КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474213 томов
Объем библиотеки - 698 Гб.
Всего авторов - 220946
Пользователей - 102756

Впечатления

Stribog73 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Пожалуйста, не пишите "Спасибо" в комментариях. Для этого есть соответствующие кнопки.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovih1 про Уильямс: Коллектив авторов "Звёздные войны-9". Компиляция. Книги 1-20 (Боевая фантастика)

Спасибо, огромная и качественная работа

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Паки, паки... Иже херувимо... Житие мое...
Извините - языками не владею...

Это же мое профессион де фуа!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Ордынец про Сердюк: Ева-онлайн (Боевая фантастика)

если это проба пера в этом жанре.то она ВАМ удалась

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
медвежонок про Ланцов: Купец. Поморский авантюрист (Альтернативная история)

Стилизация под древнеславянский говор.
Такой же отзыв.
Не читать, поелику навоз.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Всеволод. Граф по «призыву» (Фэнтези: прочее)

продолжение автор решил не писать?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Вуаль. Крыло первое [Сергей Соколов] (fb2) читать онлайн

- Вуаль. Крыло первое (а.с. antiboyarЪ -1) 2.99 Мб, 277с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Александрович Соколов

Настройки текста:



Вуаль. Крыло первое


Примечания автора:

Алярм!

Чего здесь нет:

0) Здесь НЕТ аниме

1) Блестящий рояль расстроен, и находится в запертой комнате.

2) ГГ будет нагибать, но НЕ всех, НЕ всегда и НЕ сразу.

3) Гарема НЕТ, но ГГ не отказался бы. Здесь каждая барышня НЕ мечтает о том чтобы упасть на «шпагу» ГГ, но есть неуклюжие.

4) ГГ НЕ озабоченный, но и НЕ фригидный импотент движимый великой целью.

5) ГГ НЕ герой

6)!!! В произведении присутствует очень мелкий элемент LitRPG, но зубодробительной цифровой прокачки НЕТ. Любителям калькулятора советую пройти мимо.

7) фЭнтезятины тут НЕТ, слово «мана» отсутствует в данном произведении.

8) НЕТ кошкодевочек и лисичкодевочек (вот тут вообще обидно)


* * *

Глава 1


Атминтис, слышишь? Не слышишь конечно, но мои мысли могут достаточно скоро пополнить твой поток… Терпеть не могу фейерверки, даже если они в мою честь. Многим зрителям Фагриса мой прощальный фейерверк понравился. Мне вот нет, несмотря на то, что я сидел в первом ряду. Ну, как «в первом» ряду? Вру конечно… Фейерверком был я сам! Всему виной мой суровый дедуля Нейтан Герас, бывший генералом космофлота единого мирового правительства Фагриса, по стопам которого меня угораздило пойти. И, я тоже стал капитаном… только не флота.

— «Жизнь твоя будет счастливая, но короткая»- было его любимой фразой. И ведь, как с инфомагом общался, старый киберчОрт! Про первую часть, со счастьем — почти в точку, а вот со второй… Всё бы ничего, но пилокоса жнеца киберов напоролась на армированную шею модификанта. В мире, где мне довелось обрести второй шанс, говорят «нашла коса на камень».

Вопреки законам смерти, мне удалось сохранить жизнь. Единственным логичным объяснением почему так вышло, я считаю, что произошёл некий замес между ритуалом скверхов, еретическим артефактом огнов и залпом крейсера единого мирового правительства Фагриса. Другого объяснения случившемся у меня нет. Всё же правы были стимеры, когда во время своих жёстких отходосов от стимуляторов начинали рассказывать небылицы о карме, реинкарнации, переселении душ и прочей низкосортной мистике. Поцеловать мне бабу скверхов, но это действительно возможно! Карма только тут вообще рядом не пролетела, даже на малом ходу. Для получения билета в новую жизнь и новый мир, достаточно чтобы тебя казнили. Разумеется банальная инъекция отравленной дряни или выстрел из фазавинтареза не подойдут. Нужно что-то повнушительней, как в моём случае.

Ради моей казни Содружество Фагриса расщедрилось. Так уж получилось, что не смотря на свой юный возраст двадцать семь годиков, мне удалось сильно нагадить всем трем сторонам входящим в это самое долбанное Содружество — Единоправам, огнам и ублюдкам скверхам. Когда меня с моими ребятами сцапали, то большие шишки не смогли решить, кому меня казнить и решили сделать это всем вместе. Хотели показать, на сколько они дружны. Разумеется, каждая сторона захотела выпендриться друг перед другом и лишний раз звякнуть своими стальными шарами. Мои людские родичи решили выбросить меня на орбиту в капсуле для мусора, по которой должен был жахнуть крейсер класса «Гига» из какого-то навороченного орудия. Долбанные скверхи были уверенны, что меня нужно умертвить при помощи жутко древнего, навороченного ритуала. Смысл почти тот же, что и выстрел из орудия крейсера, только вместо большой пушки — толпа магов горланит свои песнопения, сопровождая их жертвоприношениями и гуляниями. Огны, мнящие себя чуть ли не самой древнейшей расой во вселенной, предложили примотать меня к не менее древней артефактной бомбе, изготовленной в незапамятные времена и благословлённой забытым еретическим божеством. На том и порешили!

Привязанный к какой-то каменюке с древними кривыми каракулями, сидя в мусорной капсуле, я слушал заунывные песнопения магов скверхов, поглядывая на прогревающиеся батареи монструозной пушки орудия. Как другие работают можно наблюдать часами, и я бы наблюдал, если бы не включили двигатель капсулы и не захлопнули люк. Уверен, что мой последний полёт показали по всем галапанелям Содружества. Вряд ли бы большие шишки, произнося пламенные речи о мире, равенстве и справедливости обрадовались, когда бы узнали что я жив. У них пена, как от кислоты, со рта повалила бы узнай они, что вместо смерти мне удалось получить новое девятнадцатилетнее тело и новую жизнь. Есть конечно несколько «небольших» трудностей моего нынешнего положения. Самая мелкая из них, то что меня только что похитили вместе с братом, который приехал меня забрать в родовое гнёздышко Мышкиных. И это перед торжественной ска церемонией поступления в Романовский лицей для одарённых, будь он трижды неладен. Может попросить похитителей подержать меня месяц другой где-нибудь, тогда возможно меня отчислят за посещаемость? Самая большая из моих проблем решилась бы сама собой. Мечты, мечты… Моё имя уже в реестре «Магической боевой мощи Российской империи», деваться мне некуда.

По факту, сейчас я имею, что какие-то молодчики прямо со ступеней частной клиники сняли и затолкали меня в бронемобиль. Ска! Даже не дали свободой и домашней хавкой вне стен палаты насладиться, где я очнулся две недели назад, после трёхмесячной комы. Оставшаяся пара проблем, доставшаяся мне от Стаса Мышкина, вместе с его знаниями, будет куда серьёзнее. Пока в целом, мир мне нравится. Чистый воздух, обилие растительности по сравнению с туманным Фагрисом, удобное распределение светового цикла, женственные женщины, вкусная еда не из тюбиков, нет каннибалов, химиков под стимами, жнецов с пилокосами и алтарей скверхов…

Не смотря на это, заморочки здесь не менее «весёлые». В целом, реалии этого мира схожи с моим родным. Даже магия присутствовала! Да, ещё как присутствовала!

Местные колдунства на порядок опережали те, что мне доводилось видеть на Фагрисе. Скверхов с их жертвоприношениями я в расчёт не беру, они отбитые наглухо ублюдки. По сути, вся мощь их магии завязана на заёмной жизненной силе жертвы, конвертируемой в эфир, а не своём собственном запасе.

Местные маги планеты Земля жертвоприношениями не промышляли, как мне подсказывала память княжича Мышкина. Впрочем, не из гуманных соображений они не вспарывали своих соплеменников. Просто не дошли пока до этого.

Вообще, магия этого мира отличалась от той, что я видел в своём. Здесь магия представляла гремучую смесь между боевыми техниками и управлением эфиром. Хорошо, что скверхи, до подобного не додумались. Если на Фагрисе основной тактикой против магов было навязывание ближнего боя, то с местными кудесниками этот фокус не сработал бы. Одарённые этого мира пошли по пути боевиков-универсалов, отлично отрабатывая как ближнюю, так и дальнюю дистанции. Будучи в своей прежней «форме», я бы трижды подумал ввязываться в бой против сработанной пары местных бойцов. Скверхи по сравнению с ними, судорожно курят стекловолокно.

Каждый скверх не задумываясь совершит любую гнусь, чтобы сделать даже самый маленький шажок вперёд в магическом ремесле. Псионики и техномаги не далеко от них ушли. Разумный человек никогда не срежет себе пол черепа и не заменит большую часть мозгов на генератор псионов. Техномаги не останавливаются только на генераторе или «кор», как его ещё называют, а пичкают себе в тело различные приспособы. Видел как-то одного с заводным членом и маленькой армией псионитов, подчиняющихся его воле. Удовольствие сомнительное, учитывая, что после установки «кора» никто не прожил больше двадцати лет. Огны добиваются сверхспособностей благодаря артефактам, которые они создают при помощи своего врождённого таланта работать с эфиром из которого, как они утверждают, можно создать всё.

Очевидной схожестью так же было и разделение общества. Здесь, правда немного попроще чем у нас на Фагрисе, но есть и свои гайки. У нас были корпорации, фракции, кланы, секты, банды. Здесь, те же шары, только в другой руке: Страны, семьи или рода, ковины и банды. Так же, как и у нас встречались «кружки по интересам». Прибывающий в постоянном невминозе стимер, вряд-ли сможет найти общий язык с техномагом или псайкером. Так же, как и псайкер, у которого и так от генератора псионов брызжет резонатор никогда не станет вдалбливаться из шприц-тюбика нанодрянью, сидя в компании стимеров. Это был бы анекдот на Фагрисе.

В моих новых реалиях так же, только дифференцирующих факторов больше. Туземцы мира, куда я угодил, считают свой мир техномагическим, но как по мне, они сильно заблуждаются. Уровень их технологий оставляет желать лучшего. Двигателя внутреннего сгорания только сейчас начинают заменять гибридными, флаеров нет, энергетического вооружения существуют лишь прототипы, боевые дроны есть, но сильно уступают железякам из моего мира, модификации тела только входят в обиход, а самое обидное, что здесь нет нейронета. Только освоили 5g — это вообще печаль. Не смотря на техническую отсталость, между семьями постоянно идёт состязание, чья технопипирка толще и длиннее. Это не «холодная война», а скорее «дружеское» состязание. С магий, дело обстоит куда жёстче, чем нагрудная пластина штурмового скафа. Даже привилегии знатного происхождения иногда пасуют, перед силой магического дара семьи. Родиться сильным магом само по себе уже привилегия, и большое горе если это не так. Даже при заключении родовых браков, решающим фактором является магическая сила рода, а уже потом, происхождение и благосостояние. По иронии судьбы я был кастрирован в плане управления эфиром, что в своём мире, что здесь. Даже на фоне самого посредственного мага Фагриса, я — бездарность. Здесь, в Российской Империи выгодная партия мне не светит.

В моем прошлом мире, магия влияла на положение в обществе по скольку по столько. К слову, там мне брак тоже не светил, но это было связано с родом моей деятельности, унаследованной от моего деда, который был моим «воспитателем, боссом, капитаном и матерью родной» — это он так считал….

Впервые я себя осознал, когда будучи мелким карапузом, бегая в одной манишке по нашему кораблю мне приспичило отлить. Я не нашёл места лучше, чем сделать это в аппаратном отделение. Когда я справил малую нужду на гироконтур, то наш корабль, пока мы находились в дрейфе на малой орбите планеты Эстель, крутило около часа вокруг своей оси. После этого на моем теле добавилось несколько шрамов, которые я потом свёл в медбоксе, швабра приросла к рукам на неделю, а моё детство закончилось — дед Нейтан решил всерьёз заняться моим воспитанием. В шесть лет, я с закрытыми глазами мог разобрать и собрать гироконтур при помощи вилки, иглы и кредитного чипа, неплохо стрелять из четырёх видов лёгких пистолетов импульсного и энергетического типа и освоил основы рукопашного боя. В восемь я уже принимал участие в «работёнке» вместе с остальными членами дедовой команды, которые во время дрейфа тоже исполняли роль моих воспитателей. Учили меня всякому разному, по просьбе моего старика. Дрейф иногда мог длиться довольно долго, а у команды было не особо много развлечений. Вместо того чтобы сидеть в нейронете, пялиться на прелести красоток, искать импланты по скидосам или запрещённые арты огнов, они с лютейшим фанатизмом выполняли приказ своего кэпа. Больше всего бесило то, что им это нравилось. Так что, у меня была возможность освоить магию. В нашей команде был Ангер — мастер магического ремесла и правая рука деда. Правда ему хватило одного взгляда на меня, чтобы с уверенностью заявить, что проще скверхам отказаться от жертвоприношений, чем я хотя бы смогу наполнить своё тело эфиром. Разумеется, что скверхи не собирались менять своих предпочтений и мага из меня не вышло.

Я воспринял это спокойно, а вот мой дед орал, как потерпевший. В дальнейшем, мне удалось найти альтернативу магии и добиться огромного успеха в своём ремесле. Мой старик этого уже не увидел, но об этом чуть позже. Мой родитель, капитан, мать родная в лице Нейтана Гераса всегда говорил, что мы — наёмники и перевозчики грузов. Это уже в десять я узнал, что мы космопираты держащие в страхе ближний космос, промышляющие контрабандой, грабежом, налётами, а иногда убийствами.

Этот факт на меня совсем не повлиял, ведь я в этом варился с того момента как стал себя осознавать. Не нужно было мочиться на гироконтур… Один момент Атминтис, сейчас продолжу рассказ. Веретено почти восстановило свой нормальный ход. Нужно надавить на «акселератор». За неимением лучшего, придётся «немного» озадачить бритого мордоворота, что сидит на пассажирском сидении рядом с пилотом бронированной брички. Ну, и словечек я от Стаса нахватался… «Бричка». Водитель для моей задумки, в силу своей комплекции, подходил гораздо лучше, но не охота, чтобы моё новое тело побывало в автомобильной аварии, после авиакатастрофы.

— «Погнали, Айзек» — подбодрил я сам себя, едва заметно улыбаясь прибывая в предвкушении…


Глава 2


— Эй, Кудрявый! Кудр…

Хотел привлечь я внимание впереди сидящего в бронемобиле мордоворота, но локоть брата заткнул мне рот. Ладонью, он сделать этого не мог. Его руки, как и мои, были связаны.

— Помолчи, Стас. — Полушёпотом произнёс Дима, шикнув на меня. — Не провоцируй их. Давай без твоих фокусов.

Дождавшись, когда я подёргаю шеей, мой братец медленно опустил локоть, но наши с ним телодвижения не остались незамеченными. «Кудрявый» поправив чёрную медицинскую маску на лице, с изображёнными на ней могильным крестом этого мира и улыбающимся черепом, заворочался и перевалившись через широкий подлокотник, просунул голову между сиденьями.

— Заткнулись, щенки! — Рыкнул мордоворот в маске с неестественно заострёнными кончиками ушей. — Будете пиз….

Договорить этот бычара не успел… Наши с братом похитители предприняли все меры предосторожности. Когда на людей моего нового предка, сопровождающих новоявленного брата, напали возле больницы, нас глушанули светошумовой гранатой. Расстреляв из автоматического оружия телохранителей отца, нам с Димой одели на руки плотные кожаные чехлы. Как мне подсказывала память младшего Мышкина, такие иногда использовались имперскими силовиками для нейтрализации одарённых среди простолюдинов. Этим мешком с горловиной на ремённой стяжке, можно было создать проблем лишь магу до ступени «студиозус». Маг уроня «практик» без труда разорвал бы стяжку и затолкал бы этот мешок неодаренному туда, куда свет никогда не заглядывает. Ирония была в том, что Дмитрий был на самой первой ступени магической иерархии этого мира — школяр, а про меня вообще говорить нечего. Нашим похитителям был этот факт хорошо известен, но они не поленились перестраховаться упаковывая нас. На этом их предусмотрительность была исчерпана, дав начало глупости, даже не одной. Мне… Айзеку Герасу, связать руки спереди, ска!? Даже оскорбительно, как-то… Будь былые способности при мне, то наши похитители были бы мертвы ещё перед больничкой, где вместо младшего Мышкина пару недель назад из комы вышел я. Следующий просчёт этих молодчиков тянет на номинацию «Лажа года». Нужно было мне ноги ещё связать, а то места в бронемобиле для хорошего замаха хватает. И третий момент, самый важный — я не вызову никаких подозрений у братца своим следующим поступком, ведь Стас Мышкин был ещё тем оторвой, не смотря на своё благородное происхождение.

Когда каблук моей правой туфли угодил Кудрявому в нос, я подался вперёд приподняв колени, максимально расслабив шею на сколько это было возможно. Нормального человека можно было отправить в нокаут таким ударом, но не этого бычару. Кудрявый был магом, продемонстрировав ещё перед больницей «эфирный заслон». Поверить не могу, что сейчас мне приходится сознательно, в трезвом уме и пока ещё при памяти, подставлять свой фейс под кулак этого здоровяка.

— «Хоть бы не вырубил» — Крутилась на повторе единственная мысль, перед ожиданием ответного удара, после моей провокации.

Ждать ответочки долго не пришлось. Ожидаемый мною момент настал. Короткий замах и последующий удар. Вспышка, во рту привкус металла, а моя тушка откатывается назад, проваливаясь в спинку мягкого сидения.

— «Отлично! Считай, что взял в долг. Верну… Не сомневайся. Айзек всегда закрывает счета, ска».

С трудом удалось удержаться от того, чтобы не закричать от радости вслух, ведь веретено вновь ускорило свой бег, давая мне возможность продолжить создание контура вуали, который я начал плести ещё будучи в больничке.

Радость была преждевременная. Не успел блестящий снег перед глазами закончиться, как пятерня бритого налысо здоровяка, протиснувшегося через сидения, сомкнувшись клешней гидравлического манипулятора на моей шее.

Я тут же закашлялся, а моё горло сжала огромная ручища. Если бы не знал, то подумал бы, что этот бычара в детстве ел стимы на завтрак.

— Мишаня, отпусти его! — Сидящий рядом со мной на заднем сидении бронемобиля мужик с седыми проплешинами выставил руки, встревая в конфликт.

— Сейчас фасад этому сучёнышу поправлю и…

— Хватит! Нам ещё с его отца выкуп нужно получить. — Более настойчивым тоном произнёс мужик, корпусом налегая на руку булькающего носом здоровяка.

Тряхнув меня напоследок, клешня Лысенького нехотя разжалась, а я ещё сильнее закашлялся. Смачная размашистая оплеуха от Плешивого, прилетела нежданно. Лицо опалило жаром.

— Ещё одна такая выходка пацан, и ты поедешь в багажнике… По частям, поедешь… — Холодно отчеканил седоватый мужик в такой же маске как у Лысенького. — Уяснил?

— М-гм — Пробурчал я едва сдерживая довольство и ликование, перемешанное с злобой от беспомощность своего нынешнего положения.

Ориентация у меня вполне традиционная. В склонности к мазахизму замечен не был. Всё из-за неприятной особенности этого мира, с которой мне не посчастливилось столкнуться. Оргон ведёт себя здесь по другому, в отличии от Фагриса.

Когда я вышел из комы вместо Стаса Мышкина в больничке, коктейль, замешанный из воспоминаний парнишки и моих собственных перестал бурлить, то к своему несчастью я обнаружил, что моё духовное тело или основа, абсолютно девственно чиста. Каламбурю… Ни одной части облачения чистоты! Даже контура вуали — самого первого элемента облачения! Физическое тело, кстати, тоже оказалось девственным, но не об этом речь…ска.

Фагрис, откуда я родом, нельзя было назвать «дружелюбным» местечком. Про портовую часть нодов и говорить не стоит. Можно не успеть покинуть стыковочный трап или «хобот» на нашем жаргоне, как схлопочешь пару лишних дырок в тушке или на компанию стимеров под препами нарвёшься. Даже после окончания столетней войны мало что изменилось. Деятельность моего деда, тоже накладывала свой отпечаток на образ жизни. Мой приёмный родитель с детства вдалбливал мне в голову одну прописную истину: «Сильный, значит живой». Этой аксиомой руководствовался не только я, но и каждый член команды «Катастрофы», нашего корабля. По этому все члены команды старались усилить свою боевую мощь, как могли и умели. Передовое вооружение, апгрейды для скафов, модификации тела, артефакты огнов и разумеется магия — в ход шло всё! Под строжайшим запретом были лишь нано-стимы, имплантируемые артефакты и генератор псионов, по объективным причинам. Никому не хотелось, чтобы находясь в дрейфе у кого-нибудь из экипажа с кастрюли съехала крышка и началась резня на борту.

Как я уже упоминал к магии у меня таланта не было. Все мои успехи на этом поприще которых удалось достичь за время жизни на Фагрисе, так это то, что как-то мне удалось затащить в кровать одну магичку. С имплантами мне тоже не подфартило. Первая причина это я сам. У меня не было желания совать себе в тело различную гадость. О кибернизации конечностей, как у моего Деда речи вообще не идёт. Старик не разделял моих взглядов. Будь у этого киберчерта возможность, то он бы нагрянул ночью в мой кубрик с резаком, чтобы уменьшить перечень моих штатных конечностей. Тогда бы я точно не отвертелся от кибернизаци. От этой участи меня спасла хроническая непереносимость нейростаба — препарат укрепляющий связь нервных окончаний с имплантом. Пару тройку кубиков я мог перенести без последствий. Такой дозировки хватит для функционирования контроллера нейросети и парочки модов, вроде сканера псионов и эфироскопа. Для чего-то более внушительного, необходимо было увеличивать дозировки нейростаба, что в свою очередь могло спровоцировать у меня паралич нервной системы. Подавляющим большинством артов огнов пользоваться я не мог. Для этого был необходим минимальный уровень управления эфиром, которого у меня не было.

Так бы я и был «Якорем», как окрестил меня дед Нейтан, дав идентичный позывной в командном канале связи, если бы случайно не нашлась подходящая для меня альтернатива. Молодой преступный синдикат Охма поручил нам не хитрую работёнку. Из нода планеты «А» нам нужно было доставить груз в нод планеты «Б», проскочив мимо гвардейской псарни Содружества. Ничего сложного, если не считать того, что цена за эту «доставку» была подозрительно высокой. Забрав опломбированный контейнер из дока Браксиса, обследовав его сканером на предмет взрывчатки и вредоносной магии, мы на крейсерской скорости двинулись в нод планеты Меллы. В середине пути, датчики объёма грузового отсека взбесились, как загулявшая самка скверхов. Бабы у них страшны, как в гневе, так и внешностью. Наш навигатор, направлявшийся в свой кубрик из душевой, услышав шум, решил узнать в чем дело. Курс он проложил явно ошибочный. Открыв дверь в грузовой отсек он словил нехилую плюху, от которой встретился со стеной коридора, оставив в ней солидный оттиски своей ста тридцати килограммовой, с учётом имплантов, «тушки». Груз что мы приняли на борт оказался вполне живым. Им был огн, который отоварив нашего навигатора не понимая где находится, винтами бросился удирать по коридору в сторону душевых. Навигация его подвела, не хуже чем нашего навигатора, извиняюсь за каламбур. По пути он нарвался на моего старика, который выходил из нужника. Дед Нейтан был не сторонник полумер. Такое чувство как «гуманность», было ампутировано ещё давно, и заменено встроенным портативным мультизарядным противопехотным гранатометом в импланте правой руки. Огна спасло лишь то, что заряд оказался шоковым, а не проникающим, зажигательным или разрывным. Мне повезло не меньше. Выковыривать чьи-то мозги из перфорации пола не самое интересное занятие.

Чтобы привести безбилетника в совместимое с жизнью состояние потребовалось два средних пака для медбокса и скачивание дополнительного софта из нейронета. Огнов в экипаже у нас не было. Эта раса вообще предпочитает держаться особняком от остальных обитателей Фагриса, живя в своем отдельном уголке системы двух лун.

После этого инцидента, мой приёмный родитель связался с синдикатом и на чистом единоматерном языке объяснил им в каком колене их предки состояли в половой связи со скверхами. Контракт конечно же был разорван в одностороннем порядке, без возврата авансового платежа. Хоть мы и пираты, но у нас тоже был свой некий «кодекс чести». Живыми грузами мы не занимались, о чем сразу уведомляли заказчика.

До того, как огн пришел в себя, Дед озвучил идею выкинуть его на ближайшей заправке, но у меня были на этого персонажа совсем иные планы. Хоть на тот момент мне было всего одиннадцать, но я сразу прикинул откуда скверх колдует.

Этот огн был не так прост, как казался. Цвет его глаз — он был неестественным для их расы. Провалы глазниц должны были светится синим светом, а не зелёным и сканер эфира на него не среагировал. Но самой интересной его особенностью была отнюдь не нестандартная внешность. При отсутствии боевых модификаций тела, конектор нейронета и модуль дополненной реальности не в счет, огн был люто силён, даже для своей расы. Предположениями я поделился с дедом, у которого было в этих делах больше опыта и он подтвердил мои догадки. Даже у самого сильного огна не хватит дури, чтобы деформировать ударом кулака рёберную коробку эндоскелета модификанта, коим являлся наш навигатор.

Похвалив меня за сообразительность и пообещав мне самую последнюю модель конектора для нейронета, дедуля взял наш «груз» в оборот. Огн не особо сопротивлялся и всё выложил за удвоенный рацион и препы от интоксикации, чтобы вывести остатки транквилизаторов, которыми его заботливо накачали, прежде чем запихнуть в контейнер.

Послушать рассказ неправильного огна собралась почти вся команда. Расказчиком Тэтракс Тонгерис, так звали нашего пассажира, оказался хорошим. На столько хорошим, что команда надорвала животы. Тонг, как мы его окрестили, чтобы не ломать язык, был беглым сектантом, которого объявили вероотступником, отлучили от секты и приговорили к смерти. Причиной таких карательных мер стала порнушка из нейронета. Дикий ржач наших вояк мог бы затянуться надолго если бы Тонг не пояснил некоторые моменты.

Еретическая секта в которой состоял огн носила название, звучащее на едином языке как «Первозданная чистота». Когда новая волна дикого гогота прошла, Тонг объяснил, что ничего общего с клининговой компаний и сборищем евнухов его культ не имеет. Идеология сектантов строилась на иных принципах. Они были маганенавистниками, отвергали свою эфирную природу и являлись ярыми противниками модификаций. По их убеждениям, эфир и модификации — скверна, отравляющая тело, привносящая разлад в разум, несущая слабость духа, перхоть, кариес и менструацию… возможно. В этом месте некоторые из наших бойцов даже прослезились от смеха. Огн — ненавистник эфира, это как стимер пьющий травяные вытяжки вместо стимуляторов, но не суть. Тонг и дальше был бы приверженцем «чистоты», если бы не бабы. Вернее их соотношение. Огны самая обиженная расса в плане женщин. На одну женщину приходится пять мужчин, как пояснил мой родитель.

Чтобы суровые вечера стали менее суровыми Тонг поддался искушению и установил себе конектор нейронета с модулем дополненной реальности, для полного достижения эффекта присутствия.

Вот так, один из самых безобидных имплантов, послужил причиной смертного приговора Тонга. Огн не стал дожидаться удара молота правосудия от своих бывших братьев и благополучно сделал ноги. Оказавшись в свободном плавание Тонг скакал из нода в нод в поисках лучшей жизни, пока несколько дней назад ему не брызнули чем-то в лицо и он не отключился. Причины были огну неизвестны. Однако дед сразу понял в чем здесь дело. Огн мог понадобиться в качестве «батарейки» какому-нибудь магу скверхов. Шатающийся в одиночку по ноду наивный булыжник-человек идеальная мишень для торговцев живым товаром. Одно дело методично зверствовать, а потом уритуалить дюжину людей, и совсем другой выхлоп вспороть всего одного огна, правда не Тонга. Он бракованный в плане эфира. Магов скверхов ждал бы феерический по своим масштабам облом.

Помянув скверхов забористым словцом, беседа с огном свернула в интересную для меня сторону, и не только для меня. Всем было интересно, как Тонг смог уработать нашего навигатора.

Огн по началу начал мяться, пытаясь отделаться общими фразами, но Вскоре под натиском наших бойцов сдался.

После полутора часов рассказа Тонга о метафизике мира и месте в этом механизме разумных, двое наших штурмовиков уснули, а остальные, ссылаясь на важные неотложные дела стали покидать камбуз. Через час, слушателей у Тонга осталось только трое: Я, мой дед и Ангер, который служил нам в некоторых местах за переводчика. Огн рассказывал о существовании ещё одной разновидности энергии помимо эфира, именуемой — оргон, или энергия жизни. Мол, эта энергия есть внутри каждого разумного, развеяна в воздухе, способна проникать во всё и вся, взаимодействует со всем живым и окутывает целую вселенную, создавая некий общий поток памяти из воспоминаний тех, кого покинула жизнь, по тем или иным причинам, под названием «Атминтис». Тонг уверял, что любой разумный если научиться управлять течением оргона, хотя бы своим собственным, может выйти за пределы стандартных возможностей. После этих слов, у огна осталось всего двое слушателей. Ангерс сказав, что-то про «бред контуженного скверха» покинул нашу беседу, покрутив на прощание пальцем у виска и потеряв интерес. Мой же приёмный родитель — напротив, стал ещё больше заинтересован. Ещё бы! Старый КиберчОрт никогда не упускал возможности стать ещё сильнее. Правда, здесь его ожидал облом. Тонг сказал, что для того, чтобы пройти начальную стадию, придётся избавиться от модификаций потому, что тело их отторгнет в любом случае. Естественно мой приёмный родитель не мог на это пойти, так как общий уровень модификации его тела составлял семьдесят два процента с учётом внутренних органов.

Горевал капитан Нейтон, приёмный родитель и «мать родная» в одном лице не долго. Даванув на меня косяка своим бионическим правым глазом и загадочно хмыкнув, он аккуратно поинтересовался у Тонга, чем тот планирует заниматься после того, как мы его высадим в ближайшем ноде на заправке. Когда тот на заданный вопрос пожал плечами, дедуля его немного дожал напускным беспокойством, мол «Ты ж „булыжник“, как детё малое под стимами, оторван от реалий большого сурового мира, короче — блаженный. Окромя цветов в сектантской оранжерее ничего не видел. Рано или поздно опять в контейнере окажешься, и к колдунам скверхов попадёшь на ритуальный стол. А знаешь что? Не хочешь ко мне в экипаж? При деле будешь, и с кредитами не обижу. Согласен? Вот и замечательно! Вверяю тебе в ответственность нашего „Якоря“. Он алергик, маг из него, как из дерьма скверха пуля. Обучишь его своей науке? Уж не знаю, получиться ли из него сектант, если он магом не смог стать? Как считаешь, он безнадёжен?».

Мне прямо обидно стало от дедовых речей, а в голове появилась мысль наполнить картридж автономного инъектора КиберчОрта из нашего нужника, но ответ Тонга на столько меня удивил, что я тут же позабыл о мести. Огн пожав плечами и бегло откинув меня взглядом изрёк с полной уверенностью, что как маг я действительно безнадёжен, и именно благодаря этому мне удастся преуспеть в управление оргоном. По словам Тонга, моя неспособность к магии связанна с сильными колебаниями оргона в моём теле, которые вытесняют эфир, не давая мне его накапливать.

В силу возраста я поначалу обрадовался, что смогу освоить нечто эдакое, поэтому не стал отнекиваться и загорелся энтузиазмом. Даже тот факт, когда Киберчерт уведомил меня в приватном канале о том, что расходы по содержанию Тонга ложатся на меня, не сильно испортил мне настроение. У меня были некоторые сбережения, которые я откладывал с каждой «работёнки» на боевого хантердога шестой серии с улучшенной версией ИИ. Про робопса пришлось забыть на какое-то время, в пользу обучения, ведь «проламывать эндоскелеты и крушить стены голыми руками» гораздо круче! Когда научусь, никто из боевиков «Катастрофы» уже не рискнёт назвать меня «Якорем»- так я тогда рассуждал….


Веретено после полученной мной оплеухи ещё немного ускорило свой бег. Можно продолжить плетение контура вуали с большей скоростью, чем я рассчитывал.

Откинувшись назад, теранув рукавом небольшую каплю крови с закушенной мной же губы, я слегка прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться.

— Вечно творишь глупости. Сам же нарвался… — шёпотом, с лёгкой толикой раздражения, неверно растолковав мои поползновения по сидению, прошелестел братец.

Я ничего ему не ответил, ещё раз в мыслях посетовав на то, какого урода мне послала судьба в родственнички. Младший Мышкин нейтрально относился к Диме, оправдывая все его действия одним аргументом — «Ну ведь родной брат всё таки…». Те пару раз, что бывший хозяин этого тела кидался с кулаками на этого патлатого скверха не в счёт. Это было лишь для того, чтобы старший погодка нюх не терял. А вот у меня, Айзека Гераса, на счёт Димы не смотря на то, что личностные качества, модель мышления и мировосприятие Стаса Мышкина наложились на мои, было иное мнение. Своего братца я могу описать двумя словами — высокомерный гнус. Ещё с раннего детства никогда не упускал возможности, чтобы не наябедничать нашему отцу о малейшем моём проступке, за что Стасу разумеется тут же влетало от главы семейства. У старшего Мышкина наказания и поощрения никогда не откладывались на потом, а всегда выдавались сразу и в должном объёме по справедливости. Иногда Стас обижался на него, но как по мне, новый родитель был в целом довольно положительным и рассудительный человеком, как и положено главе рода. Непонятно, правда, в кого этот гадёныш уродился, что сейчас асбест на меня крошит? Его бы на «Катастрофу» отправить, для перевоспитания. Недели, думаю, хватило бы. Ему бы ближний космос с портянку скверха показался бы….

— Рот свой замолчи, родной. — Небрежно процедил я сквозь зубы в манере Стаса своему родственничку, перед тем, как окончательно прикрыл глаза, начиная работать над следующей связкой элементов вуали, пока ускорен бег веретена.

Интересную особенность оргона этого мира, я обнаружил ещё в больничке, где пришёл в сознание. Радость от того, что мне сразу удалось почувствовать веретено, тут же пропала. Та скорость, с какой оно приводило в движение оргон была в разы медленнее той, что была у меня на Фагрисе. Плетение даже первого элемента облачения — контура вуали, могло затянуться на полугодие.

Не впасть в уныние от своего незавидного положения и найти решение проблемы, мне помогла молоденькая медсестра с незамысловатым для этого мира именем Оля. Как-то помогая принять мне сидячее положение она случайно прижалась к моему плечу своими двумя симпатичными выпуклостями. Девушка не предала этому значения, а вот я испытал непередаваемую гамму чувств и восторг. Причиной тому стало не только возбуждение от осознании непосредственной близости женского тела. Веретено настолько ускорило свой бег, разгоняя застоявшийся оргон, что у меня перехватило дыхание.

Не пошлости ради, а сугубо в исследовательских целях, пользуясь моментом, пока Оля поправляла мою подушку, я запустил руку ей под халат, чтобы проследить зависимость скорости бега веретена, от степени своего возбуждения.

Оказалось, что дело не в возбуждённом состояние. Полученная мной пощёчина от покрасневшей девушки, перед тем, как она пулей вылетела из моей палаты, тоже сработала. На следующий день, когда взамен Оленьки перепросившейся к другому пациенту, мне ставила капельницу квадратная тётка в белом халате с холодными руками и садистскими замашками, случайно удалось разобраться откуда скверх кастует. Когда она ушла, я самостоятельно захотел подняться, чтобы размять кости. Переоценив своё проворство, резко встав, я задел рукой стойку капельницы, которая начала падать на меня. Сисек у этой штуковины не было, но от возникновения нестандартной ситуации, веретено вновь ускорило свой бег, усиливая ток оргона. Стало очевидно, что дело не в женских прелестях. В них тоже, но для того, чтобы обеспечить быструю пряжу элементов облачения, мне нужно, что называется «искать приключения на свою пятую точку» и регулярно выгуливать своего «Дружка».

Следуя намеченному плану, я положил начало созданию контура вуали и сократил срок своей реабилитации с двух месяцев, до двух недель, закошмарив своими выходками старший персонал больницы. Прогулки по краю крыши клиники поднимали скорость веретена, а у персонала больнички учащался пульс и сжимались булки.

Покой пришёл к докторам лишь в последние три дня перед моей выпиской, после визита папани. Он порадовался, что я быстро пошёл на поправку, моим здешним подвигам, что дал отмашку применять любые меры, чтобы смирить мою прыть. Действие седативов на своё новообретенное тело в купе со сбруей для особо буйных испытывать мне не хотелось. Ещё на Фагрисе был печальный опыт, не со сбруей конечно. Решил я как-то облегчить плетение разработанного мной элемента облачения чистоты за счёт препов усиливающих мозговую активность. Результатом стал недельный паралич ноги, после чего мне потребовалось заново плести контур правого наколенника с нуля, перед этим распустив старый. Урок был усвоен, а Тонг ещё долго припоминал мне эту глупость. Думаю, что и в реалиях этого мира ничего хорошего меня так же не ожидает. Да и примотанным к койке быть не хотелось. Пришлось немного затормозить прогресс плетения вуали и дать честное слово новоявленному отцу, что буду вести себя как и подобает молодому княжичу. Эххх…Жаль, что у него возникли дела и он не смог приехать на мою выписку. Посмотрел бы я на рожи этих олухов, когда они бы оказались нос к носу с грос софистом магии. Автоматическое оружие их бы не спасло. Возможно это удачное совпадение, но если выйду из этой передряги стоит намекнуть отцу, чтобы поручил нашему начальнику службы безопасности проверить ещё раз персонал поместья. Не верю я в такие совпадения….


Глава 3


Бар-караоке «По нотам»

— Оу… Неожиданно… — только и успел сказать Александ Орлов на секунду застыв в дверях VIP'а караоке-бара, бессрочно зарезервированного на его имя. — Привет, кого не видел.

— Йо, Алекс! — приподнял руку в знак приветствия светловолосый княжич Елесеев с детским лицом, а рядом сидящая с ним сестра сдержанно кивнула, последовав примеру остальных присутствующих. — По тебе хоть часы сверяй. Минута в минуту.

— Твои, видимо спешат, раз тебя сегодня не приходится ждать. — усмехнулся Орлов, обменявшись по пути к своему креслу рукопожатиями с двумя крепкими парнями рода Шаповаловых, мазнув взглядом по столу. — А что? Кухня сегодня не работает, что ли? Одними напитками смотрю перебиваетесь?

— С набитый ртом разговаривать неудобно. — Подал голос сидящий в стороне темноволосый худощавый парень в очках, не отводя взгляда от экрана смартфона.

— А есть, что обсудить, Миша? — Поинтересовался Александр, обводя взглядом лица всех присутствующих, улавливая в них лёгкое напряжение и озадаченность. — Старший Драгунов передумал по поводу своего загородного дома?

— Нет, Алекс. Отец твёрд в своих решениях. Вечеринка по поводу начала учебного года состоится в нашем загородном доме, как и планировалась. — Всё так же не поднимая взгляда от экрана планшета, водя по нему пальцем, сказал Михаил, слегка щурясь. — Тем более, приглашения уже разосланы. Даже сестры Милославские соизволят прийти.

— Не понял… А им что там делать? — Недоуменно пожал плечами Орлов, учтиво кивнув и принимая бокал с вином от сидящей по левую сторону от него княжны Лисицыной. — Они же в столичную Распутинскую высшую академию собирались поступать, а не в нашу бурсу.

— Ага, м-да… Собирались… — Цокнув языком, морща нос, произнёс Михаил, небрежно чиркнув по экрану пальцем. — То, что они из побочной ветви царского рода не отменяет вступительных тестов, которые они завалили. Деньги и связи там тоже ничего не решают. Так что, они с нами будут в Романовке учиться. Бурса принимает всех, Алекс. Ну их вообще в малину… Мы тут о более интересные новости обсуждали.

— Это какие? — Поспешил справиться Орлов, оставляя в сторону бокал.

— Про Мыша младшего слышал? — Задал вопрос Михаил, первый раз за всё время оторвав взгляд от смартфона.

— Мыша? — Переспросил Орлов, слегка закашлявшись. — Помер что ли, а вы тут скорбеете по нему?

— Нет, Алекс. — Покачал головой Драгунов, не оценив шутки своего друга. — Хотя, ты можешь оказаться прав.

— Не томи, Мих. — Подобрался Орлов, от расслабленности которого ни осталось и следа. — Терпеть ненавижу, когда ты загадками начинаешь говорить. Давай по порядку. Он вышел из комы?

— Да, Алекс. Он оправился после аварии и сегодня утром его должны были выписать из клиники.

— Живучий, сволочь… — Сквозь стиснутые зубы процедил молодой князь, глядя в пустоту перед собой. — Поверить не могу. Выжил когда самолёт разбился и встал на ноги….

— … Только его похитили, прямо с порога клиники вместе с братом. — Продолжил рассказ Михаил, поправив очки на переносице. — Отцов друг, Ермолов, из имперской полиции сегодня рассказал. Пока мало что известно. Похитители ещё не выдвигали требований, но рабочая версия, что это сделано ради выкупа анархистами из «Мертвой Фэмили».

— Идиоты… — Видя вопросительное выражение на лицах почти всех присутствующих, Орлов решил уточнить. — Я о полицаях и похитителях. Мышкины — не тот род с которого можно много получить, и в светских делах они не участники. Похитителей ждёт крупный облом, а полиция выдвигает ошибочные версии. Здесь нечто другое… Что касается судьбы Стаса, то мне не хотелось бы, чтобы он пострадал.

После сказанного Александром повисла гулкая тишина. Подобного заявления от того, кто на протяжении двенадцати лет подготовительной школы всеми фибрами души ненавидел Стаса Мышкина, никто не ожидал.

— Странно слышать от тебя подобное… Я думала, что… — Начала развивать свою мысль княжна Елисеева под энергичные кивки рядом сидящего брата, но Орлов не дал ей закончить, обращаясь ко всем, кто находился в комнате.

— Я действительно не хочу, чтобы Мыша пострадал от рук каких-то плебеев. — Усмехнувшись своим мыслям, Орлов обвёл друзей насмешливым взглядом. — Теперь мне понятно, почему вы даже поесть забыли заказать. Делились фантазиями о возможной кончине Стаса, похлопывая в ладоши?

— Не без этого. — Коротко бросил Драгунов, дёрнув бровью. — Это был бы самый идеальный из всех исходов… Или тебе охота терпеть Стаса ещё и в бурсе?

Ответом на заданный вопрос Михаила, стал заливистый смех Орлова. Быстро отсмеявшись, Александр с довольной ухмылкой отпил вина, принимая деловой вид.

— Теперь понятна причина этой напряжённой атмосферы… — Орлов начал развивать свой монолог, вдохновляемый всеобщим вниманием. — Ха-х! Вы думаете, что Мыша продолжит свой произвол и в Романовском лицее?

— Что ему помешает? — Пропела звенящим голосом княжна Лисицына, насмешливо глядя на Орлова. — Может ты? Позволь напомнить, чем всегда заканчивались попытки прогнуть под себя Стаса в средней школе. Ты ни раз и ни два отгребал от него, пытаясь доказать своё лидерство, пока его папенька не перевёл в другую школу.

— В Романовском лицее всё будет по другому. — Ни чуть не смутившись с железной уверенностью заявил Орлов. — Тогда мы были равны, но не сейчас. Теперь, когда мы начали входить в силу, между нами образовалась огромная пропасть, которая с каждым днём будет увеличиваться.

— Почему ты так решил? — не унималась Лисицына, наседая на Орлова в своей излюбленной манере, пытаясь его вывести из себя, ведь не для кого не было секретом, что он является её любимчиком, или как она сама его иногда называла в шутку «миньон». — Неизвестно, чему он мог научится за два года в школе Жоржа де Виллара во Франции.

— Это как раз мне известно, Жанна. — Так же безапелляционно заявил Александр. — Он ничему не научился. Да и в его школе максимум чему могли научить это контролю и сосредоточению эфира, но он даже этого не освоил.

— Такое может быть? — Брови княжны Лисицыной взлетели вверх, а в её глазах сверкнул хищный огонёк. — Я от отца слышала, что Ставр Мышкин сильный маг. Его уровень оценивается как гранд софист, но некоторые князья считают, что он давно стал кудесником, просто это скрывает. Стас Мышкин должен уже….

— Жанна, — вступил в разговор Михаил Драгунов, снисходительно усмехаясь, после чего задал наводящий вопрос княжне. — Вспомни, кто является матерью Мыши.

— Мне откуда это знать, Миш? — Кокетливо захлопала ресницами Жанна, стараясь перекинуться дурочкой, чтобы скрыть свою неосведомлённость. — Это у ваших отцов целые агентурные сети и слухачи во всех домах, а я просто умная и красивая.

— Оно и видно. — Подмигнул Жанне Орлов, сравнивая счёт.

— Знаю, что она принцесса, младшая дочь Французского пэра де Винь…чего-то там.

— Речь не о титулах сейчас. Мать Мыши имеет слабый дар. Её можно назвать обычной женщиной. — Решил сжалиться Александр над своей подругой.

— Как такое могло получиться, чтобы сильный маг взял в жены не одарённую? — Развела руками, прибывающая в недоумении Жанна.

— По любви. — Усмехнулся Орлов, отставляя бокал в строну и потирая руки.

— П-ф-ф… «По любви…». Скажешь тоже. — Фыркнула Лисицына, наморщив носик. — Поддержание силы рода важнее… Хорошо! Пусть Мыша слабый маг, но ты не забывай о его дружках.

— А они у него остались? Его не было почти полгода здесь, те шпанюки и хулиганьё держались с ним из страха за свою шкуру, не из уважения. Войдя в силу, как ты думаешь, они так же будут следовать за ним или собственноручно попытаются скинуть его с лидерского пьедестала?

— Пожалуй, ты прав. — Нехотя признала Жанна, глядя на одобрительный кивки окружающих в поддержку Орлова.

— Разумеется. — С лёгкой надменностью в голосе сказал Александр, ещё раз оглядывая почти пустой стол. — Не будем о Мыше. Он не стоит того, чтобы о нём говорить. Давайте лучше поговорим о вечеринке в честь поступления… и закажем что-нибудь наконец! Я после тренировки. Есть охота….


Глава 4


Вернуться к реальности меня заставили настойчивые проталкивания в бок. Пришлось нехотя открыть глаза, прерывая вязь завершающей части контура вуали. Сверкнув глазами, одаривая своего братца взглядом выказывающим всю степень моего негодования я хотел было пояснить ему, кто он после этого, но боль в голове заставила меня лишь приглушенно зашипеть. Перед глазами полетели светящиеся огоньки. Удар у Кудрявого оказался не таким слабым, как мне показалось на первый взгляд. Похоже жижку в голове сильно колыхнуло.

Ещё раз пожалев о том, что не обладаю хотя бы небольшой частью своих прежних возможностей я сильно зажмурился, напрягая мышцы век, медленно открывая глаза заново. Головокружение отступило, а мои ощущения подсказали, что бронемобиль начинает сбавлять скорость, въезжая в покосившиеся заводские ворота. Судя по частично присутствующим стёклам в оконных рамах, обвалившейся облицовке и выцветшим от солнца буквам «АгроПромКомплект сервис» на удобства рассчитывать не придётся.

Пара быков, подстать Кудрявому, что-то оживлённо обсуждающих у входа в бывшее некогда административное здание пристройки, суетясь, двинулись в сторону нашей машины. Стоило бронемобилю совершить остановку, как нас с братцем быстро взяли в оборот. Для увеличения скорости передвижения моих ног, Кудрявый решил предать мне ускорение выписав тяжёлый подзатыльник.

— Обидчивый какой… — Буркнул я не отрывая взгляда от сочленения двух толстых складок на затылке мордоворота, тянущего меня будто буксировочный борт легкий флаер.

— Чё вякнул, щенок? Хы… — Осклабился Кудрявый довольно гыкнув, и не дождавшись от меня ответа обратился к бугаю, что меня волочил. — Этого в подвал тащи. По отдельности сидеть будут. Глаз с этого гадёныша не спускай. Уж больно он шустрый….

— Понял шеф… — Не поворачиваясь прогудел бычара, в назидание дёрнув меня за ремень чехла затянутый на запястьях.

— … И если выкобениваться начнёт, — продолжил Кудрявый, шмыгнув уже зажившим носом. — То сильно не мни его. Пока он нужен нам не покалеченным. — Тебя тоже это касается старшенький. — немного помедлив, обратился лысый к Диме, на что тот молча кивнул стараясь сохранять каменное выражение лица, как и полагается благородным, даже если их ситцевое исподнее наполнено влагой.

В конце коридора, заканчивающегося развилкой, меня потащили направо, где находилась узкая лестница ведущая вниз, а моего братца повели в противоположном направление. Подозреваю, что его апартаменты будут на одну звёздочку повыше, чем мои. У моих вон, даже с двери зелёная краска слезла, будто нарывами.

Чутьё не подвело. Когда обитая железом дверь не успела захлопнуться и мне удалось совершить частичный осмотр подвального помещения, то мои губы издали непроизвольный свист.

— Что же вы за дебилы? — Успел сказать я, пока «шестёрка» моих похитителей не успел закрыть дверь.

— Что-о? — Послышалось из узкого зева почти захлопнутой за мной двери.

— Ничего. — Покачал я головой, потирая стянутыми чехлом руками лоб.

Просвет закрывающейся за мной двери стал немного шире, на ту величину, чтобы в него могла протиснуться башка мутанта на стимуляторах. Эти ребята их точно употребляют судя по комплекции Кудрявого и… этого, с коротким ёжиком. Решено! Назову его Дряблым, из за складок на затылке.

— Сиди тихо… Слышал шефа? — Поинтересовался напоследок бычара и не дожидаясь ответа захлопнул дверь оставив меня почти в полной темноте.

— «… А говорили „подвал“. М-да… Всего лишь цокольная кладовка.»

Оставшись в одиночестве после лязга засова, перепрыгнув через три ступеньки я начал осматриваться, напрягая глаза от недостатка света. Он проникал сюда лишь через запылённые стекла двух небольших окон в которые могла пролезть разве что кошка.

— Ска… Мог ведь уже сидя в родовом поместье наслаждаться натуральной едой нашей поварихи Анжелы, если бы не эти скверховы портянки.

Пнув пустую пластиковую баклажку валяющуюся на полу, я прошёл между стопкой поддонов и сваленных в кучу небрежно порезанных кусков труб. Должно быть их готовили для вывоза и сдачи в металлолом, но по какой-то причине так и не забрали. Здесь же рядом валялись мотки проводов, бывшие некогда проводкой и электрошкаф разрезанный пополам с выпотрошенным из него заранее фаршем, часть которого была разбросана по полу.

Не мудрствуя долго я уселся на торец шкафа расставив ноги, и нагнувшись, пару раз шаркнул кожаным ремнём стяжки на запястьях об шероховатый шов среза резака. Поработав руками несколько минут, совершая поступательные движения и отмечая прогресс, я принялся работать интенсивнее, налегая со всей силой на которую был способен. Кожа ремня оказалось хорошего качества, так что по прошествию пятнадцати минут, рубашка на моей спине стала мокрой от пота, но руки всё же освободил. Встав и скинув чехол мешка с запястий, я ещё раз по хозяйски осмотрелся, разминая затёкшие кисти рук.

— «Какое расточительство…» — Взыграли во мне воспоминания о реалиях моего родного мира.

В восприятии Стаса Мышкина всё это было хламом, но не для меня. Прикинул вес всего этого добра, калькулятор Айзека выдал заключение, что житель дна нода сдав это всё на переработку, мог бы на пару недель прописаться на среднем уровне ни в чём себе не отказывая. Это для жителя нода, а для Российской империи не стеснённой в ресурсах, входящей в русско-европейский альянс подобная приземистость не характерна. Да и ничего близко похожего на ноды в этом мире нет.

Как часто посмеиваясь говорил мой дедуля, когда подопьёт: «Ноды это явный пример того, когда всех много, а „всего“ — мало». Не смотря на долгую кровопролитную Великую войну трёх рас, Фагрис коснулась проблема перенаселения. Когда субрайоны пролегающие на сотни километров под землёй перестали решать эту проблему, то корпорации Единого правительства устремили свои алчные глазки в сторону космоса. По началу их целью были ресурсы и избавление от вредных производств, чтобы сохранить и без того хреновую экологию, вернее, то что от неё осталось. Именно тогда была заложена первая орбитальная колония, площадь которой увеличивалась благодаря стыковке новых сегментов, называемых «нодами». Избавлением от части вредных производств дело не ограничилось. Вот тут то и началось разделение на граждан и «не граждан». Разумеется в первую категорию попали чиновники, политики, армия, работники корпораций и сферы обслуживания. Остальные, попавшие в категорию «людей второго сорта», были добровольно-принудительно отправлены в ноды, по правительственной программе перераспределения человеческого ресурса.

Это было задолго до моего рождения. В единственном документе, куске чипованного пластика в виде бирки, местом моего рождения значился «НОД-Ф-КБ-203У2», что означало орбитальная колония Фагриса, клинический бокс 203 второго уровня. В процессе он мне так и не понадобился. Когда, в один прекрасный день моя маманя исчезла в неизвестном направлении с новым хахалем, оставив меня в детском распределителе, то через неделю появился Нейтон Герас и назвавшись моим дедом предоставив все документы забрал меня, оформив опекунство. Он же и чипировал меня, после чего я и стал Айзеком Герасом.

Ещё раз взглянув на кучу железа и так ценившееся в моём мире дерево, отогнав мысли о том, что сдав это добро можно несколько дней прожигать в борделе, я осторожно переступая в полутьме продолжил осмотр. Напрягая зрение, продолжая инвентаризацию этой кладовки, исключил вариант сойтись в рукопашную с Дряблым. Заманить его сюда и приласкать в темноте куском трубы по черепу на первый взгляд хорошая идея. С обычным человеком этот фокус прошёл бы, но что если он маг? В этом случае меня ждёт пара сломанных рёбер, учитывая тяжесть моей «маленькой» шалости. Вон, Кудрявый, даже после удара каблуком туфли в нос почти не поморщился.

Делая следующий шаг, взяв немного влево к самому тёмному углу комнаты, я наступил на что-то мягкое и шуршащее. Нагнувшись и рукой нащупав сплющенный моей ступней прямоугольник, я сразу на ощупь узнал знакомый предмет. Это была пачка сигарет. Стасу этот предмет был тоже знаком, ведь он покуривал втихую от своего строгого предка, относившегося негативно к этой пагубной привычке. У меня негатива к курению не было. В своём мире я курил иногда, когда удавалось достать сигареты. У нас изделия из натурального табака были предметом роскоши, не говоря уже о редкости этого товара.

— Хоть миры разные, но привычки не меняются. — Полным довольства голосом произнеся это, мои пальцы уже извлекли из мятой пачки две сигареты и кремниевую зажигалку.

Спрятав сигары в карман, чиркнув по ролику пальцем, убеждаясь, что моя находка в рабочем состоянии, подвёл язычок пламени к пустой пачке. В помещении, куда меня определили было сухо. Бумага без проблем вспыхнула, освещая своим пламенем тёмную часть подвального помещения. Стоило этому произойти, как я тут же бросил горящую пачку на пыльный пол, поспешно затаптывая ногой.

— Ска… Улыбнись мне скверх во все 43 зуба.

Облегчённо выдохнув, старательно принюхался, замерев статуей. Нет, я не хотел почувствовать запах высохшей завязки от колбасы, краюхи высохшего хлеба, лежащей рядом с небрежно открытой банкой консервов в которой давно зародилась жизнь. Весь этот тир был выставлен на перевёрнутом к верху дном ящике в полутора метрах от меня. Видимо это остатки от посиделок работяг, проводивших здесь демонтаж. В лёгкий ужас меня привёл не вид заплесневелых объедков. Сразу за этим импровизированным столом, у стены красовались четыре ржавых газовых баллона, два из которых были со следами сильной ржавчины. Должно быть их оставили здесь, когда резали трубы с надеждой вернуться, но что-то пошло не так.

Причины почему так произошло, были для меня сейчас важны меньше всего. Важнее было то, что чувство потенциальной опасности ускорило бег веретена, давая мне возможность завершить контур вуали. Большого преимущества это мне не даст. Контур вуали самый первый начальный элемент облачения не дающий практически ничего. За счёт стимуляции оргоном коры головного мозга и нервных окончаний у меня появится возможность небольшого разгона восприятия, реакции, и получения обильного числа травм. Без последнего, увы, не обойтись. Чтобы совершить маленький шаг за предел своих возможностей, мне придётся заплатить здоровьем своей тушки. Причин тут две: Незавершённое облачение и законы биомеханики, которые никто не отменял в этом мире. Это как на дройда первого поколения бытового назначения, прицепить управляющий модуль от боевого дройда третьего поколения. Модуль будет работать, но привода и зацепления передаточных механизмов не приспособлены для работы при такой высокой интенсивности, оптические модули и сенсоры начнут медленно плавится, пока не сгорят или не сдохнет батарея. В моём случае будет немного попроще. Окружающий мир для меня немного замедлится, как в момент перед получением смертельного удара, когда «вся жизнь проносится перед глазами». Только у меня будет возможность ненадолго застрять в этом состоянии, похожем на боевой транс. Отклик на внешние раздражители возрастёт, но у мышц, суставов, связок и сухожилий есть свой предел. Нанесённый в таком состоянии удар будет силён, но закончится для меня растяжением мышц, связок и переломом костей руки. Они то и будут страдать, помимо глазных нервов и подкорки мозга. Есть ещё одна менее очевидная проблема — дыхание. Из-за незавершённости облачения во время стимуляции я не смогу дышать. Это не стало бы для меня проблемой при моём прошлом прогрессе, но сейчас есть риск попросту потерять сознание от нехватки кислорода, в лучшем случае.

Нащупав рукой ящик я одним движением опрокинул его на бок, скинув с него объедки и поставив обратно уселся сверху, не боясь испачкаться в пыли. Чай не графья, а грязь не графитовая смазка. Духовное зрение активировалось по первому моему зову, открывая образ духовного тела или основы, как я сам его обозвал, для упрощения. Когда Тонг меня учил, он упорно пытался навязать мне философию учения своего культа. Одно его объяснение того, чем является «духовное тело» заняло около полутора часов и имело бы налёт космологии замешанный на мистицизме. Рассказ же о природе оргона растянулся бы минимум на день. Я не раз давал ему понять, что меня интересует лишь практическая часть его искусства, но огну было до звезды. Мне кстати тоже, по этому многочасовые догматы учения, укладывались в моей голове короткими определениями без религиозной составляющей.

Найдя место, на котором прервался в прошлый раз, я потянул из веретена оргон, сжимая в нить. Создав ряд пустых символов-петель, нить начала извиваться, образовывая последовательность символов, продолжая контур вуали. Чтобы не ошибиться, я беззвучно проговаривал название каждого символа, сплетая его с новым. На первый взгляд кажется легко, но скверх тут плавал. Символы из которых создаётся вязь не плоские, а трёхмерные, с двумя или более соединительными связями. Воспользовался не той связью или ошибся в последовательности — вуаль не заработает.

К слову сказать, контур той вуали, которой учил меня Тонг состоял из девятисот петель-символов сплетаемых в определённой последовательности на духовном теле. В начале своего обучения мне приходилось их заучивать. Наизусть я знаю плетение только трёх элементов облачения. Хоть ночью с бабы сними, мне не составит труда назвать последовательность петель перчатки, налокотника и наплечника. Так бы я и заучивал мириады символов предметов облачения чистоты, если бы не обнаружил закономерности в плетение элементов облачения. Исписав все стены, пол и потолок своего кубрика мне удалось понять принципы построения элементов облачения и разбить из на связки. Необходимость заучивать узор плетения отпала сама собой. Выделив связки символов, которых оказалось чуть больше трёх десятков, я как из конструктора начал составлять части облачения. Когда я поделился своим открытием с Тонгом, он сначала воспринял это скептически и лишь посмеялся.

Неверию огна пришёл конец, после того как мне удалось создать свой вариант узора первого слоя перчатки. В моей памяти навсегда останется его лицо, когда взмахом руки, с расставленными на манер когтей пальцами, я разорвал железную двухсотлитровую бочку от энерголита. На два дня его любимым словосочетанием стало «Чтоб меня скверхи дрючили», однажды подцепленное от моего старика. В дальнейшем мы стали работать вместе. Благодаря моим инновациям и опыту Тонга, общими усилиями удалось создать множество вариантов элементов облачения чистоты. Огн при всей его врождённой скромности утверждал, что мы многократно опередили наработки консерваторов из культа, и не редко в разговоре стал называть своих бывших товарищей по секте тупицами.

Стандартный контур вуали я бы сплёл уже в больнице, но этот вариант был сразу отброшен. Вариант Тонга насчитывал девять сотен петель или десять связок, а разработанный мною тысячу триста, и состоял из шестнадцати частей. Выбор в пользу моего долгого варианта был сделан не из-за завышенного ЧСВ. Всему виной неприятная особенность плетений элементов. Создать элемент облачения это пол беды. В разы дольше и сложнее избавиться от ненужного элемента. Если допустил ошибку в начале плетения, то чтобы её убрать придётся расплести все последующие петли. Чтобы создать петлю символа уходит от трёх до шестидесяти секунд в зависимости от сложности. Чтобы расплести символ в четыре-пять раз больше, затраты оргона возрастают в столько же раз. Да! Он восстанавливается со временем, но в моём нынешнем состоянии на восстановление запаса уйдёт около полутора суток. Это непозволительно долго при текущем положении дел, когда получив своё похитители решат от нас с Димой избавиться. Моё чутьё просто орёт об этом, и факты говорят сами за себя. То что нам не завязали глаза и не скрывают своих имён намекает на подобный исход. Мне скверх не улыбался распрощаться с жизнью второй раз, при этом оставшись девственником в девятнадцать, ещё и не попробовав домашней натуральной еды, за которую мне не нужно грабить, убивать или мчаться на другой конец Фагриса. Огна лысого вам, а не Айзека Гераса!

Подстёгиваемый праведным гневом на своих обидчиков, в течении сорока минут мне удалось завершить плетение контура. К тому моменту бег веретена восстановил свой нормальный для этого мира черепаший темп, последний ряд отвечающий за настройку образа, куда я закончил вплетать функции был завершён, а мой запас оргона просел на четверть. На стандартный контур вуали траты были бы меньше, но тогда бы мне пришлось забыть о возможности пользоваться образом и связываться с Атминтисом.

Образ это своего рода схема элементов облачения с двумя простенькими счётчиками, придуманная мною для удобства. Разумеется забыть, что за элементы облачения сплетены тобою нельзя, но когда начинаешь вплетать в них новые слои, прокладывать шины, организовывать резервуар, строить меридианы к органам — эта схема существенно упрощает навигацию. Сейчас моё духовное тело чистое, и в организации облачения чистоты даже не нужно разбираться. У меня есть только контур вуали, но это не вуаль. Полная вуаль состоит из четырёх частей: контур, обруч, окулус и ворот. Пока просто, но у каждого из них есть 2–4 уровня, на каждый из которых накладывается узор, определяющий те способности, которые они будут давать при подпитке оргоном. Когда у тебя полное облачение всё тело в духовном зрении пестрит кружевом пряжи, в котором жнец пилокосу сломает. Элементы начинают накладываться друг на друга и чтобы вычленить из них нужный, уходят иногда часы.

Моё дыхание немного сбилось от предвкушения. Вот он, момент истины. Если я допустил хоть одну ошибку, то весь труд скверху под хвост.

— Погнали. — Тихо произнёс я одними губами с замиранием сердца, собирая при помощи веретена оргон из духовного тела, направляя его сразу в оба снимателя контура вуали.

Петли символов вспыхнули видимым лишь мне зелёным цветом. Достав из кармана зажигалку я резким отрывистым движением бросил её вверх, поймав той же рукой несмотря на темноту, когда она оказалась на уровне глаз.

— Могло бы быть и лучше… — Посетовал я недовольный результатом, прерывая ток оргона в вуаль, сразу найдя причину.

Она была проста до банальности. Скорость вращения веретена в этом мире медленнее чем в моём, а значит и вуаль будет работать не так качественно из-за меньшего тока оргона. Есть в этом и свой плюс. Только он всего один. Вероятность травмировать тело будет куда меньше, чем если бы контур работал с более высокой мощностью.

Поигравшись ещё немного с активацией контура вуали, настало время проверить связь с Атминтисом. В начале обучения поток воспоминаний заменил мне нейронет, ведь мне пришлось демонтировать имплант коннектора с модами к нему.

Для проверки связи я сконцентрировался на куче подготовленного к вывозу металла, собрав и направив оргон только на первый сниматель и не прогадал с выбранным для проверки объектом. Перед глазами понеслись образы пожилого мужчины в рабочей одежде, который примотав патрон с лампочкой к проводу торчащему с потолка, наладил освещение и начал резать газовым резаком шкаф электрощита.

Образ сменился следующим, где тот же мужчина потянув из пластикового стаканчика крепкий алкоголь о чём-то оживлённо разговаривает с двумя другими, судя по жестикуляции, стоя вокруг импровизированного стола-ящика. Внешность других двух его собутыльников установить было нельзя. Их образы были не чёткими, потому что они были ещё живы в отличии от хозяина воспоминаний, чьё духовное тело соединилось с потоком Атминтиса. В последнем образе, который я увидел, пожилой работяга был уже один. Он стоял на коленях перед стопкой поддонов, запихивая в них опустевшую склянку из под водки. На этом Атминтис решил, что с меня хватит, разрывая контакт.

