной мести пропадёт зря. — Я бы смогла со спокойной душой жить дальше, зная, что Кевин получил по заслугам. Хочу, чтобы его кинули до свадьбы, — пробурчала, водя пальцем по ободку своего опустевшего стакана. — Но для этого нужен мужчина, который бы увёл невесту из-под носа у Кевина, и которому я бы могла доверять.

— Вот как. Мне надо выпить, — заявил Нейт и удалился.

Он вернулся с ромом и колой, разлил жидкости по двум стаканам. Свою порцию он выпил залпом и навел еще один коктейль.

— Ладно, будет тебе мужчина, — сказал Нейт, берясь за кисть.

Глава 7 Фокус-покус

— Нейт, ты самый хороший! Надо будет устроить слежку за перфилольной… перхидольной… да чтоб тебя… эээ… — Анна размяла онемевший от выпивки рот и поболтала языком из стороны в сторону, проверяя насколько тот способен справиться с поставленной задачей. Глубокий вдох и на выдохе она повторила попытку: — Пер-ргидрольная курица. Во!

— Это будет кодовое имя нашей цели? — уточнил Нейт, нанося новый слой краски на портрет Анны-Луизы.

— Да. И для “козла” надо что-нибудь придумать, чтобы не спалиться. Это же не странно будет, если я буду следить за не… не, не могу я её так называть. Она не могла найти себе другого мужика? По ней же видно, что любой с тугим кошельком с удовольствием упадет к её ногам, — Анна отхлебнула ром с колой и поморщилась от досады. — Ну вот, почему таким курицам всё достается, а у меня даже жениха забрали? Ну где справедливость? Семьи нет. Жениха нет. Дома нет. Блин, надо было забрать свои вещи… Нейт! Зачем я поехала в Вертен, у меня же все вещи на квартире Кевина в Дайтоне. Ну всё… я теперь официально бомж. А думала, что ты со своей мазнёй до такой жизни докатишься, — Анна ополовинила свой стакан, пытаясь утопить проснувшуюся горечь.

— Сейчас за искусство платят приличные деньги в надежде, что в будущем полотно безвестного художника будет стоить целое состояние, — пояснил Нейтен, оторвавшись от холста, чтобы сделать глоток прохладительного напитка.

— А еще я с работы уволилась. Зачем мне работать, когда у меня жених вице-президент? — своенравным тоном передразнила она саму себя. — Если я вернусь в свой клуб, все меня на смех поднимут.

— Зачем тебе туда идти?

— Там сразу возьмут. Мне же деньги нужны, чтобы снять жилье… какой-нибудь клоповник.

— Переезжай ко мне, не надо жить с клопами, — радушно предложил друг, а Анна усмехнулась:

— Я про твой клоповник и говорю. У тебя даже места нет, чтобы кровать поставить, а спать с тобой на диване — нетушки, без меня, обойдусь креслом…

— Нету у меня клопов: ни здесь, ни в Дайтоне.

— Ну да, здесь квартира приличная… хм… может, тогда здесь и остаться… всё равно в Вертоне у меня ничего нет, а то, что есть, скорей всего уже транспортировали на ближайшую помойку.

— Да куплю я тебе всё, что надо.

— А можно мне мужчину мечты, который не кинет меня на кануне свадьбы?

— Нет.

— Тогда ничего мне от тебя не надо, — пробурчала Анна, скрестив руки на груди и насупившись. — И долго ты там еще будешь малевать? За это время можно было уже две картины нарисовать.

— Всё, закончил, — успокоил её Нейтен, отложив кисть в сторону.

— Ну-ка.

Анна поднялась со своего места и прошла к мольберту.

— Эээ… я чет не поняла, а где мой портрет? — поинтересовалась она, уставившись на блондина с квадратной челюстью.

— Вот, — без тени шутки, заявил Нейтен, указав на портрет молодого человека. — Пришлось полностью перерисовать лицо, всё-таки у тебя очень изящные черты и очень большие глаза.

Он осушил свой стакан и поднялся на ноги. Отставив в сторону табурет, Нейтен принялся растирать ладони.

— Что-то я юмора не поняла, — растерянность залегла глубокой морщинкой на лбу Анны.

— Ты хотела мужчину, который бы увёл пер… может, обойдемся просто «курицей»? — Получив рассеянный кивок в ответ, он продолжил: — В общем этот парень уведет невесту Кевина. Кевин будет рыдать у алтаря. И ты будешь счастлива, — пояснил он, продолжая разминать кисти.

— Он заставит Кевина рыдать?

— Да.

— Нарисованный парень?

— Да. Нет. Ты будешь этим парнем! — На лице Нейтена появилась улыбка, которую Анна откровенно побаивалась.

Потому что такая улыбка была и в тот день, когда Нейт пообещал ей, что его родители оформят документы на её опекунство. И в тот день, когда он божился писать из художественной школы. А потом перед отъездом на стажировку на полтора года и позвонил от силы пять раз за всё то время. Видя эту улыбку, Анна уже точно понимала — это ни во что хорошее для неё не выльется.

— Так, ты бредишь, а это я, между прочим, выпила больше, — отметила она абсурдность его заявления.

— Я много раз уже думал, как тебе объяснить то, что выходит за границы обывальщины, к которой ты привыкла. И понял: лучше один раз показать, — в его глазах плясало безумное пламя, которое напугало Анну еще больше.

— Так, давай ты успокоишься. Точно, давай выпьем кофейку? А? — предложила она, осторожно отступив от него на пару шагов.

— Кофе? Давай потом. Сейчас смотри!

Он коснулся указательным пальцем не застывшей краски в углу портрета выдуманного человека. Нейтен прикрыл глаза и сосредоточился на вливании силы, искренне веря в то, что задумка удастся. Такое он еще ни разу не делал, но был уверен, задуманное свершиться, и он преобразит Анну-Луизу. Как не на ней пробовать такую магию?

Анна широко распахнула глаза, не веря им. Зажмурилась и потерла веки, отгоняя искорки, что померещились ей, прыгающими по полотну. На мгновение её бросило в жар. Она списала всё на алкоголь и мысленно поставила себе жирную пометку «больше не пить!».

Анна не видела, как черты её лица поплыли, словно спеша занять более правильное место, но она чётко ощутила головокружение, которое отступило секунду спустя.

Нейтен убрал руку от полотна и оглянулся на подругу.

— Вау, теперь твоя рубашка облегает тебя как положено.

— Что? — не поняла Анна, а от звука собственного голоса волосы встали дыбом по всему телу.

Она вздрогнула и подняла руку, чтобы убедиться: ощущение её не обманывало. Вместо привычной части тела перед её носом оказалась крупная ладонь, а закатанный рукав, что неожиданно стал неприятно сдавливать предплечье, открыл ужасающую картину: мужская рука, густо покрытая светлыми волосками.

— Что это?.. — с нотками ужаса спросила она, с опозданием поняв, что прозвучало это неродным голосом.

Она рефлекторно схватилась за горло и почувствовала кадык, который перекатился от судорожного глотка скупой слюны. Анна округлила глаза, но Нейт вовремя спохватился и принялся успокаивать подругу, обняв её за плечи:

— Всё хорошо, для начала успокойся. И да, ты выглядишь как этот мачо с волевым подбородком, — мотнул он головой в сторону чужого портрета.

Анна, которой сейчас больше подошло бы имя Антуан, старательно выпучив глаза, нервно замотала головой, отказываясь принимать слова друга за чистую монету. Хотя зрение, слух и чувство, что с телом точно что-то не то, пытались убедить её в обратном.

— Давай пройдём к зеркалу, и ты сама всё увидишь. Только не кричи, договорились?

Получив от Анны кивок в знак согласия, Нейтен повел её в ванную комнату. Поставив напротив зеркала, он отсчитал от трех до одного и включил свет.

Вместо забавной девушки с большими серыми глазами, на неё смотрел голубоглазый блондин с ямочкой на подбородке.

— А-а-а-а! — заверещал недомужчина почти Анниным голосом.

— Не кричи! — прикрикнул Нейт и погасил свет, предположив, что если «незнакомец» исчезнет из поля зрения девушки, то она быстрее успокоится.

Так и оказалось. Стоило сумраку скрыть невиданное чудо: она, Анна-Луиза, — девушка, которая отчетливо помнит себя таковой последние семнадцать лет, стала мужиком. Очередное чудо, что Анна не упала в обморок от мысли, что она, не будучи расписной красавицей, стала “уродом”! Одной едва прорезавшейся щетины на подбородке было достаточно, чтобы довести её до предынфарктного состояния.

— Не переживай, я могу вернуть тебе нормальный вид.

— Верни, — прохрипело из тёмной ванной.

— Но тогда до следующего перевоплощения в соблазнительного мачо для Курицы придётся подождать денёк другой, — предупредил Нейтен.

— Соблазнительный мачо? — переспросила Анна-Антуан хриплым басом. — Включи свет.

— Орать не будешь?

— Нет, — твердо пообещал голос из ванной.

Щелчок, свет зажегся. Отойдя от первого шока, Анна внимательно присмотрелась к своему отражению.

— Обязательно надо было жопу вместо подбородка рисовать? — недовольным тоном поинтересовался блондин, проведя ладонью по обозначенной части лица, чувствуя лёгкое покалывания вместо привычной шелковистости кожи.

— С таким подбородком любая женщина будет твоей. Ученые доказали, что это неотъемлемый признак мужественности, который привлекает представительниц противоположного пола.

— Так вот почему ты один — с жопой не свезло, — съязвил признанный учеными альфа-самец.

— Ха-ха, очень смешно, — скривился Нейт, попытавшись скрыть, что слова подруги его задели.

— Ладно, пойдёт, — неожиданно сменил Антуан отторжение самой мысли, что это взаправду, на интерес. — Что еще ты можешь наколдовать?

— Зайчью губу, так что закатывать не придётся, — огрызнулся Нейтен, оставив подругу в ванной.

— Эй, ну ты чего?! — крикнула Анна вдогонку, отмечая, как у неё мурашки бегут от звуков нового голоса. — Ты что, обиделся? — настигла она его на кухне.

— К твоему сведению, никто еще подобного сотворить не мог, — в его голосе звенела обида от того, что единственный дорогой ему человек не оценил его труда и мастерства по достоинству.

— Да?

— Да, — он открыл бутылку с ромом и глотнул из горла.

— Вау! — запоздала восхитилась Анна, поражаясь представшей картине.

Нейт сильно расстроился, и она поняла, что причина в ней, вернее в её реакции на неслыханное дело: магия — это не сказки из книжек, а настоящая жизнь, которая была у Нейтена.

— И как давно ты это… можешь магичить? — поинтересовалась она.

— Кажется, всю жизнь, — он сел на стул, — но осознал, какой у меня дар лет в тринадцать. Долго пытался разобраться в нём, посещая все доступные курсы по рисованию, изучая все возможные техники, — разоткровенничался Нейтен.

Блондин сел на стул рядом с другом, чувствуя, что разговор будет долги.

— И помимо тебя есть и другие? — осторожно спросила она, не зная какой ответ хочет услышать.

Да — и это невообразимо круто, магия есть и её больше, чем один волшебник-художник Нейт. Нет — и её друг самый уникальный во всём мире. И то, и то было бы для неё ошеломительной новостью.

— Нет, конечно. Но знакомить ни с кем не буду. У нас запрещено посвящать в это гражданских.

— А твои родители?

— Они не знают. Не положено.

— А мне ты сказал почему?

— Потому что считаю Кевина козлом — достаточная причина? — уточнил он.

— А есть еще?

— Да.

Анна затаила дыхание, её рельефная мужская грудь перестала вздыматься, ожидая ответа от друга.

— Ты — моя семья. И я устал врать тебе, что езжу туда, куда не езжу.

— А куда ты ездишь?

— По делам Магического департамента, — коротко пояснил Нейтен.

— Понятно, — сказала Анна, ощущая кожей, как эта тайна тяготила её друга. — Ты тоже моя семья, — она улыбнулась ему, от чего Нейтану стало смешно: непривычно слышать подобное от фактически незнакомого мужчины. Но тепло, которое вложила Анна своим басовитым голосом, пролилось словно живительный нектар, поднимая его настроение.

Блондин поднялся со своего места, обошел Нейтена и обнял его со спины, отметив про себя отсутствие привычного упругого отклика от груди — нечем было спружинить в таком облике.

— Ты моя мама-утка! — радостно воскликнула Анна-Антуан у самого уха художника и чмокнула его в щёку, в который раз напоминая, что их дружба не похожа ни на что с первого дня их знакомства.

— Не поверишь, — выдохнул Нейт несколько секунд спустя.

— Что?

— Меня только что поцеловал парень, как думаешь, стоит ли мне поцеловать его в ответ? — спросил он на полном серьезе.

— А тебе понравилось?

— Хм… пожалуй.

— Фу, нет, — блондин отпрянул от хозяина квартиры. — Не так я хотела узнать о твоей ориентации.

— Да я пошутил! — поспешил опротестовать её вывод Нейтен.

— Точно?

— Да.

— Ну ладно. Тогда потом меня поцелуешь, если я не забуду, — хихикнул обладатель волевого подбородка.

Глава 8 Недомужик

Утро началось с дежавю: головная боль, сушняк и с первого взгляда незнакомая спальня. Покопавшись в памяти, припомнила последние два дня, тяжело выдохнула, расстраиваясь, что всё случившееся не плод моей фантазии, а что ни на есть реальность.

Смирившись с жестокой действительностью, побрела в ванную комнату — хотелось умыться холодной водой, может так взбодрюсь и явлюсь на кухню менее помятой. Я спокойно отнеслась к тому, что на мне была надета всего лишь футболка, едва прикрывавшая трусики. В таком виде попасть на глаза Нейта мне не казалось чем-то бесстыдным. Мы с ним знаем друг друга почти семнадцать лет, пожалуй, это самые долгие отношения в моей жизни с кем-либо.

Практически не глядя, открыла кран и подставила под холодный поток ладони. Склонилась над раковиной и плеснула в лицо воды. Повторила еще несколько раз, пока жалящее чувство не исчезло. Взяла полотенце и приложила его к лицу. Утёрлась и взглянула в зеркало, чтобы оценить результат, и обомлела.

Первая мысль: «У меня что-то с глазами». Зажмурилась, повторяя про себя «мне просто показалось», открыла глаза, но ничего не изменилось. Мысли полетели словно встревоженные птицы, наперебой предлагая свои варианты, объясняющие происходящее. И одна из них была очень даже разумной — надо проверить на ощупь, на случай если глаза меня подводят.

Коснулась пальцами чуждых пухлых и упругих губ, и зеркало четко передало моё движение, а также вторую волну шока, что исказило черты мужского лица. Возможно, это какой-то фокус с зеркалом? Кто бы к нему не подошёл, на нём будет отображаться блондин с голубыми глазами, чей волевой подбородок был подпорчен выраженной ямочкой — я такие «жопой» называю.

Перевела взгляд на свою ладонь, но не признала в ней свою родную часть тела. Тут же коснулась груди, ужасаясь потери своего главного достоинства. Твёрдая двоечка исчезла, оставив на мне одну твёрдость. Это отмело первое предположение, не предоставив других вариантов произошедшего со мной или с моим телом.

«Ладно, будет тебе мужчина», — неожиданно всплыли в памяти последние слова Нейта, брошенные им, перед тем как он вернулся к мольберту. А теперь я не верила своим глазам, глядя в мужское лицо, что отражалось в зеркале вместо моего обычного. Как? Что произошло?

— НЕ-Е-ЕЙТ!

Я помчалась на поиски того, кто мог подтвердить мои визуальные и тактильные галлюцинации, но лучше пусть их опровергнет. Возможность отравления непонятно чем не стоило отметать.

— Ну что такое еще? — откликнулся спросонок Нейт, а я влетела в гостиную, которая стала спальней для хозяина дома.

— Ты же этого не видишь? Этого не может быть, ведь так? — судорожно затараторила я, остановившись посреди комнаты.

— Ничего не вижу. С закрытыми глазами оно всегда так выходит, — пробурчал он, перевернувшись в мою сторону.

— Нейт! Да посмотри ты на меня! — взвизгнула я и замерла — от звуков чуждого голоса, всё нутро сковало от очередной шокирующей детали.

На столько была ошарашена отражением и непривычной формой рук и груди, что не сразу осознала — голос тоже изменился.

Нет, я точно сплю. Это кошмар, мне надо срочно проснуться.

Решено. Самое простое — ущипнуть себя.

— Ай, — потёрла пострадавший участок руки.

— Что ты делаешь? — спросил Нейт, спеша сесть на диване.

— Как что, хочу проснуться, — бросила ему и перешла ко второму способу пробуждения, зажмурив глаза: — Проснись, Анна, давай, проснись, — умоляла себя как заведенная.

— Лу! — Крепкие ладони легли мне на плечи, Нейт тряхнул меня, призывая посмотреть на него: — Это не сон, — произнёс он, словно приговор.

— Не сон? — не узнала голоса, что озвучил мою мысль, но распахнула глаза и встретилась взглядом с другом. — Но как?

— Тебе точно не стоит пить, — недовольно качнув головой, прокомментировал Нейт. — Ладно, пошли. Покажу и расскажу еще раз.

Приобняв одной рукой, он повел меня в свою мастерскую. Там на мольберте стояла картина, которой вчера тут не было, а изображенный молодой мужчина был один в один моим отражением.

— Ты хотела найти того, кто смог бы воплотить твою месть в жизнь. Вот, — сказал Нейт, указав на портрет.

Звенящая пустота поглотила меня, лишая мыслей и не давая возможности понять происходящего.

— Ты же всегда любила сказки, так вот — магия существует. Лично я могу колдовать через картины. Вчера нарисовал твой портрет, а поверх наложил новый образ, который стал твоим родным. И вчера ты была рада такому преображению, — добавил он, выведя меня тем самым из ступора.

— Я?! Была рада? Стать волосатым мужиком? — в голове не укладывалось.

Нейт отошел от меня на пару шагов, почувствовав, что ему может прилететь незаслуженно, с чем я готова была поспорить до хрипоты и до боли в костяшках.

— Рада? Превратиться в это? — ткнула пальцем в сторону портрета грустного блондинчика. — Ты мне всю жизнь сломал! — подскочила к нему и занесла кулак, чтобы вмазать ему со все дури по его пустой голове.

— Успокойся! — он перехватил мои руки и задрал их вверх, не давая исполнить задуманного. — Это временно! Я могу отменить в любой момент!

— Да? — уточнила, перестав вырываться из его крепкой хватки. — Мужское тело мне наколдовал, а силы добавить не мог? — спросила, выражая своё недовольство в проигранной потасовке. — А еще лучше — нарисовал бы мужика отдельно, а не на мне! — крикнула, выдернув запястья из ослабших пут.

— И зачем тебе манекен? Он бы не мог функционировать, как тебе надо, — пробурчал Нейт в оправдание.

— Верни моё тело, — потребовала у друга, положив ладонь на грудь в районе сердца. — Я уж решила, что спятила. У меня грудь плоская! И руки огромные и волосатые!

— Волосы-то светлые, — отметил Нейт.

— И что? Мне от этого не легче! Давай возвращай, как было. Я в туалет хочу.

— Так иди, кто тебе мешает. И одень штаны уже, смешно смотришься.

— Смешно ему. Я не собираюсь учиться справлять нужду стоя, — огрызнулась я, уперев руки в бока и расправив широкие плечи.

— Стоя? А-а, нет. Я же по пояс рисовал, — обронил Нейт.

Я опустила взгляд и пригляделась повнимательней.

— Всё, я тебя убью, — процедила сквозь зубы и двинулась на художника. — Тебя кто рисовать учил?

— Успокойся, женщина! Если оденешься, то никто не поймёт, что ты необычный мужчина.

— Да, необычный… Урод я! Ну удружил… — Бросилась на Нейта с кулаками. — А ну верни, как было!

— Ладно, ладно! — выставив вперед руки, выпалил он. — Успокойся только.

Я отошла от него, напоследок ткнув в бок со всей силы. Тот ойкнул, потёр ушибленное место и подошел к портрету. Нейт положил ладонь на щёку молодого человека и замер, прикрыв глаза. Возможно, мне почудилось, но от его ладони побежали голубые искорки, они достигли края полотна и исчезли. Меня же в этот момент бросило в жар и слегка повело.

— Готово. А ты боялась, — с улыбкой на устах обернулся ко мне Нейтен.

Не веря на слово, я поднесла рука к лицу, покрутила знакомую кисть перед носом. После накрыла мягкую и упругую грудь своими ладонями и сжала для верности.

— А можно мне убедиться, что я нигде не напортачил? — поинтересовался Нейт, протянув свою загребущую ладонь в мою сторону.

— Обойдёшься, — шлепнула его по руке, предотвращая покушение на мою девичью грудь. — Если тебе надо, возьми и нарисуй себе свою, а потом мацай сколько захочешь.

— Я тебе свой секрет открыл, а ты… вот так, значит, — обиженно выдохнул Нейт, но стряхнув остатки сна и легкого разочарования, спросил: — Ну что, завтракать будем, или уже обедать пора?

Не дожидаясь ответа, он направился на кухню, ероша волосы на голове.

Глава 9 Звонок

Немного отойдя от пережитого шока, я заставила горе-художника пересказать то, что благополучно исчезло из моей памяти. Нейт поведал, как я обрадовалась, узнав его секрет, и после того, как получила ответы на свои вопросы — и по трезвости я их все повторила, — была готова брать штурмом обнаглевшую Курицу. Одно но: теперь, чтобы вернуть мне мужское лицо, придётся подождать, когда силы нашего волшебника восстановятся.

Но это не беда, потому как по трезвости я не только забыла всего этого, но и не готова была в таком виде выходить в свет. Мысль, что я подделка, пугала и рисовала всевозможные конфузы на этой почве.

Да и что за бред? Я же выше того, чтобы мстить этому подонку?

И думала я так ровным счетом до того, как на мой мобильный телефон поступил звонок с неизвестного номера.

— Анна? Это Кевин, — раздалось из трубки, словно гром среди ясного неба. — Алло, ты меня слышишь? — уточнил он, не услышав ничего в ответ.

— Э..кх… да. Что тебе надо?

— Поговорить?

— Это надо было делать до того, как ты меня бросил? Не находишь? — злость проснулась во мне, угрожая сжечь изнутри, если я не скажу этого.

— Прости, я хотел найти возможность и объяснить всё, как и полагается, при личной встрече.

— Очередные пустые слова?

— Нет.

— Я не верю тебе и не желаю слышать твой мерзкий голос, — прошипела в трубку, крепко сжав её в руке.

Честно, хотелось оторвать мобильник от уха, нажать кнопку отбоя и забросить в дальний угол дивана, но что-то упорно не давало этого сделать — возможно, глупая надежда, что всё еще можно вернуть?

— Давай встретимся, я всё расскажу, — зачаровывал своим голосом Кевин.

— Нет, — одёрнула я себя и нашла силы отстранить трубку от уха. Не глядя, нажала на кнопку, завершив вызов, и лишь через долгую минуту тишины, смогла наконец-то опустить руку, в которой всё еще крепко сжимала сотовый, дублируя проснувшуюся боль от его предательства, что с новой силой сковало моё сердце.

Если не хотел сделать больно, не хотел бросать, не собирался брать в жёны другую, то не стал бы писать то смс, грубо отшивать по телефону, когда я смогла до него дозвониться. А что было в холле бизнес-центра? Я ничего не понимала. Центром моего мира стала боль, которая душила меня изнутри, угрожая пролиться горькими слезами.

Я прошла через приёмные семьи не для того, чтобы всякие зазнавшиеся снобы пользовались мной, когда им хочется и как им хочется. Злость, словно спрут спешащий занять освободившуюся раковину, заполняла вскрывшуюся после звонка Кевина ноющую боль.

Смахнула выступившие слёзы — я достаточно поревела из-за этого козла — и направилась в мастерскую, где Нейт придавался своему любимому занятию: рисовал неопределённую мазню по какому-то заказу.

— А что еще ты умеешь? — грозным тоном спросила у друга, отрывая его от полотна.

— А что надо?

— Надо уничтожить план одной сволочи «жить долго и счастливо», — процедила я сквозь зубы и с силой сжала свои кулаки, не жалея телефона, который так никуда и не бросила.

— Вот это настрой, — отметил Нейт. — Ты что, выпила для храбрости?

— Нет, ты за кого меня принимаешь? — возмутилась, расслабив плечи и руки. — Я больше не буду пить. Мне не нравятся провалы в памяти.

— Совсем, что ли?

— Да, совсем. Эти пробелы, словно чёрные дыры в голове.

— Да я про пить, — хохотнул Нейт и мазнул кистью по полотну, нанося синюю краску в пёстрый ансамбль красных, сиреневых и малиновых пятен.

— Издеваешься?! — воскликнула больше утверждая, чем спрашивая, но он всё же уточнил:

— Немного выпить порой не помешает. Тебе надо найти свой ритм и норму, — Нейт проговорил это медленно, не отрывая взгляда от картины, его голос понизился, завораживая не хуже пёстрых мазков, что не имели выраженного смысла, но точно обладали частичкой силы художника.

— Ритм и норму поищу как-нибудь потом, если приспичит, а сейчас надо выяснить, кто эта Линда, и где можно её побеспокоить.

— Хорошо.

— Хорошо, — вторила я за ним, не сдвинувшись с места.

Видимо, заметив это, или почувствовав мой взгляд в его широкую спину, Нейт обернулся и спросил:

— Что, прям сейчас?

— Ну, можешь дорисовать, — ответила, немного растерявшись.

— Ой, ну спасибо, — он вернулся к полотну. — Это так щедро с твоей стороны, позволить мне завершить очень важный заказ для одной местной шишки, чтобы потом не беспокоиться об оплате счетов и прочих расходах.

— Да всё, поняла я. Пойду приготовлю чего-нибудь, — протараторила, в полной мере ощутив себя не правой, что смею врываться в мастерскую художника и отрывать его от рабочего процесса.

Развернулась на пятках и направилась на выход.

— Спасибо, не откажусь от курочки! — крикнул в след Нейт.

— Я бы тоже не отказалась от одной курочки, — пробурчала себе под нос и представила, как душу Линду, а её воображаемое кудахтанье очень даже приласкало мой слух, ведь никто на помощь ей не пришёл.

Мысленно переступила черед труп поверженного врага — это препятствие убрано, и открыт прямой путь к тому, кто навешал мне наивкуснейшей лапши и в таком количестве, что ушей не хватило. Сняла тюрбан из макаронных изделий и надела его с размаху на Кевина, чтобы не смотрел тут мне своими карими глазками, моля его выслушать.

Фантазия закручивалась, и вот я уже вталкиваю в своего «женишка» лапшу, чтобы подавился своими «сладкими песнями» о счастливой жизни со мной.

— Эй, ты решила уничтожить этот салат? — выдернул меня из мира грёз голос Нейта.

— Нет, просто немного увлеклась, перемешивая.

— Ясно. Оу, — издал он, заглянув под крышку в кастрюльку, что стояла на подставке рядом с плитой.

— Что не так?

— Смотрю, картофель пал жертвой твоего боевого настроения, — усмехнулся он.

— Прости, — опомнилась я окончательно. — Я забыла, что ты не любишь пюре.

— Да ладно, — отмахнулся он, доставая тарелки из шкафчика. — Как-нибудь переживу, если ты скажешь, что тебе полегчало после того, как размазала ни в чем неповинный картофель по стенкам кастрюли.

— Хм… пожалуй, самую малость.

Я помогла накрыть на стол. К пюре с салатом у нас была курица, как и просил Нейтен, вернее куриная грудка, которой тоже досталось от меня и молотка, которым я прошлась пару раз… пару десятков раз. Когда Нейтен попытался подцепить пожаренное мясо вилкой, оно отказалось подчиняться его желанию и настойчиво распадалось на небольшие кусочки. Удрученно вздохнув, он посмотрел на меня, проглотив свои комментарии на счет моей готовки, и взял ложку, чтобы уже наконец-то поесть по-человечески.

Перейдя к чаю, Нейт достал печенье и, положив на блюдечко, сказал:

— Можешь поломать его или утопить в чашке с чаем — на твоё усмотрение.

— Захочу и поломаю. — Взяла оду штучку и с характерным звуком разделила на две части. — А захочу и утоплю. — Одна половинка медленно погрузилась в горячий чай.

Я не отводила свой взгляд от Нейтена, словно вся эта «демонстрация силы» должна была пресечь все возможные подколы с его стороны.

— А ты таким образом чай перед Кевином не пила? — спросил он, давая понять, что его так просто не запугаешь.

Я скорчила злобную гримасу, давая ему последний шанс отступить перед лицом врага, что ему не по зубам, — брошенная невеста не первой свежести с явной алкогольной зависимость, потому что от чая было тошно. Но пить я не буду. Я решила. Хватит. Два провала в памяти — уже страшно. От мысли, что следующий загул закончится полной амнезией, становилось не по себе. С одной стороны, я бы хотела забыть Кевина так легко и просто, но Нейтен не виноват. То есть, если амнезия полная, то я забуду единственного родного по духу человека, а этого мне не хочется.

— Что? Очень сексуально, — заявил Нейт, едва сдерживая смех, в момент, когда я попыталась не дать размокшей печеньке уйти на дно чашки с чаем.

А его слова напомнили мне про подарок, который я готовила Кевину в течении последних двух месяцев — семь потов и три десятка синяков! И это тоже было зря.

Я уронила голову в ладони и тихо простонала, словно от боли.

— Лу? Всё в порядке?

— Да, — встряхнулась и посмотрела на друга, улыбкой призывая не переживать почём зря. — Лучше давай обсудим, чем займёмся.

— Всё-таки будишь мстить? — уточнил Нейтен, явно рассчитывая, что я передумала.

— А то.

Он посмотрел на меня своими ясными голубыми глазами, в которых читалось сомнение.

— Хорошо, — резко произнёс он, выпрямив спину. — Чем будешь расплачиваться? — серьезным тоном уточнил он.

— Безмерной бла-го-дарностью? — тихо выдавила из себя, пригнувшись к столу. — Ну, Нейт! Ты знаешь, в каком я положении: ни жилья, ни бабла. И только я об этом позабыла, как ты мне напомнил, — состроила грустное лицо, давая понять, что эту тему поднимать не стоило.

— А я не могу вытворять такое, — он сделал несколько взмахов рукой, словно невидимой кистью делает мазки на воображаемом полотне, — без должной оплаты.

— Правда? Я ж не знала. И что будем делать? Ты попробуешь отбить у Кевина его курицу?

— Нет. Он же меня знает.

— Ну ты мог бы себе сам?.. — я мазнула ладонью воздух перед своим лицом, намекая на преображение с помощью его фокуса-покуса с красками.

— Нет. На мне точно не выйдет, — разочаровал меня друг.

— Тогда что?

— Будешь платить. И пожалуйста, вперед, — поставил он меня перед фактом.

— Как?! — возмутилась я, начиная видеть в своем друге заклятого врага. — Если не собираешься помогать, так и скажи, но нет, начинаешь придумывать причины, чтобы отказать.

— Как-как? Натурой, — без тени шутки ответил Нейтен.

Глава 10 Отработка

Под «натурой», за которую Нейтен получил от меня оплеуху, он подразумевал: составить ему компанию на выставке художников в местной галерее. Несколько картин из-под его кисти так же украсят это событие, но он очень не хотел идти туда один, списывая всё на порой приставучих женщин не самого юного возраста. По его словам, они не двусмысленно предлагали Нейтену стать их любовником за денежную поддержку, в которой мой друг не особо-то нуждался. Раз он способен позволить себе две квартиры в разных городах и две машины там же, а еще взять на иждивение одну пропащую девушку, которая к двадцати девяти годам так и не дошла до алтаря. Ох, зря я грозилась Нейтену, что оставлю его в покое, как только Кевин скажет мне «да» в церкви Святого Иосифа.

Вечер мы провели в поисках платья и подходящей под него обуви. Пришлось пару раз поправить продавцов, что мы с Нейтоном не пара. А что, разве друг не может купить вещей своей подруге, если он хочет, чтобы она выглядела достойна? Не всё же время мне ходить в брюках и рубашке, что я выбрала в качестве одежды, отправляясь к стилисту.

***

— Шампанского? — предложил курсирующий между посетителями официант. Я отрицательно мотнула головой, и он обратился с тем же предложением к следующему человеку.

Нейтен отошел переговорить с организатором выставки, обещая вернуться к моменту, когда двери галереи откроются для посетителей. Но вот, люди уже во всю обсуждали, что они видят в этой, а что в той неопределенной мазне. Сама выставка была посвящена символизму, потому сложно было увидеть на полотнах что-то однозначное.

Стоя перед картиной с сине-красно-белой гаммой цветов, вела взгляд по линиям, что взметались резко вверх, падали вниз, закручивались кольцами с пугающей темнотой в их сердцевине.

«Грот», — прочитала я на табличке, прикреплённой рядом с картиной. Вернула взгляд к произведению и пригляделась по-новому: — «Хм, ну да — грот».

