КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471264 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219779
Пользователей - 102140

Впечатления

Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Императорский отбор Олтгейна (fb2)

- Императорский отбор Олтгейна [СИ] (а.с. Меж пятью мирами Уларии -1) 984 Кб, 263с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Ксения Евтухова

Настройки текста:



Императорский отбор Олтгейна

Пролог

Собрание верховных хранителей пяти миров Уларии.

— Приветствую вас, уважаемые хранители, — громогласно начал собрание Ордан, хранитель Олтгейна, — Мы собрались здесь для решения проблемы, которая так долго зреет во вех мирах Уларии.

Маг напоминал старца лет восьмидесяти с седойбородкой. На лице пролегали морщины, а взгляд был добрым и уверенным.

— В моем мире, как и в ваших, чересчур развилась неприязнь и жестокость рас друг к другу. Однажды это уже закончилось войной. В Олтгейне маги до сих пор не переносят эльфов. А Люди и вовсе во всех мирах, кроме Земли, стоят на самом последнем месте. У некоторых, даже по цепочке питания. Наш создатель разделил миры по главенствующим расам не для того, чтобыверхушка угнетала и тем более истребляла низы. Нужно как-то решать эту проблему, убрать эту ненависть, пока опять не начались войны, ведь они унесут больше невинных жизней, чем жизней заговорщиков.

— Хорошо, Ордан, что ты предлагаешь? — засмеявшись в густые усы, проговорил Геродан, хранитель Реймонфола, мира, где правят оборотни, — Ты ведь не вина позвал нас попить. Тебя, жука старого, я знаю хорошо. Тут определенно без занимательной затеи не обошлось, я прав?

Этот мужчина имел спортивное телосложение и рыжую шевелюру. На вид ему было лет сорок. Задорный характер Геродана разбивал всюсерьезность их компании.

— Да, Гер, ты прав, — лукаво улыбнулся Ордан, — как вы все знаете, в моем мире установлено правило: при вхождении на трон, император обязан обратиться ко мне за испытанием, после прохождения которого, я решу, давать ему благословение на правление или нет.

— Да, интересно ты там придумал контролировать верхушку власти, — заинтересованно, будто себе под нос пробормотал Даротан, хранитель Карадонора, мира где правят драконы.

Внешность Даротана была яростно-пугающей. Хоть на вид ему и можно было бы дать лет тридцать пять, его густые чёрные волосы и такие же чёрные без белков глаза вызывали страх даже у самых бывалых воинов.

— Дар, не отвлекайся, — нахмурился маг, — Скоро ко мне обратится Мартон, через полгода у него восхождение на трон. Пока он еще мальчик ветреный. А что так не делает мужчину серьезней, как женщина рядом?

Тут вступил в разговор Сангвинарий, хранитель Инкарвиля, мира, где правят эльфы. Ошибочно можно было бы предположить по его внешности, а именно, светлым со сталью, до пояса прямым волосам и аристократическим лицом, что он человек холодный и отстранённый, как большинство его подопечных. Но Сангвинарий умел улыбаться, быть искренне благодарным и ценить все моменты жизни. Возможно, поэтому хранителем выбрали именно его. Оттого не удивительно было услышать:

— Да уж, а как же твоё утверждение, что во всех бедах мужчин виноваты женщины?

— Похоже, что он, именно бедами от женщин хочет сделать своего подопечного серьезней. Хах, — не смог удержать смешок Геродан.

— Ну так делай, мы здесь при чем? — как-то уставши произнес Николай, хранитель Земли, мира где правят люди.

Николай выглядел как мужчина лет пятидесяти, с аккуратно подстриженной бородкой и легкой, еле заметной, проседью в волосах. Он отличался строгим характером и ярко выраженным чувством справедливости.

— Понимаете, я хочу сделать отбор, — присев на стул, начал повествование Ордан, — Сначала думал призвать на него девушек разных рас моего мира. Потом, обдумав все хорошо, понял, что так только усугублю ситуацию, создав конкуренцию между ними. И те, кто был внизу, падут еще ниже. А те, кто возвышался, почувствуют безграничные возможности. У нас похожая ситуация у всех, так давайте, с помощью моего отбора её исправим.

— Ордан, я все еще не понимаю как, — так же хмуро отозвался Николай.

На что маг ответил:

— Если вы дадите свое добро, то мы призовем на отбор не только девушек с моего мира, но и с ваших.

— Ордан, серьезно? И почему именно отбор невест? — не смог сдержать стон Гер.

— А ты представь, если мы призовем с других миров не девушек, а мужчин, воинов, которые склонны к жестокости и насилию. Это уже будет не примирительная миссия, а карательная. Я не спорю, девушки тоже коварны, но это меньшее из зол. Я хочу столкнуть наши миры в виде прекрасных представительниц. Если мы этого не сделаем сейчас, они позже столкнутся сами, и мы уже ничем не сможем им помочь, а тем более проконтролировать.

— Как? Как ты себе это представляешь? — возмущенно чуть ли не прокричал Даротан, — У них абсолютно разные понятия и нормы. В моем мире главные драконы, а простых человеческих дев они берут, не спрашивая согласия, люди для них просто слуги. Оборотни же вообще не имеют человеческого лика. Маги, которые в твоем мире правят, у нас простые рабочие, которые трудятся на благо драконов. И как, по-твоему, поведут себя мои драконицы с твоими магами, ты представляешь? И ещё, Ордан, — дракон сделал паузу, — во время войны на Олтгейне, магам на защиту пришли драконы, поэтому-то их и осталось у вас так мало. Я конечно ни на что не намекаю, но знаешь, не хотелось бы повторений.

— Я полностью согласен с Даром! — высказал свое возмущение и Сангвинарий, — Эльфийки моего мира тоже никак не смогут ужиться в Олтгейне. Союз с магами для них полный сюр, с драконами ещё хуже, это что-то из ряда зоофилии. Если ты не забыл, драконы у нас лишь звери, разумные, но звери. А обычные люди — рабы или прислуга. Оборотней же у нас нет вообще. Так вот, сейчас подумай, как после вашей войны в Олтгейне примут моих эльфов?

Вопрос повис в воздухе, он волновал всех, но все былислишком задумчивы, чтобы ответить на него.

Ордан лукаво на всех посмотрел и с улыбкой начал:

— Хранители, а в этом и будет заключаться само испытание. Отбор — это лишь предлог для сбора девушек. Мартон должен будет провести его так, чтобы в результате они примирились и установили дружеские взаимоотношения друг с другом. А конкуренция девушек, создаст для него дополнительные трудности. Не важно, найдет он себе жену или нет, испытание закончится только при условии полного примирения кандидаток, — маг вздохнул, — Да я знаю, что будет трудно, но только так мы сможем что-то изменить, только так мы можем попробовать уравнять чересчур большую пропасть между всеми расами.

— Да никогда эльфийка с моего мира не станет бороться за место жены простого мага, пусть даже и императора, — фыркнул Санг.

— А вот мы и посмотрим, может, попав в другой мир, с другими устоями, ее отношение к магам изменится, — с надеждой отозвался Ордан.

— Смотри, чтоб не в худшую сторону, — как всегда съязвил Гер.

— Все может быть, — не стал спорить Ордан, — Все может быть.

Глава 1

Стояла хмурая и ветреная осень. День близился к своему завершению, а я сидела на остановке и ждала свой автобус. После напряжённого рабочего дня, отвлекалась очередным фэнтезийным романом, которых уже достаточно много перечитала за свою жизнь. А что, неплохо помогают отвлечься от рутины и постоянства. С моей фантазией я могу окунуться в истории, и будто прожить их.

Когда я была маленькой, то просто мечтала попасть в какую-нибудь сказку, мир фэнтези, где я встречу магических существ и смогу научиться магии. Сейчас же, в свои двадцать пять лет, я, конечно, понимаю, что это все детские наивности.

В школе я всегда была очень подвижной девочкой, хоть популярностью среди сверстников особо и не пользовалась. А чего ждать с моей довольно обычной внешностью: голубыми глазами, маленьким носиком, немного курносо смотрящим вверх, не пухлым телосложением, но и осиной талии с формами модели у меня не было. А самая большая моя боль, это мышиные хвостики. Я всегда по-доброму завидовала шикарным шевелюрам, особенно когда волосы темные с волнами, немного кудрявые, это была прямо моя мечта.

Я стеснялась знакомиться с парнями, у меня развилась неуверенность в себе. Но в моей жизни появилась книга, которая стала отправной точкой для моей новой жизни. Это была история про девушку. Такую же обычную, такую же неуверенную, со своими комплексами и страхами. Она чем-то напомнила меня. Эта книга позволила мне посмотреть на себя со стороны, увидеть себя глазами других людей, так же, как я смотрела на героиню этой книги. И я смогла полюбить себя, найти себя.

Теперь я замужем. До свадьбы долго были в отношениях. Познакомились в кино, на премьере нашумевшего фильма. Наши кресла оказались рядом. Он начал комментировать моменты, происходящие на экране, а я смеялась. После, обменялись номерами. Он часто звал меня на прогулки, в парк, на каток, в кино. Мне с ним было очень интересно. И я влюбилась. Часто писала ему стихи, так показывала свою любовь, а ему нравилось. Конечно, не все было гладко, характеры сложные, что у него, что у меня. Но, не смотря на это, мы уже два года счастливы в браке. Сейчас же, через столько лет отношений, я понимаю, что в общем, мы друг другом довольны. Может, через год- другой подумаем и о детях.

Мои мысли прервал телефонный звонок. На экране высветилось «любимый муж».

— Вера, ну где ты там потерялась? — голос мужа казался нервным и немного злым.

— Привет, Дим, — вздохнула виновато я, — ещё на остановке, жду автобус.

— Что никак не приедет? — с трубки донеслось уже более примирительно.

— Нет. Думаю, если подъедет маршрутка, то поеду уже на ней. Хоть бы вообще не пришлось такси вызывать, — мой обречённый голос затих в молчании.

Тишина меня напугала.

— Дим, ты ещё тут?

— Да, — раздалось как-то отрывисто, — Тогда буду ждать тебя. Купишь хлеба по дороге?

— Хорошо, надеюсь, что я про него не забуду, — ответила усмехнувшись, чтобы хоть немного смягчить обстановку.

Наш разговор прервался, а у меня на душе развивалась какая-то тоска. Неужели я успела так соскучиться по мужу? День был сложным и сильно вымотал меня. Скорее всего, мне просто хочется любви и ласки. Чтобы меня обняли, и сказали как сильно любят. Эх, видимо, гормоны разбушевались. А ну-ка, Вера, держи себя в руках.

Я была уже на грани от того, чтобы вызывать такси. Но тут увидела номер злосчастной маршрутки.

— Ну наконец-то, я всё-таки сегодня попаду домой, — в сердцах произнесла я.

Положила книгу в сумку, поднялась и уже начала подходить к месту посадки, как меня резко обдало дождем. Вся странность в том, что я даже не заметила, как он начался. Хоть бы пару капель для разогрева упало, так говоря: «готовься, сейчас будет жарко, точнее мокро». Так нет, сразу ливнем шандарахнул, будто специально, как только я вышла из-под крыши. Ну, блеск, костюму срочно нужна реанимация. Даже до нижнего белья дошло, просто прекрасно. И как сейчас ехать? Ладно, скорее бы домой, в душ и теплую кроватку.

Зашла в маршрутку, села на место, оплатила проезд. Не думала уже не о чем, а просто радовалась что удалось скрыться от дождя, что я в тепле и что еду домой, где меня покормят.

Решила послушать музыку, и сбросить с себя сегодняшний день. Да так расслабилась, что не заметила, как провалилась в дремоту. Обычно я не могу уснуть в транспорте, но тут явно повлияло мое состояние усталости. Очнулась от того, что маршрутку начало дико трясти на ямках. Чувство было такое, будто я, летя на самолёте, попала в зону турбулентности. Видимо, на дороге опять ремонт устроили, срезали часть полотна, вот мы и скачем.

Тут я вспомнила, что не сказала водителю, на какой остановке меня высадить. Посмотрела в окно и обомлела. Меня начала одолевать паника. Никогда не было такого, чтобы я пропускала свою остановку, но это полбеды: по моему маршруту вообще нет таких улиц и зданий, я явно еду не туда.

Твою ж маковку. Это ж надо было так? Попросила водителя остановиться в разрешенном месте. Придется ехать назад, а лучше, все же вызвать такси. Дима точно меня прибьет.

Нас опять затрясло, да так, что я заволновалась о подвеске моего транспорта. Ещё этот дождь всё не прекращался. Мелькнула молния, одна, вторая. Просто класс. Куда ещё хуже? Точно домой мокрым цыплёнком приду, можно сразу в паровой шкаф лезть.

На очередной ямке я сильно подскочила и ударилась головой об оконное стекло. В этот момент мелькнула молния и в глазах у меня, помимо звёздочек, ещё и зайчики побежали. Сфокусироваться не получалось, и я почувствовала, как моё сознание убегает. А дальше только темнота.

Очнулась от того, что в мои лёгкие начала пробираться вода. Сработал инстинкт самосохранения, я забарахталась и всплыла на поверхность, чтобы вдохнуть так необходимого мне сейчас воздуха. Осмотревшись, поняла, что нахожусь в фонтане. В фонтане? Какого лысого я тут делаю? Неужели маршрутка и вправду развалилась по дороге? Святые ТО-шники, зачем вы дали разрешение на перевозку людей в этой машине? Так, Вера, соберись, жива? Это хорошо, остальное мелочи. Подплыв к краю, я подтянулась и попыталась вылезти, перекинув ногу через парапет. Но, увы, юбка-карандаш высказала противоположное мнение. От обиды я взвыла в голос. Мне так нравился этот костюм. Задирать по пояс юбку страшно, а вдруг будет идти кто, светить задом не сильно хочется. Так, а если ее аккуратно надорвать сбоку по шву, то потом я смогу ее так же аккуратно зашить. Попробовала подергать за края, ничего не выходило. Вспомнила, что в сумке у меня были маленькие маникюрные ножницы. Стоп, а где моя сумка? Хорошо, что в фонтане вода прозрачная. Достала свое уже подобие на сумку. Да-а, вот телефон мой не выжил. Эх, жаль. Столько фотографий, музыки, документов. Приеду домой, попробую высушить, вдруг что-то да удастся спасти. Нашла ножнички. Аккуратно разрезав нитки по шву с двух сторон до середины бедра, опять подтянулась и, в этот раз с лёгкостью, перекинула ногу.

Оказавшись на земле, села попой прямо у фонтана и начала осматриваться. То, что я увидела, разбудило во мне сразу уйму чувств, от страха, до надежды и неверия. Чуть поодаль от меня находилось ограждение, а за ним стояли деревья-великаны. Я таких сроду не видела, мне кажется, что такие просто не существуют. По крайней мере у нас. Они как небоскребы, с лёгкостью могли бы верхушкой погладить пузо самолёта.

Я сидела, открыв рот. И почему сразу не обратила внимание на то, что сейчас на улице летний день? Летний! День! Твою ж маковку! Где это я? Куда меня закинуло? Ну не могло же меня до Италии довезти на той адовой маршрутке. И деревья эти, не в какие Итальянские, да и вообще, не в какие, ворота не лезут. Осталось только два варианта: либо я хорошенько головой приложилась, либо сбылась моя мечта детства, и я попала в другой мир. Так, сейчас важно заранее не радоваться, а то вдруг здесь правят умертвия, а я сыграю роль их ужина. Никогда не думала, что опыт прочтения фэнтези, станет для меня школой жизни. Главное правило всех книг — пока не разберёшься во всем, никому не говори, что ты не местный. Ага, смешно блин, мой костюм, как бельмо на глазу. Если бы даже я была немой, все и так бы поняли, что я залетая, точнее прилетная.

Услышав шаги, я немного напряглась, но не успела ничего сделать. Мимо фонтана шел мужчина в синем бархатном камзоле. Заметив меня, он споткнулся и, сглотнув, спросил:

— Милора, Вы кто? Вам нужна помощь?

Я сначала не поняла, как он ко мне обратился, но сопоставив обращение, думаю, что это вместо нашего «мисс».

— Добрый день, — я решила, что смысла темнить нет, всё равно, из-за моей одежды, я никак не сойду за местную, — я очнулась в вашем фонтане.

Я хотела ещё что-то сказать, но тут он начал мгновенно бледнеть. Губы мужчины тихо произнесли:

— Началось. Первая прибыла.

И он стремительно начал удаляться.

Я, шокированная таким поведением, направилась за мужчиной, прихватив при этом свою мокрую сумку и туфли. Под ногами были маленькие камушки жёлтого цвета. Мне только Тотошки сейчас не хватает.

Быстро идти не получалось, ногам было немного больно, а туфли я не хотела надевать, уж сильно они были мокрые и при ходьбе издавали бы неприятные звуки.

Завернув за живую изгородь, увидела ещё фонтаны. Каждый из них был исполнен в своем стиле. С моим я насчитала всего пять. Вовремя очнувшись я поняла, что сильно рассматривать не получится, а то можно упустить мужчину, который и так чуть от меня не сбежал.

Вышла из парковой зоны и увидела огромный замок. Диснейленд отдыхает. Я попробовала сосчитать все шпили, но сбилась. Он был просто прекрасен. Детская мечта любой девочки. Так, Вера, подбери слюни, у нас сейчас другая цель.

Моя жертва, точнее, жертва преследования, вошла в дом, который прилегал к боку замка. Отправившись за ним, я открыла дверь и оказалась в большом холле. По нему сновали люди и все были одеты в такие же синие камзолы.

Ко мне приблизился мужчина лет пятидесяти. Осмотрел меня с ног до головы и спросил:

— Милора, Вы с какого фонтана?

Я сначала немного опешила, но потом, собравшись, ответила: — Добрый день, милор, на моём фонтане была изображена женщина с кувшином.

Мужчина улыбнулся, видимо, ему понравилось моё обращение к нему.

— Земля значит. Отлично. Я сообщу учредителю, что Вы прибыли и он примет Вас.

— Как примет? — опешила я, — Прошу прощения, но я не в том виде, чтобы встречаться с вашим учредителем. Понимаете, мой костюм испорчен, я босая и очень голодная. Не думаю, что показывать ему меня в таком виде, удачная идея.

Я понимала, что несу чушь, что рискую оказаться на улице, но наглость — сестра таланта. Стоит рискнуть, ведь зачем-то меня сюда кинуло.

— Оу, да, конечно, извините, милора, — мужчина покраснел, — Я не подумал. Вы просто первая из прибывших, я ещё не включился в новые обстоятельства, — извиняющимся тоном начал он, — Я Вас проведу в комнату, Вы там отдохнёте, приведете себя в порядок, я распоряжусь, чтобы к Вам пришли наши рукодельницы и помогли подобрать одежду.

— Большое спасибо за понимание.

Я решила быть милой с этим человеком, он же не виноват в том, что со мной происходило.

Мы прошли холл насквозь и направились по коридору. Мужчина открыл дверь.

— Прошу проходите. Милора, как я могу Вас представить?

— Меня зовут Вера, — проходя в комнату, ответила я.

— Хм, Вераль значит…

— Вераль? — недоуменно спросила я.

— Да, у нас ваши имена звучат немного иначе. Это связано с комфортностью произношения некоторых сочетаний букв.

— Вераль. А что? Мне нравится.

Я присела на тахту посредине комнаты и, облокотившись на спинку, прикрыла глаза.

Глава 2

Вздрогнула от того, что до моего плеча кто-то дотронулся. Я что, спала? Да нет, не может быть. Хотя, слюна на щеке свидетельствуют об обратном. Да я, прямо, как спящая красавица. Просто мечта всех принцев. Жестом автомобильных дворников привела себя в порядок и повернулась. Надо мной стояла высокая женщина, а около двери, две молоденькие девушки. Все они смотрели на меня немного сочувствующе.

— Милора Вераль, — начала наше знакомство женщина, — меня зовут милора Тэя, я экономка, на мне ответственность за внешний вид и комфорт прибывших девушек. Это, — женщина указала на девушек, — Ваши служанки: Мира и Ния. Самые прилежные и ответственные, я за них ручаюсь.

— Милора Тэя, — обратилась к женщине я, — скажите, пожалуйста, что это за место, почему меня сюда забросило и сколько ещё девушек окажутся здесь? Я ведь правильно поняла, будут и другие?

Мне не терпелось всё узнать, а особенно это касалось причины моего перехода в этот мир. Раньше, может быть, я и кричала бы от радости, но сейчас… У меня полностью налажена жизнь, принца я не ищу, только если магическая сила, но дома я вряд ли смогу ею пользоваться, поэтому, если я сюда на экскурсию, то классно, а если навсегда, то уж точно не нужно.

Но на мой вопрос экономка лишь развела руками.

— Милора, Вам всё расскажет учредитель конкурса, пока не думайте об этом. А сейчас нужно привезти Вас в должный вид. Не то, чтобы мне было жалко тахту, которая из-за Вашей одежды уже вся промокла, — хмыкнула Тэя, — но Вас же уже колотит.

— И правда, а я даже не заметила. Спасибо, — поблагодарила за внимание я.

Только заболеть мне сейчас и не хватало.

— Давайте я Вас осмотрю, чтобы понять с какими размерами мы имеем дело. Раздевайтесь, — поторопила меня женщина.

— Милора Тэя, — обратилась я к экономке, — а мне вернут костюм? Понимаете, он очень дорог для меня, и так пришлось немного надругаться над юбкой. Может, получится его починить, если что, я сама могу, только дайте нитки с иголкой, — быстро проговорила я, пока женщина не отказалась.

— Оу, милая, не волнуйтесь, — Тэя всплеснула руками, — я дам указания девочкам и они все исправят. Приятно видеть милору, которая не боится работы.

— Так разве это работа? — удивленно спросила я, — Это уход за собой. Если бы я делала это для других, то тогда да. А так, я просто забочусь о своем комфорте.

После моих слов, Тэя расцвела в искренней улыбке и положила руку на мое плечо в знак поддержки. Видимо, я покорила ее в самое сердце. Да, не много нужно женщинам этого мира для счастья.

Я сняла свой костюм и сложила. Туфли положила туда же, на самый верх стопки, как знамя моего мокрого фиаско. Нижнее белье снимать не стала. Какая бы у них одежда ни была, свое белье не отдам. Я сначала посмотрю на их вариант, вдруг там панталоны до колен с завязками.

Заметив восхищённый взгляд девушек на моих кружавчиках, я поняла, что не сильно далеко ушла в своих размышлениях от правды. Экономка, понимая моё нежелание расставаться с комфортом, предложила высушить белье на мне. Я с опаской согласилась. Женщина достала из кармана платья прозрачный кулон и надела на шею. Мое напряжение нарастало все больше. Тэя протянула руку и сделала какие-то заковыристые пасы, меня обдало теплым порывом ветра. Ощупав свое белье, я радостно взвизгнула, оно было сухое. Класс, в этом мире есть магия, самая хорошая новость на сегодня.

Экономка меня внимательно осмотрела, покрутила и сказала девушкам какие-то цифры. Я так поняла, это были мои параметры, только сопоставить их с земными у меня не получилось.

Девушки быстро ушли. Не прошло и минуты, как на пороге появилась служанка с подносом. Она прошла вглубь комнаты и поставила на столик маленький чайничек, чашку и тарелку с пирожками. Я повернулась к Тэе.

— Милора, может, Вы присоединитесь ко мне, а то мне немного неловко.

Женщина удивлённо посмотрела на меня, но согласилась. Служанка принесла ещё одну чашку, после чего удалилась.

Вернулись мои девочки, ну, я так предполагаю. Всё дело в том, что я видела только ноги и две горы одежды. Слаживалось впечатление, что эти горы сами ко мне пришли, на своих двоих.

— Эй, девочки, вы там живы? Или вас съел одежный монстр? — захихикала я.

— Какой монстр? — испуганно спросили они вместе.

Мое веселье поддержала и Тэя. Но мы обе не смогли сдержать рвущийся смех, когда у Миры повалилась часть вещей и на голове повисли, как шапка, те самые шорты-панталоны, завязки которых свисали по обе стороны носа девушки. Мира сначала обомлела, потом резко направилась к зеркалу. Я только тогда подумала, а вдруг ее обидел наш смех, но услышав подхрюкивание, расслабилась.

Мы продолжили мое одевание в хорошем настроении. Тэя нацепила на меня нижнюю сорочку, поверх нее нижнюю юбку и только потом само платье. Цвет женщина выбрала темно-фиолетовый. На бархатной ткани с золотой вышивкой он смотрелся просто идеально. Мне принесли туфельки на низком каблуке. Они чем-то напомнили наши балетки. На голове Мира сделала высокую прическу. Сказав, что нужно будет взять в лекторской мазь для волос, чтобы они стали немного гуще. Я обрадовалась, что такое средство существует.

Ну вот, мой образ был окончен. Экономка осмотрела меня с ног до головы и облегчённо выдохнув, пригласила за стол пить чай.

