КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 584350 томов
Объем библиотеки - 881 Гб.
Всего авторов - 233348
Пользователей - 107186

Впечатления

vovih1 про Доронин: Цикл романов"Черный день". Компиляция. Книги 1-8 (Современная проза)

Автор пишет-9-ая активно пишется. В черновом виде будет где-то через полгода, но главы, возможно, начну выкладывать месяца через 2-3.Всего в планах 11 книг.Если бы была возможность вместить в меньшее число книг - сделал бы. Но у текста своя логика, даже автору неподвластная. Только про одиннадцать могу сказать, что это уже всё, точка.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Кокоулин: Бог-без-имени (Самиздат, сетевая литература)

Такая аннотация у автора на странице.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Azaris4 про lanpirot: Позывной «Хоттабыч» (Альтернативная история)

У этой книги должно быть возрастное ограничение 60+. Вроде описание мира нормальное, но вот подача такое себе. Бросил книгу прочитав от нее 2/3. Не советую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
дохтор хто про Тримбл: Рапунцель (Сказки для детей)

Неплохая новеллизация мультфильма.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Azaris4 про Гримм: Гридень и Ратная школа! (Альтернативная история)

Мне понравилось. Весьма интересно мир описан.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Прокофьев: Стеллар. Прометей (Боевая фантастика)

2 vovih1: Вот а почему бы Вам было не заменить ознакомительный фрагмент на полную версию? Ведь это доступно каждому пользователю.
Или Вы барин: чтобы убрать за вами в сортире - нужен личный золотарь, чтобы подмести за вами полы - нужна личная уборщица, чтобы приготовить вам пожрать - нужна личная кухарка?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Прокофьев: Стеллар. Прометей (Боевая фантастика)

Зачем тут этот огрызок, когда на сайте есть полная версия
https://coollib.net/b/583751-roman-yurevich-prokofev-prometey-si

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Путь Рода [Иван Дмитриев] (fb2) читать онлайн

- Путь Рода [СИ] (а.с. Болконский -1) 0.99 Мб, 284с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Иван Дмитриев

Настройки текста:



Путь Рода

Глава 1

— Род ждёт тебя, Дамир, — прошептало нечто во мраке.

— Иди к нам, Дамир, — ещё один голос

— Быстрее! — женский голос

— Ты нужен нам! — до боли знакомый голос мамы

— Твоё время пришло сын. — прошептал рядом со мной отец.

— Кто вы? — спросил я темноту.

— Мы твоя семья и ты нужен нам.

Резко открыв глаза, я пытаюсь понять, что это за странный сон и последняя фраза, сказанная неживым хором голосов, молодыми и старыми, женскими и мужскими

— Дамир, до будильника ещё час, зачем проснулся? — послышался из-под одеяла голос Насти.

— Просто сон, странный увидел, не переживай — ответил, вставая с кровати, — я в душ и приготовлю нам завтрак, тебе тосты и хлопья с молоком? — спросил у девушки.

— Да, — послышалось её бурчание.

Я лишь ухмыльнулся — очень она не любит утро и тем более рано вставать.

Но сегодня пятница, а как говорил один страус в известном мультике — пятницу не любят те, кто работает в субботу.

Но я немного отвлёкся, позвольте представиться:

Дамир Болконский.31 год, среднего роста. Не женат, хотя судя по количеству вещей, которые мы перевезли от её родителей за последние пару месяцев в мою квартиру, осталось мне недолго без кольца, да и люблю я её, второй год вместе, зачем тянуть? По образованию строитель дорог. Окончил Лесотехнический университет, в своём родном Екатеринбурге. После пятого курса пошёл в армию. Сперва пехота. А потом, так сказать, понравилось. Решил подписать контракт и попал в подразделение «сил специальных операции России» или попросту «ССО ВС» РФ. Где и прослужил семь лет, до нынешнего дня, дослужившись до майора и получив в своё командование тройку бойцов. Наша задача была очень узконаправленная. Разведка и по возможности диверсия. После нескольких месяцев поисков, идеального размера группы, было принято решение, что лучший вариант, для нас была четвёрка. И прикрыть друг друга сможем. И уйти из точки, малым количеством намного больше шансов. А для настоящих боёв есть регулярная армия.

Но вернёмся к сегодняшнему дню, пока делал тосты и резал сыр с колбасой. Настя выплыла из душа и сев на стул спросила:

— Ты точно решил писать по собственному? Всё же хорошие деньги получаешь и работу свою любишь.

— Да Настюш, я устал, от командировок и жить, между звонками начальства, которые говорят родина зовёт, а значит, пора ехать в очередную африканскую страну, наводить порядок. Тем более отец всё чаще приглашает к себе на юг, будем вместе дома строить, да и тебе хорошо — море, солнце, а главное, тепло круглый год, чем плохо? Или нравится зимой минус 30?

— Неплохо, А морозы я точно не люблю, — вздыхает — просто страшно уезжать в неизвестность. Кроме твоего отца знакомых не будет, подруг нет. Что я там буду делать?

— Не волнуйся Насть, — обнимаю её. — всё будет хорошо. А теперь пойдём собираться. Нужно столько всего сделать до вечера. Я тебя завезу к Оле в парикмахерскую, а сам в часть поеду, попрощаюсь с ребятами. А и веши нужно забрать из кабинета.

— Ну вот и всё Александр Львович. Как говорится, не поминайте лихом и спасибо за службу, — говорю, протягивая руку командиру батальона.

— И тебе Дамир. Ты парень бойкий, не пропадёшь. Хотя как мы теперь без тебя, я просто не представляю. — Произносит полковник, отдавая честь.

Выхожу за дверь, а там вся моя боевая тройка, стоят и хохочут, над планшетом. Лоботрясы, знаю ведь, что у них сейчас учёба по тактике. А офицер по подготовке злобный и к прогульщикам относится неодобрительно.

— Так бойцы, почему филоним? — хлопаю по плечам Андрюху и Серёгу.

— Почему филоним? Пришли попрощаться с нашим командиром, как полагается, а он у начальника. Вот и стоим ждём — отвечает мне Серёга.

— Но, но, но! Прощаться будем вечером в баре. В семь в Луне! Всё помнят? — нахмурившись обвожу всех взором.

— Так точно товарищ майор! — отвечают мне хором. Вытянувшись по струнке.

— Тьфу на вас раздолбаи, всё ребят до вечера, я побежал. Нужно веши собрать в кабинете и сдать на склад пару стволов.

— Так, давай поможем, Дамир? — спросили они хором.

— Марш на учёбу, прогульщики. Не нужно меня позорить.

Бар «Луна» один из самых популярных, но в то же время очень приличных заведений Екатеринбурга, народ собирается взрослый, серьёзный, проблем себе и охране не доставляют. Большинство посетителей, можно сказать свои, не один год ходят сюда. Но сегодня был день Эль-классико. Реал Мадрид против Барселоны. Каталония против Мадрида. Одно из самых принципиальных и известных клубных футбольных противостояний в мире. И зайдя, в бар я неожиданно понял, что знакомых людей сегодня немного, а большинство столиков занято незнакомыми людьми в форме и шарфиках как Реала, так и Барселоны. Всё же на кону кубок короля Испании. Не удивительно, что собственник бара спросил о столике на сегодняшний день чуть ли не за месяц.

— Сегодня будет много пива и шума, — замечает Серёга.

— Нечего. Нам не привыкать, лишь бы драк в баре не было, — отвечает Андрей.

— Ваши девушки когда приедут? — спросила Настя у ребят.

— Через час максимум сказали. Шеф срочное совещание созвал, не могут вырваться, — пожал плечами Андрей.

— Значит, берём пиво, сухарики и мясную тарелку сейчас и заказываем шашлык через полчаса, к их приезду как раз будет готово. — командует Настя усаживаясь, за столик.

В нашей компании не принято носить атрибутик определённого клуба. Хоть мне Реал Мадрид и ближе. А Андрей больше за Барселону, Жерар Пике его любимый игрок. А Серёга у нас за Арсенал Лондонский с детства болеет. Настя моя, вообще про футбол знает, что там мужики пинают мяч и зарабатывают кучу, нет, две кучки и телегу денег. Поэтому конфликтов с болельщиками другого клуба мы не ждали.

Судья матча свистит и это означает, что впереди нас ждёт серия пенальти, основное и дополнительное время окончилось счётом 3–3.

Поэтому мы решили с Андреем выйти на улицу, он один курящий среди нас, А я бросил, уже пошёл восьмой месяц. Но держусь, спасает от возвращения к куреву, это просто постоять с курящими. Хотя просто освежиться и немного отдохнуть от бесконечно долгих двух часов игры и криков с эмоциями болельщиков каждой команды, на улице не помешает.

— Ну, что товарищ майор, когда свадьба? Какие планы на дальнейшую жизнь на гражданке? — спрашивает меня Дюша.

— Свадьба, — на секунду задумываясь — Думаю на следующей неделе позвать Настю в ресторан в Высоцком. И там сделаю предложение. Вот считай. Два или три месяца волокиты с документами в загсе, а потом скажут дату. А про планы, как жить дальше, мы думаем к моему отцу в Новороссийск уехать, он там с сыном нынешней жены бизнес открыли, дома строят частные, ремонты. Говорит, неплохо зарабатывают.

Дамир, смотри-ка, походу драка намечается? — Прерывает меня хлопком по плечу Андрюха и показывает на компанию семерых человек, в футболках разных команд, которые стали говорить на повышенных тонах.

— Блин, только этого нам не хватает для окончания хорошего дня. Пойдём узнаем, может помочь разойтись миром, незачем портить репутацию бара — обводя взглядом центральный вход и видя никого из охраны бара. Направился в сторону пьяной компании.

— Так, мужики! Стоп, хорош балаган устраивать! Матч не закончился, не нужно портить это место дракой, — встаю я перед двумя особо боевыми парнями, которые упёрлись лбами друг в друга в попытках узнать кто круче.

— Отвали, мы без тебя разберёмся, — бросает мне один.

— Вали обратно к своим, — поддерживают его другие.

— Чё зассали на равных биться, ещё двоих позвали? — слышу с другой стороны.

— Чё ты сказал? — доносится крик с другой стороны.

— Бей их! — ещё один крик.

Ну всё, как говорил страус — амба. Делаю мысленно фейспалм и понимаю — драки не избежать и парни выпили немало, и матч был слишком горячий. Куча карточек и пара удалений. Надо идти к охране, пусть вызывают полицию.

Неожиданно получаю сзади по почкам от одного из мужиков, что первыми сцепились. Отпрыгиваю в сторону и вижу, как Андрюха врывается в толпу, раскидывая всех по сторонам.

— Андрей завязывай, пойдём отсюда, — кричу ему. Знаю, что он любит помахать кулаками, мастер спорта по боксу всё же.

Но в эту же секунду передо мной появляется ещё один участник драки и наносит мне удар чем-то блестящим в область сердца. И с усмешкой выговаривает:

— А мы вас никуда не отпускали, приятели!

Последнее, что пришло в голову, перед тем как упасть — пройти столько спецопераций в государствах Востока и так по-дурацки подставился в подворотне. Позор…

Глава 2

— Род приветствует тебя! — послышался мужской старческий голос.

Как сказал бы тот самый страус:

— Шо опять?

Но страуса рядом нет, а у меня не было сил, даже открыть глаза.

— Подожди, Дамир, сейчас всё пройдёт, — мне, наверное, послышалось, но голос стал более женственным.

Но пока я размышлял над этим странным феноменом. По телу прошла волна теплоты и я смог почувствовать каждую часть своего организма. Открыв глаза и покрутив головой, я увидел до боли знакомого мне человека, своего деда.

— Это сон? Или это та жизнь после смерти? — задаю наверно самый глупый вопрос в этой ситуации.

— Внук, это слишком философский вопрос. На который я не могу дать чёткого ответа. Но для тебя, сейчас это не более чем сон.

— Но я ведь умер? — вновь глупый вопрос.

— Да, в своём мире ты погиб, да и в другом, сейчас на грани жизни и смерти, — получаю ответ.

— Как в моём? Как в другом? — уровень дурацких вопросов растёт с каждым разом.

— Ты точно хочешь тратить момент на бесполезную беседу о том, что мы не понимаем, когда время данное, нам скоро закончится? — дедушка нахмурился.

— Данное, кем? — ну да, бессмысленные вопросы наше всё!

— Дамир! — в голосе старика звучит металл.

— Всё, всё! Молчу и внимательно тебя слушаю, хотя у меня есть куча вопросов к тебе, — поднимаю руки вверх.

— Вопросы будешь задавать после этого, если они останутся, — и опустился на стул, которого пару мгновений назад тут не было.

— Итак, Дамир, ты помнишь, что я рассказывал тебе в детстве. Кем была наша семья до революции?

— Конечно, помню, пойди забудь такое. Когда столько лет ты вбивал в голову как мантру. Болконские-Аристократы. Великие Князья Российской империи, — пожал я плечами.

— Это хорошо, и девиз семьи помнишь?

— Честь рода, дороже крови рода! — произнесли мы одновременно, но мне показалось, что я услышал десятки других голосов. Детских и старческих. Женских и мужских.

— Ты нужен роду. Поэтому ты тут

— То есть моя смерть была неслучайна? — во мне закипала злость.

— Мы тебя не убивали, если ты об этом. Но твоя жизнь в том мире подошла к концу, мы знали и ждали.

— А мы это кто? — Опять лишённый смысла вопрос.

— Мы это Род! — очередной хор голосов.

— Сложно, но ладно, я умер там, но теперь я тут, для чего?

— Ты должен спасти и возродить род.

— Дед, ты издеваешься? Я умер! Да и ты тоже… 20 лет назад.

— Как говорит, твой страус внучек:

— Смерть это лишь начало! — ухмыльнулся дед — А теперь тебе пора.

— Как пора? Ты обещал всё рассказать и ответить на вопросы.

— Прощай Дамир. Ты всё поймёшь сам, — и щёлкнул пальцами.

А я начал проваливался в темноту, но лишь для того, чтобы через мгновение, очнуться в незнакомой комнате, лёжа в огромной двуспальной кровати.

— Так и где я? И что я? — задал я вопрос в пустоту.

Так ладно, нужно осмотреться, может, найду ответы хотя бы на элементарные вопросы. Встав с кровати и размяв немного затёкшее тело, я обратил внимание на огромный портрет над кроватью. Сверху был написан ветвисто девиз честь рода, дороже крови рода! На ней был изображён мой отец, я и девушка лет 20. С копной вьющихся, каштановых волос до лопаток. Но, что бросается в глаза, что и я и отец были моложе нас настоящих. Мне на вид было лет 16–17. А отцу и вовсе не сильно больше 40. Девушка была очень похожа на нас с отцом: нос, разрез глаз, скулы. Будто родная сестра, но у меня не было сестры. Да и одежда на нас была странная — я такую одевал на экскурсии в Питере, когда нас привезли в какой-то очередной дворец и одели в одежду XVIII–XIX века. И учили танцам того времени. Военный и парадный камзол, у отца на груди куча медалей и ленточек. А девушка была одета в изумрудное пышное платье. Обведя взглядом комнату, отметил, что интерьер современный, на тумбочке у кровати лежит планшет, огромный телевизор с мой рост закреплён на стене, снизу лежит пара джойстиков и, по всей видимости, консоль, напоминающая последнюю модель сони. А вот и газета, точнее, стопка газет, которая аккуратно составлена на кофейном столике. Итак, что тут у нас?

«Вестник Екатеринбурга» Гласит заголовок, 27 августа 2021 года. И ниже на всю первую полосу совместное фото меня с отцом и огромным шрифтом подпись.

«Кому выгодна смерть князя рода Болконского? » Читайте на странице номер пять.

Пролистав страницы с новостями спорта, политики и ещё не пойми чего. Прочту потом, решил я. Перевернув, до страницы номер пять и без труда нашёл нужную мне статью.

25 августа произошёл вопиющий случай на территории нашего княжества, неизвестные лица, неустановленным числом напали на кортеж князя Болконского. По предварительным данным, были убиты около 20 человек самого́ князя и к прискорбию сообщаем, сам Князь Болконский был убит тоже. Также сильно пострадал единственный наследник рода — Дамир Болконский, его нынешнее состояние остаётся неизвестным. Тайное отделение и сам Князь Багратион от комментариев отказались. Глава полиции княжества Безухов ответил, что это конфиденциальная информация и по итогу расследования, будет собрана пресс-конференция. Пресс-служба Великого Князя Демидова, выпустила небольшой комментарий с выражением соболезнования родным погибших.

Отложив газету и сев в кресло, у кофейного столика, задумался — как говорил мой любимый мультяшный страус:

— Интересно девки пляшут!

Неожиданно я услышал, что в соседней комнате, открылась очередная дверь и туда вошли два человека, которые вели разговор и судя по звукам направлялись они в мою комнату.

— Он выкарабкается?

Должен, Демидовы прислали мастера целителя. Он сказал, что парню очень повезло, что удар был направлен на отца. А Дамира задело уже остаточным принципом.

— Нападавших нашли? Раненые, убитые? Кто-то ведь должен был остаться в той мясорубке.

— Нет, нападавших не нашли. Тел с их стороны тоже нет. Только тела гвардии и охраны Болконских. Багратион рвёт и мечет. Всё тайное отделение подняли на уши.

— Удивительно — вздохнул один из говоривших.

— Во дворце нашего Князя ходят слухи о возвращении Екатеринбурга в Пермскую губернию. И смерть Александра — это месть, за прошлое. Ты ведь знаешь, что Болконские И Демидовы в своё время продавили решение о выходе Екатеринбурга из протекции Перми.

— Чепуха, прошло больше 300 лет с того дня, всё уже наладилось.

— За что купил, за то и продаю, Константин Петрович.

— Да, я понимаю, но это очень дико звучит. Но и зачем убивать Александра Ивановича, тоже не понимаю, Болконские угасающий род, кроме Дамира и Лены, старшей сестры никого не осталось. А Елена должна уйти из рода после замужества, А наследник пустой повеса.

Остановились они перед моей дверью. Метнув взгляд на кровать, до которой я не успею бесшумно добежать и притворится спящим. Принимаю решение выйти им навстречу, лучше так, чем попасться на подслушивание в своём же доме.

— О, князь, вы очнулись? — стоило мне открыть дверь, как один из них задал мне вопрос.

— Кто вы?

— Вы нас не узнаете Дамир Александрович? Хотя с такими ранами, что у вас были, не удивительно. Позвольте представиться, я Князь Константин Петрович Юсупов. Министр финансов нашего княжества, — ответил мне мужчина, сорока лет, ростом наверно 190 см и очень крепкого телосложения. С чёрными как уголь волосами.

— А я Александр Иванович Безухов, начальник полиции, — представился человек ростом, как бы сказал тот самый страус — метр с кепкой и комплекции больше похожий на бочку. Лет наверно шестидесяти. И блестящие лысиной.

— Как вы себя чувствуете Дамир? — спрашивает Юсупов.

— Вполне здоровым, хотя не отказался бы от воды, — смотрю на стакан с чем-то в руках Константина Петровича.

— Вот же совпадение, а мы как раз несём его вам, — протягивая стакан, отвечает Князь с улыбкой.

И пока я с жадностью пил чудесный напиток — вода обычная. Юсупов наклонив голову и с ухмылкой спрашивает:

— А из нашего разговора с Александром Ивановичем, что услышали?

— С момента, как вы вошли, в комнату я слышал всё, — решив, быть честным, ответил я.

— Наверно это к лучшему, — переглянувшись с товарищем, сказал Безухов.

— Позвольте выразить вам соболезнования, мы с вашим отцом были очень дружны. И нам очень жаль, что так сложилось.

— Да, спасибо — отвёл я взгляд.

— Но раз вы здоровы и бодры. А мы в этом убедились. Мы покинем вас, Дамир. Работа не ждёт. Похороны вашего отца назначены на завтра, там и увидимся, и поговорим более предметно в расширенном составе. До свидания молодой человек, — сказал Юсупов.

— Хорошо, до свидания! — был им мой ответ, А сам задумался, А если я бы не был в порядке? То, что бы, они делали сейчас?

Вдруг из коридора, куда вышли мои неожиданные гости, послышался молодой женский голос:

— Он очнулся?! Правда?! Ураа. Брааатик вернулся!

Вздохнув, я понял, что побыть одному и обдумать ситуацию мне, не светит. Ну что ж, пойдём встречать старшую сестру.

Глава 3

Ко мне в комнату ворвался ураган и повис на шее.

— Как я рада, что ты выжил и здоров! — всхлипнув произнесла Лена.

— Как и я, как и я, — тихо ответил я, прижимая к себе девушку.

— Что с вами случилось, Дамир? Вы ведь просто-напросто ехали со встречи наших компаний? Почему… — начала плакать девушка.

— Я не помню, Лен, правда не помню, — но очень бы хотел знать, за что и почему. Говорить о подозрениях моих недавних гостей, я не стал. Доказательств у меня нет.

— Садись в кресло и выпей, — подвёл сестру к столу и налив в стакан воды из графина передал ей.

— Угу, спасибо, — ещё один всхлип.

Выпив стакан, она так и продолжила тихо плакать, спустя некоторое время, подняв голову, она посмотрела на настенные часы, сказала:

— Дамир, пойдём в столовую. Обед через 10 минут, а потом мне нужно в город. У меня нет платья и вуали, для похорон.

— Ты уверена, что это безопасно? — повернув голову, в её сторону спросил. Выходя из комнаты.

— Безухов сказал, что да. Мы в безопасности. За нами присматривают люди Багратиона и несколько полицейских. Я специально спросила его утром, объяснив ситуацию, он, конечно, проворчал, но всегда бубнит. Но выделил несколько человек под честное, слово, что я выберу и куплю платье.

— Надеюсь, он не ошибается, — только и осталось что вздохнуть. Спускаясь, по лестнице отметил, что очень много портретов людей, дети и взрослые. И у каждого была фамилия Болконский. Наверно это наши предки и родственники, размышляя, я остановился у портрета дедушки.

— Скучаешь по нему? Ты ведь был его самым любимым внуком, — спросила Елена, кладя руку на плечо.

— Да, по деду скучаю…А ещё имею к нему кучу вопросов! — Ответил девушке. И мысленно добавил, продолжая спускаться.

Обед прошёл в молчании. Сели мы, напротив, друг друга, хотя накрыто было по правую руку и во главе стола. Тонко делая намёк, что князь никуда не делся из дома. Но я ещё не был готов для такого поворота в своей жизни. За столом нас было всего лишь двое, хотя стол мог уместить человек 12. И смотря на пустые места, в голове промелькнуло, вот значит, как выглядит угасающий род.

Пообедав и отправим сестру в город. Сам я пошёл гулять по территории поместья. Сам дом был относительно небольшой, в виде буквы «Н» и два этажа. Ближе к подъездным воротам, справа увидел гараж для автомобилей и большой вытянутый флигель, наверное, там живёт прислуга и охрана. Слева виднелся фонтан и маленький сад.

Обойдя дом по кругу, нашёл тренировочную площадку. Почему я так решил спросить вы? А всё просто, там стояло человек 20, а в огороженном кругу двое человек пытались одолеть одного, а судя по его чистой одежде, в то время как двойка была вся в пыли. У них это получалось плохо.

Подойдя ближе, отметил, что всё вокруг смотрят на меня с удивлением, послышался даже шепотки.

— Он, то что тут забыл?

— Дамир? Быть не может!

— А ну, замолкли все! Здравствуйте ваше Благородие, меня зовут Андрей Игоревич Распутин. Командир Гвардии Рода. — произнёс подошедший мужчина 40 лет с сединой в волосах. Которого и пытались одолеть двое парней.

— Добрый день. — ответил я, протягивая ему руку.

В глазах Распутина я заметил удивление и через мгновения заминки он, протянул свою, для рукопожатия.

— Вас, что-то интересует, Дамир Александрович?

— Да, я бы хотел потренироваться, — ответил я, глядя ему, в глаза.

В толпе раздались смешки.

Но стоило Андрею Игоревича повернуть голову в сторону смеющихся. Те быстро замолкли.

— Тут или в домашнем зале?

Чёрт, чёрт, чёрт, как говорил Страус ещё никогда Штирлиц не был так близко к провалу.

— Домашнем, ответил я.

— Хорошо, Дамир Александрович, через 20 минут я подойду туда.

Я лишь кивнул и пошёл обратно в дом.

Зайдя домой и спросив, у проходящей горничной как пройти в зал тренировок. А в ответ получив удивлённый взгляд. Через пару мгновений заминки девушка показала, куда идти. Я направился туда размышляя, почему все так удивлены моим желанием тренировок. Всё же нынешнее тело, не было толстым или худым, вполне себе немножко подкаченное тело, 10 кубиков пресса, конечно, не было, но 6 было точно.

Зайдя в зал, отметил, что в зале около 4 манекенов для отработки ударов, ряд гантелей и пара скамеек для жима. На стене висели обручи, перчатки для спаррингов и скакалки.

— Ну что, начнём разминку, — взяв спортивный инвентарь, проговорил про себя. Через 10 минут в зал вошёл Распутин. Пружинистой походкой и кивком отметив мою разминку, а я как раз заканчиваю растяжку, подошёл ко мне и спросил:

— Вы ведь не любили тренировки, всегда сторонились любыми предлогами их, а духовной энергией вы не обладаете. Не поймите неправильно, но я спрашиваю, чтобы понимать, чему мы с вами будем учиться. Ближнему бою или стрелковому?

— У меня нет сейчас ответа на ваш вопрос, Андрей Игоревич. Но на сегодняшний день после нападения, я хочу стать сильней. И понимать, что я могу.

— Достойный выбор, Князь. Тогда сейчас мы посмотрим, как вы помните, чему я вас учил. Прошу на маты и не сдерживайте себя. Ваши удары я выдержу, — усмехнулся он

— Как скажете, Андрей Игоревич, — отвесить поклон я встал в боевую стойку.

— Нападайте Князь.

Я ринулся вперёд и нанёс длинную серию ударов руками и ногами по корпусу, часть из них прошла в блок, часть ушла в пустоту, потому что Распутин резко отпрыгнул в сторону.

— Удивительно, — сказал он с удивлением.

— Продолжим? — задал я вопрос и получил кивок.

Сократив дистанцию и замахнувшись рукой, получаю короткий удар в живот, охнув и, содрогаясь всем своим телом, рухнул на колени.

— Не забывайте о защите ваше Благородие — произнёс с ухмылкой гвардеец.

— Да спасибо, — ответил я, поднимаясь на ноги

— сейчас я буду нападать, а вы защищайтесь, — произнёс Распутин, приняв стойку.

И не сходя с места, попытался ударить ногой в лицо.

Ну это слишком просто подумал я, поймав его ногу руками и дёрнув её в сторону, отправил его в короткий полёт.

— Отлично князь! — воскликнул мужчина.

И вскочив, на ноги попытался нанести удар руками в корпус. Но я был готов и поймав его руку, провёл эффектный бросок через бедро. Тот рухнул на спину, я прижал коленями его руки к полу и начал проводить удушающий приём. Поверженный Распутин отчаянно пытался сбросить с себя мою тушку и мышцы напрягал, и резко дёргался из стороны в сторону, но всё было бесполезно — этот раунд был за мной.

В конце концов, мы занимались спаррингом около часа. Не выявив в нём победителя. Но я был убеждён, что мне поддавались. Слишком легко я побеждал.

Уходя из зала, Распутин сказал:

— Завтра похороны вашего отца, поэтому следующую тренировку предлагаю провести послезавтра, на полигоне рода, с оружием и с более подходящими для вас противниками.

— Хорошо, Андрей Игоревич. — поклонившись ответил я и вышел из зала. Мне срочно нужен душа и проголодался я, а до ужина ещё далеко.

Дойдя до кухни и выпросив несколько бутербродов и обещание, что через 15 минут будет накрыт стол с лёгким перекусом. Отправился в свою комнату, всё равно нужно переодеться после душа.

Спустя час, сидя в гостиной и листая каналы, я думал, что делать дальше. Судя по всему, жить мне теперь тут, а как долго и как счастливо зависит лишь от меня. А раз я стал князем и единственным наследником. Нужно безотлагательно вникать в дела рода. Елена говорила о каких-то фирмах. Спрашивать её об этом, будет глупостью и вызовет кучу ненужных вопросов. Лучше бы в кабинете отца перебрать документы или съездить в эти фирмы самому. Но уехать из усадьбы, слишком сложно. Отступил ли противник или попытается сделать ещё одну попытку нападения мне не известно. Но думаю, что завтра я получу больше информации.

Твои ноги, как мои ногти.

А я так люблю тебя.

Но мы не будем вместе,

я не люблю тебя!

Послышалось из телевизора песня. Подняв глаза, я увидел, то ли девушку, то ли парня, с длинными волосами и тоннелями в ушах, весь покрытый пирсингом, и плоским худущим телом. Который трясёт своей головой у микрофона на сцене. А вокруг, куча людей машет руками и подпевает ему? Ей? Эм… Этому персонажу.

— Спасибо вам за вашу любовь, всем пис! — сказало это в микрофон и удалился со сцены.

Вместо него вышла, судя по всему, ведущие с микрофонами и планшеткой:

— Перед вами выступал лучший певец России. Гаяштег с новых мировым хитом «моя чика крика».

Это серьёзно популярно в этом мире? Ударив ладонью по своему лицу, выключив этот канал. Но на секунду задумался — нужно посмотреть музыкальный тренды. Если там такой же бред, то, может, песни из моего мира тоже станут популярны?

Через открытое окно я услышал шум покрышек по гравию дороги. Значит, сестра вернулась. Нужно идти встречать. Девушки и магазин — это страшный союз. И пакетов с вещами будет, что в руках не унесёшь.

Выйдя на крыльцо, я увидел, что к входу подкатывает, настоящие чудо. Огромный, черно-матовый, шестиметровый седан, наверное, на двадцати трёхдюймовых колёсах, полностью тонированный. Внешне очень похожий на майбах 62 из моего мира. Но с двуглавым орлом вместо значка. А сбоку, снизу на двери виднелся шильдик «Руссо-Балт».

Вышедший водитель открыл левую дверь, а охранник сидевший, рядом с водителем, открыл правую дверь. И если из левой двери выскочила моя сестра. То, с другой стороны, вышла девушка просто потрясающий красоты, одетая в красное обтягивающее платье и белые открытые туфли. С небольшим каблуком

Прямые волосы цвета чёрного эбонита, опускались до ягодиц. Подтянутая фигура, с крепкой грудью второго размера. Среднего роста.

Сестра подхватит незнакомую девушку за руку, подвела её ко мне и сказала:

— Дамир, позволь представить тебе Анжелику Юсупову. Царицу нашего университета.

А я? А что я? Я утонул в её серо-зелёных глазах

Как сказал тот самый страус:

— Рот закрой, слюна капает!

Глава 4

Несколькими днями ранее.

Он расположился в огромном кресле, болтая в одной руке бокал с коньяком, а в другой держал сигару, но взгляд его не отрывался от пламени огня, что бушевал в камине. Рядом стоял молодой парень, понурив голову.

— Что с сыном Александра? — раздался тихий властный голос этого человека.

— Простите, Ваше благородие, но он выжил, а захватит, мы его не смогли. Время было на исходе.

— Что значит выжил?! Ты хоть понимаешь, какие нас ждут проблемы, если они раскопают, кто организовал убийство?! Ты, щенок! Я вам поручил элементарную вещь! А ты смеешь приходить и говорить, что вы не справились?! — прокричал хозяин, кабина. Внезапно руку с сигарой окутало зелёное пламя. Ударив этой рукой по столу с такой силой, что стол сложился пополам, а стоявшие на нём бутылки, и бокалы разлетелись в стороны по полу…

— Но до бала Императрицы ещё год, господин. Только на нём совершеннолетний наследник может стать новым князем. А за этот год мы успеем вывести его из игры.

— Поздно, Игорь. Демидов с Багратионом не идиоты. Как считаешь ты в своей глупой голове. За мальчишкой и его здоровьем будут следить все заинтересованные лица, а за нами и вовсе все кому не лень. А учитывая, что его отца убили, стать князем он сможет уже после оглашения завещания. Романовы постелили себе подушку безопасности. Когда принимали этот закон о наследстве титула. Нет, нам нужен другой план. И знаешь, я думаю твоей дочери, должен понравиться Екатеринбург.

— Будет исполнено господин, — поклонился человек, выходя из кабинета. Не показав ни одной эмоцией, что приказ его господина ему не по нраву.

— Прости, Саша, но кровь рода, важнее чести, чтобы ни говорил наш с тобой дед, — произнёс хозяин кабинета и подняв бутылку коньяка, упавшую со сломанного стола, сделал большой глоток, а остатки кинул в огонь камина.

Здравствуйте, Князь, — произносит с улыбкой Анжелика.

— А? Да! И вам, наше привет. Ой простите, здравствуйте. — смотря на эти губы, улыбаюсь и я.

— Дамир, мы спустимся к ужину, — взяв Юсупову за руку и начиная поднимался по лестнице, говорит мне Лена.

— Как скажешь, сестрёнка, — провожая фигуру Анжелы, ответил я.

Значит, мне пора в кабинет отца, не сидеть же впустую ещё несколько часов.

Войдя в кабинет, я остановился в огромное удивление. Всё вокруг было очень старое, деревянное, массивное и насыщенного цвета вишни. Возле стен стояли несколько манекенов облачённые в латную броню. Один был с алебардой, а у другого щит и меч. Интересно, ими правда пользовались? Или просто для красоты купили.

На столе аккуратной стопкой лежали газеты и бумаги, какие-то журналы, но что бросается в глаза, нет ни одного электронного предмета. Ни телевизора, ни планшета. Да даже розеток и тех не видно.

Обойдя стол и сев в потрясающей мягкости кресло, я подвинул к себе бумаги лежавшие, непосредственно на столе. Счета, выписки из банка, приход расход. Интересно, а у нас есть семейные бухгалтер. А если есть, то где его найти? Сам я эти цифры точно не потяну. Отложив их в сторону. Я начал открывать ящики и в них уже нашлись папочки с названием фирм, принадлежащих нашей семье:

Рыбхоз Рефтинский.

Рыбхоз Белоярский.

Угольная шахта имени Демидова в Первоуральске.

Медная шахта имени Демидова в Североуральске.

Железная шахта имени Демидова в Красноуральске.

Уралспецмаш-машинный завод в Артемовске.

Урал авто — производство грузовиков в Каменск-Уральском.

Какой-то слишком странный набором производств мы владеем.

Ладно рыбхоз, я хоть рыбу не люблю, но и в моём мире, учитывая количество тёплой воды. Которые сбрасывают в огромные искусственные водоёмы, Рефтинская ГРЭС и Белоярская атомная. То, как сказал бы страус — «сам Бог велел». Создать там рыбное хозяйство.

Но вот Ураспецмаш… В моём мире этот завод в Артемовске был секретный. Военного назначения и наряду с лифтами, вентиляцией и ещё не знаю чем. Выпускали, что-то для военной промышленности. Хотя, может, уже рассекретили. Не интересовался.

Урал авто судя по документам, это местный аналог завода ЗиС или Урал, кому как удобней, что находится в Миассе.

Тоже выпускает в основном машины военного назначения.

А медь, уголь, железо это вот самое понятное. Мы ведь на Урале, что тут ещё добывать? Не нефть же. А по документам поставки идут полностью напрямую Демидовым. Может продать им это? А деньги вложить, во что-то поближе.

Также нашёл, документы на вполне себе огромный участок земли, где находятся тренировочный лагерь гвардии и охраны рода.

Ну и на само поместье. А больше у нас не было ничего.

100 человек гвардии.

20 человек охраны.

30 человек вольнонаёмного персонала, который обслуживает тренировочный полигон и 8 человек прислуги в поместье.

Так я и провёл время до ужина в просмотре документов, счетов и списках людей. Сделав один вывод, мне срочно нужен понимающий человек. И где его найти…очень большой вопрос. Когда меня позвали на ужин, наша гостья и Лена были за столом и переговариваясь, поедали какие-то листья салата, помидоры. И даже знать не хочу, что там у них в тарелке было ещё.

— Дамир Александрович, надеюсь, происшествия с вами, не заставит вас отказаться от учёбы в нашем университете?

— Откуда такие мысли Анжела Константиновна? — спрашиваю с удивлением.

— Да просто ваша сестра Весь прошлый год уши прожужжала, рассказывая, какой вы ленивый и как не любите учёбу. — ответила Юсупова, и хоть лицо её озарила улыбка, глаза остались холодными.

— Лена? — повернув голову уставился на сестру.

— Что, Лена? Ты же сам всегда так говорил и обещал любым способом сбежать из университета.

— Нет, я из университета никуда не уйду, — продолжая буравить сестру холодным взглядом, ответил сухо.

— Ну вот и славно. А мне, уже пора домой, спасибо за гостеприимство, Лен, — вставая из-за стола, произнесла Анжела.

— Кстати, Князь, это вам, — достав запечатанный конверт, она передала его мне и вышла из столовой.

Лена вышла за ней, а мне оставалось только и сказать:

— Ну и стерва. Но какая шикарная. Влюбился что ль в неё?

Вскрыв письмо с гербом Юсуповых. Увидел всего лишь пару слов, написанным красивым каллиграфическим почерком.

Никому нечего не обещай до встречи с Князем Демидовым.

Глава 5

Это был слишком долгий и сложный день — думал я, прикуривая сигарету, которую отобрал у кого-то из охраны.

И хоть сами похороны были назначены на 3 часа. С самого утра наше поместье превратилось в проходной двор. Сперва приехало куча полиции во главе с Безуховым. Потом приехало шестеро человек из Тайного отделения. Хотя и встречал их лично, но спустя уже полчаса, я не смог бы их описать, кроме серой одежды и шляпы с широкими полями. Чуть позже к нам потянулись обычные люди. Рабочие — бывшие и нынешние. Все шли проститься.

Ближе к полудню начали приезжать купцы, банкиры, землевладельцы, много людей в военной форме. Ну и апогеем стало прибытия аристократов. Спасибо Безухову, что и он распорядился не пускать в поместье машины охраны. Мне казалось этот поток не кончится никогда.

Ко мне стали подходить всё чаще и выражать соболезнования, на что я просто автоматически кивал.

Дамир Александрович, позвольте с вами поговорить? — ко мне подошёл низенький лысоватый толстячок.

— Меня зовут Геннадий Аристархович Абамелик.

— Здравствуйте, извините за прямоту, но можно сразу к делу, — повернулся я к нему.

— Да, конечно, я бы хотели купить у вас шахту меди и железа. За любую разумную цену.

У меня же от такой наглости не нашлось слов. Но сделав пару вдохов, я ответил:

— Геннадий Аристархович, вы вообще думаете, где предлагаете это? У меня похороны отца!

— Это лишь бизнес, — пожал он плечами.

— Нет. Продавать активы семьи я, в ближайшее время не намерен.

— Наша семья заплатит намного больше, чем другие. Подумайте молодой человек. Вы получите деньги и избавитесь от вещей, в которых вы не понимаете!

Смерив его презрительным взглядом, я сухо ответил:

— Если я решу продать, я сообщу вам первому. А теперь мне пора, есть ещё люди желающие поговорить со мной.

За несколько часов ко мне подошли ещё пятеро человек с подобными предложениями. Кто-то хотел обменяться на свои предприятия, а Князь Гурамишвили предложил, отдать свою дочь замуж за меня.

— Позвольте выразить вам мои соболезнования, — послышалось за спиной

Вздохнув, я спросил:

— А вы, что предлагаете за бизнес нашей семьи?

— Я? Да вроде ничего, а нужно? — опешил мой собеседник.

Повернувшись, я увидел перед собой человека Грузинской внешности. Довольно высокий, Узкое лицо. Чёрные волосы, нос большой, с горбинкой. Смуглой кожей.

— Багратион Арсен Алексеевич. — протянул он руку.

— Простите Князь, просто за последний час, ко мне подходят, только с просьбой продать семейные бизнес.

— Жену в обмен уже предлагали? — усмехнулся он

— Да, — вздохнул я.

— Значит, всё в стране стабильно, — задумчиво ответил собеседник.

— Надеюсь, Дамир, ты отказал им? — посмотрел мне в глаза Багратион

— Конечно, отказал, не то место и время для продажи бизнеса, о котором я не знаю.

— Умный мальчик, — кивнул он.

Положив руку мне на плечо, он произнёс:

— Мне правда жаль, твоего отца. Мы были дружны. Но, жизнь продолжается, а к тебе у нас серьёзный разговор.

— У вас? — озадачился я.

— Да, у нас, после похорон всё заинтересованные люди останутся, и мы обсудим важные моменты. Могли бы собраться и сейчас, но Демидов, как всегда, опаздывает…

Сами похороны описывать нет смысла, отмечу, что Лена вновь появилась в компании Юсуповой. И когда только приехала? Я ведь лично встречал каждого прибывшего. Да и подошедший Безухов сказал, что после церемонии всё будут ждать меня и Елена в гостиной.

После церемонии, подойдя, к сестре, сказал, что нас ждут в гостиной.

— Я иду с вами, — произнесла стоявшая рядом Анжела Юсупова.

Пожав плечами и взяв сестру за руку, и отправился домой.

Зайдя в комнату, я отметил, что в ней присутствуют Юсупов, Багратион, Безухов, великий Князь Демидов и двое незнакомых мне людей.

— Вяземский Пётр Иванович, министр промышленности, — поднявшись со стула, произнёс один из них.

— Вреде Максимум. Поверенный вашего отца. Прибыл для оглашения завещания. — Произнёс второй, сидя за столом.

— Дочь выйди, этот не для твоих ушей, — строго произнёс Юсупов старший.

— Но, отец! Лена моя подруга! Я должна быть с ней! — резко ответила его дочь.

— Немедленно! — послышался металл в его голосе.

Метнув на него и почему-то на меня злющий взгляд, Анжела вышла из комнаты.

— И так господа, начнём? — спросил Вреде.

И получив одобрительные кивки, вскрыл завещание.

Закончив читать документ, по которому я становлюсь полноправным Великим Князем с момента моего совершеннолетия, а до 18 лет у меня будет опекун. А всё имущество семьи переходит мне уже сейчас… Верде сняв очки, добавил:

— Также добавлю, что в связи с тем, что ваш отец умер насильственной смертью, а за вашу непричастность поручились и полиция кивок в сторону Безухова, тайное отделение теперь кивок в сторону Багратиона и сам Великий Князь Демидов. По закону вам не полагается опекун. На этом моя работа завершена, до свидания, — сделав поклон, он удалился из комнаты.

— Лен, можно попросить тебя оставить нас? — спросил я.

— Пф, мужчины, — фыркнула сестра и гордо удалилась.

— И так господа, что у вас ко мне за разговор? — обвёл я взглядом мужчин.

— А парню палец в рот не клади, — усмехнулся Вяземский.

— Первое, что нам интересно, кто хотел купить у тебя именно шахты, не шахты и завод или рыбхозы? — задал вопрос Юсупов

— Абамелик и Гурамишвили. Но последний хотел дочь отдать замуж, — пожал я плечами.

— Гурамишвили всём предлагает дочь, ей просто 5 лет, поэтому там будет брачный договор, по которому муж будет обязан следовать неукоснительно каждому пункту. Жену, сам понимаешь, в силу возраста обязать никто права не имеет выполнять договоры и обещания отца. Она слишком маленькая. — подал голос Демидов.

— Амабелик, значит. — произнёс Безухов.

— Разберёмся, — ответил Багратион.

— А, что не так с этими шахтами, почему их всех хотят? — задал я вопрос.

— Шахты гарант нашей независимости от Перми. И огромные деньги.

— Но почему я не могу их продать? Да даже кому-то из вас?

— Это распоряжение Государя нашего. Только ваш род имеет право владеть шахтами, которые добывают больше половины ресурсов нашей области. На таких условиях наша область вышла из Пермской губернии, 300 лет назад. И в день, когда вы потеряете контроль над ними. Наши рода лишат Княжеских титулов и отправят крестьянами в подчинении генерал-губернатора Перми.

— Жёстко. А с вас, что требуют? Не только ведь Болконские должны отвечать? — спросил я с недоумением у Демидова.

— Тебе лучше пока не знать об этом. — ответил вместо Демидова, Багратион.

— Но вернёмся к нашим баранам, — произнёс Юсупов.

— Дамир, ты, надеюсь, понимаешь, всю важность этой ситуации?

— Да, — кивнул я.

— Владельцем, формально являешься ты, доход от продажи получает твой род. Но там везде наши люди, в администрации и охране. Поэтому откажись от любых поползновений в сторону этих шахт. Договорились? — спросил меня Вяземский.

— Вполне, — ответил, и мысленно добавил, — мне же легче.

— По поводу безопасности живите полной жизнью. До бала Императрицы убивать тебя, никому не выгодно, если, конечно, ты сам не нарвёшься на проблемы. Но тут уже сам себе доктор, извини — усмехнулся Багратион, разводя руками.

Ну раз с главным мы разобрались. Я предлагаю оставить Дамира. А самим ехать по домам, — поднялся Демидов.

Протянув руку, он сказал:

— Будьте бдительны. И не верьте никому ваше Благородие.

Глава 6

Распутин Андрей Игоревич, разбудил меня в 6 утра и теперь кортеж мчался на полигон по четырёхполосному шоссе.

— Сколько нам ехать? — зевнув я спросил, смотря на машины, которыемы обгоняли на трассе.

— 40 минут ваше Благородие.

— 40 минут по трассе? А не слишком ли далеко от поместья? — повернув к нему голову, недоумённо спросил его.

— Далековато. Но это бывшая войсковая часть спецназа ВДВ. Её расформировали, а мы с твоим отцом решили, что это будет лучший вариант для гвардии и тренировок охраны. Чем строить свой полигон с нуля. Да и рядом рыбхозы находятся. С полигона максимум 15 минут до каждого из них.

— Это которая под Асбестом? — задал риторический вопрос. Только там находилась бригада ВДВ по всей области. В моём мире часть тоже разогнали. Теперь это заброшенное место. Где иногда собираются для игры в пейнтбол, а периодически МВД проводит какие-то свои сборы. Будучи школьником, я жил тут неделю в ещё действующей части. В классе десятом собрали всех парней, которые по здоровью могли пойти в армию, из всех школ и увезли сюда на недельные сборы. Поставили нам сержантов из срочников. И жили мы по армейскому распорядку, даже на полигон нас возили и дали стрелять из автоматов. И сидя вечером, на плацу мы его чистили, с книжечкой, где писали, как правильно разобрать автомат Калашникова. А потом получали втыки от сержантов, за кривые руки, которые не смогли или собрать обратно автомат или чистили плохо.

Но мы всё равно так гордились этим. А потом задирали носы в школе. Будучи уже в спецназе, несколько раз в год наша четвёрка тоже жила в бывших казармах. Учитывая какой огромный карьер в Асбесте, то тут было удобно отрабатывать спуск и подъём по сыпучим и каменным природным стенам. Можно сказать, что это было скалолазание в безопасных условиях.

Вот и до боли знакомое кольцо — развилка. Перед ним стоит блокпост ГАИ, несколько машин, даже какое-то подобие нашего БТР 80 находится. В моём мире блокпост уже давно закрыли и сдали под Шашлычную. И хочу отметить, очень вкусным шашлыком. Налево через мост Асбест, а за ним Рефтинский. Внизу слева стоит железнодорожная станция, а нам направо в сторону сто первого квартала и посёлка Белокаменный.

— Андрей Игоревич, а Асбест тут добывают? — спросил я, когда понял, что не вижу отвалов грунта и камней из карьера. Да и железной дороги не видно.

— Как можно добывать город, Дамир? — задал он вопрос. Взглянув на меня.

— Нет, не город, минерал асбест, горный лён, хризотил? — перечислил я все названия, которые помнил.

— Я не понимаю тебя — покачал он головой.

— Ещё скажите, изумруды под асбестом тоже не добывают, — усмехнулся я.

— Изумруды, у нас не добывают, они очень редкий минерал и в стране, если память меня не подводит, четыре изумрудных шахт.

— Вот это поворот! — как сказал бы страус.

На территории полигона я испытал ностальгию. Всё было плюс-минус, как и в моём мире, вот справа видна столовая и здания чепка, где мы с друзьями школьниками покупали сигареты, а в последний день накупили кучу значков ВДВ. Слева виднеется стадион и модели вертолётов, с которых учили правильно прыгать. Там же и тросы для спуска. И самая забавная конструкция, что я видел в армии. Поднята метра на три над землёй, абсолютно плоская два на два метра. И всё. Больше ничего нигде нет. Позже нас, конечно, просветили, что вниз просто приносят маты и солдаты отрабатывают падения. Спиной или на ноги. Но тогда мы не один день думали, что это такое.

Остановились мы недалеко от казарм, дав мне выйти, Распутин опустил окно:

— Дамир, в казарме на втором этаже подготовлена ваша одежда, спросите сержанта Вострикова, он покажет, переодеваетесь и идёте на стадион. Бег, разминка. Ну сами знаете, я присоединюсь через двадцать минут, нужно предупредить людей, что мы займём полигон на несколько часов, — дал мне наставления Гвардеец.

— Приказ понял! — шутливо отдал честь.

— Комик, — улыбнулся мне Распутин. Машина тронулась в сторону зданий администрации.

А я направился в казарму, у входа стояло двое. И судя по всему, один был офицером, а другой обычный солдат, что служат у нас в охране и гвардии. И как это принято, один разносил второго.

— Петров ля! Не смей, курить ля возле крыльца! Чё тебе неясного то? Вчера был же доведён приказ ля, быть готовым к встрече с князем!

— Так это, где мы, а где князь? — оправдывался второй.

— Ты издеваешься, что ли, ля? Бегом марш, в казарму ля и носа не смей показывать!

— Есть, носа не показывать! — и убежал в здание.

Повернувшись, ко мне лейтенант судя по лычкам сказал: — Молодой, ля, тебе чё, отдельное приглашение нужно? Бегом ля! И попытавшись придать мне ускорение с помощью пинка, пошёл в сторону администрации.

Вот, наверное, для таких случаев, сестра и говорила, что мне нужно прицепить какой-то, значок рода к одежде, а Андрей Игоревич перед выездом осмотрел мою одежду с удивлением.

Пока поднимался на второй этаж, на ум пришёл куплет песни, которую, тот самый страус исполнял, когда попал в одной из серии в армию:

Писец, я в армии.

Оуо, теперь я в армии,

Теперь я в армии.

Оуо, я типа в армии.

Поднявшись на этаж, спросил у дневального, где мне найти сержанта Вострикова. И Был послан в сторону каптёрки:

— Товарищи, сержанты чаёвничают. — отрапортовал солдат, махнув, в левую сторону.

Кивнув, я направился туда, постучав и подёргав ручку, понял, что дверь заперта изнутри. Пришлось стучать настойчивее.

Открыл мне огромный шкаф два на два с лычками младшего сержанта.

— Молодой, ты охамел, что ли? Те чё надо?

— Мне, сержант Востриков нужен, Распутин должен был предупредить о моём приходе.

— Ха-ха, а ты юморист, малёк, чтобы лично Распутин и кого-то предупреждал о каком-то молодом. Вот умора, пацаны, вы слышали, чё малёк несёт?

— Араухов, рот закрыл и пропустил гостя! — подошёл к нему ещё один такой же шкаф, но с лычками старшего сержанта.

— Дамир Александрович? — спросил он меня и получив кивок, произнёс:

— Проходите, мы вас уже ждём.

— Ваше благородие? Простите меня, не признал вас, — поник младший сержант.

— Не переживай сержант, — хлопнул я его по плечу и протиснувшись мимо этого амбала, спросил у Вострикова.

— Андрей Игоревич говорил о форме. Где получить?

— Вот держите, — открыл он шкаф и достал стопку одежды и берцы. Переодеваетесь у любой свободной кровати, вещи оставите на стуле или кровати, тут не тронут.

— Стадион найдёте? Или проводить? — Спросил Араухов.

— Найду, видел, пока ехали, — подхватив одежду, пошёл переодеваться.

Майка, штаны, 2 полоски ткани вместо носков. Нда.

Интересно, Распутин это специально или не подумал, что князь может и не знать, как обматывать портянки. Вот был бы позор на всю казарму, идти просить помощи.

Но я умел, переодевшись и попрыгав по привычке для того, чтобы услышать, откуда появится лишний шум. Вышел из казармы. И наткнулся вновь на того Лейтенанта.

— О боец. Пойдём, мне как раз один нужен, ящики нести на полигон. Князь тренироваться изволит.

— Нет, лейтенант, ты ошибаешься. Я не твой подчинённый. Иди найди кого-то другого, — начал раздражатся. Что б, я ещё раз вышел из дома без знака Рода! Разносил я себя в уме.

— Солдат я не понял ля, это приказ!

— Отвали, — махнул я рукой и пошёл в сторону стадиона.

— А ну, стоять! — догнав меня, он подставил подножку.

Удержав равновесие, повернулся к лейтехе и сказал:

— Ты меня раздражаешь уже. Иди, куда шёл, а меня оставь в покое.

— Ты у меня сейчас в больничку отправишься, а следом в карцер, щенок, там научишься уважению к старшему по званию, — прорычал офицер.

А я? А что я? Я ударил. С чувством толком и расстановкой. Прямо в его нос. Но удар не достиг цели. Мой кулак ударился в какой-то невидимый щит, который появился перед мужиком. Чёрт, как же больно! Отдёрнув руку, прижал её к себе.

А вот его удары вполне достигали меня. Классическая двоечка в корпус, в голову и удар по колену. Скорость ударов была просто невероятно быстра. Я моргнул наверно два раза, а уже стою на коленях перед ним…это что за фигня? Только и успел подумать, когда очередной удар в голову уронил меня на асфальт.

— Ну что солдат, кончилась твоя храбрость? — начал смеяться лейтенант.

— Пошёл ты, — сплюнув сгусток крови, ответил я.

— Ааа, маловато значит, ну не чё. Я только начал.

Не в первый раз замечаю, что у армейских в минуты напряжения, исчезают маты и сокращения и они начинают говорить, нормальным языком, думал я. А очередной удар ногой в корпус отправил меня в небольшой полёт.

Поднявшись и посмотрев на неспешно подходящего летеху, я побежал на него.

Удар, удар, нырок под его руку, ещё удар, отскок, удар. Блок, удар. Отскок. Нет, вновь мои удары не причинили никакого урона.

— А ты неплохо двигаешься, — покивал он.

— Жаль, что пустышка, в гвардии бы пригодился, а теперь моя очередь, — ухмылка озарила его лицо. Секунда и он уже сократил дистанцию. Удар в голову, пинок в живот и апперкот отправил меня лежать.

— Бесит! Бесит! Беси-и-и-ит! Меня, пинают как игрушку! Меня! ААА! — злость полностью поглотила меня, а в следующую секунду мои руки объяло зелёное пламя. Вскочив на ноги и не разбираясь в происходящем, я нанёс очередной удар в лицо моего врага. И с удовольствием отметил, что теперь мой удар достиг цели. Хруст носа, несколько зубов, которые вылетели из его рта и крик боли. Стали для меня отрадой.

И пока лейтенант валялся на земле, я усевшись на него начал его избиение.

— Князь остановитесь!

— Дамир! Прекрати!

— Солдат, отпусти его!

Послышался топот ног и гул голосов.

А я продолжал избивать, мне было плевать, я должен убить! Во мне полыхало пламя ненависти и жажды убийства. Но вот кто-то взял меня за майку и стащил с бедного офицер.

— Дамир, всё! Свои! Успокойся! — несколько пощёчин привели меня в чувство.

Проморгавшись я увидел перед собой Распутина.

— Ваше сиятельство, успокойтесь, тут всё свои! Слышите меня?! — ударил он, по щекам ещё раз.

— Да всё, всё! Я понял! Отпустите меня Андрей Игоревич. Он живой? — Кивок в сторону лежавшего офицера, которого окружило несколько человек и судя по белоснежному халату врач.

— Живой. И я даже не знаю, к счастью, или нет. — ответил мне начальник этого балбеса.

— А с вами, у нас предстоит очень сложный и долгий разговор и желательно с присутствием Багратиона, — тихо произнёс Андрей, глядя в мои глаза. — Вы применили технику, который не бывает в этом мире.

Глава 7

Мы находились в кабинете Распутина. Я сидел на диване и попивал кофе. Командир гвардии сидел во главе своего стола и обхватив голову руками о чём-то напряжённо думал. Багратион мерил шагами кабинет.

Прошло два часа, с момента, как я подрался с лейтенантом, его увезли на скорой в ближайшую больницу. А я набрал главу Тайного отделения.

— Здравствуйте, Арсен Алексеевич, — произнёс, когда мне ответили на другом конце телефона.

— Болконский? Чем обязан, вашему неожиданному звонку.

— Я бы не хотел обсуждать, это по телефону, но мне нужно, чтобы вы срочно приехали на полигон моего рода.

— Дамир, вы серьёзно, думаете, что я по звонку, куда-то поеду? Говорите, ради чего я должен бросить работу и ехать к вам.

— Мне сложно это объяснить, но вы ведь считаете меня пустышкой? Не обладающий даром.

— Ну не только я, всё знают, что ты пустой.

— Вы ошиблись, во мне только, что проснулось, что-то неизвестное. И Командир моей гвардии настойчиво просил, чтобы я с вами связался.

— Что значит неизвестное? В наше время вся личная магия известна и поделена на ранги.

— Мне точно говорить об этом по телефону?

— Не бойся, МОЙ телефон, не могут прослушать.

— Хорошо, мои руки зажглись зелёным пламенем и я без какого-то сопротивления, пробил духовный доспех, человека ранга подмастерья.

в Телефоне повисла тишина.

— Через час буду, — и Багратион отключился.

— Значит, ты не знаешь, как вызвать этот дар? Просто дрался и они зажглись?

— Да, мы дрались, меня сильно избили, А потом во мне проснулось желание убивать, и всё, — пожал я плечами. Этот вопрос он уже задавал третий или четвёртый раз. С разной формулировкой.

— Его, злость стала катализатором. — сказал Распутин.

— Да, но должен быть ещё способ, как это контролировать, как призвать.

— Князь, так вы знаете, что со мной?

— Я неуверен, но судя по видео с камер да и вашим рассказам, я считаю, что вы пробудили силу Рода. Но информации поэтому у нас нет, только слухи, что в Японии есть документы, рассказывающие об этом. Но и там, опять же по слухам, эта информация есть у родов, которые насчитывают более семи тысяч подтверждённой истории. И как, попросить поделится с нами, я не представляю, мы для них дети.

— Родовая сила это, что?

— Ты знаешь, что у каждого одарённого есть своя сила-духовка. И чем сильнее человек. Тем её становится больше, магия становится сильнее. Вот, например, будучи в ранге ученик, я мог создать серп. Он был всего лишь один, А дальность на которую я мог его отправить, была около пяти метров, впереди меня. Сейчас я нахожусь в ранге мастер. И могу создать веер из десятков этих серпов, мне не нужно смотреть в нужное направление, они летят, только куда я хочу. А дальность их стала около сорока метров. В ранге виртуоз я смогу отправить сотни. До восьмидесяти метров, — ответил мне Распутин.

Багратион, выпив стакан воды, взял слово:

— Сила рода, это сила рода, простите за тавтологию. Она зависит от древности само́й фамилии, а не возможностей человека. Понимаешь смысл?

— Понимаю, но если я пустышка, как я могу научиться, каким-то техникам?

— В этом и проблема, нужны японцы. Я сегодня обсужу с Демидовым этот вопрос и как только мы решим эту проблему, я с вами свяжусь. А теперь мне пора, — кивнув нам, глава Тайного отделения удалился.

— Дамир Александрович, я думаю нам тоже пора, возвращаться в поместье.

— Мы можем проехать через Асбест и в один из ближайших посёлков на запад от города? Хочу кое-что проверить лично, я покажу куда, там ехать.

На, что Андрей только кивнул.

В нужном мне посёлке, имени Малышева, что удивительно, в моём мире посёлок назвали в честь какого-то революционера, то тут был назван в честь одноимённого купца, первой торговой гильдии Екатеринбурга. На месте изумрудных приисков обнаружился просто лес.

В Асбесте же, на месте карьера я увидел как лес, так и озеро. То же Щучье.

Значит, план вполне реален.

— Андрей Игоревич, мне нужно купить эти два участка. И бригада хороших геологов. Нужно будет исследовать эти участники на предмет полезных ресурсов. — дал задание, садясь в машину.

— Понял вас. Илья, домой, — обратился он к водителю.

Оставшиеся дни до начала учебного года провёл в поместье. На меня свалилось куча бумажной работы, а сестра, наотрез отказавшись помогать, уехала в город, как она сказала — наслаждаться последними свободными днями в компании подруг.

Также позвонил в канцелярию рода и попросил подобрать мне помощника, правую руку. Обратился к дворецкому и попросил устроить небольшой ремонт в кабинете, мне нужны розетки и компьютер. Как можно работать без современных гаджетов, это ведь издевательство.

В один, из таких вечеров я сидела гостиной и напевал песню линкин парк:

I’ve become so numb, I can’t feel you there

Become so tired, so much more aware

I’m becoming this, all I want to do

Is be more like me and be less like you

Ко мне подошла сестра и положив руки на плечо, спросила:

Как круто звучит. Кто исполняет? В первый раз слышу.

— Это я сам придумал, — не нашёлся я с ответом.

— Ты пишешь песни? Раньше я не замечала за тобой.

— И сейчас бы не заметила, если бы не подкралась ко мне!

— Не будь таким вредным, Дамир. Спой её полностью, пожалуйста, — хорошо. Тогда слушай.

Спустя несколько минут, Лена сказала:

— Тебе обязательно нужно подать заявку на конкурс талантов. А музыкантов мы подберём для тебя в университете. Он будет в конце сентября, победитель будет открывать бал Императрицы следующим летом.

— Я подумаю Лен. А теперь пойдём спать, время уже позднее. Завтра первый день учебный. Не хочу опоздать.

Как говорил Страус в серии, когда пошёл в школу:1 сентября — осталось 273 дня до начала лета.

Вот и я хотел обратно лето. Хотя на часах всего лишь семь утра. Мы едем с Леной в универ. Она на третий курс, а у меня первый. А самое плохое, что я понятия не имею. Где и чему буду учиться. Надеюсь, в своей группе я буду не один такой. В своём мире я, конечно, не закончил учёбу с красным дипломом, а четыре и пять были стабильные. Надеюсь, по базовым предметам это мне поможет. Подъехав на парковку и выйдя из машины, я стал рассматривать своё новое учебное заведение. Построен был в стиле неоклассицизма. Белоснежного цвета.

К центральному входу вела аллея, с фонтанами и скамейками. Было несколько статуй. Как подсказала сестра, это были самые выдающиеся ректоры этого университета. Не доходя десяти метров, сестра остановилась и показала группу людей в жёлтых мантиях.

— Дамир, тебе к ним. Это представители учебного совета. Подскажут, где твоя группа, выдадут список предметов и учебников, которые ты должен получить. Ну и вообще скажут, что и как делать. Встретимся в столовой, — и помахав рукой, оставила меня одного.

Убедившись, что знак рода, всё ещё на лацкане пиджака, я отправился к ним.

— Новенький? Держи. Тут списки книг и расписание занятий, — не отрываясь от заполнения бумажек, подал несколько листов один из парней.

— Вла-а-а-а-ад! ну нельзя быть таким бестактным! Подошла ко мне девушка, блондинка, ростом метр семьдесят, с потрясающей фигурой, которую, не смогла скрыть даже мантия.

— Здравствуй, я Мария Петровна Вяземская. — Руководитель учебного совета. А ты?

— Болконский Дамир Александрович.

— Князь! Как я рада нашей встречи. Отец столько всего мне о вас рассказывал.

— Он всё врёт! Я не виноват! Какие ваши доказательства?! — попытался отшутиться.

Раздался взрыв хохота.

— Маш, а он тебя сделал! — произнёс с улыбкой Влад.

Мария лишь поджала губы.

— Я Владислав Петрович Гагарин, заместитель руководителя учебного совета. — Протянул он руку.

— Приятно познакомится. — пожал я её.

— Твоя группа 1б. Там табличка, не заблудишься, махнул он рукой в сторону парка.

— Мария Николаевна, был рад знакомству, — кивнул я девушке.

Пройдя вглубь парка, увидел сцену и около ста человек, разделение на группы. Поискав нужную мне табличку, направился к ней. Там стоял ещё один парень в жёлтой мантии и держал табличку с номером группы, с таким видом, будто в его руках самая ценная вещь в мире. Рядом с ним находилось семь парней, плюс я восьмой и девять девушек. И всё были невероятно красивые, с просто шикарными фигурами. Каждая из них будто сошла с обложки модельного журнала. Кинув взгляд, по сторонам отметил, что всё девушки были красотками. А многие были в довольно вызывающих нарядах. Интересно это кровь их семьи так влияет или шпинат магический? Помню страус, в серии, когда был моряком, чтобы его икры на лапах были огромных размеров, поедал в невероятно огромных количествах банки со шпинатом.

Дойдя до своей группы, остановился. Несколько девушек и один парень, судя по всему, были и раньше знакомы, поэтому стояли небольшой группой и тихо смеялись над чем-то. Кто-то просто изучал бумажки и буклет, что нам выдали при входе, другие же просто разглядывали все вокруг. Вскоре на сцену вышла группа студентов в синих мантиях и начала петь:

Gaudeāmus igĭtur,

Juvĕnes dum sumus!

Post jucundam juventūtem,

Post molestam senectūtem

Nos habēbit humus!

Так-так-так. Всемирный гимн университетов. Странно, что пели на латинице, всё же не совсем живой язык и, кроме медицины нигде, не используют. Пока я размышлял над этой странностью, хор закончил исполнять на латинском и начали исполнять на Русском языке:

Давайте же радоваться,

Пока мы молоды!

После весёлой молодости,

После тягостной старости

Нас примет земля.

Теперь подпевали и ребята в жёлтых мантиях и несколько взрослых человек, стоявших у сцены. А раз представители учебного совета молчали раньше. Значит, нам латиницу изучать не потребуется, сделал я сразу вывод.

Закончив петь, хор удалился. А на сцену вышла Вяземская Мария Петровна и взяв микрофон, произнесла.

— приветствую вас первогодки. Я как руководитель учебного совета рада вас видеть. Но наше знакомство произойдёт позже и поближе. С каждым из вас по отдельности.

— А я бы не прочь с ней ещё ближе познакомиться, и лучше горизонтально. — раздалась дурацкая шутка недалеко от меня. Которую поддержали три или четыре смешка. Но разобрать, кто это такой шутник не смог. Слишком много народа был отрядом.

— И заканчивая свою речь, я прошу выйти на сцену ректора нашего университета, Вяземского Петра Ивановича.

— И швец, и жнец и на дуде игрец, — как сказал бы, тот самый страус. Пока я думал над вопросом. Как министр промышленности и ректор могли оказаться одним и тем же человеком.

Сказав несколько банальную речь, о том как он рад, что всё мы сегодня собрались и какое великое прошлое, у этого учебного заведения. Он отправил нас в свои аудитории, знакомится, как он сказал с классом и руководителем нашей группы.

Наша аудитория оказалась амфитеатром, но вместо длинных столов и скамеек, стояли индивидуальные столы и стулья для каждого ученика. Хоть они и были выстроены в ряд. Четыре в ширину и пять в длину

Итак, что мы помним о том, как сидят ученики за партами? Впереди сидят батаны и те, у кого со зрением плохо. В самом конце хулиганы и раздолбаи. Значит, мой путь лежит за третий стол у окна. Мало ли, полезному учить будут, а если и нет, то можно в окно посмотреть — помечтать.

На задние парты уселись трое парней и девушка. Двое парней сели за первые столы, к ним присоединились две девушки. Рядом со мной уселся пухленький паренёк. Впереди сидел ещё один паренёк в очках. На что я лишь ухмыльнулся про себя. — я же говорил, что впереди сидят батаны или у кого зрение плохое?

Со звонком в аудиторию сперва въехала тележка со стопками бумаг. Толкали её несколько представителей учебного совета с Марией во главе. А следом вошёл высокий мужчина, с лёгкой сединой на каштановых волосах. В классическом костюме тройка. Но походкой, которая выдаёт в нём военного. Чёткий широкий шаг, чуть ли не идеально прямая спина. Чувство, что-то шагает по плацу или на параде.

Подойдя к кафедре и обведя нас взглядом, он произнёс

— Меня зовут Василий Александрович Колчак.

Я ваш куратор на первом курсе. Знакомится с вами лично, начнём позже. Вяземская, — повернулся он к девушке,

— Начинайте свой балаган, быстрее начнёте, быстрее закончите.

Глава 8

— И вовсе это не балаган, Василий Александрович. Это важная информация для успешного развития каждого учащегося! — взглянула на куратора группы Вяземская, с вызовом подняв голову.

