КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471031 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219702
Пользователей - 102105

Впечатления

Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Ридерз Дайджест Reader’s Digest: Великие тайны прошлого (История)

без картинок ((( втопку!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Невеста Севера (fb2)

- Невеста Севера [СИ] 798 Кб, 230с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мари Ви

Настройки текста:



Мари Ви Невеста Севера

Глава 1

Искать работу после ВУЗА — это почти то же самое, как призывать какого-нибудь волшебного питомца из другого мира. Вроде бы: где тут связь? А она буквально прочерчена сплошной линией. Что нужно работодателю? Диплом? Правильно. А что еще? Опыт работы. Который — как я должна была получить, если училась и только выпустилась?

А еще возраст. Видите ли, я слишком молода в свои-то двадцать один. Это уже совсем дискриминация, но тетке, что меня собеседовала, я ничего доказать не смогла, она была, что называется, «человек цифр», сначала мило со мной побеседовала, мы с ней даже подружились, наладили контакт, а потом взглянула в резюме — до свидания! Отличный подход к собеседованию, кстати говоря.

Так где же пресловутая связь с волшебным питомцем из другого мира? Все очень просто: цель тоже предельно ясна — призови питомца. Только вот для ее реализации нужно знать магию, владеть ей от трех лет после ВУЗа магического масштаба, а еще наверняка получить разрешение или что-то вроде того, чтобы его хотя бы попытаться вызвать.

И в обоих случая — провал обеспечен.

Но это так, лирика, я просто люблю фэнтези в любом проявлении, и каждый раз, когда случается очередной отказ (к сожалению, я уже давно брожу по собеседованиям аки зомби в надежде куда-нибудь приткнуться), мне надо это как-то пережить. Вот я и ухожу в фэнтезийные миры в любых проявлениях, чтобы как-то восстановить себя после очередного провала.

Правда, сейчас до моего личного бальзама на душу еще надо было добраться.

Когда я вышла с последнего собеседования, я сразу же закуталась в свое длинное пальто и натянула шарф на лицо. Шапка до глаз, сверху капюшон — и все равно страшно стоять и смотреть на метель. Или буран. Или — что это такое за погодное явление, когда метет так, будто мы на крайнем севере, дальше вытянутой руки не видно из-за сплошной пелены снега, а еще ветер сбивает с ног? Вьюга? Определений много, а как домой-то идти?

Постояв под навесом здания, я несмело переглянулась с не менее перепуганной девушкой, которая тоже планировала… куда-нибудь двинуться, только вот не видно было куда. Она тоже была закутана с ног до головы, прям, как военная экипировка, честное слово. И вот хотелось бы переждать, но дело в том, что наши синоптики уже вторую неделю объявляют «аномальные метели и бураны в городе, которым конца и края нет и метут они целыми днями». Так что буквально-таки по счастливой случайности мне удалось выскочить на собеседование в легкий снегопад, а вот как добираться обратно?

Но — ничего не поделаешь, благо метро в большинстве своем находится под землей. Ветки, что выходили на улицу, уже давно закрыли. Расчистить снег было просто невозможно, не успевали, поэтому — сидите дома.

Нырнув в снежную бурю, я тут же взвизгнула, подхваченная ветром. Глупо было вообще отправляться на собеседование сегодня, но причин было несколько: из-за буранов и снегопадов отключили интернет, сотовая связь работала с перебоями, а когда мы созванивались с моей интервьюиршей, она обещала чуть ли не посадить меня на рабочее место, лишь бы я приехала. Еще одна причина, по которой хочется вернуться и спустить на нее всех собак, ведь мне же в итоге отказали. Ну, ничего, ей тоже домой возвращаться вечером, к которому наверняка снова заметет. Оценит на себе, что называется.

В общем, я двинулась совершенно по наитию по памяти. Я не шла, я тонула в снегах, и каждый шаг давался мне с трудом. Поначалу мы с той девушкой еще держались ближе друг к другу, но вскоре потерялись в снежной пелене, и я надеюсь, что с ней все будет в порядке, потому что — погодка, конечно…

Шаг, другой, ноги вязнут, вдруг слышу какой-то странный гул… ничего совершенно не успела понять, как на меня налетел буквально ураганный ветер, сбил с ног и уронил меня в сугроб. Одно радует: в моей зимней экипировке хоть не больно падать.

В общем, я полежала так пару секунд, пытаясь надышаться. Было сложно, но… это бесконечно серое небо, что рождало бурю… мне показалось, или буран стал больше походить на небольшую метель? Ох, уж эти определения…

В общем, я поднялась, попыталась отряхнуться (хмыкнула про себя с вопросом «зачем?»), затем тяжело вздохнула и возобновила ход. И тут-то началось нечто странное. Вроде бы я все еще иду, вроде бы вокруг по-прежнему метель метет, снег сыплет, ветер завывает. Но. Дорога под ногами стала какой-то слишком неровной. Да, из-за снега это вполне очевидно. Но раньше будто бы был асфальт, а тут — совсем уж неровности на каждом шагу, словно я свернула с дороги в какой-нибудь… это что? Дерево?

Опять же наощупь я подобралась к стволу ближе и присмотрелась. Мало того, что тот был исполинским, высоченным, кажется ель, или сосна, что-то вроде этого, только вот у меня вопрос: а как это получилось дерево посреди мегаполиса? По идее здесь уже должен быть вход в метро, а не… деревья. На столб точно не похоже, при ближайшем рассмотрении уж наверняка. Я что? Столб от дерева не отличу?

Да, конечно, я шла на ощупь, но все же…

Небольшая паника захватила меня, я уложила мысли спать, чтобы не мучали, и двинулась по тому же маршруту, по которому двигалась ранее. Сначала все было более или менее, дорога, метель, ночь, улица, не фонарь, потому что еще день, но темный-претемный. Но снежок подозрительно рассеивается, а я вижу в нескольких метрах от себя… какое-то здание.

Почему бы не охарактеризовать его более точно? Потому что пока я этого сделать явно не могла. Подошла ближе, поджав губы и с ужасом убедилась: это не какое-нибудь стеклобетонная высотка в центре Москвы, не ларек с мороженным (в такую-то зиму! Самое оно взбодриться!), это… деревянный дом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Деревянный дом. Что может посреди Москвы делать деревянный дом? Где-то же там еще остались исторические памятники архитектуры, которые нельзя было трогать, верно? Но по нашему старому русскому обычаю, вокруг должен был располагаться бетонный забор, или что-то вроде того. А эта… историческая конструкция походила на совсем уж не старую Москву. А на что она походила тогда?

Нервно обойдя здание, я нашла дверь. Мысли все еще были не со мной, поэтому я действовала по принципу: нашла вход — заходи. Вот я и зашла.

Поскольку я из лютой зимы, дверь открывалась с трудом, но внутрь впустило меня жестко, я буквально впихнулась через порог… а затем попала в звенящую тишину. Огляделась. Не знаю, какой черт меня дернул заходить, вдруг это чья-то частная собственность? Но нет. Это была… такая классическая таверна. Ну или трактир.

Прямоугольное деревянное помещение было пропитано запахами пережаренной еды и пота. Малоприятное сочетание, но запахи — это меньшее из зол, надо заметить. Справа располагался вроде бар или стойка, с таким здоровым суровым мужиком с бородой до пуза. Одет он был… в темно-серую рубаху, которая, уж не знаю по каким причинам, трещала по швам от его мускулов. Я в жизни такого качка не видела. Причем было вполне очевидно, что он не на тренажерах все эти мышцы заполучил. Он вообще создавал впечатление, будто таким родился!

Остальное помещение слева было занято столиками, за которыми редкими посетителями сидели не менее суровые мужчины… и женщины. Все были закутаны в теплые балахоны, мантии, такого средневекового покроя, я бы сказала, поэтому их лица я видела едва ли. Мое тоже, справедливости ради, сложно разглядеть за всем моим обмундированием.

Слева в углу была милая лесенка наверх, а под ней на противоположной от меня стороне горел камин-печь. От него даже здесь становилось тепло, и я сразу согрелась, спасибо и на этом. Кстати, это объясняло, почему дверь одна и нет сеней (ага-ага, неизвестно куда заглянула, но уже провожу историческую реконструкцию), а мужик в одной рубашке в такую стужу. Впрочем, может, он просто горячий мужчина! Я его в первый раз в жизни вижу.

В общем, я немножко забеспокоилась, разрешила мыслям ко мне вернуться и начала делать выводы. Куда я попала и где мои вещи? Хорошая мысль. Но разве в реальности вообще возможно угодить в другой мир?

Тут я прыснула, подумав: «Похоже, тот порыв ветра вышиб всю нормальность из моей головы». Порыв ветра…

Только я задумалась о нем, как вдруг трактирщик (ну или кто это?) как гаркнет на меня! И да, я ожидала суровый резкий хриплый бас, чего я не ожидала, это:

— Грахыэйрантуав… — ну или что-то около, я только вытаращиться на него успела.

Ладно. Ладно. Ладно… подумаешь? Плохой стоматолог? В общем, надо бы уже как-то попасть домой.

— Кхм-кхм, — откашлялась я, а то стою тут на местной вечеринке толкиенистов, очевидно, чего-то жду. Меня сюда явно не приглашали. — А вы не подскажите… в какую сторону метро?

На мой безобидный вопрос трактирщик и те немногочисленные гости заведения многозначительно переглянулись. Поскольку они все и так выглядели грозно, не скажу, что теперь их взгляды потеплели и они радушно вышли из роли, подсказывая мне, куда двигать свое совершенно не подготовленное к подобной вечеринке тело.

— Гауарратэ! — Гаркнул на меня трактирщик.

Я сначала такая: «Надо бы подключить глубокий анализ данной фразы…», а мужик как залезет под стол, как достанет секиру! Ну или что это такое? Я к этому моменту немного забыла, что есть что, только в ужасе разинула рот, чего никто не увидел, потому что — шарф и воротник, а затем шумно отодвинулся стул и поднялись еще двое мужиков. Отодвинув подол своих утепленных мантий, они взялись за рукояти мечей!

Это… что? Они серьезно?!

***
Поскольку я жила преспокойненько в мирное время, в реальности, которая не предполагает ничего подобного, только в случае сходки ролевиков в каком-нибудь лесу, я поначалу еще стояла и таращилась на приближающихся ко мне мужиков. Женщины здесь были, но такие суровые, что их легко перепутать. Не люди, а горы мышц. И все идут на меня!

К тому моменту, когда расстояние начало сокращаться, оставалось всего лишь пара метров, а мой мозг наконец-то соизволил включиться и напомнить: «Они к тебе не за автографом идут!», я решила тихонько выскользнуть наружу в метель.

И так я вовремя это сделала! Вывалилась на улицу, споткнулась о сугроб под дверью — вот намело-то с тех пор, как я зашла внутрь! А внутри уже вовсю топот, грохот, кто-то кричит — мамочки!

Я побежала. Это, конечно, не олимпийский забег, но зря я что ли двадцатку отдала за сапоги? Дело было далеко не в моде, я как будто знала! Подошва — лед дробить могла, удобные, легкие, по ноге! Вот они-то меня и спасли. Пронеслась в неизвестность быстро, слыша за своей спиной крики и что-то нелицеприятное, очевидно. Сомневаюсь, что люди, которые берутся за оружие, кричат мне подбадривающие речевки. Мол, «Вперёд! Хорошо бежишь! Марафонщица?», или «Постой-постой! Сапоги — топ! Где брала?».

Бежала я недолго, натолкнулась на еще одно деревянное здание — дом! Всего-то два этажа (метель скользнула в сторону и любезно предоставила мне вид на постройку). Больше рисковать я не стала. Как я вообще догадалась, что нужно было заходить?! И не попала к кому-нибудь на скромный ужин?

В общем, становилось уже более, чем очевидно, что я больше не в Москве. Но, несмотря на всю мою любовь к фэнтези, к такому приключению я была явно не готова. Я и правда в другом мире? Или это деревня ролевиков? Надежда была, но за мной продолжали гнаться, что-то крича, а я почувствовала себя добычей, не меньше. Двинулась дальше, вникуда. Метро-то здесь явно не поблизости…

Пробежала несколько метров и вышла на деревья — лес. Все они здесь были исполинскими. Обернулась. Что было видно? Метель, снегопад, а еще едва различимые темные фигуры. Мамочки!

Рванулась дальше, бежала какое-то время, пока голоса не стихли. Куда меня понесло? Вот что я собираюсь делать теперь? Если там хотя бы трактир был… Что-то на меня такая обреченность накатила, я споткнулась и не упала в сугроб исключительно потому, что в дерево вцепилась, обнявшись с ним так, будто оно такое «Ну/ну, дитятко, не переживай» и давай успокаивать. Нет, оно стояло и ничего не делало, а я прижималась к нему и поддавалась панике.

Что теперь делать-то?

Вариантов не было. Я действительно… не в Москве. К сожалению. И нет бы попала в какое-нибудь лето! С эльфами и цветочками! А тут какие-то… полувикинги! Ну все, это конец. Если я и мечтала попасть в другой мир, то явно не такой…

И вот, когда моя паника начала выходить на авансцену, началось нечто странное. Возникает вопрос: нечто более странное, чем все что случилось до этого? Да. Совсем уж странное! Снег, что кружился вокруг меня, внезапно… засветился. Сначала я думала, это мои слезы, где-то солнце проклюнулось (хотя, где оно может проклюнуться? Снег непроходимой стеной, тучи над головой сплошной пеленой, да я еще и в лес явно попала).

Но это были не слезы. Снежинки светились синим и голубым. Как будто маленькие фонарики от гирлянд. Это… я брежу? Что происходит вообще?

И тут заржали лошади. Где-то неподалеку, я обернулась на звук и тут же в ужасе замерла. Передо мной стоял кто-то в черном. Высокий, более стройный и худой, нежели те мужики из таверны (или трактира, я не знаю), да и одежда на нем… казалась более богатой. На голове капюшон, на поясе — меч.

Я нервно сглотнула и попятилась, а мужчина стянул маску с лица, и я, на удивление, увидела молодого парня. Где-то в районе двадцати пяти лет, наверное. Он был полон противоречий. С одной стороны, лицо его было немного детским, щечки такие милые, но взгляд опущенных глаз холодным, если не ледяным. Он внушал веру в то, что знает, как орудовать своим мечом, но в то же время в его движениях чувствовалась скованность и некоторая зажатость.

Если честно, я уже мало, чему удивлялась, но в этот раз заговаривать первой не стала, все-таки в последний раз это обернулось против меня самой.

Парень встал на месте, в нескольких метрах от меня, словно сторожевой пес, которого поставили сторожить добычу. Ей я себя так и почувствовала. А тем временем снег все продолжал мерцать переливами синего и голубого, и… стихать. Вот я уже вижу вокруг деревья, а за спиной незнакомца еще одну фигуру в длинной темно-синей мантии.

Несмотря на то, что лица было не видно, по фигуре я почему-то предположила, что это женщина. Догадалась, наверное. Ведь как только она подошла поближе, она откинула капюшон чуть назад, и я увидела ее лицо. Стрижка у нее была короткая, с челочкой, но это точно была женщина.

Она что-то спросила у парня, тот только переступил с ноги на ногу, а женщина, приковав ко мне взгляд, двинулась в мою сторону. Я тут же обняла дерево покрепче, потом подумала, что мне это вряд ли поможет и отлипла от него, принявшись отступать. Прошлые товарищи на меня с секирами пошли! А она что будет делать?

Тут она заговорила. Снова на непонятном для меня языке, но? судя по походке и осторожности, она приближалась ко мне как к раненому зверю, которому собирается явно помочь. Мне так показалось, по крайней мере. Но я воспротивилась и выставила перед собой руку, мол, «не подходи!». Слова эффекта не возымели, но женщина не стала напирать и притормозила, давая понять, что ближе не подойдет. А?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Может быть, это на контрасте, но после тех верзил эти двое казались мне более дружелюбными. Хотя доверять им явно было рано…

Стою себе, делаю спешные выводы, а женщина вдруг такое вытворяет! Поднимая руку в воздух, она подхватывает ворох снежных потоков, те заливаются сине-голубоватым свечением, подчиняются ее движениям! Это что? Магия?! Красиво безумно! Завороженно наблюдаю, как снежинки устремляются… ко мне!

Поздно я очухалась, к тому моменту ледяная стрела ударила меня в подставленную руку и место неприятно замерзло. Я в ужасе стянула перчатку и обнаружила на тыльной стороне правой ладони красивейший голубоватый узор! Будто бы снежинка…

Так, чего это я? Да, меня не убило, но разве же все до сих пор в порядке?!

— Теперь ты должна меня понимать, — снова заговорила женщина.

Вскинув голову, я уставилась на нее, потом на парня. Так. Так. Это магия. Реальная магия! Без шуток! Нервно сглотнула, пока женщина давала мне время, чтобы осмыслить… я даже не знаю, чего она молчала, если честно!

Ладно.

— Что… — хрипом, вместо голоса спросила сначала я, потом прокашлялась и продолжила, — что происходит?

Женщина решила, что раз мы понимаем друг друга и между нами нет языкового барьера, можно дальше ничего не объяснять.

— Добро пожаловать домой, — лишь сказала мне она, приведя в не меньшее замешательство.

Чего?!

***
Женщина смотрела на меня довольно серьезно, без каких-либо сомнений и не было похоже, что она вот-вот рассмеется. Ладно.

— Кхм-кхм, — прокашлялась снова я, — простите, что?

Женщина на мой вопрос, к счастью, отреагировала, даже воздуха в грудь набрала, чтобы ответить, но тут раздался боевой клич, я услышала «вот оно!», задумалась, о чем это… что? Это те самые мужики, которые на меня с секирами пошли? Минуточку: оно?! Ну да, мое пальто безразмерно, но извините! На улице зима и лютая метель! Вы чего ожидали? Приталенного платья в пол?!

Мужики и правда появились, двинулись в нашу сторону, я же снова обняла дерево, подумав: женщина, по крайней мере, на меня не бросалась, что хорошо. И из этого следует слабенький вывод: возможно, она на моей стороне.

Парень, который очевидно воин, занял стойку и… я думала, он обнажит меч, выступит, чтобы сражаться, ну и все такое прочее. Нет. Он просто стоял с идеально прямой спиной и мрачно смотрел в сторону приближающихся полувикингов.

Те подошли поближе, присмотрелись, притормозили. Женщина тоже окинула этих верзил оценивающим взглядом. И вот что странно: парень и женщина не выглядели внушительно, я бы вообще на них внимания не обратила по сравнению с той четверкой здоровенных верзил, что вышли им навстречу. Но, тем не менее, верзилы почему-то предусмотрительно притормозили.

— Могу я узнать, с какой целью вы пришли? — Довольно надменно и формально потребовала ответа женщина.

Мужики на удивление ссутулились, даже отступили на шажок. Так. Кого мне тут стоит бояться?

— Так это… велено отлавливать шпионов, — неуверенно подал голос трактирщик, немного присвистывая на «ш».

— Шпионов здесь нет, идите, куда шли, — махнула на них женщина.

Мужики нервно сглотнули, переглянулись, откланялись! И ретировались. Вот так просто. Эээ… ладно. А куда я попала вообще, кто-нибудь мне подскажет?

Когда верзилы удалились на достаточное расстояние, женщина снова обратилась ко мне.

— Много лет назад было великое расселение народов, — внезапно заявила мне она, на что я только лишь округлила глаза. А? Это что? Объяснение? — Дети Севера отправились в разные города и страны, в том числе и миры. Сейчас, конечно, ситуация изменилась, но теперь ты понимаешь, почему ты вернулась.

Женщина замолчала, я пару минут размышляла о бытие. Нет, мне все равно ничего непонятно.

— Простите, что? — Уточнила я вновь.

— Я понимаю, что все это несколько сумбурно и непонятно, — тут женщина с опаской огляделась по сторонам, — но предлагаю уже поехать.

А чего это она с опаской смотрела? На всякий случай глянула на воина — спокоен, как скала. Ничего не понимаю!

— Простите, но… куда ехать?

— В замок, конечно же, — как само собой разумеющееся заявила она. Ааа! Ну, раз в замок! Теперь все понятно. Это сарказм! Что происходит? Кто все эти люди? — Сейчас за его пределами небезопасно.

Сначала я продолжала поддакивать ради шутки, но на последней фразе немного зависла.

— Ммм… а могу я узнать: если вас не напугали эти мужики с секирами, то почему здесь все еще небезопасно? — Уточнила я тихонечко.

И тут парень, что до этого момента стоял неподвижно и смотрел на меня, глянул куда-то в сторону. Я заметила, как он сжал рукоять своего меча и мышцы его руки напряглись. Женщина этот жест отследила быстро и более точечно.

— Прошу, поедем, — уже не просила, а умоляла меня женщина, мурашки побежали по коже. Хотя, может быть это и из-за зимы. — Я тебе все объясню в карете.

Карете? Замок? Конечно, садиться в кареты к малознакомым людям — это сомнительное мероприятие, но а что они мне сделают? Многое, конечно. Но мне совершенно не нравилось, как и женщина, и воин начали понемножку нервничать, вглядываясь в даль зимнего леса. Ну хорошо, скажу я «до свидания!» и уйду в закат. Во-первых, где здесь закат? А, во-вторых, я же мужиков боялась, а вот эти двое их совсем даже не боятся. Значит, есть кое-кто посерьезнее…

Ладно. Я кивнула и неуверенно отлипла от дерева. Парень медленно окинул взглядом лес, словно сканируя местность (может и сканировал, я об этом мире ничего не знаю), а женщина лишь поторопила меня следовать за собой. Если честно, в ее жесте было больше аристократичной нетерпимости, нежели просто «давай, спасайся».

Шли быстро, парень замыкал шествие, женщина показывала путь. Снова пошел снег, выглядело красиво, но необъяснимо. Явно магия, но как она устроена? Как работает? Я так же смогу? Задавать вопросы я пока не решалась из-за общей нервозности. Прошли недолго, показалась карета. Ого! Действительно — карета! Словно соткана из льда! Хотя — нет, это снег и наледь. Но красиво! А мы не замерзнем? Я вот уже начинаю потихоньку леденеть.

У кареты ждал кучер, что логично, в упряжке было две лошади. Мы подошли поближе, тут парень нас все-таки оббежал и торопливо открыл дверь, пропуская вперед и женщину, и меня следом. Пусть я ничего не понимаю, но все-таки приятно, когда мужчина тебе дверь кареты открывает. И мне буквально нравилось все в этом предложении.

В общем, я залезла внутрь и на удивление почувствовала тепло. Это хорошо, не хотелось бы мне до замка отморозить конечности. Замок! Может быть, первое впечатление было и так себе, но сейчас — явно лучше! Меня встретили, хоть и непонятно, почему нельзя было меня сразу в замок призвать, спасли от мужиков, а теперь мы едем в карете. В замок! По-моему, уже не так уж плохо.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Устроившись поудобнее на сиденье возле окна, я нетерпеливо вздохнула и дождалась, когда парень сядет напротив, рядом с женщиной. Последняя стукнула по стенке позади, кучер издал какой-то звук (видимо, лошадям дал команду), и карета тронулась. Ух, ты! Если убрать весь стресс и панику, которые накатывали на меня несколько минут назад — мне даже нравится!

— Прошу извинить меня, я не представилась, — напомнила женщина. — Мое имя Уэра, главная ледяная волшебница Короля Севера.

Я выслушала ее внимательно, немного подвисла, потому что — волшебница? Хотя теперь я начинала потихоньку понимать. Да, это было не случайное обстоятельство, те всполохи снега действительно являлись волшебством. Это… было красиво. Завораживающе. Ну и плюс она же дала мне способности понимать местную речь, тут действительно нужно быть главной ледяной волшебницей… Короля Севера? Хм…

— Очень приятно, — вежливо ответила я, на что Уэра чуть поклонилась. — Меня зовут Кристина, я… дипломированный юрист без работы.

Какой-то стыдный статус, но — как есть. Хоть диплом получила! Хотя… передо мной ледяная волшебница! Что-то, прям, мурашки по коже побежали. Я осознавала это постепенно, с другой стороны, мне это все больше нравилось.

— Приятно познакомится, — придерживаясь, видимо, все-таки этикета, снова кивнула мне Уэра.

Снег за окном, подхваченный ветром, опасно ударился в стекло. Мы немного отвлеклись на этот суровый жест зимы — жутковато было не одной мне — но зато, когда я вернулась взглядом к Уэре и парню, то заметила, как они с тревогой переглянулись. Уэра так вообще глубоко вздохнула, будто буквально мечтала уже приехать в упомянутый ранее замок.

Ладно, неважно, мы уже на пути к нему… я посмотрела на парня. Он молча смотрел на меня пару мгновений, а затем медленно отвернулся, уставившись в окно.

— Прости, Чэн не очень разговорчив, он больше человек дела, — извинилась за него Уэра. — Чэн — телохранитель Короля Севера.

Я понимающе закивала (хотя на самом деле я ничего не понимала), а затем так же вежливо произнесла «приятно познакомиться». Чэн был похож на человека, который не очень силен в коммуникациях, поэтому, когда я к нему обратилась, он напрягся и нервно кивнул, с таким видом уставившись в окно, будто я ему что-то непристойное показала. Ну, ладно, опустим это.

— Прости, что все происходит столь сумбурно и быстро, — извинилась Уэра. — Но обстоятельства того требуют.

— Значит… вы призвали меня в этот мир? — Уточняю я, пытаясь уложить это в своей голове. Уэра кивает. — И могу я узнать, зачем?

— Как я уже говорила тебе ранее, во времена переселения народов дети Севера выбрали расселяться в разные места, — продолжила развивать эту мысль Уэра, — но дело в том, что потомки твоего рода из нашего мира исчезли.

— Почему? — Тут же спросила я.

— По разным причинам, — уклончиво ответила Уэра, и я поняла, что подловить ее почти невозможно. — Но дело в том, что Королю Севера понадобилась твоя помощь.

Эту фразу я восприняла довольно двусмысленно. С одной стороны — сколько? В смысле, сколько мне заплатят? С другой стороны — разве это не красиво звучит? Королю Севера понадобилась моя помощь? Как тут Короли? Симпатичные? Это я так, конечно, шучу. Нет. Но я же уже в пути к замку, так ведь?

— Поэтому мужчины в лесу вас испугались? Потому что вы волшебница и телохранитель? — Уточнила я.

— Потому что мы из замка, — поправила Уэра. — Мужчины — народ Севера. Они уважают и почитают своего правителя.

— А что за шпиона они искали?

Тут Уэра натянула невероятно дежурную и формальную улыбку.

— Это политические вопросы, до которых нам пока нет дела, — мягко так посоветовала мне заткнуться она.

— Ладно, извините, — тут же ретировалась я, и Уэра немного расслабилась. — Так в чем заключается помощь?

Ответить мне никто не успел, нашу карету тряхнуло. Я вскрикнула, Уэра схватилась за карету (да, это невозможно, но выглядело именно так), с трудом усидев на месте, а Чэн, умело подпрыгнув на своем месте, будто готовился к подобному тысячу раз, схватился за меч.

Ну и что теперь?

***
Только я подумала: «Всё! Кошмар! Ужас!» и все такое прочее, как Уэра подтянулась, поудобнее уселась и двинула в стенку, крикнув: «Гони!». Я сначала подумала, что это она так нетерпелива просто. Но нет. Кучер как рявкнет, лошади как заржут, меня как припечатает из-за разгона, который мы взяли. Вот это был старт! И до этого мы ехали быстро, но сейчас — просто запредельные скорости! Местный дрифт начался!

Нас швыряло из стороны в сторону, я по привычке искала ремень безопасности, но нащупала только ручки, за которые держаться. Уэра, например уже держалась за ту, что была у нее над головой. Чэн держался за ручку на дверце. Обнаружив свою, я вцепилась в нее и тут же повисла, потому что снова накренило, опрокинуло, карета настолько наклонилась, я испугалась, что мы падаем!

Но нет. Этот крен каким-то чудом выровнялся, карета встала на колеса, встряхнув нас, будто помидоры в банке (я именно так нас и представила, когда мы дружно подпрыгнули), и я бы посмеялась, если бы кучер там не гнал. Похоже, он тоже был в курсе, от чего мы так несемся.

В какой-то момент дорога почти выровнялась, и я задумалась вот о чем: а что вообще происходит? Просто первичный шок заставил меня подавить в себе все возможные мысли, включив только первобытный инстинкт: «пока тебя не выпихнули из кареты, сиди и не рыпайся». Но мы все еще гнали, пока, к счастью, ничего не происходило, а я хотела знать главное.

— Извините, а почему мы вдруг прибавили ходу? — Поинтересовалась я невинно, потом карета снова завалилась чуть на бок, я вцепилась в ручку и повисла на ней.

— Не стоит беспокоится, — напряженно, как только могла, сообщила мне Уэра. — До замка недалеко.

— А почему я не появилась в замке? — Захныкала я, когда случился очередной крен.

— Неточности колдовства, — повисла на своей ручке Уэра. — Прошу прощения, когда метет буря, сложно удержать одну точку в уме.

Ах, ну теперь все понятно. Все еще сарказм.

— От кого мы спасаемся? — Спросила я.

И тут, словно меня услышали эти самые враги (пока я их не видела), раздались каким-то протяжным совершенно сумасшедшим гулом где-то вдалеке. Это больше всего походило на гудок паровоза или парохода, такой сильно громкий, протяжный, нарастающий, неприятный. Только этот гул был еще и злобным. Немножко. Хотя — может, мне так только казалось?

Гул повторился — нет, не показалось, действительно кошмар.

— Что это такое?!

— Эльдисы, — как-то глухо, но все-таки ответила мне Уэра. — Глыбы льда, уничтожающие все на своем пути. Главные враги Севера.

Глыбы льда? Главные враги Севера? Вопросов, конечно, было много, но я решила перейти к главному.

— Но ведь с ними можно договориться? — Наивно предположила я.

И, судя по взгляду Уэры, можно даже не пытаться.

Нас снова подбросило, очередной крен и тут уж карета не просто наклонилась, мы почти легли на землю! Хотелось крикнуть «водитель! Не дрова везешь!», но, думаю, если бы обстоятельства были обыкновенными, кто-нибудь так обязательно крикнул. И не думаю, что Чэн. Поскольку тут все нестабильно, я как-то позабыла вообще о его присутствии. А он все еще был. Сидел с отсутствующим выражением лица, как будто ничего и не происходило. Стойкий парень, надо заметить. Хотя, ему по должности положено.

В общем, нас швыряло дальше. Вначале я еще предпринимала жалкие попытки усаживаться обратно на место, пытаясь выглядеть прилично, в какой-то момент просто поняла всю бесполезность данного ритуала, и просто повисла на ручке. Уэра и Чэн делали то же самое, поэтому я совершенно не стеснялась.

Все шло… не знаю, как, кроме воя издалека я не особенно разбиралась, в каком там состоянии все происходит. В окна хлестал снег, то ли от скорости, то ли буря вновь вернулась, я чувствовала себя в плену. Все метет, прыгает, происходит какой-то сюр!

И тут случилось жуткое! В карету внезапно что-то ударилось словно тараном, и нас наконец-то опрокинуло! Взвизгнула, все еще не отцепляясь от ручки, но мы почти сразу же сделали сальто в воздухе, поэтому я не удержалась, как и мои спутники, которые вместе со мной принялись кататься по салону, словно игровые кости.

Карета прокрутилась еще несколько раз, а затем приземлилась на крышу, дверца буквально дернулась, распахнувшись с жутким треском, в салон стало задувать снаружи, мгновенно осыпав нас снегом. Кое-как сообразив, как я лежу (на спине), я поняла, что мне что-то больно упирается в живот. Помимо Чэна это делал его большой меч, к счастью, хоть был в ножнах, а то бы совсем уж кошмар! Швыряние в карете пережила, а потом меня сразило своим же!

Сложно, конечно, утверждать, был ли Чэн «своим», но я предпочитала так думать. Когда он зашевелился, я поняла, что он лежит поперек меня, и вместе мы составили букву Х. Прекрасное построение, конечно, на синхронном падении нам бы дали максимальный балл. Но сейчас явно не до соревнований!

Чэн приподнялся, я взвыла, потому что он уткнулся мне локтем в ногу, а его меч продолжал прорубать мой живот. Хорошо, что я была с ног до головы в теплых вещах! Будь на мне футболка, я бы уже не собралась.

Чэн на удивление смутился, и со словами «извините, извините, извините» торопливо принялся приподниматься и вставать.

Когда мы более или менее сели, я вдруг поняла одну страшную вещь.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — А где Уэра?!

Уставившись на Чэна, я думала, он мне что-нибудь ответит, но нет, он только выскочил из кареты, словно пуля из пистолета, я даже не успела понять, что происходит. Ладно. Кряхтя и пыхтя, я стала подниматься и попыталась выбраться наружу. Перекосило меня всю основательно и капитально, но я каким-то чудом снова вылезла в буран.

Пелена была стеной, очевидно, что никаких радостей не предвидится, но надежда где-то зиждилась, я пыталась что-то разглядеть. К сожалению, я не видела ничего совершенно, в том числе и Чэна с Уэрой. А они же мои проводники! Где этот замок, черт побери?

Кто-то закряхтел справа, я увязла в сугробе, двинувшись к пострадавшему и кое-как на ощупь по стеночке кареты добралась до кучера. Куда делись пассажиры, я не знала, но когда на нас надвинулись две гигантские фигуры, я сначала в ужасе села в сугроб, но это оказались всего лишь лошади. Так я еще никогда в жизни не пугалась. Ничего же не видно! А тут эти две морды! Тыкнулись в меня, словно испугались, а я им тут успокоительное могу дать.

Ладно, главное не пострадали, а то карету-то крутило, вертело…

В общем, я поднялась, лошади боязливо кружили рядом. Я, конечно, не коневод, но впервые вижу такое вот поведение лошадей. Они боялись. Но как будто понимали, что без нас никуда не денутся и не смогут добраться до убежища. Странно. Но…

В общем, кучер. Дядька, весь с ног до головы укутанный в мешок, потому что по-другому его наряд назвать сложно. Не знаю, как он еще нас вез и не замерз, но неважно. Я помогла ему подняться, он еле живой, хромой и кряхтящий сразу же бросился к карете, пытаясь ее перевернуть. Я сначала подумала, что он немного умом тронулся, но потом лошадь меня мордой в спину пнула (легонько так, но все же лошадь), и я поняла, что надо помогать.

Подойдя к кучеру, я налегла на карету, но, естественно, у меня ничего не получилось. Тогда-то я и почувствовала на себе взгляд кучера из серии «девка-то совсем тупая», а потом заметила какие-то тросы и вжала голову в плечи, радуясь, что лица моего свекольного в такой буре и моем шарфе не видно. Да уж…

В общем, каким-то образом вместе с кучером мы умудрились застегнуть эти тросы на лошадях, животные как знали, будто это у них какой-то курс молодого бойца, который они обязательно проходят до поездки, дернули карету, перевернули ее, поставив на колеса. Я, кстати, к последним пригляделась и поняла, почему карета не развалилась и не забуксовала. Тут такие колеса были, танк нервно курит в сторонке. Широкие, с шипами, пройдут непроходимое.

Кучер захлопнул дверцы, потом в ужасе огляделся и сообщил:

— Волшебница должна открыть ворота.

А, то есть, если бы не это, он бы не стал ее ждать? Как-то все странно, но… кто я, чтобы тут рассуждать? Поскольку из меня извозчик (или как там?) был нулевой, впрягать лошадей кучер взялся сам. Кучер ли он вообще? Конюх? Возница? Ой, как же я плоха в этих определениях…

В общем, когда оставалось совсем немного, лошади заволновались и начали переступать, будто от чего-то отходя. Кучер дрожащими от усталости и страха руками, кое-как впряг свою двойку, а потом взглянул на меня. Взвизгнул, будто девчонка на концерте, когда вышла ее любимая группа, а потом нырнул через карету. Лошади потащили ее за собой, а я медленно обернулась…

Это был скорее ужас, я не знаю, чего мне понадобилось смотреть на то, что находилось у меня за спиной. По-прежнему мело, но тут внезапно сквозь снег я различила два белых огонька. Они находились примерно на расстоянии метров трех друг от друга, а когда я вдруг поняла, что это не просто огоньки, а больше всего они походят на глаза… огоньки взяли и полетели вверх.

Я разинула рот и уставилась наверх, а за границей снежной пелены это что-то гигантское зашевелилось!

— Быстрее! — Крикнул кто-то, я плохо определила, просто где-то слева вспыхнул огонь, потом на меня выбежала Уэра и, подхватив за руку, бросилась к карете.

При этом второй рукой она выстрелила своей красивой голубоватой магией, расчистив нам путь. Снег нам не встретился, он обтекаемо падал по бокам. Я успела только крякнуть что-то невразумительное, обернуться и увидеть темную фигуру — Чэн?

Втолкнув меня в карету, Уэра сама забралась внутрь, а затем крикнула:

— Скорее!!!

Так она орала, у меня аж мурашки побежали по телу. Секунда и в карету влетел Чэн, кучер погнал лошадей, дверцу закрывали уже в пути. И снова началось швыряние кеглей — то есть нас — по салону кареты. Лошади ржали и неслись неистово, буря за окном проносилась, словно пули, Уэра выглядела перепуганной, и даже Чэн! С его лицом «эмоции как-то прошли мимо» слегка обеспокоился.

Я сидела тихо в уголочке и боялась пошевелиться, только пытаясь не вывалиться случайно из кареты. Дверь перекосило, и Чэну пришлось ее держать. Один плюс — он падал меньше. Что происходит? Как? Где? Можно домой? Никто на вопросы не отвечал, но и я их едва ли задавала.

И тут кучер крикнул:

— Открывайте, Госпожа!

Уэра подтянулась и села на место, а затем закрыла глаза и в ее ладонях загорелись голубоватые всполохи. Магия. Я наблюдала за ней заворожено, вообще ничего не понимая! Но! В какой-то момент меня будто бы ударило током, я вздрогнула и сразу же после этого лошади заржали вновь, кучер их притормозил, а Уэра закончила колдовать, открыла глаза и немного расслабилась.

Я поймала взгляд ее темно-синих глаз. Довольной она не выглядела. Но все-таки сказала:

— Добро пожаловать в замок.

Глава 2

Если честно, когда речь зашла о замке, о Короле Севера, я представляла себе нечто более… безопасное. А… что это на деле такое оказалось? Кучер притормозил совсем не скоро, остановился и того позже. Но когда все стихло, мы все еще продолжали сидеть в карете, уничтоженные происшествием, случившимся с нами в пути. Справедливости ради, кучер тоже не торопился спрыгивать. М-да.

Я посмотрела в окно: снег хоть и шел, но уже не так интенсивно, заметно посветлело. Значит, замок…

— И это… эта шутка… это был ваш… как его?

— Эльдис, — напомнила мне Уэра. — Да, это был он.

Я для виду понимающе закивала, хоть и заметила, что на меня сейчас внимательно смотрит и Чэн, будто боится, что я сейчас посижу-посижу, а потом с диким воплем выскочу наружу. Честное слово, я бы так и поступила, если бы за поворотом было метро и я смогла бы доехать до дома.

— Кхм… — прокашлялась я, — а моя помощь… насколько она нужна? И насколько связана с этими созданиями?

Нервно улыбнувшись, я только в тот миг вспомнила, что половину моего лица все еще не видно. Но мне простительно, я тут чуть… что там Уэра рассказывала про этих существ? Что они милые, пушистые создания? Точно не это. К сожалению.

— Думаю, будет лучше, если обо всем подробнее тебе расскажет Король, — заметила Уэра, собираясь выбираться.

— Вы уверены? — Перехватила ее я, она замерла и посмотрела на меня взглядом «кажется, все разваливается». Да, разваливается. — Что это за штуковина такая, черт возьми?!

Последнее я скорее пискнула, нежели сказала, а потом еще и от всех этих нервов, усталости, и даже не знаю от чего еще, просто взяла и быстро разрыдалась. Потом сама поняла, какой это испанский стыд, потому постаралась взять себя в руки и отдышалась. Ну, что? Истерика обыкновенная, после того, что я пережила — да счастье, что я вообще все еще в своем уме! Мурашки по коже каждый раз бегут, когда я вспоминаю… бррр!

— Пойдем внутрь, — почти что ласково предложила мне Уэра. — Там ты примешь ванну, отдохнешь и почувствуешь себя лучше.

— А как же ваши… эльдисы?

— Здесь они нам не угрожают, — заверила Уэра. И, судя по моему взгляду, поняла, что мне этого совершенно недостаточно для того, чтобы сказать «ладно!» и радостно бежать вприпрыжку к замку. — В замке и его землях действует защитное волшебство, им сюда не пробраться. Поэтому мы и торопились.

Тут Уэра многозначительно вскинула брови, пытаясь призвать мой разум, наверное, я не знаю, я откинулась на сидении и обиженно смотрела на нее. Это почему-то стало знаком для Чэна, он неспешно выбрался из кареты, оставив нас вдвоем с волшебницей. Та еще некоторое время смотрела на меня в ожидании, я понимала, чего, поэтому через пару минут все-таки вздохнула и согласилась выбираться наружу. Выбор-то какой? Никто не сказал мне «либо давай я тебя обратно верну, вижу, ты не впечатлилась».

Когда я снова вышла в холод, то поняла, что вся вымокла до костей. Но несмотря на желание куда-нибудь уже забежать, чтобы согреться, когда мой взгляд коснулся замка, я все-таки задержалась. Замком это сооружение звалось совершенно заслуженно. Исполинское строение высилось на отвесной скале, к которой вела длинная, извилистая дорога-мост, издалека казавшаяся безумно узкой и опасной.

Но когда мы подошли поближе, я заметила и невысокий каменный забор с фонарями по ее краям, в которых горело голубоватое пламя, и мощеную более или менее ровную дорогу. Чэн уже ждал нас у края обрыва, и выглядел он до мурашек страшно, если честно. Словно какой-нибудь жнец у ворот. Чего он так жутко выглядит? Снег все еще мел, стужа, ветер выл, замок на фоне — да уж, попала так попала. Фэнтезийный мир в ярких красках. Точнее — в красках Севера, но…

Сам замок был каменным, его украшали множество высоких башен, между которыми я замечала открытые коридоры. Если это север и здесь всегда так метет, кто придумал строить переходы между помещениями под открытым небом? Наверху определенно больше метет и гораздо холоднее, как там ходить вообще? Здесь лето вообще бывает? М-да…

Дорога над пропастью оказалась вполне широкой, хоть мурашки и бежали по коже из-за близости обрыва. Если стратегически подходить к данному сооружению — в принципе логика присутствовала, и еще какая. К замку мы шли минут двадцать. Если придут враги, их и заметят издалека и отметелят по полной программе… ну да, ну да.

На мосту/дороге тоже мело, ветер был жутким, я продрогла до костей. Впрочем, и Уэра с Чэном не выглядели, будто собираются вприпрыжку скакать, одуванчики собирать. Их же тоже изваляло в снегу знатно, но все равно, думаю, открытость пространства вокруг лишь усугубляло положение.

Когда мы добрались наконец-то до противоположной стороны, легче не стало, пришлось еще идти по обледенелым ступеням и в этом нам единственное, что помогала Уэра, расчищая путь. А то я бы точно грохнулась где-то и скатилась в пропасть. Один раз обернулась и пришла в ужас! Высота просто кошмарная!

В общем, когда показались высокие резные двери, я выдохнула почти что с облегчением, а нам уже спешили открыть. На тот момент мне было решительно все равно, хотелось попасть в тепло. Но когда мы зашли внутрь, и первичная потребность была удовлетворена…

Стало жарко, я стянула капюшон с шапкой и шарфом, с разинутым ртом оглядывая помещение, в которое мы попали. Огромный зал с потолками метров десять в высоту, балкон второго и третьего этажей казались недосягаемыми, далекими, загадочными, притягательными.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ По периметру горели канделябры со свечами, как мне тогда показалось, но на самом деле подсветка как-то по-другому строилась, но мне было не до этого. Внутри замок выглядел совершенно не так, как снаружи. Да, где-то проглядывали каменные стены и колонны, сводчатый потолок, безумство размеров и форм. Но еще здесь под ногами лежал бордово-алый ковер, стены украшали картины, и разноцветные полотна, похожие на гобелены, но не совсем. На каждом их них был вышит что-то вроде герба.

— Кристина? — Подошла ко мне Уэра.

Я взглянула на нее, будто только в этот момент вообще вспомнила о ее существовании. Выглядела она помятой и потрепанной, от своей мантии она уже избавилась, позади я заметила Чэна, а также какого-то явно слугу, судя по тому, как он склонял голову и ждал, когда воин отдаст ему свою накидку.

— Здесь… очень красиво, — не зная, что сказать, нервно выпалила я.

Уэра мне вежливо улыбнулась, будто принимая комплимент, а Чэн почему-то взглянул на меня. И если бы он мог выражать чуть больше эмоций, я бы попыталась понять, с каким настроем он смотрел. А так — первое впечатление, будто его это замечание зацепило. Но это лишь мое беглое впечатление, после того как он встретился взглядом со мной, он будто бы смутился, отвернулся и быстро ушел.

— Ты еще успеешь познакомиться с замком поближе, — все еще улыбалась мне Уэра. — А пока позволь помочь тебе привести себя в порядок.

Ммм… я, конечно, кивнула, но задумалась: а чего это меня в порядок будет приводить ледяная волшебница Короля? Если так задуматься, конечно: раз я Королю нужна, значит, я важная персона в замке. Но все-таки…

— Пришлите служанок в покои весны, — отдала приказ Уэра, слуга поклонился и ушел выполнять.

Итак, все-таки слуги будут, это раз, и…

— Покои весны? — Пока Уэра взялась показывать мне путь, уточнила я.

— Многие покои в замке называются в ту или иную честь, — заметила она. — Есть покои ветров, цветочных полей, ночного неба… Когда этот замок строился, по задумке Первого Короля это место должно было быть магическим порталом, словно другим измерением. И эта задумка удалась.

Я хотела еще что-нибудь спросить, но тут началась лестница, спрятанная за полукруглым арочным проемом, и я поберегла дыхание для подъема. А путь до покоев весны лежал через три этажа в первый переход, парочку длиннющих коридоров и еще четыре лестничных пролета, под конец которых я уже ног не чувствовала.

Но, как говорится — в конце пути всегда ждет награда. Вот мы и подошли к красивым, украшенным будто бы нераспустившимися бутонами цветов, двойным дверям. Не успела я и рот разинуть, как двери распахнулись, впуская в просторную круглую комнату. В центре стояла кровать с балдахином, под ногами лежал насыщенно зеленый ковер. Было стыдно ступать на него в своих сапогах, но Уэра тоже не разувалась.

Я огляделась: все стены были разрисованы весенней тематикой распускающихся цветов, орнаментом в виде ветвей невиданных деревьев, бесподобно прорисованных птиц, будто готовых слететь со стен и заверещать свои песни. Потолок был украшен зеркалами, располагающимися под разными углами так, чтобы свет из полукруглых окон в пол попадал в них и играл отражениями. Спорю, когда светит солнце, здесь и правда… как будто весна. Волшебно.

— Это потрясающе, — восхитилась я, совершенно ничего не замечая.

И только теперь вдруг обратила внимание на двух милых девушек, что стояли за мной склонив головы. Служанки. Их неприглядные платья выглядели вполне себе прилично, но явно попроще, чем платье Уэры. И это при том, что платье волшебницы промокло и она в нем больше походила на мокрую курицу.

— Не знаю, что носят в вашем мире, — вежливо улыбнулась мне она, — но я решила не рисковать и не раздевать тебя при всех внизу.

Она так скользнула по мне взглядом, что я уже не захотела раздеваться. Но ничего не поделаешь, если я хочу привести себя в порядок, мне придется это сделать. В общем, я сняла свое пальто и неловко поправила перекошенный деловой костюм, в котором ходила на собеседование. Уэра критически осмотрела меня с ног до головы.

— Неплохо, только уж слишком… — она подбирала слово пару мгновений, — открыто.

Я опустила взгляд. Пуговицы застегнуты до горла. Это она о чем? О юбке до колен?

— У вас носят длинные платья? А подобная длина не принята? — Догадалась я, Уэра улыбнулась, будто ее порадовало, что я об этом догадалась. — Ясно…

— Прими ванну, переоденься, служанки тебе помогут во всем, — кивнула она им, и те поклонились. — Я зайду за тобой чуть позже. Мне тоже стоит… — она осмотрела себя и смутилась, потому что даже покраснела. Думаю, она не предполагала, что у нее такой непотребный видок, — немного взбодриться.

Впрочем, я ее не осуждала, мы все вместе в снегу валялись.

В общем, Уэра ушла. А служанки помогли мне, проводив в ванную комнату. Это была скорее зала! Потому что выглядела потрясающе, а сама ванна была чем-то вроде бассейна. Ох, как здесь пахло невероятными ароматами цветов, благовоний, масел!

Выдворив девушек за дверь (они хотели меня мыть. Я, конечно, понимаю, что уже в другом мире, в замке Короля и все такое, но не до такой степени я обнаглела, чтобы самой не помыться), а затем разделась и зашла в воду. Сразу стало ясно, что она необычная. Намешано было всего навалом.

Шампунь божественен, та мочалка, что у меня оформилась на голове после всех моих злоключений, рассыпалась длинными, шелковистыми волосами по моим плечам. Так! Буду домой возвращаться, прихвачу несколько бутылочек! Просто великолепно!

В общем, я отмокла, пришла в себя и нехотя выбралась, обернувшись в халат, и вышла в покои. Девушки уже разложили мой наряд. Я сразу же улыбнулась, увидев прекрасное синее платье. Длинные рукава с утеплителем и воротник были предусмотрительными. В ванной было тепло, здесь тоже горел камин, но в остальном замке было прохладно.

В общем, не знаю, сколько времени прошло, часов не было, а телефон я забыла в пальто, которое куда-то делось. Я попросила проверить карманы и принести мне все содержимое, но девушки только согласились это сделать, не бросившись тут же выполнять.

Как по команде ко мне пришла Уэра. Она тоже привела себя в порядок и сейчас ее стройную фигуру украшало серебристое платье, подпоясанное цепочкой. Красиво, даже не знаю, какое мне больше нравится.

— Выглядишь хорошо, — осмотрев меня, заметила она.

— Спасибо, взаимно, — поблагодарила я.

Уэра ухмыльнулась, будто ее забавляло мое желание быть вежливой, или что? Я же комплимент отвесила. Тут такое не принято? Сложно сказать, мне инструкцию не выдали, к сожалению.

— Пришло время встретиться с Королем, — сообщила мне она.

Я тут же набрала в грудь воздуха и шумно выдохнула.

— Уже? — Разволновалась тут же я.

— У тебя есть, чем еще заняться? — Вроде бы серьезно уточнила Уэра, но уголки ее губ чуть приподнялись.

— Да, хотела прогуляться обратно, — отшутилась я.

Шутка сдохла даже в зародыше, служанки нервно поерзали на местах, сглотнули, а Уэра стала такой невообразимо серьезной, что мне захотелось куда-нибудь закопаться.

— Идем, — лишь бросила мне она, я еще раз вздохнула и отправилась встречаться с Королем.

***
Мы спустились вниз, и я сильно порадовалась, что мое платье с утеплителем. Вроде бы нигде особо не поддувало, но холод стоял жуткий. Только в красивой зале, похожей чем-то на гостиную, я смогла сесть поближе к огромному камину и согреться. М-да, замок есть замок, даже в другом мире.

Ждали мы долго. Нам принесли фрукты, какие-то закуски неизведанного мной производства (на вкус как сыр, но только на вкус), несколько морсов и горячий напиток, который я назову чаем, хоть он больше похож на глинтвейн. Или фруктовый чай, я не знаю, просто выпила и согрелась.

Поскольку я помылась, поела, попила и согрелась, следующая очевидная потребность — это поспать. В какой-то момент я уже начала клевать носом, но тут внезапно кто-то заголосил:

— Король Севера!

После такого точно проснешься, вот и я уставилась на Уэру, которая немедленно вскочила на ноги и склонила голову. Немного не так, как делали это слуги, но тоже в почтении. Руки она сложила перед собой и присела в реверансе. Пока я пыталась запомнить позу, двери (не те, через которые мы сюда попали) распахнулись, и появился он. Король.

Если честно, для статуса Короля я представляла себе кого-то более возрастного. Но тот, кто появился, скорее больше похож на Принца…

На вид лет двадцать пять, высокий, привлекательный, и знает об этом. Самолюбования у него не занимать. Впрочем, как говорится: ему по статусу положено. Темные, карие глаза сразу же поймали меня в ловушку властностью и силой, я даже дышать перестала на секунду, а юноша проследовал в залу.

Одет он был в… это больше всего походило на военную форму, только темно-синюю, красивую, статную, подобающую Королю. Фигура — закачаешься. Он знал себе цену, я бы даже сказала немного переоценивал себя, судя по взгляду. Это… меня несколько покоробило. Но — Король, стой и молчи.

Ой, надо бы поклониться…

— Ты нашла… ее, Уэра, — подойдя ближе, так и не отрывался от меня взглядом Король.

Мое сердце бешено колотилось в груди, но я так и не сообразила, что нужно делать. Я имею в виду поклоны. Меня никто не предупредил, буду валить на других. Я стояла и смотрела Королю в глаза, понимая, что своим взглядом он будто медленно проникает в меня. Хотела ли я такой близости в первый миг знакомства? Совершенно нет. Но…

— Да, Ваше Величество, — подтвердила Уэра. — К нашему сожалению, похоже, это последняя наследница морозной крови.

А? На последнюю реплику я так растерялась, что оторвалась взглядом от Короля и уставилась на волшебницу. Морозной… крови? Что-то Уэра мне ничего об этом не рассказывала. Теперь я понимаю, что она многое мне не рассказала, даже несмотря на очевидные проблемы.

— Буря была сильнее обычных, — заметил Король. — Вы не пострадали?

— Случилось небольшая неприятность…

— Какая? — Король наконец-то перестал на меня смотреть и смерил строгим взглядом Уэру.

— Нам встретились эльдисы, — нехотя призналась женщина.

— Несколько? — Как будто это была вина Уэры, потребовал Король.

— Да, — глухо отозвалась волшебница, а Король вдруг с облегчением вздохнул.

— Слава богам Севера, вы не пострадали, — заметил он.

Уэра несмело улыбнулась и чуть заметно кивнула. А я уж испугалась, что Король будет ее ругать. Хотя — за что? Не она же их зазывала, в конце концов, попали в это все вместе. Любой бы мог попасть в такую ситуацию. К сожалению.

— Благодарю тебя, Волшебница, ты выполнила мое поручение, — как будто бы похвалил Король. — Можешь отдохнуть.

Уэра сделала глубокий вздох, затем поклонилась будто бы еще ниже и незаметно ушла. Оставив нас с Королем вдвоем.

Цепкий взгляд карих глаз добрался до меня моментально, меня пробрало до мурашек, а затем бросило в жар. Юноша медленно улыбнулась.

— Теперь, когда мы остались вдвоем… — ласково заговорил со мной он и потянулся к моей ладони, я протянула ее чисто инстинктивно, будто он об этом попросил. А Король… ой, елки зеленые! Взял и поцеловал ее тыльную сторону, не отводя взгляда от моих глаз. — Позволь представиться: Сеор, Король Севера и Властитель всех этих земель.

