КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468899 томов
Объем библиотеки - 684 Гб.
Всего авторов - 219113
Пользователей - 101721

Впечатления

Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать регилин?

В плену у фейри (ЛП) (fb2)

- В плену у фейри (ЛП) (а.с. Путаница фейри -2) 873 Кб, 122с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сара К. Л. Уилсон

Настройки текста:



Сара К.Л. Уилсон

В плену у фейри

(Путаница фейри — 2)



Перевод: Kuromiya Ren


КНИГА ПЕРВАЯ

Они были венком извивающихся призраков, и гнева у них было много,

Запутавшись в клубке, они назвали себя Джентри.

Но вот, такие красивые на вид, они обманули многих,

Связали их паутиной лжи и продали за грош.

Если вы видите запутавшегося фейри и думаете, что он милый,

Подумайте, нужна ли вам голова или в кармане монеты.

— Истории Фейвальда


Глава первая


Мой отец. Они прибили его к дереву. Он был там в агонии.

Я хотела, чтобы боль придала мне сил, распалила огонь во мне, и чтобы я смогла подавить страх от того, что стала размером с ладонь и застряла в клетке. Но огонь во мне угасал. Каждый миг уменьшал его все сильнее.

— Мне нужно сказать что-то драматичное, — сказал Скуврель поверх топота копыт единорога по мягкой земле. — Что-то типа «И Охотница стала добычей». Но это не кажется жестоким в таких обстоятельствах.

— Я должна сказать что-то типа «Крысы всегда находят выход из ловушки, если сразу их не убить» и посмотреть на тебя многозначительно, чтобы ты понял, что я говорю о тебе, но, боюсь, это оскорбит крыс, — парировала я.

Я могла только это, пока мы уезжали от дымопада. Я сжимала прутья, подавляя тошноту. Клетка дико раскачивалась, единорог несся по земле Фейвальда. Он не дал мне шанса даже снять сумку. Стоило отпустить прутья, и я сползала на пол клетки и билась об прутья с другой стороны. Теперь я сжимала их обеими руками, пытаясь ровно дышать, напоминая себе, что нельзя было паниковать. Жизнь не закончилась. Я просто была в плену.

Порой животные убегали из плена. Конечно, порой им нужно было для этого отгрызть себе лапу. Я могла сделать это, если понадобится. Просто нужно было отыскать свой огонь.

Я потянулась к повязке. Я хотела видеть тут не только духовный мир. Мое второе зрение было четче, видело больше подробностей, чем в духовном мире дома. Если бы я не знала лучше, решила бы, что мое зрение вернулось. Я легко могла увидеть лиловое сияние вокруг белого единорога и сияющие звезды, вылетающие за ним. Но краски были резче, светлее и темнее, чем обычно. Казалось, мое второе зрение видело тут больше. Словно я была в другом мире. Так и было.

Я буду слепой, если подниму повязку?

— Не делай этого, — предупредил Скуврель насмешливым тоном. — Ты пожалеешь, когда сделаешь это. Правда уничтожит тебя без способа справляться с ней.

— Это ты так говоришь, — процедила я, меня мутило. Я встала, уперлась в пол клетки ногами. — Но, думаю, ты просто хочешь скрыть свой мир от меня, оставив меня беспомощной.

— О, все куда хуже, чем ты представляешь, — сказал он. — Но кто знает, может, тебе понравится ад, ты же маленький кошмар.

— Ты говоришь так, будто считаешь себя лучше меня. Будто ты можешь справиться с тем, что я не могу.

— Фейри выше в пищевой цепочке, это факт. Мы могли бы есть смертных на завтрак, и это в прямом смысле. Некоторые из моего вида посчитали бы это таким же мясом, как оленина, — бодро сказал он. Но он был отвлечен, словно искал что-то со спины единорога.

Он думал, что был лучше нас? Лучше меня? На несколько видов лучше? Почему? Потому что у него были магия и хитрость? Ему стоило оставаться начеку. Я превзойду его во всем. Я утру ему нос тем, что я на том уровне, о котором его вид мог только мечтать. Я заставлю все его магию выглядеть как искры от костра, а его хитрость казаться просто бредом.

Я сделала бы это. Даже если я выглядела жалко и слабо в этой клетке.

— Заключи со мной сделку, Маленькая охотница, — прошептал Скуврель, поднимая клетку, чтобы заглянуть внутрь. Его темные глаза выражали темную эмоцию, которую я не понимала.

Я сглотнула. Теперь он меня поймал. Что он собирался сделать с этой силой?

— Какую сделку? Ты можешь освободить моего отца?

— Пока нет.

— Ты освободишь меня?

— Пока нет.

Я прищурилась.

— Тогда никакой сделки.

— Передумай, — проворковал он, словно меня могли переубедить его милые слова и изогнутые чувственные губы. — Если подождешь и не наденешь повязку, пока мы не слезем с оленя, я расскажу, почему все в Фейвальде хотят сейчас обладать тобой.

— Они хотят меня?

— Ясное дело, — его улыбка была спокойной. Он был ужасно красивым, и лиловый пейзаж за ним, озаренный луной, только усиливал его красоту.

Почему хоть кто-то в Фейвальде хотел меня, если не для побега? Я нахмурилась.

— Это сделка, — согласилась я.

— Это сделка, — он был доволен собой. — Теперь… олень.

Он свернул единорога с дороги к деревьям, резко дернув его за гриву. Тот завопил, его ноги поднимали комья земли.

— Похоже, ты ему не нравишься, — мрачно сказала я.

— Он не из моего двора. Он — игрушка твоей сестры. Но он послужит цели, а потом я верну его.

Наш путь напоминал мне немного поход среди деревьев с отцом, когда мы устанавливали капканы. Даже на такой скорости я видела узкие следы в траве на тропе — следы зайцев. Длинные следы были от оленей. Старый след от ободранной коры. Тут была дичь, и много. Не думая, я стала насвистывать любимую мелодию отца.

Скуврель замер.

И единорог тоже.

Через миг я поняла, что все застыло: от птиц на деревьях до насекомых между листьев и среди высокой травы. Моя мелодия утихла, а ветер поднялся.

— Никакой музыки, — вздохнула я. — Ты не можешь создавать музыку, фейри, стоящий выше меня?

Музыка была силой, которая была у меня, но не у Скувреля. Но чем могло помочь то, что он застыл, если я не могла выбраться из клетки?

Скуврель кашлянул.

— Мы не можем создавать красивые звуки. Только настоящие. И ты не хочешь слушать наши сердца. Наши сердца поют в вечном крике пустоты.

Я поежилась.

— Ах, вот и олень.

Я посмотрела туда, где деревья разделялись, и холм поднимался между неровными камнями и скрипучими дубами. В центре холма фыркал сияющий бело-голубой олень, его дыхание оставалось облаком в воздухе, хотя не было холодно. Он опустил величавую голову и ждал, пока мы поднимались по холму. Мы остановились рядом с ним. Его рога были голубой молнией, постоянно сверкающей и вспыхивающей.

Я видела духовным зрением, что он был в три раза выше и два раза шире единорога, но он был сияющим просвечивающим духом леса. Какое существо могло быть чудеснее этого? Он мог отбросить нас одним взмахом рогов-молний. Он мог испепелить нас за миг. Я ощущала, как мои ладони дрожали от волнения. Я еще не была так близко к такому существу. Мой отец бы…

Мысль оборвалась.

Олень игнорировал нас, смотрел на горизонт вдали.

— Пора мне забрать тебя в свое убежище, — осторожно сказал Скуврель. Он поглядывал на меня, как мальчик, который звал меня присоединиться к его розыгрышу. Он привязал единорога к невысокому тополю с тонкими ветками. Единорог попытался укусить его за ладонь, и Скуврель стукнул его по носу. Он едва заметил это, словно каждый день бил единорогом.

— Почему он не может просто пронзить тебя? — спросила я.

— На меня тоже стоит запрет убийства, — бодро сказал Скуврель, поднял мою клетку в свете белого полумесяца. — Но вернемся к тому, о чем я говорил — ты нужна Фейвальду, Маленькая охотница.

— Фейвальду нужен Охотник? — я скрестила руки.

— Нет, ему нужен Улаг. Тот, кто связан с землей. Мы знали, что это была одна из вас. Потому Кавариэль пришел за Хуланной, — его глаза блестели. — Но он украл не ту девушку.

— Зачем тогда было забирать ее?

Фигура вышла из-за топающего оленя. Она была белой, яркой, как луна, рога как у оленя торчали на ее голове. Она была в длинном шуршащем платье и маске из серебряной чешуи, скрывающей ее лицо. Ее голос скрипел, как дерево на ветру.

— Так глупо, что мы решили, что девушка красивее благословлена судьбой? — она смотрела на меня.

— Это так в стиле фейри, — сухо сказала я ей. — И они хотят меня, потому что они выбрали не ту сестру. А ты мне говорил, что фейри лучше смертных. Подумай еще раз.

— Истина, — сказал Скуврель. — Ты нашла нас.

— Я всегда нахожу тех, кого ищу. Они нашли тебя для пророчества, девочка. И я произнесу его для тебя:

Одно родилось в один день, но в двух половинах,

Половина — земле. Половина — для воздуха.

Одна разрушает. Другая собирает.

Пусть ветер примет произнесенные мною слова.

Она прошла мимо меня, словно не собиралась больше ничего говорить.

— Она просто так появляется? — возмутилась я.

— Она произнесла твою истину. Что еще ей говорить? Ты не забавляешь ее так, как меня, — Скуврель пожал плечами. — Она всегда с оленем. Он — знак загадок, — знак загадок над нами фыркнул и опустил рогатую голову. — Я привел тебя к ней, чтобы ты сама услышала. Теперь ты услышала. Дворы хотят тебя, потому что выбрали во многом правильную девушку, но ее не хватило. Они хотят, чтобы ты была второй половиной того, что им нужно. И они сделают все, чтобы получить тебя.

Я кашлянула. И что я могла с этим сделать из клетки?

— А моя сестра? Чего она хочет?

— Фейвальд, — мрачно сказал Скуврель. — Разве не мило? Потому мне нужно научить тебя тому, что происходит в этом мире, пока он не поглотил тебя, Маленькая охотница.

В его глазах мерцало недоверие. Он подвинулся, и олень за ним пропал в раскате грома, Скуврель поднял высоко клетку, чтобы хмуро посмотреть на меня сквозь прутья.

— Ты можешь не считать меня другом, но если хочешь освободить отца и остановить безумную гонку сестры за властью, то я — твой союзник. И, чтобы я тебе помог, мне нужно научить тебя как можно быстрее всему о моем мире. Я сделаю из этого игру, если думаешь, что это поможет.

Я фыркнула от блеска в его глазах.

— Дай угадаю. Игра зовется «Выживание».

— Подходящее описание.

Лес стал шевелиться вокруг нас.

— Они отправят охотников за нами. Тихих убийц, которые могут украсть нас из теней, — предупредил он, хотя игриво подмигнул, и это все казалось от этого игрой. — К счастью, тебя защищают железные прутья.

— Да, жаль, что я неблагодарна.

Он фыркнул.

— Готова узнать все, что нужно, о Фейвальде?

— Только если ты сначала ответишь на вопрос, — сказала я.

— Задавай, Маленький кошмар.

— Почему мы стоим на месте, если они охотятся на нас?

Он рассмеялся и прыгнул на единорога, отбил ветку тополя и склонился агрессивно над седлом, словно мог завоевать мир со спины единорога. Может, и мог. Может, мы сделаем это место.







































Глава вторая


— Сначала тебе нужно понять, — сказал Скуврель, — что Фейвальд — место постоянных перемен. То, что сегодня тут, пропадет завтра.

Я драматично зевнула.

— А ты играл в бессмертного.

— Внимательнее, Маленький кошмар, — сказал он, глядя на меня, стиснув зубы, обещая жестокость и соблазнение. — Без этих знаний ты — коза, которую вот-вот порвут.

Я вспомнила, что фейри сделали с моими козами. Мое лицо похолодело. Он кивнул, словно мы думали об одном.

— Есть хорошие и плохие фейри? — спросила я. Мы вернулись на дорогу, и она тянулась по гряде на вершине холма. На тропе едва умещался единорог. Деревья росли у дороги, но земля резко обрывалась по бокам, и было видно озаренный звездами Фейвальд во все стороны. Я охнула, увидев блеск моря в одной стороне и узкие башни широкого замка в другой стороне. Запахи леса окружали нас, купали в сладости иного мира — сосна и тимьян, травы и что-то до боли сладкое, что я не могла понять.

Я затаила дыхание, глядя, как свет луны выделял детали, будто шептал истории и сказки на ночь. Я была тут, в истории. В ужасно, но истории.

— Благие и Неблагие? — Скуврель ехидно рассмеялся. — Это глупости, Кошмарик. Мило, что ты слышала об этом, но нет. Есть только плохие и еще худшие фейри. Нас не интересует бескорыстие.

— А суженые пары? Высший лорд Кавариэль — или как его там — сказал Хуланне, что она — его пара.

— Я не устаю от твоего идеализма, — сухо сказал он. Единорог замер, встал на дыбы и бил по воздуху копытами. Скуврель схватил его за рог и встряхнул, пока конь не успокоился. Это не сработало бы с настоящей лошадью. Скуврель зарычал. — Успокойся, мертвяк, или я успокою тебя и заплачу за это головой с радостью.

Его грозный тон даже напугал меня. Не помогло то, что он сжимал медную иглу как меч. Она была ужасно острой. Другая его ладонь держала мою клетку.

— Так суженых пар нет? — с нажимом спросила я.

— Мы говорим о таком жертвам, когда заманиваем их, топим в глубинах нашего разврата. «Ах, но наша пара — это судьба, — говорим мы. — Ты не ощущаешь связь между нами? О, это ощущается как петля на шее? Игнорируй это. Это ласка истинной любви».

— Так это ложь? Я думала, вы не умеете врать.

— Это не совсем ложь. Они суждены, потому что мы решили сделать судьбу такой. И, если так ты намекаешь, что надеешься, что судьба свяжет нас как пару, то я могу только сказать, что, хоть мне льстит твое мнение, тебе придется сделать выбор старым смертным способом.

Он ухмыльнулся, словно думал, что я хотела его. Я ощутила, как кровь прилила к лицу, но не давала ему смутить меня.

Я нарочито медленно сплюнула между прутьев клетки. Конечно, он превратил простой вопрос в самовосхваление! Словно я могла выйти замуж за фейри! За жуткого фейри!

Единорог спускался по холму, и мы потеряли потрясающий вид, спускаясь в тепло спутанных ив. Крылья хлопали, ночные птицы улетали от нас. Может, видели, как Скуврель обращался с животными, которые ему попадались.

— Теперь ты вывела глупость из своего организма, может, захочешь полезные знания? — сказал Скуврель.

В духовном мире я видела лиловое сияние вокруг спутанных ив впереди, узкая тропа вонзалась в арку из их веток.

Скуврель склонился, направляя единорога туда. Тело Скувреля двигалось плавно, как у разбойника из одной из книжек, которые я читала в школе.

И как он выглядел тут без моего духовного зрения? Он выглядел красивее этого?

Я глубоко вдохнула и подняла повязку.

Крик поднялся к моему горлу, и я закрыла рот.

Я увидела сначала единорога. Без повязки — пока я видела настоящий мир — единорог был костями с полосками гниющей плоти, свисающими с них, развеваясь в воздухе. Флаги на ветру. Обрывки плоти тянулись от костлявого рога, торчащего из черепа как флаг. Глаз существа был черной пустой дырой. Темная вязкая жидкость запятнала плоть вокруг него. Белая кость виднелась в глубинах.

Я опустила повязку, пока не увидела что-нибудь еще, все тело дрожало от ужаса.

— Убей его, — прошептала я. Я вытащила лук из колчана, поправила тетиву, несмотря на качку клетки.

— Тебе нужно подумать о новых решениях проблем, — сказал Скуврель, забавляясь. — Убийство — не всегда ответ. Для начала, идти долго, а единорог — удобный пленник. И за него будет серьезное наказание. Он из Двора Кубков. Хочешь, чтобы я оказался в долгу перед твоей сестрой? Она может потребовать тебя как плату.

Я вставила стрелу в лук, Скуврель поднял клетку, чтобы посмотреть на меня, и я выстрелила. Я почти попала по его глазу. Тряска мешала целиться.

— Твои стрелы не помогут, когда ты размером с кружку пива, — нагло сказал он, его губы насмешливо изогнулись. — Но я аплодирую за попытку.

Он убрал стрелу с лица и бросил ее в меня. Капелька крови появилась у его глаза — этого было мало, чтобы даже захотеть это смахнуть.

Я недовольно подняла стрелу, вытерла ее об грязный платок, лежащий на полу клетки, а потом вернула ее и лук в колчан. Мне нужен был другой способ биться. Мои стрелы тут не помогали.

Я потянулась к повязке. Я видела единорога. Что могло быть хуже?

— Я намного хуже, — выдохнул Скуврель, все еще держа клетку так, чтобы я видела только его глаза. Я сжала лук и одну из стрел, попыталась вложить стрелу.

Он рассмеялся и вытянул руку с клеткой, заняв благородную позу, словно бросал мне вызов. Я грубо проехала по полу, по крови единорога и грязи, и врезалась в прутья на другой стороне. Я вытерла ладони о штаны и снова встала. Он не увидит, как я дрожу от страха.

— Как единорог может истекать кровью без плоти? — спросила я. Мой голос охрип.

— А как хоть кто-то из нас истекает кровью? — насмешливо спросил Скуврель. — Как мы умираем? Тебе нужно многое узнать, Кошмарик.

Это очень помогло.

Я убрала лук и стрелу в колчан, взяла себя в руки и потянулась к повязке.

— Как насчет сделки? — проурчал Скуврель. Его темные глаза сверкали серебром в свете Фейвальда. — Заключи со мной сделку, Маленькая охотница. Тебе не нужно смотреть на Фейвальд через повязку, но тебе нужно кое-что другое. Чистые вещи, возможно? Еще поцелуй? Тебе понравилось в прошлый раз.

— Ты не хочешь, чтобы я видела тебя настоящего в Фейвальде, да? — спросила я, уперев свободную руку в бедро, чтобы яростно смотреть на него.

Настоящий он в моем мире был хищным и похожим на лиса, а не красавцем, каким его делал морок. Как он мог быть еще хуже тут?

Он рассмеялся.

— Скажем так, я хочу сохранить тайны. Ты купишь те только по большой цене.

Дрожь радости пробежала по мне от его смеха. Я не сдержалась. Я хотела знать обо всех его тайнах.

Но, если я не видела этот мир четко, у меня не было шанса отыскать путь туда, где страдал мой отец, прибитый к дереву. Никакие тайны или сделки, заманчивые предложения не могли отвлечь меня от того, зачем я была тут.

Я была тут не ради власти или тайн, не ради радости, и даже не для того, чтобы утолить любопытство. Я была тут ради отца. Я не могла это забыть.

— Тогда тебе стоит бояться, — сказала я. — Потому что я люблю убивать тайны.

Я подняла повязку раньше, чем он мог меня остановить.

Я не была готова.

Но я не закричала, хотя подавленный крик терзал мой разум, как пила.

Скуврель не выглядел как смертный. Он даже не выглядел как фейри. Он выглядел как что-то, выбравшееся из глубин ада.

Он был спутанный и закутанный, как призрак из извивающихся веток черной ивы, края которых были обломаны и двигались. Красное сияние виднелось в глубине — огонь, который никогда не угасал. Это выглядело больно, и он вздрагивал и содрогался всякий раз, когда его спутанное тело сплеталось иначе. Я пыталась понять, где кончались его спутанные ветви, но они, казалось, таяли, и было сложно понять, оставались ли они плотными, или они были как тающий дух.

Казалось, он был просто нервными окончаниями, навсегда открытыми стихиям, истерзанными ветрами. Он был спутанным, комком эмоций и страсти, амбиций и жестокости, не надеялся быть кем-то еще.

Я сглотнула, такой ужас я еще не ощущала. Мои колени так ослабели, что я сжала клетку, чтобы устоять.

Я сорвала повязку с глаз из последних сил.

Я охнула, когда его морок вернулся — полные мягкие губы изогнулись в ухмылке.

— Я же тебе говорил.































Глава третья


Когда мне было шесть, отец садил меня на свежий снег и просил меня повторить все следы зверей, которые я знала. Каждый день он добавлял новый след.

— Ты не можешь быть хорошим охотником, если не знаешь зверей лучше, чем они знают себя, Элли. И гули. Их тоже важно знать. Следи за тем, что они делают. У всего есть порядок действий — образ жизни, желания, где они спят, что едят. Изучи это, и ты поймешь добычу.

Я изучала добычу.

Но порой то, на что нужно было охотиться, было страшно узнавать.











































Глава четвертая


Мои зубы стучали, как бы я ни пыталась их остановить. Он не был… я знала, что он не был смертным. Он был монстром.

Я не верила ему, когда он пытался сказать мне это.

Точнее верила, но не так, как теперь.

Мои инстинкты ошибались.

Он был монстром. Единорог был монстром. Этот мир был адом. Я не осмелилась смотреть на остальной мир. Моя повязка была опущена на шею, глаза смотрели на бархат ночи так пристально, как приговоренный смотрел на своего палача.

Ну же, Элли! Найди свой огонь. Ты лучше этого. Они хуже, чем ты представляла? И что? Ты — Охотница, и ты охотишься. И чем больше хищник, тем сильнее необходимость его убить.

— Ты живешь вечно? — спросила я со стуком зубов. Вечно. Вот так. Искаженный и запутанный, пытающийся развязаться.

— Они зовут нас бессмертными, да? — спросил он бодро. Его глаза смотрели на призрачные ивы, он хмурился. Он сделал паузу. — Думаю, это бессмертие. Хотя многие назвали бы это адом и посчитали бы жалким существованием.

Должна ли я бояться? Или жалеть его?

Я запуталась так же сильно, как его облик.

Я была настороже, чуть согнулась у прутьев, не хотела расслабляться ни на миг.

— И теперь я должен потребовать, — тихо сказал Скуврель.

— Никаких требований, — сказала я, совладав с дрожью. — Сделки идут в обе стороны.

Его смех был радостным, но он сохранял голос тихим, смотрел наверх, вниз и вокруг, словено ожидал, что напасть могли с любой стороны.

— Ладно. Сделка. Ты будешь моим союзником в борьбе с твоей сестрой и… другими. Взамен я научу тебя биться как фейри.

— Не нравится мне эта сделка, — шепнула в ответ. — Я уже знаю, как биться с фейри. Я же одолела тебя?

Он закатил глаза.

— Ты одолела мою душу и оставила свой флаг в моем сердце, но это — удивительно — не поставило Фейвальд на колени. Где моя Охотница? Где та, которая поклялась заставить всех нас заплатить?

— Ты заплатишь, — прошипела я. — Я все еще заставлю всех вас заплатить. Пока мне мешает только клетка.

— Это мой кошмар. Держись за этот огонь! Сделка?

Я задумалась. Насколько я видела до этого, фейри были опасными и хитрыми. Для борьбы с ними требовалось все, что я могла предложить. И Скуврель был единственной фигурой, к которой у меня был доступ в этой игре. Я лучше буду играть с пешкой в руке, чем без этого. Любая фигура была лучше, чем ничего.

— Хорошо, — прошипела я. — Я буду твоим союзником.

— И я научу тебя биться как фейри. Ты знала, что есть пять слов, которые произошли от древнего смертного слова «wrae»?

Мы завернули за угол в туннеле кривых деревьев. Они постоянно двигались, как он. И когда они двигались, дорожки вокруг нас извивались, меняли облик. Я не смогла бы найти обратный путь без карты или проводника. Если я смогла бы вырваться из клетки.

— Не знаю, — я выражала тоном отсутствие интереса.

— Одним было слово «фейри». Странно, что вы назвали нас, да? — спросил Скуврель, остановив единорога.

Тропа тут разделялась и вела в несколько сторон, и единорог повернулся. Я не могла понять, откуда мы прибыли и куда двигались. Одна из дорожек обросла синими спутанными ивами, пока я смотрела. Еще одна открылась немного в стороне, и мое внимание привлекла красная вспышка. То была кровь? Сова заухала в бархатной тьме, и я поежилась.

— Другие четыре совсем не такие, — он сделал паузу. — Нас преследуют, — Скуврель вытащил иглу-меч из-за пояса. Она ярко сияла в голубом свете леса.

— Убийцы? — спросила я.

— Возможно. Ты поймешь, что меня всегда преследуют. Я привлекаю интерес, как закат привлекает художников.

— Почему? — спросила я, снова вытирая ладони об штаны. Они были влажными от пота, и, если меня ждали активные действия, я не хотела, чтобы они скользили.

— Кто знает? Может, потому что я так очарователен. Или, может, это из-за моей красоты.

Он был роскошен — как оживший луч лунного света, решивший проехаться со мной, словно ветви статной сосны или полная луна, подмигивающая мне, словно приятный плеск озера летом или гладкий шелк, скользящий по коже. Я отогнала ту мысль и попыталась напомнить ему о его месте.

— Да, ты роскошный. Как мило. Словно красота не мимолетна и не иллюзия ценности.

— Смелые слова, маленькая пленница. Вряд ли ты им веришь.

Его смех был хитрым.

Он выбрал тропу со следом крови, это не радовало, но единорог мчался вперед.

Я сжимала прутья, ветки хлестали вокруг нас, часто били по клетке.

— Следующее слово — «wraith». Призрак. Признай, это довольно близко к фейри, — сказал он, пока мы неслись по тропе. — Ты видела это, когда надела повязку, да?

Я старалась не дрожать от воспоминания. Да, призрак подходило. Деревья подвинулись снова, и наша тропа оказалась перекрыта.

Скуврель выругался.

Стрела попала по дереву рядом с нами со стуком.

Правда? Они стреляли в нас? Они точно ненавидели его. И они точно хотели меня.

Я прищурилась, глядя на стрелу, еще дрожащую в дереве. Она была слишком короткой для длинного лука, и перья были слишком мелкими. Стрела была не длиннее моей ладони, когда я не была миниатюрной, дрожала так, словно пыталась петь. Арбалет.

Я повернулась в клетке, но шея единорога мешала видеть. Он встал на дыбы, крича, и в этот раз Скуврель спрыгнул с его спины, пока тот был на задних ногах, приземлился на ноги в снег, клетка была в одной руке, и меч-игла в другой.

Единорог прыгнул красивой дугой, стрела попала в его круп, и он умчался прочь. Отлично. Было плохо, что он нес нас, но без коня, когда на нас охотились, было еще хуже.

— Я буду скучать по тому ужасу, — отметил Скуврель. Его пальцы идеально подходили ушку медной иглы. Он держал ее перед нами, словно отгонял зло. Я сжимала прутья клетки обеими руками, мир вокруг меня крутился и раскачивался. Я ничего не могла делать, кроме как сжимать челюсти и держаться изо всех сил.

— Дальше — «wreath», венок. Ты делаешь венки в мире смертных? Мы их тут делаем.

Что-то темное упало с деревьев над нами.

— Хочешь сделку? — сказал Скуврель напавшему, но мужчина молчал. Его лицо было скрыто золотой маской, но его уши были острыми. Фейри. Без крыльев. Он сиял тускло цветом вина, пока шел в тенях к Скуврелю, сжимая пару ножей.

Скуврель бросился, его игла неслась ко второму напавшему. Этот был фейри с маленькими козьими рожками, он был в черной маске с клювом и черными перьями вокруг глаз, но в одной руке он сжимал рапиру. Другой он бросил маленький арбалет в лес, повернулся, уклоняясь от броска Скувреля, попытался нырнуть под его руку.

— Никаких сделок? — прошипел Скуврель. — А игра? Я люблю игры.

Скуврель замахнулся клеткой, и я завопила:

— Я все еще тут!

Я ударилась об прутья, клетка попала по чему-то твердому. Моя голова ударилась об это, и я охнула, смогла лишь изо всех сил впиться в ближайший прут, ноги вылетели из-под меня в другую сторону. Моя сумка слетела с моей спины, ударилась об стену прутьев. Я рискнула оглянуться, увидела, как враг держался за голову рукой. Скуврель ударил его клеткой.

Он издевался? Я не была оружием!

Голова звенела от боли, звезды плясали перед глазами.

Но я еще не видела, чтобы мужчины так бились — или фейри против фейри. Это было не как на охоте. Это не было борьбой хищника и добычи. Это был грязный бой, полный шумных вдохов и кряхтения. Пар поднимался от тел, от открытых ран. Все было действиями и жестокостью.

— Следующее слово, — сказал Скуврель между вдохами, — «wrath», гнев. Это я тут и показываю.

Звон металла об металл вызвал крик в моем горле, и я едва смогла подавить его, клинок толщиной с меня попал в клетку через соседнее отверстие между прутьев. Клетка беспощадно дернулась, и я потеряла хватку, рухнула в прутья на другой стороне. Желудок дернулся, словно я все еще двигалась, ведь клетка летела, рухнула так, что кости тряхнуло. Меч остался между прутьев.

Они думали, что нужен был меч, чтобы убить меня? Сейчас меня можно было убить булавкой!

Все мое тело звенело. Боль слепила меня, но я боролась с ней.

Я склонила голову из клетки, и меня стошнило на нечто, похожее на мох вокруг корня дерева. Голубые цветочки выросли в моей тошноте. Фу. Гадость.

Но мой огонь вернулся. Я толкала тошноту туда, как и страх. Питала огонь! Дай мне сил! Я не умру, потому что какой-то дурак не знал, как использовать меч. Не так Элли Хантер погибнет.

Меч-игла Скувреля был в крови. Он стоял на трупе врага в маске с клювом. Еще два убийцы боролись с ним.

— Бей их! — крикнула я. Мне нужно было выбраться из клетки. Получить нормальные лук и стрелы. Или тот арбалет. — Покажи им свое, так называемое, превосходство!