— Здесь тоже скверх в засаде. — Задумчиво произнёс я на ходу, отмечая, что на первом слое контура я должен был слышать то, о чём общались присутствующие здесь до меня.

Присев, запустив руку в просвет между поддонами я достал пыльную бутылку, на этикетке которой можно было прочитать лишь слово «Царская».

Заключив, что искажений в передачи нет, настала очередь образа. Теперь уже во второй сниматель контура потёк оргон, выводя перед глазами схему образа моего духовного тела. Чистая схема человеческого мужского тела на чёрном фоне вызвала у меня чувство ностальгии по началу своего пути как адепта чистоты. Поигравшись с визуализацией я настроил образ под себя добавив немного красок вместо чёрного фона, тут же нанеся на схему контур вуали подписав его и сделав выноску под два узора на будущее.


Судя по неровному значению счётчики тоже работали исправно. При помощи простенькой функции моему текущему резерву был присвоен коэффициент единица. Если я благополучно выберусь из этой передряги и дело дойдёт до создания резервуара и его расширения, то этот коэффициент будет увеличиваться. Когда он будет равняться двум, то это будет означать, что количество оргона которое я могу удерживать в своём духовном теле выросло в два раза. Лучше чем ничего, ведь не существует величин и единиц которыми можно измерять количество оргона, а так мне не составит труда вести оценку своего прогресса. Следующая величина в 0,56 указывала на то, что моё духовное тело заполнено оргоном лишь на половину. После плетения контура вуали и проверки её работоспособности этого следовало ожидать.

Порадовавшись своим успехам, осторожно ступая я направился к баллонам, стоящим у стены. Подняв и поставив два опрокинутых баллона рядом с остальными, покачал их, проверяя содержимое. Те, что валялись, были совершенно пустыми, а вот остальные два что стояли у стены отличавшиеся друг от друга цветом и формой порадовали меня своим содержимым. Обращаться к Аминтису не пришлось, чтобы узнать какие газы содержатся в них. Пропан и кислород широко использовались и в моём мире.

— Вы бы мне ещё квантовую бомбу дали, олухи.

Бережно погладив прохладный шероховатый корпус кислородного баллона, уже рисуя в голове наброски плана, как выберусь отсюда, мне оставалось проверить всего одну деталь, увиденную мной в потоке воспоминаний.

Пошарившись в электронном фарше от шкафа, я вырвал зелёную сигнальную лампочку с двумя проводами из его дверцы. Найдя пятнадцатисантимметровый заизолированный провод торчащий с потолка к которому работяга приматывал лампочку, освободив его от изоляционной ленты, прислонил к его контактам свою находку.

— Да я почти на свободе! — Со злой радостью в голосе произнёс я, не отрывая взгляда от зелёного свечения лампы с сигнального датчика, что держал в руках….


Поместье Мышкиных

— Я понял. — лаконично произнес хозяин поместья с холодным спокойствием, но сжавшиеся на телефоне пальцы говорили сами за себя.

Присутствующие в кабинете Ставра затаили дыхание, опасаясь издать даже малейший шум, мучаясь в ожидании, пытаясь разобрать хотя бы слово доносящееся из смартфона главы рода Мышкиных.

— Я выполню ваши условия, но мне нужно убедиться, что с моими….

Не договорив, Мышкин замолчал, отставляя смартфон от уха и нажимая кнопку выключения экрана. Тяжело выдохнув, глава рода положил его перед собой на стол, стискивая зубы.

— Ставр, что они сказали? — Обеспокоенно спросила стройная моложавая женщина с грустными большими глазами цвета неба. — Что с моими мальчиками?

— Ставр, не молчи. — Закашлявшись произнёс пожилой мужчина в коричневом пиджаке, стоявший с самого начала с главой рода, перевесившись через стол, старательно прислушиваясь. — Деньги не проблема. Я уже всё подготовил, мы быстро соберём любую сумму. Банк предупрежден. Если надо, то….

— Им нужны не деньги, Фёдор. — к удивлению своей жены и начальника службы безопасности задумчиво сказал Ставр глядя перед собой, углубившись в ведомые одному ему мысли.

Его жена Эва и Федор хорошо знали, что в такие моменты до Ставра не достучаться. Грозило повиснуть гнетущее молчание, если бы не телефонный звонок, на этот раз Фёдору.

Выхватив одним движением телефон из внутреннего кармана пиджака, пришедший моментально в возбуждённое состояние Токарев почти проорал в трубку: «Да! Говори! Отследили?». На несколько секунд тишина стала более гнетущей.

— Уррр-х, халера! Понял! Продолжай мониторинг… На связи! — Сказав это, Токарев мазнул пальцем по экрану, быстрым движением отправив смартфон обратно в карман. — Защищённый спутниковый канал. Отследить не удалось. Кажется ответ «Мертвой фэмили» был правдивым и они не имеют к похищению парней никакого отношения.

— Уже понял из звонка похитителей. Я тебе и так с самого начала говорил. — Ставр выпрямил согнутые плечи взглянув ожесточённым взором на чёрный экран своего телефона. — Всё очень странно. Похитители не деньги потребовали. Им нужна наша родовая гербовая печать и я не могу понять зачем.

— Это безумие… — Тихо произнесла Эва, удивлённо глядя в глаза мужа. — Зачем она могла кому-то понадобиться? Бред! Её передача будет означать… — Женщина прикрыла рот рукой, будто старалась удержать сказанное ею только что.

— … Конец рода. Верно, Эва. — Спокойно пробасил Ставр едва заметно кивнув.

— Ставр! — привлёк к себе внимание Токарев, начиная вновь заводиться. — Подумай! Кто может быть заинтересован в исчезновении фамилии Мышкиных? Может кто-то из твоих конкурентов по бизнесу?

— Фёдор, ты лучше меня знаешь, что из-за специфики моего бизнеса у меня здесь нет конкурентов. Ближайшие из них находится в Монгольском ханстве и Китайском конгломерате. Они при всём желании не смогут развернуть в Российской империи свою деятельность. Им никто не позволит этого сделать, в первую очередь император.

— Может кто из благородных захотел занять твою нишу?

— Маловероятно. — отрицательно покачал головой Ставр. — Ты и сам это знаешь, Фёдор лучше меня. Если бы это было так, то есть способы гораздо действенней и проще, чем похищение моих сыновей. Политическую подоплёку можно исключить сразу, наш род лишён императорской милости и не входит ни в один совет или альянс. У Мышкиных отсутствует политический вес.

— Значит, остаётся месть… — Мрачно произнесла Эва, но Ставр лишь развёл руками.

— Кому понадобится нам мстить? Мне даже на ум никто не приходит. Если бы мы хотя бы знали на кого думать… — Мышкин замолчал, опуская глаза, и немного поколебавшись решил открыть ещё одну неприятную подробность разговора. — Печать это ещё не всё… Обмен, место которого будет сообщено мне завтра… мы сможем обменять печать рода только на одного из наших сыновей. Кто-то из мальчиков останется у похитителей.

— Мра-а-зи! Как у них язык повернулся?! — Прошипел Драгунов затрясшись от злости, сверкая глазами. — Да, знай бы я кто и где их держит… Живьём бы шкуру содрал и вернул бы Стаса и Димку. Бойцов у нас немного, но ребята бравые. Лично бы с ними пошёл! Ставр, может при передачи родовой печати мы этих шакалов…

Озвучить чтобы было дальше Токарев не успел. Все трое одновременно схватились за уши из-за оглушительного строенного воя сирены, источником которого были одинаковые смартфоны сделанные по персональному заказу Токарева. На экранах всех трёх сейчас была одна и тоже картинка — маркер геолокации на карте подписанный «Станислав Мышкин».

— Молодчина, Стас! Да! Красавец! Вот чертяка! — Завопил от радости Фёдор, первый пришедший в себя, после чего обратился к Ставру. — Говорил же тебе, что это обоснованные траты, а ты мне не верил! Предлагаю….

— Делай, Федя! — Не стал дослушивать Мышкин вставая со своего кресла, одним движением скидывая с себя пиджак, приобняв бросившуюся к нему на шею жену. — Ну, не реви, Эви. Я верну Стаса с Димкой, обещаю. Федя, поднимай бойцов.

— Это от радости, Ставр. — Сдержано произнесла Эва, быстро смахивая проступившие слезы.

— Имперскую полицию в известность ставить? — поинтересовался Токарев, барабанящий пальцем по кнопке быстрого вызова пульта охраны на своём телефоне.

— Не нужно. Только под ногами путаться будут, создавая видимость участия. — Небрежно произнёс глава рода, лицо которого превратилось в каменную маску. — Своими силами справимся. Я тоже иду.

— Зачем, Ставр? Ты глава рода. Я со своими бойцами, мухой…

— Не обсуждается, Федя. Вели вертолёт подготовить. Не хочу, чтобы кто-то подумал, что сможет легко отделаться покусившись на любого из членов рода Мышкиных…


Глава 5


— Не обсуждается, Федя. Вели вертолёт подготовить. Не хочу, чтобы кто-то подумал, что сможет легко отделаться покусившись на любого из членов рода Мышкиных…


За двадцать минут до этого…

— П-хе! Пф-ф! Гадость-то какая! — отплевавшись от табака, я ещё раз посмотрел на сигарету без фильтра в моей руке, после чего бросил её на пол, усердно затоптав. — Будто скверхов носок закурил.

Посетовав на то, что не получилось расслабиться перед операцией под названием «Княжич Мышкин сваливает из голимого подвала», на всякий случай пробежался ещё раз по сделанным мною приготовлениям за прошлый час.

Не найдя ни одного изъяна в своём плане, взяв заранее заготовленный кусок трубы толщиной в человеческую руку, размахнувшись посильнее я саданул по металлической двери своей темницы несколько раз.

— Эээ! Дряблый! Меня кто-нибудь кормить собирается? — Для обозначения серьёзности своего вопроса, «погладил» трубою дверь ещё два раза. — До ветра тоже сходить не мешало бы! Ползи сюда, челядь! Ну?!

Два удара трубой по двери поставили жирную точку в моём монологе. Оставалось только ждать, когда на вежливое приглашение кто-нибудь откликается, а если он сам себя побьёт и свяжет, то это будет подарком судьбы. М-да… Юношеская мечтательность Стаса даёт о себе знать. Главное, чтобы к этому букету не добавились влажные фантазии княжича, у меня своих хватает. Только они не осуществятся, если я отсюда не выберусь. Тортик с кремом….

Мысли о вожделенном торте с вымоченной в сиропе вишней, вкус которого я знал лишь из воспоминаний Мышкина, тут же улетучились, когда с другой стороны двери лязгнул засов. Чтобы сразу не прилетело, мои ноги сами, повинуясь несознательному рефлексу, начали свой ход назад.

В надменной мордашке Дряблого шириной с пеноблок, читалось превосходство. Не виню его за это, ведь он не далеко ушёл от истины. Наши весовые категории на первый взгляд разнились в два раза. Если он ещё и маг, как Кудрявый, то мои шансы на победу в открытом бою даже если использую вуаль равны нулю. Вот только, я не собираюсь с ним в рукопашную сходиться. Как же бесит, ска, вот так гадать, кто прикормлен эфиром, а кто нет. Окулус мне бы сейчас пригодился, но эту часть вуали можно сплести лишь после обруча.

Пройдя две бетонных ступеньки мой надсмотрщик напрягся. Только сейчас до него дошло, что мои руки свободны и в них находится веский «аргумент». Издевательски ухмыльнувшись, отмечая что за дверью и в коридоре никого не было, демонстративно отбросил трубу в сторону к стене, пожимая плечами, мол само так получилось.

— Ты как освободился? — настороженно произнёс бычара, поднимая руку и задерживая её возле груди.

Точно не расчёску хочет достать, ведь судя по его причёске, у них с Кудрявым один парикмахер. Плохо… Очень плохо! Хотя… Стоп! Меня ведь нельзя пока убивать и калечить, Кудрявый об этом обмолвился, а значит внештатных отверстий в моей тушке не предвидится.

— Помнишь, что шеф сказал? — Замотал я руками, выставив ладони перед собой. — Бить можно, калечить нельзя, но речь сейчас не об этом. Меня кормить вообще собираются? Чего глазами хлопаешь? Сам то небось за дверью жрёшь втихаря? А! И в туалет сходить не мешало бы. Отведи меня в уборную.

— Чем тебе здесь не уборная? — Пробасил Дряблый, сверля меня взглядом, но руку опустил.

— А ты в хлеву живёшь, животное? — употребил я ранее незнакомое мне слово, значение которого узнал от княжича Мышкина, который был остр на язык не меньше, чем я. — Или может ты у себя дома посреди зала гадишь? Мне тут ещё не пойми сколько сидеть…

— Борзый, значит… — голос Дряблого наполнился угрозой, после чего он демонстративно хрустнул шейными позвонками. — Миша предупреждал, что ты дерзкий. Ща пролечу!

Наверное так себя чувствует человек, на которого несётся хищник этого мира зовущийся медведем или поезд. Меня спасла лишь активация контура вуали, перед тем как я припустил в другой конец комнаты. То, что Дряблый настолько быстр при своём телосложении стало для меня неприятным сюрпризом. Когда разворачивался, почувствовал, как его кончики пальцев черканули по правому плечу, где сейчас топорщился обрывок от рукава рубашки, которым пришлось пожертвовать. Мне нужны были нитки, но облазив всё вокруг и не найдя какой-нибудь тряпки, пришлось оторвать рукав от своей рубашки.

Веретено тоже преподнесло мне нежданчик, но на этот раз приятный. Заставшая меня врасплох прыть бычары, заставила его крутиться немного быстрее, как раз в тот момент, когда я активировал контур вуали. Если бы не это, то возможно Дряблый успел бы схватить меня и сейчас массировал бы мне кости, без надлежащей нежности и согласия с моей стороны.

— Твою ж… — не договорил я, успев бросить на ходу косой взгляд во время бегства себе за спину, пригибая голову в том месте, где была протянута медная проволока, чуть меньше миллиметра в толщину, которую я смотал с катушки трансформатора. Она провисала с потолка широкой дугой поперек кладовки и в полутьме абсолютно невидна.

Дряблый был за моей спиной, не отстав даже на сантиметр. Вот же псионит на реактивной тяге! Надеюсь я не зря заработал пару мозолей на руках и боль в пальцах, когда очищал стеклом от изоляции провода проводки. Кожа на княжеских ручонках оказалась куда нежнее, чем я думал.

Медная проволока провисающая сверху пролегла на уровне плеч Дряблого, быстро натянувшись, скрывая с потолка закреплённую на тонкие нитки растянутую путанку из оголённых проводов бывших некогда проводкой.

Когда за спиной послышалось высокоинтеллектуальное сдавленное мычание «Ыхы-мы-мы-мы» я быстро зашагал к поддонам, наблюдая как под действием электрического тока корчится Дряблый.

— «Всё же маг, хоть и слабый. Наверное чуть выше школяра, но могу и ошибаться» — Прикинул я быстро в уме. — «Обычный человек давно бы зажарился, а этот ещё борется с мышечными спазмами».

Стас сам в этой теме с рангами хреново разбирался. Иерархическую таблицу княжич знал наизусть, как я связки плетения, а вот о возможностях и силе каждой из ступеней имел очень слабое представление.

Видя, что Дряблый не желает умирать, быстро присев, я взял стоящую на полу заготовленную заранее склянку из под водки у которой ранее отбил горло, стараясь не повредить бутылку. Мне было нужно что-то острое, чтобы снять изоляцию, ну и для более удобной наполняемости тары. Через горлышко неудобно, а я с самой больницы терпел. Чуть не расплескал, когда мне Кудрявый свою обиду «высказывал» в бричке. Мог бы оконфузиться, а мне нельзя. Я теперь благородный, хоть и из рода, что в императорской немилости.

Резким движением, целя в лицо, выплеснул содержимое склянки на Дряблого, для усиления проводимости. Поступок не подстать бывшему капитану, пусть даже пиратского корабля, но за неимением обычной воды и накатившей малой нужды… «С каких пор я вообще таким моралистом начал становиться? Ладно… Всё равно, потом отдуваться за это самому придётся. Полиэтиленовый покет или каких-нибудь перчаток я здесь не нашёл, ска…».

Когда от лежащей на бетонном полу тушки пошёл дымок, рука рванула провод, идущий к плетёнке, разрывая цепь.

— Искромётное шоу, однако. — подытожил я часто дыша, восстанавливая количество кислорода, глядя на конвульсивно дёргающуюся ступню ноги. — Представление было жарким.

Склонившись над телом, решил не проверять пульс. В этом не было нужды судя по выпученным рыбьим помутневшим глазам Дряблого, сменившего кличку на Копчёный.

Не тратя время понапрасну, закатав единственный рукав рубашки, размышляя о том, что не княжеское это дело копаться в ссаных тряпках, активируя контур вуали вновь, перевернул тяжёлое тело на спину. Было чувство лёгкой брезгливости, но я его запихнул куда подальше, начиная похлопывать ладонями по пиджаку.

Вспомнив куда, теперь уже Копчёный, тянул руку, рванул за полу пиджака, сорвав две застёгнутые пуговицы в надежде увидеть сбрую кобуры, как у бандюков в местных второсортных сериалах. Стас стрелять не умел, а вот мне бы пушка пригодилась для защиты. Думаю, разобрался бы с какого конца пуля вылетает.

Подростковые мечты разбились о суровую реальность бренного бытия. Ствола у Копчёного не оказалось, но меня это не расстроило. Желания играть в крутого вояку у меня не было, лишь следование необходимости да и для подстраховки пушка не помешала бы. Не в том я состоянии сейчас, чтобы делать подобные глупости звеня стальными шарами идти на прорыв. Да и торт, я ещё не пробовал в этом мире! Не доел в суровом Фагрисовском детстве сладкого, а когда капитаном «Катастрофы» стал, из-за безвременной кончины «матери родной», то не по статусу было барбариски сосать, мужики бы не поняли.

— Сейчас суеты наведём….

Ловко крутанув в руке трофейный телефон Копчёного, что извлёк из внутреннего кармана пиджака, по которому он хотел на меня видимо наябедничать Мишане, включил экран, тапнув по боковой кнопке. Нажав на значок зелёной трубки, чтобы начать ввод, мои губы невольно растянулись в улыбке.

Причиной тому послужили воспоминания Стаса. Безопасник Мышкиных, бывший императорский гвардеец в отставке, Фёдор Токарев, друг рода Мышкиных, заводящийся с пол оборота, ну и просто хороший дядька по моему мнению, почти два месяца терроризировал отца. Причиной террора стала новая, до жути навороченная охранная система для родового поместья выпушенная каким-то оборонным предприятием, при содействии имперской разведки. Отец понимая, что цена сильно завышена отказывал Токареву. На заводе менеджеры тоже оказались не дураками и предложили дополнительный опционал по той же цене и бесплатную установку. Отставной военный услышав про такое, усилил натиск. Серьёзный пожилой мужчина превратился в капризного ребёнка, ходящего за Ставром хвостиком, тянущего постоянно его за штанину и знающего лишь одну фразу «Ну, купи!». Было забавно наблюдать на какие только ухищрения не шёл Токарев, чтобы получить понравившуюся цацку. Наконец то отец сдался через какое-то время, дав добро на выделение денег. Охранная система была установлена, а в качестве дополнительной опции Мышкины получили эдакую универсальную «тревожную кнопку». Токарев собирал нас всех по отдельности, под напускным ореолом надуманной им же секретности для вручения личного универсального тревожного кода. После ознакомления, нагоняя шпионских страстей объяснял, как пользоваться, и вручал персональный смартфон с соответствующим ПО, на который будет приходить сигнал. Это было не менее забавнее того, как он уламывал Ставра приобрести новую «игрушку» от имперской оборонки. Тревожный код можно было ввести с любого смартфона имеющего функцию геолокации, через обычный дозвон, после чего на смартфоны-приемники приходили данные о местоположение устройства с которого произошло введение персонального кода. Интересной особенностью было то, что оповещение сложно было проигнорировать. Даже выключенный телефон включался сам по себе и начинал верещать, как скверх с простреленным брюхом.

- **11*33#*11# вызов, ска. — После ввода, вверху экрана трофейного смарта вспыхнул значок отключённой до этого геолокации, давая понять, что тревожный код сработал.

Остатки сомнений уничтожила СМС-ка подтверждения с двумя словами «Сигнал отправлен». Поставив режим «полёт» на смарте, постучал по карманам брюк бычары в которых оказалась мелочь, пластиковая карта и пачка сигарет с зажигалкой. Всё это добро, кроме монет, благополучно перекочевало ко мне. Сложно избавиться от Фагрисовских привычек.

Пора было выбираться отсюда, но перед этим мне предстояло решить ещё один момент. Взвесив все «За» и все «Конечно же „За“!», решил привести в исполнение сомнительную часть своих задумок. Просто, из вредности.

Оторвав единственный рукав от своей рубашки, порадовав скрытого в себе перфекциониста «новой» жилеткой, вытер об него руки и встав в полный рост, быстрым шагом направился в угол, где стояли баллоны, с накинутой на них сверху курткой, которую предусмотрительно снял заранее. Одевшись и приоткрыв вентиль до характерного шипения у баллона с пропаном, чиркнул зажигалкой, поджигая выходящий из него газ. Напор оказалась слабым, язык пламени тянуло сильно вверх. Проверив ещё раз, хорошо ли затянут кран кислородного батона, который на треть был выше, повернул пропан, сильнее приоткрывая кран. Струя пламени начала облизывать ржавый синий корпус ёмкости кислорода. Быстро ретируясь, на тяжелеющих ногах припустил трусцой к стопке с деревянными поддонами. Тряпица в моих руках быстро занялась пламенем стоило чиркнуть зажигалкой. Заботливо подсунув её под стопу, сбегал к стене за отброшенным перед началом основного действа куском трубы и убедился, что пламя начало перекидываться на сухое дерево. Расточительство да и только….

Держа трубу наготове, проскользнул по ступеням вверх, остановившись у двери. Может с пожаром и подготовкой взрыва я немного ноды попутал, но есть небольшая вероятность наделать переполоха. Когда дым начнёт распространяться по этажу, возможно в этой суматохе похитителям станет не до моих поисков. Именно поисков! Потому, как я планирую затаиться в одном из многочисленных кабинетов этого здания и ждать помощи от своего папани. Скверх мне не улыбался ввязываться в битву с превосходящим меня числом противником в таком состоянии. Думаю, он лично сюда явится, если вперёд него Токарев не примчится на своих двоих, забыв сесть в автомобиль, одержимый лишь одним желанием нести возмездие. Сюда нас чуть меньше двух часов везли на машине. Вертолёт, судя по воспоминаниям Стаса, движется быстрей в два с лишним раза. Значит кавалерия уже на подходе. Нужно просто их дождаться и не отсвечивать.

Можно было бы вообще постараться свинтить отсюда, только я не уверен, что получится. За нашей машиной ещё две в хвосте держалось, две уже стояли на территории завода. Численность позволяет контролировать периметр вокруг. Огнестрельное оружие тоже наличествует, пару стрелков на крыше запросто может быть. Вдруг у кого рука дрогнет или какой громила на нервяке, что баба вчера не дала? Словлю пульку и нет Стасика Мышкин! Это на Фагрисе мне пули и выстрелы из тяжёлого болтера тополиным пухом были, а здесь мне земля им будет если шкуру подставлю.

— «Ну, мля! Скверхово вымя!» — шикнув от боли, потеряв контроль над ногами я припал к стене, опускаясь на корточки.

Видимо адреналин начинал отпускать, дав дорогу тому, чего я боялся. Использование контура во время беготни с Копчёным не прошло даром. Мышцы начали тяжелеть наливаясь ноющей болью, а правую икру свела судорога. К инфомагу не ходи, дальше будет только хуже. Нужно побыстрее забиться в какой-нибудь тихий угол и ждать.

Отметив, что в коридоре никого, на согнутых ногах шипя и матерясь в мыслях, двинулся вдоль стены, готовый в любой момент запустить контур вуали. Соответствуя фамилии, я короткими перебежками перемещался из правого крыла первого этажа к центру, где был расположен небольшой холл.

Пятьдесят метров коридора остались позади. Будучи перед холлом припав к стене, осторожно высунул голову, проверяя лестницу на второй этаж. Никого не было, но с площадки сверху доносились звуки разговора. Не став прислушиваться и вникать, стрельнул взглядом по коридору левого крыла, осторожно снимая с себя пиджак. Держась правой стороны холла, в конце которого находился выход из здания осторожно прошёл вперёд на несколько метров, вытягивая шею и приставными шагами смещаясь к центру, чтобы увидеть ступени выхода.

Как и рассчитывал, на выходе стояло двое вооружённых бойцов. Один из них был ко мне спиной, а вот другой был развернут в пол оборота, опёршись на перила поясницей он вальяжно курил.

Прикинув, что в зону обхвата бокового зрения я не попадаю, заметить меня не должны, подобрался ближе, озираясь на лестницу второго этажа за спиной и на коридор правого крыла.

Решив, что достаточно испытывать судьбу осторожно положил свою куртку на пол холла. Если кто её увидит, то оценив близость к выходу из здания подумает, что я как-то проскользнул мимо этих двоих. Простенькая обманка, но за неимением возможности для чего-то серьёзного и это сойдёт.

Вернувшись обратно к началу коридора левого крыла, я довольно хмыкнул глядя на потянувшийся из кладовки дым. Скоро он начнёт заполнять коридор, ну а мне нужно выбирать место для лёжки. Вменяемый человек отправился бы в левое крыло, подальше от очага возгорания. Только «вменяемый» не означает «умный». Прятаться я буду в левом крыле где меня держали, в ближайшем к лестнице на второй этаж кабинете.

Стараясь не создавать лишнего шума, я слегка отодвинул покосившуюся кем-то выломанную дверь, висящую на одной верхней петле и присев, боком протиснулся в образовавшийся зев внизу.

Идеальное место для того чтобы спрятаться нашлось сразу. Прямо за дверью, в метре от входа на боку валялся перевёрнутый шкаф для документов. Его задняя стенка смотрела прямо на дверь. Было ещё два стола и упавший стеллаж, но за ними особо не спрячешься. Обойдя шкаф по кругу, прикинув, как будет лучше лечь, стал на четвереньки и заполз внутрь, прикрывая за собой бывшую открытой дверцу.

Стоило мне это сделать, как со стороны лестницы послышался гомон и звуки беготни. Это было очень странно, ведь дым ещё не должен был туда дойти. Не уж то всполошились по поводу Копчёного?! Маловероятно, ведь у него рации не было, чтобы каждые десять минут на связь выходить с докладом. Помощь не могла придти так быстро. В лучшем случае отец здесь будет через двадцать минут. Что же тогда?

Пока пытался найти объяснение творящемуся, услышал как несколько пар ног несутся по коридору в сторону подвальной кладовки где меня держали. Далее раздались неясные крики, со стороны лестницы послышался гомон голов и топот. Вслушиваясь в обрывки фраз, до меня стало доходить, что тут творится. Причиной переполоха стало не моё исчезновение, о пожаре узнали только что, судя по обилию мата возвращающихся с конца коридора бойцов. Перед тем, как в конце левого крыла прогремел взрыв, последним, что мне удалось разобрать, как в холе кто-то громко, повелительным голосом скомандовал «Уходим! Мышкин скоро будет здесь».


Глава 6


— Ну, Ставр! Хватит, а?

— Он тебе написал, а не мне… Может, я что-то не так делаю?

— Всё ты так делаешь, Ставр! У меня номер легче, вот Стас мне и написал.

— Может, я излишне строг? Как ты считаешь?

— Ставр! Ты и должен быть строгим! Этим чертенятам только волю дай! Они на плечи тебе сядут и ноги свесят! — Немного замявшись, но решая рубануть «с плеча», старый вояка добавил. — Но иногда не мешает быть чуточку эмоциональнее.

— М-да… Ты прав, Федя, но почему он тебе написал, а не мне?

— НачальничОк, дистанция четыре киломитера.

— Не паясничай, Рикошет, и уши не грей!

— Ладно, ладно… Понял, шеф. Зауважал, все дела, там. Не слышал ничего в спикере то… — Усмехнувшись, мужчина лет тридцати пяти обратился к главе рода лицо которого вновь посуровело. — Ставр Львович, правда не слышал! Мне уши заложило и память плохая. Иногда забываю, как этой штукой управлять.

— Да я розгами ещё твоего отца сёк в академке, шо Сидорову козу! — Завопил Токарев с напускной строгостью, держа коммуникатор в левой руке и перечитывая в N-ный раз сообщение от княжича, ласково поглаживая продолговатый оружейный кейс, силясь не расплыться в широкой улыбке.

— Три километра, шеф!

— Отключи шаг, Рика, и держи руль. Не рыскай.

— Есть! — Коротко отчеканил пилот в спикер, втягивая голову в плечи, когда Токарев резко открыл боковую дверь, откидывая телефон на сидение, двумя короткими махами открывая застёжки кейса.

— Маньяк… — Раздался тихий голос Рикошета в спикере, прикрывшего глаза рукой.

— Согласен, Рика. — Мрачно произнёс Ставр, с укором глядя на потёртую невзрачную винтовку затворного типа с обрубленным стволом в руках Фёдора, сделанную с прототипа «Мосинки». — Ты «Василёк» Федя зачем взял? У тебя большие проблемы могут быть без согласования канцелярии на использование приблуды с третьим классом опасности. Пломбу не повреди….

— Ставр, это мои проблемы….

Чёрная лента стягивающая оружие лопнула, разлетаясь в мелкие лохмотья. Сургучовая печать с золотистыми буквами вспыхнула пламенем, превращаясь в пепел.

— Только в половину силы Федя, не горячись. — Стараясь не показывать волнения сказал Ставр, наблюдая, как разгорается синим светом эфира правый глаз Токарева. — Ребята в здании….

— Знаю, Ставр, знаю. — Сказал торопливо Фёдор становясь на лыжню вертолёта, держась левой рукой за поручень, начиная свободной рукой целиться в автомобиль, сильно отставший от основной колонны, который вот-вот должен был скрыться из виду в промышленном районе. — Я только хвост этому божедурью подпалю, чтобы неповадно было.

Конец короткого ствола обреза винтовки вспыхнул на мгновение ярким синим светом. Сорвавшийся с него вытянутый сгусток эфира, шипя и режа воздух устремился стрелой к своей цели. Отдачи не было но в момент выстрела всё пространство вокруг напряглось от магии на столько, что когда гнетущая сила резко исчезла, то вертолёт слегка тряхнуло.

В момент, когда должно была случиться поражение цели, вокруг внедорожника возникло рябящее оранжевыми искрами поле. Столкнувшись с ним, стрела эфира резко изменила направление, уйдя в сторону и пролетев около сорока метров угодила в землю оставив глубокую борозду чуть меньше десятка метров и продолговатую внушительную воронку глубиной около полутора метров.

— Халера, мать его. Ур-р-х! — Зарычав, Токарев плюхнулся с лыжни на мосток и отрывистым, едва уловимым движением передёрнул затвор, готовясь к следующему залпу. Гильза от магического шнекового боеприпаса направленного действия звякнув по полу, покатившись по нему, улетела вниз. — Врёшь! Не уйдёшь….

— Довольно, Федя. Мы время теряем. — С нажимом сказал Ставр, посмотрев с лёгкой тревогой на столб дыма, поднимающийся от угла здания, претерпевшего частичное обрушение. — Рика, сажай машину прямо у входа. Нужно ребят найти.

— Но, Ставр… — Засопел Фёдор, но напоролся на укоризненный взгляд своего старого друга, который лишь отрицательно покачал головой.

— Бессмысленно, Федя. В машине маг, минимум ступени «чудотворец», может даже выше. — Видя, что Токарев начинает остывать, Мышкин продолжил. — Он легко отразил выстрел из причуды третьего класса.

— Да понял уже. — Расстроено пробубнил Фёдор, тяжело выдохнув вставая с мостка, хлопнув дверью и плюхаясь на сидение рядом с открытым оружейным кейсом.

— Не расстраивайся так. — Постарался утешить Ставр горячего вояку. — Мы кое-что смогли узнать. К похищению причастен кто-то из благородных. Бронимобили, спутниковый шифрованный канал связи, чудотворец маг — анархисты из «Мёртвой фэмили» не обладают такими ресурсами.

— Кто-то из благородных, значит. — Тут же сделал выводы Токарев, защёлкивая застёжки кейса.

— Именно, Федя. — Кивнул Ставр, и видя крайне озадаченное лицо друга, добавил. — Думать будем потом, сейчас моих парней нужно найти….


Немного ранее


— «Кажется, все ушли» — Такие выводы напрашивались сами собой, судя по тому, что гомон и звуки шагов исчезли. — «Похоже кто-то слил информацию о том, что сюда мчится мой папаня во все оружия».

Другого объяснения почему похитители в такой спешке покинули завод, не потрудившись прочесать под гребёнку кабинеты в поисках меня с целью ликвидации или дальнейшего удержания в заложниках, я не вижу. Хм! А может они с собой этого патлатого скверха Диму прихватили? Типа «Нам и одного княжича хватит»?

Любопытство всё же пересилило здравый смысл. Да и все факты говорили о том, что опасность миновала.

Дав себе зарок, что при самом малейшем подозрение на опасность вернусь в свою лёжку, я медленно приоткрыл дверь шкафа, осторожно выкатившись по ней, становясь на четвереньки. Боль в мышцах и сухожилиях ног, после небольшой передышки ещё сильнее давала о себе знать. Отяжелевшие мышцы болели, а сухожилия неприятно тянуло, как на Катастрофе, когда в начале учёбы Тонг заставил меня приседать с отработанным сегментом прыжковой ракеты для линкора. Огн постоянно твердил, что для использования всего потенциала облачения чистоты необходимо тренированное тело и цепкий разум. Последнее по его мнению достигалось ненавистным мне чтением. Может я бы и полюбил это занятие, если бы была хорошая подборка книг, желательно художественных, но скверх тут плавал, ска! По мнению учителя, годились все книги, кроме тех, что носили развлекательный характер. Не сложно догадаться какие книги могли находиться на корабле. От одного только названия «технический или оружейный справочник» у меня наверное до сих пор будет дёргаться глаз и начинаться зубовный скрежет. Огну на это было абсолютно до болта, по этому каждый день к физическим тренировкам добавлялись двадцать страниц текста. Обмануть было нельзя, ведь Тонг садился рядом и терпеливо слушал, то о чём я читаю. Даже моё мычание по слогам, которое я специально практиковал, чтобы у него завяли уши и отпало желание контролировать чтение, не помогало. «Разум должен всегда находиться в работе» — постоянно приговаривал он, когда я начинал канючить. Другого пути не было, приходилось мириться с этим, ведь в случае если моя вредность выходила за видимые ему рамки, то Тонг просто сообщал об этом моему дедуле. Старик Нейтан тут же принимал «меры», а у меня появлялось прилежание, качественно улучшалась техника чтения и возникала жгучая необходимость читать стоя.

Сопя от того, что куски отбитой вместе с цементом штукатурки потолка впивались в колени, я на четвереньках подполз к покосившейся двери, высунув голову в коридор, напрягая слух и щуря глаза от дыма.

Убедившись, что всё тихо, я же хотел вылезти в коридор, но со стороны лестницы на второй этаж послышалась чья-то басовитая речь и ритмичный стук в такт шагам. Втянув голову обратно, чтобы меня не заметили, затаил дыхание, вслушиваясь в звуки.

— Господин, может обыщем здание, время ещё есть. — Донёсся до меня голос неизвестного.

— Уже нет необходимости. Уходим, пусть князья остаются.

Судя по обращению, сейчас говорил тот, с чьей подачи нас похитили и он скорее всего из благородных.

— «Нужно постараться увидеть, кто это и как выглядит» — тут же блеснула мысль в моей голове и повинуясь ей я подался вперёд, аккуратно высовывая голову в коридор, но было уже поздно.

Всё что мне удалось увидеть это профиль, а вернее уже затылок мужчины в модном двухцветном плаще с тростью, чёрной тканевой маске на нижней части лица и очках, скрывающегося в холле на пути к выходу. Он не хромал, а значит трость ему служит как аксессуар, либо является скрытым оружием. Скорее всего, это даже причуда — так здесь принято называть артефакты, или как ещё говорят на жаргонном диалекте вояки и студенты магических академий «приблуда». Точный возраст определить сложно, но если брать во внимание походку, голос и осанку, то это благородный пижон которому может быть от 35 до 70 лет. Определение возраста у магов вообще больной вопрос что в моём, что в этом мире. Да и продолжительность жизни та ещё загадка.

Продолжительность жизни магов этого мира в среднем около 140–150 лет. В некоторых родах, которые обладают секретами продления жизни представители рода умудрялись доживать до двухсот лет. Бытует мнение, что Азиатские конгломераты ведущие исследования в этом направление шагнули ещё дальше, но это только на уровне слухов, светских сплетен и информации с развлекательных порталов, что почитывал иногда Стас.

Услышав звук отъезжающего от входа транспорта я осмелев выполз в коридор, шипя вставая с колен и на согнутых ногах направился к холлу. Выпрямить их у меня не получилось. Сухожилия колен стали деревянными, отдаваясь противной ноющей болью.

— «М-да, точно». — Легонько хлопнул я себя ладонью по лбу, доставая телефон. — Нужно предупредить, что я… Ска! Скверх патлатый наверху где-то…

Достав трофейный телефон я сначала хотел позвонить отцу, но вспомнив горячо запущенного Токарева, который может начать штурм здания, решил отправить сообщение ему. Тут и так дым глаза режет, а старый вояка может ещё газ пустить. С него станется!

Во избежание тысячи вопросов, вместо звонка я решил написать дяде Фёдору сообщение. Подумав, решил немного приукрасить набрав: «Это Стас. С нами всё в порядке. Мы в безопасности. Похитители покинули здание. Нам ничего не угрожает».

Переведя телефон вновь в режим полёта, я остановился со скорбным видом перед лестницей. Как не крути, но мне нужно было удостовериться, что с Димой всё в порядке, ну или не в порядке. Хоть он и гнида редкостная, на мой взгляд, но лучше бы он был жив. Мне то он, как жнецу импланты первого поколения и поражённые наностимами органы, но мои теперешние предки расстроятся. Они хорошие люди, не хотелось чтобы они грустили. Может он сейчас на втором этаже подвешенный под потолком за шары висит на последнем издыхании? Было бы забавно конечно, но помочь ему придётся или хотя бы создать вид беспокойства.

Ещё раз взглянув на лестницу, предвкушая дикое, необузданное «веселье», шипя и матерясь я стал подниматься на второй этаж. Не смотря на натруженные ноги подъём дался мне легче чем ожидалось, а память издевательски подсказала, что в таком состоянии основной проблемой является спуск.

Сразу перед лестницей второго этажа располагался коридор уходящий по обеим направлениям в стороны, и фойе с рядами стульев, часть из которых были перевёрнуты. Скорее всего это место использовалось для каких-то производственных совещаний или собраний. Не обращая внимания на грохот справа, доносившийся какого-то из кабинетов, войдя в фойе я направился к столу. Внимание привлекла стоящая на нём пара кружек и скомканный бумажный пакет рядом с одной из них.

Как и предполагал, это были не остатки старины. Кто-то устраивал здесь посиделки с чаепитием. Это было недавно, судя по тому, что с правой стороны наполненная чаем кружка была ещё тёплая. Она была полная до краёв, что позволяло сделать вывод о том, что из неё не пили. Беглый осмотр ободка, тоже это подтвердил. Во второй кружке были остатки кофе судя по цвету и запаху.

Развернув пустой скомканный пакет из жёлтой бумаги, в какие обычно кладут фастфуд или выпечку на вынос в пекарнях, вылил остатки кофе и положил в него кружку. Обратив внимание на пепел рядом с местом где стояла тара, обследовал пол вокруг стола.

— Сплошное расточительство…

Тихо произнеся это, к кружке, в пакет отправилась смятая треть сигары с лейблом «British tobacc», но перед этим сконцентрировавшись на окурке я воззвал к Атминтису. Образы были нечёткие. Всё что мне удалось увидеть, это два расплывчатых силуэта, ведущих беседу за этим столом. Неудивительно, ведь сейчас оба говоривших прибывали в добром здравии. Их оргон пока не соединился с потоком воспоминаний, как это происходит после смерти.

— «А вот и кавалерия прибыла. Нужно поторапливаться».

Подойдя к окну с выбитыми стёклами я высунулся из него, помахав рукой приближающемуся вертолёту рода Мышкиных. Отойдя обратно, глядя себе под ноги, мой взгляд задержался на свёрнутом куске лощёной бумаги, валяющемся прямо под вторым стулом, который кто-то старательно оттёр от пыли и застелил газетой.

— Как интересно, то… — Невольно сорвалось у меня с губ когда я развернул свою находку. — Пожалуй, это останется у меня.

Решив, что осмотр завершён, мой курс теперь пролегал в коридор, откуда доносился звук. Найти нужную дверь удалось сразу. Она оказалась через три кабинета от фойе. Дима заподозрив неладное и уловив запах дыма сейчас колошматил ногами в закрытую дверь. Сомнений, то что это был именно он, у меня не оставалась, ведь этот патлатый скверх сейчас высокомерно визжал за дверью: «Что у вас там происходит?! Я требую, чтобы меня выпустили! Почему воняет гарью?».

— Расслабься, Дим. Это я, Стас. — Крикнув через дверь, и осмотрев замок обитой металлом добротной двери, мною были сделаны соответствующие выводы. — Тут пожар небольшой. Не паникуй, похитители удрали. Скоро тебя вытащат. Отец уже здесь.

— Уже вижу. — Раздались шаги и чопорное бормотание с другого конца комнаты, где должно было находиться окно, после чего послышался крик. — Мы здесь! Сюда!

Не прошло и десяти секунд, как снизу раздалась барабанная дробь набоек туфель. Через мгновение с лестничного проёма вылетели отец в сопровождение Токарева.

— Мы здесь, — Окликнул я их, хотя в этом не было нужды. — Дима за этой дверью.

— Ты в порядке, сын? — Положа руку мне на плечо было первым, что у меня спросил отец, притянув к себе. — Не ранен?

— Нет, отец всё хорошо. — Уверил я своего предка, указывая на дверь. — Этот… — чуть не сказал я «патлатый скверх», но вовремя остановился. — … Димка там запертый, а дверь….

— Всё, понял. — Кивнул Мышкин, поворачиваясь к двери, а на смену ему пришёл неугомонный Токарев, который посчитал нужным меня потискать.

— Молодчина, Стас! Моя школа!

— Осторожнее дядь Фёдор, у меня ноги болят. — Шикнул я на Токарева, который заключил меня в свои крепкие объятия, светясь от радости, и чтобы перестать быть объектом его повышенного внимания, достал из кармана пластиковую карту и телефон Копчёного, бросил их в пакет к кружке, протягивая нашему безопаснику. — Вот, дядь Фёдор. Это будет вам интересно.

Видя, что отец собирается ломать дверь, я увлёк недоумённо хлопающего глазами Токарева на пару метров в сторону.

— Что это, Стас? — Глядя в пакет поинтересовался, старый вояка переводя взгляд с содержимого на меня.

— Из кружки пил главный этих, что нас похитили. Окурок тоже скорее всего принадлежит ему. Могли остаться следы ДНК.

— Да ты голова, Стас! — Похлопал меня по плечу Токарев, лицо которого выражало удивление моей смекалке в купе с радостью. — А остальное?

— Телефон и банковская карта принадлежат тому громиле, что охранял меня в подвале. Пароля на смартфоне нет, так что можно проверить контакты, да и на карте реквизиты….

Я прервался из-за эфирной вспышки, после которой незримая сила сложила дверь пополам, как тетрадный лист, для себя ещё раз подчёркивая в мыслях, что маги этого мира суровые ребята. Не смотря на то, что Ставр Мышкин был, мягко говоря «скуп на эмоции», его глаза на секунду наполнилось теплотой и беспокойством, когда он увидел второго своего сына целым и невредимым.

— Как ты, Дим? — Довольный тем, что всё закончилось поинтересовался Ставр, так же как и меня приобняв моего братца за плечо.

— Всё, хорошо, отец. — Даже сейчас с напыщенностью и высокомерием ответил мой братец, после чего посмотрел на меня, обведя взглядом с ног до головы. — Я старался не провоцировать похитителей ожидая помощи, по этому со мной всё в порядке, в отличии от него.

Указав на мои согнутые ноги, Дима приосанившись и поправив на себе повседневный пиджак продолжил, демонстративно отвернувшись от меня.

— Отец, он вёл себя неразумно, ставя под угрозу наши с ним жизни, провоцируя похитителей.

— Поговорим об этом дома. — Спокойно парировал отец, пропустив мимо ушей провокацию Димы в мой адрес, не подав вида, что слышал сказанное мной ругательство в адрес братца.

— Да, отец. Давай возвращаться в поместье.

Собрав все остатки спокойствия, и делая открытие, что веретено ускоряется ещё от сильного приступа злобы, я растянул губы в дружелюбной улыбке, которая скорей походила на оскал, давая себе обещание «пролечить» от гнили в скором будущем братца. Хорошее ворожение подцепил я от Копчёного, надо будет запомнить.

— И это… — Сделав несколько шагов в сторону лестницы обратился я к Токареву. — Дядь Фёдор, помогите спуститься по лестнице, а?

— Чего молчал, то? — Забегал и заохал Токарев, закидывая мою руку себе на плечо. — Вот же псы проклятущие! Ну ничего, Стас! Дома отлежишься, вмиг станешь как новенький. «Дома и стены помогают», как говорится.

— Вы правы, дядь Фёдор, но разлёживаться долго не получиться. — Видя непонимание на лице Токарева, я решил пояснить. — Вступительная церемония в лицее уже завтра. Начало учебного года, не хотелось бы много пропустить, все дела.

Сказав это, я посмотрел на отца, который от сказанного мною аж сбился с шага, а его лицо вытянулось. В ответ, лишь невинно пожав плечами, моя рука скользнула в карман, сжав там свёрнутую рекламную брошюрку Романовского магического лицея, которую я нашёл здесь под стулом….



Глава 7


Лёжа в широкой кровати, заложив руки за голову я рассматривал люстру, прокручивая события вчерашнего дня. Покой, как оказалось мне только снился по возвращению в родовое поместье. Вожделенного торта я так и не получил, но хотя бы принял ванну и вкусно поел перед тем, как меня основательно взяли в оборот. Стоило последнему куску котлеты провалиться в моё брюхо, как Токарев начал сыпать меня вопросами. Его интересовало всё, что случилось с того момента, как мы с Димой вышли из больницы, вплоть до того, как за нами прилетели на вертушке.

В целом, все мои ответы были правдивыми, кроме того момента, как я выбрался из кладовки. Официальной версией рассказа, стало то, что голова охранника повстречалась с металлической трубой. На вопросы про взрыв, лишь пожимал плечами и мотал гривой впав в несознаку. Когда расспросы подошли к концу, и я надеялся, что с меня уже слезли, в поместье нагрянули люди из имперской полиции. Пришлось бы рассказывать всё по второму кругу, если бы не Токарев, который смог «договориться», чтобы от меня на сегодня отстали. Старый вояка практически вытолкал их взашей, сказав что как уполномоченный рода Мышкиных лично приедет завтра в комиссариат и даст письменные разъяснения, перед тем, как накатает огромную жалобу в имперскую канцелярию о непрофессионализме сотрудников комиссариата Петергофской губернии. Подействовало безотказно! Никто не стал настаивать, ведь Токарев являлся довольно известной личностью в кругах силовых структур. Про его брызжущую форсунку не знали разве что в Царском дворце, хотя скорее всего и там знали, что он буйный.

Когда с расспросами меня было покончено и Токарев перевернув страницу записной книжки переключился на Диму, а я сославшись на плохое самочувствие отправился наверх, к себе в комнату.

Поразмышлять перед сном обо всём случившемся у меня не вышло. До конца не восстановившееся после комы тело и использование контура вуали дали о себе знать. Голова только коснулась подушки, как на меня навалился глубочайший сон. Мне даже ничего не снилось, несмотря на насыщенный день и массу полученных впечатлений.

Сейчас же голова и тело гудели, как потоковый генератор Катастрофы. Голова от мыслей, а тело от боли. Вчера болели только ноги, сейчас болело вообще всё, даже кончики волос. Если бы задержался в больничке до полного восстановления, то такого не случилось. Сейчас бы я себя чувствовал куда лучше. В добавок не давало покоя это похищение, в частности его мотив. Ну, кому может понадобиться родовая гербовая печать Мышкиных? Сама по себе это штучная вещица, которую может изготовить лишь императорский мастер причуд, находящийся в Царском дворце. Печать является символом знатного происхождения рода и служит для заверения важных документов и государственных актов. Особенное в ней то, что гербовой печати не нужны чернила. Она оставляет эфирное клеймо родового герба на документе, которое не исчезает и не стирается. Лишь глава рода или единокровный родственник может ей воспользоваться. В чужих руках эта приблуда попросту не работает. В случае Мышкиных, это бесполезная безделушка, потому как наш род не участвует в государственных делах. Мы даже в княжеский совет Петергофской губернии не входим, несмотря на наличие титула. Единственное для чего нужна Мышкиным гербовая печать, это для ежемесячного подтверждения права на свои владения. Каждый месяц, десятого числа из императорской титулярной коллегии присылается с сопровождающим документ, на который глава рода ставит печать, после чего его сразу забирают. Если этого не сделать, то по прошествии пять дней владения будут распределены между членами совета княжеских родов с лишением титула, соответственно. Жадные до чужого добра князьки в это я могу поверить, но выбранный ими метод попросту нелогичен. Даже знаний Стаса о правилах светского общества хватает, чтобы навскидку придумать несколько способов достичь желаемого. Похищение члена рода и шантаж наиглупейшее, что можно придумать, ведь подобный проступок полностью развязывает руки отцу. К примеру если бы они с Токаревым устроили кровавую баню на заводе и убили того благородного, то род Мышкиных был бы в своём праве. Никакой ответственности перед союзом князей и императорской канцелярией род бы не имел, ведь похищение члена рода, до кучи потенциального наследника — тяжкое преступление. Хлопотно и нелогично, в общем… Остаётся из мотивов лишь месть, но тут тоже дело темнее тёмного угла третьего уровня нодов. Никого на ум не приходит, кто бы мог затаить обидку лютую на Ставра. Остаётся найденная мной брошюрка Романовского магического лицея в который я должен был пойти, но она не клеится к общей картине. Болт разберёшь, откуда скверх кастует. Возможно Токареву удастся что-нибудь выяснить по своим каналам из того, что мне удалось собрать.

За этими мыслями в мою дверь постучали. Я хотел крикнуть, чтобы входили, но этого не потребовалось.

— Жаль, я думал это сексапильная горничная, а это глюк… — Изобразив скорбный вид, и чтобы добавить трагизма, тяжело вздохнул, качая головой, едва сдерживая улыбку.

— Вижу восстановление идёт хорошо. — Улыбнулся усатый мужчина, пригладив три волосинки на поблескивающей лысине. — Шутить изволите, княжич Станислав. Хорошо, очень хорошо…

— Рад, вас видеть Юрген, что очень странно, ведь я стёкл что трезвышко. Наркотиками тоже не баловался….

Мы оба засмеялись, крепко пожав друг другу руки. Это был наш семейный врач Юрген Глюк, основным пациентом которого частенько являлся Стас Мышкин. Обрусевший немец, врач высшей категории из Австрийской империи с интересной фамилией частенько латал княжича после драк, обрабатывая многочисленные ссадины и синяки.

— Вот, не можешь ты без этого, Стас. — подойдя ко мне, немец осторожно ткнул пальцем в припухшую щеку, рядом с губами.

— Зубы целы. Хорошо… — Сказав это, Юрген запустил руку в свой саквояж, висящей на ремне, перекинутом через плечо. — Сейчас обработаю и мы побеседуем.

— Да, на такое мазь от гематом стыдно тратить.

— Передо мной можешь не храбриться, чай не перед княжной на выданье.

— Ну, ла-а-адно. — Обречённо протянул я, подставляя щеку на которую Юрген тут же прилепил круглый ватный тампон, намазанный мазью. — Походить так, а потом как мазь впитается, он сам отвалится?

— Всё верно, память тебя не подводит после комы. — Сделал заключение семейный врач, присаживаясь рядом со мной на кровать. — Именно об этом я и пришёл поговорить. Нужно выяснить твоё текущее состояние. Для этого честно отвечай на мои вопросы….

Минут двадцать, Глюк беседовал со мной, задавая различные вопросы, начиная от того «Происходят ли у меня провалы в памяти?», «Не нарушены ли двигательные функции?», «Не исчезло ли чувство насыщения когда ем?» и прочее. Даже про эректильную функцию поинтересовался, на что я ответил, что не было возможности проверить.

Когда все вопросы подошли к концу, сошлись на том, что со мной всё хорошо, но с потерей двенадцати килограмм в весе нужно что-то делать.

— Пей витамины, хорошо питайся, старайся двигаться и вовремя ложись спать. — Выдал мне рекомендацию, Юрген. — Угрозы здоровью я не вижу, но в конце недели, чтобы съездил в клинику и прошёл промежуточное обследование. Назначение отдам твоим родителям, а копию Токареву, он обязательно проследит, чтобы всё было исполнено, а то знаю я тебя. Только бегать начнёшь, тебя в больницу не загонишь.

— Ну, ла-а-адно. — Протянул я в манере Стаса ненавидящего больницы, изображая недовольство, после чего решил проявить инициативу, сам для себя. — Юрген, добавьте ещё к своему назначению комплекс незаменимых аминокислот и легкоусвояемую белково-жировую смесь. Курс хондропротекторов тоже не повредит. Вы ведь в курсе, что со мной вчера произошло? Изрядно пришлось побегать… — Видя, что мои пожелания вогнали Глюка в ступор, я счёл необходимым пояснить свои мотивы. — Мне бы хотелось, как можно быстрей восстановиться, ведь учебный год в бурсе, можно сказать, уже начался. Не хотелось бы много пропускать.

— Похвально, Станислав. Искренне рад от тебя такое слышать. — Восхищённо произнёс Глюк, не веря своим ушам, ни чуть не сомневаясь в серьёзности сказанного. — Ты никак за ум решил взяться?

— А то! — Принял я максимально возможный для моего состояния бравый вид. — Когда-то надо начинать?

— Вот и правильно! — Поднял указательный палец Глюк, кивая головой. — Добавлю всё что тебе нужно к назначению, и напишу дозировки под твой вес. Прямо сейчас этим займусь, а тебе вставать уже пора. Скоро обед будет. Помнишь, что я говорил?

— Да, да… «Хорошо питаться».

— Вот именно! — Стоя уже у дверей комнаты ещё раз кивнул Глюк. — Счастливо оставаться. Мне ещё к Дмитрию зайти нужно.

— Хорошо, а то он кажется на запор жаловался. — Бросил я, начиная кряхтя подниматься, но моё заявление взволновало Глюка, застывшего в открытых дверях.

— Запор? — Переспросил Юрген, тут же выдвигая предположительную причину недуга. — Наверное на нервной почве… Такое пережить.

— Не совсем. Это я по своим наблюдениям догадался. Он с самого рождения им страдает. По другому не могу объяснить, откуда в нём столько дерьма. Выпишите ему самое лютое слабительно, чтобы….

— Да ну тебя, Стас! Опять твои шуточки…. — Махнул рукой хихикающий немец исчезая за дверью.

— А лучше, клизму со скипидаром. — выдвинул я новое назначение, вспоминая вчерашний день, поднявшись с кровати, но кроме меня этого никто не слышал.


Пока одевался в домашний костюм, который стал мне немного великоват, костеря скверхово племя по чём зря, предписывая им неестественные формы сношений, взглянул на свой образ. Увиденное меня обрадовало тем, что мой резерв был заполнен на 96 %. То, что Дима вчера вывел меня из себя, подстегнуло вращение веретена. Фантазию тоже, ведь всю дорогу до особняка я мечтательно представлял, как открываю дверь вертушки и схватив его за ноздри этого патлатого скверха, скидываю вниз.

Мечтательно улыбнувшись, готовый отправиться на обед и перебирая в голове всякие вкусности, которые могут там быть, моя нога перешагнула порог и так осталась висеть в воздухе.

Снаружи, напротив моей двери появился стол, за которым сидел один из бойцов Токарева. Увидев меня, охранник встал и кивнув, закладывая руки за спину, поприветствовал меня пожелав доброго дня.

— Что-то не так? — Уже после приветствия поинтересовался боец, видя, что я не ухожу и смотрю на него.

Со скорбным видом покачав головой, чтобы не напрягать своего персонального цербера, решив, что к Токареву у меня будет пара вопросов, я отправился мимо гостевых комнат, дальше по коридору, к лестнице ведущей вниз.

— И здесь… — Непроизвольно вырвалось у меня, когда внизу ступеней я увидел сурового мужика в пиджаке, с торчащей в ухе гарнитурой.

Прежде чем добрался до столовой, мне пришлось выслушать ещё три приветствия. Такое чувство, что где-то в воспоминания Стаса закралась ошибка. Вместо родового поместья, сейчас я шёл будто по режимному объекту. Странно, что Токарев не додумался раздать всем оружие из родового арсенала.

Вопреки моим ожиданиям, в семейной столовой никого не было. Судя по звукам разговора с оттенком напряжённости, доносившегося из гостиной, все сейчас находились именно там. Пользуясь всеобщим отсутствием, стянув с блюда небольшой пирожок с яблочным повидлом, который так и манил меня, я уже хотел направиться выяснять причину, когда дверь ведущая на кухню открылась и оттуда вышла наша младшая горничная Анна, неся в руках поднос с различными склянками и приборами.


Стас её хорошо знал, и даже частенько перекидывался с нею парой фраз при встрече, но как объект сексуального желания не расценивал, считая её «староватой» для себя. Разницу в семь лет, княжич уже считал довольно критичной, в силу этой причины, его разумом Анна идентифицировалась просто, как «хорошая, приветливая девушка», но это для Стаса, а не для Айзека.

Мой же разум говорил мне, что эта стройная красотка с тёмно-каштановыми кудряшками, тонкой талией переходящей в правильные манящие изгибы бёдер, которые не могла скрыть даже строгая форма, чувственными губами и большими зелёными глазами, будет послаще того пирожка, что я сейчас жевал.

Увидев меня, приветливо улыбнувшись обворожительной улыбкой, от вида которой у меня начало спирать в груди, девушка сделал книксен.

— Рада видеть вас княжич Станислав. Не сомневалась, что вы обязательно пойдёте на поправку.

— И я рад видеть тебя, Анна. — Улыбнулся я в ответ, подмигнув девушке. — Никто не обижал тебя в моё отсутствие?

— Что вы! — Завертела головой девушка, ещё приветливее улыбнувшись. — Изволите чего?

Хотелось бы сказать этой красотке, чего бы, и сколько раз, я бы с ней изволил, но скверх тут плавал. Придётся подобрать слюни и сунуть свои влажный фантазии в кулачок. У Мышкиных есть строгое правило, которое Ставр вбил в наши с братцем головы. Гласило оно следующее «Никаких интрижек с персоналом противоположного пола». Мне то оно по рулевому винту, только если об этом узнается, то Анна полетит на форсированной тяге с работы. К тому же в памяти ещё свежи воспоминания о медсестре Оленьке, на смену которой после моих «шалостей», пришла квадратная баба с холодными руками. Лучше пусть всё остаётся как есть, а эта красотуля и дальше мне взор радует. Вдруг её какой-нибудь хмурой тёткой заменят, чуть красивее швабры? Буду соблюдать правила «корабля» Мышкиных, пока я тут, но сделать комплемент мне ведь никто не запрещает?

— Нет, Анна. Благодарю тебя. — Глядя на ту округлую часть девушки, что находится ниже поясницы, добавив невозмутимости в голос ответил я, когда она ставила содержимое подноса на стол. — Пойду в гостиную, узнаю что там за переполох. — Сделав несколько шагов в озвученном направление, я остановился, изображая приступ забывчивости. — Ах, да… Чуть не забыл сказать, что ты как всегда прекрасно выглядишь.

— С-спасибо. — Немного сбившимся от неожиданности голосом пропела Анна, но по глазам и розоватому оттенку щёк, было очевидно, что ей приятно моё внимание. — Зовите, если что понадобиться.

— Не-пре-мен-но. — Находясь уже на пути в гостиную, по слогам отчеканил я, светясь от довольства.


Судя по лицам присутствующих здесь, моего настроения они не разделяли. Отец сидел с задумчивым видом, а Токарев инструктировал двух своих бойцов.

— … И чтобы муха не пролетела! — Было последним, что мне удалось услышать, перед тем, как оба подшефных нашего безопасника энергично закивав покинули помещение.

— Денёчек! — Поприветствовав всех домочадцев в излюбленной манере младшего Мышкина, приземлил свою тушку рядом с отцом на диван. — А что все какие-то нервные и дом полон охраны? Что-то случилось?

— М-да, сын. Случилось. — сказав это, отец достал мой смартфон из кармана пиджака, возвращая его мне.

То, что это был мой смартфон сомнений не возникло, благодаря хорошо знакомому рисунку на чехле, в виде накаченной мускулистой мыши бандитского вида с бейсбольной битой, забитой гвоздями.

— Его полицейские возле клиники нашли, когда вас с Димой похитили. — Пояснил отец. — Токарев сейчас из комиссариата забрал.

— Спасибо дядь Фёдор. — Поблагодарив за возвращение пропажи, мой палец лёг на сенсорную панель для снятие отпечатка, но смартфон включился и без этого.

— В комиссариате его распаролили. Думали, что какие-нибудь зацепки по твоим похитителям смогут найти. — Поспешил пояснить Токарев причину отсутствия блокировки. — Сегодня утром, как получил его на руки решил проверить работоспособность. В 9:08 тебе кто-то сообщение прислал с неизвестного номера.

— Уже вижу. — Спокойно сказав это, мои глаза уже второй раз пробежали по тексту, гласящему «Сиди тихо в своей норе Мыша».

— Это ещё не всё. — Продолжил отец, доставая свой телефон, и мазнув несколько раз пальцем по сенсору развернул ко мне экран. — Вот это было на воротах амбара на нашем ранчо в Михайловском.

— … И вы решили, что это наши с братом похитители? — Продолжил я ту мысль, что до меня сейчас доносили, после того, как прочитал тот же текст из сообщения на дверях амбара, выполненный белым баллончиком с краской.

— Не исключено. — Безапелляционно заявил Токарев.

— Исключено. — Констатировал я не менее уверенно, хмыкнув себе под нос и удаляя сообщение посланное с неизвестного номера. — Это не угроза. Со мной просто кто-то из «друзей» решил «поздороваться». — Видя, что все в гостиной желают более подробного рассказа, пришлось объяснить. — Пап, похитители связались бы с тобой, но не со мной. «Мыша» — так меня однокашники по младшей и средней школе за глаза называли. Наверняка это работа кого-то из прихвостней Орла… с куриными перьями. Они же и дверь амбара на ранчо испортили. К инф… гадалке не ходи.

— «Орла»? — Переспросил осторожно Токарев. — Ты сына Орлова имеешь в виду?

— Кого же ещё.

— А не мог ли он…. — Начал было начинающий заводиться старый вояка, но я решил его поскорее прервать.

— Исключено. Для организации похищения кишка у него тонка, да и вспомните, кто его отец. Разве род Орловых стал бы марать своё имя похищением?

— Ты прав, Стас. — Пару секунд подумав заключил Ставр. — Верно рассуждаешь. Отправить тебя доучиваться во Францию было хорошей идеей. Если бы не эта авиакатастрофа….

— Всё нормально отец. — Поспешил с ответом, желая пресечь неприятную для моего нового предка тему, ведь для меня не было секретом что он винит себя за произошедшее с княжичем.

Когда Стас находился в коме, то слышал все разговоры, что велись рядом с его кроватью в палате. Эти знания разделил с ним и я, после того как оказался в его теле.

— Смотрю, тебя не очень бывшие однокашники, а теперь уже сокурсники, жалуют. — Безошибочно вычленил Токарев основной момент из нашей беседы. — Может, тебе помощь нужна? Только скажи….

— Не нужно ничего, дядь Фёдор. Своими силами со всем разберусь, как делал это всегда, но если потребуется помощь, то я обязательно дам знать.

— «Своими силами», говоришь… — Задумчиво сказал отец, поигрывая пальцами. — Ты ведь понимаешь, Стас, что Романовский магический лицей, это не младшая и средняя школа, что вы уже не дети, а будущие наследники рода. Это раньше по молодости вы могли решать дело кулаками, сейчас же ты будешь совершенно в иных, не выгодных для себя условиях. Понимаешь, что я пытаюсь до тебя донести?

— Вполне, отец. — Мне сразу стало ясно, к чему подводит мой предок. — Ты намекаешь, на мой медленно прогрессирующий дар управления эфиром?

— Стас, я не хотел тебе говорить, но после комы… — Ставр сделал паузу, поглубже вдохнув. — В общем после авиакатастрофы… Твой дар стагнировал. Сейчас ты вряд ли сможешь контролировать эфир для накопления его в теле.