Сделав глубокий вздох, я опустила ладонь, которую он держал чуточку дольше, чем я была к этому готова. А если быть совсем уж честной, я была вообще не готова! Паника! Успокоиться. И не краснеть. Его взгляд стал таким пронзительным, что я невольно занервничала еще сильнее.

— Кристина, просто и без титулов, — нервно выпалила я.

А Сеор… медленно улыбнулся. И было что-то такое в этой улыбке, одновременно расслабляющее, но и напрягающее еще сильнее. Полагаю, все дело в его излишней самоуверенности. Впрочем, он же Король в столь юном возрасте. Или у них тут это нормально? Почему ушла Уэра? Я была сильно не готова оставаться с Королем Севера наедине.

— Прошу простить мой излишний напор, — чуть склонил голову Сеор, все еще прожигая меня взглядом, — но ты завораживающе прекрасна.

И вот если бы мне это сказал вообще любой другой в моем мире, я бы прыснула и отмахнулась. Но когда тебе это говорит Король…

Он вдруг чуть смутился и спрятал взгляд, а я поняла, что наблюдаю за ним с раскрытым ртом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Где мои манеры? — Будто бы отругал сам себя он. — Прошу, не обижайся, я не хотел тебя оскорбить…

— Да ничего страшного, — нервно хмыкнула я.

Сеор улыбнулся, но все равно немного напряженно вздохнул.

— Ты, наверное, голодна с дороги, — предположил он. Это так, я бы сейчас слона слопала, но поскольку передо мной Король, я не стала блистать своим, как уже стало понятно ранее, неуместным юмором и лишь сдержано улыбнулась. — Прошу.

Он приглашающим жестом указал мне путь к еще одним дверям, которые привели нас в столовую. Ох, аппетитные запахи, не знаю, что так пахнет, но дайте два! Еда-еда-еда! Закусками я явно не наелась.

Стол был круглый, Король сел за него и указал мне на мое место — рядом. Я очень волновалась, поэтому притворилась, будто не поняла, куда именно он указал, и села через один стул от него. Сеор внимательно отследил этот момент, но ничего не сказал.

Нам принесли блюда, мы ели в полнейшей тишине. Мне-то было что спросить, но вдруг это неприлично? Только когда мы закончили трапезу, Сеор поигрывал серебряным кубком в руках и смотрел на меня, как я пыталась не упасть лицом в грязь (он об этом, конечно же, не знал, но я волновалась), наконец-то заговорил.

— Судя по всему, твое знакомство с Севером прошло не очень гладко, — заметил он.

— Если не сказать больше… — криво улыбнулась я.

— Прости, — извинился почему-то он, а затем поставил кубок на стол с таким педантичным усердием, будто если хоть один миллиметр не совпадет, мир рухнет. — Мне бы хотелось, чтобы твое знакомство с моим миром было совсем иным.

И тут я взяла и пошутила. Сытость она такая, толкает на глупые вещи.

— А что, у вас бывает время, когда не идет снег?

Глаза Короля впились в меня строгим, пронизывающим взглядом. Я пожалела о сказанном и попыталась быстро состряпать оправдание. А то Сеор так на меня смотрел, будто вот-вот отдаст приказ о моей казни. Что-то я забываюсь…

— Так и… что вам от меня надо? — Быстро выпалила я и откашлялась, пытаясь запить волнение водой.

Но, как назло, поперхнулась и закашлялась. Вот я… недоразумение. Сеор с таким видом смотрел на меня, будто я квашня какая-то, и это почему-то вместо смущения меня развеселило, я расхохоталась и уткнулась лицом в ладони. Ну и позор! С Королем познакомилась! Лучше не придумаешь.

Когда отпустило (нет, но я засунула свою смешинку куда подальше), я сделала глубокий вздох, отняла ладони от лица и напряженно взглянула на Сеора. Он до этого момента был абсолютно серьезен, но когда я на него посмотрела — медленно улыбнулся. Я смущенно опустила глаза.

— Извините, — кашлянула снова я.

— Не часто ты обедаешь с Королями? — Как-то надменно спросил он, а когда я захотела возмутиться, мол, «ну и корона у тебя», взглянула на него и поняла, что Сеор как будто шутит.

Он мне снова улыбнулся, а затем поднялся на ноги. Поскольку местный этикет мне незнаком, я резко вскочила следом и поправила наряд. Сеор не пропускал ни единого несовершенства, а мне с каждым новым мигом хотелось все больше соответствовать своему статусу. Ничего особенного, всего лишь «обедаю с Королем», но по моим меркам «не прошла даже собеседования» это очень и очень высоко.

— Думаю, стоит немного разрядить обстановку, — предложил Сеор.

А?

***
Пару раз бессмысленно хлопнув глазами, я совершенно растерялась, Сеора это позабавило, он протянул мне ладонь. Сначала я еще не проследила причинно-следственной связи, охотно подала свою. Но тут вдруг заиграла музыка, я с ужасом вытаращилась на Короля, который уже повел меня к свободному от мебели пространству.

Издав неясную серию из непонятных звуков, я собрала мысли в кучу и выпалила:

— Простите, но я не танцую.

— Не волнуйся, — перехватил меня своим взглядом он, и я снова попала в ловушку. — Я поведу.

И… что это должно было означать? Музыка была… ммм, как бы ее описать? Что-то ненавязчивое, но мелодичное, легкое, но угадывающееся, запоминающееся. Музыка брала за душу, и когда Сеор сжал мою ладонь чуть сильнее, подтягивая меня к себе, я внезапно поддалась.

Что такое «я поведу» в представлении Короля Севера? Не скажу, что это был танец танцев, скорее что-то с чем-то. Сеор притянул меня к себе, почти как в вальсе, но выделывать нижний брейк не заставил. Просто медленно… повел. И, если честно, несмотря на то, что я танцевала последний раз танец снежинки на детском утреннике и то невпопад, сейчас я даже ноги Сеору не отдавила. Ура!

Было ли дело в том, что он вел? Не знаю. Но то, как он пронзал меня своими шоколадными глазами, которые не выпускали меня из ловушки ни на секунду, заставляли меня принимать и… подчиняться. Он был выше меня почти на голову, мне приходилось смотреть на него снизу вверх хотя бы из-за роста. Но что-то было в этом еще… возможно, его статус, но в какие-то мгновения мне это даже немножечко нравилось.

Вот он чуть отстраняется, чтобы закружить меня, словно балерину, и я… невольно поддаюсь. Тело слушается, подчиняется, но без напора. Он делал ровно то, о чем говорил. Он вел…

Никогда не думала, что буду способна на все эти движения, но, когда он управлял мной, мне хотелось за ним следовать. В какой-то миг он притянул меня к себе, и я невольно уткнулась в его крепкое мужское тело, мгновенно разволновавшись. То есть — еще больше, чем было раньше. Эти глаза вторгались в мои миры постепенно, но вкрадчиво и без вариантов. И мне не хотелось это заканчивать…

Но в тот самый миг, когда мы подошли к границе этого дикого по всем параметрам танца, музыка вдруг стихла и Сеор меня отпустил. Не в смысле, бросил меня и отошел, а в смысле перестал меня вести. И улыбнулся.

— Легче? — Уточнил он.

Не знаю, почему он решил, что именно танец меня расслабит, но он угадал.

— Да, спасибо, — поблагодарила его я, а Король просиял.

— Тебе стоит только попросить, и мы продолжим, — как-то очень двусмысленно заметил Сеор, а я невольно глубоко вздохнула.

— Б… благодарю, — еле выдавила из себя я. Так! Соберись, тряпка! — Так что же Вам от меня нужно?

Еще несколько мгновений Сеор смотрел мне в глаза, а потом наконец-то отступил и отправился обратно в гостиную. Уже там, расположившись в кресле, он пригласил меня присаживаться. Слуги принесли корзину с фруктами, поставив ее поближе к Королю. Он на нее даже не взглянул.

— К моему сожалению тебе пришлось столкнуться с эльдисами самой, — начал он. Я сидела словно на жердочке, в то время как Король сидел… как Король, из песни слов не выкинешь, и внимательно слушала. — Но проблема заключается именно в них.

— Тебе, конечно же, неизвестны традиции моего народа, поэтому я начну издалека. Издревле мои предки занимали трон Королевства Севера, сохраняя традиции и уставы преемственности поколений. Наш род был избран богами Севера, дабы в Королевстве царил мир и равновесие. Ритуал передачи власти хранится в строжайшем секрете, однако его необходимо исполнить, чтобы земли Севера продолжали свое безбедное существование.

— Однако… — тут Сеор чуть погрустнел, в его глазах мелькнул огонек ненависти, и я невольно сглотнула — когда состоялась моя церемония… в нее вторглась чужое волшебство и разрушило все то, что выстраивалось все эти долгие годы. Ритуал был прерван и в тот миг никто еще не понял, какие необратимые последствия это за собой повлекло.

Сеор замолчал, я заметила, как его ладонь сжалась в кулак, а взгляд, обращенный в камин, стал далеким и непроницаемым, будто бы он ушел в своих мыслях в воспоминания. Пламя полыхнуло отблеском в его глазах, у меня по коже побежали мурашки.

— Видишь ли, магия Королей Севера должна сдерживать эльдисов от вторжения в наши земли, — неожиданно продолжил рассказ Сеор, я даже вздрогнула на миг. — Но из-за того, что ритуал не состоялся… этого не произошло. Эльдисов больше ничто не сдерживает, и они все больше проникают в земли Севера.

Снова Король разозлился, сжимая кулаки с неистовой силой, мне от этого становилось не по себе. Но я все еще не понимала, причем здесь я? Супер способности, чтобы справиться с ними, у меня не проявились. Тогда что от меня нужно? Потому что сражаться я не пойду, и не просите. Посмотрю я на себя, если Король и правда меня об этом попросит.

— К счастью, — он вновь вернулся и вдруг посмотрел на меня, я тут же смутилась, но взгляд выдержала, — я нашел виновника произошедшего. Вместе с моими советниками мы провели расследование и выяснили, что запретная магия, помешавшая ритуалу, похитила силу моего рода и запечатала ее где-то в недоступном для меня месте. И именно это я и хочу выяснить.

Король замолчал, а я, если честно, напряглась. И… чего он хочет-то?

— Простите, но я не поисковик, — призналась я честно и быстро, пока не возникло недопонимания. Сеор улыбнулся.

— Не волнуйся, ты нужна не для поиска, — покачал головой он. — Ты нужна, чтобы усмирить зверя.

***
— П… кхм… простите, что? — Не поняла, естественно я.

Сеор стал очень серьезным, подался вперед и положил локти на колени, полностью обратившись в мою сторону.

— Ты уже слышала определение «морозная кровь», — напомнил он мне слова Уэры ранее, я неуверенно кивнула, потому что до сих пор не имела ни малейшего понятия, что это должно означать. — Дело в том, что ты потомок древнего рода и твоя кровь… особенная.

— Ну, это ладно, но причем здесь зверь? И что за зверь? Я не укротитель! — Быстро заявила я.

Сеор выдержал небольшую паузу, будто сдерживая раздражение, а затем продолжил.

— Монстр, что нарушил ритуал моей коронации, происходит из древнего рода драконов, — взялся объяснять мне Сеор, а я только глаза вытаращила. — И его магия — это огонь. Чувствуешь связь?

Да, но нет.

— Так он… дракон? — Уточнила я чуть тише.

— Не совсем, — поправил Сеор. — Сами драконы давно вымерли, но оставили этому монстру свою силу. Когда-то его род враждовал с Севером и поклялся отомстить. Что и сделал прямой драконий потомок. Однако Север не был столь беспечен и молил богов о помощи. Тогда-то они и подарили одному древнему роду «морозную кровь».

Сеор снова выдержал паузу, а я нервно сглотнула, мое сердце забилось вдвое чаще, словно предчувствуя то, что собирается сказать мне Король дальше.

— Ты можешь его усмирить, — вроде бы говорил нормально Сеор, но эти слова звучали колоколом в моей голове, все кружилось и плыло, я позволила себе облокотиться о спинку кресла, чтобы не свалиться на пол без чувств, дрожащими руками схватила бокал с водой и осушила его. — Только твоя кровь может подчинить его твоей воле. И тогда ты сможешь заставить его сделать все, что тебе захочется.

Конечно, с предысторией все стало более или менее понятно (нет!), но меня все равно почему-то трясло так, будто я в шторм на маленькой лодке посреди океана застряла. С трудом сглотнула ком в горле и постаралась сфокусировать зрение на Сеоре, потому что все беспощадно плыло.

— Если… моя кровь так важна… почему мои предки переселились в другой мир? — Спросила я.

— Потомки драконов не проявляли себя долгое время, но ваш род нужно было обезопасить, — рассказывал Сеор. — Мои предки посчитали, что так вас будет легче сберечь. Драконья магия может обнаружить потомков «морозной крови», но в другом мире сделать это им гораздо сложнее.

— Но… почему именно я? А не мои родители? То есть — не надо родителей, конечно! — Запротестовала я.

— «Морозная кровь» необычна. Чем дальше потомок, тем она сильнее. Ты последний потомок этого рода, поэтому твоя кровь сильнее всего.

Конечно, радовало, что других родственников никто подключать не собирается, но все равно… все это кружило мне голову и я не могла ни на чем сфокусироваться как следует. Сеор продолжал за мной пристально наблюдать.

— Я… не понимаю, — попыталась растереть лицо ладонями, осознавая, что огонь в камине как-то чересчур громко начинает потрескивать. — Я ведь ничего подобного не знала, — я взглянула на Сеора почти бесстрашно, — я понятия не имею как использовать эту «морозную кровь». Как же я смогу подчинить… потомка драконов?

— Не бойся, я тебя не оставлю, — заверил Король. Ага, спасибо! Это меня успокоило, бежим скорее исполнять! — Да, это не в моей власти, но я не собираюсь взваливать все это только на твои хрупкие плечи. Я буду рядом, чтобы помочь тебе. И мы пройдем этой дорогой вместе.

Вот тут-то снежный ком из всего того, что я узнала за последнее время, навалился на меня нещадно, я резко встала на ноги и прошлась по гостиной, пытаясь будто бы надышаться. Воздуха не хватало, огонь словно услышал, кто перед ним, и трещал так отвратительно громко, что невольно стал душить меня.

Или дело совсем не в нем?

— Слушайте, Король, — обернулась я, Сеор к этому моменту уже поднялся и внимательно наблюдал за моей реакцией, — а можно не надо?

Да, знаю, грубо, но к этому моменту я достигла апогея своей ненормальности, на меня буквально набросилась паническая атака. А на кого бы она не набросилась?! Мне тут зверя предлагают усмирять!

— Это обязанность твоего рода, Кристина, — когда он назвал меня по имени, у меня мурашки побежали по телу. Почему он его запомнил? Почему меня это напугало? До этого момента все казалось просто сказкой, как будто я смотрю фильм и что-то вроде того. Но теперь, когда меня кто-то вписал в эти события, все стало куда реальнее. И это… пугало. — Да, это нелегко. Но ты должна помнить, что спасаешь Королевство.

— Я? Вот я? Да я даже цветок в горшке не спасла! Какое Королевство?!

Вот теперь у меня точно началась паническая атака, я стала задыхаться, метаться, словно тигр в клетке, пытаться найти выход и сбежать. Тогда-то Сеор шагнул ко мне и уверенно взял за плечи. В меня мгновенно ударило волной его решительной уверенности, а шоколадные глаза взяли в плен и не давали даже моргнуть. Через время из-за этого по щекам покатились слезы…

Но Сеор все еще продолжал держать меня, гипнотизировать, успокаивать, усмирять мою панику, страх, тревоги. Пока я не обессилила от опустошения и не обмякла в его руках. Он притянул меня к себе и мягко обнял. Полчаса назад, когда мы сидели за столом, я бы в ужасе взвизгнула и выдала какой-нибудь финт ушами. Но сейчас я могла только безвольно уложить голову ему на плечо и делать редкие, едва заметные вздохи.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Это было очень странное единение, а может быть и не единение вовсе. Просто… неизбежность. Если бы Сеор не держал меня, я бы непременно упала. Но он держал, и я все еще стояла на ногах.

Наконец я сделала глубокий вздох, принимая какую-то неизбежную обреченность.

— Ты уверен, что я смогу это сделать? — Совсем уж обнаглев и позабыв обо всех формальностях, спросила я.

Сеор обнял меня чуть смелее и ласково погладил по волосам.

— Я бы не призвал тебя, если бы тебе угрожала опасность, — заметил он.

Я постояла еще недолго в его объятиях, а затем медленно отстранилась. Заглянула в его шоколадные глаза.

— Ну и… как же я должна это сделать? — Обреченно уточнила я.

Сеор заботливо погладил меня по лицу, заложил прядь волос мне за ухо.

— Тебе просто нужно научиться им управлять, — заявил он, а мои брови поползли вверх. Король все понял правильно. — Верно, Кристина, он здесь, ждет в подземелье.

Глава 3

Если честно, после новости о том, что тот самый страшный убийца, дракон, ну и кто он там еще по совместительству, был пойман и преспокойненько (ладно, не знаю наверняка, но я уж точно занервничала) ожидает прямо в замке, я явно не обрадовалась такому положению дел, в тот момент мне захотелось быстренько свернуть лавочку и бежать до канадской границы.

Но Сеор как знал, видимо, понял, что я в состоянии «ааааа!», поэтому подсуетился, и быстренько спровадил меня спать. Очухалась я только в своей комнате, даже не поняла, как Король Севера вообще исчез. Но… было довольно неудобно убегать так, без предупреждения.

Да и к тому же — как бы я убежала вообще? На улице сплошная зима, эти эльдисы страшные, пропасть и неизвестность, у меня даже мобильного не было, чтобы такси заказать. Последнее, конечно же, шутка, но, если честно, от нервов и напряжения, которое навалилось на меня каким-то нереальным грузом ответственности, хотелось сидеть в уголке и нервно хихикать, словно буйно помешанная.

Однако я решила не пугать бедных служанок, которые услужливо оказались рядом, давай мне всячески помогать, подумала: утро вечера ведь мудреней, так ведь? Не зря же все так говорят. Да и я была сторонницей данной пословицы, поэтому посчитала, что явно ничего страшного не произойдет, если я переночую в покоях весны…

В принципе, все действительно прошло неплохо. За исключением снов. Ух, какие они были насыщенные! Конечно же, снился лес, снегопад, страшные, невидимые эльдисы.

И Сеор. Вот если и говорить о разных людях, то личность Сеора была не просто запоминающейся, очень… мощной. Он задавливал своей уверенностью, местами даже самоуверенностью, и невольно… очаровывал.

Если разобрать ситуацию: он Король Севера, кого бы это не очаровало? Он молод и хорош собой, пусть и знает об этом, нагло пользуется. Я до сих пор не могу поверить, что после часа-двух знакомства мы уже и покружились в танце и он меня даже обнял. Вообще-то я с людьми достаточно долго схожусь, но тут — просто сдалась и пошла навстречу без сомнений.

И вот тут-то и возникает вопрос. Даже несколько. Но они очень важные. Хорошо, Сеор меня очаровал, он всячески плясал передо мной вчера, но разве же ему не нужна была моя кровь? Или как это работает вообще? Вот вчера я иду на собеседование, а сегодня уже почти готова спасать мир!

Это было непреднамеренно, если бы не личность Сеора, я бы наорала на все вокруг и выбежала из замка. Но он снова… вел. Как в танце. А ведь если задуматься: я попала в другой мир! Мне тут сообщили, что я, оказывается, потомок какого-то там немаловажного рода! И мне надо усмирять норов потомка драконов!

Интересно, а как он выглядит?

Ой, нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет! Пословица была права, наутро я немножко пришла в себя и осознала весь тот непосильный груз ответственности, что на меня возложили. В смысле подчинить убийцу и бунтаря? Да он же меня напополам разломает и дело с концом. Как я должна это делать? Да и… я в другом мире вообще, при чем здесь усмирение?

После недолгих раздумий я поняла одно: надо валить. Ну, а как иначе? Если с юридической практикой я справиться смогу, с отказом в приеме на работу — тоже. То как я должна разбираться в хитросплетениях интриг другого мира?! Да, Сеор мне подробно и достаточно понятно все объяснил, спасибо ему за это.

Но — нет, спасибо. Где мои вещи? В какую сторону дом?

Когда я поднялась, полная решимости совершать побег, я поняла, что с этим возникла небольшая заминка. А именно: это ведь Уэра открыла портал… ну или перенесла меня своей магией сюда. Значит…

Когда подошли служанки (они буквально из воздуха материализовались, будто за дверью стояли и слушали, дрыхну я там все еще или уже проснулась), я вежливо попросила их принести мои вещи. Одна из них осталась со мной, все еще полная решимости меня мыть и одевать так, будто у меня рук нет, а вторая ушла. Я понадеялась на чудо и пошла принимать ванну.

Но к тому моменту, когда мне нужно было одеваться, моих вещей так и не обнаружилось. Пришлось влезать в очередное платье местной моды! Да, красивое, да, таких я дома точно не найду. Но все равно! Где мой телефон? Это кража! Верните! Совсем, что ли, все здесь с ума посходили?!

Панику я развела напрасно, когда вышла в комнату, обнаружила кулек своих вещей, лежащих на кровати. Телефон и ключи от дома все еще лежали в кармане, который даже никто не расстегнул. У них тут и молний-то не было, а я уже на всех заявление в полицию писать собралась.

В какую полицию?! Я в другом мире, в замке Короля! Ох…

Телефон, к сожалению, здесь был бесполезен, связь не ловилась, такси не вызывалось, даже вай-фая не было! Ладно, это я уже от горя и истерического припадка с ума схожу! Окончательно, то есть. Крыша уже тихонечко поехала от всех этих впечатлений.

Но не успела я впасть в настоящее отчаяние, как дверь в покои распахнулась и появилась Уэра. Сегодня она была во всем темном, хоть и улыбнулась мне вежливо, когда увидела.

— Вижу, ты рано просыпаешься, — заметила она как бы с точки зрения «молодец, не сова». — Это хорошо, Король тоже встает рано.

Да фиолетово. Пока Уэра проходила вперед и разглядывала меня, словно экспонат (я сегодня была в теплом платье темно-синего цвета с воротом), я набралась смелости и спросила.

— Я знаю, что от меня многого ждут и все такое… но не могли бы Вы вернуть меня домой?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Нервная улыбка из серии «я сама не очень-то верю в собственную затею» помогла так себе, если честно. Уэра не удивилась, просто дежурная улыбка на ее лице потускнела, а мне сильно-сильно захотелось, чтобы она снова проявила ко мне благосклонность и расположенность. Она же волшебница! Возьмет и в ледяную статую превратит еще!

— Я понимаю твои сомнений, Кристина, — рационально и здраво заметила она, — жаль, что в твоей семье знания об обязанности рода были утеряны… но это тоже своего рода предостережение.

— От чего? — Как-то слишком быстро выпалила, не подумав я.

— От несчастных случаев, конечно же, — вот вроде бы сказала она это легко и непринужденно, но подтекстом можно было услышать и предостережение, и даже угрозу. — Если бы ты или твои родственники развивали свой дар и активно им пользовались, это могло бы привлечь ненужное внимание.

— Эльдисов? — Снова не подумала, но пока Уэра говорила, я представила единственную угрозу, которая пока была реальнее всего.

И несмотря на то, что в замке сидело чудовище (это я про потомка драконов), оно было где-то в подземелье, а раз сам Король Севера спит наверху в то время, как монстр томится внизу, значит, оно под контролем. Что и радостно, и боязно одновременно. Кто еще остается, как не эльдисы?

Уэра мягко улыбнулась, мол, «дитятко нерадивое», опустила глаза и прошлась по комнате, невольно ко мне приближаясь.

— Расскажи мне о своей жизни, — попросила она, я же сначала пару раз хлопнула глазами и задержала дыхание. Уэра поняла, что требуется пояснить: — Чем ты живешь? Чем ты дышишь? У тебя никогда не возникало ощущение, будто тот мир совсем не для тебя?

Пронзительные глаза волшебницы поймали меня в ловушку. Похоже, все здесь сильные личности, против которых и танк пройдет на цыпочках, но мне это изначально было понятно. Нервно сглотнув, я попыталась сохранить спокойствие и остатки уверенности. Которой уже давно не было.

— Мои… ощущения — это, конечно же, понятно, — осторожно начала я, чтобы сначала согласиться, а потом дальше гнуть свою линию. Ну или хотя бы пытаться. — Но… Вы абсолютно правы, никто из моих предков не рассказывал мне, будто я обладаю какой-то там силой. Вдруг это ошибка? Вдруг во мне нет никакой «морозной крови»? Был снегопад, перепутать легко! Со мной из здания еще одна девушка выходила, может, это она?

Что-то меня понесло, а Уэра внимательно выслушала меня, словно маленького ребенка и улыбнулась.

— Снегопад случился из-за призыва, — объяснила она легко. — И я знаю свое дело.

Точка. Такая жирная, что я могла только нервно заламывать руки и пытаться сдержать себя, чтобы не молить о прощении. Да-да, я поняла: Уэра была сильна, она не зря занимает свой высокий пост. Но все же…

— Послушай, Кристина, никто не собирается бросать тебя в клетку с монстром и смотреть, выживешь ты или нет, — внезапно озвучила мои самые страшные опасения волшебница, на что я вытаращилась на нее, как на восьмое чудо света, задержав дыхание. Да, я предполагала, что будет нелегко, но это пока даже не оформилось в моей голове очевидным страхом, а она на меня тут все вываливает. И да, частицу «не» я не расслышала. — Ты будешь в этом не одна, мы все, в том числе и Король, будем помогать тебе со всем разобраться. Если честно, от тебя потребуется совсем немного…

А потом Уэра шагнула ко мне ближе и ее взгляд стал очень вкрадчивым, она будто мне в душу заглянула.

— Подумай, Кристина: ты сделаешь доброе дело, спасешь Королевство, удовлетворишь запрос Короля… — ее взгляд, скользнувший по мне, был оценивающим, и я невольно поежилась, — до этого момента он не знал, кто явится в этот мир. Но теперь я могу с уверенностью заявить: ты не просто потомок рода «морозной крови», ты привлекла Короля и в другом смысле.

Мои щеки вспыхнули, я тут же стушевалась и нервно сглотнула.

— Что?

— Справишься… — еще ближе, взгляд гипнотизировал, — и станешь его Невестой.

Тут, прям, как в басне: в зобу дыханье сперло! Я закашлялась и не сразу пришла в себя, все еще продолжая искать в темных глазах Уэры ответы на все вопросы. Она мне их по-прежнему не давала.

— Но… но… он мне ничего такого не говорил, — произнесла самое глупое, что только можно было сказать в данном случае я.

А Уэра взяла меня за руку (не сильно сжимая, но довольно властно).

— Я тебе говорю, — настояла она, намекая, что если уж она это сказала, значит, это истина в последней инстанции.

Я нервно сглотнула, услышав, как мое сердце колотится в висках. Не каждый день тебе прочат стать Невестой Короля…

— Госпожа, — нас отвлек робкий голос служанки, я даже вздрогнула, Уэра восприняла это довольно спокойно, отпустила меня и медленно отстранилась, снова возвращая свое официальное выражение лица. — Король ожидает Вас.

Король… ожидает… меня.

***
Несмотря на то, что Сеор сам мне предложение руки и сердца не сделал, я все равно сильно разволновалась по поводу нашей встречи. Если задуматься: я понимаю, что имела в виду Уэра. Да, может быть, официального предложения мне и не поступило, но ведь это не такая уж и плохая перспектива…

Что я тут удумала? Уэра умела поселить зерно сомнений, а в данном случае даже надежды. Может быть, моя самооценка и не была столь низка, но я особо никогда и не завышала ожидания. Что же до сегодняшнего момента — хорошо, я понимала, почему Уэра так рассуждала, она, как главная волшебница, тоже была заинтересована в том, чтобы в Королевстве царил мир, а не эти… эльдисы.

Но надо рассуждать здраво: убеждаем Короля, что мне надо бы немножко подготовиться где-нибудь дома, а затем бежим до канадской границы. Потому что даже если все правда и Король сделает меня своей невестой, мне для начала придется усмирять монстра. А я этого, раз — не хочу, два — не факт, что смогу.

В общем, служанка проводила меня… не в столовую. Если честно, я была даже удивлена обнаружить что-то наподобие зимнего сада. То есть — помещение было большим, светлым, окна сплошной стеной, потолок — тоже. Но, исходя из того, что за окном по-прежнему бушевал снежный шторм, когда я увидела фигурку Короля за маленьким, круглым столиком в отдалении, на секунду я за него даже испугалась. Будто шторм мог его поглотить…

На негнущихся ногах я прошла вперед, вспомнила все свои манеры, вежливо поклонилась и присела в книксене. Король внимательно за мной наблюдал, снова вцепившись в меня взглядом, словно собака в кость. Его глаза снова выдавали излишнюю самоуверенность, но ведь он по-прежнему Король…

Когда я села и с напряженным видом стала жевать завтрак, Король трапезу закончил, я испугалась, что мне нельзя при нем есть, нервно выпрямилась и уставилась на него. Пару мгновений он выпытывающе смотрел на меня, а я краснела, как помидор, потому что… он все-таки был симпатичным. Король, не помидор.

А потом он медленно улыбнулся.

— Ты испугалась, — констатировал он без лишних вопросов, я не то чтобы лучший в мире шпион, чтобы выдавать конспирацию века. — Я ожидал чего-то подобного еще вчера. Но, тем не менее, ты не сбежала из замка, сломя голову.

Это прозвучало как шутка, но мне было не смешно, и плевать, что он Король Севера.

— Куда бы я смогла сбежать? — Нервно кивнула на бурю за окном я.

Сеор сделал глубокий вздох, отвел взгляд, и улыбка стерлась с его лица.

— Прости, Кристина, я могу тебя понять, — более спокойно, без лишнего напора, произнес он. — Ты попадаешь в другой мир, где от тебя внезапно требует чего-то сверхъестественного. И ведь какое тебе дело до других людей? До невинных жертв?..

— Это неправда! — Перебила я строго. Не сказать, что Король разозлился, он просто замолчал. — Я не говорила, что мне нет дела до других людей. Но Вы правы, не так я себе представляла вчерашний день.

Сеор выдержал небольшую паузу, я стала волноваться, ощутив волну его власти. Вдруг он обдумывает сейчас, бросить ли меня к крокодилам за дерзость? Или же послать на плаху? Но я ведь действительно не бесчувственная скотина…

Когда он снова скользнул по мне взглядом, я вздрогнула и притворилась, будто лишь вздохнула. Конечно же, Сеор дураком не был, все понял. Мы еще недолго так посидели, а потом он потянулся ко мне и взял мою ладонь. Его шоколадные глаза все еще были слишком пронзительными, чтобы я могла устоять.

— Будет слишком много, если я попрошу тебя о помощи? — Вдруг спросил меня он. Я только сидела на месте и тяжело дышала, не зная, в какой именно момент ответить. — Это будет не просто услуга для Короля и всего Севера, Кристина, своей помощью ты спасешь Королевство и множество жизней, которые страдают из-за одного опасного и беспощадного человека.

Умеет он преподнести, конечно. Я действительно не желала никому зла и не собиралась отсиживаться, пока другие там гибнут или страдают от эльдисов. Но все-таки…

— Это твой мир, Кристина, — а Сеор продолжал свою разгромную речь, его пальцы легонько поглаживали мою ладонь, — останься здесь и ты увидишь насколько он прекрасен.

Выпрямившись, Сеор откинулся на спинку стула, взмахнул свободной рукой. Я проследила за этим жестом и у меня тут же перехватило дыхание. Буря, что скрывала собой все вокруг, внезапно взметнулась, неестественно закружилась и расступилась. Ненадолго, но все-таки. Это было… потрясающе! Потому что темные, тяжелые тучи разбежались в разные стороны, словно стая волков, проклюнулось солнце, накрыв собой… долину.

Мурашки побежали по коже. В этот миг я поняла, почему этот зимний сад без цветов находится именно здесь. Если бы не было бури, на вид можно было бы любоваться целую вечность.

Но не успела я даже привыкнуть к красоте этого вида, как тучи снова набежали, снежная пелена не просто заволокла собой, она хлестнула, словно хлыст, недовольная тем, что ее кто-то потревожил. Были вещи посильнее всего в этом мире, и эта буря была одной из этих вещей.

Я снова посмотрела на Сеора — он был сосредоточен и серьезен, а я поняла одно: откажи я сейчас и ничего хорошего за этим не последует. Отчасти его можно понять, ведь он просто защищал свое Королевство, пытаясь его спасти от врага.

— Почему, обладая силой снежных бурь отступать, так сложно справиться с эльдисами? — Снова, не подумав, выпалила я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ А Сеор с минуту смотрел на меня очень пристально, я тоже взгляд не отводила, поэтому заметила, как что-то в его отношении ко мне все-таки изменилось. Легкий оттенок улыбки — словно одобрения моих интеллектуальных способностей. Возможно, он только подыгрывал, ведь лесть — это тоже форма манипуляции.

— Потому что эльдисы сами порождения снега и льда, — объяснил он. — Мы можем сдержать их, но не победить. Единственное средство — это магия моего рода. Ее будет достаточно, чтобы восстановить баланс.

Я понимающе закивала.

— Я не умру? — Спросила я как-то пискливо.

Сеор мягко улыбнулся, словно забирая все мои страхи, а затем поднялся на ноги и медленно шагнул ко мне ближе. Я сидела на месте и смотрела на него снизу вверх, как жертва на зверя. Но Король меня не уничтожил, протянул свою ладонь, а когда я вложила свою в его, уверенно поднял меня на ноги. Он снова вел.

Я оказалась от него в такой близости, что ощутила легкий хвойный аромат… Меня это несколько смутило, расстояние между нами показалось мне чересчур интимным. Но опять же — он снова вел…

— Не волнуйся, Кристина, что бы не случилось, я этого не допущу, — почти шепотом ответил Сеор, находясь так близко, что его дыхание невольно щекотало мою кожу.

Мурашки побежали по телу, я постаралась незаметно сделать глубокий вздох, чтобы успокоиться. Но Сеор все еще держал мою ладонь в своей и все прекрасно замечал. Набралась смелости, чтобы заглянуть ему в глаза… он был со мной ласков и учтив, не соблазнял, не давил, не уничтожал.

— Что я должна делать?

***
Ох, на что я подписываюсь? На что-то сомнительное, это точно. Однако выбора у меня чуть, так что — подстраиваемся. Ну, а что? Разве мне предложили варианты? Разве кто-то сказал: «Не хочешь — иди домой»? Нет. У меня два очевидных варианта: сотрудничать добровольно или заставят. Да, Сеор не выглядел так, будто сейчас посадит меня на поводок и начнет дергать при каждом удобном случае, он, правда, действовал лаской.

Но надолго ли его хватит? Он все-таки… Король. И несмотря на мою очевидную исключительность, с его слов, его благосклонность может быть изменчивой. Да, мне заявили, что это мой родной мир и я будто бы вернулась домой. Но это только слова, это раз, и пока меня уговаривали помогать, а я ломалась, тут все пляшут передо мной на задних лапках. И это два. А что будет, если я заявлю категорическое «нет»?

Я решила так: надо хотя бы попытаться. Не получится — ну и ладно. Не знаю, конечно, как на это отреагируют остальные, но ведь от меня мало, что зависит. Я имею в виду — если я все-таки наследница «морозной крови» и та сработает — это хорошо. Но, а вдруг что-то пойдет не так? Все-таки Уэра права, никто мне ничего не рассказывал, ничему не обучал. А значит… кто знает, как все может обернуться? Вдруг выяснится, что это все-таки не я, или еще какие-то обстоятельства, и я банально не смогу ничего сделать? Если надеяться на гуманность Короля — меня спокойно отпустят домой. А зачем меня тогда держать, если я бесполезна?

По крайне мере, я в это очень сильно верила.

Мы с Сеором долго брели по замку, и я уже начала думать, будто у нас прогулка или вроде того. С одной стороны — возможно. Но, с другой — у нашего путешествия была конечная цель. Комната, в которую меня привел Король Севера, оказалась небольшой, но очень вместительной. Однако, кроме двух диванов по бокам и красивого резного столика у окна напротив входа здесь больше ничего не было.

А вот уже то, что лежало на столе… на металлической подставке изящной ковки находился сосуд с багряной жидкостью. Если первая мысль «а что это такое?» еще зародилась в моей голове, когда я бегло глянула на эту субстанцию, то семи пядей во лбу быть не надо, чтобы обо всем догадаться.

Сеор остановился рядом, за моим плечом. Он не давил и не напирал, но его близость меня волновала. Кого бы она не волновала? Он держался сдержанно прекрасно, обворожительно, я бы даже сказала, когда обернулась едва заметно и поймала взглядом его профиль. Вздохнула.

— Это… его кровь? — Предположила я осторожно.

— Ты все верно поняла, — подтвердил Сеор, а затем приглашающим жестом предложил мне подойти поближе.

Я тяжело вздохнула и стала приближаться. Сердце тут же застучало в моих висках, я почему-то разволновалась. Ну, а кто бы не разволновался? Мирно покоившаяся в сосуде, наподобие пробирки, кровь, будто почувствовала, кто к ней приближается. И взбунтовалась. Я тут же вздрогнула, словно она на меня напала, но Сеор оказался рядом, взял меня за плечи и наклонился к моему уху.

— Не бойся, Кристина, — успокаивал меня он. — Она так реагирует, потому что знает, что ты можешь ее подчинить.

Мое сердце снова забилось вдвое чаще, я нервно вздохнула и искусала губы. Не знаю, что заставляло меня нервничать больше, вид этой крови, ее реакция, или щекотное дыхание Сеора на моей шее. Если он меня соблазнял, делал он это профессионально.

— Что… как… — вот я даже не знала какой нужно задать вопрос.

— Это часть тебя, — продолжал шептать мне слишком близко Сеор. — Просто… повелевай.

Еще один глубокий, тяжелый вздох, призванный успокоить, но — какое там? Король впился в меня взглядом, я едва могла дышать. Мне казалось, я выдаю сейчас свою любую форму несовершенства, сдаю позиции, проигрываю…

Но нужно было пытаться.

Поскольку я понятия не имела, что делать, я решила так: оно же должно как-то само прийти, так ведь? По крайней мере, на это был расчет и огромная надежда. Я сосредоточилась, подняла руку, направила ее на кровь, и… ничего. Вот от слова «совсем». Кровь хоть и почувствовала, что я рядом, но теперь ей как будто стало все равно. Подумаешь? Маши тут своими конечностями дальше, мне плевать!

Я нервно сглотнула, попыталась сосредоточиться… Сеор меня наконец-то отпустил и отошел, будто понял, что своей близостью не облегчает мне задачу, а как раз наоборот. Я снова вздохнула и снова принялась взаимодействовать с кровью. Подошла немножечко ближе — больше никакой реакции не было. Просто… ничего.

Сеор как знал, что будет долго и упорно ожидать чуда, посему расположился на диване (их здесь для этого поставили?), и стал за мной наблюдать. А я надеялась, что он уйдет… но, видимо, ему нужно было контролировать процесс. В общем-то и понятно, ведь он изо всех сил торопился решить главную проблему своего Королевства, а тут я… размахиваю своими конечностями, делаю всякие па и прочую психушку…

Ну, а что? Со стороны смотрелось именно так! Ничего же не происходило, а я и сама верила в эту затею, как в Деда Мороза. Вообще-то я никогда не верила в Деда Мороза…

Но вот за окном явно он хозяйничал, потому что, буря по-прежнему была страшной. Ветер завывал где-то вдалеке, звучало атмосферно, но жутко. В какие-то отдельные моменты я боялась, что сорвет крышу, буря схватит меня и заберет с собой, настолько было не по себе.

Но Сеор продолжал расслабленно сидеть на месте и наблюдать за моими попытками довольно спокойно. Раз он не переживает…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ В общем, мучилась я долго и упорно, и, к сожалению, ничего так и не добилась. Мне стало стыдно, я стушевалась и в который раз обернулась к Королю. Он смотрел на меня неопределенно, а я поняла, что либо выражения моего лица недостаточно хорошо показывают эмоции, либо Сеор воспринимает их как-то не так, поэтому озвучила:

— А нет какой-нибудь инструкции?

Сеор меня выслушал и, судя по разочарованию в его глазах, он явно не такого результата ожидал. Тяжело вздохнул, поднялся на ноги. Подошел ко мне ближе, а я нагло скользнула взглядом по его стройной фигуре. Мне показалось это слишком грубым, но Сеор это отследил и самодовольно улыбнулся.

— К сожалению, нет точного рецепта для этой магии, Кристина, — сообщил он. — Это также связано с тем, что твои предки покинули земли Королевства и не осталось никаких подсказок. Но… — он вдруг довольно неожиданно для меня поднял ладонь и провел костяшками пальцев по моей щеке, вслед за этим движением пробежали мурашки, а я вспыхнула смущением, — не волнуйся. Это придет к тебе. Просто надо постараться…

Я задрожала и нервно сглотнула, а Сеор, пронзая меня своим цепким взглядом, опустил руку.

— Мне нужно отлучиться, — сообщил он, я вроде бы понимающе кивнула, а потом задумалась: он ведь ждал, сидел до этого момента, неужели он и правда был уверен, что я справлюсь за какие-то пару часов? — Я рассчитываю на тебя, Кристина…

Внезапно он мне будто бы поклонился и это настолько вышибло меня из тела, что я вздрогнула и напряглась. А Сеор вдруг стрельнул взглядом мне за спину и посерьезнел. Я тоже обернулась, и… разинула рот от удивления. Кровь, что томилась в пробирке совершенно спокойно и недвижимо, сейчас расступилась, словно море перед Моисеем. Да, лишь на миг, в следующее мгновение все снова вернулось обратно, но — сам факт!

В полнейшей тишине изолированного помещения, даже несмотря на бушевавший шторм за окном, я услышала улыбку Сеора, почувствовав ее буквально на своей коже. Умел он.

— Я в тебе не сомневался, — похвалил он, и я испытала маленькое удовлетворение. Как именно я что-то сделала? Не знаю. Но раз получилось…

Я снова посмотрела на Короля, он уже поймал меня в ловушку своих глаз и не собирался отпускать. После моего хоть и слабого, но успеха, мне казалось, он держал меня еще сильнее.

— Что теперь? — Нервно уточняю я, не испытывая особого удовольствия по поводу этого взгляда.

— Теперь ты попытаешься снова, — спокойно заявил он, я еще поначалу понимающе кивнула, мол, «да-да, надо отточить мастерство», хоть теперь и пришло некоторое разочарование. Ведь, если кровь подчинилась, мой план «ошибочка вышла» не работает, и мне придется задержаться… — Но уже не с кровью.

Я нервно сглотнула и захлопала глазами. Даже не сразу сообразила, что это сказал Сеор.

— Мы… встретимся с ним? — Нервно спросила я.

— Не волнуйся, он под замками, его магия запечатана, вреда он тебе не причинит.

— Вы уверены? — Все же спросила я.

И вот вроде бы Сеор улыбался мне, как делал это раньше, но — чего бы ему тогда мне не взять и не ответить? Але! Где твое уверенное: «Да он вообще даже не пискнет»?! Вот это сейчас было очень сильно нужно! Но Сеор почему-то молчал. Черт…

Ну вот, иду встречаться со зверем. Уже совсем не весело…

Глава 4

По всем параметрам было вполне очевидно, что дело первостепенной важности. Что неудивительно, если вспомнить эльдисов и то, как они выглядят (за бурей я, конечно, не очень хорошо разглядела, но предполагаю, что они доставляют неудобства, особенно вспоминая, как швырнуло карету), все очень серьезно. И даже плохо. Даже те верзилы, что гнались за мной, и те вряд ли смогут противостоять этим монстрам.

Но все же…

На самом деле, несмотря на то, что я сумела вызвать некий резонанс с кровью в пробирке, у меня все-таки были сомнения по поводу реальной ситуации. Хорошо, разок спиной я там что-то взбудоражила. Неужели это уже показатель и нужно срочно спускаться в подземелье? К чему такая срочность? Я ведь даже не поняла, как именно это сделала…

И сначала я скромно подумала: попробую еще разочек, только уже на реальном человеке. Сеор велел мне одеться потеплее (судя по всему, в подземельях было прохладнее, чем наверху, что неудивительно в замке), и я пошла к себе за теплым плащом. И вот когда я спустилась и вышла в главный холл, кровь застыла в моих жилах.

Во-первых, Сеор был здесь и тоже собирался идти. Робкое ура. Во-вторых, здесь также был Чэн, личный телохранитель Короля. И группа других воинов в количестве десяти человек. Вооружённые до зубов.

Помимо этого, с нами была и Уэра. Это, в-третьих. Разве они там не говорили, что этот… потомок драконов за решеткой? Похоже, я как-то слишком быстро понадеялась на лучшее и крепко заснула ночью. Почему они… таким составом? И что делать мне?

Я как вышла, так и встала, не смея сдвинуться с места. Но меня, очевидно, ждали, потому что в какой-то момент Сеор обозрел помещение и заметил мою статую, я вообще отказывалась шевелиться.

Он скорее дежурно улыбнулся и двинулся в мою сторону. Потому что я все еще продолжала стоять, переживать. Сглотнула, когда он подошел ближе. Король уже понял, что я не в диком восторге от всего этого мероприятия, поэтому подходил более вкрадчиво и осторожно, улыбался, подчеркивая, что «все просто замечательно». Ага, конечно! Тогда зачем тебе эта толпа?!

— Это лишь меры предосторожности, — тут же заверил меня он, в точности угадав, что меня так сильно напугало. Я издала какой-то нервный звук, похожий на хихиканье и «угу» канье, снова сглотнула. — Не бойся, я не дам тебя в обиду, помнишь? Я же тебе обещал.

И снова его шоколадные глаза вторглись в мои уверенно и бесцеремонно. Отчасти меня это немного напрягало и бесило, но отчасти даже нравилось. Он знал, что делать, он все еще продолжал вести в нашем танце…

И тут я вдруг так ярко осознала, что нам предстоит сделать, что меня аж затрясло. Паника чуть не завладела мной, но Сеор это отследил, шагнул ко мне почти вплотную, и приподнял мое лицо за подбородок.

— Несмотря на то, как он опасен, ты должна помнишь, Кристина: я его пленил, — напомнил он справедливо.

И вот вроде бы «да-да, ты молодец», но ведь мне предстоит с ним столкнуться… и не просто: «Привет, как дела? Что нового?». Я должна буду его подчинить. Раз кровь откликнулась и подала признаки шевеления в пробирке, сомневаюсь, что потомок драконов не заметит, что его кто-то подчиняет. И что он тогда сделает? Мамочки…

Выбора не было, пришлось подчиниться и идти в толпе воинов, Короля и волшебницы. Волновалась ли я? Не то слово. Меня то бросало в жар, то в холод, голова то кружилась, то становилась свинцовой. Из всего того, что происходило, меня смущало лишь одно: что бы не сделал этот… монстр, мне придется заставить его подчиниться. И это беспокоило меня больше всего.

Спуск в подземелья оказался непростым. Уэра шла впереди с фонарем, затем Сеор с не отстающим ни на шаг Чэном, а потом я. Замыкали процессию все те воины, один из них также нес фонарь. Было холодно, везде завывал ветер, ступени, хоть и были широкими и ровными, мне все равно с каждым шагом казалось, будто в следующий миг я споткнусь и полечу вниз.

И тогда мне думалось: если помру здесь и стану призраком, это же какой печальный конец. М-да, мысли не радостные, но мы спускались в непроглядную тьму, просветов не было, как и надежды. Да что же это за настроения такие?

Пока мы шли, я особо ни о чем не думала. То есть, я понимала, что внизу будет… он… неизвестно пока, насколько он меня напугает при встрече, но сейчас я уже достаточно напугана. Но вот когда мы уже стали подходить ближе, я поняла, что это именно его клетка.

Сначала была одна тяжелая, железная дверь, приведшая нас в не меньшее помещение, чем половина главного холла. Холодный свет здесь был, горели канделябры и подсвечники на стенах, а еще люстра под потолком. Но этого было вообще недостаточно…

Я увидела прутья решетки на противоположном конце от входа и нервно сглотнула. Как будто они врезались в меня, или я на них нечаянно напоролась. За решеткой начиналась темнота, и это меня настолько напугало, что аж затрясло.

Несмотря на подготовку, состав и прочее, Уэра, Сеор и Чэн тоже притормозили, а не вприпрыжку поскакали вперед. Я замедлила шаг, решив сделать передышку, но сзади меня подтолкнули воины и мне пришлось двигаться вперед. Черт, не получилось…

И вот Сеор остановился где-то на середине пути, рядом с ним Чэн. Обернулась и Уэра. И все посмотрели на меня. Что было на их лицах? А сложно сказать, ведь освещение было слабым и мрачные тени рисовали картины ужасов. Я нервно сглотнула.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Не подходи ближе, чем на пять шагов, — внезапно предостерег меня Сеор, а мои глаза округлились. — Заставь его подчиниться.

— Вы?.. Не пойдете? — Пискнула я испуганно.

— У нас над ним власти нет, — поддержала Короля Уэра. — Только на тебя вся надежда.

На меня?! Серьезно?! Я снова задрожала, обняла себя ладонями и инстинктивно подалась назад… там все еще были воины и никто не давал мне сбежать. Куда я попала? Зачем?! Впрочем, вряд ли что-то поменяется, если я такая «не-не-не, ребята, дальше сами» и уйду. Куда я уйду?!

Выбора снова не было, я сделала глубокий вздох, Король, Уэра и Чэн расступились передо мной, создав живой коридор, я же в ужасе смотрела на клетку перед собой. Там все еще было темно и никакого движения. Воображение рисовали такие ужасы, что не передать. Лавкрафт создавал щенят с котятами, по сравнению с тем, что подкидывали мне мои страхи.

Шаг, другой, сердце выпрыгивает из груди, я не знаю, зачем я иду… иду… иду…

Когда в вечной мгле мелькнул силуэт, я чуть не взвизгнула от ужаса. Но, к моему счастью, монстр ждать не стал. Как и выпрыгивать. На самом деле, когда он появился, в моей голове родилась только одна мысль: «эээ».

Я ожидала ужаса, летящего на крыльях ночи, кошмара из самых страшных снов, а мне навстречу вышел юноша, немногим старше меня. К моему удивлению он был обнажен по пояс, и фигура у него была… я просто немножко растерялась и заметно смутилась. Хорошо он был сложен, кхм-кхм. Он был высоким, хорош собой, не сказать, что красавчик, но было в его повадках и манерах столько стати и гордости, дыхание невольно перехватило.

На его запястьях переливались ледяным отблеском плотные наручники — думаю, это и блокировало его магию. Но почему он голый? В смысле — по пояс? Это точно монстр? Может, кто-то за ним выйдет? Или он просто способен при случае обращаться в страшное существо?

И вот его темные глаза скользят по мне взглядом, он едва заметно щурится, я замечаю на его лице презрение, недовольство. Когда он заканчивает осмотр, я вспыхиваю, словно лампочка, а он… горделиво разворачивается и уходит обратно в тень! Чего?

Нервно оборачиваюсь, смотрю на Сеора — это точно тот самый монстр? Ну да, спеси у него — будь здоров! Но я так свыклась с мыслью, что появится какое-то невообразимое чудовище, может, даже дракон, или… или… не знаю, кто, но не он точно!

Ммм… ну, ладно. И что мне теперь делать? Подчинить его?

— Вернись, пожалуйста, — попросила я, и сама чуть не расхохоталась в голос. Чего? В смысле? Это мой приказ? Откашлялась. — Вернись.

Я звучала неубедительно, да и пыталась так себе… но тут вдруг со мной заговорили.

— Ты… — словно пощечина, — смеешь мне приказывать?

Он бил каждым словом так, словно кидал в меня булыжники и каждым успешно припечатывал. Я просто потеряла дар речи, вглядываясь в темноту. Захотелось оправдаться, но когда я снова обернулась на Короля Севера, на его лице я увидела только напряжение и злость. Так, кого я хочу злить больше? Короля или его пленника? Ой, чувствовала я, что это дурацкая затея…

— Да, — твердо, уверенно, ладно, насколько можно, отвечаю. — Вернись.

Пожалуй, это прозвучало даже лучше, но… мистер «мне на тебя плевать с высокой колокольни» все еще продолжал плевать. Не возвращался. Самое противное, что я даже не до конца поняла, как я подчинила кровь в пробирке. Что там было? Сеор был рядом, он взял меня за подбородок…

Вспомнила то самое ощущение, напряглась сильнее, разволновалась…

— Вернись, — прошу я снова.

И слышу в ответ насмешку, ничего больше.

— А иначе что? — Спрашивает он.

А иначе… ничего, хочется мне, конечно же, ответить, но это подорвет и так мой подорванный, я бы даже сказала не оформленный, авторитет. Что же делать? Поскольку в прошлый раз я с кровью не общалась, а она все равно булькнула, я решила больше не разговаривать. Сосредоточиться, собраться, приказать! Ничего. Ладно.

К сожалению, мои жалкие попытки, по-прежнему, были все на том же уровне — ничего не происходит. Но от меня ожидали результата…

И снова — что именно произошло и как, я не знаю. Просто голова стала какой-то странной, словно транс или типа того. Я собралась, изо всех возможных сил представила фигуру своего оппонента и приказала. Мысленно, не так чтобы что-то конкретное. Но! Темнота зашевелилась. Зашевелилась!..

Но, как говорится, не буди лихо, пока оно тихо. Кажется, я начинаю понимать, почему его зовут монстром или чудовищем. Он зарычал. Человеческим, конечно, голосом, но все-таки — зарычал.

— Ты… — как же страшно он это произнес — смеешь… — он делает шаг вперед, его силуэт снова проясняется, в ужасе вжимаю голову в плечи, настолько напугана, что даже с места не могу сдвинуться, — мной управлять?

Он оказывается возле решетки, и с такой силой ударяет по прутьям, что все подземелье, кажется, вздрагивает. Вместе со мной. Я подпрыгиваю на месте и взвизгиваю.

— Иди сюда! — Цедит сквозь зубы он, приказывая мне так, как никто в жизни не мог бы. В первый миг я даже готова сорваться с места и исполнить приказ, настолько он беспощадно жесток! С трудом удалось подавить это желание. — И сделай это еще раз.

Его темные глаза пылают ненавистью, счастье, что его огонь заблокирован. Он так ненавидит меня, что мне даже становится немножечко обидно. За что? Да-да, я помню, за что, но все-таки…

— Иди сюда! — Ударяет снова по решетке он.

Я вздрагиваю, взвизгиваю и начинаю отступать. Темные глаза не выпускают меня из виду, а мне кажется, что если я даже сейчас убегу, я не смогу от него скрыться…

Кто-то ловит меня в свои объятия, и я только спустя минуту понимаю, что это Сеор. Без лишних слов он просто выводит меня из подземелья. Я так ничего и не могу сообразить, просто словно безвольная кукла, следую туда, куда меня ведут.

