КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468900 томов
Объем библиотеки - 684 Гб.
Всего авторов - 219114
Пользователей - 101722

Впечатления

Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать регилин?

Мир Шиноби. Книга 2 (fb2)

- Мир Шиноби. Книга 2 [СИ] (а.с. Мир Шиноби -2) 623 Кб, 168с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Отшельник Извращённый (Извращённый Отшельник)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Мир Шиноби. Книга вторая

Глава 1

Затяжной дождь, ударяясь каплями о черепичную пологую крышу, холодными струйками стекал вниз, собираясь в небольшие прозрачные лужи. Одинокий мужчина с густой проседью волос сидел под деревянным навесом своего дома, прислонившись к толстой балке и смотря на чернеющий небосвод. Он вспоминал былые годы. Сколько было сделано ради деревни скрытого Листа. Лучшие его годы были отданы служению Конохе.

В ночном холодном небе мигнула яркая ослепительная вспышка, на секунду освещая дорогу для очередного раската небесного грома.

«Всё ли я сделал правильно? Достаточно ли я приложил усилий? Сколько же ошибок я совершил за годы правления… Тобирама-сенсей говорил, что быть Хокаге — это бремя, это боль, это выбор. Выбор между смертью одного и жизнями многих. Каждое моё решение ломало чью-то судьбу, но спасало сотни. Поначалу я не мог это принять, это было немыслимо, ужасно. Неужели в этом заключается обратная сторона роли Хокаге?! Лица умерших являлись ко мне в ночных кошмарах. Я выпивал, пытаясь забыться. Я плакал мужскими слезами бессилия. Каждый раз передо мной появлялась чаша с весами. На одной стороне жизнь нескольких, на другой — сотен. Я выбирал. Всегда выбирал исход, при котором жертв будет меньше. В какой же момент я перестал сожалеть? Когда перестал терзаться из-за сделанного мной выбора? Не помню. С годами, исполняя обязанности Хокаге, мои чувства притупились. Я привык к «меньшим» жертвам. Не особо заботясь чужими судьбами. Ведь всё — ради Конохи. Стать Хокаге… хех… мечта многих наивных мальчишек. Знали бы они что это — самое ужасное, что может произойти с ними.» — Хирузен с печальной натянутой улыбкой забил свежим табаком, доставленным из Кусы, чёрную отполированную трубку. Аккуратно поджёг спичкой верхушку копны высушенных перемолотых листьев и сделал глубокую затяжку. Чувство расслабления медленно прошлось по всему жилистому телу. Дым тлеющего табака медленно поднимался вверх, ненавязчиво раздражая цепкие, чёрствые глаза. Один из этих уставших мужских глаз был прикрыт беспросветной повязкой серого цвета — пересаженный шаринган всё время активен, приходиться закрывать его, чтобы красный глаз Учих бессмысленно не подъедал чакру.

Прищуренный взгляд Хирузена скользнул по своей левой руке, недавно собранной из плоти Первого Хокаге. Хваткие пальцы цвета молочной древесины, непроизвольно сжались в крепкий кулак… — «Чёртов мальчишка. — вспомнил Третий недавнюю встречу. — Такая жестокость была в его горящих глазах. Я думал, что, вот, пришёл мой час. Час расплаты за каждый сделанный выбор в роли Третьего Хокаге. Я даже решил отдать этому юнцу свою жизнь, чтобы он успокоил свои яростные чувства мести и не вредил деревни после моего убийства. Но нет. Это исчадие потешалось надо мной, получая удовольствие. Этот молодой дурак решил позабавиться. Что ж, Какаши. Я сделал тебя таким ничтожным мусором, таким отмороженным выблядком. Я тебя и остановлю». — Хирузен нервно затянулся, получая очередную горькую порцию никотина, и сплюнул в лужу тягучую слюну. Мужчина посмотрел на льющийся с небес дождь.

После нескольких глубоких затяжек курительной смеси, Хирузен, наконец, расслабился и продолжил наслаждаться падающей завесой холодного ливня. Крупные дождевые капли ударялись о крыши соседних домов и промокшую землю, издавая успокаивающий монотонный шум. Вдали властно громыхало ночное грозовое небо. Третий протяжно зевнул, прикрывая уставший, сонный глаз.

Кунай, усиленный чакрой ветра, летел сквозь прозрачные падающие капли дождя, совсем на немного смещаясь от заданной траектории…

Металлический стержень вышел из слепой зоны, пронзив не мясистое плечо, как было задумано, а немного ниже, влетев в локтевой сустав Хирузена. Правая рука Сарутоби одёрнулась от внезапного импульса, трубка с тлеющим табаком вылетела из костлявых пальцев прямиком в прозрачную лужу. Глаз мужчины мгоновенно, поддавшись рефлексам, сместился на торчащую чёрную рукоять куная. Миг и колющая боль пронзила его конечность…

— Бляяяядь! — злобно выругнулся Сарутоби и сплюнул вместе со слюной позыв напирающей ярости.

В эту же секунду десятки кунаев и сюрикенов заполонили всё пространство, прогрызая воздух наперерез падающим с небес каплям дождя.

Хирузен уверенно поднялся, выхватил два куная, приподнял серую повязку, открывая активированный шаринган. Три томое чётко просматривались в красном зрачке.

— Значит ты пришёл, юнец. — сухим сосредоточенным голосом сказал он в темноту.

Третий технично отбивал летящие, заряженные чакрой снаряды. Его правая рука начала неметь от нагрузки — последствия попадания куная в его локтевой сустав, видимо острая железяка перебила часть нервов, перекрыв доступ к импульсам передаваемым костным мозгом. — "Что за убойная сила?! Будь я не я, эти кунаи уже прошили бы какого-нибудь бедолагу!". Шаринган выверенными до абсолютной точности, механическими движениями с тремя чёрными запятыми, обрабатывал летящие смертельные объекты, безошибочно предсказывая их траекторию. Третий скупыми, но мощными движениями отклонял пущенные снаряды и уходил с предполагаемых линий атак.

— И это всё?! Выходи, трус! — прокричал заведённый Хирузен, когда дождь из летящих железяк прервался. Он бесстрашно кинулся на отряд телесных клонов.

— Анбу! Атакуем! — моментально подоспели охранники Сарутоби и капитан дал сигнал к атаке.

Спустя несколько минут группу из тридцати клонов обезвредили. Двое из Анбу по неосторожности погибли от подрыва ледяных осколков.

— Сука! Опять этот ледяной клан! — сквозь зубы прокричал капитан отряда, изливая в дождливое небо всю свою ненависть и горечь за смерть товарищей.

— Да. — протянул спокойный Хирузен. — Надо созывать совет.


***


Следующая атака произошла через два часа и снова целенаправленно на Хирузена. Джирайя рвал и метал. Ещё один агент Анбу погиб.

В Конохе уже была глубокая ночь, как очередная группа телесных клонов выдвигалась к Конохе.

Прямиком к дому Сарутоби.


***


Каменное жилище. Внутри тихий треск горящих дров… Языки пламени лениво освещают просторное, серое помещение. По крыше монотонно барабанят капли проливного дождя.

Какаши расслаблено сидел возле обогреваемого камина, пытаясь усовершенствовать боевой лук.

— Мда, чего-то не хватает, — почесал он свои отросшие волосы. — Как думаешь, Снежок?

— Хм… — снеговичок крепко задумался, прикусывая древесную ветку словно большой палец человеческой руки. — Что если увеличить чакро-проводящий металл на верхнем и нижнем плечах?

— Мм… я тоже думал об этом, — кивнул Какаши. — Но тогда при стрельбе давление на древко увеличится, основание не выдержит и треснет.

— Хм… — снежное существо минуту буравило своими пуговками боевой лук. — Хозяин, я не знаю. — расстроился Снежок и понурил шарообразную голову.

— Ладно, не переживай. — ответил Какаши. — Что-нибудь придумаю. Хочу в следующий раз сделать для Хирузена сюрприз. — шиноби с улыбкой на глазах рассматривал новое творение, которое он практически скопировал у эльфов из другого мира. Слишком мощным вышел боевой лук. — Хм, и как же тебя сбалансировать…


***


После боя с Кракеном, Какаши вернулся к границам деревни скрытого Листа. Он со Снежком расположились в глубинах Леса Смерти. Здесь никого не было кроме диких животных. Кругом высокие деревья, кроны которых закрывали тусклые зимние лучи солнца, из-за этого было немного темно и сыро.

Как и задумывалось — «дурацкий» план вступил в стадию проработки. Какаши создал три сотни телесных клонов, что были при прошлом нападении на Хирузена. После боя насмерть с тем морским существом, его регенерация достигла семидесяти пяти процентов. Хатаке задумался, а что это ему даёт? Рука ещё так и не отросла. Хотя он уже и привык «кастовать» ледяной протез. Жаль, только что на его поддержку уходила часть его концентрации и сил. В-общем, он решил попробовать создавать укреплённых телесных клонов, пробуя вложить в них сгусток регенерации, и посмотреть к какому результату приведёт это небольшое новшество.

Какаши выложил из 4-го слота весь купленный и одолженный чакро-проводящий металл из страны Железа. Отряд клонов вместе с юношей принялись за переплавку лома на метательные ножи, кунаи и сюрикены. Из огненного "цеха" выходили изделия, способные впитывать чакру. Теперь кунаи и сюрикены станут в разы быстрее, а их убойная сила увеличится в несколько раз. Настоящий дисбаланс по сравнению со стандартным оружием шиноби. Из минусов — стоимость данного металла. Для контактного боя они оставили часть самурайских клинков и наборы лёгких пластинчатых доспехов, которые будут использоваться только офицерами, да и то в непредвиденных ситуациях, как небольшая козырная карта в вынужденном противостоянии.

Когда переплавка оружия завершилась, Какаши развеял практически все телесные копии, оставив нескольких для прочёсывания территории. Хорошенько искупался, смывая весь пот и чёрную копоть с гарью, Снежок, как всегда, не сводил с него своих "глазёнок". Хатаке плотно покушал приготовленную снеговиком горячую, тушёную в соусе зайчатину, выпил холодного вина, купленного в стране Горячих Источников, и прилёг на мягкую постель в отстроенном каменном жилище, прикрывая свои уставшие, алые глаза. Десятки мыслей посещали голову парня, никак не давая уснуть. — "Помучаю Хирузена, после — убью. Останется найти Данзо, отрезать ему голову и можно возвращаться в Синерию. А что будет с этим миром? Ну. Думаю они и без меня тут справятся. Саске и Наруто должны уже скоро родиться. Когда я был в деревне скрытой Луной, то Микото уже была в положении. А на счёт Наруто. Мм… Как я понял, подслушивая разговоры шиноби скрытого Листа — Минато покинул Коноху ради Кушины и живёт сейчас в деревне утренней Зари. Значит неугомонный блондин всё же увидит свет. Так что с этим миром всё будет в порядке, хотя меня больше беспокоит не сам мир в целом, а мои товарищи". — На этой мысленной ноте, он всё-таки уснул, провалившись в глубокий сон.

Снежок осторожно, пытаясь не потревожить своего господина, подкладывал в очаг сухие заготовленные дрова. Круглые пуговки с грустью и тоской поглядывали на своего хозяина. — "Какаши. Какие же мы несчастные узники горькой, такой тяжёлой судьбы… Наш пройденный путь вместе был до самых краёв наполнен болью, печальными слезами, истинным ужасом и бесконечными реками крови. Когда же мы, наконец, обретём заслуженный покой… мой дорогой… Мне невыносимо трудно смотреть на тебя и не иметь возможности остановить. Чем же мы обидели наших создателей, что обрекли нас на такую нелепую жизнь? Чёртовы Боги. Когда-нибудь я доберусь до вас."



Какаши проспал всего несколько часов и приступил к созданию клонов.

— Слот 2. Таинственный убийца. — моментально сформировались уже привычные чёрно-туманные одеяния, прикрывая всё его тело, оставив лишь глаза.

— Техника телесного клонирования!…

Спустя несколько часов скрупулёзной работы по слиянию чакры, льда и энергии регенерации, на поляне Леса Смерти стояли десяток офицеров и три сотни чунинов в чёрных сплошных одеяниях, оставляющих открытыми только кроваво-красные глаза, полностью копируя своего создателя. В этот раз Хатаке решил не раскрывать их лиц и не изменять внешность. Вот доделает прототип боевого лука и сделает десяток эльфийских морд из Лихолесья. Будут гонять Хирузена как кабанчика, нашпиговывая ледяными стрелами седую задницу.

— Офицеры, выйти из строя.

— Хай! — десять телесных копий вышли, отделившись от своих отрядов.

— Сегодня атака будет сдвоенными группами, повзводно, в порядке нумерации. Скрытно пробираетесь в деревню. Атакуете Хирузена. Только без убийства. Его голова моя. Пара ранений и достаточно. Вторая группа отвлекает, перетягивая противника на себя — если вас вдруг засекли. Если не засекли — работаете попарно, прикрывая друг друга в бою. Хотя какой бой… Хирузен в прошлый мой визит был ни рыба, ни — мясо. Ну да ладно, в любом случае — сегодня будем работать на внезапное проникновение.

Офицеры, сузили "свои" кровавые глаза, внимая каждому моему слову, и Какаши продолжил.

— Представьте, что все ваши боевые действия и пересечение границ противника — это тренировка. Даже в большей степени — игра, скажем… развлечение. Можете делать что хотите, использовать любое доступное оружие, но учтите, что ваши товарищи пойдут следующей группой. Так что задумайтесь — а стоит ли сильно шуметь. Приоритетная цель — ранение Хирузена. Неважно каким способом и сколько это займёт время. Следующий дуэт отрядов в любом случае будет отправляться к Третьему с периодичностью в два часа. Посмотрим на сколько хватит терпения у Конохи, да и у самого Хирузена. По возможности не атакуйте мирных граждан и шиноби, что не решились по какой-то причине атаковать вас. Разойтись.

— Хай! — громко и решительно прокричали офицеры и с дальней ветки высокой ели, испугавшись, взлетела птица. Какаши игриво улыбнулся глазами, клоны понимающе скопировали "его улыбку" и первые два отряда отправились в деревню скрытого Листа.

Остальные же, видимо, пошли обговаривать "свои" стратегии. Так как в средствах Какаши их не ограничивал. А улыбался он потому что ему можно было совсем ничего не делать — телесные копии наведут шороха, сто процентов. Теперь можно заняться своими делами, не отвлекаясь на озадачивание Третьего Хокаге.

Глава 2

После нападения на Хирузена. Совет деревни скрытого Листа.


— Значит Какаши всё-таки выжил и вернулся. — подытожил Четвёртый Хокаге.

— Да, Джирайя. И он вернулся за мной. — спокойно ответил Хирузен с перемотанным правым предплечьем и локтем. — Я хочу сразиться с ним, не вмешивая в наши разборки Коноху.

— Ха! — громогласно произнёс жабий Саннин. — И как же ты себе это представляешь, Хирузен?! Ты ведь знаешь, что после неудачного нападения на род Хатаке и смерти более сотни агентов Анбу и Корня, голову Какаши здесь желает каждый! Просто блядь каждый! Даже самый чахлый генин желает пустить ему кровь! А на уроках истории по вашей рекомендации, "уважаемые" советники, — обратился Джирайя к Митокадо Хомуре и Утатане Кохару. — Сакумо и Какаши представляют как худших шиноби за всё существование деревни скрытого Листа! Даже "кровавый четверг", что унёс жизней в десятки раз больше, не так лоббируется в этих блядь исторических аналлах!

— Джирайя! — повысил голос Сарутоби. — Имей уважение к советникам! Не выражайся так грубо! — он хмуро взглянул на Саннина.

— Всё в порядке, Хирузен. — спокойным голосом ответил Митокадо. — Четвёртый, — обратился старейшина к Джирайе. — В академии прививают юным шиноби, что предательство — самое худшее что может совершить ниндзя. Да и была опасность, что из Хатаке сделают мучеников, жертв, героев. Это могло подорвать доверие к самой системе Хокаге и совета.

— Я это и так знаю. — гневно ответил Джи. — Ладно, — он немного успокоился, понимая, что нет смысла разводить ругань и проблему в виде мстителя всё равно придётся решать. — Хирузен, ответь, как ты представляешь своё сражение с Какаши? Шиноби деревни будут против такого исхода. Всем нужна его кровь. Либо казнь. Перед всей Конохой. Только это успокоит народную жажду мести.

— Хм… — Сарутоби посмотрел на свою отрощенную левую руку и ногу, вспоминая ОСОБО неприятные моменты из его долгой жизни с участием выродка Белого Клыка. — Пусть будет так. Я готов схватить его и отдать на всеобщее растерзание.

— Хех… — усмехнулся Хокаге. — Прости, СЕНСЕЙ. Но я не уверен, что ты сможешь схватить Хатаке Какаши.

— От чего ж? — удивился Сарутоби, прищурив свой карий глаз. — Сомневаешься в силах своего учителя? Не забыл, что меня прозвали "Богом Шиноби"? — заулыбался Хирузен, упомянув своё прозвище. — Мне нужно лишь загнать его в барьер, чтобы он не смел сбежать от своего истинного наказания. — пальцы Сарутоби непроизвольно сжались. — Сделаю из него настоящую кучу дерьма. Никакой жалости не будет. Этого зарвавшегося юнца в итоге ждёт лишь смерть. И я буду чрезмерно счастлив подарить ему последнюю путёвку в загробную жизнь. А после воскресить и снова удавить, как последнюю мразь. — стал заводиться Третий.

— Вот как… — неодобрительно посмотрел Джирайя. — Не нравится мне эта идея, да и твой настрой. Но всё же. Я обдумаю.

Четвёртый Хокаге чёрство взглянул на всех собравшихся и умолк, прокручивая в голове сложившуюся ситуацию. Джирайя пришёл к своему внутреннему решению и ответил…

— Соберу глав семей пострадавших в схватке с семьёй Хатаке. Послушаю их предложения. Если большинство будет не против твоего намерения убить Какаши лично, то так тому и быть. — твёрдо произнёс своё решение Джирайя, наплевав на собиравшихся высказаться советников. — На этом заседание совета окончено.



***



Какаши проснулся после непродолжительного сна, память уничтоженных клонов обрывками показывала ему ключевые моменты боя в деревне скрытого Листа.

"Надо же, Хирузен решил отбиваться… интересно, да ещё так рьяно. — Хатаке в ускоренном темпе просматривал воспоминания телесных клонов, подмечая стихийные техники Третьего, приёмы его тайдзюцу, уловки. — А он хорош. Пусть и не на пике своих возможностей, но ещё может доставить проблем. Скорость и сила на уровне топ-Каге. Увидел четыре применённые стихии, а может их и вовсе пять. Вот же ж чёртов пройдоха! О, на одном из отрывке он призвал крепкую, коренастую обезьяну с мощными конечностями, толстыми будто брёвна, да и пасть этой гориллы полна острейших опасных клыков. Кажется этот призыв зовут Энма — король обезьян. Мало того, так он ещё и умён. Сарутоби сделал из него боевой посох? Да, это точно посох… ещё и в размерах изменяется. Неприятная штука. Хотя, если взять мой топор берсерка, что при желании может разрубить что угодно — тоже вещь не очень приятная. Было бы интересно посмотреть — что случится если я разрублю посох? Что тогда станет с обезьяной?" — Хирузен был неплох. Но Какаши так и не увидел его истинного гнева как в ту их встречу. Видимо Сарутоби ещё не дошёл до той кондиции ярости и ненависти когда Какаши вырывал ему глаз, на месте которого теперь шаринган… — "Хех. Может у него и мангекью есть? Надо будет проверить."

Закончив с просмотром ночных атак телесных копий, Какаши умылся и плотно позавтракал. Посмотрел на незаконченный эльфийский лук, мотнул головой, говоря "не сегодня".

Хатаке принялся за обновление отрядов телесных клонов. Интересно, что после прошедшей ночи, офицер, который первым ранил Хирузена увеличил свои силы, выкачав из его резервов приличное количество чакры. Теперь Какаши чувствует в нём крепкого джонина, не среднячок, а ближе к профи.

"Неожиданно, не думал, что клоны прокачаются за одну ночь." — Создав остальные телесные копии, он получил четырнадцать офицеров-джонинов среднего класса, более сотни чунинов высокого класса. Остальные же без изменений. — "Неплохо, покачаю их тут пару недель и получится прям элитный отряд. Достаточно мощный по меркам этого мира — если не выставлять его против жёстких шиноби, по типу Каге и других монстров. Хотя если предугадать момент, то можно убить практически любого."

В очередной раз созданный телесный батальон выдвинулся на свою тренировочную площадку под названием Коноха. В этот раз стратегия представляла собой молниеносное нападение, словно стрела, пролетающая сквозь листву к своей цели.

Почти три сотни клонов должны были ворваться в Коноху всем составом и пробиться к Хирузену. И всё это днём, без какой-либо маскировки. Сердцевина атакующего звена состояла из самых крепких офицеров, что в свою очередь должны были дать бой Третьему. Чунины же являлись мягко сказать — "мясом", но выполняли не менее важную роль, отбивая все атаки шиноби Листа, навязывая затяжное сражение, при этом получая возможность улучшить "индивидуальные" навыки и, в теории, заработать себе новый ранг.


***


Так прошла неделя.


Клоны развели настоящую военную компанию по озадачиванию Хирузена. Более пятидесяти шиноби Конохи были убиты при череде нападений телесных отрядов Какаши. Джирайя рвал и метал. Отряды ниндзя скрытого Листа прочёсывали округу в поисках расположения войск неизвестного ледяного клана, который с каждым нападением становился всё мощнее и неудержимее.

Хокаге объявил награду по обнаружению враждебной группировки и выделил солидную сумму за поимку их предполагаемого нанимателя — Хатаке Какаши. Известные элитные наёмники из ближайших деревень по-немногу прибывали в Коноху. На границе Листа создали круглосуточное оцепление из опытных шиноби. Сенсоры "просматривали" прилегающие территории. Вся, до недавних пор, безмятежная деревня представляла собой взъерошенный муравейник.

Тем временем в составе отрядов телесных клонов Какаши уже была пятёрка профи-джонинов, два десятка средних джонинов, остальные копии имели силу опытных обтёсанных чунинов.

С каждой атакой телесная армия только набиралась сил. Будет смешно если все из них приобретут мощь Каге. Но такое вряд ли случится. Так как телесным клонам придётся слишком долго прокачиваться до такого уровня. В теории — это целые годы прокачки. А Какаши не намерен здесь столько находиться. Да и на создание такого отряда будет уходить слишком много времени, так как скорость регенерации чакры не безгранична.

Какаши решил прогуляться по Конохе и посмотреть на нападения своих телесных отрядов, как говорится, с самых первых рядов. Одевшись в повседневную одежду серого цвета и надев на руки бежевые перчатки, чтобы скрыть ледяную руку, серией шуншинов он перенёсся в деревню. До нападения ещё около 30 минут. Нужно успеть ещё закупиться провиантом.



***



Несмотря на оцепление Конохи, Какаши без проблем проник в деревню. Слишком много дыр и слепых зон всё же остались незащищёнными.

Закончив покупки, Хатаке пошёл в своё любимое старое кафе. По дороге ему встречались уставшие и измождённые лица шиноби, видимо атаки его клонов всё же измотали местные военные силы.

Юноша зашёл в кафетерий и сделал заказ. Несмотря на ситуацию и военное положение, коммерческие организации продолжали свою работу.

Какаши сидел за столом, ковыряясь вилкой в тарелке со спагетти, как его слух уловил разговор двух шиноби…

— Говорят сам наёмник Какузу откликнулся на предложение Четвёртого. — тихо произнёс ниндзя в тёмно-синей бандане и шрамом на верхней губе.

— Этот больной псих, помешанный на деньгах? — неверяще спросил второй собеседник с лысой головой и кривой ухмылкой.

— Ага.

— Надо же до чего докатились. Не можем справиться с каким-то кланом, что пришлось нанимать шиноби со стороны. Да ещё и бывших врагов.

— Тише, Мишики… — боязно проговорил Карико. — Тут могут быть "уши".

— Да и чёрт с ними. — обиженно проговорил лысый шиноби, но тон всё же сбавил. — Учиха и Хьюга покинули деревню, теперь скрытый Лист не может дать отпор неизвестному клану… позор же…

— Если бы так. Но этот клан, использующий лёд… их уже вырезали больше двух тысяч, а они всё так же нападают сотнями! Возможно это и не клан вовсе, а теневая организация. Слышал об Акацуки?

Мишики молча кивнул.

— Так вот, — продолжил Карико. — Раз слышал, то я считаю, что эти шиноби, использующие стихию льда, могут состоять в похожей организации, которая до этого держалась в тени. — Карико заговорщески посмотрел на своего товарища.

— Но как тогда объяснить что все в этой организации способны использовать чёртов ледяной взрыв?

— Так может они и не используют ледяную стихию, а взрыв — одна из множеств секретных техник, которых по всему миру тысячи…

…Далее пошли разговоры что творится в "кулуарах и за кулисами", что возможно Хокаге уже не тот, о том, что Третья Мировая Война Шиноби может дойти и до Конохи, всевозможные слухи об известных ниндзя, о женщинах.

Какаши докушал и сам подошёл к официантке оплатить счёт. Юноша отдал деньги за обед и вышел, девушка же сунула ему в передний карман свой домашний адрес и вызывающе улыбнулась, моргнув напоследок зелёным глазом.


Хатаке прогуливался по деревне как в направлении юга что-то громыхнуло…

"Кажется началось." — Какаши улыбнулся. Его неплохо прокаченный батальон ворвался на свою тренировочную площадку.

Тревога прогремела по всей Конохе. Сотни шиноби двинулись навстречу взрыву.

Какаши достал из пространственного кармана большое мороженко, купленное в магазине, и пошёл вслед за ними.

"Неплохо действуют" — Какаши стоял на улице вместе с остальными любопытными гражданскими и неспеша кушал мороженое, незаметно подмораживая его, чтобы оно не таяло, хоть на дворе и зима, но температура была плюсовая. Вон телесный клон-офицер что-то скомандовал своему личному отряду и они пустились в рассыпную, в то место где они были секунду назад влетели огромные огненные шары. Отряд тут же разделился надвое и каждая из формаций стала вести обстрел стихийными техниками, поддерживая атаки друг друга.

Конечно, клонов выбивали из строя многочисленные ниндзя Конохи, да и пришедшие наёмники не чурались вступить в сражение, но отпор они давали достойный, по старой традиции — сильно раненных запускали в воздух над укрытиями ниндзя Листа и те самоликвидировались, разрываясь ледяными шрапнелями, нанося урон по площади.

Повсюду слышались крики, маты, ругань, отряд шиноби-наёмников решил ворваться в гущу телесных клонов, копии их нарочно впустили, моментально окружили и вырезали.

"Так, а это что? Несколько отрядов запустили дымовые бомбы?! Откуда только вяли… надо будет поинтересоваться."

Дымовые завесы затянули улицы.

Спустя десяток секунд дым развеялся и отрядов телесных клонов больше не было. Сквозь завесу Какаши видел как они перегруппировывались и сменяли дислокацию.

"Интересно."

Шиноби Конохи покрутили головами в поисках угрозы, но рядом никого не обнаружили и устремились на поиски оставшихся вторженцев.

На место сражения прибыл раздражённый Джирайя и Орочимару с агентами Корня. Анбу уже были здесь. Хокаге и глава Корня оценили потери, причинённый ущерб и скрылись.

Какаши докушал мороженко и ушёл бродить по Конохе, ожидая продолжения представления, когда остальных клонов обнаружат. И оно не заставило себя долго ждать.

Через несколько минут прогремел очередной взрыв и новая волна оставшихся отрядов копий атаковала из центра, разделившись на малочисленные группы по 3–5 клонов.

Начались кошки-мышки, с огромным числом малых групп.

Клоны убегали от шиноби деревни скрытого Листа, отстреливаясь и заманивая преследующих в засады, где их скоротечно вырезали моментально сгруппировавшиеся отряды.

Копиям тоже доставалось. Ниндзя Конохи настолько пылали гневом и ненавистью, что уже не щадили ни резервы чакры, ни постройки по которым прилетали их атаки.

Через час, очаги воспламенения в деревне стали усиливаться.

"Хм… надо что ли притормозить клонов…а то разберут Коноху за первый месяц на части. Я как бы не этого хотел". — Какаши только начал складывать последовательность печатей для развеивания клонов как раздался крик…

— Какаши! — раздалось по деревне. — Я знаю это ты! — прокричал гневный Хирузен, закончивший с напавшей на него сотней. — Выйди и сразись со мной в поединке!

"Ничего себе…" — подумал Какаши, доставая ещё одно мороженко и не торопясь, переместился на улицу откуда кричал Хирузен. Здесь уже собрался народ, преданно смотревший на бывшего Хокаге.

Какаши стоял в толпе и кушал рожок, а Хирузен всё не унимался.

— Какаши! Ты трус! Побоялся старика?!

"О как стелит!" — молодой Хатаке, докушав мороженое, пошёл от этой провокации подальше. Ещё не время. Пусть с Третьим развлекаются его клоны, хотя бы ещё месяц, Хирузен их неплохо так прокачивает.

— Какаши не трус! — прокричала девчонка из толпы.

— Что ты имеешь в виду, девочка? — обратил своё внимание Хирузен на юную красивицу Лину-тян. — Ты что за одно с этим предателем?!

Девчонка испуганно попятилась назад, уперевшись хрупкой спиной в толстого мужика, глаза которого гневно взглянули на эту глупыху.

— Ты знаешь сколько наших шиноби он убил за эту неделю?! — в ярости прокричал Сарутоби. — Убить эту предательницу! Убиииить!!! — истерически заорал бывший Хокаге, пытаясь хоть немного отплатить Какаши за причинённую боль и жертвы Листа.

Агенты Анбу мгновенно сорвались к девчонке.

Клоны, которых Какаши так и не успел развеять, двинулись им наперерез.

"Блядь!" — Какаши шуншином переместился к Лине, закрывая её своей спиной и создавая ледяную стену от летящих сюрикенов.

— Как… ка… ши…

Со слезами на глазах, она трясущимися от страха руками дотронулась до него…

— Дура. — тихо сказал юноша. Повернулся к ней и сказал ей глядя в глаза ещё раз. — Дура. Что же ты натворила…

Глава 3

— Как… ка… ши…

Со слезами на глазах, она трясущимися от страха руками дотронулась до него…

— Дура. — тихо сказал юноша. Повернулся к ней и сказал ей глядя в глаза ещё раз. — Дура. Что же ты натворила…


Перед Какаши стояла испуганная Лина-тян со слезами на глазах.

"Блядство. И что теперь делать с ней?" — Какаши увидел в растерянных глазах Лины, что кажется она поняла, что совершила ужасную глупость. Жизнь в Конохе теперь для неё невозможна.

Хирузен прокусывал палец для призыва, агенты Корня и Анбу окружали телесных клонов, ведь копии Какаши не могли взять и убежать. Они остались сражаться за своего создателя.

Толстяк, который стоял перед Лино, намеревался схватить девчонку, но поймал взгляд Какаши. Мужик застопорился, сглотнул слюну, и осторожно попятился назад, боясь привлечь на себя внимание юноши.

— Лино. — сказал Какаши девчонке. — Это было глупо. — покачал он строго головой из стороны в сторону. — И что уж кривить душой, это было смело.

Какаши слегка улыбнулся, подняв её поникшее личико.

— Спасибо. Не каждый на столько смел как ты. Но теперь. — парень посмотрел на рвущихся к ним шиноби. — Теперь погибнут люди. И почему не подумала о матери? Что теперь будет с Луно-тян? Теперь… Теперь ты — преступница.

Лино молча слушала, смотря на Какаши карими испуганными глазами. Капли ещё падали с её щёк на сухую землю.

— Прости… прости… — хрипло шептали губы девушки. — прости, Какаши…

— Ладно. — Какаши притянул её к себе, отбивая атаку самого быстрого шиноби подоспевшего к ним. — Время на разговоры закончилось! Позже поговорим, если не умрём! Код заложник! — прокричал Хатаке, привлекая внимание своих сражающихся клонов.

Офицеры сорвались к нему, Какаши моментально скрутил Лину и подбросил в воздух к летящему джонину-профи.

Девчонка запищала от страха. Сильнейшие копии Хатаке взяли в охранное кольцо девчонку и рванными траекториями, избегая скоплений шиноби Листа, помчались из деревни.

Анбу устремились вдогонку.

Какаши мгновенно сконцентрировался и ледяные копья, выстрельнув из земли, пробили десятки шиноби.

На пути ниндзя Конохи появлялись ледяные стены, столбы, пики, не давая им сесть на хвост отступающему отряду телесных клонов.

Сериями шуншинов Какаши врезался в преследующие отряды Анбу, молниеносно подрезая самых юрких, давая своим клонам с "грузом" уйти.

В какой-то момент погоня прекратилась и Какаши почувствовал как телесный отряд покинул Коноху, один из офицеров развеялся, предоставляя ему свои воспоминания. С девчонкой всё в порядке. А Какаши в деревне, в окружении сотен Анбу и агентов Корня, которые всеми силами пытались сдержать его в оцеплении.

Хирузен тоже участвовал в "загоне добычи", и сейчас, увидев что Какаши остановился, наконец позволил себе улыбнуться своими зубными протезами.

Рядом с бывшим Хокаге величественно встал Энма — Король Обезьян, он медленно размахивал из стороны в сторону своим белым длинным хвостом, как хищник в ожидании команды «фас».

Прибыл яростный, озабоченный Джирайя и спокойный, сосредоточенный Орочимару, чьи глаза ничуть не выдавали пылающего любопытства от всего происходящего. Подтянулись и рядовые шиноби. Сколько их было на крышах домов, улицах, даже сосчитать сложно. Тысяча? Две? Видимо здесь собралась вся деревня.

— Ну что, щенок, — подал скрипучий голос Хирузен, спрыгнув с крыши на землю, подняв небольшое облако пыли. — Вот ты и попался. Да так нелепо хех… — удовлетворено улыбнулся Сарутоби. — Хотя я и полагал, что ты тот ещё тупица.

Джирайя яростно скосил взгляд на Сарутоби, ему несколько минут назад доложили обстановку, и он был зол. Не только на Какаши. Но и на Хирузена, что тот отдал приказ его агентам убить девчонку. Беззащитную юную девушку. Для Четвёртого Хокаге — такое было бесчестьем, чем-то мерзким и неправильным. Что стало с его учителем? С годами он превратился в бездушный кусок дерьма. Его душа явно надломилась. И сейчас юнец — сын Сакумо, будет убит. И всё из-за прихоти десятилетней давности! Безумный мир! Жаль, что нельзя ничего изменить. Иначе деревня однозначно расколется. Все шиноби Листа требуют крови. Крови Какаши, что был ребёнком, которого взрослые втянули в свои смертельные интриги. И теперь этот молодой паренёк спас девчонку ценой своей жизни! И кто здесь зло?! — "Быть Хокаге — это то ещё дерьмо…" — Джирайя внутренне собрался, делая выбор. Чаша весов сдвинулась и Четвёртый громко произнёс…

— Анбу, Корень, поставить трёх-слойный барьер.

Шиноби, окружавшие Какаши, моментально сложили десятки печатей.

Слой за слоем прорезались в пространстве, формируя огромный купол, переливающийся разноцветным сиянием.

Хирузен с довольным оскалом вместе с Энмой зашли внутрь барьера. Ещё один слой накрыл небо, полностью запечатывая пространство, дабы не разрушить ближайшие постройки.

«Опять барьер, да ещё и один Хирузен решил сразиться со мной, ну не один, а с Королём Обезьян. Странно, могли ведь убить меня всем скопом. Ну тем же лучше, можно пока не суетиться из-за этой окружившей армии шиноби.» — Какаши стоял спокойно, не делая никаких движений.

— Хатаке Какаши, — громогласно, самодовольно, с улыбкой победителя на устах произнёс Сарутоби. — Я, как бывший Хокаге, намереваюсь казнить тебя, отомстив за всех наших товарищей, что ты убил десять лет назад и убил сегодня. Пора ответить за своё предательство и все убийства. Тебе есть что сказать напоследок?

Сотни шиноби вперились в Какаши глазами, полными ненависти. Кто-то выкрикивал имена своих родных, что умерли от руки юноши, другие просили впустить их внутрь и тогда они ему покажут силу и гнев Листа.

Гражданские так же собирались вокруг. Хирузен не спешил действовать, давая возможность народу Конохи занять места и своими глазами увидеть смерть печально знаменитого шиноби — Хатаке Какаши — предателя деревни, убийцы своих сородичей.

«Есть ли что мне сказать? А есть ли смысл в словах? Смотря на эти озлобленные, кричащие лица, я лишь чётче понимаю, что им никогда меня не понять.» — Какаши посмотрел на людей, стоящих за барьером и тоскливо улыбнулся…

— Коноха. — всё же сказал молодой Хатаке.

Хирузен внимательно уставился на него, народ притих, желая всё-таки уловить последние слова преступника, которого вот-вот уничтожат. Джирайя тоже напряг свой слух, как и Орочимару.

— Ты поломала мне жизнь, Коноха, — вздохнул юноша. — И сегодня, раз вы все собрались здесь, чтобы посмотреть как этот старик, — указал он на Сарутоби. — будет убивать меня, то если он не справится, вы будете опозорены! Про вас — шиноби Листа будут ходить слухи, что вы способны убивать лишь юных беззащитных девочек! Хахаха! — Какаши искренне громко засмеялся, вызвав бурю гнева и негодования народа. Куча словесной грязи и матов полетели в его сторону.

— Да что ты блядь городишь! — возмутился раздражённый Хирузен, покрываясь багровыми пятнами от злости.

Но Какаши продолжил…

— Вы все! — обратился юноша к сотням шиноби Конохи. — Десять лет назад хотели убить меня — пятилетнего мальчишку и моего отца Сакумо Хатаке, который клал свою голову на миссиях ради деревни скрытого Листа! И чем вы отплатили за его преданность и самопожертвование?! Оболгали! Но и этого вам оказалось мало! Ворвались в наш дом и пожелали убить! А после смешали имя нашей семьи с дерьмом! Когда я выберусь отсюда, то начну убивать всех подряд.

Какаши в ту же секунду успокоился и улыбнулся, показывая, что полностью уверен в себе, ведь так и было. Сейчас он серьёзен, сосредоточен, собран.

— Коноха! — улыбнулся он ещё шире. — Если вы не убьёте меня сегодня, то я уничтожу вас! Хахахаха! — засмеялся Какаши, готовясь к бойне. — "Вот это заварушка намечается!… ну ничего, сегодня я не против сразиться… и плевать что будет."

Повелитель Обезьян с угрюмым взглядом обратился к своему товарищу.

— Хирузен, пора прихлопнуть его, этот таракан слишком много на себя берёт.

— Да, Энма. Начинаем.

Взбешённый Хирузен и Король обезьян разошлись в стороны, по-немногу сближаясь с Какаши в огромном опечатанном пространстве барьера.

— Слот 3. Однорукий берсерк. — гражданское шмотьё Хатаке сменилось чёрным облачением из маски, свободных штанов и накинутого на голый торс хаори. Острое оружие так же материализовалось на своих положенных местах.

Какаши достал топор.

Хирузен и Энма обходили с двух сторон, кружась вокруг юноши и не торопясь атаковать, видимо пытались то ли прощупать его слабые места, то ли не решались ударить первыми. Знал бы Сарутоби, что клоны Какаши, бьющиеся с Хирузеном на протяжении всей недели, уже изучили всего его приёмы и уловки от А до Я. Вряд ли человек в возрасте сможет координально изменить свою технику во время смертельного боя. От привычек, в любом случае, не уйти.

— Давайте, — улыбаясь, сказал Какаши. — Вперёд к своей смерти.

Секунда напряжённой тишины и Хирузен с обезьяной молниеносно стали складывать печати, высвобождая стихийные техники…

— Стихия Огня! Огненная струя пасти дракона!

— Стихия Ветра! Усиленный воздушный поток!

Горящее пламя, заполонившее большую часть пространства, смешалось со стихией ветра и единым огненным смерчем направилось к Какаши…

Хатаке не стал блокировать этот, без сомнения, опасный ураган и шуншином мгновенно переместился за могучую спину Энмы, избегая комбинированной, такой предсказуемой атаки.

Горилла моментально скосила глаза, почувствовав спиной вибрации воздуха и отпрыгнула вперёд, но через полметра упав плашмя на землю… Её длинный хвост был пойман цепкими пальцами юноши…

Резкий росчерк топора…

И лезвие топорища отсекло белую "гордость" Короля Обезьян у самого основания… хвост Энмы сразу исчез в руке Хатаке…

— Кееееееее!!!! — завизжал мощным рёвом примат.

Энма подорвался на лапы и рванул раскрыв пасть прямо на Какаши! Его быстро приближающиеся лапы, жаждущие раздавить Хатаке, схватили только пустоту.

Какаши нырнул под руки Энмы, короткий зашаг влево и с ускорением выпрямил туловище, пробивая апперкот левой ледяной рукой. Кулак вошёл точно в широкий подбородок. Удар был такой силы, что ледяная рука не выдержала, рассыпавшись на осколки, а Энма снарядом, выстреленным из пушки, на огромной скорости взлетел вверх, врезавшись в крышу барьера.

Миг…

Вибрация паучка на груди…

Какаши кувырком перекатился в сторону. Острие куная прошло в нескольких сантиметрах от сухожилий под его коленкой…

Хирузен с досадой замахнулся ещё раз, яростно сорвавшись следом и неестественно выгибаясь в прыжке как кошка…

— Умрииии, с-у-к-а!

Но Какаши, развернувшись, встретил его кунай топорищем, отбив клинок в сторону. Юноша незамедлительно вставив левое колено Хирузену в нос, послышался мягкий звук хрящей и тёмная кровь сбрызнула на землю.

Сарутоби моментально ушёл шуншином, сгруппировался, встав на ноги, рукой неряшливо смахнул кровь и остервенело стянул глазную повязку, обнажая активированный шаринган с тремя чёрными томое.

— Время игр прошло, сучёныш! — угрожающе прокричал распылённый Третий. — Энма!

Обезьяна уже очухалась и встала рядом с Третьим, сжав здоровенные кулаки…

— Хахахаха! — смех Какаши раздался по всему пространству. — Ну что, коноховские сучки! — прокричал Хатаке, сильнее провоцируя Сарутоби. — И это сила Листа?!

