КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 577381 томов
Объем библиотеки - 863 Гб.
Всего авторов - 231237
Пользователей - 106331

Впечатления

pva2408 про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

Для медвежонок В жанрах было проставлено: НЕДОПИСАННОЕ. Смотрите внимательнее, прежде чем попрекать «выкладателя»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

Это фрагмент. Без оценки. Выкладателю - замечание за невнимательность.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Выдревич: Блюда из овощей и грибов в микроволновой печи (Справочная литература: прочее)

Ребята, начинается сезон "Тихой охоты", поэтому я начинаю подготавливать и выкладывать в нашу библиотеку книги в жанре "Сбор и выращивание грибов", а так же по грибной "Кулинарии". Всего книг о грибах у меня около 2 тысяч. По мере возможности буду подготавливать и выкладывать.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 3 (Альтернативная история)

да, как-то часто ГГ по голове получает

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шопперт: Вовка-центровой - 2 (Альтернативная история)

про чехов автор здорово прошелся. На сегодняшний день они опять гадят России впереди всей еврожопы...

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 4-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Байки из этого сборника - это не выдумки. Это реальные случаи из жизни.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Marine13 про Истон: Борьба за Рейн (Триллер)

Отредактированная версия (от 2022г.) первой части трилогии есть на странице группы перевода.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Паша-Конфискат 2 [Александр Дмитраковский] (fb2) читать онлайн

- Паша-Конфискат 2 [СИ] (а.с. Паша-Конфискат -2) 563 Кб, 147с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Дмитраковский

Настройки текста:



Александр Дмитраковский Паша-Конфискат 2

Часть 1

С момента операции «Спрут», проведённой главой государства Брежневым Л.И., прошло много лет. Через пять лет после её проведения и недопущения развала СССР я, Павел Иванов, он же Паша – Конфискат, Ваш покорный слуга, отошёл от государственных дел. Уговорил-таки Брежнева отпустить меня, так сказать, на вольные хлеба. Часть моих людей из нашего прошлого-будущего со мной согласились и тоже захотели «уйти» от дел со своих высоких постов. Таких набралось четверо – я, Виталий и два Николая. Остальные остались на прежних местах – ещё не наслужились и не наработались. Ну да это их желание. Одно решение было единогласным и бесповоротным – разобрать на запчасти наш Газон-Кунг с «Машиной времени» и её малый переносной пульт, чтобы никто воспользоваться не смог. Это наша общая тайна – людей из будущего. Связи мы между собой и остальной командой не теряли, мы же четверо решили просто поездить по миру. Наши жёны нас почему-то не понимали, в связи с чем у нас начались непонятки в семьях. Наверное, устали друг от друга. Такое в жизни бывает. И лучшее лекарство – это время и расстояние. Поскольку средствами мы не были обременены, то могли себе позволить поехать куда захотим, что мы и сделали. За последние два года мы обкатали Китай, Индию, Францию и Австралию. Периодически, не на долгое время, приезжая домой. В один из таких приездов, на границе меня и моих друзей тормознул «гебешик» и мягко попросил связаться с Брежневым. Я позвонил ему и в ответ услышал только два слова: «Нужно переговорить». Ну, мы все и полетели в Москву.

Зайдя к Брежневу в кабинет, увидел лицо его уставшим. Брежнев предложил пройти в его дальние апартаменты и попить чайку. И потом я услышал следующее:

– Паша, как тебе мир? Посмотрел? Не хочешь вернуться на службу?

– «Шо! Опять!» …. Леонид Ильич, я, наверное, ещё десяток лет не захочу нигде работать. Вот просто не хочу и всё.

– Да, я заранее знал твой ответ, но вот есть у меня к тебе дело, которое, мягко говоря, не хочу «просрать». Извини меня за такое сравнение, но я уже старый и мне не хочется, чтобы после моего ухода меня потом потомки хаяли, как ты рассказывал. Тут больше личный вопрос, нежели политический. Как ты знаешь – у нас на Алтае было очень сильное землетрясение, в Хабаровском крае на Амуре наводнение, короче, Дальний Восток трясёт как в лихорадке. Есть человеческие жертвы, много разрушений. Мы выделили много средств и оборудования для помощи, но вот один звонок я проигнорировать не смог. Попросили меня помочь лично и прислать кое-что специфическое. А попросил меня мой друг однополчанин, майор, вместе на Малой Земле воевали. Он у меня замом был. На стыке границ СССР-Монголия-Китай – не стабильная обстановка, начались вооружённые столкновения, стали пропадать люди. Поэтому я решил направить туда пару-тройку эшелонов. Эшелоны пойдут и в Хабаровск, и Приморье. Это будут эшелоны с оборудованием, медикаментами, продуктами, горючим, а для Горного Алтая даже с оружием. Там самый мощный наркотрафик. А граница там «дырявая», сплошной пограничной полосы нет. Вот и лезет всякая шваль. Много огневых стычек. Вот мой товарищ живет в районе станции Рубцовск – это самая южная приграничная станция, к ней примыкает несколько малых подъездных путей местного значения, но они больше похожи на пути отстоя перед уходом состава за границу, в Китай. Вот тут ты мне и нужен. Свои эшелоны направляй к этой станции, а потом раскидаешь их налево и направо вдоль границы. Дойдёшь до Барнаула, а затем на юг до этой станции. Там горные реки Алей и Аргут хорошие и бурные. Ты посмотри как лучше эти эшелоны и куда направить. Направлять их надо не в одну точку, чтобы потом не перевозить по горам. Распредели по эшелонам всё по мере запроса и необходимости данного района. Сделай для меня такое доброе дело. Встретит тебя этот мой товарищ. У него из родни кто-то погиб там. Он там старший в горном ауле. Вот и пограничникам и ему одновременно поможем. Тем более он хорошо места и горы знает. Подскажет куда бронепоезд поставить. Его сын начальник ж.д. станции. В общем, разберёшься на месте. Передашь эшелоны погранцам и местной власти. Для сопровождения каждого эшелона в состав включи бронепоезда укороченного вида. Я дам команду министру обороны – он выделит, всё равно стоят, ржавеют. Я так понимаю, эшелоны будут из сборных вагонов. Сколько надо будет людей, специалистов – выделим.

– Леонид Ильич, я так понимаю на мне только доставка?

– Да, конечно. Ты доставь, передай, а границу без тебя закроют и восстановят.

– Тогда никаких людей дополнительно не надо. И я думаю, тепловоз для состава не нужен. Бронепоезд возьму из запасников. Он и потянет весь состав. Для чего нам нужен лишний груз в виде тепловоза? А там, на Алтае, угля много, будет чем заправлять паровозы. Лучше ещё пяток вагонов прицепим. По Союзу до Алтая можно, чтобы эшелон вел и тепловоз, и электровоз, а далее мы уж своим ходом. Я возьму своих парней на один состав и поеду первым эшелоном. Следом пусть идет второй и третий эшелоны, с промежутком в 12 часов. Там людей я посажу. Пяток на эшелон хватит. Они-то и нужны в основном для наблюдения за сохранностью. Паровозы возьму из последних серий, они мощнее и топливо можно на них использовать комбинированное – начиная от дров и заканчивая мазутом или соляркой. А паровозы потом на местах можно будет использовать как дополнительную котельную – только трубы проложить. Два моих Николая справятся с паровозом, а я с Виталиком займусь основным составом. Тут мне главное список – что надо загрузить и сколько.

– Ну, ты сам должен понять, что нужно. В состав войдёт примерно 50-60 вагонов. Пяток вагонов в состав каждого возьми пассажирских – это для жилья семей с детьми и ранеными. Из них пару СВ или купейных для административных работников. Там же все разрушено. Да, сразу оборудуй и комплектуй их для этой цели. От моего имени распоряжение вагоностроительный завод получит. В общем, у тебя голова помоложе, чем у меня – знаешь что делать. Значит, комплектуем пока три эшелона.

Когда будешь готов к отъезду, сообщи. Иди в приёмную, там уже документы относительно тебя и твоих людей должны быть готовы. И все распоряжения по заводам на комплектацию уйдут сегодня же. Возьмёшь с собой копии на крайний случай. Начинай с Министерства обороны, здравоохранения и далее как сам считаешь. Мы на одной подмосковной станции тупиковой, создадим охранную зону на станционных путях, чтобы Вам не мешали формированию.

И с тем я ушёл, что-то у меня не хватило желания отказаться. И о чём я и уведомил своих друзей. Они устали меня ждать. Беседа длилась часа два. Я сел к ним за столик в кафе и всё рассказал.

Виталий, после минутного молчания произнёс:

– Да, считаю что это пустяковое дело. За неделю-две соберем, что надо, да и перегоним.

– Виталий, тогда ты займись министерством обороны, выбери бронепоезда укороченного типа. Особо обрати внимание на паровоз. Из состава бронепоезда паровозы замени. Подбери хороший, чтобы потом нам не бегать с его ремонтом. Возьми ремкомплекты на него. Очень хорош паровоз последней серии «ЛВ», их всего выпустили в СССР, по-моему, 522 штуки. Подбери из этой серии и сделай из него паровоз под бронепоезд. И бронепоезд укомплектуй на свой лад, чтобы можно было на дополнительную платформу поставить бронетранспортёры, УАЗики, топливные цистерны. На месте нам товарищи спасибо скажут. Я бы ещё в состав включил пару вагонов – рефрижераторов и вагон с генераторами, причем посмотри там есть интересные модели на твердом и жидком топливе могут работать. У них там сто процентов с электричеством перебои. В крытые вагоны пусть с десяток холодильников засунут. Ну, там всё может пригодиться. Представь себе, что ты едешь на голое место. Там даже провода с розетками и лампами в дефиците будут. В СВ вагоне там вроде бы 8 купе. Дай команду объединить по два купе в один. Пусть переделают и усилят этот вагон броневым листом и стеклами. В этом вагоне будет самое ценное, а там, на границе не спокойно, чтобы, если что в этом вагоне можно было спокойно жить и работать. В каждом купе должны быть компы, телевизоры и прочая лабудень. Там всего этого взять негде. Средства связи от простых раций до сотовой связи, запас канцелярщины – им там много писать надо будет. Ну и телевизоры в каждое купе и вагоны. Накачай там всякой «хрени». Пусть народ отдыхает. И еще, наверное, возьми на себя медицину. Про комплектацию оружия не забудь. Минимум на роту всего набери. Там много чего надо будет. Медицина и оружие по целому вагону займет, наверное, не считая вооружения на бронепоезде. Отдельный вопрос по топливу – по паре цистерн с солярой, бензином, маслом и мазутом. И ещё, там, наверное, в горах понадобится вертолёт. Причём грузовой. Посмотри там какой именно, чтобы на платформу по габаритам стал. Лопасти можно снять. Я думаю из тех, что можно штук шесть-семь Уазиков – таблеток вовнутрь загнать, потому что дороги там разрушены в горах. А в аул только таким методом долететь можно. Если, что возьми парочку и проверь, чтобы не подсунули барахло. Да и курс вождения тебе обновить надо, я знаю, ты на «МИ» в своё удовольствие практиковался, но это было давно. Смотри по загрузке эшелона. Да и топливо для них минимум цистерны две надо. А Вам мои два Николая – забота по технике, продовольствию, топливу, комплектующим и прочее- прочее. Я устану всё перечислять. Вы взрослые мальчики – найдёте. Если что – загляните на нашу базу из будущего, там есть некоторые вещи, которые нам в пути и людям на местах могут понадобиться. И, наверное, строительных материалов там сейчас тоже нет – всё в разрухе. Поэтому скобяные изделия, электроинструменты – там пилы, болгарки, малые генераторы и ЗИПы к ним. Все в отдельный вагон. И ещё – там завод был местный – инструментальный, так его считай, нет. Поэтому вагон со станками токарными, фрезеровочными, сверлильными загрузите, какими именно – позвоните и узнайте. Вот опять начал перечислять. Всё – свободны. Каждый вечер встречаемся и подводим итоги. Будут проблемы – мне говорите. Брежнев там шкуру снимет с нерадивых.

И мы занялись комплектацией. По сути особых проблем не было. Виталий спрашивал – брать ли взрывчатку и вещёвку, и в каком виде. Я сказал всё, что о нем думаю – сказал же на комплектацию роты – ВСЕМ! Причем по всем сезонам погоды. В горах там холодно.

Через неделю, сам лично поехал на завод смотреть пассажирские вагоны. Мне понравились. В СВ даже кондиционеры с сейфами поставили. Отдельно предусмотрели кухни и санузел с душем и туалетом. Одно купе получилось как бы мини двухкомнатная квартира – спальня и зал, типа рабочего кабинета. Ну, на месте начальникам будет приятно работать, и жить в таком мини-квартире-офисе. Второй СВ вагон разделили на два помещения – пол вагона медцентр и пол вагона зал заседаний. Все оборудовано по высшему разряду и тоже с бронированными стеклами и стенами. Два купейных вагона забили тканью, постельным, одеждой, обувью. Удобно – разделили по купе и подписали, что где находится. И один плацкартный вагон забили электроинструментами и прочей бытовой техникой, а также частично продуктами боящиеся сырости. Для этого пришлось одно окно в коридоре расширить и сделать дополнительную дверь.

Посмотрел я и паровоз с тендером под топливо – чудо техники и бронепоезд, как и просил Виталия – паровоз серии «ЛВ», на наших бронепоездах были последние номера серии –, 505, 511, 519. Их нашли в одном отстойном тупике, под Свердловском. Привели в порядок, сделали обвес из бронелистов и перегнали сюда. Такие паровозы потянут состав более чем 70 вагонов. Из бронепоезда осталось – новый паровоз, вагон с пушками и пулемётами. Броневагон под личный состав, тоже с пулеметами и платформа с техникой ( БТР и БМП в полной комплектации) и зенитной установкой и броневагон с пушками в виде танковых башень. Мне понравилось. Фактически состав уже на путях вырисовался. Осталось вагоны заполнить по полной. В составе стояло шесть цистерн с топливом, бронепоезд из трёх вагонов, пять пассажирских вагонов, два вагона-рефрижератора, три платформы с рельсами. Остальные вагоны крытые. В двух вагонах я увидел два небольших трактора – экскаватор и бульдозер, три газели – самосвал, бортовая и пассажирская. Было две полевых кухни и разборная баня с пекарней. Ну да! Людям нужно же и есть и мыться. Только они малые. Для большого количества людей надо строить. Четыре вагона были с цементом и красным кирпичом, вагон профлиста, вагон скобяных изделий – шурупы, гвозди и прочая мелочь. Отдельно был вагон с тонким усиленным стеклом-триплекс. Нашёл вагон пластика и электрооборудования. Два вагона досок и фанеры. Два вагоны консервов и даже три бочки по 200 литров каждая спирта и по вагону соли и сахара. Муки три вагона. В общем, до хрена чего было нами загружено. Думаю, нам благодарны будут. Начали на соседних путях формировать и остальных два эшелона. Я так понял нам надо минимум три погранзаставы обеспечить и несколько аулов и селений городок со станцией.

Через три недели эшелоны были готовы к отправке. Я решил, что наш эшелон пойдёт не первым, а третьим – замыкающим. Так легче отслеживать их по проходу по станциям. Настал день отправки первого состава. С утра я съездил к Брежневу, сообщил о готовности и что через сутки я тоже отправляюсь. Потом заехал домой, чтобы забрать свои личные вещи, свой ноутбук из прошлого – будущего. Выходил из дома с каким-то облегчением и мыслью, что, наверное, сюда уже не приду. Как-то всё каким-то чужим всё стало….

Два эшелона ушли, и час назад отправились и мы. Пока наш состав тянул электровоз, потом потянет тепловоз. Рассчитываем, что до Барнаула нас будут так и тянуть. Потом мы запустим паровоз и пойдём сами до ж.д. ст. Рубцовск, он же и город Рубцовск. Мы собрались вчетвером в моём купе СВ где я остановился и сварганили себе ужин и открыли 0,7 л. коньяка и я сказал:

– Ну что парни, в добрый путь. Недельку в пути, сдадим эшелон и потом там же в горах отдохнём. Там нас встретит однополчанин нашего «генсека-президента» и сводит нас в горы и на озеро предков. А потом куда-нибудь ещё двинем. Есть предложения куда?

Ответил Виталий:

– Да по сути – хоть куда. Желательно туда, где у нас в банках счета есть. А то мы сейчас налегке едем. Хорошо хоть документы додумались взять. Можно к япошкам махнуть, а потом на Филиппины. Мне всё равно. Можем в Южную Америку слетать потом.

– Ну да ладно. Давайте ужинать, а то что-то урчит в животе.

Так в пути прошло пять дней и прибыли в Барнаул. Наши составы первые стояли под «парами». Старшие подошли к нам, и мы один эшелон, как было по плану, решили направить в сторону Казахстана на запад Алтая, второй в сторону границы с Монголией – на восток. А наш эшелон пойдёт строго на юг Алтая. Два эшелона отправились. Мы пока топку паровоза на бронепоезде запускали. Это же печь в доме, тут раскочегарить надо, поднять давление, а это время. Два Николая занялись паровозом, а мы с Виталием прошлись вдоль состава и по вагонам. У нас состав получился на пол ста пять вагонов, не очень длинный, но и не легкий, с учётом бронепоезда. Я позвонил с местной станции на станцию Рубцовск и переговорил с нашим ветераном. Нам ходу до станции с учетом горной местности часов 8-10. Он нас после обеда будет встречать. Мы отправимся рано утром.

Прибыли мы ж.д. станцию Рубцовск в 15 часов. Мы вышли из вагонов и осмотрелись вокруг – Красота-то какая!! Плато, на котором размещалась ж.д. станция, да и весь городок, окружали горные вершины, уходящие своими верхушками в небо, и скрывались в облаках. Это словами не описать. Это надо увидеть!

Нас на станции встречал, я бы не сказал дедок, но по виду ему было лет 55-60. Но, наверное, старше. Горный воздух и вода, вино и мёд способствуют долголетию. Перед нами был типичный русак – с русской физиономией, хоть и состарившийся и с бородой.

Дед, увидев наши взгляды, произнёс:

– Наверное, хотели увидеть горца, а тут дед с рязанской мордой. Не удивляйтесь. Нас тут таких минимум одна треть коренного населения. Мой прапрадед служил ещё в кузнечном цеху у Демидова главным мастером. По велению царицы Елизаветы Петровны мои прадеды с Демидовым были у истоков возведения серебренных и железно-рудных плавильных печей. Это я отошёл от профессии моих дедов, но тому виной война с фашистами. А после ранения в грудь, одно легкое малость укоротилось. Поэтому я и в горах. Ну а Ваш, теперь уже наш, эшелон мы малость перегоним в один укромный тупиковый тоннель естественного происхождения у основания горного хребта, там только рельсы проложили давно. Когда-то там протекала подземная, горная река, но землетрясение изменило русло реки, а часть тоннеля, около километра осталось. Тоннель широкий, местами до ста метров. Там со временем сделали эстакады и складские помещения и пробили вентиляцию и провели электричество. Так что, я начальнику станции – моему сыну, скажу и сейчас тронемся туда. Это около 20 километров от станции, там всё и примем завтра. Сегодня там людей нет. Всё закрыто и склады давно пустуют. Да, а зовут меня Егор Кузьмич Демидов. Не удивляйтесь – Демидов с сыновьями хорошо гулял по девкам. Так что он мне там какой-то через три колена родственник. Я хоть и немного проработал до войны в литейном цеху, но память у меня хорошая. А попутно я ещё знахарь-травник, коей была моя прабабка из древних алтайцев. Ну что? Поехали?

– Да дед, удивил – сказал я – а сколько тебе годков?

– Так считай под семьдесят будет. Воздух лечит и не даёт стареть. Да, Вам бронепоезд, наверное, надо переставить в хвост и так толкать задом весь состав, а то там тупик в тоннели.

И мы все залезли на паровоз бронепоезда, переставили его в хвост и состав тронулся. Через полтора часа состав подходил к горному хребту, уходящему далеко в длину в обе стороны и в высоту, вершин которого видно не было. Дед сошёл с паровоза, прошёл вдоль поезда и подошёл к большому забору с большими воротами. Открыл будку и что-то там включил, т.к. ворота поползли в сторону, и частично открылся тоннель перед ж.д. путями. Дед и Виталий залезли на последний вагон, стоявший теперь первым, и по рации дали команду потихоньку трогать и мы загнали состав в тоннель. Далеко от ворот не стали гнать. Метров сто проехали, стали и затормозили состав. Было темновато, и дед нашел на стене ящик щитовой и включил рубильник и вдоль состава над эстакадами зажглись фонари. При включённом свете мы осмотрелись. Да! Здоровенный тоннель впечатлял. Конца видно не было.

– Ну, что, насмотрелись? – спросил дед – Пошли в служебное здание – там и контора и кухня и казарма есть, если хотите. А можете в своих вагонах на ночь остановиться. Народ с пограничным начальством на разгрузку и приёмку только завтра пробудет.

И тогда оба Николая практически в один голос:

– Может, поэтому поводу сообразим, командир?

– Ну а Вам бы только нажраться!

– Не, ну почему нажраться? Вон дедулю угостим.

На что дед ответил:

– Сами своё пойло пейте. Я лучше Вам своего вина дам откушать, зря я, что ли торбу с собой тащил. Почитай три литра в кувшине.

– А мы-то думали это вода.

– Так я вино место воды и пью. Не всегда конечно.

Тут я и сказал всем:

– Ну тогда Вы Николашки предложили Вы и накрывайте.

Вечер удался на славу. Вином дело не закончилось. Потом все завалились спать. Деду выделили свободное купе.

Под утро, часов в шесть, природа взяла свое, и я вышел в туалет в вагоне. Только сел на унитаз, как земля, вернее вагон и горы так вздрогнули и зашатало, что я свалился с унитаза. Со спущенными брюками я вывалился в коридор, куда повыскакивали все и дед тоже. Виталий хотел выйти из вагона, но дед закричал:

– Стоять! Всем быть в вагоне, иначе завалит камнями! Это землетрясение!

Все застыли. А через минуту снова так тряхнуло, что все попадали на пол вагона. Трясло ещё минут пять-семь, потом всё стихло.

Дед сказал:

– Всё, толчков больше не будет. Однако сила где-то балов 7-8. Надо осмотреться. Мы вышли из вагонов. На эстакадах, на вагонах на путях лежали камни – большие и малые. Состав был немного накренён. Свет был не везде. Однако выхода из туннеля не было видно… Завалило!

Мы минут пять стояли. Потом дед с Ником пошли по туннелю в направлении выхода. Минут через десять они вернулись. Дед сказал:

– Минимум метров 20 завал до выхода. Нам не разгрести всё это. Если только самим выползти по боковому наклонному вентиляционному столбу – проходу. Человек пролезет. Но ползти метров 150-200 и выход в глубокую расщелину, там до дна метров 100 не меньше. Там есть решётка на выходе и площадка метр на метр, не больше.

– Так Виталий обследуй, что там за грунт на входе завала. У нас ширина позволяет работать технике. Тут правда загазованность большая будет. Дед, а сколько вентиляционных отверстий всего?

– Через каждые сто метров. Но чтобы человек пролез – всего один. Остальные в диаметре 25-30 см.

– Нормально. Половину установим на засасывание воздуха, вторую на выход и через один, чередуя. Вентиляторы найдём. Паровозную топку, заглушить совсем и быстро. А то задохнемся, пока вентиляцию сделаем. Нил – вперёд! Дед, тут вода есть?

– Да есть два источника, метров триста отсюда. Выходит из скалы, и через тридцать метров уходит в расщелину. Там метровый такой водопадик небольшой есть.

– Отлично. Я самый худой, значит, проверю широкую вентиляционную трубу. Так, Виталий мне пару фонарей, вдруг один сдохнет. Проводной телефон с полевым кабелем, а то рация может не взять, тонкий трос за обе ноги на ремень, вдруг застряну – вытащите. Надо разведать снаружи, что к чему. На улице, наверное, уже посветлело.

После чего я взял всё необходимое, в том числе и набор альпиниста, и пошёл к дырке в стене, которая была на высоте одного метра над площадкой. Мне помогли залезть, и я, подсвечивая фонарём пополз. Ползлось не так уж трудно, но медленно. Руки ноги широко не раскинешь. Даже устал, пока полз. А вот и свет в конце появился! Было пасмурно ещё. Я дополз до выхода. Действительно площадка была небольшая, а вот решётки не было. Ну, это даже хорошо, не надо ничего ломать. Я вылез на площадку, забил металлический штырь со скобой и пристегнул себя. По телефону сообщил, что долез. Осмотрелся. Да, тут особо не развернёшься. Глубина приличная. И больше ничего не увидел, чтобы протолкнуть столб воздуха туда-обратно, вентиляторы нужны хорошие. Но они есть. Возвращаюсь. Рассказал об увиденном. Если что будет запасный выход на крайний случай. Два Николая, пока я ползал, притащили четыре вентилятора. И стали устанавливать. Виталий пошёл к экскаватору, а потом вернулся и сказал мне:

– Слушай, так мы долго возиться будем. Давай мы через вентиляционный люк вылезем и по веревкам по скалам пройдем к выходу, только получится или сбоку или сверху на вход в тоннель. Можно попробовать направленным взрывом освободить часть проёма – въезда в тоннель. Нам-то много и не надо. Главное пути расчистить. Если пути повредятся, тут в середине тоннеля я видел целый склад рельс и шпал – отремонтируем.

– А что, это мысль. Только как самим тащить взрывчатку на себе, вися над расщелиной?

– А зачем на себе? Сначала сами вылезем, потом нам взрывчатку подадут, и мы на верёвках вытащим. Делов – то!

– Хорошо. Тогда пока отставить машины. Мы ничего не теряем. Берем с собой проводной телефон, верёвки побольше. Взрывчатку потом. Сначала тропинку пробьём, закрепимся.

Так и сделали. Путь наверх и в бок на метров 90-100 у нас занял три часа. Работали в четыре руки. Вылезли на небольшое плато, уходящее со склоном вниз в направлении входа в тоннель. Дошли до края и увидели внизу картину, которая нас не обрадовала – метров через 150-200 подъездные пути с рельсами просто исчезли. Далее была небольшая равнина – гектара на 4-5 по обеим сторонам горы и потом то ли расщелина, то ли обрыв или склон – не понятно. Стоял утренний туман, и было плохо видно. Ну да ладно пока. Надо спуститься разведать. Нашли более – менее пологий спуск в виде тропинки и спустились на рельсы. Да! Завалило хорошо! Мы вернулись назад. Вытащили четыре ящика взрывчатки, начали выбирать в завале две ямы на высоте своего роста – своего рода шурфа. Надо как можно глубже. Заложили в метровую глубину взрывчатку и, уйдя в сторону на безопасное место рванули. Рванули знатно. Если так рвать, то три-четыре заряда хватит. Увлекаться нельзя, чтобы последний взрыв не улетел в тоннель. Рвали целый день – четыре раза. Выбрали скальника прилично. Пришлось расширять, чтобы не засыпало уже освобожденные участки. Осталось метров пять и тогда мы решили, что хватит. Остальное внутри тоннеля разберём.

На сегодняшний день хватит. Вернулись тем же путём в тоннель. Два Николая подготовили экскаватор и трактор с самосвалом. А потом пошли отдыхать.

На следующий день включили вентиляторы и стали экскаватором и трактором. Есть выход! До вечера освободили пути и сбоку проезд для техники. Ворота были искорёжены. Но это ерунда. Можно отрихтовать. Мы выгнали Уазик и первым делом поехали вдоль железки. Метров через 250 рельсы и насыпь закончились. Рельсы были на месте крепления – соединения просто вырваны. Намёка на шпалы не наблюдалось. Дед ничего не понимал. Никто ничего не понимал.

– Ну и что ты мне скажешь на это всё? У меня смутные подозрения о провале или переносе,– то ли сказал, то ли спросил Николай у Виталия.


На что Виталий только воскликнул:

– «Шо! Опять!?»

– Да подожди ты шокать. Отсутствие рельс может означать, что они провалились, или их засыпало и тому подобное.

– Ага! И отсутствие вида станции и самого города, которые раньше от тоннеля были видны, а сейчас их нет и тоже, наверное, засыпало или провалилась!

Тут подал голос дед:

– Что-то я Вас ребятки не пойму, вы о чём? И действительно где станция?

Захотелось мне ответить деду в рифму… где, где….. в ….. Но только сказал – из сведений из интернета припоминаю, что поселение было образовано в 1887-1888 годах по Указу императорской особы Всея Руси, для обеспечения сталелитейных заводов. А сейчас точно не знаем где, но точно не 20 век, т.к. станция началась строиться перед войной 1914 г. Сам город, тогда ещё поселение, образовалось в конце 80- х годов 19 столетия. То есть мы где-то с 17 по 18 век. И то это только предположения.

– Дед, а ты мне можешь сказать, когда было землетрясение, что река ушла из туннеля. Что там говорили твои предки Демидовы?

– Это я как раз и знаю. По словам предков – они от коренного населения того времени – тюрко-язычных племён, река пропала за три-четыре поколения до них, то есть минус ещё примерно 150 лет, значит где-то в период 1450-1500 годах. Точных данных нет. Одно знаю, что Демидовы при разработке серебренных и железных руд как-то нашли древнее захоронение то ли в пещере, то ли ущелье. Это был такой деревянный саркофаг с мумией тела внутри, с большим количеством золотых и серебряных изделий. Первоначально всё из саркофага и около него всё ценное забрали. А потом Демидовы вернули всё на место и захоронение засыпали, потому что начался мор людей, разлад на заводах в течение месяца. Шаманы местные им пояснили, что это связано с хранительницей-шаманкой, саркофаг которой они разграбили. Поэтому всё вернули назад. И всё у Демидовых пошло на лад. Вот такая история. Её все знают здесь. Где это захоронение сейчас никто не знает, но где то в нашей местности. Я интересовался историей своего рода и историей возникновения жизни племён и заселения Алтая выходцами из центральной России. Если есть время могу кратко рассказать.

– Да времени у нас дед много теперь. Пойдем, перекусим, и за обедом нам расскажешь.

Тут мы деду все и поведали о путешествиях наших по времени. Дед же во время обеда поведал нам следующее:

– Я историю своих мест знаю очень хорошо. У меня дома есть, вернее теперь, были и документы, и личные вещи Демидовых, передаваемые из поколения в поколение по наследству. Так вот, в 17 веке территория Алтая не входила в состав России, а являлась территорией западно-монгольских владений и была северной окраиной кочевий ойратских правителей. В первой половине 17 века власть одержал левый лагерь – по монгольски звучит зуун-гар – поэтому государство звалось Зюнгарией. Первая крепость Россией была проставлена на правом берегу реки Бии. А в 1713 г. На левом берегу Бии сооружается Чаусский острог, это севернее нынешнего Новосибирска. В 1717 г. губернатор Сибири Матвей Гагарин дал распоряжение построить крепость – город на Алтыне озере. После возведения этих и других крепостей правитель Зюнгарии Цэва-Рабдана со своими кочевниками ушёл южнее, т.к. не хотел ссоры. Освоение рудных богатств Алтая начал Акинфий Демидов в 1724-1725 годах он построил на реке Колыванке металлургический завод. После смерти А. Демидова царица Елизавета Петровна приняла решение о взятии алтайских предприятий в казну, указ был от 1 мая 1747 г. Основу выплавки составляло серебро и золотистое серебро, и железные руды. Самым южным рудником был Зыряновский, почти на границе с Китаем. Местным органом управления на Алтае по указу царя в 1747 г. был назначен генерал-майор А.В.Беэр. Управляющим заводов и рудников назначен Улих Г.И. Коренным населением горного Алтая были кумандинцы, телеуты, тофалары, тубулары, алтайцы. Предками алтайцев были тюрко-язычные племена – теле и тюко. Религия – традиционный шаманизм. С приходом Демидовых и русского населения началось новокрещение местного населения. А административным центром тогдашней Сибири был г. Кузнец – Сибирский, основанный в 1617 году (в нашем – бывшем времени это сейчас Новокузнецк). А нынешний г. Барнаул, в этом времени это всего лишь поселение-деревня на Демидовском тракте, названное по имени реки Барнаулка в переводе с монгольского – волчья река. Дата образования деревни, исторически считается 1730 г. Городом он стал в 1771 году. Вот кратко всё.

– Ну, дед тебе бы с историческими лекциями выступать.

– Так я и выступал в своё время. Только сейчас это мало кому надо. Всё есть в историческом и археологическом музеях и их запасниках. Много еще у местного населения по домам есть, как у меня.

– Всё это интересно конечно. Но что делать нам? Виталий, Вы там не взяли с собой случайно квадрокоптеры с видео камерами?

– Почему случайно? Взяли, конечно, ведь мы везли людям помощь. А разведка с воздуха экономит много времени и сил. Сейчас вернёмся, найду и подготовлю. Прежде чем куда-либо ехать надо знать обстановку вокруг. Вот займёмся пока разведкой.

Выслушав Виталия, я сказал:

– Теперь надо определить круг обязанностей и работ и кто за что отвечает.

Почти все в один голос, кроме дела сказали:

– Командир, мы с тобой не первый год и пусть будет всё по-старому. Глава должна быть, а обязанности практически прежние. Единственное, наш дедуля – чем он будет заниматься? Он же пенсионер и сил у него не так много.

Дед воскликнул:

– Ты, милок, говори за себя, а я сам за себя отвечу. С учётом всей вашей техники и учёности, я тоже кое-что умею – могу обеспечить всех готовкой, причём не плохой. Могу трактор и машину водить. А если подучиться, то и паровоз. Даже сталь лил по молодости. Хотя тут, куда ему ехать – путей то нет. Могу врачевать, могу охотиться, если оружие дадите. Да я много чего могу. Мне не бегать наперегонки по горам. Мы хитростью и умением всё больше.