Съев пару пирожков, удалось немного утолить голод. Хотела уже попробовать разговорить экономку, как в комнату вошёл старенький мужчина лет восьмидесяти. Заметив нас, двинулся в нашу сторону. Но тут, споткнувшись о ковёр, мужчина начал падать. У меня сердце чуть не стало, я подскочила как ошпаренная и побежала, чтобы помочь. Хорошо, что тот успел ухватиться за спинку тахты и только припал на колени.

— Милор, с Вами все в порядке? — с тревогой спросила я, — Как Вы себя чувствуете?

— Да, спасибо, девочка, вроде не развалился, — мужчина хмыкнул и начал приподниматься.

У меня сложилось впечатление, что такие падения для него не в новинку.

Я проводила мужчину до кресла, он, откинувшись на спинку, выдохнул и закрыл глаза. А мое беспокойство все не унималось, возраст, дело такое.

— Милор, можно Вашу руку?

Мужчина немного удивлённо посмотрел, но руку протянул. Я пощупала его пульс. Начала считать. Вроде в порядке. Повернулась к Тэе.

— Милора, можно, пожалуйста, попросить кого-нибудь принести стакан воды?

Та кивнула и выглянула в коридор. Мужчина заинтересованно спросил:

— А что Вы, делаете? Вы лекарь?

На что мне пришлось ответить:

— Нет, милор…

— Патон, — перебил меня он.

— Нет, милор Патон. Просто в моей жизни был опыт ухода за дедушкой. Извините, если я как-то Вас задела, — не хотелось выглядеть неумехой в глазах мужчины.

— Ничего, всё хорошо. Я сам неуклюже повалился, не Вы же меня толкнули, — немного с улыбкой ответил он.

В комнату вошёл слуга со стаканом. Подошёл к нам, но стакан вручил почему-то мне. Странный, подумала я и передала стакан Патону. Тот его принял и уже хотел преподнести к губам, как я спросила:

— А у Вас нет артефакта, который определяет яды? Вдруг, отравлено.

Не знаю, почему я спросила. Видимо на это повлияла последняя книга, которую я читала, там вечно все друг друга пытались отравить.

Милор осмотрел пристальным взглядом сначала меня, потом стакан, который я ему дала, и ответил:

— Есть, но с чего такое предположение?

— Вы не подумайте, просто привычка, — пожала плечами я.

— А у Вас что, постоянно кого-то травят? — в его голос добавился скепсис.

— Нет, но готовым к этому нужно быть всегда, — не скажу же я ему, что это я просто перечитала литературы.

Патон открыл саквояж, который я до этого совсем не замечала, и достал такой же, как у Тэи, прозрачный кулон. Одел на шею и провел рукой над кружкой. Его лицо сморщилось, а из губ вырвалось только одно слово:

— Яд.

Я побледнела, вот тебе и магический мир, сказка блин. Хотя во всех сказках хватает жестокости.

Боковым зрением заметила движение. Повернувшись всем телом, увидела слугу, который пытался выскользнуть из комнаты. А ведь это же он принес отраву.

— А ну стой, гаденыш! — прокричала я, — Тэя, вызывай стражу, или кто тут у вас.

Я понимала, что нужно как-то задержать этого спортсмена. В глаза кинулась статуэтка, на вид тяжёлая. Замахнувшись, кинула ею в бегуна. Та попала, прямо меж лопаток. Бегун ласточкой полетел на пол к ногам стражи, которая уже открыла дверь в комнату. Хм, а я и не слышала, как женщина их звала. Те смотрели то на меня, то на летуна. Видимо не понимали кто из нас жертва, а кого нужно задерживать.

— Этот слуга принес яд для милора Патона, — прояснила ситуацию экономка.

— А приложил то его кто? — спросил, видимо, главный со стражи.

— Госпожа карма, — ответила я, — А что? Мгновенная отдача.

Глава стражи с усмешкой хмыкнул. Вот тебе и начало моей истории.

Все разошлись. В комнате остались только я и Патон.

— Спасибо, девочка, ты спасла меня, — начал было мужчина.

Но я его перебила:

— Милор, перестаньте, это всего лишь случайность. Я не знаю даже, почему я вообще предположила такое.

Патон не успокаивался:

— Я понял, что ты не знала, но всё же… Я привык добром платить за добро. Поэтому подарю тебе то, что само хорошо у меня получается.

Он опять залез в свой саквояж, рука мужчины полностью потонула, а потом и голова залезла. У меня глаза стали, словно блюдца, но я вспомнила про одну особенность и решила спросить:

— Милор Патон, а у Вас саквояж с расширенным пространством?

Мужчина вынул голову, посмотрел на меня, подмигнул, а потом опять залез обратно и уже оттуда ответил:

— Да, но откуда ты знаешь про такое изобретение?

Ну и что сказать? Решение пришло быстро.

— В нашем мире есть книги, которые описывают этот феномен.

И не соврала, и точно не ответила. Не скажу же я, что прочла в романах.

— А, так ты кандидатка на отбор?

В этот момент к нам вернулась Тэя. Она рассказала, что слугу отвели в камеру, а учредителю доложили о всей ситуации.

Патон обратился ко мне:

— А как зовут тебя, дева?

— Вера, милор, но в вашем мире меня почему-то называют Вераль.

Он кивнул и протянул мне мечту всех девушек. Это были необычайной красоты туфли. Бархатные, с камнями. Они настолько виртуозно выглядели, что у нас за такие туфли точно кого-нибудь убили бы. Я посмотрела на Патона, боясь поверить в то, что он мне их просто так отдаст. На что мужчина улыбнулся и сказал:

— Да бери уже, это тебе. Я их сам сделал. Вижу, как тебе понравились.

Я просто открывала и закрывала рот, не в состоянии что-либо сказать.

— Милая, ты уберегла меня, а это всего лишь туфли, — успокаивал меня Патон.

— Но мне это ничего не стоило!

Пыталась возразить я, но, видя упрямое лицо, пришлось согласиться.

— Спасибо огромное. Они на самом деле великолепны.

Я решилась примерять свой подарок. Нога почувствовала себя как в тапочках, хотя каблук был явно больше десяти сантиметров. Я удивлённо посмотрела на мужчину.

— Это заклинание комфорта, чтобы на балах ноги не уставали, — объяснил мне мастер с золотыми руками.

— Они великолепны, — искренне восхитилась я.

Присела на тахту и решила больше не откладывать расспросы про этот мир. Думаю, что вместе Тэя и Патон мне точно что-нибудь дельноескажут.

— Скажите мне, пожалуйста, куда я попала и что от меня хотят? — начала я с простого.

Мне решил ответить мужчина.

— Наш мир магический, называется Олтгейн. Будущий император и вся верхушка власти — маги.

— Я только до сих пор не могу понять, почему меня кинуло в фонтан? Все ВДВшники от зависти померли бы, — с возмущением отозвалась я.

— Вераль, а кто такие ВДВшники? — спросила экономка.

— Ай, не обращайте внимание, это не важно, — открестилась я от объяснений.

А то ещё больше запутаю.

Патон принялся объяснять мне концепцию попадания меня в их мир.

— Ну смотри, кольцо фонтана, это портал. Их у нас пять. Свое кольцо на свой мир. Про строение нашей вселенной вам на отборе расскажут. Когда хранитель тебя выбрал, портал начал работать и тянуть тебя в наш мир. Вода — это проводник, она делает перемещение безболезненным и передает прибывшим данные о нашем языке.

— Так вот откуда тот резкий ливень на остановке, — задумчиво произнесла я, — милор Патон, а какие расы ещё живут в вашем мире?

— Ну, многие, — мужчина задумчиво смотрел в потолок, — Драконов у нас уже не так много осталось после войны. Эльфы есть древесные и возможно где-то еще остались темные, но с древесными у нас частые конфликты. Гномы, оборотни, иногда даже можно увидеть вампиров, но они живут обособлено в своих кланах. Так что разнообразия хватает. А как у вас обстоят дела на Земле?

— Я только знаю про людей. Легенд, конечно, много ходит, но лично я никого никогда не встречала.

— Там тоже хватает, — подхватила Тэя, — я слышала, как учредитель говорил помощнику, что с Земли прибудут только люди, оборотней решили не брать, а вампиры не подойдут для семейной жизни, так как не могут иметь детей.

— Подождите, какой ещё такой семейной жизни? — опешила я, — Объясните, что это за конкурс такой? Тэя! Патон!

Я пятой точкой чувствовала подвох.

— Да успокойся ты так, — примирительно начал мужчина, — это испытание для нашего Императора. Он должен собрать девушек из пяти миров на отбор невест. Они будут выполнять задания, а потом Мартон выберет себе одну из девушек в жены. Это же хорошо. У тебя есть возможность стать императрицей.

— А кто решает, кого выбрать для участия? — уже с раздражением продолжила я.

— Хранители, — хором ответили мои феи крестные.

Они непонимающе смотрели на мое злое лицо и не знали, чего от меня ожидать.

— Они что там, облака попутали? Какой отбор невест? Я замужем! — уже не сдерживаясь, прокричала я.

Мои спутники опешили.

— Как замужем?

— А вот так, уже как два года. Негодование прям лилось из меня.

— Вераль, не переживай, тебя пригласят к учредителю, ты с ним поговоришь и объяснишь всё. Они проверят и всё исправят, не волнуйся.

Женщина погладила меня как непослушное дитё. Но шок ещё отражался на ее лице.

— Да, а вы представьте, если бы я уже была беременна. Вот смеху то было бы. Я бы такая «Оу, Император, здравствуйте, а это наш будущий малыш. Акция-бонус, берете одну, получаете второго в подарок. И стараться не надо». Ну что за кошмар?

Я закрыла лицо руками. У меня просто это все в голове не укладывалось.

В дверь постучали, заглянула темная макушка.

— Милора, учредитель просил Вас пройти к нему в кабинет.

— Вот видишь, как хорошо всё слаживается, сейчас ему все и объяснишь, — напутствовал Патон.

Я только головой кивнула, ну что тут можно сказать?

Глава 3

Я поднялась и вышла с комнаты вслед за слугой. Он провел меня по холлу, в котором я уже была, свернул в арку и начал спускаться вниз по ступенькам. Тут меня кольнула какая-то не состыковка. Какая именно, пока не могла понять, но на лестницу становиться не спешила. Что же меня так дернуло? Я повернулась к оконному проёму и посмотрела в сад, мы находимся на первом этаже. Куда же этот мужчина меня ведёт, что за кабинет находится в подвальных комнатах? Да ну, я что дура что ли? Нужно спросить у проходящих, если подтвердят, что кабинет внизу, то, так и быть, я туда полезу.

В арку как раз зашёл мужчина в бархатном камзоле. Я торопливо к нему обратилась:

— Милор, подскажите, пожалуйста, где находится кабинет учредителя? А то я немного заблудилась.

И глазками бедной овечки так морг-морг.

— Конечно, милора, Вы зашли не туда. Вам по коридору и направо, там одна дверь, не ошибётесь, — с видом героя, сказал мой рыцарь.

Поблагодарив, рванула подальше от этой арки. Мало ли, вдруг тот юморист с не правильными координатами вернётся.

Направилась по коридору и остановилась у нужной мне двери.

— Ну что, Вера, выдохнула и пошла, — напутствовала я себя.

Постучав и дождавшись разрешения, я вошла в кабинет. За столом сидел мужчина лет тридцати, с завидной внешностью: прямой нос, волосы угольно-черного цвета, спускавшееся до плеч, карие глаза с бликами солнца от окна, плечи широкие, а руки на вид крепкие и сильные. Остальное, увы, из-за стола рассмотреть не удалось. Я сделала книксен и только потом заметила ещё одного мужчину, сидящего в кресле поодаль от стола. Да они тут что, одним тестостероном живы? Спортивная фигура, огненные волосы до самой груди, оттеняющие золотого цвета глаза, рубаха развязана до половины груди, нога заброшена на ногу, от этого поза кажется приглашающей. Да ну вас! Краши недоделанные. Нужно взять себя в руки. Мужиков я что ли не видела? У самой дома не хуже. А тут слюни развела. Так, мозги, собрались и начали работать.

— Милор учредитель, меня зовут Вера, я прибыла с Земли. Могу я с Вами побеседовать по поводу отбора?

Решила сразу начать с главного, а то забуду, зачем пришла.

— Да, конечно, — голос мужчины был бархатистым с небольшой хрипотцой, — проходите, присаживайтесь.

Он указал мне на второе кресло.

— Что-то случилось или Вы просто пришли за информацией?

— Понимаете, — начала я, — я не могу участвовать в вашем отборе. Мне безумно приятно конечно, что выбрали именно меня, но это просто невозможно.

— А почему? В чем проблема? — немного недоуменно спросил учредитель.

Я присела в кресло и, смотря мужчине же замужем и не могу сделать это ещё раз.

Взгляд учредителя перешел мне за спину. Интересно, что там такое, вроде никого не пропустила. Села в пол оборота, чтобы боковым зрением видеть все, что происходит у меня за спиной. Мужчины уже вдвоем посмотрели на меня недоверчиво, огненный высказал свое предположение:

— А свадьба была перед Вашим попаданием сюда и первая брачная ночь еще не случилась?

Я опешила от такого и хмыкнула:

— Нет, свадьба случилась два года назад.

Получилось немного грубо, мне не понравился его тон и недоверие. От такого, вроде прошедшее уже негодование, начало опять возвращаться. И тут я заметила, как сбоку мигнуло что-то зелёное. Лица мужчин вытянулись, будто я сказала, что лесбиянка, а противоположный пол вообще не перевариваю.

— Но как это могло произойти? — как-то растерянно спросил учредитель.

А мне аж поиздеваться захотелось, глядя на эти лица.

— Ну как-как: встречались, влюбились, подали заявление в ЗАГС, сыграли свадьбу и благополучно жили два года счастливой семейной жизнью, пока меня не закинуло к вам.

Сияние было зелёным, потом изменила цвет на красный. И тут в мою душу закралось подозрение. Неужели детектор лжи? Круто! Хочу! Не выдержав, повернулась всем телом, чтоб посмотреть на чудо артефакт и обомлела. Это был ворон. Живой ворон. Он сидел на жердочке и смотрел на меня.

Я сглотнула.

— У вас тут вообще, какие-то странные вещи творятся, а у меня на странности аллергия, я психовать начинаю.

У ворона глаза мигнули сначала зелёным светом, потом опять красным. Глаза! Мигнули! Твою ж маковку!

Тут мои раздумья перебил огненный:

— Какие странности? — зацепился за слова мужчина.

— Может, вы представьтесь? Чтоб я знала как к вам обращаться, — предложила я.

Ага, а то ненароком ещё черным с рыжим назову.

Первым начал учредитель.

— Да, Вы правы, это мое упущение. Мое имя, Дэянар, я являюсь посредником между невестами и императором. А это, — указал он на рыжего, — милор Линас, он мой друг и помощник в этом конкурсе. Так о каких странностях Вы говорили, милора Вераль?

Вздохнув, я попыталась припомнить все:

— Ну, сначала при мне пытались отравить милора Патона, потом слуга, который пригласил меня в Ваш кабинет, пытался завести на нижний этаж. Хорошо, что я решила переспросить верность маршрута у проходящего милора.

Выглядело так, будто я ябедничаю. Дэянар посмотрел на птичку и убедился в правдивости моих слов. Глаза горели зелёным. Тогда он задал еще один вопрос:

— А Вы сможете узнать этого слугу, если увидите снова?

— Думаю да, я пока мало кого видела, лица не успели наложиться друг на друга.

В кабинете раздался стук и в открытую дверь вошёл тот самый слуга. Я словила взгляд учредителя и кивком указала на мужчину, надеюсь, что учредитель понял, о чем я ему намекаю.

— Да, Тил, что ты хотел? — голос Дэянара звучал обманчиво дружелюбно.

— Милор, я хотел сказать, что милора Вераль потерялась. Но вижу, что в этом уже нет необходимости, — покорным тоном отозвался мужчина.

Я посмотрела на ворона, его глаза налились красным светом. Мужчины тоже это заметили.

— Если Вы позволите, милор Дэянар, я бы хотела задать некоторые интересующие меня вопросы Вашему Тилу.

Я решила взять все в свои руки, ну, если позволят, конечно. А то ещё упустят чего, не поверив мне на слово. Все, конечно, опешили от моей инициативы, но видимо, желание поразвлечься, преобладало, и учредитель одобрительно кивнул.

— Тил, Вы пытались избавиться от меня?

Пока у меня есть детектор, нужно задавать наиболее прямые вопросы.

— Нет, милора, с чего Вы взяли? — как-то не уверено ответил мужчина.

Взгляд ворона покраснел.

— А-а, — понимающе протянула я, — Вы, наверное, хотели мне экскурсию по нижним этажам провести, перед походом в этот кабинет.

Мой сарказм заметили все, но вмешиваться не стали. Слуга промолчал. Только начал громко сопеть.

— Тил, ты решил избавиться от милоры, потому что она участвует в отборе? — отозвался с другого края Линас.

— Нет, я не от кого не пытался избавиться! — отговаривался слуга.

Птица опять определила ложь. И меня как током поразило. Я решила высказать свою догадку вслух:

— А какова вероятность, что главной задачей было не отравить милора Патона, а подставить меня? Ведь стакан вручили именно мне в руки. И если бы я не предположила о наличии яда, в отравлении заподозрили бы именно меня. Ведь я последней держала стакан в руках. И вот, когда Вам не удалось меня подставить, Вы решили меня убрать?

— Нет… Это… это не так…

У Тила начали колотиться руки. Боковым зрением я увидела красный отблеск.

— А от скольких девушек ещё хотят избавиться? — высказала я еще одну догадку.

У учредителя бровь полетела на лоб.

— Не от скольких.

Ответ слуги был уже со злостью. Красные глаза птицы сказали о многом. И тут Дэянар повысил голос:

— Говори сейчас же, сколько девушек под угрозой? Врать бесполезно! Только хуже делаешь!

— Да не знаю я! — в сердцах выкрикнул Тил.

О-па, а значит главный заводатор не он. Значит, это банда ёжиков, которая решила навести свои порядки. Только в этом теперь нужно убедиться.

— Ну и сколько вас? Я знаю, что Вы не один это придумали.

Слуга уже хрипел от злости, но, сверкая глазами, высказался:

— Я один. Мне просто ты не понравилась, вот я и решил от тебя избавиться!

Мой детектор показал ложь. Да, с таким помощником никакой Рэкс не нужен. Холмс нервно курит в сторонке.

— Значит не один, — подытожил учредитель.

Слуга, услышав эти слова, побледнел еще сильнее. И тут у меня возникло женское такое желание, пошалить. Настроение же нужно было как-то поднимать.

— Ну что, мне все понятно, — начала я, — Вам, Тил, грозит казнь. Не знаю как у вас в мире, а у нас за такое садят на кол.

Мужчина сглотнул.

— Как садят на кол?

— А вот так. Медленная и очень унизительная смерть. Прямо пятой точкой и прямо на острый такой колышек размером с лошадь.

А сама еле сдерживалась, чтоб не захихикать. Тил сделал шаг назад. Что учредитель, что его друг смотрели на меня глазами-фарами. Они то видели, что я несу чушь, но слушали дальше.

— Но Вы можете смягчить этот приговор.

Вот и пришло время для пряников.

— Но почему казнь? Почему меня ждёт именно казнь? Я же ничего такого не сделал! — колотящимся голосом проговорил слуга.

— Как ничего? А измена короне? — с деланным удивлением спросила я.

— Ка… какая измена короне? — Тил уже начал заикаться.

— Ну как же? Хранитель выбрал девушек, девушки под покровительством императора. А Вы пошли наперекор не только желаниям и указаниям правителя, но и самих хранителей, — вдохновенно закончила я.

Все, слугу можно было выносить. Он стоял тряпочкой и шатался.

— А как смягчить? — уже обречённо спросил Тил.

— Очень просто, Вы назовете имена всех, кто был с Вами заодно, — предложила выход я, — Вам решать.

Слуга раскис ещё больше. А вот учредитель одобрительно мне кивнул. Видимо, понравилась ему моя идея.

Тил начал называть имена, рыжий взял листок и записывал. Когда слуга остановился, я решила перестраховаться и спросила:

— Это все? Вы всех назвали?

— Да, — прозвучало еле слышно.

Но мой пернатый Рекс с ним не согласился. Вот кого он так выгораживает? Явно не просто подельника.

— Это Ваша родственница? Вы ее забыли назвать? — предположила я.

— Нет! — грозный окрик слуги разнесся по всему кабинету.

И надо же, в этот раз не соврал.

— Значит, любимая женщина, — утвердительно сказала я.

Мужчина молчал и это мне о многом сказало. Я решила пойти ва-банк.

— А Вы не могли подумать, что она Вас просто использовала? Ради отбора. Она просто давала Вам задания, а сама нигде не примелькалась, чтобы себя не очернить.

В ответ мне прозвучало только одно слово:

— Возможно.

Если я права, то она явно не из простых, и имеет статус. Как-то же она повлияла на такое количество людей.

Слуга задумался и не сразу услышал, как к нему обратился учредитель.

— Назови ее имя, Тил.

Мужчина мученически посмотрел на учредителя и обреченно прошептал:

— Динара.

Дэянар очень удивился и несколько раз переспрашивал, но каждый раз птица светила зелёными глазами. Только потом я узнала, что это девушка, участница отбора и представительница их мира. Не плохо она так себе путь чистила.

— А Вы молодец, — похвалил меня учредитель.

— Ага, — подтвердила я, — но если бы не Ваша замечательная птица, у меня вряд ли что-то получилось бы.

— Птица? — спросил Линас.

— Ну да, — непонимающе ответила я, — ворон с горящими глазами.

— Хм, вот это сюрприз.

У рыжего растянулась улыбка до ушей.

— Какой сюрприз? — испугалась я.

Что-то мне это не нравится.

— Только маги могут видеть свет правды у Кора, — ответил мне учредитель.

Вот это новость! Так что получается, я маг? Или магиня, как у них правильно? И что я смогу делать? Нет, все же это приятно, когда есть магия, пусть я и пыталась убедить себя в обратном.

Мои мысли перебил голос Дэянара:

— Мы сейчас не сможем определить вид Вашей магии, только на отборе. В данный момент, Вам лучше отправиться в приготовленную комнату, чтобы отдохнуть. Ужин принесут туда. Линас, проведи, пожалуйста, милору.

— Хорошо, в какую комнату вести? — спросил тот.

— В рыжую, — улыбаясь ответил учредитель.

Глава 4

Я шла по коридору вслед за Линосом, а сама думала, почему именно в рыжие покои? Точнее, почему они именно так называются? Когда мы подошли к дверям, мое любопытство уже подпирало. Я успела надумать себе всякого: от рыжих стен и штор, до лисьих шкур на полу. Но, когда мужчина открыл дверь, я непонимающе обвела взглядом вполне обычную комнату, совсем не рыжую, и даже без шкур. Так не интересно.

— Извините, милор, а почему Вы назвали ее рыжей?

Решилась узнать причину такого названия я.

— Вы о комнате? Ах, — засмеялся мужчина, — Потом сами всё поймёте. Не переживайте. С Вами ничего не случится, уверяю, — закончил Линас и развернувшись, направился назад по коридору.

Странный какой-то. Ну и ладно, ну и пожалуйста. Не хотите говорить, не нужно. Шуточки тут развели.

Я прошла в комнату и осмотрелась. По центру лежал пушистый белый ковёр. Мне так захотелось разуться и опустить голые ноги на него, почувствовать мягкий ворс. Справа от ковра стояли две кровати, а слева — уголок с мягкими стульями и столиком. Рядом с входной дверью я нашла ещё одну, открыв которую, увидела ванную комнату и санузел. Надо же, всё как у людей. И никаких лопушков. Даже бумага беленькая и надушенная. Только халатов с эмблемой отеля не хватает. Я хмыкнула и вернулась обратно в комнату. Ну что ж, скоро принесут ужин, а пока можно полежать на кроватке. У меня стресс, мне можно. И я, прям в платье, так и улеглась. Хорошо.

Только стоило расслабиться, как где-то снизу раздался дикий писк. Я так шустро подскочила, как пожарные по тревоге. Стояла и в панике осматривала комнату, но ничего не мола понять. Это всё эти бесстыжие тестостеронщики что-то придумали. Не зря рыжий ржал перед уходом.

Но тут из под кровати, выбралась здоровая, пушистая, рыжая лиса. Лиса блин! Я их грохну! Вот только попадутся мне, и не посмотрю, что статные милоры. Чем-нибудь точно перееду тяжёлым. Вот что мне сейчас делать? Лиса так-то тоже хищник, а эта ещё и с меня ростом. Я медленно начала пятиться назад. Прошла ковёр и спотыкнулась об свои же, оставленные недавно там, туфли. Полет на попу был не долгим, но запоминающимся. Падая, я руками вцепилась в стоящую вешалку, а она, не ожидая такой подставы, повалилась на меня сверху. Вот сижу я такая на попе ровно, на голове у меня ворох одежды, а сама думаю, как лису отвлечь.

