КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 435255 томов
Объем библиотеки - 601 Гб.
Всего авторов - 205521
Пользователей - 97390

Впечатления

dr_Sushong про Осадчий: Терминатор 1965 (СИ) (Альтернативная история)

Автору спасибо, надеюсь продолжение будет.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Zlato про Келлерман: Цикл романов "Алекс Делавэр". Компиляция. Книги 1-16 (Триллер)

Уважаемые книгоделы!
Сделайте пожалуйста для детей сборник писателя Свен Нурдквист и именно серию его книг о "Петсоне и Финдусе". Они все разбросаны и перепутаны, начать читать все книги с ребенком - проблема вечная.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Волчье солнышко (Научная Фантастика)

В отличие от первого рассказа данного сборника («Континент»), этот производит впечатление некого черновика-клона... Почему клона? Потому что идея обоих рассказов почти идентична... Если в «Континенте» местом безумства и иррациональности становится некая «Зона отчуждения» (образовавшаяся неведомым образом), то здесь (в рассказе «Волчье солнышко») ГГ просто отправляется в параллельный мир, который практически ничем не отличается от персонажей «Континента» (разве что всяких демонических и мифических обитателей там поменьше). А в остальном... все тоже самое: дикая иррациональность всего и вся, тупая нелогичность происходящего, расстрелы и репрессии за неосторожное слово, невиданный маразм управленцев, засилье идеологий и опричнины... В общем — ничего нового.

И так же как в «Континенте», в жизни «попаданца» (а его так смело можно назвать)) происходит череда нелепых и дурацких событий, в которых он (конечно же) теряет свою (негаданно открытую) любовь, ценой разгадки некой тайны... и расплаты с главным злодеем (в финале).

Как и в «Континенте» ГГ просто мечтает вырваться «домой», туда где нет этой дикости и смешения эпох феодализма и межконтинентальных ядерных ракет. И ему все это (так же) кажется лишь дурным сном, галлюцинацией и бредом... И даже самые светлые минуты (близости «с ней») ГГ готов не раздумывая разменять «на разгадку этой гребанной тайны».

Самое забавное — что в обоих рассказах ГГ (чудом вырвавшийся наконец-то обратно) тут же осознает, что весь этот сумашедший мир был (совсем) не «мороком» (или дурным сном)... Этот мир действительно «был»... (или «есть») хоть он живет по каким-то извращенным законам и правилам... но все же эти правила (как оказалось) были не так уж безумны... по сравнению с логичностью и незыблемостью жизни «реального мира».

Единственным отличием финалов этих рассказов, является то что, (в этом) ГГ (полностью осознавший свою потерю) находит несколько «неудачный способ» навсегда покончить с прежней реальностью... Реальностью в которой он (как оказалось) больше не сможет жить — т.к «побывав в чуждом ему мире», он все же не смог, не стать его частью... А это значит что в своем «родном мире», ему отныне (просто) нету места.

В целом все так же печально... но после первого рассказа «Континент», все это видится (все же) несколько... приевшимся (что ли). И если «Континент» я перечитывал уже раза 3, то этот рассказ подобного впечатления (уже) не производит, хотя (повторюсь) только за саму идею «переноса попаданца в неизведанное» (написанную автором году аж в 1981-м) уже надо громко поаплодировать!))

P.s Совсем забыл — вот самый понравившийся отрывок))
«...Какой я? – подумал он. – А черт его знает, какой я. Я – опытный физик, неплохой инженер, который плыл по течению ТАМ, в том мире, потому что ничегошеньки не зависело там от Д. Батурина, канд. ф.-м. н.». А бороться за то, чтобы от него что-то зависело, казалось бессмысленным, и жизнь колыхалась, как обрывок газеты в зеленоватой стоячей воде, лениво и бесцельно. И здесь приходится плыть по течению, нас очень хорошо научили плыть по течению, расслабясь, мы делаем это уже без всякого протеста и ропота душевного, не забыв поблагодарить всех кого следует и лично…»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Ефременко: Милосердие смерти (Медицина)

Какое-то очень уж грустное чтение... Сводится, в общем-то, к "как здорово, что я уехал из рашки в Германию - тут и свобода, и врачи, и медицина... а в России вы все сдохнете, там не врачи, а рвачи, которые вас в гроб загонят... Был один суперврач - я - да и тот уехал..."