– Всё дед, убедил. Вот сначала малую кухню и пекарню распакуй и приготовь к работе. Продукты в вагонах найдёшь. Надо запустить пару холодильников под продукты и пару под лекарства, что храниться должны в холоде, чтобы рефрижератор зря не запускать. Под выработку электричества можно запустить один колесный генератор – его на всё хватит. Выхлопную направить в вентиляционную трубу. Вода у нас есть в двух ключах-ручейках. Отхожее место надо подумать, где поставить, может отдельно сбоку вырыть экскаватором с помощью взрывчатки. И мусор будет куда сбрасывать. Ник с Нилом продумайте этот вопрос. Виталий, на тебе охрана по периметру в метрах 200 от входа в туннель. Оборудуй по высшему разряду. Мы не знаем обстановки, нужно быть готовыми ко всему. Поставь минные ловушки под радиовзрыватели. Ну и сигналки тоже. И запускай уже свою летательную шарманку и настрой на комп. Посмотрим вместе – где мы и что вокруг. На сколько км хватит охватить? А то вертолёты для такой цели накладно запускать.

– Да по радиусу впереди от туннеля на 180 градусов километров на 30 должно хватить. А сзади горы, там смотреть не чего.

– Ну это для тебя нечего, а на пару километров в горы нужно посмотреть со всех сторон.

– Да сделаем сейчас.

– И надо посмотреть все помещения туннеля, их тут много. Может, кое-что сгрузим из вагонов, и посмотри, какая там температура внутри. Тут довольно прохладно.

На что откликнулся дед:

– А что смотреть? Тут круглогодичная температура никогда не поднималась выше 10-12 градусов летом. А зимой так вообще минусовая стоит. Чем дальше вглубь туннеля, тем теплее. Если ворота хорошо закрыты, то не замёрзнешь при минус 30 снаружи, а внутри около нуля. Опять же это при утепленных воротах с двойной рамой и тамбуром. Раньше такие стояли. Потом сгнили. Остались железные в закрытых складах и помещениях около 10 градусов летом. Если утеплить будет теплее. В комнате для охраны вообще тепло было. Они там козлы электрические ставили – раздетые спали. В одной комнате даже баня была. Надо посмотреть, где это. Я точно не знаю. Разговор был и я слышал, а сейчас я пошел снимать кухню и печь. Помогите скатить нужное и вытащить. Вот здесь нужна Ваша молодецкая сила, а не моя.

– Вот два Николая и помогут. Ну что Виталий, как твой летающий зверь?

– Вон две минуты летит в горы – смотри на экран. Одни горы.

– А ты пониже опусти на пару тройку метров от скал. Вон смотри – наши вентиляционные отверстия. Так, а ну-ка вон справа в дальнем углу подойди ближе, что это?

На экране в скале, на уровне вентиляционных отверстий, примерно по середине это если в метрах мерять, то в метрах 300-х от входа в туннель, мы увидели площадку в скале, как бы углубление размером 2х3 метра по площади и в глубь примерно метра два. И скальник как-то сложен правильно.

– Виталий, это место надо проверить, что там за хрень – творение рук человеческих. Давай позже посмотрим. Надо будет карабкаться опять по скале. Так, а теперь я вижу вход в туннель. Теперь подними метров 50 вверх и веди зигзагами – влево-вправо. Так, виден лес дремучий и ничего больше. Давай дальше. Вот расщелина неглубокая, для нашей техники проходимая, далее лес. Вон, смотри – дымок что ли? Подними игрушку повыше и веди её в том направлении. Там километров пять до неё или больше?

– Да все десять будет. Ага, смотри юрты какие-то на поляне. Штук десять не меньше, а вот и двуногие наши собратья по разуму. Вон смотри, из лука стреляет по нашей птичке. Надо поднять повыше, а то ненароком попадут.

– Давай уводи её в сторону, подними повыше и посмотри вообще весь горизонт – что там есть. Ага, вижу. По сути, наш туннель, как и тот в который мы въехали до землетрясения, так и выходит на небольшое плато. Ну небольшое – неправильный прямоугольник 10- 15 км. Вон и река. Всё правильно. Мы в той же местности, у г. Рубцовск, только города и станции пока нет. То есть мы очутились в той же местности только лет на 250 раньше. От этого ровного плато должны уходить на север дорога, вернее тракт на северные части России. А дорог, как таковых пока здесь нет. И должен быть такой же тракт в сторону Китая, Монголии и Казахстана. Ну, позже посмотрим и найдём. Ну обстановка по территории понятна. Ближайшая стоянка племени в 20 км от нас примерно. Ну сразу нас не найдут, если не будем особо пока раскрываться. Но контактировать всё равно придётся. Поточнее бы год узнать, в какой попали. Виталий, а на сколько максимум по длине в километрах по прямой сможет пролететь наш беспилотник, или квадрокоптер?

– Квадрокоптер не далеко, как я говорил около 30 километров. Беспилотник на батарее километров на 50-60, но если ему поставить две или три батареи, то может до 150 км. Долететь, но это только в одну сторону. Да и сигнал с видеокамеры может не достать. Если только усилить сигнал?

– Вот давай займись этим. По прямой от нас до Барнаула примерно такое расстояние. Можно запустить и опустить его в городе перед афишами, объявлениями или ещё чем. Мы узнаем год. Будет легче нам принять решение, что делать.

– Так беспилотник назад не вернётся!

– Правильно. Поэтому поставишь датчик, при окончании заряда за пару минут, чтобы включился самоуничтожитель. Такие игрушки в руки целыми отдавать тут нельзя. Сам как запустишь беспилотник, найди самую высокую точку, чтобы сигнал дошёл. Если сигнал прервётся, сразу принудительно включай самоуничтожитель. Ясно?

– Ес, Сер!

– Не юродствуй, и сигнал записывай, потом покадрово будем смотреть. Завтра полезем смотреть этот новый выступ с нишей.

В это время услышали запуск генератора. Надо уже зарядить наши все электрические потребители – фонари, батареи ноутбука и батареи беспилотника и подключить холодильники.

Через пару часов мы услышали волшебный запах жареного мяса и гречки. Дед старается.

После ужина мы малость убрали с состава лишние камни. Расчистили эстакаду. Привели в порядок ворота туннеля – выровняли, заварили, расширили чуть проём вдоль ж.д. пути для выезда машин. Сделали новую раму под ворота. А с боков заложили скальником, укрепили и кое-где с помощью цемента и мелкого скальника заложили боковые дыры у рамы ворот. Песка тут не наблюдалось пока. Получился такой туннель в туннели – туннель в завале или каменный тамбур при входе в основной туннель. Тамбур длиной 22 метра. Если поставить ещё одни ворота в другом конце тамбура, то нужный температурный режим стабильный в общем туннеле мы обеспечим. Виталий участия не принимал, он к вечеру вернулся с ноутбуком и мы все сели смотреть запись с камеры беспилотника. И что мы увидели.

А увидели по всему маршруту полёта горы и низкие и высокие. Пару раз были видны стойбища с юртами. При подлёте к Барнаулу был туман, что обеспечило нам нужную скрытность. Городишко сам не большой, но через него идут тракты в разные стороны. Железной дороги пока не наблюдается. Оно и понятно ни железной дороги, ни паровозов ещё не было в это время. В центре городка наблюдались и двух этажные здания и рынок. Полетев к рынку, а он не работал, мы увидели там лавки пустые и тумбу с городскими вестями и объявлениями. На одном мы увидели приказной документ о штрафах и наказании каких-то там его подчинённых за подписью губернатора Сибири генерал-майора Беэра от мая месяца 1749 г., особо не вникали, главное дата есть, и объявление о наборе рабочих на рудники, за подписью управляющего заводами и рудниками Улиха от того же мая 1749 г. Объявления не потрепались, очевидно свежие им от силы два три дня, как повесили. А с учётом доставки их и получения, может документам около месяца. Значит сейчас где-то середина июня 1749 г. Прав был наш дед, фамилии сходятся, история не изменилась. Мы в нашем мире, только 250 лет назад.

Смотрели все вместе. Да, опять попадалово. Только теперь помимо нашей воли. Плохо, что мы разобрали переносной пульт от Кунга, теперь надежда только на самих себя – теперь наша жизнь здесь в 18 веке Древней России. Ну, а как мы сможем жить или выживать будет зависеть от нас самих. Мы ждали чего-то именно этого, но теперь получили этому подтверждение. Ближайшая цель – обустройство на месте, здесь, оно неплохое и хорошо защищено природой и мы поможем. Вторая цель « выход в свет», причем должны выйти триумфально, чтобы нас там всякие управляющие и губернаторы не задвинули. Над этим подумаем отдельно – например, золота и серебра намыть, добыть, мы сможем с помощью техники не один вагон. Есть с чем идти царственным особам. Ну и третья цель закрепиться в этом мире и оказать помощь бедной России с помощью наших технологий. Займёт это не один год, и, наверное, не одно десятилетие.

Вот с такими мыслями и планами мы легли спать.

(обратно)

Часть 2

Проснувшись поутру, за завтраком определили: надо принимать внешний вид здешних мужиков – отпустить бороды, усы, одежонку справить по нынешним временам. Слава Богу, есть из чего сшить или перешивать. Дед у нас ещё и швея, и сапожник, тот ещё со скрытыми талантами дед. Вот и будет шить себе и нам одежду. Меха нет, но зверья много вокруг-набьём, вычиним, сошьём. Поговорив, мы с Виталием пошли смотреть нишу. Вылезали через тот же воздуховод, а далее по старой схеме «скалолазания». Добрались до площадки, спустились. Да действительно ниша заложена скальником. Попытались разбирать – только руки ободрали. Притащили второй ходкой всё что нужно, заложили заряд и рванули. Одного раза хватило. Толщина кладки была около метра. В образовавшийся проём мы залезли в пещерку и увидели спустя минуту огромный овальный зал примерно метров пятьдесят в диаметре, в центре типа круглой сцены возвышение и какое-то изваяние напоминающее издали фигуру человека, но ростом около 3 метров. Она была из чистого серебра.

– Мать твою, пещера Алладина – воскликнул Виталий.

– Ага, посмотри ещё по сторонам, вдоль стен.

А вдоль стен стояли ещё такие же фигуры, но ростом с полметра пониже, но был цвет золотистый.

– Это же золото, Паш!

– Нет, Виталя, это не золото, а золотистое серебро. Золото вон в центре под стеной. Смотри, три фигуры тоже метра два с половиной, но с раскинутыми в стороны руками под углом вверх. Вот они из золота. И посмотри, куда указывают их руки.

Мы подняли головы и увидели в стенах ниши, на высоте метров пять. Ниш было на одну больше, чем по числу всех фигур в зале. Центральная ниша была проёмом побольше в два раза.

– Да тут золота и серебра, больше чем весь царский запас России. Это мы ещё не знаем, что в нишах. Давай с крайней ниши начнём. Забивай клинья, полезем вверх.

– А не стрёмно, Паш?

– Ты чего боишься? Живых тут нет. А если ловушки, то смотри по сторонам, щупай перед собой.

Через полчаса клинья были вбиты и мы полезли в первую нишу от входа.

– Мама – Мия! Охренеть! Везде было золото, серебро, какие то разноцветные камни и всё было в кучах, в каких-то глиняных чашках и горшках. Ниша размером 3 на 3 на 3 метра. Куб такой трёх метровый. Знали мы и о скифах и племенах. Очевидно это их всё. Только скифы так искусно делали золотые украшения в то время. Этому богатству минимум лет 400-500, если не больше. Я не помню, когда там жили скифы, но они кочевали от Китая до Крыма. Это доподлинно известно. И таких захоронений золота не одно.

– Виталь, а сам зал и ниши находятся на уровне туннеля, где-то в середине его. И судя по размерам зала и по длине вентиляционных проходов, мы находимся где-то в метрах 50-ти от туннеля, между вентиляционными дырами. Между ними же расстояние 100 метров. Как-то так. Тут должен быть ещё один вход-выход. Надо внимательно всё осмотреть. Принести наш переносной рентгеновский щуп и просканируй, а то на глаз мы долго искать будем. И надо пройти по самому туннелю и в этом примерно месте просканировать стену. Пока ничего тут трогать не будем. Свободного доступа тут нет. Пошли обратно. В остальных нишах, наверное, тоже. Единственное, меня интересует центральная большая ниша. Давай заглянем.

Через полчаса мы забрались и туда. Но в отличие от остальных здесь не было ни золота ни серебра – ничего кроме каменных выдолбленных гробов, без крышек лежали мумии, по числу золотых статуй.

– Так, Паш, ничего здесь не трогать. Уходим. Не будем тревожить усопших. Знаем историю катаклизмов. Очевидно это склеп каких-то жрецов или особо ценных шаманов, не знаю, как их называть и общение с ними может привести или к гибели или к большим знаниям. Не будем рисковать. Пошли. И мы спустились и вернулись в туннель тем же способом, как и пришли.

И обо всём рассказали двум Николаям и Дуду. Дед, услышав наш рассказ сказал:

– Я, будучи мальцом от своего живого ещё прадеда слышал, что вроде были такие священные места и захоронения. Вы правильно сделали, что мумии не стали трогать. Золото, и всё остальное можно, но что в нише-склепе с мумиями – ничего, даже камня. И ещё говорит легенда, что общение со статуями приносит какие-то знания, что не знаю. Так гласит легенда.

– Ладно, сегодня не будем. Завтра просканируем и осмотрим стены туннеля. Да и вообще не только стены, но подсобки все. Хрен его знает, что тут ещё есть.

Поутру мы занялись каждый своим делом – дед наш решил испечь хлеб, два Николая решили более тщательно осмотреть все строения на эстакаде, а там их «вагон и маленькая тележка». Мы с Виталием занялись осмотром и сканированием стен туннеля. Найдя примерно то место, которое по нашим предположениям должно выходить к нашим сокровищам. Вот именно, к нашим, т.к. мы их нашли и здесь по близости ни одного претендента на них нет. Поставили нормальное освещение и стали чуть ли ни на ощупь смотреть стены. На ощупь и на вид ничего так и не нашли. Начали сканировать стены прибором. И только в одном месте прибор показал наличие за стеной пустоты. И то так показал слабо-слабо. Ну, оно и не мудрено – наверное, метров 30-40 до пустоты. Но тут сплошной и цельный скальник, что делать? Виталий предложил:

– А давай немного рванём, может, что покажет стена.

– Давай, ничего не остаётся.

Мы пробурили небольшие шурфы в стене на расстоянии около 30 метров и, заложив небольшие заряды, рванули. Главное забыли предупредить остальных. Камни посыпались на нас со всех сторон. Хорошо никого не прибило. Все остальные прибежали к нам.

– Ну, извините, не предупредили.

– Ну, блин, шутники. Так же можно и заикой стать.

И тут дед показал пальцем на стену:

– Смотрите, а вот и кладочка открылась.

Мы посмотрели, куда показал дед. На высоте около метра раскрылись щели между хорошо подогнанными камнями неправильной формы. Оголилась кладка из камней размером полметра на метр, каждый камень, с общим видом в виде трапеции вниз с расширением. Размер кладки мы замеряли, и получилась трапеция размером в высоту 2 м. 80 см., верхний слой размером 3 м., нижний 4 метра.

– Ну что Виталий, как будем разбирать?

– А как, только один выход. Надо один камень раздробить взрывом. Мы не знаем толщину кладки. Если не сильно толстая кладка, то потом нашей техникой разворошить и аккуратно разобрать. Правильные камни нам могут пригодиться.

– Ну что же. Тогда сейчас все кроме деда работаем тут. Дедуля на обеспечении обеда и на подхвате.

В течение часов 4-х, наверное, мы дергали трактором эти камни, но кладку разобрали. Толщина оказалась почти метр. А далее был коридор-туннель по размеру кладки. Мы все, даже дед, взяв фонари, пошли по этому коридору и через 50 метров примерно, как я и предполагал, уткнулись в стену, зашитую дубовыми бревнами. Ну, дуб не камень, мы с ним справились за полчаса – бензопилами пропилили двери. Толщина была сантиметров 20 – не больше. И увидели, что мы попали в общий зал за статуей с поднятыми руками. Она была в метре от стены. Мы-то уже с Виталием видели всю красоту зала. Так что теперь любовались видом наших ошалевших друзей.

Я подумал и сказал:

– Надо сделать со стороны туннеля пологий въезд и загнать сюда технику – бортовой УАЗик с кран-балкой и всё вывести и загрузить в один из наших вагонов. А то мы тут руки надорвём. А под входы в ниши загнать погрузчик. Ну, в самих нишах придётся ручками поработать. В центральную нишу с мощами шаманов никому не заходить и ничего не трогать. Надо вход в эту нишу досками закрыть пока. Виталя, это на тебе и на мне. Хватит того, что мы сами там побывали. А то неизвестно, чем наше там посещение может нам откликнуться. А сейчас уходим и завтра с утра начнём. Сегодня до вечера Ник и Нил освободят место в броне-вагоне для личного состава в бронепоезде. Убрать там койки и всё не нужное. Смотровые щели под пулемёты заварить. Два торцевых перехода оставить и укрепить дополнительно, что не влезет в этот вагон, а я знаю – точно не влезет, дополнительно освободим ещё крытый вагон и обошьём его листовой сталью. У нас её запас есть в вагонах со стройматериалами. Укрепить листами в нём также и пол снаружи, сделать два торцевых перехода и этот вагон будет дополнительным вагоном в бронепоезде. Там как раз один крытый вагон идёт прицепом после бронепоезда, что у нас там?

– А там у нас консервы в ящиках, – ответил Виталий.

– Ну, консервы мы по ящикам растащим по остальным вагонам. Часть можно сгрузить вон в склад на эстакаде. Да, Нил, что с осмотром всех строений?

– Да ничего особенного. Помещения как помещения. Всё вырублено в камне. Единственное, что я заметил, в помещении, где стоят деревянные нары в два ряда, пол деревянный, дубовый. В других помещениях и складах пола нет.

– Так что здесь необычного? Наверное, для тепла. Там же нары стоят.

– Ну, тогда почему стены не обшиты для тепла?

– Не знаю. Возьми вон прибор, да просканируй и успокойся.

– Сделаю.

– И ещё, вход в туннель маскировочной сетью занавесьте. Мало ли кто мимо будет проходить. Значит, завтра подготовим технику, заезд во вход в камне прорубить. А там что успеем.

Тут подал голос дед:

– Ребятки, а может свеженинки приготовим. Зверья тут много. Мне бы винтовочку какую.

– Это хорошая мысль, но одному идти нельзя. Давай завтра после обеда сходим.

На том и порешили.

На следующий день мы всем скопом подготовили лаз-туннель для заезда техники, освободили вагон. А после обеда я с дедом и Виталием пошли поохотиться и вообще посмотреть лес в округе. Решили идти не в сторону стойбища племени, в обратном направлении. Рано нам с ними ещё общаться. Лес, конечно, нас обрадовал. Много было кедрача и дуба, были хвойные породы. Меня сразу мысль появилась дубы использовать под шпалы. Нам надо маленькую ветку пути проложить внутри общего туннеля, чтобы можно было немного перестроить сам состав. Единственное стрелок не было. Но наши парни-умельцы сделают. Главное запаса рельс складированного внутри туннеля километров на 50 пути хватит. А там видно будет. А вот с костылями и накладками проблема – их нашли не очень много. Ну да нам скоростной путь не делать. На метр рельса, хотя пару штук, да и проредить существующий путь можно. Была бы своя литейная печь. Руды здесь много. Над этим вопросом надо потом подумать.

В лес мы отошли от туннеля с полкилометра. Как нам встретились горные козлы, горы то рядом. Подстрелили молоденького, разделали и решили ещё что-нибудь поискать. Не особо мы и отошли, как на нас вышел здоровенный мишка-косолапый. Очевидно, запах крови козла услышал. Хорошо дед успел среагировать, метров с 30 засадил медведю пулю в глаз с винтореза. Оптику мы сняли, но дед не сплоховал. Медведь упал и стал рычать агонируя. Виталий подскочил и вторым выстрелом добил его. Мы замеряли его рост – оказалось 2 метра 45 см. Вот что теперь со всей тушей делать?

– Виталий, давай назад в туннель, и БТР пригони сюда. Другая техника не пройдёт. А мы пока тушу разделаем, шкуру снимем.

Через два часа Виталий подъехал, мы всё мясо загрузили и поехали обратно. Мясо, жир – всё разделали и сложили в холодильники. А Дед стал готовить шашлык из свежатины. Козёл хоть и горный и молодой, но жирок уже нагулял. Хотя шашлык из козла не очень. Лучше из барана. Но не повстречался нам баран. Но всё равно вкусно получилось.

На следующий день мы загнали в зал со статуями технику и начали по одной – две штуки грузить и вывозить. За три дня потихоньку вывезли все. Потом ещё неделю вывозили из ниш всё золото и камни. Во всех нишах практически был один и тот же «ассортимент». Под золото и камни мы освободили часть деревянной тары из под всякого оборудования и складировали в них, помечая надписями что и где. Ювелирные украшения, камни, просто самородки и золотой песок рассортировывали. Золото и серебро отделили. В общем статуи заняли почти весь броне-вагон, по высоте еле вместились. Немного осталось место, куда мы сложили драгоценные камни в ящиках. А всё золото и серебро сложили в отдельный вагон, который мы зашили листовым железом. В вагоне все ящики легли в четыре ряда, высотой до середины вагона. Вес оказался внушительным. Но вагон выдерживал и не такой груз. По моим скромным подсчётам, только в этом вагоне золота и серебра было минимум тонн 30-35. В общий вес золотых и серебряных статуй был не меньше. Когда вывезли всё, мы заложили с обеих сторон входы, чтобы никто не потревожил мумии шаманов. Мы с Виталием сами поднялись в нишу и, обойдя все мумии, сфоткали их и себя на их фоне, кое-где даже слегка поправили эти саркофаги. Затем с Виталием у каждой мумии положили пожертвование – немного золота и серебра и вяленного мяса из подстреленного мишки. Потом нишу заколотили. Это было в последний день вывозки. На следующий день мы с Виталием заметили, что наши тела, как бы это сказать – омолодились что ли. Самочувствие было такое, что хоть марафон беги. Мы обменялись мнениями и поняли, что это влияние на нас мумии оказали. Очень интересный факт. У Виталия был сильный порез на руке, так он за ночь затянулся и практически исчез рубец. А у меня седина исчезла, и зрение у нас обоих стало очень хорошим. В темноте стали видеть как кошки, и дальность различения объекта увеличилась в три раза. Будем иметь в виду. А у центральной статуи мы нашли два обруча на руки, два кинжала редкой красоты и два перстня с камнями – один с красным, другой с белым. Мы их тоже взяли, но в общую кучу не свалили. Оставили при себе, поделив пополам.

После перевозки всего сделали себе пару дней отдыха. В один из вечеров, я порылся в компе и нашёл информацию о нашей местности и реалиях этой России. Сейчас Россией правит дочь Петра 1 – Елизавета Петровна. Она правила до 1761 года и являлась императрицей и самодержицей России. Согласно истории в период её правления в России был расцвет культуры и науки. В 1754 году основан Дворянский банк, произошла активизация освоения Восточных регионов империи и Алтай в том числе. В 1741 – 1743 годах Россия разбила Швецию. И много ещё чего. Вот только железную дорогу – Транссиб, начали строить только в конце 19 века, то есть почти через 150 лет, от времени в котором мы находимся. Следовательно, наш состав может тут в туннели и сгнить, если мы ничего не предпримем. Над этим вопросом тоже надо подумать. А начинать надо с того, что нужно проложить ж.д. полотно до плата, где потом возник городок, перегнать туда состав, сделать город-крепость. Отбиться от набегов всяких там племен, в случае чего у нас есть чем. И дать знать о себе императрице Елизавете Петровне. И прийти к ней не с пустыми руками.

Об этом я рассказал всем. И все согласились.

– Знаете, ребятки, только вот ж.д. полотно строить и перегонять состав на плато нашими силами мы будем минимум 100 лет. Нужны рабочие руки. За ними надо ехать в Барнаул и другие поселения, которые есть при заводах Демидова и пару десятков мужиков нанять как рабочую силу. Платить им у нас есть чем. Надо запускать наши БТР и БМП. Так как проехать по горам и лесам мы сможем только на них. Немного их надо видоизменить – обшить деревом слегка что ли, чтобы местный народ не шугануть. Может в самих населённых пунктах впрячь лошадей. Подумайте, как лучше сделать. Надо взять с собой золота и серебра и напроситься на приём к управляющему заводами и рудниками Улиху. Начинать сотрудничество с претензий или ссор нам не с руки.

На том и порешили. Неделю мы ещё приводили в порядок состав, в туннели сделали разъезд, поставили временное ж.д. полотно. Пересортировали состав. Дед в это время нам пошил каждому одежонку среднего достатка. Мы обросли бородами за две недели, так что стали похожи на местных вурдалаков. И потом всё-таки решили отправить одну БТР с прицепом в сторону Барнаула с посещением ряда заводов с целью встречи с управляющим Улихом. Только через него мы нормально можем выйти на генерал-губернатора. Решили, что поеду я и дед. Мы подготовили БТР с дальнобойной радиостанцией примерно километров на 350-400 дальности действия. Загрузили в БТР пять ящиков золота и три ящика серебра и два ящичка камней. В прицеп в основном загрузили топливо и еду, и необходимые запчасти в виде запасок и прочего. Дед управлять БТР наловчился, так что в две смены поедем. Я на карте, скачанной из компа, проложил маршрут местности со всеми расщелинами, хребтами и реками. Взяли с собой два комплекта боеприпасов к пушке и пулемёту. Взяли автоматы, пару пистолетов и пару винтовок с оптикой и взрывчатки. И рано поутру выехали. По маякам, закреплённым на борту, и нас самих Виталий будет и передвижение через комп отслеживать.

(обратно)

Часть 3

Первым за руль сел дед. Ехали медленно. По дороге решили посмотреть окрестности по сторонам. Нужно было найти песок и глину, а это может быть, скорее всего, по берегам реки и в долинах. Почему этим вопросом заинтересовался? Потому что песок и глина это составные для бетона и кирпича. Нам бы ещё на месте цемент научиться делать, тогда вообще всё замечательно было бы, а то нашего цемента на много не хватит. Сначала я порылся в компе, посмотрел сведения о заводах на Алтае из нашего прошлого-будущего, и нашёл информацию, что и песок и глина здесь есть. Тут дед въехал на плато по дальнему краю, по которому протекала небольшая река. Мы не стали её форсировать – смысла не было, так как русло уходило на восток, а нам надо на север. Но плато мы осмотрели. Не зря здесь городок потом вырос. Фактически здесь сходилось три дороги, вернее направления, дорог как таковых ещё не было, но Китай, Монголия и Алтай здесь границами встречаются. Хотя и границы сейчас тут виртуальные – нет их. И по-хорошему России здесь надо ставить крепость, которая перекроет все направления. А что не перекроет, то перекроют непроходимые горы. Мы на берегу сделали остановку и осмотрелись. Частично берег каменистый, но вот в двух местах мы нашли выход песка со стороны плато. Наверное, плато и есть намыв песка и грунта, который проходил веками. А грунт какой-то цветом рыжий. Я попробовал руками и понял что это суглинок. Это очень хорошо. Глина есть, нужен известняк как составная часть цемента. По сути, основной составной частью для производства цемента является клинкер, состоящий в свою очередь их разновидности кальциевых силикатов. В горах и предгорье известняк найти можно. Если река, песок, глина есть, то известняк будет поблизости. Нужно озадачить Виталия и Деда.

– Дед, слышишь, а где тут у Вас в том времени известняк добывали?

– Да собственно в окрестностях Рубцовска и добывали. Если особо мир не изменился с нашим попаданием, то я могу потом показать. А что цемент нужен?

– Всё-то ты дед знать хочешь.

– А то. Я ещё и не ТО знаю. Вы только спрашивайте. Я так понимаю, нужен кирпич и цемент. Ну, считай кирпич у нас в кармане. Глина есть.

Далее мы выехали с плато направлением на север, пока шли вдоль русла пока оно не повернуло, и мы стали удаляться от реки. Шли мы по большому ущелью, когда-то, наверное, здесь была река и теперь это что-то напоминало разбитый тракт. Ширина ущелья было около 300 метров. Километров через 20 нам пришлось свернуть, обходя гряду, потом мы вошли в лес. Это была не езда, а фигурное катание между большими деревьями. Лес через три – четыре километра закончился, и мы чуть не въехали в юрты какого-то племени. Во время увидели дым и свернули, объехав и потом снова въехав в какую-то расщелину, по краю которой бежала небольшая речушка, и которая нам помехой не была. Начало темнеть и мы решили остановиться на ночёвку. Поужинали и легли спать прямо внутри БТР. За световой день мы прошли около 40 километров. Неплохо для нынешних условий. Если так будем идти, то дня за три – четыре доберёмся.

Мы действительно, на четвёртые сутки с раннего утра стали замечать следы цивилизации. Мы увидели более менее нормальную наезженную телегами грунтовую дорогу. Мы пошли вдоль неё, в километре, чтобы не привлекать внимание. Потом показались вдали дымящие трубы и какое то крупное поселение. Хотя это не может быть Барнаул. До него ещё как минимум километров 50. Наш БТР был досками обшит для камуфляжа, и пушка была тоже закрыта. Ехал себе такой большой деревянный ящик самоходный с таким же прицепом. Мы нашли подъезд к заводу с тыльной стороны и остановились. Надо было разведать обстановку. По времени было не позднее 7 часов утра. Сейчас народ повалит на завод и нам лучше не двигаться. Я сказал деду сидеть как мышь, а сам вышел наружу. Взял с собой пару самородков и камней. Ну, естественно пистолет под полой сюртука. Я заметил, что не сильно отличался от местных мужиков. Только качество одежды у меня было на порядок выше, что говорило обо мне, что я не простой работник, а минимум дворянского сословия. Я пошёл к будке означавшей что-то типа проходной. Хотя никаких заборов я не увидел. За заводиком вдали виднелись дома, откуда шёл рабочий народ. Потом я увидел, как подъехала пролётка с двумя лошадьми и она остановилась. Из неё вышел мужик опрятно одетый, лет сорока и что-то стал говорить с мужиком возле будки и показывая в сторону наших « самоходных ящиков». Я подошёл ближе к ним и, поздоровавшись, спросил:

– Не подскажите, как мне найди директора завода или управляющего.

Мужик с пролётки спросил:

– А Вы кто? Это Ваши ящики? И как они здесь оказались?

Я согласно сочинённой легенде ответил:

– Я владелец рудников по добыче золота, серебра и железной руды. Зовут меня Павел Иванович Иванов. Прибыл с дальней горной границы из под Китая и Монгольских кочевников. Стоящие вдали два ящика, это не ящики, а самоходные машины, на которых мы сюда приехали.

– А как это можно без лошадей ехать?

– Ну, мы изобрели и сделали такие повозки, которые работают на твердом и жидком топливе.

– Очень интересно. А цель Вашего прибытия?

– Я хотел бы поговорить об этом с директором или с управляющим.

– Я и есть управляющий этим и другими заводами и рудниками.

– Ну, тогда я буду говорить с Вами. Но не на улице же будем говорить. И я Вас попрошу, чтобы не было каких-либо неприятностей к моим самоходным машинам прошу никого не допускать.

После этих слов управляющий крикнул мужику возле будки:

– Прошка, к ящикам никого не допускать! Головой отвечаешь!

После этого мы пошли в здание заводоуправления, где в помещении, очевидно кабинет управляющего, сам управляющий представился мне:

– Я, по сути, являюсь директором двух плавильных заводов и их управляющий и подчиняюсь управляющему всех заводов и рудников по Алтаю господину Улиху, который находится в Барнауле. Зовут меня Григорий Петрович Завадский. Так какой у Вас вопрос ко мне?

– Дело в том, что мы обосновались примерно на южной границе, где как таковой границы, сами понимаете, нет – всё примерно. У меня есть деловое предложение как Улиху, так и губернатору Сибири. Оно очень выгодное для Алтая и всей России. У нас есть возможность укрепить границы России, обосновать крепость. Средства у нас есть.

– Я не волен такие вопросы решать самостоятельно. Через два дня мы ожидаем прибытие к нам нашего главного управляющего Улиха. Можете с ним встретиться и всё рассказать и предложить. Но я думаю, что и он тоже сам решать не будет, а направит Вас к губернатору генерал-майору Беэру.

– А где сейчас находится Акинфий Демидов, а то мы его не нашли?

– А его трудно было и ранее застать на месте, но часто бывал в Барнауле. Это же он основал этот город. Но в последнее время был вне милости у императрицы. Умер он в 1745 году. Сейчас там правит его брат Никита. Нрав у него крутой. Статский советник. Его можно будет увидеть если приедет. Ну, так что решили?

– Конечно, будем ждать Улиха. Только нам бы где-то остановиться.

– Так у меня и остановитесь. Я Вас приглашаю. Свои машины можете поставить ко мне во двор. Вы один?

– Нет, нас двое.

– Ну, так давайте следуйте за моей пролеткой, тут не далеко.

Через минут 15 мы загнали БТР с прицепом во двор неплохого одноэтажного большого дома, огороженного высоким забором. Я позвал деда. Он закрыл БТР и мы пошли за хозяином в дом.

– Давайте позавтракаем. Я тут с утра слегка откушал, но с Вами ещё раз могу.

Через 10 минут, стол был накрыт. Хозяин посетовал, что супружница уехала в Барнаул на пару дней уже за столом я начал разговор с небольшого подарка хозяину. Я взял с собой из запасов перстень с камнем и подарил хозяину. Он когда его увидел, то глаза забегали и он сказал:

– Да Вы знаете, какая его стоимость? Это же огромные деньги. Я не могу у Вас его принять просто так. Чем я могу Вам помочь?