— Слушай, красотка, сейчас ужин принесут. Ты главное не нервничай.

Так вот о какой рыжине говорил учредитель. Если бы мне что-то угрожало, меня бы не привели лисичке в подарок, так ведь?

Лиса открыла пасть, и из нее полился смех. Признаться честно, я обомлела. Потом она выгнулась, косточки захрустели, образ лисы помутнел, и вместо нее на ковре осталась стоять девушка. Она была такой стройной, длинные рыжие волосы спадали по спине до самой поясницы, а зелёные глаза на милом личике были настолько большими, что я сразу вспомнила героев аниме.

— Оборотень, — себе под нос пробормотал я, — Какая же ты красивая.

Потом сама же смутилась от своих слов.

— Хм, спасибо. Ты тоже ничего. Человек. Нас вместе поселили, я правильно поняла? — доброжелательно спросила она, а голос был мягким и льющимся.

— Да. Только мне о тебе не сказали. Прости за реакцию. Я просто до этого оборотней вообще не видела, — начала примирительно я.

Она посмотрела, сузив глаза.

— Что серьезно, никогда?

— Нет, я с Земли. У нас если и есть оборотни, то я о них не слышала, а тем более не видела.

Лисичка подошла ко мне ближе и лизнула в щеку. Я обомлела, стояла и смотрела на нее, глазками только моргала.

— Ам… спасибо… наверное, — растерянно прореагировала я.

— Да не переживай ты так, это я твой вкус запоминаю, чтоб мой зверь на тебя не при каких обстоятельствах не напал, — с улыбкой ответила девушка, — Меня зовут Кимали, я из Реймонфола. Из придворного клана. У нас правят оборотни. Мне немного не по себе пока в этом мире и мой зверь нервничает.

Мне захотелось поддержать лисичку и я сказала:

— Слушай, я тебя понимаю, не волнуйся. Посмотри, какая ты, большая, сильная, красивая. Главное, не подавать вид, что тебя что-то беспокоит и всё. А я тебя поддержу. Мы же теперь соседки, будем держаться вместе. Хорошо?

— Хорошо, — закивала рыжая, — тогда и ты не переживай, — улыбнулась мне Кимали.

В дверь постучали и в комнату вошли девочки Мира и Ния. Они несли подносы с ужином. Поставив все на столик, быстренько испарились.

Мы, усевшись на мягкие стулья, начали пробовать блюда. На тарелках лежали овощные нарезки, каша, правда, я так и не поняла какая, и мясо птицы. В вазочке были пирожные и фрукты. А всё это пиршество завершал чайничек.

Мы наелись доверху, так, будто у бабушки в гостях побывали. Я рассказала Кимали как оказалась здесь и про то, что не буду участвовать в отборе. Она, конечно, расстроилась, но поддержала мое желание и правоту. Мне в ее компании стало по-домашнему тепло.

После такого ужина мы по очереди сходили в ванную комнату и легли по кроватям. Полночи ещё говорили. Она о своих, я о своих. Узнала, что у лисички есть ещё три старших брата. Они уже служат при дворе. Правит у них королевская волчья стая. Их власть начиналась ещё во времена заселения мира. В то время, они были самыми сильными и выгрызли себе корону. Сейчас же корона передаётся из поколения в поколение. Желающие, конечно, могут оспорить правителя и попробовать сразиться за власть, но у них всё равно ничего не выйдет. Моя соседка сказала, что король, ну очень сильный и держит все в своих руках.

Уже перед сном вспомнила Диму, интересно, как он там. Переживает? Ищет меня? По щекам потекли горькие слезы. Выходило все напряжение, что накопилось во мне. Нужно завтра обязательно всё узнать и придумать план действий, как мне вернутся домой. В размышлениях я не заметила, как уснула.

Проснулась сутра от того, что мне кто-то дышал в шею. Не открывая глаза, повернулась, чтобы обнять Диму. Но моя рука потонула в чьих-то волосах. Стоп, это не Дима, стиль Кипелова не про него. И тут я вспоминаю вчерашний день и особенно фонтан со всеми последствиями. Открываю глаза и вижу, что рядом, обняв меня, лежит Кимали.

Тут девушка начала ворочаться и шептать:

— Ммм, давай ещё поспим.

Я ещё не могла прийти в себя от того, что вижу ее в своей кровати. Мне особо не жалко, но все же, как-то неожиданно.

Лисичка, продолжая спать, закинула на меня ногу, а сама, подняв голову, поцеловала в губы.

— Эй, Кимали, ты конечно прелесть, но я замужем. Слушай, здесь мужики так-то тоже ничего, может, оставишь им шанс? А то начнёшь с девушками, потом мужикам ой как сложно будет до планки дотянуться.

Решила разрядить обстановку я, чтобы не смущать рыжую. Она открыла глаза и непонимающим взглядом посмотрела на меня. Потом подпрыгнула на кровати.

— Вера, прости. Я, я не знаю как так вышло. Это все сон дурацкий, точно.

— Да ладно, всё нормально, — улыбнулась я, видя как ей неловко, — В ванную по очереди пойдем или уже вместе? — подмигнула и засмеялась я.

Она в ответ тоже улыбнулась, но ушки все равно покраснели.

Мы успели привести себя в порядок, как принесли завтрак. На тарелках сегодня нас ждали сэндвичи и два чайника, один с чаем, второй с кофе. Я налила себе бодрости, Кимали же выбрала чай. Позавтракав, мы уже хотели направиться на выход с комнаты, как в дверь постучали. Я пошла открывать. На пороге стоял учредитель.

— Здравствуйте, милора Вераль, милора Кимали.

Мужчина кивнул нам, здороваясь.

— Доброе утро, — хором ответили мы.

— Девушки, сегодня мы ещё ждём прибытие остальных претенденток. Поэтому я попросил, чтобы вам подобрали гардероб. После этого можете прогуляться по замку. С завтрашнего дня начнутся испытания. Отдыхайте, пока есть время. И да, милора Вераль, я бы хотел поговорить с Вами наедине, чтобы мы решили все вопросы.

— Да, конечно, я готова, — уже выходя с комнаты сказала я, — Кимали, подождёшь меня?

— Хорошо, не переживай. Иди, решай все свои вопросы, — как-то лукаво произнесла она.

Мы прошли во вчерашний кабинет.

— Милора Вераль, я поговорил с Императором о Вашей ситуации. Его тоже удивило такое положение вещей. Он, в свою очередь, обратился к хранителю. Хранитель отозвался и дал такое объяснение: Вы с мужем расписаны по человеческим законам, но не по духовным, проще говоря, вы не венечные. Такие союзы хранители не видят. Они следят за душами, а не за телами. Когда вы венчаетесь, скрепляются именно души и после смерти они перерождаются. Потом снова соединяются из-за своей связи. Душа с вашего мира может переродиться в любом из пяти миров Уларии, так как они связаны одним создателем. Как-то так получаются истинные пары драконов и оборотней, просто в прошлом их души были венчаны.

— Так, это я поняла, но что мне сейчас делать? Я не хочу участвовать в отборе, я домой хочу! — начала закипать я.

— Честно, я не знаю. Вы не можете не участвовать, Вас не отправят домой, только потому, что Вы не хотите здесь находится.

— Что? Я не просто не хочу здесь находится, я замужем! Пусть для вас этот брак фикция, но для нашего мира, а главное для меня, нет. Я люблю мужа и не стану здесь в игрушки играть, ради внимания вашего императора, мне оно просто не нужно!

М голос был наполнен таким возмущением, что Дэянар не сразу нашел, что мне ответить.

— Вераль, я знаю, что в процессе всего отбора, хранители будут одаривать своих претенденток подарками за достойное поведение и поступки. Может, удастся получить в подарок поездку домой, — всячески пытался подбодрить меня учредитель.

— Вы издеваетесь? И как Вы себе это представляете? «Привет любимый, я на выходные к тебе, а потом лечу в объятья к Императору». Так что ли? Это кошмар какой-то.

Я чувствовала, как ко мне подбирается истерика.

— Ну, другого выхода пока нет. Может в процессе что-точувствовала, — развел руками мужчина.

Ему легко говорить. Это не он в чужом мире скучает по своей любви.

— Слушайте, а как мой муж переносит мое исчезновение? — задала я самый терзающий меня вопрос.

— Он пока ещё не знает, что Вы исчезли. У нас с Вашим миром есть погрешность во времени, здесь оно течет быстрее. Но, а в дальнейшем, есть артефакты, которые помогают вычеркнуть человека из мира. Все просто забывают о нем.

— Дэянар, Вам на голову сегодня ничего не падало? — возмутилась я, — Я смотрю, что у Вас нет никакого опыта общения с женщинами в преддверии истерики. Скажите честно, Вы бессмертный?

— Нет, а почему Вы спросили? — насторожился он.

— А ведёте себя так, будто да. Я хочу, чтоб меня помнили. Ведь память, это всё, что нам остается.

Я понимала, что сейчас взорвусь. Ну как можно быть таким бараном?

— Спасибо, я все поняла.

И не прощавшись выскочила из кабинета.

Ну как так можно? Как так можно играть с жизнями людей? Хранители блин. Захотели- замуж выдали, захотели- украли, захотели- убили. Как у них всё просто, а главное на благо всем. Не видит он связи, видите ли, так это мои проблемы?

Я так бежала, что не заметила подножку, которую мне поставили. Спотыкнувшись, влетела в какую-то темную комнату. Прочертила руками по полу и услышала, как за мной захлопнулась дверь. Да чтоб тебя! Опять?

Главы 5

Я обвожу взглядом комнату. Немного тусклое освещение помогает рассмотреть шкафы и коробки. Видимо это какой-то склад. Ещё и руки болят, ободрала наверное. Попробовала встать, но в бедро выстрелило болью, и я плюхнулись обратно на пол от неожиданности. Сидя начала разминать ногу, вроде легче, даже встать смогла.

Да что они все ко мне прицепились? Ладно, если бы я стремилась победить в этом отборе, я бы поняла, но это, не в какие ворота не лезет. А может, это хранители решили меня наказать за непочтение к их персонам? Ну и ладно тогда, даже извиняться не буду. То, что мое мнение и жизненная позиция отличается от их, не делает меня виноватой в чем-то. Так, нужно проверить дверь. Может запирать не стали, а просто прикрыли, чтобы напугать.

Я подошла и подёргала ручку, но, увы, было заперто.

— Ах вы, ёжики бесстыжие! — крикнула я от души.

— Эй, есть там кто? — не зная на что надеясь, спросила я, но в ответ была только тишина.

Да, мечтая в детстве о другом мире, я и не думала, что попав в него, я буду всячески пытаться из него выбраться. А как меня встретили, м-м-м… Как принцессу. И сразу на блюдечке мне всё: и магию, и принца, и признание поданных, и лучших друзей. Оказывается и в других мирах действует правило: «Жизнь, это тебе не сказка. Хочешь что-то получить — заработай».

Я села, облокотившись спиной о дверь. И так как-то жалко себя стало. Ну а что, я не просила меня сюда отправлять, у меня была отличная жизнь, а сейчас что? Меня пытаются, то подставить, то утилизировать, то использовать. И вообще, я по Диме скучаю. По его объятьям, голосу, поцелуям, глазам. Мне сейчас так необходима его поддержка.

По моим щекам потекли слезы. Я просто представила, как задержусь здесь, не найдя выхода и способа вернуться, а ему сотрут память. И вот, я такая возвращаюсь к любимому, а он смотрит на меня, не узнавая, и проходит мимо.

Мое сердце болезненно сжалось.

— Вера, возьми себя в руки. Чтобы этого не случилось, ты должна быть сильной, соберись! — сама себе сказала я.

И так, что мы имеем? Запертую дверь, ящики и шкафы, хм, спецназ бы тут развернулся, а я чем хуже? Русская баба, если нужно, и космический корабль смастерит, имея при себе только дамскую сумочку. Жаль, что я ножнички оставила в комнате. Посмотрим, что есть в шкафах.

Я облазила всё что можно, в итоге, нашла лопаты с толстыми древками, железные совки и одну кочергу. А теперь воспользуемся тем, что у женщин есть, но они это часто скрывают, чтобы не пугать мужчин, а именно — мозгом. Я очень внимательно осмотрела дверь, прощупала ее саму и стену рядом. На стене нашла дыры от гвоздей, видимо, там раньше висели другие петли, значит и дверь стояла другая. Промелькнула мысль, и я решила её проверить. В фильме раз видела, как открывают дверь, поднимая ее с петель. Я понимаю, что нельзя верить всему, что показывают по телевизору, но попробовать стоит. Взяла совок, хорошо, что он железный, втолкнула его в щель между дверью и стеной со стороны ручки и попыталась немного провернуть, чтоб щель увеличилась. Ох, да это везение! Когда здесь стояла другая дверь, ручка находилась выше и отверстие в стене для замка, соответственно, тоже. А, при установке этой двери, мастера ставили другой замок, ниже предыдущего. И вот сейчас мы имеем одну большую дыру, которая позволит замку спокойно ходить и не мешать движению двери вверх.

Я радостно побежала за лопатой. Выбрала самое крепкое древко, прихватив ещё и ящик для опоры рычага. Поставила его на пол рядом, лопату подсунула так, что железная часть была под дверью, а древко опиралось на крышку ящика.

— Ну что, Вера, спецназ отдыхает! — подбодрила я себя и со всей силы налегла на древко.

Дверь сначала никак не отреагировала на мои старания, но потом потихоньку начала подниматься с петель. Я боялась не только не удержать ее, но ещё и того, что она меня накроет сверху. И когда дверь полностью сошла с петель, я бросила древко и отскочила подальше. Она с грохотом повалилась в коридор. Выглянув, я заметила слугу с подносом, который икнул при моем появлении и уронил содержимое на пол.

— Да ладно, это всего лишь я, — не удержалась от подколки.

Слуга икнул ещё раз. И тут вдалеке я услышала голос Дэянара:

— Что это за грохот? Нас что, атакуют? Почему не сработали маячки?

— О, милор учредитель, расслабьтесь, никакой атаки нет, пока… Но скоро будет. Найду того, кто запер меня в этом чулане и обязательно будет.

— В каком смысле запер? Опять? — изумлённо посмотрел на меня мужчина.

— Надо же, у нас и мысли сходятся? — с сарказмом ответила я.

— Но как? Как тогда у Вас получилось открыть замок? — он вопросительно смотрел то на упавшую дверь, то на лопату.

— Знаете, если женщина чего-то очень сильно хочет, то ей никакие запертые двери не помешают. А я, милор, очень сильно хочу домой. Не будьте дверью, — прямой намек проскочил в моих словах.

Я прошла мимо учредителя по коридору в свою комнату. Тот оглянулся, покачал головой и спросил у слуги:

— Ну что за женщина? Они после свадьбы все такие?

— Ик…, - единственное, что слуге удалось ответить.

Зайдя в свою комнату, я увидела Кимали, стоящую на маленькой табуретке в шикарном зелёном платье. А рядом с ней крутились Тэя и девочки.

— Вераль, спасай, они мурыжат меня уже третий час, я в туалет не могу сходить. Скажи им, что если они меня не отпустят, то я буду кусаться. И не как с тобой ночью, а по настоящему, — пожалилась лисичка.

Но тут она сузила глаза и принюхалась ко мне.

— Вера, а с тобой все в порядке? Ты пахнешь слезами, злостью и волнением. Ты пыталась убить учредителя? — заговорчески прошептала рыжая.

Ого, а я и не знала, что она так может. Услышав слова Кимали, Тэя с девочками тоже повернулись ко мне и начали осматривать с испугом на глазах.

Всех этих девушек точно можно вычёркивать из круга подозреваемых, они явно здесь не первый час друг друга мучают, поэтому ответила как есть:

— Если бы… Вот ты мне поможешь найти одного умника, и у меня все сразу станет замечательно.

— Тебя что, опять кто-то обидел? — нахмурились лисичка.

— Что значит, опять? — недоуменно спросила Тэя.

— Тэя, вот объясни, почему все решили избавиться именно от меня? — мой голос получился каким-то обреченным, — Я что, крайняя? Я только и ищу способы, чтобы свалить отсюда домой, но нет, всем обязательно нужно подавать мне пинков для ускорения.

— Как избавиться? Вы о чём? — Тэя была бледнее больничной стены.

— Сначала меня пытались подставить, хотели обвинить в отравлении Патона. Потом, избавиться, отведя на нижние этажи. Сейчас же, заперли в кладовой, и мне пришлось ломать дверь. Вот как вы думаете, кому это всё нужно, а? — спросила у девочек я.

— Ох, милора, какой кошмар. Нужно обязательно найти виновных, — заволновалась Тэя.

— Ломать дверь? — ошарашенно переспросила Кимали.

Лисичка подошла ко мне и начала ощупывать руки. Силу искала, не иначе.

— Тс, — решила позабавиться я, — это всё русский дух. Все знают, что русская баба и коня наскоку остановит, и в горящую избу войдёт, если ей это нужно, конечно.

Кимали, видимо, что-то поняла и улыбнулась.

— Хорошо, что ты никогда не сдаешься.

Ага, знала бы она, как я восседала, умывая пол своими слезами минут так двадцать назад.

— А как Вы хотите их искать? — не удержалась от вопроса Мира.

— У моей соседки такое обоняние острое, может ей удастся понять, кто это был? — предложила вариант я.

Кимали закивала:

— Да, конечно, идём.

— Куда? Платье ещё не готово, — возразила экономка.

— Уважаемая милора, жизнь девушек намного важнее! Не правда ли? А если этот злоумышленник нападет ещё на кого-нибудь? — специально сгущала краски лисичка.

Да, видимо, ей действительно надоело стоять в платье.

— Милора, извините нас, но запах может потеряться. Там сейчас толпа набежит. Один учредитель чего стоит. Все улики сотрёт.

— Все что? — тихо спросила у меня Кимали.

Я ткнула ее локтем в бок, чтобы не мешала переговорам. Я тут ее выгораживаю, а она… Вся конспирация насмарку.

Тэя посмотрела на меня и проговорила:

— Ну хорошо, только потом мы обязательно продолжим. И с Вами, Вераль, тоже.

Я быстро закивала головой и стремительно направилась прочь из комнаты, пока та не передумала. Кимали, на ходу снимая платье, быстро направилась за мной. Около двери накинула на себя халат и, уже догоняя меня, сказала:

— Я чувствую на тебе лёгкий запах, но это не совсем касание. Лучше будет, если я обернусь.

Образ девушки помутился и сменился лисьим. Пушистая рыжая красавица восхищала меня. Я не удержалась и погладила ее между ушей. Мне показалось, что она замурчала, как кошка.

— Ладно, пойдем, отведу тебя на место. Может, унюхаешь что.

И мы направились по коридору к выломанной двери. Увидев ее, у лисички глаза округлились, и она посмотрела на меня шокировано.

— Я подняла ее с петель с помощью рычага, — поняла ее немой вопрос.

Мне показалось, что лисичка фыркнула. Кимали прошла по коридору, нюхая стены, и остановилась в одном месте. Я припомнила, что именно там я и споткнулась. Хм, значит, это было не случайно. В принципе, я так и думала. Просто одно дело догадки, а другое — доказанный факт.

Рыжая подошла ко мне и обратилась в девушку.

— Я нашла его, это мужчина. От него пахнет едой. Может он работает на кухне?

— Ага. Или постоянно ест, — съязвила я.

— Ну всё, я запомнила запах, при встрече сообщу тебе.

Я обняла девушку.

— Спасибо большое, без тебя, я ещё долго бы искала этого ежика бесстыжего.

— Да ладно, пойдем назад? Мне так есть охота.

После ее слов у меня у самой забурчал живот. Я с удовольствием согласилась.

Вернувшись в комнату, на своей кровати я заметила несколько вещей. Ния сказала, что по моим меркам, которые дала Тэя, мне успели подогнать кое-какую одежду. Я не удержалась и ринулась посмотреть, во что они меня хотят нарядить. Где посмотреть, там и померять. Это были три платья и один брючный костюм, которому я ужасно обрадовалась.

Примерка заняла прилично времени, и мы с лисичкой попросили девушек, чтобы принесли нам ужин. Пока ждали, я сходила в ванную, обдалась. Заметила пару синяков на бедре и содранную кожу на руках. Нужно будет идти в лекарскую, чтобы мне обработали места падения.

Сегодняшний ужин состоял из стейка и картошечки, всё это разбавляли овощи. Я заметила, что Мира, после того, как поставила еду на стол, достала кулон и провела рукой над ним.

— Проверяешь? — спросила я.

— Да, милора. У меня мало магической силы, но на это хватает, — немного смущённо ответила мне девушка.

Поужинав, мы с Кимали стали готовиться ко сну.

— Ким, скажи сразу, мы проснёмся вместе? Просто, если да, то смысла нет ложиться порознь, — посмеялась я.

— Хм, а может ты и права, — задумчиво проговорила она.

Я не ожидав такого решения от девушки, немного опешила.

— Я обращусь в лису и мы будем спать вместе, мне так проще будет тебя защитить чуть что, — проинструктировала меня Кимали.

— А-а, ну хорошо, — немного шокировано отреагировала я.

Не каждый день меня искренне защищают.

Легла в кровать и почувствовала, как поверх одеяла ложится лиса. Какая же она мягкая, как игрушка. Уткнувшись в рыжую шерсть носом, я уснула.

Глава 6

Утро началось с крика. Кричала женщина, только сквозь сон я не смогла понять какая. Ну почему каждый день здесь что-то происходит?

Открыв глаза, увидела служанку в розовом переднике. Она кричала и тыкала пальцем в пол. Переведя взгляд по направлению пальца, я увидела окровавленную змею. Меня передёрнуло. Я поджала под себя ноги, а желание вставать с кровати резко пропало.

Из ванной вышла Кимали.

— Чего ты так испугалась? — спросила лисичка, — Она уже дохлая. По твою душу, кстати, приходила.

— Как, по мою? Я не заказывала.

Шок всё не получалось согнать и я перевела взгляд на незнакомую женщину.

— Хватит кричать будильником, я уже проснулась.

Служанка недоуменно посмотрела на меня, но рот закрыла.

— Спасибо, — поблагодарила я, — Ким, это ты ее так? А что, съесть не судьба была? И крови меньше было бы.

Во мне начала просыпаться язва.

— Это ты так пошутила сейчас? — подняла бровь рыжая.

Ещё немного и женщина начала бы заваливается на бок от наших разговоров.

— Что Вы хотели? — решила прояснить я.

Не зря же служанка до сих пор здесь стоит.

— Ме-меня попросили позвать вас на завтрак, он пройдет в общей столовой, — заикаясь произнесла женщина, — Все девушки уже прибыли, и учредитель намерен объявить о начале отбора.

— Хорошо, — кивнула, соглашаясь я, — мы спустимся, как только приведем себя в порядок. А то вдруг Кимали передумает и позавтракает здесь. Зря ковёр, что ли, портили? — язва никак не успокаивалась.

Лисичка зарычала, а служанка выбежала с комнаты, не оглядываясь. Вот, что значит правильная мотивация.

— Ким, давай ее куда-нибудь спрячем, а то только людей пугает, — передернула я плечамиот неприязни.

— О чем ты вообще? — возмутилась Кимали, — На тебя змею натравили, а ты беспокоиться о моральном благосостоянии других. Ну ты даёшь.

— Ну а что ты предлагаешь? — мой голос звучал уставши и немного безразлично, — Сесть с ней рядом, обнять и плакать? Успокойся, я просто уже привыкла. Мне кажется, что если начнется Армагеддон, я просто посмотрю в окно и скажу «Ну что ж, было неплохо, пожили и хватит. Где мой попкорн?».

Лисичка сквозь смех спросила:

— А что такое попкорн? Это средство для убийства или развлечения?

Сквозь смех я еле ответила:

— Это еда. Но ты знаешь, мне кажется, что и добрым словом можно убить, если сильно захотеть, а это целый попкорн.

Мое игривое настроение все не хотело уходить.

— Да, настрой у тебя определенно боевой, — сделала выводы рыжая и успокоилась.

Я встала с кровати, посетила ванную комнату и решила одеть одно из платьев, которое мне приготовила Тэя. Открыла шкаф и выбрала тёмно-синий цвет. Опять же с золотой вышивкой. Надела туфли, которые мне подарил Патон, и вдохновленно провозгласила:

— Ну что ж, теперь я готова к подвигам.

— А до этого что было? Так, на прогулку сходила? — как всегда вставила свое слово рыжая.

— Да ну тебя, — открестилась я, не желая вспоминать вчерашний день, — мне почему-то кажется, что дальше будет больше.

Кимали была в зелёном платье, которое ей безумно шло. Я даже засмотрелась, от чего лицо девушки налилось румянцем.

— Ты прекрасна, — прошептала я, любуясь лисичкой.

— Так же как и ты, — улыбнулась мне в ответ она, — Может, ну этого Императора? Скажем, что выбрали друг друга.

— Мг, смешно, — заулыбалась я и представила всю картину, — Только нам обвенчаться придется, а то по-другому они связь не видят.