Шиноби за барьером загудели пуще прежнего…

— Убей его, Третий! Уничтожь выродка Белого пса! Пора воздать ему по заслугам! Умри уже псина!

Хирузен с Энмой, пущенной стрелой кинулись к Какаши…

Юноша, обновив ледяной протез, достал нож. Сжал голову в плечи, втянул живот, присогнул ноги в коленях, готовый к любым манёврам, ледяной рукой взял крепче нож обратным хватом, выставив немного вперёд, топор для замаха отвёл назад.

Секунда.

И горилла влетает в юношу прыжке с двух лап.

"Как глупо." — Какаши замахнулся топором, намереваясь перерубить мартышку-переростка.

Вибрация паучка…

И юноша ныряет вперёд, проскальзывая под обезьяной так и не перерубив её.

Ладонь Хирузена, облачённая в плотную чакру воздуха, пробила пустое пространство.

"Сука, Хирузен переместился шуншином мне за спину, прикрывшись Энмой. Подленько" — Хатаке парой прыжков разорвал дистанцию.

Шиноби Конохи, улюлюкая, радостно засвистели…

— Даааа!!! Убейте этого труса!!! Хватит убегать щенок!!!…

"Хм, их двое, я один. Но когда это было проблемой? Нужно заблокировать гориллу. Либо подловить Сарутоби. Анализируя предыдущие сражения моих клонов с Третьим — он не любит идти в лобовую. На этом и попробуем сыграть." — Какаши вставил топор в чехол. И под недоумением толпы убрал освободившуюся руку в карман, но не просто так. Он незаметно сложил печать концентрации.

— Позёр!!! Щенок думает справиться одной рукой?! Хахаахха! Ту-пи-ца!!!

Под крики обезумевшей толпы, Какаши рваными мерцаниями переместился к Энме.

Король Обезьян мгновенно среагировал и пробил навстречу тяжёлые удары, но Какаши увернулся от каждого. В это же время сзади приближался Хирузен, намереваясь выгадать подходящий момент для атаки.

Горила наносит очередной удар, мощно выстреливая правой рукой. Какаши резко зашагнул влево, пробивая ножом его трицепс, и рванул клинок вдоль мышечных волокон.

Горилла взвыла, наотмашь ударив второй рукой, но Хатаке уклонился от этого сумбурного удара.

Сарутоби со спины, нанёс юноше точный удар в область сердца, но ледяное щупальце Какаши, из-за которого он и держал в кармане руку, вылетело из земли и пробило навылет руку Хирузена, успевшую оцарапать лишь спину юноши…

"Попался хех!" — Какаши, пользуясь долями секунды, вырвал нож из плеча гориллы, и без замаха серией тычков стал пробивать остриём горло Энмы словно швейная машинка…

Через десяток тычков в горло, юноша ушёл шуншином за спину Хирузена, мгновенно накинув на его шею отрезанный хвост Короля Обезьян, вызвав его из слота. Одновременно с этим захватом Какаши нещадно пробил ногой Третьему в позвоночник, раздался сухой, неприятный хруст поломанной ветки и старый шиноби обмяк, краткосрочно потеряв сознание.

Какаши, под взглядами притихшей толпы, наскоро, но добротно затянул плотнее обезьяний хвост на шее Хирузена и потащил его за собой, волоча по земле и приближаясь к Энме.

Король Обезьян бился в агонии, валяясь в пыли и держась за своё горло, выпучив глаза, захлёбываясь горячими сгустками крови.

Молодой Хатаке создал ледяной столб с поперечной перекладиной и со сноровкой висельника подвесил Хирузена. Юноша пыльными пальцами вырвал его активированный шаринган и закинул в четвёртый слот.

Закрытые веки Третьего стали немного подёргиваться, и он пришёл в себя. Кожа на лице Хирузена успела покраснеть от недостатка кислорода, вены на его шею и лбу вздулись. Он суетливо достал кунай правой рукой и судорожно пытался перерезать опутавший его шею хвост, но тот не подавался обычному лезвию… Хирузен захрипел, дёргаясь в петле, стуча обвисшими ногами.

Кругом повисла тишина.

Какаши слышал как ровно бьётся его сердце, глазами он скользнул по замершему народу…

Шиноби и гражданские непонимающе смотрели на юношу, на висящего Хирузена, на трепыхающегося Энму.

Джирайя не отводил от происходящего твёрдого взгляда. На лице Орочимару была едва заметная довольная улыбка. Кто-то испуганно прикрыл рот, кто-то застыл, не веря всему что происходит, некоторые, сжав до крови кулаки, намеревались ворваться в пространство барьера и раздавить отпрыска Хатаке голыми руками…

Какаши чувствовал — страх и напряжение повисли вокруг.




POV Джирайя.


"Блядь… БЛЯДЬ! Так и знал, что это была плохая идея! Хирузен всё же проиграл… и Энма… ещё в нашу скоротечную схватку я понял, что Какаши не так прост… Чёрт!… Да я едва поспевал за ним в режиме отшельника при том в слиянии с жабами-старейшинами! Хирузену изначально было не сравниться в скорости с сыном Сакумо! Придётся прервать их, иначе Третий умрёт. Но если мы ворвёмся в барьер, то потеряем гордость. Жизнь Хирузена или наша честь. Снова блядский выбор! И почему постоянно приходится выбирать из такого дерьма! Сука! Как же я ненавижу быть Хокаге!…"

Джирайя, ударил кулаком по стене ближайшего дома, щепа от облицовки разлетелась в стороны… неприятный, нелёгкий выбор был сделан.

— Анбу. Корень. Вперёд! Спасти Третьего и Энму!

Шиноби, поддерживающие барьер, распечатали один из слоёв и сотни агентов переместились внутрь, окружив Какаши.

Группа ниндзя подхватили Хирузена и Короля Обезьян, в ускоренном темпе вливая в них чакру и останавливая кровотечения. Появились и медики, использующие ирьёниндзюцу.

Какаши спокойно сидел в стороне на ледяном стуле, закуривая расслабляющий травяной сбор. Никто из агентов не нападал, ожидая приказа Хокаге.

— Ну что? — молодой Хатаке затушил недокуренный самокрут о ледяное седалище и отбросил окурок в сторону. — Кто следующий? Или пойдёте убивать маленьких детей и девочек? — юноша раздражающе прищурился своими алыми глазами.

Хирузен отдышался, раны на его теле восстановились. Он встал на ноги… видимо клетки Хаширамы исцелили его сломанный позвоночник…

— Поразительно… — произнёс Орочимару. — Днк Первого оказалось мощнее чем я думал, нужно возобновить исследования, Джи.

— Да. — кивнул Джирайя. — Признаться — я тоже удивлён.

Хирузен выпрямился после лечения, что-то сказал агентам Анбу и те отступили от Какаши.

"Что он задумал?" — Рядом оказался Энма, которого успели спасти медики, залатав горло. Король Обезьян исчез в облаке, секунда, пыль развеялась и на земле стоял чёрный посох, Хирузен схватил его целой рукой и уверенно направился к Какаши…

Глава 4.1

POV Джирайя


— Ну что? — молодой Хатаке затушил недокуренный самокрут о ледяное седалище и отбросил окурок в сторону. — Кто следующий? Или пойдёте убивать маленьких детей и девочек? — юноша раздражающе прищурился своими алыми глазами.

Хирузен отдышался, раны на его теле восстановились. Он встал на ноги… видимо клетки Хаширамы исцелили его сломанный позвоночник…

— Поразительно… — произнёс Орочимару. — Днк Первого оказалось мощнее чем я думал, нужно возобновить исследования, Джи.

— Да. — кивнул Джирайя. — Признаться — я тоже удивлён.

Хирузен выпрямился после лечения, что-то сказал агентам Анбу и те отступили от Какаши.

"Что он задумал?" — Рядом оказался Энма, которого успели спасти медики, залатав горло. Король Обезьян исчез в облаке, секунда, пыль развеялась и на земле стоял чёрный посох, Хирузен схватил его целой рукой и уверенно направился к Какаши…

Хирузен с огромным посохом-бревном уверенно пошёл на Хатаке.

Тот, зевая, встал со своего "ледяного трона", разгладил несуществующие складки одежды, покрутил туловищем из стороны в сторону показательно разминаясь.

"Вот же ж негодяй." — подумал Джирайя.

Какаши, словно специально ещё больше раздражая людей, достал из своего чехла чёрный нож, прикрыл ладонью глаза и подкинул его вверх — холодное оружие совершило в воздухе десятки оборотов и Какаши закрытыми глазами поймал его точно за рукоять.

"Как циркач ей Богу, раздражает своими выходками и меня и народ…"

— Третий, убей уже его! Или я сделаю это сам! — не выдержал новоиспечённый капитан подразделения Анбу, стоящий со всеми агентами в барьере.

"Тц… молодняк вообще наглеет… да и Какаши ведёт себя слишком придурковато, будучи окружённым."

Сарутоби ускоренно раскручивал посох, будто в руках у него была тростинка, а не многокилограммовое "бревно". Моментально останавливая посох и удлиняя его, он выстреливал этим сокрушительным бревном в Какаши, пытаясь пробить ему грудь и голову, но юноша спокойно уворачивался от этих, медлительных для него, атак.

Хатаке сжал рукоять топора сильнее и встретил бревно, мощно ударив топорищем по посоху…

Щепа разлетелась во все стороны.

Посох нечеловечки взвыл!

"Какого хера?! — удивился Джирайя. — Энма же в этой форме имеет непробиваемую прочность!"

Из посоха мгновенно выскочила рука Короля Обезьян, словно змея, и попыталась схватить молодого Хатаке за горло, но Какаши резанул по ней ледяным лезвием, вылетевшим из его локтя, и та исчезла в посохе.

Какаши, не скупясь замахом, горизонтальной дугой рубанул топором, но Энма не решился принять этот тяжёлый удар на себя даже в своей "неуязвимой форме" и снова стал уменьшаться к стандартным размерам.

— Стихия Льда! Снежная буря! — специально прокричал Хатаке технику вслух, хоть этого и не требовалось. И пространство взвыло ураганным ветром. Барьер заполонило плотной белоснежной метелью, ни хрена не было видно! Нескольких Анбу внутри снесло воздушным порывом, ударяя о стены барьера!

— Стихия огня! Стена Огня!

— Стихия Земли! Грязевые стены!

Хирузен распалил во все стороны огонь, повышая стремительно падающую температуру, и заблокировал каменными стенами бушующую снежную бурю, которая вскоре остановилась.

Какаши как ни в чём не бывало стоял на том же месте где и был, только теперь не с топором, а коротким клинком — вакидзаси и пластинчатыми доспехами.

"Вот же ж шустрый! — в очередной раз отдал ему должное Джирайя. — Ну точно циркач! Где их достал? Неужели запечатывает оружие в свитках? Не ожидал, что он — пользователь фуиндзюцу! Чёрт! Приходится стоять с кислой миной, а то люди не поймут моего восторга к "врагу"."

Косыми движениями, юнец исчезая и появляясь, перемещался к Хирузену.

Ледяные стены появляясь из земли, целенаправленно обрезали обзор Третьему, который и так осматривал поле битвы одним целым глазом.

В один миг Какаши очутился в слепой зоне пустой глазницы Хирузена, обойдя защиту шарингана, и резко дёрнул за две длинные чёрные ленты, что извивались из-под шлема Хирузена.

Сарутоби резко откинуло назад, но он перекрутился в воздухе как кошка и направил конец посоха в голову Какаши, нанося удар.

Хатаке ловко пригнулся, пропуская просвистевшее бревно над головой, сделал кувырок вперёд, видимо остерегаясь вылетающих из посоха лап Короля Обезьян, и сблизился с Хирузеном.

Руки Энмы так и не выскочили из деревяхи и Какаши коротким движением рубанул клинком по ближней ноге Хирузена, тот пытался отодвинуть ногу от приближающего лезвия и успел бы, но её сковало льдом!

"Когда пацан успел?! Он же не прочёл технику!"

Мгновение и колено Третьего отделилась от бедра…

— Ыыыххх!!! — замычал от боли Хирузен. Он в яростном безумии бросился на Какаши, и что неожиданно повалив юношу на землю.

Энма в ту же секунду сформировался в громадную обезьяну и накинулся следом, вгрызаясь в ключицу молодого шиноби, которая не защищалась пластинчатым доспехом, и нанося весомые удары по его рёбрам.

Какаши, пропустив пару тяжёлых тумаков от обезьяньих кувалд, кунаем, проводящим чакру, добрался до живота Энмы и вспорол ему брюхо…

— Ааааааррррххх!!! — взвыл Король Обезьян, но продолжил наносить жёсткие удары по корпусу пацана. Энма пытался откусить ему лицо, но Какаши успел выставить левую руку, защищаясь, и горилла вгрызлась в ледяную конечность.

Хирузен же, блокируя правую руку парня с вакидзаси, потянулся к глазам парня, намереваясь выдавить их своими костлявыми пальцами, но юноша ногой умудрился зацепить Сарутоби за шею и придавить к земле…

Секунда… и Третий прошил Какаши ногу острым кунаем, разрезая икроножную мышцу, пацан наконец подал голос…

— Ааааааарррр!!! — юноша освободившейся правой рукой нащупал выроненный вакидзаси и замахнулся им, ударив в направлении своей раненой ноги…

Дзыыыыынннннн!

Клинок попал по шлему Хирузена, дезориентировав Третьего на несколько секунд, и Какаши, пользуясь моментом в этой неразберихе, ловко перекрутил в ладони вакидзаси, взяв клинок обратным хватом, и вонзил его в грудь Энмы, который уже отгрыз его левую руку и тянулся к шее, царапая когтями оголённый живот.

— Кха! — вырвался из глотки Короля Обезьян кровавый кашель.

Пацан скинул с себя проткнутого Энму, и пошатываясь, встал…

"Это не бой… резня…"


Конец POV Джирайя



Пластинчатые доспехи Какаши были с корнем выдраны Королём Обезьян, как и маска, под которой был чересчур симпатичный молодой человек для здешних мест. На его грязном в пыли теле горячими струйками сочились глубокие кровавые борозды, оставленные толстыми когтями Энмы. Он улыбался. Улыбался чёрт возьми…

Шиноби непонимающе смотрели на него…

Сияющий алый взгляд был полон восторга, словно он сделал что-то невероятное! Что-то незабываемое! Он вознёс в победном жесте руки вверх и громко прокричал…

— Дааааааа!!! Я сделал это, Первый! Я сделал это!!! Хахахаха!!! — с бушующей радостью засмеялся парень, кружась с поднятыми руками, абсолютно наплевав на Хирузена, Энму и вообще всех…

"Похоже пришло время. Вот и всё Коноха. Я сделал всё что мог. Джирайя. Судьба Листа теперь в твоих руках. А это исчадие я заберу с собой". — Хирузен яростно взглянул на ухмыляющегося Какаши и сложил печати секретной, мощнейшей техники, завершив её ударом ладоней друг о друга…

— Фуиндзюцу! Шики Фуджин!

Внезапно по пространству барьера подул порывистый ветер, протяжный, словно из туннеля, гул раздался по всей Конохе.

Через миг гул ветра сменился неприятным звуком разрывания ткани.

Сквозь образовавшуюся чёрную воронку в пространстве величественно вышел огромный Шинигами с жутким демоническим обликом, в длинных белоснежных одеяниях. В зубах этого чудовища был острейший короткий клинок, отдающий неестественной опасностью и гнетущей мощью.

Пространство на секунду заполонило тьмой…

Когда всё вокруг вернулось в нормальное состояние Хирузен стоял на одной целой ноге, крепко держа Какаши двумя руками.

Демон Шинигами стоял за спиной корчащегося Сарутоби, образовав с ним энергетическую связь, договор заключён, плата — душа Третьего Хокаге. Огромная цена, но Хирузен без доли сомнений заплатил её.

Сарутоби одной рукой держал окаменевшего Какаши, другой — тянул его душу из раненого тела. На секунду Хирузен удивился… — никакого сопротивления со стороны Хатаке он не почувствовал, а ведь при этой технике идёт борьба воли оппонентов и их объёмов чакры, но Какаши как-то быстро сдавался… — "Может выдохся от сражения? Или струсил перед Шинигами, который по-настоящему навёл ужас на собравшихся людей?" — думал в момент изъятия сущности Хирузен. Многие из шиноби с трудом могли дышать, простые люди инстинктивно пятились назад от стен поставленного барьера.

Почувствовав полный контроль над ситуацией, Третий громогласно прокричал, выливая свои давно накипевшие эмоции…

— Теперь ты понимаешь, Какаши?! Шиноби Листа никогда не сдаются! Я накажу тебя за все ничтожные происки! Ты слишком увлекся, как и твой отец! Умри же! Предатель Огня!

Молодой Хатаке предсмертно улыбнулся…

— Какой же ты глупец, Хирузен. — и упал словно кукла, подрезанная с нитей. Его тело больше не двигалось и не проявляло признаков жизни.

— Печать! — выкрикнул Хирузен, запечатывая душу парня.

" Я… я всё-таки убил его? Он наконец мёртв?" — Хирузен, видя мёртвое тело молодого Хатаке, позволил себе громко засмеяться…

— Даааа! Так тебе, щенок! Твоя попытка уничтожить Коноху потерпела полный крах! Я готов, шинигами, — обратился он к потусторонней сущности. — Забирай мою душу!

Демон медленно начал втягивать синюю прозрачную эссенцию, коей была сущность Третьего Хокаге…

— Коноха! — крикнул Хирузен, подняв победно кулак. — Никогда не сдавайся перед истинным злом! Воля Огня жива, да родится новый лист! — бывший Хокаге с улыбкой на устах безвольно рухнул на землю.

Глава 4.2

POV Какаши


Юноша докурил и поднялся с ледяного стула. Немного размялся. Мышцы и так давно были разогреты после первой схватки с Хирузеном, поэтому по большей части Какаши только раздражал Хирузена. После он подкинул нож с закрытыми глазами и поймал. "Эх, обожаю так делать, противники выходят из себя и теряют концентрацию." — Хатаке улыбнулся как Хирузен, взяв посох, пошёл прямо на него.

"За наш первый бой он ничего нового так и не показал. Мои клоны неплохо поработали за эту неделю." — Какаши встал в стойку.

Сотни Анбу стояли в барьере, вместе с агентами Корня.

Какаши осмотрел всех улыбчивым взглядом…

"Сражаться одному против всех? Зачем? Если бы я хотел вырезать шиноби Конохи, то целенаправленно направлял бы на них свои телесные отряды, а не на одного Хирузена. Мне не в чем винить обычных вояк, которые не в курсе настоящей правды, а бегать и переубеждать каждого в своей правоте — глупость." — Юноша не собирался убивать всех. Это было ни к чему. Таков уж Какаши. Ему плевать на то, что о нём думают.

Наконец Сарутоби сократил дистанцию и выстрелил посохом.

"Медленно, "таким" меня не достать, а ну-ка, попробуем на прочность Энму.." — Какаши замахнулся топором и ударил, вложив силы немногим больше обычного — куски щепы полетели в стороны и Энма заверещал, скуля как испуганная собака, видимо было больно…

Рука короля обезьян, яростно раскрыв свои когти-бритвы, выскочила из посоха змеёй, пытаясь зацепить юношу и отплатить за причинённую боль, но и "такое" он видел при сражениях его клонов с Хирузеном за всю прошедшую неделю…

Из локтя Хатаке выскочило ледяное лезвие, наподобие шипа, и резануло по предплечью Энмы, в этот же момент Какаши взмахнул топором, в этот раз вложив больше силы, но Король Обезьян вовремя ретировался, уменьшившись до стандартных размеров посоха.

"Что теперь делать? Перестать валять дурака и убить Хирузена? Но тогда тысяча шиноби Конохи навалится на меня "во имя воли Огня" без всяких разговоров, там ещё Джирайя подключится с жабами, Орочимару со змеями, как я слышал в кафехе в деревню движется Какузу. Сражаться со всеми, призвав стаю снежных волков и телесных клонов? Что-то не хочется, слишком геморно. Да и умирать вот так, отдавая жизнь деревне скрытого Листа? Ну уж нет. Из вариантов могу ворваться в строй Анбу и всё-таки начать убивать, тогда барьер снесут и шиноби Конохи попытаются порезать меня всей гурьбой. В момент сноса барьера можно свалить, а что потом? Мне ещё Данзо искать… и если я сбегу, то в Конохе так и не отменят военное положение и шастать по деревне станет сложнее. Думай… думай… Хирузен, Энма, Анбу, барьер… что если… да ну!.. глупая идея.. — улыбался юноша, складывая печати. — Хех, хотя, почему бы и нет!

— Стихия Льда! Снежная буря!

Специально громко прокричал Какаши, что обычно не делал.

Барьер внутри заполонило беспроглядной, белоснежной мглой…

"Ну, а теперь пока все ни хера не видят и заняты своей защитой.." — Какаши отозвал своего лучшего профи-джонина, который унёс Лину и по новой призвал его…

— Техника телесного клонирования. — создал юноша клона по новой, вливая в него просто нещадное количество чакры, вкачал ему сверхконцентрированный лёд и плотнейшую версию сгустка сверхрегенерации, по идее клон настолько стал близок к людям, что сложно отличить от человека. Все составляющие объединились и передо Хатаке стоял обновлённый проф-джонин. Пока все были заняты бурей, Какаши достал из четвёртого слота чакро-проводящий кунай, переплавленный недавно, вакидзаси и пластинчатые доспехи, купленные в стране Железа у самураев. Клон наскоро нацепил на себя защиту и приготовился к бою.

"Последний штрих.."

— Техника превращения. — на Какаши появилось стандартное обмундирование Анбу, и он шуншином переместился в район отряда шиноби Конохи, которые разлетались по пространству барьера и упал на землю в эту кучу-малу, как один из пострадавших… вскоре юноша незаметно для всех отменил действие снежной бури, довольно затратной по чакре техники, и отряхиваясь с кряхтеньем встал вместе со всеми агентами Анбу и Корня.

Телесный клон-офицер стоял в пластинчатых доспехах и вакидзаси в руках, заменяя теперь настоящего Какаши.

Секунда…

И офицер короткими телесными мерцаниями начал перемещение к Хирузену.

Чёртов Третий видел все его движения, и Какаши решил помочь своему клону, сложив печать концентрации в кармане штанов и создавая ледяные преграды, обрезающие обзор Хирузену.

Офицер грамотно использовал "ледяную" поддержку Какаши и всё-таки подловил Сарутоби в слепой зоне вырванного шарингана.

Произошла скоротечная стычка и Клон нанёс удар вакидзаси по ноге Хирузена… Какааши сразу подметил что удар не пройдёт, юноша напрягся…

Миг… и нога Третьего примёрзла к земле…

Клинок офицера отделил её на две части…

Ох и рассвирепел старый, пропустив такую нелепую атаку и лишившись ноги, Хирузен с какой-то обречённостью кинулся на клона, повалив его на землю, Энма кинулся следом, придавив своими центнерами профи-джонина…

"Похоже клону пришёл конец. — смотрел Какаши за сражением. Спустя десяток секунд… — Хм… надо же, в этой неразберихе мой телесный клон даёт сдачи."

И вот офицер проткнул Энму…

"Да ну на хер, он затащил?! Это можно конечно объяснить слабостью Хирузена и Энмы после первой схватки, но всё же, это было зрелищно."

Офицер встал, весь израненный.

"Надо же у него даже кровь течёт, настолько "близкая копия" получилась. Улыбается чертёнок… хех, я даже сам слегка улыбнулся.."

— Дааааааа!!! Я сделал это, Первый! Я сделал это!!! Хахахаха!!! — с восторгом засмеялся офицер, кружась с поднятыми руками, абсолютно наплевав на Хирузена, Энму и вообще всех…

"Да, я вижу парень, вижу. Ты — молодец. — внутри юноши была гордость за своё детище. — Хех, он не сдался до самого конца! Одобряю!"

Так… Хирузен что-то задумал..

— Фуиндзюцу! Шики Фуджин!

Прокричал Третий Хокаге.

"Техника призыва Шинигами? И что? Это же клон… хотя ведь Третий не знает об этом."

На мгновение пространство померкло, но Какаши видел своими алыми глазами всё…

"Какого х?!"


Из разрыва пространства появилась молодая девушка в чёрно-белых одеяниях и дзанпакто на поясе, вокруг неё была словно завеса из огромного демонического существа в прозрачных белоснежных одеяниях.

Многие шиноби упали на колени, другие схватились за грудь с выпученными глазами, но большая часть ниндзя всё же твёрдо стояла на ногах.

От девушки тянулся энергетический канат, соединяющий её и Хирузена воедино.

"Не верю… это чё?! Шинигами из блича?!! Какого х?! — Какаши откинул ненужные мысли и сосредоточился. — Сейчас Хирузен может понять что это клон, и тогда… начнётся новый бой только со всей Конохой."

— Теперь ты понимаешь, Какаши?! Шиноби Листа никогда не сдаются! Я накажу тебя за все ничтожные происки! Ты слишком увлекся, как и твой отец! Умри же! Предатель Огня! — прокричал самоуверенно Третий.

"Надо же, он не заметил… какой он нерасторопный… видимо мнимая победа затмила ясность разума." — Какаши всё равно не расслаблялся, готовый к любому повороту событий.

Клон улыбнулся одной из пяти фирменных улыбок Какаши…

— Какой же ты глупец, Хирузен. — и офицер замертво упал. Его тело больше не двигалось и не проявляло признаков жизни.

— Печать! — выкрикнул Сарутоби, запечатывая "душу клона".

"Интересно… смогу ли я снова призвать именно этого офицера?" — задумался юноша. Почему-то он переживал за своего телесного клона.

Хирузен громко прокричал…

— Даааа! Так тебе щенок! Твоя попытка уничтожить Коноху потерпела полный крах!

"Просто рукалицо.. — закатил глаза Какаши, стоя в строю анбу. — Я прусь с этого мужика."

— Я готов, шинигами, забирай мою душу! — прокричал Третий.

Девушка вытащила из тёмных ножен дзанпакто и прикоснулась рукоятью к голове Сарутоби.

— Коноха! Никогда не сдавайтесь перед истинным злом! Воля Огня жива! Да родится новый лист!

Шинигами убрала дзанпакто и Хирузен с застывшей улыбкой рухнул на землю.

Прогудел очередной туннельный звук и ткань пространства со скрежетом разошлась, девушка развернулась к выходу, а юноша для интереса попытался нащупать свою какую-то неведанную духовную силу. Какаши высвободил всплеск энергии и направил рьяцу именно на шинигами…

Мгновение и девушка, казалось в испуге, бросилась в червоточину. Проход мгновенно закрылся словно его никогда здесь и не было..


Конец POV Какаши



Небо беспроглядно затянули тяжёлые, тёмные тучи. Первые крупные капли упали с неба, жадно впитываясь в пересохшую после огненных техник Хирузена, землю. С каждой секундой дождь всё усиливался, будто сами небеса ждали когда наконец закончится эта смертельная битва…

— Третий! — закричали агенты и устремились к Хирузену.

Капитан Анбу бережно поднял его безвольное тело. Барьер медленно спадал, бесследно исчезая в пространстве.

Народ молчал, никто не мог промолвить ни слова. Тысячи слёз стекали с лиц людей в полной тишине.

Джирайя одним движением появился возле мёртвого Сарутоби и усилил свой голос…

— Коноха!!!

Словно удар молота прозвенел, разбивая гнетущее безмолвие.

— Третий Хокаге отдал свою жизнь, чтобы отомстить Хатаке Какаши за нашу деревню!

Люди подняли свой взгляд, будто "оживая"…

— Сарутоби Хирузен ещё раз показал нам, что Воля Огня жива! И будет жить в наших сердцах! Запомним же этот день — как день Великого правосудия и справедливости! Воздадим почесть Третьему!

Мурашки пробежали по телам людей и шиноби, все прониклись действительно великим моментом в их судьбах, народ навзрыд проливал слёзы…

— Даааааа!!! Третий велик!!! Спасибо Третий!!! — шиноби и простые люди перекрикивали друг друга, выплёскивая "сжавшийся комок эмоций", желая всей душой отблагодарить Великого ниндзя за Великое мужество и честь!

Один из анбу, безэмоционально смотрел на всех собравшихся людей, что не сводили своих глаз с мёртвого тела Третьего и произносившего ему посмертную речь действующего Хокаге — Джирайи.

Ливень всё больше усиливался, смывая с места битвы пролитую кровь, собираясь в небольшие грязные лужицы. Сверкнула молния, ослепляющей вспышкой осветив на мгновение бескрайнее чёрное небо. И анбу в лисьей маске исчез, так же как и та мимолётная молния, оставив опечаленную "Коноху" оплакивать мёртвого Хокаге.

Глава 5.1

Лабиринты подземелий.


— Обходи! Обходи его! — кричал Какаши.

Перчик и молодой Хатаке провели уже два года в лабиринте. Сотни убитых авантюристов, тысячи монстров, несчётное число бессонных ночей. Всё сделало их сильнее во много раз. Это были два неудержимых юных монстра. О них знали уже многие авантюристы и пытались избегать. Конечно, находились и смельчаки, решившие покончить с "пугающей байкой молодняка", которую травили для новичков, вступающих в гильдию, забавы ради. Но после их никто не видел.

Какаши стал крепким подростком, он действительно рос не по годам. Красный же гоблин Перчик стал взрослым юношей. Гоблин чувствовал внутренние изменения, с его телом что-то происходило, он становился слишком сильным для простого гоблина. Видимо Перчик был одним из тех — кто может эволюционировать.

И вот ребята, спустившись два месяца назад на непозволительно глубокий уровень пещерных катакомб нашли один из возможных выходов из тёмного подземного царства.

Но.

Путь к сияющему лазурью порталу закрывал огромный Серый Огр — один из опаснейших боссов подземелий. Жаль что пробежать мимо Огра и прыгнуть в телепорт не получится… ребята уже пробовали.

Бой с Боссом проходит уже шестой раз за этот месяц и Какаши с Перчиком решили в этот раз во чтобы то ни стало биться до конца.

Юный Хатаке в чёрных штанах и рубахе, что он снял с одного из нефритовых авантюристов, проскользил под огромной секирой огра.

Вшу-у!

Пролетел над беловолосым топор, рассекая воздух. Юнец перекатился в сторону.

Бах!

Разлетелся ледяной столб, в который попало топорище.

— Сдохни! — прыгнул на спину огра Перчик, защищая своего младшего брата, и вогнал клинок огру в шею.

— Арррр! — взревел монстр, он попытался достать красного гоблина огромной рукой, но поймать проворного гоблина так и не получилось, тогда Огр разбежался, пытаясь ударить своей спиной о стену.

Бах!

Врезался Огр в стену. Перчик едва успел соскочить с огромной мускулистой спины Босса.

Камни полетели с потолка пещеры, один из них чуть не раздавил Перчика, но Какаши вовремя оттолкнул гоблина в сторону.

Хатаке бросился к Огру, он прыгнул на гиганта, уворачиваясь от ужасного топора и приземлился ботинками на полусогнутое бедро Босса, подросток сразу оттолкнулся вверх и рубанул коротким клинком по глазу чудовища…

— Аррррххххх! — ударил гигант на отмаш лапой будто экскаваторной лопатой.

Но юнец уже спрыгнул с него.

— Бесполезно! Это бесполезно! — кричал Перчик. Они уже не раз успели ранить громоздкого Огра, то тот невероятно быстро регенерировал.

Какаши соображал что делать. Очень быстро соображал. Ему так хотелось выбраться и увидеть мир… Его единственный глаз ускоренно двигался по пространству пещеры и раненому Огру, который уже приближался, требуя второй раунд.

— Чёрт! — пнул Какаши ледяные куски от упавшего камня. Те покатились в стороны, раздавливая красивый алый цветок, один из тех видов, что не смотря на стужу и холод этого этажа, росли здесь в обильном количестве.

Внезапно у подростка появилась идея.

Перчик, увидев как его брат смотрит на ледяные камни и мятый цветок, а потом ещё и ужасно улыбнулся, тоже кое-что придумал.

— Какаши! — прокричал гоблин. — Ты задумал тоже что и я?!

— Ага!

— Тогда заводим его под ту косую стену пещеры и рушим потолок! Его придавит!

— Чё?! — удивился малой Какаши. — Я задумал не это!

— Э?! — поднял красные брови вверх. — А что?!

— Отрубить ему голову и он не сможет регенерировать! — Какаши побежал на Огра с единственным намерением — убить. У него было своеобразное видение ситуации. Время, проведённое в пещерах, сделали из мальчишку кровожадным убийцей, он не любил хитроумные уловки, которые использовал Перчик для их выживания.

— Чёрт! — побежал Перчик за своим безрассудным младшим братом.


Через двадцать минут всё закончилось…


Какаши весь в крови, сидел на отрубленной голове огромного Огра. Он использовал её вместо стула. Выпученные глаза босса и вытянутый наружу язык из громадной пасти напугал бы кого угодно, но мальчишка, закинув свою задницу на его макушку, поправлял снаряжение и пытался привести себя в порядок. Он получил серьёзные раны, но его чудо-сила помогала ему восстановиться.

Перчик лежал рядом. Грудь красного гоблина вздымалась. Очень часто. Казалось он устал… но нет.

— Ты правда в порядке? — спросил Какаши, смотря на своего старшего брата.

— Д-да… кажется что-то… что-то происходит с моим телом…

Мгновение и Перчик неистово закричал на весь зал пещеры…

— Аааааааа!

Его тело стало крутить и вертеть, он кувыркался по земле будто ужаленный стаей пчёл. Какаши подбежал к нему и стал использовать свою чудо-силу для восстановления, но это не помогало.

— Браааат! — кричал Какаши, вливая регенерацию. — Держись!!!

Внезапно грязная и мокрая от крови одежда Перчика стала рваться на его теле. Его красные мышцы стали бугриться. А небольшое тело вытягиваться и увеличиваться.

Ещё полминуты и полутораметровое тело красного гоблина выросло до неузнаваемости.

— Перчик… — удивлённо произнёс Какаши. — Теперь… теперь буду звать тебя Перец.

На Какаши смотрел трёх-метровый красный гигант. Чёрные волосы и короткая шерсть на груди. Огромные мышцы, кулаки словно кувалды, ноги как толстые крепкие брёвна. Он излучал опасность и могущество. Взгляд Перчика тоже изменился. Гоблин чувствовал неимоверную силу. Пройдя через кровопролитные битвы, он эволюционировал в гоблина-чемпиона.

— Какаши. — раздался пугающий басс в пещере. — Мы сделали это, брат мой! Идём! Ты так мечтал увидеть внешний мир!

Какаши поднял свои измазанные клинки в крови и улыбнулся…

— Прокати на шее, а?




Мир Наруто.


Какаши на расслабоне прибыл к своим клонам, унёсшим девчонку в Лес Смерти. За ним не было никакой погони. Да и вряд ли кто-то смог бы угнаться за его скоростью, если не брать в расчёт Джирайю в режиме отшельника, но тот был занят "своими делами", как и вся Коноха.

Юная Лина заприметив Какаши, пантерой набросилась словно увидела давно потерянного друга…

— Какаши! Ты жив! — воскликнула она и уткнулась влажным лицом ему в грудь. — Прости… прости… — крепко сжав белыми пальцами одеяние анбу, её тёплые слёзы перемешались с каплями дождя, падающими с веток деревьев, она, замерев, безмолвно ждала его слов.

— Первый, — обратился к Хатаке один из его офицеров. — Мы говорили, что если бы ты умер, то нас бы тоже…"того" — клон театрально провёл большим пальцем по своему горлу и вытащив язык, закряхтел.

Какаши улыбнулся этой дурацкой выходке.

Лина украдкой подняла на него сконфуженный взгляд. И юноша решил не томить девчонку.

— Я прощаю. — улыбнулся он, посмотрев в её глаза. — Да даже как сказать-то, я и не был в какой-либо обиде. Ты немного удивила, но твой поступок… это было смертельно глупо. Ты не должна поступать так. Надо знать когда держать язык за зубами, а когда кидаться словами.

С каждым словом девчонка опускала худенькие плечи всё ниже к земле, словно ей набрасывали тяжёлые мешки, а не простые слова.

— Лина, ты ведь чуть не погибла. Это было по-детски безрассудно.

Ох, ну и лицо у неё сейчас, когда упомянул он её возраст.

— Хирузена я и так собирался убить, только хотел сделать это немного позже и при других обстоятельствах. Но что случилось — то случилось.

— Ты убил Третьего Хокаге?! — удивлённо воскликнула изумлённая девчонка, забыв про слово "по-детски"…

— Ну-у, не совсем я. — ответил Хатаке, немного замявшись. — Шинигами забрал его душу. Интересно, куда она попадёт…

— Вот как. Что теперь? — с нескрываемым, осторожным любопытством спросила Лина, до сих пор не отпустившая своих пальчиков с его псевдо формы анбу.

— Хм… — Какаши немного задумался. — В принципе, всё произошло так быстро, не думаю что кто-то запомнил твоё милое личико.

Девушка моментально покрылась багрянцем, незаметно улыбнувшись.

Вот это перемены настроения…

— Думаю отправить тебя обратно в Коноху. — Какаши услышал как её сердце словно замерло. — Но не прям сейчас… — теперь забилось дальше.

Чё происходит?

— А когда? — быстро моргая выразительными карими глазками, уставилась на юношу малолетняя мегера.

— Для начала я приму твой облик, поживу несколько деньков твоей жизнью. Нужно понять — есть ли угроза твоего проживания в деревне Листа.

Лина моментально надула губки, милые глазки стали наполняться девичьей обидой.

— Какаши… — девчонка пыталась подобрать правильные слова, так как понимала, что с Какаши нужен совсем не тот подход, который действует на местных парнишек. — Что мне сделать, чтобы… чтобы остаться с тобой…

Она старалась уверенно и твёрдо смотреть в его прищуренные алые глаза, чтобы Какаши увидел её решимость и настоящее желание быть рядом, она готова на многое ради этого. После той их ссоры, Лина не находила себе места, постоянно плакала по ночам, перестала нормально питаться, искала его по всей Конохе, заглядывая буквально в каждый дом и забегаловку. Но его нигде не было. И вот сейчас, он стоит перед ней, она не может упустить его снова. Иначе будет жалеть всю оставшуюся жизнь!

— Ничего. — спокойно ответил юноша.

Глаза Лины стали наполняться влагой. Розовые пухлые губки сжались, часто задрожав, она пыталась не зареветь, быть сильной и взрослой чёрт побери! Но юное сердечко не выдержало такого холодного отказа и она заревела…

— По-че-му??! Я недостаточно красива для тебя?! — маленький кулачок ударил Какаши по серому жилету, парень устало закатил глаза. — Я сделаю всё! Всё, Какаши! Отдам жизнь за тебя! Тебе этого мало?! — перешла на крик девчонка. — Что во мне не так?! Скажи!… По-жа-луй-ста… — она перешла на тихие всхлипывания. — Ска-жи, Ка-ка-ши, что мне сде-лать?

Какаши смотрел в её красивые глаза. Холодно. Твёрдо.

— Для начала не унижайся так. Хочешь быть рядом? Зачем? Хочешь умереть молодой? Думаешь жизнь прекрасна?

— Нет. Жизнь не прекрасна. Я это понимаю, люди гибнут каждый день… Я не хочу тебя оставлять… Я… я люб…

Юноша заткнул ей рот ладонью.

— Нет, Лина. Любовь это совсем другое. Мы даже не знаем друг друга толком. Это влюблённость, такое проходит, особенно в твоём возрасте. Когда-нибудь ты меня поймёшь.

Девчонка молча стояла, понурив свою чернявую голову и сдерживая слёзы.

Какаши отошёл от неё, желая не затягивать драму. Он делал каменное убежище, достал провиант и постельные принадлежности. Сделал глиняный резервуар с водой.

— Отряд, — обратился юноша к клонам. — На вас охрана. Сейчас создам ещё клонов, готовка, уборка — сами разберётесь, не маленькие уже. Да, и наполните девчонке горячую ванную.

— Хай! — ответили офицеры.

— Лина, — обратился Какаши к стоящей в стороне девчонке. — Слушайся копий. Они — это я. И без глупостей пожалуйста, хорошо? — спросил он, поднявшую на него мокрые глаза девчонку.

— Как скажешь, Какаши… — она едва успела моргнуть как Какаши уже исчез.

Пора попасть обратно в деревню в облике малявки, надеюсь никто её не запомнил в той заварухе.



***


Какаши убыл в деревню скрытого Листа. Тем временем в том же месте Леса Смерти…


— Эм, Лина. — один из клонов, над чьей выходкой посмеялся Какаши, осторожно обратился к ревевшей девчонке.

Она сидела возле огромного сырого дерева и ни в какую не желала скрыться от дождя в каменной постройке.

— Слушай, я уже устал держать барьер, прикрывая тебя от дождя, — возмутился он наигранно. — Первый вернётся всё равно не скоро. Хватит капризничать, пойдём в убежище.

— Я… Я… — Лина-тян всхлипывала, глотая воздух, из-за этого слова прерывались и было трудно понять их смысл. — Лю. лю Акаши… по-че-муууууууу!!!!!

Зарыдала она ещё сильнее. Офицер закатил глаза в стиле мема Тони Старка…

— Ну вот скажи мне, Лина, ты хочешь, чтобы Первый взял тебя с собой, да?

— Д-да… — немного притормозила свои неугомонные слёзы девушка.

— Так вот скажу тебе, что Какаши — то бишь я и все эти клоны, терпеть не могут плаксивых девушек.

Лина попыталась взять свою женскую обиду под контроль, пара всхлипов-вдохов и она успокоилась.

— Вот. Уже лучше. — довольно произнёс джонин. — Вообще, — сделал он задумчивое выражение лица. — Ты нравишься Первому.

Глаза девчонки расширились, остальные клоны с осуждением поглядели на "затупка". Первый явно не одобрит инициативу…

— Но… — поднял клон палец вверх.

— НО? Ноооо? — лицо Лины вытянулось, словно если она приблизит лицо ближе к джонину, то скорей услышит ответ.

Клон приблизился к её уху и сказал шёпотом…

— Но ты юна для него. Понимаешь, тебе всего четырнадцать… — протянул офицер, думая что это наконец остановит девчонку и она примет свою судьбу.

— И? Что ещё? Скажи пожалуйста! — так же тихо взмолилась девушка.