— Уже почувствовал, — изображая озабоченность этим феноменом, соврал я не поморщившись. — Но всё может измениться в любой момент. Я не унываю.

— Рад это слышать.

Черты лица Ставра смягчились от того, что он услышал от меня то, что хотел.

— Раз мы со всем разобрались, то давайте уже есть пойдём, а то там в столовой еда стынет….




Глава 8


— «Не важно, хорошо начать… Главное… хорошо кончить!» — Всегда говорил дедуля Нейтан, с усмешкой добавляя. — «Желательно, не себе на колени».

Начало вроде хорошее. Вчерашний день прошёл размеренно и непринуждённо, по моим меркам, но в тоже время продуктивно. По большей части я просидел в своей комнате, за плетением обруча вуали и шатанием по глобалнету. Процесс шёл со скрипом шарнира ржавого импланта второго поколения.

Если на Фагрисе, когда учился у Тонга, у меня был недостаток мастерства в плетении, но были все условия для этого, то здесь шары повернулись в профиль. Сейчас я знал что нужно делать, полное отсутствие сомнений в правильности действий, петли символов ровно сплетались в ряды, обеспечивая связь между физическим и духовным телом, складываясь в начало обруча. Всё хорошо, но резак пятки пилокосы жнеца мне в живот! Ска, как же медленно!

В моём мире не нужно было выбирать, с какой силой тянуть нить оргона из веретена, чтобы нечаянно не порвать её. Работая на пределе своей скорости мне не нужно было на счёт этого вообще заморачиваться. Здесь же, веретено вращается в разы медленнее, и мне приходится постоянно сдерживаться. Если сильно тянуть, то нить оргона идущая из веретена сначала начинает истончаться. Это первый звоночек о том, что нужно снизить силу воздействия. Не сделаешь этого… Дзынь! Петля символа над которой работал распускается, оставляя прореху на духовном теле. Она сама начнёт затягиваться без моей помощи, но существует неприятная закономерность — чем сложнее был символ, тем больше червоточина на духовном теле и тем дольше она сращивается. Приблизительное соотношение по времени 1 к 10. Если нить оргона порвётся когда я буду ткать один из сложных символов, к примеру «Альфар» или «Лоумиган», то картридж биотуалета летит в турбину флаера. Доить мне скверха десять минут, а сиська у него одна. Расплести символ не в сравнение быстрее, если сразу заметил ошибку и не начал следующий. Там всего пять минут «рукой» работать придётся, при должной сноровке.

Будто дожидаясь, когда я закончу вторую связку обруча из восьми, в дверь постучали, а через пару секунд, ко мне размеренной походкой вошёл Токарев. В руках безопасника была жёлтая, слегка припухшая папка.

— Доброе утро, Стас. Как ты себя сегодня чувствуешь? — По отечески поинтересовался старый вояка, проследовав к стулу стоящему рядом с моей кроватью, который я специально поставил сюда вчера. — Ничего не беспокоит?

— Денёчек, дядь Фёдор. Всё в полном порядке. — Бодрым голосом уверил я нашего безопасника, принимая сидячее положение, ещё раз мазнув взглядом по папке. — А вы я вижу с новостями?

— М-да, с ними, будь они не ладны. Подумал, что тебе тоже будет интересно.

— Ещё бы! — Приосанился я, кивая энергично головой.

— Новостей немного. — Озабоченно развёл руками Токарев. — Теперь мы знаем точно, что это точно были не анархисты из «Мертвой фэмили». ДНК удалось снять, но совпадений с базой комиссариата нет, как и отпечатков на кружке, кроме твоих. Личность хозяина смартфона установили. Николай Боженов, бывший военный, участвовал в русско-японском конфликте, работал на пару семей бойцом в Выборгской губернии, ныне числится безработным. В телефоне всего несколько контактов с неизвестных номеров, сим одноразовая. Так что, тоже глухо. Установить можно от кого звонки, но мы только время потеряем. Окажется, что использована приватная линия, а запрос на проверку министерство не одобрит, ведь дело не касается госбезопасности.

— А карта? — Поинтересовался я, понимая, что и здесь концов не найдёшь.

— Одноразовая карта получателя, неименная, на предъявителя. — Шумно выдохнул Токарев, насупившись сверли недовольным взглядом пол и перебирая пальцами по колену.

— Это как? — Решил я восполнить пробел в области, незнакомой Стасу.

— Кто-то сделал вклад в одном из частных банков герцогства Андорра, с выпуском одноразовой карты получателя, и отдал её Боженову, чтобы с ним расплатиться, — начал терпеливо объяснять мне Токарев. — На карте лишь сведения о счёте, на котором находится вклад на предъявителя, больше ничего. После полного обналичивания, частичное невозможно, вклад закрывается, а предъявитель получает на руки наличность.

— Сведения о вкладчике из Андорры, получить, как понимаю, невозможно. — Зная уже ответ озвучил я свои мысли.

— Боюсь, что нет. — Покачал головой старый вояка. — Проще на штурм Царского дворца пойти, чем на Андоррский банк. Работали спецы, не иначе. М-да… Вот, держи, это твоё.

Запустив руку в папку, Токарев извлёк оттуда тонкую пачку денег, крупными купюрами, перетянутую крест на крест бумажной гербовой лентой имперского банка.

— Здесь, 158 тысяч. Перед тем, как заехать в банк, сдал смартфон Боженова в ломбард, обналичил карту и попросил запаковать всё вместе. — Видя с каким недоумением я смотрю на деньги в руках, безопасник в очередной раз пожал плечами. — Телефон всё равно был нам бесполезен и….

— Да, я не про это. — Махнул я рукой, крутя в ней пачку купюр. — По какому поводу?

— Как по какому?! — Удивился, Токарев. — «Что в битве взято, то свято» — Закон войны. Они твои по праву, Стас.

— М-м-м, ну ладно. Я ж не против, дядь Фёдор. — Быстро согласился я, вспоминая про Стасов месячный баланс в 200 тысяч на карманные расходы, который уменьшался, соразмерно его выходкам, отцом. — Можно теперь месяц не быть паинькой и податься во все тяжкие.

— Я тебе подамся сорванец! — Погрозил мне кулаком Токарев, с напускной строгостью.

— Шучу — шучу! Буду вести себя хорошо, — затараторил я, выставляя ладони вперёд, но тут же отсмеявшись продолжил. — Только всё равно, придётся во все тяжкие. Хочу после завтрака в Петроградку смотаться.

— Исключено, тебя….

— Дядь Фёдор, не перегибай. — Спокойно прервал я, готовые вот-вот начаться протестные излияния Токарева. — Не безделья ради.

— А зачем тогда? — Понизив голос поинтересовался въедливый, что космический асбестовый клещ вояка.

— Гардероб хочу обновить, ещё….

— Стас, это можно по каталогу сделать. Тебе всё доставят в течение часа.

— Дослушай, дядь Фёдор. Я ещё в бурсу хотел заехать. На занятия не пойду, но получить форму надо, эполет заказать ещё нужно, и осмотреться не помешало бы, а то у меня смутное представление по поводу этого места.

— Я могу это кому-нибудь… — Видя, мои покачивания головой Токарев замолчал.

— Да, я устал уже сидеть в четырёх стенах, понимаешь дядь Фёдор? Кома, больничка, то подвал, теперь особняк. Я уже могу уверенно передвигаться. Сидя здесь, скоро забуду как люди выглядят.

— А я тебе чем не людь? — Пожал плечами Токарев, делая вид что не понял меня.

— Дядь Фёдор, ну?

— Хорошо, но поедешь с сопровождением. — Нехотя согласился безопасник, прикинув что-то у себя в уме.

— Согласен, но когда в лицее будем, охрана ждёт меня в машине, а не ходит за мной хвостиком.

— Это ещё почему? Вон с Димкой ходят, и ничего.

— Ну, то брат. Ему не нужно о своём имидже заботиться, там уже ничего не поможет. — Не обращая внимания на укор в глазах Токарева, настала очередь последнего аргумента. — Я не хочу, чтобы потом про меня начали говорить «Стас Мышкин ссыкло и брат его ссыкло!». Это бросает тень на весь достойнейший род Мышкиных. Пусть лучше говорят «Дмитрий Мышкин ссыкло, а вот его брат Стас нормальный княжич!». Смысл понятен?

— Понятен, не сквернословь…Стас, ну что вы всё время делите? — Всплеснул руками старый вояка. — Вам бы наоборот, вместе держаться… А-а! Что тебе говорить? Хорошо, будь по твоему.

— Вот и славно. — Довольно потирая руки, мне на ум пришло уточнить один момент, раз вспомнили про этого патлатого скверха. — Дядь Фёдор, а ты не в курсе, мы с Димой в одной группе?

— Нет, он в «Д», а ты, пока неизвестно.

— Не понял!? — У меня отвисла от удивления челюсть. — Мне отец документы о зачислении присылал, перед вылетом из Франции. Я, что, не зачислен?

— Зачислен, но ты церемонию вступительную и вводное занятие пропустил. Распределение по группам производится с учётом твоих способностей к управлению эфиром.

— Не знал. И как их определить? — Как бы сам собой напросился вопрос, ведь в воспоминаниях Стаса об этом ничего не было.

— Причуду к тебе прислонят, она и покажет твой текущий уровень магических способностей, а уже из этих показаний будет видно, в какую группу ты попадёшь. — Разжевал как для блаженного Токарев, чуть помедлив добавив. — Если ты не хочешь в одну группу с братом, то можешь не переживать. Ваши магические способности сейчас сильно разнятся. Думаю магическая сила, это основной принцип по которому комплектуются учебные группы.

— Спасибо дядь Фёдор, что объяснили. — Поблагодарил я Токарева за информацию которую и сам знал, после чего взглянул на настенные часы, на которых было почти девять. — Одеваться к завтраку пора, а я ещё в кровати….

— Да, действительно. — Отметил старый вояка сверив свои наручные. — Мне тоже пора. Нужно распорядиться, чтобы всё подготовили к твоей поездке в Петроградскую губернию.

— Хорошо. Не скучайте дядь Фёдор.

— С тобой заскучаешь, как же! — Побурчал для вида Токарев, скрываясь за дверью, оставляя меня в одиночестве праздновать свою победу.

Довольный собой, как жнец здоровой почке, я подошёл к шкафу широко распахивая его двери, мурча себе под нос незамысловатую мелодию. Даже то, что не удалось установить личности похитителей меня не сильно расстраивало. В подобном результате я был почти уверен, после беседы по возвращению в особняк. Нельзя разочароваться, если ты ничего и так не ожидал. Всё дело было в моём прогрессе с облачением и в том, что мне действительно хотелось отсюда выйти, но не за шмотками, а на разведку в Романовский лицей.

«Осмотрелся» я там ещё вчера, при помощи смартфона. Глобальная сеть, или глобалнет — великая вещь! Делая перерывы между рядами обруча, я читал различные статьи посвящённые Романовскому лицею. Из официальных источников выходило, что это самое престижное учебное заведение для магов, после столичной Распутинской академии магических искусств. Крепкая материальная база из-за обилия спонсоров и государственного обеспечения, отборный преподавательский состав, передовые методики обучения, огромный ученический ресурс и просто колоссальная база для реализации магического потенциала учащегося. Всё это было красивой картинкой, как отличительные знаки кораблей «Содружества» в моём мире. Вроде шоколад на вид, но запах другой. Причин тут сразу несколько.

Первая, и самая основная из них это создаваемая здесь жёсткая конкуренция. Сейчас разговор идёт не о красивых циферках в дневнике. Речь идёт о месте в реестре «Магической боевой мощи Российской империи», куда попадает каждый учащийся сразу по зачислению. Чем выше место в этом реестре, тем больше ништяков для рода, или как их называют в этом мире — преференций. Тут огромный список, начиная от выделения владений с императорского плеча, снижение или освобождение от налогов и пошлин, заканчивая присвоением княжеского титула, ска. Да, да, да! Именно отсюда кастует скверх и вытекает причина номер два! Романовский лицей имеет статус «Объединённого» учебного заведения. В отличии от Распутинской академии, куда принимают только отпрысков благородных родителей, в Романовский лицей может поступить любой магически одарённый, имеющий среднее школьное образование, в состоянии оплатить условно-бесплатное обучение. Если будущая единица «магической мощи Российской империи» демонстрирует положительную динамику в магии, то империя уже на этом этапе начинает демонстрировать свою щедрость в виде взятия расходов за обучение на себя, и выплату стипендии. Уже после первого семестра становится понятно, кого Российская империя возьмёт под тёплое «крылышко», а кто будет покупать себе возможность учиться дальше. Не имеющие знатного происхождения топят на форсированном ходу за бесплатное обучение, титул и императорские подачки. Благородные за те же подачки, возможность стать главой рода и преференции. Мне же, нужна отметка в реестре об окончании магического лицея, по этому придётся идти по головам и грызть глотки. Очень символично, что старшекурсники Романовского лицея, называют школяров с первого курса между собой «шакалами».

Третья, и главная причина, почему Романовский лицей может по праву называться «гадюшником» это сама его внутренняя политика и основные принципы. «Развитие твоих магических способностей сегодня, это безоблачная дорога в завтра», «Титул и происхождение, остаются за воротами лицея. Здесь только маги», «Магия определяет кто ты есть» — вроде безобидно, но скверх тут носом в турбине флаера ковырял. Мне, Айзеку, сейчас хватает знаний Стаса Мышкина, который на мой взгляд был не глуп, но не блистал сообразительностью, чтобы заменить эти три основных принципа всего двумя словами — «естественный отбор». По другому и быть не может в месте, где учителей называют инструктора.

На открытом студенческом форуме нашёл несколько моментов, из которых следует, что не редко инструктора сами провоцируют конфликты между студентами, после чего стоят в сторонке вместе с дежурной бригадой врачей, выжидая момент, когда возникнет острая необходимость вмешаться.

Вчера вечером, по мере ознакомления со статьями, у меня не раз возникал вопрос, почему большинство благородных родителей, даже из отдалённых губерний стремятся направить своё чадо в Романовский лицей? Там же голову запросто отобьют или Атминтис воспоминаниями пополнят, чего хуже. Ведь есть альтернативы, и не одна! Я навскидку нашёл ещё четыре учебных заведения с более мягкими условиями и императорской поддержкой. На крайний случай частная магическая школа при каком-нибудь роде. Такие тоже есть.

Всё проще, чем починить гироконтур линкора, на который кто-то помочился. Престиж рода и преференции это очевидные вещи, но дело не только в этом. Главы родов сами заинтересованы в том, чтобы получить сильного, магически развитого наследника, чтобы быть уверенными в дальнейшем благополучии рода. Кто-то возможно и осудил бы методы обучения Романовского лицея, но при всех минусах, был один очень большой «+», жирным крестом перечёркивающий вообще всё — методы обучения Романовского лицея работали! Бурса ежегодно стабильно поставляла магические кадры по качеству ни чуть не хуже элиты Распутинской академии, преумножая магическую мощь Российской империи.

Я тоже не осуждаю подход к образованию Романовского лицея, и даже где-то поддерживаю. Другое дело, что желания становиться заложником этих методов у меня нет. Именно для того, чтобы подобного не случилось, мне необходимо провести разведку. Для начала нужно узнать в какой я группе, чтобы достать её список. Хочется знать к чему нужно быть готовым и чего ожидать. Уверен, что в любой из восьми групп наберётся не мало «обожателей» Стаса с младшей и средней школы. Не то, чтобы княжича Мышкина ненавидели все и вся, друзья у него тоже были, как он считал. Вот только если разделить всех этих друзей на две категории, «кто с ним дружил» и «кому приходилось с ним дружить», получится что на одной стороне каната останется человека три, а на другой все остальные. Если бы княжич Мышкин представлял истинные масштабы того, что его будет ожидать в бурсе, то не настаивал бы так рьяно на поступление именно туда, не смотря на то, что Ставр его отговаривал. Имя младшего мышкина в реестре империи, уже поздно по пяткам назад давать, а бедному Айзеку Герасу теперь разводи скверхов по углам, ска. Жаль, что сейчас нельзя, как в младшей и средней школе надавать всем подзатыльников под затылок и подсрачников под сраку. Есть риск выхватить магическую плюху и отправится в опостылевшую больничку.

Это на бумаге в программу первого курса Романовки входит тренировка управления эфиром и изучение только базовых защитных техник. По факту, пока я валялся в коме всё лето, главы родов натаскивали своих отпрысков в магии, нанимая за огромные деньги лучших частных практиков и учителей, готовя своих чад к поступлению в Романовский лицей.

Родовые магические техники тоже пошли в ход, к инфомагу не ходи. У каждого рода есть свои наработки, даже у Мышкиных. На памяти Стаса, его отцу герцог предлагал целые владения с четырьмя заводами за то, чтобы Ставр обучил его всего лишь паре приёмов из родовых техник, который тот увидел на аттестации старшего Мышкина. Разумеется ответ был отрицательным. Так что, не удивлюсь, если кто-то из первогодок уже владеет хотя бы одной внешней атакующей техникой из родового наследия.

Как не печально признавать, но мне пока нечего противопоставить даже самой слабой из атакующих техник. Как и контур вуали, обруч это вспомогательный элемент. Он бесполезен в бою, по началу. В дальнейшем, если проработать первый его слой, то на него можно нанести защитное плетение, подавляющее вмешательство в мою мозговую активность, но от нежелательной ударной челюстно-лицевой хирургии это не спасает.

Не смотря на это, от обруча есть определённая польза на раннем этапе создания облачения. Обруч — это духовный повторитель. Он воспроизводит записанное в него действие над духовным телом, используя навыки из памяти. В начале обучения на Фагрисе он мне сильно облегчал жизнь. Плетения нескольких сложных символов мне не давались. Это сейчас мне легко, благодаря наработанному опыту, но когда только постигал мастерство плетения, то на стенку лез от злобы, когда после десятка попыток у меня не получалось сплести нужный символ. На помощь мне пришёл обруч. Те символы, что у меня получались через раз, я добавлял в него, а когда было нужно применять их в плетение, то активировал нужный. Обруч выбирал из памяти удачную попытку плетения символа-петли и воспроизводил её. Мне оставалось лишь наблюдать, как нить веретена, изгибаясь, сама связывается в символ, становясь продолжением ряда элемента на моём духовном теле.

Так работает стандартный обруч состоящий из пяти связок или шести сотен символов-петель, которому обучил меня Тонг. Мой вариант состоит из восьми связок и насчитывает чуть больше тысячи ста символов. Принцип работы тот же самый, с той разницей, что мой вариант обруча хранит не десяток символов, плетение которых может повторить, а три связки. Разновидность связок и их очерёдность воспроизведения я могу менять как вздумается. Обруч создаст их, пользуясь моей памятью, пока я ем, гуляю или сплю. Всё что мне нужно, это выбрать элемент облачения и очерёдность связок, после чего остаётся подать оргон на сниматель обруча для активации. Дале обруч сам обо всём позаботится без моего участия, а старина Айзек может заниматься другими делами, изредка поглядывая за уровнем оргона в духовном теле и сосредоточиться на том, чтобы искать способы для «акселерации» вращения веретена.

Последнее это ещё одна причина, почему я хотел покинуть родовое поместье. Здесь безусловно хорошо, безопасно, свежий воздух, мягкая кровать и вкусная еда, о которой я мог мечтать у себя на Фагрисе. Существенный минус всех этих благ в том, что в этих тепличных условиях проблематично найти способ ускорить бег веретена. Анну я в расчёт не беру. По очевидным причинам, хочу я этого или нет, но мне придётся держать своего «дружка» на строгом поводке, в отношение не только этой красотули, но и остального персонала поместья. Как подсказывает память Стаса, среди персонала есть ещё несколько очень привлекательных экземпляров женского пола заслуживающих внимания. Только если я начну волочится за каждой юбкой, это будет очень подозрительно. Княжич Мышкин подобным не промышлял, всегда соблюдая негласное правило рода. Наверное по этому так и остался девственником….

Подобрав слюни, вызванные воспоминанием вида Анны сзади, поправив галстук, взял деньги и бодрой походкой не в пример вчерашней, направился в семейную столовую. Поста охраны перед моей дверью уже не было. Тому причиной стал вчерашний разговор с Токаревым, на тему что он немного «перегибает». Старый вояка долго сопротивлялся, но когда отец поддержал мою позицию, ему ничего не оставалось, кроме как «подчиниться». Натыканные через каждые пятнадцать метров угрюмые дядьки с гарнитурой исчезли, но посты по внешнему периметру поместья были усилены.

Завтрак прошёл в штатном режиме за непринуждённой семейной беседой. Дима уже как час назад отправился в лицей, по этому завтракали втроём, пока отцу не позвонили и ему не понадобилось в срочном порядке сорваться на деловую встречу. Мне тоже было пора. Ещё в середине завтрака помощник Токарева отзвонился на мой телефон, сказав, что всё готово к поездке в Петроград. Попрощавшись с матерью и стянув фирменный пирожок с яблочным повидлом нашей поварихи Анжелы, припустил вприпрыжку к гаражам.

Выехать удалось только спустя двадцать минут. Виной тому стала очередная паранойя дяди Феди. Я конечно всё понимаю, но под словом «сопровождение» у меня ассоциировалась только одна машина, но никак не три! Пятнадцать минут мне потребовалось, на то, чтобы доказать Токареву, что повторно меня похищать никто не будет, особенно в Петрограде, где камеры наблюдения висит на каждом столбе. Со скрипом, но мне ужалось уговорить старого вояку. Сошлись на том, что в сопровождение поедет один бронемобиль. Разумеется этим автомобилем стал родовой восьмиместный «Спартанец», гордость Токарева. Мне ничего не оставалось, как почесать висок и смириться. Определённо, его паранойя непобедима.

За плетением обруча пятьдесят минут дороги пролетели незаметно, а поход по магазинам и того быстрей, сделав меня обладателем двух костюмов по фигуре, чтобы выходить в «свет», одного костюма для повседневного ношения, спортивной формы и номера телефона понравившейся мне девушки с красивым именем Мария, скучавшей за стойкой бутика. Никаких конкретных планов у меня на неё не было, но при случае можно будет развеять тоску.

В Романовский лицей дорога заняла чуть больше семи минут, ведь торговый центр, куда я отправился за покупками, был выбран мной из-за близости к бурсе.

Показав на проходной документы, справился у охраны, как мне пройти до кабинета декана. Получив подробные инструкции, я направился к указанной мне лестнице, чтобы подняться на второй этаж. Было непривычно от царящей в этих стенах тишины, но этого следовало ожидать, ведь сейчас проходил урок.

Тишина продлилась не долго. Стоило мне ступить на второй этаж, как раздался громкий переливающийся звук колокольчика, после которого двери аудиторий начали открываться одна за другой. Я даже застыл на месте, наблюдая, как секунду назад, бывший пустынный коридор, наполняется голосами и людьми. Это для меня было в новинку, ведь на Фагрисе у меня была другая «школа», прямо на борту «Катастрофы».

— Скверх меня дери, где же я так нагрешил, ска? — Сквозь зубы процедил я, видя, как впереди по коридору из кабинета, буквально вываливается, моя бывшая компашка по средней школе, практически в полном составе.

Стас наверняка бы на моём месте направился им навстречу, чтобы поздороваться, а вот я таким желанием не горел. Мой намётанный глаз сразу определил, кто теперь стоит у штурвала. Два месяца за границей, потом лето в коме, неудивительно, что Стаса никто не стал дожидаться. Если чутьё меня не подвело, а оно меня редко подводит, то сейчас главный Скоба или Сергей Скобинов. Стас его считал своим товарищем. Как по мне, то такие товарищи как этот, стимера в трипе сейчас в моём мире на нижнем уровне нодов доедают. Этот персонаж не раз пытался подержаться хотя бы одной рукой за пальмовую ветвь лидерства Стаса, и судя по всему, это желание исполнилось. Вон как все вокруг Скобы вьются. Не буду им мешать….

Опустив лицо я зашагал вдоль аудиторий вправо, чтобы скрыться в соседнем коридоре. Мне некуда спешить, так что сделаю круг, от меня не убудет. С планировкой здания лицея, мне удалось ещё вчера ознакомиться в глобалнэте. Круговые коридоры по всему периметру этажа, ничего сложного после того, как ищешь нод девчонки для второго раза, которую подцепил вчера в трип-клубе.

— Ска! Точно где-то нагрешил….

Впереди в коридоре замаячили пару знакомых морд шестёрок Орлова. Скверх мне не улыбался, чтобы о моём появление здесь все узнали. Пусть думают, что я полуживой валяюсь в родовом поместье и трясусь от страха, что меня похитят.

Не дожидаясь, пока меня заметят, отставив в сторону швабру, стоящую у двери рядом с какой-то аудиторией, я шмыгнул внутрь закрывая за собой дверь. Если меня здесь не ждут, то всегда можно сказать, что ошибся кабинетом.

Соображал я быстрее, чем думал. Местом, куда мне посчастливилось попасть, была далеко не аудитория, как я рассчитывал… Темнота меня ни чуть не смутила, а вот что-то тёплое, упёршееся мне в пах, очень даже….


Глава 9


Соображал я быстрее, чем думал. Местом, куда мне посчастливилось попасть, была далеко не аудитория, как я рассчитывал… Темнота меня ни чуть не смутила, а вот что-то тёплое, упёршееся мне в пах, очень даже….


— Ай! Ну и долго я тебя ждать буду, болван? — раздался женский рассерженный приглушённый шёпот снизу.

Судя по тому, что мне удалось почувствовать горячее дыхание даже через штаны, эта девушка была очень зла.

— Я тут как дура с конца урока просидела, идиот. — Выражения недовольства продолжились, а от моего левого колена, по брюкам вверх, проскользнула девичья рука. — Чего молчишь? Злишься из-за вчерашнего? Говорю же, мы просто с ним друзья! Баран упёртый….

— «Да, мне с рулевого винта линкора, кто вы там, кому! Хоть осликом, собачкой или скверхом буду, только не верещи!» — мысленно взмолился я, начиная понимать что тут происходит и куда я попал, но было поздно.

Мой «Дружок» уже воспринял лежащую на моём бедре женскую руку, как приглашение, и решил поздороваться, натянув штаны и упёршись в лицо или щёку рассерженной девушке.

— Да, бл… Рома! О-о-о…. — Рука с моего бедра вновь скользнула по штанам, переместившись к паху, начав поглаживания. — Значит, не хочешь со мной разговаривать? — В шёпоте незнакомки появились стервозные, вперемешку с озорными нотки. — Посмотрим… Тут защёлка есть, закрой….

— «Раз дама просит…» — Подумав об этом под звук расстёгивающейся молнии брюк, рука уже нащупала поворотную ручку, переведя её в нижнее положение до щелчка.

В это же время рука девушки тоже нащупала, но не ручку, а вырвавшегося на свободу «Дружка», желающего «поздороваться».

— М-м-м… Смотрю ты сегодня вне себя от ярости.

Позабыв о конспирации, я хотел было сказать что не злюсь, даже очень доволен, но опаляющий жар дыхания и прикосновение губ сомкнувшихся на головке, выбили из лёгких все слова, превратив их лишь в сдавленное придыхание.

— Ты и дальше собираешься молчать и зло сопеть? — Прервавшись поинтересовалась незнакомка, пустив в ход язык.

— М-гм. — Выдавил я из себя, закатывая глаза, чувствуя, что от возбуждения и бурлящего внутри оргона у меня начинают подкашиваться ноги.

— Вот так значит? — Сладким голосом пропела сирена-миньетчица, чуть быстрее заработав рукой. — Мне так даже больше нравиться. Посмотрим, на сколько тебя хватит….

От настойчивости, что начала проявлять эта особа у меня подкосились ноги. Если бы не тот факт, что техническая кладовка для тряпок и швабр была чуть больше, чем метр на метр, то я бы спикировал на свою неожиданную «подругу». Этого к счастью не произошло, заваливаясь вперёд моя вытянутая рука упёрлась в стену, обеспечивая опору. Подался вперёд я не только телом, но и тазом. Моя неуклюжесть была воспринята, как напористость.

— П-ххх! Полегч…. — Недовольно заявила девушка снизу, успев схватить воздух перед тем, как моя рука легла ей на затылок, притягивая обратно.

Что-то промычав, видимо выразив своё недовольство, искусница решила мстить, до последнего. Через минуту я понял, что пора сдаваться. Последовало неразборчивое «только не в…» перед тем, как мой «Дружок», решил выразить свой восторг аплодисментами.

— Ром, ты вообще дебил? — Последовало после булькающего звука, и секундной возни, для принятия стоячего положения. — Месяц что ли копил? Я чуть не… Что-ты… — снова хотела возмутиться неожиданная гостья из темноты, но меня было уже не остановить.

— Ты же только что… — Удивлённым шёпотом заявила неизвестная собеседница, замолкая, когда моя рука скользнула ей в волосы, а другая настойчиво, но не грубо, начала разворачивать её по часовой. — Не здесь, же….

Возражения исчезли, когда моя рука скользнула под юбку, а пальцы нащупали влажный кусочек ткани нижнего белья. Уже не разбирая происходящего, от возбуждения и буйства гормонов девятнадцатилетнего тела, отпустив тормоза я планомерной шёл к своей цели, отдавшись похоти. Приглушённые стоны, сопровождаемые учащённым дыханием моей партнёрши, заглушила ладонь, зажавшая ей рот, пока другой рукой я стянул вниз мешающее бельё.

— Дурак, не туда… Я не готовилась… Прекрати! У меня урок скоро начнётся…. — Эти вялые возражения, звучали для меня как призыв к действию. — Я…Я сейчас буду кричать….

Ладонь крепче сжала рот незнакомки, изогнувшейся всем телом, которое начало отзываться на мои движения, противореча её словам. Поймав этот ритм я стал двигаться ему в такт, закусив нижнюю губу, чтобы окончательно не опьянеть от бьющегося внутри меня оргона и желания.

— Я сейчас с ума сойду… Можешь ещё жёстче, не сдерживайся….

— «Сама попросила…» — пронеслось эхо на задворках сознания, перед тем, как я активировал контур вуали, делая шаг за предел возможностей своего тела.

Всего лишь шесть секунд, и девушка обмякла в моих руках, издав истошный крик, слившийся с прозвеневшим спасительным звонком и полной разрядкой моего боезапаса.

В голове прояснилось, но лишь на половину. Сейчас я был полностью уверен лишь в одном — нужно сваливать, пока мой обман и личность не раскрыты.

Держа обмякшее, подрагивающее женское тело на руке, нащупав край задранной мной юбки, я вытер её краем своего «Дружка», пряча в штаны и застёгивая ширинку, чтобы он снова не выбрался. Аккуратно опустив на пол прибывающую в эйфории незнакомку, давя звон в ушах от нахлынувшего адреналина, на рефлексах справился с защёлкой, не оборачиваясь выскальзывая в приоткрытую дверь, прихлопнув её за собой и слившись с потоком спешащих на урок студентов.

— «Вот это в деканат сходил…и форму получил…» — Мелькнуло у меня в голове, по пути к лестнице на первый этаж.

— Эй! А чО это мы мимо идём? А!

— «Нужно валить отсюда, в другой раз зайду». — Помыслил я, скидывая чью-то пятерню с плеча, лавируя в потоке лицеистов.

— Ля! Оглох что ли? — Уже громче донеслось до меня, когда чья-то рука перекинувшись через плечо, легла мне на корпус, придерживая и оттягивая назад, под смешки пятёрки глоток.

— «Да, какого псионита!»

Стянутый веретеном оргон потоком хлынул на сниматель контура вуали. Резкий поворот на месте в захвате с последующим прямым ударом в ту точку, откуда исходил звук голоса. Глухой хруст, меня качнуло назад, давая понять, что назойливый раздражитель устранён. Мазнув непонимающим взглядом по валяющейся на полу смутно узнаваемой тушке, я направился дальше в избранном мной направление.

Фаза короткого забытья, стёршая тот момент, как я спустился на первый этаж, и дошёл до стоянки закончилась лишь когда я сел в машину. Сознание стало на место, но не самостоятельно. Один из людей Токарева, начал тыкать мне в нос вонючим ватным тампоном с резким запахом. Лишь тогда понимание происходящего полностью вернулось на своё место, а тело начало наполняться усталостью. Онемевшая до этого правая рука, отозвалась усиливающейся болью.

— Приплыли… — Протяжно произнеся это, мои глаза задержались на впавших пястных костях указательного и среднего пальцев, покинувших своё штатное место, натянув кожу возле сгиба запястья. — Едем отсюда.

— Княжич Станислав, вам бы в больницу. — Забеспокоился один из бойцов Токарева, но я лишь покачал головой.

— Не нужно, гипотермический пакет дай, шприц-тюбик с анестетиком и живее отсюда! — Видя, как вытягивается лицо бойца, мне пришлось повысить голос, вспоминая бытность на «Катастрофе». — Отставить думать о п**де! Дал аптечку, и полный вперёд, ска!

Автомобиль тут же тронулся, а открыта ранее аптечка оказалась у меня на коленях. Схватив левой рукой охлаждающий пакет, ударил его о своё колено, разбивая пластиковую капсулу с реактивом внутри, подкладывая его под больную руку. Нужно отдать должное людям Токарева, соображают долго, но действуют быстро. Подготовленная для введения ампула легла мне в руку, а сидящий рядом другой боец уже обработал место введения.

— Отлично… — Довольно выдохнув после третьего введения, моя тушка испытывая облегчение сползла по сидению.

— Княжич Стас, по инструкции мы должны вас в больницу везти.

— Я сам поговорю с Токаревым, не переживайте. — Суть проблемы была для меня яснее ясного. — Всё будет хорошо, обещаю.

Видя, что мы уже достаточно отдалились от лицея, дал указание ехать помедленнее и не трогать меня, сославшись на то, что буду дремать.

Отогнав картинки образов, восстанавливающих всю цепочку произошедшего в лицее, активировал духовное зрение, чтобы взглянуть на своё духовное тело. Веретено просто бесновалось, закручивая вихрями оргон, который казалось сейчас забурлит и начнёт вырываться наружу. Подобное я видел впервые начиная с того моментом, как стал на путь прядильщика, пробудив дремавшее веретено жизни.

— «Чтоб меня скверхи на алтарь кинули!» — Чуть не вырвалось у меня вслух, когда я решил попробовать соткать новый символ обруча.

Ощущения невозможно было описать. Обычно, раскручивая веретено мне приходилось тянуть из него нить оргона, но сейчас всё было по другому. Знакомого сопротивления не было! Веретено будто само выдавливало из себя нить, а мне оставалось только придавать ей форму.

— «Петля, петля, ряд! Ещё один ряд! Ещё!».

Захваченный процессом я даже не понял, как закончил третью связку обруча из восьми, переходя к следующей. Наверное, именно это под словом «вдохновение» имел ввиду Тонг, когда говорил, что нужно поймать это состояние и не отпускать, пока оно тебя само не покинет.

Закончив четвёртую связку, решил взглянуть на образ духовного тела, чтобы узнать полноту резерва, который должен был просесть минимум до одной четверти, и обомлел. Вопреки знаниям и здравому смыслу, мой резерв был заполнен на восемьдесят процентов от максимума, но это значение не стояло на месте. Оно увеличивалось! Такое вполне возможно, но только не на моём этапе облачения, когда я даже полной вуалью не располагаю.

— «Потом будешь теории строить, Айзек. За дело».

Пред тем, как автомобиль въехал в ворота родового поместья, ещё две связки обруча вуали остались позади. Пришлось прерваться и открыть глаза, когда машина остановилась. Меня уже ждали «няньки», как их всегда в шутку называл Стас. Судя по каменным лицам Токарева и Глюка, сейчас даже княжичу стало бы не до шуток. Не думаю, что уже отцу сообщили, но чувствую, что это скоро произойдёт. Сейчас самое главное быстро отвязаться от всех нападок и скрыться в комнате до вечернего «разбора полётов», пока веретено не вернулось в прежнее состояние.

Один из бойцов помог мне выбраться из автомобиля, но мой уверенный шаг дал понять, что могу идти сам, и не нуждаюсь в поддержке. По мере того, как я в окружении охраны приближался к Токареву, лицо старого вояки начинало наливаться краснотой.

— «Сейчас его должно прорвать…» — Подсказали мне воспоминания Стаса, который хорошо знал это выражение.

— Куда вы! Дери вас черти! Своими бельмами смотрели!? Я вам что сказал?! — Моя вжатая в плечи шея тут же распрямилась от понимания, что гнев Токарева направлен совсем не на меня. — Прошляпили нападение, телята! Да я вас всех!

Вспомнив своё обещание, данное в машине, когда меня в спешке увозили от лицея, прикинул, чтобы сделал Стас, решая, что пора вмешаться.

— Всех премирую! — зычным голосом гаркнул я, продолжая пламенный разнос Токарева, который сейчас хлопал глазами. — В размере дополнительных десяти процентов от месячного оклада!

— Это ещё за что? — Пришёл в себя бывший вояка, приподняв бровь от изумления творящемуся здесь абсурду.

— За проявленную сноровку, своевременное оказание первой медицинской помощи и молниеносную эвакуацию охраняемого объекта, то есть меня, — указав на себя здоровой рукой, я решил завершить разыгрываемое представление так, чтобы Токарев позабыл о своих бойцах и переключился на меня. — … С места моего преступления.

— Какого преступления? — Дрожащим голосом пролепетал безопасник, цвет лица которого изменился с пунцово-красного на мертвенно-бледный.

— Да с Серёгой Скобиным повздорили, из-за дамы. — Спорол я первую чушь, которая пришла мне в голову. — Он в разговоре назвал одну очень достойную княжну…эмм… Легкомысленной гулящей особой, которая всем даёт….

— Ст-а-а-с… — Протянул с укором Токарев, закатывая глаза, для которого было неприемлемо, чтобы княжич сквернословил и пошлил, как «гусар». Кто такой гусар ни я ни Стас не знали.

— Это я ещё мягко выразился дядь Фёдор! — Изобразил я деланное возмущение, решая закончить свой выдуманный от начала до конца рассказ. — Короче, я ему заехал по лицу, с целью доказать, что он не прав… и вот….

— Закрытый перелом со смещением. — Моментально констатировал рядом стоящий с Токаревым Глюк.

— Вправить сможете? — Поинтересовался я, прикидывая время, когда обезболивающее начнёт отпускать.

— Легко, но сначала нужно осмотреть.

— Одно расстройство с тобой, Стас. — Всплеснул руками Токарев, к которому вернулся здоровый цвет лица. — И что прикажешь мне делать?

— Да ничего, дядь Фёдор. Я сам вечером отцу всё объясню. Пусть спокойно работает, не будем его тревожить.

— Обязательно, — Кивнул, пару секунд подумав Токарев, продолжив. — Только с матерью парой слов перемолвись, перед процедурами Юргена, а то волнуется она.

— Я в лазарете. — Информировал меня немец, удаляясь в сторону бокового входа в поместье.


Пересказав второй раз выдуманную мной историю своей родительнице, присвоив себе лавры рыцаря, защищающего честь дамы и в которой раз пообещав, что это завершение моих «подвигов», отправился к Глюку в лазарет. Нужно сказать, что немец мастер своего дела. Быстро осмотрев и прощупав кости, Юрген попросил меня ненадолго отвернуться. Когда моя голова вернулась в прежнее положение, то Глюк уже вправил кости и теперь накладывал лангет. Выслушав пожелания немца по поводу того, чтобы я заканчивал влипать в различные истории, заскочил на кухню, чтобы выпить прописанные мне витамины с пищевыми добавками.

Предупредив нашу фею кухни Анжелу, что буду обедать у себя в комнате, поднялся на тяжелеющих ногах по лестнице. Пред тем как основательно засесть за плетение, принял холодный душ, чтобы смыть «трудовой пот» и сменил одежду.

За время возникшей заминки и приготовлений, скорость веретена начала падать, но я не сильно расстроился. Наоборот! Это лишь подстегнуло меня, намекая на то, чтобы я поторопился завершить обруч, а может, и не только его….


Романовский магический лицей

Немного ранее…


— Пропустите! С дороги! Свалили!

Расталкивая толпу собравшихся у выхода из лицея зевак, покинувших свои аудитории чтобы поглазеть, к машине скорой помощи пробился высокий короткостриженый брюнет с карими глазами. Дежурные медики, видя приближение молодого мага хотели преградить ему дорогу, но увидев как один из присутствующих здесь инструкторов подал знак, расступились, пропуская студиозуса к носилкам.

— Что с ним? — Обеспокоенно спросил Алексей Скобин, схватив своего брата за протянутую к нему руку, на которого уже успели одеть фиксирующий воротник.

— Сотрясение, осколочный перелом челюсти в нескольких местах со смещением и так, по мелочи. — Будничным тоном ответил куратор медицинской службы Романовского лицея, Пётр Петрович Велланский. — Крепко приложили, но жить будет.

— Серёга, кто это сделал? — Свободная рука Алексея сжалась на эфесе сабли, весящей на поясе.

— Он только сопеть сейчас может. Челюсть зафиксирована. — Ответил за младшего Скобинова Пётр Петрович.

Алексей хотел спросить что-то ещё, но его внимание привлекла загомонившая толпа у входа, которая пришла в движение, начиная расступаться, а некоторые предпочли вообще покинуть крыльцо.

— Не пойму, остальным особое приглашение нужно или у вас занятие отменили? — Поинтересовался статного вида мужчина лет пятидесяти с накинутым на плечи плащом из чёрного таслана. — Я за собой такого не помню….

Мужчина говорил не громко и спокойно, но к концу его фразы большая часть зевак покинула крыльцо лицея, а когда ректор Морозов подошёл к носилкам, на площадке перед входом не осталось ни единой души.

— Княжич Алексей, а у вас какая-то уважительная причина сейчас быть здесь? Кажется, у вас практическое занятие по защитным магическим техникам.

— Прошу прощение ректор, но я волновался за брата.

— С ним всё будет в порядке. — Таким же спокойным голосом заявил Морозов, отечески положив руку на плечо второкурсника, слегка похлопав. — Теперь идите.

Скобинов не стал ничего отвечать, лишь ещё раз взглянув на брата, поклонился, и выдав «Прошу прощение, ректор» поспешил удалится.

— Какая воспитанная молодёжь растёт… — С лёгким восхищением сказал Морозов, после чего легонько дунул на едва заметную снежинку, появившуюся перед его губами.

Заложив вираж, маленькая блестящая крупица приземлилась на лоб лежащего на носилках Скобинова, глаза которого тут же закрылись, а дыхание стало размеренным и ровным.

— Есть серьёзные повреждения?

— Нет, Максим Александрович. Медицина и магия быстро поставят его на ноги. — Без тени сомнения выдал свой диагноз Велланский. — Три недели и он будет в норме. Хоть этот парень и первокурсник, но у него уже было частично сформировано эфирное тело. Пусть и не плотное, но оно нивелировало часть повреждений. Наверное, брат поднатаскал.

— Вероятно. — Согласился Морозов, разглядывая пострадавшего.

— Максим Александрович, — Нарушил недолгое молчание Велланский. — Вы уже выяснили, кто повинен в произошедшем инциденте?

— Да. Виновник сейчас на носилках лежит.

— Извините, ректор, не так выразился. — Поправился куратор, но Морозов уловил суть, без пояснений.

— Травму нанёс наш студент, первокурсник, который ещё не прошёл распределение княжич Станислав из рода Мышкиных. Очевидцы утверждают, что Скобин вёл себя вызывающе по отношению к нему, далее показания очевидцев разнятся. — Уловив непонимание в лице Велланского, ректор лишь махнул рукой. — Кто что буровит в общем.

— Ну, а камеры смотрели? — Не унимался Пётр Петрович, видимо не поняв намёк Морозова.

— В первую очередь посмотрели. — Вздохнул ректор, всё же снизойдя до объяснений. — Там видно, как под конец урока Мышкин поднимается на второй этаж, чтобы посетить деканат. Он на проходной это указал причиной посещения. На втором этаже он поменял направление, пройдя вдоль аудиторий, исчезнув в слепой зоне камер, что возле мужского туалета. Через десять минут, после звонка на урок, он выходит из слепой зоны камер вместе со Скобиным, который несколько раз пытается его ухватить, потом применяет захват, чтобы повалить на спину. Результат ты видишь, Пётр Петрович.

Чувствуя, что куратор хочет ещё, что-то спросить, Морозов поправил накинутый на плечи плащ и не прощаясь зашагал в сторону входа в лицей, бросив напоследок «Мне пора. Работать нужно».

— Станислав Мышкин… — Будто записывая в блокнот тихо произнёс Пётр Петрович, посмотрев в след скрывающейся за воротами машине дежурных медиков. — Интересно… Нужно будет самому записи посмотреть…

Поставил сердцышко? Добавил в библиотеку? Подписался на автора? — 10 походов в кладовку из 10 =)


Глава 10


— «Гет», «Сиг», «Алх», «Алар», «Лит», «Сафер» — Глаза резко открылись, от того, что моё бормотание пробилось даже сквозь сон.

Взглянув на настенные часы, не нашёл в этом ничего удивительно. Спал я всего два часа, да и вряд ли это состояние можно назвать сном. «Бред наяву», здесь больше подходит. Мой вид так же соответствовал ощущениям. При взгляде в зеркало, на ум приходила лишь одна фраза из воспоминаний Стаса: «В гроб краше кладут». Вспухшие серые веки, под красными глазами, осунувшееся бледное лицо, губы отдающие синевой. Глядя на всё это безобразие, напрашивался только один вопрос — «Оно того стоило?», и положа сейчас левую руку, со следами укусов от зубов на веретено, могу с полной уверенность сказать: «Ска! Конечно же да! Что за глупый вопрос?».



— «О-о-о, да! Завершённый обруч, завершённый окулус и почти завершённый ворот без двух связок. Айзек ты красавчик!»


Можно было ещё довольно потереть ладошки, но когда правая рука висит безвольной плетью это сделать проблематично. В этом плане хорошо магам, с их эфирным телом. Если в этом мире схожие законы с моим, то при самом ущербном развитии этой базовой защитной техники жизнеспособность мага в полтора раза выше, по сравнению с обычным человеком. Химический состав и физические свойства всех тканей остаются прежними, но нужна большая сила внешнего воздействия для того, чтобы повредить их. Тот удар, который сломал бы обычному человеку несколько рёбер, для мага с сформированным эфирным телом обернётся лишь здоровенной гематомой, но кости останутся целы.

Это не единственное свойство базовой магической защитной техники. Эфирное тело является повторением физического тела и связанно с ним, как отражение в зеркале. Когда тушка мага получает повреждения, то это как сигнал эфирному телу к началу восстановления соответствия. Да! Речь сейчас о грёбаном восстановительно-регенеративном процессе стимулируемом эфиром. На магах всё заживает, как на огнах, или как здесь принято говорить «как на собаке». Прискорбно признавать, но облачение чистоты на начальных этапах сильно проигрывает магии. Что в своём родном мире, что в этом — альтернативы у меня нет, да и не хочется. Не справедливо? Возможно, только в моём понимание не существует такого слова. Когда будучи карапузом мне хотелось справедливости, дедуля Нейтан снимал носок со своей кибернизированной ноги, насыпал в него горсть кредитных чипов и лупил меня им по чём зря. Это был второй урок, который я усвоил — «нет справедливости, есть данность». Первым уроком стало то, что нельзя справлять малую нужду на гироконтур….

Ужасное физическое самочувствие целиком перекрывалось довольством от проделанной работы. С обручем скорость моего прогресса в плетении облачения существенно возрастёт, а с окулусом мне не придётся гадать, кто передо мной и когда нужно давать по пяткам. Не браво, не по геройски, но я — Айзек Герас, никогда не пойду в заведомо проигрышный бой. Да, скверхову портянку в глотку тем, кто горланит про доблесть и героизм. В том, чтобы подохнуть в неравном бою нет ничего доблестного или геройского. Лучше вовремя отступить, чтобы потом начать бой уже на выгодных для себя условиях, когда враг измотан, или не ожидает нападения. Окулус полностью соответствует моим нуждам.

Есть два варианта плетения этого элемента облачения. Первый, помогает видеть плотность фона оргона. Полезная способность на более высоких этапах развития облачения, когда появляется возможность тянуть оргон из окружающего мира. Энергия жизни пронизывает всё, но она неоднородна. Существуют места, где концентрация оргона более плотная — места пересечения токов или узловые источники. Наполнять в таких местах истощённое духовное тело оргоном или увеличивать свой резерв — одно удовольствие. Нужная способность? Безусловно, только не сейчас! Не нужно идти к инфомагу, чтобы сделать выбор в пользу второго варианта, который позволяет видеть течение эфира. Это не значит, что возможность видеть течение оргона для меня потеряна. Когда дело дойдёт до проработки слоёв предметов облачения, тогда нанесу плетение на первый слой окулуса, позволяющее видеть токи оргона, вот и все гайки. Это будет ещё не скоро, а пока, мне нужно протестировать окулус. Вчера не было возможности этого сделать. Работу над этой частью вуали закончил лишь глубокой ночью. Токи эфира видны и сейчас, но как окулус поведёт себя при взгляде на мага остаётся только гадать.

Сходив в ванну, где помылся в меру своих возможностей вновь вернулся в комнату, чтобы одеться. На сегодня у меня был запланирован визит в лицей. Деканат всё же стоит посетить, да и на занятия начать ходить не помешает, особенно сейчас, когда я травмирован и мне ничего не угрожает.

Взаимосвязь между моей травмой и безопасностью очень проста. Есть у благородных один пунктик, можно даже сказать, что правило. Даже Стас, когда лютовал в младшей и средней школе, никогда не нарушал его. На мой взгляд это правило — глупая причуда благородных детишек, но я не привередливый и воспользуюсь им для своей выгоды. В Романовском лицее это правило тоже прекрасно работает, судя по ученическим группам в соцсетях. Опуская все диспуты о морали, оно звучит как «Битого не бьют, если он сам не лезет в драку». Это считается недостойным или «зашкварным», на местном сленге. На Фагрисе это правило стало бы анекдотом, но я не на Фагрисе, так что не буду скалиться. В драку лезть не собираюсь, а вот осмотреться, мне не помешает. Буду соответствовать своей фамилии и не отсвечивать.


Одеться, оказалось ещё тем аттракционом. Одной рукой это сделать проблематично. Лангет застрял в рукаве рубашки и ни в какую не хотел проходить дальше. С носками кое-как справился, брюки получилось одеть лишь на половину. Застегнуть тугую верхнюю пуговицу на поясе одной рукой, сродни акробатическому номеру, а ещё галстук.

После нескольких безуспешных попыток справиться с пуговицей, стало очевидно, что мне нужна посторонняя помощь.

Идея пришла сразу, но одного взгляд на прикроватную тумбу, где находилась коробка спикерфона, мне хватило, чтобы приподнятое настроение поползло вниз, а веретено немного ускорило свой бег. Помимо переговорного устройства на прикроватной тумбе было ещё кое-что. Сейчас там лежал мой смартфон и лист формата А4 с прикреплённой к нему шариковой ручкой. В правой верхней четверти шли мелкие буквы уже заполненной «шапки», ниже которой крупными буквами красовалась надпись «Объяснительная». Дело было даже не в этом листе, а в том, каким образом он ко мне попал.

Когда закончился разбор моих приключений за вечерним ужином, как жнец из засады с заглушённой пилокосой, появился с гулек мой патлатый братец. Закончив набивать своё брюхо, он изобразив приступ забывчивости с торжествующей ухмылкой вывалил передо мной этот лист, сказав в своей напыщенной манере: «От тебя, как всегда, одни проблемы. Никакой ответственности. Заполни, может хоть буквы знакомые вспомнишь…». После этого, патлатый скверх удалился, сказав, что будет у себя в комнате, оставив меня в раздумьях, смогу ли я задушить его одной рукой или подождать, когда правая заживёт? От ночной расправы его спасла моя занятость плетением и то, что какой бы гнидой он не был, но если он соединится с атминтисом, то мои новые родители сильно огорчатся. Мне этого не хотелось бы, ведь люди они хорошие, да и братьев здесь убивать не поощряется. Лучше пусть «просто» огорчатся, когда при возможности я вытрясу из него всю дурь, а это обязательно придётся сделать. Это мой каприз….

Взглянув ещё раз на лист объяснительной, смекнув, что и тут мне потребуется посторонняя помощь, зажал первую в ряду кнопку спикерфона.

— Денёчек, Валерий Кузьмич. — Поздоровался я с нашим управляющим поместьем, которому подошло бы прозвище «Призрак», потому что его можно ни разу не увидеть за неделю.

— Княжич Станислав, рад слышать вас, право слово! — Раздалось восторженное старческое улюлюканье в динамике спикера. — Не было возможности поздороваться лично, что очень прискорбно, мда-с… Какие будут указания?

— Мне бы кого-нибудь помочь одеться, а то я сам не могу…

— Слышал, Слышал… мда-с…Ни слова больше, Станислав, голубчик! Сейчас всё организую, не извольте беспокоиться. Что-нибудь ещё?

— Нет, больше ничего. Всего доброго, Валерий Кузьмич.

— И вам, голубчик! И вам!


Усевшись на кровать с висящей на лангете рубахой, я принялся ждать помощи, как младший в семье огн своей очереди жениться. Обещанная мне помощь пришла, не прошло и двух минут.

— «А что? Больше никого не было?» — Мелькнула первая мысль в голове, когда после стука в дверь моей комнаты вошла Анна.

В другой ситуации, я бы обрадовался, но не сейчас. Сейчас, глядя на эту милую девушку с потрясной фигуркой, влажные фантазии тут же высохли и куда-то испарились. Нет, сегодня Анна была не менее обаятельна, чем в предыдущую нашу встречу. Напротив! Тёмно-синий вариант формы, на мой взгляд, шёл ей гораздо больше нежели чёрный, а чуть более выраженный лёгкий, едва заметный макияж, довершал образ. Дело было в сложившейся ситуации и во мне. Анна сейчас исполняет свою работу, но я то её расцениваю ещё в другом качестве. Как красивую девушку, которая мне симпатична и с которой при возможности прямо сейчас стянул бы это платье даже одной рукой, если бы не ряд условностей. Последнее было бы здорово, только шары упали в другую руку. Что сейчас видит Анна? Как мужчине, мне хочется производить впечатление на понравившуюся женщину. По возможности хорошее, разумеется. Сомневаюсь, что бледный половозрелый овощ с осунувшимся лицом, застрявший в рукаве рубахи, которому сейчас придётся застёгивать штаны и одевать, как ляльку, вызывает положительные эмоции. У меня вот не вызывает, но поздно вдалбливаться стимуляторами, когда вместо черепушки генератор кор. Не выгонять же её теперь?

Судя по растерянному лицу девушки, для неё сейчас тоже стала неожиданностью причина, по которой её сюда направил «Призрак». Встав с кровати, с непосредственным видом, я развёл одной рукой указывая на рубашку висящую на лонгете.

— Анна, спасай. Без тебя здесь никак.

В этот самый момент, не застёгнутые брюки, висящие на мне благодаря лишь молнии, сползли вниз выставляя на обозрение моё княжеское исподнее, скрывающее достоинство.

— И с этим тоже как-то надо разобраться. М-да… Представление окончено. Занавес.

После трёхсекундной немой паузы, повисшую в комнате тишину нарушили сначала сдавленные, а затем уже заливистый смех двух голосов.

— Уф…К-хм… Простите, княжич Станислав. — утерев выступившую от смеха слезу и обмахнув покрасневшее лицо с проступившим на щеках румянцем, Анна восстановила спокойствие, но в её зелёных глазах продолжали плясать весёлые огоньки. — Я всё поняла. Сейчас.

— Так намного лучше. — Заметил я, когда девушка несколькими движениями приладила сползшую с меня запчасть на своё место, застегнув пуговицу. — Чувствую себя более защищённым.

— Хи-х… Станислав, не смешите меня. — Улыбнулась Анна, поправив завитый локон волос, торчащий из под чепца-ленты, грациозно переместившись к распахнутому мной ранее шкафу. — Какой ремень хотите?

— Какой тебе понравится.

— Тогда, вот этот с теснением по краям. — Взяв с вешалки ремень, Анна обернулась, ещё раз взглянув на брюки. — Да, подойдёт.

Положив ремень на кровать зеленоглазая красотуля увлечённо начала возиться с рубашкой. Подёргав несколько раз за рукав, она покачала головой, стянув рубашку полностью с лангета.

— Нет, Станислав. Ничего не выйдет. Рукав слишком узкий. — Сказав это, фея красоты вновь порхнула к шкафу, забегав пальцами по вешалкам, быстро найдя нужную. — Здесь крой более свободный. Даже рукава сможем завернуть, как вы любите.

— Годится. Только левый не подворачивай. — Согласился я, про себя отмечая внимательность девушки.

Глаз Анну не подвёл, лангет пролез в заранее подвёрнутый на три оборота по ширине манжета рукав. Когда настала очередь пуговиц, лицо Анны оказалось в непосредственной близости перед моим и мы встретились глазами. Это мимолётное мгновение продлилось чуть больше, чем нужно, на щеках девушки проступил лёгкий румянец от чего Анна стала ещё милее, отведя взгляд и справившись с последними двумя пуговицами. Во избежание возникновения неловкости я тоже отвёл взгляд, чувствуя, как веретено начинает набирать скорость. Стоически выдержав процедуру заправки рубахи в брюки, которые снова были расстёгнуты, мысленно уговорил «Дружка», что радоваться неуместно, облегчённо выдохнул.

— Почти упакован. — Отметил я, глядя на превратившееся в фарфоровую маску лицо Анны, улавливая суть происхождения этого явления.

— Да, княжич Станислав. — Кивнула девушка, за мгновение превратившаяся в бионического андройда. — Подберём пиджак. Какой изволите?

— Прекрати….

— Как вам будет уг… Что?

— Вести себя так, прекрати. — Пояснил я, узнавая знакомые нотки в своём голосе и чувствуя, что та часть Айзека, существующая на ровне с княжичем Мышкиным, сейчас взяла верх, решая уничтожить возникшую неопределённость. — Анна, пойми, мне сейчас более неловко чем тебе. Давай эта фарфоровая кукла уйдёт, а на её место снова вернётся та живая Анна, которая мне нравится.

— Я поняла, Станислав. — Спустя пару секунд, кивнула девушка, кротко взглянув на меня с теплотой, и улыбнувшись своей привычной улыбкой.

— Вот и замечательно. — Добродушно сказав это, чувствуя, как меня покидает жёсткость, я показал большой палец. — Так гораздо лучше! И меня коробит от того, когда ты называешь меня «Станислав». Б-р-р-р… Прям чувствую, как сединой покрываюсь и борода растёт!

— Княжич, но не положено ведь… — Начала было Анна, но я её тут же перебил.

— Да, знаю, но всё равно, когда мы наедине зови меня просто Стас.

— Но ведь не положено…

— Это будет наш с тобой маленький секрет. — Уверил я девушку, по мальчишечьи подмигнув.

— Хорошо. — Кивнула Анна, согласившись на моё предложение.

— Раз мы разобрались, давай подберём пиджак и ты мне поможешь ещё с одним о-о-чень важным делом. — Таинственным голосов заявил я, усмехаясь.

— Это, с каким? — Уловила мой игривый настрой девушка, сделав не менее таинственное лицо.

— Будем писать сочинение, на тему «Почему я такой непутёвый»….



На этот раз машины сопровождения мне не обломилось. Со мной был всего один «боец», заменяющий собой танк, вертолёт, артиллерийскую турель и скорее всего стратегический бомбардировщик, но это не точно. Поглаживая рукой серебристый продолговатый кейс, на заднем сидении рядом со мной сидел Токарев. Неожиданно было с его стороны сопровождать меня, но мотивация старого вояки была проста: «Хочешь, чтобы всё было хорошо, сделай это сам». Сославшись так же на то, что ему будет так спокойнее, и что мне могут потребоваться его дипломатические способности, после случившегося инцидента, я не стал возражать, да и смысла не было. Он упёртый.

— Дядь Фёдор, что на этот раз взяли, признавайтесь? — Не выдержал я, взглянув на кейс через окулус, и обнаружив там сильный источник эфира. — «Василёк»?

— Нет, Стас. «Василёк» он ведь для других задач предназначен. Понимаешь? Ты ведь не будешь медвежьей картечью по зайцу стрелять?

— Я вообще не буду по зайцу стрелять. Я зверушек люблю. Так, что там?

— «Громобой» — Немного смутившись сказал Токарев, принимая самый непосредственный вид, как будто не он сейчас везёт с собой магический дробовик предназначенный для массового поражения живой силы противника.

Все без исключения из рода Мышкиных, в том числе и Стас знали, что Токарев оружейный маньяк. Только о масштабах этой мании дяди Феди знал, наверное, разве что старший Мышкин. Разумеется, я не удержался, чтобы не взглянуть на Токарева через окулус. Его эфирное тело было развито неравномерно. Магов с такой организацией эфирного тела, Ангер в шутку назвал «однорукий ананист с большим сердцем».

Это было смешно, до того момента пока не встретишься с таким магом лицом к лицу. Вернее, когда тебя встретил такой маг, а ты ещё не понял, что с ним встретился. Гипертрофированная правая рука и центр эфира, находящийся не в середине эфирного тела, а смещён в его верхнюю левую часть, отличительная особенность ориентированных на разрушительные удары магов-дальников или магов-стрелков, как Токарев. Если провести сравнение, то маг с симметричной организацией, если дать ему «Громобой» сможет из него выстрелить по мишени, так же, как и однорукий маг-стрелок. Только если дядя Федя возьмёт ту же приблуду и жахнет из неё, то разлетится не только мишень, но и половина тира. Выхлоп будет совершенно иной. Жаль что отец ещё рано утром покинул поместье, хотелось бы взглянуть на его эфирное тело.

За непринуждёнными разговорами мы так и доехали до Романовского лицея. У меня были опасения, что на проходной бурсы нас не пропустят из-за кейса Токарева, но этого не произошло. Показав какую-то ксиву, от которой лица охранников стали бледными, мы спокойно поднялись на второй этаж, даже не пройдя запись в журнале. Нужно будет при оказии узнать биографию этого персонажа, которого Стас всегда воспринимал как своего сварливого дедушку. Думаю там найдётся очень много всего интересного.

По пути до деканата никаких проблем у нас не возникло. Да и что могло случится, когда шагаешь по пустым коридорам в самый разгар лекций. Остановившись перед самой дверью деканата, я хотел было постучать, но Токарев опередил меня, открыв дверь и бесцеремонно направившись внутрь, будто к себе домой. Мне ничего не оставалось делать, как последовать за ним.

Мифическое место называемое «деканат», оказалось немного не тем, чем я его себе представлял. Сборища опасного вида суровых дядек в сигаретном дыму, играющих за столом в карты, здесь не оказалось, да и помещение светлое, без полумрака и сгущающихся теней по углам. Стол правда был, но только не карточный, а просто — большой овальный стол на две трети помещения, вокруг которого стояло около двух десятков стульев. Второй стол в конце кабинета у окна был поменьше, рассчитан на одного человека, и не пустовал. За ним сидел пухлый пожилой мужчина в круглых очках, который поднял голову лишь когда мы подошли к нему в плотную. После пару секундной игры в гляделки, этот персонаж, которого я тут же окрестил «Кротом», картинно всплеснул руками, растянув губы в такой улыбке, что показалось будто они вот-вот лопнут.

— Бааааа! Ка-а-кие люди! — Запричитал лысоватый мужик, поправляя очки-пуговки, висящие на толстой переносице. — Командующий, какими судьбами?

— Хватит паясничать, Степан Богданович. — Устало произнёс Токарев, не оценив шутки. — Уже давно в отставке. Вот, пополнение привёл. Принимай.

— Чьих будете? — Часто заморгав, Крот подался немного вперёд, уставившись на меня, будто я здесь только что очутился.

— А то ты не знаешь? — Сквозь зубы произнёс старый вояка, а мне на мгновение показалось, что его правый глаз полыхнул эфиром.

— Ладно, не кипятись. Совсем шуток не понимаешь. — Махнул рукой Крот, откидываясь на спинку кресла. — Княжич Станислав из рода Мышкиных, лишённого императорской милости…

Оружейный кейс с грохотом приземлился на стол, а мне и без окулуса стало понятно, что по поводу мигнувшего эфиром глаза, мне не показалось.

— Если…ты… Фокин — чеканя каждое слово с нескрываемой угрозой, начал говорить Токарев, расстёгивать застёжки кейса одна за другой. — Ещё… раз… скажешь…

— «Скверховы брови!» — у меня внутри всё опустилось от происходящего, а булки сжались на столько сильно, что перекусили бы лом. — «Дипломатические способности. Ска! Маньяк долбаный! Да у него фарсунка брызжет, не хуже чем у псайкера под стимуляторами! Ска!».

Нужно было что-то скорее предпринимать, пока эти двое не начали прямо здесь выяснять отношения. Именно двое! Потому как Крот, оказался тоже не пальцем деланный. На его лице даже мускул не дрогнул, по вполне понятным причинам. Он по силе практически не уступал Токареву, судя по тому, что я рассмотрел в окулус. Пришедший в движение эфир в теле Крота, ясно давал понять, что просто так он сидеть не намерен.

— Представитель рода Мышкиных, — Обратился я к Токареву в официальном тоне, зажав последнюю, четвёртую застёжку на кейсе пальцем. — Можно вас на минуточку? — После этого, мой взгляд пал на Крота. — Прошу нас простить. Не возражаете?

— Не возражаю. Пожалуйста. — Безучастно промямлил Фокин, ехидно улыбнувшись, смешливо глядя на пунцового Токарева маленькими глазками из-под кругляшков линз.

