КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604508 томов
Объем библиотеки - 922 Гб.
Всего авторов - 239611
Пользователей - 109518

Впечатления

Stribog73 про Соколов: Полька Соколова (Переложение С.В.Стребкова) (Самиздат, сетевая литература)

Зае...ся расставлять в нотах свою аппликатуру. Потом, может быть.
А вообще - какого х...я? Вы мне не за одни ноты спасибо не сказали. Идите конкретно на куй.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Конечно не существовало. Если конечно не читать украинских учебников))
«Украинский народ – самый древний народ в мире. Ему уже 140 тысяч лет»©
В них древние укры изобрели колесо, выкопали Черное море а , а землю использовали для создания Кавказских гор, били др. греков и римлян которые захватывали южноукраинские города, А еще Ной говорил на украинском языке, галлы родом из украинской же Галиции, украинцем был легендарный Спартак, а

подробнее ...

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Дед Марго про Грицак: Когда появился украинский народ? (Альтернативная история)

Просто этот народ с 9 века, когда во главе их стали норманы-русы, назывался русским, а уже потом московиты, его неблагодарные потомки, присвоили себе это название, и в 17 веке появились малороссы украинцы))

Рейтинг: -6 ( 1 за, 7 против).
fangorner про Алый: Большой босс (Космическая фантастика)

полная хня!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Руководства)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Фэнтези: прочее)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Кровь и любовь [Анна Ривн] (fb2) читать онлайн

- Кровь и любовь [СИ] 950 Кб, 257с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анна Ривн

Возрастное ограничение: 18+

ВНИМАНИЕ!

Эта страница может содержать материалы для людей старше 18 лет. Чтобы продолжить, подтвердите, что вам уже исполнилось 18 лет! В противном случае закройте эту страницу!

Да, мне есть 18 лет

Нет, мне нет 18 лет


Настройки текста:



Кровь и любовь

Пролог

Смерть — это всего лишь начало.

Замок Уинболд

— Милорд они идут, — с ужасом кричал надсмотрщик башни, — они рядом, что же делать, мы все умрем.

Сэр Джайлс подошел к стене башни и посмотрел в ту сторону, куда показывал надсмотрщик. Среди деревьев леса кто-то или что-то двигалось в направлении замка. Черные создания похожие на людей, но с черной шерстью и с огромными клыками. Они издавали душераздирающий вой, пронизывающий до костей. Их было не меньше десятка, стая тварей, хотевшая оторвать свежий кусок мяса от какого-нибудь молодого юноши или девушки. Бесстрашные и голодные, казалось, еда для них была самым главным в этот момент.

— Закрыть все двери и окна, разместить стрелков на стенах, приготовиться к бою, — приказал сэр Джайлс. — Господи, помоги нам, — прошептал он и вытащил меч.

Ночь была светлой и теплой, так как на дворе стоял июль. В небе святила полная луна, ее бледный облик отражался в лужах. Ветер играл со стягами замка, высушивал кожу лица, покрытых слезами женщин и детей. Запах сена и сырости витал в воздухе, но помимо всего этого в нем присутствовало и другое — смерть и страх. Люди не могли смериться и успокоиться — никто не хотел быть разорванным от когтей и клыков тварей, находившихся за стенами замка.

Спустя немного времени из леса вышел еще один оборотень, непохожий на других. Он был больше других, и у него была белая шерсть. Но неожиданно для всех он издал дикий не человеческий вой. После чего оборотни, которые были вблизи замка, стали забираться на его стены.

— Чтобы не один зверь не проник в замок. Отдайте свою жизнь за родных и близких, — прокричал сер Джайлс и поднял меч, — не допустим того, чтобы наши дети были убиты и растерзаны когтями этих тварей. То, что мы делаем, останется в вечности, — сказав это, он полоснул одного оборотня мечом по морде, который уже почти забрался на стену замка. Тот зарычал и лапой задел человека, который стоял с сером Джайлсом и они вместе рухнули вниз. Человек еще был жив и попытался встать на ноги, но оборотень, который упал вместе с ним, набросился на беднягу и откусил ему руку, на что тот закричал от боли и ужаса. Но этот ужас недолго продолжался, так как лучник проткнул несчастного стрелой, чтобы тот не мучался.

В восточной части замка люди боролись, как могли. Кто пугал зверя вилами, кто боролся с ним тем, что попадалось под руки — всем хотелось выжить. Заметив женщину, зверь погнался за ней. Женщина едва успела закрыть за собой дверь на засов и тут же побежала наверх, где плакал ребенок. Но зверя это не остановило, и он выбил дверь. Остановившись в центре комнаты, он прислушался. В доме было тихо, и только крики людей и лязг оружия были слышны на улице. Зверь стал на четвереньки и принюхался. Тишина. Откуда — то сверху послышался детский плач, и он устремился туда. Женщина закутала маленькую семилетнюю девочку в теплое одеяло и приказала молчать, чтобы не случилось. Подойдя к огромному камину, находящемуся в комнате она нажала на рычаг в виде волка. В глубине камина открылась потайная дверь, но помещение было настолько мало, что там поместился бы только маленький ребенок. Женщина со слезами на глазах поцеловала девочку в лоб и тихо ей прошептала:

— Серен, прошу, помни, кто ты и никогда не позволяй собой манипулировать. Если что-то случится со мной и с твоим отцом ты должна уехать к своему крестному отцу серу Адаму. Мы очень тебя любим, помни об этом, когда тебе будет трудно. Прости, что оставляю тебя. Я очень тебя люблю.

Произнеся эти последние разрывающие душу слова, она закрыла за дочкой дверцу как раз в тот момент, когда в комнату выбив дверь, ворвался зверь. Женщина в последний раз посмотрела на камин. Ее душа была спокойна: «Она в безопасности»- произнесла она про себя и замахнулась на зверя мечем, который успела схватить со стены за собой. Ворвавшись в комнату, зверь начал кружить в смертельном танце вокруг своей жертвы. Удар за ударом женщина отражала мечом когти зверя, но силы быстро покидали ее. Пропустив удар лапы зверя в лицо, она упала на пол и потеряла сознание. Это и к лучшему, так как она могла только догадываться, что с ней вытворял зверь. Но битва на улице не прекращалась. Из последних сил дрались люди сэра Джайлса, но по видимому судьба отвернулась от всех людей в эту ночь. Люди бежали, но от зверя им было не скрыться.

Так за одну ночь пал город и его жители. Это был бал кошмарных тварей, которые были безжалостными и кровожадными, не зная пощады, они рвали на части взрослых и детей. Никто не выжил. И только слабый всхлип ребенка разносился из-за камина, который старался выплеснуть свое горе в слезах и не выдать себя лишним шумом. Именно тогда, поклявшись себе, Серен во что-бы то не стала, попытается найти и отомстить той твари по вине которой погибли ее родные и друзья.

Глава 1

— Сегодня чудесный день мой друг, я очень рад что мы не поехали ночью, смеркается, мы уже должны подъехать к замку, — отвернувшись от своего собеседника маркиз Джаф посмотрел вперед. Через пару миль он увидел, как огромная «туча» черных птиц кружила над башнями белого замка Уимболда.

— Надеюсь это не то что я думаю, — с волнением в голосе сказал Джаф и пришпорил коня. Вслед ему пустился в галоп его друг граф Кристофер Хард. Ему было всего четыре, когда его нашли родственники отца в потайной комнате за картиной в его родовом замке. Иногда ему казалось, что он до сих пор слышит крики своей матери и сестры, которой было всего семнадцать. На следующий день она должна была выйти замуж за сына Роберта, друга отца. Именно их союз его нежной и доброй сестры Мили и Роберта должен был сплотить их семьи на защиту от этих тварей. Сделка была тайной, но видимо какая-то мразь прознала и сдала их этому выродку Байлоку. После гибели его сестры, матери и сына Роберта союз был расторгнут. Друг отца, как собака бросив отца с его горем в одиночестве, поджав свой хвост убежал к себе в берлогу и стал зализывать свои раны. Отцу после трех дней траура предложили другой союз. Графства Норт выдвинуло кандидатуру графини Лисы, его будущей жены, которой было, на тот момент, два с половиной года. Прийдя к выгодному соглашению отец и граф Летинктон заключили брачный контракт, где обговаривалось, что между ним и Лисс будет заключен брак по достижении мной двадцатилетнего возраста. И вот этот день настал. Граф Кристофер Хард ехал к своей невесте, дабы наконец объединить два королевства в борьбе со злом, что началось тридцать лет назад. Его друг, маркиз Джаф Хариш ехал в роли его телохранителя. Было решено не брать с собой много людей, чтобы не привлечь внимание этих тварей, что в последнее время стали очень активно вести на западе королевства Норт. Отец графа Кристофера поручил им навестить замок семьи Мандел и подписать соглашение об объединении войск. И вот сейчас, несясь во весь опор, чем ближе они приближались к главным воротам, тем сильнее их обуревало страшное предчувствие. Ворвавшись в главные ворота им предстала ужасающая картина. Куски человеческих тел, лужи крови, внутренности, а главное, смердящий запах убитых тел. Это было ужасно. Лошади нервно переступали ногами. Тишина. Были слышны только крики птиц и как на ветру шелестят стяги, находящиеся высоко над башнями. Неожиданно где-то заскулила собака, и они двинулись в ту сторону.

— О боже нет, — с ужасом прокричал маркиз Джаф, и быстро спрыгнув с лошади, подскочил к телу. На земле, среди моря крови и собственных внутренностей, лежал мертвый герцог Джайлс Мандел. Рядом с ним лежали два поверженных им оборотня. Граф Кристофер тоже спешился и опустился на колено рядом с герцогом. Глаза Джайлса были обращены к нему, и в них застыл не ужас или страх, а спокойствие и казалось, легкая грусть.

— Ты был отличным войном и достойным отцом мой друг, — попрощавшись, маркиз Джаф закрыл ему глаза и со злости запустил руки в свои волосы. Растрепав свои рыжие кудри, он выпрямился и начал обсматривать двор, в попытке найти хоть одного выжившего. Разойдясь в разные стороны, они с Крисом начали обходить трупы. Даже воинам не впервые видевшие трупы и кровь, было не по себе. Неожиданно Крис увидел, как резко сорвавшись с места Джаф бросился в главный зал. Последовав за ним, они почти одновременно взлетели по лестнице в хозяйские покои. Ворвавшись в комнату, они неожиданно отпрянули.

— О Патриссия, что же эта тварь с тобой сделала, — прошептал Джаф и закрыл глаза. Но стоило ему закрыть их, как перед ним встала просто леденящую душу картина. Белые окровавленные простыни, оторванная рука лежала на полу, тогда как тело было на кровати. Лицо в котором застыл ужас и дорожки кровавых слез. В руке, которая лежала на полу, был зажат меч, семейная реликвия семьи Мандел. Вдруг Крис дернулся словно от пощечины и стал с остервенением обшаривать взглядом комнату, но не найдя искомое, закричал.

— Серен, милая, это я твой дядя Крис, — прислушавшись, он неожиданно вспомнил, что за камином имелась маленькая ниша. Подбежав к камину, он дернул за рычаг. Дверь с легким скрипом открылась. И взгляду мужчин предстал маленький дрожащий комочек. Осторожно присев на корточки Крис медленно подлез к Серен и тронул ее за плечо. Девочка вздрогнула и подняв голову посмотрела на того кто ее побеспокоил. Увидев знакомое лицо, Серен снова разревелась и кинулась на шею к Крису. Обняв девочку, он вытащил ее на улицу, подальше от этого ужаса. Держа ее одной рукой под бедра, второй он взял поводья и вышел за ворота замка. Все это время Джаф, найдя бочонки с маслом, поливал трупы людей и оборотней. Покончив с этим, он вскочил на лошадь и поскакал вслед за Крисом и Серен. Отъехав на достаточно далекое расстояние, Джаф вытащил свой лук из-за спины, вытащил из колчана стрелу, поджег ее и натянув тетиву выпустил высоко вверх. Стрела взвыла вверх, перелетела через стену и скрылась из виду. На спускающиеся сумерки пролился свет заката. Огонь ворвался сквозь ворота и начал пожирать слегка пожухшую вблизи замка траву. Серен смотрела, как огонь пожирает ее дом, родных, ее воспоминания, все что было связано с этим местом. И чувствовала как пустота и ненависть заполняет ее сердце и душу.

— Дядя Крис, ты отвезешь меня к дяде Адаму, я хочу, чтобы он научил меня убивать этих тварей, ибо пока я жива я буду убивать и найду ту тварь, по вине которой я лишилась всего, — услышав такой безжизненный голос от семилетней девочки, Крис и Джаф вздрогнули.

— Милая, я отвезу тебя к отцу, ты успокоишься, и мы все поговорим, хорошо, — нежным успокаивающим движением Крис погладил, Серен по голове. В ее глазах была пустота и железная решимость.

В последний раз, посмотрев на замок Уимболд, всадники развернулись и поскакали в сторону замка графа Летингтона. До заката оставалось сорок минут, чтобы преодолеть пятнадцатимильный путь до ближайшего постоялого двора.

***
Спустя немного времени

Огромные черные тени плавно огибали стволы деревьев, оставляя позади себя следы крови, которая была на их когтях и массивных телах. Тринадцать черных, покрытых длинной густой шерстью оборотня, выполнив приказ по зачистке замка Уимболда, возвращались к своему вожаку. Их поиски не увенчались успехом, и Гарду придется понести наказание. Его тело еще помнило удары когтистой руки Альфы, которые распарывали ему живот, он еще помнил как горячая, тягучая кровь текла по его ногам на пол. Его тело непроизвольно дернулось, а шерсть стала дыбом. Слизнув с когтей кровь, он немного успокоился. Дойдя до опушки леса, он увидел огромный грот, где глубоко внутри в недрах этой горы под названием «Волчья пасть» находился их «дом». Да, вряд ли он предполагал, что когда-нибудь будет жить в этом холодном и мрачном месте, больше напоминающем склеп. В этом месте, где они жили, если так можно было выразится, было мало солнца и зелени. Казалось, сама природа была против соседства с ними. Эти мрачные серые стены, этот вечный холод замораживал их горячие сердца. И вот сейчас, спустившись на извилистую тропинку, что вела к боковому входу в логово, они двинулись в покои Альфы. Навстречу им вышел Рок — правая рука Альфы и самый жестокий из них, не считая вожака.

— Доложите о зачистке, — прорычал Рок и провел своим когтем по моей щеке. Внешне я не подал вида, что мне страшно, но мой внутренний пес заскулил.

— Люди, что находились в замке, в основном мужчины, старухи и дети. Мы нашли только двоих девушек, одну из них загрыз Адис. Я не доглядел, моя вина. Готов понести наказание, — покорно склонив голову, ответил Гард.

— Твое наказание озвучит Альфа, где девушка.

Гард махнул рукой и из-за его спины вышел высокий оборотень. На его плече висела девушка. Осмотрев юное тело, Рок довольно оскалился.

— Пошли к Альфе, девушку я возьму. Адис следом, — кровожадно ухмыльнувшись, Рок бережно забрал девушку и пошел вперед. Передвигаясь по темным коридорам, они вошли в покои Альфы. Вожак был в человеческом обличие, его мощный торс был оголен, а его длинные облегали черные кожаные брюки. Огромный камин почти на пол стены излучал свет и тепло. На стенах висели гобелены и холодное оружие. Огромная кровать, на которой полулежал Альфа, стояла справа от двери. На нее и положил Рок приведенную нами девушку. Видимо, почувствовав что-то она проснулась. Ее длинные медные волосы закрывали ее тело почти наполовину. Подняв голову и увидев нас, она тихо заскулила и попыталась забиться в изголовье кровати, надеясь спрятаться от заинтересованного взгляда вожака.

Легко спрыгнув со своего ложа, Альфа встал передо мной и втянул в себя воздух. Ему ничего не нужно было рассказывать он сам «видел» из примеси тех запахов, что мы принесли с собой. Поначалу его лицо ничего не выражало, но потом в один миг, его правая рука трансформировалась и вонзилась в грудь рядом стоящего со мной Адиса. Его рев разнесся по всему залу, кровь хлынула мне на лицо. Я стоял и не мог пошевелиться. Одно неверное движение и мое сердце также будет в руке у моего вожака. Еще одно мгновение и Адис рухнул на пол, издав последний вздох. Под ним расползалась огромная лужа крови. Альфа, сжав сердце своего воина, развернулся к камину, и выкинул его в огонь. Слизав с руки кровь, он встал ко мне спиной.

— Ты знаешь, что я должен тебя наказать, ты не то что не помешал этому выродку убить ее, но и ты не дал мне возможность завести потомство, мне нужен наследник. Или ты готов выполнить роль моей суки Гард? У нее был щенок, кто он или она? Отвечай. — прорычал он и меня скрутило от боли. Мое тело корчилось от боли, мои руки с выступившими когтями царапали пол. Боль была настолько сильной, что тошнота, подступившая к горлу, готова была в любой момент вырваться наружу. Из ноздрей потекла кровь, но было чувство, что это были мои мозги, которые норовили вычесть из моей головы, так как давление было зверским.

— Прошу, — только я смог прохрипеть, как тут же боль отступила. Пошатываясь, я медленно выпрямился, и посмотреть на Альфу. В то время пока я корчился на полу Альфа подошел к кровати и за ногу подтащил к себе сопротивляющуюся девушку. Она слабо вырывалась видимо сил на сопротивления у нее совсем не осталось. Схватив ее за волосы, он впился в ее губы. По ее подбородку тут же потекла кровь, она дернулась от боли, а он получал свое изощренное удовольствие, демонстрируя свою силу. Оторвавшись от ее губ, Альфа поставил ее перед собой на колени. Одной рукой он удерживал ее за талию, а другой расстегивал свои брюки. Справившись с застежкой, он вытащил свой огромный и возбужденный член.

— Ты знаешь что делать, не разочаруй меня, — скомандовал он девушке и убрал свои руки. Она всхлипнула и дрожащей рукой обхватила его горячую и нежную плоть. Встав на четвереньки, девушка склонила свою голову и нерешительно и медленно вобрала его себе в рот. Сначала неуверенно, но потом, постепенно набирая темп, она доставляла ему удовольствие. Резко отстранившись от нее, он развернул ее к себе спиной. Судорожно втянув в себя воздух, она прикусила одеяло и ждала, что за этим последует дальше. Проведя рукой от шеи до ягодиц, он резко наклонился и вонзил свои клыки в ее шею. Девушка закричала от резкой боли и прогнулась в пояснице. Воспользовавшись этим, Альфа резко в нее вошел на все длину своего члена, с каждым разом все быстрее и жестче вбиваясь в ее тесную и влажную плоть. По ее телу прошла судорога, и она застонала, но на это раз не от боли, а от наслаждения. Этому была причина, именно через укус самец запускал процесс овуляции, для того чтобы организм самки подстроился под его семя. Все предыдущие попытки вожака были тщетны. Ни одна из оплодотворенных самок не протянула и пяти минут.

Все то время, что вожак имел, а по-другому и не скажешь женщину, у Рока было прерывистое дыхание и в глазах мелькала похоть и зависть. Что греха таить я сам ели сдерживал своего волка, который чувствовал запах самки. «Нельзя, сидеть», мысленно скомандовал я своему зверю. А все, потому что все женщины доставляемые Альфе принадлежали только ему. Оборотным было запрещено иметь женщин до тех пор, пока у вожака не появится наследник. Я уже был на взводе, член болезненно терся об ширинку тесных брюк и требовал разрядки. Заметив наше состояние, Альфа довольно ухмыльнулся и посмотрел на Рока, махнув головой в сторону девушки. Тот довольно оскалился и подошел к ее лицу. Проведя пальцем дорожку от виска до нижней полной губы, он облизнулся и плотоядно улыбнулся. В его глазах читалось нетерпение, и словно поняв, что от нее требуется, девушка провела рукой по его вздымающейся плоти, выпустив ее из штанов. Нежно облизав головку кончиком своего языка, она стала его сосать. Рок довольно рыкнул и начал двигать своими бедрами быстрее, представляя то место, в которое сейчас с остервенением вколачивался его Альфа. Рок чувствуя, что его оргазм приближается, он замедлил свой темп и полностью доверился умелым рукам и губам девушки. Спустя пару мгновений он почувствовал, как из горла девушки вырвался стон удовольствия, он резко и сильно кончил. Альфа почувствовав, как ее влажные стенки сжали его твердый член, с рыком извергся в нее. Поправив свою одежду, они отошли от девушки, и стали ждать, что будет дальше. Лежа на животе, она тяжело дышала, но вот дыхание выровнялось. Альфа довольно улыбнулся.

— Ну наконец- то, — только произнеся это, он услышал как девушка резко выгнулась и закричала. Она жутко выгибалась, ногтями царапая себе лицо и грудь. Из носа пошла кровь и издав последний хрип она затихла.

— Дьявол, когда это все закончится, — орал Альфа и начал частично трансформироваться.

За дверью что-то упало, и в покои вожака вошел человек, упал перед ним на колени, склонил голову.

— Говори, — прорычал Альфа и вернул свой человеческий облик. Человек встал, но голову не поднял.

— Мой господин, этим вечером дозорная группа людей видела, как из замка Уинболда выехало два всадника. С ними была маленькая девочка лет десяти. Они подожгли замок и его окрестности. Все трое направились в сторону…,- не успев договорить, человек упал перед ногами Альфы с проломленной головой, в которой торчала стрела с красным оперением.

Альфа быстро подбежал к узкому небольшому окну, которое располагалось напротив него. Он увидел, как за стеной на опушке леса, стояла фигура человека с луком в руке. Лица не было видно из под капюшона, но он смог разглядеть, как человек довольно ухмыляется и махнув ему на прощание рукой скрылся в чаще леса.

— Найти, догнать, привезти живым. Я ему самолично вырву кишки и заставлю их же сожрать, — зарычал Альфа, и все кто был в его покоях, выскочили исполнять его приказ.

Немного успокоившись, он сел на постель и став перебирать волосы мертвой девушки.

— Девочка значит, замечательно, я найду тебя малышка, — он посмотрел в сторону камина и в его глазах отразился огонь предвкушения грядущей охоты.

***
Человек бежал через лес со скоростью волка, уклоняясь от веток и насекомых, которые все норовили попасть в глаза и рот. Выскочив на поляну, он обернулся, погони не наблюдалось. Скинув капюшон, молодой мужчина лет тридцати достал из кармана маленькую куклу и втянул в себя ее запах. Удовлетворенно оскалившись, он спрятал ее обратно в карман и посмотрел на заходящее солнце.

— Он не найдет тебя малышка, я об этом позабочусь, а когда придет время, мы встретимся. А пока нужно набраться терпения и ждать, — тихо произнеся это, больше самому себе, мужчина побежал в южную сторону от поляны, где его ждала своя стая.

Глава 2

Прошло почти десять лет с той ночи, когда погибли мои родители, а в огне сгорел мой дом. Десять лет жажды мести. Говорят время лечил — ложь. С каждым проклятым годом, с каждым новым днем, мои мысли были забиты изощренными пытками, мучительной смерти Байлока. Он разрушил мою жизнь, убил близких мне людей, уничтожил все-то тепло, что осталось за стенами замка Уинболд. Любовь матери невозможно заменить. Ее теплые руки, смех, голос, что пел мне в колыбели, уберегая от непогоды и всех бед, поцелуи и забота, как она радовалась мне и утешала, когда у меня что-то не получалось. Я думала, что все выплакала одинокими ночами, пока никто не видит, но почувствовав родные стены, из глаз снова потекли слезы. Единственный положительный момент, мне больше некого и нечего терять. Я одиночка. За все время своего взросления, я никого к себе не подпускала, боясь привыкнуть, полюбить, привязаться. Страх новой утраты не давал мне завести новых друзей. Для людей я стала — изгоем, для оборотней — еще одним убийцей. Дядя Адам пытался наладить со мной отношения, но я сторонилась и отталкивала его, его заботу и любовь. За что в ответ получала боль в его глазах, каждый раз, когда я убегала от него, от себя и от прошлого. Когда мне исполнилось десять, я поступила в элитную академию убийц при дворе короля Астории — Эндора I. Не говоря о том, что я была самой юной на своем курсе, я еще была единственной девушкой. Так как оборотни похищали женщин, едва достигшим тринадцатилетнего возраста. Каждый год король и его советники, оружейники и строители, придумывали защиту и новое оружие для борьбы с этими тварями. На что они всегда поражали своим умением обходить ловушки и находить выходы из них.

И вот семь долгих лет ада в академии подходило к концу. Каждый день от восхода до заката, череда постоянных изнуряющих тело упражнений. Мой день был расписан по минутам:

подъем-6.00,

завтрак,

разминка на всю группу мышц ног и рук,

бег 15 миль,

спарринг,

обед,

уроки анатомии оборотней, их слабые и сильные стороны,

бой с оружием, (сюда входили меч — катара или кинжал с поперечным расположение рукоятки. Ещё его называют тычковым кинжалом или джамадхар, или пуддха. Это короткий меч или кинжал с обоюдоострым клинком, чаще треугольной формы, хотя встречаются и мламеневидные клинки, двухконечные, и даже раскладные. Клинки прикреплены к рукоятке в виде буквы «Н». Эфес всегда металлический, рамочной конструкции, с поперечно расположенной рукоятью и боковыми защитными пластинами-хвостовиками, которые могут закрывать руку до локтя. Иногда рукоятка дополняется защитным щитком. Стиль использования катара — колющие удары в тесном бою и широкие режущие на дистанции. Но самым эффективным является прямой колющий удар.)

Пата «сестра» катара, с более закрытой гардой. Но это уже не кинжал, а полноценный меч. Использовалась в одно время с катаром. Длинный, прямой и обоюдоострый клинок паты крепился к своеобразной латной рукавице, а точнее, наручу, закрывающему, не только предплечье, но и кисть. Поперечная рукоять паты находится в «рукавице» и предназначена она исключительно для того, чтобы оружие не соскальзывало с руки. Клинок паты, имеет в длину от 60 до 100 сантиметров. «Рукавица» с внутренней стороны имела стеганую подкладку, что увеличивало амортизацию и надежность фиксации руки. Пата использовалась конными воинами, но так же существовала техника и для пеших воинов. Фехтование этим клинком заключалось преимущественно в рубящих ударах.

Также у каждого убийцы был траншейный рондаш. Представлял он из себя латную перчатку и наруч, на которые крепился круглый щит, сантиметров 60 диаметром. В рондаше кисть не могла двигаться, но при этом пальцы были свободны для удержания чего-либо. Траншейные рондаши часто делали с зубчатыми краями, так же на перчатке и самом щите нередко присутствовали дополнительные клинки и штыри пилообразной формы, с внутренней нижней стороны траншейного рондаша так же прикреплялось лезвие, которое выступало примерно на 60–90 сантиметров. То есть, получалось некое многоклинковое оружие с защитной функцией. Можно усомниться в удобстве такого оружия, но в тесноте траншеи, оно имело преимущества, когда минимум 4 клинка позволяли наносить удары с минимальной амплитудой движения. Практиковалась тактика ночных сражений, в связи с этим на многих щитах этого типа можно обнаружить специальные фонарные крючки и отверстие в самом щите, которое при желании можно было открывать и закрывать круглой задвижкой. Поэтому рондаши ещё называли «фонарными щитами».

Еще были наручи со скрытым клинком,

серебряные кастеты. Метательные ножи, по форме напоминающие копье только в уменьшенном варианте.

кнут крепился к поясу на застежку.

Арбалет сделанный лично мне мастером по моим чертежам)

_Но самым важным была наша броня (доспехи) в которых мы чуть ли не спали и купались. Именно она защищала нас от прямых ударов когтей и пасти этих тварей.

потом снова спарринг,

снова бег,

ужин,

алхимия и изучения ядов (их влияние на оборотней),

кузнечное дело,

отбой в 10 часов ночи.

Иногда казалось, что я не смогу, сломаюсь, но только мне стоило вспомнить крики матери, как я вставала, бежала, убивала. Каждый воин-чистильщик по завершению обучения должен был выковать себе меч — катару и пройти последнее испытание. Представьте себе огромную серебряную клетку размером пять на пять, высотой около четырех. И в центре этой клетки ты и ОН. Тварь, с которой ты должен был биться, до тех пор, пока не сдохнет один из вас. Клетка постоянно пополнялась «мясом». Я много раз наблюдала, как самые сильные мужчины не выдерживали, ломались от страха и были растерзанны этими монстрами. Лужи крови, куски мяса и внутренности, крики ужаса — ни каждый может вынеси это.

Поднявшийся ветер растрепал мне волосы, тем самым отвлекая меня от тревожных мыслей и воспоминаний. Обратив свой взор в даль я увидела его — мой дом замок Уинболд. Одиноко стоящий, потрепанный временем и погодой. Солнце уступало место луне, приближалась ночь. Пришпорив коня двинулась в сторону главных ворот в крепость. Вокруг было запустенье. Люди больше не селились в стенах этого когда-то величественного замка. Колодец, который стоял в центре площадь давно высох, а трава скрыла следы борьбы. Мертвые холодные стены в лучах заходящего солнца. " Придется остаться на ночь"-недовольно проскользнувшая мысль привела в чувство. Здесь я должна была забрать то, что по праву рождения должно было принадлежать мне. Заведя Мрака(мою лошадь и верного друга) в конюшню, отстегнула дорожную сумку. Хорошо, что все необходимое было со мной. К этой поездке я готовилась пару недель. Поправила доспехи, проверила все снаряжение, завела арбалет, на всякий случай, вошла в главный зал собраний. Воспоминания как водопад обрушились на меня. Вот отец сидит с мамой и смеются надо мной и моим щенком, которого они подарили мне на день рождения, вот мой самый лучший друг дядя Крис катает меня на шеи, пытаясь убежать от своры охотничих собак моего отца. Столько смеха. Столько радости. Как давно это было и никогда больше и не будет, пока я не найду Байлока. И не задам ему самый главный вопрос, который терзал меня все эти годы: «Почему, за что, что он этим хотел добиться, вырезая весь город, убивая столько невинных людей, чего боялся или что он искал?», да согласна это не один вопрос, но я не успокоюсь, пока не узнаю на них ответы. За все то время, что эти твари нападали на поселения и города людей, не было такого, чтобы вся деревня или город были истреблены полностью, исключением стал только замок Уинболд. Эти тварь не пощадили ни детей, ни стариков. Бесчувственные монстры, как я их ненавидела. Моя ненависть, как кислота, разъедала мне внутренности и душу. Вдох выдох. Приведя чувства в порядок, закинула сумку на плечо. Становилось темно, и надо найти при наступающих сумерках хоть один факел, чтобы раздобыть огонь и добраться до покоев моих родителей.

***
С каждой преодоленной ступенькой мое сердце стучало громче. Поднимаясь в покои родителей, я боялась того, что там увижу. И мои волнения не были пустыми. Толкнув дверь вперед, я увидела ЕЕ на кровати. Точнее то, что от нее осталось. Кости, обернутые в когда-то дорогой и красивый бархат, лежали на кровати. Подойдя ближе, я увидела, что длинная кость, похожая на предплечье руки, лежало неподалеку от кровати. Мгновение и с ужасом понимаю, что это ее рука, так как в комнате больше не было тел. «Мразь, ты за это ответишь» с криком боли прокричала я в тишину.

Ущелье «Волчья пасть»

— Мой Альфа дозорные псы доложили, что час назад в башне замке Уинболд вспыхнул свет, — приклонив колено Байлоку, донес Рок. Байлок резко встал с кровати и плотоядно улыбнулся.

— Это она, я чувствую. Если она такая же, как ее мать, то я за себя не ручаюсь, — весело рассмеялся Альфа, — Выдвигаемся, через пару часов будем на месте, — скомандовал Байлок своим псам и выскочил из покоев.

Логово белых псов

— Анар, она вернулась, ее видели за стенами замка Уинболд. Рем видел как из ущелья «Волчья пасть» выдвинулись пять псов, во главе с Байлоком. Голову даю на отсечение, он тоже знает о ней, иначе не вышел бы из своего логова спустя столько лет.

— Этого я и боялся. Собери моих омег я иду с ними, пора появиться и закончить то, что началось очень давно.

Глава 3

Замок Уинболд

Серенити, стояла на площадке главной полуразрушенной башни замка Уинболд и смотрела вдаль. Уже прошло пару часов с того момента как она появилась здесь. Злость ушла, но на замену ей пришла боль. Луна почти взошла на небо и, находясь позади ее силуэта, освещала долину, раскинувшуюся перед воротами замка. Со стороны леса ее фигуру было сложно заметить, но не что не смогло бы скрыть ее запах, который разносил ветер, дующий ей в спину. Она словно призрак, ждущий заплутавшего путника, в стенах мертвого замка Уинболд. Поднялся сильный ветер. До Серенити, донеслись раскаты грома, который грозился в ближайшее время достигнуть земли замка. Вытащила из ножен меч пату своего отца, семейную реликвию, который я забрала из той самой оторванной руки своей матери и провела пальцем по лезвию и латной рукавице. При свете полной луны на длинном сделанном из черного металла клинке, был выбит рисунок, на котором была изображена битва между двумя оборотнями, сражающимися между собой. В стороне от них была изображена женщина, которая протягивала одну руку в их сторону, а в другой держала катару. Странно было то, что волки были белыми, а не привычными черными, каких я всегда видела в академии в клетке, с которыми сражались мои сокурсники. Я помню, как однажды спросила отца о мече и о рисунке, на что он мне ответил, что когда придет время, я все узнаю. Да вот только время пришло, а отца не стало. Две недели назад я решилась приехать суда, чтобы найти дневник отца, который был в сейфе его кабинета по совместительству и главной библиотекой замка Уинболд и королевства Захрии. Я как раз стояла на крыше той самой башни, в которой находилась библиотека отца. И поэтому, вложив пату в ножны, я развернулась, чтобы спуститься по лестнице, ведущую на площадку, которая вела и в библиотеку и в покои родителей. Не успев преодолеть и половины пути, как услышала со стороны леса вой. Протяжный, местами с прерывистым рычанием, что означало, что он не один. Метнувшись обратно в башню, Серенити увидела, как на поляну вышло пять волков. Среди них был белый волк намного крупнее и выше, чем его собратья. Сердце испуганно забилось. Одно дело видеть их в клетке, а другое на воле.

— Страх это непозволительная роскошь Рен, — прошипела она самой себе и почувствовала, как страх сменился злостью на себя и свою секундную слабость. Белый волк стал принюхиваться и водить своими большими ушами в разные стороны, ища источник малейшего шума.

— Думай Рен, думай, ты к такому не готова, а тут пять и все на одну маленькую тебя, — рассуждала я вслух, — Так, во-первых, нужно незаметно закрыть главные ворота, во-вторых, добраться до сейфа отца, забрать дневник и кое какие бумаги, и в-третьих незаметно покинуть замок, я помню, что есть чертежи замка в сейфе, а у каждого замка есть свои тайные ходы, — с этими мыслями я покинула башню.

***
Байлок

«Вот я и на месте. Давненько я не выходил из своего «склепа», — усмехнулся своим мыслям и посмотрел на замок Уинболд.,- Да уж время никого не щадит, даже камень.

Принюхался и попытался уловить, хоть какой- нибудь звук, присутствия девчонки. Но в окрестностях было тихо. Я послал мысленный приказ проникнуть за стены и найти девчонку. «И чтобы не один волос не упал с ее головы», — прорычал я и двинулся к главным воротам.

***
Серенити

В библиотеку я ворвалась как смерч. Подбежала к камину и нажала на небольшой камень выступ справа от стола, где сидел отец. В комнате разнесся щелчок. Небольшая ниша в камине отъехала в сторону. Быстро сняла с плеча небольшую сумку и стала запихивать в нее все, что попадалось мне под руку. Драгоценности, бумаги, мешки с монетами, чертежи.

— Нашла, — радостно воскликнула я и, отодвинув со стола отца мешающие мне вещи, стала изучать чертеж, — так через главный зал, потом коридор, ведущий к конюшне, а под ней потайной ход в полу, который ведет через катакомбы на опушку леса с противоположной стороны от главных ворот.

За всем этим изучением я пропустила момент, когда во дворе замка уже появился белый оборотень. Услышав, как по камню прошлись когтями я вздрогнула. Подбежала к маленькому окну и осторожно выглянула во двор. Зверь ходил около дома пекаря расположенного с противоположной стороны от конюшни.

— Вот же тварь, — вернулась обратно к столу, сложила чертежи и бросилась вон из комнаты.

Времени было мало. Заскочила в комнату к родителям, схватила арбалет и пристегнула наручи с выдвижным клинком на руку. В последний раз оглядела комнату и мысленно попрощалась с матерью, обещала вернуться и достойно похоронить ее останки. Попыталась быстро и бесшумно спуститься в главный зал, спустилась, огляделась. Пока все тихо. Не находя никого из них, двинулась по боковому коридору до конюшни. В крови бурлил адреналин, а сердце готово было вырваться из груди. Медленно подошла к двери, через которую находилась конюшня. Прислушалась вроде все тихо и начала медленно открывать дверь. В полной тишине разнесся скрип и мое сердце оборвалось. Замерев на месте, я почувствовала, как на заделке зашевелились волосы от легкого дуновения ветра. Только захотела обернуться, как почувствовала за спиной чье-то присутствие. Стоявший сзади будто заурчал от удовольствия, и склонившись к моему уху прошептал от чего у меня сперло дыхание, а ноги словно приросли к месту:

— Ну, здравствуй моя сладко пахнущая добыча.

***
Байлок

Пройдя через главные ворота, не смог удержаться и провел когтями по камню. Решил немного помочь себе в поисках девчонки. Что может молодая и напуганная девочка. Правильно испугавшись, нашуметь, тем самым обнаружить себя. Осмотрелся и пошел в сторону дома пекаря, судя по надписях над дверью. Под ногами скрипели кости.

— Да знатно парни поработали, — довольно усмехнулся и, не доходя до двери, услышал скрип открывающейся двери со стороны конюшни.

Стремительно развернулся и кинулся в главный зал, помня, что из него вел коридор в конюшню. Пронесся словно ветер по коридору и замер перед девушкой. Среднего роста, фигура в форме песочных часов, длинные волосы цвета темного шоколада. А запах, так вкусно мог, пахнет только род Мандел. «Красивая, сладкая, моя», — довольный этой мыслью, я принял человеческий облик, и почти вплотную, подошел к ней сзади, наклонился и тихо прошептал:

— Ну, здравствуй моя сладко пахнущая добыча.

Ее замешательство была бальзамом на мою душу, но последующая реакция удивила, после чего я почувствовал боль в области сердца и временно мой разум отключился.

***
Серенити

Да долгие годы тренировок не пропали даром. После того, как эта тварь подошла ко мне со спины, я поборов временно заторможенный мозг незаметно нажала на наручи на руке. По трубке, что находилась внутри механизма, от кисти до локтя побежало вещество, высокий концентрат нитрата серебра. На конце локтя находилась тонкая металлическая игла, с помощью чего, она позволяла впрыскивать в рану особый яд. Большое количество этого вещества, позволяло приостановить трансформацию тела. Некоторые оборотни сразу умирали, но были и те кто временно теряли сознание. Благодаря чему можно было убить их, отрубив голову. Но не всегда так везло, чтобы можно было подойти достаточно близко, как сейчас, чтобы впрыснуть яд.

Горячее тело, прижалось к моей спине. От него пахло лесом и кровью. Будто недавно он убил кого-то и пришел снова убивать, при этом забрать уже мою жизнь. Злость вспыхнула в моих глазах и отведя чуть вперед левую руку, я резко толкнула ее назад, слегка задрав локоть вверх, так как чувствовала что рядом стоящий монстр, выше меня чуть ли не на голову, хоть я была и не маленького роста. Сзади донесся удивленный вздох, и было слышно, как тело упало на пол. Обернулась и замерла. Великолепный образец мужчины. Красив. Мощен. Опасен. Тело было как литый красиво выточенный камень, белые длинные волосы, как снег на вершинах горы Раш, розовые пухлые губы, слегка острый нос, высокие скулы, и волевой подбородок. Жаль не могла увидеть цвет глаз, так как они были закрыты. Если бы не знать, что это ужасная, опасная тварь, можно влюбиться с первого взгляда. На шеи у него был кулон в виде когтя пустынной кошки, которая была очень опасна, и из- за своих размеров походила на бурого медведя. Даже жаль было убивать такой образец мужской красоты. И вот, пока я рассматривала этот образец, в коридоре послышалась возня и рычание. Решив, что жизнь своя дороже, бросилась за дверь конюшни и задвинула засов изнутри. Надеясь, что это их задержит на пару секунд, в принципе этого мне бы хватило, чтобы найти вход в туннель и вывести из стойла Мрака, чтобы он смог убежать обратно домой, но уже без меня. Подскочила к коню, попыталась успокоить, но он уже чувствовал, что зверь рядом и ужасно нервничал. Вывела из стойла, забрала все снаряжение с седла и открыла немного массивные ворота, для того, чтобы Мрак смог выскочить наружу и ускакать. Проведя взглядом коня и удостоверившись, что он выскочил за главные ворота, побежала к противоположной стенке от двери, где уже оборотни начали сотрясать дверь. Руками расчистила пол под ногами. Отбрасывая в стороны сено и какие- то тряпки, нашла люк, потянули за цепь, крышка стала подниматься, а в лицо подуло лесом и рекой. Скинув в лаз свои вещи, опустила ноги. Внизу была лестница и куча паутины. Взялась за крышку и начала ее опускать, и почти закрыла, но услышала, как с грохотом дверь была вырвана из петель, а в помещение ворвались четыре черные твари и красавчик. Оставив маленькую щель, я стала за ними наблюдать.

— Идиоты, вы ее упустили, она ускакала на лошади. Какого черта вы все были в коридоре, почему никого не было во дворе. Рок я жду объяснений? — в ярости кричал красавчик на кого-то из черных.

— Прости Байлок, но мы почувствовали твою боль и замешательство, и ринулись тебе на помощь. Моя вина, я не усмотрел и не оставил никого снаружи, около ворот. Не подумал, что до этого дойдет. Что могла сделать слабая и беззащитная девушка? — пытался оправдаться вошедший вперед оборотень, приняв человеческий облик.

«Что, как он его назвал? Байлок? Нет, нет, нет…», — сказать, что я была в шоке ничего не сказать, — Дура!! Жалко? Сколько людей он убил, тебе еще жалко? Идиотка!! Он лежал перед тобой, а ты не воспользовалась моментом». Злясь на саму себя, я пропустила момент, когда Байлок двинулся в мою сторону.

***
Анар

— Он уже здесь, — донес мне мой бета Логан, — в замке какая-то суматоха. Я видел, как он со своими псами вошел в главные ворота, спустя пару минут, из ворот выскочила лошадь, но без наездника.

— Черт, мы не можем позволить ему ее забрать, эта сволочь ее не получит, — зарычал я в ответ и осмотрел окрестности. Мы вышли из леса с южной стороны от ворот. Неожиданно мое внимание привлекло движения с запада. Прямо из земли «вышел» человек в плаще королевских наемников за оборотнями. Его стройная фигура и собранные волосы в высокий хвост выдавал в нем женщину. Тут человек повернул голову в его сторону, и он увидел ЕЕ. Нежный овал лица, большие карие глаза, зрение оборотня позволяло с такого расстояния увидеть даже веснушки, волосы цвета шоколада, полные губы. Красивая. Сильная. Кожаный костюм обтягивал ее стан как вторая кожа. Ветер принес ее запах, и в штанах стало тесно. Будоражащий, сладкий как запах дикой розы в период цветения. Девушка огляделась и, взяв свое оружие, двинулась в сторону реки, что располагалась сразу за небольшим валуном.

— Анар ты тоже видишь это чудное видение? — спросил меня Логан.

— Да и это она, я узнал ее запах, с годами он стал только слаще, — ответил я, — выросла, стала такой красивой и опасной. Если мои глаза меня не обманывают, она стала охотником.

— Но среди них, никогда не было ни одной девушки, — возмутился мой друг, — я уж точно знаю.

— Все меняется, — загадочно ответил я. В груди от предвкушения встречей заурчал зверь и я пошел за ней, оставив своих воинов присматривать за Байлоком и его псами.

***
Серенити

Да вовремя я увидела, как Байлок, пошел в мою сторону, делая вид, что просто прогуливается по помещению. Успела, почти бесшумно, закрыть замок на металлическом люке, при этом сильно чихнув. Пыли было очень много, а запах свежести сменился затхлостью и сыростью. На верху, Байлок, снова ругал своих псов, доносились удары и скулеж. А потом все резко стихло. Как бы я не прислушивалась, но не было слышно никаких звуков, и поэтому, когда заговорил Байлок, я вздрогнула.

— Сладкая девочка, а ты с сюрпризом. Не могу сказать, что с приятным. Может, поговорим по душам, я и мои звери тебя не обидят, — ласково, как с ребенком говорила эта сволочь.

— Мне не о чем с тобой говорить мразь, ты убил всех кто мне дорог, кого я любила, и после этого ты еще смеешь мне что-то предлагать? — зло, словно плюнула ему в лицо, ответила я.

— Прости милая, но я не в силах все изменить и вернуть назад. Моя вина, что я так опрометчиво поступил и не прислушался к голосу разума. Я не хотел, чтобы между нами была ненависть, но всем свойственно ошибаться. Ты простишь меня? Сможешь? — искренне ответил он, как мне показалось, и тяжело вздохнул.

А что я могла ответить? Я не монстр, пока еще не убийца, но простить такое чудовище, по вине которого погибло много невинных людей? «Стоп, стоп, Рен о чем ты думаешь? Какой простить? По ходу ты полная дура! Что за песни он тут нам поет, сожалеет? Как может измениться тот, который ест на завтрак людей, а ужинает младенцами? Который, является монстром не только фигурально, но и по факту рождения?», — с каждой мыслью я чувствовала, что моя выдержка давала трещины. Ярость в глазах готова была осветить проход в туннеле.

— Простить? — шипела не хуже змеи, — Ты уверен? Единственное о чем я жалею это то, что не убила тебя, когда у меня была такая возможность. Но еще не вечер и я найду способ, будь уверен.

— А почему ты не смогла убить меня крошка? — спросил этот монстр.

«Да потому, что ты слишком красив, замечталась!», — ответила я мысленно и злобно задышала. По ходу он догадался и удовлетворенно рассмеялся. «Вот же …гад.», — зарычала я и плюнув на все, стала спускаться вниз, когда услышала сверху.

— Ты тоже мне очень понравилась, да вот только я не видел твоего лица, но думаю, что ты меня не разочаруешь, — отсмеявшись, осчастливили меня хрипловатым голосом.,- Я найду тебя, а когда мы познакомимся, я покажу каким я могу быть ласковым и внимательным. Да вот только мне бы хотелось узнать твое имя сладкая.

«Хрен тебе, а не имя», — а вслух сказала, — Вот когда найдешь тогда и скажу, может быть, — думаю, к этому времени я буду готова к нашей встречи. Спустившись, пошла по коридору в сторону выхода из катакомб. Долго шла. Впереди снова оказалась лестница. Поднялась, открыла люк. Впереди лежал огромный валун. «Значит, я вышла с западной стороны замка. Хорошо нужно идти на юг вдоль реки. Помню, там располагалось графство Норт, где много лет назад дядя Крис взял в жены тетю Лисс. Удачный брак хоть и по расчету, ни всем так везет.», — грустно вздохнув, осмотрелась. Не заметив никого, пошла к реке, надо будет хоть умыться, перед тем как отправиться к графу Летинктону. Расстроенная и злая, я даже не заметила, что за мной мелькнула тень.

Глава 4

Серенити

Луна отражалась в водной глади реки, вдоль которой я шла. Пару часов назад умывшись и слегка успокоившись, я обдумывала план дальнейших действий. Что мы имеем. Объявился Байлок и, судя по тому, что я успела проанализировать, я ему интересна. Из головы не выходила сцена лицезрения его нагого по пояс тела. Забыть такое, почему то было сложно, хотя мне было не впервой видеть голые торсы взрослых и еще юных мужчин, все-таки я учусь с мужчинами и не раз видела их на спарринге без верхней одежды. Что-то в нем меня привлекало, но в тоже время и отталкивало. Неожиданно по спине пробежал холодок, и я резко обернулась, мельком заметив, что чья-то тень юркнула за дерево слева от реки.

— Кто здесь, выходи не прячься? — прокричала я и стала ждать ответного жеста. Снова взвела арбалет и направила в сторону, где скрылась тень. Пару секунд спустя, из-за дерева вышла высокая фигура мужчины, с поднятыми вверх руками. Его черный плащ скрывал фигуру, а накинутый на голову капюшон — лицо. Он остановился в пару шагов от меня.

— Кто ты? И почему крадешься за мной? — спросила я и направила арбалет ему в грудь.

— Меня зовут Ан, и я не крадусь, а держу дистанцию, боясь тебя напугать. Хотя вблизи ты не кажешься слабой и беззащитной, — и в подтверждении к этому, кивнул в сторону катары, висевшей на моем бедре, — ты охотник за оборотнями, — не спрашивая, а утверждая, сказал он.

— Да ты прав, но ты не ответил на мой вопрос кто ты? — недовольно и напряженно снова повторила свой вопрос. Тут неожиданно луна вышла из-за туч, и лунный свет пробрался под капюшон, освятив нижнюю часть лица мужчины. Его полные губы скривились в самодовольной улыбке, заметив с каким интересом, я рассматриваю их.

«Да что со мной такое, женские дни скоро, что ли, хотя нет, еще рано, может во мне просыпается женщина?», — задумавшись пропустила момент, когда эта сволочь, по другому не скажешь, выбил у меня арбалет из рук и скользнув мне за спину. Сцепив мои руки своими, тесно прижал к своей груди.

— Какая грозная кошечка, — прошептал этот мерзавец мне в ухо и провел языком по ушку. Я вспыхнула словно факел от такой наглости и сделав вид, что мне нравится, простонала. Хватка сразу ослабла, и извернувшись в его руках коленкой ударила в пах, который по ощущениям был не таким уж и мягким.

— Вот чееерт, — просипел нахал, за что еще получил кулаком по лицу. Этого мне показалось мало и схватив за капюшон дернула, тем самым открывая его лицо.

— Тыыы? Но как? — замерев в растерянности, я смотрела в знакомые до боли глаза.

***
Анар

Я шел за девушкой. Каждый раз, когда ветер дул в мою сторону, я вдыхал ее соблазнительный запах. Ее походка была легкой и бесшумной. Она как опасный зверь вышла на охоту, чтобы поймать добычу. Столько оружия было на ней. «А девочка неплохо подготовилась», — усмехнулся я. Тут она резко обернулась, и я не успел вовремя скрыться, теряю сноровку.

— Кто здесь, выходи не прячься? — услышал я ее спокойный и уверенный голос. Не стал делать вид, что меня здесь нет и, подняв руки вверх, двинулся в ее сторону. Не доходя до нее пару шагов, остановился.

— Кто ты? И почему крадешься за мной?

— Меня зовут Ан, и я не крадусь, а держу дистанцию, боясь тебя напугать. Хотя вблизи ты не кажешься слабой и беззащитной, — ответил я и кивнул в сторону катары, висевшей на ее бедре, — ты охотник за оборотнями, — сказал я.

— Да ты прав, но ты не ответил на мой вопрос кто ты? — я почувствовал в ее голосе недовольство и напряжение. Тут неожиданно луна освятила мою нижнюю часть лица, и я увидел, как она заворожено смотрит на мои губы. Признаюсь, не мог удержаться, от того чтобы спровоцировать ее на небольшую драку. И выбив из ее рук арбалет, метнулся ей за спину. Схватил ее руки и прижал к своей груди, вдыхая ее запах волос. Вырывает свои руки, шипит как разгневанная кошка.

— Какая грозная кошечка, — выдохнул на ее ушко и не смог удержаться попробовать его на вкус. Неожиданно она замерла, и с ее губ сорвался стон. Меня скрутило от желания, и я почувствовал, как в штанах стало тесно. Ослабил захват, чтобы она смогла повернуться ко мне лицом, но эта маленькая мерзавка, повернувшись, ударила коленкой мне в пах. Наверно, в тот момент я впервые увидел звезды так близко, но это еще не все, после почувствовал, как ее кулак встретился с моей головой.

— Вот чееерт, — просипел я, но и это еще не все, мало моих страданий так она еще умудрилась скинуть с меня капюшон. И вот наши взгляды встретились, и она пораженно уставилась на меня и произнесла:

— Тыыы? Но как? — я не понял, мы уже встречались?

***
Байлок

Я получил истинное удовольствие от того, что эта дерзкая девчонка со мной пререкалась и оскорбляла. Был бы это один из моих псов, давно бы удушил или выпустил кишки. В последнее время ловлю себя на мысли, что с появлением девчонки в моей жизни стало происходить что-то новое. Убийства уже не так заводили, кровь не насыщала, а охота не приносила удовольствия. Люди слабые и жалкие твари. Я так устал от их нытья, слез, рыданий и слабости. А эта крошка была другой. Сильной, храброй и красивой. Впервые спустя столько лет, я ощутил вкус к жизни. В моей груди что-то сжалось, а сердце забилось в бешеном танце. Я чувствовал, что она покинула стены замка, и не стал идти по следу, так не интересно, мне хотелось растянуть удовольствие и быть готовым к следующей встречи. А пока я подожду. Я умею ждать.

***
Дариан

Сколько лет прошло, с тех пор, как я был дом? Десять? Двадцать? Ничего не изменилось, и этот шалопай, по-прежнему где-то бродит, и не встречает своего старшего брата. Пройдя в главный зал, я никого не увидел. Ну и где же носил моего младшего брата? Принюхался. Запах двух дневной давности. Что произошло такого, отчего мой брат пропал? Нахмурился. Не случилось ли чего? В зал вошел мой учитель и друг моего умершего отца Рем.

— Мой Альфа ты вернулся? — в его глазах вспыхнула радость, и он обнял меня как сына.

— Да вот решил остепениться и вернуться в родные стены. Ты случайно не знаешь где мой младший брат? — спросил я Рема и улыбнулся.

На что тот только тяжело вздохнул и присел на стул стоящий возле овального стола в центре зала собраний стаи.

— Анару пару дней назад сообщили, что Байлок покинул свою берлогу и двинулся в замок Уинболд. — ответил мне Рем.

— Что послужило этому причиной? Он десять лет не выходил из своего замка, — удивленно и заинтересованно спросил я.

— Ни что, а кто. Дочь Джайлса Мандела вернулась домой, — ответил Рем, и с интересом смотрел на меня, ожидая моей реакции. Я резко выдохнул и утробно зарычал. Вот же… сколько лет уже прошло …десять…ей должно быть семнадцать.

— Ты видел ее? — с волнением в голосе, я задал ему вопрос.

— Спроси своего брата, когда он появится. Он взял с собой лучших твоих волков и двинулся на ее поиски. Сейчас он на землях графа Латингтона и с ним Серенити, — хитро улыбнулся он.

— Что значит с Серенити, это еще кто? — злясь, спросил я.

— Последняя из рода Мандел, единственная наследница крови оборотня и человека.

***
Серенити

Я смотрела в глаза незнакомца и не могла поверить в сходство двух знакомых мне мужчин. Когда- то давным-давно, до моего рождения, к нам в замок, с неофициальным визитом, приехал король Астории — Эндор I со своей женой Элинор. На тот момент она была уже беременна, и в семье короля, вскоре, намечалось радостное событие, на свет должен был появиться будущие король или королева Астории. Мой отец, а по совместительству младший брат короля, был очень счастлив за брата, так как у них очень долго не было детей. Но не бывает добра без зла. И в ночь рождения наследника королевства Астории случилась беда. Мой дядя Эндор в связи с государственными делами отсутствовал во дворце, находясь в королевстве Ламии, расположенной на юге Астории. Роды начались преждевременно и были очень тяжелыми. Королева умерла, а родившийся наследник был похищен. Гонец, загнавший насмерть двух лошадей, ворвался в замок графа Адамара, где гостил король и доложил о случившимся. Счастливый король подумал, что гонец приехал по поручению жены, но он ошибся. Вместо счастья он познал горе. В тот вечер король посидел буквально на глазах, а в его глазах навсегда затаилась боль утраты. Много лет дядя искал своего сына, но каждый раз его люди приносили не утешительные вести. С каждым годом дядя как будто умирал, а его надежда тускнела. Мама, когда рассказывала мне эту печальную историю, всегда плакала и жалела короля, когда никто не мог нас видеть. И вот спустя столько лет я вижу перед собой копию дяди Эндора, только молодого и живого.

— Как тебя зовут полностью? — с волнением в голосе спросила я. С его лица исчезла улыбка, а в глазах поселился холод.

— С какой целью интересуется молодая и красивая девушка? Ты смотришь на меня, как будто узнала. Но я не знаю тебя, иначе бы запомнил, — и он похабно усмехнулся.

— Скажи свое имя, дьявол тебя пожри? — зарычала я, не хуже оборотня.

— Уууу а кошечки есть зубки, — продолжал флиртовать этот….слов просто нет одни эмоции. Чувствую, что начинаю закипать как котел, так и хочется огреть, этого, желательно тяжелым, чтобы сбить эту довольную улыбку с его красивого лица. Не успев схватить его за шею, чтобы придушить, почувствовала, как голова резко закружилась, а из носа потекла кровь.

— Что за…,- стерев кровь рукой, я удивленно перевела взгляд на Ана, который с интересом наблюдал за мной.,- Не понимаю…,- все, что успела сказать, перед тем, как стала оседать на землю, я на краю сознания почувствовала, как меня подхватывают горячие руки Ана и прижимают к мужской груди.

Глава 5

Дариан

После испытанного шока и неверия, я долго прокручивал в голове наш разговор с Ремом. Как так получилось, что я был не в курсе происходящего. За столько лет одиночества и обреченности, не имея ни единого шанса завести семью, детей. Секс с женщинами был всегда для того, чтобы снять напряжение и не более. Да мы не люди, но и не звери.

Первая и самая главная наша способность — это превращаться в волка. Оборотни превращаются только в волков, и ни в каких других зверей. Правда, эти волки куда крупнее обычных, взрослый ликантроп в зверином обличии будет примерно 1,5 м в холке и выше. Все физические показатели — сила, скорость, выносливость, ловкость, реакция в разы выше человеческих. Особенно сила. Некоторые оборотни могут похвастаться тем, что одной рукой поднимают 70 кг, хотя тут все строго индивидуально. Скорости оборотня в человеческом обличии могут в разы превышать скорость самого быстрого человека, а в волчьем облике нам нет равных. Оборотни обладают сильной регенерацией, мелкие раны заживают мгновенно, кости срастаются за считанные минуты. Правда, на раны от серебра это свойство не распространяется. Оборотни могут мысленно переговариваться между собой, находясь в облике волка. Это не чтение мыслей, оборотень не может насильно влезть в голову другому. Это больше похоже на обычный разговор, только без слов. Нормальная температура тела оборотня — 40 градусов Цельсия, поэтому ликантропы не мерзнут.

Оборотень, ликантроп, лугару — существо, упоминающееся в мифах и легендах нашего мира. Это человек, который умеет превращаться в животное, в нашем случае, в волка. В других животных оборотни превращаться не умеют. Оборотнем можно стать в двух случаях — либо быть рожденным от оборотня, либо быть укушенным оборотнем, причем оборотень должен быть в зверином облике. Царапины от когтей вряд ли принесут вред, а вот слюна и ДНК оборотня неминуемо заразят укушенного «вирусом», «проклятьем», «даром». Еще можно ввести себе кровь оборотня, причем не важно, будет ли он на момент забора крови зверем или человеком, этот способ все равно подействует. Полноценным оборотнем новообращенный становиться лишь в свое первое полнолуние после укуса, до этого проявляются только первичные признаки — обостряются чувства, появляется регенерация, увеличивается сила, скорость, ловкость, обостряется аппетит, понижается утомляемость. В оборотне сосуществуют два начала — человеческое и волчье. Оборотень — это одновременно и зверь, и человек. Внутри постоянно идет борьба и не каждый способен это выдержать. Чем вспыльчивей и импульсивней человек, тем тяжелее ему приходиться. Ликантропы находиться в сильной зависимости от лунного цикла. В полнолуние волчьи инстинкты рвутся наружу, трудно сдержать превращение, но возможно, только для этого нужны месяцы практики. В полнолуние оборотень особенно силен, регенерация идет быстрее, сил становиться больше, в общем, ликантроп находиться на подъеме, но в это время ему наиболее тяжело себя контролировать. В полнолуние оборотни наиболее раздражительны, нервозны, вспыльчивы. У новичков это проявляется в крайне острой форме, ликантропы постарше могут сдерживать себя. В большинство других дней поведение оборотня практически не отличается от поведения обычного человека. Об оборотнях ходит достаточно много легенд, но многие из них — вранье.

