КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471180 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219758
Пользователей - 102129

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Ни слова о другом мире (fb2)

- Ни слова о другом мире [СИ] 1.56 Мб, 453с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Богдан Лисовецкий

Настройки текста:



Ни слова о другом мире

Глава 0. Пролог

Мне двадцать пять, и я неудачник.

Именно так, наверное, стоит начать эту историю. Самая заурядная личность в самом заурядном мире. Знаете, порой кажется, что все это злая шутка. Встаешь каждое чертово утро, идешь на нелюбимую работу, дабы провести там день в целях заработка на выживание, а потом бесцельно залипаешь в экран монитора.

И все бы хорошо, если бы не было литературы и фильмов. Вся эта тяга к фантастическим мирам и прочим вещам за гранью реальности. Никогда не хотелось верить в то, что мой мир — это единственное, что я буду лицезреть остаток своей жизни. Серая повседневность.

Ну кто не мечтал оказаться в параллельных вселенных, где существует магия, фантастические существа и другие расы, кто не мечтал обладать невероятными способностями и собственным интересным приключением? Пожалуй, только дурак. Но в действительности…

Все оказалось куда более паршиво, чем можно было предположить. И вот теперь, глядя в безупречно чистое небо и прикрывая рукой сочащуюся кровью дыру в груди, остатками затухающего сознания я проклинал тот день, когда начал мечтать.


Заурядность. Если бы у меня и была суперспособность, то она бы называлась именно так. Пройдя путь от беззаботного детства и постоянной учебы до представителя обычного рабочего класса, я не оброс полезными навыками или же интересными познаниями. У меня нет ничего, что я мог бы предложить обществу, да что там обществу, даже себе. С раннего детства разве что помогал отцу в строительстве дома, так что гвозди забивать умею, хотя это вроде навык, присущий каждому мужчине.

Проучившись шесть лет на юридическом, я уселся в офис и стал таким же черствым сухарем, как и девяносто процентов населения страны, однако, себя так и не нашел. Все, что у меня было, это бесчисленное множество книг, фильмов и богатая фантазия. Каждый раз, засыпая, я грезил себе прекрасные миры, в которые я так хотел бы попасть. Мечтал о восхитительных приключениях, где я обладаю уникальными навыками, будь то магия, фехтование или любая другая способность. Ну кто так не делал?

Но честно говоря, если бы я не получил тех самых способностей, то вряд ли бы из меня вышел толковый приключенец. Скорее всего, я бы как ленивый увалень, и, стоит добавить, вполне трусливый, отсиживался в первом попавшемся доме, давя на жалость его жителей.

Не помню ни одного момента, когда я мог бы передохнуть. Постоянная суета в моей жизни была, пожалуй, самым губительным фактором для моего здоровья, зато теперь у меня было время рассмотреть каждую звездочку на полотне небосклона. Время то было, а вот желания никакого. Острая боль возвращала меня в реальность, каждый раз, когда я готов был отправиться в небытие. Даже умереть спокойно не могу, или достойно. Хотя, о чем речь, какая может быть достойная смерть у человека, столь гнилого, как и мир, из которого он прибыл.


Я вспомнил свою любимую серию книг — «Ник» Анджея Ясинского. На любителя, конечно, но как раз таким любителем я и был. Очередные попаданцы, каких очень много в литературном пространстве, но было в этих книгах нечто, что притягивало. Тем не менее, клишированная всесильность героя и частое появление «Бога из машины» не обошло его стороной.

«Вот Ник точно смог бы выбраться из этой переделки», думалось мне. «Напряг бы свой искусственный интеллект, который так часто ему помогал, сделал бы пару магических плетений и вуаля!»


Выжить бы сейчас… О да, если бы я выжил, урок был бы явно усвоен, пожалуй, один из самых важных в моей жизни. Всегда надо иметь план, экспромт ничерта не спасает. Никогда!

Ох боже, вот бы мне еще хоть немного… Блять!

Боль продолжала пульсировать по всему телу, заставляя ноги вздрагивать в конвульсиях. Только сейчас до меня дошло, насколько страшно умирать. И страх перед небытием поглотил мое сознание. Тело становилось невероятно тяжелым, а воздух с каждым вздохом уплотнялся, пока и вовсе перестал поступать в пробитые легкие. Я закрыл глаза лишь на одно мгновение, на секунду…

И самая страшная надпись появилась в моем сознании:

[Ваше ОЗ опустилось до критической отметки]

[Вы мертвы].

Глава 1

Август был довольно холодным, как, впрочем, и все лето в этом году. Сидя в прихожей и начищая лакированные туфли, я в очередной раз думал о том, как я устал ходить на работу. Казалось бы, пора уже смириться, но я глупо ждал чуда и надеялся, что моя жизнь может измениться по простому щелчку, причем в лучшую сторону.

Путь до работы исчислялся примерно семью-восемью песнями в моем плейлисте. Этого, как правило, хватало, чтобы поубавить злобу и пессимизм в моем настроении и хоть немного настроить на нужный лад. Работа, кстати, не пыльная, получше всяких профессий типа грузчиков и продавцов-консультантов. Ходи себе по судам да взыскивай задолженности со всяких мракобесов. Главное знать алгоритм повествования. Так что мне кажется, даже ребенок с минимальным навыком запоминания справился бы. Однако, как бы противоречиво не звучало, даже в силу профессии, с людьми общаться я так и не научился.

Ветерок продувал мою тоненькую рубашку, заставляя поежиться. Впереди по тротуару работала целая банда газонокосильщиков: пять или шесть. Ускорив шаг, дабы не получить отскочившей травинкой в глаз, я проскользнул мимо них. «Что ж, еще два перехода». - явно опаздывая я ускорил шаг, попутно проверяя социальные сети.


Усевшись на рабочее место, первым делом проверил почту: дел на сегодня толком не было, поэтому я открыл очередную главу Ясинского и погрузился в чтение. Время текло достаточно быстро. Покажется весьма странным, что обычный рядовой работник имеет небольшой офис отдельно, но за этим кроется вполне стандартное объяснение. Пока руководитель юридического отдела был в отпуске я сидел на его месте.

Именно поэтому была возможность уделить время любимой книге, да и себе в принципе. Люблю, когда никто не заходит и не отвлекает. После обеда появилось несколько стандартных дел, по которым я на скорую руку накатал иски, после чего отправил их должникам. Стандартная процедура, доведенная до автоматизма. Так и прошел очередной рабочий день. Воткнув наушники, я вышел из здания и направился в сторону автобусной остановки. Очередные два перехода.

Залипнув в экран телефона, я отвечал на сообщение и не заметил, как перешел уже половину дороги на красный свет. Это была основная трасса, поэтому поток машин был немаленьким. Следующее, что я услышал, был протяжный гудок автомобиля, и спустя буквально секунду перед моим лицом возникла огромная фура. Это было последнее, что я увидел.


Как часто вы слышите байки про жизнь после смерти? Я постоянно. Взять хотя бы религии, все они твердят одно и то же. Веди себя хорошо мальчик, и будет тебе счастливая загробная жизнь. Твое эфемерное тело попадет в иной мир. Серьезно? Никогда не верил в это дерьмо. Вот то, что клетки мозга отмирают, и после этого ты будто засыпаешь — больше похоже на правду. А правда пугает! Да, именно страх движет всеми фантазиями на тему загробной жизни, а мы всего лишь блохи на полотне космоса.


Голова раскалывалась. Ощущение, будто приложили чем-то тяжелым и, судя по всему, не один раз. Яркий свет ударил мне в глаза, когда я их открыл. Лучше бы уж не открывал. Кряхтя, как восьмидесятилетний дед, я принял сидячее положение, пытаясь осмотреться, однако, черные пятна на моих глазах рассеивались слишком медленно, поэтому возможность осознать реальность пришла не скоро. Я сидел на мягкой траве, на какой-то опушке, вокруг меня стелились деревья и, судя по густоте, на долгие-долгие километры вперед. По правую руку находилось небольшое озеро. «Не помню, чтобы я ходил в поход или на пикник».

Детство, проведенное в деревне, все-таки подразумевало под собой небольшой массив знаний в моей голове относительно того, как определять свое местонахождение в лесу, вот только это никак не вяжется с моим топографическим кретинизмом. Поэтому я способен определить только, как глубоко я забрел в лес, на этом, пожалуй, и все.

Все еще ничерта не понимая, я пытался бороться с острой головной болью, но только двинувшись, понял, что ломит у меня все тело. На четвереньках я кое-как дополз до озера и омыл лицо, после немного попил. Весьма приятная на вкус водица, должен признать. В отражении на меня смотрел темноволосый парень с легкой небритостью и вселенской усталостью в болотно-зеленых глазах. Ничем не примечательная внешность, разве что до неприличия густые брови, да родинка на правой скуле, но в целом, видок из тех, что забываются сразу после того, как отвел взгляд.

Меня будто катком передавило. Почувствовав подступающую тошноту, с усилием я отвернулся от озера и меня тут же вырвало. О да, просто замечательно, теперь еще и голодным буду. Тут до меня дошло, что одет я в брюки и рубашку, а значит никакой это не поход, и едва ли прогулка по парку. Чтобы не сойти с ума от страха, я решил пока не выдвигать никаких гипотез. Додумаюсь еще до чего-нибудь…


С виду это был вполне обычный лес со всеми вытекающими: деревья, трава и все такое. Воздух, кстати, свежий, что очень приятно. Подождав, пока немного утихомирится боль, я встал, на плечи приятно надавил рюкзак. «Ага, значит все-таки не налегке». Открыв его, стало ясно, что я топал с работы, на это указывал ланчбокс с недоеденным бутербродом. «Что ж, не лучшее время отдыхать под березкой».

Я обошел пару деревьев в тщетных попытках определить сторону света, потом понял, что это ничего мне не даст. Достал телефон, вот только сети не было, а батарейка вот-вот закончится. «В каких это таких городских парках отсутствует сеть?» Но тут голову снова пронзила резкая боль, и вспышкой воспоминаний возникла фура и резкий гудок.

«Меня что, сбила машина? Но я же вот он, живой стою: ни переломов, ни ссадин». Пристально осмотрев себя, я задумался. Конечно, не бывает жизни после смерти, определенно не бывает. А что, если?..

Я прокрутил в голове идею о перемещении в другой мир и посмеялся над собственной тупостью. «И правда, пока лучше не выдвигать гипотез, судя по солнцу, сейчас утро… стоп, утро? Но должен быть вечер! Так, ладно, у меня есть день, чтобы выбраться из леса, у меня нет ни малейшего желания стать ужином для каких-нибудь волков».

Сжевав остаток бутерброда, который не доел на работе, я наугад выбрал направление, куда собирался пойти. А что еще оставалось? Ситуация вырисовывалась странная, можно даже сказать комично-ужасная.


Шел я в противоположную от восхода солнца сторону, все чаще оглядываясь по сторонам. В животе урчало, как-никак прошло уже около часа (по внутренним ощущениям). Связи по-прежнему не было. С каждым шагом во мне нарастал страх и непонимание происходящего, но вот из раздумий меня вывел пронзительный женский крик. Признаться, это добавило еще больше страха. Я решил аккуратно разведать обстановку, а потом уже действовать по ситуации, а посему быстрыми рывками направился в сторону, откуда был слышен крик, который, к слову, повторился и звучал еще более громко, переходя на визг.

Некоторое время спустя я вышел на небольшой спуск, сердце не на шутку разошлось, и я уже испытывал не то, что страх, а какую-то панику. Внизу холма будто в выемке проходила дорога, хоть ее и сложно назвать таковой, скорее просто насыпь, по которой тянулась колея. На этой дороге стояла повозка с натянутой белой тканью сверху, около неё двое рослых мужчин домогались до девушки. Одеты они были весьма странно: какие-то кожаные коричневые кофты, на девушке так вообще сарафан, который давал ассоциации только с крестьянской одеждой какого-нибудь средневековья. Один мужчина, что пониже, со светло-русыми волосами, держал руки девушки, стоя сзади, а второй, широкоплечий и смуглый, почти под два метра ростом, пытался обхватить ее за талию.

Девушка, к слову, не отличалась какой-то красивой внешностью, а как по мне, вообще была страшненькой. Толстовата, нос картошкой, веснушчатые щеки. Поначалу я было подумал, что это какие-то ролевики, однако, очень уж яростно отбивалась девушка, крича, и, буквально захлебываясь в слезах.

«О господи, что делать то?», паника на тот момент одолела меня уже полностью, да так, что дрожь в руках стала невозможно ощутимой. Я толком то и не дрался никогда, а тут двое, и ведь я уверен, драки не избежать, если они меня увидят. Только отморозки будут пытаться изнасиловать девушку.


Непонятно, как я решился на такой идиотский поступок, и что вообще творилось в моей голове. Героем себя почувствовал? Персонажем книг? Спустившись с холма, я выпрямил спину и расправил плечи, дабы выглядеть хоть немного выше, и сделав голос пониже, произнес, — «Эй, у вас тут все в порядке?». Тупее фразы, к сожалению, не нашлось. Оба мужчины остановились с недоумением взглянув на меня, а в глазах девушки затеплился огонек надежды. Слово даю, я видел его. И черт бы побрал, он придал мне сил!

Мужчины, перекинувшись парой фраз на каком-то непонятном языке, двинулись в мою сторону, причем очень решительно. Было ясно как день, придется ввязываться в драку.

Не люблю проблемы, боюсь боли, да и вообще не особо понимаю, что мною двигало в тот момент. Взяв себя в руки, я ударил первым, как учил отец, и бил так, будто бы в последний раз. Неплохо так приложил тому, что пониже, назову его Коротыш. Второй, пусть будет Здоровяк, в свою очередь тоже замахнулся. Да, это был мой первый и единственный удар в этой битве. Кулак Здоровяка, словно кирпич, врезался мне в лицо, да так, что меня оторвало от земли и я кубарем покатился на край дороги. Коротыш, не заставив себя долго ждать, прытко подбежал ко мне и начал пинать ногой в живот, что-то постоянно выкрикивая.

Каждый удар отзывался острой болью внутри, еще никогда в жизни я не чувствовал себя таким идиотом. Здоровяк также присоединился к избиению, и вторая нога яростно била меня в лицо, которое уже залилось кровью и соплями. Дыхание сперло, а глаза заплыли, и все, что я чувствовал, только лишь боль, пульсирующая по всему телу. Я плакал, нет, рыдал, а изо рта вместе с струей крови вырывался едва слышный хрип. «Неужели меня забьют до смерти?»

После этой мысли пинки завершились, но это не принесло мне облегчение, ибо я чувствовал, будто все органы внутри меня превратились в кровавую кашу. И перед тем, как окунуться во тьму беспамятства, я увидел, что эти ублюдки насилуют бедную девушку.

Глава 2

Разбудил меня какой-то странный бубнеж. Странное дело, ведь я один живу, да и среди соседей обычно никто так громко не говорит. Попытка открыть глаза успехом не увенчалась, но отдала резкой болью в голову, и волной по всему телу. До меня дошло, что все происходившее не было сном. Я действительно чуть не погиб из-за глупого порыва, дабы спасть честь девушки, которая возможно была опорочена и ранее. Да уж, это только в книгах герои спасают всех налево и направо. Я поплатился за собственную глупость, а это значит, что надо быть умнее в следующий раз. Господи! Как же больно!

Лицо мое настолько отекло, что я попросту не мог открыть глаза, поэтому пришлось вслушиваться, чтобы понять где я нахожусь, каким чудом я не отбросил копыта на той дороге, да и вообще, что за мракобесие тут происходит. Нет, ну серьезно! Лес, одежды как у ролевиков, а перед этим всем воспоминание о том, как меня сбила машина. Ох уж веселье.

Голоса было два. Девичий, молодой, но достаточно грубый и низкий, и мужской — старческий, хриповатый. Они что-то оживленно осуждали, однако, ни слова для меня не было понятно. Это был какой-то странный язык. Сербский возможно? Нет, там определенно были арабские созвучия.


Сквозь боль я пытался хоть сколько-нибудь приводить мысли в порядок, но вскоре она снова одолела меня своей невероятной силой, и я отключился. В голове мерцали разные видения. Вот я вижу свой родной город, небольшие дома, здание моей работы. Вот тот самый переход, на котором меня сбили, да и мое мертвое тело тут. Стоп! Что?

Я наблюдал за всем этим сверху, в то время как мое бездыханное тело было размазано по асфальту. Фура оставила от меня несколько мертвых пятен и передавленные органы. Такое ощущение, что я просто лопнул как воздушный шарик. Место уже оцепили, а внутри находился медперсонал и полицейские.

Далее мир закрутился и место сменилось, теперь я находился над дорогой, которая вела судя по всему в деревушку, которая виднелась на горизонте, тут стояла небольшая повозка, около которой двое мужчин поочередно насиловали молодую девушку, лет семнадцати, судя по внешности. На ее лице застыло выражение тихого ужаса, голос давно пропал и теперь она просто не понимала, что происходит, а лишь смотрела на окровавленное тело, что лежало на обочине. Изуродованное лицо парня можно было смело показывать в каких-нибудь ужастиках по ТВ. Он бы сошел за жертву какого-нибудь маньяка.

Тем не менее до меня дошло, что тем изуродованным парнем был я.

Мужчины закончили издеваться над девушкой. Здоровяк отбросил ее, будто игрушку в сторону, а после залез в повозку и, достав оттуда большую булку хлеба и бутыль из сушеной тыквы, вместе со своим приятелем направился в сторону лесного массива.

Мир снова завертелся. Меня медленно возвращало в реальность. Приходя в себя, мне все же удалось приоткрыть глаза. Я увидел деревянный потолок, и две ладони с пухлыми пальцами, держащие какую-то тряпку. Спустя секунду я почувствовал, как нечто влажное и прохладное опустилось на мое лицо и мой мир снова погрузился во тьму. В этот раз снов я уже не видел.


Свежий воздух нежно обволакивал мое лицо, я чувствовал насколько он приятный и нежный. Гул за окном представлял собой созвучия людского говора и гарканье домашней утвари, от кур, гусей до каких-то неведомых мне ранее животных. Такое чувство будто вернулся в родные края. Обычно такая атмосфера царила где-нибудь в глубинке и, признаться, меня она очень радовала. Было в этом чистом воздухе, шуме за окном и запахах нечто родное, сразу одолевает ностальгия по детским годам.

Открыв глаза, я увидел тот же деревянный потолок. Медленно сжимая и разжимая кулаки, я заставил кровь циркулировать, и тут же почувствовал отголоски боли. Нервы включились значит. Что ж, я жив, и это радует…, наверное. Осмотрев себя, нашел кучу ссадин и синяков, органы по ощущениям на месте, отек с лица вроде спал. Судя по всему, в отключке я пролежал добрых дней 5, опять же, по ощущениям.

Комната являла собой небогатое убранство преимущественно из дерева. Стул, на котором аккуратно сложены мои рубашка и брюки, кстати говоря порванные места после избиения бережно заштопаны. Чуть поодаль пара ящиков, наподобие сундуков и стол, с точно такими же стульями.

Я попытался двинуться, но тело едва-едва слушалось. Будто мои команды прилетали до него лишь эхом. «Ну давай, ноги, руки, раз-два, и вот мне удалось принять сидячее положение. Что ж, неплохо. Итак, что мы имеем. Кто-то подобрал меня с обочины и выходил, несомненное спасибо за это, буду ли я что-то должен за такое? Возможно. Может попытаться свалить, пока никого?»


Тело потихоньку возвращалось к привычным движениям, я попытался встать, но тут ноги подкосились, и я снова упал на лежанку. Кстати говоря весьма твердую, но удобную. Тем временем в комнату зашла рыжая девушка, та самая, из-за которой я в таком состоянии. Причем по иронии, как и в избитом, так и в вылеченном. Я не упоминал, что она рыжая? Ах да, на ней тогда был платок. В красоте конечно цвет волос ей не прибавлял, а лишь завершал образ не очень симпатичной полной девушки. Уж точно не в моем вкусе.

Она улыбнулась и прикоснулась к моему лбу, после чего сказала что-то на том же языке, что и те мужчины, избившие меня.

— Я ни слова не понимаю! — попытался как-то жестами описать то, что ее язык мне чужд.

— Каранэ кассехатан Сампьян? — глядя на меня произнесла она. (Ты в порядке)

Язык был странный, если раньше я подумал, что он похож на арабский, то сейчас аналогов в голове вообще не возникало. Это был набор каких-то гортанных звуков при произношении гласных, а шипящие исходили из горла.

— Да нет же! — показывая на свои уши и делая крест руками. — Я. Не. Понимаю.

Будто бы паузы между словами помогали ей понять смысл мною сказанного, не говоря уже о том, что жесты так же могли восприниматься иначе.

— Апа гетихмуу? (Ты глухой?) — вопросительно она коснулась своих ушей, а потом пару секунд подумав дополнила. — Ахх, Сампьян ора нгерти баса кассебат? (А, ты не понимаешь язык?)


Я только развел руками. В голове у меня крутились навязчивые мысли и просто миллион вопросов. Где я нахожусь, что за сон мне снился, почему черт подери этот язык такой странный, что происходит в конце концов. Может я и бываю туп, но сложить два и два могу. Просто мой мозг отказывался принимать то, что я попал в другой мир.

Пока девушка выжидающе смотрела на меня, я прокручивал в голове всю сложившуюся обстановку. «Отлично, я попал в иной мир и чуть не умер в первый же день. Хорошо, ладно. Параллельные миры существуют, а значит есть аналогия с книгами. Возможно я имею потенциал героя? Магия, крутые способности, о да, я в предвкушении. Это будет великое приключение. Надо только вести себя правильно. Пусть этот мир и немного жестче чем я предполагал, но что поделать, везде есть уроды. Так, что эта девица ждет от меня? Почему она так смотрит?»

Я развел руками и отрицательно покачал головой. Никакой возможности найти взаимопонимание. Девушка вопросительно подняла бровь, а после кивнула, и поставив предварительно принесенный стакан с водой ушла на улицу. «У нее не было ни единой причины меня вытаскивать оттуда и выхаживать меня. Я же даже не помог ей. Слишком уж сказочно звучит. Хотя, если учесть, что я в сказке, пусть и своеобразно мрачной… Это все объясняет». Хотя ничерта это не объясняло. Я все так же не знал ровным счетом ничего. Мысль что это другой мир, я отложил подальше. Противоречивые чувства испытывал я по этому поводу. С одной стороны, конечно все обстоятельства указывали на это, начиная от видения своей смерти и заканчивая неизвестным мне языком. С другой же, слишком скептичен я в отношении существования чего-то вроде перехода в параллельные вселенные.

А может это ад? Своеобразное наказание за мою праздную жизнь? Я аккуратно оделся, каждый раз поскуливая от боли, при сгибах суставов. В этот раз ноги проявили себя крепче, и я медленно, но верно направился к выходу.

Ей богу, деревня. Видок конечно тот еще. Деревянные домики, так похожие на избушки, небольшие дворики с загонами для всякой животины, навесы с продуктами, видимо жители приторговывают. Где-то глубже слышался звон железа, скорее всего кузница, или нечто похожее. По моим представлениям такие поселения должны ограждаться деревянной стеной, но никакой стены не было, это были просто дома, хаотично разбросанные на местности. Нападай — не хочу. Обойдя дом, на заднем дворе я обнаружил свою новую знакомую, копошащейся в саду.

Она аккуратно подрезала верхушки каких-то неизвестных мне кустиков. Я помахал ей, и получил улыбку в ответ. «Надо бы сказать спасибо, наверное. А за что спасибо? Это по ее вине я чуть коньки не откинул. Вот и загладила свою вину. Да! Определенно!»

Подойдя к ней, я снова жестами попытался узнать, что это за место, даже палочкой на земле нарисовал пару домиков, обвел их и поставил знак вопроса. Интересно, знаки-то хоть у них схожи с теми, что знаю я. Девушка отряхнула руки о сарафан и взяв палку принялась рисовать.

— Икидеса Кольтара инг пиннгиран кеккайсаран Совонья. Энди Сампьян сака? (Это Колтара деревня на окраине империи Сования. А ты откуда?)

Она вывела на земле большое кривое здание, очертила большой круг, где на краю и находились дома, что нарисовал я. «Ага, значит мы около границы! Думается что в ее словах есть названия деревушки. Может Пиннгиран? Нет, она как-то делала акцент на Кольтара, хорошо, пусть будет Кольтара, жаль это ничего мне не дает» После, она нарисовала человечка, и ткнув пальцем мне в грудь нарисовала нечто похожее на знак вопроса, но очень отдаленно. «Вот оно! Точка соприкосновения найдена! Но стоит ли говорить…»

— Я! — ткнул пальцем себе в грудь.

— Сампьян! — проделала она то же движение.

— Сампян. — попытался повторить я, показав на себя.

— Ора! — возмутилась она, после взяв меня за руку показала сначала на себя, — Сампьян. — потом на меня. — Аку.


Разболелась голова. Хорошо, я — это Аку. Ты — это Сампян… Сампаян… Сампьян, как-то так. Что ж, хоть немного буду ориентироваться. Нарисовал для нее человечка, круглую планету (надеюсь она у них круглая) и две точки, одну сверху, другую снизу. Показав на верхнюю — назвал Аку, показав на нижнюю — Сампьян. Надеюсь так она поймет, что я издалека. В ответ я получил вполне осознанный кивок, на что и успокоился. После меня пригласили за стол.

К тому времени вернулся старик, как я понял — это был ее дедушка. Про родителей спросить так и не удалось, языковой барьер гасил все мои порывы узнать что-либо. Они оживленно болтали, девушка при этом часто показывала на меня и что-то рассказывала. Дед же, после первой неудачной попытки поговорить со мной, плюнул в сторону и махнул рукой.

Еда была странной, но вкусной. Местный эквивалент овощного рагу, правда ни одного знакомого мне овоща в нем я так и не нашел, а прежде чем есть, долго ковырялся в блюде. После еды я поблагодарил их на своем языке и сложив ладони вместе, поклонился. Девушка на удивление оказалась весьма смышленой, и объяснила, что на их языке спасибо звучит как «матурнуван».

Выгонять меня пока не собирались, что несомненно было плюсом. Только вот проблемы никуда не делись, я все еще не знал, что мне делать и куда направляться в этом мире. У меня абсолютно ничего не было с собой, кроме зарядки для телефона и собственно сам телефон, который каким-то чудом удерживал восемнадцать процентов, сети все так же не было, хотя и откуда ей взяться в этом мире. Все же я решил оставить догадку про параллельную вселенную, потому как она была в принципе единственной. Проблема в том, что навыков выживания в современном мире я не получил, а адаптироваться и того хуже, никогда не умел. В конечном итоге мое положение можно охарактеризовать не иначе как "полная задница".

Тем временем наступил вечер, и вся деревня разошлась по домам. Кое-где зажигались лампы, и люди собираясь у семейного очага разделяли меж собой ужин. Некоторые загоняли скот обратно в сараи, другие затаскивали все оставшиеся товары в дом. Это была очень милая, спокойная деревушка, и вполне себе жизнеспособная. И, казалось бы, дела идут очень хорошо. Но невидимый наблюдатель со стороны леса строил свой коварный план, а значит этой ночью должна пролиться кровь.

Глава 3

Я сидел вместе с дедом на скамье около дома. Тот курил трубку с какими-то ароматными травами, медленно пуская кольца дыма и наслаждаясь каждой затяжкой.

Ближе к ночи становилось прохладно, и ввиду отсутствия какой-либо теплой одежды, ощущалось это весьма неприятно. Ветерок время от времени шелестел листьями деревьев. Лес, что находился в непосредственной близости к деревне был настолько плотно усеян растительностью, что уже буквально через пять-десять шагов человек, зашедший туда пропадал из виду.

Дед предложил мне трубку. Я сделал одну затяжку и тут же закашлялся от крепости трав, забитых в нее, хотя аромат признаться был потрясающим, не идет ни в какое сравнение с табаком, что я пробовал раньше. Все попытки пообщаться были тщетны. Опять же, дед не был столь сообразителен как его внучка, и с рисованием образов у нас ничего не вышло. Кстати говоря, имен их я так и не узнал. А, наверное, стоило бы, странно гостить у людей, не зная даже имен.

Девушка вышла из дома и уселась рядом со мной. Вообще, вся эта ситуация казалась немного абсурдной, ввиду того, что я все-таки не спас ее, однако она держалась, и выглядела позитивной, не смотря на недавнее происшествие. Думаю, я все же слишком долго провалялся в бессознательном состоянии, и она за это время так же оправилась.


Это было даже приятно. Вот эта обстановка, такая теплая и уютная. На самом деле, если мне и придется провести остаток своих дней в чужом мире, то я бы остался в этой деревушке. Тут безопасно, приветливые люди, насколько я могу судить со своих наблюдений. Построил бы себе домик поближе к лесу, нашел бы чудесную женщину с белокурыми волосами и голубыми глазами. Возделывал бы овощные культуры на заднем дворе. А что, вполне себе неплохая жизнь.

Вот только не могло все быть так радужно, уж точно не в моей жизни. Слишком уж часто я получал от нее пощечины. И даже сейчас, если бы я знал, что произойдет в ближайшее время, то бежал бы, что есть сил не оглядываясь, и пытаясь забыть все это как страшный сон. Все началось так же внезапно, как и закончилось.


Стрела с каменным наконечником молниеносно пронзила грудь деда, он даже вскрикнуть не успел, просто с хрипом запрокинул голову. Вслед за ней в дом вонзились еще три стрелы. Я оглянулся, стрелы летели со стороны леса. Немедля ни секунды схватил девушку под руку и скрылся в доме, наблюдая через миниатюрное окошко. Она вырывалась, плакала навзрыд и что-то кричала, не осознавая видимо, что ее дедушка уже мертв. Сердце мое забилось с невероятной скоростью. «Вот проклятье, я ведь почти уверен, что притягиваю неприятности!» Девушка осела на пол и бессильно стучала по нему кулаками, при виде этого мне самому стало очень печально, но это чувство тут же застлал страх.

Из леса небольшим отрядом вышли гоблины, самые настоящие зеленые твари ростом от одного до полутора метров, а позади них шел большой и толстый огр. Всего их было около тридцати. И после начался настоящий хаос. Они выбивали двери и окна, пробирались в дома и вытаскивали их жителей. Мужчин убивали сразу, а девушек либо насиловали на месте, либо связывали и оттаскивали ближе к лесу. Деревня в одночасье залилась криками и мольбой. Кое-кто пытался сопротивляться, но гоблины были весьма прыткими созданиями, и без труда уклонялись от людских атак, нанося смертельные контрудары.

Торговец, что жил в соседнем доме, выскочил в окно и попытался было бежать, но один мелкий гоблин заметил это. Он ловко запрыгнул на спину человека и перерезал своим искривленным кинжалом его горло. Кровь плеснула из открытой раны, а торговец бесшумно открывая рот, пытаясь захватить хоть немного воздуха упал на колени, а после, закатив глаза, лицом в землю. Гоблин что-то рявкнул своим товарищам и вот уже в сторону дома, где прятался я и девушка, что меня выхаживала, направлялись две зеленые твари.


Времени было в обрез, я начал мысленно перебирать варианты, где исход не был бы смертельным, вот только я никогда не оказывался в настолько безвыходной ситуации. Еще никогда мне не приходилось выживать. Именно выживать! Мое сознание охватила паника, а грудь буквально разрывалась от сердцебиения. Глаза лихорадочно осматривали помещение, я рванул к двери и закрыл ее на засов, а после в дальнюю комнату. Тем временем снаружи усиливались крики.

Поиски неведомо чего, что в моих надеждах должно спасти мне жизнь не увенчались успехом, и я переместился во вторую комнату, и в этот момент двери постигли тяжелые удары, отчего та затрещала. Девушка с выражением ужаса на лице начала кричать, отползая от нее. «Черт подери, она делает только хуже, нужно найти способ спастись обоим!» Трясущимися руками я чуть отодвинул кровать, где обнаружил крышку погреба, дернул за небольшое колечко, прибитое к ней. Обернувшись, я хотел было крикнуть девушке, чтобы та поняла, где можно спрятаться, но потом… Дверь треснула и кусок древесины упал на пол, в щели показалась лысая зеленая голова, покрытая фурункулами. Девушка уперлась спиной в стену, все еще перебирая ногами, пытаясь отползти дальше.

Я скрылся в погребе, в тот момент мыслей уже не было, лишь чистый страх, что обуял сознание. Забившись в угол, в надежде пережить этот кошмар, я посмотрел наверх, и то, что я увидел сквозь щели в половицах окончательно сломало меня, кошмары об этом дне будут мучить меня еще очень долго.


«В этом нет моей вины, в этом нет моей вины, в этом нет моей вины…»


Выломав дверь два гоблина прорвались внутрь, когда девушка нашла в себе силы и попыталась убежать в комнату, где находился погреб. Один из них, прыжком сократил расстояние и вцепился руками в ноги девушки, та громко упала на пол. Второй так же подошел к ней прижимая лезвие клинка к ее горлу. Девушка взахлеб хрипела какие-то слова, но ее уже никто не слышал. Никто, кроме меня…

Пока один гоблин держал клинок, второй яростно сорвал с нее одежду, и уже через мгновение насиловал, держа за широкие бедра. Девушка скребла ногтями пол, кусочки древесины занозами забивались под ее ногти, но эта боль была лучше, чем то, что делали с ней эти твари. Она кричала, молила о помощи, даже после того как сорвала голос, она взывала… взывала ко мне. Она не знала моего имени, поэтому кричала «Сампьян». Только одно слово срывалось с ее уст, пока гоблины получали то, что хотели. После того как один закончил, внутрь девушки, он с хрюкающим звуком уступил место второму, а сам наступил ей на голову, впечатывая лицом в пол.

Это продолжалось достаточно долго. Я сидел в погребе, судорожно стирая слезы с лица трясущимися руками, пока девушку подвергали акту насилия. «Что я мог поделать? Что я мог!? Блять, как я мог ей помочь!» Я пытался закрыть уши, тянул свои волосы и утыкался лицом в колени. Меня тошнило от собственной беспомощности.

Вскоре хлюпающие звуки прекратились, и я услышал удаляющиеся шаги, сопровождаемые двумя довольными голосами. Что-то капнуло на меня сверху. И снова. И снова. Я посмотрел на свою руку. Это была кровь. Кровь девушки, чей труп лежал прямо надо мной. Девушки, которая обладала настолько доброй натурой, чтобы взять умирающего на дороге незнакомца. Я судорожно принялся стирать кровь с руки. И не было момента, когда бы я ненавидел себя сильнее, чем сейчас.


К восходу солнца крики в деревне прекратились, и наступила пугающая и всепоглощающая тишина. И тишина эта была настолько громкой для меня, так сильно она била в уши, что я попросту не могу шевельнуться, и все так же сидел в углу погреба, пытаясь унять дрожь.

Гоблины опустошили деревню. Часть женщин забрали с собой, вероятно для выведения потомства, всех остальных перебили. И на этот раз уже никто не вывел скот на выпас. Никто не вынес продукты на прилавок у дома. Не было слышно гула домашней птицы. В этот раз утро встретили лишь окровавленные улицы.

Попытавшись взять себя в руки, я легонько приоткрыл крышку подпола, а после, не обнаружив угрозы, выполз. Ноги совсем не хотели слушаться меня и по-прежнему дрожали, да так, что я не мог ходить. Силы покинули мое тело. И нет, я не чувствовал боли от предыдущих побоев. Это была сила страха, которая была весомее любой боли.

Мертвое тело девушки лежало в неестественной позе на животе, ее горло было перерезано, а на теле смешались следы крови и гоблинского семени. Ногти на пальцах были сточены до самого основания, а под ними виднелись кусочки дерева и запекшаяся кровь. Куски разодранной одежды едва прикрывали оголенное тело, на котором виднелось множество ссадин и синяков. Меня стошнило от подобного вида, я снова расплакался, и, пытаясь не смотреть на нее, направился к двери.

На улице творился настоящий ужас. Повсюду лежали окровавленные трупы взрослых и детей. Отрезанные головы и вспоротые животы с вываливающимися оттуда кишками. Закатанные глаза и выражение предсмертной агонии и ужаса на их лицах вселяли бесконечную горечь и печаль в мое сердце. Трупный запах резко ударил в нос и меня снова вырвало, на этот раз одной лишь желчью. Я плелся, едва волоча ноги по земле, в панике оглядываясь по сторонам. Лица девушек были измазаны в гоблинской сперме, а глаза безжизненно взирали в пустоту.

Это не было похоже ни на что, доселе виданное мной, даже в фильмах или же прочитанное в книгах. Настоящая бойня. Этих людей вырезали словно скот, и никто не пришел на помощь. У них ведь даже не было никакой защиты. Вереница мыслей пульсировала в моей голове, принося болезненные ощущения, а ноги все несли меня вперед, с каждым шагом ступая все увереннее и тверже.

На окраине деревни к дереву была подвешена молодая пара с перерезанными глотками, характерный почерк гоблинов. Опустив взгляд, я прошел мимо. Мне было больно смотреть на подобное, а тошнота только усиливалась. Чувствовалось, как сознание улетучивается от меня. И вот я продолжал бездумно идти вперед, не оглядываясь, не думая, лишь сожалея.

Глава 4

Лежа в луже своей собственной крови я жадно хватал ртом воздух и старался не закрывать глаз. В последнее время страх буквально не отпускал меня из своих тисков. Не прошло и нескольких дней после инцидента с гоблинами, а я уже был при смерти. Шоковое состояние не давало рационально оценить сложившуюся ситуацию. Я оперся рукой на лежащее рядом поваленное дерево. Единственной рукой! Вторая лежала в точно такой же луже алой крови неподалеку от меня. Дышать было тяжелее с каждым вздохом, а боль, то и дело стреляла в разные участки тела. Моя левая рука болела, да именно та рука, которая была отрезана неаккуратными надрезами причиняла мне фантомные боли. Оставшаяся культя была наспех перевязана остатками моей порванной рубашки, которую я предусмотрительно носил с собой для этих целей.

Мысленно поскуливая, я схватился за голову. Не таких приключений я хотел! Местность вокруг меня представляла собой выжженную часть леса, черные угольки деревьев медленно опадали на землю, мгновенно рассыпаясь, воздух был наполнен запахом гари и железа. Левая часть моего лица была обожжена, да так, что уже покрылась беловатой корочкой и, такое ощущение, пульсировала.

«Черт подери, как я оказался в настолько поганой ситуации!?», мне хотелось рыдать, но я держал слезы из последних сил. Жить уже совсем не хотелось, но какие-то остатки инстинктов самосохранения продолжали функционировать, и тело если и двигалось в глупых попытках выжить, то только благодаря ему. «Неужели в свои двадцать пять я стану инвалидом!? Блять, никогда не думал, что скажу это, но я так скучаю по спокойной жизни офисного работника» Откинувшись спиной на все то же дерево, я прикрыл глаза, ощущая, как сознание меня покидает.

***
Днем ранее.

— Ты тупой дегенерат, это как минимум на поколений десять обгоняет ваше время, мне нужны деньги понимаешь!!!

Я стоял на рынке небольшого городка и пытался втюхать какому-то торговцу свой айфон, показывая всякие видео и включая музыку. Тот с недоумением смотрел на эту диковину и что-то возмущенно вскрикивал. Ух, старый усатый хмырь! Почему в книгах главные герои никогда не нуждаются в деньгах. Или же так просто, по щелчку пальца ими обзаводятся? Я ведь даже пытался найти какую-нибудь халтурку, типа подай-принеси, или поколи дрова. Но будь проклят этот чертов городишко, тут кажется никому ничего не надо. Идея толкнуть свой телефон, который вряд ли мне уже пригодится пришла спонтанно, опять же вспомнил какую-то новеллу, вот только заинтересованность людей в этой штуковине была минимальна.

— Апа баб ики? Апакангго? (Что это за вещь? Для чего она?) — торговец дважды провел пальцами по своим, как он считал, роскошным усам.

— Магия, тык-тык, музыка. — Я чувствовал себя идиотом, танцуя перед ним, а самое печальное, что я не понимал ни слова среди этих кап и ап.

— Ики минангка Артефа? (Это какой-то артефакт?)

— Артефакт! Да да! Артефакт — надеюсь аналогия, проведенная в моей голове, была хоть немного верной и у нас в языках есть некие призрачные точки соприкосновения. Я протянул торговцу телефон, который я презентовал без малого минут десять, и показал вторую руку, намекая на то, чтобы он положил туда денег.

— Артефа нгедола нанаа. Меннгети! (Артефакты продавай вон туда. Чертов шарлотан!) — торговец указал пальцем на лавку через дорогу от него, а после демонстративно отвернулся. Ну спасибо тебе, дружелюбный ты человек!


Повторяя все тот же ритуал с песнями и плясками, но уже в соседней лавке для коротконогого лысого мужичка, (будь у него зеленая кожа, гоблины приняли бы его за своего, ей богу) я все-таки получил немного денег. Монеты были грязного красноватого оттенка, странной трапециевидной формы, с небольшой выпуклостью посередине и какими-то символами, отдаленно похожими на какие-то древнеславянские руны, таких у меня было три. За то, что телефон, проданный мной в скором времени, сядет и по факту станет негодным, совесть меня совсем не мучила.

По рынку пришлось ходить достаточно долго. Все эти попытки добиться взаимопонимания между мной и торговцами, в части снижения цены на нужный мне товар, очень сильно меня утомили. Хотя чаще всего я даже не мог узнать где и что продается, потому как многие вещи были совершенно незнакомы и непонятны для меня. В первую очередь я решил разжиться удобной и чистой одеждой, чтобы хоть немного походить на местного обитателя.

В маленьком крытом помещении нашлось то, что мне нужно, я примерил мешковатые штаны, с подвязкой на поясе, и что-то наподобие кофты, мягко коричневого тона. Понятия не имею как оно называется в этих краях, а также прихватил небольшую сумку, на манер рюкзака. Женщина поняла, что я на их языке, как говорится не бельмеса, и показала пять пальцев, в ответ была вытащена одна монета, из тех что я получил за свой телефон. Продавщица кивнула, буквально вырвав у меня из руки эту монету, отдала мне семь маленьких, с точно таким же изображением, только грязно-синего оттенка. Ага, значит одна красная монета равна двенадцати синим, будем знать! Я надеялся все же на честность здешних людей, потому как абсолютно не знал ни курса валюты, ни нынешнего ценообразования.


Из импровизированного ларька я вышел уже приодетый, предварительно аккуратно сложив старые вещи в сумку, и с приятным чувством маленькой победы. Живот предательски заурчал. Все-таки почти сутки я добирался до этого городка, а с тех пор, как я покинул уничтоженную деревню я ел лишь горсть ягод с куста, что нашел по дороге. На свой страх и риск естественно, и то решился лишь потому, что ягода эта была похожа на знакомую мне малину. Стоит ли говорить, что после этого задница моя изрядно побаливала из-за частых хождений по большим делам.

У прохожих (все так же жестами показывая, что хочу есть) я узнал, что через пару пролетов за углом была харчевня. Собственно, ничем не отличавшаяся от придорожной кафешки, или какой-нибудь захудалой фэнтезийной таверны, по моим представлениям. Ни о каком меню тут и не слыхивали, а на мои потуги узнать, что тут можно отведать, мужчина, который судя по всему отвечал за заказы, вопросительно показал один, два, а потом три пальца, и выжидающе смотрел на меня. Я показал три, после чего он кивнул и ткнув пальцем на стол, показал свою пятерню. Я выложил на стол пять синих монет, тот сгреб их и, кивнув, удалился, сказав при этом что-то вроде «вондманка бодхо» (глупые иноземцы).

Видно было, что для него общение с человеком, не знающим их родного языка не в новинку. Я уселся на свободное местечко, а через некоторое время мне принесли три блюда, хотя блюдами это назвать было тяжело. Первое представляло собой тарелку мутно серой жижи, в которой плавало что-то похожее на куски теста слепленных с мясом. Пельмени что ли? На вкус и правда было похоже на пельмешки, правда самые дешевые. А вот бульон приятно удивил своей наваристостью. Второе было чем-то вроде рагу, что я ел ранее (только потому что там были схожие овощи) и гарнира, который почему-то производил впечатление засушенных личинок. Запах был очень приятным, однако, на вкус это было нечто хрустящее, очень соленое и склизкое. Третьим был какой-то мусс, который выглядел слишком уж недружелюбно, а на вкус был и вовсе как зубная паста, но с привкусом апельсина. Съел я все под чистую, не время привередничать, плюс ко всему, раздобыть финансы в ближайшем будущем для меня не представлялось возможным.

Прикрыв глаза, я откинулся на спинку стула и задумался о том, что мне делать дальше. Как следовало из опыта пребывания в этом мире — планирование бессмысленно. Тут может произойти все, что угодно, а ввиду моей неинформированности о здешней местности, флоре и жителях, это «все что угодно» следует помножить на два.


Из состояния задумчивости меня вывел звук отодвигающегося рядом стула. Передо мной уселся парень характерной европеоидной внешности. Ортогнатое лицо волнистые волосы светло-русого цвета, сильно выступающий нос. Одет он был в местном стиле, но все же в весьма дорогие (по моим соображениям) одежды. Темно-зеленый плащ скрывал под собой плотную кожаную броню, с многочисленными ремешками на поясе. Он ехидно облизнул свои тонкие губы и усмехнулся.

— Ну здравствуй.

— И тебе приве… стоп, что? Ты знаешь мой язык? Тут есть такой? — я оторопело посмотрел на него, сердцебиение буквально остановилось.

— Да-да, а ты думал ты один такой? Путешественник по мирам. — парень вскинул плащ и воткнул небольшой кинжал в стол, аккурат около моей руки. — Что ты умеешь? Ты уже обучился? Почему я не чувствую в тебе магии?

— Стой, стой, стой. — я спешно убрал руку со стола, с опаской всматриваясь в его лицо. — Я совсем не понимаю, о чем ты говоришь. Всего пару дней прошло как я…

— Вот как, что ж, значит ты совершенно не опасен. Ха, я-то было подумал… — парень задумался, глядя куда-то в сторону. — Вопрос только в том, какой у тебя потенциал, — Он схватил кинжал, торчащий из стола и направил его на меня. — убить тебя сейчас, или же подождать пока сам помрешь?

Я не нашел смелости ему ответить, я не знал кто он, не знал, почему он пропитан такой ненавистью, и главное, как бы мне от него сбежать.

— Ладно, поступим так, — Он взял мою руку и что-то прошептав коснулся середины ладони. — это мой тебе подарок. Сможешь выжить после такого, значит ты достоин внимания, а нет, значит сгниешь, и никто о тебе даже не вспомнит. Ну а теперь, могу пожелать только удачи. — он встал, и направился к выходу.

— Стой! Кто ты? Что Ты сделал? — Я был просто в ярости, думаю никому не понравится, если с ним ведут себя так надменно.

Парень с разворота метнул клинок, и тот с характерным звуком вонзился в стол, за которым я сидел. Люди в харчевне даже не обратили на это внимания, продолжая заниматься своими делами.

— Имя мое тебе ни к чему, но будет забавно, если ты умирая будешь его произносить. Я Джошуа. — После этих слов он вышел и буквально растворился в воздухе.

«Что черт его дери происходит? И почему этот выскочка аристократичной натуры так враждебно настроен?» Я взглянул на свою руку, но ничего особенного не увидел. Разве что небольшая родинка, или же что-то на нее похожее в месте, куда ткнул мой неожиданный собеседник. «Ух, ладно, будем смотреть по ситуации, мне нужно найти информацию об этом мире, и было бы здорово если этот «крутой кидатель кинжалов» мне что-нибудь объяснил. Возможно есть и другие». Взяв оставленный клинок, я так же вышел из харчевни.

Я решил снять комнатушку, дабы нормально выспаться. В паре домов отсюда благо имелась небольшая гостиница, местный эквивалент по крайней мере. Тем более время близилось к вечеру. Уже через пару часов, потратив каких-то три шекеля (да я решил называть их именно так, ибо забавно) глядя в потолок медленно отправлялся в царство Морфея.


Ночь пролетела незаметно, без снов. Проснувшись я протер глаза и почувствовал острые неприятные уколы в левой руке. «Черт возьми, что это за херня!?» Рука по локоть была покрыта черными вьющимися линиями, которые шевелились будто червяки, что находились под кожей, более того, снизу, именно с той точки, где виднелась «родинка», оставленная мне незнакомцем, отчетливо наблюдался процесс разложения. Я уже не чувствовал мизинец, безымянный и средний палец, оставшиеся два пока двигались.

Пристально осматривая руку, я ощупывал ее, прислушиваясь к ощущениям. Вены вздулись, а чернота очень медленно расползалась вверх. Там, где линий было немного чувствовалось покалывание, а ниже, где кожа была абсолютно черной, будто покрытая коркой — вообще никаких ощущений. Я запаниковал. Это было что-то неведомое мне доселе и не похоже ни на одну болезнь, из тех что я знаю, а знаю я немало, так как моя мать — врач с многолетним стажем. «Моя рука разлагается, я так могу остаться одноруким!.. Может это можно как-то вылечить, может стоит сходить к каким-нибудь знахарям?»

Собрав в сумку ту небольшую часть вещей, что у меня была, я вышел из гостиницы. И тут меня опять ждали неприятности, но уже в виде мелкого торгаша, и двух высоких, широкоплечих мужчин, облаченных в латные доспехи, под которыми виднелась кольчуга. На наплечниках и груди был нарисован какой-то перевернутый глаз с двумя витиеватыми стрелками в разные стороны. Торговец ткнул на меня пальцем и возмущенно кричал.

Что же, видимо телефон таки сел, но зачем же было звать стражу, или кто они там. Выглядят весьма устрашающе. Торгаш внезапно закричал «Сихир Иренг!!!» указывая на мою черную руку, стражники же, завидев ее, быстрым шагом направились ко мне. Недолго думая, я рванул от них, в сторону выхода из города. Большой выносливостью похвастать, к сожалению, я не могу, но на достаточно быстрые рывки я вполне способен. В след мне слышались голоса торговца и одного из мужчин, что стоял рядом: «Сихир Иренг, Сихир Иренг!»

Бежал я, не оглядываясь, по моим расчетам стражники должны были передвигаться куда медленнее за счет тяжести доспехов. Спустя какое-то время я миновал городские ворота, благо весть обо мне еще не успела дойти до этой части города, и меня спокойно выпустили. Решение было принято незамедлительно, в лесу спрятаться куда проще, поэтому я направился туда.

Но как же я удивился, когда увидел позади три всадника на гнедых конях, которые преследовали меня. Сердце, что называется убежало в пятки. Пытаясь спрятаться в лесном массиве, я упал в небольшую канаву. В это же время всадники поровнялись со мной и что-то обсуждали.

— Кита иланг! (Мы потеряли его) — сказал один из них грубым басом. Лиц я их не видел, за счет закрытых забрал на шлемах.

— Дхевеке ора биса лунга адох. (Он не мог далеко уйти) — ответил ему другой.

— Кита куду ора нглилани пеньюихир иренг лунга. Кита куду менехи отоматис! (Мы не должны отпускать черного мага. Нам нужно придать его сожжению.) — вмешался третий.

— Апа сампьян ареп нгобонг алас? (Предлагаешь сжечь лес?)

— Инг жененг Инквизицио Суци! (во имя Святой Инквизиции)

Тем временем чернота распространилась чуть выше локтя, а пальцы на руке осыпались на половину. Но я даже не чувствовал этого, я просто с ужасом смотрел на обрубки черных пальцев, губы задрожали. «Блять блять блять! Рука. Моя рука!» Закрыв глаза, я подавил желание заорать от отчаяния.


После небольшого обсуждения они развернулись, и ускакали в сторону города. «Кажется пронесло, вот только из их речи я уловил слово Инквизиция. Они что, думают, будто я еретик какой-нибудь?»

Я аккуратно приподнялся, стараясь не смотреть на свою болезную руку, и оглядевшись, медленно стал выбираться из канавы. Успокоиться не удавалось, паника медленно начала одолевать мое тело. В этот момент в нос мне ударил запах гари, причем достаточно сильный. «Пожар? Но как? Неужели…» Мысли мои прервал вид надвигающегося пламени. «Не хватало только сгореть заживо!» Я снова побежал, оглядываясь на надвигающееся пламя. Никогда раньше не задумывался насколько быстро оно может распространяться. В конечном итоге оно настигло меня, и недавно купленная кофта полыхнула, обжигая тело и лицо. Потребовалось время и неплохая сноровка, чтобы сорвать ее с себя на ходу. Жгучая боль распространилась по моему лицу. «Черт тебя дери, как же больно!!!»

Я бежал изо всех сил, даже когда легкие скрипели, а в горле собрался комок застоявшейся мокроты. Я продолжал бежать, не смотря на боль ожога и страха остаться без руки. Ноги несли меня вперед уже на автоматизме. И когда в очередной раз пламя вот-вот настигло меня, я выбежал на лесную речушку, которая приняла мое бессознательное тело в свои объятия.


От огня удалось скрыться. Прохлада воды нежно ласкала мои ожоги, что немногим, но все-таки уменьшило мою боль. Прошло совсем немного времени, когда я очнулся, огонь уже стих, оставляя после себя лишь выжженную землю, да сгоревшие до черноты деревья. Я выполз на берег и кое-как добрался до упавшего дерева, и прислонившись к нему спиной, тяжело дышал и кашлял.

Рука тем временем продолжала разлагаться, пальцев уже не было, и эта болезнь явно не собиралась останавливаться. Я рисковал сгнить заживо. Все, как и сказал тот странный парень.

Решение было принято безо всяких мыслей. Я просто достал клинок, что подобрал в харчевне, оторвал кусок старой рубашки, и сложив ее, зажал зубами. Дыхание ускорилось, так же, как и сердцебиение, из последних сил стараясь унять дрожь в руках, я закричал, закричал до хрипоты, так, что крик мой эхом отразился от самого воздуха.

Я закричал, и вонзил клинок в руку, чуть выше локтя. Потом снова, и снова. Теплая кровь заструилась по ней, едва ощутимая моей, теряющей чувствительность конечностью.

Удар.

И снова.

Боль пронзала все мое тело, заставляя мышцы сокращаться в агонии. Я продолжал кричать, хотя мой голос уже превратился в сорванный писк, а тряпка, зажатая в зубах, была насквозь мокрой от слез, что текли ручьем.

Я захлебывался, но бил. Продолжал резать свою руку, пока не услышал отчетливый хруст треснувшей кости.

Удар.

Кровь брызнула сильнее.

Снова удар.

Вот-вот сознание должно было улетучится от болевого шока. Но последними усилиями, я дорезал чертову руку. Мысли смешались в бешеном круговороте.

Чувства, рефлексы, инстинкты, все это собралось в единую кучу. Меня вырвало, вырвало кровью.

Рука безжизненно упала, отрывая куски плоти и кожи от оставшейся культи. Все мое тело было залито кровью. Каким-то неведомым чудом мне удалось не отключится и перемотать рану тряпьем, что лежало в сумке. Мгновение казалось вечностью. Наполненной только лишь болью и страхом подступающей смерти. Я молил о ней. И она ответила на мои мольбы, забрав меня в свои чертоги.

Глава 5

Похищенный, избитый злой судьбою,

Я в сотый раз искал свой верный путь.

Шагая долгой и заросшею тропою,

Пытаясь разузнать сей жизни суть.


Мне станут домом своды небосклона,

Едва ли я б посмел желать иного.

И умирая с громогласным стоном

Увидит хладный труп природы лоно.


Элхор.

Вереница тусклых огней звезд мирно спала на небесных просторах, там же величественно наблюдала со своего трона королева-Луна, освещая своим бриллиантово-белым цветом свою вечную подругу-Землю. Ночь была глубокой и невероятно тихой, не пропускающей ни единого звука, казалось даже ночные хищники в этот раз решили не выходить на охоту, разве что какая-нибудь пустельга пролетит, и снова скроется в высоких зарослях травы.

Степь тянулась на многие-многие километры в разные стороны, и была отнюдь не так пуста, как многие полагали. Безусловно хозяевами данной территории были копытные животные, с чьим быстрым бегом никто не мог сравниться. Поговаривают, что где-то здесь, на необъятных просторах этой прекрасной местности обитает редчайшая раса кентавров, которых практически не осталось. И на то были весомые причины. Их истребляли, буквально уничтожали, дабы не допустить распространения черной магии, которую так боялись все люди, и делали это под знаменами Инквизиции.

Все дело в том, что кровь и органы Кентавров использовались в самой страшной, и, пожалуй, самой могущественной магии — Некромантии. И инквизиторы, будучи практически бессильными в борьбе с некромантами, решили истребить такой часто используемый «расходник». Благодаря подобным ценным ресурсам, опытный некромант не только мог увеличить свои навыки контроля нежити, но также и освоить контроль живого разума. В этом был, конечно, существенный ряд нюансов, но они были слишком незначительными, перед разумным и способным развиваться солдатом.


Где-то среди степной травы стояла небольшая импровизированная палатка, в которой мерцал тусклый свет и время от времени доносился какой-то говор. Он не был похож на общий имперский язык или же на какие-то местные наречия. Если бы представитель иного мира услышал это, он мог бы различить очень большую схожесть с латынью. Этот язык был под запретом в империи, и едва услышав его любой имел полное право убить того, кто посмел на нем изъясняться.

Мужчина лет сорока с ярко-изумрудными глазами сидел в позе лотоса посреди палатки, а перед ним стояла глубокая глиняная чаша, с утолщенными краями. На ней были уверенной рукой выскоблены различные символы, расставленные в хаотичном порядке. Внутри чаши находилась темно-красная вязкая жидкость, которая к слову отвечала словам мужчины странным побулькиванием. Слева от чаши лежала отрубленная голова, в которой глаза были выдавлены из глазниц, а волосы обрезаны до самого основания. Голова принадлежала мужчине среднего возраста, с мощной и широкой нижней челюстью, и выступающей надбровной дугой. Уши были вытянуты и имели отчетливо лошадиную форму.

Et Imbora Enenn, peto ut mihi tantam fortitudinem, excitari potest, quae ex mortuis. Incutere timorem possunt commovebitur terra et turbabitur quia vis est de animabus hominum. Octava infantem scilicet a Ehlor non fuerit de stirpe vestra ad vos de Libra. (Имбора и Ененн, прошу вас дать мне великую силу, способную пробудить мертвых. Силу, что способна содрогать землю и вселять страх в души людей. Я, Элхор, ваш потомок в восьмом поколении прошу вас о просвещении.)

Назвавшийся Элхором встал и поднял чашу над головой, после этого он закрыл глаза и медленно вылил на себя ее содержимое. Это была кровь, самая настоящая кровь, что вязкой струйкой стекала по его голове и лицу, но не достигая земли, тут же испарялась в воздухе и легкой дымкой достигала его ноздрей. Он глубоко вдохнул, втягивая всю дымку, на нем не осталось ни одного мокрого место от вылитой крови, все до капли испарилось.

Глаза Элхора закатились от эйфории, и он блаженно выдохнул. Он чувствовал, как тело наполняется маной, а в голове появляются очертания той силы, что протекала сквозь его энергетические потоки. От переполнявшей его мощи он содрогнулся и, не выдержав ее невероятного объема потерял сознание.

Лишь отрубленная голова была свидетелем тому, что тут произошло, и было ощущение будто она улыбнулась.

***
— Ой да ладно, я всего лишь отрезал ему ногу, и что теперь, казнить меня за это?

— Вообще-то это был Лендлорд, и я думаю, ему это очень не понравилось!

— Слушай, давай ты не будешь умничать, это было наше совместное решение, ты его одобрил, помнишь?

— Это было до того, как я узнал, что тот парень был Лендлордом.

— Если бы ты меня внимательно слушал!..

— Если бы ты был аккуратнее! Поверь, когда-нибудь тебя поймают, и ты станешь похож на меня, только будешь менее разговорчив.

Создавалось ощущение что мужчина беседовал сам с собой, вскидывая одну руку и возмущаясь невидимому собеседнику. Разговор звучал на общеимперском и был весьма занимательным для какого-нибудь представителя порядка, или скажем, инквизитора. Однако, если бы его кто-то и увидел из вышеперечисленных лиц, они бы не вслушивались в разговоры, а на месте бы его казнили, потому как мужчина с разговаривающей отрубленной головой был никем иным, как некромантом.

Голова кентавра выглядела очень потасканной, глаза были старательно зашиты на двойной шов. Тем не менее это не мешало ей чувствовать окружение и достоверно определять количество живых и неживых существ в округе. Она висела на специальной подвязке чуть выше пояса мужчины, что придерживал ее рукой.

— О, темные силы, когда-нибудь я брошу тебя в костер! — проскрипел Элхор.

— А потом будешь жалеть о потере дорогого артефакта и лучшего друга! — голова ехидно ухмыльнулась.

— Не друг ты мне, головешка немытая!

— Ну, рук, чтобы подмыться у меня нет.

Они и правда походили на двух друзей, что путешествуют уже не первый год. Степи медленно сменились на местность, наполненную высокими кустарниками, а позже они вошли в лес, где исполинские деревья нежно щекотали своими верхушками лоно небосклона.

Солнце ознаменовало приход полудня и старательно пыталось пробиться сквозь плотно сложенные листья деревьев. Несмотря на свою специальность Элхор был достаточно романтичным, и ценил прекрасное. Да, он был весьма противоречивым человеком, но как он считал, лишь овладев в полной мере искусством самой смерти, ты понимаешь всю ценность жизни. Само собой, ни один здравомыслящий житель великой империи не посмеет назвать человека, оскверняющего законы природы хорошим, но сам Элхор никогда не принимал сторону зла, ну кроме разве что необходимых вещей, которые котировались, как преступления непростительные и весьма тяжкие.

Да, порой приходилось раскапывать могилы, иногда даже лишать некоторых людей конечностей или даже жизни (стоит заметить, он делал это только с теми, кто ему явно не нравился), но это было необходимо в силу им выбранного жизненного пути.


История Элхора не отличалась какими-либо знаменательными событиями. Его родителей не убивали самым жестоким образом. На его город никогда не нападали. Да и в целом он был вполне себе мирным ребенком, которого очень любили и одаряли заботой. Было только одно «но». Его дальними предками являлись Имбора и Енен. О, эти имена до сих пор под запретом, а все документы, связанные с ними давным-давно изъяты из всех возможных библиотек и сожжены.

Имбора и Енен — два брата, чьи поступки ознаменованы на территории империи, как Кровавый век. Они были прародителями некромантии, первыми, кто использовал это поистине могущественное искусство. Около восьми столетий назад, они собрали под своим предводительством огромную армию мертвых, дабы объединить весь континент, их целью было создание идеального общества, равного по своей сути, без элиты и подчиненных. Казалось бы, благородная цель, но средства для ее достижения были сомнительны, а цена слишком велика.

Пять королевств объединили свои силы, чтобы противостоять бесчисленной армии мертвецов, сама жизнь была на их стороне. Паладины из святых орденов, чья вера давала клинками божественную силу, способную истребить мертвых, внесли неоценимый вклад в победу над двумя братьями.

В каком-то смысле Имбора и Енен достигли своей цели и объединили континент. После войны, что продолжалась без малого — семьдесят лет, королевства, что объединились в альянс, заключили соглашение, что легло в основу создания единой империи в дальнейшем. Так годы сменяли столетия, и на протяжении всего этого времени люди боролись с отголосками той войны. То родственники, то последователи двух братьев то и дело появлялись в разных районах империи. Были даже целые секты, которые пропагандировали учение смерти. Вот только…

Идеалы, которые преследовали Имбора и Енен были размыты со временем. И вскоре все последователи, за исключением родственной линии, были уверены, что сама жизнь должна быть истреблена, и именно такую цель преследовали отцы некромантии.

Прямые потомки двух братьев, из поколения в поколения передавали истинные ценности и знания своего рода. Они просто жили. Как бы странно это не звучало, но прямые наследники Имборы и Енена, не преследовали каких-то великих целей. По большей части они скрывали свое происхождение и вели обычную, хоть и признаться богатую жизнь. Их вполне устраивала обстановка в империи, и они не видели смысла в каких-либо революционных настроениях. Более того, основная их часть попросту не использовала некромантию.

Тем не менее, не смотря на, в каком-то смысле, праздную жизнь, были и такие, как Элхор. Жадные до знаний и не в меру любопытные.


Он начал изучать некромантию в двенадцать, его обучала мать, и сколько бы противозаконным и аморальным это не было, маленький Элхор уже тогда был в восторге и видел большие перспективы в данном искусстве. Пока его сверстники, у которых имелись способности к преобразованию природной энергии в ману, готовились к поступлению в академию элементарной магии (коих было великое множество), он уже имел определенный набор способностей. Стоит ли говорить, что юный Элхор был настоящим гением, и уже в возрасте восемнадцати лет он достиг уровня своей матери.

После этого он отправился путешествовать, дабы познать мир и изучить свое искусство в полной мере.


А сейчас, он сидел под деревом, пожевывая соломинку и глядя куда-то в пустоту. Некромант, собравший огромное количество знаний и жизненного опыта, изучающий самую темную суть этого мира.

— Эй, эй-эй, я тут кой-чего чувствую своей пятой точкой! — голова дернулась, пытаясь принюхаться.

— У тебя ее нет, болван, что там? — хмыкнул мужчина, выплюнув соломинку.

— Еще теплое, но уже мертвое, что-то, что может нам пригодиться.

— Интересненько, интересненько. Я как раз хотел опробовать свои силы, что ж, пойдем взглянем. Куда идти?

— Судя по запахам и звукам, нам на север, там, как выйдешь на реку, вверх по течению.

Элхор поднялся, поправив свою походную сумку и накинув капюшон на свои покрытые сединой темные волосы. Подвязав голову на прежнее место, он направился по указанному пути.


Спустя некоторое время сквозь деревья показалась река. Ее мирное журчание уносилось куда-то вдаль, вниз по склону. Легкий ветерок приносил запах тлеющих углей, а чуть выше виднелись обгорелые деревья. Одним ловким прыжком Элхор перемахнул через реку, говорящая голова при этом выдала что-то похожее на «Юхуууууу!». И вот, миновав один крутой подъем перед ними предстала такая картина. У поваленного дерева, запрокинувший голову сидел молодой парень. Повсюду виднелись следы крови, которую едва-едва впитала земля. Его правая рука окостенелыми пальцами крепко сжимала небольшой клинок, в левая и вовсе отсутствовала. Лежала она совсем рядом, хотя то, что осталось было сложно назвать рукой. Это был черный разлагающийся обрубок, который уже принялись поедать черви. Мужчина подошел сначала к руке.

— Хм, как занятно. — протянул он.

— Что там, что там? — голова нетерпеливо зашаталась.

— Проклятие седьмого ранга. «Червь разложения» — неприятное дерьмо. Такое даже опытный маг не сразу выведет. А тут… Обычный человек. Во всяком случае возмущений жизненных энергий около него нет, а они после смерти витают в воздухе без малого пару дней. Парень видимо понял, что к чему и просто оттяпал себе руку. Правда сделал это наспех и очень небрежно. Потому и умер от потери крови.


— Это же кому надо было так насолить, чтобы получить «Червя»?

— Уж не знаю, но этот «кто-то» явно не из простого десятка. Этот «Червь» был не обычным, а ускоренным. Сутки, я так полагаю, в то время как обычный развивается около недели.

Элхор подошел к парню и пристально осмотрел его. Провел рукой перед лицом, открыл рот и залез туда пальцем, оглядел язык, после ощупал наспех перевязанную культю. Постучал по грудной клетке, потом по животу, и, наконец выпрямился, почесывая подбородок.

— Тело хорошее. Чистое, без проблем и болячек. Слабоватое правда, но очень неплохой материал. Я бы даже сказал лучший, из того, с чем я работал в последнее время.

— Эй! Я не понял, это сейчас ты меня так оскорбил?

— Твое тело не в счет, его я пустил на расходный материал.

— Я думал мы друзья! Ну и ладно! А что будешь делать с парнем?

— Думаю пришло время использовать «Это».

— Анафему?

— Глупое название!

— Но это ты его придумал!

— Я передумал, позже дам иное.

Элхор водрузил тело себе на плечи и двинулся в обратном направлении, посвистывая какую-то мелодию. Голова тихонько ему подпевала. И только лес был свидетелем этому странному действу.


Судьба моя, оскалив жадно пасть

Мой верный путь меняя ежечасно

Ведет меня уже совсем иной тропой

Над смертию самой даруя власть мне.


И домом станут мне не своды неба,

В том мире, столь зловещем и чужом,

Где вторят мне столь юные эфебы,

Под льющим в унисон их голосу дождем.

Глава 6

Элхор.

Мужчина сидел в глубокой задумчивости, глядя в обветшалую стену, хотя его пустой расфокусированный взгляд говорил о том, что он смотрит сквозь нее, куда-то вдаль. Мысли его были там же.

Недавно он нашел очень неплохой материал для работы, это помогло бы в его исследованиях. Не так часто удается найти свежий труп. Сам же Элхор ради своего дела не убивал. Он мог убить защищаясь, или же защищая кого-то, но, чтобы только ради исследований… кодекс его предков не поощрял намеренные убийства ради постижения науки. Имбора всегда отмечал в своих трудах, что качественный материал везде в избытке, важно только понимать, где его искать.