Они плясали вокруг друг друга с поразительной грацией. Их бой казался скорее драматичным танцем, чем жуткой битвой. Они все — включая Скувреля — были наряжены как королевичи. Их одежда идеально сидела на них, была идеально украшена кисточками, вышивкой и кружевом. На каждом камзоле был вышит бордовый кубок.

Они были все красивыми, конечно, разве я видела не таких фейри? Идеальные образцы мужества, их мышцы красиво двигались каждый раз, когда их было видно, их бессмертные лица были милыми. Даже когда они зарычали друг на друга, это был рык огромного хищника, изящного и жестокого, а не уродливый вопль смертных.

Я осмелилась поднять повязку на миг и тут же пожалела. Открытые рты были полны зубов, щелкали, спутанная плоть существ обвивала их кости, сплеталась и расплеталась черными нитями вокруг их тел, концы нитей были растрепанными, словно пропадали в духовном мире.

Я сорвала повязку и попыталась перевести дыхание. Ну же, Элли, борись! Вид не мог убивать. Красота — только иллюзия. И уродство тоже. Они не могли убить одним видом.

— И последнее, — крикнул мне Скуврель, — «writhe», корчиться. Это покажут мои враги.

Скуврель пронзил второго фейри, отбросил его тело, словно оно ничего не значило. Мертвый фейри рухнул недалеко от меня, красивое лицо потеряло красоту, исказилось от боли, жизнь угасла в глазах, и он остался бледной оболочкой с острыми чертами и хищным лисьим лицом. Его волосы были тусклыми, и одежда стала лохмотьями. Как когда они были в нашем мире.

Фейри были мороком на мороке, иллюзией на лжи, спутанными слоями обмана.

Скуврель выругался, и я вовремя подняла взгляд, чтобы увидеть меч, летящий ко мне. Я подняла инстинктивно ладонь. Глупо, Элли. Словно моя ладошка могла отразить меч.

Клинок остановился, кончик порезал мою ладонь. Я отпрянула, прижала ладонь к груди. Красная рана пронзила мою ладонь насквозь. Я резко вдохнула от пылающей боли. Меч не задел кости. Рана могла зажить. Но было очень больно. Очень-очень.

Я отпрянула и рухнула на попу, давясь от боли. Я полезла в карман, вытащила чистый платок и обмотала им рану. Он уже пропитался кровью до того, как я закончила.

Скрежет металла заставил меня поднять голову. Скуврель вытащил мечи из моей клетки, убрал их в ножны. Он пристегнул ножны крест-накрест на своей груди, чтобы клинки свисали на его спине, как у пирата из книги. Его черные волосы выбились, обрамляли встревоженное лицо. Он поднял клетку так близко к своему лицу, что я видела маленькую татуировку на его ухе — метку пера на краю.

— Еще со мной, Маленькая охотница? — он почти рычал.

— Я не думаю, что они охотятся на тебя из-за твоей красоты, — сухо сказала я. — У меня есть подозрения, что они хотели покончить с твоей жизнью.

— И что это за жизнь, — Скуврель подмигнул.

Он обыскал тела, порылся в карманах и проверил пояса. Я смотрела с подозрением на бордовые кубки на их камзолах. Двор Кубков? Зачем посылать убийц в масках, но так их отмечать? В этом не было смысла. Если только это не было послание.

— Кто они? — спросила я.

— Враги, — сказал он. Но он не звучал встревожено. — Какой будет жизнь без врагов?

— Долгой? — предложила я.

— Скучной, — сказал он с жуткой улыбкой. — А я не скучный. Готова сыграть, Кошмарик? Первый ход в игре только что произошёл, и теперь моя очередь. Что нам делать? Покажем им значение названия фейри?


























Глава пятая


Я держалась за клетку здоровой рукой, боль пронзала ладонь от тряски, пока Скуврель поднимался по ивам, чьи ветви цеплялись за нас, пока он поднимался все выше. Они гнулись под его весом и подпрыгивали от каждого движения его ног.

— Куда мы? — прошептала я, охнув, когда клетка ударилась об упрямую ветку.

— Скажи, маленькая пленница, — Скуврель склонился и хитро улыбнулся мне. — Как ощущается болтаться в клетке? Чувствуешь, как наказала меня, заперев там?

— Так это месть? — прошипела я. — Потому что не я одна, похоже, хотела бы запереть тебя.

— О, ты про убийц? — Скуврель двигался среди вершин деревьев, ветер выл сверху. — Это обычная ночь в Фейвальде. Надеюсь, тебе не скучно. Твое веселье среди моих приоритетов.

Звезды над нами были ярче, чем на земле. И они двигались. Не как падающие звезды, просто двигались, словно плясали вместе, а не сторожили на своих местах другие миры.

— Звезды живые? — выдохнула я, потрясенная настолько, что забылась на миг.

— Или мы мертвые? — спросил Скуврель, глядя на звезды, его лицо было радостным в тот миг, а потом он поменял позу, как лев, готовящийся к броску, и прыгнул.

Я подавила вопль.

Что за…?

Он прыгал с ветки на ветку, но те ветви не должны были его выдерживать! Он был как птица, порхающая с ветки на ветку, двигался почти волшебно, хотя они раскачивались и прогибались под ним. Его улыбка показывала, что он наслаждался собой и забавным движением.

Я чуть не забыла, что у него были крылья, похожие на спутанные нити дыма. От того, как они раскрывались и ловили ветер, сердце замирало в груди. Как-то раз отец сжег груду веток высотой с дом, когда помогал Барроуроу очистить поле. Огонь спутывался в черный дым, переливаясь красным и оранжевым среди белизны и тьмы. Крылья Скувреля были такими.

Как существо могло быть восхитительным и ужасным одновременно?

Сердце билось в горле, но я питала этим огонь. Теперь у меня был шанс осмотреться.

— Как тебе Спутанный лес? — спросил Скуврель. — Хорошее место для засады. Но не лучшее. Если хочешь научиться биться как фейри, вот хороший совет: не выбирай очевидное.

— Я думала, они были фейри, — парировала я.

— Были, маленькая пленница. Если бы научились биться как фейри, может, еще были бы живы.

С высоты я видела призрачный лес, растекающийся по земле, огоньки мерцали среди ветвей, и густое море бушевало и сверкало в свете луны за раскачивающимися ветвями. Спутанный лес, сказал Скуврель. Он не был бесконечным. Но так казалось, когда я была в нем.

Я не должна была видеть это без повязки. Я должна была видеть только бледные силуэты. Но правила тут работали иначе. Если честно, я не знала, было ли хоть что-то реальным. Может, я умерла, когда единорог напал на меня на другой стороне волшебного круга. Может, это был ад, который был создан, чтобы наказать меня за то, что я подвела сестру, отца и город.

Может, это был мой шанс уничтожить Фейвальд.

Раздражение кипело во мне, ухудшалось с каждой секундой побега от неизвестных теней. Инстинкт ревел во мне, требовал бежать, прыгать и биться. А я была заперта в мелкой клетке, как белка-летяга в коробке. Отец поймал одну из таких для меня, когда мне едва исполнилось семь, чтобы просто показать ночного зверя. Он не дал ее трогать или оставить, хоть я и упрашивала.

— Плен — худшая пытка. Все существа должны быть свободны, — сказал он.

Я хотела быть свободной, и с каждым прыжком Скувреля желание становилось сильнее.

Отец, наверное, тоже так думал. Я не могла забывать об этом.

— Там есть еще убийцы? — спросила я, стараясь отвлечься от мыслей о плене.

— Всегда, — он пригнулся, чтобы прыжок унес нас под покров ветвей. Они становились шире, а деревья — все больше. — Нам нужно миновать городок на краю Спутанного леса. Только так можно пройти эту часть.

— Ты не можешь просто перелететь его?

— Тогда увидят все фейри района.

— Один из них пробил клинком мою ладонь, — я подняла окровавленную ладонь. Было очень больно. Мне нужно было зашить рану и перевязать должным образом.

Скуврель рассмеялся.

— Тогда я рад, что убил его, пленница. Ты теперь принадлежишь мне, и любой вред тебе — кража у меня. Вот следующий совет: если нужно туда, куда ты не хочешь идти, сделай вид, что тебе это нравится.

Я фыркнула. Впереди было ярко-желтое свечение, как от фонарей. Мы прыгали туда, набирая скорость.

— Это городок? — спросила я.

— Рынок Спутанного леса, — согласился Скуврель.

— Это твой дом? Тебя попытаются убить там?

В этот раз его смех звенел как стекло, по которому стучали ножом.

— Это Фейвальд, пленница. Если никто тебя не пытается убить, то ты даже не в игре.

— Какой игре?

Я пыталась поймать его взгляд, но клетка была на уровне его пояса, и я видела только его камзол и голый торс под ним, когда ткань распахивалась. Я хорошо умела читать лица, но даже я не могла понять человека, глядя на мышцы его живота.

— Игре Дворов, пленница. Они хотят поймать Валета.

— А это ты? — я слышала, как Хуланна так его звала.

— Он самый, — звучало так, словно он ухмылялся.

— К какому Двору ты относишься?

— Ни к какому. Валет не из Двора. Он — один из четырех игроков, которые идут в своем ритме, которые живут и умирают вне Дворов Дураков. Валет — это я. Истину ты встречала. Равновесие. Убийца рода. Мы — важная часть игры, но цена — одиночество. Ни Двора. Ни семьи. Ни дома. Только вечная игра.

— Почему ты решил стать Валетом, если тебе это не нравится? — спросила я. Чем больше я говорила, тем меньше думала об огненной боли в ладони или тошноте от дикой тряски клетки.

— Все как обычно. Я убил старого Валета. Как потом один из тех дураков убьет меня.

— Я думала, вы — бессмертные, — ехидно сказала я.

— Почти — если только нас не убили. Ты не увидишь, как фейри умирает от болезни или старости.

Я помедлила.

— Потому что вы такие крепкие, или потому что многих убивают до того, как у болезни или старости появится шанс?

Его смех был невеселым.

— Умный вопрос, пленница. Какой ответ тебя порадует больше?

Стало бы мне лучше, если бы я знала, что он мог вот-вот умереть, или если бы я знала, что он сможет жить и долго держать меня в плену?

— Не знаю, — сообщила я.

— И я, — признался он. — А теперь поищем место спрятаться. Ночь кончается. Нас поймают и убьют, если мы будем снаружи после восхода солнца.

— Даже великого Валета?

— Особенно такой приз, как я.

Вдали было слышно голоса, что-то праздновали. Скуврель направился на звук, чуть горбясь.

— Тебя ранили в бою? — меня удивила моя тревога.

— Не больше, чем тебя, — сухо сказал он, не сводя взгляда с сияния впереди. — Не говори ни с кем на рынке.

— Что ты со мной сделаешь? — резко спросила я, вдруг нервничая при виде поселения. На последнем собрании фейри, которое я видела, моего отца мучили в качестве развлечения, и моя сестра делала это. Что будет тут?

— Я продам тебя по высшей цене, — бодро сказал он.

Я охнула.

— Но я — твой союзник!

— Именно.

Мой желудок словно провалился в яму. Скуврель был хитрым, но я не думала, что могла попасть в плен к другому фейри. От этой мысли проступил холодный пот. Это было бы… мучительно.

— Сейчас? — выдавила я.

Он рассмеялся.

— Позже. Когда будет нужно для цели.

— Ты врешь.

— Я никогда не вру, — он погрозил мне пальцем. — Я это говорил.

Что сказать? Я была в плену, меня могли продать. Я ощущала себя… маленькой. Еще меньше, чем уже была в клетке. И я ужасно злилась. Он думал, что мог продать меня? Серьезно? Как зайца из капкана?

Городок — если это был он — был полон смеха и воплей. Одна нора в теплой тени ив была связана узким проходом со следующей, и так далее. В первой норе был длинный бар, где фейри с зеленоватой кожей и белыми усами предложил нам кружку чего-то горячего, что булькало. Черепа смертных стояли стопками во всю стену, и клиенты пили из надбитых чашек — все были разными. Мои глаза расширились. Скуврель собирался вот так продать меня фейри? Я проведу дни в клетке на баре, пока фейри пили из разных фарфоровых чашек.

Скуврель проигнорировал предложение — к моему счастью — прошел мимо женщины с оленьими рогами и румяными щеками. Она пыталась поцеловать его. У нее было ожерелье из изумрудов и костей пальцев. Может, он продаст меня такой женщине ради поцелуев, и я окажусь под брошенным платьем на полу ее спальни. Я поежилась. Может, стоило заключить сделку со Скуврелем. Но чего будет стоить просьба не делать меня игрушкой тех существ?

Мы шли по норе, где продавали только маски разных цветов и невообразимых видов. Некоторые были без дыр для глаз, некоторые с дырами для трех или четырех глаз. Магазины, бары и аптеки тянулись в маленьких пещерах, сплетенных из ветвей ив, некоторые были устелены большими перьями, как гнезда. Каждая была более жуткой, чем предыдущая.

Одна торговка заявила, что пальцы ног Скувреля подогнутся от запаха ее духов. В ее волосы были вплетены бусы, похожие на глаза. Они были из стекла — я была уверена, но от этого они лучше не выглядели.

Другой предложил Скуврелю провести ночь в чудесных иллюзиях с одной щепоткой серебряного порошка. Его болезненное лицо и тощее тело указывали на обратное.

Третий — мужчина, который не вышел из тени у двери, из-за которого постоянно доносились крики ужаса, предложил Скуврелю любовное зелье, которое привлечет внимание любой девы, которую он пожелает.

— Ах, у меня уже есть внимание той, которая мне нужна, — тихо сказал он, и спутница продавца — милая фейри в коричнево-зеленом одеянии, не скрывающем ее красивую фигуру — тихо вздохнула и прикусила губу, пока он не зарычал. Но Скуврель пошел дальше.

Серьезно? Хитрый Скуврель любил, когда женщины, заигрывая, прикусывали губу? Я думала, что он был выше этого. Хотя мне было все равно.

Кто-то стучал по металлическим ведрам, и фейри танцевали, бились в дуэлях, жонглировали и играли в карты, заигрывали и выпивали, продавали и покупали. Но другой музыки не было, и от этого их поведение выглядело как фарс. Словно кто-то напевал песню, слова которой забыл, или махал мечом, не зная, что он мог убить.

— Они веселятся всю ночь? — шепнула я, Скуврель зашел за магазин и взбирался по ветвям ивы, часто оглядываясь.

— В Фейвальде днем мы спим, — ответил он шепотом, и его шепот вызвал у меня необъяснимый трепет. — Тебе не говорили, что монстры выходят только по ночам?

— Тогда, может, стоит путешествовать днем, — предложила я.

— Ты не хочешь обработать ладонь, пока рана не стала гнить? — парировал он. С этим было сложно спорить.

— Ваши деревни фейри ужасно маленькие и простые, не сходится с твоими словами. Я-то думала, что буду в восторге. Но я разочарована. Моя деревня вдвое больше этой, — сказала я, скрывая ужас от места за ехидством. Я лучше сожгу это место дотла, чем буду жить тут. Кто-то должен был сделать это.

Он хмуро посмотрел на меня, но в глазах было веселье.

— Рынок Спутанного леса — просто мелкий рынок для низов общества фейри. Если бы ты была впечатлена, я выбросил бы твою клетку в реку. Но не искушай меня. Я могу продать тебя за пару воробьев и уйти. Хочешь такую судьбу?

Я недовольно скрестила руки.

— Я стою больше воробьев!

Я не привыкла торговаться со слабой позиции. Что я могла предложить ему, чтобы получить то, чего я хотела? Я не хотела, чтобы меня продали. Скуврель был опасным, но знакомым злом. Знакомым злом, убившим троих этой ночью без переживаний, но да. Я не хотела попасть к мужчине, пьющему в баре.

Сердце колотилось в груди от мысли об этом. Пот выступил на лбу.

Скуврель скользнул сквозь ветви, дважды сделал поворот и обошел по кругу к узкому проему под крышей из веток и земли. Мы попали будто в гнездо птицы — но большой, размером с человека. Стекляшки на шнурках свисали со спутанных ветвей, внутри сияли огоньки. С одной стороны за ветками был выступ, покрытый мхом, рядом журчал ручей, покрывая все прохладными брызгами воды.

Белые перья устилали пол и стены из ветвей ивы, которые кто-то вырезал с огромным терпением. Там были истории, сцена за сценой, чтобы, лежа на перьях, можно было увидеть на стенах и потолке целую историю в картинках. Это было… странно бессмертным. Словно кого-то заперли тут, и он вырезал это, чтобы скоротать время. Но тут не было прутьев и замков. Сюда можно было легко пройти со стороны ручья. Так зачем было вырезать эти ветки?

— Это твой дом? — с опаской спросила я. Выглядело странно просто. Даже уютно.

Скуврель рассмеялся.

— Нет. Но всем порой нужно спрятаться в дыре. Мы останемся тут на день.

— А потом ты продашь меня за пару воробьев? — с вызовом сказала я. — Ты меня не продашь, Скуврель.

На его лице проступило что-то, похожее на печаль, и он сменил тему:

— Заключи со мной сделку, пленница, и я зашью и перевяжу твою руку, дам тебе помыться, а потом только верну в клетку.

— Может, я хочу свободу, — возразила я. Начинай высоко, Элли. Так работают сделки.

— Боюсь, о таком нет и речи, — его взгляд был опасным. — Мне слишком сильно нравится власть над тобой.

— Я думала, мы были друзьями, — от раздражения мои губы скривились.

Он посерьезнел, пронзил меня взглядом, но смолчал. Он сел на перья, снял сапоги и камзол и лег спиной на перину. Длинный порез тянулся по его ребрам, татуировки перьев огибали одну сторону грудной клетки, задевая ножи, игральные карты и что-то, похожее на череп мыши.

Он подвинул мою клетку, чтобы легко видеть меня, скрестил руки под головой. Я смотрела на мышцы его рук и торса, на чувственно облегающие его предплечья татуировки, но видела воспоминание о том, каким он был, искаженным, страдающим и бессмертным.

Он был прекрасным и ужасным. Милым и страшным.

Я сглотнула.

— Тогда не продавай меня. Давай такую сделку. Я не хочу, чтобы меня продали.

Его тон был каменным:

— Я должен продать тебя тому, кто больше даст, Элли. Иначе игра не ведется. Мы договоримся о другом.

Пусть страх придаст сил, Элли.

— Ты мной не владеешь.

— Разве? — его ухмылка дразнила, но он смотрел на меня внимательно, словно что-то замышлял.

— Если я заключу с тобой сделку, — я облизнула губы, его глаза загорелись, и он так резко сел, что я отпрянула от прутьев.

— Да?

— Если я заключу с тобой сделку, — начала я снова, выпрямившись и высоко подняв голову, руки были скрещены на груди, — что ты захочешь со своей стороны?

Он ухмыльнулся, окинул меня взглядом. Я ощутила, как вспыхнули мои щеки.

— Ты не такая милая, как твоя сестра, — сказал он, и горечь, настоявшаяся за всю мою жизнь, поднялась во мне.

— Скажи то, чего я не знаю, — буркнула я.

— Вызов принят, — он задумался на миг, глаза восторженно сияли. — Красота — не достижение. Ты это не знаешь.

— Уверена, я говорила это тебе пару часов назад.

— Ах, но не искренне. А я говорю честно. Красота — то, на что натыкаешься во тьме, подарок Великого судии. Но жестокость можно вырастить.

— У тебя есть и то, и другое, так что тебе вдвойне повезло, — сухо сказала я.

Его смех был искренним.

— Да? Щедро так говорить. Значит, мне вдвойне повезло.

Он отвернулся от меня, встал и потянул за ветку у края гнезда, как за рычаг. К моему удивлению, ветки раздвинулись, и стало видно шкаф. Он полез туда и, почти не медля, вытащил чистые сапоги, узкие штаны и черную шелковую рубашку с высоким воротником. Он замер у камзолов, выбрал ярко-зеленый. Он был из бархата, и кто-то вышил на нем черные перья с серебряными кончиками.

— Вот следующий урок борьбы как фейри. Создавай идеальный облик.

— Разве ты не должен выглядеть мужественнее? — нахмурилась я. — Я вижу слишком много кружев.

Он прищурился.

— Мужественнее? Я мог бы прибыть голым, украшенным лишь кровью врагов, но предпочитаю что-нибудь с воротником.

Он бросил вещи в стороне и стал раздеваться.

Я охнула и отвернулась, а потом услышала плеск в ручье. Когда я нервно взглянула на него, он снова рассмеялся. Вода скрывала его по пояс, но он все равно выглядел пошло. Он выглядел бы так и в дюжине слоев одежды от подбородка до носков. Было в нем что-то, что пошлость делало почетным знаком.

— Ты теперь живешь в моем мире, пленница, — сказал он. — Пока ты не поймешь это, ты будешь просто узницей в маленькой клетке.

Неприемлемо.

— Я заключу с тобой сделку, — я подняла голову выше. — Скажи, чего ты хочешь.















































Глава шестая


Его глаза радостно загорелись, он потянулся из воды к моей клетке и опустил ее на свои колени. К моему облегчению, он все-таки был в штанах.

Он отклонился на мшистый камень, вода двигалась вокруг него. Улыбка Скувреля стала шире. Я посмотрела на ручей. Вода была почти под клеткой. Один его промах, и клетка упадет в воду, и я умру под волнами. Я пригляделась сильнее и охнула. Волосы двигались под пузырьками? Я почти смогла различить лицо женщины в глубинах ручья, но он не мог быть таким глубоким.

— Видишь свою судьбу в воде? — пошутил Скуврель. — Говорят, что чистый взгляд может видеть девушек, утонувших тут, если смотреть внимательно.

— Каких девушек? — спросила я бодрым тоном, хотя взгляд заметил еще один силуэт женщины, ее волосы развевались вокруг Скувреля.

— Дриады этого ручья мстительны, — он пожал плечами. Он не сводил с меня взгляда, пока говорил, словно я была интереснее, чем то, о чем он говорил. — Они топят красивых женщин, которые приходят сюда, из ревности.

— Тогда я в безопасности, — сказала я храбрее, чем себя ощущала. — Никто ни разу не звал меня милой.

Он рассмеялся.

— Сделка, Валет, — я удерживала свою решимость. Если я не могла пока освободиться, я не хотела хотя бы быть проданной. Может, он не согласится на такое, но я могла создать сделку, которая была близко к этому.

— Чего изволишь, маленькая пленница? Я уже сделал тебя своим союзником и предложил тебе свои советы о мире, в который ты попала. Что еще ты хочешь? — Скуврель отклонился, чтобы вода задела его волосы, а потом сел и встряхнулся, как собака. Капля воды попала по моему лицу, и я нахмурилась и вытерла воду рукавом.

— Я хочу сначала знать, что ты потребуешь, — возразила я. — Я не буду глупо соглашаться на сделку, не зная, что случится.

— О, не надо недоверия, пленница. Я был тебе хорошим другом. Я же привел тебя в Фейвальд? Ты этого хотела. И пытался не дать тебе увидеть наш мир без морока. Это было добротой. Ты ранишь меня своими подозрениями.

— А что ты сделал, чтобы уменьшить мои подозрения? — осведомилась я.

Он рассмеялся.

— Что делала ты на моем месте? Ты была такой, как и должен быть яростный кошмарик, так что не говори о дружбе и верности. Сделай мне предложение. Посмотрим, клюну ли я.

— Я предлагаю, — начала я, его рот приоткрылся, он затаил дыхание. Чего он мог захотеть? — Я предлагаю игру.

— Игру? — он обрадовался.

Хорошо. Но какую игру я могла ему предложить?

— Да, — я ухватилась за идею. — Ты выпустишь меня из этой клетки на час, позволишь помыться и переодеться в чистую сухую одежду, что-нибудь поесть, а еще исцелишь мою ладонь, а взамен я не попытаюсь убежать за этот час и поиграю с тобой.

Его улыбка была счастливой.

— О, в твоей сделке есть дыры, пленница. Попробуем снова. Ты, — твердо сказал он, — сможешь выйти из клетки так, чтобы помыться и обработать руку, а потом вернешься, не пытаясь сбежать, не умоляя меня отпустить тебя или как-то еще манипулируя мной вне клетки. Ты не попытаешься убить меня или навредить мне. Я предложу еду и шанс помыться, но ты наденешь то, что я дам, и оставишь старую одежду в клетке.

— Вот уж нет! — возмутилась я.

— Можешь прикрыться той мерзкой тряпкой с пола. Ее все равно нужно убрать, — он сморщил нос. — И я не закончил. Я исцелю твою ладонь. Останется шрам. Но я зашью и перевяжу рану. Взамен ты дашь мне поцелуй и игру.

— Никакого поцелуя, — сказала я. Это уже было плохо.

Он ухмыльнулся.

— Мои поцелуи такие ценные, что ты не спешишь принимать один? Ладно. Без поцелуя. Договорились?

— Ты даже не спросил, какую игру я предлагаю, — возразила я.

— Думаю, ты изобретательна, — радость озарила его лицо. — Договорились?

— Да, — я переживала, ведь он был сговорчивым. Мне нужно было умно поступить с игрой, это могло повлиять на него. Но было мало времени думать об этом, пока я буду заниматься необходимыми делами. Или… то, что сделки связывали его, не означало, что они связывали меня? — Я согласна на сделку.

— И я согласен на сделку, — сказал Скуврель. — А теперь снимай грязную одежду.

Я нахмурилась, схватила грязную тряпку с пола и укуталась так, чтобы снять сумку, лук и колчан, грязную одежду под покровом того, что раньше было моим платком, а теперь было для меня больше простыни.

Мои щеки загорелись раньше, чем я начала, и его смешки не помогали.

— Давай уже, — сказала я, сняв все свои вещи. Но я оставила нож под тканью. Он поймет?

Он открыл дверцу клетки.
































Глава седьмая


Когда мне было одиннадцать, я пошла с Олэном в лес. Мне нравилось гулять с Олэном. Он не хотел ничего, кроме общества.

Мы забрели к утесам у реки и услышали безумные вопли вдали. Олэн посмотрел на меня, и нам не нужно было говорить. Мы оба знали, что поможем существу, которое так кричало.

Я видела орлов издалека, но ни разу — так близко. Его ногти были длиной с мой мизинец.

— Тише, — сказал Олэн, когда я сняла куртку. — Осторожно.

Орел застрял в трещине в камне. Одно крыло было сломано. Оно свисало, орел дергал лапами и другим крылом, но то крыло застряло в трещине, и он вряд ли мог улететь на одном крыле. Сверху нависли два гуля, ждали его дух.

— Как он туда попал? — спросила я, но Олэн покачал головой. Мы так и не узнали ответ. Порой что-то просто случалось.

Я схватила длинную палку и прыгнула к гулям, рассекла ею их призрачные тела. Они зарычали, но еще два взмаха прогнали их.

— Я все еще не знаю, как ты это делаешь, — сказал Олэн, поежившись. — Стоит им на меня посмотреть, и я застываю!

Я хмыкнула, отбросила палку и схватила куртку. Я накинула ее на голову орла, чтобы он не бился с нами, и Олэн вытащил его из камней. Куртка обвивала его когти и клюв, Олэн отнес его домой.

Мы вправили его крыло днем, оба получили при этом глубокие порезы. Орел не доверял нашим попыткам исцелить его.

Я вышла и поймала белку для орла, пока Олэн перенес его в загон для коз. Орел не тронул белки. Но он привык к загону, и, когда крыло зажило, Олэн выпустил его, и орел свил гнездо рядом с загоном. Каждую весну он и его пара гнездились там.

И когда он видел Олена и меня, он покачивал в приветствии крылом.

Порой доброта создавала узел меж двух существ, который было сложно разрезать.
























Глава восьмая


Я странно нервничала, выходя их клетки и принимая свой полный размер, и это меня злило. Почему я нервничала? Это он должен был переживать.

Я прошла в воду, уже была по пояс и старалась не думать об утопленницах, хотя почти ощущала их волосы вокруг своих ног. Белые кувшинки окружали меня. Может, они всегда цвели в это время дня. Я старалась не думать об этом. Никаких отвлечений, Элли. Это твой шанс сбежать.

На другой стороне ручья ждали спутанные ивы. Нужно было только ударить Скувреля ножом, схватить свои вещи из клетки и убежать.

Он опустил клетку на берег в тот же миг, когда я бросилась к нему с кинжалом. Клинок замер в дюйме от его тела, моя рука не слушалась. Мышцы не шевелились.

Я в ужасе посмотрела на него. Что он сделал?

Он посмотрел на мое лицо и согнулся от хохота. Я выхватила нож из застывшей руки свободной ладонью и попыталась снова, но теперь замерла другая рука. Скуврель пытался говорить, но слова скрывал смех. Он поднял ладонь — словно я могла пошевелиться — пока пытался перестать смеяться.

— Что смешного? — осведомилась я, ярость была горечью во рту. Что он со мной сделал?

— Кошмарик, — сказал он, когда его смех утих, глаза опасно блестели. — Забавный кошмарик! Твое слово не стоит и гроша в твоем мире, но тут оно связывает тебя так же прочно, как меня — мое слово.

Но он не был расстроен. Он забрал у меня нож почти с любовью, и как только оружие пропало, мои руки опустились. Я с тоской посмотрела на ивы за ручьем. Этой ночью я не сбегу. Слезы покалывали глаза, но я не давала себе плакать. Я превратила их во внутренний огонь. Больше топлива.

— Если не против, — холодно сказала я, — мне нужно помыться.

Моя ладонь убивала меня. Мне нужно было обработать ее сильнее, чем помыться, но все по порядку.

— Конечно, — согласился он. — От тебя воняет единорогом и гнилой плотью.

Я нахмурилась и нырнула в воду вместе с тряпкой в грязи и крови.

— Не скромничай при мне, — дразнил Скуврель.

Я забыла, как он влиял на меня, когда мы были одного размера. Я забыла, каким красивым делал его морок, и как мое сердце колотилось, хотя мозг кричал: «Ты видела его настоящим, дура, и он — почти демон!».

Сердцу было все равно. Как и легким. Я пыталась нормально дышать, пока глаза отмечали блеск воды на мышцах, когда он выбрался из ручья и прошел в гнездо.