– Да собственно ничем, кроме как обеспечить встречу с главным управляющим. А подарок от души и за теплый приём. Да и нам ещё два дня ждать приезда Улиха. Так что мы можем походить по заводу. Вон у нас дед специалист. Может и Вам что подскажет.

– Да, пожалуйста. Можете хоть сегодня со мной пойти, если желание есть.

– Да и сходим, что нам тут сидеть зазря.

Через часик, после завтрака мы все на пролётке управляющего поехали на завод. Я деду сказал:

– Если что понадобится посмотреть или узнать ты мне говори. Я потихоньку всё фотографировать буду.

Управляющий привёз нас к доменной печи, позвал мастера и сказал, что пусть гости ходят и смотрят. А сам ушёл. Мы с дедом начали экскурсию. При разговоре с дедом я понял, что он хороший специалист, хотя давно и не работал. И дед мне рассказал и объяснил:

– Основное условие работы доменной печи – непрерывный процесс плавки. Собственно тем домна и отличается от вагранки, которая, по сути, работает на таком же принципе как доменная печь, но только с меньшими объёмами, а сама вагранка меньших размеров и стенки у неё тоньше, и работает вагранка по схеме: разжёг, расплавил сколько нужно и погасил. С доменной печью не так, домна – это непрерывный процесс. По технологии, доменная печь загружается сверху.

По мере плавки, расплавленное железо, или чугун, как вам будет удобнее, стекает вниз горна, где постепенно скапливается его некоторое количество, которое сливают, для дальнейшей переработки или сразу в формы. В зависимости от объёма горна, выпуск чугуна, происходит раз в 2-3 часа. По мере того, как металл стекает в горн, сверху в доменную печь загружают новое сырьё, и цикл продолжается.

Рецепт, который нашли многие металлурги в разное время и в разных странах был прост и понятен: "Нельзя гасить печь". Выгоднее постоянное горение доменной печи, как это улучшает свойства выплавляемого металла и в этом случае требуется меньше усилий кузнецов, при последующей обработке. Тут ещё много всяких механизмом надо предусмотреть, чтобы пупок не надрывать. Потом как-нибудь тебе расскажу. Здесь конечно всё примитивно, ну для этого времени оно и понятно. Если мы сделаем доменную печь по моей технологии нашего будущего времени, то качество чугуна и стали у нас будет в разы лучше. А если делать металл для рельс – из высоко легированной стали, то без нашей технологии будущего мы качественный металл не получим. Так что слушайте деда, пока жив.

– Ну, дед ты себя-то не хорони раньше времени. Вон вернёмся назад, я тебя подлечу. Есть у меня один способ.

А про себя подумал: «Деда надо сводить в нишу к мощам шаманов. Мы-то с Виталиком как помолодели, перестали кости ныть, дышать легче стало. Да и Николаев обоих тоже сводим, но под нашим присмотром, что-то в этих мумиях всё же есть что-то чудесное и неизвестное до сель.»

Мы два дня отдыхали, ходили на завод. Дед только руками разводил до такой степени всё производство здесь примитивное. Дед что-то там, у домны, мастеру литейщику втолковывал, от чего тот забегал как ужаленный и побежал к управляющему. Потом они вместе стали суетиться у домны.

Настало утро третьего дня. Мы позавтракали. Управляющий сказал, что Улих должен с часу на час подъехать, поэтому он будет его ждать на заводе. На что мы сказали, что мы тоже там будем с ним. С тем и поехали на завод.

Ближе к обеду подъехал Улих со своим сопровождением. А транспорт здесь пока один – телеги, кареты, лошади. Подъехала такая карета с усиленными колёсами, ну оно и понятно – по местным дорогам ни одна телега не выдержит. В седлах на лошадях его сопровождали вооружённые мужики с полдесятка. Управляющий подбежал к карете, расшаркался, потом подозвал нас с дедом. Мы снова назвались. Улих сказал:

– Давайте разговоры перенесём за обеденный стол, если не против.

Мы были не против. За столом Улих сказал:

– Мне тут управляющий рассказал о Вас. И также сказал, что Вы хорошие специалисты в области литейного дела. Даже кое-чему нашего мастера научили. Что Вы хотите?

– Да, господин Улих, мне нужно встретиться с губернатором Сибири генералом Беэром. У нас есть очень выгодные предложения, которые будут полезны как для развития Алтая, Сибири и России в целом. У нас есть и средства и знания в области литейного дела, строительства самоходных машин и двигателей, при которых лошади не нужны будут. Примером может послужить механическая повозка на которой мы сюда приехали. Мы можем показать, она стоит во дворе у местного управляющего. И у нас есть подарки для императрицы и губернатора. Для Вас у нас тоже подарки есть.

– Интересно, интересно. Если то, что Вы говорите правда, то я думаю губернатор заинтересуется. Только он будет решать стоит Вам с императорским двором общаться или нет. Да и время нужно много. Пока генерал отпишет императрице, пока придёт ответ, это пройдёт месяц-два не меньше.

– Вы сведите меня с губернатором, а там мы уж с ним решим этот вопрос. А теперь прошу Вас осмотреть наши механические повозки. Вернее повозка одна, а вторая это прицеп. Единственная просьба – загнать повозку в большой ангар и убрать лишних. Достаточно будет Вас и управляющего, так как техника особо ценная и секретная в военном плане.

– Даже так. Вы меня заинтриговали. Перегоняйте машину в ангар для лошадей.

Дед сел за руль и загнал машину. От её работающего двигателя Улих малость охренел. Потом когда мы его пригласили вовнутрь БТР, то вообще глаза были как пятаки.

– Машину мы зовём БТР – бронетранспортёр. Имеет на вооружении сильную пушку и скорострельную винтовку, которую мы называем пулемётом. Корпус машины изготовлен из листовой крепкой стали.

Улих с полчаса лазил по машине, посмотрел двигатель и только руками разводил. А под конец осмотра, я подарил Улиху винтовку под нарезной патрон 7,62 мм. Было у нас с десяток в составе. Я ещё тогда удивился, зачем это старьё взяли, хотя и в масле, да ещё и ящик револьверов системы «Наган» с самовзводом. Но теперь эти винтовки и револьверы здесь выглядели чудом техники. Три винтовки с запасом патронов мы взяли с собой. Да с пяток револьверов – наганов взяли. Наган с Улиху тоже подарил. Только сказал, что патронов к этому оружию он нигде не найдёт в этом мире, только как у нас. Он сразу захотел пострелять. Ну, прямо как ребёнок малый, которому игрушку подарили! Ну, мы ему не отказали. Показали, как пользоваться. Дальность и убойная сила оружия поразила его, о чём он и сказал.

– Да Вы ещё работу пушки и пулемёта не видели. Но здесь это показывать нельзя. Народ разбежится.

– Завтра будем выезжать в Барнаул. Губернатор должен через неделю прибыть. А нам дня три-четыре добираться.

Я ему ответил:

– Ну, мы собственно можем и на нашей технике выехать. Я сейчас Вас оставлю, схожу к машине.

Я решил связаться по рации с Бронепоездом. Там Виталий дежурит на рации. Мы когда выезжали, то заменили на БТР радиостанцию ближней связи на рацию дальнего действия. Рация дальнего действия может добить до 800 км. По рации я вызвал Виталия:

– Броня один, я броня два, как слышно, ответь.

– Броня два, я броня один слышу отлично, что нового?

– Виталя, есть мысль подготовить вертушку на длительный перелёт. Нужно собрать её, загрузить топлива в бочках и подвесь дополнительные два бака. Нам нужно примерно в оба конца по прямой километров на тысяч 15. Как сможем осилить? И сколько времени надо. Учти, вертушку поведёшь ты. На базе останутся два Николая.

– Собрать вертушку – это надо выгнать состав наполовину из туннеля. Прямо на платформе собрать лопасти и прямо с платформы взлететь на площадку.

– Что-то ещё надо загрузить?

– Да, загрузи по паре ящиков золота и серебра и ящик камней. К императрице полетим.

– Ну, это я уже понял. Наверное, маскировочную сеть возьмём и штатное вооружение на вертушке под полный боекомплект.

– Да в вертушку загони УАЗик таблетку. Ты её там покрась под гжель или хохлому. И задние сидения замени на мягкие кресла и кинь на них нашу выделанную шкуру медведя. И запас бензина на УАЗик в вертушку загрузи с маслом. По Питеру покатаемся. За день-два справишься?

– Вполне.

– Давай, завтра после обеда свяжемся. Да и кинь ещё РПК на сошках с запасом патронов и ящик гранат – лимонок. Связь на вертушке на сколько по расстоянию потянет?

– Если с воздуха то до тысячи км добьет, если мы поставим там дальнюю связь. У нас всего четыре комплекта дальней связи. А на всей технике стоит связь на короткие расстояния. На твоем БТР мы поставили дальнюю, на бронепоезде и вертушке дальние. Одна в запасе.

– Нормально. Давай до завтра.

Я вернулся к Улиху и деду и сказал:

– У меня есть предложение – у нас есть быстро движущаяся техника по воздуху. От Барнаула до Санкт-Петербурга мы сможем добраться за двое суток с учетом посадок на дозаправку.

Ответ Улиха меня удивил, он просто не поверил:

– Что-то Вы мой батенька сочиняете. Быть такого не может.

– Давайте завтра к вечеру сами всё увидите, или крайний случай послезавтра с утра.

– Хорошо. Подождём. Если всё так, как Вы говорите, то губернатор Вам не откажет, и Вы сможете с ним поехать в столицу.

– Не поехать, а полететь.

– Страшные и странные Вы речи говорите. Только Бог на небе находится.

– Ну не буду с Вами спорить. Сами всё увидите.

А через день поутру я услышал шум винтов и двигателя вертушки. Я выскочил на улицу из дома и ракетой указал место посадки. Хорошо, что было ранее утро. А то бы у народа инфаркт был бы – у всего сразу.

Виталий посадил вертушку во дворе. Хорошо, что места хватало. Улих с местным управляющим стояли на крыльце и крестились, увидев такую махину во дворе дома.

Виталий, заглушив двигатель вертушки, вышел и подошёл к нам. Я познакомил его с местными правителями.

В доме мы позавтракали и решили – БТР с прицепом оставить под строгой охраной у местного управляющего. БТР закрыть и заминировать. А то не хрен – полезут ещё. Все подарки из прицепа перегрузить в вертолёт. И через пару часов мы вчетвером вылетели. Улих предложил посадить вертушку в пригороде Барнаула у него во дворе имения. Вблизи, в километре, находилось только имение одного из сыновей Демидова. Сам город был дальше, в 3-х километрах. Так что особого переполоха не будет.

По прилёту мы посадили вертушку. Местных в имении как ветром сдуло, перепугали всё-таки. Улих минут десять всех в доме успокаивал.

Мы вертушку покрыли, как смогли маскировочной сетью. Но лопасти всё равно торчали. Виталий показал мне в багажном отсеке УАЗик расписанный под гжель. Да! Красавец! Так и главное что ещё сделал – пол крыши – задней части салона отрезал, наварил на полметра вверх стойки, поставил по кругу бронестекло, кроме задней части. Получился такой стеклянный колпак, как на автомобиле у Папы-Римского. Почему так – поставили два увеличенных кресла и голова в потолок стала упираться. Поэтому сделали так. Дверь боковую заднюю перенесли ближе к задней части и поставили так, что она стала дверью в салон и в этот стеклянный колпак одновременно. Когда только успели?! Получился шедевр местной автотехники, императрице Елизавете Петровне понравится, главное до неё добраться.

До приезда губернатора было ещё дня два-три. Мы с Виталием обсуждали наши возможности и варианты разговора с губернатором и императрицей:

– Виталя, тут главное легализоваться в глазах губернатора и императрицы. Думаю предложить им построить на нашем плато город – крепость. Место очень удобное. Сырья много. Мы можем построить цеха и поставить там наши станки. Поставить домну и начать лить чугун и металл. И начать на наших станках изготавливать прототипы этих же станков, может немного в упрощённом виде, главное чтобы работали. Увеличим парк станков, можем начать изготавливать самые простые двигатели. Вопрос с нефтью можно решить с губернатором здесь на месте. Укажем где проще взять. На то много не надо. Главное обеспечить бензином и соляркой двигатели. Попутно начать строить город крепость и жилые дома и домны для литья металла и драгоценных металлов. Вся проблема в живой рабочей силе. Вот о ней нам и нужно договориться с губернатором и императрицей, а так же получить у императрицы охранную грамоту с полномочиями о постройке города крепости, о разработке рудников и плавке металла и как перспектива – постройка железной дороги, на которую мы построим местные паровозы и вагоны. Сначала железка до Барнаула, а там пусть Россия малость напряжётся и начнёт строить железную дорогу до столицы. А мы обеспечим за отдельную плату рельсами. Поможем построить другие домны улучшенного качества для целей строительства железной дороги. Объяснить губернатору и императрице необходимость железной дороги в России. Объяснить перспективу развития огнестрельного качественного оружия по нашим технологиям. Образцы мы им покажем. Появление новой качественной стали повлечёт развитие индустрии в России в целом. Да плюс ещё наша медицина. Это вообще отдельный разговор. Вот такие, Виталя, у меня и у всех нас план-минимум и план-максимум на ближайшие 5 и 10 лет.

– Да, Иваныч, планы у тебя наполеоновские. Но думаю выполнимые. Елизавета Петровна баба умная и думающая, согласно сведениям о ней, которые я читал когда-то. Вот только окружение у неё не очень. Палки в колёса ставить будут. Но думаю с нашей помощью и её твёрдостью характера, мы справимся. Сноха у неё Екатерина, супруга сына Павла, ей сейчас годков двадцать будет. Как я знаю из источников она первоначально в науку и просветительство ударилась на те деньги что давала ей свекровь-императрица. У меня тут флешка с видеозаписью похождений Павла 3 и его супруги Екатерины, будущей второй. Со всеми «извращенствами» Павла 3. Вот бы показать это его матушке императрице Елизавете Петровне!

– Ну и как ты это представляешь? Сейчас это рано делать. Нам надо Екатерину забрать к себе, Павел только рад будет. Пойдёт в загул со своими бабами. Это даже лучше будет. Его гульбища быстро его матушке Елизавете надоедят. Познакомились они в 1743 году, а повенчались в начале 1745 г. Сын у них родился в 1754 году – Павел Петрович. Сейчас сына ещё нет. У меня так мысль появилась – не дать родится ему. Это получится, только если заберем Екатерину с собой. У неё был фаворит граф Григорий Орлов, и от него у неё в 1762 г. родится ребёнок. Мы это можем исправить. Если получится, то жизнь России может поменяться. А Павлу 3 можно устроить несчастный случай. Его жена станет императрицей. Мы ей поможем. Но пока её нужно перетащить на нашу сторону. Лучше это будет сделать здесь на Алтае и в Сибири. Надо её заинтересовать нашими «девайсами». Медицинскими достижениями, научными открытиями. А зная её заинтересованность в этом деле – думаю, особых сложностей не будет. А графа Орлова можно подключить, включая его влияние на войска, пусть организует её охрану и сопровождение. Только от Екатерины пусть подальше находится, под нашим присмотром. От наших успехов, будет зависеть и дальнейшее развитие России, и восхождение на трон Екатерины. Вот как-то так.

– Интересную перспективу ты нарисовал, но работы будет много.

– Ну не мы же лопатами кидать будем. Тут наше техническое и научное обеспечение. Надо протолкнуть Демидовым на Урале через их племянника и брата Никиту Демидова, что здесь находится, мысль по строительству более качественных домен на выплавку качественной стали. Пусть они подсуетятся. А эту идею я озвучу императрице. Пусть их напрягает. Не всё же нам строить. Пусть со стороны Урала начинают железную дорогу прокладывать в сторону Москвы и Питера и на Восток. А мы с этого конца поможем. Демидовы потянут, хотя и врагами нашими могут стать, но выгода у них будет очевидной.

– Паш, я всегда говорил, что голова у тебя варит.

– Ладно, не подхалимствуй.

– Да, я от чистого сердца.

– Да, я то же пошутил.

Наступил день ожидания прибытия губернатора. К его прибытию, с раннего утра у здания центрального правления заводами и так называемой «мэрии» собралась приличная толпа встречающих. Точное время прибытия никто же не знает. Вот и шастают тут туда-сюда. Мы находились в здании правления – я, Виталий, дед, Улих, сидели, пили чай, разговоры вели. И тут в здание правления завалил Никита Демидов – такой парнишка двадцати пяти лет.

Как известно из нашей истории он с 19 лет уже управлял заводами и рудниками и на Алтае достиг успехов в этом. Но, как и все Демидовы уклонялся от уплаты налога в царскую казну.

Так вот, зайдя в кабинет, где мы распивали чай, Демидов с порога начал высказывать возмущения в адрес Улиха.

На что Улих ответил:

– Ты, Никита Акинфеевич, за зря тут не кричи. На своих заводах и рудниках порядки наводи, а не на моих. Хочешь вместе работать – милости просим. Я тебе давно предлагал.

Тот что-то в ответ пробурчал и спросил:

– А что тут огромное пролетало? Народ что-то толдычет, никак не пойму о чём говорят. Чуть ли не дракон какой-то?

Улих посмотрел на него и спросил:

– А ты чай, Никита Акинфеевич, что в драконов веришь? Верь больше своим пьяницам. Они ещё и не то скажут. А машина одна чудеснейшая была. Да она и сейчас есть. Потом покажу. Вот лучше познакомься – это мои хорошие гости. В литейном деле и золотодобыче первые специалисты. Прибыли к нам поделиться опытом.

И мы познакомились.

А через минут десять забежал какой-то человек с улицы и прокричал: « Едут».

И мы вышли на площадь встречать губернатора.

Губернатор приехал на карете. В сопровождении ещё двух карет и с десятка два вооружённых всадников. Улих вместе Никитой Давыдовым поспешили к карете губернатора. Из кареты вышел мужчина средних лет в мундире с эполетами. Улих там что-то сказал ему и к ним подошли представители городского «менталитета», если можно так выразиться в этом времени. Они там ещё минут десять расшаркивались перед губернатором, после чего все пошли в здание заводоуправления на центральной площади. Улих махнул нам рукой, чтобы мы тоже следовали за ними. Ну, мы и пошли. Особо мы в глаза губернатору не лезли. Улих нам до этого сказал, что сам позовёт, когда волна местных схлынет. Мы примостились втроём в длинном коридоре на лавке, и ждали своего часа. А ждать действительно пришлось не менее часа. Потом, когда весь «бомонд» местный рассосался, в коридор вышел Улих и позвал нас. Мы зашли в шикарный по тем временам кабинет и увидели следующую картину: в кабинете в кресле за центральным столом сидел губернатор «Всея Сибири». С боку на стуле сидел Никита Давыдов и смотрел на нас вызывающим взором. Ну! Ну! Посмотрим как отткуда потом запоёшь. Больше никого не было.

Губернатор сказал, обращаясь к нам:

– Мне тут уже все уши Улих про Вас прожужжал. Назовитесь, кто Вы, откуда, чем занимаетесь и какое у Вас ко мне дело.

Я что-то запамятовал, как надо обращаться к губернатору по местным сословиям и ответил просто:

– Уважаемый господин губернатор Сибири всей матушки Сибири. Разрешите Вас так величать?

Губернатор махнул рукой – мол, разрешаю.

И я продолжил:

– Мы люди здесь на Алтае, да и, наверное, в Сибири и России новые. Попали в южные горные районы Алтая из приграничных районов Китая и монгольских степей. Хотя говорить о границе, как таковой, смысла нет, так как граница России на Алтае фактически отсутствует из-за горного рельефа местности. Обосновались мы фактически на границе трёх великих государств, если эти не исследованные никем земли и горы можно назвать границами или государствами, кроме России, конечно. На западе России, там как-то попроще и границы есть и стражники, которые эти границы хоть как-то охраняют. Мы и сами-то не знали на чьих землях пришлось обосноваться, пока не исследовали горную местность и племена и народности, которые заселяют эти земли. На это ушло много времени (тут я, конечно, хитрил, надо же как-то объяснить свое появление). С учётом, что предки наши пришли на эти земли из неизведанных нам далёких земель, то историю своего народа мы точно сказать не можем. После ряда серьёзных природных катаклизмов – сильных землетрясений, извержений вулканов наш народ практически перестал существовать. Нас осталось пятеро мужчин. Продолжать род некому. Последние женщины погибли около 20 лет назад в последнем землетрясении. А что такое землетрясение в горах я думаю, Вы представление имеете. Мы тогда были ещё юными и о продолжительности рода не думали. Поэтому настало время нам иди на встречу с Вами – русским народом, кровь которых течёт и в наших жилах. Наш народ назывался по названию и самого национального состава – Стальная Русь, или стальрусичи. Не мы это придумали. Очевидно наши предки из-за нашей образованности, развития технического прогресса, особенно в сталеплавильном производстве посчитал, что наш народ крепок как сталь. Однако природные бури, землетрясения фактически погубили Импер наш народ. Из наших научных открытий, изобретений, достижений осталось не так уж много. Но этого вполне достаточно чтобы помочь Вашей России, теперь уже и нашей, сделать реальный скачок в развитии во многих областях технического, научного, медицинского, военного дела и промышленности. Поэтому мы искали встречи с Вами, чтобы через Вас встретиться с Императрицей Елизаветой Петровной. Вот, пожалуй, и все, если говорить кратко.

– Интересно, интересно. Но это больше похоже на сказку или явное вранье.

И тут своё слово вставил Улих:

– Ваше превосходительство. Я бы всё-таки мог бы поверить словам, сейчас сказанным, так как сам видел эти достижения в их технике.

– Даже так. Ну что же, давайте проверим. Покажите?

И я ответил:

– Конечно, мы покажем. Но перед этим я прошу аудиенции с Вами, с глазу на глаз.

Губернатор посмотрел на меня внимательно и всем сказал:

– Хорошо. Все пока свободны. Остается Павел Иванович. Я правильно запомнил Ваше Имя?

– Да, правильно. Только пусть со мной останется Виталий. Мой технический гений.

После этих слов все, кроме меня, Виталия и губернатора покинули кабинет.

– Господин генерал, я не зря попросил аудиенции, так как ряд вопросов носят особо секретный характер, которые не нужно знать ни Улиху ни Давыдову. Даже императрицей мы будем разговаривать в этом же составе. Шпионов иностранных в России много. Нельзя чтобы наши технические достижения стали известны нашим врагам.

– Ну, если Вы так считаете, то пусть так и будет.

– Господин генерал. Я, пожалуй, Вам сначала покажу, а потом всё расскажу и объясню. Улих частично видел, поэтому с него надо взять государеву подписку, что об увиденном и услышанном он нигде и словом не промолвится под страхом каторги или висельницы.

– Что всё так страшно серьёзно?

– Абсолютно. Прикажите подать карету без сопровождения. Поедем к Улиху домой.

И мы отправились в имение к Улиху, где во дворе стоял замаскированный наш вертолёт.

Когда мы сняли с вертушки маскировочную сеть, то глаза у губернатора прямо-таки квадратными стали.

– Прошу вовнутрь – и я открыл двери. Губернатор зашёл по ступенькам.

Мы показали ему устройство вертолёта. Показали в кузове УАЗик. Потом продемонстрировали образцы нарезного оружия. Я тут же подарил губернатору винтовку и наган с запасом патронов. Сказать, что губернатор был шокирован увиденным – это ничего не сказать.

– Господин генерал, ну а взлететь в воздух метров на 300- 500 не желаете? Посмотрите город сверху. Ведь на этой стальной птице мы в Санкт – Петербург за пару суток долетим.

– Хоть и страшно, но я согласен. Давайте.

Виталий запустил двигатель, прогрел движок и медленно поднял вертолёт в воздух. И я показал Виталию рукой, чтобы тот сделал пару кругов над городом.

Генерал хоть и не из робкого десятка, как я понял, но перетрусил значительно и вида старался не подавать. Первый круг над городом он вообще никуда не смотрел. А на втором кругу смотрел в иллюминатор, не отрываясь.

Когда приземлились, я сказал губернатору:

– Господин генерал – это ведь не только воздушная механическая повозка, это ещё и сильное оружие и показал на пушки и пулемёты.

Генерал был впечатлён и сказал:

– Действительно, у Вас есть с чем идти к императрице и есть что показать.

– Да это только малая часть. С нашей помощью мы можем построить и более большие самодвижущиеся машины, которые смогут ездить и по дорогам и по железным дорогам – это по таким стальным длинным рельсам. И вот самый главный вопрос для нас, да и для Алтая, Сибири и России – по таким железным дорогам от Санкт Петербурга до Барнаула можно доехать за 10-12 дней в хороших комфортных условиях. А это ещё и грузы возить можно. Но для этого нужно желание, люди и указание императрицы. С нашими возможностями чугун и сталь по качеству увеличатся в 10 раз минимум. А будет сталь, будуи и корабли из металлического корпуса и пушки и пулемёты.

– Да, расписали и рассказали Вы хорошо. И главное убедительно – и показал рукой на оружие и вертолёт. Действительно есть о чём говорить с Елизаветой Петровной. Образцы с собой возьмёте?

– Обязательно. И образцы, и подарки возьмём. Надо только чтобы к императрице мы вместе полетели. Без Вас я туда не пробьюсь.

– Ну, за этим не станет. Она меня поддерживает и благоволит. Когда полетим?

– Да в любое время. Мы готовы.

– Ну что же. Сегодня мы тут всё закончим. А завтра вылетим. И пойдёмте обедать, а то ваша летающая машина мне все внутренности встряхнула, – и засмеялся.

Я пошёл с Виталием после обеда готовить вертолёт к перелёту. Виталий что-то там в двигателе подкручивал и я спросил у него:

– Виталий, а ты сам когда-нибудь летал на длительные расстояния? И вообще хватит ли нам топлива вернуться назад?

– Паш, я тебе вот что скажу – наш вертолёт имеет один из нескольких видов двигателей – наш газотурбинный, а вернее последняя модель – турбовинтовой. Он самый неприхотливый – полетит хоть на собачьем сале. Ну, я это утрирую. Топливо можно использовать разное. Поэтому нам повезло, что у нас именно такие двигатели на вертолётах. Закончится керосин – полетим на соляре, закончится соляра – полетим хоть на спирте. Принцип действия тебе расписывать не буду – долго и не поймёшь сразу. До Санкт-Петербурга с посадками на дозаправку мы будем лететь не меньше двух суток. Да и пилот то у нас один – я. А я же не робот. Мне надо будет в промежутке поспать хотя бы часов 6. Так что перелёт, наверное, будет все трое суток. И на обратном пути посмотрим, сколько топлива останется. Как бы не пришлось что-то искать. Найти бы горного масла, оно же каменное.

– А что это за масло такое?

– Дремучий ты Паша. Так в старину нефть называли. В настоящее время её подземным способом не добывают. Так, собирают, где она выходит сама на поверхность и всё. А нам её надо много, если мы хотим сохранить двигатели наших машин. Из нефти перегоним солярку, масло, бензин, керосин. Установку я могу сделать. На наших компах я видел чертежи и рекомендации. Только делать надо большую, типа промышленной. Нам бочки бензина или дизтоплива маловато будет. Я смотрел, по Алтаю велась добыча нефти в низинных районах на таких вот ровных плато. Буровую установку мы сможем сделать из того что у нас есть. А потом посмотрим. Ну, давай сначала вернёмся из Питера.

Поутру мы встали, позавтракали и с Губернатором – втроём вылетели. Деда решили не брать – оставили с БТР у Улиха. По радиосвязи мы связались с Николаями на нашей базе и предупредили о нашем вылете и отсутствии связи с нами. Связь будет только с дедом. Если в течение 10 дней мы не вернёмся или не свяжемся по радиосвязи, то пусть принимают меры по своему усмотрению.

Чтобы экономить горючее, скорость большую не развивали. Но для губернатора и эта скорость была запредельной. Он не отрывался от иллюминатора.

Посадок на дозаправку у нас было много. Баков хватало примерно на тысячу км. Летели на высоте около 800 метров. Маршрут проложили точно по прямой с целью экономии горючего. При подлёте к Петербургу мы расспросили губернатора, где его дом и решили садиться поутру, чтобы никого не пугать особо, что и сделали. После посадки губернатор сразу пошёл к своей родне с успокоительными речами. А мы занялись маскировкой. Накрыли, как смогли маскировочной сетью. Через час, когда всё во дворе и доме успокоилось, и мы закончили работу, мы попросили губернатора установить по периметру охрану и никого к вертолёту не допускать, что и было сделано. А через часа два, губернатор, приведя себя в порядок, одел парадную форму с погонами и выехал во дворец Елизаветы Петровне сообщить о своём приезде и нашем появлении.

Губернатора не было до вечера. Когда он приехал, то сообщил, что нам и ему назначен приём императрицей завтра к 12 часам. Потом он нас разместил в одной из комнат, и мы пошли отдыхать. Перелёт всё-таки был затруднительным, особенно для Виталия. План разговора с Императрицей у нас был давно. Сначала мы решили задарить императрицу подарками, то есть показать товар и значимость наших персон лицом, а потом предложить план минимум – на первые 5-7 лет, и план максимум на последующие лет 20-25 строительства и развития Алтая, Сибири, а соответственно и России в целом. С нашими техническими знаниями мы реально можем помочь стать России из древней и отсталой в Россию технически и научно развитой. Я думаю с характером императрицы, та ухватится за нас как утопающий за соломинку. Тем более много у неё мы не попросим – лишь содействия и помощь людьми.

На утро мы встали отдохнувшими. Привели себя в надлежащий вид. Оделись во всё новое по нынешним меркам. Как говорят – встречают по одёжке – провожают по уму. У каждого у нас в жилетке на золотой цепи висели карманные часы – в этом времени часов то не было. По пару перстней на руки. Да одежда из ткани 20 века. Бороды мы небольшие отпустили, хотя нам не очень то и хотелось. Мы же не военные в этом мире, а люди сословия не менее дворян – золотопромышленников.

Нас провели в большой зал. Красота, конечно, била в глаза. В конце зала на небольшом подиуме на кресле-троне восседала императрица Всероссийская – Елизавета Петровна, – из династии Романовых. В стороне стояли в группе приближённых молодой фаворит граф Пётр Шувалов, который в последние годы царствования Елизаветы фактически руководил Россией, там же был канцлер Алексей Бестужев – Рюмин. Увидев их, я про себя подумал «Это хорошо, что они здесь. Первоначально я изложу версию нашего появления в этом мире как излагал губернатору Сибири. А там при случае, смотря какое поведение изберёт в отношении нас императрица, мы можем приоткрыть слегка тайну нашего появления здесь. И то это будет касаться только Елизаветы. А то за наши головы и за наши «девайсы» из будущего потом никто и ломаного гроша не даст. Вернее за «девайсы» как раз и дадут. А за головы нет».

И так мы приблизились к трону и мне пришлось озвучить текст приветствия и представления себя и моих сопровождающих, который мне озвучил губернатор Сибири.

На что императрица Всероссийская в ответ произнесла:

– Мне тут Губернатор Сибири доложил о постигшем Вас лихолетии. Доложил о Ваших успехах в техническом строении и прочих успехах, в том числе и вооружении скорострельными винтовками и пушками. А также, что Вы рады будете оказать России помощь в создании таких машин и оружия. Так ли это?

– Да, Ваше императорское Величество, именно так. Мы сможем это сделать. Но от нашего народа осталось всего пять мужиков. Троих Вы видите сейчас здесь. Нам понадобится помощь людьми, так как производство машин, оружия, литейное дело – это трудоёмкий и тяжёлый процесс. Там где мы остановились и живем, есть все природные условия для этой работы, но нет жилья, нет мастерских. Всё надо построить заново. Кроме того, та местность где мы остановились является по сути южной границей с Китаем и Монголией, набеги которых на земли русские продолжаются. Мы и я, в том числе предлагаем построить там город-крепость для укрепления и обороны русских земель. Позже когда мы обоснуемся, я предлагаю соединить Петербург, Москву, Урал, Алтай и Сибирь постройкой железных дорог, по которым будут быстро ездить построенные нами машины на паровой тяге. И от Петербурга до Москвы можно будет доехать менее чем за сутки. А от Москвы до Дальнего Востока за 10 дней, через всю Россию. Причем следовать с комфортом в благоустроенных вагонах-домиках в одном составе, который будет вести паровая машина, называемая нами паровозом. Это не только перевозка людей, это быстрая перевозка тяжёлых грузов. Это только часть того, что я Вам рассказал сейчас. Более подробно я попрошу изложить в письменном виде. А так же готов предоставить Вам образцы оружия, которые мы привезли с собой. Прилетели мы на летательном аппарате нами построенный. К сожалению, он остался в одном экземпляре после землетрясения и разрухи. А в качестве подарков прошу принять от нас в Российскую казну золото, серебро и драгоценные камни в количестве двух пудов каждого, но за ними нам надо съездить.

– Хорошо. Тогда прервём нашу беседу, и к вечеру привозите. С Вами поедет канцлер Бестужев – Рюмин. Сейчас все свободны.

И мы вышли из зала. С нами вышел канцлер:

– Господа! Пройдёмте со мной в канцелярию для оформления Ваших личностей и потом поедем к Вам. Вы остановились у губернатора? Сейчас он выйдет, и мы все вместе проследуем.

В канцелярии мы долго не задержались. После чего мы сели в кареты и в сопровождения полуроты гвардейцев отправились в дом губернатора.

По приезду во двор губернатора мы показали канцлеру наш вертолёт. Выгнали из чрева вертолёта УАЗик наш обновлённый в кузове, которого были сложены ящики с золотом, серебром и камнями. И там же лежало оружие. Я тут же подарил револьвер канцлеру. На что он был сильно удивлён, но подарок принял. И я предложил канцлеру:

– Ваше превосходительство, я предлагаю во дворец поехать вот на такой нашей самоходной машине.

– Да как-то непривычно.

Я понял, что канцлер просто трусит и сказал:

– Вы не переживайте, машина безопасная. Главное чтобы лошади по дороге не бегали.