К вечеру он набрел на небольшую кибитку, которая находилась в паре десятков миль от главного дорожного тракта. Элхор закинул мертвое тело внутрь, туда же он закинул голову кентавра, и, для большей безопасности, оттащил ее поглубже в лес.

Через четыре часа ночь уже полноправно уселась на трон, но из кибитки по-прежнему разливался мягкий и едва заметный свет. Ночной воздух был необычайно свеж, а прохлада позволяла голове мыслить ясно и не отвлекаться на внешние раздражители.

— Я ничего не понимаю, такое происходит впервые.

— Элхор, может ты просто постарел? Потерял хватку? Хе-хе

— Вовсе нет, проблема в другом, я просто… не могу извлечь его душу, она цепляется за тело словно он еще жив, вот только тело абсолютно точно мертво. — Элхор не поддавался на провокации своего друга и даже не смотрел на него, а лишь задумчиво говорил, медленно, с продолжительными паузами.

— Отделение души 12 ранга? — голова тут же поменяла тон на более серьезный. Она стояла на походной сумке в углу кибитки, в аккурат около небольшого светоча магического происхождения.

— Конечно я пробовал отделение души, это самое мощное заклинание по выманиванию сущности из тела, но его душа просто игнорирует его. Ни одна ныне известная магия не может отделить душу от тела, если душа сама на это не согласна. Вот только… за всю историю некромантии, не было ни одного известного случая, чтобы душа оставалась в теле после смерти. Скажи мне Карим, что ты чувствуешь?

Голова шумно вдохнула, не смотря на отсутствие легких, и стала испускать едва заметные очертания сиреневой ауры, которая оканчивалась небольшими щупами. Щупы в свою очередь молниеносно метнулись к мертвому телу. Голова облизнулась.

— Элхор, эта душа отличается от тех, что живут на всем континенте, у этой сути отсутствует ядро силы.

— Но как? Даже у воришек из вонючих клоак есть ядро.

Голова, которую ранее именовали Каримом, снова облизнулась и продолжила исследовать тело.

— Концентрация жизненной энергии всегда находится в ядре, у опытных магов может быть несколько ядер, однако здесь… Его жизненная энергия течет по всей сути души, он будто сам огромное ядро силы.

— Но это невозможно, тогда он был бы настолько нестабилен что…

— Что его душа при негодности сосуда будет искать новый, идентичный прошлому и не рассеется пока не найдет таковой, при этом она может даже не желать этого. Сейчас она уверена, что сосуд все еще пригоден. — Закончил Карим.

В воздухе повисло тяжелое молчание. Необходимо было переварить эту информацию. Перед ними лежал труп парня, который по сути был чуть ли не бессмертным, да с кучей оговорок, которые еще предстоит выяснить, но, если говорить очень грубо, это было именно бессмертие.

Дело в том, что после смерти тела, душа как правило тоже перестает функционировать, потреблять ману и перенаправлять ее по силовым узлам. Со временем ядро силы распадается, превращаясь в чистую энергию, а после рассеивается в самой сути мира. Очень часто опытные маги стараются поймать эту энергию до ее исчезновения и заряжают ей различные артефакты. В зависимости от силы ядра, артефакт мог приобрести уникальные эффекты.

— Но получается он абсолютно бездарен. — Карим втянул обратно аурные щупы и сплюнул.

— Да, без ядра силы невозможно потреблять ману, а, следовательно, и применять заклинания, и даже если он, как ты говоришь, похож на огромное ядро силы, то сколько бы маны он не впитал, она будет попросту растворяться в нем.

— Так что, никакой Анафемы?

— Почему же — усмехнулся Элхор. — Есть у меня одна идея, я бы назвал ее гениальной, мы доработаем мое заклинание. Воскресим его, прямо с душой, а потом сделаем печать развития и привяжем к моему ядру, как тебе?

— Ты с ума сошел? Это же просто идиотизм, мало того, что он не будет тебе подчиняться, так ты еще и к ядру своему его подпустишь, ты просто сумасшедший.

— Сказала голова, которая и говорит-то только благодаря частице моей души. Я ведь фактически разговариваю сам с собой.

— Элхор, ты не знаешь этого человека, не знаешь на что он способен, и ты хочешь вот так просто его воскресить? — Карим не унимался, хотя нотки обиды в его голосе все-таки появились.

— Я хочу изучить его душу, хочу понять почему он такой и как работает эта сила, я вижу в ней потенциал.

— Нет никакого потенциала, это обычный бездарный сосуд с испорченной душой.


Элхор махнул рукой и наконец взглянул на голову, после на труп и, покопавшись в своей сумке достал небольшую книжку, набор инструментов и пучок засушенных трав.

— Я подниму его, и ты, мой дорогой друг, мне в этом поможешь.


Джошуа.

В огромной спальне с роскошным шёлковым убранством царил стойкий запах похоти и разврата. Кровать, которая была так же устлана большим количеством одеял из тканей самых дорогих видов, вмещала на себе по меньшей мере десять обнаженных тел. В основном это были девушки, которые то и дело целовали и ласкали друг друга. Их кожа покрывалась мурашками от удовольствия, дыхание постоянно сбивалось, но все так же обжигало кожу, спальню наполняли тихие, но безумно возбуждающие звуки наслаждения.

Посреди всех этих восхитительно стройных и нежных женских тел лежал он.

Именно его ласкали девушки, пытаясь подарить райское удовольствие, они покрывали его поцелуями, зарываясь пальцами в роскошные светло-русые волосы. Их горячие языки путешествовали по его рельефному телу, исследуя каждый уголок, каждая из них по очереди наслаждалась им.

Хватаясь за него и насаживаясь на то, на что следует они любили его. Любили крепко и самозабвенно, шептали ему на ухо разными голосами на разных языках. Они действительно наслаждались им.

Лицо парня не выражало эмоций вообще. Казалось он был не тут, не в этом раю с прекрасными девицами разного тона кожи и цвета волос, а где-то далеко, в своей голове.

«Надеюсь этот паршивец сдох. В мире не может быть второго такого как я». Он нервничал, не настолько, чтобы его мышцы сокращались в панике, но настолько, чтобы эти мысли отвлекали его от плотских утех.

«Будет забавно, если ты умирая будешь произносить мое имя. Я Джошуа». В голове эхом пронеслись его же слова, именно так он представился тому темноволосому пареньку.

Несколько дней назад Джошуа почувствовал возмущения сути мира, где-то далеко на западе, почти на границе. Это был выплеск энергии, очень большой и очень рассеянный, так что конкретное место распознать не удалось. Парень тут же телепортировался в ближайший пограничный город. Пришелец не заставил себя долго ждать. Было до боли смешно наблюдать, как этот кретин пытается впарить свой айфон местному торговцу.

«Я накинул на него ускоренного червя разложения, он не должен выжить, даже опытный маг не справится с подобным без помощи». И все же сомнения терзали его душу.


С самого рождения Джошуа был болезненным ребенком, родители его ненавидели за то, что приходилось постоянно за ним приглядывать. Дети травили худощавого одноклассника, а иногда даже избивали за школой. Он всей душой ненавидел мир, который не принимал его, он желал смерти всем и каждому кто досаждал и мешал спокойно жить. Его болезненность пусть и ослабила тело, но придала сил по истине гениальному мозгу. Парень бросал все на обучение, и это единственное, что у него было. Вскоре он закончил школу, получив высший бал, поступил в один из самых престижных университетов мира.

А около двух лет назад случилось нечто, что навсегда изменило не только его, но и представление обо всех окружающих. Джошуа перенесло в другой мир.

До сих пор, даже спустя его кропотливое обучение магической сути этого мира, он не мог объяснить этот феномен.

Можно сказать, что Джошуа невероятно повезло, ведь он попал прямиком в резиденцию одного из могущественных магов государства, который разглядел в мальчике невероятный талант. У него было семь ядер силы, в то время как опытные маги высших рангов имели всего пять. С таким потенциалом парень мог стать Архимагом.

Так началось его обучение. Джошуа экстерном прошел все науки этого мира и уже спустя два года он стал одним из самых сильных и влиятельных магов в стране. Его отправляли на самые сложные задания, будь то заказное убийство или вытаскивание отряда из передряги, в последний раз его отправляли шпионить за соседним государством. И все его миссии заканчивались успехом.


Парень окончательно забыл о своей жизни слабака и с удовольствием принял новую, полную приключений жизнь, где его ум и способности оценили по достоинству. И тут у него появился потенциальный конкурент.

Юный маг снова и снова прокручивал в голове сценарий, как этот новый пришелец из другого мира оказался талантливее и сильнее, как его сместили с теплого местечка, как о нем все забыли и снова оклеймили неудачником. «Ну уж нет! Я не позволю какому-то дилетанту подсидеть меня, я уничтожу его до того, как он научится чему-то». Именно с такими мыслями Джошуа накладывал мощное разрушительное проклятие на своего оппонента.


Девушки наконец выдохлись и медленно стали покидать покои своего юного господина, осталась только одна, самая ухоженная и нежная из всех, ее белокурые кудри ниспадали до самых грудей, чуть прикрывая самые интересные места. Кожа белая как мрамор, так и манила прикоснуться к ней. Ее голубые глаза будто два океана затягивали душу, а от тонких алых губ невозможно было оторвать взгляд.

— О чем ты задумался, мой божественный мальчик? — ее голос был подобен мелодии арфы, что наполняла благоговением всю комнату.

— Скажи мне Мирелия, ты любишь меня? — Парень наконец очнулся от тяжелых дум и легким движением прижал девушку к себе.

— Конечно, мой милый Джошуа, я люблю тебя!

— А если бы я лишился всего, если бы появился кто-то сильнее и талантливее меня?

— Для меня есть только ты, правда!

Джошуа поцеловал ее. Нежно, со всей отдачей на которую он был способен. Но словам не поверил. В тот вечер он решил вернуться и проверить своего нового знакомого. Юный маг был уверен, что найдет лишь хладный труп.


Ночь пролетела незаметно, как проносится каждая ночь в объятиях любимой женщины. Едва солнце показалось из-за горизонта, Джошуа проснулся. Одев свой излюбленный кожаный доспех, он аккуратно прицепил на шею темно-зеленый плащ. Пара кинжалов отправились за ремешки на поясе. Он был готов.

Сжав кулак, он собрал сгусток маны, после чего потянул само пространство на себя. Прошептав заклинание, он изчез.


— Черт! Черт! Черт! Как такое может быть, объясните мне!? — Джошуа сокрушался невидимому собеседнику, в его сердце кипела ярость. — Тело не могло сгнить так быстро, но и выжить он не мог, так где, черт возьми, его потроха?

Последнее слово он выкрикнул особенно громко, так что оно отразилось эхом от деревьев. Джошуа стоял перед поваленным деревом, прямо под ногами располагалась большая лужа уже засохшей крови, которую успела впитать земля говорила о том, что именно здесь был его враг, вот только куда он пропал?


Юный маг снова вдохнул, в этот раз значительно глубже. Он пытался прочувствовать магические возмущения, чтобы понять, каким образом мог спастись этот парень и в этот момент…

Зловонная черная мана дотронулась до него, так что он закашлялся. Слишком сильная, плотная, потрясающая своим могуществом остаточная мана. Джошуа не смог устоять, поэтому аккуратно присел на землю, пытаясь восстановить дыхание. «Что это было, что за невероятная сила… и это лишь остаточная мана, тогда что за монстр тут был. Монстр, который владеет черной магией высших уровней. Некромантией».

Он не хотел в это верить, но вывод напрашивался сам. Его противник, такой же попаданец как он, был самым могущественным некромантом этого мира. И это было огромной проблемой, Джошуа понимал, что он слабее. Он не хотел верить в то, что тот идиот с харчевни, который позволил проклясть себя червем разложения может быть могущественным некромантом. Или… он специально дал себя проклясть, чтобы ввести в заблуждение своего противника?

Он еще долго сидел, запрокинув голову на поваленное дерево, ярость и первобытный гнев разъедали его изнутри, а голос в голове вторил лишь одну фразу.

«Я должен его убить».

Глава 7

[Инициализация системы] — [успешно]

[Создание духовной связи]-[успешно]

[Регистрация нового пользователя]

[Введите имя…]


Я проснулся от пищащего звука в ушах, словно это был старомодный будильник со стандартным звуком. Раздражающий, мерзкий.

Открыв глаза, я не увидел ничего, буквально чернота. Всеохватывающая бездна, в которой пустота была такой холодной, что пробирала до костей, я невольно поежился.

Ну и где я черт возьми? Попытки оглянуться результата не дали, кругом лишь тьма. Я не чувствовал опоры под ногами, будто бы парил в воздухе. Попытки позвать на помощь не увенчались успехом, мой голос рассеивался в этой необъятной пустоте.

Я попытался сопоставить все факты, которые у меня были и с ужасом понял, что я погиб. Дважды умереть, это конечно перебор, но в первый раз меня угораздило переродиться в параллельном мире. Узнать удалось немного. Появился я на окраине какого-то государства, язык непонятный, мир враждебный, а еще… Тот парень, что говорил на привычном мне языке. Кто он такой?

Тело не болело, да и вообще я был в отличной форме, чувствовал себя лучше, чем когда — либо. Черт! Как я вообще решился отрубить себе руку. Воспоминания о пережитой боли заставляли содрогнуться. Тогда-то и пришла моя вторая смерть, а во всем виноват этот белобрысый.

— И что теперь? Это преисподняя? Или что? Меня будут жарить в котле или нет? — голос все так же уходил в пустоту.

Я ненавидел свой мир, ненавидел рутину, но оказавшись тут, успел переосмыслить свои взгляды. Лучше уж каждый день торчать в офисе, чем висеть на волоске от смерти. Ну а теперь я парил неизвестно где и не понимал, что вообще меня ждет дальше.


Краем глаза я заметил мерцание. Что это? Оно всегда тут было? Будто бы окошко на панели компьютера, что открылось, но осталось в свернутом состоянии, а теперь навязчиво просило, чтобы его развернули.

Я помахал руками, попытался тыкнуть пальцем. Безрезультатно. Зато, как только я подумал, что было бы неплохо, чтобы окно развернулось, и мысленно потянулся к нему, мерцание прекратилось и перед глазами возникло небольшое окошко с мягко белым свечением, прямо в воздухе висели буквы, при этом, как бы я не вертел головой, слова каждый раз оказывались передо мной.


[Регистрация нового пользователя]

[Введите имя…]


Какого еще пользователя? Чем пользоваться?

Будто операционную систему решил переустановить. Что ж, за неимением других занятий, будем играть по вашим правилам. Чем собственно я и занимался в последнее время. Хотел было сказать свое имя, но задумался. А может выбрать другое? Не то чтобы я очень любил свое имя, но и брать имена каких-то известных персонажей тоже не особо хотелось.

— Отто — произнес я, решив взять производную от своего имени, но на другом языке.


[Пользователь Отто успешно зарегистрирован]

[Система приветствует вас]

[Хотите ли вы пройти обучение?]


Приятный, однако напрочь лишенный эмоционального окраса женский голос повторял слова, возникающие перед моими глазами, только я не мог понять, откуда он исходил. Было ощущение, что это звучало сразу в моей голове, минуя уши, будто это мои же мысли.

Это совершенно отличается от всех привычных мне попаданцев, коих читал я не мало, хотя, если подумать, попав в другой мир, я тут же столкнулся с рядом ужасных проблем, которые мне явно показали — ты тут чужой, лучше уж тебе не геройствовать лишний раз.

Раз уж меня непонятно за какие заслуги назначили каким-то там пользователем, надо бы узнать, что мне это дает и как далеко я могу с этим уехать.

— Да, я хочу пройти обучение! — уверенно произнес я в пустоту.

В тот же момент у меня перед глазами открылось множество прозрачных окошек все с тем же белым текстом, в этот раз голос уже не читал дословно текст внутри, а начал доходчиво объяснять, что находится в каждом из них.

— Обратите внимание сюда — первое окошко, расположенное слева от меня, вспыхнуло зеленым светом. — Это ваше древо умений, по мере вашего развития вы сможете прокачать определенные навыки, которые пригодятся вам в дальнейшем.

Я внимательно осмотрел предложенное мне окошко, в середине был мой портрет, правда нарисованный в стиле каких-то икон. Стоп! Когда меня успели нарисовать?

От портрета исходили три линии в разные стороны, на каждой из них были большие круги с какими-то рисунками, так же напоминающими энкаустику. Видимо создатель системы какой-то фанат античной иконописи. Мысленно я отдалил древо умений и ужаснулся. Оно было огромно, каждый круг с умением выпускал от себя еще две, а то и три линии, на которых располагались такие же круги.

Все древо можно было разделить на три сектора, по цвету. На севере располагался синий сектор, судя по картинкам, которые были на кругах (буду называть их узлами умений) этот сектор отвечал за магию. Юго-восточный сектор отличал светло-зеленый оттенок, тут на изображениях преобладали луки и стрелы. Юго-западный же сектор был кроваво-красным, там были всевозможные мечи, топоры и доспехи. На границе каждого сектора были умения, которые вмещали в себя два цвета, я сделал вывод, что они были гибридными.

Я даже в играх не видел таких огромных систем прокачек, да у меня жизни не хватит чтобы все это охватить. Мысленно я ткнул на одно из красных умений. Мне понравилась картинка, на ней воин в тяжелых латных доспехах рассекал воздух огромным двуручным мечом, оставляя за собой эффектный след. Под умением тут же открылось диалоговое окно.


[Боевой опыт]

[30 % увеличение физического урона двуручным оружием.

Атаки двуручным оружием наносят увеличенный на 30 % урон от состояний.

100 % увеличение итогового восстановления в секунду от похищенного здоровья

Подавляет 12 % уменьшения получаемого физического урона.]


Я мысленно присвистнул, да тут просто дикие прибавки, конечно этот узел находится далеко на юго-западном секторе, но все же. Ладно, надо будет пристально изучить все умения, что дальше.

— Следующее окно — ваши задания. Каждое предложение, полученное от кого-то из внешнего мира будет анализироваться системой, после чего ему будет присвоена степень сложности и соответствующая награда. Более того, будут задания, которые вам назначит сама система.

В окошке появилась новая строка:


[Пройти начальное обучение]

[Награда: 100 единиц опыта]


Система квестов значит, интересно. Я обнаружил в самом низу своего поля зрения тонкую полоску. Она чуть подсветилась и сверху показались значения 0/1000. Опять же, мой игровой опыт позволяет более-менее ориентироваться в подобных вещах.

— Третье — это ваш инвентарь, вам выделен пространственный карман на 100 единиц, в дальнейшем вы можете его расширить, хотите назначить кодовое слово для вызова инвентаря?

— … Инвентарь?

— Кодовое слово принято.

Я стукнул себя ладонью по лбу, да уж, это было глупо.

— И последние два окошка это входящие уведомления, где будут располагаться все важные новости, произошедшие с системой, и ваши достижения, где будет указан статус того или иного достижения, его прогресс и бонусы при использовании.

После этого все окошки закрылись и передо мной выскочило несколько уведомлений


[Начальное обучение пройдено. Вы получили 100 ед. опыта]

[Вы получили достижение «Новичок в системе»]

[Вы получили достижение «Неудачник»]

[Вы получили достижение «Смерть не помеха»]

[Вы получили достижение «Духовный наставник»]


Как много всего, разбираться и разбираться. Так, новичок дает 10 % прибавки к получению опыта и дропа, интересно. Неудачник дает иммунитеты к штрафам, Смерть не помеха увеличивает запас очков здоровья, но вот Духовный наставник, откуда вообще это взялось? «Вы и ваш духовный наставник создали нерушимую связь, вы получаете 20 % опыта, заработанного вторым участником связи, все положительные эффекты удваиваются. Прогресс 0/100».

Но я не создавал никакой духовной связи, бред какой-то. Да и судя по наличию прогресса это достижение можно прокачивать.

Я снова крепко задумался, переваривая огромный пласт поступившей информации. Получается меня назначило пользователем какой-то системы, что очень напоминает мне привычные в нашем мире RPG. У меня первый уровень. Почему-то при обучении система не упоминала об окне статистики, которое тут тоже есть, только никаких ухищрений, три показателя: сила, ловкость и интеллект, к слову у меня всего по 10, это я настолько слабый? Чуть ниже была сводка по защите физической и магической, а также сопротивлению всевозможным стихиям и ядам.

Уж не знаю сколько времени прошло, но по ощущениям я надолго залип в древо умений, изучая узлы. Тут было абсолютно все, что можно себе представить. На самом деле поделив древо на три сектора, я был лишь отчасти прав. Каждый сектор можно разделить еще на несколько частей, и это оказалось безумно интересно.

Так, например, сектор магии вмещал в себя умения прибавки к огненным заклинаниям, ледяным, а также заклинаниям молнии, призыва приспешников и хаоса. Здесь же были узлы, которые значительно увеличивали интеллект, и защитную магию, позволяли наиболее эффективно использовать жезлы и артефакты.

Силовой сектор позволял владеть как одноручным, так и двуручным оружием, причем прибавки к мечам, топорам, молотам, и прочим видам оружия были разные, стоило заранее выбрать, чем ты будешь пользоваться. Не сложно догадаться, тут располагались узлы увеличения силы, брони и сопротивляемости различным эффектам.

И последний, сектор ловкачей. Помимо уже замеченных мной узлов для лука, тут тоже было чему удивиться. В играх, например, я не встречал умений, которые давали бы прибавки к ловушкам, но тут, судя по узлам можно было освоить, этот вид боя казался достаточно эффективным. Получался эдакий боец с кучей контратак и подлянок, которого не то что ударить, к нему подойти было уже проблематично. Умения лука были стандартными, присущими любой игре, но дальше шли всевозможные когти, кинжалы, стилеты, с наложением кучи отрицательных эффектов. Здесь и яды, и кровотечение, и ослепление, даже есть исчезновение при помощи дымовой завесы и телепорт за спину противника.

Меня испугал звук в голове, такой же мерзкий, как тот, от которого я проснулся.


[Обнаружено пользовательское вмешательство]

[Объект «Духовный наставник» запрашивает доступ к жизненным ресурсам. Вы согласны?]


Опять этот духовный наставник. Мое чутье буквально вопило об опасности, а в душу прокрался страх. Какие еще жизненные ресурсы, если я непонятно где, парю в воздухе и скорее всего мертв. Почему я должен соглашаться. Нет уж, спасибо.


[Объект «Духовный наставник» использовал вашу связь]

[Доступ к жизненным ресурсам предоставлен]


Какого черта? Это меня так пытаются хакнуть? Я вам что, техника безжизненная?

— Эй система! Отказать в доступе! Отмена! Отбой! — я отрицательно замахал руками.


[Запрос на восстановление одобрен]

[Права администратора подтверждены]

[Начинаю восстановление данных, регенерация сосуда займет 63 часа]

[1 %. .]


Я ничего не понимал. Внутри все кипело. Было ощущение, что в груди у меня извергался вулкан, обжигая лавой все органы, и это жжение разрасталось. Больно не было, скорее неприятно. Это как поймать изжогу. Уж в свои-то 25 с вечно неправильным питанием я знал о ней не понаслышке.

Где-то вдалеке, в этой темной вселенной зажегся едва видный огонек, мягкий белый свет двигался в мою сторону, подобно локомотиву. Уже через пару минут он не казался таким мягким и дружелюбным. Я попытался двинуться с места, но по-прежнему парил в воздухе. Все мои акробатические потуги мало того, что оказались бесполезны, так я еще и уверен, смотрелись максимально глупо.

Вскоре огромный шар ослепительного света настиг меня, и я растворился в нем.

Более никаких снов про систему, причудливые умения и параллельные миры я не видел, только спокойствие. Всепоглощающая мирная тишина, в которой я наконец почувствовал, что могу отдохнуть.

Я был действительно счастлив.

Глава 8

— Я не понимаю, зачем ты вообще наложил на него печать развития. — голос звучал приглушенно, словно был где-то далеко. Он был грубым и очень низким, и, судя по тону, очень разочарованным.

— По идее, это должно было дать ему возможности к усилению, но печать просто растворилась в его душе — второй голос тоже звучал где-то вдали, был спокойным и мягким, можно даже сказать приятным.

— И поэтому ты наложил десять печатей одновременно!?

— Я думал сработает, но все эти печати были просто поглощены, непонятно почему, будто бы у него появился иммунитет к заклинаниям, причем непонятно откуда, червя разложения-то на него наложили. В итоге следов печати я не вижу, как и вообще каких-либо возмущений энергий, как магических, так и жизненных. Зато душа до сих пор крепко сидит в теле и не идет на контакт.

— Он так высосет из тебя не только ману, но и прану, не стоило привязывать его к своему ядру, говорил тебе!

— Заткнись и разверни подпитку, а на меня наложи печать стабилизации.

— Сделано, мой владыка.

— И прошу тебя, не паясничай.

— И что? Почему он не встает? Мы уже сутки с ним возимся, ты запитал его маной, будто какой-то артефакт.

— Нужно время, я сделал так, чтобы мана циркулировала в нем вместо крови, тело должно привыкнуть, и медленно восстановить баланс. Да и руку бы неплохо ему пришить потом.

— Может ты ему и деньги все свои отдашь с артефактами, с чего такая благотворительность?

— Элхор, брось этот труп, нам надо уходить, инквизиторы уже близко, я чую их. Я не хочу умирать.

— Ты итак мертвый, головешка. Но твоя правда, мы уходим.

— А что с этим?

— Наложу завесу скрытия и его не найдут, а когда он восстанет…

— Если!

— Когда! Я уверен в своих силах Карим. Когда он восстанет, мы найдем его по духовной связи.

Голоса в моей голове накладывались друг на друга, я будто медленно пробуждался от долгого сна. Едва приходя в сознание, я снова засыпал, и так по кругу. Странные разговоры слышались мне, суть которых уловить не удавалось. Где-то в глубине сознания мелькали картины. Печати, заклинания, воскрешение, смерть, система… Система.

И почему, хоть я и слышал, что это не мой родной язык, было все предельно понятно.

Попытка открыть глаза принесла резкую боль, которая ушла эхом в голову. Да, я находился в помещении и свет едва проходил сквозь плотную ткань, которая заменяла потолок, но этого хватило для глаз, которые уже отвыкли видеть. Будто в коме какой-то лежал. Я жадно начал хватать ртом воздух. Это активизировались легкие, а после них медленно просыпались остальные органы.

Я пошевелил пальцами ноги, затем второй, согнул в коленях. Отлично, значит спал я не так долго, хотя суставы признаться ныли о том, что их долго не использовали. Теперь рука, отлично, вторая, супер…

Стоп.

Вторая? Но я же… как? Я точно помню, что отрезал себе руку, а потом умер, а потом еще… Звучит как какой-то сюрреализм. Подняв голову, оглядел руку, и тут ко мне пришло понимание ситуации, породившее смутные чувства: смесь испуга, удивления и еще пары неописуемых эмоций, которые заставляли сердце тарабанить словно копыта гнедой, а дыхание сбиваться.

Рука была. Совершенно точно, определенно была рука, которая отзывалась на мои мысленные команды так же, как и первая, но тон кожи отличался, он был на порядок светлее, чем родной. Моя кожа отличалась легкой смугловатостью, рука же была мраморно белой, можно даже сказать, что это был нездоровый белый цвет. Выше, на месте куда я по последним воспоминаниям остервенело втыкал клинок располагались аккуратные швы и какая-то мазь ровно на стыке моей плоти и пришитой руки. Выглядит так, будто перед наложением швов ее просто припаяли.

Я медленно поднялся. Судя по окружению это была какая-то повозка, но достаточно старая, на что указывали прогнившие доски и дыры в холщовой ткани, что была натянута сверху

Дилинь!


「Регистрация новой конечности прошла успешно;

Болевой порог выставлен, циркуляция крови откалибрована;

Языковой барьер удален;

Физические параметры выставлены на минимум;

Приятного путешествия Отто」


Перед глазами мягко-белые буквы, которые зачитывал уже знакомый голос. От неожиданности я вздрогнул, но почему-то в моей голове вместо «О, все-таки система оказалась реальностью» первым всплыло «Они поменяли звук, теперь он не такой противный». Хотя кто они? Может система подстраивается под мои предпочтения? А ну-ка.

«Система, добавь голосу эмоциональный окрас».


Произвожу считывание нервной системы

Эмоциональный модуль будет установлен после получения достаточного количества информации」



「Достижение «Калибровочный дебют»: совершите первую настройку системы」


Даже достижение выдали, правда бонусов никаких не дает, только небольшую прибавку к опыту. Я мысленно вызвал окно статуса и очень удивился, да уж, прям утро удивлений какое-то. Информации было больше, чем в прошлый раз, да и выглядело оно чуть иначе. Кстати голос молчал, а сверху красовалась небольшая панель загрузки.


「Имя: Отто;

Уровень: 1 Опыт: 250/1000;

Сила: 10; Ловкость: 10; Интеллект: 10;

Здоровье: 150; Мана: 0; Энергетический щит: 0;

Навыки: __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __」


Если с характеристиками и уровнем все понятно, то вот пустое окно навыков меня напрягало. Это получается я вообще ничего не умею. Более того, мой показатель маны нулевой. А еще есть какой-то энергетический щит, его показатель тоже ноль. Не совсем понятно, что это и как использовать.

Чуть ниже располагалось окно с двумя вкладками: Атака и Защита. И вот тут-то мои глаза разбегались от обилия информации. Во вкладке «Атака» было очень много показателей. Урон в секунду, шанс попадания, множители критического урона и шанса критического попадания для каждой руки отдельно, модификаторы урона каждой стихии, показатель похищения жизни. «Защита» же вмещала в себя показатели брони, снижения физического урона, уклонения, регенерации здоровья, маны и энергетического щита, сопротивления стихиям, а также шанс блока. Кстати все мои показатели либо нулевые, либо близки к нему. Я будто бы болванчик для битья в тренировочной комнате.

Слишком большой объем информации, хотя развернутая статистика — это весьма полезно. Что ж, пережитый опыт научил меня многому, но думаю теперь, это можно оставить в прошлом, ведь мое приключение только начинается. Хотя, забудешь тут ситуации, когда ты находился при смерти или вовсе умирал.


Я встал с лежанки, но тут же свалился, добротно приложившись головой о пустой ящик. Ногам надо привыкнуть. Аккуратно выглянув из повозки, я сделал глубокий вдох, настолько, насколько позволяли легкие. Свежий воздух будто способствовал исцелению и общее самочувствие улучшилось. Я уселся на край и принялся разминать ноги.

«Уверен, что кто-то способствовал моему возвращению с того света, более того, этот кто-то наградил меня системой, да еще и руку пришил… хоть и чужую. Откуда такой приступ доброты, и буду ли я что-то должен взамен?»

Дилинь!

Мои мысли прервало очередное уведомление системы, в котором говорилось о завершении установки эмоционального модуля.

— Ну, здравствуй, Отто — голос остался прежним, но стал более живым, наполненным эмоциями.

Я будто бы слышал, как она набирает воздух перед тем, как что-то сказать.

— Твои жизненные запасы энергии истощаются, я бы посоветовала тебе раздобыть еды.

И эти паузы между словами, будто вздыхает, черт, теперь и не отличишь от реального человека.


「Получено новое задание «Убейте пять Изокроликов» прогресс 0/5;

Награда: 500 ед. опыта」


— Ты издеваешься? Да я в жизни не убивал никого, а ты мне предлагаешь замочить пять кролей, и что за приставка «изо» в начале?

— Это для вашего же блага пользователь, не пренебрегайте заданиями системы.

Мне показалось, или, судя по звуку, она облизнула губы? Кажется, я еще успею пожалеть об этом эмоциональном модуле. Я руководствовался тем, что буду часто одинок, и чтобы не сойти с ума, сделал себе собеседника. Вот только она не была особо разговорчивой, говорила только по делу.

Моя сумка оказалась в повозке, как и злосчастный клинок, которым я отрезал себе руку. Как только я поднял кинжал, выскочило окно инвентаря.


「Кривой клинок обыч.

Обычный клинок из стали среднего качества

Атака: +5」


Чертов белобрысый, не мог получше кинжал кинуть? Надеюсь хоть зайца таким убьешь.

Через некоторое время я уже стоял одетый в лохмотья, которые нашел в повозке и разминался. Тело на удивление быстро откликалось на мои сигналы и было будто бы легче, нежели обычно. На повестке дня были зайцы, тьфу, кролики. Пора применить навыки, полученные в детстве от отца.

Я срезал большой кусок ткани с повозки и отломал пару креплений уже обветшалого каркаса. Из щеп вырезал маленькие чопики. После некоторых ухищрений каркас ловушки был готов, пусть и не слишком крепкий, но для маленького ушастого засранца сойдет. Обтянул каркас тканью, закрепил, готово. Для веревки я срезал еще пару длинных кусков ткани с повозки, и крепко связал их вместе.

После пары часов рысканий в лесу, я вышел на небольшую опушку. Посчитав, что лучше места я не найду, установил самодельную ловушку и насыпал внутрь ягод, которые нашел по дороге, как показала система, ягоды работают как слабительное, но для изокроликов неплохое лакомство. Затаившись в кустах, я выжидал. Терпением меня природа не наделила, поэтому уже спустя пару минут я кряхтел и сокрушался. Но мои молитвы были услышаны и на опушку разом выскочило сразу три небольших существа.

Они действительно походили на кроликов нашего мира, разве что мех был чуть длиннее и курчавый, что придавало их виду некую комичность. Над головами у них располагалась надпись и полоска здоровья.


「Изокролик; Уровень 1 」


Отлично, три разом, это просто невероятная удача. Главное сейчас не оплошать.

Как только кролики приметили ягоду, они по очереди осторожно подошли к горстке и начали мило пережевывать ее, шевеля своими усищами. Я дернул веревку, палка, служившая для опоры, выскочила, и ловушка закрылась. Тут же я подбежал к ней, и за считанные секунды успел прижать к земле, ибо шевеление внутри уже приподнимало ее. Вот это улов! Я не верил своим глазам, впервые в жизни у меня что-то получилось.

Аккуратно приподняв край, я схватил за горло одного из животных и резко вытащил, придавив ловушку ногой сверху. В глазах кролика читался ужас, я чувствовал рукой, как его сердце колотит, словно маленький моторчик.

Рука с кинжалом не поднималась. У меня просто не хватало сил убить это милое животное, которое буквально молило глазами о жизни. Еще пару минут я сидел, глядя на изокролика и пытался решиться на убийство.

Животное начало активно брыкаться, пытаясь вырваться и укусить меня за руку. Я опустил его на землю, прижав рукой и наконец ударил клинком прямо в голову. Внутри нарастало отвращение к самому себе и какая-то необъяснимая печаль.

Я все-таки сделал это. Теперь я убийца, самый настоящий убийца.


「Вы получили 50 ед. опыта 」


Меня бы определенно вывернуло, если бы было чем.

Проделав ту же процедуру с остальными двумя, уже более уверенно, но все же сожалея, я закинул их в пространственный карман, поставил ловушку в прежнее положение и досыпал ягод. Опыта за них давали мало, однако в общем я почти преодолел половину необходимых мне очков.


Уже вечерело. Я почти весь день потратил на выжидание добычи, но за все это время мне попался только один изокролик. Последний же никак не хотел появляться.

Разозлившись я пнул ловушку, но не сильно, чтобы не сломать, и раздавил ягоды.

— Чертов заяц, выходи! — рявкнул что было силы.

Я всегда был весьма импульсивным молодым человеком, или, как говорят, легко возгораемым. А горело у меня часто и долго. Вот и сейчас я стоял посреди опушки, сжав кулаки, и наблюдал, как солнце медленно укатывается за деревья. И все бы ничего, но в следующий момент…

— У-О-О-ОООООО!!!

Вместе с пронзительным криком, к западу от меня послышался треск деревьев, в этот же момент оттуда выбежало огромное, похожее на медведя чудовище и протаранило меня, да так, что я отлетел и вмазался в ближайшее дерево. Кости предательски хрустнули. Кое-как я поднялся, оценив потерянные очки здоровья. Да уж, потерять треть от одного удара, да что же это за монстр такой.


「Изокролик Вожак; Уровень 10 ред. 」


Десятый? Это точно издевательство, да и какого черта у этих мелких засранцев есть вожак.

Тем временем монстр встал на четыре лапы и готовился к прыжку. Да это был все тот же изокролик, но раз в десять больше и агрессивнее. Имя его светилось ярко-красным, что однозначно намекало на силу этого животного. Одним ударом он снес мне треть, то есть я могу пережить еще максимум один такой, не хотелось бы конечно.

Я, со всей доступной мне ловкостью совершил кувырок в ближайшие кусты. Да, я правда надеялся спрятаться, но живот предательски громко заурчал, напоминая, что я не ел уже черт знает сколько дней.

Кроль, потеряв меня из виду, перестал готовиться к прыжку и снова встал на задние лапы, двигаясь к кустам, в которые я тактично присел.

Вызвав инвентарь, я вынул из пространственного кармана Кривой клинок. Пусть его размеры не вселяли уверенности против существа раза в два больше меня, но другого выхода не было. Бежать бессмысленно, он снова возьмет меня на таран, соревнования в ловкости и силе я точно проиграю, а значит сыграем на хитрости.

Я швырнул камень в близлежащие кусты, чем привлек внимание Кроля, а сам, перекатившись за дерево, забрался на него. Монстр понял, что его обманули, и вернулся к первым кустам, в то время как я, находясь прямо над ним, сиганул вниз и в полете вонзил клинок прямо в затылок.

От удара с искрами вылетела надпись: «Крит. урон», ага, все-таки полет, прибавив мне силу увеличил и урон. Я рассчитывал на это, вот только взглянув на полоску здоровья вожака меня обуял страх. Отнялось чуть меньше трети. В моих надеждах он должен был откинуться с первого же удара.

Кроль взвыл от боли и, схватив меня за голову, кинул об землю. Я издал протяжный и болезненный стон, закашлялся. Здоровья осталась ровно половина, признаю, с появлением системы мое тело стало значительно крепче, иначе от этого швырка я бы точно помер.

Сделав еще один перекат между ног монстра, я нашел силы подняться, тело ныло от боли. Со всей силы я рубанул клинком ногу Кролю, в место, где должно находиться сухожилие. Мех в какой-то степени смягчил удар, но судя по прыснувшей крови я достал. Монстр снова взревел, и с разворота попытался ударить меня лапой, я инстинктивно пригнулся, заметив, что он уже не так уверенно держится на ногах.

Я отпрыгнул назад и бегом попытался обойти Кроля чтобы ударить по второй ноге. Нужно было обездвижить его, а потом добить.

Но Вожак оказался не глуп. Резко повернувшись ко мне, он встал на четыре лапы и молниеносным прыжком сократил расстояние между нами. Это был его фирменный таран, которым он задел меня в первый раз. Да, слабее, за счет подрезанной ноги, но черт возьми.

Врезавшись в дерево, я обильно сплюнул кровью, попытка встать отозвалась резкой болью в правой ноге, видимо вывих. Система мерзко заверещала


「Ваше здоровье опустилось до критической отметки,

Здоровье: 15/150 」


Правый глаз заплыл кровью, отчего мир частично размыло и окрасило в красный цвет. Я встал, через боль, через слезы. Поставил вывихнутую ногу на землю, и уставился на Кроля.

— Ну уж нет, больше я через это не пройду! Больше я не умру, слышишь меня, ты, ушастый засранец! — Я орал, что было сил, так, что лес вторил эхом моему голосу.

Наплевав на все, я начал разгоняться в сторону монстра, уже спустя пару шагов, я забыл о боли в ноге, о вероятно сломанной ключице и заплывшем глазе. Были только я и он, в этой битве мог выжить только один.

Издав неистовый боевой клич, я стремительно сокращал расстояние меж нами, тем временем Кроль готовился применить свой таран.

Я напрыгнул на него первым. В моих действиях не было ни техники, ни силы, только лишь желание выжить. Инстинкт самосохранения, который издревле позволял человеку выбираться из самых тяжелых передряг.

Удары один за другим достигали его морды. Ухватившись обоими руками за клинок, я истерично долбил своего противника. От неожиданности монстр, не успевший завершить подготовку к атаке, встал на задние лапы и начал размахивать передними, но ни один удар не настиг меня, ибо он уже ничего не видел. Его глаза вытекли, а лицо превратилось в кровавое месиво.

Спустя мгновение он упал, и больше не шевелился, а я, пусть и истративший все силы, продолжал хрипло вскрикивать, и уже не то что бил, скорее поглаживал его морду клинком. Мое покидающее сознание наполнили дребезжащие звуки.

Дилинь!


「Вы получили новый уровень

Вы получили новый уровень

Вы получили новый уровень」


「С получением уровня ваше здоро…」

Глава 9

Проснувшись, я ощутил насколько сильно замерз. Тело трясло от холода, а пальцы на руках сжимались с большим трудом. Ночь шла своим чередом, это значит, что без сознания я валялся не долго. Теплой одежды к сожалению, не было. Ветер, то и дело давал понять, что чужакам здесь не рады, он свирепо свистел, пикируя меж ветвями деревьев.

Перед глазами висели развернутые окна уведомлений. Система наконец пришла в себя и заговорила.

— Отто, я поздравляю тебя, ты получил 3 уровня, убив Вожака изокроликов. Это очень редкий монстр, возможно тебе стоит обыскать его? Так же с получением уровня все твое текущее здоровье восполняется.

Хм, и правда, раз уж у меня есть система, то логично предположить, что появится система дропа, хотя это было бы слишком удачно в моей ситуации. А вот восполнение здоровья очень кстати. А то снова бы помер, и кто знает, может мой лимит возрождений закончился. Стоп…

— С каких пор ты обращаешься ко мне на «ты»? — не то чтобы я был против, но меня немного настораживало такое развитие системы.

— Вам не нравится господин? — виновато произнес голос, ощутимо завышая тональность, будто озвучка какого-то аниме.

— Ч..что? Нет. Пожалуй, можно и на «ты». — я густо покраснел от такого обращения, но окружающий холод быстро поставил мне мозги на место. — Просто интересно по какому принципу происходит твое развитие.

— Вместе с эмоциональным модулем устанавливается опция личностного развития. Я вижу то же, что и ты, слышу, анализирую твои чувства и эмоции и на основании этого развиваюсь. А еще я учитываю твои желания! — последнее было произнесено вкрадчиво, шепотом.

— Боже мой! — воскликнул я, осознавая, что буквально своими же действиями создал себе раздвоение личности. Она меня что, еще и соблазнить пытается?

— Не бойся, Отто, у меня есть защитный механизм против психических заболеваний, ты не сойдешь с ума.

Я решил промолчать, система стала более разговорчивой, что меня очень напрягало. Я скептически отношусь к тому, что в моей голове будет жить по сути искусственный интеллект с возможностью развития, а в дальнейшем и осознания себя как личности. Еще не дай бог контроль над телом перехватит.


С уровнями я решил разобраться позже, для начала нужно было обыскать огромного Кроля, труп которого валялся возле меня. До чего же страшное зрелище. Даже в темноте я видел, как у его морды, которое и мордой то назвать тяжело, летала ночная мухота. Запекшаяся кровь, некоторые зубы были выбиты, но небрежно торчали из места, где раньше была пасть.

Я наклонился, и занес руку над кролем.

Помахал.

Крикнул «Обыскать».

Сквозь тошноту попробовал порыться в вонючем мехе.

Ничего. Пусто. О каком обыске шла речь. Кажется, меня обманули. Надо бы спросить у системы еще раз, но что-то мне не хочется.

Тут я заметил небольшую иконку около трупа с нарисованной все в том же стиле иконописи лупой. Мысленно нажав на нее, передо мной открылся инвентарь, в котором лежали тушки изокроликов, кривой клинок и самодельная ловушка. Слева расположилось окно, с небольшим списком того лута, что полагался мне за убийство редкого монстра.


「Накидка Вожака изокроликов ред.

Теплая накидка из меха редкого животного. Помогает спастись от холода, изокролики признают в вас старшего товарища.

Броня: +5; Снижение физ. Урона 1 %」


Вот это бонус! 1 процент, да я же теперь просто бессмертный! Ну хоть от холода спасает. Я тут же достал из инвентаря эту накидку и зацепил у себя на шее. Она выглядела весьма неплохо. Темно-серый курчавый мех, по бокам обшитый кожей, сверху сцеплялся несколькими металлическими пуговицами. Сама по себе накидка была легкой, но неудобной, зато я сразу же почувствовал тепло. Мягкий внутренний мех очень приятно прикасался к коже, будто ты упал в бассейн с шиншиллами.

Кроме накидки ничего интересного не было. Либо мусор, либо расходный материал, который пока неизвестно куда девать, а выбрасывать жалко. Собственно места в инвентаре хоть отбавляй, так что пусть лежит, пылится.

Собрав все необходимое, я вернулся к повозке (хотя в пору говорить «кибитке», наконец вспомнил как эта штука называется).

Луна на небе светила очень ярко, достаточно, чтобы ориентироваться в темноте и не пугаться каждой странно выглядящей ветки. Вопрос с огнем решился сам собой, когда я нашел в ящиках, оставленных кем-то в кибитке небольшой камешек, похожий на наш кремень, и рядом кресало из какого-то неизвестного мне металла.

Собрав немного остатков холщовой ткани и каких-то сухих листьев, я сообразил трут, который запихнул под заранее заготовленные ветки и поленья, и высек на него искры. Спустя пару минут мучений, я уже раздувал пламя.

Судьба сегодня решила меня побаловать, потому как изокролики наловленные мной лежали в инвентаре уже освежеванные и представляли из себя волокнистые куски мяса. Понятия не имею, как это работает, но спасибо системе.

— Всегда пожалуйста, Отто.

— Тц…

Я был настолько голоден, что дикое мясо показалось мне самым вкусным блюдом, из всего, что я когда-либо ел. Без соли, без всяческих специй, местами подгоревшее, но я ел его с огромным удовольствием. Закончив столь поздний ужин, я залез в кибитку, которая немного уменьшилась за счет срезанных мной кусков ткани, укрылся поплотнее накидкой и открыл окно статуса.


「Имя: Отто;

Уровень: 4 Опыт: 1250/4000;

Сила: 14; Ловкость: 14; Интеллект: 14;

Здоровье: 210; Мана: 0; Энергетический щит: 0;

Навыки: __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __ __」


Значит за каждый уровень я получаю +1 ко всем характеристикам, неплохо, только вот физически никаких изменений я не ощутил. Судя по статусу, единица силы дает 15 очков здоровья, что кажется очень маленькой прибавкой. Показатели, располагавшиеся ниже, остались теми же, разве что снижение физ. урона теперь целый 1 %. «Меня не убить»! Я грустно усмехнулся.

Далее древо умений, тут, как я уже говорил, разбираться придется долго, хотя решение, по какому пути я буду развиваться было принято мной еще тогда, в непроглядной тьме, когда система только появилась.

Над моим портретом мигала надпись: 「Очки неиспользованных умений: 3」

По одному за каждый уровень, логично. Следуя уже намеченному плану, очки были распределены по цепочке в красный сектор.


「10 % увеличения урона в ближнем бою; + 5 к силе」

「8 % увеличения урона в ближнем бою」


Это были первые два узла, которые исходили из моего портрета, ярко-красные эссенции загорались, когда я вкладывал в них очки умений. Выглядело так, будто эти круги наполнялись красной жидкостью. Следующее же умение по виду отличалось от остальных. Круг был намного больше, а по его границам располагался орнамент, похожий на шипы. Внутри был нарисован воин, стоящий в боевой позе, облаченный полной латной броней, с боевым молотом в одной руке и большим каплевидным щитом в другой. Он отдаленно напоминал мне викинга, возможно дело как раз в его молоте и рогатом шлеме на голове.

Я вложил оставшееся очко в это умение.


「Путь воина.

+ 50 к броне

+ 20 к силе

16 % увеличение физического урона」


Ух! По телу пробежала дрожь, и я ощутил, как мышцы разбухли и налились кровью. Вот это улучшение! Я был очень шокирован такими большими бонусами. Как я понял, есть ключевые узлы, которые дают очень большие прибавки, в соответствии с тем, по какому пути ты решил развиваться. Но помимо них и обычных узлов были еще круги, они превосходили остальные в два раза. От них уже не шли цепочки к другим узлам, поэтому я назвал их «Конечные узлы» Таких было не много, в сравнении с количеством остальных, но они давали ощутимые бонусы, которые невероятно меняли твой путь прокачки, а некоторые имели и минусы. Я мысленно коснулся конечного узла, который был ближе всех к пути, который я выбрал.

Орнамент вокруг него был виден более отчетливо. Внутри нарисован человек, правая половина которого была наполнена небесно-голубым цветом, а левая кроваво-Красным. Человек протягивал руку к небу, в ней пульсировала сфера, которая переливалась обоими цветами, однако превалировал красный. Надпись снизу гласила:


「Магия крови.

Удаляет всю ману. Для умений вместо маны используется здоровье」


Интересный, но довольно опасный способ. Не разобравшись с тем, как и что работает, я бы не стал такое прокачивать.

Я заметил одну важную особенность. Все умения в древе были пассивными. Они давали прибавки, значительные и не очень, но я не нашел ни одного активного умения, или, как представлено в окне статуса, «навыка». Получается навыки необходимо изучать отдельно, а это добавляет головной боли.

Все дело в том, что навыки являются неотъемлемой частью любого игрового процесса, однако в играх, и без них можно справится с уровнем. Я же, попав в иной мир не обладал никаким боевым опытом, следовательно, даже большие прибавки к моим характеристикам не делали меня толковым воином. Какой толк от большого и качественного меча, если ты не умеешь им пользоваться.

Я крепко задумался. Возможно стоило бы найти учителя по фехтованию, или что-то в этом роде. Вообще магом было бы конечно проще. Чтобы швырять заклинания, не нужно иметь никакого боевого опыта, вот только проблема в том, что путь магии мне закрыт.

Уж не знаю почему, но абсолютно все умения в синем секторе, а также часть гибридных умений на границах этого сектора были закрыты замком. При попытке навести на такие узлы, никаких уведомлений не выскакивало, даже система на мои просьбы объяснить это — молчала.

Получается, что даже если бы я хотел стать магом, то не смог бы. А значит у меня оставались только путь ловкости и путь силы. Даже при таком раскладе выбор был достаточно велик. Но что если я ошибусь? Интересно, в будущем найду ли я способы перераспределения очков навыков.

Таким образом, переваривая всю информацию, и, пытаясь придумать наиболее эффективные методы выживания в этом жестоком мире (умирать снова мне категорически не хотелось), я уснул.

Уснул перед самым рассветом.


Элхор.

К моменту, когда Отто пробудился, Элхор был уже очень далеко. На самом деле потребовалось куда больше времени, чем он предполагал. Прошло пять суток, с тех пор, как Элхор, убегая от Святой инквизиции, оставил возможно творение всей своей жизни, покрытым завесой тьмы. И он действительно надеялся, что его не найдут.

Так, путешествуя по миру, в поисках новых знаний он оказался у подножия горного хребта «СабукБуми», что в переводе на родной язык Отто означало бы «Опоясывающий Землю». Этот массив из камней и скал действительно окружал почти весь мир, и именно из-за него так сложно было попасть в соседнюю страну.

Как рассказывала Элхору мать. Страна, которая находится за «СабукБуми», была маленьким мирным местом, где люди в совершенстве обладали магией земли, но что самое важное, они чтили некромантию. Пусть никто из жителей так и не смог постичь тайны этой величественной и ужасающей магии, в трактатах путешествий Енена было сказано, что эта страна приняла его, как настоящего царя.

Страна та называлась Дромландия.

— Холодно тут! — Карим покачивался на поясе своего верного товарища и постукивал зубами.

— Это мы только у подножия, то ли еще будет, когда мы начнем взбираться на вершины. — хохотнул Элхор. Его настроение было приподнятым.

— Ты все же собрался посетить ту страну? Ты уверен, что спустя почти тысячелетие у них ничего не изменилось. Вдруг там, ты такой же порочащий чистую магию изменник.

— А это я как раз и собираюсь узнать. Но еще…

Элхор остановился. Его изумрудные глаза помутнели, а зрачки начали быстро двигаться из стороны в сторону, будто читали что-то. Он стоял так недолго, пару минут, а после устремил свой взгляд в небо и расхохотался. Громогласно и не сдерживаясь, сжимая кулаки.

— О-о-о все! Зовите лекарей, дед сошел с ума.

— Ты не понимаешь, Карим! Он проснулся! Наш труп!

— Да неужели! Все-таки не зря ты с ним возился. Что ты чувствуешь? Расскажи! Интересно же.

— К сожалению, ничего конкретного. Я лишь увидел, как он проснулся, попытался пошевелиться, а после разговаривал сам с собой.

— Еще один чокнутый, ну, как говорят творение от творца…

— Карим, мы вернемся за ним. Дромландия ждала 8 веков, подождет и еще немного, а вот наш новый конструкт.

— Конструкт? Ты решил назвать его в честь големов той арабской страны?

— Сирции, Карим! Прояви уважение, возможно именно там появилось первое упоминание некромантии.

Действительно, потомки Имборы и Енена, и только они, знали, что на самом деле некромантия была создана не двумя братьями. Появилась она очень давно, еще возможно задолго до того, как появилась первая империя. Упоминания были еще в столице древней Сирции, где жил один безумный и нечестивый шаддад, так называли арабов, которые населяли те края. Говорят, именно этот безумный араб написал первую книгу, заключающую в себе таинства мироздания и способы подчинения самой смерти.

— А? Ты же не веришь в эти легенды?

— Поверь мне, это далеко не легенды, если бы кто-то из ныне живущих нашел легендарный «Некрономикон», который был утерян тысячелетия назад, он бы стал самым могущественным некромантом…

— И возвластвовал бы над самой смертию, ибо даже она преклонила бы пред ним свои колени. — закончил Карим одну из самых известных легенд среди некромантов.

Пока они спорили, и медленно шли вдоль подножия хребта, начало темнеть, и тогда Элхор почувствовал нечто необычное, то что он никогда не чувствовал.

Будто бы в его душу влили огромное количество маны, пытаясь образовать еще одно ядро силы. Элхор ощущал всей сутью души как его потоки энергии переливаются и связываются между собой, образуя новое, восьмое ядро силы. Из его груди показался мягкий салатовый орб света, который окутал его и впитался в кожу.

— Что? Ты только что… Ты только что пробил седьмой барьер? Как такое возможно? Без подготовки, без надлежащих трав и вхождения в транс в конце концов.

— Карим, я не понимаю. Сколько я не пытался образовать восьмое ядро силы, это казалось мне недостижимым. Всего семь человек в мире имеют восемь ядер, это маги, которые в полной мере познали свое ремесло. Но сейчас. Ядро будто бы по собственной воле образовалось во мне. Я не запитывал его маной, я не давал ей сил на образование. Вся полученная энергия пришла…

— Из Духовной связи? Но как такое может быть? Наш труп не умеет в магию, от слова совсем, он никчемный как черенок лопаты без наконечника.

Элхор стоял ошарашенный произошедшим и просто не мог поверить. В мире действительно было семь верховных магов, которые имели восемь ядер силы. И три мага которые открыли в себе девятое ядро. И наконец, за всю историю мира был только один человек, который пробудил десять ядер. Этот человек по сей день признается самым могущественным магом из всех, кто когда-либо существовал. И именно он победил двух братьев — прародителей некромантии во время «Кровавого века». Магистр «Рульф Озаренный».

И вот теперь Элхор пробил потолок, и стал намного сильнее, а значит, он мог попробовать образовать и девятое ядро.

На самом деле потолок развития, как бы это прискорбно не звучало, определялся с рождения. Обычно у сильных магов ребенок имел два, реже три ядра силы. При должном обучении и посвящении всего себя магическому ремеслу маг мог увеличить количество ядер силы, так, большинство магов открывало еще одно — два ядра силы. Более усердные маги преодолевали барьер пятого ядра и образовывали шестое, становясь по истине сильной боевой единицей в руках любой империи. Однако дальше проходили только самые талантливые и усердные маги, потому что разница между образованием шестого ядра, и седьмого была колоссальной.

Элхор был в своем роде уникальным магом. Благодаря расходным материалам кентавров и собственному врожденному таланту он сумел достичь седьмого ядра в достаточно юном для мага возрасте, и вот-вот готов был пробить потолок восьмого, но ему постоянно чего-то не хватало. И сейчас он вот так просто, благодаря духовной связи стал в разы сильнее.

— Нам необходимо его найти Карим! Это самородок! Мне не терпится его изучить.

В тот же момент, на плечо Элхора приземлился большой черный ворон, на лапке которого был небольшой сверток пергамента. Некромант аккуратно снял его и развернул. По мере чтения его лицо принимало все более хмурый вид, лоб морщился, а брови съезжали к переносице. Дочитав послание, он щелкнул пальцами, отчего пергамент воспламенился зеленым пламенем, не оставив после себя даже пепла.

— Как же удручает, когда меня отвлекают от дел насущных. Но, дела семейные тоже необходимо решать, и чем раньше, тем лучше.

С этими словами Элхор поправил походную сумку и использовал заклинание мгновенного перемещения на место, в котором он бывал уже далеко не один раз.

Глава 10

После полудня я уже шел по главному тракту в сторону, которую выбрал наобум. Я совершенно не знал куда мне идти, да и цели толком не было. Система помалкивала, ни квестов, ни объяснений.

Солнышко приятно пригревало мою голову, легкий ветерок обдувал лицо, ну а лес тихонечко подпевал ему шелестом своих листьев. Тракт представлял из себя мощеную дорогу, но далеко не лучшего качества. Она достаточно часто виляла вверх-вниз, даже не стараясь обогнуть холмики и подъемы, от этого рассмотреть что-то вдали не представлялось возможным.

Лес словно две массивных стены располагался по обе стороны от тракта, густые кустарники, пестрили разными оттенками зеленого цвета. Так я шел вперед, думая о чем-то хорошем, и даже не предполагая какая удача ждет меня впереди.

— Помогите! Кто-нибудь! — мужской низкий голос настиг меня, словно гром средь ясного неба.

— Заткнись торгаш! Просто отдай нам свой провиант и денежку, и езжай себе дальше — второй голос был будто бы мне знаком.

Разговор доносился чуть левее от дороги, прямо из-за небольшого холма. К слову, речь-то я понимаю. Очередной подарок системы? Очень полезно. Отойдя к деревьям, я начал медленно приближаться к источникам звуков, и каково было мое удивление, когда я увидел знакомые лица.

У небольшой телеги с запряженным в нее мулом, схватившись за голову стоял толстенький бородатый мужичок, а около него были два рослых мужчины в темно-коричневых кофтах. Именно их я окрестил «Здоровяк» и «Коротыш», хотя искренне не понимаю почему я решил, что один из них коротыш, ведь он всего на голову был меньше Здоровяка. Именно они избили меня до полусмерти и изнасиловали ту девушку, имя которой я так и не узнал.

Они продолжали угрожать торговцу, а я, глядя на это чувствовал, как внутри все закипало. Обида и злость переполняли меня, а в голове была только одна мысль: нужно отомстить. Я открыл окно статуса и взглянул на показатель силы, он был равен 39. Далее посмотрел на свои показатели атаки и все прибавки к ним, после чего протяжно выдохнул и собрался с мыслями. «Я стал сильнее, а значит в этот раз все будет иначе».

Выхватив кривой клинок из инвентаря, я направился к разбойникам. Коротыш заметил меня, и даже узнал.

— О, а это не тот ли праведный защитник девиц? Смотри, на нем же ни царапины! Малк, видимо мало ему тогда досталось.

— Надеюсь хотя бы в этот раз у него в карманах завалялось пара-тройка монет.

После этих слов Здоровяк швырнул торговца на землю, а сам двинулся в мою сторону, в то время как Коротыш начал обходить меня справа. Они увидели клинок в моей руке, поэтому хотели напасть одновременно. Система проснулась, хоть и немного запоздало.


「Получено новое задание: «Убейте дуэт разбойников и спасите торговца»

Награда: 2000 ед. опыта; 40 серебряных; оружие (скрыто) 」


В следующую секунду я едва отразил удар Коротыша своим клинком, в руках у него был небольшой стилет, пока я отвлекся, Здоровяк уже сократил расстояние между нами и замахивался на меня своим кулаком, который был примерно с половину моей головы.

От удара я так же увернулся, отскочив назад, оба с удивлением смотрели на меня, они не ожидали, что тот, кого буквально несколько дней назад избивали как младенца, будет сопротивляться.

Я сосредоточился, прочувствовав вес клинка. В голове пронеслись воспоминания, как мой убийца по имени Джошуа технично кинул этот клинок прямо в стол около меня. Я видел этот бросок в замедленном действии, каждую его мелочь, я видел какие мышцы он напрягал, его стойку, я…

Дилинь!


「Благодаря вашему боевому опыту вы приобрели навык」

「Бросок оружия ур. 1

Вы бросаете ваше оружие в цель, наносит х+40 урона, где х — показатель вашей атаки.

Возможность броска применяется к любому виду малого одноручного оружия

Расход маны: 0」


По телу пробежала дрожь, я буквально прочувствовал, как моя мышечная память приобрела новые знания. Будто я делал это сотню раз. Я встал в стойку, взял клинок за лезвие и прорычав название навыка с разворота швырнул его в противника, вложив в него всю свою ярость и обиду. Прозвучал характерный свист.

Коротыш схватился за шею жадно хватая ртом воздух, но издавал только булькающие звуки, начиная захлебываться. Его рот окрасился в кровавый цвет, а из шеи, в аккурат из самой середины торчал мой клинок, который вошел туда по самую рукоять. Я зловеще ухмыльнулся. Да, я бы никогда не убил человека, никогда бы не решился на такое, но это были и не люди вовсе. Я просто высек себе на подкорке сознания, что они заслужили смерти, что в них нет ничего человеческого. Таким ублюдкам нет места в мире.

— Что ты наделал! — взревел здоровяк и яростно ринулся в мою сторону.

Моей реакции хватило лишь на то, чтобы отставить ногу назад, для укрепления опоры, да скрестить руки, выставив их вперед. Я понимал, что это не особо поможет и Здоровяк либо просто снесет меня как это делал ранее Вожак Кролей, либо же отправит в нокаут одним ударом.

Он решил все же ударить, учитывая его вес и ускорение… Я просто надеялся, что мой показатель брони не даст мне умереть от этого амбала. Плюс замечательный 1 % снижения урона от накидки… Нельзя было дать хотя бы 5 % а?

Но результат потряс нас обоих. Удар пришелся мне ровно в висок, но я даже не почувствовал боли, лишь слегка качнулся в сторону и непонимающе посмотрел на своего оппонента. Здоровяк же, потирая отбитую руку отпрыгнул назад. В его глазах читалась ярость и вопрос. Как я стал настолько сильным всего за несколько дней.

Не мешкая, и не давая противнику времени оклематься я рванул вперед и со всей силы ударил ему ногой в грудь. Удар отправил его в воздух, заставив отлететь на добрых пару метров и приземлиться на спину. Снова рывок, и вот я уже сижу сверху, замахиваясь кулаком. Я засмеялся, искренне и громко, мою голову опьяняла победа. Но рассмешило меня не это, а его уровень.

— Ты грабишь и убиваешь людей, насилуешь бедных девушек, и все это при том, что у тебя всего лишь второй уровень?

— Прошу, поща…

Мой кулак опустился на его лицо. Я бил со всей силы, чувствуя насколько больше ее стало, в сравнении с моим первым днем в этом мире. Бил снова и снова не щадя кулаки, крича от ярости, и наконец, когда мой противник перестал шевелиться, а в прочем и дышать, я встал, и собрав все слюни, бывшие во рту, смачно харкнул на его мертвую рожу.

— Таким ублюдкам как ты не стоит даже рождаться.

Я был неимоверно зол, но после того, как боевой раж спал, и я понял, что убил этих двоих, на сердце пришло странное облегчение, а вместе с ним и новая, до безобразия глупая, но тем не менее цель. «Я отомстил твоим насильникам, отомщу и убийцам! Ты была добра ко мне, единственный в этом мире кто действительно был добр к чужаку. Наконец у меня есть силы отблагодарить тебя».

Я подошел мертвому Коротышу и потянулся, чтобы вытащить клинок. Мои руки дрожали. «Да, это явно не пройдет бесследно». Я вытащил свой клинок и забрал стилет, больше ничего ценного у него не было. Здоровяк хранил в своих карманах пару местных монет. Когда я направился к торговцу, тот что-то промямлил и закрылся руками.

— Спокойно, я не собираюсь вас грабить. — сказал я, попытавшись изобразить миролюбивый тон, и предлагая ему руку, чтобы помочь подняться.

— Спасибо, большое тебе спасибо! Я даже не знаю, что бы я делал, если бы остался без товаров, или они бы вовсе прирезали меня как гуся. А мне ведь надо кормить семью, мне ведь еще надо ребенка одевать, ой беда-беда, что бы моя семья без меня делала? По миру бы пошла! Именно!

Мужичок принялся тараторить, отряхивая свой бежевый кафтан, было видно, как он перенервничал, а быстрый говор, это видимо такой защитный механизм.


Как оказалось, это торговец одной из соседних деревень, вез свою провизию и различные пошивы своей жены и дочки на продажу в город. Он представился как Бидок, и был очень разговорчивым дядечкой. Его рассказы прервал мой предательски урчащий живот, в ответ на который он любезно предложил мне сделать привал, и откушать с ним его стряпни. Как же он удивился, когда я буквально из воздуха достал тушку изокролика.

Готовил он совсем не долго, да и похлебка в целом оказалась очень наваристой и сытной, а хлеб с сыром, его, как он отметил, эксклюзивного рецепта, были отличными на вкус.

— Значит вы направляетесь в город, а позвольте я проеду до него с вами?

— Конечно, Сампьян, конечно, я обязан вам жизнью!

«Сампьян… ха» — я грустно вздохнул, ибо воспоминания снова полоснули мне ножом по сердцу. Пусть я и стал понимать местный язык, все равно некоторые слова воспринимались как иноязычные. Баг системы это был, или же просто мой избирательный слух тому виной, не знаю.

Пока Бидок ушел собирать вещи и готовить телегу к дороге, я решил принять награды за исполненное задание.


「«Убейте дуэт разбойников и спасите торговца» — выполнено

Награда: 2000 ед. опыта; 40 серебряных; Меч Лиасса ред.」

「Вы получили новый уровень」


Ого, одноручный меч, это именно то, что мне было нужно. Ведь именно мечами я планировал сражаться, хотя мой навык «Бросок оружия» не совсем к этому подходит, но в качестве внезапной атаки всегда сгодится.

Стилет оказался абсолютно без бонусов, даже кривой клинок был намного лучше. А вот меч меня поразил.


「Меч Лиасса ред.

Физ. урон: 10–25;

Шанс крит. урона: 5 %;

50 % увеличение физ. урона

+30 к максимальному запасу здоровья」


Интересно, а каким образом появляется лут. Неужели система как-то сама создает предметы.

— Рада, что ты спросил Отто! Предметы генерируются с помощью твоей духовной энергии и окружающей маны. Все это смешивается в сгусток силы и посредством этого рождается новый предмет с нужными тебе характеристиками, вот только их числовое значение невозможно предопределить. Прости меня, хозяин, я не всесильна — последние слова имели явно саркастично издевательские нотки, но я их проигнорировал.

— На все бы мои вопросы ты так резво отвечала! — пробормотал я.

Мало что понятно из ее объяснения, это выходит, что я как бы сам создаю эти предметы, но в то же время и нет. Слишком много вопросов. Кстати говоря, я заметил кое-что интересное в окне заданий, когда получал награды, а именно два задания, о которых система мне даже не маякнула.

Возможно я не заметил, когда появилось одно из них, потому что был в разгаре битвы, но уверен появилось оно, когда я решил отомстить за ту рыжую девушку.


「Задание: «Отмщение»

Найдите и уничтожьте гоблинскую деревню на западе страны

Награда 20 000 ед опыта; броня (скрыто); оружие (скрыто) 1 уникальный предмет」


Награда хороша, только опыта там было на три-четыре уровня, не говоря уже о вещичках и каком-то уникальном предмете. Все бы хорошо, но как подсказывает мне мой игровой опыт, задание будет сложное.

Что же до второго, тут все было куда интереснее.


「Основное задание: «Возвращение к истокам»

Воссоединитесь с вашим духовным наставником

Награда: Возвышение」


Мало того, что задание обозначено как основное, будто сюжетная линия в игре, так еще и награда совершенно непонятная.

— Эй система, что такое возвышение?

— Прости Отто, данная информация пока не может быть тебе озвучена. Твой уровень еще слишком низок.

Вот же бесполезная баба.

Пока я возился с системой, торговец закончил все свои приготовления и позвал меня. Я забрался на телегу и собрал сено, которое там было, в небольшую охапку, после чего улегся на нее. Мягко, хотя и покалывает немного. Это напоминает мне о счастливом детстве в деревне у бабушки. Беззаботное и прекрасное время, когда ты совершенно не думаешь о проблемах, о будущем, о том, что тебя ждет. Ты валяешься на сене, играешь с кошкой, а дома тебя уже ждет приготовленный бабулей вкусный и ароматный пирог с вишневым вареньем и, конечно же, стакан холодного молока.

Со всеми этими мыслями я прикрыл глаза. Настроение явно улучшилось и даже приобрело какой-то романтический окрас.

«Эй, система».