— Я выберу для тебя интересный наряд, ладно? — сказал он.

— Лучше бы что-нибудь приличное.

Иначе я попытаюсь напасть снова. Должен быть способ обойти эту сделку.

Полоска зеленого шелка вылетела из-за двери на берег, когда я закончила расплетать волосы.

— Я должна надеть это? — спросила я.

Ответом был лишь смех. Я недовольно фыркнула и нырнула под воду, старалась не открывать глаза и не думать о мертвых девушках. Что-то хлюпнуло под моими ногами. Что-то обвило мою ступню. Я бросила грязную ткань и подбежала к берегу ручья, высоко поднимая колени, отчаянно пытаясь не кричать и не касаться воды.

Они трогали меня. Мертвые девушки меня трогали!

Полоска шелка оказалась тонким халатом. Я надела его, и Скуврель вышел из гнезда в сухих штанах, высушивая волосы ладонью. Он побрился. Как он сделал это так быстро? Он прикусил губу, глядя на меня.

— Что? — я нахмурилась.

— Ты выглядишь смертно.

— В отличие от тебя, я все время так выгляжу.

— Да, и разве это не волшебный талант? — сказал он. Он посмотрел на мои ступни. Это должно было радовать меня, ведь я ожидала, что его хитрый взгляд будет на другом месте. Я опустила взгляд и увидела скопления колокольчиков, цветущие вокруг меня. Они были там до этого? — Займемся твоей ладонью, — он разложил зеленую ткань на мхе и сел рядом. Она была длинной, зеленой и не похожей на бинт. Там были медная иголка и нить. — Сначала швы.

Я не хотела, чтобы он зашивал руку, но от мысли об игле, проходящей сквозь плоть, меня мутило. Я не смогла бы сделать это сама.

— Жаль, ты не согласился ее исцелить, — печально сказала я, села рядом с ним, протянула руку и отвела взгляд. Я скривилась, когда он налил что-то на рану. Я и не заметила флягу при нем. Но это было логично. Алкоголь хорошо промывал раны.

— Ах, но тогда я не смог бы сделать это, — тихо сказал он, звуча радостно.

Игла впилась в мою кожу.

— Тебе так нравится шить?

— Тихо, ты отвлекаешь меня.

Я прикусила губу, а он работал, чистил и зашивал. Минуты тянулись в тишине, полной боли. Воздух между нами был будто перед ударом молнии. Я почти ощущала это на языке.

— Подержи ладонь, пока я готовлю бинт, — шепнул он, по моей коже пробежали мурашки.

Я сжимала раненую ладонь другой рукой. Он удивительно хорошо зашил рану. Его работа была аккуратной и чистой, хотя кожа под стежками пылала.

— Ты уже так делал? — спросила я.

— Ни разу, — его глаза блестели, улыбка была озорной, когда он стал обвивать мою ладонь зеленым бинтом. — Но все когда-нибудь случается в первый раз.

Меня очаровал озорной блеск его глаз, и я едва замечала, что он делал, пока я не опустила голову.

— Ты ужасно перевязываешь раны, — сказала я. — Ты запутал наши ладони в ткани. Ты так и хотел завязать бинт?

— Да, — сказал он так искренне, что я рассмеялась. Он замер, будто наслаждался мигом, а потом заговорил с вызовом в глазах. — А ты знаешь способ лучше?

Я ответила ему ехидно:

— Да.

Торжество мелькнуло на его лице и плохо скрываемая радость. Через миг выражение смягчилось, и я охнула. Скуврель никогда не был мягким. Что в моем ответе вызвало это? Качая головой, я высвободила здоровую руку и перевязала рану сама.

— Теперь, — сказала я, закончив, — должна быть одежда.

— Лежит на кровати, — он неловко кашлянул. — А потом ты вернешься в клетку и объяснишь игру.

Одеждой оказались узкие зеленые леггинсы, золотые сандалии, украшенные красными ягодами и серебряными листьями, легкая туника без рукавов из маленьких белых перьев и короткий золотой жилет, расшитый коричневыми переливающимися глазами. В ней я ощущала себя странно. Как мокрый орел. Я надеялась, что смогу постирать и высушить свою настоящую одежду до того, как этот наряд кто-то увидит.

— Чья это одежда? — спросила я.

— Моя, — сказал Скуврель. Это точно была ложь. Они сидели на мне как влитые. — Готова к клетке? — спросил Скуврель, поднимая ее, когда я вышла из шкафа, где одевалась. Он был румяным и тяжело дышал, и я растерянно нахмурилась. Он протянул мне небольшую миску орехов другой рукой и пожал плечами. — Тут есть только эта еда.

— Готов проиграть в игре? — ответила я, но не приняла орехи. В книге говорилось есть только с солью. Я не хотела попасться сильнее, чем уже была.

Это не навсегда, Элли. Это временно.

Ты чистая, рана перевязана, и ты узнала, что нарушить слово не выйдет. Это что-то, да? Радуйся небольшим победам.

— Я не проиграю, — сказал Скуврель, запер дверцу клетки и ушел в шкаф. — Но мы поиграем завтра. Нам обоим нужно поспать.

Он вышел из шкафа, и я охнула. Он выглядел как настоящий фейри-валет с ремешком с ножами на груди и парой золотых сережек в одном ухе. Как фейри-валет, собравшийся убежать со мной в лес.

— Не нарушай свои правила из-за меня, — ехидно сказала я.

Он порылся в шкафу и пришел с графином, парой наперстков и миской. Он наполнил их водой из ручья, попил из графина и опустил миску рядом с моей клеткой.

— Вот. Попей, постирай одежду. Что хочешь.

Меня не нужно было уговаривать. Я развязала сумку, вытащила палатку и устанавливала ее между прутьев клетки раньше, чем он закончил пить воду. Я сделала глоток из наперстка, наполнила флягу, отстирала одежду и повесила на прутьях. Скуврель притянул клетку к груди, обвил ее руками и лег.

— Это ужасно близко, — буркнула я. Было неловко смотреть на его грудь или ноги, оказавшиеся вокруг клетки, но так, чтобы не задевать железные прутья.

— Не хочу, чтобы тебя украли, — сказал он, но голос был тихим. Я подумала, что он уже уснул, но он пробормотал что-то, звучащее как «ценность».

Но это было глупо. Я ждала, его лицо смягчилось, дыхание стало глубже. Я не ушла в палатку. Нет. В моей руке был золотой ключ. Я и забыла, что положила его в сумку.





























Глава девятая


Может, стоило ощущать вину из-за этого. Я же обещала быть союзником Скувреля. И он мило поступил, перевязав мою руку, хоть глупо потребовал одеться в то, что он выбрал. Но я не должна была сидеть в клетке.

И ключ был волшебным. На нем все еще был волос единорога.

Пришлось оставить одежду и палатку. Если бы я попыталась их забрать, он мог проснуться, хотя я смогла забрать сумку со всем остальным.

Я осторожно закинула сумку на спину и подошла к засову клетки. Поднимать его было бесполезно. Вокруг него уже не было проволоки. И там не было скважины. Но волшебный ключ точно сделал бы что-нибудь. Я осторожно подняла ключ и коснулась засова. Он открылся, и я выдохнула с облегчением, убрала ключ в сумку и осторожно выскользнула наружу.

Я тут же стала полного размера.

Я взглянула на Скувреля. Он выглядел маленьким, ведь я теперь была больше его ладони. И он был уязвимым, темные ресницы лежали на шелковистой коже. Я подавила сочувствие. С каких пор Скуврель нуждался в этом от меня? Он мог сам справиться.

Не оглядываясь, я прошла к берегу ручья и прокралась по камням, покрытым мхом. Придется идти за ручьем в лес. Я не знала другого выхода, но ручьи всегда вели к большой воде. Я могла добраться с ним до моря, которое видела по пути сюда. Я чуть не надела повязку. Не надо, Элли. Ты знаешь, что там. От вида проще не будет.

Я оглянулась. Мои ноги оставляли следы колокольчиков. Отлично. Я оставляла след из цветов в этом безумном мире. Конечно, Скуврель вел себя так, словно от его желания солнце восходило и опускалось. Когда цветы оставались там, где ходил, это могло вскружить голову.

Я вздохнула и пошла по мелководной части ручья. Следов цветов уже не было. Но приходилось идти сквозь волосы в воде. С сердцем в горле я брела в воде.

Я и раньше ходила по дикой природе. Потому я и переживала. Скоро будет рассвет. Скуврель сказал, что они спали днем, но вдруг он повернется во сне и заметит, что я пропала? В свете дня заметить будет просто. Как далеко я уйду до того, как Скуврель увидит пустую клетку? Хватит ли мне скорости? Смогу ли я спрятаться?

Что-то пахло дымом.

Где-то были фейри. Мне нужно было замедлиться и не шуметь, чтобы меня не поймали. Стало теплее? Я потерла лоб. Было жарко, как летом.

Что-то трещало вдали. Я застыла.

Дым становился гуще.

На горизонте был тусклый оранжевый свет. Не золото рассвета, а грозное оранжевое сияние.

Что-то больше костра горело там.

Я застыла, не знала, куда бежать. Я должна была оставаться в ручье. Он не будет гореть, хотя, возможно, придется уйти в глубокие части, если огонь доберется сюда.

Спутанный лес казался древним. Такой огонь не мог быть нормальным, да?

Сияние казалось ярче впереди меня. Если идти туда, я точно обнаружу огонь. Но, если развернусь, попаду к Скуврелю. Я лучше попытаюсь выжить сама в отчаянной ситуации, чем останусь с ним.

Стиснув зубы, я пошла дальше. Я не была ничьей пленницей.

Пот стекал по лбу и спине. Оранжевый свет становился ярче, как и небо, наступил рассвет.

Может, стоило развернуться. Может, ручей не мог меня защитить. Я видела, как сгорали звери в лесном пожаре. Я видела, как их малыши прятались под ними от огня. Ручей защитит меня так?

Я кусала губу, переживая, когда вдруг увидела огонь. Он ревел в Спутанном лесу, двигался ко мне удивительно быстро, лизал ивы и сухую траву в поглощающем поцелуе смерти.

Я глубоко вдохнула и бросилась в воду.

Я открыла глаза. Пустые глаза смотрели на меня, и я закричала под водой, мой нос задел нос одной из мертвых девушек. Она была милой, как и говорил Скуврель. И мертвой. Ее волосы развевались вокруг меня. Я запаниковала, металась в воде.

И рухнула на пол клетки, остатки воздуха вылетели из легких.

— Ох.

— Что ты сделала с красивой одеждой? — сказал Скуврель. — Она хорошо на тебе сидела. До этого.

Но мне было плевать, что я была в дыму и воде. Я выругалась, вскочила на ноги, но ничего не могла поделать. Я снова была маленькой. Снова была в клетке.

Я раздраженно закричала. Но у меня же еще был ключ, да?

Нет. Ладонь была пустой. Я дышала быстро в панике, ощупывала пол вокруг себя, искала…

— Это ищешь? — спросил Скуврель, показывая мне золотой ключ в полном размере на своей ладони. Он убрал его в карман. — Теперь ты знаешь. Ты не можешь сбежать. А мне придется нарушить еще одно правило.

— Какое? — спросила я, дрожа, вода собралась у моих ног, прекрасная одежда, которую мне дал Скуврель, промокла и смялась.

Он выглядел серьезно — такое бывало редко — и, говоря со мной, прикрывал глаза ладонью, словно боялся смотреть на огонь.

— Мы пойдем днем. Я не хочу быть сожженным заживо. У твоей сестры явная любовь к драматизму, — сказал он, схватил мою клетку и прыгнул в рассвет.




























Глава десятая


— Разве мы не должны вернуться на рынок? — спросила я. Мне не понравилось там, но это было лучше леса фейри.

— А что горит, по-твоему? К ночи останутся только пепел и сожаления.

Я привязала сумку и колчан к прутьям, Скуврель прыгнул в воздух. В прошлый раз мы убегали от убийц, и от меня не было проку, но в этот раз я не собиралась быть бесполезной. Я была Охотницей. Я не была жертвой, даже если была в клетке.

За это я держалась. Я не была блуждающей пленницей. Мою судьбу не вырвали из моих рук. Мне нужно было помнить это. Я не могла давать себе поверить, что я была жертвой.

Я была тут, чтобы спасти отца и разобраться с сестрой — даже если придется тащить ее домой за волосы и побить за глупость… или сделать что-нибудь еще.

Я была шпионкой. Мне нужно было собрать всю информацию, какую я могла, пока я была в клетке. У меня был идеальный вид отсюда. Мне просто нужно было смотреть и ждать, как делал хороший охотник, следить за знаками. Узнать добычу, пока я не смогу предсказывать все действия. А потом я снова смогу охотиться.

Я не могла забыть о цели, даже если была в странном мокром одеянии фейри, даже если я застряла в клетке. Как только я вернула сумку, я взяла свою настоящую одежду, выбила об прутья, пока худшая грязь не слетела, и повесила сохнуть. Вещи промокли от того, как Скуврель плескался в ручье, что было почти постиранным.

Хорошо. Это было готово.

Когда я вернулась к прутьям, стала следить за тем, что мы делали, и дым был таким густым, что я подняла повязку на нос и рот и заплела заново рыжие волосы.

— Весело было плавать с мертвыми девушками? — спросил Скуврель. — Нам повезло, что ты недостаточно милая, чтобы утонуть.

— Да, повезло.

Мы летели. Потому тряска пропала. Я затаила дыхание от осознания. Я еще никогда не была так высоко. И это означало, что я еще никогда не падала с такой высоты.

Мы были не очень высоко в небе, но летели между деревьев, держались впереди от оранжевого сияния. Я старалась не поражаться. Скуврель мог лететь на крыльях из дыма. И что? Это не делало его поразительным. Это делало его почти птицей. И птиц можно было сбить стрелами.

— Как ты меня вернул? — спросила я.

— Я подумал о тебе маленькой.

Я не знала, что это могло работать в обе стороны. Я нахмурилась. Когда я выберусь в следующий раз, я попробую это на нем. Если выберусь. Я поежилась.

Почему я не подумала поймать его в клетку, когда выбралась? Я думала только о своей свободе, но, если бы я обратила внимание, я бы поняла, что могла поймать его в клетку и спастись от поимки. Конечно, так я уже сгорела бы.

— Что заставило тебя подумать, что огонь послала моя сестра? — спросила я.

Вдали зазвучали крики, и я старалась не думать о том, кто умирал в огне. Я не могла ничего поделать с пожаром. И это был не мой народ. Если я стану переживать за то, что фейри делали друг с другом, я буду страдать и ничего не достигну. Но мое сердце дергалось с болью в груди от каждого крика из дыма, они становились громче, и я ощущала, как мое тело горело от переживаний.

— Ей нравятся играть жестоко и быстро. Она выгоняет нас, — сказал Скуврель. Он нес меня сбоку, и я почти не видела его, нужно было лечь на спину, чтобы уловить хоть что-то. — Кстати, маленькая охотница, ты должна мне игру.

Так и было. Но как придумать игру, чтобы получить от него больше информации о наших врагах? Он не станет мне врать, но он часто искажал правду. Может, если я буду знать, что он думал, я смогу узнать, чего он хотел. И я смогу использовать это, чтобы освободиться. И это помогло бы понять, кто кем был, когда мы встретим других фейри.

— Это игра как Правда и Ложь, но немного другая, — я стала придумывать на ходу. Клетка стала жаркой, мы летели среди дыма и пепла. Я сидела на сумке, чтобы меньше жара беспокоило меня. Ветер дул в спину, гнал нас вперед огня, и Скуврель держался там, не оглядывался на огонь за нами. — Когда что-то случается, ты говоришь, что чувствуешь, по шкале от одного до пяти. Пять — самое сильное чувство. Если я посмотрю на огонь и спрошу: «Боишься ли ты огня?» — что ты скажешь?

— Один, — он улыбнулся. — Огонь не касается нас, Кошмарик. Но как нам понять, кто победит?

— Ты поймешь, если победишь, — сказала я, потому что не знала, но это звучало неплохо.

— Когда выиграю, — сказал он.

Мы опережали дым, но, когда я оглянулась, я видела только пожар. Гнездо, где мы были, уже точно сгорело. И рынок. Может, даже ручей. Было сложно переживать из-за земли, которую я ненавидела, но Скуврель тоже не переживал.

— Сожалеешь из-за пожара? — спросила я.

— Два, — сказал он. — На некоторую резьбу ушло много времени.

Он вырезал те сцены? Я не давала себе впечатляться.

Солнце поднялось выше, красная пыльная сфера в саване дыма. Это заставляло думать о крови.

— Злишься на свою сестру? — его тон был бодрым, но он впервые с момента, как взлетел, посмотрел на меня. Я выглянула между прутьев, пытаясь увидев его выражение лица. Он был заинтересован в ответе.

— Пять.

Я не уточняла. Я старалась не показывать, как была рада лететь над долинами, опережая огонь. Они сияли бледно-зеленым в моем духовном зрении, но в полях был свет, духовный свет красиво окутывал полевые цветы. Впереди поля сменялись большой каменной ямой, которая тускло сияла серебром, в яме двигались фигуры.

Над ямой я поняла, что фигуры не были смертными или фейри. Они выглядели как оживший камень, их облик смутно напоминал людей, но они были огромными. Лишайник и мох рос на их бороздах.

— Что это такое?

— Шахта серебра? — спросил Скуврель, словно это не стоило внимания. — Она работает, когда все спят. Обычно она нас не беспокоит.

Беспокоит? Такая шахта сделала бы поселение, как Скандтон, невероятно богатым. Можно было спускать минералы с гор в города, и они хорошо платили бы за это. Все в Скандтоне были бы красивые дома, хорошая одежда и украшения. Там смогли бы посылать людей за редкостями в город, за книгами и обучением. Потенциал таких ресурсов почти вызвал во мне боль тоски… а для него это было раздражением.

— Чувствуешь себя выше? — резко спросила я.

— Пять, — бодро ответил он. — Я выше всего. Эти големы ожили от нашей спутанной магии. Ты же не думала, что работали фейри?

Я уставилась на него.

— Я работаю. Ты видел, как я охочусь и ставлю ловушки. Ты видел, как я расставляю палатку, готовлю еду и стираю одежду.

— Да, я восхищен твоей работой, как восхищаются бесполезными метаниями косули, попавшейся в силки. Хоть они совсем тебе не помогают, их безнадежная надежда красивее всего.

— Работа — не безнадежная надежда! — я слышала возмущение в своих словах, и мне было все равно. Вот нахал!

Он отмахнулся.

— Это для големов или слуг. Не для тех, чья власть позволяет избегать этого.

Я не смогла закрыть рот.

— Ты говоришь, что фейри совсем не работают? Вы просто сидите, пока зачарованные камни работают, и вы даже не смотрите на них, пока нет необходимости?

Он задумался на миг.

— Порой мы создаем искусство. Когда мы хотим. Мы украшаем. Мы собираем вечеринки. Ты же не думаешь, что мы… потеем?

Ужас в его глазах почти сочетался с моим. Мой рот резко закрылся.

Хуланна не любила работать. Она не делала то, что могла заставить сделать меня за нее. Она была как в поговорке мамы: «полевая лилия, которая не работает». Конечно, ей тут нравилось. Красивая одежда, игры и никакой работы.

Если бы я не видела Фейвальд со своей повязкой, я бы приняла его за рай. И если бы мой отец не был прибит к дереву, страдая. И если бы в местах выпивки тут не стояли черепа смертных. И если бы я не была в клетке.

Было много «а если».

Это место было ужасным.

— Нравится мой дом? — шутливо спросил Скуврель.

— Один, — твердо сказала я.

— Как жаль. Особенно если ты останешься тут до конца жизни. Кстати, мне нужно рассказать тебе больше о нашем народе. Мы разделены, всегда разделены. Фейвальд не королевство, а бесконечная война. Альянсы собираются и распадаются. Мы сражаемся ножами и словами, с пылом и идеально выбранными нарядами, — он сделал паузу. — О, и порой магией. Но магия опасна, она забирает больше, чем дает, так что лучше избегать ее, когда можешь.

— Как сделок?

— Их тоже нужно избегать, хотя, признаюсь, что мне нравится заключать с тобой сделки, маленькая пленница. Тебя удивительно просто обмануть. А теперь Дворы. Ты уже знаешь, что Двор Кубков — место, где твоя любимая сестра радуется своему царству ужаса. Есть еще Дворы Монет, Утра, Чешуи, Крыльев, Листьев, Ножей и Сумерек.

— Я не смогу все запомнить.

— Запомнишь. Когда тебя пытаются убить, ты их запоминаешь.

— Пообещай мне кое-что, Скуврель, — сказала я едко.

— Я уже пообещал тебе свою бессмертную дружбу, и что я не дам тебе умереть от голода. Что еще ты можешь от меня хотеть? — в его тоне звучало многострадальное терпение. Он согласился на все это? Последние несколько дней были для меня размытыми.

— Обещай, что не продашь меня никому ужасному, — сказала я.

— Не могу обещать такое, маленькая пленница, — сказал он после долгой паузы. — Потому что тот, кто должен тебя купить, ужасен.














Глава одиннадцатая


— Хочешь продать меня моей сестре? — напряженно спросила я, но играла дальше.

— Один.

Я обрадовалась, но лишь на миг.

— Я сделаю, что должен, маленькая пленница.

— Почему? Зачем такие тайны? Зачем было идти в мой мир и тащить меня сюда? Какое тебе дело до пророчества и Улаг?

— Тащить тебя? — он недоверчиво фыркнул. — Я могу спорить, ведь было иначе. А теперь притихни. Мы у Болот Салинджера, и я не хочу, чтобы на меня напали местные жители, когда они поймут, что болтает на их земле.

— Лети выше, — ядовито предложила я.

— Отличный совет. Наши враги будут искать крылатого фейри в небе. Особенно с моими крыльями из дыма.

Его тон был сухим.

— А они особенные? Я видела крылья из дыма у твоих товарищей в мире смертных.

— Товарищей? Ты про моих врагов.

— Ты их убил, сам и скажи. Может, так ты делаешь с друзьями. Ты говорил мне, что я — твой друг, но ты держишь меня в клетке, — он хотел звучать сухо? Я могла его превзойти в этом.

— Они были моим бывшим Двором. Они не приняли хорошо перемены.

— И не говори.

— Я хочу покончить с этим разговором, кошмарик.

Я вытащила книгу из сумки, с фырканьем села в палатке и открыла ее. Посмотрим, что мои предки говорили о Фейвальде. В последний раз я искала кое-что конкретное, листала страницы. В этот раз я стала читать с самого начала. Там было стихотворение:

Они были венком извивающихся призраков, и гнева у них было много,

Запутавшись в клубке, они назвали себя Джентри.

Хм. Может, кто-то из моих предков тут был. Это звучало очень точно для меня.

1090 год у фейри

Дочери, я пишу этот дневник, чтобы направить вас, когда меня не станет. Нам доверили охранять людей от зла, которое есть на нашей земле. Ужасные существа приходят через порталы, забирают детей и разумы людей. Бойтесь их. Боритесь с ними. И не давайте им очаровать вас. Не любите их так, как людей. Не выходите за них замуж. Не рожайте от них.

Хороший совет, хотя маме стоило дать эту книгу Хуланне, а не мне. Там было больше предупреждений. Но я пролистала до следующей заметки.

1091 год фейри

Забавно, как мои предки годами фейри отмечают время, хотя высмеивают фейри.

Джиннеф проигнорировала наши предупреждения, и старой Сканде пришлось идти в портал за ней. Она вернулась с пустыми руками, бормоча о призраках и запутанном мире ужасов. Она постоянно говорила о сделках и лжи. Она обезумела от ужаса. Бросилась в колодец на третий день.

Приятные истории. Книга, расскажи то, чего я не знаю.

1103 год фейри

Пятеро пошли за ними в их портал. Только Янис вернулся. Он сказал, что музыка подавляет их. Даже насвистывание или напев успокаивает.

Я стала напевать мелодию, которую всегда играл Олэн.

Клетка дернулась, воздух засвистел слишком быстро. Мы падали. Мы…

Я не поняла, что перестала петь, пока мы вдруг не выровнялись. Моя рука сжимала клетку так, что костяшки побелели, и дыхание вырывалось на скорости.

— Нет, — прорычал Скуврель, словно отчитывал щенка.

— Прости, — пробормотала я, вернувшись к книге. Что ж, это сработало.

Огонь тоже работает. Они ненавидят его. Он слепит их так, как мы не можем понять. Они освещают путь и готовят еду другими способами.

Интересно. Готовить могли те бедные големы. А освещение? Как что-то осветить без огня?

Это могло объяснить, почему Скуврель серьезно воспринял пожар. Он не оглядывался на него, верно?

Их магия искажает время. Наш народ пробыл месяц в Фейвальде, но тут прошел всего день. А потом вернулась Таня. Вторая из наших. Она заявила, что прошла в портал через час после Яниса. Для нас прошло пять лет.

Пепел! Двадцать лет могло уже пройти в моем мире. Или час. Во рту пересохло.

Она заявила, что неделю жила, пронзенная металлическим колом. Ни один смертный не смог бы так жить тут, но их магия поддерживала ее живой в агонии.

Как моего отца.

Не забывайте, они играют с едой. Ваш ужас питает их. И им весело от этого.

Я взглянула на Скувреля. Ему было весело со мной. Он питался моим страхом и ужасом? Могла ли я это как-то использовать? Охотники могли заманивать наживкой. Может, мой страх был наживкой, которая была мне нужна.

Таня обманом заставила их убрать кол, а потом убежала. Когда она прошла в портал, рана зажила при переходе. Она не думала, что выживет. Врата как-то ее исцелили.

Если я смогу добраться до отца, я смогу его освободить. Был шанс, несмотря на то, что я видела.

Следующая дюжина записей была не такой информативной. Женщины за годы теряли любимых и друзей. Женщины боролись, чтобы прогнать фейри из Скандтона огнем и песней. Женщины перевязывали раненых, сковывали безумных и бились за жизни нашего поселения.

Последние слова, которые я прочла в свете угасающего солнца, были пугающими.

Мы надеемся, что, ограничив эти знания до нескольких человек, мы сможем убрать у народа воспоминания о фейри. Как еще нам уберечь поколения и не дать снова вызвать это зло к нам?

Это не сработало. Тайны просили быть раскрытыми. Таинство заманивало таких, как Хуланна. Плохой ход, леди-предки. Не получилось.

— А теперь Игра усиливается. После этого я должен быть осмотрительнее с тобой, мой милый кошмар, — сказал Скуврель, спускаясь к тому, что выглядело как кольцо палаток, выкрашенных в яркие полосы. — Готова?

— Четыре, — сказала я, стараясь звучать решительно.
















Глава двенадцатая


Протяжный крик пронзил воздух, и будто из ниоткуда что-то розовое — ярче полевого цветка — взлетело в небо, крича при этом. Когда оно оказалось над нами, оно взорвалось с хлопком и искрами. Еще два розовых крикуна взлетели чуть ниже.

— Что это было?

— Они снова стреляют фуриями, — раздраженно сказал Скуврель.

— Фуриями?

— Они размером с тебя сейчас, но с крыльями. Их можно выманить из нор сладостями, а потом поджечь, и они взлетают в небо и сгорают, а потом взрываются.

У меня кружилась голова.

— Они так… развлекаются?

— Мне уже кажется, что ты меня не слушала, Элли. Я не говорил тебе, что мы жестоки? Я не говорил, что мы хуже, чем ты можешь представить?

Я в это не верила. Не могла.

Используй это для огня внутри, Элли!

— Я думала, твой вид боялся огня, — сказала я.

— Ты это прочла в своей книжке, — он едва подавлял смех.

— Да, — я произнесла слово так, словно могла выстрелить им в него.

Теперь он не смог сдержать смех.

— Те маленькие правила не всегда верны, кошмарик. То, что твои предки считали, что это правда, не означает, что так и есть.

— Какие правила — не правда? — спросила я.

— Хочешь узнать? Приготовься. Дальше будет только хуже, — сказал он, дразня меня. — Боишься?

— Три, — я с трудом не давала коленям сомкнуться.

— Видишь? Ты не слушаешь. Должно быть не меньше четырех.

Я быстро собрала свои высохшие вещи, сунула их в сумку. Меня мутило, пока я работала во время движения Скувреля.

Ох, я не собиралась терять вещи из-за воров или беспечности. Я разобрала палатку и аккуратно свернула ее.

Мы опустились на землю во тьме посреди кольца палаток. «Палатки» было слишком маленьким словом для этих строений. Это были как замки из цветного шелка, парящие в небе. В воздухе пахло ванилью и корицей, ветер трепал мои волосы и перья на моей тунике. Я была так напряжена, что мышцы болели, хотя я стояла на месте.

Вместо тьмы палатки сияли зеленым светом, пространство между ними тоже светилось. Что-то, что гудело, было заперто в банках, висящих у палаток, а между ними на лентах висели ягоды. Ягоды сияли красным, голубым и лиловым так ярко, что затмили бы фурий. Белый туман покрывал землю, отражая свет, заставляя все сиять своей белизной и мягкостью. Выглядело красиво, напоминало сон, но близкий к кошмарам. Не было темно, хотя были сумерки. Это место было как мир с перепутанными красками, одни были слишком яркими, а другие почти бесцветными.

Может, только я видела мир таким, но я в этом сомневалась. Я стала подозревать, что все видели этот мир таким. Может, то, что было для меня странным, для них было нормой, как свет солнца и луны. Может, они всю жизнь жили в мороке, чтобы спастись от ужаса своего мира.

Чтобы напомнить себе, я подняла повязку на миг, чтобы увидеть спутанную тьму и услышать крики. Я тут же опустила ее. Да, морок был лучше.

Веселье уже началось, и смех звенел из палаток, откуда доносились и вкусные ароматы. Большие големы, нависая на Скуврелем каменными телами, выглядели как идеальные фейри и носили тяжелые подносы еды и напитков в толпе.