— Отойдём… — Тихо сквозь зубы сказал я, увлекая за рукав пиджака старого вояку за собой к дверям кабинета.

Выйдя, и захлопнув за собой дверь, моя здоровая рука легла на плечо Токарева, который буквально подрагивал от сдерживаемой злобы.

— Дядь Фёдор. — Обратился я снова в неофициальном тоне к старому вояке, заранее усмехаясь, предчувствуя его реакцию. — Не кипятись, ты так! Ну? Пусть он меня хоть х**м назовёт, лишь бы почаще облизывал.

После сказанного мной, бугрящиеся вены на висках Токарева моментально исчезли, а лицо начало принимать привычный цвет.

— Ста-а-а-с… Ну, ёлки зелёные… Где ты этой гусарщины нахватался? А? — запричитал старый вояка, укоризненно качая головой. — Ты же молодой княжич! Не подобает тебе говорить всякие скабрезности и похабщину нести.

— Хе-х! Знаю, но подействовало.

— Ты о чём? — Не понял «дипломат» от бога.

— Про то, что вы теперь не злитесь на этого сморчка. — Хлопнув слегка по плечу Токарева, я убрал руку, и начал говорить уже более серьёзно. — План такой — сейчас снова заходим, но только говорить буду я, а вы просто стоите, и пропускаете всё мимо ушей.

— Постараюсь. — Неохотно ответил старый вояка, к которому видимо только сейчас начало приходить понимание того, что было в кабинете.



— Ещё раз, прошу нас простить. — Начал я разговор, когда мы с Токаревым подошли к столу во второй раз. — Давайте начнём с того места, где мы остановились. Всё верно, я княжич Станислав из рода Мышкиных, лишённого императорской милости.

— Декан Романовского магического лицея Степан Багданович Фокин. — Представился Крот, поглядывая на отвернувшегося в сторону Токарева. — Для начала, давайте утрясём одну маленькую формальную проблему.

— Вы должно быть об этом, Степан Богданович? — Достав из кармана пиджака сложенный пополам лист, протянул его Кроту. — Какие в отношение меня будут приниматься меры?

— Уже всё решено. Говорю же, формальность… — Пробурчал себе под нос декан, лишь бегло взглянув на лист, откладывая его в сторону и увидев моё вопросительное лицо, решил пояснить. — Вы действовали в рамках правил лицея. Сергей Скобин в отношении вас позволил себе неподобающую вольность. Вы были в своём праве. На виде с камер это чётко видно. Тема закрыта.

— Хм… — Моё удивление быстро прошло, сменяясь любопытством. — А как я могу ознакомиться с правилами учебного заведение и внутреннего распорядка?

— Приятно… Удивили. Не ожидал. — Закудахтал Крот, засуетившись, нагнувшись к ящика своего стола, доставая оттуда книжицу, в толщину чуть меньше сантиметра и протягивая её мне. — Мне кажется, мы с вами поладим.

— «С каннибалами ты в стоках нода ладить будешь» — Про себя подумав об этом, я добродушно кивнул. — Будем надеяться. Вы наверное в курсе, что из-за болезни я пропустил распределение и не получил форму.

— Конечно, конечно! — Опять закудахтал Крот, спешно протягивая лежащий перед ним листок со стола. — Вот, это требование на получение формы. Пока вы отходили, я всё заполнил.

— Премного благодарен, — Слегка кивнув головой, я взял бумажку, мазнув взглядом по Токареву, у которого похоже от сладости моих речей начинались рвотные позывы.

— Один момент, ещё вот. — Протянув мне небольшой цилиндр с зелёным циферблатом на котором были нули, Крот продолжил инструктаж. — Возьмите его в левую руку. Вот так…Теперь приложите к груди верхней стороной. Верно… И приведите эфир в движение.

Вспомнив наставления Ангера, который хоть и не долго пробовал из меня сделать мага, я попробовал, как он учил почувствовать эфир и пошевелить им, как просил Фокин. Пошевелились у меня только уши, но цифры на приблуде всё же появились.

— Ну как? — Поинтересовался я, после того как вернул приблуду декану, который взглянув на табло лишь покачал головой.

— Слабо. — Не стал скрывать Крот, а мне на секунду показалось, что он даже расстроился.

— В какую группу я попаду?

— Пока не знаю. Это не мне решать. — Пожал плечами декан. — Завтра на утренней планёрке решим преподавательским составом.

— Понятно. — Немного расстроился я для приличия.

— Не переживайте вы так, княжич. — Неверно истолковал мою кислую моську Крот. — Вы уже завтра можете приходить на занятия. Решение мы примем до начала лекций. Определим вас куда-нибудь, можете не волноваться. Пока можете идти получать форму. Ждём вас завтра.

— Да, спасибо. — Ещё раз кивнул я, решив уточнить последний вопрос. — Где эполет к форме можно заказать.

— Лучше всего это сделать… — Начал Фокин, но тут же замолчав легонько стукнул себя по лбу. — Подождите….

— «У него там склад что ли?» — Удивился я, когда Крот извлёк из ящика два чистых эполета с гербом лицея, и покрутив их в руках, протянул мне один. — Вот, прошу. Он новый, можете не сомневаться. Должен быть вам по плечу.

— Благодарю. — Взял я презент, решив не выяснять откуда у декана два чистых эполета.

— Не за что. Теперь настоятельно рекомендую идти получить форму, скоро звонок. — Посоветовал Фокин, вновь начиная кудахтать. — Выходите из кабинета, и на лево до конца по коридору, спуститесь на первый этаж, а потом ещё на один пролёт вниз, на цокольный этаж. Там стрелки весят, не ошибётесь.

— Хорошо. Мы так и поступим. — Слегка поклонившись в знак благодарности, отмечая, что нужно уводить быстрее Токарева, пока его всерьёз не начало полоскать от приторной чепухи, что я сейчас несу.

— Будьте здоровы. — Сказал я уже на выходе из кабинета, прикрывая за собой дверь и не дожидаясь ответа закрыл её.

— И вы, Станислав Мышкин. — Степан Богданович взглянув на закрывшуюся дверь, достал из кармана пиджака телефон, и полистав журнал звонков, нажал на кнопку вызова, после чего в трубке начались гудки.

— Добрый день, губернатор. Это Степан Фокин… Да, сделал всё, как вы просили….


Глава 11


— Ты моя прелесть… — Открыв глаза, я довольно оскалился, постучав кулаком по своей коленке, но тут же замер, увидев смущённое лицо бойца Токарева и высокомерный взгляд братца, что сидел рядом со мной на заднем сидении.

Отрицательно помотав головой, мол «Не ты, скверх патлатый», притянул образ, чтобы ещё раз полюбоваться законченным воротом. Радость от того, что мне удалось его закончить была очевидна. Ворот это первый элемент дающий боевое преимущество, пусть даже небольшое. Эта часть вуали работает в пассивном режиме, существенно повышая болевой порог на небольшой промежуток времени, пока не истощится накопленный ею оргон, который он тянет из духовного тела. Есть и негативная сторона у этого элемента вуали. Как-то мне не посчастливилось словить прямое попадание термохимического осколочного снаряда. Когда в теле три десятка кусков шрапнели, которые при контакте с кровью начинают разогреваться до 1200 градусов цельсия, истово будешь мечтать о том, чтобы провалиться в спасительный мрак забытья. Так же ещё одним минусом является перезарядка ворота, когда он израсходует оргон. Зарядка начинается автоматически, что существенно снижает скорость естественного заполнения резерва. На более поздних этапах это не критично, но на начальных, да ещё и в местных реалиях восстановление оргона почти не будет происходить, пока ворот не зарядится. В любом случае, этот элемент необходим. Без него нельзя продолжить облачение чистоты и оптимизировать вуаль. Ворот это опорный элемент для наплечников, савана и резервуара. Последнее для меня в приоритете. Получать травмы, а потом неделями или месяцами ждать восстановления, скверх мне не улыбался в 43 зуба. С резервуаром я смогу начать увеличивать резерв оргона, приступить к построению шин или мостов для стимуляции конечностей, вести протяжку меридиан к внутренним органам. Будь у меня сейчас резервуар, проложен мост к правой руке, и протянут меридиан к желудку, то полное сращивание наступило бы за 11–14 дней при качественном питании, вместо 28. Это маги не парятся с их эфирным телом, которое даёт и регенерацию и какую никакую защиту уже с самого начала. Мне же путём плетения, приходится самому налаживать взаимодействие между духовным телом и физическим, которые существуют практически отдельно друг от друга.

Перед тем, как автомобиль остановился на стоянке лицея, я добавил в обруч первые связки плетения резервуара, по очевидным причинам. Наплечники и саван могут подождать, сейчас для меня в приоритете увеличение резерва и прокладка шин по всему телу. Со слабой жизнеспособностью тела обычного человека нужно что-то делать и как можно скорее, а то словлю магическую плюху или пулю, и нет Айзека. Мне такой вариант не подходит, ведь я планирую обосноваться в этом мире о-очень надолго. Возможно даже женюсь, когда нагуляюсь, но это не точно.

— Пфф! Отвратительно…. — Донеслось сквозь нахлынувшие на меня мечтания, возвращая к реальности, где я облокотившись на открытую дверь автомобиля глупо лыбился, уставившись в пустоту перед собой. — Ещё бы слюну пустил….

— Так уже… Утром, в твою чашку с кофе. — Бросил я в след удаляющемуся братцу, лицо которого скривилось после моих слов.

Если бы высокомерие имело вес, то его бы тут же размазало по асфальту, к инфомагу не ходи.

Остановившись перед ступенями входа в лицей, я ещё раз в голове прикинул все моменты. После того, как мы вчера уладили все организационные вопросы, остаток дня у меня ушёл на список групп, который был мной сфотографирован перед тем, как вернуться в поместье. Большую часть вечера я поднимал в памяти, кому и в какой степени нагадил Стас, выискивая знакомые фамилии «потерпевших» с младшей и средней школы. Ситуация оказалась не такой удручающей, как мне показалось на первый взгляд. Существующие «кружки по интересам» были раскиданы по разным группам, и не представляли серьёзной угрозы для меня. С другой половиной Стас был в нейтральных отношениях, а остальную половину даже не знал. Мне подходила любая из восьми групп, кроме «Б», где в списке значился Александр Орлов — главный противник и соперник Стаса. Туда мне не надо, но я туда и не должен попасть. Как я вычитал в положении Романовского лицея, «Распределение по группам учащихся, производится в соответствии с силой магического дара». Отсюда следует, что попасть в первые три группы мне по любому не светит. Буду в «Ж» или «З», к инфомагу не ходи, а там опасаться мне некого. Идеально….


Пройдя через проходную уже как учащийся, а не посетитель, я поспешил к деканату, чтобы узнать куда меня определили. Момент был выбран мной идеально. Уже на подходе я заметил как двери открылись, и от туда начал выходить преподавательский состав, разбредаясь в разные стороны, видимо по своим аудиториям. Ворот сейчас заряжался, обруч сплетал символ за символом, резерв вот-вот должен был иссякнуть, но любопытство победило. Последние крохи оргона я потратил на то, чтобы воспользоваться окулосом. Хватило на несколько секунд, но от полученных впечатлений, ноги непроизвольно сбились с шага. Видеть в одном месте столько сильных магов, было для меня чем-то волнительным и одновременно пугающим. Последнее, вероятнее всего было отголоском жизни на Фагрисе. Думаю, это ещё не скоро пройдёт, воспринимать каждого, кто владеет эфиром, как потенциальную угрозу.

Подойдя к открытой двери, заглянул внутрь. Не смотря на то, что Крот сейчас общался с тройкой инструкторов, он тут же обратил на меня внимание, прокудахтав «Подожди пока, Мышкин». Против болтера с голой пяткой не попрёшь, так что мне ничего не оставалось, как прикрыть дверь и терпеливо ждать. Понаглеть хотелось, но чутьё мне подсказывало, что с этим персонажем лучше не ссорится, но и не водить дружбы. Лучше вообще держаться от него подальше. Хорошего человека «Декан» не назовут.

Стоять истуканом у кабинета, мне пришлось до самого звонка. Едва он прозвенел, как дверь открылась, и оставшиеся там преподаватели начали выходить. Я хотел прошмыгнуть внутрь, но на моё плечо легла чья-то рука, заставив меня остановиться в пороге. Обернувшись я обнаружил, что это один из выходивших только что инструкторов.

— Нам в другую сторону. — Угрюмым голосом произнёс мужчина лет сорока, с шрамом на всю правую бровь, увлекая меня за собой. — Шевели ногами. Звонок уже был. По дороге поговорим. Твоя аудитория в правом крыле на третьем этаже.

— Но… мне надо, — Хотел возразить я, задерживая взгляд на его правой руке, тут же передумав трепать языком, когда «Шрам» посмотрел мне в глаза. — Уже ничего, идём.

Желание что-то выяснять пропало у меня сразу. Дело даже не в том, что его глаза были неестественно серого цвета, а в самом взгляде. Этот взгляд на Фагрисе мне доводилось видеть неоднократно у жнецов и охотников за головами… и в зеркале, с собственным отражением. Это взгляд убийцы. Не того убийцы, что упокоил пару человек и остаток жизни мучается угрызениями совести. Таких я даже в сравнение не ставлю. Сейчас речь про тех, для кого убивать стало работой и продолжением их натуры. Для таких расправа над жертвой, это как дёрнуть ручку смыва унитаза или чихнуть, сделал и забыл. Про «высокую квалификацию преподавательского состава» в глобалнете были не пустые слова.

— Меня зовут Довмон Урбонас, я назначен куратором твоей группы. — как из фазовинтореза охреначил меня Шрам вывертом своего «имя/фамилия», и видимо услышав скрип моего мозга, продолжил тем же угрюмым голосом. — Не переживай, ты всё равно будешь называть меня инструктор Довмон, как и других преподавателей дисциплин из профильного стека, только с тобой мы будем видеться реже, чем со всеми остальными твоими одногруппниками.

— Это почему, инструктор Довмон?

— Быстро схватываешь. — Оценил моё обращение Шрам, продолжая всё тем же ровным безрадостным голосом. — Декан рассказал мне о тебе. Ты из лишённого императорской милости рода, а моя дисциплина это обращение с клинковым и колющим оружием. Понял к чему я клоню?

— Более чем, можно не объяснять. — Мне сразу стало понятно откуда скверх кастует.

По факту, глупый пережиток прошлого, сохранившийся до сих пор. Некоторые благородные маги по сей день носят на поясе холодное оружие и разрабатывают совмещённые с ним магические техники. Раньше, в мохнатых годах, это являлось неким абстрактным для моего понимания символом, указывающим на положение в обществе. Как лишённому императорской милости роду, Мышкиным запрещено иметь отличительные символы благородства. По этому, на правом рукаве моего ученического кителя, который сейчас завёрнут и приколот плоской заколкой не красуется вышивки герба нашего рода, на пальце нет гербового перстня, а на поясе не висит меч, сабля, шпага или рапира. Только инструктор Довмон не прав в том, что мне незачем посещать его занятия.

— Нож… Как на счёт ножа, вроде того, что у вас в правом рукаве?

После моего невинного вопроса, мы резко остановились, а Шрам буквально впился в меня своим тяжёлым взглядом. Я же, как стоял, так и продолжал стоять, с лёгкой улыбкой на лице продолжая смотреть на него.

— Давно заметил? — Спросил инструктор Довман уже через плечо, когда мы начали подниматься по лестнице.

— Ещё возле кабинета, когда вы положили мне руку на плечо. — После моего ответа, Шрам слегка повернулся на ходу, мазнув по мне взглядом, а у меня внутри засело чувство, что его не устроил мой ответ. — Согнутая кисть, струна блеснула, что подходит к кольцу на безымянном пальце, расстёгнутый рукав — это то, что я заметил вначале. Меня заинтересовало, и я наблюдал за вами пока мы шли. Ваша правая рука движется специфически, когда вы встаёте на носок правой ноги, будто готовитесь нанести колющий удар. Ещё корпус разворачиваете немного в этот момент. Ну, и меч в рукав не помещается, значит это что-то меньше. Например нож или кинжал.

На сказанное мной, Шрам лишь промолчал. Уже когда мы поднялись по лестнице и подошли к третей двери от неё с номером 322, Довман неожиданно подал голос.

— Устраивает. Придёшь ко мне на занятия, когда рука заживёт. — всё тем же угрюмым ровным голосом вещал Довман, а мне захотелось ткнуть его иголкой, чтобы проверить человек он или андроид. — Посмотрю, получится ли с тебя толк, и стоит ли вообще на тебя время тратить. Да, и сейчас, в качестве поощрения за сообразительность, я не буду выставлять тебя идиотом перед твоими сокурсниками.

— «Что, ска?», — Раздался просто ор в моей голове от услышанного. — Эмм… Это как, стесняюсь спросить?

— Да очень просто. — Пожал плечами Шрам, достав из-за пазухи блокнот и засунув его обратно. — Сейчас, перед этой дверью, дал бы тебе блокнот и попросил отнести его в 453-й кабинет этажом выше. Потом, зашёл бы в аудиторию, где проходит урок Людмилы Стефановны, сделал бы объявление группе и ушёл. Когда бы ты вернулся не найдя 453-й кабинет потому, что его здесь нет, она бы прочла тебе лекцию на тему разгильдяйства и выгнала бы с урока. И ты бы ей ничего не доказал. На будущее… Если опоздаешь на её урок, то лучше вообще не приходи.

— Зачем вы это хотели сделать, инструктор Довман? — Задал я вполне резонный вопрос, стараясь не показывать всё степень своего охреневания от происходящего.

— Я так развлекаюсь. — Пожал плечами Шрам, всё с тем же угрюмым лицом, кивнув на дверь. — Идём, Мышкин, представлю группе.


Момент, когда мы вошли в аудиторию навсегда останется в моей памяти, и перейдя в атминтис, пополнит его поток с моей смертью.

— Людмила Стефановна, — Шрам слегка приклонил голову в знак приветствия, поворачиваясь к группе. — Прежде, чем я сделаю объявление….

Слова инструктора Довмана, с каждым его словом начали постепенно утихать в моей голове, будто кто-то выкручивал регулятор громкости голосового модуля этому андроиду. Мои уши наполнились белым шумом, в котором если сильно напрячься можно было услышать ритмичный стук. Шары у меня покрепче большинства будут, так вот сейчас, мне кажется, что сквозь этот шум, я слышу их постукивание, усиливающееся по мере того, как мой взгляд двигался по классу.

— «Я где-то на инъектор случайно наступил, и теперь меня штырит? Точно! Ха-х… По-другому, я этого дерьма объяснить не могу». - попытка согнуть пальцы на правой руке, отозвалась отрезвляющей болью, шум в ушах немного стих. — «Не показалось… Пятку косы жнеца мне в брюхо! Это что за парад уродов, будто к скверхам на мессу попал?».

То, что я сейчас видел, даже рядом не соответствовало спискам на первом этаже. Правильнее было бы сказать «вообще никак не соответствовало»!

— Присаживайся, Мышкин. Место сам выбери. — Донёсся откуда-то издалека голос Довмана, хотя я стоял рядом с ним.

— «Спокойно, Айзек. Бывало и хуже» — Самоуспокоение в купе с ещё сильнее сжимаемой рукой, отрезвили меня окончательно, возвращая самообладание. — Хорошо, инструктор Довман.

Выбрав место почти на самом верху, мои ноги зашагали к центральному проходу аудиторской зоны, где сидели мои будущие «товарищи» по учёбе, большая часть которых не нуждалась в представление. Первые ряды столов занимала вся кодла Орлова в более чем полном составе. Сам вожак этого ковина скверхов сидел на третьем ряду, между княжной Лисицыной, которую Стас за неизвестные заслуги окрестил «Шкурой», и Михаилом Драгуновым он же «Бинокль». Как подсказывала мне память княжича, прозвище такое было дано не только за очки, которые Драгунов постоянно поправлял, а за его осведомлённость. Этот тип знал всё обо всех, даже о тех, с кем у него не было ни единой точки соприкосновения. Инфомаг хренов….

За ними начиналась сборная солянка. Банда «Одуванчик» — близнецы Елисеевы, Савелий и Виктория, прозванные так Стасом за светло-русый, почти белый цвет волос. Если Савелия мне удалось узнать сразу, потому, как он внешне не изменился, то его сестру удалось определить только по характерному для их рода цвету волос.

— «А девочка созрела…»

Мелькнула у меня первая мысль при взгляде на эту белокурую красотку, которая была на голову выше своего брата, больше походившего на её младшего племянника.

— «Ему бы ещё разноцветную кепку с пропеллером, и можно детские билеты на аттракционы в парке покупать. Как же порой бывает обманчива внешность. Если бы не знал, что эта парочка уже в средней школе демонстрировала незаурядные способности к магии, то даже не воспринимал бы их всерьёз. Впрочем…» — Встретившись с холодным взглядом Виктории, задействовав наше общие обаяние со Стасом, я мило улыбнулся девушке, игриво подмигнув в знак своего внимания.

Судя по тому, что она демонстративно отвернула голову фыркнув рассерженной кошкой, не потекла. Вместо неё потекли братья Шаповаловы, Виталий и Николай. Особенно Виталий, который хрустнул костяшками кулака, после моего жеста, сжав губы. Кажется кто-то не ровно дышит к этой белокурой милашке. Запомним….

Эти два крепких коренастых парня не раз сходили в рукопашную со Стасом. Недели не проходило без спарринга с кем-нибудь из этих двоих. Сейчас, когда они начали входить в силу не хотелось бы мне сойтись как в былые времена с этими двумя комнатными убийцами.

Следующим экспонатом стали двоюродные братья рода Гирсов, чей дед три сотни лет назад покинув Волынскую губернию осел в Российской империи, присягнув на верность императору. По именам эту парочку Стас не знал, но пролечивал по мере возникновения необходимости. М-да… Хорошее я словечко от Копчёного подцепил.

Матёрые скверхи из Орловского шабаша закончились. Далее пошли скверхи в более лёгком весе, вроде двух друзей, князей Мишиных и Миронова, Варбург и Мейергоф, сестрёнки Лидс и компания. Пока шёл, просто пробегал их глазами, вспоминая чем кому нагадил. В отношении некоторых, помнил, что чем-то нагадил, но не помнил чем. Стас не особо заворачивался коллекционированием «подвигов», о некоторых он просто забывал, не считая важным держать эту информацию в голове.

— «Всё же, где-то я сильно накосячил в прошлой жизни».

Придя к такому выводя и тяжело вздохнув, резко остановившись, занеся левую ногу. Твёрдый каблук моей туфли, опустился на выставленную с правой стороны прохода ступню чьей-то ноги, выгибая её в голеностопном суставе. Под сдавленный вой не убирая ноги, всем весом наступив на пятку я повернулся корпусом влево на пятке. Ревизия правой стороны аудитории закончилась, настал очередь левой.

— Ногу…. убери. — Прошипел веснушчатый детина, которого я видел впервые.

— Прости… — Перед тем как убрать, ещё сильнее надавил, после чего последовал его предложению. — Не заметил.

— Козлина…

— Приятно познакомится, Станислав Мышкин. — Небрежно бросил я, проведя взглядом по контингенту в другом углу «ринга». — Извини ещё раз, Козлина.

— Поспеши найти себе место, Мышкин. — Раздался сзади из динамиков флегматичный, угрюмый голос инструктора Довмана, который уже занял место за кафедрой, чтобы сделать объявление. — Потом рассмотришь всех. Ещё будет время познакомиться.

— Не сомневаюсь….

Процедил я сквозь зубы, как можно громче чтобы все слышали, направляясь вверх между рядами. Выбрав место поодаль ото всех, уселся, как ни в чём не бывало, направив всё внимание в сторону лекторской зоны.

— Группа «А», как ваш куратор хочу сделать объявление под запись….


После объявления Шрама, касающегося регламента о регистрации и опечатывания носимых с собой приблуд и оружия, у кого оно имеется, лекция по высшей математике продолжилась. Меня не спрашивали, но расстройства у меня особого не возникло. Инвентаризация правой стороны аудитории мне быстро наскучила. Там всё оказалось не лучше, чем со стороны Орлова — почти половина параллельного Мосинского класса со средней школы, с которым у Стаса на тот момент был «худой мир» и десяток друзей, теперь уже бывших. Остальные лица были незнакомыми. Видимо с других средних школ, для массовки. Именно для массовки, потому как я не верю в такие совпадения. Весь этот «бомонд», что здесь собрался не соответствует ни одному из восьми списков групп, что висят на первом этаже. Кажется, мне нужно кое с кем поговорить о происходящем. Пока без Токарева, пусть живёт….

После звонка, дождавшись пока аудитория хотя бы на половину опустеет, предельно обострив внимание, я проследовал на выход из зала, горя желанием навестить Крота.

Пока шёл вниз, мой взгляд остановился на Орлове, который довольно осклабившись изобразил рукой приветственный жест, и подняв свой смартфон, поболтав его с ехидной ухмылкой, положил обратно на стол. Этот жест остался мне непонятен, да и не очень то хотелось вникать. Явно не девок мне по вызову заказал, чтобы выразить радость от нашей встречи. Да и не до девок мне… Сейчас мне о-очень хотелось побеседовать с деканом.

Выйдя из аудитории, уже повернувшись в сторону лестницы, чья-то рука схватила за ворот, развернув меня одним резким движением. На эполете короткостриженого парня моего роста с карими глазами, красовалось две полоски и буквы «СТ», означающие второй курс и ранг студиозуса, или «студня», как их обычно здесь называли. Более того, хоть мы не общались с ним, но Стас прекрасно знал кто сейчас перед ним — Алексей Скобин, брат Скобы.

— А я к тебе, Мыша. — рука державшая меня за ворот сжалась ещё сильнее. — Пойдём, потолкуем….


Глава 12


«Кто ты, о величавый матёрый зверь, вершащий судьбы, с пушистым мехом и мохнатыми лапками, что тихо подкрался и смотрит на меня?». В той ситуации, что я сейчас находился, ответ был очевиден. Это был писец, пришедший сказать мне, что «Это фиаско, Айзек» и рассмеяться в лицо безумным смехом.

Встроенный «Калькулятор Айзека» — универсальный арифметико-логический инструмент, предусмотренный моими заводскими настройками, был бы солидарен cо зверушкой. Духовное тело пустое, чтобы рассчитывать на контур, ворот не заряжен, а окулусом за несколько секунд гляделок на 2 % оргона до смерти не засмотришь. На достойное сопротивление с одной рукой рассчитывать тоже не приходилось, особенно против мага второкурсника. Про ковыряшку на поясе, которая была явно не для красоты, тоже не стоило забывать, но Скоба старший её вряд ли пустит в ход. Правила этого не запрещают, вот только шары быстро окажутся в другой руке. Я безоружен, а поединок не имеет дуэльного статуса. Наша разборка сразу выйдет за рамки зоны ответственности Романовского лицея, перейдя уже в разборки родового уровня, возможно дело дойдёт до совета родов. Не знаю, что тогда будет, дальше положение бурсы я не дочитал, но думаю, что ничего хорошего. Это в далёкой перспективе. В ближайшей, выхватить мне придётся уже сейчас.

Вариант попытаться уговорами уладить конфликт я даже не рассматриваю. Почему-то телевидение и литературные источники этого мира выставляют подобный метод чуть ли не эталонным. Герой и злодей сходятся в неравном бою, обмен ударами, шары антагониста явно перевешивают геройские, и блестят ярче не помещаясь в руку. Исход очевиден, но тут в дело вступает больная фантазия стимера, разрядившего в себя минимум четыре картриджа с нанодрянью. Бой останавливается, и герой приседает на уши злодею, мол «Давай поговорим! Зачем ты это делаешь? Нам не обязательно сражаться…Ты ведь не такой. Ты плюшевый в душе, это суровая мясорубка жизни прожевала тебя, вывернув мехом наружу и сделав таким». В этот момент герой ОБЯЗАТЕЛЬНО должен начать неспешно заряжать тяжёлый болтер, прямо перед лицом ослепшего, оглохшего, отупевшего от внутренней разобщённости злого дядьки. Наведя порядок в своей душевной организации и сделав соответствующие выводы, антагонист почесав репу заявляет «Да, действительно! Ты прав, я пожалуй погорячился. Давай замирим. Пойду отсюда, а то манная каша стынет» — разворачивается и начинает уходить. Пользуясь моментом, герой вскидывает болтер и…. «Хрясь!». Злодейские ноги в одну сторону, туловище в другую, кровь, кишки, месиво кругом из остатков волос и зубов, пафосная речь, хеппи-энд. Серьёзно??? Чушь! В скверховой подмышке больше смысла чем во всём этом. Какие к псионитам, нахрен разговоры, диалог и убеждение? Старший братец пришёл с конкретным намерением посчитаться со мной за младшего Скобу, сделав меня клиентом больнички. Ему сейчас до рулевого винта линкора на какие-то правила и принципы. Он пришёл нести справедливость и причинять добро. Всё что сейчас мне остаётся делать, так это постараться минимизировать ущерб для своего физического здоровья и надеяться на чудо….

Пока Скоба старший тащил меня по коридору, будто буксировочный борт сломанный флаер, собирая публику, я несколько раз рванулся, попытавшись вырваться, но безуспешно. Дело было не в том, что тело Стаса было хилым или последствия комы давали о себе знать. Просто сейчас, мне не посчастливилось столкнуться на своём опыте с «фишечкой» магов этого мира.

Местные одарённые опередили своих коллег с Фагриса в работе с эфиром и развитии техник. Сейчас, речь идёт вновь об их грёбаном эфирном теле защищающим тушку. Местные кудесники пошли дальше, научившись развивать его свойства. Если магам из моего мира эта базовая техника давала лишь защиту, то местные аборигены научились с её помощью увеличивать свою силу и скорость. Тонкости этого процесса мне неизвестны в силу того, что я не маг, но мне определённо не помешает их выяснить, хотя бы на уровне теории, если доживу конечно. Сейчас, мне только остаётся благодарить физику за сопряжение поверхностей. Хоть она, со своими суровыми законами, на моей стороне. Как бы не был силён этот парень, но он всего лишь студиозус, начавший развивать силу. От этого, площадь соприкосновения с поверхностью пола и его масса никак не увеличились….

Поймав момент, перестав упираться и резко подаваясь вперёд для восстановления баланса, я что было сил размахнулся ногой, нанеся удар по внешней стороне правой стопы, выбивая опору из под Скобинова.

Исполненная подсечка превзошла самые смелые мои ожидания. Даже веретено оживилось, ускоряя свой бег, вместо аплодисментов. Только, чувства восторга у меня не появилось, хоть рука Скобы старшего разжалась, отпуская мой китель. Ну, шмякнулся он об кафельный пол, и что? Эфирное тело приняло на себя часть удара. Как-то подвыпивший Ангер, «немного» поспешив, вышел раньше времени c трапа «Катастрофы», до того, как произошло сцепление мостков причальной платформы. Упав с двадцатиметровой высоты, светило магического ремесла поднялся, отряхнулся, и обиженно махнув рукой пошёл в бордель, не став нас дожидаться. Вот и сейчас, масштабы меньше, борделя рядом нет, но ситуация та же.

Кто-то другой на моём месте, не стал бы сопротивляться и принял ситуацию, настроив себя на то, что сейчас огребёт по полной. «Зачем сопротивляться, если исход очевиден? Обозлить своего противника, чтобы в конечном итоге ещё сильнее выхватить?» — кто-то другой, но не я. «Ты никогда не получишь больше того, сколько способно вынести твоё тело. Кибернизированное — выносит больше, но и стоит дороже» — та истина, что мне довелось на собственной шкуре усвоить от дедули Нейтана. Хороший учитель, и объяснял доходчиво, чаще всего не словами.

Оценка оказалась вполне объективной. Красиво шмякнулся, только выхлопа никакого. Приземлившись на руку, Скобин тут же встал, буром поперев на меня, будто вместо твёрдого кафеля, упал на поролоновый футон.

— «Не блокируй, уворачивайся» — как мантру повторял я про себя, сместившись в сторону пропустив мимо «двойку», и уходя от джеба.

Да и чем блокировать? Одной рукой, чтобы своим же блоком получить в нос? Бежать не вариант. Уверен что из образовавшегося вокруг нас ринга зевак меня не выпустят, да и лицо потеряю. Подсаживаясь под размашистый удар Скобы, я почти воспрял духом, отмечая, что у нас огромная пропасть в технике. Парнишка был бесспорно силён, но техники и скорости ему явно недоставало. Ещё две его «двойки» прошли «в молоко», просто по тому, что я смещался с линии атаки. Ещё один размашистый удар Скобы, и появился кураж. Даже веретено восприняло это, убыстряя свой ход, а у меня заворочалась внутри надежда, пусть не на победу, но на техническую ничью.

Персонал Романовского лицея работал быстро. Пока «танцевал», заметил в образовавшемся ринге из зевак вокруг нас пару «бледных», и одного «плаща». «Бледными» здесь кличут дежурных медиков из-за серых халатов, а «плащами» — инструкторов, из-за длинных, по колено, кителей. Хорошо, что положение бурсы прочитал, а то бы слепо надеялся на их помощь. Нет, они вмешаются, но тогда, когда кому-то из нас срочно понадобится медицинская помощь или возникнет угроза убийства.

— «Скорее всего это буду я» — Мелькнуло в голове, когда не успев уйти от удара, прошедший вскользь кулак обжог мне скулу.

Задень меня посильнее и точно поплыл бы, к инфомагу не ходи. Нужно сбавить темп, а то ноги начинают потихоньку уставать. Всё же, растерянная после комы форма даёт о себе знать. Мне бы биту сейчас какую-нибудь, кастет или заточку. Даже с одной рукой, «разговор» был бы уже другой. Всё, чем я сейчас располагаю это смартфоном, пластиковой картой и носовым платком. Даже ручки нет, чтобы воткнуть ему её в глазницу, ска! Можно начать показывать Скобинову картинки котиков из глобалнета, но не думаю, что этот бритый поц начнёт умиляться, и передумает изменять мой портрет.

Уличив момент, перед тем, как Скоба подался вперёд, собираясь вновь атаковать, выбил из под него правую ногу, на которую он перенёс вес. В этот раз получилось не очень хорошо. Перед самым падением мне прилетел ещё один удар по лицу. Не сильный, но хватило для того, чтобы перед глазами дрогнула картина.

Отпрыгнув назад я поболтал головой, восстанавливая резкость и переводя дыхание. Если продолжится в таком темпе, то вскоре буду получать уже всерьёз. Хорошо, что здесь коридоры широкие, есть место для манёвра, а то гайки пришли бы мне уже в самом начале драки.

Пока Скоба поднимался, отметил интересную штуку. Не смотря на то, что Стас был всеобщим «любимцем», большинство одногруппников, чьи лица встречались в толпе, болели за меня. В основном, это были ребята с Мосинского класса. В зрительских «рядах» находились ещё второкурсники, но они болели не совсем за меня, а против Скобы, улюлюкая, и отвешивая шутки в его адрес вроде: «Скоба! Сходил бы ещё в столовку с нашей буфетчицей баб Клавой за булки смахнулся!», «Да, она бы его, как кошонка уделала! Бу-га-га!».

— Задолбал блохой прыгать… — Прошипел себе под нос Скобинов, вновь поперев на меня как бык на красную тряпку.

Во время ухода от джеба, смещением с сторону в защите, если вообще то, что делал Скобинов можно назвать «защитой», образовалась огромная брешь, чем я захотел воспользоваться. Понимание того, что это было зря, пришло практически сразу. Апперкот проделанный левой рукой идеально попал в подбородок. Не смотря на то, что Стас был правшой, удар вышел довольно сильным. Обычного человека, подобный удар, если бы не посадил на задницу, то хотя бы заставил ненадолго потеряться и поплыть. Только Скобинов не обычный человек, а маг. Эфирное тело вновь сделало своё дело, а левая рука второкурсника схватила меня за китель.

— «Всё, кажись приехали, Айзек. Выходи…» — Мелькнуло у меня в голове, когда под дых прилетел тяжёлый удар кулака, моментально заставивший диафрагму сжаться.

Короткое помутнение в глазах, ещё не успело пройти, когда вторая рука легла мне плечо, а от преданного мне ускорения, спиной я встретился со стеной. Хорошо, что сработали рефлексы, благодаря которым успел наклонить голову вперёд, чтобы не удариться затылком.

Ловя воздух ртом, откатиться по стене я успел в последний момент, пропуская прямой удар ногой, с глухим звуком впечатавшийся в место, где только что находился мой живот.

— «Скверховы брови, до него кажется дошло!»

После того, как я разорвал дистанцию, пытаясь хоть немного восстановить дыхание, Скоба определился с тактикой. Теперь он не пытался меня ударить, он шёл на меня с расставленными пальцами чтобы схватить. Выругавшись, я стал наворачивать круги. Если ему удастся меня схватить, то туманность мне железным куполом над головой.

Через несколько секунд, подумав об этом, в захват я всё же попался. Надеясь на успех, решил провести не джентльменский, но очень действенный приём, называемый «Шары всмятку». Хоть он и маг с сформированным эфирным телом, но мало ему точно не покажется.

Мало не показалось только мне, когда Скоба согнул ногу, прикрыв своё достоинство, и поймав меня за китель притянул к себе вмазав по лицу. В момент удара я рванулся, благодаря чему, мне прилетело в левую скулу, а не в грызло. Тем самым мне удалось сохранить свои зубы, но перед глазами всё поплыло.

Мгновение, и жуткая сила срывает меня с места, придавая ускорение. Теряя равновесие, меня понесло в образованную болельщиками стену, прямо на девчушку в одном беспроводном наушнике, которая сейчас что-то напряжено печатала на экранной клавиатуре смартфона закусив губу, прижимая к себе локтем цветастую книгу или альбом.

Девушка в самый последний момент подняла голову, а я зашипел от боли, воспользовавшись сразу двумя руками, чтобы упереться в стоящих по обеим сторонам от неё парней, предотвращая столкновение лбами. Когда она открыла цвета небесной синевы этого мира глаза, мы встретились с ней взглядом, рассматривая друг друга практически в упор. У меня невольно проступила улыбка, когда её очки сползли по переносице, остановившись на кончике носа. Сложно было не заметить, что эта девчушка с первого курса в целом, довольно миленькая, не смотря на почти полное отсутствие макияжа и стянутые на затылке в строгий пучок тёмно-русые, ближе к чёрному, волосы.

— Не смотри на м… — Тихо пробубнила голубоглазая милашка, но не договорила, потому, как я потянул к ней свою левую руку в жесте, похожем на объятия, чувствуя нарастающий внутри меня бег оргона и не обращая внимания на звук приближающихся шагов.

— Ты чудо, которое я ждал…

Слова самопроизвольно соскользнули с моих губ, от понимания того, что сейчас, мной сорван «джекпот» в игре с судьбой, а одна из двух перекрещенных в пучке заколок — спиц была уже в моих пальцах.

Те крохи оргона, что удалось скопить, отправились в контур вуали. Рука схватившая меня за ворот тут же разжалась, после чего последовал сдавленный вой, сопровождаемый отборным матом. Заколка до половины вошла в паховую область Скобинову, где происходит изгиб левой ноги.

Судя по ухнувшей толпе и ручейку крови, побежавшему на светлый кафель по штанине, заколка повредила паховую артерию, но я был не намерен останавливаться на этом. Скверх знает этих магов, может сейчас шоковое состояние пройдёт, и он меня в пол здесь закатает?

Пучок причёски милашки раскрутился, роняя шёлк волос на её плечи, а вторая спица заколки оказалась в моей руке. Не знаю, зачем я это сделал, то ли близость женского лица, то ли проблёскивающая бесцветная помада или приятный ненавязчивый запах духов, исходящий от её тела ударил в голову… Не знаю, что послужило причиной того, что я поцеловал её в губы.

— Прости. Не смог удержаться. — Тихо произнёс я после, захлёбываясь от бушующего внутри оргона, когда понимание содеянного пришло ко мне.

— Ничего. — Буркнула девчушка, поправив волосы, начиная наливаться краской, от кончиков ушей, а я почему-то почувствовал себя глупо в этот момент.

Развернувшись, рванув с места, я всем телом врезался в корчащегося от боли Скобинова, сбивая его с ног. Было желание вогнать вторую спицу ему в глазницу, горло или в ключичную впадину, но вовремя одумавшись, прикинув последствия, налегая коленом на грудь, ударил заколкой-спицей в середину бедра правой ноги. Вой боли тут же огласил коридор, а я отлетел в сторону, после размашистого удара внешней стороной сжатой в кулак руки.

— «Чтоб меня баба скверхов в трип-клубе сняла! Да ты угомонишься?!» — Перекатившись по полу начал подниматься я, потирая припухшую щёку здоровой рукой, наблюдая, как Скобинов вырвал заколку из бедра, начиная неуклюже вставать. — «Живучий гад…»

Путаясь в своих ногах, я подошёл к встающему с четверенек второкурснику и делая замах побольше, ударил ногой в лицо. Глухой хлопок, руки Скобы старшего разъехались в разные стороны и он рухнул всем телом на кафель.

— «Неужели… Победа…Ска…» — едва слышно мелькнуло у меня в голове, как коридор взорвался воплями и гомоном зрителей, подтверждая правильность моей мысли.

Оценить состояние Скобинова я не успел. Моё внимание привлекла толпа с правой стороны коридора, которая начала перешёптываться и быстро рассасываться кто куда. Через несколько секунд, живая «изгородь» из лицеистов образовавшая ринг, начала таить, а над тушкой Скобинова уже склонилась пара «бледных». Не понимая причин происходящего, я взглянул на милашку, которую ранее поцеловал. Её взгляд, мне не удалась поймать, потому как она сейчас крутила головой, стараясь рассмотреть что-то в толпе у себя за спиной, прижимая двумя руками к груди разноцветный альбом.

— Эй! Подожди! — Окликнул я девушку, понимая, что она собирается уходить. Видя, что мне удалось привлечь внимание, я слегка улыбнулся. — Как тебя зовут и как найти? Я тебе задолжал.

— Мила, — кротко пискнула девушка потупив взгляд, снова заливаясь краской. — Первый курс, группа «В». Не нужно ничего….

Быстро развернувшись, опустив голову она сделала шаг, но тут же остановилась, видимо почувствовав препятствие на своём пути в лице высокого седоватого статного мужчины, который сдвинув брови хозяйским взглядом обвёл всё происходящее, останавливаясь глазами на мне.

Внутри всё похолодело, от пришедшего ко мне узнавания. Лично, я не встречался с этим человеком, но в глобалнете ни раз и ни два натыкался на его фотографию, когда искал информацию о Романовском лицее.

— Добрый день, ректор. — Пискнула девушка, слегка поклонившись, продолжая прижимать двумя руками альбом к груди.

— Мила, скоро лекция начнётся. — Ровным голосом произнёс Морозов, приветливо улыбнувшись. — Советую поспешить. У тебя сейчас основы моделирования, если меня память не подводит. Будет плохо если ты опоздаешь.

— Да, ректор. — Пискнула девчушка, ещё раз коротко поклонившись, и быстрым шагом обогнув Морозова скрылась в коридоре.

— «Здравствуй, гордый северный зверь» — мелькнуло в голове, когда Морозов величавым шагом двинулся ледоколом в мою сторону.

— Княжич Мышкин, вы в порядке? — Будничным тоном поинтересовался мужчина мимолётно взглянув в след удаляющимся с носилками медикам, возвышаясь надо мной на полторы головы.

— Нормально, бывало и хуже. — Старательно выдавил я из себя, стараясь сохранять спокойствие, но голос предательски дрогнул. — Д-добрый день, ректор.

— Хорошо, но медпункт для медицинского освидетельствования посетить обязательно нужно. — Чётким настойчивым голосом рекомендовал ректор, давая понять, что это не пустое замечание.

— Понял, ректор. Так и поступлю. — отчеканил я, слегка поклонившись.

— Тогда, идём. Мне как раз в ту сторону. Заодно расскажешь, как всё было….


Глава 13


— Что-то не так? — Участливо поинтересовался Морозов уже перед входом в приёмный покой.

— Н-нет, товарищ ректор. — замотал я головой, напрягая веки, чтобы вдавить внутрь вылезшие из орбит глаза, про себя подумав «Что ты такое?» — Спасибо, что проводили. Когда объяснительную записку приходить писать?

— Не нужно, мы уже всё во время беседы выяснили. — Отмахнулся ректор, поправив плащ, что был накинут на его плечи.

— А вдруг у рода Скобиновых претензии возникнут? — Мне захотелось провентилировать возникший у меня в процессе рассказа о произошедшем вопрос.

— А должны? — Задал встречный вопрос человек-айсберг, с которым я невольно начал ассоциировать ректора Морозова.

— Два наследника рода Скобиновых в больнице от руки одного и того же благородного. Не будет ли это воспринято, как попытка Мышкиных….

— Не будет. Это произошло в стенах лицея. — Сказал Айсберг, сунув руки в карманы брюк, разворачиваясь. — Здесь я решаю, кому, что и как воспринимать. Мне нужно работать.

Слегка поклонившись в след, я дёрнул ручку и скользнул внутрь. Оказавшись в тамбуре медпункта, закрыв дверь, припал к ней спиной, переводя дух.

— «Этот тип жуткий до усрачки…» — сама собой возникла в голове мысль.

Пока мы шли, я рассказывал ректору о случившемся. Его интересовало всё, вплоть до сказанного в запале драки мата. Мужик оказался въедливым, что асбестовый клещ. Мало того, странным фактом было то, что ему даже врать не хочется. Располагает к себе не хуже, чем девица у барной стойки, которая за пару коктейлей станет личным психологом, подставить своё декольте, чтобы выплакаться, пригласит к себе в нод, а потом заведёт в тёмный переулок к банде жнецов, чтобы они выпотрошили такого простофилю на импланты и органы. Я к последним не отношусь, по этому умолчал о некоторых моментах. Например, кто напел Скобе старшему о моём приходе, и скорее всего от себя подлил пром-энерголита в его реактор. Про поцелуй с голубоглазой милашкой, тоже не стал распространяться. Само по себе ничего страшного не произошло, но если перекинуть шары в другую руку, то мой поступок можно расценивать, как посягательство на достоинство, а это не есть хорошо. Можно нажить себе проблем больше, чем сможешь вынести. Мне бы этого не хотелось, и так за Стасиковы «геройства» отдуваюсь, своих не надо. Вот, и нужно было ему таким скверхом в младшей и средней быть? Жил бы сейчас Айзек спокойно, тортики кушал, лицеисток по углам или кладовкам жал. А так, придётся разгребать чужие проблемы, тортики кушать и лицеисток по углам жать.

— «Хм…почти одни и те же шары получаются… И чего я разнылся? Опять Стасовы эмоции шалят….»

Если рассмотреть всё произошедшее сегодня, то о более удачном исходе и мечтать не приходится. Орлов — съел по самые гланды, шею вряд ли сможет повернуть, Скоба старший выхватил, теперь на больничке с младшим братцем будут в преферанс играть.

Это очевидные мои успехи за сегодня, но есть ещё сопутствующие. Те, кто думал, что Стасик не вошёл в силу и стал слабаком, теперь два раза подумают, прежде чем предъявить за старые обидки. Со стороны Романовского лицея, к моей персоне нет никаких претензий, что немаловажно. Эта девчушка, Мила, вроде не сильно расстроилась на мои вольности, последствий быть не должно. Нужно будет её как-то отблагодарить за заколки. Если бы не они, то своими ногами в медпункт я бы сейчас не шагал. Скверх лысый с больничкой, не особо страшно, плохое здесь в другом. Если бы Скобинов меня уделал, то после отлёжки в клинике, каждый бы из моих «почитателей» уверовал бы в то, что Стаса Мышкина можно безнаказанно козлить. По тапкам бы дал, исход тот же самый был бы, а так получил в портрет, но достоинство сохранил. Опять же, прогресс с плетением облачения не стоит забывать. После драки со Скобой, и поцелуя с Милой, веретено молотит не хуже потокового двигателя. Благодаря возросшей скорости естественного восстановления оргона, ворот зарядится с минуты на минуту, резерв почти полный, а в течении полчаса нужно будет в обруч следующие связки петель добавлять для резервуара. Надеюсь, что это состояние продлится как можно дольше, и мне удастся завершить эту часть облачения до завтра.

— Молодой человек, вы так и будете в тамбуре стоять? — Отвлёк меня от мыслей мужской скрипящий голос.

— «Ты бы такое увидел через окулус, я бы на тебя посмотрел» — Пронеслась мысль в голове, вызванная воспоминаниями о ректоре.

Во время беседы с Морозовым, чувствуя, что мой резерв стремительно восстанавливается не смотря на зарядку ворота из любопытства, мне захотелось посмотреть на его эфирное тело. Я видел многое, но даже меня проняло, чуть скверхову маму на помощь не позвал! Эфирное тело начинающих магов синее. По мере его уплотнения начинает выделяться его центр, оно меняет свой цвет на фиолетовый, потом на тёмно-фиолетовый. Эфирное тело Морозова имеет багровый окрас и окружено аурой, края которой похожи на щупальца. Они будто живые извиваются вокруг него, прикасаются к стенам, скользят по полу, вьётся по потолку. Даже убитый в гайки стимер, увидь такое, растерял бы кураж от химозы, а его организм очистился бы на бегу естественным путём.

— Сколько пальцев? — Мужик с широким подбородком и квадратным лицом, пошевелив усами вперился в меня прищуренным взглядом серых глаз, тыча в лицо двумя пальцами.

— Два, а на руке пять. — Ответил я, после чего тот быстро щёлкнул несколько раз у одного и другого моего уха.

— Рефлексы почти в норме. — Удовлетворенно промурлыкал себе под нос крепко сбитый усатый дядька лет сорока на вид, указывая рукой в кабинет. — Пройдёмте, Станислав Мышкин. Нужно вас осмотреть.

— К-хм… Любезный, а откуда вы знаете как меня зовут? — Сразу насторожился я, не спеша проходить в кабинет. — Мы с вами раньше не встречались?

— Нет, не встречались, но я знаком с вашей «работой». — Видя, как мой взгляд потупился, дядька лишь едва заметно усмехнулся. — Я о Сергее Скобинове. Осматривал его перед тем как в больницу отправить.

— Ах, это! — Вошёл я сразу в княжеский образ. — Теперь понимаю. Да, недопонимание между нами имело место быть. Приношу извинения за доставленные вам хлопоты.

— Да, что вы, княжич? — Замотал руками дядька дёргая усами. — Это моя работа. Я Пётр Петрович Велланский, куратор медицинской службы Романовского лицея.

— Приятно познакомиться. — Моё лицо растянулось в наигранной учтивой улыбке, но через мгновение шикнув от боли я потёр рукой напухшую щёку.

— Пройдёмте, пройдёмте! — Засуетился «Усач», потянув меня в кабинет. — Сейчас спреем обезболивающим обработаем, и компресс наложим.

Сопротивляться я не стал. Усадив меня в поворотный стул, Усач проворно подскочил к шкафчику извлекая оттуда всё необходимое. Не прошло и пары минут, как на щеке красовался белый квадрат примочки.

— Ещё вот, держите. — Усач протянул мне пластиковую тару, чуть больше напёрстка где лежали три разных таблетки, указав в угол кабинета. — Там кулер, чтобы запить.

— Спасибо, а что это? — Просто из любопытства поинтересовался я, после чего моя чуйка Айзека, начала скверхом с простреленным пузом верещать об опасности.

Это было не от боязни таблеток, которыми мне приходилось зачастую питаться на Фагрисе. Дело было в реакции Велланского на мой безобидный вопрос. Показалось, что на мгновение на его лице проступила гримаса злобы и раздражения. Зная себя, могу с уверенностью заявить, что мне редко что-то кажется в подобных случаях.

— Я аллергик. — Невинно пожав плечами, моё лицо изобразило досаду.

— А-а-а! Тут ничего серьёзного, уверяю. Обезболивающее, таблетированный пустырник и сибазон. — Видя мой вопросительный взгляд, Усач решил пояснить. — У вас лёгкое сотрясение. По этому на пару дней я пишу вам медотвод от занятий, а дальше по самочувствию смотреть будем.

— Понимаю. — Одобрительно кивнув, взяв тару с таблетками я направился к кулеру. — Опять занятия пропускать придётся….

— Здоровье прежде всего. — Со знанием дела заявил Усач, начав копаться в ящике стола.

— Всё. — Отчитался я, утирая губы платком, что лежал в нагрудном кармане кителя, садясь на стул и ставя пустую пластиковую тару, перед Вилланским. — Что-то ещё?

— Да, один быстрый тест на наличие внутренних повреждений после магических воздействий.

— На мне не использовали магию.

— Этого мы не можем утверждать, бывают и не явные воздействия. — Пресёк на корню мои возражения Усач, протягивая мне один из двух цилиндров на подобии тех, что мне давал декан.

— Что с ним делать? — Приблуда оказалась в моей левой руке.

— Возьми и прислони палец к отметке на торце. Да, вот так… Теперь с этим то же самое. Хорошо. — Покрутив обе приблуды в руках, сверив показания Усач отставил их на край стола, а его лицо приняло озабоченный вид. — Нет, всё в норме. Никакой опасности для здоровья нет. Можете идти.

— А медотвод? — Как бы невзначай поинтересовался я.

— Да, да… Сейчас. — Встрепенулся Веллански, торопливо открывая верхний ящик откуда извлёк розовый бланк, уже с печатью.

Быстро черканув моё имя с фамилией, количество дней, число и подпись, он протянул его мне, с тем же озабоченным видом.

Приняв бумажку, я поднялся и собирался уже идти, но Усач ни с того ни с сего задал мне странный вопрос.

— Что за магическую технику вы использовали на Скобинове? — настойчиво спросил Велланский, желая получить ответ.

— Секрет рода. — Тут же выдал я фразу, которая должна была сразу отсечь все последующие вопросы.

Не подействовало, будто меня не услышали. Усач как попугай повторил заданный ранее вопрос, пыря в меня прищуренным серым взглядом.

— Говорю же, родовой секрет. Я не обязан отвечать на этот вопрос.

— Ммм… Да, да… Прошу прощение. — Смутился Пётр Петрович, удивлённо глядя на меня. — Можете идти.

— Ага. Всего доброго. — Попрощался я, быстрым шагом направившись из кабинета. — «Чудило хренов. Ты бы у меня ещё ключи от „Катастрофы“ попросил».

Быстрым шагом, обдумывая произошедшее сейчас, мои ноги привели меня к дверям деканата, куда я должен был отдать выписанный мне медотвод, и устроить Кроту допрос, по возможности. Уж очень мне хотелось знать, каким образом списки групп не соответствуют действительности, и почему я со своими «выдающимися» способностями оказался в группе «А».


Возможности устроить допрос у меня не оказалось. Деканат был открыт, только Крота там не было. Вместо него какая-то тётка, перебирала документацию, сидя за краем большого овального стола. Она то мне и сказала, что декану куда-то срочно понадобилось отъехать. Пожелав про себя, чтобы он «отъехал» на тот свет, оставил бумажку от куратора на столе Крота и поспешил удалиться.

Стоило мне преодолеть ступени выхода, как меня окликнул женский голос. Повернувшись в сторону низкого заборчика, который огораживал клумбу у входа я слегка опешил.

— Держи, заслужил. — Крикнула девушка, на эполете которой красовалось две полоски и буквы «СТ», кинув мне какой-то предмет.

Бросок оказался достаточно сильным, чтобы я успел среагировать, по этому пришлось активировать контур. Банка газировки замедлила свой полёт, и у меня вышло без труда её поймать.

— Реакция есть. — Усмехнулась второкурсница, сидевшая на заборчике, скрестив ноги.

— Чем обязан такой щедрости? — Поинтересовался я на подходе, рассматривая эпатажно выглядящую девушку, которой, судя по внешнему виду, было до далёкой звезды на правила внутреннего распорядка.

Если бы на ней не было кителя Романовского лицея, то можно было бы смело предположить, что эта особа является представительницей древнейшей профессии этого мира, и речь сейчас не о каменщике. Броский, кричащий макияж, нижние края белой, просвечивающейся блузки, пару верхних пуговиц которой были расстёгнуты, завязаны в узел под грудью, обнажая плоский живот с двумя ложбинками и демонстрируя пирсинг в пупке. Форменная юбка, была заметно укорочена и имела боковой разрез, почти до самого верха бедра. Чёрные чулки-сетка и ботинки с толстой подошвой, металлическими вставками на носах, обвешенные цепями довершали вид снизу.

Вид выше плеч, был не менее примечательным из-за экстравагантной асимметричной причёски, когда одна сторона выбрита под машинку и выкрашена в розовый, а на другой оставлены длинные волосы. Всю картину довершало колечко на правом крыле носа, от которого тянулась тонкая цепочка к мочке уха в котором насчитывалось не менее пяти различных железяк.

— Ты девушку в первый раз видишь? — Уловила мой изучающий взгляд на себе второкурсница.

— Не, понравилась просто, до глубины души. — Немного съязвил я, сделав поправку в голове, что не все женщины этого мира одинаково красивы. — Как величать тебя, богиня красоты? Афродита? Снежана? Изабелла?

— Кристина или Кристи, как будет удобно.

— Сверху… — По старой привычке выдал я, и видя непонимание в глазах своей новой знакомой продолжил. — Не важно… Чем заслужил, такой знак внимания с твоей стороны? Луну с неба я тебе пока не доставал.

— А сможешь? — С напускной кокетливостью в голосе спросила Кристина, сделав томное выражение.

— Если хорошо попросишь. — Мой сальный взгляд остановился на двух притягательных выпуклостях под блузой, которые вот-вот грозили выпасть из специально одетого на размер меньше лифчика.

— А ты благородный, хамло. — Беззлобно заключила моя новая знакомая, которой было явно по душе мужское внимание, не важно от кого оно исходит.

— А ты, Кристи, не из благородных?

— Нет. Графиня всего лишь. Куда мне до потомственных князей. — С напускным расстройством промурлыкала девушка, захлопав ресницами.

— Сейчас эти титулы почти равны. — Пожал я плечами.

— Может и равны, только привилегии далеко не те, что у князей.

— Есть такое. — Не стал вдаваться в тонкости, известные мне от Стаса, решая вернуться к изначальной теме разговора. — Так что за заслуги?

— Видела, как ты со Скобой дрался. — Девушка довольно улыбнулась, подкатив глаза. — Хорошо ты его отделал. Не часто увидишь, как шакал студня прессует.

— Вот оно что… Личная неприязнь, и только. — стала сразу ясна мне причина такого внимания. — Кристина, кристина, а я уже понадеялся, что от проявленной мною мужественности ты ко мне воспылала жгучими чувствами.

— Хам, ещё и бабник. — всё так же беззлобно промурлыкала девчонка, подкатывая глаза.

— Какой есть. — Дёрнул я плечами, ухмыляясь протягивая банку с газировкой Кристи. — Не поможешь открыть? Одной рукой не удобно.

Растерявшись, девушка изменилась в лице, после чего вновь улыбнулась, принимая банку обратно, одним движением метко швырнув её в мусорку, что стояла у начала ступеней в лицей.

— Только зря сидела трясла. Розыгрыша не получилось. Ну и ладно. — Картинно вздохнув, Кристина оттолкнулась от заборчика, вставая на ноги, запуская руки в карманы кителя и принимая деловой вид. — Предупредить хотела, чтобы ты теперь внимательней ходил по коридорам, а лучше глаза на затылке отрастил. Не думаю, что дружки Скобинова из кружка фехтования спустят тебе то, что ты его в больничку отправил. Что хотела, я сказала. Будь здоров, княжич и держись.

— «Как задорно скверхи пляшут» — подумал я, провожая неожиданную добродеятельницу, задерживая взгляд на её манящих своей упругостью бёдрах, обтянутых юбкой и достав из нагрудного кармана платок, вытряхнул из него таблетки. — «Обхохочешься, ска!»


Глава 14


Петроград. Гостиница «Созвездие»


— На второй заход? — Жанна изгибаясь грациозной кошкой перевернулась, перекинув свою изящную ножку через Орлова, оказываясь сверху.

— Не откажусь. — Степенно произнёс Александр, проведя рукой по телу Лисицыной, останавливаясь на груди.

Девушка запрокинула назад голову, чтобы поправить сползшие на лицо непослушные рыжие волосы, закусывая нижнюю губу и тихо застонав, когда пальцы Орлова сжали её сосок.

— Приятно, черт возьми. — С придыханием замурлыкала Жанна начиная медленно двигаться, изгибаясь в ритм тихой мелодичной музыке играющей из акустической системы гостиничного номера. — Почти неделю терпела….

— Не получалось, просто… — Спустя несколько секунд сказал Орлов, прищурив глаза, когда Жанна более настойчиво начала изгибать таз, увеличивая амплитуду.

— А я голодная ходи… — Кокетливо произнесла Жанна, положив руки на грудь Александра, поигрывая ноготками ускоряя движения, когда ладони Орлова начали ласкать её бёдра.

— Я уже не могу… — Через несколько минут прошептала девушка, полными страсти и наслаждения глазами взглянув на своего партнёра. — Ты скоро?

— Наверно. — С той же степенностью, и даже с какой-то отстранённостью произнёс Александр, протяжно выдыхая.

— Ты сегодня задумчив… — Предположила Жанна, наклоняясь к шее своего избранника, проведя по ней горячими губами, обжигая кожу дыханием. — Это из-за Мышкина?

— И это тоже. — Одними губами произнёс Орлов, не скрывая лёгкого раздражения в голосе. — Не хочу слышать о нём.

— Ню-у-у-у… — ласково протянула Жанна, целуя шею Александра, спускаясь губами к груди. — Не расстраивайся мой миньончик. Кто мог знать, что твоя задумка провалится и Стас одолеет Скобинова?

— Просил же, не говорить о нём! — Слегка повысил голос Орлов, а девушка почувствовала, как возбуждение начинает покидать её партнёра.

Чтобы этого не случилось, Жанна увеличила напор, ускоряя свои движения. После нескольких попыток слабые тычки перестали возбуждать уже девушку, а на смену страстному настрою, пришла типичная для княжны стервозность.

— А знаешь, мне даже понравилось, как Стас Скобинова старшего отделал… Ай!

Руки Александра вцепились в плечи Жанны, сбрасывая девушку по левую в сторону на кровать. Сам же Орлов резко подхватившись, свесил ноги с кровати, нагнулся, чтобы поднять брошенный ранее на пол халат.

— Идиот психованный… Сдурел? — Бросила ему в след Жанна, когда Александр накидывая на ходу халат направился к бару, но ответа не получила.

Вместо ответа, Орлов открыв стеклянную дверцу извлёк оттуда графин, и сделав из него несколько больших глотков, резко развернувшись, зашвырнул его в стекло панорамного окна номера.

— Празднуй победу, пока можешь, Мышкин….


Родовое поместье Мышкиных


— Пф-ф… Это… — не договорив я остановился, держась за бок. — Это позор Айзек. Ты дно…Фух, ска!

Проснувшись и прокрутив в голове все моменты вчерашней драки, с этого дня я твёрдо решил заняться физическим развитием доставшейся мне от Стаса тушки.

В связи с травмированной рукой начал с малого, а именно с бега. Рассчитывал я минимум на пяток кругов по периметру территории поместья. Уже после первого круга стало понятно, что ставить перед собой такую цель было слишком самоуверенно с моей стороны. Следующий круг, ставший последним, был проделан лишь на волевых. Мышцы икр горели огнём, болел бок, а из воздуха, казалось, что удалили весь кислород. Самооценка резко покатилась вниз, грохнувшись с горы чувства собственного величия. Вероятно во вчерашней драке все мои финты, беготня и ужимки были лишь на адреналине и везении. Погоняй меня Скоба чуть дольше, я бы выдохся, а потом и выхватил бы, к инфомагу не ходи. Невольно начинаю скучать по своему старому тренированному телу. Даже без облачения чистоты Скобинову, с его магическими штучками, туманность стальным куполом над головой стала бы. Единственное что меня сейчас радовало, это то, что до завершения резервуара мне осталось чуть больше трёх десятков петель-символов. По времени, если прикинуть сложность пряжи, плетение резервуара завершится через час с небольшим. Можно будет начать строить от него мост к повреждённой правой руке и меридиан к желудку, чтобы ускорить ферментацию. В идеале, нужен ещё меридиан и к печени, но его строить дольше. Приоритет сейчас именно мост, хотя бы самый узкий однорядный, шириной в три петли-символа. В этот раз обруч мне не помощник, нужно будет самому ткать. Если не буду псайкера валять, то уже к ночи проложу однорядный мост к руке, что ускорит сращивание костей.

Помимо возможности стимуляции тканей оргоном для их обновления, мост выполняет ещё опорную функцию. У меня появится возможность нарушить порядок построения облачения чистоты. К примеру, чтобы начать ткать перчатку, нужно завершить наплечник, налокотник и нарукавник. Когда проложен мост, то можно соткать сразу перчатку, забив на порядок. Есть в этом своя опасность, связанная с атакующими плетениями, одно из них стандартный таран. Когда нарушен порядок, то наложив руку на увесистую дверь, чтобы выбить её выбросом оргона из перчатки, добьёшься лишь порванных связок и сломанной руки. Ещё и в полёт можно отправится, а всё потому, что нет налокотника, который будет компенсировать силу удара, путём выброса того же количества оргона в противоположном направление. Но даже при его наличии, лучевая и локтевая кости предплечья сложатся в гармошку, потому как нет завершённого каркаса нарукавника. Выбитые пястные кости покажутся мелочью, после такой травмы.