— Да-да, кружки по интересам это очень важное дело, — усмехнулся Колчак.

На что Мария лишь вздохнула и отвернулась от куратора, обратив взор на нашу аудиторию.

Сейчас вам выдадут анкеты, где мы попросим вас указать. Ваш ранг в духовке, ваши умения, которые ваши рода не считают секретами. Ваши интересы, будь то музыка или пение или рисование, рукопашный бой и далее по списку. Также ваши желания — может, вы хотите научиться петь или рисовать Эта информация поможет нам, составить список дополнительных занятий после пар.

— А это обязательно? Посещать дополнительные занятия. — раздался крик с задних парт.

— Да. Это обязательно. И ваши родители дали согласие, когда подписывали договоры с нашим университетом.

Пока она это рассказывала, ребята в жёлтых мантиях, подхватив с тележки стопки бумаги, пошли по рядам, попутно выкладывая перед каждым, по стопке анкет.

— Заполненные анкеты сдать в канцелярию учебного совета, до конца недели. На этом у меня всё.

— Наконец-то. Всё Вяземская. Брысь отсюда, вы мешаете знакомиться с моими новыми любимыми учениками, — проговорил куратор, который сидел, покачивался на стуле.

Стоило учебному совету покинуть нашу аудиторию. Колчак поднялся со стула и произнёс:

— Значит, так детвора. Сейчас каждый из вас, встаёт по очереди и представляется по форме: я Колчак Василий Александрович. Мой ранг, виртуоз.

Доступно объяснил?

По рядам пронеслись шепотки:

— Виртуоз! Офигеть! Не может быть!

— Тишина! Прошу, начинайте.

— Екатерина Васильевна Сабурова, мой ранг подмастерье

— Ух ты, класс! Вот этот да! — пронеслось по столам.

— Максим Петрович Бестужев, ученик. Встал передо мной парень в очках.

. — Болконский Дамир Александрович, мой ранг — пустышка.

— Ха-ха пустышка! Позорище! Как только попал сюда? И с этим бездарным нам предстоит учиться? По классу прошёлся гул негатива.

А Колчак молча смотреть на меня. Долгим изучающим взглядом. Спустя минуту, он тихо произнёс:

— Значит, пустышка? Хорошо. Дальше, — добавил он громче.

— Александра Воронцова. Ученик.

— Иван Петрович Брагин, мой ранг воин, — поднялся высокий парень с последнего ряда, с красивым лицом и пепельными волосами, собранными в высокий хвост.

В классе повисла тишина.

— Неплохо, неплохо, значит, вы молодой человек гений рода? Достойный юноша. — с интересом проговорил Колчак.

— Анастасия Салтыкова, ученик.

— Елена Кочубей, ученик.

— Григорий Куракин, ученик, — произнёс толстенький парень сидящей рядом со мной.

— Екатерина Бельская, подмастерье.

— Константин Белозерский, ученик.

— Сергей Диевеев, подмастерье.

— Светлана Зубова, подмастерье.

— Анастасия Евлеева, ученик.

— Ирина Чичуа подмастерье.

— Иван Палей, подмастерье.

— Елена Черкезова ученик.

— Илья Назаров, ученик.

Обведя нас взглядом куратор, выйдя из-за кафедры направился в нашу сторону.

— Вот и познакомились. Итак, кто мне скажет, на какие ранги делят силу?

В классе повисла тишина.

— Брагин, сможете ответить на этот вопрос?

Парень, вздохнув, нехотя поднялся со стула.

— По общепринятым правилам, которые пошли из Японии духовка и её сила делится:

Пустышка — то есть не обладающий духовкой. Совсем.

Ученик — начальный этап. Кто может создать элементарные техники.

Подмастерье-человек, который только начинает своё развитие духовки. Но уже имеет достаточно знаний и умений.

Воин — самый распространённый ранг, многие достигают его к тридцати годам. Сдавшие на него раньше, считаются гениями и потенциально виртуозами.

Учитель — для многих пользователей духовки — это потолок, называется так, потому что, этот ранг даёт огромный пласт знаний, что позволяет учить более молодых.

Мастер — считается высшим уровнем развитием по работе с техниками и духовкой.

Виртуоз — самый редкий ранг, его достигают лишь единицы.

— Спасибо, кто сможет рассказать, на какие стихии можно условно разделить пользователей духовки?

Руку подняла, девушка, сидевшая на первой парте Анастасия.

— Молния, огонь, ветер, вода, кровь и… — она замялась.

— Тьма, но в мире уже давным-давно не было представителей этой стихии. И по большей части все считают это мифом. — закончил за неё Колчак.

— Также есть целители. У них всё то же самое в плане духовки, но сила направлена только на лечение. Как боевики они ничтожны. — продолжила Анастасия.

— Молодец, — сказал Колчак и начал, поднимался по лестнице, продолжая рассказывать.

— Кроме стихийных техник, есть техники ближнего боя, стрелкового боя и фехтования.

Всё это, вы подробно, узнаёте уже из учебного курса на практике.

— А какой стихией обладаете Вы, Василий Александрович? Спросил Иван Палей.

— Я обладаю огнём как виртуоз и мастер воды, также мастер фехтования, — и в его руках появился огненный меч. По аудитории прошёл жар.

— Но этот меч, всего лишь, огненная техника и с настоящим железным им сражаться невозможно.

— Теперь мы перейдём к титулам нашей страны. Зубова, перечислите их всё,

— в России люди делятся условно:

Простолюдинов — это обычные люди. Обладает человек духовкой или не обладает.

Аристократов — в стране нет чёткого разделения на баронов, графов, герцогов, как принято в Европе. Поэтому стать аристократом может каждый простолюдин, главное чем-то отличится на территории, где они проживают. В нынешнем или прошлом времени, будь то война, политика или деньгами. Которым Великий Князь, даёт разрешение создать свой род.

Князей — люди, стоящие над аристократами. В основном это главы больших и достаточно влиятельных родов и кланов. Этим титулом награждает Великий князь стоящий во главе княжества. С одобрения императора.

Великих Князей — это высшая аристократия, выше их только император. Даётся только за заслуги перед страной, и только с одобрения на совете стран большой шестёрки, куда входит Англия, Япония, Китай, объединённая Америка Россия и Турция. Также принято при неформальном общении опускать приставку великий.

Император — в нашей стране уже не одну тысячу лет это род Романовых. Люди кто объединил и создал наше государство. Смена династии может случиться, только при условии, что не будет в живых мужского представителя этой фамилии.

— Что такое клан? — спрашивает Колчак, обходя нас по кругу.

— Клан представляет собой объединение ряда аристократических Родов. Главный Род клана называется правящим, по его имени называют и остальной клан.

Прозвенел звонок.

— На этом у меня всё. Столовая находится на первом этаже в этом крыле. Следующая пара будет у вас в этом же кабинете. Расписание вы получили, меня можно найти в ректорате. Также запомните. Дуэли на территории университета запрещены! Вопросы есть? Вопросов нет, — произнёс Куратор, игнорируя несколько поднявшихся рук, и покинул кабинет.

Выходя из аудитории меня ощутимо толкнул плечом Брагин.

— Не смей мешаться под моими ногами, бездарь, ты недостоин быть среди нас — произнёс он, ухмыляясь.

— А, ты, не слишком высокого мнения о себе Брагин? Чтобы вообще говорит, что-то обо мне? — остановился я, подняв бровь в великом удивление.

— Так ты никто. Пустышка. Подобрали в какой-то подворотне и непонятно, за какие заслуги взяли сюда, — развернулся он, за его спиной остановились ещё двое парней и девушка. Которые после его фразы ощутимо скривились. Один попытался что-то ему прошептать. Но взмахом руки Брагин его остановил.

Ох, это была шикарная двоечка в лицо. Мой инструктор по рукопашному бою, мной бы гордился. Подумал я, рассматривая, как Брагин пытался встать с пола.

— Ах ты гадёныш! Сейчас я тебе покажу, что значит воин.

Поднявшись, он хотел броситься на меня, но был схвачен за плечи своей компанией:

— Дуэль! Немедленно! — дал его голос петуха.

— Брагин, ты идиот? Тебе Колчак только, что сказал, что дуэли запрещены! Раздался голос девушки из его окружения.

— Да пофиг! Сейчас же! За учебным корпусом! Слышишь? — смотрел он злым взглядом на меня.

— А Ирина права, ты точно идиот, ты в ранге воина вызываешь человека без духовки? Ты нормальный? Или нравится унижать беззащитных?

— Да мне плевать, я размажу тебя и отправлю обратно в твои трущобы.

— Хах, ну хорошо, но драться будем только за счёт своих умений, без духовки! Ты согласен?

— Да я тебя голыми руками размажу. Мой секундант, — и обернувшись на своих союзников, задумался. — Этот! показал он рукой на Константина.

— У Дамира секундантом буду я, — подошёл к нам Сергей Дивеев.

— Встречаемся через десять минут за учебным корпусом, — бросил Брагин и удалился.

— Дурак, — Покачал головой Дивеев.

— Эти глупые новые аристократы, которые не понимают и не знают кто перед ним. Прошу прощения за него Великий князь. Мне стыдно, — произнёс Сергей и сделал поклон.

— Не извиняйся, ты-то не виноват.

— Главное — не попасться теперь, главе дисциплинарного комитета. Говорят, что она просто зверь и не жалеет никого даже за мелкое нарушение. — произнесла Настя Салтыкова Подойдя через десять минут к назначенному месту, я поразился количеству людей, что пришло туда.

— А слухи распространяются очень быстро, — отметил Григорий Куракин. В центре человеческого круга стоял и разминался Брагин.

— А! Явился! А я думал ты уже, убежал в страхе. Ха-ха, — посмеялся он своей шутке.

Но стоило мне выйти в круг, раздался крики:

— Бежим! Дисциплинарка идёт! Шухер!

Всё стали разбегаться кто куда, не разбирая дороги.

А я? А что я? Я тоже побежал, но практически сразу врезался в девушку, подняв голову, я увидел, что это Анжела Юсупова.

— Сам Великий Князь! Как я рада вас видеть. Куда вы так торопитесь?

— Анжела Константиновна, я тоже безумно рад нашей встрече, но скорее бежим. Тут сейчас будет глава дисциплинарного комитета, — потянул я девушку за руку.

— И что? — Спросила девушка всячески сопротивляясь, но всё же делая несколько шагов.

— Как что? Будет карать нас! Говорят она вообще отморозок и безжалостная стерва! — ответил, размышляя, стоит ли брать девушку на руки и бежать или бросить её тут одну.

— Я? Стерва? Да быть не может! — Остановилась она. Её глаза превратились в огромные блюдца от удивления. А нас уже окружило несколько парней в фиолетовых мантиях.

— Но это, мы обсудим с вами позже, а сейчас наш ждёт ректор, — улыбнулась Юсупова.

Как говорил страус в серии, где он поймал солдата на изготовлении из пластида, копию мужского органа:

— Это залёт, воин!

Глава 9

Проходя в кабинет Вяземского. Мне показалось, что я попал в кабинет отца. Мебель была абсолютно такой же. Массивной, деревянной с множеством ящичков с позолоченными ручками и цвета вишни. Стены были тоже выкрашены в красный. У левой стены расположились стеллажи заставленными книгами. Справа был диван и кофейный столик, рядом с диваном стоял огромный глобус. У моего отца в том мире похожий стоял. Внутри глобуса был сделан мини-бар с несколькими бутылками хорошего алкоголя. Сомневаюсь, что, обычный глобус нужен ректору в мир технологий. Тем более у дивана. Стол ректора был сделан в форме буквы Т. По бокам расположились обычные офисные стулья, на которые мы и сели. Я и Юсупова. Неожиданно для меня, в кабинет вошёл Брагин. Сам Вяземский расположился во главе стола, а рядом с ним встал Колчак. Но если ректор был хмур и наверно даже зол, наш куратор улыбался.

— И так господа, вас поймали на дуэли. Хоть вы и были предупреждены о запрете её на территории университета. Как вы это можете объяснить? — обратился к нам ректор, подвинув к себе бумагу, взял в руку чёрную ручку.

— Не было никакой дуэли, — открестился я от обвинений.

Брагин, хранивший молчание, резко поднял на меня голову и посмотрев на ректора усиленно закивал.

— Как это не было? Вас поймали на месте её проведения. Все, кого мы опросили, говорят, что шли на вашу дуэль! — в голосе ректора послышался металл.

— Вот так не было, мы с одногруппниками шли мимо и увидели толпу, решили посмотреть, что случилось, а потом все побежали и вот я тут, — пожал я плечами.

— Брагин, а вы, что скажете? — Перевёл на него глаза Вяземский.

Колчак лишь ухмыльнулся и повернулся лицом в окно.

Юсупова же судя по её нахмуренному лицу, была зла.

— Я поддерживаю слова Болконского. Мы просто гуляли по территории.

— Брагин, — повернулся к нам Колчак, — мы с вами час назад обсуждали, что общаться с князем и тем более великим князем, панибратски можно только в неформальной обстановке. Будьте любезны и придерживайтесь этикета.

— Но Василий Александрович, Вяземский ведь невеликий князь! — дёрнулся Брагин. — Я бы об этом точно знал.

— Колчак говорит не обо мне, — ухмыльнулся Вяземский.

А на лице Анжелы промелькнула улыбка, но сразу же стала вновь серьёзной.

— Я говорю о Великом Князе Болконском, Дамире Александровиче. Со смертью отца он унаследовал этот титул.

А у меня даже слов нет, описать всю степень удивления и шока, что отразилась на лице парня, когда тот осознал сказанное ему

— Но я… Но я же не знал. Мне не сказали. — понурив голову ответил Иван.

— Незнание не освобождает от ответственности. — пожурил его Колчак.

— И так Брагин, вы оскорбили и вызвали на дуэль великого князя, обладая рангом воин, вызвали пустышку. Вызвали на дуэль, которая запрещена на территории. Я ничего не упустил? Или вы ещё умудрились, что-то сделать?

А я наблюдая, как сжался Брагин от страха, думал, что делать. Дуэль в школе это ладно, пойдите докажите, что она была. А, кроме слов, доказательств нет, значит, нам за это ничего не грозит. За вызов воином пустышки тоже ничего не будет. За это, конечно, родители выскажут, всё, что думают о сыне. Да и разговоров среди аристократов будет много, но это мелочи и о них забудут спустя время. А оскорбление Великого Князя это позор и много проблем. Если я оскорблю нижестоящего в титульных табелях, то от меня потребуется принести только публичные извинения и выплатить какую-то компенсацию, выбор которой только на мне. А вот Брагин повесил клеймо позора на весь род. Могут отказаться с ними работать и поддерживать другие рода. А извинения за его слова может дать только глава рода, с выплатой виры, денежной или кровью виноватого. Но мне такого не нужно.

— Пётр Иванович. Да бросьте, какое оскорбление? Мы просто поспорили о месте моего жительства. На вкус Брагина, место расположения моего поместья не слишком подходит для меня и нужно поискать, что-то более внушительное и красивое. Современное, если хотите.

Все находящиеся в кабинете посмотрели на меня. Иван Брагин с удивлением и благодарность. Колчак с одобрением. Юсупова же смотрела на меня презрительно. А вот взгляд Вяземского я не мог определить. То ли восхищение, то ли недоумение.

— И дуэли не было, А если бы даже в теории, она была. Дисциплинарный комитет вмешался до её начала. А, значит, даже они не могут подтвердить о факте совершенного нами с Иваном нарушения правил университета. А собираться толпой незнакомых людей у нас ещё не запретили.

— Юсупова, вы же сказали, что поймали их при проведении дуэли? — с удивлением повернул он голову в сторону Анжелы.

— Ну, не совсем, я была уже в толпе. А моих ребят слишком быстро и рано заметили, поэтому все участники разбежались, — стала оправдываться девушка.

— Так! — ударил Вяземский по столу. — молодёжь свободны. Колчак останьтесь.

Выйдя из кабинета, я вновь был награждён полным презрения взглядом Юсуповой, которая гордой походкой от нас удалялась.

— Спасибо, вам Дамир Александрович, что не выдали меня. И простите за всё, что я вам наговорил, — Подошёл ко мне виновник проблем, нервно теребя какую-то бумажку в руках.

— Это было и в моих интересах, — пожал я плечами.

— Но, Иван Петрович, ваше оскорбление я просто так не оставлю, — проговорил я, посмотрев в его глаза. Направился в сторону выхода из корпуса.

— Всё, что пожелаете Великий князь, — склонил он голову, ответив дрогнувшим голосом.

— Да не бойся, у меня нет цели разжигать конфликт. Я всего лишь хочу с тобой подраться. Без духовки. Только чистой силой, — хлопнув его по плечу, я улыбнулся.

— Не знаешь, где это можно организовать? Легально.

— Есть несколько площадок в городе, но нужно уточнить, свободное время. Но зачем вам это? Я же воин, я всё равно будут сильнее и лучше.

— Брагин, не зли меня. Просто смирись и прими как должное, что мы будем драться. А раз ты виноват, то с тебя и организация этого поединка.

— Дамир! Вот ты где. Освободился? Мы можем уже ехать домой? — ко мне подошла сестра со стаканом, в котором я почувствовал аромат кофе.

— Да, поехали. Брагин, жду от тебя новостей, — отобрав стакан у сестры и сделав глоток, повернулся к Брагину.

Войдя в свой кабинет, Юсупова бросила папку на стол. И усевшись на стул, зло проговорила.

— Вот же дурак позволяет какому-то аристократишке так с собой вести себя! Придурок! Да я бы! А он!.. Козёл! Но такой красивый! — мечтательно прошептала девушка.

За окнами машины проносились улицы Екатеринбурга, чувство будто я в своём мире, разве, что дома были не такие серые и обшарпанные. Да и рекламы на улице было меньше.

— Дамир, что у вас произошло сегодня? Весь универ говорит о твоей дуэли и какого-то Брагина!

— Они всё врут, — улыбнулся я.

— Они врут, но в кабинете ректора вы всё же сидели?

— Лен, не переживай, Брагин просто сильно ошибся и не подумал, что и кому говорит, — оторвавшись от окна, повернул к ней голову

— Смотри мне! Я не хочу, чтобы у тебя были проблемы, — взяв мою руку, она её легонько сжала.

А дома меня ждал сюрприз. Только зайдя в дом. Ко мне обратился дворецкий:

— Господин, в гостиной гости, геолог и два его помощника. Распутин сказал, что вы их ждёте и просил их оставить в доме. Пока вы не появитесь.

— Дамир, какие геологи? Зачем тебе они? — к нам подошла сестра.

— О, это пока секрет, но если всё получится, наш род получит очень интересные производства и огромную прибыль.

Зайдя в гостиную, я произнёс:

— Господа добрый день, я Дамир Александрович.

— Здравствуйте Ваше Благородие, — поднялся с дивана, низенький мужчина. С очками на лице. Меня зовут Альберт Иванович Шпак. А это мои помощники, — махнул он рукой на достаточно молодых ребят.

— Иван Альбертович Шпак и Русских Вадим Георгиевич.

— Очень приятно, присаживайтесь, чай кофе? — спросил я, опускаясь в кресло.

— Кофе, если можно, — ответил мне Шпак младший.

Позвонив в колокольчик и попросив приготовить на всех кофе и закуски. Перешёл к делу.

— Вам должны были сказать, что меня интересует два участка, которые были куплены недавно моим родом. Надеюсь, карта их у вас с собой есть?

— Да, ваше благородие, подняв портфель, произнёс Вадим.

Раскладывайте на столе. Очерёдность не важна, мы посмотрим каждую.

Развернув карту, закрепил её кружками с кофе, которые нам принесли. Я принялся показывать ручкой, что и где меня интересует.

— Вот смотрите, в этом районе должны быть изумруды, — обведя ручкой примерные границы изумрудных приисков, которые я помнил по прошлой жизни.

— Но этого не может быть! Изумруды слишком редки и просто сказать, что капать тут. Это не профессионально. Нужно учитывать много внешних факторов для их появление, А на Урале их быть не может, — произнёс тоном полным сомнением Иван Шпак.

— А я не говорил, что они там есть. Мне и нужно, чтобы вы это проверили.

— Сын угомонись, — произнёс Альберт Иванович. — Князь сказал, А мы делаем.

Пододвинув к себе другую карту, нарисовал очертания Асбестовского карьера. — Примерно в этом районе должен быть хризотил, или горный лён, так называли минерал, — произнёс я и поднял голову.

А вся тройка сидела с непонимающими лицами.

— А это, что? Ну сам ресурс. Мы никогда о таком не слышали, — спросил меня Вадим.

— Ох, ты, ж блин. Как бы вам объяснить? — я лихорадочно искал ответ на свой вопрос, сам-то видел только в музее его и по факту в самом карьере. А как объяснить это людям, которые и будут его искать?

— Это волокнистый минерал, зелёного, но зачастую бело-серого оттенка. Искать нужно в скальной породе. Это всё, что я могу вам рассказать. Исходя из своих знаний. — с трудом сформировав свою мысль, я поделился ей с моими геологами.

— В общем, задача искать, найдёте похожее, и мы на месте с вами определимся, оно или нет.

— Дамир Александрович, а откуда вы знаете об этом минерале? И уж тем более почему вы считаете, что тут есть изумруды? — получил я ожидаемый вопрос.

— А вот это господа, тайна рода и увы, ответа на этот вопрос, вы не получите.

— Да, мы понимаем, а позвольте спросить, а для чего нам этот, как вы его называете Хризотил? — задал вопрос Шпак старший.

Откинувшись на спинку кресла, я задумался, как ответить.

— Альберт Иванович из чего сделана ваша рубашка?

— Из хлопка, — пожал он плечами.

— И что будет, если её поджечь? — подавшись вперёд и внимательно смотря на лицо Шпака, задал вопрос

— Она загорится и по итогу сгорит, — пожал он в недоумении плечами

— А одежда из нашего горного льна гореть не будет. Никогда.

На меня уставились трое совершенно изумлённых глаз. В немом вопросе.

А я с наслаждением отпив кофе и получив неподражаемое ощущение от произведённого эффекта, откинувшись обратно на кресле сказал:

— Более я вас не задерживаю, можете начинать работать. И прошу, не нужно долго раскачивать свои исследования, очень бы хотел получить хоть какие-то новости хотя бы в течение месяца.

Глава 10

Попрощавшись с геологами. Я занялся заполнением анкет, полученные от учебного совета. На вопросы о духовке, навыках и стихиях я смело ставил прочерк.

А вот над интересами и хобби я задумался.

Уж очень я не хотел тратить впустую время. Но и филонить не получится, нужно хотя бы формально, соблюдать правила учебного заведения. Не создавать же фейковый клуб имени меня или какой-нибудь «клуб любителей разведки». В который наберу столько же ленивых или ценящих своё время как я, лишь бы отделался от официальных клубов.

А если попробовать договориться с музыкальным клубом? Я им песню, а они меня не трогают. Надо будет завтра спросить.

От этих размышлений меня отвлёк звук, въехавших на территорию дома нескольких грузовиков.

Выйдя на крыльцо, я стал наблюдать странную картину. Распахнув борта, из них начали выгружать огромные ящики. Заметив Распутина, я двинулся к нему.

— Что это такое? — задал я вопрос, с интересом рассматривая иероглифы на ящиках и огромный герб −6 вопросительных знаков, расположенных по кругу, с одной точкой в центре условного круга.

— МПД «Витязь» четыре штуки. И шагоход лёгкий «Ласточка». Совместная разработка родов Японии и России. После смерти вашего отца я решил переосмыслить безопасность как дома, так и снаряжение вашей охраны. Теперь с вами, всегда будет два пилота в мобильных доспехах и двое будут дома. Также на полигоне теперь на постоянной основе будет дежурить ещё трое бойцов в МПД. Будь я умнее, Александр был бы жив, — рассказывал мне гвардеец, отмечая каждый ящик в своём планшете. Переходя от одного к другому.

— А почему так мало?

— Это дорого. Нам не хватило денег, даже, заполнить полную квоту. Плюс есть ограничение по количеству на каждую фирму, что принадлежит роду. Мы могли взять или 20 МПД, или 10 МПД и один шагоход.

— Если мы увеличим количество фирм, то нам можно будет увеличить количество техники?

— Не всё так просто, Дамир Александрович. Парикмахерские или киоски с цветами не подойдут. Нужно большое производство, дающие большое количество рабочих мест или продукты питания как рыбхоз. Но сами понимаете, создать с нуля такое, это дорого и долго.

Обсуждая это, мы дошли до флигеля слуг и гаража, обойдя вокруг этих построек, я увидел свеже построенный ангар, рядом. Всё ещё чувствовался запах дерева и краски. В который и завозили всё ящики с деталями. Несколько людей монтировали на стенках, судя по всему, систему крепления для мпд.

— В течение недели я думаю полностью будет готово место хранения и обслуживания. И мы начнём непосредственный сбор доспехов. Для сбора ласточки мы ждём специалистов из Японии. — просветил меня один из рабочих, когда я подошёл ближе.

С интересом рассматривая огромные косы кабелей и трубок, которые были подключены к баллонам и бочкам без каких-то маркировок. Я задумался, вот бы нам в том мире такие технологии, как бы это помогло.

Вернувшись домой, меня посетила мысль, что я не подписывал никакие бумаги для покупки техники. А со слов Распутина денег не хватило. Как бы ни разорил нас, такими покупками. Пришлось звонить в секретариат и выяснять, откуда деньги и кто ими распоряжается. Но всё оказалось просто. Охрана и гвардия финансируется из доходов рода, и уже сам Распутин решает, на что тратить каждый месяц эту сумму. А я уже волноваться начал. Да, подозревать всякое.

Заодно и посмотрел, что такое мпд и шагоход.

Мобильный Пехотный Доспех или попросту мпд оказался всего лишь экзоскелетом с усиленной защитой и с внушительным списком оборудования, которое возможно было установить, там были и тепловизоры и голографические прицелы и бинокль.

Шагоход же оказался автономным роботом. Оператор которого управлял им, находясь в радиусе пары километров. Ещё они делились на лёгких средних и тяжёлых. И если лёгкий был ещё похож на человека в броне. То средние и тяжёлые шагоходы сильно напоминали роботов из звёздных войн АТ серии.

Также узнал, что использование этих роботов, строжайше запрещено в черте города. И неважно, оборонялся ты или нет, наказание будет жёстким. Но тут понятно, жертв среди гражданских может быть просто катастрофически много. Со стрелковым оружием всё, как и в моём мире, тут ничего принципиально нового не появилось. Но военная авиация распространения не получила. Зачем тратить огромные деньги на создание самолёта, если один мастер может легко победить около ста человек. В равных и тепличных условиях, но всё же. А ещё, мастер техникой может пульнуть и самолёт может и не вернуться на базу.

— Дамир! Мы завтра вечером идём в бар! Не смей ничего планировать, — зашла Лена в кабинет.

— Боюсь спросить, а мы это кто? — оторвался я от экрана и вопросительно взглянул на сестру, что уселась в кресло напротив.

— Мы это Юсупова, Вяземская, несколько парней из уч. совета, новенькая Марина из Перми, она, кстати, и пригласила нас всех! Её отец, владелец этого заведения, представляешь? Ну и я! а ты как мой сопровождающий.

— Из Перми? Новенькая? — задумчиво посмотрел на неё. В памяти сразу всплыл разговор Юсупова и Безухова о заказчике убийства…

— Ну да. Перевелась летом к нам. Сказала, что Екатеринбург столица по сравнению с Пермью.

С сестрой мы проболтали, до глубокой ночи, ну как проболтали. В основном говорила Лена, а я как болванчик качал головой и в нужные моменты с ней соглашался.

Когда поднимался в спальню, на телефоне сработало оповещение, что меня добавили в общий чат. Открыв его, я прочитал задание от Колчака — нужно придумать песню всей группой. Ко дню знакомства со старшими курсами. Которое случится третьего сентября.

— Я календа-а-арь перевну-у-у и снова тре-етье сеньтбря-я-я, — растягивая слова я стал напевать. Они запомнят это надолго. Но мне это и нужно

Глава 11

Песня произвела фурор. Не один из параллельных классов, не получил столько оваций и похвалы как мы. Но кто бы знал, сколько я натерпелся и наслушался от моих сокурсниц. Которые хотели исполнять хиты каких-то местных групп. Про любовь и ноги или ногти? Но стоило мне исполнить эту песню в живую…

В общем, сдались они сразу же. А парням было пофиг, они попросили дать им просто текст и отмашку когда петь их черед.

Музыканты тоже оценили. Делай пару аккордов на гитаре, да дуй в саксофон. Пару раз в барабан постучи. Главное создай лирическое сопровождение. Идеально для незнакомой песни.

Успел поговорить с руководителем музыкального кружка. Сошлись на четырех песнях в месяц, точнее текстов. Исполнять и подобрать музыку и без меня найдется кому. В обмен меня никто, не дергает, если совсем не прижмет на какое-то мероприятие.

Обед отметился лишь несколькими вещами. Ко мне подошли мои однокурсники.

Спросив разрешения, парни сели напротив меня, а девушка села рядом и завязали разговор. Рассказывали о себе, спрашивали меня.

А я отстранившись от диалога, начал их подробно рассматривать.

Куракин Григорий, низкого роста, полноват, с короткими прямыми волосами черного цвета, большие хитрые глаза с любопытным взглядом. Узкое круглое лицо и прямым носом.

Максим Бестужев. Среднего роста, стройный, с длинными волнистыми волосами темно-русого цвета, мелкие коварные глаза с удивленным взглядом, были мало заметны за его очками, на круглом лице.

Екатерина Сабурова. Высокого роста, худощавая, с густыми длинными курчавыми волосами каштанового цвета, большие выразительные глаза с внимательным взглядом. На узком овальном лице выделяются широкий нос и полные губы.

Увлекшись этим, я не заметил как подошла сестра и положив руку на плечо с интересом слушала, моих однокурсников. Они обсуждали новую соцсеть из Японии, которую создал IT гигант-Шидотэмору. И через офисы в Германии, пытаются выйти на рынок Европы и России.

— Лена, мы долго будем ждать? Обед остынет!

Этот голос меня выдернул из мира фантазии. Оглянувшись увидел сестру. И Юсупову.

— Здравствуйте, Анжела, — улыбнулся ей.

— Добрый день, Князь, ребята-этот холодный голос мне казалось, сможете приморозить к стулу. А на сидевшую рядом Катю внимание и вовсе не обратила.

— Дамир, я заберу нашу машину? Мои пары закончены, а ждать тебя я не хочу.

— Бери, я позвоню охране как закончу.

— Это ведь твоя сестра, а с ней была Царица университета?

— Да, это они самые — вздохнул я. Думая, чем я вновь разочаровал Юсупову.

— Они счастливые, последний год учатся. — завистливо проговорила девушка

— Разве учёба, три года? — спас меня своим вопросом, Куракин

— У аристократов, да. Три года. Но мы и учимся с пеленок. Первый год у нас будет закрепление и углубленно школьные предметы. Второй курс мы будем изучать более предметно курсы по выбранному направлению. Третий курс это практика. Но ты же Аристо, как ты можешь не знать такие вещи?! — закончила Катя эмоционально.

— Мой род, всего лишь, два года как стали аристократами. — развел Гриша, руками.

— Прости, я даже не подозревала. — опустила она голову.

— Да ничего, моя семья и сама, не всегда помнит, что мы теперь аристо. — усмехнулся он, беря в руки куриную ножку и вгрызаясь в нее зубами.

— Дамир Александрович, вы не представляете, как я рада вас видеть! — прошептал мне на ухо низкий, грудной, с хрипотцой голос. Который льется из сердца, заставляя мурашки бежать по телу.

А Мои глаза накрыли, женские ладошки. В нос ударил аромат персиков. А в мою спину уперлись два достаточно внушительных полушария.

За столом судя по всему повисла тишина.

— Кто вы, незнакомка? И что вы хотите от меня? — задал я вопросы и попытался убрать чужие руки от моих глаз.

— Я? Я Надя. А что я хочу? То, что я хочу, понравится нам обоим Князь, но не сегодня, сегодня я вас оставлю без моей компании. — прошептала она вновь на ухо. И убрала руки. Я же с интересом развернулся. Очень мне хотелось увидеть девушку-Надю.

Рыжая, среднего роста. С гетерохромией глаз, Синий и карий. Узкое овальное лицо. Курносый нос и маленькие губы, покрытые ярко-красной помадой.

— Всего хорошего, Княже, — и быстро поцеловав в щеку убежала из столовой.

Проводив её взглядом, я наткнулся на сестру. Чье выражение лица выдавало в ней глубокий шок и удивление. А рядом я приметил Анжелу и судя по бывшей ложке, а возможно и вилке, которая теперь расплавленным металлом капала ей в тарелку. Она была очень зла. А взглядом наверное хотела меня сжечь.

— Это, что сейчас было? — спросил Бестужев протирая очки.

— Кто, бы мне ответил на этот вопрос, — сжав руки в замок я откинулся на спинку стула.

Идею с провокацией отмел сразу. Поклонница? Я ничего не делал, чтобы стать известным и получить такую фанатку. Дойти до сестры и спросить, что это за рыжая? Но только, я поднялся, прозвенел один из предупредительных звонков. До пары осталось пять минут. Придется оставить до вечера. Вздохнув я отправился на пары.

Чуть позже сидя в парке я глупо смотрел на потухший экран смартфона. В моём мире большая батарейка это один из важных фактор при выборе телефона, а тут… Понты!

И что я теперь буду делать?

Глава 12

Приняв решение, что сидеть тут бесполезно, а просить в универе позвонить, смысла нет, номера-то я не помню. Я отправился на поиск, здания, где располагались офисы рода. Повезло, что один раз Распутин меня туда возил, драки с лейтенантом. Так что примерно я помнил, что это было на одном из берегов городского пруда, ближе к городской плотине. А вот точно уже вспомнить не могу. Тот день был богат на события.

Спустя час, я стоял на набережной и пытался найти зацепку, по которой я смогу найти свою цель. Но увы, ничего знакомого я не видел совсем. От прохожих помощи получить, тоже не удалось. Так и прогуливаясь по набережной возле одной из ротонд. Почему не сделать обычную беседку? Я услышал свою фамилию. А повернувшись, увидел компанию трёх человек.

Двух мужчин и одной женщины. И одного из них я прекрасно знал. Геннадий Аристархович Абамелик. Это он хотел купить на похоронах шахты. Ну что же, постоим, послушаем. Хочешь спрятать дерево — спрячь в лесу. Поэтому я сел на ограждение набережной. Нас разделяло около трёх — четырёх метров.

— Мне плевать как! Болконский должен продать мне шахты! А вы как главный финансист рода, обязаны продавить его! Донесите ему мысль, что они тянут род на дно. Хотя Болконские и так на дне ха-ха-ха, — посмеялся он своей шутке.

— Но я с ним даже не пересекаюсь! Распутин, дал чёткий приказ, ни в какие авантюры не лезть, князь ещё не пришёл в себя после покушения, и загружать его работой не стоит.

— Почему вы считаете, что нам интересны ваши проблемы? — Задала вопрос женщина. Высокого роста, спортивного телосложения, с короткими прямыми волосами тёмно-русого цвета.

— Вам заплатили огромные деньги. Вы обязаны их полностью отработать. Или мы будем говорить с вами другим языком. Вам всё ясно? — дополнил Абамелик.

— Д-д-да господин, — проблеял мой уже бывший финансист.

— Всё, свободен тогда, — махнув рукой сказала женщина.

И если мой финансист двинулся по набережной. То мужчина с женщиной двинулись в сторону парковки.

— А может, мы убьём Болконских, Ирин? Сделаем завещание на его сестру, а на оглашение умрёт уже она? Это будет проще и быстрее. У нас осталось очень мало времени, — задал вопрос Геннадий Аристархович.

Но расслышать, что ответила, эта Ирина я не смог. Они уже подошли к машине и им навстречу вышла охрана.

Развернувшись, я ускорил шаг. Нужно догнать предателя.

Как я и рассчитывал, он привёл меня в офис. И если он зашёл, без каких-то проблем, приложив карточку к терминалу. То у меня возникла заминка.

Подойдя к стойке ресепшена, я обратился к девушке:

— Красавица, мне нужен управляющий вот этим вот всё, — обвёл рукой помещение.

— Конечно, вам назначено? — улыбнувшись дежурной улыбкой, спросила она. — Мне? Нет, сомневаюсь. — покачал я головой.

— Извините, но я не могу вам помочь, вот вам визитка, там указан номер телефона позвонив по которому вы можете записаться к любому… — на меня обрушился водопад слов.

— Так, стоп! — Хлопнул я по стойке.

Ко мне сразу же направилось двое человек охраны, а находившиеся рядом люди с недоумением посмотрели на меня.

— Девушка, я сказал мне нужен управляющий. А не то, что я хочу попасть к нему на аудиенцию. Чувствуете разницу? — я облокотился на стойку, так чтобы знак рода оказался напротив её глаз. Скосив на него глаза, девушка впала в ступор. Щёлканье пальцами и махание перед ней ладонью. Пользы не принесло.

— Проблемы парень? — пробасил один из сотрудников охраны. На, что я лишь повернулся к ним лицом. Охрана меня знает. Там и ежедневная смена объекта охраны, раз в несколько дней, они дежурят в поместье. И просто заучивали мои фото. Чтобы в любой критической ситуации им не нужно было, долго думать кто перед ними. А как можно быстрее хватать и спасать.

— Свяжитесь с Распутиным, пусть возьмёт пару гвардейцев и срочно едет сюда, а меня приводите к управляющему этим бардаком. И найдите мне, человека, который вошёл пару минут назад по пропуску. Вроде финансист. Его нужно взять под охрану. Глаз с него не спускать. Головой отвечаете! Ясно?

— Да господин, — поклонились мне ребята.

Мне выделили совсем молодого парня. Судя по всему, стажёр. Поднявшись на пятый этаж, он подошёл к одной из дверей и осторожно постучав, открыл дверь.

— Владислав Сергеевич, к вам пришли.

— Закрыл дверь и убрался отсюда. — раздался крик из кабинета.

Испуганно отскочив от двери, парень со страхом посмотрел на меня.

— И часто он так? — кивнул я на дверь.

— Всегда, — втянув голову в плечи, ответил паренёк.

Посмотрев на дверь, потом на парня и отметив, как его трясёт, покачал головой. И зачем только держат?

Открыв дверь, я вошёл в кабинет. Владислав Сергеевич сидел за столом и откинув голову назад издавал стоны удовольствия. А перед ним на коленях стояла девушка.

— Ясненько, — произнёс я ухмыльнувшись и отодвинув стул, сел перед ним.

— Парень, ты кто такой и что тут делаешь? Я тебе не давал разрешения входить в мой кабинет, — опустил он взгляд на меня, а попытавшуюся встать девушки, удержал руками.

— А вы точно уверены, что мы нужно разрешение для посещения МОИХ владений? — повернул я голову набок.

А в глазах мужика начал появляться ужас и понимание своих проблем

— Да и кабинет этот, больше не ваш, будете уволены, как только Распутин изволит появиться. Кстати, девушку отпусти, — бросил я этому человеку.

— Я с тобой позже поговорю, никуда не пропадай. — обратился к девушке.

— Да господин, — девушка вышла из кабинета. А через пару минут к нам в кабинет вошёл Распутин, несколько человек в боевом снаряжение и пара охранников, которых я встретил на первом этаже, они ввели связанного финансиста.

— Дамир Александрович, с вами всё в порядке? — спросил Андрей. И получив мой кивок, продолжил — Что тут происходит и почему вы вообще тут, а этот человек по вашему распоряжению был связан как преступник?

— А вот, вы мне и расскажите, раз вы всё ещё начальник охраны и гвардии рода. Как вы развели бардак в офисе рода. Почему мужик, которого боятся все вокруг. Пользующий тут девок, является руководителем и представителем моей семьи?! Он второе лицо рода после меня! Про, то, что финансист рода, является предателем и сливает за большие деньги информацию, я вообще молчу.

— Предатель? — только смог сказать Распутин и беспомощно осел на пол. Закрыв лицо руками, он проговорил:

— Сын, как ты мог нас предать?

— Распутин, я не ослышался? — давно я не был в таком шоке. Да и мужики из охраны и гвардии стояли, с не меньшим удивлением.

Да, ваше благородие, — это мой старший сын, Рома, — ответил мужчина. Он так и продолжал сидеть на полу покачиваясь.

— Отец! Да какой я предатель? Кого ты слушаешь?! Припёрся какой-то шкет и пытается тебя строить! — попытался вырваться из рук охраны парень.

Миг и голова Романа дёрнулась от сильнейшей пощёчины.

— Это твой князь, щенок! — стоял перед ним отец.

Таким злым Распутина, я никогда не видел. А скорость его движения просто была за гранью моей реакции. Парни из охраны вообще, такое чувство, что стали меньше и старались не попадаться Андрею на глаза.

— Андрей, пусть он сперва нам всё расскажет. А потом начнём думать, как жить дальше. Ребят, усадите его на стул, А этого, пока уберите, куда нить в тихое место, я с ним позже разберусь, — махнул я в сторону бывшего управляющего.

Посадив Романа на стул и пристегнув его наручниками к спинке, гвардейцы встали за его спиной, А охрана увела бывшего владельца кабинета. Оставшись без лишних ушей, я подкатил стул, бывшего управлявшего.

— Ну, давай Роман, кайся. Мы с твоим отцом тебя внимательно слушаем. — усаживаясь, я обратился к парню.

— Да иди ты! — плюнув мне в лицо, Роман довольно улыбнулся.

Дёрнувшегося Распутина старшего, я удержал рукой.

— Андрей, ещё раз проявите эмоции. И вы отсюда выйдете. Будете ждать за дверью. Я понятно выражаюсь? — серьёзно посмотрев на мужчину, я дождался утвердительного кивка.

— А вы, — я повернулся к гвардейцам, — как-то плохо работаете, вашему князю в лицо плюнули. Чего стоим? Чего ждём?

Спустя час, мы выжали Романа полностью. Информация продавалась уже третий год, вместе с управляющим, который выполнял в основном представительские функции и находил клиентов. Они нашли кучу покупателей из аристократов и князей.

На будущие заказы Болконских. На земле, что интересовали отца, на попытки спекулировать акциями. На всё! И если я просто не мог оценить масштабы. Так как неместного происхождения, то на Андрея было жалко смотреть. Да и в тот день, когда отец уехал из этого офиса в последний раз, время и маршрут сдали тоже они.

— Что делать с Романом и вторым, Дамир Александрович? — спросил меня один из гвардейцев.

— Вы ведь знаете девиз нашей семьи? — поднял я бровь.

— Честь рода, важнее крови рода, — синхронно произнесли три гвардейца, находившиеся в кабинете.

— Тогда вы сами знаете, что с ними делать, — пожал я плечами.

Вызвав фургон для перевозки предателей, мы приехали на полигон рода. Где построив всех свободных гвардейцев, поставив перед ними двоих изменников, зачитал причины и приговор. Из наплечной кобуры я достал пистолет… Это был кольт 1911 в чёрном матовом цвете. Щёчки, что крепились к раме пистолета, были выполнены из Бразильского красного дерева и на них был вырезан герб рода. В обойму я зарядил 2 патрона. Посмотрев на гвардейцев, протянул пистолет Андрею. А сам пошёл в сторону машин. Проходя мимо шеренг с солдатами, скомандовал:

— Уходим бойцы. Он всё сделает сам.

Надеюсь, что сделает и второй патрон найдёт подельника. А не отца. Добавил я мысленно.

Позвав заместителя Распутина я сел с ним в машину. Сказав водителю, что едем домой. Я обратился к заму и передавая ему блокнот:

Николай Иванович. Как вы понимаете, Распутин или больше не сможет руководить совсем или некоторое время. Поэтому задача такая. Находите всё, что сможете по фамилиям из этого списка. Кто, откуда, чем занимаются. Имена всех родственников. Фирмы какими владеют. В общем всю информацию. Составляете список, как мы можем устранить или всех представителей или главу и наследников. Не сможете, так не сможете. Это не важно. Но хотелось бы. Занимаетесь этим лично вы. Докладывать будете лично вы. Распутина, если он останется, в курс можете поставить, но к работе не допускать.

— Хотите объявить им войну? — спросил Николай.

— Не знаю, война — это слишком затратно, но легально… Но легко они не отделяются.

А дома меня ждал скандал. Не успел я дойти до дивана и устало упасть на подушки. Как в гостиную влетела злая, очень злая сестра и начала истерить:

— Дамир! Ты где шляешься? Мы опаздываем в клуб! Нас ждут! А ты меня подставляешь своим отсутствием.

— У меня были срочные дела, — пробубнил я.

— В смысле у тебя дела?! Я плохо выражаюсь? Или ты идиот и не понимаешь, значение слов «не строить планы»? — в меня прилетело подушкой.

— Елена, А ты ничего не перепутала? Я наследник рода! И делам рода, плевать на наши хотелки! Ты выросшая в тепличных условиях, не понимаешь простых вещей! Привыкла, что вся ответственность сперва была на отце, А теперь на мне! А ты только и можешь развлекаться!

— Но нас ждут друзья! — её голос сорвался на визг.

— ТВОИ друзья! — не думал, что я могу так орать.

В клуб мы всё же поехали. И только после посещения мной душа и ужина. Выехали мы через час и в полном молчание. И как бы я ни хотел остаться дома. Никакого желания отпускать её одну меня не было. А одна она не смогла уехать. Я запретил выпускать её с территории. Приятно слушать, когда девушка орёт и не на тебя. Я прям наслаждение испытал пока, ждал, когда она закончит кричать и грозить нашим гвардейцам, что встали у ворот и не выпускали её машину.

А на всё её оры, и обещанные кары они бодро отвечали:

— Приказ Князя!

Надо им выходной, что ли, лишний дать.

Всю дорогу до клуба, я провёл в размышлениях. Что же выбрал Распутин? А если сделал правильный выбор. Останется он в роду или уйдёт. Звонить, сам я не хотел, но и мой телефон молчал. Достав его и поднеся палец к кнопке разблокировки, в ответ получил чёрный экран. Понял, что я так и не зарядил его. Забыл. Но зарядить и взять с собой я не успевал. Мы приехали. Элементарно даже у водителя не мог взять телефон и поменять симки. Она была электронная. А для меня это неведомая фигня, в которой я не разбирался и в своей прошлой жизни.

Плюнув, и решил оставить телефон на зарядке в машине. И сказав, что час он может быть свободен, но потом вернутся, чтобы я забрал телефон. Вышел из машины.

Парковка была забита. Джипы. Спортивные купе. Представительские машины с гербами родов. А в сам клуб очередь начиналась практически у стоянки.

Сестра подхватив меня за руку, уверенно направилась в сторону входа. Обходя всю человеческую змейку. Подойдя к охране на входе, она назвала нашу фамилию. Парни, сверившись со списками, отошли в стороны и открыли под гул негодования, что понеслась по очереди, двери, пропустили нас внутрь. Пройдя в тамбур, где находилось ещё пара, человек охраны и девушка, администратор, мы поднялись на второй этаж.

Клуб как клуб. Темно, ничего не видно, музыка играет с такой громкостью, что я не слышу свои мысли. И повсюду световые эффекты. Что периодически попадая в глаза, ослепляют. А зал был полон танцующих людей, что сказалось на скорости продвижения нашей пары.

Добравшись до нужного стола, я отметил, что свободных мест осталось ровно два. Один находился рядом с Юсуповой, а другой, напротив, с Вяземской. А зная, что Лена очень близка с Анжелой, то я недолго думая сел к Марии. А благодаря тому, что на столе стояла лампа под зелёным абажуром, света было достаточно, чтобы увидеть, победный взгляд Вяземской и полный разочарования Анжелы. Я стал рассматривать всех приглашённых. На одной из сторон сидела Лена и Анжела. Я и Мария. Двое парней сидели в центре стола. Один из них был Влад Гагарин, а второй примерно такого же возраста, с зализанными назад волосами. Его фигуру крепкую накаченную обтягивала белоснежная я рубашка. Которая, видать, была на пару размеров меньше, чем следовало. Он представился как заместитель Юсуповой по Имени Андрей. А напротив них сидела, девушка. В обтягивающем зелёном платье. С глубоким декольте. Её длинные волосы были чёрными, но несколько прядей было выкрашено в зелёный. Пухлые губы красиво вписывались в округлое лицо. Маленький курносый нос. Вот значит какая ты, Марина.

Девушка из Перми.

Потекла обычная беседа, на разные темы. Я в разговоре не участвовал и настроение не было, да и темы такие, в которых я мало что понимал. Поэтому просто попивал вино. Красное сухое. Моя слабость.

— Князь, как вы смотрите, что бы пойти потанцевать? — подошла ко мне Марина.

— Прости, я не танцую. Только вальс и медленный.

— Правда? Ну это легко, сейчас всё будет, никуда не уходи, — поднявшись она направилась в сторону диджея.

Вернувшись, она взяла мои руки и потянула вверх.

Стоило мне встать, как заиграл какой-то медленный танец. Спустившись на танцпол и обняв девушку одной рукой. А в другую вложив её ладонь, мы погрузились в танец.

— Дамир Александрович. А у вас есть девушка?

— Можно и на ты. Нет, девушки нет.

— Тогда и ты называй меня по имени. А почему нет? Вы же завидный жених.

— Пустышка и завидный жених? Вы правда так считаете? По-моему это ерунда.

— Нет, вы правы все хотят себе сильного мужа. Но вы же теперь Великий Князь, А этот титул гораздо более ценен, чем боевой ранг.

— Значит, я ценен, только имея титул?

— Для большинства аристократов именно так.

— А для тебя Марин?

— Чем сильнее мой муж, тем сильнее будут мои дети.

— Спасибо, что просветили и за танец, — сухо произнёс я.

— Простите, если я вас обидела, — склонила она голову.

Проводя её к столу, я решил выйти на улицу, нужно забрать телефон и развеется.

Выйдя на улицу, я осмотрелся. Так и где искать мне свою машину? Но если логично рассуждать, то он должен быть на стоянке, куда и направился. Но стоило мне пройти пару метров, я заметил, что за кустами идёт драка.

— Неее спасибо, больше я в драку и клуба ни ногой, — произнёс я вслух и сменил своё направление движения.

А пройдя пару метров, ко мне подошла пара парней, в стельку пьяные.

— Пацанчик, дай закурить, — прогнусавил один из них.

А второй гаденько ухмыляясь, обвёл мою фигуру взглядом. Но зацепившись взглядом за значок рода, подобрался и толкнув в бок своего дружка, потянул его дальше.

Улыбнувшись этой ситуации, я нашёл взглядом машину с гербами своего рода и направился к ней. Стоило мне открыть дверь и сесть, как водитель повернулся ко мне и произнёс:

— Дамир Александрович беда! На наши рыбхозы напали. Есть убитые. Гвардия уже там, отбиваются. Полиция выехала. Распутин, направил машину сюда, за вами.

— Отдохнули в баре, блин! — зло хлопнул я по подлокотнику и закрыв глаза, откинулся на сиденье, но сразу почувствовал запах горелой кожи. Открыв глаза, я увидел свою руку, объятую зелёным пламенем, А белоснежный кожаный салон в месте удара превратился в чёрное пятно, А по краям тлел. Водитель с ужасом смотрели на мою руку. Если бы не подготовка, я думаю, он бы уже сбежал.

— Дерьмище, Василий, звони домой, пусть присылают ещё одну машину. А эту, пусть везут на полигон и некому! Слышишь? Никому не показывайте без меня. И Лене не говори, что случилось.

Достав телефон, я набрал сестре.

— Да Дамир? Ты где? Мы тебя уже заждались., спустя несколько гудков она ответила.

— Слушай внимательно и не перебивай. На наши рыбхозы напали. Есть убитые, я сейчас поеду туда. Нужно моё присутствие. За тобой приедет другая машина с охраной. Я тебя очень прошу, возвращайся домой. Но настаивать не буду, сомневаюсь, что на тебя могут напасть в людном месте. Но будь осторожна. Не ходи негде одна. Ты поняла меня?

— Хорошо братик, я буду пай девочкой. — и отключилась.

Глава 13

— Где Дамир, — спросила Анжела у Елены, когда та вернулась, после разговора с младшим братом.

— Уехал, сказал про какое-то направление. Нужно его присутствие, я так и не разобрала.

— Хм, но ты-то остаёшься?

— Конечно, остаюсь! Как я могу бросить вас? Я же не мой непутёвый братец.

— Ура! Пойдём танцевать!

Через несколько часов Елена заметила, что на телефоне было три пропущенных от водителя Василия, но не придав этому значение, продолжала веселиться.

— Девушки давайте знакомиться, — подошли трое парней, когда после очередного танца Елена, Анжела и Мария стояли рядом с баром и жадно пили воду.

— Не интересует, — бросила Юсупова.

— Да бросьте, мы же просто познакомиться, без пошлостей. — проговорил один из них. Бросив на них взгляд и отметила, что у них блестят значки рода, которые в темноте было не разобрать, Юсупова кивнула

— Хорошо, давайте знакомиться.

— Я Олег, это Виталий и Саша, — указал один из парней поочерёдно на каждого.

— Анжела, Мария, Елена, — повторила жест Юсупова. — Не присоединитесь за наш столик дамы?

— Но не надолго, у нас уже есть столик и нас там ждут.

Пройдя к столику парней и рассевшись, парни завели разговор ни о чём. Шутили шутки, подливали девушкам алкоголь.

После очередного бокала Елена встала и сказав, что ей хватит и она дойдя до дамской комнаты, вернётся уже к своим. Распрощалась с парнями. А Вяземская и Юсупова, обсудив это, сказали, что успеют выпить ещё один бокал вина с новыми знакомыми. Спустя пару минут, Олег, поднявшись из-за стола, сообщил, что он идёт в туалет. А потом курить. А двое других пообещали дождаться его на улице.

— Дамы, спасибо вам за компанию, более мы вас задерживать не станем, но вот наши номера, если захотите вновь с нами, встретится, будем рады, — произнёс Виталий и вместе с Александром направились к выходу.

— А интересные парни, даже жаль с ними прощаться было, — произнесла Вяземская, поднимаясь на второй этаж

— Согласна, но давать им надежды будет ошибкой. — добила Анжела. Когда они дошли до стола, им навстречу встала Марина и спросила.

— А Елена, где?

— Она не вернулась? Наверное, в туалете застряла, скоро придёт, — хихикнула Юсупова.

Но спустя полчаса Елена так и не пришла. Анжела пройдя до туалета, также не нашла её. А пройдя мимо бара, поняла, что и тут девушки нет. На звонки ожидаемо Болконская не отвечала. А в груди девушки нарастала паника.

— Марина Юрьевна, девушка, ваш гость, оставила телефон в туалете, она выходила с парнем, но не вернулась. Мы подумали, лучше вам отдать, вы бы ей и передали.

К их столику подошёл один из охранников.

— Какой парень?! Как выходила?! — подобралась Мария Петровна.

— Вы у меня спрашиваете какой парень? Вы же с ними сидели за столом, на первом этаже. — пожал плечами мужчина.

Спустя пять минут компания девушек и двоих парней смотрели записи камер видеонаблюдения, на которой было видно, как Елена Болконская в обнимку с Олегом садятся в чёрный джип, а спустя пару минут к ним присоединились ещё двое парней, назвавшими себя Виталий и Александр и уехали с парковки. А судя по времени, что отображалась на записи, это было сразу после того, как подруга покинула их столик.

Переглянувшись и кивнув друг другу Вяземская и Юсупова достали свои телефоны и набрав номера, синхронно произнесли:

— Отец, мне кажется Елену Болконскую похитили. Да, в клубе. Жду.

Через час, возле заплаканных девушек, расхаживал Великий Князь Багратион и зло смотрел на их компанию.

После звонков девушек в клуб приехали наряды полиции и сотрудники Тайной службы, заставив выключить музыку и усадив всех гостей. Начались допросы. Каждого опрашивал полицейский и сотрудник из службы Багратиона. После у них брали подпись о запрете покидать город. И отпускали. Но все полученные показания сводились к одному.

— Да видели в клубе, нет, не запомнили. Раньше в клубе такие не появлялись.

В кабинет зашёл Безухов и покачивая головой, развёл руками.

— Машина в угоне со вчерашнего дня. Лиц парней на камерах не разобрать. Подходя к камере, отворачивались. Номера телефонов, что они оставили, это телефоны вашей приёмной Князь.

— Шутники, значит? — поднял брови Багратион.

— Скажите, мне Безухов, как мы будем объяснять Демидову эту ситуацию? Сперва убивают Болконского старшего, потом нападают на их территорию и князь срывается туда, а в это время, сразу же, похищают его сестру!

В дверь нетерпеливо постучали.

— Заходите, — крикнул Багратион, не отводя взгляда от Безухова.

— Князь, срочные новости, на кортеж Болконского совершено нападение, по сообщению, Великий Князь ранен, но несколько нападавших было задержано. Проведя экспресс-допросы, пленников отдали полиции. Которые установили, что это гвардейцы и слуги Абамеликов. После этого гвардия Болконских, снявшись со всех территории и оставив только минимальные силы, направляются к кварталу рода Абамелик.

— Демидов, нас живьём закопает. — вздохнул Безухов, доставая телефон,

— Отправьте усиленные части к кварталу Абамеликов, но не вмешиваться. Князь в своём праве. Проследите, чтобы гражданские ни пострадали. — строго произнёс начальник полиции.

— Вы, хорошего мнения о нашем князе, Безухов, слишком хорошего. — вздохнул Багратион и тоже достал телефон.

А девушки, перестав, плакать, сидели с широко открытыми глазами. Парни просто опустили голову. Ведь это они уговорили устроить поход в клуб Юсупову и Вяземскую, а Марина, сидевшая тогда рядом, предложила пойти именно в клуб её отца.

Через пятнадцать минут после разговора с сестрой, на стоянку клуба влетел микроавтобус с гербами рода, на въезде остановилась ещё пара машин сопровождения.

Сев в машину, увидел на пассажирском месте Распутина. Протянув ему руку, сказал:

— Рад вас видеть Андрей Игоревич. — улыбнулся ему.

— Да мы вроде расстались всего пару часов назад. Откуда радость ваше благородие? — в недоумении произнёс он.

— Просто рад видеть, — пожал я плечами. Не объяснять же, как я переживал, остался он жив или нет. А наша машина, выехав со стоянки, понеслась по улицам города.

— Докладывайте, Андрей Игоревич, что происходит.

— По моим сообщениям, два часа назад, были атакованы, два рыбхоза и шахта меди. Но на шахте стоят люди Демидова. Как вы знаете. В атаке участвовало пара мастеров, плюс десять человек в тяжёлых мпд и несколько бронетехники. Не считая обычной пехоты. Там отбились практически сразу, уничтожив всех нападающих. Наши люди докладывают, что там работали наёмники из Европы. На рыбхозы напали в сумме, трое мастеров с поддержкой около двухсот человек в мпд. Сколько среди них одарённых духовкой ниже рангом, установить пока не удалось. Также мне успели сообщить, что большая часть построек была просто уничтожена. Административные здания сильно повреждены. Точное количество убитых у меня нет, на связи оставалось около восьми человек, трое в Белоярке и пятеро на Рефтинском. Возможно есть ещё живые, но связь была заблокирована. Наша гвардия выдвинулась, но сами понимаете, нас мало. А из мастеров и вовсе я один. — вывалил он поток информации.

— Помощь нам ждать неоткуда? — задал самый важный для меня вопрос.

— Увы, князь. Нет желающих жертвовать своими людьми ради нас. Ждут каких-то материальных благ и обещаний. Некоторые хотят, чтобы вы отдали им в жены вашу сестру.

— Дерьмище, надеюсь, ты записал, кто и что требует? — устало произнёс, потерев лицо руками.

— Обижаете, Дамир Александрович, все звонки были под запись. — серьёзно ответил гвардеец

— Ладно, разберёмся позже с ними. Сейчас какие наши планы?

— Из поместья отправилась машина с шагоходом и всеми свободными мпд. Должны уже быть там, занимать позиции. Докладывали, что им удаётся теснить нападающих обратно на территорию ферм. Мастера из нападающих больше в бой не вступают. Есть мнение, что они ушли. Или чего-то ждут. Но сами понимаете, это лишь догадки.

— Или кого-то ждут, — тихо произнёс я.

Но Распутин услышал.

— Да, скорее всего, ждут вас, но лучше будет, чтобы были с нами. В других местах для вас безопасного места не будет, если цель вы. Но сомневаюсь, проще было бы на вас напасть сразу, а не делать такие сложные махинации с рыбной фермой.

— А что с Леной? Не могут они на неё напасть?

— Сомневаюсь, что будут нападать, пока живы вы, и нет доказательств, что вы мертвы. Её слово и подпись ничего не решает. Да и в центре города, нападать, этого Демидов никому не простит. В клуб уже должны были прибыть, несколько человек на помощь Василию. Всё в ранге учитель.

— Надеюсь, они не понадобятся, — мой тяжёлый вздох прокатился по машине.

Дальше мы ехали молча, Распутин не отрывался от телефона и что-то писал.

Спустя 15 минут мы приехали к Белоярскому рыбному хозяйству.

Остановились возле развёрнутого полевого штаба. Выйдя из машины, я услышал канонаду взрывов и стрельбу.

Нас встретил, заместитель Распутина, Николай Иванович Голиков.

— Дамир Александрович, докладываю. Рефтинский рыбхоз был отбит. Потери двадцать человек, это слуги рода и наёмные работники. Восемь человек из гвардии были убиты. Семь человек ранены. Часть бойцов выдвинулась к нам, будут через восемь минут. После их прибытия мы начнём штурм. Мастеров врага замечено не было. Сейчас гвардия ведёт плотную позиционную перестрелку, с пехотой врага. Тяжёлой техники у них нет. Наш шагоход будет готов через шесть минут. Сейчас идёт его настройка и снаряжение боеприпасами.

— Спасибо, будем ждать. А мне выдайте обмундирование и оружие. Я пойду с вами.

Андрей и Николай обменялись взглядами. И осторожно кашлянув, Николай произнёс:

— Князь, это небезопасно.

— Во-первых. Небезопасно будет тут, когда вы начнёте атаку. Во-вторых, сейчас важен каждый человек. А на мою охрану вы оставите людей, что не смогут вам помочь. Да и не буду я лезть в пекло. Пойду в арьергарде. И последнее, это не обсуждается. Я донёс до вас свою мысль господа? — обвёл их тяжёлым взглядом.

— Как прикажете, сейчас вам все принесут. — поклонился Николай.

В наступление мы пошли через десять минут, стоило только прибыть бойцам с Рефтинской. Как был дан приказ строиться и занимать позиции. Вперёд был послан шагоход, далее цепью пошли солдаты в мпд. Через сто метров за ними шла пехота, а дальше, метров через сорок, шёл я и Распутин, плюс четверо человека охраны. Шли так, чтобы наши ребята вели плотный огонь, но не всё сразу, а по группам. Одни стреляли, пока идут другие, потом меняются. И такой гусеницей мы и шли. Огонь вели из автоматов всех калибров, плюс пулемёты установленные на шагоходах и автоматические пушки у людей в мпд. Ну и прикрывала нас пара снайперов. Отстреливая самых храбрых вражин. Пуля как говорится дура, а схватить её в таком плотном огне было очень легко. Поэтому в ответ нам стреляли редко и то из остатков здания, где ещё можно было прицелиться.

В общем, зачистка у нас заняла минут сорок, нападавших мы убили всех… Но сожалению мы потеряли тридцать человек и три мпд. В один из доспехов пуля угодила в сервопривод и свернула находящегося в ней человека. Ужасное зрелище. Выживших работников самого рыбхоза найдено не было. Пару человек застрелил сам, они притворились убитыми и дождавшись, пока пройдёт основная часть гвардии, встали и начали стрелять в спину. Мне попали в плечо и зацепило щеку. Мы с группой в своём мире, пару раз обожглись на таком же. Один из таких притворщиков, чуть нас гранатой не положил. И с тех пор мы на подсознании делали контрольный выстрел. А мои гвардейцы таким не занимались, не учили или не привыкли, не знаю. Застрелив внезапно оживших мертвецов, я решил, что завтра кому-то устрою знатный разнос. Нельзя оставлять неизвестность в спине. Пара тройка человек должны следить за спиной.

Встретили мы и пару одарённых духовкой, но Распутин просто раскатал их в блин, применив пару огненных техник. Сказав, что это не более чем слабенькие воины.

Закончив зачистку и подсчёт убитых и оказав мне помощь. Мне настойчиво посоветовали ехать домой. Тут для меня работы нет. А просто слоняться не дело для князя.

Поэтому выделив десять человек. Я отправился в микроавтобус, на котором мы поехали. Сзади и впереди, как всегда. Ехали ещё две машины сопровождения. Распутин остался на объекте.

Мы не доехали пары километров до Екатеринбурга. Когда мне поступил звонок от Багратиона я даже, не успел нажать на кнопку ответа. Водитель резко крутанул руль в сторону крикнув:

— Нас атакуют!

Впереди едущую машину разорвало от попадания в неё огненным шаром.

А в нашу влетело что-то воздушное, нашу машину перевернуло и потащило по дороге.

— Денис, ты жив там? — морщась от боли, я потянулся к водителю, когда машина замерла. Но он был мёртв, дорожное ограждение пробило и стекло, и человека.

— Князь выходите! Вы окружены!

— Сдавайтесь без глупостей, и ваша сестра останется жива!

— Уроды, ненавижу! Всех убью, один останусь… — затопила меня злость, а внутри росла жажда убийства и я вспыхнул. Зелёным пламенем.

— Ну, что, поиграем ребятишки? — прошептал я.

— Не бойтесь князь, мы вас сильно обижать не будем, — кричит какой-то шутник.

— Развлечёмся да, убьём, — подхватил другой.

Выбив остатки лобового стекла, я увидел шутников. Двое, в чёрных комбинезонах и шлемах. В руках винтовки, чем-то похожие на lr300 из моего мира.

Стоило мне выйти, их глаза стали как блюдца.

Я лишь хмыкнул. Секунда и я возле одного из них, удар по шлему, он упал на спину.

В спину второго полетели пули, от тройки бойцов, что успели выбежать из замыкающей машины сопровождения, до того как её тоже взорвало. О нём я не беспокоился. Ребята должны дожать его. А вот первый вскочил, но сразу же раздался крик боли из его уст. Шлем начал плавится в месте моего удара. Сняв и откинув его в сторону, он хотел достать пистолет, винтовка-то отлетела после падения. Но я ему не дал, этого сделать. Рывок и удар в живот, подсечка и удар в голову. Всё готов. А моё пламя потухло.

Подобрав пистолет, я направился ко второму врагу. Он всё ещё был занят перестрелкой с моей охраной. Дойдя до него, я ударил его пистолетом по затылку. Он сразу обмяк, потеряв сознание. Махнув своим людям и дождавшись, когда они дойдут и дал указания:

— Проверьте их, может, попадутся документы и по возможности допросите.

— Мы вызвали полицию и позвонили Распутину, но он пока не может вырваться из Белоярского рыбхоза. — доложил один из парней. Пока двое других проверяли комбинезоны убитого и пленника.

Я лишь кивнул и отошёл к ограждениям и устало сел на асфальт. Слишком сильно меня вымотал меня этот день. Да и рана в плече начала кровоточить и приносить боль.

Меня склонило в сон, но долго поспать не удалось. Раздались крики охраны и новые выстрелы. Сфокусировав взгляд, я увидел новое действующее лицо.

Старик, одетый тоже в чёрный комбинезон, но без шлема, его длинные седые волосы развевались на ветру. Стоило ему сделать резкое движение рукой, как моих бойцов и пленников снесло в стороны. Пули не причинили ему никакого вреда. Просто в момент попадания перед ним загорался какой-то шит.

Дойдя до меня, обессиленно сидевшего. Он произнёс:

— А вы, полны сюрпризов, князь. Никогда прежде, не видел, технику зелёного цвета.

— Кто вы? — попытавшись встать, меня вновь уронило воздушной техникой.

— Я? Я брат Амабелика. Старший. Аркадий, мой ранг, мастер. Прошу князь, не делайте глупости, — очередное движение рукой и мои только вставшие охранники, вновь упали на асфальт.

— И что вам от меня нужно? Хотя погодите, шахты, да? Всё из-за них? — устало произнёс. Опустив голову на руки.

— Они самые, — улыбнулся старик, — Наш род был слишком долго в тени других, пришло время это исправить. Только ты стоишь на пути нашего возвышения.

— Отца моего тоже вы убили?

— Нет, это были не мы. Можешь верить или нет, но для нас самих загадка, зачем и кому понадобилось его убивать. Твой отец был слишком влиятелен и относился он ко всем с одинаковым дружелюбием и уважение, неважно было кто-то, князь или простой купец. Жаль что он погиб. Но ты не он, ты никто в княжестве и горевать по тебе не будут.