Клон почесал затылок, посмотрел на Лину, почесал ещё раз. Присел на корточки, вгляделся в девчонку. Она непонимающе хлопала глазками, он взялся за свой подбородок, пристально вгляделся ей в глаза, резко встал и стал ходить из стороны в сторону, потирая подбородок. Барьер слетел, давая дорогу холодным каплям дождя. Лина, промокая постепенно до нитки, терпеливо ждала раздумий клона.

— Не-е. Больше ничего.

У Лины нервно задёргался глаз. Все эти речи Какаши про опасность и дерьмовую жизнь… Неужели он не хотел брать её с собой из-за одного возраста?! Так она же вырастет чёрт побери! И кто ещё тут глупый?!!! Девчонка немного безумно захихикала, до сих пор не веря в эту глупую причину.

— Хи… хихи… хихиихи…

— Мда, теперь Первый узнает об этом разговоре… — как бы невзначай протянул клон.

Девчонка уловила его фразу и "обеспокоенный" тон…

— И что будет? И как узнает? Я ему не расскажу…

— Хехе… и это плохо! — клон хитро улыбнулся, а девчонка непонимающе посмотрела на него… — Не понимаешь, да? Ну так слушай. Ты сейчас можно сказать предала Какаши. Если хочешь быть с ним рядом — не стоит что-то умалчивать. Он не простит. Конечно, это не касается каких-то своих личных моментов. Но вот что касается твоего "возлюбленного" здесь должно быть всё прозрачно, иначе вы быстро сгинете, как бы неприятно это не звучало.

Лина в раздумьях нахмурила лобик и решительно кивнула. Похоже она начинает немного понимать личность Какаши.

— Как мне остаться рядом с Какаши, то есть с тобой, мне нужны ответы. Помоги, прошу. — она взмолилась своими пальчиками, надеясь что клон всё же поможет ей.

— Блин, — почесал клон затылок. — За эту шалость Первый меня развеет и я больше не появлюсь в этом мире… — "взгрустнул" клон, прищурив хищно глазки.

— Это… может я могу как-то помочь? — неуверенно спросила Лина.

— Может и сможешь, хех. Давай так. Я помогу тебе, а ты мне? Идёт?

— Идёт! — радостно согласилась девчонка.

Клон Какаши в предвкушении "потёр свои грязные ручонки". Да ладно, думал он. Первый думает так же, уж все то мы знаем его мыслишки, останавливает только возрастное ограничение, хех, он даже спасибо мне потом скажет, что я зацепил ему эту будущую красотку. А что он будет делать с ней? Не сможет защитить? Что за бред. Хорошо, что хоть мои мысли ему не передадутся. Надеюсь короче на презент от него. Уверен, когда-нибудь он найдёт способ сделать меня полноценным человеком! Хехехе!

Джонин поставил звуконепроницаемый барьер, прикрыв им себя и Лину от других клонов. Это был хитрый офицер, считающий остальных своими соперниками. Вот такая вот странная телесная копия.

— Так, когда вернётся Какаши, веди себя холодно, не разговаривай с ним, не обращай вообще никакого внимания, я терпеть не могу когда меня игнорят, а если начнёт спрашивать держи спокойное лицо и отвечай короткими фразами, но не с обидой, а с полным равнодушием.

Лина наматывала на ус…

— Если он вдруг захочет развеять нас — клонов, чтобы обновить, не позволяй меня развеивать, скажи, что тебе только со мной тут спокойно, а уж чакры у меня хватит и на месяц.

Девчонка кивнула.

— В-общем, мне нельзя исчезать, так как Какаши узнает об этом разговоре, уж лучше пусть он узнает когда решится забрать тебя с собой и даст тебе слово, потом будет поздно давать заднюю! МУХАХАХА! — заржал псевдо Какаши, но быстро взял себя в руки. — Короче, самый идеальный вариант для тебя — напросись в ученицы.

Глаза девчонки расширились… почему она об этом и не подумала…

— Хех, вижу оценила идею, извини, но для любовницы ты пока не дотягиваешь, так что не вздумай лезть к нему в постель… воу-воу, не смотри так злобно, я просто предупредил, я не считаю тебя какой-то ветреной, просто женщины рядом со мной как с катушек съезжают, короче ты должна была прочувствовать это… вот, вижу по глазам, осознала. Так что постель — это зло, его это только оттолкнёт, не именно ты, а твоя юность, короче терпи. М-да, и ещё. Какаши, это… — клон снова почесал затылок, подбирая слова, но подумал, что лучше сказать прямо, чтобы не было недопонимания. — Короче я тот ещё бабник, не знаю что ты будешь делать с этим, но скажу сразу — я не приемлю когда меня пытаются ограничить в чём-то. В-общем, лучше подумай, а нужно ли тебе "это". Всё не совсем так радужно как ты можешь себе представить. Да и потом, — джонин повертел головой, указывая на жилище и лес. — Разве тебе захочется жить в таких условиях?

Лина впервые задумалась. Её не волновали жилищные условия, было абсолютно плевать где жить. Но вот другие женщины. Сможет ли она смириться с тем, что у Какаши будут другие девушки? Она не могла ответить на этот вопрос, так как не понимала, что будет чувствовать в момент поцелуя Какаши с другой женщиной. Наверное, это разобьёт ей сердце. Но она решила следовать за ним, ведь действительно любит его. И пусть он будет "таскать" каких-то неизвестных тёток, лишь бы её не бросал и дарил свою заботу и любовь. Да, наверное, это лучше чем всю жизнь жалеть о том, что испугалась женской конкуренции… Она ещё покажет Какаши, что она самая лучшая!

— Я согласна. — с твёрдой решимостью произнесла девушка.

— Тогда по рукам. — клон протянул свою правую ладонь и Лина уверенно пожала её.


Где-то на подходе к деревне Листа чихнул Какаши, предчувствуя глупые неприятности…

Глава 5.2

Сотни жителей Конохи со скорбными лицами провожали в последний путь Третьего Хокаге.

Джирайя произнёс прощальную вдохновляющую речь. Женщины громко зарыдали, мужчины бесшумно проливали скупые слёзы. Похоронная процессия заняла уйму времени. Каждый хотел попрощаться с героем и возложить к его могиле белые пионы.

Прошло шесть дней после смертельной битвы в самом центре деревни скрытого Листа. Воздать честь бывшему Хокаге прибыли не только союзники, но и враги. Конечно, если так можно назвать глав деревень скрытой Луны и утренней Зари. Пусть лидеры всё же воздержались прибыть лично, но отправили своих представителей высказать действующему Четвёртому Хокаге — Джирайе, ноту сочувствия. Не смотря, на их личные взаимоотношения с Хирузеном, они желали выразить своё отношение именно к титулу Хокаге, а не его носителю. Не больше и не меньше. Да и Третья Мировая Война не позволяла расслабиться. Луна и Заря во всю ведут боевые действия, которые уже протянулись вглубь их территорий. Западный и Восточный союзы вражеских деревень по-немногу продавливают оборону страны Огня в целом. В любой момент может произойти основная атака и захват территорий. Но, всё же у Луны и Зари имеются и свои козыри в действующих военных противостояниях. Поэтому боевые столкновения пока и не набрали разрушительных масштабов, так как от массового сражения потеряют все стороны конфликта. В данный момент всё что предпринимают Западный и Восточный союзы — дестабилизация торговли, нарушения дорожных путей, саботаж производства, частичная изоляция, всё это по-немногу ослабляют силы Луны и Зари. Прибавить к этому налёты на отдалённые деревни, поджог сельскохозяйственных угодий, уничтожение фермерских хозяйств и выжигание лесных массивов. Стратегия медленная, но вполне эффективная. Союзы постоянно провоцируют Луну и Зарю выйти из своих обороняемых территорий и принимать открытые бои, где можно использовать своё преимущество в кратном численном перевесе.



POV Какаши


Юноша с хорошим настроением шёл по мрачным улицам Конохи в образе малявки Лины-тян. Скорбные лица были всюду. Видно по жителям, что Хирузен всё же грамотно залез им в голову, оставив после себя наследие праведника и добродетели.

Шестой день прибывания Какаши в образе девчонки неспеша подходил к своему заключению. Луна-тян так и не заметила подмены, хотя юноша особо и не старался шифроваться. Как-то он хотел залезть Луне-тян под одеялко и помять мягкие выпуклости, но подумав, что это будет слишком странным, не стал ломать психику девушке. Да и скидывать хенгё не хотел, возможно один из владельцев бьякугана что-то, да заподозрит. Ведь здесь собрались и представители клана Хьюга, со своим "практически всевидящим оком".

Ещё в первый день, когда Какаши вошёл в деревню и решил пройтись по улицам, чтобы сразу же выявить возможную угрозу для Лины, никакой реакции от Анбу или Корня не последовало, что очень его обрадовало.

Так прошло пять дней, Хатаке постоянно бродил по деревне, маяча то тут, то там. И вот на шестые сутки, почувствовал чужой пристальный взгляд.

Какаши медленно стал идти в один из глухих переулков, давая преследователю не потерять его из виду. Людей было просто уйма, тысячи лиц сновали по улицам деревни скрытого Листа.

Двигаясь всё дальше в глубины узкого прохода, Хатаке в образе Лины схватили за руку и резко прижали к стене.

— Вот ты и попалась маленькая сучка, — прохрюкал тот самый жирдяй, который желал схватить Лину-тян. Его глаза мерзко двигались по всему девичьему телу, язык облизнул сальные губы. — Помнишь меня?

Мужик схватил лёгкое девичье тело за шею, немного сдавливая крепкими пальцами.

Какаши сделал испуганный взгляд, решив поиграть в эту игру и посмотреть, среагирует ли кто из шиноби, пусть они и в безлюдном переулке, но всё же. А ещё — может этот мужик с кем-то в сговоре?

"Чёрт, ну он и мерзкий. И дело вовсе не в полноте. Нет. Толстячки обычно весёлые, добрые, компанейские, да и, в-общем, достаточно харизматичны. Дело тут в самом человеке. Его бешенные глаза, налитые нескрываемой похотью. Тяжело вздымающая потная грудь. Сбитые нетерпеливые повизгивания, которые он едва сдерживает словно психопат. Лине было бы не уйти. Однозначно."

Мужик жадно осмотрел "Лину-Какаши" с головы до ног, и произнёс скрипучим голосом:

— Молчишь, мелкая сука. Так вот я тебя прекрасно помню, мерзавка. — притянул он "девчонку" от стены и толкнул обратно, ударив с небольшой силой.

— Предательница! — посыпал он угрозы. — Теперь ты попа-ла-ась, — сказал он с ехидством, вытирая текущую из рта слюну. — Отдам тебя в руки Анбу, и они убьют тебя! — мужик заговорщески посмотрел и полузагадачным тоном добавил. — Но я могу никому ничего не говорить..

Какаши уже хотел свернуть ему шею, понимая, что толстяк действует один, но вовремя осёкся.

— Что ты делаешь?!

Раздался властный, немного грубый голос девушки.

— Рико, Хоро.

Двое недавних знакомых Какаши показательно закатили рукава:

— Хай, госпожа Теса-сама! — шиноби, без слов поняв команду девушки, оттащили мужика подальше от "Лины" вглубь переулка.

— Что! Что вы делаете?! — завизжал мужик. — Кто вы?! Это предательница! Престу… кха!

Рико с силой ударил его в живот:

— Заткнись, сука.

— Девочка, — обратилась к Какаши рыжая бестия Теса собственной персоной. — Ты в порядке? -

Она нежно провела тёплой рукой по его щеке и добро улыбнулась.

"Какого хера? Чёрт, неужели прошёл месяц и этот придурок Рико притащил эту ебанутую бабу?! — Какаши хотел ударить себя рукой по лицу. — Бля… нужно было проверить метку на парне в активном режиме. Я совсем забыл про этих придурков. Значит они всё-таки справились? Но какого хера Рико слушается принцессу как послушный пёсик? Ни хера не понимаю. Нужно больше информации."

— Т-тётя, — заикающимся голосом сказал Хатаке, "же-е-есть, но приходиться не выходить из роли". — Спасиб-бо, что спасли меня.

Какаши понурил глаза, типа до сих пор в шоке и не знает что ему делать. Сзади послышался жалобный голос того мерзкого типа, что Лина — "предательница, преступница, сообщница, что в сговоре с убийцей" и т. д.

Глухой удар и звук подающего мешка. Ему конец.

Теса посмотрела на "Лину", изогнув причудливо красную бровь:

— Тётя?! — возмутилась рыжая. — Ты разбиваешь мне сердце, сетричка! —

Она аккуратно поставила "Лине" лёгкий щелбанчик и улыбнулась, погладив по голове:

— Называй меня старшая сестрёнка! — Теса смешно надула губки. — Ведь мне всего девятнадцать… — быстро отойдя от "обиды", она улыбнулась жгучими глазками, выражая свою симпатию.

— Пойдём. Покажешь где ты живёшь, мы отведём тебя домой.

"Чёрт, я не хотел привлекать лишнего внимания к дому Лины, да и к самой Луне тоже. Хоть сегодня здесь и тысячи людей, прибывших с ближайших деревень, но предосторожность не помешает. Да и почему Рико и Хоро на побегушках у Тесы тоже хочу узнать."

— Сестрёнка, — поднял Какаши "свои" милые глазки. — Я раньше тебя здесь не видела, ты не из Конохи?

— Не-а, — улыбнулась она полутаинственной улыбкой. — Я из страны Травы.

— Понятненько, — протянул Хатаке обыденно. — Ты тоже знала Третьего Хокаге и пришла проститься?

— Не-а, — так же с загадочным видом ответила эта заноза. Я пришла, наоборот, кое с кем встретиться. — лукаво улыбнулась Теса.

— Кстати, — принцесса задумчиво приложила пальчик к пухлым губам. — Мы только прибыли в Коноху, спросили несколько человек, но никто толком и не ответил что случилось. — провела она в задумчивости ноготком, цепляя нижнюю пухлую губу. — Только и говорили, что — Третий отомстил за деревню, Третий убил предателя. — Теса немного закатила глазки, и посмотрела на Какаши. — Может ты расскажешь что же тут произошло?

Рико и Хоро тоже хотели узнать и подошли, навострив свои голодные от любопытства уши.

— Это была бойня, — начал Какаши-Лина грустновато корчить рожицу. — Наш великий Третий Хокаге — многоуважаемый Сарутоби Хирузен сразил предателя деревни. В смертельной схватке он поразил врага, но и сам отдал свою жизнь в этом сражении.

— Понятно, — сделала Теса вид, что расстроилась, посочувствовав. При этом не услышав ничего нового, немного задумалась и спросила. — Кто же смог так ранить бывшего Хокаге? Я слышала, что Третий был сильным шиноби.

— Бывший житель Конохи — Хатаке Какаши. — ответила "Лина", ожидая реакции собеседницы.

— Какаши?! — красные глаза Тесы раскрылись в испуге. — Девочка… — она резко осела, её сбитый голос едва слышно прошептал. — Девочка, того парня звали Какаши?

— Угу.

"Чё это с ней? Неужели хотела убить меня собственными руками?"

Тесу пошатнуло, Рико придержал её:

— Госпожа, может это не он. Мало ли парней с таким именем. — успокаивал шиноби девушку, внутри осознавая, что похоже тому пацану пиздец.

Принцесса взяла в себя руки… "может это и правда не Он". Она поправила кожаную куртку, оттянула немного красный шарф, сделала несколько глубоких вдохов и посмотрела на "Лину".

— А как он выглядел, этот ваш Какаши? — Теса спросила осторожно, боясь услышать ответ.

— Хм… — задумался Хатаке. — Ну вроде крепкий на вид, где-то вооот такооой… — размахнул он руками, пририсовывая ширине плеч пару десятков лишних сантиметров. — Но может и поменьше. Вроде и высокий, — привстал он на носочки, вытягивая до упора вверх руку "Лины", показывая рост. — Но может и не совсем такой. Я издалека видела. Хм. Волосы вроде белые, нууу, или пшеничного цвета, на солнце не понятно было.

Теса, понимая что такое описание ни к чему не приведёт, немного нервно достала аккуратно сложенный лист, пахнущий сладким ароматом парфюма.

— Это он? — подала она "Лине" тот самый розыскной лист.

Какаши покрутил его, повертел.

— Нуу, он похож конечно на нашего Какаши, но этот парень на изображении… Не знаю даже что и сказать. Немного перебор с розами на заднем фоне, да и его лицо изображено в эйфории что ли…

Теса совсем обмякла, не надеясь уже, что её любимый жив.

— Госпожа, — аккуратно произнёс Рико. — Возможно господин Какаши ожидает нас в том самом условленном месте. — лучик последней надежды загорелся в пустых глазах девушки. — Сегодня ровно месяц с того самого дня, он может быть там.

"ГОСПОДИН Какаши? Они совсем рехнулись?"

— Хоро, отведи девочку домой. — приказала очухавшаяся Теса. — Отвечаешь головой за её безопасность.

— Хай!

— Рико, мы больше не можем ждать! — подняла свои прекрасные глаза принцесса. — Вперёд!

— Да, госпожа!

"Чёрт, вот и что теперь делать?".

Хоро проводил Какаши до, естественно, не его дома. "Лина" поблагодарила его и скрылась в ближайшем переулке. Скрывшись, Какаши принял облик простого гражданского, укутался в плащ и телесными мерцаниями выбрался из Конохи.

Юноша активировал чувство метки Рико и на безопасном расстоянии преследовал его вместе со спешащей и взволнованной Тесой, углубляясь в Лес Смерти.

Через полтора часа они достигли той самой поляны, где Какаши немного попытал Рико и Хоро. Хотя второму досталось намного меньше.

Рико сделал из стихии земли стулья, достал из рюкзака подобие покрывала и постелил под задницу Тесе. Крепкой верёвкой нарочито связал ей руки, надел кляп и уселся рядом.

"Не, ну всё это ничего не понятно, но очень интересно." — Какаши решил посмотреть сколько они вот так будут сидеть.

Прошло уже два часа.

Теса глазками указала, что хочет поговорить.

Рико оглянулся, никого не найдя взглядом и убедившись в безопасности, убрал кляп:

— Теса-сама, что-то случилось? — озабочено спросил шиноби.

— Мне нужно в дамскую комнату.

Мужик немного покраснел и развязал ей руки.

Девушка потёрла нежные кисти, с укором посмотрев на Рико…

— Можно и не затягивать так сильно, а то Любимый увидит полосы на руках и я ему не понравлюсь.

"ЧЁ? Любимый?! Ну она гонит." — Какаши следил за ними и всё видел и слышал.

Принцесса грациозно привстала со стула, поправила чёрные обтягивающие штанишки и кожаную куртку. И лёгкой походкой упорхала в кустики. Ну, а Какаши… Какаши пошёл за ней. Вдруг сбежит. Да. Именно по этому и пошёл.

Теса, немного брезгливо осматриваясь, зашла за высокий ветвистый куст. Аккуратными движениями пальчиков развязала тонкую кожаную шнуровку. Приспустила плотно облегающие брюки, освобождая из тугих объятий белоснежные округлые ягодицы и до невозможности тугие, стройные бёдра.

Завораживающим плавным движением стянула прозрачные красные трусики до полусогнутых покрасневших коленок, оголив нежную розовую киску. Принцесса аккуратно, боясь испачкаться, присела под листвой высокого дерева. Тихий звук льющейся горячей струйки и поалевшие щёчки девушки вызвали бурю эмоций в сознании юноши. Он стал вольным свидетелем мочеиспускания Тесы, преступно заглянув за запретную грань этого удивительного женского таинства. Её красные длинные волосы алым каскадом спадали по всей спине, яркими кончиками касаясь фарфоровой кожи её оголённой поясницы. Кожа на нежной попке Тесы покрылась маленькими, едва заметными мурашками. Какаши стоял совсем рядом, его ноздри раздувались как у бешенного минотавра, из одной из них щедро текла капля крови, глаза покрылись пеленой, член стоял колом и вот-вот пробьёт штаны и рядом стоящее дерево.

Теса достала из грудного кармана белый платок. Капнула на него бесцветной жидкостью из флакона и, не торопясь, трепетно провела тканью по своей немного мокрой, мягкой писечке. Принцесса аккуратно привстала и тонкие пальчики потянули трусики вверх, закрывая от юноши упругую попку и аккуратно стриженный, рыженький лобок. Она ушла обратно на поляну.

Солнце уже заходило за горизонт. Какаши, отойдя от приступа, продолжал наблюдать.

Если честно он хотел отрезать головы этим шиноби и взять рыжую сучку силой, но дела так не делаются. Уговор был. А слово надо держать. Сакумо так говорил. Да и у Какаши понятия всегда были простыми, сказал — сделал. Конечно могут быть обстоятельства, не дающие исполнить слово, к примеру, смерть. Но в данный момент таких обстоятельств не было.

— Теса-сама, — приглушённо сказал Рико. — Не хочется говорить это в слух, но похоже он… — мужчина боялся продолжить фразу, чтобы не расстроить госпожу.

— Нет. — твёрдо ответила принцесса, у которой давно убрали кляп, Хоро тоже прибыл и устало стоял рядом. — Подождём ещё.

Какаши решил больше не отсиживаться и узнать наконец, что они задумали. Засады никакой он так и не обнаружил.

"Странно всё это. Да и поведение Тесы совсем не вписывается в то, что было в нашу первую встречу. А ещё назвала меня любимым. Может она сошла с ума? Хотя не похоже…"

Скинув хенгё и надев сет вольного путешественника, Какаши вышел на поляну.

Шиноби сразу среагировали, встав в боевую стойку. Узнав парня, их рты в удивлении раскрылись, они были уверенны что он мёртв, просто не хотели расстраивать принцессу.

Сердце Тесы от неожиданности даже пропустило удар. Слёзы стали непослушно наворачиваться… "он жив! да он жив! Чёрт! Держи себя в руках дура, нужно отыграть свою роль!".

Вся компания немного замялась при появлении Какаши, все заученные слова вылетели из головы, как и порядок действий.

— Парень! — взял себя в руки Рико. — Вот! — он с довольными глазами указал на красноволосую девушку. — Как и было уговорено, третья принцесса Теса-сама.

— Хм, — неопределенно проговорил Какаши. — Сейчас узнаю зачем я ей понадобился.

Юноша достал страшный огромный тесак, шиноби нервно переглянулись. Парень подошёл к Тесе и медленно, с улыбкой, провёл тупой стороной клинка по её щеке. Рико и Хоро не знали что делать, они репетировали совсем иные события… Теса прямо смотрела на Какаши, не отводя взгляд.

— Рико, — обратился к замеревшему шиноби, Какаши. — Можешь быть свободен. Ты выполнил уговор. Да и хоть я ничего не обещал, но. Держи.

Юноша достал из пространственного кармана огромный драгоценный камень, чистый как слеза, и бросил мужчине. Тот неловко поймал его. Брови Рико взлетели. Даже по беглым прикидкам такой камень стоял невероятных денег! Просто куча деньжищ! Его сердце жадно забилось, он взглянул на принцессу, после снова на камень и сказал…

— Надеюсь Вы получили того что так рьяно желали. — то, что эти слова были обращены Тесе, Какаши уже понял. — Хоро. — твёрдо произнёс Рико. — Идём.

Два друга удалились, оставив на поляне "злого" Какаши и ничуть не испуганную Тесу.

— Ну что, Теса-сама. — сказал юноша с какой-то показушной лестью. — Зачем Вам понадобился простой торговец? Решили отомстить? — Какаши улыбнулся, разводя руками, показывая на глухую чащу леса. — Но как видите, к чему это привело.

Девушка уверенно смотрела в его глаза, наконец-то он стоит перед ней, перед ней настоящей. Большего ей и не надо.

— Какаши, — сказала она таким сладким голосом, что все мужчины упали бы на колени перед такой красавицей. — Я хотела найти тебя и стать твоей девушкой.

Прищуренные глаза юноши округлились. Даже он удивился…

Какаши подошёл к Тесе, приложил свою ладонь тыльной стороной к её нежному лбу, проделал ту же манипуляцию со своей головой, сравнивая температуры.

— Хм, жара вроде нет. — нейтральным голосом сказал Хатаке.

Он пальцами аккуратно приоткрыл ей глаз, пристально рассматривая кроваво-красный зрачок, поводил указательным пальцем из стороны в сторону…

— Зрачок реагирует.

Тогда Какаши положил ей руку на плечо…

— Кай! Гендзюцу развейся! — юноша отошёл на пару шагов, ожидая изменений. — Ну? Чувствуешь, что была под контролем?

Теса игриво улыбаясь, помотала головой, она поняла, что если Какаши не убил её сразу, то теперь уж точно не сделает ничего плохого. Всё же признаться, она немного волновалась — вот так встретиться с ним лицом к лицу. Кто мог знать как Какаши среагирует? Он вполне мог убить её и был бы в своём праве. Теса рискнула своей жизнью и Какаши это оценил. Теперь же эта девчонка улыбается, понимая, что поставив на кон всё — смогла. Смогла отвоевать маленький кусочек сердца у этого таинственного парня, укравшего её сердечко безвозвратно. И теперь, искренне, влюблённо улыбаясь, Теса смотрела как юноша дурачится. Принцесса прищурила красные глазки и елейным голоском произнесла:

— Доктор, кажется у меня болит вот здесь…

Глава 5.3

— Ну что, Теса-сама. — сказал Какаши подшучивая над этой глупышкой. — Зачем Вам понадобился простой торговец? Решили отомстить? — улыбнулся он, показывая руками в какой заднице она оказалась. — Но как видите, к чему это привело.

Девушка спокойно смотрела ему прямо в глаза.

— Какаши, я хотела найти тебя и стать твоей девушкой.

Чё. ЧЁ?! Ну я догадывался, что возможно она хочет там привязать меня к кровати и порезать по кусочкам или ещё что-нибудь. Но стать моей девушкой… Не ожидал.

Парень смотрел в блестящие глаза Тесы. Девчонка не боялась его. Нет. Это отблески чего-то иного.

Чёрт. Вот же дура! Ну как такое произошло? Та-а-к, вдох-выдох. А она красива. Н-да. Да и в Конохе не чуралась спасти незнакомую ей девушку. Может она не такая и засранка? Да и этот поступок. Решила отдать всё, чтобы стать моей? На хера? Вот что этим девкам неймётся? Парней же куча. Ну ок. Сделаю так, что она сама убежит!

Какаши глупо смерил её температуру, бросая взгляд на оттопыренную грудь, прикрываемую кожаной курткой. Посмотрел в её красивые дьявольские глаза. — Чёрт, голову начинает кружить от её пьянящего аромата! — Он решил отойти подальше…

— Кай! Гендзюцу развейся! — так, вдали от неё вроде не так штормит. — Ну что? Чувствуешь, что была под контролем?

Она улыбнулась. Сука. Да ещё так чертовски притягательно!

— Доктор, кажется у меня болит вот здесь… — Теса играючи указала на плоский белоснежный живот, приподняв куртку.

Ох, ё! Какаши видел низ молочных округлых грудей, но не полностью, нежно розовые соски скрывала приподнятая кожанка и кофта. — Сука. Ну я не какой-то там пёсик, который вильнёт хвостиком и прыгнет к угощению. Хоть и очень хочется. Безумно. Но тогда она победит в этой битве! А первое сражение проигрывать никак нельзя! Всё будет по-моему твою мать! — Парень взял себя в руки. Подошёл к ней, уверенно и холодно сказал.

— Оденься, раздражаешь.

Теса просто прикурила от этих слов, если бы могла.

Уууххх! Её игривое личико моментально слетело и так злостно вытянулось. Она приспустила приподнятую одежду, заправила в свои обтягивающие штанишки белую футболку и опустила в пол свои злые глазки.

Твою мать, я — дьявол. Сам себя наказал хахах. Чёрррт. Ну, так надо. — успокаивал парень сам себя. — Иначе девчонка решит, что мной можно манипулировать, а я этого не хочу. Да и, вообще, не решил, что с ней делать.

Бросив на неё тяжёлый взгляд, который не каждый выдержит, Какаши пошёл в сторону своих клонов и Лины-тян. Пора уже проверить как она там. Но если бы происходило что-то за гранью, то клоны уже давно дали бы ему знать. Значит всё в порядке. Перед уходом сюда, он оставил в Конохе крепкую телесную копию, заменять его на театральном поприще в Конохе, так что Луна ни о чём не догадается. Можно быть спокойным.

Теса незамедлительно встала с каменного стула и пристроилась рядом. Надо же, не испугалась его взора. Ну, плюс бал. — Подумал Какаши. Так вместе, в тишине безмолвия, они начали свой путь к лагерю клонов.

Было уже совсем темно.

Какаши и Теса всего несколько часов шли по ночному лесу, но вид у Тесы был очень усталый. Да и кругом охренеть как темно! Юноше, конечно, это не мешало, но у девчонки уже всё лицо было в мелких царапинах от веток. Хатаке больше не смог смотреть на её корчащуюся мордочку.

— На сегодня всё, устроим привал на ночь.

— Угу. — старалась выглядеть она бодро.

Какаши соорудил достаточно большое каменное жилище. Сделал стол, достал свечи для освещения, расставил их по полкам. Выложил на стол копчённое мясо, пиво, воду и фрукты. Девчонка немного жадно взглянула на еду и юноша подмахнул ей.

— Эй, рыжая.

Теса не знала как отреагировать. Строить из себя обиженную маленькую девочку она не желала, но и присаживаться к импровизированному застолью тоже. Пусть она и красноволосая, но у неё есть имя! Она вздёрнула носик и отвернулась.

— Вот же коза. — Какаши потёр пальцами глаза. — Теса, пойдём, кушать. Только сначала руки помыть. — Парень показательно подошёл к резервуару с водой и тщательно промыл руки.

Теса с улыбкой последовала его примеру.

Они молча уселись. Блеклый свет от свечей тускло освещал комнату. Какаши разлил по бокалам пиво и подал один Тесе.

— Держи.

Принцесса взяла стакан и принюхалась.

— Что это?

— Компот, сваренный из самых редких на Земле зёрен ячменя и лепестков изысканного хмеля.

Теса аккуратно понюхала напиток, носик коснулся белой пенки.

— Ой… какая я неряшливая…

Какаши кинул ей платок.

Девушка пригубила напиток и случайно облилась, пачкая футболку…

— Ой, да что ж такое. — покраснела девчонка.

Какаши откуда-то достал ещё один платок.

"Да блииин, когда у него кончатся эти тряпки!" — подумала принцесса.

Сделав ещё несколько финтов, которые с холодным, безэмоциональным лицом парировал Какаши, ребята принялись за еду.

— Какаши, ты постоянно так живёшь? — поинтересовалась девушка, когда они закончили ужинать.

— Нет. — спокойно ответил парень. — Раньше было хуже, — он улыбнулся. — А потом я стал типа королём.

— Пхахаха! — засмеялась девушка, но быстро прикрыла ручкой ротик. — Прости-и, — сказала она серьёзно. — Но в нашем мире нет королей. Только в книгах. Ты, наверное, имел что-то другое, а я не так поняла.

— Да. — не стал спорить Какаши. — Я имел в виду королём своей жизни. Делаю что хочу. Иду куда хочу. Трахаю кого хочу.

На последней фразе девушка странно сверкнула глазками, то ли блик ревности, то ли похоти. С ходу и не понять было.

— Ну, а ты? — спросил уже парень. — Зачем хочешь стать моей девушкой? Какая выгода? — он привстал из-за стола. — Я не богат и не отпрыск Даймё. Да и со мной рядом быть опасно. — Какаши сложил всю снедь, закинув в пространственный карман, и, зевая, потянулся.

— Я… — задумалась по-настоящему девушка. Хоть она и знала уже ответ.

— Какаши. — сказала она спокойно. — Я третья принцесса, всё что пожелаю будет у моих ног. Какая мне выгода быть с тобой?

— И то верно. — согласился парень. — Значит решила проучить своего женишка или поиграть на нервах у отца, сбегая с дома?

— Нет, — покачала головой Теса. — Мне устраивали помолвку несколько раз, но после пятой попытки, отец опустил руки. Женихи сбегали ещё до свадьбы, когда узнавали, что я… я… — притихла девушка, но вскоре подняла голову и посмотрела в алые глаза Какаши, ведь она решила измениться ради него и глупо не признавать своё прошлое…

— Я была убийцей. — Теса тихо выдохнула, ей с трудом удалось признать своё тёмное прошлое. — Я убивала молодых парней. В детстве… в детстве мою любимую старшую сестру изнасиловал дядя. Я сидела в шкафу и всё видела. После случившегося сестра… она больше не была собой. Я видела боль в её стеклянных, мёртвых глазах, но все мои детские попытки ей помочь так ни к чему и не привели. Я возненавидела парней. Вскоре эта ненависть переросла в забаву. Я охотилась на молодых привлекательных мужчин, связывала их, разрезала, ломала кости…

— Страстная ты женщина. — спокойно сказал Какаши, услышав исповедь девушки и никак не удивившись, ведь он видел женщин и похуже. — Так продолжала бы заниматься своим хобби, я вроде как претензию свою высказал ещё в нашу первую встречу.

— После той встречи всё и началось. — печально ответила девушка. — Однорукий парень. Какой-то бродяга. Да красивый, привлекательный. — стала заводиться девушка. — Но почему именно ты?! Зачем?! — переходя постепенно на крик, она подскочила к нему…

— Зачем ты украл моё сердце?! — женский кулачок ударил Какаши в плечо. — Зачем?! — слёзы хлынули из красивых глаз девушки. — Как глупо… влюбилась в своего насильника.

Теса упала на коленки и закрылась руками.

— Терпеть не могу слезливых женщин.

Какаши вышел на улицу. Посмотрел на небольшую поляну рядом с каменным строением, заученными движениями пальцев использовал стихийные техники, создавая небольшой горячий источник. Убрал походную одежду в слот и медленно зашёл в горячую воду. Пар клубами поднимался вверх, оседая каплями на нижних ветвях деревьев. Парень удобно уселся у дальнего изголовья источника, облокотился спиной к тёплой подогретой стенке, закрывая устало глаза.

— Какаши. — послышался неуверенный голос подошедшей Тесы. — Почему ты такой? Другой подбежал бы и успокоил меня. Сделал всё, чтобы добиться моего расположения! Ведь я красива! Богата! У меня есть власть и даже личный отряд шиноби!

— Ничего интересного ты не перечислила. — со скукой вздохнул парень, открывая алые безэмоциональные глаза. — Деньги у меня есть. Красота? — он провёл внимательным взглядом по Тесе, словно касаясь глазами напряжённого тела принцессы. — Да, ты красива.

Теса покраснела от его слов и такого прожигающего взгляда.

— Но ведь и красота бывает разной. — продолжил юноша. — У тебя своя индивидуальность, своя изюминка, у другой красотки — другая. Суть в том, что за деньги я могу купить множество красивых женщин. Либо же — потратить время и охмурить ещё больше. Но зачем?

— Ты говоришь власть. — как-то по простому улыбнулся Какаши. — В этом мире власть у того — кто имеет силу. Всё остальное — пыль.

Теса внимательно слушала, пытаясь ухватить самую главную нить его мыслей.

— И вот скажи мне, — продолжил парень. — К чему мне хоть что-то из того что ты перечислила? У меня и так уже всё это есть и даже больше. — Какаши посмотрел в растерянные глаза девчонки.

Принцесса молчала. Девушка не думала в таком ключе. Теса считала, что если Какаши откажется от неё, то она попробует удерживать его деньгами, богатством, красивой и хорошей жизнью. Но этот парень… Он спит в чёртовом мрачном лесу! Из которого издаются страшные звуки неведомого зверья! Кругом сотни насекомых, грязь, сыро и холодно. Он не кинулся на неё когда она поманила своим идеальным телом, оголив животик. Девушка не могла понять, что же делать, чтобы удержать его. Похоже… похоже ей больше ничего не остаётся как отпустить его.

— Какаши. — грустно улыбнулась Теса, сдерживая нарастающий в груди ком. — Значит я ничего не могу тебе дать… — горькие слёзы разочарования полились из её красивых красных глаз. Девушка почувствовала невыносимую боль, ведь она не сможет быть рядом с человеком, в которого она действительно влюбилась.

— Вот же ж дура. — сказал грубо Какаши.

Теса печальными глазками взглянула на него, убрав мокрые ладони и ожидая от него каких-то нехороших слов.

— С чего ты решила, что ты что-то должна давать мне?

Сердце девушки вздрогнуло. Юноша расстроено вздохнул…

— Неужели недостаточно просто быть рядом? Или кто-то кому-то должен обязательно что-то давать? Глупо же.

Принцесса замерла. Впервые кто-то не желал от неё несметных богатств или положения в обществе. Да, она понимала, что привлекательна. Но ведь мужчины ухлёстывали за ней в надежде получить блага её отца. Никто искренне не относился к ней. И вот сейчас, Какаши, всего лишь словами показал, что любовь не покупается. У настоящих чувств нет цены.

Теса смотрела на спокойного парня, внутри понимая, что у неё ещё будет куча конкуренток на этого мужчину. — "Блин, что-то я совсем расплакалась рядом с ним. Хотя на душе стало так чисто. Так легко. Я думала мы переспим, а там будь, что будет. Но… он оказался совсем другим. Кажется я влюбилась ещё сильнее. Ладно, сейчас посмотрим устоит ли он после такого!"

Теса подошла к горячему источнику и оступилась, падая в воду. Какаши закатил глаза, оставаясь сидеть на месте.

Через тридцать секунд…

— Пхаа! — вынырнула ошарашенная девушка из воды. — Почему ты меня не спасал?! А если бы я утонула?! — возмутилась обиженная девушка.

— Здесь воды по пояс. — ответил Какаши, внимательно наблюдавший за покрасневшей принцессой. Её белая прозрачная футболка насквозь промокла, обволакивая наливную грудь, розовые соски привлекательно торчали, по нежной коже маняще стекали капли воды…

Теса заметила его взгляд. Она сама желала наброситься на юношу… и в этот раз… в этот раз она чувствовала что-то другое. Не голую похоть к этому мужчине. Теперь это было совсем другое чувство. Неведомая крепкая связь, на незримом уровне для глаз соединила двух людей. Принцесса чувствовала как её сердце бьётся чаще и сильнее прежнего.

Какаши поднялся, вставая в полный рост и оголяя свой крепкий мужской торс, подошёл к замеревшей девушке, нежно погладил её бархатистую, немного скользкую от воды кожу на щеке, и лукаво улыбаясь, молча смотрел в её сияющие глаза.

— Если ты так будешь смотреть на меня, — тихо сказала Теса. — то я больше не выдержу..

Какаши плавно притянул её хрупкое тело к себе. Его пальцы плавными движениями развязали промокшие шнурки на её брюках, и те исчезли в его руках, оставив девушку в прозрачных трусишках.

Теса с пылающим лицом смотрела на желанного мужчину. Какаши же никуда не торопился, он хищно улыбался своими алыми глазами, понимая кто победитель в этой битве. Уверенными движениями приподнял её футболку… незаметное движение руки и ткань бесследно исчезла, как и промокшие насквозь девичьи трусики.

Взгляд парня жадно прополз по стоячей груди принцессы. Он взял девчонку за руку и сел на своё место у стены источника, её же развернул к себе спиной, усаживая перед собой.

Они были крайне близко друг к другу, член Какаши упёрся в мягкую попку Тесы, желая войти в её горячее лоно.

— Ты испачкалась. — вымолвил жаркими губами парень, достал из пространственного кармана бутылёк и капнул себе на ладони, растирая жидкость до белой пены. Он нежно провёл пальцами по её пухлой налитой груди, сквозь слипшиеся губки Тесы раздалось тихое постанывание…

— Ммфф…

Какаши сжал ладонями мягкие сисечки и оттянул пальцами её розовые соски, слегка покручивая в тисках.

Тесачка поплыла на волнах удовольствия… юноша опустил руки ниже, тщательно намыливая её плоский животик и цепляя треугольник рыжих волос на лобке…

Принцесса боялась пошевелиться. Её тело пронизывали острые возбуждающие порывы… крепкие руки Какаши уверенно, немного грубовато раздвинули её стройные аккуратные ножки и твёрдые пальцы скользнули по её нежным лепесткам розочки.

— Нужно хорошенько всё помыть. Особенно здесь. — Какаши расплылся в блаженной улыбке. — Кстати, — ещё шире улыбнулся парень. — Ты же ни разу не ходила в туалет, разве не хочется?

Девушка вспомнила, что она действительно давно хотела сходить по-маленькому, но стеснялась…

— Ты можешь пописать здесь, в воде, — тихо сказал разгорячённый возбудившийся Какаши. — Прямо в мою ладонь.

— Чт-то-о… — медленно прошептали красные губы Тесы, она не ожидала такого необычного предложения.

Но тяжело дышащий Какаши, сказавший пописать ей прям здесь и обмочить его пальцы, не на шутку завёл сознание принцессы.

Парень нежно облизнул её мокрое ушко и шепнул тёплым, немного хрипловатым голосом.

— Я вижу ты хочешь этого, Тесачка, отдайся своим тайным желаниям…

Дрожащая от возбуждения Теса готова была кончать даже от его слов, а тут помочиться на его ладонь… неизведанное чувство любопытства поселилось в её голове и девушка, проиграв борьбу со своей похотью, прикусила свои губки и попыталась расслабиться…

Через несколько секунд Какаши ощутил сквозь тёплую воду как горячая струйка слабеньким напором щекочет его кожу. Глаза Тесы закатились от удовольствия, тело задрожало от происходящего..

— Видишь, — сказал тихо парень. — Всё в порядке. — Какаши целовал её шею, продолжая трогать её помочившуюся киску, поглаживая пальцами по твёрдому клитору и внутренним половым губам.

— Пожалуйста… — прошептала принцесса. — Я хочу почувствовать тебя внутри…

Парень тоже больше не мог терпеть, схватил Тесу и вышел с ней из тёплого бассейна. Принцесса тихо пискнула, обхватив Какаши за шею, и мягкая улыбка проявилась на её смущённом лице.

Какаши усадил её на постель, присел рядом. Их глаза в свете горящих свечей, прожигали друг друга. Температура в помещении нарастала с каждой секундой. Прикосновение губ. Медленно. Едва касаясь, они скользнули губами, нежно целуясь… напряжение в их телах неумолимо усиливалось… И наконец. Поток чувств стал неудержим.

Какаши прижал к себе Тесу, не разрывая поцелуй. Приглушённый стон вырвался из груди девушки, она запустила тонкие пальцы в его волосы, дрожь бесконтрольно пробегала по всему её влажному телу, трясущимися руками Теса взяла Какаши за горячий член. Парень тихо простонал от этого неуверенного прикосновения, он навис над ней всем телом, оперевшись на руки, и больше не хотел терять время.

