КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 474733 томов
Объем библиотеки - 700 Гб.
Всего авторов - 221145
Пользователей - 102842

Последние комментарии


Впечатления

a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +3 ( 4 за, 1 против).
Serg55 про Генералов: Пиратский остров (СИ) (Фэнтези: прочее)

надеюсь на продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
max_try про Кронос: Лэрн. На улицах (Фэнтези: прочее)

феерическая блевотина

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Ордынец про Новицкий: Научный маг (Боевая фантастика)

детский сад младщая группа. с трудом осилил десяток страниц

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Генералов: Адъютант (Фэнтези: прочее)

начало как-то не внятное, потом довольно интересно.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Stribog73 про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Качество djvu плохое из-за отвратительного качества исходника. Сделал все, что мог.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Истинная для некроманта [Алла Биглова] (fb2)

Истинная для некроманта Алла Биглова, Альма Либрем

Глава первая

Будто подтверждая мои предположения о том, что сегодня что-то обязательно пойдет не так, сзади раздался странный треск. Мантия, до сих пор пусть нетвердо, но державшаяся  на плечах, поползла вниз, и ткань нагло впилась мне в горло, не давая дышать. Я схватилась за материю, надеясь вернуть её на место, оглянулась… И с ужасом обнаружила, что посреди моей мантии стоял какой-то незнакомый мне парень.

Нет, он не наступил её и случайно надорвал край, отнюдь! Он оказался ровно в её центре, и теперь был окружен полами моей мантии. И я не знала иного способа попадания в центр куска ткани, ещё и такого неудачного, кроме телепортации.

Этого только не хватало!

– Прошу прощения, – белозубо улыбнулся незнакомец, не совершая ни единой попытки выбраться из плена ткани. – Промахнулся. Вы слишком быстро ходите, юная леди.

Его синие глаза коварно вспыхнули и тут же сменили свой оттенок на мягкий медовый. Интерес, промелькнувший во взгляде, заставил меня насторожиться, но парень, кажется, был свято уверен в том, что его улыбка способна обезоружить кого угодно. С таким видом он мог ещё на ректора академии приземлиться и радоваться тому, что не свернул ему шею!

– Это как понимать? – холодно поинтересовалась я. – Использование телепортации на территории академии строго запрещено!..

…Потому что можно ненароком телепортироваться на место, где стоит другой студент, и тогда по коридорам будет бегать нечто четвероногое и четырехрукое. Однажды это уже случилось, и разъединить двух несчастных так и не удалось. С тех пор в академии телепортация была не просто под запретом, а ещё и под магической блокировкой. И каждый год находились новые желающие попытаться эту самую блокировку обойти! Они таким образом демонстрировали свое колдовское мастерство, нисколечко не задумываясь о том, каковы будут последствия, если вдруг что-то пойдет не по плану.

И вот, в мою мантию только что влетел один из таких “мастеров телепортации”. Только вот он, кажется, первый, кому в самом деле удалось обойти блокировку, наложенную на мгновенное перемещение!

– Какая рьяная любительница правил… – ухмыльнулся парень. – Надо же, а я ожидал, что меня встретят аплодисментами. Первый в истории академии студент, который телепортировался, миновав все блоки…

– И погиб на месте преступления, – зло отозвалась я. – Потому что рьяная Рьяна вместо вызвать ректора решила самостоятельно разобраться с нарушителем! Ну-ка, вылезай из моей мантии!

– Какая ты строгая, рьяная Рьяна, – кажется, ничто не могло стереть довольную улыбку с лица этого парня. – А меня зовут Эйдар.

– Эй, Дар, повторяю для особо одаренных, – холодно проронила я, – немедленно вылезай с моей мантии, и я вызову ректора. Телепортация на территории академии запрещена, а бытовое хамство никого не красит. И я не хочу опоздать на лекцию из-за того, что кто-то…

Договорить я не успела. Эйдар, судя по всему, не впечатлился моей тирадой, но и поспорить тоже не смог – потому что и мой, и его голос заглушила невероятно громкая трель звонка, обозначавшего начало урока.