— Пить хочешь? — услышала я голос Нейтена совсем рядом, обернулась на него и улыбнулась. — Держи. Апельсиновый. Чистый, — подметил он, протянув высокий стакан с оранжевой жидкостью.

— Спасибо, — поблагодарила, приняв подношение, — но это не отменяет того факта, что ты мне соврал.

— Что, когда? — растерялся Нейт, по его нахмуренному лбу и озадаченному взгляду было понятно, что он пытается сам найти правильный ответ.

Не стала его мучить и подсказала:

— Ты обещал вернуться к открытию галереи.

— Да, просто организаторы напутали с табличками к моим картинам, пришлось в срочном порядке исправлять.

— Сам, что ли, перевешивал?

— Нет, следил, чтобы опять не повесили ошибочно. Они в упор не могли отличить «апельсиновое дерево» от «солнечного утра».

— Вот недоумки, и где их глаза были? Ведь там, где желто-оранжевые круги — это дерево, а там, где красно-оранжевые — утро, — деланно возмутилась я и тихо добавила, отпив немного сока. — Ну подумаешь, если их рядом поставить, один цвет выходит.

— Это разные цвета и разные картины, — возразил Нейт, ревностно отстаивая свою точку видения.

— Ты — художник, тебе видней. А я вообще дальтоник, мне всё фиолетово, — ловко ушла от ответственности и от друга к следующей картине.

Зная Нейтена, он мог пуститься в чтение лекций «да как ты не понимаешь…», по окончанию которой я так ничего и не пойму. Но он всё-таки смог увести меня поближе к своим картинам. Нейт встал спиной к своим полотнам, обхватив одной рукой грудь, а вторую пытаясь сожрать, начиная с ногтей.

— Они ушли? Что они говорят? Они выглядят заинтересованными? — сыпал он вопросами, нервно бросая взгляды куда угодно, только не в сторону своих любимых детищ.

— Да чего ты так нервничаешь, словно опять в колледже на дне открытых дверей участвуешь? — припомнила я ему самую первую его значимую выставку.

— Потому что, если никому не понравятся мои работы, их никто не купит. Потраченное время и вложенные силы были зря.

— А как же та, — я щёлкнула несколько раз пальцами, пытаясь выудить из памяти имя женщины, что была в восторге от любой неправдоподобной мазни Нейтена, и всегда была рада помочь пристроить их достойным людям — ценителям искусства, как говорила она.

— Саша? Не хочу опять к ней обращаться. Она с меня такой процент берет, что мне хватает только на новые материалы для следующих картин.

Не стала спорить и нагнетать обстановку, но воспользовавшись тем, что мой стакан давно опустел и был отобран одним внимательным официантом, отправилась в дальнее помещение галереи. Там, по словам моего верного, то есть нервного друга, находился импровизированный бар, где я могла найти чего-нибудь попить.

Неожиданно ощутив чью-то ладонь, что сжалась выше моего локтя, оглянулась, решив, что Нейт вздумал остановить меня.

— Я за со… — оставшаяся часть слова исчезла, уступив место оглушительной пустоте. Но мгновения хватило, чтобы включить мозги и перестать пялиться на приставшего человека: — Отпусти меня! — прошипела подобно змее и дернула руку на себя, пытаясь вырваться из обжигающей хватки Кевина.

— Не трогаю, — заверил он, убрав руки подальше от меня. — Давай поговорим, — он указал своими темнющими глазами в угол помещения, посреди которого мы встали, как вкопанные.

— Я не хочу тебя видеть, слышать, и дышать одним воздухом, — выпалила на одном дыхании, порываясь вернуться к Нейтену — он же меня в обиду не даст?

— Просто выслушай меня, и я отстану, если ты того по-прежнему будешь желать, — умолял Кевин, преграждая мой путь своей статной фигурой.

— Ш-ш-штоб тебя, — пришикнула на него, устав прыгать туда-сюда в поиске лазейки.

Пришлось сдаться:

— Пять минут.

Он согласно кивнул, не расслабляя свои брови, что, казалось, навсегда сошлись на его переносице. Ну прям очень расстроенный мужчинка. Если он думает, что щенячьими глазками может выбить из меня прощение, — а что он собирается делать именно это я не сомневалась, — так вот, пусть выкусит. Я не вчера родилась, и один раз получить древком от граблей по лбу мне более чем достаточно, чтобы не ходить в ту сторону, где мне причинят боль.

Я отступила, чтобы не мешать людям свободно курсировать в сторону бара, и, скрестив руки на груди, призвала Кевина пошевелиться, пронзив его злобным взглядом.

— Я надеялся, что до этого не дойдет, но порой всё идет не так, как мы рассчитываем, — ударился в философию Кевин, за что я его грубо одернула:

— Четыре минуты.

— Да, я не собираюсь брать в жёны другую.

— О, ну спасибо, сразу столько забот отпало, — не удержалась я от язвительного комментария.

— Я не шучу. Мы с Линдой знакомы уже лет семь. На одном из благотворительных вечеров пересеклись, потом еще и еще.

— Не хочу знать, какими местами вы пересекались, но сразу видно, что вам суждено быть вместе, — всплеснула руками и уперла их в бока, не понимая, зачем я ему дала эти пять минут.

— Она дочь владельца крупного банка. Мой отец, я же тебе про него рассказывал, — слегка воодушевился Кевин, будто упоминание его отца — палочка-выручалочка и всё объяснялочка.

— Если ты про «я не хочу говорить про свою семью», то да, а если нет — то ты меня спутал с другой своей невестой.

Он потёр лоб, словно пытаясь припомнить это, а может, в поисках другого простого довода дать ему шанс всё исправить и вернуть, как было. Но это ведь уже невозможно. Моё сердце словно лишили существенной его части, и это просто так не поправить.

— Мой отец вцепился в простую возможность получить гарантированные инвестиции в наш следующий проект.

— Ничего такие инвестиции, если она способна на что-то, кроме того, чтобы выглядеть сногсшибательно, — злость пропитала каждое слово, изъедая мои нутро и горло, от чего голос звучал совсем непривычно.

— Я понимаю: ты зла, ты расстроена, но я с тобой не разрывал помолвку. Мой отец узнал, почему я соглашаюсь на любые дела в Дайтоне, и решил, что ты помеха для его плана… — Кевин резко замолк, но я не стала оставлять этого так и договорила:

— Женить тебя на той курице?

— Линда… — от замолк, заметив, как я попыталась изничтожить его, словно мой взгляд был подобен лазерному зрению Супермена. — Не веришь мне, я могу устроить встречу с ней, с Линдой, и она подтвердит, что мы просто тянем время.

Недоверие явственно отразилось на моём лице — еще и она будет врать мне, чтобы Кевин мог вдоволь повеселиться с простушкой из народа, пока не прозвучит вальс Мендельсона для него и той курицы.

Так и представила, как они обхохатываются, вспоминая, что я повелась на столь неправдоподобную ложь. Чтобы эта, расфуфыренная птица невысокого полёта, стала что-то изображать? Не поверю.

— Я уже виделась с твоей Курицой, и она четко обозначила границы между нами, — бросила ему в лицо и добавила: — Время истекло.

Направилась в сторону, где я оставила Нейтена, но Кевин предпринял очередную попытку остановить меня.

— Руку. Убери, — угрожающе процедила сквозь зубы, смотря четко вперед, чтобы не дрогнуть и не сдаться на милость его «щенячьих» глазок. — А то закричу.

Ладонь, что крепким кольцом сомкнулась вокруг моего локтя нехотя исчезла, и я двинулась дальше.

— Позвони или напиши, если передумаешь. Наше разрешение у меня, — отчетливо произнёс в след мой жених.

Глава 11 Защитить рядового художника

«И где носит Анну, когда она нужна?» — мелькнуло в голове Нейтена.

Ему пришлось мило улыбаться покупателю, который пожелал выкупить обе работы художника, что допустили к этой выставке.

— Но за такую цену, мне всё-таки полагается бонус, раз скидок вы не даёте, — прощебетала дама не первой свежести, умело скрывая свой возраст излишним весом — ни намёка на морщины на её идеально круглом лице.

— Миссис…

— Мисс, — перебив художника, поправила покупательница.

— Мисс, — исправился он, — Бонэ, поверьте, эти картины стоят каждого потраченного на них доллара, — заверил Нейт, стараясь ненавязчиво отделаться от прилипчивой особы.

Но та, не замечая окружающих людей, напирала на бедолагу своей объёмной фигурой, прижав к стенке, к той части, на которой ничего не висело на обозрение публики.

— Но я всё-таки настаиваю на бонусе, — зазывно прошептала мисс Бонэ, заскользив своей ручкой по лацкану пиджака Нейтена.

— Кх… прошу мисс Бонэ, какой еще бонус? — вопрошал Нейт, едва владея своим голосом.

Всё его существо дрожало от отвращения к докучавшей ему женщине. Он с трудом держал себя в руках, напряженно вытянувшись, словно натянутая струна. Игривый настрой, отразившийся на лице женщины, прошиб его холодным потом. Ему очень не хотелось переходить на грубости, в то время как шалавливая ручонка достигла его пояса. Пухлый пальчик нырнул за край брюк, не встретив сопротивления из-за того, что Нейт втянул живот, желая быть как можно дальше от напавшей на него особы.

— Бонус, — мисс Бонэ дёрнула рукой, подтянув молодого мужчину поближе к себе. — Хочу, чтобы вы нарисовали мой портрет, — томно прошептала дама, старательно вытягиваясь навстречу Нейтену.

— Нейт? — прозвучал ошарашенный оклик Анны.

Художник со своей покупательницей перевели взгляды на девушку: дама не спешила отступать, а Анна не могла понять, что тут происходит.

— Мисс Бонэ, — пользуясь отвлекающим моментом, Нейт мягко отстранил женщину, не забыв выдернуть палец из своих брюк. — Знакомьтесь, это моя девушка, Анна, — он подскочил к подруге, приобнял одной рукой и тряхнул, призывая отмереть.

— Девушка? — Мисс Бонэ перевела озадаченный взгляд с довольно улыбающегося парня на онемевшую подругу.

— Да, Анна — очень ревнивая и мстительная девушка, — наконец опомнилась и представилась она, не забыв похвастаться ровным рядом белых зубов.

— Вы его менеджер? — сухо поинтересовалась толстушка, не желая терять свои позиции.

— Нет, но я присутствую на всех его работах, — сказала она, пытаясь представить себя в качестве любимой и единственной модели, что позировала для Нейтена в живую.

Но мисс Бонэ восприняла это как угрозу присутствовать во время работы художника над её портретом, а это не входило в её планы.

— А без вашего присмотра он рисовать не может? — поинтересовалась Бонэ и выпятила грудь двенадцатого размера, обтянутую в платье леопардовой расцветки.

Анна не отставала от неожиданной соперницы и, скинув руку Нейта и подбоченившись, представила свой арсенал.

— Может, но я против, — заявила подруга о своих не дружеских притязаний в адрес художника.

Мисс Бонэ хотела открыть рот, чтобы осадить Анну, но не успела набрать воздуха в свою широкую грудь, как вмешался Нейтен, почувствовав накал страстей за его душу и, в каком-то смысле, тело.

— Девушки не спорте. Мисс Бонэ, можете прислать мне на почту своё фото и варианты картин, которые я бы мог использовать в качестве примера желаемого вами результата. — Он обошел Анну и с улыбкой протянул покупательнице свою визитку. — С натуры я не пишу. Не смею мучить вас многочасовым бездействием, — извиняющимся тоном произнёс он, пресекая попытку женщины вставить хотя бы слово.

Анна тем временем приняла более расслабленную позу, бросив взгляд по сторонам. Она меньше всего хотела еще раз попасться на глаза Кевина, но в тоже время её сердце гулко застучало от мысли, что он мог увидеть всё это. Отогнав эту мысль, она ухватилась за ту, которая утверждала, что обзавестись новым женихом — тоже не плохой способ насолить бывшему. Даже на один вечер.

Мисс Бонэ присмотрелась к написанному на маленьком кусочке картона и вновь раскрыла рот, став похожей на рыбу, выброшенную на берег.

— Но… здесь нет вашего номера для связи.

— Простите, номер не даю, чтобы никто не отвлекал от работы или сна, — Нейт улыбнулся, отступая от потенциальной заказчицы обратно к Анне.

Его рука вновь приобняла подругу, отвлекая от поисков Кевина. Анна не забыла приобнять Нейтена в ответ, демонстрируя степень их близости — далеко не дружеская, так как её ладошка юркнула под пиджак и принялась поглаживать художника через тонкую ткань рубашки.

— Буду рад написать ваш портрет, — соврал художник с ослепительной улыбкой на устах. — Пишите, как только определитесь. — Мисс Бонэ окинула взглядом счастливую парочку и всё-таки приняла решение удалиться. — Или нет, — выдохнул еле слышно Нейт, мысленно моля, чтобы эта женщина нашла тысячу и одну причину бросить эту затею с портретом.

Анна отпрянула от друга, не забыв уточнить:

— Я до глубоких седин буду отваживать от тебя женщин? Буду бежать к тебе с клюкой наперевес и кричать скрипучим голосом «ах ты, хрыч бездарный, опять на тебя девки в срамных шмотках вешаются!»

— А что сразу «хрыч бездарный»? И они сами на меня вещаются, — оправдывался Нейт.

— Бездарный, потому что никак не найдёшь себе ту, что будет уже вместо меня отгонять жаждущих попозировать тебе голышом. И да, порой надо потерпеть и дать женщине на тебе повисеть, вдруг понравится так, что и в жёны возьмешь.

— Ты меня сейчас подбиваешь вернуть «дикую кошечку»? — Нейт бросил взгляд в сторону мисс Бонэ, которая уже докучала другому мужчине.

— Ну, если ты понял, что любишь женщин в теле, чтобы было за что подержаться… — стала размышлять вслух Анна, но Нейт перебил её:

— У таких, за что не схватись, везде сиськи, а мне достаточно будет двух, таких, — он приподнял ладони и растопырил пальцы, — чтобы в руках помещались.

Анна пригляделась к его кистям, затем приложила свои ладони к его, отмечая в голове разницу.

— Хм, ясно, буду иметь в виду, если решу, что приметила отличную кандидатуру на роль твоей девушки.

— Будешь трогать незнакомок за грудь?

— Нет, я что, по-твоему, совсем? — изумилась она. — Я сначала с ними познакомлюсь, составлю примерное представление о том, какой это человек, а после уже буду трогать за грудки.

Перед взором Нейтена развернулась описанная картина, но вид того, как Анна трогает неизвестную ему девушку, показалась ему отталкивающей.

— Нет, я как-нибудь без тебя разберусь со своей девушкой, невестой и женой, — отказался художник от помощи любимой натурщицы.

Глава 12 Мистер Андерсон

Нейтен заметил странное поведение подруги. Она всё время озиралась по сторонам, то ли разыскивая кого-то, то ли наоборот, желая не попасться этому человеку на глаза. Нейтен не думал выпытывать у подруги, в чем дело, зная, что та расскажет ему всё, когда соберется с мыслями. Надо просто подождать. Они не стал задерживаться в галереи и отправились домой. По возвращению Анна первым делом направилась в ванную комнату, предупредив, что она туда надолго.

Нейтен успел переодеться и сообразить, что можно приготовить на ужин, когда затрещал дверной звонок. Противный звук бил по барабанным перепонкам, заставляя хозяина квартиры поторопиться, чтобы прекратить эту пытку.

Нейт посмотрел в глазок и отпрянул от двери, судорожно думая, как поступить. Судя по звукам, которые доносились из санузла, Анна набрала себе ванную и спокойно нежилась в её тепле. Придя к выводу, что она не выйдет в неподходящий момент, Нейтен набрал воздуха в грудь и на выдохе открыл дверь незваному гостю.

— Мистер Андерсон, — просиял Нейт самой радушной улыбкой, игнорирую неизменную серость и хмурость на лице куратора, — какими судьбами? Вы потеряли мой телефон? Или свой телефон? — сыпал он вопросами пропитанные сарказмом, не спеша посторониться и пригласить в дом пожаловавшего к нему человека.

— Рад видеть вас в прекрасном настроение, мистер Берк, — ответил ему мужчина бесцветным голосом, не пытаясь выразить заявленное состояние на своём лице. — Могу я зайти всего на пять минут?

— Пять минут? — не дождавшись подтверждения со стороны визитёра, Нейт отошёл в сторону, шире распахивая дверь.

Сначала порог перемахнула тонкая, как и её хозяин, трость. Коснувшись кафеля в прихожей, металлический наконечник звонко стукнул, выбивая искру. Это Нейту не понравилось еще больше. Он с первого дня знакомства с мистером Андерсоном не терпел этого типа. Мужчина с мертвенным лицом и без чувства юмора выводил его из себя одним своим видом. Что уж говорить про то, что он сделал с его жизнью и жизнью Анны? Мистер Андерсон будто назло, так считал Нейт, вызвался стать его куратором и по завершению курса адаптации для магов, которые прожили большую часть жизни вне магического общества. Нейт продолжал посещать Центр реабилитации, но теперь это не так сильно отражалось на его жизни в обычном обществе.

Следом за тростью последовала правая нога мистера Андерсона. Куратор, не спеша, пересёк порог и вальяжно проследовал в глубь прихожей, позволяя Нейтену прикрыть дверь.

— Я пришел вручить тебе приглашение на бал. Лично, чтобы в этот раз ты не ссылался на оплошность посредников, — перешёл к делу куратор, нырнув рукой под борт пиджака и выудив из-за пазухи небольшой конверт.

— Бал? Мы что, в средневековье или уже в восемнадцатом веке? Было бы правильней назвать это вечером свиданий, — Нейтен попытался скрыть свою злость за саркастическим тоном.

То, как все хотели видеть его в качестве мужа не понять какой особы, порядком раздражало. Он давно всё решил. И пусть мистер Андерсон считает, что вся жизнь Нейтена до появления куратора была лишь плодом фантазии неподконтрольного художника, он с этим утверждением соглашаться не собирался.

— Не хочешь бал, тогда можешь посетить Отдел регулирования рождаемости, — спокойно отреагировал мистер Андерсон, держа в руке приглашение.

— Не дождетесь, — выпалил Нейт, выхватив конверт. — Ни капли от меня не получите! — заявил он громко, забывшись от нахлынувшей злобы.

— Нейт?! — раздался голос Анны из ванной.

Повисла гнетущая тишина. Куратор не сводил холодный взгляд бледно-серых глаз с художника, словно выпытывая объяснения.

— Нейт?! — повторила Анна свой зов.

— Что? — откликнулся Нейт, запустив ладонь в волосы и нервно потрепав их.

— Всё в порядке? — выкрикнула она из ванной, а следом послышался всплеск воды.

Испугавшись, что Анна поспешит выйти и наткнётся на того, кому ей попадаться нельзя, Нейтен закинул полученный конверт на тумбочку в прихожей и, прежде чем ответить, в два шага приблизился к двери в ванную:

— Всё хорошо, просто лук резал!

— А-а-а, — протянула Анна. — А кто заходил?

— Очередной промоутер.

— Ясно. Ну ты не раскисай там, с луком! Я через пять минут вылезу и помогу, — пообещала она, и вновь послышался всплеск воды.

— Ага! — отозвался он, боясь прямо смотреть на окаменевшего гостя.

— Это гражданская? — уточнил мистер Андерсон, когда хозяин квартиры вернулся к нему.

— Какие-то проблемы? Я же не в жёны её беру.

Куратор уделил еще одну минуту своего времени Нейтену, прожигая его холодным взглядом.

— Если не хочешь выбирать сам, мы можем подобрать тебе идеальную партнёршу. А после свадьбы можешь заводить любовниц из гражданских, но помни, что будет с твоими детьми от них, если в тех будет обнаружен потенциал.

Нейт замер, пристально смотря на мужчину, что умел портить жизни и настроение не хуже, чем он рисовать картины.

— Явись на бал, или я лично приеду за тобой, — произнёс мистер Андерсон, видя нежелание молодого человека идти по простому пути, и покинул жильё своего проблемного подопечного.

Глава 13 Клетка с курицей

Ванная — лучшее средство от ненужных мыслей и переживаний. Я успокоилась, пришла в себя и нашла Нейтена в прихожей, намывающим полы. Не стала вмешиваться, а то, не дай боже, принудит помогать. Переодевшись в одну из его футболок и шорты — выглядело на мне это всё смешно, но ничего лучше не нашлось, — отправилась на кухню, чтобы приступить к готовке.

— Чем займёмся завтра? — спросила Нейтена, когда он присоединился ко мне, покончив с внеплановой уборкой.

Он на меня странно посмотрел, словно ожидая подвоха, но всё же уточнил:

— Хочешь повеселиться?

— Если ты способен сотворить магию.

За ужином мы распланировали свой поход в один торговый центр, совместив приятное с полезным: мне нужна была новая одежда, и моему мужскому образу тоже не повредит обзавестись своим гардеробом, раз одежда Нейтена на мне смотрелась мешковато и смешно. Не спорю, парни и не так еще одеваются, но наша Курица на абы кого не клюнет. Поэтому план прост: делаем меня красавцем, идем за покупками, ловим в условленном месте в обещанное кем-то из знакомых Нейтена время нашу цель и обрабатываем её.

С первой частью справились быстро. Как только Нейтен закончил со своими утренними делами, он заехал домой за мной. Две минуты, и я уже вновь была черти чем с щетиной и ямочкой на подбородке. Пока спускались к машине, мы прикинули варианты имен и остановились на самом простом, чтобы я не забыла его — Анна стала Антуаном. Ура! Такое не веселое «ура», потому что надо было время, чтобы свыкнуться со своим новым образом. И поход по магазинам помог мне с этим, а также с гардеробом.

Часы в холле торгового центра показывали пятнадцать минут четвертого. Нейтен устроился в кафе на первом этаже так, чтобы его взору открывался вид на стеклянный лифт, который медленно курсировал от этажа к этажу. Я же стояла рядом с колонной, не сводя глаз со входа. Хорошо, что он тут один.

Наша цель, переговариваясь с кем-то по телефону, зашла в фойе через три минуты и уверенной походкой направилась к лифту.

Я встала за ней, стараясь выглядеть не подозрительной. От одной этой мысли я сама себя заклеймила самым подозрительным типом во всем этом здании. Сложно было дышать спокойно, а в горле от напряжения пересохло. Я повторяла про себя: «Я — мужчина! Сильный и уверенный в себе мужчина! Я — победитель по жизни! Я тот, кто подчиняет и управляет! И эта Курица не устоит передо мной!»

Лифт спустился, выпустил своих пассажиров. Линда распрощалась со своим собеседником и зашла в кабину, убрав телефон в сумочку. Я проследовала следом и нажала на верхний этаж, а она выбрала второй. Меня всю крутило от нервного напряжения, надо было успокоительным разжиться до этого. Зная себя, всё могло закончиться, так и не начавшись, и всё из-за того, что я перенервничала.

Мой взгляд упал на посетителя кафе, что увлеченно рисовал в своём блокноте. Вот Нейтен, не мог сам этого сделать? Тебе же не впервой было бы, а я себя чувствовала котёнком, которого выбросили за борт. За борт авиалайнера!

Лифт медленно прополз путь ко второму этажу, но резко замер, стоило его крыши показаться над полом. Линда потеряла равновесие на своих каблучищах и завалилась на меня, а я отпихнула её, сморщившись от недовольства, — нашла на кого падать!

— Что ты себе позволяешь?! — возмутилась она, сжав кулаки будто намереваясь пустить их в ход.

— А ты?! — выпалила я, откликнувшись на её посыл. Злость проснулась, задушив мои глупые переживания и отключив разум.

— Психопат! — бросила она мне, возможно, сделав такой вывод по моему виду, — сложно было держать спокойное выражение на лице в такой ситуации.

Линда нажала кнопку вызова диспетчера. Не знаю, что должно было произойти, но никаких попыток связаться с нами по динамику никто не предпринял. Нейтан предупредил, что у меня будет не больше десяти минут, прежде чем нас высвободят из плена лифтовой кабины. И сейчас обозначенное время казалось мне пыткой, потому что до жути хотелось вцепиться в горло этой сучке и выбить из неё дух. А потом пусть ищут Антуана, где хотят. А я буду как бы не при чём.

Напомнив себе, что попытка выместить свою злость, находясь в прозрачной лифтовой кабине — не лучшая идея, сделала глубокий вдох и медленный выдох. А Линда тем временем пыталась дозвониться до кого-то по телефону и, судя по её растущему недовольству, связь отсутствовала. Спасибо, Нейтену. Он учёл такую возможность, пообещал и помешал нашей жертве занять себя другим собеседником вместо нашего Антуана.

— Хей! — закричала Линда, пытаясь привлечь посетителей торгового центра к нашей проблеме. — Помогите!

— Прекрати, — процедила я сквозь зубы. — Ты нажали на кнопку, теперь жди.

Линда бросила на меня уничижительный взгляд, ничего не ответив. Она похлопала ладонью по стеклу, прося помочь выбраться из лифта. От её голоса начала раскалываться голова, или же от того, что злость сжала меня в своих тисках, подталкивая выпустить свои эмоции наружу, либо терпеть это.

— Прекрати! — прикрикнула я на неё. — От твоих криков мы быстрее не выберемся.

— Я хотя бы пытаюсь что-то сделать, — упрекнула она.

— Я делаю, — зло прошипела в ответ, растирая болезненно стучащие виски.

— Я вижу. Тоже мне, — фыркнула Линда.

— Что? О, ну давай, я с тобой папаникую. Эй! Выпустите нас! У неё клаустрофобия! — заорала я, барабаня по стенкам и толкая в сторону Линду, что мешалась под ногами в таком маленьком пространстве.

— Господи, какой ты жалкий, — прокомментировала она моё поведение, точнее поведение Антуана.

Я замерла. Больше комментарий со стороны Курицы не последовало. Я развернулась к ней лицом и поняла, что ниже её на полголовы, но это осознание не помешало пронзить её злым взглядом.

— Тоже мне, — повторно фыркнула она, отвернувшись.

— Что тоже… тебе?

— Мужчина, ведите себя прилично, если не хотите проблем, — предупредила она.

— Моя проблема — это ты! — и ткнула пальцем в её сторону, зависнув им в сантиметре от её носа.

— А моя — ты и этот никчемный лифт!

Пару секунд продлились словно вечность, а мы не спешили отводить яростные взгляды друг от друга. Вид разъярённой Курицы немного отрезвил. Уж в таком маленьком замкнутом помещении учинять драку не лучший поворот событий. Надо было что-то сказать, что-то сделать. Ведь цель была закадрить, а не обозлить! А я не читала советов для парней, как подцепить любую девушку. Я слишком легкомысленно подошла к такому моменту. Но что-то нужно сделать и срочно, чтобы не допустить драки.

Я опустила свой палец и ляпнула первое, что пришло в голову в попытке откопать перлы от парней и мужчин, что подкатывали раньше ко мне.

— Если бы этот лифт не был прозрачным, занял бы твой рот более полезным действием, чем бессмысленные крики, — произнесла, понизив свой голос до угрожающего тона так, что в нём даже мне стала отчетлива слышна хрипотца.

— Больной ублюдок! — Линда скривилась, бросив взгляд на мой пах, а там её ждал сюрприз немаленького размера.

— Что, нравится? — не удержалась и усмехнулась её на мгновение округлившимся глазам. — Маленький, да удаленький! — насмехалась я, засунув руки в карманы джинсов, что и так плотно обтягивали мой пах, подчеркивая главное достоинство Антуана.

Правильнее было бы сказать достояние бельевого шкафа Нейтена. Я отобрала у друга все его чистые пары носков. И пока он разбирался со своими делами, я ощутила себя настоящим творцом, создав достаточно правдоподобный муляж не хватающей мужской детали. Вот и видео-уроки по увеличению груди пригодились, но для увеличения других размеров.

Нейт просил поумерить аппетит и не ваять «чудовище», но я ведь шла на охоту. А что может быть лучше в качестве приманки, как не «твёрдый аргумент» в сторону состоятельности моего Антуана?

— Извращенец, — прошипела Линда, покраснев и отведя глаза от моего паха. — Тебе место в психушке.

— Любовь к сексу не лечат в психушке, но лечат в постели.

Линда проигнорировала мои слова, старательно пытаясь поймать сигнал сотового телефона.

— Ну что, поможем друг другу, заодно покажу своего друга, — продолжила издеваться над Курицей, которая не знала, куда себя деть.

Она вновь бросила взгляд на мой пах, словно рассматривая моё предложение, а я прогнулась назад, чтобы ей ничто не мешало насладиться результатом моего старания.

— Я помолвлена, — бросила она, покривив ртом.

— Помолвлена — не замужем, да и муж тоже не проблема. Надо уметь отдыхать в любом статусе.

— Отдыхать? — задумчиво спросила Линда, посмотрев на меня с высоты своих каблуков. — Я? С тобой? Никогда!

— Ты на мой рост не смотри, — поняла я её недовольство и вспомнила одну гениальную отговорку, что довелось услышать мне на работе: — раком тебя поставлю, разницу и не почувствуешь.

Линда воздела глаза к потолку и истерически захохотала.

— Господи, вытащите меня из этого ада, — простонала она, судорожно нажимая на кнопку вызова диспетчера.

А меня уже было сложно остановить:

— Соглашайся, пока не поздно.

— Мужчина, возьмите себя в руки, — обратилась ко мне Линда твердым голосом, видимо, смогла с собой совладать и со своей неподдельной заинтересованностью в наглом Антуане. — Ваши проблемы сексуального и психологического характера несите к соответствующим специалистам. И если вы не закроете свой рот, то я позабочусь, чтобы его заняли чем-нибудь дельным после того, как мы выберемся отсюда.

— Так, значит? Ну ладно. Надеюсь, твой жених уделяет тебе достаточно времени во избежание проблем сексуального и психологического характера, — не удержалась от колкости, которая попала точно в цель, вынудив Линду нахмуриться с новой силой.

В кабине повисла гнетущая тишина. Когда кабина тронулась, а двери, наконец-то, открылись, Линда, поспешила на выход, потребовав:

— Держите его, он меня домогался!

Присутствующие мужчины — механик и охранник центра — не сразу сообразили о чём она. Воспользовавшись их замешательством, я выскочила на волю, оттолкнув охранника и помчалась к эскалатору, радуясь, что мы с Нейтеном купили удобные кроссовки.

Слетев вниз, пробежала через зону кафетерия, выкрикивая на бегу: «Валим! Валим!»

***

— Хорошо, что я не мужчина, — выдохнула, завалившись на пассажирское сидение машины Нейтена. — Уж лучше вы сами как-нибудь нас охмуряйте, это всё-таки правильнее как-то.

— Это всего лишь первая попытка, и ты уже готова отказать от своей затеи? — подколол Нейт, стремительно унося нас подальше от торгового центра.

— Да я там такого ужаса натерпелась, такой бред стала нести. Уж лучше бы попыталась придушить её, и то не так позорно было, — призналась, чувствуя жар, охвативший мои щёки. — Можешь убрать это лицо? — спросила, коснувшись щёк и уколовшись о легкую щетину.

— Нет. Картина дома. Придется потерпеть.

Взвыла от дикого стыда, что пришел на место злобы и странного ехидства. А Нейтен залился смехом.

— Я просто перенервничала, вот и не вышло.

— Понимаю. Почти у всех мужчин в первый раз не клеиться из-за нервов, — давясь смехом, выдал он.

— Эй, я просто нормальной ориентации! Если бы надо было охмурить мужика, я бы справилась на отлично, а ты?

— Я тоже нормальной ориентации и не горю желание пробовать себя в таком деле, как соблазнение мужчин, так что для Кевина ищи кого-нибудь другого, — веселился Нейт.

— С Кевином я сама разберусь, — пробурчала, скрестив руки, и больше не обронив ни слова до самого дома.

Глава 14 Похороны Антуана

— Скажешь пару слов? — поинтересовался Нейтен, подготовив металлическую бочку для кремации.

Пробравшись на заброшенное здание за чертой города, куда мы приехали целенаправленно, чтобы избавиться от следов своей шалости, или точнее — Антуана. Нейтен снял холст с рамы, после того как вернул мне мой облик. Теперь портрет блондина, облитый горючей жидкостью, ожидал огня.

Я достала спичку из коробка, думая, чтобы такое сказать.

— Мы назвали тебя Антуаном и не думали, что твой жизненный путь будет таким коротким. — Нейтен хохотнул, прикрыв рот ладонью, а я едва заметно улыбнулась. Взяв свою мимику под контроль, прочистила горло и продолжила: — Несмотря на срок твоего существования, ты многому меня научил. Во-первых, просто подойти к девушке или женщине и заговорить с ней — это не так уж и просто. — Нейт снова усмехнулся. — Во-вторых, нельзя поддаваться эмоциям и в наглую выпячивать мужские достоинства.