Во-первых, оборотни смертны. Ликантропия — не билет в вечную жизнь, хотя оборотни живут очень долго, в среднем до 300–400 лет. Возрастные изменения после полного созревания происходят намного медленней, чем у людей. В 40 лет среднестатистический оборотень выглядит на 20, в 60 — на 30, в 100 — на 45–50 и т. д.

Во-вторых, оборотни могут оставаться людьми и в волчьем обличии. Да, инстинкты сдержать гораздо труднее, но это возможно. Но даже будучи волком лугару все равно немного контролирует ситуацию и может остановиться в критический момент.

В-третьих, оборотень превращается в любое время суток, независимо от наличия или отсутствия лунного света.

В-четвертых, оборотни не испытывают жажды человеческой плоти, а тем более крови. Им не нужно питаться человеческим мясом. Просто оборотень для нормального существования должен хотя бы раз в месяц жить и питаться так, как это делает волк. То есть охотиться на диких лесных зверей, есть сырое мясо, жить в лесу.

В-пятых, оборотня можно убить двумя способами — сжечь, либо всадить в сердце или голову серебряный нож или кол. От всего остального спасает регенерация. Раны, нанесенные серебряными предметами, заживают крайне медленно, как у обычных людей, но умереть оборотень может, только если будет повреждено сердце или мозг. Вообще серебро для ликантропов — яд. Вода с ионами серебра ослабляет или даже убивает, держать в руках серебряные предметы для лугару — настоящая пытка. Серебро оставляет на коже оборотня сильные ожоги. Обычные чувства, присущие человеку (такие как осязание, обоняние, слух, тактильность и т. д.) у нас значительно острее, чем у человека. Кроме того мы обладаем способностью видеть в темноте, чувствовать присутствие других существ и способны воспринимать колебания воздуха и материальных вещей, некоторые из нас способны так же улавливать на ментальном уровне психо — эмоциональные состояния находящихся вокруг существ (слабая форма эмпатии).

Оборотни способны контролировать своего зверя. Но у всех эта способность была развита по разному. Сильные оборотни такие как альфа или вожак, я и Байлок, умели перевоплощаться частично и контролировать перевоплощение слабых.

Но Байлок и его псы были не такими как мы. Мы жили по другим законам. Он и его псы были «темными» оборотнями. Это был не другой вид, «темные», как их условно называли люди, такие же оборотни, как и мы. Их единственное отличие было в том, что «темные» сознательно решили регулярно питаться человеческим мясом. Лугару, так их иначе называли, не нуждались в человеческой плоти, но «кровавая диета» делала их в разы сильней. Все способности увеличивались до предела, сила, скорость, ловкость, реакция, выносливость, регенерация, все это доходило до максимального уровня. Те, кто не пробовал человечину, никогда не могли достичь таких показателей. При этом волчья натура у «темных» преобладает над человеческой, им было тяжелее себя контролировать, нередко в их поведении проскальзывали какие-то животные повадки. Во время полнолуния они полностью становились зверьми, теряя всякие остатки человеческого разума. Остановиться было очень трудно, потребовались бы месяцы без человеческого мяса и без превращений, чтобы можно вновь было вернуться к нормальному состоянию. Как правило, те, кто переходил на «кровавую диету» уже никогда ее не бросал.

У нас не было ни одной женщины — оборотня. Этот вид оборотня просто не существовал. Женщины не могли перенести оборот в зверя, по причине слабости и хрупкости тела. Но ходила легенда, что чокнутый оборотень, много лет назад, работал над этой проблемой и нашел решение. Я не знаю подробностей, но от Рема слышал, что этот ученый нашел способ рождения человеческой женщиной ребенка от оборотня. Не важно, являлся ли он чистокровным или обращенным. Многие из нас не верили в это, как и я до этого момента, пока Рем не ошеломил меня такой новостью.

— Серенити, какое необычное имя, — рассуждал я вслух, смакуя его на языке, и чувствовал, как мои губы растягиваются в довольной улыбке. Секунда и мое настроение меняется, — Улыбаюсь как влюбленный юнец, сижу тут пока, там вокруг нее кружит Байлок. Рем, — прокричал я на весь зал, он тут же появился передо мной, — Я иду за ней, ты остаешься за вожака, — приказал я и выскочил из помещения, — Надо перекусить и собрать кое- что в дорогу, не успел вернуться, как надо снова отправляться в путь, — ворчал себе я под нос, продолжая идти в свой кабинет.

***
Серенити

Болело все. Суставы как будто выворачивали под разными углами. Все тело было мокрым от пота и горячим от жара. Я стонала, рыдала и умоляла об освобождении. До меня доносились голоса и крики, но я не могла из них ничего разобрать. Страшная агония сотрясала мое тело, и я боялась, что не смогу больше вытерпеть, но почувствовала, как по моему телу провели чем-то влажным и холодным. И я снова застонала, но теперь не от боли, а от наслаждения. Кто-то выругался, но я на это не обратила никакого внимание, мне было хорошооо. Я выгибалась и ластилась на встречу этому мокрому и дарящему освобождение чуду. Мои руки сжимали ткань, на которой я лежала. Облизала пересохшие губы, ужасно хотелось пить. Тут же кто-то поднес к моим губам чашку с водой, и я стала жадно пить, иногда давясь и кашляя. Напившись, откинулась на подушку.

«Подушку? Где это я? — пытаюсь открыть глаза, но я так слаба, что у меня ничего не выходит, обидно до слез и это грозный охотник на оборотней. Ха ха ха. Берите меня тепленькой, я вся ваша. Что я помню из последних событий. Образы и звуки мелькали в моей голове: дом, горы костей, лестница в покои родителей, окровавленная ткань на кровати, рука, сжимающая меч-катару, мой крик боли. Потом башня, гром, ОНИ, библиотека отца, документы и карты, конюшня, дыхание над ухом и мужской голос, красивое тело, разговор с Байлоком, тайный проход, незнакомец, кровь на руках и темнота. Воспоминания принесли ужасную головную боль, от которой я снова застонала и из глаз потекли слезы.

— Тише девочка, все скоро пройдет, потерпи, я буду рядом, — почувствовала, как кто-то провел по щеке пальцами, стирая дорожки слез. Было так приятно за внимание, за заботу. И не важно, что это был чужой голос. Главное, что сейчас я не одна.

— Спасибо, — еле слышно прошептала я и погрузилась опять в темноту.

Глава 6

Анар

Смотрю на эту маленькую бестию и пускаю слюни. Я протащил ее бессознательное тело через лес и вышел на опушку леса, около деревни расположенной неподалеку от замка графа Летингтона, нашел постоялый двор и заплатив за номер, вызвал лекаря. Пришел старик лет 65. С сумкой на плече и очками на носу. Ахал и охал над ее пылающим жаром тела и ничего вразумительного не мог сказать. В гневе я выставил его за дверь и вернулся к девушке. Она металась по всей кровати, кричала и плакала. Я как зверь в клетке метался по комнате и не знал что предпринять. Вспомнил, что при жаре, нужно протереть тело холодной водой. Выскочил из комнаты, чуть ли не столкнулся с хозяйкой гостиницы. Попросил тазик с холодной водой и чистую ткань. Вернувшись в комнату, скинул с себя куртку. Закатывая полы рукава рубашки до самого локтя, услышал тихий стук в дверь. Стремительно подошел и распахнул дверь. На пороге стояла молоденькая девушка, смущенно стреляя в меня глазками, протягивала мне запрошенное ранее у хозяйки. Схватил ткань и тазик, я обворожительно улыбнувшись, захлопнул дверь перед ее носом. Поставил тару на тумбочку, располагающуюся рядом с кроватью, и достав нож из высокого сапога, стал нарезать ткань на небольшие кусочки. Нарезав, сложил рядом с подушкой девушки. Тут она снова выгнулась и я с трясущими руками, стал расстегивать ее кожаный плащ, замечу очень ей подходивший. Наконец, закончив с этим не легким делом, приподнял ее за плечи и стянул его с нее. Моему взору предстала тонкая батистовая с коротким рукавом рубашка, которая была вся влажная и буквально облегала ее груди. Ее грудная клетка часто вздымалась и резко опускалась. Я облизал губы, которые сразу стали сухими. Так и хотелось провести по ее телу руками и не только. Злясь на самого себя, я ножом разрезал на ней оставшуюся одежду и намочил одну из тряпок в холодной воде. Слегка выжал и стал проводить тканью по ее шее, груди и животу, смывая пот и грязь с ее восхитительного и подтянутого тела. Она застонала и своими маленькими руками стала сжимать простынь, а я чертыхнулся, итак нервы не к черту.

— Чеерт!! Нельзя же так стонать детка, я же не каменный, — недовольно ворчал я на девушку. Продолжая ее протирать, и не заметно для себя, приложил холодную ткань к лицу, дабы самому остыть. А лучше всего было бы окунуться в холодной воде, но пока видимо не судьба, придется потерпеть. Посмотрел на лицо, заметил, как она, приоткрыв рот, облизывает пересохшие губы. Поняв, что она хочет пить, налил с кувшина в чашку воду и приподнял за плечи, давая возможность напиться. Девушка пила жадно, иногда захлебывалась и кашляла. Напившись, откинулась на подушку. Ее красивое лицо перекосило от боли, и она снова застонала.

— Тише девочка, все скоро пройдет, потерпи, я буду рядом, — нашептывал я. Пытаясь ее поддержать и утешить. Не удержался и коснулся ее нежного лица, вытирая дорожки слез. Такая сильная, но в тоже время хрупкая. В благодарность моих слов, увидел ее слабую улыбку и услышал ее тихое «Спасибо». В груди сердце сбилось с ритма, а кровь застучало в висках. Она снова отключилась, а я от переизбытка чувств откинулся на спинку стула и прикрыл глаза от усталости. Хотел отдохнуть, но видно у богов на этот счет были другие планы, так как дверь в комнату резко открылась, и на пороге появился мужчина весь в черном и с мечом в руке.

***
Кристофер Хард

Куда уже подевалась эта девчонка? Утром ее не было на общем построении, что могло приключиться за одну ночь? Ей скоро предстоит сдавать экзамен, от которого на моей голове появятся седина. Столько лет я учил ее защищаться, выживать и выслеживать цель, что готов с чистой совестью, сказать, что она готова и мне больше нечему ее учить. Десять лет уже прошло, после той ночи, когда погибли ее родители и сгорел дом, в котором она родилась. Много ночей мы по очереди с отцом, сером Адамом, проводили в ее комнате, оберегая от кошмаров, которые преследовали ее долгое время. Мы дарили ей свою любовь, заботу и внимание, в надежде разрушить стены, которые она возвела вокруг себя на протяжении всех этих лет. Никаких слез, истерик и разговоров о прошлом. Казалось, что она разделила свою жизнь на до и после. Я хотел, чтоб она выросла, влюбилась, вышла замуж и была счастлива. Но только ей исполнилось десять, как она твердо заявила, что хочет быть охотником за оборотными. Отец слег тогда на пару дней. Мы не могли понять, что делали не так, почему такая маленькая и красивая малышка, выбрала путь воина, а не счастливой жены. Отпустить прошлое и жить дальше. Я помню тот день, когда она пришла, и мы начали тот тяжелый и судьбоносный разговор.

— Дядя вы и сер Адам были очень добры ко мне все эти годы, дарили свою любовь и внимание, я это очень ценю и никогда не забуду. Я никогда ничего у вас не просила, хоть вы и одаривали меня подарками. Но позвольте исполнить мою единственную просьбу, — тут она на секунду замолчала, набрав воздуха в легкие, выдала, — Я хочу поступить в Элитную Академию Убийц.

Мы с отцом одновременно посмотрели друг на друга и решили для себя, что не можем пойти против ее выбора. И скрепя сердцем на следующий день отправились в Академию. Набор производился за пару месяцев до поступления. К этому времени многие семьи подавали документы своих детей в приемную комиссию. Образование было платным, так как в Академии обучались только дети тех семей, которые могли себе позволить оплату за обучение. Восемь лет ада и испытаний выносливости духа и тела. Я помню практически каждый день, когда обучался в этой Академии. Побои и синяки, переломы и вывихи, кровь и непролитые слезы. В этой Академии взрастали монстров и убийц. Казалось даже ужасней и опасней самых настоящих монстров-оборотней. А свой последний экзамен я наверно не забуду никогда. Как страшный сон он преследует меня вот уже пять лет и будет преследовать до конца моих дней.

Большой зал, наполненный выпускниками и преподавателями. В центре, которого расположена большая клетка, в состав сплава, которой входило серебро и сталь. Серебро для удержания твари в пределах клетки, а сталь для усиления и жесткости конструкции. Тварь была уже там. Огромная. Злая. Голодная. Группа убийц, которая отлавливала их для поединков, никогда перед боем не кормила их, по их мнению, для того, чтобы зрелище было более «вкусным». Чтоб их… Тогда я еще не знал, чем этот бой обернется для меня и как повлияет на мое будущее и будущее моей семьи…

Шел бой. На тот момент, я смог успеть зацепить его патой (мечом) по животу и спине, между лопатками. Казалось, он даже не замечал крови, которая стекала по его ногам на пол. У него была более важная задача и цель — я. Мы кружили как два хищника, загоняя друг друга поочередно в угол. Я тоже изрядно был ранен. Каждый раз перед боем, бойцу полагалось выпить настойку с высоким содержанием серебра. Частицы серебра препятствовали распространению заразы в организме, а также помогали на ранней стадии заражения побороть «проклятье» оборотня.

Прошло довольно много времени с начала боя, но никто из нас не хотел сдаваться, и с каждым выпадом и ударом, сил у обоих оставалось мало. И вот мы стоим напротив друг друга, тяжело дыша, мокрые от крови и пота. Я смотрю ему в глаза, и в голову врывается мысль осознания того, что я его знаю. Сердце пронзает боль утраты и печали. Эти до боли знакомые разноцветные глаза зеленый правый и карий левый. Мой БРАТ. Мой милый братишка, потерявшийся в ту ночь, когда погибла наша сестра и мать. Боже за что? Как ты допустил это? Он стал одним из них. Монстр. Убийца.

— Семи, братишка, ты меня помнишь. Это я твой брат Крис? — с волнением в голосе позвал я его. Его голова наклонилась к правому плечу. Из взгляда, обращенного на меня, исчезла враждебность, а на замену ей пришел интерес, как будто он пытался вспомнить, откуда я его знаю. Боже он понимает!!! Он разумен!!! Но как? Столько лет нам вдалбливали в наши головы, что они дикие твари не способные мыслить и понимать нас. Мы даже никогда не пытались их изучить, понять их природу, их мотивы и ценности. Нет нет нет. Нас только заставляли их убивать, отлавливать как бешеных собак, которых нельзя вылечить. А что если это ложь, и мы просто пешки в интригах короля или его врагов. Мы это — военная сила, способная в любой момент уничтожить любого врага, а оборотни это расходный материал, проверка навыков и ведения боя? Пока я рассуждал о политических интригах и поисках врага королевства, мой брат подошел почти вплотную ко мне и под судорожный вздох, разнесшийся по залу поединков единым строем, склонил свою не маленькую морду к моей шеи, и втянул в себя мой запах. Сказать, что в тот момент я не испугался, и чуть не приспустил в штаны…было бы ложью. От такого не благородного воина поступка, меня спас его язык, который прошелся по моей щеке, похожий по ощущениям на грубую влажную губку. Словно огромная собака облизала, никогда не любил собак, именно из-за их слюней. Фууу. Отодвинувшись от меня, он оскалился. «Улыбается, зараза лохматая», — подумал я и улыбнулся в отвел. Впервые за эти годы, я ощутил ни с чем несравнимую радость. Судьба подарила мне встречу с тем, кого я давно похоронил и оплакал. «Как же отец будет счастлив», — подумал я и убрал оружие в ножны. По залу пронеслись недовольные выкрики выпускников и ругань преподавателей.

— Что происходит, адепт Кристофер Хард? Потрудитесь объяснить ваше поведение, на каком основании вы остановили бой? — недовольно подходя к клетке, и сцепив руки за спиной, произнес ректор Элитной Академии Убийц Лионий Стемп. В свое время он был самым лучшим охотником, и на его счету было 356 убитых оборотня. Он всегда при встрече, внушал трепет и страх. Ледник, а не человек. Бррр.

— Я не могу убить его, так как это мой когда-то ошибочно погибший брат.,- с вызовом и уверенностью в голосе ответил я, смотря в глаза. Лионий Стемп оценивающе посмотрел на меня и приподнял одну бровь.

— Ключевое слово — погибший. Я не вижу причин, чтобы не исполнять приказ, данный вам старшим по званию адепт. Он уже не ваш брат, а один из этих тварей, которые убивают наших детей, не задумываясь о жалости и чести. У вас только две дороги. Убить и подчиниться законам Академии или струсить и покинуть наши стены с позором на всю жизнь. Выбирать вам, у вас минута на размышления, — сказал, словно обдав меня холодом, отчего я поежился. «Сам ты тварь», — зло подумал я и посмотрел на брата. В зале стояла такая тишина, что в ушах был слышен гул. Мне не требовалась минута. Еще впервые секунды отведенного для раздумий мне времени я решил. Пусть я не получу диплом, пусть всю жизнь я буду изгоем, но я никогда не пойду против своей семьи.

— Я выбираю второе. — уверенно ответил я.

— Ты сделал свой выбор, — усмехнулся недобро Лионий и приказал открыть клетку и провести меня на выход из Академии. Семь лет загубленной молодости и здоровья.

— Что будет с моим братом, вы его отпустите?

— Да мы его отпустим, но прежде мы его освободим, — ответил ректор и махнул рукой, той группе парней, которые доставили брата в Академию.

Я облегченно вздохнул и пошел на выход, предвкушая встречу с отцом. Спеша его обрадовать, что его сын Семион жив и здоров, в каком — то смысле. Не дойдя пару шагов до двери, я услышал за спиной крик боли раненного животного и быстро обернулся. Увиденное настолько повергло меня в шок, что мои ноги приросли к полу, а из глаз полились слезы. Эти твари втроем загнали моего брата в угол клетки и поочередно вонзали ему в живот небольшими ножами, которые использовались для охоты на кабана. Они полосовали его как какую-то свинью. При этом в зале разносились подбадривающие крики и смех толпы, подстегивающих их к другим действиям. Выродки… Ублюдки… Я все это время находился с настоящими монстрами. Боже!!! Один из охотников, а это был Лионий, подошел к брату и одним легким движением перерезал ему горло. Из раны фонтаном брызнула кровь, заливая все вокруг. Лионий заметил мой потрясенный взгляд и ехидно произнес:

— Вот и все. Мы освободили его душу от этого проклятья. Покойся с миром, — пафосно произнес он для толпы и вышел из клетки, бросив моего истекающего кровью брата. Он был еще жив и смотрел на меня, прощаясь, как будто извиняясь за всех этих выродков с которыми я учился все эти годы. Ноги понесли меня к нему. Обнять, может быть спасти, помочь. Но мне преградили путь и не дав что либо сказать, схватили за плечи с двух сторон и выставили меня за дверь. Толкнули в спину как ненужного ребенка. Я лежал на животе и скулил как раненый зверь, от боли и предательства далеко не чужих мне людей. Дверь за спиной снова открылась и из нее стали выходить адепты. Заметив меня, они презрительно и осуждающи смотрели, кто-то плевал в мою сторону, кто-то смеялся, кто-то пинал. Мне было все равно, в тот момент я мог только видеть безжизненные глаза брата, тело которого поедало пламя.

Много лет прошло с тех пор, как на моих глазах, ЛЮДИ, а не оборотни, убили моего брата. Я жаждал мести, смерти Лиония. Да пожрет его оборотень. Ноги бы моей больше не было в этом гадюшнике, но появилась Серенити и переступив через себя, я вернулся в стены Академии, уже не как воин, а тень погрязшая в грязи позора и презрения. Только ради нее я терпел эти злые языки и взгляды, обращенные на меня. Мне было все равно, но Серенити тоже столкнулась с этим. И я не мог бросить ее на растерзания этим уродам, которые в любой момент могли ее покалечить или даже убить. В Академии не возбранялись драки и поединки между адептами, это закаляло характер и дух бойца. Но то мужики, а не хрупкая, нежная и красивая малышка. Я ее так люблю, что готов убить любого, не задумываясь о последствиях. И вот не найдя ее на общем построении я поддался панике. Столько лет она выживала здесь и вот, когда через неделю последний и самый важный экзамен в ее жизни, она пропала. Скрепя сердцем я двинулся по коридору в кабинет ректора.

Подойдя к нужной двери, постучал. С другой стороны пригласили войти. Набрав воздуха в легкие и запихнув гордость и неприязнь глубоко в себя, я дернул за ручку и вошел. Лионий стоял ко мне спиной, смотря в окно. Его широкая спина загораживала мне вид из окна, настолько он был огромен и высок. Словно скала как внешне, так и внутренне. Развернувшись ко мне лицом, он недовольно скривился. Как от прокаженного, но быстро сменил выражения лица на равнодушие и холодность.

— Что Вам Кристофер Хард? — спросил он недовольно.

— Я хотел бы узнать, где я могу найти Рен, мне нужно кое, что ей передать от отца, — проглотив обиду, спросил я.

— Серенити Мандэл пару дней назад написала увольнительную. И вчера вечером покинула стены Академии. Вопросы? — с насмешкой в голосе ответила эта сволочь.

— Чтооо? Какую еще увольнительную? Куда? Ее не было дома.

— Я не знаю. Единственное, она сказала, что должна вернуться туда, где все началось и забрать то, что ее по праву. Больше мне ответить тебе нечего, я спешу на встречу. Закроешь дверь с той стороны, когда соблаговолишь уйти. — обдав на последок меня презрением, он вышел из кабинета.

Мое сердце сковало страхом. Чтобы добраться до замка Уинболд потребуются сутки на лошади без остановок на отдых и еду. На сборы мне нужен час. Черт и почему она не сказала мне? Боялась, что не отпущу? Я ведь не зверь какой-то, по возмущался бы для приличия пару часов и отпустил, но только в комплекте с собой. Из Академии я вылетел, как ядро из пушки, чуть не сбив преподавателя по боевым искусствам, только благодаря его реакции он избежал прямого попадания в голову дверью, из которой я вылетал.

— Прошу меня сердечно извинить профессор Госн, — извинился, склонив голову, на что профессор одобрительно кивнул в ответ и пошел быстрым шагом к конюшням.

День сегодня был на удивление жарким, но со стороны леса, что располагался на востоке от стен Академии, тянулись тяжелые черные тучи, грозясь обрушить на окрестности и головы адептов летний дождь. Выведя из стойла своего коня Ворона, я взлетел в седло и со всех копыт помчался в родовой замок. До захода солнца осталось примерно шесть часов.

От Академии до замка семьи Хард было примерно два часа быстрой езды верхом. Я домчался за полтора, подняв при этом столп пыли по дороге. Остановившись у главного входа, бросив младшему конюху своего коня, взлетел по белым мраморным ступеням. Отдав приказ оседлать еще одну из своих лошадей дворецкому, побежал к отцу в кабинет, в последнее время он часто там обитал. Практически чуть ли не выбил дверь, тем самым чуть не доведя отца до сердечного приступа.

— Кристофер, что случилось на тебе лица нет? — взволнованно спросил отец и встал из-за стола, за которым он сидел и что-то писал.

— Рен не было на построении и мне пришлось пойти к этому уроду Лионию, чтобы поинтересоваться, что случилось. На что он ответил, что она написала увольнительную, и вчера вечером покинула стены Академии, — на одном дыхании я ответил отцу и рухнул в кресло, закинув голову на спинку, при этом прикрыв глаза от усталости. «Старею», — подумал я.

— Как уехала? Куда? — опешил отец и снова упал в кресло, с которого недавно встал.

— В Уинболд.

— Зачем?

— Чтобы вернуть то, что по праву принадлежит ей с рождения, — процитировал я слова Лиония. — В общем я отправляюсь за ней. Я возьму двух лошадей, чтобы не загнать на смерть Ворона, и думаю, к завтрашнему утру, доберусь до места. Отец молись, чтобы с ней ничего не случилось, пока я буду в пути, ибо потом она не сможет сидеть пару дней. Лисс уехала к отцу сегодня утром, не стала тебя беспокоить, так что думаю, мы с Рен погостим у графа Летингтона пару дней., - с последним сказанным словом, я встал, чтобы покинуть кабинет отца, но меня остановили его слова.

— Прошу верни нам нашу девочку Крис, — умолял отец.

— По-другому и не может быть, отец, — серьезно ответил я и вышел.

Ворвался в свои покои, переоделся в костюм охотника. Прицепил кнут к поясу, надел наручи, проверил все ли кинжалы на месте, и, сняв со стены катару, вышел из комнаты. У меня не было паты как у отца, так как не закончившему Академию, она не полагалась. За наличие ее, без права на ношение, каралось смертью. Взяв в руки протянутый мне плащ у слуги, вышел во двор, где меня ждали два привязанных друг к другу коня. Отец тоже спустился меня провожать. Обнявшись без слов, распрощались, и я поспешил к Рен.

Всю ночь я поочередно гнал лошадей, останавливаясь только для того, чтобы пересесть. Благодаря чему, с первыми лучами солнца, я ворвался в замок Уинболд. Спрыгнув с лошади, осмотрелся. Лошади Рен нигде не было видно, как и ее самой. Привязав коней к столбу, вошел в замок. Да от него почти ничего не осталось, только черные разводы на стенах от пожара и тишина. Поднялся в покои родителей Рен и увидел по разводам на полу, что здесь она точно была. По следам прочитал, что она взяла что-то с пола и находилась здесь какое-то время, о чем свидетельствовали грязные следы возле окна. Только хотел выйти, как увидел на выходе от двери с теневой стороны от окна, след оборотня, свежий. Меня кинуло в жар, а потом в холод, и не помня себя, понесся по коридорам, надеясь ее найти. «Боже, пусть она будет живой», — молился я, поднимаясь в башню, где была библиотека ее отца. Но и здесь я никого не обнаружил, только вскрытый тайник отца. Следов стало больше, они вели вниз через главный зал на конюшню. Спустившись в конюшню, увидел выбитую из петель дверь и открытые ворота. Ни тел. Ни крови. Ничего. Я стоял словно столб, не зная, что делать, куда бежать и тут я вспомнил о потайном туннеле под конюшней. Подошел к задней стенке и стал искать его под какими-то тряпками и мусором. Люк был закрыт изнутри, и я успокоился. Значит, она успела уйти.

Выскочив во двор, отвязал лошадей и поскакал к восточным стенам замка. Найдя искомое в виде открытого люка, я начал читать следы. Из них следовало, что Рен пошла в сторону валуна, ниже вдоль берега по течению, она направилась в сторону замка Литингтона. Какое-то время она шла одна, но потом к ней кто-то вышел из чащи. Была потасовка, после чего кто-то взял ее на руки и пошел в сторону деревни Лос. Меня снова сковал страх и волнения. Немного успокоившись, я двинулся по следу. Выйдя на проселочную дорогу, увидел вдалеке единственный постоялый двор и решил передохнуть. Но чем ближе я подходил, тем больше росло внутри какое-то нехорошее предчувствие. Войдя в таверну при гостинице, расспросил, не было ли здесь никого из людей и девушки, которая возможна была без сознания. На что мне ответили, что такие имеются на втором этаже и уже пять часов, как закрылись в своей комнате и попросили чистую ткань и немного воды. Мой мозг отключился, а тело сработало автоматически. Я взлетел вверх по ступеням и найдя нужную мне дверь, практически выбив ее, открыл. То, что я увидел, повергло меня в шок. На кровати лежала по пояс голая Рен, а возле нее на кресле сидел какой-то смазливый отрок.

— Кто ты такой и что делаешь рядом с ней? — прорычал я и начал наступать на парня. От чего тот тяжело вздохнул и ответил:

— Успокойся дедуля, эта крошка потеряла сознание и я, как истинный рыцарь ее сердца, принес ее суда и немного за ней поухаживал. — нахально ответил этот сосунок.

— Дедуля? Крошка? Рыцарь ее сердца? Ах ты щенок!!! Так поухаживал, что кофта сама расстегнулась в благодарность, — орал я на него и отстегнув кнут с ремня, размахнувшись, стеганул его по спине, которой он успел ко мне повернуться.

— Больно!!! Ты че старый с ума сошел, ай- получил еще по заднице этот поганец.,- Да не было у нас ничего, хотя я не прочь, ай, — снова кнутом по спине. — Ладно, ладно я проникся и осознал, и все расскажу.,- устав его гонять по всей комнате, я плюхнулся на то кресло, в котором он сидел.

— Ну, рассказывай, кто ты и что делаешь рядом с ней? — повторил я свой вопрос, а пока тот осматривал комнату в поисках, на что присесть, я укрыл Рен одеялом по самый подбородок.

Глава 7

Серенити

Во сне, мне слышались какие- то крики и разговоры, а еще мне зверски хотелось есть. Такой большой кусок мяса сочный, хорошо прожаренный, тающий во рту. Мммм. Кажется, я даже застонала во сне, отчего в комнате стало тихо. Открыла глаза и увидела, как на меня смотрят две пары глаз. Одни знакомые с беспокойством, а другие незнакомые с интересом, плавно перетекающие от глаз к груди, которая почему-то была голая под одеялом. Наверно сработал рефлекс, так как мой кулак автоматически встретился с левым глазом незнакомого мне мужчины. На что дядя Крис довольно оскалился, а потом заржал.

— Моя девочка, — с гордостью сказал он.

Незнакомец, не ожидая такого поворота, упал на пол рядом с кроватью и стал возмущаться.

— Да что же такое, я ее протащил через весь лес, на себе между прочем, снял номер, раздел, утешал как мог, а она…она…мне в глаз. Все уйду от вас, делайте что хотите. Сил моих нет. Одна стонет…другой кнутом по за….спине, что за люди…нет спасибо сказать…. так неееет же….,- возмущался этот… имени не помню. А вот про то, что послужило причиной моего обморочного состояния надо спросить.

— Извини, это рефлексы отработанные годами. Как тебя зовут и, как так получилось, что я потеряла сознание?

— А ты сосем — совсем ничего не помнишь? — хитро прищурился он.

— Нет, я помню только, как ты вышел из чащи и мы о чем-то разговаривали, но потом меня бросило в жар и кровь пошла из носа. Помню боль, как будто ломали мне все кости. А еще я зверски хочу, есть и желательно мясо, — и в подтверждение к этому у меня заурчало в животе. Дядя прекративший смеяться быстро подскочил с кровати и со словами «Я быстро»- вышел из комнаты. В воздухе повисла тишина. Я смотрела на незнакомца, изучая, оценивая, как противника и просто человека. Он был красив. Очень. На вид молодой мужчина, но я видела в его глазах мудрость и интерес. Так наверно мужчина смотрит на свою женщину, наверно… у меня в этом плане мало опыта. Я ему интересна это точно, но только вот в каком плане мне предстоит это выяснить.

— Итак, для начала, как тебя зовут, — спросила, вставая с кровати, при этом стараясь удерживать одеяло прикрывающую мне грудь. Я не была стеснительной, но голой ходить при незнакомце я бы никогда не стала. Меня резко повело в сторону, отчего закружилась голова. От падения меня спасли теплые руки, которые бережно прижали к мужской груди. Одна его рука лежала на моей спине, в то время как вторая обхватила за голову на затылке, при этом нежно массируя пальцами. Все перед глазами кружилось, и я не могла ни на чем сфокусировать свой взгляд. Пока я была немного не в форме, мужчина склонил свою голову к моей ключице и провел по ней своим носом, от плеча до мочки уха.

— Зови меня Ан, — бархатным, низким голосом прошептал он мне в ухо.

За всем этим я не заметила, как с меня сползло одеяло, и то, что я своей голой грудью прижимаюсь к его рубашке. Словно поняв, что что-то не так он опустил взгляд туда, где наши тела соприкасались. Из его груди вырвался полустон и он закусил свою нижнюю губу. Наконец, совладав со своим телом, и сфокусировав взгляд, посмотрела ему в глаза. От увиденного, по телу побежали мурашки. Или это освещение сыграло со мной в злую шутку или нет, но его глаза приобрели золотистый оттенок. Положив ему одну руки на грудную клетку, которая начала часто вздыматься, а вторую на его затылок я судорожно, втянула в себя воздух. Не то от страха, не то от волнения. Что-то уперлось мне в живот, и это было не оружие.

— Как скажешь слааадкий, — прошептала и томно прогнувшись, потянулась к его губам, давя на затылок, чтобы он ближе склонился. Рука на моем затылке глубже зарылась в волосы и сжалась в кулак, причиняя мне легкую боль. Но, не успев завладеть моими губами, рухнул на пол.

— Сладких снов волчок, — угрожающе прорычала я и, вытащив нож из сапог, приставила к его горлу. Я только хотела перерезать ему глотку, как дверь резко распахнулась, явив еще одного незнакомца с желтыми глазами и звериным оскалом.

«А вечер становится все интересней и интересней. Еще один образец мужской красоты, во всем ее проявлении.» — подумала я и швырнула в него кинжал, которым собиралась прирезать Ана.

***
Дариан

После того как я собравшись покинул стены своего замка прошло шесть часов. Всю ночь в обличие оборотня я пробирался через лес. И с первыми лучами солнца, вышел на поляну, где вдалеке были видны частично разрушенные башни замка Уинболд. В нос ударил чужой запах зверя. Видимо Байлок прошел этим путем, что и я. Зверь внутри ощетинился и зарычал. Приняв человеческий облик, пошел в сторону замка.

Мне потребовалось не больше часа, чтобы понять, что Серенити нет в замке, как и моего брата. Следы вели на восток, а вот следы Байлова почему-то на север. Эта мразь решила подольше поиграть с добычей. Пусть сейчас их пути расходятся, но вскоре они встретятся. Теперь у них одна цель — Серенити. Взглянул в последний раз на замок, я двинулся на восток. Солнце было в зените, когда передо мной появилась людская деревня. На полпути до постоялого двора мои чувства обострились, и я ощутил угрозу для жизни моего брата. Не замечая ничего вокруг, зверь повел меня по запаху. Взлетел по степеням, чуть не сбив мужчину в черном, с подносом еды. Пробежал по коридору и плечом толкнул нужную мне дверь. Увиденное поразило. Девушка с распахнутой на груди рубашкой и кинжалом в руках, склонилась над моим братом. По-видимому, тот был без сознания и его наглым образом хотели прирезать. Но, не успев и пару слов сказать, как в меня полетел кинжал. С легкостью увернулся и ринулся в бой. Комната была не пригодна для драк, но мы умудрились все разнести, тем самым освободив для себя немного места. Как она двигалась. Скорость и умение, если бы я не был воином, наверно меня бы уже давно нашинковали серебром. Удар. Блок. Подножка. Выпад. Я не мог ее схватить. И если честно, то ее голая грудь меня все время отвлекала. Не в силах больше это терпеть я прорычал:

— Женщина имей совесть, прикройся, я не могу сосредоточиться.

Видимо мои слова ее привели в замешательстве, чем я и воспользовался, схватив ее за шею. В ее глазах полыхнула ярость и она, извернувшись, стукнула меня коленкой по самому мне дорогому.

— Воооот жееее жеееенщины, и чтооо вы все туда мееетите. Других мест нет чтооо ли? — прошипел я, но ее из рук не выпустил.

— Ну почему же есть и другие места, — услышал я у себя за спиной мужской голос, после чего меня чем-то стукнули по голове. Потом удар об пол и темнота.

В это же время далеко на севере

Мужчина в черной маске, практически полностью скрывающей лицо, неспешно спускался по каменным степеням в подвал, давно заброшенного замка, к себе в лабораторию. Его шаги эхом отражались от стен холодного пропахшего сыростью и пылью коридора. В шуме шагов было слышно, как ветер проникал в щели и дыры, оставшиеся после снарядов катапульт, много лет назад, когда страной Асторией, правил отец нынешнего короля Эндора I. В те времена, когда только появились первые доказательства того, что мир принадлежит не только людям, но и тварям скрывающимися днем и выходящим на свободу с первыми сумерками, чтобы охотится и питаться людьми. Никто точно не мог сказать, что или кто, стал первым из них, но человек, который сейчас спускался в лабораторию, знал гораздо больше. Именно сегодня за столько лет проб и ошибок он нашел ключ к спасению, а может и гибели всего человечества. Но об этом он не хотел сейчас думать. Наконец спустившись вниз, он толкнул тяжелую дубовую дверь и вошел в помещение. В большом камине потрескивали и шипели дрова. Над огнем висел большой котел, вода в нем медленно закипала, благодаря чему в комнате разносился едва уловимый запах трав и чего-то кислого. Подойдя к большому столу, стоящего в центре комнаты, он положил небольшой мешок, развязав его, вытрусил из него все содержимое и уже пустой отшвырнул себе за спину в пустой угол. На стол упала отрубленная рука оборотня, шерсть и клыки. В комнате разнесся звон цепей и женский всхлип. Мужчина поднял голову от стола к стене, которая располагалась слева от него, и увидел, как молодая женщина забилась от ужаса и страха в угол. Ее юное тело прикрывала тонкая нижняя рубашка, которая была чуть выше колен. Руки и ноги были все в царапинах и синяках.

— Ну что ты милая, это всего лишь я и ….хм….рука, — наигранно ласково сказал он и, взяв отрубленную руку, пошел в ее сторону, зловеще улыбаясь, предвидя ее реакцию. Девушка, оцепенела от ужаса. — Ну ну моя хорошая, он тебя не обидит, я не позволю, ты же мне веришь? — издевался он, медленно приближаясь к ней. Судорожно втягивая в себя воздух, она, не отрывая своего взгляда, смотрела на его руки, в которых находилась отрубленная конечность оборотня, с которой копала кровь, оставляя маленькие красным пятнышки на каменном пыльном полу. Наклонившись к полу, мужчина взял цепь и дернул на себя. Девушка резко дернулась и практически впечаталась в его твердую и широкую грудь. Схватив ее за наручники, к которым была приварена цепь, он заглянул ей в глаза. Ее веки были сильно сжаты, а на щеках были мокрые дорожки от слез. Наклонившись к ее лицу, он провел кончиком своего языка снизу вверх по ее щеке и довольно заурчал. Девушка вздрогнула всем телом и попыталась оттолкнуть его.

— Дерзкая мне нравится, но еще больше понравится, когда ты будешь стонать и извиваться подо мной, умоляя двигаться в тебе все быстрее и жестче. — довольно ухмыльнувшись он схватил ее за волосы, тем самым запрокинув ее голову назад, открывая белую и нежную кожу шеи.

— Да пошел ты мрааазь, — осмелев, прошипела девушка и стукнула его по груди цепью, которую она успела намотать себе на руку.

— Да ну… сама напросилась куколка, — зарычав, словно зверь он вонзил свои удлиненные клыки ей в горло. Она закричала от ужаса и стала снова вырываться. В открытую рану попала слюна и она начала сжечь и щипать кожу на ее шеи. Жар начал скапливаться в груди плавно опускаясь вниз живота. Кровь пульсировала в висках, а из груди вырвался стон. Мужчина довольно облизал рану и жестко впился ей в губы. Подхватив ее одной рукой под ягодицы, приподнял от пола и пошел в сторону стола. Бережно положил ее спиной на столешницу, бросил оторванную руку зверя на стол, тем самым освободив обе руки. Девушка выгибалось, и металась, словно в горячке, стоная и крича:

— Пожалуйста…. пожалуйста…..…прошу, — просила она хрипло, постоянно облизывая пересохшие губы.

— Шшшш, моя сладкая, ты так прекрасна. Я не хочу торопиться. Ты оскорбила меня, а такое я не прощаю никому. За это ты будешь наказана…мм…..воздержанием, — с издевкой в голосе прошептал он ей на ухо.

— Нет….нет…я не хотела вас обидеть…,- оправдывалась она и терлась своей грудью об его руку, в которую успела ранее вцепиться.

— Все вы так себя ведете по началу, холодные и высокомерные стервы, но только стоит вас укусить или показать характер, как вы стелитесь, как сучки в период течки, шлюхи вот кто вы все, — зло выдохнул он ей в лицо и, схватил за полы ее рубашки, разорвал надвое. Девушка, не помня себя от желания и похоти, удовлетворенно застонала и обвила его бедра своими ногами. В глазах мужчины вспыхнул пожар, а губы скривились в презрительной улыбке. Медленно, расстегнув ремень на брюках, и застежку на штанах он вытащил уже возбужденный член и, провел им по ее влажным и горячим складочкам.

— Но знаешь, я открою тебе мою маленькую тайну, есть самородки и среди фальшивок. Лет двадцать назад я встретил ЕЕ. Добрую, красивую, нежную. Она была светом в моей черной душе. Я любил ее всем сердцем, всей душой. И вот, когда я собрался пойти к ее отцу, чтобы попросить ее руки и сердца, знаешь, что он мне ответил? Что я бастард и не имею никаких прав даже для того, чтобы претендовать на роль жениха или даже друга. Она всегда… Слышишь? Всегда, относилась ко мне как к равному, как к другу. Прошло уже семнадцать лет как ее не стало, а я помню о ней каждый день, с каждым утреннем лучом солнца, с каждой появившейся на вечернем небе звездой…Я всех ненавижу, — резко войдя в податливое тело, шипел он от злости и ненависти, — Все мне омерзительны, — все быстрей набирая темп он вколачивался в лоно громко стонущей девушки, — Скоро все, склонятся передо мной. Бастард станет королем. — громко прорычал он и излился в лоно девушки. Она забилась в оргазме и закричала. После того, как она немного пришла в себя, он свернул ей шею. Поправив на себе одежду, мужчина сбросил мертвое тело девушки на каменный и холодный пол. Забрав со стола, ранее принесенное им в мешке, подошел к закипающему котлу и бросил все туда. Взяв с полки камина деревянную ложку, стал медленно помешивать и напевать себе под нос детскую песенку-страшилку:


Есть за лесом старый дом,
Ночью кто-то ходит в нем,
Не ходи ты сладкий в лес,
Тварь найдет тебя и съест ….

Напевая и мешая свое зелье в котле, мужчина не замечал, как рядом с его сапогом расползалась красная лужа, ползущая к нему от трупа девушки, оставляя на подошве кровавые следы…За окном смеркалось, а это значит пришла пора выпускать его голодных «детей» охотится….

***
Серенити

Как же хочется… ееесть….Ну так вот, после того, как дядя Крис стукнул по голове двойника Байлока рукояткой катары, прошло около часа. За это время мы связали их друг к другу спинами и обыскали. Признаюсь, я хотела перерезать им глодки и дело с концом, но дядя меня переубедил. Дядя ушел по делам, а я осталась с этими…. «людьми», который один краше другого. И вот, наконец, присев на край кровати, я взяла с тарелки тонко нарезанную говядину. Фууу. Хочу мясо жаренное, сочное. Разочарованно вздохнув, положила на язык мясо, стала медленно жевать, при этом рассматривая мужчин. Оба оборотня. Враги. Но чем дольше я их рассматривала, тем больше убеждалась в том, что дядя Крис был прав, не разрешив их убить. Ан сидел ко мне спиной, а вот другой лицом к кровати, на которой я сидела. Большой, выше меня на полторы головы, широкие плечи, узкая талия, мощные ноги, обтянутые в черные кожаные брюки, белые длинные волосы, которые скрывали от меня черты его лица… «Так не пойдет, должна же я рассмотреть мужчину, которого мне не позволили убить», — подумала и спустилась перед ним на одно колено, чтобы рукой убрать волосы ему за ухо. Мягкие словно шелк, они ласкали мои пальцы. Завораженно, провела кончиками пальцев по щеке, носу, губам. Идеальный изгиб губ, нижняя губа больше и пухлее верхней, небольшие морщинки между слегка темными, чем волосы бровями, прямой нос, волевой подбородок, а кожа мягкая, горячая, за счет разницы температуры крови оборотней и людей. На щеках была легкая щетина, но даже она на ощупь была мягкой. Красииивый. Сииильный. И слава богам, связанный. Дерись с ним в одиночку, сомневаюсь, что выстою.

Каково узнать вкус этих губ, нежность рук, теплое дыхание. Я никогда не целовалась. Всю жизнь меня окружали разные мужчины, но только после того, как я увидела Байлока, Ана и ЕГО, сердце начинало свой бешеный танец, а по венам бежал огонь. В Академии меня никогда не посещали такие мысли. Да таких образцом мужественности и красоты у нас и не обучалось… «Истинный убийца, идеальный охотник, есть, на что посмотреть перед смертью» — грустно улыбнулась своим мыслям. Ну почему встретив идеального в своей жизни мужчину, он должен обязательно быть убийцей или врагом. Ну почему, боги? В душе нарастала, как снежный ком злость и обида. Все это время, что копалось в себе, я не переставая гладила пальцем его нижнюю губу. Так и хотелось в нее впиться и до крови прикусить зубами. Рррр. Что за мысли? Что за наклонности? Рен ты сходишь с ума? «Может это не так и сладко, как кажется тебе на первый взгляд. Хорошо. От одного поцелуя ничего не случится, — утешала я саму себя. — ведь так?»

Склонилась к его лицо, нервно облизав свои пересохшие от волнения губы. Слегка прикоснулась к его теплым губам. Жар прошел по позвоночнику и задержался снизу живота. «Еще. Больше. Жестче.» — шептало подсознание и не став с ним спорить, поцеловала вновь. Не помню, в какой момент, все вышло из под моего контроля, но поцелуй стал ответным. Все тело покрылось мурашками, а мозг решил отключится. Его губы подчиняли и кусали, язык вытворял такое, отчего я теснее прижалась к нему и запустила свои пальцы в его шелковистые волосы, сжимая и запрокидывая его лицо вверх. Я горела как факел, терлась, как кошка своей грудью об его твердое и горячие тело. Воздуха в легких стало не хватать, пожар между моих ног стал приносить не только неудобство, но и даже боль. Боги как же это волшебно, жарко, волнующе…

— Дар я конечно все понимаю, но я вообще тоже волк и чувствую ее возбуждение, имей совесть заррраза, — зарычал Ан и обернулся к нам. Меня словно холодной водой облили. Распахнула свои глаза и увидела как Дар, теперь знаю его имя, довольно скалится и облизывает свои покрасневшие и опухшие после поцелуя губы. «А вот это ты зря», — взыграла гордость и со всей дури и злости, кулаком засадила ему в челюсть.

— Чеерт, больно, — зарычал он и недобро посмотрел на меня.

— А я вот думал брат, — довольно заулыбался Ан, — Один я такой счастливчик али нет? Теперь нас двое. У нее всегда такая реакция на поцелуи…аллергия наверно.,- нес ахинею этот …волк.

— Ззззамолчи, — зарычал Дар на брата и стал нервно дергать веревки за спиной, при этом смотря на меня не отрываясь. Признаюсь, стало как то неуютно, когда на тебя смотрят, как на дичь, которую мечтают придушить.

— А ну хватит, — нервно зарычала на них в ответ не хуже зверя и сама от шока, прикрыла рот ладонью.

— Крошка, а у тебя в роду лохматых не было? — спросил подозрительно Ан.

— Каких к черту лохматых, что ты несешь волк? Я человек!!! — огрызнулась я и обхватила себя руками.

— Знаешь крошка, теперь я не уверен, — все не унимался Ан.

Все это время Дар молчал и принюхивался к воздуху, водя по комнате носом. Я повернулась к ним спиной, все тело била дрожь неудовлетворения и злости на себя, на них, на все ситуацию в целом. Надо было убить и все. «Зачем, зачем я это сделала, да еще с врагом, дурра», — ругала себя, нервно растирая замершие плечи. За окном опускалась ночь, так как в помещении становилось темнее. Взяв с прикроватной тумбочки подсвечник и спички, стала поджигать свечи. И вот когда с этим было покончено, за моей спиной заговорил Дар и то, что он поведал, мне не понравилось.

— Ан прав Серенити. Ты человек только наполовину. Ты самка оборотня. — тихо сказал он, тем самым заставив меня сжаться от услышанного.

— Это ложь!! — закричала я в ответ и обернулась. Но вместо насмешки и злорадства, увидела сочувствие и боль в глазах Дара. — Этого не может быть!!!.Мои родители были людьми и я не могу оборачиваться в зверя, у меня нет жажды людской крови и нет желания убивать ни в чем не повинных людей. — злясь все больше с каждым сказанным словом, орала я на него.

— Ты не…,-не успел договорить Дар, как его перебил дядя Крис.

— Рен милая он говорит правду. Мне давно стоило тебе рассказать, но я не мог решиться. Видимо сама судьба послала брата Байлока тебе в помощь…и я..- опустив глаза в пол, говорил дядя.

— Чтооо??? Правда??? Брат Байлока??? Нееет, — меня словно под дых ударили, голова снова закружилась, а тело пронзила острая боль. Помню, перед тем как снова отключится, услышала как Дар с Аном рычали на дядю и требовали, чтобы их развязали..

Глава 8

Байлок

— Байлок кто-то похищает наших волков, — донес мне Рок, — за последние сутки пропало девять мужчин и два подростка. Тела не найдены. И я замечу, что они были не из слабых. Что-то происходит на севере и меня это беспокоит. Все кто уходил туда никто не возвращался. Я готов отправиться туда лично и узнать, что к дьяволу там происходит. — нервно кружил по залу для совещаний, моя правая рука.

Недавно я только вернулся, чтобы привести себя в порядок и раздать указания по поводу приема гостей в лице моей будущей жены. Правда она еще не догадывалась о своем новом положении, но не суть. Мне и раньше доносили о пропаже своих волков на севере, но я не особо придавал этому значения. А зря. Кто-то убирает моих воинов и это несказанно меня бесит. Кто это за больной на всю голову безумец или храбрый идиот, чтобы тягаться со мной? Неужели вернулся Дариан и решил, тем самым подмять под себя мои территории и править единолично? А я глупец все это время был слеп? Но почему на севере? Тогда, как территория псов брата находилась на юге? Что-то здесь не то или кто-то намеренно провоцирует меня именно так думать?

— Через час мои омеги должны быть здесь, в полной боевой готовности. Я сам отправлюсь на север и проверю, что там происходит. Ты же остаешься за главного…и еще..- не успев договорить, как в зал ворвался один из моих омег и склонив передо мной голову опустился на одно колено, произнес:

— Прошу простить меня мой Альфа, но вы велели мне обо всем докладывать, что будет касаться последней из рода Мандэл. — упомянув в своей речи имя моей будущей жены и матери моих щенков, в груди появилось чувства волнения и страха. Я двадцать лет ничего подобного уже не чувствовал, а сейчас если честно меня это пугало. С появлением этой девчонку я успел испытать столько эмоций, сколько не испытывал не с одним человеком или оборотнем за всю жизнь.

— Говори, — холодно приказал ему и присел в свое кресло, стоящие во главе стола.

— После того, как она ушла от нас через потайной ход, мы обследовали все вокруг замка. Найдя крышку люка и свежие следы, двинулись на юг в сторону графства Норт. Мы шли вдоль реки, когда один из нас нашел свежие капли крови на камне, думаю ее крови, так как пахло человеком, но вот, что было странно, в запахе ощущался привкус новорожденного зверя. Последний раз, когда я помню этот запах, был ваш первый оборот мой Альфа. Боюсь представить, что она сейчас чувствует, ведь она женщина, ее организм не вынесет этих изменений. Мне жаль мой Альфа, — не помня себя от осознания того, что девчонка в любой момент может умереть я от ужаса и переживания накинулся на своего верного воина.

— Тебе ЖАЛЬ??? Что вы можете знать о жалости, кучка псов, которая убивает стариков и детей??? Именно ваш отряд девять лет назад разорвал всех в ее замке по моему приказу!!! Именно я убил ее мать и отца, а теперь пытаюсь сделать вид, что это не я тогда был этим безжалостным и тщеславным монстром. Она не умрет!!! Не посмеет!!! Я ей запрещаю, она МОЯ!!! И только я решаю, когда этой несносной девчонке умереть!!!! — орал я на него при этом сжимая в руках его горло.

— Байлок успокойся, Альфа ты его убиваешь, — сквозь пелену сознания, я едва мог расслышать слова Рока и резко, как от удара отпрянул от своего омеги Алекса. Тот быстро и судорожно начал втягивать в себя воздух.

— Черт что со мной творится, это все эта девчонка. Мои мысли только о ней, мои желания связаны только с ней. Я сошел с ума? — я смотрел на своего помощника и друга дикими глазами, в которых смешалось безумие и страх.

— Нет друг. По ходу ты втрескался, как малолетний юнец, — довольно сверкая глазами, скалилась этот гад, при этом громко смеясь.

Втрескался? Как это слово режет слух. Что я знаю о любви? НИ-ЧЕ-ГО. С самого моего рождения я не знал ласки и заботы матери. Я даже не знал кто та женщина, которая дала жизнь мне и моему брату близнецу Дариану. С самого детства в моей жизни была только боль, жестокость и насилие. В детстве мы с братом были очень близки. Вместе прятались от вечно недовольного чем-то отца, тогда мы были наивными мечтателями. Мечтали, что вот проснемся и увидим, как ночной мрак сменяется лучами солнца и сквозь этот свет в комнату входит наша мать. Однажды мы с Дарианом как-то проникли в кабинет отца под покровом ночи, глупая затея, тогда нам было по три года, мало лет для того, чтобы что-то предпринять, но достаточно, чтобы многое понять. Его кабинет располагался в подвале замка, как и его лаборатория, он был алхимиком, безумным гением. Там он проводил все свое свободное время, вынашивал планы по захвату всего мира. Наивный и жестокий глупец. Иногда по ночам, по пустым коридорам замка, разносились стоны, крики боли людей и диких зверей. В такие ночи было очень страшно спать одному, видеть, как на потолке моей комнаты при свете луны отражаются тени ветвей деревьев за окном и свист ветра в щелях оконных рам. Всегда казалось, что это дикая и страшная тварь пришла к тебе и хочет забрать тебя в старый заброшенный дом, стоящий глубоко в лесу за нашим замком. Глупо, но мы верили. Отец часто пел нам эту детскую страшилку на ночь, отчего мы потом не могли уснуть и всю ночь жались с братом друг к другу, пока сон под утро не забирал нас в свои объятья. Как же там пелось…ах да..


Есть за лесом старый дом,
Ночью кто-то ходит в нем,
Не ходи ты сладкий в лес,
Тварь найдет тебя и съест
Разорвет тебя на части,
Вырвет сердце из груди,
И до самого рассвета,
Будет есть твои мозги.

Столько лет прошло до сих пор жутко, а еще ужасней от того, что ты сам эта тварь из детской песенки. Без страха, без жалости, с дикой жаждой людской крови. Стоит один раз попробовать их кровь, и тебя больше нет…

Я помню ту далекую ночь из прошлого, как-будто это произосло вчера. Ночь, которая повлекла за собой ряд страшных и судьбоносных событий…

Шли последние дни осени. Тогда под вечер небо затянуло дождливыми тучами, и поднялся сильный северный ветер. Ранее пару дней назад, мы договорившись с братом, что после полуночи встретимся в коридоре, откуда в лабораторию отца, вела дверь, спрятанная за статуей Богини войны Калисой. И вот в назначенное время и назначенном месте, встретившись с Дарианом, я достал ключ, украденный из кабинета отца и вставил в замочную скважину. Раздался легкий щелчок, после чего, толкнув дверь вперед, мы зажгли факел и стали спускаться. Брат шел впереди меня по круглой каменной лестнице, временами останавливаясь и прислушиваясь к шорохам разносившимся снизу. Наш замок был огромным и наверно единственным, в подвалах которого был естественный природный водопад, стекающий с горной породы стены. Пройдя эту стену, от которой веяло прохладой мы подошли к двери, за которой были слышны стоны и шепот. Посмотрев с братом, друг другу в глаза, мы затушили факел и потихоньку стали открывать дверь на себя, хорошо, что петли были смазаны, иначе сразу бы обнаружили себя и никогда не узнали бы правду. В комнате от камина шел свет и тепло. К нам спиной стоял мужчина и что-то мешал в чаше стоящей на столе. В клетках лежали разные животные от лисицы до медведя, не то мертвые, не то в глубоком сне. Не спал только волк, который все это время смотрел на стену с левой стороны. В его глазах читался голод, и они неестественно святились в темноте. Дариан издал всхлип и толкнул меня под ребро локтем, тем самым привлекая мое внимание. Я посмотрел туда, куда он показывал и увидел ЕЕ. Маленькую, замученную, когда-то красивую и молодую женщину. МАМА. Не знаю, почему и как, но я понял это…. ОНА, так говорило мне сердце. Прикованная цепью к стене, как какой-то дикий и опасный зверь, она сидела на полу и по ее щекам текли грязные слезы, так как все лицо было грязным от пыли и крови, а волосы были похожи на засохшие куски грязи. Мамочка, что же он сделал с тобой? Как он мог? Во мне кипела ярость и боль. Дариан беззвучно стоял рядом и плакал, видимо он тоже признал в ней свою мать. Она резко дернула головой, как от удара и посмотрела на дверь, за которой мы стояли. Наши глаза встретились и меня, словно, ударило молнией. Они были, как у волка, желтые с черным зрачком в центре. Поистине жуткое зрелище. Наверно поняв, что пугает нас, она несколько раз моргнула, и мы увидели светло серые человеческие глаза, в которых читалась радость от встречи, нежность и любовь. Слезы снова полились из ее глаз, но уже не от боли, а от счастья. Мама немного приподнялась и протянула к нам руки, желая обнять и прижать к своей груди. Дариан не выдержал первым и, не обращая внимание на мужчину, бросился к ней в объятья. Брат уже вовсю целовал ее грязное и мокрое лицо, гладил спутанные волосы, при этом, не прекращая шептать: «Мамочка, где же ты была?….Мы так скучали…ждали, что ты придешь. Мамочка… хорошая… родная…». Спустя пару секунд, я почувствовал, что что-то не так и мое сердце пропустило удар, заставив ноги, прирасти к месту от страха. Медленно повернул голову и натолкнулся на холодный и недовольный взгляд отца. По спине прошел озноб, а в горле пересохло.

— И что вы тут забыли малолетние щенки? Кто дал вам право ослушаться моего приказа? — зло орал на нас отец. Мама снова задрожала от страха, и стала пуще прежнего обнимать Дара, сильнее прижимать к своей груди, в надежде защитить и уберечь его от гнева отца, при этом успевая смотреть на меня и тянуть ко мне другую руку. Все мое естество тянулось к ней и вот, сделав к ней первый шаг, я услышал у себя за спиной ненавистный мне голос отца:

— Слабые слюнтяи…из вас так никогда не вырастут достойные правители этой страны. Женщины это лишь сосуд для вынашивания потомства и удовлетворения наших прихотей. Миром правят мужчины. Им никогда не превзойти нас не в силе, не в уме. Слабые придатки древа жизни, вот кто они.

— Да и именно один из таких придатков даровал тебе жизнь…бессердечная тварь, — разнесся слабый женский голос, от чего я отмер и посмотрел на мать.

— Ах ты шлюха!!! Своим языком ты приговорила себя к смерти!!! Что ты можешь уметь, как не стелиться передо мной, раздвигая ноги, когда у тебя течка? — зарычал отец на маму и стал к ней медленно подходить.

— Любить…

— Что ты сказала???

— Я сказала ЛЮБИТЬ!! И этого ТЫ у меня НИКОГДА не отнимешь, мразь, — зарычала мама в ответ, встав на ноги, завела себе за спину Дара.

— Ах любить…ХА ха ха, очень нужное качество…для шлюхи, которая ищет себе оправдания…,- смеялся отец при этом оскорбляя маму.

— Не смей ее оскорблять…,- зарычал я на отца и стал перед мамой, защищая брата и ее.

— Оооо. У щенка есть зубки. Похвально, похвально. А что же будет, если я ее ударю? — издевался отец и прежде чем я ответил, ударил мать по лицу. Во мне словно бес проснулся, и я кинулся на отца, при этом рыча как дикий зверь. Я пытался его ударить, укусить, хоть как-то задеть и отомстить за издевательства над нашей милой мамой. Но отец только все больше смеялся и подстегивал меня к действиям. Краем глаза заметил, что Дар тоже пытается ударить отца и тут я увидел ЕГО глаза. Они были желтыми. «Что происходит???», — от шока я сказал это вслух, на что сразу получил ответ.

— Ваши звери проснулись, теперь вы настоящие оборотни, — радостно сообщил мне отец, после чего меня и Дара скрутило от боли и мы упали на грязный пол. Через пелену дикой боли и слез я увидел, как отец подошел к маме и вырвал ей сердце из груди, при этом говоря, что она ему больше не нужна и у него уже есть то, что он давно хотел от нее. Прямо у нас на глазах, ее маленькое тело рухнуло на пол и перед тем, как навсегда сомкнуть свои веки она прошептала:

— Люблю вас… я всегда… буду… в вашем сердце….любовь….это прекрасно…наконец-то … свободна… — с последним словом ее уста закрылись, а из закрытых глаз скатилась последняя слеза.

— НЕЕЕЕТ, — закричали мы с братом одновременно, после чего от боли потеряли сознание.