А это означало, что я таки опоздала, причем из-за этого хама, который, подумать только, даже и не думал покидать мою мантию!

– Для того, – протянул он, – чтобы я всё-таки выбрался из этой дыры, тебе придется снять мантию. И, очевидно, нарушить как минимум одно правило этой академии, рьяная Рьяна. Так что там насчет ректора? Мне позвать его, когда ты всё-таки разденешься, или сразу? Чтобы он понаблюдал и за процессом?

И засмеялся.

Зря! Потому что если этот гад полагает, что я покраснела, застеснявшись, он ошибается – просто мне сейчас очень хочется его убить!

Глава вторая

Кое-как нам удалось высвободиться из моей мантии. Накинула кусок порванной ткани (не приходить же без верхней одежды!) и заспешила в сторону лекционного зала.

Вот только Эйдар ни на шаг от меня не отставал.

– Эй! И что ты следуешь за мной попятам? Если так хочешь поскорее получить наказание, не переживай, я обязательно доложу о тебе ректору! – буркнула себе под нос, про себя вспоминая всевозможные проклятия.

Главное же не сильно ему навредить?!

– Ой, тебя скоро сюрприз ждёт, рьяная Рьяна, – хмыкнул он, а я покачала головой.

Жаль, что он не знал, что перед ним лучшая студентка академии, выпускница и надежда всего мира. Не стоит переходить мне дорогу! Не стоит называть меня так, как мне не нравится. Я ведь и проклясть могу. Мне не впервой проучить самозванца.

Может, наслать на него чары молчания? Подумает над своим поведением!


Вдвойне неприятным сюрпризом было то, что гад зашёл следом за мной в аудиторию. Закатила глаза, пытаясь скрыть злость и разочарование.

– Извините, профессор, опоздала, я… – начала, было, я, но Эйдар меня прервал:

– Профессор, извините, заблудился. Вам, наверное, говорили о новичке в этом семестре? Если бы не Рьяна, то я бы и вовсе пропустил вашу лекцию. Такого не повторится, – его глаза вмиг стали золотистого цвета.

Вздрогнула, замерев. Гад выгораживал меня? Да ещё так красиво врал, льстил взрослому мужчине, что мне даже сказать, добавить было нечего… Интересно, я одна заметила в его глазах игривые огоньки.

– Рьяна, не оправдывайтесь, всё в порядке. Я ценю вашу заботу о ровесниках. Все бы учились на вашем примере. Присаживайтесь.

Кивнула, приняв похвальбу. Не стала разубеждать преподавателя в искусной лжи новичка. Просто села на одну из свободных передних парт.

– Да-да. У нас на последнем курсе новичок. Его зовут Эйдар… он перевёлся к нам из Общемагической Академии, как лучший студент по обмену. Любить и жаловать не прошу – сами разберетесь, – усмехнулся мужчина.

– Шалопай, – тихо прошептала, когда Эйдар сел неподалёку от меня, облизнув нижнюю губу. Он услышал мой едкий комментарий, но промолчал, лишь усмехнувшись.

– Не буду спрашивать, как вы провели лето. Наставительные речи, которые вы сегодня и на этой неделе наслушаетесь от других преподавателей, пожалуй, тоже упущу. Вместо этого предлагаю вам ответить на парочку вопросов, чтобы расшевелить ваши умы, которые, бедные, наверное так устали от летнего отдыха! – его игривый взгляд окинул аудиторию, а я приготовилась поднимать руку.

Я знала ответ на каждый вопрос.

– В каком году волшебники перестали скрываться от немагов и открылись остальному миру?

Несколько рук взметнулись ввысь, но рука Эйдара была чуть быстрее меня.

– Эйдар?

– В 1789 году. Магическому сообществу надоело вести затворнический образ жизни и считать себя ниже немагов, – совершенно спокойно ответил парень, а затем, заметив мой взгляд, подмигнул мне.

Позёр!

– К чему это всё привело?

Две руки взметнулись ввысь, и вновь рука Эйдара была быстрее. Да, что ж это такое-то, а?!