Я знала, что встреча будет не из легких. Но не представляла насколько…

***
Меня трясло и шатало из стороны в сторону, совершенно не помню, как меня довели до комнаты, как брызнули воду в лицо, потом защипало, потому что, кажется, Уэра пыталась привести меня в чувства своей ледяной магией. Не скажу, что я пришла в себя, но хотя бы смогла реагировать на внешние раздражители. На Сеора, например.

Меня усадили на кровать, а сам Король встал на колено и держал меня за плечи, пристально глядя мне в лицо. Думаю, бледное было лицо, потому что до какого-то момента он выглядел встревожено. Это я уже задним умом поняла, потому что раньше вообще ничего не соображала.

Не знаю уж, что помогло, может быть, я просто отошла… но образ потомка драконов, томящегося в подземелье, запал мне в душу. Это было странно объяснить, просто… может быть, когда я потянулась к нему и попыталась управлять, между нами образовалась некая связь. Охарактеризовать ее как-то конкретно было тяжело, не было в ней чувств. Наверное. Но было что-то еще, что-то, чего я пока не до конца понимала.

— Ты — молодец, — похвалил меня Сеор, возвращая в реальность из собственных мыслей, я нашла его взглядом, а он улыбнулся мне ободряюще, этаким взглядом «я с тобой, все будет хорошо». Ничего не будет хорошо, ты вообще видел, что произошло?! Хотелось бы мне крикнуть это, но я не смогла.

— Кто он? — Спросила я тем временем, впиваясь внимательным взглядом в Короля.

Сеор хотел мне солгать, возможно, уйти от разговора, словно эта тема была для него не самой приятной. Но что-то было в моем взгляде, что заставило его передумать. Может быть, дело было в моей реакции? Не знаю, сложно сказать. Но Сеор словно меня пощадил.

— Причина, по которой он смог осуществить задуманное… — Король выдержал паузу, будто признание давалось ему с трудом, — он служил в замке. Мы выросли с ним вместе. Он был моим другом. И предал меня самым подлым образом.

Стиснув зубы, Сеор не заметил, как сжал меня чуточку сильнее. Только потому, что я была не в себе, я это выдержала довольно равнодушно. Сейчас я бы и атаку эльдисов стерпела без лишних эмоций. Нервно сглотнула, осознавая то, что узнала. Вот откуда в нем столько стати. А я представляла себе кого-то дикого…

В какой-то степени он таким и был. Слишком сильный, непостижимый, в своей жизни я никогда не встречала никого с такой мощной энергетикой. И это если учесть, что Сеора я находила достаточно властным. Король все-таки. Но этот…

— Как… — ком почему-то застрял в горле, — как его зовут?

— Это неважно, — почти огрызнулся Сеор, но что-то в моих глазах снова заставило его передумать. Может быть, попытавшись подчинить своей воле такого, как потомок драконов, я почерпнула от него его энергетику? Вряд ли, я не давила, я была опустошена. Или?.. Не знаю, сложно в точности описать свое состояние, я просто смотрела на Сеора. И он сдался. — Дэвлин. Его зовут Дэвлин.

Дэвлин. Это имя отозвалось в моем мозгу перезвоном колокольчиков, легкой дрожью по всему телу, пробежалась мурашками по коже. Страшно. Невыносимо.

Еще…

Эта мысль меня буквально убила. Чего?! В смысле?! Недопустимо! Выкинь это! Прекрати!

Но дело в том, что я не могла. Да даже если бы и попыталась… вряд ли эта маленькая попытка засчитывается, как безоговорочная победа.

— Мне придется туда вернуться? — Спросила я Сеора.

Он подался ко мне еще ближе, хоть я и так ощущала его тепло.

— Не сегодня, — заверил меня он. — Ты справилась и это главное. Теперь нам нужно отточить твое мастерство. А еще я должен ввести тебя в курс дела.

Судорожно кивнув, я опустошенно вздохнула и уставилась куда-то в бок. Пронзительные шоколадные глаза Короля все еще смотрели на меня пристально, но я уже не так сильно обращала на них внимание. Нет, Король Севера, теперь им завладел другой. Дэвлин. И я, черт возьми, понятия не имею, почему.

То есть, до того, как прийти в клетку к зверю, я же задумывалась о том, что мне придется подавлять его волю. О том, что я пойду против него самого, заставлю его подчиняться. Но с каждой новой минутой после едва ли осуществления задуманного, я все больше понимала, что хочу еще. Не знаю, было ли то лишь желание подчинить его, или… увидеть его. Но ощущение я запомнила и даже провела аналогию.

Это похоже на чувство, когда ты встречаешь в своей жизни свою полную противоположность, но он настолько совершенен (даже в своей недопустимой запретной противоречивости), что ты хочешь не победить его. Ты хочешь у него научиться. Тому, чему никто и никогда больше не научит.

Потому что он один такой на весь свет. На два мира. На все миры. И я это почему-то знала совершенно точно.

Предатель, убийца, похититель силы, из-за него страдают невинные люди, а я допускаю такие холодные и расчетливые мысли. Разве это нормально? Может быть, это просто необъяснимая эйфория? Может быть, он и давил меня своим лишь присутствием.

Но я его подчинила.

Хорошо, может только чуть-чуть… неужели я поддаюсь на это чувство? Это меня и пугало, и волновало одновременно. Но я решила так: раз уж я во все это вляпалась, а по-другому я не скажу, значит, нужно почерпнуть максимум из всего, что со мной происходит. Потому что другого шанса у меня совершенно точно не будет.

Ночь. Какая же ты бесконечная! Он пришел в мои сны и мучил меня своим жарким огнем. По-прежнему бесновался зимний шторм, а я валялась в кровати вся взмокшая до невозможности. Я видела его, так четко и ясно, будто спускалась вниз. Он сидел ко мне боком, не смотрел на меня, только перед собой, но я жадно поглощала каждую его черточку, каждый штрих, взмах ресниц, его дыхание, его естество…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ Он палил меня без огня, он мучил меня и дразнил просто сидя там, за решеткой, совершенно ничего не делая. Это было похоже на бред, в который я с удовольствием погружалась, словно в густой мед. Я думала, Сеор меня поразил… нет. Даже не близко.

Дэвлин. Имя, которое я никогда не забуду, что бы потом не случилось. И наутро, когда я приняла ванну и собралась, у дверей меня уже ждала Уэра. Она не выражала никаких эмоций, хотя я ожидала и от нее одобрения. Однако она лишь чуть задрала голову и произнесла:

— Пора довести твою практику до совершенства.

Да, в этом я согласна. Впервые с тех пор, как я во все это влезла, мне этого по-настоящему захотелось.

Глава 5

Несмотря на то, что больше меня впечатлила тренировка в реальных условиях, повторение мы пока отложили. Как и обещал Сеор, он отбыл по делам, моим гидом во всем, что касалось практики управления чужой кровью, стала Уэра. Вот не сказать, что она меня напрягала, но… скажем так: если бы мне предложили выбирать между тренировкой с ней в комфортных условиях комнатки с кровью, или тет-а-тет с Дэвлином без его клетки и наручников, ограничивающих его магию — я бы, не раздумывая, выбрала второе.

Вот она вроде ничего и не делала, не скажешь, что она строгая. Но в ее присутствии я снова чувствовала себя словно первоклашка, которая не умеет ни читать, ни писать. Слишком уж напряженным и испытывающим был ее взгляд. Она так критично оценивала все мои промахи (а их было выше крыши, к сожалению), что мне хотелось куда-нибудь исчезнуть. На всякий случай от греха подальше. Потому что — ну, чего ты такая строгая? Даже Сеор не так смотрел. Хотя мог…

В общем, ближайшую, наверное, неделю, я плохо ориентировалась в днях, я провела в попытках управления кровью Дэвлина. Как они у него ее вообще взяли? Колба была приличной, а Дэвлин… до сих пор мурашки по коже от его претенциозного взгляда. До сих пор не представляю, как мне заставить его что-то делать и не погибнуть в тот же миг.

Помимо тренировок с кровью, что я выяснила кроме этого? Что телохранитель Короля здесь явно какое-то другое значение имеет. Потому что день на третий, наверное, когда я выходила из комнаты, я вдруг заметила мелькнувшую тень. Сначала испугалась и напряглась, подумав, что это Дэвлин наружу выбрался. Потом добавила логику: да если бы он выбрался, я бы уже лежала со сломанной шеей. Ха-ха-ха. Нервное, это нервное.

В общем, я пошла себе как обычно, но в одном из отражений встретившегося мне по пути зеркала внезапно заметила Чэна, и… а вот даже и не знаю, что и думать. Я не стала делать поспешных выводов, решила понаблюдать. Вдруг он там мимо проходил, но не хотел, чтобы я его заметила (такая неловкая встреча из серии «даже не знаю, стоит ли здороваться, мы не особо и знакомы»).

Вот я и понаблюдала. И что я выяснила? Это была не случайная встреча.

На пятый, наверное, день, я решила кое-что выяснить. Когда мы с Уэрой пришли в комнату с кровью, я вроде бы подошла к пробирке и давай устанавливать контакт. Но все же сделала небольшую паузу и обернулась.

— А зачем Королю телохранитель? — Закосила под дурочку я.

Получилось, надо заметить, отменно, Уэра так моргнула, будто шлепнула мне печать «ненормальное: психиатрическое отделение, палата номер 1», я даже заволновалась. Умею я натурально изображать дуру.

— Чтобы охранять его, — констатировала она с таким видом, будто сказала: «Воздух нужен, чтобы дышать».

— Ага-ага, — поспешно закивала я. — А вот… то есть они сейчас где-то вместе, да?

Уэра копнула глубже в сомнения о моих интеллектуальных способностях и медленно моргнула. Почти что замедленная съемка, клянусь.

— Да, — осторожно ответила она, как будто сомневалась, понимаю ли я слова.

Я снова закивала.

— Почетная должность, — нервно хихикнула я и вернулась к крови.

Не знаю уж, что за выражение лица было в этот момент у волшебницы, но я, прям, чувствовала, как она прожигает меня взглядом. Но я уже думала о другом. С Королем, значит, да? А кто за мной тогда следит?

Не знаю, почему я не захотела обсуждать это с Уэрой. Может быть, потому что она строгая и я ее немножечко боюсь. А, может быть, ничего такого страшного и не происходит.

Я подумала: во-первых, даже если Чэн за мной следит, и что такого? Он же не с ножом на меня бросается, по углам не зажимает, ночью, когда я случайно просыпаюсь, не стоит надо мной и не смотрит, как я сплю. Чего паниковать-то лишний раз? Все-таки он на моей стороне. Наверное.

А, во-вторых, я еще немножко подумала (что еще оставалось делать, когда почти все мои дни проходили в молчаливой попытке подчинить себе кровь потомка драконов?) и решила так: а что, если Сеор специально попросил Чэна следить за мной? Вдруг это такой ход, чтобы он за мной присматривал на всякий случай?

И, с одной стороны — Сеорчик, ты такой милый! Но это, если он действительно обо мне лишь заботится. В противном случае — увидимся в суде! И если бы он не был местным Королем, звучало бы гораздо убедительнее.

Но неважно. Пока все хорошо, не паникуем, делаем свое дело.

А оно шло. К моему счастью, я хоть и методом проб и ошибок, но нащупала то самое состояние, которое позволяло мне управлять кровью Дэвлина. Да, поймать удавалось его не всегда, иногда все шло куда-то далеко и без особых объяснений. Но тенденция к некоторым моментам все-таки проявилась. Что радовало.

На шестой день, когда я привела себя в порядок и оделась, я уже была полна решимости постигать новую ступень подчинения чужой крови, но когда собралась выходить, меня встретила служанка и тихо сообщила:

— Король ожидает Вас внизу.

Сеор вернулся. Это хорошо. Правда, я немножко заволновалась, будто бы он был проверяющим, и сейчас будет очередной тест. Помимо данного заявления служанка посоветовала одеться потеплее, тут уж я совсем разволновалась. Что? Уже к Дэвлину? Пора? Я так-то не готова… как и раньше была, но все-таки.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Сеор ждал меня в холле, стоя так, будто владел им. Да, но из песни слов не выкинешь. Когда я появилась, тихо, словно мышка, он медленно и очень я бы сказала театрально обернулся, встретив меня своей коронной улыбкой в стиле той песни «I’m sexy, and I know it». Да, но… можно немножко заткнуть за пояс свою излишнюю самоуверенность? Коробила она меня немного.

— Кристина, — развернулся он ко мне полностью. — Рад видеть тебя в добром здравии.

Я споткнулась на ровном месте и замерла. Что это он имеет в виду? Кажется, он понял, что комплимент сработал как-то не так, посмеялся и торопливо подошел ко мне, беря за руки.

— Прости-прости, — извинился он, все еще улыбаясь, — в последний раз, когда мы виделись, на тебе лица не было. А сейчас ты выглядишь просто прекрасно.

Он подключал свое обаяние, а я была к этому не готова, поэтому невольно поддавалась. Хорошо, что было по-прежнему холодно, хоть я и уверена, что он заметил мой румянец на щеках. Улыбнулся, смутил меня еще больше.

— Благодарю, — быстро кивнула я, не зная, куда себя деть. — Вы тоже выглядите хорошо.

— Пожалуйста… — он вдруг сжал мои ладони, привлекая к себе мой взгляд, — ты спасаешь мое Королевство. Оставим формальности.

Улыбка озаряет его лицо, спорю на что угодно, он меня ею соблазняет. Ну, а я что? Все еще не готова к такому. Я даже больше была к Дэвлину готова и к его сопротивлению. А к вниманию Сеора…

— Хорошо, — быстро кивнула я. — Нам уже пора в подземелье?

Теперь его улыбка была снисходительной.

— Пока еще нет, — заметил он, а потом встал рядом со мной и заложил мою руку себе под локоть. — Но сегодня я расскажу тебе о деталях плана.

Я понимающе закивала, и мы неспешно двинулись на выход. Если честно, с тех пор, как я сюда приехала, я на улицу не выходила. Причина была вполне конкретная — там метель, пурга, буран, в общем — все прелести Севера. Поэтому энтузиазма я по этому поводу не выразила.

Но, к моему удивлению, когда мы вышли наружу, снег хлестал не так уж и беспощадно. Средней степени снежок, я бы даже сказала, снежинки кружились. Посветлело. В общем, погода была, что называется, для гуляний. Не масштабных и не долгих, но все-таки.

— Как вы живете в таких суровых условиях? — Поинтересовалась я, когда Сеор повел меня не к мосту, а направо, по обледенелой дороге вдоль замка.

— Они не всегда суровые, — улыбался моему вопросу Сеор. — Север — особенное место. Холод закаляет, но если его покорить, он вознаградит тебя.

— Чем? — Удивленно поинтересовалась я.

Сеор посмеялся, но ничего не сказал, допытываться я не стала, и мы еще некоторое время шли в полнейшей тишине. Только снег скрипел под ногами, ветер бросал снежинки в лицо, приходилось кутаться.

Но, в конце концов, мы вышли туда, куда направлялся Король Севера и остановились. Думаю, это та самая долина, которую я видела из окон зимнего сада. Не знаю, почему я так называю тот аквариум, но мне никто его по-другому не называл, а я и не спрашивала. Посмотреть другие покои было бы интересно, но пока все мое время занимали тренировки с кровью.

Сеор остановился на возвышении, поэтому укутанная снегом долина выглядела завораживающе тревожно. Не знаю, чего он ждал, зачем вглядывался вдаль, но в какой-то момент он снова двинулся вперед, я только шла за ним следом. Сеор снова вел, а у меня не было ни желания, ни возражений, сопротивляться.

Шли мы долго. В какой-то момент замок начало укрывать снежной пеленой, вокруг густел лес. Несмотря на мою важность и исключительность, меня этот момент напряг, не то слово. Вдруг Сеор собирается отвести меня подальше и зарубить? Вспомнилась Белоснежка, мурашки побежали по коже, особенно когда он меня вдруг отпустил…

Но, к счастью, из-за пазухи топор или меч он не достал, постоял немножко ко мне спиной, я же помялась на месте, протаптывая себе более или менее ровный островок. И пропустила, когда Сеор что-то спросил. Ты бы еще в Китай ушел и говорил тише! Естественно, я переспросила.

— Что скажешь о Дэвлине? — Все еще глухо спросил меня он. Вопрос показался мне странным, Сеор это знал, поэтому чуть обернулся, я видела только его профиль. — На первый взгляд он может показаться почти невиновным. — Я лишь вскинула брови, с немым вопросом на лице «ты его вообще видел?». — И в какой-то момент его захочется даже пожалеть…

Сеор снова повернулся ко мне и снова поймал в ловушку своих ореховых глаз. Странно, на улице хоть и день, я бы даже определила в этом утро, но мрачно из-за серых туч. Однако его насыщенные глаза почти светились, выделяясь на его красивом лице.

— Не думаю, что я захочу его когда-нибудь пожалеть, — призналась я нервно, ерзая на месте.

— Я однажды так сделал, — выкрикнул почти он. — И очень сильно об этом пожалел.

Поскольку я, по-прежнему, не понимала, что происходит, я только собиралась спросить…

Не потребовалось. Снег вокруг внезапно взметнулся, я так испугалась, что инстинктивно закрылась руками… но до меня он так и не достал, его просто разметало в разные стороны, да так высоко, что некоторое время после снег до нас не доставал.

Осторожно оглядевшись, я вдруг задержала дыхание. Сначала я еще ошибочно решила, что это просто чьи-то тряпки. Но нет. Не просто тряпки. Форма воинов. Как у Чэна. И она не просто валялась. Она была надета на…

Когда я осознала, что это, у меня закружилась голова. Десятки, нет, сотни бездыханных тел вокруг. Я хотела закричать, но в одно и то же время не хотела беспокоить мертвых. Сеор не выпускал меня из виду, наблюдал за мной очень внимательно.

— Почему ты их не похоронишь?! — Взмолилась почти что я.

И тогда Сеор решительно направился ко мне, перешагивая через тела, встречающиеся на его пути. Схватив меня, он одновременно встряхнул меня, и в то же время поддержал. Странное и противоречивое чувство. Я уставилась ему в грудь, отказываясь смотреть на тела вокруг.

— Ты должна запомнить этот миг, Кристина, — словно змея, почти зашипел Сеор. — Когда-нибудь настанет момент, когда ты его пожалеешь. И тогда ты вспомнишь, что он сделал.

Я слышала Сеора четко и ясно, но перед глазами стояло лицо Дэвлина. Которого я не знала. Это странно, ведь я видела его надменность и ненависть. Но почему-то в памяти сохранился спокойный образ. Почему? Я его таким никогда не видела…

— Ты запомнишь это?

— Похорони их, — почти рявкнула я.

— Теперь похороню, — заверил меня Сеор, а затем отпустил.

Так мы стояли с ним еще какое-то время, окруженные смертью. Снег нас наконец-то коснулся, принявшись укутывать белым одеялом. Стирать следы страшного преступления.

***
Может быть, я и понимала, что попала в этот мир не просто так, и миссия моя была не из легких, но все же это все было до того, как я оказалась на том страшном поле из человеческих тел. Не знаю, почему Сеор внезапно решил, что в какой-то момент я то ли предам его, то ли еще что-то, но ему обязательно надо было показать мне это. Почему? Ну, почему?

Этот образ не выходил из моей головы вообще ни на минуту. Король вернул меня обратно в замок, я чувствовала себя маленькой девочкой, которой внезапно рассказали про взрослый мир, разрушив все детские мечты. Однако Сеор держался особенно стойко, будто несмотря на то, что таким был его план, он все же не хотел меня разбивать, он пытался меня поддержать.

На обеде я не проронила ни слова, Сеор тоже не разговаривал, как будто знал, что мне нужно время. Не знаю, сколько вообще может понадобится времени, чтобы как-то с этим всем жить.

О чем я думала? О жестокости? О том, что Дэвлин самый жестокий человек, которого я знаю? Потомок дракона? Выглядел он вполне по-человечески. Но… нет. Я не об этом думала. Я вспоминала. Как хорошо было прийти на собеседование, как хорошо было получить отказ, вообще беззаботно искать работу. Подумаешь, зима? Да, неприятно, но не смертельно…

Впервые с тех пор, как я здесь, захотелось домой. Скорее, быстрее, пожалуйста, только не здесь…

— Я понимаю, что ты чувствуешь, — вторгался в мои мысли Сеор ровно в тот момент, когда я была готова впасть в полнейшее отчаяние. — Это были мои люди, мои друзья, мои братья, соратники…

Глаза Короля заблестели, он опустил голову и прикрыл лицо рукой. И в этот миг я действительно поняла. Да, возможно меня все это и впечатлило, но я ведь сторонний наблюдатель. Да, мне не все равно на жителей этого Королевства, я же не бездушная в конце концов. Но для Сеора все эти воины были кем-то близким…

Поддавшись первому эмоциональному порывы, не связанному с унынием и отчаянием, я резко встала с места. Сеор тут же поднял красные глаза на меня, будто испугался, что я сейчас уйду. Но нет. Неожиданно даже для самой себе я подошла к нему и обняла.

Король, он Король, но такого он не ожидал. Растерялся и какое-то время так и сидел, разведя руки в стороны, не зная, как реагировать. Я же просто прижалась к нему и даже не уверена, кого из нас это успокаивало больше.

Какое-то время ничего не происходило, но потом Сеор пошевелился, высвободился из моих объятий, я испуганно отступила, а он поднялся на ноги и обнял меня сам крепко-крепко.

— Прости, что был так жесток, Кристина, — уткнувшись мне в плечо, извинился он.

Что я могла сказать? «Да ничего, бывает»? Ага, конечно. Ничего подобного. Или обвинять его в том, что он козел бараний? Тоже не вариант. Все-таки… Король. Может быть, поэтому. Когда это Королями становиться было легко? Не знаю, конечно, как тут все устроено, но судя по всей этой истории, путь Сеора был не из легких.

Прижавшись к нему, я лишь вздохнула и предпочла отмолчаться. Если он понимал, что сделал, думаю, он также прекрасно понимал и мои чувства, и сомнения. Так мы простояли какое-то время, до тех пор, пока уровень моей отчужденности не поднялся до значения «эмоций полный штиль».

— Что именно ты хочешь сделать? — Спросила я.

Сеор все понял, медленно отстранился, заглянул мне в глаза. Некоторое время мы снова так стояли, а я начинала потихоньку привыкать к этому взгляду.

— Дэвлин спрятал силу, и только он знает, где она находится, — напомнил сначала Сеор. — Для начала я хочу узнать правду. А потом хочу, чтобы он привел нас к месту.

— Потому что там могут быть его ловушки, — догадалась я.

Сеор мне улыбнулся и кивнул.

— Именно так, — подтвердил он. — Но, помимо этого, если он солжет и приведет нас к погибели, первым канет он.

Так Сеор это сказал, что у меня мурашки побежали по коже. Решительный тон, блеск его глаз, я отчасти понимала его чувства, но все же для меня все это казалось каким-то варварством.

— Зачем он убил их всех? — Спросила я.

Теперь Король выдохнул грустную ухмылку, чуть отвел взгляд и задумался.

— Они хотели его остановить, — тихо признался он. — Хотели помешать ему сбежать. И отдали свои жизни за это…

— Но если он рос с тобой… среди них… как же он мог все это сотворить? — Задавала явно вопрос не по адресу я.

Ореховые глаза вновь потопили мою решимость и желание хоть как-то управлять процессом.

— В этом все и дело, Кристина, — заметил он двусмысленно. — Способный на подобное способен на все, что угодно. Поэтому нужно как можно скорее вернуть силу и избавиться от него.

— Ты хочешь… убить его? — На мой вопрос в глазах Сеора забурлили потоки ненависти, будто бы я была с этим не согласна. Это меня испугало. — Я имею в виду… я просто не знаю, как у вас это решается…

Сеор выдержал паузу, явно сражаясь с собственными демонами, подавляя желание выразить сейчас все то, о чем он на самом деле думает. Тем не менее, продолжал он спокойнее.

— Любое преступление может быть рассмотрено высшим Судом, но за все, что он совершил… он заслужил только смерть.

Нервно сглотнула и быстро-быстро закивала, насколько позволяла его близость. Да, я это понимала, но гуманизм во мне протестовал. Но что я могла возразить?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍ — Извини, я не хотела тебя злить, — зачем-то сказала я.

В этот раз Сеор чуть потеплел, когда улыбнулся.

— Ты меня ни в коем случае не злишь, — заметил он, коснувшись моей ладони, — я рад, что ты помогаешь мне, Кристина. Главное, ты на моей стороне, до тех пор я спокоен за будущего Королевства.

Опять эта сверхответственность, которая невольно задавливала меня. С одной стороны — да что здесь такого? Но, с другой — ох, как мне было от нее не по себе! Все-таки это не шутки, это чужие жизни и смерти, какие-то исполинские великаны, чья-то судьба… и, как все это повернется, зависит от меня. Не совсем все, конечно, но смысл вполне понятен.

Смогу ли я справиться? Если с кровью хоть что-то получается, это одно, но вот сам Дэвлин… почему-то мне кажется, он убьет меня раньше, чем я успею отдать ему хоть один приказ.

Глава 6

Когда пришло время снова спускаться в подземелье, я естественно разволновалась. В последний раз я чувствовала себя после встречи с Дэвлином, как выжатый лимон. И, думаю, это мне еще повезло. В этот раз Сеор не стал пренебрегать мерами безопасности, и спускались мы практически тем же составом.

Завидев Чэна, я сразу же вспомнила, как он за мной периодически подглядывал и следил. Вопросов я, по-прежнему, не задавала, но посмотрела на него выразительно. Не знаю уж, с какой целью он за мной следил, но сейчас он выглядел так, будто вообще ничего в этом мире не происходило, а меня он и не помнит даже. Не скажу, что я обиделась, просто склонялась больше к варианту «Сеор приставил Чэна приглядывать за мной». Только вот вопрос: с какой целью?

Но ответ я получить не могла, ибо продолжала не задавать лишних вопросов, да и к тому же мне было о чем подумать.

После того, что мне рассказал Сеор, я, конечно же, начала его лучше понимать. Понятное дело, он не сильно счастлив из-за всего, что произошло, учитывая обстоятельства. Но то поле из тел… честное слово, можно было обойтись и без него. Я все-таки из другого мира, где подобное варварство где-то за пределами понимания. А здесь…

Не скажу, что наши отношения сильно изменились, Сеор был вежлив и внимателен ко всему, что со мной происходило. Вот я споткнулась нечаянно, он обернулся и стрельнул взглядом, помогли его воины. Вот я вздохнула слишком громко перед тем, как нам уже пора было заходить в зал с Дэвлином — Сеор сжал мою руку в знак поддержки.

Но все равно — легче мне от этого совершенно не стало.

Мы прошли к средине зала и, если честно, я думала, что снова пойду вперед одна. Но нет. В этот раз к решетке подошли все. Снова нас встречала беспроглядная темнота, а где-то там томился Дэвлин. Мое сердце не просто бухало, оно устроило барабанный парад, меня колотило от одного его стука.

— Как мы договаривались, Кристина, — наклонился к моему уху Сеор.

Как мы договаривались. Вообще-то все было просто с одной стороны: расспросить Дэвлина о местонахождении источника силы. По идее, раз моя кровь была способна подчинить его, то и рассказать о местонахождении места, где спрятал силу, он должен. Но это была лишь теория.

Я сосредоточилась, вспомнила то чувство, когда подчиняла кровь Дэвлина и произнесла:

— Где источник силы рода Королей Севера? — Спросила я, вкладывая всю возможную силу… ну или желание, я не знаю.

В ответ мне была долгая, звенящая тишина. Я нервничала, Сеор тоже переминался с ноги на ногу, Уэра напряженно сжимала ладони. За ними стояла толпа воинов, но Чэн был ближе всего к Сеору, поэтому за ним я могла наблюдать. Он выглядел спокойным, как танк. Хотя, судя по всему, это его естественное состояние.

Я вздохнула.

— Где находится источник силы рода Королей Севера? — Уверенно повторила я вопрос.

Еще одна тишина, я уже собиралась вновь повторять. Но неожиданно последовал ответ.

— Пошла прочь.

Дэвлин… он был целым миром, который постичь было невозможно. И эмоции у меня к нему возникали вспышками фейерверков, одна за другой. Сначала — восторг! Он ответил! Потому что я вообще не рассчитывала, что на меня обратят внимание. А тут — даже ответ! Правда — какой ответ?

Тут-то и пришел поезд сомнений, неуверенности, обреченности — ничего у меня не получится. Как я должна заставить такого, как он, подчиняться? Вся эта затея стала для меня безумием, глупостью, идиотией…

Но сказать что-то вроде «ой, не получилось, я пошла» мне по-прежнему недоступно. А значит…

Я собралась с силами, максимально сосредоточилась так же, как при попытке управлять его кровью, представила его фигуру в тени и снова повторила:

— Где находится источник силы рода Королей Севера?

И, судя по всему, успешно. Потому что услышала в ответ сначала рык, а затем Дэвлин вылетел из темноты, словно привидение. Приблизившись к прутьям, он снова ударил по ним скорее для устрашения, нежели действительно мог нам навредить. Но когда разъяренный потомок драконов бросается даже на клетку, в которой он вроде бы не может причинить тебе вреда, это невольно пугает.

— Что это за магия?! — Наорал на меня он. — Еще раз так сделаешь, и это… — он обвел ладонью свою клетку, — мне не помешает тебя остановить.

Я нервно сглотнула и задрожала. Может быть, он и пленен, но его словам я почему-то поверила.

— Просто ответь на вопрос, Дэвлин, — раздраженно и одновременно напряженно произнес Сеор.

Да, Дэвлин не глухой, он его прекрасно слышал. Но игнорировал так, будто даже воздуха здесь не было, не то, что толпы народу. Дэвлин смотрел на меня. Темные глаза исподлобья — мамочки! — пугали неимоверно. Он взялся за прутья решетки и с силой сжал их. Да, я знала, что он не может выбраться, иначе бы уже давно это сделал, но все равно испугалась.

Сеор чуть подтолкнул меня плечом — ну, можно не надо?

— Где… — блеющим голоском овечки начала я.

— Только попробуй! — Снова перебил меня Дэвлин, в очередной раз ударив по решетке.

Звон пошел жуткий, я сдавалась, понимая, какое именно давление он на меня оказывает. Сеор это тоже понял, снова проявил внимание, взял меня за руку и наклонился к моему уху.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

— Вспомни, о чем мы разговаривали, — пытался придать мне силы он. — Мы делаем это ради спасения Королевства.

Да-да-да… сам не можешь? Вздохнула, почти раздраженно отстранилась, еще раз вздохнула.

— Прости, но другого варианта не будет, — глядя Дэвлину в глаза, сообщила я. — Где находится источник силы рода Королей Севера?

Сначала он хотел мне сказать все, что думает обо мне, моей семье, моих предках и потомках, причем в очень грубой матерной форме. Но что-то заставило его сначала вроде бы промолчать, а затем я поняла, что он не молчал, он боролся с собой. Потому что моя сила наконец подействовала.

Я ведь видела, как его кровь подчинялась, понимала, что противостоять этому невозможно. Тогда как Дэвлин это делает? Силен, ничего не скажешь. Но ведь его борьба означает только одно: у меня получается.

Сеор тоже это заметил, посмотрел на меня, снова сжал мою руку. Нервно сглотнув, я повторила:

— Где находится источник силы рода Королей Севера?

Дэвлин снова сопротивлялся, отпустил решетку, закрыл свой рот ладонью. Я осмелела, духу хватило повторить. Еще и еще, и еще, и еще. Под конец я уже не просто спрашивала, я почти кричала. А Дэвлин встал на четвереньки, словно зверь перед прыжком и яростно и шумно дышал.

Все это выводило из себя неимоверно. Остальные участники нашего похода также не выдерживали. Меня саму трясло, потому что я понимала, что попросту пытаю его. И ведь даже не знаю, причиняю ли ему боль. Но…

— Дэвлин, пожалуйста, — упала на колени я рядом с его клеткой, приблизившись на опасное расстояние. — Просто ответь, и я перестану.

Он поднял голову и посмотрел на меня. В подземелье был лютый холод, но он был весь покрыт потом, взмок так, будто жара сорокоградусная, плюс он парочку вагонов разгрузил.

— Отвечай, черт побери! — Не выдержал и Сеор, ударив по клетке, снова создавая неприятный шум.

Темные глаза Дэвлина смотрели на меня, и я понимала, насколько сильно он устал сопротивляться и бороться. Мои слова вымотали его, истощили. Зачем я это делаю? Да пусть он тысячу раз убийца, пусть…

— Где находится источник силы рода Королей Севера? — Закусила губу я.

— Медальон, — сдался наконец он, потом прикрыл глаза и свалился на пол без чувств.

Так мне показалось в первый миг, но он все еще глубоко и тяжело дышал, его веки едва заметно подрагивали. Воцарилась звенящая тишина. Особенно шумно в ней раздался шаг вперед за моей спиной. Сеор. Я его уже по шагам узнавала. А, может, это просто было очевидным.

— Где медальон, Дэвлин? — Потребовал Сеор, я обреченно повторила вопрос.

Он открыл глаза, все еще люто ненавидя нас всех, но на меня он уже не смотрел, прожигал взглядом Сеора.

— Разделен… — спотыкаясь, сморщился Дэвлин, от того, что не смог противостоять.

— Он в замке? — Вел допрос Сеор.

Дэвлин вздохнул, сжал зубы, и процедил:

— Нет.

— Ты знаешь, где он находится? — Снова спрашивал Сеор, я повторила.

Дэвлин стиснул зубы сильнее и нехотя процедил:

— Да.

— Отлично, — я не видела лица Короля Севера, но услышала звонкий подъем. Он был рад успеху. — Ты отведешь нас к медальону.

***
Сидеть и наблюдать за Дэвлином было невыносимо. Допрос, а это был именно он, еще не закончился, но я уже не смогла больше это терпеть, поднялась на ноги и побежала к выходу. Сеор звал меня, властно, нетерпеливо, но мне было все равно. Я взбежала по лестнице и выскочила как пробка из бутылки, совершенно не разбирая дороги, вылетев на улицу.

Буря подхватила меня, сбила с ног, я завалилась в сугроб, но бороться не перестала. Будто за Дэвлина, за то, что я его сломала…

Да, он был жестоким, но этот допрос заставлял и меня быть жестокой. А я к такому не привыкла, я этого не хотела, нет, только не так…

Добежала до моста, задубела страшно, ринулась вперед, вообще не соображая, куда иду, зачем и как вообще потом выбираться. Но в какой-то момент меня поймали. На что я рассчитывала вообще?

Сначала я взбрыкнула, взвизгнула и попыталась высвободиться по принципу «просочимся, словно вода», поэтому осела вниз, но меня не отпустили. Когда немного успокоилась, признала Сеора. Он сел посреди моста рядом со мной, и прижал к себе. Я все еще сопротивлялась, он это чувствовал.

— Ты должна помнить главное, Кристина, — перекрикивал страшную бурю, бушевавшую вокруг он. — Ты не просто заставляешь его что-то делать, ты спасаешь народ. Королевство! Что мы будем делать, если эльдисы пробьют защиту? Они и так уже начинают набеги на деревни и города! Ты хочешь, чтобы чудовища переубивали всех? Скажи мне, Кристина!

Сеор отодвинул меня, чтобы видеть мое лицо, и тут же смягчился, потому что по щекам бежали слезы. Он хотел бы продолжить напирать, хотел бы настоять, но все-таки пощадил меня. Вздохнул.

— Ему больно только потому, что он сопротивляется, — пытался успокоить меня Сеор. — Когда он смирится, все будет в порядке.

— Ничего не в порядке! — Ударила его по рукам я. — Я мучаю человека!

— Но он не человек! — Наорал на меня в ответ Король Севера. — Он — чудовище! Из-за него Королевство в упадке! Из-за него эти метели! Ты готова перестать мучить одного, оставив умирать тысячи?!

— Это не моя обязанность…

— …но это именно она! — Надавил чуть сильнее на меня он своим авторитетом, я съежилась и плюхнулась на пятую точку. Сеор тут же понял, что переборщил и сбавил напор. — Кристина, я понимаю, это для тебя слишком сложно. Но поверь мне: когда в Королевстве воцарится мир, когда угроза минует, ты поймешь, ради чего все это было. Кого ты спасла! И это будет твоя заслуга!

Я отвернулась, больше не желая смотреть Сеору в глаза. Да понимаю я все! Но мучителем все равно являюсь. Поэтому… поэтому…

Сеор обнял меня и прижал к себе, словно защищая от ветра и снега. До меня только сейчас дошло, что я замерзаю.

— Вернемся в замок, — стал подниматься вместе со мной он, я не смела противиться.

Потом начался какой-то бесконечный водоворот. Вот меня довели до покоев, служанки уже подтащили к ванной, я их еле вытолкала и залезла внутрь, уйдя под воду минуты на две. Не согрелась совершенно, потому что это был другой холод. Я не могла это принять. Да, всегда есть палачи, всегда есть дознаватели и прочее. Но я не могла такой быть… просто не могла…

Сеор не уходил. Когда я более или менее привела себя в порядок и вышла, он ждал меня в кресле. Поднялся и подошел ко мне. Я не хотела, чтобы он спрашивал что-нибудь вроде «в порядке ли я?», потому что знала наверняка: наору на него за все то «НЕ в порядке», и навлеку на себя кару, не меньше.

— Что за медальон? — Спросила я, предотвратив его расспросы.

— Это защита, — объяснил Сеор. — Своего рода ключ. Он охраняет источник. Магия драконьего рода.

Я выслушала внимательно, но в моей голове уже зародился план, и я хотела приступить к его реализации. Поэтому поспешно закивала.

— Извини, я посплю? Очень устала…

Сеор понимающе закивал, сжал мои ладони, пытаясь заставить меня смотреть ему в глаза, но я намеренно пялилась в пол, не хотела, чтобы он заглядывал мне в душу. Видеть его не желала.

Наконец он оставил меня, как и служанки, я легла в постель и пролежала так, наверное, полчаса или около того. Сна не было ни в одном глазу. Потом поднялась, оделась потеплее и отправилась в подземелье. Все те впечатления, что навалились на меня, заставляли переставать бояться. Мне хотелось совсем другого. Я не могла так…

Оказавшись в знакомом зале, я поежилась от лютой стужи, но все же подошла к решетке и замерла. Дэвлин снова скрывался во тьме, я же призывала его подойти ближе одним взглядом. Не знаю, услышал ли он меня, понял по моему выражению лица, но все-таки подошел ближе. Я была просто рада видеть его снова суровым, холодным, надменным.

— Что тебе надо? — Рявкнул он.

— Прости меня, — извинилась я. — Я не хотела этого. Не хотела тебя пытать.

Он скривился, отвел злые глаза в сторону и вздохнул. Ему мои извинения были не интересны, но только так я могла залечить те раны, что растерзали меня из-за всех этих допросов. Подчинять кровь и живого человека это не одно и то же.

— Я не хочу так больше, — призналась я. — Не хочу тебя заставлять. Но нам нужно знать, где медальон и источник.

— Это что? Какая-то новая форма давления? — Выплюнул он пренебрежительно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Это просьба. Пожалуйста, не сопротивляйся.

— И что тогда? — Его острый взгляд пронзил меня насквозь почти физически. — Что мне за это будет?

— Тебе не придется ломать себя, — с трудом напомнила я, а ком застрял в горле. — Пожалуйста…

Он снова пренебрежительно фыркнул в ответ.

— Знаешь, что меня больше всего поражает? — Он не смотрел на меня, но его холодный взгляд колол меня даже со стороны. — Ты действительно веришь, что я не переломаю тебе все кости.

Это… прозвучало угрожающе. Внутренности сжались, но я заставила себя стоять на месте. С трудом сглотнула, а Дэвлин замер, словно изваяние. Стоял так будто вечность, но на деле прошла лишь секунда. Потом — он снова ударил по решетке, навалившись на нее так, будто собирался вынести. Его темные глаза полыхали ненавистью и презрением.

— Ты ведь знаешь, что ты делаешь, — видел меня насквозь он, — ты пытаешься искупить вину. Загладить ее, чтобы потом, когда я выберусь отсюда, я тебя не уничтожил. Ты пытаешься выжить…

Насмешка на его лице была идеальным росчерком превосходства, он медленно и с особым наслаждением скользил по мне взглядом, подвергая сомнению каждый сантиметр моего существования. Но я была слишком опустошена, чтобы поддаваться на эту призрачную угрозу. Вздохнула и просто ответила:

— Ты тоже.

Чуть сморщившись, он снова заглянул мне в глаза. Не знаю, появилась ли между нами какая-то связь, но что-то было в этом взгляде. Что-то за гранью понимания, на уровне ощущений, интуиции. Может быть, это невозможно, может быть, это все только в моей голове. Но это стало для меня успокоением.

Медленно развернувшись, я направилась к выходу. Сердце больше не колотилось, но мурашки все еще бежали по телу от прожигающего взгляда, направленного мне в спину. Я шла не быстро и не медленно, но очень тихо. Возможно поэтому при подходе к выходу успела заметить темную фигуру.

Мгновение — я не знаю, как так вышло, но вот передо мной уже его лицо. Чэн! Сначала я испугалась, но воин быстро исчез в проеме. Не знаю, сделал ли он это специально, или просто не услышал моего приближения. Но по дороге к себе я больше его не видела. Спрятался? Убежал? Он продолжал за мной следить. И если завтра Сеор осудит меня, если предъявит претензии, или хотя бы заикнется о том, что случилось… значит, одна из моих теорий была правильной.

А если нет…

Глава 7

Выспаться не давала совесть. Я просто не могла смириться с тем, что делала. Может, кому-то и все равно, может, кто-то бы воспринял это совершенно нормально. Но не я. Да пусть он хоть тысячу раз убийца и преступник — ну и что?! Не хочу и не могу заставлять его. И не буду.

Что они мне сделают? Убьют? Может быть. Но, а другие варианты вообще разве были?

На следующее утро меня снова навести Уэра. Так она напряженно улыбалась, что даже мне стало не по себе. Она нервничала и это было по ней заметно. Обычно она выглядела идеально, но сегодня ее темные круги под глазами говорили о многом.

— Как ты себя чувствуешь? — Тем не менее, сохраняя ровный тон голоса и свою фальшивую по всем фронтам улыбку, спросила меня Уэра.

Я даже не задумывалась, сразу же выпалила ей в ответ:

— А ты?

И вот не то чтобы мы перешли на «ты» официально, только с Королем, Уэра была здесь не причем. Ей сколько? Лет сорок? Выглядела она хорошо, но все-таки. Я ведь не зазнавалась или что-то, просто выпалила первое, что сорвалось с языка. И Уэра… улыбка сползла с ее лица, она отвела взгляд, и я не поняла, виноватым он был или нервным. Подождала немного.

— Это все Дэвлин… — призналась она глухо, принявшись ковырять спинку ближайшего к ней кресла, — я просто вспомнила все.

Уэру начало трясти, я осторожно подошла поближе, заметив, как в ее глазах встали слезы.

— Пострадала моя дочь… — скрипнул ее голос, и она разревелась.

Не зная, что еще сделать, я шагнула к ней ближе и обняла. И несмотря на то, что мы были совершенно чужими, да и общались не так, чтобы плотно, она просто уткнулась мне в плечо и разревелась. Плакала она очень тихо, приглушенно, как будто изо всех сил старалась сдерживаться. Но слезы все текли, а я не знала, как ее успокоить.

Пострадала. После этого слова вообще-то не так чтобы понятно, что именно случилось с ее дочерью. Но не спросишь же подробности. Было неудобно, хоть и интересно. Нет-нет, я не живодерка, я просто хотела знать, было ли с ней все в порядке теперь, или же… не будем о грустном.

Так мы Уэрой простояли некоторое время. Она, кажется, сама не ожидала, что даст такую слабину, потому что, когда слезы кончились и она отстранилась, я увидела на ее лице неподдельный ужас. Как будто за подобное ее должны были казнить.

— Прости меня, — извинилась она, а я протянула ей платок.

Кивнув в знак благодарности, она принялась стирать слезы с лица. Их было очень много. Оно и понятно, ведь пострадала ее дочь… толька бы она была жива! Даже если… ладно, не буду нагнетать и углубляться в это.

— Тебе не за что извиняться, — ободряюще сжала ее плечо я.

Уэра все еще корила себя за вольность, иногда поглядывала на меня с опаской, будто я могла записать ее слезы на камеру. Могла, телефон все еще работал (я его выключила, потому что сигнала все равно не было, смысл держать его включенным?), но Уэра этого не знает.

— Не знаю, что на меня нашло, — скрыла смущение за нервной улыбкой она. — Больше этого не повторится, обещаю.

— Уэра, не давай таких обещаний, — попросила я, а волшебница взглянула на меня и замерла в нерешительности. — Нам всем иногда нужно чье-то плечо. И ты можешь выговориться мне. Или выплакаться, все в порядке.

Уэра приняла мои слова, кивнула и сделала глубокий вздох.

— Благодарю, — довольно официально почти поклонилась мне она, снова взяла себя в руки. — Именно… именно поэтому нам всем очень нужно поскорее найти источник. Чтобы больше никто не пострадал.

Уэра посмотрела на меня проникновенно, почти умоляя, я же кисло улыбнулась ей в ответ, мол, «да-да, я понимаю». Но все же это вот вообще никак не вязалось с моим решением больше не заставлять и не принуждать Дэвлина.

Завтракала я у себя и вообще не планировала выходить. Если только Король заставит идти к Дэвлину… но так — нет, спасибо, я в печали. Однако Король все-таки заставил. Точнее — пожелал. Так сказала служанка, заглянувшая ко мне ближе к обеду.

— Король желает видеть Вас, — сообщила мне она.

Если честно, хотелось ей ответить «а я не желаю» и продолжить сидеть на месте. Но — Король. Кто я, чтобы тут фыркать и отнекиваться?

Хорошо, что служанка вызвалась вести меня на встречу, иначе бы я совершенно точно заблудилась. И сдохла где-нибудь по дороге. Служанка повела меня на башню. Через открытые галереи, которые я видела при приближении к замку. И да, снесло ветром меня капитально, в соседнюю башню после того, как доползла до верха предыдущей, ввалилось чучело меня. Потому что гнездо на голове, что сотворил ветер, уже можно было спокойно занимать какому-нибудь птичьему семейству.

К счастью, служанка была здесь не случайно. Достала набор юного парикмахера и сделала из меня что-то похожее на человека. Волосы все равно где-то топорщились, но она это все прикрыла, поэтому получился объем. Можно в рекламу, пока не пошла обратно.

Очередное новое помещение. Я устала от замка и его изучения, но понимала, что это даже не малая его часть. Я имею в виду то, что я уже видела. Впрочем, плюсы все-таки во всем этом были: когда еще мне удастся так свободно гулять по замку и встречаться с Королем?

Постучала, Сеор разрешил войти, я все равно осторожно заглянула. И обомлела. Король встречал меня с улыбкой, а я робко ступила внутрь. Комната, поскольку башенная, была круглой, и на восемьдесят процентов состояла из окон. Красивых, в пол, жутко! Но… завораживает.

Сеор протянул мне руку, я быстрыми перебежками подошла к нему ближе и вцепилась мертвой хваткой, наблюдая за тем, как буря беспощадно метет вокруг нас. Она выла, билась в окна, кружила и угрожала. Но по какой-то причине мы все еще были в безопасности.

— Не бойся, Кристина, — прижал меня к себе Сеор. — Это башня волшебства, ее невозможно повредить.

— Чего? — Все еще нервничала я.

Сеор посмеялся.

— Смотри: — он указал мне на пол, и я только сейчас заметила, что он здесь был необычным. Тонкие, ледяные линии тянулись по всему полу, переливаясь, как и тогда в лесу, магия Уэры. Каждая линия сходилась в центре и расходилась к окнам, заканчиваясь небольшими, пульсирующими разным светом, кристаллами. — Это накопитель магии Севера.

Я вроде бы понимающе закивала, а затем с вопросительным выражения лица взглянула на Сеора. Он посмеялся.

— Он работает по принципу накопления и сохранения энергии снежных бурь, ветров, штормов и прочего. Когда их сила становится слишком разрушительной, эта башню ударяет всем накопленным точно в самое ядро бури. И усмиряет ее. Это нужно, чтобы стихия не нанесла непоправимые разрушения.

Теперь более или менее становилось понятно, хоть я не понимала, например, как эта башня находит ядро бури. Впрочем, это, видимо, превратности магии Севера, с которой я была не знакома.

— Все ли в этом мире обладают магией? — Поинтересовалась я.

Сеор улыбнулся, будто его обрадовало, что я заинтересовалась этим миром.

— К сожалению, нет, — констатировал он. — Дар Уэры почти уникален. Магия Севера тоже своего рода противовес. Мы связаны с ней, но если будем обладать ею слишком сильно, она может поглотить и уничтожить все вокруг. Поэтому волшебников немного, но, если очень захотеть, есть шанс пробудить в себе силу.

— Или… — Сеор неожиданно взял меня за плечи и подвел к центру, — сделать, например, вот так.

Поставив меня твердо и уверенно, он сам встал сзади и обнял меня, взял мои ладони. Я нервно сглотнула, не ожидая такой его близости, а он еще и склонился ближе к моему уху.

— Сейчас мы с тобой усмирим бурю.

— А? — Испугалась тут же я.

Первая мысль: «я не умею», видимо, передалась Сеору, потому что он звонко рассмеялся. Ладно, он смеялся тихо, но поскольку был рядом с моим ухом, я немножечко оглохла.

— Почувствуй магию, и она откликнется, — предложил Сеор.

Тяжело чувствовать магию, когда тебя тут обнимает Король Севера. А он буквально обнимал, прижимаясь ко мне далеко не как к случайной знакомой. В принципе, мы уже с ним и танцевали и обнимались до этого, я не скажу, что возник дискомфорт. Но из-за Дэвлина, и из-за того, что Сеор заставлял меня делать, стена между нами все-таки выросла. Может быть, поэтому он это делал?

Пусть Сеор и говорил, чтобы я там что-то почувствовала, кроме пульсирующего света от ледяных дорожек под ногами ничего больше и не произошло. Сеор положил подбородок мне на плечо, прикрыл глаза, а потом я почувствовала, как нас немного приподнимает. Это длилось всего несколько секунд, потом прошло, но то, что случилось после…

Сеор не лгал (как будто он мог и это имело смысл), башня сделала свое дело. По нам прошлась яркая волна, концентрируясь в центре помещения, а затем выстрелила в воздух куда-то в небо. Я испугалась, ахнула, уставившись наверх, но происходящее можно было видеть только через окна.

Громыхнуло — Сеор прижал меня к себе сильнее, словно защищая. Сейчас я была далеко не против, наоборот, сама жалась к нему в ужасе. Что он сделал? Что все это означает? Что?.. Что?..

Вопросы кончились ровно тогда, когда тяжелые свинцовые тучи на небе вдруг разрезали вспышки, похожие на молнии. Они немного отличались, были не такими резкими и яркими, а уже через пару мгновений я поняла, что это такое. Небо прояснялось, оказывается где-то там за пеленой облаков скрывалось солнце. И это именно оно пробивалось сквозь темные тучи.

Снег летел до земли еще какое-то время, пока небо становилось синим. По-зимнему холодным, но все же…

Вид открылся потрясающий. Если из зимнего сада все выглядело великолепно, то из башни… я будто парила над всем миром! Так Олимпийцы оглядывали свои владения? Когда видишь что-то столь необычайно прекрасное, понимаешь, что все легенды далеко не легенды.

Бесконечные просторы лесов и полей, склонов и холмов, горный хребет где-то слева, и несколько гор справа, выстроившихся в шашечном порядке — передние две пониже и исполинский великан между ними, словно Король при своих подданных. Причем это была не просто гора, а, судя по всему, действующий вулкан, потому что из него шел то ли дым, то ли пепел, сложно сказать. Для меня эта гора была размером с наперсток издалека.

— Это все — Королевство Севера, — шепнул мне Сеор. — Неописуемо прекрасно, правда?

Я кивнула, вглядываясь в даль. Может быть, зима и не самое мое любимое время года, но здесь она казалась настоящей сказкой. Отчасти так и было…

Внезапно вдалеке я заметила движение. Сначала я подумала, что мне показалось, но когда я двинулась ближе к окну, Сеор удерживать меня не стал. Конечно, это не помогло увидеть все четко и ясно, бинокль мне не выдали, но я все-таки поняла, что движение там было.

Это был небольшой лес (отсюда все казалось небольшим), и у его кромки мелькали какие-то белые фигуры. Когда я сопоставила их рост и высоту деревьев, кровь отлила от моего лица, и я поняла, что это такое.

— Эльдисы, — опознала я.

Сеор был рядом и тоже вглядывался вдаль, правда немного по-другому. Он к такому был готов, все-таки жил здесь с рождения, в отличие от меня.

— Будь у меня магия моего рода, я бы с легкостью с ними разобрался, — напомнил мне лишь он. — Представляешь, сколько бед они натворят, если их не остановить?

Ох… разрываясь между долгом и личными внутренними убеждениями, я не знала, что мне делать. Да, эти эльдисы явно непросто мешающая муха, которая летает и жужжит над ухом, они ребята посерьезнее. Но метод, с помощью которого я должна это делать…

Сеор взял меня за руку, сплел наши пальцы и через пару мгновений притянул меня к себе. Я настолько этого не ожидала, что задержала дыхание, забыв вообще куда надо смотреть. Шоколадные глаза ласкали меня взглядом…

— Кристина, — ласково назвал мое имя он, и я замерла.

***
В этот момент я просто не знала, как реагировать. Он снова «вел» в нашем непрекращающемся танце, а я могла только подчиняться. Наверное. Он скользнул ко мне ближе, приближаясь к губам, но не коснулся их. Шоколадные глаза ловили каждое мое сомнение, пальцы сжали мои ладони нежно и ласково.

— Этот мир другой… — шептал он интимно, соблазнительно, мое сердце застряло в горле, — но он может быть прекрасным. Удивительным… волшебным…

Его дыхание касалось моего лица, но я не чувствовала, будто он нарушает мои границы. Каждое его намерение я распознавала, но Сеор не торопился меня подчинять.

— Бремя, что мне пришлось возложить на тебя, действительно чудовищное, — прошептал снова он, — если бы на то была лишь моя воля, я бы не позволил тебе в этом участвовать. Я бы показал тебе другой мир…

Сожаление в его словах, глаза впиваются мне в душу.

— Я понимаю, просто… — задыхаюсь, потому что он так близок, мы будто бы где-то на краю мира, его желание быть ко мне ближе меня невольно подкупает, — в моей жизни никогда не случалось ничего подобного…

— Я знаю, — шепчет он.

— Мне казалось, все будет проще, — продолжала признаваться я, а Сеор сжимал мои ладони в знак поддержки, — я думала, что это не ранит меня… но Дэвлин… он сопротивлялся, а я… будто бы издевалась над ним…

— Тише-тише, — успокаивал мое волнение снова Сеор, перехватывая инициативу моих страхов, — это объяснимо. И это… — он едва заметно улыбнулся, — прекрасно.