— Мой Альфа, мне вернуться к ней и…ждать? — услышал я голос Алекса, который выдернул меня из моих детских воспоминаний.

Сжал кулаки и поднял голову. Все летит в бездну. Я не могу оставить ее сейчас со своими демонами и ненавистью ко мне. И если у нее есть еще время, то я хотел бы вымолить, выстрадать у нее прощение за ошибки своей молодости. За преступлением следует наказание. Пришло время и мне ответить за свои ошибки.

— Рок ты идешь на север. Алекс и мои омеги идут с тобой. А я…иду к ней, — тихо приказал я и едва идущими от волнения и страха ногами пошел на выход из залу.

— Возьми Алекса с собой, я не пущу тебя без охраны. Она не простит тебя Бай. Вспомни оборот она порвет тебя на части…если выживет, — в спину кричал мне взволнованный моей выходкой Рок.

Я замер лицом перед дверью и тихо сказал, достаточно для того чтобы услышать оборотню:

— На то воля богов, я устал прятаться в этих стенах. Либо, она меня убьет, либо я сам сдохну….. от ночных кошмаров и призраков прошлого, — обернулся и посмотрел на Рока. Обреченно и как будто прощаясь со старым другом, вышел из помещения.

Глава 9

Серенити

Боги!! Когда же это закончится? Тело было словно в огне. Спина выгибалась дугой, грозясь в любой момент хрустнуть, тем самым лишая меня жизни. Сколько времени прошло? Час? Дни? Недели? Что-то удерживало мои руки и ноги, не давая встать и бежать…бежать…от боли, предательства… дяди… Как он мог все эти годы молчать, видя как меня съедает ненависть и боль. Как я, буквально, выживаю в этой проклятой Академии, перенося столько насмешек, оскорблений, переломов, сотрясений… Снова ложь… Снова утрата… Ни-ко-му нельзя верить. Я снова осталась одна. Из горла вырвался крик боли и одиночества. Из глаз полились слезы. Мое тело сотрясалось от рыданий. Не знаю, сколько я еще продержусь, смогу ли вообще после этого выжить. Устала, так устала, что сил больше нет. И вот, когда мысленно для себя уже решив, что не хочу больше жить, почувствовала на своих искусанных от боли губах чужие горячие губы. Мир наполнился новыми красками и ощущениями. Боль отступила на второй план. Чей-то не уверенный поцелуй, стал более уверенным и глубоким. Из груди вырвался стон наслаждения. Еще. Хочу еще. Стереть боль, окунуться в новые ощущения, почувствовать тягу к жизни. Руки стали свободными и я вцепилась в волосы того кто меня целовал. В ответ услышала довольный стон и рычание. Я отвечала на поцелуй так, как будто это было в последний раз. В голове шумело, между ног пылал пожар, перетекающий в боль. Хочу больше… ближе…Прижалась грудью к мужчине и провела дорожку от его раскрытых губ до его шеи, целуя, облизывая, как самое вкусное лакомство. МОЙ. Хочу пометить и тут же впилась зубами в плечо поверх ключицы. Мужчина застонал от удовольствия и обхватил мое лицо руками, чтобы прошептать мне в губы:

— Полегче моя девочка, я весь твой с потрохами. Не обязательно кусаться.

Я застыла от этого голоса и медленно открыла глаза. И то, что я увидела, повергло меня в ужас. Боги вы не могли так ненавидеть меня. За что? Вам мало моих страданий? Нет нет нет. Это сон и я просто сплю…Я выпала из реальности на пару секунд. В голове что-то щелкнуло, и во мне полыхнула дикая, просто звериная, ярость. Не знаю как, но одно мгновение и я, пробив грудную клетку Байлока, сжимаю его горячее и пока еще бьющееся сердце у себя в руке…

***
Дариан

Придя в себя, я почувствовал, что связан. Но продолжал делать вид, что без сознания. Я слышал, как Серенити говорила с Кристофером Хардом. Он был одним из немногих людей, что не воевали с его кланом. Мышцы затекли, и хотелось встать и пройтись. Но это сейчас было невозможным, так как я услышал, что дверь хлопнула, и в комнате стало тихо. Кто- то остался с ним. Стук каблуков по деревянному полу отчетливо было слышно в гробовой тишине комнаты. Глубоко втянув в себя воздух, ощутил цитрусовый запах. В нем не было страха, только неприязнь и недовольство. Сильный и достойный противник. Вот прогнулся матрац на кровати, и из чей-то груди вырвался вздох разочарования. Но судя по исходящим эмоциям не связанные со мной. Уже легче, так как не хотелось бы вызвать у Серенити раздражения и неприязнь. А то, что это была она, я был уверен. Зверь чувствовал самку??? Этого не может быть!!! Значит то, что говорил Рем, было правдой и она единственная самка среди нас. Родители Рен были людьми, но как так получилось, что она стала оборотнем, да еще и рожденной. В ней чувствовался зверь, но очень слабо, как маленький новорожденный щенок еще не открывший глазки. Новорожденный. А это значит, что скоро будет оборот. Боги!!! Никогда не забуду первый оборот, который спровоцировал мой отец. После того, как мы с братом стали свидетелями убийства единственного светлого человека, своей матери, мы пробыли в страшных муках три дня. Я пришел в себя первым, видимо быстрее брата смирился с тем, что стал одним из тех тварей, которые жрут людей. Уже тогда для себя решив, что не буду питаться людьми и пить их кровь. Я не буду таким же монстром как свой отец. Договорившись, с тогда уже не молодым Ремом, я решил бежать. У нас… почти получилось. Отец узнал о побеге. Я смог уйти с Ремом в горы, но у отца остался Байлок. Я хотел вернуться, рыдал и умолял Рема помочь вызволить брата, но он не позволил. Говорил, что я слишком мал и еще очень слаб. Отец мог сильно покалечить и даже убить. Ведь никто не знал, что творится в его больной голове. Мое сердце каждый раз, при воспоминание о брате болезненно сжималось. Я чувствовал, что бросил и предал его. Рем нашел нам новый дом и стал обучать меня всему, что знал сам, тем самым заменив мне настоящего отца. Годы шли. Я знакомился со своим зверем, мы охотились, тренировались. И вот настал час, когда я был, наконец готов дать отпор отцу и забрать брата к себе в замок, как до меня дошли слухи, что по приказу Байлока был уничтожен замок Уинболд. Я помню, как меня скрутило от боли и утраты. Я опоздал. Он стал, как отец. Жестокий, не зная пощады. Бедный брат у него не было даже шанса спастись. С таким человеком, как их отец, даже сам ангел может стать дьяволом. Я никогда не осуждал брата. Единственное, что все эти годы меня терзали мысли, что брат меня ненавидит и винит в том, что я его бросил, забыл…

Ход моих мыслей, прервали теплые пальцы, которые гладили мое лицо, слегка надавливая на нижнюю губу. Боги, что делает эта женщина? И тут она меня поцеловала. Неумело, но как это было восхитительно. «Еще. Пожалуйста», — кричал кто-то в голове. И она снова поцеловала. Смелее и глубже. Я не смог не ответить. Наши губы слились в чувственном поцелуе. Разряды молний сотрясли все тело. Хочу. МОЯ. Хотелось подмять под себя. Укусить. Разорвать к черту эту тесную одежду. И взять ее как дикий зверь. Врываться в это восхитительное и податливое тело. Сразу в голове пронеслись картины их схватки. Ее грудь. Боги!!! Штаны стали дьявольски тесными, а возбужденная плоть грозилась порвать ширинку. Ее ЗАПАХ…Боги дайте сил!!! Она хотела меня, была сильно возбуждена. Зверь внутри требовал заклеймить самку. И вот, когда уже решив порвать на руках проклятые веревки, я услышал голос брата. Брата? А он, что здесь делает?

— Дар я конечно все понимаю, но я вообще то тоже волк и чувствую ее возбуждение, имей совесть заррраза, — я говорил, что люблю брата? Это ложь. Да я его просто НЕНАВИЖУ. Облизал губы и посмотрел на девушку. За что и получил по лицу кулаком в челюсть.

— Чеерт, больно, — недовольно и с укором посмотрел на нее.

— А я вот думал брат, — довольно скалился Ан, — Один я такой счастливчик али нет? Теперь нас двое. У нее всегда такая реакция на поцелуи…аллергия наверно.,- вещал этот…брат кажется.

— Ззззамолчи, — зарычал я на брата и стал нервно дергать веревки за спиной, при этом не отрывая взгляда от Рен. «Ничего ничего сейчас освобожусь, и выясним кто сильней, женщина». Судя по взгляду, она думала о том же вон как глазки забегали.

— А ну хватит, — нервно зарычала она как зверь и сама от шока, прикрыла рот ладонью.

— Крошка, а у тебя в роду лохматых не было? — спросил брат, он то не знает всей правды, как и я.

— Каких к черту лохматых, что ты несешь волк? Я человек!!! — огрызнулась она и обхватила себя руками.

— Знаешь крошка, теперь я не уверен, — все не унимался Ан.

Боги заткните моему брату рот…

Я смотрел на нее и не мог отвести взгляд. Такая маленькая, но в то же время сильная. Тогда когда я ворвался в комнату из-за страха за брата, не смог рассмотреть черты ее лица. Да еще и ее обнаженная, идеальная грудь с розовыми сосками, напрочь отбила последние мозги. Длинные волосы цвета темного шоколада спускались до самой талии, были собраны в низкий хвост. На овальном, бледном лице в лучах заходящего солнца, отчетливо были видны темные круги под глазами, как после усталости или затяжной болезни. Большие зеленые глаза, обрамленные длинными и густыми черными ресницами. Маленький носик и розовые, даже можно сказать красные губы, которые она то и дело постоянно кусала от того, что нервничала или боялась. Обхватив себя руками, она отвернулась от нас, тем самым показав свою храбрость, а может и легкомыслие. Нельзя поворачиваться к оборотню спиной. Никогда. Ее фигура в форме песочных часом заставляла будоражить фантазию и вызывать похоть. Я рыкнул на брата, чтобы замолчал и сразу же почувствовал его желание. Он тоже хотел ее, как и я, но тщательно скрывал это, так как видел мой к ней интерес.

Моя.

Я сильней любого из волков.

Я Альфа.

Я Вожак.

Никому не отдам.

Внутри зверь хотел вырваться из тела и перегрызть любому глотку, даже названному брату. Я втянул ее запах, наполнив им свои легкие до отказа.

«Невинна»- мне стоило колоссальных сил сдерживаться и не порвать к чертям веревки на руках и наброситься на нее. Эти мысли сводили меня с ума. Был бы сейчас в обличии зверя, пускал бы слюни как щенок, перед любимой косточкой.

«Надо собраться, успокоиться. Нельзя ее пугать».- вдох выдох, вдох выдох.

— Ан прав Серенити. Ты человек только наполовину. Ты самка оборотня. — тихо прошептал, зная, что услышит, при этом видя, как она сжалась от услышанного.

— Это ложь!! — закричала она и обернулась. Она посмотрела мне в глаза. Мне было очень жаль и мое сердце разрывалось от того, что ей больно. Хотелось защитить и обнять. Видимо, прочитанное в моих глазах ее испугало, и она снова закричала:

— Этого не может быть!!! Мои родители были людьми и я не могу оборачиваться в зверя, у меня нет жажды людской крови и нет желания убивать ни в чем не повинных людей. — от злости ее глаза стали желтеть, как у оборотня в период оборота. Надо ее успокоить пока мы не спровоцировали оборот.

— Ты не…,- но я не успел и в разговор вмешался Кристофер, который наверно слышал наш диалог за дверью.

— Рен милая он говорит правду. Мне давно стоило тебе рассказать, но я не мог решиться. Видимо сама судьба послала брата Байлока тебе в помощь…

«Идиот, что ты несешь? Нашел время откровенничать»- знал бы он, чем это обернется мочал бы. Рен смотрела на Кристофера с полным ужаса глазами, сжимая руки в кулаки. В ее взгляде пронеслось столько эмоций, от ужаса до обреченности, но самым страшным это было безразличие. С такими мыслями на казнь идут люди принявшие смерть.

— Чтооо??? Правда??? Брат Байлока??? Нееет.

Ее крик проник ко мне под кожу. Зверь внутри накрыл морду лапами и сжался на полу. Мгновение и ее скрутило от острой боли. Она зарыдала, как умирающий зверь, которого предали и бросили умирать сородичи. Я не мог смотреть на это и стал с остервенением дергать путы на руках. Тоже самое делал и мой брат, при этом, не отрывая от нее взволнованного взгляда. Рен лежа на полу и ее тело содрогалось от боли.

— Что ты стоишь? Развяжи нас. Я смогу ей помочь. — орал я на застывшего от ужаса Кристофера. Он дернулся как от удара и быстро, выхватив из сапога кинжал, подбежал к нам помочь разрезать веревки, которые не хотелись развязываться.

— Чертовы веревки, кто их так завязал, что они не рвутся? — рычал я от недовольства и бессилия.

— Рен. Она любит придумывать узлы, которые невозможно развязать. Это ее увлечение. — глухо ответил Кристофер и наконец смог разрезать веревки.

— Обязательно попрошу ее научить меня, если она меня не прибьет. И все благодаря твоему длинному языку. Он говорит правду… Брат Байлока… Мне вот интересно, чем ты думал, когда это ей говорил? А? Молчишь? — я себя ели сдержал, чтобы не ударить его по лицу.

— Прости, я не подумал. Стал оправдываться и…

— Замолчи, ты не в чем не виноват. Ты хотел как лучше. Сейчас ей нужно помощь. Она пытается подавить оборот. И от этого ей будет только хуже. Она должна принять это или…она умрет. Еще она очень голодна. Ей нужна кровь или мясо животного. — Мне не хотелось оставлять ее одну, и поэтому я обратился к брату за помощью.

— Анар, ты должен отправиться на охоту, как раз через четверть часа наступит ночь. Лучше было бы, если это была кровь человека, но я не позволю ей стать монстром. Прошу иди и поймай кого- нибудь, будет достаточно и зайца.

— Хорошо брат. Прошу помоги ей. Я… что-то чувствую к ней, и я… не могу ее….потерять.

— Поверь она нужна мне еще больше и я не позволю ей себя убить. — хлопнув Анара по плечу я подошел к Рен.

Бережно словно ребенка я взял ее на руки. От нее пахло лавандой и корицей. Прижав ее к груди, отнес на кровать. Укутав одеялом, посмотрел на Кристофера. Анара уже не было в комнате, чему я был несказанно рад. Брат не подведет.

— Чем я могу помочь? — взволнованно спросил Кристофер и сел на кровать с противоположной стороны от меня.

— Закажи еду. Нормальную еду, а не ту, что ты ей принес. Сейчас ей нужно есть много мяса. Я знаю, что через улицу у тетушки Мэй можно купить замечательные мясные пироги. Сейчас она пока без сознания. Ей нужно поспать. Иди и не волнуйся, я посижу с ней. — попытался его успокоить и приободрить.

Кристофер взял руку Рен и поднеся ее к губам поцеловал. Проведя своей рукой по ее волосам, он вышел и тихо прикрыл за собой дверь. В комнате стало мертвенно тихо. Взяв руку девушки в свои, прижал ее к своей щеке. Маленькая и горячая ладонь коснулась моей кожи. Так хорошо и сразу спокойно стало на душе. Ее мерное, иногда прерывистое дыхание, нарушало тишину, что сейчас окружало нас. Я смотрел на нее и не мог насмотреться. Красивая. Сильная. Храбрая. Одинокая.

Как и он…

Надо бы было принять ванну и смыть пот и пыль с дороги. Нехотя выпустив руку девушки, я встал с кровати и вышел из комнаты. Спустившись вниз, я распорядился, чтобы мне приготовили ванну и принесли много еды, так как я был зверски голоден. Хозяйка гостевого двора была уже не молода, но при этом ей не мешало кинуть на меня томный взгляд, из под полу прикрытых ресниц.

«Извини крошка, но мне сейчас не до тебя.», — как бы говорил мой взгляд.

Зверь даже не заинтересовался женщиной. И это было очень странно. Раньше он трахал всех без разбора. Но стоило только вспомнить о девушке, что без чувств лежала сейчас на верху, в штанах стало тесно, а во рту пересохло.

— Ванну и еды и поскорей. Еще я хотел бы снять соседний номер с мужчиной, что сегодня прибыл с красивой девушкой. — холодно сказал я и кинул на стол два золотых. Женщина недовольно и зло посмотрела на меня. Быстро сгребла со стола деньги и, вскинув подбородок вверх, пошла, распоряжаться на счет моей еды и комнаты.

Уже наверху у себя в комнате я скинул верхнюю одежду и стал расстегивать рубашку. Меня прервал стук в дверь, и мне пришлось открыть. Пропустив двух слуг с большой ванной внутрь, стал дальше раздеваться. Через пару минут в комнату прошли слуги с ведрами горячей воды и стали заполнять ванну.

«Скоро я наконец помоюсь и приду в норму».

Слуги очень быстро наполнили ванну и удалились. Молодая девушка, смущаясь, оставила мне пару простыней и быстро выбежала за дверь, оставив меня одного. Полностью раздевшись, я погрузился в ванну и с наслаждением застонал. Как здорово.

«Вода- это жизнь.»

Не стал долго тратить время на купание, быстро намылив губку мылом, начал оттирать тело от грязи. Нельзя было оставлять Рен на долгое время одну. Сейчас ей очень тяжело и больно. Выйдя из ванны и быстро обтерев свое мокрое тело, достал сменную одежду из сумки, которую захватил с собой из замка. Тщательно вытер свои длинные волосы, я оставил их распущенными, чтобы они до конца высохли. Позвонив в колокольчик рядом с кроватью, вышел в коридор. Через пару минут ко мне придут слуги и унесут ванну и приберут в комнате. Вытрут следы от воды, которая была разлита мной после купания и заберут грязную одежду, чтобы постирать и принести поутру уже чистую и проглаженную.

Я открыл дверь в комнату Рен и застыл в ужасе от увиденного. Кровать была вся в крови, а на ней лежал мужчина лицом вниз. Девушки нигде не было видно, как и ее оружия и вещей. Что могло случиться за то время, что меня не было? С каждым шагом, что я приближался к человеку, мое сердце начинало быстрее биться об грудную клетку. Дрожащими руками я взял мужчину за плечо и перевернул его на спину. В глаза бросилась его окровавленная грудь и глубокая рана, как будто кто-то хотел вырвать его сердце из груди. Глубоко вздохнув, я посмотрел на лицо незнакомца и резко отпрянул назад.

— Брат, но как? — отойдя от шока, я бросился к нему, ощупывая пульс. Пульса…. не было. Я упал на пол, на колени и схватился за голову.

Я снова… опоздал.

Не знаю, сколько я сидел на полу и раскачивался из стороны в сторону, когда на мое плечо легла рука, от которой я вздрогнул и резко поднял голову.

— Ну здравствуй братишка, — произнес труп и тепло мне улыбнулся.

Пишите пожалуйста свои идеи и отзывы в комментариях. Спасибо..

Глава 10

Байлок

До гостевого двора я добрался быстро. Всю дорогу меня вел ее запах. Незаметно пробравшись через открытое окно на кухне, я поднялся наверх по лестнице, предназначенной для слуг. Осторожно и тихо открыл дверь в ее комнату. В ноздри ударил сильный запах корицы и лаванды. Она лежала на кровати и металась в горячке. При виде этой картины, сердце болезненно сжалось.

Черт!!! Эта несносная девчонка заставляла чувствовать себя слабым. Недовольно поморщившись, я медленно подошел к кровати и присел на край.

Ее волосы разметались по подушке, а на бледном лице по щекам текли слезы. Она боролась с тварью, которая пыталась взять верх над ней и полностью закрепиться в ее теле.

Сильная и храбрая девочка. Только она смогла зажечь искру в его холодном сердце. Только она смогла открыть глаза монстру, не знающему жалости и чести. Но только ради нее он готов попытаться измениться и ощутить всю ту гамму чувств, что она в нем вызывала. Она резко затихла и ему это не понравилось. Он понял, что она не хочет жить. Нет только не так, только не с ней. Он склонился к ее лицу и поцеловал, едва прикасаясь губами. Девчонка замерла на мгновенье, а потом подалась вперед и впилась в меня как к источнику жизни. От ее напора я потерял голову и сжал в своих объятиях. Она выгибалась и стонала, вдыхала мой запах и кусала как самка, заявившая на меня права. Проведя руками по ее плечам и рукам, я застонал в ответ. От желания меня скрутило, как от боли. Надо остановить ее пока не поздно. Я хотел, чтобы она видела кого целовала, кого хотела и кому дарила свою ласку… Взяв ее за лицо, я подул ей на губы:

— Полегче моя девочка, я весь твой с потрохами. Не обязательно кусаться.

Услышав мой голос, она застыла. Я был готов ко всему к слезам к крикам, упрекам и даже к побоям, но не к тому, чтобы у меня из груди вырвали сердце….

Она смотрела на меня глазами зверя и рычала от ярости. Мое сердце сжимали ее пальцы. От осознания того, что я скоро умру, стало холодно. Я смотрел ей в глаза и молчал. Не знал с чего начать разговор, так многое хотел сказать и за многое попросить прощение. Судорожно втянув в себя воздух только и смог из себя выдавить:

— Прости …за …все…мне нет…прощения… — было очень тяжело говорить и одновременно дышать, я закашлялся кровью. Сознание стало медленно меркнуть, а конечности неметь. Так было тяжело смотреть на нее и не прикасаться. Мне очень хотелось, чтобы она меня простила, дала шанс измениться…полюбить…Я ее понимал, как никто другой.

Я убийца…

Я монстр…

«Ну что же ты медлишь? Чего ждешь? Порви же, наконец, эту чертову нить, соединяющую меня с этим миров живых»- хотелось мне выкрикнуть ей, но я не мог, сил больше не оставалось, даже на то, чтобы дышать.

Словно прочитав мои мысли, она вздрогнула всем телом и в ее глазах появилась обреченность и жалость. Медленно пальцы, которые все это время сжимали, мое уже не бьющееся сердце, разжались, и ее рука вышла из моей грудной клетки.

— Знаешь, я всю свою жизнь потратила на то, чтобы научится убивать тебе подобных. Вы убивали, обращали и насиловали женщин. Вы монстры, живущие в темноте. Опасные и бессердечные твари…И вот спустя столько лет я узнаю, что такая же как и вы. Я не знаю, что будет дальше, и как я буду с этим жить, но одно я знаю наверняка. Я не убийца. Я не бездушная тварь. Я родилась человеком им же и останусь. Выбор помогает нам кем быть. Монстром или Человеком. Пока я не могу тебя простить, слишком долго я хотела тебя убить. Нет….даже не проси…Через время ты придешь в норму. Я уйду, и на будущее, если ты будешь меня искать, то найдя, не надейся на радужный прием. Сейчас я тебя не убила, но что помешает мне сделать это в следующий раз? — холодно спросила она и встала с кровати.

Грозная богиня справедливости. Девчонка с мужским характером. Лучше бы убила. Иначе я теперь не успокоюсь, пока не завоюю ее доверие и прощение.

Быстро оттерев об покрывало свою руку от крови, и собрав свое оружие и вещи, она остановилась лицом к входной двери. И не оборачиваясь ко мне, произнесла фразу, от которой мне захотелось банально разрыдаться и вырвать на голове волосы:

— Если бы не смерть родных, я бы не смогла бы устоять перед таким красивым мужчиной как ты, и возможно, где-то в другой жизни у нас бы все получилось, — и больше ничего не сказав, она выскочила из комнаты, хлопнув дверью.

Больше я не мог просто сидеть и держать себя в сознании. На душе стало гадко и противно. Голова закружилась, и я, уткнувшись лицом в лежащее на кровати покрывало, на котором остался ее запах, отключился.

Через пелену сознания я почувствовал чье-то присутствие. Прислушавшись к своему организму, понял, что сердце и ее сосуды восстановились, и кровь начала поступать в другие органы. Открыл глаза и испытал шок. На полу сидел мужчина и раскачивался из стороны в сторону. На первый взгляд кто-то переживал его, славу всем богам, не состоявшуюся смерть и был этим расстроен. Даже стало приятно и тепло. Но чем дольше я смотрел на мужчину, тем больше узнавал в нем…. себя? Те же длинные белые волосы, та же комплекция тела, и даже одежда.

Неужели, через столько лет он наконец — то встретил брата? И судя по его горю, моя смерть была ему не безразлична? Как он жил все это время? Как выживал? Вопросы, вопросы и не одного ответа. Положив на его плечо свою руку, я почувствовал, как он вздрогнул, а через секунду увидел его до боли знакомые глаза.

— Ну, здравствуй братишка, — я тепло ему улыбнулся и прижал его огромное тело к груди. Вдыхая в легкие родной запах леса и свободы.

***
Серенити

Я бежала через лес, не разбирая дороги. Ветки то и дело хлыстали меня по лицу и не защищенным голым рукам. Мое тело еще помнило те ощущения, когда моя рука находилась в груди Байлока и сжимала его сердце. Мерзость, одно дело вонзить катару, а другое находиться внутри еще живого существа.

Да я не смогла убить. Все мое нутро воспротивилось против такого решения всех моих проблем. Мне хотелось, и плакать и кричать одновременно. Эмоции били через край. Еще не давали покоя новые приобретенные способности моего организма. Я стала отлично видеть в темноте. Слух был настолько хорош, что даже в радиусе полукилометра я «слышала» звуки леса. Крик ночных птиц, шелест листьев по которым проползла змея, и даже как фыркает в ночи маленький ежик, ища себе насекомых спрятавшихся в старом поваленном стволе дерева, уже хорошо покрытым зеленым мхом. А что можно говорить о запахах. Глубоко втянув в себя воздух, я поняла одно, с таким носом можно стать отличным парфюмером. В груди стало радостно, как будто только сейчас я сделала свой первых в жизни вздох. Мир наполнился такими красками, о которых обычный человек даже и не догадывается. Я бы наверно еще долго бы восхищалась красками и звуками природы, если бы не почувствовала опасность.

В двухсот метров от меня, через большой ров, двигались три тени, и они явно не излучали радость и дружелюбие. Я читала их эмоции как книгу. Агрессия, жажда крови и азарт. Заметив меня, они замерли на другой стороне рва. И в воздухе прибавился новый запах — запах похоти.

Волки были огромными, около полутора метра в холке. На передних лапах были видны огромные когти, на которых уже была чья-то кровь. Ублюдки. Между нами было около десяти метров, достаточно далеко для того, чтобы прыгнуть. Видимо, их тоже посетила такая мысль, и они начали вертеть в разные стороны своими мордами, ища возможность быстро до меня добраться, пока обнаруженная ими добыча, стоит на месть от шока и никуда не делась. Перевела свой взгляд на дно обрыва и увидела внизу большие острые камни и еще какой — то мусор, в виде веток и пожухшей листвы.

Не спеша начала снимать свой плащ и оружие, закатила рукава рубашки по самые локти, отстегнула кнут от пояса и бросила на траву рядом с вещами, в след за кнутом были сброшены кинжалы, катара и наконец, фамильная меч-пата отца. Оставшись полностью без оружия, я посмотрела в сторону оборотней. Все это время пока я готовилась, они наблюдали за мной с огромным интересом и недоумением. Поведя носами по воздуху и не найдя того, что искали, волки оскалились и встали в стойку, как перед прыжком.

Они думали, что я от страха растеряла все свое оружие и решила принести себя в жертву? Серьезно?

От такой мысли я рассмеялась. И со стороны можно было сказать, что я тронулась еще и умом. Отсмеявшись, я оскалилась в ответ. Они словно что-то почувствовали или увидели, отчего отступили на пару шагов назад, немного склоняя головы к земле.

Ну что псины вы готовы сегодня умереть? — знаю, звучит пафосно и самонадеянно, но каюсь, не смогла удержаться слегка, потрепать им нервы. Псины ответили злым рычанием, и двинулись на меня.

— Ну что проверим наши новые способности в режиме ближнего боя? — спросила я саму себя и вытащила из рук большие и острые когти.

Отошла на десять шагов назад и, разбежавшись, оттолкнулась от края рва ногами и, сделав в воздухе сальто, приземлилась на другой стороне обрыва в паре шагов от оборотней. Волки изумленно замерли и во все глаза смотрели то на меня, то на обрыв.

— Вы так и не ответили на мой вопрос?

Наверно мой голос вывел их из ступора и первым на меня бросился волк, который стоял по центру от своих сородичей. Увернувшись в последний момент от нацелившейся от моего горла пасти, я правой рукой схватила его за холку. Мои когти распороли его толстую кожу и мышцы. Ухватившись за шейный позвонок, я со всей силы потянула его на себя. Мой слух уловил, как ломаются его кости и рвутся внутри сосуды. Лишь пару секунд и моя рука сжимает его позвоночник, по изгибам которого на землю стекает кровь. От такой раны зверь падает к моим ногам замертво, а два других оборотня от ужаса и страха разбегаются в разные стороны.

Отбросив в сторону вырванный позвоночник и отойдя на пару шагов от расползающейся под мертвым телом кровавой лужи, я зажала рот чистой рукой, чтобы не закричать. Меня всю колотило от пережитого ужаса.

Нет, таким монстрам, как я нельзя жить среди людей. И это получается, что я не вернусь в Академию и к дяде.

Я снова осталась одна… нет мы..

Только я и ….живущий внутри меня монстр…

***
Дариан

С легким сожалением отстранился от брата, и, немного прейдя в себя, я спросил:

— Если мои глаза и уши не врут, то ты либо воскрес из мертвых, либо Рен тебя пощадила, и сбежала от тебя от страха, сверкая пятками? Рассказывай, — и, сбросив окровавленные простыни на пол в угол комнаты, присел на кровать слушать его рассказ.

— Значит, эту крошку зовут Рен? — ухмыльнулся брат как-то грустно и присел рядом со мной, при этом болезненно поморщившись — Черт, моя регенерация замедленна, хоть и рана серьезная, но все же мы сильнейшие. Теперь я в этом не уверен. Честно, думал сдохну, как жертвенный барашек на жертвенном алтаре в честь бога ночи Орана, у меня такое чувство, как будто мое сердце дол сих пор сжимает ее маленькие, но сильные пальцы. Да ощущения я тебя скажу не из приятных. Красивая и смелая крошка. И да, брат, кажется, я влюбился по настоящему, — огорошил меня Байлок своим признанием.

Не знал, что сказать. Хоть меня и терзали муки совести по отношению к брату, но Рен я никому не отдам, даже Байлоку. О чем я ему сразу же и сказал:

— Байлок ты хоть и мой родной брат, но Рен моя. Эта бестия должна мне поединок, ибо мы еще не выяснили, кто из нас прав, — сказал я с вызовом в глазах и сжал кулаки на коленях.

— Ууу как все запущено. Я услышал тебя брат, но отступать, не намерен. Пусть она сама решает, кого выбрать, — грустно усмехнулся Байлок и почесал уже почти зажившую рану на груди.

— Ты даже не будешь махать кулаками, и рычать на меня со словами «Моя никому не отдам.»? — я скептически приподнял бровь, зная брата он никогда бы не отдал добровольно то, что считает своим.

— Я слишком многое ей должен и приму любое ее решение, какое бы оно не было и в пользу кого. — тихо и туманно ответил брат и отвернулся от меня к окну.

За окном стояла уже ночь. Из открытого окна дул теплый летний ветер. Вдалеке были слышны раскаты грома, а на небе вспыхивали поочередно белые молнии. Погода стремительно портилась. Грядущий дождь мог смыть все следы и запахи, в последствии увеличить время, отведенное на поиски девушки. Хоть они и были сильнейшими с Байлоком, но не достаточно для того, чтобы днем ходить в обличие волком. Единственного, чего их сумасшедший отец не смог им дать.

— Что ты сделал ей Байлок? — с угрозой в голосе спросил я брата. От чего он вздрогнул и тяжело вздохнул. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он мне ответит:

— Я убил ее родителей и….брата, — мне показалось или он раскаивается.

— Чтооо? Как ты мог брат, я думал ты не такой, как наш отец. Он был жестоким ублюдком, убившим у нас на глазах родную мать. Как ты мог? Знаешь, я никогда не винил тебя ни в чем, в день нашего побега, я хотел вернуться и забрать тебя, но меня не пустили. Прошло много лет и вот, наконец, достаточно окрепнув для того, чтобы пойти войной на отца, я узнаю, что ты приказал убить всех в замке Уинболд. Это он тебя заставил? — кричал я на него и, сжав его плечо, развернул к себе лицом, — Прошу, скажи мне правду брат?

В его глазах читалась боль и раскаяние, он даже не хотел попытаться оправдываться. И сбросив мою руку со своего плеча, встал с кровати и направился к выходу.

— Я монстр Дар, мне не свойственна жалость и страх. Отец воспитывал меня, как идеального убийцу и он может им гордится. Я во всем преуспел. — горько рассмеялся Байлок и застыл перед дверью. Мой слух уловил, что кто-то шел по коридору и разговаривал на повышенных тонах. Прислушавшись, я и брат уловили часть разговора Кристофера и Анара.

— Нет, ты однозначно на него похож, — убеждал в чем-то Крис брата.

— Я не знал своего отца, и то, что ты мне говоришь не очень похоже на правду. Кто он, а кто я, в конце концов. Дар говорил, что я… — но Анар не успел ответить, так как, открыв дверь в комнату, где был я и Байлок запнулся и пораженно уставился на нас.

Слегка толкнув в спину, замершего на пороге в дверях, Анара, Кристофер вошел следом. Поняв, что перед ним Байлок он вытащил катару из ножен, и заслонил собой Анара. Все это время, как в комнату вошли Кристофер и брат, Байлок не спускал своего пристального взгляда с Анара:

— Это ты, но как ты выжил? — спросил он, и все в комнате скрестили свои взгляды на Анаре, который от растерянности молчал и смотрел на Байлока с удивлением и злобой…

В это же время где-то в лесу

Белый огромный волк пробирался через лес, оставляя за собой ломаные ветки и огромные следы в вязкой от дождя почве. Противный и холодный дождь и ветер, замедляли его передвижение и увеличивали время нахождения его цели. Много лет прошло с тех пор, как он был здесь в последний раз. То время было наполнено, как и счастьем, так и болью. Но не время предаваться воспоминаниям, сейчас ему нужно во, чтобы то не стало найти девушку, пока не случилась беда, и пока о ней не узнал Крас. Старый ублюдок, который погубил его семью много лет назад. Его сыновья близнецы Байлок и Дариан, никогда не получат Серенити.

Лавируя между деревьями и залитыми водой ямами, волк вышел к небольшому рву. В ноздри ударил запах крови и смерти. Приняв свой истинный облик, мужчина пошел на запах к телу, которое лежало неподалеку от края ямы, спрятанное невысокой травой и сорвавшими листьями деревьев от сильного ветра. Дойдя до трупа, он осмотрелся и в ужасе обнаружил на земле, не далеко от тела, вырванный позвоночник взрослого мужчины. Это какой же силой нужно обладать, чтобы сделать такое? Мужчина еще находился в обличии зверя, когда кто-то вырвал ему позвонок, о чем свидетельствовали когти на руках и ногах, и выдвинутая вперед клыкастая челюсть мужчины. На лице умершего застыла гримаса ужаса и боли.

— Да страшная смерть, даже для такого выродка, как этот монстр, — проговорил мужчина себе под нос и достал из кармана куртки детскую маленькую куклу, местами немного разорванную и потрепанную временем. Поднеся куклу к носу и, вдохнув ее запах, мужчина недовольно рыкнул и сжал игрушку в кулаке. То чего он больше всего боялся, случилось, и это значило, что он опоздал. Осмотрев место схватки, он обнаружил путь следов, в какую сторону ушла Серен.

Первая стадию она преодолела и совсем скоро организм будет готов к ….спариванию. Нельзя допустить, чтобы в этот момент ее нашли враги. Мужчина в последний раз бросил взгляд на труп оборотня и двинулся в ту сторону, куда ушла девушка…

Чтобы не случилось…ему нужно ее спасти, …даже если для этого потребуется умереть…и вымаливать у нее прощение…

Глава 11

Анар

Я стоял в комнате снятой мной на постоялом дворе для Рен и не знал, как поступить. Либо бросится и порвать Байлока на куски или же послушать его историю о том, откуда он меня знает. Душой и разумом я готов был защитить Рен, не знаю когда и как это случилось, но эта красивая и бесстрашная девчонка, плотно засела в его сердце, принеся какое-то родное тепло и спокойствие. Он знал ее меньше суток, но уже был готов ради нее на любые подвиги.

— Откуда ты меня знаешь?

— Я убил тебя…точнее думал, что убил… — ответил Байлок, и в его глазах появилась надежда? Но на что?

— Что значит убил? За что? Когда? — я быстро метнулся к нему и схватил его за горло. Мне ужасно хотелось вспороть кожу на его шеи и часами наблюдать, как его черная и гнилая кровь вытекала бы из моих нанесенных ему ран. Видимо, прочитав мои кровожадные порывы на лице, Байлок довольно усмехнулся.

— Храбрый волчок. Весь в сестру, так и жаждет вспороть мне вены и высосать всю кровь.

— Что? Какая сестра? Отвечай демон тебя пожри!! — во мне боролись злость и надежда. А этот монстр все смеялся надо мной, и вся эта ситуация его жутко забавляла.

— Твоя сестра последняя из рода Мандэл, а твой отец король Астрии Эндор I. — огорошил меня Байлок. И от шока я убрал руку с его шеи и отошел на пару шагов. Зацепился ногами за бортик кровать и с размаху плюхнулся на матрац. Байлок прошел мимо меня и встал возле открытого окна, спиной к нам. С улицы доносились раскаты грома, на небе вспыхивали белые молнии, а ветки гнулись от сильного порывистого ветра. Просто прекрасная погода для того, чтобы услышать правду о своем рождении и влиятельных родственниках.

Я был еще совсем крохой, когда в лесу меня нашел Дариан и Рем. Тогда Дару было десять, практически еще ребенок, вынужденный бороться со своим зверем и лишенный материнской любви и ласки. Одинокий волк сумевший обуздать свою животную сущность и жажду людской крови. Сильный и справедливый вожак. Именно он, охотившись в обличии волка, нашел меня в корзине, сплетенной из виноградной лозы, одиноко бьющуюся об берег реки Прис. Наверно я был не нужен своим родителям, и они так решили от меня избавиться. Я часто задавал этот вопрос себе. Чем может помешать маленький комочек жизни, что родные выбрасывают его из своей жизни, как ненужную вещь. Дар и Рем заменили мне отца и брата. Они баловали меня и любили как родного. Когда я достаточно вырос для того чтобы пережить оборот, Дар не покидал моей комнаты, все то время, что я боролся со зверем внутри себя. Долгие ночи боли и стонов, поддержки и сочувствия. Договорившись со зверем и приняв его, как часть себя, я шел на поправку. После, всему, что положено знать оборотню, учил меня Дар. Через смех и слезы я преодолевал, его уроки и с каждым успехом во мне росла уверенность, что так и должно было случиться. Мое место в стае Дара — моего брата и лучшего друга.

А тут СЕСТРА!!! УЖАС я ХОТЕЛ свою сестру!!! Зверь внутри нервно зарычал, и в мою голову полезли интересные мысли. Если я сын короля, тогда отец Рен приходился мне родным дядей, тогда мы двоюродные брат с сестрой. А в связи с укусом Дара в моем организме, осталось лишь малая часть крови Мандэл. Фууух я не извращенец, и хотеть свою сестру не грех. И только стоило об этом подумать, как в мою сторону сразу метнулись две тени и схватили с двух сторон за плечи, одновременно с рычанием, выдохнули мне в лицо:

— Даже и не думая она МОЯ!!!! — выдали два крутых Альфа самца и в шоке уставились друг на друга.

— Уууу ребят, как у вас все запууущено, — оскалился я, за что и получил два увесистых подзатыльника…

— У…звееери больно же, — возмутился я и стал растирать место удара.

— Заслужил брат и не чего думать о всяких не пристойностях, — ухмыльнулся Дар и как в детстве потрепал меня по волосам на макушке.

— Брат значит. Ну добро пожаловать в семью, братиииишка, — оскалился Байлок в ответ, и разведя свои руки в стороны, этот козел, заключил меня в свои братские объятья…Фуу Нет пожалуй я его точно убью… А если нет то хотя бы покусаю…

***
Серенити

С каждым шагом мне казалось, что этот проклятый лес не закончится и вода, которая лилась сверху, никогда не остановится. Единственное приятное дополнение к нечеловеческой силе, что сейчас бушевала в моей груди было то, что я не чувствовала холода, вообще. Только было противно и не комфортно от облипшей мое тело мокрой одежды и хлюпающей в дорогих сапогах воде. Я наверно еще бы долго плутала по лесу, пока мое внимание не привлек огонек, мигающий между деревьями, в пару километров слева от меня. Он словно маяк в темноте направлял заблудившегося путника к теплу и свету. Недолго думая, я решила направиться туда.

Спустя немного времени я вышла на небольшую поляну. В пару сотен метров от меня располагался старый заброшенный замок, кажется, это был Рохуш. По крайней мере, мне так казалось раньше, пока я не заметила свет в окне одной из пяти башен. Кто здесь живет? И стоит ли здесь оставаться? Честно сил оставалось мало, ужасно хотелось, есть и спать. Большая усталость, стресс и голод, достаточный аргумент, чтобы пошатнуть здоровье и нервы. С выходом на открытую поляну ветер с двойной силой ударил мне в спину, будто подталкивал к действиям, что делать дальше и куда направиться. Тяжело вздохнув и смахнув в очередной раз мокрые волосы с лица пошла к каменной арке ворот, надеясь, что не ввяжусь в очередную драку, а смогу найти временный кров для того, чтобы набраться сил и разобраться, что делать и как жить дальше.

Я уже почти дошла до ворот, когда мое тело резко скрутило, но не от боли. Мурашками покрылась вся кожа, а внизу живота разгорелся настоящий пожар, от чего я быстро задышала и застонала.

— Боже, ну что еще на этот раз? — зарычала я, подняв голову к ночному небу, — Сколько мне еще ты пошлешь испытаний. Разве мало того, что я осталась одна? Я даже не смогла отомстить достойно в память о матери и отце. Не смогла убить убийцу своих родных. Столько лет потрачено зря. За что? — кричала я и упала на колени. Ударив кулаками об мокрую траву я снова застонала. Тело выгнулось, а мокрая одежда стала раздражать и мешать. В голове вспыхнули образы Байлока и Дариона. Зверь внутри довольно заурчал и облизнулся. Я чувствовала, что самка внутри меня хочет именно этих самцов. Сильных, идеальных, сексуальных. Может я и была девственницей, но знала, что происходит в постели у мужчины с женщиной. Не один раз наблюдала за этим процессом в Академии, куда часто приводили мужчины очередную пассию в свои покои, дабы развлечься и выпустить пар.

Жар теперь распространялся по всему телу. Губы зудели, как при обветривании, соски терлись об рубашку, грозясь порвать ткань, пульсация внизу живота, не давала даже лишний раз шевельнуться. Судорожно вдыхала воздух, пытаясь успокоиться и побороть этот жар. Дождь все лил и не прекращался. Ничто не помогало успокоить свою сущность и остановить это безумие. Из горла вырвался полу стон- полу вой, раненного животного. Самка звала самцов …и они услышали ее зов…

Я уже плохо понимала сон или явь, когда услышала, как передо мной открылись ворота и из темного проема вышел высокий мужчина в черном плаще. Но больше всего меня поразила не маска на его лице, а взгляд и голос незнакомца, знакомый голос:

— Патрисс? — взволнованно спросил он и быстро, подбежав ко мне, больно схватил за плечи, дернув на себя.

— Нет, — зарычала в ответ и попыталась отстраниться от его шумно вздымающейся груди.

— Если ты не Патрисс, то кто? — зло задышал мужчина мне в лицо.

— Ее дочь..- зверь почувствовал угрозу в лице этого мужчины и, отрастив на пальцах когти, я вогнала их ему в грудь. Незнакомец болезненно вздрогнул и ошарашено уставился на меня. Уличив момент, я оттолкнула его от себя, забросив тело с огромной силы в проем ворот, из которых он вышел. Его тело протаранило каменный столб, оставив длинный углубленный след на влажной земле. Мужчина попытался встать.

«Оборотень», — мелькнуло в голове и я, снова выгнувшись, зарычала.

По телу пошла судорога, а тело начало трансформироваться. Кости ломались и сразу же срастались, так как нужно было зверю, который пытался вырваться на свободу, после долгой спячки. Одежда трещала по швам, а на замену ей на поверхность кожи выступила длинная шерсть шоколадно цвета с рыжим отливом. Было ужасно больно, до того момента, как вдруг вся боль резко ушла и на душе пришел покой. Открыв глаза, я увидела полной восхищения и надежды взгляд мужчины. Он сидел на мокрой земле и во все глаза смотрел на меня.

— Не. Может. Быть. Но как? — тут его взгляд пожелтел, и в них вспыхнула похоть. Он резко встал на ноги и выпрямился. Затылок что-то сдавило, а в висках застучала кровь.

«Подойди ко мне. Я Альфа. И я приказываю тебе подчиниться.» — разнеслось у меня в голове.

«Что? Альфа? Подчиниться?»- и я мысленно зло рассмеялась. Ударив лапой об землю, я ударила силой мысли в ответ. Он вздрогнул, и давление с головы пропало. Давила на его волю и медленно подходила к нему.

«А он крепкий орешек», — оскалилась я и снова «ударила», он тихо застонал. Хотела поставить его на колени, зверь требовал наказать и подчинить своей воли. Не знаю, чем бы закончилось это противостояние, если бы меня не отвлекло чье-то присутствие за спиной. Их было много, и они двигались со стороны леса к замку. Я была в ловушке…

Единственным выходом из ситуации было подавить авторитет Альфы этой стаи. Возможно, я бы смогла бы это сделать, не будь сейчас такой голодной и уставшей от постоянных ломок организма. Зверь внутри нервно дергался из угла в угол, но самое удивительное то, что он признал меня главной и полностью мне подчинился. Я чувствовала, что я не готова к тому, чтобы стать Альфой этой стаи. И я решила довериться зверю и бежать. Единственное о чем попросила его так это не бросать мое оружие, которое лежало между мной и мужчиной в маске. Зверь взял контроль над телом, и обманчиво, склонив голову к земле, стал продвигаться к Альфе мелкими шагами. Нутром почувствовала одобрение и ликование мужчины, следом за этими эмоциями тело сотрясло от дикого желания самца обладать мною. Зверь злобно ощетинился в ответ и выпустил когти. Практически уткнулась ему носом поверх груди и подняла голову, чтобы взглянуть ему в глаза. Это было моей ошибкой, на меня смотрели глаза Байлока полные страстью и безумия. По телу прошла судорога, а внизу живота снова начал разгораться пожар. Мужчина втянул в себя воздух и судорожно задышал, облизнув при этом свои красивые полные губы.

— Ты потрясающе пахнешь. Сильная и возбужденная. Ты сводишь с ума. Ты будешь только моей, дочь Патриссии, женщины которую я искренни когда-то любил. — шептал он мне на ухо при этом лаская мою шею, запуская в нее свои пальцы.

«— Кто ты?»- спросила мысленно, млея от его ласки.

— Твоя пара детка, пошли домой. Ты устала и голодна, — и это было сказано так, как будто речь шла совсем не о еде.

«— Почему ты в маске? И что значит пара?»

— В маске потому, что не хотел, чтобы обо мне узнали враги. А пара — это единственный для тебя. Друг, муж, любовник. Я буду для тебя всем, как и ты для меня. Вместе мы будем править этим миром и никто нас не сможет победить. — с безумным блеском в глазах ведал мне этот незнакомый мужчина.

Он так был похож на Байлока и Дариана. В фигуре, улыбке, глазах. И этот голос, который проникал под кожу и вызывал практически болезненные спазмы в низу живота. Но что-то здесь меня настораживало, как и зверя. Его запах. Он нам не нравился. Злой, властный, жестокий и пропитанный кровью. Человеческой кровью. Ее было очень много, да к тому же запах смерти на руках. Это могло значить только то, что совсем недавно он кого-то убил и это был человек. Женщина.

«Сними маску»- зарычала я ему в лицо.

— После того, как ты войдешь в замок, — властно и недовольно ответил он, почувствовав смену в моем настроении.

«Никуда я не пойду, пока не увижу твоего лица» — дерзко ответила я и отступила немного назад.

Мужчина молчал и думал над моим предложением. Я видела, как ему не нравиться, что я приказываю, не подчиняясь его воле.

— Хорошо, — рыкнул он и, сбросив капюшон плаща с головы, сорвал маску с лица…

От увиденного я чуть не села на хвост. Он был точная копия Байлока, но более зрелая и властная. Только сейчас я поняла, сравнив их обоих, что Байлок был еще далеко не таким монстром, как тот, что сейчас стоял перед ней. От Байлока не несло смертью и кровью, хотя было очень странно почему? От него пахло силой и спокойствием. Было очень волнительно, находится в его руках, чувствовать его губы на лице, пальцы в волосах и на коже. От этих воспоминаний дрожь прошла по коже, вздыбив шерсть и оставив после себя теплое пятно, медленно расползающееся в области груди. Сейчас находясь в гармонии со зверем было проще свыкнуться с мыслью, что Байлок мне стал симпатичен как мужчина.

Дар был другим, но и он разжигал во мне не меньший интерес, чем Бай. Внешне они были практически, похоже, не считая цвет глаз. У Байлока они были насыщенно зелеными, тогда как у Дариана небесно голубыми.

А нет…еще их отличало друг от друга….пожалуй, поцелуй…

У Дара он был терпкий и насыщенный, как забродившее дорогое вино, со вкусом пряностей и дурмана. После него в голове творился просто настоящий хаос, а в душе зарождался первобытный голод, который смог бы утолить только он и его губы.

Бай… Мне понравилось, как зверь сократил имя мужчины, всплывшее у меня в голове. Смакуя его на языке, я вспоминала его поцелуй… Нежный и ласковый, холодный и обжигающий, он был похож на танец воды и огня. В вечном противостоянии, в борьбе за первенство. Если я была огнем, то Бай был водой. То бушующий, как строптивое море в шторм, то спокойный, как зеркальная гладь штиля. Он словно вносил покой в мою душу, обволакивая спокойствием и даря защиту, от холода и зла.

Такие похожие и такие разные…Зверь тоскливо тихо завыл, а душа всхлипнула от одиночества…

— Настолько хорош, что ты даже не смотришь на меня, маааленькая волчица, — неожиданно возле самого уха разнесся горячий шепот. И когда он только успел к нам подойти незамеченным. Видимо я очень глубоко ушла в свои мысли, раз этого не заметила. Запах крови снова ударил по обаянию, отчего меня передернуло, и я зарычала в довольно улыбающееся лицо мужчины.

— Ну ну моя хорошая, ты устала. Тебе стоит поесть и отдохнуть. Позволь пригласить тебя в свой замок, как гостью.

«А та, что ты убил, совсем недавно, тоже была гостьей? Она хоть успела поесть и отдохнуть, прежде чем ты ее убил?» — задала вопрос и в ярости, стала наступать на него, отчего он сделал пару шагов назад и уткнулся спиной в каменный столб ворот, который остался цел. Пока цел…мысленно оскалился зверь.

— Она была обычной шлюхой, не достойной твоего внимания. — недовольно ответил он, сжимая кулаки.

— Перед тем, как умереть она успела доставить мне удовольствие и кончить сама, — похабно усмехнулся он, облизав слои пересохшие губы. — Так, что можно сказать, что она умерла от наслаждения.

Мне вот интересно он думал, что я буду в восторге от его ответа и грязных подробностей. Но скажу честно, от слова «кончить», у меня сжалась матка и я внутренне застонала. Я сейчас как никогда поняла, что мне срочно нужен мужчина, а лучше два…Не знаю, что он прочитал в моем взгляде, но сейчас у меня на глазах он стал перекидываться в волка…

Мне стало страшно. очень..

«Похоже, сейчас сбудутся все твои мечты, Рен»- злорадно хохотало либидо и билось в экстазе от предвкушения…

Глава 12

Байлок

— Ты слышишь это? — с волнением в голосе и в полной растерянности, спросил я Дара.

На лице Дара было такое же глупое выражение лица, наверно, как и у меня сейчас, полное неверия и радости. Малышка Рен звала нас, осознанно или нет, это было не важно.

ОНА ЗВАЛА!!!

Зверь тянулся к ней, как к источнику света. Желание и боль скрутило внизу живота, вызвав легкое головокружение и тошноту. Дар судорожно втянул в себя воздух и с силой сжал кулаки, сжимая до тех пор, пока из щелей между пальцами не выступила и не потекла на деревянный пол кровь. Все это время Кристофер и Анар смотрели на нас непонимающим взглядом и не знали, что предпринять. Желание снова пронеслось по венам, заставив упасть на пол от боли. Два самых сильных Альфы стояли друг напротив друга на коленях, и смотрели друг другу в глаза, не в состоянии понять, что им делать.

— Да, — еле слышно ответил Дар, — Что нам делать и что, черт возьми, происходит? — зло прорычал брат и схватился за голову. По телу прошла судорога. Зверь пытался подчинить себе мое тело и разум, он хотел направиться к самке, которая сейчас звала его утолить жажду тела.

— Рен ее самка, она зовет нас. У нее началась вторая стадия, после которой она сможет понести от нас щенков. — сказав это я застонал от одной только мысли, что у меня могут быть дети, а еще больше меня возбудил сам процесс, с помощью которого они появляются. Боги, боги… дайте сил не свихнуться от возбуждения…

— Уууу ребят, если сейчас проанализировать ваше возбуждение, которое буквально сносит одним только запахом, я бы поставил вам твердую…. десяточку… — с умным видом вещал Анар, пытаясь скрыть злорадный смех.

— Заткнись… — зарычали мы оба на него с Даром, и попытались встать вместе, чтобы выбить из брата Рен все его ребячество и веселье.

— Блииин это получается, что я ей не интересен, вот же…волки белые. И почему всегда все достается вам, а не красивому, обаятельному, сильному и ужасно сексуальному… — но он не успел договорить, так как Дар дотянувшийся до его ноги, с силой сдернул его на пол, к нам поближе.

— Упс, — только и успел сказать Ан, когда на его шеи сомкнулись наши руки.

— Можно я его убью…пожалуйста, — умолял меня Дар, — Сил моих больше нет, а Рен скажем, что он решил попытать свое счастье в объятьях мужчины, так сказать привнести в свою жизнь разнообразия? А что, чем черт не шутит? — лицо брата было серьезно, тогда, как в глазах был смех.

— Ну не знаю, давай дадим ему шанс. Было бы не хорошо лишать парня такого удовольствия, а вдруг ему понравится и он решит от нас уйти, ну не знаю допустим в храм там какой. мужской. — решил я поддержать игру брата, давясь смехом.

— Эээй. Какой мужчина? Какой храм мужской? Вы че волки совсем озверели. Не смейте меня порочить перед сестрой. Она у меня одна… — возмущался Ан, пытаясь высвободиться из наших рук.

Нас с Даром снова скрутило, но сейчас это было не возбуждение, а страх…

ЕЕ страх.

Мы резко выпустили Анара из рук и, подняв головы к потолку завыли. Что-то или кто-то ее напугал, и она сейчас была совсем одна, где-то в лесу за сотни километров от них…

— Ребят, вы чего, я же пошутил, не надо так нервничать..- стал оправдываться Ан, больно приложившись спиной к стене.

— Прости брат. Это Рен. Ей страшно. Мы срочно должны ее найти и помочь. — сказал Дар и вскочив с пола, выскочил за дверь со словами, — Я сейчас, — скрылся из виду.

Все это время Крис молчал, но поняв, что Рен в беде подскочил ко мне и, схватив меня за грудки, прошептал:

— Спаси ее. Ты ведь не монстр, я знаю. Ты не ОН. Она мне как дочь, верни мне ее…прошу — со страхом и волнением он тряс меня за рубашку, грозясь ее порвать. Слегка сжав его руки и снимая их с своей груди я ответил:

— Не волнуйся, меня ни что и ни кто не остановит. Где бы она не была, я найду ее и приведу туда, куда она сама захочет. Спасибо…за то, что веришь в меня. Ты прав я не ОН. Хоть и на моих руках много крови, а за душой много смертей… — с благодарностью посмотрел в глаза Криса и краем глаза заметил, как в комнату вернулся Дар с вещами и оружием, отдавая приказ Анару, чтобы он забрал их вещи и следовал за нами…

— Нам пора, — коротко ответил я и выпрыгнул в окно, в полете перекинувшись в волка. Я бежал на ее зов, дождь сильно смешал запахи и следы. Но на это я не обращал внимания, меня вело сердце и только ему, я и зверь полностью доверяли. Через пару десятков километров со мной поравнялся белый волк, это был Дар. Как же было хорошо осознавать то, что мы с братом снова вместе. Без упреков, без лжи…… без НЕГО. Свободные и кажется даже влюбленные….. в одну и туже девушку.

Неожиданно к чувству ЕЕ страха, добавился запах крови и смерти…Боже малышка, держись, мы скоро будем рядом, только держись…

Дар тоже почувствовал это, и мы побежали так быстро, как никогда в жизни…

***
Серенити

Кровь…и снова кровь. Она была повсюду, ее было так много, что меня стало тошнить одновременно и от голода и от отвращения.

С того момента, как белый волк отдал приказ меня схватить, прошло пол луны (пол часа прим. автора). Поняв, что, не имея никакого опыта в зверином обличии ведения боя, мне пришлось вернуть себе человеческую внешность, пристав перед большим количеством оборотней абсолютно голой. От увиденного зрелища замерли все волки, а в ноздри ударил запах похоти и жажда обладания женским телом.

О боги!!!! Только массового изнасилования мне еще не хватало…

Но самое главное моей ошибкой было то, что пока я просчитывала варианты боя и выбора оружия, вожак волков оказался у меня за спиной, и только, когда огромная лапа обхватила меня за талию, а другая сжала правую грудь, я задрожала от страха. Мягкая, как бархат шерсть, щекотала мне спину и ягодицы, посылая в живот мягкие толчки удовольствия. В висок уткнулась морда оборотня, опаляя горячим воздухом, принося легкую дрожь. Лапа, которая сжимала грудь, стала медленно опускаться вниз, слегка царапая когтями ложбинку между полными грудами. Пройдясь по мышечным складочкам живота пальцами, они замерли на самом сокровенном и сейчас очень влажном месте. Волк прижал меня к себе вплотную, давая спиной ощутить всю силу своих намерений. Я нервно дернулась, пытаясь высвободиться из его сильных лап, но мне не дали. Почувствовав его не довольство и ярость, я ощутила на шеи, как в меня входят его клыки, а по ключице вниз бежит кровь…

Боль снова скрутило мое тело, и выгнуло тело дугой…Не знаю, что он хотел этим добиться, но он добился только того, что разбудил во мне зверя…

По поляне разнесся рык разъяренного, дико злого и голодного волка…Со всей силы на какую была способна я разжала на себе лапы ошарашенного волка и схватив его за массивную лапу, швырнула через свою голову вперед в своих же волков. Пролетев над головами своих верно подданных, и протаранив высокие кусты дикой розы, он сильно приложился об высокое дерево, которое содрогнулось от силы удара и тяжелого тела оборотня. Ночные звери, что спали в норах под деревом и в кронах, в страхе разбежались по лесу, а птицы черным испуганным облаком взметнулись в ночное небо, под громкие крики. Лес ожил и загудел.

Пока волки в шоке обозревали эту картину, мне хватило времени, чтобы накинуть свой единственно уцелевший из одежды плащ и защелкнуть на бедрах и запястьях кинжалы и наручи. Пристегнула кнут, завела арбалет. После чего, закрепив его у себя за спиной на специальном креплении, что было вшито в остов плаща. Стянула волосы кожаным шнурком, что выдернула из порванных сапог. Подхватила с земли катару и, заведя ее за спину, лезвием вверх, при этом стоя на одном колене, я подняла голову и посмотрела на волков. Прочитав в моем взгляде вызов, они стаей ринулись на меня…

Первым двоим, я снесла голову. Мне было очень тяжело убивать их, зная, что под шерстью находился не только зверь, но и человек, который мог бы жить и любить, иметь семью и друзей. Но зверь словно знал, кого убить, а кого оставить в живых, но достаточно раненным, чтобы пока быть временно недееспособным, давая возможность передохнуть и собраться с силами.