— Значит, вы думаете, что вам дадут владеть шахтами? Все закроют глаза на моё убийство?

— Конечно, дадут, это всего лишь бизнес. Да и твоя сестра выйдет замуж за моего племянника, А то, что убили тебя наш род, никто не узнает. Доказательств нетда мы напали на твои рыбные фермы. Ты нас победил. Уничтожил наших лучших людей, а мы сдались. Принеся официальные извинения и выплатив виру. Письмо уже было отправлено в твою канцелярию. А потом уехали с места боя. И пропали…найдут вас мёртвым, на одной из индустриальных районов моего рода. Понимаешь замысел? А сестра в поисках защиты пришла к нам в род. Сделав шахты подарком новой семье. — рассказывал дед, нарезая вокруг меня круги.

— То есть историю с шахтами вы не знаете? А вы не думали, почему так легко ваших наёмников уничтожили там?

— Это лучшие силы вашего рода, разве нет? — немного удивлённо произнёс Амабелик.

— Это люди Демидова, — нашёл силы улыбнуться, глядя своему убийце.

— Ха-ха-ха. А вы шутник. Зачем нашему князю охранять шахты кого-то рода, пусть даже великого князя. Он никогда не вмешивается в дела и войнушки кланов и родов, пока они не трогают обычных подданных.

— Потому что шахты гарант независимости от Перми. И пока шахты находятся в моей семье. Екатеринбург, это отдельное княжество. Шахты, лишь формально принадлежат нам… А люди там поставлены Демидовыми во избежание всякого… Так что подумайте и скажите, вы точно уверены, что вам простят потерю независимости Екатеринбурга?

— Этого не может быть. Вы ведь врёте князь, но нет… Я бы почувствовал ложь, — брови старика стали подниматься, что на лбу появились морщины, а глаза расширились так, будто сейчас выпадут из орбит.

— На похоронах отца, Демидов Багратион и Вяземский просветили меня в эту историю.

— Нет! Не верю… Не может быть, хотя вы правы… Князь, прошу… Спасите мой клан, защитите. Они нас убьют! Ваша сестра в главном доме, в подвале. Она под снотворным. Вы должны успеть до того…

— Кто вас убьёт?! О чём вы? — перебиваю его.

— Это всё та девка, из Перми она сказала, что помогут нам с шахтами, устроят большие закупки. Она представилась Мариной, и другая, Японка. Представилась Кицунэ, дочь…

Свист воздуха и его голова больше не была частью его тела.

А за ним стояла девушка, в красном боевом комбинезоне. Почему девушка? Комбинезон слишком плотно обтягивал её фигуру. Давая насладиться всеми изгибами её тела.

А лицо закрывала маска лисы. В Руках у неё была японская катана.

— Неловко вышло. Согласна. — посмотрев сперва на голову Амабелика, а потом на окровавленного меня. Недалеко от нас стало слышно звуки полицейских машин.

— Но, судя по всему, закончить мне не дадут. До новых встреч князь! — послав мне воздушный поцелуй, она просто исчезла, вот она была тут, а уже нет.

А я побежал в сторону моих людей.

— Звоните Распутину, пусть берёт всё, что может, хоть откуда и срочно! Срочно!! Едут в квартал Абамеликов. Их надо защитить.

Получив кивки. Я судорожно стал соображать, на чём мне добраться в нужный мне квартал. Он был на юге города и Распутину за мной нужно будет делать большой крюк. А это лишние время. Дойдя до машины рода Амабеликов и заглянув внутрь, обнаружил ключи в замке. Повезло.

Поездка заняла у меня двадцать минут.

Когда я приехал на место, то сперва я упёрся в кордон полицейских. Повсюду стояли сотрудники полиции и направляли людей, бегущих из квартала. Но стоило одному из полиции взглянуть на меня, через опустившееся стекло. Он отдал приказ пропустить меня внутрь.

Через пятьдесят метров стояли мои люди. И,судя по всему, готовили штурм главного дома. До него было около двухсот метров.

— Чёрт чёрт! Отставить штурм! Не смейте нападать. Срочно связь с главой рода Амабеликов. — выкрикивая команды выбегая из машины.

— Дамир Александрович, но мне передали начинать штурм!

— Нет! Отставить. Занять оборону! Амабелики нам не враги, — отдал приказ.

— Надеюсь, не враги. — добавил я тихо.

— Понял господин, — ответил гвардеец и взяв в руки рацию, начал передавать новую установку

А я взяв двух бойцов пошёл в сторону главного дома, нужно было поговорить с главой рода Амабелик и всё объяснить. Про шахты и смерть его брата. Но стоило мне пройти три шага, как дом просто взлетел на воздух. Взрыв был такой силы, что снесло и несколько домов, что стояли за каменным забором.

— Лена! НЕЕЕТ! Леночка… — я просто рухнул на колени. А по моим щекам потекли слёзы.

Глава 14

С событий тех дней прошёл месяц.

Я ходил в универ, учился у Распутина техникам, которые очень плохо, но поддавались, да и просто рутиной главы рода.

Был, на похоронах всех погибших людей. Произнёс какую-то пафосную речь, о благодарности, которую мне написали в канцелярии. Встретился после похорон и лично с каждой семье погибшего, обсудил с ними их планы и желания. Помог каждому. Но мне, не мог помочь никто. В остатках поместья Амабеликов вообще мало кого нашли, чтобы хоть как-то опознать. Но эксперты, которые изучали причины и место взрыва говорили в один голос. Взрыв произошёл в подвале, по сохранившиеся записи с камеры, что снимала вход в помещение. Было известно, что мою сестру привезли трое неизвестных парней и Григорий Амабелик, позже сам спустился в него, а спустя время произошёл взрыв.

Сам род Амабелик исчез полностью. Не осталось никого из них в живых, но тела, семьи, которые смогли найти и опознать похоронили их слуги.

Мне же хоронить было некого, а пустой гроб, посчитал ненужным.

Ко мне никто не приезжал, никто не звонил, в универе все обходили меня стороной.

По слухам, которые понеслись по Екатеринбургу и княжеству. Это я приехал к Амабелики и всё взорвал и всех убил. Вместе с сестрой, она говорят, хотела выйти замуж за сына главы.

И тогда я задумался, а откуда пошло слухи, что моя Лена, хотела выйти замуж за сына Григория? Понятно, что Амабелики готовились не один день. Глава рода и старейшина были в курсе. Но вот кто ещё знал про их замысел, оставалось загадкой. Но слухи не берутся из фантазии, у всех есть в основе правдивая информация.

В общем, я вёл затворнический образ жизни.

За неделю до Хэллоуина меня посетили Багратион и Демидов.

— Здравствуй, Дамир, — поприветствовали меня нежданные гости, когда я вошёл в кабинет.

— И вам привет, — сухим безжизненным голосом, ответил, опускаясь в кресло

— Чем обязан вашему визиту?

— Мы хотели поговорить о том дне, — склонив голову ответил Демидов.

А Багратион просто промолчал, сделав глоток кофе, которые им принесли. — Говорите, — махнул я рукой.

— Дамир, мы понимаем, что потеря Елены, сразу после отца это большое горе, но не нужно быть настолько равнодушным и относится к нам как к врагам народа.

— Давайте начистоту Князья. Из-за ваших интриг, по непонятном мне желании скрыть правду от людей. Погибло и много хороших моих людей и Лена! Отец тоже не лучше. Но он уже погиб за ваши тайные игры, Я сам чуть не погиб в тот день. Повезло, что Амабелик решил потолкать пафосную речь. А теперь вы являетесь сюда и говорите мне не быть равнодушным к вам? Серьёзно?

— Мальчишка, ты забываешься, — в голосе Багратиона был металл.

— Да ой ли? Мы все равны друг перед другом. А то что вы, Арсен Алексеевич, начальник Тайного отделения. Никаких привилегий вам не даёт. Выше меня только Романовы. Я достаточно ясно свою мысль выразил?

— Довольно, — хлопнул по колену Демидов.

Просверлив меня взглядом, Багратион сдался.

— Вернёмся к нашим баранам господа. — сделав глоток из чашки, Демидов обвёл нас взглядом

— Дамир, расскажи, что было в тот день. — попросил Арсен Алексеевич.

Я и рассказал и про речь Аркадия и появления девушки.

— Кицуне? Это что? — в недоумении спросил Демидов.

— В японской мифологии это лиса, чем старше, тем больше у неё хвостов. Пределом развития считается девять хвостов. — посвятил я его.

— В моей жизни стало слишком много японского, — покачал головой Демидов вздыхая

— Вы о чём?

— Ну вот смотри, про твою силу знают только японцы, девушка, что убила Амабелика, японка. Ну во всяком случае предстовляется японским именем и пользуется японским холодным оружием, плюс к нас приехали делегация из Японии, привезли учеников в твой университет по программе обмена студентов. Да и сами решили основать тут какой-то бизнес, в общем, поселились у нас в княжестве.

— Забавно, зачем им это?

— Да кто их знает, но вот приглашение на их приём, быть обязательно с девушкой. — достал Демидов запечатанный конверт и положил на стол.

— Какой девушкой? — ошарашено я уставился на него.

— Любой, это традиция у них. Все гости должны быть с парой, — пожал он плечами.

Поговорим ещё несколько часов, я проводив гостей, вскрыл конверт.

Великий Князь Болконский Дамир Александрович, приглашаем вас и вашу спутницу. На приём, которые состоится тридцать первого октября. По случаю прибытия нашего рода, в ваше Княжество.

Глава рода Фудзивара.

И где мне взять, эту спутницу? Просто девушку с улицы нельзя привести статус и всё такое.

Обдумывая эту ситуацию, я не заметил, как ко мне зашёл дворецкий и несколько раз осторожным кашлем, обратил на себя моё внимания

— Князь, к вам посетители. Геологии, говорят это дело не может ждать и им нужно срочно вас увидеть, по-вашему с их слов заданию.

— Пропустите их и подайте ещё чая или кофе на выбор гостей.

На, что слуга лишь поклонился.

А ко мне сразу же чуть ли не бегом вошли сын и отец, Шпак.

— Князь! Нашли! Нашли! Вы представляете?! Нашли!

— Кого нашли? Что нашли? По порядку можно? — поддавшись вперёд, я внимательно на них посмотрел.

— Как что нашли? Золото! — победно вскинул руку сын.

— Золото? — постучал по столу пальцем, и задумался. В моём мире ведь не было золота тут.

— Да князь, там, где вы сказали искать бриллианты, протекают речки и в один из дней, когда погода не позволяла производить исследования грунта, мы исследовали реки и там обнаружили золото! — парня прям трясло от переизбытка эмоций— А изумруды-то нашли?

— Нашли, но они очень глубоко, там нужно будет строить карьер. Или даже делать шахту.

— А по хризотилу, что сказать можете?

— Пока нет господин, всё впустую на данный момент, — вздохнул Алберт Иванович.

— Хорошо, продолжайте там поиски

Представим, как я сижу с ситечком и промываю грязь и воду в поисках золота, как тот самый старатель из Америки времён золотой лихорадки. Я усмехнулся и обведя семью геологов взглядом, произнёс:

— Смотрите, что мы сейчас будем с вами делать.

До приёма оставалось два дня. Кого пригласить, я так и не решил. К Юсуповой и Вяземской подходить не хотелось. Как бы я ни хотел, но не мог простить им тот клуб. Да это может быть по-детски. Но блин… умом-то всё понимаю. А как только вижу их живых и невредимых, злость застилает весь рассудок.

И сидя в который раз в одиночестве, во время обеда. Я уже всерьёз размышлял, а не плюнуть ли на эти традиции и не пойти ли одному. Как мои глаза вновь накрыли женские ладошки, а знакомый девичий голос не прошептал:

— Вы вновь сидите в одиночестве и хандрите, князь?

— Да и вовсе я не хандрю, Надь. А занимаюсь решением очень сложной проблемы. — продолжил я уничтожать свой обед.

Девушка же видя моё равнодушие к своей персоне, недовольно засопела. Постояв ещё пару мгновений и смотря, как я и дальше безмятежно ем несмотря на закрытые глаза, вздохнула и уселась рядом.

— И что же у вас за такая проблема, что вы меня так игнорируете? В наш первый раз вы были куда более заинтересованы мной.

— Мне нужна девушка, на вечер. — проглотив кусок котлеты, поднял на неё взгляд.

— И в чём сложность князь? Или вам подсказать, где найти объявления с такими девушками? — с лёгким отвращением, произнесла моя рыжая знакомая.

— Да нет. Я знаю, где найти такие объявления. Но я думаю. Что ты подойдёшь для этого, лучше тех девушек, — обвёл я её фигуру оценивающим взглядом.

— А вы наглец. Вы серьёзно думаете, что я одна из таких девок? Побегу выполнять ваши прихоти, по щелчку пальцев? — опешила девушка.

— Я уверен, что вам понравится. — отложив вилку, я склонив голову, улыбнулся ей.

И пока она искала подходящий ответ, я дополнил:

— Я предлагаю тебе, быть моей парой на приёме у Японцев через два дня. И отказ я принимать не буду.

А девушка подскочила, постояла, похлопала своими ресничками и вновь уселась на стул, снова похлопала и ещё пару раз также повторила свои действия в абсолютной тишине. Настолько, видать, её повергли в шок мои слова.

— Но я же ведь никто, Князь. Просто девушка которой удалось поступить сюда. По рекомендации Демидовых, как лучшей в детском доме и средней школе.

— Ты сирота? — я испытал огромный шок.

— Да Дамир Александрович. Простите меня. Я пойду, пожалуй. Всего вам хорошего, — девушка совсем смутилась и попыталась встать.

Но я поймав её за руку, спросил:

— Ты решила оставить без ответа, моё предложение?

— Князь, не говорите ерунды, кто я, а кто вы! — начала она злится.

— Я парень, а ты девушка, в данной ситуации это единственное, что важно. — пожал я плечами. — И сядь ты в конце концов!

— Но я же безродная. На вас буду косо смотреть! — делала она попытку вырваться из моих рук.

— Да, ты права на меня будут косо смотреть. А не на тебя. А чужое мнение уж я переживу.

— Можно плюнуть на мнение толпы, но если толпа плюнет в ответ, то вы утонете князь, — серьезно проговорила девушка, сев обратно.

— Это всё, что тебя беспокоить и мешает согласиться?

— У меня нет денег, — прошептала девушка.

— Что, прости? А зачем тебе деньги? — моя бровь изогнулась домиком от удивления.

— Чтобы взять напрокат платье и украшения для такого мероприятия. — все тиши и тише пробормотала рыжая.

— Напрокат? А что так можно было? — вторая бровь заняла место рядом с первой.

А меня просто наградили испепеляющим взглядом.

— Всё молчу, молчу. Я Просто никогда не сталкивался с таким, извини. — поднял я обе руки извиняясь.

Девушка лишь вздохнула и опустила голову руки. Улеглась на стол, показалось или я слышал всхлип?

— Ты с учёбой закончила на сегодня? — ткнул я пальцем в её руки.

— Да. — не поднимая головы мне дали ответ.

— Через десять минут жду на стоянке, — поднявшись и подхватил разнос я, отправился на выход из столовой.

Дойдя до своей машине, я задумался. Микроавтобус — это, конечно, круто. Удобно и вместительно. Но ни разу не статусное. Вот бы такой же Руссо Батл найти как у Юсуповой. Нужно вечером посетить пару дилерских центров, подобрать новые машины в автопарк семьи. Семьи… Из меня одного, вздох грусти.

Достав сигарету и постучал в окно, чтобы разбудить Василия.

— Да, Князь? — спросил он у меня, опуская стекло.

— С Леной по магазинам женским ездил? — закуривая спросил его.

— Да, каждые выходные она брала пару машин, и мы помешали такие. Магазины.

— Значит, слушай задачу. Сейчас ждём девушку и едем в самые лучшие магазины. Одежды и ювелирки. Закончим с этим, поедем искать машину, что-нибудь люксовое дорогое и до фига пафосное.

— Понял, Дамир Александрович. — кивнул Василий.

Девушка вышла через восемь минут. Мне настолько в это не повторилось, что я постучал по своим часам и приложил к уху. Так ведь не бывает?

Дойдя до машины, она посмотрев в мои глаза, спросила

— И зачем я тут?

Открыв пассажирскую дверь, я пригласил её внутрь, — Мы едем по магазинам. — пожал плечами.

— Каким это магазинам? — прищурилась девушка

— По женским мы едем тебе за платьем туфлями и что ещё там нужно девушкам для похода на приём.

— Князь, я же сказала, что у меня нет денег на это всё.

Я предпочёл её проигнорировать.

Спустя десять минут мы подъехали к одному торговому центру Пассаж.

— Вам на второй этаж Дамир Александрович, все нужные магазины находятся там, я буду на подземном паркинге… — просветил меня водитель, когда остановился напротив входа.

— Понял тебя. Но думаю ты успеешь сходить пообедать. Мы тут надолго. — выбираясь из машины подавая своей спутнице руку, ответил Василию.

Поднявшись на второй этаж, я начал неспешно идти возле магазинов. Нужный магазин девушка подскажет сама, своим поведением. Остановится или задержит взгляд дольше, чем, раньше. Равнодушие точно не будет, когда она будет рядом с тем, чтобы она хотела.

Спустя, пару минут так мы и нашли нужный нам магазин, она просто замерла возле одного из платьев вишнёвого цвета.

Взяв её за руку, я потащил её внутрь.

Нас встретили две девушки консультанта.

— Здравствуйте, князь? — бросила девушка на мой знак рода взгляд одна из девушек. а не обнаружив такой же на моей спутнице, её они стали просто не замечать.

— Так девушки, нам нужно подобрать на мою спутницу шикарное платье туфли, сумочку и что там ещё надо?

— Бельё ваше сиятельство, если не подберём сразу, а оставим что есть, оно будет очень выделяться на фоне платья. — подсказала мне одна из девушек.

— Кхм, да. Бельё. Но это сами там разберётесь без меня. — открестился я сразу от таких перспектив. Хоть я и не прочь… Но нет.

— Как скажете, — две девушки взяв под руки мою подругу, утащили её в сторону примерочной.

— Чай, кофе князь? — ко мне подошла третья девушка.

— Нет спасибо, можете послать кого-то в отдел парфюмерии и ювелирных изделий? Чтобы они оценили мою спутницу и предложили мне подходящие украшения.

— Сию минуту. — поклонилась она мне.

Минут через пятнадцать, ко мне подошёл парень:

— Я консультант из магазина «красное яблоко» мы занимаемся парфюмерией, что вы желаете? У меня собраны все пробники, из всего нашего ассортимента.

— Начнём с мужского тогда. Мне бы хотелось сочетание дерева и кожи, и цитруса с цветами.

Подумав несколько минут и перекладывая в портфеле баночки, мне вручили 4 пробника без бирок и надписей. Просто под разными цифрами.

— Этот, — остановился я на третьем. Данный аромат я не спутаю ни с чем. Он был мной любим, в прошлой жизни. Диор Фаренгейт.

— Удивительный выбор ваше благородие, не многие в вашем возрасте могут оценить такую туалетную воду.

Женский выбрать оказалось ещё проще.

Там нашёлся очень близкий аромат, к нашей императрице номер три. Беспроигрышный вариант.

— Дамир Александрович, ваша спутница сказала, что вы должны выбрать платье. От него зависит уже и остальные аксессуары.

Окинув взглядом 4 платья, которые на вешалке принесла девушка, консультант, я недолго думая ткнул рукой в бутылочно зелёное.

— Вам подобрать костюм к этому платью?

— Да, было бы. Прекрасно. — вздохнул я, но скорее от облегчения. Было бы неуютно, если наши наряды были бы несовместимы.

Чуть позже принесли уже полностью готовый комплект серебряных украшений с бриллиантами. Колье, серьги и браслет. Его уже перемерили, прикинули и пришли к выводу, что лучше у них не найти.

Для себя я отказался от меня украшений. Зажим для галстука у меня точно есть, пара запонок с гербом рода и часы найдутся. Больше мне ничего не нужно.

Как говорил мой страус, в серии, где он выбирал одежду для похода на собеседование:

— Неважно во что одет мужик, главное что бы обувь и его часы были дорогие.

Костюм мне принесли тёмно-зелёного цвета. Ближе к болотному, к нему прилагалась белая рубашка, ремень и туфли коричневого цвета. Дойдя до одной из примерочной и накинув обновки, пару раз присел и потянулся, и отдал это обратно продавцу, пусть упаковывают. Приятно когда работает профессионал своего дела. Пару минут, что я стоял, ей хватило, чтобы правильно оценить всю мою фигуру и выдать идеально подогнанный костюм.

С девушкой они провозились, в общем, три часа. Ей подобрали платье, пару комплектов белья, туфли и сапожки. Сумочку, что-то похожее на шаль и ещё не знаю что… Но всё это заняло у нас восемь пакетов. И мой костюм ботинками, что поместились в один такой же пакет.

Отправив уставшую девушку, посидеть на диване, я стоял на кассе, ожидая конечный ценник, когда одна из девушек обратилась ко мне.

— Князь, не сочтите за грубость, но вы потратили столько денег, на одежду, а забыли самое важное.

— Да? И что же я забыл?

— Педикюр, маникюр, парикмахерскую и визажиста. По этим мелочам будет очень хорошо видно, что она хочет небогатого происхождения. А на фоне платья и украшений… Это будет выглядеть нелепо.

— Спасибо вам за совет, — вздохнул я. Тут я даже спорить не буду. Настя мне не один раз мозг выносила, этим вот маникюром и разницей в гелях, что используют мастера.

Вызвонив Василия и обрисовав, в каком магазине ему нужно будет забрать все сумки и как выглядит моя, я взяв Надю, двинулся на поиске салона красоты.

— Девушки, добрый день — заходя в один из самых больших, произнёс я.

— Здравствуйте, мы вам можем чем то помочь? — окинув взглядом сперва меня, а потом мою спутницу ответили мне хором.

— Через два дня у нас назначен приём. Я бы хотел, чтобы моя спутница блистала.

Девушки после моих слов, стали похожими на кота, объевшегося сметаной. А моя рыжая стала красной как рак.

— Так вот, прошу назначить время и день, чтобы всё было сделано и ни испортилось до приёма.

Забрав у меня спутницу, они утащили её к креслу и начали крутить вертеть и изучать весь фронт работы.

А я вышел в коридоре торгового центра и смотрел, как Василий тащит наши пакеты к лифту.

Через десять минут ко мне подошла девушка, администратор.

— Мы оценили фронт работ, согласовали с девушкой время и ждём только оплаты.

— Надеюсь, новая машина выйдет мне дешевле, — бросая взгляд на сумму и прикладывая карточку к терминалу, тихо сказал я.

— Куда тебя отвезти? Не пешком же ты будешь с этими пакетами ходить.

— Обратно к университету, там неподалёку общежитие, в нём я и живу. — ответила мне счастливая рыжая девушка.

— Василий, слышал? — Спросил водителя и получив утвердительный кивок.

Высадив девушку, мы отправились в один из автосалонов, что продавали эксклюзивные машины из Европы и Азии.

Первое, что мне сразу попалась на глаза, когда мы вошли в помещение, это полная копия Ниссана Скайлайна гтр в 34 кузове. Называлась она правда Дайхатсу.

— Моя прелесть… — обходя машину я с любовью провёл по кузову.

— Вам помочь? — ко мне подошёл один из менеджеров.

— Да, вот эту машину заверните мне, пожалуйста.

— Вы уверены? Это ведь просто Дайхатсу. Без статуса и истории.

— Конечно, я уверен, — с недоумением, я посмотрел на него.

— Понял вас господин, — поклонился он.

— А вообще, мне нужен люксовый седан, премиального класса и, что-то бронированное.

— Немец Японец или Англичанин?

— Немец и Англичанин. — недолго думая, ответил.

— Прошу за мной. — повёл он рукой/

Выбрал, в общем, две машины из тех, что были в наличии.

Одна из них копия Порше Панамера, а второй был Роллс Ройс фантом.

А ещё заказал Бентли флаинг спур. Бронированную версию.

А Дайхатсу вышел всё же дешевле, чем дневной шопинг с рыжей. В два раза дешевле…

Глава 15

Вот и настал день приёма. Сам приём был назначен на три часа. Но это не значит, что все придут к этому времени. Нет, здесь тоже была своя традиция.

Каждого гостя, хозяин приёма должен встретить лично. После приветствия, гостей или проводят сразу к месту проведения или проводят время за разговором, пока не вернётся сопровождающий. Хозяин, как понимаете, покинуть место встречи гостей не имеет права, пока не придёт последний гость. Бывали случаи со слов Багратиона, что организатор приёма уходил с поста, только спустя шесть часов. А люди шли непрерывным потоком.

Меня тогда перекосило всего. И от больших приёмов я сразу зарёкся.

Позвонил, Наде, убедившись, что не забыла про салон красоты. Договорился, что заберу её около двух часов от университета. Пока доедем, пока отстоим все пробки на подъезде.

Сидя в столовой, я пил кофе и просматривал газеты.

На одной из них мне попалась, на всю первую полосу фотография, где я и Надя, выходим из магазина одежды. А над фотографией заголовок:

«Любовница или всё же любовь?»

Хмыкнув и прочтя статью, убедился, что моя персона вызывает какой-то странный интерес. Появился с неизвестной и, скорее всего, безродной девкой. Такой сякой не соблюдаю траур и транжирю деньги. Свои деньги… Что за люди эти журналюги, лишь бы раздуть какой-то бред.

Вздохнул и отложил газеты в стороны. Нужно идти собираться.

Я стоял опершись, на передние, серебряное крыло машины, в ожидании Нади. Сейчас она опаздывала уже на пятнадцать минут. Звонить не видел смысла, я её предупредил, что уже подъезжаю.

— Дамир, вот кого не ожидала увидеть в выходной день у университета, так это вас.

Ко мне подходила Анжела Юсупова.

— Поверьте, вас я тоже не ожидал видеть тут. — повернулся я к девушке.

— Увы, моя должность не подразумевает выходных, ученики косячат очень много и каждый день. А вот что вы здесь делаете, Дамир?

— Жду девушку. — развёл я руками.

А Юсупова улыбнулась,

— И как? Дождались? — кокетливо прикрыв глаза, она улыбнулась.

— Увы, нет, опаздывает, — сухо ответил я.

— Вот как? Странная какая у вас девушка… — в голосе слышался холод. А вся улыбка сошла с лица.

— Увы, какая есть, той и рад.

— Князь, простите, не привыкла ходить на таких каблуках.

— А вот и моя девушка. — обрадовался я.

Юсупова, развернувшись, смерила Надю взглядом, отметив её платье, украшения и сумочку. Она-то хорошо понимает цену и этого всего. Повернувшись ко мне, она склонив голову, произнесла:

— Всего хорошего, князь и вам Долгорукова, — Взглянув на Надю ещё раз, она направилась в сторону машин своего рода.

— И вам Анжела, — сказал я уже в спину девушке, но сомневаюсь, что она услышала.

А я обратил своё внимание на рыжую.

— Ты просто очаровательна. — поцеловал её руку.

— Не говорите глупости, князь, — зарделась девушка.

Спустя час, мы стояли в пробке на въезд в поместье, что выкупили Японцы.

— Надь, ты не была на подобных мероприятиях? — повернулся я к девушке, что с интересом разглядывала подъездную аллею.

— Нет конечно, статусом не вышла, — грустно ответила девушка.

— Тогда слушай. Я в нашей паре главный, меня не перебивай, первой ни с кем диалог не начинай. Обращайся на вы или по титулу, если его знаешь. — начал я читать наставления.

— Я понимаю князь, вашей репутации я не создам проблем, — сухо ответила Долгорукова.

— В первую очередь забочусь о тебе, а не о своей репутации. — погладил её по руке.

— Поверь, я тебя в обиду не дам. Но случится может всякое и на тебя давить проще, чем на меня. Не давай им повода. Аристократия — это тот ещё клубок змей.

— Я поняла, спасибо. — её голос потеплел.

— А теперь, нам пора на выход. — произнёс я, когда машина остановилась, а слуги открыли двери машины.

Подав своё приглашение на входе, человеку, который и пролистав список приглашённых, кивнул и жестом указал на аллею слева от себя. Где в метрах двадцати, стояла группа японцев в своих традиционных одеждах.

— Коничива, — произнёс я на японском и сделал поклон на сорок пять градусов.

— Князь, вы говорите на японском? — озвучила одна из японок свои мысли.

— Нет, простите, но это слово и поклон я тщательно изучил. — улыбнулся яей. Размышляя кто передо мной. Японки и в моём мире плохо поддавались воздействию возраста, а в мире с магией и подавно не разберёшь, сколько им, может быть, лет…

— Приятно, когда человек уважает чужие традиции. А то многие, до вас думали, что кивнуть этото же самое, что и сделать поклон, — поджала она губы.

— Дорогая, прекрати. Рад вас видеть Дамир Александрович. Для насэто честь принимать вас сегодня на нашем приёме. Не представите вашу спутницу?

— Долгорукова Надежда, моя близкая подруга. — повёл я рукой в её сторону.

А Надя, бросив на меня взгляд, и попыталась поклониться, но когда поняла, что я ей этого не даю сделать, просто протянула руку.

— Долгорукова, значит? Любопытно, — пробормотал глава рода Фудзивара.

— Правильно девочка, не нужно кланяться не зная всех нюансов. Слишком низко будет значит, что ты считаешь нас своими хозяевами, а это поверь не так. Слишком мало будет считаться панибратством и мы с тобой ровня, что тоже не может быть. — произнесла всё та же женщина.

— Я Акено Фудзивара, это моя жена Фумико Фудзивара и мои дочери, Шина и Чучи. Одна из дочерей проводит вас, к остальным гостям.

— Спасибо. Акено-сан, — сделав поклон, мы с Надей направились вслед за одной из дочерей Фудзивары.

— Долгорукова? Мне не послышалось Акено? Я думала вы их всех убили, двадцать лет назад. — в голосе женщины послышались нотки сомнения.

— Тебе не послышалось и нет, убили мы не всех. Дочь главы рода, была беременна и мы её пощадили. В обмен на обещание никогда не пытаться восстановить свой род.

— Почему я об этом узнаю только сейчас? — начала злится Фумико.

— Потому что тебя это не касается. Да внучка Игоря жива и что изменилось? Ничего. Свой род она не восстановит, а раз она здесь и не испытывает, никаких к нам эмоций, кроме интереса и любопытства, своё прошлое она не знает. — пожал плечами Акено.

— А теперь соберись и прекрати фонтанировать мыслями о Долгоруковой, Багратион направляется к нам. Будь осторожна и не попадись в его сети.. — положил он руку на плечо жены.

Проведя нас на лужайку перед домом, Шина поклонилась и пожелав нам, хорошего вечера, удалилась за новыми гостями.

А мы стали рассматривать территорию дома, где была немало гостей и официантов, что ходили вокруг гостей и предлагали им напитки. Закуски были выставлены на столы возле дома, куда подходил любой желающий, брал всё, что ему угодно и уже сам решал, где ему расположится. Стоя в своей компании на лужайке или на скамейке возле фонтана, или же в обеденной зоне за столом.

Отдельно стояла маленькая сцена в тени яблонь и несколько рядом стульев перед ней.

Сейчас на этой сцене выступала труппа актёров Кабуки.

Был ещё фонтан, но пробиться к нему не было никакой возможности. Все плотного его окружили и с каким-то живым интересом наблюдали за происходящим внутри.

Прогуливаясь вокруг этого великолепия. Я повернувшись к своей спутнице и спросил:

— Есть какие-то пожелания?

— Я бы хотела перекусить, если можно, — тихо ответила девушка.

— Тогда вперёд, на поиски вкуснях, — поднял я кулак вверх.

— Молодые люди, рекомендую второй столик слева. От центрального входа. Там просто потрясающие роллы и сашими. Фудзивара, привезли своего повара из Японии и он лично делал все закуски на этом столе. — произнёс какой-то незнакомый старичок.

— Спасибо вам дедушка, — улыбнулась Надя. И потянула меня в нужном направлении.

Тарелку мы решили взять одну на двоих, справедливо считая, что так будет намного удобнее, набрать закуски, на длительное время и передвигаться по лужайке. Чем бегать постоянно за новыми порциями. Набрали мы и ролл и сашими и мясных рулетов и канапешек и про фрукты не забыли. Поэтому сейчас с великим удовольствием поедали их на одной из скамеек, что стояли под Облепихой.

— Надежда, позволите украсть у вас князя, на пару минут? — нас накрыла тень Багратиона.

— П-п-пожалуйста, — встретившись со взглядом грузина, девушек стала заикаться.

— Взяли и девушку напугали, как вам не стыдно Арсен Алексеевич? — пожурил я главу тайного отдела. Поднимаясь со скамейки

— Стыдно, виноват, каюсь. — сокрушённо кивнул он головой.

— Никуда не уходи рыжая! Я скоро вернусь. — пригрозил я шутливо девушке.

— И вовсе я не рыжая! — нахохлилась девушка.

— Серьёзно? — я изогнул бровь в сомнении, проводя по её огненно-рыжим волосам взглядом.

— Да! Я не рыжая! Я Великая Рыжая! — подняла она указательный палец.!

На что мы с Багратионом обменявшись взглядами, усмехнулись.

— Понял, вас, Великая Рыжая. Сиди тут и никуда не уходи.

Оставив девушку одну, мы отошли в сторонку.

— Дамир, после того как Фудзивара скажет речь, тебя пригласят на личную встречу, на ней и будем обсуждать твой дар и цену, которые захотят за твоё обучение японцы.

— Цену? Они денег хотят? — меня удивила формулировка этой ситуации.

— Поверь. Было бы лучше для всех, если они ограничатся деньгами. Это может быть обещание, земли которые надо будет захватить, помощь в войне… Вообще всё, что они посчитают адекватной ценой в обмен на твоё обучение. В разумных пределах конечно же. Фамилию и родовые земли они у тебя требовать не будут. Это моветон.

— А нам точно нужна их помощь? Мы с Распутиным учим потихоньку техники ведь? — в недоумении спросил я его. А мы начали двигаться в сторону стоящего недалеко, официанта с напитками.

— Для всех нас будет лучше. Если ты будешь уметь контролировать силу. Чем от незнания убьёшь тех, кто тебе дорог, — бросил он взгляд на Надю.

— Вы правы, кто ещё будет с нашей стороны? — вздохнул я. Делая знак официанту чтобы подошёл

— Мы вдвоём, плюс Юсупов и Вяземский, возможно, будет Колчак. Ждали Демидова, но он был срочно вызван в Москву утром.

Со стороны сцены раздались звуки музыки. Похоже на джаз. Эх ностальгия, повернулся я в сторону сцены. Но когда, до менядошёл смысл сказанной фразы, я резко развернулся в сторону своего собеседника и смотря ему в глаза, задал вопрос:

— А Колчак то, как оказался в это вмешан?

— Брось, ты же не думаешь, что виртуоз просто так будет преподавать в универе и курировать малолеток? Он один из людей, на чьих плечах лежит забота о княжестве. Колчак министр обороны княжества, после смерти Долгорукого он взял на себя эту ношу.

— Долгорукого? А Надя не его дочь? — взяв два бокала шампанского, я повернулся к своему собеседнику.

— Дочь? Нет…, — сделав глоток из своего бокала, Багратион посмотрел на меня, дополнил:

— Она его внучка и твоя жена.

Выпив оба бокала, повернулся к Багратиону.

— Шутки у вас, несмешные, вам говорили?

— Почему вы считаете это шуткой Дамир Александрович? — серьёзно посмотрев на меня он, сделав очередной глоток из своего бокала.

— На мне нет кольца. Мне нет восемнадцати. И с Надей я познакомился только в универе. И уж такой факт, как моя свадьба, я бы не смог забыть. — подняв руку я начал загибать пальцы.

— У вас нет кольца, потому что вы сами его не купили, ни себе, не Надежде. Ваше восемнадцатилетие ждать не нужно, вы единственный представитель фамилии. И значит, можете жениться в любом возрасте.

Не были знакомы? Это вновь, ваша проблема, что вы не интересовались своей жизнью, — развел руками он.

Подхватив у официанта ещё один бокал, я указал ему на Надю и попросил принести ей напитки.

А сам вновь развернулся к князю и произнёс:

— Я не интересовался своей жизнью, это как?

— Брачный договор был подписан твоим отцом и её матерью незадолго до смерти, — смотря на девушку, что пробовала шампанское. Устало произнёс он.

— Но почему она ничего не знает? Она же считает себя безродной. Раз её отец был князем, то и она аристократка, а не девочка из детского дома.

— Потому что она и есть безродная. Она жива потому, что у неё нет права быть княжной Долгоруковой. Во время беременности её матери сделали предложение, от которого та не смогла отказаться. Смерть будучи княжной или жизнь, но без статуса аристократки. — Допив свой напиток, Арсен Алексеевич отвернула от меня.

— Это, что же за хорошие люди, делают такие интересные предложения… — задумчиво проговорил я.

— Это не люди, Дамир Александрович. Это был один человек. В тот день я лично стоял над её матерью с пистолетом в руке и не смог нажать на курок, из-за беременности. Поэтому ей было сделано такое предложение и она его приняла осознанно. Да и самя был счастлив, что мне не пришлось убивать беременную девушку. — произнёс сзади нас Акено Фудзивара.

Опешив от такого заявления, я задал ему вопрос:

— Расскажите? Всё же о моей жене говорим.

— Расскажу, почему нет. Но у меня будет два условия. Готовы выслушать?

— Конечно, готов.

— Первое, сейчас я расскажу очень коротко. Лишь суть. И Арсен Алексеевич, попрошу вас не рассказывать Дамиру Александровичу больше. Вечером, после официального приёма, мы обсудим уже предметно и подробно. И я отвечу на все ваши вопросы.

— Я не против, — пожал плечами Багратион.

— Акено сан, у меня только один вопрос, ваш рассказ сейчас, он будет… Правдив?

— Да Князь, это будет чистая правда. Да и Багратион подтвердит. Он тоже принимал участие в этом конфликте.

— Дамир не беспокойся. Врать смысла нет. Фудзивара имели полное право поступить так с родом Долгоруких. — положил мне на плечо ладонь великий князь.

А я лишь кивнул и приготовился слушать.

— Двадцать пять лет назад, к нам пришли Долгорукие и предложили купить у нас оборудование для добычи изумрудов на одном из островов Камчатки. Но мы отказались продавать его. Почему? Оно было сырое, мы только его создали и проверить в реальных условиях мы его не могли. Поэтому мы предложили им вариант, который казалось устроить всех. Наш род даёт им оборудование бесплатно, но 2 месяца, добычу ведёт наши люди. Создаём условия для рабочих. Налаживаем быт для рабочих. Следим за оборудованием, меняем неподходящие и сломавшиеся детали. Они согласились. Мы работали ровно месяц, когда я приехал на остров и обнаружил, что мои люди все убиты, а территорию заняли уже бойцы клана Долгоруких. А оборудование было вывезено в штаты и продано конкуренту.

— А если бы вы не добыли изумруды за те два месяца? — задал я закономерный вопрос.

— А уже вот это и другие вопросы, мы обсудим уже вечером. Сейчас я пойду к другим гостям, — улыбнулся глава рода Фудзивара.

Так что случилось, после того как японцы узнали об этом? — проводя взглядом хозяина дома. Я обратился к Багратиону.

— Дамир Александрович, мы же договорились, — укоризненно покачал головой он.

— Попытаться стоило, — равнодушно пожал плечами.

— Стоило, но поверь, Акено расскажет лучше. Да я был участником тех событий. Как и Демидов, как и твой отец.

— Ну хорошо уговорили. Но вот какая штука получается. Фудзивара убили всех родственников Нади. Но она моя жена. А сейчас они приехали, чтобы договориться об обучению меня. Какая-то ерунда получается.

— Получается, но Акено сан, думаю, знает, что делает. Про то, что она твоя жена, он в курсе и всё равно согласился. Убивать он её не будет, в слуги рода заставлять идти тоже не станет. А остальное решаемо. — бросил он взгляд в сторону официанта и сделал жест рукой.

Взяв себе сок, он осушил его одним глотком и вернул обратно на поднос.

— Наде, пока не говори о том, что сейчас узнал.

В этот момент у него зазвонил телефон и пока он отвечал на звонок, отойдя в сторону, я оглядел гостей. Вот и Юсупова в сопровождении отца и, судя по всему, матери, рядом с ними стояли Вяземские. Марина, девушка из Перми тоже была здесь, но в компании таких же молодых парней и девушек, обсуждали, что-то смешное. Их смех доносился до меня… Брагин, мой одноклассник, который должен мне бой. Тоже был тут, стоял рядом с отцом и о чём то беседовал с Акено Фудзивара. Попался мне на глаза и Колчак.

— Дамир, Демидов вернётся ближе к полуночи, поэтому после разговора с Фудзивара, мы втроём поедем к нему. Предупреди свою жену. Эта ночь, у вас будет долгой.

— Понял вас, — вздохнул я и посмотрел на часы.

Было всего лишь половина пятого.

Глава 16

Оставшись один, я вздохнул. Слишком насыщенная получается у меня жизнь. Убийства похищения, теперь вот жена. Которая наверно ещё и не в курсе её судьбы и как она отреагирует на это, вообще загадка. Покачав головой, я направился к ней. Слишком сильно задержал меня Багратион.

— Прости, что так долго, но слишком много появилось вопросов, которые нельзя оставить без ответа, — произнёс, садясь рядом с девушкой, забирая последний мясной рулет с тарелки.

— Да ничего, всё понимаю. Великий князь не может отдыхать, его везде ждёт работа, — улыбнулась она мне.

— Слушай, а ты бы хотела быть княжной? — заинтересовался я.

Говорить ей не буду, но выяснить её настроение будет нелишним.

— Если быть княжной, это значит работать как проклятый даже на чужом приёме. То спасибо нет, — рассмеялась рыжая.

Её смех был слишком заразительным и я тоже улыбнулся

— Да нет, конечно, я бы хотела. Любая девушка хочет быть княжной. Это наверно очень здорово. Семья вокруг. Слуги рода, для которых ты не тиран, хозяин, а добрая мама крёстная. Не знаю, как объяснить это. Вот твой водитель, например. По нему ведь видно, что он просто рад служить тебе, Дамир. Не за деньги, а вот просто рад и всё. На меня смотрят везде как на пустое место, даже здесь я не раз замечала, с каким презрением на меня бросают взгляды. Обычные купцы, которые просто держат самые большие охотничьи угодья, куда ездят пару раз в год весь высший свет. Делают такое лицо, будто я грязь под их ногами. Про университет вообще молчу, но там все равны и меня не особо трогают. Надеюсь, ты понимаешь про что я. — рассказывала девушка, не отрывая взгляд от сцены, где вновь появились актёры и изображали сценку.

— Да уж. Неприятно. — покачал головой.

— Ты слишком мягко сказал это. И да, не думай, что я глупая девушка, я знаю, что когда-то Долгорукие были князьями. Слишком редкая у меня фамилия, для совпадений.

— Вот как? А что ещё ты знаешь о Долгоруких?

— Всё, я выучила всю историю своего рода. Нашла генеалогическое древо своей семьи и маму, на нём, и свободную графу, где должна была быть я. Тогда я попросила аудиенции у Демидова.

— И тебя приняли сразу? Вот не ожидал такого, — удивился я.

— Нет, в первый раз мне отказали. Тогда я попросила у одной из подруг, гербовую бумагу. И написала в графе отправитель. Княжна Долгорукова. Внучка министра обороны. А письмо отправили через почту её рода. А уже вечером я сидела перед Демидовыми. Где меня настойчиво попросили никогда больше не называться княжной Демидовой. Во избежание очень неприятных событий. А в обмен, мне дали свою протекцию и помогли с учёбой в школе и поступление в универ. Точнее, не помогли. Нет, мне сказали, что я поступила в наш университет. Сказали, что я сама всё пойму позже. А я хотела пойти в театральный. — вздохнула рыжая.

— Откупились от тебя и пообещали, что всё поймёшь? — в недоумении произнёс я.

— Получается так, осталось узнать, что я должна понять, учась там? — развела руками она.

А я накрыв лицо руками просто ухмыльнулся. Ответ на её вопрос я знал. Но нельзя показать своё знание сейчас.

— А помнишь, нашу первую встречу? В столовой. Как ты пришла к этому? — подвинулся к ней, поближе.

— Князь! Ну не вспоминай об этом. Мне и так стыдно, от одного воспоминания… Я просто поспорила с дочерью Демидова. Она утверждала, что я смогу заинтересовать любого парня даже несмотря на свой статус простолюдинки. А я знала, что никто на меня внимания не обратит. Ну вот мы и поспорили. Она заглянула в столовую, ткнула в твою сторону и сказала, что ты идеальный вариант. Но так как ты, за мной не побежал сразу. А потом не стал искать встречи, я выиграла десять шоколадок, но она ещё их не отдала… Коза. — гордо задрав носик рассказала она историю.

— Ты проиграла, кстати, спор. И ты ей должна десять шоколадок. — сквозь смех проговорил я.

— В смысле проиграла? Это не может быть. Ты не догнал и не искал меня.

— Ты сейчас сидишь рядом со мной, на одном из самых необычных приёмов этой осени. Так что увы, тебе, но ты смогла заинтересовать меня. — улыбаясь взял её за руку.

— Да блин! Но у меня нет десяти шоколадок, — надулась она.

— У нас учится дочь Демидова? Вот не знал, — сменил я тему.

— Учится. Но она под другой фамилией, чтобы не вызывать лишний ажиотаж. Но мы с ней познакомились ещё на моей аудиенции с её отцом. Поэтому для меня это не секрет. Пойдём ещё до столов? Хочу ещё попробовать, каких-нибудь вкусняшек. — поднявшись она потянула меня за руку.

— Да конечно, все твои желания закон. — кивнул я ей.

А сам погрузился в мысли. Демидов хорошо разыграл партию. И девушку не подставил и с мужем свёл. И вообще, как бы не при делах. Но зачем так усложнять это?

— Дамир Александрович, подождите! — сзади послышался бег и голос Брагина.

— Здравствуй, Ваня, чем обязан? — протянул я ему руку.

Пожав её, он бросил взгляд на Надю и поджав губы и спросил — Мы можем отойти от этой девушки?

— У меня нет от неё секретов, — притянул девушку ещё ближе к себе.

— Как скажете. Помните, что я вам должен бой? У меня есть предложение. Давайте устроим его тут, Фудзивара сказал, что легко организует его.

— А имэто зачем? — это предложение знатно меня удивило.

— Сказал, что ему интересно посмотреть на своих учеников. Мой отец договорился, что он возьмёт меня на обучение фехтованию. Бой будет до первой крови. С использованием всех доступных техник и возможностей. Будет присутствовать целитель, в ранге мастер, — был ответ парня.

— Хорошо, я согласен. — кивнул я. И мы с Надей отправились дальше.

— Надеюс, ь Фудзивара знает, что делает, — прошептал я. Крепче сжимая руку девушки.

— Ты серьёзно собрался с ним драться? Пустышка и воин? — скептически посмотрела на меня девушка.

— Ты в меня не веришь? — поднял я бровь в ответ.

— В тебя я верю, но это невозможно. — покачала она головой.

— Посмотрим. Знать, как стрелять из пистолета, не значит хорошо им владеть. — поучительно произнёс для девушки.

— А ты значит, хорошо им владеешь? — заинтересовалась Надя.

— Без лишней скромности заявляю. Тут нет равных мне. — гордо поднял голову.

— Позёр! — хихикнула девушка.

Дойдя до столов, мы обнаружили, что они пустые.

— А где еда? — грустно протянула девушка.

— Скоро вынесут княжна, — проговорила жена Акено Фудзивара, подошедшая сбоку.

— Вы ошиблись, я не княжна, но это было всё же приятно, — вздохнула Надя, опуская взгляд.

— Я ошиблась? Вы так думаете? — изумлённо произнесла женщина и перевела взгляд на меня.

А я лишь покачал головой, и без слова было понятно, что за вопрос она хотела бы задать мне

— Хех, как скажете княжна… Как скажете, — и начав улыбаться, она направилась в сторону гостей.

А на сцене музыканты заиграли какую-то романтическую медленную музыку.

— Князь, как вы смотрите, чтобы потанцевать со мной? — протянув руку повернулась ко мне девушка.

— Положительно смотрю, — улыбаясь вложил в её руку свою.

Треск сломанной любимой ручки немного охладил, её, состояние.

Юсупова со злостью смотрела как Болконский, безупречно исполняет танец с этой безродной девкой. А в голове крутились лишь пара мыслей. Ведь это она должна была быть на её месте. Чёртовы Амабелики. Додумались похитить и убить его сестру. Дамир после того дня ни разу не подошёл к ней. А на её попытки заговорить, был всегда сух и холоден. Будто это она виновата, что произошло.

— На твоём лице, Лика, слишком, много негативных эмоций, — подошла к ней Вяземская. А проследив направление её взгляда, лишь хмыкнула.

— А, ну да. Это многое объясняет.

— Что это? — процедила Юсупова.

— Почему от тебя разит во все стороны обида и злость. — ответила ей подруга, решив, что тут нужна правда.

— Ерунда, у меня всё хорошо, — вскинув голову прошипела Глава дисциплинарного комитета.

— Врунишка, ты, — обняла её Вяземская.

— Да нет же! — начала закипать Юсупова, но по щеке предательски пробежала слеза.

— Мне-то не ври, я вижу, как ты на него смотришь и как тебе больно, после того дня. — прошептала Вяземская.

— А сама то будто по-другому на него смотрела. — хмыкнула сквозь слёзы

— Также, но я держу лицо на публике и ты будь добра, не показывай тут свою слабость. А Долгорукую, мы накажем, не переживай.

— Зачем тебе этот бой Акено? — проговорил Багратион, смотря на пару Болконского и Долгорукую, которые кружились в танце.

— Я хочу увидеть, как мальчишка умеет контролировать свою силу. Сможет ли он её призвать, находясь в спокойном месте. Как будет сражаться с противником. Ну и главное, я хочу, чтобы дураки оставили его в покое из-за страха. А тому, кому он мешает, активизировались. Неизвестная сила подстегнёт всех недовольных действовать быстрее.

— Если он сможет призвать эту силу? — уточнил Арсен Алексеевич.

— Именно если он не сможет призвать силу. То и никакого обучения не будет. Несмотря на нашу дружбу князь, мой император. Дал строгие указания на его счёт. И не смей его предупреждать. Он сам должен понять, для чего этот бой.

— Брагина-то не жалко? Дамир его ведь инвалидом может сделать. А Брагин старший слишком нужен для нас. Без них мы не сможем запустить производство шагоходов и мобильных доспехов пехоты.

— Брагину старшему уже передали кулон, что защитит его сына от совсем убийственных техник парня. Плюс я лично буду чудить и успею поставить щит. В экстренных ситуациях. Поверь, всё будет под контролем.

— Ты точно уверен, что ты сможешь себя контролировать, зная, что у мальчишки жена Долгорукая? — повернулся Багратион к японцу.

— Да, без проблем. Арсен, я лично пощадил мать этой девочки. Я рад, что она сможет вернуться к жизни, что заслужила по факту рождения.

— А что насчёт сюрприза для Дамира? — поднял самый важный вопрос грузин.

— В Новый год, не раньше. — отрезал японец.

— Он ведь переживает, Акено, все говорят, что он стал замкнутым в универе, — попытался надавить князь.

— И что? У него вон жена появилась. Пусть радуется, А Елене нужно восстановиться и прийти в себя после стольких наркотиков, что ей вкололи Амабелики. Пусть поживёт у нас в тишине. Да, что я тебе объясняю? Ты ведь сам видел, что с ней было, когда ты лично вытащил её из той машины. И сейчас мне говоришь, что нужно прервать реабилитацию? — от Фудзивары повеяло гневом.

— Да жалко парня, столько свалилось на него. Зачем, кстати, Шина отрубила голову брату Амабеликов?

— Ей, было скучно. А Болконского нужно было срочно встряхнуть. — пожал Акено плечами.

— Он мог рассказать много полезного. — заикнулся Багратион.

— Аркадий был просто бойцом в клане. Он не знал ничего, что не знаем мы. Забудь. Мы и так в курсе, кто наш враг.

— И вот это Великий Князь? Танцует с какой-то нищенкой. Как можно вообще, марать руки об такое ничтожество. Князь должен блистать только с равными! — разъярился один из мужчин. Смотрящий на Болконского.

— Не ори ты так. Тут, где-то Багратион ошивается. — глянув по сторонам, произнёс один из собеседников.

— Да плевать мне на Багратиона, такой же позор княжеских кровей. — сжимал руки от злости подвыпивший мужчина.

— Что с мальчишкой будем делать?

— А что с ним? Убьём. А Брагин нам поможет. Ему дадут отравленный меч. Там уже всё готово.

После нашего танца прошло не так уж и много времени. Как на сцену поднялся Фудзивара.

— Господа и Дамы. Хочу выразить вам огромную благодарность за посещение моего приёма. И сейчас я хочу сделать объявление. Через пятнадцать минут начнётся бой. Между Брагиным и Великим Князем Болконским. Бой будет до первой крови с использованием любой доступной техники. И главное. Это не конфликт. Это желание самих молодых людей и моё желание как их учителя. Бой случится на площадке, которую мои помощники организуют перед сценой.

А ко мне подошёл слуга и пригласил в дом. Сказав, что мне нужно переодеться в одежду для боя. Надя отправилась со мной. Аргументировав, что лучше он будет недалеко и одна, чем с этими косо смотрящим на неё аристократами.

Проведя меня в комнату мне вручили кимоно для рукопашного боя. Чёрного цвета из хлопка.

— Катаны ещё не хватает мне. — поговорил я вслух, осматривая себя в зеркале.

— Вам не положена Катана, Князь. Только для Брагина сана. — поклонился мне слуга, японец.

— Да знаю я, знаю. Можно я просто побурчу на несправедливость.

— Князь не имеет права, как вы выразились бурчать, при посторонних. — поучительно проговорил слуга

— Я готов, можно уже впустить сюда, мою сопровождающую?

— Нет, князь, её уже проводили в ложу, где будет сидеть глава тайного отдела. — открыв мне дверь, произнёс японец.

На месте сцены появился небольшой амфитеатр. И сидели там, видать, самые близкие или дорогие гости. Хотя вот и Надя сидит, рядом с Багратионом и судя по её виду, она очень не рада такому соседству. Отец Брагина сидел рядом с женой Фудзивара. Саму Арену огородили канатом. Сделав её круглой. Гостей приёма и невольных зрителей рассадили на первые ряды, а многие просто стояли сзади на ногах. Брагин уже был внутри круга, и одет он был точно в такое же кимоно, но белого цвета. А в руке у него была Катана. Зайдя на импровизированную арену, я направился к Фудзивара и Брагину, что стояли в самом центре.

— Итак, господа, слушайте меня внимательно. Я буду судить ваш поединок. Мой ранг виртуоз и быть с вами ласковыми в случае смертельной опасности я не буду. Мои команды выполнять беспрекословно иначе, тот, кто ослушается не сможет стать моим учеником.

— Горячка боя может не позволить услышит вашу команду Акено сан, — сделал я ему замечание.

— Не переживайте князь, я смогу отличить горячку боя от ваших эмоций. Дерёмся ровно до первой крови. Перелом руки, ноги или рёбер если вы знаете, кровь не вызывает. Смысл поняли? — обвёл он нас взглядом.

— Да, — ответили мы хорошо.

— По техникам я вас не ограничиваю. Вряд ли вы знаете, что-то реально опасное. А если и знаете, то сомневаюсь, что применять сможете. Вопросы есть? Вопросов нет. Начало через две минуты. — произнёс Акено и отошёл от нас на несколько метров.

Глянув на парня, я протянул ему руку и сказал:

— Не сдерживайся. Покажи, на что способен.

— И вы князь. И вы, — ответил онмне в ответ, пожимая мою руку.

— Бой начинается! — пронёсся голос Акено по двору.

И я побежал, чтобы не дать вытащить меч противнику. Это самое важное.

Правой левой по печени, правой левой в челюсть. Повторить. Полшага влево, пригнуться, пропустить над собой его удар. Встать, правой левой В печень. Уворот, левой правой в челюсть, коленом блокирую, его поднимающуюся ногу, правой в челюсть. Коленом в живот, левый апперкот, правый в челюсть. Шаг в сторону и оказавшись сбоку вновь правой левой в печень. И только я делаю удар левой. Меня сносит воздушной волной и я врезаюсь спиной в барьер, что Фудзивара поставил перед боем. Дабы защитить зрителей. Съехав на землю, я попытался восстановить ориентацию в пространстве. Но очередная воздушная техника, подняв меня на метр над землёй, резко вбила в землю. Но на следующую технику сил ему, видать, не хватило, вяло трепыхнув мою тушку, меня даже не сдвинуло с места. Поднявшись на ноги, я посмотрел на Брагина. Он улыбался. И создал в руке огненный шар. Покрасовавшись с ним в руке, он ухмыльнулся и кинул его в меня. Я увернулся. Второй тоже прошёл мимо. Чтобы затруднить ему внутренний прицел, я непрерывно «качал маятник» рывками перемещая корпус из стороны в сторону и всё время передвигаясь, вперёд к нему. А он, не отрывая от меня взгляд, становился предсказуемый. Я точно знал и контролировал, каждый последующий огненный шар. Говорят маятником можно контролировать и человека с автоматическим оружием, а не только какого-то выпендрежника. Дойдя таким танцем до него. Я нанёс два хука слева и справа, практически повалили его на землю. Но он выстоял. Следующие мои удары он принимает на блок и ударом в живот отправляет меня в очередной небольшой полёт. Пока я вставал, Брагин достал катану и побежал уже на меня. Занеся её так над головой, будто это был топор, а я был бревном, котороеему надо разрубить. Вскочив на ноги и сделав шаг в сторону, я отметил, как поток воздуха пронёсся мимо меня, а у моего кимоно отрезало пояс. А Брагин уже стоял в другой стойке. Я просто даже не заметил, как он перестроился и сменил вектор атаки. Ну всё надоело. Мои руки вспыхнули зелёным огнём. Я шёл на него не торопясь. Во мне бурлила злость и пофигизм. Казалось бы, это не совместимо, но вот… Оказалось совместимо. Мы избивали друг друга всеми возможными способами, валяли друг друга на земле. Но не могли нанести друг другу ощутимый урон. Его катана бесконечно упиралась в мой зелёный щит, что, беспрерывно стал появляться вокруг меня. А мои удары просто не приносили результата. Будто, что-то защищает его. Плюнув и погасив в одно из моих нападений огонь, я пробил аккуратную двоечку ему в нос. И мои удары нашли свою цель. Капли крови брызнули на его одежду.

— Победил, Болконский, — послышался громкий голос Фудзивары. В абсолютной тишине.

Обведя взглядом зрителей, я отметил, как все не могут оторвать взгляда от моих рук, что недавно горели зелёным пламенем.

— Дерьмище. — прошептал я.

Мы сидели в гостиной и ждали главу тайного отделения. После моего боя с Брагиным он был нарасхват. Меня сразу увели, а Брагины уехали сразу же домой. К Фудзивара же подходить некрасиво.

— Поверить, не могу, что ты победил! Это ведь невозможно! Раз и пробил духовку и сломали ему нос! — возбуждённо тараторила Надя.

А я лишь кивал, лёжа на диване. Ждал целителя.

— Нет, ну ты такой… А Брагин так… А ты ему… А потом он, тебя! У-у-у-у!

— Надь, ты чего такая возбуждённая то?

— Так это ведь! Это же! Так ты…!

— Потому что до сегодняшнего дня. Лишь единицы в мире могли сказать, что видели подобные, — произнёс Багратион, входя в комнату.

— Ты бы знал, Дамир, как они сейчас все жаждут с тобой поговорить и выяснить твой секрет. — продолжал он, садясь в кресло.

— И они решили через вас, просить встречи со мной? — поднял я голову и взглянул на князя.

— А некоторые, решили покачать своим статусом и требовали этой встречи. — кивнул Багратион.

— Идиоты, — откинулся я обратно на диван

А ко мне подошёл целитель и провёл руками над моей тушкой. С его рук сорвалось облако чего-то синего, а мне сразу же стало легче.

— Князь, вам требуется пара дней отдыха. Пожалуйста, воздержитесь от драк. До полного залечивания сломанных костей. — произнёс целитель, строго глядя в мои глаза.

— Как скажете док, — махнул я рукой.

В комнату вошёл слуга и пригласил нас в кабинет к Фудзивара.

— И мне тоже нужно с ними идти? — подала Надя голос.

— Да, госпожа, — поклонился слуга ей.

Бросив на него странный взгляд, Надя поднявшись с дивана, направилась за ним.

— Князья, княжна, прошу садиться, — произнёс Акено сан, когда мы вошли в кабинет.

— Нет, всё! Вы сейчас же объясните мне, что тут происходит. Почему все Фудзивара обращаются ко мне как к княжне? А ты, — повернулась девушка ко мне, — вечно отводишь глаза, после таких слов, как будто, что-то знаешь!

Бросив злой взгляд на Акено и Арсена, сказал:

— Вот вы ей и объясняйте, — а сам потянулся за чайником и кружкой.

— Понимаете, Надежда Игоревна, вы княжна. И не только по праву рождения, но и фактически. Вы княжна Болконская. Первая жена Дамира Александровича. — сделав глоток чая, произнёс князь.

— Ха-ха-ха… А вам говорили, что у вас шутки несмешные? — бросила на него взгляд, девушка, у которой от удивления, глаза хотели выпасть из глазниц.

— Да, говорили и совсем недавно, ваш муж, такими же словами… — пожал плечами мужчина.

— Дамир, ну ты то скажи, что он бредит, какая я княжна и тем более жена. — повернулась девушка ко мне в поисках поддержки. Но я лишь опустил голову и сжал кружку ещё крепче.

— Но свадьбы же не было. Я бы ведь помнила такое! — обняла девушка себя за плечи.

— Свадьбы не было. Ты права девочка. Но это потому что наш Дамир, не купил все ещё кольца для этой свадьбы. — непринуждённо ответил Акено.

А все повернулись ко мне.

— Да куплю, я куплю… Завтра. — пробурчал я.

— А свадьба когда у нас тогда будет? — поддалась вперёд счастливая девушка.

— Ваша свадьба будет перед Новым годом, у нас с Багратионом будет для вас шикарный подарок. — улыбнулся Фудзивара.

— А как произошло, что я жена Дамира? — не успокаивалась девушка.

— Твоя мать перед смертью, заключила брачный договор с отцом Дамира. Я вписан в него как свидетель, как и Демидов, — просветил её Арсен Алексеевич.

— Демидов знал, что я жена Дамира и княжна?! — подскочила Надя.

— Ну да, — пожал плечами Князь.

— Ах он козёл! Обманул меня! Играл со мной! Вот значит, что я должна была понять, когда меня запихнули в этот универ. И вовсе не случайно его дочь, ткнула в столовой на тебя! И ты специально позвал меня сегодня да?! — девушку начало трясти от злости.

— Ну-ну, всё успокойся Надь. Честное пионерское, я сам не знал до сегодняшнего дня, этой правды. — встав и обняв девушку, я начал её успокаивать.

— А кто, такие пионеры? — Зацепилась она за новое слово.

— Да так, самые честные люди на земле. — стушевался перед таким вопросом.

— Княжна, вы не рады новым изменениям в своей жизни? — сузив глаза проговорил японец.

— Рада, очень рада, конечно… И жених у меня… Но этого не ожидала. Я столько лет жила мыслью что я никто, пустое место, а, оказывается, я великая княжна! — зарделась девушка от смущения.

— Тогда берите в свои ручки стакан чая, попрошу заметить чая с самого лучшей плантации Японии. И садитесь, у нас слишком много тем для разговора.

Девушка кивнула и отпустив меня, села за своё место, а я, подумав, подвинул свой стул к ней и взял её за руку.

— Первое, Дамир, я берусь за вашу учёбу. Научить носителя тьмы, это будет интересный опыт.

— Тьмы? — заинтересовался я.

— Да. Но это лишь название. К огню или воде, да и крови ты не можешь отнести свои техники, поэтому ей дали название тьма. — просветил меня японец. — Да и звучит пафосно же! — улыбнулся он.

— Хорошо, я понял, — зажигая зелёный огонь на пальце и начиная его изучать.

— Второе Дамир. Моё условие для обучения, ты отдаёшь нам свои заводы. Машиностроительный в Артемовске и производство грузовиков в Каменске. Это твоя плата и это не торг.

— Я согласен, — не раздумывая ответил я.

А Багратион и Фудзивара от удивления открыли рты.

— Вот так просто? Берёте и соглашаетесь? — произнёс недоверчиво японец.

— Да, они мне не нужны и так как я всё ещё не знаю, что там производят. То и грустит по поводу потери, тоже не буду. Но Акено сан, у меня есть встречное условие или предложение. Как посмотреть.

— Вы меня заинтересовали молодой человек. И что вы хотите предложить.

— Договор, на разработку изумрудных шахт. И ещё одного минерала, но его надо найти. Пока моим геологам это не удалось, — сокрушённо покачал я головой в конце.

— Договор на изумрудные шахты… — пробормотал Фудзивара.

— Князь, вы нашли изумруды? — обескураженно произнёс Багратион.

— Да, князь, нашёл и золото тоже.

— Вот значит, что за землю вы приобрели. Поздравляю, — похлопал в ладони Арсен Алексеевич.

А Фудзивара в это время поднялся и начал мерить комнату шагами. А мы, чтобы ему не мешать, просто сидели в молчании и пили чай. Чай, кстати, ерунда. Вот Липтон с ягодами или пино коладой. В пакетиках… Шик и блеск… А это.

Глава 17

— И на каких условиях вы хотите разработку изумрудных шахт, Дамир? — остановился Фудзивара.

— Сперва, вы расскажите историю Долгоруких. А потом мы обсудим мое предложение. Что? — спросил я когда на меня перевели взгляд Багратион и Надя. — Он обещал рассказать.

— Хорошо, слушайте. Ко мне, двадцать с лишним лет назад, пришел Долгорукий и предложил продать оборудование для добычи изумрудов. Оно было новое, только-только мы создали первые образцы и искали где бы протестировать. Поэтому я и предложил бесплатно дать ему его. Ему оборудование, обустройство рабочих мест. Создание быта для жизни его людей. Но я просил два месяца для своих людей без доступа посторонних. Почему? Потому, что Фудзивара это бренд, не должно быть и намека, что у нас может быть все плохо. Ну и нельзя откидывать такую вещь как шпионаж. За эти месяцы мы были нашли недостатки, проблемы, скрыли бы секретные наработки и изменения.

— А изумруды? Если бы вы их не добыли? — спросил я в недоумении.

— Да и плевать мне было на изумруды. Добыли бы? Было бы хорошо, не добыли? Да и ладно. — дернул он щекой.

— Хорошо, это мы поняли. А дальше?

— Дальше… — Усмехнулся японец-Дальше он согласился. Нет, он просил пустить хотя бы пару человек для контроля и присмотра. Но по итогу, он принял мои условия. Бесплатное оборудование и обслуживание в обмен на два месяца полного доступа мои людям без вмешательств с его стороны.

— Это ведь про моего деда? — прошептала Надя.

— Да, девочка, про твоего деда, что предал меня.

— И вот, мы работаем ровно месяц. Изумруды нам попадаются в копеечных количествах. Да мы и не претендуем, но старательно составляем отчеты и отсылаем с фотографиями Долгоруким. Всех все устраивает. Но в один день мои люди не ответили на вызов. Мы пытались установить связь с ними весь день и ночь. На второй день связь установить тоже не удалось. Поэтому я взяв охрану и позвонив Багратиону отправился на остров. И вот представь Дамир ситуацию. Мы с Арсеном, сходим на берег. А нам навстречу выдвигаются шесть мпд с гербами Долгоруких и в грубой форме посылают нас с острова. Меня полностью игнорируют и на мои вопросы не отвечают. А когда Арсен Алексеевич представился, знаешь что они сделали?

— Нет, конечно, — пожал я плечами, хотя догадка у меня была.

— Они открыли огонь, на поражение. Но сам понимаешь, два виртуоза против десятка мпд и тридцати бойцов не достигших ранга учителя. Это просто избиение. Когда мы вошли на территорию шахт, мы нашли моих людей убитыми и сложенными в ряд. От оборудования осталось пара штук, которые видать не успели ещё запечатать и отправить. Позже мы нашли его в америке, у конкурентов. А мы отправились в Екатеринбург. Пришли к Демидову и объяснили ситуацию. И если нападения на меня он бы ещё спустил на тормозах. Заставив выплатить огромную виру. Но нападение на Главу Тайного Отделения. Его очень разозлило. Ведь мы нашли одного из старейшин Долгоруких среди тех, кто напал на нас в мпд. А не знать Багратиона, он не мог. Позвонив Долгоруким он задал вопрос. Зачем убили моих людей и напали на Багратиона. Но твой дед Надь, в грубой форме донес до Демидова, что он тут никто и Долгорукие должны править Екатеринбургом. А убийство Багратиона лишь первый шаг. А японцы это вообще всего лишь мусор под его ногами. — закончил Фудзивара и протянул руку за кружкой чая.