Упомянув так о своеобразном творении из носков, которое после переодевания перекочевало в карман спортивной кофты, я снова снискала сдержанный хохот со стороны Нейтена. Одарив друга укоризненным взглядом, — мы всё-таки на похоронах! — чиркнула спичкой о стенку коробка и отправила её в бак с портретом Антуана. Языки пламени взметнулись ввысь, напугав хлопком, с которым огонь поглотил всё нутро бочки.

— Покойся с миром, ты навсегда останешься в нашей памяти в качестве примера того, как не надо соблазнять женщину.

Немного подумав, всё же достала из кармана носок с туго упакованными в него собратьями. Посмотрела на него, думая отправить следом за портретом, но Нейт, поняв мой замысел, перехватил руку и забрал себе последнее, что осталось от Антуана.

— Что задумала? Сжечь? — Я неопределённо пожала плечами. — А новые носки кто мне купит?

— Думаешь, что это нормально использовать это и для другого образа?

— Еще не наигралась?

— М-м-м, нет. И на этот раз я буду решать, как должен выглядеть «мужчина мечты». А то и второй твой вариант с треском провалится.

— Это ты провалилась.

— Нет. Я вжилась в образ альфа-самца, — заявила, задрав подбородок и коснувшись указательным пальцем места, где была ямочка Антуана. — Поэтому новый самец будет человеком.

— В последний момент решила свою неудачу свалить на почившего? — с усмешкой в глазах пристыдил Нейт, спрятав спасённые носки в кармане куртки. — Ну что, поехали домой?

Я бросила взгляд в бочку, в которой от огня и полотна с портретом остались редкие искорки и не прогоревшие чёрные лоскутки, и направилась следом за Нейтеном

— Теперь можно будет вернуться к вопросу нового образа через два дня? — уточнила по пути к машине.

— Да. И завтра мне надо уехать по делам, — предупредил он, а мне отчего-то стало тревожно. — Вернусь послезавтра, после полудня, — добавил Нейт. — Надеюсь, ты не вляпаешься в какую-нибудь историю, пока меня не будет?

Я задумалась, заставив Нейтена понервничать. Он медлил трогаться в путь, несмотря на то что мы уже вполне устроились в салоне его автомобиля.

— Ну, если дашь мне денег, то всё будет хорошо. — Друг бросил на меня недоумевающий взгляд, но ничего не сказал. — Что?! Мне надо себе кое-каких вещей прикупить.

— Почему ты не сделала этого сегодня?

Машина тронулась с места и под тихий шорох гравия под колёсами поползла в сторону шоссе.

— Потому что в том торговом центре какой-то странный косметический магазин. Один крем для лица за две тысячи баксов! Да я за такие деньги могу купить другой крем в таком количестве, что можно будет ванную принять из него, — возмутилась я.

— Если этот крем хороший и поможет сохранить твою молодость, можно и две тысячи заплатить за качественную и действенную вещь.

— Пф, зачем мне такое, когда есть ты? Нарисуешь мне новое лицо поверх старого, и никакая косметология с ботексом и подтяжками нужна будет.

Нейт усмехнулся, поражаясь моей логики.

— Но мне всё равно надо купить предметы личной гигиены и тоже самое бельё. Сегодня мы с тобой смешно смотрелись. Два парня выбирают подарок подруге?! Лучше ничего придумать не смог?

— Зато выдела реакцию продавщиц? Они бы не отказались от таких друзей.

— Ага, у тех девушек на лицах читалось «да они извращенцы!»

— Зато их рабочий день не был таким же серым и унылым, как обычно, — не сдавался Нейтен, настаивая, что его отговорка в бельевом магазине была более чем удачной и правдоподобной.

Не стала спорить, но беспокойство так никуда и не исчезло. Мысли крутились вокруг скорого вынужденного одиночества.

— А что за дела такие? — спросила, не выдержав довлевшей недосказанности.

— Не могу сказать.

— Это связанно с твоим талантом?

— Всё, что я делаю, так или иначе связано с моими талантами, а их у меня много, — ввернул Нейт в попытке заговорить мне зубы.

— Это что-то опасное?

— С чего ты взяла? — спросил он, не совладав с голосом, который прозвучал напряженно.

— Просто так показалось.

Нейт молчал, словно обдумывая, стоит ли вообще что-то говорить.

— Обычная отработка для маг. сообщества, — безрадостным тоном сообщил он. — Это своеобразная обязалавка, а ты знаешь, что я не фанат правил и ограничений. Но особого повода для беспокойства нет, — он одарил меня быстрой улыбкой, пытаясь убедить в сказанном.

— И это всё большой-большой секрет?

— Да. Но если хочешь легко и быстро попасть в психушку и познакомиться со стирателями, то можешь выйти с транспарантом на центральную улицу Вертона и кричать, что маги существуют, и что они управляют всем человечеством из закулисья.

— Так они как те самые тайные сообщества? — осенило меня, отчего подпрыгнула на месте и ощутила сопротивление ремня безопасности на резкий порыв. — Но нет, — скривившись от осознания всей картины, откинулась на спинку кресла, — знакомиться с… как ты сказал?

— Стиратели.

— Да, не хочу. Я так понимаю, из самого названия, что о знакомстве с ними никто не помнит.

— Именно.

— Тогда точно не хочу. Ну вот, а я уже думала шарики заказывать со слоганом «магия существует!» Надуть их и раздать прохожим, чтоб знали.

После я набросала еще пару вариантов, как открыть простым обывателям ставшую известной мне правду. Варианты были абсурдными и глупыми, но эта игра позволила нам с Нейтеном расслабиться и посмеяться от души.

— И я хотела узнать еще один момент, — опомнилась уже на подъезде к дому. — Ты бывал на мальчишниках?

— Н-нет, — протянул Нейт, чуя подвох.

— Тогда сходишь со мной?

— На мальчишник Кевина?

— Да. Он его не стал отменять, впрочем, как и нанятого для нашей свадьбы организатора. Они оба забросали меня сообщениями…

— Они? Я не ослышался? Ты не заблокировала номер Кевина? — посыпались вопросы со стороны Нейтена. Его тон угрожающе звенел в салоне машины.

Я поёжилась. Да, мне удалось поразить друга своей бесхребетностью. В глубине души мне хотелось, чтобы сказанное Кевином в галереи в действительности оказалось правдой. Но Линда. Сегодня она заявила о своей помолвке так, что я лично не сомневаюсь именно в её словах. Хотя на её месте я бы использовала любой способ избавиться от раздражающего внимания со стороны незнакомого мужчины.

Сомнение запало в душу, уцепившись за трещинки в сердце. Да и Кевин со своими сообщения, будто ничего такого не случилось, ввергал меня в шок. Как на такое реагировать? И что такого в том, что я читаю его сообщения? Я же ему не отвечаю. Пусть мучается в неведении.

— Я не знаю как заблокировать, — пробубнила в своё оправдание.

— Приедем, дашь свой телефон. Или давай новый номер тебе сделаем.

— Нет. Не хочу новый.

Нейт мельком посмотрел на меня, не забыв сокрушённо покачать головой. Я даже не рискнула вернуться к тому, с чего начался это разговор, и музыка, звучавшая из динамиков, не способствовала понижению напряжения в салоне. Лишь спустя пять минут Нейт спросил:

— И что ты там задумала с мальчишником?

— Сюрприз, — пробурчала себе под нос, водя пальцем по стеклу.

— Приятный или нет? — задал Нейт следующий вопрос таким тоном, словно допрашивал злостного нарушителя.

— Ну, это как посмотреть, — протянула я, так и не повернувшись в сторону друга. — Кое-что пришлось поменять, раз Кевин вздумал внести изменения в наши с ним планы.

Нейт молчал несколько долгих минут, а припарковавшись, развернулся в мою сторону и заявил:

— Я поддержу любую твою затею, если она не выходит за рамки общественной морали.

Я нахмурилась, вглядываясь в его глаза и пытаясь понять, о чём это он.

— Ничего, что приведет к физическим травмам и смерти. Я маг, но не бог, — добавил Нейт.

— Нет, без ужастиков, только легкие шалости. Даю слово.

Глава 15 Секрет Нейтена

Мысли не давали ему заснуть. Анна ушла в спальню, отказавшись дать заблокировать номер Кевина. Она заверила Нейтена, что бывший жених может лезть из кожи, но вернуть всё как было у него не выйдет. Но Анна не спешила сжигать все мосты, не желала обрубать связь с Кевином, и это его беспокоило. Нейтен мог вмешаться грубо, используя свой магический талант визуала, но он боялся привлечь ненужное внимание к Анне.

Открыв скетчбук на чистой странице, Нейтен набросал несколько сценок, обозначив даты событий в небольшом комиксе, главной героиней которой стала Анна. Он смоделировал её день на время своего отсутствия так, чтобы она не вздумала отправиться к Кевину или Линде для разговора. Пока его не будет Анна должна была обойтись походом по магазинам и просмотром телевизора перед сном. Телефон при этом благополучно разрядится, а она заметит это уже поздно вечером.

Нейтен потёр глаза и закрыл скетчбук. Спрятав понадёжнее свой блокнот, чтобы Анна случайно на него не наткнулась. Он лег спать и практически сразу погрузился в сон.

На следующей день он встал рано. Анна еще спала. Он заглянул в спальню, убедившись в этом. Нейтен не смог сдержать улыбки, увидев подругу спящей. Она расположилась по диагонали широкой постели, обняв одну из подушек.

Первым делом Нейтен отправился в Центр реабилитации. Сдав тест по Механике энергообмена и замещения, далее он направился в Магический Департамент. Там его встретили и проводили на брифинг по предстоявшему заданию. Обычно его использовали на расстоянии, вернее просили смоделировать определенные ситуации, которые происходили именно так, как он их визуализировал, фиксируя небольшими зарисовками в скетчбуке. Но в этот раз потребовалось его непосредственное участие на месте, чтобы нарисовать проход там, где его нет.

Он нервничал и старался меньше говорить, чтобы не выдать своего волнения и не навлечь негатива со стороны магов. Нейтен прекрасно понимал, что, если бы не его дар, к тому же высокого потенциала, от него давно избавились, как от бракованного товара. Воспитанные гражданскими маги с трудом принимали правила магического общества, поэтому всегда находились под наблюдением и обязаны были дважды в месяц проходить тестирование на знание этих самых правил. Особо сложные случаи принуждали к общению с психологом-менталистом, который определял степень опасности таких магов для всего общества. И таких редко привлекали к делам Департамента, но Нейтена эта учесть миновала.

Покончив с брифингом и познакомившись с другими магами, которые были задействованы в предстоявшей операции, собранную группу повезли в Министерство обороны. Под видом делегации их провели в кабинет к одному из министров, который не являлся гражданским.

Освободив одну из стен, Нейтену велели нарисовать дверь, что он и сделал, используя прихваченный с собой мелок. Через минуту сопровождавшие его маги, под контролем министра, рыскали в соседнем кабинете. Шкафы, стол и даже сейф не остались без внимания. Визитёры изымали одни документы и вкладывали другие. По завершению не осталось видимых следов их присутствия: простые перчатки позволили не оставить отпечатков, а один из магов запомнил и перепроверил комнату на местоположение предметов, чтобы не вызвать ненужных подозрений.

— Разве они так просто поведутся на подложные документы? — спросил Нейт у министра, пока остальные были заняты делом.

— Мы всего лишь подчищаем хвосты. Другая группа с сильными менталистом и стирателем уже позаботилась о ненужных воспоминаниях среди людей, а группа техников удалила данные с электронных носителей.

Больше Нейт не решился задавать вопросы, понимая, что не стоит лесть в политику магов. И тем более, если он даже случайно узнает, что они тут пытались скрыть, это только прибавит ему проблем.

Маги беспрепятственно покинули здание Министерства обороны. Менталист отчитался лидеру о благополучном стирании лиц всей группы у встречавшихся на пути туда и обратно людей, а техник сообщил, что так же подправил данные с камер, обезопасив всех участников от преследований со стороны Министерства и прочих людских служб.

Само задание вместе с дорогой от Департамента до Министерства заняло у магов меньше трёх часов, но отпускать по домам их никто не спешил. В Департаменте магии всех заставили изложить свою версию, письменно и устно на камеру о том, как прошла операция. Каждого члена группы пропустили через менталиста, который скопировал отрезок воспоминаний в специальный энергоноситель. И завершающим этапом было общение со стирателем.

Нейтена проводили в очередной кабинет и попросили лечь на медицинскую кушетку.

— Меня зовут Алан, но вы этого не вспомните, как и всё, что было с вами начиная с тринадцати часов по текущий момент, — говорил мужчина с посеребрёнными висками, не отрываясь от планшета, в который вносил необходимые пометки по запланированной манипуляции с магом. — Нейтен Берк? — уточнил он и посмотрел на художника. — Тот самый визуал, которого курирует Андерсон?

— Да, — неуверенным тоном подтвердил Нейтен.

— Не переживай, процедура стандартная, я не сотру больше положенного. Дай свою ладонь, — мужчина протянул Нейтену руку и пояснил: — Сначала закрепим соглашение на стирание, а после перейдем к самой процедуре.

Их ладони соприкоснулись. Крепкое рукопожатие длилось до тех пор, пока Алан не закончил зачитывать соглашение, а Нейтен не дал своего согласие на удаление воспоминаний в обозначенный период.

— Теперь закрой глаза и расслабься, — успокаивающим тоном произнёс Алан. — Соглашение позволяет провести процедуру безболезненно, тебе не о чем переживать.

Холодные пальцы коснулись висков Нейтена, вызывая лёгкое покалывание, которое в считанные секунды охватило всю его голову.

Он проснулся один в незнакомой палате, чувствуя себя отдохнувшим. Одна из сотрудниц Департамента, выглядевшая как обычная медсестра, выдала ему его личные вещи, среди которых был мобильный телефон, ключи от машины и кошелёк с документами. Она зачитала информацию, которая должна была объяснить провал в памяти: он прибыл по вызову Департамента, успешно исполнил свою часть работы, данные о которой в последствии были стёрты с его согласия. Расписавшись в документах, которые подсунула ему молодая женщина, Нейтена проводил до лифта маг-охранник. Спустившись на подземную парковку, он без труда нашел свою машину и поехал домой.

Он обещал Анне приехать после полудня, но часы показывали начало одиннадцатого часа, когда он пересёк порог своей квартиры. Первая мысль была о том, что Анна всё еще мирно спит в своей постели, которая раньше была исключительно его.

Нейтен направился проверить это, но замер на полпути у прохода в гостиную. На диване в ворохе из одеяла спала Анна.

«Смотрела телевизор и уснула?» — подумал Нейтен и приблизился к ней.

Он присел на пол рядом с диваном, любуясь спокойным выражением лица Анны. Его так и манило сделать то, что он давно хотел, то, по чему жутко скучал.

Тихо, чтобы не разбудить Анну, Нейтен достал из укромного места свой скетбук. Он устроился на полу перед спящей девушкой и приступил к рисованию. Закончив свой очередной мини-комикс, Нейтен отложил в сторону блокнот с карандашом. Почувствовав, что магия начала работать, а смоделированная ситуация закрепилась и толкала его к действию, Нейтен приподнялся на коленях, чтобы склониться над спящей Анной. Его прерывистое дыхание коснулось её первым, а после и его губы. Он запечатлел поцелуй на её устах, не боясь, что она проснётся. Всего один. Короткий. Со всей нежностью, что он испытывал к ней. В попытке заглушить свою боль.

«Если бы только он не уничтожил картину», — подумал Нейтен отстранившись от Анны. Он развернулся спиной к спящей девушке и откинулся на край дивана. Больших трудов ему стоило вести себя в рамках друга, из которых он уже один раз выбрался. А сейчас он не мог понять, стоило ли втягивать Анну в свою не такую уж волшебную жизнь. Сомнения изъедали его. Нейтен не мог разорвать связь с Анной. Первая попытка это уже доказала, причинив лишь больше боли ей и ему.

«Не надо было делать предложение с помощью картины», — в который раз упрекнул себя Нейтен, поднялся на ноги и отправился готовить завтрак для любимой.

Глава 16 Танец с огнем

— Готова? — спросил Нейт, положив ладони мне на плечи.

— Нет, — призналась, тяжело вздохнув.

— Поехали домой?

Я отрицательно замотала головой.

— Я что, зря разоделась так?

Нейт окинул взглядом то, что не отражалось в зеркале, перед которым я сидела, и, странно ухмыльнувшись, уточнил вместо меня:

— Вернее, разделась. Ты точно ничего больше с себя снимать не будешь?

— Обойдутся, — фыркнула, поведя плечами в попытке избавиться от его тяжёлых ладоней.

— Я буду в зале, если что, — сказал он и вышел из комнатки, где мне позволили расположиться.

Практически сразу в помещение залетело несколько девушек, взмокшие и тоже в одном белье, как и я. Они обсуждали клиентов, игнорируя моё присутствие. Одна принялась поправлять макияж, вторая прическу, а третья промокнула лицо и подмышки полотенцем.

Не стала задерживаться в заполненной девичьим смехом комнатке и, поднявшись со стула, вышла в узкий коридор, где два человека с трудом могли разойтись. По нему я дошла до выхода в зал, где грохотала музыка.

Глядя на пилон, вокруг которого извивалась девушка в одних стрингах, меня пробил мандраж. На фоне этой танцовщицы я выглядела слишком одетой: маленькие шортики и лифчик корбей чёрного цвета, усыпанные стразами. Я была солидарна с Нейтеном и не хотела, даже случайно, продемонстрировать больше, чем запланировано, а данная модель бюстгальтера не позволит моей груди выпасть при задуманных пируэтах вокруг шеста.

Дождавшись, наконец-то, своей очереди, я вышла на сцену и двинулась по проходу, собираясь сменить закончившую танцевать девушку. Та «накрутила» немало чаевых: часть денег она держала в руках, оставив несколько купюр продетыми через резинку трусиков по бокам, которые напоминали куцую юбочку.

Мой взгляд перепрыгнул на секунду с пилона на мужчин, что расселись вокруг скруглённого конца подиума. Я умудрилась выхватила из почти десятка лиц то, чья реакция сейчас была на первом месте.

Кевин сидел в удобном кресле переговариваясь с одним из соседей. Он застыл, когда наши взгляды пересеклись. Как я и думала, Стелла, — нанятая им, свадебный организатор, — доложила, что мой сюрприз не отменяется, вот только она не знала, что я, не без помощи Нейтена, договорилась с администратором перенести запланированное представление из приватной комнаты в главный зал.

Я два месяца тренировалась и разучивала элементы на пилоне не для того, чтобы потом никому не показать итог моих стараний.

Изначальная задумка была продемонстрировать Кевину, что типичный мальчишник с походом в стриптиз-клуб может остаться в его жизни не только воспоминанием. То есть, я такая классная невеста, что и женой буду тоже закачаешься! Вот, как-то так.

А теперь моя главная задача «возбудить и не дать» никогда и никому! По крайней мере, из присутствующих неандертальцев, что избавились от своих пиджаков и трясли купюрами в попытке подманить танцовщиц поближе к себе.

Оказавшись под пристальными взглядами мужчин, меня с новой силой охватило волнение. А поводов для переживаний и так было достаточно, взять хотя бы туфли на высокой платформе. Каждый шаг казался непривычным, словно я на ходулях разгуливаю среди облаков. Одно неверное движение и эпическое падение было бы обеспечено, а тут еще десятки пар глаз оценивали меня с головы до ног и, не сомневаюсь, ждали момента, когда я сниму лифчик.

Но им всем придётся довольствоваться малым. Я пришла, чтобы заявить о своей любви. Как бы это не прозвучит. Но… К ПИЛОНУ! И к себе, любимой, конечно!

Я старательно выгибалась, нежно обхватывала и поглаживала тёплый металл. С видимой лёгкостью взбиралась по своему стойкому партнёру, чтобы зависнуть на нём головой вниз, зажимая свою надёжную опору ногами, двумя сразу или только одной. Несколько пируэтов вокруг пилона. И много, очень много двусмысленных движений рук и тела о крепкий стержень, который стал центром моего внимания. Я опустилась на колени, попкой потеревшись о пилон. Откинулась назад и закинула руки за голову, одаривая очередной порцией ласки металлический шест.

Один из мужчин громко свистнул, привлекая моё внимание. Он усердно тряс пачкой купюр, пытаясь подманить меня к себе. Не стала разочаровывать посетителя, краем глаза заметив играющие желваки на лице Кевина. При этом он успел избавиться от удавки на шее и расстегнуть несколько пуговиц на рубашке. Его внешний вид и реакция раззадорили. Я медленно на четвереньках подползла к самому настойчивому мужчине и, недолго думая, выгнулась перед ним, предоставляя ему возможность засунуть деньги в мой лифчик. Это предложение было принято с радостной улыбкой. Рука с купюрой устремилась к моей груди и замерла буквально в сантиметре от неё, неприятно царапнув банкнотой по разгорячённой коже.

Мой взгляд устремился к мужской кисти, желая понять причину заминки.

Кевин крепко держал незнакомца за руку, взглядом пресекая попытку закончить задуманное. Посетитель, который мог приходиться горе-жениху другом, отступил. Кевин отпустил его, но тут же схватил меня за руку, больно впиваясь своими пальцами в кожу, и одним рывком стащил с подиума, не беспокоясь о возможности получения мной травмы. Едва я встала на ноги, точнее на танцевальные «ходули», пришлось пошевелиться, чтобы поспеть за разъярённым мужчиной.

Кевин стремительно пересёк главный зал, утаскивая меня за собой. Он резко остановился перед дверью, которую выбрал конечной целью нашего спонтанного бегства с глаз публики, открыл её и запихнул меня внутрь.

Беглым взглядом прошлась по маленькому помещению, в котором стоял кожаный диванчик, а напротив него возвышался небольшой помост с пилоном. Зеркала на стенах отражали моё растерянное лицо, и пышущего злобой Кевина. Посмотрела прямо на виновника своей очередной шалости, понимая, что единственный выход из приватной комнаты за возвышающейся мужской фигурой.

Я выпрямилась и, расправив плечи, потребовала:

— Выпусти меня отсюда!

Но вместо того, чтобы посторониться, исполняя мой приказ, Кевин двинулся в мою сторону, прошибая насквозь потемневшим взглядом.

Инстинктивно отшатнулась, но уйти от сближения он не дал: его ладони обхватили мою голову, а губы накрыли рот, обрывая очередное требование в его адрес.

Шок и замешательство. Отвечать взаимностью на этот порыв я не собиралась, но пришлось постараться, чтобы закрыть рот и не позволить этому негодяю углубить поцелуй. Протестующе мыча, изо всех сил пыталась оттолкнуть Кевина, уперевшись руками в горячую каменную грудь. Но его это не сильно беспокоило. От насильного поцелуя Кевина отвлекла усилившаяся музыка, что ворвалась к нам через распахнувшуюся дверь.

Его губы исчезли, а следом и руки. Это произошло так же стремительно, как я попала в эту ловушку. Ошарашенным взглядом уставилась на Кевина, что оглянулся на того, кто нас побеспокоил. Доля секунды. Вспышка досады. Смачная пощечина вернула его внимание ко мне.

Задыхаясь от негодования, я не подумала о возможных последствиях. Но Кевин принял мою секундную реакцию так, словно был готов к этому. Он не поморщился и не попытался прикрыть едва заалевшую щёку.

Я сжала ноющую ладонь в кулак и заметила за спиной Кевина Нейтена. Тот успел одернуть моего бывшего, чем освободил мою голову из крепкой хватки его ладоней. И по виду друга было ясно, что он больше Кевина не ожидал, что я влеплю тому пощёчину.

В душе бушевала настоящая буря. Хотелось накинуться с кулаками на причину моего негодования и высказать всё, что думала о нём, о его поступках и поведении. Но недоумевающий взгляд Нейтена остановил от этого. И я перешла к самому простому выходу из ситуации — побежала, отпихнув со своего пути незадачливого жениха, а следом и ни в чём не повинного друга.

Вихрем унеслась прочь. Выскочила из клуба, игнорируя радостное улюлюканье пьяных мужчин. И если бы не Нейтен, последовавший за мной, то не знаю куда бы подалась дальше. Он поймал меня за руку и потянул к своей машине. Хорошо, что ему удалось припарковаться так близко. Долго уговаривать меня не надо было — юркнула на пассажирское сидение и обняла себя за плечи. Хотелось как можно скорее скрыться с пьяных глаз незнакомых мужчин, которые излучали опасность, словно стая голодных псов, готовая разорвать загнанная лань в клочья.

***

— Вот ты бы что сделал на его месте?! — не унималась я, размахивая руками в салоне автомобиля.

— Я бы? Не стал устраивать странную игру с невестами. Я не понял, Линда в курсе того, что он задумал или нет? — спросил Нейт, возвращая не к той части моего словесного излияния, который настиг нас в пробке.

Стоило только эмоциям улечься, как собственный рассказ о разговоре с Кевином в галереи и о том, что случилось в комнате для приватных танцев, взвинтили меня до предела. Я вновь горела, но уже от бурлящего коктейля из ярости, негодования и непонимания происходящего. Я откровенно надеялась, что Нейтен, как мужчина, сможет объяснить, что — что, мать его! — творит Кевин?!

Но он не мог. Он не Кевин.

А спрашивать своего бывшего, почему он меня поцеловал, а не облил с головы до ног помоями, записав в проститутки, было глупо. Кто скажет, что ему взбредет в таком случае?

Вопросы разрывали мой мозг, не находя ответов.

Видя, как я мучаюсь, Нейтен предложил один интересный вариант, как поговорить с Кевином.

Глава 17 Старый друг Кевина

Мальчишник Кевина продолжался и после его ухода. Да и пришёл он туда только из-за сообщения от свадебного организатора, что Анна не отменила своих планов — она придёт в стриптиз-клуб. И не так важно было с какой целью, главное — он её увидит и вновь попробует поговорить.

Но всё пошло наперекосяк.

Вместо слов, поцелуй через силу в неистовом желании передать свои чувства к Анне и к её выступлению.

Кевин весь день не мог сдержать улыбку, когда вспоминал намёки своей невесты относительно предстоящего сюрприза и её настоятельные уговоры не отказывать себе в походе в стриптиз-клуб на мальчишник. Она предполагала, что ему понравится, и была права. Понравилось настолько, что он забылся, и проигнорировал её нежелание принимать и отвечать на поцелуй.

Но им помешали, а его пыл охладили обжигающей пощёчиной и яростным взглядом. Если бы не её вездесущий «дружок», псевдо-брат, то он попытался бы остановить Анну, но его осадили коротким «отвянь от неё». К моменту, когда он собрался с мыслями, девушка со своим другом исчезли из клуба.

Анна на его звонки и смс-ки по-прежнему не отвечала, но Кевин заваливал её сообщениями, пока глаза не стали закрываться от усталости. Он не выключил звук телефона, чтобы не пропустить её ответа, прекрасно зная, что она может написать посреди ночи.

Субботнее утро показалось ему самым хмурым за последнюю неделю. Проснулся Кевин от настойчивой трели, которая звучала на входящие вызовы с неизвестных номеров. Недовольно выдохнув, он поднёс трубку к уху, не глядя, нажал на кнопку приёма звонка и коротко бросил:

— Да.

— Кевин? Кевин Джонсен? Это Ивон Креспен, — мужской голос, зазвучавший из динамиках, не показался Кевину знакомым, но сказанное заинтересовало его. — Если помнишь такого, конечно, — следом послышался нервный смешок.

— Каспер?

— Да! Но теперь меня так не зовут. Я тебя разбудил, прости.

— Ничего страшного, — потирая глаза, Кевин сел в постели.

— Не поверишь, с каким трудом я достал твой номер, — послышался тихий смешок, — я в Вертоне проездом, и был бы не против с тобой пересечься и вспомнить студенческие деньки, только не те, где меня макали головой в унитаз.

Кевин невольно улыбнулся, явственно вспомнив своего соседа по комнате, которому частенько доставалось от футбольной команды за то, что он был умнее их и носил очки — это было своеобразным комбо, самой красной тряпкой для студентов-бычар. А Каспером его прозвали за то, что тот научился исчезать из-под носа у самоуверенных качков, да и в целом быть максимально незаметным в кампусе и за его приделами. И даже Кевин не часто ловил себя на мысли, что в его комнате есть кто-то ещё, настолько Ивон был тихим.

В столь малом, как встреча со старым знакомым, Кевин не мог отказать, к тому же они с Ивоном успели подружиться за время учёбы. Пожалуй, на данный момент, Каспер — единственный, кто действительно был ему другом, в отличии от тех, кто окружал его по сей день.

В назначенное время он прибыл в бар, куда позвал его Ивон. Старого друга нигде не было видно, поэтому Кевин занял столик и заказал себе выпивки. Первый стакан с виски был выпит залпом, второй он сумел растянуть до прихода Ивона.

— Кев?! — окликнул его невысокого роста брюнет. — Привет, — незнакомец подсел к нему за столик, бросив любопытный взгляд на почти пустой стакан с янтарной жидкостью.

— Кас… Ивон? — произнес с сомнением Кевин, пытаясь припомнить, как выглядел его друг почти десять лет назад.

Тот ему снисходительно улыбнулся, положив руки перед собой.

— Меня так никто не зовёт, — признался старый друг, поджав губы. — Сейчас я Ив Луи. И чаще меня зовут именно по фамилии — Луи.

Кевин понимающе кивнул, разглядывая совершенно незнакомое лицо.

— Как видишь, от очков я избавился. Сделал операцию, — объяснил Луи. — Немного собой занялся, в общем, сразу как получил один крупный заказ.

— А ты?..

— Да, как и мечтал, архитектор. Можешь погуглить, но я не люблю светиться, сам понимаешь.

— Каспером не зовут, но быть им не перестал, — усмехнулся Кевин.

— Типа того. Ты что пьёшь?

— Виски.

— Не рановато ли для тяжёлой артиллерии? Еще пяти нет, — удивился Луи, посмотрев на дисплей своего мобильного телефона, который он достал из кармана брюк и положил на стол.

Друг махнул рукой девушке, которая радушно улыбнулась и поспешила принять заказ.

— Я не пью по расписанию. К тому же, я не фанат пива, — ответил ему Кевин, как только официантка отошла от их столика.

— Зря, есть такое пиво, что закачаешься, — возразил Луи, почесав щетинистую щёку.

Кевин не стал спорить, всё еще не веря, что перед ним сидит тот самый затюканный футболистами Каспер. Ведь вместо щуплого несуразного молодого мужчины с очками в роговой оправе, которого он ждал, перед ним сидел человек приятной внешности. Если бы Кевин рискнул спросить друга в лоб, есть ли у того проблемы с девушками, как это было раньше, то он не сомневался, что в ответ услышит множество интересных историй о сексуальных подвигах бывшего Каспера. Нет, этого человека нельзя было назвать призраком, даже официантка, принеся заказанное Ивоном пиво, старательно выгибалась, ставя бутылку и стакан перед посетителем. А тот лишь усмехнулся и поблагодарил девушку за отличный сервис.

— Значит, теперь ты Луи?

Глава 18 Старый друг для Кевина

— Я — Ивон Креспен. Ивон… Крес-с-с-пен. Креспен, — повторяла я, стоя перед зеркалом и внимательно следя за мимикой.

Новый облик мне нравился, как любой нормальной женщине с глазами, а вот имя — нет.

— Ивон Креспен лежит у меня в постели и видит дивный сон с полуголыми нимфами, — прокомментировала Марго, встав по левую руку от меня.

Получше запахнув полы своего шелкового халатика, она обменялась говорящим взглядом с Нейтеном, что стоял за моим правым плечом, наблюдая за кривляньями названного друга.

Что могу сказать? С другом мне повезло. Нейт всегда мог найти общий язык с людьми, если не считать его родителей. Он накопал на Кевина информацию, начиная с беременности его матери. То, что он это сделал после первого знакомства с моим — на то время — возлюбленным, немного напрягло, но обоснование «я хотел точно знать, что он достоин тебя» умилило до такой степени, что его миновала поднявшаяся было во мне волна негодования.

Думаю, если нас никто не уличит в краже личности, мне грозит всего лишь пожизненное рабство, от которого Нейтен, конечно же, отказался. Но как иначе можно отплатить ему за всё, что он сделал?

Нейт связался со знакомой девушкой, о которой я лично слышала в первый раз. Но уже в тот момент у меня закралось подозрение, что Марго не обычная. А когда мы явились к ней, уже готовые к последнему этапу вживания в роль студенческого друга Кевина, выяснилось, что эта Марго — менталист.

Используя предоставленную Нейтеном информацию, она вышла на Ивона и с помощью своих способностей затащила его к себе, буквально в постель. Всё делалось в спешке и без лишних вопросов с её стороны. Участие в сомнительном предприятии молодую женщину совсем не смущало. Уточнять лично, с чего вдруг так, не стала, боясь услышать что-то за пределом моего понимая. Да и имеет ли это значение, когда это всё ради одного разговора с бывшим женихом?

Сам Ивон Креспен оказался далёк от того образа, что мы с Кевином нарисовали. Я придумала ряд оправданий, почему Ивон мог из жалкого невзрачного очкарика превратиться в нормального человека с красивыми серыми глазами и очень обаятельной улыбкой. А Нейт, используя телефон, опять к кому-то обратился за помощью. Этот неизвестный обещал прошерстить сеть и подправить некоторые моменты, которые могли бы навести Кевина на мысль, что я подделка.