Направил рукой Тесы свой член и проник в киску девушки…

— Ааааахх… — тихий сладкий стон раздался из губ зардевшей девчонки…

Парень проникал в неё всё глубже, растягивая толстым членом узкую киску девушки, он будто надевал на руку резиновую перчатку… блеклая смазка девичьего влагалища растекалась по всему эрегированному члену…

— Боооожееее…

— Дааааааа…

— Дааааа… — горячо стонала Тесачка.

— Бо-ль-ше не мо-гууу… — затряслась она в конвульсиях.

Какаши усилил напор, быстрее вбивая в её лоно член…

— К-ККОНЧАЮ!! — закричала принцесса, выгибая мокрую спину, но парень не останавливался, долбя киску Тесы всё яростнее, быстрее и быстрее…

— Аа!

— Аа!

— Аа!

— Аа! — визжала Теса, она заглотнула ртом подсунутые пальцы Какаши.

— Мф!

— Мф!

— Мх!

— Хьяяяяяяааааааа! — запищала принцесса и прозрачная струйка вырвалась горячим фонтаном из розовой киски, пачкая постель и живот Какаши…

Парень от всей это картины был на пределе, резким движением вытащил член из влажной Тесы и белые струи выстрельнули, орошая грудь содрогающейся на спине девчонки… принцесса схватилась за его член яростно надрачивая и ещё одна порция густых брызг попала ей на шею и подбородок.

Тесачка, облизнувшись, пылающими глазками посмотрела на распаленного Какаши — тот учащённо дышал. Не от усталости. Возбуждение накрыло парня с головой и ещё с большей силой чем прежде! Теса довольно блеснула красными глазками, вспоминая ночь на горячих источниках. Уж в этот раз она не проиграет!

Глава 5.4

Коноха.


Клон Какаши, оставленный в деревне Листа в образе Лины, совершал очередной утренний обход по улицам в поисках возможной угрозы для девчонки.

Пройдя центральный район, офицер направился по дороге через Академию. Через месяц здесь начнутся вступительные экзамены для нового поколения. Так что пока тут тихо.

"Как же летит время. — задумался клон. — Совсем недавно я и сам здесь учился, ну то есть Первый. Хоть учёба была недолгой, но было прикольно. Хех." — Клон тепло улыбнулся и пошёл дальше по своему маршруту.

Проходя мимо своего бывшего дома, на сердце не было никаких ощущений. Ни тоски. Ни чего-то печального.

"Первому осталось убить Данзо. И тогда — месть совершена. Интересно, что он будет делать после? Наверное вернётся в Синерию." — офицер скользнул взглядом по поминальной площади и его тело пронзило молнией..

"Цунаде?!

Что она здесь делает??!

Чёрт! Нужно идти и не останавливаться, иначе я привлеку к себе внимание."

Клон не выдержал и всё-таки посмотрел на девушку..

"Что с ней? Её лицо… Оно… оно словно мертво." — офицер в образе Лины-тян поспешил удалиться. У него есть задание и он не может его запороть.


***


В Конохе прошёл целый день.

Торговцы уже закрывали свои торговые лавочки и магазины. Родители загоняли по домам маленьких детишек, которые заигрались и не пришли вовремя к ужину. Солнце, совершив свой ежедневный дозор, устало скрылось за горизонтом, обещая вернуться к утру. Жёлтые фонари с охоткой зажглись по всей деревне, мягко освещая центральные улицы и местные достопримечательности Листа.

— Цунаде-сама. — произнесла обеспокоенная, измученная переживаниями Шизуне-тян. — Пожалуйста, пойдёмте. Вы здесь сидите с самого утра, нужно отдохнуть. — девушка осторожно положила блондинке на плечо руку. — Завтра снова придём, если хотите, но сейчас — уже поздно, даже солнце ушло на отдых. Да и холодает на улице.

Цунаде сидела на деревянной скамье в месте, где раньше был дом Какаши. Напротив стоял высокий чёрный обелиск — «В память Героям, защитившим деревню от предательства рода Хатаке».

Стеклянный взгляд женщины смотрел в пустоту. Ей больше ничего не хотелось. Она потеряла его. Какое-то безумие… Казалось бы в её жизни наконец появился луч света. Кто-то смог достучаться до глубин её каменного сердца. Но он умер. Убит её собственным учителем.

Цунаде прибыла проститься с Хирузеном, но когда узнала всё о произошедшем… разрыдалась. Женщина кричала. Никто не мог остановить её истерики. Джирайя думал, что ей больно от потери Третьего Хокаге…

Но всё было совсем наоборот.

Цуна ненавидела мир и свою судьбу. — "Какаши зачем ты ворвался в мою жизнь, а после бесследно исчез. Я поняла, что Юко и ты — один и тот же человек. Да и не в этом дело. Ты. Именно ты! Глупый юнец. Дурачок. Забрал сердце одинокой женщины. И что теперь? Разве всё это не похоже на одну сплошную злую шутку? Почему Боги поступили так со мной?!" — холодный взгляд женщины смотрел в никуда. Внутри же неё горел огонь обиды на свою жизнь. На проклятую нелепую судьбу. Красивая женщина, Легендарный шиноби, наследница клана Сенджу. Ничего из этого не сделало её счастливой. Ничего не стоило поцелуя того дурачка. Поцелуя предателя Листа, который сейчас где-то там… в загробном мире.

Юная черноволосая девушка, совершавшая вечерний обход, заметила безэмоциональную Цунаде, и спряталась за деревом. — "Чёрт. Цунаде до сих пор здесь. Первый не предупреждал что делать в такой ситуации." — Телесный клон в облике Лины-тян, воровато оглянулся, не зная что делать. Его чувства были такие же как у Первого. Он понимал, что Цунаде сидит здесь не просто так. Ясно как летний день, что его оплакивает. Между ними что-то произошло. И глупо было это отрицать.

"Чтобы сделал Первый на моём месте? Если бы увидел такой пустой взгляд Цуны? Хм… определённо не прятался бы за деревом, а подошёл и сказал "Привет", ну или что-то типа того. Но у меня есть задание! Выполнять роль в подмене Лины-тян, выманивая потенциальную угрозу для жизни девчонки… Но сколько не брожу по Конохе — никаких угроз нет. Та-ак, что можно сделать в этой ситуации с Цуной? Как помочь ей?"

Офицер думал недолго, он создал в руке бутон ледяной розы и пошёл к Цунаде. — "Да это глупо, но Первый постоянно тупил, поэтому пусть сам потом винит, что у него такие клоны!" — Подумал телесный и его шаги стали уверенней.

Блондинка перевела взгляд на подошедшую девушку. Шизуне-тян тоже не оставила офицера без внимания и спросила:

— Чего тебе девочка? — поинтересовалась она, хотя и была практически такого же возраста.

— Простите, у меня для вас кое-что есть. — сказала Лина-тян.

Зрачок Цунаде мгновенно расширился, какое-то внутреннее предчувствие женщины сработало или что-то другое, но она почувствовала что-то в этой девочке.

— Что же? — немного нервно привстала Цуна, но Лина молча, изучающе смотрела на взволнованную женщину. Блондинка не выдержала, взяв девчонку за руку. — Говори девочка, прошу..

Лина-тян протянула сжатый кулачок.

— Вот. — она медленно раскрыла ладонь.

Кристально чистая роза лежала на нежной коже девчонки. Цунаде неверяще вперилась глазами в цветок. С минуту она стояла молча, слёзы собирались в её золотистых глазах. Шизуне раскрыла в удивлении ротик..

— Это… — сглотнула слюну Цунаде, её горло совсем пересохло от внезапного переживания. — Где ты это взяла?

Лина улыбнулась одной из обворожительных улыбочек Какаши и сделала ещё один бутон розы.

Цунаде неверяще смотрела на девчонку, мурашки пробежали по коже женщины… — "Неужели это он стоит сейчас передо мной?" — Блондинка боялась задать этот вопрос. Но женское любопытство настолько сильно, что страх отступил на задний план.

— Какаши. Это ты? — неуверенно спросила Цунаде.

Лина помотала головой из стороны в сторону.

— Ты видела его? — тут же тихо спросила женщина. — Он… он жив?

Лина кивнула.

— Простите, больше я ничего не могу сказать. Хотя-я… — девчонка вдруг почесала затылок, как-то неуклюже что ли, по-мальчишески. — Если хотите увидеть его..

Сердце Цунаде просто выстрельнуло, намереваясь выпрыгнуть из огромной груди..

— Хочу. — твёрдо сказала блондинка.

— У Вас сзади на шее его печать. — улыбнулась лукаво девчонка. — Она среагирует если Вы окажетесь в опасности. Если что — я ничего не говорила! — подмигнула девчонка. — Пусть это будет наш секретик. — улыбнулась Лина напоследок и убежала.

Оживающая Цунаде посмотрела на ледяную розу глазами полными будоражащего волнения.

— В опасности значит… — блондинка, наконец, позволила себе улыбку. — Осталось поймать Какаши в свои крепкие женские руки. — глаза Цунаде загорелись горящим азартом…



***


Какаши с хорошим настроением следовал к лагерю клонов, напевая неизвестную мелодию. Рядом шла счастливая Теса-тян с алым румянцем на белоснежных щеках.

Парень вдруг остановился, почувствовав, что метка Цунаде сигналит об опасности. Он прикрыл глаза для лучшего эффекта связи с печатью. — "Хм, недалеко от Конохи, какого чёрта? Кто посмел напасть на неё?! Да ещё и у деревни Листа?! Чёрт!"

— Техника телесного клонирования. — вызвал шиноби свои усиленные копии. — Забираете Тесу и дуете в лагерь. Я скоро вернусь.

Клоны кивнули.

— Какаши! — крикнула Теса. — Я с тобой!

Но парень уже исчез.

Хатаке телесными прыжками двигался к метке.

"Нужно спешить. Блядь. Как такое произошло? Кто мог напасть на неё?"

По пути движения Какаши сменил слот на таинственного убийцу дабы увеличить свою скорость, да и скрыть личность. На всякий случай.

Через десять минут просто разрывая в клочья пространство, Какаши прибыл к большому озеру.

"Не пойму… какого хера."

Он побежал по поверхности глади и остановился, чувствуя что Цунаде где-то под толщей воды.

Телесным мерцанием шиноби влетел на глубину. Какаши осмотрел водное пространство — небольшие коряги, илистое дно с тиной и водорослями, на дне лежала Цунаде без сознания. Парень занервничал, мгновенно схватил её и вылетел из воды. Несколько прыжков и они на тёмной, безлюдной поляне.

— Чёрт! Дыши! — Какаши стал вливать в неё чакру исцеления.

"Какого дьявола? Она вроде в нормальном состоянии.."

Он, превратив воду в её лёгких в ледяную пыль, вывел твёрдую "жидкость" из организма девушки. Но Цунаде не дышала.

"Чёрт". — Какаши стянул низ маски, открывая свои мокрые губы и прильнул к приоткрытым холодным губам Цунаде. Аккуратно зажал ей нос и вдохнул в лёгкие воздух. Какаши продолжал вдыхать воздух в рот Цунаде, делая ей искусственное дыхание. — "Странно, её сердце охренеть как бьётся! Чё она не дышит то?!"

Цунаде, понимая, что больше притворяться нельзя, громко вдохнула воздух..

— Ааааапп… Кха! Кха! — закашляла блондинка.

— Девушка, — спросил Какаши, когда кашель Цунаде прекратился. — Вы в порядке? — юноша полностью изменил свой голос и скрыл лицо.

— Д-да… — сердце Цунаде бешено стучало… Она бросила взгляд на парня в беспросветных чёрных одеяниях. Понимая, что перед ней Какаши. Телосложение не скрыть за тканью. И его запах, что она не забудет никогда.

— Кто вы? — спросила потерянная блондинка, играя в свою игру.

— Я? — парень немного засуетился, ему было неловко врать Цунаде, а когда он мчался спасать её, то не придумывал никакой легенды. Мысли были заняты лишь безопасностью блондинки.

— Я здесь недалеко рыбу ловил. — почесал он затылок и достал удочку из слота, как доказательство его слов. — А поймал русалку. Хы. — улыбнулся он неловко, хоть за маской и не было видно.

— Спасибо, Вам. — Цунаде немного покраснела. — Как же мне называть своего спасителя? — она как-то полузагадочно улыбнулась.

— Эм-м. — Какаши беззвучно выругался, на ум ничего сразу не приходило. Это тоже самое когда просят рассказать что-нибудь смешное и все анекдоты одновременно собирают вещи и уходят из головы.

— Наруто Куросаки. — сказал парень первое что пришло на ум и захотел ударить себя по лицу.

Цунаде ехидно улыбнулась…

— А я… — девушка внезапно взялась за голову и скривила личико. — Я… я не помню… — соврала Цунаде, как и задумала ранее.

"Дьявол! Неужели она потеряла память?" — Мысли Какаши скакали в голове словно бешенные кони. — "Чё делать???!"

— А-мм… — парень тянул с ответом. — Возможно Вы из Конохи? — указал он в сторону деревни скрытого Листа. — Она отсюда недалеко. Остальные поселения намного дальше. Думаю вас там определённо может кто-то знать.

"Вот же ж!" — Думала в своей светлой головушке Цунаде. — "Хочет спровадить меня в деревню?! Ну уж нет!!! Тебе не отвертеться, Какаши!!!"

Цунаде решила надавить на него сильнее.

— Коноха? А что это? — она нелепо захлопала золотистыми глазками с длиннющими ресницами.

Какаши привычно, как-то по-старчески провёл пальцами по глазам, мысленно ругаясь.

— Так называют поселение, что позади нас. — он встал, подавая руку Цунаде. — Пойдёмте, я проведу Вас.

"Но я не хочу в Коноху чёрт побери! Забери меня с собой дурачок!" — Кричало всё естество внутри девушки. Она вяло подала белоснежную руку.

— Как мне оплатить Вам за спасение, Наруто Куросаки? — поинтересовалась девушка.

Какаши приложил к Цунаде ладонь.

— Стихия ветра. Слабое иссушение.

Влага с одежды девушки испарилась. Парень достал из четвёртого слота тёплый зелёный плащ и накинул на Цунаде.

— Не попадайте больше в беду. — проговорил холодным голосом Какаши, наконец взяв себя в руки.

Впечатлённая таким, казалось бы простым, ухаживанием, Цунаде, никогда и ни с кем не чувствовала себя беззащитной девушкой, но рядом с Какаши… Рядом с ним она была словно маленькая девочка. Как же ей хотелось этого всю жизнь… Отпустить его?! Ни за что!

— Ой… — взялась блондинка за голову и стала терять сознание.

Какаши подхватил её, проверяя внутреннее состояние блондинки. — "Блин. Какого хрена? Она же абсолютна здорова. Я, конечно, не могу залезть в её мозг. Но всё же ведёт она себя пиздец как странно. Может действительно потеряла память? Хм." — Держа в руках бессознательную девушку, Какаши думал что делать. — "Отнести её в Коноху? Ну, и где её оставить? Надо найти Шизуне. Да и Джирайя точно с неё будет пылинки сдувать, так что она будет в порядке."

Какаши с Цунаде на руках, телесными мерцаниями перемещался к Конохе, изменив свой облик на взрослого мужчину. Лицо было прикрыто красной банданой, серые, ничем непримечательные одеяния и густые короткие волосы. Он был больше похож на лесника, чем на шиноби.

Цунаде вдруг стала говорить неразборные фразы.

"Спит что ли?" — Подумал парень.

Губы девушки бормотали..

— Какаши, не оставляй меня… Я лю..б… теебя дур. чок.

Парня пронзил словно ток. Он остановился и всмотрелся в закрытые глаза Цунаде.

На душе заскребли кошки и не только. Ему по-настоящему стало не по себе. Вот так оставить беспамятную девушку? И кому? Джирайе? Понятно — он вроде как любит её. Но Цунаде всегда относилась к нему как к брату. Если бы у неё были к жабьему Саннину хоть какие-то любовные чувства, то Какаши ни за что бы не вмешался в чужую любовь. Но сейчас… сейчас она сквозь сон назвала имя. Его имя.

Какаши смотрел на спящую девушку. — "А ведь насколько знаю. Твоя жизнь то ещё дерьмо, Цунаде. Так похожа на мою."

Какаши едва слышно сказал.

— Цунаде. Не пожалей после о том, что отдала своё сердце не тому.

Одной рукой он создал телесного клона.

— Найди Шизуне.

— Хай. — тихо ответил офицер и направился в Коноху.

Какаши посмотрел ещё раз на Цунаде. Он перехватил её манящее, горячее тело поудобнее и, развернувшись, отправился в свой лагерь.

Уголок сомкнутых губ девушки незаметно дрогнул вверх.

Глава 6.1

Тем временем в Амегакуре.


Как ни странно, но в стране дождя сейчас шёл проливной дождь. Бесконечный. Холодный. Он отождествлял внутреннее состояние страны этого времени.

На каменном пригорке стоял Ханзо Саламандра в полном боевом снаряжении. Его мощные руки держали синеволосую молодую девушку, одетую в длинный чёрный плащ. Остро наточенный кунай, приставленный к девичьему горлу, царапал бархатную кожу при малейшем её шевелении.

Акацки стали набирать популярность среди простого люда, да и среди шиноби тоже. Всё больше ниндзя переходили под крыло молодой организации, увеличивая её влияние и мощь. Такой расклад вещей не устраивал правителя страны Дождя — Ужасного Саламандру. А тут ещё неизвестный в маске заплатил круглую сумму за убийство предводителей этих самых назойливых Акацки. Оранжевая маска просил оставить лишь лупоглазого. Всё складывалось как нельзя лучше для Ханзо Саламандры. Он решил уничтожить организацию, что мозолила ему глаза. И вот, придумав план по их уничтожению, Ханзо предложил лидерам Акацки встретиться, дабы обсудить "сотрудничество". Но данная встреча оказалась спланированной засадой.

Правитель страны Дождя вгляделся в испуганное лицо Нагато. — "Надо же, чёртов легендарный Риннеган! На хер того придурка в маске! Я сам заберу эти глаза!"

— Ну что, детишки? Наигрались в войнушки? — Ханзо уколол нежную кожу шею Конан, пустив каплю крови. —"Ох как занервничал рыжий. Хахаль её что ли.."

— Что тебе нужно, Ханзо?! — закричал Яхико, стоящий в низине небольшой долины. — Акацки никогда не стремились к власти! Мы уважали тебя как правителя!

— Ха-Ха-Ха! — раздался громкий смех грозного шиноби. — Думаешь я такой наивный?! Хватит этих игр!

— Чего ты хочешь?! — выкрикнул Яхико, всем сердцем переживая за свою любимую Конан.

"Хм… чего я хочу… и правда". — Задумался Ханзо на секунду. Когда-то он хотел мира, но в действующих реалиях это невозможно.

— Яхико, ты их возглавляешь. — спокойно сказал Саламандра. — Следовательно… Должен умереть. Твоя жизнь или жизнь этой девчонки? — Ханзо уверенно посмотрел на потерянного Яхико, показывая всем своим естеством, что он ни хера не шутит.

— Эй ты! Красноволосый! — Саламандра кинул к ногам Нагато чёрный клинок. — Возьми кунай и прикончи Яхико. — Ханзо сказал медленно, словно высказав приговор к смертной казни. — Как только он умрёт — я отпущу её.

— Нагато! — крикнула ошарашенная Конан. — Бросьте меня! Бросьте и уходите как можно скорее! — взмолила девушка, что ни за что не желала потерять своего любимого… А ведь они до сих пор даже не признались друг другу..

— Нагато… — грустно, но с непоколебимой уверенностью сказал рыжеволосый предводитель молодой организации. — Убей меня.

Яхико не собирался становиться лидером или кем-то ещё, но его мечты были настолько сильны, что увлекли за собой и других шиноби. И вот, его недолгий путь окончится сегодня.

Нагато нервно задышал. Он ни за что не сделает этого. Юноша любил своих друзей. Безумно любил! Как он мог убить своего единственного друга?! Парень стоял, не двигаясь, он словно застыл.

— Нагато! — прокричал Яхико, которому было в этот момент ещё тяжелей. Он бросил последний взгляд на свою возлюбленную, пытаясь навсегда запомнить её образ и забрать его с собой в посмертные чертоги.

— Нагато, не смей! — истерически прокричала Конан со слезами на глазах, не обращая внимания, что лезвие куная у её горла, глубоко режет кожу.

— Поторопись. — приказал Ханзо, довольный возникшей ситуацией. — Или ты хочешь чтобы девчонка сдохла?!

Нагато перевёл взгляд с ревущей Конан на глубоко дышащего Яхико, готового к смерти. Юноша окаменевшей, подрагивающей рукой взял кунай. — "Лучше я убью себя." — кричали мысли внутри парня. Он поднял кунай.

— Конан… Яхико… проща…

Но его друг сам наткнулся на кунай, опередив юношу…

Яхико напоровшись на кунай, опустил голову на плечо Нагато. Острая боль в груди мгновенно отбирала силы молодого парня, из последних сил он сказал последние слова.

— Ты и Конан… должны жить… Кха! Неважно… неважно какой ценой. Ведь ты — Мессия этого мира. Я. В это. Верю. — Рыжеволосый парень с великой мечтой, испустив последний вздох, упал на мокрую землю. Потухшие глаза перед мгновением смерти уловили взволнованное лицо его возлюбленной.

— Яхико-о!!! — взревела Конан, которую Ханзо уже особо не держал. — Нееет! Яхи-ико-о! — она вырвалась из ослабшей хватки Саламандры и переместилась к мёртвому Яхико.

Нагато был словно в тумане, он не верил произошедшему..

— Кончайте с ним. Глаза только не повредите. — отдал приказ предводитель страны Дождя.

Шиноби Амегакуре метнули десятки кунаев и сюрикенов в Нагато и Конан, трепетно держащую на руках тело своего возлюбленного.

— Ураган Конохи-и!!!!!

Майто Гай появился словно ниоткуда, снеся всё запущенное в Акацки оружие.

— Он их все отразил! Но как? — удивился Ханзо.

Гнев и злость стала овладевать красноволосым Юношей. Он бросил взгляд блекло-фиолетовых глаз на Гая.

— Кто ты… — больше прорычал парень, чем проговорил.

— Я не враг. — ответил Гай, доставая именные нунчаки Сошуга. — Я помогу.

— Хорошо. — сказал Нагато, он видел как этот шиноби защитил их от пущенных кунаев. — Пригляди за ней. — указал он взглядом на Конан.

— Идёт. — спокойно кивнул юный Гай.

Нагато сместился шуншином к Ханзо, намереваясь разорвать его голыми руками. Но попал в очередную ловушку опытного ниндзя. Всё тело юноши окутало взрывными печатями.

— Взрыв!! — прокричал довольный Ханзо, активируя печати.

Буууууум! — прогремело по всей округе.

Нагато тяжело дышащий, с опалённой кожей лица и тела, успел отразить силой гравитационного отталкивания часть взрывной силы.

— А ты молодец, пацан. — похвалил красноволосого Саламандра. — Не думал, что кто-то сможет выжить после удара моей техники стихии огня.

— Техника призыва! — сквозь слёзы яростно прокричал Нагато. — Гедо Мазо! — взревел навзрыд юноша, понимая что пути назад больше не будет. Из земли вылезла огромная статуя демона. Призванная в битве, этот ужасающий призыв взревел, разрушая свои огромные кандалы и разжимая опасные острейшие зубы.

— Это же… — раскрыв истеричные глаза, неверяще прошептала Конан, понимая что происходит.

— Что это за чертовщина? — хмыкнул удивлённый Ханзо.

— Нагато! Нет! — прокричала Конан, вырываясь из рук Гая. — Не используй эту технику!

Но сделанного уже не обратить вспять. Чакро проводящий стержень прошил спину Нагато, соединив его с демонической статуей.

Парень обезумил. Он слепо рванул вперёд, убивая всех вокруг! Разрывая шиноби страны Дождя на куски! Вопль и крики боли разносились по безлюдной долине вперемешку с разрываемой плотью и рёвом Гедо Мазо!

— Умритеее! — кричал обезумивший Нагато. — Умрите всеее! Сдоохниитеее!


Через минуту от отряда Ханзо практически ничего не осталось.


— А ты бы стал искусным правителем своей страны. — раненный Ханзо, впечатлившись самоотверженностью Нагато, ушёл шуншином, покинув поле битвы.

Измученный Нагато, соединил ладони и произнёс…

— Гедо: Ринне Тенсей но Дзюцу!

Мейфу Но О появилась из земли. Огромная демоническая голова раскрыла зубастую пасть белоснежных зубов и выплюнула прозрачный шар прямиком из своего огромного рта.

Летящее, воздушное облачко неспеша влетело в мёртвого Яхико.

Его бездыханное тело заметно вздрогнуло. Глаза медленно открылись. Парень пришёл в себя.

— Я. хи. ко… — прошептала обескураженная Конан.

— Что же ты наделал, дурачина… — прокряхтел восставший из мёртвых Яхико. Он грустно взглянул на дрожащего Нагато — половина красных волос юноши поседели. Правая рука и нога отсохли, как у столетнего старика, часть лица покрыли глубокие морщины.

— Я… — шептали губы Нагато. — Я не мог тебя потерять… Яхико…

Рыжеволосый парень подбежал к своему другу и крепко обнял его. Два парня. Два друга в эту секунду пролили слёзы, слёзы настоящей, искренней дружбы. Конан подлетела к ним, рыдая и неверя, что её любимый жив. Она обязана всем для Нагато. И жизни будет мало, чтобы расплатиться с ним.

— Нагато, — Яхико снял с его головы протектор, взял свой кунай и перечеркнул знак страны Дождя. Тоже самое проделал с хитай-ате Конан и со своим. — Теперь мы не подчиняемся Ханзо. Мы сами по себе. Сделаем Амегакуре великой. Сделаем Акацки спасителями мира!

— Да, Яхико. — улыбнулся Нагато болезненной, но искренней улыбкой. А цена, что он отдал за жизнь своего друга… так он готов был отдать всё в этот миг. Так что она не так и велика.

Глава 6.2

Восточное побережье страны Огня.


— Загоняйте его слева! — прокричал капитан отряда деревни скрытой Молнии. — Он не должен уйти!

— Хай! — прокричали десятки шиноби, рассредотачиваясь по местности.

— Ааррх!

— Кха!

— Неет!

Слышались крики в тропических зарослях.

— Он здесь!

— Айх!

Желтоволосый шиноби деревни утренней Зари слишком быстро вырезал вражеских ниндзя на своём охраняемом участке.

— Здесь вас ждёт только смерть! — прокричал Минато, перемещаясь техникой летящего грома к следующей жертве.

Резкий росчерк куная по оголённому горлу врага и очередной шиноби мешком свалился на землю.

Секунда концентрации, и Намикадзе запускает один из помеченных печатью кунаев, перемещаясь к вражескому капитану..

— Как ты?! — расширились у того глаза. — Кха!

Кунай вошёл в его солнечное сплетение. Широко распахнутые глаза увидели лишь размытый сине-жёлтый силуэт.

— Хуууу… — выдохнул молодой паренёк. — Это был последний. Нужно доложить в штаб.

Минато переместился к каждому своему расставленному кунаю, проверяя их маскировку в тропической зоне побережья. Некоторые из них он прикрыл дополнительной листвой и песком. Миг и парень очутился в укреплённом расположении их войск. Третья Мировая в самом разгаре.

— Как там моя Кушина? — мечтательно произнёс парень, посмотрев на утреннее небо. — Как же я скучаю по тебе, любимая. — парень искренне оскалился ослепительной улыбкой и вошёл внутрь каменного укрепления, представляющее серый монумент здания, укреплённый всевозможными фуин-печатями и барьерами.

На входе в основной коридор его проверили сенсоры и мозговики — обычная процедура в военное время против шпионажа и диверсий.

— Разрешите доложить! — обратился Минато к седовласому военноначальнику, известному джонину клана Узумаки — Хируджи Узумаки по прозвищу Ястреб.

— Минато. — поднял мужчина свои цепкие серые глаза, отрываясь от очередной аналитической сводки и рассматривая желтоволосого паренька. — Докладывай.

— В секторе шестьдесят восемь "С" остановлен отряд деревни скрытой Молнии. Количество нападавших девятнадцать человек. Один из них капитан. — закончил краткий доклад Намикадзе.

— Ты как всегда, Минато. — улыбнулся Ястреб. — Хорошо сработано. — похвалил он паренька.

— Благодарю. — улыбнулся блондин. — Хируджи-сан, я услышал разговор их капитана. Через несколько дней планируется атака на наш караван с продовольствием. В районе Нами.

— Вот как. — без удивления ответил Ястреб. — Разведка уже доложила о планируемом нападении. Спасибо Минато. Можешь идти. — добродушно сказал мужчина.

Хируджи считает, что этот безродный мальчик вполне может стать в будущем серьёзным человеком. Конечно, Хокаге ему не быть, да и главой деревни тоже — Сенджу и Узумаки этого не позволят. Но то, что он станет выдающейся личностью — однозначно. Одно его мастерство как шиноби стоит многого. Так этот паренёк ещё и не обделён мозгами. Ястреб пытался намекнуть, чтобы Минато пошёл по его стопам, стал военноначальником. Но тот аккуратно свернул с этой темы, сетуя на то, что война — это последнее чем бы он хотел заниматься.

— Так точно! — отчеканил блондин и направился на выход.

— Эх. — вздохнул командир прибрежного батальона. — Молодость. — он мечтательно задумался, облокотившись в своём кресле, вспоминая былые годы. И первую любовь. Хару-тян… — "Хару… когда закончится эта чёртова война… Я… Я обязательно признаюсь тебе! Пусть нам уже по девяносто, но разве возраст что-то меняет?! Время так и не излечило моё сердце и не притупило мою любовь к тебе."

Минато вышел из штаба в приподнятом настроении. На сегодня его обход был завершён. Если же на его территории появятся неприятели, то поставленные барьеры обязательно оповестят о пришедших гостях.

Блондин сунул руки в карманы и пошёл в столовую отужинать рамен.


Буууууум!

Бууууум!

Буууууууууум!!!

Прогремели взрывы.

Минато с кунаем в одной руке и раскрученным расенганом в другой, машинально повернулся на звук.

Громыхнуло на соседних приграничных постах. Но взрывы настолько сильны, словно по их укреплениям стреляли огромными бомбами.

Из штаба выскочили офицеры. Да и сам Ястреб не остался равнодушным, выйдя из кабинета.

— Собрать войска! — прокричал командир.

Десятки офицеров кинулись раздавать приказы. По всей территории забегали сотни шиноби.

Через несколько минут на огромной площади стояли сотни ниндзя в полном боевом снаряжении.

— Отряд Шанди. — обратился Хируджи к капитану отряда.

— Хай! — выкрикнул рослый шиноби с повязкой на глазу, стоящий возле своего подразделения.

— Ваша задача устранить возможное нападение и помочь нашим союзникам юго-восточного укрепления.

— Хай! — выкрикнул Шанди и повернулся к своим подчинённым, раздавая приказы.

— Отряд Рого! — продолжил раздавать приказы Узумаки…

Через пару минут сотни шиноби направились к заданным точкам выполнять порученные миссии.

— Минато. — обратился Ястреб к своему особому подразделению элитных бойцов. — Берёшь отряд и находишь главнокомандующего. Привести его. Живым или мёртвым. — посмотрел сурово старик на сосредоточенного блондина.

— Хай. — твёрдым голосом ответил Намикадзе, понимая, что если многочисленный Альянс начал основное наступление, то шанс остаться живым крохотно мал. Убить военноначальника многотысячной армии — так вообще около нуля.

Минато с отрядом из двадцати элитных джонинов передвигался в непроходимых джунглях, следуя по заранее подготовленным тропам.

Совсем недавно шиноби относились к нему мягко сказать — скверно. Но Намикадзе доказал свою силу. Пусть он и покинул Коноху, запятнав свою честь шиноби и получив пожизненное клеймо нукенина, но всё же — люди видели в нём порядочного человека, готового рискнуть всем ради Кушины. Это по-настоящему заслуживало уважения.

И вот — нынешний отряд под его подчинением безмерно уважал этого молодого паренька. Сколько раз он спасал многих из них, да и никогда не боялся вступить в смертельную схватку с противником, который численно превышал его силы. Минато стал прославленным убийцей. Улыбающийся жёлтоволосый юноша.

Через десяток минут сенсоры в отряде Минато почувствовали чудовищную чакру, хотя он и сам давно уже заметил приближение опасных чакр.

— К-командир! — обратился к Намикадзе один из шиноби. — Там кто-то невероятный по силе. — сенсор напрягся. — И с ним ещё две сильнейшие ауры… одна из них принадлежит Восьмихвостому Хачиби… — закончил свой доклад сенсор, переходя уже на испуганный шёпот. Столкнуться с Джинчурики Восьмихвостого — беда. Но с ним был кто-то более устрашающий. Парня пробрал мороз.

— Скорей всего это Райкаге со своими сыновьями. — спокойно сказал Минато, внутренне понимая, что будет настоящая бойня. Он слышал о Сандайме Эй, тот был настоящей машиной для убийств. А с ним ещё его сын, набирающий схожую силу, да и Джинчурики Восьмихвостого. Даже весь их батальон вместе с остальными ближайшими укреплениями не способны остановить ударную силу этой троицы. А способностей одного Минато не хватит перекрыть эту ужасающую тройку.

— Всем собраться. — уверенно сказал блондин. — У нас приказ уничтожить вражеского главнокомандующего, приложим же все силы его исполнению.

— Хай. — ответили бойцы, смотревшие на недрогнувшего Намикадзе. Его спокойствие чудодейственным образом придавало уверенности каждому ниндзя. Идти за таким человеком было не страшно. Взгляды товарищей блондина потвердели например их командира, и, вдохновившись стойкостью Минато, они двинулись за своим капитаном.

Отряд продвигался навстречу опасным чакрам. Намикадзе составил план как убить Райкаге. Если он сделает это, то станет опаснейшим человеком в своём поколении. Дух парня был непоколебим. Продвигаясь к своей цели, он сжимал подарок своей жены в виде двух колокольчиков, в надежде на то, чтобы увидеть её ещё раз. — "Кушина. Я обязательно вернусь и обниму тебя."



***


Клоны Минато перемещались в сторону моря с максимально возможной скоростью, оставляя по пути кунаи, помеченные печатью Бога Грома.

Битва за побережье было в самом разгаре.

Несколько тысяч ниндзя столкнулись в смертельных схватках на трёх полигонах деревни утренней Зари. Сотни техник сверкали в небе, вспахивая землю и унося ежесекундно десятки жизней. Спокойные дикие джунгли превратились в поле битвы.

Минато был отличным сенсором. С каждым метром он чувствовал приближение пугающей ауры. Да и по звукам битвы было понятно — поблизости буянит настоящий монстр.

— Капитан. — обратился к Намикадзе один из сенсоров-разведчиков. — На четыре часа вражеская аура Третьего Райкаге.

— Да. — подтвердил Минато, чувствуя тоже самое. — Действуем по плану.

Шиноби уверенно кивнули, хоть все и боялись столкнуться с этим титаном, но деваться было некуда, позади их семьи. Если не остановить Альянс прямо здесь и сейчас, то кто знает, что они сделают с их родными и близкими. Страх за потерю семьи пересиливал страх перед мощью Райкаге, да и перед самой смертью.

— Сосредоточьтесь. — посмотрел Минато в направлении ауры. — Возможно это наш последний бой, так пусть он будет самым ярким за всю нашу жизнь!

— Хай! — заблестели глаза у отряда. Все понимали — нужно выложиться на полную.

Элитный отряд на то и элитный диверсионный, что им не нужно вступать в схватку в лобовую. Группе предстоит выудить самый подходящий момент и провести одноразовую смертельную атаку. И в этой атаке ошибки недопустимы.

Сотни сражающихся шиноби Зари и Альянса хаотично перемещались по ревущему полю боя. Взрывные техники разлетались фейерверками совсем рядом с отрядом Минато. Вопли и крики перемешивались с выкриками стихийных техник. Звонкие удары клинков, летящие щепы деревьев, разрывание земли, проклятия и призывы командиров не сдаваться. Всё это было настолько громким, пугающим, опасно завораживающим.

Сердце блондинка выбивало ускоренный ритм, ему хотелось ворваться в эту гущу сражения. Пусть Минато и не любил войну, но сражение — это то, ради чего он тренировался всю жизнь. Это его страсть.

Шиноби Альянса стали продавливать Юго-восточное укрепление Зари. Здесь было самое кровопролитное сражение. Третий Райкаге вместе с сыновьями разрывали ниндзя Зари на тряпки, кровь и куски мяса летели во все стороны.

— Ха-ха-ха! Ну что за щенки?! — разразился смехом Сандайме Эй. Тёмная бандана, выгоревшая длинная борода, обрамляющая мощный подбородок и зубы больше похожие на хищные клыки. Он был словно хищник, а не человек. — Перевелись что ли шиноби у страны Огня?! — кричал Райкаге.

Эй поймал в воздухе напавшего на него ниндзя и снёс ему голову кулаком.

— Блядство-о! — выругнулся Райкаге. — Где ваш Хокаге?! Где Легендарные Саннины?! Не этого я ожидал! — расстроился по-настоящему сильнейший шиноби страны Молний.

— Отец. — обратился к нему крепкий шиноби с прорастающими светлыми усиками и таким же именем "Эй". — Это деревня Зари. Мы ещё не добрались до Конохи. — аккуратно сообщил парень.

— Заткнись! — Райкаге ударил подзатыльник своему сыну. — Я и так это знаю! — Сандайме посмотрел на испуганных шиноби Зари. — Есть среди вас достойный ниндзя?! Готовый сразиться со мной?! — прокричал Третий во всю глотку, ему надоело бить всякую мелочь. А сидеть и ждать окончания сражения как поступили Каге Снега и Тумана было скучно.

— Знаю вы боитесь!

Как тараканы копошитесь!

Скоро вам звиздец!

Так сказал отец! Йоу… — закончил свою читку Би под суровым взглядом Райкаге.

Сражение вдруг прекратилось и один из шиноби вышел вперёд.

— Я сражусь с тобой, Райкаге. — сказал седовласый ниндзя крепкой комплекции и твёрдым взглядом серых глаз.

— А? — перевёл старший Эй хищный взгляд на вышедшего шиноби. — И кто ты? — спросил он с небольшим разочарованием.

— Командир батальона. Хируджи Узумаки. — спокойно ответил мужчина.

"Чёрт, Ястреб, зачем?!" — внутренне ругался Минато. Момент ещё не был идеален. А сейчас командир решил сразиться?! Ну что за глупость! Повёлся на такую провокацию.

— Отряд, — прошептал Намикадзе. — Действуем.

Ниндзя кивнули.

Третий Райкаге неспеша подходил к Ястребу. Каждый шаг был пропитан силой и мощью. От этого грозного мужчины исходила непоколебимая уверенность в своих силах.

Минато ждал. Лучший момент атаки — когда твоя жертва сама кого-то атакует.

Миг..

Райкаге молниеносно замахнулся своей мощной рукой, намереваясь одним ударом снести Хируджи голову… Минато сложил пальцы… доли мгновений и желтоволосый очутился рядом с Ястребом.

— Ра-сен-ган!!!

Кулак Третьего Райкаге встретился с расенганом Намикадзе..

Бууууууф!!

Их руки оттолкнулись от обоюдного удара.

— Минато?! — удивился Хируджи, чувствуя как на его лопатке проявилась неизвестная печать. Блондин давно поставил печать Бога Грома на спине своего военноначальника.

— Ты кто такой?! — взревел сын Райкаге. И ворвался в центр оцепления. — Страна Огня нарушила дуэльный поединок! Альянс! В бой!

Сотни озлобленных шиноби Молнии бросились на своих врагов. Вторая волна сражений захлестнула прибрежный район.

— Отряд! По целям! — прокричал Минато, отдавая команду своим ниндзя. Те разделились на две группы, отвлекая на себя сыновей Райкаге. — Командир! — обратился блондин к Ястребу. — Не знаю как, но нужно задержать Эя на секунду! Этого хватит!

Ястреб понимающе кивнул.

— Барьерный отряд!! проревел Хируджи.

Сквозь поле битвы к нему подоспел десяток джонинов — специалистов по барьерному фуиндзюцу.

— Цель Райкаге! — отдал приказ Ястреб. — Задержать!

— Хай! — прокричали шиноби, и пустились в рассыпную по полю битвы, складывая ручные печати.

— Этим меня не остановить, глупцы! — смеялся Сандайме, разбивая голыми руками барьер за барьером, словно звонкое стекло.

— Отец! — кричал Эй, беспокоясь за Райкаге. Хоть тот и был выдающимся человеком, но парень всё равно переживал.

— Всё с ним будет зашибись!

Сучки Огня, посторонись! — отбивался от шиноби Конохагакуре Джинчурики Хачиби.

Батальон Зари нёс невосполнимые потери и с каждой секундой их численный недостаток сказывался на сражении. Если бой затянется ещё на несколько минут, то побережье будет утрачено и Альянс обоснуется на землях страны Огня.

— Рраар! — ревел Райкаге, разбивающий барьеры.

Капитаны отрядов страны Молний направляли своих шиноби на барьерщиков, но тех из последних сил защищали ниндзя Зари. Все понимали — если не остановить Третьего Райкаге, то сражение будет проиграно.

Люди отдавали свои жизни. Каждую секунду. Каждое мгновение.

Минато отбивался он налетавших на него десятков джонинов. Парень раздражённо раскидал в бою дюжину меченных кунаев, перемещаясь с помощью них по пространству и прореживая противника.

Один из отправленных к морю теневых клонов Минато развеялся, подтверждая что его поручение выполнено.

Желтоволосый шиноби незаметно улыбнулся. — "Это будет чертовски сложно."

Когда появился момент, Минато кинул взгляд на Третьего. — "Пора. Кушина, прости."

Намикадзе метнул кунай с печатью в сторону Райкаге, тот рьяно разламывал барьеры, облачив свои пальцы в синюю свистящую чакру. Его опаснейшая фирменная техника.

Миг..

Блондин появился возле его руки, намеренно дав ранить своё предплечье и впитав чакру Райкаге..

Миг..