Большие костры горели между палатками, их лиловый, синий или белый огонь тянулся к ночному небу.

— Иллюзия, — шепнул Скуврель.

Фейри разного вида стали собираться, их наряды стоили больше моей деревни. Их черты были воплощением красоты, от их сияющих глаз до ярких губ и румяных щек. Их фигуры были тонкими, полными напряженных мышц и идеальной кожи. Мои щеки пылали от одного их вида. Рядом с ними я была хуже, чем простой. Я была почти гадкой рядом с ними, не лучше их настоящих обликов.

Двое прошли в танце к Скуврелю. Полные противоположности, но с дружелюбными улыбками. Одна была высокой и темной, а другая — низкой и такой светлой, что почти просвечивала, их платья были из лепестков цветов — роза у темной фейри и нарцисс у светлой. Они обвили его руки, встали так близко, что ему было сложно не дать им задеть мою клетку.

— Ваше общество — радость, — проворковал он им, — но приз в клетке принадлежит мне.

Та, что в желтом платье, рассмеялась. Я хотела задушить ее.

Женщина у ближайшей палатки была с золотыми цепями, ниспадающими с ее бараньих рогов. Рубины размером с яйца свисали с цепей, и ее платье было в золотых петлях и нитях с рубинами. Когда она улыбнулась Скуврелю, рубин был в бреши между ее передними зубами. Рубин не делал ее уродливой, а привлекал внимание к ее идеальным губам, созданным для поцелуев, и идеальным локонам серебряных волос.

Она даже не заметила девушек на его руках. Пение заполнило воздух, и я охнула, увидела кольцо женщин, бледных и седых, привязанных к деревьям толстыми веревками. Вместо ног у них были рыбьи хвосты, и они пели зловещую песнь. Я думала, что фейри застывали от песен.

— Иллюзии этой ночью милые, — шепнул Скуврель, склоняясь к уху темной фейри, его губы задели ее ухо, пока он шептал. Но он точно говорил это для меня.

Я закатила глаза. Это место слишком хорошо ему подходило.

— Ты тут, Валет Дворов! — сказала радостно женщина с рубинами, присоединившись к нам. — И Равновесие прибыл прошлой ночью! Какая радость! Твой брат надеялся, что ты прибудешь к нам, хотя этой ночью его с нами нет. Скажи, что ты принес отвлечение для Двора Крыльев! Тебе нравится иллюзия этой ночи? Я подумала, что цирк иного мира подойдет лучше всего, после того, как мы получили твое послание с певчей птицей. Зачем собирать Двор, Валет? Почему приглашены другие Дворы? Не пойми меня превратно, я люблю вечеринки, но у меня едва хватило времени организовать такую большую! Мы взяли с собой в эту экспедицию только тысячу големов.

— Вечеринка красивая, Леди Крыльев, и атмосфера чудесна. Я принес вопрос, — Скуврель подмигнул. — Какие шансы, что вы ответите?

— Высокие, если с поцелуем, — она рассмеялась. Удивительно, но Скуврель поцеловал ее в щеку и погладил ее острое ухо своим пальцем. — Поцелуй и боль. Ты всегда даешь и забираешь!

— А теперь я спрашиваю, — нахально сказал он. — Почему Двор Крыльев в долине как простой цирк, а не в хороших замках, на создание которых мои предки потратили много золота?

Она склонилась ближе, словно хотела открыть тайну. Это казалось странным с громкими криками и весельем за ней.

— Твой брат говорит, что Двор в Лесу не раздавить мятежом, — сказала она. — О, мне не нравится этот свет. Слишком резкий.

Она щелкнула пальцами.

— Твой брат — Лорд Двора Крыльев? — спросила я.

— Тихо, маленький приз, — упрекнул меня Скуврель.

Туман растаял вокруг меня, и свет изменился до мягких теней и теплого оранжевого и розового сияния, подходящего для поцелуев, а не для ужаса. От этого Леди выделялась еще сильнее. Если бы мне сказали, что она была богиней любви, я поверила бы. Ее платье подвинулось, крылья раскрылись за ее спиной, бордовые крылья переливались. Я охнула от их внезапного появления. Одно такое красивое перо стоило бы целое состояние дома.

— Что это такое? — Леди указала на меня, сунув палец сквозь прутья.

— Не трогайте меня! — сказала я, но ее палец придавил меня к прутьям.

— Оно говорит! Как забавно и ужасно!

Я вытащила нож и ударила по ее пальцу.

— Ой! У него есть зубы, Скуврель! — возмутилась она, ее красивый голос звенел, как колокольчик.

— Да, кусается. Я забыл предупредить? — он очаровательно улыбнулся. Даже меня это так потрясло, что я застыла, глядя на изгиб его идеального рта. — Ой.

— Ты любишь шутить! — она игриво шлепнула его ладонью и заговорщически оглянулась. — Осторожно. Леди Кубков прибыла на закате, и она заявляет, что сделает из твоих органов корону до завтра, если ты не отдашь своего маленького питомца.

Я охнула.

— Ах, — Скуврель подмигнул Леди, она улыбнулась ему. — Но вы знаете, что я не боюсь угроз. Я предлагаю продать ее тому, кто заплатит выше.

— Чудесно! — заявила Леди. Она посмотрела на меня, но не приближалась к моему ножу. Я хмуро глядела на нее. — Она не очень красивая, да? Хотя нарядил ты ее хорошо. Чуть широка в бедрах, видимо, это означает, что она может хорошо рожать, но тут нет смертных, чтобы оплодотворить ее, так что детей не будет.

Я охнула в ужасе.

— Эй!

— Не уверена, что ты много получишь, Плут Дворов, — печально заключила она, ее красивое лицо выражало скорбь так, что разбились бы сердца королевских художников. Никто не мог нарисовать такое милое и печальное лицо.

— Я хочу не монеты, а развлечения, Леди, — хитро сказал Скуврель.

Ее улыбка была широкой и красивой.

— Где ты, Скуврель, все так и происходит!

Он пошел прочь сквозь толпу смеющихся фейри, и моя клетка оказалась рядом с мужчиной со змеей на шляпе — настоящей змеей, ее пасть была шире клетки. Она ударила, прутья едва отбили ее. Скуврель отдернул клетку. Мужчина был таким красивым, что я смотрела, потрясенная идеалом его ореховой кожи и золотых мерцающих глаз. Ярко-зеленая змея усиливала идеальный вид его лица.

Скуврель повернулся, и я оказалась возле женщины-фейри, маленькие оленьи рожки выглядывали из ее торчащих белых волос. К ее платью из дерева и бусин были пришиты на лопатках две живые белые совы. Их лапы были скованы золотыми цепями с медальонами из тигрового глаза. Одна сова клюнула меня, и я вскрикнула, когда клюв попал по моей руке. Скуврель отодвинул сову, и смеющаяся хозяйка платья дала сове мертвую мышь, а потом мы снова отвернулись. Я посасывала рану.

— Больно!

— Я говорил, что так и будет, — Скуврель не сочувствовал.

Они все были безумными. Их одежда показывала их страсть к жестокости, но лежала на их телах так хорошо, что было сложно не растаять, когда хоть кто-то из них смотрел в мою сторону.

Одна женщина-фейри была только в черных полосках ткани, которые крепились к ее телу ножами, вонзенными в ее плоть. Красная кровь выступала у рукоятей и текла по мерцающей ткани, но это не мешало ей смеяться, не портило идеальный блеск черных волос, ниспадающих до ее покачивающихся бедер.

Другая фейри была с замысловатой высокой прической, черные пряди были искусно размещены локонами вокруг зеленой отрубленной ладони. Пальцы застыли так, словно рука пыталась сжать ее макушку. Ее кожа была светло-зеленой, хотя эффект был милым — как рябь на воде в ручье.

Я поежилась от ее красоты и кошмарности, но едва смогла подавить шок от этого, как получила следующий, а потом еще и еще.

— Чудесно, да? Общество фейри. Как оживший сон, — сказал Скуврель, шагая к возвышению. Я не думала, что это можно было назвать чудесным.

Перед возвышением я заметила сестру, ее голова была откинута в смехе. Она была в платье из белого жемчуга. Рядом с ней был ее возлюбленный — лорд Кавариэль — сверкал как оживший луч лунного света, его идеальное лицо озарял серебряный свет, который исходил от него, и было так красиво, что мое сердце разбивалось — он был как оживший ангел. Он поглядывал на окружающих убийственно пронзительными взглядами. Словно оживший меч шел среди них.

Моя сестра теперь была с острыми ушами, и ее идеальный вид был наравне с фейри вокруг нее. Было возможно… стать фейри? И она стала одной из них?

Я попыталась поймать ее взгляд, но без толку. Было ли в ней хоть что-то от смертной девушки, которую я знала? Хоть капля сострадания? Крупица смертности?

Скуврель увидел, куда я смотрела, и его смех был жестоким.

— Твоя сестра теперь будет жить вечно. Разве не мило? Бессмертие без оков морали.

— Можно стать фейри? — выдавила я.

— В особых обстоятельствах. Скажи, охотница, хочешь бессмертие?

— Один, — твердо сказала я.

— Хорошо, — ответил он. — Твоя жизнь — как полет стрелы, быстрый и убийственный. Я не могу упустить этот миг.

Правда? Так он меня видел? Он смотрел на меня и среди странного нереального места его взгляд казался настоящим. Он пронзал до боли мою душу, и на миг я заметила жалость.

— Игра становится только сложнее, — признался Скуврель, миг выглядел виновато, я с трудом поверила глазам.

— Сложность? — спросила я.

— Пять, — он хитро улыбнулся. — Я почти боюсь туда подниматься.

— Будь мужчиной, — смело сказала я, делая вид, что не ощущала желание убежать в туалет.

— Я не мужчина, — прошипел он, тьма наполнила его глаза. — Я фейри от и до.

— Но ты можешь попытаться, — я ощущала смелость, которая казалась чужой.

— Я — самец, этого мало? — спросил он.

— Видимо, да, — ответила я.

— Тогда я попробую сыграть мужчину, если это тебя порадует, кошмарик.

Он поднялся на возвышение, выпрямился и поднял мою клетку в воздух.

— Валет Дворов тут, — сообщил он и изящно поклонился толпе. Зазвучали овации, Скуврель купался в них, дожидаясь, пока фейри утихнут, а потом сел на резной трон и поднял клетку для них указательным пальцем. — Вы слышали, что я поймал интересную диковинку. Вы не ошиблись. Некоторые из вас попытались забрать ее у меня силой, но я отразил попытки нарушить нам веселье. По Закону Игр я объявляю новое веселье для всех вас!

Радостные вопли, все фейри опустили кубки и еду и собрались вокруг, их глаза сияли удовольствием, глядя на Скувреля. Он не врал. Они любили игры. В них даже были правила.

— Как вы знаете, — он закинул ногу на подлокотник и опустил мою клетку рядом на деревянную поверхность, — Закон Игр заявляет, что за нарушенную игру платится штраф, — он погрозил пальцем толпе. — Так что хватит пытаться прервать веселье раньше времени! — это вызвало смех. — И игра не может быть завершена, а приз вручен, пока не выполнены все условия игры. Поиграйте со мной, любимые! Эта игра — аукцион богатства, крови и магии. Все ставки на диковинку будут приняты, и победит тот, кто отдаст больше, как и определено стандартом Лица Времен насчет обмена кровью, магией и душами! — мне не нравилось, как это звучало. — Ставки на Кошмар начинаются СЕЙЧАС, — он поднял ладонь и резко опустил ее. — Я приму все, и тот, кто даст больше, получит ее тело и душу.

Мое сердце проваливалось все глубже, было все ближе к животу.














































Глава тринадцатая


Когда мы были детьми, все всегда ждали, что Хуланна начнет праздник. Без ее шуток и улыбки было не так. Это не изменилось в Фейвальде. Я нервно прыгала с ноги на ногу, а она поднялась на возвышение, ее платье из жемчуга переливалось. Она была босой. Это было странно. Кто ходил без обуви? А если придется бежать?

Я многого не знала об этом мире.

— Хуланна. Мелкая предательница, — я почти плюнула. — Где наш отец?

Она не слушала меня, подошла так близко к трону Скувреля, что я видела только ее талию. Под жемчугом на ней ничего не было! Наша мама была бы в ужасе.

Одна из женщин-фейри, висевших на руке Скувреля, устроилась на другом подлокотнике его трона. Она подмигнула мне подведенными глазами, и я нахмурилась. Почему она выглядела так нарядно? Нужно было хоть немного уважать себя. Женщины были не только украшениями. Украшения можно было заменить.

— Лучше бы тебе снять его с тех шипов, сестра, — прорычала я, игнорируя другую девушку. — Или я притащу тебя домой и выпорю так, что ты неделю не сможешь сидеть.

Ее ладонь взлетела и отбила мою клетку, и я стиснула зубы, когда клетка перевернулась и упала. Ноги вылетели из-под меня, и я сильно ударилась об прутья, хватая ртом воздух. Фу! Я готовилась к удару, но что-то схватило клетку в воздухе, выпрямило ее так, что я просто съехала на пол. Ребра болели. Я ушибла их? Было больно сесть и проверить. Что случилось с сестрой, что лишило ее жалости?

Или в ней всегда скрывалось это?

Клетку опустили на подлокотник деревянного трона, мои зубы щелкнули от этого. Фейри, украшавшая трон, захихикала, словно это была забавная игра. Она подвинулась на боку трона и шепнула что-то на ухо Скуврелю. Он рассмеялся с ней.

— Ты не можешь продавать мою сестру, Валет Дворов, — заявила Хуланна. Я высунула голову между прутьев, повернулась, чтобы видеть ее огромное лицо. Она подвела глаза темной краской. Это не делало ее соблазнительной, как девушку, украшавшую трон, а придавало ей грозный вид. — Она принадлежит мне.

Но она не обратилась ко мне и даже не взглянула на меня. Мило, сестра. Может, она хотела и меня прибить к дереву. Как раз рядом со стариком-отцом.

— О, я так не думаю, Леди Кубков, — сказал Скуврель. Его улыбка была спокойной, он остался в расслабленной позе, словно ничто не могло потрясти его. Его крылья из дыма пропали, и его рубашка расстегнулась почти до живота, открыв татуировки на его груди и животе. Я узнала перья и череп мыши… но были ли там вчера шипы? Я их не узнавала. Татуировка шипов — как темно-зеленые, обвивающие мои предплечья — сплелась с перьями.

Я закатала рукав и нахмурилась. В моих шипах было перо? Странно. В этом месте нельзя было ничему доверять.

— Я взял ее в плен. Потому она моя, и я могу продавать ее, если хочу.

— А я хочу торговаться, — сказал резкий и немного невнятный голос.

Я посмотрела за сестру, вытянув шею.

Мужчина-фейри, высокий и почти настолько широкий, стоял за ней. Я таких, как он, еще не видела. Я сглотнула от его размера. Его глаза были темными, обрамленными густыми бровями, его уши были острыми, а волосы — коротко обрезанными. И его кожа была зеленоватой, но темнее, чем если бы ему нездоровилось. И из-за нижней губы торчали клыки? Конечно, он не мог говорить четко. Меч висел на его спине, и он был в рубашке из тонкой кожи, но я не знала зверя, с которой он ее снял. Кто-то вышел спереди белую лису с тремя кровавыми слезинками.

Как мило.

Я невольно подняла повязку и поежилась. Он был спутанным, как остальные, но острые клинки торчали из спутанной плоти. Я опустила повязку, дрожа.

Он скалился, а я хмуро глядела в ответ.

— Но это я послала тебя в мир смертных, Валет, — сказала Хуланна, отойдя так, что я могла видеть ее лицо, ее щеки пылали. Было странно видеть ее великаншей надо мной. Ее рыжеватые волосы красиво сияли в тусклом свете, в них были вплетены розовые жемчужины. Они были размером с мой кулак. — Ты был моим пленником. Мы договорились.

Красивая девушка-фейри стала целовать шею Скувреля, словно никто не смотрел. Я хотела отрезать ее острые уши своим ножом. Не от ревности. И не из-за того, что так было неприлично делать на публике — хотя, если бы она жила в Скандтоне, женщины заперли бы ее в кладовой до свадьбы с тем, с кем занималась таким на публике. Мне просто не нравилось, что она отвлекала его, пока он обсуждал мою судьбу. И все. Я не ревновала.

— Да, сделка была: «Я выпущу тебя из темницы, если пойдешь в мир смертных и найдешь мою сестру. Ты не должен отдавать верность кому-то еще, пока не вернешься в Фейвальд, и не можешь предлагать ее другим фейри», — его улыбка была хитрой, и моя сестра побледнела, поняв ошибку в своей сделке. — Я нашел твою сестру. Я остался верен себе до возвращения в наш мир. И, смотри, я никому ее не предложил. Я просто выставил ее на аукцион, на продажу. Это не предложение. Это торговля.

Хуланна сплюнула. Было ужасно грубо для ее идеального вида. Я отпрянула в клетку. Я не хотела промокнуть от этого.

— И я готов платить щедро, — сказал зеленый фейри. — Я начну с предложения Башни Высот. Полной, с големами, служащими там.

Зрители вокруг нас охнули.

Уголки рта Скувреля приподнялись, он нагло поднял подбородок. Он казался младше от этого. Словно он был принцем, далеким в очереди на трон, но все еще обладающий властью сжигать и уничтожать приказом.

— Валет признает плату Двора Сумерек. Для победы нужно предложить что-то ценнее.

Лицо Хуланны покраснело.

— Но это целое состояние!

Она все еще не смотрела на меня. Не переживала, что я была ее крови, и я была заперта в клетке. Что с ней стало? Что сделали бы женщины Скандтона с такой, как она?

Я потянулась к повязке, Скуврель поймал мой взгляд и едва заметно тряхнул головой. Но мне нужно было увидеть. Нужно было знать.

Я подняла повязку, прикусила язык до крови от вида Хуланны. Она была спутанной, как он. Живой призрак, извивающийся, бушующий, уже не смертная.

Я сглотнула кровь и опустила повязку. Скуврель закатил глаза.

Вот так все было. У меня была сестра. Сестра, которую я любила. А теперь ее не было.

Что заставило ее выбрать это? Это могли сделать против ее воли?

— Я приму твою ставку, — сказал Скуврель, стуча длинными пальцами по подлокотнику трона.

— Мы с Двором Кубков, — сказал мужчина за Хуланной, подходя к ней. Он был одет просто, но длинный хвост в чешуе двигался за ним. — Мы поддержим их интересы в этом деле.

— Ясное дело, — скучающим тоном сказал Скуврель. — Монеты всегда с Кубками. У вас есть ставка, или вы тратите мое время?

— Мы не можем доверять тебе со ставками, — Хуланна словно вытащила козырь. — Ты известен своими обманами и лживыми ходами.

Скуврель рассмеялся.

— Я вижу сзади Равновесие. Пусть он принимает ставки и записывает в своей книжечке, и он объявит победителя. Тот, кто даст больше до конца семи дней, получит пленницу. Двор Сумерек уже начал с сильной ставки.

Толпа зашуршала, и я пыталась видеть среди тел. Что-то двигалось, заставляя фейри расступаться. Мелкие недовольные звуки сообщали, что он выбрал не самый простой путь.

Он вышел из давки тел, забрался на возвышение и заставил Хуланну отойти в сторону. С одной стороны головы его волосы были черными, с другой — белыми, хотя обе стороны были зализаны назад чем-то, что сияло бордовым. Я надеялась, что не кровью.

Он был с крыльями — одно было белым и с перьями, другое — темным, как у летучей мыши, но краски были противоположны цвету волос. Его одежда тоже была путаницей черных и белых кусочков, маленькие медные весы висели на тонкой цепочке на его шее.

— Звал? — он приподнял темную бровь.

— Я предлагаю тебе роль Мастера игры, Равновесие Дворов, — сказал Скуврель. Он был одним из четверых вне Дворов фейри. Я видела Истину. Валета. Равновесие. Но не хотела встречаться с Убийцей рода. — И спокойной ночи всем вам. Я устал от бури эмоций. Они не такие и острые, а вы знаете, что я не люблю тусклость. Постарайтесь лучше в следующий раз, фейри.

— Куда ты, Плут? — осведомилась Хуланна.

— Хочешь послать за мной больше убийц, милая Леди? — Скуврель почти выплюнул слова.

— Я не буду нарушать Закон Игр, — она подняла голову выше.

— Я не буду искушать передумать, — сказал он, схватил мою клетку, стряхнул поклонниц и взлетел в небо, как черная звезда, напомнив. — Делайте ставки!
































Глава четырнадцатая


Я сжимала прутья, сердце билось в горле, пока мы неслись к ночному небу, палатки цирка пропадали внизу.

— Любишь драматизм? — спросила я, но слова были слабее, чем я хотела.

— Сплетни — наши друзья. И, чтобы это сработало, мне нужно, чтобы они росли там без меня.

— Ты не продашь меня зеленому монстру?

— Орку? Он — представитель Двора Сумерек. Если никто его не затмит, он получит тебя.

— Я ненавижу тебя, Скуврель, — раздражение поднялось во мне. Сбежать не выйдет. Выхода не было.

— Вот так дух!

— Почему твой народ думает, что может покупать и продавать смертных?

— Долгие годы опыта. Но я скажу тебе, что выпущу из клетки на время размять ноги. Как тебе?

— Звучит так, словно ты что-то хочешь.

Мы опустились, летели к морю. Я вскрикнула, ветер хлестал сквозь клетку, и Скуврель подлетел к одинокому темному дереву, впившемуся в склон скалы над морем. Соль смешивалась с запахом травы и растений, а еще запахом, который я стала относить к Скуврелю — гвоздика и корица и что-то звериное под ними.

— Я просто хочу один из твоих редких поцелуев, — сказал он, смеясь.

— Думаю, девушки-фейри там дали бы тебе все поцелуи, которые ты мог хотеть, — сухо сказала я, он опустился у дерева и прижал ладонь к стволу почти с любовью. — Даже больше, судя по их взглядам.

— Не сомневаюсь, — сказал Скуврель с опасным блеском глаз.

Я нахмурилась. Он говорил это тем же дразнящим тоном, что и всегда. Но… что-то было не так. И это заставило меня спросить:

— Скуврель, до встречи со мной… — я не знала, как сказать это, фраза повисла в воздухе. — То есть, ты жил долго… разве ты… не был женат?

— До встречи с тобой? — он фыркнул, поднял клетку, чтобы видеть мои глаза. Он смотрел на меня, долгие секунды тянулись, и я думала, что он не ответит. Он вдруг покачал головой и подмигнул мне. — Нет, Кошмарик. За много лет до того, как ты напугала меня, я… не был женат, — он приподнял бровь, словно предполагал под словом нечто большее. — Такие знания обладают своей властью. Я еще не ощущал такого, чтобы хотелось, чтобы другой узнал, как заставить меня охнуть от радости и вздохнуть от наслаждения. Знания — сила. И я оставлял эту силу себе, — он посмотрел на звезды и продолжил. — Быть жестоким куда сложнее, когда ты влюблен. И проще пострадать от предательства.

Что сказать на такое? Я все еще хмурилась, когда он ушел за дерево в яму между деревом и большим камнем. Яма уходила в землю так резко, что это удивило меня. Она переходила в туннель или вход в дом под корнями дерева.

Скуврель замер.

— Я знаю, что ты хочешь сбежать, охотница. Я знаю, что ты хочешь освободить отца. Но сейчас тебе нужно быть моей союзницей.

— Что тебе до этого? — прошептала я в ответ. Почему-то говорить громко казалось неправильным.

— Я не хочу говорить.

— Тогда зачем мне быть тебе союзницей? — прошипела я.

Он будто разрывался, прошел по кругу, а потом прислонился к стене из земли рядом с ямой и поднял клетку обеими руками, глядя на меня.

— Если я скажу… если… я хочу твою клятву верности.

Я нахмурилась.

— Я не буду клясться тебе в верности, не зная, что ты пытаешься сделать. Я могу подписаться так на что угодно!

Он потер лицо ладонью. Он выглядел утомленно. И восхитительно. Его жестокие губы чуть приоткрылись, пока он смотрел на меня. Он нервно облизнул их розовым языком.

— Я назову свои причины. Если они тебя устроят, можешь поклясться по своей воле.

— Я хочу спасти отца. То, что идет против этого, не дает дать клятву. И с чего мне клясться, когда ты ни в нем не клялся!

— Ни в чем? Я дал тебе клятву вечной верности!

— В шутку!

— Поверь, это была не шутка, — его глаза загорелись пылом.

Я склонилась ближе, высунула голову между прутьев.

— Тогда скажи мне.

Я так сосредоточилась на нем, что ничего не видела и не слышала.

— Я… — начал говорить он. Из тьмы вылетело что-то и попало по его голове.

Клетка выпала из его руки, и я сжала прутья, крича. Она ударилась об землю, а с ней и мое плечо и спина. Боль вспыхнула во мне, и я задыхалась у прутьев клетки. Кто-то поднял клетку и поправил ее. Я сползла на пол, хватая ртом воздух, сжимая кулаки от боли. Звезды плясали перед глазами, агония вспыхивала в голове.

Что за…

Красные слезы на белом вышитом лисе.

Клетка поднялась выше.

Черный глаз среди зеленой кожи смотрел на меня бесстрастно.

— Поймал, — прорычал орк. — Ему нужно научиться лучше прятать свои убежища. Но игра была бы плохой, если бы он не оступался порой, да?

Я охнула, клетка дико раскачивалась, усиливая боль в моем плече и спине. Я думала, что потеряю сознание. Я пыталась сосредоточиться на происходящем.

Орк поймал меня.

Он повернулся к огромному существу — больше него, что говорить обо мне. Оно пригибалось к земле, сияя медным цветом, и оно было с носа до хвоста покрыто чешуей. Кто-то закрепил на существе седло и уздечку.

Мое сердце забилось быстрее, ладони дрожали, пока я пыталась сесть. Болело все.

— Панголин, на колени, — приказал орк. Существо опустилось к земле, и орк забрался на него. Я видела только сияющую чешую и зеленую руку, держащую мою клетку.

— Ты не можешь так меня забрать, — возмутилась я. — Меня отдадут тому, кто заплатит больше.

Он молчал, но я слышала шорох над клеткой, а потом она стала раскачиваться с луки седла.

— Тебе нельзя прерывать игру! — крикнула я.

— Кто сказал, что она прервана, смертная? Я ее дополнил.

Я стала напевать, пытаясь оглушить его, но он встряхнул клетку, и я стукнулась об прутья, во второй раз ударилась плечом, тут же отлетела в другую сторону. Мое лицо ударилось об прутья, я ощутила вкус крови, а потом сползла на пол, тьма подступала перед глазами.

— Прошу, — взмолилась я.

— Да, умоляй. Мне нравится вкус твоего страха. Острый и бодрящий. Я ощущаю себя на пятьдесят лет моложе, — сказал орк.

Я пыталась говорить, но тьма украла мои слова.




КНИГА ВТОРАЯ

Проклятье вашим спутанным главам,

Проклятье, чтобы вас сковать,

Чтоб в клетке магией сдержать,

И чтобы гнев ваш подавлять,

Чтоб приглушить и растоптать,

Перед сражением дух сломать.

Проклятьем спасти, проклятьем убить,

Проклятьем можно и защитить.

— истории Фейвальда


Глава пятнадцатая


Я проснулась от тряски клетки. Тошнота охватила меня с волной паники. Я шумно вдохнула, подползла к краю клетки, высунула голову между прутьев. Меня стошнило.

Резкий смех раздался рядом.

— Раз тебя тошнит, мы не будем тратить еду на тебя. Выводи это из тела, фурия без крыльев.

— Я не фурия, — выдавила я, вытирая рот. Я могла с трудом оставаться на коленях, существо с бронзовой чешуей при движении встряхивало клетку. Она с каждым взмахом билась об ногу в черной коже, и клетка содрогалась.

Голова гудела, как барабан, боль ножами пронзала мой разум при тряске. Плечо присоединилось к симфонии боли, а с ним и ребра. Отлично. Я была разбита.

Орк собирался убить меня? Это было бы слишком просто, пока я была в клетке. Можно было бросить ее в воду или с высоты, или просто перестать меня кормить. Но он пока не убил меня, а у него было на это время.

Я поежилась. Я никогда не боялась этого со Скуврелем, хоть он и говорил о жестокости. И он был жестоким. Он продал бы меня этому орку, если бы он не украл меня. Но… это как-то ощущалось иначе. Я была уязвимой, как никогда еще не была.

Я придвинулась к краю клетки, откуда было видно землю, посмотрела на траву, полную фурий и пикси. Их крохотные тела — не больше моего — озаряли мир яркими искрами. Запах травы и морской соли доносился до меня, очищая голову и помогая думать.

Ничто не изменилось, Элли. Совсем. Ты все еще в плену. Тебе все еще нужно собирать информацию и пытаться сбежать. Эти не знают, как посадить тебя в клетку, так что есть шанс освободиться, если сможешь выбраться.

Но ключ был у Скувреля.

Отчаяние охватило меня, и я стиснула зубы от тьмы. Нет, Элли. Не время для отчаяния. Можно было только бороться. Если я сдамся сейчас, никто не спасет отца. Никто не уничтожит Фейвальд и не защитит мой народ. Я не могла быть слабой. Я должна быть крепкой, как гвозди. Мне нужно было отыскать железо внутри себя и сжечь этот мир дотла с его помощью.

Я скрипнула зубами и поднялась на ноги.

Напротив ехал другой панголин, нес женщину-орка. Темные волосы развевались за ней, бледный череп был нарисован на ее лице, но не скрывал полные губы и широкую ухмылку. Она взглянула в мою сторону и проехала мимо.

— Не потеряй побрякушку, Гадрот, — прорычала она орку надо мной. — Мы получили ужасного врага, забрав ее.

Гадрот зарычал невнятно в ответ.

Я получала информацию. Орка звали Гадрот. Это было хорошо, да? И у них был враг из-за моей кражи, хотя я не знала, кто именно. Хуланна?