«Да, Отто, ты хотел что-то узнать?» — ее голос, где же я мог слышать его раньше. Я и не замечал, что он мне знаком.

«Какое имя ты бы себе хотела?».

«Я думала ты уже и не спросишь… но хотелось бы получить имя именно от тебя».

Вот это да, то есть она ждала пока я предложу ей взять себе имя. Да она уже ведет себя как живой человек, пусть это всего лишь и проекция моего сознания.

«Как насчет Элли?».

«Как в Волшебнике изумрудного города? Мне очень нравится, да».

Я мысленно усмехнулся. Это имя действительно мне нравилось еще с детства, когда я читал эти сказки еще в бумажном варианте. Помню, как с вожделением перелистывал старые пожелтевшие страницы и вдыхал этот книжный аромат.

«Ну что, Элли, рад с тобой познакомиться».

«И мне очень приятно, Отто, и мне!».

В плане эмоций, конструкций разговорной речи и каких-то повадок в манере общения она развивалась невообразимо быстро. Но, кажется, я потихоньку начинаю к ней привыкать, а мои опасения по поводу расщепления личности отходят на второй план.

Меня легонько потряхивало в телеге, пока я пожевывал соломинку, лежа на спине. Торговец что-то тихонько напевал себе под нос. Так спустя несколько часов мы добрались до города. И распрощались с ним на главной площади.

— Ну, бывай Бидок, спасибо, что подбросил.

— И тебе спасибо, дружище. Если нужна будет помощь, заглядывая на рынок, третья палатка у правого входа, я буду там ближайшие два дня.

Так мы и разошлись, он двинулся в сторону рынка, а я решил прогуляться по улицам в поисках таверны. По моему мнению, именно там я мог найти нужную мне информацию, касательно задания с гоблинами. Все же игры говорят нам, что таверна — это место информации и легкой, а иногда и не очень, работенки.

Город был достаточно богатый, по меркам какого-нибудь средневековья. Мощеные улочки выглядели в разы качественнее и ухоженнее, чем на том же тракте. Дома здесь в основном из камня, но встречались и из круглого дерева, некоторые даже использовали их комбинированно, первый этаж был каменным, а второй деревянным.

Я брел вперед, все дальше удаляясь от центральной площади, пока наконец не наткнулся на вывеску с нарисованной кружкой пенного.

Внутри оказалось очень уютно и практически безлюдно, деревянные резные столики, за некоторыми из которых сидели посетители. Барная стойка, с большим широкоплечим мужчиной. Он сурово оглядывал помещение потирая свои рыжие усища. Заприметив меня, он небрежно выругался.

— Бездомным не место в городском трактире! Проваливай! — он оглядывал меня с головы до ног и, судя по лохмотьям, в которые я был одет, подумал, что я нищий.

— Нет-нет, я не бездомный, как раз собирался разжиться парой новых вещиц, но перед этим думал поесть.

Все еще хмурясь рыжий тавернщик предложил мне присесть и достал листовку с какими-то надписями. Судя по всему, это было меню, однако система… то есть Элли переводила только речь, но не письменность.

— А может посоветуешь что-то? — я решил отложить вежливость до лучших времен, поэтому сразу обратился на «ты».

— Попробуй взять обычный комплексный обед. Два серебряных.

Я вытащил три монеты и положил перед ним. Увидев деньги, мужчина стал более дружелюбным и улыбнулся.

— Мне бы еще одежды прикупить, не подскажешь где?

— За три дома отсюда есть портниха, у нее есть неплохие вещицы.

После он махнул своей помощнице и огласил мой заказ, та убежала в соседнее помещение. Уже через пару минут передо мной стояло жаркое с какими-то овощами, щедрый ломоть горячего хлеба, от которого исходил просто божественный запах, пинта с напитком, который был похож на пиво, но, видимо с местным заменителем солода. Так же отдельно лежал пучок зелени и небольшая тарелка с бульоном. Я жадно принялся есть. Это было чертовски вкусно и сытно.

После трапезы я подозвал тавернщика и наклонившись к нему тихонько спросил.

— Знаешь, я на самом деле авантюрист, ищу тут кое-какую информацию. — я чувствовал себя максимально глупо, но судя по серьезному выражению хозяина таверны, это было в порядке вещей. Решив не искушать судьбу случайностями, я протянул ему один серебряный.

— Спрашивай путник, что знаю расскажу, если не знаю, подскажу того, кто знает, дам рекомендацию. — Судя по его взгляду, я завоевал какое-никакое доверие.

— Я ищу логово гоблинов, что нападают на близлежащие деревни, судя по всему с ними еще шастает жирный тролль.

— Да уж, нелегкое ты себе придумал приключение. — Задумчиво протянул хозяин таверны снова протирая свои рыжие усы. — Вряд ли кто-то владеет такой информацией, знаю лишь, что небольшая команда авантюристов пару недель назад вычислила, якобы гоблины совершают нападения с северной стороны, и все деревни, которые они уничтожают, идут цепочкой к горе Коломин. Это к северу отсюда, дней пять на лошади скакать. Они отправились туда, но так и не вернулись.

— А на город налетов не было?

— Да куда ж им. Во-первых, стены раза в три выше любого гоблина, да они отлично лазают по стенам, но тут уже есть во-вторых, это наша доблестная стража, которая обучалась по настоянию мэра нашего города.

— То есть гоблины городу в принципе не мешают?

— Ну почему же, еще как мешают, торговцы пропадают без вести, все шахты, находящиеся к северу от города, прекратили работать, от этого цены на металлическую утварь взлетели до небес. Так что, если ты притащишь голову тролля и вожака гоблинов в местную администрацию, тебя щедро наградят.

— Спасибо тебе!

— Постой, ты же не собираешься идти туда один. Боюсь, те пятеро авантюристов, которые пошли к Коломину уже лежат бездыханными трупами.

— Не беспокойтесь, лучше в следующий раз, когда я вернусь, сделаешь мне скидку на вашу стряпню, меня зовут Отто, запомни. — Я попытался сделать самоуверенный тон и приподнял бровь. Да, признаю, заигрался немного. Мне кажется, или Элли только что хихикнула?

Что ж, информация явно стоила своих денег. Перед моими глазами высветилось задание «Отмщение», которое дополнилось только что услышанной информацией.

Я кивнул, поблагодарив тавернщика за еду и информацию, а сам решил направится к портному. По пути наткнулся на кузнеца, но узнав его цены — ужаснулся. Моих денег не хватало не то что на оружие, даже на какой-нибудь наплечник. Неужели металл настолько подорожал. Хотя оно и понятно, скорее всего торговцы будут везти сюда свой товар, чтобы впарить его втридорога, именно так и работает торговля, при чем в нашем мире тоже.

У портного я нашел качественную одежду из плотной сыромятной кожи. Достаточно крепкую и не стесняющую движения. Он подшил ее под меня, и в подарок дал пару наручей с металлическими заклепками, за все это добро я выложил тридцать семь серебряных. Но, оно того стоило.


「Дублет ауксилария

Броня: 40

Сопротивление холоду: 3 %

Сопротивление огню: 3 %

Сопротивление молнии: 5 %」


Вполне неплохо, сопротивление к чарам пусть и небольшое, но лучше, когда оно хотя бы есть. Мое окно статистик наконец начало медленно заполняться, что не могло не радовать.

На оставшиеся деньги, которых было совсем мало, нужно найти лошадь. И нет, я не представлял даже, как я буду ехать на ней верхом, когда ни разу в жизни этого не делал.

По пути в сторону севера я дошел до конюшен, а после был и выезд из города. Лошадь пришлось взять самую дешевую, даже немного хромую, и до безобразия худую. Выбора к сожалению, не было. Мне великодушно помогли оседлать ее, и даже дали пару советов, как неопытному наезднику.

Я с большим трудом уселся в седле, но уже через пару-тройку кругов около конюшни — держался более уверенно. Расплатившись, я отправился в путь.

Так и началось мое первое серьезное задание, но кто же знал, что оно выльется в очередную колоссальную неприятность.

Глава 11

— Скорее! Вы же не хотите остаться тут, под грудой камней!?

Я крепко держал в руках факел и торопил группу из четверых человек. Пещера, в которой мы находились представляла собой сужающийся тоннель. И прямо сейчас этот темный тоннель грозился похоронить нас.

— Черт, черт, черт, я думал, это будет плевое задание, гоблины никогда так себя не вели. — светловолосый парень в латном доспехе согнулся, чтобы отдышаться.

Вскоре обвал стих, при этом перегородив единственный путь к отступлению, но неприятности только начинались.

— Там впереди какой-то свет. — едва слышно проговорила девушка, с дрожью в голосе, ее фиалковые глаза наполнялись влагой. — мы все здесь погибнем.

И правда, впереди был свет, который стремительно к нам приближался, уже спустя пару минут мы услышали характерный гоблинский говор, а еще через пару и самих гоблинов. Их было очень много, огромная толпа, которая уходила далеко во тьму пещеры. Лязгал металл клинков, говор усиливался.

— Спокойно! — я встал перед недавно обретенными товарищами сжав Меч Лиасса, в другую руку вложил кривой клинок. — Мы все выживем! Ясно? Мы выберемся отсюда! — Голос чуть дрожал, но никто вроде не заметил. — Просто приготовьтесь, нам придется повоевать.

И тут начался хаос. Первая стрела прошила плечо девушки с фиалковыми глазами, она выронила свой посох и пронзительно закричала. Гоблинские лучники, стоявшие в третьем ряду, крепко натягивали тетиву. Парень в латном доспехе выбежал вперед и вскинул большой прямоугольный щит, какой бывает у римских легионеров.

— Щит мурмиллона спасет нас!

Несколько стрел отскочили от него, но в следующий момент первые дошедшие гоблины напрыгнули на него, пытаясь вонзить свои кинжалы в места стыков доспеха, парень взревел от боли, пронзающей его тело, теплая кровь ручейками хлынула вниз.

Это не может быть концом, не может. Я должен отомстить, должен защитить этих людей!

Вскинув клинок, я выскочил вперед, почти в упор к самым первым гоблинам. Я занес его и меч далеко за правое плечо, чтобы дать больше пространства для удара. Нужно было вложить всю свою силу в этот навык.

— Рассечение! — прокричал я так громко как мог, и описал обоими оружиями перед собой дугу.

Тремя днями ранее.

Дорога уходила далеко за горизонт, редко обозначая по углам опушки для привала, и, судя по остаткам костров, ими активно пользовались. Как я понял, тракт был относительно безопасным местом, если не брать в расчет всяких идиотов вроде Здоровяка и Коротыша. Да и те, честно сказать, наживались только благодаря скупым, или совершенно небогатым торговцам, которые по тем или иным причинам решили не нанимать охранника.

Лошадь моя, пусть и выглядела болезненно, но шла на удивление хорошо, только вот я постоянно елозил в седле. Задница ужасно болела, поясница ныла, а спина была готова продать все мои органы, чтобы просто прилечь. Не готов я оказался к таким командировкам, ой не готов.

«И что ты? Что ты сделал?»

— Поймал его конечно же! Это было сражение не на жизнь, а на смерть!

«С простым мотыльком?»

— Ты бы видела его, он был огромным, почти с мой кулак!

«Отто, ты же знаешь, что у меня есть доступ к твоей памяти. Это был маленький мотылек»

— Да ну тебя! Каши с тобой не сваришь, всезнайка.

Девичий голос залился искренним смехом. Вот только смех этот кроме меня никто не слышал. После того, как я дал ей имя, Элли стала более разговорчивой, хотя иногда все же игнорировала мои вопросы. Не знаю с чем это связано, но как говорит сама Элли, она хочет ответить, но ее голос не воспроизводится. Это, как если бы человеку зашили рот, хотя она даже промычать ничего не может. Нет, точнее будет если провести аналогию с отключением микрофона.


После долгих разговоров я понял, что на большую часть информации о ней самой, о прокачке и некоторых заданиях стоит какой-то блок, видимо он исчезнет после достижения определенного уровня. Так же мы выяснили, что разговаривать со мной она тоже может не всегда, но последние пару дней путешествия мы беседовали почти постоянно.

Она знала обо мне абсолютно все, так как находилась у меня в голове, и все равно задавала вопросы. А когда я врал или даже преувеличивал, она технично меня подначивала, заставляя краснеть. Я успел привыкнуть к ней. Это словно друг по переписке, которого ты никогда не увидишь, но который всегда рядом.

Еще очень важный момент, я могу общаться с ней даже мысленно, но, когда я один, все же предпочитаю проговаривать все вслух, иначе чокнуться можно. Хотя со стороны выглядит так, будто уже чокнулся. Едет парень, разговаривает сам с собой, смеется.

— Элли, скажи, если бы ты была человеком, как бы ты хотела выглядеть?

«Я бы…». она задумалась, всего на мгновение, но это мгновение дало мне понять, что Элли никогда не думала об этом, хотя правильно ли полагать, что она думает? Я до сих пор сомневаюсь в том, что она живая, одушевленная. Это скорее, как искусственный интеллект, наделенный подобием человеческих эмоций. Но черт, она звучит так, будто это живой человек.

«Я бы была утонченной девушкой, с волосами цвета воронова крыла, от которых бы пахло шоколадом и свежими апельсинами. У меня бы были карие глаза, похожие на два янтарных камешка. Тонкие губы слегка розоватого оттенка, аккуратные ушки, слегка оттопыренные вверх, будто эльфийские. Родинка на подбородке, чуть ниже правого уголка губ. Я бы престранно произносила все шипящие, ч, ш, щ, так будто это протяжная щ. У меня был бы ровный греческий профиль, но чуть вздернутый кончик носа… думаю так бы я выглядела.


Я поперхнулся воздухом. Это было нечестно, даже грубо по отношению ко мне.

— Зачем ты так Элли? Это был искренний вопрос от меня. А ты вытащила глубины моей памяти наружу.

Она молчала, стыдливо, как мне показалось.

«Дело не в том, что это реальный человек из твоей памяти, и не в том, что ты относился к ней с очень большой теплотой и любовью. Просто я подумала, что она необычайно красива, вот и захотела быть как она. Прости меня, Отто».

Наш разговор прервался, то ли Элли решила не продолжать, то ли снова блок сработал, но я был не против, эти воспоминания были достаточно тяжелыми для меня.

Вечерело, солнце медленно закатывалось за горизонт, оставляя за собой ярко оранжевый шлейф по окружающим облакам. Красивое зрелище. Я начал присматривать место для привала, но меня не особо устраивало останавливаться ночевать около дороги, поэтому я свернул в лес.

Через пару часов стемнело, благодаря чему где-то вдалеке я увидел костер. Спешившись, я принял решение аккуратно подойти и посмотреть на тех, кто устроился на привал. Это оказалась группа из четверых человек, в достаточно дорогом, на мой взгляд, обмундировании.

Ближе всего к костру сидел светловолосый парень, он бережно протирал свой большой прямоугольный щит темно-серого цвета в середине которого красовалась голова буйвола, из носа которого исходил пар. С другой стороны костра сидели еще два парня и девушка. Тот что увлеченно вел рассказ имел темные волосы, был достаточно низким, но неестественно широким, другой же наоборот был очень худым и высоким шатеном. Он постоянно поправлял пояс и кивал в такт рассказу. Девушка же, кстати по моим меркам весьма красивая, обнимала посох и постоянно убирала с лица прядь спадающих огненно-рыжих волос.

Уровней у них видно не было. Как я понял система может определять только уровень монстров. Уровень же людей я вижу только тогда, когда вступлю в битву и проверю навыки этого человека на своей шкуре, ну или просто увижу. Так было, например, со Здоровяком и Коротышом.


Меня выдала лошадь, которая небрежно фыркнула, тем самым заставив группу насторожиться.

Парень, тот что худой и высокий, вытащил из-за спины двуручный клинок и принял боевую стойку, остальные последовали его примеру.

— Выходи, кто бы ты ни был!

Я аккуратно поднял руки, чтобы их было видно и вышел из-за деревьев, вместе с лошадью, имя которой надо было бы придумать, но я забыл.

— Я такой же путешественник, как и вы, ребят, не будете ли так добры, принять меня к себе? Одному нынче опасно в этих местах.

Темноволосый прищурился, а после сел дальше натирать щит, показывая тем самым, что поверил моему виду и слову. Остальные чуть расслабились — видимо его мнение было важно для них.

— Ты прав, гоблины в последнее время совсем обнаглели, собирают отряды, снуют по тракту, выжигают деревни, будто бы армия какая-то. — подхватил высокий мечник.

— А куда ты направляешься? — Спросила девушка, усаживаясь на свое место.

— Я как раз иду уничтожать этих зеленых тварей, они убили кое-кого… кто был добр ко мне.

— Что же, один идешь? — Засмеялся мечник, возвращая оружие в ножны.

— Нет, ищу верных соратников для этого нелегкого похода. — Я надеялся, что верно раскусил их, благо опыт предыдущей профессии позволял определять намерения и желания людей по мимике и клочкам информации.

— Не хочешь тогда присоединиться к нам? Убьем гоблинов, очистим эти земли. Награду разделим поровну. — подал голос парень со щитом, который закончил его чистить и отложил к остальным вещам.

— Да, сочту за честь. Я Отто, начинающий авантюрист. — Ох, когда-нибудь я точно поплачусь за свой лживый язык.

— Наина. — подмигнула девушка. — специалист по магии льда.

— Дан, — поднял руку шатен. — я отличный мечник.

— Тивор, — показал большой палец, молчавший до этого темноволосый. — я призываю тотемы и бью булавой!

— А тот что с щитом — показал пальцем на укладывающегося спать светловолосого парня Дан. — Ригель. Он не особо разговорчив, зато чрезвычайно полезен в бою.

Меня пригласили к костру и любезно отвели лошадь к остальным. Мы разговорились. Из рассказов этой группы я узнал, что они достаточно давно путешествуют вместе в качестве авантюристов, берут не слишком сложные задания, помогают населению за небольшую плату. Путешествовали они втроем, Ригель присоединился к ним совсем недавно, но уже неплохо себя зарекомендовал в последнем сражении. Вот только общий язык они так и не смогли найти.

За гоблинов они взялись, потому что видели своими глазами разоренную деревню и множество убитых людей. Более того, их очень насторожили слухи о пропадающих авантюристах.

— Я слышал у гоблинов можно разжиться несчетными богатствами, а еще освободить множество прекрасных юных девиц! — ударил кулаком по своей ладони Дан.

— Да, не секрет, что у гоблинов нет самок, и размножаются они посредством насилия людей. — грустно подытожил Тивор.

Наина лишь тяжело вздохнула. Я в этот момент внимательно их слушал, надеясь почерпнуть какие-то знания об этом мире. В голову приходила одна известная манга про гоблинов, что ж, надеюсь тут не будет все настолько жестоко.

Группа распределила очередность караула и отправилась спать, меня как новичка к караулу привлекать не стали, и даже выделили достаточно мягкую тканевую лежанку. Наконец-то я сладко уснул. По своей воле, а не от потери сознания, как в последнее время это часто бывало.


Снилось мне нечто прекрасное, приятное, восхитительно нежное. Я лежал на широкой кровати среди шелковых одеял. Комната была оформлена в красных тонах, всюду были шелка и различные позолоченные статуэтки.

Я был любим. О да, меня любили, нежно и чувственно. Девушки одна за одной ласкали меня, находясь со мной в одной кровати. Их было десять, не меньше, но одна из них была особенно прекрасна. Словно божественное создание она смотрела на меня своими морскими глазами. Ее прикосновения возбуждали больше остальных, порождая в теле волну теплоты и самых приятных эмоций. Ее волосы пшеничного цвета отдавали мягким запахом мяты и можжевельника. И я тонул в этом аромате. Тонул в ней. И не было для меня других девушек, была лишь она.

— Отто, мой божественный мальчик!

Ее голос звучал словно самая прекрасная мелодия, мне хотелось звать ее греческой богиней красоты, и я звал. Звал пока она ублажала меня, звала и она, я был ее Аполлоном, а она моей Афродитой.

— Отто!

Ее запястья, тонкие и нежные словно ветви оливы, а груди как два запретных плода.

Персикового цвета кожа, такая же нежная на ощупь.

— Отто!

Я открыл глаза, надо мной стоял Дан, сжав меня за щеки.

— Просыпайся, мы отправляемся в путь.

Я раздосадованный тем, что не досмотрел столь прекрасный сон сплюнул.

— Даже во сне не дают немного любви.


По дороге мне удалось узнать, что Ригель на самом деле из знатного рода, а точнее, один из отпрысков Лидвага «Стального буйвола». Имя конечно мне ни о чем не говорит, но судя по всему, это местное подобие рыцаря или лендлорда. В общем описания смутные, просто будем знать, что он важная шишка. Хотя, как сказали его друзья, он вовсе не зазнайка, просто в силу характера молчалив и серьезен.

Дан очень долгое время был оруженосцем, пока ему не надоело, и он, украв меч своего лорда, просто сбежал странствовать по миру. Про Тивора ничего не говорили, только якобы он сын кузнеца (хотя я уверен он самый интересный из них).

Наина же рассказывая свою историю как-то неоднозначно мне подмигнула. Оказалось, что она изучала магию в специальной школе, и по выпуску решила путешествовать и помогать людям. Она, пожалуй, самый «правильный» авантюрист из всех.

Ближе к вечеру мы наконец увидели гору Коломин, пусть и далековато, и я уже было понадеялся, что мы доберемся до него без приключений.


После остановки на привал прошло несколько часов, успело стемнеть. Бывшая полной луна уже медленно пошла на убыль, но все еще очень кстати освещала лесную местность. Куда лучше, чем плутать в кромешной тьме. Именно тогда произошла моя первая битва вместе с новыми знакомыми.

Завыл волк, но вой тот был куда громче и страшнее обычного. От него за версту несло агрессивностью, а судя по тому, как отчетливо мы его слышали, зверь находился очень близко. Вскоре ему вторил и другой. Внезапно Ригель вскочил, схватив в одну руку щит, а в другую небольшой, сантиметров в пятьдесят, меч.

— Нас уже окружили. Встаньте спинами друг к другу, образуйте круг, защищайте Наину.

Все безоговорочно послушались. Его твердый голос и уверенность говорили о наличии боевого опыта. Наина оказалась внутри круга и уже шепотом произносила заклинание, в то время как пространство вокруг ее посоха чуть исказилось, будто затягивая воздух в его навершие.

— Это Варги, они куда опаснее обычных хищников, и нам повезет если их не больше трех, хотя боюсь и с тремя справиться нам будет тяжело.

Незаметно для остальных я постарался вытащить из инвентаря меч Лиасса и кривой клинок, но, когда Дан увидел у меня оружие, очень удивился, чувствую, расспросов после битвы не избежать.

Но как бы мы не готовились, я не ожидал, что на нас выйдут два прямоходящих волкообразных существа, покрытых шрамами и проплешинами в шерсти. Они были похожи больше на оборотней, нежели на упомянутых Варгов, но как я потом выяснил, в этом мире, во время полнолуния, варги становились более похожими на человека, а также сильнее в разы. У каждого из них был 17 уровень. Для меня одного, с моим пятым уровнем противник был слишком силен.

Один из Варгов рванул к нам, второй пока только наблюдал. В качестве цели он выбрал Тивора, однако так и не добежал.

— Ледяной всплеск! — Наина швырнула в него сгусток энергии, который превратился в глыбу льда в аккурат на ногах монстра, сковав его. Тот упал, но не растерявшись начал клацать пастью по этим импровизированным кандалам.

В этот момент активизировался второй. Он исчез и в мгновение ока оказался перед Ригелем и Даном. Так же быстро занес лапу и полоснул по двоим, рассекая воздух когтями. Ригель устоял, а вот Дан, парировав когти отшатнулся назад, но я подпер его своей спиной, так, чтобы он удержал равновесие.

Ригель начал активно наступать на Варга, пытаясь достать его своим мечом, попутно обороняясь от острых как бритва когтей. Сколько же у этого парня сил, что он так умело машет мечом и удерживает столь тяжелый на вид щит.

Тивор достал какую-то маленькую резную голову из дерева и воткнул в землю. Я почувствовал внезапный прилив сил, перед глазами возникло окошко.


「Тотем усиления

Весь исходящий урон увеличен на 5 %

Регенерация здоровья увеличена на 1 %」


Для таких уровней очень неплохое усиление.

Увидев, как первый Варг почти разобрался с ледяной ловушкой, я решил напасть на него. Быстрым прыжком я сократил расстояние между нами и ударил его мечом. Удар вышел очень хороший, вот только монстр, среагировав на атаку развернулся и подставил под мой меч ледяную глыбу. Та рассыпалась от удара, а противник тут же вскочил, приняв боевую стойку.

Умен зараза. Я, не ослабляя натиск начал махать оружием, пытаясь имитировать удары, виденные мною ранее в фильмах, однако выходило очень неумело. Варг, увернувшись от всех моих ударов, саданул меня лапой в живот, да так, что я чуть кишки не выплюнул. Моя полоска здоровья уменьшилась на 120 единиц.

Я отлетел назад и на время выбыл из противостояния, но мое место тут же занял Тивор, который двинул булавой по ноге отвлекшегося Варга, тот зарычал от боли и ярости. Наина тем временем кидала ледяными стрелами, но они не возымели большого эффекта, скорее только раздражали монстра, который отмахивался или уворачивался от них.

Тем временем Дан и Ригель сдерживали второго, дела у них шли куда лучше нашего, постоянная атака с двух сторон и крепкая защита давали отпор клыкам и когтям, оттесняя монстра назад. Полоска здоровья этого Варга стремительно опускалась, парни были в шаге от победы. У нашего же отсутствовало чуть меньше трети.

Пока монстр отвлекся на Тивора, я поднялся и, взяв кривой клинок за лезвие, приготовился применить навык.

— Бросок оружия. — Крикнул я, и сделав разворот для ускорения швырнул клинок во врага.

Целился я в голову, но попал в область груди. Критического урона не было, а значит кинул не так умело, как мог. Хотя, судя по выскочившему окошку, уровень умения увеличился.

Все-таки мне удалось снести монстру половину от имеющегося у него здоровья, и, не мешкая, я ринулся на помощь своим новым товарищам.

Наина обрушила на голову Варгу очередную ледяную глыбу, а мы с Тивором нанесли два удара с разных сторон. Предсмертный визг животного ознаменовал нашу победу, а почти одновременно с этим Ригель и Дан управились со своим.

Над головами авантюристов начал проявляться уровень. Наина была 10 уровня. Дан 9, Тивор 6, а Ригель 15, что даже не удивительно, учитывая его вклад


「Вы получили уровень」

「Вы получили уровень」


Сразу два, вот так ничего себе.

— Это было непросто. Боюсь если бы их было трое, мы бы не справились, я немного переоценил наши силы. — Отдышавшись произнес Ригель.

— Да, ты прав, кстати наш новый друг очень неплох, видел бы ты, как он швырнул клинок в того Варга, аккурат меж ребер попал. Меткий парень. — Тивор одобрительно похлопал меня по плечу и поднял свой тотем.

Дан подозрительно взглянул на меня, но кивнул. На его наплечниках виднелись сильные вмятины.

— Взгляните, что это? — Наина наклонилась над убитым нами варгом и подняла небольшой красный камень, с иероглифом посередине. Сверху камня было воткнуто подобие кольца, опоясывавшее его, и уходившее в середину.

— Выглядит как безделушка. — Махнул рукой Тивор. — А уж я-то разбираюсь. Скорее всего утащил с какой-то жертвы

Я подошел к Наине и взглянул на камень в ее руках. Он был похож на рубин, только до безобразия мутный внутри. Руна посередине была похожа на клинок, описывающий дугу в виде полумесяца.

Дилинь!


「Вы обнаружили камень умения」

「Рассечение

Герой взмахивает своим оружием (или двумя, если носит два одноручных оружия), описывая дугу и нанося урон врагам в области перед ними. Умение требует топоры и/или мечи.

Наносит 125 % от базового урона атаки

Если экипировано парное оружие, наносит 150 % урона от каждого

Добавляет от 75-100 физического урона от атак

+6 к радиусу поражения

Расход маны: 6 за удар」


У меня задергался глаз. Конечно подобное умение бесполезно в сражении один на один, но глядя на эти статы я не сдержал удивленного возгласа.

— Позволь мне взять его? — Вежливо попросил я Наину, пока остальные были отвлечены оказанием друг другу первой помощи.

— Бери, красавчик. — Она снова подмигнула мне и, бросив камень, направилась к остальным.

Ну уж нет подруга, ты конечно симпатичная, но у тебя как минимум уже есть три кандидата в ухажеры, чужого нам не надо.

Я поймал камень и передо мной возникло уведомление о том, что данный навык мне доступен. Камень в свою очередь превратился в рубиновую пыль и впитался в мою кожу. Мышцы загудели. И да, я бы не смог использовать этот навык, потому как для него требуется мана, которой у меня попросту нет, но я получил два уровня, а это значит…

В древе навыков я распределил два очка умения по следующим узлам


「Конституция тела

+20 к максимальному количеству ОЗ;

14 % увеличения максимального количества ОЗ」



「Магия крови

Удаляет всю ману. Для умений вместо маны используется здоровье」


Мана мне не нужна, учитывая, что ее показатель ноль, и с уровнем он не растет. К тому же сектор прокачки интеллекта мне не доступен. Как я уже понял, навыки, завязанные на силу или ловкость, тоже требуют ману. Система будто бы под меня подстроило древо прокачки, расположив узел Магии крови поближе. Спасибо Элли. Хм, ответа не последовало, стесняется новых товарищей что ли?

Оставшуюся ночь мы провели спокойно, зализывая раны и подготавливаясь к предстоящему дню. Уже завтра мы зайдем в пещеры Коломина в поисках гоблинов.

Перед сном я решил проверить свои статистики.


「Имя: Отто;

Уровень: 7 Опыт: 400/7000;

Сила: 42; Ловкость: 25; Интеллект: 17;

Здоровье: 820; Мана: отсутствует; Энергетический щит: 0;

Навыки:

Бросок оружия ур. 2

Рассечение ур. 1」


Выглядит более внушительно нежели раньше. Я заметил, что после использования одноручного оружия и броска клинка, с уровнем мне стали выдавать больше очков ловкости, чем ранее, а это значит, что система все-таки адаптируется под меня.

Кстати о навыках, их оказывается можно иметь ограниченное количество, всего десять, но судя по крестику у иконки, их можно заменять.


Утром, едва рассвело, я спустился чуть ниже от нашего места привала, к лесной речушке, в такое время суток хищники уже не охотятся, поэтому свой караульный пост можно было оставить. Очень хотелось умыться, да и ополоснуться, чего уж там. Чувствовал себя ужасно грязным и потным. После цивилизации и ежедневного горячего душа сложно привыкнуть к вот таким случайным омовениям.

Я разделся и зашел в воду по пояс. Водная прохлада заставила меня поежится. Следующие пару минут я привыкал к воде, а после уже уверенно протирал свое тело. Кстати о нем.

Никогда не отличался крепостью или каким-то атлетическим телосложением. Обычный худой парень, даже небольшой живот был, если выдохнуть, но тут. Рельефный пресс, мускулы, черт возьми, да прям живчик. Будто из качалки вышел. Я размял свое тело, оно благодарно хрустнуло, разгоняя кровь по сосудам. В отражении реки на меня смотрели уставшие болотно-зеленые глаза. Лицо уже покрылось густой черной щетиной, а волосы заметно отросли. Интересно, а как тут бреются и подстригаются, есть ли у них какой-нибудь цирюльник?

По моим подсчетам, не очень верным, учитывая частые потери сознания и предсмертные состояния, я нахожусь в этом мире уже без малого три недели.

Мои мысли прервал внезапный голос за спиной.

— Что с твоей рукой? — Это была Наина, которая, как оказалось, тоже проснулась и вышла к реке умыться, или же… следила за мной.

— Да так, один парнишка проклял, она начала рассыпаться, пришлось отрезать, — Решил не лукавить я, на что получил удивленный взгляд. — а потом мне пришили новую.

— А ты полон сюрпризов, новичок. — Она скинула с себя мантию, а вслед за ней и остальную одежду, оставшись совсем голой, и медленно, словно кошка, направилась ко мне.

Я поспешно отвернулся и сильно покраснел, понимая, что сознание все равно рисует едва увиденное женское тело.

Она коснулась моей спины, провела по ней пальчиками, а после и вовсе обняла, прижимаясь к ней своей, пусть и небольшой, но очень упругой грудью. Я протяжно выдохнул, чувствуя, как горят мои щеки, а в прочем, и не только они.

— Эй, новичок, — Шепнула она, обвивая меня руками и путешествуя ими по груди. — обещай, что когда мы закончим с гоблинами, ты выпьешь со мной?

— Выпью. — Кротко ответил я, стараясь не выдавать своих желаний.

— Вот и славненько. — Усмехнулась Наина и, одарив меня легким поцелуем в щеку, окунулась в воду, а после оделась и ушла к месту нашего привала.

Я стоял еще пару минут, не в силах сдвинуться с места. Ну и что это такое было? Впал в ступор от пары прикосновений, будто я мальчишка в пубертате. Ух! Окунувшись с головой в воду, я наконец остыл. Прям ощущаю как от меня исходит пар.

Вскоре вернувшись к своей команде, которая уже проснулась и собиралась в путь. Мы перекинулись с ребятами парой любезностей и оседлали коней.

— Ну что, покажем этим гоблинам, где их место. — Дан поднял кулак вверх, и мы двинулись в сторону злосчастной горы.

Глава 12

Гора находилась на побережье, а с обратной стороны ее омывали морские волны. Честно говоря, пейзаж был весьма красивым, он порождал внутри меня какие-то нотки вдохновения. Воздух был необычайно чистым и приятным, отчего я по возможности вдыхал полной грудью. В моей памяти была все еще свежей картина, где два разбойника отбивают мне все органы, после чего я не мог толком дышать.

Тивор оказался тем еще рассказчиком, от него постоянно сыпались истории одна за другой, и вопреки моему первому впечатлению именно он был душой этой компании, второе место почетно занимал Дан, который подхватывал разговор в те моменты, когда Тивор замолкал. Они беззаботно смеялись, будто бы шли не на опасное задание, а в трактир, Только Ригель был необычайно серьезен и молчалив, хотя казалось, пару раз я заметил едва уловимую улыбку на его лице.

Вход в пещеру располагался на обширной равнинной территории, что было весьма небезопасно, так как у подножия наша компания была как на ладони. Мы спешились заранее, оставив лошадей в подлеске, а далее двинулись пешим ходом.

Пещера была достаточно большой, примерно в три человеческих роста в высоту. Внутри же обзор открывался на расстояние не более десяти шагов вперед, а дальше — беспросветная тьма. Команда была отлично подготовлена к этому, на каждого было припасено небольшое количество факелов.

— План простой, — Вещал Ригель, собирая факелы в рюкзак и подготавливая огниво, — заходим, держимся вместе, как правило, логово гоблинов состоит из двух уровней, первый, что ближе к выходу, охранный пост, там они хранят снаряжение и выставляют часовых, а вот второй охраняют уже более опытные воины, потому как именно там они держат пленных, провизию, а также воспитывают потомство.

— Получается нам всего-то нужно зайти и зачистить подземелье? Звучит легко. — Дан заметно нервничал, но старался не подавать вида.

Может быть это и звучало легко, вот только я очень сомневался в том, что задание пройдет гладко. И подтверждением тому, что не все так просто было несколько факторов. Во-первых, неплохая награда от системы, а как мы знаем, чем больше награда, тем сложнее квест, во-вторых пропавшие до этого авантюристы. Как я понимаю, даже слабые приключенцы в этом мире хорошо подготовлены. Собираются в команды, имеют запасы провизии и инструменты для выживания. Вывод напрашивается сам, задание многие просто недооценили. Ну и ко всему прочему, я до сих пор не уверен, что система полностью на моей стороне и выдает посильные моим способностям задания.

— У тебя всегда все легко, а потом Тивор всю ночь ремонтирует твои доспехи, а мне приходится тебя бинтовать. — Это была Наина, наш ледяной маг.

— Да будет тебе, мне не сложно, главное, чтобы он не пострадал. — Расхохотался Тивор. — Я уже активировал несколько тотемов, так что как только начнется бой, все необходимые усиления вы получите.

— Это радует, ну что, все готовы? Выдвигаемся! — скомандовал Ригель, и мы пошли. Как потом оказалось, на верную смерть.

Пещера встретила нас сыростью и темнотой, которую немного освещали наши факелы. Мы держались плотным строем, пытаясь ступать тихо. Преодолев какое-то расстояние, я понял, что эта гора куда больше, чем казалось мне изначально, а пещера — это самый настоящий лабиринт внутри этой горы. Тоннель начинал медленно сужаться, давая все меньше и меньше пространства для маневров, и вот, когда мы дошли до первой развилки, наша компания уже плотно терлась плечом к плечу.

Развилка имела три пути, два из которых уходили в стороны, причем один шел на подъем, а второй на спуск, третий же продолжал путь прямо.

— Предлагаю разделиться. — Дан прислонился плечом к стене пещеры, водя факелом перед своим лицом.

— Нет, иначе кому-то придется идти одному, а это опасно. У нас мало людей для того, чтобы разделяться. — Холодный тон Ригеля был убедителен, но не для всех. Дан решил, что он тоже достоин держать лидерство.

— Если мы пойдем всем скопом, то будем блуждать в этих пещерах до скончания веков.

— И что? Кого ты предлагаешь отправить без напарника? Меня? Новичка? А может ты сам пойдешь?

— Успокойтесь парни, мы и правда можем разделиться, но, скажем через небольшой промежуток времени, вернемся на это место. Не будем уходить слишком далеко, а просто разведаем территорию. — Внесла свое предложение Наина.

— Магесса дело говорит! — Поддержал ее Тивор.

— Но вопрос о том, кто пойдет без напарника остается открытым.

— Я пойду.

Все разом обернулись на меня. Уж не знаю, что на меня подействовало, то ли пыл этих ребят, то ли утреннее происшествие, но предлагая свою кандидатуру в качестве одиночки в этой, полной опасностей, пещере, я совершенно не думал. Молчание затянулось, и я предложил свое обьяснение.

— Я налегке, могу быть достаточно тихим, мне проще пойти одному, а увижу что-то опасное, сразу дам деру.

После недолгих споров, мы все же договорились и меня отправили по среднему пути. Дан отправился с Тивором на подъем, на спуск отправились Ригель и Наина. Весьма справедливое разделение, кроме меня разве что.

Я шел вперед, стараясь ступать как можно тише. Пещера подозрительно молчала, даже влага, которая, казалось бы, должна капать со сталактитов, не издавала ни звука. Единственный звук, который я слышал — это потрескивание факела. Тишина настораживала. Даже мое сердце стало биться тише. В голову закрадывались опасения, которые я старательно отгонял.

Проход продолжал сужаться и вскоре мне пришлось встать на четвереньки, чтобы двигаться дальше. Возвращаться без какой-либо информации не хотелось. Наконец, проход начал уходить чуть вправо, и я увидел слабый источник света, где-то впереди послышался приглушенный говор. Я затушил факел, дабы не быть замеченным раньше времени и продолжил двигаться вперед.

Тоннель резко обрывался, открывая моему взору очень большое помещение, которое наполнялось мягким золотистым светом. Я находился под самым потолком этого помещения, в то время как внизу происходило нечто странное.

Около сотни гоблинов, не меньше, в одеянии, похожем на балахон сидели на коленях, время от времени поклоняясь, и бормоча очень складную песню. Было в ней что-то зловещее и устрашающее, потому как писклявый голос гоблинов, нарочито сниженный каждым из них, объединялся в единую мелодию, чем-то напоминавшую чтение мантры. По стенам помещения стояли вооруженные гоблины, а у двери, что находилась в дальнем углу — часовые.

Поклонялись они не просто так. Перед ними стояла статуя, если не из чистого золота, то из чего-то очень похожего на него. Именно она, будучи отполированной до блеска, отражала свет факелов, придавая ему некую мягкость. Эта статуя представляла собой громадного четырехрукого гоблина, который очень походил на индийское божество Шиву в моем мире. В одной руке он держал отрубленную голову человека, что истекала кровью, в другой была звериная голова, то ли волка, то ли медведя, разглядеть было непросто. Третья держала голову, с острыми ушами, очень похожую на эльфийскую, в этом мире есть эльфы? Четвертая же была пустой, а ладонь была повернута к верху, будто бы намекая, что в ней что-то должно лежать.

После молитвы, большинство гоблинов поднялось и облачилось в воинские доспехи, а те, что стояли у стен помещения, одев балахоны заняли их место. Эдакая молитвенная подмена. Я ничерта не понимал в происходящем, так как знаний об этом мире у меня катастрофически мало. Но предчувствие вопило внутри, а это не к добру.

Решив, что увиденного достаточно, я так же тихо начал ползти назад, мне очень повезло, что никто из гоблинов ничего не заметил, хотя это было достаточно проблематично.

Вернувшись назад, я встретил Ригеля и Наину.

— У нас ничего, только какая-то мусорка из обглоданных костей и снующих повсюду крыс. Разве что необычайно много для гоблинского поселения. Неплохо они тут устроились, черти. — Сокрушалась Наина.

Ригель выглядел разочарованно, однако, когда я начал рассказывать увиденное мной, его глаза все больше и больше раскрывались от удивления. Я старался не упускать ни одной детали. И про статую, и про молитвы, и самое главное, про их количество.

— Этого не может быть, гоблины до безобразия тупые создания, у них не может быть ни религии, ни общественного строя. Иначе люди уже бы очень сильно страдали от их нападений. Гоблины слабы как раз тем, что они не знают о стратегии и тактике, они не знают хитрых уловок, кроме самых примитивных. Ты понимаешь Отто?

— Нам нужно идти за Даном и Тивором и убираться отсюда, даже исключая резкий подъем интеллекта, тут их слишком много, мы не справимся, нам необходимо подкрепление. — Наина заметно нервничала, и я ее понимал.

Мы рисковали бесславно погибнуть здесь, чего, я думаю, никто бы не хотел. Только мы собирались выдвинуться в тоннель, который ушли исследовать Дан и Тивор, как они запыхавшись выбежали на нас.

— Их там… сотни

— Отлично вооружены, они обучаются. Это слишком умные гоблины, я видел как они тренируются! Нужно сейчас же уходить, кажется нас заметили.

Они выглядели очень напугано, чем вселили еще больше страха в Наину. Ригель тоже был очень обеспокоен, но как лидер, старался не подавать виду.

Недолго думая мы направились к выходу, и вот тогда случилось то, что никто не ожидал.

Далеко впереди мы увидели мелкого гоблина, который мерзко рассмеявшись направил факел, на груду камней. Никто из нас не успел среагировать. Взрыв прогремел почти моментально, провоцируя обвал, который с огромной скоростью перекрыл наш единственный выход. Мы отбежали назад, на безопасное расстояние, чтобы не пострадать от обвала, но уже находились в ловушке, которая должна была стать нашей могилой.

— Что черт возьми происходит? Почему эти гоблины так себя ведут? Они ждали нас!

Было видно, как Дан поддается панике, а вслед за ним и остальные.

— Успокойтесь, возьмите себя в руки! Мы обученные авантюристы, мы сможем. — Ригель старался вселить всем надежду.

— Там впереди… — Наина трясущейся рукой указала вперед, где виднелся мягкий свет факелов.

Лязг металла уже отражался от стен пещеры и доносился до нас эхом, как и гоблинская речь, которая по тону явно была недоброжелательной. Честно говоря, любая гоблинская речь звучит враждебно.

Сердце забилось быстрее. Нет смысла скрывать очевидное, я из последних сил боролся со страхом. Руки, сжимающие уже вытянутое из инвентаря оружие, подрагивали. Каждый из нас понимал, что сражения не избежать.

Я встал перед недавно обретенными товарищами многозначительно обвел их взглядом. Поддержка нужна была как никогда.

— Мы все выживем! Ясно? Мы выберемся отсюда! — Голос чуть дрожал, но этого хватило, чтобы зажечь огонек в сердце товарищей.

— Щитом Мурмиллона я смогу сдержать их натиск, но времени будет мало, постарайтесь выложиться на всю.

Тивор воткнул тотемы в землю, усиливая нас, мягкий зеленый свет окутал близлежащую территорию. Дан глубоко вдохнул, поглаживая меч, он успокоил трясущиеся руки и его глаза наполнила решимость. Наина тем временем уже зачитывала заклинание, а ее посох собирал ману из воздуха. И тогда в поле нашего зрения вошли первые гоблины.

С первых же минут все пошло не по плану. Гоблины будто бы знали, кого первого нужно обезвредить. Стрела попала Наине в плечо, и наполовину вышла со спины. Она пронзительно закричала, выронив посох. Заклинание так и не было активировано. Остальные стрелы пролетели мимо, оставаясь на стенах, либо на потолке, лучники снова натягивали тетиву. Ригель выскочил вперед, пытаясь защитить нас от очередного залпа. И это ему удалось.

Но в тот же момент будто ожидая такого движения гоблины из первых рядов напрыгнули на него, пытаясь вонзить свои кинжалы в места стыков доспеха. Все еще сдерживая натиск, он твердо стоял и терпел их удары. Доспех окропила кровь.

Дан выскочил вперед, пытаясь помочь Ригелю, описывая мечом пируэты, казалось бы, удачно, но уже в следующую секунду его облепили скверные зеленые твари, повалив на землю.

Команда действовала разлажено, по очереди подставляясь под удар. Последний был Тивор, который так же отчаянно вырвался вперед, но попал под стрелы лучников, так и не успев замахнуться булавой.

Меня наполняла злоба, я не верил, что вот так мы могли проиграть на первом же задании. Я не хотел умирать. Вскоре страх сменила первобытная ярость. Дыхание участилось, а в голове поселилась лишь единственная мысль. Выжить!

Дилинь!


「Принудительное усиление магией крови «Последний рубеж».

Хотите ли вы потратить часть здоровья, чтобы временно увеличить свои характеристики?

Укажите сколько процентов здоровья вы готовы пожертвовать

25 % / 50 % / 75 %」


Неожиданный эффект конечного узла в древе навыков. Учитывая количество противников… Уровень гоблинов колебался с третьего по пятый. Если бы я усилился хотя бы в два раза, у меня был бы шанс покончить с большей частью одним ударом, надеясь на рассечение. Правда времени опробовать этот навык не было, но его описание вселяло надежду. Собравшись с силами, я выбрал значение. Вокруг меня медленно образовались спирали из красных капель, которых было неимоверно много. Пространство вокруг меня походило на лобовое стекло машины после дождя. Капли закружились в импровизированном водовороте, после чего влетели в меня.


「«Последний рубеж» активирован.

Вы пожертвовали 75 % вашего максимального здоровья.

Ваши характеристики увеличены в 4 раза.

Уровни ваших навыков увеличены в 4 раза.

Получаемые усиления умножены на 4.」

「Таймер 2:59」


«Три минуты. Так мало. Мне нельзя медлить!»

Вскинув клинок, я выскочил вперед, почти в упор к самым первым гоблинам. Я занес его и меч далеко за правое плечо, чтобы дать больше пространства для удара. Я надеялся, что этих усилений хватит, чтобы вынести хотя бы часть гоблинов и выиграть нам пару минут для перегруппировки.

— Рассечение! — прокричал я, описывая обоими оружиями перед собой дугу.

С лезвий моего оружия сорвалась световая дуга, такая же, какая была нацарапана на камне, из которого я получил это умение, и пролетела вперед, далеко в темноту.

В эту же секунду стены пещеры окрасились в багряно-красный цвет, меня обдало теплой, но чрезвычайно вонючей жидкостью. Всех гоблинов, что находились в зоне нашей видимости, а возможно и дальше, буквально взорвало от удара волны, раскидывая вокруг ошметки мяса и внутренних органов.

Краем глаза я заметил затухающую надпись: «Крит. урон» и несколько уведомлений от системы.

Удар отнял у меня около двух процентов от общего здоровья, такова цена за отсутствие маны. Элли вежливо напомнила, что мой запас здоровья опустился слишком сильно, однако полоска не стояла на месте, она медленно наполнялась. Все благодаря усилениям от тотемов Тивора и «Последнему рубежу»

Я окинул взглядом своих союзников.

У Наины очень заметно дергался глаз. Интересно, чего это она.

Ригель и Дан были сильно ранены. Первый потерял очень много крови, но все еще стоял на ногах. Но Тивор…

Одна из стрел торчала из его глазницы, а сам он навсегда замер в неестественной позе, все понимали, что времени оплакивать товарища нет, а лишь надеялись не присоединиться к нему, а в лучшем случае вынести его наружу и достойно похоронить.

Я подбежал к Ригелю и помог ему сесть, он весь истекал кровью. У Дана ситуация была получше, его покрывало пусть и множество, но мелких ранений. Наина наконец очнулась и принялась помогать обрабатывать раны.

— Что это была за сила Отто? Неужели ты был настолько силен и скрывал это от нас? Почему ты сразу этим не воспользовался? Тогда Тивор… Тивор был бы… — Дан переходил на крик и срывался.

Я не отвечал, просто не знал, что сказать. Остальные так же молчали.

「Таймер 1:40」

Гоблинов не было видно, и я очень надеялся, что рассечение уничтожило всех.

Меньше минуты ушло на то, чтобы перевязать раны Ригеля. Наина работала быстро, со знанием дела, и только я хотел обсудить план дальнейших действий, как…

— ГР-О-О-О-О-О!!!

Раздался такой громогласный рев, что стены пещеры затряслись и немного осыпались.

— Тролль… — Прошептала Наина, нащупывая упавший посох. — Теперь нам точно конец.

「Таймер 0:59」

Оглушительный топот, сотрясающий стены, приближался. От факелов, лежащих на полу, но все еще горящих исходил тусклый свет. Именно он позволил увидеть нам великана, который небрежно пригнувшись скреб макушкой потолок, но чем ближе он подходил, тем больше выпрямлялся, и вскоре стоял в полный рост.

Прыщавый уродливый тролль, покрытый множественными язвами и шрамами, в одной лишь набедренной повязке тащил бережно вырезанную деревянную дубину. Да, это был классический тролль, которого можно было наблюдать на картинках детских книжек, вот только в жизни этот людоед выглядел очень устрашающе.

Увидев нас, он начал набирать разгон. Каждый его шаг придавал ускорение, оставляя вмятины от ног.

Я, схватив Наину, отпрыгнул в сторону, Дан провернул то же с Ригелем, пусть и не так ловко. Нам удалось втиснуться в небольшой карман под завалом буквально за секунду до того, как тролль с грохотом врезался в груду пещерных обломков. После он замахнулся дубиной, не так сильно, как он мог бы сделать это на открытом пространстве, все же стены пещеры мешали.

Однако на массивность его удара это не сильно повлияло.

Мы бросились врассыпную, после чего дубина обрушилась на место нашего укрытия, оставляя вместо него кратер.

Только теперь, тщательно оглядев чудовище, я понял, что шансов у нас нет. Мои ноги подкосились. Тридцатый уровень, цифры мигали ярко красным, предупреждая, что этот противник нам не по зубам.

Отпрыгнув назад, я использовал Бросок оружия, целясь в голову. Не то чтобы я надеялся нанести много урона, но хотя бы оценить прочность великана стоило. Кривой клинок попал в щеку и даже задействовался «крит. урон», но полоска здоровья тролля не убавилась даже на треть. Более того, утраченные жизни восполнялись с невероятной скоростью. Работала природная регенерация троллей.

「Таймер 0:20」

— Уходите. Я все равно далеко не убегу, а так, выиграю вам немного времени.

Ригель поднялся, расставив ноги шире и вскинул щит. Тролль замешкался, пытаясь вытащить клинок из щеки, видимо тот доставлял ему дискомфорт.

Дан пустился убегать первый, еще до того, как Ригель договорил. Вот тебе и друг, который познается в беде.

— Отто, мы не можем его оставить! — Голос Наины был для меня где-то далеко.

— Уходите, не теряйте времени!

Перед глазами был истекающий таймер, голоса затухали, руки дрожали. Что я мог сделать? Моих сил было недостаточно чтобы выжить. Даже если бы я пожертвовал собой. Но Ригель сам решил спасти нас. Он был тем парнем, которым всегда мечтал быть я. Тем самым героем книг. Молчаливым и загадочным. Самоотверженным Героем. Если бы у нас было больше времени, я бы обязательно подружился с ним. Такие люди на вес золота. Перед моими глазами пронеслись эпизоды из несуществующего будущего, как мы могли бы обсуждать приключения за кружкой пива, сидя в таверне, какие бы приключения нас ждали, как мы сражались бы бок о бок. Будущего, которое уже никогда не наступит.

— Прости, Ригель…

Я схватил Наину за руку и ринулся к тоннелю, что поднимался вверх, я не оборачивался. Глаза заплывали слезами, но я бежал, что было сил. Он подарил нам эту жизнь, и мы должны защитить ее.

— Проживи жизнь достойно, Отто!

Его слова еще долго будут звенеть эхом в моей голове. Он умер достойно, как воин, не допустив даже намека на крик боли.

「Таймер 0:20」

Тоннель, поднимался вверх подобно винтовой лестнице, благо она была пуста, но где-то впереди уже слышались гоблинские крики. Подкрепление было на подходе. Спустя пару витков мы обнаружили небольшое окно, которое походило скорее на природное отверстие. Снаружи нас ждали лишь отвесные скалы и необъятный морской простор.

— Прыгаем!

— Нет! Мы разобьемся!

「Таймер 0:10」

Слова Наины не достигли моих ушей, схватив ее в охапку я сиганул в окно, стараясь использовать все свои силы, отталкиваясь ногами. Главное не задеть скалы.

Летели мы не долго, высота была не столь большая, но удар о воду оказался значительнее чем я ожидал. Он выбил остаток воздуха из моих легких.

「Таймер 0:00」

Мое сознание покинуло меня.

Глава 13

Мирелия.

Комната благоухала мятой и можжевельником. Это были ее любимые духи. Запах знакомый еще с самого детства. Такой запах был у ее матери, он напоминал ей о днях беззаботного детства и удаленности от мирской суеты. И, даже несмотря на то, что ее судьба была значительно лучше бродяг или абсолютно нищих клоаковских проныр, она была весьма разочарована. В основном тем, что ее, пусть и праздная жизнь, зависела от мастерства лжи.

За годы, проведенные в столице, она отлично это усвоила. Либо ты искусный лжец и обольститель, благо внешность позволяла, либо ты никто.


Мать Мирелии была служанкой какого-то влиятельного лендлорда. Отца же она никогда не помнила. Он был солдатом, как всегда говорила ее мать «слишком самоотверженным», за что поплатился жизнью во время одного из вооруженных конфликтов на окраине страны. Даже спустя двадцать лет, она так и не узнала истиной истории своего отца, более того, матушка даже не называла его имени, что не могло не удручать юную девушку.

Работала она так же служанкой в поместье лорда Беклинда, который слишком уж любил празднества, и, в большинстве своем из-за своей миловидной внешности, часто была вплетена в какие-нибудь интриги. Это утомляло юную девушку, более того, данный образ жизни вызывал у нее отвращение. Но будучи зависимой от данной работы, в целях выживания она терпела. Терпела неоднозначные и безобразно неприличные высказывания толстых и уродливых богачей, терпела их приставания и попытки прижать ее в темной подсобке, терпела выходки избалованных юнцов, которые то и дело старались заглянуть под подол ее платья, терпела постоянные заискивания женатых лордов, которые часто гостили в поместье.

Так уж случилось, что последнее время судьба Мирелии давала неожиданные витки, которые приводили к полной смене обстановки, как внешней, так и внутренней.

Все началось чуть больше года назад, когда на одном из очередных балов лорда Беклинда, она встретилась взглядом с ним, высоким светловолосым юношей, который выглядел куда более достойным всех высоких титулов и званий, нежели зажравшиеся свиноподобные лорды. Статная осанка, глубокий и осмысленный взгляд голубых глаз, донельзя приятные черты лица. Издалека глядя на них можно было подумать, что это брат и сестра. Оба светловолосые, голубоглазые, с невероятно притягательной, очаровательной внешностью. Возможно именно это и послужило причиной их необъяснимой тяги друг к другу.


Она влюбилась в него до беспамятства, даже его имя, Джошуа, вызывало у нее мурашки по всему телу. Вот только чувства прошли так же быстро, как и появились. Джошуа очень быстро испортили власть и вседозволенность. Будучи невероятно талантливым магом, он быстро набирал авторитет, и уже очень скоро стал одним из самых богатых людей в империи. Даже сам император выразил ему благодарность за добросовестное служение и поддержку интересов империи. Вскоре Джошуа выражал все меньше своей любви к ней, и в конце концов она стала лишь одной из его многочисленного гарема женщин. Да, он возможно питал к ней какие-то чувства, и, возможно, их было немного больше, чем к какой-либо другой девушке. Но не так Мирелия представляла себе прекрасную влюбленную жизнь.

Она была очень ранимой и романтичной натурой, и хотела для себя спокойной жизни. Ее не интересовали богатства или слава, хотя она и не купалась особо в роскоши, до встречи с Джошуа.

И нет, она не была беспомощным дитя с милым личиком и стройной фигурой. Да, так думали все эти потные и жиреющие день ото дня лорды, так думал и Джошуа, но та, кто умеет пользоваться луком с самого детства, сможет за себя постоять. Пусть она и терпела все эти нападки, но где-то там в голове, она снова и снова пускала стрелы в своих обидчиков, наблюдая как они корчатся от боли и просят пощады. Более того, Джошуа сказал, что у нее талант к магии, правда настоящей магессой ей не стать, но простенькие заклинания 2–3 ранга она вполне могла бы освоить, правда на просьбу Мирелии научить, он ответил, что слишком занят для такого ребячества.


Она сидела в своей комнате, слабо освещенной люстрой со свечами, подвешенной к потолку и смотрела в стену. Взгляд ее был пустой и измученный. В доме где было множество комнат, помимо нее жили еще около восьми девушек, все они были преданными любовницами Джошуа. Она хотела сбежать, потому как ее не особо любили, ведь каждая девушка считала, что именно Мирелия является любимицей прекрасного юного мага.

Но не сбегала. Не сбежала, когда он завел вторую, не сбежала, когда их количество перевалило за пять. Потому что некуда было бежать. Работа безвозвратно утеряна, а мать не принимала обратно, настаивая на том, что он лучший кандидат и ей стоит проявить терпимость к необычным вкусам будущего жениха. Так и приходилось все больше утопать во лжи и лести.

Мало было ей проблем, так еще и эти сны, которые даже спустя недели она помнила отчетливо, до малейшей детали. Поначалу она не придавала этому значения, ведь все походило на бред сумасшедшего. Но со временем…

Первый сон она увидела несколько недель назад. В нем Мирелия наблюдала издалека за темноволосым парнем, который был очень причудливо одет. Ей нравились черты его лица, но в целом особых эмоций он не вызывал, и был скорее обычным парнем, за которого не зацепится взгляд, пройди он мимо в толпе людей.

Парень проснулся у озера, на какой-то опушке, а после бесцельно шатался по лесу. Потом, услышав крик, он вышел на дорогу, где два разбойника пытались ограбить и изнасиловать молодую крестьянку. Что они и сделали, правда перед этим хорошенько избили этого парня, который, решив погеройствовать, вылетел на двух громил.

Второй сон посетил ее спустя несколько дней, в нем она видела, как тот же парень, очнувшись после избиения жил в какой-то деревушке, но жил недолго, потому как эту деревушку разграбили гоблины, зарезав каждого его жителя. Тогда она проснулась в холодном поту, было ощущение, будто все эти кошмары происходили наяву. Из ее глаз лились слезы, а на сердце повис тяжелый груз совести и ответственности, ей казалось, что именно она не смогла спасти ту девушку, которую изнасиловали и убили проклятые гоблины.

Сны продолжались один за другим, и она даже малость привыкла к этому молодому человеку, которого звали Отто. Она искренне радовалась его победам, а когда он отомстил тем двум разбойникам, так вообще воодушевилась. Правда в какой-то момент она заметила, что тон кожи на одной его руке заметно отличался, но причин этого Мирелия не видела. Один раз она даже заревновала своего героя снов, когда какая-то рыжая магесса приставала к нему, пока он умывался в реке. Что же это, она ревновала к выдуманному персонажу, какие же глупости.

Она решила записывать все свои сновидения в небольшую книжечку, все детали, что помнила, и незаметно для нее, это стало своеобразным утренним ритуалом.


Одна из записей в этой книжке была обведена с особенной тщательностью. Этот сон повторял их последнюю ночь с Джошуа. Вот только в некоторых моментах были важные отличия.

Мирелия лежала на кровати среди его любовниц, ожидая своей очереди, ей пришлось привыкнуть к этим оргиям, поэтому чувство отвращения сменилось обыкновенным смирением. В какой-то момент она почувствовала на себе восхищенный взгляд, не такой как обычно, такой взгляд не мог принадлежать Джошуа.

Вокруг было пусто, все девушки куда-то испарились, а перед ней был он, герой ее сновидений, абсолютно голый, как и она. Их взгляды встретились. Не нужно было слов, чтобы ощутить ту искру, что возникла между ними. Мирелия приблизилась к нему, ощутила его запах, его тепло. Он был более чем реален. Она видела тяжелую печаль в его глазах, пусть та и была скрыта за внезапным восхищением, он восхищался ей. Смотрел так, будто она самая прекрасная, нет, единственная девушка на земле, способная пробудить в нем светлые чувства. И она поддалась моменту. Девушка таяла в его руках, сплетаясь в нежном танце страсти. Их запахи смешались, их сердца бились в унисон. Она впервые за долгое время чувствовала себя по-настоящему любимой.

Проснулась она с горящим румянцем на щеках. «Я бы ни за что не отдалась незнакомцу… Но мы ведь лежали с ним на одной кровати. Нет! Что я несу, это ведь просто сны, не больше». С такими мыслями она спрятала подальше эти воспоминания, но после, все же записала их к остальным снам.

Последние несколько дней сновидений не было. С тех пор как Отто чудом выбрался из логова гоблинов, ее разум больше не показывал ей ничего. Такие заминки конечно уже бывали, но в этот раз она волновалась особенно сильно.

«Интересно, существует ли этот человек на самом деле, и что же такого он сделал, что на его долю выпадают такие трудности».

Мысли ее прервал внезапно появившийся Джошуа.

— Ты наконец вернулся! — Она вскочила и подошла к только что закончившему телепортацию магу.

— Здравствуй. — Устало махнул рукой тот, и направился к выходу.

— Ты не останешься на ночь? — С надеждой спросила она, протягивая к нему руку, но Джошуа остановил ее жестом.

— Сегодня нет, прости. У меня еще множество дел. Кажется, в моем доме завелся опасный паразит.

И он ушел. Была ли она раздосадована? Вряд ли. Она показывала свое желание провести свое время с ним, спрашивала его, но сама того не хотела. Они отдалились друг от друга и для нее Джошуа был словно чужим.

За последнюю неделю он пропадал слишком часто, а возвращался усталый и обозленный. Иногда он ругался, бубнил себе под нос про какого-то вредителя. Джошуа кого-то однозначно искал.

В этот раз Мирелия уснула быстро, но снов, как и в прошлую ночь она не видела.


Ее разбудила служанка, которая робко стучалась в дверь.

— Госпожа Мирелия, вы просили разбудить вас пораньше.

«Ах да», подумалось ей спросонья «я хотела потренироваться».

— Входи Софин.

В комнату вошла неестественно высокая девушка в костюме служанки. Одежда на ней смотрелась достаточно странно, будто была на пару размеров меньше, в руках она держала сложенный плащ темно-серого цвета. Ее каштановые волосы средней длины были аккуратно собраны в хвост, а прямая челка скрывала брови.

— Ваша лошадь привязана в двух кварталах отсюда, пока все еще спят, вы можете выскользнуть незамеченной. — Произнесла она низким, грубоватым голосом.

— Спасибо Софин! Без тебя я бы точно пропала. — Мирелия подскочила к служанке заключив ее в объятия, та заметно покраснела.

— Не забудьте, — Продолжала она поучительным тоном. — Аллес будет ждать вас у восточных ворот, третий столб слева.

— Помню я, помню, а вот ты кое-что забыла! — насупилась девушка. Вела она себя так, будто ей лет 10.

— Нет, я не могу, это противоречит рабочей этике.

— Ты обеща-а-а-ла.

— Нет!

— Ну Софи-и-ин.

— Хорошо. Мирелия, моя милая подружка, я буду ждать тебя до захода солнца. — Служанка еще больше покраснела, и, наклонившись, поцеловала девушку в щеку.

— И ты моя подружка Софин!

Мирелия, довольная победой, лучезарно улыбнулась и накинула на себя плащ, аккуратно застегнув его на шее. Фигура девушки чуть потускнела и размылась, сливаясь с общим фоном позади. Это был особый зачарованный плащ, который использовался для маскировки.

Выскочив из дома, который по праву мог бы называться огромным поместьем, она ловким движением перескочила через решетчатый забор. Минуя узкие улочки, она очень быстро добралась до обещанной лошади, которая ждала ее в условленном месте.

Преодолев еще несколько кварталов, девушка наконец оседлала коня и направилась в сторону ворот.

Перед стражей плащ все-таки пришлось снять, ее без проблем выпустили за пределы города. Но как только дверь, врезанная в огромные ворота, закрылась за ее спиной, она услышала характерный свист.

Реакция последовала за долю секунды, девушка поймала летящую в ее голову стрелу в тот момент, когда острие едва настигло ее. От руки исходили едва ощутимые потоки маны.

Человек выпустивший стрелу захлопал и рассмеялся.

— Браво леди, браво! Ваша сноровка не перестает удивлять. Мне в лучшие годы потребовалось в два раза больше времени, чтобы ускорить свою реакцию с помощью магической энергии.

Мирелия злобно прищурилась. Это был Аллес, ее учитель по магической стрельбе. Да, такого термина не существовало, но она называла занятия именно так, ибо это были уроки по стрельбе из лука, с применением магических трюков.

Мужчина не совсем походил на стереотипного лучника, с первого взгляда его вообще можно было спутать с гномом-переростком. Он был низкий, коренастый, с большими ладонями и толстыми пальцами, которыми то и дело чесал свою каштановую бороду. А вот на голове волос не было совсем, ни единого волосочка. Лицо его чертами чем-то напоминало лицо Софин.

— Ты знаешь, что ты больше похож на кузнеца, нежели на лучшего лазутчика империи?

— Красавица, я слышу это уже в сотый раз от тебя, и в… боже, я даже сбился со счета. Лазутчик и должен быть таким, что, глядя на него, ты думаешь, ну нет, этот остолоп быть им не может, ха-ха-ха.

Аллес кинул девушке красивый резной лук и направился в сторону холма, а точнее за него, где находилось место их тренировок. Оно представляло собой несколько деревянных столбов вбитых в землю, пару канатных растяжек для тренировки балланса и еще множество разного инвентаря, который выглядел настолько старым, что возможно застал «Кровавый век».

— Яблоки, ты серьезно? Почему так стереотипно?

— Стрелять по яблокам одно удовольствие! Сегодня сразу три, ты справишься, только помни, запитывай маной не все стрелы сразу, а каждую по отдельности.

Мужчина подкинул три яблока одновременно на солидную высоту. Мирелия натянула тетиву, меж ее пальцев находилось одновременно три стрелы, каждая из которых искажала пространство у своего наконечника. Все произошло в долю секунды. Стрелы вылетели одновременно, в разные стороны, каждая из них достигла цели, разрезая яблоки на ровные половинки, которые мягко приземлились на траву.

— Браво леди, браво! — снова засмеялся Аллес. — Какие успехи!

Мирелия подбежала к упавшей половинке яблока и обтерев его об одежду добротно откусила.

— Хорофый урофай — улыбнулась она.

Аллес последовал ее примеру и тоже откусил поднятое яблоко.

— И правда, неплохо! Знаешь, сегодня у нас необычный урок, как ты думаешь, что самое главное для лучника?

— Меткость?

— Меткость безусловно важна, но куда важнее, правильная позиция, и способность достать любого врага. Вот скажи мне, если предположим твоя цель спряталась за углом здания, лучники повсюду, а ты в укрытии, и, если высунешься, тебя превратят в куклу, утыканную иголками.

— Отстрелю всех по очереди, и… Ай!!!

Аллес треснул девушке по голове древком стрелы.

— Как ты их будешь отстреливать, балда, тебе надо вылезти из укрытия, натянуть тетиву, увидеть цель, в то время как ты у врага уже на мушке. Смотри, этот приём я назвал «коварный джек»

— С названиями у тебя беда конечно, можно бы и над фантазией поработать.

— «Коварный джек»! — Проигнорировал замечание Мирелии Мужчина, повышая свой тон. — похож на тройной выстрел по технике, однако его очень тяжело контролировать. Смотри.

Аллес поставил яблоко на подставку за один из широких резных столбов, потом отошел обратно к Мирелии и, натянув тетиву выпустил стрелу, но даже не в направлении столба, а просто влево.

Стрела улетела ввысь.

— Ха, да ты кажется потерял сноровку, цель твоя совсем в другой стороне! — сказала девушка, наблюдая своим зорким глазом за стрелой, но тут же осеклась.

Траектория полёта резко изменилась. Стрела, не теряя ускорения, а даже наоборот, набирая его описало в воздухе дугу, и, залетев за столб проткнуло яблоко.