Из интересного - ихтамнет - не Донбасское изобретение, когда в Сербию военврачи ехали - "Мы были никем. В случае попадания живыми в руки врагов сценарий был следующим. Мы были уже давно уволены из армии, вычеркнуты из списков частей и подразделений и находились на гражданской службе. Мы просто решили заработать шальных денег, поработать наемниками."

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Терников: Завоевание 2.0 (Альтернативная история)

Ну что сказать... Почему-то вспомнилось у О.Генри: "иду на перекресток, зацепляю фермера крючком за подтяжку, выкладываю ему механическим голосом программу моей плутни, бегло проглядываю его имущество, отдаю назад ключ, оселок и бумаги, имеющие цену для него одного, и спокойно удаляюсь прочь, не задавая никаких вопросов" - вот такое же механическое описание истории испанских открытий в Новом Свете, обрывающееся - хотелось бы сказать, на самом интересном месте, но - увы! - интересных мест не наблюдается.

Дотянул с трудом, скорее из принципа...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про Михайлов: Низший-10 (Боевая фантастика)

Цикл завершён!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Молитвин: Рэй брэдбери — грани творчества и легенда о жизни (Эссе, очерк, этюд, набросок)

С одной стороны — писать «аннотацию на аннотацию», как-то стремно, но с другой стороны — а почему бы и нет)).

Честно говоря, сначала я подумал что ее наличие объясняется старой-старой советской привычкой, в конце книги писать всякие размышления и умствования «по поводу и без». Что-то вроде признака цензуры — мол книга действительно «правильная» и к прочтению товарищей признана годной!))

Однако все мои худшие ожидания все же не оправдались, П.Молитвин (сам как довольно известный автор) поведает нам: как и чем жил Р.Бредбери «до и после». В этой статье нет места заумствованиям или «прочим восторгам». Перед нами (лишь на минутку) «пролетит» жизнь автора, его удачи, его помыслы и его стремления...

В целом — данная статья является вполне достойным завершением данного сборника, который я начал читаь примерно в феврале 2019-го)) И вот так — рассказик, за рассказиком и... )) И старался читать их с утра (перед выходом на работу). Как ни странно, но если читать что либо подобное (перед тем, как погрузиться в нервотрепку и проблемы) создается некий «буфер» в котором вполне возможно «выживать» и во время этой самой... бррр! (работы))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Газета Завтра 152 (44 1996) (fb2)

- Газета Завтра 152 (44 1996) (а.с. Газета Завтра-127) 214 Кб, 118с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Газета Завтра

Настройки текста:




Газета Завтра
Газета Завтра 152 (44 1996)
(Газета Завтра — 152)

АГЕНСТВО "ДНЯ"

• Радиопослания президента можно слушать каждое воскресение в 19 часов в программе “С того света”.

• Сношения Чубайса: с отцом — по телефону, с дочерью — лично.

• В институте вирусологии были открыты два новых микроба-возбудителя сибирской язвы, которым были присвоены имена Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской.

• На дне пустой казны валяется на спине Лившиц и сучит всеми шестью лапками.

• Черномырдин толкает народ в революцию, а оппозиция вытаскивает его оттуда за шиворот.

аншлаг: КРАСНОЕ ЯБЛОКО НАРОДНОГО БУНТА

Тулово испускает дух в Барвихе, но головы на чешуйчатых шеях тянутся к кремлевским палатам. Шевелятся, мигают глазищами, шипят раздвоенными языками.