– Хорошо поедем на Вашей самоходной машине. А я сейчас дам команду и дорогу к дворцу освободят. После чего подозвал к себе офицера конвоя и дал какие-то распоряжения. А мы выехали минут через 15-20. Канцлер очень был удивлён поездкой на нашем УАЗике. Мы ехали не очень быстро – километров, со скоростью 20-25 в час. Дорога не особо позволяла, да и мало ли кто из двора или из улицы выскочит – ДТП нам ещё не хватало. Сервиса здесь нет. Ремонтировать негде.

По прибытию, во дворе дворца, нас встречала вся свита во главе Императрицы. Офицер, ускакавший впереди нас, очевидно доложил.

Мы все вышли из УАЗика, расписанного под гжель, и я доложил подошедшей императрице:

– Вот эту самоходную машину я Вам дарю с остальными подарками.

Императрица подошла к машине, потрогала её гладкую поверхность и сказала – Хороша!

Затем Я открыл по одному из ящиков и представил ей золото, серебро и камни, а так же оружие.

На что императрица сказала:

– Это действительно царские подарки, хоть Вы и не император. Я думаю что мы дадим Вам возможность доказать Ваши утверждения относительно строительства и помощи. Вы изложите, что Вам конкретно нужно.

– Ваше Императорское Величество! Я всё изложил на бумаге. Но наша письменность немного отличается от Вашей письменности. Хотя написано по-русски. Но смысл понятен. Прошу принять наше прошение.

И я передал императрице список того что нам необходимо. А в прошении я написал что нам надо, а именно: – люди- мужчины, в том числе кузнецы, плотники, столяры, стеклодувы, повар, лекарь, мастера литейщики и прочие. Всего я просил 250-300 человек. Из женщин просил ткачих, поваров, прачек. Отдельной строкой просил дать указание Демидову на Алтае оказать нам содействие на первых порах. А также просил направить к нам умных, грамотных молодых парней лет16-17 для обучения нашим ремёслам из порядочных грамотных семей, а так же отдельно взвод войск из молодых гренадёров (желательно не рядовых) для осуществления охраны и их же обучению военному искусству во главе с достойным офицером. Эти молодые, нами обученные парни станут нашей заменой по жизни впоследствии. Просил выдать нам охранные грамоты на постройку крепости, добычу золота, серебра, горного масла, она же нефть и постройку механизмов и железной дороги до Барнаула от нашей крепости.

Императрица бегло осмотрела прошение и отдала его канцлеру и сказала:

– Исполните в трёхдневный срок.

На что канцлер только наклонил голову.

– А теперь всех Вас прошу в обеденный зал, где нас ждёт вечерняя трапеза. А Вас господин Иванов прошу пройти на пару минут ко мне в кабинет.

В кабинете мы остались одни и она меня спросила:

– Надеюсь, я Вас правильно поняла по Вашим взглядам, что Вы хотите ещё кое-что мне сообщить дополнительно, без посторонних ушей.

– Да, ваше императорское величество.

– Да бросьте Вы эти титулы. Один на один называйте меня Елизавета Петровна.

– Хорошо, Елизавета Петровна. То, что я Вам сообщу сейчас должно остаться между нами в тайне и навсегда. Иначе ни за мою голову ни за Вашу не дадут и ломанного гроша. Поверьте, найдутся желающие, как и из Вашего ближнего окружения, так и из зарубежных стран.

– Однако Вы интриган. Попробую Вам поверить. Обещаю, что всё останется между нами.

– В первую очередь я попрошу выделить мне грамотного мужичка из проверенных, лучше из военных, да бы я научил управлять его теперь уже Вашей машиной. Там не сложно. Но топлива мало. А мы потом организуем его поставку. Второе – оружие, которое мы Вам дали взять под строгую охрану. Когда мы подготовим умельцев-специалистов по его изготовлению оно им понадобиться. И третье – самое главное – я и мои друзья ЗНАЕМ БУДУЩЕЕ, потому, что МЫ САМИ ОТТУДА. А историю про наш пропавший народ мы придумали для посторонних ушей. Как мы оказались в прошлом на 250 лет назад нам не известно. Поэтому то, что было с нами из техники осталось с нами. Но наши знания основные находятся у нас в голове. И эти знания истории, технического и государственного развития мы Вам сможем потом представить. За вас скажу – Вы долго ещё будете жить, и править Россией. А с нашей помощью получится ещё дольше, так как у нас хорошие знания и в области медицины. Можем рассказать и за Ваше окружение во дворце, особо остерегайтесь лиц, которые ну прямо-таки лизнуть Вас хотят, извините за грубость, но по другому тут и слово не подберёшь. Заведите себе пару человек очень проверенных и достойных через которых мы сможем общаться и представите мне их. Один будет у Вас, одного я возьму с собой для экстренной связи. Прошу обратить внимание на всё семейство Демидовых. Часть из них «зажралась», налоги не платят. Дайте им Указ чтоб раскошелились и начали подготовку к строительству железной дороги. План работ, виды работ, направление этих работ я Вам предоставлю перед отъездом. Мы попробуем у себя изготовить металлические вышки, для передачи радиосигналов, чтобы соединить нас радиосвязью. Но это не скоро. Вышки надо будет ставить там, где мы укажем и под охраной, примерно через каждые 300 вёрст. Этот план я передам позже, когда мы исследуем свои запасы техники. Вот, пожалуй, и всё. Да и Ваш сын, и сноха фактически не живут семьёй. Я сейчас Вам покажу небольшой фильм, на экране – стеклышке цветном. Это исторический спектакль, который сыграли артисты в будущем. Но история доподлинно известная. Если хотите чтобы Россия как держава не пропала в будущем- подумайте над увиденным.

– Всё что угодно от Вас я ожидала услышать, но только не то, что Вы наши потомки. Ну что есть, то есть. Да Вы правильно мыслите. Предателей вокруг полно. Мы всё сделаем. А Вы нам поможете. Одно чего только золото, серебро и камни стоят. Спасибо. Оно нам очень нужно. Показывайте свой спектакль.

И я ей показал сокращённую форму документального фильма про её царствование, про её сына и будущую Екатерину 2. Она посмотрела. Впечатлилась. Только губы и кулаки сжимала. Но мне ничего не сказала про фильм, а лишь подметила следующее:

– Я Вас благодарю за информацию. Я подумаю над всем этим. Может, я к Вам приеду, посмотрю. Пойдёмте к остальным гостям. Через три дня ещё встретимся и обсудим.

И мы вышли к столам, где шла откровенная пьянка.

(обратно)

Часть 4

Мы слегка задержались в Санкт- Петербурге, ещё на 5 дней. За эти дни Елизавета Петровна ни разу не обмолвилась со мной о том, что я ей сообщил наедине. Однако сын её из дворца пропал. Наверное, с её ведома и прямого указания. Исчезло ряд дам, с которыми флиртовал её сынок. Мы же занимались подбором молодёжи из числа грамотных дворян, в том числе из действующих военных. Нам надо было набрать как минимум взвод грамотных и физически крепких. А также набрать специалистов гражданских для работы во всех отраслях местной реальной жизни. И таких спецов, как мы уже подсчитывали нам нужно порядка 250-300 человек, как минимум. В их число включали и девушек-женщин молодого возраста. Из парней и мужчин выбирали не семейных. Там в горах Алтая у них вначале не будет удобств и жилья.

Наступил последний день перед возвращением. Наша вертушка была освобождена от груза. УАЗик остаётся здесь. Мы нашли мало-мальски грамотного молодого офицера, и Виталий обучал его премудростям ухода за автомобилем и азам вождения. Мы оставили запас масла и бензина и колёс. Сказали, что ездить надо с его умением со скоростью не более 30 – 40 км\час и только по хорошей дороге. После обеда императрица позвала нас к себе в зал, где уже находились канцлер Бестужев – Рюмин, граф Шувалов, Екатерина, пока ещё не вторая, губернатор Сибири и два молодых офицера гвардии. Императрица произнесла:

– Вот мой царский Указ! На Алтай я отправляю с Вами Павел Иванович тех людей, которых отобрали Вы и Ваши люди. Как я знаю в Вашу воздушную повозку, никак не запомню, как Вы её называете, может войти человек 50 с некоторыми вещами. Так вот я решила – с Вами поедет Екатерина. Она молодая, и будет представлять в Сибири и на Алтае мои полномочия. Зная некоторую там местную знать, Вам могут сильно мешать. Екатерина будет за этим всем следить. Она будет уполномочена принимать самостоятельные решения. Вот сейчас думаю, кого с ней отправить из достойных мужчин. Поэтому я пригласила вот этих двух молодых офицеров. Один будет руководить людьми по её сопровождению и охране. Второй будет командовать военными по оказанию Вашей охраны и обучению Вашим военным наукам. Частично охраны – человек десять полетят с Екатериной и Вами. Остальные прибудут конным порядком позже. Остальных по своему усмотрению для перелёта сами выберете. Оставшиеся так же прибудут до Барнаула. Вы там их потом встретите. Моё решение окончательное. Свои указания об оказании Вам помощи в строительстве и людьми разосланы в Сибирь и Алтай. С Демидовыми у меня будет отдельная аудиенция. Вы главное начните. Знаю, что результатов минимум полгода-год не будет. Россия богатая империя. Мы поможем. Завтра, когда отлетаете Граф Иванов? Вы не ослышались. Вы официально со всеми Вашими людьми граждане Российской империи и это оглашено моим Указом. С сегодняшнего дня все Ваши люди – дворяне, а Вы граф и за Вами закреплены земли Алтая, там, где Вы оказались. И Вы одновременно назначены комендантом пока ещё не существующей крепости, которую Вы построите и откроете сталеплавильные заводы и золотые прииски. По нашей договорённости часть добытых золота, серебра, драгоценных камней будете сдавать в казну России. Сейчас, учитывая, что Вам потребуются средства для развития, строительства, первые год Вы отчислять ничего не будете, учитывая, что Вы привезли уже часть золота и камней. А далее обсудим по мере добычи. По поводу строительства этих Ваших металлических вышек для связи и приборов между Санкт- Петербургом и Алтаем, я дала указания, Вышки в течении полугода построят. Металл для них поставят Демидовы. И потом Вы сможете установить связь для переговоров по Вашим приборам. Кроме того, я издала Указ для будущего строительства дополнительных верфей для строительства кораблей из металла, как Вы и рассказывали. Верфи будут заложены на Балтике, Охотском побережье и на Чёрном море. Так же издан Указ для подготовки почвы и насыпей для прокладки железной дороги из Санкт-Петербурга, через Москву в направлении на Урал – Сибирь, Алтай, Дальний Восток. Причём подготовка почвы будет идти с разных направлений. Вмести с этим будет начата добыча горного масла, как Вы говорите – нефти. Специалистов Вы подготовите, и мы найдём. Вдоль насыпей под железные дороги будут строиться станции и городки. Между ними решили определить расстояние не более 50 – 100 вёрст, в зависимости от местности и её рельефа. Ну, в общем, всё по вашему развёрнутому плану. И отдельный Указ – это изучение Вашего нового оружия. Это всё, что я хотела сказать. Все свободны. Да, граф, и в Барнауле будет свой банк, чтобы и Вам и нам легче было. Мы в Москве и Санкт-Петербурге недавно открыли. Полезное дело, и выгодное.

На этом аудиенция была закончена.

На следующий день, после завтрака, мы загрузились в вертушку. Предупредили всех, чтобы не боялись, что всё безопасно и вылетели. Кроме всего, мы в освободившуюся тару из под горючего, залили почти спирт. Для этого мы с помощью императрицы собрали всю имеющуюся бражку и на быстро сварганенном самогонном аппарате в течение пяти дней гнали первак, а полученную жидкость градусов под 60-65, мы разбодяжили нашим топливом. Проверили – двигатель работал, но с каким-то свистящим звуком. Это был запас «НЗ» – вдруг до Алтая не дотянем. В вертушку кроме нас – четверых – загрузилась Екатерина со своим не малым багажом и специалисты с военными. Всего 56 человек. С нами 60 будет. И в обед вылетели.

Фактически летели тем же маршрутом, только в обратном направлении. Единственное – остановок – посадок было больше – в основном по естественным природным надобностям. Почти через четверо суток мы приземлились в Барнауле, и я сразу связался с нашей базой по рации. У Николаев всё было нормально. Деда с несколькими людьми на БТР отправили назад своим ходом. Я переговорил с Демидовым по поводу поставки нам людей и спецов из молодых. Он скривился, но против Указа императрицы не попрёшь. Ответил, что будет собирать и в течение месяца к нам направит. На что я ответил ему: «Первые тридцать мужиков молодых должны отправиться к нам не позже чем через пять дней, а также сказал ему мне нужно как минимум ещё 70 мужиков возрастом не старше 35-40 лет.»

На что он сказал:

– Ну, где же их я возьму?

– А Вы с Улихом поищите у себя и найдёте. Это не моя прихоть – это Указ императрицы. Или хотите лично от неё получить указание?

– Нет. Не дай Бог. Мы сами разберёмся.

– Ну, вот и хорошо. И объясните всем мужикам, что едут надолго, минимум на год, потом будут меняться. Оплата за труд хорошая. Захотят потом остаться и жить у нас, мы будем не против. Да, и среди этих мужиков должны быть пяток молодых женатых и чтобы жены были ткачихи, стряпухи, в общем, чтобы могли работать по обслуживанию бани, шили одежду, варили еду для рабочих, и не мешало бы пару лекарей.

– Да где же я лекарей возьму?

– Поищите! Всё, это не обсуждается. И чтобы каждый со своим инструментом шёл, особенно плотники и столяры.

На том мы и расстались. Потом мы все вылетели на нашу базу, что меня заинтересовало, так то как на всё это смотрела Екатерина. Глаза полные удивления и восхищения. Ну! Ну! То ли ещё будет. Она не захотела оставаться в Барнауле и решила лететь с нами. Придётся ей на первых порах выделить пол купейного вагона под её покои и по купе каждой даме-сопровождающих. Там более-менее условия есть для проживания дамы столь высокого положения. Очевидно, она очень обиделась на императрицу, да и нас она почти не воспринимала, пока не полетела вертолётом. Но всё равно мало с нами общалась. Она взяла с собой двух фрейлин для своего так сказать обслуживания. Для нас так это просто лишний груз. Но деваться некуда было. Одних только шмоток баулов десять пришлось загрузить. Куда они только в них ходить будут?

Через часа полтора мы приземлились на площадке у входа в тоннель. Я ещё по рации сказал Николаям подготовить купейный вагон для Екатерины и её двух дам. Они за эти десять дней нашего отсутствия, с помощью техники уложили в тоннеле ещё одну параллельную ж.д. ветку, длинной около 300 метров, с выходом из тоннеля ещё метров на 300 и составили туда все пассажирские и купейные вагоны, сделали, так сказать, нам городок жилой, чтобы не бегали по всему составу. Из сваленных деревьев сделали помосты на входных дверях. Я сказал Николаям выгнать купейные и пассажирские плацкартные вагоны на улицу и разместить там всех для проживания. Купейный-императорский мы вообще поставили отдельно в стороне, чтобы нашим дамам никто не мешал. Нил рассказал мне, что он разведал окрестности вокруг тоннеля в сторону плато и сказал, что спуск пологий и можно хоть сейчас рельсы уложить. Грунт скалистый, просадок не будет. Главное шпалы скальником закрепить и отсыпать. Но можно на первых порах в скалы тоже костыли забивать. Осталось длинны ж.д. ветки только чтобы состав растаскивать. И главное, в одном из крытых вагонов оказался небольшой такой маневровый паровозик древний. Где они его откопали, никто не знает. Да и сами Николаи не знали, откуда он взялся. Пока не нашли краской надпись « Чем могу» и подпись «Лёня». Я спросил у деда по рации:

– Это не тебе подарок личный?

– Наверное, мне, но я просил паровой котёл. А тут целый паровоз. Наверное, не стали заморачиваться и запихнули в вагон с торца. А я ещё смотрел по сопроводительным документам – паровой котёл. Наверное, это он и есть. А теперь хорошо, что он целый. Только как его из вагона спустить на рельсы? Это нам надо кран сначала выгнать. Или с торца вагон разобрать поставить эстакаду с рельсами в торец вагона и таким образом спустить. Пару вагонов гружённых такой паровозик потянет, не больше.

– Ну, вот сегодня-завтра размещение народа. Ты дед, когда будешь?

– Да завтра к обеду приеду.

– Тогда, когда приедешь, выгоняй кухни на улицу для готовки еды. Выбирай себе помощников. Надо бы баньку поставить в низине, где ручей бежит. И там где-нибудь пару туалетов. Всё, конец связи.

– И Ник, народу прибавилось – проведи инструктаж – куда ходить, куда не ходить, ну, в общем, все, что надо разъясни – как пользоваться имуществом в вагонах, чтобы не сломали через два дня. А то у нас тут запчастей и хозмагов нет.

На следующий день я с Виталием и приехавшим дедом поехали на БТР разведать более лучше съезд от тоннеля на плато и само плато. Теперь мы уже окончательно убедились в правильности решения о строительстве городка-крепости. Надо будет составить схематический архитектурный план крепости с привязкой к речке и намеченным дорогам, которых ещё нет. С продумыванием вопроса по канализации и водопроводу. Если делать, так на совесть. Ну, план с Виталием мы нарисуем. Так же решили написать примерный устав нашего увеличившегося общества. То есть, как жить народу в новой местности, и по каким законам, с назначением ответственных и должностных лиц.

Чтобы нам дамы «из высшего общества» пока не надоедали мы им поставили большой телевизор в вагоне и загрузили им сотни три, наверное, мультфильмов. Вот они пока и не выходят практически. Кроме мультиков им всё остальное смотреть ещё нельзя.

Через день мы собрались все вместе и была принята программа минимум на первые три месяца пока тепло, а именно:

– Первое – сразу, до окраины плато проложить ветку железной дороги и спустить туда жилые вагоны, а их у нас наберётся, аж восемь штук. Два наших купейных вагона, в которых мы жили, оставляем в тоннеле. «Царский» вагон оставляем пока на ветке у тоннеля, под охраной. На прокладку ветки длинной почти 5 км, здесь почему-то от плато до тоннеля расстояние сократилось в четыре раза, чем в прошлом-будущем времени, нам понадобиться не меньше недели. Тут в основном заготовка шпал и их укладка, а на них уложить складированные в тоннели рельсы и произвести отсыпку и укрепление ж.д. полотна.

– Второе – после укладки полотна и перегона жилых вагонов на плато, провести водопровод, пусть временный, от реки. Установить так же туалеты, баню и столовую. Это всё надо сложить из брёвен и утеплить до зимы. Вопрос отопления вагонов пока остаётся на уровне печей в тамбурах вагонов. Печи там законсервированные стоят. Здесь электричества такого нет. Значит, печи подготовить под жидкое топливо.

– Третье – начать строительство общежитий, причём двух-трёх этажных. Все они будут из бруса. Дерева вокруг полно. Фундамент под них из скальника. А то сейчас через неделю начнёт подъезжать народ, а их где-то надо селить. Поэтому работать будут все, кроме дам и их охраны. Военным нашим надо строить отдельное жилье и подальше от общаг, на плато есть место, где лес спускается прямо на него и к реке. По периметру крепости, где будет со временем каменный забор, во внутренней части начать строить военный городок. Лес по возможности с плато не убирать. Поэтому у нас будет пока четыре строй бригады – 1-я – строит ж.д. ветку, 2-я строит пока два общежития, 3-я из оставшихся военных, строят казарму для военных. 4-я строит подсобные здания, водопровод. А 5-я бригада это мы, то есть – Я, Дед, два Николая и Виталий. Каждый будет закреплён за бригадой. На мне общее руководство. Распределить нашу технику по бригадам, на которой мы сами же и будем работать, и одновременно у нас будет по одному ученику для обучения владения нашей техникой. В общем, первые эти теплые месяцы нам придётся шевелиться, если не хотим замёрзнуть зимой. Кроме того, на деда возложена заготовка мяса. Зверья вокруг хватает. Через недельку люди придут, создадим группу заготовщиков. Нужно готовить дрова для печей, кухонь, бань. Электроосвещение взялся провести Виталий. В противоположном конце плато на берегу реки имеется небольшой водопад, метров пять высотой, как раз хватит установить колесо для выработки электричества на всю крепость. Но это, скорее всего на следующую весну. Нам бы с тёплым жильём разобраться до зимы. Мы конечно можем выгнать наш паровоз и сделать из него котельную, но, во-первых такой мощности нам не надо, а во-вторых – чем его топить? Поэтому сразу строим и котельную. Трубы у нас в вагонах есть. Кирпич тоже есть. На котельную и печи пока хватит. Нам кирпич нужен ещё будет хотя бы на первую домну.

Сейчас люди подойдут, кинем всех на обустройство пока. Вот муки у нас не очень много. На 300-400 человек, это мизер. Вот тут мне надо договариваться и покупать муку в Барнауле. Зерновые в горах не растут. Ну, на серебро и золото и на сталь можно купить всё. Пока нашего золотого запаса хватит надолго. А там и добычу начнём.

И работа закипела. Мы распределили людей. Поставили задачи. И тут ко мне подошла Екатерина и сказала:

– я тут понаблюдала за Вами и Вашими людьми. И посмотрела все Ваши механизмы. У меня сложилось мнение, что Вы из другой планеты – не было, и нет в мире такой техники, которая есть у Вас. Кто ВЫ?

На что я попросил пройти её ко мне в купейный вагон и вкратце рассказал о нас и кто мы. Собственно повторил рассказ, который я довёл до императрицы. Единственное не стал ей говорить, что она станет императрицей и каким путём. Да она пока и не интересовалась этим.

– Теперь в этом мире Вас двое, кто знает кто мы и откуда. И больше никто не должен знать. Иначе могут возникнуть большие проблемы. Найдутся желающие узнать будущее. Мы с Императрицей решили, что с нашими знаниями и умением, сможем помочь возвыситься Российской империи.

– Ну, теперь понятно. Но для чего я нужна здесь или в Сибири, куда меня отправили чуть ли не силой?

– Екатерина, я Вам на это вопрос, пожалуй, не отвечу прямо. Наверное, императрице нужны свои глаза за нами, и она Вам доверяет. А это дорого стоит. У неё на Вас, очевидно, имеются большие планы. Я Вам могу предложить кое-чему поучиться у нас. Поверьте, у нас Вам скучно не будет. Это сейчас нам нужно до зимы построить жильё, иначе замёрзнем. А дальше времени свободного у меня и моих людей будет побольше и мы вместе сможем Вам помочь получить знания, которые Вы захотите получить. А пока, когда Вы одни, без Ваших дам, можете смотреть фильмы о нашем будущем, которые я Вам подберу. У нас их очень много, что не ясно будет, обращайтесь, расскажем. Я своих ребят предупрежу.

– Хорошо, Павел Иванович, я поняла. Спасибо что доверились мне. Я умею быть благодарной. И ещё, я могу помочь Вам и Вашему делу. Я знаю, что у Вас скоро начнутся проблемы с хлебом. Я могу выехать в Барнаул, а затем в Кузнецк – Сибирский к губернатору Сибири и там организовать поставку сюда хлеба, зерна, муки. Полномочий у меня предостаточно, ими меня наделила императрица.

– Хорошо. Мы обсудим сегодня этот вопрос. Я думаю, он будет положительным. Если что, то с Вами поедет наш человек и Ваша охрана.

И я ушёл заниматься своими делами, а вечером мы обсудили предложение Екатерины. И приняли решение, что нам помощь Екатерины не повредит. Решили, что с Екатериной поедет Дед. И поедут они на БТР с прицепом, как и первый раз, с запасом горючего. Только в БТР надо условия для дамы создать. А Дед возьмёт личное оружие. А штатное есть на БТР. Как пользоваться им он уже знает. В помощь ему будет офицер гвардеец – главный по охране Екатерины. Поедут шесть человек – Дед, офицер охраны, Екатерина с одной из дам и два подобранных из охраны гвардейца. Больше в БТР не войдёт, с учётом всех запасов и личных вещей группы. Связь будем держать по рации, до Барнаула она работает нормально. Заодно дед и Екатерина проверят отправку людей из Барнаула к нам на плато. Отправку наметили на послезавтра. Кроме того, а попросил Екатерину поставить вопрос перед губернатором пробивку дороги от Барнаула на наше плато. Фактически дороги-то нет. А нам надо её пробивать, чтобы параллельно ей проложить железную дорогу. Демидов с Улихом могут это сделать. Ширина дороги-просеки должна быть не менее 50 метров, т.к. «железка» потом сократит её вдвое. Работы много. Деду я сказал, чтобы по дороге на Барнаул посмотрел само направление будущей дороги и отметил, где надо будет применить взрывчатку, а то кирками они много не наработают. И где нужны мосты через реки. Реки хоть и не большие, но для «железки» – препятствие. А вопрос по взрывным работам мы возьмём на себя, чтобы так и сказал Улиху и Демидову.

Через день группа деда с Екатериной отправились. А мы продолжили работы на плато. Бригаду деда контролировали по очереди. Маневровый паровозик мы всё-таки спустили на рельсы, хоть и помучились.

Виталий сказал на очередной планёрке:

– Через неделю мы ж.д. ветку от тоннеля до плато закончим. Нам надо один грузовик оборудовать краном. У нас на одной платформе есть небольшой стационарный кран, надо его с платформы перекинуть на колёса. А то перекрытия на домах трудно вручную поднимать. И экскаватором нужно выкопать траншею под канализацию и водопровод и поглубже, чтобы зимой не перемёрзли. И надо точно определить место, куда будет уходить сток канализации. Я просмотрел место и нашёл в 300 метрах от плато расщелину глубокую, уходящую с ручьём в сторону на юг. Там мы квадрокоптером в километрах 15 нашли какое-то небольшое озеро. Как Нил сказал, там водится рыба. Вот думаю, наши отходы и будут пищей для рыбы, и будет самоочистка природой. По-другому вопрос с канализацией решить невозможно. Единственное зимой при морозах расщелина будет замерзать, но она глубокая и дно песчаное, часть отходов до озера будет уходить там, а что не уйдёт, дойдёт до озера. А твёрдые бытовые отходы будем сжигать в котельной под отопление. Единственная проблема – у нас труб большого диаметра нет под канализацию, хотя бы для вывода за пределы плато.

– У нас много металлических листов, если не ошибаюсь, толщиной 5 мм. Если что- свернём их в трубу или квадратными сварим. А когда начнём свою сталь лить, тогда заменим. Думаю, года на три-четыре этих листов хватит. Сгнившую канализацию потом заменим чугунными трубами. Для домов чугунных труб хватит? Сколько их у нас и какого диаметра?

– У нас вагон труб всяких. Диаметры разные. В дома пойдут. Сантехника тоже имеется. Мы-то эшелоны экипировали для восстановления инфраструктуры городов после землетрясения и наводнений. Так что у нас всё для этих целей есть, что построить новое комфортное жильё. Правда, масштабы были рассчитаны на большее. Но нам это даже на руку – запас не тяготит. Ещё может возникнуть одна проблема – это вопрос санитарии и профилактики болезней. Надолго нам средств не хватит с таким количеством народа, который будет работать и прибывать.

– А вот этим мы озадачим наших местных лекарей. Подскажем им, что с помощью наших технологий мы можем изготовить, пусть и на древнем уровне, но всё лучше, чем сейчас в России и мире вообще. А лучше конечно – это профилактика, соблюдение гигиены, а не лечение. Надо посмотреть потом, и так как пластик мы долго ещё не сделаем, то шприцы стеклянные мы сделать сможем, если стекло лить будем. Это надо поручить стеклодувам, которых у нас нет. Мы этот вопрос упустили. По рации сообщи деду, чтобы парочку стеклодувов нашли и с их оборудованием. Ведь посуду, тару из стекла, из чего-то делали. Я понимаю, что это всё примитивно сейчас в мире, но зачатки этому есть. Вот и будем улучшать производство с нашими возможностями, что ещё, на что мы должны обратить внимание?

– Наше здесь появление и нахождение в скором будущем не останется без внимания местных племён, да и не исключаю заинтересованности со стороны правителей всяких кланов и племён Китая и Монголии. Могут их воины нас «посетить» с целью захвата и наживы. Поэтому нам надо как то себя оповещать. У нас есть небольшой запас автономных мини видеокамер с дальностью действия до 5 км. Это новейшие разработки из 21 века, они были в ящике в кузове Кунга. Часть из них у меня были всегда под рукой. А отправляясь с эшелоном из Подмосковья, я часть взял с собой. Я думаю, как раз наступило то время, чтобы их использовать пока, мы не отстроим крепость.

– Ну что же, займись этим вопросом. И надо на дежурный комп поставить напоминалку-тревогу на срабатывание камер на движение. Только установи параметры, что мы не дёргались от прохода мелкого зверья.

–Паш, а на счёт разведки залежей железной руды, нефти, золота и серебра, я прошерстил сведения, когда-то скаченные из интернета – они остались на жестких дисках – и составил карту наличия залежей всех природных ископаемых применительно к Алтаю и Сибири. Интересная карта получается – в нашем районе есть ВСЁ! В километре от нас по направлению на Север имеется расщелина, где проходит золотая жила. В 3-х км на восток от плато имеется впадина, очевидно, там, когда то было озеро, но дно песчаное и там имеются маслянистые пятна чёрного цвета – это говорит о близком нахождении к поверхности запасов нефти. На востоке в 5-7 км имеется ряд расщелин расположенных хаотично, но там есть железная руда и жилы серебра. На Юге от нас, вблизи практически нечего нет. Это то, что вблизи нас. Есть другие месторождения, но они далеко от нас и без дорог и техники нам их не извлечь. У нас в другом конце плато на северо-восток имеется глина и песок, а это кирпич, стекло, цемент в конечном итоге. Так что мы это удачно попали. С этими залежами мы сможем развернуться.

– Ну что же, это очень хорошо. Строительство ведем ускоренными темпами. Через неделю народ прибудет, и мы сможем темпы строек увеличить. У нас всего два месяца до морозов.

(обратно)

Часть 5

Прошёл месяц. Прибывший народ темпы строительства повысил в разы. Наша техника работала круглосуточно. Мы собрали одну бригаду и направили её на разведку и пробное бурение во впадину, где были обнаружены маслянистые пятна. Первая же пробная скважина показала наличие нефти. В связи с чем, мы отправили второго Николая для оборудования мини заводика для перегонки нефти и получения хоть какого-то топлива. Два перегонных аппарата мы сварганили, как говорят, на коленке. На наши нужды должно хватить. Нам нужен бензин и солярка. Отходы из нефти пойдут на отопление котельных в домах и работу котлов паровозов. Так что заготовку дров мы пока прекратили.

За прошедший месяц мы построили ж.д. ветку от тоннеля до плато, с заходом на центр плато, чтобы если что можно было выгнать бронепоезд. Жилые вагоны мы перегнали на плато. Пять двухэтажных общежитий на 150 мест каждое мы построили, и часть заселили недавно. Наладили выпуск листового стекла, хоть и не очень качественного. Для этого поставили печь-литейку для переплавки песка и поставили печь для обжига кирпича. Размер стёкол был метр на два. Больше не получалось, ломались или были мутные. Ну, мы-то не особые специалисты в этом деле. Сделали канализацию, провели водопровод и построили три водонапорные башни – одна для обслуживания общежитий и домов, вторая для обслуживания производственных мощностей и одна резервная. По периметру будущей крепости прокопали рвы под фундамент стен крепостей. По периметру крепость будет стоять в центре плато, и крепость будет у нас в виде правильного прямоугольника, со сторонами – 2 на 3 км. Потом, со временем, прибывающий народ может селиться за стенами крепости – по всему плато. Мы примерно набросали архитектурный план крепости и будущего города вокруг нее. Одна длинная стена крепости проходила в полукилометре от реки вдоль её русла, на самом высоком месте, с целью не допустить подтопления крепости от реки. У Крепости два центральных входа с воротами – западные и восточные. С двумя техническими проходами с юга и с севера. Один из которых въезд по ж.д. путям. Пока решили стены крепости поднимать на полтора метра, потом со временем поднимем ещё на два метра. Думаю, три с половиной метра хватит для крепости и обороны. По углам будут стоять смотровые башни. Толщина стен – полтора метра, верх ступенчатого вида, чтобы наверху по стене можно было ходить и при случае вести оборону. Скальника вокруг хватает, поэтому стены будут крепкими. Стены пока не главное. Строительство будет вестись потихоньку и планово. Отдельно, со стороны гор, решили построить своеобразный военный центр для охраны и её обучения со всеми коммуникациями. Отдельно начали строить административное здание управления крепостью и будущим городком. Поэтому одна стена здания являлась одновременно и стеной крепости, с бойницами и башенками. Пять общежитий, которые мы построили, были тоже частью стены крепости, только с её северной стороны. Мысль такая, что когда народ захочет своего отдельного жилища, то здания общежитий будут освобождаться, и их можно будет использовать под другие цели, например одно здание под казармы войск – защитников крепости и города. А войска мы у императрицы выбьем и сами будем их обучать и вооружать. Кроме того, мы укрепили подступы к тоннелю и ж.д. ветке к нему ведущему.

Особо хочется отметить помощь Екатерины. Она свою задачу выполнила. Хлеб, муку, зерно нам поставляли, за которое мы платили серебром, которого у нас было много, но и оно имеет свойство кончаться. Поэтому запланировали с наступлением тепла в следующем году начать его добычу. Я написал губернатору прошение об увеличении численности народа в крепости до одной тысячи человек, и из них военных до 150 человек, т.к. охраняемых объектов увеличилось на порядок. Обстановка, на так называемой виртуальной границе между землями Китая и Монголии была неспокойная. Дважды наше видеонаблюдение фиксировало небольшие группы вооружённых мужчин восточной национальности, которые бродили недалеко от нашего плато. Очевидно, что вынюхивали, вели разведку, что они могли увидеть – что идёт строительство. Оружия у строителей нет. А мы своё не показывали. Бронепоезд стоял в тоннеле. Очевидно, стоит ждать набега. И толпа прибежит не маленькая. Нас уже было полтысячи. Значит нападавших должно быть не менее тысячи. Мы скрытно перебросили на плато зенитную пушку и пяток пулемётов, не считая оружия у охраны-гвардейцев, которых мы вооружили винтовками «Мосина». А вот тут теперь пришло время рассказать, откуда они у нас взялись.