Их было больше тридцати, для не инициированного бойца это было очень много. Шестерых я ранила стрелами с серебреными наконечниками, временно выведя их из строя. Они шли в первой волне, больше испуганные, чем жаждущие моей крови, вынужденные подчиниться приказу Альфы. Сдернув с пояса кнут и взметнув его в воздухе, я стеганула им самого юркого из них по крупу, который так и норовил порвать мне уцелевший плащ. Видимо мое обнаженное тело очень пришлось ему по вкусу, и он желал еще раз на него взглянуть. Волк визгнул и отбежал от меня на пару шагов, пытаясь, напасть со спины. Почувствовав спиной его прыжок, сделала сальто назад, тем самым перевернувшись в воздухе, запрыгнула ему на спину, зажала в кулак его шерсть на загривке, от чего тот недовольно зарычал, а после жалобно заскулил, поняв, что его никто не собирается отпускать. Использовав волка, как ездовую лошадь, «скача» по всей поляне, я несла смерть…

Все было в крови, руки, одежда, волк подо мной…После очередного удара выдвижного ножа наручи из проткнувшего глотку волка, мне на губы попала горячая кровь оборотня… Мир наполнился красками и звуками, спирая дыхание и разнося дрожь по всему телу…Я почувствовала, как мое тело наполняется силой, а внутренний зверь испытывает не бывалое наслаждение.

Ещееее. хочу ещееее…

Мне хотелось вновь почувствовать это… утолить голод, дикую жажду. Оборотни, почувствовав во мне перемену, в страхе замерли на поляне. Мой фанатический блеск, который отражался в глазах, словно свеча, мог освещать путь в ночи, блуждал по поляне в поисках жертвы. Волки дрогнули и стали отступать, поджав хвосты и уши. Мне и моему зверю не понравилось, что желаемая добыча уходит от нас и, спрыгнув с почти обессиленного волка, воткнула катару в землю, при этом хищно улыбаясь волкам. Наверно у меня была настолько жуткая и страшная улыбка, что первый пять оборотней, которые стояли ближе всего ко мне, нервно дернулись и в страхе ринулись в лес.

— Куда же вы. слааадкие- мягко проговорила я не своим голосом, — я только начала входить во вкуууусс, — и облизнув кровавые губы я довольно оскалилась. Почувствовав едва ощутимый укол в шею, резко обернулась.

— Как ты… — едва смогла успеть произнести, когда увидела перед собой обнаженного мужчину в ссадинах и рваных ранах по всей груди. В его руке была зажата игла, с кончика которой капала какая- то желтая жидкость. Я узнала в нем белого волка, который успел меня укусить и сильно удивить. Как он мог подкрасться, что я его даже не учуяла? Как? В голове начал образовываться легкий туман, тело с каждой секундой наполнялось тяжестью.

Страх и ужас сковал мое сердце, как тиски, лишая надежды на спасение…

— Альфа сюда движется три сильных оборотня. Два по запаху похоже на ваш, но есть и третий которого я не знаю. И он больше всего вызывает во мне страх. Надо покинуть поляну немедленно, если мы не хотим встретиться с ними лично — разнеслось сбоку от меня человеческий голос. Дариан и Байлок. Это точно были они, я чувствовала и рыдала в душе. Лучше они, чем этот оборотень, который нес страх и смерть. Но кто же третий? Кто он? На этот вопрос мой зверь не знал ответа.

— Значит мои сыновья тоже почувствовали самку…Очень интересно…Уходим в подземелье. Там они нас не найдут, пока я буду оприходовать нашу невинную самочку, — мужчина довольно оскалился и подхватив меня на руки, тесно прижал к своей груди. Тело словно окаменело, а разум был готов в любой момент погрузиться в темноту. Через обрывки сознания до меня доносились разговоры мужчин. Шум листвы на ветру, лязг цепей и скрип металлических дверей, цокот когтей по каменным полам и запах крови, разложившихся тел, крики и плач перепуганных женщин…

И уже позже, перед тем, как мое сознание почти померкло, до ушей донеслись стоны женщин и мужчин, который словно дикие звери в период течки, как обезумевшие совокуплялись друг с другом, разнося по воздуху запахи женских соков и мужского семени…

***
Дариан

К тому моменту, когда мы выскочили на поляну, Рен уже нигде не было видно. Мы так устали, что не сразу заметили, что на поляне среди высокой травы, лежали мертвые тела десятков мужчин. В радиусе сотен метров была смята трава, на которой в свете луны, как алмазы при свете солнца, мерцала кровь. Мужчины были очень молоды, совсем щенки, о чем говорила едва пробившаяся на скулах щетина. На их лицах застыл ужас, словно перед самой их смертью они увидели самого дьявола. Следы схватки были свежими, о чем свидетельствовали еще не затянувшиеся раны на телах убитых.

— Это Рен, смотри, — разнеслись у меня за спиной слова брата, на что я резко обернулся. В руках он сжимал стрелу-болт, которая принадлежала Рен. С нее капала кровь, и с каждой падающей каплей на землю, меня обуревал страх за девушку.

— Все убитые были оборотнями. Одиннадцать трупов, оставшиеся раненные, ушли в противоположную сторону, откуда пришли мы. Она убивала их выборочно. От этого… — Байлок кивнул на труп мужчины, который лежал лицом вниз, в пару шагов от меня, — просто смердит сношениями и смертью. Он был жестоким убийцей, на его руках смерть десяток женщин и детей. Вот тот… — он кивнул в противоположную сторону от себя, — любитель молодых девочек, он любил, когда они в страхе рыдали и просили их не трогать. Другие любили насиловать и ломать силу духа. При всем этом, эти жертвы не обязательно были молодыми девушками и зрелыми женщинами, а совсем юными мальчиками и сильными мужчинами. Убийцы, насильники и моральные уроды, — выругался и зло, сплюнув на землю, Байлок повернулся ко мне спиной.

— Знаешь…,- начал он, — после того как ты ушел, отец впал в ярость и избил меня, а со следующего же дня, начался мой ад. Каждый день он приводил меня к себе в лабораторию и на моих же глазах подвергал пыткам животных и людей. Он хотел, чтобы во мне умерло сострадание, чтобы я стал бесчувственным ублюдком, таким же, как и он. На моих глазах умирали взрослые и дети Дар, а я не в силах был им помочь. После того, как мне исполнилось пятнадцать и мое тело покрылось грудой мышц от постоянных тренировок, отец разбудил меня как-то утром на рассвете и вручил свой нож. Я спросил у него, что мне с ним нужно сделать. На что он мне ответил, «Одевайся и спускайся в подвал, ты все увидишь сам». Еще тогда я заподозрил, что настало время доказать отцу, что его сын чего то стоит. Тогда я уже был холоден ко всему, что меня окружало. Мне пришлось смириться с жестокостью, насилием и убийствами… — Байлок замолчал, как будто переведя дух, перед следующим своим признанием. Я чувствовал его боль и злость на отца. Мне снова стало тяжело, что я не смог ему помочь, по сути, я его бросил одного, выживать под одной крышей с нашим безумным отцом. — Ей было четырнадцать, она была еще совсем ребенком, когда отец притащил ее и заковал в цепи, на том же самом месте, где убил нашу мать. Она была симпатичной девочкой, с золотистыми длинными волосами и карими глазами, в которых застыл страх и обреченность. Увидев меня, в ее глазах мелькнула надежда, что я каким-то волшебным образом смогу остановить своего безумного отца и спасти ее от всего ужаса, что последует немного позже… Признаюсь, когда я ее насиловал, моя душа рыдала от боли и ужаса… А в момент, когда я вогнал ей нож в сердце по самую рукоятку…мое сердце… умерло…С тех пор я стал тем самым монстром, о котором мечтал и грезил отец. Безжалостной тварью, кровожадным зверем и идеальным убийцей. Мне пришлось стать таким, чтобы выжить, радом с НИМ, не сойти с ума, от всего этого ужаса, крови и криков невинных…Его убили, а я так и не смог отучиться от привычки убивать, ради того, чтобы выжить. Мне не для кого было жить, пока…я не встретил Рен. — брат замолчал, а я не знал, как мне поступить. Моя душа плакала вместе с ним, переживала заново всю его боли и одиночество. Мне хотелось его обнять и забрать хотя бы часть той боли, что съедала все эти годы его душу.

— Прости меня… — подойдя к нему, положил свою руку ему на плечо, — Прости, что ушел без тебя, прости, что не смог спасти, прости, что поверил в твою жестокость. Я пытался вернуться, но мне не позволили. Я был слишком мал, чтобы противостоять отцу и его шавкам. Все эти годы меня тренировал Рем, закаляя во мне дух воина, а по ночам я обуздывал своего внутреннего зверя, пытаясь подружиться и взять над ним лидерство. Тогда я впервые обратил Рема и так боялся, что у меня ничего не получится, и он умрет. Сидел рядом с ним у кровати три ночи, пытаясь хоть чем-то помочь и успокоить. Но все слава богам обошлось, он выкарабкался, а потом стал отыгрываться на мне за все пережитые им муки уже на тренировках со мной. — вспоминая все это я грустно усмехнулся, — Мне было десять, когда я нашел Анара. Я охотился ночью в лесу, когда услышал детский плач. Идя на звук и выйдя к реке Прис, увидел в свете полной луны, как маленькая одинокая корзинка, сплетенная из лозы винограда, билась об каменистый берег реки. Я пришел в ярость на тех людей, что смогли так поступить с маленьким ребенком, которого словно новорожденного щенка бросили на произвол судьбы. Ребенок, увидев меня, перестал плакать, а потом улыбнулся. Такой теплой и совершенно чистой ангельской улыбкой, что мое сердце сразу же впустило его в себя, навечно и без возражений. Я дал ему имя Анарий, но всегда зову его Анар или Ан. Он добрый и веселый мальчик, но иногда мне хочется его просто придушить или набить морду. Его острый язык всегда находит приключения на его задницу, — сказав это, услышал, как брат весело рассмеялся и немного расслабился.

— Я уже шел за тобой, когда мне донесли, что по твоему приказу был уничтожен замок Уинболд и были убиты все его жители… — я замолчал и посмотрел на луну. Сегодня она была полной, и ее лунный свет, очень хорошо освещал поляну и опушку леса. Дождь наконец-то перестал идти, а ветер немного успокоился, унося за собой на север дождливые темные тучи.

— Это был мой последний приказ, перед тем, как нашего отца убил король Ланий II.- почти шепотом сказал Байлок и сжал кулаки. — Я убил ЕЕ мать, отца, друзей… Она никогда не сможет простить меня…за мной тянется слишком длинный кровавый след, чтобы попытаться его стереть, при этом, снова не запачкаться в крови…Я убивал, насиловал, рушил жизни…Я мразь, подонок, животное… — кричал брат, схватившись за голову.

— Браво!!! — раздался у меня за спиной мужской голос в сопровождении аплодисментов. — Какое раскаяние, какие страсти. А я уж думал, что ты такой же бессердечный монстр, как и твой отец. Приятно удивлен.

Я и Байлок одновременно обернулись и увидели просто огромного мужчину завернутого в черный плащ. Он был выше нас на целую голову, хотя мы были самыми крупными представителями из своих кланов. Его грудь была увенчана ремнями с маленькими серебряными кинжалами, а на бедрах висели катары с золотыми наручами. Руки были в черных кожаных перчатках, которые сейчас лежали скрещенными на его широкой груди. Вся его поза выражала расслабленность и вызов. От него веяло силой, которая была в разы больше чем у нас вместе взятых.

— Кто ты? — настороженно спросил брат и поравнялся со мной, плечом к плечу.

Мужчина довольно оскалился и проговорил:

— Маленькие щенки, не проявляющие должного уважения к сильнейшему из своего рода и не знающие своих корней. Слепые юнцы… — тут наше терпение лопнуло, и мы с Байлоком кинулись на него одновременно с двух сторон.

Но подскочив к нему на расстоянии вытянутой руки, были вздернуты с братом за горло и подняты с земли. Я был ошарашен такой мощью и силой, так же как и брат. Мужчина с легкостью встряхнул нас за грудки и отбросил в сторону. Мы тут же снова подскочили и оскалились, никто из нас не хотел так просто сдаваться…

— Ууу какие страшные, уже боюсь, — издевался этот великан, но в один миг его лицо стало серьезным и больше не выражало никакого злорадства. — Ладно, у меня нет времени с вами выяснять кто больше и круче. Мне нужно спасти Серенити. Между прочем от вашего же отца.

После того, как он это произнес, мое сердце остановилось. Вот откуда этот знакомый запах, что был мной учуян на поляне. Страх сковал мое сердце и душу.

Боги!!! Она с НИМ, с этим исчадием ада, который не знает ни сострадания, ни жалости. Я посмотрел на Байлока и чуть не дернулся в сторону, как будто увидел вставшего из могилы мертвеца. Он был страшно бледен, его всего трясло от ужаса и ярости. Он смотрел прямо перед собой, сжимая кулаки так, что побелели и захрустели пальцы.

— Кто ты? — безжизненно и тихо спросил брат у незнакомца.

— Я ее отец, — ответил незнакомец с усмешкой на губах. Брат замер и посмотрел в глаза мужчине:

— Но я ведь убил тебя, как ты выжил?

— Ты убил того, кто ее воспитал, но я ее зачал. Это моя кровная дочь и последняя из рода Лугару, ходящих в звере при свете солнца…

Глава 13

Серенити

Не знаю, сколько я проспала, но проснулась от того, что кто-то касался пальцами моей щеки. Нежно, слегка надавливая, круговыми движениями спускаясь вниз, обводя по контуру мои пересохшие и потрескавшиеся губы. Я старалась, дышать тихо и ровно, дабы не выдать того, что проснулась. Незнакомец наклонился к моему лицу очень близко, буквально касаясь своими губами моих губ, обдав свежим морозным дыханием с нотками леса и мускуса. В голове метались мысли, что мне делать. Позволить ему то, что он задумал или открыть глаза и тем самым выдать свое пробуждение. Мужчина прерывисто выдохнул мне в губы и провел по ним своим горячим и влажным языков. Провел мучительно медленно по верхней губе, затем по нижней, смазывая слюной все мои трещины. Еще с Академии по анатомии оборотней, нам рассказывали, что слюна имеет очень хорошее заживляющее средство, и поэтому оборотни часто вылизывали свои раны, полученные при боях внутри стаи и на поле боя с охотниками.

Мужчина действительно проявлял заботу или хотел, чтобы я думала именно так?

Стоило мне только подумать об этом, как его язык прошелся по скуле, вниз по ключице, медленно спускаясь к моей нагой груди, которая была прикрыта шкурой, судя по запаху медведя. Легкая дрожь прошлась вниз по спине, оставляя томление в животе и груди. Я настолько погрузилась в ощущения, что не заметила, как с меня сдернули шкуру и горячим и влажным ртом, втянули набухшую от желания горошину соска.

— Ааах, — больше я не могла притворяться, что сплю. Тело скрутило от желания и боли. Зверь нервно откликнулся и выпустил когти на пальцах рук, которыми я уже вовсю оглаживала мощную и твердую спину мужчины. Пока мою грудь покрывали грубыми и нежными ласками, я не глубоко, но ощутимо процарапала когтями его спину от талии до лопаток, вынуждая мужчину болезненно застонать, испытывая желание и боль одновременно. Большие и сильные руки обвели мою грудь по кругу, слегка сдавив, опустились вниз, минуя талию и остановившись на бедрах, раздвинули мои ноги в стороны. Все это время я не открывала глаза, наслаждаясь нежностью и лаской незнакомца. Его запах был мне знаком, но так не хотелось думать сейчас об этом, когда твое тело скручивает и ломает от желания.

Неожиданно для меня, внутренней стороны бедра, коснулся легкий горячий ветерок, а спустя лишь мгновение по коже прошелся шершавый горячий язык. Это было так сладко и приятно, что я тихо застонала. На интуитивном уровне почувствовала, как мужчина довольно улыбается и урчит от наслаждения. Его язык все ближе приближается к центру всей моей женственности, оставляя за собой влажный след, вверх по бедру, который разжигает в моей крови пожар и звериный голод. Я судорожно втягиваю в себя воздух, когда он проникает вглубь моей горячей и влажной плоти языком, вылизывая меня круговыми движениями по часовой стрелке, как самое вкусное лакомство.

— Слааадкая, какая же ты сладкая девочка. Хочу тебя. Я больше не могу ждать, — шепчет мужчина, и я узнаю этот голос и вспоминаю этот запах.

Запах крови и смерти, сносит мне голову, и мое тело дергается в сторону, сталкивая мужчину на пол вместе со мной. Встав на четвереньки, я осматриваюсь в поисках выхода. Словно прочитав мои мысли, мужчина хватает меня сзади, сжимая мои руки по бокам. Я бедрами ощущаю всю силу его желания, и мне становится страшно. Он целует мне шею и плечо, а меня уже трясет от страха и злости.

— Ты не получишь меня, — зло шепчу я ему. Виска касается его губы, которые складываются в самодовольную улыбку.

— Ты так в этом уверена, моя девочка?

— Да, — твердо и уверенно отвечаю я.

— Люблю, когда мне бросают вызов, особенно такая горячая и желанная самочка, как ты. Давай проверим, сколько пройдет времени, как ты сама приползешь ко мне на коленях, прося тебя трахнуть? — и не дав мне ответить, как он вогнал в мою шею длинную и острую иглу.

Мир наполнился красками и лавиной обрушился мне на голову, унося страх и зарождая во мне инстинкты, которые все это время спали где-то глубоко внутри…

Сейчас из глубин души высвобождалась голодная и первобытная тварь, жаждущая только одного …размножаться…

Я упала на каменный холодный пол. Зверь внутри словно сорвался с цепи. В голове мелькали мысли, но не одна из них не была четко сформулирована. Жидкий огонь распространялся по позвоночнику, грозясь меня поглотить или сжечь заживо. Плоть внизу болезненно сжималась и истекала соками.

Я боролась сама с собой. Я кричала. Я царапала пол когтями, выбивая из него искры и оставляя на полу глубокие царапины. Я так устала от боли, от того, что все меня используют, хотят обесчестить, подчинить.

Из груди вырвался полукрик- полувой, а после подняв голову и остановив свой кроваво красный взгляд на мужчине, медленно встала, прогнув спину и проведя по голым бедрам своими руками, очертя живот и грудь. Плавно подошла к оторопевшему красавчику, и прижавшись к нему голой грудью, подула на его губы, облизнулась. В воздухе запахло возбуждением и похотью. В живот сразу же уперлась твердая и горячая плоть, спрятанная под тканью тесных кожаных брюк. Медленно скользя вниз по его телу, я опустилась перед ним на колени. Мужчина судорожно задышал, когда понял, что я хочу сделать и, расстегнув брюки, вытащил свою изнывающую от нетерпения плоть наружу…

— Чтобы ты хотела, чтобы я сделал, моя девочка? Ты слышишь зов плоти, я чувствую, как пульсирует твоя уже мокрая щелка. Я буду брать тебя медленно и быстро, мягко и жестко, пока ты будешь выкрикивать мое имя, сотрясаясь в экстазе и бесконечных оргазмах, что будет тебя дарить мой член. — он говорил, а я смотрела на него преданными глазами, в которых полыхал огонь страсти и безумного желания его… убить.

Близко приблизилась губами к его возбужденной плоти и лизнула его головку. Он утробно зарычал, на что я, облизнувшись, посмотрела ему в глаза.

— Вкусный, даже слишком, но… — и я встала с колен, при этом лизнув его возбужденный сосок.

— Но…что? — спросил он меня, склонившись к моим губам.

— НО НЕ НАШ!!! — зарычала ему в губы и когтистой лапой ударила по лицу, отчего он со всего маха приложился об каменную стену и отключился. Из ссадины на виске выступила кровь и я, как завороженная стояла от него в паре шагов и смотрела, как он истекает кровью.

— Не наш… — повторила я сама себе и выбив дверь ногой, вышла из покоев искать самца…

Все ХВАТИТ. Теперь Я сама буду решать, с кем мне быть, и с кем спать…

* * *
Я ступала по каменному холодному полу, вокруг меня возвышались серые стены, по которым стекала вода.

«Пещеры»- пришло мне в голову, и я подошла к одной из стен.

Поблизости не было, не души, в воздухе стоял терпкий мускусный запах мужских тел и моря. Оставив комнату с потерявшим сознания мужчиной позади, меня словно магнитом тянуло по коридорам этих катакомб, не зная куда. Я все еще была без одежды, волосы щекотали мне плечи и верхнею часть бедер. Мне не было холодно или страшно, эти два чувства, как- будто искоренились в моем сознании и канули в лета.

Подняв руку, я провела по стене ладонью, отмечая для себя ее изгибы и текстуру. Мне всегда нравилась природа, ее смена погоды, дыхание ветра и запахи цветов и моря. Я любила море, его прибой и большие волны. Мы часто были там с отцом, когда он находил для меня немного времени. Ведь если ты советник короля, то у тебя нет временя на семью и личную жизнь. И поэтому я ценила каждое мгновение, каждые миг, проведенный с отцом и семьей. Мама была для меня источником вдохновения и хорошего настроения. Когда мне было грустно, она всегда обнимала меня и рассказывала веселую историю из жизни короля или отца. Она была сильной, справедливой и очень мудрой. Мама встретила свою смерть, как истинный охотник, а не слабая беззащитная женщина, с криками и слезами. Я горжусь тем, что являюсь ей дочерью. Столько лет утекло…

Но боги!!! Как же мне ее не хватает…мамочка. Она всегда будет в моем сердце. В ветре, что играет с моими волосами, в море, что приносит прохладу, разгоряченному телу, в грозе, что сейчас сотрясает землю над моей головой, отдавая глухим эхом по коридору пещеры, в траве, что на ветру будто шепчет слова, и в солнце, что, как маяк светит потерявшим себя, и дарящему надежду на новый день…

Закрыв глаза, я глубоко вздохнула, и сразу же почувствовала, как по коже прошла дрожь. Запахи…их было так много. Сладкие, горькие, пряные…Тело потянуло вперед. Пройдя под высокой аркой скалы, я попала в огромный каменный зал, в котором сейчас за длинными деревянными столами ели не меньше пятисот взрослых мужчин и молодых юношей. Секунда и все взгляды скрестились на мне…

На их лицах проскользнули удивление и интерес. Затем их грудные клетки начали ритмично вздыматься, жадно втягивая мой запах. В воздухе запахло возбуждением и похотью. Мое либидо будто сошло с ума. Зверю очень нравилось такое внимание к нашей персоне. Будто не я, а кто-то другой провел по груди пальцами, сжимая сосок на грани боли, от чего внизу живота снова вспыхнуло пламя. Медленно под взглядами пятисот мужчин я села на каменную ступеньку, на которой стояла секунду назад, широко разведя в стороны ноги. Оставив сосок в покое, провела рукой по животу и под прерывистое дыхание мужчин, коснулась своей истекающей соками плоти, шумно выдохнула и застонала. Тело выгнуло от наслаждения и ласки неумелых пальцев, грудь налилась и потяжелела, губы в один миг пересохли, и их пришлось облизать. Я сошла с ума от ощущений и запахов. Не замечая рычания и стонов мужчин, я медленно доводила свое тело до завершающей точки. Почувствовав сильный жар на внутренней стороне бедер, закричала и выгнулась дугой. Мир потерял звуки и краски, меня не стало, зверь временно насытился и ластился под кожей.

Немного отдышавшись, я открыла глаза и пришла в ужас от увиденного..

Снова лужи крови и море трупов…

Они рвали друг друга на части, вырывая друг другу глотки и части тела. Монстры и дикие твари выясняли, кто сильней и имеет право на то, чтобы быть со мной. Из пятисот осталось волков двести. С каждой секундой, с каждым упавшим на каменный пол тела их становилось все меньше и меньше…

Мне стоило бежать, но проклятый зверь хотел увидеть победителя и ждал его с нетерпением и предвкушающей улыбкой…

Не знаю, сколько прошло времени, но передо мной стоял победитель весь в крови и поте с ног до головы… Грациозно словно кошка, встала перед ним. Он был высок и мощен, как скала. Его желтые глаза сверкали, как угольки из потухшего костра и не отводили от моего лица своего горящего от желания взгляда. Положив руки на его широкую и тяжело вздымающую грудь, я провела пальчиками по его коже вниз до талии. Не спеша развязала шнурок на поясе брюк и запустила туда руку, нежно сжимая его твердую возбужденную плоть. Провела по влажной головке большим пальцем, вызвав стон сильного самца и поднеся к лицу ладонь, лизнула палец. Во рту появилась горечь, и зверь недовольно вскинулся и зарычал. Мужчина нервно вздрогнул и отступил на шаг назад, почувствовав что-то неладное. Мне хотелось его предупредить, чтобы он бежал от меня, как от огня, но зверь управлял моим телом, и я не могла его предупредить. Он был не плохим волком, но он появился не в то время и не в том месте.

Он умер быстро, зверь, вырвав его сердце из груди, сжал в руке, пока вся кровь не вытекла из него, и уже бескровным, кинул на каменный грязный пол. Наступив на него ногой, он яростно пнул его в сторону лежащих на полу, как бархан, мертвых тел. Осмотревшись по сторонам, и не найдя ничего интересного, зверь ступая по полу покрытому кровью, прошел в следующий зал пещеры и вернул мне контроль над телом. Обессилено, упав на пол, я тихо глотала горькие слезы ужаса и жалости к тем волкам, которые больше никогда не увидят солнца, и не почувствуют игру ветра в своих волосах…

Глава 14

Байлок

После того, как незнакомец представился, произнеся свое полное имя — Аскет де Гарр из рода Лугару Ходящих при Свете Солнца, в моей голове возникли обрывки воспоминаний из далекого детства. У отца была собрана огромная библиотека, и в ней немало, тогда затерялось старых свитков и древних фолиантов об истории оборотней. Откуда они пошли, их предыстория, тайна рождения и их обычаи. Я помню, как он искал в них ответы на интересующие его вопросы. Он часто мне рассказывал, что Волки Лугару священные создания они были великими и почитаемыми, но люди решили возвысится над ними и стали их истреблять, но они выжили и даже сейчас остаются самыми прекрасными и великими созданиями…


Мы остались одни и нас больше не будет.
Мы не люди нас люди не любят…..
Мы запомним людей злую игру,
Мы не люди, Мы ВОЛКИ, Мы ЛУГАРУ
нас осталось не много…. и мы должны ОБЪЕДИНЯТЬСЯ…

В одном древнем свитке, еще ребенком я нашел заповеди Лугару, они гласили о том, что:

ВОЛК ДОЛЖЕН КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ ЧУВСТВА, ибо власть чувств над волчьей душой ведет к гибели!

ВОЛК ДОЛЖЕН БЫТЬ ВСЕГДА СПОКОЕН, ибо только расчётливый и хладнокровный ход поможет преодолеть все преграды!

ВОЛК НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ЖАЛОВАТЬСЯ НА БОЛЬ, ибо боль присуща любому живому существу, и только человек не выносит это чувство!

ВОЛК НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ДОВЕРЯТЬ ЛЮДЯМ (НАДЕЯТЬСЯ НА ЛЮДЕЙ), ибо нет на свете никого, лживее человека!

ВОЛК НИКОГДА НЕ ДОЛЖЕН ПРОСИТЬ ЧЕЛОВЕКА О ПОМОЩИ, ибо нет ничего более позорного, чем быть зависимым от человека!

ВОЛК НЕ ЧЕЛОВЕК, И ЗНАЧИТ ВСЁ, ЧТО ПРИСУЩЕ ЧЕЛОВЕКУ — НЕ ПРИСУЩЕ ВОЛКУ, ибо человек есть порождение пороков Волка!

ВОЛК ИМЕЕТ ПРАВО МСТИТЬ ЧЕЛОВЕКУ, ПРИЧИНИВШЕГО ЕМУ ЗЛО, ибо человек — это скотина, понимающая только силу!

ВОЛК ОБЯЗАН ДЕРЖАТЬ СЕБЯ В ХОРОШЕЙ ФИЗИЧЕСКОЙ И ДУХОВНОЙ ФОРМЕ, ибо Волк среди людей — одиночка, рассчитывающий только на себя!

ВОЛК УБИВАЕТ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА ДРУГОГО ВЫХОДА НЕТ, ибо Волк опасен только тогда, когда голоден и когда Ему угрожают!

ВОЛК НЕ ВРЁТ СТАЕ, ибо только человеку свойственна ложь!

ВОЛК, ПРЕДАВШИЙ ЛЮДЕЙ — ВОЛК, НО ВОЛК, ПРЕДАВШИЙ ВОЛКОВ — ШАКАЛ, ибо нет от людей чистоты и чести, правды и дружбы! Человек дружит ради своей выгоды! А Волк и Волк между собой — братья!

ВОЛК УВАЖАЕТ СВОЮ СТАЮ, ибо нет ничего хуже, чем оскорбить Братство!

ЕСЛИ ТЫ ВОЛК, ТЫ ПРИМЕШЬ ЭТИ ЗАПОВЕДИ, ибо данные заповеди придумали Лугару! Волк, не соблюдающий традиций своего народа — не Волк

Спустя столько лет, они как молитва, которой обучают ребенка с колыбели, возникли у меня в голове. И именно перед этими строками я всегда впадал в трепет и восхищение. Мечтая о сильной стае, где нет слабости и предательства, где все заботятся друг о друге и едины. Отец не разделял со мной моей точки зрения. Он считал, что без жестокости не будет страха и уважения, он ненавидел слабость и трусость, презирал любовь и дружбу. Все то, что мне так не хватало.

— Ты знаешь, где его логово? — прервал мои воспоминания Дар, обращаясь к отцу Рен.

— Возможно. — уклончиво ответил Аскет, присев на корточки и поднял с земли одну из стрел.

— Мы ведь можем помочь, — не успокаивался брат, нервно теребя в руках один из кинжалов.

— Безусловно, вы сильнейшие представители своей расы, которые могли бы победить отца и его шавок, но боюсь вам не справиться с НИМ.- туманно начал Аскет, нюхая стрелу Рен. — Да, он уже начал просыпаться и теперь он будет нести смерть и разрушения, карать виновных и защищать слабых. Будет отбор. Слабые падут, а достойные выживут. Дариан тебя он не тронет, а вот Байлок тебя ждет суд. И если ОН посчитает твою душу достойной свой защиты, то ты будешь жить, а если нет…Ты наверно сам уже догадался. — от его слов по спине прошел холодок, а от следующих его слов во мне поселился страх. — ОН уже идет по твою душу, скоро ты встретишься с НИМ.

— О ком ты говоришь? — нервно спросил я.

— Праотец всего живого, создание не этого мира. Дух луны, заточенный в теле моей дочери. Если ее дух сильный она сможет его подчинить, но если она слаба…ты умрешь…

***
Серенити

Не знаю, сколько прошло времени, пока я сидела на земле и беззвучно плакала. Грудь и руки были в крови, на ногах грязь цвета крови. Запах смерти сводил с ума, меня мутило и больше всего на свете мне хотелось вымыться и во что-то одеться. Медленно встав, я осмотрелась. Слева от меня обнаружился небольшой проем, за которым слышался звук падающих в воду капель. Как жаждущий воды в пустыни путник я кинулась туда. Войдя, увидела внутри помещения небольшой природный бассейн, возле которого, стояли наполненные водой ведра, а неподалеку от них на деревянной лавке лежали чистые свертки ткани белого цвета. Недолго думая, я бросилась к ведрам. Сначала умыла лицо и руки, потом разорвав одну из мужских рубашек, которые лежали свернутыми на лавке, тщательно вымыла тело и ноги. Закончив с купанием, одела одну из рубашек, которая едва прикрывала мне ягодицы. Волосы были не слишком грязными, поэтому решила их не мыть. После водных процедур сразу же захотелось есть. Возвращаться в зал, где сейчас грудами лежали мертвые мужчины, не хотелось, и поэтому я решила пройти дальше по коридорам пещер, в надежде найти, что не будь съестное.

Коридоры освещались факелами, прикрепленными к стенам пещеры. Но даже и без них я прекрасно видела в темноте. Выйдя в очередной коридор, увидела несколько проемов. Один вел прямо, а другой направо. Зверь потянул направо и, войдя в очередное помещение, чуть сама повторно не убила тех монстров, что сейчас валялись в своей собственной крови и грязи на полу столовой.

Женщины и дети лежали на холодном каменном полу, закованные в цепи, израненные и измученные. Напуганные и грязные, словно скот, ведущий на бойню. Во мне закипала звериная ярость и человеческая жалость. Как можно быть такой сволочью, как? Дети от пяти жались к своим матерям, как к единственному теплу и опоре. Из глаз хлынули слезы и, не помня себя от ярости и боли, я стала ломать руками железные цепи и освобождать ноги пленников, закованные в кандалы. Поначалу в воздухе стоял тяжелый запах страха и обреченности, но спустя всего пару мгновений и женщины стали плакать от благодарности и радости обрести долгожданную свободу. Сначала они боялись подойти, но затем, уже немного осмелев, стали благодарить меня, а кто-то даже обнимать и целовать мне руки. Сердце наполнилось радостью и гордостью за свой поступок. И наверно сейчас, впервые, я сказала зверю:

— «Спасибо», — на что в голове сразу же пронеслось:

— «Это было необходимо. Прости за жестокость».

И пусть это звучит дико, но я простила…

Женщины вместе с детьми уже ушли, видимо хорошо знали эти пещеры, а я все стояла и смотрела на свои израненные руки…

Но тут Зверь ощутимо вскинулся, и я снова почувствовала, как он берет контроль над моим телом и с большой скоростью рванул через коридоры пещеры на поверхность. Вылетев словно ветер из люка в земле, он втянул в себя воздух, и тут же на моих губах растянулся довольный оскал.

— Попался Альфа, — прорычал он моим голосом и ринулся через деревья на юг…

***
Аскет де Гарр

Я чувствовал в воздухе напряжение, идущее от сыновей Краса. Время быстро пролетело, мальчишки превратились в сильных мужчин и Альф. От них веяло силой и зрелостью. Уже на подходе сюда, я уловил их интерес к моей дочери, и меня это одновременно злило и интриговало. Если Зверь Серенити не пощадит Байлока, то я немного расстроюсь, наверно…Неожиданно ноздрей коснулся родной запах моря и жасмина.

Дочь!!!

Она уже близко, но не успел я даже обернуться к братьям, и их предупредить, как мимо меня пронесся ураган, а уже через луч луны (секунду — прим. автора) спиной к дереву на пару сантиметров от земли был прижат Байлок. От сильного удара из его носа потекла кровь и красными каплями упала на белоснежную рубашку дочери, грозясь расползтись в огромное пятно.

Боже она совсем стала взрослой и так похоже на свою мать. В груди что-то дрогнуло и болезненно сжалось. Простит ли меня Серенити, спустя столько лет? Простит ли за то, что оставил ее одну и не смог успеть спасти Патрисс. Странно, но я не держал зла на Байлока, хоть он и был виновником смерти матери Серенити, он не ведал что творил, Крас был ублюдком, жестоким садистом, который лишил своих сыновей родной матери и светлого будущего…

Глаза дочери полыхали красным, как у всех представителей Лугару в отличие от желтых у оборотней. Она смотрела в глаза Байлока, и с каждым мгновением ее взгляд становился холоднее и увереннее.

Я понял. Зверь вынес приговор.

И уже через мгновенье, ее руки окрасились в красный цвет…

***
Серенити

Зверь, словно огромный исполин, несся через деревья и ломал кустарники ночного леса, почувствовав желанную добычу. Лесные обитатели в страхе разбегались в стороны, даже хищники, вышедшие на охоту, жалобно скулили и поджимали хвосты.

Ничто и никто сейчас не смог бы остановить Зверя. Он был в своей стихии. Луна освещала проходы между деревьями, как факелы освещали коридоры пещер. В воздухе пахло озоном и промокшей листвой. Неожиданно на пути выскочил огромный медведь, но вместо того, чтобы бросить вызов грозному и сильному хищнику, Зверь перекрутился в воздухе и, оттолкнувшись от холки медведя руками, спрыгнул на землю, и не сбавляя темпа, побежал дальше.

«Альфа… Суд… Так много крови… Много невинных…Смерть»- слышала я обрывки мыслей Зверя. Во мне зрела мысль, что что-то должно произойти судьбоносное и жестокое. Зверь приговорил кого-то к смерти и мне это не нравилось. В груди зрел протест и недовольство.

Пока я копалась в своих ощущениях, Зверь выскочил на поляну и с огромной скоростью, подхватив рукой кого-то за горло, вогнал несчастного в ствол дерева, как гвоздь в доску.

В моей душе все перевернулось вверх дном. Черное стало белым, а белое стало черным. Да, он убил мою мать, не сам лично, но по его приказу ее жестоко убили. Он разрушил много жизней и на его руках много крови, но ведь я не убийца. Ведь при встрече с ним тогда на постоялом дворе глядя мне в глаза, он искренне раскаивался. Человек так устроен. Мы жалеем даже самых жестоких мерзавцев и насильников. Ведь нам присуще сострадание и жалость. Все мы ошибаемся, но именно в чем мы узнаем только спустя время.

Зверь нанес удар Байлоку в грудь, медленно проникая острыми когтями ему в кожу, прорезая мышцы и царапая ребра. Кровь стекала по покрытой шерсти руке. Зверь приговорил его к смерти. Всего пару лучей луны и моя рука снова сжимает его сердце. Такое горячее, пульсирующее и живое. Зверь смотрит ему в глаза и читает его душу. Детство, юность…Все проносится перед моими глазами…Вот он становится на ноги и делает свои первые шаги в большой мир. Он падает и снова поднимается. Родной отец бьет его по лицу и учит сражаться. Дариан лежит с ним в одной кровати, укрывшись одеялом и, судорожно от страха, сжимает его руку. Смерть матери на его глазах и первый его оборот. Столько боли и ненависти к своему родному отцу. Его первое убийство. Годы жестоких проверок и насилия. Мой дом и наша первая встреча. Наш поцелуй…

Я чувствовала, что он умирает и все мое существо кричало об этом. В его глазах не было страха и боли, а было только мертвое спокойствие и покорность судьбе.

НЕТ. НЕТ. НЕТ.

Зверь перестал с силой сжимать его сердце и мысленно обратился ко мне:

— «Я чувствую твой протест. Чего ты хочешь дитя?»- спросил он.

— «Я хочу, чтобы он жил. Мне не нужна его смерть».- ответила я Зверю.

— «Для чего? Его душа черна как ночь. В его сердце живет смерть и жестокость. Ответь мне, зачем он тебе нужен?»

— «Я…чувствую, что так будет правильней»- постаралась убедить саму себе и Зверя.

— «Это не ответ дитя.»- прорычал недовольно Зверь и снова сжал сердце Байлока, от чего тот болезненно застонал.

— «Что ты делаешь? Нет. Не смей. Он мне нужен.»- закричала я мысленно, чуть ли не плача.

— «Для чего?»-снова требовал ответа этот…изверг.

— «Мне кажется…хотя я еще не уверенна… — начала я, но Зверь меня перебил…

— «Пока ты будешь мямлить, он умрет. Его круг жизни почти завершен…

— «Хорошо, хорошо он мне нравиться… как мужчина… — и я почувствовала неловкость перед ним, как будто душу оголила.

— «Даже так. — усмехнулся он. — Ну раз ты еще не уверенна в своих чувствах, я дам тебе возможность определиться. В этом мире нет подходящего тебе самца. Ты будешь вечно обречена на одиночество и бездетность. И поэтому я помогу тебе… — и не успела я хоть что-то у него спросить, как он вонзил свои клыки Байлоку в шею…

И честно было такое чувство, что меня провели, как глупую девчонку…

Глава 15

Байлок

Размышляя над словами Аскета, я пропустил тот момент, когда в мою сторону метнулась смазанная тень и, схватив за горло, протащив пару метров, не слабо приложила об ствол большого дерева. От сильного удара из носа потекла кровь. Стекая вниз по губе, кровь упала на белоснежную рубашку Рен. Опустив глаза вниз, я видел путь красных «чернил». Первые капли расползлись на вороте ее рубашки, оставив огромное красное пятно, но Рен немного сдвинулась влево, и капли упали ей в вырез на горле, прямо на ее белую девичью грудь. Наблюдая за тем, как красная полоса, разделяя два полушария, медленно стекает вниз, я мысленно застонал от возбуждения. Мне до сумасшествия хотелось проделать этот путь языком. Слизать кровь, вдыхая ее запах и ласкать до тех пор, пока она сама не попросит закончить эту пытку…

Но тут грудь пронзила дикая боль. Ее острые когти, прорезав мою плоть, обхватили сердце и сильно сжали. В голове вспыхнула печальная мысль:

«Все это конец. Конец всему. Зверь вынес приговор.»

Приняв и смирившись с тем фактом, что меня сейчас убьют, я посмотрел в глаза Рен.

Боги, как же она прекрасна. Даже эти глаза, которые сейчас горели как угли, излучая силу и мудрость. Все в ней было идеально. Рубашка задралась, оголив округлые бедра, и стройные ножки с маленькими ступнями. Ее темные волосы, развиваясь от ветра, касались моего лица мягким покрывалом, как будто прощаясь и успокаивая. Сейчас стоя передо мной она едва доставала мне до плеч. Хрупкая и такая женственная, но не менее опасная и сильная. Я чувствовал силу ее Зверя, и она восхищала и будоражила кровь, заставляя склониться и подчиниться этому древнему существу.

Она смотрела в глаза, заглядывая мне в самую душу. Вся моя жизнь была у нее как на ладони. Я видел тоже, что и она. Но самым ярким воспоминанием для меня был наш поцелуй. Ошеломляющий, сводящий с ума, волнующий тело и душу. Как же мне хотелось вновь припасть к этим сладким устам, коснуться нежной бархатной кожи, вдохнуть ее запах… И так стало больно, от осознания того, что этому не быть…

Никогда…Хотелось закричать от боли и тоски…Я чувствовал, что умираю. Тело немело и становилось свинцовым. И уже перед самым последним вздохом я почувствовал резкую боль от укуса в свою шею и услышал перед тем, как потерять сознание чей-то голос:

— Я даю тебе шанс Байлок сын Краса. Ты должен объединить стаи волков и напомнить им о древних заповедях Лугару. Мы должны объединиться, ибо не за горами война с самым древним из наших врагов — людьми. Я чувствую стон природы и крики помощи своих детей. Мир волков на грани вымирания. Ты один из сильнейших представителей моей расы, но ты не древний. Только в моей власти дать тебе силу и мощь Лугару. Пользуйся ей во благо стаи и береги ЕЕ. В НЕЙ наше будущее… — и голос упал в пустоту, как и мое сознание.

***
Серенити

— «Он мертв?» — в ужасе спросила я у Зверя.

— «Не совсем. Он перерождается…» — пронеслось в голове.

— «Чтооо?. Какое перерождение? Что ты с ним сделал? Он ведь совсем не дышит — зло возмущалась я, склоняясь к бездыханному телу Байлока. Справа ко мне подошел Дар и, склонившись к брату, горько и судорожно выдохнул.

— Мне очень жаль, что ты не смогла его простить, — начал он — Я не в чем тебя не виню малыш, мне просто очень тяжело…терять единственного родного человека… — и, сжав кулаки, он отвернулся.

После его слов мне стало плохо. Он был так опечален и расстроен. Я чувствовала его боль и утрату, они как червяк разъедали мне душу. Посмотрела на свои окровавленные руки и, проглотив горький комок слез, склонившись к лицу Байлока, прошептала:

— Я тебя простила… — и, почувствовав на глазах слезы, стерла их грязными пальцами. Обхватив себя руками, встала и в нерешимости застыла за спиной у Дариана. Все же решившись, коснулась его плеча и немного сжала, даря поддержку и разделяя с ним его горе.

— Прости меня…я…Мне жаль — все, что смогла выдавить из себя.

Дар от моего прикосновения вздрогнул и напрягся, о чем свидетельствовала его напряженная спина. Не осознанно провела по его плечу пальцами, почувствовала, как собственное тело отозвалось теплом между ног, судорожно задышала. Меня влекло к ним обоим, я сгорала в огне своих желаний. Если Зверь тянулся к Байлоку, то женщина к Дариану. От одних только этих мыслей, мне стало стыдно и жарко одновременно. Не спеша и плавно, чтобы не спровоцировать его на погоню, стала отходить от Дариана, пятясь назад. Он же в свою очередь медленно, словно боясь спугнуть, развернулся ко мне, и с безумными от страсти глазами, стал неотрывно следить за моими движениями. Сделав пару десятков шагов назад, я уперлась спиной во что-то твердое и горячее. Тот, кто стоял сзади, положив свои руки мне на бедра, при этом слегка задрав полы рубашки, склонился к виску и горячо выдохнув, сказал:

— Спасибо, что простила меня. Я сделаю все, чтобы ты ни дня не сожалела о том, что не смогла меня убить, когда у тебя была такая возможность. — прошептал Байлок и прикусив мне кожу на шеи, прижал к себе. От пронзившего меня желания и счастья я судорожно задышала и прикусила нижнюю губу, чтобы не застонать в голос от обуревавших меня чувств. Подняла глаза на Дариана, я увидела, как он вплотную подошел к нам, и поняла, что пропала… В его глазах был такой голод, что я сжалась от страха и волнения.

— Не бойся малыш, мы тебя не обидим, — почувствовав мое волнение, Байлок повернул меня к себе лицом, и почти касаясь моего лица губами, выдохнул:

— Ты просто не представляешь, как сводишь нас с ума. Как волнует твой запах, как соблазнительны твои линии. Мне до безумия хочется вкусить сладость твоего тела, ласкать тебя, двигаться в тебе, срывать с твоих сладких губ стоны и крики удовольствия, раз, за разом доведя твое тело до вершин наслаждения… — от этих слов мне так стало жарко, что я мысленно застонала, почувствовав нестерпимый жар между ног. Не знаю, что было бы со мной, не вмешавшись в наш разговор незнакомый мужской голос:

— Кххх. Я надеюсь, вы не будете против того, чтобы я поговорил со своей дочерью, прежде чем вы начнете рвать друг на друге одежду?

* * *
«Он сказал дочерью?» — выглянув из-за плеча Байлока, я увидела стоявшего от нас, в паре шагов незнакомого мужчину. Он был огромен как скала, на целую голову выше Байлока и Дариана. Его цвет волос был такой же, как и у меня, темно каштановый. В его зеленых глазах я увидела радость и вину, он был очень похож на меня внешне, но линии скул и бровей была более мужской.

Боги ОТЕЦ!!! Сначала во мне вспыхнула радость, но тут же на ее место пришла злость и обида. Где его демоны носили, когда он был мне так нужен? Что значит отец? И даже если допустим, что он мне отец, то, кто же тот, кто все это время был со мной, исполняя роль защитника, до тех пор, пока его не растерзали волки? Во мне взыграла такая обида, что слегка отодвинув Бая в сторону, я пошла на мужчину. Увидев мой взгляд, мужчина попятился назад и едва не упал через небольшой камень.

— Отец говоришшшшь. С какой стати мне тебе верить, хотя в твоих словах я не чувствую лжи. Где ты был все это время? Почему меня воспитал чужой мужчина? Где ты был, когда убивали мою мать? — с каждым шагом и произнесенным словом, в голове пульсировала боль и давление.

Мужчина попытался что-то сказать, но не успел произнести и пару слов, как нас со всех сторон окружили люди в черном. Охотники. Лучшие из лучших. Их было больше тридцати. Я знала каждого в лицо. По коже прошла волна страха и волнения. Один из них выйдя вперед, двинулся в нашу сторону, на его голову был накинут капюшон. Остановившись в пару шагов от нас с отцом, он заговорил:

— Так так так, кто тут у нас. Графиня Серенити Мандэл. Не ожидал вас здесь увидеть, не представите нам ваших знакомых. Хотя не утруждайте себя, я и так прекрасно осведомлен кто они. Убить!!! — приказал он своим охотникам и кивнул в сторону Байлока и Дариана. Стремительно обернувшись назад, я увидела, как двое охотников подскочили за спину к Дару, а третий появившийся мгновенно перед ним, одним сильным ударом, вырвал из груди его сердце. Байлок стоявший чуть ближе ко мне, увидев от ужаса застывшее мое лицо, обернулся назад.

Ночное небо сотряс его дикий крик боли и утраты. Глаза заволокло красной пеленой, а тело начало оборот…Зверь вырывался на свободу, чтобы убивать и вершить суд…

Дариан все еще дышал, глядя мне прямо в глаза, а потом его веки медленно опустились, и мой мир окрасился в красный цвет…

* * *
В моей голове, как вырванные страницы, из книги, разметавшиеся в беспорядке по столу, мелькали картинки побоища. Байлок перевоплотившись во вторую стадию волка, среднее между человеком и волком, начал рвать охотников на части. Он вгрызался им в шеи, вырывал их сердца и ломал им кости. По поляне потекла кровавая вода, привлекшая диких ночных зверей, которые в тени кустарников наблюдали за нами из леса. Отец кружил вместе с ним, убивая и разрывая тела охотников на части. Десятки раненных мужчин и убитых, лежали на холодной земле поломанными куклами…

Я смотрела в небо на звезды и проплывающие по небу грузные облака и мечтала оказаться где угодно только не здесь. Вокруг меня кружило два самых опасных существа, а внутри бесновал мой Зверь, пытаясь вырваться на волю и разделить свои трофеи с другими волками. Сейчас держа в руке, пока еще теплую руку Дара, я чувствовала, как глубоко внутри умирала частичка моей души. Слезы стекали вниз по грязным скулам и подбородку. Держа в одной руке его руку, я другой гладила его красивое лицо. Легкая щетина оцарапала мне пальцы. Провела пальцем по надбровной дуге и, зарывшись ему в волосы с силой, сжала. Из-за закрытых губ вырвался тихий, едва уловимый, стон. Во мне вспыхнула надежда, не знаю как, но я знала, что нужно попытаться вернуть ему сердце на место в течение суток, а до этого его нужно напоить человеческой кровью. Убийца Дара после того, как вырвать его сердце, бесследно исчез и хорошо при этом заметал свои следы. Не знаю, зачем или для чего кому-то понадобилось сердце оборотня, но знала только то, что я его найду и обязательно верну его владельцу. Быстро подскочив на месте, я начала лихорадочно осматриваться. Вокруг в беспорядке валялись куски человеческих тел.

— То, что нужно, — и подхватив с земли оторванную руку, подскочила к Дару и упала перед ним на колени. Со спокойствием, на которое только была способна, я, вымазав пальцы в человеческую кровь, поднесла их к его губам.

— Что ты делаешь, малыш? — прохрипел тяжело Дар.

— Спасаю твою жизнь, — просто ответила я и попыталась его напоить, но он перехватил мне руку.

— Нет. Я не стану это пить. — решительно и безоговорочно заявил этот глупец.

— Без этого, ты умрешь меньше, чем через пару лучей луны, глупец. — начала заводиться и кричать на него. Он умирал, я чувствовала, как его конечности начали терять тепло.

— Зачем тебе это, малыш? Ведь, на одного монстра будет меньше, ты ведь об этом всегда мечтала. Училась убивать нас, выслеживать. Я уже почти труп… — ели слышно шептал он.

— Не смей умирать. Мало что было тогда, главное, что есть сейчас. Я не позволю тебе умереть, зная, что в моих силах тебя спасти. Ты такая же жертва обстоятельств, ты всю жизнь боролся с монстром внутри себя и смог его приручить. От пары капель крови с тобой ничего не случится. — доказывала я ему, чувствуя, как он увядает.

— Я уже все решил малыш. Мой ответ нет. — выдохнул он и открыл глаза. Во мне взбунтовались злость и обида, снеся все преграды здравого смысла.

— Таааак ззззначит решшшил, — не хуже змеи зашипела я на него и под лукавый взгляд желтых глаз, измазав в человеческой крови свои губы, впилась ему в рот…

***
Крас

Приходил в себя тяжело. Голова звенела как взбунтовавшийся рой диких пчел. Дотронулся до зудящего виска и поморщился от боли. Осмотревшись, медленно встал и пошел на выход из комнаты. Встав в дверном проеме, прислонился к косяку и немного опешил. На полу в метрах пяти, лежала вырванная с петель деревянная массивная дверь. По краям были небольшие трещины, а в центре зияла глубокая впадина.

— Какая темпераментная волчица — хмыкнул я и пошел дальше по коридору.

Надеюсь, мои псы не ослушались приказа и не тронули ее, либо придется замарать свои руки и показательно провести казнь. Едва пройдя пару шагов вперед, меня буквально чуть не сбил с ног запах крови. Быстро преодолев расстояние от своих покой до зала сборищ стаи, замер на пороге. Столько крови я не видел никогда. Горы трупов и искореженных тел практически заняли все место на каменном полу. Оторванные конечности валялись в десятки метров от тел их хозяев. Честно впервые в жизни меня обуревал страх и уважение. С такой самкой весь мир людей и волков склонится передо мной на колени.

В воздух витал запах самки, готовой к оплодотворению. Немного отойдя от увиденного, я глубоко вдохнул, заполнив легкие до предела, почувствовал, как в штатах стало тесно и влажно. Эта девчонка была ходячим вожделением, волнующим до сумасшествия и безумия. Не удивлюсь, если мои волки перегрызли друг другу глотки за право ею обладать.

Уже тогда, когда я впервые учуял ее запах на поляне, сразу понял, что она не такая, как мы. Она была другой. Более совершенной, сильной и древней. Одно только это, убедило меня в том, что Древние существуют. Род Лугару был жив, а значит, была вероятность того, что мои будущие дети смогут быть великими войнами правящими этими червяками — людьми. Слабая и хрупкая раса, не способная вынести ребенка оборотня. Если бы знал, что они такие ничтожество, не убил бы тогда, много лет назад, мать Байлока и Дариана.

Люди знали много легенд, связанных с нами. Но никто из них не знал всей правды, кем мы были на самом деле и как попали в этот мир, населенный людьми…


Близ Перта вымерла земля —
Пустей не видел в жизни я,
На много миль в лихой глуши —
Ни огонька и ни души.
Там расплодился зверь тогда,
Оленей целые стада
Без страха заходили в город,
Где горожан повывел голод.
Там жил тогда один злодей,
Он ел и женщин, и детей,
Коль пустовал его капкан
И в тот капкан не шел кабан.
Он прозывался Чустен Клик
И мог сожрать любого вмиг.
В конце концов этот злодей
Загрыз в округе всех людей.

Это первое стихотворение я нашел в древнем манускрипте, найденным в заброшенной библиотеке короля Родерика, отца нынешнего правителя. Письменам было около тысячи лет. Еще тогда я задался целью выяснить, откуда пошли такие как мы — волки. Кто наши создатели и для чего мы были рождены. В моем доме была внушительная библиотека, в ней насчитывалось более десятков тысяч книг. Была. Пока про нее не прознал Родерик и не сжег ее дотла. Из пылающего огнем дома я вынес единственную вещь, а точнее книгу. Мой дневник. В него я записывал наиболее интересные мне факты и доказательства того откуда пришли наши предки. И вот спустя много лет тяжелых поисков и многочисленных проверок, я выяснил:

…На заре времён, когда жизнь ещё только зарождалась в нашем мире, на свет появились и Духи Природы, они, понятное дело, были бессмертны и по прошествии многих тысячелетий научились воплощаться в живых существ. Судьба определила так, что первыми воплотились Духи, рождённые из лунного света. И воплотились они в существ, которые всегда имели сильную связь с Луной. В Волков. Воплотившиеся Духи-Волки остались бессмертными, но дали жизнь целому народу, получившему имя Лугару и, стали их Праотцами.

Потомки Лунных Духов не переняли бессмертия предков, однако ж, в наследство им досталось немало. Гибкий ум и страсть к постижению. Способность менять свой волчий облик, хотя они делали это очень редко и с большой неохотой. Они понимали голоса ветра, деревьев и любой живой твари… Так же Праотцы указали своим детям путь в соседний Мир, и они долгое время свободно путешествовали туда и обратно…

А Духи-Волки, устав от прожитых эпох погрузились в сон, и никто не знал надолго ли…

За многие века Лугару накопили немало знаний, но волчий облик был мало пригоден для творческих свершений, поэтому мудрецы этого народа стали искать форму наиболее подходящую для строительства, искусства и прочих дел. Требовались не лапы, но руки. Не когти, но гибкие пальцы и тому подобное…Это был человеческий облик. Лугару стали называть её формой Творения, и на свет появилось множество прекраснейших вещей и Храмов. Конечно вид тогдашнего «человека» сильно отличался от теперешнего. Будучи во многом сродни звериному, он был куда выше, сильнее…

В ту пору земли Лугару были огромны, благодаря порталам народ волков расселился по всей планете… Но навстречу любому рассвету движется закат… огромный метеорит столкнулся с нашим миром и имя ему было. Дыхание смерти… Настала Великая Ночь…

О том времени у Лугару почти не осталось воспоминаний, ибо эта трагедия очень изменила облик Мира, раскололись материки, выросли новые горы и целые острова вместе с жителями навеки скрылись под толщей океана. Это было время жестоких перемен и испытаний. Между разными родами Лугару пролегли моря и океаны. По непонятной причине нарушились все порталы между параллельными Мирами и на колоссально долгое время потомки Волков-Духов оказались отрезаны друг от друга. Так появились отдельные Кланы, со временем создавшие свои собственные культуры.

Тогда же появился и человек. Далеко не все Лугару сумели пройти череду испытаний, сохранив свою истинную, изначальную сущность. Многие отказались от неё, ведь форма Творения была гораздо удобнее для выживания. Она позволяла строить тёплые жилища, возделывать землю и т. д… И они стали просто людьми. Их прежние родичи — Лугару теперь именуют их «Утратившими», ибо утратили они воистину много. Они забыли своих Предков и перестали понимать голоса Природы, они привязали себя к человеческому обличию и потеряли способность к смене облика… Однако ж, стремясь выжить любой ценой, они стали стремительно плодиться и, спустя некоторое время, уже расселились по всей известной территории, в то время, как оставшиеся отдельные кланы Лугару отступали всё дальше в дикие, малоизученные области…

Утраты коснулись и Лугару. Всемирная Катастрофа унесла жизни многих мудрецов древнего народа, выживали, как правило сильнейшие, а вместе с каждым погибшим мудрецом потомки Волков-Духов теряли веками накопленные знания… Сохранить удалось совсем немного. Уменьшилась, хотя и не исчезла, их способность менять облик. Теперь Лугару в противовес Людям оказались больше привязанными к своей волчьей сущности, однако в любой момент могли принять вид человека. Это помогало им выжить, когда людское племя всерьёз взялось за тотальное истребление своих, теперь уже дальних, родичей…

Шли века. Человечество множилось и развивалось. И однажды пришло время, когда между дальними, разъятыми некогда Катастрофой, континентами стали плавать корабли. Настал день, когда остатки древнего Народа воссоединились. Лугару поразились тому, какими они стали разными за прошедшие века, но это не омрачило их радости, ибо они, как Эпохи назад, чувствовали своё единство и знали, что они всё ещё Лугару!

Старейшины Кланов, соединив свои разрозненные знания, совершили священный ритуал и так велика была скорбь в их зове, что Изначальные Праотцы, бессмертные Волки-Духи очнулись от тысячелетнего сна. Увидев, что осталось от их потомков, некогда многочисленного и благородного народа, они опечалились, а затем собрались с силами и… вновь открыли портал в иной Мир, который, как и наш, некогда безраздельно принадлежал Лугару. А затем Праотцы издали долгий, зовущий вой, исполненный древней Силы. И каждый Лугару, в какой бы точке этого Света он не находился — услышал его и устремился к Порталу, дабы соединится со своим Народом и войти в Мир, где нет Человека.

Мир, где нет людей, не это ли важно для волка? Прочив, еще тогда эти строчки я не мог нормально жить. Не зная сна и покоя, я искал портал в иной Мир…И вот наконец, спустя столько лет, у меня появилась возможность это выяснить.

И для этого мне была нужна девчонка и знания, спрятанные в ее крови…

Глава 16

Серенити

Усевшись Дариану на бедра, и зажимая одной рукой его руки у него над головой, я пыталась, напоить его небольшими порциями крови. Моей главной задачей было дать ему достаточно сил, для того чтобы продержаться Дару то количество времени, на которое у меня уйдет на поиски его сердца. Поначалу он дико сопротивлялся, пытаясь перехватить мои руки и увернуться от моих губ. В какой-то момент это все мне надоело и чтобы его отвлечь, запустила одну из свободных рук к нему в штаны. Пальцы обхватили прохладную мужскую плоть, которая в моих горячих руках стала стремительно твердеть и наливаться. Дар непроизвольно подался к теплу моей руки и тихо застонал, при этом слегка приоткрыв свои пухлым губы. Кровь, которая все это время была у меня во рту, потекла ему на губы и скрылась в недрах его рта. Не дав ему сплюнуть на землю я страстно поцеловала его и сжала посильней его возбужденную плоть. Ему ничего не оставалась, как проглотить кровь и ответить на мой поцелуй. Наше дыхание стало прерывистым и тяжелым. Я чувствовала томление во всем теле. Грудь терлась об рубашку и торс Дариана. А поцелуй все набирал обороты, грозясь воспламенить наши губы и тела. Он первым отстранился и выдохнул мне в губы:

— Отпусти мои руки — и под мой затуманенный страстью взгляд, медленно облизал свои губы. Ууу змей — искуситель.

— Больше не сбежишь? — хрипло прошептала в ответ.