— Как!? — Удивленно выдохнула Мирелия.

— Ты все также запитываешь маной стрелу, только в этот раз, влей в неё больше, будто вдыхаешь в неё жизнь, и держи ниточку энергии, не обрывай как с тройным выстрелом.

Девушка воодушевленно кивнула, и вытащила стрелу, та начала медленно искажать пространство у своего наконечника. Аллес обновил яблоко за столбом, где он только их берет в таком количестве?

Итак, первая стрела даже не шевельнулась, спустя несколько выпущенных стрел, девушка поняла концепцию этого трюка, которое в целом и на заклинание не походило, но было весьма полезным.

Спустя пару часов усердных тренировок она наконец располовинила яблоко и довольная результатом уселась на траву.

— Браво леди, браво! Меньшего я и не ожидал!

Аллес был доволен, как учителю, ему очень приятно видеть успехи своей подопечной. Несмотря на то, что он был намного старше и опытней, он позволил девушке общаться с ним на равных, без излишней фамильярности. Аллес считал, что доверительные отношения способствуют развитию ученика, хотя признаться, за дисциплиной он следил очень строго.

Он присел к отдыхающей у столба ученице.

— Софин говорит, ты хочешь сбежать. Этот зазнавшийся маг тебя обижает?

— Нет, Джошуа очень добр ко мне, хотя и в последнее время не обращает на меня внимания.

— Тогда почему? В последнее время ты стала усерднее тренироваться, это все ради побега?

— Знаешь Аллес, я устала. Устала от того, что все смотрят на меня, как на неопытную девчушку, как на объект плотских утех. Я знаю, что мир вне города может быть куда опаснее, но я хочу путешествовать, стать авантюристом в конце концов.

— Ты же знаешь, при всём моём уважении к авантюристам, неблагодарное это дело, опасное. Но желание твоё я понять могу. В любом случае, что бы ты не задумала, мы с Софин всегда на твоей стороне.

Девушка обняла своего учителя, так, как дочь обнимает своего отца.

— Скажи, Аллес, а может быть так, что один человек во сне видит другого, ну то есть не просто видит, а будто бы проживает его жизнь?

— То есть как, будто ты во сне в теле другого человека?

— Нет-нет, ты как бы наблюдаешь со стороны, и действия происходит где-то далеко, а в жизни ты этого человека никогда не видел, но ты будто бы знаешь его.

— Хм, кажется что-то подобное я слышал. Я думаю тебе нужно обратиться к местной ведунье.

— Но она даже не маг, я слышала, что инквизиция пыталась предать ее суду за использование запрещённых заклинаний, а потом оказалось, что она вообще колдовать не умеет.

— Ты права, бабка действительно не умеет пользоваться магией, но это не мешает ей остро чувствовать духовные связи и потоки маны. Ты можешь, конечно, обратиться к магам, но тогда об этом узнает этот наглый малец, а тебе, как я понял, оно совсем не нужно.

— Ведунья значит… Спасибо Аллес!

Посидев ещё немного, и обменявшись последними новостями, они разъехались. Мирелия решила не тянуть, и сразу отправилась на нижний рынок, в поисках ведуньи.

Глава 14

Меня разбудил приятный аромат свежего хлеба, который то и дело перебивался запахом жареного мяса. Кажется, еще во сне слюноотделение дало понять, что где-то неподалеку есть вкусная еда. Комната, в которой я лежал на узкой, но необычайно мягкой кровати, была достаточно простой. Деревянные стены и пол, даже не окрашенные, точно такая же кровать, стол, пара стульев, и лишь на раме окошка, в которое пробивались лучи полуденного солнышка, красовалась необычная резьба.

На столе исходило паром добротно зажаренное мясо, которое окружал картофель. Помимо него были еще различные овощи, мясные рулеты, странные салаты, но внимание привлекало именно жаркое.

«Интересно, с чего бы это кому-то потребовалось устраивать пир».

«С пробуждением, Отто, ты спал 12 часов, твой организм в норме, здоровье полностью восполнено. После использования «Последнего рубежа» телу необходим отдых, поэтому каждый раз после использования тебе необходим как минимум 10 часовой сон».

Голос Элли в моей голове звучал таким родным. Все-таки я беспокоился, когда она замолчала. Голову захлестнули воспоминания последних событий, отчего та начала отдавать мерзкой болью в висках.

— Ты где пропадала? Мне очень нужна была твоя помощь!

«Я же говорила, на меня наложены определенные ограничения, которые я не могу преодолеть, это касается и моей речи, не всегда получается говорить с тобой».

— Тц… бесполезная. — я цокнул с досады и аккуратно принял сидячее положение. Спина странно горела.

«Прости меня, хозяин, твоя бесполезная система накажет себя». Голос Элли звучал чересчур театрально.

— Ты совсем? Откуда понабралась такого? Что еще за хозяин! — опять она за свое, издевается что ли?

В ответ я получил игривый смех, ну точно издевается, вот зараза. Я мысленно воззвал к системе и начал проверять открывшиеся окна. За стычку с гоблинами мне накинули три уровня, я бы сказал, что они достались мне легко, за один удар, но вспоминая потери и то, что мы едва выжили — язык не поворачивается назвать это легкой добычей.

В окне заданий все также висело «Отмщение». Ни провала, ни выполнения не засчитано, значит надо и тролля победить. Что ж, в любом случае мой уровень низковат, чтобы туда соваться снова. Да и я не горю желанием особо.

Далее достижения, их открылось целых пять, но среди них не было ни единого, которое давала бы хоть сколько-нибудь полезные бонусы, поэтому я решил оставить свой бонус опыта. Вообще весьма странно, достижения тут какие-то очень надуманные, а бонусы за них почти все бесполезные, вроде «ускорение пешей ходьбы» или «увеличение интеллекта на 1 %», в общем все не для меня.

Я открыл окно статуса.


「Имя: Отто;

Уровень: 10 Опыт: 3000/10000;

Сила: 51; Ловкость: 31; Интеллект: 20;

Здоровье: 1200; Мана: отсутствует; Энергетический щит: 0;

Навыки:

Бросок оружия ур. 3

Рассечение ур. 3」


Ничего себе, за один удар рассечением навык получил сразу два уровня. При этом сами характеристики умения выросли незначительно, только радиус. А ведь он будет в разы меньше, чем, когда я использовал «Последний рубеж». Нужно учитывать это, как и то, что использовать его можно только в крайнем случае, иначе по истечении таймера я отключусь прямо на поле боя. А это равносильно смерти.

Последним на очереди было древо талантов. После магии крови шли только незначительные узлы, которые давали небольшие процентные прибавки. Я вложил два очка в 「+5 % к максимальному запасу ОЗ」, и одно в「+10 к силе」.

По моему телу вновь разлилось тепло, укрепляя его. Приятное все же чувство, думаю что-то похожее испытывают люди, которые занимаются усилением своего тела в спортзалах, хотя у меня этот процесс сейчас проходит куда быстрее.

Внезапно я заметил уведомление, которое почему-то скрывалось от моего внимания раньше.


「Благословление Стального буйвола

Славный воин Ригель благословил вас перед своей смертью

Ваша броня навсегда увеличена на 30

Ваше Снижение физ. урона навсегда увеличено на 10 % 」


Ригель… я не достоин такого подарка. Мало того, что ты спас мою жизнь, так еще и оставил ценный подарок. Жаль я не могу тебя отблагодарить. Я мысленно кивнул образу Ригеля в моей голове и немного помолчал.


— Элли, я ведь единственный человек с системой в этом мире?

«Не могу дать ответа на этот вопрос, прости»

— Я вот к чему, могу ли я как-то собрать пати… э-э отряд… компанию?

«Ты можешь собрать группу до пяти человек, весь полученный опыт будет делиться пропорционально на каждого члена группы, в зависимости от уровня. Каждый участник получит способность выбить дроп из монстра, более того, все положительные эффекты внутри группы будут умножены на коэффициент зависящий от уровня. Отрицательные эффекты будут уменьшены вдвое, а также есть возможность отразить отрицательный эффект с шансом в 10 %. Участники группы получают возможность нанести дополнительный урон, действуя синхронно»

— Жаль, что ты не сказала мне об этом, когда я встретил группу Ригеля, это могло бы спасти ему жизнь!

«Не могло, шанс на победу в той битве был равен 0,0001 %»

Значит нам повезло, что мы выжили, да уж. Что касается прибавок в группе, они очень полезны. Настолько, что я бы на постоянной основе путешествовал с каким-нибудь напарником. Может сделать таковой Наину? Интересно, а Элли знакомо чувство ревности? Боже, о чем я думаю?

— Хм, ладно, а вообще хоть какая-то информация о мире у тебя имеется?

«Этот блок так же закрыт, Отто, я мало что могу тебе рассказать и показать, основные мои возможности заблокированы, чтобы их разблокировать, мне необходимо слияние»

— Слияние? Можно подробнее?

«У тебя есть духовный наставник, тот, который восстановил твой организм и инициировал мое появление»

— Духовный наставник… это тот, о котором сказано в основном задании, допустим, получается он твой создатель?

«Нет, он лишь инициировал мое появление, влил достаточно энергии для моей активации»

— Тогда как же ты появилась, почему выбрала меня, почему именно я получил такую перспективную силу, и…

— Ты чего сам с собой разговариваешь?

В комнату зашла Наина, ее одеяние мага сменилось на повседневную одежду, состоящую из блузы и мешковатых подвязанных штанов на манер шаровар. Она выглядела немного забавно, но в целом, даже мешковатая одежда была ей очень к лицу. Я не нашелся, что ответить, поэтому она продолжила.

— Ты отключился после падения, повис на мне как бревно, пришлось тащить тебя до берега, а там на лошади до города. Ну и тяжелая ты, туша, я тебе скажу! — она мило улыбнулась, усаживаясь за стол. — Давай к столу, когда последний раз ты нормально ел?

— Да, прости, не рассчитал силы, вот и вырубился раньше времени. Спасибо, что вытащила меня — я кивнул и уселся напротив Наины, которая уже отрезала себе кусок мяса.

— Вовсе нет, если бы не ты, мы бы точно там все остались, а благодаря Ригелю…

Ее лицо вмиг посмурнело, а глаза едва наполнились влагой, но она их тут же вытерла.

— Знаю, всякое бывает, когда берешь такие задания, а это так и смердело тайнами и загадками. Не нужно нам было за него браться, не нужно было…

— Но гоблины все еще там, и возможно они захотят отомстить. Что это за город?

— Это Сурабай, находится к югу от горы, все на том же побережье, здесь привыкли к большому количеству монстров вокруг, поэтому стены высокие, а стражники хорошо обучены, так что не бойся, никто не нападет.

— Понял. А Дан?

— Сбежал. Когда мы были уже в воде, я видела, как он выпрыгнул из другого окна, немного выше нашего. Не вини его за то, что он убежал раньше нас, мы ведь тоже бросили Ригеля.

— Я не виню… Мы все были на волоске от смерти, у меня самого ноги подкашивались, так что я могу его понять.

— Кстати, как твоя спина? Ты плашмя упал на нее в воду, принял весь удар на себя.

— А я-то думаю, чего у меня горит все сзади. Нормально, терпимо. А как твое плечо?

Она аккуратно потерла перевязанное место и слегка поморщилась.

— У меня есть пара зелий, затянется за несколько дней.

Заканчивали обед мы уже молча. После Наина снова куда-то ушла, не удосужившись сказать, когда вернется. Я же снова попытался получить ответы у Элли, но та уже не отвечала.

Побродив по комнате, я решил прогуляться. Комната где мы расположились находилась на втором этаже, на лестнице меня поприветствовал пузатый мужичок, судя по фартуку хозяин таверны. На улице припекало солнышко, не смотря на время года, хотя стоп. А какое сейчас время года? Я переместился в этот мир осеню, значит в моем мире дело должно приближаться к зиме, но тут было полное ощущение конца лета.

Вспомнив об одной важной вещи, я вернулся в таверну и обратился к мужичку, который старательно протирал столы.

— Доброго дня сэр!

— Да и вам не хворать, гляжу вы уже на ногах, а притащили то вас сюда совсем бессознательного.

— Было дело, тяжелая выдалась неделька. Подскажите-ка, а где я могу убрать все это — я показал на густую щетину и отросшие волосы.

— А чегой-то ты, борода нынче престижно, тем более у тебя она черная, густая будет, аристократичная. Но коли уж решил, то тебе к Кромуну, он местную скотину стрижет, да и людей заодно. Два квартала к северу, а там не пройдешь мимо.

Я недоуменно прищурился, но все же поблагодарил его. Конечно стричься у мужика, который стрижет овец, да коней дело последнее, но сомневаюсь, что у них тут есть бритвенные станки, чтобы я делал это самостоятельно. Нет, можно конечно на манер брутальных героев кино и лезвием меча или топора, но я что-то не хочу себе случайно половину лица отрубить, думаю мне она еще пригодится


Городок выглядел живо, хоть и не особо пестрил людьми на улицах. Тут-то я впервые и увидел, что этот мир населяют не только люди. Мимо меня проходили гномы, самые настоящие, низкие, с густыми бородами и большими картофелеподобными носами. Возможно в этом мире их величают не гномами, но буду надеяться, что, хотя бы расы тут общеизвестные. В таком случае, я бы очень хотел взглянуть на эльфов. Уж я-то люблю поглазеть на красивых людей. Надо бы спросить у Наины.

Дома здесь в основном строились из большого отесанного камня, в то время как решетки из металла использовались в качестве забора или же защиты для окон. Встречались и двух, и трех, и даже пятиэтажные строения, что меня в свою очередь почему-то удивило. Будто бы в средневековье нельзя было возводить дома более одного этажа.

Так, в раздумьях я миновал одну улицу за другой, пока не наткнулся на вывеску с изображенной на ней опасной бритвой.

Внутри располагалось большое кресло с мягкой тканевой обивкой, перед которым была большая зеркальная поверхность, по блеску очень напоминающую серебро. А вот хозяин цирюльни меня очень удивил.

Это был мужчина с прической, какую носят у нас завсегдатаи всяких барберов. Низ рыжих волос был убран почти полностью, оставался лишь едва видный «ежик», а сверху красовалась аккуратно зачесанная набок курчавая шевелюра. Его усы были аккуратно подкручены и образовывали забавные завитки на кончиках, а длинная борода к низу заплетена в три аккуратных косички.

— Изволите вас остричь, или животинку какую? — казалось, его голос отдает французским акцентом.

— Да мне бы с лица убрать, да сверху облагородить.

— Это запросто, садитесь сюда, и расслабьтесь.

Он приготовил несколько опасных лезвий, и пару ножниц. В процессе Кромун все пытался меня разговорить, но мои мысли были настолько громкими, что я попросту его не слышал.

Избавившись наконец от лишних волос на лице и голове, я вздохнул свободнее. Что ни говори, а приятно держать себя и свое тело опрятным. Кажется, я видел за таверной баню, надо бы спросить.


Когда я вернулся, Наина уже была в комнате, как оказалось, она уже позаботилась о водных процедурах, так что вечером я мог наконец нормально помыться, впервые с тех пор как попал в этот мир. Да что уж говорить, впервые мне удалось хоть немного сбавить темп и отдохнуть.

— Вот это преобразования, выглядишь еще лучше! — оценила она значительное уменьшение растительности на моем лице.

Спасибо конечно, но что значит еще лучше? Как будто я раньше выглядел хорошо.

— Наина, расскажи мне, что ты знаешь о близлежащих окрестностях, о монстрах, которые тут обитают.

— Так, ну давай по порядку. Про гоблинов и троллей ты знаешь, про Варгов тоже, помимо них здесь иногда появляются вожаки изокроликов, не столь сильный, но весьма опасный противник. В больших количествах можно встретить волкообразных, они слабее Варгов, но многочисленнее. Есть еще Багбиры, природные противники Варгов, столь же опасные, но менее кровожадные. В остальном кобольды и разные ящерообразные. Ближе к морю можно встретить Морских отшельников, это огромные крабы, медленные, но броню черт пробьешь.

— Вот значит как, что ж, половину я вообще не знаю, так что ответь мне, ты знаешь про их расположение, хотя бы примерное.

— Да, примерно. Обойти смогу, если ты об этом.

— Не об этом. Завтра мы идем охотиться на монстров.

— Что? Но зачем? Просто так, без задания зачищать территорию? Ты решил заняться благотворительностью?

— Не совсем, но подробности ты узнаешь завтра, а пока давай попробуем кое-что…

Я мысленно отправил Наине приглашение вступить в группу.


「 Пользователь Наина. Маг льда. Уровень 10

Действительно ли вы хотите пригласить в группу данного пользователя? 」


Я отправил согласие и в ту же секунду.

— А?

— Что ты видишь?

— У меня перед глазами буквы, они будто висят в воздухе, написано… «Пользователь Отто желает пригласить вас в группу. Вы принимаете приглашение»

— Принимаешь? — усмехнулся я.

— А что это значит? Какая группа? Это какая-то магия? Но я не чувствую в тебе магии совсем, даже та мана, которая соприкасается с твоей сутью, просто рассеивается в ней.

— Как много вопросов… Это конечно интересно, но об этом мы поговорим позже. А пока, принимай приглашение в группу, и завтра на охоте ты увидишь, что к чему.

Передо мной выскочило уведомление, что приглашение принято, а после нас с Наиной окутал мягкий белый свет.

— Ого! Это немного похоже на духовную связь, но нечто другое. Я чувствую твою жизненную энергию, чувствую насколько устал или восстановился твой организм, а еще… Ты оказывается достаточно силен для новичка авантюриста.

Я ничего такого не чувствовал, зато над моей спутницей появились полоски здоровья и маны, а еще я мог просматривать ее навыки, что очень пригодится в дальнейшем. Видимо все зависит от мироощущения. Она не знает об уровнях, характеристиках или очках здоровья и маны, следовательно, для нее это все представляется в более понятном формате.

— Так ты еще и амбидекстр?

— Кто прости? — я не сразу сообразил, только вспомнил, что вроде как на древе талантов был похожий узел умения.

— Ты одинаково хорошо владеешь обоими руками, такое явление достаточно редко встречается, обычно люди тренируются годами, чтобы владеть мечом одинаково хорошо и левой и правой рукой.

— И это ты увидела после того как мы стали группой?

— Да, я еще очень много вижу, хи-хи.

Как-то странно она усмехнулась, не нравится мне это.

— В общем до завтра мы восстанавливаемся, а с утра на охоту.

Наина утвердительно кивнула. Вообще, если честно, я не видел ни единой причины с ее стороны помогать мне. То есть да, я спас ее жизнь, но и она спасла мою, притащила сюда пока я восстанавливался после «Последнего рубежа». Получается мы квиты и у нее нет поводов оставаться со мной. Я решил не поднимать эту тему, думаю она не маленькая, сама разберется, что ей нужно.


До вечера мы с ней болтали, сидя в комнате. Она пыталась выспросить о моем прошлом, но я ловко перевел тему, и, в итоге она рассказывала о своем. Да уж, девушки любят, когда их слушают, это работает в обоих мирах. Как я уже знал, она родилась с талантом, у нее уже были ядра силы, и она неплохо управлялась с маной, вообще это был редкий местный феномен, когда у родителей, которые не предрасположены к магии, рождался ребенок маг. Недолго думая, родители отправили ее в местную школу магов, буквально отказавшись от нее. С тех пор Наина их не видела, стены школы заменили ей родной дом, и, вскоре, она обзавелась друзьями.

Я ожидал каких-то трагических поворотов, но нет. В целом ее жизнь была наполнена положительными моментами, даже приключения в роли авантюриста были похожи на добрую сказку, не считая конечно последней стычки с гоблинами. Это было видно в бою. Магесса не была приспособлена к особо опасным ситуациям, хотя, конечно, не мне говорить.

За окошком стемнело. Когда я уже было подумал о еде, к нам в комнату заглянул молодой парень, кажется даже младше меня и принес ужин. Он был такой же шикарный, как и обед. Большой рыбный пирог так и манил своим ароматом. К ужину добавилось пара кружек эля, мне не особо хотелось, но Наина настояла, потому как я обещал. В итоге мы порядочно выпили, я чувствовал, как мир немного плывет передо мной, поэтому я решил отправиться в баню.


Деревянное здание было отстроено по всем канонам деревенских бань, внутри так же. Большая скамья, состоящая из двух ступеней, печь, на которой была металлическая емкость с водой, отдел с камнями, для подачи пара и ушат с холодной водой. Раздевшись на пороге, я заткнул полотенце за пояс и подав чуть пару, принялся мыться. Сидеть до состояния красного рака, как это часто делают любители бань, у меня никакого желания не было.

К сожалению жар помещения лишь усилил эффект алкоголя, и я захмелел еще больше, даже уже начал грезить о мягкой кроватке.

Сзади скрипнула входная дверь.

Я, не предчувствуя опасности, решил, что кто-то просто проверил, есть ли люди внутри. Для достоверности, я все же рявкнул, что здесь занято, и продолжил свои банные дела. Но опасность все же подкралась сзади.

Я не услышал ничего. Она действительно была подобна кошке, тихая и грациозная хищница. Ее фиалковые глаза поблескивали, а огненные волосы были аккуратно собраны в хвост.

Наина обняла меня сзади, я почувствовал ее разгоряченное обнаженное тело. От нее несло алкоголем, видимо пила еще после того, как я ушел. Она гладила мое тело, а я не решался повернуться к ней. Сцена, что произошла на реке — повторялась.

Не дожидаясь моих ответных действий она сама повернула меня к себе и нежно поцеловала. Нежно и глубоко, отдавая все свои чувства в этот поцелуй.

В какой-то момент я готов был отдаться этому пьянящему чувству, подпустить к себе кого-то снова, но…

— Прости, я не могу.

— Что-то не так?

— Да, у меня есть дорогой человек, я не хочу его предавать.

Она неодобрительно фыркнула и покинула баню. Я, закончив свои процедуры, вернулся в комнату и отвернувшись уснул крепким сном.


Проснулись мы рано и почти одновременно.

Спустя некоторое время, позавтракав и уложив необходимые припасы в походные сумки (в моем случае я все запихнул в инвентарь), мы вышли из города.

Погода была все такой же солнечной, пение птиц успокаивало, а вид леса, чьи владения открывались перед нами выглядел вовсе не враждебно, но судя по информации Наины в нем было достаточно опасностей. Так началась наша охота.

Первыми мы встретили волкообразных, с которыми мы разделались достаточно быстро, Наина сковала их ледяной глыбой, а мне потребовалось пара ударов рассечения, чтобы прикончить троих монстров.

— Невероятно! — воскликнула магесса после первых уничтоженных монстров. — Такой прилив энергии, я будто стала сильнее, а мана восполнилась. Так вот что значит эта твоя группа!

Как оказалось, ей не хватало совсем немного, чтобы перейти на 11 уровень.

После мы встретили одного Варга, с ним тоже мы справились без труда, после гоблинов я стал значительно сильнее, да и Наина теперь использовала заклинания более эффективно. Все-таки я убедился, что боевого опыта у нее практически не было, а сейчас она активно его накапливала.

Так наша охота в паре продолжалась пять дней.

Глава 15

Столица Совании. Императорский дворец.

— Но господин, мы веками чтили традиции и не допускали подобного, вы не можете так просто даровать им амнистию!

— Только одной семье Альберт. Неужели ты не понимаешь, Висенте — древний род, который уходит далеко за «Кровавый век».

— Но они же одни из тех, кто положили начало этому веку, именно они первые принесли эту черную магию на наш континент.

— Это было почти тысячелетие назад, Альберт. Ты мой верный советник и добрый товарищ, прошу, доверься своему императору.

Энрю Рууда, нынешний император Совании, который зарекомендовал себя, как очень мудрый правитель, пусть и с весьма нестандартными решениями. Он выглядел достаточно молодо для своих пятидесяти, однако глаза выдавали тяжелый опыт прожитых им лет, а седина обелила все волосы, что придавало не столько возраста, сколько мужественности внешнему виду. Мужчина, стоявший за его правым плечом — Альберт, верный советник императора.

Тускло освещенная комната была небольшой, у витражного окна стоял большой дубовый стол с резными ножками, за которым и происходил разговор. По стенам располагалось множество шкафов с книгами, которые достигали самого потолка, а пол украшал мягкий узорчатый ковер.

Перед Энрю лежало несколько бумаг, на одной из них был договор с некой семьей Висенте, в котором говорилось о том, что они предоставляют свою боевую мощь на время военных действий, в обмен на полную амнистию. Это означало, что инквизиция прекратила бы все свои преследования, а дела были бы уничтожены.

Сования стояла на пороге войны с соседней империей Вестакс, которой явно проигрывала по количеству боевых единиц. Первые локальные стычки уже происходили, но, пока это не разрослось в полномасштабную войну двух империй, Энрю должен был придумать выход. Сдача территорий была лишь половиной беды, Вестакс был твердо намерен полностью подчинить себе Сованию. В этой, казалось бы, безвыходной ситуации император все-таки видел решение, но оно было опасным и сулило потерей доверия не только такого мощного аппарата, как инквизиция, но и народа империи.

— Ты ведь в курсе всех дел в инквизиции, ты так же знаешь ситуацию на территориях империи, скажи мне, ты помнишь хоть одно упоминание о семье Висенте?

— Да, вы правы, судя по документам, они уже три поколения не совершали каких-либо преступлений, но это не отменяет тяжелый грех, что лежит на их семье.

— Разве дети должны отвечать за грехи отцов?

— Энрю, прошу, подумай хорошенько, я говорю тебе не как советник, но как твой друг. Если за нас будут сражаться мертвые…

— То мы ни за что не проиграем Вестаксу. Это могущественная армия, бессмертная. И если мне нужно дать добро на исследования черной магии всего одной семье, чтобы избежать тысячи смертей и огромные потери с нашей стороны, я готов на это. Ты видел отчеты лазутчиков, видел какой технологический прорыв совершил Вестакс. Они годами были закрыты от мира и копили силы, а теперь решили показать когти.

— Хорошо, я буду на твоей стороне на следующем совете. Но ты должен понимать, Имир Светоносный скорее всего отвернется от нас.

— У меня свои рычаги давления на инквизицию, да и влияние Имира не так велико.

С этими словами Энрю подписал бумаги и поставил гербовую печать. Он аккуратно свернул их в трубочку и перевязал толстой нитью.

— Позаботься, чтобы эти документы передали лично в руки Марии Висенте.

Альберт принял документы, и, коротко поклонившись, покинул зал, оставив императора наедине с собственными мыслями. Энрю не терзали сомнения, он был уверен в своем решении. Если на их стороне будет Он, они обязательно оттеснят врага.

— Да! Ему хватит сил поднять Рульфа Озаренного, я уверен! Он действительно одаренный, пусть и в такой неугодной магии, как некромантия.

Энрю устало откинулся на спинку стула и прикрыл глаза.

Я и забыл, как это приятно. Не понимаю, почему я мог забыть те невероятные ощущения, когда, будучи еще студентом, тратил бессонные ночи ради прокачки своего персонажа в какой-нибудь очередной MMORPG. Только сейчас этим персонажем был я. Эх, а ведь когда-то в гринде мне не было равных на сервере, где мои былые годы.

Прошло пять дней с тех пор, как мы с Наиной вышли охотиться в близлежащие территории города Сурабай. Мы постоянно сражались, а после зачистки территории делали привал. За прошедшие дни мы вычистили два логова Варгов, умудрились победить группу из двух Багбиров (оказалось, это огромные медведи), и прибили даже одного Морского отшельника, с которого мне выпали отличные ботинки с приятными бонусами к ловкости. Плюс огромное множество кобольдов, волоко- и ящерообразных.

— Отто, прошу, давай завтра вернемся в город, я устала, мне нужно принять ванну, и хоть немного передохнуть.

Последние два дня Наина постоянно ныла, хотя понять я ее не мог. Как можно прервать охоту, когда мы даже не взяли тридцатый уровень? Мои глаза горели, а руки требовали еще битв. За это время я наконец освоился с мечом Лиасса, да так, что он чувствовался будто продолжение моей руки. Не спорю, мы мало спали, ели плохо прожаренное мясо изокроликов, а вместо теплой ванны пользовались холодными реками и озерами.

Для меня необычного ничего не было, я даже радовался этому как ребенок. За последние годы городская жизнь выгрызала меня без остатка, а в голове были воспоминания о детстве в деревне, с ее реками, полями, чистым воздухом и прекрасной природой. И сейчас мне доставляло истинное удовольствие находиться пусть и во враждебном, но все же лесу, со всей его зеленой магией, шумом ветра и пением птиц.

— Ладно, но по пути назад, если встретим кого-то из монстров, мимо не пройдем. — я все же решил остановить охоту, думаю мы неплохо постарались, но обратную дорогу все равно намеревался использовать во благо.

— Почему я не увидела этого в тебе раньше? Ты неисправимый упрямец! — девушка фыркала и злилась, постоянно пересобирая волосы в хвост.

Она наконец укуталась в спальный мешок и засопела, я аккуратно ковырял палкой в угасающем костре, после чего подкинул дров. Хорошо хоть не вспоминает ту ночь под алкоголем.

Мне нужно вернуться в логово гоблинов, чего бы это не стоило.

«Вернусь и перебью их всех к чертовой матери! Еще и на трупах станцую!»

«Отто, а ты и правда очень кровожадный»

Проснулась значится. У меня стойкое ощущение, будто Элли постоянно куда-то уходит, и ее нет в нужный момент, а когда все спокойно, она появляется чтобы занять меня бесполезной болтовней. Чтобы не будить Наину, я, пусть и не без усилий, говорил с Элли мысленно.

«Элли, расскажи мне об основном задании «Возвращение к истокам», может есть какие-то ориентиры, как мне вообще искать этого духовного наставника?»

«К сожалению, ты не можешь узнать его месторасположение. Имя и внешность тоже, но есть одна маленькая зацепка. Так как остаточная мана рассеялась в сути твоей души, возможно у тебя осталась его духовная проекция. Для того, чтобы вытащить ее нужен сильный маг, который может связаться с сутью души»

«Боже, ты можешь говорить понятнее? Я вообще не разбираюсь, что такое суть души? Почему мана рассеивается в моей, какого вообще черта происходит?»

Тут голос Элли на секунду стих, после чего она шумно выдохнула, точнее, конечно, просто издала звук, дышать ей не нужно.

«Суть души, это то, что находится в теле, но в ином пространстве. Ни один живой организм не может существовать без сути души. Проще говоря, тело — это сосуд, который наполняет суть души. После смерти она покидает тело и превращается в остаточную энергию. Иногда суть души может образовывать ядра силы, они могут впитывать и генерировать ману, следовательно, носитель способен использовать магию. Чем больше ядер, тем сильнее носитель»

«А сколько у меня этих ядер?»

«Ни одного, отсюда и отсутствие маны, тебе просто нечем ее удержать, она буквально впитывается тобой. Отто, прости, но ты не способен творить магию, изначальные причины этого мне неизвестны. Однако, ты можешь использовать навыки ценой собственного здоровья»

Да уж спасибо, это я и без тебя знал. Не сложно догадаться, что, образуя духовную связь, две сути души делятся информацией и могут взаимодействовать друг с другом, вот только никакого воздействия от наставника я не чувствую, но судя по заданию у меня в системе, связь до сих пор есть.

Я поблагодарил Элли за информацию, на что она кокетливо усмехнулась. Пришло время заглянуть в статистику.


「Имя: Отто;

Уровень: 29 Опыт: 27500/29000;

Сила: 185; Ловкость: 113; Интеллект: 69;

Здоровье: 5750; Мана: отсутствует; Энергетический щит: 0;

Навыки:

Бросок оружия ур. 3

Рассечение ур. 6」


Я отлично прокачался за эти дни, и мне не хватало совсем немного до тридцатого уровня. Наина же была 25. Опыт ей шел почему-то медленнее, в причинах я так и не разобрался.

Учитывая силу, мое здоровье уже перевалило за отметку пяти тысяч. Что немногим меньше, чем у Тролля 30 уровня, встреченного нами в логове гоблинов. Но не это было самым главным.

Я открыл древо навыков и довольно улыбнулся. От моего портрета немного вниз и влево тянулась линия прокачки, она захватывала лишь красный сектор. В основном это были обычные узлы, которые давали лишние очки силы, а также процентные прибавки к физическому урону мечами и увеличением критических ударов, как шанса, так и показателя. Но были и интересные узлы.

На одном из них был силуэт воина, который вырисовывал пируэты мечом, оставляя остаточные рассечения в воздухе.


「Мастер клинка.

20 % увеличение физического урона клинками и мечами;

+1 к дальности ударов;

20 % увеличение урона от состояний」


Как показала практика, этот узел невероятно полезный, помимо немалой прибавки к урону, он увеличивал дальность удара, выглядело это примерно, как на рисунке, каждый удар проявлял остаточное изображение, но чуть дальше, нежели длина меча, что позволяла застать многих врагов врасплох.

Урон от состояний, как я и предполагал, включает в себя все эффекты, накладываемые на противника. Такое у меня только одно и появилось от следующего умения, на рисунке узла находились ноги и кинжал, перерезающий сухожилия.


「Расчленение.

40 % повышение шанса критического удара;

+20 % к множителю критического удара;

20 % нанести увечье врагу」


Увечье — это эффект который значительно замедляет скорость реакции и передвижения противника и наносит дополнительный урон. В бою дает огромное преимущество.

Последними я взял два умения, которые тоже были очень важными, но находились достаточно далеко друг от друга. Хотя пока у меня не было возможности полностью реализовать их потенциал.


「Ужасная пара.

75 % повышение шанса критического удара с парным оружием в руках;

25 % увеличение урона критического удара с парным оружием в руках」


「Амбидекстрия.

50 % увеличение урона от атак оружием в правой руке

20 % повышение критического урона в левой руке

Умения наносят увеличенный на 25 % урон от состояний с парным оружием в руках」


Медленно, но верно передо мной вырисовывалась картина прокачки. Пусть я и не умел фехтовать, но сила и навык рассечения покрывали этот недостаток. В остальном я махал мечом больше инстинктивно, а зачастую не очень удачно. Все же нужно уделить время тренировке, а лучше найти хорошего учителя.

Месяц своей серебристой поступью продолжал путешествие по небу, Наина сменила меня уже под утро, но трех часов сна мне хватило с лихвой. Опять же, благодаря большому показателю силы, тело очень быстро восстанавливалось, да и выносливости было как у быка.

Двинулись мы в сторону города, как сказала Наина, мы были не так далеко и примерно через полтора дня доберемся, учитывая остановки. Она даже тактично разрешила пару раз поохотиться, но не больше.

— Не так я представляла себе жизнь авантюриста!

— А как? Ты думала будет полно интересных и захватывающих приключений? Уж прости, но иногда приходится и навоз тапками месить.

— Фу! Вообще-то, если быть откровенной, пока я не встретила тебя, у меня были эти самые интересные приключения! А сейчас мы почти неделю таскаемся по лесу, причем бесцельно!

— Разве ты не чувствуешь насколько сильнее стала? Разве ты не хочешь отомстить за Ригеля? Мы должны вернуться в эту пещеру. Это наш долг!

— Я все понимаю, но мне страшно, я не хочу возвращаться туда. Даже несмотря на то, что Ригель останется не отомщенным. Он погиб, чтобы мы жили. Я не хочу, чтобы его жертва была напрасной, поэтому боюсь умереть там же, где погиб он.

— Я понимаю, Наина, прекрасно понимаю тебя, но в этот раз будет иначе. Мы значительно проредили гоблинов, да и сила наша возросла почти в три раза. Я обещаю тебе, мы справимся.

За разговором мы набрели на небольшую полянку, где были разбросаны чьи-то вещи. Походная сума с остатками еды, несколько тканевых одеял, аккуратно огороженное камнями кострище, с обглоданными костями, палатка. Я шепнул Наине спрятаться за деревьями, намереваясь подождать людей, устроивших привал, но им оказался один человек.

— Дан! — закричала Наина и вышла к нему.

— Ты жива! Как же хорошо, я уже похоронил тебя вместе с нашими товарищами. Боже, как я рад, что ты цела.

Они обнялись. Следом из-за деревьев вышел я, Дан встретил меня презрительным взглядом.

— Почему он с тобой?

— Отто спас меня, после чего мы решили охотиться вместе.

Дан резко рванул ко мне и со всей силой и ненавистью ударил меня кулаком по лицу.

— Из-за тебя! Если бы ты сразу использовал свою силу, если бы ты сразу сказал нам, что можешь убить гоблинов одним ударом, Тивор и Ригель были бы живы!

Он ударил снова. Боли я не чувствовал, но обида полоснула мне по сердцу.

— Прекрати Дан, мы сделали все что могли, если бы не Ригель, мы были бы мертвы. — пыталась защитить меня Наина.

— А если бы он не секретничал, мы выжили бы все! Я видел, как он достает оружие из неоткуда, прямо из воздуха!

Он ударил снова, а потом еще. Но эти удары не наносили мне урона. Дан как был, так и оставался 10 уровня, в то время как я приближался к тридцатому. В какой-то момент обида все-таки захлестнула меня. Обида и горечь утраты, пусть я и не знал Ригеля так хорошо, как Дан или Наина, но, но его последние слова запали мне глубоко в душу.

Я схватил Дана за горло и поднял над землей. Сила пульсировала во мне.

— Да как ты смеешь что-либо говорить. Ты, как настоящая крыса первым сбежал, когда все стало худо. Может мы и могли спасти Ригеля, если бы ты не свалил, сверкая пятками. И ты еще будешь говорить, что в произошедшем есть моя вина?

Наина растерялась, она просто отошла на шаг назад и молчала, ей было нечего сказать.

Но тут я заметил, как нечто сверкнуло в глубине палатки. Что-то очень знакомое. Отбросив Дана в сторону, я направился к палатке.

— Стой, что тебе нужно!? Не лезь в мои вещи сволочь!

Внутри палатки лежал большой щит с существенной вмятиной сверху, в середине которого был нарисован буйвол. Я пытался прокрутить в голове воспоминания и тут меня осенило, внутри закипал гнев.

— Мало того, что ты бросил в бою своего товарища, так ты еще вернулся помарадерствовать!?

— А что такого? Этот щит безумно дорогой, и он ему больше не понадобится, а я бы его продал. После того как тролль ушел, я прокрался обратно и забрал его, хоть какая-то компенсация за ущерб.

Тут уже не выдержала Наина, да так, что у нее задергался глаз.

— Ты же помнишь, что он говорил. Что если и погибнет, то как воин, посмертно сжимая в руке свой щит. Когда ты стал таким мелочным, Дан?

— А-а-а я понял, вы теперь вместе да? — он попытался перевести тему. — Ты, как шлюха прыгнула в постель к едва знакомому парню, а теперь защищаешь его перед лицом давнего друга?

Наина осеклась, ей было нечего ответить. Я молчал, но знал, что делать. Подошел к Дану и с точно такой же отмашкой, как он пару минут назад ударил его по лицу. Мой удар пришелся куда больнее, из носа хлынула кровь и он, зажимая его, стал отползать к деревьям. Я вернулся и забрал щит, запихнув его в инвентарь.

— Ты не достоин владеть этой вещью, как и не достоин произносить его имя. Товарищи не бросают друг друга на поле боя и готовы пожертвовать жизнью. Надеюсь наши пути больше не пересекутся.

Я развернулся и продолжил путь в сторону города, Наина, немного замешкавшись, все же последовала за мной. Дан так и сидел, зажимая кровоточащий нос, и выкрикивая оскорбления нам в спины.


До города мы добрались без происшествий, разве что вырубили немного мелких монстров по пути. Я наконец достиг желанного 30 уровня. Теперь то мы с троллем сравнялись, а значит шансов на победу намного больше. Остановились мы в той же таверне.

Утром Наина почти не разговаривала со мной и была в необычно плохом настроении. Я ее понимал, ведь через день мы собирались вернуться в логово гоблинов. Поначалу я хотел найти еще хотя бы одного спутника, но как назло в этом городе не было штаба гильдии авантюристов, а в нашей и ближайших трех тавернах не нашлось ни одного приключенца.

Не сказать, что я переоценивал наши силы, но уверенность в нашем успехе у меня была, и явно не беспочвенная. Мы начали подготовку.

Я передал Наине все расходники в виде шкур, клыков и прочей требухи, которая чуть ли не градом выпадала во время охоты. Образовался нешуточно тяжелый мешок. Мы решили, что торговать пойдет именно она, ибо после моего опыта продажи телефона, только при виде торговцев у меня начинает полыхать. Денег признаться она выручила немало, большую часть из них я оставил, потому как именно на деньги Наины мы жили и питались в таверне.

На полученные деньги, я купил себе неплохой редкий меч с хорошими показателями атаки и небольшим процентом критического урона.

Оставшуюся часть дня мы провели так же молча. Все приготовления были завершены, припасы сложены. Я заметил у Наины новые блестящие наручи, но просить на оценку не стал. День закончился очень быстро.


Проснулись мы ранним утром, едва солнце вышло из-за горизонта и осветило окно, на котором еще не сошли капельки конденсата.

— Наина, послушай… Тебе не обязательно идти со мной, если ты не хочешь. Я отправлюсь один и со всем справлюсь, поверь мне. Думаю, тебе…

Девушка резко повернулась, тряхнув своими огненно-рыжими волосами.

— Я пойду с тобой! И мы справимся с этим.

— Наина, я…

— Я знаю. — ответила она, кивнув, но не угадала. — Ты защитишь меня, а я тебя, для этого мы охотились. За эти пять дней мы отлично синхронизировались в бою.

Я лишь улыбнулся. Все же она очень хорошая.

Собрав вещи, мы отправились в путь, к уже знакомой горе. По слухам, нападения гоблинов стали происходить реже, это значит, что они накапливали силы, а этого нам нельзя было допустить.

Глава 16

Мы медленно пробирались вглубь пещеры, иногда встречая часовых гоблинов. Разобраться с ними не составляло труда. На этот раз нас не ждали, возможно это связано с тем, что мы пришли с другой стороны, и чтобы попасть в пещеры, нам потребовалось взбираться на гору до ближайшего окна, а возможно с тем, что гоблины понесли немалые потери в предыдущей стычке.

Я был полностью сосредоточен. Одна ошибка и гоблины поднимут тревогу, а это значит, что нам предстоит сразиться сразу со всеми. За время нашей тренировки Наина выучила заклинание ледяной дымки. Оно позволяло размыть контуры нашего тела так, что при тусклом свете мы казались почти невидимыми.

Это сыграло огромную роль. Так мы дошли до главной залы, в которой у огромной статуи все так же молились зеленые мерзавцы, правда в разы меньше, нежели в прошлый раз. Часовых не было. Мы решили двинуться еще глубже. Да, в случае битвы у нас не было пути отступления, но у меня был определенный план.

Наконец мы дошли до очередного разветвления. После небольшой разведки выяснилось, что одна дорога ведет в покои Тролля, а другая в тренировочные комнаты, где гоблины уже подготавливали новых бойцов.

— Мы будем сражаться в молитвенном зале. Там узкий проход, так что у нас есть шанс сдержать натиск большого количества врагов.

— А что делать с Троллем?

— К сожалению, он слишком живучий, чтобы просто убить его во сне. Нам так или иначе придется с ним сражаться. Начав потасовку в молитвенном зале, мы внесем смуту, это будет неожиданно для них. Гоблинов в балахонах перебить мы перебьем даже не напрягаясь.

— Отлично, что дальше?

— Дальше Тролль. Он протиснется внутрь первый, так как находится ближе всех, после чего начнется тяжелый бой. Твоя главная задача поставить стену льда на основной вход и верхний маленький, как только монстр зайдет в помещение. Я приму его на себя, а ты постарайся как можно больше помешать ему, стеснить движения. Думаю, нам хватит времени, и к тому моменту, как гоблины проломают ледяную стену, мы уже покончим с Троллем и будем готовы перебить остальной сброд.

Я долго думал, как можно провернуть эту битву на более выгодных для нас условиях, но к сожалению, информации было очень мало. Тут-то Элли меня и удивила. Оказывается, она может воспроизвести в моем сознании модель локации, которую я видел хотя бы единожды. Это было очень полезным свойством. Изучить местность и тщательно подготовиться, это уже залог победы.

Мы проникли в молитвенный зал, все так же оставаясь незамеченными. Статуя гоблинской шивы зловеще возвышалась перед нами, она казалась намного больше и величественнее, чем в прошлый раз, да и гримаса будто бы выглядела иначе. Стоп… На ее поясе добавились мечи в ножнах. Они что, дополняют эту статую, я совершенно точно помню, их не было ранее.

В середине сидело около двадцати гоблинов и молилось, еще около десяти стояли в разных частях залы.

Наина отошла к дальней стене, я же остался у входа, чтобы пресечь попытки бегства. Мы начали воплощать свой план. Магеса использовала ледяной взрыв, одно из своих сильнейших заклинаний, действующих по области. Остроконечные сосульки полетели веером вперед, поражая по большей части стоящих гоблинов. Те что молились, увидели врага, с которого уже спало заклинание маскировки и, вытащив кинжалы ринулись к ней.

Но тут в бой вступил я, рванув вперед использовал рассечение, и моментально убил пятерых. Монстры поняли, что мы организовали ловушку, и теперь вместо атаки предпринимали попытку к бегству. Тех немногих, что все же решили сражаться — Наина приковала ледяными кандалами, а я, со всей доступной мне злобой и кровожадностью, рубил шныряющих туда-сюда гоблинов. Удары были значительно слабее, а радиус удара в разы меньше, чем во время «последнего рубежа», но использовать его так рано я не мог.

Я орудовал двумя мечами, и удивлялся как навык Амбидекстрия ускорил мои движения и облегчил использование обоих рук одновременно.

Все произошло достаточно быстро. Покончив с культистами, я оглядел помещение, которое было изрядно запачкано кровью, столы, которые стояли по стенам помещения, как и предметы на них задрожали от мощного топота.

— Он идет! Приготовься.

Наина кивнула, и принялась зачитывать заклинание. Ее посох задрожал. Было видно, она собирает больше маны, чем обычно. В этой ситуации не стоило экономить. Это вряд ли будет затяжной бой. Либо мы, либо нас.

Наконец он появился. Огромный прыщавый урод, его кожа отливала темно-коричневым цветом и была похожа на чешую, от налипших кусков грязи. Тролль протиснулся в дверь и сделав шаг вперед занес дубину за плечо.

— Ледяная стена! — закричала Наина взмахнув посохом.

Настоящая буря вырвалась из него, запечатывая основной вход. Тролль был слишком тупым, чтобы предотвратить это. В этот момент я поднял один из гоблинских кинжалов и использовал «бросок оружия», чем привлек его внимание. Клинок вонзился ему в грудь. Урона я нанес больше, чем в прошлый раз. Название монстра, что располагалось над его головой, мерцало белым. Система подсказывала: этот бой мне по силам.

— Эй толстый! Помнишь меня?

— ГРО-О-О-О-О!!!

Видимо узнал. Тролль начал разгон, замахиваясь дубиной. Он обрушил ее на место, где пару секунд назад стоял я.

— Такой же удар ты использовал в нашу первую встречу, у тебя фантазии нет?

Я рванул ему за спину и попытался совершить прием, который в прошлый раз очень помог мне против вожака изокроликов. Удар пришелся по ноге, но до сухожилия меч не достал. Кожа Тролля была слишком толстой и крепкой. Он дернул ногой, откинув меня на пару метров. Удар был крепкий, я закашлялся.

Снова нашарив на полу кинжал, благо гоблины оставили их немало я встал в удобную позицию и основательно прицелился.

— Каким бы большим и крепким ты ни был, глаза — это всегда слабое место.

Сделав шаг вперед, я развернулся, придавая кинжалу максимально возможное ускорение.

— Бросок оружия!

Как только рукоять покинула мои пальцы, кинжал подобно пуле устремился к лицу уже повернувшегося Тролля, мне показалось будто проступило остаточное изображение.

В следующую секунду прозвучал оглушительный рев. Монстр схватился за глаз, из-под его ладони сочилась кровь. Но порадоваться попаданию я не успел, так как Тролль будто ускорился, молниеносным движением он сократил расстояние между нами. Мне должно было хватить времени на уворот, но он решил ударить не дубиной.

Его кулак подобно фуре снес меня, оторвав от земли. Будто оказался меж молотом и наковальней. Тяжелый удар снес мне 20 % здоровья и еще 5 %, когда я врезался спиной в стену. Во рту образовался металлический привкус крови.

Черт, вот это силища. Встал я быстро, но даже этой скорости не хватило. Тролль был уже передо мной и замахивался дубиной.

— Морозный ветер ночного севера, позволь одолжить твою силу! Скорбящее плато!

Наина очень вовремя закончила запечатывание залы и поддержала меня заклинанием. Под ногами монстра образовался ровный, будто зеркало лед. Так как дубина уже смещала центр тяжести тела, Тролль с грохотом свалился на спину, а в этот момент сверху на него свалился огромный пласт льда, с кучей остроконечных сосулек.

— Это не остановит его надолго, но урон должен быть не малый. Дай собрать ману, я лишу его ног!

Кивнув, я подскочил на место, где клубы ледяной пыли уже развеялись. Тролль был истыкан сосульками, но раны затягивались очень быстро. Глаз оставался незрячим. Это радовало.

Мы не сняли и половины его здоровья, однако за ледяной стеной уже слышались тяжелые постукивания. Гоблины рвались внутрь.

Подниматься он начал медленно, размахивая при этом руками. Я, не теряя времени, забежал ему на колено, и одним прыжком достиг его лица. Прямо в полете, замахнувшись мечом, я лишил монстра второго глаза.

От рева задрожали стены. Теперь наш враг был ослеплен, что давало нам огромную фору. Монстр истерично махал руками и истошно выл. Я отскочил назад, чтобы не попасть од удар. Оставалось только действовать тихо.

Тем временем Наина закончила подготовку и произнесла заклинания, сковывая ноги Тролля огромной ледяной глыбой. Но к сожалению монстр не свалился. Он успел принять широкую стойку и поддерживал баланс, размахивая в разные стороны дубиной.

Подскочив почти вплотную, я уворачивался от тяжелых ударов и, описывая пируэты вокруг монстра, рубил его мечом. Наина также не оставалась в стороне, запуская в него пусть и не масштабные, но эффективные заклинания.

Наконец полоска здоровья полностью опустела, но он успел махнуть дубиной еще раз, перед тем как упасть замертво. Этот взмах, возможно и стал для нас роковым. Тролль запустил свое оружие прямиком в стену, запечатанную льдом, отчего та разошлась множеством трещин.

— Это еще не конец, у тебя осталось что-нибудь?

— Только простые заклинания до третьего ранга. Отто, как нам выбраться?

— Мы просто всех убьем!

Наина увидела, как в моих глазах зажглось пламя. Стена льда рухнула. Я покрепче сжал два своих меча и выставил ногу вперед. Пламя битвы звало меня. Оно шептало мне.

Как только вышли первые гоблины, я уже был готов рвануть к ним, но они замерли на месте, образовывая коридор, по которому к нам вышел старый скрюченый гоблин, лицо которого покрывали язвы и пятна. Он вскинул руки и стал что-то лепетать. Остальные гоблины, засучив рукава своих молитвенных балахонов так же вскинули руки и начали вторить голосу старика-монстра.

— Что они делают? — Наина вслушивалась в подозрительную речь.

— Сдаются, наверное? Может они поняли, что мы очень сильны, раз уж убили их главную боевую мощь?

— Ты думаешь, они так сдаются?

Я надеялся на это, но уже через пару секунд от рук гоблинов начала исходить странная аура темно-золотого цвета и потянулась к статуе.

Наина закричала, я среагировал на ее крик и рванул к монстрам, занеся оба клинка. Активировать рассечение не удалось. Меня буквально снесло чем-то на редкость твердым и впечатало в стену. Все тело пронзила резкая боль, я чувствовал ее даже пальцами ног. Буквально каждое нервное окончание страдало. Следом завопила система о критически низком здоровье.

Что? Но у меня с регенерацией от навыков уже было около 90 %, даже после удара Тролля, а теперь менее 15 %, но как такое может быть, что это за сила?

Золотая ладонь отпустила меня, это была та самая статуя, которой поклонялись монстры, живая, переливающаяся золотом. Она подняла одну из четырех рук вверх. Гоблины-культисты тут же перерезали себе горло, после чего их духовная энергия перенеслась к одной из рук статуи.

Мои глаза заплывали кровью, а тело отказывалось слушаться с первого раза. Я поднял голову. Наина кричала, забившись в самый угол залы, гоблины за стеной не решались войти внутрь и лишь воинственно угукали.

Мой взгляд переместился на статую, в этот момент сердце обуял страх. Я проклял все, что только мог. Свои желания, стремления, я проклял тот день, когда решил идти в это проклятое логово, я взял с собой Наину и привел на верную смерть. Нужно было бросить это все еще в самом начале. Я бессильно ударил кулаком по полу и снова возвел взгляд на золотую четырехрукую статую, которая медленно поворачивала голову ко мне.


「Бог плутовства и кровопролития Аризмус ур. 160, легенд.」


Система начала судорожно выворачивать перед лицом уведомления. Элли верещала об опасности, ее голос был где-то далеко.

«Критический уровень здоровья, опасность, вероятность смерти 100 %. Пользователь! Отто! Прошу тебя, собери все свои силы, и беги!»

Рубеж не активировался, слишком мало здоровья, тело отзывалось не сразу.

Статуя исчезла, появившись прямо передо мной. Я заглянул в золотые глаза по центру которых пылало красное пламя зрачков. Кажется, прошло много времени, пока она смотрела на меня, но потом лицо статуи исказилось в ужасающе мерзкой ухмылке, обнажающей зубы.

Эта ухмылка врезалась мне в память, как самое отвратительное и страшное, что я когда-либо видел.

Аризмус снова исчез, в этот раз он появился около Наины и аккуратно подняв ее, приблизился ко мне. Она пыталась зачитать заклинание, но вся мана поглощалась статуей, она вырывалась, но металлическая хватка была крепка.

Статуя положила девушку передо мной, я смотрел в ее наполненные слезами глаза, она была так близко. Из-за криков голос утратил свою звонкость и просто хрипел.

Я потянул к ней свою руку, из последних сил, она ухватилась за нее и что-то шептала, я не мог разобрать что.

— Нет, пожалуйста, убей меня, но отпусти ее, зачем тебе жизнь обычной девушки. Бог, я прошу, помилуй ее! Аризмус!!!

Статуя снова исказилась в улыбке, а затем…

Она занесла ногу над Наиной и стала медленно опускать. Я не мог вытащить девушку, она будто была прикована к полу этой чертовой залы.

Магесса продолжала что-то хрипло повторять. Даже когда золотая нога коснулась ее. Я чувствовал неизбежность происходящего. Она тоже.

Наина шептала что-то снова и снова. Но слезы больше не текли по ее щекам. Послышался хруст костей. Ее лицо исказилось из-за ужасной боли.

И в последний момент, перед тем как ее голос стих навеки, а тяжелая нога полностью опустилась, я услышал те единственные слова, что она так долго повторяла.

— Спаси меня, Отто.

Я слышал крик. Он доносился отовсюду, резал уши. Он был безумно громким и пронзительным. Звенел в ушах, отдавался эхом от каждой стены. Я сжимал ее руку, все еще нежную и теплую, единственное, что осталось от моей дорогой Наины. Остальное превратилось лишь в кровавое пятно с остатками раздробленных костей и кожи.

Мое горло невообразимо сильно болело. Настолько, что я забыл о боли всего тела.

Через пару минут, что казались мне вечностью, я понял.

Тем, кто кричал.

Был я.

Статуя наслаждалась этим звуком, что наполнял весь зал. Вскоре и мой голос сорвался. Я смотрел на статую глазами ненависти и отчаяния, из которых лились прозрачные слезы, я чувствовал, как тяжело они падали и разбивались о мои руки. Я знал, что я умру. Пытался к этому приготовиться.

— Наина, скоро мы с тобой встретимся.

Золотой бог достал один из своих мечей и замахнулся. Со всем удовольствием, получаемым от процесса. Меч начал медленно опускаться. Я закрыл глаза. Вдали ликовали гоблины, сердце стучало ровно. Я принял смерть.

Послышался странный звук, будто бы воду пустили под огромным напором, но тут же обрубили, за ним был звук огня, и наконец земля содрогнулась. Разве так звучит клинок рассекающий плоть?

Это произошло за долю секунды. Я открыл едва видящие заплывшие глаза. Статуя с пустой полоской здоровья лежала рядом, так и замерев в позе занесенного меча.

Шаги донеслись сбоку.

— Ну и заставил ты меня побегать!

Глава 17

Элхор.

Поместье семьи Висенте находилось около «Восточного предела». Эти места, давно забытые всеми людьми в империи, были надежно скрыты от глаз. Цепь зданий из серо-черного кирпича в несколько этажей были украшены изваяниями горгулий, летучих мышей и еще каких-то невиданных монстров. Решетчатые заборы оканчивались остроконечными пиками, а вход представлял собой массивные деревянные ворота с металлическими вставками.

Горы окружали поместье таким образом, что ни повозка, ни просто всадник не мог бы подобраться к нему. Разве что опытный приключенец, который обладает навыками путешествия по отвесным скалам, но тогда этому бывалому авантюристу пришлось бы преодолеть сотни миль от самого ближайшего к этому месту поселения.

Поэтому единственным и самым надежным способом посещения этих мест была способность телепортации, которая к слову, у семьи Висенте очень отличалась от той, что использовали обычно маги седьмого круга и выше.

В одной из просторных зал сидела женщина. Ее белые волосы были аккуратно собраны в хвост и закреплены двумя спицами крест-накрест. Глаза ее темно-зеленого оттенка поражали глубиной взгляда. Достаточно было лишь раз взглянуть в них и хотелось выдать все свои сокровенные тайны. На вид ей было не больше пятидесяти, но на деле возраст давно миновал сотню.

Перед ней в таком же удобном кресле сидел Элхор, нервно постукивая по подлокотнику. Он глубоко уважал главу своей семьи, но сейчас ее решение нарушало его собственные планы, а этого некромант очень не любил.

— Мария, при всем моем уважении, ваше решение… Как можно стать цепным псом императора?

— Ох, Элхор, я все понимаю. Но дела обстоят немного иначе, есть вещи, которые укрылись от твоего взора.

— Прошу вас, матушка, поведайте мне обо всем.

— Энрю предложил мне сделку. Амнистия в обмен на помощь в надвигающейся войне. Наша семья сможет жить не скрываясь, но самое главное, ты получишь карт-бланш на исследования, ты ведь этого хочешь.

— Вы же знаете, я против убийств. А вы хотите, чтобы я уничтожил целую армию, это против того, что нам завещали предки.

— Сейчас другое время, ты ничего не добьешься, если не готов пролить кровь.

— Я-то готов, делал это не раз, но не в таких масштабах.

— Если начнется настоящая война, масштабы грозят быть куда больше.

— Я понимаю, но… Почему не отправить Эдвина? Он более искусный боец, и опыта битв у него хоть отбавляй.

— Элхор, ты же знаешь, что Эдвин неуправляем, и потом, императору нужна боевая мощь, а не опыт битв. Ты самый талантливый из семьи Висенте. Если император оценит твой вклад, он станет зависим от нашей силы, а дальше, мы справимся сами, ты же продолжишь исследования, и никто не помешает тебе, даже инквизиция.

Элхор задумался, предстояла тяжелая работа, но это сулило большие перемены в его дальнейшей жизни. Мария была спокойна, потому как уже знала ответ, оставалось лишь обсудить нюансы. Она была на редкость рассудительной и терпеливой женщиной, а каждое навязанное ею решение принималось человеком, как собственное, но не в случае с Элхором. Она дорожила своим сыном, который, пожалуй, был самым способным за последние пять столетий.

— Я согласен, но перед обсуждением деталей, я бы хотел озвучить одну просьбу.

— Ты же знаешь, чтобы заглянуть в колодец душ, надо открыть хотя бы восьмое ядро, но даже так это опасно. Элхор, мой ответ по-прежнему нет.

— Я открыл восьмое ядро. Более того, я коснулся девятого.

Глаза Марии округлели. Такого не ожидала даже она, со своей проницательностью. Теперь она осудила себя, за то, что пренебрегла проверкой силы своего сына после столь долгой разлуки. Она незаметно собрала ману и оглядела Элхора с ног до головы. Его сущность души переливалась мягко-зелеными цветами, а в жизненно-важных местах располагались ядра силы, восемь штук.

— Но… как?

— Я много времени провел в исследованиях, и они окупились. Давненько у нас не было некроманта восьмого ранга.

— И правда, давно нас покинул твой отец… Значит колодец… Элхор, ты очень рискуешь, в случае неудачи, ты лишишься души.

— А в случае успеха увеличу свою мощь, тем более в преддверии войны. Мне это необходимо!

— Хорошо, я распоряжусь, чтобы сделали соответствующие приготовления, у тебя неделя, не задерживайся, ибо через неделю тебе предстоит показать свои силы при императоре.

— Недели более чем достаточно.

Мария передала сыну пачку бумаг, в которой содержалась информация о предстоящем сражении и вышла из залы. Он провел несколько минут внимательно их изучая, после чего многозначительно кивнул.

Элхор покинул зал в приподнятом настроении. Та новость, которую он изначально принял крайне негативно, оказалась очень перспективной.

Вернувшись в свою небольшую, но уютно обставленную комнату, он упал на кровать, прикрыв лицо рукой. Голова кентавра, которая стояла на столе чуть шевельнулась.

— Ты оставил окно открытым. А что если меня продует? Тебе же не нужна сопливая голова.

— Тебя не может продуть, оболтус!

— Как прошло?

— Из хорошего, сегодня мы заглянем в колодец душ.

— Уо-хо-хоо, наконец-то! Ты рад? Ты рад? А что из плохого?

— Безусловно рад. Второе не то чтобы плохое, скорее напряжное. Нам предстоит повоевать на юге империи.

— С Вестаксом? Будет непросто. Они ведь как сундук, набитый артефактами, а самое неприятное, что они умеют ими пользоваться. Слышал у них есть нейтрализатор магии.

— И я слышал, вот только не уверен, что они потащат их на пограничную стычку. Судя по информации от лазутчиков, они планируют вывести большое войско на следующей неделе к границам Совании, дабы официально объявить войну. Энрю хочет встретить их по достоинству, показав свою мощь, поэтому мы с тобой им так необходимы.

— Ты необходим, я-то так, просто головешка.

— Где бы я был без этой головешки, а, Карим?

Собеседники усмехнулись. Между ними чувствовалась связь, будто долгие-долгие годы дружбы пронизывали эти отношения.

Время медленно подходило к вечеру, вскоре к Элхору постучали. Девушка в форме прислуги проводила его на цокольный этаж, где уже его ждала Мария и шестеро его братьев и сестер. Мария передала ему одеяния, на которых был вышит черный ворон в ореоле из виноградных лоз. Фамильный герб семьи Висенте.

— Будь осторожен Элхор. Постичь знания сотен душ за раз не каждому под силу. Возвращайся, если ты не сможешь их принять.

— Я понял.

Он принял одеяния и облачился в них, после чего его проводили в еще одну дверь, за которой лестница спускалась глубоко под землю. Дальше он шел один, и по мере его движения, рядом зажигались факелы. Чем ниже уходили ступени, тем свет все больше отдавал мертвенно-голубым светом.

Наконец он вышел в помещение овальной формы, посреди которого, из большого камня был выложен колодец. Он сиял тем самым мертвенно-синим светом, а изнутри раздавался шепот многочисленных голосов. Шепот перебивал сам себя, сбивался, а язык невозможно было понять.

— Невероятно! — шепнул Карим.

— Это да! Помню, как в детстве сюда заглянул…

— Ты заглядывал в колодец?

— Нет же, просто в комнату, ох и устроили мне тогда трепку, но… С тех пор я ни на секунду не забывал о манящей силе этого места. И вот… мы здесь.

Элхор подошел ближе и коснулся пальцами камня, все тело тут же прошиб холод. Но в то же время каждая его клеточка наполнялась маной. Той самой запретной маной, которую не решаются использовать другие маги. Он аккуратно поставил голову на край колодца.

В следующую секунду Элхор, свесившись через край окунул голову в колодец, больше тело его не двигалось.

Прошло пять дней, но Элхор так и не вышел из залы с колодцем.

— Почему он первый удостоился посетить колодец!? Почему не я?

— Эдвин, мы обсуждали это. Основное условие, открыть восьмое ядро силы и Элхор в этом преуспел.

Эдвин был вылитой копией Элхора, не даром они были близнецами, разве что цвет его волос был полностью белым, а телосложение более крепким и широким. Он также, как и брат отличался способностями в некромантии, но то была именно боевая некромантия. Эдвин любил брата, но завидовал его успехам. Пожалуй, это редкий случай, когда гонка силы между братьями не приносила раздор в их отношения, а лишь укрепляло уважение друг к другу. Но тем не менее, Эдвин был расстроен, что и в этот раз Элхор вырвался вперед.

— Он зарекомендует нашу семью перед императором, а после, на службу империи пойдешь ты.

— Я не против такого расклада. Жду не дождусь, когда я смогу применить свои навыки в реальном бою. Вот тогда-то я и активирую восьмое ядро.

Эдвину было тяжелее развивать свои навыки, поскольку не так часто можно было встретить достойного противника. Совсем недавно он одолел монстра, которого все в империи звали Богом высокогорья. Один из сильнейших каменных чудовищ, корни которого уходят глубоко в древность. Это позволило ему активировать седьмое ядро силы, причем без каких-либо усилий, если не считать предсмертное состояние после боя.

Эдвин относился к тем, кто развивался благодаря сильному противнику.

Так прошел еще один день, и только утром седьмого дня двери в залу колодца отворились. Элхор выглядел уставшим, но лицо его украшала довольная улыбка.

Он не стал тратить время на отдых, а сразу направился к Марии, которая руководила готовкой завтрака.

— Я сделал это.

Услышав голос сына, она вздрогнула от неожиданности.

— Девятое ядро я не активировал, да и было бы слишком просто, но я сделал нечто невероятное, доселе виданное только нашим далеким предкам.

— Элхор… что с твоими глазами?

— Я теперь вижу куда больше, чем ранее.

Глаза некроманта вместо привычного зеленого, буквально светились мертвенно-голубым светом, зрачки при этом полностью исчезли. Теперь они походили на глаза хищника темной ночью.

Элхор рассказал Марии о своем путешествии в колодце душ, после чего вернулся в свою комнату. Ему нужен был отдых, не столько телу, сколько душе. На следующий день он должен был присутствовать на поле боя.

Отдохнуть ему все-таки не удалось, в комнату ворвался его брат.

— Я догоню тебя!

— И тебе привет.

— Слышишь!? Дай мне месяц, я активирую восьмое ядро.

— Хорошо-хорошо, я верю тебе.

После неловкого молчания Эдвин крепко обнял брата.

— Я рад, что ты вернулся из колодца.

— Спасибо Эдвин.

После он ушел, оставив Элхора наедине со своими мыслями. Карим молчал, он знал все и без слов.

Все оставшееся время некромант посвятил отдыху. На следующий день, использовав телепорт Элхор отправился далеко на юг страны. Судя по документам его должен ожидать еще один маг с доверенным отрядом. Некромант бы справился и в одиночку, но судя по всему дополнительные люди были только для контроля и оценки его способностей.

Место где отряд разбил лагерь находилось у подножия холма, за ним же простирались бескрайние поля с высокой травой, местами даже ростом с человека.

В лагере из нескольких палаток его встретил маг шестого ранга. Добрым приемом это назвать очень сложно. Все глядели на него с опаской и глубоким презрением. Но выполнять свой долг было необходимо, пусть они и были против воли императора.

— Войска Вестакса уже вошли на нейтральные территории, они будут здесь через пару часов, вам необходимы какие-то приготовления?

— У меня уже все готово. Просто смотрите и запоминайте, а главное не мешайтесь. Передайте императору, что Висенте выполняют свою часть договора.

На горизонте показались ряды вражеских войск. Воины в латных доспехах красных оттенков, лучники с многозарядными арбалетами. По левую сторону располагалась конница в размере двадцати голов, а позади…

Это сложно было назвать одним словом. Опытный маг предпочел бы слово голем, но был бы далек от истины. Огромное существо из камня и металла, из спины которого выходили две трубы, которые клубами выпускали пар. Даже с такого расстояния был слышен грохот шагов и скрежет механизмов.

— Этого не было в отчетах, иначе мы бы запросили подкрепление, никто не думал, что они выведут неуязвимую Панк-машину к нашим границам.

— Панк-машину?

— Так они называют ту огромную штуковину из которой валит пар. Она неживого происхождения, а изнутри ей управляют люди.

— Если люди внутри, значит не такая уж она и неуязвимая, эта машина.

Элхор вышел вперед, показав себя в чистом поле. Обнажив перед врагом свой лик.

Он все еще был далеко от воинов, вне радиуса поражения арбалетов. Все-таки нужно было уделить пару минут подготовке.

Некромант плавно взмахнул рукой по левую сторону от себя.

— Восстаньте!

За долю секунды откликнулись несколько сотен душ, что черными, как смоль тенями образовались около некроманта. Внутри воинов была непроглядная пучина тьмы, а глаза сияли тем же мертвенно-голубым светом. В этой небольшой армии были и лучники, и воины в тяжелой броне, и лазутчики с кинжалами, даже нашлось пара магов, судя по силуэтам.