— Демидов, тогда был в бешенстве, взяв нас двоих и пару человек охраны из виртуозов, мы направились в квартал Долгоруких. Так мы и убили всех. Предательство Княжества Демидов не прощает никому. Я лично убил вашего отца и деда Надежда, а Акено сан, стоял с пистолетом над твоей беременной матерью, но не смог нажать на курок. — продолжил рассказ глава тайного отделения.

— Зачем было их убивать всех? — всхлипнула девушка.

— По твоему, лучше было бы публичная казнь за измену княжеству и позор на всю жизнь? А так ты жива и у тебя есть муж.

Твои предки получили по заслугам. — произнёс Акено сан, закуривая.

— А причину вы узнали, почему убили ваших людей? — полюбопытствовал я, доставая и себе сигарету из пачки Фудзивара, которую он кинул на стол.

— Нет, уже закончив и разбирая бумаги, мы подумали об этом. Но было уже поздно. — выдохнул Акено.

Мы просидели минут десять в тишине. Мы с Фудзивара курили. Надя тихонько плакала, я пытался ее успокоить, но она отсела от меня на другой стул. Багратион напевал какую-то песенку и пил чай.

— Отец, прости что мешаю, но мама спрашивает, будете ли вы с гостями ужинать. — произнесла девушка, вошедшая с комнату. Высокая, со спортивной фигурой. Грудью третьего размера. Ее длинные каштановые волосы спускались, чуть ниже лопаток.

— Нет, Шина, гости скоро уедут, а я просто выпью чай позже. — туша сигарету в пепельнице ответил Акено.

— Хорошо отец, — склонила девушка голову и перевела взгляд на меня.

Встретив ее взгляд, меня осенило. Слишком знакомый голос и этот игривый взгляд.

— Кицунэ… — прошептал я.

А девушка дернулась словно от пощёчины и спешно покинула комнату. Но мне хватило ее реакции.

— Знаете Акено сан. Я на вас даже ругаться не хочу. — закуривая вторую сигарету произнес я уставшим голосом.

— Все, что мы делаем, это для блага тебя и княжества. — поспешно вставил Багратион.

— Арсен Алексеевич, слушайте, а у вас нет дочери случаем? — посетила меня гениальная мысль.

— Нет Дамир, у меня два сына, а что? — напрягся князь.

— Да нет, уже не важно, план не сработал. — махнул я рукой.

— Слушай, Арсен, сколько в княжестве разрешено жен? — задумчиво спросил японец.

— Без ограничений. Но больше трёх, уже очень не одобряется, несмотря ни на какие заслуги и регалии.

— Дамир Александрович. У меня к вам предложение. Я берусь за разработки изумрудов, золота и неизвестного ископаемого. А вы берете мою Шину в жены.

— То есть вы мне жену на всю жизнь, а ресурсы вы будете добывать сколько? Месяц? Год? — подозрительно спросил я его.

— На все время пока эти ресурсы будет в наличии… Мой род официально будет оказывать услуги по добычи, как одно из приданных моей дочери. — покладисто ответил мне, возможный тесть.

— Мнение девушки не в счет? — откинулся я на спинку стула и взяв чай, перевел взгляд на Надю.

— Князь, поверьте. Шина, не будет против. Она не просто так опекала вас в тот день, — улыбнулся Акено.

— Надь, а ты что думаешь? — решил я спросить мнение своей уже состоявшейся жены.

— А что я? Не больше трех, я согласна. Раз надо, — развела она руки в стороны.

— Вы дадите мне время обдумать, Акено сан, это предложение? — погрузился я в сложные размышление.

— Пара дней вас устроит? Мы можем организовать встречу с Шиной в каком-нибудь ресторане, если хотите.

— Да было бы неплохо, — рассеяно кивнул я на его слова.

— А теперь я думаю нам пора, нас ждет еще Демидов, — поднялся со своего места Багратион.

— Всего доброго господа и дама. Надеюсь наша новая встреча состоится очень скоро. — попрощался с нами хозяин дома.

Когда подъехали наши машины, а я открыв дверь усаживал Надю. Ко мне подошёл Багратион и сказал:

— Если вам интересно мое мнение, берите третьей женой Юсупову.

— Почему Юсупову? — удивился я.

— Она тоже влюблена в вас. Да и с Еленой они лучшие подруги. Она будет рада. — огорошил меня князь.

— Были подругами князь…была, — грустно произнес я в ответ.

Моя машина неслась по улицам Екатеринбурга, вслед за машиной Багратиона. Впереди и сзади нас, надрываясь сиренами, ехали машины полиции, которые всегда сопровождали главу тайного отделения.

— Дамир, а мне теперь где жить? — теребя подол платья, спросила Надя.

— Не понял? — обратив свой взгляд на девушку, спросил в недоумении.

— Ну, я ведь твоя жена? — и получив кивок, продолжила. — вот мне жить у тебя дома или в общежитии?

— А как ты хочешь? — решил я соскочить со сложной темы. Ярко представив, где бы я хотел видеть девушку с ее отменной фигурой, которая официально моя жена.

— Ну уж нет, ты муж ты и решай. — открестилась она от такой перспективы.

— Ты можешь жить в крыле, где жила моя сестра. Там много свободных комнат. — , отмахнувшись от пошлых фантазий, предложил я Наде.

— Да, так наверное будет лучше всего. — кивнула она и погрузилась в свои мысли.

А я думал над словами Багратиона. Нет не про Юсупову. Я думал, почему Долгорукие пошли на, предательство. Не верю, что человек, который отвечал за безопасность княжества, решил предать резко все свои идеалы. Да и ненужная ссора с японцами. А если бы, Фудзивара объявил войну княжеству? Подумав я позвонил Багратиону

— Арсен Алексеевич, а Долгорукие знали, что вы с Фудзивара были виртуозами?

— Нет, мы сдали на этот ранг за несколько дней, до нападения. А что?

— А если бы вы погибли. И вы и Акено. Чтобы было?

— Ну очевидно же, что война Японии и княжества. Романовы бы не стали ради нас даже мараться. А Император Японии за свои кланы убьет всех.

— Понял вас, Арсен Алексеевич, я озвучу свои мысли когда будем у Демидова, — нажал я кнопку отбоя. И уставился в окно.

Через тридцать минут мы въехали на территорию усадьбы Демидовых. Она находилась в лесу на берегу реки Исеть. На въезде был устроен КПП. Где нас попросили выйти из машины и пересесть в машину к Багратиону. Нашу машину и машины сопровождения пропускать не стали, оставив их на стоянке для гостей. Машину же главный тайного отделения проверяли с собаками и устройствами для поиска взрывчатых веществ прикрепленных на днище автомобиля. Нас самих провели, портативным металлоискателями. На мой вопрос, а зачем искать условную бомбу и оружие, если каждый одаренный сам по себе оружие. На что начальник охраны, лично присутствовавший ответил, что порядок есть порядок. И лучше перебдеть, чем недобдеть. А на территории усадьбы, установлены подавители силы. И каждый гость становится обычным человеком и на время нахождения не может использовать силу. А я лишь кивнул и сделал себе в уме заметку, найти и купить пару таких подавителей для своего дома. Когда с нашей проверкой было закончено и мы уселись в машину Багратиона я подняв руку зажег огонь своей силы, и она проявилась.

— А подавители точно работают, Арсен Алексеевич? — скептически спросил я князя.

— Точно Дамир. Я уже не могу пользоваться своей силой. А твоя и не основана на духовке, — не отрывая взгляда от окна ответил князь.

А мы тем временем въехали на подъездную дорожку поместья, что описывала круг, в центре которого работал фонтан. Сам дом был двухэтажный. В стиле хай-тек. Белоснежные стены, очень много тонированного стекла, панорамные окна. Сам дом был какой-то сложной кубической формы, которая странно переплеталась и нависала друг над другом. И все это было ярко освещённой неимоверным количеством лампочек. Возле дома стояла пара дорогих спорткаров, внешне походишь на Ламборгини из нашего мира. Но везде был значок российского герба на котором было выведено «Руссо Батл» Были и несколько лимузинов и один седан бизнес-класса, на котором сзади был шильдик «auto union» а внизу был большой значок «а8»

На крыльце стоял лично Демидов и что-то обсуждал с престарелым мужчиной, судя по одежде дворецким.

— Здравствуйте господа и дама. — поприветствовал он нас всех. — прошу всех в столовую, наш ждет восхитительный ужин.

— Дамир, ты должен обязательно попробовать фрикадельки в брусничном соусе. — прошептала мне на ухо Надя.

— Как скажешь, — улыбнулся ей.

Нас провели в столовую, стол собно сказать ломился от еды и напитков. За столом сидели две жены и три дочери Демидова. Присутствовала и пара незнакомых мне человек. Которых не представили. Но видать, только я один из не знал. Багратион и Надя тепло поприветствовали всех находящихся за столом. А Надя бросила очень злой взгляд на одну из дочерей Великого князя.

Ужин протекал в легкой и непринужденной обстановке, говорили об учебе, политики, новых веяниях моды. Иногда Багратион рассказывал о происшествиях в его отделе. Девушки рассказывали о планах на новый год. Они хотели поехать на черное море. Но не определились в какую часть нашей необъятной родины. Вскользь затронули прием у императрицы и помечтали как будут на нем блистать и где найти молодым девушкам сопровождающих парней, что бы отец дал согласие. На, что Демидов лишь фыркал.

— Мои дорогие любимые девушки. Вы забыли одно из самых важных мероприятий этого года. — произнес Демидов, с хитринкой обведя нас взглядом.

— Это какое, мы забыли? — хором спросили его дочери.

— Свадьбу Великого Князя. — ухмыляясь подмигнул им отец.

А вся его семья повернулась в сторону Багратиона с недоумением глядя на него…

— Нет нет! Я больше никаких свадеб не хочу!

— Свадьба будет у князя Болконского на хорошо вам известной Надежде Долгорукой. — открестился он и сдал меня.

— А кольца он купил? — подала голос старшая дочь Демидова.

А фрикадельки были и правда очень вкусные. Я подобное в Икеи ел, в своем мире.

Когда мы все насытились и наговорились.

Демидов отправил женскую часть в зеленую гостиную с аргументом, что они будут лишь мешать и отвлекать. А мужская часть перебралась в белую. Она была оформлена в белоснежного черным тонах. Тут же, стоял бильярдный стол. К которому и подошел Демидов доставая кий.

— Игра помогает мне, сосредоточиться, — взглянул он на меня.

— Как скажете, — пожал плечами и подойдя к одному из кресел сел.

А Багратион взяв кий присоединился к игре.

— Что у вас с Фудзивара? Взял тебя обучать? — не отрывая взгляд от стола, спросил Демидов.

— Да, потребовал пару завод как плату за обучение и все. — налив себе сок, ответил князю.

— И ты так просто их отдал? — удивился он.

— Ну да. Зачем они мне. Доходы по бумагам маленькие. а дальше я и не стал вникать. Пусть у японца голова болит.

— Зря, ты так конечно. Там ведь хорошая база для создания мпд, покупай чертежи и строй… — покачал он головой.

— Ну и что? Это купить права на мпд, на материалы и оборудования потратит кучу денег, а выйти на рынок в условиях такой конкуренции? Нет уж княжье. Это без меня. Да и есть у меня пара более прибыльных мыслей.

— Золото, изумруды и горный лен? — повернул он голову.

— Вы знаете? — удивился я.

— Конечно знаю, я тут князь или просто погулять вышел? — ухмыльнулся Демидов.

— А почему сами не стали тогда разрабатывать эти месторождения? — почесав затылок, задал ему вопрос.

— А зачем это моему роду? Обогатить себя? Так я не гонюсь за деньгами. А так ты будешь платить хорошие налоги княжеству. И мне хорошо и тебе. — загоняя очередной шар в лунку произнес он.

— Фудзивара предложил мне дочь в жены. — Решил я проверить реакцию Демидова.

— За право поставлять оборудование и добычу ресурсов? — повернул он на меня голову и получив утвердительный кивок продолжил-умный ход, но рекомендую выжать, что-то еще в приданое. Акций например его компаний. Так стоп. Это, что получается? У тебя осталось одно вакантное место для жены? Бери Юсупову.

— Почему вы все так хотите чтобы я взял ее в жены? — подозрительно произнес я.

— Она тебе не симпатична? Вроде ведь шикарная девушка? — подал голос Багратион с грустью смотря, как Демидов загоняет очередной шар в лунку.

— Она мне нравится, но вы вдвоем рекомендуете мне ее. Это слишком подозрительно.

— Это политика Дамир… Юсуповы очень долго при дворе, уже несколько лет мы пытаемся добиться для них статуса Великих князей. Но нам мешают. Юсуповы очень сильно насолили Германии и Англии.

— И вы решили, что я лучший вариант для них? Стать родственником Великому Князю? — скептически произнес я на эту тираду.

— Слушай, вот давай без этого. Есть девушка, она лучшая подруга твоей сестры. Она не один год пытается добиться от тебя взаимности. — Поймав взглядом мое лицо, на котором был коктейль из смеха и недоверия, он продолжил- И не смейся, Анжела выела весь мозг и моим дочерям и твоей сестре про тебя. Где ты, как ты, как тебя поймать или случайно встретить. Они сдали все своей матери, а моя любимая жена, не стала скрывать такие интересные вещи от меня. Да и отец твой был в курсе. Тебя вообще не случайно отправили учиться в этот университет. Надеялись, что у тебя возникнут чувства к девушке. А то ты все время играл в свои игрушки и кутил без остановки по барам.

— У вас не университет, а какой-то дом сводничества. — рассмеялся я.

— Это была идея Лены. — поднял он руки. Защищаясь

— Лена…будь она жива, я бы ей все высказал. — грустно произнес я.

— Так ведь жива-произнес Демидов и поднял взгляд на Багратиона.

Глава 18

А Багратион изменился в лице и лишь сокрушенно покачал головой.

— Мы не говорили ему. Она все еще под таблетками и без сознания. Хотели сделать сюрприз на свадьбу.

А Демидов стоял задумавшись. Бросив на меня взгляд и пожав плечами сказал

— Неловко получилось. Но я не виноват! Я и не знал, что они решили скрыть эту новость

А я сидел в какой-то прострации. Лена жива… Это ведь просто лучшее, что могло случиться. Поверить не могу.

— А что с ней? Почему вы ее скрываете?

Положив кий на подставку Багратион пройдя до стола и взяв бокал сделал глоток. Сев на одно из кресел принялся рассказывать.

— В тот день в баре, ей подсыпали неизвестные наркотики, которые сломили ее сознание. Она оставаясь в сознании и полностью понимая, что происходит, не могла противиться какому-то указанию. С ее слов, ей будто голос говорил, что делать, куда идти. Как себя вести. Поэтому она тогда и села в машину к тем парням. Уже будучи в подвале Амабеликов, ей вкололи несколько уколов и дали снотворное. За пару часов до взрыва, ее тайно вывезли из подвала. Амабелики были не в курсе. и на одном из постов на границе с Пермью моих людей заинтересовал джип. По описанию подходящий под машину похитителей. Но при попытке полицией их остановить, они развернулись в обратную сторону. На подъезде к городу, мы заблокировали трассу, но они поехали на таран. Погибло несколько моих людей и похитители. Лену я вытаскивал из остатков машины лично и оказал помощь. Обдумав ситуацию я позвонил Демидову, вместе мы приняли решение, что лучше тайно переправить девушку в Японию, к Фудзивара. Это далеко и ее не найдут наши противники. И у японцев хорошие целители.

— А почему мне не рассказали?! — злился я.

— Что бы ты не выдал случайно, что она жива. Не было никаких гарантий, что они бы оставили ее в покое. — просветил меня Багратион.

— Но в новый год, вы хотели показать ее. Объявить, что она жива. Значит вы хотите за оставшееся время поймать виновного и закрыть этот вопрос?

— Именно так Дамир. Виновный найден, но он птица слишком высокого полета даже для нас. Поэтому мы ждем решение Романовых.

— А кто он, просветите меня? — поинтересовался я.

А князья задумались. Пару раз переглянувшись они вновь погружались в свои мысли. Но Демидов принял решение и произнес:

— Твой дядя. Игорь Болконский. Родной брат твоего отца.

***

— Но у меня нет дяди, я бы знал, будь живой кто-то из родственников. А по документам с генеалогическим древом вообще указано, что брат моего отца умер в возрасте шестнадцати лет. — лихорадочно я вспоминал все архивные документы семьи.

— Он мертв и не мёртв. Игорь Болконский умер в шестнадцать лет, ты прав. Его убил как все считают твой дед. Игорь, был очень развязным парнем и любил гульнуть. В один из таких дней, после бара он и его друзья убили несколько простолюдинов. Двоих парней и старика они убили ножами. А одну девушку с грудным младенцем хотели сжечь. Но тайное отделение и полиция сработали быстро. Их успели поймать. В тот же вечер, твой дед публично на телевидении извинился перед жителями княжества. Публично отказался от своего сына и объявил, что лично убьет его как человека опозорившего род. Казнь состоялась утром. Подробности мы не знаем, да и вряд ли узнаем. Но тело было представлено экспертам. Они подтвердили его смерть.

— А кем он теперь является? — задумчиво произнес я, обдумывая новую информацию.

— Генерал губернатором Перми. Игорем Давыдовым.

Пробыли мы у Демидовых еще пару часов. Решив, что на меня и так за сегодняшний день вывалилось слишком много информации, которую нужно обдумать в тишине. Мы провели остаток времени в разговорах о пустяках.

Сев в свою машину я не заметил как уснул. А проснулся я когда машина остановилась. Рядом сопела Надя. Смешно сморщив свой носик. А стояли мы возле крыльца моего поместья.

— Приехали Дамир Александрович, — произнес соц водитель.

— А нашу гостью, зачем сюда привезли? — спросил я сонно, потягиваясь.

— Она пыталась вас разбудить, но когда поняла, что это бесполезно сказала вести нас домой. Не положено говорит жене ночевать отдельно от мужа.

— Прекрасно, что-то я сомневаюсь, что у нас сейчас найдется готовая комната для девушки. А все уже давно спят. — тяжело вздохнул я.

— Дамир Александрович, можно вопрос? — спросил водитель.

— Спрашивай, чего уж теперь. — Выдохнув ответил я.

— Она правда ваша жена? Или шутит.

— Жена Вась, жена. — улыбнулся я.

— А так это надежда Долгорукая? А я то думал, почему она мне так знакома. — довольно произнес водитель

— Ты ее знаешь?

— Ваш отец рассказывал и показывал фотографии. Незадолго до смерти. Говорил смотри Василий, скоро у вас новая хозяйка будет.

— Тьфу блин, все вокруг все знают, один я ничего не знаю.

— Извините ваше благородие.

— Забудь, я тебя не обвиняю. Но вот куда девушку то девать? А плевать, положу у себя в комнате. — принял я решение.

Взяв девушку на руки, я унёс в её в свою комнату, стянув с нее туфли и расстегнув немного молнию у платья. Накрыл девушку одеялом. А сам взяв одну подушку и плед. Отправился в гостиную. Мечта идиота. Женатый человек, а с женой спать нельзя. Дом огромный, а сплю на диване. Побурчав еще минут пять на свою нелегкую жизнь, я уснул.

Разбудил меня звон разбитого стекла.

— Дамир Александрович, а вы чего тут? — спросила у меня горничная, когда я поднял на нее, свою памятуя физиономию.

— Живу я тут, — вздохнул я, вспоминая куда бросил вчера рубашку.

— А спите то почему тут? — допытывалась до меня женщина.

— У нас гостья, А когда мы вернулись домой, было слишком поздно вас будить и искать, где свободная комната в приличном состоянии.

— Так у нас все комнаты всегда готовы для гостей, В любое время дня и ночи. Мы не зря получаем свои деньги! — оскорбилась она.

— Правда? Я даже и не думал об этом. Мне казалось раз никто не живет, то и содержать их смысла нет.

— Нет! Мы готовы встретить гостей в любое мгновение. — гордо подняла она голову.

Найдя рубашку я начал одеваться.

— Тогда вот вам мое пожелание. С этого дня, в нашем доме будет жить девушка. Моя жена. Разбудите ее, пожалуйста, и обговорите, что ей нужно, что привезти. Что бы по всяким мелочам не кататься постоянно в магазины.

— Хорошо господин, завтрак будет подан через двадцать минут.

Я сидел в столовой и лениво ковырял яичницу. Когда дверь открылась и в помещение вошла Надя. На ней было платье моей сестры. и хоть фигура у них похода, но вот грудь у Нади была на пару размеров побольше. Поэтому не донеся вилку до рта я утонул в этом очень обтягивающим девичьем достоинстве.

— Дамир, не смотри на меня такими голодными глазами. Мне и так не уютно. — совсем смутилась девушка.

— Прости. — с трудом отведя глаза от ее груди, произнес я.

— Да нет, это ты прости, что сказала везти нас домой, а не в общежитие. Слушай, а в чьей комнате я спала? — сев за стол девушка набрала себе зелени с сыром и подвинула к себе масло, стала намазывать его на тост.

— В моей, — вздохнул я и стал есть ненавистные мной яйца.

— А где ты тогда спал? Не рядом ведь со мной. Я просыпалась ночью.

— В гостиной на диване. — морщась от боли произнес я. Все таки диван где я помешался только свернувшись не способствует хорошему отдыху.

— Еще раз прости, мне правда стыдно. — опустила она глаза откусывая кусок тоста.

— Не извиняйся, это теперь и твой дом тоже. Чуть позже, мы поедем в твое общежитие и заберем все твои вещи, что там остались. К тебе подойдет женщина, горничная. Обсудите с ней, что нужно тебе купить. Часть мы купим днем, заедем в магазины. Остальное купят уже слуги. Если этого не будет дома.

— Хорошо, милый. Как скажешь-улыбнулась девушка.

А я дернулся будто от пощечины. Бррр как это звучит то… Непривычно. Блин, кольца. Нужно ещё купить кольца. А вот интересно, если у меня будет три жены. То мне нужно три кольца? Взглянув на палец, я сразу же был не согласен на такое. А как жить с тремя жёнами? В одной спальне? Это чего, у меня ещё и три тещи будет? А ведь у Юсупова две жены, а у Фудзивара их вообще три, это получается пять тешь?бедный я бедный. Сокрушенно покачал я головой от своих мыслей.

Закончив завтрак мы с Надей разошлись по комнатам. Она ушла в комнату, что приготовили для нее, обсуждать список покупок и уточнить изменения в комнате. А я сидел в гостинной и играл на планшете в симулятор строителя небоскреба. Нужно было с крана скидывать новые этажи, на уже поставленные. Когда раздался звонок моего телефона.

Слушаю.

— Дамир Александрович, это Акено Фудзивара. — раздалось с той стороны телефона.

— Доброе утро, Акено сан. У вас какое-то дело?

— Да. Насчет учебы хотел рассказать, мне нужно вернуться в Японию. У нас там случился военный конфликт в Малайзии. Нужно быть поближе к родине. Поехать в Японию я тебе не предлагаю, знаю, что откажешься. Но я оставлю пару методичек. У тебя найдётся мастер же?

— Да, мастер найдётся. — после секундной паузы ответил ему.

— Хорошо, я вернусь под новый год и мы займёмся твоим обучением… Поэтому я бы хотел решить вопрос по заводам. Пока я ещё в России.

— Я сегодня буду в городе. Сможете приехать в офис моего рода?

— Хорошо Дамир, адрес жду смс-кой. А еще я предлагаю встретиться тебе с Шиной. Точнее не так. Я предлагаю встретиться сперва с Шиной, а после я приеду уже в твой офис. И мы обсудим насчет шахт. Как тебе такое предложение?

— Через два часа, ресторан «бриллиант» это на берегу городского пруда.

— Ха, а ты молодец. Быстро соображаешь. Через два часа. Она будет. До встречи, произнес он и отключился.

Надя спустилась через двадцать минут после звонка Фудзивара.

— Я готова. Какие у нас планы? — сев рядом она опустила свою голову мне на плечо.

— У меня через час встреча. Поэтому ты с охраной едешь в общежитие. Потом в магазины. Покупаете все, что тебе нужно. А потом звонишь мне и мы решаем, что дальше. Или приедешь в офис или мы встретимся где-то в городе. Нам нужно в ювелирный. Нужны кольца. Да и пообедаем где-нибудь.

— Магазины… Покупки-тяжело вздохнула девушка.

— Забудь. Ты моя жена и платить буду я.

А Надя заметно воодушевилась. и прижалась ещё сильней. Но как я не пытался, мои глаза постоянно возвращались в ложбинку ее груди.

Посидев со мной еще пару минут девушка ушла собираться.

А я набрал номер Распутина

— Вы в поместье? — спросил я его, когда он ответил.

— Да князь.

— Слушайте, а у вас есть пара девушек в охране? Для Нади бы выделить.

— Да. Там уже все организовано и их познакомили. Они раньше у Елены были.

— Так быстро? Когда только успели. Удивлённо пробормотал в телефон.

— Это моя работа Князь.

— Кстати, не подскажите, а вы дворянин или простолюдин?

— Простолюдин господин.

— Тогда слушайте распоряжение. Берете сейчас своего заместителя. Кто отвечает за все когда вас нет и идете в мой кабинет.

— Понял вас. Будем через десять минут.

Ко мне в кабинет вошли трое человек. Распутин. Николай Иванович его зам. в гвардии и незнакомый мне мужчина.

— Это Григорий Валерьевич Дмитриев. Он отвечает за охрану поместья.

— А Николай Иванович, значит за гвардию? — уточнил я у них.

— Да княже. — кивнули они синхронно.

— Значит так господа. С этого дня. Григорий Валерьевич, вы отвечаете за охрану всего клана Болконских.

— Но простите Дамир Александрович, но клана Болконских нет, вы ошиблись, есть только род. — произнес Андрей Игоревич.

— Я знаю, что говорю. — бросил я на Распутина строгий взгляд. И не дав ему извинится, продолжил.

— Николай Иванович, с этого дня, вы глава гвардии клана. Распутин больше не глава охраны и гвардии. Он снимается с этих должностей.

— Дамир Александрович, это честь для нас. — поклонились Николай и Григорий.

— Тогда свободны. Принимайте дела, наводите свои порядки. В общем работайте господа. К вечеру подготовьте доклады. Что нужно, что изменить, как улучшить. В разумных пределах. Да кстати, ваш бюджет теперь будет разделен на каждую структуру отдельно. Распоряжения уже в канцелярии. Созвонитесь и определитесь. Без моего вмешательства. Докажите, что Андрей Игоревич не ошибся в вас.

Поклонившись они вышли из кабинета, а Распутин стоял. Ему было больно, грустно. По его сгорбленной фигуре было видно, что это был удар для мужчины.

— Садитесь Андрей Игоревич. В ногах правды нет.

— За, что вы со мной так князь? Я ведь всю жизнь вашему роду служил. Верой и правдой. Да вы и сами знаете. — его голос дрожал.

— Андрей Игоревич, я не буду пока отвечать на ваши вопросы. А вот вы мне расскажите про свою семью.

— У меня две жены. Четыре дочери. Две внучки, одна дочь беременная. Ждет двойню. — как на докладе ответил мне Распутин.

— И где они все работают, живут?

— Они, как и я слуги рода, живем мы в квартирах в городе. Ваш отец покупал несколько домов, специально для слуг. Работают, кто-то в поместье, кто-то в офисе.

— Как думаете, сколько времени нужно, чтобы вам одобрили основание своего рода?

— Неделя господин. Но это невозможно. — опустил он голову.

— Как этот невозможно?

— Никто не отпускает слуг рода. Это нонсенс. А для нас нужно ваше согласие не устно, а письменно.

— Да? А что там должно быть написано? — заинтересовался я, подвигая к себе гербовую бумагу и беря ручку в руки.

Стол большой, а на нем слишком много посторонних предметов и мои манипуляции остались незамеченными

— Что я такой-то, даю свое согласие, что такие то. Больше не являются слугами моего рода. И даю согласие на основание нового рода. Всю ответственность за новый род я беру на себя. Обязуюсь помогать им до достижения статуса аристократии. Подпись и дата. Проговорил Распутин не поднимая головы.

А я писал, хорошо, что текст легкий и запомнить было не проблема…

— Точно больше ничего не нужно? — Выводя последнее слово, спросил я мужчину.

— Точно Дамир Александрович.

— Ну вот и отлично, тогда вообще вам бумага и идите оформляйте род Распутиных. — протягивая ему бумагу сказал я.

— Господин? Вы ведь шутите? Если шутите, то это очень несмешная шутка. — поднял он голову. Но натолкнулся взглядом на бумагу.

— Я похож на шута Андрей? — обратился я к мужчине на ты.

— Нет господин. — выпрямился он.

— Вот и я думаю, что не похож. Я серьезно говорю. Вот бумага. Там все как ты мне диктовал. Ты доказал, что достоин этого Андрей. Но я попрошу об одном. Войти родом Распутиных в клан Болконских. Я вам передам рыбхозы и помогу их восстановить. Ну и позже мы обсудим другие вопросы. Или ты серьезно думал, что я хочу тебя пригнать?

— Нет господин, я думал что вы просто хотите дать, мне другую должность. Я вас столько раз подводил. А Елену вообще убили по моей глупости.

— Переставай говорить мне господин. Это первое. Второе ты меня не подводил, в тех ситуациях вряд ли бы получилось по другому. А Елена жива. Не кори себя.

— Жива? Но как же так… — неверующе произнес мужчина.

— Андрей. Все. Тема закрыта. Елена жива, но я тебе сказал, что бы ты перестал винить и гнобить себя. Это секрет. Который должен остаться секретом до нового года.

— Я понял вас. Буду молчать. Можно мне пойти? Порадовать семью… Это ведь. Это же… — взяв бумажку и бережно свернув ее, он посмотрел на меня.

— Иди. Но поляна за твой счет! — усмехнулся я.

— Понял тебя, Дамир Александрович. Будет поляна! — улыбнулся мне мужчина и вышел из кабинета.

А я позвонил Василию. Сказал, что выхожу через десять минут. Пусть подъезжает.

Ресторана «бриллиант» это было маленькое, но очень статусное заведение. Столики были забронированы только для высшей аристократии княжества. Всегда. В любую минуту я мог приехать и для меня всегда будет стол. Почему? Потому, что плата за столик была ежемесячная, пятизначная.

Заказав себе мясо и овощи на углях и ананасовый сок, я сидел и ждал. И заказ и девушку.

Она как ни странно не опоздала. Девушка приехала в брючном костюме черного цвета, белоснежной рубашке с галстуком красного цвета и шляпе. Как у Боярского, ну чуть поменьше конечно. Хороша чертовка, была первая мысль.

— Здравствуй князь-улыбнулась она присаживаясь за столик.

— И тебе, Кицуне-улыбнулся в ответ.

— Шина, я Шина. Кицуне это так… Моего хобби

— Хобби это отрубать головы? — поднял я бровь

— Защищать беззащитных князей, — усмехнулась она в ответ

— Туше! Уела. — рассмеялся я.

— А то! Я вообще молодец! — задрав нос проговорила девушка.

— Скажи мне Шина, зачем ты хочешь за меня замуж? — решил я расставить сразу точки над е.

— Вот так прямо? — задумалась девушка.

— Да, лучше мы выясним сразу все.

— Вы точно хотите знать, почему девушка хочет замуж? — наклонив голову и глядя в мои глаза поинтересовалась она.

— Да нет, не хочу. Но было бы интересно, послушать как ты рассказываешь. Что это выгодно. Что я тебе нравлюсь, что я принц на белом коне и далее по списку.

— Может поэтому и хочу? Вы самый необычный парень, что мне встретился. Обычно на меня пускают слюни. А вы сидите будто перед вами обычная девушка.

— Так ты и есть обычная девушка, ну хорошо ты японка. Это добавляет тебе плюсик во внешность.

— А вы уверены, что я обычная девушка? — подняв руку, она зажгла зеленый огонь.

— Ну брось, я тоже так умею-выдавил из себя улыбку, я лихорадочно соображал. Как так-то. Передо мной такой же носитель силы.

— Дамир, я тебе нравлюсь, внешне? — сложив руки перед собой, она наклонилась вперед.

Мои гормоны… Блин, блин, блин. Ну почему я попал в тело молодого парня.

— Будь иначе, меня бы тут не было. — закрыв глаза, ответил я.

— А ты нравишься мне. Я думаю этого хватит, для начала наших отношений. Муж и жена это не обязательно любить. Но все это в наших руках. — выводила она руками незамысловатый рисунок на столе.

— Я понял твою точку зрения.

Мы просидели около двух часов в ресторане, успели и пообедать, и заказать десерт, и выпить чай. Она рассказывала о себе. О планах и мечтах. Спрашивала меня. С ней было легко и интересно.

Фудзивара уже ждал меня в кабинете совещаний. Вперёд ним стояло шесть кружек и все судя по всему с чаем.

— Знаешь, Дамир. У вас просто отвратительный чай.

— Думаете? — с сомнением спросил его.

— Я не думаю. Я знаю. — брезгливо отодвинул он очередную чашку, после глотка.

— Так может вы начнете нам его поставлять? — не рассчитывая на ответ, я задал риторический вопрос.

— А знаешь, а давай! Будешь эксклюзивным поставщиком чая из Японии. — воодушевился японец.

— А нужен только я? Или вы согласитесь работать с людьми из моего клана? — уточнил я.

— У тебя нет клана. — Не отрываясь от изучения чая, ответил Акено.

— Я подал заявку в канцелярию Демидова. Думаю должны одобрить быстро.

— А кто это будет? Не пойми неправильно, но как сильно ты доверяешь им. — заинтересовался он.

— Бывшие слуги. Распутины.

— Аа, знаю, знаю. Твой отец тоже думал об этом. Молодец! Забота о слугах это хороший показатель, как человека. — похвалил он меня.

— Вот документы Акено сан, на заводы, в наших копиях нужна ваша подпись. — подвинул ему папку с договорами на передачу заводов.

— Не вопрос, сейчас подпишем, — достал он ручку и принялся изучать документы.

— И у меня есть самый важный вопрос. Когда вы сможете приступить к добыче золота и изумрудов? — решил я его добить.

Подняв на меня взгляд полный недоумения, он просидел наверное минуту в молчании.

— В день, когда мы подпишем брачный договор. Зятек. Ха-ха. — смеялся он громко и от души. На его глазах выступили слезы.

Глава 19

Бумаги мы подписали все равно в тот же день. И о передаче заводов и брачный договор и договор на добычу ресурсов на моих землях. Двадцать процентов от продажи уходит Фудзивара. Решили, что рабочих и охрану выделяю я, а они ставят руководство и начальников участков. Плюс проводят обучение для моих людей. Ну и оборудование тоже с них. Договорились и о поставке чая. Я как глава клана уже позже сам переведу этот актив на Распутиных. А Шина поможет найти помещение для двух магазинов и склад. Со слов Акено там нужно специфичные условия с температурой влажностью и много чем еще, поэтому девушка справится лучше. Спросил я и про заводы, что он хочет с ними делать. Оказалось мпд и несколько шагоходов. По лицензии одного из японских производителей. Говорит так просто будет дешевле и быстрее чем возить то же самое из Японии в Россию или Европу. Позвонили мы и Шине. Порадовали девушку изменением ее статуса на невесту. Девушка обещала приехать вечером и отметить это событие.

— Вроде все, Дамир. Все важное подписали. Оборудование начнет поступать в княжество через два дня. Еше через неделю они начнут его сбор по месту. Так что ещё? Ах, да, вернусь я в двадцатых числах декабря. Елена приедет со мной. Раньше я ее не отпущу. Свадьба у тебя когда?

— Двадцать девятого декабря думаю, а что?

— Ну вот к этому дню тогда и приедем. Ну все, Дамир, удачи тебе, — пожав мне руку, он уехал.

А я набрав номер Нади, узнал в каком она торговом центре и пообещал приехать через двадцать минут

Моему приезду очень обрадовались. И не просто, от моего присутствия. Скорее, что появились новые машины в которых свободен багажник. А значит туда можно напихать еще кучу покупок. Но и мне лично досталось порция радости и честных пионерских, что соскучились и очень рады моему присутствию.

Пока мне радостно теребили рукав куртки и рассказывали как много она купила для нашего дома и для меня в частности, мне на глаза попался ювелирный магазин. Туда мы и зашли.

— Добрый день, я могу вам помочь? — нас встретила девушка консультант.

— Да, мне нужны обручальные кольца.

А девушка лишь кивнула и указала на нужную мне витрину. А я лишь вздохнул. Ну вот не разбираюсь я в этом всем. Для меня что за пятьсот рублей колечко металлическое из сувенирной лавки, что за миллионы колечко с кучей брюликов. Одна фигня.

— Надь выберешь сама? Я в этом не понимаю.

— Да, не волнуйся. — произнесла девушка с горящими глазами рассматривая витрину.

А я обратился к девушке консультанту.

— А не подскажите вот какую проблему. У меня должно быть три жены, но три кольца носить на одном пальце, это будет полной ерундой. Может вы знаете как решается эта проблема?

— Так вам нужно всего лишь одно кольцо, на нем будет три выемки, куда вы вставляете камни, которые будут в кольцах ваших жен. Например, у первой жены в кольце изумруд, значит в первую выемку вы вставляете изумруд. У второй рубин, значит и у вас рубин.

— Правда? Забавно, спасибо. — удивленно произнес я.

— Дамир, вот эти! -ткнула моя Надя в какое то кольца. А я бросив для приличия взгляд отметил, что отличаются кольцо только женские. Мужские были в большинстве своем, просто кольцами, без украшений и надписей. Но найти на какие указывает мне девушка я так и не смог

— Прекрасный выбор дорогая. Берем их-доставая карточку улыбнулся я ей.

— Ты точно уверен? Может ты их даже не посмотрел. — подозрительно сощурив глаза девушка повернулась ко мне

— Да как это не посмотрел.? Все посмотрел и оценил. Я доверяю твоему вкусу-закивал я болванчиком

— Князь! Как не ожидаемо встретить вас в этом магазине, да и в таком обществе-сзади нас раздался голос Анжелы.

— А что удивительного в этом и что не так с моим обществом? — вздохнув, я развернулся к девушке.

— Да так, это я так. О своем. Девичьем. — бросив взгляд ненависти на Надю, — прошипела Юсупова.

— Вот ваши кольца, позвольте от имени нашего магазина поздравить вас со свадьбой, — произнесла девочка консультант, подавая небольшой пакет.

— Спасибо, — ответила Надя и взяв пакетик повернулась к Юсуповой.

— Здравствуй Анжелика. Улыбаясь произнесла моя жена.

— Здравствуй Надя. — был ответ Юсуповой. А ее губы стали совсем узкими. До того сильно она из сжала.

— А мы вот, кольца на свадьбу купили! Правда круто? — продолжая весело улыбается прошебетала Надя.

— Свадьба? Чья свадьба? — опешила царица университета.

— Ну как чья? Моя и князя Болконского, да дорогой? — не переставая улыбаться девушка положила свободную руку мне на плечо.

— Да Надь. — сухо ответил я, не понимаю что за игру ведет моя супруга. Зачем злить Юсупову. По ней же видно, что девушка уже кипит от избытка негатива.

— Мы и тебя пригласим Анж, не волнуйся. А может ты будешь моей свидетельницей? Это было бы здорово! — поставив пакетик с кольцами Надя взяла Юсупову за руки.

У Анжелы начал дёргаться глаз. И я решил, что пора закругляться с этим цирком.

— Надя перестань, Анжеле нездоровится А ты ее дергаешь. — пожурил я девушку и потянул к себе.

— Как скажешь любимый. Да ты прав, Анжелика, ты вся бледная. Тебе срочно нужен врач. — радостно закивала девушка. — А мы пойдем, у нас столько дел! Столько дел! Пока Анжелика! — потянула меня Надя на выход.

Спускаясь на лифте на подземный паркинг, я спросил девушку

— Зачем ты так с ней? Довела ее до белого колена.

— Бесит она. Смотрит как на пустое место, что не достойна тебя. Пусть теперь помучается. Подумает, а может это она недостойна быть с тобой. — зло прошипела девушка.

— Не люблю змей, — сухо произнес я.

— Я не змея. Я просто хочу нормального отношения с ее стороны. — с обидой произнесла супруга.

— Что вы не поделили Надь, — открывая дверь машины строго взглянул на девушку.

— Тебя, — тихо произнесла девушка и сев в машину отвернулась от меня

— Не понял? — удивленно произнес я, махнув рукой Васе, чтобы начинал ехать.

— Что, ты не понял? — устало вздохнула девушка.

— Как вы меня не поделили? я не понял. Я с вами познакомился то вот… Ну хорошо, с тобой познакомился недавно.

— В школе! Ты приехал с отцом и сестрой на выпускной бал. А мы с Юсуповой Были лучшими подругами в школе. Пока не появилась твоя сестра. Вот вы приехали на балансе такие красивые. Шикарные. И вот мы поспорили с кем ты будешь танцевать. И ты выбрал вообще какую то другую. К Юсупова заявила, что ты станешь ее мужем. Ни смотря ни на что. Она стала дружить с твоей сестрой. А меня не замечали и всячески старались уколоть побольнее. Так мы и живём с ней по сей день. Лучшие подруги. Подруги навсегда.

— Че так все сложно то у вас. Почему всем нужен именно я?

— Так ты единственный свободный великий князь у нас. Ну подходящего возраста, — рассмеялась девушка

— Очень смешно! — нахохлился я.

— Когда ты кстати Юсупову обрадуешь? — поинтересовалась моя спутница

— Не знаю, я вообще не понимаю как подойти и сказать, что я хочу стать ее мужем.

— Просто возьми и скажи. Делов то? — пожала она плечами, удивляясь моей глупости

— Посмотрим. Пока некуда спешить. — закрыл я тему разговора.

К вечеру приехала Шина. Сама, за рулем. Но зайдя в комнату и вытащив из пакета пару бутылок вина заявила что я буду козлом, если не дам девушке выпить и не оставлю ее в гостях на ночь. И смотря как весело было Шине и Наде в этот вечер. Как легко и приятно вписались они обе в мою жизнь. Утром следующего дня я звонил Юсупову.

— Вы меня удивили своим звонком, Дамир Александрович, чем обязан? — раздалось из телефона, — Константин Петровичу меня к вам деликатный вопрос.

— У вас? Деликатный вопрос? Интересно. — в его голосе слышался смех.

— Да, это про вашу Анжелику.

— Решил замуж позвать? Долго же шел к этому. — одобрительно проговорил князь.

— У меня чувство, что все вокруг знают больше, чем я сам про свою жизнь.

— Дамир Александрович, вы все же говорите о моей дочери. А я хоть и не вашего статуса. Но Багратион и Демидов очень близки мне. Да они стараются в интересах моей семьи. Но и ведь тебе Анжела не безразлична, иначе бы ты не звонил.

— Я вас понял. И какой ваш ответ?

— А я причем Дамир Александрович?! Это ее решение и вам нужно разговаривать с ней.

— Я вас понял, — сухо ответил я и нажал кнопку отбоя.

Если Юсупов серьезно думает, что я буду бегать за его дочерью. То он сильно ошибается. Да и выгоды объективно, его семья получит больше, чем я. Может дело в моем возрасте? Он думает, что раз я еще ребенок, меня можно крутить и вертеть куда он хочет? Через три дня у меня официальный день рождение. И приглашать Юсуповых я не буду. Посмотрим как заговорят его близкие друзья Багратион и Демидов.

День рождение я решил отмечать с размахом. Потому я заказал банкетный зал на четыреста человек, самый большой, что были доступны на нужную мне дату.

Гостей я встречал один у входа в зал и провожать их не было нужды. А подарки гости вручали охране на входе в помещение. Гостей я, приглашал просто открыв список знатных семей княжества. Были и мои школьные знакомые. И геологов я не забыл пригласить. Василий, мой водитель тоже был сегодня как гость со своей девушкой. А Распутины вообще пришли всем своим новообразованным родом. Кроме уж совсем маленьких детей. Андрею было очень неуютно. Старая привычка держать все под контролем. Не могла из него выйти и периодически он подходил к гвардейцам и охране, делая им замечания. Прибыли и Демидов с Багратионом вдвоем и на одной машине. Что интересно, никогда не видел, чтобы они были на приемах с семьей. Даже у Фудзивара, Багратион был один. Хотя мне очень настойчиво говорили о паре.

Праздник приближался к середине, гости начали рассаживаться уже по интересам и знакомству. Поэтому я решил, что сейчас самое время удивить моих гостей. Подав знак Наде и Шине, я вышел на сцену и взяв микрофон постучал по нему. Привлекая внимание присутствующих. Когда в зале повисла тишина, а девушки заняли место возле меня я объявил:

— Хочу сказать всем присутствующим спасибо, что посетили мой праздник. И поэтому, я считаю, что вы должны быть первыми, кто узнает эти новости. Прошу вашему вниманию. Мою жену великую княжну Надежду Болконскую. А так же, мою невесту Шину Фудзивара.

Зал молчал несколько долгих секунд. А потом разразился аплодисментами. Мы же вернулись за свой стол, где к нам присоединился Распутин, чтобы лично поздравить меня с таким событием.

— Князь, скажите, вы это специально да? — сел напротив меня Багратион.

— Я бы сказал, что это было очень некрасиво. — поддакнул Демидов, усаживаясь рядом.

— Не понимаю, о чем вы господа. — пожал я плечами.

— Мы про Юсуповых. — продолжил Демидов.

— И что с ними не так? — заинтересованно подался я вперёд

— Признайтесь, вы ведь специально его не пригласили. — улыбнулся Багратион смотря на Демидова, который был зол.

— Согласитесь, это будет хороший урок. — усмехнулся я.

— Это не урок. А просто ребячество! — не пытаясь скрыть свою злость процедил Демидов.

— Вы можете называть как вам угодно. Но каждый из присутствующих прекрасно понял, что Юсуповы не были приглашены за какую то свою выходку. Каждый из них, сделал вывод, что я не хочу видеть эту семью у себя в гостях. Не важно, за что, но это будет удар по репутации Юсуповых. А завтра об этом будет во всех газетах. Великий князь не пригласил на свой день рождение элиту княжества, министра промышленности. — изобразил я пантомиму с газетным заголовком, вставлял слова в воздухе.

— Думаете вам позволено так поступать? — Демидов был уже просто красным как рак.

— Я не думаю, я знаю. Я великий князь, а Юсуповы не более чем аристократишка. Который решил, что может меня гнуть куда ему вздумается. Вместе с вами прошу заметить. Нет господа. С этого дня мы играем или вместе по общим правилам или вы играете без меня.

— Что это значит Дамир? — сузив глаза произнёс Багратион.

— Здравствуй племянник. Прости за опоздание, но твоё приглашение было очень неожиданным. Поэтому позволь сперва поздравить и с женами и совершеннолетием. Но хочу заметить, что я был неприятно удивлен, что ты знаешь о моем секрете. — Подвинув стул, за наш стол присел мужчина. Полная копия меня, только старше. Намного старше.

— Здравствуй дядя. Думаю ты знаешь всех, кто присутствует за этим столом. А это моя жена Надежда Болконская и невеста Шина Фудзивара. — проговорил я, кивнув на его приветствие. И указывая на девушек рукой.

— Увы, знаю. Некоторые даже были моими друзьями детства. Дамы примите мои искренние комплименты. Вам нет равных на этом приёме. — произнес он, протягивая руку за бокалом.

И если князья сидели в полном удивление. То Надя и шина просто сделали вид, что мои разговоры их не касаются и шептались о своем. А вот Распутин, сложно описать это. Он не мог поверить своим глазам и то открывал рот, чтобы что-то сказать, то закрывал.

— Игорь, это правда ты? Но ты ведь умер. Я ведь был в тот день в поместье. — дрожащим голосом произнёс Распутин.

— Это правда я, Андрей. Отец не смог меня убить. Рука не поднялась. Вся его бравада, что честь важнее крови, была просто глупостью. Но слушай, у тебя на лацкане пиджака значок рода. И этот род не Болконских. Ты ушел все таки от этих проклятых предателей? — наливая вино, проговорил дядя. А в конце поддавшись вперед, опустил взгляд за родовой герб Распутина. — Но нет, тебя бы тогда не было тут. Так что произошло?

— Дамир, отпустил меня и семью, дал разрешение на создание своего рода-холодно и с металлом в голосе проговорил Распутин.

— Правда? — удивленно перевел на меня взгляд губернатор Перми. — Племяш, ты меня просто поражаешь, в моих глазах ты сейчас очень поднялся. — похлопал в ладони он.

— Слушай дядя Игорь, расскажите мне. Вы ведь очень давно в политике Перми. Почему Демидов вас не узнавал. А вряд ли вы не пересекались за годы у власти.

— Борода, Дамир, очень сильно меняет человека. Сегодня первый раз когда я ее сбрил, после ухода из дома.

— Дамир, что происходит, почему этот человек тут? — очнулся от своих мыслей Демидов

— Демидов, вы издеваетесь? Он мой гость. Он мой ближайший родственник. Что вас, не, устраивает? — решил я строить из себя дурачка.

Дзинь, бокал Багратиона разбился в его руке. Заливая костюм, красным вином.

— Болконский, вы в своем уме? — вскочил Демидов на ноги.

— Сядьте и не орите. Вы тут гость. Не стоит портить мой праздник. — бросил я ему, смотря как Багратион пытается вытереть одежду.

— Ты начинаешь меня раздражать, мальчишка, — в голосе Демидова прорезался металл. А сам он навис надо мной.

— Слушай Кость, на место сядь, я ведь не посмотрю, что ты тут князь, я тебе и в морду дам. За то, что племяшке праздник портишь. Ты меня знаешь или ты уже забыл как я вас с Сашкой гонял? — склонил голову мой дядя.

— Девушки, я думаю вам нужно погулять, к гостям сходить, развлечь их. — произнес глава тайного отделения, тяжело вздохнув. — А ты, сядь на место, — поднял он взгляд на Демидова.

Дождавшись когда мои девушки покинут наше общество, Демидов сев на стул и повернулся к Багратиону, сказал

— Да ты в своем уме, Арсен?! Мальчишка с ума сходит от своей безнаказанности. Убийцу своего отца пригласил сюда. Убийцу Саши, Арсен! А ты спокойно сидишь тут и защищаешь их?!

— Рот закрыл и сиди тихо! — прогремел голос Багратиона на весь зал.

— Блин, столько лет прошло, а Арсен, все так же самый адекватный из вас, удивительно, — рассмеялся губернатор Перми.

— А не пойти ли тебе Игорь? Я не Саша с Костей. Я и раньше тебя не боялся и сейчас уж тем более. — зло произнес Арсен.

— Гости, вы начинаете меня раздражать. — произнёс я, переводя взгляд на каждого из них.

— Прости Дамир, виноват, каюсь- шутливо поднял руки мой дядя.

А Багратион и Демидов просто промолчали, бросив на меня усталый взгляд

— Дядя, у меня к тебе вопрос. Зачем ты убил отца?. Хотел убить меня и Лену?

— Лену я не хотел убивать, ее должны были привезти ко мне. Я бы подтвердил наше родство и вернул бы себе фамилию Болконских. А без вас с Сашей, я бы стал владельцем шахт. И вернул бы Екатеринбург, в состав Перми. Насчет тебя. Я думал ты, вырос такой же сволочью, как и твой отец. Сейчас глядя на тебя, я понимаю, что ошибался. Ты больше похож на меня. Ищешь справедливости и правды. А про Сашу, потому, что он заслужил смерть. Он подставил меня. Предал! Тебе рассказали, почему меня выгнали из рода? — Рассказывал мне Болконский. Не отрываясь от тарелки с горячим и салатами.

— За, то что ты убил несколько людей. А кого то хотел сжечь. — пожал я плечами.

— Правильно, а они рассказали, кто был в тот день со мной? — усмехнулся он.

— Нет, просто сказали, что это твои друзья были. — Ответил я, подвигая к себе тарелку с мясом по-французски.

— Это были четверо ребят. Некто Арсен и Константин. А еше были Александр и ещё один Константин, — отложив вилку, дядя облокотился на стол и посмотрел в мои глаза.

— Безухов, Юсупов, Демидов и Багратион… — не веря произнес я.

— Да Дамир, мы были все в тот день вместе… И твой отец был с нами. — откинулся дядя на стул.

А я бросил взгляд на князей. Они просто опустили голову и молчали.

— Так кто убил людей то? — перевел я взгляд обратно.

— Это было не убийство, это была самооборона. Нас хотели ограбить, думали мы слишком пьяны и не сможем оказать сопротивление. А кто из нас кого убил. Кто знает? Этого уже не докажешь. Может я, может Багратион. Но сжечь тех девушек, хотел не я. Я кричал им, что вас сейчас будут сжечь, бегите. По итогу, мои друзья, вместе с твоим отцом, решили, что нужно свалить все на меня. Тогда в подвале я и рассказал правду твоему деду Дамир. Он нашел тогда девушку с ребёнком и спросил, что кричал я им. Тогда он сказал, чтобы я уехал из города.

Один против таких фамилий, я не смогу противостоять. А разжигать конфликт внутри аристократов он не хотел. Для него пожертвовать мной было важнее, чем обесчестить фамилию, заявив, что оба наследника оказались виновными в происшествии. Вот такая вот интересная правда Дамир. — закончив рассказ, он погрузился в ужин.

Князья молча пили, дядя ел, а я смотрел на Распутина и думал.

— Князья, у вас есть что добавить к его словам? — поинтересовался Андрей у них.

Все молчали.

— А что дальше дядя Игорь? Ну вот отомстили брату. Со мной и Леной вышла накладка. Новые тебе просто так не спустят. Романову уже ушли все данные на тебя.

— Может свергнем Демидова, а, Дамир? — рассмеялся Болконский.

— Хороший план, но если серьезно? — усмехнулся в тон ему.

— А я не шучу. — серьезно ответил мне дядя.

— Ты не посмеешь Игорь, — произнёс Багратион.

— Это почему? — искренне изумился генерал-губернатор.

— Время у нас такой. Не про революцию и Романовы не позволят, — серьезным тоном проговорил Демидов.

— Дамир, я все сказал. Только великий князь, может править княжеством. И вот что интересно, все три великих князя именно тут. — достал дядя из кармана гранату.

— Знаете Андрей, я надеялся, что ваш приемник окажется более профессиональным человеком, — смотря на гранату, обратился к Распутину.

— Простите князь. Вы правы. — покаялся он.

— Ты не сделаешь этого, тогда и сам погибнешь, — нервно произнёс Багратион.

— Но согласись, это будет очень эпичный конец нам всем. — обратился он к нему. И подняв гранату к себе, нажал на чеку. Граната вспыхнула огоньком. Достав другой рукой сигарету и прикурив, он обвел нас взглядом, улыбнулся.

— На этом я откланиваюсь, все, что я хотел, сказал, дальше думайте сами. Как мы будем жить. Но Екатеринбург будет в составе Перми. Всего хорошего, — поднявшись со стула, он направился на выход.

Глава 20

Багратион и Демидов посидев в тишине пару минут, встали и молча покинули мой праздник. За столом остался только я и Распутин.

— Слушай Андрей Игоревич, а может плюнуть на все и уедем в Японию? — задумчиво произнес я, смотря как многие гости стали покидать зал.

— И что мы там будем делать? — недоверчиво ответил он.

— Купим пару онсенов, откроем магазин русской кухни. Пельмени Японцами будем продавать.

— Рынок онсенов Японии принадлежат Аматэру. Вряд ли нам будут рады. А пельмени, не смешите. Там все на рисе повернуты и чае. Да и где мы мясо будем брать? С материка возить? Из Китая?

— Да брось Андрей шучу я. Куда мы денемся из нашей страны. Аматеру? Что-то знакомое. — задумался я, но никак не мог сообразить где же я слышал о них.

— Мы мпд у них купили, — подсказал Распутин.

— Ааа, понял. Ладно, теперь по делу. Удалось получить бумаги на постройку квартала?

— Да, нам выдали разрешение на постройку сорока домов, каждый дом будет на земле от шести до двадцати соток.

— С моим домов в центре? — уточнил я.

— Именно. Но, постройка улиц обеспечение водой, электричеством и дальше по списку. Ложится на наши плечи. Плюс они хотят, чтобы мы построили садик, парковую зону и школу. Они будут расширять жилой район в нашу сторону. Часть домов, выделять для слуг клана.

— Стадион. — устало произнес я, протерев руками лицо.

— Что стадион? — в недоумение спросил Распутин.

— Стадион внесите в список постройки. Футбол, баскетбол, теннис. Беговые дорожки. Вообщем все что может впихнуть, то и стройте. Сейчас извини, я должен уделить время гостям, проводить их. Приезжай завтра в поместье и мы продолжим.

Многие гости, подходили и выразили благодарность за праздник и просто уходили. Некоторые пытались выяснить, что произошло у нас за столом. Но я лишь отговаривался, что это дела рода.

Проводив всех гостей, мы остались втроем. Я, Надя и Шина. Ждали пока охрана загрузит все подарки в машины. Коротая время за столом.

— Дамир, я тут подумала и решила, что я хочу остаться у тебя в поместье, — произнесла Шина, лениво ковыряя остатки торта.

— А как же твоя семья? Они не будут против? — посмотрел я на нее, допивая кофе.

— Нет, они в курсе и не против. — подхватив кусочек сладкого и отправив его в рот, произнесла девушка.

— Как скажешь. Я не против. — кивнул я ей.

— Дамир, что произошло сегодня? Что за человек который назвался твоим дядей. И почему он говорил о Перми. — осторожно спросила Надя.

— Это мой дядя и есть. Родной брат моего отца. А произошло. Сложно сказать. Но мне кажется это было объявление войны княжеству Екатеринбургскому. А скорее персонально Демидову с Багратионом, — задумавшись и не отрывая взгляд от пустого стакана из под кофе, ответил ей.

— А мы? Что будет с нами? — нервно задала очередной вопрос девушка.

— А нам нужно выбрать сторону. Но к нам сейчас вряд ли сунутся. Пока нам не о чем беспокоиться. Нужно дождаться реакции и Демидова и Романовых, по этой ситуации. И там мы уже будем думать, с кем мы и как будем жить. — поднял на нее взгляд.

— А Лена правда жива? — ещё один вопрос.

— Да, она жива, сейчас в Японии в поместье моей семьи, — проговорила Шина, которая так и не могла оторваться от поедания торта.

— Дамир Александрович, все готово, можем отправляться. Сказал подошедший охранник.

А я лишь кивнул и встал со стула.

Дома, уточнив, что комната для Шины готова, я отправился сразу к себе. Слишком вымотал меня прошедший день. Вроде праздник, а устал как будто вагоны разгружал. Раздевшись и упав на кровать, я сразу уснул.

— Дамир, ты не спишь? — произнесла Надя тормоша меня за плечо.

— Уже не сплю, — открывая глаза, посмотрел на девушку. И потерял дар речи, она сидела на моей кровати, в очень прозрачном пеньюаре, который мало, что скрывал. — Ты чего Надь?

— Мы ведь муж и жена? Ты сегодня представил меня как Болконскую. — тихо произнесла девушка.

— Да, ты теперь официально Болконская. — сглотнув слюну произнес я

— Значит уже можно, — проговорила девушка и поведя плечами скинула остатки одежды и наклонилась ко мне, поцеловала.

Уснуть нам удалось только с рассветом.

Разбудил меня стук в дверь.

— Дамир Александрович, завтрак подан

Открыв глаза и взглянув на рыжую голову девушки, что сопела мне в плечо. Я улыбнулся.

— Вставай, Надь, завтрак подали. — провел рукой по ее спине.

— Спускайся без меня. — сонно проговорила рыжая.

— Как скажешь. — встав с кровати, я отправился вниз

В столовой уже сидела Шина. Подняв взгляд на вошедшего меня, она усмехнулась и наклонив голову спросила, — ну как спалось? Выспался? — и не сдерживая хохота рассмеялась.

— Ты уже все знаешь? Хорошо спалось, нет не выспался. — покраснев, ответил девушке.

— Конечно знаю. Она так долго выпрашивала совет на эту тему вчера что не оставила никаких сомнений, в ее намерениях, — вернувшись к завтраку, проговорила японка.

Через двадцать минут спустилась Надя, бросив взгляд по очереди на меня и Шину, она, покраснев, села за стол. А Шина бросив на нее взгляд, подняла большой палец вверх, чем ввела Надю в еще большую краску.

После завтрака, девушки куда то ушли вдвоем. А я отправился в свой кабинет. Работа не ждет. Утром привезли документы из министерства строительства и архитектуры. С планами застройки городом района, что будет расшириться в сторону моего квартала. От которых и я буду отталкиваться при постройке как квартала, так и садика со школой и стадиона.

Район судя по документам, они решили так и назвать. Болконский. Пролистывая документы и изучая, список магазинов и торговых центров, что планируется построить, я задумался. А автосервисы и автомойки в этом мире вообще как организованы? Это ведь бездонный бизнес. Машин много, клиентов будет всегда полно. Набрав Василия, я попросил зайти его ко мне. Через десять минут он уже садился напротив меня.

— Слушай, а как автомойки и автосервис городе организованы?

— в плане чего? — в недоумение спросил он.

— Ну кто держит все это? Аристо или простолюдины.

— Простолюдины, для аристо это слишком мелко и считается позорным, — пожав плечами ответил мне водитель.

— Дебилы блин, — тихо произнес я. Вспомнив что тот самый страус так говорил в одной из серий, когда стал министром в одной стране.

— Что простите? Не расслышал. — помявшись спросил Вася.

— Говорю, план у меня есть. Как роду и клану получить прибыль. Пойдем за другой стол, я отправился к кофейному столу, прихватив план застройки. — Смотри, вот это район квартала, что в скором времени будет тут застраиваться. Находишь сейчас родовых механиков. Даешь им задачу. Подготовить список всей необходимой техники, оборудования, для создания автосервисов. Пусть будет шесть штук, по три четыре бокса. Ну там, электрик, жестянка, покраска. Просто ремонт, сами пусть решат. Далее, нужны автомойки. Конвейерные, стандартные, автоматические, грузовые и легковые. Часть ставите около сервисов. Часть просто раскидаете по району, что бы людям было удобно приехать и уехать, не в какой то подворотне в индустриальной части или отшибе. — рассказывал я ему, делая пометки и обводя улицы карандашом на плане застройки. — Так же смотри, будет несколько торговых центров, делайте, что хотите, но возле них должны быть автомойки самообслуживания. На шесть семь машин. Смысл понял?

— Понял, Дамир Александрович, но почему вы говорите это мне? — со скепсисом спросил он.

— Хочу проверить тебя в деле. Сделаешь красиво и в короткий срок, то можешь смело назвать себя директором всего этого безобразия. И я не шучу. Руководство я отдам кому то из девушек. Но исполнительным директором я хочу видеть тебя. Так что твое будущие в сугубо твоих руках. Подготовишь планы, наработки и списки оборудования, приходишь ко мне. Да, чуть не забыл, найди в городе лучших специалистов, сделай так, чтобы они пришли к тебе в сервисы на работу. Скажи, по прошествии пары лет. Лучшие из них будут приняты в слуги рода. Я думаю это будет огромная мотивация для обычных людей. Если тебе не поверят, то назначь с ними встречу и я лично подтвержу свои слова перед ними. Вопросы есть? Вопросов нет, свободен. — закончив рассказывать ему свои идеи. Я откинулся на диван и закрыл глаза.

Дождавшись когда Василий уйдет, я набрал номер Шины и попросил зайти ее ко мне в кабинет.

— Слушай, Шина, а чем ты хочешь заниматься после свадьбы, ну кроме чая, что вы с Распутиным будете продавать? — решил я сходу ее озадачить, стоило ей войти в кабинет

— Пока не придумала. Да и честно еще и не думала. В промышленность я точно не хочу вникать. Мне и отца хватило дома. А что? У тебя есть предложения? — Сев рядом со мной на диван, спросила девушка.

— Как думаешь, сможешь организовать точки быстрого питания, с японской кухней, корейской, американской. Да и вообще рестораны. — заглянул ей в глаза.

— Ну если ты сейчас расскажешь, нормальным языком, что тебе нужно. То мне кажется смогу. — пожав плечами, девушка оперлась на руку, которую положила на спинку дивана, повернувшись ко мне.

— Тогда смотри на этот план. Это будущий район, что в скором времени будет тут застроен. Мне нужна парочка элитных ресторанов в этом районе. Будет несколько торговых центров и я бы в них хотел видеть, несколько кафешек и ресторанов рода. Не статусных, нет. Для обычных людей. Не гамбургеры или пиццу, а другое что-то. Роллы суши. Просто кухню разных стран. Шаурму можно-рассказывал я и заметил, что девушка слушающая с интересом, зависла. — Что?

— Шаурма, это что такое? — выгнув одну бровь спросила Шина.

— Шаурма? Оооо это еда богов. Сейчас секунду. Мечтательно произнес я и нажал на кнопку звонка. Стал ждать когда войдет, кто-то из слуг.

— Да князь, — вошла горничная.

А я стал перечислять список продуктов, что мне нужна через час на кухне.

Кивнув девушка заверила, что все будет меня ждать.

— Это ты сейчас чего? Готовить собрался? — удивилась Шина.

— Ну да. Раз ты не знаешь, что такое шаурма. Буду тебя кормить ей. Но вернемся к делу.

По итогу мы просидели больше часа, где я ей рассказывал про маленькие кафешки, где на огне или углях будут готовить хот-доги, питту, чай с кофе. Всякие забавные бутерброды из Кореи. Вы когда-нибудь видели уличную еду в Корее? Посмотрите, это безумно вкусно выглядит и на вкус просто шикарно. А Шина умничка, уже спустя десять минут, достала листочек и ручку и стала записывать.

А шаурма произвела фурор у девушек.

Мясо я решил сперва просто нажарить стейками, а потом ножами нарезать. Соус я сделан сметанно чесночный. Сделал одну шаурму с сыром, а другую сделал с морковкой по корейски. Хотел сделать еще с грибочками маринованными. Но решил, что и этих хватит им.

Оставив девушек доедать шаурму, я отправился на тренировочную площадку. Распутин должен быть уже там. Приехал, когда я готовил соус.

— Ну, что скажите по методичке Фудзивара? — произнёс я, подходя к мужчине, который проводил разминку.

— Скажу, что интересно, но многое непонятно. Как это должно работать если даже я не могу заставить это работать. А если это не работает, как я могу научить вас этому.

— произнёс Андрей не отрываясь от разминки.

— Ну это ведь не повод останавливаться. — снимая куртку проговорил я. И зашел на арену.

— Не повод. Я согласен. — попрыгав Распутин повернулся ко мне.

— Начнем? — усмехнулся я и зажег огонь на своих руках.

С каждым днем, я все лучше и лучше контролировал свою силу. Но все проблемы были в эмоциях. Пока я контролирую свои эмоции, то проблем с длительностью и силой у меня нет, но стоит мне эмоционально надломиться, как контроль сразу теряется. И если в идеальных условиях я могу на равных сражаться с мастером и только опыт и знания мне не дают победить, то при потере концентрации я не могу одолеть и простого воина. Поэтому мы пока занимались простой дракой в идеальных условиях. Я должен научиться понимать бой против мастера. Научиться предугадывать следующий шаг противника и правильно оценивать опасность его техник. Шина помогать отказалась, заявив, что кроме как зажечь огонь, которые только горит и не обладает силой. Она не умеет ничего. Скептически приняв этот аргумент я решил не приставать к ней с этим.

— Князь, ну сколько можно. Сколько раз, вам надо попасть на мои техники, что бы вы поняли, что они бьют вокруг меня, а не впереди. — Качая головой, подошел ко мне Распутин и протянул руку, помог встать.

На что я лишь поморщился от боли, щит, что покрывает меня, работает скорее по принципу бронежилета. От пуль броник конечно защищает, но гематомы, а иногда и сломанные кости остаются. И с моим щитом так же. Техники не приносят мне вреда. Но это не значит, что мне не больно, да и падения когда тебя сбивает с ног малоприятные.

Но я все же научился создавать огненное кольцо. Оно было радиусом два метра от меня в центре. И около сорока сантиметров высоту само кольцо. Сжигало напрочь любые объекты. Дерево металл бетон. Ему было плевать. В методичке, что оставил Акено, значилось, что кольцо это, может быть до десяти метров. Но я был рад и своему двухметровому. Ведь в крайнем случае, толпой меня уже будет трудно завалить на землю. Не стоит забывать, что дядя хоть и не угрожал прямо мне. Но мне кажется он носитель такой же силы. Силы, что он годами мог тренировать и развивать.