Я заглянула ему в глаза, когда он чуть отстранился от меня, и замерла. Он не пытался играть со мной или задавливать своим обаянием, которое он использовал до этого повсеместно. Он просто сочувствовал мне и моему долгу, который я должна была исполнить. Это не его напор, нет, я просто где-то в глубине души поняла это, и…

Это все равно не вязалось с моим внутренним мироощущением. Мне было сложно переступать через себя, если не невозможно. Я не знаю, как должна буду заставлять Дэвлина… что-то делать. Я этого совершенно точно не хочу. Это ранит меня, я поняла, что за тот короткий допрос, который мы провели, умерла какая-то частичка моей души. Но…

— Ты самое прекрасное создание, которое я встречал на своем пути, — признался мне Сеор. — Твое великодушие меня поражает.

— А толку-то? — Грустно замечаю я.

Сеор улыбается шире.

— Это правда, повлиять на ситуацию невозможно, — констатирует он, — но то, как ты к ней относишься, то, как ты ее видишь… заставляет всех вокруг задуматься.

— О чем? — Не отрываясь, смотрю ему в глаза.

— О том, что мир может быть лучше, — серьезно замечает Сеор. — И что в наших руках его таким сделать.

Эти слова меня смягчают, я хоть и грустно, но все же улыбаюсь, и мы еще несколько мгновений смотрим друг другу в глаза. Его ладонь незаметно отпускает мою, а затем оказывается на моей талии. Он сжимает ее чуть сильнее, дает мне снова почувствовать свое лидерство, перед которым трудно устоять. Вторая ладонь касается моего лица…

Его пальцы замирают на моем подбородке, намерения ясны, но он не опускается ко мне за поцелуем, он поднимает мое лицо к себе. Как и раньше он снова ведет…

Наше дыхание сливается вместе, его ладонь на моей талии сжимает чуть сильнее, властно, интимно, призывно…

Дверь в башню неожиданно распахивается, я вздрагиваю и вместе с Сеором смотрю на вторженца. Перед нами стоит запыхавшийся Чэн. Поскольку служанка с ним не шла, да если бы и шла, судя по тому, как он запыхался, времени пригладить прическу у него явно не было, и на его голове было свито такое гнездо, позавидовал бы целый птичий рынок.

— Король… — не особенно расстроившись, что прервал интимный момент Чэн, — буря стихла.

Сеор наоборот, напрягся, на его лице заиграли желваки. Он был недоволен. Чэн замолчал, но этого требовало обстоятельство — он задохнулся, ему необходимо сделать новый вздох.

— Я знаю, — холодно констатировал Сеор. — Я ее усмирил.

— Да, — наконец более или менее отдышался Чэн, чтобы продолжать, — эльдисы… они у границы…

Тут-то лицо Сеора вытянулось, раздражение как рукой сняло. Король медленно отстранил меня от себя и шагнул к Чэну.

— Они не могут найти замок, — произнес Сеор. — Как они?..

Тут он осекся, будто вспомнил, что позволяет себе немножечко больше, чем следовало. Передо мной ли? Не знаю. Да это и неважно. Чэн все еще с прической «я упала с самосвала, тормозила головой» пытался отдышаться, держась за косяк двери, Сеор о чем-то недолго размышлял.

— Где волшебница? — Когда Король пришел в себя, он заговорил более уверенно, ровно, спокойно.

Как истинный правитель.

— Я уже… послал за ней… — кивнул Чэн.

— Хорошо, — Сеор обернулся ко мне. — Идем, Кристина, я отведу тебя обратно.

— К границе? — Испугалась на секунду я.

Сеор умилился, улыбнувшись мне словно ребенку.

— В твои покои, — поправил он. — Нам предстоит разобраться с угрозой.

— Все будет хорошо? — Заволновалась сразу я.

— Обязательно, — заверил меня Сеор, а потом поторопил следовать за ним.

Конечно, снова пришлось идти через коридор, ведущий от одной башни к другой под открытым небом, и я сначала еще опасалась за прическу. Да, ветра дули, но, к моему счастью, уже не такие сильные. Мы шли торопливо, Сеор ничего не говорил, а когда я узнала более или менее, где нахожусь, так и вовсе поторопил меня самой отправляться к себе.

Когда они с Чэном ушли, я шла одиноким коридором и все думала: хорошо, Чэн спешил и все такое. Но после того, как Сеор усмирил бурю, на улице было уже не настолько кошмарно, чтобы взлохматить его волосы настолько, насколько они были взлохмачены. И если это так, получается, что Чэн шел той галерей до того, как буря была подавлена.

Возникает вопрос: он что? Ждал? Чего? Поцелуя? Чтобы помешать? Да, возможен еще вариант, что Чэн просто бежал, вкупе с этим ветер и разметал его волосы. Но несколько прядей свисали ему на лоб и виски, и они были мокрыми. А когда мы вышли в последний раз, снега уже не было. По-прежнему холодно, так что «вспотел» тут тоже не очень-то вяжется.

Может быть, я выдумываю? Может быть, я придаю значение тому, чего нет? Может быть, в этом нет никакого скрытого смысла? Сложно сказать. Но вместе с тем, как я частенько видела Чэна поблизости, включая и тот раз, когда я пошла к Дэвлину, это начинало меня настораживать немножечко больше.

Враг он или друг? Надо быть очень осторожной. Со всеми. На всякий случай.

Глава 8

Пока никто не давал мне никакой информации, я ожидаемо очень переживала из-за того, что же там происходит. Конечно, я видела эльдисов где-то в отдалении, в каком-то запредельном лесу. Но когда Чэн сказал, что они уже чуть ли не у ворот… что сделает Сеор? Или кто-нибудь еще? В последнюю нашу встречу с этими великанами никто ничего сделать-то и не мог. Сеор же ищет источник своей силы, следовательно, он-то вообще мало что сделает. Разве нет?

В общем, я не смогла сидеть спокойно у себя в комнате и отправилась вниз, дожидаться всех. Было долго, сложно, но я заняла себя счетом шагов по залу, и когда входная дверь наконец-то распахнулась, я чуть ли не рванулась навстречу Королю и остальным. Воинов был целый отряд, не меньше, не сказать, чтобы кто-нибудь пострадал. Сам Сеор тоже вроде бы на первый взгляд был в порядке, только уставший и немного раздраженный.

— Все в порядке? — Уточнила я, подойдя поближе.

— Да, — натянутая улыбка Короля меня покоробила, но на то были причины. — Защита слабеет.

Тут даже не нужно было понимать, что он имеет в виду. Вроде бы и не сказал: «Ты, коза тупая, какого черта ты тут выделываешься? Делай, что тебе сказали!», но я почувствовала это во всех его жестах, взглядах, намерениях.

В конце концов, Сеор отвернулся и шагнул… не знаю, куда он там направлялся, но и неважно. Я нехотя сделала глубокий вздох и быстро спросила:

— Когда мы пойдем к Дэвлину?

Это был вопрос, который повесился на мне тяжелым грузом. Но… сколько еще можно было оттягивать очевидное?

Сеор задержался, обернулся мне через плечо.

— Это зависит от тебя, — заявил он достаточно прохладно, особенно по сравнению с тем чувством, которое он проявлял в башне.

— Тогда… сейчас? — Осторожно допускаю я.

Король не торопится, раздумывает, делает то ли вынужденную, то ли вполне преднамеренную паузу. Выпытывающе смотрю на него, словно ожидаю приговора. А он все продолжает выдерживать театральную паузу…

Когда он сдвинулся с места я даже немножко испугалась. Но он только лишь обернулся и внимательно посмотрел на меня, будто желал убедиться в серьезности моих намерений. Нервно сглотнув, я попыталась придать лицу как можно больше уверенности. Спокойно, это всего лишь взгляд, не приговор, не приговор…

— Спасибо, Кристина, — благодарит меня наконец Сеор, я напряженно киваю, а он приглашающим жестом указывает в сторону входа в подземелья.

Ладно.

Конечно, это был чистый экспромт, ничего я была не готова спускаться сейчас к Дэвлину и заставлять его что-то делать! Но… благосклонность Сеора мне нравилась больше, чем отстраненность и раздражение, и мне не хотелось терять его хорошее ко мне отношение.

Пока мы шли, я всячески себя успокаивала. Я делаю хорошее дело, я никому не причиняю вред. Да, я заставляю Дэвлина мне подчиняться, но ведь ради блага сотен людей! Ну, пожалуйста, ну, совесть, ну, перестань!

Опять мы здесь, мое сердце колотится, выпрыгивая из груди. Хочется сбежать на край света, лишь бы не видеть этих темных глаз. Лишь бы не видеть его борьбы…

Когда мы подошли к решетке, Дэвлин вышел к нам практически сразу же. Меня все еще несколько смущало, что каждый раз, когда я его вижу, у меня появляются какие-то эмоции. Но я приписывала их волнению перед неизбежностью. Это всего лишь страх, сопротивление, жалость…

В очередной раз Дэвлин замер возле решетки, окинул всех нас презрительным взглядом, из серии «грязь тут развели», чуть сморщился и отвернулся. Сеор повернул голову и посмотрел на меня. Неизбежность, словно гвозди в гроб, уничтожала.

— Отведи нас к медальону, — выдавила из себя я, словно последнюю пасту из тюбика, который закончился месяц назад.

Вздохнула, Дэвлин замер, его выразительный профиль пленил. Потому что не знаешь, что этот неизведанный зверь сотворит в следующий миг. Его было невозможно предсказать…

— Ты… меня просишь? — В меня стрельнули только его глаза.

Насмешка, упрек, почти издевательство, такого смущения я еще никогда не испытывала. А он ведь почти ничего для этого не делал.

Сделала глубокий вздох, неизбежность толкала меня в лапы отчуждения.

— Отведи нас к медальону, — совсем легонечко, немножко представила, как он мне подчиняется.

А он стал серьезным, злым, и повернул в мою сторону голову. Мурашки побежали по коже от этого надменного, тяжелого взгляда свысока. Он меня осуждал, будто я обещала ему не вторгаться в его волю. Обещали ли я? Нет. Просила, умоляла пойти навстречу, но ничего не обещала.

— Нет, — бросил он, словно кость собаке.

— Тогда мне придется тебя заставить, — сделала глубокий тяжелый вздох я.

Росчерк насмешки — Боже, он бесподобен! С таких пишут картины, как он это делал?!

— Посмей, — будто приглашал меня на торжество Дэвлин.

Я обреченно вздохнула. Мы смотрели друг другу в глаза, и я прекрасно понимала, кто из нас сильнее. Это даже не попытка сравнить силы, это просто совершенно разные категории. Как бабочка и молния — ничего общего ни по мощи, ни по существу. Что же… бабочка немножко не та, кем ее считают. Наверное.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Медленно отвожу взгляд и смотрю на Сеора — он понимающе кивает то ли мне, то ли той маленькой армии, что явилась вместе с нами. Они тут же подходят ближе к клетке, начинают ее открывать. Дэвлин за ними очень внимательно наблюдает, как хозяин территории, смотрит, чтобы никто не сделал ничего лишнего. Он же в тюрьме! Как это его территория?

Дверь открывается, воины осторожно заходят внутрь, окружают Дэвлина, кто-то быстрым движением накидывает ему на плечи мантию. Дэвлин даже не пошевелился, просто взглядом свысока осмотрел свое окружение, мол, «ничего интересного».

— Веди нас, — приказала я обреченно.

Дэвлин чуть сморщился, но в следующий миг его отпустило. Поэтому он ухмыльнулся.

— Ты ведь больше не практиковалась, — констатирует почему-то он. — Зато я практиковался.

Медленно, как же выразительно медленно он моргает, его глаза находят меня тенью угрозы, вызова и терзают, словно стая коршунов.

— С чего ты взял, что я показала тебе все, на что способна? — Все равно звучу слишком грустно, когда должна была хотя бы пытаться соперничать. — Веди… нас… к медальону.

Каждое слово ударяло по нему, словно клинок. Он стискивал зубы и сопротивлялся, но под конец споткнулся и пошатнулся. Переводя дух, он сделал небольшую паузу, а затем снова нашел меня взглядом…

Я настояла. Он вскрикнул и упал на колени. Мое сердце не выдерживало, но я заставляла себя терпеть. Ослаблю и все. Снова я это не повторю. Пожалуйста, просто иди, пожалуйста… пожалуйста…

Все еще плотно стиснув зубы, Дэвлин поднялся на ноги и сделал резкий, рваный шаг вперед. В тот же миг все воины мгновенно схватились за свое оружие. Но воспользоваться они им не смогли. Потому что Дэвлин сделал следующий шаг уже более спокойный, уверенный, хоть и противный ему до глубины души.

Мы отступили. Я не переставала смотреть на него, Дэвлин делать очередной шаг. Когда мы поравнялись, он оказался выше меня на голову. Взгляд свысока, резкий, ледяной, пробрал до костей. Я изо всех сил старалась держаться, но уверена, что все эмоции отражались на моем лице.

«Прости меня», — извинялась все еще я.

«Никогда», — беспощадно отвечал он мне также.

Еще один шаг — он уходит вперед, я опускаю голову и пытаюсь примириться с самой собой. Прощу ли я когда-нибудь себя за это?

***
Поднявшись наверх, мы дружной процессией двинулись за Дэвлином. Как будто без него мы не знали, где находится выход. Приготовления к отправлению заняли какое-то время. Почему-то в излишней суете. Все бегали куда-то, что искали, собирали, слуги готовили экипажи, таскали провизию и прочее. Я тоже сбегала к себе за теплыми вещами, собрала волосы, вернулась в главный холл.

Дэвлин все еще стоял посреди этой суеты, и довольно спокойно наблюдал за всеми. Да, вокруг него было десять воинов, которые несли свой пост. Но его они нисколько не смущали. Он был подчеркнуто мрачен и отстранен. Пока я отсутствовала, ему кто-то дал одежду, и теперь он был нормально одет для зимы. Темная мантия подчеркивала его высокую стройную фигуру. Если не знать, кто он…

Нет, лучше не думать о нем никак иначе, кроме того, кем он, по сути, и является.

Сеор появился последним. Словно Король. Да, я помню, ему по должности положено, но выглядел он торжественно-помпезно. И мурашки побежали по коже от того статуса, который он нес в себе, словно Корону.

Найдя меня взглядом, Сеор дал мне понять, что все готово. Я сделала глубокий вздох, надела капюшон, всеми силами мечтая скрыться из виду и просто исчезнуть, и двинулась к Дэвлину. Он меня игнорировал до тех пор, пока я не дала о себе знать. А именно…

— Показывай путь, — произнесла я.

Я на него подействовала, я видела это по его сжатым кулаками и напряженной челюсти, но он все еще не признавал контроля над собой, поэтому терпел сколько мог.

«Пожалуйста, не сопротивляйся», — просила я снова одними глазами.

«Не дождешься», — всем своим видом демонстрировал он.

Наконец-то сдвинулся с места, направился на выход расчетливо медленно. Пока мы шли, я плелась сзади, понимая, что куда бы мы не поехали, эта поездка будет самой долгой за всю мою сознательную жизнь.

Наверное, интуиция, но я почувствовала на себе чей-то взгляд и невольно нашла его обладателя. Удивительно, но, пожалуй, впервые Чэн смотрел на меня так долго и выразительно. Осмысленно я бы даже сказала. Меня это напрягло, но уже через секунду Чэн отвернулся, снова вернулся к образу «я не с вами», и последовал за Сеором.

Что не так с этим Чэном?

Мы вышли на улицу, и я с сожалением отметила, что небо уже далеко не безоблачное. Подкрадывался вечер, маленькие снежинки уже опускались на землю. А я думала, магия башни развеет бурю достаточно надолго, чтобы полюбоваться на безоблачное небо. Это тоже из-за источника? Может быть…

Поскольку погода пока еще была почти нормальной, мост мы преодолели быстро и без лишней суеты. Когда мы только пришли сюда, мне эта дорога казалась бесконечной. Но в нормальных условиях я почти с удовольствием по ней прогулялась. Потому что это было единственное время, когда можно было побыть почти что наедине с собой, а не в водовороте событий.

Экипажей было три. Один из них очевидно предназначался для Дэвлина, еще один для кучки воинов, что с нами ехала. И последний не по важности, конечно, для Сеора, Уэры, Чэна и меня. Но так я думала только вначале. Потом, когда Дэвлина усадили в карету, Сеор взял меня за руку и притянул к себе ближе. Уэре и Чэну он, наоборот, кивнул на другой экипаж, и я, если честно, растерялась.

— Разумно ли это? — Уточнила я.

— Конечно, — уверенно подтвердил лишь Сеор и пропустил меня вперед.

Я заняла место напротив Дэвлина, Сеор сел рядом. Зато Дэвлина с двух сторон подперли двое воинов. Дэвлин остался недовольным, потому что места было достаточно мало. Но, видимо, понимал, что его пожелания никто не учтет.

— Куда? — Потребовал почти что Сеор.

Дэвлин скривился, будто в него тухлой селедкой бросили, медленно обратил свой взор на Короля.

— В Прион, — рявкнул почти он.

— И зачем мы едем туда? — С двойным подтекстом поинтересовался Сеор.

С одной стороны — милейшей доброты человек. С другой — угроза почти уколола меня, хоть мне и не предназначалась.

— Медальон был разделен надвое, — нехотя сообщил Дэвлин. — Там его первая часть.

— Где именно, Дэвлин? Ты начинаешь раздражать.

— Это твои проблемы, — бросил Дэвлин почти с вызовом.

— Нет, это твои проблемы, — будто брызнул ядом Сеор, а потом швырнул в него что-то невидимое.

Не знаю, что это было, я так ничего и не увидела, но Дэвлин вдруг вскрикнул и сложился пополам. Воины, что сидели по бокам от него, схватили его за руки и резко выпрямили обратно. Дэвлин пришел в себя не сразу, делая тяжелые, глубокие вздохи, нашел свою цель ненависти — Короля Севера. Чуть успокоившись, он облизнул губы, возвращая себе свое самоуверенное спокойствие.

— В лавке у одного торговца, — ответил наконец Дэвлин совершенно без эмоций. А потом добавил, предвидя вопрос: — Его спрятали там специально, чтобы невозможно было вычислить.

Сеор усмехнулся.

— Ну, конечно, — будто бы подтвердил он, словно это была его догадка изначально.

Я этого диалога не поняла, а Сеор уже стукнул кучеру, крикнув: «Прион!» — тот тронул лошадей, и мы поехали.

Если честно, я бы лучше еще разок прокатилась с ветерком с Уэрой и Чэном, спасаясь от эльдисов, чем ехала в этой напряженной тишине. Было… тяжело.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍.Сеор был весь как на иголках, старательно игнорируя своего заклятого врага напротив, Дэвлин сидел с видом «убью всех, дайте распланировать как», воины были готовы его в любой момент скрутить и сломать. В общем — весело.

Сколько мы ехали? Часы? Годы? Я изнывала от желания просто выпрыгнуть в окно. Невыносимо, честное слово! Но все же за границы замка мы определенно выехали, почему никто не волнуется по поводу эльдисов? Я иногда поглядывала на своих спутников, но по их лицам было понятно, что их волнует вообще все, что угодно, только не исполинские ледяные великаны.

Ладно, не будем сеять панику. Сеор же со своей свитой ходил ранее к границам, чтобы с ними разобраться, а значит… ой, не знаю, можно мы уже просто приедем?

А мы все ехали, ехали, ехали… В конце концов, я задремала. Была же уже почти ночь. Проснулась внезапно, от неровностей дороги. Теперь за окном была уже глубокая ночь. Спал Сеор, только Дэвлин и его охранники бдили. Было достаточно темно, но когда я попыталась незаметно устроиться поудобнее, Дэвлин это отследил. Я нервно сглотнула и закуталась в капюшон. Не смотри на меня, не смотри…

К моему удивлению, приехали мы под утро. Я снова то спала, то просыпалась, но на рассвете решила, что высплюсь позже. Тогда-то экипаж и остановился. Я ничего не видела, кроме снежной дороги вокруг, поэтому сложно было что-то оценивать.

Через несколько минут к нашей карете кто-то подошел. Разговаривал тихо, только с кучером, но договорились быстро. Я позволила себе податься ближе к окну и выглянуть… челюсть отвисла. Перед нами была крепостная стена, а за ней — город. По-видимому, Прион…

На самом деле мне, конечно, сложно оценивать город из другого мира, потому что я понятия не имею, как развивалось это… Королевство Севера. Но с позиции «вау! Как круто» это было действительно круто.

Город был крепостного типа, окружен высокой стеной, метров пять в высоту. Большие, железные ворота, ров вокруг — в общем-то, действительно крепость. Выглядело внушительно.

Внутри, ближе к внешней, как оказалось стене, располагались различные дома с участком, не так чтобы много, но однотипно. А дальше, где-то за несколькими улицами впереди начинался торговый район.

— Где именно? — Спросил Сеор, я аж вздрогнула, не ожидала.

— Лавка барахольщика, — почти обиженно ответил Дэвлин.

Сеор смерил его хищным взглядом, а затем стукнул кучеру и тот притормозил экипаж, почти припарковав его у дороги. Король вышел первым, предварительно натянув капюшон, предложил мне руку, и я выбралась следом.

Пока выходили остальные, я немного огляделась. Домики здесь были невысокие, максимум три этажа, и те редкость. В основном одноэтажные постройки, больше похожие на лавки торговцев, нежели на жилые помещения. Как я более или менее поняла, жили торговцы тоже здесь, только каждый обустроился в помещениях за торговыми.

К нам подошли Уэра и Чэн, оставшиеся воины. Народу на улице пока было немного, да и те торопливо бежали по своим делам, натянув капюшоны на глаза, замечая только лишь препятствия на своем пути. Но Сеор все равно не светился, наверное, не хотел, чтобы в нем узнали Короля.

Дэвлин торжественно вышел на дорогу, медленно огляделся, будто пытаясь вызвать бешенство у Сеора. Получалось отменно, надо сказать, Короля буквально трясло от каждой такой выходки. Мне нормально! Пока не надо приказывать — пусть делает, что хочет. Хоть на ушах стоит.

Наконец-то он двинулся вперед, неспешно так, как на прогулке. Воины окружали его, мы шли следом, за нами — Уэра и Чэн. Конечно, я все прекрасно понимаю, но все равно мне было несколько странно, что Сеор все-таки доверяет Дэвлину. Да, я помню, я его контролировала… но не в этот же момент.

— Дэвлин! — Позвала я. Он остановился. — Куда ты нас ведешь?

Остановились все, наблюдая за тем, как медленно оборачивается потомок драконов, пронзает меня своими темными глазами. Но прежде, чем ответить, я надавила на него силой своей «морозной крови». Дэвлин поморщился, но стерпел, хоть и с трудом. Так и ждала какое-нибудь ругательство в свой адрес.

— К медальону, — процедил сквозь зубы он.

Я вздохнула, Сеор выразительно посмотрел на меня, будто спрашивая: почему у тебя появились сомнения? Он что? Серьезно?

Ну, ладно, в силе своей крови… я хоть и была не до конца уверена, но все же. Мы не в одиночку с ним идем, так что…

Я вздохнула и кивнула Дэвлину, мол, «иди дальше», он с таким видом на меня смотрел, будто я его собачонка, которую он отучал вести себя, словно хозяин. Я с трудом выдержала этот взгляд, но Дэвлин не отвернулся ровно до того момента, пока не решил, что ему это выгодно. Пошел дальше.

Мы прошли еще две улицы, прежде чем потомок драконов остановился и замер напротив двери в небольшой магазинчик. Мои ноги уже начинали замерзать, я бы погрелась с удовольствием, но никто внутрь заходить не спешил. Сеор подошел ближе, прочитал вывеску: «Лавка древностей». Понимала ли я язык из-за магии Уэры? Скорее всего.

— Веди, — махнул Дэвлину Король.

Тот лениво двинулся вперед, подошел к двери и нажал на ручку.

И тут все пошло не по плану!

***
Вот я чувствовала, что что-то здесь не так! Прям, вот очевидно же! Дэвлин в плену, выбраться хочет, Сеора и всех нас ненавидит. Нужно было подстраховаться! Но…

Как только дверь ушла внутрь, раздался взрыв, все разлетелось в разные стороны, от серьезных ранений спасли теплые вещи, которые на всех нас были надеты. Я споткнулась и полетела бы вниз, если бы один из воинов меня не подхватил. Может, он просто схватился сам за то, что было ближе, не знаю. Но кое-как общими усилиями мы устояли.

Пыли вокруг были тонны. Мы слышали крики и звуки ударов. Поскольку пока что ничего конкретного было не разглядеть, мы с парнем (он тоже был молодым) прислушивались некоторое время, пытаясь разобраться что к чему. Вдруг в нас что-то прилетело, сработала хорошая реакция моего спасителя — он дернул меня в сторону, и мы избежали… не знаю, чего именно, но избежали.

Потом, правда, парень меня все-таки оставил, рванувшись в пыльную завесу, которая к нашему счастью стала уже оседать, все-таки взрыв был не таким уж и грандиозным. И я начала потихоньку различать силуэты.

Сейчас все воины, включая Чэна, сражались с невидимым врагом. Кто-то кидал острые предметы во всех нас, но понять, кто именно это делал, было невозможно. Лавка все еще стояла на месте, хоть я и думала, что она разлетелась на кусочки. Уэра взмахнула руками, налетел порыв волшебного снега и ветра, окончательно развеяв неразбериху.

Враг, по-прежнему, был невидимым, но его атаки стали слабеть. Это хорошо, конечно, но где, собственно, главные лица?..

В первый момент я испугалась, что Дэвлин сбежал, а Сеору досталось больше остальных. Но, к счастью, ни то, ни другое не подтвердилось. Сеора все же задело больше, чем остальных (или его оттащили в сторону воины, я не знаю), но он сейчас решительным и яростным шагом возвращался к нам.

А Дэвлин… он спокойно стоял в трех шагах от лавки и самодовольно улыбался, довольный, словно мартовский кот, он наблюдал за невидимой борьбой воинов. Иногда смеялся, потому что невидимый враг непредсказуем. В общем, я впервые видела его улыбку.

Сеор подошел к нему так резко и угрожающе, любой бы на месте Дэвлина либо отпрыгнул в сторону, либо боязливо вжал плечи в голову, да начал бы просить пощады. Но Дэвлин был не таким. Он даже внимания на него не обратил, продолжая наблюдать за представлением. Которое почти закончилось.

— Ты что? Хотел таким способом сбежать? — Схватил Дэвлина за руку, чтобы привлечь его внимание, Сеор хотя бы сейчас ожидал нужной реакции.

Но Дэвлин даже в его сторону не повернулся. Просто хитро ответил:

— Не таким.

Вот жешь… он ведь прекрасно знал, что произойдет, я была полной дурой, рассчитывая, что пленник будет сотрудничать. Впрочем, ладно я, юрист из другого мира, но остальные-то! Да-да, хорошо, валить с больной головы на здоровую не самая удачная идея, но все-таки. Могли бы и задуматься, особенно зная Дэвлина и его бунтарскую позицию. Это я, конечно же, так нежно о всех тех преступлениях, что он совершил…

— Ты знал, — все еще злился Сеор. — И ты специально все это организовал!

— Меня никто не спрашивал, что будет, если мы придем сюда, — с чувством собственного превосходства, заявлял Дэвлин. — Ты хотел, чтобы я просто привел тебя к медальону.

И снова он самодовольно улыбается. С одной стороны — так-то оно так, Дэвлин прав. Ладно, не будем о мотивах его преступления. Главное, что…

Не знаю, что именно делал Сеор, но он имел над Дэвлином определенную власть. Снова этот невидимый жест, Дэвлина скручивает, он складывается пополам и с трудом сдерживает крик боли. Сеор стоит над ним, словно победитель схватки, а Дэвлин давится от нехватки воздуха. Что это за магия? Смотрю на остальных — никто не мешает. Оглядываюсь по сторонам — многие жители города высыпали из своих домов, чтобы узнать причину взрыва. Несколько воинов из стражи Короля велят им расходиться.

А Дэвлин все давится от боли, а я с надеждой жду, что Сеор перестанет. Но чем больше продолжается пытка, тем холоднее становится взгляд Короля. Он вообще думает останавливаться?

— Сеор, — зову я тихо, и только тогда, как будто он вообще вспоминает, что делает, Король отпускает.

Дэвлин падает на тротуар и кашляет кровью. Поджимаю губы, с ужасом наблюдая за его муками. Нет, быть палачом и мучителем, это совершенно не мое. Сжимаю кулаки, пытаюсь унять гул в своей голове. Ничего не помогает.

— Принеси мне медальон, — леденящим душу голосом, хоть и совсем тихо, приказывает Сеор. — Иначе, я клянусь тебе богами Севера, ты пожалеешь об этом.

Дэвлин все слышит, но ему требуется время, чтобы немного прийти в себя и восстановиться. Сложно, тяжело, больно. Но он кое-как поднимается на ноги. Медленно он стирает кровь со своих губ и замирает взглядом на Сеоре. Клянусь, между ними сверкнула молния, настолько напряженными были оба!

И даже после этой пытки взгляд Дэвлина был беспощадным, жестким, он не поддавался.

— Кристина, — сцепив зубы, позвал меня Сеор.

Внутри меня все упало. После всего теперь я снова должна…

— Принеси часть медальона, Дэвлин, — приказала я, надавив на его кровь.

Он снова сморщился и бросил в мою сторону бешеный взгляд: «Да как ты смеешь?». Но я лишь сделала глубокий, тяжелый вздох, пожар ненависти в глазах Дэвлина чуть поугас, хоть и не потух совсем, а затем он медленно развернулся и пошел к лавке.

Воины все еще продолжали разгонять случайных зевак, а новая снежная пелена наступать. Наблюдали за Дэвлином только мы вчетвером — я, Сеор, Уэра и Чэн. Потомок драконов снова был у двери лавки (каким чудом она устояла?), в этот раз уже беспрепятственно открыл дверь и скрылся внутри. Его не было всего несколько минут, но он вернулся с добычей. Швырнул часть медальона в Сеора с такой ненавистью и ожесточенностью, по-моему, даже пистолеты так пули не выпускают.

Не знаю уж, откуда у Короля была такая идеальная реакция, но Дэвлина это определенно выбесило. Его аж перекосило от отвращения и омерзения. Тем не менее, Сеор поудобнее взял предмет, который в него прилетел и получше рассмотрел его. Я стояла рядом, поэтому увидела его. Судя по всему, сам медальон был круглым, состоял из двух частей, по форме напоминающих ин и янь. Но того же сочетания не было, медальон был выполнен из изящной ковки, что-то в нем было непростое. Впрочем, это и так понятно.

Не знаю уж, что за анализ провел Сеор, но ему этого явно хватило. Думаю, он проверял наличие магии Королей, или что-то в этом роде. Когда он удовлетворился результатом, он сжал медальон и убрал его за пазуху.

— Вот видишь, сотрудничество тебе вреда не приносит, — теперь уже заявил почти самодовольно Сеор. Это звучало как похвала собаке, которая перестала грызть диван. Довольно неприятно. — Итак, где следующая часть медальона?

Молчание было очень красноречивым, к сожалению, Сеор обо мне не забыл, глянул на меня одними глазами — я снова тяжело вздохнула и надавила на Дэвлина. Он сначала зашипел, словно змея, а потом рыкнул, отмахиваясь от моей магии, словно ее можно было ухватить. Тем не менее, его яростный взгляд прилетел прямо в Короля.

— Где? — Лишь повторил вопрос Сеор.

— У великой горы, — процедил сквозь зубы Дэвлин.

— Ты лжешь?

Дэвлин снова рычит, потому что я не отпускаю, а он ничего не может с этим сделать.

— Нет.

— Что нас там ждет?

— Ничего серьезного, если знать где искать, — и снова рык, в этот раз Дэвлин находит взглядом меня и словно приказывает прекратить.

— Ты сможешь достать медальон?

— Да! — Выплевывает Дэвлин, а Сеор чуть заметно улыбается. — Отпусти!

Это он мне. Нервно отвожу взгляд в сторону и отхожу за спину Короля, чтобы не встречаться с Дэвлином взглядом. Невыносимо…

— Повелитель, — вмешивается в наш допрос Чэн. — Люди все прибывают.

Только теперь Сеор и сам начинает замечать, что народу сильно прибавилось. Поглубже натягивает капюшон себе на голову, кивает воинам, двое из них подходят к Дэвлину и буквально закутывают его в одежды, даже непонятно, живой он или мертвый из-за этой маскировки.

— Ты знаешь Прион, Уэра, — обращается Король к волшебнице. — Веди нас в местный Трактир.

Уэра единожды кивает, а затем молча выполняет приказ. Похоже, в замок мы возвращаться уже не будем.

Глава 9

Трактир Приона отличался от того трактира… или таверны, в который или которую я забрела по воле случая, когда только-только угодила в этот мир. Он был большим, просторным, забулдыг здесь и вовсе не встречалось, все приличные люди, а трактирщик нас вообще встречал словно по сценарию. Поприветствовал, вежливо предложил разные номера.

В итоге, расселились мы страннейшим образом: мы впятером (я, Сеор, Дэвлин и два воина, сторожащие последнего), и остальные. Сеор, по-прежнему, скрывал свое происхождение под капюшоном, а я предполагала, что это было в первую очередь связано с миссией, которую мы выполняли. Полагаю, он просто не хотел, чтобы кто-то знал о проблемах Короля. И так все знали, но если задуматься: встреть народ своего Правителя, по вине которого все это происходит, и что тогда?

В течение дня воины разделились на две коалиции: Уэра повела одну горстку, Чэн — вторую. Все они запаслись провизией, а я начала переживать. Когда мы ужинали в самой темной части столовой (назовем ее так), Дэвлина посадили за соседний стол, он протестовал и нехотя ел то, что ему было предложено, воины же не давали ему расслабляться.

Мы же с Сеором ужинали вдвоем. Почти ужин при свечах. Только без свечей и романтики. Меня вообще все это путешествие начинало сильно напрягать.

— Что это за гора? — Тихо спросила я Короля.

Лицо его все еще скрывалось под капюшоном, поэтому если он на меня и смотрел, то сквозь ткань.

— Помнишь, на башне ты видела вдалеке три горы? — Когда Сеор это сказал, я уже все поняла и разочарованно опустила плечи. — Самая большая нам и нужна.

— А что там?

Сеор вздохнул.

— Ничего хорошего. Главное, что нам предстоит идти через леса, где обитают эльдисы, — мрачно заметил Сеор.

— А… как вы их прогнали, когда те подошли к границам замка? — Поинтересовалась я.

— Есть одно заклинание. Но на него нужны время, силы, волшебство. И, к сожалению, оно временное. Эффект быстро проходит. Поэтому не сильно поможет нам в пути.

— А как же нам избежать встречи с эльдисами?

— Просить богов Севера о помощи, — дает однозначный ответ Сеор, а я разочарованно вздыхаю. — Это опасное путешествие, но оно ради всего Королевства. Как только я получу силу, я смогу решить главную проблему и разобраться с бедой.

Сеор немного помолчал, да и я подумала о том, что узнала.

— Прион ведь один из тех мирных городов, где просто кипит жизнь, люди спешат по своим важным делам, — продолжал Король. — Но сколько таких городов пали, потому что эльдисам взбрело в голову на них напасть?

Мурашки побежали по коже, когда он это сказал. Я просто так ярко представила себе, как эльдисы приходят сюда. Им даже ничего делать-то не надо было, просто прогулялись, растоптали все, и делов-то. Вполне очевидно, что они опаснейшие создания. Я начинаю чувствовать себя частью всей этой истории. С одной стороны, меня греет идея, что в конце концов мы спасем людей и их будущее. Но с другой — все еще необходимость помыкать Дэвлином меня совершенно не радует.

Ночь мы провели достаточно спокойно. Никакой лишней суеты, все собрались, разошлись по комнатам, тихо поспали, даже никто не храпел, чему я удивилась. Наутро мы подкрепились, а когда мы садились в карету, я заметила большие сундуки. Как я потом выяснила, с провизией и одеждой.

К сожалению, как бы сильна не была магия башни, сегодня уже снова шел снегопад. Да, пока еще не метель, не буран и лютая стужа, но уже не было безоблачного неба над головой, уж тем более солнца.

Мы погрузились в кареты и поехали.

К сожалению, смотреть в окошко было весело только поначалу. Там еще хоть что-то можно было разглядеть. Потом снежный шторм снова перекрыл обзор и стало неимоверно скучно. Мы ехали тем же составом, поэтому мне приходилось либо считать овец у себя в голове, либо таращиться на Дэвлина и тех двух стражей, что его, по-прежнему, охраняли.

Единственное хорошее — это маленькие деревушки, которые встречались на нашем пути достаточно часто. Тогда мы могли выйти, немного размяться, сделать все важные дела, но хоть немного отвлечься.

Выглядело все в оформлении снежной пелены действительно волшебно. Даже несмотря на ветер, холод и мрачное небо. Маленькие домишки ютились рядом друг с другом, словно ежась от холода. Местные жители почти не выходили на улицу (да и зачем им?), поэтому я лишь наблюдала за тем, как уютно в окошках горит свет.

На второй день пути все было в порядке, никто не нападал, а дорога продолжалась. Я уже стала привыкать к нашей поездке, к тому же останавливались мы раза четыре в день, я же изучала местные деревеньки и колорит. Да, не особо было на что смотреть, но хоть какое-то разнообразие.

В одной из таких деревень мы снова остановились, вот только в этот раз кучер о чем-то долго и громко разговаривал с местным мужиком (какой-то староста или вроде того, я так и не поняла, но через какое-то время лошадей нам поменяли), я же пошла прогуляться по улице. Тогда-то я и вспомнила кое-что, что меня до этого не беспокоило.

Иду я себе, никого не трогаю, никому не мешаю, голоса стихают где-то вдалеке (стоянки обычно занимали не менее получаса, а размяться хотелось жутко, вот я и пользовалась возможностью), и тут вдруг меня кто-то ловит за руку. В тот момент мой дух покинул тело, настолько я не ожидала ничего подобного. Но… это оказался всего лишь Чэн.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Не уходи далеко, — произнес он.

Я только пялилась на него с раскрытым ртом, пытаясь вспомнить, как вообще жить после этого. Тут мне снова вспомнилась его слежка, я поняла, что мы сейчас с ним наедине, а все остальные далеко.

— Ага, — выдала я испуганно.

Чэн меня отпустил, а я постаралась сделать глубокий вздох. Он смотрел на меня пристально, по выражению его лица мало что можно было понять. Просто смотрит или планирует расчленять меня. Ой, ну чего он за мной следит-то?

В общем, я осторожно двинулась обратно к каретам, поглядывая на Чэна так, будто он припрятал нож за спиной и собирается меня им ударить. Чего он за мной таскается? Разве он не телохранитель Короля? Иди к Сеору и отстань!

Вернулась я торопливо, подошла к Королю за неимением других кандидатов (не к Дэвлину же мне подходить), и встала за ним, как за стеной. Сеор на меня внимания особого не обратил, но и не прогнал. Но, как оказалось, подошла я, ну, очень вовремя.

Вернулся кучер, подошел к Королю, поклонился.

— Проводник говорит, что на дорогу два дня назад сошла лавина, — оповестил он достаточно громко, потому что, буря снова подкрадывалась. — Дорогу завалило! Придется ехать в обход.

— Что за обход? — Ветер развевал капюшон Сеора, я видела недовольство на его лице.

Тут-то кучер и замялся, нервно поглядел в разные стороны.

— Лес теней, — сообщил лишь он.

— Мы не самоубийцы! — Рявкнул Король Севера.

Кучер вжал голову в плечи, виновато опустил взгляд.

— Но дорогу не расчистить, — пискнул кучер.

— А волшебница нам на что?! — Разозлился Сеор.

Да, мы вроде бы останавливались и все такое. Но будем честны: сидеть в карете и ждать, когда мы приедем, это не самое приятное занятие. Все начинали накапливать усталость, и потихоньку капитально замерзать. Да, в пути по какой-то причине я согревалась, хотя не знаю, каким образом. Когда мы останавливать в трактирах — тоже. Но зима есть зима, все равно холодно.

Наплевав на слова проводника, мы двинулись дальше по дороге, и очень скоро на нашем пути встретилась та самая лавина. Ну, как встретилась? Просто снежная гора перед нами возникла, преградив нам дальнейший путь, и все. Буря уже во всю бушевала, поэтому, когда встал вопрос, кому там выходить, я решила отсидеться и осталась с Дэвлином и двумя воинами. Сеор вышел.

О чем они там разговаривали, сказать сложно, я просто слышала крики, треск волшебства. Но гора никак не убиралась, а если что-то получалось, снег насыпал снова. Через полчаса Сеор вернулся в карету, залез внутрь и громко хлопнул дверцей. Царило молчание, я не хотела его злить. Но это я…

— Неужели в твоем идеальном плане появились дыры? — Ехидно заметил Дэвлин.

Сеор помолчал немного, злой, как черт, но потом ему в голову, видимо, пришел какой-то злобный план, потому что он медленно улыбнулся и взглянул на Дэвлина.

— Не волнуйся, лес теней ты нам поможешь пройти, — не менее ехидно ответил Сеор.

Оба мерились взглядами еще какое-то время, а потом карета поехала. Итак, какой-то загадочный лес теней. Может быть, он безобидный, просто звучит немного таинственно? Ну, пожалуйста.

***
Лес теней. Интересно, почему он так зовется? Из-за того, что Сеор был упрямым и не хотел ехать туда, куда ему сказали изначально, нам пришлось возвращаться аж в деревеньку и только оттуда держать путь дальше. Никто и слова не проронил, а Сеор сидел с мрачным видом и мне вот очень сильно хотелось куда-нибудь деться, только чтобы не сидеть рядом. Его раздражение сложившейся ситуацией меня задавливало.

Один только Дэвлин сидел напротив и злорадно ухмылялся, наслаждаясь данной ситуацией.

Судя по всему, дорога через лес — это обходной путь, причем скорее всего крюк, потому что когда мы ехали основным путем, мы, что называется, шли напрямик. До того самого леса мы добирались гораздо дольше. Буря все усиливалась, снег начал колотиться в окна, словно умирающий старец, просящий впустить его. Не знаю, почему такое сравнение, возможно, дело было в первую очередь в лесе теней…

Ох! Перед тем, как заезжать туда, мы остановились. Я сначала думала: ну что в нем такого? Начнем с бури. Да, она никуда не делась, но будто бы… притихла, если можно так сказать. На улицу высыпали все, включая меня. Уж не знаю, было ли это как-то связано, но Сеор мало того, что подал мне руку, так еще и притянул к себе, приобняв, будто понимал, насколько мне сейчас это нужно.

Сначала я еще такая: «Да все в порядке». Ага-ага. Лес теней очень сильно выделялся на фоне всего того пейзажа, что нас окружал. Кривые, изуродованные словно какой-то болезнью, деревья и ветви на них, мрачная, гнетущая атмосфера. А еще странный, далекий вой, будто кто-то покалечился и сидит в капкане, призывает спасение.

— А что это… воет? — Уточнила я у Сеора.

— Это лес, — вглядываясь вдаль, сообщил Король. — Много лет назад здесь жила волшебница. Из доброй она стала злой, и много колдовала. Лес впитал магию и, по преданию, зажил своей жизнью. Доказательств тому не было, но остаточные следы волшебства чувствуются и видны даже невооруженным взглядом.

— Ты уверен, что мы сможем пройти? — Спросила я.

Сеор не ответил мне сразу, меня это напрягло и расстроило.

— И все-таки большую опасность представляют эльдисы, — лишь заметил он. — Если повезет с ними не встретиться, будет очень хорошо.

Что тут скажешь? Мне не посчастливилось пересечься с этими созданиями, да и издалека они выглядели, мягко скажем, не очень. Я бы могла спросить: «а можно мы обратно, а?», но кто бы мне сказал: «а давай»?

Вернувшись в кареты, мы снова поехали. В данном случае я старалась себя успокаивать всем, чем угодно. Таковым был, например, кучер. Он выглядел спокойным и уверенным, а когда нас накрыла какая-то пелена вроде магии, так я вообще приободрилась! И кучер спокоен, и магия на страже — чего бояться-то?

В общем, мы ехали. Немного медленнее, чем раньше, но ведь мы же не по основной дороге, вот и не торопимся. Спустит нам колесо (ну или в данном случае оторвется оно и укатится), и что мы будем делать? Запаска, конечно, была, крепилась прямо под каретой (умно, кстати), но не менять же все поочередно. Сколько нам теперь до ближайшей деревни?

Как только мы въехали на территорию леса теней, я сразу же почувствовала разницу. Во-первых, тени. Я думала, это просто такое прозаически романтическое название — лес теней, поэты серебряного века…

Ан нет. Тени. Начали бродить. Вокруг кареты! Я в ужасе дернулась, когда одна из них проплыла рядом, разинула рот, усевшись практически на Сеора, что, конечно же, не осталось без внимания Дэвлина и тех двоих воинов, что его стерегли. Они смотрели на меня как обычно смотрят пассажиры метро, если ты вошел в вагон, когда им сильно нечем заняться. Вроде бы без осуждения, но все равно — неприятно.

Но потом новая тень мелькнула справа и уже все их взгляды приковались к ней. С одной стороны — ура! На меня не смотрят. С другой — что это вообще такое?!

— Не бойся, — взяв меня за плечи и усадив нормально, шепнул мне Сеор. — Они не причинят вреда.

— Точно? — Провожая взглядом еще одну тень, словно призрака за окном, пискнула я, нервно сглотнув.

— Название оправдывает, — решил немного пошутить Сеор, поэтому ухмыльнулся.

Спасибо, конечно, за поддержку, но серьезно: кто эти тени? Где мои вещи? Я хочу домой!

Это было жутчайшее испытание. Тени продолжали бродить за окном, но ни одну из них невозможно было разглядеть. Они как будто и существовали, и не существовали одновременно, как бы странно это не звучало. Не было людей, да и логики в том, как они проплывали, тоже. Они словно просто… шли мимо. Но мы же ехали, на скорости, хоть и минимальной. Как они там ходят? Главное — зачем?

Лес продолжал завывать, тени бродить, а меня уже начало укачивать. Глядя на лица своих спутников, я понимала, что это не я такая впечатлительная, тут всех уже перекосило от местного колорита. Страшно, жутко, а сколько еще ехать? Вроде бы попривыкли уже к местным превратностям, но все равно взгляд метался от левого окна к правому, когда за ним снова кто-то появлялся.

Где-то поблизости непривычно заухала сова и я чуть в обморок не грохнулась. Мы тут вой слушаем и теней терпим! Заткнись вообще! Да, редкие животные нам по пути встречались, я слышала отдаленные… звуки, определить не пыталась, не очень хорошо у меня это все равно получалось. В общем! Чему полезному меня научила эта злополучная сова? Тому, что в лесу есть жизнь. А если есть жизнь, значит, не все так страшно! Правильно?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Зачем я вообще думаю? Надо было сидеть и молиться. Потому что… потому что сначала мне показалось, что мне показалось, но потом я поняла самое ужасное: нет. Карета действительно начала замедляться, а потом и вовсе встала. Кучер рявкал на лошадей свое «Но! Но!», но те встали капитально, будто у них закончился бензин. В карете повисла напряженная тишина. Хотя — куда уж напряженнее?

Мы подождали, ничего не менялось, тогда Сеор решил выйти и посмотреть, что там случилось. Только он коснулся ручки дверцы, как мимо окна проплыла еще одна тень. Да, он сказал мне «не бойся», но сам замер и подождал, пока эта тень куда-нибудь денется. Минутку так посидел, но даже Дэвлин его в этот момент не осуждал.

В общем, он открыл дверь, я задрожала, а Сеор медленно вылез наружу. Снежная пелена тут же укутала его, не спасало ничего. Ветер ударил по дверце, распахнув ее настежь и та неприятно крякнула, что-то в ее механизме даже треснуло. Ладно, лучше знать, что происходит, чем теряться в догадках.

Я выбралась следом и в ужасе огляделась: теней вроде бы не было, только мела метель. Ладно. Шагнула к Сеору, который как раз обратился к кучеру, тот уже отвечал:

— Не идут лошади дальше! Чувствуют!

Поскольку в последний раз, когда я застряла посреди бури и леса с перевернутой каретой, я прекрасно помнила, как реагировали лошади, сейчас было нетрудно догадаться, чего это они вновь испугались. Сеор посмотрел на меня и по его взгляду я все поняла. То есть, я и так все поняла, а тут еще он посмотрел — комбо.

Затем он развернулся и пошел обратно, только в карету не вернулся, отправился к той, что следовала за нами. Из нее как раз уже вышли Уэра и Чэн. Я семенила следом, но, видимо, как жители Севера, тут все привыкли рассекать по сугробам, словно по ровной земле. Я немного забуксовала, поэтому опоздала на начало разговора.

— Я не могу их заставить идти вперед, — уже говорила Уэра достаточно прохладным голосом. — Только создать полог.

— Подумай, волшебница, — все равно настаивал Сеор, — ты же сильнейшая в Королевстве. Должно же быть что-нибудь.

— Простите… — Уэра немного растерялась.

— Нет, это не вариант! — Настаивал Король.

Я тем временем, заметив движение у нашей с Сеором кареты, сначала такая «а, движение», потом вспомнила про тени и жутко испугалась. Но, к счастью, это действительно было лишь движение. Кучер слез с повозки и подошел к лошадям. Сквозь снежную пелену было видно плохо, но я подошла поближе, тем самым потеряв нить разговора между Уэрой и Сеором.

Кучер стоял у упряжки и разговаривал с лошадьми. Они были умными животными, поэтому смотрели на мужчину осознанно и сосредоточено. Уж не знаю, что он им там наобещал (наверное, горы морковки), но когда он встал между двумя лошадьми и взял их за узды, попытавшись идти вперед, те хоть и медленно, но двинулись следом. М-да…

Тень мелькнула справа от меня, я в ужасе обернулась, пытаясь отыскать ее источник. Сердце колотилось в груди, как ненормальное, ужас напал на меня мгновенно. Но тут мимо проплыла дверца кареты, я воспользовалась ситуацией, быстро распахнула ее и запрыгнула внутрь, забившись в угол.

Лошади заржали, мы снова остановились. Какие-то разговоры снаружи, Дэвлин и я только следим за источником звука, разобрать слова сложно. Потом внутрь заглянул Сеор.

— Лошади боятся, — сообщил он и так очевидное, — мы пойдем рядом с ними, пока они не успокоятся.

Тяжело вздохнув, я снова выбралась наружу, за мной следом и Дэвлин со своими конвоирами. Рассредоточившись каждый по своему экипажу, мы окружили лошадей заботой и поддержкой, и только после этого те, хоть и потихоньку, но двинулись вперед.

Метель мела, я куталась в свои одежды, ежилась от холода, и периодически вздрагивала от ужаса, когда очередная тень проскальзывала где-то рядом. Одно радовало в этих тенях: после их появления меня каждый раз бросало в жар, поэтому я согревалась. Ну вот и замечательный баланс!..

Шли мы так очень долго, кажется, целую вечность. Лес все не кончался, тени все бродили, пугая каждого из нас как будто специально выбирая тех, кто был более стойким. Я вздрагивала каждый раз, поэтому ко мне близко не лезли. Но вот Дэвлину и Сеору досталось, тени буквально им в лицо уткнулись, словно бешеная муха. Такое кого угодно напугает, вот оба и сели в сугроб. Гордость их пострадала страшно, но что тут сделаешь? Пугайся, а иначе будет только хуже.

Все… шло хорошо, не скажу, но нормально. Ровно. До тех пор, пока лошади не встали, словно осел упертый, и не засопротивлялись капитально. Мы уже и плясать перед ними стали, и предлагать вкусняшки, и разговаривали с ними — нет, все впустую.

А потом они вдруг заволновались сильнее, попятились, начали фыркать и артачиться. Ну, тут уж все всё поняли и стали озираться по сторонам. По-прежнему мело, тени мелькали с завидной периодичностью, но было что-то еще. Протяжный, душераздирающий гул.

Лошади заржали, попятились назад, встали на задние ноги, уронив кучера и пару воинов, были напуганы до смерти.

А потом я повернулась и увидела силуэт… эльдис.

Дальше началось мясо, что называется! Буря взбунтовалась, поменяв направление, выстрелила вверх, народ попытался рассыпаться в разные стороны, но тут, я так полагаю, нога снежного великана такая «о, есть что пнуть». И он пнул всех нас вместе взятых с каретой! Летели долго, я визжала, понимая, что придется приземляться, и в лучшем случае целыми останутся… ну, хоть что-нибудь.

Но полет внезапно замедлился, нас окружила магия Уэры, а затем мы уже более мягко спикировали в сугробы. Лошади брыкались, пытались вырваться, уйти, но карета застряла колесом, поэтому ничего не получалось.

Кое-как поднявшись, кучер бросился их успокаивать, воины кинулись вытаскивать карету. Где вторая? А, вон…

Я только воздуха в грудь успела набрать, как нас снова пнули ногой. Не знаю, как остальные, но я услышала только крик, потом меня припечатало, я в кого-то врезалась спиной и уже вместе мы полетели дальше.

Пока наш полет не закончился деревом. От удара у меня в ушах зазвенело, сознание отключилось.

Глава 10

Голова гудела и раскалывалась, но очнулась я вовсе не из-за этого. Холодно, ой как холодно, тело заледенело. Странно, конечно, что меня это разбудило, обычно из-за холода и засыпаешь вечным сном…

Но да ладно, не будем о превратностях судьбы, порадуемся, что выжила, очнулась, и…

Шевеление сбоку привлекло мое внимание. Я просто расценила его как угрозу, поэтому вообще повернулась. Сначала снег хлестнул мне в лицо, а потом я различила фигуру. К счастью, не эльдис, не тени (хотя они, и правда, не причиняли вреда, как и обещал Сеор), а…

Дэвлин. Значит, вот кого я сбила, словно шар для боулинга кеглю. Не сказать, что он чувствовал себя хорошо, но теперь, вспомнив, что проснулась, я вдруг поняла, как именно это случилось.

Поскольку мы летели вместе, я на него и свалилась, когда мы рухнули в сугроб. Он очнулся, скинул мое тело и поэтому я и очухалась. Ну, хоть какая-то польза.

Он поднялся на ноги, утонул в сугробе, и я догадалась, что он прихрамывает. Ударился? Сломал что-нибудь? Или отлежал? Сложно сказать, вся его фигура все еще была закутана в плащ. Только вот он торопился, поэтому капюшон упал, волосы переплетались со снегом. Но он набирал скорость и уходил!

— Стой! — Крикнула я ему чисто инстинктивно, послав импульс подчиняться.

Он тут же споткнулся, словно о корягу и смачно рухнул лицом в снег. Ой. Не ожидала я такой реакции, если честно. Просто, когда поняла, что он уходит… если он уйдет, кто же нас поведет ко второй части медальона? Но потом вспомнилась моя непростая борьба, связанная с его подчинением, и я немного засомневалась…

Он выкопался из снега решительно, смахнул слой «я снеговик» с лица и резко обернулся в мою сторону. Я так и сидела в сугробе, не зная, что делать, как реагировать, да вообще без плана! Но это я. У Дэвлина план появился быстро.