Где-то недели две назад, ко мне подходит Николай и говорит:

– Паш, меня в тоннеле, в самом конце слева смущает стена. Она какая-то не правильная. Мы-то раньше проверяли правую стену, когда искали проход к нишам с мумиями.

– Ну, пойдем, посмотрим твою стену.

Мы взяли аппаратуру и пошли. Действительно, в конце эстакады, метров за 100 до её окончания никаких проёмов под хранилища не было. Шла голая стена. Но Николай показал одну точку на стене, где, если хорошо присмотреться, вырисовывался правильный квадрат размером 30 на 40 см. Интересно!

– Коль, а ну-ка попробуй стамеской разворошить щель.

Что Николай и стал делать. После двадцатиминутных усилий, неожиданно раздался щелчок, и каменная панель откинулась в сторону, и открылся проём, где мы увидели обыкновенный рубильник.

– Ну что Паш, рискнём? Включим?

– А если рванёт? Кто его знает, что он включает. Хотя для подрыва нужен не рубильник. Давай, врубай.

И Николай повернул ручку-рычаг рубильника. И после этого раздался скрежет, и часть каменной стены отъехала на четыре метра в сторону, то есть открылись ворота в какое-то большое помещение. Мы опешили. Зашли вовнутрь. Там было темно. Стали искать – есть ли электричество. На стене в полуметре от её края у входа нашли ещё один рубильник, который мы и включили. Мама-Мия! Ещё один склад, ещё одна пещера Али-Бабы!

Включившееся электричество было тусклым, но нам хватило окинуть взглядом ангар. Ангар был размером по длине метров 80 и ширине метров 50. В дальней стене ангара были ещё одни небольшие ворота с дверью. В этом ангаре стояли ряды стеллажей под потолок, высота которых была около 4-х метров, на которых стояли ящики. Мы прошлись по проходам, вскрыли несколько ящиков. Здесь всё было оружие времён первой мировой войны 1914 года – винтовки «Мосина», наганы, пулемёты «Максим» и «Льюис» и разобранные небольшие пушки, что-то типа сорокапяток. Ко всему оружию были боеприпасы.

– Да тут полк можно вооружить!– сказал Николай.

Далее мы открыли дальние двери и включили рубильником свет. Тут помещение было по размерам таким же. Но тут были стеллажи с тюками форменной одежды царских времён. Какие-то тюки с тканью, какие то ящики и бочки деревянные. Бочек было довольно много – стояли в несколько рядов друг на друге. Николай открыл одну бочку – там оказался порох:

– Ни хрена себе! А если бы всё это рвануло! Наверное, до плато достало бы. Но особенно меня заинтересовали ящики с шанцевыми инструментами – тут были пилы, топоры, металлические скобы для крепления брёвен, гвозди, кирки, лопаты и много кое-чего. То, что нам как раз сейчас надо было, поскольку строительного инструмента не хватала. В дальнем углу было два стеллажа, которые были заполнены военным имуществом уже более современным – со второй мировой войны. Тут были и средства связи – рации, полевые телефоны, кабель, даже с десяток прожекторов. Оружие тоже было – ящики с пистолетами «ТТ», автоматами «ППШ», даже с немецким оружием – два ящика с пистолетами «Вальтер», три ящика с автоматами « МП-40», или как их наши солдаты называли – «Шмайсеры» и с десяток немецких знаменитых пулемётов « МГ-42», их ещё называли «Пила Гитлера» за скорострельность и убойную «производительность». К ним так же было много боеприпасов. Отдельно порадовали снайперские винтовки СВТ, их было с десяток. Было с десяток ящиков ручных гранат «Ф-1» и противопехотных мин. Всё оружие было в смазке. Очевидно, что мы не просто переместились с эшелоном, но и переместились с частью тоннеля и его складскими помещениями.

Тут же в дальнем углу стоял топчан и канцелярский большой стол с рядом полк и бумагами. Наверное, рабочее место кладовщика. Потом мы пошли смотреть дальние углы хранилищ, где мы тоже нашли много кое-чего интересного. Например – ящиков сто со стеклянными бутылками. Да это коктейль «Молотова» для борьбы с танками!– воскликнул Николай.

Потом мы ещё бродили по хранилищу часа два, наверное. Нашли ящик ручных часов, ящик правительственных наград – медали за отвагу и ордена красной звезды.

Отдельно, я обратил внимание, стояли небольшие коробки из картона с ручками, что-то мне это напомнило, и я вспомнил – да это же печатные машинки. Их было тоже с десяток. Отдельно стояли картонные ящики, метр на метр, это оказалась писчая бумага. Тут же были ящики с карандашами, лентами для печатных машинок и прочей канцелярщиной. А под топчаном мы обнаружили ящики с солдатскими книжками и офицерскими удостоверениями – чистые бланки, наверно около 2-х тысяч по первому взгляду. А под столом стояло два ящика набора фотолюбителя. В столе я обнаружил с десяток биноклей и несколько фотоаппаратов. Я сказал Николаю:

– Если есть фотоаппараты и фотоприборы, значит должны быть химреактивы, фотоплёнка и фотобумага. Давай искать.

И через минут пятнадцать нашли – ящики находились на первом стеллаже от стола. Там же ещё нашли и ящики с фотоаппаратами и биноклями.

Я сказал Николаю:

– Мы сможем документировать всё наше население крепости и вести деловую переписку и документацию. Вон смотри – в ящике стола лежат штампы и печати. Да их тут штук двадцать. Смотри- есть царские с гербом, а есть из СССР. Нам всё сгодится. У меня тут мысль родилась. Нам надо двух грамотных барышень обучить машинописи и канцелярскому делу и вести документацию и всё делопроизводство.

– Это интересная мысль. Тем более что эти барышни обучены русскому языку нынешнего времени. Вон дам этих у Екатерины взять или пусть новых подберёт. Сейчас по рации выйду на деда, пока они там пусть Екатерина подберёт и захватит с собой таких грамотных девиц, а если найдут такого мужика – ещё лучше будет. Там в окружении губернатора наверняка есть такие. Да и пусть сургуча возьмут. Здесь его нет. А то, как мы грамоты губернатору или императрице отправлять будем? Положено ведь опечатывать.

– Верно говоришь. Смотри, свет потускнел. Наверное, батареи слабые. Надо будет сюда со своим светом наведаться и пересмотреть всё ещё раз. Дед, как приедет, поручим ему. А то он уже старый и ему эта работа будет в самый раз. Мы его сделаем самым главным Али-Бабой всех наших сокровищ и имущества.

И я, прихватив с собой пяток немецких вальтеров с патронами, вышел из хранилища. Николай отключил рубильник и ворота закрылись. Не стали только крышку ниши рубильника закрывать, т.к. не нашли ещё способ её открытия.

Вышли из тоннеля, мы закрыли его и охрана стала на место. А мы вернулись на плато, где Виталию и Николаям вручил по Вальтеру, и рассказали о находке. А Николай связался с дедом по рации и дал распоряжение о подборе «секретуток».

Из этого же хранилища, мы через день привезли два десятка винтовок и патроны к ним и обучили с ним обращению наших царских вояк. Но винтовки не светили. Мы привезли так же револьверы и вооружили ими всю охрану. Револьверы не так заметны, а местные и неместные аборигены, которые шастают вокруг плато, понятия не имеют что это такое.

Вот так у нас появились винтовки «Мосина». По возвращению Деда с Екатериной мы повели Екатерину в отдельно построенный большой дом, где её и поселили. Пока она была в отъезде, мы привели новый дом в нормальное, по царским меркам, состояние – повесили и постелили ковры, для чего пришлось обчистить пару купейных вагонов, установили современное освещение и сантехнику ну и всё остальное тоже. На её покои мы выделили в доме четыре больших комнаты на втором этаже. А на первом этаже разместили её приближённых дам, по две комнаты каждой, кухня, санузлы на двух этажах. Ещё пару таких домов решили построить под приём гостей. Сами пока решили жить в наших спальных вагонах. Там все удобства есть и не надо ничего придумывать, только отопление водяное подключили из котельной. Хорошо, что вагоны постройки СССР и там сохранено водяное отопление от котла в тамбуре. Нам пришлось только чуть переделать. Освободившийся вагон от Екатерины мы привели в порядок и сделали его штабным вагоном для нахождения там документации, секретариата, личного нашего кабинета с пятью столами и сейфами и отдельного небольшого зала для совещаний. Вагоны поставили вблизи казарм для охраны с отдельным огороженным подходом к вагонам с постоянной охраной.

Я нашёл в своей базе на ноутбуке устав какой-то ОАО и переделал его под «Положение о проживании и работе на территории городе-крепости Рубцовск», не стали менять даже название. Приложением к Положению в сильно укороченном виде был Уголовный и Гражданские Уставы. Всё почти как надо. Отдельным распоряжением было о создании охранной команды, своего рода Патрульно-постовой службы и жандармского участка. Причём ППС мы сделали переменным составом, с полугодовым сроком службы, чтобы все парни и мужики прошли через военное обучение три отделения ППС (штат взвода), по 10 человек в каждом, несли службу по охране всех объектов строительства. Их мы впоследствии стали вооружать винтовками и пистолетами. Отдельно охрана была организована на промысле нефти. Там поставили сторожевую вышку и один пост из двух человек посменно дежурили. Два поста были на территории крепости, один на охране тоннеля и один парный по охране ж.д. полотна от тоннеля до плато. Из числа гвардейцев, а их был пока взвод, мы создали два отделения быстрого реагирования, которые пока постигали военную науку под руководством двух Николаев и Виталия. А они могли многому научить. Но начали все и постовые, и гвардейцы с физической подготовки. Даже провели несколько внезапных проверок с учениями по отражению нападения и ведения поиска в горной и лесистой местности. Два офицера очень были удивлены методике и приёмам обучения, но не роптали, а учились, как и все. Просто было не только трудно, но и интересно.

Прошёл ещё месяц. Наступали холода. Прибыли дополнительные люди. Всех разместили. Взвод гвардейцев вырос в роту. Прибыли новые люди. Занялись их обучением.

Численность населения на пока ещё плато увеличилась до одной тысячи. Екатерина с сопровождением, своим ходом отбыла в Санкт-Петербург, в том числе и с заданием – проверить по дороге строительство вышек связи, строительство насыпей для железных дорог. А так же отправке нам соли. Если сахар мы можем заменить мёдом диких пчёл, то соль заменить не чем.

В зиму мы решили вплотную заняться строительством стен крепости. Объём работы большой, так что скучать никому не приходилось. Отдельно мы создали артель по заготовке мяса, пушнины.

Ветеран наш, Дед по нашему поручению занялся инвентаризацией всего находящегося в найденном нами ангаре хранилище. И он нас порадовал. Он нашёл ещё то, что мы при беглом осмотре не увидели, а нашёл он вот что:

– двадцать сорокалитровых молочных алюминиевых бидона, почему-то покрашенных в защитный цвет, потому и не увидели за ящиками, они были наполнены мёдом;

– нашлась смазка – оружейная, солидол, графитовая (нам для машин как раз нужно было). Смазка была в деревянных ящиках в промасленной бумаге. Оружейная в металлических канистрах;

– два ящика с амуницией для всадников на лошадей – седла, стремена и даже кавалерийские сабли. (Это навело меня на мысль завести лошадей. По лесу бродить самое то. Надо будет пригнать сюда табунчик.);

– Медицинские инструменты, в том числе многоразовые шприцы с ванночками для кипячения;

– Среди обмундирования – кирзовые и яловые сапоги, полушубки и шапки с варежками. Полотенечное и портяночное полотно в тюках, и кожаные снаряжения и портупеи, поясные штык ножи в чехлах;

– Среди радиостанций два десятка дальнего действия и столько же ближнего (до 15 км) действия;

– Три десятка мотков колючей проволоки. И десяток ящиков сигнальных ракет с ракетницами. Электрических лампочек, розеток, выключателей и патронов под лампочки – пол стеллажа и десять бухт электропроводки. Отдельно два ящика изоляторов под провода на столбы. И семь деревянных барабанов с электропроводами. Там же возле барабанов нашли оборудование для электростанции.

Я не знаю, для чего это всё было складировано вместе с оружием. Может, места не было. Даже десяток противогазов нашли и один акваланг. Нашли и динамит в шашках с бикфордовым шнуров. Это нам тоже нужно будет для выравнивания местности под строительство дорог.

Всё что там нарыл Дед в своём складе, а это именно его теперь одно из рабочих мест, не пересказать. Всё это имущество образца изготовления начала и середины 20 века.

Отдельный «ликбез» по истории России, особенно этого времени, у нас с Виталием состоялся с Екатериной до её отъезда. Она со многим не соглашалась, а через день уже сомневалась, а ещё через день требовала разъяснения. Пришлось всё разжёвывать ей буквально по словам. А через неделю она нам начала выдавать «свои перлы» по развитию и обустройству Российской империи. Но мы тут же её тормозили и говорили, что ряд моментов сейчас в жизнь воплотить нельзя и доказывали почему. Разъяснили, что всё надо делать постепенно, например, начинать надо с всеобщего образования. Хотя в этом времени такое невозможно. Но хотя бы до половины численности страны довести надо. Тогда и талантов больше откроется, и развитие пойдёт в разы быстрее. Обратили внимание на медицину и науку, на развитие армии, флота и вооружения, развитие индустрии и сельского хозяйства в новом видении с применением науки и техники. Особо обратили на существующий, так сказать, политический строй и засилие в стране иностранщины. Одно чего крепостное право в России стоит. Ведь кто стоит у «руля России » – немцы, французы, голландцы. Будет Россия сильной страной, хрен кто диктовать условия будет, а тем более объявлять заведомо не выигранные военные сражения. В общем дали мы ей пищу для размышления. С тем она и уехала. Думаем, у неё будет не лёгкий разговор с императрицей. Ну, посмотрим, что из этого выйдет.

(обратно)

Часть 6

Наступила зима. Алтай хоть и южная часть России, но горная, а в горах зима наступает быстрее и зима холодная.

Мы успели к ней подготовиться. Народ приехал со своей зимней одеждой. У кого не было пошили на месте или выдали под выкуп со складов. Летнюю солдатскую форму, образца 1914 года, которой было очень много, выдавали как рабочую одежду. В более приличную офицерскую форму мы одели ППС и Жандармерию. Гвардейцы были в своей форме и не хотели её менять, но она так быстро износилась, и им пришлось одеть офицерскую. В такой же форме ходили и мы. Для различия, что мы руководители, на погонах у нас были большие звёзды (типа мы все тут полковники), но полковник имел три звезды, а подполковник две звезды, поэтому два Николая были с одной звездой на погонах, Виталий с двумя, а я с тремя. Деду нашему Егору Кузьмичу, мы по общему согласию присвоили тоже одну майорскую звезду, согласно его званию запаса. Он чуть не расплакался. Угодили мы ему. Он вспомнил свою молодость. В ППС, после окончания срока службы и обучения, присваивали звание сержанта. Всё это мы прописали в нашем воинском уставе и дисциплинарном уставе. Были у нас и мелкие ЧП, типа кто-то подрался или напился. Но один раз была драка с переломами руки и ноги. Поэтому пришло время и создания суда или Судебного Приказа, в состав которого входил один из нашей пятёрки по графику, один из гвардейских офицеров, а у нас их теперь пять, и один из бригадиров. Итого, так сказать, «особая тройка». Начальник жандармерии, он же командир охранного взвода ППС, проводил проверку, и результаты представлял Судебному Приказу. Мы для этой цели при здании жандармерии построили камеру заключения. Так вот, этому дебоширу суд присудил лечение пострадавшего за счёт дебошира и штраф в размере двух месячного заработка. Построили мы и две торговые лавки, в которых народ мог сдавать на продажу что-либо или покупать что-либо. Одна лавка была продуктовая, другая промышленно-хозяйственная. В связи с образованием торговли наступил момент хождения денег. Вопрос – каких? Царских поступлений не было, пришлось создавать свои монеты. Решили ничего не выдумывать, а продублировать царские – монеты из металла, из серебра и золота. Пришлось придумать форму. Причём металлические были в ходу только на территории нашей крепости, а серебро и золото оно и в Африке серебро и золото. Был и натуральный обмен. Под запретом у нас была самостоятельная добыча драгоценных металлов. Простому специалисту-рабочему оружие на территории крепости носить не полагалось. Оружие он мог купить только для охоты или самообороны, если будет военная опасность. Всё оружие регистрировалось за конкретным человеком. Личное оружие всех граждан хранилось в специально оборудованной оружейной комнате крепости. Табельное оружие – револьверы или пистолеты могли носить только военные на службе, жандармы и ППС повседневно и руководящее звено крепости и члены суда. У нас в крепости была шестидневная рабочая неделя. 9-ти часовой рабочий день, шестой день сокращённый – работа до обеда. Воскресенье выходной. Была ещё суточная и посменная служба и работа. Весь прибывший по указу императрицы или губернатора народ обязан отработать у нас не менее двух лет. По желанию, по окончанию срока мог остаться дальше по свободному договору. Условия труда у нас были сносными и хорошо оплачиваемыми. По договорённости с императрицей наше серебро и золото в любом виде принималось и в банках и магазинах в любом конце Российской империи. Единственная проблема была для мужиков – фактически отсутствие женского пола. Женщин было мало и они все были замужними. Как этот вопрос решить мы пока не знали. Пока один из бригадиров не предложил открыть своего рода публичный дом. И завести сюда полтора десятка женщин на любой вкус. И посещение публичного дома строго регламентировать и сделать платным. И все будут довольны. Мы подумали и решили – пока можно попробовать и одним из обозов эти «дамы» приехали. Пришлось срочно строить такой дом, типа гостиницы с отдельными номерами. Когда дом открылся, то за первую неделю этих дам «заездили» так, что они попросили отдыха от их «праведного труда». И тогда мы сделали график работы этого дома – только по выходным или после работы в вечернее время. А в остальное время мы этих женщин устроили прачками, поварами, ткачихами. Мы так же построили здание под школу и клуб. Тот, кто учился, а это была вечерняя начальная школа, трудился на три часа меньше. Школа работала три дня в неделю, через день. По воскресеньям мы в клубе крутили мультики для народа. Им нравилось такое развлечение. А мультиков у нас было очень много, в том числе и многосерийных. В качестве спортивных соревнований, устраивали борьбу и стрельбу. И народ ходил! Отдельно нужно отметить, что мы показали такие соревнования как футбол. Создали две команды – из числа военных и трудяг. Мы кое-как разъяснили правила игры в футбол. И сказали – за умышленное нанесение травм – будут наказаны как дебоширы. Поэтому это был более – менее спортивный футбол. Бригадиры следили за своими работягами за их санитарным состоянием и здоровьем. Пришлось построить здание медпункта. Хотя больных было мало, но производственные травмы были. Столовая само собой была. Она была платной, но на льготных условиях. Кто хотел больше пищи, тот мог купить её дополнительно. Думается, что когда начнут образовываться семьи и строиться отдельные дома, то надобность в столовых упадет сильно. Но пока они есть. Кроме того, на перерыв, на обед работникам надо же было где-то питаться. Кто был на выезде, тот брал еду с собой.

Нефтедобыча велась регулярно, и пустая тара быстро наполнялась топливом. За зиму мы сложили за пределами крепости две домны – для литья стали и чугуна и цех по литью серебра и золота. У нас, как бы, организовался завод с этими домнами и цехами при них. Завод мы разместили как бы в глубине плато, за самой крепостью под подножием горного хребта в трёх километрах от крепости, чтобы дым доменных печей не мешал крепости и жителям. Там тоже пришлось организовывать постоянный пост охраны. Но домны только строились. А с ними заодно и цеха и административное здание, и складские помещения. Так что с нового года начнём добычу и литьё. Цеха завода строили по целевому направлению – сталепрокатный цех, инструментальный цех, цех точного машиностроения, куда наметили поставить все станки из 20 века, которые стояли пока в вагонах тоннеля. На этих станках мы и будем готовить, изготовлять всё нам необходимое для постройки машин, механизмов, техники и даже тех же новых станков, увеличивая тем самым станочный парк завода и его мощность. Под цеха завода у нас площадь большая выделена – два километра длинной и полкилометра шириной. Если надо больше, то будет и больше – местность позволяет. Вот под цеха нам надо тянуть дополнительно водопровод и канализацию. Но это на следующий год. А пока достраиваем стены крепости, за пределами крепости, с южной стороны в полукилометре мы оборудовали два дзота по краям плато, для организации кинжального перекрёстного огня из пулемётов – только с юга, со стороны Китая и Монголии на нас могут напасть полчища из племён этих народов. С других сторон не позволяют напасть высокие, непроходимые горы. Учитывая, что была разведка, мы по тихому заложили ещё и радиоуправляемые фугасы на очевидном пути нападения. Дзоты замаскировали под местность. Так что мало не покажется нападавшим, если надумают сунуться к нам.

Зима проходила без особых событий. Работы велись планово. Южная и юго-восточная часть стены крепости были полностью построены. Приступили к остальной части стен. Домны за два месяца зимы построили, топки прокалили. Заканчивали строительство зданий трёх цехов. Построенную гидроэлектростанцию запускали празднично. Для нас здесь это как полет человека в космос. Мощности её было достаточно. Проложили линии электропередач и сделали на территории крепости и завода дежурное освещение.

Но в один из дней сработали наши мини видеокамеры в пяти километрах от плато. Зима была на исходе. Морозы были уже слабенькие. И этим, наверное, решили воспользоваться монгольско-китайские племена и решили захватить нашу крепость. Очевидно, они понимали – что если мы достроим её полностью, то им её не взять. Поэтому и решились зимой на нападение. По видео мы увидели отряд конников около 30 всадников. Очевидно разведка. Я дал команду скрытно занять дзоты стрелкам и поднять квадрокоптер и видеокамерой. В километрах двадцати от плато мы с высоты птичьего полёта увидели большую колонну конницы. Примерно около 3-4 тысячи человек, а сзади них шли обозы. Однако! Решили за нас всерьёз взяться. Я дал команду:

– Виталий, зенитку на прямую наводку поставь у ворот. Как дам команду – открываешь и вали их всех к чёртовой матери. Радиосвязь с дзотами – вызвал ребят и сказал им, пропускаете разведку, пусть хоть до самых ворот крепости идут, мы тут встретим. Вы одновременно с флангов из пулемётов валите всех, кто попадётся на пути, и потом мы подрываем фугасы, начиненные камнями, болтами, и кусками рубленой проволоки. Ну а дальше как карта ляжет. ППС и Жандармерию всю на стены с винтовками. Работы все прекратить. Народ в крепость. Предупредите нашу нефтяную бригаду и посты у тоннеля.

Через три часа колона вошла на начало плато. А затем с гиканьем полетела конница, и полетели стрелы. Мы молчали пока. Когда основной отряд втянулся на плато и конница пошла волной на крепость, и подошла метров на 200 к стенам крепости, я дал команду открыть ворота и всем открыть огонь. Варвары ничего такого не ожидали. Огнём пулемётов и зенитки буквально смели половину этого недоделанного войска, а когда они начали пятиться назад и поравнялись с фугасами, мы включили сигнал подрыва. Взрывами двух фугасов смело оставшуюся часть всадников. Уцелело с десяток и те ускакали. После этого на плато из крепости вышли ППСники. Я дал команду живых не брать. А что с ними делать? Лечить и кормить? Ага, счас! Собственно добивать практически некого было. Так, с десяток выстрелов последовало. Часть коней, наверное, десятка четыре были целыми. Мы их быстро поймали. Нам пригодятся. А вот что с трупами делать? Их, мягко говоря, до хрена. Пришлось поднимать весь народ и убирать поле расстрела. Возились два дня. Нашли глубокую расщелину в сторону юга и туда всех свезли и подорвали скалу, и она всех похоронила под своими камнями. С трупов в качестве добычи сняли много холодного оружия и доспехов. Было и золото, и серебро в виде самородков, каких-то монет и изделий. Золота килограмм 10 собрали в различном виде и серебра столько же. Кое-кто зимнюю одежду взял, сёдла с лошадей и прочие хозяйственные нужды. Обоз, что раскидало, собрали что смогли. Телег штук тридцать целыми собрали. Тоже пригодятся. Всё остальное – туда же в расщелину. Для лошадей конюшен не было. Пришлось загнать их пока в один из цехов. А вот чем их кормить? То, что было в обозе, мы собрали. Ну, это на недели две может хватить. Вот задача. Но нас опять выручил Дед:

– У нас в эшелоне вагон комбикорма какого-то есть и тюки с соломой. До весны дотянем. А там трава полезет. А летом будем запасать.

Мы всю эту бойню засняли на видео. Классный боевик получился. Хоть и короткометражный. Трупов мы насчитали около полутора тысяч. Дед снова отличился. Собрал три десятка туш коней и заставил народ их освежевать. А мясо сложил в ледники. Сказал, конскую колбасу делать будет.

Вот так закончился наш первый бой по защите крепости. Народ как увидел, как работает зенитка и пулемёты – были в крайней степени восхищения. Из добытого в бою золота и серебра и распорядился выдать премиальные каждому работнику и военному. Это общая добыча, что с поля боя взято – то свято. Все работали ударно, в связи, с чем крепость устояла с помощью нашего оружия, хотя и была ещё не достроена. В центральной части северной стены крепости, недалеко от военных казарм мы начали строить отдельное административно-жилое здание для коменданта крепости и его замов, то есть отдельно для нашей пятёрки. Причём отдельно, во время закладки фундамента вырыли глубокий большой котлован, обложили внутри камнем – это мы решили сделать отдельное тайное хранилище под золотой запас и наших золотых статуй, чтобы не привлекать внимание решили проложить ж.д. въезд в это хранилище на пару тройку вагонов. Загоним вагоны и там, потом в тайне разгрузим, а потом рельсы уберём и въезд замуруем. Будет один тайный вход из моего кабинета, с выдвигающейся стеной. Там мы спрячем и остальное особо ценное оборудование. Будет оборудован тайный рабочий кабинет. Одну статую решили оставить в центральном холле под броне стеклом для обозрения входящим. Типа это наш символ будет. Стены этого административного здания мы сделали метровой толщины из камня. Стоять будут не одну сотню лет.

За месяцы зимы, к нам больше никто набегов не делал. У нас всё функционировало и работало – электростанция, водопровод, канализация, отопление. Два Николая с Виталием натаскивали наших гвардейцев и офицеров на владение новыми видами огнестрельного оружия, обучали по программе спецназа из 20-21 века. У нас, по сути, был сформирован взвод диверсантов-разведчиков. Поэтому требования к личному составу были жёсткими. Но это стоило того. Этот взвод мы со временем увеличим до роты и обучим всю роту. Я приходил периодически на занятия, тоже занимался, чтобы форму не терять, всё-таки нам не по 25 лет. Но на здоровье мы не жаловались. Очевидно, сказывалось наше посещение мумий в пещере. И ещё мы заметили, что все мы понимали практически различные языки народностей, с людьми которых нам приходилось общаться. В один из дней, поутру, я подошёл к Деду, Николаям и Виталию и сказал:

– Собирайтесь, пойдём в пещеру к мумиям. Дед он наш сдаёт по здоровью. А посещение этих мумий-шаманов положительно влияет на наше состояние. Хотя я сейчас и не уверен, что это были шаманы. Кто они были для нас, остаётся загадкой, но то, что они нам помогают – это факт. Дед, собери пожертвование-подношение. С пустыми руками идти в пещеры не будем.

Через час мы выехали из крепости на БТР к тоннелю. Заехали мимо охраны прямо в тоннель и закрыли ворота. Подъехали к заложенному проёму и разобрали его и пошли пешком вовнутрь пещеры. Мы поднялись в пещеру-комнату с мумиями, разобрав дощатую перегородку. Решили, что ко всем мумиям будем подходить по очереди, и каждый      от себя что-нибудь поднесёт к саркофагу. Делали всё молча. А потом, через час, по окончанию и выходу из пещеры поделились ощущениями.

Дед сказал:

– У меня аж волосы, оставшиеся на лысине, дыбом встали. Такой прилив сил ощутил! Словами не описать. И смотрите – у меня шрамы от старых ранений с войны, практически исчезли – и показал нам руку, где, когда-то мы видели шрам.

Я спросил у Виталия и обоих Николаев:

– Ну а Вы что ощутили? У меня, например, прилив сил, будто заново родился. И Нил, по лицу твоему, вижу хочешь что-то сказать. Не говорим – давай угадаю – Ты подумал, что в промежности у тебя что-то аж зашевелилось. Так?

– Точно, так. А как это ты узнал?

– А это вот это ещё одно побочное действие, переданное мне от мумий. Я могу читать мысли. А Вы?

Но никто мне не ответил. Только руками развели. – Понятно. Это только у меня этот дар появился. Чем же нас мумии наделили ещё? Это позже узнаем, наверное. Но у меня в голове начал складываться пазл в виде картинки и карты местности. Но что это я ещё не понял и не знаю. О чём я и рассказал всем. И ещё раз напомнил о сохранении тайны этой пещеры. Вход мы снова замуровали. Затем мы зашли на склад и захватили пару пишущих машинок и канцелярщины всякой. У нас создана своя канцелярия и наши «секретутки» осваивают машинопись. До окончания строительства нашего административного трёхэтажного здания осталось немного. Нам надо отобрать часть оборудования в наши кабинеты. Мы уж привыкли к различным видам удобств – бытовых, санитарных и прочих и поэтому решили не отказывать себе в этих радостях. Ну, это типа электрочайников, холодильников, телевизоров, кондиционеров, телефонов, ручек, бритв и прочих девайсов из будущего. Просто всё это будет только в наших жилых комнатах и кабинетах, без выноса за пределы здания. Особых девайсов в новом доме Екатерины на территории крепости мы не стали оставлять. Оборудовали санузел с унитазом и ванной, да телевизор небольшой с холодильником и электрочайником. Вот и все, пожалуй. Да, ещё и телефон полевой – проводной поставили. А паровое отопление было во всех жилых домах от общей котельной.

Дед наш, по приезду, создал охотничью артель. Обучил обращению с новым оружием. И артель стала заниматься заготовкой мяса и пушнины. Среди импортного современного оружия у нас было с десяток мелкокалиберных винтовок и большой запас патронов. Поэтому мы их отдали в артель на охоту на песца и белку. Пока патроны есть, пусть охотятся. А там видно будет. Порох есть, свинец тоже. Наладим литейное дело – наладим и изготовление патронов.

Весна пришла неожиданно. Засветило ярче и теплее солнце. Днём таяло, ночью подмерзало. Так потихоньку сошёл снег в предгорье и лесах. Появилась первая зелень. Это хорошо. А то наши лошадки из трофеев уже отощали. Еле дотянули до первой зелени. Стали выгонять их на пастбища. Лужаек было много и в лесу и в горах.

Мы же приступили к первым горным работам по добыче железной руды, золота и серебра. Если бригады по золоту и серебру были пока не очень большими, то по разработке и добыче руды народу мы направили много. Нужна сталь, чугун. Очень нам помогла взрывчатка. Из трофейных лошадей и повозок создали транспортный цех по доставке руды к домнам. Построили ещё по осени свою кузню. Лошадей подковали. И работа пошла. Нам пришлось почитать нашу литературу, пообщаться с местными мастерами-литейщиками и общими усилиями провели первую плавку чугуна. Качество конечно не 20 века, но намного лучше 18 века и Демидовское качество нам в подмётки не годилось. После первой домны запустили вторую, третью. Получили первую партию металла, которую пока просто раскатали на листы и проволоку, в которых была большая нужда. Потом я озадачил мастеров на выплавку металлических пушек различного размера под изготовление шестерен больших и малых. Появилась первая работа для нашего станкового цеха. Я в первую очередь поставил задачу по изготовлению комплектующих для постройки станков. Они может, и будут не такого качества как станки 20 века, но свою задачу в этом времени выполнят. Нам нужны паровые машины, самоходные и примитивные, но автомобили. Поставил задачу нашим спецам и мастерам о выплавке высоколегированной стали. Сталь – это инструменты, это рельсы, это колёсные пары на паровозы и многое другое, что нужно в машиностроении и станкостроении. Кроме того, нам нужен цветной металл. Медной руды в окрестностях по близости мы не нашли. Нужно посмотреть по нашим базам 21 века, что есть рядом. Сейчас, за весну наладится, литейное дело доделаем строительные работы в крепости и можно просить у губернатора и императрицы направлять людей из других регионов России для обживания Алтая и в частности нашей местности. На плато можно строить дома и в целом город. Нужны люди различных специальностей. По итогам месяца посмотрим, сколько мы намоем золота и серебра, чтобы идти к императрице со своими предложениями.