Встав на ноги и отряхнувшись я стал уточнять, что за новая техника, которую я не ожидал, сбила меня с ног. И в этот момент я почувствовал как меня пронзает боль в левом боку. А до слуха донесся раскатистый взрыв Последнее, что пришло в голову, перед тем как мое сознание потухло от удара. Охрану нужно гнать.

— Князь хватит спать уже. Я ведь вижу что вы в сознании! — проговорил Распутин, хлопая меня по щекам.

— Угу в сознании, — произнес я не открывая глаза.

— Вы или вставайте или я вылью на вас ведро воды. — зло проговорил Андрей.

— Хорошо, хорошо. Стрелка поймали? — попытался я сесть. Но бок прострелило болью и я снова упал на диван.

— Нет, гвардейцами осуществляется за ним слежка. — отчитался бывший глава гвардии.

— Думаешь приведёт к заказчику? Ну дело Твое. Головой будешь отвечать если упустите стрелка. И знаешь, найди мне все же нового начальника охраны. Этот как то не справляется. — устало вздохнул я, смотря в потолок.

— Ну будем честны. Человека с гранатометом даже я не ожидал. — попытался защитить своего ставленника Распутин.

— Да? А чего вы тут ожидали? Что враг придет к воротам, постучит в них и скажет, Болконский! Выходи, подлый трус! Этого ждали? — Усмехнулся я в потолок.

— Не говорите, ерунды. Мои люди очень хорошо подготовлены. Но ситуации бывают разные. Теперь они в курсе, что может ещё произойти и теперь на всех объектах примут нужные меры, — сухо проговорил Распутин.

— Слушай Андрей, давай сыграем в игру. Я буду атаковать, а ты будешь моей целью. В несколько раундов. Первый будет вот, как сейчас, у нас. Стандартная охрана поместья… Потом увеличим количество охраны. А потом вызовем гвардию и поставим ее на охрану. — все же подавив боль, я сел на диван.

— И зачем нам, это? — настороженно проговорил он.

— Хочу донести до вас идиотов. Что ваша охрана полностью бесполезная. И мне это надоело. И скажи спасибо, что я забыл высказать все, что я думаю по поводу того ранения меня на рыбхозе. Когда твои люди Андрей. Пропустили кучу живых противников. — Зло проговорил я.

— Виноват. — поник он.

— Толку мне от твоего виноват? Лучше скажи, где наш целитель застрял.

— Так за дверью стоит. Ждет когда я позову. — развел он руки в сторону.

— С такой заботой и врагов не надо. Да? — рассмеялся я и схватился за бок, где вновь прострелило болью.

Учить Распутина я решил на следующий вечер. Днем посетив несколько магазинов я купил несколько наборов камуфлированной ночной одежды и тюбиков краски. Я посетил магазин где продают альпинистское снаряжение, мне нужны были кошки с карабинами и пара тросов. Там же купил пистолет и винтовку для страйкбола и шары с краской для них. Не доезжая до поместья, я выгрузил часть вещей в кустах, в стороне от дороги. Дома, я обратился к Распутину, чтобы он донес до людей, что будем учебный штурм дома и в каждого в кого прилетит шар с краской. Считается убитым или раненым если в руки ноги будет попадание. Посадив его и девушек на диван в гостиной. Я вышел с территории поместья. Дойдя до места, где оставил вещи, я стал неспешно переодеваться. На открытых участках тела, я рисовал краской. Все блестящие и хромированные части экипировки или были закрашены той же краской или безжалостно выкинуты в этих же кустах. Атаковать я решил в собачью вахту. Часть охраны спят, часть борется со сном, а часть только подняли с кровати и лягут они только в четыре утра, чтобы встать в шесть.

Глава 21

Просидев до половины третьего ночи, я встав с пенного коврика для походов, попрыгал и не услышав лишний шум, направился в сторону забора. План был прост. Найти, самый тёмный участок и перекинуть туда верёвку с якорем. Патрули у нас не ходят, как таковые просто пару раз в час делают обходы, электричеством забор тем более не запитан. Они полагаются на камеры и на человеческий фактор. Плюс связь внутри охраны. Зря. Будь со мной сейчас мои бойцы, дом был бы захвачен минут за двадцать. А так мне потребуется чуть больше. Самый тёмный участок, по итогу оказался практически у центральных ворот. Там, где стояли боксы для машин. Перелезая забор, я отметил, что крыша боксов для гаража, плоская и без каких-то проблем можно залезть уже и на неё. А там сверху наметить следующий маршрут к дому. Спустя минут десять, я сидел уже на крыше боксов и наблюдал за охраной у дома. Её по ощущению стало больше. И тут всего два варианта. Или Распутин решил жульничать и вызвал дополнительные силы или он просто решил, что оборона дома это важнее периметра. Но жульничество, слишком легко вскрыть и хвалить его никто не будет. Значит, парней сняли с каких-то малозначимых зон. Покачав головой на этот бардак, я решил, что пора двигаться дальше и пригнувшись короткими перебежками, направился к верёвке. Но не успел, на крышу вышло двое. В первые их тут вижу. Да и место бесполезное для обычной охраны. Тут только территории дома просматривается хорошо. А наблюдать за воротами, где стоит блокпост? Следите за порядком у тех, кто и так следит за порядком? Бред же.

— Я не понимаю, что мы тут делаем? Зачем нас подняли посреди ночи и отправили сюда.

— Распутин лично дал указание следить за домом. Он думает, мальчишка знает где-то потайные входы, на территорию и раз ему всё равно нужно в дом. То и нас поставили следить за домом. Чего тут непонятного то? Будто нас одних подняли среди ночи. Сам же видел, всех наших подняли.

— Я ору с вас, вы запарили мне какую то фигню про парня рассказывать. Он тяжелей бутылки с водкой в жизни не держал. А тут типа диверсант и в дом пробраться решил. Вы с Андреем, может, употребляли чего? Запрещённое. — рассмеялся во весь голос, один из них.

— Замолк! Не пали нас. И так секрет, что нас подняли. А ты тут ржёшь как конь. — отвесил второй подзатыльник первому.

А я обойдя их со спины и приставив к их затылку пальцы, произнёс:

— Пиф-паф бойцы. Вы трупы. Поздравляю.

Дёрнувшегося бойца я вырубил удар по затылку.

— Замер! — прикрикнул я второму, — будут они мне тут ещё дёргаться.

— Извините князь, оно само. — проговорил второй.

— Бери это тело и тащи его к входу, нечего тут светится. У всех на глазах.

Дождавшись пока, он дойдёт до меня, я спросил.

— Распутин, значит, предупредил вас о нашей игре? — и получив утвердительный кивок, продолжил, — сколько вас и куда отправили?

— Десять нас. Восемь по периметру вышло и двойка сидит в доме, где не знаю.

— Что пообещал? — уточнил я

А мужик молчал. Насупился.

— Вот давай без этого. Я тебя нормально спрашиваю. Будешь ерепениться, вылетишь с волчьим билетом завтра же. Вместе со всеми своими ребятами. Распутина-то я просто пожурю. А крайними будете именно вы.

Вздохнув, он принялся рассказывать:

— Должности в гвардии. Мы всё раньше были в морпехах. Но Вадик, по пьянке заехал командиру части по лицу. Его в гвардию не взяли, мол заслужи сперва доверии в охране, вот мы и семь лет по охране мотаемся, не хотели его одного бросать. Сперва рыбхозы, потом в офисе рода. Теперь вот. В усадьбе, после убийства вашего отца Распутин нас сюда дёрнул. А сегодня пришёл, сказал, что есть шанс отличиться. Засечём вас или обезвредить. То в гвардию в отдельную роту или сержантами раскидает.

— То есть вы ещё и лучшие в моей охране. Какой позор… — сделал я классический фейспалм.

— Мы не охрана, нас учили войне. А не это вот все, — развел он руками.

— Да пофиг, ты и твой друг условные трупы. И сделал это мальчишка, который бутылку водки ток в жизни держал. Войне его учили. Слов нет. — произнёс я и сел рядом.

И тут меня осенило, слишком выбивались эти бойцы внешним видом. Осмотрев внимательно одежду, я заметил, что и форма была нестандартная. Вся моя охрана ходит или в пиксельном камуфляже военном или классическом костюме. А тут была так называемая «Горка 7» в чёрной расцветке «питон», на рукаве у них был шеврон с гербом рода, выполненная в чёрном варианте, а под погоном была балаклава.

— Балаклава — это часть формы? — уточнил я.

— Да. У нас семьи, а раз мы просто наёмный персонал, то мы скрываем свои лица. За территорией поместья мы ток в них и работаем. В поместье в них, когда много посторонних людей. Но стараемся не отсвечивать перед ними.

А в моей голове родился план. Осмотрев мужиков, а точнее, их комплекцию.

— Раздевай своего друга. Потом берёшь наручники и пристёгивайтесь тут. Кляп я вам потом воткну. Оружие, кстати, боевое где?

— Внизу стоит, у Скайлайна вашего.

— Вообще замечательно. — покивал я в ответ.

Переодевшись и натянув балаклаву налицо, проверил как закреплены мои пленники. Воткнул им кляпы и спустился вниз. Подобрав оружие, я убрал один автомат в свою машину, а ключи от неё забрал с собой. Второй же ствол я прихватил с собой. И направился напрямую в дом. Как и ожидалось, меня не остановили по дороге к дому, просто кивали и шли дальше. Войти в дом я решил через кухню. Где открыв дверь я и обнаружил двойку бойцов, о которой говорил мой пленник. Они, судя по всему, пили кофе и смотрели маленький телевизор, что стоял на противоположной стене. Достав из кобуры пистолет с краской для пейнтбола, я начал расстреливать этих двух балбесов. А когда они резко развернулись, шипя от боли, я уже стоял без балаклавы на голове и автоматом в руках.

— Вы трупы балбесы! — радостно сообщил я им.

— Это мы сейчас посмотрим, — зло произнёс один из них. Вставая и доставая из кобуры пистолет

— Ты идиот? — несказанно удивился я такому повороту и дёрнув предохранитель вниз выстрелил ему в руку, которой он доставал пистолет.

На звуки выстрела ожидаемо на кухню вломилась вся охрана, что была внутри дома и Распутин. Слышно было, как на улице раздаётся сигнал тревоги.

— Вон всё пошли-крикнул я залетевшим на кухню парням.

— Но князь! Выстрел! — заикнулся один, смотря, как раненый скулит от боли на полу.

— Вон я сказал! Всё. Распутин, а ты сел на стул. — посмотрел я в глаза Андрею.

— Есть, всё вон! — козырнул один из парней. И начал выталкивать остальных.

— Хотя стоять. Построй всех сейчас на улице. Всех! Гвардию охрану слуг.

А сам я достав запасную обойму, для страйкбольного пистолета, перезарядил пистолет и направив в лоб, сидевшему Распутину произнёс.

— Это вам за попытку жульничества. И да, я победил. — сделал выстрел. И направился на улицу. Бросив Распутину, — тело это, сам притащишь на улицу. На крыше гаража в наручниках ещё двое твоих. Их тоже тащи.

Выйдя на улицу, я стал ждать, когда соберут и построят всех слуг и охрану. Было пару гвардейцев. Которые вообще были не в курсе происходящего и спали в своём флигеле, пока их не подняли не пригнали сюда.

За это время Распутин притащил парня, что хотел достать пистолет. Руку ему уже забинтовали. Привели и пленников с крыши и сейчас они смотрели широко открытыми глазами на своего товарища, что стоял на коленях между мной и Распутиным.

— Значит, так бойцы. У меня чувство, что вы сброд какого-то дерьма. — начал говорить. Обведя каждого в этой шеренге. — Я, тот который по вашему мнению, не держал ничего тяжелее чем, бутылки водки, пробрался на территории дома. Обезвредил двоих элитных бойцов. Будущих гвардейцев. И ещё таких же дебилов, я условно убил в доме. В своём доме! И Распутина я тоже убил. Как вы можете видеть по его синяку на лбу. Ну это ладно. Для меня вы просто дети как охрана. Может, против дураков вы и нормальные ребята. Но взрыв снаряда, который был всего лишь сутки назад, должен был научить более ответственно относится к работе! И сейчас вновь среди вас беспечность. Вы вообще понимаете, за что вы деньги получаете? Какие ваши обязанности? — остановился я возле моих пленников с крыши и взглянув, на мужика, с кем я тогда разговаривал, спросил его, — Тело, что стоит на коленях, как называется?

— Вадик. — произнёс он, глядя в землю.

А я, кивнув, направился в обратную сторону.

— Но, это все мелочи. Научим, обучим. Кого надо сломаем. Но вы станете нормальной охраной. А не нынешним позором. Но, вот это тело. Которое метит в гвардейцы. Посмело достать боевое оружие в моём доме. Посмело поднять это оружие на князя. Вы охамели бойцы? Или что? Или думаете я тряпка? Что мой отец вот был князь. А я мусор и со мной можно Ваньку пинать ходить? Или как? Гвардейца отпинал, так там теперь, понимают когда и перед кем рты открывают. А вам, что каждому отдельно нужно объяснить? Нет, мужики, так тут не будет. — закончив говорить, я встал сзади Вадика. Достав свою боевую беретту и передёрнув затвор, я выстрелил ему в затылок.

— Все несогласные, собрали манатки и валите куда хотите. Кто останется, передайте всем. С этого дня охрана упраздняется. Все переходят в гвардию. А вы всё. Поедете на полигон рода на полгода в командировку. Безвылазно сидеть будете там. Без увольнительной. Без досуга. Без свиданий с родственниками. Всё, свободны.

А сам я набрал номер командира гвардии и приказным порядком потребовал в поместье сорок лучших бойцов. За которых он лично головой готов ручаться. И заодно обрисовал новую расстановку сил. Что вся охрана переходит в его подчинение. Которую требуется очистить от сброда и закрыть, на обучение на несколько месяцев.

— С Новым годом родные мои! — кричал я под звон курантов.

— Ураа!

— И тебя милый!

— И тебя братик!

— И вас Дамир Александрович. — крикнул кто-то из охраны

— И какие ощущения князь, от обладания такими красотками? — подошёл ко мне Колчак.

— Шикарные!

А над нами раздались взрывы фейерверков и небо окрасилось в разные цвета. И в эту секунду сзади меня прогремел взрыв.

За три недели до этого дня я сидел у себя в кабинете и думал. Кто может дать мне хороших инструкторов для обучения этих идиотов, что называлась гвардией. После того дня, когда я убил Вадика. От меня ушло десять человек охраны. Гвардейцы же, остались все при мне и только посмеялись над ребятами из охраны. Типа при них такого бы не случилось. И они все такие крутые и классные заступили на дежурство в поместье. И смотря на весь этот цирк понтовщиков. Я предложил Распутину очередную игру. Только теперь против гвардейцев. Но попросил больше не жульничать. Утром во время тренировки мы поспорили, а вечером он уже сидел злой в наручниках в моей гостиной и ждал, когда прибудет новый начальник гвардии. Ни у кого в поместье из гвардейцев не оказалось ключей от наручников. После спора я просто сел в свою машину и уехал на полигон рода. Погрузив там свой комплект брони и оружия, я отправился обратно домой. Но доехал только до Белоярского рыбхоза. И позвонив на полигон, сказал, что моя машина сломалась, но я домой не тороплюсь, поэтому прошу подобрать меня машиной, что повезёт смену гвардейцев в поместье.

А сам я останусь в рыбхозе и поработаю, буду их ждать.

По итогу я в полной экипировке под смешки своих гвардейцев ехал в кузове военной машины. А по прибытии в поместье, просто взяв с собой троих гвардейцев, вошёл дом и наставив оружие на Распутина, объявил. Что дом и территория поместья захвачены людьми, что выдали себя за гвардию рода и захватив машину, где переоделись в одежду ранее захваченных гвардейцев. Без проблем попали на территории поместья и успешно его захватили.

А, кроме Безухова, помочь мне вряд ли кто-то сможет. В полиции точно найдутся офицеры с опытом и знаниями. Чем-то ведь они после ухода со службы занимаются. И сомневаюсь, что все находят на пенсии хорошую должность вне системы. Поэтому я набрал его номер.

— Дамир Александрович? Чем обязан такому неожиданному звонку? Что-то случилось? — раздалось с того конца телефона.

— Нет, ничего не случилось. Но у меня к вам есть просьба. Я бы хотел встретиться с бывшими полицейскими, спецназами, которые после увольнения со службы не смогли себе места в мирной жизни.

— А зачем? Что я должен ответить людям на их закономерный вопрос.

— Я хочу поставить их на должности в свою гвардию. У меня почему-то оказалось слишком много дураков в командовании.

— В гвардию значит, — задумавшись произнёс Безухов, — На каких условиях?

— Контракты, полное обеспечение. Пенсия и поддержка их семей. Желающие могут быть приняты в слуги рода. Но это не сразу, а хотя бы через какое-то время.

— Слуги рода? Это будет хорошая мотивация для многих. Я вас услышал Дамир Александрович. Я думаю, что к девяти часам вечера, я соберу всех людей, которых я готов рекомендовать вам.

— Хорошо, буду ждать вас в офисе рода.

После этого звонка я съездил в университет. Дела рода это, конечно, хорошо. Но учёба тоже нужна. Да и нужно передать пару песен в клуб музыкантов нужно было. Брагин, кстати, куда-то исчез. Давным-давно его не видел на учёбе. Юсупова была всё так же холодна А когда она, после пар вызвала в свой кабинет. И начала грозить всякими карами, за мои прогулы. Я встав со своего стула и наклонившись к ней произнёс: —Малыш, будешь меня бесить, как твой отец. И пилить впустую. Замуж не позову. — И послав воздушный поцелуй, опешивший девушке. Вышел из кабинета.

По пути домой со мной связались геологи по видеосвязи и сообщили, что горный лён был найден. Также, отчитались, что японцы начали завозить оборудование на малышевские изумрудные и золотые прииски. И мне как хозяину земель, нужно как-то пошевелиться с обеспечением безопасности и поставки строительных материалов. Пообещав, что в течение дня я всё решу, отключился.

— Отец, мне нужно с тобой поговорить! — произнесла Юсупова, входя в кабинет отца.

— Это не может подождать вечера? — вздохнул он

— Я бы не пришла по пустякам, что можно обсудить вечером, — проговорила девушка и села в кресло напротив.

— И что тебя беспокоит? — устало вздохнул Юсупов старший.

— Что ты не поделил с Болконским, чем ты его раздражаешь? — прошипела девушка.

— Болконский значит… — замолчал он на секунду.

— Отец! Что происходит?

— Мы с ним не сошлись скажем так во мнении, — отвёл он взгляд от дочери.

— Значит, слухи всё же правдивы, и это не мы не смогли пойти на его приём. А это нас просто не пригласили. — проговорила девушка, скорее себе, чем отцу и подняла на него взгляд.

А отец молчал. Просто сцепил руки в замок и опустил голову.

— Пап, он ведь знает да? — раздумывала девушка.

— Да, знает. Демидов и Багратион пытались продавить его. И он был согласен в принципе. Но я его отбрил. Сказал что я ничего не буду решать. Пусть идёт к тебе и всё сам устраивает. А он психанул. Представляешь? Этот мальчишка, думает что все перед ним должны падать ниц. Бесит. — рассказывая это Юсупов, под конец чуть ли не кричал.

— Во-первых отец, он Великий Князь. Ты по определению уже неправ. Будет нужно и мы встанем перед ним на колени. Во-вторых, ты просил надавить на Дамира, Багратиона и Демидова. Но как только он согласился на их доводы, ты поднял руки и слился? Я ничего не путаю отец?

— Мальчишка должен сам прийти и добиться тебя! Плевать, что ты его любишь! Сам! Лично! — ударил кулаком по столу разъярённый Юсупов.

— Пап, ответь сам себе на вопрос. А зачем ему нужен наш род. Что мы можем дать великому князю, что не дадут другие. И где гарантии, что ему не дадут больше нас. Он хотел с тобой договориться… А ты? — всхлипнув, девушка, покачиваясь и со слезами на глазах, пошла к выходу.

— Я министр княжества! Это уже больше остальных! — крикнул отец ей в спину. Вскакивая с кресла.

— А он тот, кто будет править этим княжеством после смерти Демидова. И останешься ли ты при нём министром. Большой вопрос. А больше у рода ничего нет, пап. — сквозь слёзы, проговорила девушка.

Бросив взгляд на отца и вышла из кабинета.

Юсупов же просто рухнул в молчании в своё кресло и задумался над словами дочери.

Я изучал все личные дела людей, что теперь несли службу на территории поместья. Всех не служивших я просто откладывал сразу. Они будут переведены в другие места. В тот же офис или на карьеры. Но дом и мои сопровождающие должен иметь хоть какой-то опыт. Когда раздался звонок моего телефона. Не глядя на имя звонившего, я взял телефон

— Братик, ты офигел? Почему я в Японии?! — с ходу наехала Лена.

— Я тоже рад тебя слышать сестрёнка. — Рассмеялся я в ответ.

— Но если серьёзно. Дамир, я домой хочу. Тут, конечно, здорово, но я не могу уже есть этот рис. — грустно произнесла девушка.

— Терпи Лен, осталось пара недель и будешь дома. Фудзивара же должен был сказать.

— Да он сказал, я сейчас его еле уговорила, что бы тебе дал позвонить. Ты то, как сам? Как Анжела?

— Про Анжелу не знаю. Я не общаюсь с ней. Сам хорошо, жену вот нашёл, невесту. Работает потихоньку.

— Почему ты с Анжелой не общаешься? Поссорились? Ты это брось, она тебя очень любит. Я уже представляю, как я приеду и напугаю её! Ууу. Крутяк! — тараторила сестрёнка.

С ней мы проговорили два часа. Слишком много в ней накопилось.

— Дамир Александрович, гости уже ожидают. — проговорила девушка на ресепшене, стоило только войти в фойе офиса.

На что я лишь кивнул. Охрану я оставил внизу. А сам поднялся на лифте до конференц-зала.

Зал был забит. Было около сорока мужчин и несколько женщин. Многие были уже взрослые. Кто-то был молод. Уточнив все ли собрались. Я обратился к ним с речью

— Итак, вы всё тут по рекомендации Безухова. Мне нужны люди, что смогут руководить и учить мою гвардию. Вы тут все из полиции. Вы видели, как работают преступники, как совершают покушения и прочее. Поэтому вы мне и нужны. Научить мою гвардию быть адекватными. Потому что я, переодевшись в форму своего гвардейца, спокойно могу проникнуть на территорию своего дома. А раз я могу, то и условный противник тоже может. Это мои желания. Что я предлагаю вам. Полное обеспечение и официальное трудоустройство. Социальные пакеты. Лечение и дальше по списку. Каждый желающий, через время или за заслуги, может стать слугой рода.

Обведя всех взглядом и встав в центре кабинета, опёрся о спинку стула. И произнёс:

— Я хочу получить, лучшую гвардию. Лучших бойцов. И всё это в ваших руках. А теперь, ваши вопросы господа и дамы. Не стесняйтесь.

— Где мы будем жить? Я из другого города. Мне ехать далековато будет каждый день. — встав со своего места, спросил один.

— Вопрос с жильём поставлен так. Мой квартал и район идёт в процессе стройки. Поэтому я могу лишь предложить вахтовый метод с проживанием или по месту вашей службы или на территории полигона рода. После застройки района слуга моего рода будут выделены квартиры навсегда и бесплатно… Для обычных бойцов будут строиться общежитие, по 2 человека в комнате с туалетом и душем… Следующий вопрос

— Экипировка, в чём мы будем работать?

— Составляете список своих желаний. Советуйтесь друг с другом вычёркивайте лишние и кладёте мне на стол. Будем покупать, то что ВЫ считаете лучшим и необходимым. Но чтобы потом ни было, Дамир, а давайте купим вон ту херню. Потому что она стреляет на два метра дальше нашей херни. Мпд, шагоходы, техника, автомашины сопровождения. Вы берёте и думаете, нужно оно нам или нет. Но и спрос будет с вас. Дальше.

Поднялся Безухов и спросил.

— Дамир Александрович, давайте так. Мы получаем руководящие и командирские должности в вашей гвардии. С нас результат, как мы видим и знаем, а с вас обеспечение наших хотелок, я прав?

— Ну плюс-минус как вы сказали, — но, поймав его осуждающий взгляд, поправился. — Да, вы результат, а я оплачиваю ваши хотелки и обеспечиваю ваше полное содержание как офицеров гвардии. И через полгода, готов пригласить в слуги рода, лучших из вас… — кивнул я

— Все слышали? Князь дал слово. Значит, наша задача — оправдать его доверие и сделать его гвардию лучшими в княжестве. — обвёл взглядом Безухов людей. И отпустил их. Наказав завтра каждому, желающему прийти в отдел кадров оформляться.

— Вы всё время говорите, что наша задача, я чего то не знаю? — обратился я к нему.

— Демидов уволил меня с должности, говорит слишком распустилась моя полиция, раз убийцы из других княжеств спокойно ездят к нам, ну или, точнее, к вам, Дамир, в гости. — рассмеялся он.

— Вот значит как. И кто теперь главный полицейский? — удивлённо произнёс я.

— Багратион, Дамир. Теперь Багратион полностью контролирует внутренние силы княжества. — грустно вздохнул мужчина.

— Да? Вот ведь фигня получается. Но хорошо, а почему вы ко мне хотите?

— А вы единственный в княжестве, кто не прогнулся под эту парочку. Ну из аристо. А мне надоело, что они мной помыкают куда, хотят. Раз простолюдин, можно гнобить и вешать всех собак. Уйти к кому-то другому, значит, не сильно изменить свою жизнь, а у вас есть шанс изменить твою жизнь. — всё с такой же грустью рассказывал мужчина, смотря в окно.

— Если вы дадите клятву верности, ваша жизнь изменится сегодня.

— Ну слугой рода, тоже быть неплохо, — воодушевился он.

— Не слугой. Основателем рода, что войдёт в мой клан… — усмехнулся я и вышел из зала. Нужно было найти бумаги для клятвы. Человек с такими связями, таким багажом знаний. Точно не будет лишним и быть слугой, это просто позор для него.

В общем, Распутин и Безухов так спелись по итогу, что мне казалось, что у нас не гвардия. А бездонная дыра. Столько всего закупали и продавали. Строили и перестраивали. Меняли графики, меняли форму. Они с меня даже квартал для офицеров потребовали построить., небольшие двухэтажные дома, таунхаусы. Но чтобы у каждого офицера и сержанта, был свой отдельный дом. Куда они переедут с семьёй и будут всегда рядом с кланом.

Пытался, до меня дозвонится Юсупов. Но напрямую телефон я не брал с его номеров. А слуг, попросил, что бы они всегда отвечали, что меня нет. И не будет. Мне нужно, чтобы он ехал лично. Мои интересы с ним не пересекаются, мои предприятия работают напрямую с Романовыми. И через пару дней во двор дома, заехал чёрный русо батл, с гербами рода Юсуповых. И я, сидя на диване, радостно потирал руки. Когда дверь открылась и вошла Анжела.

— А князь, хорош. Переиграл всё- таки, — рассмеялся я.

— Вы с моим отцом оба дураки и мальчишки! — насупилась девушка и села напротив.

— Я предположим и есть мальчишка. Да и к тому же я младше тебя. — развёл я руками улыбаясь.

— Дамир, ты правда хотел взять меня в жены? Но отец всё испортил? — Взглянула она на меня.

— Почему хотел? Всё ещё хочу. — в недоумении ответил ей.

— И в чём причина, что ты не делаешь мне предложение? — заинтересовалась девушка улыбнувшись. Судя по тому, как она резко расслабилась, ситуация её очень нагнетала.

— Ну, может быть, потому что ты, коза? — напустил на себя задумчивый вид.

— Сам ты осел. — буркнула Анжела в ответ.

— Не дуйся, твой отец немного забыл, что я великий князь. И меня не стоит пытаться пригибать. Да и ждал я его приезда. Когда-то это должно было случиться. Но приехала ты.

— Я приехала по своему желанию. Отец не в курсе.

— А зачем, ты приехала? — удивился её словам.

— Зачем, зачем… — и пересев на диван, обняла меня.

Отец её всё же приехал, через пару часов.

И мы заключили брачный договор, где самый важный пункт был, что их род, вступает в мой клан. Саму свадьбу я настоял провести утром тридцать первого декабря.

— Слушай Арсен, тебе не кажется, что Болконский, слишком быстро набирает силы? — произнёс Демидов, когда, изучая список новостей за день, наткнулся на новость, что князья Юсуповы, входят в клан Болконских.

— И что тебя беспокоит? Пока совет княжества под нашим контролем, мы будем контролировать, как и насколько сильно он сможет развиться.

— Утром он даёт разрешение Безухову стать аристократом и берёт его в клан, вечером Юсуповы входят туда же. Это ты называешь не беспокоиться?

— Не истери, парень набирает силы. Мы с ним не враги. Сильнее он, сильнее княжество. Это самое главное.

Глава 22

Листая вечером личные дела людей, что привел Безухов. Я отметил, что некоторые были просто уволены из системы по отрицательным мотивам. Кто-то уходил со службы просто в один день по несколько человек. Решив что гадать не стоит, набрал Безухова и уточнил, почему так. На, что получил интересный ответ. Они ловили детей аристо. Некоторые детки были пойманы за тяжкие преступления. И вот попадались принципиальные офицеры, что не хотели пускать эти происшествия на тормозах и доводили до конца. Кому это удалось, того выгнали из полиции по отрицательным, надуманным поводам. Кто-то, спустил на тормозах, но уходили сами. А вслед за ними, шли из подчинённые, друзья. Безухов заверил, что все люди прошли не мало и видели не сало в системе., и честь мундира им важнее, чем какие-то блага.

Еще мы решили, что девушки, которые пришли ко мне, буду сразу поставлены в охрану к моим женам и сестре. Где они и будут руководить всем этим. Так же они сами должны найти и подобрать девушек, для охраны женской части моего рода. В том числе и подобрать среди охранниц, тех кто будет водителями. Взвод мужчин им тоже дадут в подчинение, но я слишком ревнивый и не очень бы хотел, чтобы вокруг моих красавиц, крутились левые мужчины.

Утром, я читал факс из университета, где было сказано, что им абсолютно все равно, на мои прогулы, но если я сегодня не приеду и не сдам экзамены за полугодие, то буду отчислен. Вздохнув я отправился в университет.

— Князь! Как я рада вас видеть, неужели вы решили посетить наш университет? — ко мне подошла Марина, стоило зайти в столовую, после первого экзамена по математике,

— Да вот, сам не ожидал. — развёл я руками.

— Присоединитесь ко мне за обедом? — склонила она голову на бок.

— Конечно, сейчас возьму покушать и сразу к вам.

— Да бросьте князь, мы же договорились общаться на «ты»

А я лишь кивнул, встал в очередьк кассе, по пути набирая еды. Сев к ней за стол и став мешать девушке, сам погрузился в обед.

— Мы ведь с тобой, не виделись с того дня в моем клубе? Прими мои соболезнования насчет твоей сестры. Мне правда жаль, что так случилось. Но я не хотела, что бы ее похитили в клубе отца.

— Спасибо, я не виню тебя. Во всяком случае каждый в тот день, приложил руку к тому что произошло. Как и ты, как и я… Как и сама Лена. Да и остальные тоже.

— А себя почему считаешь виновным? Думаешь, мог бы посещать похитителям? — держала она вилку в руке с кусочком котлеты. И внимательно его изучая.

— Я виноват, что не уговорил ее сразу уехать из клуба. Когда узнал, что на мои земли напали. — сухо произнес я.

— Все мы совершаем ошибки. И поэтому я хочу, чтобы ты знал. Лену должна была похитить я, из университета. Это моя семья, обещала поддержку Амабеликам с, шахтами. Это мой отец, написал письмо Фудзивара и просил им помочь разыграть карты с Амабеликами, он знал, что ты кость в горле Амабеликов. Но случилось что, случилось, я просто не знаю откуда взялась там бомба. И кто похитил твою сестру. Ну вот как то так. Надеюсь ты понял. — поникла девушка в конце своей исповеди.

— Ну, в общем я не удивлен, твоим словам. Я подозревал, что ты не просто так появилась. Но это ладно. Зачем вам вообще понадобилось похищать мою сестру? — подался я вперед, положив ложку в тарелку и взял в свои руки стакана компота.

— Твой дядя, держит мою семью за горло, он похитил мою маму. Угрожает ее убить, если мы не будем ему помогать.

— А теперь, что изменилось? — удивленно произнес я.

— Ничего, но мы просто верим что ты можешь помочь нам. Мы знаем что ваш конфликт разрастается с каждым днем. Отец получает много указаний, что нужно делать. Многое он пытается оттянуть, но далеко не все он может контролировать. — в глазах девушки появились слезы.

— Сколько у меня времени? — задумался я, доставая телефон.

— Все начнется после нового года. Раньше твой дядя не успевает, договорится с людьми в вашем княжестве.

— Я бы хотел поговорить с твоим отцом. Получить более существенные доказательства, чем слова. — проговорил я, строча, смс о необходимости срочной встречи в моем поместье, сегодня вечером.

— Мы согласны. — не раздумывая ответила Марина.

— Сегодня он сможет? — подняла взгляд на девушку и получив утвердительный кивок. Нажал отправить смс Демидову и Багратиону. Юсупову и Безухову с Распутиным.

Попрощавшись с девушкой, я отправился на следующий экзамен. Осталось еше три.

Сдав все экзамены, в большинстве своем на четверки, я ехал домой и думал. Амабелики хотевшие власти, больше не существуют. Но вот сколько родов, и простых семей из аристо, хочет смерти моему роду. Тот же стрелок, что стрелял ракетой, пока сидит в доме, некуда не ходит. Курьеры из кафешек носят ему еду. За ним идет круглосуточный присмотр. Да и Фудзивара скидывал сообщение, что меч, которым дрался на той дуэли Брагин, был отравлен ядом. Виновника понятно уже было не найти. Но этот человек, что это сделал. Не просто левый человек. Он очень влиятелен, раз ему позволили гулять свободно в доме японцев. Да и думается, что охота идет не только за мной. Багратион и Демидов не делились со мной, сколько покушений было на них за последние полгода. В княжестве, что-то происходит, и это мне очень не нравится. Надеюсь вечером будет больше ясности.

Так-же я заехал в местный ЗАГС и назначил все свои свадьбы на утро тридцать первого декабря. Утром проведем, обед сидим с гостями, а новый год, уже встретим новой семьей. Да и проще так будет, лучше сразу скажу три раза согласен, и надену три колечка. Ну и они мне поднесут кольцо, с тремя камнями, у Нади будет изумруд. У Шины рубин. У Анжелики синий сапфир.

Заехал я и в офис рода. Дав задание, найти новое здание. А лучше построить свое, новое и современное, в новом районе. Бизнес расширяется. Добавляются новые проекты. Плюс рода из клана. Там тоже будет свои бизнесы и предприятия. И лучше пусть все это будет в одном здании, чем ездить куда-то.

После офиса решил доехать до Асбеста. Нужно посмотреть, как там идет обустройство. А золото и вовсе, начали уже добывать в хорошем масштабах. На изумрудных шахтах, один из японцев, что знал русский язык, провел мне экскурсию. Но я слишком мало, что понял из его объяснений и лишь кивал и задавал глупые вопросы. На месте будущего карьера для добычи горного льна. Я попросил не застраивать близко к карьеру. Есть шанс, что через пару лет, все что они тут построят, будет поглощено карьером. Как то же озеро.

Заехал и на рыбхозы. Посмотрел, что задумал Распутин. Он сейчас занимается экспериментами, по выведению нескольких видов тунца. В моем мире одну такую рыбку, правда весом под триста килограмм, продали за два миллиона долларов на аукционе в Японии. Плюс крабы. Не эти вот маленькие из речки. А нормальные, камчатские, которые около двух метров в длину. Вообще у них с Шиной много идей. И все это для ресторанов и кафе, что будут под гербом клана открываться в городе. И вот смотря на это рыбное царство, я понял. Рыба это может быть и хорошо, но мясо? Где мясо? И развернувшись на каблуках отправился к машине, доставая по пути телефон и звоня Юсупову.

— Слушаю тебя Дамир.

— У меня к вам деловое предложение, мне нужны пара свиноферм и коровников.

— И причем тут я? У твоего рода деньги кончились? — усмехнулись мне на том конце телефона.

— Нет, я хочу, чтобы вы нашли лучшее что можно купить. — садясь в машину и махнув водителю рукой, откинулся на спинку.

— Несколько недель назад, я лишь бы посмеялся над твоими желаниями. Хорошо, я найду, но в чем мой интерес?

— Шина вместе с Распутиным. Будут заниматься кафешками, ресторанами. Плюс сам Распутин, владеет моими рыбхозами. Параллели сами проведете?

— Анжела и мясо? Серьезно? — рассмеялся мой тесть.

— Анжела и рестораны в противовес Шине, А мясо для них будет поставлять ваш род. Как рыбу будет поставлять Распутин.

— А ты в них уверен? Не разорят тебя? Бизнес дело такое. Не каждый может. — с сомнением спросил он меня.

— А отцы у дочерей для чего? Неужели вы позволите своей дочери, разорить ее новый род и опозорить себя? — усмехнулся я ему в ответ, надавливая на его гордость и любовь к дочери.

— Умный ход, Дамир. Знаешь, на что давить. — Хорошо, я тебя услышал и понял. Это будет оплачено кланом, как я понимаю? Или я могу купить сам и руководить производством без твоего контроля. — заинтересовался мужчина.

— Хотите, можете сами. Но контроль все же будет с моей стороны. Формальный. Как главы клана. Не более. — пожал я плечами, хоть и понимал, что он этого не увидит.

— Хорошо вечером я уж сообщу о результатах.

А дома меня ждал сюрприз.

Стоило мне войти в гостиную как одна девушка, оторвавшись от планшета и посмотрев на меня произнесла:

— Братец ну ты и кабель! Меня не было всего пару месяцев! А тут целый гарем оказался!

— Ц, ну ты и коза. Иди сюда сестренка! — рассмеялся я и распахнул объятия, когда Лена, вскочила с дивана и побежала ко мне.

— Анжела в курсе, что ты вернулась? — поинтересовался я, обнимая сестру, которая мочила мою рубашку своими слезами.

— Нет, никто не знает. Надя и Шина куда то умотали после универа. Как мне сказали. Я приехала уже после их отъезда.

Взяв телефон, я стал звонить Анжеле, сославшись, что мне срочно нужна ее помощь и лучше приехать сейчас, а не вечером с отцом. Побунив на меня и сказав, что будет через пол часа, она пригрозила, что мне придется очень сильно задобрить ее по приезду. Ибо я отвлек ее от важных дел. Выбора платья на свадьбу. На, что я пообещал. Что ей очень понравится, что я приготовил для нее.

— Дамир, ну и что такого срочно случилось, что я тебе так быстро понадобилась? Я конечно рада тебе, но мы с отцом и так бы приехали через пару часов. — задавалась вопросом Анжела, входя в гостиную спустя сорок минут после моего звонка.

— У меня для тебя есть шикарный сюрприз Анжел. — Вставая с дивана и подходя к девушке произнес ей на ухо.

— Да? И какой же сюрприз ты для меня приготовил? — Обняла меня девушка поворачивая свое лицо ко мне, облизывая губы.

— Юсупова, имей совесть, отпусти моего маленького братика и не смей его совращать до свадьбы! — рассмеялась Елена за спиной Анжелы.

И смотря в шокированные лицо Анжелики, которая просто замерла и не двигалась, я обняв девушку, развернул в сторону сестры и придав ей ускорение шлепком, по мягкому месту. Отправил в объятия сестры. А сам отправился на кпп. Нужно предупредить, что у нас будут высокие гости. А девушкам слишком много нужно рассказать друг другу.

Вечером в моей гостиной сидело несколько человек. Оба великих князя. Японец. Колчак и весь мой клан. Плюс была Марина и ее отец Игорь. Мы слушали их рассказ.

— Игорь вы утверждаете, что удар будет наноситься только по нам, как элите Екатеринбурга? По мне, Арсену и Дамиру, — переспросил Демидов.

— Именно так, уже сейчас, он находит людей, которым не по нраву ваша власть. По моим данным, удар будет нанесен в один день по всем вашим поместьям. Чтобы к власти пришли сразу все, нужные ему люди. — повторил Игорь

— Армия и полиция тоже с ним? — скорее сказал, чем спросил Багратион.

— Да, я много лет возил деньги в кабинеты. Для поддержания дружбы между княжествами.

— И как мы узнаем, кто с нами, а кто против? — понял голову Распутин.

— А ни как. Собираем людей, которым доверяем. Которые приносили нам личные клятвы и не отходим от этих людей. В день когда на нас будут нападать, а мы его все равно не пропустим, собираемся всеми силами в одном месте. Вот и все, — ответил Колчак.

— Да, Игорь, будьте добры, опишите что знаете о месте, где держат вашу жену. Отправим туда группу, для спасения, — произнес Демидов.

Утро тридцать первого декабря. Как же мне лень вылазить из кровати. День обещает быть очень сложным.

Из девушек в доме была только Лена. Надю забрала на ночь Шина. Сказав, что не прилично до свадьбы в одном доме жить. А мне нужно приехать и согласно русской традиции из выкупить.

— Ты готов Дамир? — спросила меня Лена, обняв меня сзади. Пока я сидел в столовой.

— Вроде. Да. Осталось найти костюм и можно ехать.

— Он в гостиной, там же и туфли и галстуки и запонки. — проведя по моим волосам, девушка отправилась на своё место, завтракать.

А я лишь вздохнул и отправился одеваться.

Обойти традицию выкупа невест, я решил радикально. Пока я выслушивал кучу песен, шуток прибауток и заданий которые мне срочно нужно выполнить. Несколько моих человек, обойдя дом, пробирались в гостиную и похищали мою невесту. И потихоньку выносили с территории дома. Охрана нам не мешала. Я с ними заранее договориться. Плюс проследил, что бы там стояли если не полностью, то в большинстве мои гвардейцы. А получив сигнал, что похищение успешно. Я доставал пару не больших сундуков с кучей мелочи и вручал ведущим и объявлял, что невеста уже выкуплена, и сидит в машине, а вы задерживаете.

В ЗАГС мы приехали только с родителями моих жен. Леной, с Багратионом и Демидовым, а так же Распутин и Безухов. Остальные гости, ждали нас уже на банкете.

Девушки мои были в платьях, цвета своего камня.

Надев каждой по кольцу, я дождался, когда Лена выйдет с кольцом, которые девушки должны надеть мне. Но вышла заминка, а кто должен одевать из них, мне кольцо? Поэтому, кольцо я одел сам.

— С этой секунды, объявляю вас мужем и женами. Целовать их всех, не надо. Поставьте только подписи. — проговорила девушка распорядитель и указала на бумагу на ее столе.

Гости ждали нас на одной из баз отдыха. Много людей мы решили не звать. Тем более перед новым годом. Багратион наконец то, пришел со своими женами и сыновьями. И один из них, стал слишком много времени проводить возле Елены. Которая видать, была совсем и не против его компании.

— Дамир Александрович, из Перми сообщают, что ваш дядя уехал несколько часов назад из своего дома. На выезде из Перми было замечена колонна военных пермского княжества. Все выдвигаются по трассе Пермь Екатеринбург. — подошел ко мне один из гвардейцев.

— Значит началось. — кивнул я. — поднимайте всех. Но проследите, чтобы все было сделано как можно тише. Не нужно привлекать внимание.

Кивнув, гвардеец удалился. А я направился в сторону Багратиона.

— Если ваш сын, еще раз поцелует мою сестру, то я потребую немедленного подписания, брачного договора. — произнес я, усаживаясь между ним и его женой.

— Я вот не пойму, это угроза или честь для нас. — расмеялся Арсен.

— Я предупредил вас князь. — подхватил его смех я.

Его жена, видать юмор не оценила и напряженно теребила платок в руках.

— А знаешь, Дамир, я в принципе не буду против, что бы Елена стала его женой. Да и знакомы они давно. А раз так сложилось, — бросил он на целующуюся парочку неодобрительный взгляд. — Пусть будет брачный договор.

— Вот и славненько. Но я по делу князь. Он выехал из Перми. Плюс военные из его княжества. Все двигаются по трассе на Екатеринбург.

— Зря он так. Значит работаем, Дамир? — покивал он своим мыслям.

Пока Багратион, начал звонить военным и полиции, переводя их в повышенную готовность, я отправился предупреждать всех заинтересованных. По плану мы должны все уехать в мое поместье, всем будут выданы амулеты с хорошими щитами, как была у Брагина на нашей дуэли у Фудзивара. Ведь одну территорию защитить будет легче, чем несколько. А женам и детям, будет лучше просто исчезнут на эту ночь из города. Но мои красавицы дружно встали в позу и сказали, что никуда они не уедет. Во общем праздник мы так и провели, в радости и небольшом напряжение. Постоянно отвлекаясь на доклады об обстановке и продвижения Пермских ребят. Один из таких докладов делал Акено Фудзивара. Он сообщил, что японское посольство, выделит трёх мастеров, для защиты моего дома. Но с условием, что о них не узнают больше, чем те кто будет в эту ночь в поместье.

Уже вечером, сидя в моём поместье, мы составляли план. И как бы нам не хотелось, чтобы охрана была тут. Но пришлось их отсылать на строящиеся объекты в моем квартале. Слишком много людей, могут отпугнуть и испортить встречу. А нам не хотелось, чтобы они громили город или княжество, в поисках нас.

К полуночи в поместье остались лишь Я и мои жены. Распутин и одна из дочерей., Безухов и его сын. Багратион с двумя сыновьями. Демидов с женой, которая оказалась мастером. Юсупов был один. Но тут была его дочь. Также к нам присоединился Колчак. Был с нами и Фудзивара, с братом. А вокруг поместья сосредоточено около четырехсот человек. Армия, полиция, гвардия и охрана. Все тому кому мы могли доверить свои жизни. Которые нас не предадут.

— С новым годом Дамир! — обняла меня Шина.

— И тебя дорогая-поцеловал я ее в щеку и продолжим смотреть за салютом…

— И как ваше ощущение князь, что вы обладаете теперь такими красотками. — подначил меня подошедший Колчак.

— Шикарные ощущения. — Мечтательно ответил ему. И хотел добавить еше пару слов.

Но в эту же секунду сзади меня раздался просто чудовищный взрыв. Мой дом просто растворился во вспышки огня, а нас всех просто снесло вперед на метров десять взрывной волной. Хоть мы и находились достаточно далеко от дома.

— Поднявшись на ноги и бросив взгляд на девушек и гостей, отметил, что все вроде шевелятся и пытаются встать. Развернувшись я смотрел как горят остатки дома, от ворот и КПП возле них, ничего не осталось. Гараж с машинами полыхал. Часть строения просто обвалилось. Уроды. Ну что за уроды. Как же бесит. А со стороны ворот входили десятки людей в полном военном обмундировании. Сзади виднелись шагоходы и люди в мпд.

— Племяш, привет! Слушай, ехал я тут мимо, смотрю дом мой родной. Думаю дай зайду. Поздравляю тебя со свадьбой! Кстати, как тебе мой подарок? Лично собирал! Круто же? — смеялся мой любимый дядюшка, ступая по обломкам дома.

— Убью, урода. — вспыхнув пламенем я понесся ему навстречу.

Я сидел на руинах дома. В эту ночь у нас погиб Демидов и Колчак не считая наших людей которые погибли до начала боя, просто сдав своим позиций своей беспечностью и когда прорывались к нам в поместье.

Когда я тогда добежал до дяди, он просто отмахнулся от меня. Я отлетев на пару метров, пытался встать под кучей ударов от его людей. Он дошел до Демидова, который так и не успел очухаться после взрыва, он был ближе всех к эпицентру и одним ударом лишил его жизни, как и его жену. Колчака просто связали боем. В него стреляли из автоматов, закидывали гранатами и лупили из подствольных гранатометов. А он пытался привести в чувство Багратиона. Мои жены, очухавшись, просто убежали в сторону и зашли Пермским бойцам в спину. Фудзивара, выкашивал левый фланг. Распутин и Безухов отстреливали обходящих справа врагов.

Японских мастеров тогда задержали на улицах. Все же нас кто-то сдал дядюшке. Слишком хорошо он был осведомлён о наших людях.

Но нам было проще. Дядюшке нужен был живым и я и Багратион. Для подписания документов. Нас же, ничего в принципе не ограничивало.

Вырвавшись из кольца врагов, я отметил, что Фудзивара сражается с моим дядей. Но судя по ране на ноге. Долго он не продержится. И помогать я бросился именно ему.

Удар, пригнуться, удар, отскок, левой правой в печень.

И все бы ничего, если бы мои удары не били в пустую. У меня есть сила, но нет знаний как реализовать эту силу. У Фудзивара есть знания, но нет силы. А у моего дяди есть и силы и знания. И у нас была патовая ситуация. Я не давал Болконскому убить Фудзивару, а дядя не могу убить меня.

Правой-левой в печень. Пригнутся. Левой правой, отскок. Неожиданно, дядя скинув курточку, срывается с места и поймав Акено за волосы наносит ему удар в нос. И когда японец складывается от боли. Дядя бьет его в висок локтем. Сила была такая, что Фудзивара буквально влетает в землю и просто остается лежать неподвижно. И резко отпрыгнула от японца, дядя разворачивается ко мне, его лицо было искаженно гримасой ненависти.

— Племяш, ну ты что меня бесишь, то так? Просто уйди в сторону! — беленился дядюшка.

— Ты слишком наивен дядь. — тяжело дыша, ответ ему.

— Дамир! Помоги! — раздался откуда то, крик Анжелы.

Черт, черт! Черт!

— Беги племяш, беги. Ха-ха-ха. — бросил мне дядя и направился к Багратиону.

А я побежал на крик. То казалось, что девчонок, зажали какие-то упыри и закидывали их гранатами.

Достав свою беретту, я просто опустошил всю обойму в ближайшего бойца. А в другого я кинул уже пустой пистолет, что бы хоть, как то его отвлечь. Добежав до третьего, я с разбегу пнул его в колено. Ходить он не сможет теперь очень долго. Если вообще сможет, убедившись, что третьего, девушки допивают сами. Я побежал обратно.

Лучше наша ситуация не становилась. Багратион конечно очухался и теперь он сражался с дядей. Но Колчак так и не мог подняться, его целенаправленно давили всем доступным оружием и техниками.

Теперь мне надо было помочь именно моему куратору. Он единственный, кто сейчас может дать отпор пермскому генералу.

— Князь, вот не ждал увидеть вас возле себя. — удивленно рассмеялся Колчак, когда я скатился к нему в воронку.

— Да я вот тоже, не ожидал, что самый сильный человек с нашей стороны будет сидеть в окопе. — сарказмом ответил на его выпад в мою сторону.

— Так это. Стреляют! — усмехнулся он, прикрыв голову.

— Вы то, долго тут лежать будете? — прокричал я, прикрывая голову от очередного взрыва.

— А, что? Уже пора в бой вступать? Тогда отвлеки этих стрелков. И я смогу нормально убраться отсюда. — крикнул он в ответ, а его засыпало землей после нового взрыва.

— Тогда я побежал. — и вскочив на ноги я полез в сторону стрелков. Пару выстрелов мой щит должен выдержать.

Стоило мне вылезти, как меня откинуло взрывом в сторону. Где откашлявшись, я нашел сыновей Багратиона, который отстреливали вражин. Взяв их за шкирку и объяснил ситуацию, я указал, куда они должны сейчас стрелять и продвигаться.

И подхватил валявшийся рядом автомат, я пошел подавать пример, нам нужно было дать хотя бы пару мгновений Колчаку, что бы он, смог прийти в себя и убраться из ловушки.

В общем Колчак смог оттуда выбраться. И сразу же направился в сторону Пермского Болконского. А я вновь погряз в перестрелках. Давая возможность ему дойти до сражавшихся Багратиона и дяди.

Бросив на них взгляд, и убедившись, что Колчак добрался. Я вновь погрузился в перестрелку. Мне просто необходимо, отбросить Пермских бойцов, с территории поместья. Там снаружи их смогут подавить нашли силы. Плюс там где-то должны быть японские мастера. Поэтому я и дети Багратиона стреляли. Бежали и стреляли.

Но далеко, я не успел уйти, как сзади раздался крик Колчака.

— Арсен, отвали, я сказал! Это мое решение! Я отомщу за Сашу этому уроду, сам!!

И тушка Багратиона приземлилась возле нас. А там где стояли Колчак и Болконский старший, прогремел взрыв.

Когда Пермские поняли, что их генерал погиб во взрыве, они в шоке стали опускать оружие. Не все, нет. Но достаточно, чтобы мы смогли без дальнейших потерь зачистить двор, а потом выйти на помощь за территорию.

Утро, я встретил сидя на обломках дома, думал о погибших людях. Глупой смерти Демидова. Мести Колчака. Распутин и Безухов были раненый. И если у Андрея было всего лишь огнестрел. То Безухов теперь и правда без уха. И как это случилось, он был не в состоянии объяснить.

Во двор въехала машина. Таких у нас не было, ну, то есть совсем в первый раз вижу такое чудо. И даже описать не могу. Это была смесь всего, что я знал в своем мире. Фары от ауди, но решетка радиатора от бмв, это где ноздри практически на весь бампер. Длинная как лимузин, но вставок выдающих, что это лимузин нет., Но особенно выделялись номера на машине. Там был лишь триколор и герб Российской Империи.

Оттуда вышел достаточно высокий мужчина, с густой бородой и усами. Волосы его затронула легкая седина. Одет он был в военный мундир, с наградами, но без знаков различия. Выслушивая, несколько слов, от человека открывшего дверь, он направился ко мне.

— Великий Князь, Дамир Александрович Болконский? — обратился он, не дойдя несколько метров

— Да, это я, с кем имею честь? — встав я сделал легкий поклон.

— Романов Николай Николаевич, Император Российской Империи. — Таким же легким поклоном, ответил государь.

— Ну что Дамир, готовься принимать два княжества, Запрос и просьба Демидова, была удовлетворена. Теперь ты Князь Пермский и Екатеринбургский. Мои поздравления. — протянул он руку.

Глава 23

-

Николай Николаевич, вы шутите? Если так, тоэто просто бред, — нервно усмехнулся я, смотря, как император обходит руины дома возле меня.

— Я разве похож на человека, который шутит такими вещами? — искренне удивился Романов.

— Но почему именно я? Какой запрос писал, Демидов? Ну ладно Екатеринбург, но Пермь!

Император, походив по остаткам дома, плюнул на землю и сел рядом со мной, на бетонное основание.

— Демидов, вчера утром, написал прошение на моё имя. Что хочет уйти со своего поста. Что жизнь семьи ему важней. — рассказывал император, вертя в руках упаковку конфет, которую он достал из кармана.

— Ладно, с Демидовым позже. Ему уже некуда торопиться. Но Пермь то зачем мне? Мой дом тут! Был тут! — сорвался я на крик, поймав его усмехающийся взгляд.

— Ну-ну, не кричите. Пермь вам отдаётся в наследство, вот и всё.

— И я могу делать, всё, что хочу с ней? — в сомнениях спросил я.

— Ну уничтожать не нужно, но в пределах разумного, всё, что захотите. Достав конфетку, он кинул её в рот и протянул пакет мне.

Взяв конфету в руки, я погрузился в размышления, что я буду делать дальше.

— Хорошо, я вас услышал. А что с Демидовым? Почему он опасался за свою жизнь. Что готов был пойти на уход с поста главы княжества. Мой дядя, не мог вызвать такие мысли и проблемы.

— А вот это и предстоит вам узнать князь. Я и приехал, чтобы, поговорить с ним, — бросил он взгляд на тела семьи Демидовых, что лежали недалеко от нас и ждали, когда приедет катафалк из поместья князя.

— А если и меня убьют? — подозрительно спросил его.

— Тогда ясам займусь этим. — пожал он плечами.

— А вы не церемоньтесь Николай Николаевич. — надеюсь, мой голосего заморозил.

— Мальчик, я император. Я пережил слишком много, чего вам и не снилось, — рассмеялся он, вставая и направляясь к своей машине.

— У вас неделя, князь, чтобы определиться с Пермским краем. И да, жду вас и ваших жён, на летнем бале у нашей императрицы. — Произнёс он достаточно громко, чтобы не оборачиваться ко мне. Исев в машину, кортеж покинул мой квартал.

— Что сказал, император? — произнёс Багратион, подходя ко мне.

А я оторвавшись от своих размышлений поднял на него взгляд. Багратион выглядит очень плохо. Лицо было всё в порезах, левая рука болталась плетью, одежда превратилась в лохмотья.

— Вам бы врача, а не это всё. — произнёс я.

— Врачи едут. Не переживай. — уселся он на место, где сидел недавно император.

— Наш государь поздравил меня с назначением на новую должность, — пожал я плечами.

— Князь Екатеринбургский? Звучит! Мои поздравления. — покивал Арсен.

— И Пермский. — добавил я

— Что прости? Тебе отдали Пермь? А на фиг а? — крайне удивился Багратион.

— В наследство, — пожал я плечами

— Потрясающе. И что ты будешь делать с ним? — качая головой мне задали вопрос.

— Пока не думал. Трудно думать сидя на руинах родного дома, знаете ли. — огрызнулся ему в ответ.

— Ты прав, потери уже посчитали? — не обратил внимание на мою резкость, поинтересовался грузин.

— Семьдесят человек с нашей стороны. Плюс один японский мастер. Его закидали гранатами. Просто не смог вырваться. Ваши дети целы? — вертел я фантик в руке. Не решаясь встать и пойти приносить пользу своим людям, которые расчищают завалы.

— Живы, это главное, остальное мелочи. — пожал он плечами и покинув меня, отправился к въездным воротам, там ждала машина с гербами его рода

Я же кинув под ноги обёртку от конфеты, встал и направился к своим людям, которые разгребали завалы гаража и флигеля для слуг поместья. Нужно помочь.

Двое мужчин сидели перед телевизором и смотрели срочные новости, которые разнеслись по всему княжеству утром.

Сегодня ночью в результате атаки, неизвестных военизированных людей, при поддержке тяжёлой техники, на поместьевеликого Князя Болконского. Были убит генерал-губернатор Пермского княжества. И с прискорбием сообщаем, что также погибла чета Демидовых. Наш канал приносит глубочайшие соболезнования семьям погибших. В результате этого, указом императора. Болконский Дамир Александрович становится Князем Пермским и Екатеринбургским. Инаугурация пройдёт через два дня.

— Это, шутка такая? Или что? Как так, то? — негодовал один из них.

— Успокойся, это стоило ожидать. Плюс ещё Багратион остался в живых. Один из этой двойки бы так или иначе, сел бы на это место.

— О Багратионе я позаботился. Домаего ждёт сюрприз, — рассмеялся другой участник диалога.

— Тогда нужно заняться Дамиром. И сделать нужно это публично.

— Дамир Александрович, беда. — произнёс Распутин, подойдя ко мне, пинавшему какую-то трубу, которая не хотела вылазить из-под обломков.

— Что случилось? — напрягся я моментально.

— Багратион вместе с семьёй и всеми, слугами был взорван в своём доме, час назад.

— Что? — резко развернулся я к нему.

— Вы, все правильно услышали князь. Они погибли все. Кроме Максима, что сейчас с вашей сестрой.

— Макс знает? — протёр я лицо.

— Да, он мне и сказал. Вас просто не смогли найти сразу. — ответил мне Андрей.

— Что известно об этом?

— Макс разговаривал с братом по телефону. Хотел дать указания, чтобы проследить за отцом. Медиков вызвал. Повязки, таблетки и всё в таком духе. С его слов ситуация такая, что они приехали в дом и их не встретили. Везде было пусто. Слуг, охраны, да даже сестёр не было. Войдя в дом. Последнее, что успел сказать его брат, что они все убиты и лежат на полу один рядом с другим. После связь прервалась. Как мы теперь знаем в результате взрыва.

— То есть, какие-то люди вошли на территорию дома, убили без сопротивлений всех, кто был в доме и на улице. Спокойно занесли тела в дом и установили бомбу, которая взорвалась именно, когда Багратион вернулся. — уточнил у Распутина.

На что лишь получил утвердительный кивок…

— Это сюр какой-то. Поверить не могу. — Нервный смешок вырвался из моих уст.

— Дамир, может, вы, уедете и спрячетесь? Мало ли, к нам придут. — обеспокоенно произнёс мой собеседник.

— Андрей Игоревич, не смешите, на территории дома, можно сказать, армия. Военные, полиция, наша гвардия. Тут надо быть совсем идиотом, чтобы попытаться убить меня при таком количестве сотрудников. А если меня могут убить в эту минуту. То и смысла бежать не было бы.

Взглянув на трубу, которую я так и не смог вытащить, я махнув рукой Андрею, направился к машине с продуктами. Хотелось выпить кофе. Решив, что там и обдумаю ситуацию.

— Значит, из Багратионов выжил только Максим, а у Демидовых кто? Одна жена и три дочери получается только?

— Да, Дамир. — глотнув из своей чашки кофе, ответил Распутин.

— Тогда смотри, что будем делать, берёшь сейчас Максима, едете к Демидовым. И обсуждаете вход их семей в наш клан. И постарайся сделать так, чтобы одна из дочерей Демидова, вышла замуж за Багратиона.

— Понял. — Кивнул мужчина

— Тогда вперёд. Работать. — усмехнулся и допив кофе, взяв перчатки и ломик пошёл обратно к трубе, я обязан её вытащить.

Распутин, в общем, договорился. Елена станет первой женой Багратиона. Кристина, дочь Демидова, станет второй женой Максима. Все они войдут к нас в клан. Мне лишь привезли бумаги, которые я подписал.

С Пермью я решил поступить максимально просто. Я позвонил в имперскую канцелярию и обговорил, что Пермское Княжество упраздняется и оно входит в состав Княжества Екатеринбургского. Также позвонил и в канцелярию в Перми и попросил, чтобы всех министров прислали с бумагами в Екатеринбург. На инаугурацию и для передачи дел. Но полностью лишать Пермь руководителей, я не решился и поэтому все министры по итогу проверок, останутся на своих местах. Просто изменится статус. Они станут поверенными министров, нового Уральского Княжества. Закончив с бюрократией, в моей голове промелькнула мысль, может и Челябинск подгрести под себя? Может есть способ бескровного присоединения.

Глава 24

Проживали мы на территории полигона рода. На постройку дома было брошено, просто невероятное количество людей. Действовали в несколько смен, для освещения территории ночью я попросту распорядился снять систему освещения с городского стадиона. Зима на улице. Для чего им собственно эти лампочки? А мне надобнее. Кроме самих строителей, я подрядил несколько мастеров огня. Видели бы вы их глаза, когда сообщил и продемонстрировал, что нужно сделать. А нужно мне было, поддержание плюсовой температуры вокруг поместья. Они сушили цемент, сырое дерево. Делали всё, что должна делать природа летом. Денег мне это обходилось, просто невменяемых. Но стройку и обустройство дома, завершить должны к Рождеству. Осталось всего лишь два дня. Инаугурация же должна пройти десятого января. В первый рабочий день. Ох неожиданность будет для всех. Ух, сколько будет негатива, когда узна́ют, про Пермь.

А ещё мне необходим новый руководитель гвардии. Безухов, на сегодняшний день отвечает за тайное отделение и полицию. Фудзивара, обещал поговорить в Японии со знакомыми ему командующими наёмниками из моей необъятной родины. Может, отыщутся желающие, взять на себя эдакую ответственность. Я запарился, попросту сил никак нет ни на что. Последний раз я спал нормально в ночь с тридцатого на тридцать первое декабря. А впоследствии моя жизнь попросту понеслась вскачь. Я не успевал ничего. А дел валилось всё больше и больше. Демидов и Багратион чересчур много значили для княжества и я, не ведая всей кухни, попросту был как слепой котёнок. Не знаю куда, себя пристроить и чем заняться. И сколько я ещё смогу в таком режиме работать, я не был в курсе.

— Дамир, у меня к тебе серьёзное дело. — промолвила Надя, заглядывая в кабинет.

— Что приключилось? — заинтересовался я.

Вот, — положила она передо мной какой-то градусник.

— У тебя температура? Что с тобой? Лекаря вызвать? — забеспокоился я. Прикидывая, что необходимо сделать в первую очередь.

— Ты дурачок, что ль? Я беременна. — рассмеялась девушка.

На что я только лишь раскрыл рот и сидел в глубоком шоке.

— Ты тут? Дамир! Ау! — позвала меня Надя.

— Да здесь, извини, — очнулся я от шока. Встав, я пошёл к девушке и заключил в объятия.

— Большое спасибо милая. — поцеловав девушку произнёс я.

Спустя кое-какое время, когда мы собрались с Шиной Анжелой и Надей под одной крышей за ужином, я обратился к Шине.

— Твой отец, может принять на время Надю в Японии? Всё равно там будет и спокойнее и врачи наверняка будут лучше, чем мои военные.

— Да, конечно, может, я уже звонила ему. Предупреждала, что как только ты созреешь, то сам ему позвонишь., — рассмеялась девушка.

— А моё мнение, вы спросить не хотите? — зло проговорила Надя.

— Я забочусь о твоём здоровье. И здоровье ребёнка. А здесь, ты сама видишь, что происходит. Скоро инаугурация, которая испортит очень многим людям привычную жизнь. И как они отреагируют, я не берусь судить. Плюс ты забыла, что Багратион убит? Мы живём в казарме, а ты мне говоришь, что твоё мнение необходимое спрашивать? — закипал я.

— Но я не хочу в Японию! — закричала девушка.

— Я всё сказал! Это не тот случай, чтобы спорить. — ударив по столу, бросил ей.

— Дамир, не кричи, пожалуйста, мы всё понимаем. И Надя понимает. Просто вредничает. — проговорила Анжела, вставая бок о бок, с Надей и заключать в объятия плачущую девушку.

— Вредничает… Слов нет. — прошептал я.

После ужина я отправился, на тренировочную площадку. Хотел посмотреть, как работают полицейские, которых привёл Безухов, да и самому нужно потренироваться. На тренировку я попал, как раз перед отработкой штурма условной усадьбы. И тут я понял, что задержусь надолго. Штурм дома отрабатывали в две группы. Атака и оборона. И я видел, как вновь беспечно идут мои люди. И это стало последней каплей в мою чашу терпения на сегодня. Я дошёл до капитана, что был во главе этой роты. Я заявил, что следующий учебный штурм, я проведу с командой обороны. На что он лишь кивнул, а когда команда, закончив штурм, вернулась к нам и капитан хотевший, провести лекцию по ошибкам каждой из групп. Был бескомпромиссно мной перебит. Я скомандовал всему составу, построение в шеренгу. А дождавшись, когда все построятся, пошёл мимо них и приговаривал „чики брики пальчик выкинь". На ком я останавливался, отправлялся поочерёдно в первую или вторую группу. А я продолжал идти дальше, разделяя людей на группы. Я попросил капитана пригласить в приказном порядке весь командующий состав, что есть сейчас на территории. Чтобы они были наблюдателями. На что потребовалось ещё час. Когда все пришли. Я дал им вводную. Каждый из присутствующих после просмотра тренировочного боя. Должен подготовить доклад об увиденном и мерах, что он будет принимать. А я, взяв свою группу, отправился в дом. Где отобрав десяток бойцов дал команду остальным, самим выбирать точку, где они будут встречать группу атаки. Главное, что они должны, так это стрелять в молоко. Мне нужно, чтобы атака была совершена как можно быстрее. А я сам и десяток бойцов отправились на улицу. Где отойдя на десяток метров от дома, просто легли и уселись на траву. Объяснив задачу бойцам, я подал знак, что мы готовы. Через минутную заминку группа атаки, начала штурм. И как не удивительно, первом начали стрелять в нас. Ну а мы не сильно сопротивляясь, принимали пули и показали, что все они достигли своей цели. Так мы и лежали, притворившись убитыми, когда мимо нас прошла группа атакующих, которая вроде как подавила остатки моих людей в здании своей стрельбой. Ну а потом я просто поднялся и начал расстреливать в спину, всех, кто шёл на штурм условного дома. Практически сразу поднялись и остальной десяток бойцов. Спустя пару долгих секунд, атакующие просто лишилась всех своих людей. Я же дойдя, до наблюдателей просто произнёс, что доклад должен лежать у меня утром. Отправился на стадион. Нужно побегать немного. А после пробежки, я позвонил Акено и договорился о приезде Нади в Японию. Она улетела на следующий день вместе как не странно, с Шиной. С истерикой и скандалом. Жутко обиженная. Но лучше так, чем она будет нервировать всех тут. Мы ведь знаем, что такое беременная женщина? Ну хорошо, я не знаю. Но шуток, я знаю вагон про солёный огурец в шоколаде в четыре утра.

Днём ко мне приехал Безухов и Юсупов.

— Ну, что господа, по сути, мы остались одни. — сев за стол, с ходу начал Юсупов.