– К магической и жестокой войне в 1802. Немаги посчитали нас демонами, которых нужно было истребить. Инквизиция, как никогда бесновалась, считая нас исчадиями ада.

Я бы ответила не так! Почему так… грубо?!

– Верно. В каком году было заключено перемирие?

И снова Эйдар был быстрее.

– Ох, простите, я что-то разогнался. Может, лучше Рьяне ответить на этот вопрос? – Эйдар начал строить из себя джентельмена.

Так. Точно. Чары молчания. Несколько часов. Всё, что угодно, лишь бы не слышать его отвратительно голоса!

– Рьяне полезно иногда не быть лучшей студенткой. И нужно шустрее поднимать руку.

– Первое соглашение о перемирии было заключено в 1826-м году. С тех пор было внесено множество поправок, но одно остаётся неизменным: волшебники и немаги пытаются научиться жить вместе.

– Верно.

Это был самый мучительный семинар в моей жизни. Мне удалось ответить на меньшее количество вопросов, чем обычно. В конце занятия я чувствовала себя бесполезной и оплеванной. А Эйдар, похоже обзавёлся поклонницами, которые окружили его, начав щебетать.

Нет, что-то тут не чисто. Во-первых, он умудрился нарушить чары переноса. Во-вторых, слишком много знает. Точно пойду к ректору, расскажу ему всё, что заметила!

Глава третья

Несколько занятий мне пришлось ходить с дыркой в мантии на очень пикантном месте. К сожалению, ни заколдовать, ни зашить без специальных чар я не могла. Если бы я подправила её собственноручно, то ткань бы потеряла все магические свойства.

Злилась, потому что Эйдар весь день старательно утирал мне нос, показывая свои знания, выставляя свою эрудированность на показ. Он не давал мне ответить, стойко отнимая моё звание лучшей студентки.

Во время обеденного перерыва я поспешила к ректору, чтобы он знал, что натворил новичок. Если в Общемагической Академии такое позволялось, то в Академии имени Бруклии Аравэл было недопустимо. Лучшее учебное заведение страны, как никак, названная в честь самой Бруклии – той, кто заключал перемирие между волшебниками и немагами.

Кабинет Боркаса Гэри находился в главной башни академии, тремя этажами выше трапезной. Так что, я успевала, как сообщить о нарушителе, так и нормально пообедать.

Когда я ворвалась в его кабинет, ректор спокойно обедал, вальяжно попивая свой любимый травянистый чай.

– О, Рьяна, чем обязан вам в первый учебный день? – удивлённо улыбнулся он, протягивая печенья.

Я отказалась. Не хотела испортить себе аппетит и желала поскорее расправится с делом.

– Что ж, вижу, у вас что-то важное. Рассказывайте, присаживайтесь, – махнул он на стул напротив его стола.

– Нет, я тороплюсь, – коротко бросила я. – Хотела доложить о нарушении и вопиющем игнорировании правил, установленными академией, – отчеканила, тоном напомнив о серьёзности моих слов.

Мистер Гэри часто был расхлябан, весёл и забывался, что он главный в этом замке. Если честно, я бы нашла десяток преподавателей, которые подходили на эту роль лучше, чем Боркас. Но руководство академии считало иначе.

– Вот так. Что же произошло? – наигранно – испуганно, воскликнул он.

– На территории школы была произведена телепортация. Некто, новичок, Эйдар, кажется, перенёсся прямо в мою мантию, разорвав её в клочья и нарушив магический состав ткани, – всё также строго чеканила я.

Эйдар! Что за нелепое имя! Это что, я могу сокращать его как «Эй»?

– А! Да. Пару часов назад видел факт перенесения. Эйдар молодец, что нашёл такую нелепую брешь в нашей защите! Есть над чем поработать и исправить. Молодец, парень. Недаром лучший ученик Общемагической академии. Очень жаль, что изначально не поступил к нам, – он тяжело и расстроенно вздохнул.

Я стояла посреди кабинета, хлопала глазами, пытаясь осознать услышанное. Не верила ни ушам, ни происходящему.