Закончив свыкаться со своим образом, я позвонила бывшему, предусмотрительно скрыв свой номер. Это было волнительно, но вся необходимая информация, чтобы убедить Кевина по телефону в том, что я — Ивон, у меня уже была. Марго не просто так погрузила настоящего Ивона в сон. Она покопалась в его голове, скопировала кое-какие воспоминания на специальный носитель, напоминавший маленький кубик из хрусталя. Затем эта информация была перенесена в мою голову с предупреждением, что она сотрётся после того, как я посплю. И так делается специально, чтобы не запутать человека и не повредить ему голову. Кому же захочется сомневаться в своих воспоминаниях? Мне вот такого не надо было.

По завершению короткого телефонного разговора с Кевином я не поверила Марго и Нейтену, что моя речь звучала нормально, а не как у конченного идиота. Они перекинулись парой слов, а я погрузилась в свои мысли, не вслушиваясь в их речь.

— Ивон, — произнесла Марго, — Иво-он, — повторила она, щёлкнув пальцами у моего уха.

Я посмотрела на неё, в очередной раз удивляясь её вьющимся волосам, что напоминали пышную пальму.

— Нет, если ты не будешь реагировать на своё новое имя, у вас ничего не выйдет, — недовольным тоном прокомментировала она, двигая головой из стороны в сторону, а пышная шапка из волос покачивалась в такт её движений.

Так мы решились на «Ив Луи». Новый человек — новое имя. Я была уверена, что мне удастся убедить Кевина в своей правде. Но Нейт всё же подстраховался, вновь побеспокоив кого-то телефонным звонком и сообщив о последнем изменении в нашем плане.

Марго выпроводила нас с Нейтеном, заявив, что хочет уже избавиться от очкарика в своей постели и лечь спать.

— А ты?.. — я бросила взгляд на друга, но так и не договорила.

Мы зашли в подъехавший лифт.

— Что ты хотела спросить?

— Не-е, ничего, — замотала головой, позабыв, что, как мужчине, мне надо вести себя более сдержанно.

— Я с Марго познакомился во время обучения на курсах для магов, — сказал Нейт, а я промолчала, уставившись перед собой. — Она не проститутка, и я с ней не спал. И у неё тоже не спал. Ради искусственного сна.

Я бросила на него быстрый взгляд и еле сдержалась, чтобы не засмеяться.

— Да ладно тебе, — произнесла, взяв себя в руки. — Чего ты передо мной оправдываешься? Ты уже взрослый мальчик, можешь спать с кем хочешь, или не спать. Так-то она ничего даже. И под твои параметры подходит.

Нейт больше не проронил ни слова, не желая продолжать завязавшийся разговор.

***

На встречу с Кевином я опоздала… как типичная женщина. Отличное начало для нашего знакомства по-новому.

Слово за слово, вроде всё хорошо пошло. Кевин уже третий стакан с виски опустошил. Я же старательно цедила своё пиво. Моя задача — вывести его на нужный разговор, а не напиться и забыть всё уже в который раз.

Нейтен предупредил, что уедет по своим делам и вернётся примерно через час. Но если что, конечно, мне надо ему написать, позвонить, и не выходить за рамки оговоренного плана.

— Я… слышал, что ты жениться собрался, — сказала Кевину и приложилась к стакану с пивом, толком не отпив. — Я дума-л, тебя быстрее возьмут в оборот. Сейчас ведь на таких, как ты, устраивают настоящую охоту.

Кевин тихо рассмеялся.

— Да, было всякое, но обычно на всевозможных мероприятиях, а на работе… моей секретарше почти пятьдесят лет и не потому, что у меня фетиш такой, а потому что Миранда самый лучший секретарь, который у меня был.

— И милая старушка? — вставила я.

— Да, — усмехнулся Кевин, махнув официантке и указав на пустой стакан. — Очень милая, всегда напоминает мне о необходимости пообедать вовремя.

— О, всё, я уже хочу твою секретаршу, — выпалила не задумываясь, как это прозвучит из мужских уст, а заметив округлившиеся глаза Кевина, поспешила пояснить: — В качестве своего секретаря… и… второй мамочки. Ничего более. Я не по этим делам. Люблю молодые тела. Женские. С упругими… — в этот момент к нашему столику подошла официантка, позволяя мне закончить гнать ересь, которая с легкостью может накрыть мой мужественный образ. — Ну ты понял.

— Угу, — отозвался Кевин, ополовинив новую порцию виски.

— Полегче, мы никуда не опаздываем, — забеспокоилась я. — Что-то случилось? Твоя невеста хочет, чтобы ты явился на церемонию в розовом смокинге? — выдала очередную неудачную шутку.

Кевин удивлённо уставился на меня, переваривая услышанное.

— Нет… — он поджал губы и расстроено причмокнул. — Нет у меня невесты.

— Вот это новость. Не слышала-а-аб этом, — моя оговорочка и попытка скрыть её, ускользнули от затуманенного алкоголем сознания Кевина. — Мне поздравлять или соболезновать, я что-то не пойму, — говорила, мысленно отмахиваясь от взволновавшегося сердца.

Кевин склонился над столом, покручивая стакан в руках.

— Да я сам не знаю, — тихо произнёс он и уронил голову в ладони.

Минута в молчании, позволила оценить музыкальный трек, который звучал, заполняя пространство почти пустого зала.

— Я в такой жопе, — простонал Кевин, не поднимая головы.

— Да ладно тебе, может быть, не всё так плохо? Ты же живой, здоровый, значит, до жопы еще далеко, — попыталась приободрить его, по-дружески.

Кевин посмотрел на меня, явно не разделяя моего мнения.

— Что? Не правда? — спросила, почесав зудящую щёку.

Лёгкая щетина на лице была слишком не привычной деталью моего преображения, даже по сравнению с носочным складом в трусах, но ничего с этим поделать я не смогла, ведь Нейтен настаивал на этот момент. Видите ли, легкая небритость — главный признак настоящего мужчины, если отказываться от ямочки на подбородке.

— Я должен буду жениться на той, кто мне и даром не сдался, — произнёс тихо Кевин.

Я открыла рот и так замерла, переваривая услышанное, пока не поняла, что надо бы что-то сказать по этому поводу или спросить.

— Это в каком смысле? — задала вопрос надеясь услышать откровение от своего жениха, который явно где-то допустил ошибку.

Сердце защемило от тревожного ожидания его ответа. Ведь если он мне не соврал в галереи, то можно восстановить наши отношения, начав с того момента, когда я еще не получила шокирующее сообщение от контакта «Кевин».

— Фиктивный брак, — коротко пояснил мой жених.

— А ты хотел по любви? — Могу поспорить, что выглядела сейчас взволнованной, но употреблённое Кевином виски помогли и этому ускользнуть от его помутневшего взгляда.

Не забывая обновлять свою выпивку, он поведал мне историю, начало которой я знала не хуже него.

Кевин рассказал, как он поехал в Дайтон, чтобы проследить за окончанием стройки одного из объектов. А чтобы не скучать, по выходным он посещал один и тот же клуб, занимая всё время один и тот же столик, который чаще всего обслуживала я. Потому что в то время я вкалывала почти без продуху. Отчасти из-за того, что Нейтен исчез, — уехал учиться, — никаким образом не оповестив меня об этом. Но это сейчас я знаю, что там, где он был, запрещали контактировать с внешним миром, пока ему не удалось заслужить доверие у своих преподавателей. И на это у него ушло почти полгода. Но речь сейчас не об этом.

Кевин припомнил ту ночь, когда он заявился в клуб в гордом одиночестве и напился. Он ушел под закрытие. А я, закончив свою смену, заметила его спящим на автобусной остановке и не смогла пройти мимо, сделать вид, что мне плевать на то, что станет с этим зажравшимся богатеньким мужичком. Даже тот факт, что он всю смену отпускал в мой адрес похабные предложения, не перевесил мою человеческую составляющую. Плюнула на всё и попыталась его растолкать. В итоге вызвала ему такси, помогла перебраться в салон автомобиля, заверяя водителя, что у нас всё под контролем и никто в его салоне блевать не будет. Хотя минут через двадцать сама усомнилась в своём утверждении.

Так как Кевин был пьян в хлам, пришлось стать управляющим аватаром: пьяное тело с трудом, но старательно пыталось следовать моим указаниям. Если я без труда выбила из него адрес, где онпроживал, то вот открывать дверь пришлось самой — Кевин не никак не мог попасть ключом в скважину, пошатываясь, словно дерево в ураганную ночь.

Не сворачивая никуда, если исключить подворачивающие на его пути стены и углы, Кевин добрался до спальни, рухнул на кровать и, промямлив любезное приглашение присоединиться к нему, отрубился.

А утром он нашёл меня на диване в гостиной. Я не смогла решиться уйти, закрыв хозяина на ключ в его собственной квартире, а ключ, соответственно, забрать с собой, да и мысль, уйти не закрыв дверь, тоже показалась не самой лучшей. Поэтому осталась и кое-как, но всё же, заснула.

Как я думала, в первый момент Кевин принял меня за очередную шалаву на одну ночь. От желания растолкать и выкинуть постороннюю девицу за дверь его остановило несколько фактов: я спала на диване, в одежде, не разувшись, обнимая свою сумку вместо подушки. А проверив свои вещи, он убедился, что я «ничего не прибрала к своим милым ручонкам», — его слова, не мои — он отправился в душ.

Именно поэтому, когда проснулась я, он предстал передо мной в одном полотенце, небрежно придерживая его на боку одной рукой. И я вот не стала вдаваться в подробности, а просто завизжала, не ожидая такого поворота, и поспешила убраться из чужой квартиры подобру-поздорову.

Но Кевин не оставил всё так, а разыскал меня, а выслушав рассказ о том, как я попала к нему в квартиру, извинился и пригласил в ресторан. Я, конечно, как приличная девушка, поломалась: «Да, что вы, что вы… не надо. "Спасибо" будет достаточно. Это прям мгновенно исцелит мою межпозвонковую грыжу после незапланированного подъёма и транспортировки тяжести».

Про грыжу я пошутила, но абонемент в один из лучших медицинских центров всё же получила прямо в ресторане, куда меня пригласил Кевин. А потом, когда он позвонил узнать мои впечатления от похода на первый сеанс, рассказала, как мне понравилось нежиться под большими и сильными руками массажиста, и получила следующий сюрприз, от которого буквально свалилась с массажного стола: Кевин решил подменить моего остеопата, чуть не сведя на нет все его старания. Пришлось согласиться на еще одно свидание с ним, получив взамен обещание не влезать в чужую работу. А потом на еще и еще одно свидание, и в конечном итоге переехать к нему жить.

После годовщины нашего с ним знакомства в мою жизнь, наконец-то, вернулся Нейтен, точнее попытался. Я его первым делом познакомила с Кевином. Приготовила шикарный ужин, а потом сама всё это пыталась съесть в гордом одиночестве. Мужчины повздорили, и только теперь я узнала подробности их короткого разговора, что ускользнул от меня за домашними хлопотами.

Заплетающимся языком Кевин поливал Нейтена дерьмом. По-другому сказать не могу. Заявил, что тот не друг, и не брат, и по любому мы с Нейтоном тра… предавались плотским утехам до его появления в моей жизни, а то и прямо за его спиной в последнее время, пока он, бедняжка, разгребал свои рабочие и семейные дела в Вертоне.

С трудом проглотила свои возмущения и ловко выкрутилась, когда с губ слетело:

— Не-е… может быть! — И это вместо «Нейтен не такой! Он тебя, по крайне мере, грязью не поливает! И чтобы мы с ним!.. Ты очумел совсем?!»

Пришлось молча выслушивать поток неуместных слов для приличного общества, от которого мои уши стремились свернуться в трубочку. Но я стойко сидела на своём месте, придерживая подбородок, чтобы тот не отвалился окончательно. А иногда отводила взгляд, всем своим видом намекая косящимся в нашу сторону посетителям, что я не знаю этого человека и вообще первый раз его вижу.

Три года!

Три года он строил из себя приличного человека, совладельца строительной фирмы, скрывая своего внутреннего разнорабочего со стройки, которого все используют и обманывают.

Вот так, упав в моих глазах, Кевин перешел к той части, что была сокрыта от меня больше всего. Он кое-как повторил то, что уже сказал в картинной галерее, но добавились и новые детали. К примеру, отец Линды имеет такие связи, что если что-то пойдет не так, как он планировал, или — не дай боже! — кто-то обидит его драгоценную «малышку», тот как минимум не досчитается яиц по утру. И речь шла не о куриных. А в худшем — негодяй вовсе не проснётся.

Но самое интересное, что Линда не горит желанием расторгать помолвку. Её устраивает роль невесты, потому как она освободилась от бесконечных поучительных лекций от мамы, тёти, бабушки и прочей родни женского пола о том, что ей пора выйти замуж и нарожать парочку детей.

К тому же у него была с ней договорённость: он жениться на Анне, то есть на мне, и уматывает к черту на кулички, то есть в свадебное путешествие, а она, Линда, успокаивает отца и уговаривает его отпустить Кевина с миром. К тому моменту мистер Дженсон-старший уже бы получил инвестиции и проект, на который тот нацелился, и все в итоге были бы счастливы. А мне теперь стали понятны его разговоры о том, чтобы не возвращаться вовсе из медового месяца, а превратить его в медовый год… два… А там дальше по ситуации.

Но всё услышанное ужасало так, что я с трудом держала себя в руках, чтобы не накинуться на Кевина с обвинениями и претензиями. Особенно меня беспокоил один момент: если отец Анны такой страшный человек, то он точно не простит и подобного поворота, когда жених не явиться на церемонию бракосочетания с его кровиночкой. И рассчитывать, что Линда утрясет ситуации с отцом до дня икс или после, я бы не рассчитывала. Сейчас она не идет на встречу Кевину, так почему она вдруг должна выгородить его потом?

У меня возник ряд вопросов по всему эту безобразию, но пришлось повременить с ними из-за телефонного звонка.

Оставив Кевина одного, я попросила официантку не подавать ему ничего алкогольного, если та не хочет, чтобы им тут всё разнесли.

Вошла в туалет и только тогда нажала на кнопку приёма вызова.

— Ну что там? — сходу спросил Нейт.

— Что? — Я пригладила взлохмаченные брови Луи, придерживая трубку у уха и без стеснения любуясь мужским отражением. — Это правда, что ты назвал Кевина «хY@ с горы»? — поинтересовалась для сверки полученной информации.

Раз мой жених исходился слюной, лая на Нейтена, словно учуял нечто запрещённое, что негативно повлияет на его привычную жизнь, то и тот мог прибегать к не очень цензурным выражениям, описывая своё отношение к ситуации.

— Я не горжусь сказанным, — выдержав паузу, ответил он. В его голосе слышалось сожаление.

— Да, а потом ты исчез на четыре месяца, не успев вернуться из учебки, — наседала я, изливая всколыхнувшуюся обиду.

— Ты сейчас хочешь поговорить об этом? С Кевином ты уже закончила? — попытался он увести меня от опасного разговора, который не очень подходил для телефонного формата.

— Нет. Не закончила.

— Я подъеду через минут десять, будь готова, — безапелляционным тоном предупредил он, словно обещая таким образом вернуться к непростому разговору, как только мы с ним встретимся.

Тут в зеркале отразилось удивлённое лицо женщины. Я обернулась и не вешая трубку спросила:

— Это женский?

— Что? — не понял Нейт, а побледневшая дама неуверенно кивнула.

— Мне пора, — бросила другу и отключила телефон. — Точно, надо же в мужской, — адресовала не шелохнувшейся женщине и, картинно хлопнув себя по лбу, поспешила на выход.

В зале меня ждал небольшой скандал: Кевин качал своё право на выпивку. Пришлось вмешаться и в срочном порядке выводить его на улицу.

Вспомнив, что у него дома шикарный бар, он стал зазывать меня к себе. Не находя слов, чтобы отказать ему, смиренно поехала с ним на такси. А мысли тем временем усиленно гудели в попытке обработать новые подробности собственной жизни, которые я упорно игнорировала.

На миг стало неудобно перед Нейтеном, словно я его предала, начав встречаться с Кевином. И даже напоминание того, что он меня оставил одну, — да на тот момент причина была от меня сокрыта, — поэтому казалось, что предателем был он, чувства необоснованной вины это не смягчало.

Он исчез на год, а появившись на пороге моего нового жилья, стал угрожать Кевину! Совсем не по-братски, и не по-дружески.

Голова пухла от вскрывшихся подробностей.

В моей памяти упорно не находились моменты, которые указывали бы на веские основания считать, что у нас с Нейтеном что-то было. Да мы даже спали, и до сих пор спим, в разных кроватях!

То есть сейчас я в кровати, а он на диване.

Но врозь!

Не вместе!

Глава 19 Признание и прощание

Я запоздало вспомнила о Линде, но получив искренние заверения от пошатывающегося Кевина, что он живет один, совсем один, переступила порог, не забывая выискивать опровержения его словам.

Не хотелось наткнуться на его Курицу, даже под таким искусным прикрытием, как мужской облик.

Кевин неразборчиво пробормотал указания на счет еды и выпивки, а сам направился в спальню, переодеться.

Но вместо того, чтобы заняться накрыванием стола, я прошлась по квартире, заглянув в каждую комнату в поисках женских вещей. На первый взгляд Кевин не соврал и действительно жил один.

Когда я заглянула в спальню, обнаружила его лежащим навзничь на незаправленной постели, а его ноги при этом покоились на полу. Он успел избавиться от пиджака и рубашки, а также скинуть обувь, но после этого, видимо, решил сделать передышку и отрубился.

Пользуясь случаем, прошлась по квартире с более детальным досмотром, заглянув во все шкафы и ящики. Я будто бы надеялась найти вещи Линды, но в тоже время очень боялась найти хоть что-то, указывающее на присутствие в жизни Кевина другой женщины.

Но так ничего подозрительного и не обнаружила. А вид одинокой зубной щётки в стаканчике и вовсе расстроил.

Нейтен тем временем уже десятое смс прислал, перейдя от угроз к мольбам в своих запросах выслать ему адрес моего места нахождения, чтобы забрать домой.

Посмотрев на своего горе-жениха, поняла, что так его бросать не стоит. Закинула ноги Кевина на кровать, тот даже никак не отреагировал на мои действия, если не считать бессвязное бормотание, в котором затесалось и моё имя — Анна, а не Луи.

Накрыла его покрывалом и принялась собраться с силами, чтобы уйти, оставаться с ним наедине не очень-то хотелось. Последние дни внесли свой неприятный отпечаток в моё отношение к Кевину, а его сегодняшняя исповедь меня местами шокировала настолько, что смотреть ему в лицо было противно.

Три года он жил двумя жизнями: одна проходила под неустанным прессингом со стороны отца и его работы, а вторая со мной. Можно было сказать, что Кевин всё это время гулял по Луне, переходя с темной на светлую сторону, и обратно. Он не смешивал личную жизнь и работу до такой степени, что я теперь не знаю, как реагировать на произошедшее «затмение», когда и мой мир погрузился в такую же тьму, как и скрытая от меня всё это время вторая часть «Луны».

Странные чувства завладели мной. Во-первых, было понятно, что я дорога Кевину. По пути в его квартиру он несколько раз порывался набрать меня, пришлось отнять и отключить его телефон. Не хотелось допускать, чтобы из кармана моих брюк заверещал мобильный, откликаясь на посланный Кевином сигнал.

А во-вторых, он скрывал меня от своей семьи, как и её от меня. За три года я и десяти слов не добилась от него, проясняющих ситуацию с его родителями. О своём прошлом он рассказывал поверхностно, то ли не желая делиться со мной, то ли полностью открываться. Эта его скрытность поначалу меня беспокоила, но я сама отмахнулась от своих подозрений, полностью погрузившись в совместное времяпрепровождение с любящим меня мужчиной.

В глубине души я понимала, что всё может измениться, что это временная блажь богатенького сыночка, но планы, которые рисовал передо мной Кевин вселяли уверенность в его твердое намерении быть со мной, любить и радовать только меня до конца своих дней. Это была сказка, наполненная прекрасными романтическими свиданиями. И это был конфетно-букетный период длинною в три года. Сомневаюсь, что кто-то сможет такое повторить. И от этого становилось грустно.

Очередное сообщение от Нейтена застало меня врасплох. Вздрогнув, поспешила посмотреть, что на этот раз он приводит в качестве веского довода, чтобы навострить мои лыжи из дома Кевина.

Шальная мысль отразилась улыбкой на лице. Не в силах противиться зародившейся шалости, сделала фото и отправила его Нейтену вместо всяких слов. Звонок не заставил себя долго ждать. Убрав звук, досчитала до пяти и приняла вызов.

Первые секунды прошли во взаимном молчании. Я ждала, что скажет Нейт, не испытывая желания стать инициатором разговор.

— Анна? — нарушил он тишину.

— Что?

— Как это понимать? — его жёсткий тон резанул по уху.

Такого Нейтена я редко слышала, и каждый раз терялась и не сразу находила правильный ответ.

— А на что похоже? — выпалила встречный вопрос.

— Он пьян? Или ты…

— Он пьян.

— А ты?

— Нет.

— Тогда…какого… ты делаешь в его постели? — делая паузы, вопрошал Нейт.

— Прилегла на дорожку, — невинным тоном отозвалась я, представляя как заострились черты на лице собеседника.

— А рубашку ты зачем сняла?

— Он сам её снял, — попыталась уйти от ответа.

— И с тебя тоже сам снял?

— Не-ет… и я не сняла, а расстегнула пару пуговиц, жарко, неудобно, да и компромат отличный, чтобы не нажирался впредь, — произнесла с легкой злобой, поглядывая на гордый профиль сопящего рядом мужчины.

Повисла пауза. Я не спешила добавлять что-то еще, а Нейт, судя по всему, хотел в очередной раз призвать меня остановиться и вернуться домой, но отчего-то медлил.

— Я сейчас отправлю тебе свою геолокацию, — тихо произнесла, прекрасно понимая, что мне здесь делать больше нечего.

— Хорошо, жду, — бросил Нейт, но не оборвал звонок.

— Всё, давай, увидимся, — добавила я и нажала отбой.

Один взгляд на Кевина и сердце неприятно заныло от тоски по прошедшим денькам. Не удержалась и обняла бессознательное тело, прекрасно осознавая, как это выглядит со стороны — один молодой мужчина обнимает другого. Срамота и позор, который не переживет не один нормальный мужчина, но Кевин сам дал мне возможность творить, что мне вздумается.

Вдыхая исходящее от него амбре, — смесь алкоголя, туалетной воды и мужского запаха, — тихо поблагодарила за всё хорошие воспоминания, что он подарил мне. Сев на кровати, принялась застёгивать пуговицы на рубашке, как меня пробило холодным потом от донёсшегося окрика из прихожей:

— Кевин!

Не было сомнений, что это Курица. Жить они вместе не живут, но ключи от его квартиры у неё, выходило, имелись. Я вскочила на ноги, не зная, за что хвататься и куда прятаться. Если бы не зеркальные дверцы платяного шкафа, то так бы и не вспомнила, что не к чему мне бояться действующей невесты Кевина.

— Кевин?! — с очередным окриком Линда заглянула в спальню и остолбенела.

Её округлившиеся глаза метались от бессознательного тела Кевина, распростертого на кровати, и ко мне — незнакомцу, стоящего посреди комнаты.

В попытке разрядить ситуацию, искоса глядя на своё мужское отражение, я в очередной раз пригладила короткие волосы ладонью, широко улыбнулась и выдохнула:

— Приве-ет, — и зачем-то поиграла бровями, усложнив процесс понимания происходящего для Линды.

— Ке-еви-ин? — испуганно протянула Курица, не отводя от меня своего взгляда, даже моргнуть она будто бы боялась.

Крадучись на полусогнутых, Линда приблизилась к кровати и потрясла бессознательное тело, продолжая звать своего жениха по имени. Я же не стала делать резких движений, опасаясь, что та поднимет шум. Всё-таки хотелось уйти добровольно и через дверь.

— Он перебрал, — пояснила я, видя растерянность на лице Линды.

— А ты кто такой, и как тут оказался? — потребовала она объяснений, собираясь звонить кому-то по телефону, с которым та, судя по всему, никогда не расставалась.

— Я — Ив Луи, друг Кевина. Мы с ним сегодня встретились в баре, он напился, а я, вот, — махнула на не реагирующего ни на что мужское тело, — помогла-кха, добраться до дома, — чуть не сказала «помогла», но и странно сжёванный конец слова с наигранным кашлем вызвали недоверие у невесты Кевина.

— Он нажрался! — возмущённо выкрикнула она, вернув взгляд к безмятежно спящему мужчине.

А я поняла, что эти слова были обращены к собеседнику по телефону.

— А что я могу поделать, он не реагирует! — продолжала возмущаться блондинка, размахивая свободной рукой.

Видя, что она занята телефонным разговором, я медленно направилась на выход из комнаты, но в самый последний момент Линда схватила меня за локоть.

— Куда!

— Домой.

— Стоять! — она дернула меня на себя, вынуждая отвернуться от столь близкого и желанного выхода. — Сначала его напоил, а теперь сваливаешь?! — зло прошипела она, отняв трубку от своего лица. — Накосячил — разгребай! — потребовала Курица больно впившись наманикюренными пальцами в мою руку.

Глава 20 Визит куратора

Нет ничего хуже, чем ожидания и неизвестности. В голову Нейтена пришло столько мыслей, что он не заметил, как перешел к очередному сеансу самобичевания: не надо было делать это, не надо было делать то. Когда он перезвонил Анне, так и не дождавшись адреса, по которому её нужно забрать, она — мужским голосом и деловым тоном — сообщила о возникновении одного срочного дела по спасению какой-то «прелестной леди». Объяснять своих слов она не стала, а бросила трубку, заверив, что найдёт дорогу домой, а он может не ждать её и — самое сложная часть — не беспокоиться.

Но он беспокоился, поглядывая то на дисплей телефона, то на картину, размышляя: обнулить ли ему магию на портрете, заранее предупредив об этом Анну с помощью смс, или нет — обнулять не предупреждая. В десятом часу она, по его рассуждению, скорей всего была бы в не особо трезвой компании, так что сможет выкрутиться, когда образ поплывет и исчезнет несколько секунд спустя. Расстояние между зачарованным объектом и девушкой позволяли ему не переживать о существенной задержке в отражении его манипуляций в реальности.

От размышлений Нейтена отвлёк звонок в дверь: длинная настойчивая трель наводила на мысль о самом нежелательном визитёре в такой час. Быстрый взгляд в глазок, подтвердил его догадку — на пороге стоял мистер Андерсон и, судя по поднятой руке с зажатой в ней тростью, на дверной звонок он жал именно с её помощью.

Противная трель смолкла. Нейтен напрягся и прислушался к шорохам за металлической дверью, не решаясь при этом дышать.

— Мистер Берк, я прекрасно осведомлен о вашем местоположении, — послышалось из-за единственной преграды между хозяином квартиры и нежеланным гостем. — Попрошу открыть дверь, если вы не планировали заменить её.

Сокрушенно вздохнув, Нейтен выпрямился во весь рост и, натянув искусственную улыбку, открыл дверь, как обычно, не спеша приглашать куратора в своё жилище.

— Мистер Андерсон, разве уже вечер бала? Я точно помню, что с утра до него было не меньше недели.

— Я не по этому вопросу, мистер Берк, — холодным и безэмоциональным тоном визитёр остановил его неуместную игру. — Я могу войти?

Секунду поразмыслив, Нейтен задал встречный вопрос:

— А вы можете не разрушать мою защиту в доме? Я в этом деле не мастак: долго делал, долго восстанавливаю…

Мистер Андерсон прожигал Нейтена безжизненным взглядом, ожидая стандартной реакции — парень отступит и впустит его, так и не дождавшись ответа. Но в этот раз подопечный его удивил, не собираясь играть по правилам куратора. Если пришедший к нему мужчина в обычных случаях редко позволял себе моргать, будто бы не испытывая такой потребности, то Нейтену пришлось тяжко: борясь с резью в глазах, он изо всех сил не позволял векам смежеваться. Картина маслом: два ковбоя явились к оговоренному часу и вели безмолвную перепалку в ожидании, когда часы возвестят о возможности выхватить оружие из кобуры и спустить курок в глазастого противника. Будто бы прерогатива моргать могла достаться только одно из них.

Глаза Нейта стали слезиться, подталкивая к мысли, что не так уж и нужна ему эта победа, и лучше будет прекратить это издевательство над самим собой. Но вечер у него не задался, поэтому он тянул время до последнего.

— Конечно, — нарушил повисшую тишину мистер Андерсон.

И в подтверждение своего заявления мужчина протянул хозяину свою трость. Нейтен скрыл удивление, совсем не ожидая такого результата. Приняв предложенный куратором аксессуар, с которым, как поговаривали злые языки, тот не расставался никогда. Уборная, сон, конец света — ничто не могло разлучить заслуженного стирателя с его орудием.

Пристроив трость у напольной вешалки, Нейтен распахнул широко дверь, ожидая, когда гость пройдёт внутрь. Андерсон неспешно перешагнул через порог, отмечая непривычность данного действия без любимой трости.

— Так, по какому вопросу на это раз вы меня радуете своим визитом? — елейным голоском поинтересовался Нейтен, прикладывая силы, чтобы не улыбаться, как олимпийский победитель, подозревая подвох в своей маленькой победе.

Услышав, как щёлкнул дверной замок за спиной, Андерсон развернулся к подопечному, чтобы ответить на его вопрос:

— На вас получено несколько доносов с сообщением о нарушении правил магического сообщества с неправомерным использованием своих способностей, которые могут оказать существенное негативное влияние на жизнь гражданских.

— Существенное негативное влияние на жизнь гражданских, — вдумчиво повторил Нейт и, отклонившись назад, облокотился спиной о металлическую дверь, прохлада которой проникала сквозь тонкую хлопчатобумажную ткань футболки, не достаточно охлаждая желание высказаться. — Вы не договорили: не входящие в планы Магического департамента, — спокойно добавил он, посмотрев на серое лицо куратора.

— Бунтарское настроение среди молодёжи давно беспокоят наших министров, и я здесь, чтобы убедиться, что такой маг, как вы, не будете ввязываться в чужие игры, — сказав это, мистер Андерсон, не дожидаясь позволения от хозяина квартиры, твёрдой походкой направился в глубь квартиры, в комнату, из которой шёл сильный магический фон.

Нейтен поспешил за ним, безмолвно ругая себя, что не закрыл дверь в мастерскую, и даже не накрыл картину специальной холщовой тканью, которая помогла бы не привлечь внимания чуткого куратора.

— Новый заказ? — поинтересовался отстранённым тоном Андерсон, разглядывая портрет сероглазого брюнета. — Паспорт на него могу увидеть?

— Я не держу такие важные документы в мастерской, где в любой момент могу запачкать их краской, — раздражённым тоном ответил Нейт, судорожно ища способ увести куратора от картины, а еще лучше — вырубить его и стереть память.

И первое, и второе были трудно выполнимым в данной ситуации и с этим человеком, и Нейтен это понимал. Его взгляд заметался по мастерской в поисках кисти или чего-нибудь, что он мог бы использовать в качестве своего магического орудия и исправить ситуацию, пока не стало поздно.

Андерсон посмотрел мельком через плечо на художника, не собираясь ввязываться в долгие выяснения и поиски запрошенного документа. Стоя к парню спиной, он достал телефон из внутреннего кармана пиджака, но тот растолковал его действие верно.

— Я просто тренировался! — выпалил Нейт, решив, что куратор собирается вызвать группу зачистки или доложить, что доносы были не беспочвенными. Оба варианта одинаково пугали его.

— Тренировка, это хорошо, — тихо произнёс Андерсон, сверив время по своему смартфону. Он убрал телефон и подошёл к картине вплотную.

Нейт рванул вперёд, стремясь остановить мужчину, но тому удалось коснуться портрета. Красные искорки запрыгали по полотну, уничтожая магический след и вместе с тем лишая силы созданный художником образ. Нейт остолбенел, крепко сжимая поздно схваченную руку куратора. Выражение на его лице было под стать неизменной маске старого стиратиля.

— В следующий раз, — заговорил мистер Андерсон, высвобождая своё запястье из задеревеневших пальцев подопечного, — согласовывайте все виды манипуляции с визуальной магией. Департамент с удовольствием выделит вам специализированную мастерскую и необходимые материалы для ваших тренировок.

Нейтен не сразу понял, о чём мужчина говорит ему, но, чтобы не вынуждать куратора повторять свои слова, согласно кивнул.

— И про бал не забудьте, — эти слова дошли до разума Нейта, окончательно приводя в чувство и отвлекая от мыслей об Анне.

Мистер Андерсон с чувством выполненного долга зашагал в прихожую, а Нейтен последовал за ним, пытаясь предугадать возможные сюрпризы. Но нежданный гость, подхватив у двери трость, вышел из квартиры, не дожидаясь любезностей на дорожку.