Он разозлился, зарычал и — мамочки! — двинулся в мою сторону! Да так решительно, что я поняла одно: сейчас меня убьют! Первая реакция — спасайся, кто может! Я попятилась назад, провалилась в очередной сугроб, взвизгнула, когда заметила какие широкие шаги делал Дэвлин по сравнению с моих копошением, а потом вспомнила: я же могу кое-что сделать…

Когда до меня дошло, Дэвлин уже подошел ко мне почти вплотную и склонился надо мной… не знаю, что он собирался сделать, но я изо всех сил заорала:

— СТОЙ!

И он остановился. Сморщился, словно ошпарился, оскалился и снова зарычал на меня. Попытался предпринять еще одну попытку на меня напасть — не получилось. И тут он просто озверел. Как заорет дурным воплем на весь лес, с трудом преодолевая мой приказ, он все-таки сдвинулся с места и наорал на ближайшие кривые деревья.

Да, я понимала, что его эта ситуация мягко сказать, не радует. Но то, как он метался… словно дракон. Мурашки побежали по телу, а он… мамочки! Я не знаю, что именно он пытался сделать, маша руками, но выглядело это даже без спецэффектов очень зрелищно. До тех пор, пока вокруг его запястий не появился дым. Он… что он делает, черт побери?!

Дыма становилось все больше, он буквально увеличивал и наращивал мощь. Предполагаю, наручники не позволяли ему выпускать огонь, но… как тогда он это делает? Неужели?..

— Остановись! Остановись! — Зачем-то подползла к нему на четвереньках я, не очень в тот момент задумываясь о логике.

Дым перестал валить, Дэвлин снова сморщился, сопротивляясь моему приказу, а затем неимоверно устал и почти что замертво рухнул в сугроб.

Меня трясло и колотило, сейчас бы взвод солдат сюда, а не меня, слабую и лишенную каких-либо сил и мыслей. Где все, когда они так нужны?! В ужасе оглядываюсь, но вижу только те же жуткие тени, являющиеся и так перепуганной мне. Никого нет, никого не видно, кареты даже не близко. Где все? Почему нас не ищут? Может, все-таки ищут? Не знаю, но паника завладевает мною ненадолго, я сажусь и обнимаю свои колени…

Успокоиться, успокоиться. Да, на нас напали, да, эльдис… швырнул нас, видимо, на другой край света, раз никого поблизости нет. Но! Мы ведь все держали путь в единственном направлении.

И у меня есть проводник.

Сижу так некоторое время, пока холод не заставляет поторопиться. Панические атаки оставь для дома, сейчас — соберись, тряпка! И вперед! В конце концов, у меня есть сила. Да, не всегда она работает, да и Дэвлин… если он только пожелает, он меня задавит одним взглядом. Но он тоже устал и вымотался, а еще я со своими этими «ну-ка, делай, что я сказала».

Выпрямляюсь, поднимаюсь на ноги, пытаюсь отряхнуться и избавиться от снега, но он везде. Одежда мокрая насквозь, хочется в тепло… но мы все еще посреди леса теней, где эти чертовы тени — достали! — все еще пугают меня до ужаса.

Я шагаю в сторону Дэвлина и снег оглушающе скрипит под моими ногами. Чувствую себя опустошенной, готова только упасть рядом с ним и лежать так вечность. Но когда подхожу ближе, вижу, что Дэвлин просто смотрит перед собой. А снег вокруг него прилично так растаял.

Мурашки бегут по коже, даже несмотря на то, что я ему приказала… на его усталость… снег все равно тает. В голове проскальзывает робкая мысль: «А можно об него погреться?», но я ее тут же отметаю. Да, можно. В последний раз, как говорится. Даже сейчас стою на расстоянии от него, чтобы не давать ему повода… причинить мне вред.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Я не хочу тебе приказывать, — признаюсь я достаточно тихо по сравнению с метелью, что все еще треплет мне одежду и нервы. — Но вдвоем будет выжить легче, чем по одиночке.

Дэвлин молчит, смотрит на то, как снег летит на него. Из-за его… горячности, снежинки тают, не долетая до него, и проливаются на его лицо дождем. Словно слезы…

Мурашки по коже, делаю глубокий вздох, только чтобы не проникнуться этой картиной. Есть в ней что-то завораживающее и притягивающее.

— Вставай, пожалуйста, — дрожит мой голос.

— Зачем? — Отвечает мне все-таки он, что меня хоть немного успокаивает, а то я была уверена, что он меня игнорировал.

— Нам нужно идти.

— Тебе нужно идти, — грубо поправляет он. — Тебе нужно спасаться.

Его темные глаза все-таки добираются до меня, и я начинаю понимать, что если не заставлю его, он ничего не сделает. Обреченно опускаю плечи, ком подкатывает к горлу.

— Ну, пожалуйста… — взгляд мутнеет, — я не хочу тебя принуждать.

— Это мои проблемы? — Режет, словно ножом он.

— Дэвлин… просто встань и иди… — все еще умоляю.

Беспощадный взгляд: «слабачка, глупая, неуверенная в себе сопля. Ты даже на слабого соперника не тянешь. Никто. Ничто». Как вообще возможно так ярко разговаривать одними глазами?

— Дэвлин… — он отводит взгляд, будто теряет всякий интерес, что мне остается? — Встань.

Он снова стискивает зубы, сопротивляется, но сил было отдано слишком много. Обреченно прикрываю глаза, когда он нехотя, но все же поднимается на ноги. Поскольку ничего больше я ему не говорила, он шагает ко мне ближе, я только глаза открываю, но сил нет даже бояться его. Убьешь так убьешь…

Он замирает в каком-то шаге от меня, я чувствую жар его магии или крови, не знаю точно, и невольно тянусь к этому запретному пламени. Немножко, просто меня шатает, вот и все, но — как же хочется согреться!

— Ты обещала не приказывать мне, — жестко напоминает он, я же не смотрю ему в лицо, просто пытаюсь согреться. Хоть немножко!

— А ты мне ничего не обещал в ответ, — все же жестко заявляю я, а потом думаю: он же и так считает меня ничем, вряд ли мой авторитет упадет ниже, правильно?

Хитрый план, конечно, но гордость моя все еще где-то теплится. Единственное, что в моем продрогшем до костей организме теплится. Я такая — опа! Шагаю вроде как в сторону, но ногу будто бы подворачиваю, инстинктивно (нет) цепляюсь за Дэвлина и повисаю на нем, якобы пытаясь выровняться. Он стоит, словно дерево, не двигается и не подает признаков движения (ура! Не убивает! Видимо, такого не ожидал), я же пользуюсь случаем и греюсь… какой же он горячий.

Руки согреваются сразу же, жар ударяет мне по щекам, те оттаивают, даже по ногам идет тепло. Дэвлин, кем бы ты ни был — спасибо, согрел.

В общем, еще недолго поломавшись, я наконец-то выпрямляюсь и отступаю с видом «ах, ты гад ползучий! Встал тут!». Дэвлин смотрит на меня с пренебрежением и отвращением. Почему бы ему было не приказать меня согреть? Мы уже все поняли, что он не без царя в голове, мог бы что-нибудь придумать и сломать мне шею, например. Он и так мог, соглашусь, но я ставила на эффект неожиданности. И он сработал.

Мне даже одежду немного подсушило. Вот он дает! Знаю-знаю, он плохой, но это не мешает ему быть ходячей печкой. Надеюсь, только сдерживающие его заклятия не ослабевают. Потому что… если просто с Дэвлином я справиться смогу, то с его огнем — гореть мне головешкой.

В общем, закончив с согреванием, я невольно почувствовала, что холод снова наступает. Сколько еще я буду так на него падать? Правильно — нисколько. Один раз прошел, второй — мне точно достанется. Поэтому надо торопиться.

— Выведи нас из леса, — приказала я.

Опять его перекосило от ненависти, он сморщился, но нехотя развернулся и двинулся в какую-то сторону. Для меня они все были едиными, я только засеменила следом, пытаясь не отставать. Откуда он знает куда идти? Неважно, можно уже где-нибудь осесть и погреться?

Через какое-то время от очень сложно проходимой дороги я начала сама согреваться. Легче не стало, буря все еще присутствовала и бушевала она меньше только из-за того, что мы в лесу. Но ветру не мешало ничто, он продолжал пронизывать до костей, а я пыталась успокоить себя мыслями о том, что скоро будет тепло…

Когда Дэвлин встал, я не сразу это заметила, поэтому врезалась в него, уткнувшись в спину. Первая реакция — ах, ты гад! Но на секундочку я у него задержалась, потому что все еще теплый. Потом отошла на шаг и шлепнула его по спине. Надо было видеть с каким видом он на меня оборачивался. Я надулась в ответ:

— Что? — Потребовала я как-то слабенько.

Под таким взглядом я вообще удивляюсь, что мне хватило смелости что-то требовать.

— Эльдис где-то рядом, — сообщил без энтузиазма Дэвлин.

— И… что? Как нам эта информация поможет?

— Ты ведешь себя так, будто не боишься, — недовольной улыбкой озарилось его лицо.

— А ты ведешь себя так, будто у тебя есть план получше, чем выбраться из леса и уже куда-нибудь прийти, — парировала я, пользуясь случаем стоять к нему поближе.

Печка, какая же он печка. Волосы его уже высохли насухо, и ветер их так красиво развивал иногда.

Он больше ничего мне не сказал, сделался холодным и отстраненным, а затем развернулся и двинулся вперед. Прошли мы так совсем немного, когда буря где-то справа снова закружилась не в ту сторону.

И тут случилось нечто непредвиденное…

***
С одной стороны, очевидно же! Мы ждем нападения эльдиса, он откуда угодно может появиться, за этой бурей снега и теней можно ожидать этого как само собой разумеющееся. И да, он действительно появился, явив себя миру откуда-то сбоку. И что же такого удивительного и непредвиденного, помимо этого, произошло?

Не знаю, что вообще мне в голову ударило, но я внезапно поняла, что сейчас Дэвлин умрет, если я ничего не сделаю, поэтому я взяла и… толкнула Дэвлина вперед, спасая от удара. На кой черт вообще? Что это за инстинкт идиотский? А он идиотский, потому что ударило в итоге меня, да отшвырнуло так смачно и жестко, что я почувствовала себя летящей пулей.

Не знаю, как мне удалось уцелеть и не убиться об какое-нибудь дерево, но я влетела в сугроб, и закопалась там на некоторое время. Непреднамеренно, конечно, просто требовалось перевести дух. Который вышибло из меня напрочь. Я вообще почувствовала себя по меньшей мере парализованной, настолько оцепенение на меня навалилось.

Чертовы эльдисы! Чертова зима! Чертово все! Включая Дэвлина и Сеора! Я на это не подписывалась! Не… подписывалась…

Мой вход в пещеру из снега, которую я своим телом сотворила, завалило и воздух стал стремительно заканчиваться. Нужно было срочно двигаться, что-то делать, предпринимать… но я так устала уже от всего этого… снега, бесконечные снега. Холодно, хочется уснуть и не просыпаться…

Что-то над моей головой зашевелилось, я подумала, что это эльдис решил мошку (меня) раздавить. Но нет. Чья-то властная и сильная рука нашарила мое предплечье и резко дернула на себя. Я взвизгнула, вынырнув из собственной снежный тюрьмы, кое-как уткнувшись ногами в землю. И бессмысленно захлопала глазами, потому что передо мной стоял разъяренный Дэвлин и тяжело дышал.

— Что ты сделала?! — Наорал на меня он.

Я вновь не понимала ничего, поэтому захлопала глазами снова. Бессмысленно и тупо.

— Отвечай! — Встряхнул меня он.

Тут мозг подал признаки существования, я моргнула еще пару раз, но в этот раз уже приходя в себя и осознавая, что вообще происходит.

— В смысле? Что я сделала? Спасла тебя? — Дэвлин так сильно меня ненавидел, а это настолько не вязалось с его обвинением, что у меня голова шла кругом. — А что? Лучше бы было, если бы ты погиб?!

Дэвлин ожесточенно вздохнул и выплюнул:

— Ненавижу быть должным!

Что?.. Да он ненормальный!

— Что же! Не повезло! В следующий раз позволю тебя убить!

Продолжить нашу милую беседу за чашечкой чая нам не позволил появившийся вновь эльдис. Вот честно: в тот момент я мало разбиралась, что происходит, в какую сторону, каким боком, зачем я нырнула в снег… в общем, логика покинула лес теней, махнув на меня рукой. Потому что — спасайся сама, дура набитая.

Попался пригорок, и я что-то так неудачно разлеглась в снегу, что тут же покатилась вниз. И, если честно, сил сопротивляться не было, так что я докатилась до очередного сугроба, смачно врезалась в него, еле отплевалась от снега, кое-как перевернулась на бок и обнаружила движение.

Дэвлин добежал до спуска и сейчас находился наверху, зачем-то глядя на меня. Где-то ведь сидело желание его остановить. Ну, потому что… надо же все еще помощь Сеору оказать, Королевству… и поспать. Как же я устала! Мало того, что дорога была утомительной, так еще и швырнуло меня раз, другой, я вывалялась в снегу настолько, что уже ощущала себя снегом. Холодно, неприятно, мокро, в общем — все прелести детской горки.

И вот Дэвлин. Стоит там наверху. Смотрит. Из-за того, что он горяч, как огонь, он выглядел гораздо лучше. Просто будто только вышел на прогулку. И вот мы смотрим друг на друга. Все чертовски хорошо понимаем. Где-то там, справа, шумит эльдис. А я… лежу тут и понимаю, что — все. И Дэвлин это тоже понимает. Отворачивается и сбегает. Пока-пока.

Ну, а что тут сделаешь? Я даже себя не могу на ногах удержать, какой еще потомок драконов? Ладно… ой. Это тень прошла где-то справа. Надеюсь, они не как стервятники, если падаешь, они тебя забирают с собой, и ты становишься такой же тенью. Это довольно жутко, если честно. Но там наверху топочет эльдис, а мне надо в какую-то сторону спасаться.

Как там? Спасение утопающих дело рук самих утопающих. Никто не придет и не спасет меня, как бы я не надеялась. Поэтому… вставай, тряпка! Руки дрожат, тело задеревенело, ничего не слушается, меня шатает из стороны в сторону, но — смогла. Встала. Ура! Только не падать! Не падать, я говорю.

Так, первая задача выполнена, эльдис — не подходи, ты пока не по плану. А что по плану? В какую сторону вообще выход? Лес повсюду, везде, куда не глянь. Я не знаю в какую сторону север… ой, точно, я уже там. Так что — все, что в разные стороны, это юг? Было бы смешно, если бы не было так грустно… помру я в этом лесу, ой помру.

В общем, двинулась. Судя по звуку и страшного реву, эльдис пошел куда-то не за мной, в данном случае это все, что мне нужно знать. Довольно неплохо, учитывая обстоятельства. Потому что, если бы он еще и за мной погнался… ладно, с его-то размером, лениво шагнул, я бы точно скопытилась прямо здесь…

Эмоция рождается прежде, чем мысль — снова хвать, уже знакомый, узнаваемое тепло, Дэвлин дергает меня на себя, и я невольно ударяюсь ему в грудь. Ай. Он костлявый. Но несмотря на то, что смотрит он на меня так, будто готов шинковать, злится и пыхтит, словно… дракон (из песни слов не выкинешь), он все еще теплый. И я в этот раз действительно чисто инстинктивно жмусь к нему, не касаюсь, но тянусь к теплу.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Он делает вздох, еще один, потом стискивает зубы и заявляет.

— Я ненавижу тебя!

— Ага, — да мне как-то фиолетово.

— Я бы пересчитал тебе все кости, позвал эльдиса и позволил разобраться с тобой, — все еще орал на меня он.

— Ага, — пискнула я, типа «да понятно».

— Ты вообще понимаешь, что я говорю? — Возмутился еще сильнее Дэвлин.

— Ну… — я немножко задумалась, мозг начал оттаивать в его близости, так что умозаключения потекли рекой, — ты что-то про долг орал, ушел, но вернулся, значит… убивать меня сегодня не будешь?

Я слабо улыбнулась, а он зашипел от сожаления и невозможности возразить. Я выдохнула и быстро обняла его.

— Ну, слава Богу! Спасибо! Потом как-нибудь пересчитаешь мне эльдисов… или чем ты там мне угрожал?

Он грел просто безумно! В какой-то миг мне даже жарко стало. Но в тот момент мне было решительно плевать на всех и вся! Организм требовал спасения. Точка. Каким образом — сама давай придумывай. Вот я и придумала. Ежилась и прижималась к Дэвлину изо всех сил. Согревалась…

Буря все еще мела, но теперь снежинки приятно охлаждали. Одежда начинала высыхать, хоть это и малоприятный процесс, все же лучше, чем вымокшей до нитки щеголять. Если повезет, и я все-таки каким-то чудом выберусь отсюда, возможно даже не заболею. Судя по усталости, сил не осталось совсем. Но я подумаю об этом позже.

— Я должен тебе только одну жизнь, — рявкнул Дэвлин.

Я его услышала, но его тепло смаривало, поэтому я начинала проваливаться в сон. Дошло не сразу. Ну, как дошло? Я что-то поняла, а что именно — медицина узнает не скоро. Нехотя отстранившись, я протянула робкое «оу» и отошла на шаг. Снова обдало холодом, я поежилась, но справилась с желанием снова прижаться к Дэвлину.

— Я не про это, — рявкнул он. А? Я только моргнула в знак абсолютного непонимания. — Я спасу тебя только раз. Потом — пощады не жди.

— А зачем тогда ждать? — Задала совсем уж тупой вопрос я.

Я посреди нигде, с убийцей, который меня ненавидит. Что у меня за мозг, который вместо спасения протягивает смертельные оружия?

— Ты что? Совсем глупая?! — Нахмурился он. — Долг должен быть выполнен! Таков закон Севера!

Ааа! А чего это он о законах Севера заговорил, в то время как подорвал всю систему?.. Порассуждать на эту тему не дал эльдис. Он вдруг появился на склоне с видом типа «вот вы где, ребятки» и шагнул на нас! Снег взметнулся вверх, не знаю, как так вышло, но мы с Дэвлином схватились друг за друга и практически пролетели над еще одним пригорком, аки… дракон. Мурашки по коже. Это… мне показалось? Просто склон? Мистически. Хотя — где я, собственно, нахожусь, чтобы удивляться?

Просто сила Дэвлина же заблокирована… да?

Неважно! Эльдису мы почему-то приглянулись, он начал преследовать! А мы — бежать!

***
Убегать от исполинского великана, ой, как нелегко! Особенно когда устала, как… кто там больше всех устает? В общем — он! Или она! Я не знаю! И неважно! Потому что я бы сама вряд ли бежала. Но вот Дэвлин тащил мою тушу за собой, я могла только лишь развиваться следом словно флаг.

Шаг эльдиса — наши беспорядочные движения, то мы летим в одну сторону, то уже ныряем в другую. Я только от снега успевала отплевываться и делать новый вздох, а Дэвлин уже мчался дальше. Это ж сколько у него энергии? Впрочем, неудивительно, если он в подземелье давно сидел, он поднакопил силенок. А еще этот жар… даже просто держа меня за руку, он будто передавал его мне.

Ледяной холод бьет в лицо, я снова мерзну, но не ладонью, за которую он меня держит. Там тепло и уютно. Что за парадокс?

Не знаю, как так получилось, но по какой-то необъяснимой причине, когда мы снова ушли в сторону, эльдис прошелся мимо, и… дальше. То ли пропустил, то ли мы ему надоели кузнечиками скакать, сложно сказать. Я просто стояла и пыхтела, как паровоз, пытаясь отдышаться. Получалось плохо, сил моих не было, ноги дрожали, а когда я попыталась опереться о ствол дерева поудобнее, они, ноги, меня окончательно подвели, и я снова полетела в сугроб.

Наверное, здесь какое-то особое значение имеет долг. Потому что Дэвлин… ладно, на спасение и помощь это мало походило, он просто схватил меня за шкирку и удержал от падения, словно трехлетнего ребенка. Вся одежда на мне тут же задралась, я повисла на ней, словно на вешалке. Супер.

— Надо выбираться, — произнес он.

— Ага, — кивнула я.

— Стоять можешь? — Рявкнул он мне из серии «попробуй только не встать!».

— Ага, — снова кивнула я.

Он меня отпустил, и я смачно шлепнулась в снег. Он спросил: «могу ли я стоять», а не «если отпущу тебя, ты не упадешь?». Так что все справедливо. Дэвлин раздраженно вздохнул, цокнул языком, закатил глаза, подошел ко мне и наклонился.

— Я пойду сама, — отмахнулась я от него сначала, но меня подкупило его тепло, я сдалась и позволила ему взять меня на руки.

Тепло-тепло-тепло-тепло…

Это было вполне ожидаемо. Меня несут, мне тепло, более или менее хорошо, я уснула. Когда именно? Примерно сразу. Я даже не сопротивлялась. Ну, его! Пока несут, надо пользоваться и позволять счастью случаться. Да, невесело, да, все сложно, но! Я каким-то чудом все еще жива. И даже могу поспать. Ну, разве же это не замечательно?

Шел Дэвлин долго. И даже когда я более или менее выспалась (нет, очнулась, когда он провалился в сугроб и я испугалась, что это снова эльдис), лес все еще не заканчивался. Я еще для виду изображала, будто сплю, какое-то время, но потом где-то рядом мелькнула тень, и я проснулась окончательно. Согрелась. Еще бы! На печке спала.

Странно, что Дэвлин все еще нес меня на себе. Сильный. Не сказать, что у него уже руки отваливались. Сила дракона? Не будем об этом. Донес до моего состояния «могу идти сама» и спасибо на этом!

— Можно уже отпустить, — сонно заметила я.

И тут же взвизгнула. Потому что Дэвлин даже не задумался, просто отпустил. Только из-за того, что я держала его за шею я не шлепнулась опять в сугроб, а повисла на нем, и какое-то время вспоминала, как там стоять или ходить. Ноги затекли и не слушались, поэтому я немного повозилась. Но когда наконец заняла устойчивое положение, поправила капюшон и отклеилась от Дэвлина.

Он раздраженно вздохнул и отвел взгляд.

Дальше мы шли уже вместе. Дэвлин делал широченные уверенные шаги, то ли привык (если он с Севера, не удивлена), я же проваливалась и спотыкалась следом. Не сказать, что я там отдохнула лучше всех, поэтому силы не прибавились. Хотелось есть, спать, лежать неделю, не двигаясь. А не вот это вот все…

Шли мы долго. Я думала? Дэвлин решил весь лес пройти, потому что — как же долго! Ноги опять перестали слушаться, я еле плелась, отставая уже почти на сто метров. Дэвлин этого даже не замечал. Пока я опять не взвизгнула и не плюхнулась в снег, распластавшись. Чего же эта зима такая утомительная? Еще ветер пронизывает…

— Ты вообще что ли никогда в походы не ходила? — Рявкнул Дэвлин, снова довольно резко ставя меня на ноги.

Я снова слишком устала, чтобы ругаться, поэтому только вздохнула.

— Вообще, — ответила я честно.

Дэвлин поморщился, будто до этого момента он думал обо мне лучше, чем оказалось, но и до подобной реакции мне не было никакого дела. Какое-то время мы смотрели друг на друга без особого смысла или посыла, но потом что-то резко изменилось, и пришло общее понимание главной проблемы. Вынужденные несколько секунд тишины, кто заговорит первым, тот и победит.

— Мы все равно идем к горе! — Выпалила я громко, поэтому не разобрала слов Дэвлина.

Потом он снова только прорычал, схватился за голову и отошел от меня ненадолго. В этот раз я не приказывала, но, по-видимому, пресловутое чувство долга (не знаю уж, почему) не давало ему сбежать. А он мог бы. Бросил бы меня там и уже добежал бы до Китая, не меньше. Но нет, он все еще был здесь, зачем-то желая отдать мне долг. Дурачок. Не буду его так называть, а то, чувствую, он на этот долг запросто наплюет.

— Спасибо, что не бросил меня, — примирительно поблагодарила я.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Как будто у меня был выбор, — огрызнулся Дэвлин.

— Был. Но ты его сделал.

Очередное выражение лица «я ем лимон», взгляд «ага, конечно», в общем — если бы он был актером, палитра его эмоций могла бы составить новый набор смайлов. Представляю себе… хотя нет, лучше не надо.

Мы снова шли. В этой бесконечной буре я уже не надеялась когда-нибудь встретить что-нибудь еще. Однако по какой-то неизвестной причине, в какой-то момент лес просто кончился. Мы вышли из него и немного отпустило. На тени я хоть и стала обращать внимание реже, но не совсем. Но когда мы вышли — все, они остались позади. Лес выл сам по себе, словно прощался, я же глубоко вздохнула — ура, выбрались. Только… куда?

— Какая здесь ближайшая деревня? Или что тут? — Спросила я.

— Еще пару часов, — обнадежил Дэвлин, я же вытаращилась на него в ужасе. А он обернулся и спросил: — А тебе зачем? У тебя разве есть деньги на ночлег и еду?

А что? Надо? О, черт! В смысле?.. В смысле?!.. Ох, с каждой минутой все веселее!

***
Я, конечно, в большинстве не за Дэвлина и все такое, но актерские способности у него были на высоте. После того, как я безвольно плелась за ним всю дорогу до деревеньки (как я вообще все это делала после столь долгого и изнурительного пути, я до сих пор не могу понять), он остановил меня и объяснил свой план.

А спустя пятнадцать минут мы ворвались в местную то ли таверну, то ли трактир, я особо не видела, я изображала жертву.

— Помогите! — Взмолился Дэвлин, как только распахнул дверь.

Естественно, вместе с ним ворвался поток снега, ледяного ветра и прочее, ну, а дальше Дэвлин водрузил мое измученное и изнуренное тело на ближайший стол. Ах, лежать… я была безмерно счастлива, и если бы не обстоятельства, уснула бы точно.

Особо никто не разговаривал, это не требовалось, потому что все тут отлично знали, что случается в лесу. Ну, как все? Кто-то присутствовал, но, полагаю, народу было — никого. Тихо так, только Дэвлин бормочет, изображая трагедию всей жизни.

— Эльдис, — констатировал грубый мужской бас, я же все еще изображала жертву без сознания, поэтому держала глаза закрытыми.

Почему я доверяла Дэвлину? Да потому что устала. Сил моих нет, точка. Убьет, так убьет. Можно я хотя бы во сне помру?

— Мы ехали с семьей через лес, — с отчаянием в голосе рассказывал Дэвлин. — Появился эльдис, наша повозка разлетелась вдребезги, единственный, кого мне удалось спасти, это сестру. Я даже не знаю, выжили ли остальные…

В принципе, за исключением того, что я ему не сестра, он говорил практически правду.

— Времена суровые, — хмуро заметил бас. — Многого не предложу. Но ночлег и пищу обеспечу.

— Спасибо тебе, добрый человек, — поблагодарил Дэвлин, и казалось, что он делал это искренне. — Я не забуду твою доброту и когда-нибудь обязательно за нее отплачу. Боги Севера все видят.

Дальше я слышала какое-то копошение, затем Дэвлин снова взял меня на руки и, судя по всему, понес меня за кем-то следом. Опять же: я глаза не открывала на всякий случай, а то вдруг скажут «она симулянтка» и пинком под… в общем, выгонят. Не хотелось бы мне, чтобы так было. Иначе я просто усну в снегу навсегда.

Поскольку Дэвлин по-прежнему был печкой, сон меня в какие-то моменты категорически побеждал. Но, в конце концов, когда меня уложили на не самую мягкую, но в сложившихся условиях, самую лучшую для меня кровать, я растеклась по ней и сразу же уснула. В принципе я и была не в своей лучшей форме, так что не симулировала нисколечко.

Когда я проснулась, было темно. Осмотрела комнатку: такая комнатушка два на два, с маленьким окошком, предназначенным больше для туалета, чем для полноценного помещения. Здесь была только одна кровать, на которой я и лежала и соответственно дверь, чтобы выйти.

Буря продолжала нещадно биться в окно, было прохладно, я поежилась. Сначала не особенно о чем-то задумывалась, но потом вспомнила про Дэвлина…

Первая мысль — ну все, сбежал. Однако в следующее мгновение я вдруг так четко различила его силуэт, что аж не по себе стало. Он сидел на полу, подперев руку согнутым коленом, и выглядел задумчивым. Меня это почему-то так сильно напугало, что я аж вздрогнула. Но потом подумала: если бы ему надо было меня убить, он бы уже давно это сделал. Так ведь?

Я бы еще полежала, но тут взвыл мой желудок и Дэвлин повернулся ко мне. Я виновато закрылась ладонями, но что тут сделаешь? Осторожно села. В горле пересохло, есть хотелось… пробегающий мимо слон бы подошел. Зима отнимала все силы. Когда я стала поправлять на себе свою перекошенную одежду, то обнаружила, что похудела. Кто бы не похудел после такого?

— Принесу поесть, — без лишних церемоний поднялся на ноги Дэвлин и ушел.

Помещение было настолько маленьким, что ему пришлось бочком протискиваться в дверь. Но — дареному коню в зубы не смотрят. Вернулся потомок драконов через время, у меня тут уже целый оркестр в желудке играл, причем заунывное и малоприятное. Но я ничего не могла с этим поделать, есть хотелось страшно.

Я ощутила запах еды еще до того, как Дэвлин вернулся. Что-то мясное… слюни наполнили рот, я подобрала под себя ноги, изнывая от желания начать жевать капюшон. Когда он открыл дверь с миской и стаканом, я чуть не взвыла от радости. Но потом заметила молодого мужчину, который и открывал дверь. Он заглядывал внутрь. Во второй его руке была свечка.

— Как сестра? — Спросил мужчина, пока Дэвлин расставлял передо мной еду.

Последний на меня так выразительно посмотрел, я поняла одно: подожди с едой.

— Все очень болит, и дикая усталость, но я выжила, — ответила робко. Мужчина понимающе закивал. Я же поклонилась ему и добавила: — Спасибо Вам, добрый человек, за то, что не отказали в помощи.

Мои слова тронули мужчину, глаза потеплели. Судя по голосу, это он с нами разговаривал, когда Дэвлин изображал театр одного актера со мной на руках.

— Восстанавливайте силы, они на Севере нужнее всего, — пожелал он и ушел, тихо закрыв за собой дверь.

А я с удовольствием набросилась на еду. Оооох, как она была вкусна! С голодухи и вареный носок будет вкуснее фуагры, хоть последнюю я никогда и не пробовала. В общем, смысл понятен.

Когда я была на половине куска мяса, я вдруг заметила, что Дэвлин сел на свое место обратно и снова уставился вникуда, снова уйдя в свои мысли. С трудом пересилив себя, я сделала глубокий вздох, запила все, что съела и обнаружила, что в кружке чай. Или что-то наподобие. В общем, горячий напиток. Сразу стало теплее.

— Ты ел? — Спросила я.

Дэвлин мне сначала не ответил. По-моему, он меня даже не услышал. Когда до него дошел мой вопрос, он чуть нахмурился и облизнул пересохшие губы.

— Ешь, ты голодная, — буркнул он.

— А ты мужчина, — парировала я.

Он кисло ухмыльнулся.

— Я — твой пленник.

— Ты — мой проводник.

— По долгу, — скривился чуть он.

— Ешь, короче, — протянула ему тарелку я.

Сначала он не отреагировал, мол, «мне плевать, что вокруг происходит, я занят более важными вещами». Но через пару секунд тарелку все-таки взял и тяжело вздохнул. Значит, не ел. Молча он съел все, да с таким аппетитом, будто не ел миллион лет. Когда мы ехали с Сеором и остальной свитой, его кормили хорошо. Но он ведь тоже прошел через все это приключение, еще и тащил меня на себе столько времени. Устал он явно больше. Когда доел, отставил миску и вздохнул.

— Я думала, тебя покормили, — призналась я.

— Дармоедов никто не любит, — ответил он.

— Но обстоятельства…

— Но зима, — передавил меня своим авторитетом Дэвлин, я тут же заткнулась и сделала еще один глоток чая.

Потом протянула кружку Дэвлину. Тот сначала нахмурился, отмахнулся, но я кружку просто держала. Наконец взял, допил одним глотком, а там оставалась половина. Вздохнула и уселась в позу лотоса на кровати. Ветер угрожал выбить окно при каждом новом порыве, метель выла раненным зверем. Еще бы стук колес и вообще обыкновенное путешествие.

— Нам надо двигаться, но с таким запасом сил это бесполезная затея, — констатировала я. — Нужно хорошо поесть, набрать запасов.

— Предлагаешь воровать? — Фыркнул Дэвлин.

— Нет, дурень, — обозвала его я, и он тут же кинул в меня воинственный взгляд, — предложим трактирщику свою помощь. Наверняка работа найдется, а за нее он нас еще покормит.

— Сомневаюсь.

— Сомневайся дальше, а я спрошу, — обиделась тут же я.

— И что ты можешь? — Закатил глаза Дэвлин.

— Ты это так спрашиваешь, как будто я какая-то кукла безвольная.

— А разве нет? — Уколол меня он.

— Ой, все! — Бросила я в ответ и хотела так красиво подняться, взмахнуть волосами, и уйти в закат.

На деле меня повело, я зашаталась, чуть не рухнула на Дэвлина, а когда кое-как преодолела головокружение и все-таки дошла до двери, когда открыла ее, только неуклюже плюхнулась на кровать. Благо, отдать Дэвлину должное, он не смеялся. Просто с хмурым видом за мной наблюдал. Да сиди тут сколько хочешь!

В общем, я вышла, кое-как убедила себя, что силы есть, и двинулась… по наитию. Вроде бы мы поднимались наверх, значит, надо вниз. Нашла лестницу, спустилась, попала в уже более традиционный и привычный большой зал с деревянными столиками. Здесь сейчас за одним из них спал какой-то дядька, закутанный в плащ. И храпел изредка.

В камине-печи горел огонь, за стойкой, уютно устроившись, сидел тот самый мужчина, что ко мне заглядывал. Он был довольно миловидным, глаза молодые, даже несмотря на бороду. В общем, когда я к нему подошла, рядом со мной встал и Дэвлин.

— Добрый человек, спасибо Вам еще раз за Вашу доброту, — поблагодарила я. — Не хочу быть нахлебницей, поэтому готова предложить свою помощь в любом деле.

Мужчина выслушал меня внимательно, моргнул, потом взглянул на Дэвлина, как будто нуждаясь в переводе. Дэвлин был молчалив и мрачен, тени от пламени в камине плясали на его лице. Треск огня убаюкивал.

— А что вы можете? — Наконец, спросил мужчина.

— А Вы скажите, что надо, а я скажу, смогу ли.

Мужчина все еще колебался, но по глазам было видно, что данное предложение его все-таки заинтересовало.

— Нужно полы везде перемыть, — сообщил он первым делом, на что я уверенно кивнула. Дэвлин посмотрел на меня с таким видом, будто я совершенно не понимала, о чем он говорит. — Посуду перемыть. Готовить умеете?

Я задумалась на секунду.

— Не на открытом огне, но учусь всему быстро, — пообещала я.

Что Дэвлин, что мужчина, не очень-то мне поверили, но обоим стало интересно. Поэтому они согласились. Что же, пора продемонстрировать, какая я хорошая хозяюшка.

Глава 11

Может быть, я и не хозяюшка года, но все, что мне поручали, я выполняла. Полы перемыть? Нормально! Меня еще в школе заставляли дежурной их перемывать! А этот трактир примерно два класса. Что? Не перемою разве? Да запросто!

Посуда — да, не самое мое любимое дело в мире, но выполнила все и оттерла до блеска. Приготовить? Мм, тут было сложнее, все-таки действительно готовилось все на печи, огонь было сложно отрегулировать до нужной температуры, но когда трактирщик мне поручил сварить кашу — да легкотня! Что я себе каши не варила, что ли?

Девушки-служанки у трактирщика не оказалось, как он сообщил, работал он здесь в гордом одиночестве. После того, как эльдисы стали бродить по лесу теней, народу здесь стало очень мало. Но все же какие-то путники захаживали.

На это я в общем-то и рассчитывала. Если Сеор и остальные выжили, а я на это очень надеюсь, то они должны тоже двинуться в направлении к горе. Пока я тут все переделаю, они уже должны прийти. Но это был, конечно же, скорее идеальный план, на деле все оказалось менее прозаично.

Дэвлин с трактирщиком ушли вместе, чинить крышу или что-то там, что требовало помощи двух мужиков, а когда я закончила со своей частью, мы встретились в кухне. Трактирщик с удивлением обнаружил, что я выполнила все поручения хорошо, удовлетворенно кивнул.

— Разрешаю сготовить все, что сможешь и все это съесть, — сообщил он.

Я взвизгнула и побежала за мясом и овощами, которые хранились в холодной комнате, ведущей на улицу. Удобно, кстати.

В общем, жадничать я не стала, но приготовила два больших куска мяса, сварила овощи, сделала что-то вроде рагу, но в целом — вкусно. Трактирщик ушел встречать гостей, а мы с Дэвлином остались есть.

— Не знал, что ты умеешь все это делать, — признался он.

Я вскинула бровь и хмыкнула.

— А, то есть все остальное обо мне тебе уже прекрасно известно, — поддела я.

Дэвлин скривился, сделал вид, будто не услышал моих слов и продолжил есть.

После плотного… приема пищи, мы с ним собрали небольшую котомку с собой и вышли в трактир. Сеор и остальные так и не появились, а я решила все равно идти к горе. Потому что главное ведь к цели. Вдруг Сеор уже ушел вперед? Он наверняка рассуждает так же. Где-нибудь да встретимся. Раз так…

После едва ли отдыха и сытной еды выходить на улицу совершенно не хотелось. Но — ничего не поделаешь. К нашему великому счастью трактирщик нам еще и лошадь выделил. Одну на двоих, но дареному коню в зубы не смотрят! Потом выяснилось, что владелец коня пришел в трактир и помер… а коня кормить надо, поить и все такое… в общем, это была не щедрость, а трактирщик нам лошадь просто сбагрил. Но я не жаловалась! Для наших нужд — нормально!

— Далеко до следующего города или деревни?! — Спросила я, прижимаясь к Дэвлину сзади.

— Полдня пути, — бросил он.

Хотелось спросить «а сейчас какое время суток?», но я решила особо не трепаться, уткнулась в теплую спину и задремала. Лошадь шла не очень быстро, но все же лучше, чем на своих двоих передвигаться, особенно после всех злоключений. Какое-то время мы двигались ровно, но потом Дэвлин почему-то начал клониться в сторону, я перепугалась, что ему плохо стало и напряглась.

Но нет, все было очень даже хорошо. Это я о том, что случилось сразу после. Дэвлин пожаловался, что ему что-то мешает под ногой, а когда нащупал это что-то, выяснилось, что там целый мешочек с деньгами! Он продемонстрировал мне это, я радостно разинула рот… и зря, конечно, снега мне туда налетело — аж замело!

В общем, у нас еще и деньги появились!

— Может, вернуться и отплатить трактирщику? — Предложила я.

— Тебе лошадь что? Где-то силы восстанавливает? — Рявкнул в ответ Дэвлин, и я замолчала.

Не знаю, было ли это связано, но теперь мы двигались как-то бодрее. Несмотря на лютую стужу, я грелась о Дэвлина, а ему холодно и так не было, так что все у нас было идеально. Правда, отбила я себе все, что только можно, потому что ездить на лошади, это тебе не в карете восседать, словно королевишна. Но неважно!

Город показался еще не скоро, но даже сквозь снежную пелену я разглядела массивные высокие стены метров пять в высоту. Дэвлин чуть придержал коня, сам разглядывая их.

— Что это за город? — Поинтересовалась я.

— Тэмин, — просто ответил он мне.

Я нахмурилась и уточнила:

— Откуда ты знаешь?

— Вывеска же! — Ткнул мне на табличку с надписью «Добро пожаловать в Тэмин».

Ах, вот оно что.

В отличие от Приона, этот город был крупнее. Да и стражники на входе встречали нас в составе четырех человек, не считая тех, кто следил за нами в бойницах. Пока мы подъезжали, я покрепче обняла Дэвлина и спросила.

— А вот если эльдисы придут сюда, их же даже стены не остановят, да?

Дэвлин долго подчеркнуто молчал, не отвечая мне ничего, он вообще вел себя так, будто бунтовал против всего, что я делала. Спрашиваешь — помолчим. Надо куда-то идти — постоим. Отчасти его можно, конечно, понять, но я из-за этого чувствовала себя некомфортно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Да, — не ответил, скорее рявкнул он. — А теперь отпусти.

Я нехотя отстранилась, стараясь держаться в седле увереннее, а мы тем временем подъехали к стражникам города ближе.

— Цель визита? — Потребовал первый.

Лица было не разглядеть из-за шлема. Но судя по голосу — лет тридцать, плюс минус.

— Проездом, — бросил Дэвлин уверенно.

— Деньги есть? — Вдруг спросил стражник.

— Ну, а чего бы мы сюда приехали без денег? — Огрызнулся Дэвлин.

— Пошлина за въезд три стана, — стражник кивнул на табличку прямо за ним.

Та выглядела внушительно, золотыми буквами там и правда было написано то, о чем сказал стражник. Дэвлин ожидаемо скривился, порылся в чужом кошельке и извлек три золотых монеты, отдавая их стражнику. Тот принял монеты, рассмотрел их как следует, а потом добавил:

— С каждого.

— Об этом ничего не сказано, — рявкнул Дэвлин.

Стражник что-то побурчал, но все же отступил, махнул головой, и тяжелые ворота стали открываться. Желающих попасть в город было немного, но зато, когда мы въехали внутрь, я разинула рот от удивления.

Это был достаточно большой, обжитой город, где было множество домов разных форм и размеров. Все они были укутаны в снежные одеяла, а из-за сумерек, которые не давали понять, что вообще сейчас за время дня или ночи, они все казались крохотными домишками в деревне Санта-Клауса. И вдобавок ко всему, несмотря на метель, которая, как будто в черте города, мела меньше, по улицам были развешаны многочисленные фонарики. Выглядело волшебно!

— Здесь так красиво! — Даже не подумав, с кем разговариваю, выпалила я, разглядывая все вокруг.

— Ты что? Впервые выбралась куда-то? — Буркнул Дэвлин.

— А что? Нельзя? — Настроение мое заметно улучшилось, поэтому я не огрызалась, а улыбалась.

Дэвлин промолчал, и мы поехали дальше.

Местный трактир, а скорее гостиницу, мы нашли быстро. Тут целая улица подобных заведений на выбор была. Дэвлин предпочел ту, где располагалась конюшня, договорился о должном уходе за нашей лошадкой — спасибо ей огромное, что довезла! — и снял комнату. Пока мы шли к ней, я с неоднозначным видом смотрела на Дэвлина.

— Лучше деньги экономить, — заметил он ровно.

Я все равно не очень-то обрадовалась, ладно в предыдущей деревне, там комната-то редкость, а Тэмин большой город, можно было бы…

В общем, ворчала я зря, кроватей здесь обнаружилось две, еще и ширма стояла, отгораживайся сколько хочешь. В гостинице была горничная, которую мы позвали и обменяли нашу грязную промокшую и сорок раз высыхавшую одежду на чистую (ничего особенного, просто чтобы голыми не ходить то время, пока остальное стирается), я воспользовалась случаем и отмокла в ванной. Да, удобства не как в замке, зато теплее.

Благодаря находке с деньгами мы хорошенько поели, можно сказать — налопались. Когда на тарелке оставалось еще немного, мы с Дэвлином как-то синхронно развалились на своих местах и пыхтели, пытаясь освободить хоть еще немножко места для новой порции. Неизвестно же, когда потом еще удастся поесть нормально, нужно ловить момент.

В общем, первый день прошел более или менее нормально, мы вернулись в номер и легли спать. Разбудил меня как не странно, тихий звон монет. Я лежала спиной к ширме, которой хорошенько загородилась, но почему-то проснулась. Звон раздался снова, раз уж я не спала, то поняла, что Дэвлин бродит по комнате. Спросонья не поняла совершенно, что происходит. Что? Решил купить сникерс в автомате? Потом вспомнила, что ничего из перечисленного здесь нет и очень удивилась…

Его шаги были тихими, но все равно слышно же, как кто-то перемещается по комнате. В коридоре горел слабый свет, когда он попал в комнату, стало чуть светлее. Тогда-то я и поняла, что происходит. Он уходит. Считалось ли это выполненным долгом? Я имею в виду — он не бросил меня в лесу, донес до деревни, теперь довез до города, и… оставил мне деньги, чтобы я не померла?

Мне хотелось его остановить, хотелось крикнуть ему «стой» и приказать. Но в одно и то же время я не могла пошевелиться или сделать хоть один неосторожный вздох. Уходит, Дэвлин уходит…

Что же, чему быть, того не миновать. Сеору скажу, что я еле выжила. Что правда. Если Сеор вообще еще считает, что я жива, а не замерзла где-нибудь посреди леса. Знаю-знаю, я упускаю преступника, нельзя так поступать. Нужно же найти медальон… сила… но в глубине души сидела эта идиотская благодарность. За то, что он меня не бросил. Разве плохие люди так поступают? Почему вообще он помешал ритуалу Сеора? А вдруг… причины были вполне объективными?

Глупо, как же глупо было так думать! Но я уже приняла решение и просто закрыла глаза, постаравшись уснуть. Если он оставил мне деньги, значит, я тут с голоду не помру. Правда… что я буду делать дальше…

Уснула. Неожиданно для самой себя. Проснулась уже утром. Какой-то легкий перезвон колокольчиков разбудил меня. Встала не сразу, еще повалялась какое-то время, потом села и уставилась в окно. Буря, буря, сплошная снежная буря, ничего нового. Но уже светло. В меру, конечно, но это не темнота, значит, уже точно утро…

Я поднялась на ноги, и зашаркала к ванной. Та находилась рядом с кроватью за ширмой, а поскольку я знала, что вчера произошло, я лишь бросила беглый взгляд на стол, где лежал мешочек с деньгами, а потом на пустую кровать…

— Доброе утро, — поприветствовал меня ровно Дэвлин, я взвизгнула и отпрыгнула в сторону. — Что? Страшен с утра?

Я смотрела на него, не моргая, и в ужасе. Это… это… чего? Он не ушел? Но…

Отдышавшись, я перевела дух и отняла руку от сердца.

— Нет, просто… не ожидала, что ты уже проснулся, — быстро ответила я и забежала в ванную.

Уткнулась спиной в закрытую дверь. Он не ушел. Он меня не оставил. Только вот… почему я этому так радуюсь?

***
Если честно, меня это очень удивило. Почему он остался? Что за цели преследует? Я же спала, иди сколько хочешь. Но… он остался. И это уже не в первый раз. Он мог меня бросить в лесу. Какой, к черту, долг? Ну, что в нем такого священного, когда он обрек на гибель целое Королевство?

Почему он обрек на гибель целое Королевство? Разве это разумно? Я помнила слова Сеора о том, что доверять Дэвлину нельзя. Но совершенно не понимала, какие цели он преследует. Хорошо, что ему даст то, что он остался? Беги в любую сторону, я за тобой даже не последую. Чего он добивался, оставаясь?

Принесли наши чистые вещи, и мы переоделись. Не вместе, просто… переоделись. Спустились вниз на завтрак. Если убрать все трудности и боль во всех костях, настолько она глубоко в меня проникла после всех наших злоключений, я чувствовала себя почти в отеле где-нибудь на отдыхе. Ела плотно, много, силы прибавлялись, меня это радовало. Все-таки каким-то чудом я даже не заболела. Благодаря ли это печке-Дэвлину? Думаю, да. Если бы не он…

Вот он сидит и жует хлеб, чуть щурит глаза и смотрит куда-то в сторону людей. Все-таки Тэмин город большой, здесь с загруженностью получше будет. И вот Дэвлин сидит… а я таращусь на него, как полная дура. Потому что… мне начинает нравится каждое его движение. И это такая дурь! Отведи взгляд, не смотри, перестань, перестань… перестань…

Но я не хочу. Смотрю и смотрю, все больше проникаясь опасным доверием к нему. Нельзя же… ну, подумаешь, спас мне жизнь? Остался? Если я скажу ему, что долг исполнен… что он сделает?

— У меня что-то на лице? — Спрашивает Дэвлин.

Оказывается, он в курсе того, что я на него пялюсь. Вспыхнув и скрывшись за кружкой с теплым напитком, я немножко посмущалась, затем осмелела и произнесла:

— В городе, кажется, меньше снегопад.

Надо же было незаметно перевести тему, но в то же время не промолчать. Дэвлин меня услышал, хоть виду и не подал. Прожевал, съел ложку каши.

— Это из-за волшебника, — вдруг сообщил он. Вот с ним вообще не угадаешь, игнорирует он тебя, или просто делает паузу. — Во многих крупных городах они обитают.

— Чтобы управлять погодой? — Уточнила я. Дэвлин поднял темные глаза на меня, и я снова скрылась за кружкой. — Неважно.

Что-то я чересчур волнуюсь. Надо успокоиться…

— Без волшебников на Севере не выжить, — внезапно поддерживает разговор Дэвлин. — Но ты ведь должна об этом знать.

Темные глаза выпытывают, мое сердце бешено колотится в груди.

— Я же никуда не выбиралась, — хмыкнув, решила перевести все в шутку я.

— Но ты же не в подземелье все это время сидела, — довольно жестко парировал Дэвлин, делая глоток своего чая.

Я виновато опустила глаза и стушевалась. Пощечина, но заслуженная. Не знаю, почему я чувствовала вину за это. Не я же его туда посадила в конце концов. Я только… заставляла его что-то делать. За это мне стыдно, да. Но… должна ли я извиняться? А я уже это делала, так что…

— Сегодня не пойдем, — к моему удивлению Дэвлин все еще поддерживал разговор. — Буря будет.

Я осмелилась снова взглянуть на него, он выглядел расслабленным и снова увлекся происходящим вокруг.

— А это, по-твоему, что? — Ткнула в сторону стены я. — Легкий снегопад?

— Прелюдия Северных штормов, — ответил он мне как-то просто. Прозвучало… красиво. — Что? И об этом тоже не слышала?

Прозвучало далеко не как упрек, но все же я нервно вздохнула и откинулась на стенку. Стульев тут не было, только скамьи, а мы сели в углу, так что.

— Может, меня другое интересует, — обиженно буркнула я.

— Например? — Почти потребовал Дэвлин.

Почему он вообще ведет со мной этот диалог? Ладно, дареному коню… вздохнула, задумалась, горделиво задрала нос и заявила:

— Например, живопись.

— Живопись? — То ли фыркнул, то ли выдохнул, Дэвлин. Меня это почти оскорбило. — Назови хоть одного художника, которого ты знаешь.

Я тут же расплылась в улыбке.

— Рафаэль, Микеланджело, Леонардо да Винчи, — перечислила я с гордостью.

Дэвлин задумался на мгновение.

— Никогда не слышал, — честно признался он.

— Вот я и говорю, я про живопись, ты про погоду, — едва сдержала улыбку я.

Дэвлин посмотрел на меня таким взглядом, что идентифицировать за раз и одним словом было нельзя. Сначала осуждение, потом будто бы примирение, затем возможно даже смущение, а потом и вовсе потеря интереса.

— Ладно, признаю: живопись — не моя сильная сторона, — принял Дэвлин как будто поражение. Меня это удивило, но он меня сегодня целый день удивляет с раннего утра, поэтому я попросту стала привыкать. — Но погода на Севере — дело важное. Я научу, пошли.

И он встал на ноги, направившись на выход. Я только глаза округлила и даже не сразу поняла, что Дэвлин действительно ушел. Стремительно! От слов к делу — хорошо, конечно, но…

— Идешь?! — Крикнул он мне.

Да нет, спасибо. Но такой вариант не принимался, Дэвлин был готов выходить. Вздохнула, закуталась в свою мантию и отправилась за ним следом. Мы вышли на улицу и первым делом я заметила, что мело действительно гораздо меньше. Местный шаман шаманил хорошо. Ладно-ладно, волшебник. Но шутка-юмора была неплохой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Дэвлин отправился вниз по улице, я же с удивлением осматривалась по сторонам. Народу что-то было слишком много. И все как будто стекались к одному месту. Куда?

Дэвлин остановился не скоро, но замер и дождался, когда я подойду.

— Вот смотри: — указывал на свинцовые тучи он, — видишь заветвления, как будто свиной хвост?

Я удивленно вытаращилась сначала на него, потом на тучи… нашла что-то похожее со свиным хвостом и «угу-кнула».

— Это значит, что будет буря, — сообщил Дэвлин. — Если тучи похожи на волны, будет снегопад, но он не опасен. Просто будет мести, но ничего особенного. Если же тучи похожи на копыто — жди усиление холода.

— Это тебя в Академии погоды учили крупным рогатым скотом погоду предсказывать? — Неосознанно поддела я.

Дэвлин нахмурился и возмущенно посмотрел на меня, я поняла, что немного переборщила, и стушевалась.

— Когда-нибудь это спасет твою жизнь, — нахмурился он.

— А что я сделаю? Если хвост свиной на меня надвигается?

— Может, пересидишь?

— В поле-то? Или посреди леса с эльдисами?

— Ты же никуда не выходила, — язвительно напомнил он. — Соберешься на прогулку, выглянешь в окошко, а там хвост! И не поедешь. Спасена. А?

Он почти ухмыльнулся, а меня это повеселило.

— А если копыто, подбросить дровишек в камин? — Улыбнулась я.

— Вот видишь, уже было полезно, — заметил он довольный.

— Да, — хоть и с сарказмом, но все же согласилась я. — Спасибо.

И вот тут Дэвлин показал мне себя совсем другого. Как-то достаточно приветливо улыбнулся и кивнул. Совсем как обыкновенный парень, а не какой-то потомок драконов, преступник, разозленный вынужденным подчинением. Он меня не ненавидел. Он… ко мне… благоволил…

Кажется, на моем лице отразилось слишком сильное удивление, потому что улыбка сползла с его лица, снова вернув некоторую отстраненность. Но его темные глаза все равно смотрели… как-то по-другому. Что-то в них изменилось, и сердце мое колотилось просто неимоверно.

Нервно сглотнула и попыталась переступить с ноги на ногу. Несмотря на то, что мело в черте города не так сильно, сугробы все равно были. А еще — скользко. Вот я и поехала! Взвизгнула, приняла стойку кривой козы, размахивая руками, полетела вниз. Дэвлин инстинктивно поймал меня за капюшон, дернул на себя. Спасибо ему, конечно, а то я бы себе все колени отбила.

— Ну, что за недоразумение? — Цокнув языком, претенциозно заметил он, а потом попытался меня на ноги поставить.

Гордыня накажет каждого. Он шагнул ко мне, встал ровно на тот же скользкий участок, и вместо того, чтобы помочь мне подняться, снес меня и рухнул сам. Я обернулась и звонко расхохоталась. Он сразу же вспыхнул и обиделся, уже бросая злобный взгляд на скользкую дорожку. Что он собирался ей сделать? Это почему-то меня так рассмешило, что я не могла никак успокоиться.

Дэвлин пока на меня внимания не обращал, мысленно ругался со льдом. Хмурился так сурово, почти начало войны, такой забавный! Но потом он наконец заметил мой гогот (меня понесло), я испугалась, что мне прилетит, а он сначала облизал губы, и… улыбнулся..