Райкаге непонимающе крутит головой… секунду назад он был на поле боя, а теперь в большом отдалении, в него вцепился тот желтоволосый…

— Получай! Гадёныш! — нанёс он мощный удар блондину, пробивая грудь..

Миг..

Сандайме возле моря, желтоволосый не отпускает его…

— Да отвяжись! — ударил Эй ещё раз, отсекая блондину руку..

Миг..

Райкаге в небе. Прямо под ним искажённая окружность пространства, обрисованная чёрными символами, как паутина. Рядом летящий в крови Минато со сложенной печатью…

— Ах, ты мелкий!!!

Тело взревевшего здоровяка провалилось в червоточину..

Миг..

Райкаге почувствовал фантастическое давление за мгновение до своей неминуемой смерти.

Миг..

Крепчайшее тело мира шиноби расплющило.


Примечание:

Хирайшин: Дорай (飛雷神-導雷, "Летающий бог грома: Путеводный гром") — техника Джикукан Кеккай (時空間結界, "Пространственно-временной барьер").

Глава 7

Резиденция Даймё.


— Господин, что теперь? — тихо спросил Торадоки лорда страны Огня.

— Всё идёт по плану. — обыденно ответил Даймё, отпивая из бокала вино, изготовленное ещё во времена его прадеда. — Альянс ослабил Зарю, как и было задумано. — он плавно поставил бокал на огромный каменный стол и откинулся в пышном кресле, забивая золотую трубку. — В нынешней ситуации нам невыгодно, чтобы Хьюга и Узумаки набирали ещё большие силу и влияние. Сейчас их ослабление пойдёт всей стране на руку. Подождём ещё. Пусть Альянс пощипают их ещё немного. — Даймё указал глазами на трубку и Торадоки поспешил поджечь копну высушенного табака. Лорд сделал глубокую затяжку и медленно выдохнул терпкий дым. — Передай Хокаге, пусть готовится осуществить военную поддержку Заре. Как наступит нужный момент — отправим Коноху на поддержку.

— Хорошо, Господин. — поклонился Торадоки. — А что с деревней скрытой Луны? Они сейчас тоже ведут военные действия против Западного союза.

— Луна? Хм… — задумался Даймё. Фугаку вызывал у феодала неприятные ощущения. Да и весь клан Учиха были одной тёмной лошадкой, которой следовало опасаться. Даймё хотел бы избавиться от них, но как воины — они достаточно полезны. Одно их присутствие у границ страны Огня останавливало многие разгульные банды, щипавшие раньше приграничные территории. Даймё желал обладать такой силой, а не воевать с ней.

— Пусть пока Фугаку сам разбирается с Западным Союзом. У него на это хватает возможностей. — лорд сделал очередную затяжку, довольствуясь отборным сортом табака. — Запад пока не решился идти на Учиха и их союзников в прямое наступление, думаю и впредь не будут спешить.

— Как скажете, мой Лорд. — кивнул Торадоки и тихо вышел из зала феодала.



***


Западные границы страны Огня. Воинское подразделение деревни скрытой Луны.


На равнинной возвышенности приграничья расположилось малочисленное военное укрепление. Но не стоит обманываться числом воинов Учиха, славящимися своим додзюцу. Многие из них стоят десятка воинов Запада.

По периметру лагеря красовались смотровые башни, уходящие на десяток метров в высоту для лучшего осмотра территории. Защищало же воинское укрепление крепкое каменное ограждение, усиленное десятками фуин-печатей.

Сегодня мартовское солнце приятно опекало плечи шиноби, отдыхающих у дерева после своего дежурства. Один из них был Обито. Он сорвал с цветущей поляны зелёную травинку и аккуратно закусил её зубами.

— О чём думает Фугаку? — возмутился Обито, общаясь со своей девушкой. — Если Союз начнёт наступление нам придётся туго, а он никак не решается выслать на подмогу отряд пользователей мангекью шарингана! Я понимаю — они главная ударная сила деревни, но всё же… — откинул он в сторону комок земли, что мешал ему у ног. — Будь они здесь, то и Союз бы не решился нападать.

— У предводителя свои планы. — присела рядом Рин, подложив под попку покрывало. — Думаю господин Фугаку знает что делает, Обито-кун. — улыбнулась девушка, положив ему руку на плечо.

— Возможно ты права. — подобрел Обито. — И всё же. Хотелось бы избежать массового кровопролития. — парень вспомнил момент когда они чуть не погибли с Рин и как их спас Какаши. Тоска и грусть накатили на Обито. Недавно он и Рин узнали, что случилось в Конохе. Обито-кун рвал и метал. Рин тогда не знала как успокоить своего любимого… Вмешался Фугаку. Девчонка не знала, что пообещал глава деревни, но с этого момента Обито немного изменился.

— Ита-чи-и! — окликнул Обито молодого юнца, который не прекращал упражняться с клинком зелёного оттенка.

Тот подбежал к нему и Рин.

— Обито-сан? — вопросительно уставился он чёрными глазами.

— Вот скажи мне, мелкий. — внимательно посмотрел на него Обито. — Почему Фугаку-сама послал тебя на фронт в таком возрасте? Тебе сейчас шесть или семь?

— Мне почти шесть. — надул губки Итачи. — Отец сказал, что на войне я стану сильнее и что Вы, дядя Обито, позаботитесь обо мне. А ещё здесь братик Шисуи. Так что всё в порядке!

— И то верно. — Обито нечего было возразить. Он сам уже овладел техникой пространственных перемещений, благодаря пробуждённому мангекью, так что проблем с безопасностью быть не должно. Да и молодой Шисуи — гений клана Учиха является телохранителем Итачи. Поэтому переживать действительно не за что.

— Мелкий, — спросил Обито, посмотрев на его странный клинок. — Что это за вакидзаси у тебя?

— Это не вакидзаси, а чинкуэда. Посмотрите, Обито-сан, какой широкий клинок. — показал Итачи меч, металл которого перелился ядовитым зелёным светом.

— И где ты его взял? — с интересом спросил Обито-кун.

— Нашёл. — ответил Итачи и вставил клинок в ножны.


***


Деревня скрытой Луны.

Одно из секретных убежищ клана Учиха.


— Братья мои, — обратился Фугаку к отряду носителей мангекью шарингана. — Мамору и Джун направились в деревню Зари за Девятихвостым. Через два дня они должны настигнуть восточные границы и войти в поселение Хьюга и этих красноволосых Узумаки… — казалось со сдерживаемой злобой сказал глава. — С ними я уже провёл беседу о теме сегодняшнего разговора.

Шиноби переглянулись, понимая что и правда — Мамору и Джун отсутствовали.

Фугаку обвёл многозначительным взглядом восьмёрку присутствующих.

— Рю, Сатоши. — обратился глава к двум молодым Учиха. — Вы только вернулись из страны Травы. Доложите о выполнении задания.

Двое парней переглянулись, словно решая — кто будет говорить, и слово взял Рю.

— Да, Фугаку-сан. — привстал со своего места высокий молодой парень. Длинные чёрные волосы, связанные в хвост, спокойный взгляд и отсутствующее левое ухо после событий кровавого четверга. — Мы проникли к феодалу Кусы и передали ваше сообщение. — шиноби достал из поясной тканевой сумки клок длинных красных волос и положил на стол.

— Отлично. — удовлетворился ответом Фугаку, переведя взгляд с красных волос на Рю. — Если страна Травы прекратит пропускать через свои границы шиноби Камня, то нам станет проще отбиваться, да и ивовцам придётся дольше добираться до мест сражений и подвозить провизию. Остаётся решить вопрос с Суной. — Фугаку перевёл сосредоточенный взгляд на Тадао и Такаши.

— Фугаку-сан, — поймав на себе взгляд предводителя деревни, Такаши привстал со своего места. — В Суну просто так не пробраться. — голос парня был наполнен досадой. — Сасори со своими марионетками держит всю границу. С нашими способностями мангекью, — перевёл он взгляд на своего товарища Тадао. — В Суну тайно не проникнуть. Здесь нужны другие способности.

Фугаку посмотрел на него несколько секунд.

— Ладно. — махнул вяло рукой глава. — Всё идеально быть всё равно не может.

Мужчина немного помолчал, давая своим подчинённым расслабиться. Выждав небольшую паузу, он поднял свои цепкие глаза и посмотрел на всех участников тайного собрания.

— С этого дня Учиха станут кем-то большими чем просто клан.

Шиноби непонимающе посмотрели на своего предводителя.

— Мы станем вестниками новой эры. — улыбнулся Фугаку, вставая со своего кресла. — Мы станем вершителями нового мира. Мы! Учиха! А не кто-то другой!

Он обвёл чёрными глазами непонимающих ниндзя.

— Хизока. — обратился Фугаку к одному из присутствующих ниндзя.

Тот понятливо кивнул, встав со своего места, и подошёл к скрытой стене. Несколько манипуляций ручными печатями и послышался щелчок. Шиноби втолкнул каменную плиту вглубь стены и отвёл её в сторону, зайдя внутрь тайника. Через несколько секунд Хизока вынес запечатанные герметичные банки.

— Что это? — спросил один из Учиха, не сдержав своего любопытства.

— Плоть Первого Хокаге — Сенджу Хаширамы. — ответил довольный Фугаку. — С её помощью вы, Учиха, станете носителями риннегана.


***



Коноха.


"Джирайя-сан. Простите меня, но я больше не могу защищать Коноху. Какаши был моим другом, пусть все и считали его предателем, для меня это было неважно. Сейчас я тоже предатель — раз решил не возвращаться в деревню скрытого Листа.

Я не могу служить тем, кто убил моего друга. Я понимаю — это сделал Третий, но быть на службе у Листа я больше не хочу.

Прошу меня понять.

Майто Гай."

Джирайя отложил письмо и облокотился на стол, подперев ладонью взлохмаченную голову.

— Эх… Гай-Гай. Знал бы ты всю правду, уже выступил бы против всей Конохи. — Джирайя глубоко вздохнул, круги под его глазами становились всё темнее. — Как же выматывает быть Хокаге. А ведь я мечтал быть писателем! — Он бросил взгляд на одну из полок деревянного шкафа и увидел там стоящую книгу о герое с именем Наруто. Эту книгу Джирайя написал ещё во времена Второй Мировой. В какой-то мере жабий Саннин даже приобрёл популярность. Но вот весь свой потенциал так и не высвободил. А ведь в голове Джирайи было столько идей!

Джи-сан, встав напротив панорамного стекла, сложил крепкие руки за спину и посмотрел через окно на окрестности скрытого Листа. Мужчина предчувствовал неладное. — "Скоро нас всех ждут большие перемены. Третья Мировая уже на пороге."

Тук. Тук.

Постучали негромко в дверь.

— Войдите. — уставшим голосом ответил Джирайя.

В кабинет вошла сексапильная молодая брюнетка, на которую Саннин давно точит кунай и не только.

— Господин Хокаге, — бархатным голосом проговорила Сасаки-тян. — К Вам посланник от господина Даймё.

Джирайя бросил липкий раздевающий взгляд на блузку своей помощницы.

— Хорошо. Сасаки-тян. — проговорил хрипловатым голосом мужчина, проглатывая вязкую слюну. — Сообщи, что я готов его принять.

— Хай. — обыденно ответила девушка, привыкшая ко всяко-разным взглядам Четвёртого Хокаге, и, виляя округлой задницей, вышла из кабинета.



***



В глубинах Леса Смерти.


Лина-тян болтала со своим новым другом — клоном Какаши, решившим помочь девчонке в её нелёгкой судьбе. На самом деле телесный офицер имел свои мотивы… но всё-таки они были настолько призрачны и туманны, что можно было с уверенностью сказать — клон работал за хлебные крохи.

— Пятый! — смеялась Лина, обращаясь к клону. — Ты-ы! Тако-ой! Смешной! — девчонка заливалась от смеха, когда клон пародировал Первого из детства.

— Всем приготовиться! — внезапно отдал команду один из клонов, дежуривших в лесу. — К нам движется отряд!

Телесные клоны тут же распределились по участку. Лину моментально скрыли вглубь леса тройка сильнейших офицеров.

На поляну выскочили десяток телесных копий Какаши. На спине одного из них сидела с ошалелыми глазами Теса. Видимо ощутила на себе скорость перемещения телесного отряда.

— Здрасьте-здрасьте, люди добрые! — улыбнулся глава прибывшего отряда копий.

Клоны, находившиеся в лесу с Линой, достали оружие и приготовились к бою, как только увидели красноволосую принцессу. Они не знали, что произошло между ней и Какаши. Так как созданы были до этого события.

— Что она здесь делает? — взял слово Второй. Он был осторожной копией и часто брал лидерство в свои руки.

— Теса теперь принадлежит Первому. — так и не достал оружие Шестой, указывая на свои мирные намерения.

Второй задумался. Возможно ли это? Ведь принцесса объявила на Первого охоту… Может ли это быть подставой?

— Где Первый? — задал он вполне логичный вопрос.

Теса ничего не понимала. Почему клоны Какаши не доверяют друг другу. Всё было слишком странным…

— Метка на Цунаде оповестила об опасности её жизни. Первый выдвинулся на помощь. — спокойно ответил Шестой, понимая что Второй лишь соблюдает положенный регламент.

— Ясно. — ответил Второй и продолжил с допросом. — Когда меня впервые застукали кунаичи в бане… что они сделали?

Шестой улыбнулся.

— Застукали Джирайю, а не Первого.

Второй кивнул.

— Покажи стихию льда.

Шестой сделал изо льда миниатюрную фигурку Леди Дэдпул и Хамелеона, бросив в руки Второго.

Тот ловко поймал их.

— Это наши. — сказал офицер, сложив фигурки в пространственный карман и убрав своё оружие.

Теса вроде успокоилась. Девушка уже подумала, что сейчас начнётся бойня… настолько чувствовалось напряжение на лесной поляне.

Из-за деревьев вышла Лина в сопровождении трёх офицеров.

— А?! — удивилась принцесса, увидев черноволосую пигалицу. — Ты тут что делаешь, сестричка?! — Теса сразу узнала малыху, которую она спасла в переулке Конохи от изнасилования.

— Чего… — не поняла Лина. Её чёрные глаза осмотрели пришедшую принцессу недобрым взглядом. Малая почувствовала угрозу в лице этой красноволосой красотки.

— Ты ещё кто такая?! — встала Лина в позу, положив руки на пояс.

— Ах, ты… — стала краснеть принцесса. — Неблагодарная козявка! Я вообще-то спасла тебя!

— Козявка?! — нахмурила бровки Лина. — Ты! — тыкала она своим пальцем в Тесу. — Ты! Старая корга!

Теса хватала воздух ртом, как выброшенная на берег рыба. Принцесса была возмущена!

— Я… Я… ну ты сейчас получишь! — красноволосая пошла в сторону малявки с намерениями отшлёпать её по заднице.

— Воу-воу! — встрял между ними Пятый — клон, который имел с Линой договорённость. — Девчонки! Успокойтесь! — улыбнулся телесный беззаботной улыбкой. Его это всё забавляло. Но и допускать женского мордобоя он не хотел. Хотя если бы он был Первым… то почему бы и нет! Но всё же — сейчас Пятый всего лишь копия.

— Остыньте! — посмотрел клон на раздражённую Тесу и на ощетинившуюся Лину, что похоже собиралась принять этот странный женский бой. — Давайте дождёмся Первого, — почесал Пятый затылок. — Думаю у него есть ответы на ваши вопросы.

— Ха, — ухмыльнулся Шестой, что и привёл с остальными Тесу. — Первый с ней, — указал он на красноволосую принцессу. — Шуры-муры там бах-джах. Гы.

— Да ладно! — оскалился Пятый. Остальные клоны тихо хихикнули и тут же занялись своими делами. Ведь лицо Тесы залилось краской под стать цвету её волос. Лина же и вовсе открывала ротик, словно разучившись говорить.

Девчонки встретились глазами.

Лина-тян глубоко вздохнула, ну словно взрослая дама и, смотря решительным взглядом в лицо Тесы сказала:

— Какаши мой…

— Брат? — изогнула бровь принцесса.

— Мой… мой женишок! — покраснела Лина-тян.

— Ха-ха-ха… — засмеялась Теса. Её лицо подобрело. Она не считала девочку-подростка своей соперницей. — Прости-прости… — замахала красноволосая руками. — Я случайно засмеялась. И как давно вы помолвлены? — посмотрела она наигранным серьёзным взглядом.

Лина растерялась.

— Давно уже. — буркнула девчонка. — Ещё с самого детства!

— Понятненько. — улыбнулась принцесса. — Видимо если Какаши привёл меня сюда, то захотел ещё одну невесту? — Теса сделала вид, что задумалась, приставив тонкий пальчик к своим пухлым губам.

— Да. — грустно ответила Лина. — Какаши… настоящий кобель.

— М? — подняла свои брови Теса.

— Он сам так говорил. — посмотрела на неё Лина, подняв взгляд со своих чёрных ботинок.

— Ты любишь Какаши? — вдруг поняла Теса грусть девчонки.

— Да.

— Я тоже. — ответила Теса и подошла к Лине. Она по-доброму посмотрела на черноволосую малышку. — Так может "мир"? Строить козни друг другу до хорошего не доведёт.

Лина задумалась как послышался шум.

Пятый улыбнулся, чувствуя приближение родной чакры. Молодой Хатаке уже был на подходе.

Какаши с Цунаде на руках приземлился на поляне.

Теса и Лина с озадаченными глазами посмотрели на бессознательную блондинку в руках юноши. Девчонки тут же пересеклись взглядом. И в их глазах читалась просто рука-лицо. Неужели Какаши привёл с собой ещё одну женщину?!


— О! Первый! — расплылся в улыбке Пятый. — С пополнением! — указал он глазами на Цунаде.

Какаши проигнорил этого чудика. Остальные клоны махнули в приветствии.

— Доложить обстановку. — сказал молодой Хатаке, так и не отпустив Цуну из рук.

Вперёд на поляну вышел Второй. Он посмотрел в глаза Какаши преданным взглядом, каким и должен смотреть клон.

— Первый, всё в порядке. В радиусе десяти километров ни души. Вторая группа прибыла восемь минут назад. Среди девушек случился разлад по поводу обладания вашим телом.

— А? — Теса подумала что ослышалась и взглянула на Лину. Та стояла красная как созревшая вишенка.

— Что ты такое говоришь?! — возмутилась красноволосая принцесса.

Закрытый глаз Цунаде задёргался. Похоже у неё здесь есть соперницы!

— Вон оно что. — посмотрел Какаши на Тесу, которая сразу притихла и на стоявшую смущённую Лину. — Отнеси Цунаде в укрытие, ей нужен отдых.

Второй взял из рук Какаши блондинку и аккуратно понёс её в каменное строение.

Юноша посмотрел на девчонок.

— Ну? Рассказывайте. Что между вами произошло?

— Хех, — улыбнулся Пятый, обратив на себя внимание. — Первый! Они не так поняли друг друга! — чесал затылок клон. — А потом и вовсе пришли к мировому соглашению…

Теса и Лина с искренней благодарностью посмотрели на выручившего их клона.

— Это так? — посмотрел на девушек молодой Хатаке.

— Так-так! — закивала головой Теса.

— До! — поддержала её Лина-тян.

— Хорошо. — кивнул юноша. — В такое нелёгкое время не нужно ссориться по пустякам. Лина, — обратился Какаши к черноволосой девчонке. — Завтра я отведу тебя домой, отдохни хорошо. Отправляемся утром.

— Но Какаши… — хотела возмутиться девчонка, но увидев взгляд Пятого, сразу же успокоилась. — Я ещё не уверена в своей безопасности в деревне…

— Хм. — задумался юноша. — Возможно ты права и нужно выждать ещё несколько дней. Хорошо, — кивнул он. — Побудешь в лагере ещё какое-то время.

Глаза малолетки засияли, она незаметно кивнула Пятому. Клон с довольным лицом потёр свой нос.

— Теса, — посмотрел Какаши на улыбчивую принцессу. Уж она-то знала, что юноша её не прогонит. — Займёшься приготовлением ужина, клоны помогут с дровами и ингредиентами, готовка за тобой.

— Но я… — подняла принцесса пальчик вверх, чтобы сказать о том, что совсем не умеет… она невзначай посмотрела на Пятого, дабы сыскать у того поддержки, но тот лишь сделал взгляд, показывающий, что лучше ей не отказываться. — Я хотела бы взять в помощь Лину, — улыбнулась Теса. — Она такая миленькая и поможет мне на кухне.

— Делайте что хотите. — ответил юноша и направился к каменному строению где лежала Цунаде.

— Прости, — подошла Теса к Лине. — Я не умею готовить, поможешь? — захлопала она алыми глазками.

Лина-тян задумалась… и тут к ним подошёл Пятый.

— Девчат, — улыбнулся клон. — Думаю у той сисястой блондиночки шансов побольше ваших будут.

Лина и Теса сверкнули глазами в сторону каменного строения.

— И что нам делать, Пятый? — спросила тихо Лина.

— Угу. — кивнула Теса, которая теперь тоже задолжала клону.

— Есть у меня кое-какой план. — почесал он подбородок с хитрющей улыбкой.


Какаши вошёл в комнату со спящей Цунаде. Он присел у края мягкой кровати и посмотрел на её безмятежное лицо.

— Я знаю, — сказал юноша тихо. — Что ты не спишь. Хватит притворяться.

Блондинка раскрыла глаза. Но не было в них и доли раскаяния или же неловкости.

— Прости, — сказала она нежным голосом. — Я испугалась, вдруг ты захочешь меня… — её щёки покраснели, дыхание стало прерывистым. — Изнасиловать… и испугалась…

— Кхм. — кашлянул юноша. У него пробегали пошлые мысли, но они были слишком далёкими от реальности и Какаши бы так ни за что бы не поступил. — И в мыслях не было. — соврал парень.

— Вот как… — послышался расстроенный голос блондинки. А ведь она чувствовала когда была на его руках… как пальцы Какаши сжимали её упругую попку. Может это выходило случайно?

— Так, — встал парень с кровати, чтобы не чувствовать приятный запах от Цунаде. — Расскажи: что случилось с тобой? — юноша отошёл чуть дальше, налив в стакан воды и подав его блондинке.

Цуна аккуратно сделала пару глотков и отдала посуду.

— Я же говорю: не помню. — совсем слегка надула губы блондинка.

— Тогда почему я чувствую, что ты лжёшь? — приподнял бровь юноша. — Почему не расскажешь правду?

Цунаде никак не смутилась, продолжая гнуть свою линию.

— Я не помню что произошло. Только, — потрогала она свои бледные красные губы. — Поцелуй…

Какаши отвернулся.

— Это было всего лишь искусственное дыхание.

— С языком? — тихо буркнула Цунаде.

— Ну, я немного увлёкся. — почесал Какаши затылок и повернулся к блондинке. — Я чувствовал что с тобой всё в порядке. Да и ты ответила на поцелуй. — решил юноша тоже не отставать и надавить.

— Я не понимала что делаю. — покраснела блондинка и привстала с кровати. — Мне нужно на воздух. — она подошла к выходу из укрытия и выглянула наружу. — Мы в лесу? — спросила она у Какаши.

— Ну да.

— А те две девушки, суетящиеся у костра, — странно смотрела на них блондинка. — Кто они?

— Неважно. — ответил юноша. Он взглянул на колющего дрова Шестого офицера. — Шестой! — обратился к клону молодой Хатаке.

— Да, Первый. — подошёл к нему телесный.

— Ты должен попасть в Коноху и найти Шизуне. Цунаде потеряла память, её помощница должна будет помочь.

— Хай.

— Отправляешься сейчас же.

— Хай. — ответил клон и исчез шуншином.

Цунаде не знала что делать дальше. Если Шизуне приведут, то как действовать дальше? Она решилась пойти в ва-банк.

— Какаши, — взяла она осторожно юношу за рукав. — Мы можем поговорить?

— М? — казалось юноша совсем не удивился этой просьбе. — Да.

— Тогда зайдём? — указала она золотистыми глазками внутрь комнаты и юноша молча прошёл в спальню.

Какаши уже было повернулся к Цунаде для разговора, как та подошла к нему так близко… Глаза девушки с мольбой посмотрели в алые глаза юноши, да так, что похоже у него дрогнуло сердце.

Губы Цунаде неуверенно накрыли губы Какаши и она прикрыла влюблённые глаза, отдаваясь своим искренним чувствам.

Поцелуй был мягким и нежным. И всё же он прервался. Горькая слезинка скатилась из глаз Цунаде.

— Я помню всё. — прошептала девушка. Она со страхом быть отвергнутой прикоснулась губами к юноше снова. Поцелует ли он её теперь? Узнав правду…

Какаши прервал её. Его алые глаза были спокойны. В них не читался гнев или же какая-то обида.

— Я и так это знал.

— П-правда…? — заглядывала ему в глаза девушка.

И юноша без каких-то слов притянул Цунаде к себе ближе и поцеловал. Осторожно. Мягко. Как нежный весенний цветок.

— И что теперь? — спросила девушка после долгого поцелуя.

— Теперь иди на кухню и помоги остальным. — тихо сказал Какаши, ожидая реакции от Цунаде.

Блондинка улыбнулась.

— Техника клонирования. — сложила она печати, создав свою копию.

— Так пойдёт? — загадочно улыбнулась Цуна.

— Нет. — ответил молодой Хатаке.

— Но почему? — не поняла Цунаде.

— Это будет нечестно по отношению к Тесе и Лине. — ответил спокойный юноша.

Блондинка задумалась. Кажется она начала понимать, что имеет в виду Какаши.

— Хорошо. — ответила Цунаде и направилась из комнаты.

— Подожди, — взял юноша её за руку и притянул к себе. Его глаза теперь жадно рассматривали Цунаде. Ему не нужно было скрываться под чужими личинами. Да и блондинка дала понять, что их симпатия взаимна. Юноша провёл рукой по смущённому лицу девушки. Пальцы скользнули по её обтянутой кофточке и перешли к обтягивающим белым брюкам. Он сжал сочную задницу Цунаде. С жадностью. С нескрываемым восторгом.

— Что ты делаешь… — шептала Цунаде, сама же тая от удовольствия.

— И правда, — улыбка скользнула на лице юноши. — Что же я делаю… — его пальцы довольствовались сладкими изгибами блондинки. Парень стал заводиться.

— Иди… — переборол он на мгновение наплыв похоти. — Помоги… с… ужином.

— Д-да… — шёпотом ответила Цунаде и выскользнула из рук Какаши. Если бы она осталась на мгновение дольше, то сама бы сорвала с него одежду… Хоть она в таких делах и не опытна… Но кажется всё должно было произойти именно так.

Цунаде и Какаши вышли из каменного жилища. Блондинка направилась к костру. Ей предстоит нелёгкая задача — войти в женский коллектив. Но блондинку это не беспокоило. У неё есть сила, мудрость и обаяние и она умеет ими пользоваться.

— Всем офицерам, сбор. — сказал Какаши.

Через полминуты на поляне появилась пятёрка сильнейших телесных копий.

— Первый, — обратился к юноше Второй. — офицерский состав ожидает указаний.

— Найдите Данзо. — сказал ровным голосом юноша. — Сделайте для этого всё. Пора закончить с первой мировой целью.

Глава 8

Да уж… почти год прошёл) Я не буду затягивать с историей, бам-бам и отстреляемся)))


Замаскированные клоны под видом домашних животных — дворовых псов и котов, рыскали по деревне Листа в поисках сбежавшего после событий кровавого четверга — Шимуры Данзо. Офицеры же подслушивали чужие разговоры, отсеивали всевозможные слухи, но ничего полезного так и не удалось узнать в первый день разведки. Оно и понятно — мало кто в Конохе мог знать местонахождение бывшего главы Корня. Но Какаши, помнив этого человека из аниме и его характер в этом реальном мире шиноби, был уверен, что Шимура имел в Конохе своих шпионов, будучи даже в бегах. Уж очень любопытным он был.

Один из рядовых клонов, помогавший офицерам в поисках, развеялся, предоставив тем самым для Какаши полную сводку от офицеров. И вот, в тёмном Лесу Смерти, молодой Хатаке раскрыл глаза, осознав, что искать придётся неопределённое количество времени. Возможно неделю, а может и месяц… В противном же случае, если поиски затянутся — юноша сам выдвинется за поимкой Данзо. Получив информацию от клонов, он зевнул, лёжа ещё в постели. На улице было раннее утро, Солнце ещё не появилось в небе, так что было темно. Юноша перевернулся на другой бок и увидел спавшую рядом Цунаде. Эту ночь они провели вместе. И провели её более чем замечательно… Какаши с улыбкой на устах провёл рукой по её шелковистым волосам цвета созревшей пшеницы, та тихо замурлыкала, и придвинулась ближе. Утро ещё не скоро, можно успеть поспать ещё разок…


В Конохе.

— Смотри, — произнёс Пятый, указав на один из проулков. — То разве не секретарша Джирайи?

Третий, сидя рядом с товарищем на крыше одного из домов, взглянул в указанную сторону.

— Да, это точно она.

— Если не ошибаюсь, её имя Сасаки-тян.

— Кажется, да. — кивнул Третий. — Вульгарно звучит, да?

— А мне нравится. — почесал Пятый свой нос. — Интересно, куда она собралась в такую рань?

— В магазин? — предположил Третий.

— Какой блядь? Всё закрыто.

— Не всё, — не согласился Третий. — Через квартал отсюда есть маркет круглосуточный.

— Серьёзно?

— Я тебе чё врать буду?

— Интересненько… что женщина пойдёт покупать в четыре утра?

— Прокладки?

— Хм-м… может она просто захотела есть. Ну, или пить.

— Разве алкоголь продают не до полуночи?

— Не знаю. И откуда у тебя такие познания?

— Ну-у… я… я — метался глазами Третий, глядя с крыши на тёмные улицы Конохи.

— Ходил в самоволку? — приподнял Пятый бровь.

— Да. — сдался Третий.

— Ну ты и придурок. — качнул Пятый головой. — Не делай так больше. Если ты сорвёшь планы Первого… В общем, ничего хорошего не выйдет.

Третий поник и кивнул.

— Ты прав, Пятый. Я совершил глупость.

— Да ладно, не все идеальны. — он провожал фигуру Сасаки-тян. — Пойдём, посмотрим, за чем она идёт в магаз.

— Нафига? — Третьему было совсем неинтересно.

— Всё равно делать нечего, — пожал Пятый плечами. — Мы продолжим миссию, когда коноховцы проснутся.

— Попахивает сталкерством, конечно, но ок.

Две тени скользнули по крышам, следуя за брюнеткой.

Сасаки-тян прошла вдоль одной улицы, затем второй. Она скрылась в переулке, когда отряд патрулировавших ниндзя прошли по улице. Специально она избежала этой встречи или же нет, но девушка сделала вид, что завязывает шнурки. Когда шиноби прошли мимо, она, закончив с ботинками, вышла на улицу и продолжила свой путь.

— Слышь, она идёт не к магазину. — шёпотом произнёс Третий.

— Я уже понял. — так же тихо ответил Пятый.

Два офицера из телесных клонов не упускали брюнетку из вида.

Вскоре Сасаки подошла к одному из многочисленных домов. Она стукнула кулачком три раза, затем два и снова три. Дверь отворилась. Клоны переглянулись.

— Есть предположения? — почесал нос Пятый.

— Не. — ответил Третий. — Может у неё тут любовник живёт?

— Или любовница.

— Тц. Как пошло.

— Разве? Я же не говорил, что любовнице лет семьдесят. Тогда было бы пошло.

— Что делать будем? — глядел Третий на неприметный дом.

— Что-что… перевоплощайся в крысу какую-нибудь и проберись в дом.

— Почему я?! — тихо возмутился Третий.

— Это твоё наказание за самоволочку, братишка.

— Ну ты и гад. — фыркнул клон и принялся складывать печати. — Техника перевоплощения.

Пуф.

На месте клона показался маленький таракан.

— Эй, подбрось меня к двери. — процоцокало насекомое.

— Боже, какой ты — милаш. — Пятый поднял его и положил на ладонь.

— Давай уже! — бил усиками Третий.

— Тогда лети, друг мой. — клон швырнул своего напарника с крыши вниз. Тот пролетел через улицу, и ударившись о козырёк дома, шмякнулся на брусчатку.

— Ну ты и урод! — махнул он лапкой грозно как кулаком.

Пятый лишь махнул в ответ, не слыша писка насекомого.

— Удачи-удачи! — махал он с крыши.

Третий в образе таракана быстро повертел головой слева направо и отыскал щель.

— Что ж, сейчас мы узнаем, есть ли у Сасаки любовник. — он подбежал к щелке и втиснулся в неё. — Бе. — зацепил Третий усиками пыль. Перед его многочисленными глазами оказалась кухня. Пробежав на восьми лапках через комнату, он оказался в коридоре, справа была приоткрыта дверь в ванную, а слева гостиница — в ней у дивана стояло две женщины, довольно бодрые для такого времени. Одна из них была Сасаки.

— Господин у себя?

— Да. Ничего не ест уже второй день.

— Снова в депрессии?

— Нет. Сказал, что размышляет.

— Мне придётся разбудить его, есть срочные новости.

Собеседница вздохнула.

— Это не потерпит до обеда?

— Господин сам приказал докладывать в любое время. Ты же знаешь мне к восьми на работу. Чёртов Джирайя… как же он меня бесит…

— Ладно, идём. — собеседница направилась на выход в коридор, и таракан тут же прижался к стене подле плинтуса, пропуская прошедших женщин. Они потопали по лестнице, ведущей на второй этаж. Таракан направился за ними, пробегая по стене.

"Ничего не понимаю… — рассуждал Третий. — У Сасаки есть господин? Всё слишком странно."

Хозяйка дома открыла дверь в одну из спален, пропустив брюнетку вперёд. Таракашка же, пробежав по потолку, проскочил дверной проём и пристроился у висевшей люстры.

— Кхм. Господин. — подала голос Сасаки.

Мужчина, лежавший лицом к стене, обернулся и раскрыл глаза.

— Сасаки… здравствуй.

"Какого хрена?! Данзо?!" — прифигел Третий. Он притаился насколько это возможно, скрыв итак скрытую чакру.

Брюнетка встала на колено.

— Данзо-сама, у меня новости.

Старик присел на краю кровати, шмыгнул носом и кивнул, давая девушке понять, что можно продолжать:

— Зарю атаковал Альянс. Даймё приказал Хокаге собрать военные силы и выступить с поддержкой.

— М-м… вот как. — задумался Шимура. — И какое количество шиноби отправиться на войну?

— Так как дела у Зари сейчас плохи, то практически две/трети.

— Какое глупое решение. — проворчал Данзо.

— Это приказ Даймё, господин.

— Тц. Тогда это объясняет ситуацию.

— Господин. Наши люди ждут. Считаю необходимым собрать всех наших союзников и атаковать Хокаге, когда войска покинут Коноху.

— Сколько людей готовы на восстание? — поинтересовался Шимура.

— Больше ста шиноби, многие работают в Корне, под представительством Орочимару.

Шимура прикрыл глаза, впав в размышления. Через несколько минут его веки приподнялись, он же произнёс:

— Сколько у нас времени?

— Сегодня утром войска покинут деревню.

— Чёрт возьми! Это слишком мало! — стукнул Шимура по кровати.

— Простите. — склонила голову брюнетка. — Я не могла появиться раньше. Кажется, меня начали подозревать.

Данзо вздохнул.

— Ты ни в чём не виновата, Сасаки-тян. Лишь благодаря твоим усилиям угнетённые и жаждующие мести смогут вернуть долг и отбить Коноху.

— Вы слишком щедры, господин, я не заслуживаю такой похвалы.

Данзо улыбнулся от искренности своей марионетки и перевёл взгляд на хозяйку дома.

— Итория, подготовь склад с вооружением, через три дня, как шиноби покинут деревню, начнём восстание.

— Есть, Данзо-сама.

— Сасаки, что с администрацией Джирайи? есть люди, желающие перейти на нашу сторону?

— К сожалению, нет. Как Вы знаете Хокаге слишком хорош в разведке, и тщательно всех проверяет.

— Но тебя он упустил. — ухмыльнулся Шимура.

— Он просто извращенец. — фыркнула Сасаки.

Данзо промолчал на этот счёт и решил закончить разговор:

— Ладно, Сасаки, тебе пора идти. Через два дня я предоставлю готовый план, нужно будет оповестить наших людей и согласовать их действия.

— Так точно. — склонила голову брюнетка.

— Можешь идти.

Сасаки поднялась и покинула комнату. Маленький таракан пробежал по потолку, спустился на первый этаж и выбежал вслед за девушкой через входную дверь.

На улице ещё было темно, как перевоплощённый Третий покинул этот квартал вместе с Пятым.

— Охренеть, да?

— И не говори… — согласился Пятый. — Оказывается Данзо посётся перед носом у всех… Хитрый старикан.

— Угу. Тогда я развеиваться. Пусть Первый узнает информацию.

— Хорошо. — кивнул Пятый. — Я сообщу остальным нашим, и оставлю кого-нибудь следить за домом Данзо.

— Понял. Тогда увидимся.

Третий выставил два пальца перед своим носом.

Пуф.


В это время в Лесу Смерти Какаши раскрыл глаза.

"Да ну нафиг!" — несмотря на бурную реакцию в голове, он лежал в постели с Цунаде и смотрел на потолок. — "Да ну нафиг! — не мог он принять инфу о местонахождении Шимуры. — Три дня… Этот хитрый старый лис решил устроить переворот через три дня! Но разве сил ста шиноби будет достаточно? Хм-м. Хотя если он решился на восстание — значит уверен в своих силах и успехе. Стоит ли мне подождать и посмотреть, как Коноха утонет в крови? Или же остановить Данзо, убив его и не дать восстанию случиться? А может дождаться когда Шимура устроит резню и займёт место Хокаге и только потом убить его? Постой… не значит ли это, что после его убийства — я стану Хокаге?"

Юный Хатаке размышлял — как же ему поступить? В комнату кто-то прокрался.

"Не понял. — подумал паренёк, сделав вид что спит. У кровати стояла Тесса. — Что она тут забыла? Я же сказал ей спать в комнате с Лино."

Она воровито присела со стороны Какаши просунула руку под одеяло.

"Ох, ё! Что ты задумала красноволосая!"

Тесочка же принялась ласкать его дружка. Губами прижалась к его руке, тихо посасывая его мизинец.

"Твою ж! — встал у него в боевую готовность от руки принцессы. — Чувствую себя изменником перед Цунаде. Но я же типа сплю, да? Хотя мне вообще пофиг. Я предупреждал о своей болезни — кобелизма. Так что с меня никаких этих… каких их там… уф… Что ж ты творишь принцесса…"

Вскоре красноволосая покинула спальню, облизывая свои пальчики будто вляпалась в сироп.

Какаши же смотрел в потолок. Снова послышалось шебуршание. Он через щелки глаз увидел малолетку Лино.

"Если она пришла за тем же… я отпорю её по заднице."

Но Лино тихо прокралась и положила у полки яблоко, и так же тихо удалилась.

"Яблоко? — посмотрел Какаши на тумбу. — Нафига? Блин, у меня уже голова кругом от этих баб."

— Ка… каши… — пробубнила во сне Цунаде.

"Всё. Хорош. Пойду проветрюсь."

Юноша, надев шмотки из первого слота — вольный путешественник, вышел из спальни и прошёл мимо комнаты Тессы и Лино, его слух уловил:

— Ты видела как эта сучка дрыхнет рядом с ним?

— Угу… я тож хочу.

— Скажем, что сегодня моя очередь, а завтра твоя. — предложила принцесса.

— Не получится. — мотнула головой Лина. — Со мной Какаши спать не будет.

— Ну да. Тут ты права. — согласилась красноволосая. — Тогда сядешь с ним рядом на ужине, так и быть, я уступлю, — улыбнулась она. — Будешь кормить его с ложечки.

— Правда? — засветились глаза от радости у девчонки.

— Да. Нам нужно действовать вместе, чтобы заполучить его.

Какаши вышел на улицу, не в силах больше слышать про интриги на своё тело. Он достал из пространственного хранилища папироску с расслабляющим сбором и подкурил.

— Не спится, господин? — подошёл к нему Снежок, переваливаясь с одной стопы на другую, как медвежонок.

— Ага. — выпустил он облачко дыма. — Клоны нашли Данзо.

— Хо-х! — похлопал Снежок варежками. — Поздравляю, господин!

— Угу. — кивнул молодой Хатаке. — Осталось прибить его, и вторая мировая цель завершена. А там останется последняя, и я свободен.

— Вам не приходила третья цель? Или как там Вы рассказывали…

— Пока нет. — пожал он плечами. — Ща, погодь. ГИС!

Высветилось информационное окно, но Какаши интересовали не свои показатели.

— Эрди, ты здесь?

— Да, Какаши. — ответил роботизированный голос.

— Как дела?

— Всё в полном порядке.

— Ясно. Скажи, Эрди, когда придёт моя третья цель? Или вы решили, что м не и двух хватит? Всё-таки я прошёл через такое дерьмо, что даже не охота предполагать, что будет после третьей мировухи.

— Я не могу ответить — когда будет третья цель. — голос сделал паузу и продолжил. — Но она будет.

— Что если я умру к этому времени?

— Тогда Вы не выполните задание.

— Тц! Само собой! — возмутился юноша. — Как мертвец может что-то выполнять? Я имел в виду что будет со мной? Я снова попаду на перераспределение душ?

— Да. Круговорот душ неизменен. — ответил Эрди.

— Так и думал. Спасибо.

— Обращайтесь.

Какаши убрал диалоговое окно, продолжив курить.

— Господин, что Вам сказали? — Снежок не мог слышать этот разговор, только то, что говорил Какаши.

— Сказали: ждать. — со скукой произнёс юноша. — Ничего другого не остаётся. — он посмотрел на снежное существо. — Снежок, чем бы ты занялся на моём месте?

— М-м… вернулся бы в Синерию. К Вашему отцу и королевству.

— Снова эта политика и прочая хрень… Такая же скука. — он потушил окурок, теранув его о землю. — Может поучаствовать в войне?

— Войне? — не поняло существо.

— Войне шиноби. — улыбнулся Какаши. — Захватить здешние земли… Как думаешь?

— Вы можете делать что пожелаете. — склонилось существо. — Я же буду служить Вам всем сердцем и душой, мой господин…



***


— Перчик! Смотри! — махал маленький Какаши в руках пойманную утку.

— Вуо! Как? — удивился краснокожий гоблин-чемпион.