Представив последствия, поглядывая на руку в лангете моё лицо само собой скривилось. Ещё больше оно скривилось от замеченного мной облака пыли, поднимающегося от основной дороги к родовому поместью.

С того места, где я сейчас находился рассмотреть, кто пожаловал в гости к семейству Мышкиных не представлялось возможным, по этому я побрёл в сторону небольшого пригорка, с которого подъезд к поместью лучше просматривался. Оказавшись на выбранной позиции, невольный свист вырвался сам собой. К поместью двигалась колонна из шести машин. Должно быть у отца наметился крупный покупатель, раз он пригласил кого-то в поместье для подписания договоров. Это очень хорошо, потому как после этого, теперь уже мой предок, бывает в хорошем настроении. Можно будет за семейным ужином намекнуть главе рода, о том, что не мешало бы немного увеличить месячный баланс банковской карты своего младшенького. Острой необходимости в деньгах у меня пока нет, но «кредитных чипов» много не бывает. В этом мире я пока иждивенец, почему бы не воспользоваться этим? А что? Магический лицей, все дела, потребности по сравнению с младшей и средней школой увеличиваются, как и аппетиты. К тому же у меня траты скоро намечаются. Думаю, предок мне не откажет.

Нужно сказать, что дело рода Мышкиных приносящее неплохой доход, по сегодняшним реалиям этого мира, было довольно специфическим и своеобразным. Род Мышкиных многие поколения занимался разведением лошадей. Смешно наверное, что кто-то в век научно-технического прогресса и индустриализации занимается подобным. Мне бы тоже было смешно, если бы не доставшиеся мне воспоминания Стаса.

После второй революции, родовое дело Мышкиных было на грани развала. По настоящему тяжёлые времена наступили для прадеда Стаса и рода. Только четыре конезавода ушло с молотка за долги, а поголовье под нож на консервный завод в Кировскую губернию. Всё потому, что ориентированное на воспроизводство хозяйственных и ездовых пород коневодство стало неактуальным и никому ненужным.

Дед Стаса, кому по наследству перешло дело, вовремя это понял, и занялся переориентацией бизнеса. Позаимствовав опыт коллег из Англии и Франции, он начал разведение не рабочих пород, а скаковых и тех, что выполняют как это сейчас называется «эстетическую функцию». До полного ума, родовое дело было доведено уже Ставром Мышкиным. В результате, наш род теперь имеем два крупных даже по европейским меркам конезавода, репродуктор для выведения новых пород, два ранчо, ипподром, где любой желающий может покататься на лошадях за отдельную плату и ветеринарную клинику в черте Петрограда. Зная всё это, имея небольшие представления о семейном деле от Стаса, для меня всё равно остаётся немного диким тот факт, что некоторые лошади в конюшнях отца по своей стоимости не уступают мощным навороченным спорткарам, а есть и такие, которые уходят с молотка на аукционах.

Не смотря на это, благосостояние Мышкиных, по сравнению с другими княжескими родами оценивается как среднее. Земельный налог, императорский налог, дорогое кормовое сырьё, оплата работы персонала, сопутствующие расходы, содержание поместья и прочее — съедают значительную часть получаемых средств, но на хлеб с маслом, ложечку икры, и тортик для Айзека, Мышкиным вполне хватает.

— «Нет, это не покупатели» — стало сразу понятно мне, когда этот кортеж проехал мимо конюшни поместья, подъезжая к открывающимся воротам внутреннего двора.

Воспоминания Стаса подсказали мне, что ни один из покупателей отца, зачастую искушённые коневоды и большие любители этих животных, не проехал мимо конюшни поместья, чтобы не напросится «на посмотреть». Обычно они разочаровывались, предполагая, что там отец держит самых ценных своих скакунов. Это было далеко не так, но все отказывались верить отцу в том, что там в конюшне тройка верховых «Донских», подозревая его в том, что самое лучшее он держит поближе к себе. Был там ещё вороной жеребец по кличке «Водолаз» фризской породы, принадлежавший Стасу, которого он выпросил пару лет назад для «покатушек» по окрестностям у отца. Хоть порода фризских относится к благородным, этот жеребец не имел большой ценности из-за дефекта в виде белой отметины «звёздочки» на лбу, за которую он и понравился княжичу. Он то и нарёк жеребца «Водолазом», за то, что конь при виде воды забывал обо всём и мчался к ней, чтобы поплескаться и поваляться. Для этих целей подходила не только небольшая речушка в километре от поместья, но и мало-мальски крупная лужа, оставшаяся после дождя. Нужно будет на днях попробовать покататься самому. Стас не раз это делал, особенно когда его все доставали, и нужно было выпустить пар. Я же знаком с верховой ездой только по его воспоминаниям, но хотелось бы попробовать лично. Должно получится, не думаю, что это сложней, чем управлять линкором.

— «Скверхово вымя» — Других мыслей мне в голову не пришло, когда шагом, иногда переходя на лёгкую трусцу, я добрался до ворот поместья. — «Что этот здесь забыл?»

Родовые гербы на номерах автомобилей были отлично знакомы княжичу. «Этот» приходился Стасу дядей, по матерной линии. Маркиз Гийом Эктор де Виллар производил впечатление скользкого типа и судя по воспоминаниям Стаса, таковым и являлся. Ни раз и не два, до семейства Мышкиных доходили слухи о том, что Гийом был замешен в некоторых финансовых махинациях в Турине, когда перебрался туда лет шесть назад с исторической родины. Слухи не находили подтверждения, а Гийом всегда выходил, что называется «сухим из воды», не клят не мят. Стас его терпеть не мог за слащавую внешность, пижонство, подобострастный голосок и высокомерие. Своё отношение княжич не скрывал, всячески находя повод за семейным ужином как-нибудь задеть своего родственничка, либо находя причину, чтобы не присутствовать за столом. Я же, в свою очередь, собираюсь придерживаться той же модели поведения по объективным причинам. У меня этот тип так же, как и у Стаса особой симпатии не вызывает, а мне нужно поддерживать свой образ, чтобы ни у кого не возникло лишних вопросов ко мне. Вторая же причина, конкретно моя личная, и вытекает из опыта прошлой жизни. Мой брат Дмитрий в отличии от Стаса всегда хорошо ладил с дядей Гийомом. Отсюда следует очевидный вывод, что Гийом — такой же скверх, как и мой братец. Скверх с человеком не найдёт общего языка, чего не скажешь о двух скверхах. Эта гнусь любит сбиваться в кучки по интересам, в крови это у них. Против природы не попрёшь, подобное тянется к подобному. Исключением из этого правила являются лишь одноимённые полюса магнита.

Перед тем, как пройти через калитку рядом с воротами, я остановился и цинично, не скрываясь, начал разглядывать кортеж Гийома. Внимание привлекла охрана четырёх, оставшихся снаружи машин. Будь на моём месте княжич Мышкин, он бы даже не обратил внимание, пройдя мимо, но это Стас, а не я. Вооружение бойцов Гийома было явно усилено для простого сопровождения. Чтобы судить об этом, мне было достаточно скудных знаний огнестрельного оружия княжича, которых в большинстве своём нахватался «верхушек» от Токарева. Либо у дядюшки развилась паранойя, либо он собрался на войну. Других идей глядя на охранников в тяжёлых бронежилетах, половина из которых были вооружены автоматическими винтовками с тактическим обвесом, у меня не возникло. Чтобы развеять сомнения окончательно, достав смартфон из кармана олимпийки, я набрал в глобалнете запрос «Автоматическое штурмовое оружие». Долго искать не пришлось. Уже на третьей картинке мне выдало TAR-21 Израильского производства и стрелково-гранатометный комплекс ARX-160 разработки концерна Beretta.

Мой интерес не остался незамеченным. Стоящие рядом с первой машиной от ворот бойцы явно напряглись от моего внимания. Видя это, решил не нервировать их своим присутствием, пройдя через калитку во внутренний двор поместья, напоследок отметив, что все четыре машины загружены чем-то тяжёлым. Версия, что весь этот «парад» для того, чтобы произвести на кого-то впечатление отпала сразу.

— «Значит, сопровождают некий груз» — Пришёл я к самому на мой взгляд логичному выводу, поднявшись по ступеням на террасу. — «Не матрёшки явно везут. Если только они не чугунные».

Войдя внутрь, я сразу услышал голоса в гостиной. Это точно был дядя, судя по дурацкому смеху «Хо-хо-хо». Не видь я машин с его гербами, подумал бы, что у нас в гостиной каким-то образом оказалась проститутка из доков, которая хохочет над каждым словом потенциального клиента, чтобы больше понравиться.

— Дядя, расскажи, как там в Престолье? Как выставка прошла?

— «И ты здесь?» — мелькнуло у меня в мыслях, когда в гостиной я увидел своего патлатого братца, который в честь приезда дяди решил забить болт на занятия в лицее, и натянув дежурную улыбку, выдал громко в манере Стаса. — Всем утречко. Привет Гийом.

— Ба! Племянник! Рад видеть! Ай-яй-яй, похудел то как… — Начал сокрушаться Гийом, качая головой приложив ладони к лицу. — Хотя знаешь, тебе так даже больше идёт. Выглядишь утончённо и более аристократично.

— Ты тоже, Гийом. Это что? — Указал я на перчатки из белой тонкой кожи на его руках с перфорацией для вентиляции на тыльной стороне.

— Ах, это? Это новая мода среди сыров Милана. Нравится?

— Не, переживаю за твои руки, чтобы не сопрели и грибок не начался. — самым непосредственным тоном заявил я, изображая фальшивую заботу, решая, что настало время немного уколоть «дяденьку», чтобы не расслаблялся. — А ты к нам проездом Гийом, или опять деньги занимать?

— По делам. — Даже не смутившись ответил дядя, захлопав глазами.

— Пф! Как всегда, сплошная невоспитанность и хабальство. — Задрав нос в своей напыщенной манере, влез в разговор братец, стреляя глазами то по отцу, то по матери, ища поддержку в их лице. — В Престолье тебя бы ни на одно культурное мероприятие не пустили.

— Не пустили бы… Как и тебя, братец. — Елейным голосом произнёс я, чувствуя как скоро захрустят щёки от натянутой улыбки. — Позволь напомнить, что роду Мышкиных запрещён въезд даже на прилегающие к столице территории, начиная с Золотого кольцо Престолья.

— Мальчики, постарайтесь не ссорится хотя бы сейчас. — Вступила в разговор мама Эва, с укором глядя на нас двоих, задержав взгляд на мне.

Ставр Мышкин в это время молчал, наблюдая за развитием событий и не вмешиваясь. Он вообще сам по себе был не многословен, и говорил лишь тогда, когда это было нужно.

— Хорошо, Мама. Но меня возмущает, когда брат обращается к дяде на «Ты» и по имени. — Не сбавляя своего гонора и высокомерия, выдал патлатый скверх, глядя на меня своими ехидными глазёнками.

— «Ну, вот ты сам напросился. Сейчас и ты по самую раму хапнешь, и по твоему дядюшке проедусь катком» — Довольно прищурившись, я вспомнив «заготовку» Стаса, ради которой он единственный раз в жизни посетил библиотеку в средней школе, и начал менторским тоном вещать. — Маркиз — это не наследственный титул, а назначаемый. После создания Русско-Европейского союза, был составлен единый табель титулярной иерархии, чтобы избежать путаницы среди благородных. По последней редакции табеля западноевропейский маркиз, эквивалентен нашему графу, выше которого в иерархии стоит князь, потом великий князь. Я ведь не прошу Гийома называть меня «Ваша Светлость»? К тому же он не против, чтобы я обращался к нему по имени. Зачем какие-то глупые условности между родственниками? Верно Гийом?

— Конечно, Стас! — Как ни в чём не бывало закудахтал непробиваемый Гийом, будто сейчас ничего не случилось, а у меня по спине прокатилась выступившая капля холодного пота. — Какие условности между родственниками?

— Совершенно верно… — Сказал я невпопад, понимая, что мне не показалось.

— Ха-х…Вот и я об этом. — Более расслабленно с подобострастной улыбкой сидя в кресле замотал руками Гийом, но увидим что сейчас моё внимание приковано отнюдь не к нему, а куда-то в пустоту озадаченно уставился на меня. — Стас? Что-то не так?

— Интересная штуковина. — Указал я на торчащую из-за подлокотника кресла рукоять, которую во время устроенного мною разноса тронул пальцами Гийом.

— Ах, это? Тоже понравилась? — Воодушевился дядя, рассчитывая на то, что найдёт точку соприкосновения интересов со своим строптивым племянником. — Старые традиции потихоньку возвращаются к нам из прошлого. Сейчас это писк моды в Милане.

— Можно взглянуть?

— Конечно! Держи. — Протянул мне трость дядя, продолжая балаболить. — Ручка из слоновой кости, тело трости из червлёного серебра. Можно сказать, что это произведение искусства.

— Вижу. — Задумчиво произнёс я, как только закончились образы посылаемые атминтисом, отдавая трость обратно, начиная выдавливать из себя добродушие. — Так ты надолго к нам, дядя?



Кировская губерния. Бар «Мюнхен»

— Поверить не могу, мэтр, что вы лично решили со мной встретится. — Велланский прислонив правую руку к левой стороне груди, почтенно поклонился, садясь напротив мужчины пятидесяти лет с острым орлиным взглядом. — Чем обязан вашему приглашению?

— Я здесь по поводу твоих отчётов Петтер. — Тихим ровным голосом произнёс пожилой мужчина, стрельнув глазами по залу, убеждаясь, что их никто не может слышать за огороженным перегородками столом.

— Что-то не так, мэтр?

— Да, Петтер. — Медленно кивнул собеседник Велланского. — Два первых кандидата, не вызывают вопросов. Они уже добавлены в список на ликвидацию. Но вот твой последний отчёт, касающийся этого мальчика Станислава Мышкина, вызвал у нас множество споров. Должно быть, ты где-то ошибся. Мы нашли его довольно противоречивым.

— Но, мэтр, в полученных данных нет никакой ошибки.

— Внутренний круг «Врил» считает по другому. — Развёл руками пожилой мужчина, поправив шляпу.

— Мэтр, извините за дерзость, но хочу напомнить о ректоре Морозове. — Осторожно начал Вилланский, и понимая, что его не собираются перебивать, продолжил. — Когда он только-только входил в силу, мой отец предоставил все данные, что он дарование. Тогда внутренний круг также отклонил кандидатуру Морозова, сославшись на противоречивость фактов. В результате, мы получили «Багрового палача», одного из перстов императора, 9-го в реестре… и как следствие усиление магического военного потенциала Российской империи. Мы не избавились от него, когда это было возможным, а теперь….

— Я тебя понял Петтер. — не дослушал до конца мэтр, вставая со своего места, давая понять, что разговор закончен. — Но решение внутреннего круга неоспоримо. Держи потенциальное дарование в поле зрения, собирай информацию по мере возможности, никаких активных действий в отношении Станислава Мышкина не принимать. Пока рано судить о том, что он дарование. Жди, и помни об осторожности. Это приказ. Всего хорошего….


Глава 15


— «Ска! Вот же мразь…И ведь как складно спел! Спокойно Айзек, спокойно. Не горячись… Да, стимера бред!» — Чуть не заорал я в слух, захлопывая за собой дверь комнаты с разбега плюхнувшись на кровать. — «Здорово получается… Пап, мам, тут такое дело, мне атминтис несколько образов скинул, этот мудак, который называет себя дядя, похитил душку Айзека и вот этого патлатого скверха, чтобы захапать нашу родовую гербовую печать! Меня же на смех пустят, особенно зная, как я отношусь к Гийому! Ска!»

На самом деле, бесила меня больше всего сейчас собственная беспомощность, а не дядюшка. Я привык избавляться от своих проблем сразу, ещё на подходе, а не тогда, когда они стоят на пороге и стучаться мне в двери. Был бы у меня тот уровень облачения что раньше, он бы даже не понял, как подох. За неимением силы, придётся выпутываться как-то по другому.

Этот скверх всё хорошо обставил, якобы приехал сюда под благовидным и правдивым предлогом. Чуть меньше года назад, Гийом занялся ювелирным бизнесом. По его легенде, он сейчас едет с выставки, что была вчера в Престолье. Это действительно так, ещё во время его рассказа я проверил глобалнет. Там есть снимки с презентации императорского ювелирного дома «Гранд», где этот скверх сушит зубы с разными важными дядьками. Сюда он приехал на очередную презентацию своих побрякушек, которая состоится в Петроградском дворце культуры в следующую пятницу, вечером. Всё бы ничего, но он попросил отца дать ему на этот день людей Токарева, для усиления охраны выставки, ссылаясь на то, что не хочет нанимать непроверенных людей. Ставр Мышкин, добрая душа, согласился помочь. Родной брат жены всё-таки просит об одолжении, а не скверх с бугра. Так же Гийом попросил воспользоваться арсеналом рода, в качестве хранилища для того, чтобы скинуть побрякушки, которые не вошли в каталог выставочных образцов. На это он тоже получил согласие отца.

Что мы имеем? Имеем мы то, что имеют нас, причём без обоюдного согласия, и плевать на отсутствие взаимности. И поза интересная получается, есть где разгуляться фантазии. Если не задаваться вопросом, «Зачем вообще Гийому понадобилась родовая гербовая печать?» — есть два очевидных варианта развития событий. У ворот была лишь часть людей Гийома, другая часть — где-нибудь дожидается назначенного дня «Ху», чтобы совершить налёт на почти неохраняемое поместье, и выкрасть печать. Есть более красивый вариант, как бы поступил я. Подобное ни раз проделывалось мной на Фагрисе. Для начала, сославшись на переживания за золотые бирюльки, что находятся в арсенале рода, оставил бы шесть-семь своих людей рядом с арсеналом, якобы для охраны. В день «Ху» дождался бы пересменки, когда дневная смена сдаёт оружие, а ночная получает. Чаще всего занимается этим сам Токарев, что очень хорошо. Арсенал — подземное сооружение, где-то двадцать на десять метров, разделённое на две части железобетонной перегородкой с увесистой дверью в ней, наружная дверь такая же. Большую часть охраны я бы выкосил во время приёмки-сдачи оружия. Зачем устраивать перестрелки по территории, когда все на своих позициях, если можно накрыть всех в одном месте? Комната хранилища в арсенале хорошо изолирована, можно не опасаясь детонации боезапаса и применять наступательные средства вроде гранат. В это время основная часть сил входит на территорию поместья и без проблем берёт её под контроль с последующей полной зачисткой персонала. Далее, уносим печать, или сейф с печатью, и крадём своё же золото из арсенала. Теперь самое интересное. Гийом округляет глаза, что его обокрали и сокрушаясь по этому поводу, бежит кидать претензию в княжеский совет. Текст претензии нечто вроде: «Мышкиным было отдано на хранение золотишко, а значит их род является гарантом сохранности моих бирюлек. Гарант не выполнил взятых на себя обязательств, что привело к крупным финансовым потерям с моей стороны. Прошу разобраться, а по возможности взыскать с рода Мышкиных компенсацию». При таком раскладе становится совершенно не до поиска налётчиков. Да и родовая печать украдена, а это гайки. Когда такое происходит, нужно незамедлительно бежать сдаваться с повинной императорскому титулярному министерству. За сокрытие утраты родовой гербовой печати положена смертная казнь, без компромиссов. Скрывать потерю не получится, это выяснится при ежемесячном подтверждении земельных владений рода. Если сразу прибежать с повинной, то будешь лишён титула, владений, но голову сохранишь. Жестоко? Возможно, но опуская все перипетии законов, логика императора довольно проста: «Мне к скверховой бабушке не нужен такой вассал, который даже гербовую печать рода не может удержать в своих дырявых руках». И тут, как бывший капитан, я с ним солидарен. Ненадёжные люди в команде не нужны.

От устроенного мной «мозгового штурма», начала даже побаливать голова. Мотив наживы подходил больше всего, но было одно маленькое «но». Предположим, Гийом завысит стоимость украденного им же добра, но даже в этом случае, при ликвидации активов рода он будет довольствоваться крохами, претендуя лишь на возмещение понесённых убытков. Всё потому, что он не является подданным Российской империи, а лишь скверх заезжий. Всё распилит между собой совет князей, которым на какого-то маркизишку из западной европы плевать с борта линкора. Способ, как остановить Гийома, я несомненно найду, сегодня четверг, а времени у меня до следующей пятницы. Только не могу отделаться от чувства, что я упускаю нечто важное во всей этой ситуации. Не могу понять что именно, и это меня злит до зубовного скрежета….

От поднимающегося изнутри бешенства, веретено начало двигаться быстрей. Стоило это заметить, как меня накрыла неповторимая лёгкость. Помню, как тоже самое случилось со мной первый раз, я аж под стол сполз. Это похоже на то, будто всю жизнь дышал грязным воздухом пользуясь половиной одного лёгкого, а к концу жизни вздохнул чистейшего, сразу обеими, и начал жить вновь. Это было не провидение атминитиса, божественное вмешательство или что-то ещё. Просто, обруч завершил строительство резервуара — «Вместилища жизни» — как его называл мой учитель Тонг. Он вообще пользовался другой терминологией, носящей мистикорелигиозный подтекст с элементами космологии. Это я в процессе своих изысканий переиначил всё под себя для удобства. Так «Вместилище жизни» стало простым резервуаром. Это название тоже условное, потому как «полость для нагнетания оргона», тоже звучит громоздко, но оно более соответствует действительности. Духовное тело, как ведро с водой, если полное, то излишки выливаются через верх. Оно не может концентрировать или уплотнять оргон, чтобы вобрать его в себя, как можно больше. А вот резервуар, внутри которого теперь находиться веретено — может. Теперь оргон из внешнего мира, который тянет веретено жизни, проходя через духовное тело — попадает в резервуар, концентрируясь там. Когда его давление достигнет максимального значения для резервуара, то оргон начнёт выходить из него в духовное тело, занимая свободный объём. Вся штука в том, что оргон в резервуаре имеет большую плотность нежели тот, что скапливается в духовном теле, соответственно и качество у них разное. Чем плотнее оргон, тем выше его степень взаимодействия с физическим телом. Благодаря этому у меня теперь есть энергия нужного качества, для стимуляции обновления тканей.



На образе я уже наметил шину, и хотел приступить к пряже, но поймал себя на мысли, что сейчас у меня совсем не то состояние. Принцип ускорения бега веретена мне стал уже понятен. Сильные эмоции — вот то, что ускоряет его бег. Будь то злоба, любовь, тревога, опасность, вожделение, похоть, страх неминуемой смерти — это всё для меня, как пром-энерголит для реактора «Катастрофы».

Смешное здесь то, что за счёт последнего веретено жизни может пробудить каждый, только это невозможно, без помощи другого прядильщика. Мне помогал Тонг, принудительно вращая моё веретено, работающее на «холостых» оборотах, но пробудил я его благодаря дедуле Нетану. Очень похоже на то, как в этом мире заводят бензиновый автомобиль «с толкача». Тонг толкал, но тем, кто отпустил сцепление был Нейтан Герас.

Мы занимались на мостике «Катастрофы», безуспешно пытаясь пробудить моё веретено. Я не мог почувствовать его бег, как не старался. Тогда, к нам подошла скучающая «мать родная», и участливо поинтересовалась, что за брачные игры скверхов здесь происходят? Мой учитель объяснил как мог, чего мы добиваемся, но дедуля понял по своему. Он расслышал только последнюю часть, про «неминуемую смерть». Участливо покачав своей кибернизированной шеей, небрежно бросив «Сейчас устроим, раз вы такие никчёмные» он отошёл на десяток шагов, выставил кибернизированную трансформирующуюся руку в нашу сторону, и активировал раскат Блэйза. Схожая процедура с этим, когда мы в доках казнили пленных скверхов, кидая их в сопло рулевого двигателя «Катастрофы», а когда он долетал, наш навигатор по команде врубал форсаж. Раскат прошёл рядом, лишив меня уха, а Тонга кремниевых наростов на голове, исполняющих роль волос. Поняв, что подействовало, по нашим закопчённым довольным лицам, дедуля Нейтон, плюнув через губу, выставил нам счёт за очень дорогой боеприпас, и бросив: «Обращайтесь, если чО…» — отправился по своим делам. В тот день, не смотря на то, что удалось пробудить веретено, практику плетения мы решили отложить. Сложно сконцентрироваться, когда перед глазами стоит несущийся на тебя всепожирающий поток энергии и огня, раскаляющий до треска воздух. Ухо, я кстати, потом себе сделал в медбоксе, после того, как отстирал штаны.…

Сейчас та же история, только шары в другой руке. Веретено движется быстро, подстёгиваемое злобой, но сконцентрироваться на петлях не получается, на обруч скинуть плетение моста не представляется возможным. Вместо последовательности связок, у меня перед глазами лишь Гийом и то, как я расправляюсь с ним различными способами. Ни о чём другом думать просто не получается.

После второго разрыва подряд духовного тела, стало понятно, что не стоит пытаться, нужно как-то успокоиться и сделать перерыв. Хоть веретено выдавало пряжу, но нить потока рвалась или же не принимала нужной формы. Это сплошное «хождение по мукам», нужно было прекращать, что я и сделал. Успокоиться не получилось. Стоило закрыть глаза, как я оказывался в том образе атминтиса, что он мне выдал, когда тронул трость. Хоть лиц не было видно, но я вновь оказался на заводе, в том дверном проёме, наблюдая, как оттуда уходит Гийом. Следующий образ, как «дядюшка» с кем-то общался в зале на втором этаже. Он пил кофе, ел что-то, похожее на французский бутерброд, а его собеседник тоже что-то говорил, даже не выпив чай. И ещё как он садится в машину и удирает….

Меня будто ударило молнией, заставляя дёрнуться всем телом. Это не от спазмов, злобы или судорог. Мысль, что мелькнула в моей голове, заставила оргон внутри меня бурлить.

Подрагивающими руками, я полез в карман штанов, доставая телефон. Набирать было не нужно, ведь номер Токарева был у меня на быстром наборе. Комбинация двух клавиш, и вот заветные гудки дозвона раздались в ухе.

— Стас, что? — С ходу раздалось без прелюдий, сразу и конкретно.

— Вопрос и просьба, дядь Фёдор. — Судя по обращению, Токарев был не в настроении сейчас, по этому, решил сразу спрашивать в лоб, без особых стеснений. — Первый вопрос… Вы производили проверку бойцов, после похищения?

— Стас… — Старый вояка тяжело вздохнул. — Да, проводил. Ещё весь персонал поместья проверил. Даже звонки поднял, ещё раз личные дела прочёл, хронологию действий каждого восстановил в тот день. «Крысы», про которую ты так настаивал, не нашлось. Другого результата не ждал, проверенные люди, лично ручаюсь за каждого.

— Это замечательно!

— Не понял?

— Я не сомневался в этом. — Подтвердив свои догадки, пока было перейти к просьбе. — Дядь Фёдор, тут такое дело….

— Говори как есть, не выбирай выражений. — С напускной строгостью перебил меня Токарев, но судя по интонации он сейчас улыбался.

— Нужно проверить дядю Гийома. — Слыша в трубке как у Токарева перехватило дыхание, я поспешил дать объяснение. — То, что он ещё тот прохвост, мне известно. Интересует его материальное положение на данный момент. Долги, ссуды, займы… Как официальные, так и не очень. Понимаете?

— Стас, я знаю твоё отношение к нему, — Начал говорить настороженно Токарев, но для экономии времени мне захотелось обозначить свои намерения.

— Это не связанно с личной неприязнью, и это не детский каприз. — Интонация голоса была именно та, по которой сразу становилось понятно, что Стасу Мышкину было не до дурачества. — Дядь Фёдор, чем быстрее, тем лучше.

— Уже понял. После обеда будут результаты. — Помедлив немного, Токарев всё же решил поинтересоваться. — Стас, ты ведь помнишь, что я тебе всегда говорил?

— Да, дядь Фёдор. — Даже понимая, что это была не моя договорённость, а княжича Стаса Мышкина, на моём лице всё равно проскочила довольная улыбка. — Помню… «Я могу обращаться к вам по любому поводу». — Секунду помедлив, решил добавить от себя. — «… И даже если весь мир ополчится против меня, то дядя Фёдор придёт, и всех завалит».

— Хе-х. Верно. — Подтвердил Токарев спокойным голосом, но мне то было известно, что сейчас старый вояка приплясывает стоя с телефоном. — Отцу я так понимаю….

— Да, дядь Фёдор. Не нужно пока его волновать.

— Всё настолько серьёзно?

— Пока не знаю. — Приуменьшил я масштаб трагедии уклонившись от ответа.

Прямым текстом говорить Токареву о готовящемся налёте на поместье категорически нельзя. Пока это на уровне предположений. Он человек хороший, но голова горячая, может всё испортить. К примеру, если я ему сейчас начну «рубить» как оно есть, то дядя Фёдор возьмёт одну из своих «игрушек» и молча пальнёт в остановившегося у нас на пару дней Гийома, без суда и следствия. Проблем не оберёшься потом.

— Я тебя понял, Стас. Как что-то появится, сразу дам знать.

— Спасибо, дядь Фёдор. На связи.

— «Вот и славно» — мысленно порадовавшись, я открыл ящик прикроватной тумбы, начав перебирать его содержимое.

Искомое нашлось сразу. Скрепку я прикрепил к внутренней части лангета, а оторванный квадратик пластыря прямо поверх него. Подумав немного, достав старые проводные наушники, оторвал от них провод, и зубами сняв изоляцию по обоим его концам, отправил в карман. Достав ополовиненную упаковку мятной жвачки, в которой осталось ещё три пластинки, закинул их все в рот, после чего несколько минут жевал, до потери сладости.

Остановившись на пару секунд перед дверью комнаты, сделал несколько глубоких вдохов, настраиваясь на рабочий лад, после чего вышел и как ни в чём ни бывало направившись в конец коридора, до кабинета отца. Разумеется, мне было известно, что его там нет. Шагов по коридору я не слышал, а значит он ещё внизу. Идти старался более естественно, ведь коридор просматривался через камеру.

Дверь оказалась открытой. Ставр Мышкин будучи дома никогда не закрывал свой кабинет на ключ, только когда покидал поместье. Зная, что в кабинете главы рода камер нет, я схватил стул, что стоял перед столом отца и подтянул его к двери. Одним прыжком оказавшись на нём, содрал белый квадратик пластыря с лангета, наклеивая его на такую же белу часть датчика движения, что был установлен над дверью, под потолком. Волоча за собой стул, ставя на своё место, я взял нож для вскрытия писем, что лежал на столе и направился к окну.

— «Магнитоконтактный, значит. Провод и скрепка не понадобятся» — Мне не составило труда определить тип работающего на размыкание датчика, а левая рука уже выкручивала второй шуруп накладной замыкающей части, прикрученной к раме.

Как только с креплением было покончено, я сгрёб шурупы в карман, приклеивая магнитную планку к активной части на жвачку, и задёрнул занавеску. На выходе ещё раз стрельнув глазами по кабинету, выйдя в коридор и прикрыв за собой дверь я не спеша направился вниз. Как и предполагал, мои предки, патлатый сверх и Гийом были ещё в гостиной, только дядюшка вышел на террасу для вентиляции лёгких.

— О! Отец, ты ещё здесь, значит. А я тебя в кабинете искал. — Изобразив саму невинность, я продолжил отрабатывать своё алиби, прикрывая цель своего визита. — У меня тут небольшая просьба. В этом месяце у меня будут непредвиденные траты, нельзя мне немного баланс карты увеличить?

— На сколько? — Поинтересовался мой предок, любящий конкретику в материальных вопросах, впрочем как и во всех остальных. — И что за «непредвиденные траты»?

— Это деликатный вопрос, по этому надеялся застать тебя в кабинете. — Замялся я изображая неловкость, но видя что от меня продолжают ожидать ответа, тяжело вздохнув, понижая голос продолжил. — Хочу одной девушке приятность сделать. Пока не решил как, но в любом случае деньги понадобятся.

— Ооо… Стас, вот тихоня. — Заулыбалась мама Эва, легонько толкнув локтем отца. — А из какой она семьи? Не успел из больницы выйти, а уже девушку нашёл.

— Нет, вы неправильно поняли. — Замахал я рукой. — Она не моя девушка, просто она мне помогла, вот и хотелось отблагодарить.

— С этого всё и начинается. Томные нерешительные взгляды украдкой, случайные встречи, разговоры на выставках, знаки внимания…. — Заулыбалась мама, поглядывая на своего мужа, который немного смутился, понимая про кого идёт речь. — А она красивая?

— Эва, ну что ты к сыну пристаёшь? — Приосанился глава рода, прокашлявшись, снова превращаясь в камень. — Хорошо, сын. Всё сделаю, можешь не беспокоиться.

— Отлично, спасибо пап, и мам, — довольно потёр я рукой по лангету, подмигнув матери, готовясь направиться на террасу. — Пойду воздухом подышу.

Пройдя через прихожею перед дверью, я быстро пробежался глазами по вешалке.

— «Плащ, но другой, не тот что был тогда на заводе, но крой похожий» — Сразу пришёл я к выводу, найдя на вешалке одежду Гийома, поспешив выйти наружу.

— Проветрится решил? — Тут же поинтересовался дядя, который закончил уже курить, и собирался войти в дом.

— Да, вроде того. — Преградил я дорогу Гийому, оглядываясь по сторонам. — Дядя, угости сигареткой племянника, только по тихому.

— Не бросил? — Поинтересовался Гийом, протягивая мне сигарилу. — У меня только такие.

— Ничего. Да я не начинал, балуюсь изредка. Отцу не говори.

— Конечно, Стас. Понял, понял… Никто ничего не видел.

— Именно. — Хитро улыбнулся я, пряча сигарилу в карман, махнув головой в сторону хозяйственной пристройки для хранения различного инвентаря. — Пойду посмотрю, как там что…

— Давай. — Усмехнулся Гийом, заходя внутрь.

— «Скалься, пока можешь. Я на твою рожу завтра посмотрю. Ржавую боеголовку тебе от ракеты по самую раму, а не гербовую печать» — Достав выпрошенную мной только что сигарету, невольно цокнул языком от довольства. — «Предпочтения не поменяешь… British tobacc».

Отбросив идею покурить, в течении пятнадцати минут мне удалось найти искомые вещи в хозяйственной пристройке. Не без помощи памяти княжича, разумеется. Распихав всё необходимое по карманам, я довольно посвистывая в приподнятом настроение от злого азарта направился в свою комнату. Шину за меня никто ткать не будет….


Ночь того же дня


— «Тиха ночь в родовых владениях Мышкиных, а Айзек Герас лезет по декоративному выступу, чтобы спереть гербовую печать рода».

Благодаря пасмурному осеннему небу, звёзд не было видно, как и луны, что играло мне на руку. Единственным, что сейчас было против меня, это повреждённая рука. Хоть выступ был широкий, где то сантиметров двадцать пять, но хвататься одной рукой вместо двух, за декоративные ниши образующих узор в виде ромбов, было тяжеловато. Когда перелазил через угол, пришлось использовать контур, опасаясь потерять равновесие. В объективы камер наблюдения попасть я не боялся, потому как все камеры направленные на периметр внутреннего двора, крепились сразу под декоративным выступом, по которому я сейчас двигался приставными шагами, вооружившись стамеской, которую прихватил в хозяйственной пристройке вместе с катушкой крепкой лески. Маячить в окнах так же не представлялось опасным, потому как они принадлежали гостевым комнатам, которые сейчас пустовали. Гийома разместили в другом крыле рядом с комнатой патлатого скверха.

Преодолев препятствие в виде водостока, по которому Стас частенько сбегал из своей комнаты, когда его наказывали, я оказался перед заветным окном. Сев на подоконник, переведя дух, и поэтапно прокрутив порядок действий, загнал конец стамески в щель между рамами и активировав контур, рванул рукой, ломая затвор внутренней защёлки. Сигнализация не сработала, как и планировалось. Размыкания не произошло, ведь магнитная часть осталась на датчике, не двинувшись даже на миллиметр.

Оказавшись внутри я вновь взял стул, и перенёс его к двери. Натужно сопя, сняв булавку подколотую к воротнику, с подвязанной к ней заранее леской, воткнул её в верхний край пластыря, застегнув отрепетированным движением. Растянув аккуратно леску от катушки через кабинет к окну, вернул на место стул, направляясь к сейфовой дверце расположенной на правой стороне кабинета, рядом с письменным столом.

— «Ну, атминтис, не подведи, прошу тебя» — Мысленно проговорил я, держа в левой руке телефон, касаясь ногтем наборной панели сейфа, тихо диктуя цифры, из образа, в котором не чёткая фигура набирала код, чтобы положить внутрь какие-то бумаги. — Такс…. 66…25…46…42…2…58… 84…45. Длинная комбинация.

Переведя дыхание я принялся набирать цифры из образа сверяясь с экраном смартфона. Уже в середине комбинации пришло понимание того, что цифры были совсем не случайными. Под каждым числом на панели ввода были ещё буквы, соответствующие цифрам.

— «Теперь точно всё сходится, и мотив есть» — Пришло мне на ум, когда раздался щелчок пружинного затвора, приоткрывшего дверцу.

Не став разглядывать бумаги внутри, я сразу взял искомое. Открыв деревянный футляр, в моих руках оказалась печать с родовым гербом. Хоть Стас никогда не видел её своими глазами, но это была точно она, ведь при взгляде через окулус, в этой штуке прослеживалось наличие эфира, а значит это по любому приблуда.

Достав из нагрудного кармана платок, я тщательно обтёр дверцу и подоконник, после чего завернул в него печать. Взяв катушку лески, тянущейся через весь кабинет до пластыря на датчике, сделал виток на жвачке скрепляющей две пластины оконного датчика.

Обратный путь по декоративному выступу, показался в разы быстрее, не смотря на то, что мне приходилось потихоньку разматывать леску.

Бросив на подоконник в своей комнате пластиковую катушку, я неспешно переоделся в пижаму, переводя дыхание в полутьме перед гардеробом. Когда приготовления были завершены, корчась от боли зафиксировал катушку в больной руке и тихо прошептав «Наведём суеты, Айзек» начал натягивать леску, наматывая на катушку, а через пару секунд ночная тишина огласилось воем сработавшей сигнализации….


Глава 16


— Что за шум? — Выйдя из комнаты, я протёр глаза, оглядываясь по коридору, где сновали бойцы Токарева. — Ночные учения? Что тут случилось?

Ответа я не получил, по этому направился к кабинету, возле дверей которого стояли отец и Токарев. Уже на подходе удалось отметить, что лица у них крайне озадаченные. Не могу их винить в этом, ведь пропажа родовой гербовой печати это далеко не рядовое происшествие.

— Что произошло? Почему сигнализация сработала? — Сделал я обеспокоенный вид, как и полагается в подобных ситуациях.

— Гербовую печать украли. — Голос Ставра Мышкина был тяжёлым. — Ждём группу криминалистов из имперской полиции.

— Имперской полиции? — Захлопал я удивлённо глазами.

— Да. Нужно помещение на пальцы откатать и на следы использования магии проверить. — Взял слово Токарев, и после небольшой паузы добавил. — Сомневаюсь, что это даст результаты, но чем чёрт не шутит?

— Есть предположения, кто это мог сделать? — Участливо поинтересовался я, продолжая отыгрывать беспокойство.

— Есть. Это мог быть маг рангом грос практик или выше освоивший «стеклянное тело» или нечто подобное. — Задумчиво произнёс дядя Фёдор.

— А это как, «стеклянное тело»? — Поинтересовался я, почесав затылок.

— Вот так. — Коротко сказал бывший вояка, вытянув перед собой правую руку, сдавливая пятернёй что-то невидимо, после чего от него пахнуло лёгким ветерком, очертания его тела смазались, становясь прозрачными.

— Фига себе! — Только и успел сказать я, перед тем как моя челюсть сама собой опустилась вниз.

Местные маги просто нечто! За всё время на Фагрисе мне не доводилось встречать ничего подобного. Да он почти невидим! Даже стоя перед ним мне приходится напрягать зрение чтобы увидеть контуры его тела. Правда в окулусе его силуэт отчётливо виден. Хорошо что Скоба старший не умел таких штук, иначе я бы выхватил, и даже не понял как. Чувствую, не мало придётся горя хапнуть от местных кудесников, пока в бурсе буду учиться.

— Да… Это достаточно сложная в освоение техника. — Сказав это, Токарев принял свой прежний вид. — Не так много магов ею владеют, по этому я склоняюсь к тому, что кража печати дело рук кого-то из поместья.

— Из поместья? — Сделал я как можно более удивлённый вид, решив плеснуть пром-энерголита в реактор. — А дядюшка Гийом не мог этого сделать? Печать пропала когда он приехал….

— Не мог. Я только что от оператора. Гийом не покидал своей спальни, по крайней мере через дверь. — Немного помедлив, как-то странно взглянув на меня, безопасник добавил. — В любом случае, когда прибудет группа криминалистов его модуляцию эфира тоже снимем для проверки. Только это всё равно не он. Сейф вскрыт мастерски, никаких явных следов взлома нет. Не думаю, что у него хватило бы способностей. Может экспертная группа что-нибудь найдёт, но при визуальном осмотре я ничего выявил. С сейфом вообще очень странный момент, как и с сигнализацией на окне.

— А может это был кто-то кто знал код? — Выдвинул я заведомо ложное предположение.

— Исключено, сын. — Покачал головой Ставр, прибывая в тягостной задумчивости. — Кроме меня код от сейфа никто не знал. Я его не записывал нигде, и никому не говорил.

— Ставр, мне нужно твоё разрешение на обыск поместья. — Обратился Токарев к отцу, доставая из нагрудного кармана вибрирующий смартфон. — Я всё же думаю, что печать не покинула поместья. Судя по камерам, периметр не нарушался, а значит это кто-то из персонала.

— Хорошо, делай всё, что в твоих силах, друг. — Дал добро глава рода Мышкиных. — Что не в твоих, тоже делай. У тебя полная свобода действий. Сегодня уже восьмое число. Два дня до того, как прибудет посланник из титулярной коллегии.

— Помню, Ставр. Всё помню. — С мрачно решимостью в голосе сказал Токарев, взглянув на экран опять завибрировавшего от сообщения телефона. — Пойду к оператору пока. Ещё раз взгляну на видео с камер, может что просмотрели.

— «Легки на помине» — Подумал я, взглянув в сторону лестницы, откуда к нам приближались Гийом с Дмитрием, после чего обратился к отцу. — Не переживай отец, думаю пропажа скоро найдётся. Дядя Фёдор, знает своё дело. Я могу чем-нибудь помочь?

— Спасибо, Стас. — Ставр тронул меня за плечо, покачав головой. — Иди лучше спать ложись. Время позднее.

Я хотел ответить «Уснёшь тут, как же», но Гийом закудахтал раньше, ещё на подходе, в своей излюбленной эмоциональной манере.

— Ставр, что случилось? Что это был за вой? — Начал распаляться дядюшка махая руками, будто отгонял от себя мух, а я приготовился наблюдать его реакцию. — На поместье напали?

— Нет, Гийом. — Покачал головой отец, посмотрев в кабинет, через приоткрытую дверь. — Родовую гербовую печать из сейфа похитили.

— Как похитили? — Захлопал глазами Гийом, стоя с приоткрытым от удивления ртом. — Этого быть не может….

— Боюсь, что может. — Пожал плечами отец, тяжело вздохнув, продолжая являть собой воплощение самообладания.

— Да, кому она могла понадобиться? — Взвизгнул патлатый скверх, бледнея на глазах, стреляя взглядом полным смятения по всем присутствующим, в том числе по Гийому. — Это невозможно….

— Как бы то ни было, печать украдена. — Констатировал я, глядя, как моего братца накрывает истерика.

— Заткнись. — Рыкнул на меня братец, одаривая полным ненависти взглядом. — Тебя не спрашивали.

— Ага, да. — Издевательски улыбнувшись парочке сверхов, я обратился к Ставру. — Отец, если понадоблюсь, то буду в своей комнате.

Слегка поклонившись, я развернулся по направлению к комнате, и специально задев плечом братца, неторопливо направился к себе. Остановившись перед дверью, ещё раз взглянув в конец коридора, где сейчас находился отец в окружении двух скверхов, вошёл внутрь, прикрывая за собой дверь, чувствуя, как от злого азарта веретено начинает ещё сильнее закручивать оргон. Какой тут сон, когда веретено само намекает на то, чтобы начать заниматься пряжей? Пять с половиной часов до утра у меня есть. Если хорошо постараться, то с рассветом у меня будет протянут меридиан к желудку. Мост уже ускоряет сращивание костей кисти, но с меридианом это дело пойдёт гораздо быстрее. Единственный минус в том, что мне придётся чаще питаться. Нужно будет позаботится о каких-нибудь перекусах. Благо, что в этом мире с нормальной едой и её получением нет проблем. На «Катастрофе» иногда приходилось затягивать пояс. Ощутимее всего это было когда мы уходили на несколько недель в дрейф, из-за того, что гвардейская псарня «Единоправов» устраивала рейды по нодам в поисках нас. Линкор не маленький, но сделан не из резины, растягиваться не умеет. Приходилось выбирать, хочешь ли ты быть с набитым пузом или иметь дополнительный боезапас, лишний кислород и топливо для реактора. Сейчас передо мной таких трудностей не стоит. Единственная проблема, эта наша «фея кухни» Анжела, которая сильно не любит, когда кто-то шатается по её «царству», обладающая не менее взрывным характером чем у Токарева и вообще не слышавшая об иерархии титулования. Исходя из воспоминаний княжича, будь ты хоть императором, а половником получить по макушке можно запросто. Стас кстати получал, за то, что частенько любил заскочить в необеденное время, и стянуть что-нибудь вкусненькое. Анжеле было не жалко съестных припасов, но у неё опускалось забрало всегда, когда кто-то заходил на кухню в верхней одежде и уличной обуви.

Улёгшись в кровать, прикрыв глаза и скрестив руки на груди, я приступил к пряже. За этим занятием даже не заметил, как наступило ранее утро. Один раз пришлось прерваться, из-за того, что ко мне зашёл Токарев. Дядя Фёдор на долго не задержался, лишь поинтересовавшись не видел ли я чего необычного, когда заходил в кабинет отца. Благополучно соврав, что ничего не видел, проводил старого вояку, после чего запихнув куда подальше едва ощутимые позывы совести, которая решила проснуться и поскулить, вновь принял рабочее положение. Разумеется я понимаю, что своим поступком обеспечил всем бессонную ночь, кучу переживаний и беготню, но лучше так, чем вооружённое нападение в следующую субботу. Жертвы среди бойцов Токарева мне не нужны, хоть я не глава рода, но это и мои люди тоже, в какой-то мере, да и по карману сильно ударит. Мышкины выплачивают далеко не маленькие компенсации семьям погибших на службе роду. Вдруг мне на «тортики» хватать не будет, или месячный бюджет урежут? Не-не-не! Я как никто другой заинтересован в финансовом благополучии своего рода, мне ещё здесь о-очень долго жить, и хочется делать это хорошо и на широкую ногу.


Шикая от боли в запястье, в этот раз мне удалось справиться с пуговицей на штанах без помощи Анны. Меридиан завершён, а значит, не позже чем через десять дней наступит полное сращивание. Не смотря на это, лангет снимать не буду спешить. Ещё немного посимулирую травму, чтобы ко мне не возникало лишних вопросов, по поводу быстрого исцеления. Можно съехать на юный возраст и растущий организм, но самая правдивая ложь та, которая не сказана.

Завязав галстук перед зеркальной дверью гардероба, я подошёл к спикеру, и сверившись со временем на смартфоне зажал кнопку вызова управляющего.

— М-да-да! Слушаю. — Послышался в динамике бодрый, не смотря на ранний час голос Призрака.

— Утречко, Валерий Кузьмич. — Поздоровался я, решая сразу перейти к делу. — Анна на месте? Мне её помощь нужна с одним вопросом.

— Конечно, голубчик. — Так же воодушевлённо проговорил своим певучим голосом Призрак, после чего уже менее радостным тоном поинтересовался. — Вы там как, княжич Станислав. Я уже знаю о произошедшем. Такое горе, такое горе…

— Да. Валерий Кузьмич, но думаю скоро всё разрешится. — Уверено произнёс я, решив дать дополнительные указания. — Пусть Анна, как освободится зайдёт ко мне в комнату. Выдайте ей письменные принадлежности и штуки три гербовых бланка с конвертом для официальных обращений. Мне нужно кое-какие документы в лицей оформить.

— Понял, голубчик… Понял. Всенепременно будет исполнено. Что-нибудь ещё?

— Нет, это всё.

— Тогда-с до связи, Станислав. Откланиваюсь….

— «Давайте-с» — С усмешкой произнёс я, после того, как отпустил кнопку.

Минут десять пришлось мерить комнату шагами, пока в дверь не постучали, а через несколько секунд ко мне вошла Анна. Девушка как всегда улыбалась своей открытой улыбкой, при взгляде на которую, лёгкий мандраж от предстоящего дела сразу улетучился.

— Доброе утро, княжич Станислав. — Анна сделала едва заметный книксен, держа в руках поднос со всем необходимым.

Хоть она сейчас улыбалась, но по глазам было видно, что девушка чем-то озабочена, и я даже догадывался чем.

— Анна, мы одни… — Намекнул я, решив напомнить о нашем с не уговоре.

— Да, Стан… Стас. — Запнулась девушка, с лица которой тут же сошла улыбка. — Я сама не своя от происходящего здесь. Испереживалась вся. Как такое могло случится? Даже думать страшно, что теперь будет.

— Всё будет хорошо, Анна. — Я легонько тронул девушку за плечо, аккуратно погладив, чтобы успокоить. — Обещаю, что скоро ситуация разрешится и печать вернётся главе рода.

Было видно, что она искренне переживает за наш род. Ничего удивительного, ведь у Мышкиных нет текучки персонала в отличие от других родов. Причина здесь не в высокой заработанной плате, хотя она на довольно приличном уровне, даже в сравнение с более обеспеченными семьями, или каком-то нереальном социальном пакете. Дело в отношении к персоналу. Ставр с ранних лет прививал Стасу и Дмитрию, что нельзя обижать людей, которые на тебя работают, а если наказывать или поощрять, то только по справедливости и никак иначе. Благодаря этому правилу, наш род не испытывает недостатка в сотрудниках ни для особняка, ни для конюшен.

— Мне бы такую уверенность, Стас. — Грустно вздохнула Анна, опустив глаза. — Сердце не на месте. Ваш брат на взводе, а ты спокоен, будто ничего не произошло.

— Надеюсь он не ходит по поместью и не демонстрирует свои психи каждому встречному? — Мне захотелось разузнать об этом моменте побольше. — Тебя не обижал?

— Нет, Стас. Что ты? Они с дядей сильно ругались, когда я им напитки относила. — Девушка на секунду прервалась, а на её лице появился румянец. — Не подумайте только, что я подслушивала, просто они очень громко друг на друга кричали, но когда я постучала они прекратили. Видимо Дмитрий очень сильно обидел маркиза, раз тот решил покинуть поместье сегодня к обеду.

— Ты очень добрая. — Беззаботно улыбнувшись, я указал девушке на свой письменный стол у окна комнаты, стараясь не показать своего недовольства скорым отъездом Гийома. — Присаживайся Анна, у нас не так много времени. Нужно спешить….

— Поняла, сейчас. — Без лишних расспросов решительно кивнула девушка, порхнув к столу со своей привычной грацией.

Дождавшись, когда Анна приготовится я положив перед ней гербовый бланк зашёл на сайт Петроградской ратуши и принялся диктовать слово за словом.

Уже после первой части текста, девушка испуганно посмотрела на меня захлопав ресницами, прикрывая рот ладонью, будто старалась поймать слова.

— Это ведь не может быть правдой… — Тихо прошептала Анна, замотав головой, отказываясь верить. — Неужели он….

— Да, Анна. У меня есть все доказательства. — Немного приврал я. — Пожалуйста, давай поторопимся.

— Хорошо, хорошо….

Через двадцать минут, я ещё раз перечитав написанное Анной, удовлетворенно кивнул не найдя ошибок, и попросил девушку подняться.

— Не могу даже представить, что вы сейчас чувствуете. — Тихо произнесла Анна, отойдя в сторону не поднимая глаз.

— Разочарование… Лишь разочарование. — Спокойно сказав это, я склонился над столом. — Анна, теперь я попрошу тебя не говорить никому до обеда об увиденном. От этого зависит само существование рода Мышкиных.

— Я поняла. — Закивала быстро девушка, теребя подол фартука.

— А об этом, тем более… — Моя рука скользнула в карман пиджака, доставая оттуда печать.

— Это ведь, то о чём я думаю? — Чуть не подпрыгнула Анна от удивления, не поверив своим глазам.

— Да. Это и есть гербовая печать рода Мышкиных. — Наложив печать на первый бланк я надавил на рукоять c маленьким отверстием, поморщившись от лёгкого укола и воздействия эфира, прошедшего через левую руку.

Затаив дыхание, отведя печать в сторону, напряжение покинуло меня. На бланке красовался геральдический щит с головой медведя, двумя перекрещенными алебардами, под которыми был силуэт небольшой мышки, идущей в левую сторону. Ещё больше интересным было то, что каждый контур изображения подсвечивался нежно голубым цветом.

— Красиво. — Тихо протянула Анна, рассматривая герб подойдя поближе, после чего немного смутившись тронула меня за руку. — Стас, у тебя не будет проблем из-за этого?

— Не знаю. Может отец отругает за самоуправство, — пожал я плечами, усмехнувшись. — Но могу сказать точно, что у кого-то их будет гораздо больше, чем у меня. Анна сделай для меня ещё кое-что.…


Дав инструкции и обменявшись с девушкой телефонами, я написал сообщение в черновик для отправки Токареву в нужный момент. Кстати, нужно будет его сейчас найти, и немного «обработать», чтобы мои задумки не пошли скверху под хвост.

Запечатав конверт, я вышел в коридор, предполагая, что Токарев находится в кабинете и не прогадал. Уже на подходе было слышно, как старый вояка покрикивает на криминалистов имперской полиции, упрекая их в том, что они топчут улики.

— Дядь Фёдор? — Осторожно выглянул я из дверного проёма, как скверх из засады.

— Да, что вы творите!? — Взялся за голову Токарев, видя как один из криминалистов положил чемодан на стол, после чего выругавшись, повернулся ко мне. — Что такое Стас? Ну это беда, просто! Что ты там ручкой тычешь?! Перчатки одевать учили?

— Можно у тебя, дядь Фёдор, самого быстрого бойца на колёсах позаимствовать? — Невинно спросил я, мысленно благодаря судьбу за сложившуюся сейчас ситуацию.

— Стас, прошу, повремени с выездами. Умоляю тебя, сейчас все при деле, к тому же я запретил выезд из поместья до обеда всем.

— Да, не, я никуда не поеду. Мне перечень выбранных лекций в лицей нужно передать декану. Просили срочно это сделать, а то выходные завтра. Из головы вылетело….

— Вот, холера… — Тяжело вздохнул Токарев. — Ладно, иди к гаражу, сейчас этого бездельника Рику туда направлю, и на ворота звякну, чтобы выпустили.

— Спасибо, дядя Фёдор. — Поблагодарил я, находясь уже на низком старте от кабинета.

Путь до гаража не занял у меня много времени, от накатившего злого азарта, ноги несли сами собой. Рикошет уже ждал меня, натягивая на руки перчатки с обрезанными пальцами, которые он почему-то считал «гоночными».

— Княжич Станислав, бравый пилот-универсал Сергей Решетило управляющий всем, начиная от боинга и заканчивая сивой коровой в ваше распоряжение прибыл. — Завернув кепку козырьком назад, боец выпрямился, картинно отдав честь.

— Вольно боец. — Поддержал я игру нашего пилота. — Доверяю тебе архиважную миссию. В твою задачу входит доставить этот пакет в Петроградскую ратушу княжеского совета и отдать уполномоченному судебному исполнителю для заверения. Как только это произойдёт, не менее быстро возвращаешься на «базу» и возвращаешь пакет мне. Вопросы?

— Никак нет, княже. Только….

— Все выписанные штрафы оплачу из своего кармана.

— Вот это другое дело, — Довольно осклабился Рика, позвякивая ключами с брелоком в руке, принимая пакет, но от чего-то замерев на месте.

— А вот у меня, вопросы есть, в отличии от него. — Раздался за моей спиной спокойный голос Токарева, который вышагнул буквально из воздуха. — Езжай Рика куда сказано, а нам с княжичем Станиславом нужно поговорить.

— Что меня выдало? — Не потеряв самообладания от неожиданности поинтересовался я у старого вояки.

— В общем то ничего. Просто показалось странным, что для отключения сигнализации использовали мятную жвачку. Подсказать одного любителя таковой? Да и по этому стоку, что рядом с кабинетом ты частенько сбегал, когда тебя наказывали.

— А вы хорошо меня знаете… — Улыбнулся я, скрещивая руки перед собой, после чего из меня ушла напускная весёлость.

— Достаточно хорошо, чтобы с уверенность утверждать, что ты затеял всё это не из пустого баловства. — Токарев помедлил, измеряя меня взглядом, не поведя и бровью, когда рядом с нами с буксом проскочил автомобиль с Рикой за рулём. — Не желаешь объяснить, с какой целью ты это сделал?

— Разумеется объясню, тем более, что я сам собирался это сделать, только чуть позже, когда Рика вернулся бы. — Не соврал я, решая перестраховаться, и доставая телефон. — Дядя Фёдор, сейчас я расскажу вам, только прошу, после моего рассказа не хватайтесь за оружие, и не идите устанавливать справедливость….

— Всё настолько серьёзно?

Блямкнувшая смс-ка на телефоне дяди Фёдора стала ему ответом. Одним ловким движением достав смартфон, Токарев прочитал посланное мной сообщение. По мере его прочтения, глаза старого вояки начали увеличиваться в размерах.

— Это только прелюдия, а теперь сам рассказ, только держите себя в руках.


На повествование у меня ушло чуть меньше десяти минут. Токарев терпеливо слушал, изредка задавая интересующие вопросы. Я отвечал ему в меру своих возможностей, наблюдая, как старый вояка потихоньку начинает белеть. К концу рассказа, мне даже начало казаться, что Токарев постарел на пятёрку лет, а мимические морщины по уголкам глаз, увеличились в глубину.

— Стас, ты меня в гроб загонишь… — Подал спустя какое-то время голос дядя Фёдор. — Что если ты ошибаешься?

— Тогда я сдамся на милость нашего главы рода и приму справедливое наказание, по всей строгости. — Заранее заготовленная мной фраза подействовала на Токарева, к тому же, я изначально знал на что шёл. — Дядь Фёдор, ты мне поможешь?

— Доведёшь ты старика, Стас… Ох доведёшь…. — Укоризненно кивая головой, запричитал Токарев, после чего махнул рукой. — А-а-а, ёлки зелёные! Помогу конечно, куда мне деваться? — После чего, более мрачным голосом, добавил. — Боюсь только, что палец нечаянно соскользнёт… Пойду «Миротворца» заряжать.…


Услышав голос отца в нашей семейной столовой, я вышел с будничным видом из кухни с подносом, держа в зубах пирожок. Это не осталось незамеченным, патлатым скверх, тут же среагировал.

— А что, ты у нас теперь за прислугу? — И скорчив недовольную моську, понимая, что ответа от меня не дождётся из-за того, что мой рот сейчас забит, уселся на своё место, добавляя. — Одичалый….

— Весь персонал кухни, у Токарева. Показания дают… — Удостоил я ответом своего братца после того, как расставил стаканы с соком и вытянув пирожок изо рта и нагнувшись над ним понизил голос. — Радуйся, что самому ножками не пришлось топать на кухню.

— Мальчики, не ссорьтесь. — Устало произнесла мама Эва. — Тут такое случилось, хоть сейчас будьте друг к другу терпимее. Возможно, наш род вскоре ждут тяжёлые времена, мы должны быть более сплочёнными, ведь мы — одна семья.

— Эва, не сгущай краски. — Спокойно произнёс Ставр, с теплотой взглянув на свою жену, а потом на нас с братом. — Я уже давно позаботился обо всём. У нас достаточно денег на дальнейшую достойную жизнь и чтобы выучить сыновей. Пусть мы будем жить не так, как сейчас, но бедствовать точно не будем. Уверяю тебя.

— А как же дело всей твоей жизни? Род? — Слегка подрагивающим голосом спросила мать, взяв в свою руку, руку отца.

— Дело — я могу начать заново, а с позором, что не выполнил своих обязанностей, как глава рода — придётся жить до конца дней. — Не смотря на то, что самообладанию Отца могла бы позавидовать гранитная плита, на его лице проступило горестное выражение. — Мне плевать, по большому счёту, что будет говорить обо мне совет князей, мне перед тобой, Эва, предками и сыновьями стыдно, за то, что не справился со своими обязанностями не сохранив семейного наследия.

— Было бы, что сохранять. — Тихо пробубнил себе под нос Дмитрий, залпом допивая стакан сока, но его услышали абсолютно все, кто сидел за столом.

— Ставр, — перевёл внимание на себя Гийом, видимо пытаясь сгладить ситуацию. — После этого происшествия, я не в праве просить тебя о помощи. Я связался со своим другом в Петрограде, он мне поможет. Не хочу обременять тебя, когда и так тяжело, по этому после завтрака отправлюсь к нему. Он согласился мне помочь.

— Хорошо, Гийом. Спасибо, что вошёл в моё положение. — Степенно кивнул отец, повернувшись в сторону арки входа в столовую, в которую будто снежный ком влетел Рика, приговаривая «Простите, Простите, Простите» на полусогнутых ногах, видимо решив, что он так менее заметен и вручил мне пакет, после чего чуть ли не гуськом, приговаривая «Ухожу, ухожу, ухожу» покинул столовую под недоуменные взгляды.

Видя, что всё внимание приковано сейчас ко мне, я потёр руки, и взяв со стола вилку, разорвал опечатанный магической печатью пакет.

— Сын, не хочешь рассказать, что это сейчас было? — Настойчиво спросил Ставр, который хорошо знал символ печати княжеского совета ратуши.

— Это самоуправство отец, в чистейшем его проявлении. — Ответив это, мой взгляд остановился на Дмитрии. — У меня не было выбора, ведь у нас в славном роду Мышкиных, завелась одна огромная патлатая крыса, спевшаяся, — мой палец упёрся в Гийома, а тон моего голоса начал повышаться. — Вот с этим хорьком! Дима! Зачем вам с Гийомом понадобилась печать? Говори быстро!

Последнюю фразу вскочив со своего места я буквально прошипел в лицо своему брату.

— А почему всё должно было достаться тебе? — Сам от себя не ожидая взвыл Двитрий, раненным в живот скверхом. — Я слышал ваш разговор с матерью, отец! Слышал, когда вы обсуждали, что он будет следующим главой рода!

Сейчас братец был явно не в себе. Впрочем, не удивительно, после того чудного коктейля химозы, которым пытался меня напичкать Велланский, и который сейчас был в стакане Дмитрия. С того лекаря херова, я тоже живым не слезу, но это потом, а сейчас размажу этих двух гадёнышей, по своему «кованному капитанскому сапогу», чтобы влага на их шарах утолила им жажду.

— Значит, это правда… — Раздался мрачны голос Токарева, а в затылок дёрнувшегося Гийома, который хотел вскочить из-за стола, упёрся ствол увесистого револьвера с треугольным трёхзарядным барабаном. — Руки в гору! Шевельнёшься, и у меня соскользнёт палец. Садись, маркиз, не доводи до греха.

— Почему ты это сделал? Что ты хотел? — Одним движением левой руки, активируя контур вуали, я опустил на стул собирающегося вскочить на ноги Дмитрия.

— Мы… Я…Я… Мы хотели получить с Гийомом печать, после чего заставить отца отказаться от должности главы рода в мою пользу. Если бы это произошло… А потом! А потом мы бы избавились от тебя, я бы принёс вассальную клятву роду Экторов де Виллар и индицировал распад… Распад рода Мышкиных! А потом! Дядя принял бы меня в род, и я бы уехал в столицу из этой дыры, ведь я был бы уже не Мышкин! — Задыхаясь от гнева, Дмитрий говоривший всё это время на грани надрыва, начал часто дышать, после чего истерическое состояние начало его покидать. — Почему? Зачем я всё это сказал? Я не хотел….

— Спасибо, Дмитрий. — Поблагодарив братца, мой взгляд перешёл на Гийома, который сидел с поднятыми руками и ехидно так, погано скалился. — Дальше рассказ продолжу уже я, но перед этим. — Моя рука скользнула в пакет, а перед Дмитрием на стол лёг гербовый бланк княжеского совета. — Вот, ознакомься. Теперь твоя очередь вспоминать знакомые буквы.

— Что это? — Растерянно спросил Дмитрий, глядя на бланк отупевшим взглядом.

— Это постановление княжеского суда. Я, княжич Мышкин, как наследник рода Мышкиных, обвинил тебя в совершении преступления против собственного рода, а в качестве наказания, предложил лишить тебя права стать главой преданного тобой рода и лишить титула. Можешь обжаловать постановление. У тебя на это есть десять дней.

— И обжалую! — Взвизгнул патлатый скверх, отшвыривая бланк. — У тебя….