Это, что, ректор только что похвалил нарушителя?!

– Но, сэр… – запнулась, а затем взяла себя в руки. – Этот гад… – опять запнулась, пытаясь отогнать эмоции и выражаться, как подобает лучшему выпускнику академии. – Возмутитель спокойствия не только нарушил брешь в вашей антителепартационной защите, он ещё и перенёсся аккурат в мою мантию! А если бы он промахнулся и телепортировался прямо в меня? Вы бы сейчас пытались разделить двух студентов! – моему возмущению не было предела. – А если бы он приземлился мне на голову, тем самым, раздавив или, что хуже, убив меня?

– Рьяна! – Боркас неожиданно стал серьёзным. Он резко поднял ладонь и строго посмотрел на меня. – Слишком много пугливого «если» в ваших словах. Право, ничего страшного не случилось, всё-таки первый день у новичка. Все живы, в защите найдена брешь, пострадала только мантия. Сдайте её, наша ткачиха всё поправит. И получите новую, – он чирканул что-то на листке и протянул его мне. – Вот. Так вам не зададут вопросов и выдадут нового. Хорошего учебного года, Рьяна!

Последняя фраза так и намекала, что мне следует покинуть его кабинет. Тяжело вздохнула и повиновалась.

Из всего этого следовало только одно: новичок не просто подставной, он ещё и блатной. Ну-ну. Ничего, я раскрою твой секрет, Эйдар.

Это война!

Глава четвертая

В трапезной у стола выпускного курса народа собралось раза в три больше, чем обычно. До пятого года обучения обычно доживали самые стойкие, потому что закончить нашу академию могут только самые достойные, а желающих было немало. Несмотря на серьезный отбор при поступлении, всё равно находятся те, кто потом не выдерживает процесс обучения.

Нонсенс – принимать на пятый курс студента из другой академии! Тем более, такого заносчивого, как этот…

Как этот гад, из-за которого, собственно говоря, у нашего стола в трапезной и стоит самая настоящая очередь из девиц от первого до четвертого курса. Настоящая стая, и все, как одна, смотрят на него и пускают слюни.

Красив и умен, талантлив, одарен – чем не повод заполучить такого кавалера? Фу, аж мерзко!

Я отогнала от себя мысли о том, что это в самом деле правда, Эйдара можно назвать более чем привлекательным молодым человеком. Его внешность и таланты не имеют никакого значения, потому что самое главное – это тот факт, что он абсолютно лишен любых следов совести и уважения!

А ещё – нарушитель!

– И что здесь за толпа? – осознав, что даже сесть будет некуда из-за этого девичьего собрания, возмутилась я. – Эй, тебе не кажется, что это слишком: энное нарушение за один день?

– И что я нарушил на сей раз? – изогнул брови Эйдар. – В этой академии новичкам запрещено есть первые сорок дней или до факта собственной смерти?

Я нахмурилась.

– О смерти не шутят, – холодно проронила, не сводя с него прожигающего взгляда. – И тебе, как и любому другому в нашей стране, должно быть это известно.

Есть только одни маги, готовые играть со смертью, и вряд ли можно найти среди них порядочного человека. Некроманты – зачастую обладатели сильного дара, которому можно найти полезное применение. Вот только нет такого студента, который хотел бы обнаружить в себе такие способности и примкнуть к рядам учащихся на этой специализации. Ведь это единственный дар, который не оставляет его обладателю права выбора.

И единственный, который нужно настолько сильно контролировать.

– А по поводу нарушения, – я всё же усмехнулась, – так за столом старшекурсников младшим курсам сидеть запрещено, и об этом знают в академии все. За исключением человека, который не удосужился сначала изучить правила, а потом уже что-либо делать. Телепортировать, например.

– Ты поспешишь доложить об этом руководству, рьяная Рьяна? – язвительно протянул Эйдар.

– Только после того, как прекращу весь этот беспредел и наконец-то смогу занять своё место за обеденным столом.

Парень пожал плечами.

– Пожалуйста, свободное место.