— Ха-ха! Зырь! — поднял Какаши и вторую руку с другой уткой.

— Да ну на! — удивился Перчик такому улову, ведь ему пока не удалось ничего поймать в этом странном месте.

Выбравшись наружу, они оказались в Лесу туманностей. Уже с десяток эльфов-охотников попались им на пути, естественно, ушастые погибли. Есть их не стали, а вот оружие и мешочки с блестяшками отобрали. Так что Какаши щеголял в новеньких штанах, а Перчик перетянул талию плащом, сделав что-то наподобие набедренной повязки.

В замке арахнидов.

— Моя Королева. — склонилась перед троном генерал Лукреция.

— Говори.

— Да. Человеческий мальчик покинул лабиринт.

— Неужели? — приподнялись у Илимии брови.

— Да, моя Королева. Сейчас он в лесу Туманности, как показала печать слежения. Прикажете привести его?

Илимия задумалась: что она будет делать с маленьким ребёнком.

— Нет. Пусть делает что ему захочется. Когда придёт время — мы придём за ним.

— Кхм. Но что если когда наступит время — он станет неуправляем? — генерал помнила уверенность в глазах того мальчишки, когда она сообщила ему о его участи. У всех бы детей полились слёзы, посыпались мольбы не поступать так с ними, но тот мальчик так легко принял свою судьбу… Если он выбрался из лабиринтов, то, вероятно, нет, Лукреция с полной уверенностью могла сказать, что он стал сильнее. И если не приручить его сейчас, в столь юном возрасте, то в будущем это окажется куда сложнее… Кто знает, кем он стал после памятных закладок…

— Нет существа, которого не могли бы подчинить арахниды. — не согласилась Королева. — Даже если этот мальчик — избранный. Он всё равно остаётся человеком — грязным и малодушным.

Лукреция тихо вздохнула и склонила голову:

— Как прикажете, моя Королева…

Глава 9

Солнце вышло из-за горизонта. На одной из множества полянок Леса Смерти готовился завтрак, три девицы с необычным разбросом в возрасте, занимались готовкой для одного единственного паренька. Он же сидел в откуда-то взявшемся кресле и обсуждал со снежным существом план их действия. Так же рядом сидели и двое телесных клонов. В частности, Пятый и Третий.

— Что там Второй? — задал Какаши вопрос.

— Следит за домом Данзо, как и Четвёртый.

— А? — обернулась Цунаде с ложкой в руках, которой мешала суп. — Ты сказал Данзо? Данзо Шимура?

— Да. — спокойно ответил Пятый и повернулся обратно к Какаши.

— А что с Сасаки? За ней установили слежку?

— Никак нет.

— Постойте, — подошла Цунаде. — Какаши, что ты собираешься сделать?

— Пока ничего. — ответил он честно. — Но планирую убить его.

— П-понятно… Могу я помочь?

— Хм. Не думаю что битва с Шимура вызовет какие-то проблемы, — задумчиво произнёс Хатаке. — Так что тебе лучше не светиться. Ты ведь не хочешь оказаться на стороне преступника и убийцы — Какаши Хатаке.

— Мне всё равно что подумают другие. — уверенно ответила Цунаде.

— Смотри, — хмыкнула красноволосая. — Кажется, они ругаются.

— Угу. — кивнула Лино.

— Не нужно. — отказал ей Какаши. — Ты ведь легендарный Саннин. Я не хочу, чтобы твоё имя стало запачкано.

— Мне приятно, что ты так беспокоишься, Какаши, но это мой выбор. Я сражусь плечом к плечу с тобой. — она уселась рядом, на спинку кресла. — Итак. Что у нас за план?

Клоны и Снежок переглянулись, что за наглая женщина?

— Вот же наглая женщина. — произнёс Какаши, как клоны тут же кивнули, да и Снежок тоже. — Ладно. Только не плачь потом, если тебя обзовут предательницей, ну, или моей шлю… наложницей.

— Не буду. — вспыхнули у Цунаде щёки, но она сохранила спокойствие.

— Вот же коза, — не унималась Тесса. — Пристроилась рядом с моим Какаши. — хмурилась она, помешивая супчик.

— Нашим. — надула губы Лино.

— Да-да… нашим. — прожигала красноволосая сиськи Цунаде, те были не меньше пятёрки. Она взглянула на свою двоечку и приуныла.

— Для начала мы дадим Шимуре поднять восстание. — произнёс Какаши обыденным тоном.

— Восстание? — удивилась блондинка.

— Ага, — кивнул Пятый. — Данзо планирует воспользоваться отбытием большей части шиноби на восточное побережье и поднять со своими приспешниками восстание.

Глаза Цунаде показали удивление и ужас.

— Столько людей погибнет… мы не можем этого допустить.

— Первый, — произнёс Пятый, обращаясь к Какаши. — Думаю, лучше нам продолжить обсуждение без Цунаде.

— Почему? — удивилась блондинка.

— Потому что Первый уже решил развязать руки Данзо. — произнёс недовольно клон.

— Но ведь погибнут люди…

— Да, Цунаде. — сказал Какаши всё тем же ровным тоном. — Погибнет много людей, но на минуточку представь, что если бы мои клоны не узнали об этой информации? Было бы тоже самое. Я не намерен вмешиваться в дела Конохи. Я просто хочу убить Данзо.

— Прости, Какаши, но ты не прав… — посмотрела ему в глаза Цунаде. — У тебя есть такая важная информация… разве не лучше предупредить Хокаге, и дать им шанс подавить восстание?

— Мне неинтересно благополучие Конохи и её жителей. Я мог бы держать на них зло. Отомстить. Но не стал. И с проблемами разбираться помогать тоже не стану.

— Я… не верю… — ответила тихо Цунаде. — Ты ведь совсем не такой, Какаши…

— Ты плохо меня знаешь. Ладно, продолжим. — сказал он остальным.

Цунаде же привстала с кресла, положила ложку на стол и сняла фартук. Клоны посмотрели на то, как она уходит, и взглянули на Какаши. Тот сидел со спокойным лицом и совсем не спешил её останавливать.

— Первый, — произнёс суховатым тоном Пятый. — Она уходит. Не пожалеешь потом?

— Это её выбор. — ответил юноша холодным тоном.

— Постой! — подбежала Тесса к блондинке. — Ты куда?

— В Коноху. — ответила Цунаде. — Я должна предупредить Хокаге и деревню об опасности.

— Одна? — удивилась красноволосая.

— Да. Не переживай, Тесса.

— Уверена? Ты, кажется, поссорилась с Какаши…

— Не сошлись во мнениях. Извини. Мне пора. — Цунаде прыжком запрыгнула на одну из толстых ветвей и перескочила на следующую, направившись в деревню Листа.


***


Через несколько часов блондинка была в Конохе. Она прошла в резиденцию Хокаге.

— Цунаде-сама?! — удивились шиноби, стоявшие на страже.

— Джирайя у себя?

— Так точно. У него совещание.

— Спасибо. — ответила блондинка и направилась к его кабинету. Она вошла в двери, плевав на совещание и тому подобное. За столом же сидел Джирайя, читая какой-то журнал. Он тут же дёрнулся от вторжения в его кабинет, и убрал руку из штанов.

— Цунаде?!

— Не поняла, твои шиноби сказали, ты на совещании.

— А… да… — он отложил журнал с названием горячие попы и сочные сиси. — Оно только что закончилось.

Блондинка окинула его взглядом полным непонимания, но спорить не стала.

— У Конохи проблемы, Джирайя.

— В каком смысле? — поправился саннин в кресле и указал на стул, стоявший напротив. — Присаживайся.

Блондинка уселась и продолжила разговор.

— В смысле — Данзо хочет устроить переворот.

— Серьёзно?! Ха-ха! — рассмеялся Хокаге. — Какая нелепость! Где он найдёт столько шиноби?! Постой… — он вдруг напрягся. — Неужели ты хочешь сказать, что Данзо заключил союз с одной из стран?

— Э… нет… — с сомнением ответила Цунаде.

— Тогда не вижу проблем. — отмахнулся Джирайя. — У Данзо не хватит военных сил противостоять нам.

— Сколько шиноби осталось в деревне?

Хокаге прищурил взгляд с недоверием.

— Это конфиденциальная информация.

— Ты не доверяешь мне? — удивилась блондинка.

— Не доверять — это моя работа как Хокаге. — серьёзным тоном произнёс Джи.

— Ты прав. — ответила Цунаде. — В любом случае, я пришла, чтобы помочь.

— Ты похорошела. — приподнялся уголок его губ.

— Не начинай… — закатила она глаза к потолку.

— Почему нет, Цу? У тебя никого нет, у меня никого нет. Давай попробуем сойтись, может всё получится, и ты поймёшь, что я мужик что надо. — улыбался неловко Хокаге.

— C чего ты взял, что у меня никого нет? — приподняла блондинка бровь.

— Что… а… ты нашла парня? — чуть не поперхнулся Джирайя. Почему он не в курсе?!

— Да. Нашла. — ответила она немного с грустью. — Так что закроем эту тему. — она привстала. — Я буду дома. Если Данзо выступит раньше — дай мне знать.

— Х… ладно. — угрюмо ответил Хокаге.


***


Три дня прошли довольно быстро. Цунаде была как на иголках, всё время ожидав внезапной атаки от Шимуры. Ещё и Шизуне куда-то пропала… У кого бы она не спрашивала — никто не видел девчонку уже три дня.

— Цунаде-сама, я убрала в гостиной и приготовила обед. — сообщила прислуга, найдя блондинку на заднем дворе поместья.

— Спасибо, Ру. — безэмоциональным тоном ответила Цунаде, рассматривая печати на свитке.

— Тогда я пойду, госпожа.

— Ага. Плата на кухонном столе. — продолжала блондинка разглядывать печать и вносить текст в блокнот. Она пыталась занять себя делом, дабы не думать постоянно о Какаши. Почему он такой жестокий? С одной стороны… она могла понять его чувства, ведь Коноха предала его семью. Все здесь желали ему смерти. Кто в здравом уме будет спасать людей, желавших ему погибели? Но если посмотреть на поступки Какаши… разве он не милосерден? Не справедлив?

Цунаде вздохнула. После заварушки с Данзо она попробует наладить отношения с Хатаке. Ведь её чувства к нему никуда не делись, и даже отсутствие у него желания защитить Коноху не стало причиной для прекращения их отношений. По крайней мере так считала Цунаде.


Прошло ещё два дня…

— Да что за ерунда… — подпёрла блондинка ладонью краснеющее лицо. Она сидела на заднем дворе за небольшим деревянным столиком. На столе — две выпитых бутылки вина, одна валялась на траве. — Почему… урод Данзо… не нападает… У-у… — она взялась за голову, чувствуя усталость и обиду. Шимура до сих пор не атаковал. Шизуне так и не появилась. А Какаши… где-то там, в Лесу Смерти, с двумя симпатичными малолетками.

— Ну за что мне всё это… — блондинка пригубила бокал и опрокинула его содержимое как не в себя.

— Даже не остановил меня… — наливала она очередную порцию алкоголя, пролив часть на столешницу. — Грубиян…

Глоть. Выпила она до дна и выронив бутылку, упала головой на стол и отключилась.

— Цунаде-сама! Цунаде-сама!!! — раненый шиноби расталкивал блондинку. Кругом раздавались крики, взрывы, звенели клинки, горели дома.

— М-м… ещё чуть-чуть… — проворчала блондинка и вдруг резко подскочила. — А?! Что такое?!

— Нападение! — воскликнула ниндзя, держась за окровавленный бок. — На резиденцию Хокаге напали! Кха! — вырвало его кровью. — Там… Там бьются наши…

— Техника исцеления! — приложила блондинка ладони к рваной ране ниндзя.

— Прошу… помогите Хокаге… их слишком… много… — шиноби анбу рухнул на траву, выполнив свою последнюю миссию.

— Чёрт побери… — сжала челюсти Цунаде и сорвалась на место битвы, перескочив забор своего дома и ускорив бег. Её волосы трепало на ветру, расслабленный пояс кимоно намеревался слететь с поясницы, но она мчалась со всех ног, только набирав скорость…


…— Н-не может быть… — Цунаде, приземлившись на край крыши, увидела, как Джирайя с оставшимися шиноби и Орочимару были окружены. Перед ними стояла многочисленная толпа шиноби из Корня и рядовых джонинов, перемотанный Данзо и два странных ниндзя, их блондинка видела впервые.

— Всё кончено, Джирайя! — ухмыльнулся Данзо. — Справедливость, наконец, восторжествовала!

— Справедливость?! — стиснул Хокаге зубы. — Ты! Чёртов маньяк! Не смей говорить о справедливости и прочем! Как ты смел привести в Коноху чужаков! — окинул он взглядом наёмника Какузу и второго шиноби с огромным мечом — Забузу.

— Я лишь уровнял силы. — ухмыльнулся Шимура.

— Джи, — прошипел Орочимару. — Я беру того с мечом, с остальными справляйся сам.

— Не умри. — ответил Джирайя своему другу и сказал теперь уже Шимуре. — Я убью тебя, Данзо…

Шимура рассмеялся в голос. Стоявший рядом с ним Какузу сухо произнёс:

— Данзо. Если готов доплатить, то я сам убью Хокаге.

— Почему бы и нет?! — оскалился Шимура. — Я увеличиваю твою ставку в полтора раза. Разберись с Джираей.

— По рукам. — выдвинулся Какузу вперёд.

Тем временем Данзо отдал команду остальным подручным:

— Уничтожьте врагов! Никого не оставлять в живых!

— Хай!

— Есть, Данзо-сама!

Шиноби бросились в бой против военных сил Хокаге. Начался хаос, мясорубка. Летели техники, взрывая ближайшие постройки. Десятки рук в смертельном соревновании формировали печати опасных техник.

— Призыв!

— Каменная стена!

— Огненный шар!

Джонины сражались друг с другом, проливая кровь. Кто-то бился за истинную для него справедливость, другие отстаивали своё положение и порядок в деревне, не позволяя сместить Джирайю с поста Хокаге.

Цунаде, разбежавшись по крыше трёхэтажного дома, сиганула в самое пекло битвы!

Бум! — приземлилась она напротив Данзо.

— Надо же, принцесса Цунаде! — прищурился уверенный в себе Данзо. Однорукий и с тканевой повязкой на глазу, он всё ещё был опасен для любого шиноби. — Чем обязаны, ваше высочество?

— Хватит позёрства, Данзо. — встала блондинка в боевую стойку. Её зелёные одежды растрепались в сторону, пшеничные волосы взметнули вверх, а под ногами, казалось, затрещала земля.

— И что же Цунаде, давно оставившая дела Конохи, намерена сделать? — приподнял Шимура бровь. — Ты не имеешь морального права вмешиваться в дела деревни! Лучше исчезни и живи в своё удовольствие, как и делала ранее. — скривил Данзо лицо в омерзении.

— Не тебе меня осуждать. Предатель! — блондинка в ярости бросилась в атаку.

Шимура ухмыльнулся и снял повязку, активировав шаринган. Бывший глава корня решил принять этот бой.

Пока Данзо и Цунаде сражались друг с другом, Джирайя уворачивался от атак Какузу.

— Как?! — увернулся Хокаге от четвёртой стихии — выпущенной в него молнии. — Как все стихии могут быть на таком высоком уровне…

— Хватит убегать, Хокаге! — складывал Какузу неизвестную печать.

— Хокаге-сама! Я помогу! — появилась рядом с Джираей Сасаки-тян. В полном снаряжении и яростью в глазах. Казалось, она готова порвать наёмного ниндзя в одиночку.

— Будь осторожней, Сасаки! — предупредил её саннин. — Он использует четыре стихии! Берегись! — увидел он, как Какузу запустил огромный сюрикен, ускорив его полёт стихией ветра. Джирайя схватил секретаршу и отскочил с ней в сторону.

Бух! — влетел сюрикен, разрушив стену дома.

— Говорю же! Смотри в оба! — гневно прокричал Хокаге.

— Простите.

Чвяк.

Джирайя с непониманием посмотрел на Сасаки, затем вниз. Рука девушки прокрутила кунай в его груди и резко выдернула, тут же отскочив в сторону.

— Стихия молнии! Двойной разряд! — прокричал технику Какузу.

Бззззззз!

Попала молния точно в Джирайю. Тело саннина задёргало под напряжением, в раскрытых до предела глазах стояло непонимание — почему… почему Сасаки атаковала его.

— Стихия ветра! Острые клинки! — атаковал Какузу его второй атакой.

— Руки-змеи!

Оттолкнул Орочимару Джирайю в сторону. Клинки ветра распороли змеиному саннину руку, но он продолжил сражаться с Забузой. — Не спи! Джи! Арррх! Стихия земли! Каменные пули! — отогнал он мечника тумана на дистанцию…

— Сасаки… почему… — поднялся Джирайя, взглянув отрешённым взглядом на девчонку.

— Данзо — мой господин. Устраивает такой ответ? — сняла она очки, и бросив их на землю, наступила ботинком. Раздался неприятный звук хруста стекла. — Терпеть их не могла, но тебе ведь нравились девушки в очках. Старый извращуга.

Хокаге, придерживая кровоточившее ранение в груди, нахмурил взгляд. Он хотел ответить что-то колкое, но бросившийся на него Какузу хотел уже заканчивать с дуэлью. Двое мужчин схлестнулись в поединке, Сасаки же бросилась в бой, став третьей.

Неподалёку Цунаде пыталась снести голову Шимуре, но изворотливый старый лис был не пальцем делан, успевая уходить от атак блондинки в последний момент. Его активно работавший шаринган короткими движениями в глазной орбите сканировал всё пространство, выбирая лучшее место для отступления, ведь рядом шли сражения шиноби, не хотелось бы попасть под случайную раздачу.

— Принцесса! Ну убьёшь ты меня! — кряхтел Шимура. — А дальше что?! Снова скитаться и пить?!

— Стихия воды! Водяная пушка! — прокричал пролетевший мимо Забуза, сражавшиеся с Орочимару.

— Не твоё дело! — пыталась блондинка достать надоедливую блоху. — «Какой он шустрый для своих лет!»

— При мне Коноха! Станет лучше! Ты же этого хочешь?! — подпрыгнул Данзо вверх, увернувшись от атаки блондинки, и сложил несколько печатей. — Стихия огня! Огненный шар!

— Стихия земли! Каменный щит! — прокричала Цунаде, защитившись горной породой от огня. — Ты недостоин вести людей вперёд! — вытерла она со лба пот.

— Только не говори, что тот извращенец достоин! — указал Данзо на Джирайю, который с ранением в груди, едва отбивался от Какузу и Сасаки. Наёмный ниндзя взревел, оттолкнув секретаршу:

— Проваливай, девка! Это мой заказ!

Но Сасаки, отброшенная назад, снова бросилась в атаку.

— Вот сука! Ты не получишь моих денег! Запомни! — атаковал Какузу раненного Джирайю, уже не обращая внимания на брюнетку — он её предупредил, теперь пускай делает что хочет.

— Да сдохни уже! — злился Орочимару, уже ранив Забузу, но тот не сдавался.

— Змеиный засранец. Тьфу! — сплюнул ниндзя тумана и сорвался в очередной атаке.

Шиноби, сражавшиеся на стороне Данзо, стали доминировать на поле боя. Военные силы Конохи таяли как снежинки в жерле вулкана, всё больше и больше ниндзя Шимуры формировали многочисленные группы и уничтожали коноховцев.

— Тц! — видела Цунаде, как становится жарко. Ещё минуту, максимум две, и она, вместе с Джираей и Орочимару, останутся одни на этом поле битвы против десятков джонинов, а тут ещё и оба сильных наёмника в купе с Данзо. Блондинка нахмурилась, пытаясь понять что делать…

Цунаде вдруг бросилась на сражавшихся Какузу и Джирайю.

— Куда?! — крикнул ей в спину Данзо, но было поздно…

Блондинка пробила кулаком спину Какузу. В место, где билось сердце.

— Кх… — расширились у наёмника зелёные глаза. — Вам… пиздец…

Глава 10

— Что… — расширились зрачки у Цунаде, когда она пыталась вытащить руку, но та застряла в груди Какузу. — Я же пробила сердце!

Удар локтем в голову, и блондинку отшвырнуло назад. Тут же рука Какузу вытянулась на чёрных нитях, и схватив блондинку за ноги, ударила об стену, затем подбросило высоко вверх и хлопнула ей о землю.

— Цунадеееее! — прокричал Джирайя.

— Не отвлекайтесь, Хокаге! — атаковала его Сасаки.

— Ёбанная сука! Отвали! — взревел Джи. — Иглы-волосы! — пытался он схватить своей причей Сасаки, но та увернулась. После ранения Джирайя стал медленней, намного.

— Ха! Старый извращенец! — ухмыльнулась секретарша. — Это за отказ дать мне отпуск! Стихия воды! Водяные копья!

Туф! Туф! Туф! — полетели в Джирайю с десяток водяных копий. Он увернулся от каждого, но оказался пойман! Вторая рука Какузу, вытянувшись на десяток метров, схватила его, связав по рукам и ногам.

Бум! — приземлилась рядом с Хокаге Цунаде, ударившись головой о камни. Снова взмах руки Какузу к небу и вниз — блондинка в очередной раз опасно ударилась о землю. С её лица текла кровь, из-за связывания нитями она не могла пошевелить даже пальцем.

Какузу ухмыльнулся, одна из его масок вылезла из-под плаща. Он же, не складывая печати, выкрикнул:

— Стихия огня! Адское пепелище! — мощный поток огня вырвался из под маски, намереваясь спалить блондинку и Джирайю до тла.

— Ха-ха! — обрадовано воскликнул Данзо. — Прощай! Хокаге!

— Неееет! — прохрипел Джирайя, глядя как огненная техника приближалось к Цунаде. — Цу-у-у!!!

Взревев голодным адским псом, огненный поток мчался за их жизнями.

— Стихия льда! Ледяная стена!

Перед раненой блондинкой и Хокаге выросла огромная стена изо льда, защитив их от адского пламени.

— А? — удивился Джирайя.

— Ка… каши… — просипела Цунаде и сплюнула кровь, увидев перед собой спину юноши.

Он одним движением резанул чёрные нити, её державшие, и сухо произнёс:

— Пятый. Унеси её отсюда.

— Есть.

— Нет… я могу сражаться…

Но Какаши не ответил. Он рванул к связанному Джирайе и обрезал державшие его нити.

— Хатаке… ты жив… — свалился саннин на колени. Он потерял много крови и был не в силах сражаться.

— Какаши? Хатаке Какаши?! — подскочил Данзо. — Ты жив? Отлично! Ха-ха! Я позволю тебе забрать жизнь Хокаге и свершить свою месть!

Какузу остановился. Опытный и осторожный, он сразу понял, что прибывший мальчишка с топором в руках — непростой противник…

— Данзо. — произнёс он спокойным тоном. — Этот мальчишка — наш враг?

— Сейчас узнаем. — ответил ему Шимура, отметив лёгкое замешательство наёмника. — Так что, Какаши?! Готов убить Джирайю и покончить с правлением предателей твоего отца?!

Какаши посмотрел на ранения жабьего отшельника, если не помочь ему, то истекёт кровью и помрёт.

— Джирайя, почему ты не используешь режим отшельника?

— Не было… времени… кха! — вырвался сгусток из его рта.

Молодой Хатаке шагнул к нему и приложил руку. В тело Хокаге освежающей волной хлынула чакра. Порция за порцией потоки направились к ранениям саннина, залечивая раны. Ошарашенными глазами он взглянул на молодого преступника.

— Что это… — уже более здоровым голосом спросил Хокаге.

— Не твоё дело. — ответил ему Какаши и убрал руку. — Теперь ты не подохнешь. Займись этим ниндзя, — указал он на Какузу. — Остальные на мне.

Данзо прищурился:

— Значит, Какаши, ты решил встать на сторону убийц своей семьи? — вскинул он брови.

Какаши повернулся к нему:

— Этот пепельноволосый извращенец не имел отношения к предательству, а вот ты, Шимура, причастен не меньше Хирузена. Так что готовь задницу. Сегодня я разрублю её вот этим топором. — взмахнул Какаши топориком, подняв пыль и мелкий мусор в воздух.

— Первый! — крикнул Пятый, прибыв на поле битвы. — Помощь нужна? — достал он по кунаю в каждую руку.

— Я же сказал: охранять Цунаде. — недовольным тоном произнёс Какаши.

— С ней четверо офицеров. Всё в порядке.

— Ладно. — молодой Хатаке не сомневался в силе своих клонов. Он сложил одной рукой печати и произнёс. — Техника телесного клонирования!

Вжух! Вжух! Вжух!

Десяток клонов сформировались в пространстве подобно миниатюрным сусано.

— Что это… — пробормотал поражённый Данзо.

Сражавшейся неподалёку Орочимару едва оторвал взгляд от увиденной странной техники прибывшего Хатаке.

— Глупая обезьяна тумана, дай мне разглядеть ту технику получше! — заорал змеиный саннин. — Руки-змеи! — пытался он поймать Забузу и придушить от злости.

— Эй, Какузу! — посмотрел Какаши на наёмника. — Твой противник — Джирайя, так?

— Ну. — согласился ниндзя.

— Я предложу цену в два раза больше чем Данзо. — усмехнулся Какаши. — Хотя постой. Готов даже в три.

Сомнения проскользнуло в глазах Какузу. Жадному до денег, ему было тяжело отказаться от такого щедрого предложения.

— Что если ты обманешь? — спросил наёмный шиноби, пока просто интересуясь.

— Какузу?! Какого хрена! — не понял Данзо. — Разве не я тебя нанял?! И ты, Какаши! Струсил? Или твоя честь сплошное пятно дерьма?!

— Ха! — усмехнулся юноша. — Не переживай, Данзо, моя честь чиста, ведь я ей не пользуюсь.

Какузу улыбнулся:

— Ты мне нравишься, пацан.

— Воу-воу, ты, конечно, симпатичный мужик, но я только по женщинам! — отмахнулся Какаши.

— Вот же, засранец. — хмыкнул Какузу, понимая, что он уродлив, с испещрённым шрамами лицом. Но в глубине стало приятно, что хоть кто-то сказал, что он симпотный мужик. Все любят похвалу. — Деньги есть хоть? Чем расплачиваться будешь?

Какаши достал из пространственного кармана слиток золота и бросил в руки наёмнику. Тот увидел блеск металла ещё в воздухе. Ловко поймав его, посмотрел на Хатаке.

— Ты… ты где это взял?! — золото в мире шиноби стоило охренеть сколько. А тут целый слиток!

— Переходи на мою сторону. И я поделюсь ещё одним.

— Какузу! Я заплачу тебе в пять раз больше!

Но наёмник не ответил. Он поднял взгляд со слитка драгоценного металла на Какаши.

— Мне убить Данзо?

— Не. С ним я сам разберусь. Убей всех его шиноби. Мои клоны помогут.

Наёмник улыбнулся. Слишком простое задание за баснословные деньги. Конечно, он осознавал, что Мальчишка таким образом вывел его из битвы. Но ведь за этот слиток он мог убить и Данзо и ещё кого-нибудь…

— Джирайя, твоё задание меняется. — произнёс Какаши. — Убей Сасаки. С Данзо я разберусь сам.

— Не приказывай мне, юнец. — но всё же отшельник поднялся на ноги и посмотрел на Сасаки. Девчонка была преисполнена решимостью и не отступила ни на шаг. Как она могла бросить господина Данзо и сбежать?

— Ну, что, Данзо. — произнёс Какаши со скукой. — Готов умереть?

Рядом началось сражение, Какузу в союзе с клонами Какаши бросились на бывших и действовавших агентов Корня, которые были на стороне Шимуры. Орочимару продолжал схватку с Забузой, а Джирайя о чём-то говорил с Сасаки.

— Если ты надеешься покончить со мной быстро, то ошибся, Какаши. — ухмыльнулся Данзо.

— Да-да, я в курсе шаринганов на твоём теле.

Взгляд Шимуры тут же изменился.

— Что такое? — прищурился Хатаке, будто улыбаясь глазами. — Кто-то прознал твой секретик, и теперь ты не знаешь что с этим делать?

— Ты… — прошипел Шимура.

— Тогда я отвечу. — закинул Какаши топор на плечо как бывалый дровосек. — Тебе было проще умереть всего раз, но я готов убить тебя и пять… семь… Сколько их там? — почесал он ледяной рукой затылок. — Хотя неважно, я готов убивать тебя хоть всю ночь.

— Первый! Прозвучало пошло! — пролетел мимо Пятый.

— Тц. Внатуре… — ухмыльнулся Какаши. — Ладно, готовь свою задницу, Данзо, я разрублю её как и обещал.

— Пошляк! — донеслось от сражавшегося Пятого.

— Да закройся ты уже! — крикнул ему Какаши и направился к Шимуре. — Я атакую, Данзо.

Старый лис размышлял что делать — его секрет раскрыт, и раз Хатаке ринулся в атаку, то уверен в своей победе. — "Что ж, по крайней мере у меня есть несколько попыток." — он достал кунай и встал в боевую стойку, решив встретить атаку юнца.

Рывок!

Какаши взмахнул топором, целясь старику в шею. Данзо стиснул зубы, решив парировать опасную атаку.

Чвяк.

— Что… — увидел Данзо, как из ледяной руки Какаши вылетела ледяная пика. Она и пробила ему живот. Топор же рубанул по шее. Старый, лишившись головы, рухнул на землю.

Миг, и шаринган, отложивший смерть Шимуры, навсегда закрылся, а Данзо стоял в небольшом отдалении от Какаши — живой и здоровый.

— Хм. — произнёс Хатаке. — Так вот как это работает… Может вырвать все эти глаза и забрать себе? — почесал он висок.

— Попробуй. — теперь уже серьёзным тоном произнёс Шимура, Какаши оказался сильным противником.

— Ага, сейчас. — юноша метнул в него топор.

Данзо тут же отскочил в сторону, как из земли выскочил ледяной сталагмит, проткнув его точно в задницу и вылетев через голову.

Миг… И Шимура живой и здоровый стоит в стороне. В глазах ужасах, вторая смерть была куда больней.

— Ну как? — прищурил взгляд Какаши.

Старик снова достал из-за пояса кунай и сам бросился на юношу.

— Сдохни!

— Хех! — усмехнулся юноша, его рука тут же сложила печати. — Стихия льда! Скользкая дорога! — он заморозил поверхность земли в округе.

— Придурок! — использовал Шимура чакру, легко поймав равновесие и продолжив рывок.

Какаши прищурился.

— Стихия льда. Ледяной капкан.

Тут же вылетели сотни ледяных пут, бросившись к атаковавшему Данзо.

— Стихия огня! Великий огненный шар! — прокричал старик, подпрыгнув в небо и выплюнув гигантский полыхающий шар. И вовремя заметил сбоку летевший топор. — Блядство! — отбил он топорище в сторону, как одна из ледяных пут, словно воспользовавшись этим моментом, дотянулась до стопы старика, обвившись вокруг. Мгновение, и ошарашенный Данзо полетел вниз. Десятки новых ледяных пут стали окутывать его, а сам он проваливаться под лёд. Медленно погружаясь в ледяные чертоги и чувствуя ужасающий холод, он вытянул руку кверху, словно прося о помощи. Настолько нестерпимо было испытывать погребение заживо во льду…

Через минуту, когда Данзо замёрз насмерть или же задохнулся под толщей льда, он оказался за пределами ледяного мини-озера.

— Вот же ж! — усмехнулся Какаши. — Выглядишь бодрячком.

Данзо, с трудом шевелясь, облокотился о разрушенную стену резиденции Хокаге.

— Что это мать твою было… — вздымалась его грудь, хватая тёплый воздух, который сейчас казался горячим.

— Погребение заживо. — пожал юноша плечами.

— Ты… больной ублюдок…

— Вспомни себя в корне, — улыбнулся Хатаке. — Уверен, ты творил там вещи и похуже. С беззащитными детьми.

— Да что ты знаешь! — едва не плевался Данзо. — Они отдали жизнь за Коноху!

— Отличная отмазка своим грехам. — взгляд Какаши больше не был игривым. — Нужно было убить тебя ещё в тот день, в проулке. — он сделал шаг к Шимуре, затем второй… и исчез.

"Шуншин?" — напряг Данзо взгляд. Но было поздно. Топор ударил его сзади, пройдясь снизу вверх от ягодиц до плеч. Старый не успел даже прокричать, расслоившись на две части.

Какаши взмахнул топором, скинув с топорища его ошмётки, и обернулся.

— Бля, сколько ещё? — вскинул юноша голову на бок.

Шимура же понял, что остался последний шаринган в глазу. У него их было всего пять, и пятый в глазнице…

— Ты не уничтожил и половины. — соврал старик. — Сейчас ты познаешь всю мою ярость и гнев! — он тут же бросил дымовые бомбы и прокричал. — Техника призыва!

Но ничего не происходило.

— Э? — увидел Какаши своими алыми глазами, как Данзо дал на тапки. — Ого… а он быстрый…

Юноша рванул за ним.

Данзо перемещался на всей скорости, как вдруг прямо возле ухо прозвучало.

— Попался…

Топорище вошло Шимуре под рёбра. Он даже не успел испугаться, защититься, хоть как-тог среагировать…

— Это я заберу. — вырвал Какаши шаринган из глазницы старика.

Шимура с топором в боку, упал на колени. Одно из лёгких перерублено, он умирал.

— Безумный… мальчишка…

— Ага. Но знаешь, — поставил Какаши на его плечо ногу и и чуть подался вперёд. — Подумай, почему это произошло с тобой. Может не стоило лезть к семье Хатаке… — он нарастил на ледяных пальцах когти и ударом прошил лицо Данзо, пробив насквозь голову. Старик дёрнулся пару раз и свалился назад.

Внимание! Первая мировая цель: убить Шимуру Данзо выполнена! Поздравляем!

— И всё? — приподнял Какаши бровь. — Эрди!

— Да, Какаши.

— Поздравь меня, я выполнил мировую цель.

— Поздравляю.

— Что так бездушно?! А как же пожелать удачи и сказать, что я — молодец и всё такое?!

— Мне некогда.

— Пф. Какой же ты… Если бы ты зашёл в ночной клуб, он бы стал гей-клуб. — ухмыльнулся Какаши, вот так незатейливо назвав Эрди пидаром.

— Ты не умеешь общаться с девушками, Какаши. Мне пора. — исчез голос в пространстве.

— Девушками?! Эй! Мы недоговорили!

— Ты ужасен. — добавила Эрди из пространства. — Я знаю, что ты делал с трусиками Луны… — и исчезла.

— Эй! Я тогда был маленьким! То просто баловство! Слышишь?!

— Я прячу трусики. — холодным тоном произнесла Эрди.

— Да нужны они мне! — отмахнулся Какаши.

"Вот же. интересно, какие трусики носят межгалактические тянки…" — почёсывая голову, он отправился к резиденции Хокаге…

Глава 11

Какаши подошёл к резиденции Хокаге. Какузу уже сидел на упавшей части стены, очищая кунай. Орочимару тяжело дышал, стирая с лица пот — Забуза решил отступить, сражаться сразу против двух Саннинов было бы самоубийством.

Джирайя же стоял рядом с убитой Сасаки.

— Девчонка… — хмурым взглядом он смотрел на её лицо — у рта пена, в последний момент, когда жабий отшельник пытался взять её в плен, она раскусила пилюлю с ядом и умерла.

— Какаши! — махнула рукой Цунаде, стоя в окружении клонов, рядом со всеми.

Юноша подошёл к ней, достал из пространственного кармана платок и вытер её щеку от крови и копоти. Блондинка замерла. Забота от Какаши была для неё лучше тысячи слов.

— Дурная ты. — сказал он, убрав испачкавшуюся ткань.

— Прости… я не могла дать Конохе пасть…

— Она бы не пала. — ответил ей юноша. — Данзо не так плох в управлении.

— Откуда тебе знать? — не могла она вот так просто согласиться.

— Посмотри на бывший Корень. — пожал он плечами. — Они стали сильнее анбу, всё из-за Шимуры.

Блондинка не нашла что ответить.

— Ты убил его?

— Ага. — убрал Какаши топор. — Раз пять, наверное. Живучий гад. Ладно, собирайся, отправимся домой. — прежде чем уйти он достал второй слиток. — Какузу!

Наёмник поднял взгляд и поймал вторую часть платы.

— Мальчишка. — посмотрел он на Какаши. — Если я понадоблюсь — ищи меня в стране Чая. — ниндзя исчез шуншином.

— Теперь идём. — взял Какаши блондинку за руку, чем вызвал падение челюсти Орочимару и охеревший взгляд у Джирайи.

— П-постой… Какаши! — поднял Хокаге руку. — Куда вы? Куда вы собрались? Ты спас деревню… я ещё не отблагодарил тебя! — саннин посмотрел сначала на Цунаде и всё осознал, но поделать ничего не мог — сердце женщины словно Лес Смерти — не успеешь моргнуть, как окажешься сожран или потерян. Он перевёл взгляд на юнца — странного и, казалось, совсем не принадлежавшего этому миру.

— Я сделал это лишь из-за неё. — ответил Какаши, посмотрев на Цунаде. — Так что не нужны мне твои благодарности. Бывай.

Он развернулся вместе с краснеющей Цунаде и пошёл по одной из главных улиц, совсем не заботясь о возможном нападении со стороны Коноховцев, клоны же пристроились рядом.

— Ты такой… дурашка… — едва тихо произнесла Цунаде.

— Какой есть. — ухмыльнулся он, поглаживая её ладонь пальцем. — И да, сегодня ты будешь отдуваться за спасение Конохи.

— Ты же сказал, что она бы не погибла… — прищурила блондинка взгляд.

— Да? А, да, точно. Тогда за два золотых слитка. — почесал он затылок ледяной рукой.

— И что ты хочешь? — приподняла она игриво бровь.

— Всё. Сегодня я сделаю с тобой всё…


***


Вскоре Какаши и Цунаде вернулись в Лес Смерти. Тесса и Лина сидели у костра, рядом с ними тройка клонов. Услышав звуки шагов, девушки обернулись:

— Какаши! — вскочила Лина, за ней и красноволосая.

— Ты в порядке?!

Они подлетели к нему, как две птички, но увидев шедшую за его спиной Цунаде, остановились.

— Эта тётка… — прошипела Лина.

— Ты вернулась… — скривила губы принцесса.

— И я рада вас видеть. — поправила Цунаде волосы.

— Вижу, вы хорошо ладите. — произнёс Какаши.

В каком месте?! Хотели возмутиться девушки, но промолчали.

— Чёт жратьки охота… — посмотрел юноша в сторону костра.

— Всё готово, господин. — вышел на порог каменного дома Снежок.

— Отлично! — улыбнулся юнец довольно. — Идёмте, поужинаем! — сказал он девушкам и направился в каменный дом.

— Хм! — хмыкнула малявка Лино и пошла за Какаши. Сегодня она ужинает на месте рядом с ним! Как она может уступить это место кому-то другой?

— Кхм, — кашлянула Тесса в кулачок. — Раз ты жива, и Какаши не пострадал, то мы с Линой рады. Она просто очень ревнивая.

— Понимаю, спасибо. — кивнула Цунаде. — Что на счёт Лины — её детские шалости меня никак не трогают. Поэтому всё в порядке. Идём?

— Угу…


***


Мир Синерия. Лес Туманности.


— Какаши! Нет!!! — рычал краснокожий гоблин. — Арррх! Свалите!!! — ударил он неизвестно какого по счёту эльфа. Весь в крови и ранах, гоблин-чемпион не сдавался, пробиваясь к названному младшему брату.

Какаши был окружён. Вокруг него, на земле лежали десятки убитых эльфийских воинов. Но длинноухие всё не заканчивались. Раненый и тяжело дышавший, он чувствовал как кончаются его силы, как кровь покидает тело, а стуки сердца отдаются в висках и затылке.

— Убииить их!!! Убииииить! — истерично орал командир эльфийской роты. Засада, устроенная эльфами в лесу, сработала как нужно, поймав в тиски двух монстров, убивавших охотников, но справится с ними оказалось непросто. — Режьте их! Не дать уйти!!!

Но мальчишка и гоблин отбились. Каким-то чудом они отбились от десятков воинов и сбежали.

— Ху-Ху… — тяжело дышал Перчик, неся на плече бессознательного братишку. Кусты и ветки наровились выколоть глаза, но гоблину было плевать — нужно было оторваться от возможной погони. Как жаль, что он не мог сейчас замести следы.

— Терпи, брат! Осталось добраться до реки! Переправимся! И никто не найдёт нас!

Перчик, с Какаши на плече, выбежал из плотного леса, прямо к берегу реки. На другой стороне было спасение. Пройти в водах русла вдоль берега, дабы запутать преследователей, и выбраться на сушу — таков был план у молодого гоблина. Но всё рухнуло в один миг. На их берегу стоял отряд странных воинов в броне, украшенной светившимися узорами. Позади них стояли эльфы в мантиях и с посохами в руках.

— Маги… — злостно прошипел Перчик. Он ненавидел их.

Один из рыцарей сплюнул жирный плевок и скривил губы:

— Вот вы и попались, мрази…

— Кариан, — произнёс второй — здоровяк с секирой и бородой, свисавшей до ремня. — Гоблин — мой.

— Нет. — ответил капитан. — Они убили отряд Алирэля, действуем как с элитой. Хак! Суро! Кинасо! На вас авангард!

— Есть! — вперёд вышли два бойца с щитами и мечами. Третий же был с длинным копьём.

— Мито! Орю! Клаус! На вас магическая поддержка!

— Будет сделано! — стукнули маги посохами о землю.

В это время Перчик положил Какаши на землю.

— Брат. Потерпи немного…

Гоблин поднялся, сжал пальцами рукоять короткого клинка, во второй руке у него ничего не было, но заметив рядом гальку и камни, застилавшие берег реки, взял один из голышей в свободную руку. Сил у него много, так что запустить каменюку кому-нибудь в длинное эльфийское ухо и наверняка будет минус эльф.

— Авангард! В атаку! — выкрикнул Кариан, сам же достав два коротких меча, стал выжидать момент для убийства мелкого пацанёнка с белыми волосами.

— Арх! — бросился воин с копьём, сделав смертоносный выпад. Но закалённый в бесчисленных боях Перчик, камнем отразил остриё копья и рубанул мечом по древку, в надежде перерубить шест.

— Чёрт! Из чего оно сделано?! — почувствовал гоблин будто ударил по бетонной стене. На него тут же с двух сторон напали мечники со щитами. Перчик отбил атаку первого клинком, второго ударил ногой, предупредив его атаку.