— Не, венчаться не буду, в клане не поймут, — решила поддержать игру рыжая.

И мы вместе засмеялись. Через смех выходило напряжение, и я полностью успокоилась.

В комнату вошли служанки и предложили сделать нам причёски. Мира протянула мне баночку с мазью.

— Милора Вераль, это средство я попросила для Вас у лекарей. Вашим волосам просто необходима помощь. Позволите мне нанести состав?

Мне настолько было приятно, что обо мне позаботились, а я уже и забыла про это средство.

— Да, конечно Мира. Спасибо большое. Ты так внимательна, — искренне поблагодарила я и села на стул, позволяя девушке делать свое дело.

Она немного удивилась, видимо, их не жалуют хорошим отношением. Мира начала аккуратными движениями наносить крем на волосы, втирая его в корни и массажируя. Потом укрыла голову полотенцем и сказала подождать десять минут, как раз, за это время мы успели убрать маленький трупик змейки.

Когда девушка сняла полотенце с моей головы, я удивлённо охнула. Волосы были как в моих мечтах: густые, немного волнистые, а главное — длинные.

— Мира, но как? — ошеломленно взвизгнула я закрывая рот рукой, — У меня же не вились волосы и не были такими густыми. Это временный эффект?

Я уточнить всё вопросы заранее, чтобы потом не расстраиваться, если проснусь опять с мышиными хвостиками.

— Вы, если захотите, можете поменять их вид магией или сывороткой, но сам по себе эффект не пройдет, — со знающим видом успокоила меня девушка.

Ох, как же я люблю магию. Рас и всё, все твои проблемы, которые были с тобой всю жизнь, исчезли. Я не смогла убрать благодарную улыбку с лица, она так и рвалась. Ну, хоть что-то хорошее произошло для меня в этом мире.

Мира уложила мои уже длинные волосы в сложную косу. У Кимали были завитые пышные кудри. Я почувствовала себя принцессой.

Мы вышли с комнаты и направились по коридору в столовую. Не знаю, откуда лисичка знала дорогу, видимо по запаху шла, я не удивлюсь ее способностям. Если она умеет эмоции по запаху распознавать, то еда для нее так.

Мы подошли к большим дверям, около которых стояло двое слуг. Увидев нас, они сразу открыли створки. Кимали вошла первая, а я за ней. Да, воистину королевская столовая: высокие потолки, хрустальные люстры, портьеры расшитые золотом, изысканная деревянная мебель, шелковые скатерти, серебряные с позолотой столовые приборы, фигурные подсвечники, вазы с цветами. Я застыла посреди комнаты. У меня открылся рот от такой красоты, но я вовремя опомнилась и поспешила за лисичкой. Приблизившись к столу, рассмотрела таблички с именами девушек. Кимали нашла наши места, они были рядышком. Слуга отодвинул для нас стулья, и мы присели. Кроме нас за столом сидели ещё две девушки, на вид обычные, человеческие.

— Привет, — начала смуглая кареглазаядевушка.

У нее были очень кудрявые волосы до плеч. Девушка улыбалась и от этого ее образ казался очень милым.

— Вас как зовут и откуда вы?

— Привет, — начала разговор я, — Меня, Вера зовут. Я с Земли. А рыжую, — указав на лисичку, продолжила я, — Кимали, она с Реймонфола. Ким, правильно я сказала?

Я сомневалась в правильности произнесения названия ее мира. На память особо не жалуюсь, но мало ли, так же и обидеть можно.

— Правильно. Я оборотень, — улыбнулась рыжая, немного показывая верхние клычки.

Вторая девушка, русоволосая, худенькая и бледная, вскочила из-за стола и бухнулась на колени.

— Эй, чего это она? — опешив, спросила лисичка.

Я встала и подошла к девушке. Мою душу царапала ее реакция и внешность. Мне сразу захотелось защитить ее, как котенка.

— Эй, вставай, всё хорошо. Чего ты так реагируешь? Ты не бойся, Ким хорошая. Вредная, правда, но хорошая.

Девушка, не поднимая головы, зашептала:

— Госпожа должна разрешить смотреть на нее. Я не имею права сидеть с ней рядом. Меня казнят, — в ее голосе слышался ужас и паника.

Кимали, видимо, поняв, в чем проблема, подошла и присела рядом с девушкой.

— Милая, как тебя зовут? — ее голос звучал так ласково, что, я перевела свой удивленный взгляд на лисичку.

— Что, ты не просила быть с тобой нежной, — заёрничала рыжая, глядя на меня.

— Меня зовут Зана, госпожа Кимали, — с придыханием ответила девушка и ее голова опустилась ещё ниже.

Видно было, что она ожидает наказание.

Мы втроём сели поближе на пол, девочку била мелкая дрожь, а серые глаза наполнились слезами. Неужели в ее мире людей настолько дрессируют. У Кьяры тожеглаза стали на мокром месте и она зашморгала носом. Я обняла Зану и прижала крепче к себе.

— Так, а вот сейчас послушай меня внимательно, — начала воспитательную беседу Ким, — Ты с какого мира?

— С Карадонора, госпожа, — голос Заны еле звучал в этом огромном зале.

— Прекращай. Так вот, у тебя дома могут быть любые правила, но здесь они другие, а некоторых и вообще нет. Сейчас ты на отборе, здесь все девушки в одинаковом положении и имеют одинаковый вес. Не стоит не перед кем приклоняться. А тем более передо мной. Ты меня поняла?

— Да, госпожа, — страх так и не уходил с голоса Заны.

Лисичка зарычала:

— Да, Кимали. Повтори!

— Да, Кимали, — покорно и неуверенно произнесла девушка.

Она не знала чего ожидать от странной оборотницы.

— Если тебе так станет проще, то я дозволяю тебе общаться со мной, как со своей сестрой.

Зана неверующе посмотрела на лисичку, ей казалось, что Ким так шутит. Поняв это по глазам, рыжая торжественно произнесла:

— Я даю тебе клятву крови, человеческая дева Зана! Я принимаю тебя, как равную и приду тебе на помощь, если понадобиться.

Лисичка порезала себе палец об верхний клык и провела им по губам Заны. В зале заискрило, а голос под потолком произнёс:

— Священная клятва крови принята.

Рыжая поцеловала девушку в лоб, от чего та шокировано и с благоговением посмотрела в ответ.

— Ничего себе, — не ожидавшая таких действий, шокировано сказала я.

— Пусть хоть кому-то начнет доверять в этом мире, — очень серьезно отозвалась Кимали.

— Ох, надеюсь, что это поможет, а то я уже все перепробовала, пытаясь ее убедить. Меня Кьяра зовут, я тоже с Земли, живу в Италии. А ты Вера наверно русская? — решила перевести разговор девушка.

Она так активно жестикулировала, и все ее слова были наполнены эмоциональными красками. Неужели она всегда так разговаривает?

— Да. Ой, как хорошо. Землячка, — радостно воскликнула я.

Мне показалось, что Кимали посмотрела на меня с ревностью.

— Успокойся, я только тебя люблю. Ну и Диму, — язва во мне привстала.

Мы взяли Зану под руки и усадили за стол.

— А кто такой Дима? — поинтересовалась Кьяра.

Я улыбнулась, предвкушая реакцию девушек и ответила с предвкушением:

— Мой муж.

— Как муж? — выкрикнула итальянка, — Но как ты попала на отбор? Как такое могли позволить? — не могла успокоиться тараторка.

— Хранители заложили. Сказали, что мы с мужем не венчаные, поэтому меня можно выдать за другого.

— Да ну, не может быть! — возглас донёсся от двери. Мы дружно повернулись и увидели ещё шесть девушек. Интересно, как долго они там стояли. Все начали подходить ближе к столу. У меня разбегались глаза от красок платьев и причёсок.

Девушка с красными, как пламя, волосами повторила свое утверждение:

— Не может этого быть! Ты врешь специально, чтобы тебя не считали конкуренткой.

Глаза девушки блеснули. Их цвет мне показался очень интересным: коричневый с красными прожилками. Было такое чувство, что в них бушуют огоньки.

— Хах, — не смогла сдержать смешок я, — Дорогуша, я ищу способ, который поможет мне прямо сейчас отправиться домой. Если у тебя есть предложения, говори, — мой голос прозвучал немного грубо.

Просто бесят меня курочки, которые гоняться за выгодным замужеством и готовы идти по головам.

— Она не врёт, — вставила свое слово Кьяра, — Вер, ты православная?

— Да, — не понимая связи ответила я.

— По нашим обычаям, когда пара жениться, то они одевают друг другу золотые кольца на безымянные пальцы. Это свидетельствует о браке.

— Так а чего ты спрашивала про право- чего-то там? — полюбопытствовала красноволосая.

— Это разновидность веры в нашем мире, — ответила итальянка, — Я католичка, у нас одевают обручальные кольца на левую руку, а православные на правую.

— А, так у вас много Богов, — предположила девушка.

— И да, и нет. Ох, это очень сложная тема, давайте поговорим об этом не за завтраком, — решила не углублять разговор Кьяра.

— А что значит «венчаться»? — не унималась с вопросами красная.

Видно, что в ней сидит учёный.

Тут решила ответить я, чтобы дать итальянке отдохнуть.

— У нас можно заключить брак по документам государства, а можно в храме, по священным законам. Но в нашем мире главенствующим звеном выступает именно закон и официальная документация. А храмовые, уже на втором. Поэтому роспись обязательна, а венчание нет. Вот и у нас с мужем так. Мы в храм не ходили, наш брак зарегистрирован только государством.

Все сидели с открытыми ртами. И я переживала о приличиях открытого рта? Тут все, оказывается, так делают.

— А сколько вы в браке? — спросила Кьяра.

— Два года уже, — наблюдая за девушками ответила я.

Они были в шоке. У одной даже глаз задёргался.

— Поэтому, скажу сразу, мне этот отбор поперек горла, я ищу способы по возвращению домой. Так что не удивляйтесь моему халатному отношению.

Девушки удивленные начали искать свои места.

— Премилостивый Даротан, что это за отношение? Я что обязана сидеть за одним столом со слугами? Или это еда? — начала возмущаться девушка с золотыми волосами.

Я таких раньше никогда не видела: аристократические черты лица, высокий рост, очень стройная талия и выдающиеся формы. А когда поняла, что у нее ещё и глаза золотые, то вообще получила полное эстетическое удовлетворение, будто смотришь на богиню, сошедшую с небес. Только вот характер подкачал.

— Надеюсь, это уже испытания начались, — фыркнула золотоволосая.

— Сама ты слуга, — парировала Кимали.

— А жрать нас, подавишься, — осадила золотую грузная девушка стриженая под мальчика, — Нас учили распаривать брюхо зверю изнутри.

— Сбор немощных, — сузив свои сиреневые глаза, подпела золотой эльфийка.

Точно эльфийка, уши длинные не скроишь за прямыми пепельными волосами.

— Ага, а самая главная немощь это ты, — вступила в спор Кьяра.

— Да как ты смеешь так разговаривать с королевской особой? — вздулась длинноухая.

— А у тебя что, на роже написано, что ты из королевских? Ну-ка покрутись, может, пропустила чего, — усмехнувшись осадила эльфу я.

Мне показалось, что она сейчас лопнет.

Эльфийка сделала ко мне пару шагов и хотела ухватить за горло. Но я успела стянуть первое попавшееся блюдо со стола и опрокинуть ей в декольте. Визгу было столько, будто кота в колесо закрутило. В тарелке оказывается были оливки.

— Лимончика дать или предпочитаешь мартини? — не удержалась от последнего слова я.

В столовую стремительно вошло двое мужчин: учредитель Дэянар и огненный Линас. Для них оставались места во главе стола, а я сразу и не заметила. Учредитель окинул всех строгим взглядом и желваки на его лице напряглись. В комнате начали сгущаться тучи. Стало очень зябко и мерзко. По стенам побежали тени, они крались к нам. Аура могущества затопило всё помещение. Нас всех передёрнуло и склонило к земле.

— А ну все по местам! — голос был загробным, неузнаваемым.

Мы сразу расселись, забыв о разногласиях и спорах. Даже эльфа перестала выковыривать оливки с груди. Я смотрела на золотую, а ее то, тоже пригнуло, ничего себе силище.

Учредитель тряхнул головой, скидывая с себя наваждение, и заговорил уже обычным голосом:

— Здравствуйте девушки, я рад приветствовать вас на императорском отборе невест.

— Да уж, — не выдержала я.

Учредитель, не обращая внимания на меня, продолжил:

— Я бы хотел, чтобы вы сейчас по очереди представились и сказали о себе пару слов. Так мы познакомимся поближе. А начнем с милоры Вераль. Все остальные, приступайте к завтраку, пожалуйста.

Вот это подстава, ожидаемо. А я, может, тоже есть хочу. На столе столько вкусных блюд: и салатик, и курочка, и подливка, даже блины есть. А он мне, начинай.

— Всем доброго утречка, — решила закончить побыстрее пока все самое вкусное не разобрали, — Зовут меня Вера, я с Земли. Я человек.

— Не совсем, — возразил Линос, — Вы маг, милора. И немного позже мы узнаем какой.

По столовой пронесся удивленный вздох.

Я решила промолчать. Если вдруг они правы, только дурой себя выставлю, а если нет, меня дурой сделают специально. Я под столом пнула лисичку, чтобы она по быстрее переводила разговор на себя. И спасибо ее сообразительности.

— Меня зовут Кимали, я с Рэймонфола. Вторая ипостась рыжая лиса.

Мне показалось, что в этот момент она посмотрела немного заигрывая на огненного. Вот это поворот, как интересно, однако.

Итальянка тоже поняла всю пользу того, чтобы отстреляться первыми и пока никто не начал задавать лисичке вопросы, начала представляться сама.

— Мое имя Кьяра. Я землянка. Человек.

Кареглазая чувствовала себя свободно и совсем никого не стеснялась. Она пихнула локтем Зану и зашептала той на ухо:

— Давай, говори свое имя, и начнем кушать, а то смотри, как на блины все налетели, нам точно ничего не останется.

Но Зана не спешила говорить, и слово взял Дэянар.

— Девушка, я приказываю Вам.

Тени опять побежали по стенам столовой.

— Я учредитель этого конкурса. Меня наделил властью император. Ведите себя естественно со всеми, Вы в равных положениях. Вам всё ясно?

— Но она же рабыня! Прислуга! Как Вы можете ставить ее вровень с высокородными? — возмутилась золотоволосая мигера.

— Ее выбрали хранители. Значит, она достойна и равна вам всем, ясно? Всё все поняли? — повысил голос учредитель.

Он осмотрел всех своим грозным взглядом.

— Мне не нужно будет объяснять это каждый раз заново?

И после небольшой паузы, опять обратился к Зане:

— Продолжайте.

— Да, господин. Ой, простите, — замялась девушка, — Да, милор Дэянар. Мое имя Зана. Я с Карадонора. И я человек.

При этих словах девушка поникла, будто стеснялась своей расы.

— Понимаете, в моем мире людей приравнивают к скоту. И поэтому, думаю, мне будет сложно привыкнуть ко всему.

— Ничего страшного, — сказала Кьяра, — У тебя есть я, прекрасная боевая соседка с Земли, которая поможет.

— Если не хватит, я своей поделюсь! Моя вообще без башки, — прорекламировала меня Кимали.

— Ким, если я заберу Зану на перевоспитание, ее хранитель назад домой не пустит, — засмеялась я.

Девушка немного расслабилась, а мы с рыжей ей подмигнули.

Следующей на очереди была красноволосая, мы с интересом посмотрели на нее.

— Меня зовут Тариона, можно Тара. Я из Реймонфола.

В этот момент она посмотрела на мою лисичку.

— Имею стихийные магические способности. Умею управлять стихией огня, для тех, кто не понял.

Девушка была горда собой, было видно, что она знает себе цену.

— Стой, я кажется тебя где-то видела, — прищурилась Кимали.

Потом приподнялась из-за стола и глубоко втянула воздух со стороны красной.

— А-а, отличница. Ты проходила практику у нас во дворце. Теперь понятно, почему твой нос царапает потолок.

— Чего? — опешила Тара.

— Того, ты ж его так задрала, что я удивляюсь, как ты вообще нормально ходишь рядом с обычными людьми, ты ж зазнайка, — перетаскивая на тарелку ещё одну курицу, высказалась лисичка.

Красная только фыркнула и принялась дальше втыкать ложку в пудинг, делая вид, что слова Ким ее ни капли не зацепили.

— Я черная волчица Олтгейна, — разговор перехватила следующая претендентка на руку императора, — Зовут меня Больяра. В клане меня называют просто «Боль».

Волчица была не многословной, было видно, что она спешит уйти с завтрака. Ее рука щелкала костяшками пальцев, выдавая нервозность. Выглядела девушка мужественно: коротко подстриженные волосы, выбритые с одной стороны, спортивное телосложение и хмурый вид. Она заметила непонимающе взгляды и решила пояснить свою взволнованность:

— Мне не привычно долго находиться в человеческом облике. Хоть и не пришлось путешествовать по мирам, одна поездка с родного клана для меня целое испытание и большое путешествие.

Было странно слышать от нее такие слова. При первом взгляде на Боль, слаживалось впечатление уверенной в себе, грозной девушки. Ее плавные звериные движения делали ауру волчицы ещё более хищной, а темно синие глаза выражали уверенность в себе.

— Я думаю, что Вам нужно привыкать к большому скоплению народа. Скоро начнутся балы и приемы, Вы должны уверенно держать себя в руках.

Учредитель сделал вид, что не проникся переживаниями Больяры.

— Следующая!

Оставшиеся девушки переглянулись.

— Меня зовут Динара, — решившись, начала блондинка.

И только сейчас я обратила внимание на ее глаза, они были разные: один карий, а второй голубой. И почему мне ее имя кажется знакомым?

Тем временем девушка продолжила:

— Я магиня этого мира. У меня магия общей направленности третьего порядка.

— А что значит, общей направленности? — не удержалась от вопроса красная заучка.

— Надо же, она чего-то не знает.

Видимо, моя язва размножается и в голове у Кимали теперь тоже такая живёт.

Красная зло посмотрела на лисичку, но ничего не ответила.

Динара обвела всех снисходительным взглядом и с видом «ну так и быть», решила объяснить невеждам о природе своей магии.

— Я пользуюсь заклинаниями и формулами, которые мне подвластны по порядку, конечно. У нас все маги делятся на порядки силы. Порядков всего пять. Пятый самый сильный и он очень редко встречается.

— А у нас нет никаких формул, мы просто сливаемся со стихией и управляем душой. Чем больше эмоции, тем выше расход силы, ее размеры от резерва зависят, — задумчиво проговорила отличница Тара, — И как вы все запоминаете?

— Заучка, не ожидала услышать от тебя такого вопроса, — с улыбкой произнесла Кимали.

— Я не заучка, у меня просто хороший контроль.

— Хорошо, мы все поняли, — хором сказали мужчины.

И тут я вспомнила, где слышала это имя. У меня все внутри похолодело. Кимали повернулась, почувствовав мое состояние.

— Вер, всё хорошо? Что с тобой?

Я перевела на нее взгляд и не знала, как выразить все, что промелькнула у меня в голове.

— Это та самая курва, которая решила меня убрать. По крайней мере, отравление Патона и слуга, ведущий в никуда, точно ее рук дело.

Я посмотрела на Дэянара, он, оказывается, тоже смотрел на меня, видимо понял, из-за чего меня переклинило. И всё, моё отношение к этой девушке резко поменялось.

— Ким, нужно будет предупредить девчонок, чтобы были начеку. Мало ли, что ей ещё в голову придет.

— Да, ты права. Сейчас главное понять, кто на ее стороне.

Лисичка незаметно стала ко всем принюхиваться. В это время начала представляться следующая девушка.

— Здравствуйте, мое имя Орэль. Я маг целитель из Инкарвиля. В своем мире работала лекарем при светлом дворе эльфов. У нас большинство магов земли и совсем немного лекарей.

Голос девушки был настолько миролюбив, что напряжение в комнате начало падать. Она была немножко пухленькой, а светлые волосы лежали в пучке. Голубые глаза смотрели на всех с умиротворением.

— Я тоже из Инкарвиля, — перебила девушку эльфийка, — Меня зовут Синель. Я принцесса светлого двора эльфов.

Она с гордостью посмотрела на Орэль, взглядом пытаясь ее принизить.

— Ох, эти эльфы с любовью к самим себе, — опять начала цепляться золотая, — Ты на самом деле считаешь, что лучше тебя на свете никого нет? Это просто так смешно. Букашки ушастые, а гордости…

— Попрошу без оскорблений! — предупредил Дэянар, — За отбором следят хранители, они будут одаривать вас или наказывать, в зависимости от ваших действий и от их взглядов ничего не укроется.

В зале воцарилась тишина.

— Даже если кто-то решит подставить одну из девушек в отравлении или же попросту избавиться от неё, может, закрыв в каморке или подкинув ей ночью змею в комнату? — меня распирало чувство несправедливости.

По мере того, как я говорила, лица у девушек вытягивались, только у Динары выражение не поменялось, а с чего бы?

— Говорите, будут наказаны. Так где?

Мое недовольство отозвалось звоном бокалов.

— Милора Вераль, тогда отбор ещё не был официально начат, — вступился за друга Линас.

— Ох, замечательно, тогда простите. Я же не знала, что так у вас, в обычные дни, убивать друг друга можно, а главное, вам за это ничего не будет. Я ничего не упустила?

Злость в груди все нарастала и я не могла от нее отделаться.

— Я все понимаю, правда, — прозвучал успокаивающий голос Дэянара, — Мы обязательно вернёмся к этому разговору позже и не в такой обстановке. Хорошо?

Я подняла на учредителя взгляд, но не смогла ничего ответить, а смысл. Все равно ничего уже не изменишь.

— Да уж! Ну и условия! — возмутился наш золотой пуп мира, — Мое имя Видира. Я золотая драконица Карадонора. Мой род правит уже более шести тысяч лет. И поэтому я не собираюсь мириться с таким халатным к себе отношением. Где мои слуги? Где достойные апартаменты и отдельная столовая, чтобы не сидеть за одним столом с этими убогими? Да, я помню, что вы сказали, все равны и всё такое. Это бред волосатой гусеницы. Как я, золотая драконица, могу стоять на одной ступени с человечками?

Все дружно скривились. Как же может за одну минуту измениться отношение к человеку, ой, извините, к дракону. Вроде прекрасное лицо, но как рот открывает — сплошная желчь.

— Я думаю, если учредитель сказал…,- начала было Кьяра.

— Да как ты посмела, человечка! Перебить меня! Ты должна моего разрешения спрашивать только для того, чтобы смотреть в одну со мной сторону. А ты рот свой открываешь. Смерть! — злой крик драконницы разнесся по комнате.

Пока эта бешеная рептилия распылялась, я смотрела на Зану, у нее лицо стало бледнее, чем было. Теперь я поняла поведение бедной девушки.

— Слышь ты, бешеная коронованная ящерица.

Во мне проснулся защитник всех слабых и мозг куда-то сбежал вместе с инстинктом самосохранения.

— Ты чего рот свой визгливый на людей направляешь?

Ого, как тихо сразу стало. Даже у Дэянара глаза на лоб вылезли.

— Тебе же сказали, отбор начался, малейшее действие во вред с твоей стороны и ты получишь волшебного пендаля от хранителей.

Кто-то прыснул, но мне было не до этого, меня медленно убивали взглядом. И тут у золотоволосой пошла чешуя по коже, лицо трансформировалось в маленькую копию морды с клыками и она проревела:

— Смерть! — выпуская огонь из пасти в мою сторону.

Я сначала растерялась, а потом оттолкнулась от стола и упала спиной на пол, пропуская струю огня над собой. Меня не задело, и я уже хотела вставать, как столовую озарила яркая вспышка, на потолке появилось лицо мужчины. Его черные глаза яростно сверкали.

Видира взвизгнула:

— Хранитель Даротан!

И бухнулась на пол, прям коленями об паркет. Хм, умеет же, если нужно. А вся такая из себя…

Мои мысли прервал голос хранителя:

— Видира, ты нарушила правила отбора. Ты пыталась убить участницу. За это я лишаю тебя дракона. Ты останешься человеком, пока не вернёшься домой. И весь род узнает о твоём непочтении к выбору хранителей.

Мужчина исчез, а в столовой послышался истерический крик Видиры:

— Не-ет!

Глава 7

Мы с лисичкой сидели в своей комнате и отходили от «волшебного» завтрака.

— Я в шоке.

Мое состояние было каким-то пограничным.

— С одной стороны, поделом этой мымре, а с другой, лишить дракона, это жестоко. Я не имею второй ипостаси, но примерно понимаю как это. Наверное, это если бы меня заперли в клетке и отрезали ноги.

— Вер, не переживай ты так. Она сама виновата. Не драконица, а коза самая настоящая. Их учредитель уже предупреждал. И если хранитель так решил, значит, на это есть свои причины.

Кимали приобняла меня.