— Не понял, — удивлённо произнёс я, резко повернувшись к нему.

— Мне вчера, поступило несколько предложений. Кто-то в грубой форме требовал, чтобы я вышел из клана и присоединился к новой оппозиции, кто-то более адекватно приглашает в свои ряды. — доставая бумаги произнёс он.

— Это, чего? Они хотят свергнуть меня? То есть я ещё не вступил в должность, а меня уже хотят скинуть!? — опешил я от такой наглости. Вот не подумал бы, что тут такой бардак развели.

— Ты, всё верно понимаешь. Проблема всё этого, что Демидов не распространялся сам о договоре между Екатеринбургом, Пермью и императором. Это вообще, государственный секрет. А для особо горячих голов, был Багратион, его боялись Дамир, очень боялись. А ты не Демидов и не Багратион. — печально откликнулся Юсупов.

— А что, кстати, с Вяземскими? На чьей они стороне? — поинтересовался я.

— Они, первые, кто в грубой форме, потребовал перейти к ним. — виновато ответил мужчина.

А я уронил голову на стол, лихорадочно искал выход. Становится кровавым диктатором, это не про меня. Мне такое не нужно. Но просто уйти, мне не позволит император. Это было сразу же понятно. Когда Пермь отдали мне.

— Мы можем как- то влиять на них? — спросил я не особо рассчитывая на положительный ответ

— Только если у Багратиона в кабинете хранится компромат на них. — ответил мне Безухов.

— Значит, вариантов нет. — вздохнул я.

— На сегодняшний день вариантов нет. Но думаю нужно ждать инаугурацию и принимать меры по мере поступления проблемы, — подал голос Юсупов.

— Дамир, я бы хотел дополнить. Мы провели расследование взрыва Багратиона. И я могу заявить. Это бы не ваш дядя. Взрывчатка, которую использовали. Была украдена с одного из складов Челябинска, полгода назад. Украдено было десять тонн этой взрывчатки. На взрыв, поместья Багратиона, было потрачено по самым смелым подсчётам. Максимум полтонны, — повествовал Безухов. Пока мы с Юсуповым листали бумаги и документы по этой ситуации.

— А производитель кто? Расследование было? Должны быть зацепки же. — поинтересовался Юсупов.

— А вот тут самое интересное. Производитель местечковый завод по производству взрывчатки для использования в промышленности. Но имел военные заказы. Завод сам был взорван, сразу после отъезда группы следователей. Вечером того же дня, были убиты все руководящий люди этого завода. И самое интересное, что вообще утаивается, но мои люди смогли нарыть. Следователи, судьи, прокуроры, все, кто берётся за это дело, умирают. От инфаркта, от падения с лестницы, сбивает машина и далее по списку вашей фантазии. То есть формально связи нет, между взрывом и расследованием. Но сам осознаёшь. Чересчур много совпадений. Дело спускают на тормозах. Заниматься следствием никто не хочет.

Глава 25

— Слушай, Дамир. У меня проблема личного характера. — произнёс Юсупов. Когда повисло молчание.

— Да, спрашивай. Утомлённо отозвался ему. Продолжая думать об украденной взрывчатке и к чему это привело.

— Почему ты, выслал Надю из страны? — проговорил мой тесть.

А я задумался, как ему ответить. Ведь его то дочь осталось здесь. И выглядит так, что Надя мне дороже, чем Анжела.

— Потому что она Долгорукая. — закинул я ему мысль.

— И при чём тут вымерший род? — оживился Безухов.

— То есть, ты считаешь, что история незаконченна? — задумчиво вертя в пальцах шариковую ручку. Уточнил Юсупов.

— Я не предполагаю. Я уверен. В тот день, когда вы убили нападавших и хотели сжечь девушку с ребёнком. Случилась как, я понимаю интересная ситуация. Вы ушли не со своей компанией из бара да, друзья мои? Вас не было обоих с ними. — повествовал я. Рисуя круги на листе бумаге.

— Кто вам сообщил это? — напрягся Юсупов. Хватким взором изучая моё лицо.

— Кто? Вы сами, господа. Тем, что живы. — рассмеялся я.

— Ты ошибаешься, Дамир. Мы были с первых и до последних минут. С нашими товарищами. — уверенно отозвался Безухов.

Метнув взгляд на него, я лишь кивнул своим мыслям. И перевёл взор на Юсупова.

— Кто был ещё с вами в тот вечер?

— Я не знаю Дамир. Точнее, я не помню. — развёл он руками.

— Не было с нами никого. Только наша компания. Мы всегда ходили, своей компашкой. И посторонних у нас не было! — стоял на своём Безухов. Нахмурившись, он обвёл нас взглядом.

— Знаете, Александр. Я хоть и молод. Но в бред мести отцу. Или что Долгорукий, решил просто кинуть японцев не верю. И вот смотрите, что получается. На приёме у Фудзивара отравили меч, сильнейшим ядом. То есть, кто-то имел просто огромное влияние, на слуг японца. Потому что его впустили в личный кабинет Акено. Оставили там одного. Вы верите в этот бред? Кого в вашем доме, слуги пустят к вам в кабинет, без вас?

— Жену? Детей? — развёл руками Безухов

— А зачем им моя смерть? Они могли порезать меня и стоя рядом. Нет, это возможно, но маловероятно.

— Дамир, продолжай. — проговорил Юсупов, вставая с кресла и начиная мерить кабинет шагами.

— Так, вот. Брагиных, после дуэли найти так и не смогли. Чувствуется уже и не найду, но вернёмся к вам. Вашей такой дружной и влиятельной компании. Неожиданно решила, что один из вас лишний в ней. И непросто кто-то, а наследник Великого Князя. То есть не мудрствуя лукаво взяли, посовещались, сидя в полицейском участке, ожидая родителей. И придумали, что дядю Игоря надо сливать. Это звучит как бред сумасшедшего. А ещё у меня есть допросы вашей компании тот день. И знаете что? Вас двоих в них нет. То есть Безухов, ты утверждаешь, что был в полиции, давал показания. Но тебя нет по бумагам. Как и Юсупова. И вот что интересно, у Юсупова, хороший родовой дар. Защищает от ментального воздействия.

— Эта сила защищает не от ментального воздействия. Она просто не даёт внушить нам чужие желания и мысли. А ещё она… — распинался мой тесть.

— Это неважно. Главное, что ты смог, не поддаться внушению. — оборвал его.

— Как скажешь — поник мужчина.

— Продолжу. Слуги Фудзивара, Брагины. Мой отец и дядя. Демидов И Багратион с Безуховым. Были подвержены воздействию нашего чёртового кардинала. И вы остались единственные в живых. Делаем вывод господа. Хотели бы вас убить, покончили бы с вами давно. И вот что получается. Есть какой-то условный «персонаж». Его вы знали в молодости. Плюс он имел хорошую силу внушения. И этот человек жив и мне кажется, что слабее не стал.

— Но почему не внушить тысячам людям вокруг, что нужно сделать? — задумался Безухов.

— Вот поймаем и спросим — немного раздражённо ответил ему.

— Хорошую вы даёте задачу. Найти-то, не знаю, что. — донёсся до слуха хохот Юсупова.

— Думаете, это самое сложное? Тогда вот вам ещё информация. Взрыв дома Багратиона, разрушение моего поместья, а также смерть Колчака и дяди. Произошла от одно и того же вещества. То есть, три человека ранга около виртуоза, умерли от детонирования бомбы. Которой было украдено несколько тонн. И если её не продали, то скоро по стране начнут взрывать. — усмехнулся я.

— Император в курсе? — задумался Юсупов.

— А мне он не сообщает, — развёл я руками.

— Я считаю, что у императора есть кому докладывать и делать нужные выводы… И если они не смогли прийти к правильным ответам и профукают эти вещи. То это их проблема. — произнёс Безухов, изучая документы.

Дом был достроен полностью. Даже мебель собрали. Теперь в интерьере преобладал хай-тек. И много современных гаджетов. Я мог лампочки по голосу включить! Чего не было, так это слуг, поваров, горничных. Но нам с Анжелой, было и так хорошо. Дома была тишина, а убрать свою комнату, да приготовить поесть мы могли и сами. Ну ладно, ладно, я стоял за плитой, а она сидела и строила счастливую моську. А главное, что произошло за новогодние каникулы. Мой квартал был полностью огорожен каменным забором. Мы оставили несколько пустых участков, наметили дорого, обнесли квартал ограждением. Теперь у нас было два въезда, которые очень хорошо охранялись. Были поставлены и КПП и ворота и шлагбаумы и даже авто барьеры. Плюс привезли боевых роботов. По периметру были установлены датчики движения, видео камеры. С ночным режимом и тепловизором. Ну и наша гвардия стала нести патруль по периметру. В сумме, с охраной дома. Это будет хороший задел, для создания обороны в квартале. Было у меня желание ещё и подвалы выкопать и соединить с домами. Но увидев ценник и сколько нужно переделывать в построенных зданиях. Я плюнул на это.

В нескольких километрах от квартала Болконских. Они сидели за круглым столом. Их было шесть человек, а во главе его на маленьком троне, сидел седьмой.

— Я вами разочарован. Я сделал, всё, чтобы ослабить мальчишку и не привлечь к нашей работе внимания. Старшего Болконского вывел из игры! Виртуозы княжества убиты! А вы что? Пишете Константину Юсупову, угрозы? Жён, Дамира упустили из страны. А к Анжелике Юсуповой не смейте даже приближаться! Её отец нужен нам, с хорошим отношением к нашему ордену. Совет княжества развалили на несколько группировок, каждая из которых теперь тянет одеяло на себя?! Это я от вас требовал?

— Господин, если бы вы предупредили, что всё будет на Новый год. Мы бы познакомились лучше. — проблеял один из присутствующих.

— Что ты сказал? Это я виноват? Вас предупредили в обед! Что Пермские выехали и мы их ждём у Болконского дома. А теперь ты смеешь, обвинять меня?! — вскочил на ноги глава ордена. И опершись руками на стол. Обвёл каждого взглядом. — Вам пора напомнить, кто здесь главный и почему я глава, а вы пыль под моими ногами, — он просто сел обратно на своё место и лениво махнул рукой.

Сразу же, тот человек, что перечил главе. Встал на ноги. Достал пистолет и поднеся, к своему лицу сделал выстрел. Всё это происходило в полнейшей тишине.

— Запомните этот день. Каждый, кто начнёт меня разочаровывать. Закончит как наш любимый министр строительства. Ха-ха-ха. — смеялся этот человек.

А все лишь молча смотрели, кто на труп, а некоторые на главу их ордена.

— Господин, так что с Болконским? Мы продолжаем работать? — Заинтересовался один из них.

— Занимайтесь, но не считайте его дураком. Открытое столкновение, вы не выдержите. Теперь за ним стоит войска и спецслужбы двух княжеств. Но давайте перейдём к другим проблемам. Жду ваши доклады.

— А что у нас с князем-то? Чего он такой озлобленный стал, — склонился один из присутствующих к другому.

— Так супругу ведь потерял в ту ночь. Ты неужели не в курсе? — изумлённо откликаясь выговорил второй мужчина.

Глава 26

— Прощай, Дамир. Мне тебя очень не хватает. — плакала Настя, стоя над моим телом в гробу.

— Прощай, командир— произнесли хором, моя тройка бойцов.

— Прости, Дамир, не уберёг я тебя в той драке. — добавил Андрей.

— Солдаты, головные уборы сныть! Равняйсь, смирно! Залп! — отдал команду мой командир.

А четверо солдат, подняв винтовки. Произвели четыре выстрела.

А я проснулся в холодном поту. Вот, значит, как мои похороны прошли. Грустно. Не хватает мне их. Моя жизнь хоть и насыщена событиями, но воспоминания всё же пробиваются.

— Дамир, ты чего? Рано же ещё. — проговорила Анжела, поднявшись на кровати, широко зевнув.

— Да сон плохой приснился. Не переживай. — невольно усмехнулся, вспоминая последний день в той жизни.

— Иди ко мне, пожалею, — обняла меня девушка.

После завтрака я сидел с Анжелой в гостиной и ждали гостей. Должны приехать все главы родов, что сейчас входят в мой клан. А ещё ждали Акено Фудзивара. Он звонил несколько часов назад и сказал, что они подлетают к Екатеринбургу. Но с того звонка прошло уже достаточно долгое время. А от него никаких новостей. Телефон, абонент. Странно всё это. Инаугурация начинается через четыре часа. Нехорошо опаздывать на такие события. Решив, что просто так ждать это не дело. Я сходил на кухню за парой чашек кофе. А когда вернулся, увидел, что Анжела включила новости с новостным каналом.

Срочные новости. Нам только, что передали. Что над Новосибирском был сбит личный самолёт Акено Фудзивара. На месте крушения работают спасатели. К сожалению, все находившиеся на борту люди погибли. Сейчас идёт поиск чёрных ящиков. Ответственность за нападение взяли на себя китайские руководители Маньчжурии. Как они выразились, в обращение к мировой общественности. Они будут мстить всем японским кланам, что вторглись во время войны на их территорию. Японское правительство, заявлений на данную минуту не сделали. Император России заявил, что все полёты над территорией Китая и Японии. Прекращаются до особых распоряжений.

Раздался звон разбитых кружек. А я сорвался в сторону кресла, где лежал телефон и судорожно начал искать номер Нади. Крикнув Анжеле, чтобы она звонила Шине. В трубке раздавались длинные гудки. С первого раза ответ, я так и не получил. Набрал второй раз.

— Дамир, а ты чего так рано звонишь? У вас же там совсем утро. — раздался весёлый голос девушки.

— Ты где? Ты в порядке? — чуть ли не кричал я в телефон.

— Да всё хорошо со мной. А я сейчас на горячих источниках. А что случилось? — с подозрением поинтересовалась Надя.

— Шина, где? — допытывался я.

— Так с отцом к тебе ведь улетела. Разве они ещё не приехали? — удивлённо проговорила моя жена.

— Его самолёт разбился. По новостям сказали, что никто не выжил. — с болью произнёс в ответ.

— Ты ведь шутишь? Скажи, что шутишь? — в её голосе слышались слёзы.

— Я бы сам хотел, чтобы это была шуткой. — произнёс я с грустью, смотря на Анжелу, которая жаловалась слезами.

Ладно, Надь, я попытаюсь вывезти тебя из Японии. В ближайшее время. А теперь извини, нам пора на церемонию. Целую.

— Я поняла. И я тебя. — отключилась девушка.

— Шина была в самолёте. — тихо произнёс я, садясь рядом с Анжелой.

— Да, мне ответил какой-то спасатель. Нашли её тело. Телефон на удивление был цел. — всхлипнула девушка.

Так мы и сидели, в тишине и думая о своём. До приезда Юсупова.

— А вы чего тут сырость развели? — произнёс он, увидев наше настроение.

— А вы разве не в курсе, что произошло? — просил его.

— Да вроде нет. Ничего такого не слышал. Но я и новости ещё не смотрел. Так что случилось-то? Дамир?

— Самолёт Фудзивара взорвали. Погиб и он и Шина. Такие вот дела, — развёл я руками.

— Китай? — только и произнёс тесть, садясь в кресло.

— Вы знали? — поднял я бровь.

— Да, мы предупреждали его, ещё до отлёта в Японию. Что Китай начал какие-то странные движения в Маньчжурии. Там слишком много негатива появилась в сторону Японских кланов. Так, подождите. А с Надей, что?

— Жива. В Японии находится. — всхлипнула Анжела.

— Ну и как вам новости? — произнёс Безухов. Зайдя в комнату.

— Отвратительные. — ответил ему.

— Соболезную князь. — кивнул он.

А практически сразу зашли и Максим Багратион с Леной. И Распутин.

А когда все расселись и я принёс всем по стакану кофе или чая. Обратился к ним

— Вы всё уже знаете, что произошло. Поэтому я хочу. Чтобы вы попробовали найти виновника. Тот, кто отдал приказ уничтожить их самолёт. — прохаживаясь вокруг них. Произнёс я тоном не терпящим споров.

— Романовы не одобрят войну с Китаем. — произнёс Юсупов.

— Я не буду воевать со всем Китаем. Я убью лишь тех, кто виновен в гибели Фудзивара. Не больше и не меньше.

— Сделаем, князь. Не беспокойся. — добавил Безухов.

— Ну раз, с этим разобрались. Я предлагаю поехать на церемонию. Лучше там побудем и посмотрим, как всё организованно. Во избежание всяких неприятностей.

В нескольких тысячах километров от дома Болконских.

— Насть, я хочу, чтобы ты поехала со мной в Екатеринбург сегодня. — заходя в комнату дочери, произнёс мужчина.

— Зачем? — несказанно удивилась девушка.

— Хочу познакомить тебя с интересным человеком. — ухмыльнулся мужчина, усаживаясь в кресло.

— Отец, я тебе не раз и не два говорила. Что не хочу знакомиться с этими людьми! Они мне в деды и отцы годятся! — гордо вздёрнув нос, сказала девушка.

— Настенька, я тебе повторял и буду повторять до твоей свадьбы. Что твой супруг, будет тем, кого одобрю я! Ты старшая наследница нашего рода. Я не позволю проходимцу, как твой нынешний Вадик. Даже мечтать, что сможет получить тебя! Ему сегодня, очень подробно и популярно объяснят, где его место. И наглядно продемонстрируют, где окажется, если не оставит попытки ухаживать за тобой. — устало произнёс её отец.

— Не смей трогать Вадика. Он мне очень нравится и он хороший. — вскинулась девушка.

— Дочь, давай не будем ссориться из-за этого безродного. Ты не найдёшь в семье понимания. А своими обидами ты сделаешь хуже только себе, — серьёзным тоном, произнёс мужчина.

— Но он ни в чём не виноват! — с обидой, проворчала девушка.

— Он виноват, что думает не тем местом, когда знакомится с девушкой в барах. Если человек не может сделать правильные выводы из имени и фамилии девушки. То он слишком тупой. И теперь моими людям приходится заниматься пробелами в учёбе этого идиота.

На что девушка, лишь молча понурила голову. Отец был прав. В тот вечер она представилась полным именем, но парня это не остановило. Тогда ей казалось, что он слишком храбрый или равный ей. Но сейчас, она полностью осознавала всю его ошибку.

— Сколько хоть лет твоему знакомому?

— Восемнадцать, — с долей грусти ответил мужчина.

— Отец, ты меня пугаешь. С каких пор у тебя такие знакомые? — скептически уточнила девушка.

— Поверь, я сам не рад. Но парень и правда достоин познакомится с тобой. Хотя бы банально из-за возраста. Я уже немолод. А будущие за вами. За молодыми.

— Хорошо. Вылет когда? — встала девушка и направилась к шкафу.

— Через час доченька, — ухмыльнулся отец и направился на выход.

— Но я не успею! — крикнула ему девушка.

— А не надо было разводить пустой разговор. Учись ценить своё время, Насть. — рассмеялся во весь голос мужчина и вышел из спальни.

— Дамир Александрович, добрый день. Я буду руководить всем процессом. Буду подсказывать и направлять. Ваши действия.

— Хорошо, спасибо. А когда начало? Время уже многовато. Не находите? — открыв глаза, я посмотрел на девушку.

— У нас всё готово, но мы ждём семью Романовых. Он в приказном порядке довёл, чтобы без него не начинали. — ответила она мне.

— Спасибо, тогда я ещё подремлю. — ответил я, закрывая глаза.

Глава 27

За несколько часов до этого.

Наш кортеж нёсся по улицам Екатеринбурга. От ничегонеделания я глядел в окно и лицезрел противоестественную и непривычную картину. На улицах находилось слишком много людей. И большинство из них, были не просто прохожими. У многих в руках были плакаты. И все они были крайне прискорбно содержания. На большинстве из них были лозунгу против меня. Попадались на глаза и против Романовых. Но это была всего-навсего капля в море.

— Дамир, в это нормально, что сейчас происходит на улице? — встревоженно спросила Анжела. Сидевшая рядом со мною.

— Ты про толпы? Да нормально. Пока они незатейливо кричат свои призывы, то можешь пребывать в спокойствие. А вот, что они будут делать позже. Это уже настораживает. — взяв телефон, я позвонил Безухову.

— Слушайте, вы начальник полиции или погулять вышли? Что происходит в городе? Я не приметил ни одного полицейского по пути, кроме тех, что отвечают за наш кортеж.

— Все мои люди сосредоточены, возле администрации княжества. — ответил мне шеф полиции.

— И что они там делают? Стоят кольцом? — скептически спросил его.

— Ну да. Ваша безопасность в настоящий момент в приоритете. — твёрдо ответили мне.

— Вы насмехайтесь? Или издеваетесь? Полицию снимайте и отправляйте в город. Данная орава людей может в любой момент взорваться и пойти громить город. И я стребую уже с вас. За каждое разрушение.

— Я вас понял, князь, — неотзывчиво отозвался главный полицейский и отсоединился.

— Может и правда Багратион, знал, что делал. — разочарованно вздохнул я

— Дамир, ты ведь разберёшься с этим? — с надеждой промолвила моя супруга.

— Пытаюсь, милая. — и набрал следующий номер.

— Приёмная Генерального штаба княжества Екатеринбургского. — ответили мне на том конце провода.

— Девушка, говорит Болконский Дамир Александрович. Соедините безотлагательно с генералом Давыдовым.

— Князь? Чем обязан вашему звонку? — спустя пару секунд ответил мужчина.

— Я желаю, чтобы вы ввели военное положение среди подчинённых по всему княжеству. Необходимо занять стратегические объекты. Все электростанции. Объекты Водоканала. Заводы как пищевого питания, так и индустриального. На улицы города, выводить вооружённые силы.

— А позвольте осведомиться, чем вызвана такая необходимость? Мы ведь ни с кем не воюем. — изумлённо произнёс генерал.

— Вы в окно давно смотрели? Я бы хотел, чтобы вы выглянули и пораскинули умом. Почему я хочу, чтобы вы выполнили мои распоряжение.

Спустя несколько мгновений генерал отозвался.

— Увидел. Осознал. Имеется в наличии какая-нибудь информация по моей части? — чётко и по делу, ответил мне Давыдов.

— Не имею в своём распоряжении, может быть Безухов в курсе. И генерал, жизнь людей немаловажная. Но, ваши люди не должны молча смотреть, если их будут убивать. Позиция княжества будет на вашей стороне. — проговаривал я, набирая смс Безухову, чтобы он откомандировал полицейских к военным в сопровождение.

— Понял, князь. Сделаем всё в наилучшем виде. Не тревожьтесь. — ответил генерал и отсоединился.

— Угу. Армия и в лучшем виде. Как же. — рассмеялся я печально.

А в автомобиль нашего кортежа полетели овощи и яйца. А я обратился к водителю.

— Мне необходимо встретиться с людьми, кто владеет спортзалами. Где занимаются бывшие военные. Бойцы рукопашного боя. С теми, кто организовывает подпольные бои в княжестве.

— Понял, вас шеф. — кивнул он.

— На кой чёрт тебе эти люди, Дамир? — уточнила моя жена.

— Не хочу пока об этом разговаривать. Всё зависит от итогов встречи с этими людьми. Взяв в руки телефон, я настрочил смс, секретарю рода. Мне необходимы пять чёрных джипов и один люксовый седан, тоже чёрный, к вечеру.

Пока все ожидали приезда Романовых, а я спал на кресле. На улице начались беспорядки. До столкновений с полицией не дошло. Но всё больше и больше появлялось сообщений, что магазины машины начали гореть. Но об этом я разузнал уже после этого. А меня пробудил ото сна звук взрыва.

— Да, что б вас, идиотов. — проговорил я, когда мне доложили, что взорвали несколько наступательных гранат, брошенных к дверям администрации.

— Дамир, ты куда? — произнесла Анжела, которая сдалась на одном из кресел.

— Я? Погулять схожу. Морды набью. А что? Не переживай. Всё будет хорошо. — подойдя к девушке, заключил в объятия её. Поцеловав её в макушку, я махнул парням из охраны и вышел за дверь.

— Князь, куда мы идём? — спросил один из них. Догоняя меня.

— Воспитывать идиотов. Что полагают, что взрыв гранат, где находится вся элита княжества, сойдёт им с рук.

— Может ещё людей позвать? — усомнился парень, доставая рацию

— Хочешь, зови. Не хочешь, не зови. — пожал я плечами и толкнув дверь, вышел на улицу.

На площадке перед зданием было не протолкнуться от народа. А гул стоял, что я не слышал свои мысли.

— Вот он! Бей аристократишку! Долой князя! — прозвучали крики со всех сторон.

А несколько человек уже бежали ко мне, в их руках были биты. Достав свою любимую беретту. Я выстрелил в воздух, а потом перевёл его на молодого парня, моего возраста, что уже добежал до меня.

— А ну, замер! Замер, я сказал!

За час до данных событий.

Их было пятеро человек. Трое из них были из Пермского княжества. Все они стояли особняком от остальных представителей княжеской элиты.

— Господа, время пришло. Объявляйте нашим людям, что можно приступать, — пафосно произнёс мужчина, что стоял возле сцены. За его спиной расположилась трибуна. Там новый князь, должен принести присягу.

— Вы уверены, что это правильно? Убийство мирных жителей нас не простят. — спросила единственная женщина в этой компании.

— Елена Михайловна, конечно, я уверен. Я политик уже двадцать лет. Мне хорошо известно, как продавливают нужных людей. А этот мальчишка, просто ребёнок. Без Демидова и Багратиона он ничего не стоит. А после того как он начнёт свою карьеру с таких страшных событий. Нам легче всего будет прогнуть, под наши требования. — самодовольно усмехнулся мужчина.

— Наш министр сельского хозяйства прав. Жертвы необходимы. Я с ним целиком и полностью согласен, — произнёс ещё один участник этой компании.

— А я несогласен с этим. Я как военный, вам ответственно заявляю. Вооружённые силы пойдут за князем. Стоит внутри митингующих, прозвучать выстрелам. Это я как министр обороны заявляю. Вы должны были предупредить раньше! — произнёс недоброжелательно, пожилой мужчина.

— Господа, вы арестованы за предательство княжества. — приблизился к ним Безухов, в сопровождении десяти воинов.

— По какому праву?! Безухов, вы в своём уме? Вы смеете предъявлять обвинение аристократам? Вы? Безродный?

— Вы ошиблись. Когда решили, что Дамир ничего не представляет из себя. И да, я как глава тайного отделения, официально сообщаю, что все слова, что вы в настоящий момент произнесли. Представляют из себя достаточные доказательством в обвинение вас, в измене. Последствия, вы знаете и сами. — проговорил Безухов. И кивнув сопровождающим, устремился на выход.

И вся пятёрка заговорщиков молча смотрела как он уходить, а его бойцы начали защёлкивать наручники. Но один из них остался свободен. Он лишь ухмылялся, доставая из пиджака микрофон.

— Безухов, прав. Болконские наше будущее. А вы идиоты, — произнёс он. И отправился к своему месту в зале.

А заключённых, вывели из зала под пристальным интересом прочей элиты княжества. Сочувствующих им, не отыскалось. За измену и организацию бунта наказание одно. Казнь.

— Недоумки, — изрёк Оболенский. Созерцая, как вывели четверых министров.

— Согласен, хорошо, что наш орден не пригласил их. Сейчас бы они нас, очень сильно подставили.

— Романов, прилетел в Екатеринбург, надо быть просто больными, чтобы творить такое при нём, — дополнил ещё один мужчина.

— Романов в княжестве? Значит наш план не состоится? Придётся перенести? — задумался Оболенский.

— Это приказ магистра. Он не хочет привлекать его внимание сразу.

— Папа, ты прав. В Екатеринбурге весело! — произнесла Настя с сарказмом, наблюдая за толпами людей с плакатами, которые стояли напротив военных и полицейских.

— Крайне уморительно, дочь. — зло проговорил отец.

— Может, спросим, что происходит? — не отставала девушка от отца.

— А давай. Будет, что обсудить с местным князем.

Остановив автомобиль, отец с дочерью вышли из машины. Их никто не сопровождал. Охрана превосходно зная на что способен их государь, не мудрствуя лукаво рассредоточились по кругу.

— Что тут происходит офицеры? — осведомился Николай, у полицейских.

— Ваше высочество? Как вы тут? Ой, простите. Так вот. Смутьянят! Требуют свергнуть монархию, нашего князя и вас. — ответил один из полицейских, не знаю как себя вести, стоя подле с императором.

— Против меня и князя? Вот это не ожидал. Дочь, ты не помнишь, когда против меня, бунтовали в последний раз? — потрясённо, осведомился у дочери, что с заинтересованностью разглядывала местных военных.

— Десять лет назад, на твоё день рождения. — не отводя взгляд от оружия военных, отозвалась девушка.

Заметив этот взгляд, Николай Николаевич, лишь вдохнул и обратился к ближайшему военному.

— Солдат, отсоедини магазин и достань патрон из патронника. И, пожалуйста, дай своё оружие моей дочери. Очень она у меня его любит.

— Но ведь не положено, — помявшись ответил рядовой и бросил взгляд на офицера.

На что офицер нервозно вздрогнув, вздохнул, бросил взгляд на солдата и императора. А после заглянув в машину, возле которой и стоял, и вытащил, такой же автомат. И скинув магазин, передал его дочери государя.

А Романов обратился к народу.

— Граждане, ради чего вы это устроили?

— Чтобы вы ушли! — раздался крик из толпы

— Хорошо, я уйду, а что дальше?

— Власть будет у народа! Мы сделаем нашу страну лучше!

А император рассмеялся. Громко и заразительно. Его дочь подхватила смех. Военные и полицейские не уверен улыбнулись.

— Вы заблуждаетесь. К власти придут люди, что будут хуже меня. Я вам как государь говорю, что тот, кто решил выгнать вас на этот митинг, тот, кто устроил этот бунт. Сейчас находится в зале, где ваш новый князь должен дать клятву верности княжеству. Они сидят в комфорте. Они ничем не рискуют. А умирать в случае конфликта будете вы. Вами жертвуют, ради своей выгоды. А я и моя дочь стоят перед вами. Говорят с вами как равными. И я хочу напомнить, что если вы перейдёте границу дозволенного, армия не будет считаться с вами. Каждый из вас будет обвинён в измене, а в большинстве приговоров это казнь. Подумайте об этом. Хотите изменений в княжестве? Соберитесь людьми и просите князя с вами говорить. Дайте ему бумаги, где вы напишите свои просьбы и предложения. Донесите ему, что это необходимо. Расходитесь домой и подумайте над моим предложением. Дочь, поехали, — закончив говорить, он махнул девушки и направился в машину.

А Настя. Приподняла автомат и состроив грустное лицо, обратилась к офицеру.

— Можно, я заберу? У меня, ещё такой нету. Пожалуйста.

— Хорошо Анастасия Николаевна. — улыбнулся офицер и достав из кармана магазин, передала девушке.

Настя только лишь благодарно кивнула и поцеловав офицера в щеку, побежала догонять отца.

Глава 29

— Я, Дамир Александрович Болконский, клянусь оберегать своё княжество. Клянусь действовать в интересах его жителей и соблюдать законы империи.

— Поздравляю, Дамир Александрович. Теперь вы официально князь Пермский и Екатеринбургский., — произнесла девушка, церемониймейстер. Одевая на меня цепочку власти.

А зал разразился овациями. Кто-то встал, некоторые сидели. Многие радовались. Хотя видел и совсем грустные лица. Но когда аплодисменты закончились и аристократы хотели покинуть это место я их, остановил, подняв руку.

— Дамы и господа, Я ещё не закончил. Прошу всех, вернутся на свои места. — громко произнёс я. Заставляя всех в недоумение, посмотреть на меня и вернутся на свои места.

— Я хочу объявить, что с завтрашнего дня. Пермское и Екатеринбургское княжество упраздняется. С этого моментаэти территории становятся княжеством Уральском. С руководством в городе Екатеринбурге. Пермь, в свою очередь, будет административным центром, во главе которой останутся прежние руководители, при условии, что они пройдут проверки как юридические финансовые и далее по списку. Более подробно, вы прочтёте в бумагах, что вам уже выслали.

— Это произвол, Пермь не будет под Екатеринбургом! Это вы, откололись от нашего княжества! — раздались крики из зала.

— Дамир Александрович, получил моё разрешение на это. И каждый недовольный, может, обращаться лично ко мне. — поднявшись с кресла, произнёс император.

А все возмущённые, моментально замолкли. Императора уважали и боялись. И его решение в редких случаях удавалось изменить.

После церемонии мы небольшой компанией приехали в один из ресторанов, что успела открыть Анжела.

— Ты, должен, мне новый автомат! — шипела Настя.

— Думаешь? — задумчиво, проговорил я, резрезая мясо.

— Уверена! — бросила девушка на меня полный злости взгляд.

— Ты, сама виновата. Надо было отдать его сразу мне. А не строить из себя героиню боевика, — поучительно проговорил я, подцепив вилкой один из кусочков стейка.

— Ты напал на меня! Почему я должна отдавать его какому-то неизвестному парню!

— Автомат, вообще-то, принадлежит армии моего княжества, ухмыльнувшись, перевёл взгляд на девушку.

— Ну и что?! Мне подарили. — покраснела девушка и за один глоток осушила бокал воды.

— Дамир, не спорь. Подари девушке автомат. Иначе она не успокоится, — устало произнесла Анжела, оторвавшись от салата.

— И ты, Брут? — грустно вздохнул.

— Я Анжелика, а не какой-то Брут, — насупилась девушка.

— Ладно, будет тебе автомат. — улыбнулся я девушке. И взяв телефон, вышел из-за стола.

Зайдя в туалет, я набрал номер секретаря.

— Слушаю, Дамир Александрович, — раздался сонный голос.

— Иван, прости за поздний звонок. Но у меня срочное дело. Мне нужен АК-308, розовый.

— Что простите? Розовый? — скептически произнёс, секретарь.

— Именно, розовый, и если можно добавить туда гравировку, то напишите. С уважением от князя Болконского, прекрасной Анастасии Романовой в память о чудесной встрече. Если сделают стразы, я буду не против. И Вань, он нужен очень срочно. Лучше вчера.

— Простите, но где я сейчас куплю ак-308? Он в армии-то не везде есть.

— Через двадцать минут он будет у твоего дома, — осознав, всю проблемность ситуации произнёс я.

— Но это не изменит ситуацию Дамир Александрович. Краска будет сохнуть около суток, — продолжал, ломать мою идею на корню, мой секретарь.

— Так, Ваня, сделайте так, чтобы краска схватилась, уложите в ящик с красивым оформлением всё. Трогать его вряд ли будут, сразу же. Краска должна схватываться минут тридцать. Всё, я задание дал, работай.

А я набрал Давыдова и объяснив, своё желание, стать обладателем нужного мне автомата, пообещал купить для армейцев новые автомобили и парушагаходов. Для чего вновь, позвонил секретарю и продиктовав ему телефон Давыдова, попросил связаться с ним завтра и обговорить более предметно, что им необходимо. Отключившись, я открыл кран и улыбаясь своим фантазиям, стал мыть руки.

— Злой вы, Дамир Александрович. — усмехаясь, вышел из кабинки Романов.

— Это не я такой, жизнь такая, — улыбнулся ему в ответ.

— Интересная точка зрения. Юмор я ваш, конечно, оценил. И даже поддерживаю в чём-то. Но Настя будет очень зла на вас. — рассмеявшись, заявил государь.

— Я переживу это, — встряхивая руки направился к сушилке.

— Дамир, ты молод, как и моя дочка. Но вы новое поколение, те, кто будет после нас, стариков. И вам нужно дружить. А не цапаться, — с грустью проговорил Романов, намыливая руки.

— Всё будет хорошо Государь. Пойдёмте, нас ждёт увлекательный вечер. — проговорил я, выходя из туалета.

Так мы и просидели в ресторане, обсуждая мелочи и планы на будущее. Романов пытался выяснить, что же за неизвестный минерал, мои люди начали добывать под Асбестом, но я это пресёк и заявил, что на бал императрице будет ему подарок. И дабы не портить себе сюрприз, забыть об этом минерале.

Автомат, привезли через три часа, выйдя в холл, я, открыв коробку, расхохотался, он был слишком розовый и слишком блестящий от количества приклеенных страз. Позолотой была сделана гравировка. Захлопнувкоробку и подхватив её, обратился к управляющему с просьбой освободить наш столик от лишней посуды и ваз с цветами.

— Анастасия Николаевна, прошу. Ваш новый АК-308,— Положив коробку в центре, я, взяв за руку Анжелу, заставил её встать.

— А вы умеете удивлять и делать девушке приятно, улыбнулась мне Настя.

А я отойдя вместе с Анжелой на пару шагов назад лишь поклонился. А в ту секунду, когда Романова начала открывать коробку, я крикнул Анжеле:

— Бежим, — потащил её на выход.

Мы успели добежать до выхода, когда позади нас раздался взрыв хохота гостей и полный обиды и злости крик Насти:

— Козёл!

— Ну и что ты ей подарил такое? — с какой-то обидой, спросила Анжела.

— Автомат, как она и хотела. — пожал я плечами, не отрывая взгляда от улиц. Там разбирали баррикады и подметали тротуары от мусора.

— Это я поняла. Почему мы так быстро сбежали, а они там смеялись. А эта девка вообще зла на тебя стала.

— Так, он розовый и со стразами. — произнёс я.

— Кто, розовый? С какими стразами? Болконский, ты издеваешься надо мной? — опешила девушка.

— Анжел, автомат розовый и со стразами, — в недоумении взглянул на неё.

А девушка залилась хохотом.

— А ты оригинал Болконский. Ну ладно тогда ты прощён. — сквозь смех заявила девушка.

— В смысле прощён? Что я сделал-то тебе? — удивлённо ответил ей.

— Да так, ты ничего не сделал. — произнесла девушка и отвернулась от меня.

Стоило нам подъехать к дому, а Анжеле выйти, как ко мне обратился водитель:

— Дамир Александрович. Те люди, кто держат залы и подпольные клубы. Они ведь ждут, некрасиво получится, если не приедете.

— Блин, что ж ты раньше не напомнил. Я же забыл. — взглянув на часы. Время было без десяти два ночи.

— Так раньше двенадцати они бы и так не собрались. А после того как случилось сегодня, они собрались сорок минут назад. Звонили и спрашивали. Когда будем.

— А где они, кстати, наш ждут? — поинтересовался я.

— В одном из клубов на заброшенном заводе. Там сегодня бои.

— А машины не в курсе, привезли?

— Да, стоят у гаража.

— Я переодеваться, а ты зови начальника караула, пусть подойдёт в гостиную.

Забежав в свою комнату и взглянув уже на спящую Анжелу, которая свернулась пол одеялом. Лишь вздохнул. Обиделась ведь на, что-то.

Переодевшись в новый костюм с жилетом, рубашку и достав начищенные туфли, я сбежал вниз.

— Дамир Александрович, вызывали? — поднялся с дивана гвардеец.

— Да, мне нужен от тебя десяток бойцов, самого крепкого телосложения. Двоих в костюм и бронники. Остальных в тактическую экипировку с оружием. Плюс Балаклавы. Ну там черепа, или улыбка, — неопределённо махнул рукой. — Ну сам разберёшься. Чем страшнее, тем веселее. Всех усаживай в джипы, что привезли сегодня. По два или три человека. Двоих в костюме со мной в седан.

— Я чего-то не знаю? — подозрительно уточнил начальник сегодняшней смены.

— Да нет, всё нормально. Мы просто развлечёмся. Если не поймут по-хорошему. Трудностей не будет.

Мы неслись по ночному Екатеринбургу, редкие прохожие смотрящие на нашу колонну, неодобрительно качали головой. А ведь в принципе они правы. Мы неслись на чёрных машинах, вместо номеров на них был лишь герб рода. Скрещённые мечи на фоне короны. Мой седан был в центре, а сзади в форме треугольника, выстроились джипы. И пользуясь ночной дорогой, мы неслись, плевав на все правила. Благо на улицах было и отличное освещение и дороги и пешеходные переходы были лишь на светофорах, которые горели нам, зелёным. А с нашей скоростью, мы успевали пролететь огромное количество перекрёстков. А редким пешеходам и машинам, мои водители включали и спецсигналы, и сирену. Разгоняя зазевавшихся людей. Да и все же ехали мы в индустриальную зону на севере города. Где находились железнодорожные станции.

Цель сегодняшней поездки была одна. Дать людям понять, что я не потерплю дальнейших беспределов в бывшем Екатеринбургском княжестве. Обычный человек с улицы не может организовать такие беспорядки. Я как князь могу, имея гвардию. А вот продавец овощей с площади Романова, который бежал сегодняна меня с битой, неможет такое сделать. То есть в теории он может пойти позвать знакомого, тот ещё пригласит парочку. Но не на таком уровне. Было видно, что люди с хорошим боевым опытом это делали. Правильные позиции как стрелков, так и самих баррикад, где были организованы бойницы с превосходным углом обстрела, но незаметными с другой стороны. Да и само оружие наводить на определённые мысли. Ведь у многих пойманных людей. Было боевое армейское снаряжение. Только гранат наступательных и оборонительных было изъято десятки. Это не охотники на уток с их воздушной. Безухов вечером скидывал фотографии десяти убитых митингующих. У всех были армейские татуировки над сердцем в виде пули и группой крови или банальный скорпион с открытыми клешнями, что значит, что человек участвовало в боевых операциях, а не красил траву в части… Было несколько татуировок спецподразделений. И каждый из этих людей, по военным базам Давыдова, несколько лет как ушли со службы. Утром наблюдая на митингующих, я хотел встречи с этими людьми, чтобы убедить, сдать мне самых отмороженных, жадных до крови бойцов. Помочь этим заведениям и клубам выйти из тени. Стать официальными. Может быть, дать им шанс в гвардии рода или, если повезёт в гвардии княжества. То теперь я еду объяснять им на их языке, как они неправы. Но искать каждого такого воина, что сегодня гнал людей на митинги, стрелял по Романовым, не найти. Пусть этим занимаются их товарищи. Их бывшие командиры. Я специально искал такие клубы. Где руководствоиз бывших военных.

— Князь, подъезжаем. — произнёс водитель.

А через минуту, мы остановились на большой парковке, забитой машинами. Выйдя из машины и оглядевшись, увидел несколько представительских машин с гербами вместо номеров. А может, разыграть другую карту, задумался я, глядя на герб Вяземских. Нет, возможно, князь любит развлекаться на подобных мероприятиях. Но чтобы в открытую приехать на машине с гербами. Где собирались не совсем честные и чистые на руку люди, нехорошо. Хотя я вот тоже приехал на машинах с гербами. Я тоже бандит? Плюнув на это, я позвонил отцу Анжелы.

— Князь вам не кажется, что для звонков слишком поздно? — сонно проговорил он.

— Угу, я также думаю. Я бы предпочёл спать в мягкой кроватке, а не заниматься всякой ерундой. У меня к вам дело на миллион. И от вашего ответа, сейчас зависит моя репутация как Болконского и как Князя Уральского. Поэтому приходите в чувство и начнём разговор.

— Я перезвоню через минуту, — отключился он.

— Так бойцы, снимаем гербы с машин. С одежды тоже. Всё, что может вас выдать снимаем. И в темпе ребят! В темпе! — повернулся я в сторону гвардейцев.

— А номера вешать? — спросил водитель

— Нет. Ничего не нужно. Снимайте и по машинам. Я скажу позже, как будем работать. Доставая зазвонивший телефон.

— Да, слушаю.

— О чём вы хотели поговорить?

— Вспомните, что вам сказал Вяземский, когда требовал, чтобы вы ушли к нему.

— Хм, если в вкратце. То я должен выйти из вашего рода. Сказать, что вы предали принципы аристократии и войти в их банду.

— А если не вкратце. — нервно нарезал круги возле машины.

— А если не вкратце, то я не помню. — покаялся Юсупов.

— Это, очень плохо. — грустно заметил я.

— Согласен, может вам запись разговора скинуть? Так ведь проще. — поинтересовался тесть.

— Запись? Разговора? — саркастически поинтересовался у него.

— Ну да, — в его голосе послышалась неуверенность.

— И часто вы записываете разговоры? — вздохнул я.

— Так всегда. И с тобой, сейчас записываю. Мало ли.

— Потрясающе. Ладно, скидывайте запись, папа, — и отключился.

Опершись на крыло машины, принялся ждать. А машины всё подъезжали. Было несколько родовых лимузинов. Но в большинстве, были гражданские машины. Хотя вот приехала машина полиции. Любопытно. Из неё вышло трое, двое зашли в здание, а один остался у входа. Положив руку на кобуру, стоял, осматривался. Через пять минут вышли двое других. Таща за ноги какого-то парня в бессознательном состоянии, руки волочились по земле. Интересно девки пляшут, сказал бы тот страус.

А я набрал номер Безухова.

— Да князь?

— Полицейская машина, две Анны сто девяносто шесть. Бортовой номер шестьдесят четыре. Будь добр, узнай, чей отдел и куда ездили в промежуток между часом ночи и трёх ночи. Вызовы их подними. Но сделай так, чтобы информация о твоей заинтересованности не ушла на сторону.

— Записал, а что случилось? — поинтересовался он.

— Узнай сперва, а я потом расскажу. Сейчас не самое лучшее время для пустословия.

— Понял, сейчас всё сделаю.

Положив телефон, Безухов задумался.

— Вот князю делать нечего. Ночь на дворе. Жена, красотка под боком. Нет, в какую-то историю опять лезет, — проговорил он про себя и открыл базу данных по всем машинам полиции Екатеринбурга.

— Так, шестидесятая серия. Это у нас, Академический. — сверился со списком глава полиции стал набирать начальника этого отдела.

— Гриша, доброй ночи. Дело к тебе. Свяжись с отделом, и пусть вышлют мне все вызовы и список происшествий у вас, за эту ночь. Да нет, ничего страшного не произошло. Князь у нас ругается. То ли твои орлы, то ли молодёжь обнаглевшая, возле его поместья с сиреной и мигалками гоняют. Говорит, что жене спать мешают, отвлекают их. А я доложу ему утром, по делу твои бойцы ездят или шпана развлекается. Нет, он сказал, что раз пять уже произошло. А если твои, то что переживать? Дамир не дурак, сам понимает, что служба есть служба. Там, может, пацаны перед девками гарцуют. Слушай, я тебя по-человечески прошу. Ты создаёшь проблему из пустого места, сейчас. Я, Дамиру, что скажу? Что мне отказал начальник отдела? Так, князь к тебе сам завтра приедет и лично спросит за каждый ваш косяк. Вот значит как. Хорошо Гриша, я тебя услышал. — закончив разговор, Безухов тяжело вздохнул, Гриша был близким другом и его нервозность и откровенное хамство на простую просьбу, слишком подозрительна. Взяв ключи от машины, набрал дежурную смену тайного отделения.

— Поднимайте по тревоге всех и срочно к отделу полиции в Академическом. Задерживать всех. Дежурный не дежурный. По форме или гражданке. Всех в подвал спускайте. В здании работайте жёстко, но старайтесь сильно не мять сотрудников. Все машины полиции, что встретите в районе, останавливайте и пакуйте пассажиров. Спецам я наберу сам, — сбросив номер, он стал набирать ещё одного друга.

— Салам дорогой, слушай, дело к тебе. Можешь поднять своих орлов в полном снаряжение и в академический отправить. Поработать нужно.

— Здравствуй, дорогой. Что за дело? — послышался на другом конце телефона кавказский акцент.

— Как вы любите, полицейских кошмарить. — усмехнулся Безухов.

— Кого именно задерживаем там? — радостно произнёс командир бригады, отдела собственной безопасности полиции.

— Всех, Тигран, всех, — без эмоционально произнёс глава полиции.

— И Гришу? — сочувственно, ответили на другомконце провода.

— Его в первую очередь, — грустно ответил Безухов, заводя свой автомобиль.

Глава 28

Кортеж Романовых не доехал до администрации несколько кварталов. Им пришлось остановиться на мосту через реку Исеть. Перед ними были баррикады. Из машин и каких-то ящиков. Виднелся и старый трамвай.

— Отец, мне уже нравится местный князь. — рассеялась девушка.

— Угу. Познакомишься вживую, понравится ещё больше. — зло ответил Романов.

— Что будем делать? — спросил водитель.

— Вы ищите объезды, а я выйду тут. Поговорю с народом. — произнёс государь и, открыв дверь, направился к баррикадам.

— Вот так Анастасия Николаевна, поедем искать объезды.

А девушка лишь усмехнулась и с любовью погладила винтовку. Она не обманула солдат, когда говорила, что такой нету. Это была совершенно новая модель. Только-только вставшая на вооружение в некоторых частях страны. Это был АК-308. И мечтательно размышляя, как будет здорово по приезду в Москву, сбежать на полигон и навешать на это чудо разного тюнинга. Но её мечты споткнулись о реальность. По машине начали стрелять. Водитель резко дёрнув руль вправо и уткнулся в здание. Анжела вылезла и машины и принялась вытаскивать водителя. Ему пуля попала в плечо. Вторая машина охраны осталась с императором. Достав телефон, она передала его водителю и сказала, чтобы он звонил отцу. Перекинула автомат и принялась методично отстреливать тех, кто попадался ей на глаза.

Я стоял у входа в администрацию и ждал, когда бойцы Безухова выведут арестованных. Я потратил минут двадцать, объясняя людям всю глупость их бунта. Итоги теперь зажали увидеть виновников. Очень сильно задело людей, что кукловодами оказались Пермские аристократы.

— Дамир Александрович. Звонили люди Романова. Сказали, что на кортеж напали со стрельбой. Просят помощи. Нам до них семь минут, — подошёл ко мне, один из моих гвардейцев.

— Этого ещё не хватало. Так, беги собирай людей. Пинай Безухова, но то бы через десять минут там была полиция с армией. Я возьму пятерых и выдвигаюсь туда немедленно. Связь через гвардейцев. Приказ понял? — и дождавшись утвердительного кивка, добавил-работай. Бойцы! Пять человек со мной, бегом! — крикнул я своим людям, что стояли возле одного из БТР, что привезли армейцы, после взрыва гранат.

Нам потребовалось пять минут, чтобы пробежать несколько улиц и услышать звуки перестрелки. Остановившись у углу дома и выглянув, я увидел, девушку, которая с упоением стреляла по кому-то из-за машины. Вот дура. Молодая же. А уже в бунтовщики подалась, подумалось мне.

— Значит, так бойцы. Девушку я беру на себя. Обходите улицу по кругу и ищите кортеж Романова. Думаю сможете отличить охрану императора от обычного обнаглевшего народа с оружием. — дал им задание. Я вновь стал смотреть за девушкой. Патроны ведь не бесконечны. А получать пулю просто так у меня не было желания. Мои люди уже разбежались, когда незнакомка, чертыхнувшись, принялась менять магазин. А я сразу же побежал. Убивать мне её не хотелось. Но обезвредить нужно. Пусть там Безухов разбирается дальше.

— Чёрт, патроны кончились. — прошипела зло Настя, отстёгивая магазин и беря второй в руки. Хорошо, что в машине лежит боекомплект, а в стране у армии один калибр на вооружение. Так бы уже давно их поубивали тут. И где носит, помощь, что сложного приехать. Вон же администрации, флаг княжества можно разглядеть. И стоило ей только защёлкнуть новый магазин, как перед ней упал молодой симпатичный парень. Выкинув вперёд руки, схватил её автомат.

— Ты чего?! А, ну, отпусти! — пыталась вырвать из его рук оружие, закричала девушка.

— Отпусти, дура! Совсем уже?! — кричал ей в ответ парень, перетягивая триста восьмой на себя.

— Это мой! Не лезь! Отпусти немедленно! Придурок! — не останавливалась девушка и упёрлась ногами в грудь парню.

— Да ты с ума сошла, коза! Отдай говорю! — зло бросил, ей в ответ. И сделал перекат в сторону.

Не ожидавшей такой подставы девушка, повалилась вперёд и после переката оказалась под парнем.

— Ах ты! — проговорила Настя и попытавшись вырваться, поняла всю бесперспективность, укусила ухмыляющегося парня за нос.

— Как же больно-то! — схватился я за нос и отпрыгнул от этой придурошной девки.

— Ага! Бежишь! Трус! Козёл! — весело кричала девушка и потянулась снова за автоматом.

— Ну всё, ты мне надоела. — прошипел я, не отрывая рук от больного носа.

И как только девушка, схватив автомат, стала направлять его на меня, я зажёг пламя и ринулся на неё. Схватил автомат за дуло и пока моя сила, плавила, металл. Я довольно улыбался девушке в лицо. А она отпустив от дара орудие просто уселась на асфальт и заревела. Опешив от происходящего, я пропустил удар ножом в ногу. Упав на тротуар и повернувшись, увидел забинтованного мужика.

— Ты-то ещё кто? — скрипя зубами от боли, произнёс я, доставая свою беретту из кобуры.

— Ну так водитель я! — гордо произнёс он.

— Чей водитель? — подозрительно, уточнил я.

— Её! — указал он на рыдающую девушку.

— А она кто? — удивлённо, произнёс я.

— Так это. Анастасия Романова. Дочь Николая Романова. — проговорил он.

— Как же всё фигово-то! — в сердцах прошептал про себя.

А пока я думал над вселенской несправедливостью. Возле нас остановилась машина. Подняв голову и увидев императора, я приуныл ещё больше.

А вот девушка, наоборот, обрадовалась. И вскочив с асфальта победа к нему, на ходу вытирая слёзы.

— Отец! Отец! Я требую немедленной казни!

— Чей, казни? — ошалело спросил Николай.

— Вот этого идиота! — махнула она рукой, в мою сторону.

А Николай удивлённо перевёл взгляд на меня и узнав, удивлённо поднял брови.

— А прости за мой нескромный вопрос. А за, что его казнить?

— Он приставал ко мне! Лапал! И сломал мой новый автомат! А ещё убить хотел! Если бы Не Гриша, который ему засадил нож. Я бы уже умерла! Вот! — гордо вскинув голову произнесла девушка.

А я просто лишился дара речи, от этих обвинений. И взирал на неё в глубоком шоке.

Император, бросив на меня хитрый взгляд, лишь, усмехнулся.

— Твоё слово доченька, для меня закон, садись в машину. Сейчас мы разберёмся с этим преступником. Да, Дамир Александрович? Разберёмся?

— Угу. Разберёмся, Ваше высочество. — поник я совсем.

А девушка, которая сделал уже несколько шагов в сторону машины. Остановилась и, повернувшись к нам, удивлённо произнесла.

— Ты его знаешь?

— К сожалению, или счастью, уж теперь не уверен, но его я знаю. Дочь, прошу знакомиться. Великий князь Дамир Александрович Болконский. Князь Пермский и Екатеринбургский. — улыбнулся её отец.

— Ах ты, козёл! — крикнула девушка и кинула в меня сумочкой.

Познакомились, блин.

Глава 30

— Дамир, ты от меня что хочешь? — устало произнёс Романов.

— Вашей помощи в поиске этого не известно ордена, — проговорил я.

— А мне это для чего? — удивился император.

А я тяжело вздохнув, уткнулся лбом в боевое стекло машины.

— Вы ведь слушали запись. Уралом они не собираются останавливаться.

— Болконский, поверь. Мне плевать, кто будет руководить в княжестве. Ты, тамплиеры или орден истинной крови. Да хоть сообщество любителей оливок. Пока княжество платить налоги и исполняет обязательства, а также не организовывает бунт против моей фамилии. Аристократы, могут есть друг друга на завтрак. В противном случае, вокруг вас слишком много других княжеств, которые с радостью сожрут такого соседа. Намёк понял? — и не дожидаясь ответа, отключил звонок.

— Вы или слишком глупы или слишком умный, — качая головой, я стал набирать Безухова.

Ответ, я дождался спустя долгих пяти минут.

— Да, князь? — послышался сквозь обилие шума, голос главы полиции.

— Я,конечно, вас не торопил с моим достаточно простым поручением. Но за полчаса можно найти, откуда машина и что они тут делали.

— А да, из головы вылетело. Машина прикреплена к Академическому району, — перекрикивая шум, ответил Безухов.

— Значит, и вызова тут не могло быть. А что так долго-то? И что за шум у вас там? — уточнил у него.

— Так бой ведём.

— В смысле, бой? С кем? — ошалел я.

— С полицией князь.

— Вы пьяной, что ли? Что за фигню вы говорите.

— Я трезв, практически. А сейчас я руковожу штурмом отдела полиции в академическом. И вы, простите, очень мешаете.

— Понял, не дурак. Работайте, — нажав кнопку отбоя, я удивлённо смотрел на телефон.

Попросил, блин узнать, что за машина. Совсем там с ума сошли. Ну это ладно. Ему потом отвечать за это. А что делать с Вяземским. Просто его словесных угроз в сторону отца моей жены, мало для меня. Это проблема Юсуповых как оскорблённых. А я как их вассал, вмешиваться не могу, пока ко мне не обратятся за помощью. А император, ясно дал понять, что помогать не будет. Так, себе ситуация. Было бы проще, задержать Вяземского, допросить, выбить из него информацию, но без одобрения императора, это будет огромная ошибка.

Постучав в окно своей машины и махнув рукой другим. Я дождался, пока все соберутся и раздал указания.

— Двое со мной. Ещё двое, подъезжаете на машине к входу. Остальные, ручки в зубы и вперёд, записывать все номера машин, которые, тут стоят. Приоритет машинам аристократии, — развернувшись, я направился к входу.

Толкнув дверь, я оказался в тёмном пустом помещение с лестницей, ведущей вниз. Света пары тусклых лампочек, едва хватало, чтобы различить обшарпанные стены. Окинув это великолепие взглядом и пожав плечами, я направился вниз. В очередную дверь. Распахнув которую мы оказались в очень светлой комнате. Возле стен были диваны и кофейные столы. Виднелся гардероб и стойка с администраторами этого заведения. Двое молоденьких девушки стояли за стойкой, а три здоровых амбала разместившись перед телевизором, резались в карты. Но если я не привлёк их внимания, то вот двое моих гвардейцев, произвели противоположный эффект. Ребята сразу прекратили играть и положив руки на поясничную кобуру, встали с дивана и разошлись по помещению, пока я с ухмылкой наблюдал за их телодвижениями. Но всё оказалось ещё проще, чем, я думал. Сзади нас послышался лязг затвора-автомата и вслед за моими людьми вошли ещё трое, уже с автоматическими винтовками.-

С оружием в клуб нельзя, господа, — пробасил, один из тройки игроков в карты.

— Я вижу, — продолжая улыбаться, ответил ему.

— Вы себя с нами не сравнивайте. Вы тут гость, а мы охрана, — всё так же вежливо произнёс этот парень.

— Так эти ребята, охрана. Моя охрана, — сделав шаг, я краем глаза, заметил, что один из вошедших, приподнял автомат в мою сторону.

— Не двигайтесь, пожалуйста. Это закон для всего нашего заведения. С боевым оружием внутрь нельзя. И вы или сдаёте и идёте развлекаться или уходите. Мы можем помочь выйти, если потребуется.

— Ну хорошо, предположим, мы сдадим оружие. А если на нас нападут внутри? Попытаются убить, например, меня. Как моей охране меня защитить? поинтересовался я.

— Если ваша охрана, не может защитить вас без оружия, то грош цена этой охране, — заметил, парень с автоматом, что стоял позади меня.

А я, окинув взглядом свои гавриков, по их растерянному взгляду понял, что моей охране и правда грош цена.

— Поэтому вы тут с оружием? Не владеете ближним боем, — съязвил я, от обиды на своих дураков инструкторов.

— Мои парни, одни из лучших мастеров рукопашного княжества, — проговорил мужчина, который говорил первый со мной.

— Оружием сами достанете у нас или доверяете нам? — смирившись, проговорил я.

— Вам, Дамир Александрович я доверяю. А у других мы сами изымаем.

Повернувшись к своим людям, лишь кивнул. И сняв пиджак, следом за ним я скинул наплечную кобуру. Мои же парни, просто достали пистолеты и положили их, в любезно предоставленный ящик, где уже положили бумажку с моей фамилией.

— Дамир Александрович, вас ждут на втором этаже. Лестница слева у стены.

— Как скажете… — качая головой я зашёл в очередную дверь.

А я оказался на небольшом балконе. Высота была около двух метров от пола, но этого хватало, чтобы найти гостю нужное ему место. Справа у лестницы виднелся бар и десяток столиков, ещё один бар у противоположной стены. Рядом с барами виднелся огромный трёхметровый в диагонали экран, где был список людей, с фотографиями и рядом с ними разнообразные цифры. А в центре располагались два классических ринга, с канатами и два октагона. И везде шли бои. Под крышей цеха, виднелись краны и рельсы, по которым он передвигался. Свисали цепи и крюки. И всё было не ржавое и не заброшенное как должно было быть. Все детали и элементы свежеокрашенными хромированные элементы отражали свет. Как и говорил охранник, был тут и условный второй этаж. Выполненный просто из решётчатого настила и нависающий на несколько метров над бывшим цехом. Не завидую девушкам, что оказались там на каблуках. А их, было немало на этом этаже. Там стояли мягкие диваны и кресла. А вот в самом конце над баром у дальней стены, виделся вагон метро. На нём готическим шрифтом было выведено Ave, Caesar, morituri te salutant.

— Гладиаторы, значит, а Цезарь тогда тут кто? — усмехнулся я,

— Я. Цезарь тут я, Дамир Александрович, — раздался позади меня голос Вяземского.

— Я вслух сказал, да? — грустно спросил его.

— А, я думал, что вы меня и спрашиваете. — удивлённо произнёс он.

— Да нет, я вас не слышал. Значит, вы тут главный? — повернулся я к нему.

— Нет, у нас нет главных. В нашем ордене равны все, — произнёс Вяземский, поднимаясь на несколько ступенек и жестом приглашая с собой.

— В Ордене? — невинно поинтересовался я.

— Дамир, не притворяйтесь. Мы оба умные люди. И Юсупов умный и учитывая, что его дочь сейчас спит в вашей спальне в статусе жены. Было бы глупо считать, что он не рассказал вам о нас. Но, что вы хотите от нас, я не понимаю. Набирать сторонников не запрещено. Против Вас мы ещё не действуем. Так что привело сюда, вас?

— А я не за вами. Я сюда по душу ваших гладиаторов, — бросая взгляд на одну из арен, вокруг который люди взорвались радостными криками.

— И что же они сделали? — заинтересованно спросил князь, как и я, посмотрев на арену, сделав пару хлопков.

— Они скрывают людей, которые организовывали беспорядки. Поставляли оружие для этих людей. Давали возможность тренировки и отработки своих навыков им. Теперь я хочу донести, до ваших людей, что не нужно этого больше делать. И проблемы я создам всем и каждому, если они не пойдут мне навстречу.

— Безухов же захватил организаторов? — продолжил движение князь.

— Он поймал заказчиков, а убивали и стреляли бывшие военные. И все они тренируются в ваших клубах, — не отставая от него, я схватил бокал с подноса у девушки официантки.

— Вы думаете, что бывший военный выбирая зал и место для тренировок, выберет зал, где девочки качают попу и там же сфоткает её в социальные сети? Вместо зала, где собираются бывшие сослуживцы.

— В чём-то, вы правы. Я вас услышал. Это всё, что вы хотели передать им?

— Да. Мне нужны те, кто сбежал и предостеречь от дальнейших ошибок ваших гладиаторов. Обычные люди не должны страдать за наши интересы. Хотите воевать со мной. Воюйте со мной, а не с гражданскими.

— Договорились. Я лично прослежу, чтобы те, кто виновны во вчерашнем, были привезены Безухову. А вам пора домой. Вы тут лишний. Всего хорошего, — остановился он и пожав мою руку, удалился.

Глава 31

— Вяземский, а что хотел мальчишка? Зачем он приходил? — проговорил мужчина с интересом разглядывая в окно, Болконского.

— Он приходил, чтобы поговорить с нашими людьми. Теми, кто владеет залами и подпольными боями, чтобы они сдали ему всех тех идиотов, что принимали участие во вчерашнем бунте.

— И что ты ему ответил? Сдашь всех. Ты уверен?

— Сдам ему самых отмороженных, тех, кто нам самим мешает. Ему хорошо и нам приятно, — рассмеялся Вяземский.

— Хороший ход. Одобряю, — подхватил смех, второй собеседник

— Арсен, ты когда объявишь то, что ты жив, сколько будешь её скрываться от всех?

— Ещё месяц или два, возможно, три, но пока точно у меня нет информации. Я не хочу привлекать внимание и мальчишки и Романова к своей жизни. Будут лишние вопросы. Почему скрывался, а кто погиб? Зачем нам это надо?

— А с сыном, что будешь делать? Говорят Болконский и твой сын подписали брачный договор между ним и Еленой. Свадьба должна быть перед балом у императрицы, — поинтересовался Вяземский.

— А ничего не буду делать и Лена войдёт в мою семью, значит, можно не переживать, — пожал плечами мужчина.

— Дурак ты, Багратион. Твой сын пошёл в клан Болконских. А оттуда так просто уже не выйти. Ты официально мёртв и главой клана. Сейчас является твой сын. Даже если ты сейчас объявишь, что ты жив. Главенство тебе не вернут, ты будешь лишь просто старейшиной в своём роде, — произнёс человек, которого зовут Цезарь.

— Это мелочь. Болконский будет мёртв к тому времени. Останутся только жёны. Больше мужчин в его роду нет. Значит, и клан развалится или перейдёт в руки сильных. Безухов и Распутин сразу отпадут. Юсуповы могут, но они не пойдут против меня и уж тем более нашего ордена, — проговорил Багратион, залпом осушая бокал.

— Китайцы дали ответ, кстати, — наливая в свой бокал напиток, произнёс Вяземский.

— Наконец-то! Ну, обрадуй меня, — улыбнулся бывший глава тайного отделения.

— А нечем, — развёл руками глава университета.

— Не понял?! Как нечем. — обескураженно проговорил грузин.

— А вот так. Самолёт найден. Вещи на месте. Телефоны паспорта, всё подгоревшее, но опознано. А тел нет. Даже пилотов нет, — усмехнулся его собеседник.

— А почему так долго они не могли сообщить нам! — прогремел голос Багратиона на весь бывший вагон метро.

— Их человек, только вчера вернутся, в город и смог связаться с Китаем.

— Значит Романов скрывает, что Фудзивара живы. Но вот зачем? — задумался Арсен, откинувшись на стул и смотря в потолок.

— Россия будет выступать на стороне японцев. Других вариантов нет, — проговорил Вяземский и поставил бокал на стол.

А я оставшись один после ухода Вяземского сел на одинокий диван и думал, что делать дальше. Нужные мне разговор не состоится. На это можно не надеяться. Но я получил слово князя, что против простых жителей война вестись не будет. А вот когда этот орден начнёт действовать против меня? Как говорил тот самый Страус:

— Если драка неизбежна, бей первым.

А как их бить? Если я, даже не знаю, кто состоит в ордене. А Романов отказался от прямой помощи мне. Так я и сидел, попивая сок, что принесла мне официантка.

— … Не могли сообщить нам! — раздался крик, рядом со мной.

А я завертел головой. Слишком хорошо знал, кому принадлежит этот голос. И его тут быть не должно. Его вообще не должно быть нигде. Он мёртв. Но как бы я ни смотрел, кроме вагона поезда, идей в мою голову не приходило. Так и не придумав ничего лучше. Я набрал номер одного из людей на улице.

— Начинайте штурм. Стреляйте по ногам. Наведите панику. Цель вагончик метро. Три минуты и уходите, — перегнувшись через ограждение я нашёл своих охранников, они так и остались на лестнице. Махнув им, я отправился обратно за столик и сел ближе к стене. Парни успели и подняться и сесть по бокам от меня.

А спустя мгновения, снизу раздались выстрелы и взрывы.

В бывшем цеху ещё толком не успела начаться паника, когда мои ребята ворвавшись в центральный вход и кинув несколько светошумовых и дымовых гранатах в толпу, открыли огонь по вагончику. Погибнуть никто не погибнет, а травмы плевать, тут должны быть хорошие медики для своих гладиаторов. Окажут помощь и зрителям.

— Вяземский! Какого черта происходит!? — кричал Багратион, спрятавшись за перевёрнутым столом.

— А я откуда знаю?! — кричал в ответ он, задавшись в углу.

— Звони Грише! Пусть своих присылает. Тут недалеко должны стоять несколько экипажей его отдела.

А Вяземский судорожно набирал номер. Стоило на том конце провода ответить, как он стал кричать:

— Гриша! Гриша! На клуб напали! Поднимай своих бойцов! Срочно!

— И вам здравствуйте, господин Вяземский. А Гриша не может вам помочь. Он уже никому не сможет помочь. В его состоянии это знаете, трудно! Ха-ха-ха!

— Безухов? — ошеломлённо произнёс мужчина. и отключил телефон.

— Арсен, Гришу взяли! — грустно крикнул мужчина.