— Чего ты хохочешь? — Игриво заметил он. — Вставай, давай, хватит в снегу валяться.

И, избегая скользкого участка, он встал сам, помог подняться и мне. И вот ведь странно: я должна его бояться, видеть в нем угрозу. Тогда… почему это просто ушло? Сейчас он казался мне таким живым, реальным, просто парнем. Который… мне, возможно, нравится…

Ох, ну, я и дура! Мне же нельзя! Нельзя!

Но вот мы стоим и смотрим друг другу в глаза, и я не могу отвести взгляд. Как и он. Это странное чувство, но оно объяснимо. Хотя я не хочу его принимать. Потому что…

Толпа позади отвлекла нас громкими обсуждениями и смехом. Я обернулась, Дэвлин взглянул на них поверх меня. Так-то идут они себе и идут, но кто-то обронил случайно «соревнования скоро начнутся» и меня это невольно заинтересовало. Они, как и все люди, стекались куда-то в одну сторону. Когда я взглянула на Дэвлина, он уже смотрел на меня в ответ. Мягко улыбнулся и кивнул. Мурашки побежали по коже, еле сдержалась, чтобы не вздрогнуть.

Вздохнула и мы отправились за толпой.

***
Не знаю уж, что здесь за забавы такие накануне хрюшьего хвоста, но все веселились. Площадь, не знаю уж, центральная, не центральная, битком забита. И вся поделена на секции. В каждой занимались чем-то своим, но по большей степени соревновались. Кто-то кидался снежками в цель, с точностью попадая в «десятку» местного аналога, конечно, кто-то валялся в снегу в каком-то непонятном лично мне противостоянии, но я предположу, что это что-то вроде армрестлинга. Только не он.

В одной части торговали напитками и какой-то едой, мне об этом ничего неизвестно, я была сыта, поэтому попробовать не хотелось. Если только немножко. Мы с Дэвлином внимательно оглядели все павильоны, походили между секциями, посмотрели, понаблюдали, что вообще тут происходит. Мне все было интересно, Дэвлин увлекся стрельбой снежками. Так он заворожено следил за каждым участником, что я невольно спросила:

— Хочешь поучаствовать?

Он снова не отреагировал, пребывая в глубокой задумчивости. Колебался какое-то время, а потом тихо произнес:

— Я выиграю.

Я расплылась в улыбке, он ревностно стрельнул в меня взглядом, я тут же примирительно заявила:

— Буду за тебя болеть.

Он расслабился, еще немного постоял, а потом все-таки вызвался участвовать. Он был четвертым в очереди, но, казалось, его фигура вызвала ажиотаж, потому что за ним выстроились аж человек десять! Забавно.

В общем, подошла его очередь. Вроде бы — ну, что здесь такого? Снежком пуляет. Я только задумалась: сможет ли он это сделать, учитывая его горячность. А он предварительно надел перчатки, которые ему любезно предоставили организаторы, дабы его руки не замерзли (эх, если бы они знали), но снежок все равно чуть подтаял, когда шмякнулся в цель и прилип к ней, а не отлетел, как положено.

— Что-то нас так много собралось, что аж жарко! — Посмеялся организатор, за ним и все вокруг.

Дэвлин, ну, поменьше жару, соберись. Он как услышал, готовясь к следующему броску (попыток было три), вздохнул, сосредоточился, и когда взял снежок в руки, тот даже не начал плавиться. Замах — бросок. Цель просто опрокидывает! Толпа протяжно удивляется, аплодирует. Я вместе с ними.

Последний бросок. Дэвлин снова собирается, и тут вдруг мельком смотрит в мою сторону. Мол, «ты смотришь?». Я волнуюсь от таких взглядов слишком сильно, ну, ты чего? Вздохнула, улыбнулась, уголки его губ тоже едва заметно приподнялись, он их, губы, привычно облизнул, а затем прицелился. Бросок — точно в цель!

— Пф, — фыркнул кто-то над моим ухом. — Кто так долго готовится?

Я медленно обернулась и увидела молодого парня. Вид у него был довольно суровый, но это внешность. Сам по себе он никаких неприятных чувств не вызывал. Он почему-то глянул на меня и сообщил:

— Я — победитель этих соревнований.

— А, — только и выдала я.

Парень сдвинул брови, восприняв мою реакцию не совсем так, какой она была на самом деле. Никакой, если честно, но у парня там что-то стриггерило.

— Это правда! — Добавил он ревностно.

— Да я не против! — Вскинула руки вверх я.

— Если победил в прошлом, докажи первенство в настоящем! — Протолкался сквозь толпу Дэвлин и встал рядом.

Мурашки побежали по коже от его приближения. Что-то было в этом появлении, что-то… да перестань уже! Он просто… просто… ох, уже все не просто!

— Ладно, — принял вызов парень, и пошел вперед.

Толпа отреагировала бурно, зааплодировала, загалдела, соревновательный дух всех приободрил и согрел. Парень пришел без очереди, толпа желающих немножко побузила, но в конце концов пропустила зачинщика. Зарядив три заряда легко и уверенно, он и правда оправдал свой титул. На удивление Дэвлин лишь мягко похлопал, мол, «ну ладно, ничего так».

— Ничья! — Провозгласил организатор.

А Дэвлин…

— Уступаю, — почти поклонился он.

Ох, как же парень кипел ненавистью, у него разве что пар из ушей не пошел. Я была удивлена до глубины души, но Дэвлин ругаться не стал, взял меня под руку и быстро вывел из толпы, направляясь к следующему павильону. Какое-то время мы шли молча, а я пыталась переварить случившееся. Я думала, его только товарный поезд остановит, а он так легко отдал победу…

Когда мы остановились, я чуть выглянула из-за спин зрителей и поняла, на что все смотрели. Дэвлину было легче, он просто смотрел поверх всех без проблем, я же маленькая, мне нужна табуретка. Но их здесь не предлагали.

В общем, за толпой, на самой большой по площади поляне, устраивался конкурс ледяных скульптур. И участники как раз сейчас и занимались тем, что мастерили их. Кто-то вдвоем, кто-то втроем, встречались и одиночки, но процесс пока был не завершен, поэтому фигуры я не угадывала. Мы с Дэвлином заняли места поближе (с его-то ростом можно было и на километр отойти, но он любезно потолкал народ, чтобы я тоже смогла что-то разглядеть), и стали наблюдать. Завораживающее зрелище. Использовались обычные инструменты вперемешку с горячей водой, а не бензопила, например, поэтому процесс был практически ювелирный.

— Почему ты уступил? — Спросила я, все еще не понимая этого.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Дэвлин улыбнулся, и было трудно сказать, мне ли это, или он увидел что-то, что его обрадовало.

— А почему ты так удивилась? Считаешь меня жадным до побед? — Спросил он тихо.

— Нет, — быстро ответила я, а потом подумала. — Но мне казалось, тебе хотелось победить.

— Может быть. Но победа не в награде, а в причине.

— А? — Хоть и не до конца поняла, что он имел в виду, внутри меня все перевернулось.

Но Дэвлин на меня не смотрел, только чуть смелее улыбнулся, не отрываясь, продолжая наблюдать за тем, как изо льда рождаются скульптуры. Ведущий ходил между участниками и следил за выполнением, комментируя это толпе, сообщая, что до конца соревнования остается не так много времени.

Внезапно где-то вдалеке заиграла музыка, послышались восторженные возгласы и крики, звонкий смех. Многие зрители потянулись на звук, я проследила за ними взглядом, а Дэвлин внезапно взял меня за руку и уже повел за всеми. Я напряглась, не зная, как реагировать, пытаясь всеми силами сохранять дистанцию. Просто толпа, просто он держит меня за руку, чтобы не потерять… успокоиться… успокоиться… успокоиться…

Когда мы вдруг оказались в толпе кружащихся в танце пар, голова тут же закружилась, я задрожала, но сбежать не смогла. Дэвлин меня держал. Не удерживал, нет, не было в этом жесте грубости. Но… но…

Я заглянула в его глаза, он мне снова улыбнулся.

«Потанцуешь со мной?», — спрашивал он без слов.

«Нет, уйди! Ты плохой!», — сидело у меня в голове.

«Конечно», — ответила взглядом я и улыбнулась.

И снова… танец. Я ведь танцевала с Сеором и прекрасно помню, как это было. Но Дэвлин… несмотря на то, кем он являлся, кем он был, кем я должна его воспринимать, он не задавливал меня. Да, он вел… но он был словно поддержкой, опорой, которой, как оказалось, мне не хватало.

Его объятия были мягкими, мы не особо обращали внимания на музыку, танцуя больше не для танца… тогда для чего? Он был настолько близко, что я почти слышала биение его сердце, его дыхание, взглядом ловлю линию его скул, и с трудом подавляю желание заглянуть ему в глаза. Какие желания были у него? Судя по тому, как он наклонился ко мне ближе, думаю… ой, как будто в такой ситуации я действительно могу думать!

Что он делает? Зачем? На что он рассчитывает? На то, что я его отпущу? Так я и так его не держала! И ведь все понимаю… но не хочу принимать. Потому что знаю правду. Которую рассказал мне Сеор. А если?..

Желание зарождается, словно буря. Постепенно, потихоньку, начинаю волноваться, но хочу задать этот вопрос неимоверное. Но, если я спрошу, вспомню причину, по которой мы здесь вместе, и завтра продолжим путь… это ведь все испортит. Да, я не знаю его мотивов, и он может мной очень хорошо манипулировать. Но… мне просто было с ним хорошо. Разве это плохо?

И все-таки… все-таки…

— Дэвлин… — зову его тихо-тихо, чтобы не спугнуть, а он меня внимательно слушает, замедляется и заглядывает мне в глаза. Меня пронзает словно разрядом молнии, я задерживаю дыхание и наши взгляды синхронно касаются губ. Что я делаю? — Дэвлин…

Немногословно, без нужного в данный момент вопроса, но…

Он кажется серьезным, но не таким, каким был, когда меня ненавидел. Меня ли он ненавидел? Или только то, что я заставляла его что-то делать?..

Жар его тела убаюкивал меня, мы будто оказались в его мире. Отдающем почему-то шоколадом и зимой. Я ведь даже не объясню, как пахнет зима. Но Дэвлин… Дэвлин…

Шаг нерешительности, понимаем, что за ним последует. Но так или иначе, медлим. Это ведь все только усложнит, а все и так совсем непросто. Но движение к сближению все-таки совершаем. Ощущаю его дыхание, вижу его желание…

— Кристина, — звучит мое имя.

Не сразу понимаю, откуда оно, но мурашки бегут по моей коже.

О, нет…

Отстраняюсь и в ужасе узнаю в толпе Сеора.

***
Если честно, со всем, что происходило со мной за последние несколько дней в какой-то момент я совершенно забыла о Сеоре. Например, в последний, когда мне было уже не до чего, не то, что до Сеора. Стоять перед ним и стыдливо краснеть было неприятно. Ветер немного помог, пронесся мимо, ударил мне по капюшону, закрыл лицо.

Не знаю, как на это отреагировал Сеор, но Дэвлин вдруг меня отпустил, а я только спустя пару минут поняла, что не по своей воле. Появились воины в черных мундирах и, хоть и незаметно, но все же схватили его.

Я краснела, как помидор, не зная, как себя вести или реагировать, но все-таки взглянула ему в глаза…

Мы ведь только танцевали, это было лишь намерение, но чувство к нему вспыхнуло во мне и начало расцветать. Как он смотрел на меня? Ни ненависти, ни презрения. Грусть… почему грусть? Почему я позволила себе все это?

Сеор раздраженно вздохнул, взял меня под локоть и потащил из толпы. Дэвлин сначала дернулся, будто за мной, но не пустили конвоиры, это раз, да и он как будто в этот миг забыл, что пленник…

Сеор намеренно отвел меня из толпы подальше, так, чтобы мне было и не увидеть Дэвлина. А зачем мне вообще на него смотреть? Мы почти… поцеловались… почти… и что это должно означать?

— Что ты делаешь? — Как только Сеору показалось, что мы отошли достаточно далеко, чуть сильнее сжал мою руку он и наклонился к моему лицу. Он был ожидаемо зол, но что меня также удивило, так это его сдержанность. Да, он еще каким-то образом умудрялся себя сдерживать. — Я же говорил тебе, не верь ему, не сближайся!

— Я не сближалась… — вяло так попробовала возразить, на что Сеор сжал мою руку чуть сильнее и стиснул зубы. — Ну… просто…

М-да, шикарное оправдание. Мне только в шпионы, информацию не сдавать. Мало того, что у меня все на лице написано, так еще и не одной нормальной мысли сформулировать не могу.

Сеор внезапно отпустил меня, выпрямился, а я испугалась этой реакции, уставилась на него затравленно. Он действительно выглядел отстраненным, холодным, если не ледяным.

— И что теперь? Ты с ним? — Спросил он слишком беспощадно, будто по моему следующему ответу собирался вынести мне приговор.

— Нет, нет! — Я подалась к нему ближе и ком застрял в горле. Нет? — Я все еще на твоей стороне. Да, мы попали в сложную передрягу, но даже несмотря на это, мы двигались к горе. Ты же видишь!

Я обвила рукой город, намекая на то, что мы одним маршрутом двигались. Какое-то время Сеор просто смотрел на меня достаточно неопределенно, можно было подумать все, что угодно. Возможно, мои слова уже никого не спасут, возможно Сеор уже принял решение, теперь я тоже враг?

— Значит… — когда Сеор снова заговорил, я аж вздрогнула? — ты все еще со мной?

— Да, — незамедлительно ответила я, хоть и не слишком оптимистично.

Меня саму удивило, как обреченно это прозвучало. Ведь не должно было…

— Хорошо, — внезапно согласился Сеор и немного расслабился, а то до этого момента он выглядел таким серьезным, я побаивалась, что он меня бросит здесь, и… все, в общем-то.

Нервно вздохнув, я пялилась себе на ноги, на случайных прохожих. Может быть, раньше мы с Сеором и не были лучшими друзьями, но сейчас, из-за того, что случилось, между нами повисло неловкое молчание. Я все боялась, что он спросит «а что было?», а что я скажу? «Понима-а-а-аешь! Мы там шли… он меня нес… а потом сидел такой привлекательный… а потом швырялся снежками, и я почти не устояла»? Хорошее объяснение. Для воспитательницы ясельной группы, чтобы та умилилась и отправила на горшок. А передо мной на минуточку Король Севера! Король!

— Как… как вы сбежали от эльдиса? — Чтобы хоть немного отвлечься, спросила я.

Только теперь осмелилась снова посмотреть на Сеора, нервно искусывая губу. Вроде бы уже не было претензии на его лице, гнева, но и былой радости… которую я и раньше-то не замечала — тоже.

— Уэра помогла, — вздохнув, стал рассказывать Сеор. — Когда вы исчезли, мы еще некоторое время разыскивали вас. — Тут Сеор буквально впился в меня взглядом, я этого не ожидала, поэтому эффект это возымело совершенно не тот. Сеор будто бы хотел смотреть с заботой и тревогой, а получилось, словно бабочку иголками к стене приколол. — Я беспокоился за тебя. Боялся, что больше не увижу.

Ой… ну, не надо давить на совесть, мне и так тошно. С одной стороны — да-да, я все понимаю, пляшем в сторону горы. Но… как только касаюсь даже мысленно Дэвлина, думаю о том, что я все равно его увижу… и все внутри переворачивается от сладкого предчувствия. Ну, что я за недоразумение? Сказали же: брось бяку. Но нет.

— Я рада, что ты цел, — быстро выпалила я, чтобы не реагировать на его заботу.

А что я должна была ответить? Пока ты волновался, я вальсировала с Дэвлином? Сеор не дурак и так все прекрасно понимал. Не скажу, что в его глазах вспыхивало разочарование, но явно не такой реакции он ожидал. И уж точно не такой встречи!

— Все… в смысле… кареты там, лошади… все потеряно? — Уточняю я, чтобы хоть как-то продолжать диалог.

— Нет, мы все спасли, — ответил Сеор.

Он так и будет отвечать из разряда «разговор окончен»? Тогда чего он смотрит на меня выпытывающе? Чего он ждет?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Значит… едем? — Уточняю я.

Холодные глаза Сеора изучают меня некоторое время, будто проверяя на прочность. Меня этот взгляд вот совершенно не радовал, но и сказать ему «ты можешь уже что-нибудь сказать?» я не могла. Король все-таки, знай свое место. Или как там?

— Не сейчас, — ответил он через время. — Грядет буря.

И ушел. Я, конечно, не ожидала подобного, растерялась, но затем поторопилась следом. Буря. Как там Дэвлин сказал? Свиной хвост? Он все еще был там, на небе, и мне почему-то стало грустно. Ну, чем я вообще думала, когда позволяла ему заводить этот танец? Он же враг… враг… только вот меня все равно не отпускала мысль: с какой целью он этим врагом вообще стал?

Глава 12

Буря была сильной. Жители города будто знали, отпраздновали все свои праздники, о которых мне, естественно, мало, что было известно, а на следующий день спрятались в свои домики и ждали, когда шторм утихнет. Я тоже ждала.

Конечно же, Сеор не позволил нам с Дэвлином вернуться обратно в гостиницу, в которой мы вдвоем остановились, да нам и не особо нужно было какие-то вещи забирать, все при нас, что называется. Но изменения уже не просто витали в воздухе, ворвались товарным составом, сойдя с рельс.

Сеора очень не обрадовали наши почти шуры-муры, поэтому после того, как мы с Королем поговорили, я Дэвлина больше не видела. Его увели, спрятали, не знаю, в общем, что сделали, но факта это не меняло. Меня разместили в комнате одного из номеров, где Сеор все время держал меня на контроле. Как будто я должна была пытаться пересечься с Дэвлином или еще какую-нибудь подобную глупость совершить.

Может быть, мне и хотелось, может быть, не может быть. Но я же не совсем уж дура. Поэтому я тихонько сидела у окна и наблюдала за тем, как там метет. Ох, буря была страшной! Я уже столько повидала метелей, буранов и прочих штормов здесь, думала, ничто не сможет меня удивить.

Но этот свиной хвост меня поразил. Острая нехватка общения с Дэвлином заставляла меня любить эти странные обозначения.

Когда шторм наконец-то закончился, наступило следующее утро, и мы начали потихоньку собираться. Весь день я провела в задумчивом молчании, но Сеор тоже не спешил со мной заговаривать, скорее всего злился из-за случившегося, что и не удивительно, конечно. Но молчать было довольно скучно, поэтому я то дремала, то прогуливалась по номеру, заставляя Сеора наблюдать за мной очень пристально, как будто я готовилась сбежать…

В общем, на следующее утро, когда я уже выстраивала логические цепочки в своей голове и заметно волновалась (мы идем к каретам, сейчас усядемся и снова поедем, в прошлый раз мы как ехали? Правильно, с Дэвлином напротив. Значит, я его увижу! И чего только радуюсь?), мы вышли на заметенную улицу, которую все так же продолжало засыпать. Ох, уж эта зима. Север, что и говорить?

Но когда Сеор взял меня под руку и повел к карете, я немного напряглась. Что? Я сама не дойду? Тем не менее, я смолчала, дождалась, когда он откроет передо мной дверь (какой галантный) и, заглянув внутрь, немного опешила. Внутри сидели пять воинов. От неожиданности я забуксовала и повернулась к Сеору — его хищный взгляд уже ответил мне на многие вопросы, но я очень не хотела сдаваться.

— Почему сюда? — Спрашиваю я.

А Сеор кривится так, будто я допустила такое недопустимое, что лучше мне сейчас же упасть ниц и молить о прощении.

— Решения Короля разве должны обсуждаться? — Рявкнул он, и хоть интонация его была вопросительной, это был далеко не вопрос.

Сделав глубокий вздох, я опустила глаза в землю, поклонилась ему и безропотно полезла в карету. Дэвлина теперь не увидеть… и чего меня это так расстраивает?

Я думала, до этого мы ехали долго. Нет. Вот сейчас — долго. Даже когда мы брели с Дэвлином по лесу, или ехали на лошади, время так нещадно не тянулось, как в этой поездке. Воины были молчаливыми и хмурыми, а я в какой-то момент осознала, что со мной не просто какие-то стражники, личные охранники Сеора, нет. Меня тоже конвоировали.

Что мне оставалось делать? Только допускать нереальные мысли. Я снова стала думать о причинах поступка Дэвлина. Как говорится — у всего есть две стороны. В данном случае я знала и понимала позицию только Сеора, что же до Дэвлина… я даже не дала ему шанс. Или… нет, не дала. Я всячески избегала этой темы, а он… а что он? Он не ушел, не оставил меня, не бросил, хотя откуда-то у него сложилось обо мне представление, как о фарфоровой кукле, просидевшей в башне всю свою жизнь, и только сейчас выбравшейся наружу.

И ведь — какая ему разница? Он ведь мог сбежать, уже давно бы пересек все мыслимые границы и стал свободным. Хорошо, может быть, это и не самая лучшая судьба на свете, но все лучше, чем… сейчас.

А он… остался…

Перед глазами все время всплывало его лицо, его профиль, его мужественность и сила. Его прикосновения на моей коже, взгляды, эмоции, улыбка… я загоняла себя, я знаю, но что еще мне оставалось делать, когда я все еще трясусь в карете в окружении каменных истуканов? Воины вообще ни на что не реагировали. Я чихнула — тишина. Нога затекла — даже не взглянули в мою сторону. А когда карета подпрыгнула на кочке, и воин слева завалился на меня, придавив своим телом — такое чувство, что я стала призраком, потому что он просто сел и отвернулся, даже не покраснев. С кем не бывает? Это да, но можно хотя бы воспринимать мое существование?

К моему счастью, мы все же снова останавливались и делали передышки. Где-то в деревеньках, где-то просто по пути, но мы это делали регулярно, потому что от бесконечной тряски вся затекало.

Сеор меня очевидно не прощал, но чтобы настолько…

Каждый раз, когда у нас были небольшие остановки, нас с Дэвлином буквально разводили по разным углам. Фигурально выражаясь, конечно. Сначала выбиралась я и меня отводили практически под руки куда-нибудь подальше, где я бы не видела кареты. И только после этого выходили Сеор и остальные. Обидно, но в одно и то же время все-таки объяснимо. Хоть я это и не принимала.

В общей сложности за три дня пути (мне они показались длинною в тридцать лет) я видела Дэвлина раза два, и то издалека. Он меня и вовсе не видел, потому что при приближении к нашей делегации воины, все еще конвоировавшие меня, остановили меня и дождались, пока все остальные погрузятся. Ох, уж эти меры предосторожности. На что вообще Сеор рассчитывал? Чего боялся? Что я прикажу Дэвлину всех убить?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍В общем, мы ехали дальше. В какой-то момент я сдалась и стала воспринимать воинов вокруг меня, словно мебель, поэтому поудобнее устроилась на плече у стражника справа от себя и уснула. Если ему все равно, мне-то чего переживать? Поспала, время чуть быстрее прошло, одни плюсы.

Но через время я проснулась от резкого вздрагивания, а затем внезапного ускорения. Было сложно что-то понять, но кое-как я въехала в ситуацию. Вроде бы нам встретился эльдис, кучер погнал лошадей, вот мы и прибавили ходу. Ладно, пока мы гоним, все не так плохо. Надеюсь, нас снова швырять не станут…

К счастью, в этот раз беда почти миновала, только через время, когда все более или менее успокоилось, лошади замедлились, и я подумала «ура!», кучер на другой карете что-то закричал. Потом — хлопок, грохот! Что происходит?!

Наш кучер, естественно, остановил карету, воины со мной начали выглядывать из окна. Один мне ногу отдавил, даже не извинился, хам! Но, в принципе, я уже привыкла. К тому же я у него на плече спала, слюни пускала, может, это месть?

В общем, когда мои спутники стали выходить из кареты, я забеспокоилась. Вышли все, я осталась одна, но никто мне не отдавал приказа сидеть до последнего. Так что я юркнула наружу, натягивая капюшон. Погода была в своем репертуаре — мело. Но не так сильно, так что — нормально.

Итак, что случилось? Кряк, взрыв, и все те звуки принадлежали карете Сеора. Колесо отвалилось. Не представляю как, реально танки бы завидовали, если бы проводился конкурс колес. В общем! Пригодилась наконец-то запаска, к счастью, проблема возникла только с одним колесом. Но оно одно весило как пианино, так что воины поспешили не просто поглазеть, что это там происходит, а помочь заменить. Отлично, мало нам приключений…

В общем, это надолго. Дэвлина из кареты не выпустили, поэтому шанс пересечься взглядом был нулевой. А бродить возле кареты было бессмысленно. Сеор мне этого не простит. Он меня и так-то не прощал, так что…

Но зато пока все были заняты колесом, я хоть немножко походила, побродила по ближайшему леску между деревьев. Просто рядышком, мне бы не позволили уходить далеко. Но. Вот что-то происходит, случается, и я уже забываю о том, что было раньше. А именно — Чэн. Который снова напомнил о себе, как только я удалилась от дороги чуть подальше.

Я вспомнила о его мании меня пасти, словно овцу, почти сразу же, как только заметила его фигуру между деревьев. Поскольку других особых развлечений у меня не было, я решила воспользоваться данной возможностью.

Спряталась за сильно крупным деревом так, что меня и не увидеть, притворилась, будто исчезла и стала ждать. Сначала ничего не происходило, но последние дни научили меня терпению, поэтому я не торопилась выглядывать или выскакивать из-за своего укрытия. Минута, другая, снег медленно кружится вокруг, Чэн появляется в поле моего зрения довольно внезапно.

Ага! Как дернусь к нему, он растерялся и не ожидал этого, поэтому отпрянул, но я уже схватила его за мантию и притянула к себе.

— Что тебе нужно?! — Потребовала я немедленно, надеясь застать его врасплох. Но Чэн лишь впал в ступор и нервно сглотнул. — Зачем ты все время следишь за мной?

Тишина. Глаза Чэна смотрят на меня, и я не узнаю ни единой эмоции. Вздохнула и отпустила его. Что-то я грубовата. С чего бы мне такой быть?

— Это Сеор приставил тебя ко мне? — Буркнула в сторону я.

Чэн снова молчал, я же с каждой новой секундой все больше теряла интерес к данному разговору. Чего я на него набросилась вообще?..

— Нет, — внезапно хоть что-то ответил мне Чэн, и теперь я уже уставилась на него без единого понимания, что вообще происходит.

Он чуть расслабился, не скажу, что спектр эмоций пополнился, но! Он мне ответил! Так ведь?

— Тогда зачем ты за мной следишь? — Более спокойно спросила я.

Чэн нахмурился и задумался на секунду.

— Я… присматриваю за тобой, — признался он мне очень честно, чтобы я могла подумать, будто он выдумывает.

— Зачем? — Настаивала я.

Чэн в очередной раз нервно сглотнул.

— Вдруг… что-нибудь случится…

Пространный ответ, но он изобразил что-то вроде «я буду рядом», поэтому меня это, с одной стороны, тронуло, но, с другой — все равно непонятно.

— Сеор за мной приглядывает, — тишина. — Ты же его телохранитель. — Тишина. Не знаю, что меня подтолкнуло, но я решила так: гулять, так гулять. — Почему Дэвлин помешал Сеору завладеть силой? — Тишина. — Что случилось?

Ветер так подчеркнуто завыл и пронесся между нами стаей снежинок, что мне даже не нужно было никаких иных оправданий, я все поняла. Чэн, может быть, и присматривал за мной по какой-то причине, но идти на контакт он, по-прежнему, не намерен.

Что же — я попыталась. На самом деле я была рада задать этот вопрос, ведь он меня очень сильно волновал. Поэтому…

Развернувшись, я уже собиралась шагнуть к каретам, но тут вдруг случилось неожиданное! Чэн поймал меня за руку и остановил. Поскольку он вообще не проявлял эмоций до этого момента, да и выглядел так, будто интроверт в высшей степени, «не приставайте ко мне вообще никогда», я была удивлена до глубины души подобным поступком.

А Чэн приблизился ко мне настолько, что я аж отшатнулась. Чего надо?

— Морозная кровь нужна не для того, чтобы управлять, — внезапно сообщает мне он, ошарашивая, не то слово. В ужасе округляю глаза и таращусь на совершенно незнакомого мне Чэна. — Это лишь признак.

Угу. Чего? Что он сказал? Кто такое может понять без сто грамм?

— Чего? — Озвучила свои мысли я.

А Чэн так многозначительно округлил глаза, и добавил:

— Это союз.

А? Он в своем уме? Что с ним не так?

Впрочем, разобраться в этом мне особо не дали, он вдруг сжал мою руку посильнее и повел обратно к дороге. Как раз вовремя, потому что буквально через пару шагов нам навстречу вышел Сеор. Выглядел он недовольным.

— Куда ты ушла? — Потребовал он.

— Я не уходила, просто немного размялась, — соврала я естественно. — Ногу свело, жуть…

Ну, а потом я стала припадать на свою левую. Отчасти я почти не лгала, тело, и правда, уже задеревенело от постоянного сидения и тряски в карете в окружении костлявых подпорок. Да, воины были поджарыми, но когда тебя с ними сталкивает, ты не падаешь в их мышцы, словно в подушку, а пересчитываешь друг другу кости.

Не сказать, что Сеор остался доволен, но Чэн в своем обычном виде довел меня до кареты, мол, «я тут свой долг выполняю» и усадил внутрь. Пока колесо еще меняли, поэтому внутри я была одна. Он бросил в меня еще один многозначительный взгляд, мол, «думай», и ушел. Ну и что я должна была думать?

***
Этот Чэн. Что он имел в виду? Какой еще союз? Конечно, я не совсем уж темный лес (несмотря на окружение), и где-то более или менее догадалась, что, возможно, Сеор мне не все рассказал насчет морозной крови. Но разве я могу подойти к нему и расспросить? Конечно же, нет. В этом-то и проблема. А информации, которую предоставил мне Чэн, ничтожно мало.

Союз. И если где-то включать логику… хотя бы пытаться… это лишь признак. Не для того, чтобы управлять. Тогда почему я управляю?

Ох, это все казалось таким сложным и необъяснимым, мне явно нужно больше информации, но где ее взять? Вон сколько мне Сеор лекцию читал на тему моей миссии. А Чэн что? Два слова и те невпопад. Да даже если бы я что-нибудь поняла, мне эта информация как вообще поможет? Что я такого сделаю? Эх…

В общем, мы ехали. Все еще. Когда-нибудь мы уже приедем? Могли бы и придумать какие-нибудь телепорты, что ли. Эта зима уже на стену лезть заставляла. А это притом, что стены не было.

И вот устала даже не только я, но и окружавшие меня воины. Несмотря на очевидную выдержку, они тоже уже периодически вытягивали ноги, пытались размять затекшую спину и закатывали глаза от очередной кочки. Хоть в чем-то я была с ними солидарна.

Когда мы снова остановились, я сначала решила, что это очередная временная передышка. Но когда выглянула в окно — аж взвизгнула!

— Трактир! — Радостно объявила я на всю карету, вскинув руки вверх.

Клянусь, даже мои спутники вздохнули с облегчением. Потому что — ну, сколько уже можно-то? Хотелось хоть и в толпе, но поспать на кровати, а не на плече у малознакомого мужика!

Мы высыпали дружно и довольно быстро. Я сразу же стала разминаться, неудивительно, но и мои спутники тоже. Прям, зарядка. Но этого требовали обстоятельства, ибо — как же все затекло…

Поскольку мы наконец-то прибыли в трактир, в котором собирались остановиться, из кареты впереди наконец-то вышли Король, Уэра, Чэн, и… Дэвлин. Сначала, когда я поймала взглядом его профиль, я заметила на его лице то же отвращение, надменность и пренебрежение, что присутствовали раньше. Но вот он оглядывается по сторонам, щурит глаза от снега, а потом находит меня…

Меня буквально парализовало той эмоцией, которая у меня к нему расцвела. Все то, что было перечислено выше, внезапно исчезает, он смягчает взгляд, вижу в нем легкую грусть…

Это происходит непреднамеренно, просто случается, я чуть вскидываю брови, будто спрашиваю «ты в порядке?». Он не отвечает мне, он спрашивает меня в ответ о том же. Ох… снова облизывает губы в узнаваемом для меня жесте, и я невольно делаю глубокий вздох.

Но тут появляется Сеор, хватает Дэвлина и толкает его в сторону трактира. Как менялся его взгляд, от той мягкости и беспокойства за меня сразу до ненависти, хищности, сопротивления. Он вырывает руку, смотрит на Сеора в ответ, угрожает одним намерением. Сеор тоже не лыком шит, не уступает. С вызовом смотрит в ответ, а потом словно напоминает, что имеет над Дэвлином особую власть.

Дэвлин недоволен, ну, еще бы! Смотрит на него яростно, щурит глаза в презрении, ненависти, потом медленно разворачивается и шагает вперед. Сеор все равно довольным не остается, идет следом, сжимая и разжимая кулаки. Ох…

Первыми заходят в трактир пассажиры первой повозки, мои конвоиры плотной толпой ведут меня следом. Да я и не рыпаюсь, чего они, прям, меня подпирают со всех сторон? Ладно, если им так спокойнее — пусть. Я все равно не сбегу. Куда? Да и зачем?

Заходим в трактир, проходим дальше. И вот вроде бы на первый взгляд все в полном порядке. Уэра подходит к трактирщику, договаривается о ночлеге, все такое, я же медленно осматриваю толпу.

Может быть, я не эксперт и не посещала трактиры так уж часто, но здесь что-то явно не так. Смотрю на Сеора, на Чэна, на воинов вокруг меня, и понимаю, что их тоже несколько напрягает гнетущая обстановка.

В общем зале много столиков, большая часть из них занята суровыми мужчинами. Вроде бы сидят себе и на нас внимания не обращают, но что-то в них не так. Это как играть в игру: угадай по картинке, что здесь произошло. И вроде бы все спокойно, но дух в воздухе витает нехороший.

Украдкой наблюдаю за Дэвлином — он тоже немного обеспокоен, немного мрачен и внимателен к каждому движению. Что же здесь не так? Проходимся потихоньку чуть вперед, я же выглядываю из-под капюшона и пытаюсь обнаружить причины беспокойства. Нельзя пялиться столь открыто, поэтому и мои спутники, да и я сама веду наблюдение скрыто. Так просто капюшон поправляю, рукава, ой, каблук мешает… которого нет.

В общем, когда мы подходим к Уэре, а та уже начинает перечислять сорок восьмое блюдо, какое она желает на завтрак, я наконец понимаю. Что такое трактир? Правильно, место остановки для путников, которые хотят: спать и есть. И вот, что было странно во всех этих мужиках. Ни у одного на столе даже кружки пива (или что они там обычно пьют?) не стояло. Они все как будто… ждали.

Ой, мамочки!

Мою панику будто почувствовал один из воинов, и ущипнул меня за бок. Ну, прям, серенький волчок. Я возмущенно сначала посмотрела на свой пострадавший бок, потом на воина — тот с видом «я где-то далеко» даже на взгляд не ответил. И тут я поняла, что они знают. Это хорошо, потому что одна бы я точно ничего не сделала.

— Как у вас много постояльцев, — внезапно громко заявил Сеор.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Я глянула на него в испуге. Что ты несешь? Тут явно назревает заварушка, мужиков больше, чем нас. Я здесь не выживу!

— Снежные шторма нынче участились, — сообщает трактирщик.

Они встречаются друг с другом взглядом и тут до меня доходит, что это не совсем трактирщик. Потому что он не нервничает и не боится, а Уэра слишком уж резко прекратила перечислять список яств. И ведь трактирщик даже не сказал: «Совсем очумела, ненормальная? Какие тебе клубничные торты?». Вот черт.

Повисает напряженная пауза, прям, затишье перед бурей. Напрягаюсь всем телом, чувствую, как меня задевает рука воина рядом, и понимаю, что он мной прикрывается, чтобы достать клинок…

В последний миг внезапно ловлю встревоженный взгляд Дэвлина и почему-то радуюсь. Он за меня переживает, почему бы не обрадоваться?

А потом — трактирщик, который тут мялся, будто вообще к месту приклеился, как перемахнет через стол, в его руке сверкнул клинок, и он метил им прямо в Уэру! Я в ужасе рот разинула, набирая в грудь воздуха, а она… взмахнула рукой, ледяные осколки материализовались прямо из воздуха и хлестнули мужчину по лицу.

В то же время со своих мест повскакивали остальные мужики, нападая на Сеора и остальных. И тут в схватку вступил Чэн. Сразу стало понятно, почему он телохранитель Короля. Он двигался, словно ветер, нейтрализовал каждого врага ловкими, быстрыми, точными движениями. Мужики еще только начинали падать, а Чэн уже перехватывал следующий удар и отражал.

Воины вокруг меня тоже рассредоточились по залу, поэтому я осталась одна — что? Уэра все еще сражалась магией с трактирщиком (псевдо, конечно), отхлестывая его ледяным волшебством. Но этот верзила будто был к этому готов, поэтому начинал увиливать и уходить в сторону от прямых атак.

Сеор и Дэвлин тоже стоять посреди схватки не стали. Король был быстр, хорошо подготовлен и разил всех размашисто с какой-то лютой ненавистью, будто бы говорил: «Вы посмели нарушить мои планы, ничтожества?». Он немного пугал.

Что же до Дэвлина — он скорее просто отбивался, нежели сражался, и я даже не знаю, почему он это делал. Просто защита. Хорошая, никто не спорит, но он просто по возможности отправлял своих врагов в нокаут, но не торопился их калечить. В отличие от того же Сеора.

Все шло своим чередом, в толпе народу было сложно сказать, кто побеждает, меня вообще интересовал вопрос: какого черта вообще происходит?! Я жалась поближе к Уэре, как могла, потому что драться не способна совершенно. Даже если бы мне дали оружие, я бы все равно взвизгнула и убежала в угол.

Но угол одинок, а так есть шанс, что Уэра, к примеру, поможет, если что.

Как же я ошибалась…

Мужик вылез буквально из ниоткуда, я вскрикнула и попятилась, а он без особых там тебе «сейчас я пойду, сейчас я буду тебя резать и бить», нет. Он просто налетел на меня с ножом…

Все произошло настолько быстро, кто-то хватает меня, сбивает с траектории клинка, который должен был вспороть мне живот, я узнаю его прикосновения и за микромгновение нахожу его взглядом. Дэвлин смотрит на меня, а потом вдруг целует. В губы. Я настолько растерялась, что даже дышать перестала. Ч… что?

А затем — удар! Клинок впивается Дэвлину в бок, заходя по самую рукоять, он морщится, хмурится и каким-то образом находит в себе силы, чтобы сражаться. Он снова не нападал, просто снес верзилу, повалив его на пол, чудом сам устоял на месте.

Вздох, еще один, голова идет кругом, он опускает взгляд к клинку и берется за рукоять — дерг, я вздрагиваю, окровавленный клинок падает на деревянный пол, а за ним следом Дэвлин.

***
Это был какой-то кошмар. Внутри меня все похолодело, виски бухали, словно в них билось сердце, в ушах звенело, картинка перед глазами расплывалась…

Дэвлин. Я метнулась за ним, когда он уже упал на колени и кое-как поймала, осторожно пытаясь уложить у себя на коленях. Он поморщился от боли, кровь лилась из его раны, образовывая неприятную алую лужу…

Руки дрожали, слабость во всем теле не давала его нормально уложить, поэтому я держала его голову одной рукой, и второй цеплялась за его мантию.

— Что… что ты сделал? — В каком-то полубреду вымолвила я.

Дэвлин поморщился, не сдержал стона боли, попытался устроиться поудобнее (коленки мои не самая удобная подушка для тяжелораненого), но ничего не получилось. Кое-как зажав одной рукой свою рану, второй рукой он взял мое запястье и пронзительно заглянул мне в глаза.

— Мы не закончили, — внезапно заявил он.

А я сразу же поняла, что он имел в виду. Возвращаясь к нашему танцу и несостоявшемуся поцелую… я вспыхнула, словно лампочка, стало так жарко… может, дело в Дэвлине, ведь он все еще был горячим, а я поняла, что скучала по его теплу.

— Ты… подставился под удар, — объяснила, что на самом деле имела в виду я.

А Дэвлин еще недолго смотрел на меня, а потом стал задумчивым и отвел глаза. Нервно сглотнула, ощущая пылающую пульсацию на своем запястье от его прикосновения. Даже в такой ситуации… он будто держится за меня…

— Нельзя так, понимаешь? — Почему-то брызнули слезы из моих глаз, а на меня накатила истерика.

Дэвлин обиделся, надулся и старался избегать смотреть на меня.

— Я тебе жизнь спасаю, а ты жалуешься!

Жизнь… спасает… долг… еще несколько слез упали ему на грудь, а я вдруг задохнулась от внезапного озарения.

— Так ты… просто отдавал мне долг… — констатировала я горько.

Темные глаза стрельнули в меня осуждением. Но ничего ответить он мне уже не смог. Схватка завершилась, поэтому нас никто не трогал. Меня отвлекло даже не это, а рассыпающийся в извинениях трактирщик, которого, судя по веревкам, из которых он сейчас выпутывался, держали в подсобке связанного.

— Сеор! — Крикнула я в отчаянии. Король услышал меня и быстро посмотрел на меня. — Дэвлин ранен!

Беспощадность, с которой он посмотрел на меня, меня напугала. Он вытащил белоснежный платок из кармана и с особой педантичностью вытер кровь со своего клинка.

— Мы знаем, где искать вторую часть медальона, — внезапно заявил он.

Мурашки табуном пробежались по моему телу, закружилась голова, я в ужасе осознавала, что власти над ним уже не имею. Мы — балласт, который стал слишком обременительным после ранения.

— Сеор… — истерически позвала его снова я, а Дэвлин сжал мою руку чуть сильнее, я взглянула на него вновь и в ужасе осознала, что он стал бледнее. Нет! — Он не рассказал тебе, где именно искать!

— Найдем, — все еще беспощадно бросал мне Король.

Потом глянул на своих прислужников — если воины, что со мой путешествовали, безропотно подчинились, отправившись куда их послали (трупы выносить, если что), то Чэн стоял на месте и смотрел на Дэвлина, не отрываясь. В какой-то момент он даже будто бы порывался к нам подойти…

— Чэн! — Призвал его Сеор в то же мгновение. — Приготовь наши комнаты.

Чэн замялся, а Сеор полыхал таким пожаром в глазах, что стало очевидно: не подчинись и тебя вынесут вместе с остальными.

— Это суровые законы, Кристина, таков Север, — очередные мурашки по коже, Дэвлин начинает проваливаться в сон, а я заливаю его мантию слезами. — Слабые не выживают. Иначе погибли бы все.

— Я… — нервно выступила вперед Уэра, — могла бы заморозить рану…

— Не сомневаюсь! — Бросил в нее Сеор. — И что нам это даст? Время? Раненую лошадь не оставляют, от нее избавляются.

— Сеор! — Брызгают снова слезы из глаз, я понимаю, что его ничто не тронет, у меня нет совершенно ни одного аргумента. — Пожалуйста…

Сеор смотрит на меня, видит, как я рыдаю, как медленно уходит Дэвлин… и не вижу в его глазах отклика, чувства. Ничего! Что же…

— Он не все тебе рассказал, — сообщаю я, с трудом подавляя истерику, — если пойдешь туда один — погибнешь.

— И ты говоришь мне это сейчас? — Он ухмыляется.

— Ты раньше не спрашивал, — заявляю я, проникаясь призрачной надеждой. — Его нужно спасти.

Сеор делает раздраженный вздох.

— Даже если бы я захотел… — он оглядывает трактир, — врача с собой я не брал. Где я тебе его найду?

Врача?..

— Эээ… простите великодушно, — подает голос трактирщик, — моя дочка училась в городе на врача три года. (Где-то сзади трактирщика появляется та самая дочка и моя надежда восходит, словно солнце). Она у меня умница. Может… помочь.

Сеор сурово смотрит на трактирщика какое-то время, и я уже не знаю, что думать. Дэвлин кровью истекает, а этот козел тут медлит! Но кричать на него нельзя, он же… Король! Чтоб его!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Ты лжешь, — это он мне по поводу того, что я состряпала.

— И зачем?

— Ты хочешь его спасти, я же не тупой! — Огрызается Сеор.

— Ладно, — вспомнила реверсивную психологию и ответила уже спокойно, как будто ничего особенного и не происходило. — Хорошо, думай, что я лгу. Иди. Иди в свою бурю искать в гигантской горе медальон. И силу. К тому моменту, когда ты все сам поймешь и узнаешь, будет уже поздно. Но ты иди, раз так уверен. — Сеор колеблется, пытается понять, лгу я или нет. Ну, а меня уже трясет. — ИДИ!

Вздрагивают все, настолько не ожидали моего вопля, даже Дэвлин проснулся, а то он уже отключился практически из-за потери крови. Смотрю на Сеора, меряемся взглядами. Может быть, я не так сильна, и он всегда задавливал меня своим превосходством, но сейчас я готова потерпеть. Не сдамся, не поддамся, даже не думай!

Минута ли проходит, сколько времени, не знаю, да и зачем мне? Главное — Сеор кривится, но нехотя кивает дочке трактирщика, и пухлощекая миловидная девчуля бросается к нам, падая на колени и не щадя своего белого фартука приступает к делу. Она не просит меня, отпустить Дэвлина, рана с ее стороны, просто… колдует? Волбшит? Ну или как тут это называется. В общем, я думала, она с иглой и операционным столом подъедет, а она с колдовством.

Дэвлин морщится, видимо, несмотря на то, что это исцеление, все же неприятный процесс. Но он в сознании, а рана — кровь наконец-то перестает идти, я делаю глубокий вздох, но он пока все еще тревожный. Слишком Дэвлин бледный. И прохладный. Его огонь как будто бы затухал и меня это пугало.

Провозилась девчуля минут пятнадцать, не больше, рана превратилась в неприятный шрам, но зато затянулась. После этого она вскочила на ноги, раскланялась и рванулась в подсобку. Вернулась она быстро, никто не успел опомниться, с какой-то бутылкой.

— Надо пить по ложке, чтобы восстановиться! — Объяснила она, наклонившись к нам.

Я забрала бутылку и кивнула.

— Спасибо огромное! — Поблагодарила я.

— Поосторожнее только, рана еще не окончательно затянулась, может снова открыться.

Я понимающе кивнула, девчуля поднялась на ноги, а Сеор ей рявкнул:

— У нас есть еще раненые, лечи.

Девчуля кивнула и в нерешительности осмотрелась, пытаясь понять, где первый пациент. Трактирщик в паре шагах рассказывал Уэре, как на них бандиты напали, налетев на трактир, но мы их спугнули, приехав. Вот они и рассчитывали нас обмануть. Но не вышло. Все-таки мы не какие-нибудь путники-разини.

Почувствовала, как Дэвлин сжал мою руку, но не стала на него смотреть, наблюдала за Сеором. Тот нехотя подставил свою руку, которую кто-то из бандитов сумел полоснуть лекарке-девчуле, та дрожащими руками принялась за дело. Кровь заливала его камзол.

— Кристина, — впервые назвал меня по имени Дэвлин. — Посмотри на меня.

Я сделала глубокий вздох и опустила взгляд. Немножко зол, не ожидал, что я буду дуться. Сжимает мое запястье чуть сильнее.

— Помоги мне сесть, — просит он.

Спокойно выполняю, поддерживаю его, а он морщится от боли, усаживаясь только чуть-чуть, явно перебарывает себя, но все-таки держится. Пару минут делает глубокие вздохи, потом более или менее приходит в себя. Взгляд летит в меня.

«Ну и чего?», — вопрос без слов.

Корчу морду, ворочу нос: «Ты меня спасал, потому что должен был».

«Чего выдумала?», — хмурится тут же он.

«Это правда», — пожимаю плечами.

Его рука медленно находит подол моей мантии, силюсь отодвинуться, но он на ней сидит, далеко не получается. Притягивает к себе, заставляет смотреть ему в глаза. Краснею от его близости, губы помнят беглый поцелуй, требуют большего, но просить я не смею. Надо обижаться. Он меня спасал из-за долга. Из-за долга…

— Если… — вдруг появляется Сеор и встает совсем рядом, — ты меня обманула, ты об этом пожалеешь.

Медленно перевожу взгляд сначала на его сапоги, потом скольжу выше по его ногам, торсу, пока не добираюсь до его глаз. Взгляд надменный, ледяной.

— А я думала, мы друзья, — выплевываю я.

Сеор мне не отвечает, не считает нужным. Еще некоторое время смотрит на меня, а потом уходит. Опускаю глаза и вдруг ловлю легкую тень ухмылки на лице Дэвлина, и… не могу устоять, улыбаюсь в ответ.

«Перестань, я обижаюсь», — с трудом сдерживаю ответную улыбку я.

«Нет, и ты это знаешь», — намекает мне он.

Не выдерживаю и все-таки улыбаюсь… и что я делаю? Пир во время чумы, называется. Подумаешь, какой-то там Король, обстоятельства? Дэвлин смотрит на меня… и я смотрю на него в ответ…

Глава 13

После случившегося в трактире все казалось еще более напряженным, чем раньше. Менять дислокацию никто не стал, наутро после ночлега меня снова сопроводили в карету с воинами, но я и не рвалась вперед.

Дэвлин жив, здоров, и, может быть, я немножко обижалась на него… но не из-за долга. Кто подставляется под нож, психушка на выезде?! Прыгнул, тоже мне, умник! Да, я, может быть, тоже его пнула, чтобы эльдис его не раздавил, но это другое дело! Я!.. Я!.. Ну, хорошо, я тоже психушка на выезде, в этом мы схожи.

Леса наконец-то закончились, началась равнина. Я думала, мы и ее будем преодолевать миллион лет, но нет, все пошло быстрее. После нападения на трактир мы заглянули в местный город по дороге на, как бы странно это не звучало, север, и доложили местным властям о случившемся. Пленников, кто не погиб, доставили в тюрьму. В общем, проблемы больше не было, что хорошо. А то мы даже не могли отплатить трактирщику и его дочке за доброту.

В общем, равнина. Ух, как на ней мело! Я так соскучилась по зеленым полям… да просто по траве, ужас как! Интересно, а это здесь зима такая? Или Север на то и Север, что всегда так?

Вообще-то я не собиралась задерживаться настолько надолго… но если ведь задуматься: а кто меня вообще при въезде спросил, насколько я здесь задержусь? У меня вообще есть шанс куда-нибудь вернуться? Судя по Сеору, он готов только бросить меня, словно хромую лошадь. Перспектива не очень, если честно. Вся эта авантюра с самого начала была безвыходной.

А теперь, когда цель достижима…

Гора показалась вскоре. Дорога, которой и так-то не было, совсем уж пропала и по ней даже кареты-танки не проезжали. Тогда-то стало понятно, зачем с нами Уэра. То есть — дорожной службой ей, наверное, не очень нравилось подрабатывать, и в детстве она вряд ли так себе представляла, что будет применять свой дар. Но — что есть, то есть. Она расчищала нам путь.

Двигались очень медленно, если не сказать больше — ползли как черепахи, потому что снег-то все продолжал мести, и вместе со снегом на дороге Уэре приходилось вдобавок сражаться с ветром и новым снежным потоком. В общем — бедная Уэра, но чем ей в данном случае можно помочь?

Опять было скучновато, изнывали даже воины, которые по-прежнему меня сторожили. Даже после драки они все равно измучились. Когда уже это… куда мы там едем вообще? В общем, пункт назначения наконец настанет. Эх…

В какой-то момент карета встала, и мы высунулись чтобы разузнать, как там дела. Сначала Уэра подошла к кучеру своей кареты, что-то сказала, потом заглянула в саму карету и после этого из нее все стали выходить.

Я внимательно следила за тем, как выходил Дэвлин. В порядке ли он? Нормально стоит? Двигается? Не сказать, что, прям — ура, я готов делать сальто в воздухе. Его пошатывало. Но так-то всех пошатывало, ветродуй здесь был — уууух! Я когда вышла, так сразу же в сугроб плюхнулась. Один из воинов попытался меня поймать (Он что? Решил, я сбежать так собралась?), но сам потерпел поражение и нырнул в сугроб рядом.

Остальные предусмотрительно переждали особенно сильный порыв ветра, и вышли попозже, когда тот чуть стих. Ветра здесь дули постоянно, так что бесполезно ждать, когда он закончится совсем.

Когда я поднялась и отряхнулась, то почувствовала на себе взгляд — Дэвлин встревоженно наблюдал за мной. Я ему мягко улыбнулась и показала «пей свое пойло». Он скривился, достал бутылку из-за пазухи, сделал глоток и поморщился, будто съел дохлую лягушку. Ничего не поделаешь, лекарство редко бывает вкусным.

В общем, мы подошли поближе и Сеор уставился на меня так, будто я ему Королевство задолжала.

— Куда идти? — Робко спросила я Дэвлина.

Он за мной внимательно наблюдал, снова облизнул губы, выдержал мхатовскую паузу, ласково смотрел на меня в ответ, а потом прикрыл глаза и уже полными злости глазами словно стрельнул пулей в Сеора.

— Вверх по склону, — рявкнул он.

Сеор медленно улыбнулся.

— И что же нас там ждет? — Спросил он, а потом словно спицей ткнул меня намеком, мол, «спрашивай».

Я собралась, напряглась и очень хорошо притворилась, будто помыкаю Дэвлином. Он чуть поморщился, зашипел, словно обжегся, не менее старательно изображая, как ему неприятно, когда его принуждают.

— Пещера, — сквозь зубы выдавливает он.

Сеор подождал немного, нетерпеливо потоптался на месте, было видно, как он закипает.

— Ты вынуждаешь меня, Дэвлин, — нервно заметил Сеор.

А потом что-то снова сделал невидимое, Дэвлин вскрикнул и упал в снег. Я попыталась броситься за ним, но воины не дали мне к нему приблизиться. Дэвлин посидел в снегу некоторое время, делая глубокие, тяжелые вздохи, а потом медленно поднялся. Не без боли и ненависти к Сеору, конечно же.

— Если ты мне сейчас же все не расскажешь, я заставлю тебя пожалеть гораздо сильнее, — мягко улыбнулся Сеор, будто бы просто попивал чай в дружественной обстановке.

Дэвлин смотрел на него с презрением, а потом фыркнул. Сеор терпеливо отвел взгляд, сделал глубокий вздох, даже отвернулся.

— Хорошо, — заключил он.

А потом кивнул своим воинам… я была немножечко наивным тормозом, поэтому сначала подумала: а чего это один из них меня обнял? Потом острый клинок показался мне странным признаком выражения любви и нежности, и тут до меня наконец-то дошло, что происходит.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Дэвлин сначала тоже не так, чтобы понял, когда их противостояние с Сеором превратилось в мою экзекуцию. Но когда он увидел нож у моего горла, он вспыхнул, словно пожар, сжал кулаки и от его рук снова повалил дым. Он гневался. И его глаза… они со мной не разговаривали.

— Ты думаешь, я совсем тупой? — Наорал на него Сеор. — Я знал, что рано или поздно эта тупая девица меня предаст! — Что?! Это он про меня?! Ах, ты «отборный русский мат». — Но ты рассчитывал, что я поверю, будто вы все еще работаете для моего блага?