— Ты, когда спала ночью, я слышала, как заселялись остальные девушки. О-о, это был кошмар. Я думала, что там разнесут целое крыло и попадет абсолютно всем. Первая прибыла эльфа. Учредителя нашего за слугу приняла, требовала поселить ее в отдельный холл, чтобы ее глаза не встречались с недостойными.

Я смотрела на рыжую, думая, что онашутит.

— Я не шучу, — будто прочла мои мысли Ким, — Потом просила выделить ей десять служанок и написала целый список требований. Дэянар за локоть отвёл ее в комнату, там она ещё долго возмущалась по поводу наличия второй кровати. Но она ещё не знала, что ее ждёт впереди.

— Ким, не пугай меня, говори как есть, чего ты тянешь? — не могла усидеть на месте я.

— Угадай, кого подселили к ней?

— Хоть бы не Зану. Я тогда эту курицу эльфячую точно грохну! — испугалась я за девушку.

— Не, нашу золотую мымру, — засмеялась Ким.

— Как? Как они обе ещё живы? — моргала глазками я.

— Оу, они пытались это исправить, но у них ничего не вышло. Я не знаю, что там летело, но звук стоял такой, будто замок попал под обстрел. А криков было…, - лисичка мечтательно закатила глаза, — Интересно, как сейчас будет. Эльфа сможет задавить недодраконицу или нет. Потом пришел Дэянар и сделал им предупреждения.

— Это же как два петуха в одном загоне, — под нос себе пробурчала я, — А Зана с Кьярой живёт? Я правильно поняла?

— Да, Кьяра не даст ее в обиду, не бойся, — поняла моё волнение рыжая.

— Всё равно Ким, нужно взять девочку под крыло. Ее съедят, понимаешь?

Я взволнованно ходила по комнате.

— Да понимаю. Не переживай, что-нибудь придумаем, — остановила меня на пол пути Ким, — Слушай, я понимаю твое желание отвлечься от своих проблем, заваливая себя чужими переживаниями. Но о себе тоже забывать не стоит.

Я улыбнулась.

— Тебя что, на психологию потянуло? Будешь изучать мой внутренний мир?

— А почему бы и нет. С тобой весело и наблюдать интересно.

— Я, знаешь ещё о ком переживаю? О Больяре. Было видно, что ей трудно здесь. Кстати, а с кем ее поселили? — мое волнение за девочек возрастало.

— С зазнайкой красной, — хмыкнула лисичка, — Они нормально поладили. У обоих спокойные характеры. Я проверяла.

— А зачем? Что, тоже переживаешь? — мой заинтересованный вопрос столкнулся с недовольным лицом Ким.

— Я проверяла запах всех девушек, чтобы понять, кто ещё заодно с Динарой, — обиделась рыжая.

Ой, а я совсем забыла про это.

— Ну и что тебе удалось узнать? Прости, у меня с головы вылетело. Я же тебе говорила, дальше будет больше.

— Запах Динары есть только на одной девушке, это магичка Орэль. Но это естественно, они живут вместе, — поделилась своими наблюдениями рыжая.

— А ты заметила странность? Динара ведёт себя слишком тихо. Не вступала ни в какие конфликты, не задавала вопросы, вообще сидит и не отсвечивает, — я окутала комнату своим тихим и задумчивым голосом.

Кимали прищурилась.

— А правда, что-то не чисто. Может она действует через подставных людей, а сама остаётся чистенькой для отбора?

— Блин, вот хитрая лиса, — сказала в сердцах я.

— Эй! А ну не оскорбляй рыжих таким индивидом, — возмутилась соседка.

Я подняла руки в примирительном жесте.

— Хорошо-хорошо, я не имела ввиду ничего такого. Что думаешь делать с первым заданием? — спросила у своей хитрюги я.

— Пока не знаю, — прыгнув на кровать, ответила Ким.

У меня в голове промелькнули воспоминания с завтрака. Когда хранитель исчез, Дэянар и Линос посадили Видиру за стол. После лишения драконьей ипостаси, ей сложно было стоять на ногах. Девушки испуганно смотрели по сторонам. Наконец-то все поняли, что это не шутка и наказания реальны. Ссоры резко прекратились, и никто уже никого не хотел дергать. Тогда учредитель объявил о первом испытании:

— Девушки, императрица должна уметь владеть словом, поэтому вашим первым заданием будет написать речь. Это может быть что угодно: стих, проза, сказка, басня. Главное правило, вы должны написать ее сами. Вам предстоит выступить перед всем двором и императором. Это примерно полторы тысячи особей разных рас. Очередность выступлений определят хранители. Так как у нас отбор невест, темой ваших шедевров будет «Любовь». Кстати, оценивать вас будет именно двор, ну и хранители.

Потом учредитель объявил, что завтрак окончен, и отправил нас в свои комнаты. У девушек на лицах стояла растерянность и озадаченность. Кто-то боялся выступать, кто-то совсем не умел писать.

А сейчас я сижу за столом и вспоминаю свои стихи о любви. Решила написать те, которые помню, а там выберу самый неудачный.

Кимали лежала на кровати, закинув руки за голову, и смотрела в потолок. Как она объяснила, ей так лучше думается.

А у меня строчка ложилась за строчкой. Это были мои первые стихи, которые я посвятила мужу. Вздохнув, поняла, что плачу. Опять воспоминания о доме взбудоражили душу. Я написала ещё один стих и положила листы на стол. В комнату вошла служанка и спросила, где мы будем обедать. Так хотелось выйти и проветрить голову, а то совсем уныло стало от воспоминаний. Спросив мнения лисички, решили пойти на обед в столовую. Кроме нас там была волчица и красная магиня.

— Вы как? — решила первой начать разговор я, — Отошли от завтрака?

Мне ответила красная:

— Да, в шоке конечно, никто просто такого не ожидал, но нормально. По приезду домой, смогу целое учение по отбору написать.

— А у тебя, Боль, всё хорошо? Как ты справляешься?

Мой искренний голос заставил девушку участливо улыбнуться.

— Спасибо, я понемногу привыкаю. Уже не так колотит от всего. А тебе правда подкинули змею в комнату? — обеспокоено спросила волчица.

— Да, если бы не Ким, я бы так и дрыхла.

— Это ужасно! А змея была какого вида, ядовитая? — спросила заучка Тара.

— Что это за война невест такая? Хотя, если смотреть на отбор с такой точки зрения, то мне становится легче. Все же бой более привычен для меня, — задумалась о своем волчица.

— Девочки, будьте осторожны, особенно с Динарой. Хоть она напрямую ничего не делает, но все же, — предупредила я.

— А как ты узнала про Динару? — недоверчиво спросила Больяра.

— Мы с учредителем допрашивали слугу, он сказал о ее участии, а артефакт правды подтвердил.

Я решила не скрывать от девочек правду. А вдруг им грозит опасность. Пусть знают к чему готовиться.

— Но почему ей ничего не сделали? Должны же быть правила и меры наказаний, прописанные императором, — недоумевала Тариона.

Глаза девушки так расширились, что я начала беспокоиться о их сохранности.

— Не знаю. Как сказал Дэянар, тогда отбор не был официально открыт, а на самом деле что там, мне бы кто сказал.

— Да, ну и в змеиное кобло мы попали, — высказалась Боль, — Хоть стратегию разрабатывай.

— Прям в точку, — улыбнулась я.

Пообедав, мы все решили прогуляться во дворе, вместе веселее и не так страшно. В саду увидели беседку, в ней сидели наши девочки: Зана и Кьяра. Улыбнувшись, помахали им в знак приветствия.

— Здравствуйте. Вера, ты как? Тебя не задело? Прости, я так испугалась появления хранителя, что и дернуться не могла, — извиняющимся тоном заговорила Кьяра.

Зана робко улыбнулась, приветствуя нас и немного склонила голову. Я была рада за девушку. Ведь она сделал первые шажочки к своей свободе от предубеждений ее мира.

— Зана, я рада, что ты уже не падаешь на колени от одного моего вида, — посмотрела на девушку Кимали и мило улыбнулась.

— Спасибо, всё в порядке, — ответила я, — Я вовремя отшатнулась. Спиной, конечно, приложилась, но зато жива.

На меня все посмотрели утешительно.

— Девочки, как вы справляетесь с первым заданием? — взволнованно спросила Кьяра, — Я вот расскажу им сказку: о принце и простой девушке, злой ведьме и безумной любви.

— Ты сама ее придумала? — спросила волчица.

— Я сама ее придумаю. Прямо на сцене. Это не сложно. В нашем мире очень много таких сказок и разных историй.

Ее ответ прозвучал легко и непринужденно.

— Ну ты даёшь! — засмеялась Кимали, — Вера вон, стихи пишет, полдня потратила и то, не знает какой похуже выбрать.

— А зачем хуже? — мягко и еле слышно спросила Зана.

— Наверное выиграть боится, — смех рыжей разнёсся по всему саду, — Я расскажу историю своих родителей, ну и немного украшу событиями. Должно сойти.

Я заинтересованно посмотрела на Ким.

— А что за история?

Та мне в ответ подмигнула.

— Мой отец влюбился в мать, как только в первый раз увидел, но она была дочерью главного советника. Тогда папа поставил себе цель: добиться славы и признания в клане, чтобы маме не пришлось за него краснеть. Он стал лучшим воином, ему присвоили звание главы стражи и только тогда он попросил руки моей матери. Главный советник, как услышал это, дал моему папе такого подзатыльника, от чего тот не сразу пришел в себя. А все от чего? Оказывается, маме он давно нравился, и она очень сильно переживала каждый раз, когда отец пропадал из стаи. В последний раз его не было около года, и мама похудела на десять килограмм из-за нервов, тогда то дед и узнал о чувствах своей дочери. И поклялся, что если этот идиот, точнее мой папа, не явится через неделю, то пойдёт сам его искать. Но не пришлось, он вернулся через пару дней. Бабушка говорила, что моя мама светилась от счастья на свадьбе. Я тоже так хочу, а не вот это все, — лисичка фыркая указала на двор.

— Классно, — вдохновилась красная магиня, — а я расскажу о пользе любви в магии.

На нее все посмотрели непонимающе.

— Ой, темные вы, любовь окрыляет и даёт дополнительный стимул, даже резерв может немного увеличиться, — с лицом профессора просветила нас Тара.

Мы засмеялись. Обстановка была легкой и не принуждённой. Даже Зана и Боль немного расслабились.

Только стоило мне подумать об этом, как лицо Больяры скривилось и в глазах начали скапливается слезы.

— Боль, что с тобой? Что тебя так расстроило? — участливо спросила Тара.

Магиня уже нашла подход к этой девушке, не зря живут вместе.

— Пусть это звучит странно, но я боюсь, боюсь этой толпы. И я совсем не знаю что говорить. Мне намного проще бежать с голыми руками на врага, чем эти выступления.

Голос оборотницы был настолько потерянным и грустным, что мы все начали думать как ей помочь.

— Боль, а что для тебя любовь? — спросила я, ведь если человек не знает, то и писать будет очень сложно.

Она посмотрела на меня и, не мигая, начала говорить:

— Любовь, это тепло нежных рук, касание и нежность, защита, вечность и покой, уверенность, поддержка и опора и нежный запах, что во сне со мной.

Мы открыли рты, вот это глубина мыслей.

— Боль, тебе просто нужно вот это сказать, то, как ты видишь и чувствуешь. Это прекрасно, — Кьяра захлопала в ладоши.

— Но я боюсь скоплений, а там будет народу больше тысячи и никого не убьешь, если что, — не успокаивалась волчица.

— Слушай, а если тебе одеть маску? Некоторым помогает абстрагироваться. Она даёт чувство защищённости, — предложила выход я.

Девушка вздохнула и посмотрела на небо:

— Нужно попробовать. Зана, а ты не боишься?

От обращения волчицы девушка немного вздрогнула, но быстро взяла себя в руки.

— Не знаю, я никогда не была в таких ситуациях, чтобы проверить свою реакцию. Я тоже хочу прочесть стихи. Отец говорил, что у меня талант.

Тара не верящим взглядом посмотрела на девушку.

Зана говорила очень тихо и неуверенно:

— Я умею писать, а ещё читать и считать. Меня втайне от всех, учил господин Тайо. Он был смотрящим в хранилище книг. Умный мужчина и очень добрый. Мы с ним занимались лет семь. Он мне рассказывал про наши миры, — погрузилась в воспоминания Зана.

И я посмотрела на нее немного другими глазами. А эта девочка совсем не проста. Молодец, осталось только убрать страх к двуипостасным и выработать уверенность в себе.

К нам в беседку забежали Мира и Ния.

— Милоры, мы просим прощения. Милора Вераль, милора Кимали, в вашу комнату кто-то заходил, мы не успели увидеть кто, только слышали смех и цокот каблуков.

Кимали подорвалась и, схватив меня за руку, пошла в сторону комнаты. Обернувшись, я увидела, что все девочки идут за нами. Приблизившись к нашим дверям, рыжая резко затормозила и схватила меня за шкирки, когда я пыталась войти в комнату.

— Эй, ты чего? — возмутилась я.

— Точно, в комнате кто-то был. По запаху вроде эльфа, но там так намешано всего, видимо специально, чтобы никто не почуял. Интересно, что им нужно было?

Лисичка, поставив руки на бока, направилась в комнату. Я услышала только ее расстроенный вздох. Приблизившись к соседке, не сразу поняла, что не так. На столе были разбросаны бумаги, а мох стихов нигде не было.

— Вер, давай я их покусаю, а? — посмотрела в мои глаза Кимали.

— Да не нужно, они только тоску наводили. Я их наизусть помню и всё равно читать бы их не стала. Мне нужно запороть конкурс, но сделав вид, что я старалась, — почесала затылок я.

— У вас всё хорошо, что-то пропало? — в комнату забежали девочки и хором начали выспрашивать о случившемся.

— Эльфячая кура сперла Верины стихи, — раздражённо прорычала Ким.

Слаженный вздох потонул в стенах комнаты.

— Да ладно, всё нормально, я прочту что-нибудь другое, — успокоила их я, — Может домой быстрее отправят. Чтобы такое придумать?

— А ты напиши стих, только не по теме. Буд-то не поняла задание до конца, — предложила выход Тара.

— Можно попробовать, время то ещё есть.

И я села за стих. Настроение было плохим, что способствовало к написанию. И я просто решила выложить всё, что накипело за эти дни. Девочки посидели у нас ещё немного, потом разошлись. Ужин принесли к нам в комнату. Тушёный рис с овощами и мясом влюбил меня в себя. Запив всё это чаем, мы с Кимали заговорились о ее родителях, меня так вдохновила ее история, что мы проговорили до глубокой ночи, потом так и уснули вместе, это уже стало своей традицией.

На следующее утро нас разбудили служанки. Они принесли нам одинаковые платья, которые были с лёгкого шифона и струились к полу, все небесно-голубые. Одевшись и приведя волосы в ухоженный вид, мы направились за Мирой. В коридоре встретили наших девочек, оказывается, они ждали нас. Это было приятно.

Мы нашей дружной шестеркой вошли в зал и также дружно обомлели. Одна стена полностью отсутствовала, вместо нее открывался вид на замковый двор, в котором толпилось множество людей и нелюдей. Неподалеку от нас стояли и остальные претендентки: Динара и Орель, а с другой стороны заклятые подружки Видира и Синель.

Голос Дэянара прозвучал на весь двор:

— Уважаемые милоры. Я приветствую вас на открытии первого испытания отбора невест. Девушки были обязаны написать речь о любви, с которой выступят на ваш суд. После, пройдет голосование, где вы оцените старание претенденток. По результатам мы объявим фаворитку и ту, которая покинет отбор или же получит наказание от хранителей.

Все как-то мигом заволновались.

Учредитель продолжил:

— Первой выступит Милора Кьяра.

Итальянка подавилась воздухом. Я впечатала ладонь между лопаток девушки. Мы все ее поддержали и выпихнули в сторону вообразимой сцены.

Кьяра действительно рассказывала сказку, немного заикаясь от страха и волнуясь, но справилась хорошо.

— Следующая на очереди, милора Орэль, — громогласно произнёс Дэянар.

Девушка шла на подгибающихся ногах, а став напротив публики, вздохнула и заплакала.

— Простите, не могу, — произнесла она жалобно и убежала.

Руки у девушки ходили ходуном, глаза были красные, и я побеспокоилась о ее здоровье.

Дэянар кашлянул в кулак и продолжил:

— И так, следующая девушка, которая выступит перед вами, милора Синель.

Эльфийка гордо прошла к центру зала.

— Принесите мне кресло, я не собираюсь стоять, у меня очень нежные ноги.

— Милора Синель, это лишнее, — твердо отозвался мужчина.

Эльфа скривилась, но подняла голову и начала читать с листка.

С первого слова я поняла, что это мои стихи. Это тот самый стих, который я писала для своего любимого. Она будто очернила память о нем, в душе стало противно и вязко, злость накапливалась, но я держалась.

Кимали повернулась ко мне:

— Вер, это же твои…, - она замолчала, увидев мое лицо.

Все девушки обернулись. А я еле держалась, чтобы не вцепиться этой, этой… даже слова такого подобрать не могу.

— Я ее точно грохну, — заявила Кимали.

В это время Синель уже возвращалась обратно.

— У нас бы тебя уже сожрали, — обратилась к ней Больяра.

Та только окинула нас презрительным взглядом.

— Следующая девушка, милора Кимали, — произнёс Дэянар.

Ким с угрожающим взглядом направилась в центр зала, но вовремя переключилась. Ее рассказ разливался нежностью в душе, кто-то даже улыбался. У лисички получалось легко, она просто источала расслабленность. Я даже не заметила, как все закончилось.

— Милора Тариона, Вы следующая, прошу, — пригласил учредитель.

Тара замялась в начале, но посмотрев на лисичку, выдохнула и с решительностью отправилась посвящать всех в науку любви. С такой стороны на это чувство, я думаю, ещё никто не смотрел. Когда красная закончила, во всем дворе повисло молчание.

— Просто они ещё не готовы к такому, — сделала вывод Тара.

Мы ее приобняли. Девушка молодец. Не каждый готов нести свою идею в люди.

— Милора Динара, прошу, Ваша очередь, — пронесся голос по округе.

Мы все посмотрели на девушку. Она выглядела странно. Как призрак: без эмоциональная и отстраненная, будто ее и вовсе здесь нет. Нам стало интересно, что она приготовила.

Динара рассказывала притчу, очень глубокую и красивую. Про купца и дочь пекаря. Многие из нас заслушались. Видно, что у магини талант к написанию. Надо же, а так сразу и не скажешь. Только рассказывает очень ровно. Когда Динара закончила, многие захлопали. А мне в один момент показалось, что ее голубой глаз мигнул, но я сочла это глюком на нервной почве.

— Милора Больяра, прошу, удивите нас, — подбодрил волчицу учредитель.

Боль достала черную ажурную маску, которая скрывала пол лица. Она создавала интригу и заинтересовывала. Кажется, что девушка использует ее для создания антуража, и никто бы не подумал, что участница за ней прячется.

Волчица начала немного не уверенно, но с каждым словом ее голос набирал стойкости и мощности. Но чувственность слов и смысл их от этого ни капли не терялся. Больяра говорила о том, что значит для нее любовь и это было прекрасно.

— Какая же она молодец, — захлопала Кьяра.

— Это точно, ты хорошо с маской придумала, — похвалила меня Тара.

Боль мы встретили улыбками и дружными обнимашками.

— Следующая на очереди, милора Видира, — объявил Дэянар.

Золотая лишь фыркнула, проходя мимо нас. Она стала посреди зала, осмотрела всех презренным взглядом и начала читать стихи. Наизусть, прошу заметить. Но меня можно было выносить. Вот и нашелся второй стих. Драконница его немного переделала в некоторых местах, но сам факт от этого не поменялся. Вот же курица.

Пусть солнца яркий луч меня встречает,

Он будет нежен так, как ты не смог.

И лишь в глазах моих тебя узнает,

И боль внутри меня поймет без слов.

Хочу я слышать лишь твоё дыханье,

Увидеть блеск в глазах и контр губ.

Ты смог перевернуть моё сознанье

Как жалко мне, что ты на чувства скуп.

— Вер, мне кажется, или это тоже твоё? — посмотрела на меня Кимали.

— Не кажется, это второй стих, который сперли. Только она его немного изменила, — зло отозвалась я.

Девушки посмотрели на меня сочувствующе.

— Да ну их, не переживай, мы ещё придумаем, как им отомстить, — сказала Кимали.

— Можно ночью темную устроить с оврагом, — предложила волчица.

— А теперь, прошу приветствовать милору Зану.

— Ой, — испуганно взвизгнула девушка, — видимо, я все же не готова к таким подвигам. Я просто забуду все слова и не смогу ничего вспомнить, — начала переживать она.

— Зана, угомонись, — налетела на нее Кьяра, — Я слышала, как ты поешь, попробуй спеть свои стихи, тогда слова ты точно не забудешь.

— Хм, а может и правда. Я когда пою, особо не смотрю никуда. Ладно, я попробую.

Девушка набрала в лёгкие воздух и пошла. Мы колотились за малышку все, так за себя не переживали, как за Зану. Но тут она начала петь и мы обомлели. Голос лился чисто и забирался в самое сердце. Мурашки устроили танцы на коже. Это было волшебно.

Мы только сердца стук услышим находясь

Так близко к нашему бескрайнему забвению.

И небу солнце пусть поклон за нас отдаст

За то, что мы… себя нашли.

В твоих глазах я вижу солнца яркий луч,

Он так пронзил моё замёрзшее бесчувствие,

Что в моём мире не осталось больше туч.

И я дышу… одним тобой.

Забыты страхи и сомнений больше нет.

Мне будет сложно пережить твоё отсутствие,

Но в нас любовь и сердце даст на всё ответ.

Ведь там, где ты…. Мои мечты

Пусть эта ночь на нас двоих опустит сон.

Мы в нём укроемся от мира и неведенья.

От нас зависит, как же долог будет он.

Я не смогу… мне не уйти.

Как только Зана перестала петь, весь двор разразился аплодисментами, мы с девочками тоже хлопали не жалея рук. Это было настолько прекрасно, что у меня глаза были на мокром месте от переизбытка эмоций. Мы со всех сторон обняли девушку. Она это заслужила. Воистину самое прекрасное выступление.

— Милора Вераль, прошу на сцену.

Чего, блин, я совсем забыла, что мне так-то тоже нужно туда идти. Девочки меня поддержали и отправили прямиком в самый центр. А чего я волнуюсь? Если пройду, то побуду ещё с девочками, не пройду — поеду домой. Я ничего не теряю, наверное. И я решилась прочесть свой не в тему написанный стишок.

Закрыв глаза, я думаю о мире

Где нет насилия, предательства людей,

Указов и войны при командире,

Ведущем роту к множеству смертей.

Мне дико жаль, что люди не способны

Создать свой мир, он был бы справедлив.

И пусть на добрых сто, нашелся б злобный,

Который был бы просто не стыдлив.

И чтобы не случилось в нашем мире,

Я постоянно буду думать об одном:

В пути своем не будьте пассажиром

Создайте путь, наполненный добром.

Я знала, что не смогу написать плохо, не в моем характере, но вот написать не по теме, это я могла. И пусть все на меня смотрят ошарашенными глазами, не понимают, наверное, смысл моих действий. Главное, что девочки меня поняли и поддержали. Все же хорошо, когда рядом есть друзья.

Глава 8

Дэянар поднял бровь, провожая меня взглядом с импровизированной сцены и провозгласил:

— А теперь я попрошу всех оценить выступления претенденток, но только перед этим вы должны узнать некоторые очень важные вещи. Милору Орель отравили, девушка сейчас находится в лекарской.

— Ох, какой кошмар! — громко воскликнула Кьяра.

Мы все забеспокоились. Орэль очень милая и добрая девушка, неужели ее тоже захотели убрать.

— И ещё, — продолжил учредитель, — одна милора прочла не свое произведение, а две другие переделали чужое под себя. В бюллетени с оценками их имена отразятся красным. Это не значит, что вы не можете поставить им высокий балл, вы оцениваете так, как посчитаете нужным. А за нарушение правил, девушек накажут хранители. Всем спасибо. Милоры, отправляйтесь на террасу и ждите результатов.

Подошли служанки и провели нас в застеклённое помещение с миленькими шторками, диванчиками и подушечками. В центре стоял низкий столик с чаем и пирожными. Мы все расселись, и Кьяра спросила:

— Ну про двух девушек я поняла, а третья кто?

— Наших всех можно исключить, остаются только Орэль и Динара. Орэль вообще ничего не успела прочесть, так что делайте выводы, — голосом всезнающего ока произнесла зазнайка Тара.

— Интересно, как там она? Нужно будет спросить кого-нибудь и сходить к ней, проведать, — заволновалась я.

Вокруг все озарилось светом и под потолком появились три фигуры, одного из них мы уже видели. Я поняла, что это хранители. Мы склонились, выказывая почтение. Только Зана упала на колени, касаясь лбом пола.