Глава 21 Луи и сила веры в его великолепия

— Герман, — представился один из мужчин и принялся пожимать всем присутствующим руки.

Я в виду жуткого стеснения старалась держаться подальше от взволнованных самцом, чтобы ненароком не выдать себя и не записаться в группу «не по девочкам», подставив под удар свой образ и репутацию Линды. Второе меня мало волновало, к тому же Кевина сложно было переплюнуть.

Дойдя до меня, этот самый Герман на автомате предложил мне свою ладонь для приветственного жеста. Я сначала протянула к нему руку, но в паре сантиментов отдернула её от мужской лапы и с подозрительным прищуром посмотрела на инициатора панибратства в нашем узком кружке обреченных душ, которые, между прочим, вызвались добровольцами, впрочем, как и я.

Не смогла удержаться и не принять такое предложение в ультимативной форме, вместо того чтобы в жесткой форме отказать Курице и дать дёру из квратиры бывшего жениха. Вот когда я еще побываю на светском вечере и на аукционе? Думаю, что никогда! Страшно же… А тут, под личиной волка, очень даже интересно. Да и компания у меня на высшем уровне, есть на что посмотреть и мысленно покапать слюнками. Я словно в раю оказалась, но нельзя было выходить из образа.

— А ты руки мыл? — в лоб спросила я брызжущего энтузиазмом мужчину.

На красивом лице потухла улыбка, ничуть не портя носителя имени «Гер-р-р-ман».

— Да, — тихо и не уверенно выдал он, замерев с протянутой ко мне ладонью.

— А я нет, — и засунула руки в карманы брюк, сорвав жидкие смешки свидетелей моего ловкого финта и неприязнь высокого «арийца»

— Гера, да ты оставь его. Это Линда притащила на замену Кевина, — сказал кто-то из столпившихся в закулисье мужчин.

— Могла кого и получше найти, хотя бы своего роста, — бросил с пренебрежением Герман, возвращаясь к стае себе подобных.

Я же облегченно вздохнула — от самого неприятного мужского обряда избавилась на твёрдую пятёрку, теперь они даже в мою сторону не посмотрят.

Постепенно наши ряды редели: мужчины один за другим выходили на сцену, когда слышали своё имя, раздававшиеся из динамиков под потолком. Ожидавшие своей очереди в небольшом коридорчике у сцены распивали напитки, которые подносил и выставлял на небольшой столик один из официантов. Я же стойко отказывалась от всего предложенного, пока мои нервы не зазвенели от длительного ожидания. Тогда-то я позволила себе опустошить два бокала шампанского друг за другом и сконцентрироваться на более важных вещах, чем боязнь сцены и толпы незнакомцев.

Во-первых, Луи самый красивый из всех мужчин, что толпились за кулисами. А вот во-вторых, мои, то есть Луи, позиция становится незавидной, так как меня, видимо, оставили напоследок, как овцу на заклание, или правильнее барана. Чувствовалось вмешательство Линды, которая вела мероприятие и вызывала мужчин по списку.

Алкоголь начал хозяйничать в моём организме, заставляя мысли пузыриться и рисовать план действий: выйти, улыбнуться… Поиграть бровками? Лучше одной. Я так не умею. Тогда еще раз улыбнуться. Добавить смущения? Скромный и стеснительный мужчина их заинтересуют? Да, черт с ними, меня он уже заинтересовал!

Я почесала колючий подбородок, рассматривая самодовольное лицо Луи, которое отразилось в какой-то непонятной штуковине из глянцевого металла. Но от самолюбования меня отвлекли, грубо дернув за локоть. С немым возмущением посмотрела на тучного мужчину, одетого в простую одежду без намёка на лоск и то, что он за компанию с галдящей толпой в зале.

— Ив Луи? — спросил он и не дожидаясь, когда до меня дойдет суть вопроса, и я отвечу, пояснил: — Вас уже дважды объявили.

Я устремилась в указанную мужчиной сторону. Первый шаг на залитую светом сцену дался легче лёгкого, но стоило увидеть десятки голов, направленные в мою сторону, темп с каждым последующим шагом стал замедляться. Лиц сидящих за столами людей не удавалась разглядеть, но было сложно отделать от ощущения, что их глаза устремлены на меня. Всё в зале разодетые в дорогие костюмы и платья смеялись, ели и пили, в ожидании завершительного лота.

— Ив Луи! — объявила Линда, указав в мою сторону рукой. — Попрошу поддержать нашу тёмную лошадку.

Послышались аплодисменты — не такие бурные, как до этого, при появлении на сцене предыдущих мужчин. Не спорю, это задело моё самолюбие. И самолюбие Луи! А значит, надо было как-то реабилитироваться.

Эх, сейчас бы магии не помешало бы. Самую малость. Надо было Нейтену всё-таки наводку дать на этот улей снобов. Ладно, Луи, мы с тобой вдвоем в этой лодке, и давай уже раскачаем её. Нет, как-то не так. Очаруем их! По-мужски, конечно.

Линда приблизилась ко мне, вручив микрофон, позволяя мне самой провести презентацию своего невероятно-очаровательного образа. А я, глубоко вдохнув, представила, словно смотрю на себя со стороны, имея возможность видеть тоже, что и все присутствующие.

Молодой человек невысокого роста, который подчёркивала рядом стоящая блондинка на высоких каблуках, смущённо улыбнулся.

— Привет, — раздался чуть хриплый голос из динамиков, вызвав тихое укание между столиков.

Зал притих, ожидая следующую порцию приятного мужского тембра.

— Спасибо, Линда, что позвала на сегодняшний необычный аукцион. — Улыбка в сторону ведущей, в зале кто-то возбуждённо охнул и громко потребовал улыбнуться в сторону потенциальных покупательниц.

Луи улыбался, чувствуя положительные флюиды от присутствующих. Уверенность в себе залог успеха. Главное, дать сидящим в зале дамам то, что они хотели получить, а Луи, по понятным причинам, лучше всех, из ранее выходящих на сцену мужчин, знал, чего жаждет женское сердце.

— Меня зовут, Луи. — Тихая волна смешков. — Я работаю архитектором в компании «КонтинтХолдКо». По гороскопу лев. Холост. Верю в судьбу. И люблю детей. — Женщины возбужденно загомонили. — Буду рад составить компанию одной из присутствующих дам. Не забываем, ваши деньги идут на лечение детей с тяжёлым врожденным пороком сердца.

Взгляд Луи пробежался по женщинам, которые расположились за столиками около сцены. Лиц он толком не мог разглядеть, но каждая сполна ощутила капельку внимания и интереса в свой адрес. Микрофон был возвращён ведущей.

— А теперь перейдем к торгам! — призвала Линда гомонящий зал, переполненный женщинами. — Начальная ставка, — она бросила оценивающий взгляд в сторону стоящего рядом мужчины, — тысяча долларов.

— Думаешь, за меня больше не дадут? — шепнул ей на ушко Луи.

— С паршивой овцы хоть шерсти клок, — ответила она, убрав подальше от лица микрофон, и одарила его приторной улыбкой.

«Ладно, ладно, овца», — подумала Анна.

Линда заметила первую руку и указала в сторону пожилой дамы, назвала номер столика, за которым стал наблюдать ближайший помощник из присутствующих в зале.

— Кто даст больше? — обратилась Линда к собравшимся.

— А самому за себя можно заплатить? — спросил Луи так, чтобы это услышал весь зал.

— Нет.

— Тогда заплати ты, я тебе дам денег, — с невинной улыбкой предложал Луи, подаваясь вперед к микрофону.

— Ведущий не участвует в сделках в качестве покупателя, — строгим голосом пояснила Линда во всеуслышание.

Она не успела убрать подальше микрофон, и все чётко расслышали, как Луи выдохнул в него:

— Жаль… — Он придержал руку Линды, чтобы добавить: — Хотелось бы больше принести пользы, чтобы больше деток вылечили.

— Даю две!

Линда пронзила наглеца злобным взглядом и всё-таки вырвала свою кисть с микрофоном из его хватки. Луи усмехнулся, засунув руки в карманы брюк. Раскачиваясь с пятки на носок, он изображал полную непричастность к происходящему, пока женщины наперебой поднимали ставку.

За считанную минуту сумма достигла двадцати тысяч.

— Дети не виноваты, что я не владелец крупной компании, — незаметно приблизившись к ведущей, вставил комментарий Луи, сунув нос к самому микрофону, который маячил перед её глубоким декольте.

Линда от такой наглости опешила, а придя в себя отстранилась от «лота». Волна смеха пронеслась по залу — трудности, с которыми пришлось Линде столкнуться в лице Луи, забавляли присутствующих.

— Даю пятьдесят! — взвизгнула одна из женщин, сквозь приступ смеха, отпихнув соседку, которая что-то нашептывала той на ухо.

— Пятьдесят тысяч раз, — принялась отсчитывать Линда, косясь на Луи.

Тот, в свою очередь, пытался подойти к ней, но она стремительно уходила в сторону, желая закончить уже с торгами и отделаться от прилипчивой компании студенческого друга Кевина. Но Луи упорно продолжал своё наступление. Их хаотичное перемещение по сцене, насмешили всех: никто не удержался от улыбки, а некоторые из присутствующих мужчин стали выкрикивать советы настырному «лоту», который стремился набить себе цену.

— ДВАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ! — прогрохотало из динамиков, введя в ступор ведущую, Луи и всех прочих в зале.

Повисла гробовая тишина.

— Двадцать миллионов! — повторил мужской голос из середины зала, подняв над головой мобильный телефон со светящимся дисплеем. Он поднёс смартфон ко рту и произнёс: — Простите, — раздалось из динамиков, — пришлось вклиниться в вашу забаву, но благополучие детей должно оставаться на первом месте.

Зал недовольно загудел — женщины были недовольны, понимая, что у них из-под носа увели очень симпатичный экземпляр.

— Мистер Даусен, — узнала его Линда, — благодарим за столь щедрую ставку. И я должна спросить по правилам аукциона: есть ли желающие перебить её?

Все притихли, с неподдельным любопытством ожидая знака от смельчака, который осмелится перебить самую щедрую сумму пожертвования за весь вечер. Но таких, как все и предполагали, не нашлось.

Линда объявила окончание торгов. Один из помощников приблизился к столику мужчины с бланком подтверждения оглашенной ставки, а также попросил подписать договор, чтобы юридически узаконить последующий денежный перевод.

Мистер Даусен выписал на месте чек на двадцать миллионов и вручил его, подошедшей Линде. Поблагодарив за щедрое пожертвование, девушка удалилась, оставив Луи в компании мистера Даусена, честно купившего его время на сегодняшнем вечере.

Глава 22 Пожиная плоды

Вот чего не ожидала так это то, что меня купят за двадцать лямов, и самое шокирующее — это будет не женщина. Не то, чтобы я горела желанием слушать бабский трёп и отбиваться от их похотливых граблей, но к такому повороту не была готова. Оказавшись у счастливого обладателя лота «приятная компания в лице Ив Луи» не сразу сообразила, что стоит перестать строить из себя столб, и присела на указанный мистером Даусеном стул.

— Можешь звать меня Бен, — сообщил мужчина и отпил янтарной жидкости из своего бокала.

— Двадцать миллионов… — вырвалось изо рта, вместо вежливого ответа на его представление. — Простите.

— Ничего страшного, — усмехнулся Бен, забавно искривив свои тонкие губы.

— Но… двадцать?.. — шёпотом повторила я. — Это же сколько детей на эти деньги можно вылечить? — В моей голове не укладывалась, что сумма пожертвования — не плод слегка захмелевшего разума, а худощавый блондин передо мной не сильно переживал по поводу своих трат.

— Для меня это мелочи, завтра мои компании принесут еще пять или шесть миллиардов, — отмахнувшись, позёрствовал Бен.

На вид ему было далеко за тридцать, но выглядел холёным, наводя на пугающие мысли.

— Дети точно оценят такое спонсорство, но я… — замялась, подбирая менее обидное обоснование своего настороженного поведения, — вы не в моём вкусе, простите. Я не… простите.

Мистер Даусен откинул голову, заливаясь смехом так громко, что с соседних столиков стали бросать на нас любопытные взгляды.

— Ты тоже не в моём вкусе, — стряхнув невидимую слезу, признался бизнесмен. — Я всего лишь сделал сразу два добрых дела: пожертвовал крупную сумму на достойное дело и спас задницу одного молодого человека. Эти женщины, не важно кто бы из них в итоге стал счастливой обладательницей полного права липнуть к твоему телу весь этот вечер, порвали бы тебя в клочья. Они словно пираньи, собравшиеся на кормёжку, а ты всего лишь кусок мяса, — шутливым тоном поучал Бен.

— То есть… это?.. мужская солидарность?

— Что-то вроде того, — криво улыбнулся он и словно невзначай положил свою ладонь поверх моей.

Тихий щелчок и яркая в полумраке банкетного зала искра заставили меня отреагировать резко и без раздумий — я выдернула свою кисть и спрятала её вместе со второй под белоснежной скатертью, которая покрывала стол.

— О, прости, — поспешил извиниться Бен, подняв руки в миротворческом жесте. — Дурацкая привычка. Люблю тактильные контакты, но я не по этим делам! Я не вру!

В этот момент его внимание привлёк мобильный телефон, лежащий всё это время перед ним. Попросив прощения в очередной раз, мистер Даусен оставил меня в полном одиночестве за его столиком, чтобы позвонить в более уединённом месте.

Первые несколько минут протекли неуютно. Во-первых, пришлось довольствоваться минеральной водой, чтобы не пьянеть больше в столь опасном месте. А во-вторых, до моего слуха стали долетать обрывочные фразы и смешки, которые складывались в малоприятную картину — казалось, все присутствующие записали меня, точнее Луи, в голубой сектор. Теперь надо было не дать окружающим повода укрепиться в данном выводе. Или, может, я зря так переживаю об общественном мнении? Пусть говорят, что хотят. Мне их в любом случае не переубедить.

Хотя одну мамзель я бы постаралась убедить, чтобы она своё же слово сдержала. А-то Кевин ей обещал поучаствовать в благотворительном аукционе своей тушкой, от которой она, собственно, сразу и отказалась. Видите ли, пьяный он никого не заинтересует. И моё замечание, что он очень даже милый в мертвецком сне, её тоже не убедили. Но да бог с этим Кевином. А вот Линда меня злит. Вокруг все должны плясать по её правилам, а она, значит, кому хочу — тому и даю. То самое «слово». А потом не держу его. А от остальных требует безоговорочного исполнения обещаний. Тоже мне, Овца!

— Луи, — прозвучало рядом со мной, и чья-та пухленькая ручка заскользила по рукаву пиджака, обжигая своим теплом. — А чего вы скучаете? — Я посмотрела на подсевшую ко мне женщину и не смогла сдержаться, чтобы не отшатнуться и, скинув наглую ручонку, вскрикнуть:

— Мисс Бонэ?! Не пугайте так!

— О, не припомню, чтобы мы уже где-то пересекались, — она жеманно приложила ладошку к своему выдающемуся бюсту.

— Да, а вы не помните? На днях, в галереи на Орсис стрит.

— Да? — она воздела глаза к потолку, копошась в своих воспоминаниях. — Хм, не надо было налегать на «Мимозу», — хохотнула она, так и не вспомнив нашего знакомства, — и не удивительно. — Но, возвращаясь к моему вопросу, не хотели бы вы, провести сегодняшний вечер в более приятной компании?

— Мистер Даусен очень даже приятный человек, а его состояние намного внушительнее, чем у вас, как я погляжу, — а посмотрела я на её огромную грудь, так, невзначай.

Мисс Бонэ глупо захихикала, видимо, уже порядком набралась за время просмотра всех лотов.

— Ой, скажете тоже. Я геев за километр чую. И вы точно не гей.

— Ну спасибо.

— Всегда пожалуйста, — разлюбезничалась она, подозвав ближайшего официанта и велев ему притащить бутылку шампанского на наш столик. А мне жутко захотелось, чтобы мой неожиданный рыцарь вернулся и спас меня от общества этой толстушки.

— А вы здесь одна? — спросила, отсев от Бонэ вместе со стулом.

— Я не замужем, если вы об этом, — ответила она, пододвинувшись.

— Я о подругах. Их у вас тоже нет? — И снова отсела.

— А это… Думаете, одной меня будет мало? — Придвинулась она и потянулась своими ручонками ко мне.

— Думаю, что им без вас будет скучно. — Отцепив её пальцы от лацкана, снова попыталась бежать, пользуясь единственным удобством — округлостью стола.

И это единственная округлость, которая меня радовала в этот момент, в то время как мисс Бонэ, вцепилась в мою руку и прильнула с таким порывом, что я чуть со стула не слетела. Но её грудь остановила и смягчила моё сближение с этой дамой.

С каждой секундой во мне росли желания наорать и стукнуть чем-нибудь по этой обнаглевшей морде, что расплывалась в довольной улыбке, крепко обнимая мою руку, — схватила, так схватила. Мои попытки вырваться из жаркого и мягкого плена терпели неудачу. Слишком разная весовая категория, но я не теряла надежду и продолжала отпихивать местную прилипалу, мечтая уехать и не возвращаться в Вертон. Женщины здесь — мягко выражаясь — странные, с прибабахом.

И не было предела моей радости, когда за свой столик вернулся мистер Даусен. Бросилась бы к своему спасителю на грудь, но каких-то сто килограммов, повисшие на моей руке, остановили от столь неуместного поведения на людях.

— Я не понял, почему мою собственность наглым образом тискают?

Мисс Боне ослабила свой захват, и я наконец-то вернула себе слегка онемевшую конечность. Еще немного, и рука бы отнялась на потеху этой обезумевшей женщине.

— Если Луи захочет, то он обязательно уделит вам время, мисс Бонэ, — произнёс Бен, склонившись над притихшей толстушкой. — И вы заняли моё место, — угрожающим шёпотом добавил он.

— Я просто составила компанию, пока вы бродите не понять где, — отшутилась она, поднимая свою задницу со стула. Она поспешно удалилась, сверкая пятками.

— Теперь я понимаю, о чём вы, — произнесла, растирая свою помятую руку.

— С этими одуревшими от безделья женщинами надо быть осторожнее всего, — предупредил мистер Даусен, заняв своё место. — Вот же нагрела своей жопой! — возмутился он, поёрзав по сидению.

Вечер шёл своим чередом. На сцене сменялись артисты и певцы, чьё присутствие не обременяло, но давало пищу для разговоров. Некоторые из присутствующих воспользовались небольшой зоной, свободной от столов и прочей мебели, чтобы потанцевать под понравившиеся им композиции. В основном на этот танцпол вытаскивали мужчин, купленных на сегодняшний вечер, остальные не горели желанием идти на поводу у присутствующих дам, если не считать несколько исключений.

Выпитая вода прошлась по моему организму, требуя срочно отправиться на поиски туалета. Предупредив Бена, ушла в указанную им сторону, — двери справа вели к хозяйственным помещением, запасному выходу и лифту, а также к туалетным комнатам.

Быстро справившись с этой задачей, стала застёгивать на себе штаны и ремень, когда в туалет с визгливым смехом зашло несколько человек. Меня пробил холодный пот, оглушая мыслью «я в женском туалете!» Сделала глубокий вдох и притихла в кабинке, боясь спокойно дышать.

— Он точно пошёл в туалет, я видела, — заверила одна из женщин своих спутниц.

— Тогда на выход, и караулим его у дверей! — ответил ей знакомы голос. — Как минимум номерок его я точно достать должна, — захихикала Бонэ, а я живо представила её круглое лицо.

— А этот Даусен, мог бы и без покупки красавчика Луи сделать своё пожертвование, — в сердцах возмутился третий голос.

«Красавчик Луи?» — мелькнуло у меня в голове. — «Только не говорите, что вы решили устроить на него охоту?»

— Пошли, хватить свои губи уже нарисовывать, а то уйдет же! — одёрнула кого-то Бонэ.

Женщины под дружный хохот с упоминанием чего они еще бы хотели получить от Луи удалились из туалетной комнаты, оставляя меня один на один с разволновавшемся сердцем и вопросом «что делать?».

И ответ был вполне логичным — БЕЖАТЬ!

Вот только куда?

Припомнив, как мы с Линдой зашли в это здание через чёрный выход, решила прорываться к нему, но воспользоваться лестницей вместо лифта. Несколько метров, четыре этажа, и я буду на свободе. Главное — единственным препятствием на моём пути будут только обезумевшие от алкоголя и одиночества женщины, а не все присутствующие на благотворительном вечере.

Выждав, когда в женском туалете повиснет гробовая тишина, я вышла из своей кабинке и направилась на выход. В коридоре встретилась взглядом с шумной троицей, которая, заприметив меня, встрепенулась и с криками «Луи! Стой! Держи его!» помчались за мной.

Я выскочила на «черную» лестницу и, не оглядываясь на своих преследователей, поспешила вниз. Не стихающий шум, окрики и тяжёлое пыхтение подгоняли, рисуя малоприятные последствия, если я попадусь этим женщинам. Не сомневаюсь, их руки не упустят возможности облапать меня с головы до пят. И не думаю, что одна искусственная деталь, из носочного запаса Нейтена, не вызовет недоумение у этих опытных женщин.

Нет, не хотелось проходить через три пары рук, а потом еще и странные слухи узнавать, которые породят эти озабоченные дамочки.

Но любая спешка до добра не доводит, особенно когда стремительно летишь вниз по лестнице. Голова немного закружилась, превращая стремительный спуск в водоворот из серых стен, и вот я неудачно поставила ногу и подвернула её. А тяжёлые шаги и окрики моих преследовательниц нагоняли. Наступила на ступню, и тянущая боль разлилась по ноге. Вынуждена была приступить к растиранию пострадавшей конечности, надеясь, что ничего серьёзного с ней не произошло, а вот с женщинами придётся разбираться лицом к лицу.

— Луи! — воскликнула Бонэ, сквозь тяжелое дыхание. — Куда же ты?..

Я бросила недовольный взгляд через плечо, заметив, как радость на лице толстушки сменилась удивлением.

— Ой, простите, нам показалось… А молодой человек здесь не пробегал? — спросила она.

А её вопрос удивил меня, я рефлекторно схватилась за грудь и опустилась на ступеньку, не спеша расставаться с вернувшейся мягкой упругостью, которую не сдерживал никакой лифчик.

Показала второй рукой на дверь, до которой мне не удалось добраться. Женщины с извинениями прошмыгнули мимо меня, бросая подозрительные взгляды, и скрылись в указанном направлении.

Отдышавшись, проверила свою лодыжку. Дискомфорт прошёл, можно было выдвигаться. Застегнув пиджак на все пуговицы, чтобы не светить сосками сквозь тонкую белую рубашку, отправилась на улицу. Разминувшись с недоумевающими женщинами, поймала такси и поехала к Нейтену.

Не успела назвать водителю адрес, как мой телефон принялся настойчиво надрываться в кармане брюк.

— Не знаю, что у тебя там случилось, но это было вовремя как никогда, — ответила я, не давая Нейтену вставить и слова. — Я уже еду домой.

— Ты на такси?

— Да.

— Денег расплатиться хватит?

— Да, — улыбнулась, чувствуя беспокойство в его голосе. — Не переживай, скоро буду дома. — Повисла пауза. Он связь не отключал, и мне казалось, что надо бы добавить еще что-то в качестве извинений за причинённое неудобство. — Я тебя люблю, — бросила и отключила связь до того, как Нейт успел бы ответить взаимностью или хуже — промолчать.

Но всё-таки давно я ему этого не говорила, а сейчас произнесла и странное чувство возникло, разливаясь теплом в груди. Сейчас мне хотелось ехать только к нему, чтобы оказаться в тёплых объятиях, вдохнуть запах родного человека, а потом уже решить, что делать со своей жизнью дальше.

Глава 23 Дом, милый дом

Дверь распахнулась передо мной стоило приблизиться к ней.

— Ты что, всё это время от двери не отходил? — удивилась я.

— Нет, — с легким возмущением ответил Нейт, будто бы ему больше делать нечего.

Он посторонился, давая мне пройти. Оказавшись в квартире, я не спешила разуваться и скидывать пиджак, только ослабила узел на галстуке и сняла его через голову. Нейт закрыл дверь на замок и подошёл ко мне.

— Откуда галстук?

— Это… всё, что осталось от Кевина, — ответила, протянув удавку другу.

— В каком смысле? — Он принял галстук, с удивлением рассматривая его, будто выискивая следы крови или еще чего-то в этом духе, что даст подсказку и без моих пояснений.

— Я с ним рассталась. — Нейт нахмурилась, а его губы искривились в легкой полуулыбке. — Ну-у, не совсем так. Он об этом ещё не знает.

— Собираешься с ним встретиться, чтобы сообщить об этом?

— Возможно.

— А с чего вдруг?

— С чего?

Я сделала шаг к Нейтону и, обвив его талию руками, прильнула к широкой груди. Он обнял меня в ответ.

«Я дома», — мелькнуло в голове, а тёплое спокойствие, разлившееся в душе, подтверждало эту мысль.

— Захотела и рассталась, точнее бросила пьяным в его квартире, как и должна была сделать больше двух лет назад. Мы из разных миров… и он не хотел впускать меня в свою жизнь, так что я его выгоняю из своей. И вообще какая разница?! Будешь мне допросы устраивать — покалачу, — пробурчала последнее в его ключицу, от которой исходил запах моего любимо «парфюма»: масляные краски и тонкий след лака — не сомневаюсь, всё это время он сидел в мастерской.

Нейтен затрясся от беззвучного смеха.

— Эй! — Отстранилась от него и хлопнула ладонью по сотрясающейся груди. — Не издевайся!

— Я не издеваюсь, — запротестовал Нейт, справившись с рвущимся хохотом, но не с улыбкой.

— Я вижу. Сейчас я переоденусь, и мы поговорим: я расскажу, как спасалась от обезумевших от Луи женщин; а ты объяснишь, что случилось с твоим фокусом-покусом. — Я направилась в спальню, добавляя: — Но если бы образ не исчез, то мне бы пришлось отбиваться от трех баб. И там одна была краше другой! А самой красивой была твоя знакомая — мисс Бонэ! — выкрикнула у двери и скрылась за ней, заметив, но проигнорировав, немой вопрос на лице Нейтена.

Спальня предстала передо мной в новом свете: большая постель была завалена огромными пакетами.

— Нейт! — позвала, выглянув в коридор. — А что за барахло на кровати?

— Твоё!

— Что?

Нейтен сократил расстояние между нами, чтобы не надрывать связки.

— Помнишь, у меня сегодня были дела?

— Да.

— Я ездил в Дайтон. Взял заодно твои ключи и заскочил на квартиру Кевина. Это твои вещи, — махнул он рукой в сторону пакетов. — Не сказал, потому что не был уверен, что выйдет забрать их.

— Спасибо, — порывисто обняла его и чмокнула в щеку.

Остаток вечера мы провели за беседой. Больше всего говорила я, расписывая в мельчайших подробностях свой поход на аукцион мужчин для оголодавших женщин, чтобы собрать денег для детей. Нейтен не гнушался вставлять свои веские замечания и советы на будущее, шутя по каждому удобному моменту, которых было немало. А вот его рассказ оказался не таким благодатным для шуток. Выслушав про учёбу Нейтена в Реабилитационном центе Вертона и про его куратора, который мог уничтожать магию и материю, всё же поверила его заверениям, что мне не о чем беспокоиться — у него всё под контролем.

— Но почему ты не вправил мне мозги, когда познакомился с Кевином, а исчез из моей жизни еще на четыре месяца? — задала я вопрос, который напомнил о себе с новой силой.

— Ты не маленькая и, вроде, была счастлива с ним.

— Была. У него столько денег, что любая будет счастлива.

Мои слова не понравились Нейтену:

— Так вот чего тебе не хватает для счастья.

— Нет. Это всего лишь малая его часть. Всё-таки главное, чтобы рядом был правильный человек. Не находишь? — спросила и шумно отхлебнула горячего чая. Он оказался таким вкусным, что я не удержалась и с наслаждением выдохнула.

— Необязательно. Вместо человека можно правильных сорок кошек завести.

— Я не поняла, где ты прячешь от меня своих кошек?!

Но шутки шутками, но оставалась еще одна не дающая мне покоя мысль.

— Скажи мне, пожалуйста. — Нейтен подобрался, чувствуя приближение опасного вопроса. — А ваши эти маги не могли быть связаны с моим «великим» провалом памяти? Я ведь правильно помню, что стиратели не только магию и предметы в небытие отправляют.

— Помнишь правильно, — лёгкая напряжённость в его голосе не укрылась от меня, да и в глаза мне смотреть Нейт избегал, — но они к этому точно не имеют никакого отношения.

Я задумалась, разочарованная ответом.

— А так было бы круто, если бы они были в этом виноваты. У них же кто-то знает то, что стирал у кого-то? Эту информацию как-то сохраняют или удаляют безвозвратно?

— Зависит от ситуации, но твои воспоминания до двенадцати лет восстановлению не подлежат.

Я расстроилась еще больше, в очередной раз попрощавшись с надеждой узнать что-то о своей настоящей семье. Мысленно вернулась к обрыву: за ним ничего, а впереди только Нейтен — тот, кто нашел меня на заброшенной стройке и привел к себе домой. Первое время я ничего не могла понять, а он возился со мной как с ребенком, показывая и объясняя почти всё, что меня окружало. Он, долго мечась между двумя любимыми бабушками, не смог выбрать что-то одно и нарёк меня двойным именем — Анна-Луиза. И я не раз шутила на счёт этого, радуясь, что у него в роду традиционные семейные пары и любимых бабушек оказалось всего две, а не четыре.

Прекрасно помню, как его родители передали меня органам опеки, — эта была настоящая трагедия. За несколько дней я успела привязаться к Нейтену, даже ночью спала с ним в одной кровати, держа за руку и не смыкая глаз до последнего, боясь, что этот день раствориться во тьме, как и все предыдущие. Но его родители не собирались обременять себя еще одним ребенком и проигнорировали просьбы своего сына оставить девочку, которую от приволок домой подобно брошенному котёнку.

Органы опеки пристроили меня в семью, которая, по сути, была не против дать угол еще одному ребенку. Своих детей у мистера и миссис Пединг не было, но общество трех или четырех приёмных привносило жизнь в их двухэтажный дом на три спальни. Помню, как краски окружающего мира померкли, а ожили лишь при новой встрече с Нейтеном. Он искал меня. И нашёл. И больше мы с ним не теряли связь и виделись почти каждый день, пока не вмешались маги, забрав его из моей жизни и казалось, что это навсегда. Тогда краски снова померкли, а смысл жизни ускользал от меня, пока Кевин не вмещался, привнеся чувство детской забавы. Он отвлёк от грусти по другу всей моей жизни, по некровному, но брату, который всегда был рядом, защищал, помогал и смешил своими глупыми шутками.

Да, я не любила Кевина, а позволяла ему управлять своей жизнью в отсутствие Нейтена.

Отправляясь на боковую, мне стало неуютно, что Нейтену вновь придётся спать на диване, на котором он едва умещался. Я спала на нём и знаю, какого это, а во мне роста на восемнадцать сантиметров ниже.

— Может, сегодня ляжешь в свою кровать?

— А ты?

— И я.

Он посмотрел на меня с подозрительным прищуром.

— Эй, выбрось пошлые мыслишки подальше! Кровать большая. Два одеяла есть. Будем спать спокойно и с комфортом. Оба. Не мешая друг другу.

Нейтен задумался.

— А поцелуй перед сном? — спросил он.

— Можно. — И не мешкая подставила щёку, а следом мелькнула мысль: «Как в старые добрые времена».

Но в итоге, соскучившись по горячему телу под боком, я закинула ногу и руку на укутавшегося в своё одеяло Нейтена и, уткнувшись в его плечо, забылась сладким сном.

Глава 24 Новый взгляд на старые вещи

Мне снился чудный сон — такой, где невероятной красоты принц спасает даму в беде, которой оказалась, разумеется, я.

И вот, я в его крепких горячих руках, а он нашёптывает мне на ушко признания вперемешку с милыми комплиментами. Его ладонь смогла пробраться ко мне под юбку и устремилась вверх, а замерев на бедре, принялась поглаживать, будоража каждую клеточку тела. Ощущения были настолько реалистичными, что просыпаться совсем не хотелось, а вот пошалить с незнакомцем на территории Морфея казалось отличной идеей.

Крепкая и нежная рука добралась до груди, с жадностью их помяла сквозь тонкую преграду ткани, задержалась на мгновение, словно запоминая или сверяя размер — идеально подходящие под ладонь, — и вновь продолжила свой изыскательный путь по моему телу.

Каждое движение незнакомца из сна отзывалось реалистичными ощущениями, от чего дыхание сбилось, тело бросило в жар, а мозг дал команду просыпаться. И тут рука неожиданного любовника юркнула между моих ног, погладив меня через тонкую ткань пижамных штанов.