— Кто посмел!? Откуда узнал!? — раздался крик, полный злости.

— Безухов на его телефон ответил.

— Как же не во время то! — продолжал злиться Арсен.

— Так, всё! Надо бежать отсюда. Нас же тут расстреляют или вагон уронят. Мало нам не покажется.

А я потягивал свой яблочный сок. Мои люди действовали хорошо. Двое стреляли поверх голов первого этажа, не давая подняться никому. А остальные просто превращали в решето этот несчастный вагон.

Вяземский и Багратион всё же выбежали из вагона. До меня они не добежали трёх метров, но Багратион бросив взгляд на моих парней, оценивая их опасность, наткнулся и на мой весёлый взгляд. Отсалютовав ему стаканом, я ещё больше ухмыльнулся и продолжил сидеть на своём месте. А они сбежали. Вскоре и мои ребята закончили обстрел и ушли. Оставив это весёлое место в не самом презентабельном виде. С учётом, что тут скоро будет полиция. Это место закроется на очень долгое время. А нам пора домой.

Утром меня ждал сюрприз. И к сожалению недобрый.

— Болконский, вот скажите мне, вы идиот? — орал на всю гостиную Романов.

— Иногда, — зевая и клевая головой, произнёс я

— Что вы сказали?!

— Вам от меня что нужно-то? Приехали с самого утра, орёте, обвиняете в чём то. Что за проблемы-то у вас? — произнёс я, закрыв глаза.

— Болконский! Не смей спать!

— Да не сплю я, не сплю. — прикрыв рукой рот, пробормотал я.

— Вы, испортили и разрушили несколько лет оперативной работы! Вы своим поступком, нарушили наши планы!

— Не понял. Вы о чём? — подобрался я.

— Об этом вашем ордене! Я несколько лет изучаю их действия! А тут появляетесь вы и все ломаете!

— Серьёзно? Это я виноват? То есть когда я вам звонил и просил помощи с этим орденом, а вы меня вежливо отправили по известному адресу. Вы не причём? Это злобный Болконский, решил испортить императору игру, — опешил я от такой постановки вопроса.

— Да! — злобный взгляд императора был мне наградой.

— Да ну вас, — отмахнулся я от него.

— Что вы вообще делали в том месте? — успокоившись спросил император.

— Убийц хотел найти. — усмехнулся я.

— Каких? — удивился Романов.

— Которые стреляли на улицах в жителей. В вашу дочь.

— Не понял, а орден тут, причём тогда? — поднял брови император.

— Так ни при чём. Я ехал туда, чтобы поговорить с людьми, которые прикрывают бунтовщиков вчерашних. На парковке перед заводом стояла машина Вяземского. Я и позвонил вам. Уточнить, могу я заниматься его разработкой. А вы меня отфутболили. А уже в самом посещение Вяземский и просветил меня насчёт ордена. Что эти заведения подпольные под эгидой ордена работают и мне отдадут стрелков. Если вкратце.

— А полицейский участок зачем захватили!? В городе истерия началась! Полиция убивает полицию!

— А это не ко мне. Эта операция сугубо инициатива Безухова. Он там главный, он наверно знает, что делает. Всё, что я знаю, что пока я думал, что делать с орденом. Приехала полицейская машина из того отдела, что Безухов штурмовал. Я ему позвонил и попросил найти, к какому району машина приписана и что они там делали. А он по итогу боевую операцию развернул, — развёл я руками.

— Интересно. — задумался Романов.

А я, поднявшись с дивана, дошёл до стола и налил себе стакан воды.

— Что ещё вы узнали об ордене? — постукивал по столу пальцами Николай.

— Что Вяземский там Цезарь. Что Багратион жив. Больше ничего.

— Цезарь значит. Вот ты кто… Прекрасно! Так! Стоп! Багратион жив?! — вскинулся император, до этого мечтательно смотря на потолок.

— Жив, попался мне, убегающим, когда мои ребята вели обстрел по цеху.

— Значит, это твои ребята стреляли! А говорил, что нет! — рассмеялся он.

Глава 32

— Вам показалось, — сухо произнёс, на его реплику.

— Да без разницы., — махнув рукой он пересел на диван.

— Так в чём у вас интерес к ордену? А как, кстати, называется орден? — налив ещё один стакан воды, я учился на кресло.

— Пермский тайный орден, — ответил император.

— Ну понятно, а название то какое? — нетерпеливо произнёс я. Скрестив пальцы.

— Так и называется. Основан в тысяча восемьсот шестидесятом.

— Эм…, — не нашёлся я с ответом.

— Ну вот так, — развёл он руками и продолжил, — раньше они выпускали газетёнки, проводили встречи. Пытались агитировать учащихся в университетах. А теперь, как видишь, перешли к более серьёзным способам.

— Вроде не перешли? Иначе бы вы уже арестовали их, — глотнув стакан воды и подперев голову, взглянул на него императора.

— В России нет. Но они заручились поддержкой Маньчжурии. В Китае сейчас очень шаткое положение у императора. И с каждым днём Маньчжурия, продавливает китайские власти. И пока это касается политики, Китай сам по себе. Но, есть подозрения, что скоро там вспыхнет Гражданская война. И мы как союзники, направим в Китай наши войска. А у нас в стране набирает силу союзники Маньчжурии.

— Думаете, они начнут войну в России, если вы отправите войска на помощь официальному Китаю?

— Именно так, — кивнул мне Николай.

— Постойте, но ведь Маньчжуры, убили Фудзивара? — вспомнил я.

— Да, ты прав. Они попытались убить Фудзивара. Ракета, что была выпущена по его самолёту, была выпущена из Китая. Но в России, люди, поддерживающие орден, допустили это. Не сбили, не сообщили.

И пока я думал над этими словами. К нам зашла Анжелика и пригласила к столу. Жареные яйца и хлеб. Самое любимое блюдо с утра у девушки. И теперь мы с удивлением наблюдали, как император с удовольствием очищает тарелку со своей порцией. Запивая чашкой кофе с молоком.

— Добавки? — с сомнением уточнила у него моя жена.

— Если можно, — кивнул Романов.

Бросив на меня тяжёлый, недовольный взгляд, Анжелика пошла готовить. Вновь я виноват. Будто это моя идея, предложить добавки.

— Когда ждать начало войны? — задал я, вопрос.

— Официально не раньше лета. А если быть точнее, то мне кажется в день бала императрицы.

— Почему так думаете? — удивился я такой смелой оценке.

— Ты ведь умный парень. Дай сам себе ответ на этот вопрос, — усмехнулся он.

А я стал думать, зачем начинать войну в этот день.

— Аристократы. Весь Высший свет страны будет в этот день в кремле. И та взрывчатка, что была украдена, — осенило меня.

— Умеешь ведь, когда хочешь. Жаль хочешь, не всегда. — грустно произнёс Николай.

Вошедшая Анжела, поставить перед государем новую порцию. Сев на стул спросила его:

— Я ведь правильно услышала, Фудзивара живы?

— Да, девочка. Они живы. Сейчас в кремле, — не отрываясь от тарелки, покивал государь.

— А нам, значит, сообщать не нужно? — с обидой уточнила девушка.

— Тебе ли жаловаться Юсупова? У тебя муж рядом. И делить не с кем не нужно. Чем плохо? — с хитринкой обратится к ней Романов.

— Да нет, неплохо… Просто… Ну… — залилась девушка краской.

— Просто тебе скучно? — уточнил он.

— Да, скучно, — бросив смущённый взгляд на меня, прошептала девушка.

— Может, тогда ты пригласишь мою Настю? Я думаю вы найдёте о ком поговорить и выплеснуть накопившиеся эмоции.

— Я была бы рада, увидеть её. — подняла она на него глаза, полными надежды.

— Хе-хе-хе, — рассмеялся Николай. — сейчас всё организуем девочка, — достав телефон он, найдя телефон, приложил его к уху. Подождав несколько гудков, он сбросил вызов и положил телефон рядом с собой. А через минуту, телефон запиликал вызовом.

— Доброе утро, доченька. Слушай, я сейчас дам трубочку одной знакомой тебе девочке. Выслушай её предложение, пожалуйста. — и передал телефон, опешившей Анжеле.

А моя жена, схватив телефон просто сбежала из столовой.

— Они поладят, — улыбнулся Романов.

А я бросив на него скептический взгляд произнёс:

— А меня вам не жалко? Ваша дочь меня ненавидит.

— Думаешь, ненавидит? — улыбнулся он.

— Уверен, — энергично закивал головой.

В молчании и мы закончили завтрак и, взяв чашки с кофе, вышли в гостиную. А за нами вошла Анжела и передав телефон императору, произнесла.

— Настя, будет к обеду.

— Ну вот и отлично. Рад, что вы договорились.

А я лишь тяжело вздохнул.

— Дамир, надо заказать обед из ресторана. У меня совершенно не будет времени готовить, — села девушка рядом.

— Зачем? Я бы мясо пожарил, салат порезать к нему и хватит, — задумался я.

— Дамир! Я сказала ресторан! Значит, ресторан!

— Хорошо, как скажешь! Тогда ты и делай заказа. Но мне без рыбы! — сдался я, подняв руки.

— Нет, Дамир. Будет рыба, в кляре. И не смотри на меня так. Рыба полезна. И не смей никуда уезжать, понял меня? — задрав нос, произнесла жена и строго посмотрела на меня.

— Ха-ха-ха, ой не могу. Молодец Юсупова. Его нужно держать в ежовых рукавицах, — рассмеялся император в своём кресле.

А я лишь бросил на него полной обиды взгляд. Мужская солидарность, видать, не про него.

Разговор с императором затянулся ещё на час. Мы обсудили подготовку армии моего княжества и её снабжение для предстоящей войны. Ещё он посоветовал не лезть сильно в дела Пермского ордена. Если они не затронут меня лично.

Проводив императора, я набрал номер Нади, но телефон абонента был недоступен. Спросив у Анжелы, когда она с ней разговаривала последний раз. Но оказалось, что я и был, кто последний с ней говорил. Ну ладно, может, спит, а может ещё, куда умотала. Кто её знает, чем она там днями занимается, решил я и отправился на домашний полигон.

Со своей силой я так и не мог совладать. Вспоминая, как дрался дядя, я не понимал, что нужно делать мне. Методичка Фудзивары и тогда была трудна для понимания, а после взрыва дома и вовсе утеряна. Духовная сила или духовка, как принято её тут называть, мне не давалась. Кроме элементарных техник. Таких, как огонёк или маленький смерч, капли воды. Я не мог ничего сделать. А со своей же силой, я отметил одну особенность. Неважно чем я наношу удар. Будь это рука или нога, да и удар головой, даст один результат. Но в зависимости от приложенной мной силы различаются последствия. Лёгкая пощёчина или пинок оставляет лишь ожоги. А вот сильные удары, начинают плавить любую поверхность, куда пришёлся удар. Но, что интересно, когда я решил измерить температуру моего пламени. Пирометр показывал тридцать шесть и шесть по Цельсию у меня. И температуру окружающей среды у объекта на котором, я проводил эксперимент. Мы съездили в один из ресторанов, где в подвале был оборудован холодильник. Где я избивал тушку свиньи. Где при минусовой температуре, тушка всё равно по итогу превратилась в сгоревшее нечто.

И теперь я стоял и пытался зажечь не маленький огонёк как у обычной зажигалки, а что-то более объёмное на своей ладони. Но раз за разом итог был один. А я всё больше и сильней, начинал раздражаться от своей беспомощности.

— Да, бесит! Блин! — проорал я, сжимая кулак, но стоило мне резко разжать его, как с руки слетел столб настоящего пламени, который будто обволакивал моё зелёное, а стол перед которым я тренировался, попросту превратился в пыль.

— Не понял. Это, что сейчас было?! — задал я риторический вопрос в пустоту.

Повторив свои манипуляции с ладонью, я добился нулевого результата. Плюнув на это, я учился на деревянную скамейку и задумался. Что могло послужить этому эффекту. А чтобы не сидеть впустую, я создал воздушную технику и смотрел, как маленький ураган весело летает по моей руке. Просидев минут двадцать, меня осенило. И резко встав со скамейки, я решил сразу же воплотить свою идею.

— Знаете, князь когда в следующий раз, вы решите перестроить что-то в поместье, позовите строителей. Не нужно сжигать всё вокруг самому, — подошёл ко мне, чёрный от сажи и дыма, начальник охраны сегодняшней смены.

Час, целый час я и гвардейцы с вёдрами воды, а позже уже и пожарные с пожарными рукавами, гонялись за огненным смерчем, что я вызвал. Из потерь это был полностью новый полигон, с манекенами и маленьким стрельбищем, мини-арена и флигель со спортивным и боевым инвентарём. Несколько новеньких фонтанов и часть забора.

— Угу, согласен, — грустно окинув свою одежду, что теперь превратилась в лохмотья.

— Дамир Александрович, гостья приехала, — подошёл ко мне гвардеец.

— Эх, жизнь моя жестянка…, — пробормотал я и направился в усадьбу.

Глава 33

Но пройти я смог лишь несколько шагов, когда моё сердце пронзила острая боль. И я повалился на асфальтированную дорожку.

— Дамир, борись… пожалуйста, — услышал я знакомый голос, но кому он принадлежал, я так и не смог вспомнить. Моё сознание провалилось в пустоту.

— Доктор, когда он очнётся? Вы ведь говорили, что это нестрашная рана?! — вновь девичий голос раздался рядом.

— Я говорил, что это не самая страшная рана, какая могла быть. Это не одно и то же девушка, — новый голос.

— Но он же поправится? — голос, полный надежды.

— Всё зависит от парня. Если сильный, то сможет.

— Дамир сильный, он самый сильный у меня.

— Тогда верь и молись.

А я вновь провалился в темноту.

— Майор, это уже не смешно, мы столько прошли вместе и ты решил, померь в больнице?! — мужской голос… Я его знал! Но не помню.

— Андрей! Отойди от него… Совсем, что ли? — ещё голос… Кто все эти люди?

— Это я ведь виноват… Бросился в драку как малолетка.

— Ты не виноват. Это была случайность…

И вновь моё сознание отключилось

Я очнулся. Лёжа в медицинской палате. Осмотревшись, я хотел поднять руки. Но если правая поднялась спокойно, то левая поднималась с трудом. Бросив на неё взгляд, я увидел, что там стоит капельница. А ещё сильно чесалась грудь. Но попытавшись её почитать, я наткнулся на забинтованное тело. А в это мгновение в палату вошла медсестра.

— Вы очнулись?! Как же замечательно! Сейчас! Я позову доктора! — протараторила девушка и выбежала из палаты.

А через минуту вошёл доктор.

— Дамир Александрович, как вы? Жалобы? Беспокоит, может, что-нибудь?

— Да нет, всё хорошо. — ответил я, прислушиваясь к своим ощущениям.

— Ну вот и хорошо, ваши гости и покинули вас пару часов назад. Скоро должны вернуться. Они тут уже вторую неделю по очереди сидят. Дежурят, — улыбнулся доктор.

— А Распутин или Безухов далеко? — проговорил я, ощущая масштаб проблемы. Две недели я провалялся в больнице…

— Кто простите? Может, были, может и нет, я простите, не в курсе фамилий ваших друзей.

— Я понял вас. Спасибо, — не стал я давить на доктора. Но не знать Безухова, который уже несколько недель с экранов телевизора не сходит.

— Я вас сейчас оставлю. Зайду через пару часов, перед отбоем.

А я лишь кивнул и погрузился в свои мысли. Две недели это, конечно, не катастрофа. Но там идёт процесс вливания Перми. И чем это кончилось без меня. Страшно подумать. Но есть один плюс. День с Романовой я успешно прогулял. И улыбнувшись этой мысли, я прикрыл глаза. Но в это время дверь палаты открылась и в неё вломились, а по-другому и не скажешь. Настя… Моя Настя. И моя боевая тройка… с отцом! Живым отцом…

— Дамир!

— Майор!

— Командир!

— Сын!

Прокричали они хором. И ринулись ко мне.

Нет! Этого не может быть… Я же умер. Я жил в другом мире!

Мы проговорили с ними пару часов. Они рассказали, что Андрей успел сообразить, что произошло нечто плохое и оказала мне помощь да и скорая помощь, примчалась быстро. Тех идиотов поймали уже на следующее утро. Александр Львович, командир нашего батальона, надев парадную форму со всеми медалями и орденами явился к руководителю полиции свердловской области и очень популярно объяснил, что нужно приложить максимум усилий для поисков этих отморозков. Иначе за это возьмётся армия.

В больнице я пролежал ещё три дня. И каждый раз, засыпая. Я надеялся, что это лишь сон и я вернусь в Российскую империю. Но раз за разом я просыпался в больнице, а рядом, в кресле лежала Настя.

И её мне было жаль. К ней не осталась ничего. Просто пустота. Но сказать я не мог. Видя её счастливые глаза, я не знал, что делать.

Забирал меня из больницы Андрей.

— Андрюх, дело есть. Мне нужно к Александру Львовичу.

— Зачем это, командир? — удивился парень, выруливая со стоянки.

— Хочу вернуться обратно. Мне нужна командировка на длительный срок.

— Настя? — всего лишь спросил мой товарищ.

— Да, я не могу больше так. К ней не осталось ничего.

— Хорошо. Едем к Львовичу. Нотаций читать не буду. Мальчик, ты большой. Сам понимаешь.

— Дамир, вернуть тебя не проблема. Даже контракт для тебя одиночки найти не проблема. Проблема, твоё здоровье. Ты уверен, что сможешь выдержать?

— Так точно! Уверен! — не задумываясь ответил ему.

— Джеймс Бонд, етить тебя. — покачал он головой.

— Два нуля семь, сдал физический экзамен.

— И я сдам.

— Завтра, в восемь ноль-ноль.

Ночевал я у отца. Предупредив Настю, чтобы не ждала. Утром я уже стоял на полосе препятствий.

Полоса препятствий была с элементами психологического воздействия.

Первым препятствием был спуск с горы по Австрийскому методу. То есть лицом вниз, верёвка закреплена сзади, а скорость спуска регулируется одной рукой. Вторая рука держит оружие. Общая высота горы была десять метров. Далее мне предстояло переправиться через ручей по двум горным верёвкам, натянутым между деревьями одна над другой. Перебравшись. По ним, я должен был преодолеть двадцать метров по камням, торчащим из воды. При выполнении этого этапа, мне будут бросать зажжённый взрывпакет. Задача была проста, увидев взрывпакет, не замедлить, а ускорить бег и оставить взрыв за спиной. Дальше мне нужно было спрыгнуть в окоп, кинуть «гранату» в блиндаж, находящийся в пятнадцати метрах, после чего подняться по скользкому склону длиной около пяти метров и высотой двух метров. Чтобы склон был всегда скользким, его поливали водой. Сразу за склоном следовал участок колючей проволоки, натянутой над землёй на высоте сорока сантиметров и длиной двенадцать метров. Вовремя передвижения под проволокой над моей головой будут стрелять холостыми патронами. Далее предстояло преодолеть «очаг пожара», который создавался поджогом автопокрышек и бензина, а также задымлением дымовыми шашками. При преодолении этого участка обычно подрывали взрывпакет. После «пожара» путь преграждал участок колючей проволоки, длиной пять метров, который преодолевали на спине. В пятидесяти метрах от «колючки» находился участок насыпи с железнодорожным полотном, который необходимо было заминировать макетом тротиловой шашки либо взрывпакетом. От железки мне предстоит двигаться сквозь заросли кустарника к оврагу, через который был натянут провисающий канат на высоте трёх метров и длиной десять метров. Приблизительно на середине пути, в ручье детонирует взрывпакет, поднимая столб брызг, а из кустов на противоположном берегу раздаться автоматная очередь. Достигнув конца и спустившись, я должен перебежать условный ручей по не закреплённому сырому бревну. И совершив рывок на двести метров по дороге, я попадал на конечную точку. А там мне предстояло организовать наблюдательный пункт. С наблюдательного пункта необходимо было обнаружить несколько целей, нанести их на карту и определить их координаты, после чего связаться с командиром и передать ему полученные разведданные. Зачётным временем прохождения без учёта координат, было пять минут сорок секунд. В своей лучшей форме я пробегал эту полосу за четыре минуты пятьдесят две секунды.

— Внимание! Марш! — раздался голос Андрея, который, дав старт, запустил секундомер.

— Шесть ноль три, Дамир. Шесть ноль три, — грустно поведал мне командир батальона.

А я лишь вздохнул. Сорвался на бревне и упав в воду, потерял кучу времени.

— Футболку снимай. — приказал он.

А я вздохнул еле больше. Там кровоточит. Не сильно, но достаточно, чтобы бинты стали красными.

Посмотрев на мои бинты и в мои глаза. Он лишь тяжело вздохнул и развернувшись пошёл от нас. Но пройдя три метра, он развернулся.

— Вылет из Кольцово, через шесть часов. Частный рейс в Стамбул, на стойке регистрации покажите паспорта. Вы будете четверо пассажиров. Командировка семь месяцев. Цель-террорист из Сирии. Охрану осуществляет бойцы Blackwater. Задача — ликвидировать. Без потерь гражданских. Снаряжение получите в посольстве. Удачи Первый Эшелон.

Глава 34

Вот уже два месяца, как мы находимся в Стамбуле. И за это время, мы просто были обычными туристами. Ходили на экскурсии, футбольные матчи. Изучали ассортимент огромного рынка. Но ни, словом, ни делом, не показывали, что нам интересно российское посольство. Несколько рад мы были в районе, где по данным военной разведки и, находилась наша цель. Это был обычный двухэтажный дом за высоким забором и одни въездом. Где постоянно находились двое охранников.

Купив квадрокоптер с хорошей камерой, мы запустили его в полёт. Отмечая все позиции охраны и машин на листке бумаги. Так мы и провели три дня, в разное время по очереди, летая над объектом. А спустя четыре дня, мы сидели и прикидывали, как нам произвести ликвидацию цели. Без потерь и гражданских и охраны. В доме постоянно находилось трое гражданских и десяток бойцов из частной армии. Нужный нам объект ни разу не выходил из дома.

— Войти через ворота вообще без вариантов. Слишком много людей на улице. Привлечём внимание, — вздохнув, высказал Андрей общую точку зрения.

— Дорожная авария, — прикидывая все варианты, сказал я.

— Думаешь? — усомнился Серёга.

— Да. Других вариантов нет. Делаем аварию, привлекаем внимание охраны. Двое заходят в дом. А дальше по ситуации.

— А выйти? — уточнил Андрей.

— Будем держать охрану до конца. Будет нужно, драку устроим.

— Полиция этого не оценит.

— Плевать. Отсидим за хулиганство. Запретят нам посещение страны. Ты расстроишься разве? — удивился я.

— Мы можем оказаться в базе данных.

— А,может, и нет. Будем решать по мере поступления. Окажемся, заставим компьютерный отдел работать. Пусть убирают. Всё равно пару месяцев, нам нельзя будет брать, другие задания.

Андрей и Серёга отправились угонять машины. А я в посольство, нужно было получить экипировку. Само ДТП мы решили устроить вечером. Макс и Серёга будут за рулём, а я с Андреем войдём в дом.

И сейчас, сидя в арендованной машине и натянув налицо Балаклаву, я думал о своей жизни. Правда ли я оказался князем и жил в другом мире или это моя фантазия баловалась, пока я лежал в больнице. И найти ответа я не мог. Но так или иначе, я очень скучал и по Анжеле и Наде. С Шиной было сложнее. Она хорошая девочка. Но, кроме симпатии пока так и не пробудила во сне каких-либо чувств. Но влюбится в вымышленных девушек… Это попахивает болезнью. Может к психологу сходить, размышлял я, наблюдая за улицей. А вот и ребята. Две обычные машины. Одна из которых не смешно двигалась, с одной стороны, и одна, которая влетела на эту улицу, нарушая все мыслимые, правила дорожного движения. Удар и скрежет металла, и одна из машин влетела в забор нужного нам дома. Сразу же из ворот выбежало двое охранников и один из бойцов частной армии. Пора. Запустив двигатель и подъехав к месту ДТП, я выбежал из машины. Андрей бежал следом. Он стоял в тени одного из домов. А у разбитых машин собиралась толпа людей, слышались крики и плач женщин. Вбежав на территорию дома, мы сразу же упали в кусты, что были в двух метрах от входа и принялись ждать. То-то должен прийти. Узнать подробности о происшествии. Так и произошло. Из дома выбежали ещё двое бойцов. И пробежав мимо нас, скрылись за воротами. А мы продолжили наш путь. По кустам и за деревьями мы преодолели расстояние до дома. Посмотрев через зеркала в окна, мы увидели ещё двоих армейцев к коридоре. Значит, осталось двое. Согнувшись, мы пробежали под окнами и зайдя за дом, начали подниматься по стене навеса. Она была деревянной и выполнена ромбами. Оказавшись на крыше, мы подползли к окнам и не обнаружив никого проникли в спальню. В ней спал немолодой мужчина и молодая девушка. Андрей встав к двери, приложил к ней ухо. И подняв раскрытую ладонь, застыл. А я вытащив свой пистолет и закрутив глушитель, обвёл спальню взглядом. Мне нужна была ещё одна подушка. Но её не было. Плохо, нас могут услышать. А вот и условный знак, значит, рядом никого нет. Прицелившись мужику в лоб, я сделал три выстрела. И одну пулю отправил в сердце. Он не дёрнулся. А девушка так и продолжала спать. Проделав обратный путь, мы с тоской смотрели на открытые ворота, где стоял полицейский фургона рядом с ним стояли шесть полицейских и трое бойцов из частной армии. И каждая минута промедления заставляла нервничать. Ведь охрана может пойти разбудить хозяина этого дома. А это нас точно не нужно. Но и прорываться с боем, с территории дома, это величайшая глупость.

Прикинув, где стоит машина, я задумался, если смогу застать их врасплох, то у меня будет время добежать до машины, она открыта и с ключами в замке. Тогда я смогу уехать и увести за собой большую часть и сотрудников и внимания от этого места.

Наклонившись к Андрею, произнёс:

— Через минуту я побегу. Буду прорываться и отвлекать внимание. Беги сразу, как сможешь. Встретимся на квартире.

— Ты с ума сошёл? Это же ерунда будет.

— Других вариантов нет. Всё, не спорь. Это приказ.

А Андрей лишь кивнул. Собравшись с мыслями и выдохнув, я побежал…

Всё начиналось очень хорошо, влетев в одного из охранников и толкнув его в сторону группы полиции я смог вырваться за ворота. Добежав до машины, я слышал позади крики полицейских и охраны. Но стоило мне открыть дверь, как передо мной появился один из бойцов частной армии с автоматом, прижатым к плечу. Раздались выстрелы, а в меня влетели пули.

Тьма…

— Знаешь внучек, не думал, что увижу тебя вновь тут, — раздался в ней голос деда.

— Я тоже. — усмехнувшись я, продолжил лежать.

— Пойдём, прогуляемся. Нечего тут лежать, — И взяв мою руку, он потянул меня куда-то.

— Вот и твои похороны. — проговорил дед вставая возле гроба и не отрывал взгляд от находившегося меня в нём.

А я молча смотрел на происходящее, я уже видел их. Они мне приснились не так уж и давно.

Дождавшись конца церемонии, где остались возле могилы лишь мои ребята.

Я подошёл к деду.

— Я думаю наступило время рассказать мне больше, чем при первой встрече.

— А что рассказывать?

— Ты говорил, что я умер в этом мире. В тот день, когда меня ударили ножом.

— Я так считал, всё говорило, что ты умрёшь, но этот Андрей, спас тебя.

— Но почему я тогда оказался в другом месте? Чужой жизни. Если вот моя жизнь. Умер я в Турции, на задании. А не у бара.

— Считай, что твоё сознание разделилось в тот день на две части. Часть осталось в этом мире и прожила до сегодняшнего дня. Часть ушла, куда мы и хотели.

— А в том мире? Что произошло?

— Ты открыл свою силу, силу которой ты не научился пользоваться. Она была катализатором и способствовала инфаркту. Ты слишком торопился.

— Торопился, значит? Забавно. А где реальность-то? Где сон.

— Для тебя, что лежит, в гробу вся твоя жизнь в роду Болконских была сном. Для тебя Князя Болконского эта жизнь стала сном. Умерев тут окончательно, часть тебя вернулась к тебе окончательно. Плюс сила, что ты высвободил. И вот итог.

— Сложно, дед! Давай попроще, — без эмоционально произнёс я.

— А проще не будет. Это и реальность, и сон.

— А есть ещё миры где есть я?

— Конечно, есть, в прошлом, настоящем и будущем. Хотя нет. В будущем тебя уже нет в живых, был твой сын, Олег. Но он уже тоже умер.

— Грустно, — поник я.

— Ты забудешь это. И никогда не вспомнишь. А спустя время, ты также будешь следить за своим сыном, как я слежу за тобой.

— А это обязательно? Ну забыть о смерти сына.

— Конечно. Поверь, эти знания не приведут к хорошему.

— А что дальше? — поднял я на него глаза.

— А что дальше? Ты сейчас вернёшься в княжество Болконских. Теперь, получив потерянную часть себя. Твоя сила будет расти быстрее и ты, станешь сильнее. Там тебя ждут. А кто-то очень жаждет поговорить с тобой. И поверь расскажи ему правду. Как бы глупо это ни звучало. Прощай, Дамир. Сделай так, чтобы больше сюда не попадать. Мои силы не безграничны.

Открыв глаза, я наткнулся на взгляд Акено Фудзивара.

— Кто ты, Дамир? Кто ты на самом деле?

— Эм, человек?

— Смешно, но шутка плохая. Ещё раз, кто ты?

— Дамир Болконский, — пожал я плечами.

— А на самом деле? — придвинулся Акено.

— Дамир Болконский, — глупо улыбнулся ему.

— Вот как…, — задумался он.

— А в чём проблема-то? — поинтересовался я.

— В том, что ты не наш. Ты чужой для этого мира.

— Почему вы так решили?

— Мальчик, тысячи лет истории и божественное происхождение, даёт свои преимущества. — гордо заявил японец.

— Да? И в чём же, — в сомнении произнёс я.

— Цикуёми, богиня луны и покровительница моего рода. Сказала, что ты пришлый, что ты несёшь в этот мир большие изменения. Что ты, потомок Идзанами. Богини смерти.

— Вот так пришла и сказала? — скептически поднял бровь. Знавал я людей, к которым голоса приходили и говорили всякое.

— В храме! Глупый мальчишка! Мы говорили с ней! — разозлился японец.

— Хорошо, хорошо. Как скажете. И что дальше? Ну потомок я Инзанами, что это меняет?

— Идзанами! — прошипел он.

— Как скажете. Извините.

— Это меняет всё. Ты должен своей богине полторы тысячи смертей.

— Ха-а-а? Это в честь чего такие расценки?

— Это не расценки. Это слова Идзанами! Каждый день полторы тысячи мёртвых она должна получать.

— Каждый день? Серьёзно?

— Именно. А потомки Идзанаги, дают этому миру тысяч пятьсот новых душ. Это равновесие, мальчишка! Но теперь появляешься ты. И лично должен ей эти души. Сколько уже смертей, на твоей совести?

А я задумался… Я ведь даже не знаю, сколько человек, я убил лично.

— А в этом мире? Или в моём тоже считается? — поинтересовался я.

— Во всех! — прокричал Акено.

— Тогда не знаю. Много, очень много. А по пальцам, я не могу ответить.

— Значит так, постарайся никого не убивать. А про мою дочь, забудь. Мы разорвём свадьбу. По-тихому. Все наши обязательства по карьерам и союзнические останутся.

— А зачем так резко-то? — опешил я.

— А тебе разве Шина, не сказала? Вы должны были получить благословений в храме нашей Цикуёми. Без этого, брак в Японии недействителен. А в связи с открывшимся обстоятельствам, сам понимаешь… Она вас не благословит.

— А Надя?

— А, что Надя? Она у тебя в поместье уже давно. — пожал он плечами, но увидев сознание на моём лице, добавил:

— Прости, я забыл. Ты тут уже два месяца Дамир. Сегодня второе Апреля.

— Что будет, если богиня смерти получит свои души? — задал я главный вопрос.

— Она приедет в этот мир. И мало не покажется всем. Прямых потомков её мужа нет. Пока нет. И дать полторы тысячи новорождённых, за один день не сможет никто.

— Потрясающе… То есть убивать можно бесконечно долго, а родить нужно сразу?

— Ну да. Глупо, но такой у них договор. Так гласят наши мифы. А как на самом деле? Кто знает…Боги об этом не скажут.

— Но я же не японец, — проговорил я.

— Конечно, не японец. Что ты знаешь о Чингисхане?

— Что он захватил полмира. Создал крупнейшее государство. Что есть теории, что каждый в Азиатских странах, это его потомок.

— Верно. Чингисхан, лично не пытался завоевать Японию, но его внуки дважды пытались это сделать. И вполне возможно, что несмотря на поражение, тысячи японцев были захвачены в плен. Вот и думай, могли десять веков назад, твои предки познакомиться в монгольской империи и сбежать в княжество Российское?

— В теории могли, в теории не могли. — пожал я плечами.

— Суть ты понял, остальное лишь догадки. Вы не привыкли хранить и создавать архивы вашего рода, в отличие от моей страны. Поэтому ты и не знаешь. Всё, отдыхай. Мне нужно уехать, пока меня не увидели в твоей палате. Удачи.

Оставшись один, я задумался. Японские боги… Сны, которые реальность и реальность, которая сон. Но больше всего обидно, за два месяца впустую. И ведь не только дел рода, но и княжество и этот конфликт с орденом. Подняв руку, я создал ураган. Он вырос. И он стал меня слушаться. Теперь я мог контролировать его движение взглядом. Тогда я попробовал водную технику… И чертыхаясь вылез из кровати, которая теперь стала полностью сырая.

А через пару часов зашёл доктор и проведя осмотр, отпустил меня домой. Ну а я и не был против. Не найдя среди своих вещей телефон, я сел в такси, что стояли у больницы. А район, где располагался мой квартал, очень преобразился. Он всё ещё напоминал большую стройку, но дома, которые планировались как таунхаусы. Уже в большинстве своём были заселены. Магазины одноэтажные и двухэтажные, попадались очень часто. Виднелись и рестораны, и закусочные рода. И везде ходили люди. С детьми, молодые и старые. Район развивался. Доехав до границы своего квартала, я попросил заплатить меня охранников и не сообщать в усадьбу, о моём прибытии. Сам же отправился пешком домой. Хотел посмотреть, что изменилось. И Безухов, и Распутины, да и Багратионы уже полностью отстроили своё жильё. А вот у Юсупова стройка не кончалась. Что странно. Виднелся уже и парк готовый. Появились ряды таунхаусов. Хотя я вроде не просил их. Или просил? Но не став ломать голову, я попросту свернул к ним. Через заборы виднелись детские площадки у многих подъездов, во дворах играли и сами дети с мамами. Навстречу мне попался молодой, незнакомый парень с ребёнком, который, посмотрев на меня, поклонился. А пройдя ещё пару таких домов, я убедился, что тут живут гвардейцы, а также слуги моего клана. Ну вот и славно. Нужно, будет узнать. За какие заслуги люди получают тут жильё.

Дойдя до своего поместья, я встретился с широко открытыми глазами охраны. Не ждали. Значит, на границе района ребята, молодцы. Сделав наказ, чтобы о моём прибытие ни узнали в доме, я отправился туда. Открыв дверь, я погрузился в шум и гам. На весь дом играла какая-то сумасшедшая клубная музыка, а мимо меня пронеслась Анжела, в чёрном белье. Которая даже не обратила на меня внимание.

— Интересно, девки бегают, — лишь хмыкнул я. Провожая её взглядом.

А сам направился на кухню. Может покушать есть. В больнице так и не покормили.

Заглянув в холодильник, я ничего не нашёл. Вскипятив чайник, сделав себе кофе и соорудив бутерброд из колбасы с сыром, отправился в гостиную. А там меня ждал интересный сюрприз. Анжела в чёрном белье, которая держала в руках штук семь вешалок с разноцветным бельём. Надя, которая сидела на кресле в красном белье и с уже хорошо заметным животиком, в центре комнаты, напротив огромного зеркала на колёсиках из моей спальни, в синем кружевном стояла Настя. Шина же сидела в зелёном на диване, сложив ноги друг на друга. Которая увидев меня в отражении, завизжала и подобрав с пола тапочки, стала швыряться в меня. И весьма успешно. Пока я стоял и пытался осмыслить увиденное, её тапок прилетел ровно в мой стакан и опрокинул содержимое на меня. Зашипев от боли, я уронил и стакан, и бутерброд. И вышел в коридор. А из комнаты раздались крики.

— Дами-и-и-ир! — кричала Надя.

— Милый! — визжала Анжела.

— Иди вон, дурак! — орала Настя.

— Ха-ха, — смеялась во весь голос Шина.

Поднявшись в свою комнату и закрыл замок, я переодевшись. Стал думать, где взять покушать и что делать дальше. Ходить по дому, пока тут ходит полуголая сумасшедшая, желания никакого не было. Открыв окно и прикинув высоту. Я оставил идею с прыжком вниз. Пришлось идти, крутить простыни. Хорошо, что внизу никто не живёт. Там была одна из гостевых комнат. Закрепив один край простыни к ножке кровати, я вылез в окно и успешно спустившись до земли, направился в гараж. Там ждал меня мой Скайлайн. Полностью восстановленный и покрашенный в серый металлик, с синими вставками. Выехав из гаража и просто кивнув охране, которая открыла ворота я нажал на газ. Трехсот сильный движок, резво понес меня по улицам. А я просто наслаждался и звуком мотора и машиной. А выехав за границы квартала я понесся к кольцевой дороге. Меня ждал чудесный вечер. Я машина и хорошая музыка.

Глава 35

Выехав на кольцевую дорогу, я прибавив газу и перестроившись в левый ряд, понёсся по трассе. Есть хотелось просто неимоверно. В родовые рестораны я не хотел. Там и девчонки найдут, если вообще сообразят, что я не дома. Но мне кажется, что через пару часов, они узнают у охраны, что меня нет. Окинув свои джинсы и кофту, одетую поверх футболки придирчивым взглядом. Я плюнул и, доехав до перекрёстка, направился в сторону администрации княжества. Там должна быть столовая. Где-то ведь сотрудники обедают. Да и поработать не помешает. Всяко лучше, чем дома находится.

Доехав до белоснежной высотки, на берегу Исети я завернул на парковку для сотрудников администрации. Для каждого человека кто работает тут, неважно, на какой должности, отведено своё место, отмеченное табличкой. Начальство поближе к зданию, а простые работники, секретари подальше. Но доехав до своего парковочного места, обнаружил на нём ярко-красный кабриолет с тряпичной крышей. Покрутившись на стоянке еле пару минут и не найдя свободное место, я подъехал к лестнице у центрального входа и вышел из машины. И направился в здание. Войдя в холл, я направился к турникетам, доставая портмоне, где находился мой пропуск.

— Эй, парень! Нельзя парковаться у входа! Убери машину! — крикнул мне охранник, оторвав взгляд от мониторов.

Но я, бросив взгляд на него, приложил свой пропуск к терминалу. А на мониторе охраны, высветилась моя фотография, должность и титул. А второй охранник, бросив взгляд на свой монитор, локтем ударил кричавшего, который уже встал со стула и хотел, по всей видимости, идти ко мне. А получив удар и бросив взгляд на монитор, просто сел обратно. Но я всё равно направился к ним. Нужно узнать одну мелочь

— Ярко-красный кабриолет. Чей? — облокотившись на стойку, поинтересовался я.

Госпожи Сторик, — произнёс охранник.

— Хорошо, а это кто? — спросил у него.

— Так, ваш заместитель, ответил он.

— Да? Ну хорошо, спасибо. Юсупов и Безухов тут?

— Тут, у них совещание в конференц-зале. Третий этаж.

— Спасибо!

Поднявшись на этаж, который был отдан весь под конференц — зал. Я,открыв дверь, вошёл внутрь. Зал был огромный и моё появление в его конце, внимание не привлекло. На сцене было четверо. Вяземский, неизвестная мне женщина в кроваво-красном платье, Багратион и на моё удивление Гурамишвили, который дочь предлагал замуж отдать, на похоронах отца.

— Господа, я ещё раз вам говорю, Пермский тайный орден, не претендует на власть в княжестве Уральском. Мы лишь замешаем князя Болконского, — терпеливо произнёс Вяземский.

— Вы уже два месяца замещаете! А бардак в княжестве растёт с каждым днём! Ваши люди, просто полные идиоты. Не понимающие элементарных вещей, — раздался крик из зала.

— Наши люди, в первую очередь менеджеры. Для них главное, правильно делегировать свои полномочия. А люди на местах сами, подчёркиваю сами, должны выполнить данное поручение, — произнесла женщина в красном платье.

Её голос будто проникал в каждую клеточку моего организма. Хотелось выполнить все её пожелания. Помешательство какое-то, подумалось мне, но встряхнув головой, я избавился от этого чувства.

— А я вам ещё раз повторяю. Они идиоты. Ваш новый министр сельского хозяйства, из-за глупости заключает контракты на поставку зерна из Перми в Екатеринбург. За полную стоимость и не думает, сколько денег нужно потратить, чтобы оплатить рейс машины, её бензин и зарплату водителям, когда в сорока километрах от конечной точки, стоит в огромных количествах это же зерно. То я лишь могу развести руками и посмеяться вашим решениям, — произнёс один из сидящих.

— Моё решение поставки зерна из Перми, обусловленной лишь заботой о жителях! — раздался ещё один крик.

— Да? А в Пермь, вы откуда везёте зерно? Напомнить вам? Из Челябинска!

— Так, Игорь Валерьевич, вы министр энергетики. Не стоит лезть, в то, где вы не разбираетесь! — прикрикнула женщина.

— Я за свои года, прошёл большинство этих министерств! После меня был идеальный порядок! А вы все разрушаете!

— Хватит Игорь. Если ты и дальше будешь продолжать эти возмущения, я распоряжусь о снятие тебя с должности, — тихо проговорил Вяземский.

— Снять меня с должности может лично князь! А не ваша шайка.

— Князя нет! И когда он появится неизвестно! Мы власть тут! И Ольга Константиновна, является первым замом нашего дорогого князя и она имеет право, снять вас. Я ясно выразился? Это касается всех! — прогремел на весь зал Багратион.

По залу прошёл недовольный ропот. Но возмущаться никто не решился.

— Вот и хорошо. На этом наше совещание прерывается на обед. Продолжим через два часа. — поднялась женщина со стула и направилась на выход.

За ней устремились и Багратион, с Вяземским. Гурамишвили остановился в первых рядах. Пройдя мимо меня эта троица так и не обратила внимание на меня. Погруженные в свои разговор. А я остался на месте. Мне нужны Юсупов и Безухов. Практически сразу начали выходить и остальные участники этого совещания.

— Господа, задержитесь, — произнёс я, когда мимо меня проходила нужная мне двойка.

— Дамир?! Ты тут! Как я рад тебя видеть! — улыбнулся мне Юсупов и уселся рядом.

А Безухов просто встал так, чтобы закрыть меня от взгляда других.

— Вас выписали? — произнёс он.

— Да, отпустили домой. И судя по происходящему, у вас тут весело, — улыбнулся я им.

— Очень весело. Княжество просто разваливается, — вздохнул Безухов.

— Значит так. Мы едем на обед. Вы там вводите Саня в курс дела. А потом возвращаемся сюда. Будем наводить порядок.

Выйдя на улицу, я услышал возмущённый крик Ольги Константиновны, обращённый в сторону охраны.

— Что это за старое корыто, стоит у входа?! Что за идиоты в охране! Немедленно убрать её отсюда!

— Как скажете, — кивнул охранник, который, стоя ко мне лицом, увидел меня.

— Чтобы к моему возвращению её и близко ни было! А тут, установить ограждения! Немедленно! — проговорила девушка и начала спускаться по лестнице.

А я подойдя к охране поинтересовался:

— Сторик?

— Да, Дамир Александрович. Она самая.

А бросив взгляд на девушку, которая села в тот кабриолет. Я уточнил.

— Аннулировать её пропуск на стоянку можете?

— Нет, князь.

— Безухов! — обернулся я в поисках главы полиции.

— Да, князь? — подошёл он ко мне.

— Вызови сюда пару машин. Пусть у лестницы встанут. Чтобы никто не мог парковаться.

— А зачем, можно узнать? — произнёс он в недоумении, доставая телефон.

— Учить манерам будем одну даму. — усмехнулся я. Доставая ключи от машины.

— Сейчас всё сделаем в лучшем виде, — улыбнулся он.

А я сев в свою машину, перегнал я на освободившиеся своё место. А вернувшись к князьям, стали ждать и машину Юсупова и полицию.

Через десять минут, к шлагбауму подъехали пять полицейских машин. Пропустив их на территорию, он расставил три машины у лестницы, а две он отправил на ближайшие парковки. Где они должны заблокировать въезд и не пускать ни одной машины, не входящей в список прикреплённых за этой парковкой. То есть по-простому, даже я не смог бы, владея пропуском на другую стоянку, туда заехать, если моей машины нет в списке. А учитывая, что нам нужно лишь не пустить одну машину. Это была лёгкая задача.

— А они не прогнутся под её, напором? — уточнил я, у главы полиции, садясь в седан Юсупова.

— Нет, это люди верны только мне. И кроме меня, для них нет командиров.

— А я? — усмехнулся ему в ответ.

— И вы тоже для них никто, — сухо ответил он мне.

— Вот как? А в чём причина?

— Каждый из них, обязан мне своей жизнью. Я спас каждого в одной из горячих точек на юге страны. А служить им осталось пару месяцев. И они перейдут в слуги рода. Поэтому только я авторитет у них. А угрозы от стервы, им не страшны.

Глава 36

— Мне окрошку, чай с ананасом и тарелку пельменей. К этому принесите поджаренный хлеб с чесноком. А ещё можно пиццу по-деревенски? Ах да, мне бы шашлыка, грамм триста. И пока всё. — пролистывая меню произнёс я.

— А мне борщ и чай чёрный, — проговорил Безухов.

— Стейк, медиум. К нему овощи на гриле. Пару ломтиков хлеба и эспрессо, — добавил Юсупов.

Официант, принимающий заказ, лишь кивал, записывай в свой блокнот.

А дождавшись, когда он уйдёт, я обратился к своим сопровождающим.

— Ну давайте, катайтесь. Что случилось, пока меня не было.

— Багратион объявил, что он жив. Официально аргументировал, что таким способом решил спрятаться от происков врагов, убивших Демидова. А вы находитесь под защитой Романова. Поэтому вам не нужно было скрываться, — проговорил Безухов.

— Забавно, — задумался я.

— Самое забавное в том, что его сын. Жених Твоей Лены. Публично отказался от него, — проговорил Юсупов.

— Это как? Вот отец…Жив — здоров, в чём проблема? — удивлённо я уставился.

— Он тебе лично расскажет. Просто прими как факт. Арсен Багратион теперь не Багратион. А Багратионн. С двумя н на конце. Новый род. Но с таким же количествомвлияния и силы, как и был, до своей псевдосмерти. Плюс этот Пермский орден за его спиной, ответил глава полиции.

— А Вяземский? — уточнил у них.

— А Вяземский пляшет под дудку Багратионна.

— Хорошо, что дальше? Что за ерунда с новыми министрами? И этой… Как её? Ну в красном, которая была.

— Сторик, — подсказал мне тесть.

— Да! вот что это за новые люди?

— А это орден их привёл. В администрации идёт огромная чистка от всех неугодных. Орден ставит своих людей, которые просто разрушают всю экономику региона. Зачем им это надо? Скорее риторический вопрос. Ответ будешь держать ты. Вне зависимости от своего состояния, — просветил меня отец Анжелики.

— Вот как. Хорошо. Нас много людей поддерживают? Ну то есть, встанут на нашу сторону сегодня?

— Большинство. Они занялись этим недели две назад.

— Тогда, вот как мы поступим.

За два месяца до основных событий

— Госпожа, Романова Анастасия приехала, — произнёс охранник, подойдя к Анжелике, стоявшей у фонтана.

— Позови, пожалуйста, Дамира, а я её встречу, — ответила ему девушка и разгладив несуществующие складки на платье, направилась встречать гостью.

Девушка, так и не могла поверить, что Романова, просто согласилась приехать. Как если не подруга, то хотя бы знакомая.

— А была бы я Юсуповой. Я бы лишь в мечтах такое смогла представить, — вздохнула девушка.

— Анжелика! Как я рада тебя видеть! Привет-привет! — прокричала Настя, стоило Анжеле, подойти поближе.

— И я рада, что вы приехали к нам, — присела девушка.

— Ой, вот давай без этого! Мне и дома хватает! — нахмурив брови, произнесла Романова. Но увидев, как изменилась в лице Болконская, добавила:

— Шучу я! Шучу! Но, я правда буду рада, если ты будешь обрашяться ко мне на, ты.

— Хорошо…Настя! — обрадовалась Анжела.

— Так, скажи мне, моя хорошая. Где твой непутёвый муж? — серьёзным взглядом, окинула Романова Болконскую.

— На полигоне тренировался, — сухо и с обидой за своего мужа, ответила девушка.

— Отлично! Значит, он нам не будет мешать. Пойдём! — схватила Настя, девушку за руку и потащила к дому.

Но стоило двум девушкам сделать несколько шагов, как тем услышали звуки сирен за своей спиной. А спустя уже несколько мгновений, во двор въехало две машины скорой помощи.

— Не поняла?! — в ступоре произнесла Болконская.

— Князь! Князь при смерти! Быстрее сюда! — послышалось со стороны полигона, а выбежавший охранник активно махал руками.

Услышав эти слова, Анжелика упала без сознания в руки Романовой.

— Нет! Ну нет же! Это я должна была его убить! Козёл! — насупилась Настя, но взяв, себя в руки, найдя взглядом своего охранника, кивнула на девушку в своих руках.

Вместе с ним, они унесли девушку в дом, а Настя выбежала на улицу и устремилась к месту, где собрались люди.

— Что с Дамиром? — первое, что она спросила у стоящего санитара.

— Подозреваем инфаркт. Сердце остановилось, — без эмоционально ответил санитар.

— И? Чего стоим тогда? Чего ждём? Спасайте его! — нервно прокричала девушка.

— Девушка, успокойтесь. Им занимаются лучшие врачи клана Болконских. А я просто санитар, от меня тут ничего не зависит.

— Бестолочи, вы! А не врачи! Лучшие! Тоже мне! — не успокаивалась девушка. Но резко остановившись, она достала телефон и набрала отца.

— Да доченька? Что случилось?

— Отец! Мне нужна лучшие врачи этого княжества! Немедленно!

— Ты ведь у Болконских? Что у вас приключилось? С Дамиром подрались? Кто победил?

— У него остановилось сердце! Он при смерти!

— Довела, значит, парня? Не стыдно, а? — усмехнулся император.

— Отец, я не шучу! — прокричала Настя в трубку.

— Если у парня остановилось сердце, мои врачи не успеют. Тут счёт идёт на секунды… А ты врачей просишь прислать.

— Но, что-то нужно делать! Он ведь умрёт, — всхлипнула она.

— Он стал тебе дорог? — заинтересовался отец.

— Вот еше! Это я должна убить его! — твёрдо произнесла девушка и натолкнулась на множество подозрительных взглядов от гвардии Болконских.

— Я перезвоню дочь. А ты успокойся. Ты ничего уже не можешь исправить, — произнёс император, кладя телефон.

— В скорую его несите! Звоните в больницу! Пусть готовят палату, — раздался голос из кольца обступивших тело князя.

— Что с ним? — ринулась наперерез врачу, Романова.

— В теории всё хорошо. На практике плохо.

— Не поняла?! — удивилась дочь императора.

— Сердце запустили, но парень в коме. Так понятней?

— Да…спасибо, — вытерла девушка рукавом глаза.

А вернувшись в дом, Романова обнаружила, что Болконская уже очнулась.

— Ты как, Анжел? — садясь рядом спросила дочь императора.

— Хорошо, что с Дамиром?

— В больнице. А больше я и сама не знаю.

— Я боюсь, Насть. Я не хочу его потерять, — залилась слезами жена князя.

— Я тоже…я ещё ему не отомстила за фиолетовый автомат, — тихо произнесла Романова, обнимая ревущую девушку.

За месяц до основных событий.

— Ну и как вы тут? — в палату влетела Шина.

— Сидим, — произнесла Надя.

— Грустим, — проговорила Анжела

— Едим вкусняшки! — улыбнулась Настя.

— Тебе лишь бы чего поесть, Романова, — осуждающе покачала головой Фудзивара.

— Еда — это хорошо! А Дамиру она не нужна, — с набитым ртом, произнесла Настя.

— И то, верно, — села японка на свободный стул.

— Шина, а ты то, чего тут? Вы ведь в кремле скрывались, — подняла на японку взгляд Анжела.

— Отец решил, что нам нужно перестать прятаться и вернутся в Екатеринбург. А тут у вас вон как весело. А я всё пропустила, — рассмеялась девушка под конец своей речи.

— И вовсе не весело. Тебя бы в тот день сюда. Чтобы испытала всю гамму эмоций! — зло бросила ей бывшая Юсупова.

— Анжел, дорогая. Ты чуть ли не месяц жила с нашим мужем! Одна! Так, что поверь, нам с Надей, ещё хуже, чем тебе. А Романова, вон вообще, сидит и делает вид, что ей плевать на Дамира. А сама слёзы тайком стирает.

— Это как? — удивилась Надя.

— Что? — спросила Анжела

— Ты всё врёшь! — отвернулась Настя.

— Лишь бы ты, сама себе не врала, — серьёзным тоном проговорила Фудзивара.

— Хватит вам пререкаться уже. Имейте совесть, вы сидите у Дамира и ещё и спорите, по каким то мелочам. — произнесла Елена, входя в палату.

— Да мы так, по-дружески, по-семейному. А ты то откуда? Я думала, вы с Максом уехали из страны, после появления его отца, — удивилась японка.

— Макс, упрямится. Хочет подгадить своему отцу перед отъездом, — вздохнула Лена, сев на кровать брата.

— Глупо. Его отец слишком влиятелен, — произнесла Настя.

— Он отказался от своего отца и изгнал его из рода, по праву главы, — улыбнулась Лена.

— И Багратион старший это проглотил? — удивилась Анжела.

— Пока да. Объявил о создании нового рода, — произнесла сестра Дамира.

— Знаешь Лен, у тебя, что брат, придурок. Что будущий муж… Идиот. — сухо ответила Романова.

— О чём вы госпожа Романова? — удивилась Елена.

— Твой брат, князь Уральский. И публично, его поддержат вся страна и лично мой отец. Один на один осудит, накажет. Но будет поддерживать. У твоего брата, немаленькая армия за спиной. Клан, в котором состоит начальник полиции княжества. Что даёт ему и полицию в союзниках. Дамир, может позволить себе многое. А твой муж, один против отца. Багратион старший, слишком важная персона в Российской Империи. За всё время у власти он познакомился с огромным количеством людей. Влиятельных. На высоких должностях. А что есть у твоего жениха?

— У него есть клан Болконских! — гордо проговорила Елена.

А все девушки лишь улыбнулись.

— У твоего жениха есть ты. Сестра главы клана. А больше у него нет ничего, Багратионы сейчас просто фамилия и не более, — произнесла Надя.

Глава 37

Ольга Константиновна Сторик, вернулась с обеда. Заруливая на своей машине на стоянку, с удивлением отметила несколько полицейских машин. Которые расположились у входа.

— Вновь, какие-то сумасшедшие пробрались в здание, нужно срочно менять этих бездарей в охране. И будет лучше, если контракт заключат с её частной фирмой, — мечтательно пробормотала женщина не отрывая взгляда, от троих сотрудников полиции, которые вальяжно стояли с чашками кофе и весело, о чём то общались.

Но стоило ей повернуть голову, чтобы завернуть на стояночное место, она с удивлением обнаружила, что оно занято. Той самой машиной, которую она пару часов назад требовала убрать отсюда. Решив, просто заблокировать эту колымагу своей машиной, она встала поперёк, но стоило ей заглушить машину и открыть дверь, как к ней подошёл сотрудник полиции.

— Девушка, машину уберите. Вы мешаете проезду.

— Но моё место занято! Вот этой машиной! — проговорила Ольга, указывая на серебристое купе.

— Девушка, машину уберите или я буду вынужден вас задержать для составления протокола, а машина будет эвакуирована на спец стоянку.

— Что вы себе позволяет? Вы хоть понимаете с кем говорите?! — начала злится Сторик.

— Я говорю с нарушителем, — пожал плечами офицер.

— Я опаздываю на совещание! Я первый зам. Князя Уральского! — зло прошипела девушка.

— Да хоть папа Римский. Машину убирайте, — проговорил сотрудник полиции, доставая блокнот для составления протокола.

— Я сейчас позвоню вашему начальству! Вы пожалеете! — прибегнула девушка к излюбленной тактике запугивания.

звоните, — улыбнулся офицер и обойдя машину вокруг, стал записывать номера.

А Сторик, достав телефон сначала звонить Безухову.

— Слушаю вас, Ольга Константиновна, — раздался голос на другом конце телефона.

— Ваши сотрудники, пытаются выписать мне штраф и угрожают забрать мою машину! Я требую, чтобы вы немедленно приказали им отпустить меня! — потребовала женщина.

— А я, причём? Вы нарушаете, вы отвечаете.

— Вы их начальник! А я не нарушаю! Я не могу припарковать свою машину!

— Значит, перепаркуйте. А мои люди делают работу. Им за это деньги платят. Всё, мне некогда, совещание начнётся через пару минут, а вы мне мешаете, — весело произнёс глава полиции.

— Вот значит как. Хорошо, вы будете следующим, кого снимут с должности, уж я постараюсь. Арсен никогда не мог устоять передо мной, — проговорила Сторик с ненавистью, смотря на телефон.

— Девушка, так, что? Вы уедете или мы протокол составляем? — задал вопрос полицейский.

— Уеду, — с ненавистью проговорила женщина.

И сев в машину, она направилась к другой стоянке. Но приложив свой пропуск к терминалу. Шлагбаум не поднялся. Попробовав ещё несколько раз, она набрала номер своего секретаря.

— Немедленно спускаешься с карточкой для пропуска на стоянку, — произнесла Ольга и не дожидаясь ответа, отключилась.

А через пять минут, на стоянку вбежала щупленькая неказистая девушка. Увидев её, Сторик отрыв окно, лишь махнула ей. А девушка добежавшая до терминала, шлагбаума, была остановлена офицером полиции.

— Девушка, вы что делаете? — уточнил он.

— Впускаю на стоянку машину Ольги Константиновны, ответила секретарша.

Офицер лишь кивнул и направился к кабриолету.

— Ольга Константиновна. А где ваш пропуск на эту территорию?

— У меня его нет, — сухо произнесла девушка.

— Тогда вы не имеете права тут оставлять машину.

— Кто вам это сказал? — без эмоционально уточнила Сторик.

— Инструкция по правилам парковки на территории администрации княжества. Вы не имеете права, ставить свою машину на стоянку, которая относится не к вашей должности, — улыбаясь ответил полицейский.

— Но я не могу запарковать машину на своей стоянке! Там моё место занято! — закипала женщина.

— Если ваше место занято, значит, это не ваша место. Разве нет?

— Нет! — прокричала она.

— Тогда ищите виновника и просите его покинуть ваше место. А вы сейчас убираете машину и не провоцируете офицеров полиции, для задержания вас.

— По какому праву?

— Ваши действия подозрительны для нас, как для блюстителей порядка. Может вы преступник и хотите, с помощью машины сделать неправомерные действия.

— Не поняла? — опешила Ольга Константиновна.

— Взорвать хотите здание! Людей! Не знаю…, — пожал плечами полицейский.

— Да нет, вы чего? Я не хочу ничего такого. Можете проверить мою машину! — удивлённо проговорила Сторик.

— Хорошо проверим. Значит, мы вызываем наряд полиции и сапёров, а вас я попрошу пройти в машину полиции. Во избежание недоразумений.

— Но у меня совещание. Мне нельзя опаздывать, — с паникой в голосе произнесла девушка.

— Убирайте машину тогда, — пожал плечами сотрудник полиции.

— Да будьте вы прокляты, — в сердцах крикнула девушка и сев в машину поехала на поиск свободной стоянки.

А офицер, достав телефон, написал СМС своему начальнику. Задание выполню.

В конференц-зале стоял весёлый гам. Заходящим в зал люди, отмечали, что на сцене вместо Багратионна Вяземского и Сторик. Находился Безухов Юсупов и Болконский. И для большинства людей, смена главных действующих лиц и самое важное появление Дамира, была радостной новостью. И они радостно обсуждали это неожиданное появление. А вот кто поддерживал Пермский орден, были угрюмы, их планы с появлением Болконского были на грани провала. Но когда появился Вяземский и Банратионн. Они воспрянули духом.

— Дамир Александрович, какой приятный сюрприз, а мы вас не ждали, — сухо произнёс Вяземский, увидев новое лицо.

— А я то, как рад вас видит. Живых и здоровых, — весело произнёс я. Смотря на угрюмые лица князей.

— И зачем вы приехали? Вам же нужен отдых и покой, восстановление. А мы без вас тут хорошо справляемся, — без улыбки проговорил Вяземский.

— Да, я был на утреннем совещании, слышал, как вы тут справляетесь. Но обо мне не беспокойтесь. У меня всё хорошо, а отдых мне не нужен. Уже отдохнул на долгие года вперёд, — иронично ответил ему.

А князья лишь кивнули и уселись на кресла. А я дождавшись ровно двух часов и бросив взгляд на Безухова, который только закончил говорить по телефону, поднялся со своего места.

— Совещание объявляю открытым. Господа, так как я слышал часть ваших утренних дебатов. Но не совсем в курсе происходящего, то предлагаю следующие, вы сейчас, по очереди выходите на сцену и высказываете своё ви́дение ситуации. Что изменилось в вашем ведомстве с приходом к власти, представителей Пермского ордена. По итогу нашего разговора я решу, будет ли княжество и дальше пользоваться их услугами, — закончив речь, я бросил взгляд на Багратиона. Тот был зол. Слишком сильно зол.

— А где госпожа Сторик? Как мы можем начать без неё? — раздался голос из-за спины Вяземского.

— Так и начнём. Если человек не уважает своих сотрудников, то грош цена этому сотруднику. Если она не появится в ближайшее время, то она будет уволена с позором, с занимаемой ей должности.

А по залу пронёсся одобрительный гул.

— Господа, прошу начинать, — махнув рукой я сел на своё место.

Сторик ворвалась через тридцать минут и прервала выступление министра сельского хозяйства, который с трудом пытался найти аргументы, что поставка зерна из Челябинска в Пермь, это лучшие решения.

Но не обратив на него внимание, она просто поднялась на сцену и села рядом со мной, но подняв голову и наткнувшись на ироничный взгляд, Вяземского, который сидел у сцены в первом ряду, повернула голову на меня.

— Вы кто? — опешила она.

— Стыдно не знать вашего князя, госпожа Сторик, — усмехнулся я.

— Но вы же… В больнице! — проговорила она удивлённо.

— Я вам даю честное слово, что меня в больнице нет. — рассмеялся я.

— Хорошо я поняла. Что тут происходит?

— А происходит тут интересные вещи. Которые вас больше не касаются.

— Почему это меня не касается? — удивлённо произнесла она

— Вы уволены.

— На каких основаниях!? Вы не можете! Не имеете права! Я буду жаловаться!

— Во-первых я могу, увольнять всех, кто тут находится. Во-вторых, кому жаловаться? Императору? Вы смеётесь? — удивился я.

— Я…найду!

— Всё Сторик, свободны. К вечеру освободите кабинет, — сказал я, глядя ей в глаза.

— Я вас поняла, — без эмоции и ответила она.

Дождавшись, пока она выйдет, а ставленник ордена закончит свой бубнёж про зерно. Я поднялся и пройдясь по сцене, обратился ко всем.

— Дальнейшее совещание можно на этом закончить. Для меня предельно ясно, что все ставленники Пермского тайного ордена, действуют в интересах нескольких человек и никоим образом не действуют на благо княжества. Поэтому, я как глава Княжества Уральского, издам указ, о снятие с должностей всех представителей этого ордена. Вступит он в действие с четвёртого апреля. Но, сегодня я обращусь к императору Романову, для предоставления в моё распоряжение лучших юристов империи. Они займутся полным аудитом всех министерств княжества. Все, кто будет пойман на взятках, пособничестве и растратах денег. Будет ждать статья за измену. Со всеми вытекающими. Я как глава княжества, обращаюсь к присутствующему тут главе тайного отделения и полиции, князю Безухову с просьбой организовать проверки всех, подчёркиваю всех князей, проживающих на нашей территории. С завтрашнего дня. Для меня нет своих и чужих. Для меня есть княжество и я сделаю всё, для его развития. Господа, все свободны. У вас есть ровно сутки исправить свои преступления. И я искренне верю, что вы потратите это время с пользой, произнёс я, наверное, самую длинную речь.

— А себя ты тоже будешь проверять? — сквозь зубы произнёс Арсен Багратионн.

— Безухов, меня проверить в первую очередь. И можете начинать прямо сейчас. Исключений не будет. Вы удовлетворены, Арсен Алексеевич? — обратится я в конце к Багратионну.

— Да!

Дождавшись, когда все уйдут. Я набрал номер Романова.

— Николай Николаевич, здравствуйте. Дело у меня к вам. Можете прислать в княжество, лучших юристов, финансистов и вообще всех, круто может устроить проверки по всем отраслям в княжестве?

— Ну здравствуй, Дамир! Рад, что ты выбрался. Решил провести проверки в княжестве? Умный ход, думаю через пять — шесть часов, они будут уже у тебя.

— Так быстро? — удивился я.

— Так они документы у них готовы, осталось собрать всех и посадить на самолёт.

— Вы ещё скажите, что знали, что я тянулся и нахожусь в администрации, — в шутку произнёс я. Но ответ меня удивил.

— Не только об этом. Но я знаю и что ты говорил, своим министрам. До Демидова тебе ещё, конечно, далеко. Но ты идёшь в правильном направлении, — весело ответил мне император.

— Надеюсь, по итогам этой проверки, ваш человек не вылетит с позором из администрации. — проговорил я.

— Нет, поверь, там всё хорошо. Он имперскими министерствами руководил, а тут какое-то княжество. Мелочь и несложно. Ты мне лучше скажи, ты приготовил подарок для моей дочери? Надеюсь, это не очередной розовый автомат?

— Подарок вашей дочери! А по какому поводу?

— У неё день рождения сегодня вообще-то. Ты же был дома, дочь мне звонила, говорила, что ты приехал, — в недоумении спросил император.

— Был, сбежал… — покаялся я.

— Ха-ха-ха… Ой рассмешил. Как ты сбежал мимо них? Они же тебя ждут, точнее, ждали или ещё ждут? Не уверен. Настя сказала под дверью караулят, по очереди. А ты не открываешь.

— В окно, простыни связал, — грустно ответил ему.

— Ой всё…Дамир, ну ты…Сведёшь в могилу старика своими шутками. В окно… Ха-ха, — император не переставал смеяться.

Глава 38

Поднявшись в свой кабинет, я обнаружил в нем Сторик.

— Вы ещё и мой кабинет заняли, место на парковке вам было мало…, — покачал я головой, усаживаясь в кресло.

— Вы! Это вы всё подстроили! — вскинулась девушка.

— Ну не совсем я. Я лишь придумал, но воплотил всё Безухов. Круто ведь получилось? — потянувшись, я с удовольствием отметил, всю гамму эмоций на её лице. От растерянности до ненависти.

— Я заставлю вас пожалеть об этом, — прошипела Ольга Константиновна.

— Я вас сейчас отправлю на плаху, за угрозу князю, — улыбнулся ей.

— Не докажете, — гордо подняв голову, она смотрела на меня.

— Вы ещё долго тут возиться будете? Мешаете работать.

— Уже всё, — подняв коробку и два пакета, она покинула кабинет.

А через десять минут ко мне зашёл Юсупов.

— Дамир, тебе не кажется, что ты слишком резко начал? — сев напротив меня, он неуверенно произнёс.

— Что не так-то? Я вам за обедом объяснил, что будет ждать всех.

— Я не думал… Что ты так резко возьмёшься. Ладно, я понимаю, что уволить орден, это хорошая идея. Но проверки… Многие князья, что были на твоей стороне… Как бы это помягче сказать — то?

— Возненавидят меня и поменяют сторону в этом конфликте. Я знаю, — перебирая бумаги на столе, ответил своему тестю.

— Именно так. Люди десятки лет ещё при Демидове, строили свои бизнес благодаря своим должностям. Титулы получили за счёт этого… А ты своими проверками и наказаниями, очень сильно порушишь весь устой в княжестве.