— Даже и не надейся — рыкнул мне Дар и освободившимися руками, обхватив мою попку, впился мне в губы.

Меня наглым образом перевернули на спину и подмяли под себя. Но как? Он же был слаб как новорожденный котенок? С удивлением всмотрелась ему в глаза и чуть не дала деру подальше от него. Его зрачки были красными. Почему красных если они должны быть желтыми?

Заметив мое удивление, Дариан обольстительно улыбнулся и хитро подмигнул.

— Когда ты попыталась меня напоить человеческой кровью, твой Зверь обратился ко мне мысленно и спросил: «Хочу ли я быть с тобой?» На что я ответил: «Что ничего не хочу так сильно в жизни, как быть с тобой рядом». И когда мы целовались, то я прокусил тебе губу. Твоя кровь смешалась с моей. Теперь я знаю все про то, кем ты являешься и откуда пришли Древнии. Но не это главное малыш, а знаешь что? — он склонился к моему ошарашенному лицу и лукаво заглянул мне глаза.

— Неет, а что? — все инстинкты стали кричать «Беги!!!».

— А это значит, что я стал сильней тебя, я ТВОЙ Альфа, как и Бай. И теперь даже если ты попытаешься от нас убежать, мы тебя найдем и…

— И залюбим…досмерти- продолжил подошедший к нам Бай, при этом скидывая на землю остатки своей грязной и порванной одежды. Слава Богам его штаны были целы.

Мое сердце бешено забилось от предвкушения и страха. И не дав мне ничего предпринять Дариан впился мне в губы, в то время, как Байлок взяв мою руку, впился зубами мне в кисть. Сделав несколько глотков и зализав мне ранку, он, рыкнув на Дариана прорычав:

— Дай и мне закрепить союз с нашей супругой брат, — и, не дав мне опомниться, страстно поцеловал меня и прижал к себе.

«Он сказал супругой??? И когда это я успела на это согласиться???». Но мой вопрос так и завис у меня в голове, потому что груди коснулось горячее дыхание Дариана, а его губы сомкнулись на моем возбужденном соске…

«Надо это срочно прекращать» — быстро пронеслось в голове. Тело пылало, как в лихорадке. Голова шла кругом, а внизу, между ног, стало так влажно и горячо, что я испытывала стыд и томление одновременно. Два сильных Альфы-самца, буквально вылизывали каждый миллиметр моей разгоряченной плоти, временами нежно прикусывая кожу и губы. Никогда в жизни мне не было так хорошо и уютно. Но что-то мне мешало расслабиться, какая-то навязчивая мысль. И я вспомнила…ОТЕЦ!!!

Резко вырвавшись из объятий этих похотливых мужчин, я осмотрела поляну, в попытке найти отца. Но его нигде не было видно.

— Где отец? — спросила я у Байлока и слегка отошла от него на пару шагов.

Сейчас осознав, что меня наглым образом оставили одну с двумя взрослыми и до предела возбужденными мужчинами, мне стало страшно. Вот не так я себе представляла первый раз. Да еще на сырой, холодной, пропитанной кровью, земле. Видимо осознали это и братья, так как виновато опустили головы и стали нервно перебирать свои волосы, пытаясь, чем-нибудь занять свои трясущиеся руки.

— После того, как охотники вырвали сердце Дара и исчезли, Аскет сражался со мной бок обок, с оставшимися людьми. Охотники, поняв в чью сторону, идет перевес, стали отступать. Твой отец обернулся ко мне и сказал, чтобы я оставался с тобой и братом, а сам отправился за ними. — ответил хрипло Бай, от голоса которого кровь жидкой лавой снова побежала по венам и толчками опустилась между ног. Стоя напротив них, ощутила, как по внутренней стороне бедер, что-то медленно побежало вниз, я интуитивно попыталась свести ноги.

— Нет, я больше так не могу. — зарычал Дариан и стал наступать на меня. От страха попятилась назад и уперлась бедрами в ствол небольшого дерева. Но мне не позволили обойти его и скрыться от сверкающих в ночи красных глаз близнецов. Замерев вдвоем напротив меня, они шумно вдыхали и выдыхали воздух, в котором тяжелым и вязким туманом висело дикое возбуждение.

— Малыш не бойся нас, просто пойми…очень тяжело совладать с таким сильным желанием, которое мы с Байлоком испытываем к тебе. Это так сладко и одновременно чуждо, что мы держим себя из последних сил, чтобы не сорваться и не сделать тебя своей. — тяжело шептал мне в губы Дар, прижимая меня к стволу дерева, при этом закинув мои ноги себе на бедра. В таком положении я чувствовала его твердую плоть, которая терлась об мои не менее возбужденные и влажные складочки.

Я не знала, что такое быть с мужчиной, как и не знала мужской ласки. И от незнания сего факта, мне было немного страшно. Но под такой голодный и наполненный страстью взгляд, хотелось сбросить оковы страха и стыда. Раствориться в их нежности и заботе. Найти хоть маленький, но свой островок мира и счастья. Я так устала быть одной. Хотелось быть кому-то нужной, полезной и…любимой. Мне хотелось довериться, вырвать из груди часть той щемящей души пустоты и сбросить тяжелый камень боли с сердца. Да я действительно простила Байлока, не могла иначе. Просто чувствовала сердцем, что так надо и верила в это.

Дариан толкнулся мне в промежность, отчего я застонала и вцепилась ему в волосы на затылке. На что он судорожно вздохнул и, простонав, спросил:

— Чего ты хочешь малыш?

— Для начала вернуть тебе сердце… — выдохнула я ему в губы и повернула голову в сторону Байлока. — Ты поможешь мне? — спросила я у него и вскрикнула, так как Дариан прикусив мне шею и намотав волосы на свою руку, потянул вниз..

— Конечно сладкая. Я бы не за что не отпустил бы тебя одну, — ответил Байлок на мой вопрос и нежно поцеловал в губы.

— Ммм, вкусная, страстная, нежная. Моя, — горячо шептал мне Дар на ухо и покрывал шею и верх груди легкими поцелуями.

— Ррр, — зарычал на него Бай.

— Наша, — тут же исправился Дар и довольно хмыкнул.

А мне стало так хорошо и приятно. И смотря в ночное звездное небо, по которому плыли тяжелые черные облака, я улыбалась.

Ууу собственники. Уу хитрицы. Уу волки лохматые…зато мои…оба..

— Надо идти, время уходит, у нас меньше суток…и если мы не успеем… — я так и не успела договорить, как мои губы накрыли горячие губы Дариана.

— Мы успеем сладкая, не волнуйся, все будет хорошо — пытался меня успокоил Байлок, при этом гладя мое оголенное бедро, слегка царапая кожу, выступившими на пальцах когтями. По телу прошла волнующая и сладкая дрожь.

Но все хорошее, имеет свойство, когда-нибудь заканчиваться и, опустив меня на землю, Дариан с огромным трудом, не отведя от меня горящего взгляда, отошел в сторону, следом за ним, с тяжелым вздохом, отодвинулся и Байлок. В их глазах была такая боль и тоска, как будто они лишились источника света и тепла.

От их несчастного вида у меня защемило сердце, и, не сказав больше ни слова, побежала через поляну, в ту сторону, куда ушли люди с сердцем Дара. Ветки хлыстали по разгоряченным щекам, приводя в порядок тревожные мысли. По бокам от меня бежали близнецы, постоянно следя за тем, чтобы я не ушиблась и не поранилась. Стало безумно приятно за их заботу, но тут в моей голове что-то щелкнуло и я зарычала:

— А с чего вы решили, что я ваша супруга? — на что, видя мой недовольный и злой взгляд, эти…га…волки, разбежались в разные стороны. Сказать, что я была в шоке, ничего не сказать. Я не знала за кем бежать первым, но в кровь ударил азарт грядущей охоты и довольно оскалившись, ринулась вслед за Байлоком, ломая кусты.

***
В это же время на юге Захрии

Я давно догадался, что с этим «зеркалом» не все было так гладко, как казалось на первый взгляд. Однажды один из слуг короля, тайно промышляющий воровством и шпионажем, был пленен одним из охотников. Тот видимо, с перепугу, начал вещать о странном «зеркале», которое располагалось глубоко под землей, в самом центре лабиринта пещер под замком. Он говорил, что-то об огромном полотне, которое было зажато средь двух каменных черных столбов. Никто не поверил этому глупцу, пока один гвардеец из королевской стражи, не гуляя и не прячась со своей невестой по углам, вдвоем не увидели воочию это поистине колоссальное сооружение. Молодой страж, позабыв о том, что хотел сделать со своей почти уже женой, поспешил к королю. Выслушав запыхавшегося юнца, Эндор I приказал мне спуститься в пещеры и проверить, правда ли то, о чем поведал ему юноша.

Я как сейчас помню тот день, когда спускался в эти пещеры. Там всегда было ужасно влажно и жарко. Видимо этому была причина горного ландшафта, так как правая стена замка примыкала к не спящему вулкану. Не спящего потому, что раз в пять лет в жерле, происходил процесс выброса избытка лавы. Слава богам или матушке природе, но лава всегда вытекала с другой стороны от стен замка, огибая крепость и поля, на которых росла пшеница, а выше на склоне пасся скот. Да нам была не страшна лава, но вот толчки, которыми сопровождался выброс «огненной» воды, знатно рушили высокие стены королевской крепости. Из-за чего каждые пять лет велись ремонтные работы по укреплению стен и фундамента замка.

Но сейчас не об этом, а о самом таинственном и загадочном «зеркале». Признаюсь, когда я увидел его в первый раз, то потерял дар речи. Оно было просто ОГРОМНЫМ. В высоту около десяти метров, а в ширину все пятнадцать. Толстые черные каменные столбы, словно огромные руки, держали «зеркало» в тисках, не давая ему упасть. По верху зеркального полотна, шла письменность, на чужом языке, которого я не знал. В тот момент я наверно, испытал болезнь всех исследователей и ученых. А именно у меня от важности и ценности находки, закружилась голова, а сердце забилось, как сумасшедшее.

В одном из столбов была небольшая выемка, но для чего она была нужна, я не знал, до сих пор…

Пока не нашел ответ в древней, почти выцветшей от времени и света книге, датированной от года принятия веры людей Верховному Анорису — победителю над Лугару… Но вот кто или что такое Лугару я не нашел, как не искал.

Ища сведения о «зеркале», в одной из книг я нашел небольшое стихотворение:


Врата меж тьмой и светом,

Врата добра и зла,

Открой их вновь, не бойся зря,

Дав сердце волка, как подношение,

Склони чело и преклони колени,

ОНИ придут и али друг, склонись,

Но если недруг…то берегись…


Я долго думал над этими строчками. И сколько не старался понять и уловить суть, заложенную в них, пришел к единственному выводу, что нужно попытаться открыть эти таинственные врата и узнать ответы на свои вопросы.

А уж кто или что из них вылезет, то в полной мере прочувствует мощь и силу охотников, ведь что может быть страшнее и омерзительней оборотней, которых всего осталось ничего?

Из воспоминаний меня выдернул шум за спиной. Резко обернувшись, я увидел, как в проеме пещеры появился мой верный слуга и по совместительству лучший друг Рок. Он много лет служил мне верой и правдой, единственный оборотень которого я воспринимал как человека, а не ужасного монстра, который при восходе луны превращался в исчадие ада.

— Достал? — пытаясь скрыть волнение в голосе, спросил я друга.

— Ты во мне сомневался Леоний? Ай яя яй нехорошо, но признаюсь пришлось немного попотеть. Зато знаешь, кто решил поделиться столь ценным даром? — довольно оскалился Рок, держа в руке небольшой мешочек, с которого на пол капала кровь.

— Нет, просвети своего старого друга. Не у что сам Байлок? — злорадно спросил я.

— Нет уж, извини, всего лишь его брат Дариан. — расстроено вздохнул друг и пошел в сторону одной из колонн «зеркала», в которой находилась выемка.

— Я подумал, что ты не будешь возражать против того, чтобы я поучаствовал в этом великом открытии и преподнес Вратам дар? — замерев на месте и не доходя до колонны, спросил меня Рок.

— Нет, друг я не буду возражать, можешь начинать, — после небольшой паузы ответил я и отошел подальше от Врат к своим людям, что сейчас в полной боевой готовности стояли за моей спиной, готовыми ко всему…

Рок положил сердце в специальный отведенный для этого паз. Сначала ничего не происходило, но прошло немного времени, и по зеркалу пошла рябь, а письмена по контуру всего полотна, загорелись белым светом. В пещере сразу стало тихо. От увиденного все потеряли дар речи, в том числе, и я. Вот только Рок не был так удивлен и под непонимающие и удивленные взгляды охотников, опустился перед вратами на колени и упустил голову к земле.

— Что происходит друг? — вышел я вперед, не зная, как реагировать на его выходку.


— Дав сердце волка, как подношение,
Склони чело и преклони колени,
ОНИ придут и али друг, склонись,
Но если недруг…то берегись… 

— прошептал ели слышно он на мой вопрос и замер, словно почувствовал или услышал что-то.

По телу прошла нервная дрожь. Зеркало издало скрежет и под тяжесть шагов, из него вышли ОНИ…

Мои люди были готовы ко всему, но не к тому, ЧТО вышло из Врат…

***
Мир Вэдана

— Мой царь Врата открылись пару минут назад, волкодлаки чуют угрозу с чужой стороны, что прикажете нам делать? — спросил и упал на колени один из слуг царя всех Лугару — Арнея.

— Даже так, очень интересно. Что мы знаем о том мире сын мой? — хмуро спросил Арней, поворачиваясь к своему старшему сыну Сету, который в данный момент читал письмо, присланное из соседнего клана Кицунэ.

Молодой мужчина, быстро свернув листок и, сжав его в кулаке, выкинул в горящий камин. Вскинув голову и посмотрев на отца прямым и холодным взглядом, он заговорил:

— Практически ничего мой царь, только то, что мир наших предков соседствовал с людьми. За такой промежуток времени многое должно измениться. Таким образом, возникает два варианта исхода событий. Первый — земли населяют наши собратья, во главе Древнего Лугару, и второе — людей стало намного больше и миром правит их король. Следовательно, портал открыли братья ища помощи и поддержки наших войск и богов. — рассуждал юный Лугару, подходя к каменному огромному трону на котором сидел его отец.

Подойдя почти вплотную к трону, Сет преклонил свое колено и склонил перед царем голову.

— Позволь мне исследовать этот мир отец. Я возьму с собой десять волкодлаков и своего младшего брата Сана, ему уже давно пора повзрослеть. Это будет ему серьезной практикой перед сдачей диплома в Академии.

Мудрый царь, молча, смотрел на своего сына. Мальчик давно уже вырос и возмужал. Пора и ему царю идти на покой, но до этого момента ему нужно, чтобы его сын выбрал себе спутницу жизни.

— Хорошо Сет. Иди и возьми с собой все, что тебе нужно, но на заре десятого солнца ты должен мне сказать, кто будет твоя пара. Пора тебе сесть на этот трон и натереть уже себе мозоли на заднице, — довольно рыкнул отец и встал с трона, чтобы размять затекшие мышцы спины и поясницы.

— Спасибо за доверие мой царь. Я тебя не подведу. А что касается пары, то, сколько я не присматривался, моему зверя никто не привлекает. Но если это нужно для стаи, то я выберу достойную и сильную самку — смерено и холодно произнес Сет. После встал в полный рост и напоследок посмотрел на отца, вышел из тронного зала.

Но, не успев сделать и пару шагов, как на него налетел, словно вихрь, его младший брат и с огромными от возбуждения глазами, который что-то пытался ему сказать. Но толи от волнения или чего-то еще у него это плохо получалось.

— О Великий…там…они…портал…новые горизонты…быт…культура. Как же тебе повезло, ведь отец тебе поручит исследовать этот мир — с завистью и взахлеб, вещал младший сын царя.

— Не кипятись мелкий, ты идешь со мной. На сборы у тебя десять минут, пока я найду своих волкодлаков. — и под ошарашенный и не верящий взгляд брата, Сет двинулся в сторону ангаров с дикими зверями.

Спустя десять минут, собрав все необходимое, Сет и Сан с волкодлаками, стояли лицом к порталу. Древний и единственный Портал, располагался в северной крыле замка царя Арнея, где на протяжении многих веков, двери этого зала были закрыты, казалось бы, навечно. Но именно сегодня Боги решили преподнести им дар, а может и…проклятье…

Волкодлаки заметно нервничали, и Сет похлопал Орсу, предводителя своих сородичей, по боку, так как до спины ему было не дотянуться, чтобы он немного успокоился. Волкодлаки самые сильные воины, после самого царя и его детей. Эти огромные черные волки, были в холке около двух с половиной метров. В их огромной пасти с легкостью, мог уместиться, среднего роста человек или крупный дикий зверь. У них была сверх быстрая регенерация и поэтому их было очень сложно ранить, не говоря о том, что почти не возможно убить.

— Спокойно мой друг. Мы только обследуем окрестности и по возможности узнаем о том мире, что столько лет был от нас сокрыт, — прошептал Сет на ухо верному волку и вошел в портал. Следом за ним вошел Сан с охраной.

По выходу из портала первым делом старший сын царя, увидел слабого оборотня, который преклонив колени, стоял на пути у его отряда. Слабого потому, что в его крови даже и близко не было родства с ними — Лугару. Смесок, даже не полукровка. Да уж все намного печальней, чем думал Сет. Из грустных мыслей его выдернул предупреждающий рык Орсу, который едва дернулся вперед, защищая своего будущего царя.

Осмотревшись, Сет и Сан увидели, как их окружили сотни людей в черных одеждах. От них разило ужасом и ненавистью. Но тут произошло то, что Сет ожидал меньше всего.

Он учуял запах, нет ЗАПАХ!!! И шел он от слабого оборотня. Подскочив к волку, Сет вздернул его за воротник куртки, обнюхивая и не веря своим глазам.

САМКА!!! Невинная. Сильная. Лугару, как и он сам.

Не. Может. Быть!!! МОЯ!!!

Глава 17

Серенити

Байлок был в своей стихии, резвился в обличии волка средь деревьев, как ребенок. Дариан немного от нас отстал, но я думаю это не надолго. А я уже на последнем издыхании, чувствуя приятную усталость во всех мышцах, присела на поваленное дерево, встречать рассвет. Вдалеке среди макушек деревьев, виднелись башни королевского замка дяди Эндора. В спину подул прохладный влажный ветер, приятно остужая разгоряченную после бега кожу. Самое удивительное мне почти не хотелось, есть, хотя я не ела, по моим подсчетом, уже сутки. Закрыв глаза и подставив лицо восходящему солнцу, я наслаждалась минутами спокойствия и умиротворения.

Из неги меня вырвал детский крик, который сразу же привел мое тело в боевую готовность. Вскочив со ствола дерева, на котором сидела, начала обсматривать поляну. Из королевского парка на опушку леса выбежал маленький ребенок, лет семи. Даже на таком расстоянии я чувствовала его страх и боль. Сжимая что-то в своих маленьких ручках, он громко плакал и постоянно оглядывался назад. Но, не успев даже и предположить, что могло так напугать ребенка, как следом за ним на поляну выскочил огромный черный волк. Таких экземпляров, я еще не видела никогда. Огромный, размером с маленький сельский домик, с огромной пастью, которая была измазана в крови, играл с мальчиком как с добычей, загоняя того в угол.

Во мне вспыхнула такая ярость, что, не помня себя от злости, кинулась волку наперерез. Волк настолько был увлечен своей жертвой, что не заметил, как я подскочила к нему сбоку и со всей силы ударила по морде. Его отбросило на пару метров по склону вниз. Пока монстр, трусил головой и проходил в себя, я схватила рыдающего ребенка на руки и бросилась в сторону замка. Внутри я чувства, что нужно поступить именно так. Но вспомним о Байлоке, резко остановилась и обернулась. На поляне в лучах солнца, уже кружило два самых опасных хищника. Бай в обличии волка, рвал монстра на части, но тот не хотел сдаваться и давал сдачи. Почувствовав мой взгляд, обернулся ко мне и довольно оскалился, давая понять, чтобы не переживала и шла дальше. В ответ тепло, ему улыбнулась, и удобней взяв ребенка под его маленькие бедра, побежала к королевскому замку.

Ворвавшись в главные ворота, немного растерялась. Здесь была такая паника, что вырвавшиеся из стойла лошади от страха топтали женщин и детей, которые выбегали на улицу из стен замка. Передав ребенка в руки одному из стражников я бросилась помогать воинам дяди отлавливать лошадей и загонять их в стояла. Справившись с этой задачей, я поспешила в тронный зал. Нужно отыскать дядю и узнать, что здесь творится и откуда, в нашим мире взялись такие экземпляры волков.

Идя по длинному коридору, ведущий в тронный зал, мне на встречу, бежали слуги, и даже охотники с полными ужаса глазами.

— Да что здесь происходит? — под такие тревожные мысли я толкнула высокие сводчатые двери-ворота в тронный зал.

Те, в свою очередь медленно и скрипя, открылись. Первое, что я заметила так это окровавленный пол и душераздирающий крик и плач женщин, склонившихся над бездыханными телами своих мужчин и братьев.

— Что здесь к дьяволу происходит? — громко прокричала я, пытаясь перекричать гул, стоящий в помещении.

В тронном зале сразу же смолкли все звуки и голоса. И подняв вверх голову, я поняла почему. На троне сидел незнакомец. Его большую и мускулистую грудь облипала красная ткань, больше похожая на бархат. Длинные черные волосы, подобные шелку спускались ему на грудь, почти касаясь его ремешка, что плотно сжимал его талию. Его красивое овальное лицо, было слегка покрыто небольшой щетиной. Ровный нос и большие синие глаза неотрывно и заворожено, рассматривали мою фигуру от кончиков грязных пальцев на ногах до самой макушки на голове. В полной тишине мы рассматривали друг друга, ощущая, как в воздухе растет напряжение. Оно было настолько осязаемым, что можно было дотронуться до него рукой и сжать в кулаке.

Незнакомец был очень хорош собой. На вид ему было лет двадцать пять, но Зверь шептал в голове, что он намного старше, чем кажется на первый взгляд. Я так увлеклась рассматриванием мужчины, что разнесшийся по залу голос, заставил меня вздрогнуть и немного отойти назад.

— Я надеюсь это не твой повседневный наряд, крошка Рен? — обманчиво ласково спросил незнакомец, приподнимаясь с трона. Он был выше даже Байлока и Дариана. Мощный и ужасно красивый. Истинный самец.

Я почувствовала от него такую силу, что хотело сразу же покается во всех смертных грехах и упасть на колени и бить челом об пол. С трудом сбросив оцепенение и поборов секундный страх, скрестила руки на груди, при этом не осознанно шире приоткрыв ворот своей рубашки. Незнакомец судорожно выдохнул, а в глазах вспыхнуло пламя.

— С каких это пор я должна отсчитываться перед незнакомцем, который судя по тому, что не только не знает правила хорошего тона, но и даже не удосужился представиться, хотя знает, как меня зовут? — холодно спросила я, обнимая свои почему- то замершие плечи.

— Мое имя Сеторий из рода Лугару Ходящих по Мирам. И я не незнакомец, а твой будущий король. — самодовольно усмехнулся этот… ВОЛК!!!

— А у тебя большой или маленький… — но тут мне не дали договорить, так как передо мной встал этот, возомнивший себя королем, волк. И поняв, что я сказала, немного покраснела. Ведь я хотела спросить о размере его волка, а этот козел подумал о …в общем не о том он подумал.

— Тебе скоро представится такая возможность узнать это крошка Рэн. И я думаю, ты не разочаруешься. Поверь, я смогу тебя удовлетворить. Во всех смыслах. — склонившись к моему уху горячо выдохнул Сеторий, при этом слегка касаясь губами моей щеки.

Сердце забилось, как сумасшедшее, вызывая дрожь по всему телу, сбивая дыхание и опьяняя разум. Я чувствовало, как мои соски возбужденно сжались в твердые горошины и проступили на поверхности плотно обтянутой мной рубашки. Сеторий, как и я боролся со своей неожиданной возникшей на меня реакцией, решив отступить от меня подальше, при этом сильно сжимая кулаки.

— Ты не мой король, — хрипло сказала я и под горящий взгляд мужчины, стала отступать назад. Его неприкрытое дикое желание, одновременно пугало меня и наталкивала на греховные мысли. От которых хотелось запрыгнуть ему на руки и целовать до тех пор, пока не заболят губы.

— Ты права ПОКА не король, но СКОРО я им стану. А ты… — хрипло прошептал он.

— А я… — не менее хрипло продолжила я.

— Станешь моей королевой..

— ЧТО??? — возмутилась я и пошла на него грудью.

Но стоило мне только к нему подойти на пару шагов, как путь мне преградил, откуда-то неожиданно взявшийся, огромный черный волк. И это волк был не тот, с кем пару мгновений назад, дрался Байлок. Он был настолько высок и мощен, что возвышался надо мной, как скала. С его пасти капала вязкая слюна, вследствие чего, на полу возле моих голых ног, образовывалась приличная по размерам, лужа. Из глотки волка вырвалось рычание, которое, по-видимому, должно было меня напугать.

Но страха не было. И я не сильно, но настойчиво отвела рукой его морду от себя в сторону. Зверь ошарашено уставился на меня и присел на задние лапы.

— Я тебя не боюсь, уж извини. Понимаешь или нет, но твой хозяин, мне кое, что должен объяснить. И еще, если ты тут главный, то почему твои сородичи нападают на беззащитных детей? — зарычала я на него не хуже волка.

На что этот исполин, понуро опустил голову и посмотрел на меня виновато.

— «Люди слабы и хитры. И лучше уничтожить их в маленьком возрасте, чем ждать удара в спину, когда они вырастут». - заговорил чужой голос у меня в голове.

Я не сразу поняла, что со мной говорит черный волк. И когда поняла, то испытала удивление и злость.

— Что значит уничтожить? Почему вы не можете жить с ними в мире? Да соглашусь, бывает люди хуже диких зверей, но это не повод убивать всех без разбору. Это же дети, маленькие невинные дети. — мне стало больно и обидно за людей. Ведь совсем недавно я была по ту сторону, а теперь…я сама по себе. И вообще, мне надо сначала найти сердце Дара, а не вести светскую беседу.

Зверь что-то хотел мне сказать, но я закрылась от него и, обогнув сидящего передо мной волка, подошла к «королю».

— Кто вы такие и где король Астории, настоящий король? — добавила я и снова скрестила руки на груди. Красавчик, посмотрел в район моей груди и тихо застонал, при этом закусив свою нижнюю губу. Выглядело это ну очень…жарко. В животе сразу же образовался тугой узел из желания и неудовлетворенности.

— «Самка созрела и готова к спариванию, мой Альфа»- пронеслось у меня в голове голос волка, от чего я вздрогнула и смутилась.

— «Я уже понял, мой друг. От нее так разит желанием, что я еле держу себя в руках. Никогда еще с такой силой я не хотел пометить самку. И не позже, чем луна взойдет на небо, к вечеру она станет моей». — охрипшем от желания голосом, самодовольно сказал Сет черному волку.

Смущение сменилось негодованием. Волк нервно дернулся в сторону, а Сет удивленно на меня посмотрел.

— Только не говори, что слышала все, о чем мы сейчас мысленно говорили, крошка?

А я и не сказала, а молча, двинула ему кулаком в челюсть…

В это же время в пещерах королевского замка

— Что делать с этим куском мяса? — спросил один из охотников Рока.

— Оно больше не нужно, как Вратам, так и его владельцу, который сейчас кормит земляных червей, — злорадно смеялся Рок, — Разрешаю тебе его съесть.

— Что? Ты в своем уме. Я не настолько голоден. — засмеялся охотник и сжал все еще бьющееся сердце в руки.

— Странно. Оно еще теплое и сокращается. — удивился охотник и посмотрел на Рока.

— Да это странно. Проколи его и на этом все закончится. На одного Альфу станет меньше.

Рок боялся, что что-то пойдет не так. Время было очень мало, для того, чтобы предупредить, Краса, что он нашел портал в другой мир и пора начинать приводить свой план в исполнение. Скоро совсем скоро, мир людей падет. Эти жалкие твари слишком долго пользовались дарами этой земли. Пора свергнуть их и положить начало новой эпохе — эпохе оборотней.

Охотник быстро выхватил из сапога маленький кинжал и не спеша стал надавливать на мышцу сердца до тех пор, пока на нем не выступила кровь. Он уже почти проткнул его насквозь, когда со сторону портала вспыхнул свет и из «зеркала» вышли две обворожительно красивые девушки. САМКИ??? Обе были одеты в черные кожаные брюки, которые, как вторая кожа облегала их аппетитные формы. На их стройные ножки, были обуты высокие замшевые сапоги, которые по высоте доходили до самых колен, частично скрывая их. Красные кожаные корсеты сжимали их тонкую талию, как тиски, выгодно подчеркивая полную грудь. Если их фигуры ничем не отличались друг от друга, то вот лицо и цвет волос были различны. Девушка, что стояла справа, была рыжеволосой. Ее длинные волнистые огненные волосы были собранны и подняты в высокий хвост, не произвольно привлекая мужские взгляды к молочно-белой коже плеч и шеи. У нее было овальное лицо, зеленые большие глаза в обрамлении длинных черных ресниц, и полные розовые губы. Она была безумно хороша собой. Другая девушка была полной ее противоположностью. Ее белые, как снег волосы были заплетены в толстую косу, которая спускалась до самой талии. На треугольном лице, были ярко выражены голубые глаза. У нее не было таких полных губ, как у другой девушки, но она была не менее прекрасней, чем рыжеволосая. По мере того, как их грудь поднималась и опускалась, Рок понял, что они чем-то взволнованы или напуганы.

— Милые леди, что привело Вас в нашу скромную обитель? — елейным голосом спросил Рок, подходя медленно к девушкам.

Слегка вздрогнув и обратив на него внимание, Белоснежка, как для себя окрестил ее Рок, посмотрела на него и, подняв свою тонкую, изящную кисть в направлении охотника произнесла:

— Это, — холодно ответила красавица и указала на сердце, которое уже почти перестало биться в руках охотника.

— Сладкая, зачем тебе кусок мяса, когда перед тобой такой цельный и красивый мужчина? — плотоядно улыбнулся Рок.

— Ты мне не интересен, смесок, — презрительно выплюнула девушка, и стала медленно подходить к охотнику, как хищник, идя на дичь.

— Смесок? Да что ты себя позволяешь сучка? — яростно зарычал Рок. — Тот, кому оно принадлежало, уже труп. Уничтожь его. — приказал он охотнику.

После произнесенных слов, мелькнули две смазанные тени. Мгновение, и в противоположные друг от друга стороны, летят охотник и волк. От сильного удара головой об камень, Рок стонет и медленно съезжает вниз по каменной стене пещеры. Перед глазами появляются черные мошки, из носа течет кровь. Оборотень пытается встать, но у него ничего не выходит. Крик боли, и хруст костей, сотрясает стены пещеры. Перед взором Рока огромный белый волк рвет на куски охотника, который от ужаса и боли хрипит и захлебывается собственной кровью. Его агония продолжается не долго. Белые волк, выплюнув из-за рта сгусток крови, отошел от затихшего и истерзанного клыками трупа. Секунда, и волк перевоплощается в блондинку. Девушка стала осматриваться вокруг и, заметив желаемое, наклонившись, подняла с пола грязное, вымазанное в земле, сердце. Поднеся его к своему вымазанному в крови лицу, она вдохнула его запах.

— Он близко Лис, я чувствую — сказала она рыжеволосой, и быстро сорвавшись с места, побежала к выходу из пещеры.

Следом за ней из пещеры выскочила и ее знакомая. Рок попытался встать, но у него снова ничего не вышло. Видимо от сильного удара позвоночник был сломан, ноги никак не реагировали на приказы мозга.

— Полежу немного, — тихо сказал волк и отключился. А пока он будет спать, регенерация сможет срастить сломанные кости и залечить все раны.

***
Байлок

Мои плечи и спина были в глубоких порезах, полученных в бою с черным дьяволом, что сейчас кружил вокруг меня, как дикая озлобленная пчела. И откуда он только здесь взялся? Честно к такому я был не готов. Я привык быть во всем первым, быть Альфой своей стаи. А тут такой исполин, да еще на моей территории. Ррр.

Не знаю, сколько прошло времени, посте того, как Рен исчезла с ребенком на руках. Минуты или часы. Но во всем теле, уже начинала ощущаться, смертельная усталость. Я чувствовал, что силы на исходе, мне требовалась помощь. Едва только об этом подумав, как замечаю движение за спиной у черного волка. Пользуясь тем, что волк сосредоточен на мне, Дар вгоняет зверю между ребрами свою когтистой лапу, и с огромным усилием, от которого на его лице выступает пот, вырывает ему сердце. Волк судорожно дыша, падает на влажную от росы траву.

— Спасибо брат. Еще немного и меня бы разорвали на части, как кролика, — поблагодарил я брата и упал на траву, отдышаться и немного отдохнуть.

— Да уж, еле успел. Отвлекся на кролика. — упал Дар возле меня на спину и повернув голову в мою сторону весело и заразительно рассмеялся.

Мы смеялись, как не нормальные, избавляясь от усталости и напряжение. Я уже чувствовал, прилив новых сил, когда смех брата резко оборвался.

— Что случилось? — спросил я, переворачиваясь на живот.

Дар держался за грудь и тяжело дышал, при этом его глаза были плотно закрыты, как будто он испытывал сильную боль. Мне стало страшно, я понял, что брат умирает и на этот раз уже по- настоящему.

— Держись братишка, — поднимаясь с земли и беря его под руки сказал я, — сейчас я дотащу тебя до Рен и она тебя подлатает.

— Нет, Бай, слишком поздно, мне не жить. Передай ей, что я… — хрипел, как в агонии Дар.

— Нет!!! Ничего не говори, ты сам ей все скажешь, потерпи немного. Я прошу, держись братишка. — вот так подбадривая Дара я тащил его в сторону главных ворот замка.

В ворота замка мы буквально ввалились. Дар был очень плох, а я чуть не терял сознания от усталости. К нам подбежали два огромных волка, показывая свои внушительные зубы.

— Щас немного полежим и надерем вам задницы, — пошутил я. На что они агрессивно зарычали и ближе подошли к нам с братом.

«Наглый смесок- услышал я у себя в голове. — Жалкий волк, я буду жрать тебя, пока мой брат будет жрать твоего брата. Посмотрим, кто кому надерет задницу».

— Прости, не знал, что ты такой чувствительный, ну прям как баба. — зарычал я на волка, закрывая собой брата.

«Смелый безумец или бесстрашный глупец?».

— Сильный Альфа, который хочет спасти своего родного брата. — разнеслось за нашими спина и я обернулся. В дверях, ведущих в главный зал, стояла обеспокоенная Рен, а справа от нее, высотой в две головы, возвышался незнакомец. Смею заметить, стоял он к ней слишком…слишком близко.

Я уже хотел ревностно зарычать, когда меня отвлекла Рен, которая быстро стала, спускаться по ступеням. Быстро подбежав к нам, она поднырнула Дару под руку с другой стороны, перенеся часть его тела на себя.

— Что с ним? Совсем плохо? — с волнением в голосе спросила она.

— Не переживая девочка, с ним все нормально, притомился немного, кролик уж очень хотел жить, загонял парня совсем. — улыбался я ей, меля всякую чушь.

— Что ты мне зубы заговариваешь, он еле дышит — разозлилась на меня Рен, зато хоть отвлеклась от грустных мыслей.

— Он уже труп, к тому же у него не бьется сердце — послышался у меня за спиной чей-то незнакомый мужской голос, на что я зарычал и обернулся, дабы наказать наглеца.

Рядом со мной обнаружился незнакомца, который совсем недавно стоял не позволительно близко рядом с Рен на степенях. Он был силен. Очень. Не только физически, но и как Альфа. Древний. Истинный Лугару, не то, что я.

— Ты бессмертный? — злобно спросил я у крутого Альфы самца.

Он был, не возмутим и спокоен, но ровно до тех пор, пока его надменность и холодность, полетела к чертям, когда моей груди коснулась маленькая ладошка Рен. Интеррресно…

— Бай, перестань, потом будете выяснять, кто сильнее и круче. Дар умирает, а я не знаю, где его сердце. Что нам делать? — ее губы дрожали, а в глазах застыли не пролитые слезы.

— Я не… — не успел ответить я, как меня перебили.

— Я знаю, — ответил нежный незнакомый голос.

Со стороны конюшен к нам стремительно приближались две незнакомые мне молодые девушки. Самки?! Они были очень красивы, но не одна из них не вызвала во мне и капли тех чувств, что вызывала Рен.

— Мирия, какого дьявола, ты здесь делаете с Лисандрой? — зарычал незнакомец на почти подошедших к нам девушек.

— Не рычи брат. Я пришла спасать свою пару- сказала блондинка и тепло улыбнулась, пришедшему в себя Дару.

Глава 18

Аскет

Добрался до логова Краса, я уже под утро. Едва первые лучи озарили вход в грот, где потайной ход скрывался за железной дверью. Ее было очень сложно найти обычному человеку, но не оборотню. Всю дорогу от поляны, где сейчас находилась моя дочь со своими волками, меня вел запах смерти и крови, что, как невидимая нить, сматывалась в огромный клубок проблем и неприятностей. Честно я сбежал. И от кого? От собственной дочери. Да она права. Кто я ей? Если бы можно повернуть время вспять, я бы никогда так не поступил, как много лет назад.

Помню тот день, когда на порог моего дома пришла она — Патриссия. Моя пара. Мать Серенити. Единственная женщина — человек, которая смогла обуздать мой буйный нрав и ужасный характер. Тогда я уже находился в этом мире около года. Мне было поручено изучить мир Астр, так его называют люди, которые уже много веков здесь, как живут, и обрабатывают землю. Но мне бы хотелось рассказать, как я здесь оказался, и что двигало мной на тот момент.

Когда-то, много тысячелетий назад, миром правили Духи Природы. Духу Луны и Духу Всего Живого достался один мир на двоих. Они решили назвать его Асторном, сокращенно от начала каждого имени духа. Асторис, Дух Луны и Рномус — Дух Всего Живого. Асторис придумал всех живых тварей, что сейчас населяют мир Астр, но в их числе не было людей. Любимой и единственной страстью Духа Луны было его творение — Лугару. Сильные воины, наделенные небывалой силой природы — магией лунного света. Что представляла собой эта магия? Прежде всего, способность перевоплощаться в волка. И не просто в обычного хищника, который гонялся за кроликами и белками, а в самого опасного и сильного существа, когда-либо населяющего миры, создаваемыми Духами Природы.

Большое массивное туловище, по размеру достигающее, самого большого медведя. Широкая пасть с острейшими зубами, как у саблезубого тигра. Сильные конечности с длинными когтями на концах фаланги пальцев. Прибавьте к этому сильнейший инстинкт охотника, сверх слух и максимально развитые чувства обаяния, да еще разум. Вы получите идеального убийцу.

Что касается магии. Асторис решил дать своим «детям» невероятные способности, одни из которых аэрокинез и создатели порталов. К аэрокинезу относилась способность управлять стихией воздуха. Лугару, который владел этой стихией, мог вызвать маленький смерч или огромный торнадо. Создатели порталов же создавали особый «туннель», через который можно было перемещаться с огромной скоростью или мгновенно. Также Дух Луны наделил своих волков телепатией и возможностью общаться с животными и насекомыми. Но самой могущественной и опасной из всех способностей была аннигиляция. Эта способность могла одной силой мысли уничтожить что-либо или кого-либо, превращая предмет воздействия в пыль. Раз в сотню лет рождался щенок со способностью к аннигиляции, но таких боялись и при первом же удобном случаи, убивали еще в младенчестве, чтобы их сила не проснулась и не превратила всех в пепел.

Я много раз спрашивал себя, правильно ли я поступил, что оставил Серенити в этом мире, не давая возможность выбора. Но ответ пришел прошлой ночью, когда я ее впервые увидел. Она стала той, кем и должна быть. Сильной, решительной и справедливой. Истинная королева народа Лугару Ходящих при Свете Солнца.

Но не это было главным, а то, что сейчас все жизни мира Астр зависели от воли моей дочери…

Пока ее сила спит, но стоит чему-то пойти не так, и поток чистейшей энергии луны может погубить мир Астр и его жителей. Леса поглотит огонь, земля сотрясется от череды землетрясений. Почва пойдет трещины, а моря, просочившись в образовавшиеся трещины, хлынут огромным потоком и остудят ядро земли. Единственный источник жизни, заточенный в недрах земли Духами Природы, благодаря которому, поддерживается жизнь и энергия в мире Астр. Стоит только вырвать один орган и весь организм погибнет…

Дух, заточенный в теле Серенити, слишком могуществен. Он не знает пощады и слабости. Он старше самой жизни. Он жесток, но справедлив. И если он посчитает, что этот мир не заслуживает шанса на осознания своих ошибок…мы все умрем.

Я снова вспомнил дочь. Моя девочка, моя принцесса. Единственная ниточка, связывающая меня с прошлой жизнью, в которой было столько счастья и любви. Итак, я снова отвлекся. Душу грели воспоминания о прошлой жизни, ее яркие краски.

Итак, мир Духов Природы пошел по швам, когда Дух Всего Живого создал человека. Свое детище. Человек был слаб, но его коварство не знало границ. Жажда власти и господства над миром Лугару, сыграло в этой истории главную, и пожалуй, не последнюю роль. Поначалу все шло хорошо. Оборотни обосабливались и создавали стаи, в которых главным был Альфа, после него шла его правая рука Бета. Бета отвечал за дела внутри стаи, выслушивал и передавал жалобы или пожелания Альфе. Следующими в иерархии были Омеги. Переведя на человеческий, элитные войска, которые по приказу Альфы могли вершить суд и выступать на защиту всей стаи.

Что же касается самок. Они были не слабее самых сильных самцов, но и не сильней Вожака. Лугару выбирает себе пару сердцем, идя на запах своей пары. Что представляет собой Пара. Пара — это союз дающий ВСЕ. Любовь, которая будет не соизмерима с человеческой. Преданность, которая не свойственна людям, за исключением редких случаев. Потомство, которое так ценится у волков. Чаще всего, у одной самки, могло быть около десятка щенков. И так всегда было, до тех пор, пока…не появились люди.

Люди стали охотится на самок Лугару. Но вместо того, чтобы убить, они насиловали их женщин и истязали. После таких многократных сношений, самки поносили от человеческих мужчин. От таких союзов рождались Смески, полулюди — полуволки. Их сила была схожей с нами, но вот способности Лугару были утеряны. Но самое ужасное, и даже не побоюсь сказать справедливое, было то, что все рожденные были только мужчинами. Словно Дух Луны проклял их за такую жестокость и в наказание решил забрать у них возможность размножаться. Смески не чувствовали своей пары, но ровно до тех пор, пока не соединялись с ними на алтаре Истины, в храме Духа Всего Живого. Если Смесок чувствовал притяжение к одной женщине, то он вел ее к храму, где при свете полной луны, волк брал ее со всей страстью, на которую мог быть только способен. Алтарь омывался соками страсти. И если он нагревался под влюбленными, то союз был одобрен и благословлен Духами. Но не все знали об этом, а то кто знал, уже давно лежит в земле и кормит червей.

Смески вымирали, но могли обращать других мужчин в себе подобных. Человеческие женщины не могли выносить ребенка Смеска и через пару минут после сношения умирали в сильных муках. Они также не могли стать оборотнями, так как их природа противоречила этому факту.

Видя такую жестокость и насилие, Духи отвернулись от своих «детей». Мир Астр был брошен, как не любимое дитя, которое разочаровало во всех смыслах своих родителей. Исчерпав свое терпение, Дух Луны проклял род человеческий и ушел в другой мир. Но перед тем, как это сделать, он явился перед изумленным Вожаком Лугару и произнес:

«Лишь младенец от союза волка и человека, что Парой станут наперекор судьбе, познают счастье и мир в семье. Ребенок с силой Смерти остановит эту войну и покарает тех, кто виновен в гибели рода Лугару. У этого девы или юноши будут две пары, которые смогут соблюсти баланс и обуздать силу, что будет сокрыта в недрах его сознания. Но лишь до того момента, когда мир будет готов понести наказание или прощение Духа Луны».

Это было пророчество, и оно было связанно с моей дочерью. Тогда на поляне, заметив не слабый интерес этих самцов к моей девочке, я понял, что они ее Пара. Но что-то в этой ситуации мне не нравилось. Но вот что, это нужно было выяснить.

Наконец найдя искомую дверь, я проник в логово Краса, потомка того самого ублюдка ученого, с которого начались эти безумные и извращенные опыты над волками и людьми. Крас был очень хитер и опасен, и вот уже много лет я ищу его, чтобы самолично удушить этого гада, и отомстить ему за все те беды, что он принес мне и моему народу.

Пройдя по коридору и войдя в обеденный зал, я застыл от увиденного. Горы трупов, похожих на поломанных и обезглавленных кукол. Они валялись везде, столько крови я не видел никогда. Запах был до одурения мерзок, и хотелось выскочить из этого ада и бежать на свежий воздух. Здесь пахло смертью и ужасом, и моей дочерью…

Больше у меня не было сомнений, на счет того, что именно Серенити являлась тем младенцем из пророчества. А это значило, что ей срочно нужно найти свою пару, дабы обуздать силу, которая сейчас пока спит, но вскоре грозит проснуться и уничтожить всех…

Я обошел все коридоры и помещения, но не нашел никого из живых. Злость и горечь сковали мое сердце. Я снова опоздал, и Крас успел скрыться, снова…как и тогда в прошлом, когда я не успел спасти свою Пару.

***
Серенити

— Моя пара? — ели слышно произнес Дар и посмотрел на блондинку, которая буквально сияла от счастья.

— Да мой хороший, мы потом закрепим свой союз, когда ты достаточно окрепнешь, — ответила красавица.

Поняв, что она подразумевала под словом закрепить свой союз, у меня вспыхнули щеки. И это не укрылось от Байлока и Сетория. Не знаю, так совпало или нет, но эти самцы в предвкушении облизали свои губы, как будто что-то затеяв. Мне это не понравилось, и я решила отвлечься, спросив у незнакомки, кто она такая.

— Меня зовут Мирия, а это, — она указала на рыжеволосую, — Лиссандра. Мы родные сестры, твоей Па…,- но Мирия не успела закончить, как ее перебил Сеторий.

— Они мои сестры, и вот мне интересно, как вас отпустил отец? Хотя, дай угадаю, он ведь ничего не знает? Ведь так Мирия? — грозно спросил он и зашел ко мне за спину.

Его близость одновременно пугала и волновала. От него веяло такой силой, которой хотелось покориться и раствориться без остатка. Я чувствовала на себе его горящий взгляд. Как он прошелся по моим голым ступням, поднимаясь вверх по икрам и задерживаясь на бедрах, медленно, будто наслаждаясь моментом, по спине, и растворяясь в моих распущенных волосах.

У меня участилось дыхание, а между ног снова заныло. Да что же это такое со мной? Боясь обернуться и увидеть голод в его глазах, я стала переминаться с ноги на ногу в надежде погасить огонь, что скопился внизу у меня между ног. Сразу же с двух сторон до моих ушей донесся мужской тихий стон.

— Эмм. Позвольте, я заберу свою пару, а то боюсь, они его еще покалечат, — сказала Мирия и пока я соображала над смыслом ее слов, она перехватила руку Дара, которая лежала у меня на плече. Бережно, под болезненный стон волка, она уложила его на брусчатку. Достав из маленькой кожаной сумки, что висела у нее на поясе, его сердце, девушка, осторожно разорвав его рубашку, погрузила его обратно в грудную клетку и стала ждать.

Мы все застыли над Даром, который судорожно вдыхал воздух в свои легкие. На наших глазах сосуды начали срастаться, несмело оплетать друг друга, как будто заново знакомясь. Сердце сделало глухой удар, после чего стало быстро прогонять кровь через застоявшиеся сосуды. Кости стали срастаться, вслед за ними и мышцы. И в завершении под мой изумленный взгляд, на его коже остался шрам в виде буквы М.

— Фух, не знаю куколка, кто ты, но я просто безумно счастлив тебя видеть, — со вздохом облегчения произнес Дар и улыбнулся Мирии в ответ на ее теплую улыбку.

И тут меня как громом поразило. Тот волк, что в пещерах говорил что-то о Паре, но тогда я не предала этому значение.

— А что значит Пара? — полюбопытствовала я у Мирии.

— А ты не знаешь? — удивленно задала мне встречный вопрос блондинка и почему-то посмотрела с укором на Сетория.

— Нееет, — медленно протянула я и развернулась лицом к Сету.

«Сееет. Красивое имя, властное и притягательное. Мне нравится»- мысленно подумала я и вздрогнула, когда в голове у меня раздался мужской хриплый голос.

«Рад, что тебе нравится. Жду не дождусь, когда ты будешь его выкрикивать в момент нашей близости. Раз за разом, пока я буду входить в твое изнывающее от желания тело. Любуясь, возбужденными вершинами твоей красивой груди, твоим разгоряченным и влажным от страсти телом, раскиданному по подушке шелку твоих волос, припухшими от моих поцелуев губами…».

Я никогда так не дышала как сейчас. Мое сердце бешено стучало об грудную клетку, грозясь выпрыгнуть. Сейчас, я боялась саму себя, и то, что за этим последует. Зверь взял контроль над моим телом, и, сделал к Сеторию пару шагов, приближаясь к мужчине практически вплотную. Под мой возмущенный взгляд, он поднял мои руки и положил Сету на грудь. По его телу прошла судорога, и он так же задышал, как и я. Мы как две гончие, после долгой охоты, найдя искомое, замерли друг перед другом. Зверь нашел свою добычу, но вот вопрос.

Кто в этой ситуации зверь, а кто добыча?

Мои руки медленно стали подниматься к его красивому лицу, собирая по дороге его волосы, накручивая их себе на пальцы. Мягкие, словно пух, они ласкали мою кожу и будоражили фантазии, где он бы ласкал мое тело этим совершенством. С губ сорвался тихий стон. Я горела. Я пылала. Мне было нечем дышать. Пальцы прикоснулись к его губам, ощущая их мягкость и тепло. Хочу целовать эти губы. Хочу кусать. Хочу облизывать. Хочу, хочу…

Потянув лицо Сета на себя, я уже почти коснулась губами его пухлых губ, когда меня привел в чувство голос разъяренного Байлока.

— Ррруки убрррал от нее… Дррревний.

— И не подумаю, — без страха ответил Сет и посмотрел на волка, посмевшего бросить ему вызов.

— Я Альфа Байлок сын Краса, вызываю тебя на поединок чести Древний. — в глазах Байлока полыхал огонь распаленный ревностью и злостью.

— Я Альфа Сеторий сын Арнея вызов принимаю. — спокойно ответил на вызов Сет.

— До первой крови или пока один из нас не испустит дух? — спросил Бай, скидывая при этом на землю свою рубашку.

— До смерти, — ответил Сет и стал снимать свою одежду под мой ошарашенный взгляд.

Что они творят? Нет нет нет. Я не согласна!!!

Язык словно прилип к небу, глаза быстро бегали от одного мужчины до другого. Мне стало нечем дышать, словно кто-то забрал весь воздух. И тут в голове прозвучал приказ:

«Если ты не хочешь потерять кого-нибудь из них, то покажи им свою нагую грудь и БЕГИ!!!».

От такого совета я застыла на месте.

«Ты с ума сошел? Ну, даже если я их отвлеку, что будет со мной, когда они меня поймают?».

Но голос внутри меня только весело рассмеялся, после чего резко оборвался.

«У тебя осталось пару секунд».

Да чтоб вас…чертовы собственники. И под изумленный взгляд, двух пар глаз, я трясущимися от нервов пальцами, расстегнула пару пуговиц и под судорожный вздох развела полы рубашки в стороны, выставляя напоказ свою грудь. Альфы застыли как изваяния, а в их глазах удивление сменилось голодом и предвкушением.

«Мамочка!!! Спасите!!», — хотелось кричать мне, так как вид двух возбужденных до предела самцов, пугал. Нет не так. Я БЫЛА В УЖАСЕ!!! От всей этой ситуации и от своего поступка. Сосредоточившись на моей груди, эти два супер Альфы самца начали меня окружать.

Нет, я так просто им не дамся!!! И под голодный взгляд волков и девичий смех рванула к воротам, за территорию замка. Была слабая надежда, что в лесу они меня не поймают. Мне хотелось так думать. Я бежала вперед, не разбирая дороги. Преодолевая очередное поваленное дерево или валун, я спиной ощущала чье-то дыхание, которое с каждым преодоленным расстоянием все ближе и ощутимей обжигало мне лопатки. Два хищника загоняли свою глупую дичь в ловушку. Заметив впереди знакомый камень, после которого земля резко уходила вниз, я с улыбкой на губах, словно птица, взлетев на него, спрыгнула вниз, в рокочущее море.

«Ну что ж поплаваем, щеночки?»- мысленно возликовала я, глубже погружаясь на дно.

«Ну, держись девочка, ты сама напросилась»- мысленно ответили мне эти…волки и спрыгнули ко мне с обрыва.

Паника накрыла меня с головой. Что делать??? Ладно, один голодный волк, но их то, два!!!

«ПЛЫВИ ГЛУПАЯ!!!»- заорали у меня в голове. И я поплыла, так быстро, как никогда в жизни. Помнится мне тут неподалеку, где то был заброшенный старый храм Духа Всего Живого, надо бы там временно схорониться…

Глава 19

Логово Краса

— Что ты узнал Рок? Нашел ли Леоний Врата? — спросил Крас, вошедшего в его покои волка.

— Да мой Альфа. Врата удалось открыть. Правда… — замялся его шпион, что в свою очередь очень не понравилось Вожаку.

— Ррррассказывай, — зарычал Альфа, спрыгивая с постели, где трясясь от страха и ужаса, лежала молодая девушка, вся в ссадинах и синяках, громко всхлипывая.

— Подожди милая, мы скоро продолжим с того момента, на котором нас прервали, — пообещал Крас девушке, от чего та еще пуще заплакала и свернувшись в клубок, забилась в изголовье кровати.

Альфа был обнажен. Пройдя к единственному источнику света в своих покоях, он остановился перед потрескивающими в камине поленьями.

— Ну и долго ты будешь молчать? — недовольно поинтересовался Альфа, не поворачиваясь к Року.

— Пока охотники отвлекали Байлока и Серенити, я вырвал сердце у …Дариана. Затем вместе с Лионием отправился в пещеры, что находятся под королевским замком… — начал шпион.

— Что ты сказал? Дариан? Какого дьявола надо было убивать моего сына? — рассвирепел Крас и бросился на Рока, схватив того за шею, он поднял его вверх отрывая от земли.

— Нам…пришлось…мой…Альфа- хрипел Рок, держась руками за руки своего Вожака, пытаясь ослабить хватку.

— Что значит пришлось? Дам тебе шанс все мне объяснить, иначе… — Крас посильней сжал горло своему шпиону и многообещающе посмотрел тому в глаза. Дождавшись от Рока слабого кивка, он разжал пальцы. В комнате разнесся звук упавшего об пол тела. Немного прокашлявшись и отдышавшись, шпион поведал Альфе все с самого начала.

Рок всегда был верен только Красу. Его дружба с Байлоком была самой лучшей его актерской игрой. Много лет тому назад он был подослан к сыну Вожака, дабы контролировать действия Байлока и направлять того в то русло, которое было нужно и выгодно Красу. Иногда шпион ловил себя на мысли, чтобы рассказать все Байлоку, но быстро выбрасывал ее из головы, как не нужный мусор. Слишком уж он сильно боялся своего создателя, кем для него являлся Крас. Альфа стаи оборотней. Безумный гений и жестокий палач. Рок был одним из тех людей, которые добровольно стали оборотнями. Ему хотелось получить их силу, их долголетие и свободу от законов короля.

В тот день, когда Крас нашел сведения о Вратах, с ним был Рок, в заброшенном разрушенном храме Духа Луны. Они вместе расшифровывали древние письмена и символы на стенах в главном святилище. Сам храм был давно разрушен по причине произошедшего в те далекие времена, землетрясения. По вине, которого, само здание, выложенное из больших камней, пошло трещинами, вследствие чего, обвалился свод, который поддерживали каменные колонны. Долгие поиски, бессонные ночи и наконец, такой результат.

Они нашли сведения о таинственных Вратах, но только не было нигде обозначено, ни места, не даже намека о том, где бы они находились. Пришлось подать идею Леонию, ярому стороннику борьбы с оборотнями. Обманув его и солгав в том, что Рока принудили обратиться и заставляют убивать по приказу Альфы. Также пришлось соврать о том, что он выкрал секретные сведения о каких — то Вратах, что в них ключ к исчезновению расы оборотней. Он поверил и стал помогать в поисках. Пришлось разрываться между Альфой, его сыном и Леонием. Но Рок справился и даже лучше, чем он предполагал.

Шпион знал обо всем, что происходило в замке короля Эндора I, но даже он не знал, кто тот таинственный незнакомец, что был на поляне с Байлоком и Серенити Мандэл. И именно этот момент, он должен был выяснить у своего Альфы, но уже после того, как все ему расскажет о Вратах и о встрече с Древними.

— Мой Альфа, как тебе ранее было известно, нам нужно было найти сердце оборотня. Но все наши попытки преподнести жертву вратам были провальными. Я не знаю, по какой причине предыдущие сердца не подходили в роли жертвы, но мы не могли их открыть. Пока Леоний на своем ночном обходе не обнаружил ту самую поляну, на которой ты забрал к себе графиню Мандэл. В тот момент твой сын послал меня якобы выяснить, что происходит с волками его стаи и куда они бесследно пропадают. С главой охотников мы столкнулись на подходе к поляне, где уже находились твои сыновья и графиня. Среди их компании был обнаружен еще один оборотень, ранее мне не знакомый. Я готов дьяволу отдать душу, так как с уверенностью могу сказать он был Древним. Его силы превосходит вашу, мой Альфа. — потупился в сторону от злого взгляда своего хозяина Рок. — Увидев твоих сыновей без охраны, Леоний и придумал свой план. Я должен был вырвать сердце у одного из твоих сыновей, чтобы преподнести его в честь жертвы Вратам. Я не мог заранее предупредить тебя мой Альфа. Действовать надо было быстро и решительно. — оправдывался шпион трясясь от страха перед своим Вожаком — Пока их отвлекал Леоний я с другими охотниками близко подобрался к твоему сыну и вырвал ему сердце, после чего быстро вместе с Леонием и частью его охраны отправился к Вратам, дабы успеть до последнего удара сердца. И у нас получилось. Врата дрогнули и засветились древние письмена. Мы ждали чудо, а к нам явился кошмар. Огромные волки выше даже самых огромных наших оборотней. С ними к нам вышло два Древних, этому не было сомнения. От них шла такая сила, что я, припав к земле, боялся сделать лишнее движение. Леоний был не менее ошарашен их появлением. Началась мясорубка, по-другому это не назовешь. Огромные волки буквально за доли секунд разорвали треть отряда Леония. Он хоть и был фанатиком, но не идиотом. С остатками своего отряда Леоний склонил перед ними головы. Один из Древних пощадил их и приказал вести к королю этого мира. Я не пошел с ними, а остался с Люком в пещерах. Люк хотел уничтожить сердце вашего сына, мой Альфа, — пряча свои глаза от пронзительного взгляда своего Альфы, Рок солгал, боясь признаться в содеянном. — Вы не поверите. ОНО билось!!! Это было чудо и то, что за этим последовало. Спустя каких-то пару мгновений из портала вышли две молодые женщины. И это были самки! Мой Альфа, единственные в нашем мире не считая Серенити Мандэл! Одна из красавиц, перекинувшись в огромного белого волка, разорвала на части Люка, так как он хотел проткнуть сердце Дариана. После вернув себе первоначальный облик, она, забрав сердце вашего сына, скрылась со своей подругой в лабиринте пещер. Меня знатно приложило об стену и я, получив травмы, ненадолго отключился. Я не знаю для чего и с какой целью ей понадобилось сердце Дариана, но я лишь только услышал обрывки слов: «Он близко Лис я чувствую», — но что это могла обозначать, я не знаю мой Альфа. Как только пришел в себя, сразу явился к вам. Что прикажете делать дальше? — склонив свою голову и смотря в пол, спросил шпион.

Крас молча, переваривал полученную информацию. В комнате стояла угнетающая и давящая тишина. И только треск поленьев слышался в стенах покоев Альфы, под мерные шаги Вожака. Его каменное лицо не выражало абсолютно ничего. Со стороны казалось, что Альфа не способен, ни на какие чувства, но все это было ложью. В его душе творилась настоящая война, в самом прямом смысле. Вожак был растерян и очень зол.

Они сильней его? Даже эта несносная девчонка, посчитала его не достойным своей дырки. Он столько лет ждал возможность попасть в новый мир и дождался кого-то более…сильнее, чем он сам? Что за игры судьбы.

