КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615607 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243255
Пользователей - 112946

Впечатления

Есаул64 про Леккор: Попаданец XIX века. Дилогия (Альтернативная история)

Слабо... Бессвязно... Неинтересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Да, такие книжки надо выкладывать сразу после написания, пока не началось. Спасибо тебе, Варвара Краса. Ну и Кощиенко молодец.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
mmishk про Леккор: Бои в застое (Альтернативная история)

Скучная муть

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Сказки из Чистого Поля [Алексей Васильевич Олексюк] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Алексей Олексюк Сказки из Чистого Поля

Семечко

Жили-были Тэпэшка и Тэдэшка. Жили они в Чистом Поле на Большой Кочке. Норка Тэпэшки находилась внизу – у подножия Кочки, а норка Тэдэшки вверху – на вершине.

Однажды погожим летним утром вышел Тэдэшка из норки делать зарядку и увидел у самой двери Тэпэшки яквенное семечко. Спустился он, поднял семечко, осмотрел его, обнюхал. Хорошее, вкусное семечко. Постучал Тэдэшка в дверь соседа:

– Сосед, смотри, что я нашёл у твоего порога!

– Что там такое? – недовольно буркнул заспанный Тэпэшка, открывая дверь.

– Я нашёл у твоего порога вкусное яквенное семечко.

– А-а-а, ну, спасибо, что занёс, – сказал Тэпэшка и потянулся за семечком.

– Постой! Но ведь это я нашёл его, – возразил Тэдэшка.

– Важно не кто нашёл, а где нашёл, – наставительно заметил Тэпэшка. – Всё, что находится у моего порога, принадлежит мне.

Друзья заспорили. И едва не поссорились. Но всё-таки они были друзьями, и поэтому Тэпэшка предложил:

– А давай поделим его пополам: половина тебе, половина мне?

Тэдэшка с сомнением посмотрел на маленькое семечко:

– Нет, так не годится. Тогда ни я, ни ты не наедимся. Пусть уж оно будет твоим целиком…

Тэпэшка тоже взглянул на маленькое семечко:

– Знаешь что? Бери его себе. Кто гребёт – того и лодка, кто нашёл – того находка.

Друзья вновь заспорили, теперь уже из великодушия. Поняв, что зашли в тупик, они решили пойти за советом к Мудрой Чухалке.

Мудрая Чухалка жила на единственном в округе дереве, которое называлось Гигантский Алой, и была очень-очень мудрой. Она разрешала самые сложные, самые запутанные, самые безнадёжные споры полевых обитателей.

Когда Тэпэшка и Тэдэшка изложили ей суть дела, Мудрая Чухалка почухала в затылке и сказала:

– Это семечко ваше общее. Но вы можете посадить его в землю, вырастить большую-пребольшую якву, сварить из неё яквенную кашу и затем позвать всех друзей и соседей на пир.

Так они и сделали.


Правда, лето в том году выдалось засушливым и семечко не проросло. Тэпэшка расстроился. А Тэдэшка поковырял хвостом в ухе (он всегда так делал, когда задумывался о чём-то) и сказал:

– Да бог с ним, с этим семечком. Давай устроим пир просто так – безо всякого повода. Разве нужен повод, чтобы хорошенько повеселиться?

– И то верно! – согласился Тэпэшка, который всегда был не прочь повеселиться.

И устроили друзья пир на весь мир… Накрыли длинные столы в тени Гигантского Алоя, нацедили прохладного сока из Илюминада, напекли пирогов с черничными корокатицами, нажарили былинцов на былинном маслице и, конечно же, наварили яквенной каши – благо в лавку Лабазного Мыша как раз завезли спелые заморские яквы.

Прогулка

Уже несколько дней Тэпэшка маялся от скуки. В Чистом Поле и так-то развлечений мало, а уж зимой, когда почти все обитатели сидят по своим норкам, вообще тоска смертная. Разве что к Тэдэшке в гости сходить? У того всегда припасено какое-нибудь развлечение для нежданных гостей. Вот и сейчас он встретил Тэпэшку приветливо, усадил пить чай с хрустящими шушками, а потом неожиданно предложил:

– Давай, сходим ещё раз к Железной Дороге.

– Чего вдруг? – удивился Тэпэшка.

– Да так. Захотелось опять посмотреть на поезда. Помнишь, как здорово было? Как мы шли по насыпи, а рельсы тянулись куда-то далеко-далеко… Помнишь, с каким грохотом проносился поезд? Как мы смотрели ему вслед?

– Помню-помню, – перебил нетерпеливо Тэпэшка. – Но всё это было летом. А сейчас зима.

– Разве это важно?

– Сейчас там всё по-другому.

Тэдэшка задумался. Почесал хвостиком в ухе.

– Всё равно мне хочется туда сходить. «По-другому» – это не обязательно хуже.

– Но даже если лучше, то всё равно по-другому. Не так, как ты ожидаешь.

Тэдэшка сердито фыркнул и поднялся со своего места:

– Есть только один способ всё это проверить. Одевайся! Мы идём к Железной Дороге.

И они пошли. Потому что перечить Тэдэшке, когда на него находит решимость, бесполезно.

Был тихий солнечный денёк. Лёгкий морозец подбадривал отважных пешеходов.

По утоптанной тропинке друзья пересекли Чистое Поле, миновали заброшенную Теплицу, свернули в Лог, прошли Лесопосадкой и вышли, наконец, к железнодорожной насыпи.

Пока они шли, небо затянули тучи, поднялся ветер, повалил снег, небо и земля смешались в сплошной белой круговерти.

Начался буран.

– Я замёрз, – хныкал Тэпэшка, пока они взбирались на насыпь. – У меня уши свернулись в трубочку, нос расклеился, а хвост, вообще, отваливается.

Тэдэшка не обращал на него внимания:

– Сейчас должен прийти поезд. Я чувствую, как дрожат рельсы.

– А я ничего уже не чувствую, у меня лапы онемели.

– Тише! Он уже рядом.

И действительно, где-то за поворотом послышался заглушаемый воем ветра гудок паровоза. Потом, через какое-то время, ещё один. А потом, взрезав снежную пелену лучом прожектора, показался и сам поезд. Но двигался он очень медленно, словно ощупью, непрестанно давая гудки. А потом…