Первым начал говорить черноволосый мужчина, который был в прошлый раз:

— Я хранитель мира Карадонор, объявляю о наказании для девы Видиры. Ты нарушила условие испытания, присвоила чужой труд, доработав его под себя. Твоё наказание — лишение голоса на неделю.

Видира ошеломлённо посмотрела на хранителя, хотела возразить, но вовремя одумалась и склонила голову ниже.

Следующим заговорил молодой мужчина с длинными стальными волосами и очень красивой эльфийской внешностью:

— Я хранитель мира Инкарвиль, объявляю о наказании для девы Синель.

Длинноухая зашморгала носом и начала попискивать.

Хранитель же продолжил:

— На неделю я переселяю твою душу в тело оборотня за то, что ты не просто использовала чужой труд, но и ещё выказала полное неуважение, не выучив его, а прочитав с листка.

Синель рыдала уже в полный голос.

И последним заговорил седовласый старик с большой бородой:

— Для тех, кто не знает, меня зовут Ордан, я хранитель этого мира и я объявляю о наказании для девы Динары. Ты тоже использовала чужой труд, часть твоей речи была написана другим человеком. За это я лишаю тебя на неделю магического кулона.

После этих слов кукольное лицо девушки исказила злобная гримаса, я даже испугалась.

Хранитель Ордан протянул руку и магией стащил кулон с шеи Динары. Образ магини развеялся дымкой, и девушка полностью исчезла. Мы все замерли от шокирующего события. А Ордан сильно нахмурился:

— Так вот в чем дело, — проговорил он себе под нос.

Как только на террасу вошли Дэянар с Линасом, хранители исчезли.

— Что случилось? — спросил огненный.

— Хранитель снял магический кулон с Динары и она испарилась, — ответила красная магиня.

— Не успели, да что б тебя, потеряли такую нить! — Линас яростно всплеснул руками.

— Что такое, объясните нам уже. Всем девушкам грозит опасность? — испуганно спросила Кьяра.

— И да, и нет, — коротко, но строго ответил учредитель, — Мы знали, что нападения устраивала Динара, но мы не хотели дисквалифицировать ее сразу.

— Мы хотели найти того, кто стоит за этим всем, — подхватил Линас.

— Мы просто потеряли бы исполнителя, и на ее место пришел бы кто-то другой. А сейчас, после ее исчезновения, даже и не знаю чего ожидать, — вздохнул Дэянар.

Было видно, что мужчины очень расстроены.

— Эй, мы для вас что, приманки? — возмутилась эльфийка.

— Вас сторожили, как могли, — хмуро ответил учредитель.

— Хах, — усмехнулась Синель, — видимо не достаточно, раз лекарку, как там ее, свалило.

И пусть нападки Синель выглядели грубо и капризно, но резон в них был. Мы все дружно переглянулись.

— Тени не смогли разобрать ауру нападавшего, а от девушки сильно фонило магией. Да и наши заклинания на нее не действовали, теперь я понимаю почему.

— Так объясните нам, мы ничего не понимаем! — потребовала Кимали.

— Это была не Динара, а ее проекция, она разделила свою ауру на две части, чтобы одна была здесь на отборе, а вторая могла спокойно заниматься своими не совсем законными делами, — голос учредителя был уставшим и разочарованным.

Мужчина поднес указательные пальцы к вискам и начал массажировать.

Линас, усевшись в кресло и перекинув ногу на ногу, решил объяснить всем девушкам всю серьезность ситуации:

— Плюс для нее был ещё в том, что на месте преступления, где была настоящая Динара, не могли найти целую ауру и доказательств причастности девушки не было. Но самое страшное то, что для активации заклинания дубля нужны жертвоприношения шести человек и не сразу, а с промежутками времени. Это магия темной Вселенной, она всегда завязана на крови и жертвах.

— Ох, я слышала про темную Вселенную! — воскликнула Тариона, — В книгах описывается, что ее миры создали две сестры Мгла и Тьма.

— Да, и они постоянно борются за право главенствования, — будто для себя сказал Дэянар.

— Так, подождите, значит, получается, что меня и Орэль пытались убить из-за кровавого ритуала? — подытожила я нервно, пытаясь держать себя в руках, — Как там она? Девушка жива?

— Жива, — еле слышно ответил учредитель, — девушке повезло, что она лекарь и организм начал самовосстановление.

— Так что, сейчас Динары две? — спросила Кьяра.

— Уже нет, в магическом кулоне находилось заклинание, которое и позволяло проекции существовать. Но все равно, будете осторожны. Мы уверены, что этот отбор ей был нужен не для свадьбы с Императором. Но вот для чего, понять пока не смогли.

Учредитель провел пятерней по своим шикарным черным волосам и откинулся на кресле.

— Можно попробовать ее выследить, собрать лучших воинов и…, - начала было Больяра.

— Я пытался, — перебил девушку Дэянар, — они магией Мглы путают все следы, даже лучшие оборотни не могут через нее пробиться.

Видира громко сопела и сверкала на всех глазами.

— Чего это она? — спросил Линас.

— А, нечего было чужое красть, — веселилась Кимали, — Хранитель голос на неделю забрал. И я вам скажу, так намного лучше.

— Я не собираюсь участвовать в этом балагане! — истерила Синель, — отправьте меня домой!

— Кстати, почему бы и нет? — решила не упустить шанс я, — Закройте отбор и по домам. Все в целости останутся.

— Отбор нельзя закончить. Это испытание хранителей. Оно священно, — отозвался огненный красавчик.

— Отбор вы можете покинуть раньше времени, только если умрёте. Тогда конечно, вас никто задерживать не будет, — сарказм Дэянара привел к молчаливой паузе и у всех по спине протоптались мурашки.

— Итак, Милоры, — мужчина продолжил, — слушайте меня внимательно. Следующее испытание пройдет через неделю, и оно для многих будет самым ужасным кошмаром. За это время вы должны подготовиться, — учредитель говорил очень серьезно, вглядываясь всем нам в глаза.

— А как готовится? Морально или физически? — заинтересовалась я.

— И так и так, — хмуро ответил Дэянар, — вас отправят в лабиринт страха.

— Да! Всегда мечтала туда попасть! — подскочила со стула Больяра, — Там всплывают самые ужасные кошмары, и испытывают тебя, пока ты их не поборешь. Мои родители говорили, что лабиринт полностью менял всех, кто туда входил.

— Это так, — с гордостью отозвался Линас, — Я там обрёл свою магию.

— Какую магию? Ты же оборотень! — возмутилась Кимали.

— Ага, а ещё я владею огнём. Я огненный лис, крошка. И это благодаря лабиринту.

Линас с заигрывающим видом, похвастался мышцами перед девушкой.

— Не может быть! — неверующие пробормотала моя лисичка, — Хочу увидеть твоего огненного зверя…, - потом поперхнулась, видимо поняв, что она сказала и покраснела.

— Не так быстро, моя рыжая прелестница, — подмигнул ей огненный.

— Ох, какой труд я по окончанию смогу написать, — мечтательно закатила глаза Тариона, — на диссертацию хватит.

— Это что, шутка? — все больше истерика эльфа, — Да как вы смеете подвергать опасности особ королевских кровей! Какой лабиринт?

Глаза Дэянара наполнились тьмой. В комнате резко похолодало, и из-за его спины вылезла тень с огромными когтями, Фредди Крюгер отдыхает. Я сглотнула от страха и вжалась в спинку кресла. Рядом Кимали задержала дыхание. Больяра стала в стойку и приготовилась атаковать, если понадобится. Зана схватилась за сердце, было видно, что девушке страшно. Тара сидела в шоке и хлопала глазами. Вот уже, сознание ученого: меня будут пожирать, а я скажу — начните с ног, я вас пока опишу. А где Кьяра? Повернувшись, увидела ее на полу, девушка лежала в обмороке. Видира настороженно косилась то на Дэянара, то на тень. Синель же бледнела по мере приближения к ней чудо монстра.

Загробный голос учредителя прорезался в уши:

— Ещё хоть раз ты посмеешь возразить хранителям, и я отдам тебя порождениям тьмы. Ты все поняла?

Фарфоровые чашки задрожали и девушка вскрикнула:

— Да, я поняла, уберите это… это…

— На место! — прокричал Дэянар.

И тень шмыгнула обратно за его спину.

— Повторяю ещё раз, для тех, кто в коконе: самая большая проблема, это второе испытание. В лабиринте действуют свои правила и своя магия. Мы поставим охранки, чтобы в него не смогло проникнуть ничего магического, это хоть как-то вас обезопасит. И да, милоры, ваша магия там тоже действовать не будет.

— Как, не будет? А как же мы пройдем? — заволновалась Тара.

Линас подошёл к Кьяре, поднял ее аккуратно и положил в кресло, начал медленно приводить девушку в чувства.

— Наша магия резонирует с магией лабиринта. Может открыться воронка и из нее полезут разные создания, возможно, портал нашим миром не ограничится. Я думаю, что не стоит рисковать, — скрестив руки на груди, сказал учредитель.

— А так, будто мы не рискуем, — пробурчала я.

Мне это все совсем не нравилось. Мало того, что меня закинули сюда без моего согласия, я ещё и жизнью должна рисковать? А для чего и ради чего?

Дэянар, будто услышав мои мысли, ответил:

— Милора Вераль, я понимаю что, вы не хотите замуж за императора, но вы же его ещё не видели, может этот мужчина покорит вас с первого взгляда.

При этих словах, лицо учредителя скривилось, будто ему не приятна сама мысль о моем совместном будущем с Императором.

— А если нет, останьтесь в живых, чтобы отправиться домой к тому, кто Вас так ждёт.

Я немного не поняла тона Дэянара, было такое чувство, что он меня ревнует. С чего бы это? Ни разу до этого ничего такого не было. Ладно, проехали, дальше будет видно по его поведению.

— А чего это эльфа не превращается в оборотня? С золотой то, сразу подействовало, — спросила заинтересованно Кьяра.

Девушке стало намного лучше после заботы Линаса.

— Оу, значит, ее переселили в тело молодой оборотницы, которая еще ни разу не обращалась, — ответила Больяра.

— Знаешь, эльфа, а я тебе даже сочувствую, — с саркастической улыбкой прошептала Кимали, — Завтра, как раз, полнолуние начинается. А первое обращение само тяжелое. Можно даже потерять свою суть и не возвращаться в человека несколько месяцев.

Эльфийка сидела с открытым ртом и большими глазами смотрела на всех с мольбой.

— Сделайте что-нибудь. Это не правильно! Я не хочу! Я не буду превращаться в это лохматое и уродливое создание.

— Кхм, — привлек внимание девушки Линас, намекая на то, что он так-то тоже лохматый и совсем не уродливый.

— Извините…, - Синарель сникла и будто смирилась со своей участью.

— Девушки, нам пора возвращаться, — привставая с кресла, произнес Дэянар.

Мы гуськом направились к многочисленной толпе. Встали рядышком, чтобы поддерживать друг друга.

Учредитель вышел вперед и, протянув руку, с воздуха достал лист.

— Внимание, милоры, сегодня с нами здесь присутствует сам Мартон Дэрийский, будущий император Олтгейна. Я попрошу его вручить девушкам подарки.

К нам в зал начал подниматься светловолосый мужчина, его голубые глаза светились и переливались, ловя зайчики от витражных окон. Вот это индивид: высокий, мускулистый, немного смуглый с аккуратными чертами лица. Он шел к нам и улыбался. Да, такие парни у нас снимаются в рекламах нижнего белья.

— Приветствую вас, дорогие милоры, — начал этот симпотяжка, — я очень счастлив, что именно вы принимаете участие в отборе невест. Надеюсь, что моя внешность вас не разочаровала, — он подмигнул и стал ближе к Дэянару.

Ну что я скажу, на первый взгляд, абсолютно не мой типаж. Слаживается впечатление избалованного богатого буратино, который катается по клубам на дорогой тачке и цепляет всех моделей.

Учредитель развернул лист и начал громогласно читать:

— Первое место занимает милора, которая набрала наибольшее количество баллов. И это, милора Зана. В подарок ей достаетсяколье с драгоценными камнями.

Мартон взял коробочку с колье и подошел к девушке. Его взгляд пробежал по лицу и остановился на глазах. Мы сначала не обратили внимание на заминку. Но, когда пауза начала перерастать в неприличную, слово взял Дэянар:

— Милор Мартон, девушке нужно отдать колье.

— А, да…, - немного несуразно ответил будущий император.

Он достал колье с коробочки и аккуратно приложил девушке на шею.

— Поднимите волосы, пожалуйста.

Зана покраснела до кончиков ушей, в ее глазах стояла неуверенность и неверие, но она улыбалась. Девушка приподняла свои волосы, и Мартон защипнул колье на ее шее. После, будто случайно, провел большим пальцем по ее оголенному плечу. Ничего себе, а наша маленькая птичка понравилась гламурному петушку. Блин, хоть бы не сожрал.

Мужчина вернулся на место, а учредитель продолжил:

— Второе место занимает милора Вераль. Она получает браслет с драгоценными камнями.

Я была шокирована таким исходом. Я надеялась на седьмое или восьмое место, а тут второе. Зачем мне второе? Да и за что. Вряд ли всем так понравился мой стих. Видимо, что-то прочитав по моему лицу, Дэянар ответил:

— Во время голосования, в бюллетени отразилось, что это Ваши стихи прочли милоры Синель и Видира.

Ах, вот оно что, ну теперь-то все ясно. И кого нужно благодарить за медвежью услугу?

В это время ходячая обложка журнала направилась в мою сторону. Подойдя, мужчина одел мне на руку переплетенный браслет, он состоял из пяти нитей, на которых были нанизаны разноцветные сверкающие камни. Главное, стоит около меня, а глаз коситься на Зану. Ну дает, неужели так зацепила девочка? Возвращаясь, его взгляд был прикован к глазам девушки.

А Дэянар продолжал оглашать результаты первого испытания.

— Третье место заняла милора Больяра. Зная предпочтения девушки, она получает кинжал из дамасской стали. Четвертое место — милора Кимали, ей достается кольцо с драгоценным камнем. Пятое место — милора Кьра. Ее подарок — золотое колье. Шестое место — милора Тариона, она получает золотое кольцо.

Все эти разы, Мартон ходил к девушкам, вручал им подарки, но больше никому ничего не одевал лично. Все девушки сразу поняли, кто стал фавориткой отбора.

— Милора Синель и милора Видира, — обратился к девушкам Мартон, — как я понял, за вас отдали меньше всего голосов, и знаете, была причина. Вы продолжаете участвовать в отборе, но подарков за первое испытание не получаете.

Видира только задрала голову и презренно на всех посмотрела, Синель же начала покрываться красными пятнами, но помня предупреждение Дэянара, держала себя в руках.

— Мы будем надеяться на то, что милора Орель за неделю поправится, — начал с грустью в голосе учредитель, — если же нет, то девушку придется дисквалифицировать с отбора.

Мы как-то разом погрустнели, настроение упало. У меня даже появилось чувство вины за то, что я здесь жива и здорова, а она там, лежит и ей плохо. А на нас обеих покушались. Что за логика у меня? Слышала бы мои мысли Кимали, дала бы такую затрещину.

— Все, девушки, вы свободны. Можете отправляться по своим комнатам. Ужин вам принесут. Одни не ходите, будьте осторожны.

При этих словах, Дэянар посмотрел на меня, волнуется? Интересно за кого больше: за меня или за свой замок?

Глава 9

Разбудили меня в четыре часа утра. Я хотела убить смертника, который осмелился на такой шаг, но, видимо кто-то это уже сделал за меня.

— Больяра, что с тобой? — взглянув на девушку, поинтересовалась я.

Чтобы вы поняли, волчица была вся мокрая, на ней свисали поломанные цветы, клочья земли и даже перышки.

— Там сделали полосу препятствий, а я не знаю? — решила разрядить обстановку я.

— Слушайте, а хорошая идея, — вдохновилась оборотница, — а я-то думала, как вас поднатаскать, какие полезные мысли лезут тебе сутра в голову. Одевайтесь.

— Я вот сейчас не поняла. Куда одеваться? Эй, Боль, я экскурсию по ночному замку не заказывала.

Но мой голос встретился с закрывшейся дверью. Вот же, ранние пташки. Хотя, какие пташки, птеродактили. Это ж нужно было так приукрасить.

Я потянулась, нехотя слезла с кровати и побрела в ванную. Так, стоп, а где это моя рыжая совесть? Вспомни солнце, вот и лучик.

— Ну и где ты бегаешь? Сказали же, одним не ходить, — наигранно возмутилась я.

— Там это, представление. Быстро собирайся. А то будешь долго жалеть, что не увидела, да еще и на мне срываться. Знаю я тебя. Давай, шевели своими булками, — вдохновленно и со смехом поторопила меня Кимали.

— Да бегу я.

Блин, умеет заинтересовать, коза рыжая. Хоть бы намекнула, так нет, умирай от любопытства.

Я даже зубы не почистила, меня выволокли из ванной, как только я штаны на задницу успела нацепить? Спасибо, что хоть струйку дала закончить. Да что там такого может быть срочного, что все как с цепи сорвались.

Выйти с крыльца не успела, как моя челюсть, не попрощавшись, ускакала по ступеням. Это было что-то. По парку бегала, неуклюже перебирая лапками, длинноухая рыська с пушистыми кончиками. На ней скомкалось платье эльфийки, точнее, то, что от него осталось. Но ладно платье. В такт шагам бренчали сережки и подвеска. Твою ж маковку. Это что, и вправду Сирель? Вот тебе и шутки хранителей. Рысь недовольно скалилась, если к ней пытались подойти. Она крутилась, пробуя рассмотреть свой маленький хвостик.

Во дворе начали собираться люди, может и не люди, мне особо видно не было. Я так поняла, что это слуги и охрана замка. Тут двое из охраны обернулись в серых волков и начали с двух сторон подходить к рыське. Та зашипела и потихоньку двигала свою мохнатую попу в сторону выхода с парка, где росли огромные деревья. Лапа одного из оборотней наступила на кусок платья, и Синель рванула, не разбирая дороги. Оборотни побежали за ней.

Немного поодаль от всех я увидела Больяру.

— Боль, а они ей ничего не сделают? — немного забеспокоилась за девушку я.

Какая бы она противная не была, но двое мужчин, на одну девочку, это уже перебор.

— Ты о чем? — округлила глаза волчица, — Святые хранители, Вераль, о чем ты думаешь? Пока идет отбор, ни один мужчина не имеет право прикасаться к претенденткам. Иначе, их ждет немедленная кара.

— Да уж, а фантазия у хранителей, я гляжу, хорошая, — добавила я.

— Они побежали, чтобы присмотреть за ней. Синель не до конца понимает, что делает. Разум девушки слился с разумом рыси. Ее не готовили с детства к такому, поэтому, ей вдвойне тяжело.

Больяра о чем-то задумалась, а потом резко перевела разговор:

— Так, я, как приехала сюда, начала каждоеутро тренироваться на территории охраны замка. Там у них и полигон прекрасный и выбор оружия замечательный.

— Я конечно очень рада за тебя, но меня зачем будить нужно было?

В моем голосе прозвучала жалость к себе.

— Хм, ты мне за это еще спасибо скажешь, — гордо задрала голову волчица, — И тем более, я разбудила не только тебя.

Я обернулась и увидела всю нашу заспанную компанию.

— Я буду подготавливать вас ко второму испытанию. Слышала, что сказал учредитель? Магия там действовать не будет, будут только страхи.

Говоря все это, волчица потихоньку избавлялась от травы и земли на волосах.

— Да что с твоим видом? — перебила Больяру я.

— Бегала, обращалась в волчицу, — коротко отозвалась Боль.

— Слушай, но глюки же только в наших головах и они не могут причинить вред телу, зачем тренировки? — взвыла я от нежелания в такую рань еще и тренироваться.

— Вот сейчас ты очень сильно заблуждаешься, — к нам подошла Тариона, — лабиринт только один раз заползает к тебе в голову, это при входе в него. А дальше, с помощью своей магии, вызывает все самое ужасное, что нашел в твоей голове. И это не глюки. Вызванные лабиринтом ужасы, не только могут тебе навредить, но и, если входящий сильно слаб, даже убить, — мозг нашей компании вздохнул, — Много знать, иногда тоже плохо.

— А нам никто ничего не скажет? Ну представь: шестеро девушек идут на территорию охраны. Там же казармы, наверное.

Для меня это было немного неловко.

— Да все нормально, они уже привыкли, — махнула рукой Больяра, — Вначале даже присоединиться пытались, но быстро поняли, что нет смысла. Я же по своей программе занимаюсь. Ну что, собрались и давайте за мной, — прокомандовала волчца.

Мы направились вдоль замка к дворовым территориям. Пройдя под аркой, я увидела много снарядов для тренировок, место для рукопашного боя, мишени, даже было что-то похожее на манекенов. Вот это я понимаю полигон, прям в спец-войска попали.

По прямоугольному периметру этого поля, располагалась широкая замковая стена, она прилегала к зданию с обеих сторон. В стене располагались жилые помещения для слуг и охраны, прачечная и столовая для персонала.

— Слушай, Боль, а что ты вообще планируешь снами делать? Я, например, ни одного оружия в руках не держала, — с беспокойством отозвалась Кьяра.

— Не все так быстро. Сначала приведем вас всех в надлежащую физическую форму, а уже потом будем выбирать оружие, — голос волчицы прозвучал с усмешкой.

— А зачем нужно было вставать так рано? — жалобно спросила Тариона, — У нас же день все равно ничем не занят.

Ей ответила Кимали:

— Если я правильно поняла, то тренировки у нас будут не один раз в день.

— Ты абсолютно права, — бодро отозвалась Боль, — у нас слишком мало времени, поэтому, будем встречаться здесь три раза в день.

— Боль, мы так быстрее умрем сами, и нам уже никакой лабиринт страшен не будет. Ты этого хочешь? — пыталась воззвать к совести я.

— Хватит ныть! — отрапортовала волчица, — Вы хотите выжить? Или вам абсолютно все равно?

Мы все переглянулись и с удрученным видом согласились с полезностью занятий.

До завтрака мы занимались разминкой. Как объяснила Боль, организм нельзя сразу подвергать сильным нагрузкам, нужно это делать постепенно. Вот мы и растягивали мышцы, наше тело вспоминало о том, что такое зарядка. Кимали хорошо, она постоянно в замечательной форме. Даже сейчас, у нее все без напряжения идет. А у меня же, как у старухи: то там хрустнет, то там заклинит. Успокаивало только то, что я не одна такая. Со мной рядом еще кряхтела Тара, ее красные волосы облепили девушке лицо, но она упорно продолжала тренировку. Следующая пара с похожими умениями — это Кьяра и Зана. Кьяра, оказывается, на Земле занималась любительским бегом, отсюда и хорошая форма с отличной координацией.

Когда Зана увидела наши с Тарой удивленные глаза, объяснила:

— В Кародоноре люди — постоянные слуги, и они обязаны быть в хорошей форме. Человека могут день гонять по поручениям и дать поспать всего час или два за ночь. Чем больше спишь, тем меньше платят.

Было приятно видеть, что она уже немного общается со всеми. Всё же, хорошее отношение девушек, повлияло на нее. Даже на Кимали с ужасом уже не смотрит, но здесь, возможно, клятва повлияла. Только Больяру еще боится и в глаза той не смотрит, старается постоянно голову опустить ниже. Ну ничего, и к этому придем.

С разминки мы все шли потные и уставшие, кроме наших пушистых оборотниц. Те, довольные и чуть ли не вприпрыжку шли, переговариваясь друг с другом.

— Вот сто процентов, придумывают очередную каторгу для нас, — пробурчала себе под нос.

— Да ладно, — подбодрила меня Кьяра, — Это же все для нашего блага.

— Так, нужно поспешить, — вклинилась Тара, — Совсем скоро завтрак и мы не успеем помыться.

Эти два слова «мыться» и «завтрак», чудесным образом на нас подействовали, и мы бегом направились по своим комнатам.

Эх, как же мне нравилась эта столовая. Вот сидишь на этих мягких, божественно красивых стульчиках, и думаешь о вечном. А главное — никаких тренировок.

За столом мы были только нашей компанией. Видира не пришла, видимо боится, что без голоса не сможет до нас донести всю суть нашего ничтожества. А Синель, как сказала Кимали, еще не вернулась с леса. Ох, как же без них хорошо, прямо, душа радуется, и еда лучше заходит.

— Слушайте девочки, — начала вдохновленно Кьяра, — А может, устроим девичник?

— А чем тебе сейчас не девичник? — недоуменно спросила Боль.

— Не, там должно быть вино и секретики. А еще сладости и обязательно пижамы, — мечтательно закатила глаза Кьяра.

— Доброе утро, Милоры.

В столовую вошёл Дэянар. А по сравнению с нами, он отлично выглядит: белая рубаха и чёрные штаны, туфли, в которых можно было увидеть своё отражение, ну, и, конечно же, волосы, они были стянуты жгутом на затылке. Да, список в журнале Форбс явно потерял своего кандидата.