Туф! Туф! Туф! — прилетели в него огненные шары от тройки магов. Врезавшись в красную крепкую кожу гоблина-чемпиона, они оставили лишь небольшие припалины и копоть.

— У него защита от магии!!! — выкрикнул Клаус.

— Продолжайте атаковать! — подбодрил волшебников командир, и очередные файерболы полетели в перчика, он же сдерживал авангард.

— Скорее! Туда! — послышались крики из леса.

«Погоня… догнали…» — мелькнуло в голове у гоблина. В подтверждении его мыслей из леса выбежал десяток эльфов — затравленный взгляд, на готове оружие, попадись им какой зверь на пути, он встретил бы только смерть.

— Вот они блядь! Порвать их! Порвать их, мразей!!!

— Уоооо!!! — выкрикнули воины, бросившись в атаку. Злость, ярость и даже безумие переполняло их с головы до пят, да так, что никто даже не обратил внимание на сражавшихся рыцарей и магов. Ясно было одно — то свои, а этот гоблин — враг!

Перчик сжал челюсти, его мышцы побагровели, вздулись, казалось, он увеличился в размерах.

— Рррррррррааааааа!!!! — проревел он словно безумный монстр и сам бросился на толпу прибежавших длинноухих. Первого он перерубил надвое через поясницу, второго поймал за голову, и прикрывшись им как щитом, попёр на остальных. Сзади, в спину, его рубанул мечом один из опомнившихся рыцарей, вдарили магические шары огня, но Перчик, словно бронепоезд, рубил всё что было впереди него. Когда тела закончились, он остановился. В спине торчало два меча, рядом, между лопатками — копьё.

— Фырх… фырх… — глубоко дышал гоблин.

— Продолжаем! — крикнул капитан. Маги тут же зачитали заклинания, а сам он бросился на раненого Перчика.

Гоблин едва стоял на ногах. Клинки повредили органы, а из-за копья, кажется, он захлёбывался. Бросив добрый взгляд на лежавшего без сознания мальчишку, которому досталось в лесу, он прошептал:

— Спасибо. Брат… За всё.

Его взгляд наполнился решимостью, испачканные в крови пальцы крепче обхватили рукоять меча. Гоблин — тёмное, вредное, бесполезное существо, никогда не отличавшееся самопожертвованием и доблестью. Но Перчик… он без капли сомнений бросился в бой, понимая, что только так спасёт своего глупого младшего брата — мальчишку, по дурости судьбы попавшего в лабиринты подземелий. Отважный. Смелый. Он имел львиное сердце…

— Уаррррр! — бился Перчик с командиром, получая ранение за ранением от его подручных. Его отсечённая рука отлетела в сторону, от бедра клинком срезался кусок мышц. Но он продолжал сражаться.

— Да сдохни уже! — прорычал командир эльфов. Но ему не стоило отвлекаться на разговоры. Обезумевший, с залитыми кровью глазами, гоблин проткнул его горло своим тесаком и отправил в полёт ударом ноги. Маги, стоявшие позади, напряглись. И правильно. Гоблин тут же рванул к ним, терзая их тела подобно голодному медведю…

Спустя минуту стихли крики, больше не раздавался звон стали и читки заклинаний. Лишь мерное течение реки и далёкое пение птиц рушили мгновение вставшей тишины.

Перчик, хромая и покашливая кровью, поднял целой рукой раненого Какаши и закинул на плечо. Меч гоблину был больше не нужен… Он всё понимал — это конец… его короткой, но яркой жизни.

Вскоре человеческий мальчишка раскрыл единственный свой глаз. Он лежал под густыми кронами могучих сосен, макушки которых щекотали ясное небо.

— Перчик? — повернул Какаши голову на звук странно больного хрипа. Гоблин сидел, оперевшись спиной о крону дерева. Он мучительно медленно умирал, тот случай, когда пришествие смерти, наоборот, облегчило бы его страдания.

— Перчик! — подскочил юнец, увидев окровавленного и едва дышавшего брата.

— Ка…каши… — раскрыл краснокожий чемпион уставшие глаза. В них больше не горела искра приключений, исчез юношеский задор и сбежало любопытство. Только боль. И усталость.

— Держись! — мальчишка приложил свои руки к гоблину — кровь уже не сочилась щедрыми порциями из его груди, а вытекала капля за каплей, словно в теле краснокожего её не осталось. — Почему… — прошептал Какаши, чувствуя, что его чуда-сила не действует… может не такая она и чудо…

— Брат… мой глупый… младший брат… — текли две дорожки крови по подбородку Перчика. — Выжи… ви… исполни… свои… мечты…

— Нееет! — проревел Какаши, из-за хлынувших слёз. — Моя мечта всегда быть с тобой!!! Прошу! Не умирай! — обхватил он руками шею друга. Брата.

Но Перчик ничего не ответил. Он умер. Покинув жестокий мир Синерии…

Глава 12

Мир Шиноби. Настоящее время.


Какаши проснулся на рассвете. На висках капли пота, сбитое дыхание. Ему снова снились кошмары — пещера, обезображенные трупы и странное краснокожее существо.

«Да что за хрень…» — не мог он понять своих сновидений. Казалось, это были чужие воспоминания, не его. Лишь далёкие образы, которые он пытался ухватить, но те либо ускользали, либо юношу останавливал неведомый барьер.

Он вышел на улицу, на пороге сидел Снежок.

— Не спится, господин?

— Ага. — присел юноша рядом и откусил красное яблоко.

— Снова ваши сны? — смотрел снеговичок на выходившее из-за горизонта яркое Солнце.

— Угу. — хрустел тот фруктом.

— Может… может что-то мешает вам вспомнить?

— Вспомнить? — приподнял Какаши бровь и посмотрел на существо.

Тот растерялся. Ему нельзя было говорить истины, иначе сработает заклинание, и Какаши умрёт…

— Э… нет, я имел ввиду, может, это ваши воспоминания? А может всё ваши лечебные травы. — указал Снежок на папироску.

— Хм. Это не могут быть мои воспоминания. — дожевав яблочную мякоть, ответил Какаши спокойным тоном и подкурил сигарету. — Я помню всё. Как попал в Синерию, как тренировался с Лукрецией, как мы воевали с разными народами, и как я стал королём эльфийского государство.

«Нет… Какаши… — опустил снеговичок взгляд. — Всё было совсем не так… Ты устроил геноцид эльфам… Сжёг их леса, вырезал правящие семьи и сам сел на престол…» — но существо не могло рассказать правды… Жестокой. Перевернувшей бы всё в памяти юноши.

— Да, господин… я ошибся.

— Ладно, — потушив окурок, юноша привстал. — Пока не пришла третья цель — отправимся в Синерию, я что-то замаялся здесь. — он широко зевнул и потянулся. — Подготовишь портал?

— Как скажете, господин. — кивнул снеговичок.

— Тогда я пойду, вздремну ещё немножко.

— Угу.

Какаши направился в каменное жилище, прошёл мимо комнаты Тэсы и Лины и случайно стрельнул глазами в приоткрытую дверь. — «Хм. Разве она не была закрыта, когда я выходил?»

Обе девчонки лежали на кроватях, в одних только трусиках, не удосужившись даже прикрыться одеялами. Юные апельсинки и небольшие дыньки, наверняка сочные что те и те.

Какаши с трудом отвёл взгляд и исчез в спальне.

— Он посмотрел? — прошептала Лино, приоткрыв глаза и посмотрев на красноволосую.

— Зная его, уверена что посмотрел. — хмыкнула Тэса. — Сделаем так ещё раз или два, и он сорвётся. — оскалилась она хитрой улыбочкой.

— Побыстрей бы… — вздохнула Линка.


Наступило полноценное утро. Солнце вышло из-за горизонта. Шиноби Конохи разгребали завалы, растаскивали трупы, готовясь к церемонии сожжения. Уставший Джирайя восседал на руинах резиденции Хокаге, что-то ища в записной книге. Рядом с ним, за установленным столиком и скрываясь от палящего Солнца под зонтом, сидел Орочимару. Он так же занимался бумажной волокитой, прямо рядом с жабьим отшельником.

— Орочимару-сама, — обратился к учёному один из верных последователей. — Мы определили все тела, теперь сомнений нет — с Урю и Анарио работали две группы.

— Ясно. — не отрывая взгляда от тетради, ответил змеиный саннин. — Я, конечно, догадывался, что эти двое могут учинить что-то такое, но вступить в союз с Данзо… — он захлопнул тетрадь и поднял взгляд. — Смертельно глупо. — в его голосе прозвучала угроза.

— Орочимару-сама! Мы вас никогда не предадим!

— Конечно. — кивнул саннин. — Отнесите опознанных в лабораторию, они недостойны сожжения. Я использую каждую молекулу днк их тел… на благо Конохи…

— Есть! — шиноби отправились исполнять задание, Орочимару же обратился к Джирайе.

— Что думаешь?

— Насчёт чего? — перелистнул Джирайя очередную страницу.

— Ни чего, а кого. — поправил Орочимару Хокаге. — Я о Какаши.

— Хм… — послышалось тяжелое дыхание с уст жабьего саннина. — Этот мальчишка… Он спас деревню от раскола…

— И увёл Цунаде. — чуток усмехнулся Орочимару.

— Это не имеет значения. — мотнул Джирайя головой. — Я, как Хокаге, обязан отбросить личные чувства.

— То есть… Ты не кинешься его искать? — поинтересовался Орочи. — Мои люди доложили о дыме в районе Леса Смерти. Похоже, он даже не скрывает своё расположение.

— Не кинусь. — ответил Джирайя. — Пока он не лезет в Коноху, мне нет до него дела. Просто посмотри вокруг, Орочимару, — указал Хокаге на руины. — Нам хватает дел и без этого мальчишки. А Цунаде… Она сделала свой выбор.

Змеиный саннин всё-таки кивнул, согласившись.

— Джирайя, ты — хороший Хокаге. Конохе повезло…


Лес Смерти.

Когда солнечный шар занял своё место в зените, Снежок дочертил на земле огромную телепортационную печать. Круг, неизвестные узоры и символы, в центре звезда.

— Готово! — выдохнуло существо.

Какаши стоял впереди, скрестив руки на груди и притопывая ногой. Было очевидно — юноша весь в ожидании. Позади него стояли девчата — Цунаде в чёрных обтягивающих лосинах, белой кофточке и накинутом на плечи тёмно-зелёном хаори. Красноволосая Теса в чёрном комбинезоне и накинутой поверх расстёгнутой кожаной куртке — она чем-то походила на разгульную рок-девчонку, сбежавшую из дома. Лино же стояла в серых бриджах и темно-сиреневой толстовке. Милашка и скромняшка.

— Раз всё готово, то можем отправляться. — Какаши шагнул вперёд, встав в центре печати, снеговичок встал рядом. Цунаде так же взошла на печать, вместе с Тэсой. Лино же стояла, опустив вниз голову.

— Какаши… — произнесла она тихо, рядом с ней стоял Пятый и Третий клоны.

— Лино. — ответил ей юноша. — Я не могу забрать тебя с собой, представь каково будет Луне?

— Но я… ты же можешь отправить клона сообщить ей… о том, что я с тобой…

Хатаке вздохнул. Была ли эта девчонка для него обузой? Нет. Совсем нет. Но разве она не ошибается в своём выборе? Что если Лина ещё не встретила свою судьбу и не полюбила кого-то, действительно, по-настоящему? Если Цунаде была состоявшейся женщиной, понимавшей свой выбор, а Тэса принадлежала Какаши как вещь, то Лина была слишком юной… мечтательницей… наивной глупышкой… Точно ли у неё любовь?

— Не думаю, что ты готова сделать такой шаг. — ответил он холодным тоном.

— Не решай… — она подняла на него взгляд. — Не решай за меня! Я уже сделала свой выбор! И это ты! — Лина прижала ладони к лицу, вытирая пальцами слёзы. Последний крик души молодой девчонки, ведь сейчас Какаши уйдёт в другой мир… когда же он вернётся — неизвестно.

Юноша оглядел её с ног до головы. — «Кажется, она серьёзна сейчас.»

— Ладно. — произнёс он громко, и Лина подняла на него взгляд. — Только не смей потом плакать и просить вернуть тебя домой. Этот телепорт работает раз в несколько лет, да? Снежок.

— Агга… — подтвердило существо очевидную ложь.

— Не буду! — воскликнула Лина. На лице плохо сдерживаемая улыбка, она увидела как подмигнули Цунаде и Тэса. Эти две женщины помогли ей в хитром плане, даже Пятый участвовал…

— Первый! — появился на одном из деревьев Второй. — Я нашёл её, но пришлось это… усыпить… — он указал на Шизуне, спавшей на её руках — в царапинах, грязная, словно бродила по лесу не меньше недели.

— Шизуне! — воскликнула Цунаде.

Клон, с девчонкой на руках, спрыгнул с дерева, прямо на печать и передал девку юноше.

— Хм. — прогудел Какаши, пока Цунаде рядом проверяла реакцию зрачков Шизуне. — Снежок, отправляемся, читай заклинание.

— Есть!

Снеговичок вознёс варежки к небу и запел. Печать замерцала блеклым светом, затем стабилизировалась. Пространство и путников окутала ярко-синяя сфера.

Пых!

Сфера лопнула как мыльный пузырь.

— М? — приподнял Какаши бровь, не понимая — почему они не в Синерии, а всё в том же Лесу Смерти. — Что такое, Снежок?

— Я… я не могу открыть портал… — прошептал снеговик.

— Может ты допустил ошибку?

Снежок тут же осмотрел печать, но всё было в порядке.

— Нет, господин. Кажется, кто-то не пускает нас… Мы не можем покинуть этот мир.

— Кто-то… — тихо повторил Какаши за Снежком. До него вдруг дошло, кто мог быть на такое способен. — Гис! Эрди, ты здесь?

— Да, Какаши. О, вижу собрал своих дамочек, а как же та… как же её? Ах, да, Луно.

— Какая ты разговорчивая сегодня…

Все посмотрели на Какаши, они не слышали голос Эрди, только что говорил юноша.

— Настроение хорошее. Говори уже — чего хотел. Ты же всегда вызываешь меня из-за своих проблем… — кажется, в её голосе было разочарование. Но юноша, хоть и заметил её тон, но ему было плевать.

— Я не могу попасть в Синерию. Почему?

— Всё из-за ограничений. — скучающим тоном ответила Эрди.

— Каких ещё ограничений?! — удивился юноша.

— Ты выполнил две мировые цели, что для нас значит — перспективный сотрудник, и нам бы не хотелось, чтобы ты рисковал жизнью в других мирах, пока не справишься с третьей целью в этом. Мировая она будет или стандартная — решать только тебе, конечно, но такова твоя программа, или же вашими словами — судьба.

— Подожди-подожди. — приподнял Какаши ладонь. — То есть мне торчать в этом мире пока не придёт третья цель?! Но что если она придёт через двадцать лет?! Тридцать?! У меня там королевство если чё! А батя?! Он-то как без меня?!

В пространстве появилось окно, через которое юноша увидел, как Сакумо отдыхает в бане с эльфийками.

— Это прямой эфир. — произнесла Эрди.

— Вырубай.

— Я могу предложить альтернативный вариант, Какаши.

— Я весь во внимании.

— Ты отправишься в пространство. Необычное. Время в нём искажено, и прошедшие здесь десять лет, будут там всего лишь десятью часами.

Юноша быстро проморгался, будто оценив как это ему поможет.

— Я могу взять моих друзей с собой?

— Можешь. — холодным тоном произнесла Эрди.

— Ну, спасибо хоть за это. Тогда нам остаётся лишь подождать с десять — двадцать часов… и как придёт третье задание, вызвать тебя, верно?

— Всё так. — подтвердила Эрди.

— Ну ок. Переноси нас.

— Скажи друзьям, пусть приготовятся.

— Ага. — Какаши повернулся к остальным. — Послушайте, сейчас мы перенесёмся не в другой мир, о котором рассказывал Снежок. — все сосредоточенно кивнули. — Мы попадём в место, где один час будет равен году здесь.

— Это… правда? — удивилась Цунаде.

— Один час… один год… — задумчиво произнесла Тэса.

Лина же стояла в растерянности.

— Какаши… сколько мы пробудем там…

— Может пару часов, а может двадцать или тридцать. — не стал юноша врать.

— Тогда… мама… — закусила девчонка нижнюю губу.

— Да. Лино. Она может состариться и умереть к моменту, когда мы снова появимся в этом мире.

Девчушка смотрела себе под ноги, не решаясь дать свой ответ.

— Первый. — произнёс Пятый.

— Что? — посмотрел на него юноша.

— Если позволишь, то я буду охранять Луну. И останусь здесь.

Лино с благодарностью посмотрела на всегда улыбчивого и сообразительного клона.

— Ты уверен? — задал Какаши вопрос.

— Уверен. Если это поможет тебе и Лине стать ближе друг к другу, то я готов.

— Пятый… — прошептала девчонка. Клон лишь улыбнулся, глядя на её растерянное лицо.

— Хорошо. Подойди.

— Есть. — клон встал напротив Какаши. Юноша прислонил к нему руку.

— Я волью в тебя всю свою силу. Конечно, мной ты не станешь, но будешь равен двум третьим от моих сил.

— Я приму это с честью. — склонил клон голову.

Через пять минут Какаши с синими кругами под глазами произнёс:

— Отправляй, Эрди.

— Приготовиться. Три. Два. Один. Переход…



***

Синерия. Десять лет после смерти Перчика.


— Ваше величество, к Вам посол от королевы арахнидов.

Король эльфов, что был совсем не эльфом, небрежно махнул рукой, дескать зови его. Ушастый склонился и поспешил открыть дверь в приёмную.

В королевский зал вошла паучиха. Высокая, идеально сложенная. Чертовски красивая. Она имела стройное человеческое тело, лишь шесть опасных лап, торчавших из-за её узкой спины, напоминали о том, что эта дамочка отнюдь не человек.

Придворный эльф, тут же указав на гостью, начал официальное представление.

— Госпожа посол, перед вами сорок четвёртый король эльфов, уважаемый и неповторимый, Хатаке Какаши. Мой король, нас посетила бывший генерал армии арахнидов, а ныне действующий министр иностранных дел, Лукреция Марциолли.

Женщина-паук встретилась глазами с юношей. Она не просто смотрела на него. Может пожирала… может насиловала взглядом. Лукреция чувствовала исходивший от него запах. Паучий запах… Такой манящий и опьяняющий, что её лапки за спиной стали неконтролируемо постукивать друг о друга, создавая приятный уху треск. — «Боже, как он вырос… он ведь был тогда совсем малышом… а сейчас… что это за взгляд… что за грязная ухмылка… Он презирает меня? Помнит ли он наш последний разговор…» — Вся в сомнениях, она с полуулыбкой продолжала смотреть на него.

Он же не сменил позы. Испокон веков эльфы были слабее арахнидов, и все некогда жившие короли выказывали уважение прибывшим гостям из Арахнии. Но Какаши, как сидел в позе скуки, так и остался. Даже пальцем не шевельнул. Засранец.

«Что за блядь они прислали? Хотят совратить моё юное сердце? Безумцы. Чёртовы ползучие твари.» — скривился он в брезгливости.

«Неужели он вспомнил…» — задумалась Лукреция, увидев изменение на его лице.

— Благодарю за приё…

— Я не разрешал тебе говорить. — прервал Какаши паучиху.

Лицо Лукреции вспыхнуло. — «Да как он смеет?!», но её миссия заключалась в прошении помощи у эльфов, ведь великий ледяной повелитель дошёл до земель арахнидов… Королева Илимия решилась собрать союз, как и множество веков назад. Поэтому Лукреция склонила голову в извинениях, будь иная ситуация, она никогда бы так не поступила.

— Прошу простить, Ваше величество.

— Ты прощена. Впредь не поступай опрометчиво, если осознаёшь куда пришла.

— Я поняла, Ваше величество. — склонила паучиха голову ещё раз.

Придворный эльф едва мог дышать. Неужели его король настолько беспощаден и бесстрашен, что может говорить такое даже генералу арахнидов?!

— Можешь говорить за чем пришла. — со скукой произнёс юноша.

— Как прикажете. — приставила она руку к груди. — Уверена, Ваше величество в курсе о появлении ледяного повелителя в нашем мире.

Какаши кивнул, и Лукреция продолжила:

— Сейчас он на границах Арахнии. Несомненно, он сметёт нас. И тогда… тогда отправится в Лес Туманности и ваши земли. Сейчас Арахния выступает в роли щита для остальных народов. Падём мы… падут и все…

— Значит, ты пришла просить помощи. — обыденно произнёс юноша. — Неинтересно.

— Но… постойте, Ваше величество! — в недоумении воскликнула Лукреция. — Если расы не объединятся! То всему миру придёт конец! Наступит новый ледниковый период! Эра льда и холода! Миллионы сгинут!

— Плевать. — закинул Какаши ногу на ногу. — Мне давным-давно плевать на этот верхний мир. Здесь нет ничего дорогого для меня. Красивейшие женщины. Вкуснейшие вина. Ничто не стоило жизни моего брата. И если этот мир заполыхает адским пламенем или же утопнет под толщей льда, так тому и быть.

Лукреция, раскрыв от услышанного рот, не могла поверить. Что же стало с этим мальчиком? Неужели, чтобы выжить ему пришлось стать настолько жестоким?

— Моя Королева предложила плату за союз. — склонила Лукреция голову, потушив в себе горящие эмоции, всё-таки сейчас она на переговорах.

Какаши усмехнулся.

— Арахниды не в моём вкусе.

Эльф сглотнул от страха… сказать такое в лицо генералу, король действительно бесстрашен.

Лукреция же, проглотив очевидное оскорбление, решила для себя — если этот мальчишка не согласится на союз, то убьёт его здесь же!

— Моя Королева предложила одно из сокровищ нашего царства — глаз нашей Богини Ллос.

Глаза придворного эльфа расширились… неужели дела у паков настолько плохи, что они решились на такое?!

Какаши стукнул пальцем по обивке кресла, затем легонько ещё раз.

— Два глаза. Тогда я участвую.

— Но мы не можем… — промямлила паучиха.

— Тогда подыхайте первыми. — ответил юноша всё с тем же спокойствием.

Лукреция смотрела в его безмятежное лицо, и видела, что этот юнец абсолютно искренен. Что же ей делать? Согласиться на такое условие она не может… но сейчас судьба всех арахнидов на кону… не станет их — не будет и никаких сокровищ… выбора нет…

— Раз таково Ваше условие, мы согласны.

Какаши перевёл взгляд на эльфа:

— Суранель. Подготовь всё. Я хочу выступить завтра.

— Ваше желание для меня закон, мой король. — склонился эльф и поспешил выполнить указание. Собрать генералов, оповестить командиров, подготовить провизию, конницу, и ещё кучу разных дел. Благо у эльфа было пара десятков помощников…


Прошло четыре месяца. Битвы длились и днём и ночью. Все расы, бросив силы на помощь арахнидам, боролись не только за их существование, но и за своё. Ледяных существо удалось отбросить, и вот к замку повелителя пришла объединённая армия. Завязалась битва, финальная, сложнейшая из всех, в это время в замок ледяного владыки пробрались сильнейшие воины. Лукреция из арахнидов, Бульсар из гномов, Артур из людей и король эльфов — самый молодой из бойцов Какаши.

— Когда ворвёмся к его трону, то я заполучу голову повелителя льда, не смейте мне мешать. — налепил Артур ухмылку, бросив опасливый взгляд на седовласого юношу.

— Только мой молот может сокрушить его лёд. — недовольно проворчал Бульсар. — А значит мне и сражаться с ним. — гном тоже посмотрел на юного короля эльфов.

— Мы должны атаковать вместе. — не согласилась с двумя героями Лукреция.

Какаши же молчал. Даже сейчас ему было плевать, пусть он и получил удивительные глаза, его настроение так же как и всегда находилось где-то ниже нуля. Спокойный и жестокий, он навёл страха не только на объединённую армию, но и на героев.

Пробившись через сотни ледяных существ, охранявших главные помещения замка, они проникли в королевский зал, именно здесь и находился ледяной владыка.

— Ха-ха! Мы сделали это! — засмеялся рыцарь Артур, выставив перед собой меч. — Сдавайся, повелитель холода! Я пришёл за твоей головой!

На ледяном троне восседал высокий мужчина с седыми волосами, синие глаза, растрёпанные волосы, ужасный шрам на щеке, открывавший целые белоснежные зубы. Он был крупным и крепким, а чёрные доспехи с магическими узорами лишь добавляли грозности и опасности. Но как бы ужасно не выглядел повелитель льда, подле него стояла девушка невероятной красоты — пепельные волосы, голубое платье, синие глаза и бледная кожа. Она была прекрасна, как ледяная роза. Волшебна. Невообразима.

Какаши замер.

Он впервые почувствовал как громко ударило его сердце, словно проснувшись, как накатил жар к груди подобно магме, а в горле застряла какая-то дурацкая фраза. Влюбиться с первого взгляда в своего врага? Сколько ещё дерьма подкинет ему судьба?

Незнакомая девушка так же замерла. Её синие глаза уставились на пепельноволосого юношу, что так был похож на сидевшего на троне её отца… Его пугающие алые глаза были такими манящими, и даже отсутствие одной руки никак не умоляло его привлекательности, а ещё запах… такой странный, как бесконечная поляна цветов, хотелось окунуться в неё с головой…

— Как тебя зовут… — выдавил из себя Какаши.

Девчонка покраснела. Впервые кто-то из людей спросил её имя.

— Снежана…

— Красивое имя… — ответил юноша. — Значит будешь Снежком! — улыбнулся он, сладенько прищурив глаза…


Примечание: если не помните, то у Какаши сформировалась вторая личность, когда ему сделали закладки памяти и отправили в лабиринты. Эта личность очень жестокая, вспомните как он ел эльфов: D В общем, мы подходим к финалу. Останется последняя глава скорей всего. Постараюсь в ней рассказать всё что хотел. Объёмная будет) Но, уверен, вы итак догадались откуда у Какаши сила льда, и зачарованный снеговичок) Ох и странные имена он даёт своим близким… Перчик, Снежок))) Ну, мальчик вырос в пещере, в постоянной опасности, нечего его винить:(

Глава 13

Синерия.


Героев повергли. Рыцарь Артур, рассечённый надвое, лежал на ледяном полу, испачкав хрустальный лёд кишками и кровью. Бульсар, скованный льдом по пояс, медленно замерзал, не в силах прорубить лёд своим могучим молотом. Сколько бы не наносил он мощных ударов, тот никак не подавался грубой силе гнома. Лукреция, с продырявленной ногой и оторванными лапами, прижалась к стене, не в силах подняться.

Перед повелителем льда лишь один из прибывших стоял на ногах — однорукий мальчишка со страшным взглядом. Весь в ранах, он был готов продолжать биться.

— Отец… — стояла между юнцом и повелителем белокурая девушка. — Прошу, не убивай его.

— Девчонка… — прохрипел юный Хатаке, стерев рукавом кровь с подбородка. — Не лезь в нашу драку! Давай, властитель льда! Нападай!

Но седовласый мужчина продолжал смотреть то на него, то на дочь. Его глаза прикрылись, а меч воткнулся в ледяной пол. Он мысленно связался с куратором подпространства:

— Значит, пришло моё время, Эрди?

— Да, Александр. Твоя третья мировая цель прямо перед тобой. Ты должен отдать ему свою силу и двигаться в новый мир.

— Да будет так. Но прежде, ты же выполнишь обещание?

— Не сомневайся.

— Тогда я спокоен. — посмотрел повелитель на дочь.

Закончив разговор с Эрди, мужчина обратился к Какаши:

— Юнец, ты хорошо сражался. Я не убью тебя.

— Ещё не всё! — рыкнул Какаши. — Сразись со мной! Или струсил?!

— Молодёжь. — не стал воин реагировать на провокацию мальчишки и перевёл взгляд на Снежану. — Милая… мне пора, мама уже заждалась…

У девчонки тут же изменился взгляд, дрогнули губы, заслезились глаза — отец предупреждал, что однажды уйдёт… неужели это время пришло?

— Папа…

— Прости. — виновато улыбнулся повелитель и перевёл взгляд на Какаши. — Не знаю, радоваться тебе, мальчишка, или же нет, но ты станешь новым повелителем льда. Такова твоя судьба.

— Что… — не совсем понял раненный юноша, что этот старый хрыч имел ввиду.

— Ты примешь мою силу. — выставил мужчина руку вперёд. — У тебя нет выбора.

Ледяные оковы обхватили тело Какаши и подтянули к повелителю. Тот пытался вырваться, но сила льда оказалась слишком крепкой.

— Арррх! — зарычал мальчик, когда ледяной властитель прикоснулся к его груди рукой, принявшись переливать свою силу.

— Отец! — видела девчонка, как синело тело мальчишки, как бился он в неистовстве от боли.

— Всё нормально! — выкрикнул мужчина. — «Наверное… — пронеслось у него в голове. — Не знаю, выдержишь ли ты силу сущности второго порядка, мальчишка, но Эрди не делает ничего просто так, такова система…»

— А-а-а! — кричал от боли Какаши. Его кожа стала покрываться льдом, в пространстве снова появилась Эрди, в данный момент её видел только Александр.

— Когда закончишь с передачей силы, — произнесла она спокойным тоном, обратившись к мужчине. — Заблокируй его личность.

— Но зачем? — не понял повелитель, продолжая вливать энергию.

— Он на пути становления сущности второго порядка. Если справится, то станет младшим Богом.

— Вот как. Ясно. — понял Александр чего хочет Эрди, он ведь и сам младший Бог. — Значит, это тоже перерожденец…

— Именно.

— И сколько ему лет?

— В новом мире: шестнадцать.

— Так мало?! — удивился мужчина, ведь ему, чтобы стать Богом понадобились три тысячи лет!

— Так случилось. — ответила Эрди.

— П-понятно… Я закончил.

— Хорошо. Сделай всё, как нужно.

Эрди исчезла, Александр же, потеряв большую часть сил, начал очень медленно распадаться на снежинки, начиная с кончиков пальцев ног.

— Папа! — увидела Снежана, как стирается отец прямо в воздухе. Пусть это происходило медленно, но девчонке было понятно — что происходит.

— Всё… всё в порядке, Снежана… — мужчина убрал руку с груди Какаши, тот рычал и ревел, был в бешенстве, неистовстве, душа мальчишки не могла принять несоизмеримой божественной силы. Его разрывало и перемораживало изнутри… Юноша мог умереть в любую секунду.

— Папа! — обняла девчонка отца. — Что с ним?! И с тобой?!

— Я ухожу… к маме… А с мальчишкой… — бывший повелитель провёл ладонью по грязному лбу Какаши, заблокировав его личность. — Будет жить…

Слёзы лились из глаз Снежаны.

— Передай… передай маме привет!

— Обязательно, милая, Обязательно. — рука повелителя погладила по волосам девчушку, и растворилась в воздухе, как и всё тело. До Снежаны донеслась последняя фраза. — Будь счастлива, дочь, мы с мамой будем наблюдать…

— Хорошо… папа…

Она свалилась на колени. Все когда-то уйдут в межмирное путешествие, обретут новую жизнь, новую семью, друзей. Снежана понимала это всё, но как же тяжело было прощаться…

— Эй, Снежана. — прозвучало в пространстве. Казалось время остановилось.

— Кто здесь?

— Меня зовут Эрди. Ты хочешь защитить этого мальчика?

Девчонка посмотрела на потерявшего сознание Какаши, его тело начинал окутывать лёд. Душа не могла справиться с огромной силой.

— Д-да… — тихо ответила Снежана.

— Тогда выполни три цели.

— Цели?

— Да. Первая: добей гнома и паучиху.

Снежана поднялась и подошла к Лукреции, ей было несложно убить врагов, пришедших в её дом. Но рука девчонки остановилась:

— Эта женщина уже почти мертва.

— Тогда гнома. — спокойным тоном произнесла Эрди.

Снежана подошла к практически умершему гному и отрубила ему голову.

— Поздравляю. Первая цель выполнена. Перейдём ко второй? Иначе этот мальчик вот-вот погибнет.

— Хорошо…

— Ты должна дать согласие на зачарование…

— Что это?

— Ты станешь снежным существом. Скажем так, это испытание для тебя и этого мальчика. Вы не предназначены друг другу системой. Но мы идём на компромисс. Если Вы пройдёте испытание, то сможете быть вместе.

— Но я… — чуть покраснели щёки девчонки.

— Влюбилась. Меня не обмануть.

Снежана поникла.

— Я согласна на испытание.

— Тогда запомни: если Какаши сам поцелует тебя, с искренним желанием, то чары спадут, и ты станешь собой.

— П-поняла…

— Тогда… Превращение!

Пух!

Тело Снежаны превратилось в милого снеговичка.

— Что это? — она ощупала себя. — Боги! Что ты со мной сделала?!

— Ты сама согласилась.

Снежана крутнулась пару раз, пытаясь рассмотреть себя со всех сторон, взглянула на рукавички и тонкие ветки вместо рук. Её сердце колотилось от страха, что если она застрянет в этом теле навсегда… Она взглянула на Какаши, тот был совсем плох…

— Помоги ему! — обратилась она к Эрди.

— Твоя третья цель: помогать ему и ничего не рассказывать. — произнесла незнакомка. — Если ты нарушишь слово, то он умрёт. — она сделала несколько шагов и подошла к Какаши. Её голос мелодично произнёс. — Сейчас из недр памяти появится другой. Ты же окажешься на самом дне… И не появишься, пока он не станет готов. Вы оба в одном теле, разделите одну судьбу…

После этих слов глаза Какаши раскрылись, и тут же он завертел головой в непонимании что происходит. Он не видел Эрди, которая подошла к Лукреции и что-то говорила ей… лишь трупы и снеговичка, который смотрел ему в глаза.

— Ты кто? — произнёс вяло юноша.

— Ты назвал меня… Снежок… — ответила Снежана, помня о заклинании.

— Снежок… — мальчишка взялся за голову. — Подожди… девушка… — пытался он вспомнить туманный образ. — Здесь была девушка…

— Она… — тихо ответила Снежок. — Она ушла…

— Что? Почему? — юноша поднялся. — Я должен найти её… должен найти…


***


Настоящее время.

Какаши с девушками попали в большую комнату. Огромная плазма на стене, рядом обеденный стол и кухня. Тут же несколько кроватей, а позади помещения — туалета и бассейн. На одной из стен электронное табло, показывающее счёт времени.

— А неплохо! — плюхнулся Какаши на диван. Передав большую часть своей чакры Третьему, он был выбит из сил. — Я вздремну чуток.

— Господин… но разве стоит спать? Так вы пропустите пришедшую цель. — переживала Снежок. Остальные кивнули, согласившись с доводами существа.

— Гис. Поставить внешнее оповещение. — произнёс Какаши. — Теперь все услышат. А я спать. — он прикрыл уставшие глаза и тут же уснул.

— Что будем делать? — спросила Лина.

— Я бы перекусила. — пожала плечами Тэса.

— Я тоже не откажусь. — согласилась Цунаде.

Девушки направились на кухню…


В этой комнате прошло десять часов, что означало в Мире Шиноби пролетели десять лет. Юноша раскрыл глаза, рядом спали девчата.

— М… а сами улеглись дрыхнуть… вот же… — он поднялся с дивана, потянулся, почуял запах приготовленной пищи и направился на кухню. Разложив еду сразу на три тарелки, уселся за стол и включил на минимум тв.

— Наруто! Ураганные хроники! — прозвучало из динамиков.

— Да ну на! — чуть не поперхнулся Какаши.


Прошло ещё пять часов. Проснулась Цунаде, затем и Тэса с Лино. Только что проснувшиеся, со взлохмаченными причёсками, они были милее обычного.

Блондинка тут же исчезла в ванной комнате. За ней и красноволосая с брюнеткой.

Какаши переключил канал, не став ломать мировоззрение девчонок, ведь мало, кто адекватно воспримет новость о том, что о его деревне снято аниме.


Вскоре все уселись за столом, приступив к завтраку.

Электронное табло показало семнадцать часов.

— Семнадцать лет… — произнесла Цунаде. — Интересно, что там в Конохе…

— И в стране травы… — добавила Тэса.

— Маме пятьдесят два… — прошептала Лина.

— Да всё нормально. — махнул Какаши рукой. — Там должны уже вырасти Саске и Наруто, уверен они разберутся со всем, чтобы не случилось.

— Саске и Наруто? — приподняла Цунаде бровь.

— Ага. Саске — сын Фугаку, а Наруто — сын Минато. Будущий глава Учих, если, конечно, остальные несколько ребят не умрут, — почесал Какаши затылок, понимая, что главами могут стать как Обито, так и Итачи… Саске же станет лишь следующим. — Ну, и будущий Хокаге… наверное… — тут юноша тоже был не уверен в своих прогнозах.

Цунаде задумалась, с чего у Какаши такие предположения. Тэса же и Лино пропустили информацию мимо ушей, им обеим было неинтересно про какого-то наследника Учиха и будущего Хокаге.

Пилим!

Прозвучало в комнате, как все обратили внимание на Какаши. Он и сам увидел в углу обзора колокольчик.

— Гис. Открыть оповещение…


***


Коноха. Семнадцать лет спустя…


Мир Шиноби уже забыл о Второй Мировой войне. Новое поколение молодых ниндзя не имела старых обид и затянувшихся шрамов. Но всё было не так радужно как казалось. Очередная война стучалась в отстроенные дома, звала молодых шиноби к славе и свершениям.

Причиной всему — власть и влияние со стороны Зари, отбившейся во вторую мировую против альянса. Теперь Заря желала установить свой порядок, показав каким должен быть мир в стране Огня, и кто знает — как далеко смогут они зайти… Хвостатые были собраны до едина, им постоянно мешали иностранные агенты и ниндзя, но всё же заря справилась со своей задачей.

С другой же стороны существовал не менее амбициозный клан. Сильные. Независимые. Жестокие. Клан Учиха с союзниками. Десятка могущественных ниндзя, обретших ринеган, во главе с Учиха Фугаку. Ему было под шестьдесят, но мужчина всё ещё был силён и властен. А его желания сводились не просто к становлению Хокаге страны Огня, но уходили далеко за пределы человеческого понимания — мир во всём мире… такова была цель Фугаку, осталось протянуть вперёд руку и ухватиться за неё… Когда-то — годы назад Учиха Мадара желал разорвать судьбоносное кольцо ненависти, уничтожить понятия победителей и проигравших, создать единый мир без войны — Фугаку в полной мере перенял эту идею. Он не стал беспокоить старика и возрождать его из могилы, ведь под знамёнами Учиха был десяток сильнейших воинов — носителей ринегана и мангекью шарингана… к чему им ещё и какой-то старик Мадара? Зецу же, действовавший как помощник Фугаку, имел свои мысли и свой путь — осторожно и аккуратно он привёл главу Учиха к пути возрождения Матери… Оставалось лишь забрать всех джинчурики воедино, изъяв из них силу хвостатых. На этом и завязался конфликт Третьей Мировой Войны Шиноби. Кровопролитной и жестокой. Учиха, объединившие под своим крылом западные силы материка направились в решающую битву против Зари, поднявшей под свои знамёна восточные страны. Два военных блока столкнулись на землях Конохи… Когда-то бывшая им домом, деревня Листа стала местом последней битвы за мир…


Штаб-квартира выживших коноховцев.

— Господин Хокаге, сегодня снова сражение?

Постаревший на семнадцать лет Джирайя был не в духе. На глазу повязка, у целого — морщины, как и на небритых щеках. Вот уже две недели на территории Леса Смерти проходят сражения между Западом и Востоком. Коноха давно утопла в руинах от ужасной битвы двух джинчурики и элитных носителей ринегана… Оставшиеся в живых коноховцы скрывались в лесу смерти, и даже здесь постоянные стычки двух громадных армий не давали им покоя. А что они могли противопоставить такой силе? Орочимару покинул деревню ещё пять лет назад, унесся с собой созданные инъекции сил мудреца, оставив Коноху с голой задницей против двух тигров Зари и Луны… Джирайе нечем было крыть огневую мощь двух блоков, так и оказалась Коноха между молотом и наковальней, и теперь всё что мог Хокаге так это — спасти хотя бы часть жизней своих граждан. Старый жабий саннин взглянул в утреннее небо — по голубому полотну пролетела стая птиц, направляясь на север, как и каждую весну… Запах цветущего Леса Смерти больше никого не пугал, приютив лишённых домов жителей Листа…

— Да, — ответил Джирайя одному из чунинов. — Война не закончится пока Учиха либо Узумаки с Хьюга не возьмут вверх.

— Тогда нам не стоит выходить на охоту? Провиант заканчивается…

— Дождёмся вечера, охотиться придётся ночью. — ответил Джирайя и устало облокотился на толстый ствол высокого дерева, сегодня он дежурил за их пристанищем.

— Как скажете, Хокаге-сама. — склонился молодой ниндзя.

— Я больше не Хокаге. — не открывал Джирайя глаз. — Коноха в руинах, всему конец.

— Не говорите так… Хокаге-сама… Вы спасли столько людей… Если бы не Вы! — сжал кулаки шиноби. — Чёртовы Учиха… Мы отомстим…

Джирайя ничего не ответил.


Прошло несколько часов, и началась битва…

Учиха, заполучившие двоих хвостатых, не желали останавливаться на достигнутом. Определив примерный уровень сил, Фугаку с подачи Зецу решил атаковать всеми силами. Тысячи шиноби Западного блока отправились на фронт, чем и являлся Лес Смерти. Заря ответили тем же, направив и свои силы достойно встретить атаку противника. Завязались битвы по всей линии фронта — горел Лес, выкашивались тысячи квадратных метров, казалось бесконечные насаждения превращались в пустошь… Война — неостановимая сила, уничтожавшая всё на своём пути. Звуки битвы разносились по всей округе, текла реками кровь, орошая выжженную землю, проливались слёзы боли и потерь близких, никогда ещё мир шиноби не знал такой жестокости…

— Саске! Слева от тебя! — выкрикнул Итачи, предупредив младшего брата о противнике.

— Тц! Сам вижу! — черновласый юноша ловко увернулся от меча противника, и быстро сложив печати, выкрикнул. — Стихия огня! Огненный шар! — метнув следом тройку сюрикенов в группу ниндзя.

— Разенган!

— Осторожно! — оттолкнул Итачи младшего брата от странного блондина с опасной техникой.