ОН должен быть Верховным Альфой. ОН должен править этими слабыми людишками. ОН дитя ночи и луны. ОН должен вколачиваться в тело Серенити и только ЕГО она должна хотеть.

Мгновенная ярость появилась на лице Альфы стаи Черных волков, от чего Рок жалобно заскулил и упал на колени.

— Древние говоришь? Не достоин ее величество графини? Выродки!!! Уничтожу всех к Дьяволу! Разорву на части и скормлю свиньям! Ненавижу!!! — в порыве чувств рычал Альфа. И подбежав к своей постели, выдернул на свет рыдающую девушку за ногу.

Она сопротивлялась, как могла, но ее борьба только больше злила и заводила Альфу. Перекинув ее на колени и придавив ее своим телу к кровати, он схватил ее за волосы и потянул на себя. Девушка закричала, но тут же замолчала, так как Вожак свернул ей шею. Ворвавшись в еще не остывшее тело девушки, он с остервенением начал в нее вколачиваться, пока не достиг пика удовольствия и не изверг в ее плоть свое семя. Получив немного своего извращенного удовольствия, Альфа сбросил труп девушки на пол и прошел к шкафу, который был с правой стороны от двери в его комнату. Вырвав дверцу с петлями, он достал какой-то стеклянный вытянутый сосуд. В нем на свету переливалась красная вязкая жидкость.

— Чттоо это, мой Альфа? — осмелился задать свой вопрос, напуганный Рок.

На что Альфа, сверкая в темноте своими фанатическими глазами, как безумец рассмеялся. Выглядело это очень жутко и страшно. Все волоски на теле шпиона стали дыбом, а его самого бросило в жар.

— Древние говоришь, — оскалился Вожак — Посмотрим, кем они будут после, когда перед ними предстанет Дух Луны — и под ошарашенный взгляд Рока, Альфа, свернув горлышко сосуду, выпил содержимое до последней капли.

— Не пооонимаю… — вслух прошептал Рок и замер от пронизывающего взгляда своего Альфы.

— Подумай своей головой, мой друг — начал Альфа, подходя медленно к волку — Что ты знаешь о Духе Луны, кем он был и куда пропал? — дав немного осмыслить произнесенные слова Альфы, Рок с интересом посмотрел ему в глаза, при этом закидывая голову к верху, так как сидел перед своим Вожаком на коленях.

— Не мооожет быть… — только и мог выдохнуть шпион, припав лбом к полу.

Со стороны Альфы на волка стала давить такая сила, что под ее давлением кости стали гнуться, грозясь расплющиться и сровняться с полом. Рок испытывал небывалое наслаждение, граничащее с болью.

— Мой Альфа…мой Господин… мой Бог… — подобострастно шептал шпион, под громкий злорадный смех Альфы.

***
Серенити

Либо мне везло, либо мальчики решили дать мне немного время, чтобы я смогла от них скрыться. Что-то уж подозрительно было тихо в лесу. Выбравшись на берег, я со всех сил, что еще остались у меня, побежала к разрушенному храму. Мокрая рубашка мешала двигаться, постоянно облипая голые ноги. Раза три я останавливалась и прислушивалась к звукам и шорохам леса. Но не было слышно НИ-ЧЕ-ГО. Как такое возможно? Они ведь не могли утонуть?

На сердце стало не спокойно и в то же время волнительно. Казалось, что сейчас в любой момент может кто-нибудь выпрыгнуть из кустов и схватить в свои сильные объятья. Солнце опускалось за горизонт. В лесу оживали тени, а по воздуху стал разноситься запах хищников, который с приходом ночи выходили на охоту. Пройдя немного вперед я увидела перед собой в метров ста, развалины древнего здания. Плющ практически полностью оплел каменные полуразрушенные колонны храма. Вход в само здание был завален камням. Высоко от земли на одной из стен имелся небольшой круглый проем, больше похожий на окно. У меня не было ни времени осмотреться ни желания, так как уже почти стемнело и заметно похолодало. Именно поэтому, перекинувшись в волка, взобралась на огромный камень и запрыгнула в оконный проем. Да уж была бы человеком, ни за чтобы не справилась.

В храме было темно и очень сыро. Благодаря зрению оборотня удалось увидеть в центре большого помещения огромный квадратный камень. Подойдя ближе, я обнюхала его, при этом громко чихнув. Пока приходила в себя от многочисленных старых запахов, заметила, что по периметру камня шли древние письмена, языка которого я не знала. Опасности не было и поэтому я, вернувшись в тело человека села на камень, подобрав под себя ноги.

Я не сразу поняла, что происходит. Тело начало гореть, как в лихорадке. Ткань раздражала чувствительную кожу. Соски затвердели, а внизу живота стало влажно и горячо. Сорвав с себя невыносимую рубашку, я легла на камень спиной и выгнулась дугой. Руки жили своей жизнью, поочередно лаская полные груди и плоский подтянутый живот. Согнув ноги в коленях, развела их в стороны. Пальцы нащупали вход в то место, где сейчас наверно был пожар. Я стонала и тяжело дышала. Мне хотелось…чего? Чтобы что-то произошло, но что? Голова металась в разные стороны, бедра поднимались и плавно опускались, в каком-то им только изведанном ритме. Пальцы ласкали внизу налитую и истекшую соками плоть. Грудь ныла от нехватки внимания и ласки.

— Что со мной Зверь? Что происходит? — ели смогла выговорить я с очередным стоном, слетевшим с пересохших губ.

— Ты сейчас лежишь на алтаре в храме Духа Всего Живого, где в древние времена совокуплялись оборотни с человеческими женщинами, дабы выяснить являлись ли они парами, в союзе которых рождались щенки, либо дети. Камень способствует пробуждению женского и мужского начала, именно поэтому сейчас в тебе преобладает возбуждение и готовность к спариванию.

— Что мне делать? Как это остановить? — скулила я от избытка возбуждения.

— Не волнуйся, они все сделают… — загадочно ответил Зверь и закрыл свое сознание от меня.

— Что ты ска. аахх — выгнулась я от чьих-то прохладных рук, которые медленно прошли по моему животу и замерли на месте, сжимая чувствительную грудь.

— Малышка, ты само совершенство, ты так стонешь, что я ели сдерживаю своего внутреннего Зверя — хрипло зашептал на ухо Байлок, кусая за мочку уха.

— Прошу…сделай что-нибудь Бай — стонала я ему на ухо, вцепившись в его сильную напряженную на моей груди руку.

— Девочка, ты можешь немного помолчать, я не могу сосредоточиться. От твоих стонов сносит башню. Ты бы знала, как ты заводишь нас сейчас, — тяжело дышал Байлок мне в ухо.

— Нааас? — от услышанного открыла глаза и увидела по правую сторону от алтаря Сетория. Он почему-то был гол по пояс, его грудь тяжело вздымалась, глаза горели, как языки пламени. С его черных длинных волос стекала морская вода. Я наблюдала за тем, как изогнутые водяные дорожки стекали вниз по его широкой груди вниз, огибая впадину пупка и скрываясь за широким поясом брюк.

— Ммм — застонала от такой представленной мне картины. Кожа зудела, как от чесотки, так и хотелось провести своим языком и слизать эти водяные дорожки с его красивого тела.

— Да девочка Сет пришел со мной. Мы вместе шли на твой запах и пришли сюда. Правда, разными путями. Признаюсь, уже на подходе сюда, услышав твои стоны, мы подумали, что тебе снова стало плохо, но когда добрались сюда и увидели ЭТО… — с огромным трудом Байлок оторвал свою руку от моей груди, и тяжело дыша, немного отошел от меня в сторону, чтобы попытаться взять в себя в руки. Я чувствовала их голод, мне самой было так плооохо и стыдно. Но жажда обладать ими, была сильней.

Хотелось кричать. Хотелось стонать. Ластиться, как кошка к их прохладным телам. Я была словно одержимой и поэтому, вскочив и встав на коленки перед ними на алтаре, взяв себя одной рукой за грудь, а другой медленно проведя вниз по животу, к своей жаждущей ласке плоти, хрипло прошептала:

— Если вы сейчас что-нибудь не сделаете с ЭТИМ — и я указала на свою грудь и плоть — я вас сама изнасилую.

На их лицах читалась борьба с самими собой. Они боялись мне навредить, и причинить боль. Я ощущала их смятение и растерянность, жажду и похоть. Руки сжаты в кулаки, глаза горят, а дыхание прерывистое и шумное.

— Выйдем, надо поговорррить… — тяжело дыша, сказал Сет Байлоку и они, словно две стрелы вылетели из зала.

Уууу сволочи!!! Оставили в таком состоянии и сбежали. Мне стало обидно до слез, боль растеклась в груди и поселилась в сердце. Видимо они не достаточно хотят меня и я им совсем не интересна. От осознания этого я горько всхлипнула и обняла себя трясущимися руками. Слезы стекали по щекам и падали каплями на алтарь. Меня снова оставили одну…снова.

Как же я устала…

С огромным трудом сползла с алтаря и, упав на колени, поползла из последних сил к выходу. В душе образовалась пустота и смертельная усталость. Я так устала быть храброй и сильной. Слишком много выпало на мои хрупкие плечи. Сначала смерть родных, потом встреча с их убийцей, знакомство с Даром и Анаром. Зверь и наконец, родной отец. Вот где он пропадал все эти годы, когда был мне так нужен? Где он был, когда убивали мою маму? Нет, не убивали, а просто рвали на куски. Все эти годы за мной тянется кровавый след. Я стала охотником, убийцей. И совсем недавно я хладнокровно убила оборотня, вырвав ему позвоночник.

Кто я теперь? Человек или монстр? Жертва или охотник?

Судьба, как же ты коварна и жестока. Сегодня у нас есть все, а завтра ничего. Домой. Мне так хотелось домой, туда, где все началось. Надо найти дядю и отца, а вместе с ними и ответы, на нужные мне вопросы.

Коленки были в ссадинах и грязи, кровь смешалась с пылью, отчего саднило и доставляло не удобство при передвижении. С каждым преодоленным шагом, я боролась сама с собой. Со своей усталостью и сном. Я не знала, сколько смогу продержаться в сознании.

Я так устала, так устала…сейчас немного полежу и пойду дальше.

Я прикрыла на пару секунд свои свинцовые, от усталости, веки. Цветное стало черно белым. В голове гудело от перенапряжения и нехватки сна. Звуки затухали под моим тяжелым и хриплым дыханием. Мое сознание погружалось в темноту, из которой я уже не хотела находить выход.

Хватит с меня на сегодня событий и впечатлений.

Руки подкосились, тело рухнуло на пыльный каменный пол. Больше не было сил держаться на руках.

Усталое тело расслаблялось и тяжелело с каждой прошедшей секундой. Человеческое сознание меркло и растворялось во тьме сознания. До меня отдаленно стала доноситься людская речь.

Что это волнение? Растерянность? Мне уже было все равно. Я не чувствовала абсолютно ничего. Усталость отступала, а с ним и мое сознание.

Как хорошо. Сейчас бы поспать…хотя бы пару часов, а потом в путь, искать отца и дядю.

Глава 20

Сеторий

Черт!!! Что с ним делает эта бестия? Ее тело совершенно. Так и хочется облизать каждый изгиб и впадинку. А запах!!! Я был на грани помутнения рассудка. Мой Зверь лез наружу, желая слиться с ней на этом проклятом камне. Это же надо прийти в храм Духа Всего Живого. Нет, она определенно хочет, чтобы я скончался от желания и похоти. Невольно перевел свой взгляд на ее лоно и чуть не кончил только от этого. Ее складочки блестели от соков. О Боги!!! Она была готова к соитию. Я думал, что выдержу эту пытку, но как я ошибался. Посмотрел на Байлока, ведь так его зовут, он выглядел не лучше меня. Его плоть едва не рвала ширинку собственных брюк. Если мы с ним не выйдем, то боюсь даже представить, во что это все выльется.

— Выйдем, нам надо поговорррить, — еле выдавил из себя и стрелой вылетел из главного зала.

— Дьявол, мои штаны сейчас просто разорвет изнутри — раздалось хриплое с хрипами дыхание Байлока. — Если бы мы сейчас не вышли, то я бы не смог устоять. Меня словно тянет к ней, да так, что боль, как невидимая цепь сковывает все тело и не дает свободно дышать. Когда я с ней — я ДЫШУ…мне хорошо и тепло, нет страха и сомнений. Она для меня стала всем, центром мировоззренья, единственной, что это со мной? Я в растерянности…не могу бороться сам с собой, зверь бесится и скулит… — разговаривал сам с собой смесок, хватаясь за голову.

— В этой битве тебе не выиграть волк. Это сама суть жизни, когда ты находишь свою… пару — от горечи всей ситуации я повернулся к нему спиной, дабы скрыть свое чувство разочарования. Мне впервые было… больно. Впервые спустя столько веков я нашел свою пару и…вот незадача у нее уже есть пара. Как это понимать? Как такое возможно? Как ему жить с этим?

— Что ты сказал? Пара? Зверь говорил что-то об этом, когда делился со мной кровью. Но я до конца не понял, что это значит. Объясни мне… — дернув меня за локоть и поворачивая лицом к себе, потребовал от меня ответа Байлок.

Выдернув из его рук свою, рыкнул на него, и отошел на пару шагов в сторону. Если бы не Рен… давно разорвал бы его на куски. Я чувствовал, что он ей дорог и мне не хотелось бы ее разочаровывать его кончиной. Черт!!! Что мне делать, как поступить? Я чувствовал ее интерес ко мне, ее желание. Она хотела меня, как и я ее. Но сколько я себя помню, у пары есть только один спутник жизни. Тогда что происходит со мной, почему я не чувствую к этому…волку, жгучей разрывающей душу ревности? Я не хочу отступать, она мне нужна не меньше чем ему. Не знаю, что у них тут творится, но обязательно выясню…

— Пара — это частичка потерянной души. Единственная самка, от которой будут щенки. Она не способна придать или обмануть. Она Вселенная. Она Мир. Она для тебя все, как и ты для нее — тихо прошептал я в темноту, не желая смотреть ему в глаза.

Байлок молчал и тяжело дышал. Его дыхание нарушало тишину, годами населяющую безжизненные стены храма. Благодаря зрению оборотня, можно было увидеть лепнину прошлых лет. Настенная живопись и предметы интерьера. Высокие колонны с узорчатыми ордерами. Базы колонн были выполнены в виде диких зверей и людей. А сами своды были расписаны картинками прошлого. На них были изображены Духи Луны и Всего Живого, создающие природу этого мира и своих «детей». На стенах храма были выведены надписи на языке Лугару. Луриит — древний язык его народа. Здесь что-то было сказано о истории народа Лугару и детях Духа Всего Живого. Я не стал читать дальше, так как вздрогнул от тихого вопроса Байлока.

— Ты…тоже это чувствуешь? К Рен, что и я?

— Да…,- с раздражением тихо, на грани слышимости ответил я, но этого было достаточно для того чтобы меня услышали.

— Как такое возможно? Почему нас двое? Не буду лукавить, но я бы был не прочь набить тебе морду. Хотя в такой ситуации я должен был убить тебя, но ощущаю каким-то шестым чувством, что так не правильно — возмущался волк, сжимая кулаки. — Ты хоть можешь объяснить мне хоть что-нибудь? — заглянув мне в глаза, рычал этот…смертник.

— Нет, но обязательно выясню. Будь уверен. Мне бы тоже хотелось бы набить тебе морду и… — зарычал я ему в ответ.

Но не успел договорить, как почувствовал, что моя пара теряет сознание и с растерянностью посмотрел на волка. Суда по тому, что он смотрел вопросительно на меня, я понял, что он это тоже чувствует.

— Что это, черт возьми, такое? — спросил рядом стоящий со мной Байлок. По его лицу прошла тень, а мое тело стало заметно тяжелеть от усталости?

— Рен… — только и успел произнести я, как мы одновременно сорвались с места и побежали к девушке.

Но то, что мы увидели, повергло нас в ступор. На полу справа от алтаря грязная, вся в пыли и крови, лежала Рен.

«Что за…?»-пронеслось в голове.

От ее тела веяло холодом и безразличием. Как будто она закрылась от нас и погрузилась в сон.

— О Боги, что с ней? — шептал Байлок, рядом со мной. В его голосе было столько волнения и растерянностью, что меня передернуло. Я тоже это чувствовал и это, было очень неприятно и ново. Я столько лет не ведал этих чувств. А попав сюда, в этот чужой для меня мир, успел прочувствовать всю гамму и оттенки человеческих эмоция, всего лишь за пару часов.

Мышцы на теле девушки стали расслабляться, под ее тихое размеренное дыхание. А спустя лишь мгновенье, на меня и Байлока посмотрели кроваво-красные глаза хищника. Дикого и непокоренного Зверя, который после глубокого и тяжелого вздоха, положив свою голову на согнутые руки, погрузился в глубокий сон.

— Что с Рен? — спросил меня Байлок.

— Ее жизненные силы на пределе. Она спит крепким и здоровым сном. Нам тоже, не мешало бы поспать и отдохнуть. Здесь безопасно…в некоторой дальности от алтаря.

— Бедная девочка. Я не помню, когда она ела в последний раз. Надо бы добыть еду, прежде чем она проснется — в голосе волка я услышал сочувствие и нотки заботы.

— Ты прав. Ей нужно хорошо питаться, так как ей нужны силы. Ее Зверь очень юн и не опытен.

Только после того, как это сказал, осознал, что слово «не опытен» звучит, как-то двояко.

Черт!!! Глаза сами прошлись по ее голой спине и бедрам. У нее было прекрасное подтянутое тело, шикарные длинные ноги с маленькими ступнями. Ее лицо, не смотря на молодость, было удивительно взрослым. Высокие скулы, нежный овал лица, пышные длинные ресницы, которые скрывали зеленые, как лесная зелень глаза. А губы! В них хотелось вгрызаться до потери сознания.

Вот же, я опять завелся, как юнец!

— Я Вам не мешаю? — разнесся рядом со мной насмешливый голос Байлока, который смотрел на мои брюки.

— Может, выгуляешь своего дружка на свежем воздухе, авось успокоится. Но если ничего не получится, то ты ему ведь поможешь? Надеюсь, ты не забыл, как это делается? — издевался надо мной этот смесок.

Хотел уже оскалиться в ответ, как почувствовал опасность. Нет не так, ОПАСНОСТЬ. Храм окружали чужие волки.

«Смески» — зарычал я мысленно.

С Байлока в одну секунду слетела вся веселость и расслабленность. И вот уже передо мной стоит сильный и достойный Альфа своей стаи.

«А он не так уж плох и безнадежен»- подумал мысленно, за что получил злой красный взгляд, не суливший мне ничего хорошего.

Здесь определенно становится весело…пора позвать волкодлаков и брата, пусть развлекутся.

***
Аскет

Что-то пошло не так. В воздухе отчетливо ощущался запах опасности и страха. Покинув, логово Краса, двинулся на юг, к замку Эндора. Уже по дороге я ощущал измену в природе. Будто что-то темное и древнее шло мне наперерез, грозясь поглотить и растоптать под тяжестью своей массы.

Лес молчал. Звери затаились по своим норам. Стало жутко…

— Что за дьявол? — прорычал я вслух.

Но не было ни кого, кто бы мог мне ответил на этот вопрос. Все вокруг просто вопило об опасности. Я зашел за дерево и стал осматриваться, прислушиваться к звукам и шелесту ветра. Уже хотел пуститься в путь, как увидел ИХ.

Черные волки в боевой ипостаси шли через чащу, в двухстах метров от того места, где я находился. Их было сотни…тысячи…полчище…

Как? Откуда? И средь бела дня, в боевой ипостаси Древних? Что здесь, черт возьми, происходит?

От смесков шла волна голода и предвкушения. Было чувство, что им не терпится ринуться вперед черным смертоносным потоком, но их что-то или кто-то удерживал. И тут среди волков я увидел белого волка с черным боком.

Что за бред? Я не мог поверить своим глазам. А все дело в том, что цвет шерсти Зверя зависел от цвета волос человеческой оболочки. Но тогда, почему этот Волк разноцветный? Что за насмешка судьбы?

Пока я размышлял над этим, поток стремительно исчезал за густой полосой леса. Куда они идут? Что ими движет? Какова их цель?

И тут меня осенило. Дочь!!! Моя малышка в опасности. Я должен ее найти быстрее, чем они найдут ее. Сердце стучало как сумасшедшее, грозясь выпрыгнуть из груди.

— Дождись меня милая, папа уже идет к тебе — ветер подхватил мои слова и понес в сторону заходящего солнца. Скоро ночь вступит в свои права, а лунный свет предаст этому полчищу еще больше сил. Времени так мало, а еще столько нужно успеть сделать.

Но главное дочь. Она первоначальная задача. Она спасение и она же погибель.

***
Крас

Кровь Духа Луны сделало свое дело. Я стал полубогом. Мне нет равных. Я сам творец и повелитель чужих судеб.

После того, как я выпил кровь, мой организм подвергся вынужденному изменению. Кости заметно окрепли, став более прочными и гибкими, шерсть стала более густой и мягкой. Из белого волка альбиноса я превратился в волка помеченного черной шерстью, о чем свидетельствовал мой правый бок и кончик хвоста. Во мне бурлила энергия, я СЛЫШАЛ лес.

Было такое чувство, что раньше я просто сосуществовал, но теперь же я стал целым. Я стал сильным. Я стал ЖИТЬ.

Как же мне нравились эти ощущения. Эта сила, которая распирала меня изнутри. А еще я хотел самку. Нет не так. Я ХОТЕЛ САМКУ.

Нагнать свою добычу. Подавить ее волю. И тогда, когда она склонится передо мной в раболепной позе, я ее поимею, да так, что она сидеть не сможет, долгое время. Я хотел эту несносную, но такую сексуальную девочку. Хотел разорвать на ней одежду. Схватить ее за ее длинные волосы, при этом намотав на кулак. Поставить на колени, чтобы ее полные губы ласкали мой член, медленно со вкусом. Потом постепенно она вбирала бы себе в рот мой изнывающий от ласк возбужденный член. С каждым движением набирая темп, пока моя горячая сперма не заполнит ее жаркий, влажный рот. И только после того, как она проглотит все до последней капли, поставлю ее на ноги и возьму стоя возле дерева. Для того, чтобы ее возбужденные соски терлись о шероховатую поверхность коры, когда я, как сумасшедший буду вколачиваться в нее сзади. И когда она обессилит, я не дам ей времени на восстановления сил, а буду трахать ее, пока она не попросит остановиться.

И даже это, не сможет меня остановить…

Рррр. Только от этого мне хотелось кончить и одновременно почувствовать накативший с новой силой жуткий голод.

Мои верные псы шли за мной. Они были совершенны, благодаря моей смешанной крови. Пришлось весьма попотеть, чтобы каждый смог отведать такой редкий и бесценный десерт, как моя кровь.

О том, что у меня была кровь Духа Луны, не знал никто. Я яро берег этот сосуд на протяжении многих лет. Он достался мне от моего отца, ему от своего и так до первого прапрадеда, который смог добыть это сокровище. Наш род был одним из тех, кто видел в этой крови новое будущее. Новый мир, в котором нет человека. Нет слабых смесков.

Но, всегда есть одно но. У нас не было самок, кроме моей Рени. Сладкой и бесстрашной глупышке, посмевшей бросить мне вызов, тем самым задев мою гордость и самооценку.

Впервые в жизни, после смерти ее матери, мне хотелось обладать женщиной целиком. Ее телом, характером, чувствами. Я был абсолютно уверен, что она меня сейчас ненавидит, но я сделаю все, чтобы она была со мной. Хочет она этого или нет. По доброй воли либо по принуждению.

Я хотел ее. Мне было плевать на ее мнение, главное, чтобы я был доволен и сыт. И сыт, в любом смысле, этого слова.

Мой нос уловил ее неповторимый сладкий запах. Глаза полыхнули в темноте дикой похотью, от чего мой член налился кровью и заметно потяжелел. Мои псы тоже почуяли самку, отчего в воздухе, стал распространяться запах мужских феромон и возбуждения. Я предупреждающе рыкнул на своих псов.

— МОЯ!!! — получив мысленный приказ, моя стая немного поубавила свои не удовлетворенные аппетиты.

Немного успокоившись, ускорился. Совсем скоро я доберусь до своей девочки и наглядно покажу, кто достоин права ею обладать. Сладкое предвкушение будоражило фантазию и органы чувств. Член ныл от желания и томления.

Неожиданно справа я услышал женский крик ужаса. Мысленно приказал не трогать и пошел на запах. Выскочив из-за высоко куста дикой ежевики, увидел молодую испуганную до смерти девушку, лет семнадцати. Втянув в себя ее запах, предвкушающе оскалился. Хоррррошенькая и невинная пташка, каким-то чудом заблудившаяся в ночном лесу. Она сидела на корточках спиной к дереву, при этом закрыв глаза, тихо всхлипывала от страха.

Приняв человеческий облик, я подошел почти к ней вплотную. Мой член изнывал от нехватки ласки женских рук, а она как раз подходила для легкого снятия напряжения.

— Откррррой глаза сучка и посмотрррри в лицо тому, кто будет тебя сейчас трррахать — девушка начала рыдать навзрыд, постепенно теряя сознания.

— Эээ нет, не так быстро крошка. Ты должна быть в сознание, когда я буду иметь твое девственное тело — схватив ее за шею, прошептал ей на ухо, при этом сильно укусив за мочку уха. Кровь из прокусанной ранки попала на язык, отчего Зверь заурчал от удовольствия.

— Пппрошшу не надо… — умоляла меня эта недотрога, между всхлипами и глотанием слез.

— Шшшш, моя хорошая. Тебе понрррравится — и пока девушка думала, что мне на это сказать я укусил ее за ключицу, впрыскивая слюну оборотня. Отойдя от нее на пару шагов, я ждал, что за этим последует дальше.

Спустя пару секунд она стала часто дышать. Ее маленькая, но вполне красивая грудь резко вздымалась под нашими жадными взглядами. Упав передо мной на колени, она, прогнувшись в спине, жалобно заскулила.

— Хоррррошая девочка, всего-то надо было немного…убедить — холодно сказал толпе окружающих меня псов, за что услышал их одобрительный и похотливый смех.

— Подними голову — приказал я.

Девушка покорно подняла свое лицо, на котором, как два маленьких огонька от возбуждения горели ее глаза. Без лишних слов, она подползла ко мне, с преданным на лице взглядом.

— Задери свою юбку до груди и встань ко мне спиной на колени.

Мой приказ был выполнен в туже секунду. Под юбкой оказалась округлая белая, отражающая при свете луны, попка. На ней не было нижнего белья. Что сказать, только знать, могла себе позволить такую роскошь, следовательно, наша потеряшка была из бедных. Тем лучше, ее пропажу никто не заметит.

Опустившись к ней и встав на колени, я наклонился к ее сочащейся от томления щелке. Вдохнув ее запах, довольно облизнулся и медленно кончиком своего языка погрузился в ее влажные и горячие складочки. Ее бедра непроизвольно дернулись в мою сторону, тем самым погрузив мой язык еще глубже в свою плоть. Стоны наслаждения повисли над поляной. Возбужденные до крайности псы шумно втягивали в себя ее будоражащий ноздри запах. Их возбужденные члены подрагивали от нетерпения и голода.

Девушка резко выгнулась назад, а по ее телу прошла судорога наслаждения. Больше не в силах терпеть, я схватил ее за мягкие бедра и насадил на свой каменный член. Она забилась от боли и неожиданности в моих руках, но я не собирался останавливаться и только еще сильнее сжал ее бедра. Узкая, такая влажная и горячая. Видимо боль прошла, так как она сама стала подкидывать свои бедра ко мне навстречу.

— Похотливая сучка — рыкнул от удовольствия и ударил ее по ягодице, отчего ее плоть сжала мой находившийся внутри нее член.

— Хорррошо, как же хорррошо. Давай кончи девочка, хочу тебя почувствовать — услышав мой судорожный вздох, она бурно кончила, зажав мой член, словно тиски.

— Твою ж мааать… — зарычал, подняв голову к небу. Еще пару стремительных движений бедрами и я быстро кончил.

Выйдя из ее подрагивающего от оргазма тела, я поднялся. Довольно облизав свои губы, пошел в сторону, судя по запаху, неподалеку располагающейся речки. Надо бы смыть с бедер ее кровь и свое семя. Псы ждали моего приказа, и я их не разочаровал.

— Она ваша — сказал я толпе оголодавших псов.

Пока шел к реке, до меня доносились женский стон и рычания волков. Наконец обнаружив желаемое, вошел по пояс в прохладную воду и, зачерпнув в ладони немного жидкости, умылся.

Сразу же стало легче. Неожиданно все звуки в лесу стихли, а за спиной раздался хруст.

— Как девушка? — спросил не оборачиваясь.

— Умерла от обильной половой жизни — довольно ответил Рок.

— Жаль. Хорошая…была. Пора выдвигаться, ОНА близко. Жду не дождусь, когда смогу ее забрать к себе в логово — сказал я мечтательно и повернулся к своим псам.

— Выдвигаемся…

Огромная армия из тысячи боевых единиц двинулась в сторону разрушенного храма. При свете луны, их массивные черные тела расползались по ночному лесу, как стадо диких муравьев. Злобные жестокие монстры, от которых в страхе прятались в своих убежищах обитатели леса. Все омертвело в этот момент, как и труп растерзанной на куски молодой девушки, так не удачно свернувшей не на ту тропу к своему дому, где ее ждал маленький пяти летний брат, боясь уснуть в одиночку в темноте.

Глава 21

Замок короля Эндора I

На центральной площади замка находилось много народа. Уже полностью восстановившийся Дариан, обнимал за плечи красивую незнакомку, которая смотрела на него, как на божество, трепетно обняв его при этом за мощную талию. Сама девушка была ниже его на две головы. Хрупкая, такая миниатюрная, она вызывала в нем нежность и интерес. Казалось, что он чувствовал ее настроение, ее тягу к нему.

Он провел костяшками пальцев по ее нежной, как шелк щеке, мягким губам и шумно сглотнул. Да он хотел Рен, но то, что он чувствовал сейчас, было гораздо более и намного глубже. Дариан был в растерянности и смятении, но знал наверняка только то, что с ней он стал цельным.

«Брат, где вы? Вы нашли ее?» — раздался голос в голове Дариана, отчего он неожиданно вздрогнул.

«Да мы нашли ее. Все в порядке. Мы сейчас находимся в замке короля. И у нас тут гости… издалека — не стал волновать Анара своим недавним ранением — С нами все хорошо. Ты где, Кристофер с тобой?»

«Да этот старикашка, своим нытьем мне все мозги вынес. Мы сейчас, как раз на границе с королевским лесом, идем с востока. Точнее плетемся, так как у этого лошадь потеряла подкову и не может напрягать свою конечность. Я предлагал ему по-тихому прирезать коня, так нет же, он сказал, что лучше прирежет меня. Естественно я отказался. Теперь приходится плестись с этим животным и лошадью — жаловался на Криса Анар — Я тут краем уха услышал, как ты сказал слово гости?»

«Вот, как доберешься, там и узнаешь».

«Я говорил, что ты вредный и деспотичный брат? Я же умру от любопытства!».

«Нет. Больше ничего не скажу. Мы с Мири ждем тебя».

«Что ты сказал? Мири? Ты что там себе уже девушку нашел? Вот как чувствовал, что тебя нельзя оставлять одного. Вот же…Эй старикашка если твоя лошадь не дойдет до королевского замка к закату я ее покусаю, вместе с тобой. Слышал? Меня там брат ждет, да не один. Дар ну будь оборотнем, скажи, кто она? Я ее знаю?».

«Жду — только и ответил Дариан, потешаясь над любопытством своего названного брата».

«Рррр — раздалось в голове у Дара последнее, прежде чем Анар оборвал связь.

— Что-то случилось? — взволнованно спросила Мири Дариана.

— Нет, все хорошо. Брат волнуется — ответил он на вопрос девушки и тепло ей улыбнулся.

— Зачем он спрашивает, раз видел, как ты вновь восстановился?

— Это не Байлок, а Анарий. Он скоро будет здесь. И мне бы хотелось, чтобы вы ничего не говорили ему о моем ранении. Он очень импульсивный и будет только зря переживать — попросил Дар, обращаясь к другим гостям.

— Хорошо, как скажешь. Мы не будем его волновать — ответила за всех блондинка и облегченно выдохнула. Она уж подумала, что ее паре снова нездоровится, и ему нужна помощь.

— Не волнуйся, я здоров как бык — постарался успокоить волк девушку и обнял за талию, привлекая ее ближе к себе. Зарылся в ее макушку и глубоко вдохнул ее запах. От нее пахло спелой вишней и земляникой. По телу прошла дрожь, и его грудь задышала чаще.

— Может, пройдем в замок? — спросил Санарий у всех, и неожиданно, замер перед всеми, как камень. Было видно, что он с кем-то мысленно общался. Ранее улыбающийся молодой волк, побледнел. В его глазах читалось беспокойствие и не поддельное замешательство. Закончив разговор, он позвал одного сидевшего к нему волкадлака. Огромный черный волк подошел к Сану и с почтением склонил свою голову.

— На брата и его пару напали. Ему нужна твоя помощь. Забери с собой большую часть волкодлаков и разыщи Альфу — приказал он и повернулся к нам.

— Что-то случилось с Сетом и Рен, Байлок с ними? — забеспокоился Дар и, выпустив из рук Мири, подошел к Сану.

— Я толком ничего не понял. Но он сказал, что их очень много и настроены они враждебно. Скорей всего будет бой. Нам нужно им помочь. Мирия и Лисандра остаются здесь. Часть охраны останутся с вами. И я очень рекомендую Мирия и Лисандра, чтобы вы подчинитесь прямому приказу своего Альфы. Иначе вы знаешь, что за этим может последовать — посмотрел брат на сестер, которые заметно поежились под его тяжелым взглядом красных глаз.

— А мы с Даров и волкодлаками отправляемся на помощь к Сету и Рен — сказал Сана и, проводив взглядом своих сестер, которые пошли в сторону замка, кивнул Дариану головой и, развернувшись, пошел к главным воротам замка. Времени и так было мало, нужно было торопиться.

Волкодлаки двинулись за Саном и Даром, но на выходе из главных ворот их кто-то остановил. В огромные кованые ворота проковыляла лошадь. За ее бок держался уставший человек, который сыпал проклятия на голову молодому волку смеску.

— Был бы ты моим сыном или родственником выпорол бы. Я слишком стар для такой быстрой ходьбы. У меня больное сердце и ноги — причитал мужчина.

— Так что ж ты поперся со мной? Сидел бы дома, попивал бы крепенькую успокаивающую настоичку и смотрел бы в окошко, на мимо проплывающие облачка — потешался парень над человеком, за что получил все-таки по своей пятой точке рукояткой кнута. Парень вскрикнул и стал энергично растирать свое ушибленное место.

— Если бы не свидетели уделал бы, даже не смотря, на то, что ты старик — обиженно прошипел волк и повернулся к Дару.

— Все брат ты как хочешь, но больше я с этим…старпером никуда не пойду. Где моя сестренка и твой невыносимый брат?

— Они в опасности. Мы идем к ним на выручку — Анар уже хотел спросить про странно огромных волков и странного черноволосого незнакомца, но Дариан его опередил — Все потом. Ты останешься здесь. Это приказ — ответил Дариан Анару и, обойдя брата, побежал за Санарием и волкодлаками.

— И не подумаю… — прорычал Анар и побежал за ними, оставив в растерянности дядю Рен.

Глава 22

Сеторий

Нас окружали. Их было слишком много, даже я со своим даром был не в силах их всех остановить. Я слышал, как они рыскали возле стен, ища малейшую лазейку, чтобы проникнуть вовнутрь. Рен все еще была без сознания, ее тело я перенес в небольшую нишу под алтарем, так она была защищена с трех сторон, давая нам с Байлоком возможность защищать ее, не боясь удара в спину. Прикрыв голое тело ее же порванной рубашкой, я почувствовал, как в помещении нас стало на одного оборотня больше.

— Так так так. Мой сын в союзе с Древним — я заметил, как от слова сын, Бай заметно скривился — Спасибо, что присмотрели за моей девочкой. Теперь пора вернуть ее мне — самодовольно оскалился этот смертник.

— Ты ее не получишь…отец — выплюнул словно ругательство Байлок и вышел вперед.

— Как ты смеешь мне дерзить щенок? Вспомни, кто тебя создал, кто вырастил, сделав из слабого хлюпика сильного Альфу. Я твой отец, твой Альфа и твой Бог — зарычал незнакомец на Байлока и схватив того за горло, поднял к верху.

Байлок пытался ослабить его хватку, но у него ничего не получалось. На лице незнакомца было столько эмоций, что поначалу я растерялся. Злость с сожалением, боль с уважением. Было такое чувство, что мужчина был очень зол и одновременно горд за своего сына. Я видел, что Бай задыхался и метнулся к ним.

Первым ударом я ударил незнакомца в живот, от неожиданности он выпустил Бая из рук и немного отступил назад. Сверкнув на меня безумно злым взглядом, он ринулся на меня. Мы кружи по залу как дикие звери. Удар за ударом, огромное множество вывихов костей из суставов и глубоких царапин от когтей. Казалось, этому не будет конца, но все закончилось тем, что я схватил его за горло со спины и впечатал в стену. Из горла вырывался хрип, организму требовалась передышка. Раны нещадно саднили и чесались. По хорошему стоило перекинуться в волка, но не сейчас, когда Рен была так близко и желанна моему Зверю.

— А ты молодец Древний — прохрипел незнакомец и смачно сплюнул кровь на стенку — Но не достаточно для того кто тебя создал — засмеялся он, и вывернувшись из моей руки, ударил когтями мне по груди, тем самым распоров мне верх живота, едва не добравшись до сердца. Боль прострелила все тело, кровь хлынула огромным потоком, стекая на пол в быстро расползающуюся лужу. Тело пошатнулось, и я рухнул на колени. Я чувствовал, что силы меня покидают с каждой каплей крови, которая покидало мое тело.

Сознание медленно, но верно покидало меня, руки стали неметь, теряя силу. Я упал на спину и едва не захлебнулся собственной кровью. Кто-то перевернул меня на бок, давая возможность свободно дышать. Мой слух улавливал чьи-то крики и проклятья. Кто-то рычал на меня, чтобы я обернулся в волка, на что я упрямо мотал головой.

Я чувствовал, как смерть забирает меня в свои чертоги. Так глупо умирать, одновременно не умея возможности защитить свою пару и оберегая ее от самого себя. Меня разрывало на куски изнутри. Что я за Древний, который даже не в состоянии защитить свою женщину?

В храме обстановка начала накаляться. К мужским голосам, добавился женский крик. Рен. Это была она, моя пара.

«Моя девочка прости меня, что не смог защитить. Прости, что не смог показать тебе все то, что чувствую к тебе сейчас. Мы встретились так поздно и побыли вместе так мало. Прости родная» — шептал я тихо себе под нос.

— Ты будешь жить Сет. Я не позволю тебе умереть, ведь я только тебя нашла — прошептала на ухо моя девочка и жарко поцеловала в губы.

Поцелуй был таким сладким и горьким одновременно. Было такое чувство, что она прощалась, целуясь со мной, как в последний раз. Потом она отстранилась от меня, оставляя на губах соленый привкус ее слез…

— Живи — услышал я перед тем, как меня поглотила тьма.

Глава 23

Серенити

Я проснулась, как от резкого толчка. Тело еще не успело отдохнуть и восстановить жизненную энергию. Голова кружилась и ужасно болела, в ушах гудело, как от близкого соседства с дикими пчелами. В горле было очень сухо, ужасно хотелось пить. Медленно открыв глаза, я попыталась понять, где нахожусь, и что за шум происходит рядом со мной. Повернула голову с огромным усилием вправо, увиденное поразило меня на столько, что позабыв об усталости и боли, я вскочила на ноги, сразу же приняв боевую стойку.

— Что здесь происходит? — тихо спросила я, готовая в любой момент кинуться на мужчину, который склонился над истекающим кровью Сетом. От лужи крови меня немного замутило и стало шатать. Байлок лежал на полу с ножом в горле. Рана была не смертельной, но вот беда, нож был из чистого серебра. В попытки его вытащить Байлок судорожно вздрагивал и шумно дышал. Его руки были все в волдырях и крови. Сколько бы он не старался, он не мог его вытащить. Ему была нужна помощь, моя помощь.

Недолго думая, ринулась к нему, не выпуская из поля зрения ненавистного мне мужчину, который с голодным взглядом полным похоти и вожделения, смотрел на мое голое тело. Бай, заметив меня, пытался что-то сказать, но из его рта шла кровь. Единственное, что я смогла разобрать из его хрипов и кашля это слово «беги».

На глазах выступили злые слезы. Бедный мой волк, его боль была как моя собственная. Я знала он был очень зол от того что беспомощен в этой ситуации. Ему было стыдно от своей беспомощности. Больно от осознания, что не смог защитить.

— Все будет хорошо мой хороший, все будет хорошо — ободряюще шептала ему, бережно, боясь сделать хуже, беря его под голову.

Что за монстр сделал с ним такое? В груди разгоралась животная ярость. С огромным усилием и жуткой болью, я выдернула из его шеи нож, бросив того на пол, неподалеку от алтаря. Из раны на шеи тут же стремительно потекла кровь. Действуя на автомате, я зажала ее рукой, потом склонившись к его ране, стала ее вылизывать, как кошка.

Не знаю, откуда я это узнала, но порез стал быстрее затягиваться. Я ужасно боялась, что меня стошнит, но от привкуса крови Бая мне стало удивительно жарко. Между ног все горело огнем, я чувствовала, как между складочками становится влажно. Рука Бая легла на внутреннюю сторону бедра, прошлась от колена до пульсирующей точки.

— Как же ты сладко пахнешь, моя девочка. Твой запах заставляет сходить с ума. Ты же видишь, как ты действуешь на оборотней. Ты приручаешь нас только одним своим запахом — раздалось у меня за спиной хриплый голос незнакомца.

— Кррррас, не смей трррогать ее… — зарычал Байлок, у которого уже не шла кровь изо рта. Но он был еще слаб, так как серебро подавляло животную природу оборотня и его силу.

— Как я могу не трогать такое совершенство. Тем более она мне нужна здоровой и сильной — плотоядно улыбнулся Крас, смотря мне в глаза — Ведь на ней будет построено будущее оборотней.

— Что ты задумал? — холодно спросил Бай, но я заметила, как в его глазах застыл страх и волнение за меня. Стало очень приятно осознать, что за меня волнуются.

— Этого я тебе не скажу. У меня нет времени с тобой разговаривать. Но скажу только то, что ты ее больше не получишь, мой сын — ошеломил меня своим ответом Крас и схватив меня за талию, вздернул к верху. Одна его рука жестко держала за талию, а другая сомкнулась на горле.

Притворилась, что падаю в обморок, Крас сразу же ослабил хватку, чем я незамедлительно воспользовалась. Четкий удар в солнечное сплетение локтем, резкий разворот и удар ребром в область шеи. Мне показалось или я действительно услышала хруст позвонка. Оборотень отступил назад, схватившись руками за горло, при этом болезненно щурясь.

Не теряя времени, бросилась к Сету. Было четкое ощущение, что он умирает. В груди все перевернулось в протест этому. Нежно не тревожа его огромную рану, стала ее внимательно осматривать. В бреду, он начал шептать, что-то о том, что не достоин меня и уже мысленно со мной прощался. Ну, уж нет, мой хороший, этому я не позволю случиться.

— Ты будешь жить Сет. Я не позволю тебе умереть, ведь я только тебя нашла — прошептала я ему на ухо, и, склонившись к его губам со всей страсти, на которую была способна, поцеловала его.

Прикусив клыком свою губу, стала размазывать ее по его губам, давая силы на восстановление. Было бы идеально, если бы он перекинулся, но он по какой-то неведомой мне причине не хотел этого делать. Меня злило его безрассудство и глупое самопожертвование.

— Живи — прошептала ему в губы, чувствуя, как он теряет сознание от потери крови и жизненных сил.

— Ты оценила мою доброту, девочка — выдохнул у меня над ухом Крас — Только от тебя будет зависеть, будут они жить или нет. Не буду ходить кругами и скажу прямо. Ты мне нужна. Очень — провел он языком по уху и шеи.

Мне хотелось его разорвать на части, но я четко понимала, что если нападу, он убьет кого-нибудь из них. И я была уверена, что это будет именно Сет.

Я даже не стала тратить время на свое решение. Я уже давно его сделала, стоя там, в тронном зале замка короля Эндора I. Сет был мне дорог, как и Бай. Нет сомнений, только чувство искренней нежности к ним обоим.

— Я согласна пойти с тобой добровольно, при одном единственном условии, что ты их не тронешь, никогда — холодно прошипела я от гнева и ненависти.

— Ммм, ставим условия. Хоррррошо я согласен. Ни я не мои люди их не тронут. Но если они нападут первыми, я вынужден буду обороняться, согласна моя львица? — нагло обхватив мои груди своими руками и прижимаясь ко мне сзади, зашептала на ухо эта сволочь, под яростные выкрики Байлока.

— Нет Рен, не соглашайся. Он посадит тебя на цепь и будет насиловать, до тех пор, пока ты не понесешь. Он монстр, убийца и насильник — медленно ползя к нам, по каменному измазанному в крови полу, кричал Бай — Беги мой девочка, ты должна жить в любви и заботе. Он не сможет дать ее тебе. Ты сломаешься, потеряешь себя…Прошу ради нас с Сетом…БЕГИ.

— Я всю жизнь от кого-нибудь убегаю — зашептала больше самой себе, чем им. Надоело убегать и прятаться. Пора сделать свой выбор.

— Я согласна — холодно ответила я, чувствуя, как мое тело начинает трясти от безысходности и рыданий.

Боялась ли я за себя? Очень. Но больше я боялась за Сета и Бая. Этому выродку, ничего не будет стоить их убить, при этом, не замучив до смерти.

Собрав всю силу воли в кулак и в последний раз, обернувшись к Баю, я тихо на грани слышимости прошептала:

— Люблю тебя — и под душу раздирающие крики Бая покинула храм вместе с Красом.

Что меня ждало впереди, я не знала, но то, что мои мальчики сейчас были в безопасности, давало мне силы позорно не разрыдаться и где-то глубоко внутри верить и надеяться на чудо.

Когда мы вышли из храма, я увидела, что на улице была уже глубокая ночь. Крас шел со мной рядом, довольно улыбаясь своим мыслям. Мне было очень тяжело идти вперед, чувствовать на себе жадные взгляды волков. Они были все дико возбуждены, смотря на мою неприкрытую грудь и спину. Куска той ткани, что раньше было рубашкой, мне с трудом хватило, чтобы обернуть свои бедра и промежность. Так я чувствовала себя хоть не много, но защищенной от их жадных взглядов.

— Саамка — разносилось тихо со всех сторон вокруг меня, отчего я чувствовала себя племенной кобылой, которую ведут на случку.

— Не бойся их моя маленькая волчица. Они не тронут тебя пока я не прикажу — пытался успокоить меня эта сволочь. Его касания к моей спине дико меня нервировали и злили. Гордо подняв, голову я пошла за Красом, пытаясь не обращать своего внимания, на возбужденных и постоянно меня обнюхивающих со всех сторон волков.

Неожиданно меня кто-то дернул за талию назад, отчего я от испуга вскрикнула. Чья-то мужская рука обхватила мою грудь, при этом болезненно сжав сосок. Тело прострелило от боли и чего-то еще. Затылок опалило горячее прерывистое дыхание. Найдя взглядом Краса, увидела, что он с интересом смотрит на меня и на того, кто стоит у меня за спиной. В его глазах застыл гнев вперемешку с любопытством. От неожиданности я вздрогнула, когда по шеи прошелся горячий влажный язык.

С одной стороны мне было противно, но вот с другой тело остро реагировало на чужие прикосновения.

«Зверь, что происходит?» — мысленно простонала, обращаясь к волку внутри себя.

«Твое тело созрело для спаривания. Стресс и неудовлетворенность прошедших дней, голод от нехватки полноценного питания. Твой организм хочет пополнить запасы растраченной энергии. А лучшая выработка эндорфинов это хороший половой акт» — огорошил своим ответом мой внутренний Зверь.

Все во мне взбунтовалось и, заведя свои руки за голову, схватила волка за волосы на макушке. Сильно сжав их у себя в кулаках, потянула вперед на себя, тем самым перекинув его тяжелое тело через себя. Оборотень распластался по земле под изумленными взглядами других волков. Наверно в следующий момент сработал защитный механизм Альфа самки, так как я не долго думая, подбежала к оборотню, который уже пытался встать с земли и броситься на меня. Схватила его за горло сверху и прижала лицом к земле.

— Если еще ррраз меня тррронешь, умррррешь — зарычала я на него, под одобрительный и восхищенный взгляд Краса.

Дождавшись кивка от поверженного, уже врага, разжала пальцы и двинулась прямо на их Альфу. На лице Краса появилась кровожадная улыбка, он тесно прижал меня к себе. Руками прошел по моей голой спине и, остановившись на ягодицах, ощутимо их сжал.

— Сильная самочка, темпераментная. Как же будет интересно тебя приручать — жарко выдохнул он мне на ухо. Его язык прошелся от уха до ключицы, а после он меня УКУСИЛ.

Снова, как в тот раз. Ничего не произошло, я облегченно выдохнула. И уже оттолкнувшись от него, хотела залепить пощечину, как тело сладостно скрутило и я упала на землю…

Я горела и стонала как в лихорадке. Влажная трава, немного помогала остудить мое пылающее тело. Голова металась из стороны в сторону, пытаясь найти выход из этой ужасной во всех смыслах ситуации. Неожиданно холодные губы коснулись виска, проведя влажную дорожку вниз вдоль щеки до уголка приоткрытых сухих губ. Тихий стон облегчения вырвался из груди, разрывая, повисшую на поляне тишину.

Хриплый смех разнесся над моим ухом, заставляя при этом все в моей душе сжаться и молить о помощи. Чужое дыхание опалило мою шею и верх груди. Чужие руки сжали мои полные изнывающие по ласке полушария с уже твердыми вершинами. Мне хотелось стонать и плакать одновременно. Нега и боль. Жажда и ненависть. Все смешалось в обжигающий коктейль желания и беспомощности.

К груди снова прикоснулись ненавистные мне руки. Они жадно исследовали изгибы моего тела, проверяя его на мягкость и упругость. Поцелуи обжигали и проносили прохладу. Крас, не спеша развел в сторону мои колени, и склонившись между моих ног, судорожно и тяжело выдохнул.

— Как же ты вкусно пахнешь, моя девочка — довольно урчал оборотень, жадно вдыхая запах моего тела — Сегодня ты станешь моей. Я помечу тебя как свою самку. Только я буду трахать тебя, когда мне этого захочется. Только мое слово имеет вес, и только моей воле ты должна подчиняться.

Из груди вырвался хриплый смех. Больше похожий на рыдания и крик о помощи. Слезы потекли по щекам вниз, смывая грязь минувших дней. Тело самовольно вздрагивало от прикосновений рук и губ волка, который сосредоточил все свое внимание на низе моего живота.

— Ты уже вся течешь моя красивая самочка, пожалуй, я попробую тебя на вкус, прежде чем порву твою девственность и возьму твое тело — жадно зашептал мне на ухо этот монстр.

Его руки еще больше развели мои ноги в сторону. И спустя лишь мгновение я почувствовала, как его шершавый горячий язык прошелся у меня между ног, собирая мои соки и пробуя их на вкус. Тело прострелила как от молнии, руки судорожно сжимали траву, которая забиралась под ногти вместе с землей. Только колоссальными усилиями силы и воли я сдержала желанный его ушам свой стон удовольствия.

— Словно нектар из роз — облизывая губы, горячо шептал Крас, который держался из последних сил, чтобы не наброситься на меня, под шумное сопение своих неподалеку стоящих псов.

— Не-на-ви-жу — еле смогла выдавить из себя под тяжелое дыхание, которое толчками выходило из моих легких.

— Полюбишь — рыкнул Крас и больно ущипнул меня за вершину левой груди, отчего я от неожиданности и сладкой боли вскрикнула.

— Лучше убей, не бывать этому — яростно зашипела я под его громкий смех.

— Поверь, я найду способ девочка, тебя заставить — накрывая мое тело своим, выдохнул он мне в губы.

Что-то горячие и твердой коснулось низа живота. Страх сковал мое сердце и разум, заставляя из последних сил столкнуть его со своего тела. Но у меня это плохо получалось. Он был очень силен и ужасно возбужден. Он не отступится, если только небо не упадет на землю или…

— Отпусти ее отец — разнеслось из-за спины Краса.

До меня донесся знакомый запах цитруса и муската. Дариан. Он пришел меня спасти. Глупый волк, что же ты делаешь?

***
Дариан

Мы появились на поляне как раз в тот момент, когда мой отец нависал над обнаженной и сопротивляющейся Рен. В груди вспыхнула ярость и страх, что я опоздал. Лишь его сказанные ей слова заставили меня сдвинуться с места и броситься к ним.

— Отпусти ее отец — зарычал я и слегка вздрогнул, когда на меня посмотрели кроваво красные глаза Краса.

— Так так так. Кого я вижу. Блудный сын решил навести своего отца или тоже не прочь позабавиться с малышкой? — насмешливо окатив меня своим фирменным высокомерным взглядом, спросил отец.

— Знаешь, а мне сказали, что ты погиб. Признаюсь, на какой-то момент мне стало даже больно, но эта слабость быстро покинула мою душу. Ах да я же забыл, у меня ее нет, значит, это был мой хронический радикулит — издевательски рассмеялся Крас при этом грубо, сжимая талию Рен.

— Ты пришел меня поздравить с дорогим приобретением, или решил сам поучаствовать? — скалился этот бессердечный ублюдок в мою сторону.

— Я пришел вызвать тебя на бой, отец. Отпусти Рен, давай поговорим, как Альфы своих кланов — отвлекал я его внимание от тела девушки. Страх и волнение выдавал мой запах. Картины прошлого мелькали перед глазами. Смерть мамы и жестокость отца, не могло стереть время из моих детских воспоминаний.

— Правильно делаешь, что боишься. Я сильнее тебя Дариан и в схватке со мной ты не выстоишь — без эмоциональным голосом сказал отец и, отвернувшись от меня, снова подмял под себя дрожащие тело Рен, которая успела в момент разговора немного от него отползти назад.

— Куда ты моя сладкая? Я ведь только начал, ты просто не представляешь, как я хочу в тебя кончить, оросить твои влажные судорожно сжимающие мой член стеночки. Хочу услышать твой стон, когда ты будешь биться от блаженства, царапая своими коготками мои ягодицы, которые в этот момент будут яростно тебя трахать — зарычал Крас и резко подал свои бедра вперед между ног Рен.

По полю разнесся ее крик. Кровь ударила в голову. Разум отключился. Крики и стоны закладывали уши. Помню только вкус крови на губах и оторванные, летящие в разные стороны конечности верных псов отца.

Глава 24

Серенити

Внизу живота прострелило жгучей болью. Хриплое дыхание Краса обжигало мне шею и верх груди. Его сильные руки больно сжимали мои налившиеся, от пробудившегося недавно сильного возбуждения, груди. Сильное накаченное тело двигалось вдоль моей кожи, размазывая по нашим голым телам мою девственную кровь и соки.

— Какая же ты узкая, моя девочка — рычал этот подонок мне на ухо, врываясь все резче и быстрее в мое сотрясающееся от боли тело.

Не так представляла я свой первый раз. Не тот мужчина брал у меня то единственное, что оставалось в моем теле не тронутым и чистым. Теперь уже слишком поздно лить слезы и кричать во все горло. Он хотел услышать, как я буду стонать под ним, просить о его ласке. Не за что. Никогда этого не будет. Пусть он забрал мою честь и осквернил собой мое невинное тело, но он никогда не получит ни грамма моей любви и уважения.

Я слышала стоны боли и крики ужаса вокруг себя. Запах крови щекотал мои ноздри, оставляя на языке привкус железа. Дариан и, кажется брат Сета, пытались добраться до нас с Красом, но каждый раз, когда они приближались, их сметало волной черных покрытых шерстью «теней». Верные слуги оберегали своего жестокого и сильного Альфу. Ярость и страх за меня исходила от Дариана, его боль и растерянность терзали мне душу.

После того, как он нашел свою пару, я стала, относилась к нему, как к старшему брату, которого у меня никогда не было. Поделившись друг с другом своей кровью, мы стали ближе, чем просто друзья. Это была симпатия и поддержка. Каждый друг в друге нашел тихий уголок спокойствия и умиротворения. Мое голое тело больше его не возбуждало и за это я была ему очень благодарна. Я и так сейчас чувствовала себя, будто нахожусь в публичном доме, где многие устраивали прилюдные оргии, не заботясь о стыде и морали.

Крас все быстрее и яростней вбивался в меня, заставляя терпеть эту пытку и унижение. Его губы и язык терзали вершины моих грудей, то кусая их до боли, то втягивая их себе в рот, причмокивая ими как грудной ребенок, который пьет молоко матери.

— Эта грудь будет кормить моих детей и меня. Жду не дождусь того момента, когда ты будешь беременна, а эти сладкие грудки будут вырабатывать молоко. Только представь, как я буду трахать тебя, и сосать при этом твою налившуюся молоком грудь. От одной только этой мысли мне хочется кончить в тебя и иметь снова — пошло комментировал Крас свои будущие мечты.

Звуки, разнесшиеся по поляне стали более яростными. Отвернувшись от ненавистного лица в сторону, я увидела, как на поляне появились новые действующие лица. Два яростных взгляда сейчас буравили спину Красу, тела двух самых уже дорогих мне мужчин меняли свои очертания. Секунда и два мохнатых тела двинулись в нашу сторону, раскидывая всех, кто попадался у них на пути.

Я не видела, кто подскочил к нам первым. Огромное тело волка сбросило с моего тела Краса и, вцепившись ему в глотку, оттащило на приличное от меня расстояние. В нос ударил запах горечи и кислоты. Вина и сочувствие сейчас обуревала моими мужчинами. Черный волк, сейчас терзал горло Красу, пытаясь вырвать кусок, и добраться до позвоночника. Два сильнейших Альфы сейчас выясняли кто сильней и лучше.

Мягкий бок Байлока согревал тело и душу. Его язык тщательно слизывал мою кровь, в которой я была вся измазана. В глазах волка разгоралось пламя желания. Его прерывистое дыхание щекотало низ живота. Волк провел языком у меня между ног и тихо заскулил. Я чувствовала, как Байлок хочет меня, сдерживая себя из последних сил, чтобы не наброситься, как дикий зверь.

Став снова человеком он упал рядом со мной, нежно обнимая меня со спины, теснее прижимая к своей горячей груди. Его дыхание было очень рваным и шумным, губы нежно целовали шею и плечи, даря утешение и прося прошение, за то, что не успели прийти на помощь вовремя и сберечь.

— Прости девочка, прости нас, что не смогли быть с тобой, когда так были тебе нужны. Крас ответит за все-то зло, что успел совершить. Сет сильный, он сможет его победить — горячо шептал мне на ухо Бай, при этом нежно оглаживая мои бока и низ груди.

Сейчас говорить мне совершенно не хотелось. Не было на это не сил не желания. Единственное, что мне хотелось так это чтобы Байлок или Сет сейчас были внутри меня. Трение от его мягкой кожи на груди обжигало мою спину, между ног снова стало нестерпимо жечь и ныть. Я толкнулась к нему своими бедрами, чувствуя его твердую и пульсирующую плоть сзади.

— Моя девочка, что же ты делаешь со мной? Остановись, пока не поздно — мучительно тихо шептал Бай, делая непроизвольные движения бедер в мою сторону.

— Возьми меня сейчас, либо я сама сяду на тебя и закончу то, что не закончишь ты — решительно зарычала я, повернув в его сторону свое лицо с искусанными до крови губами.

— Но… — не успел больше ничего сказать Бай, как я ловко перекрутилась в его объятиях и села не него сверху. От открывшегося зрелища на мои груди он шумно сглотнул и попытался нежно сбросить меня с себя. Ага как же, уже спешу и падаю. Больше ждать я не могла и, взяв одной рукой его возбужденную плоть, осторожно ввела ее себе внутрь, туда, где уже было мокро и горячо.

— Чтоооо тыыы дееелааааешь? — в голос застонал волк подо мной и задвигал яростно своими бедрами мне на встречу. Опыта у меня не было абсолютно никакого, но вот самка внутри меня знала, как это делать и сильнее сжав ногами бедра самца, стала раскачиваться на нем из стороны в сторону, получая и даря безумное наслаждение и радость от соития.

Зов плоти был сильнее нас. Кругом был бой, но нам было сейчас абсолютно все равно, тело требовало утолить голод, слиться с любимым мужчиной, оставить на его теле свои метки и укусы. Склонив лицо к шеи Бая, на которой сейчас четко прослеживалась пульсирующая венка, я не смогла устоять, подталкиваемая внутренним зверем, и укусила его за ключицу, испытав при этом свой первый в жизни оргазм.