Маг и его отряд наблюдали с широко открытыми глазами, пытаясь поверить в происходящее.

— Он даже не собрал ману, не прочел заклинания. Вот так, одним словом…

— Там же их больше сотни, даже опытный элементалист не может удерживать более тридцати призванных существ. Есть анимаги и друиды, которые контролируют животных, но там скорее дружеские отношения.

— Как такое вообще возможно?

Наблюдатели императора переговаривались, восхищаясь запретной магией.

— Добудьте мне материал!

Едва Элхор договорил, как тени исчезли, появляясь непосредственно перед воинами Вестакса. Группировка была такой, что тяжелая пехота защищала магов и лучников, в то время лазутчики пробирались к вражеским арбалетчикам скрываясь в тенях. Некоторые тени развеивались, получив слишком много урона, но в остальном потери вражеской армии были куда больше.

В какой-то момент Вестакс решил перегруппироваться и начал теснить теневые отряды, тогда Элхор решил, что пора.

Он дотронулся кончиками пальцев до земли пустив туда небольшой импульс, который с невероятной скоростью устремился к месту сражения.

— Проклятая земля.

Поле боя засветилось на мгновение, а после…

Павшие воины Вестакса стали подниматься, присоединяясь к битве, но уже на стороне теней. Казалось они сражаются еще более яростно, чем раньше.

Воины рубили восставших товарищей, арбалетчики снова и снова усеивали их стрелами, но мертвые не ослабляли натиск. Прекращали они двигаться лишь тогда, когда стрела попадала точно в голову, или ее вовсе отрубали.

Панк-машина, которую так расхваливали, на деле даже не успела реализовать себя. Тени еще в первую очередь проникли внутрь и вырезали весь командный пункт. Управлять существом было некому.

На поле боя происходил настоящий хаос, воины Вестакса какое-то время держали оборону, им даже удалось перебить с полсотни теней, и половину воскресших товарищей, но вскоре они потеряли боевой дух. Каждый погибший восполнял ряды врага, это очень деморализовало.

Через час остатки Вестакса бежали с поля боя. Тени развеялись, а воскрешенные безжизненно упали. Элхор удовлетворенно хмыкнул, и повернулся к наблюдателям, те лишь удивленно хлопали глазами.

— Если бы на поле боя был мой брат, было бы куда больше крови, да он и сам бы не прочь рвануть в бой. Так что думаю от него враги точно бы сбежали в ужасе.

— Вы это к чему? — чуть заикаясь спросил маг.

— К тому, что последующие сражения будет проводить он. А по силам мы примерно равны. Вот и делайте выводы. И да. Совсем забыл, материалы с поля боя мои. Разве что ту машину можете забрать, мне она ни к чему.

В тот день был заключен, пожалуй, самый ужасающий союз, который возможно вскоре принесет Совании множество военных успехов.

Глава 18

Джошуа.

— Я нашел этого паразита! Нашел! Как же глупо, он ушел совсем недалеко, но я потратил столько времени, думая, что у него есть навык телепорта. Почему ты задержался на западе?

Парень, сидевший за столом разговаривал сам с собой, его светлые волосы были аккуратно собраны в хвост, перед ним в блюдце с причудливым орнаментом мерцала вода.

— Как же мало у меня времени. Какого черта ты вообще приперся в этот мир!? Одно твое присутствие меня раздражает. Еще и подружку себе нашел. Ты не должен здесь находиться.

Он ударил кулаком по столу, отчего в вода в блюдце пошла кругами. В ней было изображение двух людей, которые верхом пересекали лесной массив. Рыжеволосая девушка в одеянии мага и темноволосый парень в странном меховом плаще и кожаном доспехе.

Джошуа словно был одержим поисками этого парня. По нелепой случайности, он думал, что его оппонент — могущественный некромант, однако понаблюдав за ним через пространственное зеркало он начал сомневаться.

Одержимость поисками не давала покоя, молодой маг стал очень раздражительным, мало спал, плохо ел. Ко всему прочему напрягало магическое сообщество. Пришел приказ от императора о мобилизации боевых магов. Джошуа был в первых рядах. Назревающая война с Вестаксом заставляла понервничать каждого в Совании.

До парня доходили слухи, якобы император нашел универсальное и невообразимо мощное оружие, которое принесет империи победу, только об этом мало кто знал, а те, кто располагал данной информацией особо не распространялись.

Парень сдавил пальцами виски и принялся их массировать.

Проблемы были на каждом шагу. Помимо всего прочего, ему пришлось пережить тяжелое предательство. Мирелия решила сбежать от него. Собрала все вещи ночью, прокралась в конюшни. Он не мог поверить. Джошуа отдавал этой девушке все. Он позволил ей жить рядом с собой, Мирелия ни в чем не нуждалась. Но дрянной девчонке этого оказалось мало.

Он поймал ее на переходе за городскими воротами, пытался поговорить, но вместо того, чтобы вернуться, эта двинутая начала палить по нему из лука. Вот и пришлось закинуть ее в темницу, пока не образумится.

Нелепость какая-то, Джошуа не делал совершенно ничего, за что Мирелия могла его ненавидеть, однако же ненависть в ее глазах была сильной, и уколола юного мага в самое сердце.

В дверь тихонько вошла служанка и поставила около хозяина ужин.

— Господин, девушки хотят вашего внимания. — произнесла она очень тихо, низко поклонившись.

— Не сегодня, я занят, устал. Приготовь мне ванную и постель. Завтра у меня тяжелый день. Подай завтрак еще до первых петухов.

— Да, господин.

Служанка тихо вышла из комнаты, будто ее тут и не было.

Джошуа откинулся на спинку стула протирая лицо руками. Завтра он снова встретится с этим парнем. Будет бой. С некромантами ему конечно не доводилось сражаться, да и информации в библиотеках было очень мало. Но то, что Джошуа собрал по крупицам пугало его. Некроманты были ужасающе сильными.

Некромант с пятью ядрами силы и обычный маг любой школы с тем же количеством ядер имели колоссальную разницу, при одинаковом объеме духовной сути. Так, некромант с пятью ядрами мог спокойно сражаться с магом седьмого ранга на равных.

Джошуа вспомнил тот резкий запах остаточной маны. Мертвой, но могущественной.

«Да, пять ядер, как минимум, а может и больше. Бой будет сложный, необходимо выспаться, восстановить силы»

Отужинав, парень принял ванну и отправился в постель. Сон быстро коснулся его разума.

«Зачем ему понадобилось соваться к гоблинам?»

Джошуа стоял у заваленной пещеры, которая находилась у подножия величественной горы.

«И зачем лезть внутрь самому, когда можно призвать толпы мертвых, которые за тебя произведут зачистку? Что-то здесь не так»

Пространственная магия была одной из фишек Джошуа. Он сумел в совершенстве освоить ее в достаточно короткие сроки. Хотя нельзя было назвать ее профильной. Маг так и не определился со специализацией, поэтому развивался во всех направлениях и был эдаким универсалом. Конечно данный путь имел множество минусов, но они компенсировались огромным талантом парня к магии.

Он шагнул вперед и исчез, появившись за завалом уже в пещере. На полу и стенах была засохшая кровь. Если тут и была битва, то не меньше недели назад. Где-то в глубине пещеры раздался пронзительный женский крик.

«А вот и наши авантюристы»

Джошуа двигался быстро, телепортируясь на небольшие расстояния. Он так же активировал маленький светоч, чтобы ориентироваться в кромешной темноте пещеры.

Наконец маг добрался до коридора, в котором гоблины толпились перед входом в какой-то зал. Они воинственно угукали и стучали в свои нагрудники.

«Вы мешаете»

Парень щелкнул пальцами и что-то прошептал, около него появился крохотный орб струящийся потоками воды. Буквально за секунду этот орб вытянулся и прошелся по голове каждого гоблина в коридоре, оставляя за собой водяной след. Гоблины упали замертво.

В зале было достаточно светло и просторно. Около стены стояла золотая статуя уродливого монстра с четырьмя руками, которая только что раздавила кого-то ногой. Перед статуей лежал тот самый парень, который досаждал Джошуа.

Только вот незадача, жизненная энергия парня была на исходе. Он оставался жив буквально на последнем дыхании, а статуя медленно занесла над ним свой золотой меч.

«Ну нет, это было бы слишком просто. Во-первых, этого урода убью я, а во-вторых, я все еще хочу узнать, какого черта он не использует некромантию»

Джошуа снова шепнул что-то и щелкнул пальцами. Рядом с водяным орбом появился огненный. Резко рванув вперед, за мгновение до того, как меч опустился на голову умирающего врага, маг оказался перед статуей. Двумя легкими движениями рукой он послал по очереди оба орба в голову статуи. Та не успела даже отреагировать, а просто безжизненно свалилась на землю.

«Легкотня же, обычная статуя с привязкой души»

Парень сделал два шага навстречу к такому же попаданцу как он, и дождался, пока тот поднимет свой взгляд.

— Ну и заставил ты меня побегать!

«О, какое удовольствие видеть твой испуганный, полный непонимания взгляд»

Однако долго это не продлилось, темноволосый парень кашлянул кровью и упал без сознания. В руке он крепко сжимал остаток другой руки. Действительно зрелище не для слабонервных.

Джошуа понял, рука — это все, что осталось от его спутницы.

«Почему ты не воспользовался своими силами, чтобы спасти свою подругу?»

Маг шумно выдохнул, медленно приблизившись к телу, схватил его за шиворот и использовал телепорт.

Джошуа закинул парня в небольшую комнату на подземном этаже своего особняка. После тщательного осмотра он велел служанкам подлатать его.

Он в бешенстве скинул со стола все что накрыли для него к обеду и со всей силы ударил. В массивных дубовых досках появилась вмятина.

— Поверить не могу! Он же абсолютный бездарь! Он не некромант, у него нет ядер силы, в нем нет ни крупицы магии. Как это понимать? Я гонялся за пустышкой?

Джошуа осмотрел его полностью. Рука была чужой, но очень качественно пришитой, все нервные окончания были соединены с помощью магии, но остатки маны давно уже рассеялись. Ядра силы действительно отсутствовали, но что интересно, любое лечащее заклинание просто растворялось в нем. И никакого эффекта.

Ради эксперимента Джошуа даже наложил проклятие, легкое, не особо вредящее, но и оно растворилось в сути души не возымев эффекта. Будто бы этот парень поглощал направленные на него заклинания. Это было странно и удивительно, ведь червя разложения он все-таки получил, отчего и лишился руки.

Тяжелые мысли одолевали мага. Нужно было отдохнуть, дождаться пока проснется этот второй попаданец, задать ему вопросы, изучить, а потом наконец убить.

***

Я снова висел в воздухе, в непроглядной тьме. Тишина была давящей, даже раздражающей.

— Привет, Отто.

— Элли?

— Твое тело сейчас восстанавливается, поэтому ты тут. Нужно немного времени, видишь?

Передо мной выскочило окошко с полоской загрузки, на которой высвечивалось 12 %, а сверху была надпись: «Прогресс восстановления организма».

— Что толку? Если я не смог ее спасти?

— Ты еще слишком слаб, твой путь только начинается, в любом случае всех спасти невозможно. Ты выжил, это главное.

— Тц… Ты можешь убрать это?

— Что?

— Эту темень. Невозможно просто, да и висеть в воздухе тоже неприятно.

— Секунду…

Мир вокруг медленно преобразился, низ окрасился в зеленый, верх в голубой, где-то вдали появился лес, я почувствовал мягкую траву под ногами, солнце приятно коснулось лучами моего лица.

— Так лучше?

— Намного, а еще… может хотя бы тут ты сделаешь свой образ, чтобы я не говорил с пустотой.

Передо мной из кубиков пространства стала появляться фигура девушки. Чуть ниже меня, с черными волосами, подстриженными под каре. Ее янтарные глаза внимательно смотрели на меня, после чего она кротко улыбнулась уголком рта.

— Привет, Отто.

Я почувствовал, как слезятся мои глаза, как в сердце разливается теплая тоска. Ноги подкосились. Я смотрел на нее и не мог отвести взгляда, не в силах пошевелиться. Даже ее голос будто бы изменился.

— Нат… Элли — осекся я. — Почему?..

— Потому что это самый яркий образ в твоей голове.

Не в силах больше сдерживаться я сорвался и крепко обнял девушку, из глаз хлынули слезы, дыхание сбивалось, воздуха не хватало, приходилось добирать ртом.

— Я так скучаю, господи, я так по тебе скучаю. Не было ни дня за эти четыре года, чтобы я о тебе не вспоминал. Ты в моей голове, каждый миг, каждую секунду.

— Я знаю, милый, знаю.

Она обняла в ответ, так тепло и нежно. Лишь она одна так умела. И мне было спокойно, хорошо и спокойно. Будто бы не было ничего этого, будто бы жизнь вернулась в нормальное русло.

Элли поняла, что я принял ее за другого человека, но не стала останавливать, решила подыграть. Тогда я не придал этому значения, но вскоре понял, что это было отправной точкой для нее в постижении человечности.

А я забыл. Забыл все, что было до этого, рутинную работу, смерть, перемещение в другой мир, Ригеля, Наину. Это все было так далеко, потому что по-настоящему мое сердце было тут. Всегда.

Но через пару минут чувства отпустили и разум своим холодным касанием вернул меня обратно.

— Ты ведь не она…

— Да, прости Отто.

— Нет, спасибо… Спасибо, что дала шанс сказать, как сильно я скучаю.

Я отпустил девушку и отошел на шаг назал. Она была так прекрасна, будто чарующая летняя ночь, полная звезд.

Отвернулся и попытался взять себя в руки, взглянув на небо. Восстановление проходило слишком медленно, было время поразмыслить над произошедшим. Значит тот парень, из-за которого я умер в прошлый раз — спас меня? Кто ты такой Джошуа, и зачем привязался ко мне? Лучше бы ты дал мне спокойно умереть.

Сердце снова кольнуло, заставляя вспомнить страх, испытанный в пещере гоблинов.

— Элли, где я могу раздобыть новые навыки?

— Есть два варианта. Первый — использовать камни умений, так ты получил «рассечение», они выпадают в качестве дропа с монстров. Второй — долгое и упорное обучение у мастера, тогда ты перенимаешь навыки у того человека, который тебя учит.

— Как мне узнать с каких монстров падают камни навыков?

— Это редкое явление, но ты можешь инициировать квест своими силами.

— Отлично, будем держать это в голове.

Пока было время, я так же решил распределить очки навыков. За второе путешествие в логово гоблинов я получил пять уровней, что очень сильно укрепило меня. Окно статуса радовало меня характеристиками.


「Имя: Отто;

Уровень: 35 Опыт: 450/35000;

Сила: 225; Ловкость: 152; Интеллект: 85;

Здоровье: 7200; Мана: отсутствует; Энергетический щит: 0;

Навыки:

Бросок оружия ур. 4

Рассечение ур. 6」


Что касается древа навыков, то тут удалось прокачать только один ключевой узел, остальные же повышали здоровье в процентном соотношении и коэффициент брони.


「Балансирование на грани;

+2 к дальности ударов ближнего боя;

10 % увеличения области действия умений;

+10 к силе」


Приятные бонусы, особенно дальность ударов, которая отлично сочеталась с рассечением.

Среди достижений появилось одно весьма интересное 「Убийца Троллей」, которое увеличивало регенерацию вдвое, а также броню на 12 %, что было очень ощутимо.

Я прокрутил в голове последние воспоминания. Золотая статуя 160 уровня легендарной редкости. Невероятно сильное существо, которое погибает за считанные секунды от руки какого-то мага, который даже выглядит младше чем я.

Но тут по телу прошла дрожь. Меня охватили страх и волнение. Я вспомнил то, что видел перед тем как потерять сознание. Всего один беглый взляд, но его хватило, чтобы отпечатать изображение в моей памяти.

«Его уровень… Как это возможно? Этот парень, Джошуа, у него 270 уровень.

Поэтому он так просто стер Аризмуса. Господи, почему мои враги настолько сильны»

Оставшееся время восстановления я провел, глядя в бескрайнее небо. Элли лежала рядом, не говоря ни слова, но ее присутствие меня успокаивало.

Очнулся я от чего-то холодного и приятного на моем лице. Тело болезненно ныло. Передо мной сидела девушка в костюме служанки с каштановыми волосами и большим прямым носом. Она заботливо омывала мое лицо и плечи. Сам я был по пояс голым, прикованным тяжелыми кандалами с цепью к полу.

— Г… где я?

— В поместье лорда Джошуа. Он привел вас как пленника.

— Вот как… А вы?

— Софин. Мне приказали подлатать ваши раны, но вы…

— Отто.

— Отто, вы и сами отлично регенерируете.

— Спасибо.

— Но я ведь…

— За вашу доброту.

— За что вас так? Вы сделали что-то плохое?

— Не понравился вашему лорду.

— Вот как, что ж, вы не единственный. Простите, нужно доложить о том, что вы проснулись.

— Но перед этим, я бы попросил воды.

Софин щедро напоила меня прохладной водой. Я чувствовал, как живительная влага разливается по всему телу.

Время тянулось медленно, вокруг было очень тихо, я слышал, как под стенами шуршали крысы, как вода капает на землю.

Через какое-то время меня уже начало вырубать, но внезапно дверь открылась, в нее зашел мой похититель. Джошуа одарил меня своей надменной улыбкой, после чего падая назад щелкнул пальцами. Под ним в то же мгновение образовался стул.

— Не ожидал встретить тебя снова. Тебе стоило умереть после моего проклятья. Но раз уж ты здесь, живой, думаю можешь назвать свое имя.

Я молчал, говорить совсем не хотелось, тем более с этим мерзким избалованным парнем.

Джошуа вытянул руку вперед. Мое горло сдавило невидимой рукой, меня приподняло вверх.

— Я все-таки предлагаю побеседовать мирно, не хочется вытягивать из тебя информацию силой.

— Меня зовут Отто, и я не понимаю, почему ты прицепился ко мне.

— Кто тебе помог избавиться от проклятия? Кто пришил тебе новую руку? — Джошуа продолжал, игнорируя мои вопросы.

— Я не знаю. Проснулся один, это уже было.

— Почему у тебя нет ядер силы?

— Я не знаю.

— Зачем ты пришел в этот мир?

— Не знаю.

— Что ты умеешь? В тебе нет магии, но ты не совсем слабак.

— Не знаю я, ничего не знаю, ясно? Я просто пытался выжить, я просто хотел спокойной жизни, понятно? Я не хотел приходить в этот мир, я не хотел быть героем! Не хотел!

Повисла неловкая тишина. Джошуа лишь печально улыбнулся, глядя на меня взглядом полным разочарования. Он встал и приблизился к моему лицу, заглянув глубоко в глаза, и, что-то отметив для себя, направился к выходу.

— Пожалуй я сильно ошибся, и ты ничего из себя не представляешь, но, изучить тебя все-таки стоит. Хочу узнать откуда эта аномалия с поглощением маны и отсутствием ядер. Ах, да. Мы с тобой пришли сюда из одного мира, только я в отличие от тебя получил способности к магии.

Он ушел, оставив горькую обиду в моей груди. Получается я не один такой. Вот так всегда, кто-то получает все, а я пытаюсь выгрызть зубами свое право жить, но даже это не всегда получается.

Я убедился, что мне не привиделось, у Джошуа правда был 270 уровень. Выходит, что он получил эту невероятную силу буквально сразу, как переместился сюда. Я снова почувствовал, как что-то сдавливает меня внутри грудной клетки. Хотелось заплакать. Теперь лишь оставалось ждать, когда этот читер убьет меня.

— Отто… Отто, это действительно вы?

Девичий голос доносился откуда-то справа, но очень приглушенно, по всей видимости из соседней камеры.

— Да, это я — недоуменно ответил я.

— Невероятно! Значит вы… Настоящий.

Глава 19

「Задание: «Отмщение»

Найдите и уничтожьте гоблинское логово на западе страны;

Выполнено!

Вы получили: 20 000 ед опыта; вы получили три предмета」


Совсем забыл принять награды за квест. Пока я пытался открыть инвентарь, что кстати оказалось безуспешно (Элли сказала, что здесь что-то блокирует пространственный карман), из соседней камеры донесся девичий голос.

— Это вы сражались с гоблинами, и теми бандитами? Это правда было?

Ответил я не сразу, было странно осознавать, что кто-то знает о моих приключениях. Может очередная ловушка от Джошуа?

— Откуда ты знаешь? — голос немного дрожал от недавних обид и потрясений.

— Я видела тебя во снах.

Голос девушки становился все тише и все больше хрипел. Кажется, она заболевала.

— Меня зовут Мирелия.

Я все еще не понимал, как она может знать меня. Будучи настороже, я решил не продолжать разговор.

Меня больше волновал мой враг, хотя я так и не понял его мотивации. Откуда эта ненависть ко мне, непонятное желание убить, я ведь не делал ничего плохого, по крайней мере конкретно ему.

Да уж, в книгах обычно у злодеев более ясная мотивация. Мир там захватить, абсолютную власть получить, а тут что?

Я потерял счет времени. В помещении было темно и сыро, даже поспать не удавалось, так как возня крыс и капли воды, бьющиеся об пол, казались просто оглушительно громкими.

Заходила Софин. Она очень заботлива. Принесла еды и воды, кстати еда оказалась на удивление вкусной и сытной. После она обработала мои раны, которые уже почти затянулись. В этот раз мы не разговаривали, она лишь спросила о моем самочувствии.

Через несколько часов снова зашел Джошуа. Но разговор снова не завязался, он лишь оскорбил меня пару раз, немного поколдовал, пристально посмотрел, и снова ушел.

Так прошло очень много времени, дня три точно, по моим внутренним часам. Джошуа больше не приходил, Софин заходила лишь два раза в день. Мышцы основательно затекли, навыки не работали, а кандалы, которые висели на моих руках были какие-то неестественно прочные. Даже с моим высоким показателем силы, мне не удалось сделать хотя бы маленькую трещину.

За эти три дня мы пару раз переговаривались с той, кто назвала себя Мирелией. Оказывается, она видела в своих снах очень многое, причем до мельчайших подробностей, правда с некоторыми провалами. Я рассказал ей про то как Джошуа меня чуть не убил, опустив подробности своей смерти. Данный факт ее очень удивил, как и то, что мы оба из другого мира.

На четвертый день Софин была подозрительно нервной. Глаза ее бегали, а руки тряслись. К тому времени мои раны окончательно затянулись, некоторые из них оставили видные рубцы и шрамы.

После ухода Софин прошло какое-то время, прежде чем снаружи началась возня.

Я слышал, как соседняя клетка отворилась, как очень тихо и вкрадчиво переговаривались два голоса. Один из них принадлежал служанке, другой был мужским и очень низким, басовым. Позже к ним добавился голос той, кто назвался Мирелией.

— Госпожа, мы подготовили лошадь, вам нужно бежать. Джошуа в отъезде. Аллес договорился с одним очень знатным лордом, он возьмет вас под свою протекцию. — звучал голос Софин. Я привык к нему, пусть и говорила она не много.

— Не проще мне просто отправится в путешествие? — голос Мирелии совсем ослаб.

— Он найдет вас, помимо прочего, его называют лучшей ищейкой в империи. — звучал мужской голос, принадлежащий Аллесу.

— Давайте освободим и его тоже.

— Госпожа, это слишком опасно, тогда Джошуа настигнет вас еще раньше.

— Но Софин! Это он! Это тот, о ком я тебе говорила. Человек из моих снов.

Через пару минут споров дверь в мою комнату скрипуче отворилась, за ней стояла Софин, мужчина, очень похожий на рослого гнома, и девушка, которую я кажется где-то видел, но никак не мог вспомнить где.

Мирелия подошла ко мне и улыбнувшись, открыла замок на моих наручниках. Они звучно упали на пол.

— Вы совершенно такой же как в моих снах. — вкрадчиво шепнула она, разглядывая мое лицо.

Я не нашелся, что ответить.

— Нам нужно идти. Времени совсем мало.

— Спасибо за вашу помощь.

Во рту было предательски сухо. Теперь я понимаю, почему голос Мирелии звучал так тихо и искаженно.

Нас вел Аллес, он видимо знал коридоры подземелья. Мы миновали повороты один за другим, пока наконец не оказались у массивной лестницы наверх. Она вела прямо на улицу.

Была глубокая ночь, такая беспросветная, хоть глаз выколи — разницы не заметишь. Мы предварительно потушили факел.

— Направляйтесь на юг, в трех днях пути отсюда вас встретит торговый караван, скажите, что вы от Маллока, направляетесь на Южную заставу. Запомните, это важно! Они проведут вас в безопасности и под другими именами. На Южной заставе вам нужно будет найти ростовщика Ильмона. Ему скажете то же, что и торговцам. Он расскажет, что делать дальше. Запомнила?

— Да, Аллес.

Он вручил ей простенький деревянный лук и колчан стрел. Мы взобрались на лошадь, после чего Мирелия произнесла слова прощания.

Я же все это время был будто в прострации. Меня будто выворачивало наизнанку, все тело ломило, ощущение будто температура тела была столь высокой, что на мне можно было жарить яичницу.

Мы двинулись вперед, и вскоре миновали городские ворота. Уже будучи на главном тракте, я свалился с лошади, сильно приложившись боком в мощенную дорогу. Меня вывернуло остатками завтрака.

— Что с тобой?

Мирелия спешилась и наклонилась ко мне. Даже сейчас, просидев невесть сколько в грязной и сырой темнице, с сальными волосами и измученным лицом она все еще выглядела очень красивой. Ее прикосновение заставило меня вздрогнуть.

— Да ты горячий словно печь.

— Прости. Тебе нужно двигаться без меня. Я просто не могу больше. Я не знаю, что со мной.

— Нет, я наконец нашла тебя и не хочу бросать!

Она подхватила меня под руку и помогла подняться, после чего подошла к лошади.

— Постарайся, я помогу тебе забраться, ты можешь улечься, а я привяжу тебя к седлу.

Меня снова вывернуло в сторону. Ноги подкосились. Я не понимал, что происходит, бредил.

В этот момент пространство исказилось, издавая скрипучий звук и образуя разлом, из которого показался мой заклятый враг.

— Далеко собрались, детишки? И когда вы успели у меня подружиться?

Детишки? Да ты младше меня на добрых года три! Я попытался сделать шаг вперед, но тут же потерял равновесие и упал на одно колено.

— Решил молить о пощаде? Или… Погоди-и, проклятие сработало? Но какое? Я наложил на тебя около двадцати, какое же?

Меня в очередной раз вырвало, только не едой, а кровянистой слизью. Мирелия вжалась в спину лошади. Маг прошептал заклинание и щелкнул пальцами, ее ноги и торс стянуло золотыми нитями, и девушка рухнула на землю.

— С тобой я разберусь позже, как и с твоей служанкой! — рявкнул Джошуа, подходя ко мне.

В руке его зажегся мягкий белый свет. Он прошелся по моему лицу и рукам, после чего потух. Джошуа встал и с размаху пнул меня в лицо.

— Ты меня бесишь! — на его щеках проступили желваки. — Ты невосприимчив к проклятьям до седьмого ранга, и я не имею ни малейшего понятия почему.

Он произнес несколько слов на непонятном мне языке. У его головы появилось несколько орбов. Огненный, металлический, наполненный молниями, водяной и прозрачный. Орбы хаотично двигались, будто были готовы сорваться в мою сторону в любой момент.

— Ты умрешь прямо сейчас, как бесполезное животное. Ты никогда не займешь мое место! Может быть только один маг, который займет место Верховного. Все почести и власть принадлежат мне! Это я человек из пророчества! Я! Не ты!

Он картинно вскинул руки. Орбы остановились и собрались в стрелу, нацеленную на меня. Но атаковать не стал, его остановили.

— А не много ли ты о себе возомнил, щенок?

Голос был приятный, размеренный. Я приложил усилия, чтобы поднять голову и найти его обладателя.

Это был высокий темноволосый мужчина с ярко голубыми глазами, одетый в свободный балахон, а на поясе у него…

Была настоящая отрубленная голова.

— Ты еще кто такой?

— Богатство, слава, власть, ты так яростно говоришь об этом, но хватит ли у тебя сил удержать все это в своих руках? В наше неспокойное время сила решает многое.

Джошуа разозлился еще сильнее, теперь его орбы устремились на незнакомца.

— Я самый талантливый маг из всех, кто родился за последние четыре сотни лет! У меня величайшее будущее!

— Поправка, из тех, о ком есть записи в своде магов и заклинателей. Но нет, ты всего лишь зазнавшийся ребенок, которому необходимо указать его место.

Мужчина был спокоен, его взгляд был устремлен прямо на юного мага.

Джошуа описал несколько дуг руками, при этом меняя расположение пальцев. Орбы молниеносно полетели в сторону мужчины ведя за собой остаточные изображения.

Хватило лишь одного движения руки. Он будто отмахнулся от надоедливой мухи и все пять орбов просто отлетели в сторону. Они врезались в землю, разрушая мощеную дорогу и оставляя за собой огромный гриб пыли.

— Орбы? Что за безвкусица. Ладно, орбы, так орбы. Отобьешь это, тогда я признаю твой талант. А нет, значит ты обычная имперская шавка взращённая без какой-либо фантазии.

Мужчина собрал ману, не произнеся ни слова. Она сформировалась в аккуратный шар темно-фиолетового цвета размером в кулак.

Он лишь указал пальцем и шар по ломанной траектории полетел на Джошуа. Тот скастовал несколько барьеров, и наполнил ладони маной, в случае если они не выдержат. Даже я ощущал, что в этом орбе силы было в разы больше, чем во всех пяти предыдущих вместе взятых.

Барьеры треснули за долю секунды, будто стекло. Джошуа поймал орб тьмы, пытаясь отклонить его в сторону, но вместо этого он вместе с ним двигался назад. Вскоре молодой маг закричал, его руки словно обжигало пламенем.

— Дилетант… Ты безусловно силен для пацана твоего возраста. Но у тебя нет ни фантазии, ни опыта битв. Ты не добьешься успехов, если не будешь развиваться в практике.

— Я не могу!!! Отзови его! — Джошуа истошно кричал.

Однако мужчина не отменил заклинания, а лишь нахмурился.

— Прояви фантазию, иначе сдохнешь. Мне не особо нужна твоя кровь на руках, но ты тут посягнул на то, что принадлежит мне. Я немного обижен. Самую малость зол.

Я услышал шепот.

Показалось будто голова что-то говорила.

— Пс, Парень, не боись, мы тебя вытащим.

Голова действительно разговаривала. Ну что за бред? Кажется, я слишком сильно приложился головой.

Джошуа тем временем нашел выход. С огромными усилиями удерживая орб одной рукой, другой он открыл портал и скрылся в нем. Заклинание пролетев пару метров вперед рассеялось.

— Видал, Карим! Может он и не бездарность. Хотя достаточно было противопоставить моему заклинанию конкурирующую стихию. Ох, ну и оболтусов растит общество в наше время.

Мужчина мечтательно улыбнулся, будто вспоминая о чем-то, а после подошел ко мне.

— Прости, что заставил тебя ждать, нелегко, наверное пришлось?

— Приятного мало, поверьте.

Мужчина едва улыбнулся, и было в той улыбке что-то от отеческой теплоты.

— Ты, мое величайшее творение, но я даже не знаю твоего имени.

— Отто, меня зовут О… — Меня снова вывернуло, лицо позеленело а желудок будто сжался в комок.

— Во имя мертвых. Он что наложил на тебя Сверток Болении? Постой… Так Червь — это его рук дело? Ха-ха! Тоже мне, мастер проклятий нашелся. Как оказывается все взаимосвязано. Думаю, нам с тобой предстоит долгий разговор. А пока…

Он коснулся моего лба и в этот раз я наконец услышал, как он читает заклинание. Все симптомы недомогания как рукой сняло. В тот же момент он сделал оборот пальцами и нити, связывающие Мирелию, рассеялись.

— Все же проклятия седьмого ранга — не шутки.

— Кто вы? И почему вдруг помогаете мне? — я конечно уже догадывался, но стоило удостовериться.

— Меня зовут Элхор. Я тот, кто воскресил тебя, ну, с некоторыми оговорками, но пока остановимся на такой версии. Рука твоя, кстати, тоже моя работа. Ювелирная, согласись?

Он походил на студента, который ожидал похвалы от преподавателя.

— Да, я вам очень благодарен.

В этот же момент перед моими глазами вспыхнуло уведомление.


「Основное задание: «Возвращение к истокам»

Воссоединитесь с вашим духовным наставником

Выполнено!

Награда: Возвышение

Необходимые условия для возвышения не выполнены.

Ваш уровень должен быть 50 или выше」


— Так это вы даровали мне систему?

— Что? Систему? Нет, ничего подобного я тебе не давал. Но все потом, нам предстоит долгий путь. Твоя леди, я полагаю, отправится по другому маршруту.

— Но я бы хотела пойти с Отто, мне так много нужно с ним обсудить.

— О, а ты парень нарасхват! Но боюсь туда, куда мы пойдем — девушке не место. Но я не какой-нибудь тиран. Тебе решать, Отто.

Тут и думать было нечего. Девушку я не знал от слова совсем. А от Элхора исходила аура доброжелательности. Я чувствовал нечто родное в нем. Может это и есть «Духовная связь о которой говорила Элли. Плюс конечно же квест и просто масса вопросов.

— Я пойду с вами, Элхор. Нам и правда нужно многое обсудить, я надеюсь на ваши ответы.

— Эй-эй-эй, а парень-то с головой на плечах! Не зря все-таки ты его воскрешал дружище.

— ЧТОО-О!? У вас говорящая голова!? — Мирелия чуть не подпрыгнула, забыв на секунду расстройство от моего выбора не в ее пользу.

— И правда говорит, вот чудеса!

— Знакомьтесь, Карим. Мой верный товарищ, иногда правда чересчур болтливый.

— А что мне остается? Кроме как говорить — заняться мне нечем.

Элхор засмеялся. Карим умел разрядить обстановку.

Мы договорились, что Элхор подкинет девушку до Южной заставы, а мы должны были направится в родовое поместье Висенте. Место, где родился мой загадочный спаситель.

Глава 20

Два года спустя.

Я бежал так быстро, как только мог, пикируя меж деревьями. На такой скорости оступиться было бы ошибкой — которая могла стоить жизни.

Мои преследователи были до безобразия ловкими, а учитывая, что этот лес был их родным домом, в нем они знали каждую тропинку.

Позади слышались воинственные возгласы. Видимо битвы не избежать. Выбрав на ходу место, где поменьше деревьев, я сжал кулак и использовал укрепление, здоровье снизилось на 3 %.


「Укрепление

Любой входящий урон снижается на 20 % 」


Тем временем сзади мелькнули тени. Одна, вторая, четыре, восемь, да сколько их? Если Элхор думает, что это весело то… Нет, он отчасти прав конечно, за эти два года тренировок я был на грани жизни и смерти даже чаще, чем в то время, когда только пришел в этот мир. Для него это должно быть весело. Не он ведь рискует шкурой.

Тени приближались. Позади послышалось рассечение клинком воздуха, я прыгнул вперед, вытягивая из инвентаря оба меча. Сколько я их сменил за эти два года? Все еще в полете я развернулся и использовал «рассечение», после чего приземлился. Волна сорвалась с лезвий клинков и устремилась вперед, разрубая деревья на своем пути.

Противники с легкостью заблокировали атаку и наконец показались. Это были обезьяноподобные монстры из рук которых росли костяные клинки. Острые как лезвия бритвы, а по прочности не уступающие стальным.

Я плотнее сжал мечи, использовав еще две ауры:


「Боевой раж;

Повышение скорости атаки, передвижения, применения навыков на 20 %」



「Живучесть

Повышение регенерации здоровья на 7.5 %」


— Ну что обезьянки, нападайте!

Противники не заставили себя ждать. Они умело окружили меня. Я видел лишь пятерых, но чутье говорило, есть еще, там, в глубине деревьев. Атаковали группами по двое и по трое. Провести атаку одновременно не позволяло пространство, и это было мне на руку.

Гибко, словно змея я танцевал меж клинков, некоторые блокировал или отстранял, меняя траекторию удара, некоторые избегал, прячась за деревья. Я видел каждое костяное лезвие, они проносились в миллиметре от меня. Ни одно не могло меня коснуться, я предвидел движение каждого лезвия наперед.

Я заблокировал очередной выпад двух обезьяньих монстров и с разворота вонзил в них мечи. Тела обезьян обмякли. Пользуясь тем, что я отвлекся, трое сзади незамедлительно напали.

Не успеваю!

«Элли, ускорить жизненные процессы на 20 %»

«Есть, Отто»

Меня окутало голубоватой аурой. Все-таки эффекты вознесения были невероятно полезными.

Я буквально исчез для своего противника, оказавшись позади. Для меня же время значительно замедлилось. Монстры отреагировали, но повернуться не успели, очередное рассечение снесло им головы.

Я ринулся вглубь деревьев, отыскав еще троих, которые поджидали в засаде, эти были моложе и менее опытны. Двое из них погибли, прежде чем мое ускорение закончилось. Действие остальных аур также иссякло. Однако и надобность в них отпала, последний монстр в ужасе ринулся убегать.

Бросок оружия. Да, я знаю, что мечи кидать неудобно и малоэффективно, но иногда…

Последняя обезьянка свалилась замертво, меч вошел в аккурат меж лопаток и вылез из груди.

Перед глазами мелькнуло два уведомления.


「Снова охота;

Духовный наставник направил вас убить племя Мечеруких приматов. 25/25

Награда 60 000 ед. опыта」



「Вы получили новый уровень

Поздравляю, пользователь достиг уровня 100.

Вам доступны новые возможности возвышения」


Наконец сотый. Я устало упал, прислонившись спиной к дереву. Ускорение жизненных процессов невероятно изматывало меня, как физически, так и духовно.

Элхор гонял меня эти два года как ездового мула. У меня закрадывались подозрения, что делал он это в личных целях (хотя почему подозрения, я знал это наверняка). По мере поднятия моего уровня, усиливался и он, равно как и наоборот, когда он изучал новые заклинания и совершенствовал свое мастерство, мой уровень рос, причем невероятно быстро.

Поэтому некромант решил ничерта не делать и сидеть в своем поместье. «У нас война на пороге, так что ты должен стать сильнее всеми возможными способами». Так он тогда сказал.

В последний раз, когда мы виделись, он бормотал что-то про девятое ядро силы, невероятную мощь и мой сотый уровень. Мы конечно часто находили общий язык, но иногда он вел себя как настоящий дед.

Другое дело Карим. Это отрубленная голова какого-то магического существа. Вот тот парень действительно веселый, с ним не соскучишься. Он мне и постыдные секреты Элхора выдавал, и розыгрыши учителю устраивал. Но и польза от него была, он рассказал мне больше про этот мир, его законы и обстановку в государстве, где мы сейчас находимся.

Я рассказал Элхору про систему, правда опустив некоторые подробности об Элли. Оказалось, он ничего об этом не знает, но Элхор был достаточно умным, так что моих объяснений хватило чтобы он понял, как работает система.

«Есть у меня одно предположение» — он всегда так говорил, когда придумал что-то, но это «что-то» было лишь догадкой, которую надо проверить.

Правда, когда я сказал, что у него 570 уровень, он так и не понял, от чего зависит эта цифра, но числовое значение его удовлетворило.

Подумать только, 570… Насколько он силен?

Хотя, учитывая мой рост и нашу духовную связь, он, наверное, уже давно взял шестисотый.

«Ваш наставник имеет 605 уровень»

— Серьезно? Так можно было?

«Да, если бы ты слушал меня, хотя бы иногда, ты бы знал»

— Если бы ты говорила о своих возможностях сразу, может бы и жилось мне легче.

«У меня нет такой настройки в мышлении»

— Ну так сделай!?

«В каждой женщине должна быть загадка»

— Тц…

Вот так всегда, за все то время, что Элли со мной, я очень привык к ней, но порой ее выкрутасы становятся все более… женскими что ли?

Хотя нет, все люди любят выпендриваться, искусственный интеллект, как выяснилось, тоже.

— И что, опять топать в поместье? Мне ж до него месяц добираться, даже верхом, учитывая привалы и плохую дорогу. — я печально вздохнул. — Ну почему я не могу пользоваться телепортом… Кажется, я половину империи уже излазил вдоль и поперек на своих двух.

«Вы побывали в 43 % населенных мест империи Сования» — картинно произнесла Элли. «А телепорт недоступен, потому как это магия седьмого ранга, а ману…»

— Собирать я не могу. — закончил я в один голос с ней.

Она всегда обращается ко мне на «Вы» чтобы усилить свои саркастичный тон.

— Полезная информация, спасибо!

«Не за что».

— Это был сарказм!

«Зна-аю»

— Тц…

Так и не научился с ней спорить.

Наконец, восстановив силы, я поднялся и закинул мечи в инвентарь. Завел руки за спину и громко хрустнул спиной.

В тот же момент мне на плечо приземлился личный ворон Элхора с запиской, привязанной к лапке.

«Жду тебя в Эстосе по завершению задания. У нас срочные дела»

Что ж, раз учитель зовет, пора в путь.

Благо до Эстоса идти раз в десять меньше, чем до поместья Висенте.


Два года назад.

— То есть я вообще никогда не смогу использовать магию?

— Смотри, вот как работает простейшая магия. Ты собираешь ману. Она есть везде, в воде, земле, воздухе, даже в людях. — Элхор демонстративно вытянул руку, пространство вокруг его пальцев чуть исказилось. — Обычно в это время, а бывает и заранее читают заклинания, но опытные маги могут обойтись произнесением их мысленно.

Элхор чуть шевельнул пальцами и у него в руке возник шар света.

— Простейшее заклинание освещения. Шар летает за тобой, принимает мысленные команды светить ярче отлететь в нужную точку, иногда нуждается в подпитке маны.

— И что, я не могу собирать ману?

— Можешь, но какой смысл, если ты ее не сможешь использовать. Твоя душа словно насос, она впитывает всю собираемую ману. Оттого у тебя и иммунитет к слабым заклинаниям и проклятиям, ты будто пожираешь их. Правда эффекта никакого.

— Так что же делать в таком случае?

— Ты уже выбрал путь, насколько я могу понять, и даже неплохо продвинулся, так почему бы не продолжить. Я могу поднять тебе кое-кого.

Элхор сделал короткий пас рукой и прошептал «Восстань». В земле забурлила небольшая лужица тени из которой показалась фигура на голову выше меня в теневой броне, с двумя мечами за спиной. Тень кивнула мне и преклонила колено перед некромантом.

— Хоакин Ред. Один из легендарных мастеров меча. Отныне он твой наставник.

Мои глаза буквально заблестели. Я действительно хотел потренироваться фехтованию, но тут Элхор мне предоставил Такого учителя. Над головой тени светилась темно-фиолетовая надпись с именем и четырехсотый уровень. Ранг легендарный. Что за монстров ты умеешь воскрешать?

— Помимо фехтования он обучит тебя сбору маны. Есть у меня одно предположение, если подтвердится, ты станешь грозным противником для любого мага. — Легкий смешок. — Кроме меня естественно.


Настоящее время.

Гарам.

В просторной комнате, освещаемой керосиновыми лампами, за огромным металлическим столом сидел всего один человек.

Мужчина, лет тридцати, с неестественно красными волосами и смуглой кожей очень сосредоточенно ковырялся отверткой в каком-то механизме.

Он был, что называется «живчкиком». Весьма высокий, плотного, атлетического телосложения. Одного взгляда было достаточно, чтобы сказать наверняка, этот человек посвятил множество часов тренировкам. Шрамы по всему его телу и, даже на лице, говорили о большом опыте битв.

Одет он был достаточно просто, жилетка на голый торс и мешковатые штаны, тут их называли шароварами, кажется.

— Отличное дополнение к моему мечу! — мужчина был удовлетворен проделанной работой.

Его творение представляло собой перчатки мутно-оранжевого цвета, которые доходили до сгиба локтя. Сверху, чуть дальше кисти на перчатках располагались массивные коробы из того же материала.

Он надел обе металлические перчатки со множеством шарниров и сжал кулак. В коробе открылось несколько отверстий из которых хлынул пар.

Мужчина встал в дальний конец помещения в боевую стойку и после небольшой подготовки ударил.

Ударная волна прокатилась по всей комнате сдвигая стол и стулья, разбрасывая бумаги. Деревянная тумба, что находилась прямо напротив мужчины и вовсе разлетелась в щепки.

— О да, то что нужно! Как там механизмы называют в Совании… Артефакты? Так вот, имя тебе «Артефакт Ладонь Потемкина». — Мужчина рассмеялся.

В дверь постучали, после чего показался молодой парень в форме, в руках у него был бумажный сверток.

— Командир второго корпуса Гарам, разрешите?

— Разрешаю, что на этот раз?

— Сэр, пришел приказ от главнокомандующего, мы начинаем наступление по восточной границе. Руководителем операции назначены вы, будет задействован весь второй корпус.

— Отлично, как раз испытаю своих малышек. Что насчет ресурсов?

— Вам будет выделено два антимагических кристалла, с полной установкой и усилителем. В остальном вы не ограничены в ресурсах.

— Целых два! С чего такая щедрость, некроманты вроде ведут войну на другом фланге.

— По нашим данным, восточная граница будет защищаться обществом магов Совании. Ваша задача не столько захватить территории, сколько уничтожить как можно больше магов. Главнокомандующий полностью доверяет вам в этом вопросе.

Гарам кивнул в ответ, парень отдал честь и вышел из комнаты.

«Два кристалла. Значит предполагается тяжелый бой, нужно как следует подготовиться».

Гарам потер подбородок. Магия в Вестаксе была развита очень слабо, дело в том, что на территории этой империи мана была невероятно разряжена и ее хватало, разве что на заклинания 1–2 ранга. Только около полутора века назад была найдена причина.

В недрах Вестакса располагались особые кристаллы, которые вытягивали ману из пространства. Это было странное явление нарушающее все законы мира, потому как мана просто исчезала, а не преобразовывалась в другую энергию.

Учитывая, что Вестакс лишен магии, жители пошли по иному пути. В империи развивались технологии. За множество веков развития был создан паровой двигатель и вскоре весь Вестакс использовал энергию этих двигателей.

Как только Вестакс поняли, что в магии им ничего не светит, они закрыли границы, чтобы не позволить утечь информации о механизмах, созданных внутри. Так империя просуществовала долгие годы, абсолютно никак не контактируя даже с соседями. А сейчас наконец-то Вестакс может показать себя миру, а заодно и расширить сферу влияния.

Технологии позволили использовать найденные кристаллы в своих целях. С помощью усилителя они могли вытянуть абсолютно всю ману в огромном радиусе, что уравнивало шансы простых солдат против могущественных магов.

Гарам решил подышать. Он вышел на улицу. Кругом располагались многочисленные казармы, чуть дальше возвышалось здание, откуда главнокомандующий отдавал приказы.

Ночь была очень светлой, звезды россыпью украшали полотно небосклона.

Командир замечтался.

Он был очень предан армии, ведь посвятил этому всю жизнь. Гарам был из тех людей, для которых сила решала все. Его целью было собрать вокруг себя столь же сильных людей как он. С непоколебимыми идеалами, решительных и целеустремленных.

Именно такими были солдаты второго корпуса. Они считались одними из сильнейших, и уступали только личному взводу главнокомандующего. Все, но не Гарам.

Культ силы был привычным делом в Вестаксе. Изначально Командир второго корпуса и сам метил на место главнокомандующего. Он дважды бросал вызов и дважды терпел поражение. Его противник был настоящим чудовищем, когда дело касалось боя. Но…

Попытки продолжались бы до бесконечности, пока Гарам бы не погиб, если бы главнокомандующий не показал своего характера. После ряда некоторых событий и захвата приморских государств Гарам восхитился идеалами главнокомандующего. Он с честью преклонил перед ним колено и поклялся служить до последнего вздоха.

— Не поздновато ли для прогулок? — холодный, как сталь, но очень красивый голос донесся сзади.

— Тот же вопрос я могу задать и тебе, Иванна.

Девушка чуть повела бровью и улыбнулась.

— Тебя снова отправляют в самое пекло?

— Не думаю, пекло сейчас там, где третий корпус. Некромант — опасный противник. Особенно Эдвин Висенте. За последний год он уничтожил четыре корпуса в одиночку. Солдаты между собой прозвали его Демоном войны.

— Я слышала о нем, даже больше, чем мне хотелось бы.

Девушка провела рукой по выстриженным вискам, прибирая выпавшие локоны и поправила хвост серебристых волос.

— Как дела в седьмом корпусе? — Гарам все также смотрел на звезды, но тон его голоса выдавал беспокойство.

— Ребята устали. Против магии очень тяжело выстоять. Но в целом справляемся.

— Это тяжелая война, если бы не некроманты, мы бы отделались малой кровью. Я лишь надеюсь, что у Совании, кроме тех двух, о которых доложила разведка, больше нет столь сильных магов, владеющих запрещенным искусством.

— Я слышала они сами борются с некромантией, у них даже специальный отряд для этого есть. Инквизиция.

— Странно тогда, что они поддерживают Сованию в войне. Что ж, везде свои интриги.

Иванна подошла к Гараму сзади и положила руки на плечи, уткнувшись лбом в широкую спину.

— Будь осторожен. Возвращайся живым. — голос в этот раз был теплым, словно весна после сотен лет бушующей зимы.

— Буду.

Глава 21

Я осушил очередную кружку пива. Что ни говори, а в этом мире оно в разы вкуснее. Может из-за того, что натуральное. В харчевне было пусто, как ни крути, утром обычно мало выпивох. Я же топал всю ночь без остановок, мне было необходимо пойло.

Весточку о прибытии в Эстос я отправил за несколько часов до того, как вошел в город. К слову один из крупнейших в этих местах, но безжизненный как по мне. В глубь города идти не было смысла, поэтому я остановился на окраине.

Мне принесли завтрак, вполне себе приличный, надо сказать. Из тех денег, что отсыпал мне Элхор осталось всего ничего, но и приключение мое вроде бы подошло к концу. Я надеялся, как следует отоспаться в поместье Висенте. А еще надеялся, что Эдвин снова не изобьет меня в целях «определения уровня моей силы», ну и для профилактики конечно же.

Эдвин был близнецом Элхора. Вспыльчивый, менее рассудительный, но очень сильный и талантливый маг. Хотя и в рукопашной, и на мечах, он дал бы отпор самым искусным мастерам.

Итак, я получил сотый уровень, и активировал второй этап вознесения. Снова раскидал очки навыков.

Вознесение было обозначено небольшой круговой диаграммой, в которой были дополнительные узлы.

「Вознесение Гладиатора;

Область действия увеличена на 30 %;

Открыт эффект добивания.

Враги с ОЗ менее 15 % и уровнем ниже вашего — погибают от следующей атаки」


「Вознесение Телекурре;

Получаемый урон увеличен на 5 %;

Наносимый урон увеличен на 15 %;

2 % урона похищается в виде здоровья;

Похищение здоровья имеет накопительный эффект」


И, как вишенка на торт, конечный узел в древе.


「Пакт с Древними

Скорость похищения здоровья удвоена;

Восстановление здоровья в секунду от похищения здоровья удвоено;

Регенерация здоровья отменена」


Я наконец завершил ветку похищения здоровья. Теперь меня действительно сложно было убить. Возможно, так на мне сказывался страх смерти. Вампиризм, так называют этот эффект в играх, обычно он восстанавливает лишь имеющееся здоровье, но теперь, с накопительным эффектом он будет восполнять здоровье даже тогда, когда я не наношу урон.

Теперь мое древо умений выглядело очень солидно. Множество золотых нитей исходили из моего портрета в разные стороны. Все узлы, что я прокачивал, давали прибавки в основном к очкам здоровья, урону, скорости, броне. Местами были ключевые узлы, которые на какие-то невероятные проценты поднимали уровень владения мечами, но, если быть откровенным, ощущалось это только тогда, когда поднимался навык фехтования. Проще говоря, только когда ты знаешь, как это работает, можно оценить, насколько тебя усилил тот или иной узел.

Я открыл окно статуса.


「Имя: Отто;

Уровень: 100 Опыт: 0/100 000;

Сила: 578; Ловкость: 357; Интеллект: 150;

Здоровье: 15 680; Мана: отсутствует; Энергетический щит: 3 000;

Навыки:

Бросок оружия ур. 15;

Рассечение ур. 15;

Боевой раж ур. 10;

Живучесть ур. 10;

Укрепление ур. 12;

Призыв к бессмертию ур. 5;

Шквал клинков ур. 9;

Порыв клинков ур. 11;

Парный удар ур. 5;

Надрез ур. 5 」


Уровень навыков рос, как и мое владение мечами, однако количество опыта, необходимое для получения следующего уровня пугало. Как же долго я буду добираться до шестисотых, чтобы сравняться с учителем.

Покончив с едой, я собрался уходить, но тут в дверь вошел Элхор. Вид у него был потрепанный, уставший.

Он подошел ко мне и, схватив за руку, использовал телепорт. Немногословность — одна из черт, говорящих о том, что у учителя проблемы. А значит и у меня.

Мы оказались в одной из библиотек поместья Висенте.

— Отто, мы ошибались, и очень сильно. — Элхор был встревожен.

— Это тотальная заруба! Ты просто не представляешь, даже наш могучий некромант стушевался.

— Нечему восхищаться, Карим! Такими темпами нас просто поработят.

Я совершенно ничего не понимал и глупо хлопал глазами.

— Да в чем дело-то?

— Антимагические кристаллы. Во-первых, выяснилось, что у Вестакса их намного больше, чем мы ожидали. Во-вторых, они изобрели усиливающий артефакт, теперь даже я не могу использовать заклинания. А мои подданные просто рассыпаются, попадая в радиус действия кристалла.

— И зона поражения около двух с половиной миль, не подберешься даже с подготовленной пехотой. — закончил Карим.

— С каких пор вас волнует война? Вы вроде были против вмешательства. — я то и дело метался взглядом между учителем и Каримом. Эти двое часто заканчивали мысли друг за друга, будто были одним целым.

— Все вышло из-под контроля за последние месяцы. Начиная с этих треклятых кристаллов и заканчивая боевой мощью Вестакса. Без магов нам просто нечем отвечать. Но самое страшное…

— Они таким образом могут спокойно захватить весь континент, установить свой чертов режим и распространить кристаллы. А с кристаллами под задницей ты не поколдуешь.

— То есть как?

— Они их синтезируют, прямо под землей Отто! Если они распространят их на всей захваченной территории, то даже самый опытный маг, будь у него хоть 10 ядер силы — максимум, что сможет сделать, это спичку пальцем зажечь, да светильником подрабатывать.

Об антимагических кристаллах я слышал немного, только то, что они блокируют любую магию до шестого ранга, а судя по тому, что сказал учитель, теперь до восьмого. Насколько я знаю, магов восьмого ранга и выше в империи можно по пальцам пересчитать. И они уж точно не могут считаться основной боевой мощью империи, так как добрая половина из них, как сказал Элхор «деды-теоретики, которые ни за что не поднимут свой зад от насиженных книг, даже под угрозой смерти».

— Мне придется вернуться на поле боя.

— Но как же вы собираетесь сражаться без магии?

— Эй, парень. Благодаря тебе, ну и немножечко нам, наш Элхор теперь почетный обладатель девяти ядер силы, и он наконец…

— Могу обойти законы равноценных обменов некромантии. Я могу поднимать мертвых имея лишь их частичку. Но если мы достигнем десятого ядра… Можно будет создавать армию лишь вспоминая о них.

Я поперхнулся. Поднимать армию мертвых, не имея останков. Некромант десятого ранга был бы абсолютной силой в этом мире.

— Ишь замахнулся! Десять ядер было только у трех человек в истории. Двое из них твои предки. Даже с растущим парнем и духовной связью будет сложно освоить десятое.

Элхор шлепнул по голове Карима, тот стих уже привычным ворчанием.


— А к чему эта спешка?

— У тебя есть двое суток на отдых, потом…

— МЕ-Е-ЕЛКИЙ! ТЫ ВЕРНУЛСЯ?

— О нет… Элхор, убейте меня сразу… Я стану отличным зомби, прошу…

Дверь в библиотеку отворилась так резко, что вот-вот была готова слететь с петель, но те удержались с жалобным скрипом. В зал вошел, что называется «с ноги» беловолосый мужчина. Лицом он был вылитая копия учителя, правда шрамов в разы больше.

— Я чую твой запах юнец! Мы должны драться! Я хочу узнать насколько ты стал сильнее.

Эдвин тяжелой поступью двигался меж стеллажей с книгами. Мы с учителем находились в самом конце залы. Черт, до сих пор дрожь пробирает после нашего знакомства два года назад.

— Учитель… Карим?

— Ну нет, справляйся с ним сам парень, зря ты распалил его, показав, насколько стал силен. Я до чертиков его боюсь. — Карим редко бывает серьезен.

Элхор положил руку ко мне на плечо и картинно посмотрел куда-то вдаль.

— Ученик мой, тебе предстоит сложное испытание, но я верю, что ты с ним справишься! Удачи. Найдешь меня в кабинете, когда закончишь.

Пространство загудело, учитель с Каримом исчезли, оставив за собой лишь легкую проекцию темного портала, которая рассеялась уже через секунду.

— Твою ж! Вы снова меня бросили!

— Мелкий! Я же знаю, что ты тут! Я чувствую телепорт братца. — голос излучал силу и нетерпение.

«Ох черт, умирать, так с музыкой. Элли, спой мне что-нибудь»

И Элли запела. Что-то из «Битлз», за это я ей очень гордился.


Два года назад, спустя три месяца обучения фехтованию у Хоакина Реда.

— Братец, что за бездомного щенка ты притащил в поместье? — Эдвин только вернулся с очередного задания главы семьи Висенте.

— Можешь считать, что это мой ученик, его зовут Отто.

— Но ты никогда не брал учеников, даже когда Матушка предлагала тебе. Что изменилось?

— Этот парень особенный, и учить я его буду не совсем некромантии.

— Тогда на кой черт он нужен?

— Он — вершина моей научной деятельности.

— А драться он умеет?

— Не думаю, что…

— Тогда я вызываю на спарринг Тебя! Надо бы размять кости после долгой поездки.

— Эдвин я не…

— Именем Висенте я использую право на…

— Нет, нет, нет, стой! Парень умеет драться! Ты можешь испытать его, но не переусердствуй. У него еще мало опыта, но потенциал неограниченный.

Эдвин смотрел на меня глазами, полными какой-то животной кровожадности. Элхор облегченно выдохнул, вытирая пот со лба. А я, слушавший их перепалку тогда, даже и не знал, что учитель обрек меня на адские муки.

Мы вышли на полигон, представляющий собой огромное горное плато за поместьем. Эдвин был не просто большим, он был здоровенным, как бабушкин шкаф. Один его вид вселял в меня желание пуститься наутек, руки подрагивали. И вроде я выдерживал тренировки воскрешенного Элхором мастера меча, хоть они и были по-настоящему адскими. Но этот мужик казался в разы опаснее.

— Эй мелкий, какой магией работаешь?

— У меня нет магии.

— Что? Ты не маг? Тогда как ты сражаешься?

— Мечами — я решил малость выпендриться и демонстративно вынул оба меча из инвентаря.

— Неплохо, а говоришь магией не владеешь.

— Это не магия, я так предметы храню.

— Что ж, мечи так мечи. Сражайся ими, никакой тренировочной фигни.

Он развернулся спиной, вобрав немного маны, легким движением создал себе длинный костяной бастард. Эдвин отошел ровно на двадцать шагов и повернулся ко мне.

— Готов, мелкий? Сражайся так, будто тебе грозит смерть, так, будто ты хочешь убить меня!

Я кивнул и принял боевую позицию.

Все произошло за секунду, моя реакция конечно очень развилась за время пребывания в этом мире, но это.

Элли заверещала. «Обнаружена жажда убийства, ты рискуешь умереть!»

Чудовищная аура включилась будто по щелчку пальца, даже без Элли я ощущал эту жажду убийства, неизбежную опасность смерти.

Эдвин лишь одним рывком сомкнул расстояние в двадцать шагов и нанес удар. Я скрестил мечи в блоке, но меня словно тараном отшвырнуло в противоположном направлении. Он орудовал полуторником одной рукой, да так, будто это была легкая сабля.

Подняться я не успел, он снова сократил расстояние меж нами и впечатал кулаком меня в пол. Полоска здоровья сократилась на треть.

Чертовски много урона. Голова гудела от удара.

Я все-таки кувыркнулся назад и поднялся, использовал рассечение, но…

Эдвин оттолкнул волну удара голой рукой.

И тут я увидел уровень. 550, лишь на два десятка меньше, чем у Элхора. Только тогда я понял, весь мой путь, прокачка, сражение с гоблинами и монстрами не стоили ничего. У меня не было опыта битв, у меня не было никаких полезных навыков кроме чертового рассечения. Я был хуже самого обычного ребенка, которому дали в руки острый меч.

Стараясь сохранить остатки самообладания, я принял стойку, как учил Хоакин. Следующую атаку мне удалось прочитать. Уклонился от меча дважды, третий попробовал отклонить, меняя траекторию. Если сила противника превосходит твою, от простого блокирования мало толку, а вот сменить вектор силы, перенаправляя его, это уже настоящее искусство фехтования.

Эдвин атаковал снова и снова оттесняя меня. Руки онемели, голова гудела, ноги подкашивались, я больше не мог сдерживать его натиск. Силы покидали меня с каждым ударом. А противник наращивал скорость. Каждый следующий удар был свирепее и сильнее.

Внезапно Эдвин остановился, я тоже прекратил удары и понял, что тело достигло предела, оно попросту не двигалось. Он загнал меня в угол, истощив. Так охотник загоняет свою добычу.

Эдвин размахнулся и ударил меня в живот, выбивая остатки воздуха. Кажется, я был готов выплюнуть свои кишки.

Я так и обмяк на его кулаке, он скинул меня на каменный пол. Я продолжал корчиться от боли. Из глаз проступали слезы, воздуха не хватало. Боль подступала волнами, одна сильнее другой.

— Ты никудышный боец, мелкий. Но братец прав, потенциал есть, ты меня малость повеселил. Думаю, я воспитаю из тебя отличного бойца. Отныне помимо Хоакина ты тренируешься со мной. В конце каждой недели спарринг. Как только ты выстоишь против меня хотя бы пять минут, наши тренировки будут окончены. — он был тверд, как закаленная сталь.

— Ты сбрендил? Даже высший имперский легионер не простоит против тебя пять минут в спарринге! — Элхор, наблюдавший за всем этим вмешался только сейчас.

— А он и не имперский легионер. Он ученик одного из лучших Висенте, что уже по определению выше. Не занижай планку, братец. А теперь подлатай своего ученика и, с завтрашнего дня, он и мой ученик тоже.

Самое поганое в системе, это то, что она не позволяет мне вырубиться от болевого шока, или от чего-либо еще, пока мои очки здоровья не будут ниже 15 %. Поэтому боль приходилось терпеть.

Так все два года я провел в адских тренировках. Хотя со стороны было больше похоже на то, что Эдвин просто меня избивает. А делал он это, признаться, чертовски искусно. Если что-то не зажило, он поражал ударами другие места и органы. Нет, меня конечно лечили. У семьи Висенте были первоклассные исцеляющие заклинания, но вот раны, нанесенные Эдвином даже от таких заклинаний, сходили не сразу.

В перерывах я получал от Хоакина, однако после Эдвиновых тренировок, сражения с мастером меча казались мне отдыхом.

И вот сейчас я стоял в библиотеке и трясся как овечка. Да, я имел неосторожность выстоять пять минут против настоящего демона. Наши тренировки закончились, но спарринги нет. Хорошая драка, это единственное, что нравилось Эдвину. «Я чувствую себя живым только когда сражаюсь, но еще ни разу я не чувствовал себя на волоске от смерти, очень интересно это ощущение» он повторял эти слова каждый раз в конце спарринга.

Взяв себя в руки, я сделал шаг вперед, в середине коридора книжных стеллажей стоял Эдвин.

— Я тут, учитель!

— Прячешься от меня, засранец?

— Вовсе нет, только прибыл, думал отдохнуть перед тем, как сразиться с вами.

— Нет времени, дуй на полигон! Я не видел тебя четыре месяца, покажи мне, что ты приобрел!

Глаза его сверкнули, а руки напитались маной. Убийственная аура витала в воздухе, но уже не оказывала такого сильного давления, как ранее. Все-таки я значительно вырос.

Мы вышли на плато. Сколько раз я сражался здесь с Эдвином, и ни разу не победил. Лишь держался на грани жизни и смерти.

Снова двадцать шагов, костяной бастард, жажда убийства усилилась, норовя пригвоздить меня к земле. Дышать стало тяжелее.

— Готов, мелкий? — слова к которым я привык за эти два года. — Сражайся будто бы в последний раз!

Мышцы напряглись, боевая стойка принята, ауры активированы. Элли выкрутила ускорение жизненных процессов на 80 %. Мой максимум, иначе тело просто не выдержит. Кожа приобрела красный оттенок.

— Готов!

Мгновение, и мы ринулись навстречу друг-другу, оставляя за собой лишь облако пыли. Клинки сомкнулись, разбрасывая искры.

Сколько бы мы не сражались, Эдвин дрался в полную силу, но лишь своих физических возможностей. Магию он не использовал, объясняя это тем, что так он дает мне возможность выжить.

Наши клинки встречались снова и снова в многочисленных траекториях атак. Каждый ловил оппонента на пируэтах и попытках увильнуть из-под меча. Я отскочил назад, вдыхая побольше воздуха и принимая атакующую стойку.


「Ураган лезвий

Герой совершает круговую атаку, нанося урон врагам вокруг себя и создавая ураган лезвий с эффектом, соответствующим стойке героя. В течение некоторого времени ураган лезвий неоднократно наносит урон врагам в зависимости от урона от оружия и времени атаки героя」


В сторону Эдвина направлялся ураган лезвий, который изрезал все живое в зоне досягаемости. Я знал, что этого недостаточно, поэтому рванул следом, придерживая наготове второй навык.


「Надрез

Герой пронзает врагов и накладывает на них кровотечение;

Вызванное этим умением кровотечение наносит урон на 0.5 % быстрее;

На (30–49) % больше урона от кровотечения 」


Учитель отклонил ураган лезвий мечом, но это заняло его атакующую руку, таков и был мой замысел. Я нанес колющий удар в грудь обоими мечами, в этот удар я вложил всю свою силу.

Эдвин раскусил меня, но было поздно, он пожертвовал рукой, чтобы отклонить мой удар. Вот только рана от моего меча представляла лишь небольшой порез.

— Неплохо мелкий, ты все же достал меня. Это была хорошая атака, хитрая. Но теперь моя очередь!

Он создал с помощью магии второй костяной полуторный меч.

Но никогда раньше он так не делал! Я приказал себе быть осторожным, обновил свои ауры и использовал еще одну, которую я приберегал на крайний случай из-за большого времени перезарядки.



「Призыв к бессмертию.

На 10 секунд герой получает на 90 % меньше физического урона」


Эдвин налетел на меня, словно лютая буря зимой. Он атаковал быстро и без остановок, стараясь не дать мне время на использование умений. В начале я блокировал удачно, но по мере ускорения стал пропускать удары. Призыв к бессмертию закончился быстрее, чем я ожидал. На моих руках и лице стали появляться порезы. Очки здоровья, не смотря на огромное их количество снижались катастрофически быстро. Стоило учитывать, что ауры при использовании так же отнимают здоровье, причем в процентном соотношении.

Что за чертовщина, мне нужен хотя бы один удар для вампиризма.

«Элли, милая, дожми еще 10 %!»

«Отто, есть угроза перегрузки организма, тебя просто вырубит»

«Знаю, жми!»

Голубая аура окутала меня, и я смог отклонить удар обоими мечами Эдвина так, что они впечатались в землю, оставляя от себя кратер с кучей трещин.

Сменив стойку, я решил использовать один из козырей. Навык, который работал только в непосредственной близости к противнику.


「Порыв клинков

При поддержании умения многократно поражает врагов в круге перед героем, нанося урон задетым врагам и в области вокруг них. При поддержании урон увеличивается на 1.2 % за секунду. Герой выпускает дополнительный удар за каждую секунду при прекращении поддержания.

Каждая секунда поддержания расходует 0.9 % от максимального запаса здоровья」


Теперь уже я был похож на бурю, махая мечами как остервенелый, однако каждый удар был выверен, как по силе, так и по траектории. Эдвин не перешел в защиту, это было выше его гордости. Он ринулся в ответную атаку.

Наши клинки сталкивались снова и снова, высекая искры.

В последнюю секунду я прекратил поддерживать навык, остаточные удары все еще сдерживали Эдвина. Я снова использовал надрез, в этот раз в голову и…

Снова легкая царапина, но уже на щеке.

— Да! Да! ДА! Ты силен, но нужно еще! Больше силы!

Ударом кулака он отшвырнул меня на пару метров назад и сменил стойку. Теперь она была менее открытой, но все такой же агрессивной. В глазах промелькнул холодок.

Я приготовился к защите. Тело предательски гудело. Сколько еще продержусь? Пять, может десять секунд?

Ладно, последняя авантюра.