— Да всё, у меня есть. — Устало произнеся это, я запустил руку под стол, доставая оттуда свой смартфон, приклеенный на пластырь со включённой записью. — … Заткнись, ты уже и так дел натворил. Лучше не на меня зыркай, а отцу с матерью в глаза посмотри. И скажи спасибо, что мы живём не четыре сотни лет назад, иначе, тебя за подобное… уже к лошадям на центральной площади Петрограда привязывали.

— Браво… Браво! Я восхищён. — Протягивая каждое слово произнёс Гийом. — Извиняйте, что похлопать не могу. Теперь можно я пойду?

— Если только вперёд ногами…. — Ледяным голосом пробасил Токарев, чуточку сильней прижав ствол к затылку маркиза.

— Как ты мог, Гийом? — Почти безжизненным, едва слышным голосом прошелестела мама Эва, с остекленевшими, от застывших слёз, глазами, а мне почему-то захотелось пустить кровь этому хлыщу.

— Потому, что он весь в долгах, как в шелках. Так бы он решил свои финансовые проблемы.

Мне хотелось продолжить рассказ, но в столовую, вновь снежным комом влетел Рика, с криками «Там-там!» после чего вновь скрылся с глаз. Стоило ему это сделать, как в зал вошли двое военных по форме, а следом за ними пожилой, статного вида мужчина в знаках отличия императорской семьи. В руках у него была увесистая папка.

— Приветствую вас, Платон Абрамович. — Обратился отец, вставая со своего места, слегка приклонив голову.

— Не нужно приветствий, Ставр Гаврилович. — Выставил руку, тут же открывая папку. — Вижу, вы тут заняты. Продолжайте, меня не касается происходящее здесь.

— Не ждал вас так рано, Платон Абрамович. — Немного смутился отец, мазнув взглядом по Токареву, который продолжал не поведя бровью держать ствол у головы Гийома. — Вроде ещё не десятое число.

— Да новые правила, Ставр. Будь они неладны. Десятое число на воскресенье попало, а господам князьям невдобно. Теперь, если на субботу или же воскресенье будет выпадать, то на пятницу переносится.

— Прошу прощение. — Слегка приклонив голову перед визитёром из титулярной канцелярии, я подошёл к отцу протягивая завёрнутую в платок печать, тихо шепнув. — Потом ругать будешь….

Ставр Мышкин одарил меня многообещающим взглядом, направляясь к Платону Абрамовичу, который уже стоял с открытой папкой. Действо заняло несколько секунд, после чего лейб-гвардейцы, удалились так же быстро, как и появились.

— Ну, и я тоже пойду. — Изрёк Гийом, но левая рука Токарева легла ему на плечо. — Как бы вы не хотели, — продолжил он высокомерным тоном. — Но сделать, ни-че-го вы мне не можете. Чтобы избежать пошлин, мой визит сюда оформлен в посольстве как «дипломатический». Если с моей головы упадёт хоть один волосок, то представляете, что потом начнётся?

— Я, и об этом, позаботился. — Елейным голосом пропев эту фразу, моя рука вновь потянулась в пакет, откуда появился ещё один бланк, который лёг перед Гийомом обратной стороной, а я обратился к отцу. — Отец, «этот», не знаю как его назвать, специально попросил у тебя людей на «якобы» на охрану выставки, чтобы ослабить охрану поместья, и совершить налёт для того, чтобы завладеть печатью.

— Уже догадываюсь. — Жёстким голосом отчеканил отец, холодный взгляд которого начал наливаться кровью.

— Чтобы спугнуть его, и вывести на чистую воду, я решил украсть печать раньше. Не хотел допустить перестрелки и гибели наших людей.

— Это я тоже понимая. — Ставр сейчас не смотрел на меня, а казалось решал судьбу Гийома. — Один вопрос. Как ты узнал код от сейфа?

— А что там узнавать? 66-25-46-42-2-58-84-45. На панели ввода под каждой цифрой есть буквы. Ты использовал имя и фамилию будущего главы рода «Станислав Мышкин».

— Почему, отец? — Начал завывать Дмитрий, пустив слезу. — Почему он, а не я?

— Именно по этому, Дим. — Загадочно ответил Ставр. — Ищи ответ в своих поступках. Может твой брат, где-то бывает легкомысленным, иногда несерьёзным, но у тебя нет даже половины его человеческих качеств. Подумай над этим.

— Поверни, я не умею через лист читать. — Напыщенным тоном веря в свою безнаказанность процедил сквозь зубы Гийом.

— Пожалуйста, давай сэкономим время. — Пожав плечами, поддев лист ногтями, я перевернул его. — С этого дня за преступления против нашего рода ты объявлен врагом семьи Мышкиных. И будь ты трижды дипломатом, дядя Фёдор сейчас может спокойно, не опасаясь ни за какие последствия нажать на курок.

— Вот это — княжеский подарок! — Не скрывая кровожадности в голосе поблагодарил Токарев.

— Извини за самоуправство отец, я написал прошение от твоего имени.

— Извиняю, но тебя тоже ждёт наказание. Эва закрой глаза. — Произнёс Ставр, начиная поднимать руку, вокруг которой сгустился воздух, загудев от эфира, будто сейчас в толовой прогревался небольшой реактивный двигатель.

— Отец, прошу подожди! — Замотал я рукой, торопливо разрывая пакет полностью, доставая последний гербовый бланк и протягивая его Ставру. — Вот, держи. Тебе решать что с этим делать.

Треск на мгновение стих, после чего глава рода взял протянутый ему бланк. Быстро пробежав по нему глазами, Ставр недоумённо пожал плечами нахмурившись. Вместо ответа, я кивнул на маму Эву, которая не закрыла глаза. Женщина находилась в предобморочном состоянии. Не удивительно, ведь сегодня на неё многое свалилось, предательство сына, брата, а сейчас ещё и возможная смерть последнего.

— Прошу, подумай, отец. Если ты этим воспользуешься, то его ждёт кое-что страшнее смерти. Особняк Гийома в Милане уже находится в залоге. Скоро его начнут рвать кредиторы, если он раньше не сядет. — Видя, что глава рода задумался, я привёл ещё один довод. — Он хотел разрушить наш род, лишить тебя любимого дела и оставить нас ни с чем. Убийство для него — слишком лёгкое наказание.

— Пожалуй, ты прав Станислав. — Задумчиво сказал отец, глядя на свою жену, которая сейчас прибывала в отрешённом состоянии, положив бланк с печатью княжеского совета перед Гийомом.

— Мне уже надоело читать за сегодня! Что на этот раз? — Всё так же дерзко в повышенном тоне прогнусил Гийом.

— Это уведомление о том, что наш род аннексирует твоё имущество, находящееся на хранение у нас. — Пояснил Ставр Мышкин, каменным голосом. — Завтра, из казначейства княжеского совета, прибудет оценщик и казначей, за десятью процентами.

— Какое им…. — Слова застряли у Гийома в горле, будто ему на шею накинули удавку. Видимо до него только что дошло, что под «имуществом» имеются в виду четыре бокса с золотыми побрякушками, которые находятся сейчас в нашем арсенале. — Ставр, ты не можешь так поступить….

— Тогда, могу казнить тебя прямо сейчас. Похищение наследника рода, преступление против рода. Наказание за это одно, не мне тебе рассказывать. Решай. — Сказав это, отец повернулся ко мне. — Стас, у тебя всё?

— Да отец, мне больше нечего сказать.

— Тогда, иди в свою комнату и жди. Как здесь разберусь, решу, что с тобой делать.

— Э-х-х… — Тяжело вздохнув, слегка поклонившись, я зашагал прочь. — «Вот так всегда, на самом интересном месте. Может у дяди Фёдоро палец бы соскочил, а я всё пропущу? И вообще! То дед Нейтан меня тянул по поводу и без, теперь Ставр Мышкин. Где-то, я всё же нагрешил в прошлой жизни… Надеюсь, меня не выпорют. Вроде я князь, не должны…»


Глава 17


— «Меня били? Определённо! По шарам получал? Бывало, особенно, когда распускал руки. С гранатомёта в меня стреляли? Бессчётное число раз! Гадостной магией пуляли? Ещё сколько! Отравить пытались? Однозначно! Целый вечер „танцевал“ девчёнку в трип-клубе, а она продинамила? Ну, это обидно, но всё равно не дотягивает. Конечности терял? Терял, но это как-то тоже обыденно. О! Дед Нейтан съел моё контрабандное яблоко! Да не, я потом у него мошну с кредитами спёр. Ещё, после того как он напился, андроида вместо живой бабы подложил, а он с пьяного глаза пол ночи кукле для утех в любви клялся и жениться обещал. Не… Не обидно, тогда даже весело было… Что ещё?»

Поперебирав ещё десяток минут все самые неприятные и обидные вещи, что со мной случались, я решил забросить это дело. Все они не дотягивали, либо моя «ответочка» на случившуюся неприятность, была куда весомее. Какого скверха я сейчас этим занимался? Да, просто хотелось выяснить, какое место в этом во всём занимает Ставр Мышкин с его наказанием. Точно не могу сказать, но такое чувство, что в первую десятку моему новому родителю железно удалось угодить/

Посмотрев на бумагу c гербовым штампом нашего рода, которая сейчас лежала на тумбе, я обречённо вздохнул, и взглянув на экране телефона, кто ко мне бьётся, нажал на зелёную трубку, чтобы принять вызов.

— Да, Дядь Фёдор. Что-то случилось? — Сразу решил перейти к сути.

— Нет, ничего. Просто, из любопытства звоню. — Токарев немного помедлив, начал более осторожным голосом. — Сильно отец лютовал? Наказал?

— Да, дядь Фёдор. — Вспомнив о визите Ставра около полутора часа назад, настроение начало ухудшаться.

— Меня тоже наказал, так что ты не один, Стас.

— А вас за что? — Моему удивлению не был предела. — Вы же ничего не сделали!

— А в твою авантюру, кто ввязался и не предупредил его? — Для острастки Токарев слегка повысил голос, чтобы меня немного пожурить. — Вот, домой еду….

— Чего?! Уволил что ли?

— Да, какой там! Пять выходных мне дал! Представляешь?! — Обиженно завопил старый вояка. — Целых пять! Даже ни три, а пять! Я же с ума сойду!

Я сначала хотел удивиться, что это за наказание такое «выходными», но воспоминания Стаса прояснили ситуацию. Дядя Фёдор был тем человеком, чьим интересом в жизни помимо оружия была работа. На этом его интересы заканчивались. Перечистив всё оружие у себя дома в Петрограде, где он, кстати сказать, мог месяцами не появляться, старый вояка не знал чем себя занять. Не в силах ничего придумать, он обычно садился на стул и смотрел в окно, поглядывая на настенные часы, считая минуты до того, как ему будет нужно на работу.

— Сурово он с тобой, дядь Фёдор. — Протянув это, я вспомнил про себя. — Со мной ещё суровее, чем с Димой обошёлся. Представьте, как блудницу забрасывают на корабль к пяти десяткам матросов, которые месяц в плавание находились. У меня похожая ситуация.

— Стас, ну что опять за гусарщина? А? Вот ей богу, рот с мылом вымою!

— Да, не дядь Фёдор. Это я для сравнения.

— Про брата слышал?

— Угу. Он ещё легко отделался. — Не стал я даже показывать того, что у меня есть какие-то переживания по поводу патлатого скверха.

— Может ты и прав, Стас. Севастопольское военное училище при действующей военной части не такое плохое место, как может показаться.

— Ну вот, пять лет поучится, высшее военное образование получит, три года императору послужит. Может, ума наберётся, а пока воспитанником будет при части, из него всю гнусь вытрясут.

— С ним всё уже понятно, а вот с тобой что? — В трубке было слышно, как дядя Фёдор тяжело вдохнул.

— А что со мной? Пришёл отец, и вручил мне дубликат письменного распоряжения о том, что с сегодняшнего дня княжич Станислав назначается исполняющим обязанности главы рода в наказание за своё самоуправство. — В трубке послышался приглушённый мат, а я продолжил говорить. — Теперь я буду каждую неделю по вторникам и четвергам с 19:00 по 21:00 посещать собрание совета князей и принимать активное участие в развитии нашего рода.

— Постой, Стас, а разве так можно? Ведь ты ещё обучение не закончил. Тем более, у Мышкиных нет права голоса в совете.

— Я ему тоже самое сказал.

— А он что?

— Устав княжеских родов Российской империи мне под нос сунул. — По спине невольно пошли мурашки, от воспоминаний размера продемонстрированной мне книжицы. — Оказалось, что может дядь Фёдор. В части «о разделении родовых обязанностей» прописано, что глава рода может назначать исполняющего свои обязанности. Исполняющим может быть любой наследный представитель рода.

— Пусть так, а на собрания совета князей тебе зачем ходить? Твой отец эти сходки уже давно не посещает. — Привёл аргумент Токарев, который я ранее вменял Ставру.

— Цитирую, дядь Фёдор слова отца: «Чтобы ты, Стас, ума разума набирался». — После повторения, настроение упало ниже плинтуса, мне даже показалось, что веретено стало двигаться медленнее.

— Понимаю, Стас, но могло быть и хуже….

— … Это ещё не всё. — В голове пошла бегущая строка мыслей состоящая из одних матерных слов. — За каждое пропущенное собрание или невыполнение возложенных на меня обязанностей, список которых он мне вручил вместе с письменным распоряжением, из моего месячного бюджета будет вычитаться по десять тысяч.

— М-да, узнаю Ставра.

— Есть и ложка мёда. Каждый месяц, отец будет подводить итоги. Если он посчитает их положительными, то лимит на моей карте будет увеличиваться на десять тысяч, за каждый такой месяц. Если сделаю что-то существенное для рода, то будут дополнительные премии на его усмотрение.

— Вполне справедливо. — Заугукал в трубку Токарев.

— Наверное… — Пожав плечами, я улёгся на кровать прямо в одежде. — Только от учёбы меня никто не освобождал. Придётся совмещать, как-то.

— Думаю, ты справишься Стас. Парень ты смышлёный, привыкнешь. — Попытался подбодрить меня Токарев. — Я сейчас на центральную выезжать буду. Давай, до связи. Не раскисай….

— Хорошо дядь Фёдор, только один вопрос. Что с Гийомом?

— Да ничего. Люди его не оказывали сопротивления, он тоже. До моста проводили и платочком вслед помахали. — Усмехнулся в трубку Токарев.

— А если серьёзно? — Почувствовал я сарказм в голосе Токарева.

— Перед тем, как к тебе на помощь придти, я своим бойцам дал команду держать на прицеле людей Гийома. Не особо захочешь геройствовать, когда на тебя несколько автоматов направлено. Когда всё решилось, мы ещё за счёт них, немного родовой арсенал оружием и боеприпасами пополнили.

— Почему-то я не удивлён. — Усмешка сама собой проступила на моих губах. — А Гийому инструкции выдали, что будет если он на территории владений Мышкиных окажется?

— Обижаешь, Стас. Ставр ему доходчиво всё объяснил, пред тем, как отправить восвояси.

— Ладненько, дядь Фёдор. Не буду тебя отрывать. Смотри за дорогой.

— Ты там тоже не раскисай, Стас. Удачи.

Повесив трубку, я шлёпнул себя по лбу из-за того, что забыл поделиться одной подробностью по поводу Гийома с Токаревым. Ему бы понравилось. Пока ждал своего родителя с «приговором», вспомнил как этот хлыщ прикрывался своим дипломатическим статусом, и ляпнул про укрывательство от таможенных пошлин. Ждать было скучно, а в глобалнете — есть всё.

Чтобы скрасить ожидания, и провести время с пользой для себя, накопал телефончик имперской таможенной службы. Там, меня очень внимательно выслушали, по поводу того, что у меня есть «небольшие» сомнения в отношении одного хитрожопого маркиза, который не хочет пополнять казну империи, прикрываясь дипломатическим статусом. Меня поблагодарили за сознательность и пообещали, что свяжутся с МИД Франции по этому вопросу, для проведения проверки и уточнения подлинности дипломатического статуса Гийома. Может маркиз окажется чист, но доставить своему врагу неприятностей чужими руками для меня, как тортика покушать. Хоть в животе не добавилось, но на душе стало теплей.

— «Как же это всё неудобно». — Наводящая уныние мысль, отражающая всю полноту ощущений, жужжала в голове назойливым комаром.

Удружил Ставр Мышкин, ничего сказать! Его мотивы мне ясны, как анатомия скверха для свежевания. Этим «наказанием» он решил подготовить себе замену заранее. Хороший, умный ход, которым Ставр выполнит сразу две задачи, и «репетиция» и проверка сразу. Бросил, как кошонка в воду, и решил посмотреть поплыву или нет. Как сторонний наблюдатель, я безусловно поаплодировал бы ему. Стасу такое «наказание» несомненно пошло бы на пользу. Стасу…. Вот только я — Айзек Герас, а не Станислав Мышкин. Безусловно в мои планы входит рано или поздно стать главой рода Мышкиных. А почему нет? Это ещё одна причина, почему я накормил «леденцами» Велланского, которые он мне так старательно хотел всыпать в глотку, не Гийома, а своего братца. Мне нужно было глубже засадить этого патлатого скверха перед семьёй. Может, я не самая лучшая кандидатура на роль главы рода, но допускать чтобы это место занял тот, кто без раздумий хотел пустить в расход своего брата, мне тоже стимерша в трип-клубе не улыбалась. Похожая ситуация у меня уже была, когда мой дедушка, Нейтан Герас скоропостижно скончался. Нужно было выбирать следующего капитана «Катастрофы». Не смотря на юный возраст, почти все члены экипажа поддержали мою кандидатуру. Ангер, наш маг, и правая рука моего деда, даже обнял меня, вручая красный капитанский плащ дедули Нейтана, после чего бросил мне «вызов чести», аналог местной дуэли. Всем было понятно, что он убьёт меня. На тот момент я мало что мог ему противопоставить. Попросил его по хорошему отказаться от вызова, но Ангер был непреклонен. Он сказал, что такой выкормыш скверха как я не достоин того, чтобы быть капитаном «Катастрофы», что только он, Ангер — правая рука Нейтана Гераса должен занять это место и больше никто. Он бы говорил ещё долго, но в кармане его куртки взорвалось ПМВУ, направленного действия, называемое «Ножницы», которое я ему «заботливо» подсунул во время обнимашек. Так я стал капитаном «Катастрофы», а моя команда сократилась на одного человека.

Ещё несколько минут повалявшись, расставив приоритеты, я решил повременить с первым задание Ставра, в качестве исполняющего обязанности главы. Задание было довольно простым, но в то же время сложным. Оно заключалось в том, чтобы найти разумное применение побрякушкам Гийома. Займусь этим завтра на лекциях. Отец дал время продумать этот вопрос до понедельника, так что золото потерпит, а вот собственная безопасность ждать не будет.

Драка со Скобой наглядно продемонстрировала, что если бы не вспомогательные средства, то отлёживаться мне на больничке. Я бы может и не против отлежаться в обществе сексапильных медсестричек, только это всё стереотипы, навязанные глобалнетом и кинематографом этого мира. Нет в больницах медсестёр похожих на порнозвёзд, которые вечно хотят! Нет, и всё тут! В той, где лежал в коме — их точно не было, на собственном опыте знаю. Там есть квадратная тётка с холодными руками, которая колет уколы, будто скверха штык-ножом забивает, а длинноногих цыпочек в коротких медицинских халатах нет. По этому, чтобы туда не попасть мне нужно что-то для самозащиты на первое время, пока не подтяну прогресс своего облачения. Вот по этому, мой путь сейчас лежит в родовой арсенал, а после, займусь оптимизацией вуали. Сейчас это всего лишь набор разрозненных элементов, а не предмет облачения. По факту, у меня даже нет сейчас физического ощущения присутствия этих частей. К ним очень неудобно обращаться. Чтобы это сделать, мне сначала нужно брать под контроль веретено, а потом уже с его помощью воздействовать на предметы. Если бы не опыт прошлой жизни, то задержка на активацию того же контура измерялась бы несколькими секундами. Иногда, этих секунд может не быть. Оптимизация даст мне возможность обращаться непосредственно к самому предмету. Для того, чтобы активировать окулус, мне достаточно будет напрячь зрение, чтобы добавить связки в обруч, мне не нужно будет связываться с веретеном, достаточно лишь подумать о нужных связках, как они сами выстроятся в очередь из моей памяти. Так же, бонусом оптимизации, помимо удобства использования элементов, является ещё и защита. Оптимизированная вуаль начинает взаимодействовать с физическим телом, увеличивая его прочность. Правда, в отличии от магов, с их эфирным телом, я получу небольшую защиту только головы и шеи, но для меня сейчас это тоже не мало. Несколько лишних ударов в голову выдержать смогу, а это уже преимущество.

Посетовав на то, что с оптимизацией вуали обруч мне так же не помощник, как с мостами и меридианами, я неспешным шагом направился к родовому арсеналу, что находился в левой части внутреннего двора.

Было подозрение, что войти не получится из-за отсутствия ключей, но Токарев пред своими «выходными» предусмотрительно назначил ответственного, который сейчас наводил внутри порядок, ища место новым поступлениям от бойцов Гийома.

— Доброго вечера, княжич Станислав. — С порога поприветствовал меня мужчина лет тридцати семи, с густыми бровями, слегка поклонившись. — Чем могу помочь?

— Осмотреться пришёл, и подобрать себе какое-нибудь оружие для самообороны. — Намерения свои не было смысла скрывать, к тому же помощь соображающего человека мне бы не помешала, не просто же токарев сюда этого бойца определил. — Как величать тебя боец?

— Дмитрий Ребров, княжич Станислав.

— Хорошо, Дмитрий. Будем знакомы. — Кивнув, я протянул руку, как делал это Стас, который напрочь не понимал даже трети всех титулярных заморочек. — Посоветуешь что-нибудь? Ты в этом деле лучше меня разбираешься.

— Для самообороны на мой взгляд хватит хватит какого-нибудь короткоствола револьверного типа. — Секунду подумав выдал Дмитрий, добавляя. — Если память не изменяет, то у нас должно быть несколько единиц травматического оружия.

— Не совсем это имел ввиду. — Покачал я головой. — Стрелковое оружие запрещено в лицее. Мне что-нибудь попроще нужно, вроде телескопической дубинки, кастета или шокера.

— Ага… Так… — Дмитрий почесал затылок. — Шокер и кастет точно не найдём, а вот дубинка… Есть несколько ПР-Т, материал резина, боковая рукоять.

— Хм. Нужно в руках подержать, так не разберёшься.

— Понял, сейчас. — Дмитрий быстро скрылся за стеллажом, появившись после нескольких секунд, держа в руках резиновую палку с рукоятью. — Вот, держите княжич. Универсальный инструмент, если освоиться с ним.

— Вижу… — Покрутив в руках дубинку, я отдал её обратно из-за несоответствия своим требованиям. — А есть такие же, только со складной боковой рукоятью и не из резины?

— У нас в арсенале точно нет. Ствол какой угодно можно найти, а вот с подобным… За ненадобностью редко пользуемся. — На секунду задумавшись, Дмитрий широко раскрыл глаза. — Княжич, а почему бы вам в оружейный магазин не съездить или к конструктору причуд, чтобы он сделал для вас что-нибудь персональное.

— С последнего места поподробнее… — Заинтересовало меня предложение бойца.

— Ну, вот, как у нашего начальника охраны. У Токарева всё личное оружие авторской работы потому, что он не может пользоваться стандартными магическими причудами. Ломаются после нескольких выстрелов. Конструктора не только на стрелковом оружие специализируются, но и на холодном, ещё пошивом защитной одежды занимаются. Им главное объяснить, что вы хотите, а лучше эскиз дать и они всё сделают.

— Спасибо за пояснение… — Задумчиво произнеся это, в моей руке уже был смартфон. — Не буду отвлекать Дмитрий. Всего хорошего.

Выйдя из оружейного «погребка» рода Мышкиных, я дождался, когда восстановится связь, нажав кнопку быстрого набора.

— Дядь Фёдор, вы ещё не спите? — По моему заговорщетскому голосу старый вояка сразу понял, что звонят ему не просто так.

— Какой спать? Шесть часов только.

— А, что вы делаете? — Мой голос стал ещё более таинственным.

— Сижу, в окно смотрю. — От осторожного ответа Токарева веяло подозрительностью, даже через телефон. — Говори, что на этот раз задумал?

— Да, так… Ничего. Не желаете со мной прокатится до какого-нибудь частного оружейника?


Глава 18


Проезжая мост, я сидя у окна наблюдал за машинами, мелькающими на соседней полосе, размышляя о вчерашнем дне и сетуя на то, что этот мир всё ещё мне не знаком. Это даже скорее не моё упущение, а Стаса. Княжич был не глуп, но вот его кругозор, на мой взгляд, был немного узок. О некоторых областях жизнедеятельности Стас знал достаточно много, а о некоторых имел очень скудное представление. Конструкторская мастерская, куда проводил меня Токарев оказалась совершенно не тем, что я себе навоображал. Мне почему то представлялось, что мы отправимся на какой-нибудь завод, где гудят станки и ходят задумчивые работяги с инструментом в руках. Когда мы остановились у здания архитектуры прошлого века, с декоративными колоннами и барельефами, сразу стало понятно, что мои представления не имеют ничего общего с действительностью. Содержание интерьера внутри вовсе противоречило фасаду снаружи. Везде подсветка, современные витрины, поворотные стенды для демонстрации и несколько охранных огневых точек с автозахватом цели на потолке. По центру зала располагался большой п-образный стол за которым сидело всего два человека. Нужно заметить, что эти двое ребят оказались не только матёрыми инженерами, но и матёрыми продавалами. Уже со входа, тот что был помоложе, взял нас в оборот, предлагая присесть за стол и предложил чая. Далее последовала процедура составления технического задания. Эта парочка оказалась очень инициативной. То, что я описал им вначале, выходило на восемнадцать тысяч, а срок исполнения заказа был уже завтра. Сразу после этого «инициативная группа» быстро набросала эскиз и начала вносить свои предложения. Нужно заметить, большинство из них были довольно толковыми. Половину из них пришлось отсеять сразу, из-за высокой степени летальности, но несколько из них мне пришлись по душе, а цена работы выросла до сорока тысяч.

На этом дело не закончилось. Когда мы с Токаревым уже хотели покинуть это место, прозвучало волшебное слово «скидка» и «ограниченное предложение». Скидка в тридцать процентов оказалась на пошив защитной одежды из улеродно-арамидной ткани, а ограниченное предложение было подарком от фирмы, если им удастся меня раскрутить на сумму покупок больше ста штук. Разумеется, я оказался не узколобым доверчивым огном, чтобы отказываться от такого выгодного предложения! Выслушав пожелания, меня замерили с ног до головы, уверяя, что сделают всё по высшему классу и, что скоро я стану счастливым обладателем защитной школьной формы. Рассудив, что наибольшей опасности моя тушка подвергается именно в бурсе, предпочтение отдал именно школьной форме, а не костюму. Затруднений по поводу моего каприза у этих двоих не возникло, единственное что у меня спросили это где я учусь.

В общей сложности распрощавшись со ста тридцатью тысячами я получил двухгодовое обслуживание формы в случае повреждений и пару подарков в довесок. Одним из них стал небольшой поясной чехол, размером с сигаретную пачку в котором лежало две светошумовых мини гранаты, небольшого радиуса действия и двух интересных колец. То, что одевалось на правую руку, если отщёлкнуть лицевую планку в сторону, имело небольшое выступающее на семь миллиметров лезвие. По началу меня не впечатляло, пока дело не дошло до демонстрации. Эта заострённая писюлька была просто до одурения твёрдая и острая. Кольцо можно было запросто использовать, в качестве стеклореза. Когда Борис, так звали одного из этих дельцов, развернув кольцо, провёл без особых усилий ладонью по куску толстой кожи, развалив его на две части, я заранее влюбился в эту штуку.

Второе кольцо для левой руки, походящее своим дизайном на предыдущее, оказалось не менее интересным. Приведя правое кольцо в исходное положение, развернув его лицевой планкой внутрь, Борис сложил ладони вместе на уровне груди, будто собрался молиться, а потом прокрутив их в противоположные стороны ловким жестом, развёл в стороны руки. Сначала я не понял в чём дело, пока не заметил блеск тончайшей струны. От ностальгии стало тепло на душе, ведь эта приспособа напомнила мне одно парное плетение для перчаток облачения, которое было названо мною «Гаррота». Отличие было лишь в том, что моя техника без труда могла разрезать бетонный столб или железный монорельс. У меня даже был разработан определённый стиль боя с использованием этой техники.

Видя мою мечтательную улыбку, Борис попросил достать «демонстрационный» реквизит, и меньше чем за десяток секунд распилил ударную часть деревянной бейсбольной биты струной, рассказывая про новейшую технологию напыления алмазной крошки. Получив в распоряжение новую игрушку и попрощавшись, я с чистой совестью спустил ещё двадцать тысяч в ювелирном магазине торгового центра, после чего всю дорогу до поместья игрался, тренируясь доставать струну из левого кольца. В целом остался доволен всем, даже не смотря на то, что мой карман почти в два раза похудел. Веретено тоже отметило моё приподнятое настроение, немного ускорив свой бег. Это не могло не отразиться на скорости пряжи. Вместо бессонной ночи, уже в три часа оптимизация вуали была завершена. Чтобы не тратить времени зря, я добавил в обруч две первых связки петель перчатки и лёг спасть. Когда буду свободен, займусь меридианом к печени, а на время сна буду заниматься правой перчаткой. В случае чего, иметь возможность огрызнуться в ответ, мне лишней не будет.


Миновав вход, встав в поток лицеистов я без особых проблем добрался до деканата. Крот оказался на своём месте, более того, декан был не занят, и что называется «открыт» для диалога.

Мне хватило трёхминутной беседы с этим плешивым скверхом, чтобы мой седалищный нерв начал звенеть, предупреждая об опасности. Нет, Степан Багданович дал очень вразумительные ответы на мои вопросы и это сильно настораживало. Ни один из моих вопросов не вызвал у него какого-либо затруднения. По поводу списков на первом этаже, которые не соответствовали действительности Крот отчеканил, что это были предварительные списки не более того, после чего посоветовал мне сходить и посмотреть сейчас на окончательные.

С вопросом, «Почему я попал в группу „А“?», ведь в положении сказано, что распределение идёт в соответствии с магическими способностями, коих у меня практически нет, Степан Багданович, обул жнеца в лапти, выставив меня полным неразумным стимером в трипе.

Всё упиралось в то, что я якобы неправильно понял запись в положении Романовского магического лицея. Зачехлил мне этот персонаж следующее, что «Да, действительно, тут нет никакой ошибки. Распределение в группы проходит с учётом магической силы, но сама комплектация ведётся таким образом, чтобы все группы были равны по магическому потенциалу. В группе „А“ не хватало такого криворукого мага, как ты, вот теперь Стасик ты там».

В конце немного не так, но смысл был именно такой. Железным аргументом к сказанному Кротом, стал пример о групповых состязаниях. Тут с деканом сложно было поспорить. Если бы группы комплектовались по буквам, от сильных учеников к бездарным, то смысла проводить межгрупповые состязания не было бы вообще. Группа «А», где собрались бы монстры, пышущие эфиром, победила бы без какой либо борьбы. Это всё логично, только я никогда не поверю, что именно в группе «А» и больше ни в какой другой не нашлось свободного места для меня.

Почти сразу стало понятно, что спорить с этим мутным душнилой бесполезно. Все его ответы звучали будто заученная речь, он готовился к этой встрече, к инфомагу не ходи. Начинаю жалеть, что Токарев тогда в него не пальнул.

Подойдя к информационным стендам на первом этаже я убедился в правдивости слов Крота. Списки были совершенно другими, нежели те, что я фотографировал ранее. Забористо проматерившись, нашёл на соседнем стенде расписание групп. Сейчас меня интересовала группа «В», в которой училась Мила. Всё же, я ей немного задолжал.

— Ты, Станислав Мышкин, верно? — Раздался сзади мужской голос, перед тем, как я уже хотел направиться в аудиторию голубоглазой милашки.

— Что же все любят подкрадываться со спины… — Вымучено протянув это, я повернулся, «слегка» удивившись.

Пятеро второкурсников, четверо из которых держались поодаль. Тот что говорил, на эполете которого красовались буквы «ГР СТ», стоял сразу в метре за моей спиной, перекинув меч в ножнах через плечо.

— Ты ведь, Станислав Мышкин, верно? — Вновь повторил «Зализанная чёлка», как я его окрестил с первого взгляда.

— Всё верно. — Не стал я с хода включать «борзометр».

— Я Леон Бобров, капитан кружка фехтования. — Представился высокий рослый брюнет, с квадратным лицом, волевым подбородком, и зализанными гелем патлами, чуть короче чем у моего братца, которого сегодня утром отправили в «ссылку».

— Что-то мне подсказывает, — осторожно начал я, понимая, что сейчас тут творится именно то, о чём меня предупреждала Кристина, второкурсница с шикарной филейной частью. — «Приятно познакомиться», говорить неуместно?

— Верно, Мышкин. — Кивнул Бобров, глядя не моргая прямо мне в глаза. — Хотел тебя предупредить, что начиная с завтрашнего дня, ты будешь огребать при каждой нашей встрече.

— Так сильно обиделись за вашего… — Начал я говорить, но меня перебили.

— Нет, Мышкин. Дело здесь не в Скобинове даже, а в том, что он был второкурсником. — Угадал мой посыл уже на половине фразу Леон. — Согласись, не очень хорошо, когда «шакалы» шепчутся по углам, что их топ отделал «студня». Пойми правильно, своей победой над Скобиновым ты пошатнул авторитет второго курса. Это мало кому понравилось. Алексей тоже ответит, когда вернётся из больницы, но ты, начнёшь это делать раньше. Я всё сказал. До завтра.

— Подожди… — Захотелось мне уточнить единственный вопрос, когда я окликнул собравшегося на хода гранд студиозуса. — Что значило слово «топ»?

— Не понимаю, как ты мог отделать Скобу…. — Покачал головой Бобров, и ничего не ответив направился по коридору в сторону лестницы.

— Класс! Это будет шедевр! — Завопил рядом стоящий со мной парень, поворачиваясь ко мне и схватив за плечи, принялся трепать так сильно, что казалось сейчас голова отвалится от шеи, и покатится по полу.

— Отпусти, ска! — Рявкнув это, взмахнув руками, я освободился от захвата, так и застыв на месте.

Тот, кто меня сейчас трепал, был не лицеист, а инструктор. Следы прогрессирующей алопеции на макушке, сальное лицо, близко посаженные глаза-бусины, нос напоминающий изогнутый баклажан — в совокупности, всё это образовывало непередаваемую картину. Одежда этого чуда была не менее колоритной. Инструкторский длинный китель и белая повязка на рукаве не вызывали вопросов, но вот всё остальное. Затасканная футболка с изображением мультяшного единорога блюющего радугой, заправленная в бриджи, натянутые выше пупка, продолжающиеся волосатыми ногами, высоко натянутыми носками, поверх которых были одеты сандали. Если бы сейчас я был на Фагрисе, то у меня бы возник только один вопрос… «А не скверх ли ты часом?».

— Что такое? — Помотало чудо у меня рукой перед лицом, пока мой разум диссонировал. — Аутизм? Точно! Так и запишем! Вот хохма будет!

Чудо извлекло смартфон из кармана и принялось, что-то увлечённо набирать пальцем по экрану, а в моей голове сквозь белый шум пронеслась фраза: «Так вот ты какая, смерть космопирата». Закончив написывать, загримированный сверх в бабушкиных сандалиях встрепенулся, подпрыгнув на месте, резко выкинув пятерню вперёд.

— Авдей Бляхер.

— А вот ругаться не нужно… — Непроизвольно выдав это, я продолжил разглядывать персонажа.

— Да не, это я Бляхер. — Замотал руками конспирирующийся скверх.

— Оно видно….

— Угу… Запишем тебе новый тег «Тугодум» — Брякнуло чудо, вновь доставая смартфон, быстро вбив что-то на экранной клавиатуре.

— Какой «тег»? Какой «топ»? — Уставился я на психа, пытаясь понять происходящее. — Кто вы вообще такой?

— Я? Куратор кружка рейтинговой статистики, Авдей Бляхер. — Заметив по моему лицу, что понятнее мне не стало, тип махнул рукой, и запустив её в карман протянул мне бумажку, похожую на визитку. — Вот, держи. Там с другой стороны QR-код для установки приложения, а мне пора.

Покрутив пальцем у виска, проводив взглядом нелепого инструктора, я не глядя сунул бумажку от спамера в карман и прибывая в раздумьях от всего произошедшего сейчас, на правился в сторону лестницы.



— Эй, дружище, подскажи, — обратился я к рослому первокурснику, который сейчас общался с двумя своими друзьями, и увидев, что на меня обратили внимание, продолжил. — Это аудитория группы «В»?

— Да, всё верно. — Кивнув, парень вновь повернулся к своим друзьям, но дёрнувшись, уставился на меня, с интересом разглядывая. — О! Ты ведь тот, кто «студня» отделал! Точно! Круто ты его! Ищешь у нас кого-то?

— Да, ищу, — Мысленно выматерился я, нежеланной славе. — Девушка, в очках, чёрные волосы, голубые глаза, Мила зовут.

— А, чудачка наша. — Закивал парень усмехнувшись чему-то, подкатывая на секунду глаза вверх, будто пытался заглянуть себе под череп. — Здесь она. До половины центрального прохода и направо.

Кивнув в знак благодарности, я вошёл внутрь аудитории, зеркальной копии той, в которой сидела наша группа. Не обращая внимания на любопытные взгляды, проследовал указанным маршрутом.

— «И здесь, я смотрю, детишкам спокойно не живётся» — отмечая это, у меня не осталось сомнений, что адрес был указан правильно.

Сейчас в правой части аудитории разворачивалась «интересная» картина.

Моя недавняя знакомая сидела в пол оборота на стуле, вжав голову, прижимая к себе тот же цветастый альбом, виденный мною ранее, а светло-русая высокая девчушка, стриженная под каре, расставив руки держала оборону против тройки девиц, которые что-то хотели от Милы. Остальные присутствующие в аудитории с интересом наблюдали за ходом событий, либо занимались своими делами не обращая никакого внимания на разборки.

— «Ска… Ни минуты покоя душке Айзеку» — Шумно выдохнув, сунув руки в карманы, я на малом ходу повышенной мощности направился к месту действа.

— Савельева, чего ты к ней уцепилась? Оставь её.

— Да успокойся, я ведь только альбом хотела посмотреть. — Пропела наигранным невинным голосом крепко сбитая полноватая деваха, после чего попёрла буром вперёд, оттолкнув защитницу локтем, и вцепившись рукой в край альбома Милы, вырвала его у неё из рук одним движением. — Просто хочу посмотреть, что там наша тихоня малюет, может голых мужиков… Ай! Отпусти!

— Верни обратно… — С нескрываемой угрозой выделяя каждое слово тихо произнёс я почти в самое ухо «налётчицы», немного сильнее изгибая её средний палец левой руки, которым она сейчас опиралась на стол соседнего ряда. — Живее… я начинаю терять терпение, а пальцев у тебя пять.

— Забирай…Ай! Больно. — Деваха, затрясла альбомом, вытягивая вперёд руку, из которой его тут же забрала удивлённая «защитница», тут же вернувшая его не менее удивлённой Миле.

— Хорошо, теперь слушай меня внимательно, кобыла, — мой голос стал ещё ниже, почти гортанным. — Если ты, и твоя группа «поддержки», ещё раз подойдёте, — сделав короткую паузу для раздумий, усмехнувшись своим мыслям, продолжил. — к моей девушке, то я отправлю на скотобойню всё ваше тупорылое стадо. Теперь, вали с моих глаз.

Одарив испепеляющим взглядом держащуюся за палец деваху, которая решила поспешно ретироваться со своим б*ядотрядом сопровождения, моё лицо тут же расправилось будто ничего не произошло, принимая добродушный вид.

— Вот курицы… — Произнесла сквозь зубы «защитница», поправляя одежду и волосы, после чего обратилась к подруге. — Мил, ты как?

— Нормально, всё хорошо. — Так же прижимая к груди альбом, тихо сказала моя недавняя знакомая, после чего заливаясь румянцем, посмотрела на меня своими огромными голубыми глазами, заполненными небесной синевой этого мира. — Зачем ты пришёл?

— Тебя увидеть хотел. — Пожал я плечами, обходя ряд, и занимая место прямо напротив Милы.

— Мог бы не приходить. — Буркнула девчушка, отводя взгляд. — Ты не обязан. И зачем ты соврал, что мы с тобой….

— Чтобы они лишний раз подумали, прежде чем захотят выкинуть что-то подобное. — Перебил я Милу, понимая, что она сейчас сильно смущена.

— Спасибо, что вмешался. — Подала голос «защитница» с интересом разглядывая меня.

— Не за что. Пустяки. — Отмахнулся я, запустив руку в карман, извлекая оттуда вытянутый футляр, ставя его на стол перед Милой.

— Зачем это? Мне ничего не нужно. — Девушка аккуратно отодвинула футляр от себя, но я его снова настойчиво придвинул обратно.

— Нужно или нет, потом разберёшься. Не понравится, выкинешь. Мне пора. Лекция скоро, хоть для приличия поприсутствовать нужно. — Подмигнув голубоглазой милашке, я развернулся зашагав вниз, отправляясь на выход.

— Мил, ну что ты правда? — Девушка села рядом с подругой, с интересом поглядывая на футляр. — Могла бы повежливее с ним быть. К тому же, он очень даже симпатичный. Советую присмотреться к нему….

— Катя, ну хватит… — Протянула Мила, опуская глаза.

— А я что? — Невинно пожала плечами защитница, как бы невзначай пододвинув футляр к подруге. — Мил, ну не томи, открывай. Я сейчас от любопытства сгорю! Давай, быстрее, ну? Скоро лекция начнётся. Я ведь не отстану, ты знаешь.

— Да… — Обречённо буркнула Мила, осторожно приподнимая крышку, после чего её глаза, начали широко открываться.

— Какая прелесть! — Воскликнула Катя, прижимая руки к лицу, глядя на две длинных изящных серебряных заколки с голубыми камнями по краям. — Тут ещё записка… Оп! Хе-хе… Ты же мне всё равно не показала бы. Что тут? «Подумал, что они пойдут к твоим прекрасным глазам». М-м-м, так мило!

— Отдай. — Буркнула Мила, забирая записку из рук подруги, и открыв альбом, кинула её между страниц и хотела уже закрыть, но рука кати легла между страниц, на одной из которых был рисунок.

— Постой, постой! А это случаем не он нарисован… Да точно! Это этот парень!

— Дура. — Тихо пролепетала Мила, убирая руку подруги и закрывая альбом, понимая, что отрицать бесполезно.

— Может и дура, — не обиделась Катя, приобняв свою подругу. — Но ты будешь ещё большей дурой, если не присмотришься к этому красавчику. Слушай меня, я плохого не посоветую. Ты должна обязательно одеть их, и появится перед ним.

— Одни глупости у тебя на уме, дурёха. — Беззлобно произнесла Мила, но глядя на заколки, на её губах проскользнула никому невидимая улыбка….


Глава 19


— «Скверхова оргия, а я побитый и связанный…» — Дрожащим пальцем я начал свайпать по экрану смартфона, чувствуя, как на всём теле непроизвольно зашевелились волосы. — «Нужно было молиться атминтису, как Тонг… Может, правда, карма? Да, ну… Бред…».

С силой сжав веки, я замотал головой, после чего резко открыл глаза, чтобы вновь взглянуть на экран. Не показалось. Картинка не изменилась. Всё осталось так же. Сейчас, я смотрел на свой «портрет» в ранговой таблице первого курса. Искать долго не пришлось, потому, что мой фасад в увеличенном масштабе украшал начало списка. Больше всего бесила мигающая анимация надписи «Топ 1», которая раз в пять секунд фонтанировала искрами фейерверка. Терпеть не могу фейерверки.

На форумах учащихся, пока искал информацию по Романовскому магическому лицею, не раз встречались упоминания про «рейтинг», только не думал, что для этого есть целое приложение, скачиваемое по QR-коду.

— Полный Бляхер… — Тихо произнеся это, мой взгляд уцепился за тег «Аутист», после которого шёл «Тугодум», сразу под портретом.

Были ещё теги. Их мог писать каждый зарегистрированный в приложении пользователь. Первых пять, самых популярных, выводилось в строке, но можно было просмотреть все остальные. По содержанию, присвоенные мне Авдеем, куратором кружка статистов, и админом этой приложухи в одном лице, «Аутист» и «Тугодум» были одними из самых менее обидных, после «Мыша» и «Миньона». Мне то до далёкой звезды, как там называют, лишь бы чаще облизывали. Хуже всего было первое место, и мой фасад на весь экран, в самом начале страницы первокурсников. Радует, что сейчас не времена рыцарей. Представляю кучу идиотов, которые выстраиваются на меня в очередь, как на дракона. Хорошо, что чешуйчатые все вымерли, потому, что их затр*хали в женских любовных романах, вместе с оборотнями и вампирами….

Определить, с какого скверхова уха, я стал «топ 1» первого курса, не составило труда.

— Ректор, ска, думал, что ты нормальный мужик, хоть и жуткий, а ты!

От собственной дури, брыжжущей форсунки, сказал я это достаточно громко, чем вызвал внимание сидящих от меня в нескольких метрах задних рядов. Причиной тому, стала «щедрость» Морозова. Только от него мне в карму прилетело целых 35 голосов.

Сделав вид, что ничего не случилось, мой взгляд снова устремился на экран. Слушать лекции общеобразовательного стека, мне не было никакого смысла.

— «Как же меня тут любят… Хорошо, что в этом мире есть хоть какие-то правовые нормы, в отличие от Фагриса, а то точно бы на органы вспороли».

В «факе» приложения было доступно описано, из чего складывается рейтинг. «Боевой послужной список» — по другому это никак нельзя назвать. Здесь выставлялись голоса за «славные» деяния. Делали это не только инструктора, но и сами лицеисты. «Плащам» давалось по десять голосов в месяц, которые они могли присвоить любому учащемуся. У первой сотни перваков в рейтинге было всего по одному голосу, который они могли отдать. У первой десятки в рейтинге -3, у второго и третьего места — 5, и у первого — 10, как у инструктора. Были разделы и остальных курсов, но первак не мог отдать свой голос за второгодку, как и наоборот. Каждый такой «презент» в виде голоса, должен был сопровождаться комментарием.



------



Ректор удружил, со своими 35 очками, да и Довман хорош. Все свои десять очков дающихся на месяц отдал. С Веллански всё понятно. Не знаю из-за чего у него ко мне возник интерес, но его 10 голосов были отданы мне с целью засадить поглубже. Интересоваться он мною стал после случая со Скобой младшим. Может он разглядел на виде нечто такое, чего не увидели другие. Спрашивать бесполезно, он мне всё равно не признается.

— «Обложили душку Айзека со всех сторон, скверхи полосатые».

И ведь не уйти вниз списка никак с тем количеством голосов, что у меня сейчас. У парняги с «Б» класса, что на втором месте всего 15 голосов. Разрыв со мной просто огромен.

Было бы не так плачевно, если бы эта приложуха с рейтингом, являлась лишь баловством в рамках Романовского магического лицея. Только, это далеко не так. Этот рейтинг находится на контроле у ректора. Он четыре года назад внёс это предложение, которое охотно поддержал наш монарх. Списки с «особо» отличившимися, попадают на стол к самому императору. По крайней мере, так сказано в описании. Там же говорилось про ректорские и императорские плюшки первой десятке рейтинга каждый месяц. Разумеется, что плюшки первой тройки, и особенно топа, были самыми жирными. Ничего удивительно, ведь когда дело касалось поощрений, наград или наказаний, императора никто не мог упрекнуть в скупости.

За раздумьями на тему «Как быть и что делать?» пролетело четыре часовых лекции общеобразовательного стека. Все я их прослушал за ненадобностью. Осталась последняя лекция по физике, и начнётся специальный стек, который представляет для меня больший интерес. Пусть я не маг, а прядильщик с веретеном жизни, но знать возможности потенциального врага, это уже частичная победа. Такие знания зачастую спасают жизнь. Уверен, что на теории магии, прикладных магических средствах, магическом моделирование и причудоведение, мне удастся узнать много нового и интересного. На практический стек тоже сходить не помешает. Кое-какие знания мне удалось унести из своей прошлой жизни, только местные кудесники более продвинуты, чем виденные мной ранее. Нужно знать, откуда скверх кастует, иначе гайки.

По окончанию стека, немного поколебавшись, всё же сходил в столовую. Были опасения, что там меня могут ждать приключения, но этого не произошло. Через несколько минут, я даже привык к косым взглядам бросаемым в мою сторону, а когда дело дошло до еды, то и вовсе забыл. Кормили здесь как на убой, что не удивительно. Одарённые особенно после тренировок ели с аппетитом и очень много. По первокам этого не было заметно, а вот столы старшекурсников ломились от количества тарелок. Манипуляции с эфиром расходовали ресурсы организма не хуже тяжёлых физических упражнений, а зверский аппетит с последующим усвоением, обеспечивался изменёнными эфирным телом и метаболическими процессами.

Закупившись в буфете батончиками для перекусов, я вернулся в аудиторию и оценивая положения дел, пройдясь между рядами, уселся на выбранное ранее место, что располагалось на предпоследнем ряду. В лагере Орлова сегодня было на редкость спокойно. Лишь изредка оттуда на меня постреливали взглядами братья Шаповаловы. Один раз, взглядом удостоила беловолосая киса Елисеева. Судя по её реакции, сердечко, что я изобразил для неё пальцами в воздухе не вызвало восторга у девушки. Братья Гирсы, что-то напористо обсуждали, судя по жестикуляции, тыча в мою сторону пальцами. Странно, что Жанна, которая обычно ни на шаг не отходит от Орлова, сейчас сидит поодаль от него, через Драгунова. Их с Александром веслом друг от друга не разгонишь, а тут….

Мосинский класс, занимающий другую сторону «ринга», хоть вяло, но интересовался мной, поглядывая на мою «галёрку». Нужно будет при оказии, навестить Лёху Мосина, который почему-то попал в группу «Б». Конкретно с княжичем Мосиным отношения у Стаса были в твёрдом нейтралитете, хоть и находились они по разную сторону баррикад. Может по старой памяти приструнит своих бывших шестёрок.


Когда я ем, я глух и нем, коварен, зол и дьявольски умён, ещё и по сторонам секу, на всякий случай. Никогда не знаешь откуда прилетит выстрел из фазавинтореза. После физики, лекция которой была мною благополучно прослушана, поедая батончик из буфета, седалищным нервом почувствовал приближение «зла». Подняв глаза о смартфона, дожёвывая кусок батончика, мой острейший взор без труда нашёл «порождение тьмы», идущее по мою светлую душу. Тем более, что оно не скрывалось, а рыжая грива длинных вьющихся волос, сильно маячила в боковом зрении. Следом, в том же боковом зрении появилась пара стройных ножек в чёрных туфлях на высоком каблуке, добавляющих элегантности «порождению тьмы», чтобы было легче сломить волю верного адепта чистоты. Благодаря укороченной форменной юбке, уступающей лишь на семь сантиметров графине Кристи, коварный план «воплощения зла» сработал, заставив насторожиться «Дружка». Полное поражение «всухую», наступило тогда, когда «исчадие зла», встав перед моим столом, облокотившись, сдвигая плечи, продемонстрировало две симпатичных, аккуратных округлости, прелесть которых не смогла скрыть белая блуза.

— К-хм… Чем обязан такой чести, Жанна? — Прокашлявшись, с небольшой задержкой, я всё же поднял взгляд с груди, чтобы посмотреть визитёрше в лицо. — «Как ты могла снизойти до недостойного и…». Прости, дальше сама придумай, мне лениво. В конце, по сценарию, я тебя оскорбить должен, а ты должна фыркнуть и убежать, но виляя бёдрами, иначе это не доставит мне радости.

— Да мне твоё исподнее жалко, слюну ты уже пустил. Может что-нибудь ещё вырвется невзначай. — Хихикнуло «рыжее чудовище», источая флюиды стервозности, коей у неё было больше, чем эфира.

— Почему нет? — Пожал я плечами, подобострастно усмехнувшись. — Полгода не прошли для тебя зря. Из плоской селёдки, ты превратилась в шикарную девушку. Скоро всерьёз задумаюсь о том, чтобы приударить за тобой, и увести у Орлова.

— А мне казалось, что у тебя есть возлюбленная. — Увидев смущение на моём лице, Лисицына с придыханием продолжила. — Та девчёнка, у которой ты заколки взял.

— Мне это как-то должно помешать? — Решил уклониться я от ответа, понимая, что сейчас меня хотят разговорить. — Меня и на тебя хватит.

— Чужие объедки не вызывают у меня интереса. — Фыркнула рыжая бестия, морща брезгливо лицо.

— Аналогичная ситуация, Жанна. — Многозначительно улыбнувшись, мой взгляд указал на Орлова, который сейчас вытаращив глаза смотрел в нашу сторону, не скрывая гнева. — Если ты хотела заставить его ревновать, то у тебя получилось. Умница, выполнила свою задачу, теперь оставь меня. Ты Лисицына, а я Мышкин. Этим всё сказано.…

— Боишься съем? — Усмехнулась Жанна, кокетливо захлопав ресницами. — Лисы едят мышей. Я могу….

— Нет, Жанет, — Весь мой вид выражал горесть и сожаление. — Боюсь подавишься, или получишь несварение и подохнешь. Если будешь аккуратно глотать, то возможно тебя минует такая судьба….

— Как-то двусмысленно прозвучало. — Ни чуть не смутившись пропела Жанна, разворачиваясь.

Я уже хотел возрадоваться, но поспешил. Обойдя ряд, «порождение тьмы», демонстративно виляя бёдрами, прошло между столов, усевшись рядом со мной. Хорошо, что Орлов не умел сжигать взглядом, иначе гореть мне сейчас синим пламенем.

— Лисицына, мне до далёкой звезды, что у вас там с Орловым произошло, но ты уже выполнила свою задачу. — Видя, заинтересованный взгляд, я продолжил обличение намерений. — Вы с ним немного разругались, и сейчас ты используешь меня, чтобы отыграться на нём. Ты не раз так делала, только не со мной. Сейчас, смотрю осмелела.

— А с каких пор ты начал бояться Орлова? — Усмехнулась, Жанна, вот только со стороны это выглядело так, будто я с ней заигрываю.

Сейчас рыжее «исчадие мрака» всеми своими жестами, выражением лица, положением тела и эмоциями, пыталось показать, будто у нас здесь во всю происходит флирт.

— Я за тебя переживаю, Жаннет. — С моего лица сошла вся напускная дружелюбность. — Был бы на моём месте любой другой, проблем бы не было, а так… Не боишься, что твоя попытка заставить ревновать Орлова, обернётся для тебя «точкой невозврата»? Он тебя после этой «шалости», за прокажённую начнёт считать. Ты сейчас топчешь своими каблуками не только его чувства, но и авторитет. Сделать милое личико, как у тебя сейчас, и излишнее кокетство, могут не помочь, он тебя не простит.

— А ты, смотрю, научился играть на чувствах, за время учёбы во Франции и пока лежал в коме, — плохо срывая раздражение, понизив голос процедила сквозь зубы Жанна. — Но я уже взрослая девочка, сама как-нибудь разберусь, к тому же ты всё равно мне ничего не сделаешь.

Как бы невзначай, Лисицына чуть больше показала плечо выше локтя из под накинутого на плечи кителя, со следами синяков повторяющих форму чужих рук.

— Даже так… — Сказанное мною носило окрас равнодушия, Стаса может это проняло, но не меня.

— Вот только, не надо жалости… Сама виновата.

— Не сомневаюсь, Жан. Ты хоть и красивая, но бесячая.

— Вроде и комплемент, и оскорбил в то же время… — Лисицына вновь вошла в свой привычный образ. — Даже не знаю, как реагировать.

— Молча реагируй. — Видя, что Орлов не спускает с нас глаз, я лишь развёл руками в стороны, закатив глаза, указав на Жанну, типа «Сам её и забирай». — Тебе пора Жаннет, сейчас лекция начнётся по теории магии.

— А может, я хочу с тобой посидеть? — Без намёка на флирт, как то уставши сказала Жанна, взяв меня не смело под руку.

— «Как же хорошо играет эта рыжая стерва…»

Восхитившись девушкой, мне даже захотелось поддержать её игру, понимая, что меня сейчас используют, как орудие мести. Болезненной мести, нужно заметить! Так что, пусть продолжает. Пусть глубже суёт голову в пасть льву, так её легче отгрызть. Если бы я, верил в подобные представления, то при первой швартовке в порте, и походе в бордель или трип-клуб, меня бы уже потрошили жнецы, в глухом закоулке, между секциями нодов.

Аплодисменты подарить Жанне я не успел. Прозвенел звонок, знаменующий о начале лекции, которую мне искренне хотелось послушать. Только этого теперь вряд ли получится. Жанна, безусловно темпераментная, хитрая, расчётливая, коварная, умная, стервозная, опасная бестия, но в то же время красивая. Не отнять этого у неё. Стасу конечно было бы на княжну Лисицыну плевать, а вот мне — в самый раз. Люблю таких женщин, заставляют думать, а укрощение таких — возбуждает. Посмотрим, как можно развить эту ситуацию в свою пользу.

— Может отпустишь? — Добродушно усмехнувшись, я указал взглядом на свою руку, за которую меня сейчас держала Жанна.

— И не подумаю… — Как и рассчитывал, из желания сделать на зло Лисицына, прижалась ещё ближе, прикоснувшись грудью к моей руке, сократив «пионерское» расстояние до минимума.

— «Вот так…» — Мысленно похвалив Жанну, я добавил ещё две связки перчатки облачения в обруч, ощущая, как начинает заводиться веретено. — Смотрю, сильно тебя Орлов обидел, что ты сейчас ластишься ко мне.

— Имею право. — Категорично заявила фыркая Жанна. — Я ему не девка подзаборная, чтобы таскать меня, как вздумается….

— «Низко ты себя ценишь, змея. Ты зубами вытащишь гвозди из любого забора, и сплавишь доски на переработку» — Отключив зрение окулуса, на моём лице появилась подобострастная улыбка. — Зря он так с тобой. Таких как ты, нужно беречь, Жаннет. Под этой непробиваемой бронёй, скрывается хрупкий цветок, на который немного надави, и он сломается….

— Твоя чувственность и любезность, уже начинают пугать. — Понизила голос Жанна, потому, что пришедшая на лекцию инструктор, чьё имя мы прослушали, начала говорить.

— Людям, свойственно меняться, Жанна. — Многозначительно произнеся это, я повернул голову находясь лицом к лицу с рыжей стервой, хмурясь. — А теперь помолчи, я послушать хочу.

— Да, слушай. Кто тебе мешает? Только, — Сделав паузу, Лисицына поудобнее перехватила мою левую рук, забрасывая ногу на ногу, и с хитрым выражением мордашки, продолжила мурлыкать. — Всё равно не отпущу. И не говори, что тебе не нравится. Я чувствую, как колотится твоё сердце.

— «Умничка, Жанна. Мне это от тебя только и нужно. Хорошо, что ты кипящий во мне оргон не чувствуешь».

Прищурив глаза, будто смотрю в лекторскую зону на кафедру, где молоденькая инструктор говорила в микрофон, я деактивировал обруч, переходя на «ручное управление» веретеном, начиная строить меридиан к печени. Можно было оставить перчатку, но мне показалось целесообразным начать прокладывать меридиан. При такой скорости веретена, как сейчас, до конца лекции мне не составит труда его соткать, а перчатку потом на обруч скину. Главное, чтобы Жанна не отвлекала своими речами.

Как не странно, но Лисицына меня не отвлекала. Напротив. Девушка сидела застыв статуей, слушая, или делая вид, что слушает, глядя перед собой. Случившееся далее, может иметь только одно объяснение. Вероятно, её величество судьба, спохватившись и осознав, что было со мной слишком строга, скинув на мою голову банду второкурсников, решила немного загладить свою вину.

Молоденькая инструкторша, сказав, что сейчас будет учебный фильм до конца лекции, взяла пульт, выключила свет, и включила проектор.

— Не возражаешь? — Как-то даже кротко, вопреки своей натуре, спросила Жанна, придвинувшись поближе ко мне, положив голову на моё плечо. — Я вот так посижу….

— Сиди, как будто тебе когда-то волновало чьё-то согласие.

— И то верно…. — Кивнула Лисицына, не отрывая головы от моего плеча замолчав, а веретено ещё сильней ускорило свой бег.

Чуть больше двадцати минут, и я уже распределял ветки к долям печени и жёлчному пузырю. Скорость пряжи начала падать, возникла необходимость надавить на «акселератор».

— Это лишнее, Стас. Убери, руку. — В голосе Жанны, готовой скинуть мою руку, не было намёка на игривость.

— Ты же меня сейчас используешь, чтобы бесить Орлова, почему я не могу этим воспользоваться? — Хоть я и не видел лица Жанны, но уверен, что сейчас она злится. — Давай будем обоюдными до конца.

— Делай что хочешь… — Безынициативно сказала Жанна, видимо рассчитывая, что у меня пропадёт интерес.

— Что хочу, значит…

Изогнув кисть, моя ладонь плавно соскользнула с колена, медленно двигаясь по внешней части бедра Жанны, к линии обтянувшей его юбки.

— … Я тебя сейчас ударю локтем в нос.

— И провалишь этим затеянной тобой перед Орловым представление. Расценивай мою маленькую шалость с иной стороны. Тебе разве не льстит мысль, что даже убеждённый одиночка Стас Мышкин, не смог устоять перед твоей красотой, чтобы к ней не прикоснуться?

— Льстит, но ударить тебя всё равно хочется. — Беззлобно, и даже как-то вяло сказала Жанна, немного повернув голову, посмотрев на горящее в полумраке табло настенных часов.

Видя, что моя персональная «батарейка» Лисицына не желает продолжать разговор, я в течение десяти минут закончил ветки меридиана к печени. Как только он был закончен, зубы невольно стиснулись. Ощущение было похоже, будто вся моя кровь моментально вскипела, и тут же охладилась до состояния льда. На лбу выступила испарина холодного пота.


Порадовавшись результатам, прибывая в бодром расположении духа, я перекинул управление на обруч, добавив туда ещё одну связку перчатки. Глядя на белую штору, слушая голос диктора и поглаживая рукой бедро «батарейки» Жанны, гордо изображавшей равнодушие, мне становилось всё больше интересно. Нет, не то, когда я получу обещанный удар локтем в нос. Чем ближе был конец лекции, тем чаще Лисицына смотрела на табло часов, будто чего-то ждала.

Вскоре это начало меня нервировать, а радар «приключений» расположенный в копчиковой зоне, начал посылать тревожные сигналы.

— «Что же ты задумала, стерва…» — Навязчивая мыль о готовящейся в отношении меня какой-то подставы, побудила воспользоваться окулусом. — «А ты линкоры не попутала, девчёнка?»

Вместо того, чтобы мерно циркулировать, эфир в теле Лисицыной закручивался вихрем, набирая обороты. Жанна готовилась применить какую-то магическую технику, требующую долгого приготовления, и судя по перекосу в её эфирном теле, в сторону головы, я догадывался, что это может быть.

Долго гадать не пришлось, после следующего взгляда на часы, Жана подняла голову, уставившись на меня глазами полными фиолета эфира, а по моей коже начало расходиться лёгкое тепло. Влажные губы девушки слегка приоткрылись, а по ним заклубилась эфирная дымка.

— Скажи, Стас, я тебе нравлюсь? — Спросила Жанна, проведя по моей щеке рукой, глядя мне прямо в глаза, а в моих ушах раздалось лёгкое потрескивание от её прикосновения.

Не дождавшись ответа, княжна повлекла меня к себе, страстно поцеловав. Чувствуя, как из её рта в моё тело проникает магия я не стал сопротивляться ситуации, поддавая порыву.

— Ты ведь сделаешь для меня всё, что я попрошу? — Промурлыкала Жанна, прервав затянувшийся наш с ней поцелуй, мягко убирая мои руки с её тела, которые почувствовав волю и начали гулять по нему.

— Да, Жанна. — Согласился я, замечая как из моего рта идут едва заметные клубы магической дымки.

— Хорошо, тогда, когда закончится лекция, ты должен избить Орлова, за то, что он сделал мне больно. Я хочу, чтобы он тоже страдал. — Жанна вновь, проведя рукой по моему лицо, продолжая смотреть в мои глаза, хищно улыбнулась. — Хочу, чтобы ему тоже было больно. Ты ведь сделаешь всё, для своей любимой, Стас?

— Да, любимая. — Медленно одними губами промямлил я, вновь потянувшись руками к девичьему телу, но Жанна мягко отодвинула мои руки, немного отстранившись.

— Потом, когда исполнишь мою просьбу, Стас. — После сказанного Жанной, через несколько секунд, раздался звон звонка. — Действуй, мой миньон…



Глава 20


— «Ты криволапый сквер, Айзек…Криволапый скверх… Которого только что клизмировали» — Убеждал я себя, шагая, как на повторе, по центральному проходу аудитории вниз, в лекторскую зону. — «Интересно, я переигрываю или всё хорошо?».

Задавшись этим вопросом, мне захотелось удостовериться. Сделав несколько шагов, будто на шарнирах, развернувшись всем телом, мой взор лёг на Жанну. Рыжая бестия довольно, наблюдала, сложив руки на груди и сощурив немного глаза, которые сейчас были абсолютно нормальными.