Байлок вторил мне, и его горячее семя омыло стенки моей плоти, которое сжимало его сейчас как тиски, не желая отпускать на свободу, требуя продолжить ранее начатое. Немного отдышавшись и придя в себя, мы всматривались друг другу в глаза. Горящие и опьяненные недавно произошедшим, мы улыбались, лаская своими руками лица и губы. Не было сейчас ничего важнее этих зеленых глаз, в которых читались нежность и любовь.

Удар пришел оттуда, откуда я не ожидала. Кто-то позади меня, буквально, сдернул за талию мое расслабленное после соития с Байлоком тело и грубо отбросил в сторону. Бок и левую руку прострелило резкой и острой болью. Подняв голову и осмотрев поляну, на которой сейчас стояла мертвая тишина, я судорожно сглотнула и побледнела.

В нескольких метрах от меня на пропитанной от крови земле лежал Сет. Он тяжело и судорожно дышал, на его правом боку хорошо прослеживалась глубокая рваная рана, из которой быстро вытекала кровь. Его глаза были закрыты и если бы не слабое дыхание и биение сердца, можно было сказать, что он мертв. Из глаз потекли слезы злости и страха за волка. Его тело было все в крови и грязи, руки сжимали траву в кулак, в попытке встать и продолжить ранее начатое.

Глаза уловили движение слева. Переведя свой взор в ту сторону, я увидела, как Крас на вытянутой вверх руке, держал Байлока за шею над землей, при этом медленно водя своим ногтем другой руки по его голой груди. Мерзавец делал не глубокие, но все-таки ощутимые порезы, из которых вытекала кровь, которая с глухим стуком падала на зеленую траву. Сердце забилось от страха за своих мужчин, в голове крутилось множество мыслей выхода из этой не простой ситуации.

Что могло случиться за то время, которое Крас потратил на мои поиски? Откуда у него такая сила и власть над оборотнями? Я слышала мысли окружающих нас волков, они были напуганы и возбуждены запахом пролитой крови. Что же мне делать? Как поступить?

Байлок сопротивлялся из последних сил, пытаясь сбросить со своего горла руку отца. Я чувствовала, как на его сознание и волю давит сила Краса. Ублюдок был сильней, и он жаждал крови. Крови своего сына.

— Отпусти его — прорычала я от злости и обреченности.

— Помнишь девочка, что я сказал тебе, когда мы были в храме? — резанули его слова не хуже ножа.

Я помнила, и от осознания этого, мне стало действительно страшно. Холод сковал мое сердце, кровь ударила по ушам.

— Ты не посмеешь. Ты дал мне слово, что не тронешь их — рычала я, медленно ползя к нему.

Мне бы добраться до него и отвлечь на себя, а там мои мужчины смогут…

— Я всегда держу свое слово. Но… в этом мире не может быть четыре Альфы — громко сказал он вслух, чтобы его слова услышал каждый, кто находился на поляне.

— Я останусь с тобой, отпусти их, прошу, позволь им уйти — умоляла я его и все больше ненавидя себя за слабость перед этим выродком.

— Ты и так будешь со мной Рени, когда придет время твоей течки, ты приползешь ко мне на коленях, и попросишь меня, тебя трахнуть — довольно оскалился Крас и повернул ко мне свое лицо — Прости, нет времени дать тебе возможность с ними попрощаться, я очень спешу.

— Держите ее, чтобы наша будущая королева не наделала глупостей и не навредила самой себе — холодно отдал приказ Крас своим псам.

Мне тут же скрутили руки и ноги, отчего левая рука прострелила болью, и я не смогла сдержать болезненного стона.

— Осторожней с ней псы! Ее физическая боль, будет вашей болью — тихо сказал Крас, но всем, кому была дорога своя шкура, его услышали.

— Остановись — яростно шептала я под свое затрудненное дыхание. Крас в последний раз бросил на меня свой взгляд, в котором отразилась похоть и преимущество. Слезы бежали по моим щекам. Глаза смотрели на почти потухшие взгляды обоих мужчин, из них уходила жизнь. Так много хотелось им сказать, так много хотелось сделать. Я вырывалась из крепких лап псов Краса, не смотря на боль в руке и усталость. Всего несколько метров меня отделяло от Сета и Байлока. Сердце разрывалось на куски от осознания, что сейчас они все здесь и сейчас умрут.

— Вырвать сердце чужаку — равнодушно слетело с губ Краса.

Слова ударили по сознанию, как кнут о голое тело. Помню, как я кричала и проклинала весь его род. Ярость и боль бурлила в моих венах, как лава вулкана. Мне было настолько плохо, что я упала на землю и беззвучно рыдала. Плечи содрогались от не выплеснутых эмоций, руки сжимали траву от бессилия и горя, моя физическая боль не могла сравниться с душевной раной.

В ту ночь я умерла духовно. Они все погибли на моих глазах. Все.

Сет, Бай и Дариан. Брата Сета взяли в плен. Крас ушел вместе со своей сворой, оставив меня со своим горем, которое было не соизмеримо ни с чем. Он забрал их у меня. Забрал мою любовь и душу.

Я подползла к Сету и наконец, смогла до него дотронуться. Крик вырвался из груди, напугав диких зверей, которые с каждой секундой все ближе подбирались к нам, чтобы урвать кусок теплой плоти.

Кое-как села на колени. Бережно положив на свои ноги голову Сета, я гладила дрожащей рукой его спутанные волосы, которые цеплялись за мои грязные пальцы, как будто пытались меня утешить и поддержать. Тело Бая лежало неподалеку от меня. Подтянув к себе его руку, я поцеловала каждый его пальчик. Слезы смешивались с кровью моих мужчин. Мои крики и рыдания разрывали ночную тишину.

Вдалеке послышался гром. На поляне поднялся сильный ветер, который с остервенением метал мои волосы в стороны, давая легкие пощечины моему заплаканному лицу.

— За что? — шептала я, качаясь из стороны в сторону — За что? — спрашивала я у ветра и дождя.

— Как я смогу жить после этого? Что мне делать? Как поступить? — кричала я звездам.

— Жить — шептал дождь.

— Любить — шептала трава.

— Наказать — гремел гром.

— Даже если я отомщу, что будет дальше? Их нет, зачем жить? Кого любить? — спрашивала я небо. И небо ответило.

— Если действительно любишь, то вернешь их. Пора выполнить предназначение дочь моя — услышала я за своей спиной мужской голос и стремительно обернулась.

— Отец?

Глава 25

— Если ты хотел мне помочь отец, то ты опоздал — тихо сказала я, сильно сжимая руку Бая и Сета.

— Прости, этого было не избежать. Лишь только так, могла проснуться твоя истинная суть природы и твой Дар — с нотками сочувствия ответил он.

Отец поднял руку ладонью вверх и, сделав пару не понятных мне пассов, попросил отойти подальше в сторону от Бая и Сета. Не знаю, как я смогла собраться и не накричать на него и не послать его куда подальше, но я скрепя сердцем послушалась и, нехотя выпустив из своих рук, холодные пальцы своих мужчин, поднялась и отошла на приличное от них расстояние. Как только я это сделала, земля содрогнулась у меня под ногами и пошла трещинами. Над поляной разразилась дождевая буря. Огромные капли дождя смывали с моего лица следы слез. Израненные и окровавленные тела Бая и Сета тоже были омыты водой от грязи и крови. После того, как с их кожи были смыты все следы, над поляной поднялся ветер. Потоки воздуха, будто огромный вихрь, пронесся над травой и устремился к ним. Подняв их тела с земли, он закружил Бай и Сета в своей конусной воронке, тем самым просушив их тела и волосы. Покружив их еще в воздухе пару минут, ветер бережно опустил их, на заранее выступившие из под земли, два каменных овальных стола.

От увиденного, я застыла, как изваяние и чуть не вскрикнула от неожиданности, когда мне на плечи легла мягкая ткань.

— Я вылечил из тела, но Крас забрал с собой их сердца. Если ты хочешь чтобы они жили, ты победишь их убийцу и займешь его место. Тебе выпала тяжелая доля. Ты должна будешь покарать виновных и защитить слабых. Твой Дар поможет тебе в поединке с Красом. Сейчас он сильней тебя, но я дам тебе то, против чего ему не выстоять — сказал мне отец на ухо, обнимая за плечи.

— И что же это?

— Мой меч и мой кровь — тихо ответил он и протянул мне мой же меч, который я оставила тогда на поляне, где впервые повстречалась с Красом.

— Это же…

— Да. Меч твоего приемного отца, но на самом деле это оружие было давно выковано из металла упавшей с небес звезды. Она упала много веков назад уже после того, как этот мир покинули Дух Луны и Дух Всего Живого. Один человек, впоследствии будущий король, нашел его однажды в чаще леса и принес в свой замок. Там передав осколок звезды в руки кузнеца, он приказал выковать меч. Проделав большую кропотливую работу, оружейник вернул уже готовое изделие королю. Правитель не расставался с ним не на минуту. Каждую ночь его сны сопровождались голосами, которые нашептывали ему, что этот меч особенный. Король не мог верить снам, но однажды он в это поверил.

Шла охота. Король и его тогда еще юный сын, забрались глубоко в лес, о котором в народе поговаривали, будто бы он был проклят и в нем водится дикий зверь, который ворует маленьких непослушных детей по ночам. Они шли по следам весь день, и уже в лучах заходящего солнца обнаружили их обладателя, в большой заброшенной пещере, где ранее добывали железную руду.

Они узрели худого грязного юношу. Он был гол и смотрел на них, как на своих врагов. Король попытался начать разговор, но молодой мужчина напал на его сына без предупреждения и повалил того на землю. Завязалась драка, в которой сын короля получил травму головы и потерял сознание. Обезумевший от страха король толкнул юношу и тот упал спиной на острый камень. В тишине раздался хруст костей и, издав душераздирающий предсмертный крик, юноша затих.

Король бросился к сыну и уже пытался вытащить того из пещеры, когда услышал за своей спиной чье-то звериное рычание. Обернувшись, он узрел, как на его глазах, юноша превращался в волка. Зрелище было настоль ужасным и ошеломляющим, что король не мог сдвинуться с места. Воспользовавшись этим, оборотень повалил короля на землю и попытался отгрызть ему голову. При падении меч выпал из своих ножен, звякнув при этом об камень. Король держался из последних сил, когда неожиданно для себя услышал, как заскулил зверь, а в следующую секунду, на него упало замершее тело того юноши, который совсем недавно был волком.

Сбросив тело с себя, король увидел над собой пошатывающегося сына, который держал в руках его меч. С меча на землю капала алая кровь. Оставшиеся на лезвии капли будто шипели, как если бы металл был сильно раскален. Потрогав меч, король был неожиданно поражен тем, что лезвие было абсолютно холодным. Тогда-то он и понял, в чем особенность этого меча.

С тех пор, меч передавался от отца к сыну или от матери к дочери. Меч давал власть над волками, предупреждая их о том, что у людей есть оружие против их самых сильных волков. Годы шли. Волки сидели в своих норах и не показывали носа. Но один из них решил нанести удар и ударил по самому дорогому.

По твоей матери.

Крас послал своих псов на замок Уинболд. Он рассчитывал похитить тебя и твою мать. И ему это почти удалось. Только благодаря смелости и отваги твоей матери, ты спаслась и не досталась этому выродку. Патрисс пожертвовала своей жизнью ради тебя Серенити, чему я нещадно рад и горд. Я очень сильно любил твою мать…и до сих пор люблю.

Твой приемный отец был на самом деле моим хорошим другом. Они не были женаты, все это было ширмой, за которой я оберегал твою мать и свою любимую супругу. Я часто приходил к тебе, когда ты спала, гладил твои волосы и целовал в щеку. Иногда ты просыпалась и смешно ворчала, чтобы я отстал от тебя и дал тебе поспать. Поверь я очень ждал того момента, когда смог бы тебе все рассказать и объяснить, но…я не успел. Каждую ночь я приходил к твоей матери, но в ту роковую ночь мне пришлось вас покинуть.

Как ты уже поняла я дитя другого мира. Меня создали, чтобы я создавал миры и необычных существ. В ту роковую ночь, мне нужно было покинуть ваш мир и отправиться в другой, новый мир, где мне было поручено создать подобных оборотням и людям существ. Когда-то, давным-давно я помог сотворить и этот мир, но у меня ничего не вышло. Здесь оборотням было не суждено жить в мире с людьми — отец замолчал, а я прибывала в таком шоке, что не могла говорить. С трудом, отлепив язык от неба, я тихо и напряженно спросила:

— Ты ни человек, ни волк, тогда, кто же ты?

— А ты еще не поняла? — с горькой усмешкой ответил мне отец — Я Дух Луны, а ты моя дочь и наследница.

— Чтоооо, Дух Луны??? — следующая новость была ошеломляюще предыдущей.

— Да. Твоя мама была моей парой, ее отцом и твоим дедушкой был Дух Всего Живого. Никто и не предполагал, что нам было с ней суждено быть вместе и даже стать родителями, такой замечательной и сильной малышки, как ты — с любовью в глазах улыбнулся мне мой настоящий отец.

— Но давай поговорим об этом потом, так как у нас осталось очень мало времени, до восхода солнца. Я знаю, куда пошел Крас. Ты должна быть полностью готова к своей последней битве. Сейчас ты должна выпить немного моей крови. Это позволит тебе долго выстоять против него. Ты возьмешь этот меч и, когда будет возможность близко к нему подойти, то ранишь его, пролив тем самым на эту землю его черную кровь. Твой Дар поможет очистить его душу и душу его черных псов. Одежду я тебе уже приготовил, так что переодевайся и в путь — бодро закончил он и передал мне вещи.

— Но почему он так силен? Ведь при первой нашей встречи он был слабее меня? — спросила я отца, надевая на себя черные кожаные брюки и черную рубашку.

Отвернувшись от меня, тем самым дав мне возможность спокойно переодеться, отец посмотрел на небо и под тяжелый вздох ответил мне:

— В его руки попало то, что предназначалось мне. Сосуд с кровью твоего деда.

— А дедушка у нас?

— Творец всех Духов — после этих трех слов, у меня все внутри оборвалось.

— Но как же я смогу с ним справиться? — отойдя от шока, стала надевать сапоги, запихивая в них свои ножи, которые вернул мне отец.

— Просто поверь в себя и у тебя все получится. Вот возьми это — и он протянул мне маленький стеклянный пузырек — Моя кровь, перед боем выпей ее до последней капли.

— Ты пойдешь со мной? — робко спросила я, с трепетом забирая предложенную кровь.

— Нет. Я останусь здесь. Это твоя битва. Ты моя последняя надежда на светлое будущее этого мира.

— Ты…присмотришь за ними? — спросила, бросив взгляд в сторону Бая и Сета.

— Не волнуйся, мне есть о чем с ними поболтать, пока не будет тебя — с шаловливой улыбкой ответил он — Иди, мы будем ждать тебя здесь.

— Хорошо — сказала я, и по очереди, подойдя к своим мужчинам, поцеловала каждого в холодные губы.

— Я скоро вернусь — тихо пообещала я им, нежно проведя пальцами по их высоким скулам.

Подняв с земли свое оружие, которое состояло из кнута, катары и паты, я посмотрела на отца. Его глаза излучали поддержку и тоску. Я чувствовала, как ему больно, как он волнуется и злится.

Отец, нет папа. Я теперь не одна.

— Где я его могу найти?

— Эта мразь в твоем замке дочь. Вышвырни его оттуда, как ненужный мусор — злобно зарычал отец и посмотрел поверх моей головы — Тебе пора. Удачи.

— Спасибо…папа — тихо сказала и, развернувшись к нему спиной, я со всех ног побежала в сторону замка Уинболд.

До рассвета оставалось примерно около четырех часов. Лунный свет давал силу, как ему, так и мне. Мне было страшно, оттого, что я в одиночку должна буду победить Краса, но еще страшней было оттого, что я могла больше никогда не увидеть искрящиеся от нежности глаза Байлока и потрясающе теплую улыбку Сетория. Да мне было страшно, но ради своей мамы, отца и своих мужчин, я буду храброй и сильной.

Собрав всю злость и ярость в кулак, я побежала еще быстрей, туда, где ждала меня либо смерть, либо победа. Но даже если я и умру, то обязательно захвачу с собой на тот свет эту падаль, где ему самое место.

Глава 26

Я быстро бежала через лес, перепрыгивая высокие кусты и поваленные, покрытые зеленым мхом, деревья. На пути мне никто не попадался, даже ночные обитатели леса, видимо, почуяв во мне сильного и опасного противника, не высовывали своего носа из своих нор и временных убежищ. Катара больно билась об мое бедро, как и кнут. Пату я держала в руке, расчищая себе дорогу через высокую траву и густую листву деревьев. На очередном повороте я почувствовала, что не одна и вынуждена была резко остановиться. Знакомый запах ударил в нос и я, резко выкинув руку вперед, схватила за горло быстро выскочившего из-за засохшего мертвого дерева слегка испуганного Анара.

— Зачем ты за мной следишь? — рыкнула я на него, немного сильнее сжимая его горло.

— Отпусти — прохрипел он в ответ, пытаясь высвободиться.

— Мне некогда с тобой разговаривать — недовольно начала я — Так, что говори по делу или убирайся с дороги.

Отбросив Анара в сторону, я хотела уже продолжить свой путь, как мне дорогу преградил оборотень, который пытался мне что-то сказать.

— Подожди, кх кх…Кх кх они забрали Дариана, я пойду с тобой — нагло заявил мне этот волк.

— Ты мне не нужен. Это моя битва. Если тебя убьют, не хочу быть этому виной. Хватит с меня чужих смертей. Иди домой и молись, чтобы у меня все получилось — холодно сказала я, отвернувшись от глупого и самоуверенного юнца.

— Позволь мне помочь…сестра — тихо сказал он, а я так и застыла на месте не в силах обернуться.

— О том, что мы родственники, я узнал совсем недавно. Дариан с Кристофером рассказали мне. Противнейший старик этот твой дядя, пока шел до замка короля чуть его не прибил и не бросил в лесу. Впервые встречаю такого упертого и одновременно смелого человека. Тебе с ним повезло, как мне с Дарианом. Дар нашел меня еще младенцем, вырастил, дал кров и тепло. Подарил семью и любовь. Если бы я знал, что у меня такая сестра, давно бы нашел тебя и заключил бы в свои братские объятья.

Прошу, дай мне возможность помочь тебе. Я слышал твой разговор с твоим настоящим отцом. Надо же …Дух Луны. Не завидую твоим мужикам, когда они проснутся — весело хохотнул он, на что я мимолетно улыбнулась.

— Пока ты будешь биться с этим выродком, я смогу проникнуть в его логово и выкрасть сердца Байлока и твоего темноволосого красавчика, извини не в курсе, как его зовут. Потом я найду Дара и вытащу его оттуда…

— Один ты не справишься — разнесся у нас с Анаром за спиной чей-то слабый женский голос, на что мы дружно с ним обернулись и увидели бледную, как смерть Мирию, которую поддерживала под талию Лисандра.

Девушка выглядела ужасно. Боль и потеря будто отпечатались на ее, казалось в миг, осунувшемся лице. Из глаз Мирии, как будто ушла сама жизнь, забрав с собой красоту и молодость лица, сделав его блеклым и уставшим. Было видно, что девушка потеряла самого важного человека в своей жизни. Судьба ты ужасно жестока. Только ты можешь подарить желанную встречу и спустя пару часов забрать самое дорогое.

— Я иду с тобой — сказала мне уверенным голосом Мири.

— Нет. Мы идем с тобой — поддержала ее Лисандра, с огромным интересом рассматривая лицо и фигуру моего брата, который в данный момент красовался перед девушками, выпятив свою широкую грудь.

— Нравлюсь? — с самодовольной улыбкой спросил Лис Анар, видя ее явный к нему интерес.

— Еще неуверенна на этот счет — также нагло ответила Лис с насмешливой улыбкой и повернулась ко мне.

— Ты стала парой нашего старшего брата, и мы все сделаем, что в наших силах, чтобы помочь тебе отомстить за его смерть, и спасти хотя бы то, что от него осталось. В тебе чувствуется сила Альфы, такой сюрприз для нашего отца, который все не мог найти Сету достойную самку — при ее словах мне стало больно и одиноко, отчего я опустила глаза и сжала кулаки.

— Прости, если чем-то обидели тебя — вмешалась в наш разговор Мири, видя как изменилось мое поведение — Мы еще не привыкли к тому, что у нашего брата наконец-то появилась супруга. В последнее время он был очень подавлен и закрыт, но ты вернула его нам, хоть и на пару часов — со слезами на глазах посмотрела на меня Мири и подошла ко мне на негнущихся ногах почти вплотную — Он всегда был к нам добр, хоть и рычал на нас, когда мы ослушивались его приказа, грозился вечно нас отшлепать и посадить на цепь. Но…всегда прощал, когда мы приносили ему его любимый пирог с земляникой, которая росла у нас только в Диком лесу, где обитали медведи Хосу, которые яро охраняли свои территории от посягательств чужаков. Но нам с Лис всегда удавалось их обмануть и добыть желанное лакомство для нашего старшего братишки — уже с рыданиями закончила Мири.

Сердце сжалось от горечи, а душа завыла волком. Как же им сейчас тяжело, ведь они всю жизнь были с ним рядом. Знали его, и то, что он любил и то, что ненавидел. Но и мне самой было не легче. Ведь я так и не успела его узнать, привыкнуть к его голосу и просто по-человечески обнять.

— Хватит — рыкнула я на Мири, которая еле стояла на ногах и лила пустые слезы. От моей интонации голоса, она вздрогнула, как от удара. Мне стало очень стыдно за себя, но не было времени успокаивать ее.

— Он не умер. Слышишь? — схватила я ее за хрупкие плечи — Крас забрал его сердце, но не его дух. У нас мало времени, мне нужно вернуть ему и Байлоку их сердца, до восхода солнца. Иначе…я их потеряю — сильнее сжала ее плечи, вызвав у девушки при этом тихий болезненный стон — Если хотите помочь, то помогите вернуть им их сердца, пока я буду ломать кости этому поддонку, который забрал у меня маму и надежду на счастливое будущее. Но у него ничего не выйдет, я воскрешу всех, даже если мне придется отдать за это собственную жизнь.

— Отец был бы от тебя в восторге — выдохнула Лиссандра с трепетом.

— Только не надо этого — посоветовала я Лис.

— Чего?

— Смотреть на меня как на Бога — ответила я под тихий смех брата.

— Но ты ведь, по сути, и так к ним относишься — сказал этот проныра, под изумленный вздох девушек.

— Тебе не говорили, что у тебя длинный язык, который следовало бы укоротить?

— Говорили, но я их не слушал, мне он очень дорог как память. Я ведь могу им не только говорить, но и доставлять…

— Анар!!! — недовольно зарычала я, хотя стойко держалась, чтобы не рассмеяться — Потом ты Лис наедине поведаешь, что можешь им делать, но не сейчас, когда до рассвета осталось пару часов. Анар твоя задача вытащить Дара из замка, как и найти сердца Сета и Бая. Я видела, как Крас увел с собой вашего друга, который пришел с Сетом…

— Это наш младший брат Анарий — тихо вслух прошептала Лиса.

— Проклятье! Вот же выродок! — злость и ненависть сжигала меня изнутри — Значит так, Ан на тебе Дар и сердца Сета и Бая. Лис и Мири вы должны найти своего брата и сразу же как только его найдете бегите в замок короля Эндора I. И еще Ан… — повернулась я к брату, выпуская Мири из своего болезненного захвата — …спаси их.

Судя по его серьезному взгляду, в котором читалась решимость и уверенность, он понял, что от него хотела его приобретенная сестра. Быстро подскочив к нему, пока не передумала, я заключила его в свои уже не слабые объятия, отчего он крякнул.

— Спасибо братишка — тихо прошептала ему на ухо и, резко отскочив от него в сторону, перекинулась в волка.

Увидев в глазах девушек и брата неподдельный восторг и восхищение, я польщено оскалилась. Рыкнув на них не хуже медведя, устремилась на восток, туда, где меня ждал Крас и мой родной замок. Несясь вперед и рассекая листву кустов и небольших деревьев, перепрыгивая через большие валуны и глубокие ямы, я слышала за спиной звериное рычание, хруст веток и камней под лапами. Сердце успокаивалось и начинало верить, что у меня, у нас, все получится.

Глава 27

Весь наш план полетел в бездну, когда стоило мне только войти в любезно открытые для меня ворота замка Уинболд. Вся дворовая площадь была заполнена верными псами Краса, которые в данный момент были заняты тем, что с диким голодом рассматривали, как в отведенном для представления месте, танцевали три полуобнаженных и до смерти напуганных женских фигур. Молодняк, парням которым было до двадцати пяти, были сильно возбуждены скованными от страха за свою жизнь движениями гибких тел девушек. Если молодые псы не обратили на мое появление никакого внимание, тогда как более взрослые и сдержанные с особым интересом осматривали меня с ног до головы. Особого внимания удостоилось мое оружие, которое я с силой сжимала сейчас в слегка трясущихся руках. Среди их числа пристально и дерзко на меня смотрел и Крас. Его красные глаза медленно прошлись по моему телу и лицу. Самодовольная улыбка оборотня привела меня в бешенство, но благодаря огромной силе воли смогла сдержать свой импульсивный порыв, чтобы позорно как юнец не наброситься на него и не запинать урода ногами. Отвела от него глаза и стала осматриваться вокруг, дабы успокоиться и собраться.

Как же их здесь было много. Полуобнаженные, дикие и безумно опасные. Все были врагами, все хотели меня либо убить, либо изнасиловать. Стало страшно от одной только мысли, чтобы эти выродки сделали бы со мной, дав им вожак, свое на это дозволение. Я медленно шла по живому коридору, который образовывали верные псы Краса, не обращая внимания на рычания и пошлые выкрики. Кто-то пытался дернуть меня за руку, но предостерегающий рык вожака, пресекли все попытки телесного со мной контакта. Остановилась напротив него и вновь посмотрела в ненавистные мне глаза.

Все что мне хотелось сказать, это: «Ненавижу и никогда не прощу». Слова так и вертелись на языке, грозясь слететь с губ и нарушить мертвую тишину, которая сейчас повисла над площадью. До восхода солнца оставалось примерно полутора часов. Совсем немного времени, для того чтобы успеть найти сердца Сета и Бая, вернуть их отцу и освободить и увести отсюда Дара с Анатрием. Хоть бы они были бы живы. Тут мой взгляд привлекла серебряная чаша, которая стояла на не высоком камне, части обрушенной когда-то каменной колонны входа в зал собраний. Слабый едва уловимый стук двух горячих сердец, буквально ворвались в мою голову, отдаваясь глухим эхом по моим барабанным перепонкам.

Они были так близко и так далеко. Казалось, протяни только руку, и ты сможешь взять желанное сокровище. Но это была только иллюзия, специально созданная Красом, для того чтобы привести меня в смятение и вновь почувствовать боль от потери. Знал ли он о том, что еще можно было вернуть жизнь своим соперникам или нет, я не знала. Вольготно развалившись на каменных ступенях, Крас с ленцой, рассматривал мое лицо. Бессердечная скотина, мне так хотелось вонзить свои клыки ему в шею, почувствовать на своем языке вкус его «черной» крови. Наверно я бы с особым упоением слушала бы, как его сердце делало бы последний удары, чтобы, наконец, смокнуть навечно. Возможно, мои мысли отразились на лице, отчего Крас довольно хмыкнул и плавно, будто дикий хищник при виде своей добычи, встал напротив меня. Обогнув меня спереди, оборотень застыл у меня за спиной. Нутром чувствовала, как его ноздри расширяются от глубоких вздохов. Волосы стали дыбом, от такого наглого вмешательства на их территорию. Я стояла на месте, не делая никаких движений и даже через раз дыша. Оружие, которое все это время находилось в моих руках, с лязгом упало и ударилось об каменную ступень.

— Ммм, куколка, твой аромат не повторим. Ты пахнешь дикой вишней, что растет недалеко от моего замка. Ее сладкий запах, насыщает воздух в период его цветения ранней весной. Мне всегда нравился ее тонкий и аромат. Редкое и поистине красивейшее из деревьев в нашем мире. Ты очень красива. Сильная самка. Альфа самка. Ты будешь прекрасной и сильной королевой, я в этом не сомневаюсь — довольно рыкнул Крас мне на ухо и развернул за плечи лицом к себе.

Дух Луны дай мне силы продержаться и дать возможность брату и сестрам Сета время, чтобы они смогли найти и освободить пленников. Тем временем Крас любовался моими волосами. Он медленно наматывал на свою ладонь их длину. Боль и чувство гнева начали пронизывать все тело. Хотелось ударить, расцарапать это сейчас довольное лицо, чтобы больше никогда не узнавать его и не помнить.

— Чистый шелк. Ты как произведение искусства, которое с каждым осмотром все больше и больше поражает и радует взор — тихим шепотом начал Крас — Мне всегда было интересно, как женщины носятся с таким не удобным атрибутом, но видеть и ощущать лично эту красоту, я, наконец, начинаю их понимать. Твои волосы восхитительны. Жду не дождусь нашего следующего раза, когда в порыве страсти я буду наматывать их на свой кулак и любить это красивое и податливое, жаждущее моих ласк, тело.

Мразь!!! От ярости сжала кулаки до хруста костей. Ненависть это не то слово, что могло в полной мере описать то, что я чувствовала сейчас к этому выродку. Не знаю, чтобы могло произойти, не отвлеки меня женский протяжный стон, который донесся до моих ушей. Обернувшись на звук, увидела, как молодой оборотень вбивался со спины девушки в ее податливое и сотрясающееся от страсти тело. От увиденного низ живота болезненно скрутило. Как будто если бы это была огненная змея, которая сейчас скручивалась в спираль, все больше и сильнее принося ноющую, но такую приятную и знакомую уже мне боль.

Черт!!! Только этого мне не хватало. Вокруг и так было столько больных и на всю голову озабоченных волков, которые сейчас не отрывным взглядом смотрели на меня и принюхивались к воздуху. Видимо, учуяв мое возбуждение, волки зарычали и уже собирались двинуться в мою сторону, когда у меня за спиной раздался рык Краса, который предупредил, что данная добыча только его. Недовольно сопя, волки отступили, но продолжали смотреть на меня своими голодными глазами.

Папа дай мне сил не сорваться и не позорно отсюда убежать.

Взгляд вернулся к чаше, и я решилась на отчаянный поступок. Стремительно запрыгнув на растерявшегося от такого моего порыва Краса, впилась в его приоткрывшиеся губы, кусая того до крови. Оборотень довольно рыкнул мне в губы и с силой обхватил мои бедра руками. В тот момент, я наверно ненавидела саму себя, но обстоятельства вынуждали пойти на крайние меры, давая возможность братишке умыкнуть сердца. Почувствовав рядом знакомый запах Анара, поняла, что у него все получилось и от этой мысли мне стало так тепло и хорошо. Автоматически слизнув с губ, Краса, его кровь, отстранилась. Оборотень был очень сильно возбужден, о чем свидетельствовали его прерывистое дыхание и голодный взгляд, который буквально пугал меня до дрожи в коленках.

Мимолетно бросив взгляд на чашу позади Альфы, заметила, что она пуста. И не смогла сдержать довольной улыбки, которую заметил и принял на свой счет Крас.

— Я рад, что тебе понравилось. Твой запах кружит мне голову, а твои губы хочется целовать бесконечно — страстно шептал мне в губы оборотень — Хочу тебя сейчас, прямо здесь, чтобы все видели, чья ты и как прекрасно то, что находится у тебя между ног.

От данной перспективы у меня все похолодело внутри. Осторожно и медленно смотря в глаза, дабы не вызывать излишних для волка подозрений, обхватила руками его широкие плечи и вонзила отросшие на пальцах когти в его горячее тело. Уголки его губ недовольно и подозрительно сжались. Синие глаза безотрывно смотрели на мое лицо, улавливая малейшие на нем изменения.

— Ненавижу — яростно рыкнула я ему в лицо и со всей силы вонзила свои отросшие клыки в не защищенную шею врага. Металлический вкус крови ударил мне по стенкам глотки, вызвав при этом одновременно приступ тошноты и чувство легкой эйфории. Крас пытался меня сбросить с себя, но я хорошо и прочно вцепилась, в надежде добраться до его основных артерий. Потеря крови должна была его временно ослабить, пока регенерация не срастила бы его основные поврежденные сосуды и не наладила бес прерывную подачу крови по его организму.

Мои волосы были в крови, как и вся моя одежда. Поняв, что полюбовно я от него не отстану, он вонзил мне в бок свои когти. Боль ударила в голову и замерла в боку. Нельзя сдаваться, еще не много и… Наконец-то! Крас взвыл не хуже собаки, когда почувствовал, как я добралась до его сонной артерии и порвала ее. Боль в боку стала нестерпимой, и я, расцепив свои смертельные объятья, спрыгнула с его груди и отскочила в сторону.

— Ах ты маленькая сучка — взревел оборотень захлебываясь собственной кровью — Ну сейчас я тебе устрою.

И тут я поняла, Крас решился хоть и не убить меня, но точно избить до полусмерти. Вот и настало время выяснить, кто из нас сильней и опытней и вправе править этим миром и их обитателями.

Глава 28

— Я тобой очень ррразочарррован, малышка РРРени — злобно рычал на меня Крас, тесня к центру площади, где его верные псы образовали уже довольно внушительный круг.

— Не бойся милая. Я немного накажу тебя, а потом мы отправимся в покои твоих родителей, где будем предаваться грубому соитию, так как больше я ждать, не намерен. Ты и так слишком долго мучила меня воздержанием, и теперь я намерен сполна наверстать упущенное время — самодовольно оскалился этот выродок, вызвав своими словами только отвращение и дикую ярость.

— Ты всерьез думаешь, что после всего, что ты сделал, я полюбовно буду раздвигать перед тобой свои ноги, и ждать пока ты насытишься?

— Почему бы и нет — удивился оборотень — Ты самка, я достойный самец. Признайся, тебе ведь было хорошо, когда я двигался в тебе пару часов назад?

От этих воспоминаний низ живота скрутило судорогой. Вот ведь мерзавец, пользуется моей слабостью, как же тяжело бороться с животными инстинктами. Но я смогла, даже спокойно и ровно ответила:

— Байлок был намного лучше тебя — ударила словами по самолюбию волка, видя, как его перекосило от моих слов.

— Его больше нет — яростно выкрикнул Крас и, я могла даже поклясться, что заметила в его глазах проблески грусти и сожаления. Сожаление? У этого монстра? Наверно мне показалось.

— Ты убил их. Без сожаления. Хладнокровно. Свою родную кровь. Единственных детей, которые боялись и ненавидели собственного отца. Зачем было их убивать? — закричала я ему в лицо и со всей силы ударила кулаком по лицу.

Потом снова и снова. Удар. Хруст. Удар. Кровь.

Я била не задумываясь, куда попадаю. Ярость и боль смешалась в безумный коктейль под названием безумие. Волк не сопротивлялся. Крас просто закрыл свое лицо руками и ждал, пока я успокоюсь или немного остыну. Слезы сами бежали по щекам, напоминая мне собой, что я все еще могу чувствовать и помнить смерть близких мне людей.

Посчитав, что мне нужно немного успокоиться, а не вести себя, как истеричка и слабохарактерная особа, я отошла от оборотня, при этом смачно сплюнув ему под ноги. Видимо мой поступок знатно его взбесил, так как в следующий момент Крас молниеносно вскочил, выпрямившись в полный рост, и ударил кулаком по лицу. Боль отрезвила, и я злорадно рассмеялась, чем вызвала у волка недоумение и легкий шок.

— Ооо, мы начали с прелюдий — хохотала я, слизывая с разорванной губы кровь — Ну ты и урод.

Снова удар по лицу. Он думал у меня истерика. Как же он ошибался…

В одну секунду отрастила когти на руках и полоснула его по груди. Перекрутившись в воздухе через голову оборотня, располосовала спину и бока. Крас взревел от боли и ярости. Он попытался меня схватить, но долгие годы тренировок не дали упасть лицом в грязь. Его движения были быстрее, чем мои, но опыта борьбы у меня было больше.

Тело Краса было в крови и грязи. Мы втаптывали друг друга в пыль и траву, бросая поочередно, друг друга на землю, ломая кости и разрывая мышцы с сухожилиями, которые едва успевали срастаться. Моя рубашка походила на кусок грязной, вымазанной в крови и пыли, тряпку. По телу прослеживалось огромное количество гематом и царапин, которые едва поспевали регенерировать и восстанавливать внутренние органы.

Я чувствовала, что где-то скоро наступит мой предел. И я не ошиблась…

Получив очередной сильный удар в живот, упала лицом на траву. Дыхание было тяжелым и болезненным. Мне было настолько больно, что хотелось умереть. Изо рта потекла горячая струйка крови, которая быстро впиталась в землю. В ушах дико звенело. Хотелось просто закрыть глаза и переместиться, куда-нибудь в другое место, где было тихо и светло, спокойно и тепло. В нос ударил запах страха и яростный рык. Мне пришлось открыть глаза. И то, что я увидела, заставило пролиться слезам.

Мой милый братишка спас ИХ. Теперь они живы и здоровы. В отличие от меня.

Они бежали в мою сторону, разрывая на куски всех, кто попадался у них на пути. Их ярость не знала границ, а боль, которую они испытывали видя мое израненное тело терзала душу.

Но тут я заметила, как Крас вышел вперед. Я видела, как на его лице проскакивало недоумение и научный интерес. Безумный взгляд маньяка, который увидел свою будущую жертву.

Неет. Только не снова. Больше она через это не хотела проходить. С огромным трудом, встав на дрожащие от слабости ноги и, подняв голову к верху, я его окликнула.

— Больше они никогда не достанутся тебе мразь — и с диким криком боли и ярости я бросилась на него с горящими, черным пламенем, руками.

Крас от удивления застыл на месте, не веря в то, что он видит перед своими собственными глазами. Мои руки пылали не хуже факелов. Кожу покалывало, как если бы меня прокалывали маленькими острыми иголками. Я не знала, сколько это может продлиться по времени и поэтому недолго думая, схватила его за голову и яростно закричала ему в лицо.

Мне казалось, в этом крике души, была вся моя накопившаяся за долгие годы боль. Боль от потери матери. Боль от потери друзей. Боль от потери близких и таких уже родных мне мужчин.

Мы кричали от боли вместе. Вот только я кричала от боли душевной, а он от боли физической. Вокруг нас образовалась черная непроглядная воронка. Ее сила разрывала на части нашу одежду и кожу. Новые раны и ссадины покрывали наши тела. Я чувствовала, как из Краса уходила жизнь, как он борется. Яростно и упрямо, цепляясь за меня, как за последнюю надежду.

Может я бы сейчас и смогла бы спасти его, но я не хотела. Слишком много зла принес он в мир, как и его псы, которые сейчас скулили и корчились от боли на земле, неподалеку от нас. Эта земля уже достаточно заплатила за свои прошлые ошибки. Мне хотелось подарить всем людям и оборотням надежду на дальнейшее существование. Чтобы каждый человеческий ребенок, мог ходить в лес и больше не опасаться монстров, которые прятались за стволами деревьев. Чтобы оборотни могли жить в мире с людьми. Влюбляться, растить совместных детей.

Я хотела даровать этому миру частичку себя. Своей веры и любви. Чтобы каждый помнил, о том, что мир это самое бесценное сокровище, ради которого стоит бороться.

Крас не хотел умирать. Он боролся за свою жизнь, как молодое семечко под каменной плитой. Но видно поняв в последний момент, что этот бой ему не выиграть, посмотрел в мои глаза и сказал:

— Прости малыш. Прости за все. Мне жаль — и как только с его губ слетели эти слова, он разлетелся по ветру, как черный песок, взлетая вверх над нашими головами к звездам.

Пусть я, возможно, покажусь дурой или слабохарактерной личностью, но мне стало, его очень жаль. При жизни он запутался, сошел с пути, выбрал не ту дверь. Возможно, он хотел для своих волков лучшей жизни, но выбрал не ту сторону.

Из груди вырвались рыдания. Я оплакивала его, его волков, которые следом последовали за ним. Те, кто служили ему из страха, были свободны. Огонь не тронул моих мужчин и близких. Он выжигал из рядов оборотней убийц, насильников и предателей. Огонь очищал землю от грязи и зла. Он очищал души и лечил раны. Он дарил благословление и покой.

Природа пела от свободы, что даровал ей мой огонь. Я слышала, как воют и рычат ночные лесные звери. Они чувствовали грядущие перемены. Сам мир начинал дышать свободно и легко.

Мое сердце пело от счастья. Благословление огня, коснулось и меня. Раны затягивались прямо на глазах. Волосы взметнулись к небу, как черные длинные ленты. Тело становилось более легким и отдохнувшим, как будто я выпила живой воды, которая даровала мне новые силы. Я смеялась как ребенок, смотря на полную серебряную луну. Ее свет ласкал мне лицо, волосы, тело. Мне было хорошо, как никогда в жизни. Будто я родилась заново.

Духовная боль отступала, на смену ей приходило радость. Радость от того, что все, наконец, закончилось. Радость от того, что мои мужчины живы и больше им ничего не угрожает. Радость от того, что у меня есть отец, которого мне еще предстояло узнать и полюбить. Хотя я его уже и так любила и давно простила.

Я спасла Дара. Его благодарность чувствовалась в ветре, который трепал мои волосы. Я чувствовала любовь Сета и Бая, которая будто кокон оплетало мое тело, как вторая кожа. В груди поселилась любовь к отцу, который ждал меня вместе со всеми.

Я чувствовала, как во мне нуждаются. Мной гордились. Меня любили. Большего мне и не нужно было.

Ветер бережно опустил мое обнаженное тело на зеленую молодую траву. Земля была теплой и слегка влажной, от ночной росы. Первый луч восходящего солнца ударил по глазам, оповещая природу и ее жителей о новом дне. Но я знала, что это был не просто обычный новый день.

Это было начало, новой эры. Эры оборотней и людей, где они будут жить в союзе и мире.

Смотря на солнце, я довольно закрыла уставшие глаза. За эти дни я очень сильно вымоталась. Хоть силы и вернулись ко мне, но организм был на износе. И поэтому, сладко улыбнувшись, я уснула, ощущая на своей коже легкие и теплые прикосновения рук Сета и Бая.

Глава 29

Сеторий

Я проиграл. Единственная мысль, которая посетила меня на грани жизни и смерти. По ту сторону жизни было жутко холодно и одиноко. Бредя в тумане, я слышал крики своей малышки. Она рычала, угрожала и проклинала, оставить нам с Байлоком жизни. Мне было стыдно и горько от осознания, что я подвел ее. Не смог защитить. Враг оказался сильней даже меня, хотя я не был слабым никогда. Но и тем неимением я проиграл.

Злость и ярость обуревали мной. Что я мог сделать сейчас? Почему я все еще здесь раз умер? Смерть не хочет меня забирать, потому что я оказался слабым? Вопросы и терзания разъедали мне душу. Моя девочка была там одна, с мразью которая осквернила ее тело. Как она может после этого принять его?

Он больше не чувствовал своего волка. Он был пустым, как пустой сосуд, из которого вылили всю воду до последней капли. Мир вокруг стал серым и невзрачным. Кругом был сплошной непроглядный белый туман. Сколько он здесь еще пробудет, он не знал.

Удар в грудь был неожиданным и болезненным. Сердце, оно снова забилось, принося боль во всем теле. Кровь побежала по венам в горячем обжигающем танце, согревая органы и душу.

— Что это? — подумал я и отключился.

Меня разбудили мужские голоса. Я медленно открыл свои отяжелевшие веки и увидел над собой звезды. Они сияли на небосклоне и звали к себе. Ну, уж нет, мне еще туда рано. Быстро сев, осмотрелся. Байлок был на взводе, о чем свидетельствовало его дыхание и сверкающие красные глаза.

— Почему ты не пошел с ней? — услышал я его яростное рычание, обращенное на мужчину, который был мне не знаком.

— Она должна справиться с этим сама. Таково ее предназначение — ворча, ответил незнакомец и повернулся ко мне.

— С возвращением с того света Сеторий из рода Лугару Ходящего по Мирам — поприветствовал он меня бодро — Я знаю тебя и твоего отца. И мне очень приятно, что моя дочь выбрала тебя в мужья. И да я ее отец Аскет из рода, Лугару Ходящего при свете Солнца.

— Отец? Но она ведь сирота? — удивился я, спрыгивая с непонятного каменного ложа, которое тут же ушло в землю. Что за чертовщина?

— Я долго отсутствовал, а когда вернулся, было уже поздно, что-то менять — тихо с горечью в голосе ответил Аскет под рык Байлока.

— И где же ты был, папочка? — с негодованием спросил Бай и если честно, я разделял с ним сейчас его чувства.

— Мир создавал — бросил нам мужчина.

— Чтооо? — мы ошеломляюще открыли рты.

— Дух Луны я. Чего уставились? — раздраженно ответил Аскет — Не мог я раньше вернуться. Не знал, что здесь творится, так как был в недосягаемости. Время различно между мирами. Я думал, что моя малышка подрастет на год, но не думал, что пропаду на десять лет. Думаете, я не сожалею? Да я только благодаря Рени держусь здесь. Моя пара погибла много лет назад, а я об этом узнал только пару дней назад — яростно зарычал на нас волк — И пока мы все здесь выясняет отношения, моя дочь борется в своем замке с выродком за каждую жизнь, живущую в этом мире. Мы еще поговорим обо всех наших разногласиях, но только позже. Рени в данный момент нужна наша поддержка и вера. Я выполнил свое ей обещание, спасти ваши задницы и теперь мне, здесь делать нечего.

— Что ты сказал? Она сейчас с ним? С Красом? — от ужаса Байлок весь побледнел.

— Да, и мне некогда сидеть с цыплятами, которые едва проклюнулись, я не наседка.

— Даже не смотря, на то, что ты ее отец и Дух Луны, за такое оскорбление я готов набить тебе морду — недовольно зашипел на него Бай.

— Уууу, у волчка есть зубки, но нет инстинкта самосохранения — елейно сказал Аскет.

— Хватит! — больше я не мог вынести этот цирк — Хватит вести себя как два твердолобых петуха. Рен нужна помощь и мы идем к ней.

— Молодец Сет. Ты будешь у меня любимым зятем. А этот — посмотрел он на взбешенного Байлока — слишком молод и глуп.

— Да к демонам все! — от обиды и ярости зарычал Байлок и бросился бежать в лес.

— Зачем вы так с ним? — спросил я — Он любит ее всем сердцем. Я это чувствую. Он ради нее изменился, предал отца и ушел из стаи. Она для него все.

— Он горяч и импульсивен. Я отвлек его от мысли, что она может погибнуть — был тихий мне ответ.

— А она может погибнуть? — тяжело с замиранием сердца, спросил я.

— Может — тихо с болью ответил Аскет.

Мир вокруг меня пошатнулся и, не помня себя от ужаса и страха, бросился вслед удаляющемуся Байлоку.

«Малыш не смей, только не умирай. Ты нам очень нужна» — мысленно взывал я к Рен, но похоже, Бай услышал меня раньше, чем она и яростно взвыв на луну побежал быстрее.

***
Байлок

Я бежал вперед, не разбирая дороги. Сердце болезненно билось об грудную клетку, сжимаясь в тиски страха и ужаса. В голову лезли ужасные картинки кровоточащих ран и искаженные от боли уже такие любимые женские черты. Я бежал к ней, к своей девочке, которая сейчас делала мою работу, спасая этот гребанный мир, позволивший себе прогнуться под натиском Краса.

Отец всегда знал, на что давить, и как добиться желаемого. Он любил играть со своими жертвами, питаясь их страхом и болью. Он был сумасшедшим ублюдком, который заигрался в бога, не ведая о последствиях. Рен была сильнее меня и даже Сета, но она же была женщиной, нежным молодым цветком, которому выпало спасти этот мир от его же отца.

В пасти было сухо от попутного ветра, который с каждым вздохом, болезненно сжимал мои легкие. Оступившись в небольшую яму, яростно рыкнул. Почему я не мог превратиться в птицу? Уже бы через пару взмахов я был бы с ней рядом, защищая до конца своей или чужой жизни.

Лес неожиданно кончился, донося запах крови с равнины, на которую мы с Сетом выскочили одновременно. Я узнал этот запах, его сладость и пряность. Сорвавшись с места, мы побежали, перепрыгивая через широкий ров и высокие камни. На десятый вздох я ворвался в открытые ворота, чтобы замереть на месте от увиденного зрелища.

Они били друг друга до порезов на теле и хруста костей. Брызги крови, разлетались вязкой жидкостью в стороны, окропляя серые камни и черную безжизненную землю.

Их девочка, была великолепна в умении вести бой. Четкие плавные движения наносили сильные и четкие удары по корпусу и лицу Краса. Отчего отец зверел еще больше и пытался ее схватить за руки. Красивая в своем гневе и прекрасная в своем исполнении, Рен будто сияла и искрила изнутри праведным светом. Она словно молотом била по наковальни, отбивая из отца нужное изделие.

Но тут в один миг все изменилось. Крас ударил ее по лицу, и она упала на землю сломанной куклой. Сердце замерло и, казалось, перестало биться совсем. Усталость и бессилие, как змеи оплели мое сильное и полное энергией тело. Что это было, я не знал. Догадка бурей ворвалось в мою голову, вызвав ужас от осознания, что я чувствую состояние своей девочки.

Она так устала, была изранена. Ее боль рвала мою душу на куски. Рядом со мной Сет яростно зарычал, чувствуя тоже, что и я. В этом не было никакого сомнения, мы оба ощущали ее как себя.

— Вставай, моя девочка — тихо рыча, шептал я одними губами, понимая, что если она сейчас не встанет, ей придет конец. Отец раздавит ее, как немощную блоху и сровняет с грязью.

Ее глаза заметили нас. В них было столько усталости и боли, что мне хотелось разорвать всех голыми руками. Не знаю, что она увидела или поняла для себя, но взгляд изменился, вспыхнув алым заревом ярости и непоколебимой решимости. В одно мгновение она взметнулась вверх, оттолкнувшись от земли, оплетая отца, не хуже ядовитого плюща. Отец попытался сбросить ее с себя, яростно царапая ей спину, но наша девочка не позволила этому свершиться, намертво вцепившись в его плечи длинными когтями, через которые по телу Краса бежала красная кровь.

В один миг земля содрогнулась, и подул сильный порывистый ветер. Черное пламя взметнулось от рук Рен и яростно набросилось на отца и его шавок. Крики ужаса и боли разносились в ночи, принося растерянность и непонятный трепет, чего-то нового. Наша девочка горела в этом огне, который сжигал тела врагов до состояния пепла, развивая по ветру, уносящему черный песок вдаль.

Я видел, как на моих глазах умирал отец. Его крики отражались звоном в моих ушах и оседали тяжелым камнем на сердце. Он хотел жить, страх читался в его глазах и то, как он сжимал Рен в своих объятьях. Я чувствовал, что этот неизвестный мне черный огонь, не тронет мою девочку, не причинит вреда мне и Сету. Черное пламя коснулось моей руки, принося утешение и радость, от узнавания и нежности.

Рен. Моя девочка была уникальной. Черное пламя подчинялось ей, оно выбрало меня и Сета, как достойных его хозяйке. Любовь и желание вспыхнули в моей груди как факел. Именно сейчас в эту секунду я понял, что люблю ее до дрожи в пальцах и хруста костей. Люблю больше самого себя. Люблю больше жизни. Нежное обжигающее чувство безграничной радости и желанной свободы кружили голову, не хуже вкуса чужой крови на губах. Сейчас, наконец-то, я стал самим собой и все это благодаря моей девочке, которая освобождала этот мир от гнета отца, даря надежду и свободу волкам на светлое будущее.

Огонь не тронул Дара и Анара, обошел стороной сотни десятков псов Краса. Я понял, что черное пламя подарило им второй шанс, достойно прожить свой век и очистить свою душу от злобы и чужой крови. Огонь исцелял, даря свободу и выбор. Каждый, кто сейчас стоял на поляне понимал, что грядут перемены. Их выбрали для нового поколения и для новой жизни, в которой больше не будет рабства и гнета вожака. Всех нас объединила Рен и ее черный огонь.

Отец бросил на меня взгляд, в котором я прочел печаль и вину. Он просил меня простить его и это многого стоило. Наконец, он понял, что виноват во всем этом. Слышал, для того, чтобы душа успокоилась, нужно простить и отпустить. И я простил, кивнув ему головой, прижимая руку к сердцу, в знак уважения и одобрения. Отец облегченно выдохнул и исчез, превратившись в песок, который разметал по земле ветер. В груди стало свободно и легко, как будто вместе с его душой, ушла вся моя боль и ненависть. Да он был жесток, он был убийцей, но даже такой, заслуживает прощения и покоя.

Рен на землю бережно опустил ветер, разметая ее длинные волосы по свежей зеленой траве. Первый луч солнца ударил по глазам, оповещая природу и нас о новом дне. Мы с Сетом вместе бросились к нашей девочки, осматривая ее и прощупывая кости. Цела и невредима. Она сладко спала, улыбаясь во сне. Рен был так прекрасна, что у меня защемило сердце. Девочка, как же я жил без тебя все это время?

Я позволил Сету взять ее на руки, было видно, что он очень переживает и волнуется. Сейчас мне не хотелось выяснять с ним отношения. Пусть Рен выбирает, кто останется с ней, а кто уйдет.

Мы перенесли ее в родовой замок, пока она не придет в себя и не решит, куда двигаться дальше. Дар и брат Сета, были в порядке. Оставшиеся волки присягнули мне и Сету, вступив, тем самым, в новый клан. Брат быстро шел на поправку, о нем хорошо заботилась его пара. Отец Рен вскоре посетил нас, проверив самочувствие своей еще не пришедшей в себя дочери. Мы с Сетом, ждали его за дверьми в комнату ее родителей, когда Аскет вышел оттуда белее снега. На все наши вопросы, он не отвечал, только бросил напоследок, что все зависит от нас самих. За эти слова я готов был набить ему морду, меня даже не смогло бы остановить тот факт, что он был Духом Луны. В тот момент, мне вообще было на это наплевать. Аскет исчез, не сказав нам, когда появится и куда направляется. Он снова бросил ее одну, справляться со своими демонами в одиночку.

Так прошло два дня, потом три, четыре. Мы ждали, когда же проснется Рен, грызясь друг с другом, от страха и бессилия. На пятый день я и Сет не выдержали и заперлись с ней в спальне, решив во, чтобы то не стало привести ее в чувства или умереть всем вместе. Без нее, без нашей малышки, нам не было смысла жить.

Глава 30

Серенити

Мне снился чудесный сон. Зеленые цветущие разноцветными цветами поля, освещенные ясным теплым солнцем. Глубокие синие реки, наполненные чистой родниковой водой, в глубинах которых большими косяками плавали красные большие рыбы. Густые бескрайние пышные леса, полные всевозможной еды и дикой многочисленной живности. Высокие каменные горы и вечно холодные белые пики вершин. Я слышала, как природа «пела» и благодарила меня за спасение и свободу.

Но самое главное, мне снились люди и оборотни, которые жили вместе. В огромном каменном городе, с высокими башнями, над которыми развивались красно белые стяги союза. Союза между человеком и зверем.

Я медленно шла по широким красочным улочкам этого города и счастливо улыбалась. Сон или явь? Обман или правда? Я не знала ответа на эти вопросы, но сердце подсказывало, что так будет, если люди и звери смогут договориться и понять природу друг друга. Да, я подарила им свободу, да, я избавила их от общего врага. Но я также подарила им выбор, который они должны были сделать. Жить в вечной войне и крови или же обрести мир и долгожданную свободу от страха и боязни за собственную жизнь.

Я также понимала, что народам нужен единогласный лидер, который и повел бы их к новой жизни и новым законам. Мне очень хотелось, чтобы два мира сосуществовали вместе, привнося в этот мир частичку себя. Я чувствовала, как на мои плечи вновь начал давить груз ответственности, который буквально рвал меня изнутри своим давлением и обреченностью.

Сейчас, для себя, я должна была сделать выбор. Пустить все на самотек или же попытаться объединить эти два великих народа в один союз, в котором будут править два правителя. Король от людей и Вожак Альфа от стаи волков. И только объединившись, они смогут, наконец, править в мире, в котором не будет больше вражды и попыток предательства. Я верила, что у меня получится, верила, что мне помогут мои близкие и любимые…

Сердце пронзило тоской и болью. Сет и Байлок. Как же я по ним соскучилась. Мне так хотелось их увидеть, обнять и поцеловать каждого. Если кто скажет мне выбрать между ними двумя, то я пожму плечами и жадно и по собственнически скажу «Оба!». И плевать, что это будет выгладить неподобающе и неправильно. Только так и ни как иначе.

Они словно две половинки утерянного мной когда-то медальона. Они дополняли друг друга, как день и ночь. Байлок был бесстрашным, несдержанным и горячим, как непослушная лава. Сет же был размеренной, мудрой и спокойной водой. Но, даже, несмотря на это, в нем был и цунами, который сносил всех и вся со своего пути, оберегая от мира и неприятностей, внося в сердце мир и покой.

Да я была жадной и любящей девушкой, которая ни за что, не отдаст ни одного из них кому-то другому. Мои и только мои. Сердце каждый раз трепетало и пело от осознания, что они оба меня любят и ждут. Даже, если я и не услышала из их уст об этом раньше, то чувствовала, как их забота и трепетная любовь обвивала меня как плющ, даже сейчас, когда я была без сознания.

— Рен девочка, открой свои глазки — с мольбой в голосе просил меня Бай — Проснись, ты нам нужна. Очень. Ты всех осчастливила, осчастливь же и нас, своих верных рабов. Прости, что не смогли тебе помочь и оказались слабы, но прошу тебя, живи. Ты как-то сказала, что любишь меня…Поверь, о таком я даже мечтать не мог. Мне очень тяжело было в это поверить. Ведь я был монстром, а ты меня спасла, причем дважды. Позволь, мне отплатить тебе за твою доброту и любовь. Я очень люблю тебя, девочка — пламенно закончил свою исповедь Байлок, от которой у меня в груди расползлось приятное тепло.

— Малыш, мы с твоим…другом, почти поладили. Пусть я знаю тебя меньше чем он, но мое сердце уже полностью принадлежит тебе. Ты моя пара и я никогда не отпущу тебя. Ты тоже меня спасла, моя маленькая храбрая и сильная волчица. Мне очень хочется узнать тебя поближе, познать запах твоего тела и вкус страсти. Вернись ко мне…к нам, я очень люблю тебя и не хочу терять из-за безумного волка, который заигрался во власть. Открой свои глазки и посмотри на нас, своих волков, которые без твоей улыбки погибнут и поубивают друг друга по пришествию нового дня.

— Хорошо. Убедили — довольно и счастливо улыбнулась я им и открыла свои глаза, полные слез и любви.

Увидев милые сердцу глаза, мне сразу же стало спокойно. Они оба были живы и невредимы. Подняла дрожащие от волнения руки и погладила каждого по колючей щеке. Сердце сжалось от счастья, что они не погибли, не ушли за Грань, а остались со мной. Здесь. Сейчас.

Я понимала, что неправильно и греховно любить двух мужчин одновременно. Но ведь сердцу не прикажешь, не вырвешь часть из груди и не выбросишь. Сердце человека огромно. Оно может многое. Впустить в себя любовь ко всему миру или лишь к одному человеку. Мое сердце было из тех, что может впустить весь мир.

Раньше я не могла похвастаться этим. Смерть родителей, ложь и предательство близких мне людей, казалось, должно было убить во мне все человеческое. Но судьба и случай все решили за меня. Любовь и доверие ворвались в мое сердце и пустили корни в самую душу, оплетая ее крепко и навечно.

Сейчас, в эту самую секунду, я была живой, любимой и верящей, что у нас все получится. По-другому просто не может быть. Мне хотелось обнять каждого, прижать до боли к груди, убедится, что это не сон, не игры разума, которые обманывают меня, заставляют верить в желаемое.

Провела руками по их волосам. Зарылась пальцами, сжимая грубо, до боли. Слезы потекли из глаз по щекам от счастья, от благодарности к отцу, что смог их воскресить и сберечь для меня. Запахи любимых смешались в один общий коктейль, который кружил голову, заставляя бежать кровь по венам быстрей. Мне хотелось кричать на весь мир, что я любима и люблю. Огромное чувство, поселившееся в моем сердце, было настолько огромным и прекрасным, что причиняло боль. Не знаю, если ли есть еще такое чувство, которое было бы значимей и дороже, чем любовь? Я не знала ответ на этот вопрос.