— НЕТ! — вздрогнула всем телом, напугав себя и покусившегося на мои прелести. — В туалет! В туалет! Надо! Срочно! — вопила я, сбрасывая с себя руки и выбираясь из ловушки, которой еще вчера вечером, казалось, здесь не было.

Просидев длительно время в ванной комнате, я остыла и набралась смелости, чтобы встретиться лицом к лицу с Нейтеном. Мысленный штурм не родил чёткого плана действий: отругать или пристыдить, а может, посмеяться? Оставалось единственное решение — выйти из своего убежища, и будь что будет.

Заглянула в спальню, Нейтен лежал на спине, закинув одну руку за голову. И он точно спал. По крайней мере, пока я доставала себе одежду из шкафа, он никак не отреагировал: ни словом, ни движением.

Закинула на кровать упавшее на пол одеяло, которым, помнится, я накрылась вчера вечером, и ушла назад в ванную комнату. Пижаму оставила на стиральной машине, не рискнув зайти в спальню еще раз, и отправилась готовить завтрак.

Почти накрыла на стол, оставалось налить чай и можно было приступать к еде, но в моё только восстановившееся спокойствие вторгся Нейт. Он тихо подошёл сзади. Его рука потянулась за французской гренкой, лежащей на блюдце рядом с чашкой, в которой я задумчиво помешивала ложкой сахар. Горячее прикосновение к моему плечу, я вздрогнула, расплескав содержимое кружки по столешнице.

— Ты чего? — удивился Нейт и принялся жевать взятую гренку.

— Ничего, — я развернулась к нему боком и попятилась назад.

— Да? Не заметно, — произнёс он с набитым ртом и сел за стол, не сводя с меня пытливого взгляда.

Я с места не сдвинулась. Молчала, слыша, как старательно пережёвывает свою пищу Нейт. Мысли, а главное — ощущения, с новой силой растревожили сердце.

— А как я должна реагировать? — возмутилась я, запутавшись в своих размышлениях.

— На что? На меня?

— А на кого?

Нейт нахмурился, задумавшись. Возможно, он попытался вспомнить и понять, что меня могло так обеспокоить.

— Ты сама ко мне залезла, — произнёс он в конце концов.

— Я? Залезла? Куда?! — Варианты в моей голове разогнали кровь до такой степени, что щёки в секунду вспыхнули краской.

— Под одеяло! А куда ты хотела еще?

— Никуда! А ты?

— Я? — это его заметно смутило, подводя меня к одной из мелькнувших ранее в голове мысли: он меня с кем-то перепутал спросонья. И это дало мне право перейти в наступление с обвинением:

— Да! Ты! Руки свои распускаешь! А я, между прочим, почти свободная женщина! Могу и… — запал спал, но последнее слово всё же произнесла, снова вгоняя себя в краску: — … не устоять.

На его лице расцвела улыбка. Ему невероятно польстили мои слова, и я это поняла.

— Не устоять? — вопросительно промурлыкал Нейт, потянувшись за долькой помидора, покоившейся на блюдце в центре обеденного стола. — А надо?

— Надо?.. — Его игривое настроение меня окончательна выбило из колеи.

Как теперь видеть в нём старого друга, когда он включил обаяние и заявляет, что не против со мной… ой, нет!

Я накрыла горящие щёки похолодевшими ладошками, чтобы уравновесить температуры, но это не помогало собраться с мыслями.

— Анна. Лу! — окликнул Нейт, выдёргивая из водоворота воспоминаний и эмоций, которые никак не вязались с неожиданным открытием: Нейт — мужчина!

— Сядь, пожалуйста, — попросил он.

Я устроилась на противоположном конце стола, избегая смотреть на Нейтена, который поленился одеть футболку после подъема, а пижамные штаны, которые я могла лицезреть вчера вечером, очень хорошо сидели на нём. Подалась в бок, чтобы проверить насколько моё воспоминание вязалось с действительность, но местоположения было не подходящим.

— Лу? — Нейтен наклонился под стол, и наши взгляды встретились.

Я резко выпрямилась, чуть не упав со стулом, но удержалась, вцепившись в край стола.

— Да что с тобой? Так, — он нахмурился. — Только не говори, что ты поняла, — на его устах заиграла насмешливая улыбка, словно мы играли в какую-то игру, а все ходы и правильные ответы ему были знакомы лучше меня.

— Ничего не происходит. Как тебе спалось? — решила перевести разговор в безопасное русло, но с опознание вспомнила, чем закончилось совместное использование одной постели.

Щёки в очередной раз разогрелись от стыда и непонимания, что с этим всем делать. Взяла прохладную дольку помидорки и закинула в рот, а Нейт свою так и не съел, а положив на стол перед собой, погрузился в воспоминания, чтобы дать мне ответ:

— Прекрасно. Намного лучше, чем на диване, в одиночестве.

Я закашлялась, поперхнувшись треклятой помидоркой.

— А ты? Я тебе сильно помешал?

— Кхе. Нет. Нормально, — чуть осипшим голосом ответила я.

— Я, конечно, рад, что ты заметила, — и очень тихо, или мне всё-таки послышалось, он добавил: —…снова, что я мужчина, — это он произнёс громко и четко, глядя мне в глаза.

Если бы я продолжала что-нибудь жевать, то опять подавилась бы.

— Я знаю, что ты мужчина. Еще до того, как в школе анатомию стали проходить.

— Нет, — он качнул головой, смущая хитрой улыбкой. — Я мужчина, которого ТЫ очень даже может заинтересовать. Как женщина, — говорил он с паузами, словно ребенку объяснял прописную истину.

Я открыла рот, но возражения испарились под пристальным взглядом голубых глаз.

Нет, я точно схожу с ума, раз думаю, что они у него красивые. Нет, они всегда были красивые, но не до такой степени! А эта улыбка? Возмутительно красивая! А его обнажённая грудь без намёка на волосы? Вот у Кевина на груди можно было косы заплетать! А тут? Безобразие! Да такое, что хотелось на ощупь проверить насколько это приятно прикасаться к нежной коже.

Нет! Я же не такая! Только вчера решила поставить точку с Кевином, а сегодня уже и замена подоспела… А если и с ним ничего не выйдет?

— Я не хочу тебя терять. Как друг, ты меня более чем устраиваешь, — произнесла тихо, уставившись на сочные дольки помидора и не чувствуя больше желания есть.

— Я тоже. Поэтому буду рядом с тобой в любой роли, но учти — на диван я не вернусь.

Я посмотрела на Нейтена, который не выглядел расстроенным, а напротив — с улыбкой на губах потянулся за своей помидоркой и, наконец, отправил её в рот.

Глава 25 Самый счастливый день Нейтена

Нейтену спалось лучше, чем когда-либо, несмотря на то что половину ночи он потратил на укрывание Анны её одеялом, которое та старательно сбрасывала с себя. На пятый раз он сдался, накинув на девушку край своего одеяла, а через несколько минут Анна по-хозяйски обняла его рукам и ногами.

Странное чувство радости завладело Нейтеном, поэтому он, отбросив все сомнения, расслабился в цепкой хватке своей любимой малышки и заснул. И спал он ровно до того времени, как Анна стала бормотать сквозь сон. Он повернулся на бок и первый раз за время совместного использования его кровати и его одеяла обнял её.

С губ Анны сорвались слова благодарности, её ладони принялись гладить Нейтена по бедру и руке, которой он её накрыл. Секунда на размышление, и он принял решение подыграть Анне, предвидя её последующую реакцию.

Анна проснулась и убежала в ванную. Это насмешило Нейтена, но он не стал вставать, позволив ей самой разобраться в своих мыслях. И уж если она укажет ему на неприемлемость его поведения, это будет означать, что мистер Андесон был прав — всё чувства Анны к Нейтену были навеяны его же магией.

Нейт не заметил, как заснул, а проснувшись, обнаружил Анну на кухне. Она выглядела задумчивой, пока девушка не напомнила ему об утренней выходке. Слово за слово, и Нейт не в силах был сдержать свою радость — похожий разговор у них с Анной состоялся после одной вечеринки в студенческом кампусе. Тогда они выпили, повеселились и переспали. На утро след Анны простыл, и она старательно избегала Нейтена не зная, что делать после такой непростительной для дружбы ошибки.

Воспоминания о их совместном времяпровождении нахлынули с новой силой, подталкивая Нейтена к более решительным действиям: он предложил Анне экскурсию по городу с возможностью устроить пикник в Центральном парке. Эта идея ей понравилась, она с энтузиазмом приступила к сборам, в которые вошло написание письма для Кевина.

Первым делом они заехали на почтовое отделение, где заказали курьерскую доставку письма — лично в руки получателя и никому другому! Так захотела Анна.

После они посетили художественный музей Вертона, где вдоволь насмеялись над постмодернизмом. Перекусив в небольшом кафе неподалёку, они погрузились в воспоминания студенческих лет, насыщенные проделками над сверстниками и преподавателями.

Следующий пункт их знакомства с Вертоном был Центральный парк. Отказавшись от аренды велосипедов, Анна потянула Нейтена в глубь рощи. Медленно прогуливаясь по петляющим между деревьев тропинкам, они болтали обо всём, что приходило в голову.

Сегодняшний день стал их выходным от всего, что случилось после исчезновения Нейтена до вчерашнего дня. Целых три года в дали друг от друга — в буквальном и переносном смысле. И Анна словно испытывала те же чувства, что и Нейтен, с радостью принимая все его предложения, где не надо было разделяться больше, чем на несколько минут.

Но всё хорошее рано или поздно заканчивается и порой не так, как мы ожидаем. Вот и этот день преподнёс сюрприз.

— Анна, — тихо позвал Нейт, придержав девушку за локоть.

— Что? — с удивлением посмотрела она на него, отмечая встревоженность.

— Вон там продают мороженное более двадцати сортов. Возьми. — Он протянул ей свой портмоне. — Закажи себе сколько захочешь.

— А ты? — заподозрила она неладное.

— Мне надо переговорить с одним человеком.

— С кем? — Взгляд Анны запрыгал по окружающим людям, в попытке найти того, кто вызвал такое беспокойство у Нейтена.

— Здесь мой куратор, — шёпотом пояснил он, зная, что сейчас не до секретов, — тебе лучше не попадаться ему на глаза.

— Хорошо, — согласилась девушка, забрав предложенный портмоне и отправилась к указанной палатке.

Не успел Нейт мысленно поблагодарить Анну за послушание, как почувствовал неприятный холодок. Он посмотрел в сторону, где заметил куратора, и их взгляды встретились. Мистер Андерсон уверенной походкой сокращал расстояние между ними, что не могло не напугать, но Нейтен постарался не выдать своих истинных эмоций.

— Мистер Андерсон, тоже решили прогуляться сегодня?

— Нет, мистер Берк. Мне не до глупых прогулок. Вы получили моё сообщение?

— Сообщение? — Нейт достал телефон из кармана ветровки и только сейчас заметил смс от куратора.

Открыв его, он, к своему удивлению, обнаружил предупреждение, что встреча “одиноких” магов переносится на сегодняшний вечер. Администрация магического департамента приносила свои извинения, но произошла ошибка в вычислении благоприятного дня для образования новых связей романтического характера.

— Спасибо, что присматриваете за мной, — безрадостно поблагодарил Нейтен мистера Андерсона. — Я тогда поеду домой, оденусь, причешусь… надушусь… — он отступил на шаг, кивком головы прощаясь с куратором, но тот стукнув тростью об асфальтовое полотно центральной дорожки, на которой они повстречались, возразил:

— Вы поедете со мной. Я должен быть уверен, что вы явитесь на этот бал и уйдёте с кем-то. И под кем-то я подразумеваю девушку с магическим потенциалом.

— Возмутительно! — скривившись от услышанного, выпалил Нейт. — Вот почему ваше общество столь нетерпимо? — спросил он, заискивающе посмотрев в глаза куратора и хлопнув своими густыми черными ресница, погладил его по груди, ощутив мягкость костюмной ткани.

— Мистер Берк, — холодным тоном осадил его мистер Андерсон, отстранив руку художника с помощью трости, лишь бы не прикасаться к этому подхалиму, который возомнил, что убедит его в своей нетрадиционной ориентации. — Помнится, вы хотели связать себя узами брака с гражданской девушкой.

— С тех пор прошло много времени, — оправдывался Нейт, заведя руки за спину. — Все изменилось, даже мои взгляды, — он старался подавить улыбку, и холодный взгляд белёсых глаз действовал на него противоположным образом.

Мистер Андерсон выждал время, обдумывая свои слова.

— У вас три минуты, чтобы объясниться и попрощаться с тем, с кем вы сюда пришли. Не забывайте про правила. Считайте это еще одной проверкой на вашу пригодность для нашего общества.

Эти слова, как ведро холодной воды, смыли игривый настрой и надежду, что Нейт всё же отделается от своего куратора. Выбора ему не оставляли. Обменявшись колкими взглядами с мистером Андерсоном, он направился к Анне.

Она успела купить две порции мороженного с разноцветными шариками и устроиться за одним из столиков, расставленных недалеко от палатки со вкусным лакомством.

— Он не уходит, — отметила Анна, когда Нейт присел напротив неё.

— Да, он за мной.

— Опять что-то надо…

— Тсс, — прервал её Нейт. — Вот, ключи от дома, вызови себе такси.

— Я не взяла телефон, — спохватилась она.

— Тогда… — Нейт протянул ей свой смартфон. — Пароль — твоя дата рождения. То есть, дата нашей первой встречи.

Анна растерянно уставилась на него, принимая телефон.

— А ты?

— Я и без телефона обойдусь. Вернусь домой… не знаю когда. Постараюсь побыстрее закончить.

— Точно вернёшься?

— Да. Если что, одолжу у кого-нибудь телефон и позвоню тебе, чтобы ты не волновалась. — Нейт закинул ложку мороженного салатового цвета. — Ммм, мятное, неплохо. Ладно, я пошёл. Аккуратней с мороженным, не простудись, — бросил он ей на прощание и направился к высокой фигуре, что напоминала разряженную с дорогой костюм статую.

***

2 часа 18 минут спустя…

Взгляд Нейтена выхватил в чёрном море фигур с белыми масками на лицах ту, что курсировала между людьми, покачивая пышной копной вьющихся волос. Он устремился за своей целью, огибая столпившихся в зале.

— Ты чего опаздываешь? — прошипел он, схватив девушку за руку, вынуждая её остановиться и оглянуться.

— Не помню, чтобы я с кем-то договаривалась здесь о встрече, — выдал голос Марго, сквозь магическую завесу, которая должна была скрыть её личность, если бы не её буйные волосы, которые та не стала усмирять или прятать.

Она не узнавала прицепившегося к ней мужчину в черном деловом костюме и с белой маской на лице, без прорезей для глаз, рта и носа.

— Это я — Нейт, — шепнул он Марго, отпуская её руку.

— О, ты же знаешь, что личность нужно сохранять инкогнито, чтобы тебя оценивали не по слухам, а по потенциалу? — поинтересовалась одногруппница.

— Сказала та, кто забыла волосы уложить, — беззлобно огрызнулся Нейт.

— Я уже давно смирилась со своей особенностью. И тратить три часа на укладку, не думаю, что это мероприятие того стоит.

— Не-ей-тен, — сладко пропел женский голосок, и какая-то девушка вцепилась обеими руками за предплечье художника. — И не говори, что это не ты, — прошептала брюнетка, затянутая в чёрное атласное платье. — Ты выдал себя, когда побежал за этой «пальмой».

— Карина! — узнали Нейт с Марго вторгшуюся в их разговор девушку.

— Ой, не надо было её «пальмой» называть, — хихикнула она. — Выдала себя с потрохами.

Она крепче стиснула руки, вжимая свою грудь небольшого размера в Нейтена, словно пытаясь донести до него какую-то мысль. Но он понял только то, что на той не было лифчика.

— Нейт, ты же знаешь… — заглядывая безжизненной маской в его, заговорила Карина, — отсюда выпускают только парами, — в её голосе слышалась довольная улыбка. — Так к чему тратить время на незнакомцев? Поехали ко мне, или к тебе, — проворковала она. — Если захочешь, я всё подчищу после себя.

Марго молчаливо взирала на парочку визуала со стирателем, с которыми ей довелось проходить курс реабилитации. Она не находила сил, чтобы оставить их наедине, зная, что Нейт не испытывал каких-либо чувств к Карине, но время от времени проводил с той время, позволяя девушке стирать все воспоминания об этом.

«Мужики», — фыркнула про себя Марго. — «Что еще с них взять?»

— Извините, — вклинился в их небольшой кружок голос со стороны. — Позвольте, я украду вашего кавалера, — добавила незнакомка, схватив Нейтена за свободную руку и потянув за собой, не сводя невидимый сквозь маску взор с неугодной ей «прилипалы».

— Ты ещё кто такая? — возмутилась Карина, воспылав ненавистью к возникшей из ниоткуда сопернице.

— Ой, если я скажу, тебя придётся убрать, — извиняющимся тоном проворковала девушка, сильнее потянув на себя Нейтена. — Совсем убрать. Что ты сама не вспомнишь, кто ты такая, — прошипела она, заметив, что Карина не спешит отступать.

В такой толкотне сложно было оценить потенциал стоящего перед тобой человека, но слабаков на это мероприятие не пускали, поэтому пальцы стирательницы ослабли, выпуская свою добычу. А то, что она видела — фигура и короткая стрижка — не помогали идентифицировать влезшую в их разговор магиню. Карина проводила взглядом парочку в чёрном, обещая узнать, что за выскочка посмела ей угрожать, и если это были пустые угрозы, то эта негодяйка пожалеет о сказанном.

— Чего уставилась?! — бросила Карина стоящей столбом Марго. — Тебе больше заняться нечем?!

— Стой, — велел Нейт незнакомке, остановившись как вкопанный, кк только они удалились от Карины с Марго на приличное расстояние. — Извини, но у меня другие планы на сегодняшний вечер.

Девушка, не выпуская его руки из своей ладони, сделала шаг и приподнялась на носочках: две безжизненные маски друг против друга на расстоянии десяти сантиметров не выдавали эмоций своих носителей. Свободная рука девушки легла на плечо Нейтена, в поисках опоры. Она качнулась в бок и прошептала ему на ухо:

— У меня тоже. Но ты ведь хороший… маг? Составишь мне компанию в шалости?

Нейт не поверил первой мелькнувшей мысли после услышанного. Его ладони легли на талию девушки, не давая ей отстранится от него. Глубокий вдох — знакомая смесь парфюма и масляных красок.

— С ума сошла? Как ты сюда попала? — зашипел он на неё не от злости, а от страха — глупый утёнок сунулся в лисиную нору!

Глава 26 Как Анна на бал попала

До дома Нейтена я добралась быстро. Пройдясь по пустой квартире, устроилась на диване в гостиной, размышляя о том сообщении, что увидела в его телефоне. Выходило, он поехал на бал, цель которого была создание магической пары. И самое обидное — ни словом мне не обмолвился об этом!

Но, помнится, был какой-то конверт, который он старательно прятал от меня…

Прошлась по комнате сканирующим взглядом, держа в уме мысль «куда бы Нейт засунул тот конверт?». Мало ли какие у него еще от меня секреты. И только, вроде, начал мне открываться, но вываливать всё и разом не спешил. Не спорю, его поездка на выборы личной… швабры!.. меня сильно расстроили. И это после его не дружеского подката с утра пораньше и последующей прогулки по музею и городу, словно при обычном свидании.

Признаю, он всегда был мне близок, и я никогда не горела желание делить его с кем-то. Мы же не родные по крови, и знаем друг друга почти семнадцать лет. Это уже дает мне право рассчитывать на что-то большее, чем у прочих девушек в его жизни. Мы даже делили съёмную комнату недалеко от его мастерской, в которой жить было невозможно нормальному человеку и тем более девушке. Парням комфорт не нужен, пока здоровье не подведёт, да и после не факт, что он им станет необходим вдруг. Поэтому я настойчиво его тянула жить со мной, а не там, где вечно пахнет растворителем и еще не понять чем, переживая за него, как за единственного близкого человека, который заменил мне семью. Но он как-то не сильно проявлял инициативу на сближение — по крайней мере, я такого не помню.

Я принялась копаться в серванте, забитый книгами и блокнотами. На полках ни намёка на письмо, поэтому решила пролистать пару его скетчбуков, и уже из второго выпал вытянутый конверт, похожий на закладку.

Но поднимать его я не спешила, засмотревшись на наброски. Быстро пролистав блокнот, поняла до какой степени Нейтен — ЖУК!

Не надо гением, чтобы сложить увиденные зарисовки с тем фактом, что у него есть определённая сила — влиять на события. Именно так он устроил веселую поездку в лифте для Линды. Но тут были и другие рисунки: вот, кто-то забыл свой телефон на чужом столе, а потом не получил его обратно. И тучный мужчина с залысинами на висках выглядел очень грозно, указывая кому-то на выход — было именно такое ощущение. А тут я даже себя узнала. И холл бизнес-центра, где случайно, как показалось тогда, встретилась со второй невестой Кевина. И я молчу про зарисовку с поцелуем! Это же я! И… Нейт!

Вот жучара!..

Наконец, вспомнила о конверте, за которым и полезла в сервант, вскрыла его и достала пригласительную карточку и ажурную маску из белого кружева.

«Вы приглашены на бал! Дресс-код: чёрная одежда и маски. Внимательно подойдите к выбору партнёра в этот вечер!» — гласили строчки, выведенные каллиграфическим почерком. Далее шел адрес встречи, но дата не совпадала с сегодняшней — перенесли и не стали заморачиваться с рассылкой новых приглашений? Всё-таки двадцать первый век на дворе, но могли бы зачаровать приглашения, чтобы не устойчивые параметры сами поменялись, при необходимости. Но кто я такая, чтобы учить магов, как магичить, но вот одному всё-таки урок преподать придётся.

Нашел на ком эксперименты ставить! Бога возомнил со своей-то силой?!

Ну ничего, Нейтен, мы еще поговорим о твоём самоуправстве за моей спиной.

Полтора часа спустя я поднималась по парадным ступенькам замка графа Басфора, который активно использовали для всевозможных вечеров и празднований, как общеобщественных событий, так и частных. Кружевную маску одела в машине, не особо рассчитывая на сохранения инкогнитости, но удивлённый взгляд водителя такси в зеркале заднего вида, да и само отражение опровергли это. Вот тут маги не сплоховали: удобная кружевная маска со стороны выглядела белым гипсовым слепком лица, без намека на прорези для глаз, носа и рта.

Зону с гардеробом я прошла беспрепятственно, ничего не надев поверх чёрного платья и обойдясь клатчем на длинном ремешке, чтобы прихватить с собой телефон Нейтена, приглашение, деньги и ключи от дома художника.

Люди, в большей массе, сновали по первому этажу, а единицы, выделяющиеся характерными масками, направлялись по боковой лестнице вверх. Оттуда лилась музыка не совсем присущая классическим балам, но и до звания дискотеки не дотягивала отсутствием выкрученных басов.

Не успела подняться наверх, куда показывал указатель «На бал-маскарад», как заметила проверяющих — двое мужчин в строгих костюмах и единственные, кто обходились без масок. Впереди идущие мужчина и женщина предъявили им свои приглашения. Один из охранников просканировал их металлоискателем, похожий на расплющенный полицейский жезл, только полностью чёрного цвета, и пригласил их пройти в зал дальше по коридору.

— Ваше приглашение, — обратился ко мне ближайший охранник.

Порывшись в сумочке, выудила и протянула карточку из плотной бумаги, которую безвозвратно забрали. Второй мужчинасделал шаг в мою сторону и провел прибором, словно под моим коктейльным платьем могли быть припрятаны ножи или пистолет.

Сканирующий меня охранник озадаченно нахмурился, глядя на небольшой дисплей компактного аппарата. Он вновь провёл сканером передо мной.

— Попрошу не препятствовать сканированию, — недовольно произнёс он.

— Не выходит? — уточнил его напарник.

— Да, пусто, — подтвердил первый и посмотрел на меня таким страшным взглядом, будто у меня на лбу проступила надпись «обманщица».

— Может, сломался. Я, честно, не мешаю делать вам вашу работу, — произнесла, не допустив дрожи в голосе, хотя внутри всё колотило от страха и близости провала.

— Попробуй по старинке. Возможно, диапазона не хватает, — подсказал второй охранник.

— Позвольте, я прикоснусь к вам всего на пару секунд, — обратился ко мне первый мужчина.

Сомневаясь, что у меня есть выбор, кивнула. Нервы натянулись невидимыми струнами, в голове промелькнула мысль: «Не знаю, что вам надо, но я же показала приглашение, и маска у меня необычная, такую точно нигде не достанешь. Пропустите уже в зал!»

Неприятный щелчок и бледно-синяя искра ударила охранника по ладони, которую он попытался опустить на моё плечо. Тихо прошипев сквозь зубы, он тряхнул рукой и обратился к напарнику:

— Может, ты попробуешь? Я тут, походу, по энергетике иду в разрез.

— Больше тренироваться надо, — не принял его отмазку второй мужчина, но сменил, чтобы повторить попытку прикоснуться ко мне. — Расслабьтесь, я всего лишь проверю уровень вашего потенциала. Воздержитесь от ответных действий, — успокаивающим тоном обратился ко мне мужчина с квадратным лицом, став в моих глазах куда симпатичнее своего более молодого и неопытного напарника.

— Хорошо, — а мысленно добавила, пытаясь успокоить себя: «Всё у меня с потенциалом в порядке! У меня его завались! Я вообще потенциальна во всём! Сейчас разберусь со своими замечательными мужчинами и возьмусь за себя. Может, на какие-нибудь курсы запишусь и найду работу получше, чем официантка в ночном клубе. И я всё еще могу стать дизайнером интерьеров, как планировала. Так что, и потенциал есть, и перспективы!»

Второй охранник спокойно положил свою тяжёлую ладонь на моё плечо. Его расфокусированный взгляд смотрел сквозь меня, немного охладив пыл моего самовнушения.

— Всё в порядке, — произнёс он, моргнув и убрав руку. — Можете проходить.

Задрав голову, я неспешно направилась в указанном направлении, строя из себя униженную и оскорблённую их поведением.

— Ну что? — послышался тихий вопрос сзади.

— Да хер его знает. Я такого никогда не встречал. Возможно, она из высшего круга, — слегка растерянно прозвучал ответ от второго охранника.

— Ни чо себе, не думал, что тут планка настолько завышена. Теперь ясно с чего нас дрючили месяц, перед отбором на обслуживание этого мероприятия, — с нескрываемым восхищением поделился первый.

Я же не стала замедляться и дальше греть уши, а поспешила в зал, где музыка тщетно пыталась завлечь людей в тривиальный медленный танец.

Возможно, это всего лишь игра воображения, но воздух казался необычном, будто бы вот-вот прогремит гром, сверкнёт молния и прольётся дождь. Вот такое напряжение витало здесь.

Мой взор, не видя препятствия в надетой маске, скользил по головам присутствующих: дамы в чёрных платьях разного кроя, а кавалеры в чёрных костюмах. Белые маски обезличивали их, не позволяя легко и быстро найти нужного человека. А об этом я совсем не подумала, решив, что маска без магического сюрприза. Теперь моя ошибка рисковала вылиться в тщетные брожения между присутствующими в зале людьми, а вернее магами.

Задумчиво глядя на одну из дам с красивой укладкой, краем глаза заметила странное движение в толпе. Перевела взгляд и улыбнулась: пышная копна волос одной из женщин напомнила мне об одной знакомой Нейтена. Может быть, я и ошиблась в своём поспешном выводе, но решила подойти поближе к ней и осторожно поинтересоваться: не Марго ли её имя, и не видела ли она Нейтена?

Но такая необходимость отпала, стоило мне услышать женский голос, который обратился к мужчине по имени. Неизвестная стала предлагать себя, — в качестве пары? — повисая на руке кавалера и мурлыча слова словно мартовская кошка.

А он стоял и ничего с этим не делал!

Забыв, что имя Нейтен не такое уж редкое в наше время, я встряла в их «милую» беседу и буквально выдернула невозражавшего мужчину из рук неизвестной девушки. Злости во мне столько всколыхнулось, что та не рискнула проверять до какой степени мои угрозы правдоподобны.

Но — мой или не мой — Нейт не позволил себя утянуть далеко от места, где я его благополучно отвоевала у незнакомки. Он становил меня резко и без предупреждения, сбив с проложенного в вспышке гнева маршрута.

— Извини, но у меня другие планы на сегодняшний вечер, — сухо произнёс он, а у меня от сердца отлегло — всё-таки своего Нейтана схватила.

«Но что за планы такие у него? Сдержать данное мне в парке обещание, или поразвлекаться с кем-то из присутствующих? Спрошу — не признается. Остается — сделать вид, что ничего личного, просто очередная шалость».

Подошла вплотную и, приподнявшись на носочках, приблизилась губами к его уху, чтобы прошептать, как можно завораживающе:

— У меня тоже. Но ты ведь хороший… маг? Составишь мне компанию в шалости?

Нейт схватил меня за талию, крепко сжав ладони, словно испугавшись, что я убегу. Шумно вздохнув, он прошипел мне в лицо:

— С ума сошла? Как ты сюда попала?

Маска на его лице мешала понять, с чего вдруг столько злобы. Что такого в том, что я пришла на закрытое мероприятие? Я и раньше просачивалась туда, куда меня не звали, поэтому прекрасно знаю, как себя вести себя в случае, если схватят с поличным: делаешь вид, что ты царица Савская. Образно, конечно. Угрожаешь и качаешь свои права, настаивая на противозаконности действий в свой адрес. А потом делаешь ноги при первой же возможности.

Ничего сложного, если совладать с эмоциями.

Глава 27 Откровенный разговор

Нейт не дал мне возможности ответить, обратив внимание на шумных людей, окружавших нас. Он схватил меня за руку и потянул прочь, за распахнутые двери. Но это не был выход в сторону парадной лестницы.

Он вел за собой, больно сжав мою ладонь, по застланному красной ковровой дорожкой коридору. Множество дверей по обе стороны создавали ощущение какой-то гостиницы. Нам навстречу шли пары о чем-то беседовавшие на ходу. Из одной двери, недалеко от нас, вышел мужчина в чёрных брюках и в жилетке поверх белой рубашки. На нём не было маски, а в руках он держал большой поднос, заставленный пустыми винными бутылками и грязными фужерами на высоких тонких ножках.

Нейт выпустил мою ладонь и поспешил придержать дверь.

— Спасибо, — поблагодарил его молодой человек, пристально следя, чтобы посуда не посыпалась с его подноса.

Нейт мотнул головой, словно призывая поспешить зайти внутрь. Странный ажиотаж охватил меня, будоража кровь. Я забежала в комнату с приглушенным светом, а следом зашёл Нейтен, что-то сказав официанту, не ожидавшей такой прыти с моей стороны. Он остался по ту сторону двери, а мы расположились за небольшим круглым столиком, который стоял в самом центре комнаты.

Нейтен снял свою маску и вопросительно уставился на меня, словно ожидая, когда я поступлю так же.

— Нас здесь никто не побеспокоит, — произнёс он спокойным тоном.

— А зачем здесь эти комнаты? — задала глупый вопрос, просто желая услышать его вариант ответа, пока снимала с себя маску.

— Чтобы у людей была возможность пообщаться наедине в более тихой обстановке, — ответил Нейт, посмотрев на ассортимент вин, шампанского и крепких напитков, выставленных на угловом столике.

— О, вот это выбор! А давай выпьем шампанского! — предложила, схватив ближайшую бутылку с ярко-оранжевой этикеткой.

— Нет.

— Да, ладно тебе. Не досчитаются они одной бутылки… Это же для гостей! — попыталась настоять на своём.

— Тебя сюда не приглашали, — холодно отрезал Нейт.

— Знаешь, что… — Я, сев на место, поставила бутылку шампанского перед собой и принялась медленно снимать фольгу с верхушки. — …я сама по себе, куда захотела — туда и пришла. Не нравится — иди к той прилипале. Она, как я поняла, очень даже знает, как тебе угодить.

— Лу… — Нейт подался вперед, уперев локти в край стола и уронив лицо в ладони.

Я терпеливо ждала, что он еще скажет, но вместо слов послышался сдавленный смех.

«У кого-то точно нервишки шалят», — подумалось мне, пока Нейт возвращал себе спокойный и невозмутимый вид.

— Вот, что с тобой делать? — спросил он у меня, растрепав свои волосы.

— Что? Терпеть! Раз любить по-нормальному ты не в состоянии.

Он вопросительно посмотрел на меня.

— Я нашла приглашение на эту закрытую вечеринку в одном из твоих блокнотов.

Нейт переменился в лице.

— Что, кишка тонка сказать мне всё в лицо? — спросила, придерживая пробку, освобождённую от проволочной уздечки.

Тихий хлопок раздался раньше, чем Нейт нашёл, что мне ответить.

— Боюсь, если я скажу тебе правду, ты не поверишь.

— Откуда ты можешь знать? Ты ведь не пытался.