Сеор хохотнул, а потом посерьезнел.

— Вот расклад, Дэвлин: если ты не отведешь меня к медальону, без глупостей и лишних телодвижений, девчонка умрет, — спокойно рассказал он, я нервно сглотнула, испытывая дикий дискомфорт от острия клинка у своего горла.

Дэвлин держался. Смотрел на Сеора и словно выбирал, что будет лучше сделать первым делом, оторвать ему голову или вырвать сердце.

— Без глупостей, — тут не надо быть шибко умным, чтобы догадаться, о чем размышлял Дэвлин. — Давай представим твою попытку причинить мне вред: ты дернешься, я тебя подавлю. Но девчонка умрет раньше.

Дэвлин колебался, было видно, как он ненавидел подчиняться, но он не просто боролся со своим гневом. Что-то пришло ему в голову, он чуть поумерил пыл.

— Ты не посмеешь, — выплюнул он. — Без нее тебе меня не подчинить.

Сеор ухмыльнулся.

— Мы уже на месте, может, я и потрачу время и силы, но все равно найду медальон, — рассуждал он. — С твоей помощью просто будет быстрее.

— Я тебе не помогу, если она мне не прикажет, — настаивал Дэвлин. — Отпусти ее.

Сеор снова ухмыльнулся отвратительной улыбкой.

— Ты подчинишься мне. А иначе…

— НЕТ!

Укол я почувствовала не сам, только капельку крови, которая поползла по моей шее. Я видела Дэвлина, как он дернулся ко мне, но Сеор предусмотрительно его остановил. И тут случилось непредвиденное.

То есть, я же видела все эти моменты шантажисткие в фильмах, но никогда не задумывалась, как бывает жертве. Паршиво. Мое сознание такое «меня к такому жизнь не готовила» и я стала отключаться. Какие-то крики, вопли, руку передавило, поэтому я и очнулась, повиснув в неудобной позе в руках воина, что пытался меня заколоть.

— Хорошо! Я отведу тебя! Только отпусти ее! — Кричал откуда-то издалека Дэвлин.

Потом тишина, я моргаю, пытаюсь сосредоточиться, поток ледяного ветра ударяет мне в лицо, воин, что меня держит, кряхтит мне в ухо, пытаясь поставить обратно на ноги… он даже клинок выронил.

Отличная, кстати, стратегия! Вырываться, сопротивляться, мериться силами. Просто расслабься и посмотри, как противник справляется с твоим почти трупом.

Кое-как он поставил меня на ноги, к тому моменту я уже почти пришла в себя и взглянула на Дэвлина. Он был в ужасе и так сильно хотел ко мне подойти…

«Я в порядке», — заверяю я взглядом.

«Нет», — знает отлично он.

— Отпусти ее, — просит Дэвлин, его голос срывается. — И я приведу тебя к медальону.

— Отличное предложение, — смеется Сеор. — Но это не переговоры. Девчонка останется здесь, а мы с тобой отправимся на место.

Дэвлин так резко повернул голову в его сторону, что Сеор даже отшатнулся. Даже в таком положении Дэвлин пугал его неимоверно, я это поняла.

— Это моя гарантия, — объяснил Сеор. — Если мы не вернемся через час… что же, думаю, ты понимаешь, что тогда произойдет.

Дэвлин сжал кулаки и дернулся к Сеору, тот предварительно собрался причинять ему боль. Но Дэвлин не тронул его, только замер в нескольких сантиметрах, окидывая презрением и ненавистью.

— Это твоя самая большая ошибка, — процедил сквозь зубы потомок драконов.

— Так я не понял: мы идем или нет? — Почти шутливо поинтересовался Сеор.

Дэвлин сделал вздох, еще один, его кулаки дрожали от напряжения, он был готов крушить… но сейчас он должен был сдержаться.

Так ничего и не ответив, он все же дал понять, что хоть и вынужденно, но согласен. Сеор медленно улыбнулся, отступил на всякий случай, а затем отвесил шутливый поклон:

— Веди, — что-то в глазах Сеора такое мелькнуло, что заставило меня разволноваться еще до того, как он произнес следующую фразу. Но когда эти слова прозвучали… — Несостоявшийся Король Севера.

***
Сначала я даже не поняла, что он имел в виду. Ну, мало ли? Вся эта бесконечная стужа, накопленная усталость… но все же. Несостоявшийся Король Севера?

— Что? — Выдохнула я, глядя на Сеора. — Что ты сейчас сказал?

Последний был слишком увлечен собственным удовольствием, с которым он наблюдал за Дэвлином, поэтому в мою сторону даже не смотрел. Зато Дэвлин посмотрел. Очень неопределенно, нахмурился, словно пытаясь угадать или объяснить мою реакцию.

Сеор же наконец-то удосужился одарить меня надменным взглядом и улыбнуться мерзко и неприятно.

— Не будем тратить время зря, — поторопил он.

— Почему ты удивлена? — Все-таки наплевал на приказ Сеора Дэвлин и спросил меня.

— Потому что Сеор сказал, что он Король, — объяснила я.

Мы как будто не находились в окружении врагов, и, что самое главное — они нам даже не мешали в первые несколько фраз. Просто наблюдали. Просто такая наглость с нашей стороны привела их в шок.

— Но ты ведь из замка, — настаивал Дэвлин.

Качаю головой.

— Я из другого мира, — сообщаю.

Дэвлин немного волнуется, это видно по его лицу. Но потом он делает вывод.

— Так ты не была с ним заодно изначально, — констатирует он и смотрит на меня с какой-то надеждой…

— Довольно, — отрезает Сеор. — Иди.

— Я пойду с вами! — Вызывается внезапно Чэн.

И тут случается следующее: те воины, что еще не были задействованы, обступают Чэна со всех сторон. Кто-то хватает его за руки, кто-то приставляет ему нож к горлу. Дэвлин за этим всем отстраненно наблюдает. Сеор же даже в ту сторону не смотрит.

— Ты думаешь, я поверил тебе, когда ты пришел ко мне на службу после стольких лет дружбы с Дэвлином? — Фыркнул Сеор. — Так было проще тебя контролировать, но я никогда тебе не доверял.

Очередной порыв ветра взметнул в воздух снег, я поежилась от холода, даже мой предположительный палач чуть сморщился. Мы все-таки на открытом месте стояли, ветра и так дули, а тут — еще сильнее. Ох…

Схватив Дэвлина под руку, Сеор буквально потащил его силком. А Дэвлин все смотрел на меня не отрываясь. Я же… была в полном шоке. У меня был когнитивный диссонанс, с одной стороны, и какое-то даже облегчение, с другой. Хотя — что это облегчало?

Просто, когда я только попала сюда, у меня еще было более или менее нормальное представление о Сеоре. Да, с замашками, самовлюбленный, самодовольный, но разве Короли не такие? Плюс — его история казалась убедительной, он пытался спасти Королевство…

Но так было вначале. Пока мы ехали с ним вместе, пока я наблюдала за ним все это время, присматривалась, он все меньше мне нравился. Но ведь я была не обязана его любить, только принимать очевидный факт: он — Король.

Но теперь… вообще-то ничего хорошего не произошло, они ушли вместе с Сеором, и… что дальше?

Поворачиваюсь и смотрю на Чэна — он тут же ловит мой взгляд. Сказать, что я понимаю его эмоции, я не могу. Потому что в первую очередь он почти никогда их не проявлял. Но теперь, зная, что Дэвлин…

— Все, что рассказывал Сеор… про предательство и прочее… ведь он переврал все в точности до наоборот, да? — Спросила я.

— Не разговаривать, — приказал мне мой несостоявшийся палач.

Но когда я смотрела на Чэна… Вообще-то, мне по-прежнему было сложно сказать, давал ли он мне хоть какие-то подсказки.

И что теперь? Просто ждать? Чего? Зачем Сеору сила? Я имею в виду — понятно, что она ему нужна, у меня вопрос: зачем? Собирается ли он править Королевством? Или захватить его? Где вообще была длинная вступительная речь на тему его планов? Разве он не должен был мне сорок минут все это рассказывать? Он что? Не смотрел всех этих фильмов и сериалов приключенческих, где злодей выкладывает все карты на стол, упиваясь своей исключительностью? Просто ушел! Гад!

Дэвлин — Король. Ох… в принципе, если вот так задуматься: ведь мы же на Севере, так ведь? А эльдисы состоят изо льда. Что может их победить? Правильно, огонь. А кто у нас горячий, словно пламя? Потомок драконов? Да, изначально я думала, что это вроде как баланс или перекос, где-нибудь на юге все с точностью до наоборот, там жара страшенная и все такое. И тогда это бы было вполне объяснимо!

Но теперь…

Смотрю на Чэна, он все еще сверлит меня взглядом, как будто я что-то должна ему сказать или сделать. А, может быть, он просто смотрит, я его всегда плохо читала. Значит, он служил Дэвлину, но когда Сеор заточил его, он притворился, будто служит ему. Это многое объясняло, на самом деле, особенно слежку Чэна за мной. Если он хотел рассказать мне правду, то… почему он не рассказал?

Возможно, не мог, я не знаю, это уже вопросы, которые озвучить пока трудно. Но неважно. Важно другое: он же был в подземелье в ту ночь, видел, как я пришла к Дэвлину, очевидно без разрешения, и ничего никому не сказал, Сеор мне за это ничего не предъявлял. А я все это время думала, что он докладывает Сеору. Нет, он был верен своему истинному Королю. Похвально, конечно, но сейчас это нам как поможет?

Метель что-то поднялась снова, Уэра взялась ее немного успокаивать и какое-то время колдовала. Было красиво за этим наблюдать. Голубоватые кусочки льдинок переливались в воздухе, уменьшая область поражения, в конечном итоге оставив нам только слабый снежок. Красиво.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Когда она вернулась снова к нам, я, не отрываясь, смотрела на нее. Она это без внимания не оставила.

— Ты тоже служила раньше Дэвлину? — Спросила я ее прямо.

Уэра побледнела и нервно сглотнула, было видно, что ее этот вопрос будто бы задел.

— Не суди только по очевидным поступкам, Кристина, — посоветовала она. — Все совсем непросто.

Она всегда казалась мне холодной, словно снежная королева, но после того, что я узнала, теперь я уже смотрела на нее по-новому. И я стала думать, анализировать наши с ней разговоры. И тут я вдруг вспомнила.

— Ты сказала… — Уэра аж ахнула, когда я снова заговорила, — пострадала твоя дочь. Но тогда ты говорила о Дэвлине. Что же на самом деле?

Глаза Уэры увлажнились, нижняя губа задрожала.

— Она… в плену, — глухо призналась Уэра и быстро утерла слезы, которые сплошным несдерживаемым потоком пролились из ее глаз.

Раньше ее спасала маска холодной, ледяной отстраненности, которую она носила, а я вдруг поняла, что делала она это не от хорошей жизни. Больше не было уверенности, только убитая горем и переживаниями женщина.

— Но она жива, — захотелось мне поддержать волшебницу.

Но та не очень-то обрадовалась этому, опустила глаза, потом и вовсе отвернулась. Почему? Ладно, я не эксперт.

Я снова вздохнула и потопталась на месте, чтобы согреться. Мой палач сначала напрягся, решил, видимо, что я бежать собираюсь. Но когда понял, что я делаю, сам сделал то же самое. Все-таки прохладно так стоять на ветродуе посреди зимы. В конце концов, могли и в каретах посидеть. Там по какой-то причине всегда было тепло. А сейчас там только кучера греются.

— А вы? — Осматриваю я группку воинов, что нас до сих пор окружают. — Вы тоже служили Дэвлину?

И тут один из них внезапно резко шагнул ко мне. Я, святая простота, стою, смотрю, мол, «чего это он?». Но он решил ответить на мой вопрос кардинально. Отвесив мне пощечину, он меня настолько удивил, что я не устояла на ногах и свалилась в снег. Это… вообще нормально? Ах, ты козел!

— Я сказал — молчать! — Прикрикнул на меня он.

Я резко развернулась, удерживая больное место (благо, вокруг снег, я хоть приложила его к месту удара), но мой обидчик только грозно нависал надо мной. Угрожающе дернувшись ко мне, он будто бы собирался мне еще и под ребра ногой дать. Естественно, после пощечины я поняла, что он на подобное способен. Я дернулась, инстинктивно закрывшись, но тип обошелся без удара и отошел.

Я же лежала на снегу и просто недоумевала. Как это… он меня ударил? Щека пульсировала болью, чувство несправедливости и бессилие накрывали меня с головой. Я его ненавидела, но — что я могла сделать? Вот ведь зараза тупорылая…

— Это личный отряд Сеора, — внезапно ответила мне Уэра. — Они никогда не служили Дэвлину, они помогли его свергнуть.

Тип, что распускал руки, бросил угрожающий взгляд в волшебницу и даже шагнул к ней, я тут же испугалась за нее, но Уэра встретила своего врага стойко. Распрямила плечи, с вызовом смотрела ему в глаза.

— Что? Меня тоже ударишь? Ну, давай, трус!

Не знаю уж, что повлияло в данной ситуации, но тип остановился, поморщился и не стал ничего делать. Наверное, испугался ее из-за волшебства. Я-то не могла ответить, но зато Уэра могла врезать этому уроду моральному снежным комом.

Итак, я в… не в самой лучшей ситуации, скажем прямо. Но что мне теперь делать? Что нам делать? Ладно, с предположительными союзниками я почти определилась, но…

Я так устала от всего этого, даже сил сидеть на снегу нету, поэтому устало завалилась в него на спину и подумала так: хоть передохну. Разве вообще Сеор нас пощадит? Когда он вернется, он что вообще сделает? У нас слишком мало вариантов, так что…

И тут я заметила кое-что очень важное! Сначала просто округлила глаза, сердце забилось чаще, но! План потихоньку созревал в моей голове, хоть и не до конца понятный. Но разве есть какие-то другие? Ладно.

Вздохнула, пошевелилась, начала медленно садиться, а потом и вовсе поднялась на ноги, отряхнулась. Время потянуть все-таки стоило. Подождала еще немножко, а потом набралась смелости и посмотрела на гада, который меня ударил.

— Жалкое создание, — бросила я с отвращением. — Это же кем надо быть, чтобы ударить девушку?

— Заткнись, мелкая! — Рявкнул он угрожающе.

— Кристина, — строго назвал меня по имени Чэн, как бы предупреждая: не нарывайся, он способен на все.

Знаю. Но мне нужно сказать последнее и я замолчу:

— Да-да, конечно, я помолчу, — улыбнулась я ехидно и мерзко. — Но тебе определение я придумала: свиной хвост.

***
Каков был мой гениальный план? Если Чэн все еще верен Дэвлину, значит, он готов за него бороться. Ну, а если они знакомы давно, значит, Дэвлин когда-то мог рассказывать ему про свиные хвосты и копыта. Шанс, конечно, был один на миллион. Но он все-таки был.

— Пасть закрыла, иначе припечатаю так, что ты не очнешься до самой весны, — рявкнул на меня козел.

Я скривилась в недовольстве в стиле Дэвлина (уже копирую его повадки!), и отвернулась якобы просто от него, но сама украдкой взглянула на Чэна. Тот смотрел на меня в том же ключе — никак, и было сложно понять, что у него на уме. Но то, что что-то действительно было — это факт.

Я действовала незаметно, украдкой поглядывала на Чэна, но так или иначе, в какой-то момент он бегло взглянул на небо, и я с облегчением вздохнула. Итак, буря приближалась. Я ведь помню, какая она мела в городе. Перед такой мало, что устоит, это правда. Но даже если все сложится, и буря нас накроет, нам понадобится еще одна помощь.

Уэра. Когда я встретилась с ней взглядом, то сразу же все поняла. Дэвлина она тоже знала и про свиной хвост слышала. Понимала. Однако ее все еще беспокоило главное обстоятельство: пленение ее дочери. Но ведь, если задуматься: во-первых, мы посреди нигде, у какой-то там горы, даже если Сеор немедленно пошлет весточку в замок, мол, «убейте дочку», она долетит только через неделю. Сеора рядом нет, только его глупые и грубые миньоны. И это, во-вторых.

Она колебалась. По ней было видно, как она борется внутри себя, но ведь нам все равно тут стоять и час ждать. Чего? Сеор вернется и всех нас переубивает так или иначе. Только сейчас наконец-то поняла, чьих рук дела было то поле мертвых солдат. Жутко стало от того, что я оставалась с ним наедине… бррр!

Я старалась не привлекать к себе внимания, но всеми силами пыталась передать Уэре, что мы справимся. Верила мне она? Вряд ли. Ведь мы были едва ли знакомы. Но это было ее решение.

Когда задули более сильные ветра, все здесь забеспокоились. Уэра приняла обычный вид, а затем пошла снова колдовать. Воины, как и мы с Чэном, внимательно за ней наблюдали. Но она лишь усилила защиту нашего островка, где ненастье превращалось в легкий снегопад. Плохо.

Мы с Чэном переглянулись — и снова я мало что смогла понять по его лицу. Без Уэры мы проиграем в нашем маленьком гениальном плане. Но…

Мы ждали. Непонятно чего, непонятно сколько времени, Уэра еще раз применила волшебство, ведь против стихии его оказывалось недостаточно. Когда на нас внезапно налетел снежный буран, беспокойства только прибавилось.

— Делай свое дело, волшебница! — Рявкнул на нее козел.

И тут Уэра обернулась.

— Я пытаюсь! Но это сила природы!

И тут я поняла, что это был лишь отвлекающий маневр. Козлина открыл свой мерзкий рот, чтобы что-то сказать, а Уэра впустила бурю, и та просто снесла собой всех недоброжелателей. Они кричали и сопротивлялись, но ветер был очень сильным, ураганным. Он бы и дом снес, не то что горстку каких-то неудачников.

Но когда их унесло ветром в сторону далекого леса где-то у кромки горизонта, я поняла, что меня, хоть и засыпает, но все-таки не уносит. Как и Чэна, и саму Уэру. Когда врагов больше не осталось, Уэра снова восстановила над нами купол безмятежности. Снегопад обыкновенный.

Вместе с Чэном мы почти сразу же шагнули к ней. Она обреченно уронила руки и опустила глаза.

— Уэра… — хотела что-то сказать я ей, но она была в своих мыслях.

— Моя дочь… Филисия… она… — в ее глазах снова встали слезы.

Но тут к ней приблизился Чэн и положил руку ей на плечо в знак поддержки. Так я подумала изначально.

— Сеор был прав, — сообщил Чэн. — Я действительно никогда не служил ему, и всегда был предан Дэвлину. Я нашел место, где Сеор прятал Филисию… — большие глаза Уэры вспыхнули шоком и надеждой, — и перед самым отправлением за медальоном я выпустил ее из заточения.

Уэра побледнела, а когда ее повело в сторону, Чэн предусмотрительно поддержал ее, обняв за плечи. Женщина во все глаза смотрела на Чэна, требуя большего, ей нужно было подтверждение, доказательства, все, что угодно, чем просто надежда. А Чэн… пожалуй, впервые за все то время, что я его знала, он улыбнулся.

— Сеор не очень-то любит навещать своих пленников, — замечает он. — К Дэвлину он тоже не ходил, пока ему не понадобилось.

Уэра еще недолго смотрела Чэну в глаза, как будто так до конца и не поверив ему. Но он был тверд и уверен в том, что говорил. Через время она приняла эту правду и разревелась. Чэн приобнял ее и похлопал по спине.

— Я дико извиняюсь! — Вмешалась в их прекрасные новости я. — Но надо бы Дэвлину помочь.

Уэра отстранилась, утерла слезы и буквально через несколько секунд была готова к труду и обороне. Времени на подготовку не было, Дэвлину была необходима наша поддержка, поэтому мы и заторопились по дороге следом. Да, следы замело, но в целом мы примерно представляли, куда они отправились.

Уэра все еще колдовала, расчищая нам путь, а за ее коконом все еще мела метель, выла вьюга, в общем — жуть! Я ощущала себя в пузыре на дне моря, стоит ему лопнуть и нам крышка. Но это ладно, меня интересовало другое.

— Что Сеору надо?! — Спросила я. — Что вообще произошло?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Идти по-прежнему было тяжело, дороги здесь не было, иногда я проваливалась в сугробы, Чэн меня периодически вытаскивал, как морковку.

— Он был лучшим другом Дэвлина, — взялась рассказывать Уэра. — Они росли вместе. Родители Сеора были из знатного рода, но когда мальчику было семь, они трагически погибли. Как тогда все подумали. Но все было гораздо хуже. Дэвлин всегда был добрым наследником, поэтому, когда Сеор остался без близких, он предложил ему жить в замке.

— Однако позднее выяснилось, что на самом деле Сеор убил своих родителей. Именно для того, чтобы переехать в замок, поближе к Дэвлину.

Я округлила глаза и вытаращилась на волшебницу. Ее магия так красиво окружала ее голубоватым свечением.

— Зачем?

Уэра вздохнула, Чэн мрачно смотрел себе под ноги.

— Существуют в нашем мире пожиратели силы, — объяснила Уэра. — Они ненасытны и поглощают все, что встречается на их пути. Это древние существа, которые обманывают личиной человека, но на самом деле все, что им нужно, это пожирать силу.

— Значит… Сеор не человек? И… как же он родился таким? Его семья тоже была пожирателями силы?

— Обычно происходит подмена в колыбели, — продолжала разъяснять мне все Уэра. — Он поглотил силу своих родителей, но ему нужно было больше. Ритуал Коронации предполагает собой принятие силы. Когда Сеор расстроил его и заточил Дэвлина, он рассчитывал получить эту силу. Но та устроена так, что дается только потомкам драконов. Ритуал провалился, сила спряталась от него где-то далеко, а медальон Дэвлина… раскололся надвое.

— Сеор не знал о медальоне, — вспомнила я. Уэра кивнула. — Почему он прятался в той лавке и здесь?

— Защита сработала в момент проведения ритуала, Дэвлин должен был представить себе два места, удаленные друг от друга. Это своего рода защита для силы рода. По-видимому, он представил первое, что пришло ему в голову.

— Так, а что сейчас? Разве сила дастся Сеору?

— Если у него будет медальон — да, — глухо подтвердила Уэра.

— Почему призвали меня?

Уэра тяжело вздохнула.

— Сеор хотел заполучить силу, он изучал этот вопрос и нашел упоминание о морозной крови, которая способна управлять потомком драконов. Так он и заставил тебя призвать.

— Но… — теперь я посмотрела на Чэна.

Тот шел рядом и смотрел под ноги, до этого момента вообще было непонятно, слушал ли он нас вообще.

— Морозная кровь нужна не для управления, — повторил он свои слова. — Это союз. Морозная кровь нужна для баланса, потому что потомки драконов обладают разрушительной силой, особенно после коронации.

— В смысле? Но нас же выселили, разве нет?

— Раньше потомков дракона было очень много, — подхватила Уэра. — Нужно было поддерживать баланс, чтобы в конечном итоге Север не превратился в юг. Но со временем их число сократилось и необходимость в вынужденном союзе между двумя кланами прошла. Род «морозной крови» был связан этим обязательством, но поскольку это был выбор без выбора, когда им дали свободу, они переселились в другой мир.

— Так что? Наследники «морозной крови» выходили замуж или женились на потомках драконов? — Уточнила я. Оба кивнули. — Но не хотели этого?

— Это что-то вроде притяжения, — попыталась объяснить Уэра. — Оно взаимное. Но одно дело, когда это происходит добровольно, а совсем другое, когда последние рожденные дочери и сыновья одного рода буквально предназначены другому. Это было почетно и похвально, конечно же, выдавать детей за Королей Севера.

— Только последние? Это из-за силы? — Догадалась я.

Уэра кивнула.

— Значит… технически… Дэвлин…

Тут я нервно сглотнула и разволновалась. Значит, получается, что если бы мы просто встретились в обычных обстоятельствах… нет, лучше не будем об этом.

— Дэвлин… кхм… он будто бы не знал об этом.

— Ваш род переселился уже достаточно давно, — объяснила Уэра. — Знания об этих событиях сохранились только в летописях. Дэвлин должен был с ними ознакомиться, но после коронации. Чему, как ты знаешь, помешали.

— Ладно, хорошо, — прокашлялась снова я, провалившись в очередной сугроб. — А как же я могла управлять Дэвлином?

— Это его кровь, помнишь? При объединении, священном союзе, проще говоря — свадьбе, ваша кровь смешивается и объединяется, поддерживая баланс самостоятельно. Но до того момента ты можешь влиять на него, не допуская катастрофы. Все-таки это потомки драконов, а ты — Невеста Севера.

— А? — Запнулась я. — В смысле?

— Мы все еще про древнюю традицию, — напомнила Уэра, я лишь нервно сглотнула.

Ну, ладно.

И тут Чэн остановился. Мы с волшебницей тоже притормозили и уставились вперед. Пришлось немного расширить границы нашего купола, чтобы увидеть перед собой нашу цель. Пещеру чудес. Или что-то около того. Потому что, когда мы подошли поближе, там уже вовсю творилось какое-то светопреставление.

Глава 14

Буквально врываемся в пещеру, но там уже все полыхает разноцветными красками огня. Становится невыносимо жарко, и на какой-то момент я допускаю мысль о том, что это Дэвлин разбушевался. Если это он, значит, все хорошо, он там уже справляется. Правда?

Но — увы, мои ожидания не подтвердились. Уэре пришлось призвать стужу, чтобы нас не испепелило. Сначала пещера вела вперед к свету неровным туннелем, но потом свернула, и мы вышли к большой площадке, на которой и бушевал огонь. Он бы огромным, беспорядочным и всепоглощающим. Языки пламени метались то от одного угла в другой, то внезапно хлестали потолок и тогда камни начинали рушиться.

За пламенем было особо не разглядеть, кто там буйствует, но догадаться можно. Окидываю быстрым взглядом пещеру (спасибо огню! Все видно! Во всем надо искать плюсы!) и вдруг замечаю его.

— Дэвлин! — Срываюсь с места и несусь к нему.

Не знаю, что именно произошло, но он сейчас лежит на холодных камнях без сознания и не шевелится. Выглядел он жутко, поэтому я волновалась, но не позволяла себе дурные мысли. Подбежала к нему и упала на колени. Видимо, волшебство Уэры было не настолько быстрым, поэтому огонь добрался до меня, и я вся взмокла.

Перевернув Дэвлина, я попыталась привести его в чувства — не получалось. Подошли и Чэн с Уэрой, оба взмокшие, несмотря на волшбу. Если это огонь драконов, который Дэвлин должен был получить на коронации — неудивительно, он намного сильнее магии Уэры.

— Надо уходить! — Утер лоб Чэн.

— Он прав, моя магия долго не протянет, — поддержала Уэра, а я заметила, как дрожат ее руки.

Чэн помог мне поднять Дэвлина и уже вместе мы гуськом понеслись на выход. Палило страшно! Вот и пойди, пойми! То — ой, как холодно! То — что за жарища?! Но я за золотую середину. Как выяснилось — по роду положено.

Когда мы выбегали из пещеры, мечты о снежной буре были такими прекрасными. Но огонь все еще полыхал, поэтому снег вокруг начал таить. Выскочив наружу, мы отошли немного в сторону и уложили Дэвлина в сугроб. Я снова пыталась его растормошить, но он в сознание не приходил. Тогда-то я и разозлилась.

— А ну, проснись! — Толкнула его в грудь я, отдав приказ.

Сработало! Дэвлин тут же распахнул глаза и шумно набрал в грудь воздуха, пытаясь понять, где он вообще находится и что происходит. Мы с Чэном поддержали его, пытаясь усадить, Уэра по-прежнему боролась с двумя стихиями, пытаясь не допускать до нас бурю, но в то же время, не подпуская к нам огонь драконов. Надеюсь, она рассчитывала на такие перегрузки.

Дэвлин еще недолго моргал, я понимала, что он вообще ничего не соображает первое время, поэтому лекции на умные темы вести не торопилась. Но затем он уставился на Чэна (тот был прямо перед ним, я сидела с Дэвлином рядом и обнимала его за плечи), и его взгляд стал более осмысленным.

— Слава Богу! — Обрадовалась я, обняв Дэвлина.

Он немного нахмурился, потом взял мою руку и отстранил от себя. Осмотрел с ног до головы строгим взглядом.

— Что случилось? — Спросил он.

Я почему-то только рассмеялась.

— Свиной хвост помог! — Обрадованно сообщила я.

После пробуждения Дэвлин был не слишком сообразительным, или же мое объяснение было похоже на бред сумасшедшего, я не знаю.

— Дэвлин! — Позвала Уэра, отвлекая нас. Когда я взглянула на нее, то сразу поняла, что все не очень хорошо. Она обливалась потом, но тот замерзал на ней из-за магии и бури, поэтому сейчас волшебница была вся покрыта инеем. — Что нам делать?

Дэвлин все еще ненадолго завис, а потом вздохнул как-то чересчур обреченно и опустил взгляд.

— Он поглощает мою магию, — заявил вполне очевидное Дэвлин. — Но ее слишком много, чтобы он сожрал все разом. Это древнее колдовство.

— Милый, — приобняла его я, — мы, может быть, и не потомки драконов, но это нам уже ясно. Ты не мог бы предложить идеи, как нам с этим справиться?

Дэвлин немного смущенно отреагировал на слово «милый», но комментировать не стал.

— Моя сила ему не по плечу, но он ей увлечен, этим можно воспользоваться. Дело в медальоне, если его разделить, сила снова пропадет.

— Прекрасно! — Обрадовалась я. Но ни Дэвлин, ни Чэн не улыбались. Я нервно вздохнула и уточнила: — Но есть проблемы, так ведь?

Дэвлин чуть повернулся ко мне.

— Сеор обманул меня, — сообщил Дэвлин. — Когда он задумал заговор, он притворялся моим другом, он же убедил меня, что его амулет поможет защитить меня на коронации. Я был глупцом и поверил ему. Но с помощью амулета он может лишать меня сил. Мне к нему не подойти и на метр.

— Мм… — задумалась я, но рано.

У Дэвлина был план. Он встретился взглядом с Чэном и как-то грустно посмотрел на него. Чэн тоже не обрадовался, я уже начала подозревать, что предложение будет не слишком оптимистичным.

— Если достать амулет, Уэра сможет заморозить рану и я попытаюсь сразиться с Сеором, — мрачно заметил Дэвлин.

А потом посмотрел на меня, как будто по сценарию, о котором было известно только ему, я должна была сказать какую-то реплику. Я нервно вздохнула и задумалась: ладно, подыгрываем.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Рану, — уцепилась за главное я. — Куда именно Сеор поместил этот амулет?

И тут Дэвлин прикладывает руку к своему сердцу. Удивленно хлопаю глазами, немного не понимаю, как Сеор это сделал. Но, наверное, волшебство или что там?

— Я не смогу извлечь амулет сам, — сообщает мне Дэвлин чуть тише и мрачнее. — Но если ты прикажешь мне…

***
Я даже не сразу поняла, что он такое сказал. Просто тупо захлопала глазами и в недоумении уставилась на Дэвлина в ответ. Он все еще был бесподобен, а я наконец-то могла позволить себе допустить к нему чувства. И это было прекрасно…

Но сейчас не об этом.

— Подожди, — попыталась как-то въехать в происходящее я. — То есть, ты предлагаешь мне приказать тебе вырвать самому себе сердце?

— Так я смогу попытаться сразить Сеора…

— Что?! Нет! — Возмущенно вскакиваю на ноги и отхожу.

Дэвлин, хоть и не в порядке, но поднимается следом, его поддерживает Чэн. Когда оба оказываются на ногах, Дэвлин проникновенно заглядывает мне в глаза, и я не хочу читать по ним то, что он пытается до меня донести.

— Сеор опасен, — пытается сыпать какими-то аргументами Дэвлин. — Если его не остановить, он станет самым сильным пожирателем и в конце концов уничтожит все живое.

— Это прекрасная информация, — язвительно подмечаю я, складывая руки перед собой. — Но твой вариант, будем откровенны, полная свиная попа!

Чэн не сдержался и прыснул, а Дэвлин смерил его тяжелым взглядом. Чэн тут же стушевался и опустил голову, виновато пялясь себе под ноги.

— Кристина…

— Так, ладно, совершенно ясно, что среди нас идейных вдохновителей не так много, и ты им точно не являешься, — прервала Дэвлина я.

— Кристина…

— Дай подумать! — Наорала на него я.

Дэвлин чуть скривился, но мешать не стал. Вот и хорошо! Выдумал, тоже мне! Сердце себе вырывать!.. Думать, думать, думать… итак, что мы имеем? Чокнутого пожирателя силы, который… жрет силу. Понятное дело, мы с Чэном и Уэрой его тапками не закидаем, нужен Дэвлин. Он — потомок драконов, что-нибудь да сможет. Но…

— А твои браслеты? — Указала я, ткнув на его запястья. — Если их снять, ты же обретешь силу, так?

Дэвлин поднял руки и посмотрел на свои наручи, как будто совершенно позабыл о них. Как будто привык. От этого было немножко не по себе, но опустим это.

— Их невозможно снять, не нанеся себе непоправимых увечий, — объяснил Дэвлин. — Поэтому они так эффективны.

Маленькая трудность, не более того. Задумалась еще раз, обдумала следующий вариант.

— А если прикажу?

— Я выполню, но это убьет меня.

Не знаю уж, почему, но несмотря на обреченность любого, казалось бы, плана, сейчас Дэвлин почему-то смотрел на меня с надеждой, ожидая генерации идей. Ну, я же обещала, так ведь? А как я могу сейчас подвести?

— А что, если… — я шагнула к нему ближе, взяла его за запястья и подняла его руки выше, чтобы разглядеть браслеты. Обычные такие обручи белого цвета, немного поблескивали ледяной магией, так и не скажешь, что они опасны при уничтожении, или ограничивают силу, — у нас ведь есть волшебница Севера, так? Что, если она их заморозит? И взрыв сдержится?

Дэвлин делает вздох, и я понимаю, что эта идея тоже недостаточно хороша.

— Моей силы все равно не хватит.

— Даже если прикажу?

— Изнутри это сделать…

— А я? — Вмешивается Чэн, а затем обнажает меч. Мы смотрим на него, а он внезапно запускает языки пламени в лезвие. Ого! А я-то еще тогда удивилась, откуда взялся огонь, когда я впервые встретилась с эльдисом. Чэн. Хитрый лис. — Ты же подарил его мне с каплей своей магии, а драконий огонь даже в маленьких количествах всегда обладает огромной силой.

— Таким образом мы освободим твою силу, ты сожжешь амулет в своем сердце, огонь-то тебе не помеха, и ты пойдешь рубиться с Сеором! — Обрадовалась я, и даже на радостях бросилась Дэвлину на шею.

Он приобнял меня в ответ, но без энтузиазма, затем отстранил и все еще выглядел мрачным.

— Не спеши, Кристина, это только теория, — заметил он.

— Тогда давай пробовать, пессимист, — хмыкнула я.

Конечно, план был гениальным, но только наполовину. Потому что все уже устали, Уэра потратила слишком много сил и ей буквально приходилось работать на два фронта, удерживая бурю и еще пытаться что-то тут колдовать. Ее руки дрожали, когда она заморозила браслеты Дэвлина, а затем неуверенно заглянула ему в глаза.

— Я не уверена, что моей силы хватит, — призналась она.

— Тогда Дэвлин не будет использовать силу, только Чэн, — предложила я. — По крайней мере, пока. Может быть, огня извне будет достаточно?

Дэвлин вздохнул, выразив этим все свое отношение к данной затее (не особо она ему пришлась по душе, но другая вообще тупая, поэтому пробуем), Уэра вложила максимум силы, заморозив браслеты настолько, что те буквально приросли к рукам. Я отодвинулась чуть в сторонку, предоставляя Чэну пространство для размаха. Его меч все еще полыхал, он сосредоточился, собрался и ударил!

Искры посыпались в разные стороны, лед треснул и разлетелся, мы все дружно зажмурились и отвернулись. Но когда я снова посмотрела на браслеты, оба были целы. Вздохнула.

— Еще, — потребовала я.

Дэвлин хотел что-то возразить, но передумал. Да я бы ему!.. Ничего не сделала бы, конечно, но главное, что Дэвлин не спорил.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Повторили процедуру. Еще и еще раз. Уэра уже еле стояла на ногах, постоянно добавляя лед. Еще эта буря! Да закончись ты уже!

Но ничего не получалось. Чэн постоянно разбивал лед, однако браслеты все еще оставались на месте.

— У нас нет на это времени, — вздохнул Дэвлин. — Лучше мой план…

— Это не план! — Возмутилась я. — Мы его не рассматриваем и точка!

— Но твой план тоже не работает, — заметил Дэвлин.

— Москва тоже не сразу строилась, знаешь ли, — гордо заявила я, чем заставила нахмуриться Дэвлина еще больше.

— Эээ… — внезапно протянул Чэн.

Пока мы тут препирались, он в отличие от нас разглядывал браслеты. И не зря! Привлекая наше внимание, он указал на небольшую трещину… эйфория захватила меня в плен, я расплылась в улыбке и подпрыгнула на месте! Дэвлин, хоть и взглянул на меня с сомнением (все еще «а вдруг показалось?» взгляд), все же искорку надежды в его глазах я заметила.

— Давайте еще! Уэра — простите!

— Ничего, — отмахнулась она. — Но когда я свалюсь, будьте готовы к буре.

— Уэра… — обратился к ней Дэвлин.

— Это просто упадок сил, не надо драмы! — Попросила она и запустила еще одну ледяную тюрьму на браслеты Дэвлина.

Чэн вздохнул, покрепче сжал клинок в своих ладонях, сосредоточился и ударил! В этот раз трещина стала гораздо больше, ее уже не надо было разглядывать под микроскопом. Мы с Чэном радостно ее рассмотрели и обменялись улыбками.

— А если сейчас попробовать магию? — Предложила я. — Сквозь эту трещину? И добавить в магию меча?

Дэвлин уверенно кивнул, и мы снова повторили процедуру, только добавив силу Дэвлина. На самом деле, сначала ничего не изменилось, когда потомок драконов попытался выпустить огонь, задымились его запястья, но ничего больше. Но Дэвлин не сдавался и сосредотачивался до последнего изо всех сил. Еще одна попытка — трещина вдруг засветилась.

Пользуясь случаем, Чэн ударил мечом — сила пока еще не объединилась как следует, но то, что Дэвлин добавил своей магии — сработало! Один браслет треснул еще в нескольких местах, а через время попросту развалился.

Теперь второй.

Мы потратили на это время, но в конечном итоге смогли справиться. Когда и второй браслет пал, вместе с ним в снег свалилась и Уэра. Чэн поспешил к ней, а Дэвлин вздохнул полной грудью и как выпустит столб огня в небо, я даже в сугроб свалилась от всей этой магии.

Видимо, она копилась очень давно, потому что высвобождение его не опустошило. Дэвлин еще немного выпускал огонь, а затем тот немного успокоился. Уже более привычно Дэвлин подошел ко мне и наклонился, подавая руку. Через мгновение я уже была на ногах… слишком близко к нему.

— Что с амулетом? — Спросила я.

— Его больше нет, — заверил Дэвлин. — Ты была права, идея с браслетами была отличной.

Я хитро улыбнулась и нарисовала несколько узоров на его плече.

— Ну, а то, — горделиво заявила я.

Несколько мгновений мы просто стояли и мялись рядом, а потом Дэвлин изменился в лице.

— Ты не поцелуешь меня перед боем? — Слишком уж серьезным выглядел он.

— Чего это? — Смутилась тут же я.

— Вдруг я не вернусь? — Драматично заметил он.

— Я тебе не вернусь! — Нахмурилась тут же я, несерьезно толкнув его в плечо.

А он поймал меня в объятия и приблизился к моим губам. Недолго подувшись, я уступила и позволила ему поцеловать меня. Он все еще был горячим, но теперь по-другому. Что-то изменилось с высвобождением его силы, это точно.

Когда он отстранился, он скользнул жадным взглядом по моему лицу и нервно сглотнул.

— Может, ты уже спасешь мир? — Шутливо предложила я.

Дэвлин помолчал еще пару секунд.

— Надо, да? — Отшутился в ответ он и улыбнулся.

Затем все-таки выпустил меня и отошел. Не без труда. Как и я его отпускала. Буря действительно на нас напала, но тепло Дэвлина как будто превращало ее в летний бриз. Когда же он отошел, в меня ударило ветром сильнее. И холодом.

— Ждите здесь! — Приказал Дэвлин, подтащил меня поближе к Чэну, который держал на руках Уэру, и отправился в пещеру.

Мы с Чэном переглянулись, я вздохнула и поняла, что на этом все не заканчивается.

Глава 15

Ожидание. Самое неприятное на всем свете. Если ждешь чего-то хорошего — переживаешь и хочешь, чтобы скорее пришло. Если чего-то плохого… алгоритм тот же, но с другим эмоциональным оттенком.

Сейчас у меня было двойственное чувство. С одной стороны — Дэвлин вернул свою силу и теперь сможет сразиться с Сеором. С другой стороны — Сеор там жрал со страшной силой драконий огонь, который был положен Дэвлину после коронации. Разве это не делает его теперь сильнее?

К сожалению, к схватке было не приблизиться, из пещеры по-прежнему вырывались разноцветные всполохи, опаляло жаром, но все это нам компенсировала буря. Жар и холод в одном флаконе, кто бы мог подумать, что такое возможно?

Делать было нечего, а потому я решила пока разузнать еще парочку важных деталей из прошлого Дэвлина.

— Если Сеор восстал против Короля, будущего, почему никто его не остановил? Не поднял восстание против Сеора?

Чэн задумался над моим вопросом.

— Сеор действовал постепенно, — стал рассказывать он. — Избавлялся от союзников Дэвлина в замке, подкупал, обманывал, шантажировал. (Он указал на Уэру, которая все еще лежала без сознания у него на коленях). Те, кто не подчинились, погибли. Но к моменту коронации их осталось не так много. Многие боялись восставать, потому что Дэвлин был сильнее их всех, а если кто-то смог победить Дэвлина… какой же силой он обладает?

— Чем он шантажировал тебя?

— Я почти сразу предложил ему служить, — признался Чэн. — Толку бы не было, если бы я умер, как и остальные. А так я хоть и частично, но был в курсе планов Сеора. Вдобавок это позволило мне потихоньку исправлять то, что он натворил, за его спиной.

— А как же народ?

— Народ ждал коронации. Обычно о ней объявляют заранее, устраивают большой праздник, гости съезжаются со всего Королевства. Но Сеор обманул Дэвлина, притворился, будто зреет заговор и чем скорее Дэвлин примет силу, тем скорее станет неуязвимым. Поэтому Сеор обманным путем заставил Дэвлина провести коронацию, но без лишнего шума. Так все и случилось.

— Значит… народ просто ждет нового Короля? — Уточнила я. Чэн кивнул. — А что случилось с предыдущим Королем? Не пойми меня неправильно, но Дэвлин выглядит молодо. Или это только видимость? — Нервно добавила я.

— Нет, он действительно молод, — подтвердил Чэн. — Сеору, а точнее пожирателю силы, нужно было питаться. Он жил в замке, много времени проводил и с дедом Дэвлина, и с его отцом. Сначала занемог первый, все думали, что из-за болезни, а вскоре и отец Дэвлина слег. Таким образом остался только Дэвлин. Сеору было проще обвести вокруг пальца его, нежели других.

— Но как же он обманул их? Они позволили ему забрать их силу…

— В том и вся опасность пожирателей силы: если они забирают ее понемногу, невозможно даже понять, что происходит. Сеор был невинным ребенком с трагедией в семье, которого все жалели. Никто и подумать не мог, что он пожиратель. Он играл свою роль отменно.

Я понимающе закивала, воспринимая полученную информацию. М-да, притаилась змея среди своих, ничего не скажешь. Теперь понятно, почему Дэвлин ненавидел Сеора так сильно. То есть да, понятно, когда тебя свергают и сажают в подземелье, это мало кому понравится. Но когда твой друг тебя предает — это еще больнее, чем если бы просто случайный незнакомец на тебя напал. Но… так или иначе, теперь мы здесь и надеемся на лучшее.

Внезапно в пещере раздались еще более громкие звуки, похожие на взрывы. Мы с Чэном сразу же уставились на вход. Понятное дело, что отсюда ничего не увидеть, но куда нам еще было смотреть?

Огонь вырывался наружу ярким пламенем, снег вокруг нас быстро таял. Еще совсем немного и мы уже будем сидеть в луже. Надеюсь, это лишь переносное значение и ничего общего с происходящим не имеет.

И тут из пещеры что-то вылетело, словно ядро из пушки, приземлившись в сугроб поодаль. Выкопавшись из него, и встряхнув головой, он высвободился из снежного плена, и мы узнали в нем Дэвлина. Он уже был без мантии, прошелся мимо и, кинув в нас взгляд, уверенно кивнул, мол, «да все в порядке», а затем пошел обратно.

Я вздохнула и переглянулась с Чэном. Мы снова подождали недолго, затем раздались те же звуки взрывов, волнений и прочее. Еще несколько мгновений и Дэвлин снова вылетает из пещеры, словно пробка из бутылки. Тут уж я не выдерживаю, поднимаюсь на ноги и подхожу к Дэвлину. Он сначала воспринимает мое приближение враждебно, а затем примиряется.

— Я, знаешь, что подумала? Я ведь могу тебя подчинить, так? Это типа морозная кровь и все такое. Но ведь дело в огне, так ведь? Что, если я смогу подчинить и его?

Дэвлин сначала хочет возразить, но потом все-таки сомневается, немного нервно облизывает губы. Думает. Полагаю, это потому, что прошлая моя идея была удачной. Делает глубокий вздох, а затем берет меня за плечи.

— Держись ко мне ближе, — просит он, к затем уверенно сжимает мою руку.

Я улыбаюсь ему в ответ, радуясь, что он снова считается с моим мнением, и мы идем в пещеру уже вместе. Жар уже настолько сильный, что идет дождь, а не снег. Слишком быстро тает. Площадка перед пещерой вообще расчищена, будто снегоочистительная машина здесь прошлась. Даже странно ступать по ней, а не тонуть в сугробах. Мои ноги уже онемели от напряжения и постоянного преодоления препятствий.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Пришлось скинуть мантию, потому что жарища стояла неимоверная. Пламя по-прежнему пыталось меня опалить, но Дэвлин более или менее контролировал температуру. Да, банька знатная, но не ад кромешный. Так что — двигаемся дальше!

Когда мы дошли до площадки, пламя превратилось в огненный смерч. Была ли это поглощенная сила, или же еще до того, я не знаю. Но выглядело это все просто жутко! Я даже задрожала, а Дэвлину пришлось меня обнять, чтобы я не заорала и с воплями не выбежала наружу.

Так, собраться, сосредоточиться, отдать приказ. Конечно, это был выстрел вслепую, но у Дэвлина как-то не очень получалось справляться. А раз я могу помочь…

Приказываю — ничего. Пламя все еще пламя, кружит, вертит, ужас просто какой-то, кровь в жилах стынет! Даже в такой жаре! Что же делать?!

Приказываю еще раз — сильнее! Ничего. Пламени все еще не до меня, оно занято, очевидно. Неужели моя теория не верна? Мнусь на месте, обливаюсь потом, не знаю, что еще придумать.

— Не получается, — констатирует Дэвлин. — Лучше тебе выйти…

— Нет, — стискиваю зубы, изо всех сил сосредотачиваюсь и кричу: — СТОП!

И тут пламя такое — уиии! И разошлось в разные стороны. А оттуда показался удивленный Сеор, захлопав глазами так, будто подобное было вообще невозможно. Да, он прав, сама в шоке.

Дэвлин чуть сильнее сжал мою ладонь лишь на миг, а потом рванулся вперед. Не успела я ничего понять или сообразить, как он уже вцепился в Сеора. Они схлестнулись, сцепились, словно два разъяренных пса. Выглядело это, конечно, жутко, я задрожала и отошла…

Но пламя-то команду выполнило, а теперь — все. И давай закручиваться снова. Сосредотачиваюсь, снова отдаю приказ, немного усмиряю его, но не сильно. То ли оно обходит мои приказы, то ли они недостаточно сильны. Но пламя крутится в потоке и избегает моего подавления.

Последнее, что вижу — это вспышки пламени, а потом взвизгиваю и падаю на землю в ужасе, ведь пламя вырывается в мою сторону…

***
Все как-то… померкло. Я ожидала зажариться в печке, но ничего подобного, к моему великому удивлению, не случилось. Делаю вздох, делаю два, все еще более или менее нормально. Тепло. Но не жарко…

Осмеливаюсь открыть глаза, вижу только яркие блики и пятна, как будто таращилась на солнце полчаса. Но кто-то шевелится надо мной, и я пугаюсь.

— Ты цела? — Спрашивает меня Дэвлин.

Я медленно улыбаюсь, но все еще не могу разглядеть его из-за пятен перед глазами.

— Да, а ты? — Интересуюсь, сжимая его руку.

— Он исчез, — сообщил мне Дэвлин.

— Исчез? — Тревожусь тут же я. — В смысле: «Это еще не конец! Вернусь и всем отомщу» исчез? (Дэвлин тихо смеется). Или «все, издох» исчез?

Дэвлин дает себе еще пару мгновений, мои пятна перед глазами начинают растворяться, все четче вижу силуэт, движения.

— Есть сила, которую поглотить нельзя, — сообщает он с гордостью. — Пламя драконов как раз такое.

Потом он приподнимается, садится, бережно помогает сесть и мне. Зрение с каждым мгновением все улучшается, но пока еще не идеально. Зажмуриваюсь, пытаюсь даже протирать глаза — пока все по-прежнему. Дэвлин так бережно держит меня за плечи, что я даже немножко симулирую.

— Значит… он уничтожен? — Уточняю я.

Дэвлин почему-то вздыхает.

— Есть две возможности, — все-таки рассказывает он, — либо он все-таки исчез навсегда, либо он растворился в огне.

— А это как возможно?

— Пожиратели сильнее, чем кажется, — нехотя признается Дэвлин. — Я это испытал на своей шкуре.

— А зачем они вообще нужны? — Дэвлин смеется над моим вопросом, краснею и тут же поясняю: — Я имею в виду, ведь каждое создание для чего-то нужно. Для чего нужны пожиратели?

Дэвлин почему-то не отвечает мне на этот вопрос, просто делает небольшую паузу, а затем поднимается на ноги, помогает встать и мне. Глаза почти полностью привыкли к темноте, и я вижу силуэт Дэвлина рядом. Он смотрит на выход, я тоже устремляю туда свой взгляд. Где-то вдалеке метет привычный снег…

— Я думала, это изменится, когда ты победишь, — признаюсь я. — Разве зима не должна была… пойти на спад?

— После коронации, — объясняет Дэвлин.

Задумываюсь над этим, кусаю губу, немного нервничаю, потому что… если это в принципе все, то… я ведь больше не нужна. Так ведь?

Выходим из пещеры и почти сразу же находим Чэна и Уэру. Последняя уже более или менее пришла в себя, бледная, как смерть, но хотя бы очнулась и двигается. Удивительно, я думала, что когда все закончится, появится как будто облегчение. Но… оно не наступает. К сожалению.

Буря продолжает буйствовать, пока мы направляемся к каретам. Чэн нам хоть и улыбнулся, когда увидел, почему-то все равно радости не было. Почему? Что происходит? Не знаю, но мне это все меньше и меньше нравится.

На трех каретах мы неспешно возвращаемся в город, я до последнего игнорирую ощущение, которое меня посещает. Чэн и Уэра ехали в карете следом, мы с Дэвлином вдвоем, третья карета пуста, где-то сзади. И это казалось таким непреодолимым барьером, что, по-моему, легче было ехать в окружении тех воинов, нежели сейчас с Дэвлином. Почему?

В конце концов, терпеть не было сил, я повернулась к нему и напрямую спросила:

— Что не так?

Дэвлин долго молчал, просто сидел и смотрел в окно. Ожидаемая реакция, я к ней уже привыкла. Она меня почти не расстроила. А вот его слова…

— Ты из другого мира, — констатирует он.

И все. Что это должно означать? Почему это звучит как будто бы обидно? Я думала… ой, ну и зачем я так думала? Ком застревает в горле.

— Морозная кровь и все такое, — сообщаю я почти ровно. — Мои предки перебрались из этого мира давным-давно.

Дэвлин понимающе кивает.

— Да, я… слышал об этом, — соглашается он. — Но… — поджимаю губы, ожидая удара под дых, — ты имеешь власть надо мной, Кристина.

— Ты точно все слышал о морозной крови? — Уточняю я.

— Достаточно, — отрезает как будто бы Дэвлин. — Я — будущий Король Севера. И, если кто-то будет иметь надо мной власть…

— Что? Что тогда, Дэвлин? Ты думаешь, я буду отдавать тебе приказы? Ты сомневаешься во мне? — Удивляюсь я.

— Ты мне приказывала, — напоминает он беспощадно.

— Сеор рассказал мне, что ты причина всех бед Королевства, — объясняюсь, хотя — зачем?

Заткнись, не топчи свою гордость! Как будто можно было ожидать чего-то другого! Может быть, Сеор и был подставным Королем, многое от перестановки мест слагаемых не поменялось.

— Я это понимаю…

— Знаешь, что? Давай, я избавлю тебя от всех этих объяснений! Как будто я хотела здесь остаться! Меня сюда призвали против воли! Мне не нужен твой тупой Север! И ты мне не нужен со своими Королевскими замашками! Как Уэре станет полегче, пусть уже вернёт меня домой, и я забуду все это, как страшный сон!

Решительно отворачиваюсь к окну и складываю руку на груди, но чувствую на себе взгляд Дэвлина. Некоторое время он просто молчит, но скользит по мне взглядом.

— Для тебя… это было страшным сном? — Как-то нерешительности для того, кем он является, спрашивает он.

— А чему ты удивляешься? Этот — пожиратель сил, ты — монстр, каких поискать! Конечно же, я хочу домой! Подальше от всяких психов!

Дэвлин не злится, молчит и все еще смотрит на меня. Мне становится невыносимо находиться в его присутствии.

— И вообще — останови! — Стучу кучеру, тот в удивлении останавливает лошадей, те аж ржут от неожиданности.

Выскакиваю на улицу, решительным шагом направляюсь ко второй карете. Та тоже встала, поэтому, когда распахиваю дверь, встречаюсь взглядом с недоумевающим Чэном.

— Здрасьте, я к вам, — пихнув Чэна внутрь, залезаю я. — У вас тут теплее.

Уэра, которая почти пришла в норму, сидит напротив, и после моей фразы, изящно выгибает бровь. Да-да, я знаю, Дэвлин теплый, ну и что?! Ненавижу!

Ни с кем не разговариваю, через время мы снова едем, я же сижу в углу мрачной тучкой и пытаюсь успокоиться.

Управляла я им. И что?! Испугался он, ага, как же. Можно сплавить в другой мир? Аривидерчи! Гудбай! Сайонара! Пшла! Ох, как я была зла!

Но, поскольку дорога от моей злости не становилась короче, в какой-то момент меня немного отпустило. Чэн и Уэра были не особо общительными, впрочем, как и в прошлый раз, когда мы ехали вместе. Когда ворох ненависти и злости успокаивается, я начинаю потихоньку доходить до важных выводов и умозаключений.