Екатерина особо нам не надоедала – приехала, побыла, уехала. Мы её «нагружаем» нашими проблемами, и она их решает на своём уровне в Барнауле и Кузнец-Сибирске. Через месяц я пришёл в обед к ней на приём и сообщил, что у нас через неделю будет сформирован обоз под большой охраной, т.к. повезём в казну империи часть оговоренной суммы в виде золота и серебра. Сдавать будем в недавно образованный банк в Барнауле. Нужно проконтролировать вопрос о доведении этого факта до императрицы Елизаветы Петровны. И проверить как идёт подготовка грунта под прокладку железной дороги из Барнаула в нашу строну и на запад к Уралу. И главное – начали ли работу в этом направлении Демидовы. Нам необходимо довести до Демидовых новые разработки по выплавке и изготовлению рельс из особо прочной стали. Они могут не захотеть ехать к нам. Поэтому этот вопрос Екатерина и императрица должны взять на свой контроль. И когда Екатерина поедет в столицу, то по дороге она должна проверить готовность построенных вышек связи по всему пути. Если они готовы, то мы можем поставить ретрансляционное оборудование для налаживания радиосвязи со столицей. А вышки с оборудованием взять под особую вооружённую охрану, чтобы не растащили. А для этого у вышек надо построить посты с казарменным проживанием военных, сделать ограждение, наладить снабжение. Одним словом работы много. До следующей зимы связь должна заработать. Это всё нужно довести до императрицы. Часть расходов по вышкам мы можем взять на себя, но не более чем на одну треть и только на первых порах – мы ещё не «раскрутились». Мощности малые. Мы их будем увеличивать. Но нужны люди для постоянной работы и проживания. Это забота также на уровне императрицы. Только она может своим Указом направить на переселение людей.

И через неделю мы загрузили в дорогу одну телегу с золотом и две телеги с серебром. Золота в слитках было три пуда, серебра шесть пудов. Охрана составила пятнадцать военных с оружием, во главе с Дедом. Сначала хотели БТР отправить, но дед сказал, что хочет проехать сам ещё раз по отсыпающейся насыпи для железной дороги. И в одном месте на половине пути в километре от линии насыпи есть одно место, где по сведениям карт 70-х годов 20 века имеются залежи медного колчедана. Он возьмёт пробы, и мы проверим. Если есть, то надо будет ставить там бригаду по добыче. Он смутно помнит при нахождении в прошлой жизни – были ли там разработки или нет. И так как это было дельное предложением, мы согласились. Только вооружили Деда автоматом – он сам его выбрал – МП-40 «Шмайсер». Сказал, что ему с ним сподручнее, т.к. долго с ним во время войны воевал. Екатерина так же поехала с обозом в отдельной карете на наших резиновых шинах. Только карета была тоже обновлённой и увеличенной почти в три раза. Мы её «слепили» из листового алюминия и обшили внутри войлоком, а поверх пробили коврами. В зимнее время, со стороны кучера-водителя карету можно было обогревать. И главное она была лёгкой, на пружинных рессорах. У кучера кабинка отдельная. В задней части кареты, если её можно так назвать сделали санузел. Это своего рода получился «Автодом» на колёсах в упрощённом виде с большими окнами. Только без двигателя. Сам попробовал прокатиться на ней. В условиях бездорожья довольно-таки сносно. Карета рассчитана на 4-х человек. А если одно двойное сидение разложить, то получалось два спальных места. Екатерине понравилось. Тем более что в этой карете она поедет одна – хочешь спи, хочешь сиди. Можно ехать без остановок, только лошадей меняй.

После отъезда Екатерины и Деда мы решили увеличить литьё стали и начали изготовлять рельсы. Правда рельсы были длинной всего по 100 метров – тяжёлые и неудобно перевозить. Ну да мы не собираемся делать скоростной и «Бархатный путь», как в конце 20 века, где рельсы длинной 800 метров. Мы решили грузить рельсы на пять колёсных пар, соединённых в виде змейки с небольшими платформами на них, и перевозить по строящейся «железке» от сталелитейного цеха. «Железку» начали укладывать прямо от крепости – по принципу – проложили – проехали дальше. Маневровый паровозик наш стоял в хвосте и толкал колёсные пары с рельсами вперёд, а потом возвращался за новыми. На месте рельсы просто стаскивали на грунт, затем укладывали на шпалы и крепили костылями, которые мы тоже стали делать вместе с накладками. Рельсы соединяли болтами по бокам. Ну а ширину колеи мы замерили по нашим вагонам – стандарт 1520 мм, и сделали единый штамп-линейку для замера при укладке. В день у нас получалось проложить всего четыре рельсы. Ведь их надо уложить, вымерять размер и закрепить костылями и между собой. А людей у нас не так уж и много. Труд тяжёлый, но хорошо оплачиваемый. Поэтому у нас был конкурс на эти места – путевых мастеров. Получалось 5 дней- 1 км в среднем, 6 км в месяц. Медленно. Это до Барнаула с такими темпами будем железную дорогу прокладывать два года, это если круглый год и без выходных. Надо наращивать мощность мартена и увеличивать бригады по укладке путей. Об этом я и сказал Екатерине, чтобы довела до императрицы.

Наступило лето. Прошло два месяца, как уехала Екатерина. Дед вернулся с обозом хлеба и новыми людьми. Мы всех разместили в общаге и кинули на путевые работы. За три месяца мы проложили 20 км дороги. Сейчас середина лета. В лесу пошла ягода. Появился дикий мёд. Мёда у нас и своего хватало с излишком, так что мы пару раз отправляли мёд на продажу и обмен в Барнаул. Пушнину так же отправляли на продажу. Вырученные деньги частично клали в банк, а 60% везли наликом к нам в крепость. Доверенность для банка на использование вклада была только у нас пятерых. Наступил август. И тут подошёл Виталий и сообщил:

– Есть информация, что к нам снова хотят «наведаться гости из-за бугра». И я так думаю, что количество их будет больше в разы. Остались следы их наблюдателей на той стороне реки и с востока на склоне. Между нашим туннелем и лесом, в 2-х км с восточной стороны от туннеля. Камеры видеонаблюдения зафиксировали наблюдателей и следы остались.

– Вот, падлы, не имётся им. Слушай, нужно их так ударить, чтобы раз и навсегда забыли дорогу в нашу сторону. Я думаю надо подготовить бронепоезд, выгнать его на полпути к крепости, чтобы орудия достали и реку у крепости, и местность со стороны гор. Решили с двух сторон наступать! Вот суки! Ладно, думаю, с нашим огневым запасом справимся. Тебе задача – установить дополнительно, на пути их отхода ловушки из фугасов, и поставить помощнее и побольше. То, что мы не добьём пушками и пулемётами, доделают фугасы. Надо на ту сторону реки послать наших спецов – двух Николаев с людьми, чтобы там тоже установили фугасы подальше от реки. Река то мелкая, они быстро её в брод перейдут. Вот как только до середины дойдут, так и накрыть их залпом с захватом того берега. Мы на том берегу камер не ставили. Поставь и начинай контроль. Потому, что они могут подойти в самое ближайшее время. И подготовь паровоз с бронепоездом, чтобы топка по-тихому горела, тут не до экономии. Радиосвязь постоянная.

И мы занялись подготовкой к обороне крепости. Усилили посты. Все военные и жандармы вооружены. Из бригад собрали ополчение в 50 штыков, для размещения на стенах крепости для отстрела тех, кто вдруг уцелеет и попробует прорваться к крепости. Всем охотникам выход в лес запретили и выдали им снайперские винтовки. Они, конечно увидев такое оружие, только охали от удовольствия. Нам собственно и учить их не пришлось. Они сами всё увидели и догадались, как пользоваться оружием. В их задачу мы поставили отыскивать в толпе не простых конников, а их знать, если можно так сказать, которые и командуют ими и отстреливать их без разбора. Лишившись командования у них больше паники будет. А когда паника – войско становится неуправляемым. И нам будет легче. Работы по прокладке пути не прекратили. Только вооружили охрану и проинструктировали всех.

Прошло два дня. Виталий с раннего утра прибежал и скомандовал тревогу и доложил:

– Сработали камеры и на них видно «до хрена» конников и пешего сброда ихнего. Все вооружены. Эти подходили со стороны реки. И в 3-х км от неё остановились в лесу. Чего-то ждут.

– Чего? Чего? Ждут подхода со стороны гор. Вот чего. Смотри в оба. Как только со стороны гор и из-за реки начнут форсирование – выгоняй бронепоезд и по моей команде, по обоим направлениям начинай бить со всех орудий. Повторяю – по команде. Бронепоезд выгоняй по-тихому. И все снаряды только осколочные и шрапнельные. Тут танков нет. Так что вперёд.

А я дал команду стрелкам всем подняться на стены крепости и подготовиться к бою. Все ворота закрыть. Пожарной команде быть готовым к тушению пожаров. А то эти стрелки хреновы стрелами, с фитилями подожжёнными стрелять будут. А дерева у нас в крепости хватает.

Часа через три началось движение на берегу реки и в горах. Виталий на бронепоезде с Николаями обосновался, а я в крепости с дедом приняли оборону. И тут начался штурм. По фронту реки на расстоянии около 200 метров пошли конники и со стороны гор, как сказал Виталий, тоже пошли всадники, не меньше батальона в первых рядах, а далее не счесть. И когда всадники достигли середины реки, я дал команду открыть огонь из всех орудий бронепоезда и зенитки в крепости через бойницу и с флангов из пулемётов, так как расстояние было всего около 400-500 метров. Пулемёты начали стрелять по тем, кто успел подойти к нашему берегу.

Что тут началось! Это было избиение младенцев. Во-первых – никто не видел самого бронепоезда, а тем более работу его пушек. Из крепости самого бронепоезда видно не было – далеко. Но вот результаты стрельбы из пушек был очевиден. После пятиминутного обстрела реки и берега, а дал команду перенести огонь орудий на километр от реки по ту её сторону, с захватом площади обстрела ещё на квадратный километр. Дальше только фугасы стояли ещё метров на триста. Ещё через 10 минут я подорвал фугасы за рекой, а Виталий в горах. И наступила ТИШИНА! Никто не говорил в крепости. Мы собрали взвод усиленный оружием, и вышли к реке, перебрались на тот берег и были только отдельные выстрелы. Это мы не стали брать раненых. Картина была ужасная – везде кровь, мертвые люди и лошади, обрубки рук, ног, туловищ. Снаряды не выбирают – «выкашивают» всё. Я дошел с взводом до места сработки фугасов. Тут вообще просто пройти, не запачкавшись нельзя. Хорошо все в сапогах были. Та же картина, только добавились телеги разбитые с шатрами. Я дал команду всему свободному народу собрать трупы и свести снова в расщелину – их тут на каждом шагу, подобрать всё целое и нужное нам барахло и оружие. На этот раз целых лошадей было меньше – всего два десятка. Ну, да и не мудрено от такой артиллерийской обработки и работу фугасов. Сказал посчитать трупы и собрать особо ценные трофеи. Часть людей послали в горы. Там лошадей было намного меньше. По горам особо не поскачешь. Но трупов тоже хватало. Через два дня – а нам снова понадобилось время всё убрать, мы посчитали потери захватчиков. Убитыми и растерзанными снарядами оказалось более шести тысяч человек. А часть ещё и по реке уплыло. И это за 15-20 минут обстрела и боя. Наши стрелки-снайперы тоже не дремали. Они потом ходили примерно смотрели на свои результаты. Кстати, знатных они конников подстрелили. Их кони как раз и остались живы, так как, потеряв всадников, они скакали неуправляемые и смогли уцелеть. А кони не простых всадников оказались знатными и добротными с привязанными к седлу баулами с хорошим уловом. В процессе уборки на второй день приехала Екатерина в сопровождении большой свиты охранников, охраняющих Елизавету Петровну и Губернатора Сибири. Вот они как раз потом и посмотрели на результаты нашей обороны. Сказать, что все были ошарашены – это ничего не сказать. Один из генералов, не помню его фамилию из прошлой истории, лично ходил по полю. А потом подошёл ко мне и императрице и сказал:

– Очень впечатляет. И сколько дней Вы оборонялись?

– Господин генерал, не дней, а минут – всего 20 минут и такой результат.

– Да быть этого не может.

– Ваше величество – разрешите продемонстрировать?

– Ну, покажите.

И я дал команду Николаям с бронепоезда сделать один залп из всех орудий веером по тому берегу реки. И он был. Все впечатлились. И я сказал:

– Ваше императорское величество, при нашем умении делать такое оружие и вооружить ею Российскую армию, то ни одна страна в мире не сможет с нами тягаться. Нужно лишь желание и Ваша воля на это.

Императрица подумала и сказала:

– Такая воля моя будет. Указ по всем военным министерствам будет, как вернусь в столицу.

– Кроме того, Ваша милость, этим оружием мы можем вооружить и флот и построить новые цельнометаллические суда и обеспечить их двигателями, а не парусами. Всё упирается в людские ресурсы и перестройку заводов. А это всё время. Я могу подготовить расширенный план по заводам, по армии и флоту. Кроме того, это огромные финансовые затраты и голод подготовленных кадровых специалистов и военных. Там тоже надо вносить изменения кардинально.

– Павел Иванович, давайте поговорим об этом более подробно на днях. Я прибыла сюда на несколько дней. Говорят, у Вас даже для меня хоромы построены.

– Ну не совсем хоромы. Но на непродолжительное время остановиться с удобствами можно.

– Ну, вот и хорошо. Разместите моих людей и генерала. И проводите меня в мои хоромы. Устала я с дороги. Поужинать и спать.

Я отвёл её с Екатериной в дом для знатных гостей, там, рядом с покоями Екатерины были покои и для императрицы. Дал команду накрыть стол и императрица меня отпустила. А Екатерина мне шепнула:

– Императрица очень довольна Вашими делами. Башни для связи построены. А вот Демидовы саботируют – не хотят насыпь строить. Я доложила императрице об этом. За нами следом сюда должны приехать трое Демидовых – двое с Урала, одного вы знаете из Барнаула. Завтра прибудут.

И мы расстались.

Я тут же собрал нашу пятёрку и дал расклад – что сделать сегодня срочно, а что завтра. Бронепоезд убрать в туннель. Пару пушек на платформе со снарядами и пулемётами подогнать к крепости. Наверное, понадобятся. И усилить охрану плато и крепости по периметру. Бригадирам – литейщикам привести в порядок цеха и домны. Завтра у нас будет экскурсия, это сто процентов. Мастерам литейщикам Демидовым без моего ведома ничего не рассказывать, тоже самое и в цехах. С состава согнать пару грузовых автомобилей автобус и БТР пригнать к крепости к орудиям. Поставить к ним усиленную охрану. В сторону гор оборудовать полигон- установить мишени из набитых соломой нашей солдатской формы чучела. Надо штук сто и расставить в шахматном порядке. За ночь должны успеть. Из досок склепать ящики два на два метра и тоже там установить. Много не надо- штук двадцать в один ряд выстроить, типа маршевой колоны, в метрах 20-30 друг от друга. Устроим показуху генералу и войскам.

Я сам спал за ночь часа три не больше. А поутру в 8 часов, ко мне прибежал посыльный офицер и сказал, что меня просят прибыть её высочество и генерал на завтрак. Я захватил Виталия и мы, одевшись в новую военную парадную форму из 20 века, явились на приём в дом гостей в зал приёма.

Императрица Елизавета Петровна осмотрела нас с ног до головы и сказала:

– Интересная форма на Вас. Прошу к столу за завтраком и побеседуем вчетвером.

При этих словах, она махнула рукой и лишние покинули обеденный зал.

И императрица спросила у меня:

– Чем ещё порадуете Павел Иванович? То, что Вы разбили врага это очень хорошо. Лишний раз не будут соваться на наши земли. Наши военные специалисты по оружию, которое Вы оставили нам для изучения, пришли к выводу, что оно очень хорошее и не имеет аналогов в мире. Но одна проблема – такое оружие мы при наших возможностях изготовить не сможем. Штучно можно попробовать, но нам нужно много, чтобы перевооружить армию и флот.

– Ваше императорское величество, мне понятна Ваша озабоченность в этом вопросе по вооружению. Вы правильно говорите – что не возможно. Но мы эту проблему можем решать вместе. И я Вас уверяю – её мы решим.

– Что для этого нужно?

– Начинать надо с самого малого, но очень важного момента – налаживание на должном уровне сталелитейного производства. От его качества будет зависеть всё остальное. Будет качественное железо и чугун – мы сможем наладить и построить станочный парк – цеха и заводы, на которых и будут изготовляться не только качественное оружие, но и многое другое, например двигатели на самодвижущиеся автомобили, паровозы для железной дороги, скобяные и строительные изделия, посуда и многое, многое другое. Но этот проект по развитию должен выполнятся в соответствии с Вашим Указом и, причём всеми ответственными на то лицами. А не так – хочу, делаю, хочу, нет. Мы говорили ранее с Вами по подготовке и в начале строительства железной дороги. И Демидовы на Урале должны были начать эту работу, но они, наверное, посчитали, что это им не надо. Может им это и не надо, но для всей Российской империи это очень нужно. Развитие и строительство железных и автомобильных дорог существенно уменьшит сроки, и увеличат качество всей промышленности. Да и в военном деле это тоже очень важный момент – чего только стоит быстрая переброска войск, быстрое снабжение этих войск. Да и развитие торговых отношений увеличатся в разы. А это развитие экономики, поступление денег в казну. То есть Демидовы дальше своего носа не смотрят и саботируют Ваши указания, может и не так открыто, но очевидно.

– Да, Павел Иванович! Вы правильно подметили этот вопрос. И я сама лично займусь им. Ну а с чего следует начать?

– Ваше императорское высочество, начинать надо с того, что нужно строить новые литейные цеха, домны, а старые реконструировать. С новыми технологиями этой отрасли мы с удовольствием поделимся и научим. Я предлагаю показать это на деле – в наших цехах.

– Хорошо. Давайте посмотрим. Сейчас мы позовём Губернатора Сибири, местного Демидова и генерала, и вместе и на месте Вы нам всё покажите.

И мы отправились сначала к доменным печам. Впечатлён был один Демидов, так как для остальных это было просто строением. Но Демидов что-то стал рассказывать императрице. Мы не мешали ему говорить. Потом мы пошли в сталепрокатный цех, где Демидов снова был под впечатлением. После сталепрокатного цеха и прошли в станочный цех, где уже я с Виталием рассказывал, показывал. И я сказал императрице, что без этих станков и их изготовления сталь лить без нужды, т.к. сталь и нужна, чтобы на этих станках мы могли сделать и делаем, и оружие и двигатели и всё остальное, о чём я рассказывал ранее.

Затем я пригласил всех на наш импровизированный полигон-стрельбище, где мы показали возможности наших пулемётов, пушек и бронемашины. Тут уж генерал был в шоке от возможностей этого оружия. Тряпочные манекены показали кучность и точность поражающей силы. Также самой было продемонстрировано при стрельбе из орудий по сбитым ящикам – как по мишеням. Особенно генерал впечатлился работой пулемётов.

После всей демонстрации мы вновь засели за стол для обсуждения первоочередных задач. Я ещё ночью кратко изложил на бумаге эти первоочередные задачи. А секретарь отпечатала это на бумаге. И я подал этот план императрице и сказал:

– Ваше императорское высочество! Я прошу в первую очередь направить к нам на двух месячное обучение мастеров литейщиков уже действующих, мы их обучим, а они в свою очередь на своих заводах обучат других. Пока будет идти обучение, нужно усилить добычу железной и медной руды и всех составляющих химических элементов для последующей выплавки качественного чугуна и разных видов стали. К местам разработки руды проложить дороги, если их нет. Здесь уже на местах нужно с людскими резервами решать вопрос. Мы уже, как Вы видели, начали прокладку ж.д. полотна в сторону Барнаула и можем прокатить Вас на расстояние около 20 вёрст на нашем паровозике, прицепив к нему спальный вагон, чтобы Вы сами ощутили прелесть и скорость. Ведь на преодоление двадцати верст на телеге или карете с лошадьми Вам нужно, при хорошей дороге минимум день. А на паровозе это можно сделать за полчаса – или больше. В зависимости, с какой скоростью ехать. Только вот со стороны Барнаула никто готовить грунт под прокладку ж.д. пути не торопится.

После чего мы прицепили к паровозику спальный Вагон, в котором когда-то жила Екатерина и, посадив в них императрицу с генералом и Демидовым, прокатили их по этому участку пути и обратно, периодически меняя скорость от 30 до 50 км/час. Больше пока не позволяло качество пути.

После катания в вагоне императрица вновь всех созвала, теперь уже на ужин и сказала:

– Сейчас генерал зачитает императорский Указ и с сего момента он должен быть доведён до всех и исполнятся неуклонно.

И генерал зачитал его. Своим Указом императрица даровала мне государственный чин – генерал-губернатора Алтая. И повелевала исполнять все приказы и указания вновь назначенного генерал-губернатора неукоснительно. Мне присваивалось звание генерал-майора, Виталию звание полковника. Двум Николаям и Деду звание подполковников. Императрица решила – если мы хорошо знаем и владеем оружием, то все должны быть военными. И Виталий назначен этим же указом комендантом нашей крепости, т.к. я стал генерал-губернатором.

Фактически императрица сравняла меня по должности и званию с губернатором Сибири.

В приватной беседе с императрицей я высказал свою идею о развитии и Дальнего Востока в целом. О том, что надо основать в бухте позже названной Золотой Рог на Охотском море крепость-порт и назвать его Владивосток. Из истории я знал, что только в 1860 году на месте будущего города в этой бухте было высажено воинское подразделение для обустройства форпоста. Тут я решил, что надо воспользоваться моментом встречи с императрицей и начать освоение на много раньше. Так же предложил императрице, что желательно начать строительство поселка, а затем и на его основе города и назвать его в честь первооткрывателя этих земель Хабарова – г. Хабаровск. Опять же из истории знаю, что Хабаровск основан в 1858 году. А так же на слиянии двух рек – Зеи и Амура, на границе с Китаем поставить военный форпост, названный позже Усть-Зелейским и также заселять и отстраивать будущий город Благовещенск. И в последующем соединить все города железной дорогой. И особо обратил внимание императрицы на развитие нефтепромысла. Это тоже надо делать и не тянуть. Мы с технологиями тоже поможем. Тут главное оборудование. Опять всё упирается в сталь.

Выслушав все мои доводы, императрица дала мне указание подготовить расширенную программу с доводами и военной выгодой и переслать её в Санкт-Петербург.

Однако я предложил императрице другой вариант – на подготовку развёрнутого плана и программы мне много времени не надо. До её отъезда от нас, а она планировала пробыть здесь ещё два дня, я всё подготовлю и отдам. Она согласилась с моим предложением.

Последующие два дня Елизавета Петровна и Екатерина были всё время вместе. О чём-то беседовали, спорили. Генерал крутился с Виталием, который всё показывал и рассказывал. Мы решили собрать в обоз с Императрицей ещё два закрытых фургона с оружием – винтовками Мосина и боеприпасами к ним. Генерал хочет вооружить ими роту в гвардейском полку. Мы им всё приготовили и упаковали. Единственное, просили, чтобы винтовки не попали в чужие руки. Вечером, накануне дня отъезда, меня вызвала Елизавета Петровна. Я прибыл к ней. У неё находилась Екатерина. И Императрица сказала:

– Мне очень не понравилась та история с моим сыном. Я и сама стала замечать за ним неладное, поэтому я приняла отдалить его от императорского дома – действительно, такой император, после моей смерти России не нужен. Пока я жива, будем развивать, и строить новую Россию. А дальше время покажет. А Вы не стесняйтесь, действуйте, если понадобиться жёстко. А с Демидовыми я разберусь. Не захотят на каторгу – они в два раза быстрее будут строить железную дорогу. От них к Вам тоже на обучение люди прибудут. С Вашими винтовками на Тульском императорском оружейном заводе занимались наши специалисты оружейниками. Надо бы чтобы Вы с ними повстречались. И когда между столицей и Вами будет разговорная связь?

– Ваше императорское величество, мы сейчас доделаем все ретрансляторные блоки и начнём их установку. Сама установка много времени не займёт, главное чтобы форпосты охраняли связь, то есть вышки. Я для ускорения направлю таким же образом в столицу вертолёт для оборудования узла связи и обучения связиста. Он же – вертолёт, развезёт по вышкам оборудование и Виталий всё установит. Я думаю, за неделю-две справимся. Далее у нас будет прямая радио связь и сможем обсуждать все вопросы по ней. У нас вертолётом может управлять только Виталий. Он нас потихоньку учит его управлению. По поводу Тульских оружейников – пусть они к нам приедут. У нас тут и оружия побольше и станки есть. Поможем им.

А о том, что у нас не один вертолёт, я благоразумно умолчал. Нельзя все козыри открывать сразу. Императрица ещё многого не знает, и не видела.

Единственная проблема со связью – это отсутствие электричества. Придётся всё на батареях пока делать. Позже мы соорудим там во дворце ветряк, для подзарядки батарей. В столице на Неве постоянные ветра, так что перебоя с электричеством не будет. Тогда можно будет и телевизор с мультиками подарить ей. Очень она уж полюбила эти мультфильмы смотреть. О чём я ей и сообщил. А для питания ретрансляторов мы из своих запасов базы 21 века достали небольшие солнечные батареи. Вот где пригодились. Кто же знал, куда нас судьба забросит. Только одни воспоминания остались. А дни и время связи мы тоже обговорили. Ну, Виталий ещё пропишет всё на бумаге там, во дворце.

Настал день отъезда императрицы и всех прибывших с ней. Остался только Демидов местный и его управляющий для изучения процесса литья стали по новой технологии.

Всех проводили. А перед отъездом императрица распорядилась снять с меня все мерки для пошива нового мундира.

(обратно)

Часть 7

После отъезда всё вернулось в своё будничное русло. Через пару недель прибыли первые мастера-ученики. Ещё через неделю мы начали обучению теории и практике. Мастера хоть и нестоль грамотные, но своё хватали на лету. Мы же продолжили прокладку ж.д. путей. А со стороны Барнаула активными темпами начали прокладку в нашу сторону. Пока только отсыпалось полотно, и укладывались шпалы, т.к. рельсового металла Демидовы ещё не начали выпускать. Мы отправили с Демидовым двух наших мастеров на его домны и цех, чтобы те организовали литьё стали под рельсы и изготовление самих рельс. Но с их маломощными домнами дело шло туго. Но всё-таки через пару недель первая партия рельс у них вышла. И началась укладка ж.д. полотна с двух сторон. После недельной работы я отправил Ника для проверки качества укладки рельс, у меня закралось смутное подозрение, что будут «прокладывать на глаз», так оно и вышло – разница в ширине колеи в некоторых местах достигала 50 мм – а это сразу сход с рельс и ж.д. катастрофа. Николай по рации доложил об обнаруженном и я ему дал команду – виновных уволить без зарплаты, а на мастеров наложить штраф и два месяца они должны отработать бесплатно. Или же пусть выбирают два года каторги. С такими императрица не церемонилась. Пришлось перекладывать и перезамерять. Нил на двух колёсиках соорудил подвижной по рельсам ручной измеритель ширины ж.д. колее. Единственное, пешком надо по рельсам идти и делать краской пометки по изъянам. Но это того стоило – безопасность прежде всего.

Снова прибыли новые люди. Теперь с семьями. Из них мы создали строительные бригады, которые начали строить дома за пределами крепости. Пришлось заняться архитектурой и сделать план застройки будущего города, с улицами, административными домами и прочим…в том числе и постройке ж.д. вокзала. Так и разбили новых людей на три фронта работ – постройка жилых домов, административных зданий и здания станции и третье направление разделили людей на строительство пути, рудники и цеха. Увеличили охотничью артель. Всем прибывшим заранее было дано указание с собой вести минимум мешок соли. А то на зиму заготовки надо делать, а соль это первый помощник. Повыше в горах сделали склады-ледники. Поставили там охрану. Намучились с прокладкой канализации. Некоторые попытались рыть самопоглощающие ямы. Но не тут то было. Плодородный и мягкий слой почвы был не очень толстым, после 5-6 метров вглубь порой упирались в скалистую породу. Следовательно, отхожие места и ямы быстро заполнялись. Поэтому распоряжением по крепости и городку мы постановили и обязали жителей строить дома с подсоединением к общей системе канализации. Хорошо, что плато было с небольшим уклоном и всё шло самотёком. А водой нас хорошо снабжала река.

Население крепости и городка составляло уже более 6 тысяч взрослого населения, а были уже и дети. Их уже набралось около сотни, и все разного возраста. Общим миром мы решили построить садик и начальную школу. Первоначальную грамоту – арифметику и обучение чтению и письму мы поручили преподавать нашим барышням-секретарям, а их у нас стало больше. Одна понадобилась и жандармерии. В детский сад няньками устроились жены наших бригадиров. Работали по принципу советских школ и детских садов. Кстати о малой грамотности населения России я сказал и императрице. Пояснил, что нам где-то надо же брать будущих специалистов в различных областях знаний. Без знаний просто всё остановится. А для особо одарённых, нужно создавать учебные заведения с профильными предметами. Нет, у нас не будет предметов типа истории партии или политэкономии. Нашему народу нужны первоначально знания родного языка и литературы, математики, один из иностранных языков – сейчас в России засилие французского, вот пусть и учат, а можно немецкому и английскому. Обязательно культуры поведения, это типа этики-эстетики. Первоначальные азы военного дела для мальчиков и домоводству для девочек, ну и историю родной страны и мира тоже должны знать, да плюс ботанику и географию. Не так уж и много предметов. С преподавателями Екатерина обещала помочь.

Мне императрица сказала, чтобы я со временем перебирался в Барнаул, и сделать из этого городка центр Алтая. Вошла во вкус Елизавета Петровна. Я прислушаюсь, наверное к её совету и переберусь со всей нашей пятёркой в Барнаул, но только после того как будет построена железная дорога от нашей крепости до Барнаула. Надо же перегнать наш бронепоезд и состав в Барнаул, а там, в составе много ещё кое-чего осталось, и мы себе обустроим жильё в Барнауле. Мы даже на 1/4 часть что там есть не израсходовали. Да ещё надо будет склады из тоннеля перевезти. Но сначала нужно в Барнауле построить склады и подсобные помещения и саму ж.д. станцию.

Вот первым моим распоряжением как губернатора стал приказ о строительстве железнодорожной станции и строительстве школы и больницы, а также об архитектурной планировке самого Барнаула. Мы заново выстроим центральную улицу с площадью и административными зданиями, и дома будут каменными и кирпичными. Но сначала надо провести всё туже центральную канализацию, водопровод, построить гидроэлектростанцию. Работы не на один год. С этой целью я на бронетранспортёре с Виталием решили съездить в Барнаул. Повстречаться с «местной знатью». Да какая там может быть местная знать. По сути, Барнаул сейчас большая деревня с непосильными потугами стать городом. Но мы в этом поможем. Мы через несколько дней выехали в Барнаул. Приехав к обеду, мы зашли в здание градоначальника, по сути старосты. Очевидно, что моё назначение губернатором не поимело на него воздействия. Вышел такой немытый и пьяный мужик лет сорока с видимым желанием предъявить претензии тому, кто помешал ему спать и бражку пить. В этом же здании был и жандармский начальник. Этот нос по ветру держал и меня в лицо знал и доложился. Я же в ответ сказал ему:

– Вот этого пьянчугу с потугами начальника видишь? Вот взять под стражу немедленно. Исполнять. Потом зайдёшь в его кабинет.

Узнав про мой приезд, прибежали Демидов и управляющий. И я им объяснил, что они теперь не подчиняются губернатору Сибири. А подчиняются мне – губернатору Алтая, на это есть Указ императрицы. В связи с этим все доходы, налоги сдаются в банк Барнаула. С новым градоначальником вопрос решим позже. Я так подумал, что, наверное, этот пост займёт Виталий. А Комендантом крепости назначим Деда. Он потянет. Он же будет градоначальником зарождающегося городка. Власть должна быть в одних руках. А пока я велел созвать всю зажиточную знать Барнаула, дабы провести с ними некоторую разъяснительную работу и требования.

На следующий день собралось человек пятьдесят мужиков. Мы разместились в большом помещении, которое нашлось в этой управе, и я толкнул речь:

– И так граждане Барнаула. Волей императрицы я назначен генерал-губернатором Алтая, в связи с чем говорю – дальнейшие безобразия, который творил Ваш бывший градоначальник и ему подобные, мною будут пресекаться на корню. Хватит бражку пить. Вы посмотрите на себя и свой городишко – везде грязь и вонь. Здания разрушаются. Народ голодает от отсутствия денег, так как негде их зарабатывать. А деньги в банке есть. Так почему они просто лежат? Почему ничего не ремонтируется и не строится? Неужели Вам, знатным жителям, это нравится? (Тут конечно я приукрасил на счёт знатных жителей). С сего дня будем всё в корне менять. Жандармскому начальнику – взять на учёт всех работающих и не работающих граждан, независимо от родословной, с указанием грамотности и специальности, чтобы это было быстрее всем жителям самим пройти эту регистрацию. И представляю Вам нового градоначальника в чине полковника (и указал на Виталия). Отныне все его приказы и распоряжения исполнять неукоснительно и в срок. Управляющему заводов и Демидову по мере необходимости выделять для города скобяные изделия и металл, а так же специалистов умеющих с ними обращаться. И первое задание: – Вам господин Демидов подготовить для городских нужд строительные инструменты – лопаты, ломы, кирки, носилки, тачки и прочее…. Срок два дня. За эти два дня должны быть сформированы бригады по наведению порядка на улицах, подготовки прямой площади под строительство центральной улицы города. Архитектурный план города будет готов через неделю. Управляющий и директор заводов и рудников будут автоматически входит в состав Совета города. Других руководителей мы подберём и назначим из Вашего числа. Нам нужны:

1.Управляющий жилищно-коммунальным хозяйством города

2. Управляющий по обеспечению санитарных норм и врачебным делом города

3. Начальник жандармерии и главный судья города.

4. Начальник роты охраны из числа военных (да и создать саму роту)

5. Начальник железнодорожной станции по её строительству и обслуживанию.

6. Начальник отдела образования, в том числе по строительству школы и детского сада

7. Начальник транспортно-гужевого цеха и конюшен.

Ну, ещё ряд руководителей. Всё будет прописано в Уставе города. Где будут прописаны и меры поощрения и меры наказания. Начальнику жандармерии пересмотреть списки всего личного состава, непригодных гнать. Отдельно при околотке создать тюрьму с камерами для провинившихся и преступников, если такие появятся.