Эдвин снова напал, в этот раз область его ударов была уже, но и сами удары были более направленные и быстрые. Поймав его мечи в момент, когда они были параллельны друг другу, я сделал финт, которому обучил меня Хоакин. Он лишал оружия противника, но ценой своего. Я завернул руки и гардой зацепил гарду его костяных мечей, после чего дернул в разные стороны. Наше оружие звонко упало на каменный пол.

Не теряя ни секунды, я пошел в рукопашную. Нанес два удара, в корпус и голову. То самое комбо, что используют в боксе против противника, превосходящего по весу.

Но Эдвин лишь усмехнулся, хотя могу поклясться, я видел, как из его носа капнула кровь.

В ответ я получил два прямых удара в лицо. Знаменитая «двоечка». После этого ауры и ускорение отключились. Тело внезапно стало очень тяжелым. Полоска здоровья мигала девятью процентами. Я ощутил, как падаю, но тут…

Мягкие, я бы даже сказал отеческие объятия подхватили меня. Грубые руки прижали мое тело покрепче.

— Молодец Отто, я горжусь тобой. 13 минут, трижды пустил мне кровь. Ты достойный боец.

Впервые за два года он назвал меня по имени.

Теряя сознание, я мельком увидел улыбку.

Учитель был доволен.

Глава 22

Проснулся я ближе к вечеру в своей комнате. На столе меня поджидал Карим. Видимо Элхор оставил его наблюдать за моим состоянием.

— Ну ты дал парень! 13 минут! Невероятный рекорд, сенсация, завтра же все газеты будут трубить об этом.

— Очень смешно, обхохочешься. — прокряхтел я.

Полоска здоровья была полной, но тело ломило так, будто меня переехал грузовик. Ха, похоже это сравнение будет преследовать меня всю жизнь. Битвы с Эдвином всегда такие, в первое время я отлеживался по три-четыре дня, сейчас мне хватало половины, но все равно ощущалась слабость.

Я выжал все что мог. Все-таки ускорение очень пагубно сказывается на организме. Думаю, еще уровней двадцать, и я смогу выжимать все 100 % без каких-либо побочек.

— Не боись, Эдвин снова отправился на поле сражения. На западе ситуация ухудшилась, а теперь они вдарили еще и по восточной границе. Говорят, там целых два антимагических кристалла. Общество магов не справляется.

— И что же, учитель направится туда? — я с трудом приподнялся и посмотрел на Карима.

Голова выглядела потрепанно, все-таки время влияло и на нее.

— Нет, он присоединится к Эдвину на западе. Туда прибыл сам главнокомандующий Вестакса со своим элитным корпусом. Именно там будет основное сражение, но у врагов достаточно сил, чтобы провести атаку еще и на востоке. Они надеются истребить магов, пока некроманты заняты западом.

— Тогда получается Элхор хочет, чтобы я отправился к восточным границам? К магам? А я потяну?

— Да, но подробности он изложит тебе сам. Отправишься завтра вечером, насколько я знаю. И… Ты точно справишься, я уверен. Эти два года были очень продуктивными для тебя.

— Спасибо, Карим.

Он доложил Элхору, что я пришел в себя, после чего впал в транс. Я тоже прикрыл глаза. Думаю, еще пару часов отдыха мне не помешают.

Не смотря на поздний час, Элхор находился в своем кабинете изучая старые пергаменты. Вместо приветствия он просто кивнул в мою сторону, не отрываясь от пожелтевшего свитка.

Среди бумаг на столе я подметил несколько заверенных императорской печатью. Что ж, учитель был важным человеком с тех пор, как Висенте подписали соглашение с императором. Сначала предполагалось, что только Эдвин выступит в этой войне. Одного некроманта было бы достаточно, чтобы склонить преимущество в нашу сторону. Но император недооценил Вестакс, по большей части из-за отсутствия информации. Мы все недооценили.

Сейчас и Элхор, и Эдвин, и еще несколько братьев и сестер Висенте сражаются в этой чертовой войне.

— Как отдохнул? — еще пристальнее вглядываясь в пергамент спросил он.

— Не пришлось бы, останови вы Эдвина.

— Ты же знаешь, я не могу его остановить.

— Но вы сильнее!

— О нет, это не так. Может я опытнее, может я дальше продвинулся в магическом искусстве, но что касается сражений — Эдвину нет равных. Он с лихвой компенсирует недостаток в магии своим боевым опытом и грубой силой.

— Но разве это срабатывает на практике?

— Еще как. Знаешь, что он сделал с полусотней моих теневых воинов в прошлой битве? Он рассеял их. Кулаками! И потом, он использует порой очень жестокие методы. Он создал заклинание «Подрыв трупа». По сути ходячая бомба. Максимум урона. Но искусство достаточно грубое, я к такому не прибегаю.

Я конечно много слышал об Эдвине, но новые факты всегда удивляли пуще прежних. А вот об учителе я знал не так много. Вся его работа была теоретической. Остальное же умалчивалось. Ни Эдвин, ни Карим не собирались рассказывать насколько силен Элхор.

— Вы хотели обсудить что-то важное.

Учитель отвлекся от пергамента и внимательно посмотрел на меня. Я видел свое отражение в его глазах.

— Я хочу, чтобы ты отправился на восточную границу завтра. Сражение начнется в любой момент, ты будешь в качестве подкрепления. Там только два мага восьмого круга, если Вестакс выставит усилители, то и они будут бесполезны. Большая часть нашей армии на западе, так что там лишь пара отрядов.

— Вы уверены, что от меня будет польза?

— Более чем. Пусть опыта у тебя не так много, но ты очень живучий парень. Мана тебе не требуется, так что ты будешь отличным подспорьем. Вот только есть одно «но». На поле боя будет твой старый «друг».

Я вопросительно поднял бровь. Друзей у меня в этом мире не было, врагов вроде тоже.

— Джошуа поднялся еще выше, он теперь маг восьмого круга и командует отрядом магов.

Ах да, Джошуа, я про него позабыл. Кажется, прошла целая вечность, но… Если прислушаться к чувствам, то там глухо. Ни обиды, ни злости.

— Вы сражаетесь на одной стороне, неприемлемо если вы не сможете довериться друг другу во время битвы.

— Все в порядке, я не держу на него зла. Мне безразлично. Если подумать, то он даже жизнь мне однажды спас. — в голове промелькнули воспоминания о сражении с золотой статуей.

— Тем не менее вот мой приказ, как твоего полноправного наставника. Джошуа твой боевой товарищ, запомни это.

Элхор редко давал «приказы» обычно просьбы, да рекомендации. Сейчас он был серьезен. Учитель знал, что я достаточно мстительный, поэтому предостерегался заранее. Вот только я правда не держал зла на белобрысого попаданца.

— С ним побеседовал глава Общества магов. Он тоже не посмеет тебя атаковать. — Элхор слегка улыбнулся, видимо без его вмешательства не обошлось.

— Хорошо, я подготовлю все необходимое ко времени отбытия.

— Ах да, касательно этого. В честь получения тобой сотого уровня, у меня для тебя подарок. — он вытащил медальон в виде черного ворона, окруженного виноградной лозой. Герб Висенте. — Я наконец смог вплести заклинание в амулет. Но оно не такое сильное, как если бы его использовал полноправный маг. Но думаю система тебе объяснит, что, да как.

Я принял подарок и благодарно кивнул головой. В следующую секунду мои глаза округлились.


「Фамильный герб Висенте. Артефакт легендарного уровня.

Раз в сутки герой, прикоснувшись к голове ворона может использовать заклинание телепорта без затрат маны и ограничений расстояния」


— Это же…

— Ага! Я помню, ты давно хотел.

— Спасибо вам!

Элхор похлопал меня по плечу и улыбнулся. Может это и не говорилось в слух, но он очень заботился обо мне. Эдвин собственно тоже, но очень по-своему.

На следующий день я собирал необходимые вещи и припасы. Учитель отправился на запад ранним утром. В поместье было необычно тихо.

Служанка, постучавшая в дверь здорово меня напугала.

— Леди Мария желает видеть вас.

Что? Глава семьи Висенте, мать учителя, но зачем? Мы виделись лишь раз, когда я только прибыл в это поместье. Но тогда разговора, как такового, не было, она пристально изучила меня взглядом и сказала: «Добро пожаловать».

Я шел через богато украшенные залы. На стенах висели портреты представителей семьи Висенте, начиная с «Кровавого века». Каждое поколение насчитывало очень много детей, надо признать, женщины Висенте всегда были очень плодовиты. У Элхора пять братьев и семь сестер

Большая узорчатая дверь распахнулась. Мария сидела на том же месте, что и два года назад. Те же аккуратно убранные в хвост белые волосы, тот же глубокий многозначительный взгляд.

Она была очень властной женщиной, даже сам император считался с ней, несмотря на то, что она была главой семьи, которая много веков назад породила запретное искусство.

Я преклонил колено в знак уважения, но она протянула руку, я робко приблизился и поцеловал. Она выказала свое расположение, а это дорого стоит. Я слышал лет сто назад она была невероятно прекрасной девушкой и множество знатных мужчин пытались завоевать ее внимание. С годами ее красота лишь подчеркивалась, а власть росла. Сейчас же она была зрелой женщиной, которой на вид едва ли дашь больше пятидесяти.

— Отто, Ты очень изменился с первой нашей встречи. — мягкий голос наполнил помещение мелодичностью.

— Благодаря Элхору, Леди. — насколько я знал, Леди — это больше титул, нежели обращение.

— Мой сын очень талантлив и рассудителен, если он взял тебя в ученики, значит ты это заслужил. Даже если ты не маг. — Она сделала небольшую паузу, всматриваясь в меня. Ее взгляд всегда заставлял меня поежится, я чувствовал себя беззащитным. — Сегодня ты отправляешься на восток.

— Да, Леди, восточной границе необходима помощь.

— Не думала я, что эта война так сильно затянет нас в свою воронку. Отто, я позвала тебя не просто так. Два года я наблюдала за тобой, за отношением Элхора, а потом и Эдвина к тебе. Ты стал тем связующим звеном, которого им не хватало. За это хочу сказать спасибо.

Я коротко кивнул ей. Эти слова меня смущали. Хвалили меня явно очень редко.

— Я предлагаю тебе то, что не предлагалось никому уже более четырехсот лет. Таких случаев было всего два. — Она вытащила серебряное кольцо с отпечатком фамильного герба. Такое же было у нее, у учителя, у всех представителей рода Висенте. — Я хочу принять тебя в семью. Возьмешь ли ты нашу родовую фамилию? Будешь ли носить ее с гордостью и вписывать в историю нашей семьи новые подвиги?

Что-то из глубин живота подступило вверх к горлу. Глаза едва прослезились. Черт. Я слишком сентиментален для такого. Слишком заботливо с вашей стороны.

— Да, Леди, я бесконечно вам благодарен и с честью приму это предложение. — этикет предполагал уважительное обращение и сдержанность. Я все еще был гостем, поэтому соблюдал все правила.

— Тогда с этого момента, ты — Отто Висенте. Поздравляю тебя со вступлением в семью. Удачи в предстоящем.

Я принял кольцо и, откланявшись, ушел в свою комнату.

До отправления остались считанные часы. Лежа на кровати, я разглядывал кольцо. Красивое, герб вырезан очень четко, работа явно выдающегося мастера. Я надел кольцо на средний палец левой руки. В эту же секунду Элли взвизгнула и выдала мне несколько уведомлений.


「Вам одобрили вступление в клан Висенте.

Отныне все ваши действия будут отражаться на репутации семьи.

Вы можете получать клановые задания.

Вы получили постоянный бонус к некромантии …

По мере вашего развития вы будете получать дополнительные клановые бонусы」


Хм, очередной бесполезный бонус. Я ведь не пользуюсь магией вообще. Хотя жаль, прибавки были действительно солидными. Клановые задания, непонятно, как это скажется в будущем на моем развитии. А вот дальше было интереснее.


「 Благославление Марии Висенте. Статус: постоянн.

Все характеристики увеличены на 20 ед.

Иммунитет к стихийной магии увеличен на 30 %

Иммунитет к состояниям увеличен на 25 %」


Я удовлетворенно кивнул. Это были очень приятные улучшения. В остальном, я получил достижение семьи Висенте и доступ к оружейной. Но Элхор уже выдал мне отличное снаряжение, поэтому необходимости в этом нет.

До вечера я коротал время заполняя свою записную книжку. Еще в начале нашего знакомства Элхор посоветовал мне записывать все, что происходит вокруг, что-то вроде дневника. Мне идея показалась интересной, а что, может вернусь в свой мир, опубликую куда-нибудь под видом книги.

Спустя несколько часов служанка принесла мне бумаги, которые учитель оставил на столе. В них были необходимые координаты и свод моих задач. Время пришло.


「Получено новое задание семьи Висенте: «Восточный фронт»

Помогите уничтожить вражеские отряды на восточной границе.

Награда: 50 000 ед. опыта;??? предмет」


Опять неопознанные предметы, Элли, ну что за сюрпризы? Но повозмущаться я не успел, следом прилетел еще один квест.


「Получено Особое задание: «Неожиданный заказ»

Убейте командира второго корпуса армии Вестакса;

Награда: 500 000 ед. опыта; выбор легендарного предмета」


Баснословная награда, никогда мне не предлагали столько опыта и легендарный предмет. Видимо этот командир невероятно сильный. Что ж, разбираться будем на ходу.

Использовав телепорт по нужным координатам, я оказался в лагере, окруженном высоким частоколом. Располагался он на широкой равнине, где все было как на ладони.

Ко мне подошел рослый мужчина в латных доспехах.

— Приветствую, я полагаю, ты Отто? Меня предупредили о твоем прибытии.

Как выяснилось, это был командующий пехотными отрядами. Приятный мужик. Ввел меня в курс дела, показал лагерь.

Из его рассказа ясно было немного. Ожесточенная битва была утром, сейчас же обе стороны зализывали раны. Вестакс пытался развернуть кристаллы антимагии, но наши маги удачно препятствовали им. Тем временем пехота и кавалерия вели сражение на открытой местности. Сованийским солдатам было тяжело, численность врага в разы превосходила их. Опытные маги боролись с кристаллами, а низшие ранги были бесполезны. Помощи ждать неоткуда.

На самом деле Вестакс мог просто задавить нас количеством, но они осторожничали, все-таки побаивались наших магов.

В процессе разговора я увидел его. В знакомом мне зеленом плаще. Волосы заметно отросли, он собирал их в конский хвост. Но никакой злости я не испытал.

Джошуа встретился со мной взглядом и… кивнул в знак приветствия.

Да, небрежно, я бы даже сказал нехотя, но все-таки кивнул.

Я повторил жест приветствия.

Надеюсь за два года он перестал быть редкостным засранцем.

Ночь я провел в казармах с пехотинцами. Никто толком не спал, все нервничали. Большую часть ночи они травили различные байки и играли в карты. Некоторые обсуждали стратегию.

Она была достаточно простой. Маги должны были уничтожить антимагические кристаллы, а после помочь в битве. Проблема была только в том, что они не могли их найти. Сенсорные заклинания попросту не работали.

Однако усиливающий артефакт разворачивали на виду. Насколько я понял, эти установки обладали отличной защитой, магия их особо не брала, а после установки кристаллов им уже точно ничего не грозило.

Под утро солдаты все-таки поспали пару часов.

Меня разбудил кто-то из солдат.

— Разведчики доложили, Вестакс выдвигается в нашу сторону, маги оставили нам небольшой отряд, для сдерживания врага, остальные сфокусируются на кристаллах.

Я вышел к остальным за частокол. Сованийцы организовывали построение.

Солдат Вестакса даже визуально было в несколько раз больше чем нас. Битва не заставила себя ждать. Хотя битвой назвать это сложно. У врага был огнестрел, однозарядный правда. Не говоря уже о паровых машинах, напоминающих экзоскелет.

Пехота авангарда еще как-то держалась благодаря тяжелым щитам, а вот конница полегла почти сразу. После первых трех залпов стрелки врага ушла на перезарядку, в этот момент выступила пехота.

Во всей этой кутерьме я располагался по левому флангу. Признаться, солдаты Вестакса были очень искусными. Однако в сравнении с Эдвином даже пятеро нападающих казались пустяком.

Я вырисовывал пируэты между воинами, словно танцуя. Увеличил скорость на 20 %, больше пока не требовалось. За два года и массу увиденного я так и не научился нормально реагировать на смерть людей. Все равно каждый раз убивая, я останавливал движения. Возможно это была доля секунды, но на поле боя важно каждое мгновение.

Перед сражением я тщательно изучил доспехи противника, так что атаковать в места их стыков было просто, а вот обойти защиту сложнее. Особую опасность представляли враги с огнестрелом и алебардщики. Они не подпускали к себе близко.

Наконец на арену вышли маги. Это был отряд во главе с Джошуа. Они нейтрализовали стрелков противника так, что наша армия могла более уверенно продвигаться вперед.

Навыки я использовал не так часто, как раньше, все благодаря тренировкам. Теперь я сам мог проводить достаточно эффективные атаки, а навыки использовал, когда это было действительно необходимо. Так пару раз я активировал рассечение, чтобы оттолкнуть тяжелых пехотинцев в паровых Экзоскелетах, пару раз прорывался в гущу врагов шквалом клинков и использовал ураган лезвий.

С каждым убитым у меня добавлялось уверенности, казалось мы теснили врага.

Внезапностью для меня была настоящая ракета, которая летела в среднюю колонну арьергарда, но ее удачно сбили ледяной глыбой наши маги. Она взорвалась до того, как достигла цели. Черт, у них есть ракетницы? Хоть и сам снаряд выглядел гротескно, даже несуразно, взрыв от него был более чем серьезный.

Это уже не похоже на классическое фентези, что я читал в книгах.

Отряд магов продвигался вперед, тоже оттесняя врага.

Но мы слишком поздно обнаружили, что это была ловушка.

Вестакс намеренно подпустил магов ближе, ценой больших жертв. И, как только они были в зоне досягаемости солдат, вражеские техники наконец воздвигли кристалл. Как потом оказалось, первая установка была лишь обманным маневром для остальных магов.

Отряд Джошуа оказался отрезан от остальной армии.

В этот же момент снайперы и конница врага ударила с новой силой. Наши солдаты рассредоточились. На поле боя начался хаос.

— Нам нужно помочь магам! — закричал я, так как находился ближе всех. На мой зов откликнулось пятеро солдат.

Кругом слышался лязг металла, выстрелы и грохот. Ржали кони, кричали люди. Сохранять самообладание в такие моменты было очень сложно.

Магов вырезали одного за другим. Большинство из них были без оружия, да и не могли им пользоваться. Но некоторые все-таки сражались клинками или кинжалами.

Тем временем вылетела еще одна ракета. Они планировали добить наш магический отряд одним ударом. Вражеские солдаты отступили, но вот маги не успевали. Их осталось всего четверо. Они рванули назад.

Те солдаты, что поддержали меня, так же бросились бежать. Взрыв ракеты достал бы и нас.

«Черт! Я не успею!»

Я видел, как Джошуа свалился на землю. В его глазах наравне со страхом мелькнуло осознание смерти. Ракета приближалась очень быстро. Она летела прямо на него. Он судорожно водил руками по воздуху и шевелил губами, читая заклинания. Но с пальцев срывались только мелкие искорки.

Ну уж нет засранец! Ну уж нет!

— Элли, выкручивай сотку! — рявкнул я вслух.

«Но Отто…»

— Иначе оба сдохнем! — крикнул еще громче.

Тело за долю секунды стало легким как перышко. Визуально я просто исчез, на деле я просто со всей скоростью прыгнул к ракете. Такому прыжку позавидует любой гепард.

Время для меня замедлилось. Я оказался прямо перед ракетой, Джошуа был в нескольких метрах позади.

Я ударил по ракете лезвиями плашмя, так, как я обычно отклоняю сильные удары дробящим оружием, надеясь перенаправить ее вверх.

Медленно она приподнялась и полетела по дуге, но, норовила вернуться на прежнюю траекторию.

Тогда, в падении, я сжал мечи посильнее.

— Парный удар!

С каждого лезвия сорвалась режущая волна, образуя крест. Эта атака в целом похожа на рассечение, только меньше по области и волны было две. Пора бы переименовать ее в аэрорезак.

Ракету разрезало на четыре части, прогремел взрыв, меня откинуло на землю. Благо без повреждений.

Все произошло за одно мгновение, так что Джошуа все также сидел с широко раскрытыми глазами.

Я отключил ускорение. Оно действовало секунды две-три от силы, поэтому тело отзывалось лишь легкой усталостью.

Я подошел к Джошуа, протягивая руку.

— Не такой уж ты и крутой без своей магии, а?

Он перевел взгляд на меня, потом на руку, помедлив секунду он схватился за нее и поднялся.

— Засранец. — едва заметно он улыбнулся.

— И это твоя благодарность? — возмутился я. — Теперь ты мой должник!

Глава 23

Я удивлялся самоотверженности имперских солдат. Даже при том, что численность врага была в три раза больше, а маги оказались бесполезны, они умудрялись сдерживать натиск хорошо вооруженного противника и не теряли боевого духа.

Мы с Джошуа наблюдали как бойня сдвинулась к правым флангам.

— Нужно разбить чертов кристалл, иначе нам не победить. — он указал механизм, из которого торчала белая порода высотой где-то в пять метров.

— Выбора особо нет, я пойду. Побереги силы, уйди с линии огня. Ты понадобишься, когда я сломаю кристалл.

Маг кивнул. Он достаточно покладист, для человека, который еще пару лет назад из-за жажды власти хотел меня убить.

— Эй, — бросил я, разминая руки и шею. — ты изменился.

— Многое произошло за это время, очень многое.

— История на пару кружек пива?

Джошуа смущенно улыбнулся.

— Думаю пары не хватит.

Да что с ним, он явно стал хорошим парнем. Меня удивляло, как за пару лет человек может измениться.

«Элли, 50 %, и… пожелай мне удачи»

«Музыку?»

«Пожалуй, не в этот раз»

Я рванул в сторону кристалла. Он находился достаточно далеко, чтобы добраться, нужно было преодолеть несколько охранных отрядов.

Прорываясь вперед, я рубил мечами со всей присущей мне неистовостью. Наблюдая за боевым духом сованийских солдат, я невольно воодушевился.

Снова и снова используя «Надрез» и «Рассечение» я прорывался к кристаллу, впереди оставался только охранный отряд. Он состоял преимущественно из воинов с щитами и одноручными мечами, а также стрелков позади них.

Я спрятал один меч в инвентарь и легким движением подхватил щит, лежащий на земле. Ладно, не легким, он оказался достаточно увесистым и походил на большой осадный щит, не совсем пригодный для полевых сражений, но выбирать не приходится.


「Многослойный щит империи Вестакс

700 ед. брони

Особый навык: Прорыв с щитом」


Прозвучал первый залп кремниевых орудий.

Я укрылся за новым орудием. Услышал несколько ударов от пуль. Прочность щита упала на 350 единиц.

Что ж, попробуем особый навык.

Я активировал прорыв щита, после чего начал набирать разгон. Вокруг меня заискрился воздух, окрашивая границы в желтый цвет. Было похоже на то, как летит метеорит, опоясанный пламенем.

И, черт возьми, сработало даже лучше, чем ожидалось! Я попросту отбросил солдат, находившихся на моем пути, да так, что некоторые из них потеряли сознание, а другие отлетели достаточно далеко, чтобы дать мне необходимое время.

Это мой шанс. Я кинул щит в инвентарь и вытащил второй меч. Передо мной находился антимагический кристалл, огромная белая порода, установленная в металлический треугольник усилителя, который опоясывал его снизу. Я воткнул оба меча в подобие приборной панели с рычагами и креплениями. Та заискрилась, испуская видимые заряды электричества.


Мечи вытащить я не успел, да и вообще хоть как-то среагировать. Взрыв прогремел не хуже, чем от ракеты. Около 50 % здоровья просто испарилось.

Отлепив лицо от земли, я закашлялся. Кристалл добротно разворотило, от установки остались лишь металлические запчасти.

Я попытался было встать, но меня тяжелым пинком снова опрокинуло на землю. Вражеские солдаты окружили меня. Человек восемь, некоторые из них уже взводили курок кремниевых ружей. Я попытался вынуть мечи, но в инвентаре их не было. Отбросило во время взрыва. Я безоружен.

Гадство!

Прозвучал выстрел, за ним еще два, но пули не достигли меня. Прошили землю рядом, буквально в паре миллиметров. После этого все окружавшие меня солдаты упали замертво.

Я искренне не понимал, что произошло, но потом краем глаза заметил элементарный орб.

— Не такой уж ты и крутой без своих железяк, да?

Джошуа улыбнулся и протянул мне руку. Я невольно засмеялся.

— Один — один, считай мы квиты.

— И не мечтай, с тебя должок.

Он кинул мне мои мечи, которые притянул к себе очередным заклинанием. Вражеские солдаты стали окружать нас, мы находились в самом сосредоточии войск Вестакса.

Я и Джошуа встали спиной к спине.

— Отто, слушай…

— Не лучшее время для разговоров.

— Другого может и не быть. Ты извини меня за тот случай два года назад сила и власть вскружили мне голову.

— Ты похоронишь свой бюджет, пытаясь залить свою вину пивом.

— Мои полсотни справа, твои слева, возражения?

Прозвучал очередной хор выстрелов. Джошуа моментально окружил нас барьером, который поглотил пули.

— Никаких!


Мы ринулись в атаку, пытаясь расчистить себе путь. Я, уже привычными движениями мечей, танцуя пируэтами вокруг противника, Джошуа же, искусно используя орбы, иногда обновляя защитные барьеры и отклоняя от себя атаки ударами телекинеза.

Я получил пару незначительных ран в отличие от мага. Все-таки ускорение слишком быстро высасывало мои силы, да и не приходилось раньше сражаться с таким количеством опытных противников.

Джошуа заметил раны, и сделал пару мягких пасов руками в мою сторону, при этом бормоча что-то на незнакомом мне диалекте.

Здоровье восполнилось до отметки в 80 % Невероятно полезный союзник. Я кивнул в знак благодарности. Конечно, я бы легко восполнил недостающее здоровье вампиризмом, но лучше иметь полный запас здоровья, чем пытаться нанести урон, когда тебя от смерти отделяют 20 %.

Мы все еще были отрезаны от основных сил Совании, и, несмотря на то, что значительно проредили арьергардные отряды, солдаты снова двигались в нашу сторону.

— Нужно выбраться к нашим. Я придержу их, двигай вперед, потом поддержишь меня дистанционно.

Получив утвердительный кивок от мага, я приготовился к битве. Джошуа накинул на меня пару барьеров и рванул к бреши в кольце, попутно управляя орбами.

В моих планах было приложить как можно больше силы к рассечению, чтобы откинуть основную массу солдат, после чего добивать их небольшими группами. Я рванул вперед, замахиваясь мечами, но использовать умение мне не удалось.


На мою голову приземлилась тяжелая металлическая рука. Принадлежала она красноволосому мужчине. Меня впечатало в землю, оставляя очень четкий след. А ведь это был даже не удар, просто толчок.

— Значит это ты косишь моих людей налево-направо?

То, что я принял за металлическую руку на деле оказалось одной из перчаток медного цвета, которые обильно исходили паром.

Я поднял голову. Передо мной были туго зашнурованные армейские ботинки. Вкрутив скорость на 70 %, я перекатился назад и, поднявшись, отпрыгнул еще дальше.

Мужчина звучно хрустнул мускулистой шеей.

— Командир Второго корпуса Гарам. Рад знакомству. — ухмылка.

Передо мной вспыхнул особый квест с обновленной информацией. Целью квеста был мой противник. Так вот ты какой. Внушает страх.

— Отто Висенте. Не сказал бы, что взаимно.

— Висенте? Так значит ты родственник тех некромантов, что сейчас на западе?

Я сорвался с места. Лучшая атака — неожиданная атака. Надрез был самым быстрым умением.

Он остановил оба меча, схватив их за лезвия, после чего механизмы на его перчатках заработали еще усерднее. Гарам вскинул лезвия вверх, максимально сокращая расстояние между нами. Удар пришелся двумя ладонями в мою грудь.

Меня будто молотом стальным огрели. Я отлетел, упал на землю. Черт, этот удар по силе превосходил даже удары Эдвина. Передо мной был очень непростой противник.


Я активировал все ауры, в том числе и «Призыв к бессмертию». Выкрутил ускорение до доступного мне максимума. Рисковать нельзя.

Использовав «Ураган лезвий», я направил его во врага. Комбинированная атака, которая застала врасплох даже Эдвина должна была сработать.

Вслед за ураганом рванул и я, подготавливая «Надрез». Гарам использовал обе руки, чтобы остановить ураган. Отлично! Активация «Надреза».

Прозвучал лязг столкновения металла о металл.

Невозможно.

Он поглотил ураган лезвий перчатками? Но как?

Гарам снова держал мои мечи. Я пнул его в живот, высвобождая их, противник явно не ожидал такого. Мы стояли предельно близко, как раз для…

«Порыв клинков!»

Вокруг нас рассекая воздух начали появляться призрачные клинки. Визуально казалось, что меча не два, а все десять. Сфера росла все больше. Гарам поставил руки крест-накрест перед собой. Порыв его не ранил, лишь теснил, отодвигая к краю.

И только в этот момент я увидел его уровень. Потрясения хватило, чтобы ослабить бдительность на долю секунды.

Гарам резко расправил руки, развеивая «Порыв клинков» и, прыгнув ко мне, нанес серию ударов. Он словно боксер молотил меня то в корпус, то в голову. В завершение он просто взял меня за голову. Его огромные руки позволяли это сделать. В следующую секунду меня будто прессом впечатали в землю.

Хрустнули кости.

Осталось 30 % здоровья, черт, если бы не «Призыв к бессмертию», я был бы уже мертв. Мне не справиться. У него пятисотый уровень.

— Тебя неплохо тренировали, боец, но боевого опыта маловато. Тебе не сравнится с Демоном войны.

«Элли, выкручивай на 100 %, продли ауры, дай сигнал Элхору. Возможно мы не переживем эту битву»

Система послушно выполнила указания. Я схватился за руку, что прижимала меня к земле и, приложив все силы, сдвинул ее. Снова перекат, главное держать расстояние. Возможно мне удастся сбежать.

Командир звучно ударил кулаками друг о друга, те выпустили очередную порцию пара, он снова совершил рывок, и в ускорении нанес удар. Я скрестил мечи, пытаясь отклонить его кулак, но потерпел неудачу. Меня отбросило, а мужчина в паровых перчатках снова сократил расстояние. Он не давал ни доли секунды, чтобы перегруппироваться.

Снова блок, снова впечатало в землю. Слишком большой перевес сил. Моя попытка совершить побег пресекалась с завидной эффективностью.

— Тебе не убежать, ты же понимаешь? — по его интонации было понятно, он лишь играл со мной.

Будь ты проклят. Да почему мне попадаются противники не по зубам. Такое ощущение, что тут все читеры.

Использовав «Парный удар», я прыгнул следом, активируя шквал клинков. Одну волну он отклонил, вторая все же нанесла небольшой урон, а шквал клинков укрепил эффект.

Рана на боку Гарама кровоточила. Серьезная рана.


— Как говорится, прижатое к стене животное может укусить. Что ж, не думал, что я активирую их в этом бою.

Гарам ударил по коробкам, что были на верхней части перчаток, ближе к локтю. Они изошлись паром больше, чем ранее. Застучали механизмы. Он приблизился ко мне, со скоростью, превосходящую прошлую в несколько раз. Удар, еще один, корпус, голова, корпус, корпус. От первых я с трудом увернулся, даже на ста процентах ускорения, но вот следующие превращали мои внутренние органы в кашу. Я чувствовал, как ломаются мои ребра, как каждый заблокированный мечом удар отдает болью в моих руках. Лезвия сломались. Его кулаки были твердыми и тяжелыми, словно это не человеческие руки, а металлические отбойники.

Гарам поймал мое запястье и вывернул его. Снова характерный хруст. Я открыл было рот, но звука оттуда не было. Рука обмякла. Тело парализовало болью и страхом.

Я упал перед ним на колени. Ускорение улетучилось, как и все ауры. Тело закостенело. Отказывалось слушаться.

— Чувствуешь разницу боец? Это настоящая сила. Она в Вестаксе. Ваши некроманты вас не спасут. Но, отдам должное, ты хороший солдат.

Он замахнулся. Перчатка заработала выпустила пар.

Черт, давай же. Двигайся, ДВИГАЙСЯ!!!

Полыхание огня. Журчание воды. Стрекот электричества. Рассечение воздуха. Лязг металла.

Пять орбов поочередно врезались в Гарама сбивая его с ног и отбрасывая подальше от меня. В довершение в него полетел огненный шар и ледяные копья поднимая вверх облако пыли и грязи.

— Я слышал, попаданцу номер два нужна помощь? Ты не можешь умереть засранец, у нас, вроде как, рандеву намечалось.

Стоя на коленях я даже не мог упасть, не то что ответить. Максимум, что я смог, выдавить небольшую улыбку.

Пыль от орбов дернулась, оттуда буквально вылетел Гарам, и ударил Джошуа. Послышался звук разбитого стекла. Барьер не мог остановить такой мощи, поэтому на каждый удар требовался новый.

— Ты сильный маг, раз можешь использовать заклинания в радиусе кристалла.

— А вы в Вестаксе, я смотрю, обижены, что не можете использовать магию, да так, что решили отобрать ее у всего мира?

Гарам проигнорировал вопрос и что-то подкрутил в перчатках, вложив в коробочки сверху какие-то гранулы.

Джошуа вернул к себе орбы и снова пустил их в противника, однако в этот раз Гарам удивил. Он ловко развернулся, отбивая один орб за другим, последние два он вовсе поймал и развеял.

— Как!?

— В этих перчатках осколки кристаллов. Они нейтрализуют заклинания опираясь на мою силу. Твоя магия бесполезна.

— Только если ты сможешь ее отбить!

В следующее мгновение на Гарама посыпались десятки заклинаний. Магические ракеты, фаерболы, ледяные копья, заморозки, удары током. Будто все боги разом разгневались на него.


Нужно отдать должное, Джошуа действительно был достойным магом, однако Гарам…

Этот солдат был закален десятками, если не сотнями сражений. Он встречался с магами ранее и знал, как сражаться против них. За годы в армии он выработал в себе звериные инстинкты, казалось, будто Гарам чувствует потоки маны.

Он уворачивался от ненаправленных заклинаний, направленные отклонял или поглощал перчатками. Некоторые снаряды все же достигали его, оставляя ожоги и раны, но этого было недостаточно.

Из-за поднявшейся пыли видимость ухудшилась, да и день медленно подходил к концу. Джошуа остановил атаку, и принял оборонительную стойку.

Вестакский командир был невероятно быстрым для такого мощного телосложения. Этим он очень походил на Эдвина.

Невооруженным глазом сложно было заметить, что произошло, но я побывал в битвах на предельных скоростях, поэтому даже на грани смерти мог увидеть.

Гарам пронесся через все барьеры Джошуа, разбивая их один за другим, и, добравшись до мага, поймал обе его руки, выворачивая их. Он наклонился вперед и с огромным усилием рванул вниз.

Истошный крик Джошуа, казалось, услышали все на поле боя. Оторванные руки мага упали на землю, обильно заливая ее кровью. Он свалился к ногам Гарама, продолжая кричать. Я не верил своим глазам. Он оторвал Джошуа руки. Что за кровожадное чудовище.

Гарам перешагнул через тело мага, направляясь ко мне.

— Маги слишком назойливые противники, нас кажется прервали.

Командир снова активировал перчатку и замахнулся.

— Я подарю тебе быструю смерть.


Он ударил в грудь. Перчатка окропилась кровью. Моей кровью. К горлу подкатил ком, заставляя хрипло кашлять.

Его рука прошла насквозь, оставляя в моей груди зияющую дыру.

Следующий мой вздох отозвался легким свистом.

Гарам вынул руку и отряхнул ее, после чего кивнул в знак благодарности за битву.

В тот день Сования потерпела сокрушительное поражение на востоке, потеряв огромное количество солдат и несколько отрядов первоклассных магов.

В голове проносились воспоминания. Я глядел в безупречно чистое небо и, прикрывая рукой сочащуюся кровью дыру в груди, остатками затухающего сознания проклинал тот день, когда начал мечтать.

Я мечтал о чертовых фентези мирах, зачитывался книгами, а в итоге во что все это вылилось?

Выжить бы сейчас… О да, если бы я выжил, урок был бы явно усвоен, пожалуй, один из самых важных в моей жизни. Всегда надо иметь план, экспромт ничерта не спасает. Никогда!

Почему у меня не было плана побега? Почему я не предусмотрел столь сильного противника?

Ох боже, вот бы мне еще хоть немного…

— Отто — слабый шепот.

Я с трудом повернул голову. Джошуа истекая кровью дополз до меня и упал рядом.

— Отто, — его хрипящий голос угасал. — эти два года… Я разгадал твою загадку. Твоя душа…

Слова терялись в калейдоскопе видений.

Боль продолжала пульсировать по всему телу, заставляя ноги вздрагивать в конвульсиях. Только сейчас до меня дошло, насколько мне страшно. И страх перед небытием поглотил мое сознание. Тело становилось невероятно тяжелым, а воздух с каждым вздохом уплотнялся, пока и вовсе перестал поступать в пробитые легкие.

Прости Джошуа, мы вряд ли выпьем с тобой.

«Отто, не покидай меня».

В голове всплыл облик Элли. Облик, который так похож на человека из моего прошлого.

«Если бы я мог»

«Отто, обещай, что будешь со мной, прошу»

«Я не…»

«ОБЕЩАЙ!»

Она впервые закричала. Впервые эмоции вышли за какие-то пределы. Элли, моя милая Элли, ты растешь на глазах.

«Обещаю, я всегда буду с тобой»

Она будто бы обняла меня, мысленно. Но я почувствовал тепло. Настоящее.


Я закрыл глаза лишь на одно мгновение, на секунду…

И самая страшная надпись появилась в моем сознании:

[Ваше ОЗ опустилось до критической отметки]

[Вы мертвы].

Глава 24

Элхор и Эдвин.

— А я говорил тебе, левый фланг нужно укрепить!

— Не ворчи, ты словно старый дед, они бьют в центр. В центр!

— У них отряд паровых гигантов слева!

— И что? Стрелки-то глубоко в центре!

Элхор редко спорил с Эдвином касательно стратегии, но сейчас он считал, что брат совсем не прав. Стрелки были основной проблемой.

Как и ожидалось, Элхор мог использовать своих теней и зомби даже под действием кристалла с усилителем, что, признаться, несказанно бесило Эдвина.

— Я не могу сидеть сложа руки, что за бред. Там идет сражение! Почему я просиживаю штаны рядом с тобой?

Элхор шумно отхлебнул чай и проигнорировал нападки брата. Порой он мог себе это позволить.

Они сидели на небольшом плато высокой горы, где-то далеко внизу шло сражение. Отсюда люди казались не больше тараканов.

— Главнокомандующий Вестакса еще не прибыл. Нам нет смысла показываться, тем более мои подданные отлично справляются с натиском врага. Побереги силы. По данным лазутчиков она прибудет с двумя лучшими командирами.

— Но их было три, если мне не изменяет память. Вереск, Гарам и Мельхиор.

— Гарам сейчас должен сдерживать север, насколько мне известно, на уже захваченных территориях Вестакса назревают мятежи. Опять же, не без помощи сованийских прохвостов.

Эдвин вопросительно поднял бровь. Его взгляд пронзил Элхора, заставив поежится.

— Он не покажется на востоке, с Отто все будет в порядке.

— А я и не беспокоюсь.

— А выглядит иначе.

— Отвали.

Эдвин сплюнул и упал на мягкий стул, предварительно создав его с помощью магии.


Неловкое молчание продлилось минут пять, братья наблюдали за мельтешащей внизу битвой.

— Есть в нем что-то… — Элхор снова отхлебнул из своей громадной походной кружки. — В этом парне.

Эдвин снова нахмурился. Он не собирался раскрывать какие-то чувства.

— Я засуну тебе эту кружку в зад, если ты не прекратишь делать это так громко.

— Делать что? — звук отхлебывания чая.

Эдвин заорал так, что эхо донеслось до сражения внизу. Туда же полетел недавно наколдованный стул. Элхор звучно засмеялся

— Когда Карима нет, ты становишься просто невыносимым. Хуже, чем… чем…

— Ты?

Снова крик ярости. Кулак пронесся в миллиметре от Элхора, но тот и бровью не повел.

— Иногда мне хочется тебя убить!

— А я думал всегда.

Это было непривычно, видеть наставника Отто в таком расположении духа. Казалось он всегда был спокоен и рассудителен, но выводить вспыльчивого Эдвина…

На самом деле нервы Элхора были на пределе. Он волновался за дела на востоке, волновался за зону безмагии вокруг кристаллов, его пугала возможность истощение маны в мире. А подобными действиями он просто отвлекал себя от проблем насущных.

Эдвин успокоился и подхватил лежащие на полу мечи. Создать костяные он не мог. Кристаллы, черт их подери.

— Твои не нашли установку?

— Нет, в горах множество мест, чтобы спрятать кристаллы, это займет больше времени, чем я думал.

Эдвин снова сплюнул. Нет ничего более раздражающего, чем собственное бессилие.

— Приготовься! Кажется, они здесь.

— Все трое?

— Я чувствую только Вереск и Мельхиора. Главнокомандующего нет.

— Глупо было полагать, что он так просто покажется.

Главнокомандующего никто не видел. Никто не знал, как он выглядит, возможно даже он был среди солдат. Элхор чувствовал ауры командиров и полагал, что аура Главнокомандующего будет такой же плотной. Но ничего похожего не ощущалось. Обычно опытного вояку можно было учуять даже за несколько миль.

Эдвин повернулся лицом к Элхору и улыбнулся. Было в той улыбке что-то устрашающее, похожее на животный оскал.

— Удачи, братец.

Он упал спиной с края каменного плато, вокруг заискрился фиолетовый разлом, Эдвин исчез в воздухе.

— Вечно он торопится. Да? Ах да… — Элхор жалел, что не взял с собой Карима. Слишком он привык к нему. — Бой будет тяжелым.

Фиолетовые линии окутали некроманта, и он исчез вслед за братом.


Эдвин появился в самой гуще сражения. Вокруг не было ни одного сованийского солдата. Зато было множество «поднятых». Отрицать магическую силу Элхора было глупо.

Освободив мечи от ножен, Эдвин рванул в бой, буквально выкашивая солдат Вестакса одного за другим, пробираясь ближе к одной из Панк-машин.

Металлическое орудие отмахивалось от мелькающих вокруг нее теней. Они не могли проникнуть внутрь, равно как и Панк-машина не могла нанести вред теням.

Эдвин добрался до нее и приказал теням переключится на другого противника. Да, не он их призвал, но за счет братских уз «поднятые» Элхора слушались и его.

Паровая машина выпустила клубы дыма и, завидев нового противника, рванула к нему. Но уже спустя секунду повалилась на землю и взорвалась. То с какой легкостью Эдвин справился с ней, говорило о его огромном боевом опыте. Он за мгновение перерезал стальные трубки, которые крепились к ногам машины, а после и двигатель, который находился на спине под сплавом меди и золота.

— Вот. Так. Удача!!!

Эдвин повернулся на громкий бас. На одном из скалистых выступов картинно восседал высокий мужчина в армейской форме Вестакса. Множество нашивок на его груди говорили о высокой должности. За спиной у мужчины было что-то наподобие широкого рюкзака, правда он был продолговатым и подходил скорее для ношения каких-нибудь снайперских винтовок.

— Это же сам Демон войны! — Он поглубже надел кепку-восьмиклинку, которая скрывала его выбритые волосы и спрыгнул на землю, оказавшись на одном уровне с Эдвином.

Тот лишь вопросительно склонил голову на бок. Он чувствовал тяжелую ауру человека, что стоял перед ним, вопрос был лишь в том, Вереск это или Мельхиор.

— Я у вас популярен? Мне приятно. — усмехнулся Эдвин.

Командир нахмурился. Ему не нравилась надменность оппонента, потому что это была его особая черта. Только он мог вести себя высокомерно, для него это было своеобразной фишкой.

— С кем имею честь?

Эдвин даже не двинулся, однако…

Командир пошатнулся. Он почувствовал убийственную ауру, которую так часто ощущал на себе Отто, только в этот раз она была настоящей, в десять раз сильнее. Она пугала, заставляла пасть на колени и молить о пощаде, однако этого было недостаточно.

Перед ним действительно был Демон войны.

— Мельхиор, командир третьего корпуса империи Вестакс. — голос был твердым, как сталь, рука командира скользнула по чехлу за спиной.


Эдвин не стал ждать, он сократил расстояние, нанося удар обоими мечами сверху.

Заревел мотор, вверх взметнулось облако пара.

Мельхиор обнажил свое оружие и блокировал атаку. Это был широкий двуручный меч, состоящий из двух сомкнутых вместе пластин, между которыми находилась цепь с металлическими зубьями.

Эдвин удивленно поднял бровь. Таких мечей он не видел, это было что-то диковинно новое. Он отпрыгнул назад, вальяжно закинув мечи на плечи.

— Интересная дубина.

— Это Цепной меч «Акселератор», а дубина тут ты!

Снова заревел мотор, зубья задвигались, образуя вокруг меча смертельно опасную режущую кайму.

Эдвин понял, что напрямую блокировать этот меч может быть опасно, поэтому аккуратно отклонял удары. Мельхиор был очень быстр, а каждый удар усиливался благодаря паровому мотору внутри меча. Не в его правилах было защищаться, однако натиск противника не давал ему перейти в наступление.

В очередной раз сомкнув клинки, Эдвин извернулся и ударил ногой в голову Мельхиора, тот от неожиданности покачнулся, благодаря чему появился момент для контратаки. Теперь уже Эдвин теснил командира множеством атак. Соперники были практически равны, вот только основная сила Эдвина была заблокирована кристаллом.

В очередной раз скрестив клинки некромант понял, что он не может отпрыгнуть. Оба его меча были плотно зажаты зубьями Акселератора. Он попробовал обезоружить противника, но Мельхиор крепко держал свой цепной меч.

Тогда Эдвин перешел в рукопашную, но тут же встретил тяжелый удар рукоятью, за которым последовало еще несколько. Мельхиор разжал зубья и отбросил мечи, после чего полоснул гудящим мечом по противнику.

Эдвину не хватило времени уклониться, глубокий порез от левого плеча до правого бока истекал кровью. Даже он, привыкший к боли, скривился. На атаку не хватило силы. Он получил мощный пинок в новую рану и отлетел назад, приземлившись на спину.


— Не такой уж ты и сильный, Демон войны. Получается все рассказы о тебе были преувеличены?

Но в ответ Эдвин залился громким смехом, медленно поднимаясь.

— У меня так давно не было достойного противника, что я расслабился, как старый дед.

В его глазах пылал огонь, и снова убийственная аура накрыло поле битвы, еще сильнее, настолько плотная, что, казалось, ее можно увидеть.

Он подскочил к Мельхиору с такой скоростью, которую даже представить себе сложно и одним плотным ударом уронил его на землю. Следующим движением он опустил ногу на грудь командира с такой силой, что того просто впечатало в землю.

Мельхиор поднялся и обильно харкнул кровью. Его кепка слетела, обнажив пшенично-желтый ирокез. Командир принял защитную стойку, меч все так же был в его руках.

— Ты подписал себе смертный приговор, репоголовый! — Эдвин хищно оскалился.


Шарлотта Блоссом.

Деревянная кукла в учебном помещении развалилась надвое. Косой надрез был проведен столь аккуратно, что даже невооруженным глазом можно было заметить, сделан он был мастером меча.

Однако разрезана кукла была вовсе не мечом.

Девушка, которая только что нанесла удар ногой удовлетворенно улыбалась. Ее десятый этап культивации почти завершен, оставалось только последнее испытание, но она уже знала, это будет проще простого.

В восточных государствах ее называли гением. Мало кто осваивал десятый этап, не дожив до ста лет. Шарлотте же было всего семьдесят один. По меркам людей она была бы уже старухой, но не по меркам эльфов. Она только-только подходила к возрасту совершеннолетия, что так же служило причиной ее хорошего настроения.

Тренировочный зал, или как называют его здесь Додзе, находился на заднем дворе поместья семьи Блоссом. Одной из самых влиятельных семей восточных государств. Всех выходцев этой семьи можно было отличить визуально. Нежно розовый оттенок волос, словно лепестки сакуры, острые ушки, которые выпирают чуть больше в бок от головы, нежели у других эльфов.

Шарлотта не была исключением. Розовые волосы милой шапочкой обрамляли ее лицо, заканчиваясь ровной линией чуть ниже подбородка. Челка также была прямой, что создавало забавное ощущение, будто это не волосы, а розовый шлем. Тонкий, едва вздернутый у кончика нос, острые черты лица, стройная словно бамбук фигура. Все в ней выражало красоту и изящность.

И, конечно, у семьи Блоссом, как и у любой другой семьи с многовековой культурой, был свой собственный боевой стиль, который назывался Джит Кун-До. Он был очень похож на смесь таких известных видов искусств, как Джиу-Джитсу, Таэквон-До и Кунг-фу, однако таких в этом мире попросту не было. Основой стиля были плавные удары и стремительные контратаки. Твердые защитные стойки исключались из арсенала бойцов.

Девушка уселась в позу лотоса и прикрыла глаза, медленно проваливаясь в транс. Необходимая процедура после каждой тренировки, которая восстанавливала тело. Так она провела около часа.

— Шарли-и-и — детский голос стремительно приближался к тренировочному залу.

— Что ж, видимо сегодня без медитации. — девушка встала и, аккуратно отряхнув мешковатые штаны, потуже затянула пояс.

В зал вбежал мальчик, которому на вид было лет десять, волосы его были чуть темнее, но того же розового оттенка. Он смешно шевельнул острыми ушками.

— Шарли, отец хочет тебя видеть.

— Хорошо, Хокни, спасибо.

Мальчик разогнался и прыгнул на девушку, та ловко его подхватила, поудобнее усаживая на руках. Хокни был самым младшим среди всех ее братьев и сестер, которых было очень много.

— Как продвигается твоя культивация, ты освоила десятый этап?

— Еще нет, осталось совсем немного, но, думаю за этим и вызывает меня отец.

— Шарли, он сегодня не в духе. Он заставил съесть меня весь бобовый пирог!

— Какой ужас! Ты же не пропускал тренировок?

— Ну… я…

Девушка щелкнула мальчику по носу и засмеялась, после чего отпустила.

— Никогда не пропускай тренировки, иначе будешь есть бобовый пирог каждый день и не станешь сильным воином.

— Как ты?

— Как отец.

Хокни задумался, прикидывая что-то в голове, а Шарлотта вышла из Додзе и направилась в дом.

В просторном помещении, освещаемом десятками свечей было очень пусто. Кроме нескольких статуй, висящих картин на стене и квадратного стола посередине ничего не было.

За столом сидел мужчина средних лет, с тонким, но даже на вид плотным телосложением. Его длинные прямые волосы были собраны в хвост, оставляя две неубранные пряди по бокам.

Девушка молча поклонилась, и села на колени, по другую сторону стола.

— Ты делаешь успехи Шарлотта. Семья гордится тобой.

— Благодарю, отец.

— Настало время последнего испытания. Тебе нужно будет выдержать сутки в камере, наполненной парами смертельного яда.

Девушка кивнула, мужчина продолжал.

— Я уверен, что ты все знаешь, но как отец, хочу предупредить. Поддерживай концентрацию Ци на высшем уровне. Хоть немного ослабишь хватку, яд тут же убьет тебя. Это очень опасное испытание. Если ты не готова…

— Я готова, отец. Я зажгла девять звеньев Ци полагаясь не на одну лишь удачу.

Мужчина удовлетворенно кивнул. Чтобы зажечь десятое звено, было необходимо в течение долгого времени поддерживать циркуляцию силы в теле. Но даже этого недостаточно. Культиватор должен был находиться в смертельной опасности, буквально в шаге от смерти, чтобы переступить этот порог силы.

— Решимости тебе не занимать, этим ты очень похожа на свою мать. Что ж, к вечеру мы все подготовим.

Шарлотта вышла на улицу и всмотрелась в безупречно чистое небо.

— Сегодня важный день. Я не подведу тебя, мама.

Глава 25

Я лежал, вглядываясь в мирно плывущие облака и пожевывая сладкую соломинку. Рядом послышалось журчание желанного напитка.

— Ты там уснул что ли? — Джошуа опустошил очередную фляжку, разлив эль по кружкам.

— Мы так все съедим, пока ты будешь дрыхнуть. — незнакомая мне девушка прижималась к магу, но вела она себя так, будто мы знакомы.

— Да он опять небось замечтался, вечно отключается от реальности. — Элли положила холодную, влажную от кружки ледяного напитка ладонь на мой лоб.

— Чья идея была вытащить нас на пикник? — Джошуа сделал якобы злобный вид.

— Да не сплю я, не сплю!

Элли мило улыбнулась, обнажая едва видный клычок и направилась к ребятам.

Я неторопливо встал, и оглянулся.

На широком пледе было несколько корзин с различными продуктами, около Джошуа лежало две пустые фляги и две точно таких же, но полных, заключенных в магический ледяной куб для поддержания температуры.

Незнакомая девушка, что прижималась к Джошуа была достаточно симпатичной. Тут мне в голову будто ударили чужие воспоминания. Ее зовут Лиэн, он встретил ее чуть больше года назад, она была достаточно способной магессой пятого ранга и подавала большие надежды на развитие. Но откуда я это знаю?

Элли похлопала рядом с собой, приглашая меня сесть, и убрала прядь черных волос, что упали ей на лицо из-за очередного дуновения ветра. Я сел. Она нежно положила свою ладонь поверх моей. Жест скорее умиротворения, нежели обладания. Снова улыбка, будоражащая ум, возбуждающая самые далекие воспоминания, которые я так надеялся больше не вскрывать.

Ребята о чем-то оживленно болтали, в разговоре то и дело мелькало мое имя. Я снова завис в своих мыслях, слушая лишь вполуха.

Что-то не сходится, но что? Я не мог понять, что не так.

Элли сжала мою ладонь и укоризненно посмотрела на меня. «почему ты не участвуешь в разговоре?» отчетливо читалось в ее карих глазах.

— … а потом Отто говорит: «за тобой должок» да так пафосно, напыщенно. — Джошуа замахал кружкой, расплескивая эль.

— А ты что? — Элли заинтересовалась, можно подумать, она не знала эту историю.

— Гордость взыграла, сказал, что он засранец.

— Как невежливо! — воскликнула Лиэн, но в шуточной форме, тут же скрасив это поцелуем в щеку.

— Ага, а потом сам же и спас меня, когда я был окружен стрелками. — на душе было умиротворение, все это позади.

Элли улыбнулась. Это она тоже знала. Она знала все обо мне, лучше, чем любой живущий в мире человек. Потому что….

Что-то не так.

— Эй, Отто, отойдем? — Джошуа встал, подхватив лежащую рядом трубку и небольшой мешочек сушеных трав.

— Ты куришь? — Мы отошли ближе к реке, девушки сменили тему очень быстро. И когда они успели так подружиться?

— Это лучший табак Совании, сам император такой курит. — он аккуратно забил трубку.

Легкий аромат магнолии, ванили, мяты и запаха еще нескольких каких-то неведомых мне трав смешались воедино. Джошуа добротно затянулся, выпуская клуб дыма и расплываясь в довольной улыбке. Он протянул трубку мне. Я последовал его примеру.

Очень мягкое и теплое ощущение. Горячий воздух вошел в мои легкие и сделав круг вышел в виде клуба густого дыма. Запах пробирал до самых глубин.

— Действительно очень хороший табак. — я так же улыбнулся, Джошуа задумчиво смотрел вдаль.

— Отто, у нас с Лиэн будет ребенок.

— Серьезно?! Мои поздравления! Это же потрясающе!

— Спасибо. — он коротко кивнул, переводя взгляд на меня. — Хочу предложить тебе стать крестным.

— Сочту за честь, дружище, сочту за честь.

Я хлопнул его по плечу. Может мы и не были знакомы так долго. Но поле боя и спасение жизни друг другу компенсировало годы дружбы с лихвой. Жизнь слишком скоротечна.

В голове болью отозвалась картина с поля боя. Красноволосый мужчина в паровых перчатках яростно избивал меня. Буквально секундное видение заставило меня пошатнуться.

— Ты в порядке? — Джошуа это заметил.

— Да, просто с пивом перебрал.

Мы вернулись, девушки в ту же секунду затихли. Джошуа картинно поднял палец.

— Именно так бывает, когда они обсуждают нас с тобой!

— Не-е-е-ет — возразила Лиэн, которую Джошуа уже заключил в объятия.

— Лиэн сказала мне. — шепнула Элли, когда я подсел к ней.

— Надо будет выбрать подарок? — полувопросительно посмотрел на нее я.

В ответ она усмехнулась. Элли. Она была рядом, когда я чуть не погиб на северных окраинах во время обучения у Элхора. Она всегда была со мной. Она…

Чувство тревожности нарастало. Что-то было не так, но что?

Элли обняла меня, развеивая эти мысли.

— Ты обещал.

— А?

— Ты обещал, что ты будешь со мной. Не покидай меня, Отто.

Ее слова эхом пронеслись в пространстве, сотрясая воздух. Это было громко. Эхо вторило ее словам снова и снова. Тучи заволокли небо. Мир потускнел. Элли обняла меня крепче.

— Не смей. Не смей умирать, Отто! Прими его предложение!

И тут перед глазами завертелся калейдоскоп событий, стирая поляну, речку, Джошуа с его девушкой. «Это было лишь фантазией? Ну конечно…» В голове пронеслись настоящие воспоминания и до меня дошло, это было предсмертной агонией.

После, за секунду все свернулось в маленький шарик света, висящий передо мной. Я парил, вокруг была кромешная тьма.

Шарик подпрыгнул.


[Обнаружено пользовательское вмешательство]

[Объект «Джошуа» запрашивает доступ. Вы согласны?]


— Что? Да! Да, конечно.

Шарик запрыгал чуть энергичнее, свет от него стал более ярким, принимая очертания человека. Вскоре передо мной стоял Джошуа.

— Прости за эту фантазию, думал, хоть так мы с тобой выпьем.

Я поперхнулся. Ком подкатил к горлу. Осознание всего прошибло меня дрожью в теле.

— Лиэн… Она правда?

— Да, через пару месяцев должна родить.

— Но ты же…

— Нет, Отто. У меня нет рук, я потерял слишком много крови. Я не жилец.

Я грустно вздохнул, но в его глазах помимо печали я видел некую решимость.

— Да я тоже не жилец. Чертов боксер проделал мне в груди тоннель, хоть поезда пускай.

Джошуа усмехнулся.

— Насчет этого… Отто, я думаю ты еще можешь спастись.

— С дырой в груди? Смеешься? У меня от легких ничего не осталось, да и от сердца, наверное, тоже.

— Я долгое время провел в императорских библиотеках. Там есть одна легенда, которая, пожалуй, древнее, чем весь этот мир. Я потратил много времени на ее перевод. Есть некое существо, что в анналах истории названо Душеловом. Существо, чье могущество растет, при поглощении душ. Он путешествует по мирам, пока не найдет тот, в котором души будут вкуснее и качественнее. А в нашем, как ты знаешь, у душ есть ядра силы и способность впитывать ману. Так как сам Душелов слишком могущественный, ни одна телесная оболочка не может его удержать. Поэтому он садит в мир семя, которое подготовит для него почву, а сам он находится в пространстве между измерениями и ждет.

— И к чему это? Зачем ты мне это рассказываешь? — я не понимал, а Джошуа тем временем продолжал.

— Самое страшное, что записей о нем несколько, все они на разных языках, и я не первый, кто занялся их переводом. При этом есть свежие записи, около года, может двух. Так вот, по преданию есть Семь Альбедо. Это рыцари, которые путешествуют по мирам, чтобы не дать Душелову сожрать достаточно душ, и уничтожить мир. Но каждый раз, когда Альбедо находят след Душелова и вступают с ним в бой, он перемещается в другой мир.

— Получается он так и не уничтожил ни одного мира? — Я даже немного заинтересовался рассказом.

— Семь Альбедо, это последние выжившие семи разных миров, самые сильные и опытные воины. После них были еще миры, которые поглотило это существо. Помимо силы Душелов собирает информацию, поскольку невозможно уничтожить мир, не узнав законов его мироздания. Уничтожения мира приносит Душелову миллиарды душ. Как я уже говорил, он садит семя, с частицей своей силы, ждет пока она наберет души, опыт, информацию, после Душелов пожрет его и впитает все, что накопило семя. А потом, уничтожение мира, переход в другой и все по кругу.

— Зачем ты рассказываешь мне все это? Джошуа, мы умираем, сейчас не время для древних легенд!

— Отто, ты семя! Ты посланник Душелова, существа, пожирающего миры, ты тот, кто должен собрать для него души. Поэтому у тебя нет ядер силы, поэтому твоя душа отличается, поэтому ты не можешь использовать магию!

— Но я такой же попаданец как и ты! Этого не может быть.

— Отто, боюсь наш мир был уничтожен, если ты думал о возвращении туда, забудь. Каким-то образом твою душу засосало в портал вместе с Душеловом и твоя прошлая личность смешалась с новым семенем. Отсюда и воспоминания, разум. Поэтому ты не ведешь себя как семя. Это мои личные предположения, но все сходится. Возможно все из-за того, что ты умер в аккурат перед уничтожением мира.

Слов не было, чтобы как-то отреагировать на это. Я посланник какой-то неведомой херни, пожирающей миры, которая воюет с рыцарями из уже уничтоженных миров, даже в голове не укладывается. Что значит наш мир разрушен? А система, это продукт деятельности Душелова? Рассказ Джошуа породил во мне еще больше вопросов.

— А теперь, поглоти мою душу.

— Ты спятил?

— Только так ты выживешь. Хотя бы ты. Нет смысла умирать нам двоим.

— Джошуа, если это правда, то лучше помереть, чем быть марионеткой какого-то там Душелова и ждать пока он меня сожрет.

— Отто, ты не его марионетка. У тебя свое сознание, ты можешь ему противостоять. Я это делаю, потому что верю в тебя. Ты неплохой парень, Отто, сохрани этот мир, чтобы Лиэн и мой ребенок могли прожить яркую и долгую жизнь. А теперь, моя душа!

Я замахнулся и отвесил ему пощечину, рука бессильно опустилась.

— Почему ты не смотришь мне в глаза, когда говоришь все это?! Почему?

Джошуа смотрел в пол. Он знал, что для меня это окажется слишком тяжелой ношей.

— Ты просишь выжить, ценой твоей жизни? Неужели нет способа выйти отсюда обоим. Давай я применю силу этого Душежора или как его там! — я сорвался на крик, слезы медленно собрались в глазах.

— То, что я показал тебе. Это не просто видение, я хочу, чтобы это стало воспоминанием. Я не умру окончательно. Моя душа будет с тобой. В тебе. Мой опыт, мои воспоминания. Я буду с тобой Отто.

Все еще скрывая лицо он шагнул ко мне…

И крепко обнял.

Тяжелый вздох вырвался из моей груди. Я обнял его в ответ.

— Засранец. — только и смог произнести я, уже не пытаясь сдержать слез.

— Буду тебе должен! — усмехнулся он, похлопав меня по плечу. — Давай!

Джошуа залился светом и снова превратился в маленький белый орб, который подлетел ко мне, я схватил его рукой и поднес к себе. Он медленно вошел в мою грудь окутывая тело мягким светом. Перед лицом всплыли уведомления.


「Душа мага восьмого круга Джошуа успешно поглощена;

Опыт и навыки сохранены, но снижены до минимальных;

Внимание, вы открыли восемь ядер силы;

Ветка магических умений разблокирована;

Мана восстановлена, показатель маны 10 000 ед.」



「Элементарная магия — разблокировано;

Пространственная магия — разблокировано;

Преобразование маны — разблокировано」


「Открыто новое основное задание «Предназначение»;

Поглотите 100 000 душ и предстаньте перед Душеловом. Прогресс 1/100 000;

Внимание, задание с выбором концовки, каждое ваше действие, каждая поглощенная душа отразится на конечном результате;

Внимание, вы можете выбрать путь развития」



「Ваша жизненная энергия восстановлена.

На синхронизацию души потребуется время

Текущий таймер 43 часа 25 минут」


— Спасибо тебе, друг.

«Я буду рядом» эхом донеслись последние слова Джошуа в моей голове.

Глава 26

Эдвин.

К тому времени, как битва Эдвина и Мельхиора закончилась, тени Элхора отступили. Солдат Вестакса осталось не больше сотни. Они обступили поле боя, но не решались нападать.

— И почему Элхор отменил призыв? Неужто у братца проблемы? — Эдвин задумчиво посмотрел в небо.

Руки мужчины по локоть были измазаны в крови, а с костяшек пальцев до сих пор медленно стекали кровавые кусочки плоти. Чужой плоти. Эдвин тяжело дышал. Битва выдалась нелегкой. Несмотря на то, что Мельхиор был самым слабым из трех командиров, он все же был элитным солдатом Вестакса.

Солдаты дрожали. Некоторые готовы были бежать сломя голову, но страх парализовал их. Едва слышно они перешептывались.

— Он просто забил его голыми руками.

— Несмотря на то, что Мельхиор использовал Акселератор.

— Действительно демон войны. Неужели он позволил себя ранить, только потому что развлекался? У командира изначально не было ни шанса?

— Как можно сотворить с человеком такое, используя лишь кулаки?

Мельхиор, а точнее то, что от него осталось, лежал меж двух массивных камней. Его лицо было похоже на кровавую кашу, на руках, ногах и торсе были самые настоящие дыры от ударов.

Эдвин похрустел конечностями. На его теле была лишь одна рана — порез на груди. Единственный удар, который он пропустил в этом бою.

Мужчина сжал руку. Крупицы маны едва потекли к его ладони, значит кристалл еще работал. Тогда он наклонился и подобрал меч, именуемый Акселератором. На рукояти с массивной квадратной гардой располагался курок, который активировал паровой механизм и приводил в движение зубья.

— Ты был прав, вовсе не дубина. Интересный меч, оставлю, пожалуй, его себе, будет чем похвастать перед братцем.

Эдвин, казалось не замечал того, что он окружен, на самом же деле, после достойной битвы он потерял всякий интерес к мелким сошкам. Солдаты же не решались даже пошевелиться, их потрясала аура человека, который голыми руками победил командира.

Пространство сверкнуло и пошатнулось.

— Ай, черт, магия ж не работает, придется идти пешком.

Он закинул меч на плечо и двинулся туда, где едва ощущалось присутствие его брата. Расстояние было приличным. Солдаты расступились, все еще не в силах исполнить свой долг и остановить врага.


Элхор.

Каждый удар Вереска встречал вновь поднятый мертвец и тут же рассыпался, ибо посох, которым орудовал командир Вестакса был полностью сделан из пыли кристаллов антимагии. Элхор отступал. Его теснили. Напор, с которым Вереск наносил атаки был слишком силен. Защищал только живой щит, точнее сказать мертвый.

Вереск был очень молод, для той должности, что он занимал в армии Вестакса. На вид ему было лет двадцать, не больше. Черты лица были слишком нежными, можно даже сказать женственными, длинные волосы, аккуратно собранные в хвост, чтобы не мешали во время боя. Парень был очень низким, но чертовски ловким. Он орудовал посохом, который с легкостью разделялся на два боевых жезла, что давало ему большой простор для выбора стиля боя.

Элхор пытался задавить его числом, постоянно поднимая зомби и скелетов, но Вереск с легкостью отбивался от них. Некромант был немного связан в действиях и не мог использовать всех своих сил. Он поддерживал теней на поле боя, другие поднятые искали кристалл, это требовало значительного количества маны.

Тем не менее, Вереску не удавалось приблизиться к противнику, каждый шаг вперед давался с трудом, но его тут же отбрасывали назад.

Возможно на пике силы Вереск с легкостью бы и добрался до назойливого мага, но не сейчас, когда на нем висела прорва высокоранговых проклятий. Да, примерно половина их эффективности нивелировалось посохом и зоной безмагии, но другая половина никуда не делась.

— Ты по упорности напоминаешь мне одного паренька, правда он постарше. Жаль, что ты сражаешься не за ту сторону. У тебя огромный потенциал.

— Ты еще не видел всего моего потенциала, дедуля!

Если бы Карим был тут, он бы уже хохотал с озлобленной гримасы Элхора.

— Дедуля? Какой я тебе дедуля?

Вереск прорвался сквозь заслон зомби и скелетов, используя посох, как шест для прыжка. Приземлившись в паре шагов от Элхора он разделил посох на два одинаковых жезла и принялся наносить удары. Он был быстр, словно ветер и гибкий, словно вода.

Однако Элхор не просто так считался лучшим в семье Висенте. Он увернулся от каждого удара и проскользнув между рук коснулся ладонью груди парня.

Ярко-фиолетовая мана заструилась и выплеснула ударную волну. Вереска буквально снесло этой огромной силой, откинув на прежнее место.

— Не зарывайся, малец.

— Что ж, не хотел я использовать это, но раз уж сам Некромант против меня. Держись, дедуля!