Я посмотрела на столик с алкоголем в поисках бокала. Нейт поднялся со своего места и, взяв два высоких фужера, поставил их на центр стола. Он выхватил бутылку из моих рук и разлил игристый напиток.

— Хочешь правду? — спросил, будто между делом, Нейт, возвращаясь на свой стул. Он взял один из бокалов и, после того как отпил шампанского, добавил: — Три года назад мы с тобой были помолвлены и готовились к свадьбе.

Моя рука сама потянулась за бокалом. Я залпом осушила его и посмотрела на Нейтена.

— Врёшь, — выдохнула я. Нейт отрицательно качнул головой.

— Тогда… почему я этого не помню?.. — Мысли забегали в голове в поисках разумного объяснения. — Это из-за ваших стирателей? Я им чем-то не угодила? Стоп. Нет. Я не пошла бы за тебя замуж… — Не дожидаясь помощи от Нейтена, наполнила свой бокал и разом осушила его. — Мы же просто друзья… Ничего не понимаю. Очередные провалы в памяти, которые ускользнули от меня? — я с мольбой посмотрела на Нейтена, надеясь, что он объяснит.

— Нет. Стиратели никогда не вмешивались в твою память. В основном алкоголь и я…

От шока у меня рот открылся, но не находилось слов для того, чтобы выразить своё отношение к услышанному.

— Я не умею менять воспоминания людей, — словно поняв, что мои мысли пошли не по тому руслу, пояснил Нейт. — Но, как выяснилось, я могу навязать будущее, а с ним и незапланированные воспоминания. У меня не было тогда денег, чтобы подарить тебе кольцо, как это обычно делают нормальные люди, — не глядя мне в глаза, с горечью признался Нейт, — поэтому я нарисовал картину, где мы были в образе жениха и невесты. Она тебе очень… понравилась. А потом её уничтожили, заявив, что подобные действия — навязывание своего видения реальности, они это так называют — недопустимы без должного разрешения. По идее, ты просто должна была перехотеть выходить за меня, и, возможно, оно так и было, но я этого не узнал, потому что не был рядом.

Я растеряно хлопнула глазами, усиленно проматывая в голове воспоминания с первого дня нашего с ним знакомства.

— Но я не помню ничего, чтобы хоть как-то указывало на твой интерес ко мне… до… сегодняшнего утра, — не своим голосом призналась я.

— Подозреваю, что ты заблокировала все эти воспоминания, как травмирующие. Как у детей.

Я принялась массировать виски, усиленно копаясь в памяти. Ведь не может быть, что он прав. Это всё походило на какой-то бред, мне же не пять лет… и не двенадцать. Вот там точно что-то было крайне травмирующее, нежели чем не дружеские отношения с другом.

— Мы… целовались? — задала я вопрос, ожидая, что ответ Нейтена мне как-то поможет.

— Да.

— И… мы видели друг друга голышом? — внимательно посмотрела в его красивые глаза, в поисках признаков лжи.

Он усмехнулся.

— Выдели, трогали и делали много чего. С одеждой и без. Под одеялом. Или далеко за пределами съёмной комнаты и мастерской в Дайтоне.

— ЧТО?! — вскрикнула, сорвавшись на писк. Прочистила горло и, игнорируя жар, разлившийся по груди и щекам, сказала: — Я задала четкий вопрос, а не спрашивала о твоих сексуальных фантазиях.

— Сексуальные фантазии? — с довольной улыбкой повторил Нейт, смакуя эти слова. — Ты сама так решила. А мои слова можно было и под что-нибудь другое подписать. К примеру, к позированию для моих картин.

— Ты сейчас меня пытаешься запутать? Или все же помочь разобраться?

Нейт притих, повинно качнув головой.

— Начнём с начала, — включила я деловой тон. — Главный провал в моей памяти — твоих рук дела или моих? Ранее ты сказал, что и в этом никто из ваших не виноват.

Он неопределенно пожал плечами, покручивая бокал в руке.

— Я могу сказать только одно: я не в курсе, где ты была до нашей встречи. И всего остального тоже: кто ты, твои родители…

— А что за «высшие» у вас?

— Высшие? Где ты о них слышала?

— На входе, когда проходила досмотр.

— Это охранники так тебя определили? — голос Нейта звучал настороженно, словно мы ступили на опасную тему, опаснее моих провалов в памяти о наших с ним взаимоотношениях.

— Да. Это плохо или хорошо?

— Не знаю. Но я точно могу сказать — ты не из высших.

— Откуда ты знаешь?

— Знаю и всё, — отрезал Нейт, не желая развивать эту тему. — И тебе надо было сидеть дома и ждать меня.

— Как хорошая жена? Вот только я не она. Ни тебе, ни кому-либо другому.

— Лу, прошу… — Нейт состроил жалостливое лицо. — Ты очень необычная девушка. Я это знаю. Ты это знаешь. Но лучше, чтобы об этом больше никто не знал.

— И чем же я такая необычная? И чего ты боишься?

Нейт подался вперед, чтобы взять меня за руку.

— Потерять тебя боюсь, — произнёс он таким голосом, что я у меня мурашки пробежались по плечам и спине, чувствуя кожей, что его страх не беспочвенный.

Я посмотрела на наши ладони, размышляя о дальнейших действия и прокручивая в голове всё услышанное.

— Значит, мы целовались? — ухватилась я за одну мысль, и почувствовала, что Нейт заинтересовался моим вопросом — он большим пальцем ласково погладил мою ладонь, которую не спешил выпускать из своей руки. — Слышала, что можно разблокировать память, если должным образом простимулировать её.

Нейт тихо фыркнул сквозь улыбку.

— Ещё бы ты не слышала. Психиатр, назначенный органами опеки, всё испробовал, чтобы разгадать тайну твоего прошлого. Возможно, она была из магов, иначе чем можно объяснить её настырность в этом вопросе.

— Думаешь?

— Всё может быть. Сейчас мы этого точно уже не узнаем.

— Но, а поцелуи… — смущённо протянула я, а Нейт заинтересованно посмотрел мне в глаза. — Кто кого обычно… целовал?

— Хм… по-разному.

Повинуюсь неутихающему любопытству и возможности вывести его на чистую воду хотя бы по одному из беспокоивших меня вопросов, я забрала свою ладонь, не встретив сопротивления. Затем поднялась на ноги, не разрывая зрительного контакта со своей целью, медленно обогнула стол и остановилась возле Нейтена, бедром привалившись к столешнице. Не тратя время на слова, склонилась к его лицу и осторожно коснулась губами его пухлых и манящих губ. Шампанское кружило голову не хуже мимолетного поцелуя с тем, кого я ближе друга никогда не воспринимала. Или всё же забыла?

Стала отдаляться от его лица и, залюбовавшись блаженным выражением на нём, покачнулась на высоких каблуках. Нейт отреагировал невероятно быстро — непросто поймал или придержал от падения, а схватил и усадил к себе на колени, крепко прижав к груди.

— Ой, — выдохнула я, не ожидая такого поворота, и засмеялась, — сказались нервы, шампанское или царящая атмосфера в комнате, а может, всё сразу.

Встретившись взглядом с сияющими голубыми глазами, чрезмерная весёлость отступила, оставив одно любопытство. На лице Нейтена читалось желание, которое он всё же исполнил, не дожидаясь другого подходящего момента: его губы накрыли мои, сначала несмело, но не заметив протеста, он углубил поцелуй, окончательно разогнав здравые мысли из моей головы.

Это был не просто поцелуй, а настоящий вихрь эмоций, который прошёл сквозь меня. Я каждой клеточкой ощутила тоску и невероятную любовь, которую он не мог излить всё это время, боясь отпугнуть меня своим напором и желанием сделать своей. А может, это был всего лишь отклик моего сердца на его решительный порыв?

Глава 28 Помощь со стороны

Телефон продолжал надрываться, а Нейтен не мог понять, кто так старательно пытается до него дозвониться, скрыв свой номер. Сотовый оборвал свою трель, а следом издал тихий щелчок, оповещая о входящем сообщении.

Анна с любопытством смотрела на дисплей, стоя рядом с Нейтеном и положив ладонь на его плечо.

«Хватит сосаться! Через пятнадцать минут отключение света. Успейте выйти», — гласило в сообщении.

— Это кто? — спросила Анна, озираясь по сторонам в поисках камер наблюдения. В противном случае у неё не было объяснений тому, как отправитель смс узнал о том, чем они тут занимаются.

— Точно не знаю, но на лицо работа техника, — ответил ей Нейт. — Среднечки, выбившиеся из низших, слабых магов, за счет того, что они с техникой на ты.

— Как системные администраторы в обычном офисе, эти ваши техники боги по настройке интернета?

— Что-то вроде того. Они следят за выполнением технической части. Многие хакеры, принёсшие много хлопот обычным людям на государственном уровне, были именно магами-техниками. Обычно они работают с кем-то или на кого-то, кто заплатит должным образом, — объяснял Нейт, обдумывая, стоит ли воспользоваться столь удобной возможностью, чтобы миновать фиксацию данных на выходе. — Техники подключаются удалённо, но они всё равно должны быть в пределах действия их потенциала, в противном случае возможны трудности со взломом системы, удалением данных, а также незначительное воздействие на электроприборы. Но для последнего им нужна чёткая картинка места действия, где нужно перегрузить или заставить глючить технику.

— Вижу, что тебе это предложение не нравится, — отметила Анна. — Тогда посидим еще? Уж уходить лучше, когда свет включат. А если нет, то после того, как большинство людей выведут из здания.

— Я бы с тобой согласился, если бы не одно но, — заговорил Нейт, приобняв Анну одной рукой. — С маскарада народ не будет уходить до последнего. Вопрос со светом в самом зале решат за несколько секунд, и магическое освещение будет куда лучше электрического. Но на выходе магию не используют, чтобы не привлекать внимание людей с первого этажа. И если ты решишь уйти домой, то тебе для этого понадобиться сопровождение, а также надо будет оставить отпечаток ауры, чтобы в последствии Отдел контроля рождаемости мог с тобой связать для уточнения некоторых вопросов.

— Что? Контроль рождаемости? У вас тут что, порновечеринка? — шокировано вопрошала Анна. — Это ты, значит, пошел сюда, чтобы подцепить кого-то и заделать ей… — она попыталась отойти от Нейтена, но он крепко прижал её к себе. — Отпусти, скотина! — Она упиралась в его плечи ладонями, стараясь оторвать его от себя, но всё было бесполезно — Нейт был сильнее её.

— Успокойся, я сюда не по своей воле пришел, если ты забыла, — угомонил он её одной фразой.

— А? Да? — нахмурилась и задумалась девушка, продолжая держаться за плечи Нейтена. — Ну, ладно, — снизошла она до милости, игнорируя тот факт, что рука «друга» сползла на ягодицы и принялась елозить вверх-вниз, словно успокаивая таким образом Анну, но всё же больше всего именно его.

Она хихикнула, поняв, что Нейт это делает, погрузившись в свои мысли, на автомате и не отдавая отчёта.

Телефон щёлкнул и сообщил о новом смс. Нейт открыл его.

«Десять минут».

— Пойдем, — принял он решение, отпуская Анну и подбирая свою маску со стола.

Девушка поспешила повторить за ним, быстро скрыв своё лицо за безликим образом. Через две минуты они, взявшись за руки, шли по коридору, приближаясь к шумному залу.

— Анна? — обратился Нейт, остановившись в нескольких шагах до распахнутых дверей. — Ты мне веришь? — спросил он, взглянув на белую маску на её лице.

— Хм… не знаю, — с сомнением ответила та.

— А если я тебя попрошу поверить?

— Тебе? — она сжала свою ладонь в его. — Я не хочу, но сейчас выбора особого нет, — пробурчала она, понимая, что влезла туда, где всё было далеко от её привычного мира.

— Можешь мне не верить. Но как ты думаешь, мы уйдем отсюда без проблем? — спросил он её загадочным тоном, ставя Анну в тупик.

— Без проблем? Мне не нужны проблемы. Я думала, зайду, найду тебя, выскажу своё фи и уйду. И всё это без проблем, — отчиталась она твёрдым и решительным голосом.

— Это хорошо. Но может подправишь свои планы? — поинтересовался Нейт, склонившись к её ушку.

От его голоса по телу Анны пробежала приятная волна, пощекотавшая каждый нерв, изголодавшийся по ласке. На губах с новой силой ощутился вкус его поцелуя, рисуя в голове возможное продолжение их пробы освежить её память. Но теперь, чтобы продолжить «лечебную процедуру» им во что бы то ни стало надо выбраться отсюда и добраться до более спокойного и уединённого места, например до квартиры художника.

— Посмотрим, — силясь спрятать игривый тон, ответила ему Анна и прильнула к его груди, желая почувствовать его тепло, раз с поцелуями придётся потерпеть.

Нейт нежно погладил бедро девушки, подогревая её желание уйти с этого мероприятия.

Они двинулись дальше. Пересекли зал, огибая попадавшихся на их пути людей в масках. Добрались до желанного выхода к лестничной площадке. Нейт выглянул на мгновение, чтобы разведать обстановку.

— Как только погаснет свет, — прошептал он Анне, — пересечём коридор и по стенке доберемся до перил, а на лестнице я посвечу спуск телефоном.

— И нас не остановят? — с замирающим сердцем спросила Анна.

— А ты хочешь, чтобы тебя остановили? — вопросом на вопрос ответил ей Нейт.

— Нет. — Она старательно мотнула головой, подчёркивая сою крайнюю степень нежелания общаться с охранниками-магами.

— Значит, не остановят, — констатировал Нейт, довольно улыбнувшись, но Анна этой улыбки не увидела из-за непроницаемой маски на его лице.

Сердце девушки отбивало звонкую чечетку. Свет резко погас, погрузив всё в непроглядную тьму. Даже высокие окна в зале не смогли сразу пролить в помещение свет со внутреннего двора замка. Присутствующие с досадой выдохнули, оглашая здание недовольством. Анна принялась усиленно моргать, чтобы хоть как-то вернуть себе зрение, но Нейт потянул её за руку, увлекая туда, где тьма казалась пугающе беспросветной.

— Стена, — шепнул он, подтягивая к себе Анну за ладонь.

За распахнутыми дверями, в зале, из которого они вышли, забрезжил свет по отсветам не похожий на привычный электрический, но и на огонь старых добрых свечей он также не был похож.

Нейт потянул девушку за собой, не давая ей отвлекаться от главной цели. Впереди, в густой тьме, два охранника, не сдерживая эмоций, шумели в поисках своих телефонов, чтобы хоть как-то облегчить возникшую ситуацию. Обоим пост покидать нельзя было, поэтому тот, что постарше, велел напарнику задерживать всех и не давать никому уходить, пока он не вернется, или свет не зажжется.

Удаляющаяся тяжёлая поступь с бледным огоньком указывали как далеко ушёл один из охранников. Второй же принялся осматриваться, подсвечивая тьму вокруг себя дисплеем смартфона. Рассеянный свет с трудом пробивал до трех метров перед охранником, но этого было достаточно, чтобы заметить любого желающего проскользнуть мимо него.

Глядя на маячащий из стороны в сторону свет, Нейт начал сомневаться, что не удастся обойтись без разговоров или других контактов с магом на выходе к лестнице. Он крепко сжал ладошку Анны, принимая решение, пойти напролом: сбить мужчину с ног и сбежать по лестнице вниз, о чём он и попытался ей рассказать шёпотом, найдя ушко девушки в темноте.

Услышав план Нейтена, Анна разволновалась — её обувь не была предназначена для бега и при свете дня, а в темноте подвернуть ногу и упасть было еще проще.

— Просто поверь в себя. Поверь, что мы беспрепятственно спустимся вниз и выйдем на улицу, — едва слышно прошептал Нейт на девичье ушко, уткнувшись носом в её висок и фиксируя голову свободной ладонью.

Анна на мгновение разомлела от большой крепкой ладони на своей щеке, которая удерживала её голову на месте. Шёпот завораживал и успокаивал разволновавшееся сердце. Горячее дыхание щекотало, запуская приятные мурашки по телу. Она едва удержалась, чтобы не хихикнуть, но взяла себя в руки, напомнив, что сейчас не самое подходящее время, чтобы расслабляться.

Нейт убрал ладонь от лица Анны, стараясь не задеть её по носу в этой темноте, и потянул вперед, придерживаясь стенки.

Частота, с которой охранник водил телефоном из стороны в сторону, предоставляла шанс проскользнуть незамеченным кому-то одному. Но Нейт отказался оставлять Анну или велеть ей бежать вперед одной, предвидя протест с её стороны. К тому же любой шум мог привлечь внимание охранника в их сторону, а направленный свет не поможет остаться им незамеченными.

Нейт так давно не переживал, как сейчас. Ладони его взмокли, а сердце в груди билось гулко, что ему казалось, это первое, что выдаст их присутствие. Но темнота и красная ковровая дорожка, разостланная под ногами, решили иначе: Анна запнулась носком туфельки и издала тихий звук, испугавшись падения.

Свет метнулся в их сторону. Сердца и дыхания обоих нарушителей замерли.

— Хей! — кто-то крикнул из темноты, оттягивая внимание охранника, светящего перед собой дисплеем телефона. — Что со светом? — последовал вопрос.

— Не знаем, мистер Андерсон, — напряжённым тоном отозвался охранник, замерев так, что свет выхватывал острые черты лица куратора Нейтена. — Роб пошел выяснить.

— Ты зачем мне в лицо светишь? — поинтересовался мистер Андерсон, мысленно стирая противный источник света в порошок.

— Простите. — Свет прыгнул под ноги стирателя.

— Почему без фонариков?

— Так… не было предупреждения об отключении света, — стал оправдываться охранник.

За его спиной раздался тихий шум. Охранник решил, что это напарник возвращается, и оглянулся. Свет дисплея поспешил за своим хозяином.

— Было или нет, вы должны быть готовы ко всему. Ты меня понял? — отвлек его очередной вопрос мистера Андерсона.

— Да, сэр, — откликнулся охранник, позабыв про шум на лестнице. — Но мы…

— Что?

— …действуем в соответствии с протоколом. И не демонстрируем себя гражданским.

— Гражданские сюда не сунутся, вам бы об этом не знать, — недовольно проворчал стиратель, намекая на отводящие чары, которые внушали чувство тревоги всем обычным людям, которые бы рискнули прошмыгнуть на второй этаж без должного разрешения. Хотя таких тут можно было по пальцам пересчитать.

Магический департамент не просто арендовал второй этаж, а подготовил его должным образом. Были расставлены защитные чары. В комнатах для тет-а-тетов заблокировали окна, искусно выдавая их месторасположение за глухую стену. Нашли магов, готовых обслуживать этот вечер. И только контроль за прибывающими и убывающими на маскарад был минимизирован, чтобы маги не возмутились чрезмерному вниманию к их личной жизни.

Отключение света очернило сей вечер, но ни капли не расстроило присутствующих на нём. Мужчины, пользуясь случаем, стали наперебой демонстрировать своё владение магией. Женщины охали и смеялись разноцветным всполохам под высоким потолком, которые складывались в слова или картины, и порой не очень приличного содержания, выдавая самого пьяного участника спонтанного соревнования.

Свет зажегся, огласив всё здание более разочарованными возгласами, чем было при отключении. Под пристальным взглядом мистера Андерсона, охранник выключил и убрал в карман штанов свой телефон.

— Отлично, — процедил стиратель. — А теперь, не могли бы вы отдать мне собранные пригласительные бланки?

Получив то, за чем он пришёл, мистер Андерсон удалился, оставив охранника дожидаться своего напарника в одиночестве.

Глава 29 Незаконченное дело

АННА

С блаженной улыбкой потянулась и прогнулась в пояснице. Моё сладостное мычание работало как сигнализация для Нейтена — его руки обхватили мою талию, а губы нашли дерзко выглянувшую из-под надёжного укрытия одеяла грудь. Его колючий подбородок щекотал нежную кожу, не хуже языка, кружащего вокруг напряжённой вершинки.

— Прекрати, — давясь от смеха, взмолилась я.

— М… м, — протестующе выдал он, не думая отрываться от своего занятия.

— Хватит, — застонала, извиваясь змейкой в его руках. — Надо вставать, дела сами себя не сделают.

— Может, ну их? — спросил Нейт, оторвавшись от своей добычи и взглянув мне в глаза.

— Нет. Я так решила. И я не смогу уехать из Вертона, зная, что одна «коза» использует свой социальный статус, чтобы мужикам яйца выкручивать.

— Фу, Анна, — сморщился Нейт. — Бить буду по губам, — резким движением он чмокнул меня в губы, — по губам, — повторил действие, — за такие слова. Ты же, — еще разок чмокнул, — девочка, — очередной звонкий поцелуй в губы.

Я засмеялась с новой силой.

— Если ты так всегда меня будешь наказывать, то у меня не останется выбора, и…

— Нет. — Он строго посмотрел на меня. — Даже не думай. За хорошее поведение наказание, то есть поощрение будет лучше.

Нейт склонился ко мне и проложил дорожку из невесомых поцелуев от мочки уха до самой груди.

— Нет. Всё, — запротестовала, когда его губы снова принялись терзать мою грудь, чересчур чувствительную после ночных попыток освежить мою память. — Встаем… — настаивала на своём, вцепившись в плечи парня. — Лучше завтрак приготовь.

Стоило явственно представить, как сексуально будет смотреться полуголый Нейт за плитой, он отлип от меня, согласно кивнул и отправился на кухню, на ходу натягивая домашние штаны на голую задницу.

Моё проникновение на закрытую вечеринку для магов дало много новой информации, в большей степени значимой и приятной. Теперь мне стали понятны многие моменты из собственной жизни. И да, я согласилась с Нейтеном, что ненароком заставила Кевина играть по собственным правилам: любить и холить меня, а после и замуж позвать. Ведь я ловила себя на мыслях, что уже пора бы решить окончательно в каких мы с ним отношениях. Но все мои фантазии о том, как мы с ним будем великолепно выглядеть в качестве молодожёнов, сыграли со мной злую шутку как картины Нейтена, в которые он вкладывал свои магические силы. А моя сила оказалась в нерушимой вере — это я так назвала.

А как ещё? Я поверила, что Луи сорвёт куш, что все дамочки будут от моего мужского образа в диком восторге. Так всё и было!

А теперь я ощущала себя властелином мира, который должен был охмурить всего-то одну обнаглевшую Курицу. После вчерашнего вечера, наполненного адреналином, задуманная афера выглядела лёгкой прогулкой по широкому наружному выступу на высотном здании — безумие, которое останется в памяти очередным интересным опытом.

— Итак, — Нейт нанёс окончательные штрихи в своём скетчбуке и принялся объяснять смоделированную им ситуацию: — Сегодня у Линды запланирована поездка в свадебный салон за платьем. Её машину заблокируют, но с её графиком на сегодняшний день она не может позволить себе ни секунды задержки. Ты, как бы, случайно окажешься рядом, — он показал на картинку, где мужчина заступил на край защитного чехла, в которое было упаковано платье.

Мы сидели в припаркованной машине, ожидая нашу цель у входа в обозначенный Нейтеном свадебный салон.

— Такая, как Линда, за такое убьет, — отметила я очевидно. — Да что там, даже я бы за несколько дней до свадьбы прибила любого, кто ко мне подошел бы спросить «сколько времени?». А что уж говорить про покушение на чистоту и целостность свадебного платья? Это же самое главное, ради чего всё это и затевается!

— А ты представь, что она тебя не убьет, — предложил тут же Нейт. — Улыбнись ей! Зря, что ли, тренировалась перед зеркалом?

— Я тебе сейчас сама как улыбнусь, — пробурчала, отпихнув его взъерошенную голову своей пугающе большой ладонью.

— Дальше, — Нейт перевернул страницу блокнота, продемонстрировав чистые листы, — твоя импровизация.

— Уф, это такой стресс… и ответственность… — занервничала я, поправляя пиджак.

— Верь в себя и всё получиться. Конфетку? — предложил Нейт, протянув упаковку с мятными леденцами.

Я на него недовольно покосилась, взглядом вопрошая: на что это он намекает?

— Лучше сейчас пососать леденец, чтобы потом…

— НЕЙТ!

— …не выслушивать, что у тебя изо рта воняет, — посмеиваясь, договорил он.

— Так, значит? Ладно, давай свой леденец. Этот, — я указала большим пальцем на лицо Луи, которое спрятало мою истинную личину, — не против пососать леденец, чтобы потом не было проблем с поцелуями.

Закинув предложенную конфетку в рот, я потянулась к Нейтену.

— Ну как? — Дыхнула ему в лицо.

— Нормально.

— А если поцеловаться? — Наглым образом издеваясь над ним, потянулась к Нейтену, вытягивая губы трубочкой. — Один чмок, для проверки, — настаивала я, пытаясь поймать его губы.

— Прекрати, — смеясь, взмолился Нейт, — снимем с тебя эту щетинистую мордашку и обязательно поцелую.

— Ладно, — согласилась я, возвращаясь на своё место. — Но я теперь испытываю смещенные чувства, — призналась ему.

— По поводу чего?

— По поводу того, что ты меня любишь за глаза, сиськи и попку. Но за сиськи в первую очередь. А моё носочное достояние тебя не устраивает, как и мужественная грудь и рельефный живот. С кубиками, между прочим!

— Ты сейчас прикалываешься? — он с подозрением посмотрел в мою сторону.

— Нет. То есть, если бы я родилась мужчиной, ты бы меня не полюбил, ни при каком исходе. Или бы только не догадался переделать меня в женщину?! — поражаясь собственной фантазии, озвучила я возможный вариант нашего знакомства.

— Я бы до такого не додумался — это первое. А второе: сомневаюсь, что ты бы появилась на свет мальчиком.

— Да? Почему?

— Потому что с твоей жаждой приключения мальчики долго не живут, а значит, мы бы не познакомились бы вовсе.

— У-у-у! Умеешь ты всё мои фантазии испортить на корню, — расстроилась я, ожидая, что он придумает более романтичную отговорку. Но что взять с мальчишки?

— Лучше не отвлекайся от поставленной задачи. Не распаляй свой потенциал, — строго отчитал Нейт.

— Слушаюсь, мамочка, — простонала я. — Ай! — вскрикнула и схватилась за ухо, по которому щёлкнул пальцем Нейт. — Ты чего?

— Я тебе не мамочка, — суровым тоном заявил он, указав на противоположную сторону дороги, где припарковалась красная машина со знакомой нам обоим блондинкой за рулём.

***

— Осторожней! — возмутилась Линда, перекрикивая вопящую автомобильную сигнализацию, когда носок мужской туфли оставил серый след на белом чехле, который раздувало из-за упакованного в него пышной юбки свадебного платья.

— Простите, я всего-то хотел узнать, нужна ли вам помощь? — пробасила в ответ, сама прибалдев от мужского тембра своего образа.

— Луи? — Курица ошарашено хлопала своими глазками, растеряв крупицы гнева.

— Вас зажали, — сказала, махнув в сторону её машины, которая не выберется из этой западни, несмотря на все приложенные блондинкой усилий.

— Да, — сокрушённо вздохнула она, — уже минут десять (что было не правдой) пытаюсь добиться того, чтобы хозяева одной из машин появились на их сигнализацию, но они словно оглохли.

— Или умерли, — предложила я более подходящий под взвинченный вид Линды вариант.

— Это будет для них лучшим оправданием, в противном случае я лично их прибью, — процедила она, удобнее перехватив свадебное платье и открыв заднюю дверцу своего автомобиля.

— Так давайте я вас подвезу, куда надо, — демонстрируя ту самую отрепетированную улыбку, предложила я. — Только не отказывайтесь от добровольно предложенной вам помощи, — добавила, заметив растерянное выражение на её размалёванном лице. — Мне будет в радость помочь невесте лучшего друга.

— Да?

— Моя машина на той стороне. А водитель всегда на стрёме, чтобы вот такое не случилось и со мной.

— Да? — Мыслительный процесс в “светлой” голове пошёл полным ходом, отразившись радостным блеском в глазах. — О, мне нужно в кондитерскую, подтвердить окончательный вариант торта. Если я туда опоздаю, то придётся договариваться по фотографиям, что я лично не приемлю. Лучше в живую увидеть придуманный ими дизайн, и… да, помогите… помогите выбрать оканчательную пропитку, — закудахтала Курица, вцепившись в собственноручно придуманную причину, чтобы нам не расставаться сразу.

Мы с Линдой расположившись на заднем сидении, а платье положили на соседнее место с водителем, которого изображал Нейтен. Расстаться со своим платьем она не желала, боясь, что с ним без её присмотра может случиться нечто непоправимое. Устроившись по местам, мы отправились в кондитерскую пробовать торт, делясь по дороге своими впечатлениями о прошедшем благотворительном вечере, на котором мы с Линдой виделись в последний раз.

Налюбовавшись на макет конечного варианта кондитерского искусства, Линда, конечно, внесла с десяток уточнений и замечаний насчет всего, что ей показали. Она старалась довести этот торт до своего идеала, а я старалась не макнуть её лицом в предложенные на очередную пробу кусочки пропитанного всеми возможными вариантами сиропа, без остановки кивая и поддакивая всезнающей невесте.

— Спасибо, что помогли, — выдавливая усталую улыбку, сказала Линда, когда машина Нейтена притормозила у высотки из стекла и бетона. — Мою машину успешно забрали у того злополучного салона. Видимо, — она задумалась, бросив взгляд на подголовник водителя, — я должна вам как-то отплатить за сегодняшний день.

— Если вам станет от этого легче, тогда пригласите меня в какой-нибудь ресторан. — Заметив, как взметнулись брови Линды от моей наглости, пояснила: — Я не знаю города, поэтому буду рад, если вы покажете мне приличное место, где можно вкусно поесть. Я плачу, если вас это смущает.

— Нет. Что вы… я… хорошо, — закивала она, доставая телефон из сумочки. — Тогда мне нужен будет ваш номер.

Обменявшись контактами, я помогла Линде извлечь чехол с её свадебным платьем из салона автомобиля, и проводила до входной двери в здание, где была её квартира.


— Ну, что скажешь? — спросила, устроившись в машине рядом с Нейтеном.

— Ничего. Завтра включишь уже своё обаяние на полное, и думаю, этого будет достаточно, чтобы промыть ей мозги и заставить грезить о жгучем брюнете.

— Кевин тоже жгучий брюнет, — напомнила я ему.

— Ты меня поняла, — отмахнулся Нейт, поворачивая ключ в замке зажигания.

Глава 30 Обед с Линдой

— Итак, — протянула я, взявшись за нарезание принесённого официанткой бифштекса, — чем тебе приглянулся Кевин?

— В каком смысле? — нахмурилась Линда, пронзая меня недовольным взглядом.

Тянуть с приглашением в ресторан она не стала, возможно, сработала мантра, которую я повторяла весь вечер, после нашего расставания: «позвони, напиши, пригласи». Нейт порывался меня придушить, но его останавливал один факт: до свадьбы осталось три дня. Заставить кого-то передумать выходить замуж, не прибегая к насилию, можно было исключительно с помощью магии. А раз моя магия странная, и Нейт сам не знает толком, как она работает, ему пришлось мириться с моим одержимым желанием, чтобы эта курица позвонила мне.

И она позвонила, за час до встречи, рассчитывая, видимо, что я не понесусь через весь город, чтобы попробовать в её компании лучшие стеки в Вертоне. Нейт позволил себе отметить, что в глазах Линды, прибежавший по первому зову мужчина упадёт в цене. Схватив его за его густую шевелюру, потягала из стороны в сторону, наказывая за дерзкий язык, который тот жаждал пустить на другое, более приятное дело. Но мой мужской облик вызывал у Нейтена лишь горестные стенания: «Я не могу смотреть на тебя, видя этого альфа-самца с щетиной».

— Историю со стороны Кевина я уже слышал, поэтому можешь не строить из себя влюблённую, — заявила в лоб ошарашенной блондинке, остервенело нарезая свой кусок мясо в тарелке.

— И что же он тебе сказал? — включив деловой тон, спросила Линда, оставив в покое свою порцию еды.

— Ничего такого, что меня удивило или порадовало. А вот повод расстроиться он мне дал, — произнесла, не сводя пристального взгляда с лживой невесты, которая старательно сохраняла беспристрастную мину.

Я отравила кусочек мяса в рот, продолжая сверлить глазами свою цель.

— Решил заступиться за друга? — фыркнув, поинтересовалась она.

— Нет, — бросила, смутив её не только ответом, но и видом пережеванной пищи в моём рту. Проглотила очень даже вкусное мясо и добавила: — Хочу убедиться, что хоть кто-то в этой истории выиграет.

Линду перекосило от возмущения, она не сразу совладала с чувствами, чтобы не нахамить мне в лицо.

— Что за странное желание, — со злобой выдохнула она.

Её кисти покоились на краю стола. Стоило протянуть руку и накрыть её ладонь — Нейт сказал, что контакт должен будет помочь пройти магическому воздействию легко, без каких-либо проблем.

Я так и сделала. Отложив нож, коснулась руки Линды, немного опасаясь, что та воткнёт в меня вилку, которую она продолжала держать наготове. Заглядывая в округлившиеся глаза, вкрадчиво заговорила:

— Печально будет, если ты потратишь свои лучшие годы на того, кто тебя не любит.