— Перепиши свои активы, которые получил незаконно на княжество, значит, — поднял я на него взгляд.

— Но я же не о себе, — смутившись ответил он.

— Я зато о тебе, карать будут всех. Люди императора к вечеру уже начнут работу. И поверь, отвечать будет каждый. Так, что избавляйся от левых активов. Во избежание.

— Моя семья разорится, — поник он.

— Ну от меня тогда ты что хочешь? Или разорись или смерть. Тут знаешь, выбор невелик, — развёл я руками.

— Я понимаю. Но может есть план какой-то…

— То есть когда схемы делать, это вы молодцы. А когда отвечать, то Дамир помоги… Бесит, — вздохнул я.

А отец моей невесты лишь вздохнул.

— Значит так, переводишь все свои фирмы в акционерные общества. Семьдесят процентов переписываешь на княжество. Тридцать оставляешь себе, но на должности ставишь своих людей. То же самое касается всех, кому ты доверяешь и за кого можешь поручиться своей головой. Все фирмы, которые вы создали не на свои деньги, которые явно выведут вас на растрату бюджета, отдаёте в княжество. И сделать это нужно, за три часа максимум. Чтобы я смог всё это подписать. До приезда людей императора. Ты понял меня?

— Да, Дамир, — кивнул он.

— Ну, значит, бегом работать, — усмехнулся я.

Но стоило уйти Юсупову, а мне попросить у секретарши кофе. Как ко мне явились Вяземский и Багиатионн.

— Чем обязан вашему визиту господа? — обратится я к ним.

— Да вот… Совет решили дать, улыбнулся глазами Арсен.

— Совет? Ну давайте, я вас слушаю, — облокотившись на стол, посмотрел на Вяземского, который открыл свой дипломат.

— Прежде чем мы начнём, вот ознакомьтесь и поставьте свою подпись, — достал он пачку бумаги и передал мне.

Взяв бумаги, я погрузился в чтение.

— Документы об отчислении из университета за прогулы? Серьёзно? А не слишком ли, мелочно? — удивлённо произнёс я, подняв на него взгляд.

— Думаете это мелочь? — усмехнулся ректор.

— Думаю, да, — взяв руку я поставил свои инициалы и подпись, отдал ему обратно, его экземпляры.

— Ну раз с этим решили. Перейдём к делу. Дамир, ты не Демидов, — произнёс Багратионн.

— Правда? Вот же, а мне казалось я Демидов. Как я теперь буду жить? Вы открыли мне глаза… — сокршенно покачал головой.

— Дамир, не ёрничай, мы серьёзные вещи обсуждаем, — строго произнёс Вяземский.

— А вы прекращайте ерунду говорить. Ты не Демидов ко-ко-ко. Я и без вас знаю, что я Болконский, — раздражённо произнёс, переведя взгляд на Вяземского.

— Ты должен подчиняться ордену, ты должен стать частью нас! — странным тоном проговорил в этот момент Багратионн, подняв руку и выставив ладонью в мою сторону.

Бросив взгляд на него, я повернулся обратно к моему бывшему ректору и понизив голос, произнёс:

— Он чего? Заболел?

А мой собеседник, странным и непонятным взглядом посмотрел на Арсена.

А Багратион не переставал крутить и размахивать руками.

— Вяземский, если этот человек, сейчас это не прекратит, я вызову охрану и его сдадут в сумасшедшем дом, — смотря на бывшего главу тайного отдела с подозрением.

— Арсен! Арсен! — Вяземский взял его за плечо и начал трясти.

Но Багратионн не отзывался. Закатив глаза, он бубнил, про присоединение к ордену. Тогда его друг, просто подхватит за руки Арсена. Потащил того на выход.

Глава 39

Посидев в тишине и не найдя объяснение, что стало с Багратионом, я вызвал начальника охраны администрации и дал ему указания лично изъять все пропуска людей, что будет сегодня уволены. В ожидании возвращения Юсупова, я занялся просмотром документов, что остались лежать на столе. Счёта, заявления о переводе, проекты строительства крупных заводов, список дорог, что необходимо отремонтировать находящихся в княжеском ведение. Список людей на награждение княжескими медалями. Сплошная и грустная рутина. Но один список людей вызвал интерес. Люди обвинённые в измене и бунте в январе. Но листая списки, я видел лишь студентов, продавцов и курьеров, учителей, а вот бывших военных не было ни одного. это было странно, мы ведь договорились с Вяземским. Набрав главу полиции, я принялся ждать.

— Вызывал Дамир? — зашёл Безухов в кабинет.

— Да, слушай, вот это, что такое? подвинул к нему списки.

Взяв документы, он погрузился в чтение.

— Список людей, что были пойманы во время бунта и список тех, что выданы были Вяземским, — пожал он плечами, протягивая мне документы.

— А зачитай мне, что за люди были им выданы, — вздохнув, я стал смотреть на него.

— Кирилл Иванович, тысячи девятьсот…

— Нет, род деятельности прочти, — перебил я.

— Повар, студент первого курса, автомеханик, слесарь, вагоновожатый…

— Довольно, что с этими людьми? — прервал я его.

— Не знаю, смотря, за что задержаны, если за бунт, то сидят уже в тюрьмах по всей империи, а за измену, приговор должны были исполнить, это всё от судов зависит. Не от меня, — произнёс он не задумываясь.

— Значит, слушай задачу, всех, кого сдал и привёз Вяземский. Найти и привезти в княжество, лично будешь проводить допросы. Самого Вяземского объявил в розыск, накладывай аресты на всего его имущество. Понял меня? — произнёс я, постукивая по столу.

— С арестованными понял, не понял причину, зачем с ними возиться. Они же дали показания, — в недоумении он посмотрел на меня.

— Потому что это другие люди. Тут должны быть кадровые военные, а не студенты и повара. И Вяземский лично, обещал мне сдать их.

— Вот как… Любопытно. Хорошо, я понял, а с Вяземским? Он ведь князь, люди будут недовольны таким поворотом. Это посягательство на основы империи.

— Плевать, я не позволю кому-то не было держать меня за идиота. А отвечать я буду перед императором. Он поймёт, если мы сможем ему доказать, что это было необходимо.

— Хорошо, займусь, — кинул он.

— Кстати, пока не забыл. Найди моего водителя. И уточни у него списки залов, с кем я должен был встретиться. Все эти заведения, что он назовёт, берите в разработку. Штурмы, обыски, проверки, задержание людей, всё что угодно. Но их, не должно существовать больше. Также и подпольные клубы, — встав со стула, я направился к окну и стал рассматривать город.

— Ограничения? — уточнил глава полиции.

— Нету. Но одна просьба, это нужно сделать всё в один день. С преступными гильдиями то же самое. Аристократы не аристократы, юристы или адвокаты. Задерживаете всех, придёт к ним в камеру ещё один адвокат, его в соседнюю камеру, значит.

— А не жёстко ли? Они имеют право на адвокатов. Это закон и он для всех.

— Адвокатов выделяй из государственных. А задерживать вы можете на несколько суток. До выяснения личности. Вот и пусть сидят. Жалобы пусть строчат куда хотят. Да, кстати, насчёт твоих подчинённых. Всё, кто будет пойман на пособничестве или помощи задержанным, будут отвечать по статье измена. Приказы довести каждому сотруднику под подпись.

— Я может, чего-то не знаю? Но откуда такая жёсткость? — в недоумении спросил он меня.

— Пермский орден, решил объявить войну судя по их настрою. Заявился Вяземский и Багратионн и начали тут сцены устраивать. Я должен подчиняться ордену и всё в таком духе…Кстати, чем грозит мне, как князю быть отчисленным из университета?

— Они могут заявить, что вы необразованный человек и не имеете права и знаний для управления княжеством. И по итогу тебя могут снять с управления княжества.

— Забавно. Ладно понял. Спасибо. Можешь идти работать, — махнул я рукой, не отрывая взгляд от города.

А через двадцать минут, ко мне вернулся Юсупов и выложил на стол список из семидесяти пяти разных предприятий. От торгового центра до заводов. Хмыкнув, я принялся за их изучение и подпись.

— А не многовато ли, вы себе присвоили? — усмехнулся я, ставя последнию подпись.

— Да нет. Поверь, мы ещё скромно, — развёл он руками улыбаясь.

— Ну ладно, смотри мне. И твоя дочь не спасёт, в случае чего.

— Да я понимаю всё, — опустил он голову.

— Я видел строительную фирму, она чья?

— Ты не поверишь, министра строительства. Егора Никифоровича, — рассмеялся он.

— Ага, спасибо, — делая пометку ответил я и нажав на кнопку, селектора, попросил свою секретаршу пригласить его ко мне.

— Я тебе ещё нужен? Нужно отдать людям документы да и работы ещё гора.

— Нет, иди. Я уеду сейчас всё равно.

— Куда? Или секрет.

— На полигон рода. Есть у меня идеи, хочу перестроить малость.

Кивнув своим мыслям, Юсупов вышел, а следом за ним вошёл бодрый старичок. С седыми волосами заплетёнными в высокий хвост и одетый в косуху с джинсами.

— Егор Никифорович? — уточнил я.

— Он самый. Чем обязан вашему вызову Дамир Александрович.

— Да я вот листал документы, что мне тесть принёс. Увидел строительную фирму. И с его слов, выходит, что она ваша.

— Моя, но это моё детище, я сорок лет уже с ней. И поверьте, молодой человек, самые важные контракты я беру не для обогащения себя, а потому, что уверен, что я построю и сделаю в лучшем виде. Чем какие-то неизвестные фирмы, где понабрали по объявлению.

— Да нет, я не по другому поводу, я хочу дать вам заказа. От лица Болконских.

— Заказ? Интересно, продолжайте, — заинтересованно произнёс он.

— Я хочу перестроить полигон рода. Но на словах я не смогу объяснить. И лучше было бы это организовать по факту и на месте.

— Очень хорошо. Это вы правильно придумали. Полигон рода должен соответствовать всем лучшим достижением науки и техники. А некоторые, просто плюют на это и думают, что гонять войска по плацу это самое важное, а на…

— Вот я и хочу перестроить и стройку поручить вашей фирме, — перебил его.

— Так, дайте подумать, — погрузился тон в размышления.

А я лишь кивнул и принялся ждать.

— Я готов выехать на ваш полигон послезавтра, — спустя несколько минут, он дал ответ.

— Хорошо, послезавтра с утра от этого здания мы выезжаем. Больше я вас не задерживаю.

Глава 40

Разобравшись со всеми делами, я задумался о дне рождения Романовой. Не прийти будет некультурно, тем более её отец предупредил о празднике девушки. Значит, идти придётся и нужен подарок. А вот что дарить, это был сложный вопрос. Я совсем не представляю, что ей нравится и что она хочет. И перебрав в уме идеи с цветами духами и драгоценностями, стал звонить императору.

— Николай Николаевич. Дело у меня к вам, — обратился я, когда он ответил на мой звонок.

— Болконский, тебя слишком много в моей жизни за день становится, — сухо произнёс Романов.

— Дело касается вашей дочери. Я не представляю, что ей подарить.

— Ну а я то, причём? Хочешь, чтобы я тебе сказал, что ей дарить? Тогда глупость получается, — иронично проговорил он.

— Нет, я подарок сам выберу. Но мне бы хотя бы её увлечения желания. Определить область поиска.

— Оружие, она очень любит оружие и пострелять. Если хочешь угодить и сделать приятно по настоящему. Если у тебя всё, то я с тобой прощаюсь.

— Да, спасибо. До свидания, — успел я сказать, до того как он отключился.

А я, положив телефон, задумался, где взять оружие. Никогда не задумывался об этом. Пришлось вновь брать телефон в руки и звонить Распутину. Он то уж должен знать, где можно приобрести интересные экземпляры. А через час я стоял уже у нужного магазина. Он располагался на пересечение одной из центральных улиц города. Двухэтажный стеклянный магазин, Стрелец. Посмотрев сквозь витрины, на чучела оленей и медведей, я вошёл внутрь. Лодки, снегоходы, палатки, туристическое снаряжение интересно, но всё не то. Обратившись к продавцу, я поинтересовался, где у них оружие и был послан на второй этаж. А вот тут я, можно сказать, испытал такое же чувство, когда будучи ребёнком, оказывался в детском мире. Я начал неспешное движение по стендам. Пистолеты всех калибров и производителей, снайперские винтовки, дробовики и автоматы. Под каждым оружием под ним располагались аксессуары для него. Кобура и чехлы для переноски, коллиматорные и оптические прицелы, удлинённые магазины, тактические фонарики и лазерные прицелы, глушители и приклады из разнообразных материалов. Рядом лежали буклеты, где на фотографиях были изображены автоматы и пистолеты в разных сборках. Позволив двадцать минут и не определившись с нужным мне вариантом, вздохнув, я вновь набрал номера императора.

— Дамир, это уже не смешно. Что ты хочешь на этот раз? — раздалось его ворчание.

— Я бы хотел узнать, список всего оружия, что есть у вашей дочери, — извиняющимся тоном проговорил ему.

— Через десять минут тебе скинуть сообщение, — проворчал уставшим тоном Романов и отключился.

Дождавшись немалого списка, я пошёл к продавцу. И мы занялись изучением списка и ассортимента, что есть в магазине. А девушка оказалась не промах. Большинство ассортимент магазина у неё было. А чего не было, то оказывалось полной ерундой наподобие пистолета Макарова. По итогу я выбрал смарт ружьё двенадцатого калибра. MP-155 ultima. В нём была. Установлена камера и коллиматорный прицел. В прикладе находился, мини компьютер, который мог записывать и хранить видео. Был встроен маленький монитор, где можно было выводить компас или таймер или количество произведённых выстрелов. Через wi fi можно было подключится к любому смартфону. А внешне он больше напоминал какое то орудие из футуристичного мира.

Но стоило мне оплатить покупку и подхватить коробку, как продавец поинтересовался:

— А гаусс винтовку не хотите?

— Это же миф, — усомнился я.

— Да нет, в Америки начали производить в прошлом году.

— Серьёзно? Электровинтовку, которая стреляет металлическими шариками за счёт разгона их в магнитах?

— Ну да, современные технологии позволяют это делать.

— А в чём подвох? — задумался я.

— А он должен быть? усмехнулся продавец.

— Ну конечно, должен быть. Или скорострельность, или размер или не знаю, что ещё.

— Пойдёмте, я вам покажу.

И мы спустились, где находились оружие для охоты. А пройдя несколько залов, мы вошли в маленькое помещение. Где в тускло освещённом посещение на стойке под фонарями лежало оно. Ста сантиметровое чудо.

— GR-1 ANVIL. Первая в мире рабочая винтовка Гаусса, — гордо произнёс парень, продавец.

А я не могу оторвать взгляда. Спереди на стволе располагалось семь круглых столбов. В них по идее должны и стоять магниты. Само же орудие было странной формы. Магазин располагался в задней части, можно сказать, в прикладе, а спусковой курок, был посередине. И всё это было окутано проводами.

— Аккумулятор на тысячу ампер расположен в прикладе. Стрельба может вестись как и шариками, так и кусками металлической арматуры до трёх сантиметров. Вес этой винтовки девять килограмм. Скорострельно до ста выстрелов в минуту.

— Забавная фигня. Можно взять? — обходя вокруг, спросил я у парня.

— Да, конечно, — кивнул он.

Подхватив оружие, я примерился к прицелу. Удобно, но с непривычки тяжело, баланс был тоже далёк от идеала.

— Сколько всего их было выпущено? — обратился я к парню, возвращая винтовку на место.

— Порядка трёхсот на весь мир. Сложно найти покупателя за такую стоимость. Плюс само по себе оно довольно странное, больше для хвастовства.

— Хорошо, давайте и его возьму.

Отдав за винтовку чуть меньше полумиллиона рублей, при цене сорока тысяч за ружьё, я отправился в машину. Сев за руль, я набрал номер Нади.

— Дамир! Где тебя носит?! Мы уже в ресторане! — раздался голос Анжелы.

Оторвав телефон от уже, я посмотрел кому, я звонил и убедившись, что звонил точно Наде, произнёс:

— Где нужно, там и носит. Адрес ресторана скинь

Глава 41

Дождавшись СМС с адресом, я запустив двигатель, вырулил на дорогу. Пробки в центре города в пять вечера, обожаю. На дорогу в десять километров я потратил чуть больше часа. А подъехав к шлагбауму, за которым располагалась стоянка, меня категорически отказались пускать, под предлогом, что машина не значится в списках гостей. А вместо родового герба, на ней стояли обычные номера. Решив, что выслушивать очередную истерику своих девушек, у меня нет никакого желания я просто сдал назад и поехал искатьсвободное местонеподалёку. Пятнадцать минут на поиски и десять минут пешком с коробкой до ресторана. А войдя я натолкнулся на очередную проблему. Охрана не оценила мою попытку попасть на праздник в джинсах и кофте. Но это были ребята Романовых и мой статус их мало волновал. К наследнице престола нельзя приходить в таком виде.

— Слушайте, мужики. Вы меня утомили. Мне звонить Анастасии Николаевне, что ли? Просить, чтобы она пришла и пропустила? — сделал я попытку продавить охрану наследницей.

— Князь, явамещё раз говорю. ывас не пустим. В зале собрались представители элиты страны. И вам в таком виде не положено по этикету появляется на нём. И Анастасия Николаевна знает это, — тяжело вздохнул, произнёс охранник в очередной раз.

— А и пофиг. Не сильно я и хотел. Тогда вот эту коробку передадите ей? А я поехал домой, — махнув рукой, я поставил коробку с винтовкой Гаусса на пол и пошёл на выход.

— Но…Князь! Так ведь нельзя…, — в растерянности проговорил мужчина.

Но я просто проигнорировал. Надоело, мне больше всех нужен этот праздник, что ли. Только настроение себе испортил. А дойдя до места, где должна стоять моя машина, обнаружил её отсутствие.

— Да бесит блин! — зло крикнул я и ударил фанфарный столб. Отчего в нём образовалась дырка, а люди, что проходили мимо, разбежались в сторону. Вытащив телефон, я начал звонить в полицию. Где меня перевели на отдел, занимающимися угонами машин. А там мне сообщили, что наряд приедет в течение часа.

— Замечательно ё-мое, — с неудовольствием отметил, что мой телефон разряжен и осталось два процента зарядки. А последовавший за этим звонок Шины, полностью разрядил телефон.

Наряд приехал через полтора часа. Которые я, как успешный и статусный человек провёл сидя на металлическом заборчике, попивая сок и заедая сосиской в тесте, купленные в ларьке, что стоял неподалёку. Из машины вышло двое, девушка и судя по одежде стажёрка и важный толстенький лейтенант.

— Ну и что у вас тут, — обратился он ко мне, когда я подошёл к ним.

— У меня, угон машины, — пожал я плечами.

— Светочка, доставай протоколы и начинай оформлять.

— Поняла, Иван Петрович, — радостно проговорила девушка и побежала в сторону машины.

Открыв багажник, она достала планшетку, штатив с фотоаппаратом и рулетку.

— Светочка, возьми показания у молодого человека. А потом займись измерением места парковки.

— Поняла Иван Петрович, — светясь от счастья, произнесла девушка.

— А вы? Будете просто стоять? — с подозрением взглянул на него.

— Ну да. Она молодая, пусть работает. А я буду осуществлять контроль, — гордо произнёс он.

— И сколько мы тут возится, будем? — с сомнением взглянул на девушку, которая не могла зафиксировать конец рулетки.

— Сколько нужно, столько и будем, — серьёзно произнёс он и направился к машине, усаживаясь на заднее сиденье.

А я лишь вздохнул и пошёл помогать этой Светочке.

Вместе мы справились за час, измерив и внеся всё это в протоколы, сделав несколько фотографий. Мы пошли к лейтенанту, который просто спал. Девушка сев на переднее пассажирское кресло, достала телефон и принялась играть.

— Не понял? Девушка, авы чего? — опешил я.

— Нельзя Ивана Петровича будить. Он устаёт и будет сильно не в духе, — грустно произнесла девушка.

— В смысле нельзя? Это кто так решил? — удивлённо проговорил я.

— Иван Петрович так и решил, — всё тем же грустным тоном проговорила девушка.

— Бардак…слов нет, — покачал я головой.

— Да ничего, я привыкла, — послышалось от девушки.

— Дура вы девушка, раз терпите такое к себе отношение.

— Молодой человек, вот давайте без нотаций. Вы не представляете, с кем мне приходилось иметь дело. А Иван Петрович просто ленивый. Это меньшее из зол, — с тоской, но жёстко ответила Светлана.

— Ну хорошо и долго он спать будет? — усмехнувшись задал ей вопрос.

— Час может два, — пожала плечами она.

— Забавно, — почесала голову, я осмотрелся.

А девушка лишь кивнула и продолжила играть в телефоне.

Моё настроение стремительно исчезало. И этот лейтенант был тем, человеком, на ком я и буду вымещать все свои обиды, накопившиеся за день. Впрочем, сам виноват. С таким отношением к работе и стажировке подчинённых, ему не место в органах. Полиция, лицо княжества. Моего княжества. И если обычный человек сталкивается с таким скотским отношением, то и отношение к княжеству будет соответствовать. Усевшись под ошарашенный взгляд девушки, на водительское сидение, я потянулся к рации.

— Парень, не смей трогать! Ты не имеешь права! — начала бить по моим рукам.

— Рот закрой, ты вообще тут ещё не сотрудник, — процедил я и схватил рацию.

— Общая тревога на князя Болконского совершено покушение, улица Восьмого марта, дом сто сорок семь, — прокричал я в рацию и повесил её обратно.

— Что вы себе позволяете? За такие шутки вас посадят на несколько лет! — в шоке прошептала девушка.

— Думаете? — усмехнулся ей, в ответ.

— Знаю! Я вас сдам и всё, что происходит в машине, записывается!

— Да и плевать. Мне же легче, — махнул я рукой и откинулся на спинку сиденья.

А девушка просто промолчала. И широкими глазами лишь смотрела на меня.

Первые сирены раздались через шесть минут.

— Как думаете, шесть минут это быстро? Или долго? — раздумываяпроизнёс я.

— Это очень быстро. Скорее всего, это просто патрульные машины, которые были рядом, — уверенно ответила девушка.

А над нами раздался звук лопастей вертолёта. Выглянув в окно, я был удивлён. Там и правда летал полицейский вертолёт.

— Ух ты. Вертолёт. Даже и не знал, что у нас есть такое в княжестве.

— Честно говоря, я тоже, — с интересом разглядывая его, произнесла девушка.

А сирен становилось всё больше. От этих звуков проснулся и лейтенант.

— Что за шум Светочка? Что происходит?

— Да вот, на князя Болконского нападение совершенно, тревогу объявили, — рассмеялся я.

— Помолчите молодой человек, я не с вами говорю, — скоро произнёс он.

— Иван Петрович, этот молодой человек, взял рацию и на весь эфир проговорил, что на князя совершено нападение. И вот. Все едут сюда.

— Это правда? — опешил мужик.

— Ну да, — пожал я плечами.

— Вы об этом пожалеете! — проговорил он и достал наручники.

— Ух ты. Вы меня правда закуёте в них? — улыбнулся я.

— Да и сдам вас начальству, — гордо сказал этот лейтенант.

А я лишь ухмыльнулся и протянул ему руки. Не ожидавший такой покладистости, лейтенант счастливо защёлкнул их на моих руках.

— Лейтенант, а можно меня сдать самому важному из ваших руководителей? Например, Безухову. Он вас заметит и потом лично вынесет благодарность. А?

— Князь Безухов, вряд ли заинтересуется таким, как вы.

— Да бросьте. Сдадите меня своему начальнику, вас похвалят. А потом этот руководитель отведёт меня Безухову и все лавры получит он, а не вы, — уверенно проговорил я, смотря, как полицейские приезжают и разбегаются по территории, а машина главы полиции стоит рядом с машинами спецназа.

— В чём то вы правы, пойдёмте, — подхватив меня за руки, он направился в сторону машины князя Безухова.

На что я лишь улыбнулся и пошёл за ним.

Мы не дошли трёх метров до машины, как оттуда вышел глава полиции и тяжело посмотрел сперва на меня в наручниках, а потом на лейтенанта. А я в ответ радостно улыбнулся и помахал ему руками.

— Лейтенант, это что? — зло процедил Безухов

— Это преступник ваше благородие, — вытянувшись по струнке, он отдал честь.

— Да? И что он совершил? — выгнул брови глава полиции.

— Он обманным путём завладел рацией и сообщил, что на нашего князя совершенно нападение, — чётко и ясно произнёс лейтенант.

— Болконский, я даже спрашивать не хочу, что вы затеяли. Но шутки у вас отвратительные.

— Как и ваши сотрудники, князь. Посмотрите записи из машины этого лейтенанта и поговорите с его стажёркой. О принятом решении вечером доложите, а теперь будет добрый снять наручники и выделить мне машину для поездки домой.

А Иван Петрович всё ещё стоял с довольным лицом и, похоже, не понимал, что происходит.

— Лейтенант, наручники снимите с него, — после паузы, проговорил Безухов.

— Но это же преступник! — опешил он.

А я лишь рассмеялся и пошёл в машину главы полиции. Надоело. Пусть они сами разбираются.

Глава 42

— Ну и зачем вам это понадобилось? — усаживаясь в соседнее кресло, спросил меня глава полиции княжества.

— Скука, — развёл я руками.

— Может, в следующий раз, обойтись без таких развлечений? — нервно произнёс князь.

— Пока ваши сотрудники будут так относиться к службе, я не закончу. Будь это лейтенант, не таким идиотом. И занялся бы поиском моей машины, я бы и слова против не сказал. Но оставить всё на стажёрку и потерпевшего. Это не дело. Три часа прошло с момента угона. А толку ноль.

— Какую машину? — удивился Безухов.

— Мою… Дайхатсу. И там ещё ружьё было. Только купленное, — грустный вздох был ему ответом.

— У вас угнали машину? Серьёзно? — в удивление продолжил он.

— А,похоже, что я шучу? — зло посмотрев на него, ответил я.

Ответа он мне так и не дал. Так мы и доехали до нашего квартала в тишине.

Дома была тишина. Девочки были ещё на празднике. Походив по-пустому дома, я отправился спать. Заниматься, чем либо не было уже никакого настроения.

Проснулся я около шести утра, настроение за ночь так и не появилось. Поэтому, быстро перекусив бутербродами с кофе и вызвав машину, я поехал в администрацию. Пока доеду, раздам указаний уже и Егор Никифорович приедут. Но вот делами княжества, я заниматься не хотел и всю дорогу, я раздумывал о том, как сделать лучше. Может создать условную конституционную монархию по примеру Великобритании моего мира. Управление княжеством возложить на парламент из всех министров, а во главе их, поставить человека Романова. А для себя оставить только декоративные функции плюс окончательное слово при принятии каких-то новых решений этого парламента. Вот зачем мне нужно знать, что на пшеничные поля хотят купить тракторы из Америки? Если считают, что так надо, то пусть аргументируют это перед всеми министрами, почему нужны именно они, а не из Челябинска. А для меня лично трактор — это машина с колёсиками, двумя маленькими и двумя большими… Ну или четырьмя большими спаренными, хотя я видел и тракторы чуть ли не с колёсами от велосипеда. Ну условно, конечно же. Но задние колёса были уже в разы передних. И почему так, я не знал. И честное слово, даже не хотел вникать. Пусть этим голова болит у министра финансов, транспорта и сельского хозяйства, а готовое решение мне на подпись. Вот постройка новых ферм и полей, тут понятно, я должен участвовать и понимать, что даст это княжеству. А обсуждать каждую его хотелку с каждым министром лично, это ерунда, на мой взгляд. Ну и в теории пермский орден не сможет сильно давить на меня, отсутствием образования. Если большинство решений будет приятно не мной.

Найдя в администрации юридический отдел, я поручил им подготовить проект, по которому в княжестве на два месяца будет создан парламент и найти для них главу из администрации императора, но все принятые решения в эти месяце, будут идти, только через мою подпись. Доверяй, но проверяй, как сказал бы тот самый страус.

Закончив с этим, я направился к кабинету Егора Никифоровича, где, не найдя того на месте, уселся на диван и попивал кофе с печеньками, что приготовил его секретарь. Он приехал через двадцать минут, всё в той же косухе с джинсами и бандане.

— О, Дамир Александрович, вы уже тут? Какой вы нетерпеливый. Но раз вы уже тут, позвольте я подпишу, пару бумаг, и мы поедем, — произнёс он.

— Как скажете, — кивнул я.

Он вышел через пятнадцать минут, а я как раз допил кофе.

— Ну всё, я готов, — вышел он.

— Вы на машине? Или со мной?

— Я на машине не езжу молодой человек. Только мотоцикл, — рассмеялся он.

— А зимой как? — удивлённо произнёс я.

— А зимой…приходится пользоваться машиной, — вздохнул он грустно.

Дорогу до полигона я провёл в молчании, Егору Никифоровичу постоянно названивали и он никак не мой найти время на меня. Полигон нас встретил в суматохе. Все куда-то бежали, все что-то делали. Хорошо, что траву не красят, подумалось мне, когда я увидел, что несколько человек усердно красят грязный бордюр. А подойдя к ним, я лишь скривился. Там, где он был разбит, они красили и по траве, и по камням.

— Так, заканчивайте с этим, произнёс я.

— Но князь, мы не закончили, — произнёс один из них.

— И не нужно. Идите сейчас к заведующему хозяйством и доводите до него мой приказ, отмыть сперва поребрики, заменить или удалить банально бетоном и только потом красить. Лично чтобы с вами этим занялся. Поняли?

— Поняли, Дамир Александрович. Но вряд ли он будет с нами лично этим заниматься, — вдохнул другой.

— Олег! — крикнул я своего охранника.

— Да, шеф? — подошёл он к нам.

— Идёшь с этими бойцами сейчас и подтверждаешь моё распоряжение. Скажут, что я его траву отправил красить, значит, я и правда, сказал ему лично красить траву, — и повернувшись к гвардейцам, произнёс— намёк поняли? — и получив утвердительный кивок, продолжил, — смотрите, сильно не наглейте только.

— Хорошо Дамир Александрович, — радостно произнесли они хором.

— Так что вы хотите тут изменить князь? — подошёл ко мне Егор.

— Я хочу перестроить казармы, добавить около двадцати, а может и больше простых домов, для офицеров и сержантов. Плюс перестроить тренировочную площадку. Ну и самое интересное, мне нужна полоса препятствий.

— Так, дома понятно, это легко, место предостаточно, — оглянувшись по сторонам, произнёс старик, — тренировочная площадка тоже понятно, там легко, а с полосой препятствий сложнее. План-то у вас есть? Что вы тут хотите, — уточнил он у меня.

— Да, план есть, — кивнул я.

— А бумажные карты этого места найдёте? Мы бы по ним и начали работу сперва.

Мы провели на полигоне шесть часов. С перерывом на обед.

— Дамир Александрович, обед объявили, не присоединитесь? — подошёл к нам один из офицеров, что сопровождали нас с министром строительства.

— Обед? Вы как Егор Никифорович? — обратится я к старику.

— Положительно, — улыбнулся он, сворачивая бумажный план бывшей части.

— Тогда прошу, в административном корпусе всё будет готово через пятнадцать минут, — произнёс офицер.

— Да нет, я бы лучше с гвардией вместе отобедал, — произнёс я задумчиво.

— И я вас полностью поддерживаю, молодой человек, — произнёс старик.

— Как прикажете князь, — поклонился гвардеец и отступил.

Обедать мы пошли в общую столовую, где под ошарашенный взгляд гвардейцев, я вместе с ними отстоял очередь и без проблем набрал себе и компот, и суп и пюрешку с котлетой. Да и сели мы за общий стол, но рядом с нами уместился офицерский состав. Хотя некоторые простые гвардейцы хотели сесть рядом со мной.

— Вы меня удивляете Дамир, — отломав кусок хлеба и взяв лодку, произнёс Егор.

— Чем же? — удивился я, зачерпывая ложкой суп.

— Своей простотой. Пришли в солдатскую столовую, взяли, что есть в меню и без пафоса сидите вместе с ними, хотя по вашим офицерам видно, что они не привыкли к такому. Им хотелось бы обедать подальше от своих подчинённых, — проговорил он, откусывая хлеб.

— Это ведь мои люди. Не вижу причин для отделения себя от них.

— Это и удивительно, единицы делают, то что вы. И это похвально.

— А вы? — задал ему вопрос.

— А я такой же. Для меня мои люди на первом месте. Тем более, я строитель, я полжизни провёл на стройках империи и поверьте, обед в столовой, даже армейской для нас был праздник. Чаще это был костёр и полевая кухня, — произнёс он, отрезая вилкой кусок котлеты.

— Знаете, у меня всё чаще и чаще мысль возникает, что вы человек Романова, — проговорил я, смотря в его глаза.

— И будете правы, я начинал ещё работать с его отцом, вместе объездили большую часть страны и многие объекты, строил именно я. И на ваш вопрос почему так, моя родная сестра, была второй женой императора. Министр строительства империи, мой племянник, — произнёс он. С гордостью. Но без какого-то хвастовства, просто факт, я вот дядя министра империи и всё. Как тапок надеть.

— Удивительно, — ошарашенно проговорил я.

— Возможно. Но не меняйте своё отношение ко мне. Я нецарских кровей. А вы мой князь, — улыбнулся дедок.

После обеда закончив просматривать все документы и нарисовав приблизительный план по строительству, он пообещал, что к вечеру сюда приедут рабочие с техникой и начнут обустройство. Я вспомнив, как он трепетно относится к своим людям, пообещал, что им выделят казарму и для них будут готовить в общей столовой. Но или раньше или позже, чем гвардии. Чтобы не создавать ненужную толкучку и возможные конфликты. Плюс с командиром гвардии мы договорились, что они направят гвардейцев в помощь строителям. При месячной зарплате в шестьдесят тысяч у рядового гвардейца, не считая премий бонусов и всё ерунды, я за помощь строителям пообещал каждому принявшему участие, по тысяче в день. А учитывая, что стройка по предварительным расчётам, Егора, затянется на полгода минимум. То сумма может набежать немаленькая. А за саму стройку, я перечислил двадцать восемь миллионов. Это и работы, и подводка коммуникаций и света и вода и газ и в том числе интернет на весь полигон, плюс строительные материалы и мебель и в казармы и в дома. Полностью, что называется, под ключ. С домами решилось ещё проще, вместо обычных трёх этажный десяти казарм, мы договорились о шести пятиэтажных. И теперь они будут расположены не по всей территории полигона, а скомпонованы в одном месте плюс большая столовая. Где за раз, должно было уместиться около трёхсот человек, а не сто, как сейчас. А домов, за счёт освобождения больной территории, мы смогли по плану уместить шестьдесят три. Это будет одноэтажный трёх или двухкомнатный дом. Зачем мне столько отдельных домов, когда по моим прикидкам занято будет, наверное, меньше половины, я не знал. Но пусть будут. Закончив обсуждение, я распрощался с Егором Никифоровичем и отправил его на своём карте же, а сам оставив при себе одну машину, направился искать кого — нить из руководства. Первым мне попался дежурный.

— Александр Вениаминович, у меня к вам дело.

— Слушаю вас князь, — произнёс он.

— Нужно поднять, всех по тревоге, по легенде на мой дом напали.

— Вы шутите? — опешил он.

— Да нет, я серьёзно, проведём тренировку.

— Но мне надо сообщить тогда Безухову, чтобы он поднимал полицию, по протоколу тревоги.

— Нет, только моя гвардия. Это учения и не больше. Но по максимально жёсткому сценарию. С мпд и шагоходами.

— Гвардию в квартале предупреждать?

— Нет, только, тех, кто находится тут.

— Понял вас, — и взяв телефон, он набрал одну кнопку.

По всему полигону раздалась сирена воздушной тревоги. А я строя и смотрел в окно на людей, что бегут в свои казармы. В кабинет дежурного ворвался командир гвардии.

— Князь, что происходит? Почему тревога, — увидев меня, он бросился в мою сторону.

— Учения, — меланхолично проговорил я.

— А цель?

— На мой дом напали, хочу узнать время развёртывания, — пожал плечами, не отрываясь от окна.

— Но я мог и, так сказать, — удивился он.

— Могли, а я хочу сам увидеть. Всё, не спорьте, садитесь лучше, будем ждать.

Спустя десять минут, по дороге потянулись грузовики, первыми шли машины с техникой. Через пятнадцать поехали машины с людьми.

— Пойдёмте господа, наша очередь, — махнул я рукой, выходя из кабинета.

Тридцать минут, нам потребовалось на езду, до нашего квартала. И ещё десять, на полное развёртывание гвардии у дома.

— Один час, — задумчиво проговорил я. Смотря, как выстраиваются гвардейцы перед моим домом.

— И это долго, — заметил Распутин, стоявший рядом со мной.

— С другой стороны, с другого конца Екатеринбурга, дорога может занять больше, — произнёс Безухов и взял телефон, что начал названивать.

— Ну и в квартале находится дежурная смена, плюс много мпд и техники. И не стоит забывать, про наших гвардейцев. Их немного по отдельности, но в сумме наберётся немало, — произнёс Юсупов.

— Братец! Что за фигню ты тут устроил!? Почему в квартале столько гвардии и техники!? Вы не даёте жителям выехать из дома. Напугали всех детей! — кричала Лена, широким шагом направляясь к нам.

— Дамир Александрович, нашли тела Брагиных, на стройке одного из автосервисов для грузового транспорта, при рытье котлована были найдены тела семи человек, — произнёс Безухов, опуская свой телефон.

— Так и думал. Слишком резко они исчезли. Интересно, что они знали такое, что их убили, — произнёс я.

— Больше интересно кто их убил, — задумчиво произнёс Юсупов.

— Я ставлю на орден и думается, что это был Вяземский. Багратион старший их использовал, но потом был всё время со мной у Демидова, — не думая произнёс я.

— Почему Вяземский? — проговорил мой тесть.

— Потому что мы с Брагиным устроили дуэль в первый же учебный день. И только благодаря Анжеле и её нерасторопности, мы не подрались. А Вяземский, сильно хотел получить от нас признание в совершенной дуэли. Не получил. Но на приёме Фудзивары, ко мне подошёл Брагин и предложил провести дуэль там. Как вы знаете, а может, и не знаете меч был отравлен. Сразу же после неё, они сбежали и исчезли, — произнёс я, обойдя Юсупова сзади и спрятавшись за ним.

— Меч был отравлен? Это как?! — опешил Юсупов, развернувшись ко мне.

— Спросите у Акено Фудзивара. Он вам даст информацию, мне было тогда плевать, а сейчас, у нас с ним сложные отношения.

— Да? Что задумал этот Японец, — удивлённо произнёс Распутин.

— Он хочет разорвать нашу свадьбу с Шиной, — горько усмехнулся я.

— Серьёзно? И поди по какой-нибудь японской заморочки? — усмехнулся мой тесть.

— Дамир! А ну, иди сюда! Хватит прятаться! — прокричала Анжела.

— Мне тут хорошо! И вообще, мне пора! Пока любимая! — прокричал я ей, из-за спины её отца и прошептал, — господа, предлагаю отсюда свалить, — и развернувшись, я быстрым шагом, практически бегом направился к машинам.

— А ну, стой! Отец! Останови его! — кричала девушка.

— Прости доченька, никак не могу! Дела! — усмехнувшись, Юсупов, побежал за мной

— Я маме пожалуюсь! — кричала девушка, бросившаяся нам вдогонку.

— Люблю тебя Анжелик, целую! И маму поцелуй за меня! — крикнул, обернувшись, её отец.

Мы успели добежать до машины Юсупова, когда нам вдогонку прилетела воздушная техника, пущенная его дочерью

— Гони, Гош! — весело кричал мой тесть, прыгнув в машину.

Обернувшись, я смотрел, как прикрыли головы оставшиеся представители моего клана от сильнейшего ветра, что пустила бывшая Юсупова.

— Ха ха ха ха, — смеялся во весь голос её отец.

А подхватив его смех, утирал слёзы.

— Куда мы теперь Дамир? — закончив смеяться, проговорил он.

— Может, в ресторан? Поужинаем.

— Гош, давай к Анжеле в ресторанах, Дамир Александрович всё равно там ни разу не был ещё.

Уже сидя в ресторане, к нам. Приехали и остальные представители клана. И пожурив меня, что я бросил их на произвол своей жены, принялись рассказывать последние новости. Люди Демидова, очень серьёзно подошли к проверкам, оказалось, что император направил пятьдесят человек в Пермь и что в наш Екатеринбург, где они, разделившись, начали шерстить не только князей, что стояли у руководства княжества, но и остальных. Что искали, никто не знал. Но копать начали очень серьёзно. Безухов рассказал, что спецназ и отдел по борьбе с экономическими преступлениями, за день объехали двадцать семь разнообразных предприятий. Во многих местах людей просто задерживали пачками и увозили в аэропорт, сажая на самолёт их отправили под охраной в Москву. С его слов я также понял, что одним, из рейсов, из Москвы прибыли ещё триста человек из императорской полиции и они работали уже без людей Безухова. Мой дом и офис рода проверили ещё утром, потом занялись кварталом. Плохо так счастью не нашли. Хотя Юсупову погрозили, чтобы больше ни делал схем, с переписыванием на княжество своих фирм, в последний момент. Были вопросы к Шине, но так как она гражданка Японии. То и вопросы отпали сразу же, по предъявлении ей своего паспорта. Проверяющих мало интересовал бизнес-иностранцев. Хотя все мы сошлись во мнении, что и иностранцев начнут проверять очень скоро. Романов, что-то ищет и если не найдёт у наших князей. То переключит внимание на гостей.

А вернувшись домой, я к своему огромному удивлению увидел, что перед домом стоит машина Анастасии Николаевны.

— Идти или не идти, вот в чём вопрос? — проговорил я.

— Идти, идти, мы тебя очень давно ждём и так просто, ты, от нас не отделаешься, — проговорила Шина, подкравшись ко мне сзади.

— А может, не надо? — уточнил у не обнимая за талию и целуя в щеку.

— Дамир, не спорь. Пойдём по-хорошему.

А я лишь вздохнул и толкнул дверь

— Девочки! Смотрите, кого я поймала у дома! — втащила меня Шина в гостиную, где сидели все мои жёны и дочка императора с моей сестрой.

— Дамир! — бросилась ко мне на шею Надя.

— Ну здравствуй, братец, — усмехнулась Лена.

— Явился, не запылился! — зло проговорила Настя.

— Попался! — крикнула Анжела.

Обведя их всех взглядом, поглаживая по спине Надю, я отметил, что перед ним на столе стоит две бутылки красного сухого. Оценив масштаб проблемы, я произнёс.

— А можно я спать? Я честно устал, день выдался слишком долгим и утомительным.

— Вот ты как значит, ну хорошо…иди, — насупилась Анжела.

Выждав ещё пару мгновений и не получив никаких других вариантов, я отпустил зарёванную Надю и поднялся к себе.

Раздевшись, я без сил рухнул на кровать и уснул. А вот пробуждение не было таким добрым. На меня попросту лили воду. А моя попытка вскочить была обречена на провал, я оказался привязан к кровати. Дёрнувшись несколько раз безрезультатно, я услышал истерический смех девушек.

— Больше лей!

— Не жалей!

— Ха-ха.

— Ой не могу, он такой смешной.

В это же мгновение поток воды прекратился, и я успел разглядеть всех их в халатах, возле кровати, а Романова с довольным видом, брала в руки очередное ведро с водой и начала выливать на меня.

— Да вы с ума сошли, что ли!? Прекратите, кха-кха… Вы чего? Кха-кха.

— Это месть Болконский! За все наши нервы! — довольно произнесла Шина.

А я не смог им нечего ответить, я начал захлёбываться. И я психанул. С громким треском я просто взорвался огнём и прогремел на весь дом:

— ПОШЛИ ВСЕ ВОН! ВОН ИЗ МОЕГО ДОМА! ЧТОБЫ И ДУХА ВАШЕГО ТУТ НИ БЫЛО, ПРИДУРОЧНЫЕ!

Романову просто снесло волной и она ударившись об кресло просто обмякла, Надя упала на колени и плакала… А Анжела и Шина посмотрели на меня с ненавистью. Лена же просто сбежала в коридор.

— Вон я сказал! Видеть вас не хочу всех, — проговорил я, откашливаюсь.

— Как и мы тебя, — прошипела Шина и толкнув вбок Анжелу, кивнула на Надю, а сама подняла Романову и вышла из комнаты.

Спустя полчаса в доме остался я один. Злой и мокрый. Куда эти дамы ушли мне было уже безразлично. Я с горечью смотрел на остатки комнаты, шкаф, тумбочка у кровати, шторы, кровать, это всё сгорело. В стене зияла огромная дыра. Как выжили девочки я понятия, не имел. Спустившись в гостевую комнату, я обнаружил, что в ней жили. И судя по одежде, что валялась на полу, тут жила Романова. Скептически осмотрев комнату, я отправился в соседнюю, где приняв душ, лёг спать.

Глава 43

— Арсен, что делать будем? На мальчишку плевать, снятие наших людей с должностей обидно, но не критично. А вот люди императора, это очень плохо.

— А у нас есть о чём переживать? — иронично улыбнулся Великий князь Багратионн.

— Тебе уже не о чем переживать. У тебя новый род и старые привилегии, а мне что прикажешь делать? — уточнил Вяземский, смотря на огонь в камине.

— Сам виноват. Я тебе не раз говорил, чтобы не влезал во всякие авантюры. А после смерти Демидова, ты должен был думать, а не носится с планами о перевороте, — жёстко произнёс хозяин дома.

— Но я не думал, что мальчишка сможет так сдружиться с императором и натравить его на всех нас, — горько произнёс ректор университета, и подняв зазвонивший телефон произнес, — Слушаю. Вот как? Прямо всех? Без разбора? Хорошо, приеду в участок, — положив телефон обратно, он поднял взгляд на бывшего главу полиции, — Полиция начала обыски и задержания во всех известных залах и клубах. Задерживают всех и каждого.

— А Безухов молодец, хорошо работает, — улыбнулся Арсен.

— Плевать, как он работает. Не имеют права. Я сейчас поеду в полицию, освобожу пару человек под своё слово, ты со мной?

— Нет и тебе не советую, произнёс, великий князь.

— Да вот ещё, что бы я и бросил своих парней? Не смеши. Если хоть часть из них начнёт говорить, мы все окажемся под ударом.

— Я тебя предупредил, а ты делай как хочешь, — махнул Багратион и поднявшись, вышел из комнаты.

— Трус, — прошептал Вяземский и поднявшись поехал в полицейский участок.

— Господин Вяземский значит? — произнёс дежурный полицейский, смотря в документы, предоставленные ему.

— Ну да. Какие-то проблемы капитан? — строго произнёс мужчина.

— Да нет, никаких, второй кабинет. Вас там ожидают, — произнёс полицейский и протянув документы обратно, нажал на кнопку открывания двери.

А Вяземский, лишь ухмыльнулся и направился по коридору искать второй кабинет, но зайдя в него, обнаружил шесть человек. Все они были из спецназа. Императорского спецназа. О которых ходили слухи, что каждый из них обладает рангом мастер, а командует ими лично Николай Романов.

— Господа, дежурный сказал, что меня тут ждут.

— А вы кто? — обратится к нему, один из спецназовцев

— Вяземский Пётр Иванович, — ответил мужчина.

— По какому вопросу вы сюда прибыли?

— Моих людей и друзей задержали, я хочу узнать по какому праву и за что.

— Ага, хорошо. Значит так, Пётр Иванович, вы задержаны по обвинению в организациибунта в Екатеринбургев январе месяце. Срок вашего задержания трое суток. По результатам проверок и допросов, вам будет или предъявлено обвинение или вас отпустят и вас переквалифицируют в свидетели, — произнёс офицер и достав наручники, подошёл к Вяземскому.

Пётр Иванович лишь вздохнул. Спорить с этими людьми было глупостью. Для них нет никаких авторитетов, кроме императора. А за сопротивление он может и жизни лишится. Прецеденты уже были. Надо было слушать Багратиона, подумалось ему, когда его спустили в камеру, в подвале здания полиции.

В это же время, Багратион ехал в своей машине в сторону Челябинска. Он понимал, что задержание людей это лишь начало. И Вяземского арестуют сразу же по приезду в полицию.

— Чёртов император, отдай ты не мальчишке, а мне эту Пермь. Я бы в жизни против тебя не пошёл, — зло прошептал он, прикладывая руку на колено девушке, сидевшей рядом.

— Да Арсен? Что случилось? — проговорила она, открыв глаза.

— Всё хорошо Оль. Просто давно тебя не видел.

А Сторик, лишь улыбнулась и положив свою руку, поверх мужской, продолжила спать.

Меня разбудил звонок главы полиции

— Вяземского задержали на трое суток, — произнёс он.

— Это хорошо? Или плохо? — зевая поинтересовался у него.

— Вам решать, вы же князь. Но мой совет, вы должны снять его с должности ректора университета.

— Хм, а вы даёте интересную мысль князь. Спасибо, — произнёс я и отключив телефон, широко зевнув повернулся на другой бок и продолжил спать.

Но сон больше не шёл и поворочавшись на кровати, я направился в душ. А после налив себе кофе, я сидел и смотрел новости.

— Около тысячи человек, были задержаны за прошедшие сутки. По информации, которой с нами поделился источник в главном управлении полиции. Задержания связаны с январским бунтом против императора и Князя Болконского, — проговаривала диктор, а на экране показывали, как полиция вскрывает двери, штурмуют здания или уже выводят задержанных.

А в комнату вошел один из охранников.

— Дамир Александрович, я бы хотел задать вопрос вам.

— Да Андрей, говори, — провернулся я к нему.

— На полигоне рода, началась перестройка и говорят, что там будет построена полоса препятствий, для обучения вашей гвардии. Это ведь правда?

— Ну да, будет и полоса препятствий и по примеру спецназа, будет построен макет жилого дома, чтобы гвардия училась штурму домов сверху по верёвкам. Если смогу найти вертолёт, то будет и обучение десантированию с вертолёта по тросу. А что ты хочешь? Говори конкретнее.

— Я хочу стать инструктором по подготовке, — огорошил он меня.

— Вот как? И ты уверен, что у тебя хватит знаний и умений? — подняв бровь, уточнил у него.

— Да. Я уверен, — кивнул он.

— Смотри, Андрей. Мы сейчас поедем на полигон спецназа, где ты и я пройдём их испытания. По итогу которых я и дам ответ. Поэтому ещё раз подумай и ответь, сможешь ли ты этим заниматься или нет. В противном случае ты станешь обычным водителем.

— Я не подведу, уверенно произнёс он, подняв голову.

— Через пять минут я буду готов.

Через час мы стояли с ним на учебном полигоне княжеского спецназа. На нас была стандартная тренировочная форма, автомат и пистолет. Короткий забег, брёвна, канаты, колючая проволока и стенд с мишенями. Спецназ проходит эту полосу за три минуты и девяносто процентов попадания по мишеням.

— Три, два. Марш! — крикнул инструктор спецназа.

А мы побежали…

И стоя перед мишенями, после забега, я смотрел в пулевые отверстия ровно в центре мишени.

— Андрей, а ты умеешь удивлять, — произнёс я, окидывая взглядом свою мишень, где достаточно много пуль попало мимо цели.

— Всю жизнь с оружием, — пожал он плечами.

— Фамилия у тебя как?

— Швец. Андрей Олегович.

— Я СМС сейчас отправлю командиру гвардии. С указаниями о тебе. Ты едешь сейчас на полигон и проходишь всю бюрократию и назначение на новую должность. Там же на полигоне находишь строителей, которые будут заниматься строительством полосы. И вместе с ними проработай план. Что изменить ачто добавить. Далее, собираешь всех свободных людей, проводишь испытания, кто сможет показать лучший результат, тех к себе заберёшь. Через месяц, возможно, мы проведём соревнование с военным и полицейским спецназом, если повезёт, попрошу ещё группу у Романовых. И Андрей, я не потерплю, если моя гвардия опозорится.

— Но ведь, у военных и полиции будет преимущество, — удивлённо, произнёс он.

— И что? Ты пришёл ко мне и попросился на эту должность. Мы полосу спецназа, пробежали на равных и лишь по стрельбе, ты победил разгромно. А я напомню тебе, не боец. Я не тренируюсь как наша гвардия. И если ты считаешь, что победив мальчишку, ты теперь царь и бог. То ты заблуждаешься. У тебя есть месяц, доказать, что ты достоин этого доверия. Я не прошу тебя из вчерашних водителей сделать равных спецназу. Ты можешь лично бежать со своими людьми. Могут бежать лучшие из лучших. Сможет командир гвардии обогнать наших гвардейцев, значит, и он побежит. ЛучшиеАндрей, ты понял меня?

— Понял, — кивнул он.

— Тогда подожди минутку, — достав телефон я создал групповой звонок с Безуховым и Давыдовым.

— Да князь?

— Слушаю.

— Господа, у меня к вам дело. Через месяц я хочу устроить соревнования, между вашими лучшими. Подчёркиваю лучшими людьми из спецназа и моими гвардейцами. Приз, победителю шесть миллионов рублей. На всю команду.

— А что будет в соревнование? К чему готовится? — произнёс нетерпеливо Давыдов.

— Полоса препятствий, штурм дома и освобождение заложников. Плюс стрельба, пистолеты, автоматы и снайперская винтовка, — проговорил я, смотря в глаза Андрею.

— Понял вас, — ответил Давыдов.

— Дамир, а может, сделаем соревнование на уровне княжества? — проговорил задумчиво, Безухов.

— То есть? — уточнил у него.

— Ну все княжеские рода, обычные отставные военные. Представят свою команду.

— Хм, а это неплохая идея. Хорошо, я подготовлю детальный план, а вы предупредите, когознаете.

Закончив звонок, я посмотрел на Андрея.

— Ты всё слышал сам. Месяц.

— Понял вас господин, — поклонился он.

Отпустив Андрея, я поехал в администрацию княжества. Пятница. Нужно немного поработать.

Глава 44

В администрации стоял истинный бардак. Все куда-то спешили. У многих в руках были стопки бумаг, а кто-то спросил коробки с вещами. Шум и гам, стоял такой, что я не слышал свои мысли. Зайдя в свой кабинет и поздоровавшись с секретаршей, я заметил двоих мужчин, которые сидели на диванчике и пили кофе, листая журнал со стола.

— Господа, вы ко мне?

— Да, Дамир Александрович. Мы к вам, — поднял на меня взгляд один из них.

— Проходите, Лиз, кофе будь добра, — обратился я к своему секретарю и открыв дверь, пропустил гостей.

Неторопливо раздевшись и сев за стол, я принялся ждать и смотреть на своих неожиданных посетителей. Они были высокие, коротко стриженные с сединой на висках. В них чувствовалась уверенность и власть. Люди Романова, больше некому чувствовать себя так уверенно, в моём обществе. А судя по поведению, один из них был кадровым военным или полицейским, кто привык всегда быть в форме и ношение пиджака, вызывает у него не удобства.

— Слушаю вас внимательно, — обратится к ним, когда мне принесли кофе.

— Дамир Александрович, мы предоставляем Романовых. Я отвечаю за бумажную работу. Владимир Ильич, отвечает за силовые методы.

— Это, я уже как ни странно, понял. Но чем обязан вашему посещению? — сделав очередной глоток, уточнил у него.

— Отчёты о нашей работе. Списки пойманных и подозреваемых. Плюс обсудить наши планы, — пожал он плечами.

А я с удивлением взглянул на него.

— Как мне к вам обращаться?

— Илья.

— Просто Илья? — выгнув бровь, уточнил я.

— Да. Не люблю официоз, — кивнул он.

— Тогда и ко мне можно по имени.

А они лишь кивнули и улыбнувшись переглянулись.

— Отчёты и списки это здорово. Но зачем они мне? Вы работаете, вы всех задерживаете. Отчёт по факту идёт государю. Зачем в этой цепочке я?

— Но вы ведь князь тут, — с удивлением произнёс Владимир.

— Князь. Но вы задержали предположим министра питания. Или как он называется. С должности его сняли. Мне по факту, нужно лишь одобрить нового. А что со старым и за что его арестовали мне особо-то неинтересно. Это преступление на государственном уровне и я не имею власти в этом вопросе. Или я где-то неправ?

— Вы правы абсолютно. Вас это не касается. Но мы хотим, чтобы вы посмотрели списки и если среди них попадутся ваши люди. Мы бы обсудили их дальнейшую судьбу, — произнёс Илья.

— А я в этом списке есть? Или мои жёны? — задумчиво спросил я.

— Нет, вас и ваших родственников, да и всего клана Болконских тут нет.

— Тогда и списки меня не интересуют, — ответил я, откинувшись на стул и сделав глоток кофе, со смехом взглянул на них.

— Эм, то есть вообще? — опешили они.

— Вообще. Господа, честно. За кого я переживал и за кого поручились мои люди. Были предупреждены и они, как вы видели, перевели свои активы на княжество. Остальные же, — развёл я руками, — сами виноваты. И вступаться я за них не намерен.

— Это вы, конечно, здорово придумали, с оформлением на княжество. Мои люди аплодировали вам стоя. И людей своих не подставили и княжество обогатили и казну империи увеличите налогами, — рассмеялся Илья.

— Тогда у меня к тебе Дамир вопросов и нет, — задумчиво произнёс, Владимир Ильич.

— Да и у меня тоже. Мы шли сюда, рассчитывая на длительные споры и выслушивания аргументов. А вы взяли, и все планы наши сломали, — рассмеялся Илья.

— Будто бы, вы их приняли, — усмехнулся я.

— В теории, пару человек мы бы освободили. Если бы вы смогли представить хороший аргумент. Но в большинстве, вы бы получили отказ. И государю был бы дан доклад, что вы укрываете преступников. Ну или были бы арестованы. Несколько лет назад прецедент был. Мне угрожали сильно и долго, — проговорил серьёзно Илья.

— Ну, как видите, со мной проще, — рассеялся я.

— И это огромный плюс в вашу сторону. Но я бы хотел добавить. Поставьте министром финансов, человека империи.

— А где мне взять такого? — в сомнениях спросил я.

— Подайте заявку через имперскую канцелярию. Вам назначат проверенного человека.

— А большое можно? — с надеждой спросил я.

— Не более трёх министров на княжество, — со смешинкой проговорил Илья.

— Да? Жаль, — вздохнул я.

— Вы ведь хотите устроить парламент. Зачем вам больше? В таком строе и одного человека хватит за глаза. Он за каждую копейку их съест, плюсваши люди, которым вы объясните всю важность этого человека и, что ему нужна поддержка, — произнёс Владимир Ильич.

— Кстати, что с Вяземским Петром? — задал я им вопрос

— Сидит и будет сидеть долго и счастливо, — произнёс Владимир.

— Это хорошо, — радостно проговорил я.

— А что? Убираете неугодных? — рассмеялся он.

— Да нет, он просто ректор университета и нужно знать, снимать его с должности или нет.

— Если бы и вышел, всё равно нужно было снимать. Любое пятно на имени ректора, так или иначе, приводит к его отставке, — произнёс Илья.

В таких мелких заботах и проблемах я и прожил до середины мая. Полигон строился и проблем не вызывал. Квартал рода был достроен полностью и большую часть его уже заселили. Золото и изумруды начали добывать уже в хороших объёмах, а вот горный лён оставался проблемой. Его было мало, и мой план с подарком императору был под вопросом. Жёны уехали куда-то на юг страны, где жили в имени Романовых. Как просветил меня император, когда я после недельных поисков и звонков в пустоту, обратился к нему с вопросом, где его дочь. На мои звонки девушки не отвечали, а когда пытался позвонить с других номеров, трубку брала охрана девушек или прислуга Романовых. После чего телефон сразу же отключали. Смирившись с этим, я просто оставил всё как есть. Через две недели бал императрицы не появится, так это их проблема. Я могу себе позволить явится один, а вот они нет. Соревнования гвардии выиграли военные. Мои ребята оказались лишь третьими, а полиция с гордостью забрала второе. Но надо отдать должное, Безухов и Давыдов переиграли нас, очень элегантно. У военных выступали люди императора, которые неожиданно были прикомандированные в уральское княжество. А Безухов просто собрал военный спецназ, которые неожиданно изъявили желание служить в полиции на время своего отпуска. Ну а мне оставалось лишь вздыхать и смотреть как элитные подразделения страны, разносят в пух и прах, и моих ребят, и людей других родов. А на моё возмущение, эта парочка лишь улыбалась и говорила, что я сам дурак, не продумал правила до конца. А призовые они поделили на две группы. Плюс какую-то часть отдали за помощь непосредственным командирам этих бойцов. Андрея я, конечно, пожурил для вида за проигрыш, но я и сам понимал, что даже за несколько лет, упорных тренировок, мои люди, не достигли бы таких высот.

— Вы серьёзно?! Один погонный метр материала? И что я буду с ним делать? Носовой платок императору шить? — моей злости не было предела.

— Это всё, что смогли добыть, вы ведь понимаете, что для всех нас, это новый и неизвестный материал и лишь вы один знаете, где и как он появляется, — пожал плечами начальник цеха.

— Так я же вам показывал, что камни нужно дробить, — грустно произнёс я. Рассматривая кусок грубой ткани.

— Что смогли, со временем производство и добыча наладится и мы сможем более глобально его добывать.

— Но мне нужно сейчас, у меня вылет через несколько дней в Москву, — обречённо произнёс я.

— Простите, князь. Лучше бы вряд ли получилось.

— Наверное, вы правы. Ладно работайте дальше, а это, я забираю, — махнул я рукой.

А сам я направился в сторону швейной фабрики, где меня встретил директор.

— Вот смотрите, у меня, грубо говоря, есть погонный метр ткани. Что вы собираетесь предложить с ней сделать? — стоял я у стола в цехе.

— До чего же грубый материал, — задумчиво произнёс директор, ощупывая его.

— Какой есть, так что с моим вопросом?

— А что вы хотите?

— Я хотел рубашку, но и моих знаний хватит, что бы понять, что этого мало.

— А для чего вам? — задумался он вновь, переводя взгляд с меня на материал.

— Подарок императору, — тихо произнёс я.

— И вы хотите это сделать из этого и у нас? Нет! Даже не надейтесь! Я не позволю такому, производится на своём заводе, — воскликнул мужчина.

— Не на вашем, а на княжеском. Не забывайтесь, — сухо проговорил я.

— Нельзя такое преподносить в подарок! — кричал он.

— Я всё сказал. Мне нужны ваши идеи, а не истерика, — жёстко ответил ему.

— Может скатерть? — подсказал один из его помощников.

— Скатерть? Хех, ну, делайте скатерть. Это будет как минимум забавно. Но не нужно всяких украшений. И драгоценностей. — рассмеялся я, вспоминая байку о горном льне и простых мужиках, что пришли к царю, из своей реальности.

А через три дня, я проснулся в крыле одного из зданий на территории кремля, который был отдан для уральского княжества и первых его лиц. И моя задача на сегодня была встреча с императором и вручениеему подарка. А уже завтра нас ждёт бал.

Финал

— Ну и что это такое? — с брезгливостью произнёс император, беря в руки мой подарок.

— Это скатерть, из материала, что добывают в моём карьере, — пожал я плечами, садясь на кресло перед ним.

— Ну я вижу, что не платок. В чём смысл Дамир? — проговорил он, изучая подарок.

— У вас найдётся огонь? — произнёс я.

— Зажигалка есть. Подойдёт? — произнёс он, осматривая стол и протягивая руку к пепельнице.

— Вполне, поджигайте скатерть.

— Серьёзно? Ты принёс подарок, что бы я его поджёг? — усмехнулся он.

— Ну практически. Вы поджигайте и не думайте лишнее.

— Как скажешь, — проговорил он и поднёс зажжённую зажигалку к скатерти.

А через, пять минут попыток сжечь её, он задумчиво проговорил:

— Не понял? Чем ты её обработал?

— Ничем. Она по природе такая. — улыбнулся я, его реакции.

— Ты шутишь? — опешил он.

— Да нет, вполне серьёзно.

— И как долго он так может? — ошарашенно проговорил император.

— Я не засекал. Но вполне достаточно, чтобы человек смог, без каких-либо проблем выйти из огня.

— А ну, пойдём, проверим, — произнёс он, вставая с дивана и направляясь вглубь здания.

Мы дошли до кухни, где весело потрескивал огонь в печи.

— Печь? На дровах? Серьёзно? В кремле? — удивился я.

— Некоторые блюда, вкуснее, когда их готовят на огне, — пожал он плечами и отворив створку, кинул в неё скатерть.

По итогу мы, конечно, смогли подплавить скатерть, на краях, где была оформлена бахрома. А сама по себе она осталась целой. Подгоревшей закоптившейся. Но целой. Но император на этом не остановился. Мы съездили на военный полигон, где император вызвал бойцов в ранге мастер и попросил поджечь кусок скатерти, который он отрезал.

— Да ты издеваешься, что ли? Болконский! Что с ней не так?! — произнёс государь, смотря как целый кусок ткани.

— У меня нет ответа на ваши вопросы, — пожал я плечами, с интересом рассматривая свой подарок.

— Ладно, теперь давай ты, — проговорил он, переводя взгляд на меня.

А я лишь вздохнул и зажёг свой огонь. И ударил ткань, которую повесили на верёвку. От моего удара, в ней всё же появилась дырка.

— Удивительно, — прошептал он.

А спустя три часа он с довольной улыбкой смотрел на остатки скатерти.

— Полторы тысячи градусов и мы победили! — произнёс он довольно.

— Я бы не сказал, что это круто, — произнёс я, осматривая металлургический цех, куда мы приехали после полигона.

— Да нет, ты неправ. И поверь это очень интересный подарок. Я уже знаю, куда мы можем направить для использования твой минерал. Я буду через месяц у тебя в княжестве. С несколькими людьми и мы на месте посмотрим, что и как будет дальше.

— Как скажете, — устало произнёс я.

Расстались мы с императором уже под самую ночь. Вернувшись с металлургического завода, мы провели остаток дня изучая списки всех пойманных, в моём княжестве людей. Кого-то император помиловал, несмотря ни какие преступления, по какому- то одному ему известному плану, кого-то просто лишил княжеского титула. А многие пойдут на плаху. Но никаких угрызений совести я не испытывал. Как говорил тот самый страус:

— Вор должен сидеть в тюрьме.

И я был полностью с ним согласен. А уж бунтовщики и подавно.

Утро выдалось пасмурным. И ещё более пасмурным было моё настроение, когда мне принесли, одежду, которую я должен надеть на бал. Башмаки с золотой пряжкой, высокие белые гольфы, какие-то песочного цвета обтягивающие бриджы до колен, вроде как называющиеся кюлоты. По мне это были самые обычные лосины. Синий камзол, а поверх него должен быть одет зелёный кафтан. Всё это с просто неимоверным количеством кружева. Ну а рядом с одеждой стоял чёрный, завитый парик.

— Да вы издеваетесь, что ли? — обречённо воскликнул я, смотря на себя в зеркало.

— Это традиция, молодой человек, — произнёс пожилой слуга.

— Да на фиг нужны, такие традиции. Нет, я это одевать не собираюсь. Ищите мне нормальные штаны, — вскипел я.

— Вы или одеваете или вас не пустят на церемонию, — сухо произнёс мужчина.

— Да и плевать, несильно и хотелось.

— Хорошо, я передам ваши слова императору, — поклонился он.

На церемонию я в общем не попал. Стойко выслушав все увещевания и императора и его окружения, я твёрдо стоял на своём. Лосины в такую обтяжку я носить не намерен. Стоять и выслушивать это пришлось, смотря строго в потолок. Эти господа, этот элемент одежды одели и не испытывали никаких моральных проблем.

На сам бал я оделся в классический синий костюм. Но вот то, что большинство, останутся в своих камзолах и лосинах, я не подумал. И теперь меня просто колотило от этого вида. Поэтому я просто уселся в самый дальний угол за столик в одиночестве.

— Ну здравствуй, князь, — послышалось над моим ухом.

— Присаживайтесь Арсен, чем обязан вашему вниманию? — поднял я взгляд, на Багратиона.

— Да вот, решил поздороваться и сказать, что я к тебе не имею претензий. Если бы после смерти Демидова, Пермь отдали бы мне. Всего это бы не случилось. Я бы не позволил. Но случилось как случилось, — произнёс он, садясь за столик.

— Так может надо было мне сказать об этом? И мы бы придумали, как отдать вам Пермский край?

— Надо было, но тогда мне казалось, что ты вряд ли отдашь по-хорошему. А сейчас…я вижу как ты и сам не в восторге от своей должности в княжестве. Но уж поздно, — проговорил он с грустью в голосе.

— И когда вы начинаете? — усмехнулся я.

— Уже, — развёл он руками.

А снаружи прогремел взрыв. А осколки от окон ворвались в бальный зал. Засыпая всех и каждого, кто был внутри.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 29
  • Глава 28
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Финал