Любовь многогранна. Она воскрешает из пепла и губит самых сильных. Ради нее совершают подвиги и глупости. Она соединяет людей, страны и даже далекие миры. Любовь дарит крылья, которые поднимают нас до невидимых нам ранее высот. Ради нее убивают, предав друзей, и ради нее же спасают лютых врагов. Любовь заставляет верить, что это еще не конец, а только начало. Начало чего-то светлого и самого важного в нашей жизни. Любовь делает нас полноценным человеком, с горячо бьющимся сердцем и свободной душою. Она горит ярче солнца, она кричит громче стаи птиц и она крепче самого твердого и прочного материала.

Помещение, в котором мы находилась, я не с чем бы никогда не спутала. Я лежала на кровати своих родителей, в своем родовом замке Уинболд. В комнате, где когда-то лишилась семьи, в месте, где меня укрыла от зверя родная мать, в месте, где всего за одну ночь я стала взрослой. С этим местом было связано очень много боли, чувства одиночества и лютой ненависти.

Мои мужчины сидели по бокам от меня. Безумно усталые и безмерно довольные. Их нежность и любовь, буквально, окутывали меня со всех сторон, даря покой и защищенность. Я чувствовала их чувства, как свои собственные. Нас прочно связала невидимая нить, сотканная из доверия и любви, которая была толще самого прочного каната.

Я желала их всем сердцем и душой. Я очень хотела, разделить с ними свои чувства и желания. Здесь и сейчас. Чтобы больше никогда эти холодные одинокие стены, не напоминали мне о боли и злости, только о любви и нашей взаимной страсти, что сейчас словно жидкая лава омывала нас со всех сторон, грозясь растворить в себе без остатка. Мне хотелось гореть и испытывать боль от соития. Ведь именно только это доказало бы мне сейчас, что это не наведенный кем-то сон, а самая настоящая реальность.

Первой моей жертвой, стала рубашка Сета. Я просто взяла ее с двух сторон и разорвала у него на груди, вызвав при этом из его горла животный рык. Следом, за упавшей на каменный пол порванной рубашкой, последовала рубашка Бая. Любуясь их голыми торсами, облизала губы и тихо застонала. Идеальные пропорции и изгибы. Сильные мышцы и красивые линии вен. Великолепно слепленные природой тела. Красивые, сильные, опасные и до безумства волнующие мою кровь и сущность, мужчины. Мои. Наши.

Они не двигались, а только тяжело дышали и смотрели на меня. На мои губы, которые я постоянно облизывала от волнения и жгучего желания обладать ими. На мою быстро вздымающуюся грудь, которая была скрыта, под чужой мужской белой рубашкой. На мои голые ноги, с которых сползло покрывало.

Я чувствовала их голод, их жажду и желание мною обладать. И в этом желании я не могла им отказать. Я отпустила скромность и стыд, они были лишними и не нужными. Сейчас я хотела только искренности и открытости в их желаниях и чувствах по отношению ко мне.

Сет и Бай держались из последних сил, их выдержки позавидовал бы каждый. Их желание опьяняло. Я чувствовала себя желанной. Единственной женщиной, кому теперь принадлежат их пламенные и верные сердца.

Больше не сдерживая себя, я схватила Сета за пояс его брюк и резко потянула на себя. Наши губы встретились, как два жаждущих путника, нашедшие в пустыни, желанное спасение в виде живительной холодной воды. Поцелуй укус, рвущий нити сдержанности, дарящий свободу. Его язык ворвался в мой рот, властвуя, клеймя. Голод, как первобытный инстинкт, заставил схватить за твердые плечи, чтобы никогда не отпускать. Его пальцы заблудились в моих волосах, сжимая до сладкой боли, до острого желания, которое захлестнуло меня, заставляя выгнуться к нему на встречу, коснуться широкой твердой груди. Его судорожное дыхание опалило основание шею, оголенное плечо и верх груди. Он вдыхал мой запах, мое желание и мои стоны.

В его взгляде присутствовал зверь, который хотел свою самку, свою пару, свою единственную на всю оставшуюся жизнь. Судорога нетерпения прошлась по телу, пронзая иглой наслаждения низ живота. Разорвав когтями, ремень его брюк, порвала его окончательно и безвозвратно. Неожиданный и такой желанный укус за ключицу, вознес мое тело на новые вершины блаженства. Его возбужденная до предела плоть была в моих, дрожащих от возбуждения, руках. Громкий мужской стон сотряс его грудную клетку, вызвав во мне ответное чувство нетерпения и жажды.

Провела рукой вверх и вниз и почувствовала дрожь по всему мужскому телу. Его сильные руки сжали мои бедра, посадив на себя в минимальной близости от жаждущего мужского органа, который требовал женской ласки. Оседлав его бедра, теснее прижалась к возбужденной плоти. Кусая его шею, почти до крови, сама ввела его большой горячий орган в свою изнывающую от голода и нетерпения плоть.

— Дааа — простонал Сет, сжимая мою талию, резко и до боли вонзаясь в мое тело.

Он двигался рывками, глубоко насаживая на свою плоть. Легко разорвав на мне рубашку зубами, сжал отяжелевшие от возбуждения груди и громко застонал вместе со мной от радости их обладания. В ответ я зарылась руками в его черный бархат волос, вдыхая в себя притягательный моей животной сущности, запах.

Одна из его ладоней сжала сосок, выкручивая тот до сладкой боли, отчего мои внутренние мышцы сократились, вызвав тем самым новый мужской стон. От остроты ощущений, выгнулась сильнее, желая, чтобы он достал до самого сердца. Движения стали быстрее, трение горячее, желание нестерпимей. Сет прижимал меня к себе, до боли, до головокружения. Наше дыхание, одно на двоих, было шумным и хриплым.

Я чувствовала, что скоро меня накроет оргазм, который разорвет мое тело на куски от избытка ощущений. Сет резко перевернул меня, уложив на холодные простыни спиной. Зажав одной рукой мои обе руки у меня над головой, стал резко, до боли вколачиваться в мое изнывающее от жажды и голода тело. Вторая его рука лежала на моем оголенном бедре, жадно оглаживая и сжимая.

Оргазм накрыл меня резко и неожиданно. Я кричала от наслаждения, сжимая ногами его бедра. Ураган прошелся по моему телу, затронув каждый участок, чувствительной и возбужденной до предела, кожи. Я кусала губы до крови, выгибаясь дугой ему на встречу, чувствуя обжигающее дыхание на своей груди. Сет рычал от удовольствия как зверь, дорвавшийся до желанной добычи. Его плоть стала еще больше и тверже во мне. Через пару самых глубоких толчков, Сет протяжно застонал и извергся в меня обжигающим семенем в мои сжатые глубины, заполнив, тем самым их до краев. Отчего, я повторно взорвалась и забилась в новом оргазме.

Хриплое, обжигающее дыхание Сета на моей груди, расслабляло и успокаивало мою волчицу. Она ластилась изнутри, вдыхая запах своей сильной пары и своего Альфы. Тело Сета лежало на мне, иногда вздрагивая, от перенесенного им сильного наслаждения. Я ласково провела рукой по его макушке, нежно взъерошивая его черные мягкие пряди, длинных черных волос.

В комнате было уже темно. Только не яркий свет от факела, в дальнем углу помещения, освещал небольшой кусок стены и пола, где сейчас лежали груда камней и старого, не отполированного оружия. Бледная седая луна святила на нас из маленького стрельчатого узкого окна, маня к себе животную сущность, пробуждая звериные инстинкты и жажду к охоте.

Отвлеченная громким стуком наших с Сетом сердец, не сразу уловила, еще один звук, который разносился по комнате. Им было рваное и тяжелое дыхание Байлока. Я втянула в себя его будоражащий сознание запах, богато наполненный его вожделением и жаждой обладать мной. Внизу живота, снова скрутило от возбуждения и нетерпения. Сейчас мною обуревала жажда и животный голод, слиться со своим вторым мужчиной. Укусить, пометить, заклеймить. Мой, только мой. Мои.

Не знаю как, но одним резким движение я повалила Сета на кровать спиной. Теперь уже я сидела сверху своего Альфы, показывая, наши равные положения и права в нашей маленькой стаи. Его недовольный рык, вырвавшийся из груди, быстро растворился в стоне удовольствия, от нового соприкосновения наших оголенных тел. Его когти резко вонзились в мои бедра, принося сладкую пульсирующую боль внизу живота. Краткий миг и Сет снова хочет продолжить наш безумный страстный танец.

— Сейчас не твоя очередь — горячо выдохнула я ему на ухо, зубами терзая его мочку.

— Дьявол, Малыш, я не железный. Хочу тебя снова — рыкнул Сет, сжимая мои возбужденные нашей новой игрой вершины.

— Ненасытный. Желанный. Любимый. Мой Альфа — мурлыкнула я, жадно облизывая его твердые соски.

— Боооги — громко простонал Сет — Моя Малышка.

— Наша — хрипло прорычал мне Байлок, слегка прикусывая нежную кожу шеи, при этом оглаживая со спины мою грудь.

Шумно выдохнула, когда почувствовала, как его твердая горячая плоть с сильным толчком его бедер, вошла в меня до самого упора. До боли закусила нижнюю губу, сдерживая крики боли и наслаждения. Движения Байлока были жесткими, резкими, жаждущими утолить свой звериный голод. Тело подстраивалось под его удары, именно удары, от которых мне сносило голову от удовольствия. Рычания Сета и его жажда подстегивала меня на такие действия, на которые я бы не когда не осмелилась пойти. Моя дрожащая от возбуждения рука, двинулась вниз от его лица, царапая упругую кожу груди, задевая напряженные соски и твердый, просто каменный, пресс живота. Найдя искомый уже твердый, слегка влажный мужской орган, нежно сжала пальцами и прошлась по всей его длине, замечая малейшие проявления чувств на лице Сета.

— Малыш, ты меня хочешь убить?

— Нет. Доставить удовольствие. Чтобы ты хотел, чтобы я сделала? — дерзко и храбро заявила я, чувствуя в своих руках ключ от сокровищницы, который принадлежит только мне и никому другому.

— Поласкай его язычком моя Девочка — страстно зашептал мне на ухо Байлок, включаясь в нашу игру — Поверь, ему очень понравится.

— Я не знаю как — немного растерялась я.

— Доверься своим инстинктам, они тебе подскажут — приободрил меня Бай, впиваясь в ключицу своими зубами, от переполняющего его чувства удовольствия и наслаждения, отчего я прогнулась в спине и громко застонала в живот Сета.

Решив понять и приноровиться в процессе обучения, я медленно стала облизывать его живот, который дергался от моих губ и языка. Байлок яростно сжимал мои бедра, продолжая просто насаживать на свою обжигающе твердую плоть, которая с каждым толчком все ощутимей крепла и пульсировала во мне, принося океан наслаждения и сладкой боли. Спустилась вниз языком, проведя от пупка до низа живота горячую влажную дорожку, с огромным удовольствием слизывая солоноватый пот с его горячей кожи. Поцеловав влажную пульсирующую плоть Сета, едва не сошла с ума от ее запаха и солоновато пряного вкуса, который очень понравился моей волчице.

— Малыш, только не останавливаясь — хрипло простонал черноволосый Альфа, вонзаясь отросшими на своих руках когтями в матрац.

— И не подумаю — жадно прорычала я, облизывая его сладкую головку.

Бедра Сета, непроизвольно дернулись вверх, отчего твердая изнывающая от напряжения его плоть, мягко, но настойчиво скользнула в мой горячий рот. Возбуждение новой волной прошлось по телу, сжимая внутри плоть Байлока. Он громко застонал и резко ударил бедрами вперед.

— Боги, Девочка ты нас убиваешь. Я готов так умирать каждые ночь и день в течение всей своей жизни. Ты потрясающая — слова Байлока разливались живительным бальзамом по моей коже, забираясь в самую душу.

— Согласен с тобой Седой — вторил ему Сет — Ты самая лучшая женщина и волчица в мире и во всех мирах в целом. А их поверь, я повидал немало в своей жизни.

— Спасибо вам за то, что вы есть мои Альфы — от переполняющих меня чувств благодарности и любви к ним, едва произнесла слова вслух — Я вас очень люблю, верю вам и безгранично доверяю.

Сжав меня с двух сторон в кольце своих сильных рук, они выражали мне свои чувства и признательность. Мы как огромный кокон, слепленный из самого прекрасного, что может происходить между любящими людьми, жались друг другу и разделяли свои чувства. Мне никогда не было так спокойно и тепло, как сейчас. Жар их тел воспламенял даже мои кости, опаляя сердце огнем защищенности и единства.

— Кажется, мы прервались — игриво шепнула я им, высвобождаясь из их объятий.

— Ты права — хищно оскалился Байлок, сильно вильнув своими бедрами.

— Ахх — протяжно простонала я, при этом вбирая сосок Сета себе в рот, лаская и чередуя язык и зубы.

— Нет, я точно, определенно сегодня сдохну — судорожно втянул в себя воздух Байлок, энергично толкаясь в меня своими бедрами.

— Рррр — зарычал мой мужчина, яростно изливаясь внутрь моей плоти.

От горячей струи семени Байлока, я судорожно дернулась и сжалась внутри. Но даже после своего долгожданного освобождения, он продолжал двигаться внутри меня, еще яростей, чем раньше, отчего меня раз за разом накрывало волнами удовольствия от кончиков корней волос на голове до пальчиков на ногах.

От переполняющих меня чувств, я глубоко ввела в свой рот плоть Сета, не ведая, что делаю, доверяясь своей внутренней волчице, которая вздрагивала от жажды и голода. Мой черноволосый Альфа был возбужден до предела, нашими движениями и стонами с Байлоком, оттого и не мог больше сдерживать себя, заполняя мой рот горячей солоновато пряной жидкостью. Его тело в крупной дрожи дергалось подо мной, пока я слизывала с его плоти все до последней капли.

Первым от бессилия на кровать упал Байлок, судорожно втягивая в себя воздух. Его тело блестело от пота в бледных лучах луны. От ужасной слабости в руках, да и во всем теле, я упала на грудь Сета. Не у кого больше не было сил, даже перевернуться или отодвинуться друг от друга, чтобы лечь поудобней. Так мы все втроем и заснули, под тихий шум начинающегося за окном дождя. Я на Сете, с рядом лежащим и уткнувшимся в мою шею Байлоком.

Глава 31

Утром я проснулась первой из трех. Мои мужчины спали рядом, во сне что-то недовольно бормоча, а иногда и улыбаясь. Нежная улыбка расползлась по моим губам. Они были сейчас такими милыми и беззащитными, что от переизбытка чувств, мое сердце быстрей забилось в груди. Их сильные и неимоверно тяжелые руки, лежали на моем теле. Рука Сета, нежно обхватив мою правую грудь, даже во сне периодически сжимала мою твердую вершину. Рука же Байлока, лежала в низу моего живота, оберегая вход в самое дорогое для женщины место. Весело хохотнув, едва не рассмеялась в голос. Ух, собственники и развратники, но такие родные и любимые, что сводит зубы.

Аккуратно сдвинув их руки в сторону, я ловко высвободилась из их объятий и слезла с кровати. За окном уже брюзжал рассвет, и пора уже было вставать. За эти дни скопилось столько дел, что нужно было их поскорей решить, чтобы потом полностью посвятить себя любимым мужчинам. Осмотревшись по сторонам, я увидела целую мужскую рубашку. Недолго думая, надела ее на тело и тихо, чтобы не разбудить мужчин вышла за массивные деревянные двери родительской спальни. В коридоре не было никого. Мертвая тишина была моим проводником, до тех пор, пока я не спустилась вниз на первый этаж и не ступила в главный зал, из которого доносились тихие разговоры и лязг оружия.

Вошла в дверь и замерла на месте, чтобы осмотреться и оценить обстановку. За огромным длинным деревянным столом сидели все мои знакомые и близкие друзья. Здесь даже был король и его приближенные лорды с охраной. Дариан и Анар, тоже были здесь, как и брат и сестры Сета. Они все, что-то бурно обсуждали с королем людей, ища доступные выходы из сложившейся ситуации. До меня доносились обрывки их фраз о том, что нужно выбрать Вожака для оборотней. Задача была очень сложной, так как, по сути, вожаков на данный момент было трое, не включая меня. Но, так как я не собирала вставать во главе всего этого войска, решила не проявлять инициативу. Пусть мужчины сами решают, кого выбрать вожаком новой стаи волков.

— Рен, ты, наконец, очнулась? — услышала я радостный голос Анара.

— Да, как видишь, я немного устала и решила сделать себе пару выходных — улыбаясь и обнимая подлетевшего ко мне брата, ответила я всем здесь присутствующим.

— Сестренка, у нас гости. Ты хоть бы оделась — с наигранным укором в глазах, сказал мне этот вертихвост, показывая глазами на мои голые ноги.

— А то я не знаю — раздраженно ответила я — Раз такой умный, найди мне, тогда одежду и еды, да побольше. Я вообще не помню, когда в последний раз ела нормальную теплую пищу и пила воды. Как-то в последнее время не до этого было.

— Хорошо сестренка, как прикажешь. Ты у нас теперь местная героиня, как для людей, так и для волков. Горжусь тобой, ты у меня самая крутая — сказал мне этот подхалим и, отойдя в сторону от меня, начал раздавать указы людям, чтобы исполняли мою волю.

— Рада приветствовать Вас в нашем скромном доме Ваше Величество — с уважением и легким поклоном головы, подошла я к королю Эндору I.

— Полно племянница, что за фамильярность. Мы все-таки родственники, зачем эти приличия и светские беседы. Я очень горд тобой и рад, что ты, наконец, пришла в себя. Мне было бы очень тяжело потерять единственного родного человека, в этой жестокой и кровопролитной войне — сказал король, обнимая меня за плечи — Называй меня дядей. Нас и так осталось двое.

— Милый дядя Вы глубоко ошибаетесь — с волнением начала я, боясь сказать то, что хотелось сказать королю уже довольно давно, но вот не было подходящего случая — Нас не двое, а трое.

— Почему трое? — в полной растерянности спросил меня дядя.

— Судьба, а может рок столкнули меня с человеком, который заполнит в вашей душе давнюю пустоту — осторожно подготавливая его к радостной новости, сказала я — Много лет назад вы потеряли частичку себя и своего будущего. Спустя годы горя и страданий, надежды и поисков, судьба вам благоволит. Я нашла того, кто вам нужен милый дядя — и пока король переваривал и осмысливал мои слова, я быстро подошла к Анару и, схватив его за руку, подвела к королю.

— Вот дядя, позволь тебе представить Анара, кровного брата Дариана, вожака Белых волков. Твоего много лет потерянного сына — после окончания моих слов, все звуки и голоса в зале смолкли.

Анар и король Эндор от шока и неверия уставились друг на друга, в попытке найти общие черты лица. Первым не выдержал из них дядя, бросившись на сына, обнимая того до хруста костей.

— Нашел — плакал великий правитель — столько лет я надеялся и верил, что ты выжил и живешь, где-то в маленьком доме, в тепле и любви чужих людей. Мое сердце не знало покоя, оно верило, что ты не погиб. Спасибо всем богам, за то, что они вернули тебя ко мне. Живого, сильного и такого родного.

Братик был ошеломлен и растерян не меньше. Он, тоже заметил в лице короля знакомые собственные черты и необыкновенные серо-зеленые глаза рода Мандэл. После недолгих секунд раздумья Анар обнял в ответ дядю, вдыхая в нос родной запах и любовь отца.

— Если бы не Рен и Дариан, мы бы не встретились — горько сказал брат — Я рад, что нашел сестру, ведь она привела меня домой. Можно я буду называть тебя папой, а то брат и сестра у меня уже имеются, а вот папы еще не было.

— Конечно, я буду только рад этому — весело и радостно засмеялся дядя, снова обнимая сына — А ну иди сюда, племянница, не стоит увиливать от родственников.

И меня зажали с двух сторон, крепко обнимая и целуя в обе щеки.

— Что здесь происходит? — разнесся грозный знакомый рык — А ну хватит зажимать мою женщину — недовольно сказал Байлок, обнаженный по пояс, стоя в проеме двери в зал.

— Не твою, а нашу — переправил Байлока Сет, который тут же появился за спиной его спиной, тоже без рубашки. Хоть бы прикрылись!

— Племянница, я что-то не пойму, у тебя двое…мужчин — недоуменно спросил король.

— Да, они оба мои! — гордо и самодовольно ответила я дяде, пряча от глаз своих мужчин плотоядную улыбку.

— Во дела… — протянул король и осторожно не делая резких движений, выпустил меня из своих объятий — Они волки?

— Альфа волки, как и Дариан — ответила я, смотря на Сета и Бая — Хорошо, что вы уже проснулись, нам нужно о многом поговорить и многое обсудить.

— Согласен — решительно сказал король — Давайте все позавтракаем, а чуть позже решим ряд вопросов. Думаю, сегодня решится судьба всех, кто здесь присутствует и не только — мудро заключил король, смотря на своего сына и племянницу.

* * *
После того, как мне принесли одежду в виде штанов из плотной черной шерсти, белую рубашку с длинными расклешенными на локтях рукавами и кожаные высокие, почти до верха колен сапоги, мы, наконец, сели за скромно накрытый стол. Сеторий не раздумывая сел от меня по правую руку, а Байлок по левую. Пока все рассаживались на найденные по разрушенному замку стулья и табуреты, я успела наложить себе на тарелку всего по чуть-чуть. Голод был таким сильным, что я не могла себя больше контролировать и отвечать за свои дальнейшие поступки. Меня не сразу привлекла тишина, которая зависла над столом в момент моего мародерства над едой. Только после того, как я набрала с глубоких тарелок все-то, что меня привлекало своим восхитительным запахом, я обратно уселась на свой покореженный от времени стул и подняла глаза, при этом, едва не подавившись от увиденного мной зрелища. Все смотрела на меня, с нежным укором в глазах, тихо по-доброму посмеиваясь.

— Фто? — спросила я их с полным ртом, жуя, быстро не заботясь о том, что можно было бы пищу еще тщательней разжевать, чтобы не было, потом коликов и боли в животе — Я сутки ничего не ела и голодная как волк.

— Волчица — склонившись к моему уху, тихо поправил меня довольный, судя по голосу, Бай.

— Верно волчица — тихо ответила ему, улыбаясь — Прошу меня простить, не могла сдержаться, уж слишком вкусно пахнет — громче сказала для всех, кто сидел за столом.

— Дочка, не обращай на нас своего внимания — ответил мне за всех мой дядя Эндор — Мы все знаем, через что тебе пришлось пройти. Ты многих потеряла за эти годы, но и многих приобрела. Ты всегда была сильной и смелой девочкой. Отважным и доблестным воином. Благодаря тебе, я вновь обрел своего сына и надежду на будущее. Впереди нас ждет много совместной работы. Нам нужно время, чтобы понять своих новых соседей и принять их в свои жизни.

Долгие годы люди жили в страхе, боясь выйти на улицу ночью из своих домов. Мы буквально боролись за каждый кусок мяса, так как дикие звери леса уходили далеко на север, прячась от более сильных и опасных хищников. Каждый год мы практически голодали, ведь наши посевы уничтожали верные псы Краса. Много людей погибло от когтей и клыков оборотней, но также их погибло не меньше и от голода. Мы боролись, мы выживали, создавая отряды элитных убийц, чтобы уничтожить хитрого врага, которого изучали годами.

Я знаю, нам будет очень трудно и сложно впустить в свою жизнь тех, кого мы учились выслеживать и убивать. Слишком много лет мы жили с ненавистью в сердцах и жаждой крови. Не скажу, что люди сразу примут вас — сказал дядя, посмотрев на Сета и Бая — Люди не поверят в волшебные сказки о том, что все закончилось и вы стали нашими друзьями. Им нужно время осознать это. Но я знаю, кому они поверят и пойдут на встречу.

— Кому? — тихо спросила я раздумывая.

— Тебе дочка — тепло улыбнулся мне дядя — Если бы не неожиданное появление моего пропавшего много лет назад сына, то ты была бы будущей королевой, так как наследников у меня бы не было. Люди любят тебя и уважают. Они пойдут за тобой и примут то, чтобы ты им не сказала. Ты многое сделала для них, и они все об этом знают. Они пока еще, мягко говоря, не доверяют оборотням, но они доверяют тебе и твоим чувствам.

— Дядя ты хочешь, чтобы я перед ними выступила? Хорошо, я выступлю. Мне многое придется им рассказать, чтобы не было тайн и недомолвок. Но думаю, стоит умолчать, кем я стала и кто мой настоящий отец. Некоторые тайны должны оставаться не раскрытыми, ибо это будет чревато последствиями и новыми войнами.

— Я полностью с тобой согласен дочка. Думаю, и об изменениях сына придется умолчать, ведь как-никак он будущий король — довольно и гордо произнес дядя, смотря на ошарашенного его словами братца.

Быстро взяв в руки свой кубок с теплым пряным вином, я подняла его вверх и громко сказала:

— За будущего короля Анария. Пусть он правит достойно и мудро — едва сдерживаясь от смеха, я приставила кубок с вином к губам, пряча от братишки свою ехидную улыбку.

* * *
После того как все утолили свой голод, дядя решил незамедлительно отправиться в путь в столицу, где должна была решиться дальнейшая судьба представителей расы оборотней и людей. Я очень волновалась по этому поводу, ведь нужно было примирить две противоборствующие стороны, которые много лет сосуществовали в непримиримой вражде и жажде мести. Нам всем требовалось время, для того, чтобы осознать и принять, простить и смириться, перестать ненавидеть и попытаться найти в своем сердце место, куда бы можно было бы впустить дитя чужого мира.

В моем сердце раньше тоже жила только всепоглощающая ненависть и жажда мести. Но проходя этот путь боли и злости, я обретала с каждым шагом покой и доверие. Горечь сменялась сладостью, злость нежностью, а ярость любовью. Многие бы меня осудили за это, но против зова своего тела и души не отвернешься. Моя любовь разгоралась в обжигающий яркий костер постепенно. С каждым вздохом, с каждым взглядом и прикосновением. Сначала Байлок вошел в мою жизнь, потом Сеторий. Они были моим спасением, моим свежим глотком воздуха и новым смыслом жизни. Стрела, пронзившая мое израненное яростью и болью сердце, забилось вновь, после появления в моей одинокой и бесцветной жизни двух оборотней, двух сильных лидеров, двух Альф.

Наши чувства вспыхнули неожиданно быстро и обоюдно. Нас троих связала наша животная суть и лунный свет, будто венчая и освещая наш союз до конца наших дней. У оборотней не было понятия брака, у них был союз одобренный храмом и луной. Истинная пара была редкостью, заоблачной мечтой, которая вдохновляла одинокие сердца на подвиги и безумные поступки. Животная сущность искала себе не только партнера по любовным утехам, но и бесценного преданного друга, любящего не за красивые глаза и теплые слова, а за саму суть. За мимолетный взгляд, за легкое касание, за горячее дыхание и стук сердца. Любовь волка проста. Они любят, ни смотря, ни на что, потому что их пара для них идеальна и подобрана самими небесами и духами.

— Если ты насытилась, то нам пора отправляться в путь — отвлек меня от своих мыслей Бай — Мне ужасно быстро хочется покончить с этим. Увезти тебя далеко на север и, наконец, начать жить ради себя…ради всех нас.

— Бай, я не против, но, где мы будем жить? — честно сказать меня очень сильно волновал этот вопрос.

— У меня — твердо не терпя возражений, сказал Сет — После переговоров и заключения мира, мы отправимся ко мне домой. Я будущий правитель, а ты моя пара. Отец будет очень счастлив, познакомиться с тобой, он уже давно отчаялся меня пристроить и женить. Думаю, единственное, что его опечалит так это наличие второго мужа — ехидно хмыкнул мой черноволосый Альфа, на что Бай рыкнул в ответ и недовольно сверкнул глазами на Сета.

— Мы об этом позже поговорим — сказала я, вставая со своего стула — Давайте отправлять в путь, а там уже по ходу разберемся, что к чему.

Мужчины быстро согласили со мной, и вышли во двор, где нас уже все ждали, сидя на лошадях.

Глава 32

Весь путь до столицы занял у нас около трех дней. По ночам пока воины дяди обустраивали место для ночлега и отдыха для лошадей, мои мужчины охотились в лесу на косулю и дикого кабана. Запах людского страха и недоверия, кружил над нашим временным лагерем, приводя меня в уныние и плохое настроение. Мне было неприятно, так как это сильно раздражало мою животную сущность. Чувствуя мое подавленное настроение, Бай и Сет после возвращения с охоты уводили меня в густой лес, где мы долго бегали в волчьем обличии, пугая ночных лесных обитателей практически до самого рассвета.

Наконец, добравшись на третьи сутки до королевского замка, мы въехали в главные ворота. Дядя сразу же по прибытию собрал Верховный совет, на котором хотел представить своим слугам будущего короля Анария и дать мне право голоса.

Прошло много времени прежде, чем я смогла выйти из зала собраний. Оперившись спиной на закрытую дверь, я устало прикрыла глаза. Мне казалось, что еще чуть-чуть, и я могла бы прямо там обернуться в волчицу и покусать их всех. Вот же упрямцы, они до последнего не хотели подписывать этот треклятый договор о заключении мира между людьми и оборотными. Пришлось немного надавить и даже припугнуть другим исходом событий.

Я была так глубоко погружена в свои мысли, что не сразу заметила, что нахожусь в коридоре уже не одна. Горячие губы накрыли мои в жадном обжигающем поцелуе, в то время как другие сильные мужские руки по-хозяйски накрыли мою грудь, при этом сильно сжимая мои уже набухшие от возбуждения вершины.

Сладостный стон вырвался из груди, затухая на губах Сета. Байлок прижался ко мне со спины, давая мне ощутить всю силу своего желания, которое красноречиво упиралось мне в поясницу. От них обоих пахло лесом и дождем.

— Ты уже освободилась? — горячо прошептал мне Сет, нежно прикусывая при этом мочку моего ушка.

— Да — тихо простонала я ему в губы, зарываясь в его мягкие длинные волосы.

— Ты устала и сильно напряжена — прошептал Байлок мне в шею, после того, как прикусил не больно нежную кожу — Позволь нам помочь тебе расслабиться.

— Да малыш, мы поможем тебе забыться — сказал Сет, подхватив меня под бедра и усаживая на свою талию, широко при этом разведя мои ноги в стороны.

Поза была такой очевидной, что я вспыхнула одновременно от нетерпения и стыда. Их явное желание пробуждали во мне что-то первобытное, дикое и необузданное. Горячая волна обожгла низ живота, скручиваясь в тугую спираль, граничащую с болью. Сдерживаться не было больше сил и желания, и поэтому, я впилась в губы Сета со всей страстью, на которую была способна.

В ответ на мои действия они оба как будто сорвались с цепи. Сет, сжимая меня в своих руках быстро, почти бегом, пошел в мою комнату при дворе короля. Буквально не вышибив дверь с петель, Байлок открыл ее перед нами и запер на засов, едва мы только успели переступить с Сетом через порог.

Все-то время, пока мы шли в мою комнату, мы с Сетом не переставали жадно целоваться, как будто от этого зависела наша с ним жизнь. В один миг моя рубашка была разорвала в клочья, а штаны сдернуты с ног за ненадобностью. Жадные губы с двух сторон вобрали в себя мои изнывающие по ласке вершины. Сет и Бай доводили меня этими не хитрыми движениями своих губ и языков до сумасшествия.

Вцепившись в их волосы, я сильно прогнулась в спине и громко застонала. Довольный рык вырвался из их глоток, заставляя меня пылать как в лихорадке. Внизу живота разгоралось дикое пламя, которое готово было испепелить меня дотла в любой момент. Мое тело металось в разные стороны, ища прохладу и утешение, но когда мое лоно накрыли горячие мужские пальцы, я замерла, дожидаясь, когда мне дадут обещанное ими ранее освобождение.

Из приоткрывшихся ресниц я увидела, как Байлок склонился над моими разведенными в сторону ногами, при этом жадно втягивая в свои ноздри, запах моего тела. Неожиданно для меня, он осторожно лизнул меня там, где все уже давно было готово к его вторжению. Вцепившись ногтями в атласную простынь, я дернулась бедрами к нему на встречу. Байлок довольно щелкнул языком по моему возбужденному до предела узелку на лоне, отчего я громко и шумно задышала. Его губы покрывали внутреннюю сторону моих бедер, при этом все жестче и быстрее толкаясь пальцами в мой горящий внутренний вулкан.

Крики страсти и желания ударялись о каменные стены моей комнаты, заставляя моих мужчин рычать и стонать вместе со мной. Все это время пока Байлок безжалостно и целенаправленно возбуждал мое лоно, Сет с жадностью и голодом смотрел на нас со стороны. Он был уже без одежды и сильно возбужден, о чем свидетельствовала его восставшая, будто копье, плоть. В его глазах бушевало пламя, которое вынуждало все больше стонать и вздрагивать всякий раз, когда Бай проводил языком по моему влажному лону.

— Иди ко мне — простонала я Сету, с жадностью рассматривая его желание.

Мне не пришлось его уговаривать дважды. Огромный сильный мужчина встал перед моим лицом на колени. Он осторожно, как будто сомневаясь, подвел к своей изнывающей от желания плоти мои губы, которые в один миг накрыли ее и стали с жадностью сосать и вбирать как можно глубже в свой рот. Громкий мужской стон был мне самой лучшей наградой за мои ласковые труды. Его бедра подмахивали в такт моим движениям, все глубже насаживая мой рот на свою сладкую и твердую плоть.

Мне было ужасно приятна его страсть, его голод и осторожность. Увлекшись своим занятиям, я едва не закричала, когда Байлок яростно ворвался в мое лоно на всю длину своего желания. Все внутри затрепетало от остроты и наполненности. Но как бы он не старался, я чувствовала, что чего-то не хватает, для того, чтобы быть полностью счастливой.

— Сет возьми меня вместе с Байлоком — уверенно, прошептала я, обводя его каменную плоть по кругу языком.

— Ты уверенна в этом? — ошалевшим взглядом спросил он меня, едва не рыча вслух от потери моих губ на желанном месте.

— Да, это-то чего я хочу больше всего. Так надо — простонала я от сильных толчков внутри себя Байлока.

— Твое желание для нас закон — прорычал мне в ухо Бай и перевернулся вместе со мной на спину.

В ту же секунду Сет оказался у меня за спиной, нежно оглаживая мои бедра и спину.

— Это просто чистое безумие — тихо сказал он, вводя свою твердую плоть поверх плоти Бая.

Острая боль, прошлась вдоль моего тела, быстро сменяясь диким удовольствием, от которого хотелось завыть как волчица. Бай временно замер на месте, пока Сет проталкивался вглубь моей тесной плоти. Почувствовав бедрами его кожу живота, я поняла, что они теперь оба у меня внутри. Поочередно входя и выходя из меня, Сет с Байлоком стали двигаться. Это было так горячо и наполнено, что я боялась упасть в обморок. Губы и зубы Бая снизу терзали мою грудь, в то время как Сет целовал и прикусывал кожу спины вдоль позвоночника.

Напряжение внутри меня нарастало и пульсировало. Я с остервенением насаживалась на их плоти, ударяясь бедрами о бедра Сета. Мы рычали в один унисон. В глазах начало пестреть от давления, которое нарастало внутри моего тела и моей головы. Неожиданно выступившие из пальцев волчьи когти Бая сильно вонзились в мои бедра, разрезая кожу до крови. В ту же секунду Сет вонзил свои выступившие во рту клыки мне в правое плечо. Одновременно с ним в левое плечо клыками впился Байлок.

В ту же секунду все внутри меня взорвалось и вспыхнуло. Что-то горячее разлилось внутри моего живота, скручиваясь в клубок. Мои мужчины яростными и сильными толчками вбивались меня, будто намериваясь меня заклеймить и пометить всем, чем только можно. Сет и Бай одновременно излились в меня обжигающим потоком своего семени, заполняя меня до краев как пустой сосуд.

Не знаю, сколько это продолжалось, но их движения не прекращались не на секунду. Они будто обезумели от запаха своей самки, которая подарила им незабываемое удовольствие. С каждым их толчком я взлетала на небо, опускаясь, вновь подлетала на самый верх. Кровь бежала по моей груди вниз из прокусанных ими ранок. Бедра жгло как от огня, но все это было мелочью, по сравнению с тем, что они вытворяли с моим телом. Они, не переставая, заполняли мое нутро своим семенем, грубо и даже болезненно врываясь внутрь.

Их голод не знал усталости. Мне казалось, я умру от наслаждения и бессилия. Но вот, наконец, последний толчок и с меня скатывается уставший и едва дышащий Сет. Ему вторит обессиленный Байлок на котором, я буквально расползаюсь по его твердой груди.

— Не знаю, что это сейчас было, но мне хочется снова — хрипло пересохшими губами шепчет, едва живой Байлок.

— Согласен, немного отдохнем и повторим — одобрительно поддерживает его Сет, мгновенно засыпая.

У меня не было никаких сил им возражать, так как, сомкнув глаза, я не смогла их больше открыть. Сон быстро пришел ко мне, принося в душу и сердце полный покой и безмерное счастье.

Глава 33

Утром нас вызвал к себе в тронный зал мой дядя. После проведенной ночи в компании своих мужчин, все тело ныло, а местами и побаливало. Не знаю, что на меня тогда нашло, но что-то внутри меня этого отчаянно хотело. Мой зверь сейчас молчал и не выходил со мной на контакт. Все было очень странно для меня и непонятно.

В зале нас уже все ждали. Я чувствовала на себе заинтересованные взгляды с нотками недоверия и сомнения. Люди не особо верили в хороший исход нашего союза с оборотнями. Только время могло их в этом разубедить и всех сплотить.

Анар сидел рядом с отцом, как будущий наследник трона. Его теплая братская улыбка, приятно тронула сердце. Рядом с троном стояли младший брат Сета и близнец Байлока. Дариан выглядел здоровым и даже чрезмерно довольным. Он все время бросал в сторону Мирии горячие взгляда. Отчего девушка страшно смущалась и мило краснела. Сколько в глазах обоих было счастья, я и описать не могла. Я искренне была этому рада. Дариан одним из первых заслуживал любви, как и все мы, после тяжелых лет борьбы со злом в лице его и Байлока отца.

Тогда, смотря Красу в глаза, я действительно его простила и отпустила. Мне не хотелось мучить его заблудшую душу на том свете. Возможно, благодаря моему прощению, у него получится переродиться в нового и доброго человека или волка. Ведь я всегда верила, что после смерти наша душа не умирала, а продолжала парить и искать себе новое пристанище в теле другого человека.

Мы медленно подошли к трону дяди. Замечая восхищенные взгляды придворных дам на моих мужчинах, недовольно зарычала, отчего перепугала всех людей вокруг.

«Мое!» — рыкнула внутри меня проснувшаяся неожиданно волчица.

— Тихо, моя малышка. Успокойся — стал успокаивать меня быстро подошедший ко мне Сет.

— Тише, девочка. Никто нас не интересует кроме тебя — сказал Байлок мне на ушко, поглаживая мою спину.

Волчица внутри меня довольно заурчала и стала жадно вдыхать запах своих самцом. Дыхание обоих стало более глубоким и тяжелым. В их глазах горел огонь радости и безграничного счастья.

— Чему вы так улыбаетесь? Что происходит? — растерянно спросила я их, не понимая, почему все волки в зале замерли и стали на одно колено.

— А ты не чувствуешь? — первый начал Сет — Твой запах изменился.

— Девочка моя, ты беременна — огорошил меня улыбающийся во весь рот Байлок Я скоро стану папой.

— Как и я — сказал Сет — У тебя двойня. Оба мальчики.

Такая новость выбила у меня почву из-под ног. Меня, буквально, оглушило. Я явно не была готова к такому. И потому извинившись перед дядей и всеми в зале, стрелой вылетела из тронного зала.

Я бежала по лесу как ужаленная за круп лошадь. Мне было плохо и радостно одновременно. В голове было пусто, словно все мысли вылетели вместе с ветром, который яростно хлыстал меня по лицу. Вдалеке гремела гроза, оглушая округу своими громкими раскатами. Потихоньку стал накрапывать дождь. Погода явно ухудшалась, как и мое настроение.

Зверь внутри меня непонимающе скребся и пытался поговорить. Я присела на небольшой валун и стала смотреть, как на зеленую сочную траву стали падать капли теплого дождя. Вода стала стекать по моему лицу и волосам, забираясь под тонкую одежду. Всего пару мгновений и я вся уже мокрая.

Казалось, что такого в беременности, все равно рано или поздно все становятся родителями. Тогда почему мне так сейчас страшно и одиноко Чего я боюсь и так отчаянно жду?

Неожиданно раздавшийся у меня за спиной хруст кустарников и шум крыльев испуганных птиц, заставил нехотя обернуться к густому лесу. Из-за деревьев на небольшую поляну позади меня выскочили два огромных хищника. Один из них был цвета ночи, а другой цвета яркого снега. Тот, что черный, был немного больше, чем белый. Помимо различия цвета их шерсти, их волчьи глаза выражали обоюдную тревогу и тоску.

При виде на них, мои глаза наполнились слезами. Их боль, была моей болью. Их страхи, все сомнения, я ощущала как свои собственные. Между нами, было не больше тридцати шагов, а казалось все триста. Отвернулась и тяжело вздохнула.

— Малыш, прости нас. Мы не думали, что так все быстро случится — начал первым Сет, боясь подойти ко мне.

— Девочка моя, мы ужасно обрадовались этому. Но видимо, ты еще не готова стать матерью — чувствую в голосе Бая огромную боль, вся сжалась и насторожилась.

— Мы с Байлоком решили, что тебе стоит немного отдохнуть от нас — тихо заверил меня Сет — Потому как ты расстроена и подавлена. Возможно, так будет лучше. Мне стоит ненадолго вернуться к отцу, пока он не послал за мной и братом огромную армию. С собой я заберу Байлока и Лиссандру. Мирия останется здесь с Дарианом. Дар приглашал нас всех на свою свадьбу, которая состоится через месяц. Думаю, к этому времени мы определимся, как жить дальше.

— Еще раз прости нас, мы больше не станем тебя раздражать своим присутствием — ровно сказал Байлок.

А потом они ушли, оставив меня одну со своими глупыми мыслями и переживаниями. О отец, какая же я глупая эгоистичная дура!

* * *
Мне хватило двух дней, чтобы разобраться в себе и в том, чего я в действительности хотела. Пару дней назад, я поддалась неосознанному порыву и обидела самых дорогих мне мужчин. На самом деле, я была им очень благодарна, за то, что они оставили меня тогда одну, потому как в том состоянии, что я была, я могла наговорить им чего-нибудь лишнего, за что, потом очень бы сильно сожалела.

За эти дни моя волчица очень истосковалась по своим самцам. Ей хотелось вновь вдохнуть их запах, почувствовать их эмоции и силу чувств. В тот день, когда она проснулась, еще долго не выходил у меня из головы. Меня беспокоило мое подавленное состояние. Я не понимала, почему так случилось, что я не была рада своей беременности. Но уже к концу того дня, мое состояние улучшилось и мое сердце, буквально, запылало от счастья, что я скоро стану матерью.

Как поведал мне зверь, мое тело перестраивалось под будущее вынашивания детей. Запах был только моей первой стадией их развития в утробе. Смена настроения второй. После я безумно стала тосковать по своим парам. Ну а потом, мое тело стало ломать от желания и дикой жажды крови. Причем крови не животного или человека, а крови своих мужчин.

Моя волчица хотела поставить свою метку, потому как их укусы после той ночи, в которой я забеременела, сильно пульсировали на шее. Боль внизу живота, с каждым часом все больше и больше скручивалась в узелок неудовлетворенности.

Сильный стук в дверь, снова разнесся по моей комнате. За сегодняшний день уже в раз двадцатый.

— Рен, я не знаю, как тебе помочь. Но твоя жажда к спариванию, убивает всю стойкость и выдержку у моих псов. Скоро около твоей двери будут стоять толпы желающих — недовольно заворчал Дар.

— Сестренка, может хватить прятаться за этими дверьми? Поговори, пожалуйста, с нами, прошу — вторил ему Анар.

Я быстро спрыгнула со своей кровати и открыла засов. Мужчины тут же юркнули в комнату и плотно притворили за собой дверь.

— Вижу, тебе стало лучше — утвердительно сказал Дар — Это хорошо. Я боялся, что ты до сих пор в не состоянии с нами поговорить. Что с тобой происходит?

— Это все беременность — ответила я, присаживаясь на свою постель — Мой организм перестраивался и потому, мне было нужно побыть одной, чтобы во всем этом разобраться. Простите, если доставила вам трудности.

— Сестренка, о чем ты говоришь? — обиженно надув губки сказал Анар — Единственное, в чем ты виновата, так это в том, что сидела здесь в одиночестве все эти дни. Все в замке места себе не находят. Мирия рвется к тебе, как и тот вредный старикашка, чтобы поговорить и поддержать тебя.

— Перестань, дядя Крис не старикашка — улыбнулась я — Он просто очень ответственный и заботливый старичок.

— Ага, как же. Старый интриган. Ты кстати не в курсе, но его назначили моим учителем в военном деле — стал жаловаться Анар — Кто угодно, но только не он.

— Тебе достанется самый лучший из воинов короля, Ан. Так что перестань хныкать и учись всему тому, чему тебя научит дядя — сказала, поцеловав брата в щеку.

— Ну, раз ты так в нем уверена, тогда ладно — доверчиво улыбнулся он мне и обнял за плечи.

— Ты наверно очень голодна — не спрашивая, а утверждая, сказал Дар — Давай спустимся вниз и поужинаем. Мирия будет очень рада тебя увидеть, как и остальные.

За столом мы больше не обсуждали мое состояние, многих интересовал вопрос, что я буду делать дальше. Еще сидя у себя в комнате, я решила, что мне нужно отправиться в другой мир к своим парам. За свой мир и дом я была абсолютно спокойна, потому как здесь останутся самые близкие и достойные люди и волки. Мой брат скоро станет королем, а Дариан возглавит клан оборотней. Со временем люди привыкнут к такому необычному союзу и начнут доверять ночным охотникам. Возможно, появятся смешанные союзы и женщины смогут рожать от волков детей-полукровок.

Главное всему дать время. К тому же мне почему-то казалось, что в семье Дариана, скоро появятся первые чистокровные дети, которых он будет страшно баловать и любить. Братишка, тоже надеюсь, найдет себе достойную женщину и будущую королеву, которая будет принимать его таким, каким он есть на самом деле. Дядя Крис с дядей Эндором вскоре займутся воспитанием Анара и его подготовкой к правлению большой страной. Так что ему не придется скучать в ближайшее время. Как бы после такого не взвыть на луну от усердия.

Леония и его сподвижников казнят завтра на рассвете. Его место в академии займет дядя Крис. Сколько себя помню, он всегда мечтал туда вернуться. Самым первым указом короля, будет о переименовании Академии Убийц в Академию Боевых Искусств. Теперь в ней смогут учиться все кто захочет. Больше не будет ограничений по расовой принадлежности. Комната с клеткой, где держали оборотней, будет разрушена и заново перестроена под большой тренировочный зал. Все напоминания о пытках и жестоком обращении с волками будут стерты и забыты. Люди заново начнут знакомиться с теми, кто служит луне.

Но прежде, чем я уйду в другой мир, мне очень хотелось бы увидеться с отцом. После битвы с Красом, я его больше не видела. Байлок мне рассказывал, что он их оживил и помог им добраться до замка. Мне хотелось поблагодарить отца и сказать ему, что я люблю его, не смотря ни на что и, ценю за все то, что он для меня сделал. Еще я жалела о том, что потеряла свой фамильный меч. Он очень был мне дорог как память о маме и прошлой жизни, в которой я боролась каждый день за свободу и жизнь.

После того, как я поела со всеми, я вернулась в свою комнату. За столом мы о многом говорили и вспоминали. Я смотрела на лица своих близких друзей и уже начинала по ним скучать. Мы многое пережили вместе. Я никогда их не забуду. Они навсегда останутся в моем сердце, вот такими как сейчас счастливыми и беззаботными.

Позже я снова сидела в своей комнате в полном одиночестве, скучая по своим парам и размышляя над тем, как мне попасть в другой мир. Сет и Бай забрали с собой всех, кроме Мирии. Но даже она, дитя чужого мира не знала, как попасть обратно домой, потому, как ее сюда пустил отец, который собственно и поспособствовал переходу в мой мир. Об особенностях Врат, Мирия не знала, а тот, кто знал, был по другую их сторону. Единственным выходом из сложившейся ситуации был мой отец.

— Папа, если ты меня слышишь, отзовись — сказала я вслух, надеясь, что меня так лучше слышно — Я прошу тебя, помочь мне. Без твоей помощи мне не справиться.

— А я уже и не надеялся, что обо мне вспомнят — неожиданно позади меня раздался голос отца — Здравствуй дочка, я очень рад, тебя видеть.

— Папа — бросилась я в открытые объятья, самого родного мужчины — Я ужасно скучала по тебе, если бы знала, что ты явишься по моему первому зову, то давно бы уже позвала.

— Прости старика, было много дел, но сейчас я абсолютно свободен. В чем тебе нужна моя помощь? И где мои зятья?

Быстро и вкратце рассказала ему о последних событиях, огорошив папу тем, что он скоро станет дедушкой. После услышанного, он немного стоял оторопело и глупо улыбался, как если бы сейчас узнал, что скоро станет отцом.

— Эта самая лучшая новость за последние годы — едва не раздавив меня в своих объятьях, сказал папа — Твоя мама была бы не менее счастливой, чем я сейчас. Я буду самым лучшим в мире дедушкой.

— Я в этом не чуточку не сомневаюсь папа — прижимаясь к нему, сказала я — Так ты мне поможешь?

— Даже не сомневайся! Когда перемещаемся?

— Через час — радостно встрепенулась я — Мне надо собрать свои вещи и со всеми попрощаться.

— Зачем прощаться, ты сможешь в любой момент суда вернуться.

— Но как, я же не буду тебя постоянно отвлекать от твоих дел, каждый раз, когда мне захочется вернуться домой?

— Для этого у тебя есть он — сказал отец, являя передо мной из воздуха мой фамильный меч — Это не просто меч Серенити, это ключ от всех Врат. С помощью его ты сможешь открывать и закрывать любые двери. Это твое наследство и наследство моих внуков. Так что давай быстро собирай свои вещи и говори всем пока. Тебя уже давно ждут в другом мире.

Больше я не задавала папе никаких вопросов, а быстро собрала свою сумку с личными вещами и, попрощавшись со всеми и пообещав им, что скоро вернусь, вступила в открытые папой Врата между мирами.

Глава 34

Едва я вышла из Врат, моему взору предстала интереснейшая картина. Сета за шею обнимала, длинноволосая полуголая блондинка, которая настойчиво норовила поцеловать его в губы. Моя пара, яростно отбивался от нее, пытаясь сбросить ее утонченные ручки со своей широкой голой груди. Почувствовав гнев своей волчицы, а затем и свой, быстро отрастила на своих пальцах когти.

За пару секунд преодолела между нами расстояние и, намотав на когтистую лапу длинные ухоженные волосы назойливой поклонницы, дернула на себя, тем самым повалив ее на спину. Яростный крик боли и ее угрозы, что она со мной сделает после того как высвободится, ни в какой мере не напугали меня, а только еще больше разъярили.

— Малыш, я ужасно рад тебя видеть — сказал Сет — Между нами ничего не было.

Я была сейчас не в том состоянии, чтобы говорить с ним и поэтому, толкнув плечом, появившуюся у меня на пути дверь, вышла в длинный коридор, при этом таща за собой орущую от боли и унижения волчицу. На ее крики, мне на встречу выскочила охрана, судя по их одежде и оружию. Они уже попытались было напасть на меня, когда им навстречу выскочил полуголый Сет и приказал не сметь вмешиваться.

— Отпусти меня тварь — орала девица, скользя спиной по мраморному полу.

Но, не удостоив ее даже своим взглядом, двинулась дальше по коридору. Куда шла не знаю, но с каждым шагом уверенно и твердо убеждалась в правильности своего решения. На моем пути снова возникла дверь, но на этот раз она была намного больше и выше предыдущей. Выше меня в три раза, она поражала своей красотой резки по дереву и большими петлями по краям в виде голов волков.

Впереди идущая меня охрана, беспрепятственно отворила передо мной массивную дверь. За тяжелыми створками располагался огромный тронный зал, в котором в данный момент было сейчас много народа и, как я полагаю, сам король. Здесь мой взгляд нашел Байлока, стоящего ко мне спиной. Моя вторая пара что-то бурно обсуждала с похожей девушкой, что сейчас я тащила без особого труда за собой. Заметив меня и мою упирающую в пол жертву, блондинка сверкнула в мою сторону яростным взглядом и тут же бросилась на меня.

В один миг, отрастив на второй своей свободной руке когти, я в подлете поймала разгневанную волчицу за шею и вздёрнула ее к верху. Она яростно билась в моих руках и пыталась ударить по лицу. Волчица внутри меня требовала справедливости и наказания, для непокорной глупой девушки и я была с ней солидарна. Если сейчас не преподать урок, никто не будет уважать тебя в мире оборотней. Здесь не было место слабости и жалости, только сила и власть зверя.

— Моя девочка, ты ее убиваешь — пытался достучаться до меня безумно довольный моим появлением Байлок — Отпусти Дию, она этого не стоит. Мы говорили о тебе, она не верила, что наша с Сетом пара, настолько сильна, что ей нужны два Альфы. Ты для нас единственная и самая дорогая. Никто не достоин тебя.

— Бай прав, Малыш — вторил ему Сет — Мы очень по тебе соскучились, но вернуться в твой мир по какой-то причине не смогли. Даже мой Дар не помог. Что-то или кто-то не давал открыть проход. Мы не могли вернуться за тобой. Все эти дни я с Байлоком с ума сходили от тоски и боли, что не сможем вновь тебя увидеть и прикоснуться к тебе. Ты наша жизнь и наше будущее, без тебя мы никто.

От таких трогательных слов, я едва не расплакалась. Все это гормоны, не иначе. Слегка сдавив пальцы на шее блондинки, красноречиво посмотрела ей в глаза. Судя по ее судорожному вздоху, она прониклась и все без слов поняла. Отпустив ее на пол, быстро разжала свою когтистую руку и вернула ее в первоначальный вид. Подтянув к себе за волосы вторую, уже еле скулящую девушку, повторила то же самое, что и с первой. Дождавшись опущенного в пол взгляда васильковых глаз, отпустила. Почувствовав свободу, девушки тут же бросились через весь зал на выход.

— Сын, эта та самая волчица? — неожиданно в тишине зала раздался, незнакомый мне мужской голос.

— Да отец — гордо выпятив грудь, ответил подошедший ко мне Сет — Эта наша с Байлоком пара.

— Ты не сказал, кто ее отец. Какая у нее родословная?

— Самая лучшая — на весь зал сказал мой отец, который под изумленный взгляд всех здесь присутствующих, появился из воздуха — Серенити, моя дочь. Она единственная из ныне живущих самок, Альфа-самка. Но не только это, делает ее достойнейшей из всех для твоего сына Арней. У нее есть Дар, который может убить любого, кто перейдет ей или ее детям дорогу. Он будет передаваться всем ее потомкам по старшей линии. И да, кстати, рад тебе сообщить мой друг, ты скоро, как и я, станешь дедушкой — радостно подытожил свою речь папа, обнимая ошарашенного этой новостью будущего свекра.

Эпилог

Я часто вспоминаю и рассказываю нашим детям о том времени, когда повстречала их отцов. Наши семейные посиделки в компании счастливых дедушек, всегда заканчивались этими радостными и не очень воспоминаниями.

После того, как я лично была представлена отцу Сета, я была со всей гордостью и любовью принята в новую семью. Узнав от папы, что у меня имеется ключ от всех Врат между мирами, свекр расцеловал меня в обе щеки, не забыв упомянуть, что о такой невестке он мог только мечтать. В тот же вечер, состоялся бал, на котором мы во всеуслышание обменялись с Сетом и Байем брачными клятвами. А ночью, нас ждала огромная постель, на которой мы такое вытворяли, что вспоминать стыдно.

Пока дедушки путешествовали по мирам и скупали нам и своим будущим внукам подарки, мы с моими парами, познавали значения слов — семейная жизнь. У нас не всегда все было гладко, но зато примирения всегда были очень жаркими и запоминающимися.

После рождения сыновей, я часто пропадала в своем мире, давая возможность брату и дядям, понянчиться со своими племянниками. Малыши были очень похожи на своих сильных и красивых отцов. Сын Байлока был таким же белокурым и зеленоглазым, как и свой отец. Помню, как настояла, на том, чтобы дать ребенку имя его отца Краса. Муж долго не соглашаться, но потом в одно раннее утро после рождения сыновей, пришел и согласился. Тогда-то я и поняла, что он все-таки простил своего отца и отпустил его душу.

Сын Сета, был его второй копией. Муж тоже захотел назвать своего сына в честь своего отца, чему я ни сколечко не возражала, потому что очень любила своего свекра. Едва мои проказники подросли для того, чтобы начать заниматься военному делу, я взяла над ними шефство, благо имелся огромный опыт. Пока мои мужья, исследовали чужие миры и налаживали торговые отношения с представителями других рас, я с детьми исследовала мир Вэдана, родину Сета.

Этот мир покорил меня своими огромными лесами и высокими скалами. Сине-зелеными морями и небесно-голубыми озерами. Природа и мир Вэдана, немного отличался от моего привычного родного мира. Здесь я познакомилась с новыми видами оборотней, новой культурой и новыми законами. Среди волчиц я нашла себе преданных подруг, мы часто вместе с детьми путешествовали и заводили новые знакомства. Так в одном из городов, мы нашли пару моему сыну Красу. Малышке, едва было неделя отроду, когда мой пятилетний сын почувствовал сильное притяжение к новорожденной волчице. Заключив с отцом девочки брачный договор, мы распрощались с будущими добродушными родственниками и вернулись в свой замок. Замок короля Арнея, был достаточно большим, для того чтобы вместить всех нас и будущих наших детей и внуков. Ведь совсем скоро Сет и Бай станут полноправными королями этих земель, а мне придется исполнять обязанности королевы.

Бай был безумно рад, что его сын уже в таком юном возрасте нашел свою пару. Помня свое тяжелое детство и жестокость собственного отца, он не переставал каждый день благодарить меня за то, что я выбрала его своей парой и дала ему шанс все исправить. Я обнимала Байлока в такие минуты и целовала, пока из его головы не вылетали все дурные мысли. Мы ценили эти моменты, как крупицы счастья, дарованных нам небесами. Ценили, то, что давал нам мой отец, который часто говорил мне, что о лучшей дочери он и мечтать не мог. А еще он говорил, что ему очень не хватает моей мамы, его единственной Патрис.

После того, как моим сыновьям исполнилось шесть, моя волчица, снова решила осчастливить меня и моих пар новым потомством. Я помню, как я, буквально, набросилась на них, стоило им выйти из Врат, где они отсутствовали около недели. Поначалу они были сбиты с толку таким горячим приемом, но стоило им только почувствовать мой изменившийся запах, как они быстро утащили меня в нашу спальню, где дарили мне свою любовь и ласку до самого рассвета. Едва прошло три дня, после нашей ночи любви, как я поняла, что снова беременна. И на этот раз уже девочками.

Счастью дедушек не было конца. Они неделю пили с моими мужьями в столовой, где рядом удачно располагался ход в винный погреб. Мужчины, что с них взять. После таких новостей, к нам в гости стали наплывом наведываться родственники и друзья. Дар и Мири со своими детьми, которых на тот момент было уже двое, мальчик и девочка. Дядя Крис со своей второй женой. Мой заметно повзрослевший и возмужавший брат Анар, со своей парой Лиссандрой, второй сестрой Сета. Как оказалось, из-за смешенной крови они не сразу почувствовали обоюдное притяжение своих волков. Теперь нас всех через месяц ждала их свадьба.

Но самой главной новостью стало то, что в одном из миров, мой отец почувствовал свою пару. Душа мамы переродилась в новом месте в теле маленькой девочки. В тот момент не было, пожалуй, никого счастливей нас с отцом. Тогда мы вместе плакали от счастья, заливая друг другу слезами.

Многие спросят, как я могла полюбить врага и довериться чужаку, за такой короткий промежуток времени. Я отвечу, благодаря своей волчице. Звери видят самую суть наших душ, они не расчетливые и корыстные люди, а честные и сострадательные. В их природе заложена истина, правильность и чистота. Моя душа потянулась к моим парам, в тот момент, когда это было нужно для нас всех. Моя любовь подарила Байлоку свободу, а Сету надежду.

Мои мужчины подарили мне весь мир и даже не один. Благодаря им у меня есть замечательные дети, счастливое завтра и целая жизнь, чтобы прожить ее с ними вместе. С кровью отца, я получила не только огромную силу и опасный Дар, а еще и время, которое мне хватит прожить со своей семьей еще сотни, а возможно и тысячи раз…



Оглавление

  • Кровь и любовь
  •   Пролог
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  •   Глава 26
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29
  •   Глава 30
  •   Глава 31
  •   Глава 32
  •   Глава 33
  •   Глава 34
  •   Эпилог