— «Судя по её довольной моське, не переигрываю» — Послав воздушный поцелуй Лисицыной, улыбнувшись как идиот, моё шествие было продолжено.

Не думал, что студентка первого курса способна на подобные фокусы. Был бы на моём месте начинающий маг, уже бы слюну пускал под дудку Жанны. Даже меня поначалу проняло. Если бы не условность с веретеном в рамках этого мира, и несовершенность этой техники, то на своём уровне развития, уже бы на цепи у неё псиной гавкал, виляя хвостом. Хороша девчёнка, теперь она мне даже нравится. Нужно будет с ней сделать что-то «такое» в наказание, и я обязательно это сделаю. Не ожидал увидеть здесь магическую технику скверхов, которой пользуются «погонщики мяса», только в другой интерпретации. Движение эфира то же, но эффект разный. Техника погонщиков мяса, захватывала разум жертвы, а любое непослушание, каралось жуткой болью. Настолько жуткой, что ломаются даже зубы в корчах агонии.

Первое знакомство с этой техникой случилось у меня в портовом баре, мне тогда лет четырнадцать было. К дедуле подошёл законник нода планеты Эстель, чтобы предложить сделку. Дело было не хитрое. Законник, не помню как его звали, попросил об услуге. Нужно было избавиться от одной банды, орудующей на третьем ярусе нода Эстель, промышлявшей якобы грабежами и убийствами. Своих людей калечить ему было западло, вот и обратился к нам. Награда была такова, что щедрость императора этого мира завопила бы от ужаса. Законник пообещал закрыть глаза на все наши «делишки» и обеспечить «коридор» для контрабанды через Эстель. Разумеется, дедуля не отказался, даже не спросив о подробностях. Целью оказалась не банда, а ковин скверхов, промышляющих жертвоприношениями а не грабежами. Тогда, мне было страшно. Ещё страшнее было наблюдать, как восемь несокрушимых бойцов, спокойно проходящих через шквальный огонь плазмамёта, катаются по полу, вопя от боли, а мне до взрывателя. После того, как я в одиночку вспорол весь ковин, меня кормили неделю натуральным мясом.

Лишь потом, я узнал объяснение этого феномена от Тонга. Дело оказалось в противоположности эфира и оргона. Эти энергии не уживаются вместе, вытесняя друг друга. Магом я не стал из-за того, что в моём теле сильный ток оргона был изначально. Именно он не давал мне концентрировать эфир. Воздействия на психику требуют огромного мастерства управления эфиром, но мощность этих воздействий мала изначально. Подобное воздействие для меня, это как столкновение дождевой капли с направленным потоком воды. Подействовать на меня могло, но только не со способом применения техники Жанны. Воздействие через поцелуй? Серьёзно? На того, у которого от этого поцелуя внутри начинает беситься оргон выдавливающий из меня эфир без остатка? По сути, Жанна меня лишь облизала, только об этом она пока не догадывается. Была идея залепить этой девчонке крепкую затрещину, но личико у неё милое. К тому же Жанна своим поступком, сама того не желая, подкинула мне идею.

Сыграв это представление, я убиваю трёх скверхов одним выстрелом. Возможно, даже четыре, если посчитать то, что у Жанны не возникнет подозрений о том, что её техника не подействовала. Пусть прибывает в заблуждении и радуется, пока что, ведь я собираюсь исполнить её установку. Почему бы нет? Глупо отказываться от того, что со всех сторон выходит в одни плюсы.

Один книжный герой литературы этого мира сказал, что-то вроде: «Если мне предложат выбирать из двух зол, то лучше ничего не выберу, вообще». Наивный… Это — так не работает. К этому изречению, есть негласное дополнение, о котором он видимо не знал — «Если ты ничего не выберешь, то тебя изнахратят сразу оба этих зла».

В той ситуации, что я сейчас нахожусь, мне нужно выбрать между «Охрененным злом» и «Супер злом». Это, как выбирать, выстрелят ли мне в брюхо из двустволки, сначала с левого ствола или правого ствола? Однозначно, в брюхо мне стрелять нельзя потому, что я в него ем, а выбрать что-то надо. По этому, я сам создам третье зло, с пистолетом, которое будет целить мне в ногу, а не в брюхо.

Пока спускался, Орлов уже вышел из аудитории, несколько раз злобно зыркнув на меня. Прибавив шаг, будучи уже в лекторской зоне, я украдкой взглянул назад. Жанна тоже следовала за мной, но держалась на расстоянии.

Вопреки моим опасениям Орлов никуда не ушёл. Стоило мне выйти за дверь, как я столкнулся с Александром нос к носу, мысленно порадовавшись тому, что не придётся за ним гоняться. Мне хотелось начать драку, но Орлов меня опередил. Последовал звонкий хлопок чем-то по правой щеке наотмашь. Было почти не больно, ведь оптимизированная вуаль делала свою работу.

— «Перчатка? Серьёзно!?» — Посмотрел я на предмет, брошенный после мне под ноги, и едва сдержался, чтобы не заорать в голос. — «Нахрена ты носишь с собой перчатку?!».

Память Стаса сработала ещё быстрее, объясняя всю подоплёку этого жеста, а у меня чуть не треснули скулы. Хотелось заржать и кататься по полу. Кто-то явно пересмотрел старых фильмов. Сейчас, так давно никто не делал. Раньше, подобным жестом вызывали на дуэль, только её просто кидали. Бить мне этой штукой по фасаду, была уже импровизация со стороны княжича. Странный он. Если хотел меня унизить, то взял бы носок или у скверха портянку попросил, а перчаткой…Пффф.

— Я, княжич Александр из рода… — Орлов не договорил.

Второй звонкий шлепок огласил коридор, только на этот раз инициатором был уже я. Перчатки у меня не было, пришлось обойтись обычной оплеухой.

Получилось более чем достойно, даже без использования контура. Александра аж качнуло, а его глаза резко увеличились в размерах от удивления и злобы.

— Да, как ты… — Зашипел Александр, набрасываясь на меня, хватая за китель.

Прикрыв лицо левой рукой согнутой в локте, локтем правой руки, резко ударил сверху, чтобы сбить захват, и хотел уже хорошенько приложить Орлову в челюсть. Задумке не суждено было сбыться. Александр удивил меня резким, хорошо поставленным хай-киком. Если бы вовремя не отпрыгнул, то мне бы хорошенько прилетело в голову, а так только по щеке чиркнуло, носком туфли. Стаса подобное точно бы удивило, ведь княжич не раз вступал в драку со своим непримиримым соперником. Ноги тогда Орлов использовал по минимуму. Занимался летом с инструктором видимо, а не дурака валял.

После того, как взглянул на Орлова через окулус, настроение немного поубавилось. В магии Александр тоже практиковался, судя по сформированному эфирному телу, хоть и слабому. С другой стороны, мне теперь не нужно с ним осторожничать.

Стоило мне об этом подумать, как стоящий в стойке Александр, немного сократив дистанцию, подогнул правую ногу, резко выпрямляя её с последующим ударом мне в живот. Активировав контур вуали, в ушах зазвенело, а окружающий мир немного замедлился. Нога Александра оказалась в замке моих рук. Затягивать бой мне категорически было нельзя. Если мои расчёты верны, то скоро должно последовать воздействие «внешних факторов».

Дёрнув за ногу Александра на себя, лишая его точки опоры, что было не сложно, ведь сейчас он как цапля, «птиц» этого мира, стоял на одной ноге. Одним рывком, подавшись к нему на встречу, отодвигая правое плечо чуть назад и разворачивая корпус, я занёс руку, набирая замах, чтобы вложить в удар ещё и вес своего тела. Размашистый боковой удар локтем, попавший в переносицу, опрокинул Александра на пол. Из разбитого носа хлынула кровь. Орлов хотел поднести руки к лицу, но я одним прыжком уже сидел на нём сверху. Сцепив руки в замок, и занеся их над головой, я зло оскалился, ощущая, что не долго мне осталось вот так, что называется «быть на коне».

Решив, что для рыжей бестии будет большим подарком, если я начну выкрикивать нечто вроде «За любимую! За Жанну! Во славу Лисицыной!», приступил к методичному уничтожению. Удар, и глухой звук по коридору. Руками Александр не мог защититься потому, что я на них сидел. Пытаясь вырваться, он приподнял голову от пола, из-за чего, после второго моего удара замком сверху ударился затылком.

— «Поплыл дружище…»

Бить кулаком правой руки было пока опасно, по этому припав ближе всем телом, решил воспользоваться уже проверенным локтем.

Поймав ритм, мне удалось нанести четыре удара, существенно изменив надменную мордашку Орлова, перед тем, как мне в лицо прилетела чья-то нога. Уклонился я лишь частично. Тот, кто решил, что моя голова футбольный мяч, который надо подбить в воздух, попал мне в левую часть лица, но этого хватило. Если бы не вуаль, то уже в аут отправился бы.

Короткая вспышка в глазах, а следом пинок по рёбрам, опрокинувший меня, как кошонка с Орлова в сторону.

— «А вот и „внешние факторы“ подоспели» — Сразу понял я, получая ещё несколько ударов в живот, пока валялся. — «Братья Шаповаловы очнулись. Что-то долго они думали… Упс, и не только они. Гирсы, шакалята, тоже здесь».

Несколько секунд мне понадобилось, чтобы оценить ситуацию. Периодичность ударов была такова, что подниматься не было смысла. Мне бы никто не дал этого сделать, но кое-что, можно ещё предпринять.

Обняв голову двумя руками, прикрывая лицо, я покатился по полу. Количество ударов пошло на спад, но меня всё равно пинали. Через несколько оборотов моя футбольная тушка упёрлась в стену коридора, перед аудиторией. Прижавшись к ней спиной, чтобы защитить почень, подобрав ноги, и прижав руки к лицу, я начал косплеить эмбрион в утробе.

Когда находишься в таком положении, время тянется очень долго. Мне показалось, что прессование моей тушки продолжалось не меньше минуты, хотя на самом деле прошло чуть больше десяти секунд, пока кто-то не крикнул «Хватит! Отошли от него! Быстро! Бой окончен! Я сказала, окончен!!!». Удары резко прекратились, даже «вдогонку» не прилетело. Только на последних словах, мне удалось понять, что голос был женским.

— Ска… — Медленно отпустив отбитые руки, я обнаружил причину, почему удары так резко прекратились.

Вокруг меня был барьер, из уплотнённого воздуха пронизанного эфиром. Из-за искажения, что давал этот пузырь, окружение было размытым, будто смотришь через тонкий лёд или полиэтиленовую плёнку. Через секунду, барьер из воздуха исчез, и я смог рассмотреть свою спасительницу. Это была та молодая инструкторша, что только что вела у нас лекцию, и ставила фильм. Ситуация была немного не та, но даже это не помешало мне заметить, что девушка с пухленькими губками, лет двадцати пяти на вид, чёрные волосы которой были собраны в хвост, довольно миленькая на лицо. Даже хмурое выражение, не портило её привлекательных черт.

— Благодарю, — Вяло произнеся это, я попытался подняться, но отбитое тело, по которому погуляло четыре пары ног всё ещё не слушалось. — Обычно рыцари спасают прекрасных дам, а не наоборот.

— Не дёргайся, Казанова. — Усмехнулась инструкторша на мой подкат, чьё имя я благополучно прослушал. — Сейчас дежурная бригада медиков придёт. Кости целы?

— Не знаю. — Изловчившись, мне всё же удалось принять сидячее положение, откинувшись на стену. — Нужно проверить, не пощупаете?

— Обычно рыцари щупают прекрасных дам, а не наоборот. — Ответила моей же фразой магичка, усмехнувшись озорной улыбкой, слегка сощурившись, глядя вперёд по направлению коридора. — А вот и медики… Счастливо оставаться, Казанова. Хорошо держался.

— Ну вот, теперь и сердце разбито… — Бросил я вслед миленькой магичке, которая наверняка услышала, но пошла дальше, скрываясь в столпотворении собравшихся зевак.

— «Очень ничего такая…» — Дав мысленную оценку девушке, я согнул ноющие от многочисленных ушибов ноги, начиная лопатками ёрзать по стене, помогая себе встать на ноги.

Это у меня почти получилось, но не без помощи подоспевших ко мне медиков, или «бледных», как их здесь называли. Напоследок взглянув на процессию из врачей и появившихся здесь людей рода Орловых, что столпилась вокруг Александра, поддерживаемый под руку коренастым медработником, отказавшись от носилок, я не торопясь, морща лицо, проследовал за ним.

Правая нога была хорошо отбита в районе колена, поэтому хотелось этого или нет, но я непроизвольно хромал. Даже этот факт не особо меня огорчал. Получилось немного не так, как планировалось, хотел отделаться меньшей кровью, но и так сойдёт. Рассчитывал, что меня будут прессовать только Шаповаловы, а тут ещё и Гирсы на голову свалились. Хорошо, что эта инструкторша вмешалась, хоть и не сразу.

Половина задуманного плана уже осталась позади. Жанна думает, что её фокусы на меня сработали, вопросов у неё не возникнет. Далее, Орлов выхватил, многие это видели, а значит желания проверить «топа» на прочность у многих поубавится. Большая часть группы, теперь, вообще будет бояться посмотреть в мою сторону не смотря на то, что меня замесила кодла Орлова. Он кстати тоже поутихнет после этого, как ему фасад соберут. Так же я выхватил, как и планировалось. То что так произойдёт, было известно заранее, ведь шестёрки Орлова вмешались бы в любом случае. Формально меня побили, и теперь у меня есть уважительная причина не ходить на занятия, где-то пятёрку дней.

Что мне это даёт? А даёт мне это возможность отсрочить месть фехтовальщиков во главе с Леоном Бобровым, не в ущерб своей репутации. Бегать от второкурсников по всему лицею можно, но имидж всё равно пострадает. Если попасть к ним в лапы, то сильно сомневаюсь, что отделаюсь так же легко, как сейчас. Силёнок у этих упитых эфиром скверхов побольше будет, чем у всей шо`блы Орлова вместе взятых. Ушёл бы от них со сломанными рёбрами, к инфомагу не ходи. А так, теперь у меня есть железный отмаз, почему меня нет в лицее, никто не скажет, что Стас Мышкин ссыкло и трус.

Как с второкурсниками разделаться, у меня уже есть соображения, но для этого нужно дождаться, когда будет готова моя «игрушка», что заказал у конструкторов. Готова она будет только во вторник вечером. Как раз после княжеского совета заберу. Сейчас же, должна начаться вторая фаза моего плана, не активированный уголь я иду подъедать в медпункт. Мне Велланский нужен. И он туда прилетит, даю скверха на свежевание. Сделать он мне ничего не сделает, а вот мне возможно станут более ясны мотивы этого любителя пичкать химозой молодых княжичей. Опять же, медотвод нужно получить.




— «Кто бы сомневался…» — Зайдя в тамбур, убирая телефон, я как умел сделал самый невинный вид, пожимая плечами. — Ай… Денёчек, Пётр Петрович. Мной одногруппники немного в футбол поиграли. Принимайте пациента.

— Уже доложили, — Заохал медик изображая участие, принимая меня у бледного из рук, потащив к себе в кабинет. — Что и где больше всего болит, княжич Станислав? Голова кружится?

— Немного, но я в порядке. Может обезболивающее какое-нибудь, — для большей убедительности я, несколько раз громче чем надо, зашипел от боли. — Кости вроде целы, но всё тело в ушибах.

— Вы можете идти, — Усадив меня на кушетку, Велланский махнул рукой медику, стоящему в тамбуре. — Да, конечно. Сейчас что-нибудь придумаем.

— Спасибо Пётр Петрович, — поблагодарил я «клофилинщика», изображая страдания, глядя полными глазами притворной горести на на него.

— Вижу, тебе сильно больно… — Покачал головой Велланский, после чего его лицо озарилось от неожиданно пришедшей в голову идеи. — Уколов не боишься?

— Нет, Пётр Петрович. — Покачал я головой, разыгрывая отупение. — А поможет?

— Да, это хорошее обезболивающее. Должно почти сразу подействовать. — Велланский суетясь полез в свой шкафчик. — Ты сам за рулём или с водителем? Может быть лёгкое нарушение внимания, просто.

— Да, с водителем. — Кивнул я, продолжая свою игру.

— Хорошо, если что, помогу добраться тебе до машины. Может голова немного покружится.

— Не утруждайтесь, Пётр Петрович. Через несколько минут должен мой охранник ещё прийти. Может уже за дверью стоит. Он мне поможет.

— М-да, тогда, ладно. — Стоя у шкафчика, закладывая пузырёк в пневматический инъектор, после моего ответа, на лице куратора проступило недовольство, которое быстро исчезло. — Такс, можете закатать рукав?

Немного покряхтев, я сделал то, что от меня просили, после чего последовал быстрый укол, а по телу начало расходиться приятное тепло, сопровождаемое лёгким онемением.

— Чувствуете? — Спросил Велланский, взглянув быстро на часы.

— Да, — Воодушевившись произнёс я, довольно кивая. — Боль уходит, только голова немного кружится, но это ерунда. Спасибо, Пётр Петрович.

— Не за что. На кушетке минуты три полежи, сейчас головокружение ослабнет.

— «Не сомневаюсь, даже уровень оргона начал подать от той дряни что ты мне сейчас вколол. Меридиан печени почти на пределе работает» — Подумав об этой, я последовал совету куратора, улёгшись, и уставившись в потолок. — «Если у меня „Дружок“ после твоих опытов повиснет, то я тебя в этом кабинет и прикопаю, ска».

— Что чувствуешь, может появиться лёгкий звон в ушах. Слышишь его?

— Да, есть такое.

— Очень хорошо. — Спокойно произнёс Велланский. — Давай побеседуем с тобой о магии. Ты не против?

— Нет, Пётр Петрович. — Сделал я более расслабленный голос, поболтав головой, отупевшим взором глядя в белый потолок.

— Что за техника была использована тобой на Сергее Скобинове? — Завёл уже знакомую мне песнь куратор.

— Я не использовал на нём никаких техник. — Расслабленно произнеся это, на моём лице появилась глупая улыбка.

— Ты уверен Станислав? Может это была какая-то родовая магическая техника и ты мне не хочешь говорить?

— Нет, Пётр Петрович, вы мой друг. Вы мне обезболивающее дали. Я бы вам рассказал. Честно — честно! — Кивая энергично головой, мне захотелось ещё слюну пустить, но потом передумал, а то вдруг переигрывать начну.

— Может ты знаешь, почему его эфирное тело подверглось странному воздействию, которое нарушило связи в нём? — Пытливо поинтересовался Велланский, подойдя ближе к кушетке.

— Я не знаю о чём вы говорите. Я его просто ударил, больше ничего.

— Магической техникой? — Не унимался Пётр Петрович. — Не обманывай меня, Стас.

— Не буду, конечно, но я его просто ударил и всё. — Невинно заявил я, периферией зрения захватив, как Велланский взглянул на наручные часы, закусив губу. — Может кто-то другой его магией ударил до меня. О… Кажется шум начинает утихать.

— Кто-то другой, — тихо произнеся это, Велланский встрепенулся. — Да, да… Это нормально, что он пропадает. Как себя чувствуешь?

— Как-то странно. — Расплывчато ответил я, чтобы Велланский сам додумал.

— Да, такое может быть. Обезболивающее очень сильное. Я его редко использую, лишь в экстренных случаях.

— Куратор, я наверное не смогу посещать занятия какие-то дни….

— Разумеется не сможете, Станислав. Вам отдыхать и восстанавливаться нужно! — Закудахтал Пётр Петрович. — Но не переживайте, я вам медотвод выпишу. Дней пять думаю хватит, а там будем по состоянию смотреть.

— Вы очень любезны, Пётр Петрович. — Рассыпался я в комплементах. — Можно ещё кое о чём попросить. Меня в сон что-то клонит, позовите моего охранника он наверное за дверью.

— Да, да, сейчас. Если можете идти, то я вас не задерживаю. Медотвод я сам отнесу в деканат, всё равно туда собирался, можете не переживать.

— Спасибо, Пётр Петрович. — Изображая неуклюжесть, я покрякивая старым скверхом, поднялся с кушетки.

— Не спешите, сейчас… — Пётр Петрович исчез в тамбуре, появившись через несколько секунд в компании моего водителя и охранника.

Рассыпаясь в благодарности, поддерживаемый своими людьми я вышел из кабинета про себя повторяя слова Велланского — «… его эфирное тело подверглось странному воздействию, которое нарушило связи в нём», чтобы не забыть. Я в этом плохо разбираюсь, но думаю удастся разузнать что это значит, только позже. Сейчас нужно скорее заняться ткачеством, пока веретено крутится будто угорелое….


Глава 21


Меня разбудил охранник, когда машина уже стояла во внутреннем дворе поместья. Самочувствие было такое, будто десяток скверхов станцевало на мне гопак. Впрочем, я не далеко ушёл от истины. Ногами «погуляли» по моим телесам знатно. Где-то там, на ученических форумах ошиблись, рассказывая про возвышенные принципы, честь и благородство. Лангет на руке не оправдал себя ещё на ранних этапах. Битого здесь не только бьют, но и добивают. Странные понятия «о чести» у этих князьков. Почти как у меня, только мне всё можно. Я ведь пират, контрабандист и убийца.

До кучи, после отлёжки на заднем сиденье, ещё и голова разболелась. Наверняка последствия введённой мне отравы сказываются. Сонливость эта, тоже неспроста. Стоило сесть в машину, как меня начало отрубать. Из-за этого, пришлось вместо меридиана к щитовидной железе, скинуть продолжение связок перчатки в обруч, и отключиться.

Перчатка — тоже нужная часть облачения чистоты, но вывести обменные процессы на новый уровень куда важнее. Правда, с меридианами щитовидной железы и надпочечников не всё так гладко, как кажется. У окружающих могут начаться ненужные вопросы, по поводу моих чересчур быстрых изменений антропоморфных и физических данных, зверского аппетита, ускоренных по сравнению с обычным человеком восстановительных процессов. Забора крови мне вообще нужно бояться, как выстрела из тяжёлого болтера в живот.

Нужно будет искать этому всему какое-то разумное объяснение. Для этого мира логичными будут только две отмазки, которые могут в любой момент лопнуть при серьёзной проверке. Нужно отработать их подачу, как Крот перед моим визитом свою речь. Решено! После щитовидной железы останавливаюсь с меридианами. Занимаюсь только предметами облачения, тренирую тело, чтобы оно привыкало к нагрузкам, по возможности расширяю резервуар. Контур вуали я до сих пор не могу по нормальному использовать, чтобы себя не травмировать. Только, чувствую, что завтра, до этого дело точно не дойдёт. Хоть бы с кровати подняться без посторонней помощи.

Выйдя почтить самостоятельно из машины, приняв самый непосредственный вид, я прихрамывая направился к встречающим.

— Ну, что с вами будешь делать, княжич Станислав? — С ходу запричитал Юрген, теребя двумя руками ручку своего рабочего ридикюля.

— Можно окунуть целиком в ванную, наполненную мазью от гематом. Это один из вариантов. Ещё, можно….

— Шутит, значит живой. — Выдал свой вердикт Рика, в довольно странном наряде.

Всё было как всегда, армейские ботинки, камуфляжные штаны, кепка, футболка, но вместо лётной куртки на Рикошете был пиджак, явно с чужого плеча. Картину довершал малиновый галстук, завязанный узлом-удавкой на шее.

— Рика, а это по какому поводу ты такой нарядный? — Не удержавшись, поинтересовался я.

— Так это, Токарев меня главным в своё отсутствие назначил, — натолкнувшись, на мой недоверчивый взгляд одного глаза, потому, что второй заплыл, после удара ноги, Рика решил пояснить. — Серьёзно, княжич! Командующий так и сказал: «Из всех идиотов, ты Серëга — самый смекалистый». Оставляю тебя за главного в своё отсутствие. Должность обязывает, вот и решил соответствовать.

— Это ты ловко придумал. Уважаю. — Изобразив саму серьёзность, я удовлетворенно покивал. — Тебе очень идёт.

— Спасибо, княжич. — Поблагодарил Рика, даже не заподозрив подвоха и извлёк из внутреннего кармана стопку листов, засунутых в файл. — Вот, Станислав. Это опись украшений. Ребята из счётной палаты ратуши уехали сразу перед тобой вместе с главным казначеем. То, что войдёт в их долю они уже отобрали, но инкассировать в понедельник будут.

— Хорошо. Позже, после обеда посмотрю. — Кивнул я, принимая документы, переключаясь на нашего доктора. — Что ж, Юрген, сдаюсь на вашу милость. Мази понадобится о-очень много…


День близился к вечеру. Скверх кастанул откуда не ждали. Скользкий от притирок Глюка, что тюлень, приближаясь к финишной прямой по завершению меридиана к щитовидной железе, на телефон пришло смс-сообщение с отсутствующего в моих контактах номера. Не смотря на это, к инфомагу идти не пришлось. «Извени, Стас. Не думала, что так получится. Жанна».

— «Ну, да… Как же! Не нужно было совать болт в лопасти потокового двигателя. Сам виноват».

Забавнее всего было то, что я прекрасно помнил, что Лисицына применила на мне мозголомную технику. Помнил, но когда мысленно возвращался в тот момент, картинка всплывающая в памяти — отличалась от того, что было на самом деле! Визуальная часть воспоминаний была такова, что ко мне подходит Жанна, происходит весь тот диалог, который был, до момента, как она садится рядом со мной. Далее, я уже иду по аудитории, менять портрет Орлова. Момент, когда она использовала на мне технику контроля, через поцелуй, вырезан полностью из визуала. Знания о том, как это было остались, ощущения помню, но поднять визуальную составляющую не получается. Подозреваю, что я сейчас вообще не должен помнить применения на меня техники Жанны. Скорее всего, так и должно быть, иначе Лисицына мне бы не писала в таком контексте. Буду придерживаться этой модели.

— «Не переживай, Жаннет. Это не твоя вина» — Ответ был дан специально расплывчатым, чтобы Лисицына сама домысливала, в силу своих разумений.

Отбросив телефон рядом на кровать, не ожидая ответа от рыжей бестии, я продолжил плетение меридиана к щитовидной железе. В небольших перерывах просматривал документы, что вручил мне Рика.

Первого взгляда хватило, чтобы у меня на затылке зашевелились волосы. Будучи капитаном «Катастрофы», мне ни раз приходилось сталкиваться с бухгалтерией и делёжкой награбленного добра. Не скажу, что обладаю огромными знаниями в бухгалтерском ремесле, но с первых страниц описи стало понятно, что наш скромный род Мышкиных, хотят элегантно кинуть с десятью процентами. Выход был найден сразу. Хватило сделать несколько звонков в секретариат ратуши. После этого мне позвонил недовольный главный казначей, желающий узнать причину отмены инкассации. Сказав, что он узнает об этом во вторник на княжеском совете, я повесил трубку без объяснений, отключив звук. Сам напросился хитромудрый скверх. Не люблю, когда меня хотят кинуть, сразу хочется кинуть в ответ, но уже гранату….


Под самый ужин мне удалось завершить меридиан к щитовидной железе. Стоило вплести последний символ, как горло сдавило в спазме удушья, но тут же отпустило через несколько секунд. Это означало, что всё сделано правильно. Ошибок в плетении нет. Сейчас должна подняться температура тела на пару часов, а потом всё вернётся в норму. Уже проходил это, так что знаю все нюансы.

К ужину решил спуститься сам, не смотря на то, что всё тело болело. Нужно было двигаться в меру своих возможностей, да и надоело в комнате сидеть. К тому же, уверен, что у Ставра Мышкина ко мне много вопросов по сегодняшнему дню. К инфомагу не ходи, он уже в курсе случившегося в бурсе, да и про отмену инкассации тоже. Наверняка казначей ему уже пожаловался.

Оказавшись правым в обоих своих предположениях, всерьёз начал задумываться о присвоение себе статуса инфомага. Едва вошёл в столовую, как на мне скрестились сразу два ожидающих взгляда Ставра и мамы Эвы. Это правильно, потому, что я шёл сюда не с пустыми руками, а с очень конкретным предложением.

— Вечерок, отец. — Поздоровался я только с предком, так как с маман уже встречались сегодня.

Сразу после прибытия в таком состоянии со мной была проведена беседа о том, что не нужно лезть в каждую драку, даже если очень хочется.

— Здравствуй, Стас. — Кивнул мне предок, прищурившись и разглядывая меня будто впервые видит. — Вижу, дела в лицее идут не очень.

— Не пап, нормально всё. — Возрази в это, я уселся на своё место, потирая руки в предвкушении, как сейчас наемся от пуза. — С Орловым немного повздорили из-за княжны Лисицыной. Приревновал меня к Жанне, вот мы и подрались. Он первый начал, я тут не при чём, сразу говорю.

— Ты всегда не при чём. — Со свойственным ему спокойствием, подметил отец. — Кто ещё участие в драке принимал? Я же вижу, что здесь не один Орлов постарался.

— Не придавай этому большого значения, пап. — Махнул я рукой, придвигая к себе тарелку с мясной запеканкой. — Сам знаешь, что мы с Орловым всегда часто конфликтовали.

— Ладно. Оставим это. Мне тут казначей звонил… В курс дела ввести не хочешь?

— Хочу, отец. То, что они насчитали просто неприемлемо. — Видя, что ответ от меня требуется развёрнутый, испытывая чувство горечи, пришлось отложить вилку. — Во-первых, сам способ подсчёта никуда не годиться. Считать украшения, которые носят статус аукционных экспонатов, как лом драгоценного металла это верх глупости. Камни вообще не оценивались, их стоимость была усреднена до стоимости полудрагоценных. Второе, что мне не понравилось, это изделия, которые были отобраны в качестве десяти процентной подати совету князей. Туда вошли только выставочные изделия элитных ювелирных домов и авторские работы ведущих именитых мировых ювелиров. Я веду к тому, что если все украшения реализовать как изделия, по их рыночной стоимости, то у нас взяли не десять процентов, а все тридцать, это без учёта камней. Даже приблизительно, это уже распил шестьдесят на сорок, но никак не десятина. И сдаётся мне, что казначей хотел прикарманить себе не малую часть денежек, проведя через казну ломом, а потом реализовав через какой-нибудь ювелирный магазин. А теперь можно я поем, а то умираю с голода….

— Я не знаю что сказать, Стас. — Подала голос мама Эва, которая терпеливо слушала от начала до конца, прибывая под впечатлением.

— Я тоже, Эва. — Тихо произнёс Ставр, которого тоже проняло от моих рассуждений. — Приятно удивлён, Стас, что ты не только махать кулаками умеешь.

— Пустяки, — отмахнулся я тут же от скользкой темы, понимая, что сейчас ходил по краю.

— Последний вопрос, сын. — Заставил вновь отложить меня вилку отец. — Что планируешь делать? Свет всё равно затребует положенную ему десятину.

— Есть одна задумка, и во вторник на княжеском совете она будет озвучена.

— Сын, не забывай, что у нашего рода в совете нет голоса. Мы не участвуем в принятии решений. — Решил напомнить мне глава рода.

— Решения не принимаем, а вот предложение вынести можем. Совет князей в большинстве своём состоит из акул финансового мира и воротил бизнеса, которые не упустят очевидной выгоды и возможности пополнить казну совета. — Видя неподдельный интерес со стороны своих предков, я перешёл к своей главной заготовке. — Для осуществления моего плана потребуется ваша помощь, родители. Иначе ничего не получится.

— Интересно, — Слегка приподнял бровь отец. — Продолжай….

— Для начала, ты мама, должна заняться организацией выставки и аукциона в Петроградском дворце культуры. У тебя есть опыт проведения таких мероприятий с лошадьми, думаю с ювелирными изделиями справишься. Тем более, что Гийом уже провёл с администрацией переговоры, только ему теперь нечего выставлять. Справишься?

— Я даже не знаю, что сказать. Должна справиться, наверно. — растерялась мама Эва, а её лицо сделалось задумчивым от неожиданного предложения. — Но я только с лошадьми работала.

— Значит, ты хочешь перехватить выставку. — Правильно определил мою задумку Ставр Мышкин. — Вполне может получится. На сколько знаю, Гийома внесли в расписание мероприятий, но теперь там окно.

— Верно, и мы его заполним, проведя свою выставку с последующим аукционом, с вырученных денег от которого, совет получит свою десятину. И мы и они остаёмся в огромном плюсе, как не крути. — Чувствуя, что сейчас мой желудок отрастит руки и начнёт меня душить, оливка из салата была отправлена в рот, чтобы его задобрить.

— Смысл твоего предложения я понял, Стас, и одобряю, — Начал Ставр, а мне стало понятно, что сейчас последует какое-то «но». — На это совет князей пойдёт, но не всё удастся продать с выставки. Нужно будет что-то делать с непроданной частью украшений.

— Об этом я тоже подумал. Мы её продадим через свой ювелирный магазин. — Я довольно осклабился, наблюдая на приоткрывшиеся рты своих предков.

— Стас, у нас нет ювелирного магазина. — Придя в себя, констатировал очевидную вещь мой предок, видимо начав подозревать, что по голове мне досталось слишком сильно.

— Значит будет. — С полной уверенностью заявил я, отправляя в рот следом за оливкой, маленькую помидорку «черри». — Мы попросим предоставить нам помещение с последующим выкупом под магазин из фонда княжеского совета, на выгодных для нас условиям, для реализации оставшейся части через розничную торговлю. С прибыли будем отдавать шесть процентов, пока полностью не реализуем оставшуюся часть украшений.

— Почему не десять процентов, а шесть? — Который раз за сегодня удивился мой предок. — Совет не пойдёт на такое.

— Пойдут, или получат десять процентов, но уже с переработанного лома, а это совсем другие деньги. Можно напомнить про траты на оформление помещения, торговое оборудование и прочее. Наём персонала опять же…. — Начал я загибать пальцы, довольно улыбаясь, перейдя к заветной «вишенке на золотом торте». — От себя могу составить план, но переговоры с светом князей во вторник придётся провести тебе отец. Я уже по телефону договорился в секретариате ратуши, чтобы вопрос с нашей десятиной внесли в расписание собрания. — Уловив нескрываемое недовольство во взгляде отца, которому явно пришлось не по душе то, что отдуваться за мои идеи придётся ему, настала очередь моей тяжёлой артиллерии. — Я помню о своём наказании, отец, но эти переговоры должен провести именно ты. Причина тому проста — мой возраст. Никто из совета не воспримет меня всерьёз, в силу моего возраста. Для них я ребёнок, есть вероятность, что даже выгодное со всех сторон предложение они отклонят. Вот об этой помощи с твоей стороны, я и говорил в самом начале. Ты имеешь гораздо больший вес в глазах князей, нежели я.

— Мне это не нравится, но не могу с тобой не согласится. — Помолчав несколько секунд, неохотно признал Ставр.

— Это на один раз. Если предложение будет принято, то сделай заявление, чтобы по всем вопросам обращались ко мне. Дальше, я сам обо всём позабочусь. С тебя только успешные переговоры, помещение, выгодные условия аренды с последующим выкупом, и привилегия в шесть процентов от продажи украшений. Придётся поторговаться, но это реально. Рекламу выставки, и поиск поставщиков — беру на себя.

— Каких поставщиков? — У меня начало появляться опасение, что сегодня каменное лицо Ставра может покрыться трещинами от переизбытка эмоций.

— Отец, ты же сам дал мне задание на понедельник придумать, как распорядиться полученным золотом. Деньги вырученные с аукционной выставки я планирую вложить в расширение ассортимента магазина. Разумеется с украшений закупленных на наши деньги, совету мы ничего отдавать не будем. Десятина им причитается лишь с добра Гийома, которое нужно переоценить по рыночной стоимости, чтобы знать конкретную сумму этих «шести» процентов с остатков. Эту фиксированную сумму мы будем потихоньку выплачивать с прибыли, пока не погасим.

— Я тебя понял, сын. Вижу ты подготовился, но что по времени?

— Самое главное, арендный договор нам нужно оформить на неопределённый срок, до погашения суммы. — Понимая, что на подобную глупость мало кто согласится, я решил расширить рамки. — Это очень спорные условия, если начнут крутить носом, то не меньше чем на год. Думаю, за это время удастся выкупить здание, выплатить десятину и остаться в хорошей прибыли. В дальнейшем появляется хорошая перспектива развить это дело. У меня всё.

— Мне нужно всё обдумать. — Другого ответа от отца я не ожидал. — Что думаешь Эва?

— Думаю, может получиться. Я немного волнуюсь… — Начала моя маман, которая уже прикинула все стороны предложенной мной аферы, по другому это было сложно назвать, ведь всех подробностей я не стал освещать, утаив некоторые детали.

— Не переживай, мам. Ты обязательно справишься, — Подбодрив маму Эву, я голодными глазами взглянул на лежащую передо мной запеканку. — Давайте завтра продолжим этот разговор, а то я уже чувствую приближение голодного обморока….


Глава 22


«Гранд Медикал центр»

— Всего доброго, профессор. — Бросил Орлов на прощение, закрывая за собой дверь, выходя в коридор.

Александр сразу заметил, что количество бойцов рода ожидавших его с процедур существенно выросло. В этом не было ничего удивительного.

— В таком темпе ты меня разоришь на магопластике. — Сказал с лёгким укором статного вида высокий мужчина в костюме тройке, поверх которого было накинуто тонкое пальто, поправив зачёсанные назад волосы.

— Отец? — Слегка удивился Александр, не ожидавший здесь увидеть своего предка. — Ты сюда по делам?

— Можно и так сказать. Только что с Морозовым разговаривал. Ты меня разочаровываешь, Александр. — Мужчин сел на скамью в коридоре, указывая взглядом на свободную половину. Дождавшись, когда его сын сядет рядом Александр Михайлович продолжил. — Ты помнишь о том, что ты будущий глава рода Орловых, сын мэра Петрограда, и потенциальный будущий мэр, Александр?

— Да отец, но не понимаю, к чему этот разговор? — Насторожился Орлов младший, подозревая, что эта беседа не сулит ничего хорошего, судят по началу.

— Я нанял тебе лучших репетиров, частных инструкторов боевых и магических дисциплин….

— Отец, ты сам знаешь, что после учёбы, я занимаюсь….

— Не имей привычки перебивать, особенно когда говорю я, ты должен слушать и делать выводы. — В голосе главы рода не было нажима, но Александр тут же замолчал, устремив свой взгляд в пол.

— Так вот. Ты мой будущий преемник, который должен соответствовать стандартам благородных, одна твоя фамилия должна вызывать уважение и трепет, быть лидером это в твоей крови… — Александр Михайлович замолчал на несколько секунд, разглядывая своего сына жёстким холодным взглядом. — Что же мы имеем в итоге? Сегодня, на встрече с коллегами, я узнаю от Елисеева, что тебя избил, прямо возле аудитории, какой-то безродный князишко. Александр тебе не стыдно?

— Ему тоже хорошо досталось… — Единственное оправдание, что пришло на ум Орлову в этот момент.

— Александр, мне рассказать, как всё было? Я ведь только что от Морозова. Тебя побил бездарный слабокровный маг с полным отсутствием потенциала к развитию. То, что тебе помогли друзья — не меняет этого факта. — Чиркнув зажигалкой, мэр Петрограда закурил прямо в коридоре. — На носилках унесли тебя, а он ушёл своим ходом, но это не самое печальное. Почему я узнаю, что он на первом месте в рейтинге лицея, а ты даже не в первой сотне? Ты сам просил меня «помочь» с его распределением, бил себя в грудь, грозясь раздавить. Было? Было, и ты помнишь! Я воспользовался своими связями, чтобы исполнить твой каприз.

— Отец, послушай я… — Хотел что-то сказать Александр, но замолчал, напоровшись на жёсткий взгляд своего родителя, в котором плескалось бешенство.

— Это ты, сопляк, сиди и слушай… — сквозь зубы процедил Александр Михайлович, вместе с выпускаемым дымом. — В итоге, тебя избивает какой-то плебей, как псину, на глазах тех, кем тебе в скором будущем предстоит командовать, и вести дела. На ваш с Мышкиным конфликт в младшей и средней школе, я смотрел сквозь пальцы, мол «Пацаны бодаются, молодо — зелено». Сейчас, ты уже не ребёнок. Каково мне, когда я слышу от своих деловых партнёром, что наследника рода Орловых, того, кто будет управлять в будущем Петроградом, валяет по полу сын коневода? Сын коневода, Александр! Понимаешь?

— Понимаю, я….

— Ни черта ты не понимаешь. — Разочарованно, с лёгкой толикой злобы произнёс Орлов старший, превращая магией окурок в своей руке в коричневую пыль. — От этого страдает и мой авторитет, как главы рода, который воспитал не своего преемника, а грушу для битья. Займись решением своих проблем. Надеюсь, услышать от тебя хорошие новости в скором будущем. Я всё сказал. Мне пора. Плотный график.

Встав, даже не взглянув на сына, глава рода Орловых сделал несколько шагов, но тут же остановился. Раздражённо, он взглянул на Александра, который лишь украдкой поднял на него глаза, и запустив в карман плаща руку, достал оттуда прямоугольный свёрток.

— Вот, возьми. Это должно тебе немного помочь….


Родовое поместье Мышкиных.

Два дня пролетели линкором на форсированном ходу. Воскресенье в этом мире обычно считается выходным, но по факту, скверх тут плавал. Рано я торжествовал, смакуя то, что мне удалось скинуть исполнение своей задумки на других. Участие всё же пришлось принимать. Начало закрадываться подозрение, что мой предок не спал целую ночь, а выискивал все сомнительные места в моём плане. Завтрак, начавшийся в восемь часов, продлился до одиннадцати. Семейная столовая превратилась в канцелярию. Ставр не слез с меня, пока мы не составили подробный план действий и модель переговоров с выпиской основных тезисов.

Мама Эва тоже подготовилась, притянув целую стопку распечаток по оформлению. Из воспоминаний Стаса я знал, что моя родительница бывает иногда нерешительной, перед каким-нибудь важным событием. Но стоит ей взяться за дело, как хрупкая, утончённая женщина, превращается в штурмовика абордажной команды в тяжёлой снаряге. Она уже ранним утром умудрилась связаться с управляющим администрации дворца культуры для назначения встречи, и ей было до далёкой звезды, что он на выходном, и что вообще спал. Она с энтузиазмом так же успевала принимать участие и в нашей с отцом беседе. Приятно было наблюдать, что моя афера идёт ей на пользу и служит возможностью отвлечься от нерадостных мыслей. Хоть Эва старалась не показывать, но не смотря на произошедшее она переживала за своего братца, и патлатого скверха, которого отправили топтать казённые императорские сапоги. Что касается меня, то я бы с радостью отправил этих двоих «посмотреть» устройство сопла работающего рулевого двигателя линкора изнутри.

Остаток дня я провёл в своей комнате. Не смотря на множественные ушибы, матерясь про себя, мною был проделан комплекс ежедневных упражнений для поднятия тонуса мышц. На «Катастрофе» у меня каждый день с этого начинался. Сейчас, количество повторений оставляло желать лучшего, не смотря на то, что Стас был далеко не доходягой до комы. Часть с растяжкой опечалила меня ещё сильней. Если говорить непредвзято, то тушка доставшаяся мне была деревянной. Попытка сесть на шпагат выглядела так, будто я просто широко расставил ноги. Даже обычный наклон, чтобы достать ладонями пол… Самое лучшее, что у меня вышло, это приблизить кончики пальцев на два сантиметра к полу. Не удивительно, что с такими данными каждое использование контура будет оборачиваться для меня травмами.

Так же выяснилась ещё одна неприятная подробность. Физические нагрузки подстегнули работу меридианов, что вызвало большие энергозатраты, нежели в пассивном режиме. Веретено в этом мире крутит в разы медленней, чем на Фагрисе. Соответственно и восполнение оргона оставляет желать лучшего. Сейчас оно с трудом покрывало работу меридиан, из-за чего резерв практически перестал восполняться. Очень неприятная данность этого мира. С меридианами придётся пока завязать, иначе рискую ходить без оргона или неделями его накапливать. Пока не расширю резервуар, лучше не рыпаться на меридиан к надпочечникам. Как не крути, а резервуаром нужно заняться сразу после перчатки, хочу я этого или нет. Эта первая из двух самых мерзких процедур техники облачения чистоты. Больно, и мутит потом около часа. Вдобавок, мне ещё потребуется уединённое место. Не хотелось бы, чтобы кто-то застал меня за этим занятием. Могут возникнуть вопросы, а я буду выглядеть круглым идиотом.

Ещё хуже расширения резервуара, может быть только создание крыльев веретена. Там всё тоже самое, но добавляются судороги и ощущение, что тебя выворачивают наизнанку. Непередаваемые эмоции гарантированы. Семь раз через такое проходил. Страшнее этого, может быть только в пьяном угаре поцеловать бабу скверхов, приняв её за сексапильную красотку.

Перчатка была завершена в полночь. Проверить не было возможности, а спать не хотелось, по этому пришлось заняться угнетением глобалнета. Нужно было узнать, что за «связи» подразумевал Велланский в своём вопросе.

Ответ нашёлся практически сразу. Через окулус я могу видеть эфирное тело магов в довольно упрощённой модели, но мне этого хватает. На самом деле, организация эфирного тела гораздо сложнее, нежели видно мне. Когда маг тренирует конкретную технику, то токи эфира образуют проводящие связи в эфирном теле. Этот процесс происходит сам собой, без участия мага, на него нельзя повлиять. Чем больше нарабатывается связей, тем убийственней получается магическая техника и тем сильнее уплотняется эфирное тело в этих местах. Взять того же Токарева, правая рука которого светится в окулусе фиолетом. В этом месте эфирное тело имеет не только самую высокую плотность, но и наибольшее количество связей. Главной особенностью сформированных связей являлось то, что они, до недавнего времени, считались неразрушимыми. Лишь пятьдесят лет назад появились первые сведенья о магических техниках наносящих вред связям в эфирном теле. Известно лишь несколько родов, которые владеют магией способной на такое. Подозреваю, что таких умельцев гораздо больше, только они стараются не афишировать своих возможностей, что очень правильно. Как показывают статьи из глобалнета, чем-то хорошим судьба таких умельцев не заканчивается. Либо род остаётся без наследников в силу нелепых причин, либо перестаёт существовать в силу каких-нибудь не менее нелепых обстоятельств. Не удивительно, никому не понравится заново нарабатывать технику, которую тренировал месяцами, а иногда и годами.

С магами всё понятно, но вот со мной что? Велланский всё равно несёт какой-то бред. Я ни раз и ни два устраивал тренировочные бои с Ангером на мостике. Применял на него внешние техники, основанные на воздействии оргона. Ничего такого не было, это точно! По крайней мере в моём мире, да и здесь не должно. Направленные проявления оргона калечат лишь физическое тело, эфирное тело они не затрагивают. Может этот Айболит что-то напутал? В любом случае, вопрос его нездорового интереса ко мне остаётся открытым. То, что он «махровый» — исключаем сразу. Буду пока выжидать, когда этот любитель психотропов более явно обозначит свои намерения и цели.

Пока подтягивал базовые знания о магии, ради любопытства решил узнать, как обстоят дела в этом мире с мозголомными магическими техниками. Они обстояли настолько интересно, особенно в Российской империи, что я даже выругался вслух своей удаче, а в голове сложился план жёсткой и приятной ответочки Жанне. Нужно будет более детально всё обдумать, когда окажусь в лицее. Даже начинаю жалеть, что это произойдёт лишь в четверг. Придётся пока смаковать свою идею в мозгу. Веретено тоже отреагировало на мой замысел, немного прибавив в скорости. Добавив две заключительные связки перчатки в обруч, на этой радостной мысли я уснул.


Понедельник принёс не мало сюрпризов, один из которых заключался в том, что из-за маленького каприза, мне чуть не довелось распрощаться с жизнью.

Начало было вполне штатным. Проснулся рано, не смотря на то, что лёг в час ночи. Осмотр тела показал, что от ношения футболок стоит воздержаться, а Глюка к себе не стоит подпускать на расстояние выстрела. По возможности вообще с ним лучше не встречаться. Хоть я ещё был похож на зебру скрещённую с леопардом, пятнистый от синяков, но гематом было уже меньше. Побили меня вчера, но вот внешний вид синяков говорил о том, что это случилось не меньше пяти дней назад. Юрген не дурак, ему по ушам не проедешь по поводу чудодейственной силы заживляющей мази. Про магопластику так же не соврёшь. В Петрограде этих умельцев магов — по пальцам одной руки можно перечесть, большинство в столицу отправляются работать. Записываться к ним не меньше чем за неделю нужно на приём, и это в лучшем случае. Денег тоже не мало стоит, даже по меркам благородных. Так что, буду маскироваться одеждой с длинными рукавами, и на щёку бутафорию компресса наклею для конспирации.

До завтрака было ещё далеко, только светать начинало. Пользуясь этим, нацепив на себя олимпийку со спортивными штанами отправился на пробежку до посадки рядом с Шинкарским прудом, где располагался старый колодец. Там меня точно никто не должен побеспокоить, кроме рыбаков, но они на соседнем берегу рыбачат.

Пробежка далась в половину легче, чем в прошлы раз. Вспотел что мыша, извиняюсь за каламбур, но в этот раз бок не кололо, хотя дыхалки так же недоставало. Углубившись по тропке в посадку, где Стас частенько покуривал втихую по молодости, перешёл на шаг. Осмотрев просеку в центре которой стоял высохший клён, убедившись, что нет лишних глаз, я стал в стойку для удара, избрав сухой клён грушей.

— Назову тебя «Герман». — Подумав об этом, впустив оргон в первый сниматель перчатки, я слегка ударил по сухому стволу.

Дерево немного скрипнуло, а мне на голову упало несколько веток. Не почувствовав дискомфорта, рубанул ещё один прямой, но уже сильней. Веток на голову упало в этот раз больше, а боли от удара по твёрдой поверхности, я так и не почувствовал. Перчатка защищала руку от повреждений. Если бы сейчас у меня была возможность видеть оргон через окулус, то можно было рассмотреть тонкий, в несколько миллиметров, слой силы жизни, покрывающий мою руку на манер натуральной перчатки.

Ещё больше осмелев, я ударил боковым по касательной, сбив со ствола солидный кусок толстой коры. Пожалев о том, что у меня не было перчатки когда рубанул Скобе, настала очередь последнего теста. Направив оргон во второй сниматель предмета облачения, чувствуя, как усиливаются колебания воздуха вокруг кулака, издавая едва слышный гул, я ударил со всей силы, без использования контура. Глухой звук удара, сопровождаемый треском, разнёсся по просеке, куски сорванной коры разлетелись в стороны, хлеща по лицу и одежде.

— Ска… — Согнувшись я вытянул небольшой кусок сухой коры, попавший в глаз. — Нужно было Тонга слушать.

Мой учитель всегда уделял внимание защите в отличии от меня. После того, как соткёшь окулус для него изначально доступно нанесение трёх плетений. Их около десятка разновидностей, но можно нанести поначалу только три. Тонг всегда настаивал на плетение «Экран стромы». Окулус начинает расходовать немного оргона находясь в пассивном режиме, но взамен получаешь защиту глаз. От удара ножом в глазницу на ранних тапах эта защита не поможет. У неё другое предназначение. Горсть песка в глаза, небольшой сор, инородные частицы в воздухе на подобии газа, капли жидкостей, резкий яркий свет — экран стромы от всего этого в состоянии защитить. Когда по молодости я начал высказывать свои недовольства, мол «Лучше ночное зрение, чем эта хрень». Тонг не стал меня переубеждать, дав отмашку к началу пряжи, переодически справляясь о прогрессе плетения «ночного зрения». Когда я радостно сообщил о том, что работа завершена, Тонг ушёл на несколько минут, после чего вернулся, держа что-то за спиной. Хернув мне в лицо из огнетушителя, огн пользуясь моей беспомощностью налупил мне тетрадкой, после поинтересовавшись «Ну, как? Помогло ночное зрение?». Пример был более чем наглядным. Экран стромы стал вторым плетением или каоном, как они правильно называются, который я нанёс на окулус. Сейчас бы оно мне пригодилось, но приходится делать выбор в пользу более необходимых частей облачения.

Осмотрев восьмидесяти сантиметровый промежуток свободного от коры ствола, я прервал ток оргона в перчатку, скорбя по одной пятой потерянного резерва в результате своих опытов. Ничего не поменялось, заряженный удар перчатки, как был бесполезен, так и остался таковым. Кора просто трухлявая была и паршиво держалась. Это даже не внешняя техника, а удар с выбросом оргона. Усиление слишком маленькое, большие потери убойности из-за 120 градусного угла разброса. Так, воздух колыхнуть только при моём уровне развития, не более. Опытного бойца этим не испугаешь. У заряженного удара есть только одно достойное применение….

Поймав себя на мысли, что оттягиваю ещё одно неприятное мероприятие, я тихо ругаясь про себя, уселся на пожухшую листву, прижавшись спиной к стволу.

— Как же я ненавижу всю эту религиозную чушь, ска…. — Устало буркнув про себя, маленький Айзек в моей голове пинками начал разгонять дурные воспоминания связанные с расширением резервуара. — Хоть бы за сатаниста не приняли…

Наладив связь с атминтисом через контур вуали, я затянул мантру «Огм» усиливающую контроль веретена, скорость которого начала постепенно падать, пока оно вовсе не остановилось. Дав себе мысленную установку, сжав сильнее зубы и булки, усилил воздействие и замычал мантру более уверенно. Постояв ещё секунду на месте, веретено двинулось вновь, но уже в противоположном направление. Увеличение резервуара это по сути его растяжка, для достижения большей ёмкости. Когда веретено крутится по часовой стрелке, то оно тянет оргон из внешнего мира, а когда в противоположную — выбрасывает. Самому, никак нельзя повлиять на скорость веретена, чтобы оно быстрее тянуло оргон, а вот на скорость и интенсивность выброса — можно. Ещё одна несправедливость. Сейчас, я буду рвать свой резервуар, прогоняя через него поток больше его пропускной способности, пока он не опустеет, выбрасывая оргон из себя.

Веретено начало наращивать скорость обратного вращения, а я сквозь стиснутые зубы горланил мантру, чувствуя как нагнетаемый для выброса оргон начинает расширять границы резервуара. Ощущения были такими, что с меня сейчас вырывают внутренности, но мне было не привыкать. Сжав веки и зубы, горланя мантру, я давил своей волей на веретено, ускоряя его обратных ход на сколько это было возможным, пока резервуар не опустел. Как только это произошло, вихрь невидимой силы закручивающий вокруг меня исчез, а на голову начал падать поднятый им в воздух мусор.

— Чуть не кончил… — Слабым голосом произнеся это, я вытер проступившие на глазах слёзы рукавом.

Ещё с десяток минут мне пришлось приходить в себя. Самочувствие было чуть лучше того, когда шестёрки Орлова поиграли мной в футбол. Стоило оно того? Конечно же, да! Изначально, резерв моей тушки был взят за единицу. Когда соткал резервуар он стал 1,58. После расширения 1,89. Без малого, моя духовная тушка может вместить почти в два раза больше оргона, чем с того момента, как меня похитили. Плохо лишь то, что с каждым разом расширение резервуара будет менее эффективным. Как только он перестанет расширяться, это знак для переходя на новую ступень. Для этого необходимо трансформировать веретено, чтобы у него появилось крыло. Это болезненней в разы, чем расширение резервуара, но без этого, дальнейший прогресс развития облачения почти невозможен. Если поспешить с трансформацией до расширения резервуара и построения базового набора меридиан, то можно себя убить. Не хватит оргона, или резервуар не до конца расширен — смерть. Тонг рассказывал, что некоторые адепты вопреки запретам, не в состоянии побороть соблазн стать сильней, начинали трансформацию веретена раньше времени. Конец был для всех один — их разрывало на куски, а послушникам приходилось долго убираться.


После возвращения в поместье, двухчусового откисания в своей комнате и плотного завтрака, я вспомнил об одном деле, отложенном «на потом». Резерв восстанавливался медленно, так что самое время было заняться своими «хотелками». Линкором я управлял, настало время освоить лошадь.

— «Водолаз, жди меня! Будем кататься!»

Была ещё причина, по которой мне хотелось попасть на конюшню поместья. Там работал конюх Степан Матвеевич Жилин со своей внучкой Таней. Судя по воспоминаниям Стаса, эта девушка, немного помладше Анны, была ещё одной горячей цыпочкой поместья Мышкиных. Более того, девушка ни раз выказывала молодому княжичу свою симпатию, правда делала это очень осторожно, на столько, что Стас этого попросту не замечал. Ну, это княжич Мышкин, а вот Айзек Герас сейчас пойдёт знакомиться.

На то, чтобы добраться до конюшни поместья у меня ушло чуть больше пяти минут, т. к она располагалась в удалении от жилой территории. Пройдя через вольер и войдя внутрь конюшни, я сразу натолкнулся на Степана Матвеевича. Пожилой мужчина, засучив рукава клетчатой рубахи наливал поилки. Увидев меня, старикан подпрыгнул на месте от неожиданности, чуть не выронив ведро.

— Стас! Ты ли это? Уже начал забывать как ты выглядишь.

— Я, Матвеич, кто ж ещё? — Даже не поморщившись слукавив, решил перейти к цели своего визита. — Вот, решил тебя, Татьяну и Водолаза проведать. А то после больницы даже времени не было зайти. Как здоровьеце?

— Понимаю, понимаю… Да нормально. Тикаю потихоньку пока. — Отмахнулся старик, ставя ведро. — Я вот он, смотри, живой и здоровый, Водолаз на своём месте, а Танюшка на сегодня отпросилась, егоза. Свидание у неё видите ли. Одни парни на уме, а деду кто помогать будет?

— Ну, да, — Притворно посочувствовал я ворчащему крепкому дебелому старику, бывшему объездчику, который ещё молодым даст фору. — Мы молодые все такие, неблагодарные. Эх, жаль, что Татьяны нет, тоже повидаться хотел, и скачки с ней по выгону устроить. В другой раз, тогда. Матвеич подготовишь Водолаза?

— Конечно, Стас. Он поди в стойле паутиной скоро зарастёт. Сам знаешь, кроме тебя никого верхом не пускает.

— Знаю, Матвеич. Ты его хотя бы по вольеру гонял?

— Обижаешь, княже. Иначе он бы из коня в кабана превратился. Хе-хе. Это я так, к слову. Пойду седлать.

Прошло не больше трëх минут, когда Матвеич вывел «это». Я невольно взглотнул слюну, в животе что-то свело, а в ушах послышалось звенящее постукивание. Это были мои шары. Одно дело знать о лошадях из воспоминаний Стаса, и совсем другое видеть это огромное животное перед собой. Высота в холке 164 сантиметра, вес 660 килограмм — живая гора натурального мяса. Да я лучше на боевого дроида в рукопашную пойдут, чем сядут на это.

Не только у меня шалили нервы. Когда до меня оставалась чуть больше пятёрки метров, Водолаз начал замедлять шаг, а ещё через парочку вовсе упёрся копытами, не желая ко мне подходить.

— Ты чего? — Удивился Матвеич, становясь перед конëм, чтобы установить зрительный контакт с животным. — Это же Стас! Забыл что ли, глупый? Ну, пошли.

Конь нехотя сделал ещё два шага, но взглянув на меня вновь остановился.

— Подожди, Матвеич, я сейчас. — Подсказала решение проблемы память княжича.

Обогнув старика с Водолазом вдоль заграждения, я припустил в конюшню. Всë было на месте, как и раньше. Откинув крышку ящика в углу, схватив оттуда большую морковку, возвратился назад повторив предыдущую траекторию движения. Расчёт был прост. Чтобы познакомиться с лошадью, её нужно угостить! С женщинами такое тоже иногда срабатывает. Видимо за полгода Водолаз отвык от Стаса. Значит будем знакомиться.

— Всё правильно, Стас… Давай… — Одобрил мои действия Матвеич покивав головой. — Задобри животину. Может успокоится.

— «Кто бы меня успокоил, ска?» — Мелькнула мысль в голове, перед тем, как приговаривая «Хороший, мальчик. Хороший…», мои ноги зашагали вперёд.

Когда я был уже перед Водолазом, который по мере моего приближения с большей опаской таращился на меня, конь заржав встал на дыбы, гарцанув на месте, вырывая поводья из рук не ожидавшего такого поворота Матвеича, и ударил меня задними копытами.

Спасло лишь то, что я зацепился пятками за дёрн и начал падать назад ещё тогда, когда конь встал на дыбы. Ветерок от проходящего перед глазками копыта чиркнул меня по носу, перед тем, как я плюхнулся на задницу. Если б не знал, что Матвеич даже не одарённый, то подумал бы, что старик адепт чистоты, который активировал контур вуали. Превысив все человеческие рефлексы, старик схватился за поводья, натягивая их, уводя жеребца в сторону, перед тем, как он второй раз решил встать на дыбы.

— Сдурел что ли, скотиняка? На колбасу захотел? — Начал орать Матвеич, шлёпнув ладонью Водолаза по грудине. — Это же друг твой — Стас! Чего ты, змей, забесился?

На замечание нашего конюха, Водолаз лишь фыркнул, отвернув морду. Старик быстро подведя коня к перекладине вольера, привязал поводья, поспешив ко мне. Прибывая в ступоре, захлёбываясь от оргона, хлынувшего в моё духовное тело, глядя на картинки своей жизни проносящиеся перед глазами на форсированном ходу, взялся за руку старика, он одним рывком поставил меня на ноги.

— Ты в порядке, Стас? — Подрагивающим голосом от накатившего понимания случившего спросил Матвеич, и дождавшись когда я покиваю, запричитал. — Прости меня, дурака старого, не углядел… Не знаю, что с ним? Как будто обезумел, что ли….

— Спокойно, Матвеич. Не бери в голову, забудем… — неожиданно низким для себя голосом сказал я, похлопав по спине старика. — Пойду я, пожалуй. В другой раз покатаюсь.

Отказавшись от помощи Матвеича, я попросил его не ругаться на Водолаза и отвести в стоило, а сам направился в сторону поместья. Пока шёл, наблюдая, как мой резерв восполняется буквально на глазах, пришла ясность произошедшего. «А чего я собственно хотел?». Тонг говорил, что большинство животных способны чувствовать ритм веретена жизни человека рядом с ним. Видимо лошади относятся как раз к таким животным. Веретено Стаса хоть и не было пробуждено, но у него тоже присутствовал свой уникальный ритм. Хоть внешне я и княжич Мышкин, но ритм моего веретена совсем иной. Вот Водолаз и не воспринял меня, как своего хозяина, а благодаря меридианам, у меня сейчас даже запах другой. На сколько я знаю из воспоминаний Стаса это тоже очень важно. В лошадях княжич неплохо разбирался, да и как иначе в семье Мышкиных?

— «Что ж, ладно… Пусть мою голову сейчас чуть не разбили копытом, как тыкву, но я всё равно оседлаю эту коняку. Теперь это дело принципа, или я не Айзек Герас, а скверхов носок».

Дав самому себе обещание, что обязательно это сделаю, остановившись перед воротами поместья на несколько секунд, я второй раз за сегодня припустил бегом в сторону старого колодца. Не люблю и не терплю упускать благоприятные моменты….



Вечер вторника. Петроградская ратуша.


На душе скребли скверхи. Сидя в зоне ожидания, мой взгляд не отрывался от дверной ручки зала заседаний. Казалось, что она вот-вот опустится вниз, а из дверей начнут выходить члены княжеского совета. Была надежда, что заседании закончится раньше. Такое иногда здесь практикуется, но не сегодня. Не сегодня….

Заседание продлилось на пять минут больше положенного, что заставило меня изрядно поволноваться. Наконец-то двухстворчатые двери распахнулись, выпуская статного вида, зачастую пожилых, мужчин. Было и несколько дам преклонных лет. Видимо, за отсутствием наследника, они так же как и я являлись исполняющими обязанности главы рода или кем-то подобными. Увидев своего предка, моё сердце заколотилось немного сильней. Тому виной стало его каменное спокойное выражение лица. Подозреваю, что он с ним родился. Сгорая от любопытства, я поспешил ему навстречу, желая узнать решение совета князей.

— Как прошло? — не хотелось мне ходить вокруг да около.

— Проведение аукционной выставки одобрили. Даже удалось снизить комиссию с 5 до 3-х процентов. — Сообщил Ставр, указывая взглядом в сторону выхода из ратуши, куда тянулась вереница благородных.

— А как я просил, сделал?

— Да, хоть и не хотелось. — Немного помолчав ответил мой предок с едва уловимой толикой недовольства в голосе. — Ты был прав. Как только проведение выставки одобрили, я поблагодарил совет и пригласил всех в дворец культуры. Поначалу реакции не было. Текст короткой презентации составленный тобой сильно помог. После упоминания названий нескольких брендов, что ты выписал на листе, у большинства князей появился интерес. Надеюсь, я хоть правильно названия произнёс….

— Отец, мы их с тобой заучивали. Наверняка не ошибся. — Усмехнулся я тому, как взрослый мужик боится, что выглядел глупо, когда всё уже случилось. — А с магазином что?

— Тут сложней. Решение по этому поводу будет принято в четверг. Большинство князей руководствовались тем, что «так быстро эти вопросы не решаются».

— Надеюсь ты намекнул, отец, что мы можем превратить остаток украшений после выставки в лом и уже с него отдать десять процентов, а не шесть с прибыли от продажи по рыночной цене?

— Да, Стас. Именно благодаря этому, решение будет принято в четверг ЭТОЙ недели, а не следующей. — Ставр едва заметно усмехнулся, видимо вспомнив лица князей после сказанного им.