Вереск отпрыгнул назад, вены на его лице и руках вздулись, иссиня-черные волосы взметнулись вверх, будто снизу дул ветер. Он увеличивался в размерах, покрываясь такой же черной, как его волосы шерстью. Вскоре Элхор видел перед собой антропоморфную пантеру, около двух метров роста — гора мышц. Глаза некроманта удивленно блеснули.

— Форвалака? Невероятно! Я думал, ваш род погиб около сотни лет назад! Еще и пантерообразный, невероятная редкость. Теперь я хочу тебя в свою коллекцию.

В ответ прозвучал громогласный рык.

— Моя семья — последняя из нашего вида.

Скорость Вереска возросла до невообразимых высот. Он двигался еще более изящно, чем ранее. Одним взмахом когтей он расчистил себе путь, и сократив расстояние, нанес тяжелый удар в живот Элхора. Но некромант ускользнул от удара, едва тот коснулся его. С помощью телепорта он отскочил за спину форвалаки, формируя вокруг себя десятки костяных копий.

Из-под земли вылезли руки мертвецов, хватая Вереска за ноги, в ту же секунду копья полетели в цель.

Ни одно из копий не ранило форвалаку, ловкость позволяла увернуться даже в такой ситуации. Тем не менее каждое из копий вошло в землю таким образом, что руки и ноги Вереска оказались обездвижены. Тут же из древка каждого копья образовалась цепь, связывая оборотня и укрепляясь, уходя в землю.

— Из такой даже Эдвин сразу не выберется, что скажешь?

Вереск раскусил зубами небольшую капсулу, которая видимо была под языком. Она в свою очередь начала выпускать неестественно много пара, который полностью скрыл костяную клетку. Послышался хруст. Элхор вопросительно поднял бровь.

Видимость была практически нулевой, некромант окружил себя «поднятыми», но они тут же рассыпались. За этим последовал ряд ударов посохом по ногам, плечам и корпусу.

Элхор свалился на колени и оперся рукой об землю, но тут…

В его сознание пришел сигнал, который потряс его до глубины души. Устрашающий сигнал. Духовная связь с его учеником рухнула прежде, чем он успел среагировать. Это был сигнал о смерти Отто.

Элхор тут же вернул к себе тени, прекратил подпитку всех подданых, решительно встал.

Тем временем Вереск обрушил очередной град ударов на противника, но некромант просто поймал руками оба жезла и раскрошил их.

— Бывай парень. У меня нет времени возиться с мальками вроде тебя.

Элхор просто исчез, оставляя за собой едва видный разлом в пространстве.

Командир стоял в ошеломлении, рука была занесена для удара. Поле битвы окутала тишина, среди которой послышался всхлип.

— Но я же… девушка.

В следующую секунду Элхор появился перед Эдвином, и, не говоря ни слова, положил руку на его плечо.

Эдвин еще никогда не видел столько страха и горечи в глазах брата. Это заставило его поежится. Он понял все без слов, положил руку на плечо Элхора в ответ, и они исчезли, оставив после себя лишь легкое потрескивание разверзнутого пространства.



Где-то в межпространстве.

Пустота простиралась на многие парсеки в разные стороны. Не было ни звезд, ни астероидов, не было ничего. Абсолютная пустота. Даже свет ближайших сверхновых был очень тусклым.

В этой абсолютной пустоте было неестественным лишь одно. Деревянный дом, что буквально парил среди этого вселенского спокойствия. Он был расположен на очень мило обустроенном клочке земли. Около домика росли различные кусты и деревья, которые были аккуратно острижены, а узкая мощеная тропинка уходила в сад на заднем дворе.

В одной из комнат этого дома, вальяжно закинув ноги на стол сидел мужчина. Перед ним в воздухе висел большой монитор, на котором были расположены шесть окон.

Мужчина поправил очки и нахмурился.

— Значит ты наконец решил показаться, проклятое семя Душелова.

Он откинул голову на стул и задумался.

Прошла уже не одна сотня лет, с тех пор, как он покинул свой умирающий мир в поисках твари, что его разрушила. С тех пор много воды утекло. Он собрал под своим командованием людей, что также пострадали от твари, пожирающей миры. Всего их было семеро. Семь Альбедо. Люди, которые поклялись остановить Душелова, которые посвятили свою жизнь извечной погоне и борьбе с существом, по силе сравнимым лишь с божествами.

Этот мужчина был не кто иной, как первый Альбедо Фауст.

Сейчас он наконец вновь напал на след, но не был уверен. Установив наблюдение за миром, мужчина выжидал. И его терпение окупилось. Душелов все-таки оставил свое семя, а это семя, в свою очередь сделало свой ход. Оно наконец поглотило свою первую душу.

А это значит, что его союзники могут начинать поиски.

Он активировал сигнальный импульс, который разослал шестерым своим союзникам. В то же время на экране загорелись портреты шестерых человек.

— В этот раз мы достанем тебя, Душелов. Мы достанем тебя, с помощью твоего семени. А уж его найти нам не составит труда.

Фауст встал и подошел к большой металлической коробке. Дверцы тяжело распахнулись. Внутри находилось длинное копье с инкрустированными синими камнями и такого же цвета узором. На древке было начертано множество имен. Имя каждого дорогого Фаусту человека. Каждого, кто погиб от действий душелова.

Он схватил копье. Изголовье представляло собой длинное лезвие с несколькими отверстиями в середине.

У каждого Альбедо было свое особое оружие, которое раскрывало их силу в полной мере. У Фауста было копье.

Эта война длится уже слишком долго. Пора положить ей конец.

Глава 27

Неподвижный воздух пустыни действовал как линза. Последняя влага исходила испариной на лбу. И ни намека на ветерок, даже легкий. За северным горизонтом полыхнула молния перемен — точно отблеск дальней схватки богов.

Хрустнул песок. Я обернулся. На меня гнетуще пялился говорящий менгир. Подлая каменюга. Ему бы все веселиться.

— В пустыне ни души. — сказал менгир.

Я вздрогнул. Камень хихикнул. Жутче менгиров смеются только сказочные бесы. Тихо рыкнув я спрятался в тень камня. Хоть какая-то польза от этого болвана. Жарко. Я шел уже третьи сутки. Воды набранной в оазисе было еще на день, или около того.

Каменный столб снова хохотнул. Несмотря на жару я поежился. Он возвышался надо мной на добрые три метра. Средненький. Те, в ком больше пяти редко двигаются.

Отдых закончился, а значит я снова направлялся на восток. Почему на восток? Не имею ни малейшего понятия. Я очнулся в небольшом оазисе посреди пустыни, а медальон телепортации, который подарил мне Элхор — был сломан. Видимо в критический момент он закинул меня подальше от поля боя, израсходовав всю энергию, теперь это было просто бесполезной расколотой железкой. В итоге я набрал побольше воды и двинулся туда, где восходило солнце (или местный его эквивалент).

— Элли, ты знаешь где мы?

«В пустыне».

— О да, что за искрометный юмор, прямо-таки заливаюсь смехом.

«У меня нет карты, Отто, в твоей голове нет карты, я точно также, как и ты без понятия, где мы находимся».

Тон Элли был грубоват. Она очень обижалась на меня, за то, что я готов был умереть, за то, что подставился под удар Гарама, за то… Боже, кажется меня обвиняли во всех грехах человечества. Этим женщинам только дай повод.

Я пытался думать о чем угодно, чтобы избегать мысли о войне, о Джошуа, о легенде про Душелова. Забивал голову всем подряд. С одной стороны, конечно, я не должен участвовать в войне, это не мои проблемы. Но Элхор и Эдвин, да что там, и Леди Мария были очень добры ко мне, не хотелось бы их подвести. А с Душеловом… Я просто не буду поглощать души, делов-то.

— В пустыне ни души.

— А как же я?

Менгир ехидно взирал на меня со спины. Он как всегда не ответил, говорит только тогда, когда хочет. Черт бы его побрал, к этому невозможно привыкнуть. Я упал под камень, облокотившись на него спиной и открыл окно статистики.


「Имя: Отто;

Уровень: 120 Опыт: 3 000/110 000;

Сила: 600; Ловкость: 415; Интеллект: 750;

Поглощенные души: 1;

Здоровье: 16 500; Мана: 10 000; Энергетический щит: 3 000;

Навыки:

Бросок оружия ур. 15; Рассечение ур. 15; Боевой раж ур. 10; Живучесть ур. 10; Укрепление ур. 12; Призыв к бессмертию ур. 5; Шквал клинков ур. 9; Порыв клинков ур. 11; Парный удар ур. 5; Надрез ур. 5; Пространственная магия 1 ур.; Управление элементарной магией 1 ур. 」


「Магия доступна к изучению, количество слотов быстрого применения: 10」


Я бесконечно благодарен Джошуа за свое спасение, жаль, что не удалось похоронить его как следует. Но там, на оазисе я сложил камни в небольшой алтарь. Никаких молитв я не знал, поэтому просто поговорил с ним, так, будто бы он рядом. Хотя на самом деле так и было, душа его во мне.

После поглощения у меня разблокировался сектор магии в древе умений, помимо этого я получил огромную прибавку к интеллекту и небольшую к опыту. У меня появились слоты под заклинания, вот только ни одного я не знал, поэтому ни телепорт, ни орбы, что так любил использовать Джошуа, я сделать не мог. По сути ничего не изменилось, кроме ощущений.

Я чувствовал потоки маны, я мог их собирать, впитывая и преобразовывая для использования заклинаний.

Кстати в древе умений мне дали десяток свободных очков. Откуда такая щедрость? Я распределил по обычным узлам, которые давали плюс к интеллекту и прибавки к скорости сотворения чар и урону. Из интересного разве что


「Грозоход

25 % увеличение урона от молнии;

+5 % к скорости сотворения чар молнии;

— 15 % к сопротивлению чарам молнии」



「Огнеход

25 % увеличение урона от огня;

+5 % к скорости сотворения чар огня;

— 15 % к сопротивлению чарам огня」



「Водоход

25 % увеличение урона от воды;

+5 % к скорости сотворения чар воды;

— 15 % к сопротивлению чарам воды」


Исходя из способности к элементарной магии, я решил, что было бы неплохо получить прибавки к отдельным стихиям.

После проверки статистики я снова двинулся в путь.

— Элли, хватит дуться. — меня немного напрягало, что моим собеседником был только камень, который даже не отвечал на мои слова.

«Кто сказал, что я дуюсь?»

— Не заставляй меня жалеть о том дне, когда я поставил тебе эмоциональный модуль.

«А если бы ты погиб? Что бы я делала?»

В своих лучших традициях порядочного джентльмена я решил промолчать. Но Элли имела другие планы насчет этого разговора.

«Я не смогла тебе ничем помочь. Не могла ничего активировать. Ничего из твоего арсенала не работало. Я чувствовала себя такой беспомощной. Почему я такая бесполезная?»

Она что, плачет? Разве система способна на такие эмоции? Черт, и что мне прикажете делать? Я не спец в утешении девушек. Но вполне мог понять ее чувства. То же я чувствовал, когда потерял Наину в пещере гоблинов.

— Я обещаю, буду осторожнее в дальнейшем.

Элли всхлипнула и утвердительно угукнула.

— Мы можем придумать, как поместить тебя в физическую оболочку, если хочешь.

«Не думаю, что это возможно. Тогда ты просто лишишься системы»

Хм, а ведь и правда, если не рассматривать Элли, как исключительно голос в моей голове. Она ведь воплощение системы, а не просто какой-то искусственный интеллект. Она не только голос в моей голове, но и вся прокачка, все способности и навыки. Хотя, надо бы все-таки уточнить у Элхора вопрос физического воплощения. Карим же как-то существует.

Я прошел еще сутки, остановившись на привал. Ночью в пустыне ветер был чертовски холодным. Спасала только старая потрепанная накидка из шерсти Изокролика, которую я добыл еще очень давно. Конца пустыни не наблюдалось. Я ужасно проголодался. Даже листья дерева, что так похоже на пальму, которые я взял в оазисе на всякий случай, пошли в расход. Кстати они оказались достаточно питательными. Или же это самообман.

— Чужаки в пустыне.

Я подпрыгнул от внезапности. Чертов каменюга!

— Какие чужаки?

В ответ молчание, собственно, чего я ожидал? И почему чужаки, я получается не чужак?

— Чужаки в пустыне.

— Да, да, спасибо, обязательно с этим что-то сделаю.

Менгир снова растворился в воздухе.

Так прошел еще один день. Вода закончилась, пальмовые листья тоже, а я все шел, временами отдыхая под менгиром.

— Чужаки в пустыне.

— Да мне бы уже хоть кого, лишь бы не подохнуть в этой проклятой долине песков.

Ноги плелись чуть ли не на автомате. Я пытался сглотнуть, но во рту ужасно пересохло. Временами приходилось отдирать от губ засохшую кожу. Здоровье начало медленно падать, вместе с этим на меня сыпались уведомления со штрафами. Минус к скорости передвижения, к урону, к максимальному количеству здоровья. Элли верещала о собственной бесполезности, но после угомонилась и просто старалась отвлечь меня разговорами. Договорились навестить Лиэн… когда-нибудь.

Ночь была более холодной, нежели остальные, я залип в звездное небо. В животе предательски урчало. Вскоре я просто отрубился, без снов, без фантазий.

Разбудил меня не гомон, который был достаточно громкий, разбудила меня влага на моем лице. Я открыл глаза и вскрикнул от увиденного.

На меня в упор пялился верблюд. Более того, он облизывал мое лицо. Мерзость.

Солнце светило слишком ярко, поэтому зрение вернулось ко мне не сразу.

— Проснулся! Я уж думал ты помер. — мне протянули флягу с водой, я жадно впился в нее, даже не обратив внимание на человека. — Кажется ты понравился Норе.

Самка верблюда, которая и была Норой снова лизнула меня в лицо. Я начал плеваться и вытирать лицо.

Вокруг меня остановился караван из трех битком груженых повозок, то и дело туда-сюда шныряли люди. На бедуинов они похожи не были, а значит прибыли издалека, не из пустыни, хотя тот, кто поделился со мной живительной водой чем-то походил на типичного арабского торговца. Кажется, где-то я его…

— Бидок, ты? — в голове мелькнули воспоминания, я удивился.

— Привет, Отто! Не думал, что встретимся снова, да еще и в таком месте.

Толстый мужичок с импровизированным тюрбаном на голове потирал свою бороду. Когда-то давно, едва получив систему я спас его от двух грабителей. Конечно это был скорее акт моей мести, нежели спасения, но он не забыл этой доброты, я, как оказалось, тоже.

— Ты, наверное, голодный, я как раз закончил. — он протянул мне свежую похлебку и большой ломоть хлеба с сыром.

— Тот самый хлеб по твоему рецепту? — Бидок удивленно кивнул, видимо не ожидал, что я помню.

— Как тебя угораздило попасть в пустыню? Тут до Совании добрых 15 дней пути, и то верхом на верблюде. Лошади тут слишком быстро выдыхаются.

— Война. — ответил я, жадно поедая хлеб, обмакнутый в бульон. — Так уж вышло, что я участвовал в сражении на восточной границе, вот и отбросило меня.

— Я слышал о сражении на востоке, но не знаю, что там произошло, караван вышел намного раньше.

— Я, к сожалению, тоже не знаю, чем все закончилось, но, мнится мне, что мы проиграли, пусть и не сокрушительно. А ты как здесь? Ты же был обычным сельским торговцем. И куда держишь путь?

— Ха-ха, знаешь, как оно в ремесле-то нашем. Тут продал, там выгодный контракт заключил, и вот у тебя уже небольшая фирма. В итоге за последний год я неплохо поднялся в гильдии торговцев. Теперь у нас контракт с одной влиятельной семьей из Восточных государств, туда мы и направляемся. Ты ведь тоже идешь в ту сторону?

— Вообще мне бы вернуться в Сованию… Но думаю сам я не доберусь. Как долго ты планируешь быть на востоке и сколько туда добираться?

— Пять дней пути, да еще столько же, пока товар отгрузим, новый закупим для Совании, и обратно двадцать дней, может еще пару тройку прибавится. В общем месяц, где-то так.

Месяц. Я крепко задумался. Срок большой, но ничего не поделаешь, выбора у меня особо нет.

— В твоем караване не найдется места для еще одного охранника? — улыбчиво спросил я, все же мы были знакомы, и я не думал, что он бросит меня в пустыне.

— Нет, боюсь охранников мне хватает — серьезно ответил Бидок.

— Но…

— Не думаешь же ты, что я буду просить доброго друга работать охранником, ты поедешь с нами на правах моего гостя.

Я чуть не подавился, а Бидок рассмеялся. Старый прохвост, сразу видно, умеет человека сбить с толку. Полезное качество в его деле.

Так я присоединился к каравану старого, но доброго знакомого и убедился, что друзей у меня в этом мире возможно больше, чем предполагалось.

Глава 28

Шарлотта Блоссом.

Десятый этап был успешно освоен, теперь эльфийка чувствовала, насколько сила Ци, текущая в ее теле возросла. Конкурирующие семьи уже прознали о гении из семьи Блоссом, а значит они подготовят своих отпрысков, для каких-либо козней.

Тем более скоро фестиваль боевых искусств. Осталось полтора месяца.

Шарлотта мечтательно смотрела в небо, покачиваясь на гамаке. Задний двор поместья Блоссом представлял собой небольшой сад, где при помощи Ци вечно цвела сакура, а трава под ногами была мягкой, словно ковер.

Фестиваль боевых искусств проводился раз в два года. В нем мог поучаствовать каждый желающий, но зачастую участвовали только дети влиятельных семей. Это было отличным шансом показать мощь родовых искусств, а также обратить на себя внимание императора. Именно император решал, какая семья встанет во главе армии и какой ранг будет у остальных семей. В зависимости от ранга определялся престиж семьи, их полномочия в государстве и, что немаловажно, право на издание законов. Такое право получали только три первые семьи.

Сейчас семья Блоссом имела второй ранг, уступая только семье Фонсекал. Они же командовали на данный момент объединенной армией Восточных государств.

Отец Шарлотты возлагал на нее большие надежды. После того, как она покажет, какие юные таланты взращивает семья Блоссом, возможно император поставит их во главе остальных семей.

Девушка оттолкнулась от земли, заставляя гамак раскачиваться.

Она была не против поработать на благо семьи, ее с самого детства воспитывали, как лучшего воина.

— Шарли-и-и! — из задумчивости девушку выдернул ее младший брат.

— Что такое малыш Хокни?

— Отец поручил тебе встретить сованийских торговцев. Сам он отправляется на совет глав девяти семей, поэтому не сможет присутствовать. — мальчик отчеканил так, будто учил это не один час.

Шарлотта улыбнулась. Ее всегда привлекала культура других стран, а значит была возможность расспросить торговцев об обычаях их родной империи.

Она вскочила с гамака и, потрепав малыша по волосам, направилась в дом. Одевшись в официальный костюм семьи, который представлял собой строгое кимоно бело-розового тона с изображением сакуры, она отправила человека к главным воротам города чтобы оповестить стражу о прибытии торговцев. Конечно, они уже были осведомлены, но лишним не будет.

Ожидание было не долгим. Уже через пару часов к поместью по главной городской дороге подъехали три груженые повозки с лучшим сованийским снаряжением и артефактами. Так же среди товаров были высококачественные ткани и дорогая мебель. Шарлотта встретила их со всем положенным гостеприимством.

Торговец, которого звали Бидок был очень вежливым, но Шарлотту больше заинтересовал молодой парень рядом с ним, который молчаливо, но с неприкрытым интересом осматривался вокруг. Шарлотта не была исключением. Пусть это и дурной тон — вот так рассматривать члена одной из трех великих семей, но он ведь иноземец, а значит такую оплошность можно простить.

Тем более и сама Шарлотта поймала себя на том, что пристально вглядывается в зеленые глаза темноволосого парня. Он к слову был в хорошей физической форме. Она могла точно сказать, что он пережил пару реальных битв, судя по шраму, выступающему из-под легкой дорожной туники. Любопытство съедало ее, но всему свое время.

После того, как она отдала распоряжение для проверки и распределение товара, Шарлотта показала торговцу специальный дом, который предназначался для гостей. Время близилось к вечеру, а на улице уже стремительно темнело.

— Вы вероятно очень устали после столь дальней дороги, поэтому можете отдохнуть, постели для вас уже подготовлены.

— Благодарю вас, миледи. Тогда передачей остального товара мы займемся завтра. Оформление и расчет не должны занять много времени, так что мы не стесним вас надолго.

Шарлотта кивнула. Как бы ей не хотелось послушать истории путешественников, она понимала, люди далеко не железные, а месячный путь между двумя империями пролегал через пустыню, что делало его еще тяжелее.

Когда гости скрылись в доме, она наконец вернулась в свою комнату и переоделась. Кимоно хоть и было красивым, но неудобств доставляло массу. Шарлотта переоделась в повседневную мешковатую одежду и решила немного потренироваться на заднем дворе.

Непродолжительный бой с тенью и контроль потоков Ци способствовал дальнейшему крепкому сну.

Начала она с разминки, легкими, но точными движениями она словно плавала в воздухе. Подняв ногу, с легкостью вставала в вертикальный шпагат, а после резко меняла боевую стойку. Разворачивалась, притягивая к себе ладони и вбирая в легкие больше воздуха. Все это делалось с закрытыми глазами. Однако, ее сенсорика позволяла чувствовать намного больше, чем показывали бы ей глаза.

Внезапно она ощутила на себе чей-то взгляд, но не враждебный, скорее заинтересованный. Она продолжила заниматься тренировкой, но старалась делать движения более зрелищными.

«Что ж, смотри, это настоящее искусство, бьюсь об заклад, в Совании ты такого не видел»

Она сделала колесо, а после резко подпрыгнула и совершила сальто, приземлившись прямо перед парнем, который был очарован ее движениями. Шарлотта открыла глаза. Парень заметно покраснел, но взгляда не отвел.

Шарлотта усмехнулась.

— Прости, не хотел тебя прерывать, но зрелище удивительное. Это Ушу?

— Ушу? Что это? Нет, это наше семейное боевое искусство, называется Джит Кун-До.

Шарлотта возмутилась, потому что иноземец усмехнулся, неужели она сказала что-то смешное?

— Я никогда не видел раньше…

— Боевых искусств?

— Эльфов. Прости если звучит бестактно.

Тут уже усмехнулась Шарлотта. Эльфы в большинстве своем не выходили за пределы Восточных государств, за редким исключением тех, кого ведет дорога приключений, но это означало, что все родные отрекались от эльфа, а сам он больше не мог вернуться домой. Конечно, были торговцы, воины и авантюристы, чьи задания подразумевали дальние путешествия, но в таком случае они тщательно скрывали свое происхождение.

— Все в порядке, я могу тебя понять.

— Ваша культура очень напоминает мне Японию. Правда с множеством оговорок.

— Японию? Это какое-то государство? Не думала, что есть страна, похожая на нашу.

— Она находится невероятно далеко, дальше, чем добирался кто-либо из вашего мира.

Тут глаза эльфийки вспыхнули, признаться, парень это заметил. Да, Шарлотта безумно любила истории, она хотела бы путешествовать, но законы страны пресекали подобные выходки, поэтому-то она и стремилась стать достойным воином, чтобы получать интересные задания далеко за пределами Восточных государств. Нахождение на одном месте удушало эльфийку.

Девушка села на крыльцо у входа в тренировочный зал и предложила сесть парню.

— Тебя ведь Отто зовут, так? Не расскажешь мне подробнее про Японию?

— Почему бы и нет, но я хочу получить кое-что взамен. — снова эта хитрая ухмылка.

Шарлотта нахмурилась. Она думала, что это будет что-то пошлое или глупое, но парень ее удивил.

— Научи меня какому-нибудь движению или удару того искусства, которому ты обучалась.

Эльфийка подумала немного, но согласилась, в конце концов искусство, разработанное ее далекими предками, не было таким простым, и уж тем более от одного движения парень вряд ли бы понял основные его секреты.

Отто сел рядом и начал длинный рассказ. Он рассказал не только про Японию, но и про некоторые другие страны, да и в целом про свой мир, а в конце добавил, что видел боевые искусства с похожим названием. Один легендарный человек использовал нечто подобное.

Это возмутило Шарлотту, в конце концов никто кроме ее семьи не мог знать плавных движений Джит Кун-До, а уж тем более секретов контроля Ци. Но парень объяснил, что все боевые искусства имеют определенную схожесть движений, потому что, так или иначе, они создавались и дополнялись исходя из достижений друг друга.

— Это скорее философия. Каждое боевое искусство — это способ познать мир. Но настоящее искусство — способность опустошить свой разум. Стать аморфным, бесформенным как вода. Когда воду наливают в чашку, она становится чашкой. Когда воду наливают в чайник, она становится чайником. Когда воду наливают в бутылку, она становится бутылкой. Вода может течь, а может крушить. Быть водой — в этом суть любой философии, а значит и любого искусства.

Шарлотта буквально чуть не раскрыла рот. А глаза ее, по мере того, как она слушала Отто все, больше округлялись. Эти слова тронули ее, и, словно были ей знакомы, но она не могла вспомнить откуда. Подавить свою бурлящую любопытством натуру было непросто, но она решила отложить изучение этого вопроса на завтра.

— Теперь твоя часть сделки — прервал ее мысли Отто.

— Да, но у тебя совершенно точно ничего не получится. Следи за дыханием, оно должно быть спокойным, но во время удара ты должен резко выдохнуть. — фыркнула Шарлотта.

Она встала и приняла стойку, парень встал рядом. Его стойка была неуклюжей, но он быстро сообразил в каком положении должны быть ноги, колени, плечи.

«Смышлёный» — подумала эльфийка.

Далее она сделала легкий подступ вперед и нанесла прямой удар ногой. Благодаря быстрому перемещению веса с опорной ноги удар сотряс воздух, заставляя траву и дерево впереди значительно покачнуться.

— Я била не в полную силу, но даже этого достаточно чтобы уронить среднего по силе воина. Больше показывать не буду. — девушка снова фыркнула, будто ее заставили сделать это насильно.

Парень завис, смотря куда-то вдаль и не двигаясь. На мгновение Шарлотте показалось, что его глаза бегают так, будто он что-то читает, но это продолжалось всего пару секунд.

— Ничего страшного, воинов в семье Блоссом воспитывают с самого рождения, никто не сможет повторить его так, как диктуют правила нашего Додзе. Так что каким бы ты ни был…

В этот раз Шарлотта от удивления все же открыла рот, даже не договорив фразу.

Парень выпрямился и кивнул, соглашаясь сам с собой, после этого его стойка резко стала уверенной. Он попрыгал, перемещая вес с ноги на ногу, примеряя новый способ сражения, а после в точности повторил удар. Будто бы занимался этим уже очень долго. Быстро, уверенно, точно. Более того, эльфийка ощутила едва пробудившуюся силу Ци. Но это невозможно! В мире было только два человека освоивших потоки Ци, при этом они посвятили обучению всю свою жизнь.

Волна от удара сотрясла воздух куда сильнее того, что показала Шарлотта. Вверх взметнулась оборванная трава. На земле остался заметный шлейф.

— Н… невозможно.

Она была уверена. Удар был не из начальных уровней обучения, это как минимум 4–5 этап освоения. Да, энергию Ци он не смог выплеснуть как надо, но буквально месяц-другой тренировок… а уже через год он смог бы достичь ее уровня.

— Как ты это сделал? — пытаясь очнуться произнесла Шарлотта.

— Просто я очень смышлёный — парень в улыбке коснулся двумя пальцами ее лба, словно это было для него игрой. — Ну, добрых снов, я очень устал в путешествии.

Отто махнул рукой и отправился в дом, оставляя Шарлотту наедине с мыслями.

Той же ночью эльфийка жертвуя сном подняла старые книги и свитки, в поисках той самой фразы. Она была почти уверена, что видела или слышала ее раньше.

«Будь водой… Будь водой».

То, что она нашла тогда одновременно и потрясло, и испугало ее. Документы обрывались на самом важном, на этой фразе. Дальше страницы были вырваны. Что это значит? Девушка решила докопаться до истины и допросить отца при случае.

***

Черт, я и не думал, что получится. Это было безумно глупо, но не лишено духа авантюризма. Да и если задуматься, ее лицо того стоило.

«Нет, ну Элли, ты видела, как она обалдела? Умора, согласись!»

Элли смеялась вместе со мной. Да уж. Начнем с того, что мое детское увлечение фильмами про Брюса Ли пригодились совсем внезапно и в совершенно неожиданном месте. Родовое боевое искусство этой эльфийки носило в точности такое же название, как и искусство, которое создал Брюс Ли. А когда она показала один из ударов, я окончательно в этом убедился. Один в один.

Тогда Элли сказала, что ощущает присутствие какой-то иной силы. Это не было маной, скорее сама жизненная сила, что присутствовала в организме. Эльфы видимо очень грамотно научились ей управлять. Итак, что мы имеем. Японский стиль, а используют жизненную энергию, так, как в Китае используют силу Ци. Не говоря уже о разнообразии восточных единоборств. Как сказал Бидок, тут у каждой семьи есть свое боевое искусство.

Ах да, я решил выпендриться и привел цитату из интервью Брюса, я даже лицо серьезное скорчил. «Будь водой мой друг». Ох, давненько я так не веселился.

Ну и сам удар. Вышло даже лучше, чем я ожидал. Я внимательно посмотрел за тем, как его выполнила Шарлотта, а потом…

В моих воспоминаниях были все фильмы, даже парочку видеоуроков в детстве освоил. Ну, а вытащить их из подкорки для Элли было проще простого. Я прогнал в голове воспоминания удара из разных фильмов снова и снова. Пока Элли мне не огласила, что система запомнила удар, а, следовательно, отправила импульс в мышечную память.

Двигаться стало легче. Стойка приняла более уверенный вид. Я позволил телу двигаться самому и отключив разум нанес удар. Приятное чувство. Будто кровь по телу разогнал. Надо бы вытянуть из этой девчушки еще пару движений пока мы тут.

Я снова усмехнулся и устроился поудобнее. Футон был очень мягким, особенно после верблюжьих седел, поэтому уснул я очень быстро.

Глава 29

— Ты думаешь, что ты получил всю эту силу случайно? Ты был избран.

Эти слова отразились болью в моей голове. Я пошатнулся, оперся рукой на дерево. Он сидел передо мной. Властный, источавший уверенность, его аура была напитана небывалой, я бы даже сказал космической мощью.

Душелов.

Его серые глаза смотрели вдаль, казалось, горизонт не предел способностям его зрения. Внешне он походил на ангела, такого, которого можно было увидеть на картинках. В белых одеждах, с длинными платиновыми волосами, правильными чертами лица и фигурой атланта.

Я обрел твердость в ногах и выпрямился, подходя ближе. Он жестом показал, нет, приказал сесть с ним.

— То, что наплел тебе твой умирающий друг, душу которого ты поглотил — правда лишь отчасти.

— И почему ты вдруг решил наведаться ко мне?

— Я, действительно Душелов, ключ миров, всепожирающий лик божества. А ты, действительно мое семя, готовящее этот мир к жатве. И я хотел бы, чтобы ты встал на мою сторону.

Голос его был спокойным, льющимся через все окружающее пространство. Я от его заявления чуть не подавился воздухом.

— Спятил? Кто по собственной воле даст себя сожрать?

— Нет, я не буду поступать с тобой, как с другими. Ты особенный. Настоящий. Я нашел тебя еще в том погибающем мире. Он был абсолютно безвкусным. Из миллиардов душ всего пара сотен обладало выдающимися магическими способностями, но вас так сильно заботил быт и меркантильность, что ни один человек из вашего мира не развивал свою душу. За исключением разве что одного… Ну, а ты, ха, твоя душа имеет занятное свойство.

Он на минуту остановился, дав мне поразмыслить над сказанным. Я не перебивал, в голове возник только один вопрос. Неужели во всем огромном мире откуда я прибыл, только один человек мог использовать магию. Тем временем Душелов продолжал.

— Ты умер еще до жатвы, но твоя душа не растворилась в виде энергии. Она еще какое-то время находилась в теле, а после того как я всех пожрал, она просочилось в мой портал. Я заметил ее только когда прибыл в этот мир. Поначалу думал просто впитать ее, но потом у меня родилась идея. Я воссоздал твое тело по памяти, которая хранится в душе и заметил нечто невероятное. Никогда не думал, что обычная душонка может провернуть такое.

— И что же? — к тому времени рассказ меня уже захватил.

— Она напитала искусственное тело жизненной энергией, ты буквально воскрес, а потом вы попросту сбежали. Возможно ты не помнишь этого, но твоя душа должна помнить, если обратишься к ней. Да уж, меня, Душелова обмануть таким образом — неслыханная наглость. Я даже заинтересовался. Твое тело я сделал таким образом, что, это и есть семя, вместилище твоей души.

Я хмурил брови все сильнее, пытаясь хоть немного уловить суть сказанного. Но чем больше ко мне приходило осознание, тем больше я удивлялся, а сердце билось все сильнее. Душелов, видя это, только усмехнулся.

— У тебя отличное вместилище и крепкая душа. Я бы хотел иметь такого союзника, но, если ты откажешься, я использую тебя как свое вместилище. Ибо твоя душа развила созданное мною тело до невиданных высот и с каждым днем ты крепнешь, а значит с каждым днем все больше шанс, что твое тело выдержит меня. Наконец я смогу являться сам в миры, которые пожираю.

— А как же Элхор? Он оживил меня, я думал он даровал мне силы.

— Ах, этот самонадеянный повелитель мертвых. Его роль намного меньше, чем ты предполагаешь. Через заклинания он дал душе необходимое количество энергии, чтобы она подлатала сосуд.

— Тогда система…

— Да, Отто, все верно.

Я не успел озвучить, но он будто прочитал мои мысли. Его глаза сместились на меня и долгую минуту не двигались. Душелов встал.

— Подумай, сынок. Ну, а мне пора. Засиделся я, эти проклятые Альбедо не дают мне покоя.

Я вскочил, приняв сидячее положение, кое-как подавил зарождающийся в горле крик.

«Сон… Просто сон».

Я успокоился, вдохнул полной грудью и снова опустил голову на подушку. Чувство разбитости и усталости предательски окутало меня, будто сна и вовсе не было. Я выкарабкался из футона, Бидок с парой своих громил уже ушел и, вероятно, занимался разгрузкой товаров.

Насколько я понял, торговец знатно вырос, раз привозил дорогостоящие артефакты и доспехи для одной из главенствующих семей Восточных государств.

На улице я обнаружил мелкого пацана, который пытался повторить то, что я вчера видел от Шарлотты. Вот только у него выходило не так прекрасно и точно, хотя, признаться, он был весьма талантлив.

— Йо, дружище, тренируешься?

Парниша открыл глаза и злобно посмотрел на меня, но не ответил, продолжил движения.

Я уселся на вчерашнее место и пристально наблюдал за ним. Через пять минут он сдался, признаться, я ожидал, что он продержится дольше.

— Ну что ты пялишься на меня?

— Я думал у вас в стране все вежливые, как Шарлотта.

— Шарли просто любит иноземцев, да и отец сказал ей вас встретить. Мне вы не нравитесь.

Парнишка был лет десяти на вид, хотя по меркам эльфов, наверное, ему было больше. Из-за розовых волос и острых черт лица его можно было запросто спутать с девочкой. Я бы и спутал, если бы не одежда и мальчиший гонор.

— И почему же ты нас не любишь? — я решил поболтать с мелким, ибо заняться все равно было нечем.

— Отец говорит, что иноземцы опасные, что людям доверять нельзя, а еще, я видел, как ты вчера говорил с моей сестрой, мне это тоже не нравится!

— Так значит ты ее братишка, ха. Ревнуешь?

— Ни разу нет! — Он насупился и свел брови вместе. Все-таки ревновал.

— Как тебя звать?

— Еще бы я тебе свое имя говорил!

— А как насчет пари? Любишь боевые искусства, ведь так?

— Нас с детства тренируют Ци и особому стилю моей семьи! Конечно люблю! — его глаза едва заметно зажглись интересом.

— Проведем тренировочный бой, если выиграю я — ты мне скажешь свое имя, а если…

— А если я, то ты никогда не заговоришь с моей сестрой! Но учти, то, что ты взрослый — ничего не значит, я уже достиг третьего этапа освоения Ци.

Мне и договаривать не пришлось, самоуверенности ему не занимать. Мы зашли в зал, который безумно напоминал додзе из фильмов. Парнишка кинул мне пару эластичных бинтов. Как он объяснил, на них было специальное усиление Ци, которое смягчает удары. Я принялся их наматывать на руки и ноги.

«Эй, Элли, мне нужна будет твоя помощь».

«Да, мой господин».

«Тц… Прекрати паясничать».

«Прости-прости, так что нужно?». Элли сделала вид, что посмеялась.

«Во-первых, нужно максимально точно запомнить этот бой, каждое движение этого паренька, хоть он и мелкий, но уже отлично натренирован, я хочу в кратчайшие сроки выучить хотя бы основы. Во-вторых, внимательно следи за его жизненной энергией. Нужно понять, как они используют эту Ци, это стало бы отличным подспорьем в будущем».

«Поняла тебя, сделаю».

Эх Элли, ты ведь даже не подозреваешь, что я уже все знаю.

Мы встали друг напротив друга. Паренек принял стойку, которую принимала при ударе Шарлотта. Хм, может тоже называть ее Шарли, вот мелкий треснет от злости.

Я же, ничего не смысля в боевых искусствах, кроме одной стойки и удара из нее решил полагаться на рефлексы.

Мы начали.

Паренек мелькнул и тут же оказался в воздухе, в районе моей головы, развернувшись он нанес хлесткий удар. Я прикрылся рукой, но ощутил, тяжесть удара. Не ошибся, малец и правда хорош.

Я отскочил, принимая стойку, которую вспомнил из спаррингов с Эдвином, тот отлично орудовал кулаками.

Моя излюбленная двоечка не только не достигла цели, мелкий отклонил каждый удар легким движением руки влево и вправо, меняя траекторию, после чего заехал мне локтем в живот и тут же отвесил тяжеленный апперкот в прыжке, мои ноги оторвались от земли. Вот поганец!

Приземлившись чуть ли не на четвереньки, я рванул вперед, проводя серию ударов руками и ногами, вот только все проходило сквозь него, он словно предугадывал каждый мой удар. Хитро ухмыльнувшись, я занес руку для удара, но тут же поменял траекторию и схватив его за голову впечатал лицом в пол. Пара деревяшек проломилась

Упс, кажется я переборщил, у меня ведь громадный показатель силы.

Малец освободился и отпрыгнул назад.

— Я понял тебя, иноземец, теперь давай драться серьезно!

Малец выпрямился и принял боевую стойку, тут его кулаки и ноги будто окутало золотистым пламенем. Едва видным и мягким. Вот оно, он активировал Ци.

Скорость увеличилась в несколько раз. Он в мгновение ока появился передо мной, нанося двойной удар ногами в воздухе, тут же развернувшись приземлился и поставил подножку, на которую я и попался, однако не успев упасть, получил прямо в воздухе прямой удар в живот.

«Элли, меня тут сейчас изобьет десятилетний шкет, неужели ты допустишь это вопиющее безобразие».

«Твой сарказм по качеству, как всегда исследует глубины Марианской впадины. Еще немного, Отто! Почти готово».

Я поднялся, парнишка сократил расстояние между нами, но я подгадал момент и провел пару прямых ударов. Они были отведены в сторону. Мы обменялись еще парой прямых и наконец я получил уведомление от Элли.


「Анализ использования жизненных потоков;

Движение витально-энергетических субстанций подтверждено;

Вам доступна активация второго этапа. 」



「Новый раздел навыков открыт;

Освоение боевых искусств доступно;

Очки силы Ци доступны」


Ой-ой, а вот это уже интересно. Благодаря сотрудничеству с Элли и ее аналитическим способностям, как системы, я достаточно просто освоил начальный этап. Выходит, мои возможности к развитию превосходят все мыслимые пределы.

Я активировал силу Ци. Мои ладони и ноги налились светом, только в отличие от паренька, мое пламя было не золотым, а светло-синим. Я встал в стойку, которую вчера выучил у Шарлотты и приготовился к удару. Малец замешкался, в его глазах было непонимание и отрицание, он пялился на мою Ци.

Пары секунд хватило, я провел прямой удар ногой, правда до своего оппонента я так и не дотянулся. Его снесло потоком сжатого воздуха и моей силы Ци, которая выплеснулась после удара. Будто бы выстрел из дробовика пронеслась вперед, сбивая все на своем пути. Я испугался, и подбежал к мелкому. Какой же я идиот, на серьезных щах сражаться с ребенком.

Но парень оказался достаточно умным и рассудительным, он лежал на спине и откашлявшись протянул мне руку.

— Хокни, меня зовут Хокни, братишка Отто.

Я подал ему руку и помог подняться, он отряхнулся и похрустел шеей. В моих глазах Хокни резко повзрослел.

— Ты просто невероятен. Это ведь твое первое использование Ци? Просто обалдеть! Тебе точно надо тренироваться у нас. Мы можем с тобой драться иногда! Можем ведь? Что скажешь?

«А нет… Мелкий он и есть мелкий. Тихо Элли, хватит ржать надо мной, ситуация итак неловкая».

— К сожалению, мне нужно будет вернуться в Сованию, но я с радостью вернусь к вам, как только улажу свои дела. И что еще за братишка?

— Я решил, что ты будешь моим братом! И даю тебе свое разрешение на общение с Шарли.

Он махнул рукой и стерев уже запекшуюся над верхней губой кровь попрощался со мной. Ему нужно было идти тренироваться с учителем.

Сила Ци значит, что ж, не только ведь мечами сражаться. Я обязательно отомщу Гараму.

Тем временем вернулась Шарлотта и Бидок. Нас вкусно покормили. Я хотел после обеда снова попросить Шарлотту обучить меня какому-нибудь приему, но она старательно избегала моей компании, а один раз и вовсе проигнорировала. Пока Бидок улаживал все свои торговые дела, а Шарлотта хлопотала над должностью главы семьи, я совсем заскучал. Даже Хокни не было видно. Поэтому я начал изучать открывшиеся для меня возможности.

Окно развития Ци выглядела как маленькая дополнительная вкладка к основному древу и была до безобразия простой. Просто две линии развития. Физическая и духовная. В физической находились различные укрепления тела, навыки мышечной памяти, а также отдельные удары. Странно видеть активные умения в древе умений. В духовной же было еще проще. Там были этапы освоения Ци. Их было 25 и каждый из них не только укреплял жизненную энергию, но и имел определенные бонусы. Так, например, второй этап на котором я сейчас находился давал возможность двадцатипроцентного высвобождения Ци, что собственно и позволяло атаковать сжатым воздухом, а также придавало ударам стихийное состояние.

Сложно. Надо пробовать на практике.

Так наступил вечер. Я вышел к заднему двору, в надежде увидеть тренировку Шарлотты и не прогадал. Она словно танцевала, только в этот раз танец был более агрессивным. Как только я подошел ближе, эльфийка остановилась, но глаз не открыла.

— Ты очень понравился Хокни. — сказала она, при этом в голосе ее звучал вопрос, мол, «как ты это сделал?».

— Славный малый, способный, даже разрешил мне с тобой общаться. — что ж, поиграем по твоим правилам, девочка.

Эльфийка раскрыла глаза и посмотрела на меня крайне удивленным и заинтересованным взглядом, который в прочем продлился пару секунд, а сменил его все тот же безразлично холодный.

— Его расположения сложно добиться. — Шарлотта снова закрыла глаза, продолжая движения.

— У мальчиков свои способы подружиться.

Она фыркнула в ответ, не сказав не слова. Да что же не так, неужели я вчера переборщил с показухой.

— Я хотел тебя попросить…

— Нет! — отрезала она, даже не дав мне договорить. — Я не буду больше тебя ничему учить, это семейная техника, кому-то вне семьи позволено обучаться только в самых исключительных случаях.

— Хорошо, тогда как насчет спарринга?

Мне повезло, она согласилась, пусть и не без уговоров. И я было уже настроился на то, чтобы мы с Элли потом разобрали каждое ее движение, но все закончилось за пару секунд. Нет, я не могу сказать, что она сильнее Гарама, или Эдвина, где-то возможно на том же уровне, что меня просто сбило с толку. Плюс сила Ци и… Да что я оправдываюсь. Меня просто разбили в пух и прах. Один удар плюс одно движение и вот я уже обезвреженный лежу на полу, терплю резкую удушающую боль и не могу пошевелиться. Что ни говори, а удар был очень сильный. Нет, не физический, а тот, что пришелся по моему самолюбию. Потому что уровень у нее был 150.

И тут в моей голове пошатнулось понятие «высокий уровень=большая сила». Эта девушка. У нее не было опыта битв, не было большого уровня, но видимо характеристики и умения были отточены настолько, что она могла бы дать отпор какому-нибудь четырехсотуровнему верзиле.

Признаться, бой не прошел даром. Она все же немного повеселела, отвесив мне удар ногой по корпусу. И мы немного поговорили. Эльфийка оказалась на редкость приятным собеседником на различные мирские темы, даже учитывая различия наших культур, рас, да и миров, что уж там.

В конце концов, я решил показать ей, что научился делать с Хокни. Пробудив жизненную энергию, я почувствовал, как она бурлит во мне, послал ее в руки и… Почему она вдруг мягко-розовая, прям как волосы Шарлотты. Вроде у меня было светло-синее. Глаза эльфийки посетила тень испуга, но одновременно и восторга.

— Всего за один бой с Хокни ты умудрился пробудить Ци второго этапа? Невероятно! На это уходят годы. Ты действительно очень талантлив.

— Спасибо, но я заметил, что у Хокни было золотое сияние, а у меня…

— Ах да. — девушка сжала кулак, он наполнился золотистым светом. — У меня тоже золотой, говорят, это очень редкий вид энергии с большим потенциалом, то что в нашей семье два ребенка обладают таким — настоящая удача.

— А что насчет моего?

— Розовый, хм… Один из самых слабых, но очень красивых. В основном его обладатели — это боевые танцоры, те, что делают из боевого искусства и Ци нечто очень прекрасное, созидательное. Не переживай, ты так быстро овладел Ци, думаю ты все равно можешь развить свои таланты.

— А что насчет светло-синего?

— Уже посильнее, но из того же разряда. Чем темнее цвет, тем сильнее жизненная энергия. Исключения составляют золотое и платиновое свечения. Они чрезвычайно редкие. Ну, и спектральное, но про него только легенды ходят.

— Что еще за спектральное Ци?

— Владелец может пробуждать Ци разных цветов, в зависимости от настроя и эмоционального состояния, и все цвета будут светлых оттенков, как например твой розовый сейчас. Но такое Ци не встречалось уже очень давно, последнее упоминание о нем датируется войной пяти империй, это около семисот лет назад.

— Вот как, тогда я, пожалуй, оставлю попытки развить Ци.

— Решение твое, но очень жаль, все-таки ты сделал огромный успех всего за один день. Ладно, мне уже пора. Доброй ночи.

Я остался сидеть в тишине, проводив ее взглядом. Все-таки она отрешенная какая-то. Вчера была более разговорчива.

«Спектральное Ци значит? Интересненько».

Я подумал о Гараме, о том дне, когда Джошуа погиб. Прокрутил в голове, попытался проанализировать, какие эмоции преобладают. Грусть? Отчаяние? Нет, скорее злоба, ярость. Я сконцентрировался и запустил Ци по своему телу, в руках промелькнул ярко-красный огонек, он теплился лишь секунду, после чего исчез. Рановато мне проводить такие фокусы.

Заприметив гамак в дальней части сада, я направился к нему. Он был чертовски удобный, настолько, что я решил провести ночь тут, а не в гостевом доме. Тем более предстоял очень важный разговор.

— Элли, ну, теперь рассказывай. — давненько я не обращался к ней вслух.

«Что тебе рассказать, Отто? Сказку? Историю?»

— Расскажи, пожалуй, как ты умудрилась оживить меня, а после сбежать от Душелова.

Элли издала странный звук, будто бы она поперхнулась.

«Как давно ты знаешь?»

— Да вот, буквально сегодня утром догадался. Так что уж будь добра, я внимательно слушаю.

Глава 30

Она смотрела в окно, наблюдая, как облака медленно текут по ночному небу. Не ее небу, чужому. Тем не менее для кого-то оно было родным и его стоило защитить, так говорил Первый.

Она защищала не для людей, а лишь потому, что ей приказали.

Волосы, черные как вороново крыло чуть закрывали ее правый глаз, второй же янтарным сиянием отражал свет полной луны. Она всматривалась в горизонт, но видела намного дальше. Ее чувства позволяли ощущать каждый стебелек травы, каждое дерево, каждое живое существо в ближайшем лесу и за ним.

Одежда ее была отлична от одежды здешних людей. Черная в цвет волос мантия с глубоким капюшоном доходила до колен, такие же темные штаны, плотные и облегающие, а ее тонкую изящную шею украшала узкая тканевая повязка.

Шесть лет, так мало, но будто бы прошла целая вечность. Именно тогда она вступила в их ряды. Пусть у нее было мало опыта, но это не означало, слабость. Ибо сейчас девушка являлась одной из сильнейших этой семерки.

Она резко повернула голову на восток. Глаза ее блеснули. Нос глубоко втянул воздух, будто бы она могла почувствовать запах за многие мили.

— Нашла!

Распахнув окно девушка легким движением выпрыгнула из него, с огромной высоты. В то же мгновение из ее лопаток ярко фиолетовым цветом вспыхнули искры, а после показались величественные крылья из черных, как самая темная ночь перьев. Она взмахнула ими и оставляя за собой легкую дымку с огромной скоростью рванула на восток.

Элхор.

Некромант сидел в кресле качалке и нервно ковырял под ногтями каким-то ножичком. В комнате царила темнота, лишь свет полной луны едва освещал очертания предметов.

— Да не умер он, я уверен, Этот-то живучий, как таракан. Тем более у него душа… Ну ты помнишь. — Карим стоял на столе и шевелил ушами.

Элхор срезал часть ногтя и коротко прошипел. Палец окрасился кровью.

— Духовная связь разрушена, сигнал, посланный тебе и мне, вполне однозначный. Он мертв Карим! Мертв! А я даже не смог найти его труп, чтобы воскресить хотя бы в виде тени. Он бы стал моим любимым «поднятым». Выжившие солдаты видели, как этот чертов командир пробил в нем дыру кулаком. Я ужасный, отвратительный наставник Карим.

Элхор воткнул нож в дубовый стол и закрыл лицо рукой. Он привязался к пареньку, а сейчас даже не ощущал его духовного присутствия. Мужчина винил себя за то, что не предусмотрел появление одного из сильнейших людей Вестакса на восточной границе. Прошло уже чуть больше недели. Первые дни Элхор летал с помощью телепорта по всей местности восточной границы, но ничего, абсолютно. Следов телепорта он так же не нашел, но прошло много времени, так что они попросту могли раствориться в пространстве.

Он никогда не думал, что ему придется горевать по кому-то.

Эдвин ушел в пещеры агонии, после того, как узнал о смерти. Эти пещеры всегда пугали даже самых бывалых искателей приключений, так как там обитают ужасные и могущественные чудовища.

Проблемы империи тем временем тоже не давали покоя. Война продолжалась, Сованию теснили по всем фронтам, и даже несмотря на то, что Эдвин убил одного из трех сильнейших командиров, а западные армии были разбиты в пух и прах, Вестакс все равно оставался безумно сильным противником.

— Я уверен, что Отто жив, вот прям жопой чую!

— У тебя ее нет, идиот!

— Точно!

Карим звучно выдохнул и сделал вид, что задумался. В воздухе затрепетала фиолетовая аура, четко вырисовывая задницу кентавра.

— Совсем уже? И что это?

— Моя! — с гордостью констатировал Карим. — Ей и чую.

Элхор едва улыбнулся, потом засмеялся, впервые за эту неделю. Карим поддержал его. Порой даже идиотской шутки хватало, чтобы разбавить гнетущую атмосферу.

— Что думаешь делать дальше?

— О, друг мой. Я тут недавно увидел, ты не поверишь, форвалаку, настоящую!

— Что? Они ж повымерли все!

— Пантерообразную!

— Едрить твою головешку! Ты хочешь его в Коллекцию?

— Да, но только если сможем победить, парниша чертовски силен, он давал мне отпор, при этом даже не принимая истиной формы.

— Тебя теснил форвалака в промежуточной форме? Шутишь?

— Ну-у, вообще я контролировал еще пару сотен мертвяков и полторы сотни «поднятых», но тем не менее.

Карим молча согласился. Да уж, скромный Элхор всегда добр, даже к противникам.

— Ладно Карим, нужно завершить приготовления, Леди Мария хотела провести похороны, как подобает в нашей семье, все-таки она приняла Отто как сына.

— Скорее внука хе-хе.

Карим тут же получил подзатыльник.

— Болван! Не смей такого ляпнуть при матушке.

***

Утром мне удалось снова потренироваться с Хокни. Он оказался сговорчивее, чем его сестра, и показал мне несколько стоек и приемов, которые в целом могли сойти за какой-никакой стиль. На мой вопрос, не подвергнут ли его жестокому наказанию за разбалтывание секретов семьи он посмеялся и сказал, что доверяет мне. После своей тренировки с наставником он вернулся ко мне, и мы продолжили до глубокой ночи, пока он не показал мне большую часть своего арсенала. Шарлотты я в этот день не видел. По словам Хокни она готовилась встречать отца с какого-то там важного собрания.

Бидок закончил раньше, чем предполагалось и уже после полудня следующего дня груженые повозки были готовы отправляться в путь. Шарлотты я так и не встретил, даже не удосужилась попрощаться, вот же… Пришлось просить Хокни передать ей несколько слов. Мелкий подозрительно блеснул глазами и показал мне большой палец.

— В этот раз мы поедем не одни, присоединимся к большому каравану, что идет на северо-запад. Их путь как раз проходит около Совании.

— Поэтому ты решил выйти раньше?

— Да, подумал так мы доберемся быстрее, да и безопаснее.

Бидок с довольным видом сидел в повозке, Контракт был исполнен, необходимые товары закуплены, он возвращался домой. Я же ощущал некую тревогу, но не мог понять от чего. Элли молчала, я тоже не горел желанием разговаривать, особенно после выяснения отношений той ночью. Поэтому просто смотрел на удаляющиеся ворота.

Вскоре я осознал, что меня одолевает тоска, как червь пожирающая мое сердце. Что-то похожее я чувствовал в Колтаре, до нападения гоблинов. На самом деле, я не тяготел к приключениям, возможно разум не принимал это явно, но где-то в глубине души я хотел спокойствия, уюта, комфорта. Хокни словно действительно был моим младшим братишкой, который правда оказался очень способным, поэтому учил меня боевым искусствам.

Устроившись так удобно, как вообще позволяла повозка, запряженная верблюдами, я прикрыл глаза прокручивая в голове разговор, что произошел два дня назад.

«Как давно ты знаешь?»

Действительно, а как давно я знал? Догадывался может, но из-за стремительного развития событий откладывал размышления на этот счет.

Странно осознавать, что в твоей голове есть кто-то помимо тебя. Со своим сознанием и эмоциями, пусть без каких-то явных целей и амбиций, но все же они неизбежно появлялись, ведь как только ты начинаешь чувствовать, появляются и желания.

— Да вот, буквально сегодня утром догадался. Так что уж будь добра, я внимательно слушаю. — соврал я.

«Прости Отто, я не… я не понимаю».

— Элли, не нужно. Мы ведь с тобой на одной стороне, ничего плохого не произошло. Ты и я — единое целое. Не нужно скрывать от меня такие вещи. Я знаю, что ты моя душа, а никакая не система, но я хочу услышать все от тебя.

Она сделала глубокий вдох, после медленно выдохнула. Так я всегда делал раньше, чтобы успокоиться.

«Начну, пожалуй, с того, как я появилась. Это произошло около шести лет назад. Я возникла в твоей душе из-за невероятной боли утраты. Да, задолго до попадания в этот мир. Тогда я не умела говорить, да и мыслить толком тоже, но вот память о том времени у меня есть. Я взяла на себя контроль за твоими жизненными и эмоциональными процессами. Нет, я не была живым существом. Лишь частичка тебя, которая отщепилась и подпитывалась горечью утраты. Во мне изначально теплились только эмоции, но я не знаю чьи, потому что тебе они не принадлежали. Я их бережно хранила, пусть и не осознавала себя. Я часть твоей души, Отто».

— Получается ты меня обманула, когда предложила поставить эмоциональный модуль, знала, что соглашусь. — я оттолкнулся ногой от земли, снова заставляя гамак качаться.

«Прости, я не хотела рассказывать тебе сразу. Но давай по порядку. Четыре года я пыталась не дать тебе покончить с собой, держала твои эмоции в узде».

Да, было чертовски сложно, всегда удивлялся, как мне хватало сил жить дальше, а оно получается вовсе и не моя заслуга.

«Потом ты умер, и я поняла, что на самом деле любила тебя, но это чуждая мне любовь, будто бы не моя. Я знаю, что такое любовь, по твоим воспоминаниям, и такую я испытывать просто не могла. Но все же мне было невыносимо больно, поэтому я держала твою душу в теле, пока сама пыталась запустить жизненные процессы. Но все зря».

Я задрожал, но слов так и не смог произнести. Черт Элли, прости мою тупость. Тебе пришлось пережить все это, а я даже не мог тебя поддержать. Мне захотелось обнять ее, но она была частицей меня.

«Пока я искала способ тебя оживить, наш мир рухнул, он буквально начал исчезать. В тот момент твою душу потянуло куда-то, вместо того, чтобы она просто растворилась, превратившись в чистую энергию. Это и был Душелов, он притягивал все души и поглощал их. Но тебя я не отдала, мне удалось договориться, пусть лишь на грани ощущений. Он создал Вместилище для твоей души, живое, настоящее, в нем билось сердце. Как говорил Душелов, это тело имело бесконечный потенциал развития, но не важно, насколько сильным оно было, без столь же сильной души это просто кукла. Меня же это не волновало. Ты выглядел точно так же, как раньше. И я почувствовала тепло, во мне появлялись все новые и новые эмоции. В конце концов я вместе с твоей душой завладела созданным телом, и первая прыгнула в портал, который Душелов открыл для себя. Дальше ты уже знаешь сам».

В моей голове еще вертелись вопросы, но сил их задать мне не хватало. Слишком много всего навалилось, и я пока не понимал, что на самом деле чувствую. Тогда Элли сама ответила на них.

«Я разделяю себя и твою душу, потому что пусть мы ранее и были одним целым, я все же стала чем-то другим, еще тогда, шесть лет назад. Потом, когда Элхор тебя нашел, он хотел сделать из тебя марионетку, выманивал твою душу, но я не сдавалась, держала крепкой хваткой. Тогда он влил в меня колоссальное количество маны. С того момента я смогла говорить, осознала себя полностью и поняла, что могу намного больше, чем просто управление жизненными и эмоциональными процессами. Душелов сделал тело таким образом, что оно может очень быстро и эффективно развиваться, запоминать и совершенствоваться, но ты просто не знал, каким образом это делать. Поэтому я упорядочила все процессы, создала на основе твоих воспоминаний игровой интерфейс и назвалась системой».

Я просто не мог поверить, все перевернулось с ног на голову. Если раньше я и переваривал полученную информацию, то сейчас в голове было пусто.

— А как же древо умений, квесты, откуда это все?

«Все из твоей памяти, все ты когда-то видел, но забыл, или не придал значения. Ты способен стать самым могущественным человеком не только в этом мире, во всех мирах. Но придется много работать».

Что-то щелкнуло в моей голове. Злость, нет, настоящая ярость захлестнула меня, после мгновенного осознания. Я вскочил с гамака и ударил по дереву оставив глубокий отпечаток.

— Могущественным? О чем ты? Меня поглотит Душелов, сделает своей марионеткой. А ты! Да кто просил вообще меня воскрешать?! Я бы лучше умер от этой фуры, там, в том мире, и пусть бы меня сожрал этот Бог, какая разница? Ты эгоистка! Решила, что мне рано помирать, перетащила в этот мир, ради чего? Ради своих эмоций? О чем ты вообще думала? Мне не нужно это все! Я никакой не герой, чтобы спасать кого-то, и никакой не могущественный воин, чтобы противостоять Душелову.

Я бессильно упал на траву, и вгляделся в безмятежное ночное небо. Элли плакала, нет, рыдала. В мыслях я кричал: «Прекрати этот цирк, ты не можешь плакать, тебя не существует!», а она плакала еще громче, просила прощения. Она испытывала эмоции, настоящие, она не могла плакать физически, но ментально еще как могла, и слезы ее были горче, чем кого-либо другого из ныне живущих. Но осознал я это слишком поздно, ибо то, что произошло потом до сих пор повергает меня в глубочайший шок.

Я не успел извиниться перед Элли, не успел поблагодарить ее. Вспылил, глупо полагая, что мне это не нужно, а она хотела сделать все, что было в ее силах для любимого человека. При этом она осознавала, что это любовь не ее, пусть и настоящая.

Наши повозки присоединились к общему каравану, который насчитывал более пятидесяти таких же групп, ближе к вечеру мы достигли пустыни. Я лежал в отведенной мне части повозки и злился. До сих пор не отпустило.

Внезапно мы остановились, впереди слышались вопли и грохот. Ткань повозки отодвинулась, за ней был Бидок.

— На нас напали, нужно скорее разворачиваться, пока он не дошел до нас.

— Кто он? Один?

— И одного достаточно, я видел издалека, но эти крылья… Это ангел смерти!

Он побежал к другой повозке. Я начал выбираться, чтобы оценить ситуацию снаружи, но тут меня проняла дрожь, руки затряслись. Голос, что так громко звучал далеко впереди был мне знаком. Слишком знаком.

— Мне нужно семя! Как вы не понимаете, он уничтожит ваш мир! Почему вы защищаете его?

Приложив усилия, я выбрался наружу. Впереди царил хаос, все бегали и кричали, повозки переворачивались будто по дуновению ветра. В воздухе висел человек с громадными черными крыльями. Девушка, голос принадлежал ей.

Под покровом ночи я не сразу ее разглядел, поэтому, словно во сне, ноги несли меня вперед. Я шел, пока все вокруг суетились и поворачивали обозы. Я шел, даже когда меня чуть не сбивали с ног верблюды. И вот наконец я увидел ее вблизи. Даже в самых смелых предположениях я не мог позволить себе думать о таком. Но это была Она!

Ноги подкосились, я упал на колени.

— Не может быть… не может быть… ты не можешь быть тут, ты не… — губы шептали сами собой, слезы маленькими ручьями покатились по моим щекам.

Она увидела меня, спустилась на землю, крылья исчезли. Я смотрел прямо на нее и до последнего не верил своим глазам. Девушка наклонила голову набок ее лицо не выражало никаких эмоций, глаза словно были пустыми.

— Я нашла тебя, семя Душелова. Как здорово, что ты сам сдаешься мне.

Не в силах даже шевельнуться, я лишь смотрел. Крик, подобный предсмертной агонии вырвался из моего горла.

— Ты не можешь быть здесь! Ты умерла шесть лет назад!

Глава 31

«Она не та, кого ты знал, Отто».

«Но ведь выглядит именно так. Это она, тот образ, который ты взяла из моей памяти и использовала как свой, эта внешность, этот голос, все принадлежит ей».

«Нет, прошу, эта девушка ведь убьет тебя».

«Пусть. Если это будет Она, я не против. Я готов закончить все это. Здесь. Ее рукой».

«Отто, прошу тебя… беги».

«Я должен был умереть еще тогда, в своем мире. Или в тот раз, когда отрезал себе руку. Или от рук Гарама в конце концов. Но меня вечно спасали. Жертвовали собой. Пожалуйста, хватит».

Пока я смотрел в чистые янтарные глаза, Элли продолжала попытки остановить меня.

Девушка спустилась, подошла так близко, что я смог разглядеть все черты лица. Черные волосы, небольшая родинка на подбородке, мимика при речи. Сомнения улетучились. Даже одежда была ее, пусть и из далекого прошлого.

Я закричал что было силы, и слова мои отражали столько боли, сколько я уже давно не испытывал.

— Ты не можешь быть здесь! Ты умерла шесть лет назад!

Девушка повела бровью. Но проигнорировала. Подойдя ближе, она положила руку на рукоять меча. Катана. Традиционная японская катана, я помню, они нравились ей.

Щелчок.

Она обнажила лезвие и завела руку для удара.

— Я, Седьмая из рыцарей Альбедо, Безымянная, приговариваю тебя к смерти. — абсолютное безразличие. Такой же голос был у Элли в самом начале.

Секунда, нет, доля секунды. Я думал моя голова слетит с плеч раньше, чем я успею закончить эту мысль.

Сверкнула сталь, лезвие катаны едва коснулось моей шеи, оставив неглубокий порез в этот момент в моих ушах Элли закричала куда сильнее, чем обычно. Я буквально осязал ее крик.

— НЕ СМЕЙ!!!

Из моей груди вырвался клуб ярко-белого света, при том с такой силой, что меня откинуло назад, будто отдача от выстрела из крупнокалиберного оружия.

Свет вонзился стрелой в девушку и оттолкнул ее назад, заставив выронить катану. Она застыла на месте, казалось даже воздух неподвижен. Пустыня затихла в ожидании. Гомон людей казался таким далеким.

Она посмотрела на меня, на свои руки, потом схватилась за голову так сильно, что на ее руках проступили вены.

— Нет, нет, нет. ЭТО НЕ Я! ЭТО НЕ МОГЛА БЫТЬ Я!

Та, кто назвался Безымянной закричала, почти так же громко и пронзительно, как Элли. Остатками затухающего сознания я пытался позвать девушку, но за ее спиной снова появились черные крылья, и она, взмахнув ими, с невероятной скоростью улетела.

Закрыв глаза, я упал на спину. Голова становилась тяжелее с каждой секундой. Последнее, что сорвалось с моих губ было имя той, кем я дорожил больше всего на свете. Имя той, кого я так давно потерял.


Талия.

Девушка не знала, куда она летит. Сильный ветер бил по лицу, позволяя сбить непрерывный поток мыслей и воспоминаний, что лился в ее голове. Да, она не помнила ничего, что было за пределами шести лет ее существования. Жизнь имела смысл только в рядах Альбедо.

Безымянная не испытывала эмоций, она никогда не радовалась, никогда не была грустной, даже не злилась. Словно чистый лист она впитывала информацию и обучалась новым силам. Первый Альбедо Фауст нашел ее еще до того, как мир, в котором она жила, пал от рук Душелова. Он научил ее всему, что знал сам, другие Альбедо также поделились своим опытом. Девушка делала колоссальные успехи и вскоре почти не уступала в силе Элросте. Пятому Альбедо и сильнейшему, после Фауста.

Девушка жила без чувств долгие шесть лет, вся осознанная жизнь для нее, другой она не ведала. Но сейчас из глаз непрерывно текли слезы, а сердце сжималось в маленький комочек, причиняя нестерпимую и горькую боль. Не физическую, которую она изучила сполна. Эта боль была куда сильнее.

Вскоре она остановилась на краю утеса, щедро устланного мягкой травой. Здесь, под самой вершиной располагалась небольшая пещера, скорее даже выемка в каменистом теле горы, которая заканчивалась тупиком с маленьким плато. Она нашла ее совершенно случайно. Внутри было влажно и прохладно, солнечный свет сюда почти не проникал. Девушка улеглась клубочком, словно кот, на плато и плотно укрылась крыльями.

— Почему его называют Отто? Его ведь зовут…

Воспоминания медленно становились на места, все меньше и меньше принося головную боль. Закрыв глаза, она просматривала их, будто кино из своей прошлой жизни. В ней теперь смешались две личности, одна та, что хранила все эти воспоминания имя которой было Талия, и другая, принадлежащая к рыцарям Альбедо. Безымянная, которая так скрупулезно выполняла каждый приказ и максимально точно соблюдала субординацию.

Чем больше девушка видела, тем больше вопросов возникало в ее голове. И один из последних точно бы перевернул все с ног на голову, если бы только она все поняла.

— Почему он все это время называл меня Элли?

В голову ударила резкая боль. Воспоминания накладывались одно на другое, будто она жила двумя жизнями одновременно. Не в силах это вытерпеть, Безымянная потеряла сознание.


Шесть лет назад.

За окном медленно падал снег. Большие хлопья были достаточно влажными, поэтому налипали друг на друга, образуя просто громадные по меркам этого города снежинки.

Дверь тихонько отворилась.

В комнату вошел парень, лет двадцати, несмотря на бесконечную печаль в его темно-зеленых глазах, он улыбался. В руках его был доверху наполненный пакет с продуктами, а на ресницах и волосах, выглядывающих из-под шапки, остались налипшие снежные хлопья. Он стряхнул остатки снега с куртки и ботинок и сделал шаг.

В слабо освещенной комнате стояла всего одна кровать, около которой находилась стойка с капельницей. Больница была одной из лучших в городе, да что там, в стране, поэтому и условия соответствовали. Пусть и пришлось постараться, но парню позволили приходить сюда даже вне часов посещения. Времени осталось не так много, поэтому он хотел провести его тут.

На кровати сидела девушка. Она была одета в плотную пижаму бело-розовых цветов, на которой в разных позах красовались котики. Свет ночного фонаря за окном едва касался ее волос, делая их привычный черный цвет чуть золотистым. Девушка слышала, как парень вошел, но не повернула головы, продолжая наблюдать падение снежинок за окном.