Мы поздоровались в ответ. Все помнили о непостоянном настроении учредителя, и поэтому не спешили начинать разговор первыми.

— Девушки, вы можете вечером собраться в гостиной комнате. Я прикажу слугам приготовить ее так, чтобы вам всем было комфортно, — его голос звучал дружелюбно и даже ласково.

Мы переглянулись, ища подвох.

Голос подала Кьяра:

— Большое спасибо, милор учредитель. Вы очень поможете нам поднять боевой дух.

— Да, странный у нас отбор получается, — усмехнулся Дэянар, — Не бои конкуренток, а сбор подружек по интересам.

— Давайте будем честными, просто отбор этот ваш, точнее главная его блондинистая цель, нас не особо то интересует, — в сердцах сказала я.

— Даже так? — съехидничал учредитель, — Но что-то я не вижу, чтобы Вы, милора Вераль, бились в истерике и требовали вернуть Вас домой. Неужели передумали возвращаться?

— Как так объяснить, чтобы Вы поняли правильно? — задумалась и посмотрела в потолок я, — Мозг человека способен, как загнать себя в депрессию, так и вытянуть из нее. Данную ситуацию я воспринимаю, как отпуск с подругами. Замужним женщинам нашего мира иногда хочется отдохнуть где-то в компании подружек. Заселиться в отель, где все включено. А по вечерам там интересные конкурсы, не смертельные конечно, но все же. Я просто поняла, что нет смысла в истерике, да и хранители глухи к моим просьбам, а делать что-то им назло, увольте, я посмотрела, что они могут придумать в отместку.

Разложив все по полочкам, объяснила картину, которая вырисовывается в моей голове.

— Милор Дэянар, Вы же не против того, что мы будем тренироваться на полигоне в зоне охраны? — решила перевести тему Кимали.

— Нет, не против. Я вам больше скажу, если бы вы сами не додумались до этого, я предложил такой вариант сам, — преподнеся бокал к губам, успокоил нас мужчина, — Сколько раз в день вы планируете заниматься?

Учредитель смотрел на Больяру, надо же, правильно определил главу нашей банды. И девушка не замедлила с ответом, гордо выпятив грудь:

— Три раза, милор.

— Думаю, сегодня вы можете обойтись двумя. А то вам будет не до ваших посиделок, да и организм нельзя сразу так напрягать.

Учредитель говорил со знающим видом и волчице пришлось согласиться.

— Скажу еще кое-что, свои призы, которые вы получили после первого испытания, возьмите с собой на тренировку.

Мы все ошарашено посмотрели на Дэянара. Потом друг на друга, а вдруг показалось, но нет, мужчина был очень серьезен.

— Но милор Дэянар, позвольте спросить, зачем нам драгоценности в таком деле, да и неудобно будет, — осторожно спросила Кимали.

— Я могу только намекнуть, хоть и не должен этого делать. По правилам, вы должны определить все сами, — голос учредителя звучал заговорчески, — Каждое украшение имеет свое свойство, и все они могут принять такой вид, который вы ему прикажете. Извините, но больше сказать не могу.

Мы все разом посмотрели на Тариону.

— Что? — недоуменно спросила девушка.

— Ну ты же у нас мозг компании. Слышала что-нибудь про такое? — задала интересующий всех вопрос Кимали.

— Я про артефакты немного знаю. Что-то припоминаю такое, но точной информации нет. Я поищу. У меня с собой есть пару книг, может, что вспомню.

У девушки был очень задумчивый вид, мозговая активность была запущена.

После окончания завтрака, мы все направились по комнатам отдохнуть. Через два часа, по договоренности встретились на полигоне. Теперь в программе у нас стояли упражнения на выносливость, а именно: бег, приседания, отжимания, планка и прыжки. Не могу сказать, что у нас хорошо получалось, вначале так вообще было все очень уныло, только оборотницы справлялись. Но позже к ним присоединились и Кьяра с Заной. Мы же с Тарой, как и утром, были в самом конце. Но я не особо расстраивалась. Там умру или здесь умру, какая разница. Все закончилось моим падением. Я бежала очередной круг, как Кимали закричала:

— Гляньте, прачки вывесили труселя Дэянара.

Я обернулась, а в это момент моя нога наступила на камушек и подвернулась, итог — я лечу в грязь. Не то, чтобы мне было, прям, интересно смотреть на чужие труселя. Просто сработал эффект неожиданности, ну и наверное, совсем чуть-чуть, женское любопытство. Ну просто интересно, какое белье мужчины здесь носят, женское то я уже видела.

Я приподняла голову, чтобы высказать Кимали все, что я о ней думаю. С моих волос комьями сваливалась грязь, я уже представляла, как выгляжу сейчас. Поворачиваюсь, и вижу носки туфель, смотрящие на меня. Ой, что-то мне дурно стало, и предчувствие заныло, ну ка ж, давай Вера, пластунским методом. Но не тут то было. Над моей головой раздался голос:

— Милора Вераль, если Вас так интересует мое нижнее белье, могли бы просто попросить у меня пару экземпляров, я бы Вам одолжил. Только одно маленькое уточнение: Вам они нужны чистые или чтобы был мой запах?

У меня покраснело, наверное, не только лицо, но и шея с ушами. Вот позорище: мало того, что вся в грязюке, так еще и с труселями этими. Вот Кимали, подкинула мне делов.

— Ой, милор Дэянар, а Вы о чем? Я хотела спросить у Больяры, сколько мне еще кругов бегать, а тут злополучный камень. Вот и не удержалась. А Вы всем предлагаете свое нижнее белье или мне одной так повезло? — не растерялась я.

Главное что? Правильно, в любой ситуации не признавать своей вины.

Учредитель усмехнулся и сделал вид, что поверил мне.

— Девушки, обед готов. Отправляйтесь в душ, еду принесут вам в комнаты. Отдохните. Через час после обеда, к вам придут массажистки, они разомнут ваши мышцы, чтобы завтра вы могли встать с кровати, — с некой заботой проговорил учредитель.

Девушки поняли, что нужно валить, пока за шутку не прилетело.

Ох, какая же это красота. Точно отель пять звезд. Меня накормили, я полежала, потом пришли массажистки, и начался кайф. Они разминали всё: ноги, руки, спину, шею. Мне такого массажа в жизни никто не делал. Так расслабляет, только б не уснуть. Только б …

Глава 10

Проснулась я от дикой боли в голове. Не поняла. После массажа же хорошо должно было быть. Что я пропустила? Может я с лежака упала, да головой ударилась, а меня подняли и сделали вид, что так и было.

Открыла глаза, потолок кружился. Вот это вертолет. Точно сотрясение. Ну и где эти чудо массажисты, которые меня разбудить не могли, чтобы я перелезла на свою кровать? Осмотрелась получше, странно, я в кровати, в своей, прошу заметить. Только вот… мне что-то дурно. На мне брючный костюм, кто его на меня одел? Я же в полотенце лежала. На одной руке ногти полностью сломаны, прямо до корней, аж кровь видна. Так, нужно полностью осмотреть тело, чтобы знать какие еще претензии предъявлять и за что. Может меня накачали чем, да темную устроили, пока я в беспамятном состоянии была?

Я аккуратно села на кровати, твою ж маковку, как же все кружится. Я будто на аттракционах перекаталась. Спускаю ноги с кровати, встаю и… Падаю на пол. Все дело в том, что одна нога, ну никак не хотела работать. Я уже испугалась, подумала, что она сломана, но нет, задрав штанину до колен, увидела просто громадный синяк. Было ощущение, что это не синяк на коже, а немного кожи на синяке. Вот это я упала.

В комнату вошла потрёпанная Кимали. И когда она обернулась, я обомлела. На ее щеке красовался фингал, синенький такой. Я заикаясь, почему-то шепотом спросила:

— Ким, а кто это тебя так?

Она на меня как-то странно посмотрела.

— Ой, Вер, иди ты в задницу!

Я совсем опешила от такого. Видя мое состояние, лисичка подошла ближе и поинтересовалась:

— Только не говори, что у тебя память рубануло.

— В смысле? — не поняла я, — Какую память? Я уснула на массаже, а проснулась с синяком на пол ноги и сотрясением. Хотела тебя попросить, сходить со мной к учредителю, пожаловаться на этих чудо массажисток, которые меня не разбудили и из-за которых, я свалилась с кушетки.

В комнате раздался дикий ржач. Рыжая просто упала на ворсистый ковер и заливалась смехом. Я же ничего не понимала.

— Эй, ну ты чего? Я не люблю, когда с меня смеются, — немного обиженно сказала я.

— Святые хранители, Вера, массаж нам делали вчера.

Слова лились сквозь смех, но смысл сказанного я поняла.

— Так что, я все это время спала? Но бодрости тела после хорошего сна я точно не ощущаю.

Кимали смеялась уже со слезами, у нее явно началась истерика.

— Оу, Вера, я загадаю тебе одну маленькую загадку, которую ты будешь разгадывать весь сегодняшний день. Ты будешь бегать, и спрашивать у всех ответ на нее.

— Ким, скажу честно, я не особо люблю загадки и тем боле, не буду у всех спрашивать на нее ответы.

Мое скептическое выражение лица развеялось под очередным приступом лисички.

— А вот сейчас посмотрим. Вера, ты спала за сегодняшнюю ночь только два часа. Как ты думаешь, чем ты занималась все оставшееся время?

Мое выражение лица нужно было видеть, честно, я бы и сама не отказалась на него в зеркало посмотреть.

— Как два часа?

Я неверующе смотрела на рыжую, эта же морда пушистая могла и пошутить.

— А вот так. Спроси у кого хочешь. И скажу тебе еще одну, но последнюю вещь, синяк мне ты поставила.

Видя мое ошеломление, лиса продолжила:

— Ох как же мне будет интересно наблюдать за тобой сегодня. Прям развлечение века.

Я, не вставая с пола, пыталась напрячь мозги. Ну давайте, ну хоть что-то. Бесполезно.

— Кимали, мы пили вчера? — решилась на главный вопрос я.

— О-о-о, да, — протяжно и со смаком ответила рыжая.

Я, застонав, накрыла лицо руками. Вот тебе и девичник в Вегасе. А все Кьяра.

— Кималюшка, солнышко мое рыжее, ну расскажи, пожалуйста, что вчера было, а, — начала подлизывательную миссию я.

— Слушай, в последний раз, когда ты меня о чем-то просила, я получил от тебя пяткой в глаз.

— Ох, прости меня, пожалуйста. Я действительно не помню, что вчера было. Просто пустота и все, как обрезало. Может это магия? — с надеждой спросила я.

— А может это самогонка? — ехидно так подколола меня лисичка.

— Какая самогонка? — думала, послышалось.

— А такая. С Земли. Семейный рецепт твоей бабушки, — не без издевки продолжала Кимали.

— Какого?… Но… Но как? Мы что перемещались на Землю?

Мои мозги пухли, я отказывалась участвовать во всем этом. Мне было страшно открывать свою память. Если уже даже до бабушкиной самогонки дошли, то это край.

— Нет, ты хранителя послала, — сказала, как отрезала соседка.

Я схватилась за сердце.

— Как послала? Меня же теперь… Как я жива то еще? Нужно срочно что-то делать, меня же накажут или вообще казнят.

Мое душетерзание перебила лисичка:

— Да успокойся, ты его к бабушке послала, за эликсиром счастья и умиротворения.

Я только что и смогла сделать, так это икнуть. Это кошмар.

— Да не волнуйся ты так. Вот когда соберешь всю картинку, станет легче. Не на много, признаюсь честно, но легче станет, — решила меня подбодрить рыжая, — Вот держи, учредитель передал тебе мазь от синяков, мне только оставь.

— Но откуда он знает про мою ногу? — все еще не могла прийти в себя я.

— Так ты же с его балкона грохнулась. Как ему не знать.

В комнате воцарилась гробовая тишина. Я, прям услышала, как по моей деревянной крышечке сверху постучали: «у, Вера, это конец, допрыгалась».

Намазав свои боевые раны, мы отправились на завтрак. Выходить с комнаты ой как не хотелось, но пришлось, иначе я просто ничего не узнаю. Идя по коридору, мне казалось, что на меня все смотрят: слуги, стража, проходящие гости замка. Может это паранойя на нервной почве разыгралась?

Когда мы вошли в столовую, все разговоры резко прекратились. Наши девчонки повернулись ко мне и захлопали.

— Она ничего не помнит, — провозгласила Кимали.

— Как?

— Совсем?

Донеслись вопросы со всех сторон.

— Совсем, — приуныла я, — Я буду очень рада, если вы мне расскажете, что вчера было, а то я сломала себе весь мозг.

Я смотрела на девушек с мольбой, надеясь, что они не захотят поиздеваться и пошутить.

— А с какого момента у тебя обрыв? — поинтересовалась Больяра.

— Я помню только, как уснула на массаже.

По залу пронесся слаженный вздох. И следующие часа два мне поведывали историю моего вечера. Так стыдно мне еще никогда не было.

Оказывается, после массажа, меня разбудили, я оделась в этот брючный костюм, даже сходила на ужин, а потом понеслось. Мы собрались в гостиной комнате, про которую говорил учредитель. Нам принесли вина, закусок, было даже мороженное с фруктами. В общем, полный комплект.

Под вино решили ближе познакомиться. Начала Кьяра. Она описала нашу Землю, как располагаются материки и океаны, как меняются поры года. Мы все удивились сделанному нами открытию, оказывается, в каждом мире, расположение суши и воды примерно одинаковое.

Потом, слово взяли Кимали и Тара. Они рассказали о многочисленных лесах и населяющих их стаях. Оказывается, у них обитают многочисленное разнообразие оборотней. Вот сколько у нас видов зверей, столько у них видов оборотней. Людей они сильно не принижают, все же сами имеют людскую ипостась. Магов ценят и стараются взять на службу к королевской стае. Те, кто отказался, открывает свое дело, там с этим просто.

Посмотрев на Зану, следом начала рассказ Больяра. Она рассказала о войне, которая была в этом мире. В сущности, против правления магов выступили эльфы, они считали, что их принижают и угнетают. Хотя, Больяра сказала, что это было не так. Они просто искали повода для восстания. На защиту императорской семьи встали и оборотни, и драконы Олтгейна. Война длилась почти сто лет. Для эльфов и драконов это не срок, но для магов и оборотней, это слишком много. Как итог — эльфы в немилости, драконов осталось очень мало. Ушастые хитрые, они в первую очередь истребляли именно драконов, чтобы ослабить защиту.

Оказывается, высоченные деревья, которые я видела около фонтана, это в прошлом была граница с территорией эльфов. В данный момент, их земли перекинуты. И если смотреть со стороны нашей карты, то эльфы сейчас располагаются в северной и южной Америке, здесь это один материк. А рядом с поселениями магов и императором, находятся стаи оборотней. Они считаются защитниками и во всех городах несут охранную службу. Видов оборотней здесь не так много: волки, лисы, медведи, рыси и в дальних странах видели еще львов с тиграми. Про снежных полярных оборотней Больяра не знала, может там кто и жил, но связи с ними не держали.

Зана вздохнув и неуверенно теребя подол своего платья, тоже поведала о своем мире. У них драконы превыше всех. Делают что хотят, как хотят и с кем хотят. Люди — рабы, еда и развлечение. Маги — рабочая сила. Оборотни у них — это звери, которые обращаются в боевую ипостась, такую же лохматую и страшную. Человеческий облик умеют принимать только драконы и именно поэтому, считаются священными.

Жаль, что вчера с нами не было Орэль. Девушка смогла бы рассказать и про свой мир, где правят эльфы.

— Так вот, после воспоминаний о доме, Кьяра предложила поиграть в фанты, — поведала мне Тариона.

— Что? Фанты? — удивлённо спросила я.

— Ну а что здесь такого, обычная игра, безобидная, — оправдалась девушка, — Думала я до вчерашнего вечера.

— Вначале все было спокойно и задания были обычные, — начала примирительно Кимали, — но с каждой бутылкой вина, наша фантазия становилась всё более изощренной.

— А чего ты удивляешься? Ты вообще загадала Кимали притащить те самые, злополучные труселя Дэянара, — ввела меня в шок Боль, — Сказала, что это твоя месть за ее шутку.

Я сглотнула скопившуюся во рту слюну.

— И что, ты пошла? — аккуратно шепотом спросила я у девушки, боясь услышать ответ.

— Ага, и все вместе со мной.

Я уже ни на кого не смотрела, а просто закрывала руками лицо, опять. Это сегодня моя любимая поза.

— Какой кошмар, — пробурчала себе под нос я.

— Именно, но вчера было весело, — подтвердила Кимали, — Нас не слышал только глухой, мы так смеялись и шутили. А еще, кое-кого так сильно шатало, что Дэянар лишился пару ваз и трех статуэток.

— Извините, я просто раньше ни разу не пила, — тихо, елейным ангельским голосом проговорила, кто бы мог подумать, Зана.

Я открыла рот. На моем лице была гамма эмоций, я настолько не ожидала от девушки такого поведения, что на миг лишилась дара речи.

— Эй, ты чего? — пихнула меня Тара, — Ты же сама ее вчера в мушкетёры посвящала.

— В кого? Я?

Мой писк вряд ли могли назвать голосом.

— Ну да. Мы сначала, вместо комнаты учредителя, попали в кладовку, где ты нашла сервелат. И вот этой самой палкой колбасины, ты Зану и посвящала, а потом и нас всех, — продолжала шокировать меня Кьяра, — Объясняя это тем, что в лабиринте нам нужно держаться вместе и быть одной командой.

— Потом, мы все же попали в комнату Дэянара. Я по запаху ее нашла, и мы дружно ввалились.

Тут Кимали почесала голову и продолжила:

— Странно, что никто из нас не догадался проверить, на месте ли мужчина или нет.

Я застонала.

— Да нет, все нормально, его не было, — успокоила меня рыжая, — Мы сразу нашли шкаф, достали двое, на выбор. Одни нацепили тебе на голову, как корону, это же твое задание, а вторые я надела на себя, как шорты. Больяру мы поставили следить за коридором. И вроде все было нормально, пока из ванной комнаты не вышел Дэянар.

У меня возобновился приступ икоты.

— Ну а дальше паника.

Лисичка рассказывала улыбаясь, а мне становилось только хуже.

— Девочки выбежали в коридор, подхватив там Больяру. Мы же с тобой рванули к балкону. Я спрыгнула сразу, а ты вначале притормозила, потом спросила у меня, точно ли я тебя поймаю. Но, не дождавшись ответа, перелезла через перила и уже собралась прыгать, как тебе на голову слезли труселя, загородив обзор. Нога поскользнулась, и ты уцепилась рукой за перила. Потом я услышала треск…

— Моих ногтей, — перебила рыжую я.

— Наверное. И ты грохнулась, только не на меня, а на бетонную статую хранителя. Хорошо, что этаж был вторым, а статуя высокой. Я успела тебя подловить, когда ты скользила уже по торсу бетонного мужчины. Но даже тогда ты умудрилась дернуться и заехать мне пяткой в глаз.

Меня можно было выносить. Я смотрела на всех девушек сквозь пальцы, мне было ужасно стыдно. Но девушки не хотели останавливаться.

— Ты ппредстав, — начала Кьяра, — Вываливаемся мы на улицу и видим картину: бежит Кимали, неся тебя на руках. У одной на голове белоснежные труселя, а у второй, шорты в цветочек. Прям молодожены. Мы со смеху попадали от такой картины.

— А потом все пошли спать? — с надеждой спросила я.

— Нет, — хором мне ответили девушки.

— Потом мы закрылись в гостиной, чтобы Дэянар не пришел, — со смехом продолжила Тара, — Вино закончилось, слуги отказались нести еще, объяснив это указанием учредителя. Мы очень сильно расстроились. И продолжили играть в фанты. Тебе выпало задание, признаться в любви статуе, на которой ты висла.

Тут я облегченно вздохнула. Ерунда. Кто так не делал. Самое легкое задание.

— Не спеши, — притормозила меня Кимали, — статуя то была хранителя. А они все прекрасно слышат и видят.

Мое поднявшееся настроение, бухнуло обратно.

— Так вот, — продолжила лисичка, — стоишь ты такая, около хранителя, душу изливаешь, в любви признаешься. А главное, жалишься на вино, которое кончилось, и на учредителя не сознательного, который не разрешает девушкам расслабиться.

— И тут мы все были в шоке, — продолжила Кьяра, — Парк озарило вспышкой, и рядом с нами встал мужчина, потом мы узнали, что это хранитель Николай, наш, с Земли. И это ты ему в лобызаниях клялась. Он осмотрел нашу компанию, хмыкнул и спросил, чего бы нам на данный момент хотелось. И ты такая, «О, моя бабушка такую самогонку делает, что наутро и голова не болит и состояние лучше прежнего». Хранитель исчез и через пару минут вернулся с двумя бутылками, вручил тебе, ты от счастья повисла у него на шее, чмокнула и с криком «ура, гуляем», отправилась обратно в гостиную. Там мы их и приговорили, но уже без приключений, нас просто не выпускали никуда, заперли. А когда мы уснули, перенесли по комнатам.

— Вот это погуляли, — мой безжизненный голос повис под потолком, — Больше не пью. Нисколько.

— Не зарекайся, милая моя, — ухмыльнулась Кьяра.

— Только не в моем замке! В лабиринт берите свой эликсир, с ним вам точно боятся нечего. От вас наоборот все монстры шарахаться будут, — произнес вошедший в комнату Дэянар, — А белье, что вы одолжили, попрошу постирать и вернуть обратно. Я его в рамочку поставлю. Им еще не доводилось играть роль королевских регалий.

Мне стало так стыдно, что извинившись, я быстро удалилась в свою комнату.

Глава 11

Я очень долго стояла под прохладным душем. Память, видимо специально не возвращалась, боялась меня шокировать. Выдохнув, я сделала вывод, что все ровно уже ничего не исправить, стыдно да, но, а что поделаешь. Решила отправиться на полигон. Голова болела уже не настолько сильно, а тренировки никто не отменял.

Открыв шкаф, увидела новый комплект одежды. Это были удобные мягкие штаны, майка и кофта. Приятно удивилась, все же Дэянар заботливый мужчина. Посмотрела, в гардеробе лисички тоже был такой. Отлично, не придется больше тренироваться в чем попало. Переоделась и отправилась во двор.

Девушек еще не было, и я решила начать разминку с бега. Остановилась, когда мое сердце уже было готово выпрыгнуть из грудной клетки. Отдышалась. Ко мне подошла служанка и протянула стакан с водой. Я искренне поблагодарила, но напряглась, вспоминая старичка Патона. Девушка, поняв мою заминку, достала магический кулон и провела им над стаканом, произнеся заклинание. Кулон остался прозрачным. Я извинилась перед ней за свои подозрения. Служанка, улыбнувшись, поклонилась и отправилась обратно в замок.

Пришла очередь приседаний и отжиманий. Девочек я увидела, когда уже заканчивала.

— Молодец, — похвалила меня Больяра, — Надо же, после довольно бурной ночи и такие усердия. Ну что же, тогда мы начнем разминку, а ты можешь уже попробовать искать свое оружие.

Я непонимающе посмотрела на волчицу.

— В каком смысле, искать?

— Вераль, у каждого оружия есть стержень и душа. И вот когда твое тело полностью сольется с ним, ты поймешь, о чем я тебе говорю.

Видя всю гамму непонимающих лиц девушек, Боль решила сказать по-простому:

— Короче, слияние — это, когда вы владеете оружием, как третьей рукой или ногой. К этому нужно прийти через тренировки.

— Да, думаю вряд ли это возможно с нами, — выразила общую мысль Тара.

— Я рассчитываю на то, что мы у каждой из вас найдем сильные стонами, — подытожила Больяра.

Я подошла стенду с многочисленным оружием. Здесь были мечи, шпаги и кинжалы, луки и арбалеты. Многих вещей я даже названий не знала. Ну что ж, начнем?

Я понимала, что ближний бой не для меня, тем более с тяжелыми мечами, откинула их сразу. А вот к маленьким звездочкам я присмотрелась. Они красиво лежали в кожаном чехле. Я не удержалась, взяла их в руки и потрогала. Хм, нужно попробовать. Я видела в каком-то фильме, как такими вот звездочками ниндзя кидались. Вроде, не так уж и сложно должно быть. Кидай себе и все. Главное, направление правильное выбрать.

— Интересный выбор, — подошла ко мне волчица, — Это сюрикэн. Кстати, оружие с вашего мира. Эти звездочки удобно носить, они легко скрываются в складках бального платья.

Воодушевленная, я двинулась к манекенам и начала пробную метательную миссию. Да-а, сказать, что я расстроилась — ничего не сказать. У меня не хватало силы, чтобы хорошо вогнать краешек звездочки в деревянное тело. Чаще всего, они просто отскакивали. А я так надеялась. Пошла и положила их на место.

— Ничего страшного, — успокоила меня Боль, — Значит, не твое. Ищи еще.