Я не спешила, следила за ними. Их было около дюжины. Все были орками. Им нравилась скромная военная одежда из кожи, сильно расшитой символами. Им нравились золотые кольца в ушах, у некоторых их было около дюжины. Они, похоже, указывали на ранг. Те, у кого колец было больше, насмехались над теми, у кого их было меньше. Только так.

Они ехали часами без перерыва. Никто не жаловался. Никто не рычал из-за пути. Каждый орк был с бронзовым оружием. Топоры. Большие мечи с надбитыми клинками. Кривые ножи, прямые ножи, ножи-полумесяцы на костяшках. Копья и алебарды. Перчатки, сделанные будто из чешуи панголина.

Мне почти нравились эти фейри больше всех. Они были красивыми, но не милыми, как остальные. Они были мускулистыми, сдержанными, а их взгляды были пронзительными. Они заставляли меня думать о себе. Была бы я фейри, была бы как они.

Может, я могла с ними договориться.

Мы не останавливались на отдых почти до рассвета. Они устроили лагерь в лесу на лугу с ловкостью обученных солдат. Орк, который нес меня, опустил мою клетку возле котелков с едой и сунул окровавленный кусок мяса между прутьев, словно я была зверем.

— Что это за мясо? — спросила я, но он только хмыкнул.

Я долго смотрела на него, пока орки готовили себе еду — больше мяса, зажаренного на открытом огне, с чаем, который пах как солодовый напиток.

Я была не так голодна, чтобы есть сырое неизвестное мясо, хотя ткнула его пальцем. Может, завтра оно меня привлечет. Но я сомневалась в этом.

Я осторожно расставила палатку, расстелила внутри одеяло. Дни и ночи без нормального сна сказывались. Я оставила палатку открытой, чтобы видеть, что происходило в лагере.

Перед тем, как пройти к спальным мешкам, орки бросили использованные котелки и тарелки рядом с моей клеткой. Это был мусор, который им приходилось носить с собой.

Что они не заметили, так это то, что один из ножей оказался близко к прутьям, и я могла дотянуться.

Я ждала часами, пока последний из них не захрапел, и женщина на страже ушла к дальнему краю лагеря. Я потянулась между прутьев и подтянула нож в клетку. Он был слишком большим, чтобы легко им махать, но он был металлом. И длинным. Я осторожно установила его между прутьев и стала пытаться подвинуть их с его помощью. Я не могла пролезть между прутьев, только голова помещалась, но это означало, что требовалось не так и много, чтобы я протиснулась вся.

Кто не попытался бы сбежать от кровожадных похитителей в куртках из кожи смертных?

Я знала, что пробыла там несколько часов, страж поменялся. Никто меня не проверил.

Не важно. Когда солнце стало садиться, орк-похититель проснулся. Я не смогла подвинуть прутья так, чтобы высвободиться. Я склонилась над ножом, уставшая, плечо болело, слезы раздражения текли по моему лицу, когда он нашел меня там.

Он со смехом вытащил нож, но, хоть его голос был низким и хриплым, его слова не были злыми.

— Ты еще не сломлена, букашка? Двор Сумерек любит крепкий дух. Так веселее ломать тебя.

Его слова еще звенели в моей голове, когда он привязал меня к седлу. Я забралась в палатку и уснула на своих одеялах, но сны были кошмарами о насекомых, пытавшихся сбежать из ловушки из липкого меда.

Когда я проснулась, было мокро.

Брызги попадали в клетку, привязанную к скамье в лодке.

— Тяни! Тяни! Тяни! — кричал голос, лодка дергалась и раскачивалась на волнах под темным небом.

Я встала в клетке.

— Лодка протекает! — зарычал кто-то. — Тащите, големы!

Я не видела движения. Большие каменные тела закрывали вид. Но големы работали тихо, рычали и говорили только орки.

— Если Двор Кубков хочет нашу помощь, они должны дать лодки, которые не тонут, — процедил голос.

Писк наполнил уши.

— Даже крысы согласны!

Крысы! Мои глаза расширились. Для меня крыса была как медведь. Я отчаянно полезла в сумку и вытащила лук и колчан. Я надела колчан на плечо, подняла лук одним движением.

Сумка! Она ударилась об прутья, раскрылась от удара. Я поспешила туда, упала на колени и доползла остаток расстояния. Я закрыла сумку и привязала ее к прутьям.

Моя палатка рухнула. Только одна веревка еще была привязана к пруту, и ткань палатки спуталась с одеялом. Я попыталась отбросить палатку ногой в сторону, но крысы уже окружили клетку, пищали. Мой желудок сжался, когда одна из них легко проникла между прутьев и поднялась передо мной.

Для духовного зрения крыс был красными искрами и тенью, не крыса, а ощущение — живой писк.

Я вытащила стрелу и выстрелила как можно скорее. Крыс ударил передними лапами, я выстрелила снова. Зверь был слишком большим. Мои стрелы были маленькими. Мне не хватало сил. Это было как биться с гризли луком.

Я уклонилась от атаки. Успела.

Я вытащила еще стрелу из колчана, подвинулась. Стрела прошла грудь крыса насквозь, застучала об прутья на другой стороне.

Крыс встал на задние лапы и застыл, упал у прутьев.

Вокруг нас больше крыс с писком бежали из поднимающейся воды.

Я стиснула зубы, собрала стрелы, вытерла их об шерсть крысы.

Крысы окружили мою клетку, но один взгляд на их мертвого брата в моей клетке, и они решили обойти ее.

Я все еще была Охотницей. Я могла одолеть добычу. Я стояла над крысой, думая об этом. Я не была кричащей девчонкой, которую похитили. Я не буду сидеть в углу, сдавшись. Мне нужно было показать этим фейри, какой я была, как я показала Скуврелю. Я заслужила его уважение. В какой-то степени. Могла заслужить и их уважение.

— Угроза силы спасает от ее применения, — сказал мне отец, когда мне было четырнадцать. У него был полный колчан стрел и лук за спиной, три ножа были пристегнуты к поясу, а в руке была толстая палка. Он поправил колчан на моей спине. — Пристегни все ножи, какие есть.

Я так и сделала.

Когда мы пришли к другим воинам деревни у кладбища, все были вооружены как мы.

И, когда мы прошли на кладбище, трое мужчин, грабящих его, убежали от одного нашего вида. Мы весь день заново хоронили мертвых. Я не была против. Я могла работать весь день, не уставая. И мертвые заслужили уважения.

— Мы могли бы отпугнуть их сами, — сказала я отцу по пути домой. — Нам не нужны были другие люди и все оружие. Ты мог бы выстрелить в них.

— Порой не нужно убивать, если можно заставить их думать, что это не стоит смерти. Все мы предотвратили смерть. Всегда выбирай жизнь, если можешь, Элли.

Я была на корабле фейри, волны бушевали вокруг, крысы пищали, и мертвая все еще была теплой в моей клетке. Может, я могла показать угрозу этим оркам. Может, я могла предотвратить смерти в будущем.


Глава шестнадцатая


Когда лодка выбралась на берег, я сняла с крысы шкуру, растянула кожу на прутьях в задней части клетки. Если они оставят меня тут надолго, я буду рада шерсти, хоть шерсть крысы была мерзкой. Шкуры хватило бы, чтобы укрыть меня полностью, как шкура медведя. Может, стоило привыкать к этой мысли. Элли Хантер, охотница на крыс.

Большой черный глаз появился у клетки, мой похититель заглянул внутрь. Я выбросила остатки трупа крысы из клетки вместе с тем, что осталось от гниющего мяса, которое он дал мне для еды.

— Жаль, придется отдать тебя Двору Кубков, фурия. Ты отлично подошла бы Двору Сумерек

— Тогда не отдавайте меня, — смело сказала я. — Оставьте у себя. Я помогу с крысами.

К его смеху присоединились другие вокруг него. Клетка подо мной дрожала, лодка добралась до берега.

— Ах, но тогда не будет Пира Воронов, а я желал такого годами, — он прикрыл глаз, предвкушая наслаждение.

— Что за Пир Воронов? — спросила я, он поднял клетку. Он был в настроении поговорить. Пускай. Я хоть что-то узнаю.

— Война, фурия. Вороны едят падаль.

— Тогда почему не назвать это Пиром Стервятников или Пиром Скунсов? — сказала я. — Они тоже едят падаль.

Он фыркнул.

— Видишь? Мне нравится твое общество. Почти так же, как нравится купаться в крови врагов.

— Каких врагов?

Он пожал плечами.

— Не важно. Я с радостью убью любых.

— Двор Крыльев, например? — спросила я.

Он пожал плечами.

— Надеюсь, мы спровоцируем Двор лучше этого. Крылья уже в полях, избегают недовольства народа и надеются, что их кишки не покроют землю, как у Двора Ножей. Они не хотят видеть, как их Двор рассыпается, так что они играют в пикник всю ночь в лесу. Мы не играем в детские игры во Дворе Сумерек. В наших играх могут убить. Мы играем смело и честно. И мы не притворяемся другом, если это не правда.

Значит, бывший Двор Скувреля и Двор Сумерек были врагами. И Сумерки собирались продать меня Кубкам. Этого я не хотела.

— Где был правитель Двора Крыльев? — спросила я. — Я его не видела.

Орк рассмеялся.

— Видишь? У тебя еще и зоркий глаз. Если бы ты не была такой маленькой и не была призом для хорошей войны, мы могли бы сделать из тебя что-нибудь интересное.

— Я — Элли Хантер, — смело сказала я.

— Меня зовут Гадрот Червеед.

— И много червей пришлось съесть для такого имени?

— Это объявление моего величия. Когда умираешь, ты становишься едой для червей. Черви должны остерегаться, потому что, если я умру, они будут едой для меня.

— Уверена, они боятся.

Мы шли за другими орками по тропе, которая вилась среди камней, покрытых мхом, и по длинному склону. Когда мы добрались до вершины, золотой свет лился из большой бреши в холме. Дым поднимался дюжиной столбов из крыши хижины. Мы миновали пару орков, крутящих огромный вертел со зверем, которого я не узнала, его соки шипели, пока мясо жарилось. Другая пара что-то разделывала, и это выглядело подозрительно похоже на панголина, как тот, на котором мы ехали. Я надеялась, что этого не было в меню.

Норы поменьше были с домами, вырезанными в склонах холмов и камнях. Орки разных размеров и с разными кольцами в ушах стояли парами или группами, сидели на высокой траве или точили мечи, пили из пенных кружек. Звучали голоса, смех, и это было похоже на парней моего возраста. Мужчины и женщины тут были в шрамах, татуировках и с большими мышцами.

Пришлось признать, что Гадрот был прав. Я была бы рада стать частью этого двора, войны и прочего.

Большой орк встал при виде нашего отряда, длинные косы свисали ниже его плеч, его лицо было мрачным.

— Гадрот Червеед, — он прищурился. — Вернулся из-за моря.

— Лидер Верекс, — Гадрот ударил кулаком по груди так сильно, что моя клетка задрожала. Я подавила ругательство, сжала прутья клетки. — Я принес трофей. Поймана без кровопролития, как и просили.

— Отлично, — сказал Верекс. Другие орки встали вокруг него. Они выглядели как совет в деревне. У одной из женщин были морщины на лице. Сколько нужно прожить фейри, чтобы на лице появились морщины? И у других было столько шрамов, что было сложно представить, как они выглядели в юности. — Вы будете награждены первым ударом во время Пира.

Я рискнула взглянуть на Гадрота и чуть не вздрогнула от пыла кровожадности в его глазах. Может, я все-таки не смогла бы тут жить.

— Принеси трофей мне.

Гадрот поспешил вперед, его тело застыло в салюте, когда он был в шаге от Верекса.

Верекс взял меня из его руки. Женщина в плаще с тяжелым капюшоном вышла из теней и встала рядом с ним. Из капюшона торчали рога.

Истина. Она играла на обеих сторонах. Или ни на чьей. Скуврель сказал, что она была из четверки без Двора.

— Маленькая, — Верекс хмуро посмотрел на меня.

— Удобная с этим маленьким луком, — Гадрот широко улыбнулся. — Убила крысу им. Если бы она не была ключом к началу Пира, я стал бы кормить ее, чтобы увидеть, что она сделает. Ее эмоции… острые.

Верекс вдохнул.

— Вкусно.

Я поежилась. Я была вкусной? Для орков? Звезды, защитите!

— Мне нравится, что вы сделали со своим Двором, — я огляделась.

Верекс рассмеялся, но не дружелюбно, как смеялся Гадрот. Я посмотрела на похитителя, но он уже пропал в толпе фейри.

— Это не мой Двор. Это просто лагерь на берегу Моря слез. Это временно. Это иллюзия, — его нижняя челюсть выпирала сильнее, чем у других орков, он нахмурился.

— Тогда я хочу посмотреть на ваш настоящий Двор, — я старалась сохранять голос ровным, но что-то в этом месте заставляло сердце колотиться. Ладонь потянулась к повязке, я хотела вернуться домой и увидеть нормальный лес вокруг себя. Увидеть следы знакомых зверей, ощутить запахи знакомых деревьев. Может, даже услышать мандолину Олэна в поле. Хорошо, что он перестал верить в меня. Хорошо, что он не пошел. Иначе тоже попался бы. А то и хуже.

— Где ты, Двор Кубков? — прорычал Верекс так громко, что голос зазвенел у меня в ушах.

Моя сестра. Тут.

Я сглотнула, глаза жгло от того, как они расширились, колени ослабели.

Я повернулась в клетке.

Но появилась не моя сестра. Тут был высший лорд Кавариэль.

Верекс хмыкнул.

— Мы обещали другую половину, Кубки. Вот она.

Другая половина. Другая половина того, чем должны быть мы с сестрой. Мое дыхание дрогнуло. Мне не нравился блеск в глазах Кавариэля, когда он забрал клетку. Его одежда была наряднее, чем у Двора Сумерек. Идеально сидела на нем, расшитая золотом, воротник камзола задевал челюсть. Пышные кружева ниспадали от воротника рубашки и с манжет рукавов. Бордовые бархатные леггинсы были заправлены в высокие кожаные сапоги, а его крылья как у стрекозы трепетали на ветру. Он выглядел как Принц фейри, за которого я его и приняла в первую встречу.

Но я уже поняла, что Фейвальд не был раем.

Я не думала, что мое сердце могло биться быстрее, но у него получилось. Я боялась сестры, но Кавариэля я боялась куда больше.

Кавариэль поднял клетку, холодно посмотрел на меня.

— Вино, — сказал он. — Сколько сможешь унести.

— Я не могу много нести в таком размере, — я нагло уперла руку в бедро.

Он оскалился и посмотрел на Верекса, указывая, к кому обращался. Моя сестра вышла замуж за это идеальное и ужасное существо?

— Сначала хочешь фурию в клетке, а потом напиться? Когда конец игр? — рявкнул Верекс. — Где обещанный Пир Воронов?

Кавариэль зашипел, и орк прищурился. Они же не собирались тут биться? Я надеялась, что нет. Один неловкий шаг мог меня раздавить.

— Просто принеси вино, — сказал Кавариэль. Он выдерживал взгляд Верекса, пока неподалеку не раздался стук. Треск дерева расколол воздух. Когда он повернулся посмотреть, взмахнув в движении моей клеткой, два орка принесли бочку вина и открыли ее ломом.

— Этого хватит? — спросил Верекс, в голосе была скрыта угроза. — Осторожно, или твой Двор пойдет за Двором Листьев. Твоему народу понравится тысяча лет в Башне побега? Мы на твоей стороне ради этого Пира, но мы легко можем перейти к другим.

Кавариэль склонился к Верексу, и я удивилась злобе на его лице. Снежное кружево его рукава мешало видеть — и я была благодарна. Я не хотела быть частью этого сражения. Они не хотели оставлять меня живой, когда используют.

Меня беспокоило, что я была в его руке. Я боялась сестры с того мига, как увидела отца, страдающего от пыток, которые она подготовила для него. Я не думала, что ее муж мог быть безумцем. Но блеск в его глаза не был блеском разума.

— Не угрожай мне… орк. Поклонись перед лучшим.

Орк схватил его за горло и встряхнул, но Кавариэль хохотал при этом.

— Мои шпионы при твоем дворе, Верекс. Шпионы и убийцы. Раздавишь мне горло, и они раздавят тебе череп. И черепа твоих детей и дам. Я отдал им приказы.

Ноздри Верекса раздувались, губа дергалась, но он отпустил Кавариэля, и я вздохнула с облегчением. Кто бы из них ни выиграл, я точно проиграла бы.

— Смотри, — Кавариэль рассмеялся, словно это была шутка. Он точно был безумен.

Он двигался так быстро, что я не успела отреагировать, едва смогла вдохнуть, и он опустил мою клетку в бочку.












Глава семнадцатая


Когда нам было пятнадцать, Хуланна пришла домой пьяной, и в следующий день я увидела, как мама плакала за домом.

— Что такое? — растерялась я. Случилось что-то хуже?

— О, Элли. Я переживаю за твою сестру, — сказала она. — Она ненавидит это место. Сильно. И теперь она и ее друзья выпивают у круга камней.

— Думаю, ты приняла это близко к сердцу, — мягко сказала я. — Наши друзья порой выпивают. Так уж… так уж они делают.

Я не знала, откуда они брали выпивку. Мне не говорили о таких собраниях заранее.

— Ты не понимаешь, — лицо мамы было бледным. — Скандтон — место на краю другого мира. Мы не можем ослаблять защиту. Никогда. Никто из нас. Особенно там.

Она же шутила? Мы жили на окраине. Если хотелось испытать восторг, приходилось неделями ехать ко двору королевы Анабеты и биться за место с рыцарями. Тут такого восторга не было.

— Особенно где?

— Обещай, что ты не пойдешь с ними, Элли, — отчаянно сказала мама. — Обещай!

— Конечно, — сказала я, потому что мне было все равно. Охота была интереснее того, что делали друзья Хуланны. Моя мама просто зря расстраивалась.

Я не слышала о других собраниях. Это не означало, что их не было, просто никто не звал туда Элли Хантер.
































Глава восемнадцатая


Мой нос наполнился вином, и я пыталась вытолкать его, не потеряв слишком много воздуха.

Я подплыла к вершине клетки, но она была погружена полностью, и, хоть я била по куполу клетки, спасения не было.

Легкие горели.

Паника наполнила меня, кричала в моей голове, как демон, поднявшийся из ада.

Я металась у купола клетки, хотя знала, что выхода не было. Я не могла сдаться. Железо не поддавалось моим ударам.

Я была беспомощна.

Впервые в жизни я ощущала чистый страх. Укол безумия, прогнавшего разум, надежду, укравшего все, и осталась только я, дрожащая и уязвимая. Умирающая.

Тут я умру. В бочке с вином. Только в Фейвальде могли утопить в вине без повода. Я плакала бы, если бы у меня был воздух.

Мое тело отдернулось от крыши от внезапного движения.

И я вдруг оказалась в воздухе, вино лилось вокруг меня. Я упала на пол клетки, кашляя, красное вино лилось из моих легких. Они ужасно болели. Слезы катились из глаз, смешиваясь с вином. Слезы ужаса и облегчения лились вместе. Радость, что я могла дышать. Ужас, что он мог сделать это снова.

Я вдохнула и не успела закричать, как снова оказалась в вине.

Ужас исказил мысли. А с ними и ощущение времени. Ощущение себя. Ощущение всего. Мои глаза широко открылись, искали спасение в глубинах вина.

А потом вернулся воздух, и я прижалась к полу клетки, всхлипывая в ужасе, едва смогла перевести дыхание, и все повторилось.

Я перестала считать, сколько раз он топил меня.

Когда меня подняли в последний раз, он что-то говорил. Черные точки плясали перед моими глазами, я пыталась сохранить сознание, но слышала его голос. Он уже не был милым. Это был голос зла.

— Лозы. Лозы с виноградом на них. Видите? Видите, что она может сделать даже с забродившим виноградом тут? Потому вы украли ее для нас. И эту силу мы возьмем, когда война снова придет в Фейвальд. Но эта война не будет маленькой. Эта война покончит со всеми предыдущими войнами.

Вокруг меня зазвучали веселые вопли.

Мои ослабевшие легкие втянули воздух.

Мои глаза приоткрылись, и я увидела лозы винограда, тянущиеся из бочки, большие ягоды свисали гроздьями с них.

Я обмякла в луже вина, теряя сознание.

— Ты ее убил? Если она мертва, проку не будет, — я удивилась, очнувшись от голоса Верекса, еще больше удивилась тому, что была жива.

Я промокла. Кто-то залил клетку водой, чтобы смыть липкое вино с меня и всего остального. Какая забота. Они могли сразу не топить меня, но нет, забота была в том, что потом меня помыли. Когда я подумала, что Фейвальд не мог стать хуже, он преподал мне новый урок жестокости.

— Они крепче, чем ты думаешь. Ты не представляешь, через что я заставил пройти ее сестру после брака с ней. Боль закаляет их. Так они лучше подходят для этого мира.

Верекс хмыкнул. Клетка двигалась, но у меня не было сил выпрямиться. Я прижалась к полу клетки, замерзшая и слабая, как новорожденный котенок.

— Тебе понравится эта история, Верекс. Я расскажу по пути.

— Я лучше покажу армию, которую мы собрали тут, — ответил Верекс. — Если мы будем союзниками, мы должны оценить силу друг друга. Мой лейтенант тут с полным отчетом.

— Мы готовы идти по одному вашему крику, лорд Верекс, — отозвался голос. Он звучал как женщина-фейри, которая жевала камни на завтрак. — Тысяча силачей. Оружие наготове. Големы вооружены. Палатки можно убрать и переместить одним приказом.

— Тебя обманом заманили в брак? — спросил у лейтенанта Кавариэль чарующим голосом. Он заигрывал со всеми женского пола? Я не могла ненавидеть его еще больше… но могла попробовать. — Я могу поспорить, что ты подумывала позволить какому-то уродливому фейри Сумерек обмануть тебя.

— Вы меня недооцениваете, лорд Кубков, — прорычала Лейтенант. Мне не нужно было видеть ее, чтобы понять по тону, что она скалилась. Молодец. Она была во главе армии. Зачем ей давать дураку, как Кавариэль, заманить ее в брак?

Мои щеки пылали. Я врала себе. Разве я не покраснела, дрожа, впервые увидев Кавариэля, как сделала и моя сестра? Но теперь я знала лучше. Я не буду больше верить внешности.

— Тебе не нравится наша хорошая традиция? — прямо спросил Кавариэль.

Напряжение собралось в воздухе. Что она скажет? Даже я видела, что их союз с Двором Кубков был непрочным. Если она не так ответит, они не получат войну. Может, я могла как-то словом привести к расколу между ними.

Я села, кашляя. Думай, Элли, думай!

— Она жива, — прорычал Верекс, глядя на меня. Он был рад.

— Ты ее понесешь, лейтенант, — Кавариэль махнул на меня. Его голос был наглым. Если бы я видела его лицо, я плюнула бы в него. — Неси ее в Зал. Я посмотрю на твою армию с высшим лордом Верексом. Накрой клетку тканью, когда придешь туда.

Я едва успела заметить лицо Лейтенанта. Ее рукав был из толстой кожи с кружевом, похожим на высохшую кровь. Она несла клетку низко, и та задевала ее ногу в кожаных штанах, пока женщина шагала вперед.

— Тысяча — не такая и большая армия, — сказала я. Лучше ее разозлить. Тогда я придумаю, как направить злость на Двор Кубков.

Она сплюнула в сторону, почти попала по клетке.

— Ты ничего не знаешь, зачарованная смертная. Тысяча — большая армия в Фейвальде. Тут нас не так много. Вряд ли всех нас соберется на десять тысяч. Конечно, есть големы, но они не сражаются.

— Почему? — спросила я.

— Только фейри без чести направят бездумное орудие против врагов. Мы убиваем своими руками. В чем радость победы, если ты не видел боль в глазах врагов?

— О, да, я вижу проблему, — сухо сказала я.

Она молчала, и я попробовала снова:

— Почему Кавариэль думает, что вас можно обманом выдать замуж? Вы известны глупостью?

Клетка задрожала. Ой. Я, похоже, перегнула палку.

— Радуйся, что мой долг — защищать тебя, иначе даже клетка не помешала бы мне раздавить тебя.

— Он сказал, что думал, что тебя можно обмануть.

— Ты ничего не знаешь, смертная. Все браки фейри начинаются с того, что один заманивает другого обманом. Как еще убедить кого-то отдать свободу? Конечно, некоторые фейри позволяют обман. Но я осторожна. Я никому не дам поймать мою ладонь при падении, чтобы случайно не дать свою руку в браке. Я стараюсь не говорить так, чтобы слова приняли как клятву.

— Так точно неудобно жить, — отметила я.

Она фыркнула.

— Честно говоря, лучше бы они оставили меня в покое. Я предпочитаю жизнь при Пире — хорошая еда, большой костер, спальный мешок и кровавый бой. Но, скажи, разве смертные в твоем мире не заманивают в брак обманом?

— Мы спрашиваем друг друга.

Она подняла клетку и посмотрела на меня. Удивительно, она выглядела молодо, хотя мышц было больше, чем на всех женщинах, кого я видела. Ее кожа была тусклого зеленого цвета, а нижние клыки торчали изо рта, но она все еще была поразительно красивой. Я выглядела как уродина, не она. Она выбрила на голове все, кроме полосы черных волос посередине, и на коже были татуировки завитков и зубов. Прядь волос она заплела в маленькие косы, из которых собрала большую косу, похожую на канат. Она испачкала косу чем-то, похожим на высохшую кровь.

— Ты говоришь правду, — сказала она через миг. — Как скучно. Лучше пусть обманывают, чем умоляют. Нельзя уважать того, кто просит. Фейри должен быть хитрым, уметь забрать то, что он хочет, не надеясь на щедрость других, ведь ее мало.

— Он сказал, что обманул мою сестру.

Это меняло ситуацию. Каково было Хуланне попасть в новый мир и оказаться обманом в браке с фейри, который решил ее «закалить». Я поежилась.

Ей тоже было всего семнадцать. Она хотела жить не в городке с деревенским парнем. Разве это стоило такого наказания? Но она прибила нашего отца к дереву.

На высоте, пока меня держали как фонарь, я видела армию. Их палатки стояли ровными рядами, костры горели, но не ярко. Големы двигались вокруг палаток, готовили и чинили одежду, убирали и носили грузы. И воины фейри в нарядах для боя состязались под вопли зрителей или играли за низкими столами.

— Ваши воины впечатляют, — сказала я. И не врала. Даже худший из них мог переломить меня надвое. — Их не нужно много, когда каждый силен.

— Именно, — заявила она.

— Жаль, что Кубки так плохо их ценят.

— Почему ты думаешь, что они плохо нас ценят?

— Он заставил тебя нести меня, да? А ты — командир. Разве это не работа голема?

Я едва скрыла улыбку от ее согласного фырканья.

— На твоем месте я подумала бы поменять сторону.

— Я не буду на твоей стороне, смертная, даже если придется терпеть оскорбления Кубков.

— Я не про себя, — сказала я. — Как насчет Крыльев, или кого вы там будете атаковать?

Она отмахнулась.

— Если на них напасть, начнется неразбериха. Когда их отрубленные головы обрамят наши дороги, мы пойдем туда, куда хотим напасть.

Они нападали не на Двор Крыльев?

— И куда же? — спросила я. — Ко Двору подальше?

— Можно и так сказать, — она широко улыбнулась. — Ко Двору Смертных.
















Глава девятнадцатая


Двор Смертных. Она говорила о моем народе. На них планировалось нападение. Мое сердце билось быстрее, чем бежала лошадь. Я думала, что мне нужно лишь сбежать и забрать отца из этого жуткого места. Я ошибалась. Придется предотвратить вторжение.

Как я смогу сделать это?

Я не могла даже выбраться из клетки.

Я стиснула зубы, задумавшись, а лейтенант несла меня по лагерю армии и каменистой дороге к высокому замку в роще кедров. Кедры тянулись к небу, как колонны, около пяти-шести росли тесно вместе. Каждый ствол был толще самого большого здания в моей деревне, и они тянулись к небу. Между стволами были балконы и окна, заполняли бреши, и широкие решетки были подняты над дорогой.

Цветущие лозы, украшенные вьюнками, свисали везде, где только можно было, со стен и балконов, их цветы были больше воина, несущего меня. Они выглядели как изящные кубки, которые макнули в красное вино.

— Приветствую у Кубков, — прорычала Лейтенант, пока мы проходили во врата.

Но у меня не было времени любоваться необычным замком. Не было времени вдыхать запах кедров. И пялиться на фейри почти без одежды — мужчины и женщины легкими шагами двигались по мощеным улицам, парили между магазинам одежды, которыми управляли големы, красивые платья виднелись в витрине, большие шляпы висели над дверями, а из маленьких гостиниц доносились запахи перечной мяты и ванили.

Нет, мне нужен был план выбраться из этого кошмара, и быстро. Я вытащила книгу из сумки. Она была влажной, но не испорченной влагой — слава звездам! Мое одеяло и одежда защитили тонкие страницы. Я натянула веревку, повесила на нее одежду и одеяло. Мне пришлось снять для этого шкуру мыши. Ее я расстелила на полу клетки, как ковер, и устроила книгу на шерсти.

— А ты трудолюбивая, — отметила Лейтенант. — Редкость у фейри. Только Двор Сумерек работает для себя.

— Да? — я замерла. — Если так, то у вас большое преимущество перед другими Дворами.

Она фыркнула.

— Почти всегда так и есть. Но у нас мало магии. Мы должны работать, чтобы получить ее у других. Даже големы не могут работать вечно без оживления магией.

Интересно.

Ребенок бежал по улице перед нами, и статная женщина-фейри схватила его за руку и оттащила к себе. Он глянулся на меня, и мне показалось, что он выглядел знакомо. Как семья Конюхов дома. Странно.

Я листала страницы дневника, искала что-нибудь полезное. Там упоминался ключ, конечно.

«Он открывает и закрывает все запертое».

Как клетка или портал. Мне нужно было забрать его у Скувреля.

Это было интересно.