Парень, не говоря ни слова разобрал продукты, что-то закинул в холодильник, что-то оставил на столе. Он делал все максимально тихо и осторожно, словно боялся нарушить идиллию наблюдения. Вскоре, парень поставил у кровати стул, все так же молча уселся и взглянул на девушку.

Она была неизлечимо больна. Боковой амиотрофический склероз, болезнь при которой ты медленно теряешь способность двигаться. Твоя власть над телом слабеет и вскоре, ни руки, ни ноги тебя не слушаются. Паралич настигает не только конечности, но и дыхательные пути, вскоре мускулатура не справляется и человек неизбежно умирает. Парень слышал это сто раз, читал больше тысячи, но все равно, каждый раз отказывался верить. Даже когда она утратила способность ходить.

Девушка повернула голову, свет отразился в ее янтарных глазах.

— Холодно? — совсем тихо спросила она.

— Не очень. Ветра вообще нет, так что… — он не отводил взгляда ни на секунду.

— Я хочу погулять. — утвердительно, почти властно, но все также тихо.

— Но Тали, а как же…

— Гулять. Пожалуйста.

Парень улыбнулся уголком рта и положил свою руку на ее. Она сплелась с ним пальцами и крепко сжала. Девушка подалась вперед, и они соприкоснулись лбами. Всего пара минут, но не для них. Там, между ними проходила вечность. В такие моменты казалось зарождается целый мир. Мир, где есть место только для двоих.

Они прошептали друг другу те самые три слова, какие люди стесняются говорить громко.

Парень поднялся, подхватив с вешалки куртку, накинул ее на девушку, достал коляску.

— Нет… Можно я… на тебе. — они знали друг друга целую жизнь, но в такие моменты она все равно краснела.

Он улыбнулся. Повернувшись спиной дал ей ухватиться за него, и мягко устроил девушку поудобнее на своей спине, подпер руками снизу.

На улице действительно было тепло. Свет фонарей делал падающий снег еще более завораживающим, почти магическим. Двор больницы словно дышал уютом. Редкое явление. Несколько лавочек с козырьками, хаотично разбросанные по территории, пара очень высоких елей, что уже успели покрыться снежной шапкой.

Она прижималась к его спине, чувствуя тепло. Снежинки мягко касались ее лица. Она наслаждалась каждой из них. Каждым вздохом свежего воздуха, каждым скрипучим шагом, что приминал снег.

Парень усадил ее на лавочку и сел рядом, держа ее руку. Слова были лишними здесь. Только лишь присутствие рядом грело душу обоим. Они сидели какое-то время, пока наконец Талия не нарушила молчание.

— Можно мне снежочка?

Он даже вздрогнул от внезапности. Встал, набрал в ладони немного снега, поднес ей.

— Мягкий и холодный… Тает в руках.

Талия лизнула комочек и протянула парню. Он засмеялся, повторил ее ритуал.

— Заболеешь ведь.

— Ради такого — не жаль.

Парень поправил ей курточку и плотнее подвязал шарф.

Прошло еще немного времени. Он не торопился шевелиться, так и сидел на корточках напротив, а она смотрела на него.

Талия подалась вперед, хотела встать, но ноги не слушались, были ватными. Привыкнуть к такому очень тяжело, а вот забыть — проще простого. Парень подхватил ее так нежно, как только мог и крепко обнял.

— Страшно… Мне очень страшно. — она шептала ему, будто бы это не должен был слышать никто, кроме него.

Кап. Кап.

На снег падало что-то мокрое.

— Я не хочу умирать… не хочу. — Она плакала, бессильно сжимая в руке ткань его куртки, прижимаясь лбом в его грудь.

Парень обнимал ее, склонив голову.

А снег все безжалостно падал и только он был свидетелем слабости Талии.

Она устала быть сильной, устала бороться. Ее тело переставало ей подчиняться. Все что она могла, это сидеть на больничной койке и ждать его прихода. Он делал ее последние дни не такими трагичными.

— Я тоже не хочу. Если бы я мог, Тали… Я бы отдал тебе свое тело, не раздумывая ни секунды.

— Вот бы я могла жить вечно, хотя бы вот тут. — она ткнула пальцем в грудь, где находилось сердце.

— Ты итак будешь жить там вечно.

— Клянешься?

— Перед всеми известными и неизвестными богами.

Тогда никто из них этого не заметил, но из руки Талии, что лежала на сердце парня вырвалась маленькая ярко-белая сфера, которая растворилась в Его теле. В их мире не было магии, поэтому даже если бы это увидел сторонний наблюдатель, он протер бы глаза и со стойкой уверенностью в том, что ему померещилось — ушел бы прочь.

С тех пор прошла неделя. С каждым днем Талии становилось все хуже, вскоре она даже голову поворачивала с трудом. Но все это время с ней рядом находился он. Девушка до последней своей секунды, до последнего вздоха чувствовала себя любимой и по-настоящему живой.

Парень держал ее руку. Даже когда пришли врачи, слова которых резали больней ножа, он не отпускал ее. А все что он мог сказать — лишь ее имя.

В тот день его потеря была невосполнима. Он потерял Талию, навсегда.

С большим трудом медперсоналу удалось отправить парня домой.

И он побрел пустыми ночными улицами, а снег уже не казался таким очаровательным.

Ему предстояло прожить еще четыре года, до того момента, как его собьет груженая фура, а потом еще два, пока он наконец не узнает правду.

Едва он покинул больницу, в палату к Талии заглянул человек. Судя по ярлыку на халате, он был главным врачом. Мужчина поправил круглые очки, вдохнул поглубже. Ритуал требовал огромной концентрации.

Он надеялся, что было не слишком поздно. Тот парень чересчур долго находился рядом, поэтому существовал риск, что душа уже растворилась.

Мужчина коснулся лба девушки двумя пальцами и влил невероятно огромное количество жизненной энергии.

— Ты единственный человек в этом мире, способный использовать свою жизненную и духовную силу. Было бы расточительно оставить тебя мертвой.

Девушка открыла глаза. Жадно вдохнула наполняя воздухом легкие. Мужчина внимательно смотрел на нее, изучая.

— Не может быть. Я не успел? Часть твоей души уже растворилась? Ох нет, все намного интереснее. Ты отдала частичку своей души ему. Как отчаянно.

Та, что когда-то звалась Талией вопросительно посмотрела на мужчину. Он был первым человеком, которого она увидела. И тем, с кого начались ее воспоминания.

— Что ж, рад представиться, первый Альбедо, Фауст.

Девушка не поняла и все так же вопросительно смотрела на мужчину, тот поправил очки.

— Я вижу, в твоей голове много вопросов, я отвечу на все если ты пойдешь со мной. Дашь ли ты свое согласие?

Она немного помедлила, но не потому что думала, думать для нее было чем-то непривычным, новым.

— Да. — абсолютно безразлично ответила девушка, ее янтарные глаза отражали пустоту.

— За сим, провозглашаю тебя седьмым Альбедо, Безымянная.


Отто.

Я очнулся уже в повозке, мы продолжали движение. Бидок сидел рядом, меняя мне прохладный компресс на лбу.

— Вот ты дал Отто, прогнал ангела смерти! Я конечно не сомневался, что ты силен, но не ожидал, что настолько. Не перестаешь удивлять.

— Где она? — кряхтя я поднялся с постеленных для меня шкур.

— Ангел?

— Да, то есть нет, никакой она не ангел смерти.

— Улетела. После того, как ты выстрелил в нее этой штукой. Ты освоил магию?

Бидок смотрел на меня не скрывая восхищения, но как только увидел взгляд, все понял. Он прожил достаточно, чтобы уметь читать человека по глазам. Вопросов задавать торговец не стал.

— Я прихватил ее меч, думал тебе придется по вкусу. — сказал он и перелезая вперед к кучеру — Отдыхай.

Рядом со мной лежала традиционная японская катана. Рукоять украшала черная оплетка, а на гарде и прилегающей к ней муфте выгравированы коты, где-то я таких уже видел. Бережно коснувшись катаны, я поднял ее. Легкая и удобная, идеально лежит в руке. Ты всегда любила катаны и интересные ножи. Интересно, насколько она мощная.

Я использовал оценку.

Ничего не произошло.

Попробовал снова. Тоже нет.

— Элли? Глянь катану пожалуйста.

Я сказал вслух, потому что насторожился, в голову закрадывались самые страшные подозрения.

— Ну будет тебе дуться, давай помиримся, прости меня пожалуйста.

Тишина.

— Я чувствую себя глупо. Ответь мне.

— Элли?

Я постарался вызвать окно статуса, древо умений, заданий, но ничего. Пусто. Даже полоска здоровья исчезла.

Прокручивая воспоминания до меня дошло, что тем ярким светом, что покинул меня и была Элли.

Я потерял ее. Лишился системы, верного друга, что всегда поддерживал меня. Ее больше нет со мной, и я без понятия, как теперь ее найти. Я ведь так и не успел извиниться.

Тяжелое чувство вины опустилось на мое сердце. Я боялся, что больше не услышу ее голос, ее пение и пусть она лишь проекция очень важного мне человека из прошлого, все-таки…

Элли была для меня настоящей.

Глава 32. Экстра

— Привет. Эта история будет малость отличаться от привычной вам эпопеи о похождениях Отто, потому что я перехватываю бразды правления! Теперь главным героем буду я! МУ-ХА-ХА.

— Карим, ты чего там бубнишь, три часа ночи!

Элхор плотнее укутался в одеяло и отвернулся. Да, даже великие маги спят.

— Ничего-ничего, ты еще узнаешь мое величие, МОЕ ВЕЛИКОЛЕПИЕ!

— Карим!!! Чертова ты головешка, если сейчас не заткнешься, я подвешу тебя за язык на флюгер.

— Ладно-ладно, старый дед…


Итак, самый главный вопрос, который мучает всех, кто знает меня — «как я передвигаюсь?»

Все очень просто! Я могу кататься, перекатываться, падать, немножечко подпрыгивать, и… да, согласен, с передвижением у меня проблемы.

Аккуратно выкатившись из комнаты, я направился в рабочий кабинет моего друга, чтобы продолжить свой рассказ.

Еще у меня есть аурные щупы, их можно материализовать, но мой запас маны настолько маленький, что этого хватает максимум на… Щупы вытянулись от затылка и ухватились за ручки кресла, я резко повернулся и теперь удобненько лежал на мягком седалище своего друга.

— Ха-ха! Да я чертов акробат! Видели бы вы меня! Так… о чем это я? Главный герой! Кхем-кхем. С чего там начинаются хорошие истории про приключения?

Я забрался на стол, и нашел небольшую книжку. Хм, Элхор оставил свои записки?

«Мне двадцать пять и я неудачник».

— Что? Очковтирательство какое-то, кто будет такое читать вообще?

На книжке была надпись Отто Висенте.

— Ой, прости дружище, я то думал это какая-то вульгарщина-бульварщина… Кто тебя книги писать учил вообще?


Я задумался, нужно было что-то забористое, люди должны знать своего героя.

— Что ж, ладно, начну, пожалуй, издалека. Мы перенесемся на далекие 35 лет назад. Тогда я был относительно молодым кентавром. Мои черные волосы развивались на ветру, а шерсть чуть ниже пояса была ухожена и благородна. Я был сильнее любого человека, Быстрее любой гнедой. Ох, братцы, как же любо было на меня смотреть. А самки-то, самки!!! Да даже я сейчас себя вспоминаю — возбуждаюсь.

Я снова перекатился в кресло, и облизнул губы.

— Что? Как я вижу с зашитыми глазами? Вы совсем тупые? Слышали когда-нибудь про сенсорный артефакт? О боги, великих некромантов… Обо всем по порядку.

Итак, был я кентавром, да таким, что просто загляденье, все из-за благородных кровей. И, конечно же, Я был вожаком небольшого табуна на тридцать голов, да десяток кентаврят.

Вы знаете, я ненавидел некромантов, больше, чем кто-либо. Эти гадкие двуногие, мерзкие, отвратительные куски… А в книгах можно ругаться? Нет? Ну и черт с ним.

Не секрет, что некроманты частенько выкашивали наших собратьев, чтобы пустить на расходный материал. Дело в основном в кентаврийской крови. Она буквально пропитана маной, а как вы знаете, из всех магий, некромантия — самая прожорливая. Но не только кровь, вообще каждая частичка, вплоть до зубов и волос, могла быть использована для зелий, отваров, создания магических ритуалов.

Слухи долетели до нас быстро, поэтому мы с собратьями готовились давать отпор. Но скажите мне честно, сможет ли даже такой исполин как я, совладать с целой армией мертвых.

Один талантливый некромант — это уже проблема, а их было около восьми. Это была не битва. Это была резня. На моих глазах убивали моих дорогих друзей, но я совсем ничего не мог сделать. Сдерживая напор сотни мертвецов, я был связан по рукам и ногам. И тогда…


— В здание с ноги ворвался Элхор и раскидал этих сукиных детей как щенят, потом протянул мне руку и сказал. Все ради мира, держись брат!


Простите, не удержался. Но примерно так все и было. Элхор действительно пришел. Может слишком поздно чтобы спасти всех, но вовремя, чтобы наш род совсем не извели. Для него одного восемь третьесортных некромантов были словно тараканы под ногой. Он сказал тогда «Вы исказили волю моих предков» и убил их, даже бровью не повел.

Я стоял истыканный десятками стрел, даже упасть не мог, копья торчащие из моего тела упирались в землю, а неописуемая боль не давала сознанию отключиться.

— Ты точно такой же некромант! — я был зол, пусть и видел, как он убил своих собратьев по ремеслу.

— Да некромант, но никогда я бы не убил прекрасного кентавра. Ни один магический ритуал не стоит ваших смертей.

— Но почему?

— Потому что они забыли истоки, а я не забыл. Прости меня, от имени Имборы и Энена, прародителей некромантии.

Я чувствовал, как его магия поддерживает во мне жизнь. Но он не целитель, а некромант, поэтому силы утекали из меня безвозвратно.

— Позаботься о них. — Я кивнул на деревянный навес, в котором прятались выжившие жеребята.

— Даю слово.

— Я, Карим Элессар не держу на тебя зла, но прошу, исполни мою просьбу.

— Я, Элхор Висенте, принимаю доверие и верну тебе его двоекратно.

Это был древний кентаврийский обычай знакомства, то что Элхор знал его, говорило о многом, в основном положительном, в его пользу.

— Я хотел бы пожить еще, сохранить память, сознание, посмотреть, как вырастут мои жеребята.

— Если я подниму тебя, ты будешь обычным мертвецом без воли, исполняющим мои приказы, но есть иной способ, вот только… Мне нужно твое тело и глаза, тогда я смогу оставить тебя тут, но ты будешь лишь головой.

— Я готов заплатить эту цену, Элхор Висенте. Я даю тебе свое согласие.

— Как только похороню твоих сородичей, как положено в Кентаврийских табунах.

Это было последнее, что я помнил о той жизни. Потом я проснулся тут, в поместье Висенте.

Ух, тяжело сохранять пафосный настрой. Как Отто вообще пишет свой дневник?

Думаете все было именно так? Ну, фактически да, но, когда я стоял там, истыканный стрелами и копьями, о, вы не слышали столь отборного кентаврийского мата и никогда не услышите. Я стал серьезен, только когда Элхор поприветствовал меня на языке моих сородичей.

А потом я увидел, как мои жеребята подросли, Элхор подарил мне частичку своей души, чтобы я не разлагался, таким образом мы стали названными братьями. Он хороший. Пожалуй, из всех некромантов, только Висенте могут в мыслительные процессы. Остальные отбитые. Надеюсь инквизиция их перебьет.

Элхор конечно слукавил, он привязал меня к этому миру, не дал умереть, но пробудил во мне кучу полезных способностей. Так что теперь я даже не столько живое существо, сколько артефакт.

Мои сенсорные навыки определения сущностей, дальнозоркость и чутье в разы выше чем у обычных магов. Собственно, и вижу я только ауры, а не людей. Я даже будущее могу предсказать, правда в пределах 10 минут, и очень неточно. Но могу же!


Треснуло пространство. В кабинете появилась рослая фигура, волосы отливали белым в свете луны.

Я замер, даже дыхание задержал, хотя дышать мне и так было не обязательно.

Эдвин взглянул в окно. Провел пальцами по столу, обнаружив книжку Отто. Ее нашли на поле боя, в тот самый день, когда его убил этот проклятый прихвостень Вестакса.

Мужчина открыл на определенной странице. Будто знал, на какой именно нужно читать. Всего минута. После он аккуратно положил книгу и громко треснул по дубовому столу кулаком. Эдвин вышел через дверь и направился в свою комнату.

Я шумно выдохнул. Ох, этот крутой дядя одного возраста с Элхором, но я его реально боюсь, да что там, его и Элхор боится, просто вида не показывает. Кажется, Эдвин уважает и считается с мнением только трех людей. Своим, Матушки Марии и Элхора. Остальные в его глазах — слабый мусор. Нет, он не высокомерный. Ну может малость… совсем чуточку.

Кстати вот вам парадокс. Эдвин дичайше силен, но при этом, в отличие от других силачей — очень умен, в то время как у остальных интеллекта кот наплакал.

Я напряг свои манащупальца и забрался на стол. Дневник Отто был открыт на одной из записей за неделю до его кончины. Ну, все ведь уже читали, почитаю и я.

«У меня не было хороших отношений с отцом, никогда. Для него я был лишь инструментом, тешащим Эго. Я должен был исполнить амбиции, добиться того, чего не смог добиться он.

Мне всегда не доставало отцовской любви. Не хватало слов, которые обычно отец говорит сыну. Мной никогда не гордились. Оплошности карались самым строгим способом, успехи просто принимались как должное. Я вырос, и совершенно перестал общаться с отцом, но дыра в сердце осталась. Знаете, когда у вас в детстве не было велосипеда. Вот вы выросли, зарабатываете целое состояние, и вы можете купить себе хоть десять велосипедов, но в детстве у вас все равно не было велосипеда, так я себя и чувствовал.

Я пришел в этот абсолютно враждебный мир, и по-настоящему умер, я бы и оставался таковым, если бы не мой ангел-хранитель. Элхор помог мне, не из доброты, как он потом признался, а из интереса. И забрал он меня к себе все из того же интереса. Но за эти два года его отношение ко мне изменилось. Если бы вы спросили меня, кто для меня Элхор, я бы сказал не задумываясь, что он мне как отец.

Но есть еще Эдвин (я в шутку зову его Эдвин — машина для убийств, надеюсь он это не прочтет, иначе я рискую вернуться к мертвому состоянию). Эдвин молчалив, угрюм, ужасно вспыльчив и агрессивен, кажется забота это не про него, да и вообще любые эмоции кроме отрицательных, это тоже не к нему.

Так я думал, и черт возьми ошибался.

Я знаю, странно говорить, что у меня сейчас два отца (без глупых контекстов пожалуйста). Но именно от Эдвина я научился многим вещам, и именно он сказал мне те самые слова, которые я так хотел услышать всю жизнь от своего отца.

В тот раз, был наш последний спарринг, я должен был выстоять, пройти своеобразный экзамен с временным лимитом. Все просто. Дерись и не отключайся. А против Эдвина, скажу я вам, даже дьявол бы не вышел. Я выложил все, чему научился за два года, но до последнего не знал, прошел ли я. Время тянулось как жвачка. И когда на последнем издыхании я сделал удар, то получил такой же в ответ, только раз в пять сильнее. Эдвин обнял меня. Не дал упасть. И впервые с момента как я его знаю он улыбнулся.

— Я горжусь тобой, Отто.

Это последнее, что я услышал перед тем, как меня унесло в темноту.

Мне так и не довелось сказать спасибо, да и думаю, ты бы не хотел, чтобы я это слышал, но Эдвин. Спасибо».

— Ох черт, это так трогательно, кажется я… я плачу. Стоп! У меня ж нет глаз. Тьфу, зараза.

В общем, это были приключения Карима, знайте кто ваш главный герой, любите меня, почитайте.

С любовью, ваша самая говорящая голова.

Глава 33

— И что это за хрень?!

Эдвин кинул на стол толстую, потрепанную книгу с огромным количеством закладок.

— Ты прочитал? — Элхор стоял спиной к Эдвину, внимательно вглядываясь в окно.

— Добрую половину. Я кажется понимаю о чем речь, слышал уже, вот только не помню где. Ты хочешь сказать что все эти сказки про Душелова, про другие миры и их разрушения, про какие-то межпространственные войны, это правда? Да это даже звучит как бред сумасшедшего.

— Скажи, как много ты знаешь о наших предках, о колодце душ, как много ты знаешь об Отто? — Элхор обернулся, в его ярко-голубых глазах отражалась тяжелая печаль. Раньше они были зелеными, как у Эдвина, но после ритуала у колодца душ — навсегда изменили свой цвет.

Эдвин зарычал и стукнул по столу.

— Хватит братец, мне надоели твои загадки, я вижу что дело серьезное. Ты можешь разжевать мне от и до, я не так умен как ты.

— Имбора и Энен Висенте — люди, которые стоят у истоков некромантии, но как они создали это искусство? Манипуляция душами, поднятие и подчинение мертвых это не та наука, которую можно разработать за одну сотню лет. А как насчет колодца душ? ты думаешь, они сами его построили?

— Ты сомневаешься в могуществе наших предков? Не ставь под удар имя нашей семьи! Что ты увидел в колодце Элхор?

— Дело далеко не в этом Эдвин. Колодец душ появился задолго до того, как Имбора и Энен сделали свои первые шаги. И вокруг этого колодца они возвели наше поместье. Все те души, которые находятся там, почти все не из нашего мира.

— Портал…

— А говоришь, что ты не так умен. — Элхор улыбнулся. — Да, это даже не столько портал, сколько маленькая щель, глазок. И ведет он в чрево Душелова.

— Невозможно! — Эдвин от удивления упал на кресло. — Как вообще может существовать что-то подобное?

— Хорошо, давай сначала. Я расскажу тебе все, что знаю. Матушка пока не должна об этом знать, как и никто другой. За все эти годы моих исследований я выкопал намного больше, чем кто-либо. Больше, чем вообще мне следовало знать. Это будет долгий разговор.

Эдвин кивнул, встал, достал из шкафчика прозрачный кувшин и разлил вино в два стакана. Сразу же осушил один и налил снова.

— Выкладывай.

— Легенды о Некрономиконе, одна из начальных точек, откуда ведут все ниточки. Давно, около трех тысяч лет назад на земле под названием Сирция был один ученый шаддат, его так и прозвали, Безумный араб. В своих изысканиях он коснулся того, что за гранью человеческого понимания. Каким-то образом он сумел заглянуть в так называемое междумирье, пространство между мирами, гробница абсолютной пустоты. Там он впервые встретил Душелова. Ему было всего сорок, но после той встречи волосы его стали седыми, а лицо испещряло множество морщин. Никто не знает, что было на самом деле, и что видел Безумный араб, однако с тех пор, он покинул дом и скитался по миру, пока не нашел это место.

— Колодец?

— Нет, место, где грань меж мирами настолько тонкая, что он смог бы оставить в ней прореху, в надежде, что будущие поколения смогут использовать эту дыру. Так и появился колодец. Его построил Безумный араб.

— Но какой в этом смысл? Зачем тогда мы проходим этот чертов ритуал?

— Не более чем формальность, но нужно действительно быть сильным магом, чтобы не сойти с ума, заглянув туда. Миллионы душ, словно звезды на небосклоне, они заточены там. Обречены вечно передавать свою жизненную энергию Душелову. Заглянув туда, я узнал многое. Это дает бесценный опыт и целый ворох магических сил, которые позволяют пренебрегать законами равноценности мироздания.

— То есть это дырка в желудок бога?

— В целом да.

— Звучит даже хуже, чем в книгах.

— Ты прав. Я продолжу. Некрономикон, вопреки легендам, никогда не даст тебе неисчерпаемой силы. Это просто дневник Безумного араба, который, к слову, написан чертовски неграмотно и очень скомкано.

— Ты говоришь так, будто сам его…

На стол приземлилась книга со сморщенной пожелтевшей обложкой. То была самая настоящая человеческая кожа. На ней было изображено вопящее лицо. На вид книге была добрая тысяча лет, желтые, почти истлевшие страницы, множество царапин и пятен.

— Я нашел его Эдвин. — Элхор разразился диким, почти безумным хохотом. — Прости, что держал в тайне от тебя, думал как только закончу с переводом, поделюсь с тобой находкой, но это… Это просто дневник, там история, что все забыли еще до того, как некроманты появились на свет. Бесполезная, черт возьми, история.

Эдвин аккуратно подобрал книгу, пролистал. К каждой старой странице была прикреплена новая, где почерком его брата был нанесен перевод и кое-какие заметки. Он пробежал глазами по некоторым страницам и закрыл книгу. Даже такой бывалый человек, как Эдвин не нашел слов.

— "Но если так, получается все-таки наши предки создали некромантию", так ты наверное думаешь, потому что у меня были именно такие мысли. Тогда мне пришлось снова заглянуть в колодец в поисках ответа. Без каких-либо ритуалов, тайно. И вот что я тебе скажу. Некромантия — магия другого мира, схожего с нашим, но давно уничтоженного. Имбора и Энен, вероятно заглянули в колодец в поисках силы, и нашли ее.

Ошеломительная правда выбивала из колеи. Эдвин осушил очередной бокал, Элхор лишь промочил горло.

— Это ведь не все, да? Тебе есть, что еще рассказать? — Эдвин задавал вопрос с опаской, теперь он побаивался правды.

— Душелов здесь, и наш мир — его цель. Отто — семя, что подготовит мир к жатве. — Элхор отчеканил не церемонясь. Эдвин читал легенды, он мог понять о чем речь.

Громко прозвучал мат, потом снова, но на другом языке, и снова, уже на третьем. Слов Эдвину явно не хватало. Руки дрогнули.

— Наш Отто? Но он же мертв! А если он семя, нам бы пришлось убить его, чтобы не дать миру рухнуть? Так что ли? — Эдвин переходил на крик, но спустя минуту успокоился и шепнул. — Абсурд какой-то.

— Не торопись, все куда сложнее, я предупреждал, будет долгий разговор. Отто тоже из другого мира, как мы уже знаем, однако этот мир один из многих уничтоженных Душеловом. Во время первой встречи, когда я пытался сделать из Отто «поднятого» я не заметил этого, но потом, вглядываясь все больше, обнаружил нечто интересное. В Отто была частичка чужой души. Такая маленькая и невзрачная, постоянно перемещается, да и почти слилась с его собственной душой, благодаря резонансу.

— Но резонанс ведь…

— Да-да, байки о влюбленных и резонансе душ, знаю, но тем не менее он существует, и такого резонанса мне видеть не доводилось, посему я и не разглядел сразу.

— И что это меняет?

— Да то, что Отто — не просто бездушное семя исполняющее приказы. Он человек, настоящий, рискну предположить, что он даже с Душеловом не знаком. — Элхор осекся, он все еще не хотел говорить о своем ученике, как о мертвом.

— Элхор, у меня всегда болела голова от твоих лекций, но это уже ни в какие рамки. То, что ты выдал просто разрывает меня изнутри.

— Знаю братец, знаю, но такова правда.

— И что нам теперь делать?

— Мы могли тренировать Отто, попытаться вместе с ним противостоять Душелову, но теперь… Душелов будет вынужден сделать новое семя, его нам предстоит найти и убить, чтобы хоть как-то потянуть время.

— Для чего? Мы не успеем подготовиться к битве с богом, мы же обычные люди, пусть и некроманты. Что можно противопоставить божеству, который старше, чем наш мир.

— Альбедо. Они должны выйти на Душелова. Это единственная сила, способная ему противостоять. До недавнего времени их было шестеро, но я узнал из колодца, что они воспитали новичка, который подает большие надежды.

Эдвин закрыл глаза и потер виски.

— Кажется ты уже все распланировал. С каких пор мы мы вдруг должны спасать этот мир от неминуемой задницы.

— Ну знаешь, я бы еще немного пожил.

— Ха, да уж я тоже братец… Итак?

— Для начала нам нужен мир с Вестаксом, а так же сила их Главнокомандующего и его цепных псов.

— Ни за что!

— Эдвин…

— Если я увижу ублюдка, что убил Отто, я…

— Эдвин! Я тоже желаю его смерти, но он нужен нам. Даже он. Закончим с Душеловом, расквитаемся с Гарамом.

— Ну уж нет, Элхор. Мне плевать, пусть даже мир катится к чертям. Но как только я увижу рожу этого Гарама, считай он уже труп.

Элхор вздохнул. Он понимал эмоции брата, но трезвость рассудка позволяла держать себя в узде.

Разговор был закончен, Эдвин ушел в очередной поход против монстров, иначе отдыхать он просто не умел. Элхору же предстоял очень важный разговор с Матушкой, а после аудиенция с императором.


Междумирье.

За длинным столом по обе стороны сидело пять человек. Каждый был достаточно задумчив, кто-то ковырял ногти, кто-то разглядывал потолок, кто-то чистил свое оружие. Время сбора пришло, однако инициатора все еще не было.

— Элроста, как продвигаются твои поиски безымянной? — задал вопрос один из них в достаточно вежливой, можно даже сказать уважительной манере.

Рослый парень с копной черных волос, собранных в хвост поднял взгляд. Он прищурил и без того узкие глаза. Лицо его было отмечено большим шрамом, что начинался на лбу и, проходя через правый глаз ровно вниз, заканчивался у уголка рта.

— В этом чертовом мире магических энергий как звезд на небе. Не могу я ее найти. Ни ее, ни семя.

— Эй эй эй! Кажется наша ищейка потеряла нюх.

Голос был очень грубым, почти мужским. Обладателем являлась женщина в одежде напоминающей традиционное японское кимоно. Отсутствие глаза скрывала повязка, а лоб украшала татуировка в форме полумесяца. Красные волосы длинным хвостом достигали лопаток. У женщины не было правой руки, даже рукав кимоно был специфически изорван. Эта женщина занимала пост четвертого Альбедо.

— Прекрати Байчжу! Элроста все еще заместитель… капитана, ты так и не смогла… одолеть его в поединке за это место, так что… прояви уважение. Ты безусловно… сильна и с твоим мнением считаются все присутствующие, однако никто… не отменял банальную субординацию.

Речь иногда прерывалась паузами, которые сопровождались едва слышным щелчком. Шестой Альбедо Трайвор был самым настоящим роботом. Его металлическое лицо, словно маска, не выражало никаких эмоций, однако в фонариках глаз прослеживался какой-то живой блеск. Бордовый плащ с высоким воротником за спиной оставлял лишь часть его лица вне тени, отчего свет его глаз становился несколько устрашающим. В руках робот крутил свой пояс, на широкой бляшке которого сияла надпись Ennui.

Байчжу кивнула, и бросила кроткое «извини» в адрес Элросты.

Такие перебранки были обычным делом. Слишком много лет они путешествовали вместе, тем не менее, если бы Элроста был в опасности (что кстати говоря маловероятно) Байчжу первая бы ринулась на помощь, потому что интересы иерархии это одно, а доверие на поле боя — абсолютно иное.

Остальные же два Альбедо предпочли молчаливо ожидать начало собрания.

Один из них выглядел как мальчик пятнадцати лет, одетый в школьную форму. За его плечами был огромный рюкзак, который превосходил в размерах его спину и вообще смотрелся весьма несуразно. Он постоянно поправлял свои каштановые волосы и задумчиво вздыхал. Таким был второй Альбедо Лауре.

Третий среди рыцарей звал себя Клайв. Высокий темноволосый юноша. Очень худой и женственный, даже его наряды, преимущественно готического стиля и черного цвета делали его похожим на девушку.

В дверь наконец вошел Фауст — первый Альбедо.

— Друзья мои, простите за ожидание, были неотложные дела. Однако, они принесли свой результат!

Альбедо встали в знак уважения, после чего началось обсуждение дальнейших планов.

— К сожалению мы не все в сборе, Безымянная будет отсутствовать еще какое-то время. Я нашел ее, но она не в состоянии надлежащим образом исполнять указания.

— От этой девчонки не будет проблем? — рыкнула Байчжу.

— Не думаю, она все-таки одна из нас. Как бы там ни было, мы начинаем действовать. Я выяснил расположение Душелова, пора начинать приготовления, в этот раз мы точно его достанем господа. — Фауст снял очки и протер их салфеткой.

— А как же… семя? — Трайвор издал характерный щелчок.

— Мы разделимся. Клайв и Элроста займутся семенем, а остальные помогут мне с приготовлениями портала и разработкой плана.

— Но как же мы его найдем, уже год мы безуспешно пытаемся разыскать иголку в стоге сена. — Элроста наклонился ближе к столу.

— А вот тут друг мой, я покажу вам мои неотложные дела. Мирелия, заходи.

В комнату вошла светловолосая девушка с голубыми глазами. Одета она была в дорожную мантию, из-под которой виднелся лук.

— Я укажу вам, где искать Отто, если вы пообещаете его не убивать. — глаза девушки зловеще блеснули. — Потому что я сама убью его!

Глава 34

Прошло около двух недель с разговора императора Энрю и Элхора. В связи с последними событиями правитель Совании доверял некроманту, поэтому все сказанное на аудиенции хоть и звучало чересчур фантастично, все же нашло отклик.

За это время в Вестакс направили гонцов, и после нескольких дней переговоров согласовали встречу.

Нейтральная территория между двумя империями представляла собой протяженную лесополосу. Где-то среди деревьев располагался шатер, в котором уже сделаны соответствующие приготовления. Во встрече участвовало ограниченное количество человек, без охраны, без лишних ушей. С одной стороны император Энрю, его верный советник Альберт и Элхор, с другой Главнокомандующий Вестакса, имя которого для всех было до сих пор тайной, а также два лучших командира Вереск и Гарам.

— Ох, Элхор, как же плохо пахнет от этой затеи! — Альберт расхаживал то влево, то вправо, сжимая снятые перчатки.

Император Энрю сидел за столом, величественно сложив руки в замок. Элхор же всматривался вглубь леса в ожидании гостей.

— Поверь мне, Альберт, Вестакс заинтересуется, им нужно расширять территории чтобы установить там зоны безмагии, а если им будет нечего завоевывать? Тут уже вопрос не в территориальных интересах и не в амбициях. Речь идет о выживании.

— Энрю, это огромный риск, прошу вас, будьте осторожны, Вестакс — не те, кому можно доверять.

Император поднял взгляд на Элхора, тот махнул рукой.

— Идут. В любом случае, кристаллы на меня не работают, моих сил хватит, чтобы помочь нам сбежать, если дела обернутся в плохую сторону.

— У меня есть причины доверять тебе Элхор, надеюсь ты не оплошаешь.

В шатер вошли Гарам и Вереск. Если Гарам действительно походил на одного из лучших командиров Вестакса, высокий, статный, источающий силу и уверенность, то Вереск смотрелся как мальчик на побегушках. Впрочем, Элхор видел парня в бою, поэтому знал, что свое звание тот заслужил.


Элхор и Гарам встретились взглядами. Со стороны некроманта чувствовалась яростная ненависть и злость, но это лишь сотая часть его эмоций, что он так старательно подавлял в себе. Командир второго корпуса был удивлен. Он не знал о связи Отто и Элхора, поэтому не понимал столь персонализированной ненависти.

Вслед за ними вошел главнокомандующий, тут-то три представителя Совании буквально поперхнулись воздухом.

— Я и подумать не мог… — едва слышно шепнул Альберт.

— Что ж, удивительно конечно, что за столь ошеломляющим успехом в военных делах стоит женщина, но… чем черт не шутит. — ответил так же тихо Элхор.

— Главнокомандующая Вестакса Джилл Эванхель прибыла. — Гарам кротко кивнул, после чего Энрю встал в знак приветствия.


Женщина была около двух метров ростом, по телосложению она превосходила даже Гарама. Длинные пепельные волосы собраны в косу, что достигала поясницы. Кожа верхней части лица, начиная от носа имела очень темный оттенок, что говорило о давнем, но безусловно болезненном ожоге.

— Чтобы вы понимали, это первые переговоры в моей жизни и я не очень понимаю, какую цель вы преследуете. Мы не прекратим военные действия, хотя признаться, я ожидала меньшего сопротивления от вас.

Женщина вальяжно упала на стул и достала массивную трубку, закидывая в нее растертый табак. Гарам и Вереск сели по обе стороны от нее.

Стол был накрыт достаточно скромно, по императорским меркам, однако за время беседы никто к еде не прикоснулся, а вот вино закончилось быстро.

Говорил в основном Элхор, иногда, с позволения Джилл, его перебивал Вереск с каким-либо вопросом, признаться весьма уместным. Рассказ длился около часа, после чего Элхор щедро промочил горло.

— Звучит как очень складная выдумка. — ехидно заметила Джилл.

— У меня нет оснований не доверять Элхору, он ответственный и честный человек. — спокойным тоном произнес Энрю.

— Но! — продолжила она, будто бы император ничего и не говорил. — Я была бы глупым правителем, если бы не учла это. Там откуда я родом есть легенда о, так называемом världensätare, пожирателе душ на всеобщем. Эта легенда фактически повторяет все то, что рассказал нам некромант.

— Так значит вы… — начал было Альберт, но его прервали.

— Поспешные выводы — это не про меня, все еще есть шанс отборной брехни с вашей стороны, мои дражайшие противники. — Эванхель затянулась и выдохнула густой табачный дым. — Мне бы поговорить с вами Энрю, наедине.

Император Совании кивнул и предложил выйти своим спутникам, Джилл также отослала своих подданных.


Снаружи шатра воздух был свежим и во многом способствовал отдыху от напряженной атмосферы внутри. Элхор наполнил легкие и поднял взгляд к небу.

— Так значит этот Душелов, ты видел его? — послышался мелодичный голос сзади.

— Разве что изнутри, одним глазком.

Его собеседником был Вереск. Сейчас они не являлись врагами, да и на поле боя ими не двигала ненависть, просто два человека, оказавшиеся по разные стороны баррикад.

— Для нашей империи очень важно расширить территорию, на то есть множество причин и поверь, установление безмагии — не основная. Главнокомандующая Эванхель не согласится на перемирие просто так. Надеюсь вашему императору есть, что предложить этой хищнице.

— Как известно, на каждого хищника найдется еще более голодный зверь. Меня удивляет твое благоразумие в столь юном возрасте малец. — Элхор по доброму улыбнулся и получил такую же улыбку в ответ.

— А вы дедуля видимо к старости зрение теряете, раз уж не можете увидеть, что я…


Вереск не закончил. Пространство треснуло, из разлома вышли две фигуры. Один из них, что побольше, с массивным двуручным молотом, ринулся вперед, мимо Элхора и Вереска. Второй же, с весьма тонкой и изящной фигурой прищурил глаза.

— Элхор Висенте, кто из вас? — голос был очень звонким и будто бы отдавал эхом.

Некромант выставил руку вперед, его боевой опыт исчислялся многими годами и он чувствовал враждебность стоящего перед ним человека.

Но за следующую секунду он так и не успел ничего сделать. Парень легким прыжком сократил расстояние и дотронулся до груди обоих оппонентов. Снова треск пространства.


Коса прижалась лезвием к шее Элхора.

Он огляделся. Это далеко не Сования, а возможно даже не его мир. Он находился на острове плывущем где-то высоко в небе.

— Ответишь мне? Было бы неловко убить нужного человека.

Элхор отклонился назад, ударив головой в подбородок своего противника. После, прыгнул вперед и развел руки. Из теней поднялись его воины. Около двух десятков.

Раздался громкий истерический смех.

— Так значит ты и есть тот самый некромант? О боже, какая же нелепость. — Парень продолжал смеяться, вытирая проступившие слезы.

— Да кто ты черт возьми такой?

— Ох, прости, манеры-манеры, как там говорит Фауст, даже перед лицом смерти, проявляй сдержанность и этикет, но черт, какой же ты смешной.

Элхор сделал пас рукой, теневые воины атаковали с разных сторон, но…

Точно такой же пас рукой совершил оппонент и «поднятые» исчезли. Абсолютный отзыв. Элхор широко раскрыл глаза, он не мог в это поверить.

— Я не закончил. Итак, кхм, Клайв Андерс, третий Альбедо. Я пришел за Элхором Висенте, потому как он последний, кто видел семя Душелова. Но теперь у меня есть и личный интерес. Все эти байки про некромантию. Ты думаешь твои тени — это сильно?

Клайв провернул косу, отчего вокруг появилась тяжелая аура, повсюду в земле открылись теневые порталы, из которых появлялись громадные монстры достигающие пяти — семи метров в высоту.


Элхор попятился назад. Впервые за всю жизнь он был напуган, впервые он ощутил это леденящее душу чувство, а также собственную беспомощность. Он не представлял, какой мощью надо обладать, чтобы контролировать это.

— Но так не должно быть, у нас с Альбедо одни цели, прошу, выслушайте меня…

— Нет, нет, нет! Это ты послушай чертов дилетант! — Маниакальный смех превратился в истерические возгласы. — Ты называешь свою магию некромантией? Вот это! ЭТО НЕКРОМАНТИЯ?! А ну дай сюда!

Альбедо схватил воображаемый канат и потянул на себя. Из тени Элхора буквально выдергивали его воинов, одно из сильнейших его искусств. Одного за другим, сотня за сотней, он не мог их удержать, а они все утекали, растворяясь в воздухе.

— Ой, а что это, наш некромант остался без армии? Ты глупец! Вы тут решили, что раз мой мир погиб, можно вот так просто использовать мое искусство? Осквернять его? Да вы жить даже недостойны. Идиоты! У тебя даже ядер силы меньше, чем в самом бесталанном некроманте из моего мира. Взгляни, взгляни сколько у меня ядер! Ну же!

Элхор повиновался, всмотрелся в суть души Клайва и побледнел словно мрамор.

— Но это невозможно, такая сила за гранью понимания…

Клайв имел тридцать одно ядро силы, что приравнивало его к божеству.

Один из монстров, выглядевший как огромная статуя воина опустил булаву в метре от Элхора, оставляя вмятину в теле парящего острова.

Элхор попытался использовать телепорт.

— О не-е-ет дружище, никаких скачков, пока мы не договорим, а теперь…

Тяжелая когтистая лапа саданула Клайва в затылок, отчего тот наклонился вперед, но не упал.

— Ты же не забыл обо мне, женоподобный идиот! — Вереск отскочил к Элхору и подобрав его, отбежал на безопасное расстояние. — Ты как? Живой?

— Да, вот только… моя некромантия совсем не работает. Тут я бесполезен, малец. Этот парень один из Альбедо, о которых я говорил и он полностью нейтрализует меня.

— Но разве они не должны быть на нашей стороне?

— Как оказалось, они не те добрые дяди, что всех спасут.

Клайв снова разразился хохотом.

— Женоподобный? Ты себя-то видела? От парня не отличишь!

— Что? — Элхор удивленно посмотрел на Вереск.

— Это я тебе и пыталась сказать, дедуля! Но что важнее, какой план?

— Мы не сможем противостоять ему, надо придумать способ сбежать.

Клайв раскрутил косу и бросил ее на манер бумеранга. Она описала дугу, набирая скорость и все так же вращаясь. Вереск грубо отшвырнула Элхора в сторону, а сама легким прыжком увернулась от снаряда. Коса вернулась к ее обладателю.

Поднятые монстры двинулись к Вереск. Их было семь, какие-то напоминали статуи воинов и монахов, какие-то огромных слоноподобных существ, некоторые напоминали троллей или огров.


— Клайв, семя Душелова мертво. Отто убит одним из командиров соседней империи. Возможно прямо сейчас Душелов делает новое. — Элхор закричал, что было силы.

— Что ж, так даже легче. Фауст убьет двух зайцев сразу. Но с тобой у меня все еще есть кое-какие дела.

Пока Вереск отбивалась от поднятых монстров, Клайв медленно направился к Элхору. Ему хотелось насладиться этим лицом страха и осознания своей бесполезности. А вишенкой было бы убийство дилетанта, порочившего его величайшее искусство.

— Клайв, Тебе ведь нужен только я, да? Девочка не некромант, отпусти хотя бы ее. — Элхор поднялся, пытаясь сложить руками заклинательный круг.

Все было бесполезно. Ни один мертвый не откликался.

— Совсем сбрендил? У нас еще реванш на поле боя, я запрещаю тебе помирать здесь!

Очередной удар снес Элхора, он отлетел на несколько метров, сплевывая кровь. Благо это сократило расстояние между ним и Вереск.

Элхор перекатился, уворачиваясь от очередного удара поднятого монстра

— Ты можешь принять полную форму? Нам нужна твоя скорость!

Под градом ударов Вереск была изящной и быстрой, она держала на себе сразу троих, в то время как Клайв просто развлекался, гоняя ее и Элхора своими мертвецами.

— Нет, мне не хватает магической силы.

Вереск отличалась невероятной физической силой, однако всех преимуществ форвалаки использовать не могла. То, что она жила в Вестаксе около антимагических кристаллов очень ограничивало ее способности к превращению.

— Скажи, ты доверишься мне?

— Выбора нет.

— Тогда прими мою связь!

Элхор собрал все остатки магической силы, создавая духовную связь. В этот раз заклинание сработало, теперь все ядра силы Элхора были в распоряжении Вереск.

— Сейчас у тебя достаточно силы. Нам нужен лишь один удар, чтобы отвлечь его, после чего мы оба спрыгнем с острова.

— Мы разобьемся!

— Я думаю у его блока есть определенный радиус, как только мы его покинем, я использую телепорт.

— Ты думаешь?! То есть это даже не точно?

— Какая разница, мы в обоих случаях умрем, однако второй может сработать.

— Ты безумец.


Вереск зарычала, используя финальную форму превращения. Она отличалась не только размерами и физическими характеристиками от той, что видел ранее Элхор. Все инстинкты были в абсолютной боевой готовности. Органы чувств работали настолько слаженно, что форвалака буквально могла читать будущее на несколько минут вперед.

Следующие мгновения пронеслись словно молния. Элхор использовал ослепительный светоч и направил его в Клайва, тот зажмурился, после чего Вереск в прыжке нанесла удар двумя ногами в грудь Альбедо, отчего он впечатался в ногу одной из своих статуй.

Времени было в обрез. Двумя прыжками Вереск поравнялась с Элхором и, подхватив его на свою спину, спрыгнула с парящего острова.

Это все-таки мир Элхора.

Высота колоссальная, даже земли не видно, но он надеялся, что план сработает.

Они летели какое-то время. Вереск приняла свою изначальную форму и потеряла сознание. Слишком большой выброс магической энергии перегрузил ее организм.

Элхор кое-что понял и улыбнулся.

«Люблю, когда я прав».

Он щелкнул пальцами, пространство треснуло и они исчезли.

Клайв, наблюдавший за этим с парящего острова, засмеялся.

— Ой да и ладно, все твои тени у меня. Долго ты без своих «поднятых» не проживешь. Тем более внизу тебя ждет сюрприз.


Они появились у шатра. Всюду следы ожесточенной битвы. Держа Вереск на своей спине, Элхор обошел ближайшие окрестности. Первым он увидел Энрю, точнее то, что от него осталось. Нижняя часть тела была раздавлена, будто бы на нее скинули тяжелый валун. Чуть дальше с размозжённым черепом лежала Джилл, а около нее Гарам. Он все еще дышал, хотя его правая часть тела полностью отсутствовала, вместо нее всюду лежали кровавые ошметки.

— Ты… ыл. рав… — его голос терялся и хрипел, изо рта выплескивалась кровь.

Элхор наклонился к нему.

— Знаешь, мне очень жаль, что не я убил тебя. Я так хотел отомстить за своего ученика, а в итоге ты лежишь тут, ни жив ни мертв.

— … чени… ка?

— Отто. Парнишка с двумя мечами, мне сказали ты продырявил его грудь. Надеюсь ты сгниешь за это в самом жарком пекле ада.

Элхор махнул рукой, чем моментально умертвил Гарама.

Теперь все планы полетели к чертям, Элхор впервые понял, насколько тяжело находиться в неведении, не знать всех переменных. Придется действовать наугад. Хотя, он знал одного профессионала в этом деле.

В голове мелькнула лишь одна мысль.

«Нужно связаться с Эдвином».

Глава 35

Передо мной возвышалось исполинское строение из темно-синего, как ночь гранита. Величественное здание буквально давило своими размерами. Это была композиция из нескольких башен, самая высокая из которых уходила вершиной далеко за облака.

Я поднял голову.

Гладкая поверхность прерывалась разве что выступами подоконников. Металлические двери казалось делали для великанов, потому как даже отсюда, за пару сотен метров они уже виделись неестественно большими.

— Как тебе?

Этот мягкий голос. Слишком приятный, внушающий безопасность, я слышал его всего раз, но запомнил навсегда.

— Никогда не интересовался архитектурой, но это… прекрасно.

С ним можно было говорить на равных, я не испытывал страха, только некий трепет перед бесконечной мощью, которую я ощущал каждой клеточкой тела и души.

Он приблизился. В его серых глазах я увидел себя, и те сотни, нет, миллиарды душ, что он поглотил.

— Это моя последняя работа. Такие гранитные башни были в мире зверолюдей. Они нашли путь, при котором войн можно было избегать и жили в мире долгие века. Всю свою магию они направили на искусство. Мне всегда нравилась их архитектура.

— А потом ты их уничтожил.

— Глупый. — Он коснулся ладонью моей щеки. Теплой, живой ладонью. — Они обрели вечную жизнь внутри меня, как и их искусство!

Вереница душ в его глазах затягивала меня. Его платиновые волосы будто сияли на солнце. Он аккуратно убрал их за ухо, внимательно всматриваясь в мои черты лица.

— Мальчик мой, есть вещи, куда более важные, чем маленький срок, отведенный человеку в его мире. Ты пока не знаешь всего, это выше твоего понимания, но может когда-нибудь.

Он наклонился ближе, так, что наши лица оказались на одном уровне, неестественно близко, я вздрогнул.

— Это вот сейчас о-очень странно.

Я уловил его запах, такой же белый и чистый как он сам, с нотками корицы и жасмина, очень легкий и приятный. Мое сердце забилось чаще, но я не мог даже пошевелиться, тело отказывалось двигаться.

Душелов провел рукой по моему лицу, остановив пальцы на подбородке, слегка потянул к себе.

— Ты видишь, эти мириады душ, разве они мертвы? Нет! Разве странно, даровать им вечную жизнь, возможность лицезреть за вершением дел великого божества. О, мой милый Отто, если бы ты только мог это почувствовать…

Тело обмякло, я бросил все силы, чтобы вырваться из этих пут, но конечности предательски не двигались, еще немного и я бы поддался очарованию этого человека, нет, бога.

Он наконец отпустил меня.

Я вернул контроль над телом. Дыхание сперло, поэтому потребовалось время, чтобы восстановить его и нормальный ритм биения сердца.

— Ты можешь это почувствовать. Даже сейчас, с всего лишь одной душой твоего друга внутри. И если ты поймешь это, тебе захочется еще, ты не сможешь остановиться. Это сладкое ощущение. Неужели ты не помнишь? — Он все смотрел на меня, и голос и взгляд были спокойными, внушающими доверие. — Когда ты получил его душу, как сила разливалась по телу, как информация ударила в голову, как твой мир обрел иные краски, а взгляд на привычные вещи изменился?

Я вспомнил как Джошуа отдал мне свою душу. Перед глазами пронеслась грусть об ушедшем товарище, но после…

Вспомнилось то пьянящее чувство силы, наполняющей меня от головы до кончиков пальцев. Как же я раньше не понял. Это чувства маны, что начала наконец протекать по моему телу, она имела свой неповторимый запах. Ведь действительно, моя голова тогда очистилась, я чувствовал себя спокойно, приятно, будто бы любая проблема в мире подвластна мне.

Я тряхнул головой прогоняя это наваждение.

— Знаешь истории о дьяволах искусителях, сладкие речи и прочее, вот это про тебя. Тебе нужно было явиться ко мне красоткой с третьим размером, тогда шансов было бы больше. — я рассмеялся, но смех был явно истерическим и Он это заметил.

— Ты можешь обманывать себя сколько угодно — его голос приобрел строгий, серьезный оттенок. — Но меня обманывать не стоит. Я скажу тебе последнее. Настанет момент, когда тебе предстоит сделать важный выбор от которого будет зависеть все. Если он будет верным, у тебя будет возможность жить с Талией в междумирье столько, сколько не жил ни один человек.

Он коснулся губами моего лба обжигающе больно, невообразимо приятно. Мир за секунду свернулся, оставляя лишь непроглядную тьму.

В следующее мгновение я проснулся.


— Тряхнуло, так тряхнуло, да?

— Мерв, ты мог меня разбудить раньше? Просил же, как встанешь…

— Да знаю я, знаю, но на прошлом привале ты потратил всю ману, так что подумал, тебе стоит побольше отдохнуть.

Мерв был магом пятого ранга, одним из нескольких, защищающих вереницу караванов. Мы познакомились на следующий день, как Бидок присоединился к процессии по пустыне. Я кое-как уговорил его немного обучить меня магии, но уже через день он сам втянулся и с удовольствием показывал мне все более сложные заклинания. За две недели мне удалось достичь больших успехов, оставалось еще четыре дня пути, их я планировал провести максимально продуктивно.

Выглядел Мерв слишком стереотипно для мага из другого мира, для меня — до смешного стереотипно. Вот эта мантия, дорожная сумка с книгами, не хватает только остроконечной шляпы, которая вроде как была, но «слишком жарко постоянно носить ее на голове. Как он сказал, ему тридцать два, однако выглядел он совсем как юнец, почти как я. К слову, мне в моем-то возрасте никогда больше двадцати одного не давали.

Каштановые волосы редким ежиком покрывали его голову, на шее виднелось несколько шрамов, о которых я так и не решился спросить.

— Так почему орбы? Не такая уж и сильная магия, практичная, не спорю, но куда проще зарядить стандартным огненным шаром или ледяной глыбой.

— Ты же ни разу не спрашивал, еще раз спроси! — я недовольно крякнул, умываясь водой из чаши. Привал я проспал, а до следующего около пяти часов.

— Да-да, твой хороший друг использовал орбы, я помню, но все же?

— Скажи мне, Мерв, за тебя когда-нибудь готовы были отдать жизнь? У тебя были такие друзья?

— Нет… — маг заметно смутился.

— Вот и у меня не было. А Джошуа… Он был моим врагом, понимаешь? Но так случилось, что мы сблизились на поле боя, мы даже друзьями толком не успели побыть, и он умер за меня, чтобы я мог продолжать жить. И эти орбы, — я крутанул кистью, создав три элементальных орба размером с жвачку. — это дань уважения к человеку, который был настолько самоотвержен, что думал о других, даже глядя смерти в лицо.

Мерв не нашел, что ответить. Эгоистично было вываливать на него свои мысли, но он сам спросил, верно?

Я вспомнил сон, поежился. Черт, этот Душелов на полном серьезе приставал ко мне? И ведь даже пожаловаться некому. Жаль Элли нет, она бы уже во всю смеялась с моего недовольства.

Признаться, я чувствую себя невероятно одиноко без нее. Помню, как первое время было чертовски некомфортно со вторым голосом в голове, а сейчас понимаю, насколько грустно и тяжело мне без этого голоса. Бывает иногда я мысленно говорю с ней, даже зная, что не получу в ответ ничего, кроме тишины.

— Мерв, дружище, извини, что загрузил.

— Все в порядке, это я должен извиняться, не думал, что ты уже пережил потерю в столь юном возрасте.

— Говоришь, как старикан.

— Ох, Отто, в таком безумном мире прожив более тридцати лет, уже чувствуешь себя стариком.

Я уселся поудобнее на постеленные шкуры, повозку снова тряхнуло на бархане. Надеюсь хотя бы не завязнем в песках.

— Мерв, мне нужно пять орбов, три меня не устраивает.

— Ты рехнулся? Ты магию изучаешь две недели и хочешь использовать пять?

— Я знаю, что смогу плюс, хочу кое-что проверить. Скажи, у тебя никогда не было такого, что ты вроде как знаешь, как делать что-то, но либо забыл, либо не совсем понимаешь технологию, но уверен, что можешь, или раньше делал.

— Отто… Первокурсники общества магов изъясняются понятнее.

— Ай, смотри вот например, есть заклинание, которое ты когда-то давно использовал, например огненный шар. Ты швырял его налево-направо, и не задумывался, что надо вот собрать ману, сконвертировать ее в ядре, потом сплести заклинание и наконец выпустить, задав траекторию.

— Та-ак и что?

— Ну и вот, однажды, тебе стукнули по голове, да так, что ты забыл все заклинания, и вот ты знаешь, что когда-то ты кидался фаерболами так, что все живые боялись, но повторить не можешь, потому что не помнишь.

— Ага… Ну слушай, все просто. Такое даже практикуется в магических кругах, называется скрытое знание. Часто лазутчикам блокируют какие-то воспоминания и информацию, и такое может вытянуть только опытный маг на один-два порядка выше, ну или гений, который разберет технологию, ибо каждое заклинание индивидуальное. Однако если ты просто забыл, то думаю любой маг сможет тебе помочь.

— Вот как, а ты? Сможешь провернуть такой фокус?

— Никогда не пробовал, знаю в теории, но думаю ничего сложного нет.

— Тогда действуй, Мерв!

— Что? Прямо сейчас?

— Да, у меня просто необъятный караван скрытых знаний, замучаешься вытаскивать.

Я засмеялся, пытаясь задать атмосферу непринужденности. Мерв поддержал мой смех.

Мы начали.

Я улегся на шкуры, Мерв сел перед моей головой и наложил пальцы на виски.

— Сеанс может пройти немного болезненно.

— Больнее мне уже не станет, дружище. Жми!

Чувство, что я ощутил сложно описать. Будто мне под кожу, а потом и внутрь головы поползли тонкие нити, обвивая мои уши, мозг, все что внутри носа, гортань. Я ощущал, как внутри меня что-то ползает. Одновременно одолели тошнота и головная боль.

Потом меня тряхнуло. Мышцы начали сокращаться, как бешеные. Снова и снова, пока это не превратилось в нечто схожее с эпилептическим припадком.

В моей голове возникали образы Джошуа, Элли, Талии, Душелова. Из носа пошла кровь.

Мерв убрал одну руку, но я, игнорируя припадок схватил его за рукав.

— Нет! Продолжай!

— Но так не должно быть, ты слишком тяжело это переносишь.

— Я. Сказал. Продолжай. Копни глубже!

Маг прошептал заклинание, я снова забился в конвульсиях. В голове мелькали сотни видений прошлого, а возможно и будущего, пока наконец я не обмяк. Мне стоило огромных усилий стерпеть боль и остаться в сознании. Я смотрел на Мерва не моргая.

Прошло минут пять. А мы пялились друг на друга. Он сдался первым.

— Ты живой, нет?

— Живой.

— А чего молчишь, страшно же!

— Мне тоже страшно Мерв… Это просто ужас.

— В плане?

— Кажется ты копнул слишком глубоко…

— Да что происходит? Объясни мне, Отто!

— Я вспомнил даже то, чего никогда не знал.

Кажется моя зловещая ухмылка напугала Мерва, он невольно попятился назад.

В поле моего зрения мелькала до боли знакомое окошко с белоснежным текстом, куда бы я не смотрел, окошко всюду было прямо передо мной.


「Пользователь Отто, вы лишились основного ядра системы.

Это последнее сообщение, система пришла в нерабочее состояние.

Все навыки останутся с вами, характеристики закреплены за телом, магические свойства закреплены за душой.

Обнуление отменено.

Квесты аннулированы.

Хотите ли вы снять ограничения с сосуда Душелова

Да./Нет. 」


Я не удержался и начал смеяться.

Вот это поворот. Все было настолько просто?

Я поднял катану Талии, которую держал все это время при себе и легким движением поместил ее в пространственный карман.


Талия.

Девушка проспала примерно сутки. Теплые и толстые перья крыльев не дали ей окончательно промерзнуть, но тем не менее в выемке утеса было очень холодно.

Наконец все ее мысли пришли в порядок.

Вот только плана действий не было. Хотела она одного. Найти Отто.

Поскорее.

Она не видела его шесть с лишним лет. С того самого момента как погибла в их родном мире. Это шанс встретиться с ним, но…

«Альбедо хотят его убить, он и есть семя всепожирающего бога. А если это так, то он способствует уничтожению мира. Что же мне делать?»

Уже было далеко за полночь.

Девушка вспорхнула на утес, расправив свои крылья, хрустнула руками, шеей, спиной. Мышцы затекли, нужно было немного размяться.

Решение пришло к ней спонтанно, реализовать задуманное было сложно. Все упиралось лишь в то, разглядит ли Фауст восстановление ее воспоминаний и чувств. Если нет, то Талия могла бы подготовиться, узнать способ спасти Отто, а может и отговорить некоторых Альбедо. В любом случае, ей необходимо было вернуться в их штаб.

Спустя сутки пути она уже была у разлома, оставленного Фаустом для прыжков в междумирье. Талия раскрыла разлом руками и исчезла.


В пространстве между мирами царила всепоглощающая тишина. Деревянный домик, который снаружи казался раз в десять меньше, чем он есть внутри, стриженные кустики, мощеные дорожки, все это умещалось на парящем острове. Фауст очень любил порядок, наравне с субординацией и всеподчинением.

Талия зашла внутрь, тихо словно кошка. На кухне беседовали Трайвор и Байчжу.

Девушка в кимоно заметила ее первой.

— Уа-а-а-а, моя лапушка вернулась! — Она подскочила к Талии схватив ее рукой и крепко прижав к груди. — Я так скучала, божечки-кошечки!

Трайвор щелкнул языком и покачал головой. Вообще он не нуждался в подобных вещах, хоть и испытывал человеческие эмоции. Но, как говорит Лауре, он должен вести себя более человечно, поэтому пришлось имитировать даже дыхание.

Что же до Байчжу, она всегда суровая и холодная, обладающая мужиковатым поведением, и говорящая со всеми сильными мира сего на равных… просто растаяла, когда в рядах Альбедо появилась Безымянная.

Сейчас Талии стоило невероятных усилий не покраснеть и вести себя, как всегда безразлично, хотя, как она только сейчас поняла, это одна из главных причин, по которым Байчжу к ней так относится.

— Не сейчас Бай, мне нужно к Фаусту.

Девушка в кимоно буквально терлась своей щекой о щеку Талии.

— Но мы так давно не виделись, ты совсем не скучала? Ты не думала о своей лучшей подруженьке? Какая ты жестокая, разбиваешь мне сердце.

— Бай, я рада, что ты жива, так же, как и все остальные Альбедо, а теперь мне нужно к Фаусту.

— Уо-о-о, ты всегда так говоришь, не обманывай, ничего ты не рада!

Трайвор сделал вид, что засмеялся и подошел к девушкам, точнее к Талии, на которой буквально висела Бай.

— Фауст… Немного занят, придется подождать.

— Ох, понятно, а как остальные?

— Лауре… спит, Бай, как ты… видишь соскучилась, Фауст стал… чаще пропадать.

— А Клайв и Элроста?

— Они…

Тут со второго этажа донесся крик Фауста, что было чуть ли не потрясением, ибо он всегда держал эмоции в узде.

— Вы два остолопа!!! Ладно Клайв, у него нет понимания устройства вещей, НО ТЫ! ЭЛРОСТА?! Как это произошло? КАКОГО ЧЕРТА, вы, два идиота, убили императоров двух крупнейших стран на континенте? Мы соблюдаем невмешательство в дела мира, забыли?

В ответ послышалось какое-то бормотание, дальнейший разговор слышно не было.

— Такого… не было уже лет семьдесят. В последний… раз Клайв выкосил целую империю, которая пыталась… освоить некромантию, у него на эти дела… триггер.

— А Элроста? Он же всегда рассудителен, как это произошло? — Талия задумалась.

— Я не знаю всех… подробностей, но вроде как они сами… напали на Элросту, оказались достаточно сильны, ровно… настолько, что было… сложно закончить бой, оставив их в живых.

— Такое вообще возможно?

— Ай, этот Элроста помешан на силе, вот сместит его Фауст с роли своего заместителя, и им стану я, а ты, моя лапушка, станешь моей правой рукой! Станешь ведь?

— А они… Нашли семя? — осторожно спросила Талия, игнорируя Байчжу.

— Нет, напали вроде… на след, но тот, кто… знает где семя, сбежал. А что насчет… тебя?

— Тоже пусто. Думала, что нашла, оказалось фальшивка. В этом мире слишком много магической энергии, сложно разобрать.

— Что есть, то есть, даже мой сканер барахлит.

— Ладно, я пожалуй отдохну пока Фауст не освободиться.

Талия высвободилась от Байчжу и начала подниматься в свою комнату, как вдруг…

— Эй безымянная! — Голос Трайвора приобрел угрожающий окрас.

Девушка вздрогнула от неожиданности, но повернулась.

— Я тоже рад что ты цела и невредима. — Голос стал мягче.

Все-таки за столько лет он так и не научился правильно подбирать интонации. Талия в мыслях облегченно вздохнула, ответила же она с максимальным безразличием.

— Спасибо Трайв.

Вскоре девушке предстоял долгий разговор с Фаустом и ей ни в коем случае нельзя было себя выдать.

Глава 36

Жизнь в столице текла своим чередом. Будто бы и не было никакой войны. Насколько я понял из рассказов торговцев, Вестакс приостановила свою кампанию против Совании.

Я миновал улицы одну за другой с большой скоростью, будто бы точно знал куда идти, на деле же просто нарезал круги.

В таверне отсидеться не получалось, нервы не давали.

С Мервом мы распрощались день назад, тогда же меня покинул и Бидок. Славный дядя, добродушный. Велел заходить в гости при возможности.

Да, меня раздражало практически все. Еще в пути я чувствовал, что как только останусь один, мне придется упорядочить все случившееся, но я как мог оттягивал этот момент. Разговорами с Мервом, тренировками в магии, да хоть тасканием воды во время привалов.

В конечном итоге… Элли пожертвовала собой, чтобы спасти меня от Талии. Талия ничерта не помнит, и, судя по ее пустому взгляду, это возможно вообще не та, кого я знал. Грустно, но придется принять это.

Я чувствую себя чертовски слабым и уязвленным.

Душелов являлся ко мне во сне еще пару раз. Не понимаю, но кажется я проникся симпатией к нему. Он неплохой собеседник.

Чем больше мы говорим, тем больше я понимаю его мотивы и цели. Понимаю, почему он существует но… Я не оправдываю его действия. Он все равно козел.

«Стоит ли мне попытаться найти Талию и узнать, что происходит? А может вернуться к Элхору? Думаю он потерял меня. А может…»


Так я не заметил, как вошел в Клоаку. Подземный район, где обитает всякое ворье и прочие аутсайдеры столицы. Насколько я знаю, тут и черный рынок присутствует, правда чтобы его найти, необходимо потрудиться.

По мере продвижения вперед я ловил все больше и больше взглядов на себе, пока наконец из какого-то переулка на меня не выскочило трое человек.

— Эй, слюнтяй, ты че тут забыл?

— Может тебе дорогу подсказать, пацан?

— За пару золотых мы тебе тут незабываемую экскурсию устроим.

Если честно, я даже внешности их не запомнил, разве что один выделялся тем, что был очень плечист. Наверное подсознательно я хотел чего-то такого. Встретить подобных ребят, выпустить пар. Как говорил Эдвин, нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить хорошей взбучкой.

Я сжал кулаки, они вспыхнули желтым пламенем. Моя Ци текла ровно, спокойно, странно, ведь я испытывал столько смешанных чувств. Или желтый — это не цвет спокойствия?

— Ты чего это напрягся? Давай! Деньга вперед! — тот, что стоял справа вынул заточку и виртуозно крутанул ее в руке.

Ты и будешь первым.

Я подскочил к нему и схватил его за голову. С абсолютным безразличием я вдарил ей об стену. Остальные двое среагировать не успели, потому что я ненароком ускорил обмен веществ.

Их движения были словно замедленная съемка в кино.

Два удара. Подножка, снова удар. Плечистый приложился головой к земле, отхаркивая кровью и пытаясь вдохнуть выбитый из легких воздух.

Но тут…

В голове всплыл образ Талии. Тот момент, когда Элли покинула меня.

Так больно.

Так обидно.

Во мне смешалась ярость и боль утраты. Ком подступил к горлу.

Пламя Ци стало черным, как деготь.

Я набросился на последнего. Бил наотмашь, прижав его к стене.

Бил и бил.

До уха доносился хрип и мольбы о пощаде. Но я…

В какой-то момент пустота в глазах рассеялась и я увидел размозженное лицо, сломанный нос, выбитые зубы. Мужчина едва оставался в сознании и вместо слов только хрипел.

Я снова замахнулся и ударил в стену, оставляя вмятину на кирпичной кладке.

Миг осознанности снова прервала белая пелена. Легкое движение рукой, поворот кисти и из каждого человека вырвалось по белой сфере эктоплазмы. Чистейшая энергия, которая есть даже у самых отъявленных проходимцев.

Душа.

Сферы впитались в меня и я вдохнул полной грудью. О да, ты был прав. Незабываемое ощущение.

Я отшвырнул бандита, которого прижимал к стене и…

В голове раздался щелчок. Пришло осознание того, что я только что наделал. Руки затряслись, меня обуял страх.

«Г