Если бы они знали, для чего на самом деле мне нужен этот ювелирный магазин с золотыми цацками, то их бы карачун схватил. Ещё одно странное, но прикольное словечко от Стаса… «Карачун».

— Думаю, что решение будет принято в нашу пользу.

— Не знаю Стас. Даже мне кажется, что поставленные нами условия «слегка» завышены.

— Нормальные условия, отец. В случае одобрения, казна совета пополниться гораздо большей суммой, нежели копейками с продажи драгоценного лома. — Сказанное мной было на столько очевидно, что с этим нельзя было не согласится, только если капнуть глубже, там целое кладбище скелетов скверхов зарыто. — Совет примет разумное решение основываясь на своей, — мне хотелось казать «жадности», но почувствовав, что к нам кто-то целенаправленно приближается, решил придержать язык. — … Своей мудрости, деловой хватке и логике.

— Браво, Ставр, и прошу прощение, что случайно услышал ваш разговор. — Зализанный гелем мужик в костюме тройке, слегка кивнул отцу, мазнув по мне прищуренным взглядом. — Достойную замену ты себе взрастил. Слышал, что ты уже назначил его исполняющим обязанности главы рода?

— Верно, князь Александр, или лучше «мэр»? — На лице Ставра даже мускул не дрогнул, а вот у меня если бы был болтер в руке, то палец точно уже соскользнул.

— Княжич Станислав, из рода Мышкиных. — С едва уловимым нажимом сказал я, представляясь и привлекая к себе внимание, чтобы между Ставром и старшим Орловым не завязался диалог.

С Орловым старшим, Стас лично никогда не встречался, но приблизительно знал как он выглядит. Именно приблизительно, не смотря на то, что его фасад расклеен на билбордах, чуть ли не на каждом перекрёстке.

— Да, я в курсе. Мой сын упоминал о тебе. — Ни чуть не смутившись кивнул глава рода Орловых. — Знаю, что у вас трудности в налаживание отношений.

— Всё верно, мэр. — Кивнул я, не став обращаться к этому матёрому скверху, по имени, потому как не понял отчество, а это был совсем не тот человек которому стоило хамить. — У нас произошло недоразумение из-за дамы, но мы его уладили, как смогли.

— Вот и хорошо, это ваши личные дела. — Непробиваемости старшего Орлова позавидовал бы тяжёлый дроид типа «Заслон». — Что ж, Ставр. Мне пора, это я просто поздороваться подошёл. Не часто доводить увидеть тебя здесь. Особенно с заявлением. Если выдастся свободное время в графики не возражаешь, если на твой ипподром с семьёй приеду покататься?

— Зачем спрашивать, Александр? — Лицо Ставра расслабилось, а на губах появилась сдержанная приветливая улыбка, от которой у меня внутри всё сжалось. — Я всегда рад гостям, особенно тебе.

Окулус подтвердил мои опасения. Две бушующих горы эфира сейчас вели незримую борьбу, надвигаясь друг на друга. Какие, к взрывателю, скверхи? Да, рота их магов разбежится в ужасе затаптывая друг друга, если издалека завидят этих двоих. Маги этого мира до одури жуткие. Чего один Морозов только стоит, но он монстр, его в расчёт не берём.

— Спасибо Ставр, а теперь мне, и правда, пора… Счастливо оставаться.

Едва заметно кивнув, почти неуловимо, Орлов ещё раз взглянул на меня, зашагав в сторону выхода, оставляя нас стоять посреди холла.

— «Личные дела значит… Как же!» — Хмыкнув ему в след, я повернулся к Ставру, которым спокойным взглядом провожал визитёра. — «Подошёл оценить, на сколько качественно меня уработала кодла твоего сынишки? Будь спокоен, неизвестно на чьих костях скверхи плясать будут…».

— Не обращай внимания, Стас. — Видя мой сфокусированный взгляд на себе, выдал инструкцию Ставр.

— Отец, скажи честно, вы же ненавидите друг друга? — Сказанное мной было яснее ясного, но мне хотелось удостовериться наверняка.

— «Ненавидите» — это слишком громкое слово. Мы ведь учились с Александром вместе у Морозова. — Будто обухом топора рубанул меня по темени новый родитель. — «Соперничали» — так будет правильнее сказать. Только, я оставил это далеко в прошлом, а он до сих пор не может смириться. Он ведь к нам подошёл лишь ради того, чтобы на тебя посмотреть. Вернее на «успехи» своего сына. Уже не маленький давно, понимаешь. Не хочу тебя пугать, но это очень плохо. Будь настороже, сын. А лучше….

— Пап, ты сегодня слишком многословен. — Прервал я излияния Ставра, начиная играть на отцовских чувствах. — Документы с бурсы забирать не буду. Переводиться тоже.

— Я за тебя беспокоюсь. — Понизив голос выделяя каждое слово произнёс Ставр, каменная маска которого дала небольшую трещину. — Пропасть в магических способностях скоро начнёт расширяться, а Романовский лицей особенное место. Не хочу потерять ещё одного наследника.

— Это не проблема, отец, — Решил я полностью спрыгнуть с темы, ведь на часах уже было пятнадцать минут десятого. — Заведите с мамой ещё одного наследника. — С трудов сохраняя серьёзный вид, от того, что Ставр начал напоминать мне сову, я решил добить. — Ну, а что? Моя мать очень красивая женщина, между прочим. Ты приглядись, отец.

— Стас, я её муж… — Находясь в прострации от моего заявления, чуть ли не по буквам произнёс Ставр.

— Это не меняет ситуации. — Сделал я хитрющий вид, припечатав папаню следующим вопросом. — Цветы, когда последний раз дарил? И в кабинете заканчивай ночевать, это до добра не доведёт.

Сам того не ведая, мною только что был разработан способ, как уничтожить сильного мага. Сейчас Ставр Мышкин напоминал мне моего сверстника, которого засмущала его же компания из-за того, что он стесняется подойти к понравившейся ему девчёнке.

— … И вообще, я за сестричку. — Припечатал я «контрольным» в голову.

— Так, Стас! — С напускной строгостью заявил отец, собрав остатки самообладания в один комок. — Нам домой пора… Идём.

— Хорошо, идём. — Кивнул я, лыбясь как последняя шакалина. — Только нам ещё за «игрушкой» нужно заехать.

— Чего? Стас, это не так сразу…. — Удивился отец, приподняв одну бровь, и вероятно испытывая паралич нижних конечностей, судя по резкой остановке. — Мы с Эвой не говорили про….

— Нет, отец. Это «игрушка» для меня, но ты всё равно подумай. И лучше, сестричка…



Глава 23


Романовский магический лицей

— Здравствуй, Леон. — Орлов ещё раз взглянул на экран смартфона, где было открыто приложение рейтинга. — Здесь написано, что ты объявил вендетту Мыше.

— А кружок рейтинговых статистов под предводительством Бляхера, быстро работает… — Отложив гантель на пол, Бобров поднял голову, чтобы посмотреть на говорившего. — Ты ведь сын мэра. Пришёл просить за своего товарища?

— Пфф… Товарища? Скажешь тоже. — Небрежно произнёс Александр, протягивая Боброву прямоугольный свёрток. — Возьми. Это маленький подарок. Думаю, он будет тебе полезен. Как пользоваться, сам разберёшься.

— Что это? — Осторожно поинтересовался Леон, принимая пакет.

— Мыши, любят по норам прятаться. С этим он от тебя не скроется.

— Вот как? Интересно. — Бобров потянул за торчащий край отрывной полосы, разрывая свёрток в котором лежал смартфон.

— Осваивайся. — Усмехнулся Александр, махнув рукой и развернувшись отправился на выход из спортзала.

Взглянув ещё раз вслед Орлову, Леон зажал кнопку включения. Чуть меньше минуты понадобилось до полной загрузки операционной системы смартфона, на рабочем столе которого был лишь один ярлык. Тапнув по иконке пальцем, Бобров немного подождал.

— Неплохо. — Удовлетворенно произнёс глава кружка мечников, глядя на красную стрелку маркера, которая сейчас находилась на родовом поместье Мышкиных.


Стаc

— Не рановато ли? — Поинтересовался Токарев, кивнув в сторону руки, с которой я самостоятельно снял лангет и обмотал эластичным бинтом.

Ссылка дяди Фёдора была окончена. Уже ни свет ни заря, старый вояка примчался в поместье раздавать всем люлей. В частности досталось только Рике, который напрочь забыл про то, что нужно расписываться в сменном журнале охраны и выставлять рядом время.

— Да, заколебала эта штука. Чешется под ним, как под трусишками молодой нецелованной графини, при виде смазливого князька. — Довольно осклабившись, одним движением застегнув молнию олимпийки, я уже знал, что сейчас последует.

— Стаc, ну ёлки зелёные, гусаришь, как поручик. Э-эээ… Точно рот с мылом вымою. Тьфу! Уши вянут. Ты же молодой княжич, а такую похабщину несёшь.

— Да, шучу я. — Захихикав, мне пришлось нагнуться, чтобы завязать шнурки. — Просто соскучился по вашим нравоучениям, дядь Фёдор, за пять дней.

— И я по тебе, сорванец. А ты куда кстати? — Только сейчас дошло до старого вояки, лицо которого начало излучать довольство, после моих слов. — Подхватился ещё солнце только вставать начало. Не похоже на тебя.

— Так, на пробежку. Решил бегать по утрам. — Пожав плечами, улыбка на моём лице стала ещё шире, глядя на вытянувшееся лицо Токарева.

— Иисусья мать… — Дядя Фёдор аж перекрестился. — Да тебя к обеду бывало не добудишься, а тут с первыми петухами встал.

— Выполняю предписание Глюка. Юрген сказал больше двигаться, вот и движусь потихоньку.

— Похвально, похвально. В здоровом теле, как говорится, здоровый дух.

— Именно. Дядь Фёдор, слушай, я после обеда в Петроград собираюсь, закупиться по мелочи надо.

— Понял, организую. Я как раз в гараж иду. — Сказав это, Токарев сделался хмурым. — Нужно своему адъютанту уши натрепать, за ту клоунаду что он тут устроил. Представляешь, спёр с моего шкафа любимый пиджак и щеголял в нём по поместью, шут гороховый. Ладно, Стаc, всё сделаю. Беги, не буду задерживать.

— Агась, — Кивнув дяде Федору, я выскочил за дверь, и двинулся лёгкой трусцой к воротам поместья.

Сейчас мой путь лежал в сторону так полюбившегося мне старого колодца. Оказавшись за воротами, я перешёл на полноценный бег. Ноги несли меня по дороге почти сами. Ещё бы это было не так, ведь под олимпийкой, в чехле на спине лежала моя «игрушка», рукоять которой торчала из под ворота, пролегая перпендикулярно затылку. Время до обеда планировалось потратить на тренировку в её освоении.

Мой выбор пал на тонфу по нескольким причинам. Клинковое оружие мне по статусу не положено, да и не выбрал бы я меч, шпагу, саблю и прочие режики. Причина в летальности колюще-режущего и рубящего оружия. Хоть в стенах Романовского лицея действуют свои правила, но вспарывать знатных детишек всё же не рекомендуется. Можно спровоцировать родовую войну, что вообще не входит в мои планы. По этой причине выбор был сделан в пользу ударно-дробящего оружия. Летальность ниже, да и запрет не распространяется. В уставе бурсы так же нигде нет оговорки, что оружие должно быть клинковым, с налётом благородства, а что не запрещено, то разрешено. Хоть с копьём или вилами могу ходить, только это перебор.

Следующая причина — баланс между атакующими и защитными качествами. Обратным хватом, когда рабочая часть прилегает к предплечью можно закрыться от рубящего удара, и тут же атаковать тычковым ударам короткой стороны. Если попасть в горло, то даже магу мало не покажется. Универсальность оружия также сыграла роль в его выборе. По факту, можно дубасить противника любой его частью, подсечь перпендикулярной рукоятью под колено или за шею, зацепить за одежду, провести захват. Для этого нехитрого оружия, родом с острова Окинава, прототипом для которого послужила рукоять рисовой мельницы, существует даже несколько школ боя. Жаль, что мне вряд ли подойдёт хотя бы одна из них. Все они основаны на парном варианте использования, что мне не подходит. В дальнейшем, мне понадобится свободная рука, для использования внешних техник, не вижу смысла привыкать к паре. К тому же, урезанный функционал с лихвой компенсируется заменяемыми частями моей чудо дубинки. Как уверил меня Борис, с расходными комплектующими проблем не возникнет. Изготовят всё в течение суток. Ещё пообещал, что их отдел разработок будет скидывать мне на почту свои идеи по комплектации заменяемых частей тонфы. Разумеется, что я сам себе не злобный скверх, чтобы отказываться от такого предложения.

Оказавшись на месте, я быстренько проделав комплекс упражнений, приступил к избиению деревянного «Германа». Основной задачей на сегодня для меня была даже не отработка ударов, а научиться быстрой смене хвата. Чуть больше часа мне понадобилось, чтобы у меня начало «что-то» получаться. Как раз к тому времени повреждённая ранее рука начала саднить. Пришлось прекратить свои неполноценные занятия с азиатской ковыряшкой. Дело даже было не в боли, а в низкой эффективности такой тренировки. Всё упиралось в простую истину «Герман сдачи не даёт». Нужно будет поговорить с Токаревым, может среди его бойцов найдётся тот, кто бы со мной позанимался? Защиту опять же отработать. Одно дело смотреть ролики в глобалнете, и совсем другое отработать увиденное на практике. Учусь я быстро, так что проблем не возникнет. Боевой опыт прошлой жизни опять же… Точно! Так и поступлю.

Отщёлкнув фиксатор, сложив перпендикулярную рукоять, я сунул тонфу в подарочный чехол, который оказался в кейсе в довесок. Всё же умеют эти ребята из магазина «облизывать» клиента. Впрочем, за те деньги оно и понятно. Один Токарев просаживает у них всю свою зарплату и военную пенсию. Магострелы идут в разы дороже, чем холодное оружие, по его словам.

Смачно выругавшись так, что рыбаки с соседнего берега реки «вежливо» крикнули мне заткнуться, я уселся подле «Германа». Настало время шестой по счёту неприятной процедуры. Тогда, когда Водолаз чуть не снёс мне голову, ускорения веретена хватило на четыре расширения. Сейчас мой резерв был выше в два с половиной раза изначального. Ещё две, может три таких процедуры и можно будет трансформировать веретено.

От воспоминаний, по спине скатилась капля холодного пота. Первая трансформация навсегда останется у меня в памяти. Тогда, я уверовал во всю оккультную сектантскую чушь, которую нёс Тонг в процессе обучения. После этого несколько дней трясло, что стимера в отходниках, только причиной был не в химозе, а страхе — страхе атминтиса. Попытка трансформации веретена, как крикнуть этой силе о том, что бросаешь ей вызов. Он решит, достоин ли ты, либо сдохнешь. Хоть Тонг всегда твердил, что атминтис не имеет разума, но у меня на этот счёт совсем иное мнение….

Всё прошло стандартно. Было хреново как всегда, а максимальный резерв после растяжки резервуара начал составлять 2.71. Мутило так, что я невольно начал себя благодарить за сообразительность, что не поел. Обратно пришлось идти прогулочным шагом, вытряхивая кусочки коры и обломки мелких веток из волос. Хорошо, что оргон, кроме адепта с соответствующими «вязанками» на окулусе никто не видит, иначе светопреставление рыбаки точно не пропустили мимо глаз. И в этом — самая главная опасность этой силы. Эфир более разрушительный по своим свойствам, особенно в руках местных кудесников. Оргон тут безусловно проигрывает, но попробуй защитится от того, чего не видишь, особенно если даже не подозреваешь о явной атаке.

Приняв душ, позавтракав и переодевшись, я уже мчал в город. Мне необходим был «Реквизит» чтобы разобраться с клубом мечников и Жанной. Наибольшую угрозу для моего комфортного пребывания в бурсе представляют именно любители острых железок. Орлов со своими шестёрками и Жанна — пусть пока немного подождут. Последней, я займусь сразу, как решу проблему с Бобровым. «Мушкетёрам» уже завтра укажу на их место, не вижу смысла тянуть. Может и с Жанной «потолкую». Уж очень хочется….

Небольшую спортивную сумку искать не пришлось, как и хозяйственный магазин. За магазином электроники, тоже дело не стало. Проблемы возникли с самым главным «реквизитом». Интим товары пришлось искать долго, но с этим мне тоже удалось справиться, благодаря глобалкарте. Обидно, что молоденькая продавщица не согласилась на демонстрацию моих покупок, но всё необходимое мне удалось купить и даже взять у неё телефончик. Особенно радостно выглядел ребристый фалоимитатор на присоске, выкрашенный на манер радуги, всеми её цветами. Он даже как-то празднично смотрелся среди всего того безобразия ассортимента. Надеюсь, Леона он тоже порадует….

Вечер прошёл в кропотливой работе. Я изучал план эвакуации первого корпуса Романовского лицея который нашёл на его сайте, параллельно обзванивая рекламные агентства и печатая черновики писем поставщикам ювелирки заранее. В том, что совет выделить халявное здание для магазина сомнений у меня не возникало.

За этим занятием, чуть не прошляпил момент, когда обруч закончил свою работу, завершил оставшуюся внесённую в него связку петель. Потирая руки от радости, что завтра у меня будет первый каон на окулусе, я добавил последние две связки плетения.

— «Эх, Тонг, жаль, что ты меня сейчас не видишь»…



Следующий день. Романовский магический лицей.

— Идём. — Кивнув головой в направлении коридора, Леон в окружении товарищей из кружка фехтовальщиков, зашагал в сторону маркера, появившегося у пожарного выхода левого крыла. — Мышкин объявился. Нужно «поприветствовать».

— Леон, лекция через пару минут… — Начал было обритый под ноль парень с шрамом от рассечения на переносице, но капитан кружка фехтовальщиков лишь зло на него взглянул.

Этого хватило, чтобы дать понять всем присутствующим, что лекция откладывается.

— Вон он. — Указал через пару поворотов один из парней в конец коридора, где возле лестницы на цокольный этаж со скучающим видом находился Стаc Мышкин. — Вниз удирает. Кажись заметил.

— За ним. Далеко, не убежит. — Прибавил шаг Леон, глядя на спину первокурсника, уходящего вниз по лестнице. — Ему же хуже, сейчас на цоколе нет занятий, а значит никто нам не помешает.

В этом Бобров был прав. Цокольный этаж первого корпуса состоял из кабинетов для спец дисциплин, практических занятий по магической инженерии и склады материалов. Народ здесь появится только во второй половине дня, когда завершится общеобразовательный стек лекций.

Вся компания перейдя на бег, буквально слетела по лестнице вниз, оказываясь в небольшом холе с двумя коридорами, которые были абсолютно пустыми.

— Туда… — Указал Леон, взглянув на экран смартфона выданного ему Орловым. — На складе материалов затаился. Попался… Выход оттуда только один. — Кто-нибудь на выходе, остальные со мной внутрь первака щемить.

Заскочив в приоткрытую на пару сантиметров дверь, второкурсники оказались в помещении, размером чуть больше тридцати квадратов, которое было заставлено ящиками, коробками и контейнерами различных форм и расцветок.

— Не понял? — Возмущенно выдавил сквозь зубы Леон, не прошло и минуты.

— Леон, его тут нет. — Констатировал очевидную вещь один из парней, украдкой взглянув на потолок, после чего решил добавить, чтобы прекратились смешки его товарищей. — Ну, мало ли?! Чёрт его знает!

Не разделяя всеобщего настроения хмурясь, Леон достал из кармана смартфон и не отводя взгляда от экрана направился к паре деревянных контейнеров в центре склада, на которых стояла небольшая чёрная спортивная сумка. Она явно выбивалась из общей картины содержимого склада.

— Это что? — Приподнял брови Леон, запуская в открытую им сумку обе руки извлекая оттуда эполет с буквами «ШК» и разноцветный дилдо на присоске, который тут же выронил от того, что не сразу понял что это.

Леон не успел что-то сказать, для выражения эмоций, когда со стороны двери раздался громкий треск, после которого последовал глухой звук падения тела.

— Я знал, что тебе понравится. — Смешливым голосом, расплываясь в зловещей ухмылке сказал Стаc Мышкин закрывая дверь, держа в руке полицейскую дубинку обратным хватом, на коротком конце которой, только что змеилась дуга электрического разряда.

— Убл…

Остальную часть слова, Леон договорил в темноте. Коротким резким ударом дубинки, первокурсник сбил навесной выключатель, находящийся с правой стороны от двери на стене. — Схватите его! Живо!

Кто-то из парней, в кромешной темноте ринулся к двери, но через мгновение, раздался грохот столкновения с контейнером и заливистый мат.

— Я на ящик на…

Фраза была закончена тремя последовательными ударами, последний из которых оборвал стон. Судя по глухому звенящему звуку, били по голове чем-то металлическим.

— Тихо! — Рявкнул Леон, надеясь услышать звук шагов, но вместо этого из правой части склада по глазам ударила сине-белая вспышка, сопровождаемая громким треском.

— Минус один… — Произнёс холодным голосом Мышкин, после чего наступила тишина, а темнота стала ещё более густой от ударившего ранее по глазам света от электрической дуги.

— Я сваливаю, — Раздалось откуда-то из правого угла склада испуганное мычание одного из товарищей Леона. — Он положит нас всех!

Звук поспешных шагов, завершился после одного глухого звенящего удара. Тело рухнуло на пол, а в помещении повисла тишина.

— Посмотрим… — Меч Леона выпорхнул из ножен. — Мне не нужны глаза. Я могу рубить… Ай!

Сильный неожиданный удар по пальцам, заставил Боброва выронить меч. Железка грюкнулась со звоном о бетонный пол. Леон, хотел резко нагнуться, чтобы поднять своё оружие, но что-то жёсткое легло ему на шею, рванув сторону. Потеряв равновесие, Бобров рухнул на пол, проехав по нему около метра в сторону. Когда он только поднялся на ноги, то последовал удар под колено, заставивший Боброва вновь припасть к полу.

— Извини, не удержался. — Раздался насмешливый голос откуда-то справа. Пользуясь моментом, Леон одним движением стал на ноги, руками пытаясь схватить Мышкина, но руки зацепили лишь воздух. В том месте никого не было.

— Дерись достойно! Мразь! — Рявкнул Бобров в темноту, в надежде, что его услышат, и его услышали.

Через секунду последовал удар в нижнюю челюсть чем-то тяжёлым и твёрдым, но не дубиной, а широким кастетом. Тьма вспыхнула яркой вспышкой, и наступила словно темнота с потерей ориентации в пространстве. Леон не сразу понял, что лежал распластавшись на полу.

— Тебе ли, щенок говорить о достоинстве? — Из-за полученного удара в челюсть и звона в ушах, направление голоса не получалось определить.

— Мышкин, давай решим всё дуэлью. Лицом к… — Сверху припечатало ещё одним сильным ударом, после которого Леон взвыл.

— Вы, «благородные» сопляки, начинаете говорить о благородстве, только тогда, когда вам это выгодно. Разве не смешно? Думал ли ты о благородстве несколько минут назад, когда хотел избить меня впятером со своими дружками?

— Ты покойник, Мышк….

Последовал звенящий удар по лицу, в этот раз уже дубиной.

— Не люблю, когда меня пугают. — Голос был абсолютно спокойным, с той же долей насмешки, будто для Стаса Мышкина подобные ситуации совершенно обыденны. — Ещё не понял, олух? — После небольшой паузы, ставший низким голос раздался над самым ухом. — Мне ничего не стоит убить вас всех здесь.

— Ты не посмеешь….

— Сейчас — нет. Я здесь не за этим.

— В любом случае, ты….

Глухой звук удара в который раз оборвал речь. Леон лёжа на полу, держась за голову, сплюнул в сторону из разбитых губ.

— Сказал же, не люблю когда меня пугают. Ты меня утомил….

Сразу после этих слов, помещение склада в очередной раз огласил громкий треск.



Стаc

— «Вот так…» — Прислонив провод держа за изоляции к вывороченным контактам, убрал быстро руки от чашки выключателя. — «А спецы оружейники не обманули про шокер нокаутирующего действия в 10 кВ. Суровая штука».

Окинув взглядом валяющиеся на полу тела, я довольно потёр руки, стоя в одних носках возле двери склада материалов. Подняв китель формы с пола, отряхнув его несколькими ударами, сев на корточки, одел скинутые мной туфли, сразу после выключения света.

— «Ну и чем тебе помог каон ночного зрения?» — Прозвучали в мыслях слова Тонга. — «Да всем помогло…»

Усмехнувшись внутреннему диалогу, видя шевеление, пришлось подойти к ворочающемуся туловищу одного из мечников, и зарядить ему ещё шокером встроенным в короткий конец тонфы.

Спрятав своё оружие в чехол, накинув китель я проследовал к сумке с «реквизитом». Подняв свой эполет с пола, выданный мне Кротом, направился к Леону. Обшмонав его карманы, извлекая оттуда смартфон, нажал на включение экрана.

— «Что и требовалось доказать. Чуйка Айзека не подводит» — констатировал я, глядя на маркер в середине экрана, подписанный моим именем. — «Как же! Все заказывают себе эполеты, а Крот мне его так подарил. На Фагрисе даже с детьми такое не прокатывает. Если дают конфету, значит там какая-нибудь химоза, а где-нибудь рядом караулит парочка жнецов, желающая выдрать тебе кишки и импланты».

Откинув эполет со смартфоном в сторону, я взял сумку, и покопавшись в ней, извлёк нейлоновые хомуты повышенной прочности, или как их здесь называют «кабельные стяжки».

— Ну, что ребятки? Начнём урок….



Двадцать минут спустя

Пришлось провозиться гораздо дольше, чем планировалось. Раздевать находящееся в отключке тело не так просто, как кажется особенно если тел пять, и нет возможности резать на них одежду. Но я справился, попутно раздавая добавку шокера, когда кто-то из мечников начинал приходить в себя. Далее весь процесс стал более приятным, и носил уже творческий характер. В хозяйственном магазине не соврали, порекомендовав мне вулканизирующий клей быстрого схватывания. Эта штука действительно схватывалась меньше чем за пол минуты. Проверил на своих руках, которые нечаянно испачкал в спешке. Подвели немного строительные перманентные маркеры. Одни из них оказался высохшим. Хорошо, что я взял три.

— Улыбочку… Ага… Вот так… — Я приподнял голову Леона, держа перед собой на вытянутой руке свой смартфон со выключенной фронтальной камерой.

— Что… Что ты делаешь? Какого… — Вяло произнёс Бобров с трудом открывая глаза. — Что у меня на лбу?

— Это селфи, а на лбу у тебя рог. Клёвый, правда? — Съехидничал я, положив руку на второкурсника, как на лучшего друга, сменив немного ракурс и щёлкнув. — Теперь ты единорог, предводитель остального зоопарка. И кстати, твоя нарисованная грудь, получилась лучше, чем у остальных. О, смотри, что покажу!

Щёлкнув выключатель, я радостно хихикнул, когда разноцветный рог Боброва начал жужжа извиваться, как дождевой червяк.

— Здорово, правда? Теперь ты «винторогий единорог», предводитель трёх носорогов, и одного оленя. — Довольно сообщил я, и стукнув себя по лбу, отстранившись от связанного стяжками голого по пояс Леона, подошёл к лежащему в куче тел «оленю», бритому парню с шрамом на переносице, которому было приклеено два рога. Они были разными, потому, что у меня закончился одинаковый «реквизит». Перевернув его на четвереньки, я сел сверху. И взявшись за один рог, тот что был весёлого фиолетового цвета, выгнул ему голову, чтобы было видно лицо.

— С оленем сфоткаться забыл. — Пояснил я Леону, делая очередной снимок. — Кстати, вы ребята очень тяжёлые. Пока вас кантовал, чуть спину не сорвал.

— Ты покойник! — Прорычал Леон мотая головой, пытаясь избавиться от рога. — Тебе не жить, Мышкин!

— Опять громкие слова, а ведь у меня тут ещё групповые снимки есть. Сейчас покажу. Сев на корточки я вошёл в галерею телефона, найдя раздел с фото, я повернул экран к Боброву, начиная медленно листать.

— Вот тут ты, со спущенными штанами, а эти двое носорогов пытаются тебя заколоть в зад, а это, ты решил лизнуть рог своего товарища. У меня тут много в общем. М-да, всё же грудь у тебя вышла самая зачётная.

— Только я освобожусь и… — Бобров не договори из-за того, что схватив его за разноцветный рог, я запрокинул ему голову вверх, до хруста в шее.

— Слушай теперь меня внимательно, два раза повторять не буду. — Понизил я голос, а смешливой выражение с моего лица улетучилось бесследно. — Ты наверное не осознаёшь, в каком положение сейчас находишься. Объясню. Одно твоё поползновение или твоего «зоопарка» в мою сторону, и весь лицей окажется в снимках вашей весёлой звериной вечеринки. Подумай, что тогда будет с вами? Уверен, что это дойдёт до глав ваших родов, ведь я, и тут постараюсь. Все фото уже лежат на моей почте. Теперь начинаешь врубаться?

— Ты не посмеешь….

— Хочешь проверить? — С нажимом и вызовом поинтересовался я, тряхнув Леона за жужжащий разноцветный рог. — Ваша фотосессия попадёт так же в лицейскую газету. Представляю заголовок «Кружок с сомнительными интересами». Морозов исключит вас скорее всего. Ещё одно поползновение в мою сторону или косой взгляд с твоей стороны или твоих ребят — снимки придаются массовой огласки. Я всё сказал. Скобу старшего тоже предупреди, а то он мой урок пропустил. Ах, да! Если вздумаешь ослушаться, то в следующий раз небольшими побоями дело не кончится. Я просто убью вас всех. Мне тебе больше нечего сказать, Леон. — Достав из кармана канцелярский нож, поднёс его к лицу капитана кружка фехтовальщиков, после чего швырнул к стене. — Найдёшь способ как освободиться, у вас не так много времени на это. Скоро закончится общеобразовательный стек. Надеюсь ты меня понял. Пойду я, пожалуй.

Леон ничего, не сказал. Лишь молча наблюдал зло сверля взглядом, когда я взял сумку и вышел со склада, прикрыв за собой дверь.

— «Минус одна проблема» — Достав из кармана свой смартфон я на ходу сверился со временем, прикидывая свои следующие действия.

Скоро должен был закончиться общеобразовательный стек. Удобнее момента и придумать нельзя. Следующим занятием у моей группы будет стрельба.

— Идеально… — Произнёс я тихо себе под нос, поднимаясь по ступеням. — «Теперь твоя очередь, рыжая лапуля»…


Глава 24


Лаборантская аудитории группы «А»

Прохаживаясь по небольшой комнатке я уже начинал нервничать. Неужели Жанна проигнорирует моё приглашение. Такое конечно возможно. Ещё раз достав смартфон с перечитал нашу переписку через СМС сообщения.

— «Привет, Жанна. Нужно срочно поговорить, я в бурсе»

— «Неожиданно, Стаc. Что-то случилось?»

— «Да, нечто странное было в тот день, когда мы сидели с тобой вместе».

— «Где встретимся?»

— «В лаборантской нашей аудитории. Разговор деликатный, не хочу чтобы кто-то нас слышал. Отпросись со стрельбы и приходи. Жду».

Жанна ничего мне не ответила, но это в её стиле. Думаю она клюнула на мою уловку. Только, что-то не сильно спешит ко мне на встречу, не смотря на двусмысленность моего сообщения. Оно должно было заронить в её душу зерно сомнения о том, что её использование на мне мозголомной техники прошло гладко. Рыжая бестия ужу должна сюда лететь сбивая каблуки.

Стоило мне об этом подумать, как двери в лаборантскую открылись. Внутрь быстро шагая, выбивая дробь каблуками вошла раскрасневшаяся Жанна. Всё же я ошибся, девушка спешила, судя по её лицу.

— Фух… — Выдохнула Жанна, обмахивая лицо ладонью. — Инструктор не отпускал. Думала, ты уже ушёл.

— Как я мог, Жаннет? Таких девушек, как ты не стыдно всю жизнь ждать. — Подобострастно произнеся это, я активировал окулус, чтобы подтвердить свои догадки.

— Стаc, тебя во франции с девушками обращаться учили? — Заискивающе поинтересовалась Жанна, подходя ближе к паре сдвинутых столов по центру комнаты, на краю которого сейчас уселся я. — Я ведь могу растаять от твоих комплементов и влюбиться ненароком.

— «И потечь…» — мысленно добавил я, наблюдая за эфирным телом рыжей милашки в окулус. — «Пока в тебе течёт только эфир, для подготовки техники, но я скоро это исправлю».

— Засмущался? — Хихикнула Жанна, захлопав ресницами, строя глазки. — Неожиданно… О чём поговорить хотел? Не ради же одних твоих комплементов я сюда мчалась?

— Ах, это! — Изобразив приступ забывчивости, моё лицо стало смущённым. — Да, Жаннет… только не считай меня странным, хорошо? Мне нужно спросить у тебя об одной вещи.

— Теряюсь в догадках, заинтриговал. — Мимика Жанны в этот раз не шла в разрез словам, девушка и правда была заинтригована, и насторожена. — Если смогу, то отвечу.

— Когда мы с тобой сидели, смотрели фильм, — я постарался сделать как можно более неуверенное и смущённое лицо. — Жанна, мы целовались?

— Что?! — Встрепенулась девушка, широко открыв глаза. — Конечно же нет! Что ты себе напридумывал?

— Тише, Жаннет. По этому я тебя и предупреждал, что вопрос прозвучит более чем странно…

— Ничего не понимаю. — Девушка сложила руки на груди, делая вид, что ждёт объяснений.

— Да, говорил же, странная штука. Помнишь СМС-ку, что ты мне прислала?

— Помню, конечно. Только она здесь при чём? — Пожала плечами девушка.

— Я пытался вспомнить все детали перед дракой. Может фантазия разыгралась, но у меня получилось вспомнить, как мы с тобой целовались, а потом ты попросила отомстить за тебя Орлову. И воспоминания такие чёткие были. Видел всё, как сейчас тебя. Понимаешь?

— Э-мм, Стаc… То, что ты говоришь — этого не было. — Заявила Жанна с непоколебимой уверенностью, изображая самую понимающую рыжую бестию в Российской империи. — Вероятно, что всё это, ты напредставлял себе в голове. Мальчишкам свойственно такое, особенно если есть чувства к объекту фантазии.

— Жанна, я понимаю о чём ты, глупо отрицать твою красоту и сексуальность, но о чувствах говорить рано. — Решил обломать я стервозную княжну, продолжая наблюдать за токами эфира в её теле.

— Немного расстроил, но всё равно приятно, что ты обо мне такого мнения. — Выдержав короткую паузу, Жанна провела по мне взглядом с ног до головы, сделав шаг почти вплотную ко мне. — А знаешь, что Стаc? Я тут подумала….

Жанна, провела рукой по моей щеке, прильнув ещё ближе ко мне, а в моих ушах раздалось тихое потрескивание магической статики от её прикосновения. Глаза Лисицыной вспыхнули магическим огнём эфира, окружающий мир стал меркнуть, теряя краски, а влажные губы девушки жадно вцепились в мои. Я чувствовал, как в меня проникает магия, но не стал этому противится. Вместо этого, мои руки легли на тонкую талию девушки, заскользив по её стройному телу. В этот раз наши объятья были более продолжительными. То ли Жанна хотела оказать на меня большее воздействие, то ли тоже решила попользоваться моментом. Почему нет? Княжич Мышкин довольно симпатичный и видный парень по местным меркам.

Прошло чуть больше десяти секунд, прежде, чем Жанна начала от меня отстраняться. Разомкнув наши губы, Лисицына как-то странно посмотрела в мои глаза, после чего, дыша эфирным маревом вновь поцеловала, скользнув языком мне в рот. В этот раз поцелуй был не затяжным.

— Стаc, ты меня любишь? — Спросила девушка, освободившись из моих объятий, отодвигая мои руки со своего тела.

— Да, Жанна. Больше жизни. — Свёл я глаза в кучу, имитируя отупевший взгляд, немного покачиваясь из-за бушующего внутри меня оргона.

В этот раз веретено просто бесновалось, почти как тогда, после кладовки. Не удивительно, ведь сучий характер Жанны никак не влияет на то, что она очень горячая штучка. Да и целуется эта девочка просто отпад.

— Очень хорошо… Ты ведь сделаешь для меня всё, что я попрошу?

— Только скажи, и — Я снова потянулся к стройному телу, но Лисицына мягко отодвинула мои руки.

— Сейчас ты пойдёшь в тир лицея, — чётким голосом начала диктовать своё желание девушка. — Возьмёшь учебный пистолет, засунешь себе ствол в рот и нажмёшь на курок. Ты ведь сделаешь это ради меня, милый? Докажи, что любишь меня.

— «Ах ты ж контуженная сука! Жанна, ты просто нечто! Опасная и жгучая» — искренне восхитился я бестии, ликуя и продолжая подыгрывать. — Докажу, любимая….

— Поторопись, мой миньон. Я жду….

Вместо слов, мои ноги решительным шагом устремились к двери. Остановившись возле неё, я повернулся, чтобы посмотреть в глаза «любимой», отмечая, что она нервничает.

— Не беспокойся любимая… — После этой высокопарной фразы, мои пальцы повернули крутилку замка лаборантской, закрывая дверь изнутри.

Сделав осмысленный взгляд, под стать своему состоянию, я вернулся обратно в лаборантскую и направился к стеллажу, на котором были выложены различные склянки используемые в химико-магических опытах. Глаза Лисицыной наполнились сейчас не магией, а ужасом, кровь отступила от её лица, предав ему аристократическую бледность, когда она увидела, за чем потянулась моя рука.

Достав карту памяти из экшн-камеры, я сунул её в смартфон, чтобы перекинуть видео себе на почту, краем глаза следя за Жанной, которая сейчас прибывала в оцепенении.

Нужно отдать ей должное, в себя она пришла довольно быстро, но это не особо ей помогло. Наступил вновь ступор, когда девушка запустила подрагивающую руку под полу кителя.

— Не это ищешь? — Поинтересовался я, демонстрируя изящный магический кинжал, выскользнувший у меня из рукава, лёгший в ладонь.

Перекинув его в руке, приблуда полетела в сторону двери, втыкаясь в неё, а я продолжил смотреть на полосу загрузки видео со своим и Лисицыной участием.

— Стаc, я…

— Да, Жанна, «ты не хотела и была вынуждена так поступить». — Закончил я фразу за девушку, показав, что её старания бесполезны. — Не нужно оправдываться, дарование рода Лисицыных. В столь раннем возрасте овладеть мозголомной техникой, это поистине впечатляет. Ты не только красива Жанна, но и талантлива. Восхищаюсь тобой, серьёзно….

— Не буду ходить вокруг да около. — Восстанавливая самообладание заявила княжна, глядя на меня с такой жгучей ненавистью, которая могла бы соперничать со жгучестью поцелуем этой благородной особы. — Что ты намерен делать?


— А тут и думать не надо. Есть два варианта. Ты девушка умная, мне не нужно рассказывать тебе, как в Российской империи обстоят дела с магическими техниками воздействующими на разум.

— Я в курсе. — Процедила сквозь зубы Лисицына, пока я настраивал автоотправку письма. — Повторяю… Чего ты хочешь?

— Пока, я хочу, чтобы ты призаткнулась, не видишь, занят. — Жёстко ответив, мои пальцы уже набирали время отправки письма. — Умница…. Всё, закончил. Будешь делать всё, что я тебе скажу, «любимая». Это будет наш с тобой маленький секрет, иначе видео отправляется прямиком в Императорскую канцелярию. Уверяю, что не пройдёт и тройки часов, как в родовом поместье Лисицыных будет не протолкнуться от лейб-гвардейцев Императора. Морозов, кстати, тоже получит копию письма. Думаю он будет не очень рад тому, что в его лицее появилась молодая княжна, с запрещёнными магическими техниками пятого класса опасности, которая швыряется ими направо и налево. Ещё и покушение на жизнь наследника рода. По головке за это так же не погладят.

— Ты собираешься меня шантажировать? — Сверкая глазами посмотрела на меня Жанна, тряхнув гривой рыжих волос. — Как же ты низок, Мышкин. От кого, от кого, а от тебя такого, признаться не ожидала. Скотина….

— Давай отставим в сторону вопрос справедливости и марали. — Устало произнеся это, я приблизился к Жанне, холодно глядя в её злые глаза. — Расценивай это, будто теперь я использую на тебе технику подчинения разума.

— Стаc, прости. Обещаю больше не использовать на тебе «Поцелуй любовника», удали видео. Прошу тебя. Это будет конец для моего рода и для меня.

— Можешь использовать, мне не принципиально. — Пожав плечами, я приблизился ещё ближе, почти вплотную к Жанне, которая сделав пол шага назад от меня упёрлась в стол. — Я всё ещё жду твоего ответа Жаннет. Что ты выбираешь?

— А у меня есть выбор? — Прошипела девушка, подобно змее, сквозь стиснутые зубы.

— Я не это хотел услышать, Жанна. Не испытывай моего терпения. — Жёстко произнеся это, мне хотелось дать понять, что какой либо компромисс отсутствует изначально.

— Стаc, я сделаю всё о чём ты попросишь. — Выделяя каждое слово нехотя, со злобой в голосе сказала Жанна, исподлобья глядя с вызовом мне в глаза. — Доволен?

— Очень, Жанна….

Произнеся это, я нежно провёл рукой по щеке девушки, и наклонившись поцеловал Лисицыну, которая тут же активировала вновь свою технику, расходуя остатки эфира, что у неё остались.

— Жаннет, ещё не поняла, что это бесполезно? — Спокойным ласковым голосом сказав это, большим пальцем, провёл по щеке княжны, не отрывая руки.

— Я должна была попробовать. — Недовольно произнесла рыжая милашка, злоба в глазах которой начала граничить со стыдом. — Почему на тебя не действует? Эта техника способна заставить плясать под мою дудку даже практика, хоть и не долго.

— Это не имеет значения Жанна. — Даже не помыслил я об ответе, решая перейти к следующему «номеру» запланированной программы. — Теперь… расстегни блузку.

— Ты это серьёзно? — Опешила Лисицына, широко открыв глаза от удивления.

— Вполне, Жанна. — Будничным тоном произнеся это, мои плечи дёрнулись в жесте непонимания. — Я хочу увидеть твою грудь. Что здесь такого?

— Я… Я на это не соглашалась! — Повысила голос княгиня, а на её щеках появился едва заметный румянец.

— Жанна, милая, твоё согласие меня не интересует. — Ласково промурлыкал я, погладив девушку по щеке. — Сейчас важно то, чего хочется конкретно мне. Твоим миньоном мне уж точно быть не хотелось.

Несколько секунд, сверля меня ненавидящим взглядом, видимо желая моей смерти, Лисицына пыталась определить всё ли в порядке у меня с головой. Поняв, что это действительно так, а моя просьба вполне серьёзно, девушка взвесив все «за» и «против», громко и часто сопя от злобы отрывистыми движениями расстегнула пуговицы белой блузки, две из которых и так уже были расстёгнуты.

— Доволен? — С вызовом повысила она голос, распахнув блузку, пот которой был белый лиф, отворачиваясь, тем самым выказывая свою брезгливость.

— Ещё нет. Тут лишняя запчасть….

— Да подавись, извращенец…. — Прыснула сквозь зубы Жанна, одним движением расстегнув застёжку между чашечками, который тут же разошлись в стороны, обнажая грудь.

Шумно сопя, залившись краской, девушка отвернула лицо в сторону, зажмурив глаза, подтверждая мои мысли, кто на самом деле скрывается за маской рыжей, беспринципной, расчётливой стервы, источающей флюиды сексуальности.

— Жанна, это просто кощунственно, — Мой голос был абсолютно серьёзен, что не смотря на злобу и стыд, Жанна всё же краем глаза посмотрела на меня. — Даже зависть берёт, что кроме истеричного «папкиного сынка», эту красоту никто не видел. Она сногсшибательна, Жаннет. Тебе есть чем гордиться. Высокая, идеальная форма, а эти аккуратные розовые соски просто нечто…

— Нет! Не смей! — Вскрикнула Жанна, после чего всхлипнула, когда я потянулся, чтобы потрогать эти две аппетитных наливных дыньки. — Я… Я сейчас от стыда сгорю. Довольно! Хватит! Прекрати меня смущать!

— Жанна, милая, — Ласково произнёс я, без намёка на издёвку с моей стороны. — Согласись, что это небольшая цена… Тебе напомнить, что меньше десяти минут назад ты хотела меня убить….

— … Я раскаиваюсь за это. Прекрати, прошу тебя, — Лисицына всхлипнула, шмыгнув носом.

— Не переживай, Жаннет. Скоро всё закончится. — с теплотой в голосе уверив девушку, я смахнул слезинку повисшую на подбородке Лисицыной.

Подняв глаза, подозревая, что сейчас в моих словах нет и доли правды, Жанна взглянув на меня, немного опешила. Девушка ожидала увидеть всё что угодно, злорадство, ехидство, упоение чужими страданиями, но только не то, что там было сейчас.

— Не понимаю… Ты должен сейчас торжествовать, праздновать свою победу, скалиться и… Ненавидеть меня… — Как-то кротко и растерянно тихим голосом начала Жанна. — Я ведь убить тебя хотела. Ликуй, Мышкин! Чего молчишь?! И не смотри на меня так! Я себя дерьмом чувствую!

— Как, «так»? — переспросил я, продолжая смотреть на Жанну не отводя взгляда.

— Я убить тебя хотела! Понимаешь?

— Тихо Жаннет, не кричи. Не хочу, чтобы кто-то нам помешал.


— Мышкин! Ты смотришь на меня с восхищением и нежностью! Я! Тебя! Убить! Хотела! Ты понимаешь?!

— Просто, Стаc. — Перебил я княжну, чувствуя, что мне становится плохо. — Ещё раз… «Не кричи, бестолочь».

Мне действительно приходили гайки. Если бы только веретено могло издавать звук, то сейчас здесь бы стоял свист реактивного двигателя. Притянув образ, я сразу понял причину. Веретено разогналось на столько, что его скорость превысила проходимость резервуара. Резервуар не препятствует проникновению оргона, но он создаётся для того, чтобы задержать его в духовном теле. Сейчас наполнение было на столько мощным, что энергия жизни начала давить на резервуар, начав растягивать плетение. В моём мире веретено вращалось с постоянной скоростью, но здесь.

— Стаc… Хватит на меня так смотреть… и можно я оденусь. Мне и правда неловко…. Вкрадчивый голос Жанны вывел меня из лёгкого ступора, сопровождающегося небольшим помутнением сознания.

— Тогда, повернись спиной.

— Стаc, ты ведь….

— Я был с тобой груб или сделал больно?

— Нет, но ты…

— Повернись.

В моём голосе не было просьбы или приказа, но это подействовало. Жанна ещё раз сверкнув глазами, медленно повернулась, затаив дыхание, от этого, на мгновение, мне показалось, что я даже услышал биение её сердца, которое выпрыгивало из груди. Очень красивой груди….

Прижавшись к девушке, обняв её, я поцеловал Жанну в шею, руками двигаясь от низа живота по гладкой, нежной коже вверх. Когда мои руки были возле её груди, милашка сжалась, будто пружина, готовая вот-вот выстрелить.

— Не надо, пожалуйста…

— Жаннет, не мешай наслаждаться, и так «сбавил сложность» попросив тебя повернуться, чтобы ты не стеснялась. — В этот момент, девушка дёрнулась всем телом, когда мои руки легли ей на грудь.

— Стаc, прекрати, ну пожалуйста, я не люблю тебя.

— Жанна, — Почти шёпотом произнесли мои губы у самого уха княжны, опаляя кожу жаром дыхания, и рвущимся изнутри органом. — Ты, и не должна меня любить. Мне этого не нужно.

После этих слов, мои руки плавно и нежно начали массировать грудь рыжей милашки, которая начала вздрагивать при каждом движении.

— Ты здесь очень чувствительная, — Констатировал я, продвигая ладони вверх, специально проведя более медленно пальцами по соскам.

— Замолчи, Мышкин….

— И вот здесь, — Проскользнув по гладкой коже, вниз до бедра, пальцем правой, пройдя между вздымающихся от очищенного дыхания грудей, рука начала опускаться вниз до плоского живота Жанны, которая выгнувшись, еле удержала стон.

— Ты… Упираешься в меня. Прекр-р-ти….

Прикоснувшись губами к нежной коже шеи, от чего Жанна вновь дёрнулась всем телом, застонав, моя рука продолжила движение, скользнув ей под юбку, добираясь до промежности. Пальцы заиграли по треугольнику гладкой и в то же время влажной ткани, а свободная рука проследовала к упругой груди. Девушка запрокинула голову назад, положив мне её на плечо, тяжело дыша.

— Стаc, не надо… Я сейчас… — Жанна не успела договорить, вновь дёрнувшись, прижимаясь ко мне всем телом.

Не смотря на то, что девушка опёрлась руками на стол, она продолжила опускаться вниз, на ослабевших ногах, поддавшись истоме. Стоило мне прикоснуться губами к её шее, как Жанна вновь дёрнулась, тихо застонав.

— Хватит, прошу… Ноги… — Часто дыша прошептала княжна, как бы невзначай сильнее чем нужно прижавшись ко мне бёдрами. — Я не чувствовала такого….

Решительно, но не груба я повернул Жанну к себе, и приподняв за подбородок её раскрасневшееся личико нежно поцеловал в губы.

— Это называется оргазм, Жаннет. — Ласково сказав это, мои руки опустились вниз. — На сегодня, всё. Как и обещал….

Погладив по спине девушку, я не торопясь отошёл к окну.

— Что значит «на сегодня»? — Возмущенно переспросила Лисицына после нескольких секунд паузы, прейдя в себя. — Я ведь сделала всё, что ты просил?

— Жанна, милая, неужели ты подумала, что это разовая акция? — Видя, как рассержено сдвигаются брови девушки, я поднял руку картинно покачав поднятым указательным пальцем. — Нет, нет, нет. Мы теперь частенько будем так встречаться. Сегодня была небольшая репетиция.

— Стаc, ты последняя скотина. — Выпалила Жанна спешно застёгивая белый лиф.

— А ты дрянная рыжая соблазнительная девчонка, которая хотела меня убить. — Вымучено усмехнулся я, страдая от головокружения и тошноты. — Мы друг друга стоим. И только не надо говорить, что тебе не понравилось….

— … Ненавижу тебя, Мышкин. — Краснея, сквозь сжатые губы процедила рыжая стерва, поправляя «перышки». — Ты принудил меня к этому.

— Верно, Жаннет, как и ты, когда пыталась влезть мне в голову. — Пожав плечами, я направился к двери. — Выйду первым, ты немного попозже. Вдруг в аудитории кто-то есть. Не хочу, чтобы о нас с тобой поползли слухи.

— Пфф! Какой правильный… — Зло фыркнула Лисицына, окончательно войдя в свой привычный образ стервы. — Боишься, что тебя увидят вместе со мной?

— Глупая ты, Жаннет. Мне только польстит, когда все начнут считать, что у меня роман с первой красоткой группы «А». Орлов опять же от злости шары крышкой пианинЫ себе прижмёт. Тебе же, что ты путаешься с князьком из опального рода, на пользу не пойдёт.

— Ты такой заботливый, Стаc. — Ядовито съязвила Лисицына, желая меня видимо спровоцировать. — Сама галантность.

— Рад, что ты оценила, Жаннет. — Спокойно парировал я, открывая дверь, после чего указал на кинжал, воткнутый в неё на уровне моей головы. — На следующее свидание не бери эту ковыряшку, а то я обижусь.

С этими словам я вышел из лаборантской не оглядываясь, прикрыв за собой дверь. Можно было позволить себе гораздо больше, но это пошло бы в разрез с моими принципами. Эта рыжая милашка, как бутылка хорошего виски, которым нужно наслаждаться, а не глушить залпом, как последний пьяница. Дело здесь даже не в её красоте, а в характере. Мне нравится такие женщины, гордые, строптивые, необузданные, темпераментные и даже где-то опасные. В таких, меня заводит даже сам процесс их приручения, не говоря о возможности близости. Не сразу, но постепенно, я обязательно приручу Жанну, сделав её короткой и послушной, ну и своей, разумеется.

Коридоры были пустыми, не заметив как, подгоняемый бушующим внутри органом, я оказался на стоянке в своей машине. Не смотря на отсутствие прямого полового контакта, сила жизни бурлила во мне сильней, чем после встречи с незнакомой в кладовке.

Всю дорогу до родового гнёздышка Мышкиных, развалившись на заднем сиденье, я наблюдал за непроизвольным расширением своего резервуара. На подъезде к поместью, когда мы съехали с трассы на грунтовку вдоль полесья, мне пришлось отпустить водителя с охранником. Свою странную просьбу, я объяснил тем, что хочу прогуляться до поместья пешком. Конечно же это было враньём, желания бить ноги у меня не было. Причинной был резервуар, расширение которого остановилось, не смотря на то, что веретено не сбавило своего темпа даже по пришествии получаса.

Оказавшись в окружении желтеющих клёнов, я обошёл всё в радиусе двадцати метров. Скверхов-партизан мне не встретилось, что уже само собой немного поднимало настроение. Облюбовав место под молодым клёном, поморщившись, я сломал ветку чуть толще большого пальца. Использовав лезвие в кольце, сделал несколько насечек, отломал двадцатисантиметровую палку. Она мне точно лишней не будет. Всё содержимое карманов, свою игрушку, одежду я благоразумно скинул, оставшись в одном исподнем. Пусть лучше за извращенца примут, чем добро своё попорчу. Уже проходил через это, научен. Всё в лохмотья будет, и плевать на слой арамидного волокна.

— А что? Звучит! «Его величество Князь-Извращенец» — исторически хихикнув, у повертелся из стороны в сторону, болтая «Дружком» — Как же неохота вот этого вот всего, ска! Нельзя как в играх… «Вы получили уровень» и всё….

Понимая, что чем больше я буду препираться сам с собой, тем будет ещё тяжелее, закусил зубами приготовленную заранее деревяшку, переходя на духовное зрение. Обратившись к веретену, которое послушно откликнулось на мою волю, потянул из него нить. Из-за огромной скорости мне не удалось почувствовать даже малейшего сопротивления. Конец нити начал извиваться, связываясь не в символ, а совершенно обычную самозатягиваюшуюся петлю.

— «Теперь, не сдохни Айзек, иначе никаких девичьих прелестей, тортиков и пирожков феи кухни Анжелы тебе не видать».

Дав себе установку, я накинул петлю на тело веретена, тут же затянув её и посильнее сжав зубы. Подхватив нить, тянущуюся из вершины, веретено начало наматывать её на своё тело, увеличиваясь с каждой секундой в размере. Из-за быстрого вращения, вскоре оно начало давить на стенки резервуара.

Сказать, что было больно, значит не сказать ничего. От судорог тело выгнуло дугой, а зубы ещё глубже вошли в дерево импровизированного кляпа, но процесс трансформации уже шёл полным ходом, и его нельзя было остановить. Клубок силы внутри меня продолжал увеличиваться, раздвигая стенки резервуара, который начал деформироваться, когда упёрся в границы моего духовного тела. Я уже не чувствовал боли. Всё что я мог, это наблюдать духовным зрением, как границы резервуара, становятся границами духовного тела, образуя единое целое, пока моё физическое тело каталось по земле в корчах агонии, мыча, пуская слюну закатив глаза. Сопряжения меридиан и моста были давно порваны, а я отсчитывал секунды до того мгновения, когда в моём теле истает последняя частица оргона, чтобы прервалась нить.

— «Всё» — промелькнуло где-то на подкорке разума, когда мой образ показал ноль, и я отключился.

Не знаю, сколько мне пришлось проваляться, и когда сознание вернулось ко мне, но первая моя мысль была о зайцах-людоедах, которые могут отгрызть «Дружка», пользуясь моей беспомощностью, пока я тут валяюсь.

— «А вдруг змея куда-нибудь заползёт?» — мелькнула в голове тревожная мысль.

С ужасом открыв глаза, я поспешно принялся ощупывать свой зад. Стало понятно, что зря беспокоился. Змеи нет. «Дружок» тоже оказался на месте, целый и невредимый.

— Чего только в голову не взбредёт… Скверхова бабушка!

Сейчас распластавшись «звёздочкой» я лежал в идеально ровном кругу радиусом около пяти метров, образованном сорванным верхнем слоем почвы. Молодые деревца вокруг были срезаны, и прижаты к земле от эпицентра бушующей силы, которым недавно был я.

— «Всё закончилось» — мелькнула в голове ещё одна мысль, более здравая, чем про зайцев-людоедов.

Образ подтвердил мои соображения. Резервуар принял форму моего духовного тела, став будто второй кожей. Резерв расширился в два раза, появилась возможность нанести на некоторые элементы облачения дополнительный каон. Это мелочи по сравнению с возросшим качество оргона и крылом веретена. В среднем, прирост скорости естественного восстановления и плетения, теперь возрастёт почти на треть.



Есть ещё несколько приятных мелочей о которых не стоит забывать. Изначально, оргон не воздействует на физическое тело, лишь через предметы облачения, мосты и меридианы. На самом деле это не совсем так. Воздействие слишком незначительно, чтобы принимать его во внимание. Только с ростом плотности оргона, это «незначительное» воздействие тоже растёт. К примеру, вряд ли теперь мне страшна простуда и остальные слабые инфекционные заболевания. Пустячок, а приятно….

Эффективность предметов облачения так же возрастает от того, какого качества оргон их питает. Расширился спектр плетений, которые теперь можно использовать без потери эффективности. И как вишенка на торте — мне можно нанести один каон на своё духовное тело. Разумеется, что это будет «Жажда жизни». Плетение позволяющее целенаправленно поглощать оргон в местах его скопления или узловых точках.

Смакуя в мыслях открывающиеся перспективы, не обращая внимания на то, что земля была холодной я откинулся назад, а на моём лице играла довольная улыбка. Достиг первого крыла, заполучил минимальный набор начальных предметов облачения, с неправильно работающим веретеном, частично раскидался с насущными проблемами, и умудрился не только остаться «при своём», но и немного поиметь. Не сомневаюсь, что сегодня на заседании совета князей мы получим почти халявное помещение под магазин, который в дальнейшем я использую для своей, вполне законной, аферы.

— «Жить хорошо… Особенно здесь» — Почему-то сейчас, мне вспомнился княжич. — А ведь за всё это, я должен благодарить Стаса, чьим тело мне выпал шанс «пилотировать», а его хозяин пополнил поток атминтиса. «Спасибо тебе, княжич. Ты умер в привычном понимании, но благодаря тебе, у меня теперь есть второй шанс и обещаю, что я его не профукаю….»



В то же время….

Фагрис. Третий ярус сортировочной площадки планеты Эстель.

— Корг, Турик! За мной, живо! — В шалаш выстроенный из деформированных листов железа и гнутых сэндвичей, наспех склёпанных заклёпочным пистолетом, влетел начальник свободной бригады мусорщиков. — Возьмите оружие и инструмент.

— Опять каннибалы шалят, Зак? — Пробасил рослый Корг, поглаживая поцарапанный имплант кибернизированной правой руки.

— А чО, вы с Калачом не смогли сами отмахаться? — Сквозь нос, прогнусил Турик, не спеша подниматься из-за стола.

— Калач, того… в лоскуты, придурок.

— Ну и жнец с ним, на одно рыло в делёжке меньше.

— Идём, пока тот калека никуда не уполз.

— Калека? — Переспросил Корг, хмурясь, взяв из угла шалаша свой секач, другой рукой поправляя лёгкий болтер на поясе.

— Да, придурки! Живо! У него могут быть инпланты, а если живым возьмём, то Алгору сдадим. Кредитов выручим! Ну!? Скверхи полосатые!

— Не путался бы ты со скверхами, Зак. — Со знанием дела заявил Турик. демонстративно медленно поднимаясь из-за стола. — Пока сам к ним на мессу не угодил. Все ублюдки они.

— Они хорошо платят, олух. Живее! Кредиты поровну!

— Так бы стразу и сказал. — Воодушевился Турик, руки которого на мгновение полыхнули огнём эфира.

— Живее! Живее! Вдруг уйдёт. Он здесь, недалеко, через две насыпи… Ну!

Прикинув самый худший расклад, работники свалки не стали задавать лишние вопросы, поспешив за своим начальником, по пути осуждая, как вообще в этом секторе мог оказаться человек, тем более калека, как уверял Зак. При том ещё живой, с одной левой ногой из конечностей.

Не став таиться, мусорщики слетели с вершины насыпи металлолома на гравитационных досках с реактивной тягой вниз, к подножию, где располагалась небольшая ровная площадка. Все члены бригады, одновременно будто по команде остановились резким разворотом не доехав десятка метров до развороченной мусорной капсулы для сжигания мусора.

— Ты же говорил, что он калека… — Пробасил Корг, не глядя на товарищей, наблюдая за творящимся действом.

— Ну да, у него из конечностей, только одна нога была… — Как то неуверенно проскрипел Зак, понизив голос. Что он творит?

— А мне по чём знать? — Прогнусил возмущенно Турик.

— Ты же у нас маг!

— И чО? Я подобной херни никогда не видел. — Огрызнулся маг, и ещё раз взглянув на творящееся действо, крикнул. — Э! Паря! Ты чего с Калачом творишь?!

Только сейчас, почти голый мужчина с обезображенным телом и лицом повернулся к мусорщикам. Посмотрев на них одним, заплывшим кровью глазом, он указал культёй с отсутствующей кистью на голову, в место где должно быть ухо, а потом на свой рот, где не было ни щёк ни языка.

— Ну и рожа, — Сплюнул Турик, повернувшись к Заку, который сейчас находился под впечатлением. — Он же зомбЯ!

— Их не бывает, идиот…

Отмахнулся Зак, наблюдая как невидимый вихрь срывает кожу с кусками плоти с тела Калача, превращая в зелёную дымку, закручивающаяся воронка которого уходила в грудь живого трупа, лохмотья кожи на лице которого зашевелились. Омертвевшие части плоти и кожи начали опадать, а в зияющих прорехах щёк протянулись нити мышц, будто черви. Не выдержав этого зрелища, Корг вскинул одной болтер, произведя пару выстрелов в то, что можно было с натяжкой назвать человеком. Два заряженных сгустка, шипя рассыпались, врезавшись в невидимую стену перед трупом, опадая искрами вниз.

— О-т-ой-дём… — Тихо прошипел Зак, увлекая своих подчинённых за собой, морщась о того, что новая плоть возникающая из неоткуда начала обтягивать щёки.

— Давай я по нему….

— Не нужно Турик, пока наблюдаем. — Дёрнул Зак за руку своего подчинённого.

Не прошло и минуты, как лицо трупа приняло вполне человеческий вид. Из новой кожи, образовавшейся недавно, почти голом черепе, начали быстро расти волосы.

— Т…к… Л. учше. — По буквам произнёс парень лет 27–30, поворачиваясь всем телом к бригаде мусорщиков. — Не… на. пдайте.

Помахав культёй, вновь указав на рот, парень взглянул уже двумя серо-зелёными глазами на тело, после чего невидимый вихрь, срывающий плоть с трупа ускорился.

— Говорю, «не нападайте» и останетесь живы. — Повернувшись вновь, парень как мог, поправил культёй упавшие на лицо волосы. — Вы должно быть мусорщики?

— Верно, труп. — Настороженно произнёс Зак, дав знак своим подчинённым, чтобы приготовились. — И это наш сектор свалки. Всё что здесь, принадлежит нам, а значит и ты пойдёшь с нами.

— Вот как… Значит всё верно, воспоминания не подводят… — Задумчиво тихо произнёс парень, посмотрев на руку, где уже начала восстанавливаться костная ткань. — Значит это Фагрис.

— Без глупостей, и останешься жив.

— Господа, то же самое я могу сказать и вам. — Небрежно бросил парень, речь которого с каждым словом становилась более уверенной. — Видите, что произошло с вашим другом? Кстати, у вас еда есть? На натуральную не рассчитываю… Может пайки, или синтетические смеси?

От такой наглости, мусорщики опешили, а у Зака даже приоткрылся рот. В свои сорок один ему пришлось много повидать, но вот подобное было впервые.

— Труп! Ты от стимов одурел?

— Сударь, не «за бесплатно» прошу. — Поспешил пояснить парень.

— «Сударь»? Это ты меня сейчас мудаком что ли назвал? — Начал злиться Зак.

— Да, что я на вас время трачу… — Скорбно закатил глаза парень, пошевелив отросшими пальцами руки, прислонив ладонь к лицу, качая головой. — Попробуем по другому, как тут принято. Я сохраню вам жизни, взамен на еду. Мне восстановится нужно… Хотя, кого я обманываю? Вы маргиналы и подонки, мусор, как и всё здесь вокруг. С вами бесполезно говорить, а значит и выбора у меня нет. Вынужден вас убить, как и вашего друга, который на меня напал.

— Ребята, давайте…

Строенный чавкающий глухой звук сопровождаемый треском ломающихся костей огласил площадку. Все трое мусорщиков упали ниц с вывороченными наружу рёбрами торчащими из разорванной груди. Парень поморщившись согнулся, в рвотном позыве, но его желудок был пуст.

— А этот Айзек был ещё тем затейником… — Парень выпрямился в полный рост, делая глубокие вдохи. — Что ж… «Из князей в грязи, Стаc? Придётся осваиваться в этой дыре…».




Конец первой книги




Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24