Я погналась за дочерью в портал после того, как ее забрали. Ее кузен Флет видел это издалека. Я взяла с собой мужа и Амалию. Оба погибли. Мне пришлось убежать — я едва держалась за жизнь — без моей милой Пози. Боги и небеса, сохраните меня. У меня не было сил продолжать.

Безумие охватило Амелию и Давина. Думаю, меня спасло только второе зрение, им я видела четко. Мой муж видел только запутанных демонов, терзающих его со всех сторон, и слышал вой ветра, который не смог терпеть. Он вонзил нож в свое горло. Амелия видела невообразимые чудеса. Наверное, морок фейри.

Я видела все это, когда пыталась смотреть обычным зрением, взгляд прыгал от одного к другому, морок пытался скрыть, а глаза — видеть. Каждый бился, и я пала бы с Амелией или с Давином, не будь у меня дара. Но каждый раз мое второе зрение отгоняло их, показывало то, что не очаровывало как морок, а пронзало душу правдой. Этого хватало, чтобы сохранить разум, но не спасло их.

Фейри убедили Амелию съесть свой палец, она думала, что это была сладость. А потом они убили ее. Я не знаю, было хуже ей или Давину. Ее хотя бы устроила мрачная сделка. Ее дух сломался, как разбитая бутылка.

Я едва сбежала, чтобы предупредить сестер в мире смертных. Нужно уберечь эту книгу. Дать каждому поколению знать о ней. Без предупреждений портал откроется, и наш мир падет.

Я поежилась. Жуткая история. И чем-то напоминала мою.

Но, если только один фейри мог выйти за каждого из вошедших людей, как они поведут армию через портал? Это могло уберечь. Если они не нашли способ обойти это правило.

Я не понимала, что Лейтенант принесла меня в замок, пока не подняла голову. Мы были в Главном зале, полном окон между кедрами. Ветки кедра сплелись на потолке, и фантастические статуи мифических существ стояли между окон. Кто-то повесил на потолке изумруды на тонких цепочках. Они ловили свет, как зеленые призмы, отражая его вокруг себя.

Трон из дуба с высокой спинкой стоял на возвышении, окна были по бокам от него. Рядом с троном был столик. Лейтенант опустила мою клетку там.

Она посмотрела на меня.

— Мы можем встретиться на Пиру Воронов.

— Придумай другой пир, — сказала я. — Где я не буду врагом.

Она рассмеялась.

— Все существа — мои враги. Вопрос в том, кого я убью сегодня.

— Ты принесла трофей? — прозвенел колокольчиком голос. Хуланна!

Я поспешила по клетке к стороне, где было бы видно вход в Зал. Хуланна должна была многое объяснить. Сейчас я почти сочувствовала женщине-орку. Меня тоже окружали враги.

— Открой клетку, — сказала моя сестра. Я все еще не видела ее.

Я издала недовольный звук, но Лейтенант звучала недовольнее, пока боролась с засовом.

— Не открывается, — сказала она.

— Используй нож, — сказала Хуланна. Она звучала ближе.

Я отпрянула, женщина-орк погрузила нож в клетку, сначала попыталась взломать замок, а потом — раздвинуть прутья.

— Может, это поможет.

Я подняла книгу и сунула под тунику, отошла еще дальше от лейтенанта. Моя сестра дала ей молот. Она замахнулась, и клетка зазвенела от удара. Звук пронзил мою голову как тысяча ножей.

— Надеюсь, у тебя есть план лучше силы, — прорычала лейтенант, пока я сжимала голову слабыми ладонями. — Потому что, если я не могу ее разбить или взломать, никто не сможет.

Она отошла, и я заметила Хуланну в мерцающем изумрудном платье с корсетом, ее волосы были заплетены сверху, а кончики ушей покрывало золото, привлекая внимание к острым концам.

— Тебе нужно многое объяснить, — смело сказала ей я.

Она ядовито посмотрела на меня и набросила ткань на мою клетку.

— Ау? — крикнула я.

Но никто не ответил.



Глава двадцатая


О, она считала, что это было умно, да?

Я вытянула руку из клетки и схватила ткань. Ее легко удалось убрать с клетки.

Но сестра ушла.

Я недовольно сняла сапоги и куртку, чтобы высушить их. Если я побуду одна в зале, пусть просохнут. Туника из перьев быстро высохла и уже была теплой. Может, Скуврель не зря ее дал.

Он придет за мной? Была ли я для него настолько важна?

Вряд ли. Но он мог получить за меня много, если сможет вернуть.

Мне не нравилось, что меня мутило. Так было каждый раз от мысли о Валете. Хватит, Элли. Если он мертв, одним врагом меньше, да? Он не поможет спасти отца, он не собирался помогать спасти мой народ. Он тоже меня похитил. Он мог отпустить меня в любой миг, но не стал. Значит, он был врагом.

Так почему было так сложно поверить в это?

Я вернулась к книге. Там была еще запись. Эта была угловатым почерком, единственная запись этим почерком. Тот предок был осторожным и мало говорил.

Мы спрятали особый артефакт. Спрятали там, куда попадает первым делом луч солнца утром. Способ сдержать врага. Но за использование требуется платить.

Она говорила о клетке! Мама говорила, что за использование была цена! И я нашла ее в пещере в горе, куда раньше всего попадает свет утром.

Никто не может открыть ее, кроме того, кто запер. Ничем, кроме Ключа. Но мы спрятали Ключ отдельно.

Это объясняло, почему молот не сработал. Мой желудок встрепенулся, как выловленная из реки форель. Что будет, если Скуврель мертв? Я застряну тут навеки? Буду использовать наперсток для купания и туалета и шкуру мыши как ковер? Страх пронзил меня, но я отогнала это ощущение.

Я посмотрела в сторону окна, солнце поднималось вдали. Фейри скоро будут ложиться спать. Я вспомнила лицо ребенка на улице. Я не видела других детей тут. Жителей было мало, раз армия из тысячи считалась огромной. А пара сотен фейри — не больше жителей, чем в нашей деревне — были двором. Големы выполняли всю работу. И не было детей.

Казалось, что это должно было что-то означать.

Я покачала головой и продолжила читать в свете множества свечей. Големы вошли тихо в комнате, заменили свечи в подсвечниках из рогов оленя, полили висящие корни растений и натерли деревянный пол, убрали старый воск с поверхностей. Они работали в идеальной тишине, не смотрели друг на друга, сосредоточенные на своих заданиях.

Один подошел к моей клетке и попытался изогнуть прутья. Это не сработало, и он просунул наперсток воды меж прутьев.

— Спасибо, — сказала я, но он не ответил, просто повернулся и ушел.

Мир без детей, где все дела выполняли каменные куклы. Хм.

Цена связана с ее использованием, и она не будет легкой — ведь тот, кто использует клетку для оков, получит слабость в душе, с которой будет проще оказаться скованным тем же способом. Ведь, пользуясь злом, мы пачкаемся об него. Используя силу, мы становимся восприимчивыми к ней.

Коротко. Этот предок точно был популярным. Почему от этой записи казалось, что мое заточение было моей виной?

Я поежилась. Может, так и было. Я использовала клетку, не спросив о цене, потому что нуждалась в ней. Как и использовала ключ. Как и прыгнула в портал, потому что было нужно. И я не взвесила цену.

А Хуланна подумала о цене? Она тоже была в плену? И почему она не говорила со мной?

Я раздраженно вздохнула. Мой план выжидать и наблюдать помогал не так, как я надеялась. Было сложно наблюдать из клетки, узнавать о врагах, когда тебя ставили на полку в пустой комнате. Может, я достаточно ждала. Может, пора было действовать. Только бы придумать, как себя вести, чтобы получить то, что было мне нужно — свободу для меня и папы. И понять, что делать с Хуланной.

Она была злом, да? После того, что она сделала с папой, она была злом. Что я могла сделать? Потащить ее домой к совету деревни? Это было глупо. Что группа стариков могла сделать с высшей леди Кубков? Теперь у нее был доступ к магии. Может, она даже могла уничтожить всю деревню. Она собирала армию. Тысяча была маленьким количеством, по сравнению с рассказами об армии королевы Анабеты, но этого хватило бы, чтобы стереть Скандтон и все, что я любила.

Это означало, что мне нужно было как-то одолеть ее тут? Но тут не было места правосудию за жестокость и убийство. Тут не было мэра, который принял бы решение. Рыцари не пришли бы, чтобы принести порядок. Значит, мне нужно было как-то покончить с ее жестокостью? Но как я могла сделать это, не убивая ее?

Я не собиралась убивать сестру. Даже жестокую сестру-фейри, которая хотела использовать семью для силы.

Я услышала тихий голос и замерла.

— Нужно вытащить ее из той клетки, чтобы использовать. Я ясно дала понять. Одно родилось в один день в двух половинах. Одна половина — земля, другая — воздух. Одна разрушает, другая восстанавливает.

— Я знаю, — сказала моя сестра. Она вернулась! Я ощутила укол вины. Я же думала, стоило ли ее убивать. — Мы — две половинки целого, рожденные в один день. Она — земля, ясное дело, а я — воздух и все, что связано с иллюзией. Потому Кавариэль так хотел меня. Потому я нужна всем вам. Но остальное не ясно. Почему мы не можем использовать ее в клетке?

— Что хорошего от чего-то в клетке?

Хуланна издала недовольный звук.

— Но мы не знаем этого! Мы даже не знаем, кто из нас рушит, а кто чинит!

— Кто из вас хочет порвать мир смертных? Думаю, это очевидно, Леди Кубков. Не она хочет вторгнуться в свой Двор двумя нашими.

— Не ты разгадываешь, помнишь? — едко сказала Хуланна. — Ты говоришь загадками и требуешь им следовать.

— Вы не должны были звать меня сюда сегодня, Леди. Вы уже слышали мою истину. Вы знаете, что я не выберу вашу сторону, как Валет не может выбрать Двор Крыльев. Мы — бесстрастные руки Фейвальда, а не пешки в вашей игре власти. Вы знаете это. Равновесие может лишь дать тем, у кого нет, и забрать у тех, у кого много. Убийца рода существует для отчаянных времен, когда только ее ладонь может определить правосудие. Валет должен прогонять застой, а я — Истина — предлагаю взгляд в будущее. Мы — не ваши игрушки, Леди. Мы — игрушки самого Фейвальда.

Убийца рода судила? Может, к ней я могла отвести сестру. Может, так стоило сделать дальше.

Раздался шорох, а потом сапоги застучали по деревянному полу. Я спрятала книгу под тунику и натянула сапоги, встала как можно быстрее.

— Не нужно суетиться из-за меня, — Хуланна плавно опустилась на край дубового трона и опустила голову на руку, мне стало видно ее лицо.

Я забыла, какой красивой она была. В Фейвальде ее красота стала еще больше.

Мое сердце колотилось. Пора было вернуть ее к нам. И, если это не сработает, отвести к Убийце рода.

— Освободи отца, и я скажу, как вытащить меня из этой клетки, — смело сказала я. Может, был лишь один шанс на сделку.

Улыбка Хуланны не была доброй.

— Может, сделка и будет, сестра, но ценой не будет свобода отца. Я требую его кровь постоянно, и для этого нужно его живое тело.

Ужас исказил мое лицо, и я не смогла остановить это. Сделать такое со своим отцом?

— Что они с тобой сделали?

— Не суди меня, — прошипела она. — Не смей меня судить, жалкая и слабая смертная.

— Ты тоже была смертной, — сказала я. — Помнишь? Мы были лучшими подругами. За неделю до похода в этот портал мы заплетали друг другу волосы, и ты сказала, что хотела отправиться к городам у моря и работать в замке королевы Анабеты.

Она резко рассмеялась.

— Я мечтала быть слугой, и ты думала, что была моей подругой, потому что поддерживала это? Кошмар! Посмотри на меня сейчас, Элли Хантер. Я — не чья-то слуга.

— Ты злодейка. Воруешь жизнь у своей семьи ради своей силы.

Ее лицо выглядело величаво. Она казалась на годы старше меня, как женщина за двадцать, а не подросток, какой она ушла от меня семь дней назад.

— Первые пять лет в Фейвальде я думала как ты, — сказала она, скривив губы. — Но время меняет людей. И от изменения взгляда мир кружится, и все вдруг становится иным. Думаешь, мне нравится забирать крохотную искру смертной жизни у тебя и твоего отца? Думаешь, я рада вашей боли? Но что вы для меня? Создания ниже меня. Мерцающий умирающий светлячок рядом с огнем моей жизни. Если я заберу у вас, использую вас… тебя все равно использовали бы, и причина не была бы такой хорошей. Так у всех смертных. Вы жертвуете собой ради слабых амбиций, любви и печальной одержимости. Вы слишком слабы, чтобы сплетаться. Вместо этого вы разбиваетесь.

— Оставь это запутанное место и вернись домой, — попросила я. — Мама скучает по тебе. Мы сможем снова стать семьей.

Ее смех не был веселым.

— Думаешь, твой «дом» другой, Элли? Ты не видела, что у каждого в деревне свое место и своя сила? Наши традиции заперты на месте. Мы родились в деревне, которую не покинуть. Родились для ролей, которые не можем поменять. Ты это знаешь, Элли. Ты — Охотница, потому что таким был твой отец, и потому что ты недостаточно мила, чтобы найти себе мужа. Олэн был единственным шансом, и Хельдра впилась в него когтями. Он не уйдет от нее. Ты это знаешь. Как можно быть такой глупой, чтобы не видеть этого?

— Как можно быть такой глупой, чтобы думать, что злом можно все изменить? — парировала я. — Ты хочешь отправить армию в наш мир и порвать его! Ты хочешь убить наших друзей. Ты похитила меня! Ты прибила отца к дереву. И для чего? — я орала. — Ради красоты, силы и милых платьев, красивого мужчины, украшений, замка и…

— И что, Элли? — ее тон стал ядовитым, но я продолжила:

— Он даже не любит тебя! Он хвалился тем, что похитил тебя!

Она ударила по столу рядом с клеткой с такой силой, что меня тряхнуло как при землетрясении. Она дрожала, ее идеальное лицо покраснело.

— Ты завидуешь, Элли. Ты всегда мне завидовала. Ты завидуешь, ведь я нравлюсь людям. Завидуешь, что люди считают меня милее и лучше тебя. А теперь ты завидуешь, что это все правда, потому что я бессмертная, навеки красивая.

Конечно. Кто не завидовал бы?

Она не закончила.

— И ты должна завидовать больше. Ты знаешь, что последние несколько лет ты надеялась на танец с Олэном Чантером, а то и на поцелуй? Я целовалась за сараем его отца. Ты ведь думала стать Охотником однажды? Ален Тентрис говорил с нашим отцом за дни до того, как я пришла сюда. Он хотел, чтобы его сын был Охотником и женился на мне. Папа думал об этом. Ты ничего не получила бы, Элли. Ничего. Ты должна завидовать еще больше. Ты должна злиться. Все еще должна.

И я злилась. Хуже, я злилась на нее. Потому что она знала, чего я хотела, и она разбивала это перед моими глазами.

— Почему ты не сказала мне? — я подавляла дрожь челюсти. — Если ты была моей подругой, почему ничего не сказал? Почему ты целовала парня, которого я любила? Нас растили в одном доме, родители любили нас. Как ты выросла такой ужасной?

Ее лицо стало насмешливым.

— Как я могла стать ужасной, пока ты такая хорошая? А ты хорошая, Элли? Подумай. Твой отец пришел в этот мир, звал тебя. Почему он не смог тебя найти? Почему ты оставила его на жуткую мучительную смерть в Фейвальде? Ты помогла мне с танцем и вызовом фейри, хотя должна была заниматься делами. И, думаю, в деревне просили не приходить сюда. Они явно приказали тебе, это на них похоже. И ты все равно пришла. Ты намного лучше меня, Элли? Во всех нас есть семя тьмы. Просто твое жалкое, крохотное растение, как и в твоем саду. Но мое высокое, сильное и красивое. Я лучше тебя во всем, даже в том, как быть ужасной. И только я хотела для тебя большего, неблагодарная дурочка. Почему, думаешь, я договорилась с путниками о лучшем будущем для нас? Почему пришла сюда? Ты можешь жить тут со мной. Ты можешь перестать завидовать, мое уродливое эхо, и получить свою силу. С мороком ты сможешь даже быть красивой. Ты смогла бы обманом выйти замуж. Ты могла бы стать очаровательной в красивом платье и с роскошными украшениями.

Я хотела просто быть Охотницей. Но я могла тут охотиться, да? Тут были интересные существа, которые я не видела раньше. Я могла защитить дворы от них. Если то, что она говорила, было правдой, то меня предала семья. Отец, который хотел отдать мою работу. Мать, которая позволила мне использовать клетку, не сообщив о том, что будет. Олэн… но это я уже знала. Отчасти.

Глаза Хуланны блестели.

— Просто открой клетку и выйди ко мне.

Вот оно.

Потому я не могла ей доверять. Она не хотела дать мне лучшую жизнь. Она даже не хотела говорить со мной до этого. Пока не стало ясно, что она не могла сама вырвать меня из клетки и использовать меня против моей воли.

Для нее нужна была только власть.

А я могла только отказаться быть используемой.

— Нет, — сказала я.

Ее улыбка стала жестокой.

— Я дам тебе обдумать это. Ты можешь подумать рядом с отцом. Может, при виде его страданий на твоих глазах ты решишься. Или, может, ты слишком ревнива и бессердечна, чтобы сделать даже это для него.

Она вытащила что-то из кармана платья и показала мне — сияющее семя.

Она бросила его на пол рядом с моей клеткой, и вырос золотой дуб, словно века прошли за миг. С хлопком отец появился из дерева, все еще прибитый к нему за плечи. Он тяжело дышал, кровь лилась из его носа и рта.

— Прошу, Хуланна, — взмолилась я. — Отпусти его. Убери те гвозди!

— Выйди из клетки и сделай это сама, Элли, — она встала с трона.

— Я не могу это сделать. Прошу! Если у тебя есть жалость!

Его голова была склонена. Он был в сознании? Запах его крови наполнил мой нос.

— Это зависит от тебя, Элли. Если хочешь ему свободы, выходи из клетки, — она жестоко улыбнулась. — Я оставлю тебя подумать об этом.

И она вышла из зала, ее изумрудное платье сияло вокруг нее как флаг, а мне мешали видеть слезы.

Как она могла сделать так с нашим отцом?





Глава двадцать первая


— Папа! — выдохнула я. Я просунула голову между прутьев, но не могла до него дотянуться.

Его глаза были закрыты, ресницы засохли с кровью. Его голова была опущена, волосы спутались, висели вокруг его лица. Со своего места на низком столике я видела только сжатые от боли губы и влагу, капающую из носа. Его губы были опухшими, глаза были подбиты. Он что-то невнятно бубнил в потрескавшиеся губы.

Он, наверное, хотел пить. А я не могла дать ему воды.

Только магия сохраняла его жизнь. Его кровь текла, густая, из ран в плечах. Его ноги были согнуты в коленях, все вес держался на кольях в плечах. Мой желудок сжался при виде них. Грязная и вонючая одежда была старой, кровь высохла на его лице и бороде. Никто не помогал ему днями. То, как кровь текла по его неподвижным пальцам, показывало, что он не мог помочь себе руками.

Я подавилась всхлипом, дрожала от его вида.

За всю свою жизнь я не встречала никого сильнее папы. Он был сильнее огромных кедров снаружи. Он был непобедимым.

Только это было не так.

Я выдохнула с дрожью.

— Ты меня слышишь? — прошептала я.

Он прошептал что-то невнятное, и я вытерла щеки ладонью, убирая слезы. Хуланна думала, что меня вела ревность, да? Да, по мне была зависть. Но настоящий огонь во мне не был завистью. Это был гнев. Такой сильный, что он горел во мне огнем, поглощая все ненужное, прогоняя страх и тревогу, оставляя только яростное пламя.

Она думала, что это толкнет меня помочь ей? Она ошибалась. Я хотела только уничтожить ее.

Она хотела крови моего отца? Я дам ей кровь. Я пропитаю ее мир кровью.

Я порву ее мир. Я…

Звук мелких голосов наполнил воздух, и я смотрела, как дверь с другой стороны комнаты открылась, и тихий голем вел за собой вереницу плачущих детей. Их было пятеро. Первых двоих я узнала, они были из Скандтона. Ребенок Копателя — двухлетний, которого отец нашел в лесу. Мальчик Делвиней, Нилс. Ему было пять, Но он выглядел старше. Мое сердце пропустило удар. Я была тут так долго, что ребенок вырос? Я не знала еще двоих. Две девочки были грязными, как и остальные, на вид им было лет семь. И мальчик четырех лет с большими глазами и лицом, похожим на Олэна в этом возрасте.

Я охнула, но рыдающие дети не видели меня. Големы открыли другую дверь и увели их.

Тут были человеческие дети. Я не могла представить место ужаснее для ребенка — далеко от тех, кто любил его, в страшном и запутанном месте. Я ощущала боль за отца, а теперь и за них.

Мой список пополнился. Освободить отца. Остановить Хуланну. Освободить детей.

Это нужно было закончить. Один ужас следовал за другим, но если они думали, что сломят Эластру Хантер и заставят слушаться, они ошибались.

Я так легко не сдамся.

А теперь я знала, что моя сестра носила страдающего отца и это дерево в своем кармане в форме сияющего семени. Если я смогу сбежать, я найду ее и украду то семя, чтобы освободить его. Я найду способ спасти тех детей.

Мне просто нужно было слушать, Следить.

Голем вышел из другой двери, и я приготовилась к ужасу, который он принесет. Но он нес обрывок бумаги между двух больших пальцев. Его шаги были удивительно легкими для его размера. Глаза отца открылись на миг.

— Папа? Ты меня слышишь?

— Элли, — пробормотал он. Его глаза снова закрылись, и слова стали невнятными, а потом пропали.

— Пап, я люблю тебя. Прошу, держись.

Я не знала, слышал ли он меня.

Когда я повернулась, обрывок бумаги был в моей клетке, буквы были размером с мой кулак.

Леди Кубков назначила тайную встречу с Лордом Шелка через два дня на Мосту Логики.

И что мне с того? Толку не было. Но, похоже, у меня был тут союзник.

— Я выберусь отсюда, пап, — прошептала я. — И тогда приду за тобой. Я точно приду за тобой и заберу тебя домой.

Но что делать с остальным?

Я училась быть Охотницей всю жизнь. Я боролась за право защищать мой народ от медведей и кугуаров, прячущихся в лесу. Я отбивала стаи гулей, которые ждали беззащитных коз и детей. Я боролась с голодом, когда осенний урожай кончался, а скота было мало, приносила оленей и зайцев, чтобы наполнить животы.

Но я не думала, что худший враг все это время прятался вне досягаемости. Я не думала, что, отправившись с сестрой танцевать у круга, а предала их всех. Я создала чудище хуже всех остальных, угрозу, которая сотрет мой народ, как женщина, вытирающая тряпкой пятно с пола.

Я сглотнула.

Но в этот раз мои ладони дрожали от решимости.

Мне надоело охотиться на медведей и кугуаров. Надоели гули. Я собиралась охотиться на фейри. Да, я это уже говорила. И я говорила это серьезно, но теперь решилась окончательно, видя отца, пострадавшего из-за меня. Видя невинных детей с круглыми ушами — смертных детей с румяными щеками и слезами на глазах.

Я не могла злиться или бояться за себя. Другие люди нуждались во мне.

Я осторожно отряхнула одежду, собрала сумку и сунула записку на дно. А потом села с книгой. Я снова листала. Избегала личных историй, искала то, что поможет выбраться отсюда.

Мы можем только рассуждать о магии, которая привязывает круг к месту. Она не из нашего мира, хотя мы отметили место камнями. Камни не позволят просто так забрести туда. Камни скажут Певчему, где ждать и играть. Музыка помогает. Мы рано это поняли. Музыка отчасти оглушает фейри. Но помогает и нам. Она придает сердцам смелости и силы, отражает их магию. У Франы была теория об их магии и круге. Я искала записи, пытаясь подтвердить ее. Думаю, это может быть правда. Когда отрицательные эмоции собираются в городе, мы словно зовем их. Если кто-то входит в их царство, зов становится сильнее, или если мы танцуем там, будто прося их прийти.

Если кто-нибудь им отказывает, веря в это всем сердцем, это отталкивает их.

Они питаются эмоциями. Нашей болью. Нашим гневом. Наше отчаяние питает их. Чем больше боли, тем вкуснее. Мы не знаем, что они делают с теми, кого забирают. Скорее всего, мучают их. Любые смертные, которых мы потом находили, были в ужасном состоянии. Многие теряли разум при этом. Все были в шрамах. Они явно питаются нашей агонией. Так почему не причинить как можно больше боли? Потому мы, женщины, скрывали это, передавали только тем, кто достаточно взрослый, чтобы понять. Мы должны их прогонять. Нельзя давать молодежи соблазниться. Лучше верить, что они — суеверия. Лучше думать, что фейри — просто сказка.

Предки не подумали, что будет, если люди подумают, что это просто сказка, и вызовут их случайно? Потому что так и произошло со мной и Хуланной, и теперь мы были тут.

Было ли это случайно? Хуланна была очень настойчивой тем утром. И она заявила, что пыталась сделать нашу жизнь лучше. Она знала, что это было настоящим? Запланировала это?

Я поежилась.

Я узнала только две вещи. Одна не поможет мне — попытка успокоиться не подходила.

Другая — мне нужно было больше использовать музыку.

Я стала тихо напевать под нос старую колыбельную из детства, она срывалась с моих губ как жемчуг.

Мой отец будто успокоился от звука, дыхание стало не таким шумным. Я напевала, пока не задремала у прутьев.

Я проснулась от голоса Хуланны.

— Вставай, Элли.

— Я не сплю, — сдавленно сказала я, моргая, пытаясь вспомнить, где была. Еще не стемнело. Я не спала долго.

Хуланна что-то держала, и я моргнула и поднялась на ноги, шагнула ближе к прутьям. Она сунула что-то ко мне, и я отпрянула в ужасе.

Это было ухо фейри в высохшей крови.

— Что это? — выдавила я. — Ты же не отрезала свое…

Я умолкла, узнав татуировку на ухе. Перо. Оно тянулось до кончика уха. Я уже такое видела.

— Конечно, нет, — сказала Хуланна, и в ее глазах было что-то странное. — Мы, фейри, ценим свои уши. Они — символ нашей силы и нашей красоты. Любой фейри с одним ухом — это позор, жуткий монстр. Слишком слабый, чтобы жить. Никто не заберет мое ухо, только если убьет меня.

— И ты… — мои слова умерли в горле, я кашлянула, чтобы вернуть голос. — Ты убила хозяина этого уха?

Ее глаза были слишком яркими.

— У тебя больше нет союзников, Элли. Они бесполезны. Тебе никто не поможет. Хватит бороться. Выходи из клетки и присоединись ко мне. Вместе мы измени мир. Я могу тебя простить. Я могу вернуть тебя как свою сестру. Мы сделаем это вместе. Просто открой клетку.

— Я не могу, — сказала я слабым голосом, почти радуясь этому теперь. Иначе я вышла бы к ней, и она могла прибить меня к дереву. Но если я выберусь, я смогу освободить отца.

Она опустила ухо на подлокотник трона с отвращением на лице.

— Хватит думать о том, что ты не можешь сделать, и начни думать о том, что будет сделано с тобой, если ты это не сделаешь, — сказала она. — Клянусь, Элли, я едва могу поверить, что ты — моя сестра-близнец.

Я стала петь о доме и огне, о его тепле во время воющего ветра. И она повернулась с рычанием.

— Хватит.

Я не собиралась ее слушаться. Я запела громче с вызовом, перешла к припеву о вое ветра и свете огня, и она застыла, очарованная. Я видела в ее глазах борьбу, она билась с музыкой. Она встряхнулась и быстро повернулась, ударила моего отца по лицу.

Я охнула, песня оборвалась. Глаза Хуланны загорелись ярче.

— Споешь еще, я сделаю хуже.

Я все еще смотрела на нее, когда она вышла из комнаты.





Глава двадцать вторая


Когда я проснулась, кто-то накрыл клетку черной тканью. Мой наперсток был полон воды. Я выпила, наполнила флягу и попыталась стянуть ткань с клетки. Не вышло.

Клетка двигалась.

— Ау? — крикнула я.

Ответа не было, но ноги шагали по земле, и ночные птицы вопили на деревьях.

Я снова стала напевать.

Что-то встряхнуло клетку, и я упала.

Я запела еще раз, но клетка задрожала так сильно, что я врезалась в прутья. Ай! Боль вспыхнула в челюсти, и я осторожно коснулась ее. Будет синяк.

Но я сделала выводы. Петь нельзя. Вздохнув, я вытащила одеяло из сумки и укуталась в него, опустилась на шкуру мыши. Стало холоднее. Мне казалось, что меня снова разлучили с отцом. И я даже не смогла нормально с ним поговорить.

Спокойно, Элли. Не плачь. Им нравятся твои страдания. Так что не страдай.

Я говорила себе это, пока не уснула снова.

Я резко проснулась и вскочила, когда ткань сорвали с клетки.

— Приди ко мне, кошмарик, — проворковал голос, и дыхание вылетело из моих легких. Я опустилась на колени.

— Скуврель!

Он был живым. Живым. И смотрел на меня голодными глазами, словно хотел меня съесть.

— Ты бегала по Фейвальду без меня, — сказал он, приподняв бровь. — Когда ты внутри, разве не выглядит просторно и красиво? Не хочу нарушать это, но, когда ты ушла, остались только разбитые чашки и грязные ленты, рассыпанные по мху.

— Я думала, ты умер, — сердце билось так сильно, что болело. Я не думала, что буду так сильно радоваться.

Опасный блеск, близкий к обиде, появился в его глазах.

— Ты жалеешь, что это не так?

— Как… как я тут оказалась?

Я была в библиотеке. Вокруг были полки, полные книг, огонь ревел в камине, кресла стояли перед ним, и на столе, где стояла моя клетка, была тарелка сыра и фруктов.