Она скинула мою ладонь и закудахтала от волнения, что её сиятельную особу касаются, не стесняясь случайных свидетелей в зале ресторана:

— Да ты… Еще раз меня тронешь, воткну нож тебе в руку.

— Я это переживу, — ответила, откидываясь на спинку стула. — Главное, чтобы никто не воткнул нож тебе в сердце, особенно ты сама.

— Что это за робингудовы речи? — зашептала Линда, чтобы не привлекать внимания к нашему столу. — Только не надо мне говорить, что влюбился в меня, как только увидел.

— В тебя? — я задумалась. Надо было согласиться с её версией, но мне очень захотелось вызвать в ней отвращение к Кевину. — Нет. И не думал. Ты не в моём вкусе.

Линда ошарашенно открыла рот, а я поспешила добавить, чтобы она не надумала себе чего неправильного, как любая женщина на её месте:

— Я люблю Кевина. — Нахмурилась и продолжила, обрывая паузу: — Или я был слишком убедителен, и ты поверила, что между мной и твоим женихом ничего не было? — Уголок рта предательски пополз вверх, демонстрируя моё злорадство над глупой Курицей.

— Он не такой, — попыталась спокойно возразить Линда, но голос дрогнул, выдавая её неуверенность. — У него была девушка в Дайтане.

— Да, Анна. Пришлось завести её, чтобы отец Кевина нам не докучал, — отмахнулась от её аргумента, как от никчёмной мошки. — Ты же знаешь, он у него слишком консервативный.

Задыхаясь от возмущения и не находя других обоснованных возражений, Линда вскочила из-за стола, швырнув салфетку в свою тарелку, одарила меня испепеляющим взглядом и унеслась прочь. Если бы не толстый слой штукатурки на её лице, возможно, мне удалось бы лицезреть её раскрасневшееся от злобы лицо, ну да ладно. С чувством выполненного долга, отправила кусочек мяса в рот, подозревая, что именно так и чувствует себя собака на сене: не моё, но и Линде не видать глупого Кевина в качестве своего мужа.

Позже мне пришлось выслушать лекцию от Нейтена, что самодеятельность в этом случае — не лучший вариант. А после, стоило мне задобрить своего мужчину прихваченным из ресторана мясом, он посмеялся над моей фантазией, и заставил сконцентрироваться на следующей мысли: «Линда не должна поверить Кевину, если станет выяснять у него ответ на вопрос: он гей и тайно спит со своим другом Луи?»

Но беспокойство Нейта меня только потешало, ведь я знаю Кевина, и если того спросить в лоб о таком, то он поведёт себя так, словно его уже где-то с кем-то застали, засняли, а теперь пытаются вынудить признаться добровольно. Не знаю с чем это связано, может быть, без строгого отца тут не обошло, но это не так важно, как факт, что всё очень даже неплохо идёт. Не совсем по плану, но импровизация — это то, в чём я всегда была сильна.

А для закрепления результата на следующий день Нейт помог мне «преследовать» Линду: я столкнулась с ней в одном бизнес-центре, потом на парковке торгового цента, а затем в салоне красоты.

Та не выдержала и обвинила меня в преследовании. Нервы её были на пределе из-за предстоявшей свадьбы, а еще тут какой-то странный мужик глаза ей мозолил. Пришлось соврать, что я на эпиляцию груди пришла (то есть пришёл), и что это всего лишь малоприятное для обеих сторон стечение обстоятельств. Прозвучало странно, но лучше с твёрдой уверенностью нести чушь, чем быть выпровоженным охранником за шкирку. На этом мой день в роли сталкера завершился.

Вечером Нейт стал предлагать пойти на свадьбу со своим лицом. Но я запретила прикасаться к картине, пообещав устроить ему настоящий медовый месяц (а если хватит сил, то и два), если он будет вести себя хорошо и позволит Луи еще немного подокучать самоуверенной блондинке.

Глава 31 Свадьба Кевина и Линды

С помощью знакомого техника Нейтен достал макет приглашения на свадьбу Кевина и Линды. Распечатав его на обычной бумаге в магазине фототоваров, он проделал небольшой фокус: зажал полученный прямоугольник между ладоней и закрыл глаза, что-то нашёптывая. Закончив, Нейт вручил мне конверт с подделкой и заверил, что никто из людей не усомнится в том, что приглашение настоящее.

В третьем часу дня мы с ним, приодевшись, явились в церковь Святой Марии. Пройдя простую проверку, предъявив приглашения и подтвердив, что мы со стороны жениха, заняли крайние места так, чтобы быть в числе первых, кого увидит Линда — по крайней меря меня точно, вернее Луи. Нейт согласился подстраховать, зарисовав момент, когда невеста должна будет, словно невзначай, заметить «любовника» своего жениха.

Ну а что она думала, что Кевин не пригласит «любовь всей своей жизни» на такой праздник?

Я немного нервничала, не меньше невесты, которой предстояло пройти путь к алтарю между заполненными людьми рядами. Нейт бросал на меня обеспокоенные взгляды, но я заверила его, что всё в порядке, и делала глубокие вдохи и медленный выдохи, чтобы успокоить расшатавшиеся нервы.

И наконец, жених занял выжидательную позицию рядом со священником. Сидящие в церкви притихли, а стоило заиграть знакомой всем девочкам с малых лет мелодии, как все встали и повернулись к главному входу, желая первыми увидеть красавицу-невесту. Мне лично это не составило труда — спасибо Нейтену.

Двери распахнулись, на пороге стояла Линда, утопающая в облаке из белого шифона. Она окинула взглядом присутствующих и задержалась на мне. Я не смогла удержаться: улыбнулась и помахала её рукой. Глаза Курицы расширились, рот перекосился. Но миг поколебавшись, она взяла под контроль свою мимику и. нацепив улыбку, пошла вперед, позволив седовласому мужчине взять себя под руку, по-видимому, это был её отец.

Все гости развернулись в сторону алтаря, где жених нервно переступал с ноги на ногу. Я же закрыла глаза, представляя один единственно верный исход ситуации: Линда отказывается участвовать в этом фарсе и сбегает, как Джулия Робертс в «Сбежавшей невесте». Я была поглощена своей неистовой мольбой и очнулась, когда по залу разнеслись оглушительные охи. Мимо нашего ряда промелькнуло белое облако, скрывшись за распахнутыми дверями. Присутствующие загомонили, какой-то мужчина кричал, чтобы поймали Линду, и это был не Кевин, и даже не отец невесты.

Не дав разобраться в происходящем, Нейтен схватил меня за руку и потянул на выход, пока толпа мешкала и не спешила хлынуть прочь с места неудачного бракосочетания. Выбравшись на улицу, мы остановились, чтобы передохнуть после побега, не менее стремительного, чем в исполнении невесты за минуту до нас.

— Получилось? — спросила, не веря до конца, что такое возможно вот так просто. Относительно просто.

— Да, — выдохнул Нейт, восстанавливая дыхание. — Теперь можно избавиться от… — он резко замолк, уставившись на что-то за моим плечом.

Обернулась и увидела знакомую фигуру с тростью.

— Бежим, — шепнул Нейт, потянув меня за собой за рукав пиджака, но и двух шагов ступить не успели: нам перегородили путь трое мужчин.

— Мистер Берк, не могли бы вы с вашим другом проследовать с нами, — говорил его куратор настойчивым тоном, совсем не спрашивая.

Обменявшись растерянными взглядами и не находя выхода, Нейт выпустил мою руку и попытался заступиться:

— Он не в курсе. Не надо его вовлекать.

Холодный взгляд страшного, словно смерть, мужчины пронзил меня насквозь. Пугливые мурашки пробежали по спине, а сердце замерло в груди от предчувствия беды.

— Разберёмся, — коротко ответил куратор и пригласил пройти с ним до машины.

Глава 32 Правда о Анне-Луизе

НЕЙТЕН

Анну в сопровождении двоих мужчин из отдела безопасности доставили на нижний этаж Магического департамента, а Нейтена отвели в комнату для допросов на первом этаже.

Промариновав его четверть часа, к нему присоединился мистер Андерсон. Заняв места за столом, куратор заговорил:

— Ты знаешь правила, нельзя использовать магию без разрешения.

— Я не использовал её. Ничего выходящего за рамки допустимого. Только для бытовых нужд, — не стал сознаваться Нейтен, надеясь отделаться от внимания стирателя и Магического департамента.

— Мистер Берк, за вами, как за ценным кадром, ведётся пристальное наблюдение. И обретение нового друга, который излучает магический фон не меньше вашего, вызывает много вопросов, если учесть факт, что он не зарегистрирован в департаменте. Вы занимаетесь укрывательством сильного мага? — в лоб спросил его куратор.

— Пф… я?.. Что вы. И в мыслях не было. И лично я никого магического фона от того парня не почувствовал.

— Мистер Берк, — строгим тоном отдёрнул его мистер Андерсон. — В вашей квартире нашли картину с портретом этого молодого человека.

— Вы вломились в мой дом без спроса? — неподдельно возмутился художник.

— Вы слишком странно вели себя в последнее время, поэтому дали повод на проверку вашего жилья. Портрет вашего друга был успешно разряжен, так чтобы мы имели честь познакомиться с тем, кто скрывается под мужским ликом, — продолжал говорить стиратель, зарождая панику в Нейтене.

То, что он боялся больше всего на свете, могло случиться здесь и сейчас.

— Не троньте её, иначе я и пальцем не пошевелю, чтобы нарисовать нужные «вам» картины будущего, — угрожающе процедил Нейт.

— Прискорбно это слышать, но у нас много причин, чтобы не идти на поводу вашего ультиматума, — холодно отмахнулся куратор. — Вы должны понимать, что оставить мисс Доу так, как есть мы не можем. Но вот, что интересное узнали техники и менталисты, пока вы с подругой развлекались среди людей: вашей девушки не существовала в природе каких-то семнадцать лет назад. Пришлось покопаться в вашем прошлом, мистер Берк, чтобы понять причину её возникновения в вашей жизни. И вот, что удалось найти, — не договаривая, мистер Андерсон положил на центр стола измятый тетрадный листок, на котором ещё угадывался портрет девочки лет двенадцати-тринадцати.

Сердце Нейтена упало, разбиваясь вдребезги. Он не думал, что когда-то еще увидит этот рисунок — первый рисунок, который ожил на его глазах, а после зажил своей жизнью. В его голове не укладывалось, как этот старый стиратель нашёл место захоронения первого портрета Анны. Нейтен был уверен, что, поместив рисунок в бетономешалку, никто и никогда не отыщет его первый магический артефакт. Да он и сам до конца не был уверен, что с ним стало в итоге. Возможно, тот бетон залили в основание строившегося недалеко от его дома здания, а может быть, куда-то в другое место. И это было семнадцать лет назад — когда он избавился от рисунка, из которого появилась странная девочка, так похожая на ту, что он изобразил.

Тогда он подумал, что, выкинув рисунок в бетон, это избавит его и весь мир от «призрака», но девочка никуда не исчезла. Нейт позже понял, что это только законсервировало магию, которая была влита в карандашный рисунок. Именно так в его жизни появилась Анна-Луиза. Бросить её на улице он не смог, вот и привёл в родительский дом, поняв, что она безобидна.

Он дёрнулся, желая схватить листок и уберечь его от уничтожающего магию воздействия стирателя. Мистер Андерсон и бровью не повёл, чтобы остановить проблемного подопечного.

— Как?.. Вы?.. — не находил слов Нейтен, ошарашенный тем, что не чувствует магии в листке бумаги. Но это без сомнения был именно тот самый рисунок.

— Поздравляю мистер Берк, вы создали гомункула, не обладая необходимыми знаниями. Но тут возникает проблема, — продолжил говорить куратор, — гомункулы, как и голимы, не отличаются особо живым мышлением, поэтому из них выходят отличные слуги. Но ваш экземпляр выглядит естественно, словно обычный человек. Возможно, сказалось длительная адаптация среди людей, с непосредственным вашим влиянием. Но это подтверждает выводы комитета, что оставлять в живых такое существо опасно для всех магов. Вы ведь знаете, что так легко надевать чужие образы на настоящих людей или магов невозможно?

Нейтен молчал. Его руки тряслись мелкой дрожью от ужаса, что Анны нет в живых. Они её стёрли, как неугодный материал. Уничтожили, как испорченную картину.

Глава 33 Конец старой жизни

АННА

Нас с Нейтеном разделили, как только привезли в какое-то здание с навороченной системой охраны. Меня сопроводили на нижний этаж, — самый нижний, как я успела заметить по кнопкам на панели лифта. Мужчины, которых можно было назвать охранниками, завели меня в комнату, где из мебели стоял стол и два стула, и закрыли, не доверяя, видимо.

Сев за стол, принялась думать, как быть. Самое ужасное, как мне показалось, было то, что мы с Нейтеном не смогли договориться о том, что говорить, если нам сейчас устроят допрос. Но его слова при задержании, у церкви, подали мне идею, а личина Луи придала капельку уверенности в том, что задуманное может выйти.

Сложно сказать, сколько прошло времени в одиночестве. В какой-то момент мне стало тошно, пространство задрожало, а голова налилась свинцом. Бросив взгляд на свои руки и пройдясь ладонями по лицу, подтвердилась мелькнувшая в голове мысль: меня разоблачили, я больше не Луи.

Не успела отойти от ужаса произошедшего, ко мне в комнату вошёл мужчина в светло-сером костюме.

— Здравствуй, Анна. Рад лицезреть твоё истинное лицо, — обратился он ко мне, сияя улыбкой.

— Мистер Даусен? — удивлённо произнесла я, не веря собственным глазам, и поспешила затянуть ремень на брюках, незаметно избавившись от носков, которые и так стремились выскочить из не тугих плавок.

— Можно просто Бен, — отмахнулся он и присел ко мне за стол.

— Я не понимаю…

— Сейчас объясню, — остановил он меня. — Как ты могла догадаться, я — маг. И я пришёл, чтобы забрать тебя, пока остолопы из комитета Магического департамента не стёрли столь удивительное создание. Да и твой визуал расстроится, если ты канешь в лету.

Я слушала с открытым ртом, пытаясь понять слова мистера Даусена.

— Нейтен?.. — выдавила я, хватаясь за него, как за единственного, кто способен объяснить происходящее и кому я поверю и доверюсь, а не какому-то светскому франту, пусть и с магическими способностями.

— Да, Нейтена тоже надо забрать. Ты ведь не поверишь ни единому моему слову, — ответил Бен, словно мысли мои читая. — Но встретиться с ним можно будет на парковке, — добавил мистер Даусен, пригладив идеально уложенные волосы.

— Почему? — еле слышно поинтересовалась я, почти не чувствуя рук и ног от страха.

— Потому что, если мы с тобой поднимемся на первый этаж, минуя парковку, то точно привлечём внимание охраны, расхаживая в поисках Нейтена. Мой человек, техник, следит за происходящим в департаменте. Он нас выведет на парковку, а когда Нейтена проводят в лифт, чтобы доставить на третий этаж, для коррекции личности, мы перехватим контроль и отправим его на этаж с парковкой, — живо излагал мистер Даусен, по-хозяйски развалившись на стуле и закинув одну ногу на другую.

— Но его, наверное, кто-то будет сопровождать? — поинтересовалась с сильным сомнением, что изложенный им план, выйдет. Но это меньшее из зол, ведь я не могла решиться: стоит ему довериться или нет.

— Конечно, будут, но я давно слежу за вами с Нейтеном, еще раньше, чем это соизволили сделать идиоты из департамента, — фыркнул Бен и, посмотрев на наручные часы, встал из-за стола. — Идёшь? Нам пора выдвигаться, если ты хочешь еще раз встретиться с любимым и никогда больше не расставаться с ним, — заявил мистер Даусен и подошёл к двери, открыв её приглашающим жестом.

С секунду поколебавшись, доверилась своей вере: несмотря на то, что в действительности задумал этот мужчина, я встречусь с Нейтеном, и вместе мы решим, как быть дальше.

Беспрепятственно преодолев коридор до лифта, мы поехали, не нажимая ни на какие кнопки — видимо, им уже управлял обозначенный мистером Даусеном техник.

Выйдя на парковку, мужчина бодрой походкой пошёл к белому фургончику. Открыв заднюю дверь, мистер Даусен пригласил меня внутрь. Поравнявшись с ним, заглянула в фургон и обомлела: всё нутро было заставлено техникой. На мониторах мелькали изображения с камер наблюдения, если судить по картинкам и углам обзора. На полу змеями вились провода, пугая своим количеством. А в центре перед этим мигающим, мерцающим царством электроники на стуле сидел парень лет двадцати пяти, сгорбленный, с очками на носу.

— Закрывайте, — рявкнул очкарик, не отрывая от мониторов пристального взгляда, — дует.

— Ты слышала, — мотнул Бэн головой, повторяя приглашения забраться в набитое техникой нутро фургончика.

Не стала нервировать паренька и полезла внутрь. Мистер Даусен залез следом. Прикрыв дверь, он выудил откуда-то складной стульчик и предложил мне присесть.

— Это Грег, мой техник, — представил Бен паренька. Тот едва кивнул, обозначая своё участие в представлении.

— А где сейчас Нейтен? — поинтересовалась я, перескакивая с одного экрана на другой, чтобы отыскать его самой.

— Пятый квадрат, — коротко ответил Грег.

Я устремила взгляд на главный экран, чья плоскость была поделена на несколько секторов, в одном из них я и заметила Нейтена. Его вел по коридору тот самый стиратель.

— Отлично, они с ним уже закончили беседовать, — прокомментировал Бен, довольно улыбнувшись.

Мы молча наблюдали за перемещением Нейтена из одного квадрата монитора в другой. Наконец, он с сопровождающим зашёл в кабину лифта. Сам Нейтен выглядел подавленным, словно его вели на эшафот, а он смирился с очевидным финалом и не видел смысла даже помышлять о побеге или сопротивлении.

Затаив дыхание я следила за, казалось, статичной картинкой с двумя мужскими фигурами. Двери лифта открылись, говоря о том, что пассажиры прибыли на нужный этаж.

— А как?.. — заговорила едва слышно, не понимая, как они собираются избавиться от жуткого мужика, который был в сопровождающих Нейтена.

Мистер Даусен шикнул, призывая помолчать, и я замолкла. Взгляд не находил монитор, на котором бы отобразился Нейтен со стирателем, сердце ухнуло вниз. Я на мгновение задержала дыхание, чувствуя, как воздух словно насытился статическим электричеством — одно неверное движение и ударит.

«Бум! Бум! Бум!» — постучали в заднюю дверь.

Я вздрогнула от испуга и невольно подпрыгнула на месте. А мистер Даусен, будучи ближе всех к дверям и на ногах, был любезен, — не интересуясь, кто там, — открыть незваным гостям.

— Как договаривались, — произнёс мужчина с тростью, слегка качнув головой в сторону понурого Нейтена.

— Нейт! — слишком громко выкрикнула я, и тут же зажала рот ладонями, чтобы больше ни звука не вырвалось из моего рта под давлением гремучий смеси эмоций: радости и тревоги.

Нейтен мгновенно воспрянул, поднял голову и ответил мне улыбкой. Глаза его заблести от сдерживаемых слёз.

— Да, спасибо, Энтони, — обратился Бен сначала к стирателю, а затем подтолкнул Нейтена словами: — Залезай парень, не заставляй девушку волновать еще больше.

Нейтен полез в фургон, а мистер Даусен обменялся парой слов с внушающим страх мужчиной. Нейтен подскочил ко мне и заключил в свои объятия, не давая и шанса расслышать суть короткого диалога мужчин.

— Слава богу, с тобой всё в порядке, — прошептал Нейт, стискивая в своих руках.

— Да, но еще чуть-чуть… и… не будут, — прокряхтела, добиваясь свободы.

— Прости, — слетело с его губ, не удержалась и поцеловала глупого, чтобы успокоился.

— Итак, — развернулся к нам мистер Даусен, закрывая дверь, — уезжаем, пока не хватились.

Машина тронулась, увозя нас подальше от не внушающего доверия Магического департамента.

***

Нас с Нейтеном привезли в загородный дом, который принадлежал нашему спасителю. Бен разъяснил ситуацию, заявив, что отныне для Магического департамента ни я, ни Нейтен никогда не существовали. Все собранные данные, как и воспоминания у ненадёжных людей, будут изъяты и уничтожены в ближайшее время. И после этого у нас появится больше свободы, без оглядки на Магический департамент с его правилами.

— Бесплатный сыр только в мышеловке, — недовольно подметила я, скрестив ноги и руки, сидя на краю мягкого дивана.

— Я бы не назвал ответную помощь мне и таким же магам, как Нейтен, мышеловкой, — не согласился Бен, вальяжно расположившись в кожаном кресле напротив.

— А я тут кто? Довесок к магу? Какой толк спасать человека и посвящать его в секреты? — не унималась, чувствуя поднимающееся в груди раздражение.

— Я считаю тебя чудом, — добродушно улыбнувшись, ответил Бен, — но всю правду тебе может рассказать только Нейтен.

— Ловко перевёл стрелки, — пробурчала я, зыркнув на напряжённое лицо соседа. — Так я тоже маг? — спросила, не дождавшись никакой реакции от Нейтена.

— Не-ет, н-не совсем, — спотыкаясь протянул он извиняющимся тоном.

— Что значит «не совсем» — полумаг? — поинтересовалась у него, вскинув бровь.

— Не-ет, ты либо маг, либо нет, — продолжал мямлить Нейтен. — Я… не могу… я не знаю… Но ты уникальна! — нашёлся он.

— Уникальная? — Я встала и упёрла руки в бока, чтобы выглядеть как можно угрожающе. — Это ты сейчас на что намекаешь? Говори, как есть! Что за тайны Мадридского двора?

— Ты ненастоящая…

— Что? — переспросила из-за того, что плохо расслышала его шёпот под нос.

— Ты… ненастоящая! — выпалил Нейт, еще ниже склонив голову.

— Что?.. — на этот раз переспросила, не понимая: в каком это смысле «ненастоящая»?

Я же здесь. Живу, дышу и уже на грани, чтоб не вцепиться в лохматую голову Нейтена и не выбить силой всю правду.

— Я тебя нарисовал, а ты… ожила, — загробным тоном добавил Нейт, буравя взглядом пол.

— Нарисовал? Меня? А я… что? — Услышанное не укладывалось в голове. — Что за бред… — и нервно хохотнула, махнув рукой на глупого шутника, и посмотрела на Бена, который спокойно созерцал происходящее. — Это не шутка? — зачем-то спросила у него, и он отрицательно качнул головой. — Я ненастоящая?

Шок накрыл меня, словно цунами. Я плюхнулась на диван, потеряв контроль над подкосившимися ногами.

— Но для меня ты самая настоящая, — с жаром заверил Нейтен, подхватив мою ладонь и нежно сжав её в своих больших и горячих руках.

— И тебе, Анна, лучше верить в его слова, — вставил Бен своё указание.

Невидящим взглядом я сконцентрировалась на ладонях Нейтена. Понадобилось несколько мгновений, чтобы понять происходящее: моя рука выглядела полупрозрачной, казалось, я вот-вот исчезну. Так ведь и должно быть, раз я ненастоящая. Плод фантазии одинокого художника.

Теперь накатила грусть, напоминая сколько всего я потеряю, если позволю себе исчезнуть.

— Я верю в то, что считаю правильным. И да: я ненастоящая, я уникальная, я — чудо, которое будет жить и радовать тебя, глупый, — заявила, погладив Нейтена по щеке. — Я же еще не вспомнила то, что забыла, и не обзавелась новыми счастливыми воспоминаниями с тобой. Так что, я никуда не исчезну, даже если ты решишь от меня избавиться. — Не удержалась от злобного смешка. — Поздравляю, ты создал собственный кошмар, и я буду преследовать тебя везде и всюду, потому что меня никто не остановит, если я решу добраться до тебя, — запугивала я, пока он осыпал поцелуями мои ладони. — Тебе угрожают, а ты и рад? Всё-таки художники — чудной народ.

— Мне всё-равно, главное не исчезай, — прошептал ласково Нейтен, целуя в щёку.

— Не дождёшься, — процедила сквозь зубы, — кошмары на то и кошмары, что следуют за тобой по пятам. А еще ты мне должен будешь показать, чему тебя научили маги, вдруг я так же смогу… или захочу?.. — засомневалась, как правильно говорить с моей-то особенностью.

— Но я не очень пойму, почему ты автономна, — поделился Нейтен свои беспокойством.

— А что такого? Я же уникальная, во мне магии пруд пруди, могу поделиться, но только с тобой, — сказала, намекая, что никакие Бены от меня ничего не получат.

— Даже и не думал претендовать, — подняв руки в миротворческом жесте, заверил хозяин дома. — А теперь обсудим, как устроить вашу жизнь максимально комфортно?

Около часа мы обсуждали такие вопросы, как новые имена, место жительства, род занятий и липовая или настоящая работа. Бен оказался очень добрым и отзывчивым человеком и не менее уникальным магом, как Нейтен, только его сильной стороной оказался дар предвидения. Именно он смог заглянуть в прошлое и вычислить моё происхождение, а также найти место захоронения первого рисунка, с которого я и начала своё существование. И Бен оказался на благотворительном вечере неслучайно, а коснувшись меня, вынужден был попросить мистера Андерсона наведаться к Нейтену и снять заклинание с полотна, чтобы женщины не разорвали меня на кусочки. И Бен не забыл отругать меня за использование магии в пьяном виде — видите ли, в таком случае результат может оказаться непредсказуемым.

Через два дня мы с Нейтеном покинули Вертон, оставляя в нём всё, что было без капли сожаления. Теперь у нас начиналась новая жизнь, наполненная счастьем и магией. Куда без неё?

Мы были свободны и молоды. Весь мир принимал нас с распростёртыми объятиями, и мы наконец-то зажили, покинув клетку из правил и условностей.

ЭПИЛОГ

Три с половиной года спустя…

— Анна, держи прямо, — пробурчал в ухо по передатчику Грег.

— Этими сосисками не так легко орудовать, знаешь ли, — огрызнулась в ответ, стараясь лишний раз не вспоминать, как я выгляжу в нарисованном Нейтеном образе.

Моё предположение, что он нарочно добавил мне пару десятков килограмм, Нейт воспринял с возмущением, заявив, что так я точно не вызову подозрений. А мне просто не хотелось сознаваться, что идея взяться за дело будучи на шестом месяце беременности — плохая затея. Но я решила, что всё будет хорошо, а значит, беспокоится не о чем. Да и Нейтен справляется с этим делом за нас двоих. Никогда не забуду его выражения лица, когда я сказала, что беременна. И он поверил, после того как третий врач подтвердил мои слова.

Ну что сказать: мне захотелось, очень-очень, посмотреть на маленькую копию своего мужчины. Желание сбылось.

— Еще раз, — недовольно прожужжал в ухо Грег, я не смог просканировать.

Пыхтя от недовольства и непривычных объёмов тела, рук, ног и пальцев, старательно навела камеру телефона на раскрытую страницу секретного документа, который собирались продать в не очень-то дружественную страну.

— О, пару знакомых имён, — воскликнула я, перелистнув страницу.

— Меньше болтай, — ответил раздражённый Грег, заводя меня с полоборота:

— Знаешь, что, я сейчас закончу, спущусь в твой фургончик и выволоку тебя на улицу прямо под солнечный лучи, чтобы знал, как общаться с женщинами, которые стараются изо всех сил помочь вам.

Я замолкла, моя грудь вздымалась от тяжёлого дыхания.

— Еще слово и укушу, и ты начнёшь страдать токсикозом со мной за компанию, — добавила, чувствуя, что предыдущей бравады было недостаточно — для меня, а не для нашего техника-затворника.

Еще три страницы и работа сделана: Грег отсканировал всё в свою систему, и я могла закинуть папку на место, в сейф, в котором та была спрятана до прихода покупателей.

Стоило дверце с резким щелчком закрыться, как послышались голоса из соседней комнаты.

— Грег, твою микросхему, — прорычала под нос, хватая с кровати предусмотрительно захваченную стопку полотенец.

— Я предупреждал, — напомнил он мне.

— Надо было… — но я не договорила, что в моём положении лучше использовать посекундный отсчёт или постоянные напоминания.

Начитавшись информации про беременность, у меня стали проявляться все признаки и один из них снижение внимания и памяти. В общем, рассеянная стала до жути, что Нейтена заставляло беспокоиться, словно угря вблизи опасности.

Я развернулась к единственному выходу из спальни и встретилась взглядом с высоким мужчиной в чёрном деловом костюме.

— Простите за беспокойство, но я уже закончила, — обратилась к нему с улыбкой, прижимая полотенца к своему животу.

— Мы просили не убирать наш номер, — недовольно сообщил мужчина.

— Да? — Изобразила неподдельное удивление. — На двери не было знака «не беспокоить», в следующий раз повесьте его, пожалуйста, чтобы такое не повторилось. Простите еще раз за беспокойство.

Откланялась и направилась на выход, улыбаясь как дурочка. А с моим новым лицом, идеально круглым, это зрелище было умилительным, словно ребенок, сияющий от счастья.

Мужчина не стал мне препятствовать, парализованный моей доброй наивностью. Двое его сопровождающих, которым была поручена охрана периметра, проводили меня удивлёнными взглядами, не припоминая, как я просочилась в номер. Им еще попадёт за невыполнения свой работы, но к тому моменту я буду в безопасности со своим мужем.

***

— Снимай, давай, чувствую себя как человек в надувном костюме. Не смейся, — пригрозила Нейтену. — Мне неудобно шевелиться с такими размерами.

Он сжалился и мой облик поплыл, вынуждая меня покачнуться.

— Держу, — подскочил Нейт, обхватывая мою талию.

Глупо хихикнула, сравнив его про себя с рыцарем.

Усадив меня на самый удобный стул в фургончике Грега, водитель, так и остававшийся для меня безликим и безымянным, завёл мотор и повёз нас в арендованную Беном квартиру.

Хозяин оказался дома, дожидаясь хороших или не очень вестей. Хотя он уже и без оповещения знал, что всё прошло благополучно.

— Спасибо вам, Анна, Нейтен, — обратился Бен, пододвинув в мою сторону вазочку с печеньем.

— Дальше справитесь без нас? — прямо спросил его Нейтен.

— Конечно, магов, на кого собираются продать информацию нашим заграничным «друзьям», мы сможем вытащить и стереть из системы сами. Самое сложно было добраться до списка.

— Самое… ом-ом… сложно… м… е… было вписать габариты горничной в дверные проёмы, — пожаловалась я, усиленно жуя печенье.

— Не сомневаюсь, — согласился Бен, пододвинув ко мне вазочку с шоколадными конфетами.

— Ну, спасибо за гостеприимство, тогда, — с нажимом проговорил Нейт, убрав сладости из-под моей руки, — мы пойдём. У нас сегодня еще были дела.

— Да? — бросила на него удивлённый взгляд и принялась усиленно вспоминать, о чем может быть речь. Вспомнив его утреннее обещание «хорошенько вымыть меня в ванной», покраснела и, снеся с места стул, встала и закивала, подтверждая:

— Да. Важные дела. Очень. Нельзя откладывать. Звони, пиши, Бен, когда моему сыну станет три года.

— А раньше никак?

Я посмотрела на Нейтена, тот сморщил нос — не нравился ему Бен.

— Раньше никак. Но можешь звонить Нейтену, разрешаю, — сказала и с хихиканьем удалилась в прихожую.

Маленькая месть за образ немаленькой женщины.

КОНЕЦ



Оглавление

  • Глава 1 Уничтожение картины
  • Глава 2 Анна-Луиза
  • Глава 3 Нейтен
  • Глава 4 Утро важного дня
  • Глава 5 Чужой жених
  • Глава 6 Идея мести
  • Глава 7 Фокус-покус
  • Глава 8 Недомужик
  • Глава 9 Звонок
  • Глава 10 Отработка
  • Глава 11 Защитить рядового художника
  • Глава 12 Мистер Андерсон
  • Глава 13 Клетка с курицей
  • Глава 14 Похороны Антуана
  • Глава 15 Секрет Нейтена
  • Глава 16 Танец с огнем
  • Глава 17 Старый друг Кевина
  • Глава 18 Старый друг для Кевина
  • Глава 19 Признание и прощание
  • Глава 20 Визит куратора
  • Глава 21 Луи и сила веры в его великолепия
  • Глава 22 Пожиная плоды
  • Глава 23 Дом, милый дом
  • Глава 24 Новый взгляд на старые вещи
  • Глава 25 Самый счастливый день Нейтена
  • Глава 26 Как Анна на бал попала
  • Глава 27 Откровенный разговор
  • Глава 28 Помощь со стороны
  • Глава 29 Незаконченное дело
  • Глава 30 Обед с Линдой
  • Глава 31 Свадьба Кевина и Линды
  • Глава 32 Правда о Анне-Луизе
  • Глава 33 Конец старой жизни
  • ЭПИЛОГ