— Уэра, когда ты сможешь отправить меня домой? — Уточнила я.

Уэра, которая ушла в своих мыслях очень далеко (думаю, она мечтала поскорее встретить дочь, что вполне очевидно), не сразу услышала мои слова. Потом моргнула, ее брови поползли вверх, она уставилась на меня так, будто я в одно мгновение превратилась в эльдиса.

— Кхм… — прокашлялась она первым делом, — ты… возвращаешься домой?

— Да, — уверенно кивнула я. — Здесь мне делать нечего.

— Но как же… Дэвлин? — Осторожно уточнила она, видимо, улавливая мои настроения.

— Кто? А, этот… а что Дэвлин? У него своя жизнь, я при чем?

Уэра поняла, что на конструктивный диалог этот комок ненависти (то есть я), явно не настроена. Посему, продолжая удивляться услышанному, лишь переглянулась с Чэном. Тот как обычно был немногословен и скуп на эмоции.

— Все мои книги по волшебству находятся в замке, — ответила мне наконец Уэра.

— Что? Тащиться всю дорогу?.. — Расстраиваюсь я, цокаю языком и закатываю глаза. — А где-нибудь по дороге эти книжки купить нельзя?

Тут уж Уэра не выдерживает.

— Я думала, тебе понравился Север, — осторожно предполагает она.

— Север милый, вы с Чэном тоже милые, даже эльдисы — душки. Но это все, — отрезаю я.

— Но ты Невеста Севера…

— Пф! — Фыркаю не хуже, чем лошадь, может быть, не очень красиво, но зато полностью передает мое настроение. — Да какая ко всем чертям Невеста?! Замуж я не собираюсь, так что — нет, спасибо. И спасибо, что вернешь меня домой, как только мы доберемся до замка.

Больше Уэра не разговаривает, просто смотрит на Чэна, потом делает вздох, и мы едем дальше.

Глава 16

Я, конечно, не Дэвлин, но он не самый лучший стратег. Сказал мне свое «асталависта», когда нам ехать еще полстраны! Ладно, на самом деле я не знаю, что из себя представляет Королевство, может, мы проехали одну сотую часть по дороге к горе. Но настроение группы было, как лезвие ножа: только попробуй слегка развернуть и сразу же порежешься.

На обратном пути мы также останавливались в отелях, гостиницах и трактирах, только качеством немного получше. Только вот все молчали. За столом ли, по дороге, просто глухая тишина. Я разговаривать не хотела, всячески игнорировала Дэвлина, а он, в свою очередь… вел себя странно.

Все же сказал, так? Отлично. Но теперь у него появился какой-то бзик: он меня разглядывал. Сначала немножко, так, украдкой поглядывал в мою сторону, немного нервничал, когда я вроде как шевелилась, быстро отводил взгляд. Но потом стал гораздо настойчивее, и начал пялиться практически без зазрения совести.

Я все равно его всячески игнорировала, притворялась, будто мы пассажиры в поезде. Волей-неволей надо ехать вместе, но не обязательно же любезничать, вести беседы, вообще замечать присутствие друг друга.

Один раз я заметила, как Уэра с ним разговаривает. О чем именно, я так и не узнала, они шушукались в углу, но после этого Дэвлин стал более мрачным и перестал во мне дырки просверливать. Она ему сказала «не пялься?». Не знаю, но это уже неважно. Я просто хотела, чтобы эта поездка поскорее закончилась.

Единственный раз, когда мы более или менее разговаривали, случился, когда мы уже почти подъезжали к замку и на нас напал эльдис. Почему в этот раз я уделяю этому событию так мало внимания? Потому что, во-первых, я к ним как-то привыкла, а, во-вторых, я наконец-то поняла, что значит потомок драконов.

Карета остановилась, лошади заржали, Дэвлин выскочил наружу, и… мурашки побежали по коже. Поскольку теперь он уже был свободен от оков для своей магии, огонь полился из него сплошным потоком, обхлестал гигантского эльдиса, который робко и сиротливо отступал при каждом ударе, а потом и вовсе сбежал, поджав хвост.

Вот это… жесть. Да, я понимала, что такой, как Дэвлин, здесь не просто так, но чтобы настолько…

Когда он вернулся к каретам, он подошел именно к моей. После нашей ссоры к нему пересел Чэн, а мы ехали с Уэрой вдвоем. Но сейчас Дэвлин как будто обо всем позабыл. Да и я… тоже.

— Они боятся огня, — скорее констатировала я, глядя вслед убежавшему эльдису.

— Особого огня, — Дэвлин стоял в шаге от кареты, я на ступеньке, и все равно ему как-то удавалось смотреть на меня будто бы сверху вниз. — Драконий огонь сжигает нещадно. Он губителен для их существа.

— Но ты их не убиваешь, — продолжаю рассуждать.

— Они тоже живые существа, создания Севера, я не могу их просто уничтожить, только потому что могу.

Это прозвучало как-то неоднозначно, но что еще Дэвлин вкладывал в эту фразу, я так и не поняла.

— Что с ними теперь будет? — Интересуюсь.

— Вернутся в горы, больше не будут нападать на деревни и города, — пожимает плечами Дэвлин. — Там их естественное место обитания, но их всегда нужно держать на контроле.

— Как стаю собак? — Ухмыляюсь я.

Дэвлин впивается в меня внимательным взглядом, будто моя ухмылка для него становится каким-то важным признаком.

— Что-то вроде того, — едва заметно ухмыляется и он. — В любом случае, раньше мы с отцом часто объезжали территорию, чтобы знать, не подбираются ли эльдисы ближе к поселениям.

— Что же, теперь все вернется в норму и ты снова займешься своими должностными обязанностями, — еще одна прямая констатация, ловлю взгляд темных глаз и мы замираем.

Дальше — запретная территория, тема, которая заставила нас молчать неделю. Если ступим на нее снова — ничего хорошего из этого не выйдет. Но я замечаю в глазах Дэвлина как будто бы желание продолжить. Нетушки, спасибо!

— Давайте уже ехать, а то время идет, — нырнула в карету обратно я и скрылась в тени за стенкой.

Я слышала, как Дэвлин еще некоторое время постоял, а затем снег под его ногами захрустел, и он ушел в свою карету.

Снежные бури стали потише. Было ли это связано с освобождением Дэвлина? Думаю, да. Снег, хоть и шел, но по сравнению с тем, что было раньше — это небо и земля. Сейчас это были скорее просто снегопады, то сильнее, то слабее, в общем — не столь беспокоящие. А иногда снег почти прекращался, а небо светлело. Значит… здесь возможна весна?

Неважно, я этого не узнаю, всем спасибо, до свидания.

Когда мы наконец-то добрались до замка, я вышла из кареты и посмотрела на него совсем по-другому. Во-первых, стало заметно светлее, поэтому и замок показался мне каким-то светлым, а не мрачным. Во-вторых, почему-то раньше мне казалось, что он как-то больше. Странно, ведь светлое вроде как полнит.

Вчетвером мы двинулись по мосту над пропастью, и из-за того, что снежного шторма вокруг не было, я почти наслаждалась прогулкой. Было… спокойно. Признаки весны грели душу, я наконец-то предвкушала, как хорошенько согреюсь, приму ванну и приведу себя в порядок настолько, что буду выглядеть хотя бы прилично.

Как отреагировали на появление Дэвлина в замке? По-разному, если честно. Кто-то пугался, кто-то падал ниц и кланялся своему правителю, кто-то радостно восклицал и приветствовал его. В общем, если до этого момента я еще сомневалась, мол, «а вдруг Дэвлин не Король?», то теперь можно было с уверенностью заявить: Король.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Поскольку его быстро увлекли сбегающиеся со всего замка слуги, стражники и прочий персонал, Дэвлин поначалу увлекся ими, чем я и воспользовалась, решительно отправившись к себе в комнату. Пора привести себя в порядок и влезть в свои вещи, чтобы возвращаться домой.

Позади меня было шумно, но я была уверена, что на меня уж никто внимания не обращает. Наверное, Дэвлин сейчас всем улыбается, радуется, в общем — счастлив. Искушение узнать это победило, я обернулась… и волнение тут же вспыхнуло во мне. Да, Дэвлин стоял там в толпе, но смотрел он на меня. Чего?

Отчасти я, конечно же, могла понять его страхи и сомнения. Да, я им… управляла. Может быть, он и спасал мне жизнь, но сам факт… конечно же, мне было обидно, ведь он своей жизнью рисковал. То есть, он, конечно, лишь отдавал долг, в конце концов, теперь становится понятно, почему для него это было так важно. Он же Король, положение обязывает. Но от этого мне легче не становилось совершенно.

Может быть, неплохо, что я ухожу сейчас, не будет большего сожаления, чем есть сейчас…

***
Какое же блаженство было наконец привести себя в порядок и отмокнуть в ванне. Я буквально растворилась в ней, приходя в себя после столь долгого переезда, всего этого приключения. Не сказать, что я все еще ощущала усталость, но и не отдохнула я совершенно. Но решила так: вернусь домой и устрою себе неделю лежания на диване и смотрения сериалов. Отличный план!

Вроде бы служанки пришли мне помочь, услышали меня, когда я попросила их принести мне мои вещи, но когда я вышла в комнату, там лежало очередное платье, а служанок и след простыл. Меня этот момент не очень-то порадовал, но голой ходить не хотелось, поэтому пришлось надеть платье и отправиться на поиски тех, кто меня плохо слушал.

Зря я грешила на служанок, но я и не собиралась их особо ругать, просто когда вышла из комнаты и увидела Дэвлина, который ждал в коридоре у окна напротив, многое поняла. Он тоже успел привести себя в порядок, оделся в официальный, строгий камзол по фигуре, который шел ему до умопомрачения…

Так, не отвлекаться.

Он повернул голову в мою сторону и медленно осмотрел с ног до головы. Не скажу, что, прям, оценивал, было что-то в этом взгляде констатирующее мою красоту — лучший комплимент, пожалуй. Глазами он разговаривал великолепно, поэтому я даже не смогла сдержать улыбку.

Опять не в ту сторону! Соберись!

— Уэра уже все подготовила? — Спросила я, пока Дэвлин возвращался взглядом к моему лицу.

— Пока нет, — сообщил он. — Я отпустил ее на встречу с дочерью… если ты не против.

Странное заявление, конечно. Я скривилась и сделала глубокий вздох, но бурчать не стала.

— Конечно же, нет, — спокойно ответила я. — Чэн… молодец. Он был предан тебе все это время.

— Да, — кивнул он, — а я думал о нем плохо.

— Потому что он так быстро согласился служить Сеору?

Дэвлин недолго помолчал, пребывая в задумчивости. Слабые лучи солнца пробились сквозь завесу облаков и легли пятном света ему под ноги. Что-то было особенное в тенях на его лице.

— Когда тебя предают, сложно продолжать верить тем, кто тебя окружал, — признается Дэвлин. — Сеор был моим лучшим другом, верным соратником, я планировал сделать его личным советником после коронации. Подобного от него я не ожидал.

— Да уж, от кого можно ожидать предательство? — Вздохнула я.

А Дэвлин быстро нашел меня взглядом и зачем-то двинулся в мою сторону. Пришлось сделать еще один глубокий вздох, чтобы успокоиться и выглядеть непринужденной. Мол, «меня это совершенно не трогает». Подходить ближе он не стал, я все еще была «ежиком», поэтому он остановился на расстоянии острых иголок.

— Ты действительно хочешь домой так сильно? — Спросил меня Дэвлин, ошарашив меня этим вопросом.

Сначала я хотела ругаться, возмущаться, рявкнуть что-нибудь, но потом усмирила бурю возмущения в себе и задрала нос.

— Это естественное желание, когда кто-то не желает тебя больше видеть, — скривилась я.

— Такого я не говорил.

— А что ты говорил? Что я тобой управляю и это опасно для Королевства? — Напоминаю я едко. — Ну и в какой момент я это делаю? Прямо сейчас? Заставляя тебя стоять здесь и что-то мне говорить?

— Кристина…

— Что, Кристина?! Да, я заставляла тебя вначале, но даже наговоры Сеора не смогли заставить меня возненавидеть тебя. Я разглядела твою сущность, кем ты на самом деле являлся, даже когда все доказательства говорили об обратном. И что теперь? Я оказываюсь плохой?

Дэвлин силится ответить мне на каждое предложение, но не смеет перебивать, только открывает рот, кривится, сдвигает брови, в общем — выражает свои эмоции по этому поводу, но довольно ровно.

— Что я тебе только что сказал? — Когда я закончила, спросил он. — Все, кого я знал, меня предали. Можно ли осуждать меня за то, что я доверяю людям меньше?

— Когда мы шли с тобой к горе, у тебя таких проблем не возникало, — напоминаю я.

— Тогда я был твоим пленником, и…

— Нет! — Возражаю жарко и громко. — Ты шел со мной, потому что ты этого хотел! Ты ведь мог уйти, я знаю! Ты уже отдал свой глупый долг! И ты собирался это сделать! Но ты остался!

— Вот именно! — Разозлился Дэвлин. — Ты можешь мной управлять и подчинять меня, но ты не знаешь, что я готов сделать ради тебя и без твоих приказов!

Тут Дэвлин осекся, как будто сболтнул лишнего, отступил чуть подальше назад, вздохнул, попытался успокоиться. Удалось быстрее, чем мне думалось. Я подождала, сама попыталась усмирить биение собственного сердца, нервно сглотнула.

— За все время… я никогда не желал никого так сильно, как тебя, — внезапно признается мне он, но не осмеливается смотреть на меня. Мое сердце бешено бьется о грудную клетку. — И это… пугает меня сильнее, чем то, что ты можешь меня подчинять.

И вот он сказал это, а теперь берет и смотрит на меня, как будто я должна вынести вердикт или вроде того. Что? В смысле?! Меня это и злит, и смущает одновременно, но я не забываю главного.

— Это только слова, Дэвлин. На деле ты готов отправить меня домой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Нет! Это ты захотела бежать! Я тебе этого не предлагал! — Наорал на меня он. — Ты даже не дала мне шанса…

— Какого шанса?! Ты же сам сказал мне!..

— Да чтоб тебя?! — Внезапно возмущается он, отворачивается от меня, поэтому я ожидаю какой угодно реакции, но только не того, что следует после.

Он возвращается ко мне неожиданно, хватает за талию, словно в каком-нибудь любовном романе и впивается в мои губы. Теряю ориентацию в пространстве, повисая на его руках, барахтаюсь, словно рыба, выброшенная на берег…

Эмоции захлестывают. Его ладони сжимают меня так сильно, еще чуть-чуть и будет больно. Сама не замечаю, как кладу руку ему на плечи и медленно скольжу выше к его лицу…

Он все еще горячий, все еще безумно привлекательный, и…

Отстраняюсь, потому что воздуха разительно не хватает, пытаюсь дышать, но слишком жарко, чтобы позволить себе это. Вздох, два, три, голова кружится, сердце бьется в висках. Если бы Дэвлин не держал меня, я бы обязательно упала.

— Не уходи, — просит он.

Я часто-часто моргаю, пытаясь привести себя в чувства.

— И зачем мне оставаться? — Спрашиваю я. — Ты ведь боишься чувств ко мне.

— Но не настолько, чтобы ты уходила, — снова быстро целует меня он.

Задерживаю ладони на его лице, медленно изучаю линию его губ, поднимаюсь к затуманенным глазам и невольно улыбаюсь.

— Какое будущее нас ждет? — Спрашиваю я.

Дэвлин хмурится и прижимает меня к себе сильнее, как будто понимает, что теряет меня, даже несмотря на то, как крепко держит.

— Разве это важно?

Удивленно вскидываю брови.

— В смысле? Конечно, важно! Ты просишь меня остаться! Я должна знать, ради чего.

— Ради меня, — он нервно сглатывает и снова тянется ко мне за поцелуем, но мое настроение улетучивается, я, как могу, подаюсь назад.

Он это улавливает, задерживается на мне уже более осмысленным взглядом. Медленно выпрямляемся, он все еще держит меня, но это время нам нужно только чтобы передохнуть. В остальном…

— Ничего не выйдет, Дэвлин, — сообщаю я. Он молчит, слушает. — Я понимаю тебя, правда. Но и ты пойми меня. Ты просишь меня оставить мой мир, но не даешь никаких гарантий, что я не ошибусь и не пожалею.

— Невозможно дать гарантия, что ты не пожалеешь, — заявляет он. — Вдруг я тебе не понравлюсь?

— Ты мне уже не нравишься, — поддеваю я.

Дэвлин чуть злится, сильнее сжимает меня, я же хихикаю.

— А ты мне нравишься, — заявляет он. — Даже когда протестуешь.

— Что это должно означать?

Отстраняюсь, пытаюсь вырываться, Дэвлин злорадно улыбается и не выпускает, держит так, будто скала зажала. Он, и правда, очень силен, поэтому недолго побарахтавшись, я лишь сдаюсь и укладываю голову ему на грудь, обнимаю. Дэвлин недолго ждет, а потом сам обнимает меня в ответ. Какое-то время мы так и стоим, просто наслаждаясь близостью друг друга.

— Ты ведь можешь навещать меня? — Спрашивает он.

Обдумываю его предложение, делаю выводы, потихоньку смиряюсь с тем, что он готов меня отпустить.

— Не думаю, что это удачная идея, — признаюсь я.

— Значит… ты уйдешь навсегда?

— Мы не знали друг друга раньше, — замечаю я справедливо, — мы слишком мало узнали друг о друге сейчас. Пережить это будет проще, чем кажется.

— И тебе? — Почему-то уточняет Дэвлин. Молчу, а он не хочет получить этот ответ. — Ты останешься на коронацию?

— Нет.

— Пожалуйста…

— Не издевайся, — предостерегаю я.

— Но я хочу…

— …а я нет, — отрезаю и Дэвлин замолкает.

Так и стоим в объятиях друг друга, два испорченных гордостью глупца. И кто в данном случае глупее, это еще надо разобраться. Как говорится: оба хороши. Так что…

Глава 17

Вот как это работает? Мы обо всем договорились, спорить не стали, оспаривать, ругаться, все! Я ухожу! Раз и навсегда и больше мы никогда не увидимся. А потом мы пошли в столовую обедать, и начали ворковать, как голубки. Дэвлин приблизился ко мне и кормил меня, я делала то же самое, закрепляя все поцелуями. Мы… нормальные вообще, нет?

И вот я задумываюсь об этом, пытаюсь в своей голове как-то уложить, представить, что мы вообще-то даже не встречались, но уже расстались… но смелости сказать «все, сворачивай лавочку» мне не хватает. А надо бы.

Дэвлин повел меня гулять. Сначала мы еще шли с ним за ручку и улыбались друг другу, но потом он слепил снежок, запульнул в меня им, я сделала то же самое, между нами завязалась баталия и в итоге мы завалились в снег, принявшись бороться друг с другом, но не всерьез. Опять же — снова были поцелуи, объятия, странные, совсем не те взгляды. Ведь мы расстаемся…

Вечером Дэвлин отвел меня на балкон второго этажа в холле, мы устроились в обнимку друг с другом, и стали наблюдать за тем, что происходило внизу. Бегали слуги, воины, все что-то делали, куда-то спешили, переговаривались — почти жизнь в мегаполисе, только без мегаполиса.

— Коронация состоится через неделю, — сообщил мне Дэвлин. — Будет много гостей со всех провинций.

Я понимающе закивала, поглаживая его руку, которой он меня крепко держал.

— Ты только смотри, чтобы никаких свиных хвостов не было, — предупредила я.

Дэвлин посмеялся.

— Ты запомнила? — Почему-то был тронут он.

— Это спасло нас от приспешников Сеора, если что, — легко заметила я.

Дэвлин молчал, ожидая подробностей, я ему вкратце их пересказала. Особо-то рассказывать было нечего, но Дэвлину как будто бы понравилось, что и Чэн, и Уэра легко поняли мой не слишком уж сложный замысел.

— Ты в курсе, что знаешь меня лучше, чем многие мои друзья? — Вдруг заметил он, смаривая меня соблазнительным шепотом у моего уха.

С тех пор, как решение было принято, мы все время балансировали на грани. И, к сожалению, сейчас эта грань была пересечена.

— Недостаточно хорошо, — стараюсь не поддаваться на его игру из легких поцелуев я.

— Ты просто еще не знаешь, — ухмыляется он.

— И не узнаю, — закрываю тему я, словно захлопываю дверь.

Становится не по себе. Может быть, я и дулась изо всех сил, но мне самой было приятно находиться в его обществе. Медленно облизав губы, я вдруг поняла, что сделала это ровно также, как всегда делал это Дэвлин. И улыбнулась.

— Ты знаешь, что я уже перенимаю твои привычки? — Заметила я.

— Перенимай. Пусть останется с тобой.

Он не обижался. Странно. Впрочем, на что обижаться? Решение было принято взаимно, так что…

Еще недолго посидев на балконе, я неизбежно начала клевать носом и в какой-то момент уснула. Очнулась, обнаружив себя на руках у Дэвлина, он нес меня в мои покои. Очухавшись, я попросила его поставить меня на ноги и оставшуюся дорогу шла сама, держа его под руку. Когда пришло время прощаться, я проснулась окончательно.

Дэвлин замер напротив меня, такой строгий и серьезный, даже не прикасался ко мне. Но это лишь первый порыв. Затем он шагнул ко мне ближе и наклонился к моим губам…

Я стояла неподвижно, а он замер в сантиметре от моей кожи, обдавая своим жаром и горячим дыханием мое лицо. Я и так смущалась, а от этого жара полыхала, словно лампочка.

— Может быть, все-таки до коронации? — Предпринял очередную попытку Дэвлин.

— Нет.

— А если?..

— Нет.

— Кристина…

— Дэвлин!

Смотрим друг другу в глаза, когда он немного отстраняется, пытаюсь справиться с бурей эмоций и сомнений. С чем борется Дэвлин, мне неизвестно. Он, хоть и сказал, будто я его знаю, но я так на самом деле не считаю. Если бы знала, я бы не попала в такую вот ситуацию.

— Спокойной ночи, — желаю я и нащупываю ручку двери за спиной.

Дэвлин слишком заворожен моими движениями, чтобы соображать, поэтому так ничего мне и не говорит до тех пор, пока я не закрываю перед ним дверь.

Ох… нет, я, конечно же, понимаю, что вполне вероятно не вспорхнула как бабочка от радости, если бы Дэвлин предложил мне замужество. Просто в тот момент, когда мы были там, в пещере, мне это казалось таким логичным. Особенно после того, что рассказала мне Уэра. Невеста Севера… Может быть, Север тут и причем, а вот Дэвлин не Север, так что он тут совсем уж с боку припека.

Обижало ли это меня настолько, что мне хотелось сбежать? Да. Но обижало ли меня это настолько, что мне хотелось остаться? Да. Но гордость не позволяла признаться, просить, попытаться примириться. В конце концов, мы едва знакомы, так что я действительно не знаю, он мне вообще понравится.

И пусть это время мы проводили в полной гармонии, что вообще-то было для меня дико странно, ведь я не думала, что два человека, которые едва ли знают друг друга, могут так хорошо сочетаться. Но одно дело пара дней, которые мы проводим вместе, а совсем другое…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Но другого-то и нет. Остаться до коронации. С какой целью? Чтобы еще помучиться? А это именно мучения, потому что чем больше я остаюсь, тем сильнее привыкаю. Как я потом буду уходить? На что он рассчитывает, предлагая мне подобное? Самое ужасное, что каждый раз, когда он это делает, у меня поджилки трясутся. И каждый раз мне приходится прилагать все больше усилий, чтобы заставить себя сказать «нет»…

Может быть, дело в его огне? Невольно засмотрелась на камин, и даже подошла поближе. Он ведь… горяч буквально. Может, поэтому меня к нему тянет? Я имею в виду — тянуло бы любую, кто бы на моем месте не оказалась? Ведь, в конце концов, у меня морозная кровь, у него огонь течет по венам…

Пламя в камине завораживает, игриво танцует и кружится, но в какой-то момент мне кажется, что оно изменяется слишком уж странно. Как будто… им кто-то управляет? И додумать эту мысль не успеваю, а пламя вдруг вырывается в мою сторону и хватает меня. Вскрикиваю в ужасе, ощущаю жар вокруг, боюсь сгореть… но, кажется, оно не сжигает меня окончательно. Судя по тому, как меня куда-то тянет, оно меня переносит?

Тут уж я задумалась: ведь Дэвлин вернул себе силу, значит… он таким образом хочет показать мне, что сдаваться не намерен? Хм…

Огненный портал выплевывает меня на ковер перед камином, и уже когда я силюсь подняться, понимаю, что я больше не в своей комнате. Поскольку в покоях Дэвлина я еще не была, я лишь оглядываюсь и пытаюсь как-то впечатляться тем, что меня окружает. На самом деле, в отличие от моих покоев, эти выглядят достаточно скромно. Когда я оказываюсь на ногах, я разочарованно обозреваю масштабы комнаты. Маленькая, треть моих покоев.

Нет-нет, я вовсе не зазнавшаяся особа после нескольких недель, проведенных в этом мире, но я рассчитывала увидеть какую-нибудь комнату звездного неба, или что-то вроде того. Но да ладно.

Делаю глубокий вздох, распрямляю на себе платье.

— Ну и что это за игры? — Спрашиваю я, разыскивая Дэвлина. — Думаешь, ты меня этим удивишь?

Молчание. Может, это такая форма издевательства? А Дэвлин стоит за углом и тихо хихикает? Вообще-то не похоже на него, но…

— Я, конечно, многое повидал, — выходит ко мне навстречу из открытой двери мой призыватель. — Но, чтобы ты совсем не удивилась… пожалуй, я впервые потерял дар речи.

Хлопаю глазами и таращусь на него в ответ. Эээ… что?

***
Если честно, шок был. Я была уверена, что это Дэвлин… но это был не Дэвлин. И это меня сначала просто поразило, но потом, когда я более или менее поняла, что происходит, я уже не хило так испугалась.

— Сеор, — нервно назвала его по имени и тут же прокашлялась, потому что голос пропал. — Ты… эээ… я думала, огонь… ну… того…

Яркая речь, ничего не скажешь. Но в процессе я подумала: как-то не очень хорошо говорить ему о смерти, раз он не умер. С другой стороны — я же до конца даже не знаю, что с ним случилось. Но еще в пещере у меня возник вопрос: а куда он делся и что с ним на самом деле произошло? Дэвлин же предполагал…

Сеор ухмыльнулся, в этой ухмылке больше не было самоуверенности, только усталость.

— Я так понимаю, не меня ты рассчитывала сегодня встретить, — констатировал он, обо всем быстро догадавшись.

— Не пойми неправильно, — нервная улыбка, — я всегда с тобой рада повидаться, но можно я пойду домой?

Сеор надо мной тихо посмеялся.

— Для меня стало действительно открытием, что ты смогла управлять кровью Дэвлина, — проигнорировал мою просьбу он. — Но, когда ты подчинила себе огонь… вот это меня шокировало. Одно дело управлять потомком драконов, но огонь…

Нервно сглатываю, наблюдая за Сеором. Он и раньше производил на меня впечатление, от него веяло хищной угрозой, но сейчас, в слабом отблеске света от одного камина, Сеор по меньшей мере выглядел жутко.

— Но это был его огонь, — быстро заявила я, будто оправдываясь. — Не думаю, что я смогу подчинить другой…

Сеор быстро улыбнулся, чем моментально заткнул меня.

— А другой мне и не нужен, — признался он. — Драконий огонь самый сильный, самый мощный и беспощадный. Его мне хватит.

Последнее прозвучало снисходительно, будто мы на рынке торгуемся. Я нервно поерзала на месте, заламывая пальцы. Надо как-то потянуть время. Но — зачем? Я ушла спать, Дэвлин ко мне в дверь не ломился, следовательно, узнает о моей пропаже к утру. В лучшем случае. В худшем… ой.

— Ты… пожиратель силы? — Все равно уточняю я, пока Сеор этакой хищной походкой начинает подкрадываться ко мне.

Можно не надо? Страшный ты! Особенно после всего, что я о тебе узнала. Меня удивляло, что он… в порядке. Нет, обуглившегося Фредди Крюгера я тоже увидеть не хотела, конечно. Но все равно: почему с ним все в порядке после того, как он почти заживо горел в драконьем пламенем? Как это работает?

— А тебе надо объяснять дважды? — Ухмыляется Сеор, присматриваясь ко мне, словно к еде.

Нервно сглатываю, отступаю к камину, будто рассчитываю, что сейчас откроется еще один портал и я вернусь обратно в замок. Но чуда не случается, как бы я в него не верила. К сожалению.

— Ты же помнишь, что я из другого мира, — напоминаю я. — Можно было бы рассказать теперь правду. Ввести в курс дела. Все-таки не случайный прохожий…

Сеор отводит взгляд в сторону, обдумывая мое предложение, я нервно сглатываю ком в горле, наблюдая за его совсем другими выражениями лица, движениями, да всем. Я понимаю, конечно, что он играл свою роль, но все-таки становится не по себе от того, что сейчас перед собой я вижу буквально незнакомца. И не просто случайный прохожий, опасный враг. Преступник…

— Что же, ты права, — внезапно соглашается он, а в моей душе вспыхивает надежда! Ура! Тупица-маньяк, который решает три часа рассказывать о том, как он все спланировал, в то время как меня уже бегут спасать. План, конечно, гениальный. С одной стороны. Но где-то я просчиталась. — Раз тебе хочется послушать…

А потом он хватает меня за руку и запястье мое обжигает неприятной болью. Не то чтобы боль бывала приятной, но эта похожа на то, как если бы кто-то решил сыпать соль на рану и ковыряться в ней. Отвратительно и мерзко. В теле сразу же появилась слабость, я упала на колени, а Сеор потянул из меня мои силы и энергии, взявшись при этом спокойно пересказывать.

— Дело ведь не в том, что я плохой, — говорил он мне. — Такова моя природа. Пожиратели силы ведь изначально должны были поглощать излишки силы, чтобы мир не взорвался от всей этой «морозной крови», или же огненной магии потомков драконов. Это не так-то просто, держать баланс там, где магия может быть создана буквально из воздуха.

Запястье пульсировало и ныло, голова начинала кружиться, перед глазами темнеть, голос Сеора становился далеким… пока внезапно он не отпустил меня, швырнув на ковер, словно игрушку. Я шлепнулась на пол и тихонько дышала, пытаясь прийти в себя. Получалось ли? Нет. Но надо было держаться, неизвестно, что Сеор будет делать с моим бездыханным телом. Вдруг далее у него по плану расчлененка? Ну и зачем я об этом подумала? Теперь меня еще и замутило.

С трудом добравшись до него взглядом, я обнаружила, что он с интересом разглядывает свою руку, которой он до этого меня держал. Пламя в камине рисовало на нем хищные тени, меняя неизменное выражение лица каждую секунду. Я почти разглядела в нем монстра…

— Так и думал, что это будет сложнее, — внезапно заключил он, сжал кулак. — Твоя сила, и правда, в крови. Значит…

Он наклонился ко мне резко, я попыталась пятиться назад, но смысла было чуть. Тело дрожало и не выдерживало. Боль пронзила мою руку, я тихо застонала, потому что сил, чтобы кричать — не было. Сеор сжал место пореза и ушел в себя, пытаясь поглотить то, что хотел. Я боролась и сопротивлялась изо всех сил, но что я в действительности могла сделать?

Сознание отказывало, периодически я проваливалась будто в сон. Надолго ли? Сложно сказать, но я надеялась, что лишь на секунды. От извлечения силы из моей крови было не так дискомфортно, но я уже была выжата, словно лимон. Поэтому, когда Сеор меня снова отпустил, я с трудом разлепила глаза.

Услышав его раздраженный вздох, я с ужасом уставилась на него.

— Как работает твоя сила? — Потребовал он.

— Я… не знаю, — призналась честно.

— Примени ее. Представь, что применяешь…

— Ты высосал из меня слишком много, — огрызаюсь я. — Мне даже вздох делать тяжело. А на это нужны силы…

Сеор раздраженно отвернулся, а потом схватил меня за грудки и резко посадил перед собой, сильно встряхнув.

— Не помню, чтобы мы с тобой тут мило беседовали, — едко заметил он, угрожающе нависая над моим силящимся завалиться обратно телом.

— Да? А я думала, как раз этим мы и занимались, — хмыкнула к собственному удивлению я.

То есть — что? Я нахожу в себе силу шутить? Это было даже забавно. С одной стороны. Но когда Сеор швырнул меня обратно на пол, мне вот уже было не до веселья.

— Глупая девчонка, — злился он, расхаживая надо мной. Я же лежала и таращилась в огонь. — Я даю тебе ровно пять минут: если не соберешься, ты об этом пожалеешь. Ты ведь помнишь, что я делал с Дэвлином, так ведь?

Дэвлин… всего за несколько минут, сколько я здесь нахожусь, он показался мне таким далеким. Будто мы не виделись с ним миллионы лет… и, судя по всему, уже и не увидимся. За пять минут разве можно меня спасти? Дэвлин, наверное, спит себе, посапывает, совершенно обо мне не думая…

А ведь все могло сложиться иначе.

Что-то мне так грустно от этого становится, что любая надежда не просто уходит, растворяется в воздухе. Делаю глубокий, тяжелый вздох, и это совершенно меня не успокаивает. Потому что в голову почему-то лезут образы нашего последнего дня. Все же было так хорошо, ну чего он решил, что будет лучше, если все закончится? Почему я не попыталась убедить его в обратном?

— Дэвлин… — шепчу огню я, а в глазах встают слезы бессилия, — прости меня…

Слеза скатывается из моего глаза, стекает вниз и капает на пол. И внезапно случается что-то странное. Падая на ковер, слеза будто вступает в какую-то химическую реакцию, пол превращается в лед, который стремительно распространяется в разные стороны. Добирается до пламени, и превращает огонь в ледяное напоминание о былом пламени.

— Что происходит? — Отпрыгивает подальше Сеор.

Я же смотрю на то, как пламя медленно угасает, погружая комнату в вечный мрак. Уже ночь, а камин был единственным источником света. Если огонь потух… Дэвлин не придет. Теперь я совершенно точно осталась одна…

***
— Что ты сделала? — Когда более или менее Сеор понял, что ничего более не последует, он осмелился ко мне приблизиться.

Как говорится: «Если бы я знала». Но, во-первых, начнем с того, что сил у меня не было настолько, что даже отвечать не могла, только у себя в голове. Во-вторых, пока у Сеора там случился культурный шок я рассчитывала, как минимум поднакопить силы, и… а что «и», собственно? Я же не время остановила, а просто лед создала…

Создала лед. Конечно, это не совсем я сделала, моя слеза, маленькая такая грустинка по Дэвлину. Другое дело, что это совершенно не повлияло на ситуацию, только затушило едва ли единственный признак огня. Последняя надежда сдохла, круто, что я могу еще сказать? Или подумать…

Сеор подошел ко мне и снова наклонился. Может быть, мне так только показалось, но он приподнял меня в этот раз как-то даже бережно. Что меня немного удивило, но, с другой стороны — он там немножко испугался, может быть, просто осторожничает на случай, если я собираюсь его в ледяную статую превратить?

А что? Так можно, что ли?! Еще бы знать, как это у меня получилось в первый раз. Слеза… кроме нее у меня никаких сверхспособностей, к сожалению, не проявлялось. Сколько Уэра колдовала вокруг? Сколько мело снегами? Никогда во мне ничего такого не просыпалось, но, полагаю, это все-таки как-то связано с морозной кровью. Все же это ведь не просто фигура речи, а вполне конкретное определение. Так что это скорее ожидаемо, нежели неожиданно.

Но это не означает, что я в этом запросто разобралась и готова морозить со всех сторон Сеора. К сожалению…

— Отвечай на вопросы, пока я тебе их задаю, — встряхнул меня Сеор.

Я немножко отключалась, поэтому иногда забывала, что он все еще здесь. Он тоже догадался, что я сейчас бесполезна и попытался предпринять попытку, как я полагаю, самую очевидную: он приложил ладонь к ковру и попытался впитать в себя мой лед. Тот потрескался, заискрился, но там было так мало силы, что легче было забрать ее у ковра, нежели из этой корки.

— Кристина, — снова встряхнул. — Что ты сделала?

— Не знаю, — чтобы он отстал, произнесла я. — Честно… клянусь, не знаю…

А он все тряс, экспериментировал, пытался собрать мою силу. Но все, что ему удавалось, это лишать меня последних крупиц того, что еще хоть как-то можно было назвать силой. В какой-то момент я все-таки отключилась, больше не способная выдерживать эту пытку. Я слышала где-то отдаленно, что меня трясут и пытаются заставить проснуться. Но — увы и ах, все тщетно. Я просто… просто…

Темнота окружала меня там, где я себя сохранила, чтобы не рассыпаться на части. И в этой кромешной бесконечности я пребывала совсем не в покое. Хищность моего обидчика меня все еще пугала, я не могла отпустить это. Но что я могла сделать? Вряд ли что-нибудь стоящее…

Пламя вспыхнуло где-то посередине. Я вдруг обнаружила себя совсем осязаемой, зависшей будто в невесомости. Но это пламя… оно внезапно будто вернуло меня к жизни. Я потянулась к нему, пытаясь схватиться, коснуться, оно избегало каждой моей попытки. Пока само не потянулось ко мне и поглотило.

Я открыла глаза. Все еще лежу на ковре в… а куда меня Сеор, собственно, призвал? Это имеет значение? Главное, что он заметил мое пробуждение и резко обернулся. Как хищник, который обладает идеальным слухом. Я лишь лежала и хлопала глазами, а потом подумала: как-то не очень хочется, чтобы меня снова трясли и пытались вытягивать силу, поэтому…

Застонав, я дрожащими руками попыталась подвигаться, но притворилась, будто совершенно ничего не получается, смогла только чуть отвернуться и сделала вид, словно снова потеряла сознание. Поверил ли мне Сеор? Я от него отвернулась ко все еще тому куску льда, который сама и сотворила, заморозив огонь в камине.

Но, несмотря на идеальный спектакль (ладно, сложно сказать, идеальный ли он, ведь я не смотрела его со стороны, но предположим, ведь Сеор ко мне не бросился меня снова трясти), я не могла знать, что там с моим обидчиком. Он явно смотрел на меня, я даже не шевелилась, изображая слабое, редкое дыхание. Сложно сказать, поверил ли он мне окончательно, но я легонько подглядывала иногда, стараясь не привлекать к этому особого внимания, но ведь было темно…

Внезапно лед в камине начал трещать, как будто таял. Это привлекло и мое, и внимание Сеора. Продолжая лежать на полу, я скорее даже почувствовала его шаг, отдавшийся в моем теле вибрацией. Он шагнул к камину увереннее, практически перешагнув через меня. Эй! А ну, вернись, иначе не вырасту!

В общем, он наклонился ближе к ледяному огню и снова попытался из него что-то вытянуть. Ничего не получилось — какое счастье! С другой стороны… я просто не ожидала, что он сейчас не будет увлечен камином на все сто процентов, поэтому когда он внезапно повернулся ко мне, закрывать глаза было уже поздно.

Набросившись на меня немедленно, он усадил меня, прислонив к дивану и сжал пальцы на моей шее.

— Кажется, ты пришла в себя, — заметил Сеор. — Используй силу.

Он сжал пальцы чуть сильнее, я вцепилась в его руку и стала глотать воздух так, будто он заканчивался. Сеор мог меня придушить, это несомненно, поэтому лучше надышаться перед смертью. Хм…

— Хорошо-хорошо! — Согласилась я поспешно. — Сейчас… можно не душить меня? Я сосредотачиваюсь, спасибо.

Сеор, хоть и нехотя, но все-таки отпустил. Я уселась поудобнее, сделала глубокий вздох, растерла шею, которая и не затекала…

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Быстрее! — Приказал Сеор.

Я возмущенно уставилась на него.

— Слушай, ну не будь тупым. Вот ты когда свою силу пожираешь, ты с полтычка заводишься, что ли? Ты тренировал меня от силы пару недель и то на крови! Мне нужно банально время!..

— Хорошо! — Рявкнул Сеор и затих.

Ладно, как могла оттянула момент. Итак, симулируем. Делаю вздох, второй, как бы сосредотачиваюсь, а сама думаю, как будет лучше в данном случае сбежать. Что я могу? Да, силы ко мне вернулись с лихвой, только вот супер способности вроде скорости Флэша во мне точно не появились. Ну, вскочу я… Сеор лениво встанет следом и треснет меня по голове за то, что я вообще возникала. Что же делать?..

Лед в камине снова трещит, но Сеор на него внимания не обращает. Пыжусь изо всех сил, а когда он порывается ко мне приблизиться, я его останавливаю, мол, «подожди, еще чуть-чуть». В какой-то момент он устает мне подчиняться, резко хватает за руку и начинает вновь забирать мою силу…

Лед трещит снова, только теперь что-то изменяется. Внутри него зарождается пламя! Надежда вспыхивает во мне настолько быстро, насколько это возможно. Но даже она не может обогнать ту скорость света, с которой всполох огня внезапно разбивает лед и врывается в комнату…

Сеора чуть отбрасывает, чувствую это по тому, как он дергает меня за руку. Но все мое внимание сосредоточено на том, кто проясняется в исчезающем огне. Медленно улыбаюсь и смотрю на его грозное лицо.

— Дэвлин, — зачем-то называю его по имени.

А он ловит меня взглядом, быстро осматривает с ног до головы, мол, «ты во что встряла?», а затем видит Сеора…

Срываясь с места, словно ветер, Дэвлин снова сбивает противника с довольно неприятным звуком, будто ломая ему все кости. Сеор издает сдавленный звук, а затем все вокруг заволакивает огнем. Ничего не вижу, только воспринимаю пламя, которое кружится вокруг меня, слышу вопли Сеора…

Жуткие были вопли, если честно. Может и не так уж плохо, что я ничего не видела…

Когда все заканчивается, пламя, захватившее комнату, стихает, остается только огонь в камине. Он снова горит ровно, потрескивает, языки этого пламени вполне обычные…

Дэвлин появляется из-за дивана, находит меня взглядом (я все еще сижу и пребываю в шоке). Это его почему-то останавливает. Сдерживая себя, он медленно подходит ко мне ближе и садится рядом. Какое-то время молчим, а он кладет голову мне на плечо, и мы просто смотрим на огонь. Устало, без лишних слов и разговоров. Зачем разговаривать, когда и так все ясно?

Сколько мы проводим так времени, я не знаю. То, что я знаю: мне сейчас очень хорошо, и я бы не променяла это время ни на что в жизни.

Глава 18

Несмотря на все ярчайшие переживания, связанные с похищением меня Сеором, я почему-то ярче всего помню, как мы с Дэвлином сидели вместе. А потом я уснула. Может быть, силы мои и восстановились, но это вовсе не означало, что я отдохнула, пришла в себя и готова к новым свершениям.

Уснула так крепко, что более ничего не помню. Проснулась уже в своей комнате, лежа на боку. В окна уже светило солнце, и я невольно медленно улыбнулась. Наконец-то хоть какой-то просвет…

События прошедшего вечера казались мне нереальными. Может быть, не было никакого похищения? Может быть, мне показалось? Приснился дурной сон там, как это бывает? Иногда они реалистичнее, особенно когда переполнены эмоциями.

Что-то пошевелилось у меня на животе, и я только спустя секунду поняла, что сплю не одна. В одежде, да, но… Дэвлин спал сзади и обнимал меня. Услышал ли он, что я проснулась? А как мы вообще так уснули? Как я выгляжу? Где зеркало?! Кое-как похлопав себя по лицу, я медленно обернулась и нахмурилась, когда встретилась взглядом с сонным Дэвлином. Он едва разлепил глаза и сейчас смотрел на меня как-то мрачно.

— Чего? — Лучшее начало диалога, на мой взгляд, я умею.

— Ты чего? — Буркнул он обиженно. — Я тебя спать отправил, а ты? Взяла, ушла, вляпалась в неприятности. Тебя хоть на минуту можно оставить?

— Раз такой сердобольный, чего так долго-то шел меня спасать, а? — Попыталась оттолкнуть его я.

Дэвлин засопротивлялся, когда я перестала пытаться, притянул меня к себе и заключил в кольцо. Какое-то время мы оба обиженно смотрели друг на друга. То ли утро, то ли просто так…

— Что теперь с Сеором? Он совсем помер? Или снова где-нибудь проснется? — Поинтересовалась я обиженно.

— Я старался изо всех сил, чтобы он больше не вернулся, — пообещал Дэвлин.

— Но ты не уверен? В прошлый раз ведь тоже так было…

— …в прошлый раз я не испепелял его, он сам исчез в огне, — объяснил Дэвлин.

— А, — понимающе вздохнула я. — Тогда ладно.

Молчим еще какое-то время, у каждого своя буря сомнений. Честное слово, ведем себя как женатая пара лет двадцать как уже. Как это вообще возможно?

— Ты позвала меня, — признался он совершенно серьезно. — Я услышал тебя… только не так, как если бы ты была рядом. Это… что-то другое.

— Ах, извините, — бубнила себе под нос я. — Я думала, что умираю, просто хотела попрощаться.

Дэвлин скривился, уткнулся мне в плечо так, что я видела теперь только его глаза, и вздохнул.

— Ты все время хочешь попрощаться, — заметил он.

— Не без твоей подачи, — язвительно заметила я.

Дэвлин молчал, а его глаза все грустнели. Хотелось ли мне, чтобы он молчал? Нет. Кричи, ругайся, говори хоть что-нибудь. Ну, пожалуйста…

— Знаешь, что я понял вчера?

— Ну? — Буркнула я тихо, чтобы не спугнуть.

— Что ты без меня загнешься. — Я претенциозно цокнула языком. — Ну, сама вспомни: сначала в лесу чуть не замерзла, потом в городе еле выжила, если бы не я, что бы ты делала?

— Ничего бы я не делала!

— Вот именно, — довольно спокойно поддержал он. — Когда я увидел Сеора… и тебя… бледную, как смерть…

— Лучший комплимент.

— Ты можешь серьезнее быть? — Нахмурился Дэвлин.

— Извини, — буркнула я и уставилась на него.

Дэвлин вздохнул и недолго боролся с собой, чтобы продолжить.

— Я скажу тебе правду, Кристина: мне казалось, что когда ты вернешься в свой мир, мне станет легче. Но даже когда я уходил от тебя вчера вечером перед сном, каждый шаг давался мне с таким трудом… — он вдруг осекся, его голос надломился, мне показалось, или его глаза заблестели? Пауза была недолгой, но это тронуло меня. — Это ведь не морозная кровь, не какие-то древние предрассудки или прочие обстоятельства. Мы не знали этого, но…

Его глаза снова начинают разговаривать со мной, потому что слова слишком грубые, для тех, кто не понимает, не знает, что такое настоящая, глубинная связь. И в этот раз я почти окончательно смягчаюсь.

«Помнишь, как мы танцевали?», — спрашивает он.

«Помню», — отвечаю улыбкой.

«Помнишь, как нам было хорошо?»

«Помню».

«Хочешь ли ты все это завершить?».

«Не хочу», — чуть смелею я.

Его глаза теплеют, он мне улыбается.

«И я не хочу», — признается мне он искренне.

Некоторое время мы смотрим друг другу в глаза без лишних мыслей и смыслов, просто погружаемся в миры друг друга. Лед недоверия, сомнений и страхов, трогается и потихоньку растворяется, принося, как ни странно, облегчение.

— Останься, — просит вдруг Дэвлин. — Я хочу, чтобы ты осталась со мной.

— Почему? — Тихо и примирительно уточняю я.

А Дэвлин мне медленно улыбается и неимоверно смущает.

— Потому что ты моя невеста, — заявляет он.

Я улыбаюсь ему в ответ, он подается ближе и целует, а лучи солнца льются в нашу комнату, и я чувствую их тепло.

***
Коронация состоялась в ясный, снежный полдень. Как и обещал Дэвлин, да и Уэра рассказывала, народу собралось со всех провинций. Были приглашены бессчётное количество гостей, всяких дальних родственников и обязательных знакомых. Кто-то был скорее политическим гостем, но — раз ты Король, того требует положение.

Уэра наконец-то вернулась в замок, и я узнала, что оказывается Дэвлин запретил ей возвращаться, пока он не разберется с моим маленьким мятежом. Отличный план. Ах, ей надо увидеться с дочкой. Она что? Совместную посадку грядок затеяла? Чего так долго не возвращалась? Я и могла бы об этом задуматься, но… ведь отчасти я тоже искала причины, чтобы остаться. А если бы Уэра вернулась…

Когда вопрос, который Дэвлин решал не нормальным образом, наконец-то решился, Уэра и ее дочь вернулись вместе. Дочка у нее была красивой и главное — тоже волшебницей. Как я поняла, Сеор ее не только держал в заложниках, чтобы шантажировать Уэру, но иногда и подпитывался ее силой. Это сказалось на бедной девушке, потому что выглядела она, мягко скажем, пока не очень. Явно лучше, чем тяжело больной, но уже восстанавливающийся после тяжелой болезни, это точно.

Зато было приятно наблюдать за тем, как преобразилась Уэра. Она все время улыбалась, буквально светилась от счастья, даже, казалось, помолодела. Это были приятные изменения, а я была просто рада, что все разрешилось хорошо.

Помимо важных гостей на коронацию пришли посмотреть и простые крестьяне, рабочие, трактирщики и прочие. Когда мы с Дэвлином проходили сквозь строй (обычай обязывал со всеми поздороваться), я вдруг узнала того самого трактирщика, перед которым мы разыграли представление, когда вышли из леса теней.

— Ваше Величество! — Низко поклонился мужчина. — Да благословят Вас и Вашу семью Боги Севера!

Дэвлин вежливо поклонился и двинулся дальше, я же удивленно уставилась на него.

— А чего это он так быстро сюда добрался? — Дэвлин хитро улыбнулся. — У него же была одна лошадь, и ту он отдал нам.

— Была, да больше нет, — Дэвлин улыбнулся смелее. — Я помню тех, кто оказал мне помощь.

— Что ты сделал? — Допытывалась я.

— Отблагодарил, — увиливал все от ответа он.

Приятно, что он это помнил. Что же до трактирщика — мир ведь не без добрых людей. У нас же ничего не было, трактирщик мог бы нас и не приютить. Но он сделал свой выбор. И теперь улыбался, и махал нам изо всех сил, как будто от этого зависел размер его благодарности.

Следом за нами тянулась целая делегация. Во-первых, Чэн. Он действительно был телохранителем Дэвлина, и было забавно наблюдать, как он исполнял свои обязанности. Вот кто-то чешет нос и тут же перестает это делать, когда острый взгляд Чэна подмечает это. Мол, «почешешь потом». Кто-то решил подарить Дэвлину подарок — прекрасный выбор! Только Чэн перехватывает даже намерение и отрицательно качает головой, кивая на место, куда все подарки надо складывать. Что тут поделаешь? Он свое дело знает, Дэвлин даже не пытается замечать ничего и никого, полностью полагаясь на него.

Сама церемония проходила на балконе одной из башен, чтобы все собравшиеся могли видеть происходящее. Прям, рождение Симбы. Моей шутки, к сожалению, никто не понял, а я поинтересовалась, можно ли провести здесь электричество, чтобы все смогли оценить мой юмор, а не смотрели на меня, как на дуру.

Ладно, никто так не смотрел, но я себя ею точно ощущала.

Ритуал был завораживающим. Пять каменных изваяний, венчавшихся огненной чашей сверху, как мне поясняла Уэра по ходу процесса, были сосредоточением и благословением Богов Севера. О которых мне тоже обещали рассказать позднее. Дэвлин встал в центре и сначала прочитал клятву будущего Короля. Она была длинная, общий смысл «служить, защищать и оберегать», ничего нового.

Зато после клятвы началось просто нечто грандиозное. Огонь в чашах ожил, взметнулся в воздух, закручиваясь в огненный вихрь, думаю, даже если кто-то не пришел на коронацию, видно было отовсюду. Небо сегодня было синее-синее, солнце яркое. Но пламя… драконов, как я понимаю, затмило собой все.

Оно увеличилось в размерах где-то в районе облаков, которых сегодня не было, поэтому огонь занял свободное место с удовольствием. Все смотрели вверх и не так чтобы сильно удивлялись, а вот я рот разинула, когда разглядела в этом пламени как будто бы силуэт дракона.

Возможно, это не лишено смысла, а возможно, у меня слишком богатое изображение… своими откровениями я поделилась с Уэрой. Она мне только улыбнулась.

— Говорят, дракона может увидеть только наследник… — Уэра еще раз присмотрелась, — и его избранница.

— То есть… только мы вдвоем это видим? — Смутилась тут же я.

Уэра не ответила, но ей и не требовалось. Я медленно улыбнулась, наблюдая, как пламя практически оформилось в огнедышащего монстра, а затем будто сделало круг почета. Дэвлин расставил руки в разные стороны, дракон это увидел, сделал красивое сальто, а затем стремительно полетел вниз.

Может быть, я и знала для чего это, но когда огненный дракон, размером с гору, так быстро несется к Дэвлину, все равно становится не по себе.

Огонь не уничтожил его (да, я знаю, но все равно вздохнула с облегчением, когда все закончилось), он просто будто был поглощен Дэвлином, исчезнув внутри него. Дэвлин чуть обернулся, и я заметила, как его глаза вспыхнули пламенем. В этот миг тот, кого я знала, так сильно был похож на дракона, что у меня мурашки побежали по коже от страха. У него еще и дым из ноздрей повалил! А Дэвлин там останется вообще?

Но стоило ему моргнуть, как все исчезло, я снова видела только Дэвлина, и… чувствовала. Силу, которую он в себя принял. Думаю, все это ощущали, потому что колотило просто бешено. Что и неудивительно. Драконы, что тут скажешь?

К нам подошел один из воинов с красивой подставкой, на которой лежала Корона. Уэра посмотрела на нее, затем и на меня. Я удивленно вскинула брови.

— Что? — Разволновалась сразу же я, почувствовав на себе взгляд Дэвлина.

Он мне улыбнулся и кивнул. Я?! Серьезно?! Ой, как волнительно!

В общем, отдышавшись, я нервно сглотнула, взяла Корону и понесла ее к Дэвлину. Нас окружали тысячи людей, все смотрели на нас, это почти что рок-концерт! Но, как только я приблизилась к Дэвлину, мое волнение прошло. Мы будто остались с ним вдвоем наедине. Я улыбнулась ему, приподняла Корону, он наклонился ко мне, и я успешно водрузила ее ему на голову.

Выпрямившись, Дэвлин стал будто бы совсем другим. Величественным, властным, бесподобным. Впрочем, последним качеством он всегда обладал.

Улыбнувшись мне в ответ, он взял меня за руку и пригласил встать рядом с ним. Царила непривычная тишина в этом море людей, что обступали замок со всех сторон.

— Дети Севера! Перед вами моя Невеста! — Дэвлин приподнял мою руку, я смутилась и поджала губы.

А уже через секунду толпа зашевелилась, и только потом до нас донесся звук.

— Да здравствуют Король и Королева!

Я смутилась и встретилась взглядом с Дэвлином — он мне улыбался.

Конец


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18