Скуврель проследил за моим взглядом, повернул голову, и стало видно бинт в крови.

— Это было твое ухо! — поразилась я, накрыв ладонью рот.

— Я никогда не любил эти уши, — сказал Скуврель нарочито спокойно, поднял клетку, чтобы я могла оглядеться. Я пыталась смотреть на библиотеку, хотя сама была не больше книги высотой. Стеллажи тянулись так высоко, что стремянка прислонялась к ближайшему. Книги пропадали во тьме над нами. — Они решили, что я не хищник, а добыча. Я давно хотел это изменить.

Мой смех был с ноткой истерики.

— И ты отрезал от себя кусок? Да?

Он долго разглядывал меня, и я поняла, что не могла смотреть на книги. Меня поймали его блестящие глаза, то, как его полные губы прижимались, пока он разглядывал меня. Пока он будто заглядывал в мою душу. Когда он заговорил, его слова были мрачнее, чем я привыкла:

— Я заплатил, чтобы вернуть тебя, но цена справедливая. Выгода и в том, что теперь мне слышно только половину твоих возмущений.

— Ты отдал ухо за меня? — я должна была поражаться его жертве? Или ощущать благодарность? Я не знала, что чувствовать. Зачем он сделал это? Цена за меня на аукционе не стоила его уха!

— Не льсти себе, кошмарик. Ухо — самый бесполезный орган.

— Хуланна сказала, что фейри дорожат своими ушами.

Он неловко кашлянул, подтверждая ее слова. Его глаза были мрачными, несмотря на спокойное поведение. Я привыкла к дразнящему Скуврелю и вредному Скуврелю. Я не привыкла к холодному Скуврелю.

— И ты была занята. Это у тебя там шкура крысы? — он прошел по библиотеке, словно что-то искал. — Если бы я знал, как тебе нравится жизнь с крысами, может, не стал бы торговаться за твое возвращение.

— Что это? — спросила я, указывая на картину, перед которой он остановился. Она была на пергаменте, прицепленном к доске. Но заметных красок не было. Кто-то нарисовал нечто, похожее на облака вокруг луны, темно-бордовой краской.

Я застыла.

— Я нарисовал это для тебя, кошмарик. Мы оставим это тут. В клетку не влезет. Но я подумал, что ты оценишь. Ты же кровавая штучка.

— Это нарисовано кровью? — я не смогла убрать ужас из голоса.

— Я не собирался отдавать ухо, не использовав его перед этим.

Мой рот раскрылся, и я не смогла его закрыть. Он повернулся к клетке, темные глаза сверкали на идеальном лице. Хищники всегда были красивее добычи. До этого я не задумывалась, почему.

Было легко забыть, что Скуврель не был человеком. До таких моментов. Моя ладонь замерла у повязки, я почти хотела поднять ее и увидеть снова его спутанное тело, напомнить себе, что он не был смертным, как я. Он не мучился от эмоций людей. Я посмотрела на свои ноги, почти боялась смотреть ему в глаза.

— Ты нарисовал картину своей кровь для меня?

Он не говорил, пока я не посмотрела в его опасные глаза.

— Да, кошмарик. Ты не давала мне покоя днем и ночью, а теперь я буду преследовать тебя.

— Это ужасно, — мягко сказала я.

— Ты забыла, что мы — не смертные, кошмарик? — прошептал он. — Когда я нашел того из Двора Сумерек, который захотел иметь со мной дело, он принял в плату только унижение.

Я сглотнула.

— Я благодарна за то, что ты вернул меня.

— Мы — союзники, — он пожал плечами, но его плечи опустились, когда он отошел от картины. Он расстроился, что мне не понравилось его… искусство? Он нарисовал это своей кровью!

Я покачала головой. Я не понимала фейри.

— Я не ценю искусство, — сказала я, пытаясь его успокоить. — Я выросла в деревне далеко от двора королевы. Уверена, опытному глазу картина показалась бы чудесной.

— Но ты ценишь жертву, надеюсь, — рявкнул он.

Я задела его чувства? Такое было возможно?

Я облизнула губы и попыталась сделать тон как можно нежнее:

— Я очень благодарна за твою огромную жертву. Спасибо.

Он склонил голову, словно обдумывал это.

— Я ничего не отдаю без обмена.

— Что ты хочешь взамен? — спросила я, стараясь не смеяться от его возмущения. — Могу предложить хорошую шкуру крысы.

Его глаза заблестели эмоцией, похожей на что-то между гневом и обидой.

— Я думал о поцелуе, — прошипел он.

— Ты любишь торговаться за такое, — я подавляла страх и удивление. Почему это? Почему сейчас?

Он посмотрел на меня с подозрением.

— Это нет?

— Как я могу сказать нет, когда ты отдал ценную часть себя ради меня?

Мне нужно было вернуть его расположение. Мне нужно было, чтобы он выпустил меня. Мне нужно было найти сестру и забрать золотое семя. Если поцелуй сделал бы это, конечно, я его дам. И я не хотела задевать его чувства, иначе он будет держать меня тут вечно. Как тогда я освобожу тех детей и отца?

Он опустил клетку на стол, глаза пылали от эмоции, которую я не могла понять. Он дышал быстрее?

— Я думал о тебе постоянно с тех пор, как ты покинула меня, кошмарик. Хотел бы я избавиться от мыслей о тебе.

Что ответить на такое? Я тоже думала о нем. Я переживала, что он был мертв, и я не смогу выбраться из клетки.

— Ты хочешь выйти из клетки? — спросил он, его глаза пылали.

— Да, — выдохнула я. Больше всего. — Ты можешь меня выпустить. Можешь.

— Согласись, что не попытаешься сбежать, когда я тебя выпущу. Что не навредишь мне и не убьешь меня, — сказал он. Он быстро дышал. Он же не был… взволнован? Может, ему нравилась идея, что я попробую навредить ему.

— Согласна, — сказала я, и он открыл дверцу.





































Глава двадцать третья


Я выскочила из клетки. Я не ожидала, что по мне ударит так много эмоций сразу. Я вдохнула, дрожа от ощущения чистой свободы. Я покинула клетку. Маленькая часть меня не верила, что это произойдет снова.

Я едва вдохнула, когда его руки обвили меня, поймали, и я пошатнулась от удивления из-за того, что снова обрела полный размер. Было удивительно приятно быть в объятиях того, кто заботился обо мне, хоть и в своем странном стиле. Он прижал меня к себе, склонился и забрал у меня поцелуй. Его поцелуй ощущался печально и отчаянно, с надеждой и желанием. Он был нежным, не заставлял, а ждал моего ответа. И его губы оставались на моих дольше необходимого, словно он наслаждался поцелуем.

Это меня запутало.

Даже так он закончил слишком быстро. Я ощутила укол почти физической боли, когда он отошел.

— Я не хочу возвращаться в клетку.

Его глаза посмотрели на меня, и что-то, похожее на тепло, расцвело в них.

— Тогда договорись со мной, чтобы остаться на время, — сказал он с долей улыбки. Он шагнул ближе, вдохнул мой запах, будто цветок.

— Тебе, похоже, понравился поцелуй, — неловко сказала я. Почему ему так нравилось целовать меня? Так не было ни с кем. Даже Олэн поцеловал меня, только потому что его мать сказала ему так сделать. Они брали магию и из позитивных эмоций?

— Да, — его улыбка стала шире.

Мои щеки пылали. Даже моя шея будто горела. Я была в этом плоха. Дайте мне что-то убить, и я помогу. Дайте мне кого-то поцеловать, и я запутаюсь. О, звезды и небеса! Запутаюсь. Я представила спутанное тело, желудок перевернулся. Я подавила волну тошноты.

— А если я попрошу час вне клетки за еще один поцелуй, — сказала я, пот выступил на спине. — Мне нужна еда. Мне нужно хоть час ощущать себя смертной. И мне нужно поговорить с тобой.

— Никакого побега. Никакой жестокости ко мне. Не пытайся покинуть эту комнату, — предупредил он, но пылкий взгляд показал мне, что он тоже хотел этой сделки.

— Хорошо, — сказала я, и его улыбка вызвала во мне трепет.

— Давай поедим, — он указал на еду на подносе, как щедрый хозяин.

Я осторожно села на край кресла — я была в ужасном состоянии — схватила ближайший кусок сыра, но не донесла его до рта.

— Мне нужна соль, — сказала я.

Он искренне рассмеялся.

— Это миф. Тебе не нужна соль, чтобы есть нашу еду. Это не привяжет тебя к этому миру. Мы тебя привяжем, а не наша еда.

Я проигнорировала угрозу, закрыла глаза, пока с наслаждением ела сыр. Я была очень голодна. Когда я открыла глаза, он смотрел на меня как кот, глаза были огромными, радужки расширились.

— Вкусно? — бодро спросил он.

— Я так голодна, — я схватила горсть орехов и сухофруктов с полноса и засыпала все в рот.

— Не спеши, охотница. Я обещал, что не дам тебе голодать. Я подготовил этот поднос для тебя, чтобы выполнить обещание.

— Мне нужно, — попыталась сказать я, но пришлось дождаться, пока я все проглочу. — Мне нужно поговорить с тобой о моей свободе от клетки.

— Почему бы тебе не доесть, — он указал на ширму в другой части комнаты, — и не помыться? Я принес чистую одежду и маленькую ванну за той ширмой. Может, тебе даже понравится. Твоя одежда выглядит… поношенной.

Это он еще мягко описал мои испорченные вещи.

— Я тут не для одежды и купания, — сказала я. — При их Дворе есть дети. Смертные дети.

Он просто смотрел на меня задумчиво. Ничего не говорил. Не удивился. Не пугался.

— Ты знал, — еда выпала из моей руки. Почему я ощущала, что меня предали? Он был фейри. Он был жестоким. Запутанным. Я знала это. Так почему думала, что он будет переживать?

— Смертных детей часто воруют, — сказал он спокойно. — Мы не можем уже зачать своих.

Мой рот открылся. Я резко закрыла его. Я целовала его. Такого бессердечного.

— Тебе все равно. Они воруют детей, а тебе все равно.

Он выглядел растерянно и нервно, словно боялся моей реакции и не знал, какой она будет.

Я ощутила жар на щеках, а потом поняла, что плакала. Почему я видела в нем друга? Потому что он дал мне еду и нарисовал кровью картину? Потому что ему нравился обмен на поцелуи?

Я не должна была забывать, что он не был человеком. Он не был моим другом.

— Ты — монстр, — я встала. Мне нужно было уйти от него. Мое обещание держало меня в комнате, но мне не нужно было сидеть напротив него как подруге.

Я пятилась, пока плечи не ударились об стеллаж за мной. Моя челюсть дрожала. Слезы текли, жаркие и быстрые, все расплывалось перед глазами.

Ладони Скувреля были подняты, словно он пытался успокоить меня.

— Я говорил тебе, что мы — монстры.

— Ты не дашь мне спасти их? — они были просто детьми. Просто напуганными детьми, и некому было позаботиться о них.

— Нет, — он говорил тихо. Словно не переживал из-за того, что бил ножом в спину.

— Ты не отпустишь меня и спасти моего отца? — мой голос был сдавленным от слез. Мне было все равно.

— Ни за что.

— Тогда зачем покупал меня обратно? Почему не оставил меня с сестрой?

Он сглотнул, глаза стали мрачными, и он сказал:

— Я — Валет Дворов. Я сею проблемы. Это я делаю.

— Я тебя ненавижу, — мои ладони дрожали. Мой нож был в руке, несмотря на мое обещание. Я в два шага пересекла комнату и подошла к нему, прижала нож к его горлу в следующий миг. Я игнорировала его окровавленное ухо. Его жертва была не для меня. Он затеял свою игру.

Ему было плевать на испуганных детей. Ему было плевать на моего страдающего отца. Потому что они были смертными, как я. Он не считал, что мы заслуживали сострадания или уважения.

Я покажу ему иное.

— Чего ты от меня хочешь, Эластру Ливото Хантер? — он звучал утомленно.

— Я хочу, чтобы ты уважал меня! — я кричала. Я не могла остановиться. Я была как собака, сорвавшаяся с поводка.

— Я уважаю нож, который ты прижала к моему горлу, — его глаза пылали.

— Мало уважаешь, — горячая слеза покатилась по лицу.

— Я уважаю жестокость в твоих глазах.

— Я хочу куда больше, — я дрожала так сильно, что кончик ножа трясся.

— Я уважаю жизнь в твоем бьющемся сердце, которое требует моих страданий.

— Это подойдет.

Я убрала нож, пока не нарушила обещание. Я и не могла его нарушить.

— Я просто должна спасти отца и тех детей. И все.

Он кашлянул, его пальцы коснулись места, где был мой нож.

— Я уважаю это.

— Но ты не поможешь мне? — спросила я. Я уже рыдала и не могла остановить это.

— Нет.

— Зря я давала тебе поцелуи. И угрозы, — сказала я, убирая нож в ножны. — У тебя нет сердца, чтобы его разбить. У тебя нет души, чтобы ее ранить.

Я могла плюнуть в него. Но зачем тратить силы?

Я подняла повязку, чтобы напомнить себе, кем он был.

— Прошу, не… — он поднял руку, умоляя, но я видела только спутанные нервы и бурю внутри.

Я прошла за ширму, сняла грязную одежду и опустилась в горячую воду, оттирала себя с яростью, которую не могла больше нигде выместить, мои слезы текли без остановки.

Когда я выбралась из деревянной кадки, моя кожа была красной, и комната была тихой, лишь порой вода плескалась об стенку кадки.

Скуврель не был мне другом.

Это означало, что я не могла позволить ощущать к нему что-то, кроме ненависти. Мне нужно было превзойти его, как и мою сестру. Может, придется его убить. Может, стоило сделать это сейчас, пока был шанс.

Перед глазами всплыло его отрезанное ухо, но я отогнала воспоминание. Кто знал, зачем он это сделал? Точно не ради помощи мне.

Я зло оделась в то, что он разложил. Узкие сапоги из черных вороньих перьев поднимались до колен, тонкий камзол из перьев совы с пышным воротником из перьев совы. Пара мягких кожаных штанов и белая рубаха с кружевом. Хотя бы не было платьев. Я ощущала себя глупо в платье.

Но было неправильно давать ему одевать меня, когда я хотела вырвать его глаза. Я посмотрела на грязную одежду на полу. Я не могла надеть ее. Она была в вине и крови крысы. Испорчена. Вздохнув, я вышла из-за ширмы, стараясь не выглядеть радостно из-за новой одежды.

Скуврель стоял передо мной, скрестив руки на широкой груди, приподняв идеальную бровь.

— Не в настроении? — холодно спросил он.

— Я никогда не прощу твое черное сердце, — я подражала его холодности.

— Меня украли ребенком и притащили сюда. Как тех детей, — искры чего-то, близкого к ярости, мерцали в его глазах.

Меня словно ударили по животу.

— Вряд ли ты знаешь, как это, — продолжил он. — Поверь, твой плен, по сравнению с этим, милый визит к берегу моря.

— Тогда ты особенно ужасен, раз не помогаешь мне, — яд наполнил мои слова. — Ты знаешь, каково им, но тебе все равно. Ты бессердечный. Ты искаженный. Ты — ничто.

Он зло скривил губы, сделал шаг ко мне. Он схватил меня за воротник и притянул к себе так внезапно, что я направила на него кинжал. Он поймал мое запястье и повернул его, заставив выронить нож. Он удерживал мой взгляд своим яростным взглядом. Миг прошел, мы не двигались, оба тяжело дышали, а потом он склонился и нежно поцеловал меня, словно бабочка задела крылом. Я не сдержалась, предательское сердце забилось быстрее. Его поцелуй ощущался как кража и подарок. Все быстро закончилось. Боль мелькнула на его лице, когда он закончил, глаза жестоко блестели. Он схватил мой нож, сунул рукоять в мою ладонь и толкнул меня к клетке, закрыл за мной дверцу.

Он схватил горсть орехов и сухофруктов, бросил их сквозь прутья за мной. Я едва успела поднять руку, миндаль ударил меня. Он был размером с бревно для костра, тяжелый. Я подавила ругательство от боли в руке. Точно останется синяк.

У меня были синяки всюду. Даже на моем очарованном сердце.

Он вышел из комнаты, не оглядываясь, хлопнул дверью библиотеки, оставив меня дрожать как лист в новых сапогах из перьев.

Как можно было справиться с таким мужчиной? Был ли способ?

Странно, но я думала, что Хуланна могла знать, что делать. Но это погубило бы наш мир, так что я не хотела узнавать.

Я села в клетке, одна, с разбитым сердцем, понимая, что все было не так, как я думала. Ни моя деревня. Ни моя семья. Ни мой союзник в Фейвальде. Может, даже я.














































Глава двадцать четвертая


Я репетировала речь, и, когда он вернулся, бросила слова в него:

— Ты сказал мне, что твой вид не врет, но ты просто имел в виду, что вы в этом лучше нас. Ты врешь в каждой лживой ноте своего голоса, в каждом косом взгляде, каждый раз, когда твое дыхание срывается в обещании. Ты врешь каждым честным словом.

Он замер, уперев руку в бедро, словно показывая, что его рубашка не была застегнута до пояса. Какое мне было дело до его идеального облика в мороке? Я видела его настоящего, странного и спутанного.

— А я говорил что-то, что заставило бы тебя думать иначе? — он сделал паузу. — Ненависть ко мне?

Я забыла, что мы еще играли в это.

— Пять.

Его лицо озарила хищная улыбка.

— Отлично. Готовность к путешествию?

Я помедлила. К какому путешествию? Его ухмылка вызывала тревогу.

— Четыре.

— Я предложил бы тебе плащ, у моря холодно, но у меня нет такого маленького. Придется тебе укрыться той мерзкой шкурой крысы, если нужно.

— Или ты можешь выпустить меня из клетки.

— Подумай. Я подкупил кого-то со Двора Сумерек, чтобы тебя вернули мне, но Равновесие Дворов все еще принимает за тебя ставки, и мне нужно продолжить ту игру. Ты знаешь, что Закон игр не позволяет прервать начатую игру. Я не буду идти против закона, как и против своей природы.

— Это не остановило Двор Сумерек или Двор Кубков, — едко сказала я.

— Нет, это была ставка Двора Кубков. Равновесие записал это. Ставка на кражу, прерывающую игру. Не очень высокая, но самая высокая на то время.

— Выше замка? — мой голос был потрясенным, а Скуврель схватил клетку, и я подвинулась, чтобы закрепить сухофрукты и миндаль.

— Зависит от замка.

— Желание рассказать мне, что ты делаешь, Скуврель?

— Один, — он ухмыльнулся, дразня. Его ярость пропала, сменилась насмешкой. Но я не забыла, как он поцеловал меня и бросил в клетку, а еще обиду и ярость в его глазах, когда он говорил о своем прошлом.

— Мы не отправляемся в путешествие. Ты делал все это не для того, чтобы насолить Дворам, хотя это твоя работа.

— Роль. Не работа. Я не работаю. Портить все для остальных — моя роль.

— Как в пьесе?

— Жизнь — один большой спектакль.

Он вышел за дверь, моя клетка раскачивалась в его руке. За дверью… ничего не было. Я видела только серое облачное небо.

Я не успела охнуть, его крылья раскрылись дымом вокруг нас. Он прыгнул.

Я видела дымопад, видела Спутанный лес и маленькие гнезда в ивах. Я видела замок из кедра, лагеря солдат. Я не видела такого.

Я высунула голову из клетки, игнорируя то, как сердце колотилось, пока мы неслись к потрепанному облаку. Мое внимание было приковано к месту, которое мы покинули.

Это была парящая статуя — выше любой горы из всех, какие я видела. Статуя огромного скелета в мантии, сжимающего меч обеими руками. Кончик меча был направлен к земле. Плечи статуи были тяжелыми, словно плащ с капюшоном скрывал жуткие обрубки крыльев. Мы вышли из глаза статуи. Корона криво висела на ее голове.

Я охнула, а мы попали в облако, и статуя пропала в тумане. Это было ужасно… но и впечатляло. Как Скуврель поднял туда все те книги? Или воду для моего купания?

— Нравится твоя роль?

— До этих семи дней я сказал бы пять, — его голос был удивительно серьезным.

— А теперь?

— Один.

Его «один» почти потерялось в густом покрывале тумана.

— Ты ударишься об землю. Я ничего не вижу.

— Все всегда скрыто. Нужно знать место, не глядя.

— Слушай, — я старалась рассуждать логично, насколько могла в мире, который был полон искаженных существ, статуй огромных скелетов и постоянных игр и обмана. — Ты говоришь, что хочешь, чтобы я была твоим союзником. Что хочешь, чтобы я помогла тебе одолеть мою сестру. Но я не пойму, чего ты от меня хочешь. Ты хочешь держать меня в клетке. Хочешь продать меня подороже. Как это поможет тебе достичь твоих целей?

Он притих, летел в тумане, словно не слушал.

— Хорошо, — сказала я. — Почему мне не намекнуть тебе? Моя сестра держит моего отца в плену. Ты сказал, что не отпустишь меня спасать его. Но она говорит, что его страдания важны для ее планов, и она держит его как золотое семя в своем кармане. Почему бы тебе не забрать его у нее? Если ты хочешь испортить ее планы, почему не забрать то, что ей нужно?

Он заговорил после паузы, хотя туман приглушал его голос. Весь пейзаж ощущался как сон.

— Это было бы восхитительной целью, если бы я знал, где она.

Мы выбрались из облаков, и мир внизу стало видно как маленькие зеленые острова в белом море.

— Ты слышал о месте пол названием Мост Логики?

Мы чуть опустились, и я сжала прутья.

— Скуврель? Ты ранен?

— Кто дал тебе это название? — осведомился он.

Я не видела его лица, он привязал клетку к поясу. Отлично. Будет так просто убедить его впустить меня в его планы, когда я не видела его лицо.

— Кто-то сунул в мою клетку бумагу, когда меня похитили. Там говорилось, что Леди Кубков будет встречаться с Лордом Шелка — кто бы это ни был — через два дня на Мосту Логики.

— Сколько дней назад это было?

— Один, может? Не знаю. Со мной не обходились хорошо. Меня топили в винных бочках, клетку накрывали тряпкой.

— Они, — он замер, его голос звучал сдавленно, когда он продолжил. — Они топили тебя в бочке с вином?

— Как иначе моя одежда пропиталась вином, по-твоему? Очень весело топить человека снова и снова.

— Мы можем отправиться к Мосту Логики. Ты рассуждаешь неплохо. Испортить цели твоей сестры — то, что подходит моим желаниям.

Мы повернулись на ветру.

— Мы собираемся туда? Куда мы собирались до того, как я сказала о том месте?

— Вредить, — его смех был искренним. Почти таким же легким, как было, когда он был в клетке. Странно, что он ощущал себя тогда свободнее, чем теперь. — Но это лучше.

Мы летели в тишине долгие минуты, и я сказала:

— Ты должен доверить мне свой план. Иначе какой из меня союзник, если я даже не знаю, почему ты работаешь со мной?

— Может, я желаю твоего неведения.

— Тогда привыкай к разочарованию. Я узнаю. Со временем.

— Может, я не доверяю тому, кто ненавидит меня.

— Тогда тебе нужно научиться вызывать любовь.

Он рассмеялся.

Мы летели по воздуху. Было не так светло, чтобы удалось читать, и я ела сухофрукты, пока Скуврель не заговорил:

— Твоя сестра хочет соединить тебя с собой как-то и так напасть на мир смертных и забрать его для своего двора.

— Да, — сухо сказала я. — Она упоминала это, пока угрожала всему, что я люблю.

— Я не хочу этого, — сказал он. — Но не спеши с выводами. Это не бескорыстие.

— Конечно.

— Это сломает игру, потому мне это не нравится. Это испортит мои планы. Это сделает мою конечную цель недосягаемой.

— И это…

— Я не буду этим делиться.

Я фыркнула.

— И что мне с этим делать?

— Я буду держать тебя подальше от ее рук, как смогу. Я буду врать. Обманывать. Резать свое тело на куски и продавать, чтобы оставить тебя у себя.

Я застыла.

Он звучал… безумно.

Хуже.

Он не собирался выпускать меня из клетки, раз такое чувствовал. Я не буду свободна, ведь только он мог меня выпустить.

— Мы можем запереть мир смертных тем ключом? Который ты у меня украл?

Он рассмеялся.

— Я думал об этом.

— Если я уйду в мир смертных с отцом, ты сможешь запереть его за нами, и амбициям моей сестры придет конец.

— И что? Ты бросишь детей?

Я не знала, как ответить.

— Знаю, что не бросишь, — сказал он. — Это не в твоей природе. И это не в природе Хуланны. Она найдет другой способ открыть дверь между мирами. А теперь тебе нужно умолкнуть. Мы почти у Моста. Там ты должна оставаться тихой. Я сделаю, что смогу, чтобы ты подобралась ближе к карману сестры, и ты должна забрать семя, пока я ее отвлекаю.

— Хорошо, — прошипела я. Мне было все равно, что он будет делать, если он даст мне шанс освободить отца.


















Глава двадцать пятая


Мы спустились с неба и полетели у бухты. Длинный мост пересекал ее, огромные статуи стояли по бокам. Они были в облике двух крылатых женщин, тянущих руки, поддерживая мост. Но их платья были изображены как лохмотья, а лица искажали крики ужаса.

Я поежилась от вида.

— Мост никуда не денется, — отметила я.

— Не говори.

— Это магия?

— Ты хочешь сделать это или нет? Если хочешь, молчи. У меня одно ухо, но у твоей сестры их все еще два.

Мост никуда не вел. Он просто пересекал бухту. По краям моста не было деревень. Не было портов или поселений, хотя в сером море, казалось, я заметила остров. Зачем такой Мост? Но и зачем было наполнять свою землю огромными жуткими статуями?

И почему я ожидала разумное поведение от фейри, которые не были такими?

Я вытащила лук из сумки, пристегнула колчан и сменила тетиву. Что бы ни было дальше, будут проблемы.

Скуврель обогнул бухту, солнце начало опускаться, подбиралось к горизонту, когда он добрался до ног огромной статуи. Туннель был вырезан в ее юбках, вел к Мосту. Он стал подниматься по мраморным ступеням. Я смотрела на все на уровне его пояса, клетка подпрыгивала, билась об его ноги, пока он шел. Я привыкла к тряске. Голова от этого все еще болела, но тошноты уже не было.

Где они нашли столько мрамора для этих статуй? Его добыли големы, вырезали тоже их каменные руки? Я подняла повязку, но статуи не изменились. Они просто подрагивали, словно были живыми, но застыли на месте, а не были из камня.

Я поежилась и опустила ее.

Фейри были на Мосту. Я узнала Верекса и Хуланну, с каждым было по три стража, явно от их дворов. Но Кавариэля, солдат и другой свиты не было. Странно.

— Валет, — прошипела сестра, когда мы подошли.

С шелестом стали ее свита вытащила оружие, как и Верекс и две женщины-орка.

— Леди, — сказал он, и я слышала в его голосе насмешку.

— Клетка снова у тебя, — отметила она.

— Вам нужна ставка выше, чтобы забрать ее снова, — Скуврель шагнул ближе. Я стояла на краю клетки, вытянув шею, чтобы видеть их лица. Мы не были достаточно близко, чтобы я попыталась полезть в карман сестры, но я видела отсюда только подбородки и носы. — И я предпочитаю ставки, которые не требуют такого труда.

— Ты ошибаешься, Валет. Я отпустила ее. Зачем она мне, если она не может выйти из клетки? — сладко спросила Хуланна.

— Так ты не хочешь ее? — голос Скувреля был опасным. Теперь я переживала. Моя ценность для него была в моей способности насолить сестре.

— Мы заняты, — сказала сестра, тряхнув юбками. — Иди со своими товарами в другое место.

— О, Леди Кубков, — дразнил Скуврель. — Краснеет для Лорда Шелка.

Она зашипела.

— Видишь? Даже валеты знают такое. Зачем объединяться с павшим двором? Он не может помочь, не с половиной Двора в шелковых мешках на Скалах Гнили. Они умрут ужасным образом, и никто о них не вспомнит, и Лорд Шелка оставил их там. Тебя так расстроила потеря маленького трофея, что ты захотела быть с ними? Я слышал, они кричат и кричат, пока не лишаются сил, медленно умирая в своих слезах и поту.

Она фыркнула.

— Она мне не нужна. И я думала, ты будешь зализывать раны. Ты наполовину лишен достоинства. Ни одна женщина-фейри тут не захочет мужчину с одним ухом.

— Я даже сейчас горюю, — отозвался он. — Но я могу предложить тебе кое-что лучше, чем клетка, которую не открыть.

— Тогда говори, или я тебя прогоню.

Он шагнул ближе, и я затаила дыхание, глядя на ее розовые юбки. Я потянулась, но она отпрянула на шаг. Я отодвинула руку в клетку как можно быстрее. Сердце колотилось. Я не хотела, чтобы меня поймали.

— О, не скромничайте, Леди, — сказал Скуврель. — Вы же позволите выразить немного симпатии моим предложением.

— Кавариэль, — стала возражать Хуланна.

— Просто пес, ждет, что и я буду таким.

Он пытался поцеловать ее? Конечно. Я должна была удивляться, что он не заманил ее в ловушку этим.

— Я тут не для поцелуев с одноухими, Валет.

— Тогда доверься мне, когда я говорю, что мои слова только для моих ушей.

Верекс фыркнул.

— Не веришь Сумеркам, Валет? Это первое логичное, что ты сказал на Мосту Логики.

— Ты знаешь, что делает Мост, Верекс, — сказал Скуврель. — Как он заставляет намерения застыть в тебе, искажает все до неожиданных путей. Потому ты встречаешься тут с Лордом Шелка. Почему не дать Леди повеселиться со мной? Может, удача Моста даст ей сделку, которую она не ожидала.

Верекс фыркнул, но голос Хуланны был ясным:

— Если есть предложение, озвучивай.