Вы обсудите всё между собой. Срок неделя и потом вновь соберёмся и выберем всех руководителей, с Вашими пожеланиями и рекомендациями, которые так же войдут в состав совета города. И ещё – за Ваш внешний неряшливый вид и личное разгильдяйство буду наказывать лично. А теперь все свободны.

А я с Виталием остался и сказал ему:

– Виталя, работы много, на себя всё не грузи. Поручай и спрашивай с членов Совета города. И пожёстче с ними, а то на голову сядут. За эти два дня мы смотаемся в крепость. Ты возьмёшь, что надо. Твоё назначение я согласую с императрицей. И ещё – подбери человек пять из наших военных в крепости и возьми с собой. Сам нигде не ходи. Врагов у тебя сейчас много будет. А я погоню кое-какие дела в нашем городке и крепости и потом тоже подъеду. Возьму одного из Николаев. Я думаю, Дед с другим Колей сами управятся. Тем более там у нас всё выстроено и налажено. Будем теперь в новом месте налаживать. Но основной станкостроительный завод останется при крепости. Нам сейчас главное запустить ж.д. ветку от крепости до Барнаула. Потом легче будет. И ещё главный момент. Я поручу деду и второму Николаю разобрать дизельный двигатель и по нему лить формы, а затем корпуса и т.д. Будем начинать с малого. Нам надо создать на этой земле свой новый двигатель из нашего нового чугуна и стали. Если сделаем, то 50% мы обеспечим себе прогресс. Пусть они эти двигатели первоначально будут корявыми, не столь большой КПД, но со временем все подправим и сделаем. Ну и в остальном тоже надо думать. Нам нужен цветной металл, нужны электродвигатели. Тоже будем разбирать и по наглядному пособию делать. Переговори со всеми нашими, что могут посоветовать. И в Барнауле тоже надо будет ставить радиосвязь со столицей. Ты вот установил ретрансляторы, а связь почему-то не работает. Может, что во дворце не правильно делают. Ещё раз проверьте. Может на линии, на одном из ретранслятора неполадки. Нужно проверить всю цепочку. Бери вертолёт, возьми для быстроты одного из Николаев, у тебя есть неделя до выбора Совета, и пролети по всем точкам, проверь. Нужна устойчивая связь. А теперь поехали обратно в крепость и по дороге проверим заодно как с этой стороны ж.д. ветку тянут. Сколько до состыковки осталось?

– Примерно километров 50. Думаю, за месяц закончат. И можно будет запускать пробную поездку.

– Ты только не забудь – в Барнауле нужно ж.д. ветку петлёй построить, чтобы разворот состава был. И тоже надо сделать на нашем плато.

– Это я помню. У нас, как ты знаешь, уже петля практически готова, сегодня завтра можно запускать.

– Проследи за ней в Барнауле. И выберите место, чтобы под ж.д. станцию было удобным.

Так за разговорами мы и вернулись в крепость, где я созвал малый совет нашей пятёрки и поставил всем задачи и рассказал о планах по Барнаулу. Дед сказал, что он здесь на месте в крепости справится.

– Конечно, справится – со смехом сказал Нил, – он себе такую молодку нашёл, ты бы видел.

– Ну и правильно. Учитесь у Деда. Не знаю, вернёмся ли мы когда-либо в своё будущее время. Но скорее вряд ли. Поэтому нам надо подумать и о себе. Но тут каждый сам решает. Всё ребятки. Всем всё понятно? Рации с собой на постоянной связи. Сейчас Виталя и кто-нибудь из Вас слетает по вышкам, проверят линию. Связь со столицей должна заработать! Так что работаем.

(обратно)

Часть 8

Через месяц к нам в крепость прибыло три оружейника из Тулы. Я Виталию их поручил. Пусть расскажет о технологии и качестве стали для изготовления оружия, станки наши покажет. Хотя им наши станки без надобности. У них же таких нет. Но вот специфику изготовления нарезных стволов им изучить надо. Заканчивались тёплые дни. В Барнауле начали строить железнодорожную станцию с несколькими центральными и подъездными путями. К первым холодам должны открыть прямое движение от нашей крепости к Барнаулу, пока на однопутке.

Виталий с Дедом разобрали дизельный двигатель грузовика по винтикам. Присмотрелись к чугунной плавке. На днях собираются выплавить первый пробный блок двигателя, а потом уже доводить его так сказать до нужных технических параметров. Нужно посмотреть всё-таки какой по размерам получиться блок. А там уже лить поршневые группы и растачивать цилиндры с поршнями и шатунами. Двигатель у нас должен быть самый простой, без всяких «наворотов» из 20-21 веков. Главное чтобы заработал. Из присланных специалистов мы нашли одного самородка-самоучку. Очень уж у него голова «варила». Всё схватывал на лету. Вот он и занялся примитивным изготовлением электродвигателей. За образец брал двигатели с нашего грузовика. Будет рабочий двигатель, можно пока сделать мотодрезину с вагончиками. Вторым на очереди будет – изготовление малого маневрового паровозика. Тут попроще – паровой котёл не так сложен в изготовлении как дизельный двигатель. За зиму думаю построим первые образцы. И главное – у нас заработала прямая радиосвязь с Императрицей. Теперь один раз в неделю у нас с ней переговоры. Императрица сообщила, что Демидовы начали прокладку железнодорожного полотна в обе стороны от Урала. От Урала через Кузнецк-Сибирск в сторону Барнаула с последующим выходом на Тихоокеанское побережье. И от Урала в сторону Санкт-Петербурга, через Москву. В перспективе соединить железнодорожным сообщением Украину и Черноморское побережье. Рельсы стали лить по нашим технологиям. Несколько заводов перестроили только на изготовление рельс. Вышки связи будут стоять рядом со строящейся железной дорогой. На одном из Уральских заводов начали подготовку к строительству и выпуску пассажирских и грузовых вагонов. Особо императрицу порадовала, что начато строительство пока двух нефтеперегонных заводов вблизи мест по добыче нефти. Одним словом большой хозяйственный маховик закрутился.

У себя в одном из цехов мы собрали станок по проточке круглых болванок из высокопрочной стали с изготовлением колёсных пар для вагонов и паровоза.

А через две недели мы на маневровом паровозе, прицепив пассажирский вагон и два грузовых вагона, отправились в первый железнодорожный рейс. Из прибывшей новой роты военных создали охранное предприятие по охране и содержанию ж.д. пути. В роту добавили взвод спецов-путейцев, которые следили за состоянием всего перегона от крепости до Барнаула. Полустанок с казармами поставили посредине всего пути. Максимальную скорость установили 50 км/час. Но и так было хорошо – три часа и мы в Барнауле. Так что, по сути, наш маневровый паровоз использовался как магистральный. Максимально мы ставили в состав три пассажирских вагона и столько же грузовых. И нам стало легче доставлять из Барнаула грузы и туда отправлять свой груз. Для перевозок людей по своим нуждам выделили два пассажирских плацкартных вагона за отдельную плату. На следующий год закончится постройка ж.д. станций – в нашем городке и в Барнауле. Пока расписание поезда нашего было два раза в неделю – особо возить нечего было, а гонять состав в пустую, мы посчитали расточительством.

Наступил Новый год. Это уже третий год как мы живём в этом мире. Мы как-то не ставили перед собой задач о праздновании встречи Нового года. Таких длинных новогодних выходных, как когда-то были в 21 веке, у нас нет.

Золотодобыча и добыча серебра у нас не стояла на первом месте, но и запускать это производство мы не хотели. У нас очень много ушло золота и серебра на изготовление денег и оплату труда. Запас небольшой ещё остался, но этого было мало. Поэтому по весне этот вид производства мы усилим. Ведь отчисление в казну с нас никто не снимал, а льготные сроки закончились. Поэтому дополнительно мы открыли ещё два прииска. Но зимой, по морозу добычи было мало. А народ мы не стали гнобить. В морозы рабочие дни сократили до 7 часов, всё с тем же одним выходным. Да никто из рабочих и не роптал – заработок был хорошим. Все старались попасть или в бригаду старателей или в бригаду путейцев, где зарплаты были самые высокие, по этим жизненным меркам. Но особо мы ценили труд на литейке и в станкостроительном цеху. Но тут были одни специалисты – киркой махать, это не на станке работать.

За пределами крепости у нас уже вырисовывались обозначенные на архитектурном плане улицы нашего городка. Уже было на что посмотреть. Мы построили кирпичный завод и центральную улицу строили только из кирпича и камня – на долгие годы.

Я с Виталием практически пополам разделили наше пребывание в Крепости и Барнауле. Если в городке и крепости всё было налажено, то в Барнауле ещё и «конь не валялся». С горем пополам сформировали местный Совет Города. Назначили начальников отделов. И каждую неделю Виталий созывал Совет для отчёта о проделанной работе. Императрица утвердила моё решение о назначении Главой городского совета Виталия, а Деда комендантом крепости и главой вырастающего городка по названию Рубцовск.

Наступили предвесенние дни. Мороз был около 15 градусов днём. Поэтому мы всей пятёркой решили, что пока грунт не просел, а от таяния это может быть, мы собрались перегнать состав бронепоезда с частью вагонов в Барнаул, где уже были отстроены ж.д. пути. Все вагоны решили не тащить, а только необходимые – со строительными материалами и частичным вооружением, в Барнауле я решил создать пока минимум роту спецвойск на подобии войск 20 века и обучить и вооружить их надлежащим образом. А в перспективе создать военное училище спецвойск с особым обучением по нашим наукам из прошлого-будущего. В крепости Виталий и Николаями уже подготовили взвод, и он и будет костяком новой роты и нового училища.

В один из дней мы наметили отъезд сформированного состава бронепоезда с купейными и грузовыми вагонами. С собой на охрану состава мы взяли отделение из десяти человек во главе с офицером. Поутру мы выехали и со скоростью 30-35 км\час отправились с составом в Барнаул.

В Барнаул мы прибыли к полудню. Народ высыпал со всех щелей посмотреть на нашего железного монстра. Некоторые перепугано крестились. Поезд остановили по центру станции и выставили круглосуточную охрану. Ведь бронепоезд мы никому вблизи не показывали – видели в крепости только результаты артобстрела при нападении на крепость. Поэтому и управляющий и Демидов прибыли довольно быстро на ж.д. пути, где мы остановили состав. Я пригласил управляющего и Демидова в свой штабной вагон. Для них всё было в диковинку и они были под впечатлением увиденного. Я сообщил им:

– Господа! Отныне, до постройки нового центрального здания городского совета Барнаула, на новой улице, согласно утверждённого мной и советом города архитектурного плана, я пока с главой совета будем жить и работать в этих вагонах. Начальнику коммунального хозяйства городского совета продумать дополнительно прокладку канализации и подвод воды. Третий штабной вагон будем использовать для проведения совещаний. Радиосвязь со столицей будет перенесена ко мне в рабочий кабинет. И по весне надо засадить город новыми деревьями и саженцами. Начать прокладку по центральной, новой улице дороги с твёрдым покрытием. В нашем составе прибыли тяжёлые грузовые самоходные машины, они в разы увеличат объём и скорость строительных работ. Не надо будет в ручную рыть котлованы и траншеи. Всё сделает техника. Начальнику коммунального хозяйства подобрать на окраине Барнаула место под строительство кирпичного завода этого кирпича, что Вы тут делаете и обжигаете в доисторических печах – не достаточно. Господин Демидов и господин Управляющий Вы посовещайтесь с главой совета города и выделите людей и технику. Город мы строим для себя, а не для постороннего дяди, поэтому все должны принимать участие в строительстве и благоустройстве. Начальнику жандармского участка – всех арестованных и содержащихся в тюрьме – гнать на работу, нечего их кормить бесплатно. В ближайший месяц из Рубцовска прибудет ещё техника. Всё бросить на строительство. Работы очень много. Вопросы у кого какие есть?

Подал голос Демидов:

– А как оплачивать работу рабочих направляемых нами с завода для строительных работ города?

– Из кармана ваших заводов. Я же сказал – Вы ВСЕ должны принимать участие в строительстве. Это значит и оплачивать работу своих рабочих, что не ясно?

– Да, но это в убыток заводам!

– Господин Демидов, не злите меня. Не обеднеете. А то я Вам припомню и другие грешки.

– Всё, я понял.

– Вот и хорошо. Все возникающие вопросы и трудности будем решать по мере их поступления. А где сейчас Екатерина? Куда уехал губернатор Сибири?

– Она выехала в столицу. Будет через пару недель. А генерал-губернатор Сибири уехал к себе Кузнец-Сибирск около недели назад.

– Ну и ладно. Считаю совещание законченным.

И все разошлись. С нами приехали и два Николая. С завтрашнего дня Николаи выгоняют из вагонов экскаватор-бульдозер и два грузовых автомобиля. Они подбирают себе учеников и обучают премудростям работы на технике. Тут главное, чтобы не напортачили. Придётся Николаям пока побыть водителями и трактористами. И вообще надо продумать вопрос создания училища, для подготовки обучения специалистов среднего звена – водителей, слесарей, токарей. Надо будет завтра поставить вопрос на совете городских властей об образовании училища, подбору молодых парней для обучения. Здание пока выделят Демидов с управляющим. А нам придётся заняться обучением и преподаванием, пока в вечернее время. Кое-каких специалистов выделит Демидов и управляющий. А вообще, со временем надо подумать о замене Деда в крепости. Найдёт себе замену. А из него получится хороший специалист-преподаватель. Будет у нас на пенсии директором учебного заведения и начальником отдела по подготовке кадров при городском совете, а если понадобится, то и подстрахует двух Николаев на строительной технике.

Вечером, я вышел по радиосвязи с императрицей:

– Ваше императорское величество! Докладываю, что я прибыл на постоянное место жительства и работы в г. Барнаул. Мы пригнали с собой по новой ветке ж.д. пути состав со стройматериалами и механизированной техникой и согласно архитектурному плану начинаем строительство новой центральной части города – столицы Алтая. Мы создаём училище для обучения гражданских специалистов и создаём военное училище.

– Павел Иванович! А как себя ведут Демидов и управляющий?

– Да, нормально. Сначала брыкались по немногу, но я им сказал, что они могут поработать пару лет на каторге и они быстро пришли к обоюдному согласию, что поставленные Вами и мной перед ними задачи лучше выполнять.

– Ну, вот и хорошо. Демидовы с Урала будут делать то, что Вы предложили. Примерно, так же как и у Вас на местах. А если не будут, то каторгу я им обеспечу, что у Вас по изготовлению станков для военной промышленности?

– Мы только сейчас начали их монтаж. Как только будет готовая партия, мы с Тульскими оружейниками проверим их работу и отправим в разобранном виде в Тулу. А там они уже соберут их. И потом начнут выпуск винтовок нового образца. Думаю, к началу осени первые партии оружия выйдут. Потом мы подготовим станочный парк для выпуска пушек и таким же образом отправим в Тулу. Долго будет, но пока ж.д. пути не проложим – так будут идти работы. И ещё, надо Вашим химикам поработать с нами для получения нового пороха и взрывчатки. Боеприпасы нужно делать наряду с оружием. Мы поможем.

– Хорошо, Павел Иванович. Мне тут Екатерина очень уж расхваливала Вас и Ваш метод правления. Такое ощущение, что она положила на Вас глаз.

– Да я стар для неё, Ваше Величество.

– Да уж не скажите – что такое – 15 -20 лет. У нас тут, если заметили у всех такая разница.

– Вы что меня сватаете, Ваше Величество?

– А что так и будете один жить?

– Да просто неожиданно как-то, что другие скажут в Вашем окружении?

– А что нам другие? Вы жених особенный – грамотный, богатый, и с очень большим будущим. Вы подумайте.

– Ваше Величество, пока не до этого, но благодарю за внимание.

– Ладно. Я как-нибудь ещё приеду, и мы поговорим на эту тему. Или Вы приедете в столицу. Надо же ваш мундир новый показать нашему народу. Я тут некоторые изменения в нём внесла. Но это узнаете когда прибудете. Давайте к новому году приезжайте. Вы можете себе позволить на Вашей летающей машине. Даже у меня такой нет.

После беседы с императрицей. Виталий на меня внимательно посмотрел и сказал:

– Ну, часть разговора я понял. А что там, на счёт Екатерины? Она что серьёзно?

– Наверное, да. Ну что тут такого? Хочет приблизить меня ко двору. А Екатерина хоть молодая деваха, но симпатичная и со своими тараканами в голове. Если этих тараканов у неё в голове построить и воспитать, то она будет хорошей сменой Елизавете на царском троне. Хотя в своём в прошлом времени она нормально и жёстко всех «строила» и держала империю в кулаке, хотя и не без некоторых перегибов.

– Очевидно, сдвиги у неё в лучшую сторону уже начались. Смотри, а то повенчаем!

– Да ладно тебе. А то, что нам придётся оставаться в этом мире до конца дней своих, это точно. Обратной дороги у нас нет. Если только опять землетрясение не закинет нас куда-нибудь. Но думаю, что вряд ли. Ты лучше скажи – ты подобрал молодых парней для обучения в школе-училище? Ведь им помимо обучения техники, надо будет учить начальной грамоте.

– Да есть уже полтора десятка парней. Ещё с десяток отберу. Создам пять групп по направлениям обучения – управление тяжёлой техникой и обслуживание. Управление и обслуживание малой техникой и инструментами. Управление и работа на паровозе и его обслуживание. Управление в строительстве и архитектуре. Обучение военному делу по вооружению для работы на бронепоезде. По набору парней для военного училища, я тут дал команду на подбор нормальных парней из местной «знати». Ненужных отсеем. Поручил начальнику отдела образования в городском совете.

– Ну, вот и хорошо. Давай завтра я подготовлю указ губернатора Алтая по этим твоим предложениям и начнём набор и обучение. Да и ещё – надо заняться местной медициной. Проверь тут местных «знахарей», чем они дышат, что умеют. Если что, запрошу вон у императрицы пару химиков-врачевателей. И с нашей помощью надо создать нормальную больницу и своего рода санэпидстанцию. В городском совете там есть начальник по этому делу – вот и поручи ему эту проблему. Слышал императрицу – меня к новому году ждут. Полетим вместе.

(обратно)

Часть 9

Пришла зима. В этом году она выдалась суровая. То, что мы наметили – строилось. Деда мы перевели в Барнаул. Комендантом крепости и главой совета Рубцовска назначили умного гвардейского офицера. Строительство городка малость приутихло. В основном строятся новые цеха. Полным ходом идут литейные работы. Создали цех уже с нашими местными станками. Не много, но самых необходимых. Почти готов ещё один маневровый паровоз. Пробный пуск котла паровозика прошёл хорошо. Теперь у нас два маневровых паровозика. Поэтому новый я забрал в Барнаул. Ему и тут работы хватает. В окрестностях Барнаула начали строительство ещё одного сталелитейного цеха с домной. Он пока ориентирован на выпуск рельс и колёсных пар для железной дороги, т.к. возить рельсы из Рубцовска накладно и неудобно. А ж.д. полотно от Барнаула на запад мы класть начали. С учётом, что населения и рабочей силы здесь в разы больше, то и работы по укладке ж.д. путей пошли быстрее. За месяц круглосуточной работы проложили около 25 км. Это потому что тяжёлая техника помогала. Виталий с Дедом обкатали новый двигатель. Работает. Но вот какой моторесурс двигателя пока не знает никто. Решили сделать своего рода простую самоходную машину для перевозки скальника и грунта. Дали хорошую нагрузку. Вроде работает, но масла жрёт много. Хорошо у нас запас большой. По поводу масла. Недавно пришёл к нам гужевой отряд с деревянными бочками – это прислали отработки с нефтедобычи. Масло конечно дрянное. Больше на мазут похоже. Но мы его ещё пару раз перегнали, очистили. И получилось масло двигательное типа М-8, из нашего прошлого, только вот присадок у него особых нет. Не развит у нас пока химический процесс. Но для наших новых большегрузных машин подойдёт. Так что мы дали добро в Рубцовск на выпуск ещё таких двигателей и сварку кузова и кабины. Одно плохо – зимой в них в кабинах холодно. Но мы и тут умудрились – сварили миниатюрные буржуйки, размер как трёхлитровая банка, трубу в крышу кабины и топили маленькими чурочками. Были такие моменты в нашем прошлом, когда строили БАМ. Через пару недель пришла первая партия дизельного топлива, так же в бочках. Ну что это за солярка, говорить не надо. Качество такое же, мягко говоря, хреновое. Мы также наладили перегонку и очистку. Улучшили, залили в баки двигателей новых машин. Работают! Так что наше хорошее топливо мы оставили только для вертолётов. А мы тут посовещались и решили построить упрощённый самоходный вагон с воздушным винтом-пропеллером. А что? Вагон на рельсы и не надо коробок передач, цепей, сцеплений. Нужны тормоза. А скорость регулировать оборотами двигателя. Такой вот пассажирский ж.д. автобус, с пропеллером спереди. А можно и сзади – попробуем как лучше. Деду поставили на контроль. Чертежи мы сделали. А потом наступил день отлёта в столицу.

Полёт прошёл нормально. К нашему прилёту на территории дворца была обустроена посадочная площадка.

Нас встретила императрица со свитой, и мы прошли в здание дворца, где императрица отдала нас какому-то придворному и мы прошли в небольшую комнату, где мы переоделись в новые мундиры и затем прошли в зал, где собралась вся дворцовая знать. Канцлер представил меня и Виталия по новым должностям и регалиям. Затем рассказал присутствующим о наших военных победах и трудовых достижениях, если можно так сказать при дворце. А потом торжественная часть закончилась, и Елизавета Петровна пригласила меня и Виталия в свой кабинет для обсуждения накопившихся важных вопросов. Одним из первых вопросов было наше вооружение новыми винтовками. Императрица сообщила:

– Наши умельцы с Тульского оружейного завода приступили к серийному изготовлению винтовок и пулемётов. Пока дело идёт туго – не хватает ни опыта, ни знаний, ни специалистов, но потихоньку процесс налаживается с помощью Ваших станков. По вашим чертежам мы построили «ветряки», как Вы их называете для получения электроэнергии для работы станков. Нам бы хотелось, чтобы производство генераторов для этих «ветряков» было больше. Мы хотим обеспечить электроэнергией столицу, пока не построим станцию на Неве для получения электричества. Так же хотим обеспечить электричеством и Москву.

– Ваше Императорское Высочество! Да мы и не против. Но существует ряд технических вопросов, без которых мы быстро наладить производство не можем. В первую очередь нам нужен цветной металл – медь. Из неё мы делаем медную проволоку для изготовления самих электродвигателей. И эта проволока нужна не только для этого. Она нам нужна во многих местах. А производство меди пока небольшое. Надо развивать медные рудники и добычу медной руды. На своих местах – на Алтае мы много не сделаем. Надо развивать отрасль по всей Российской империи, открывать и разрабатывать новые рудники, строить домны и цеха. А это время. Быстро и с наскока тут не поедешь.

– Павел Иванович, Вы подготовьте Ваши предложения и расчёты на бумаге и передайте мне. Вы у нас тут задержитесь на недельку. Нам много нужно решить вопросов. К градоначальнику и коменданту Барнаула, то есть к Вам Виталий, просьба посетить Тульский завод, затем Москву и определить места по постройке заводов, о которых мы говорили только что. Мы с нашим новым губернатором Алтая обследуем окрестности Санкт-Петербурга по этим же вопросам. Так же надо обсудить вопрос по заложению верфи на Неве на постройку кораблей из металлического корпуса. Пока будут строиться верфи, одновременно мы построим завод по производству металла для этих целей, соответственно и домны по литью металла. Мы посмотрим, где поближе к столице всё это построить с привязкой к залежам железных руд, хотя бы первоначально. Мной даны указания Демидовым. Они тоже, помимо строительства железной дороги, занимаются изготовлением листовой стали для постройки кораблей. Думаю, что Вы нас порадуете двигателями для этих кораблей. Примерно через год – полтора они уже будут нужны. Ну а Тульские оружейники нам должны изготовить пушки на эти корабли.

– Ваше императорское Величество! Я хотел бы….

– Павел Иванович!– перебила меня императрица – Давайте между нами без этих чинопочитаний.

– Хорошо, Елизавета Петровна. Так вот у меня насущный вопрос по развитию сельского хозяйства. Без нормального питания, ни один работяга нормально работать не будет. Нужно развитие мясопромышленного производства, нужен хлеб и много кое-чего другого. Но для развития сельского хозяйства нужно дополнительно поставить ему оборудование для обработки земли и сбора урожая. Примитивными способами мы много не добьёмся. Я к чему веду – надо строить цеха – заводы по изготовлению такой техники – самоходных машин-тракторов, самоходных молотилок-комбайнов и прицепного оборудования на них. На лошадях много не напашем и не скосим. Нужно Ваше императорское распоряжение на строительство в средней полосе и южной полосе Российской империи сельскохозяйственных артелей, у нас они назывались колхозы. И назначать там директоров – специалистов в сельском хозяйстве.

– Павел Иванович, Ваше мнение и расчёты по этому вопросу я так же прошу изложить на бумаге. Через дня три- четыре мы созовём всех наших губернаторов, министров и Вы доведёте всё, что считаете нужным, а я уже издам соответственные Указы с назначением должностных лиц. Но не будем смешивать сельское производство с военным и морским. Будем рассматривать отдельно. Я так же хочу, согласно ранее Вашим рекомендациям, рассмотреть медицинский и санитарный вопросы. Павел Иванович, с учётом проделанной Вами и Вашими людьми огромной работы и достигнутых результатов по строительству двигателей, железной дороги, золотодобычи и многих других положительных государственных дел, мной принято решение о повышении Вас и коменданта Барнаула в звании на одну ступень. Теперь Вы генерал-лейтенант, а Виталий генерал-майор. Кроме того я отдельным Указом назначаю Вас обоих моими советниками по военным вопросам и развитию машиностроения и металлургии, с соответствующими полномочиями. Хотелось бы, чтобы Вы с Вашей командой были в столице, но я понимаю, что без Вас пока, Алтай не развернётся. Поэтому в ближайшие год-два Вы там активизируйте все промышленные и строительные вопросы, стройте железную дорогу к Уралу. Я сейчас дополнительно издам Указ по активизации строительства железной дороги от Урала к столице. Увеличим объём рабочих рук. Все не занятые в сельском хозяйстве будут работать на строительстве железной дороги. Нам нужны дорожные машины.

– Елизавета Петровна, сейчас в наших цехах в Рубцовске в день мы делаем два-три двигателя. Мало. Но нам не хватает специалистов. Мы сейчас их учим, но это дело двух – трёх месяцев, чтобы дать хотя бы первоначальные знания и умения для изготовления только двигателей. Тут с наскока не сделаешь. Сейчас мы в Барнауле так же открыли школу по подготовке специалистов. Плохо, что грамотных парней найти трудно. А из знати никто своих детей не даёт. А дети у них в основном имеют первоначальное образование. Скрывают грамотность детей и ссылаются на плохое здоровье.

– Что значит, не хотят. Значит так – Вы подготовьте списки, а я уж приму меры. Не захотят думать головой – пойдут работать лопатой. Этот вопрос мы решим. Я так думаю, эти школы нужны и в столице и в Москве?

– Обязательно.

– Мы и этот вопрос решим. Какие ещё нужно решить проблемы на моём уровне?

– Необходимо создать или реорганизовать обучение в военных училищах по подготовке офицеров по новой учебной программе. А то оружие создадим и изготовим, а кто им пользоваться будет? И кроме того нужна новая подготовка военных офицеров флота.

– Этот вопрос мы решим с военными министрами. А как там Екатерина? Она мотается туда-сюда, может, помощь нужна. Она столько хвалебных слов высказала в отношении Вас обоих. Даже не знаю, кто ей из Вас больше нравится. Никто жениться не желает из Вас?

Тут слово сказал, доселе молчавший Виталий:

– Ваше Императорское Величество. Екатерина Алексеевна женщина привлекательная, но за нашей работой мы как-то и забыли, что вокруг существуют прекрасные девушки. Но к тому же она обвенчана и у неё есть муж.

– Ну, то, что у неё есть муж, мы все знаем. Но то, что у моего сына есть супруга, он забыл и ударился во все тяжкие. Фактически они муж и жена, а на самом деле….. Давайте не будем о грустном. А сын уже, как Вы знаете, отлучён моей волей и сослан. Он опозорил наш род. Дед его – Пётр 1, наверное, в гробу переворачивался не раз, видя его выходки с небес. Поэтому Екатерина и остаётся моей невесткой. А она из знатного рода как Вы знаете. А мужа ей я найду достойного. Через пару деньков, я образую близкий круг для отдыха. Вы оба приходите. Вы-то мужики молодые ещё. И дам у Вас нет. Отдыхать тоже надо уметь. Если пока вопросов нет, то тогда будем заниматься по всем вопросам одновременно, в том числе и отдыхом.

На этом наша беседа-приём была окончена.

Мы заняты были целыми днями. Виталий для быстроты посещения использовал вертолёт. Запас топлива позволял ему летать. Тем более мы же стали изготовлять топливо уже и в этом мире. На наш вертолёт жители Москвы смотрели с большим испугом – досель такого невиданного железного зверя им видеть не приходилось. С Виталием постоянно находилась охрана из гвардейцев, которые охраняли вертолёт и в его отсутствие.

Но на так называемый бал, мы всё же прибыли, нарядившись в генеральские мундиры.

Императрица, увидев нас, улыбнулась и подошла к нам:

– Ну что господа генералы, как настроение? Вы не робейте. Вон смотрите, как стреляют глазками наши дамы и как нервничают их кавалеры.

И подозвала Екатерину и повелела:

– На твоём, милочка, попечительстве эти два бравых генерала, не давай им скучать.

И отошла от нас. А мы остались в углу зала. Екатерина пригласила на танец Виталия, и они переместились в центр зала. А я сделал вид, что надо отойти и ушёл за колонну, откуда мог понаблюдать за происходящим в зале. Закончился один танец, второй. И видно, что Екатерина увлеклась Виталием. Они о чём-то говорили и смеялись. И я не заметил, как ко мне подошла Елизавета Петровна:

– Что Павел Иванович, обскакал Вас Ваш друг. Ишь, как щебечут.

– Ну да и на здоровье. Они по-моему нравятся друг другу.

– Я то же заметила. А Вы что же не танцуете, спрятались?

– Да как-то не хочется. Да и танцевал я последний раз очень давно в нашем прошлом мире. А в этом мире я танцы не знаю.

– Ну, ничего, ещё научитесь. Вы там главное на Алтае побыстрей налаживайте всё. И ищите себе и своим людям замену. Вы все мне нужны здесь, в столице.

– Я всё хотел спросить у Вас, но как-то стеснялся. Вы скажите как у Вас со здоровьем? Это не праздный вопрос.

– А что Вы и лекарь тоже хороший?

– Нет, я не лекарь, но кое-какие возможности у нас есть, и мы можем здоровье Ваше сильно поправить. Мы же Вам рассказывали Вашу судьбу из нашей истории.

– Павел Иванович, Вы не зря спросили. Здоровье у меня действительно не очень.

– Ну, тогда у меня к Вам есть предложение – выделить нам четыре-пять дней Вашего времени и слетать на вертолёте на Алтай в Рубцовскую крепость. Я всего Вам рассказать не могу, т.к. я сам не знаю медицинского процесса оздоровления человеческого тела. Но эту процедуру мы можем сделать и для Вас, так как Вы нужны ещё длительное время для Российской империи крепкой и здоровой. И мы вместе сможем многое сделать.

– Ну, Вы меня заинтриговали. Завтра же и полетим. Завтра после завтрака и вылетаем. Берём с собой и Екатерину, а то она без Вашего друга заскучает. Ну а пока пойдёмте и выпьем по бокалу хорошего вина.

Ближе к полуночи я сообщил Виталию о разговоре с императрицей и что нам надо идти отдыхать, т.к. завтра вылет. Он подошёл к Екатерине, что-то сказал и мы ушли в отведённые нам покои. А через час бал закончился, т.к. шум прекратился.

Поутру Виталий занялся подготовкой вертолёта к вылету. Затем мы все позавтракали. В вертолёт загрузились Виталий как первый пилот, я как второй пилот, Императрица и Екатерина, два офицера охраны и две дамы сопровождающие императрицу и Екатерину. Решили с целью экономии времени, управлять вертолётом вдвоём. Я-то тоже умел, хотя и особого навыка не было, но периодически Виталий меня натаскивал – давал уроки пилотирования.

Прилетев прямиком в Рубцовск, минуя Барнаул, мы приземлились на площади крепости. Нашего прилёта никто не ждал. Но в любом случае нас встретили как надо. Императрицу и Екатерину мы заселили в царские хоромы, где проживала Екатерина. А мы – в свои. Я пояснил императрице, что после обеда и отдыха мы на паровозике проедем к тоннелю.

Через несколько часов, мы на маневровом паровозике с прицепленным вагончиком приехали к тоннелю и заехали вовнутрь его, чтобы посторонние не могли лишнего видеть. С нами в тоннель Екатерина не поехала. Ей здоровье поправлять не надо. И мы втроём – я, Виталий и императрица, взяв подарки – подношения пошли к тоннелю-лазу и открыли замаскированную дверь. Мы в последний визит решили сделать такую дверь, что не ломать постоянно. Освещая небольшой путь, мы зашли в зал и по лестнице поднялись в зал с мумиями. Императрице тяжело пришлось подниматься по лестнице, но она справилась. И мы провели её по очереди мимо всех мумий, останавливаясь и прикладывая руки к саркофагам. Заняла у нас эта процедура примерно с полчаса. После чего мы вышли и спустились в общий зал и ушли к паровозу и вагону. Всю дорогу Елизавета Петровна молчала. И молча ушла в свои покои. А часа через два ко мне пришёл посыльный офицер и позвал меня к ней.