Голова “Чубайс” в красной шерсти правит Россией, казнит и милует губернаторов, смещает министров, назначает послов, угождает двум неуемным в наживе женкам, от коих срам и разорение государству. Другая голова — “Черномырдин” — лакает из нефтяного пойла, душит неплатежами заводы, жалобно, по-бабьи, причитает, трусит, пыжится, мечтает о царствии, и там, куда он глянет, пухнут младенцы, падают самолеты, замерзают на северном ветру города. Третья голова — “Лившиц” -ухмыляется, пошучивает, обещает собрать налоги, выдать долги и пенсии, помалкивая при этом, что половину бюджета использовали на переизбрание тулова, а другую половину схарчили ворюгам и мздоимцам, перегнали за рубеж.

Четвертая голова — “Рыбкин” — надувает защечные мешки, сыто рассуждает о мире, о правде и благоденствии, и под это прожорливое журчание боевики в Чечне строят армию, режут иноверцев, готовят удар по безоружной и беззащитной России. Много других голов, больших и малых, трусливых и наглых, смазливых и омерзительных, качаются, свисая меж зубцов и башен с кремлевской стены.

Однако тулова больше нет. На его месте — дыра, пропасть, из которой, как из кратера, поднимается дым народного бунта.

Быть бунту. Не верьте сусальным байкам о “богоносном народе”, о “мудром народном терпении”. Бунт зреет, как красное яблоко. Наливается, как утреннее солнце. И все громче на русской тальянке начинают звучать перламутровые переборы народного бунта.

Ненавидят солдаты, у которых предатели отняли победу, изгнали из Чечни под улюлюканье и свист мерзавцев. Ненавидят офицеры, чьи элитные части по приказу Америки пускают в распыл. Ненавидят ткачихи, заваривающие жмых кипятком. Ненавидят шахтеры, отогревающие на своем теле младенцев. Ненавидят казаки, отданные на откуп абрекам. Ненавидят операторы атомных станций, знающие, как сунуть лом в ядерный кипящий котел. Ненавидят губернаторы, у которых Кремль оттяпал бюджетные деньги. Ненавидят академики, падающие в голодные обмороки. Ненавидят русские бандиты и воры, у которых чужаки отнимают добычу. И эта ненависть под виолончель Ростроповича, под фарфоровые улыбки Вишневской рванет и подымет на дыбы русский континент, брызгая на четыре стороны света магмой и кровью.

Оппозиция, разумная, просвещенная, совестливая, делает все, что возможно. Пытается в Думе обуздать беззаконие. Силится в Совмине одолеть преступников, добивающих производство. Осуждает осатанелых, скупивших телевидение банкиров. Требует расследования государственных преступлений. Продвигает, где может, своих губернаторов. Ездит за рубеж, убеждая НАТО не двигать к Смоленску дивизии. Ходит на митинги, шествия. Собирает под свои знамена писателей, ученых, священников. Требовать от нее больше — бессмысленно. Валить на нее вину за боль, разочарование и тоску — безнравственно. Она, оппозиция, выдержав страшный удар режима, действует по закону добра и разума.

Но сегодня в России вместо этих политологических законов благополучного времени действует иррациональный закон ненависти — разрушительный принцип возмездия, мистика народного бунта. И мы пока не видим того молодца, который протянул бы свою белую большую ладонь, поймал в нее падающее яблоко народного бунта.

ДАЙ ПОРУЛИТЬ! Станислав Говорухин

Помню, снимали мы на пароходе фильм “День ангела”. В массовке была дама с мартышкой на руках. Дали команду “мотор”, обезьянка испугалась, вырвалась из рук и тут же вскарабкалась на капитанский мостик. Остроумный Борис Андреев кинул реплику (она вошла в фильм):

— В том-то и беда, сударыня, что в наше время каждая мартышка к рулю управления лезет.

Часто теперь вспоминаю я его фразу.

В стране безвластие. Так много желающих прорваться к рулю управления, что оторопь берет.

Президент и раньше исчезал из поля зрения общественности, и прежде бывали времена, когда личный телохранитель, тренер по теннису, массажист или начальник финской бани, имеющие доступ к телу царя, обладали властью большей,