И в этот раз, когда Скуврель шагнул, чтобы шепнуть ей на ухо, она не попятилась, а я потянулась из клетки как можно дальше, нашла сразу ее карман и сунула внутрь руку.

Я не слышала их тихие слова надо мной, но голоса гудели. Если я не заберу семя быстрее, она закончит разговор.

Я ощутила что-то кончиками пальцев, но мои руки были слишком короткими.

Я сунула обе руки в карман, сжала ткань, будто тянула невод.

Я упущу шанс. Я…

Вот!

Семя было огромным. Размером с мою голову в этой клетке. Я отодвинула ткань кармана, чтобы семя выкатилось на шкуру крысы. Оно отскочило от моей сумки. Я, охнув, прыгнула к нему, споткнулась в спешке и упала на полу, но сжала семя. Куда его спрятать? Я убрала его под шкуру и села сверху. Я не осмелилась двигаться. Если оно выкатится за прутья, я потеряю отца навеки.

Пощечина зазвенела над моей головой, Хуланна ругалась.

— Это не шутка, Валет! Я должна содрать с тебя шкуру за такое предложение!

— Может, ты изменишь мнение, задев клинком мою кожу, — сказал он, но юбка отстранилась, ноги стучали по мосту, и я сглотнула. Чем он так ее разозлил?

— Уйди, грязь, или мы тебя зарежем, — прорычал Верекс. — Я не нападаю, потому что не хочу стать Валетом вместо тебя.

— Я не буду извиняться, — Скуврель пятился, пока говорил. — Но если передумаешь, ты знаешь, где я буду.

— Я серьезно, — Хуланна дрожала от ярости.

Скуврель повернулся, и я потеряла их из виду, он поспешил прочь с моста.

— Надеюсь, ты его украла, — шепнул он, проник между мраморными юбками кричащей статуи. — Потому что я не смогу вернуться, ведь начнется бой, а я не могу одолеть Верекса.

— Оно у меня, — сказала я, и в этот раз сердце колотилось от чего-то, что я не ощущала уже давно. От надежды.

Глава двадцать шестая


— Я не могу лететь ночью, — сказал он, двигаясь по лесу дико быстро, словно за ним гнались.

— Думаешь, они гонятся за нами? — спросила я.

— Было бы глупо, если бы они никого не послали за мной. Они были бы дураками, если бы не заподозрили что-то после этого безумия.

— Мне нужно посадить семя и вытащить отца.

Он взбирался по каменистому холму, шумно дыша. Я хоть раз слышала от него такой звук? Это было странно для Скувреля, который был всегда идеально собранным, даже когда продавал меня, даже когда был заточен со злым единорогом, даже когда сидел на куче фейри, которых убил. Почему я переживала за его безопасность?

— Он в состоянии идти? — спросил он. — Сомневаюсь. Если бы я его мучил, он был бы сейчас кровавой тряпкой.

Я уставилась на него. Я все забывала, каким ужасным был Скуврель. Лучшим его ходом было заставить меня доверять ему, несмотря ни на что. Его лучший морок заставлял меня думать, что он не был монстром, но его истинная натура часто проявлялась. Он замер, снял клетку с пояса и опустил на мшистый камень рядом с собой.

— Чтобы освободить твоего отца, — сказал он, тяжело дыша, — тебя нужно выпустить из клетки на время. Я не могу снять его с тех шипов. Но я не хочу выпускать тебя в портал. Только его. Значит, его лучше освободить там. У портала. И потом ты вернешься в клетку, и мы продолжим путь дальше.

— А если не вернусь? — мой голос дрожал. Это был идеальный шанс покинуть это ужасное место. Я ощущала стыд от этой мысли. Дети все еще были тут, в плену в этом злом мире.

— Тогда твой отец будет страдать вечно. И это только усилит мою репутацию Валета.

— Я не хочу этого, — признала я.

Он снова поймал меня. Каждый раз, когда я думала, что был шанс, он подавлял это! Он всегда был на шаг впереди меня, и я не знала, чего он хотел. Как можно было вести переговоры с кем-то, когда ты не знал, чего они хотели?

— Тогда договорились. Мы освободим твоего отца у портала. Постарайся убрать то семя в свою сумку. Сложно слышать тебя, когда ты сидишь в центре клетки. Я хочу тебя у прутьев.

— А для меня так важно, что ты хочешь, — буркнула я, но убрала семя из-под шкуры крысы и спрятала в сумку.

Пришлось вытащить старую одежду, чтобы оно уместилось. Вещи высохли, но были мятыми и пахли плесенью. Я вздохнула, выбросила их за прутья на мох внизу. Я застряла в одежде из перьев, которая сочеталась со Скуврелем, словно мы были парой. Но он был красивым фейри с черными волосами, острыми ушами и жестокой улыбкой, а я — смертной с сомнительной красотой, ворчливым поведением и уязвимым здоровьем. Мы не подходили друг другу.

Он шел по лесу в ночи, пока мы не добрались до широкой поляны под цветущей сливой. Бело-розовые цветы сияли для моего второго зрения, слетали с дерева и лежали горами у стволов простых деревьев. Скуврель остановился неподалеку и стал издавать звериный звук — что-то похожее на вопль лани, но немного иное.

Мы прождали почти полчаса, он звал и слушал. Слушал и звал. Мне порой казалось, что что-то отвечало — кряхтело, хрустело прутьями. Но зачем он звал добычу? На охоту не было времени.

Из деревьев вышел прекрасный олень, и я едва успела вдохнуть. Он был меньше, чем олень Истины. Тот был великаном, а этот — размера настоящего оленя. Его рога были не как у оленей дома, эти тянулись вперед, на концах были небольшие весла. Паутина запуталась между ними, и цветок сливы прилип к ней.

Скуврель позвал снова, поднял ладони, когда олень шагнул ближе. Его спина была белой, в голубых пятнах, как пенка молока. Я затаила дыхание, пока он подходил. Я еще не была так близко к живому оленю такого размера. Он мог повернуться и растоптать нас за миг. Олень выпустил поток жаркого воздуха в ночь, и он стал белым облаком вокруг оленя моментально. А потом зверь сделал еще шаг вперед, Скуврель протянул ладонь к его морде.

Я думала, что он испугается.

Я не ожидала, что он опустится и даст Скуврелю забраться на него.

Дыхание застряло в горле, мои глаза расширились от вида. В этот раз я не подняла повязку. Я не хотела видеть, каким олень был на самом деле. Я просто хотела насладиться красотой момента.

Скуврель высоко поднял мою клетку, забравшись на спину оленя, и я впервые в жизни оказалась верхом на олене. Его рога мешали видеть, он вскочил на четыре ноги и устремился в лес, легко перешагивал бревна и кусты. Было сложно не ощущать трепет. Я видела тысячу оленей и ланей в лесу дома. Я видела, как они ходили одни или стадом. Я смотрела, как они ели и пили. Смотрела, как они гонялись друг за другом, бились, топали и вскидывали рога, готовясь нападать.

Я никогда не каталась на таком. Не ожидала, что смогу на нем проехаться.

Было сложно не радоваться.

Мы долго ехали в тишине, ночь тянулась. Я искала следы в лесу — признаки того, что звери ходили или ели. В странном лесу фейри было много жизни. Некоторые следы я узнавала, другие были чужими. Все это было не из моего мира.

Ночь была холодной, и я укуталась в шкуру крысы, чтобы согреться. Я старалась не думать о том, откуда была шкура. Было тепло, и я только этого хотела.

Мы собирались вернуть отца домой. От этого я ощущала радость, ведь он будет свободен, но и печаль, ведь я знала, что не смогу быть с ним, если собиралась сделать все, что нужно было.

— Скуврель, — попыталась сказать я, но он зашипел на меня.

— Нужно быть тихими, — прошептал он едва слышно.

И я притихла. Я смотрела на магию Фейвальда, ощущая запахи фруктов на ветру, дикость звуков вокруг нас в спутанных деревьях, любуясь прекрасным оленем. И какое-то время я мечтала о том, как было бы тут, если бы все это было правдой, а не спутанной мешаниной силы и жестокости.

Когда солнце начало подниматься, я устала.

Как и Скуврель. Он спрыгнул со спины оленя без предупреждения, и он остановился, огляделся и начал ломать прутики на ближайшем деревце.

Скуврель прошел глубже в лес до места, где росла большая ель, ее ветки сгибались так низко, что они стали палаткой, тянулись к земле. Он скользнул под ветки в пространство с хвоей, опустил клетку на землю и сжался вокруг нее — но не так близко, чтобы задевать железо, хотя все равно казалось, что он охранял ее.

— Миндаль? — я предложила ему, когда он устроился, подняв один из орехов, которые он бросил мне.

Я слышала только храп. Он уснул, как только его красивая голова опустилась на хвою.

Вздохнув, я стала грызть миндаль, а потом села, дрожа, на шкуру крысы. Я все еще пыталась решить, как согреться, когда я уснула.







Глава двадцать седьмая


Когда нам с Хуланной было десять, отец сделал нам доски из камня и научил нас играть. Я быстро уставала от игры, а Хуланна была в восторге, просила всех сыграть с ней снова и снова.

Она знала, куда именно ставить камешки, чтобы испортить любую мою стратегию. И, чем больше она побеждала, тем больше восхищалась игрой.

Одной ночью, когда я готовилась охотиться на гулей с отцом, Хуланна сказала:

— Думаешь, что ты сильна, потому что можешь отогнать этих духов-пожирателей, Элли. Но ты не понимаешь, что сильны те, кто заставляют других биться за них, а не те, кто борется.

Это было глупо, потому что Хуланна не нуждалась в том, чтобы за нее сражались. Мы всегда заботились о ней.








































Глава двадцать восьмая


Я проснулась от шепота Скувреля.

— Ты проснулась, кошмарик?

Я зевнула.

— Как долго я спала?

— Час. Может, больше.

— Ннгх, — часа было мало.

Он рассмеялся, и я протерла глаза. Было сложно видеть его в тусклом свете. Я едва могла различить профиль его лица, где его немного озарял лунный свет сквозь ветки дерева.

— Я хочу помириться с тобой, — прошептал он. Соблазнял шепотом. И идеей.

— Ты? Зачем? — мир точно не приходил в голову при мысли о Скувреле.

Он зарычал.

— Разве мало того, что я предлагаю мир? Я еще никому этого не предлагал.

— Это предложение? — с опаской спросила я.

— Мы можем обсудить сделку, если этому ты доверяешь больше.

— Что именно ты хочешь?

Он рассмеялся, низко и опасно.

— Ты учишься, да? Наш мир запутывает и тебя. Ты привыкла предлагать все, не спрашивая ничего взамен, но теперь ты заключаешь сделки. Еще дни назад ты спокойно приняла бы перемирие, но не теперь. Теперь ты хочешь знать условия.

— И что? — я фыркнула, села и поправила косу. — Это просто означает, что я умная. Я учусь.

— Да, — в его голосе было сожаление. Тьма приобрела новое качество, бархатная и густая, но не такая мрачная, как до этого. — Вот мои условия: я уже обещал тебе дружбу на всю жизнь в нашей сделке в твоем мире. Обещание немного потрепалось, особенно вчера ночью, когда ты сорвалась на мне.

— Это не условие, — парировала я. Вдали небо из черного становилось лиловым. — И я не сорвалась. Ты заслужил мою злость.

Он издал раздраженный звук горлом.

— Я почти дошел до условий. Но тебе не хватает терпения ждать!

Я ждала. Небо стало сиреневым.

— Я хочу твою дружбу на всю жизнь. Я прошу лишь то, что уже дал тебе, — сказал он.

— А взамен? — я напряглась. Что он предложит?

— Взамен я помирюсь с тобой и не буду мешать тебе в том, как ты освободишь отца.

Я сглотнула. Это было справедливо. Он уже сказал, что приведет меня к порталу, чтобы отпустить моего отца, но тогда не было настоящей сделки. Теперь она была.

— Согласна, — прошептала я. — Я клянусь быть твоим другом на всю жизнь.

— Я клянусь дать тебе освободить отца, — сказал он. Скуврель сделал паузу, свет стал тускло-белым, и красивые глаза смотрели на меня. Он снова заговорил. — Хорошо, что теперь мы помирились, Кошмарик. Я не могу терпеть твой гнев.

Я сглотнула. Он выглядел так, словно не врал.

Что я должна была думать? Он играл с моим слабым смертным разумом… или он был моим другом на самом деле?

— Поспи, Скуврель, — я скрывала эмоции в голосе.

Он лег и закрыл глаза, а я стала напевать. Я ведь собиралась быть его другом, могла начать делать это. Я напевала свою любимую колыбельную, пока мои веки не отяжелели. Я прислонилась к сумке с ценным семенем и снова уснула.

Я проснулась в свете полуденного солнца, Скуврель стоял наполовину обнаженным, осматривал рану на боку.

— Почти зажила, — сказал он с улыбкой.

Я без слов убрала бинты с ладони, она почти полностью зажила.

— Это невозможно, — выдохнула я.

— Фейвальд работает не так, как твой мир, — он пожал плечами. — Готова полететь?

— Это место исцеляет людей?

Он пожал плечами.

— Не совсем. Просто время тут течет иначе. Но ты это знала.

Я поежилась.

Он надел белую кружевную рубашку и камзол из перьев ворона, даже не стал их зашнуровывать, хотя снаружи могло быть холодно. Он взял мою клетку и вышел из-под дерева. Я все еще удивлялась каждый раз, когда его крылья раскрывались. Они выглядели как дым. Они не должны были выдерживать даже птичку.

Но мы поднялись в воздух и полетели над деревьями.

— Нам нужно миновать горы, и мы будем свободны, — он звучал почти бодро, поднимаясь в небе.

— Магия может закончиться? — спросила я. — Твои крылья растают, и мы упадем?

— Не сегодня! — он поднял клетку, чтобы я видела его счастливую улыбку. Он не выглядел так, словно поспал пару часов на земле и хвое под деревом.

Но я выглядела. Я поспешила расплести косу, расчесала волосы пальцами и заплела снова. Я сделала глоток из фляги, ополоснула рот и плеснула немного на лицо.

— Давай освободим твоего отца, Кошмарик. А потом мы с тобой отправимся пугать врагов и подавлять их дух!

— Я должна петь тебе перед сном каждую ночь, если это моя награда, — сухо сказала я.

— Да, Кошмарик, — он подмигнул. — Может, я заключу с тобой такую сделку в следующий раз. Это достойная награда.

— Ты не можешь этого позволить, — сказала я, но без яда в словах. Его радость этим утром была заразительной, и я невольно надеялась, что все получится.

Мы освободим моего отца, а потом… кто знал? Может, убедим Хуланну не быть жутким злом. Может, я смогу даже освободить тех детей. Может, мы совершим невозможное вместе и выживем. Может, мы сможем быть друзьями.

Все казалось возможным сегодня. Я ощущала, как биение сердца и дыхание успокоились, и мне стало лучше, пока мы летели между гор и мимо красивых водопадов и острых скал.

Не все в Фейвальде было ужасным. В местах, где никто не жил, было довольно красиво. Я так привыкла ко второму зрению, что почти ничего не знала. Я могла оставаться тут достаточно долго, чтобы исправить ошибки. Может, мне понравится общество Скувреля, если он останется в таком хорошем настроении.

Мы остановились у одного из водопадов, чтобы Скуврель попил, а я пополнила свой наперсток и помыла другой. Мы поели сухофрукты и орехи, и кровь заката уже была на горизонте, когда мы снова поднялись в небо. Смех Скувреля был ясным, как хрусталь, и его глаза сверкали в последних лучах солнца.

— Правда или Ложь? — спросил он.

— Мы снова играем в эту старую игру?

— Мы и не прекращали. Правда или Ложь? Мы можем быть друзьями.

— Правда, — сказала я. И я так думала.

От этого было тепло внутри, словно я могла нести в груди личный огонек.

Он все еще улыбался, пока летел к дымопаду под нами. Все еще улыбался, когда мы опустились на мох у кольца камней, где мы впервые вошли в мир. Все еще улыбался, когда я вытащила семя из сумки и бросила на землю.

Но когда дерево поднялось, и к нему все еще был прикован мой отец, никто из нас уже не улыбался.



Глава двадцать девятая


— Дураки! — Кавариэль выскочил из ствола еще растущего дерева. Его глаза радостно сияли, ведь он удивил нас, а потом потемнели от злобы.

Я охнула, потянулась к луку… будто он мог помочь мне в этот миг. Я вытащила его, пристегнула колчан. Я вытащила стрелу и вложила ее, готовая стрелять.

Кавариэль вытащил меч, сверкающий клинок с золотой гардой и рубинами. Он поднял его, сжимая расслаблено, но это беспокоило меня. Только великий мечник был бы так расслаблен, да?

Скуврель вытащил иглу из ножен рапиры. Он так и не поменял ее? Он взмахнул ею, рассекая воздух, будто он вытаскивал меч для спектакля, а не боя. Я бы фыркнула с презрением, но я видела, как он этим убил двоих фейри.

— Что такое, Кубки? — спросил он, приподняв с вопросом бровь.

Я услышала, как отец застонал, и что-то во мне похолодело. Кавариэль был тут, чтобы помешать его освободить. Я не могла этого допустить.

— Умная ловушка для умной добычи, — сказал Кавариэль. Он перебросил меч в другую руку, закружил его. Он был серьезен? Фейри думали, что такие слова грозным тоном и трюки напоказ могли вести к той части, где пронзал кого-то мечом.

— Я могу превзойти тебя, еще и так быстро, что смогу выпить чаю с дамой, — холодно сказал Скуврель, рассекая воздух иглой, словно проверяя равновесие. Я старалась не прыгать на носочках. Я не могла выйти из клетки, пока Скуврель не выпустит меня.

Но слова и драматическое поведение, похоже, были их оружием.

— Не думай, что я пришел только с мечом в моей руке, Валет. Я привел Равновесие, — сказал Кавариэль.

Над нами раздался треск, а потом двуликий и двукрылый Равновесие вышел из коры дерева и опустился, свиток и ручка были в руках. Скуврель застыл, я смотрела на его лицо, а он глядел то на одного прибывшего, то на другого.

— Лучше бы ты взял Убийцу рода, — сказал он, но звучал потрясенно.

— Остались лишь мгновения для ставок. Ты же сказал семь дней? — сказал Кавариэль. — И моя дорогая жена сделала ставку Равновесию.

— Выше моей ставки быть не может, — сказал Скуврель.

Кавариэль ухмыльнулся.

— Да? Эта смертная в клетке так важна для тебя? Тебе стоит поменять приоритеты. Кубки не хотят спорить с тобой, не сейчас. Ты можешь вернуться к своей роли во Дворах. У нас свои дела, свои сражения и свое отмщение.

Мой отец застонал за ними, и сердце сжалось. Это не могло происходить. Моя сестра украла меня. Как она могла сделать ставку и понять, что я украла у нее семя? Она была на два шага впереди меня. Снова.

Скуврель напрягся, конец его меча покачивался, словно он вот-вот мог вонзить его в Кавариэля.

— Я долго терпел тебя и твой двор, Лорд Кубков, — сказал он низким тоном. — Не думай, что я не помню, как ты поймал меня и думал покончить со мной в мире смертных, как с разведчиком для тебя и твоей леди. Ты не был моим другом, как и не был другом моего бывшего Двора. Между тобой и мной не будет мира, пока кровь течет в моих венах.

Он застыл, когда Равновесие шагнул вперед, подняв руку, чтобы его успокоить, еще сжимая в ней ручку.

— Тише, Валет, дело еще не решено. Пролитая кровь не изменит ставки. Леди Кубков дала шесть месяц жизни своего мужа на службе Равновесию в обмен на пленницу, — он виновато посмотрел на Скувреля. — Ты не уточнял, кто будет платить, Валет, только то, что самая высокая ставка победит. Тебя превзошли. Прими это с достоинством или иди против Закона игр.

Я не видела лица Скувреля. Я хотела увидеть его. Чем он думал? Он не продумал это? У него были планы для всего.

— Она просто поставила чью-то службу? — сказала я, голос становился выше от волнения. — Она так может? А если я поставлю службу своего мужа год? Это значит, я могу купить свою свободу?

— Ты делаешь эту ставку? — спросил Равновесие, приподняв бровь, готовый записывать. — У тебя осталось время, если хочешь.

— У тебя нет мужа, — возразил Кавариэль, когда Скуврель сказал:

— Нет.

Я рассмеялась с сарказмом.

— Да. Я ставлю службу своего мужа Равновесию на год. Вот. Это покупает мою свободу? У вас глупые игры.

Клетка дрожала, словно дрожала ладонь Скувреля. Это было землетрясение? Я сжала прутья. Но Равновесие и Кавариэль не двигались.

— Никаких ставок, Валет Дворов? — спросил холодно Равновесие.

Скуврель поднял клетку, чтобы я видела его лицо. Я застыла от ярости и отчаяния на его лице.

— Я планировал отдать жизнь за тебя, — прошептал он. Клетка дрожала от его гнева. — Откуда я мог знать, что ты предложишь это первой?

— Но… — мои слова оборвались, я смотрела на зрителей — Равновесие выглядел нахально, на лице Кавариэля был шок. Мой голос стал едва громче писка. — Но я не замужем. У меня нет мужа.

Равновесие рассмеялся.

— Никто не сказал тебе, смертная, что фейри не делают предложения брака. Мы заманиваем обманом. Ты не знаешь, что замужем. Ставки закрыты. Победила ставка смертной. Все присутствующие связаны моим решением с угрозой боли Смерти от Шелка.

Кавариэль начал говорить, но его слова тут же прервались. Его ладонь была приподнята. Он и Равновесие застыли, как и ветер, деревья и все.

Скуврель полез в карман. Его лицо было мрачным, когда он вытащил золотой ключ и сунул его мне, опустил клетку на землю, чтобы я видела только его черные сапоги из перьев.

— Вот. Это ты купила. У тебя есть только минуты, чтобы забрать отца и убежать. Я могу дать тебе только это время. Скорее.

Я схватила сумку, поднесла ключ к замку, велела ему открыться. Дверца открылась, и я вышла, схватила клетку и прицепила к поясу, ключ пошел в карман.

Я побежала к отцу. Он кашлял кровью, голова покачнулась на груди. Я изо всех сил схватила железный гвоздь в его правом плече, уперлась ногой в дерево и потянула обеими руками. Гвоздь не поддавался.

— Дай, — Скуврель оттолкнул меня.

— Ты обожжешься!

Он зарычал невнятно, схватил гвоздь и вырвал его из дерева. Он бросил его, будто гвоздь был раскаленным. Его ладони были красными, обожженными железом.

— Нет! — возмутилась я, но он уже сжал другой гвоздь. Я схватила свободную руку отца, закинула на свои плечи.

Скуврель выдернул второй гвоздь, ругаясь. Гвоздь упал на мох у наших ног, и фейри бросился к другому плечу моего отца, пока я пригибалась под весом.

Он посмотрел поверх опущенной головы моего отца на меня, ярость и потеря смешались на его лице.

— У меня был план. Хороший план, и ты испортила его, — заявил он.

— Ты женил меня на себе, не сказав! — в ужасе парировала я.

Он улыбался сквозь ярость.

— Лучшее мое решение.

Мы пошли вместе к кругу камней, и я ощутила движение в воздухе вокруг меня.

— Моя магия угасает. Вот, — он сорвал волос со своей головы и протянул мне. — Для ключа.

Я взяла волосок из его обожженных пальцев — они выглядели плохо — порылась в кармане, вытащила ключ и обмотала его волоском. Почему все стало размытым? Я же не плакала?

Я посмотрела на него в ужасе.

Я… переживала за Скувреля? Его злая улыбка стала шире, и мой рот раскрылся. Я переживала из-за его года службы. Я переживала, ведь испортила его планы. Когда это началось?

Он склонился поверх моего отца, воспользовался моим приоткрытым ртом и поцеловал меня. Для такого злобного существа поцелуй был удивительно сладким.

— Я уважаю твою способность попадать в ловушки как оглушенный заяц, — он подмигнул.

Я сжала его ладонь и поднесла к своим губам, чтобы поцеловать ожог.

Выражение его лица было бесценным. Я еще не видела его таким потрясенным.

— Я уважаю твою способность давать так щедро, даже когда ты делаешь вид, что тебе все равно.

Он с сожалением улыбнулся.

А потом он толкнул меня в портал.

Я охнула. Я закричала бы, но могла только сжимать отца, пока Фейвальд стал крохой, а потом пропал с хлопком.

Он исчез.

И я хотела вернуть его.




























Глава тридцатая


Я выкатилась на землю своей родины, сжимая отца, истекающего кровью, сердце болело так, что я не могла понять. Мы упали вместе в высокую траву, запах долины окутал меня, как давнее воспоминание. Горячие слезы лились по моим щекам. Я сжала отца.

— Пап? — прошептала я. — Ты меня слышишь?

Неподалеку раздался удивленный вопль, и я подняла голову. О, да. Тут видеть было сложно. Люди были неподалеку, а еще следы зайцев и других зверей. Но все было темным и призрачным, пока я смотрела вторым зрением. Я вернулась в мир смертных. Это должно было обрадовать меня. Но вместо этого я ощущала только пустоту.

Я подняла повязку, и мир стал четким.

Передо мной конь встал на дыбы. За ним около дюжины других лошадей топали по земле, испуганные моим внезапным появлением.

— Элли Хантер? — я узнала бы этот голос всюду. — Это ты?

Я поднялась на ноги, не смогла поднять отца с собой.

Хельдра бросилась вперед… но это была не Хельдра, да? Она была красивой, как я помнила. Но ее длинные волосы были собраны в пучок, и ее фигура стала полнее, и лицо стало взрослее. Появились морщины. Она стала больше похожа на свою мать.

Она стала старше. И ребенок сжимал ее юбки, был похож на нее. Девочка двух лет.

Время тут текло иначе.

Конечно.

Холод хлынул на меня, как ледяная вода из ведра, которую перевернули над моей головой.

Я посмотрела на мужчину на лошади. Он держал в одной руке мандолину, а в другой был меч. Олэн выглядел на десять лет старше, чем в нашу последнюю встречу. Он высоко и гордо сидел на лошади, уже не горбился. И он был в ливрее. За ним дюжина всадников тоже были в ливреях.

Я охнула.

Я посмотрела на его лицо — полнее, как у Хельдры. Он прожил больше. Возмужал. Я посмотрела на нее, потом обратно. И ощутила боль в сердце как кинжал.

Мальчик. Ребенок, которого я видела.

Я не сомневалась, что ребенок был Олэна.

— У тебя есть сын, — сказала я, не подумав.

— Где он? — Хельдра была в панике. — Мы потеряли Петира всего два дня назад! Мы не знаем, где он! Ты видела его на той проклятой земле?

— Да, — выдохнула я.

Лицо Олэна сморщилось, он попытался направить лошадь в круг, но конь промчался до травы на другой стороне. Его ругательства звенели над долиной.

Хельдра подавляла эмоции на лице. Я хотела обнять ее.

У меня был ключ к порталу. Я повернулась, подняла его, но ничего не произошло. Я уже использовала волосок Скувреля на нем. И это не сработало бы без магии.

Я онемела, склонилась над отцом, повернула его, чтобы вытереть его лицо краем рубашки.

— Вода, — выдавил он, и я вытащила флягу из сумки, осторожно налила немного между его потрескавшихся губ в крови.

Мои слезы текли быстро, были горячими. Слезы за отца и его раны. За Олэна, Хельдру и их потерянного сына Петира. За странную утрату, которую я ощущала от мысли, что Скуврель толкнул меня в портал. Я вытерла их неловко ладонью.

— Вы можете помочь? — мой голос был сдавленным. — Моему отцу нужна помощь. Вы можете нам помочь?

Я пыталась скормить боль внутреннему огню. Но было нечего питать. Огонь погас.

Моя сестра была намного умнее меня. Даже победив ее, я проиграла.

Следующие часы прошли размыто. Мой шок от перемен в деревне отражался в шоке всех жителей, которые видели меня — девушку, пропавшую на десять лет, но не изменившуюся ни капли.

Они сделали Скандтон заставой, так решила королева Анабета. Олэн был тут ее Рыцарем, другие мужчины в деревне служили как его армия. Было сложно увидеть в этом крепком боевом Олэне мальчика, которого я знала. Даже когда он опустил тяжелую ладонь на мое плечо и пообещал, что мы отомстим фейри.

Было сложно видеть деревню — она стала в три раза больше, и теперь тут была конюшня и два постоялых двора.

Было даже сложнее, когда они привели меня к моей маме — она жила с родителями Олэна в их домике. Отец Олэна сидел в кресле-качалке, не поднял голову, даже когда мы подошли. Он постоянно насвистывал печальную мелодию.

— Мы не можем остановить его. Он напевает даже во сне, — печально сказал Олэн. — так было десять лет с тех пор, как мы нашли его у портала. Я пошел туда искать тебя.

Всего неделя для меня. Десять лет для него.

Мама охнула, когда мы прошли в дверь, ее колени подкосились, а седина в ее волосах и морщины вокруг глаз были ножами в моем сердце. Но ее объятия лечили душу.

— Элли. О, моя Элли! — сказала она, всхлипывая.

Даже это было ничем, по сравнению с душераздирающей надеждой на ее лице, когда мы внесли отца на носилках. Она занялась им теперь, зашивала и перевязывала его раны, нежно мыла его тело, как делала женщина с мертвым.

И я сидела перед камином с матерью Олэна. И я открыла книгу, которую написали предки.

— У вас есть чернила? — спросила я у нее. — И ручка?

И когда она принесла их, я стала писать. Не намеки и пророчества в стихах. Я писала четко все, что помнила. Я записала все от начала до конца.

Завтра, может, ничто не сможет поведать эту историю и подготовить мой народ к следующему разу, если он будет. Завтра, может, никто не сможет предупредить о том, как обманом заманивают в брак, о хитрости и сделках. Может, никто не сможет сообщить о грядущем Пире Воронов.

Потому что завтра я вернусь к кругу. Я собиралась танцевать там, вызвать фейри. И в этот раз я буду готова.