Я была уверена в том, что рядом с Эйдаром кто-то сидел, но лавка как будто расширилась, и теперь он похлопал ладонью по пустому месту рядом. Я переступила с ноги на ногу, нахмурилась и, едва не рыча от раздражения, села рядом с ним. Долго стоять, привлекая к себе лишнее внимание, отнюдь не хотелось, да и эта стая влюбившихся с первого взгляда в новенького девиц меня сильно раздражала.

– Приятного аппетита, – ухмыльнулся Эйдар.

– Желаешь, чтобы подавилась, Эй? – прошипела я.

– Зачем же? Есть более приятные методы научить одну рьяную девицу правильно произносить моё имя, – закатил глаза Эйдар. – Но если отличникам этой знаменитой академии так сложно запомнить моё невероятно витиеватое имя, то можешь называть меня просто Дар.

– Дар богов, снизошедший выше к нам, будь добр, разгони своих поклонниц, – скривилась я. – Избавь меня от необходимости опять взывать к помощи ректора.

– А разве предыдущая попытка была успешной? Или ты настолько упорна, как и рьяна, Рьяна?

– Ещё раз используешь относительно меня прилагательное «рьяная», и я прокляну тебя, – не удержавшись, пообещала я, – самым страшным изо всех разрешенных в рамках этой академии проклятий!

Судя по блеску в медово-золотистых глазах, парень моей угрозой не особенно-то и впечатлился.  

Что ж, он получит по заслугам!

Глава пятая

День не задался с самого начала, вернее с появления загадочного новенького с глазами – хамелеонами. Интересный, но не редкий дар, когда твоё настроение можно прочитать по цвету меняющихся глаз.

Если, конечно, знать значение оттёнка, ведь у каждого человека всё индивидуально.

После столовой пришлось отправиться менять мантию. Женщина очень удивлённо посмотрела на меня, потому что ещё ни разу за пять лет я не прибегала к подобной помощи. Всегда носила форму аккуратно и с достоинством, всё же я училась в лучшей академии страны, если даже не мира.

– Плохой день? – поинтересовалась сменщица, прочитав записку от ректора.

– Не то слово! – эмоционально согласилась я.

Пар сегодня больше не было, и я решила прогуляться по замку, надеясь, что никто больше не влетит в меня, или в мою теперь уже новую мантию.

Я развернулась на каблуках и засеменила в гостиную. Там меня как раз ждала книга по травам, был один интересный вопрос, который давно меня интересовал.

В Академию Бруклии Аравэл поступали волшебники, которые отучились свои законные девять лет в немагической школе по дополнительным вступительным экзаменам.

Я, как и другие, отсидела за партой с немагом, не особо понимая разницу в нас. Ещё в 1987 году один учёный генной биологии (она вроде так называлась у немагов) открыл ген волшебника, который у одних почему-то спал, а других вызывал настоящую магию. И именно поэтому у немагов мог родиться волшебник, а у колднунов родиться немаг. Мы не были разными, несмотря на Антимагические группировки. Ненавистники магии никуда не делись, и нам, юным волшебникам, нужно было хорошо подготовиться к жизни за пределами Академии.

В гостиной, как и всегда, было полно народу. Небольшая группа собралась возле камина, и я не стала разглядывать, кто там был во главе. Я лишь подошла к доске почёта, где высвечивалась первая двадцатка лучших студентов специализации, а также сумма всех баллов.

Меня ударило молнией, когда я увидела того, кто возглавлял список. Эйдар Баррнет был первым с красивой цифрой 210. И следующей была я, с несчастными 50-тью очками. Сжала кулаки от злости. Ему должны были дать штрафные за то, что он перенёсся, а не дать дополнительные за нахождение ошибки в защите.

И, вообще, какого Дьявола он забыл на моём факультете?

– Что, крошка, привыкла быть первой? – знакомый голос прошептал едкую фразу мне на ухо. – Привыкай быть второй.

Бросила на него прожигающий взгляд, желая испепелить. Ну, уж нет! Рьяна Ходжес так просто не сдаётся!

Глава шестая ...

Скачать полную версию книги