– Проходите, Павел Иванович, присаживайтесь. Вы представления не имеете, что Вы со мной сделали, такое ощущение, что помолодела на двадцать лет. Ничего не болит и голова ясная.

– А я знаю Елизавета Петровна. Позже Вы почувствуете и другие качества и возможности своего тела и ума.

– Неужели такое возможно?

– Как видите, возможно. Но об этом никому ничего знать не надо. Сами понимаете почему.

– Да, конечно, я всё понимаю. И спасибо Вам за всё. Теперь меня надолго хватит.

– Я думаю, мы с Вами многое можем сделать. Ведь с Вашим организмом, омолаживались и наши. Вон Виталий по состоянию здоровья сравнялся с Екатериной, хотя разница в возрасте большая.

– Это Вы на что намекаете?– спросила императрица и хитро так прищурилась.

– Да всё на тоже, о чём подумали Вы. Наверное, пара сложилась. Можно и под венец. Ну, это им решать.

– Как это им? А я на что?

– Елизавета Петровна, у нас так не принято было. Никто никого силком на себе не женил – только по обоюдному согласию.

– Ах! Ах! Ладно, я спрошу у неё.

– Давайте не торопить события. Пусть всё идет, как идёт. Она сама к Вам придёт. Вот увидите.

– Хорошо. Пусть будет по Вашему. Когда обратно полетим?

– Завтра и полетим. Мы сейчас загрузим вертолёт кое-чем. Как Вы смотрите, если мы в столице построим себе дома?

– Очень хорошо. Я сама хотела Вам предложить это.

– Вот мы кое-что и загрузим. Да и часть золота в казну сразу захватим.

– Павел Иванович, потратьте это золото на строительство всей Вашей пятерке мужчин, своих домов. Считайте это моей благодарностью за всё. По приезду я отдельным указом закреплю за Вами земли в столице. Создадим бригады, которые будут строить. А Вы подскажете, чтобы Вы хотели построить.

– Хорошо. Я обсужу этот вопрос со своими людьми. С Вашего разрешения я пойду и отдам распоряжения.

И я ушёл. Встретился со всеми нашими. Рассказал о предложении строительства домов. Дал команду загрузить всё необходимое в вертолёт.

А на следующий день мы вылетели обратно в столицу. Весь полёт до столицы Елизавета Петровна шушукалась с Екатериной. Я с утра ещё заметил, что обе они какие-то не в себе – через чур весёлые, радостные. А ещё вчера вечером я заметил, что Виталий ходили гулять в лес поблизости. И их не было часа два. И меня, как говорили классики советского кино, начало терзать смутное сомнение, Виталий, по ходу, нашёл себе пару. А губа-то не дура. Но если это так, то я рад за него. И действительно, если мы хотим добиться большего, то надо перебираться в столицу нам всем. Своё дело на Алтае мы сделали. Теперь надо в масштабах империи потрудиться.

По прилёту в столицу мы продолжили свою намеченную работу. Я кроме всего, предложил Елизавете начать строительство и железнодорожных вокзалов в Санкт-Петербурге и Москве. Елизавета согласилась и тут же дала распоряжение на поиск архитекторов. А земли свободной вокруг хватало. Побыв в столице ещё три дня, мы провели с Виталием совещания с должностными лицами, или как их тут назвать то ещё – министрами и знатью. Во всех наших встречах принимала участие Елизавета Петровна и Екатерина. Если кто-то начинал роптать и возмущаться, то императрица тут же ставила всех на место. Задачи были поставлены и работа закипела. На совещаниях были и практически все Демидовы. Елизавета Петровна отдельно своим Указом постановила – закончить строительство прямой железной дороги, связывающей Алтай со столицей за полтора года, тем более, что дорога на одну треть уже построена была. Для этого Демидовы должны увеличить объёмы выпуска рельс. Кстати, и о шпалах. Шпалы мы первоначально стали обрабатывать, чтобы быстро не гнили. Креозота, правда, не было. Но придумали. А сейчас это стало намного легче, так как с нефтепродуктами уже проблем не было, да и со шпалами тоже – Российская империя богата лесами. Но как всегда не хватало техники. Поэтому, выполняя Указ Императрицы, Демидовы просто загоняли народ под ручной тяжёлый труд, порой бессмысленный. Пролетая над строящейся веткой железной дороги идущей от Урала к центральной части, я с Виталием сделал несколько посадок для дозаправки. Пока Виталий заправлял вертолёт, я посмотрел на труд и условия жизни народа, который прокладывал ветку железной дороги. Меня, увиденное, шокировало. Я позвал императрицу из вертолёта и показал ей землянки или кое-где получше – бараки. И сказал тогда:

– Ваше величество, если вот таким образом будет идти стройка, то надолго народа не хватит. Они же тут мрут, как мухи. Вон вдали стоит кладбище свежее. Там могил, наверное, за двести перевалило. И так по всему пути и участкам. Демидовы что решили – любым способом построить? Да через год население мужское на половину упадёт. А дальше что? Вы понимаете, какие последствия могут быть – это бунт, это голод, это срыв строительства, это потеря военной мощи и многое другое. За такое расточительство людскими душами надо без суда и следствия, как у нас говорили, к стенке ставить.

Очевидно императрица впечатлилась. Следствием чего был её Указ по обеспечению нормальных условий труда и отдыха и обеспечения строителей продуктами питания. А виновных она отправила на каторжные работы – на ту же стройку железной дороги. А таких горе руководителей набралось не мало. Не знаю, что там императрица сказала Демидовым, но условия труда стали в разы лучше, и стал не 14-ти часовый рабочий день, а 10-ти часовый, с перерывом на обед и одним выходным днём. А через месяц и результативность работы увеличилась в половину, о чём мне потом сообщила императрица по радиосвязи. Мы же со своей стороны активизировали работы по созданию хотя и примитивных, но всё-таки машин для перевозки грунта, гравия. К этим машинам прицепили спереди ковши тракторные. Получилось неуклюже, но техника работала. Без неё «Транссиб» местного разлива в этом времени строили бы, наверное, лет десять, не меньше. А нам дорого время. Мы изготовили ещё с десяток маневровых паровозиков и по пять платформ и вагонов к ним, и раскидали все по линиям и участкам строительных работ. Частично в разобранном виде, частично в целом. Рабочие – специалисты наших заводов в Рубцовске разошлись по участкам, где этой техникой и управляли. А мы готовили в наших школах и цехах новых. Сдуру можно нагнать народу много, чтобы не попасть за невыполнение Указов императрицы, но этим же народом нужно руководить и следить за его работой. Поэтому все спецы, которые прошли у нас обучение и «обкатались» на строительстве ветки от крепости до Барнаула, практически стали бригадирами и мастерами участков на всей строящейся линии железной дороги от Барнаула до столицы. Я для них выбил и закрепил через Елизавету Петровну различные виды поощрений. И мастера были довольны. Хорошо зарекомендовавший специалист, вышедший из крепостных крестьян, мог получить вольную и земельный надел вдоль ветки железной дороги, где мог построить дом и обеспечить свою семью. Такие мастера-бригадиры, как я увидел, с одного участка собирались в артель и строили дома в одном месте, которые, по сути, потом можно превратить в деревни, а при них ж.д. станции. Бригадиры – мастера строили свои дома по выходным, и им разрешалось использовать технику, это как раз и был из многих видов поощрений. Поэтому дома строились быстро. На пути строительства встречалось много больших и малых рек. Строить мосты было очень трудоёмким процессом. В качестве ж.д. опор мы изначально отказались от дерева. Во-первых, хрупкие и во-вторых не долговечные. Поэтому под опоры использовали легированную, прочную сталь. С этим были проблемы и порой строительство ж.д. ветки уходило дальше, а строительство мостов запаздывало. Я, пользуясь своей властью, собрал всех ведущих мастеров участков и сказал им, что если железа нет, пусть опоры делают каменными, они и прочнее и долговечнее дерева. Кроме того мост через реку должен быть двойной – для машин и телег и рядом ж.д. пути, чтобы дважды к этому вопросу не возвращаться. И своим распоряжением создал мостовую службу, которая создала в свою очередь шесть мостовых бригад, которые строили только мосты. Каждая бригада работала по своим направлениям. За ними была закреплена тяжёлая техника и паровозики.

Я ещё находясь в столице «выбил» у императрицы Указ по созданию министерства путей сообщения, на подобии, что было в нашем прошлом времени, с образованием в нём отделов «Пути», «Подвижного состава», «Снабжения», «Мостстрой» и «Недвижимого хозяйства и строительства», думаю назначение их понятно. Последний отдел как раз занимался строительством необходимых зданий, станций и вокзалов. Преимущественно министром МПС был назначен один из Николаев. Министром стали, сплавов и добычи руд назначили второго Николая. Мы с Виталием были в свободном плавании и исполняли общее руководство и надзор от имени императрицы, хотя обязанности губернатора Алтая с меня и коменданта и главы Барнаула с Виталия с нас никто не снимал. В перспективе Виталий – это министр обороны, главком всей армии и флота Российской империи. Так, по крайней мере, меня уведомила императрица. И попросила в очередной раз заканчивать быстрее с реорганизацией Барнаула. А как тут быстро закончишь – начаты и строятся ж.д. вокзал и станция, строятся новые станкостроительные цеха и домны, увеличено количество рудников по добыче золота, серебра, медных и железных руд. Построены уже кирпичные и нефтеперерабатывающие цеха. Построен цех по изготовлению тяжёлых машин и двигателей, построен цех по изготовлению паровозов и подвижного состава (вагонов) в том числе ж.д. саней – вагонов с воздушным винтом. Одним словом работа «кипит». Но чтобы она не застыла и не захирела, нужно стройки довести до ума и наладить выпуск продукции. Хорошо, что мы ещё в Рубцовске наладили станкостроительный цех. Теперь новые станки этого завода уже изготовляют себе подобных. И я снова предложил императрице создать новое министерство – Министерство тяжёлого машиностроения, и вывести их из подчинения железных дорог и на каждом цеху и заводе назначить директоров с прямым подчинением министерству. Это предложение так же было принято.

В каждом большом городе были созданы профессиональные училища по подготовке, обучению специалистов в области машиностроения и министерства путей сообщения. В училища направлялись уже обученные грамоте дети независимо от социального положения. В начальные школы по обучению грамоте направлялись дети так же различного социального положения. Но по городам была разнарядка – таких детей должно быть не менее 50 процентов от всех детей. За этим следило министерство образования. В школы и училища направлялись обученные грамоте лица всех слоёв населения. Здесь возникла проблема – дворянин не хотел учить ребёнка бедняка. С этим пришлось бороться жёстко. Отправили с десяток в штрафные бригады на полгодика, чтобы киркой и лопатой поработали. И тогда эти горе учителя становились шёлковыми. Вот такими темпами шла наша жизнь. Все дни в работе и разъездах. Общались часто лишь по рации и по выходным и праздникам.

Мне для оперативности в деятельности пришлось расконсервировать второй вертолёт и повторить лётный курс пилотирования. Теперь Виталий летал на своём, а я на своём.

На Неве закончили строительство верфи для строительства морских и речных военных судов. Я в своём ноутбуке нашёл схемы и чертежи не особо сложных военных кораблей – Канонерок, для боевых действий на реках, озёрах, прибрежных водах морей и для охраны гаваней. Пока начнём с них. Потом по мере развития промышленности построим и крейсера и броненосцы.

Я отдал вновь созданному морскому военному ведомству вышедшего из ведомства созданного ещё Петром 1, чертежи канонерок, на новой верфи, где заложили строительство первой канонерки. Корпуса пока будут клёпанными. Тех мощностей газосварок и электросварок у нас ещё нет. Первая партия пушек диаметром 127 и 152 мм, уже изготовлена и проверяется в Рубцовске. А больший диаметр нам пока и не нужен. Для пехоты сделали первую партию сорокапяток. Проблема была с пороховым зарядом. Никак не могли получить качественный порох. Но Виталий порылся в наших научных закромах и нашёл «рецепт» его изготовления и всё пошло на лад. Гильзы изначально стали делать из цветного металла и после отстрела гильзы брались на учёт и возвращались в цех по производству боеприпасов. Такой цех небольшой мы открыли в Барнауле, а сейчас открываем в Туле.

В таких вот «бегах», если можно назвать нашу деятельность, прошло ещё восемь месяцев.

Скоро пять лет как мы провалились на Алтае и появились в этом старом мире. Мы даже не можем проверить и понять что это за мир – параллельный или наш древний. Судя по историческим событиям – всё вроде идёт по хронологии.

В один из дней меня и всю нашу пятёрку вызвала императрица и сообщила:

– Я очень довольна той работой, которая проведена вами за эти почти пять лет. Вы много сделали для Российской империи и для меня лично. Но почему Вы не заселяетесь в свои дома в столице, для кого Вы их строили? И Виталий, надо решать вопрос с Екатериной Алексеевной. Вы в курсе, что она на сносях?

Эта новость была для нас прямо-таки с ног сшибательной. И когда он успел? Хотя мы виделись редко. Но с Екатериной, наверное, встречался чаще.

Виталий ответил:

– Ваше императорское величество, я хоть сейчас готов под венец. Но она ещё в браке с вашим сыном.

– Уже как полгода она не в браке. Она вдова. Или Вы не знали.

Тут ответил я:

– Ваше Величество. Мы действительно не знали.

– Ну, вот теперь знайте. Но одна просьба – ребёнок будет считаться от моего покойного сына – он успел перед смертью дать потомство. Так будет лучше для всей императорской семьи. А то, что ребёнок от Виталия, это даже хорошо. А Виталий может обвенчаться с Екатериной. Сейчас она зайдет, и вы можете просить её руки. Ваш статус военного министра и генеральского звания позволяет это сделать.

И через некоторое время, когда в зал зашли ещё люди и Екатерина, Виталий попросил у императрицы её руки. И императрица дала своё разрешение и сказала всем и Виталию:

– Ваш поступок в данном вопросе достоин уважения.

Потом был бал, и праздничный обед по случаю назначения даты помолвки. Помолвку решили не откладывать, а провести через неделю, так как по срокам Екатерине через месяц-полтора рожать.

Помолвка прошла празднично и торжественно, и мы решили всё-таки обжить немного свои новые дворцы. Домами их никак не назовёшь. Естественно мы свои дома обустроили на свой лад с применением нашей бытовой техники из прошлого-будущего.

До открытия сквозного движения по Транссибу, мы решили не менять название, осталось немного. Стройка шла круглогодично. Ветка с Алтая до Урала уже соединилась. А вот центральная часть осталось ещё не достроенной. Осталось верст 100. Думаю, к началу мая мы соединим Транссиб в одно целое. Для этой цели, в конце апреля, когда оставалось несколько дней до окончания строительства, я с Виталием, Николаями и Дедом вылетели в Рубцовск, где решили собрать состав для выезда на бронепоезде с частью вагонов в столицу. Все Вагоны решили не брать. Взяли два спальных-купейных вагона, один плацкартный, и с десяток грузовых – крытых, цистерн и платформ с техникой. Каждому из нас мы решили в дом доставить по одной золотой скульптуре из пещер, которые мы спрятали в крепости. И одну скульптуру я взял для императрицы. В тоннеле в Рубцовске осталось ещё две трети состава под надёжной охраной. К составу мы прицепили ещё и три маневровых паровозика. Бронепоезд будет стоять у моего дворца. Железнодорожная ветка от основной ветки проведена к моему участку. Так что весь небольшой состав поместиться на моём подворье. Тем более он наполовину засажен большими деревьями. Вернее я дал команду лишний лес не рубить. Сделал площадку под дворец и просеку под ж.д. ветку. Вся территория ограждена каменным забором. Наши дворцы практически все рядом. И новую улицу мы назвали Дворцовой. Далее за нами уже тоже знать выкупила и получила земли и стали строить себе дома-дворцы.

(обратно)

Часть 10

Наши двух этажные дома, мы изначально стали строить из камня и кирпича, чтобы стояли долго. Со всеми коммуникациями, подвалами, гаражами. Думаю не надо говорить, что у нас в домах были и электричество и вода и кондиционеры с холодильниками и телевизорами. Автотранспорт мы поделили по братски – каждому по УАЗику из нашего прошлого-будущего времени. Всё-таки качество сборки там лучше было. Единственная проблема – это резина на них. Большого запаса нет. Брали всего два комплекта, с учётом, что должны были бы ездить по горной местности, после землетрясения. Но так как мы очутились здесь, то брать её просто негде. Ту технику, которую мы здесь клепаем, перемещается с очень малой скоростью и на металлических колёсах, как были на первых тракторах молодой Страны Советов или на гусеничном ходу. Гусеницы клепать легче. Резину нормальную мы тут ещё не научились делать. Но первые результаты обнадёживают. Ведь резина нам нужна не только на колёсах, её и в двигателях хватает. Не знаю, для чего грузили в наш состав бочки с супер клеем, но они нам пригодились. Наших два «алхимика-Николая» умудрились в клей добавлять какой-то порошок – отходы от производства, с помощью бензина смешивать и заливать в формы. Бензин высыхал и получалась нужная прокладка или кольцо, хотя и мерзкого качества, но эту прокладку садили на тот же клей и получалось здорово – герметичность обеспечивалась. Потом наши егеря стали собирать клей с хвойных деревьев, он тоже пускался в ход. Голь на выдумки хитра. Но над этим вопросом работаем. К тому же во всех вагонах мы ободрали всю резину, которую нашли, даже линолеум. Всё пошло в переработку. Для герметизации валов использовали старый способ наших дедов – войлок с солидолом. Хоть и плохо, но держало. Надеюсь, что нефтепромысел наладит производство.

Наступил май месяц. По радиосвязи с точки стыковки, нам сообщили, что через неделю ветка будет соединена. Мы подготовили наш укороченный эшелон и выехали во главе бронепоезда. Скорость всё же была не большой. Бронепоезд тяжёлый, а на качество ж.д. пути мы особо не рассчитывали, хотя контроль был жёсткий. Но особых геологических исследований у нас всё же не было. Для нынешнего времени пока пойдёт. Особо тяжёлых и длинных ж.д. составов пока нет, и в ближайшее время не намечалось. А вот бронепоезд наш с паровозом очень тяжёлый. Мы, как могли, облегчили его. Оставили бронь только на самых уязвимых местах, а все остальные броневые листы поснимали. И паровоз наш стал выглядеть красивее и легче. Да и нагрузка на него стала значительно меньше. Поэтому наш состав бежал легко. Наши маневровые паровозики, изготовленные в этом мире, не были рассчитаны на большую скорость – максимум, что мог позволить это 50 км\час. Ну, если с горки, то до 60 км\час. Поэтому состав шёл примерно с одинаковой скоростью 40-45 км\час, чтобы паровозики не рассыпались. Мы их гнали в холодном состоянии, поэтому тяги ведущих колёс сняли. И паровозик катился как обыкновенный вагон. Кроме того, паровозики были в конце состава, т.к. соединительные тормозные шланги на них предусмотрены не были. У нас пока вся ж.д. техника нашего здешнего изготовления была коротко составная и тормозилась при остановке локомотивом. И сцепки между вагонами были цепные с амортизирующими буферами. Далее этот вопрос будем решать, как только сможем изготовлять особо прочную резину и изготовим автосцепки.

Так вот в пути до точки соединения мы были неделю. Считай, тысяч шесть км пришлось проехать. На месте стыковки нас уже ждали. И одиночный рельс лежал в стороне. Мы, таким образом, решили отметить стыковку. Я заранее дал распоряжение подготовить список особо отличившихся в строительстве всей дороги, это был не большой список – человек на двадцать и мы в месте стыковки провели торжественное мероприятие – проложили последний рельс. Я выдал этим двадцати работягам премию в размере от 50 до 100 золотых рублей. Причём, когда список готовили, я особо отметил, чтобы там не были одни бригадиры и мастера. А то знаем мы эти моменты – награждение самих себя любимых – проходили уже. А далее мы поехали дальше. В столицу мы поехали, не заезжая в Москву, мимо неё проехали в километрах пятидесяти. На Москву построили ж.д. ветку в виде петли со съездом от основной ветки и новым выездом на нее – первая наша большая кольцевая дорога, только не автомобильная, а железнодорожная. Но на выезде из Москвы, на основную дорогу (на разъезде) нас встречала знать Московская, все хотели увидеть наше чудо. Пришлось остановить состав. Некоторых я знал и поэтому предложил им прокатиться с нами до столицы – Санкт – Петербурга. И десять человек зашли в плацкартный вагон. Остальных я отсеял. А желающих было раз в пять больше. Объяснил им, что не сейчас. А позже прокатятся, когда запустим основной поезд между столицей и Москвой. Гостям объяснил, как пользоваться туалетом. Сказал, чтобы взяли еду, а то два-три дня голодные будут ехать. Никто в дороге их кормить не обещал. И сказал, чтобы окна и двери на ходу не открывали. Объяснил, что будут небольшие остановки в пути.

Вот таким образом мы и доехали к пригороду Санкт-Петербурга. Я по радиосвязи связался с императрицей и сообщил, что на нашем новом вокзале состав будет через три-четыре часа. И нас действительно встречали. Все пассажиры вышли из вагона. Вышли и мы. Подошли к императрице, и я доложил:

– Ваше императорское высочество! Первый железнодорожный состав прибыл в столицу. ТранСибирская железнодорожная магистраль открыта.

– Алексей Петрович, зачитайте мой Указ – сказала императрица, обращаясь к канцлеру Бестужеву-Рюмину.

И канцлер зачитал Указ:

– « Божиею поспешествующею милости, Мы, Елизавета Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, Московская, Киевская, Владимирская, Новгородская, Царица Казанская, Царица. Астраханская, Царица Сибирская, Государыня Псковская и Великая Княгиня Смоленская – п о в е л е в а ю……….. Одним словом, мне Иванову Павлу Ивановичу, генерал-лейтенанту, губернатору Алтая, его императорским высочеством присвоено армейское (воинское) звание Генерала от инфантерии с дарованием высшего титула Светлейшего князя, что означает этот титул я узнал позже – оказалось, что Светлейший князь – это высший титул, который мог получить человек, не принадлежащий к императорской фамилии. Светлейший князь – это князь с титулом «светлости», тогда как большинство князей оставались только «сиятельствами».

Согласно моим знаниям из нашей бывшей истории высшие титулы в России принадлежали императорской фамилии. Только они давали реальные привилегии. Это (в порядке старшинства):_ – цесаревич; великие князья; князья императорской крови.


Дворяне из других семей могли обладать следующими титулами: светлейшие князья; князья;


графы; бароны; князья татарские.

Так вот, мой новый титул был первым и высшим в списке, не относящемуся к царской фамилии. Ну что же, как говорят, мелочь, а приятно. Своим Указом императрица практически поставила меня рядом с собой. Выше меня был только канцлер. А генерал от инфантерии по должности мог быть генерал-инспектором пехоты или стрелковой части в войсках, командующим войсками военного округа, руководить крупными воинскими соединениями (корпусом) и объединениями (армиейфронтом). Был ниже чина генерал-фельдмаршала и выше генерал-лейтенанта.

Этим же Указом императрица присвоила Кузнецову Виталию Викторовичу звание Инженер-генерал, с титулом Князя, переподчинив ему министерство путей сообщения Российской империи. Двум Николаям и нашему Деду было присвоено звание генерал-майоров с титулами графа.

Ну что же – достойно, судя по тем делам и проделанной нами работой, награды впечатлили. Ну, за Виталия, я вообще молчу – всё-таки муж Екатерины, у которой (по бумаге) скоро будет внук или внучка Императрицы.

Был отдельный Указ императрицы о поощрении ряда руководителей строительства железной дороги, строительства цехов и тяжёлой техники. Никто обижен не был.

И так – наша цель достигнута – железная дорога построена. Тут главное не пускать всё на самотёк. Виталий не пустит.

Вторым шагом теперь будет улучшение станкостроения, перевооружение армии и флота.

Виталий наш нашёл общий язык с канцлером Бестужевым-Рюминым. Они часто общаются в царской семье.

Меня же вызвала Елизавета Петровна и спросила:

– Чем Вы светлейший князь сейчас собираетесь заняться? Что на первом плане?

– Елизавета Петровна, сейчас надо закрепить позиции по строительству и дальше железных дорог. Но этим займётся князь Виталий Викторович Кузнецов. Кроме того, Ваше Императорское Величество считаю довести до Вас, что кузнецов Виталий является большим военным специалистом в области разведки и диверсионной работы. Поэтому на базе Вашего лейб-гвардейского полка желательно бы создать и воинское подразделение спецвойск Российской Империи, допустим пока в виде батальона или полка. Отбор в этот вид войск будет тщательным, под присмотром Князя. Ну, это его дело. Он сам будет решать. Но Спецназ надо создавать, причём в последующем батальоны этих войск должны быть на всех особо значимых приграничных территориях империи.

– Павел Иванович, а что же Вы раньше молчали о таком спеце-друге?

– Да как-то было не до этого. Сейчас это время наступило. Думаете наши недруги за границей молча смотреть будут на наше развитие и достижения? Как бы не так! Поэтому надо активизировать работу и тайной канцелярии и жандармерии. А направления этой работы мы дадим.

– Хорошо, что сказали об этом. Поговорим завтра об этом с приглашением всех необходимых лиц. И дадим распоряжения. Если надо подготовим мой Указ. А два Ваших Николая и Дед, как вы их называете, чем ещё знамениты?

– Дед, он же потомок этих самых Демидовых, он специалист по разработке руд и литью железа. Так что можно его озадачивать данным вопросом по всей империи. Оба Николая тоже военные специалисты, как и Виталий, но один флотский, второй сухопутный. Вот их можно ставить и озадачивать на перевооружение армии и флота в рамках империи. Они же помогут Виталию в создании и обучению спецвойск особого назначения. Они могут взять на контроль оружейные заводы, внедрение и изготовление нового вооружения и боеприпасов, изготовлению бронемашин.

– Павел Иванович, Вы соберитесь все вместе и подготовьте большой план по перевооружению армии и флота, по подготовке спецвойск. Вон один ваш паровоз с пушками чего стоит!

– Ваше Величество, тогда давайте не на завтра наметим встречу и совещание, а через три дня. Нам подготовиться надо.

– Хорошо. Готовьте. Идите.

А через три дня мы с участием Императрицы и всех заинтересованных лиц провели большое совещание. Заседали целый день с двумя перерывами. Не все принимали всерьёз наши доводы. Но Императрица на корню пресекала такие попытки недоверия. Итогом нашего совещания, через неделю был ряд Указов её императорского величества, в том числе и один из них о создании Войск специального назначения. А потом началась ежедневная нервотрёпка и выезды из столицы по различным вопросам. Наша пятёрка окончательно перебралась жить в столицу. Дед наш привёз с собой молодушку в качестве жены. Мы их и обвенчали.

В таких вот заботах пролетело ещё пару лет. У Виталия и Екатерины родился сын, так сказать, внук Елизаветы Петровны. Но только наша пятёрка и Императрица, и Екатерина знали, чей это сын. Хотя за малым дело не стало. Екатерина снова беременная.

Я и два Николая посильно помогали Виталию в создании полка спецназа при царском дворе. Обучали все вместе. Понимали, что из этого полка пойдут специалисты во все другие батальоны спецназа. И как мы их обучим, так учить будут и они.

Железная дорога продолжала строиться. В окрестностях столицы, Тулы и Москвы дополнительно построили станкостроительные и машиностроительные заводы. Развивалась металлургия и химическая промышленность. Получили первую более-менее качественную резину. Развивались учебные заведения и медицина. Построили первый завод по производству бытовой техники, который выпустил уже первые партии товара для населения Российской империи. На Урале построили большой стекольный завод. А в Сибири построили два больших нефтеперерабатывающих завода, которые стали делать более качественный бензин, солярку, керосин и масла для машиностроения. Отходы производства этих заводов мы стали пускать на изготовление асфальта и приведение улиц больших городов в отличное состояние. Наши вертолёты уже выработали весь моторесурс, и мы их использовали редко, в случае крайней необходимости, всё-таки вооружение на них стоит мощное. И начали строительство двух бронепоездов и ещё двух военных кораблей. Кроме того вся наша пятёрка подобрали себе по паре молодых, но способных и грамотных учеников и по отдельной программе обучали их и военному делу и гражданским специальностям, попросту говоря – учили тому, что знали мы – обращению с бытовой техникой и оборудованием, искусству владения оружием, искусству разведки.

Именно от разведывательных данных мы и получили сведения, что на Российскую империю «готовиться военный поход» со стороны Пруссии.

Я предупреждал Императрицу, но она сослалась на договорные обязательства и Россия все же ввязалась в начавшуюся Семилетнюю войну на стороне Австрии и Франции. И Россия пока направляла лишь своих солдат со старым вооружением. Свою увеличенную мощь Россия не раскрывала пока, так как не было прямой угрозы захвата территории Российской империи. Воевали русские против Пруссии, чей король Фридрих II вызывал особую неприязнь Елизаветы своей бесцеремонностью и вероломством. Кроме помощи Австрии Россия ставила цель присоединить к своим владениям Восточную Пруссию.


Летом 1757 г. русские войска одержали победу над прусской армией при Гросс-Егерсдорфе и в начале 1758 г. заняли Кенигсберг. Через некоторое время его присоединили к Российской империи, и жители Восточной Пруссии (включая великого философа Иммануила Канта) присягнули в верности императрице Елизавете Петровне. Война с Пруссией проходила на неприятельской территории, оказалась трудной и кровопролитной.

И тут уже я не выдержал и сказал Елизавете Петровне:

–Ваше Величество, а не пора ли показать германцам нашу мощь. Зазря гибнут наши солдаты. Давайте вломим им, чтобы и дорогу забыли в нашу сторону.

И императрица согласилась с моими доводами. И мы направили в сторону границы наш бронепоезд, по новой ветке железной дороги и отправили полк спецназа. При Цорндорфе в 1758 г. в прошлой истории русская армия потеряла половину своих солдат и большую часть генералов. Поэтому мы, получив данные разведки о готовящемся наступлении прусаков, произвели предварительный артиллерийский удар по назначенным целям противника, с применением вооружения бронепоезда и вооружения двух вертолётов, которыми управляли я и Виталий. А потом пустили полк спецназа с новым огнестрельным оружием и пулемётами. И наголову разбив прусаков, недолго думая заняли Берлин, на год раньше, чем было в прошлой истории. Вынудили подписать Пруссию капитуляцию и уступку земельных территорий, в том числе Кенигсберга. После окончания военных действий мы вернули бронепоезд в окрестности Санкт-Петербурга, а затем я и Виталий сели в свои вертолёты и взлетели с побережья балтийского моря, чтобы вернуться в столицу. К нам на это избиение с воздуха напросились Дед – к Виталию и два Николая ко мне в вертолёт. У нас кроме штатного вооружения на вертолётах на крайний случай было и личное вооружение – по снайперской винтовке на каждого, табельное оружие с глушителями, ящик с гранатами и всякая другая мелочь типа биноклей, мед. аптечки и карт. Я, кроме того, в такие полёты всегда брал с собой ноутбук – мало ли какая информация понадобится. Был запас продуктов и военного оборудования и формы зима-лето, да радиосвязь дальнего и ближнего действия. Так что в ожидании даты удара мы не скучали. Было что вспомнить из нашего прошлого времени. А оба Николая резвились, в открытые окна из снайперских винтовок постреляли вдоволь. Но военные действия закончились. Мы на борт подняли с сотню килограмм золота – военного трофея, и вылетели в сторону Санкт-Петербурга. По подлёту в районе брестских земель я увидел красивое озеро, и я решил сделать кружок вокруг него. Высота была не большая, около 300-400 метров. И вдруг двигатель стал. Мы не успели ничего предпринять, как рухнули с вертолётом в это небольшое озеро. По рации я успел только крикнуть Виталию, который летел следом, что падаем в озеро. Он что-то крикнул, но мы успели только схватиться за поручни кресел. А дальше последовал сильнейший удар о гладь воды и вертолёт начал тонуть, погружаясь в воду, но тут же коснулся дна. Очевидно, глубина была где-то метров пять – семь. И всё же мы потеряли сознание. Я очнулся от того, что вода меня начала заливать через открытую боковую форточку. Я с силой еле закрыл её. Хорошо, что герметизация была хорошей и вода стала поступать медленно. Оба Николая тоже пришли в себя. Я им сказал – быстро всё оборудование, которое может пострадать от воды поместить в водонепроникающие ящики. Таких у нас было штук десять. Воды в салоне было уже по колено, и она быстро прибывала. У нас было не больше 10 минут всё упаковать и покинуть вертолёт, что мы и сделали. Захватив пока только личное оружие. Всё потом достанем. Когда мы через открытые с трудом нами двери всплыли, то увидели, что до берега метров пятьдесят. И быстро вплавь добрались до берега. Выйдя на берег, мы стояли и думали, каждый о своём, а я подумал, всё-таки живы. Хрен с ним, с вертолётом, он своё, считай, отслужил. Очевидно, сказал это вслух, так как оба Николая согласились со мной. И я снова сказал им:

– Ну что ребятки – тряхните стариной. Разведайте местность. Расходимся в стороны и через метров пятьсот возвращаемся.

И мы разошлись. Я прошёл буквально метров двадцать и на краю леса увидел что-то блеснувшее на земле. Я подошёл и увидел, что это пустая стеклянная бутылка с этикеткой «Ситро», а рядом потухшие угли костра, где лежал клочок газеты и с портретом Сталина и год 1940. Я, честно говоря, охренел и позвал обоих Николаев, которые ещё были в поле зрения.

Они подошли, и я им показал находку. И все поняли, что наша жизнь и судьба в очередной раз дала неожиданный виток. Ну что же – будем жить!


Конец 2 книги

(обратно)

Оглавление

  • Часть 1
  • Часть 2
  • Часть 3
  • Часть 4
  • Часть 5
  • Часть 6
  • Часть 7
  • Часть 8
  • Часть 9
  • Часть 10