Наруто сломал разенганом дерево и снова бросился на Саске. Двое молодых юноши столкнулись друг с другом кунаями.

— Тц! Ты ещё кто такой! — скрипнул Саске зубами, почувствовав силу от этого достойного противника.

— Учиха! — выплюнул со злостью Наруто. — Проваливайте к себе домой! Это не ваша земля! — он ударил Саске ногой в живот и сложил печати. — Техника теневого клонирования!

— Дурак! Чидори! — застрекотали молнии в руке у Саске и он бросился высекать клонов.

Итачи в это время столкнулся с двумя старшими джонинами — напарниками Наруто. Красноволосые Узумаки были слаженными близнецами, не дававшими взять себя в гендзюцу.

— Аматерасу! — выкрикнул молодой Учиха, и одного из Узумаки охватило чёрное пламя.

— А-а-а-! — он загорелся заживо, не в силах сбросить пламя.

— Стихия воды! Водомёт! — выкрикнул второй близнец и окатил брата водой, но чёрное пламя не стихло. — Кха! — посмотрел он вниз и увидел торчавший зелёный клинок из живота. Итачи вытащил меч из его спины и бросился в атаку на новых врагов. Теперь странный блондин остался без телохранителей, Саске должен справиться с ним…

Но сколько бы уловок не использовал младший Учиха, никак не мог серьёзно ранить Наруто. Казалось, эти оба равны друг другу…

— Великий огненный шар!

— Стихия Ветра! Ветряной щит!

— Чидори!

— Разеееенган!!!

— Техника замены!

— Теневое клонирование!

Битва двух юношей продолжалась пока рядом гибли их союзники…

Когда время перевалило за обед, прогремел удар, словно грома, оповестив о начале второй стадии. Первую линию фронта сменили новые шиноби, и сражения разгорелись с новой силой. Двое же мальчишек — Саске Учиха и Наруто Узумаки отступили на отдых и перевязку, так и не определив — кто же из них сильнейший.

— Этот блондин… — прошипел Саске. — Если бы ты не мешался, я бы уделал его.

— В следующий раз, Саске. — потрепал Итачи его по волосам и направился в штаб к отцу.

— И хватит трепать меня по голове! — выкрикнул юноша старшему брату.

В другом лагере блондину перевязывали рану на руке, медики были заняты более сложными ранениями бойцов.

— Наруто-сан, Вы не должны отрываться от основных сил…

На что мальчишка лишь потупив взгляд, промолчал. Его отец погиб на войне. Он остался с матерью один. Ему, как единственному мужчине в семье, нужно было доказать, что сын жёлтой молнии и красноволосой джинчурики чего-то да стоит!

— В следующий раз я прибью его… точно прибью…

Глава 14

В штабе Учиха.

— Отец, как проходит скрытая операция? — поинтересовался Итачи, вошедший в кабинет. Двое джонинов поприветствовали старшего сына главы.

— Всё по плану. — ответил Фугаку и пристально всмотрелся в Итачи. — Ты ранен? — произнёс он обеспокоено.

Итачи посмотрел на свой бок, где было кровавое пятно.

— Это не моя кровь, — пожал парень плечами. — Не против? — он присел на стул. — Через сколько выступает элита?

Фугаку посмотрел на часы.

— Через тридцать минут. Мы совсем близко…

— Тогда нам стоит выступить всеми силами. — предложил Итачи.

На самом деле мало кто знал об истинном плане Фугаку о вечном Цукиёми, и Итачи не был в их числе. Возможно, Фугаку боялся, что тот сможет отговорить его, ведь самый дорогой человек для главы Учиха был именно старший сын, поэтому Итачи мог повлиять на будущее не просто всей войны, но и будущее всего мира.

— Ты с Саске можете отдыхать, элита со всем разберётся. — махнул Фугаку вяло рукой, дескать не стоит так переусердствовать.

— Хе-х, у Саске глаза горят! Кажется, он нашёл достойного соперника на этой войне!

— Серьёзно? — сделал Фугаку вид, что ему интересно.

— Да! Они сражались несколько часов! Я устал вычищать полчища заревцов, желавших помешать им…

— Ясно. — пресно ответил глава Учиха.


В это время сражение продолжалось.

Сотни отрядов сталкивались в кровопролитных сражениях по всей территории Конохи, каждый шиноби бился за свой идеальный мир.

Джирайя не отводил взгляда с неба. Там, в небесах, мелькали тысячи всевозможных вспышек, украшая вечернее небо подобно ярким салютам. Но отнюдь не праздничное настроение витало вокруг, да и восточный ветер доносил лишь ужасный запах гари и обжаренных человеческих тел. До омерзения неприятно было ощущать аромат обжаренной плоти, особенно на голодный желудок.

Битва шла где-то вдали, поэтому коноховцы чувствовали себя в некоторой степени безопасно, но даже Джирайя — один из лучших разведчиков мира шиноби ошибся в полной безопасности их пристанища — несколько противоборствовавших отрядов столкнулись совсем рядом с лагерем беженцев Листа.

— Хокаге-сама… что делать… — прошептал чунин, сидевший в кустах, совсем рядом с Джирайей.

Жабий саннин, разглядывая схватку двух десятков бойцов, решил в случае опасности — увести противников подальше от женщин и детей, на это сил у него хватит с лихвой, даже перебить их всех, но тогда беженцы Конохи будут обречены.

— Выжидаем. — произнёс Джирайя.

— Хай.

Вооружённые отряды шиноби в единой форме со знаком Луны на груди столкнулись с отрядом Зари. Подобно стаям насекомых, они бросились друг на друга с одной лишь целью уничтожения.

— Первое звено! С левого фланга! — прокричал командир Учиха.

— Звено-3! На перехват! — бросил в отместку Хьюга.

Ниндзя столкнулись. Зазвенели кунаи, закипела кровь. Упал первый смертельно раненный, за ним второй. Джирайя держал кулаки в надежде, что схватка закончится и тогда он сможет увести людей в новое место, а может и вообще вывести всех с территории страны Огня. Жаль, что в желудке жабы поместится лишь десяток жителей.

Но мольбы Хокаге не были услышаны. Прибыло подкрепление к Учиха, затем и Хьюга. Через несколько минут лесную поляну заполонили десятки новых шиноби.

— Сука… — прохрипел Джирайя.

— Хокаге-сама…

— Предупреди людей, нам придётся прорываться, вероятно с боем.

— Х-хай…

Молодой чунин исчез в кустах, Джирайя же достал свиток с запечатанными дзюцу массового поражения. Если масштаб сражения разрастётся, то он сметёт миллионами кубометров морской воды всех — и Учиха и Хьюга, возможно, в созданном хаосе жителям удастся проскочить незамеченными и сменить позицию.

— Хокаге-сама… — появился в кустах чунин. — Все готовы сбежать.

— Хорошо. — прохрипел саннин. Он прочертил знак на пергаменте и сложил печать концентрации. — Запрещённое дзюцу, морская пучина.

Из листа вырвался высоченный поток воды! Огромная волна с десятиэтажный дом взметнулась из-за кустов ввысь и подобно стене хлынула на сражавшихся ниндзя.

— Бежим! — дал команду Джирайя, схватив чунина за рукав и помчавшись в сторону жителей. Десяток метров, второй, ещё сотня, и они остановились перед временным лагерем.

— Хокаге-сама… — прошептала маленькая девочка с приставленным лезвием у шеи.

— Джирайя-сама…

— Заткнулись!

Жителей Конохи окружили Учиха, направив на женщин и детей клинки. Ниндзя было всего два десятка, но Джирайя видел их знаки отличия — джонины. Сражаться сразу с двумя десятками будет сложно… Но он готов. Старик достал кунай.

— А-а. Рыпнешься, и все умрут. — произнёс командир отряда и кивнул своему помощнику. — Суго, передай в штаб, мы наткнулись на выживших конохских собак.

Джирайя стиснул зубы.

— Вы… ублюдки… уже разрушили Коноху… оставьте нас в покое… — он куснул палец и ударил ладонью о землю. — Техника призыва!

Пуф! Пуф!

— Джи, выглядишь хреново. — проворчал старый жаб на левом плече.

— Хватит, Па, сам-то не лучше. — ухмыльнулась старая жаба. — Что нам делать, Джирайя-кун?

— Я вступлю в битву, соберите сен-чакру и спасайте жителей.

— Ха! Попробуй, Джирайя! — усмехнулся Учиха. — И все умрут!

Жабы тут же выпустили звуковую волну, утопив всех — и шиноби и жителей в гендзюцу. Саннин тут же бросился вырезать вражеских шиноби. Не прошло и минуты, как он закончил.

— Выведите жителей из гендзюцу.

— Как скажешь, Джирайя-кун. — пение прекратилось и жители пришли в себя.

— Что такое….

— Моя голова…

— Не время на разговоры! — рявкнул Джирайя. — Следуйте за мной!

Он побежал в обратную сторону от ближайшей схватки, смещаясь по диагонали в сторону леса, жители поспешили за ним. Все понимали, что нужно передвигаться как можно тише и старались не издавать ни звука. Люди были напуганы. Страх захватывал их умы. Совсем рядом, за деревьями, сражались в смертельной битве сотни шиноби — набрести и попасть в перекрестие огня было слишком вероятным, оттого смерть стала такой близкой и реальной, казалось её руки уже сдавливают горло…

— Мама… мне страшно…

— Беги, Урю-тян, не останавливайся!

— Нас убьют… убьют… — кто-то не выдерживал психологического давления.

— Не убьют, Ко-тян! Хокаге-сама защитит нас!

Десятки выживших коноховцев пробегали мимо сражавшихся ниндзя, пытаясь избежать хаос, cпасти детей.

Джирайя, искромётно метая взгляд единственного глаза по вспышкам в небе, пытался избегать участков где ведутся столкновения, но вдруг… Огромный столп чакры пролетел прямо перед его носом, разрушив лесной массив на сотни квадратных метров. Тут же появились четверо джинчурики, сражавшиеся с разноглазыми Учиха.

Джирайя развернулся и даже не успел сказать всем бежать обратно, как перед их маленьким отрядом коноховцев появился Учиха с мангекью и ринеганом.

— Хокаге? Разве ты не погиб? — приподнял он бровь. Длинные волосы, связанные в пучок, отсутствующее левое ухо. Джирайя знал его — Рю, один из элитной десятки Учиха.

— Джи, всё готово. — произнёс папа-жаб.

— Запускай, Джирайя-кун. — поддакнула мама-жаб.

Джирайя на мгновение прикрыл веки и тут же раскрыл. Его зрачок изменился, как и тело. Он вошёл в режим отшельника.

— Кайто-кун, — обратился саннин к помощнику. — Уводи людей.

— Хокаге-сама…

Учиха же усмехнулся и достал два куная, готовясь к битве. Не смотря на то, что его два напарника бились сейчас с джинчурики, он был не против заняться Хокаге страны Огня — тоже неплохой улов.

— Исполняй приказ! — рявкнул Джирайя. — Это моя последняя просьба.

— Джирайя-сама…

— Хокаге…

Послышались понимающие голоса жителей Конохи. Каждый осознавал, что Джирайя сейчас жертвует собой, все были наслышаны о силе элитной десятки Учиха… У жабьего саннина не было и шанса в нынешнем положении — слишком дорога ему обошлась защита Конохи. Лишился глаза, пальцев левой руки, оглох на одно ухо. Да и возраст…

— Уходите! — рявкнул Джирайя ещё раз. Учиха Рю не стал вмешиваться, давая жителям уйти, таким образом он оказал честь стоявшему перед ним Хокаге, как мужчина и как воин.

— Поспешите! — подтолкнул чунин людей. И обернулся напоследок, запечатлев спину стоявшего Джирайи. В его осанке не было страха, не было там и покорности. Всё что видел Кайто: мужчину, стоявшего на своём до конца. — Спасибо… господин Хокаге…

Учиха Рю и Джирайя стояли напротив друг друга. Рядом полыхал лес, взрывались бомбы-биджу. Хокаге отклонился в сторону, пропустив летевшее в него дерево от взрыва.

— Хокаге, а ты смелый. — улыбнулся Рю. — Твоя смерть будет быстрой.

— Твоя быстрее. — встал Джирайя в боевую стойку. Сейчас он находился в режиме отшельника, плюс Па и Ма не допустят попадание в гендзюцу, так что шансы есть. Остаётся лишь проблема сила глаза мангекью… и ринегана…

— Жабье масло! — выкрикнул Джи, выплёвывая сотни литров липкой жидкости.

— Адское пламя! — поддержал папа-жаб комбинацию.

— Стихия ветра! Воздушный ураган! — сложила печать мама-жаб.

Выплюнутое масло взметнулось вверх, красное же пламя поглотило его с самой земли, взмыв к небу и создав огненную завесу. Рю ухмыльнулся, встав в боевую стойку, он был готов встретить Хокаге лицом к лицу, предположив, что тот создал огненную стену, дабы скрытно атаковать. Почувствовав колебание чакры позади, Учиха развернулся и встретился клинком с Джираей.

— Арррх! — прорычал саннин, снова атакуя. Удар с вертушки, уворот от Учиха, атака серий ногами от Джирайи, один из ударов достал — Рю отбросило на десяток метров.

— Тьфу! — сплюнул Учиха кровь. — Быстрый…

Джирайя тут же сорвался в атаку…

— Но не быстрей меня… — ухмыльнулся Учиха. — Диаболо! — активировал он свой мангекью. Десятки чёрных рук вырвались из земли, пытаясь схватить атакующего Джирайю.

Хокаге срубил первую чёрную руку, вторую, но из обрубков тут же выросли новые.

— Сука… — хрипел саннин, уворачиваясь от тридцати девяти рук.

— Джи, отступим. — предложил папа-жаб.

— Спалим их? — спросила мама-жаб, отбившись языком от одной из рук. Но вдруг пальцы руки удлинились и схватили жабу…

— Ма!!! — прокричал папа-жаб.

— Аррр! Нет! — отбивался Джирайя от рук, пытаясь спасти старейшину-жабу, ту живьём утаскивало под землю.

— Па! — прокричала жаба. — Спасайтесь!!!

Хлоп.

Она исчезла в недрах земли.

— Ма… — прохрипела старая жаба.

— Ахч! — стиснул зубы Джирайя. Ему даже нельзя было остановиться и что-то сказать, чёрные руки безостановочно нападали, намереваясь схватить их и унести под землю…

— Джи!!! — схватили и папу-жабу с плеча саннина.

— Старейший! — бросился Джирайя на помощь, но без жаб сен-чакра больше не накапливалась. Режим отшельника был деактивирован. Две руки поймали Хокаге, затем ещё две. Схватив его за руки и ноги, они приподняли его в воздух и притащили к Рю.

— Поймал. — улыбнулся Учиха. Он посмотрел на ладони саннина и приказал рукам схватить даже каждый палец, чтобы старик ничего не учудил. — Ну что? Убить тебя и прославиться ещё сильней? Или же предоставить тебя для Фугаку? — затопал Рю ботинком в размышлениях. — Ладно, отдам тебя Фугаку. Думаю, он щедро вознаградит меня. — Учиха развернулся и побрёл мимо пустоши в сторону главного сражения. За его спиной по земле передвигались чёрные руки, держа Джирайю распятым.

Жабий саннин пытался выбраться из стального захвата, но всё бесполезно, вероятно это и есть сила мангекью шарингана у Рю. Джирайя посмотрел вперёд, взглянув за шедшего Рю, там, впереди Лес Смерти был опустошён. Огромная поляна с сотнями сражавшимися шиноби. Огромное поле невероятных размеров было усеяно трупами и ещё живыми ниндзя. Мелькали вспышки, сражались девятихвостый и восьмихвостый против четверых элитных Учиха. В стороне стояла странная статуя, поглощавшая шестихвостого… Разносились крики и ругань, каждую секунду проливалась кровь. Хьюга и Узумаки пытались отбить шестихвостого от поглощения, но Учиха с союзниками не позволяли нарушить ритуал. На девятихвостого набрасывались двое элитных Учиха. Джирайя прищурил взгляд и увидел паренька, так напоминавшего Минато…

— Мама! — кричал Наруто, защищая джинчурики девятиховстого.

— Ха-ха! — скалился черноволосый юноша, нападая на блондина. — Не сбежишь!

— Саске! Будь осторожней! — крикнул Итачи своему братцу.

— Отвянь! — бросился младший наследник на блондина. Снова Саске и Наруто сцепились не на жизнь, а на смерть.

Шестихвостого поглотили…

— Давай восьмихвостого! — крикнул Фугаку своему подчинённому, тот кивнул и поспешил передать элитным шиноби, удерживающим Хачиби…

Джирайя был потрясён масштабами развернувшегося главного сражения…

— Это конец… конец Конохе… — прошептал старик.

В это время Мамору и Джун из элитной десятки атаковали восьмихвостого осьминога.

— Арх! — прокричал Учиха, сдержав удар щупальца. — Рю! Помоги скрутить его! — увидел он шагавшего к ним напарника.

— Не! Я занят! — он проскочил мимо и двумя шуншинами оказался возле Фугаку. Охрана отступила, и Рю склонил голову. — Фугаку-сама, я поймал Хокаге.

Старый Учиха посмотрел за спину шиноби и столкнулся взглядом с жабьим саннином.

— Выглядишь как кусок дерьма, Джирайя.

— Ты тоже самое. Только ещё и мразь.

Фугаку ухмыльнулся.

— Необтёсанный деревенщина. Как такой мог стать Хокаге. — вздохнул Учиха. — Что ж, из уважения к титулу, я позволю тебе узреть начало нового мира.

— Мира?! — приподнял Джирайя окровавленную бровь. — Ты, блядь, всё разрушил! Псих!

— Лишь малое число жертв. — отмахнулся Фугаку.

— Сука… — прохрипел саннин. — Коноха уничтожена… старики, женщины, дети… Ты, мразь, как и весь твой клан.

— Довольно. Аматерасу. — произнёс Фугаку, как Джирайя тут же загорелся чёрным пламенем.

— А-а-а-р-р-р! — зарычал Хокаге.

— Аметаресу отмена. — прозвучало из уст Учиха, и чёрный огонь исчез.

— Ха… ха… — дышал глубоко обожжённый Джирайя.

— Смотри внимательно, Хокаге Листа. Новый мир грядёт, и принесут его Учиха.

Схваченного восьмихвостого всё-таки подтащили к статуе и принялись выкачивать чакру. Девятихвостый же ещё отбивался. Кушина Узумаки и Кьюби были на пределе… Рядом с матерью бился Наруто, сражаясь против своего заклятого врага этой войны — Учихи Саске…

— Да сдохни уже! Чидори!

— Ах! разееенган! — мальчишки столкнулись с двумя невероятными техниками, огромной силы взрыв отбросил их в стороны.

Джирайя наблюдал как ниндзя убивали друг друга, как восьмихвостого словно высушенное мясо оттащили в сторону и кинулись за девятихвостым лисом.

— Мама! Мама! Нет! — кричал раненный Наруто, отбившись от Саске и бросившись на выручку, но его тут же ударил кто-то из Учих, и мальчишка рухнул на колени. Он поднял голову, глядя как цепи схватили его мать в образе Кьюби и принялись подтягивать к огромной статуе. — Пожалуйста… кто-нибудь… спасите нас…

В небе вспыхнул яркий свет, заставив всех прищуриться. На плечо Наруто легла чья-то ледяная рука.

— Хэй. Кажется, я пришёл вовремя…

Глава 15

— Хэй. Кажется, я пришёл вовремя.

Наруто посмотрел на стоявшего сбоку парня — пепельные волосы, чёрная маска на лице, алые глаза. Он был одет в простые чёрные штаны свободного покроя и такой же сорочке.

— Ну, что, Наруто, — посмотрел Какаши на блондина. — Спасём твою маму? — он влил через руку неимоверное количество чакры в пацана Узумаки, залечив ему раны и восстановив силы.

Фугаку поднял руку, остановив своих шиноби, желавших атаковать прибывшего незнакомца.

— Кто ты? — спросил он громко.

Странно, но сражения между ниндзя прекратились, всё из-за яркой вспышки чуждой этому миру. И каждый сейчас обратил взор на появившегося пепельноволосого юношу.

— Я. Хатаке Какаши.

Люди зашептались.

— Что… он же погиб…

— Тот самый Хатаке? Сын Клыка?

— Сколько ему лет? Выглядит так молодо?

— Может самозванец…

Джирайя же пригляделся, не веря своему глазу.

— Как… — прошептал он не в силах принять этого. — Разве он может быть так молод…

— Что тебе нужно, Хатаке? — громко спросил Фугаку. — От ответа зависит твоя жизнь, так что подумай хорошенько.

Наруто опустил взгляд. Он слышал истории прошлого о предателе Конохи — Какаши Хатаке и о том, что этот юноша сражался один на один с третьим Хокаге… разве такое может быть правдой? Он снова посмотрел на крепко сложенного юношу… разве они не ровесники?! Но как такое может быть?

— Я пришёл остановить тебя, Фугаку. Ведь ты даже не понимаешь кого хочешь пробудить.

— Что? — приподнял Учиха бровь. — Не неси чушь, мальчишка! Я принесу мир, который все ждали!

— Ха-ха-ха! — рассмеялся юный Хатаке. — Чушь. — сказал он серьёзно. — Фугаку, то существо, Зецу, если не ошибаюсь. Использовал тебя, чтобы пробудить Богиню — его мать. Когда чакра всех биджу будет собрана, ты станешь джинчурики десятихвостого, обратившись в свою очередь в сосуд для Богини.

Фугаку слушал, но улыбался.

— Какая глупость. — он посмотрел на Рю. — Убей его.

— Хай. — Учиха бросил Джирайю под ноги Фугаку, саннина тут же схватили охранники, а шиноби шуншином переместился к Какаши. Рю слышал об этом юнце… но как он остался таким молодым? Тоже использовал вариант бессмертия как и красноволосый кукольник? Хотя неважно. Ниндзя активировал мангекью шаринган. — Диаболо!

Какаши тут же отшвырнул Наруто в сторону, и отпрыгнув назад, достал топор и нож.

— Стихия льда! Ледяные щупальца!

Чёрные руки и ледяные щупальца столкнулись. Техника Учихи оказалась сильнее хрупкого льда Хатаке. Но Рю и Какаши решили сразиться в ближнем бою.

— Гендзюцу! — выкрикнул Рю.

— Хы. — ухмыльнулся Какаши. Он не сделал ничего, чтобы избежать техники иллюзий, но она никак не воздействовала на него… На поле битвы воцарилась тишина. Как мальчишка избежал мощнейшей гендзюцу Учиха?!

Юноша столкнулся с Рю клинками, и Учиху отшвырнуло на десяток метров.

— Силён. — сказал кто-то из толпы.

— И быстр.

— Может это и правда тот самый Какаши, сражавшийся с третьим Хокаге?

— Неважно. Рю ещё не использовал ринеган.

Какаши увернулся от пятёрки чёрных рук, сделав одно сальто, затем второе, сшибая руки ледяными щупальцами. Он отскочил в воздух.

— Стихия огня! Огненный шар! Стихия ветра! Воздушная пушка! Стихия земли! Малый метеорит!

— Гадёныш! — шуншином отскочил Рю в сторону и прикрылся чёрными руками.

— Хе-х! — улыбнулся Какаши, как сзади в него полетела железное копьё. Паучок на груди парня завибрировал, оповещая об опасности, и юноша ударил топором наотмашь, даже не оборачиваясь — железное копьё отскочило в сторону.

— Мамору! — выкрикнул Рю. — Не мешай!

— Хватит играться с ним! Или я сам его прибью! — гневно выкрикнул второй из элитной десятки.

— Тч! — шикнул недовольно Рю. И посмотрел в сторону Какаши, но мальчишки нигде не было. — Где он?

Чвяк.

Рю опустил взгляд. Из его живота торчал кончик ножа.

— Туточки. — улыбнулся юноша. В него снова полетело железное копьё. С другой стороны сюрикены. Какаши отскочил в сторону. И посмотрел на двух Учиха, атаковавших его со спины. — Как мило с вашей стороны обратить на себя внимание, но я занимаюсь вашим другом. Да, Рю?

Тот хрипел, прикрывая рану рукой.

— Фугаку-сама… — упал Рю на колени.

— Мусор. — сплюнул глава Учих. — Приказ всем: Убейте мальчишку. Остальные, продолжайте выкачку чакры из лиса.

Тысячи шиноби, прекративших сражение, посмотрели в сторону Какаши. Кланы же Хьюга и Узумаки подняли кликни и встали на сторону юнца. Их было куда меньше, почти перебиты силами Запада, но сердца всё ещё не желали сдаваться.

— Эй, Хатаке! Не умри!

— Давай, пацан! Убьёшь ещё одного из элитной десятки и моя дочь выйдет за тебя!

Какаши обернулся, желая увидеть кто это сказал. — "Клан Чоджи?! Только не жируху!"

— Спасибо, МУЖИК! Но я уже женат! — Какаши повернулся обратно к Фугаку. — Эй, Учиха! Ты решил, что нас меньше, то победишь?!

— А? — приподнял Фугаку бровь.

Какаши же ухмыльнулся.

— Массовое телесное клонирование.

Пуф! Пуф! Пуф! Пуф!

Он куснул палец, второй макнул в кровь Рю и ударил ладонью в землю.

— Техника призыва!

— А? — оглянулась генерал пауков Лукреция. — Король эльфов?

— Лукреция, готовься к атаке.

— Что?! — прикрылась голая паучиха руками. — Я принимала ванную!

Юноша бросил ей кимоно из пространственного кармана.

— Вызови свою свиту. — ответил Какаши как ни в чём ни бывало. Сам же он произнёс. — Мои воины, ваш король взывает к вам.

После этих слов позади юноши сформировалась огромная печать, создав окно портала. Из мерцающего пространства появились снежок и Цунаде, а позади них тысяча ушастых воинов. Они пришли на зов своего короля.

— Левой! Левой! Раз! Раз! Раз-два! На месте! Стой!

— Что за херня… — прошептал кто-то из шиноби, поразившись происходящим. Джирайя не мог оторвать взгляд от Цунаде. — Как… ты тоже…

— Кусимир. Приди на мой зов. — ухмыльнулся Какаши.

И недалеко в Лесу Смерти послышался устрашающий вой волчьей стаи…

— Снежок, что с девчонками? — спросил юноша.

— Все в безопасности. — ответило существо.

— Ясно. Цунаде, может вернёшься?

— Ни за что. Коноха под угрозой. Я не могу сидеть и смотреть на её погибель…

— Ладно. Снежок. Даю полную свободу действий. Убивать только этих, в чёрной форме. — указал он на Учиха и их союзников.

— Хай.

— В бой.

Снежана в образе снеговичка обернулась к тысяче отборных эльфийских воинов.

— Свита Короля! Наши враги — воины в чёрном! Не щадить никого! В бой!

— Есть!

Командиры тут же направили свои отряды в атаку. Заскрипела тетива сотен луков, взметнулись магические стрелы…

— Аргх!

— Нееет!

— Уклоняйтесь!

На поле битвы начался хаос…

Какаши же рванул к цепям, державшим Кушину Узумаки.

— Не позволю! — преградил ему путь Мамору. — Техника тысяч копий!

— Я помогу! — крикнул Джун. — Сольфеджио! Песнь третья!

Юношу тут же атаковали сотни железных копий, сыпавшихся с небес, подобно дождю, а земля под ногами осыпалась вниз, норовясь утопить его в сыпучем грунте.

— Стихия льда! Ледяное озеро! — площадка вокруг Какаши покрылась льдом и он смог устоять на ногах. Тут же уворот от копья, ещё одного и ещё. — Стихия льда! Ледяной купол! — небо заполонило льдом, создав полусферу.

— Да сколько у него чакры! — возмутился Мамору.

— Он скрылся от моей атаки! — нервничал Джун.

Какаши оказался позади этих двух и только намеревался отрубить одному из них голову, как к его виску приложили ладонь.

— Райская колыбель.

Сатоши — один из Учиха пожертвовал своими товарищами, использовав их как приманку, тем самым поймав Какаши не в зрительное гендзюцу мангекью шарингана, а куда мощнее… тактильное, что было силой его ринегана…

— Ха-ха-ха! — рассмеялся Фугаку, увидев, как мальчишка застыл. Ещё бы, от этой силы Сатоши даже ему не удалось бы уйти. Абсолютное гендзюцу. — Вот и всё, юнец!

— Господин! — бросилась Снежана на подмогу. Она взмахнула варежками, как огромные льдины стали вырываться из земли, разбрасывая шиноби на своём пути. Девчонка бежала к своему любимому, глядя как поймавший его в гендзюцу Учиха достал кунай и нанёс удар в область сердца…

— Какаши!!! — взревела Цунаде. Как такое могло произойти?! Ведь они только начали бой! Неужели Учиха настолько сильны?!

Ещё один удар клинком в грудь мальчишки.

Ещё.

И ещё.

Находящийся где-то в иллюзии, сейчас Какаши истекал кровью. Он захрипел, выплёвывая сгустки крови, глаза же так и смотрели словно в никуда…

— Неееет! — добралась сквозь строй шиноби Цунаде и отогнала Сатоши. Подбежала и Снежана, своими хрупкими веточками она взмахнула в стороны, отбрасывая ледяными глыбами ниндзя вокруг.

— Какаши! Какаши! — вливала Цунаде чакру, пытаясь исцелить его, но кажется, сердце юноши уже не билось, будучи разрезанным от куная.

— Господин! — полились слёзы у снеговичка. — Не бросайте меня! Вам ещё рано умирать!!!

Но алые глаза мальчишки прикрылись, а рука обмякла. Он больше не приходил в себя…

— Король… Мой король… — испуганно прошептал эльф, увидев бездыханное тело юнца.

— Добейте их! — выкрикнул Фугаку. — И заканчивайте ритуал!


Какаши же раскрыл глаза…

— А? Корабль? — он приподнялся. — Ё-моё, я снова здесь…. Постой… — ощупал он себя. — Меня же ранили? — он бросил взгляд вдаль и увидел как и в прошлый раз десятки кораблей и бесконечную морскую гладь. Опустил глаза вниз и не ошибся. — Опять эта цепь.

Юноша снова потянул её. Зачем? Он и сам не знал. Оказавшись здесь, единственное желание которое у него было — вытянуть эту громадную цепь.

Как и в прошлый раз — первые метры вытягивались из морской пучины с лёгкостью. Затем всё сложнее и сложнее. И вот, через некоторое время юноша достиг своего предела. затряслись руки, вздулись мышцы. Каждый сантиметр цепи доставался с неимоверным трудом. Хотелось всё бросить и отдохнуть, но отчего-то он понимал, что если сдастся сейчас, то это будет конец. Финал. Словно повесть его жизни кто-то прервёт на недописанной строчке. А ведь он такая сущность, которая никогда не сдаётся. В своей первой жизни, в своей второй и третьей.

— Третьей? — задал он себе же вопрос. — Когда я успел пожить третьей жизнью… — в его голове проскользнул образ пещеры, уродливых трупов, озлобленных авантюристов. Цепь стала выскальзывать из окровавленных ладоней, утопая в морской пучине. Сомнения одолели его сердце. Но вдруг краснокожая рука легла ему на ладонь.

— Я с тобой, брат. Ты справишься.

У юноши глаза налились слезами, что это за знакомый голос? Он уже слышал его множество раз… Брат… Разве у него был брат?

— Мы сделаем это вместе, Какаши. Мы увидим мир, как ты и мечтал…

— Пер… чик… — прошептал мальчишка. Его ладони схватили цепь крепче и потянули что есть сил.

Плюх.

Упала на палубу ледяная сфера, прикрепленная к последнему звену цепи. Какаши подполз к ней, чувствуя нечто странное.

— Эй, размазня. — донеслось из шара. — Ты позволил тем придуркам убить тебя?

— Кто ты…

— Я это ты. Только другой. Выпусти меня уже. И я покажу что значит убивать.

— Ты это я? — приподнял Какаши бровь.

— Ага. Поторопись, у меня уже зад отмёрз. И свисток!

— Кажется, Эрди это и имела в виду, говоря про сущность…

— Хорош болтать! Пора объединиться! И стать Богом или кем-то там ещё! Я сидел здесь столько лет! Тут одни сосульки! И снег! Хочу БАБУ и мяса!

— Хе-х, так значит та пещера не просто сон…

Какаши притронулся к сфере. Океан взметнулся в небо. Перед глазами парня появилась надпись:

Внимание! Объединение сущностей!

Внимание! Регенерация достигла 100 процентов!

Внимание! Этап создания второго ранга!

Внимание! Синхронизация со стихией льда 100 процентов!

Внимание! Сущность А001ХХХ13А1992А7А23, Вы достигли нового ранга! Поздравляем!

Глава 16

— Какаши! — плакала Цунаде над бездыханным мальчишкой.

— Господин… нет… нет… — рыдала Снежана.

Внезапно подул ледяной ветер, с неба посыпался снег. Крупный. Плотный. Словно сейчас, в Конохе, совсем не весна. Тело юноши медленно поднялось в воздух, выскользнув из объятий девушек. Чёрные одежды трепались на ледяном ветру, как у огородного пугало, пепельные волосы были подобно ледяным сосулькам, а ледяная рука отпала. На её месте стала появляться кость и нарастать мышцы с кожей. Глаза мальчишки раскрылись. Холодные. Синие. Повелитель льда переродился в полной мере.

— Что происходит… — прошептала Цунаде. Снежана же смотрела глазами — пуговками, не веря, что Какаши смог совладать с силой Бога.

— Он справился… — тихо сказала снеговичок.

— М? — прищурился Фугаку, рассматривая тело юнца. — Аматерасу!

Чёрное пламя обхватило тело Какаши, но тут же потухло. Слишком холоден он был, чтобы сгореть.

— Что это?! Атакуйте его! Ну же!

— Хай!

— Есть!

Сотни ниндзя выпустили боевые техники разных стихий. Взрыв за взрывом вспыхивали, поглощая тело юноши, но всё без толку. Какаши, совсем не обращая внимания на множественные атаки, посмотрел на отрощенную руку и указал ей на ниндзя, что атаковали его с земли… Тут же острые пики льда вырвались из грунта и проткнули сотни врагов. Какаши направил руку в сторону Фугаку, и лёд, превратившись в огромную ледяную змею, пролетел над землёй сбивая насмерть множество Учиха. Приблизившись к Фугаку, пасть змеи раскрылась, намеревавшись поглотить его.

— Сусано!!! — прокричал Учиха.

Его тело окутали доспехи из сиреневой чакры. На что Какаши сформировал в правой руке сосульку и запустил её прямо в лоб Сусано. Послышался треск… и через миг доспехи Учихи раскололись.

— Что это за сила?!

— Монстр!

— Атакуйте все вместе!

Сотни ниндзя метали сюрикены, стреляли огненными шарами…

— Отец! — появился Итачи, его глазные яблоки сформировались в мангекью, взгляд на Какаши. — Гендзюцу!

Но Какаши даже не среагировал на нелепую попытку иллюзий.

— Саске! Не лезь! — крикнул Итачи, глядя на то как младший брат прыгнул с утёса, в попытках достать мечом до странного пепельноволосого парня.

— Разенган!!! — схлестнулся с ним в воздухе голубоглазый блондин.

— Ты! — шикнул Саске. — Чидори! — завязалась схватка…

На поле битвы, закончив со своим заданием, появились и Обито с Рин.

— Какаши? Он жив… — прошептал Обито. — Какаши! Остановись!!!

Но Цунаде и Снежана встали перед Хатаке, показав, что они никого не пропустят. В это время ещё живые эльфы отстреливались стрелами в союзе с Хьюга и Узумаки.

Юный повелитель льда холодным взглядом осмотрел всё после битвы. Казалось в его синих глазах совсем не проскальзывало интереса. Лишь скука и пресность… Внезапно его взгляд упёрся в одну точку. Он шевельнул указательным пальцем, и из-под земли вылетело ледяное щупальце, поймав Зецу.

— Неееет! Фугаку! Помоги!!! — пыталось вырываться гуманоидов растение из ледяных объятий.

— Элита! В атаку! — прорычал Фугаку.

Но щелчок пальцами Хатаке, и все… абсолютно все люди застыли на месте, примёрзнув к земле. И Цунаде и Снежана, и эльфы. Никто не мог пошевелиться.

— Тебе нужна чакра девятихвостого? — произнёс Какаши впервые после перерождения.

— Откуда ты знаешь! — шипел Зецу.

— Я не против возродить её.

— Что… — удивилось растение.

Фугаку же сузил взгляд. О чём это они? Разве собрав чакру всех хвостатых — не наступит идеальный мир?

— Возроди её. — сказал спокойным тоном Какаши. — Но не убивай Кашину Узумаки.

Зецу, не понимал, зачем юноша так поступает, но кивнул.

Какаши отпустил его, растение же подбежало к статуе. Все шиноби смотрели на происходящее, никто не мог пошевелиться, попавшись в ледяные оковы.

— Чакры достаточно! — прокричал Зецу. — Нужно тело с риннеганом!

Все элитные шиноби посмотрели на Фугаку… в какую же херню он их впутал?! Глава Учих и сам сглотнул. Его надули! Наплели про идеальный мир… которого не существует, а всё из-за какой-то богини?!

— Используй тот труп. — указал Какаши на мёртвого Рю. — Достаточно смертей в этом мире.

От Зецу отделился двойник, и тут же приволок тело Рю. Через мгновение тело мёртвого Учиха дрогнуло, всасывая чакру десятихвостого, а ещё через миг тело Рю изменилось. Все люди увидели высокую белокурую женщину неописуемой красоты… Кагуя возродилась в этом мире.

Зецу тут же упал на колени:

— Мама! — склонил он голову. — Я сделал! Я возродил тебя!

Но Кагуя не удостоила его вниманием, как и остальных людей. Её взгляд молочных глаз был направлен на пепельноволосого юношу.

— Кто ты? — произнесла она с опаской в голосе, чувствуя от него загадочную силу.

— Тот, кто приказал возродить тебя.

— Странно. Я ожидала атаки со стороны всех шиноби. — склонила она голову набок.

— Я знаю что тебя предали. — произнёс Какаши.

Взгляд Кагуи изменился.

— Но не стоит мерять всех одной монетой. Живи. Попробуй начать всё сначала.

— Так просто? — изогнула она идеальную бровь.

— Да. Так просто. — ровным голосом ответил юноша. — Ещё, так как по моей инициативе тебя возродили, то исполни моё желание.

— И к-какое… — вдруг чуть заалели её щёки.

— Вечное Цукиёми. Используй его. Измени всему миру память. А после — отмени.

— Что?! — раздались голоса шиноби.

— Постойте! Я не хочу терять память!

— Я тоже!

— Какаши!!! — крикнули хором Цунаде и Снежок. — Не смей!!!

— Ты уверен? — произнесла Кагуя.

— Да.

Он внезапно оказался прямо перед ней. Глаза богини расширились, ей не удалось разглядеть эту телепортацию. Юноша произнёс тихим голосом.

— Дай свою руку.

Она протянула ладонь.

— Я открою доступ к своей памяти. Считай всё. И измени память людей, подобно моим образам.

— Х-хорошо…

— Какаши!!! Остановись!!!

Он взглянул вниз, и улыбнулся, ответив Цунаде и Снежане:

— Всё будет хорошо.

Кагуя прикрыла глаза, почувствовав целый пласт памяти юноши, её лицо показало удивление, но губы произнесли:

— ВЕЧНОЕ ЦУКИЁМИ…

Внимание: Третья Мировая Цель выполнена…

Доступно: переход в другие миры.

Поздравляем!


Эпилог.

Месяц спустя.

По всей Конохе закончились строительные работы.

— Чёртов метеорит! Но мы справились! — усмехнулся Джирайя, разглядывая новые дома со своего кабинета Хокаге.

— Господин Хокаге! Для церемонии всё готово, Вам нужно выступить через десять минут! Жители уже собрались.

— Ага! Иду! — ответил жабий саннин и отложил в сторону курительную трубку. Он надел шляпу, доставшуюся от Третьего, и вышел из кабинета. Позади и впереди пристроились агенты анбу и молоденькая секретарша.

Джирайя вышел на крышу здания. Внизу же, на площади, собрались сотни людей — Узумаки, Учиха, Хьюга и другие кланы. Когда метеориты упали по всей земле, то кланы решили объединиться в одну деревню, ведь столько людей погибло…

— Дорогие жители! — улыбнулся Джирайя. Сегодня был прекрасный солнечный день, да и праздник, день основания общей деревни. — Сегодня мы празднуем не только основание Конохи! Но и первый шаг наших молодых листов! Юные ниндзя поступили в академию и теперь же сделают первый шаг во взрослую жизнь! Мы же, взрослые, должны показать им пример! И научить их всему что знаем!…

Пока Хокаге толкал речь, на месте когда-то стоявшего памятника погибшим в кровавый четверг, закрылась входная дверь дома. Двухэтажного, с черепичной крышей. Говорят на его заднем дворе есть большой бассейн и здоровенный камень, который кто-то постоянно толкает из одного конца двора в другой. Ещё говорят там слышен женский смех и стоны, кажется их пять, да, пять женщин — высокая блондинка с шикарным бюстом, красноволосая мегера с белоснежной кожей, темноволосая милашка со стройной фигурой, и две пепельноволосых богини. С ними же проживал один парень. Говорят, он скрывает лицо чёрной маской и, вообще, родственник известного на весь мир Белого Клыка. Кстати, тот тоже появлялся в этом доме с длинноухими красавицами…

Конец.


Примечание

Ну что… Вот и всё ^_^ Простите, что так быстро. Я давно хотел закончить Мир Шиноби, но, наверное, не поднималась рука. Всё-таки это моя первая книга, и мне было грустно её завершать. Хех. Но что поделать…

Я хочу сказать спасибо всем Читателям, кто читал МШ с первых строк… я ведь тогда даже не предполагал, что у меня что-то получится, я просто хотел рассказать свою историю. Понимаю, что фанфик страноват, но таков уж вышел. Не всем же быть похожими друг на друга))) Спасибо всем за поддержку и классные комментарии ^_^ Это был долгий путь.

Спасибо, Мир Шиноби… ты протянул мне руку и открыл дверь в новые миры… благодарю.

Какаши, будь счастлив, засранец:)


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4.1
  • Глава 4.2
  • Глава 5.1
  • Глава 5.2
  • Глава 5.3
  • Глава 5.4
  • Глава 6.1
  • Глава 6.2
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Примечание