— О, я всегда мечтала попробовать стрелять из лука, — несдержанно воскликнула я.

Подхватила в руки, попробовала натянуть тетиву и поняла, что лук, тоже не мое.

Видя мое расстроенное лицо, лисичка не смогла остаться в стороне.

— Ну ты чего, посмотри, сколько здесь всего еще, ты же только два вида попробовала. Не получилось с луком, попробуй арбалет, у него спуск на курке и даже прицел есть.

Я, уже боясь снова загореться вдохновением, а потом расстроиться, не сильно на что-то надеялась. Подошла к стенду, сняла арбалет, осмотрела его. Вспомнила все фильмы, в которых я видела такого рода оружие и решилась взять арбалетный болт, который совсем немного отличался от обычной стрелы. Я аккуратно положила его в проём, натягивая и заряжая. Ну, по крайней мере, я смогла его зарядить, уже хорошо. Подошла к мишеням, прицелилась.

Как прицеливаться меня дедушка учил. Он был охотником, и считал, что такие азы должен знать каждый, в жизни пригодиться. И надо же, пригодилось.

Я выстрелила. Так как я стояла в пяти метрах от мишени, мой болт пронзил ее насквозь. И самое приятное то, что я почти попала в яблочко.

— Ух ты! — воскликнула Кьяра, — У тебя прекрасно получается.

— Да, — подтвердила Больяра, — это очень хороший результат.

Я решила отойти дальше, все же, пять метров, это не серьезно. Остановилась на пятнадцати. Все мишени видно хорошо, за ними никто не маячит, можно пробовать.

Рядом со мной лежало пять болтов. Поочередно я спустила их в каждую мишень. Сзади раздались восторженные возгласы. Все пять болтов прилетели в нарисованные цели. А один из них порадовал само больше, он смотрел на меня из красного деревянного центра. Я была счастлива, как слон. И с чувством выполненного долга, отправилась на скамейку. Теперь пусть девочки выбирают, а я, видимо, нашла, что искала.

К стенду первой подошла волчица, не одна я удивилась, когда увидела, что Больяра берет два меча.

— Слушай, Боль, а зачем тебе вообще нужно оружие, — задала интересующий всех вопрос Кимали, — думаешь, силы оборотня будет недостаточно?

Девушка обвела всех взглядом и пояснила:

— Понимаете, когда живешь в мире магов, привыкаешь к артефактам, блокирующим ипостась зверя.

— Что ты сейчас сказала? — ошеломленный возглас лисички пронесся по всему замковому двору, — Но это же варварство! Это противозаконно!

— Ким, успокойся, — примирительно начала волчица, — Ты сейчас находишься не у себя дома. В Олтгейне такие артефакты разрешены. Не всем, но встречаются они довольно часто. Поэтому я и хочу, чтобы каждая из вас стала сильнее. Кимали, просто поверь, когда ты перестанешь чувствовать свою лису, тебе нужно будет в чем-то искать защиту и пусть это будет оружие.

Мы все были в шоке, Больяре удалось мотивировать всех на полную.

Следующей, у стенда выбирала Кьяра.

— Целюсь я плохо. Как то мы с друзьями ходили в тир и ничего хорошего у меня не вышло. Две разбитые лампочки и испуганный хозяин. Лук я тоже не натяну.

— Я видела как ты двигаешься, будто танцуя, — подошла к девушке волчица.

— Ну да, я десять лет занималась танцами в школе. Не думала, что это так заметно, — удивилась итальянка.

Задумавшись, Боль произнесла:

— Есть оружие, которое я вижу в твоих руках. Но не спеши отказываться от него. Попробуй прочувствовать.

Кьяра удивленно смотрела, как ей в руки легли две рукоятки. При сжатии кулака, их практически не было видно.

— А теперь нажми средним пальцем на кнопку посередине, — заинтересовывая нас все больше, произнесла Боль.

Итальянка послушно нажала. И в этот момент с двух сторон от рукоятки вылезли острые тонкие клинки длинной десять сантиметров. Выглядело это так, будто девушка держит не за рукоять, а за само лезвие, которое входит и выходит из кулака.

Было видно, что девушка растерянна и не знает что с этим делать.

— Это, конечно, прекрасно, но я не смогу им, ну никак.

— А откуда вылезет клинок? — спросила Кимали.

У нее было настолько удивленное выражение лица, что все девушки, заинтересовавшись происходящим, придвинулись ближе.

— Он же длиннее самой рукояти. Куда он прячется?

Волчица усмехнувшись, поведала нам секрет:

— Клинки находятся в магическом кармане, это искусственно созданное пространство. При нажатии на кнопку, карман открывается, и вы видите оружие во всей его боевой красе.

— Это все круто, конечно, но я не уверена, что справлюсь с ними, — осторожно произнесла Кьяра.

Больяра, подойдя к девушке ближе, приобняла за плечи и прошептала на ухо:

— А ты танцуй.

— В каком смысле? — не поняла итальянка.

— В прямом. Забудь о клинках. Представь, что это часть твоего костюма.

Волчица продолжала обнимать девушку, пока та полностью не успокоилась.

— Хорошо, — дрожащим голосом произнесла Кьяра, — я попробую.

Итальянка, прошла в центр полигона. Там, как раз, находилось место для рукопашного боя, и под ногами было много песка. Девушка закрыла глаза и начала напевать песню.

Чтобы поддержать Кьяру, мы начали щелкать пальцами ей в такт. Руки девушки взметнулись вверх, клинки разрезали пространство и она начала танцевать.

Это было волшебно. Меня будто загипнотизировал ее танец: опасный и красивый одновременно. Казалось, что ее суть давно привыкла к такому соседству. Пальцы Кьяры крутили острые как лезвия клинки, тело извивалось, а сам танец производил впечатление уверенности и великолепия. Даже, когда девушка остановилась, мы продолжали сидеть открыв рты.

— Уф, меня аж трясет от удовольствия, — подбежала к нам итальянка, — Никогда не испытывала таких двояких чувств. Это определенно нужно было попробовать. Можно я их возьму? Пожалуйста, Боль.

Больяра засмеялась и ответила:

— Конечно, это теперь твое оружие. Ты будешь за ним следить и тренироваться теперь будешь только с ним.

В глазах у Кьяры заблестели огоньки радости.

— Себе, что ли что-нибудь подыскать? — задумчиво под нос проговорила Кимали.

— Подыщи, — подпихнула я лисичку в сторону стенда, — Хуже точно не будет. А вот лучше, возможно.

Кимали долго крутила в руках длинные кожаные перчатки без пальцев. Они доходили практически до локтя девушки и имели стальные костяшки. Взглянув на это, волчица выкрикнула:

— Ким, аккуратно положи их на землю!

Все разом обернулись и непонимающе посмотрели на эту довольно безобидную вещь.

Рыжая, не став рисковать, положила перчатки на землю и сделала шаг назад. Больяра стремительным шагом подошла, аккуратно их подняла и очень медленно одела на руки.

— Это очень хороший выбор, лисичка. Именно для тебя. Сейчас ты в этом убедишься.

Волчица подтянула перчатки до локтя и нажала кнопку на ладони. Из костяшек вылезли стальные лезвия длиной десять сантиметров.

— Вот это я понимаю. Росомаха отдыхает, — не смогла сдержаться я.

Больяра хмыкнула:

— Кимали, ты почувствовала оружие, которое создали в твоем мире. Им люди сражались с озверевшими оборотнями, сущность которых навсегда ушла в тело зверя. Его называют «саё» — звериная ярость. Эти лезвия идеально заменят твои лисьи когти, в случае лишения звериной ипостаси.

Волчица, так же аккуратно сняла перчатки с рук. Теперь лисичка уже с большим трепетом смотрела на чудо оружие, и было видно, как загорелись ее глаза.

— Теперь одевай, — Больяра протянула саё Кимали, — и пойдем к манекенам, посмотрим на коготки в деле.

Лисичка аккуратно одела перчатки, подтянула до локтя и, нажав кнопку, оторопело смотрела на стальные когти.

— Ким, давай проверим их на остроту, — предложила я, чтобы немного оторвать рыжую от созерцания.

— А? Ага. Уже иду, — подняв глаза, проговорила Ким, и направилась к волчице.

Подойдя к манекенам, Кимали замахнулась и протянула когтями по деревянному туловищу. Мы восхищенно смотрели. От когтей остались борозды глубиной с палец. Следующий замах был на уровне шеи, и деревянная голова покатилась по полигону.

— Вот это когти! Они совсем не хуже моих! — радостный возглас лисички слышал весь замок.

— Вот, теперь и ты при оружии, — подытожила Боль, — Кто у нас остался? Зана, давай, почему ты все время последняя?

Девушка замялась и неуверенно подняла голову.

— Давай, наш мушкетер, мы в тебя верим, — подбодрила Кимали.

— Можно мне маленькие кинжалы?

Девушка сказала это робко и тихо, но все равно смогла ввести нас в ступор.

— Понимаете, нам часто приходилось добывать себе еду самим, монет на все не хватало. Отец учил меня кидать ножи в зайца. Один раз у меня даже получилось. Мы его неделю потом с папой ели, — на губах Заны заиграла улыбка, а в глазах появились слезы, — Его пять лет как уже нет. — девушка вздохнула, — Я так скучаю.

— А мама? — аккуратно задала свой вопрос Боль.

— Когда мне было три, маму забрали драконы и больше мы о ней ничего не слышали. Отец долго горевал, но потом, ради меня, взял себя в руки.

— Прости, — шепот волчицы отразил наши чувства.

— Ничего, такая судьба у многих в моем мире. К этому привыкаешь, как бы страшно это не звучало.

Больяра протянула девушке чехол с пятью тонкими метательными кинжалами.

Подойдя к мишеням с торчащими болтами, Зана начала поочередно кидать в них свои ножечки. На ее лице было масса эмоций: от боли, до ненависти и смирению. Каждый бросок достигал цель. В каждую мишень впечатывался кончик кинжала. С каждым выпущенным клинком, девушка будто освобождалась от боли, которая сидела в ней. И когда клинки закончились, она успокоилась.

— Ну, вроде, сноровку еще не потеряла. Спасибо папе.

— Спасибо папе, — хором ответили мы, наблюдавшие за Заной.

Мне стало немного спокойней. Ведь, если у нее под рукой будут эти ножечки, девушка сможет постоять за себя, наверное.

— Тара давай, твоя очередь, — подтолкнула красную лисичка.

— Да ну вас, — на лице у магини отразилось недовольство, — Я не умею всем этим пользоваться. И никогда не научусь.

— Но ты же даже не пробовала, — специально выводя девушку, дразнила Ким, — Эй, Тара всезнайка, давай, покажи нам всем. Ты же все можешь.

Тут девушка не выдержала, сняла со своих ног обувь, замахнулась и кинула по очереди ботинки в лисичку.

— Эй, так не честно, — смеясь, подскочила рыжая.

Подняла обувь и кинула обратно в Тару, но промахнулась.

— А ну, стоп, — повысила голос Боль, — Тара, а у тебя хороший бросок.

— Спасибо, я не специально, — буркнула и отвернулась красная.

— А если специально? — воодушевилась волчица.

— В смысле? — не поняла девушка.

— Ну, а если специально кинуть, попадешь? — уже улыбаясь, продолжили Боль.

— Не знаю, я не проверяла.

Голос у Тарионы был растерянный, девушка не понимала, что от нее хотят.

Волчица удалилась с поля и вернулась только спустя пятнадцать минут, мы за это время уже успели разложиться на земле. В руках Больяра держала мешочки с чем-то сыпучим.

— Это взрывающийся порошок, — пояснила нам Боль, — Мешочки перед боем заряжаются заклинанием, а потом активируются фразой.

— А это не опасно? Ну, вот так их держать? — голос Тары немного дрожал.

— Нет, в них совсем нет магии, а без нее, они не работают, — успокоила всех волчица, — Теперь, попробуй кинуть под ноги тем манекенам.

Тара посмотрела сначала непонимающе, а потом забрала мешочки и направилась в сторону своих деревянных жертв.

Мы отправились за ней. Интересно же. Стали полукругом сзади Тары. Девушка замахнулась и попала точно, как и планировалось. Взбодрившись своим успехом, Тара уже с удовольствием кидала мешочки под ноги выдуманным врагам. И когда все мешочки закончились, даже расстроилась.

— Отлично. Я очень рада, — похвалила всех волчица, к — Это огромная удача, что все смогли найти что-то свое. На все тренировки теперь приходите со своим оружием, будем привыкать. Можете забирать его в комнату, подгоните под себя, если это нужно. Я договорилась. Девочки, отлично поработали. А теперь в душ и на обед. А то служанки уже раз пятый выходят смотреть, идем мы или нет.

Мы вдохновленные, в хорошем настроении направились по комнатам.

Глава 12

За обеденным столом мы опять собрались нашей могучей шестеркой. Переговариваясь и делясь впечатлениями от тренировки, не заметили, как в комнату вошли Линас и Дэянар.

— Здравствуйте милоры, — улыбнувшись нам и подмигнув Кимали, поздоровался огненный.

— Поздравляю с удачной тренировкой.

Учредитель был весьма сдержан, но я увидела, как уголок губ на миг приподнялся.

— Все замковые слуги стояли у окон и бессовестно отлынивали от работы.

— Ага, еле заставили на кухню идти. Вот уже, — наигранно возмутился Линас, — чуть без обеда не оставили.

Дэянар осмотрел нас всех, на мгновение остановился на мне, но отвел взгляд, и сказал уже для всех:

— Девушки, оружие, что вы выбрали, по праву становится вашим. Теперь вы полностью несете за него ответственность и следите за его состоянием. И только от вас будет зависеть его вид на втором этапе.

— Милор Дэянар, прошу меня извинить, — решила задать интересующий меня опрос, — а как быть с оружием милорам Видире и Синель?

Все посмотрели на меня удивленно, даже бровь учредителя не смогла усидеть на месте.

— Ну а что? — непонимающе начала я, — Как бы они себя не повели, но это опасное испытание. За стервозный характер еще никогда не наказывали лишением жизни.

— Это определенно похвально, так переживать за соперников. Никогда не мог понять женщин, — с задумчивым видом, положив пальцы себе на висок, произнес Линос.

— Это их выбор. Они, так же как и вы, были предупреждены об сложности испытания, — со всей серьезностью произнёс Дэянар и в голосе послышалась сталь, — На счет Видиры могу сказать с уверенностью, она готовится в своей комнате, ей для этого хватает своей драконьей магии.

— Но Вы же сказали, что наша магия не будет действовать в лабиринте, — непонимающе спросила Тариона.

— Наша не будет, — учредитель посмотрел на Больяру и Кимали, — а магия оборотней останется. Вторая ипостась тоже связана с душой, поэтому ее нельзя отделить лабиринтом.

— Но можно запечатать, — как-то зло и хмуро дополнила лисичка.

— Да, не буду спорить, такое практикуется в нашем мире. На это способны артефакты, специально созданные для подавления звериной сущности. Но в лабиринте их нет, будьте спокойны.

Мы с девушками уже ели десерт, фруктовый салат со сливками, когда учредитель обратился ко мне:

— Милора Вераль, когда закончите обедать, я попрошу Вас зайти в мой кабинет. Вас проводит Тэя, моя экономка.

И они, вместе с огненным, покинули столовую.

— Как ты думаешь, — шепотом спросила у меня Ким, — что он от тебя хочет?

— Трусы вернуть, — съехидничала Кьяра.

— Ага, а то уже все закончились, — подхватила издевку Ким.

— Мне кажется, что разговор пойдет об украшениях, — тихо сказала Больяра, но мы все равно услышали.

И я с ней была согласна.

После обеда, как и просил Дэянар, я с экономкой направилась к нему в кабинет. Постучавшись, дождалась приглашения и вошла. В комнате пахло свежестью и совсем немного ароматом мужских духов. Запах был довольно приятным: древесный с капельками цитруса. Он невольно заставлял принюхиваться.

Я направилась к столу, где в кресле расположился Дэянар. Его руки упирались локтями об крышку стола, а голова покоилась на сцепленных друг с другом пальцах. Тело казалось расслабленным, но ощущение могущества мужчины от этого не пропадало. Черные волосы были распущены, руки так и чесались заправить непослушную прядь. Глаза мужчины так же блуждали по моему телу, а четко очерченные губы, при моем взгляде на них, улыбнулись. И я поняла, что нужно прекращать осмотр.

— Милор Дэянар, Вы хотели со мной поговорить?

Маг поднялся, взял со стола книгу и направился в мою сторону. Его походка была уверенной и какой-то хищно-плавной. Я невольно засмотрелась.

— Вот, возьмите эту книгу. Она поможет раскрыть все стороны ваших призов. Голос мужчины был немного хриплым и эта самая хрипотца цепляла что-то в моей душе, каквкусный шоколад или прекрасная песня.

Да что это со мной? Недостаток мужской ласки налицо. Когда я уже вернусь домой? Не думала, что мне когда-нибудь будет так не хватать обычных вещей: поцелуев, пожеланий хороших снов, отбирания одеяла, совместного кофе по утрам и страстных ночей. Видимо, что-то отразилось на моем лице, потому что Дэянар спросил:

— Вера, Вы любите мужа?

Я удивилась, но сразу ответила:

— Да.

И заметила зеленый отблеск. Обернувшись, столкнулась глазами с Кором, волшебной чудо-птичкой. Я хмыкнула, и на душе стало неприятно от осознания, что меня проверяют.

— Я забыл, что он здесь, — правильно расценил мою реакцию мужчина, — Вы знаете, хранители никогда ничего не делают просто так. Они многое знают и видят, а иногда им являются ведения будущего. Но я буду искренне рад, если с Вами они ошиблись. За Вас рад.

— Спасибо за искренность.

Мне не нужно было смотреть на зеленые глаза ворона. Я и так понимала душой, что Дэянар сказал правду.

— А я рада, что Вы оказались очень сознательным и благородным мужчиной.

Горькая усмешка отразилась на лице учредителя.

— Милора Вераль, если бы я был благородным мужчиной, то каждую ночь в мои сны бы не входила девушка, принадлежащая другому.

Я не знала, как реагировать на такие откровения. Да, не спорю, по-женски мне было приятно слышать такие слова, но умом я понимала, что это не правильно.

— Спасибо большое за помощь, — еле слышно произнесла я.

— Я просто не хочу, чтобы Вы пострадали.

Его руки, будто боясь ко мне прикоснуться, сцепились за спиной.

Я благодарно улыбнулась и вышла с кабинета. Нужно было собрать девочек и разобраться уже с нашими драгоценными подарками.

Шагнув за поворот, чуть не столкнулась с Синель. Она была потрепана, платье разодрано, все тело в царапинах, есть даже синяки. У девушки от ужаса бегали глаза и наворачивались слезы.

— Боже, Синель, с тобой все в порядке?

Не на шутку заволновалась я о ее состоянии.

— Н-нет, — заикаясь, произнесла эльфийка, — Где моя рысь? Верните мне мою рысь!

Девушка начала кричать и судорожно хвататься за стену. Я опешила от такого и не сразу сообразила что делать. Повезло, что ее крики услышал Дэянар. Маг вышел из кабинета и бегом направился к нам. Подхватив Синель под талию, бросил мне:

— Мы к лекарю. Вера, идите в комнату.

Я утвердительно махнула головой и, не приходя в себя, маленькими шажочками начала продвигаться к своей комнате.

В коридоре у нашей двери стояли девочки и о чем-то переговаривались. Увидев меня, они замолчали и двинулись ко мне.

— Что случилось? Ты такая бледная, — с волнением спросила Кимали.

— У меня все хорошо, — решила не нервировать девочек и ответила сразу, — все дело в Синель.

— Ну что опять сотворила эта неугомонная ушастая? — со злостью в голосе произнесла Больяра.

— Девочки, пойдемте в комнату, а? — обратив внимание на поглядывающую на нас толпу слуг, предложила Тара.

Войдя в нашу комнату, я уселась на кровать.

— Понимаете, с ней что-то не так, — начала высказывать свои переживания я, — она вся побитая, в синяках, одежда порвана, а вид такой потерянный, просто кошмар. И она зовет свою рысь. Это же не нормально да?

Я посмотрела на оборотниц.

Девушки переглянулись, а потом улыбнулись.

— Эй, — возмутилась я, — вы чего? Ей же страшно. И определенно что-то происходит.

— Вер, успокойся. Все с ней ххорош, — начала поглаживать меня по спине лисичка.

— Это просто побочка от перехода в человеческую ипостась, — как-то немного непонятно для меня отозвалась волчица.

— А теперь, с этого места поподробнее, пожалуйста.

Я примерно понимала о чем они говорят, но все же лучше знать наверняка.

— В клане, детей к обороту готовят с малых лет, — начала рассказ Больяра, — их учат полностью не сливаться с разумом зверя и легко выходить обратно в человеческую ипостась. Но, когда человеческая сущность слабее звериной, разум сливается, и обернутся обратно очень сложно. Я уже говорила, что в облике зверя так можно и несколько месяцев пробегать. Так вот, когда такой слившийся разумом оборотень все же приходит к человеческому облику, его сущность чувствует дикую потерю своей звериной части. Оборотень может бегать на четвереньках и пытаться охотиться, будучи в человеческом облике. Он просто не понимает, что в данный момент не является зверем. Это лечится только тренировками или же очисткой разума.

— И вы считаете, что это нормально? — негодовала я, — Ей же явно нужна помощь.

— Мы знали, что так будет. Такой исход был неизбежен, — развела руками Кимали.

— Она еще молодец, быстро пришла в себя, — поддакнула лисичке Боль.

— Она не пришла в себя! — меня уже злило их бездействие.

— Вера, — примирительным голосом пыталась вразумить меня рыжая, — с ней все будет хорошо. Целители посмотрят, дадут лекарство от нервов, и будет она как новенькая, даже лучше.

— Точно? — что-то я слабо верила в такую радугу.

— Абсолютно! — хором мне ответили девушки.

— Кстати, — ко мне приблизилась Тара, — а что это за книга у тебя?

— Оу, да, совсем забыла, — вспомнила о подарке я, — Это мне Дэянар дал, чтобы мы узнали все о наших призах.

— Мне кажется, что он к тебе не ровно дышит, — подмигнула мне глазом Кьяра.

— Ой, да ладно тебе уже.

Я немного покраснела, но сделала вид, что меня абсолютно это не волнует.

— Тебе не кажется, — листая книгу, немного задумчиво отозвалась Кимали, — От него увлечением так и разит на все коридоры замка.

— Что? — опешила я.

— А что? — лисичка посмотрела на меня, — Ты девушка видная, характер боевой, еще и магия в тебе где-то сидит. Конечно, мужчина заинтересовался. Я его понимаю.

— Ким, — возмутилась я, — прекращай. Не хочу об этом говорить. Я ему благодарна за помощь, но не больше. Я замужем и безумно скучаю по Диме.

После моих слов, девочки разом скисли.

— Ладно, проехали, — смирилась со мной лисичка, — я давно поняла, что ты не из тех, кто будет пользоваться мужскими слабостями из-за корысти.

— Ну ничего ж себе! — воскликнула Тара, — Идите все сюда. Вы просто обязаны это увидеть.

Мы подобрались ближе к магине. Она листала книгу с картинками, там мы нашли и наши призы, и описание к ним. Оно-то нас и поразило.

— Вера, ты просто обязана поцеловать Дэянара, — высказалась Кьяра.

— Слушай, я думаю, твой Дима тебя поймет и даже против не будет, — подхватила Кимали.

— Да за такое и я его готова поцеловать, — усмехнулась Больяра, — Тара, а ты?

— Полностью с вами согласна, — вступила во всеобщую секту красная.

— Зана, ну хоть ты на моей стороне? — уже как-то вяло, не ожидая ничего хорошего, спросила я.

Девушка задумалась на мгновение, но ответила:

— Это воистину королевские подарки. У нас бы за них отдали людскую деревню. Так что, один поцелуй на этом фоне, ничего не стоит.

Я обвела всех предательниц хмурым взглядом.

— Ах так, да?

— Именно, — засмеялась Боль.

— Больяр, а я первый раз слышу, как ты смеешься, — задумчиво отозвалась Тара.

— Я уже совсем адаптировалась, — ответила волчица, — да и мне с вами так легко и спокойно, как дома.

На душе сразу стало тепло и приятно.

— Ну что, Вер, отблагодаришь мужчину за нас всех? — подмигнула мне рыжая.

— Да ну тебя, — отмахнулась я.

— Ему будет так приятно. Именно от тебя, ага, — поддержала Тара.

— Вот же язвы, — пробурчала я, — Я это сделаю только в одном случае, если до этого его поцелуете все вы. И в щечку. Не больше.

— Ты что, бабушка? — возмутилась Ким, — Еще в лобик его поцелуй.

— Истинная монашка. Пояса верности не хватает, — начала издеваться надо мной Кьяра.

— Я все сказала, — поставила точку я.

Девочки переглянулись, потом улыбнулись и дружно утвердительно закивали.

— Вот же, отряд свах, — мое возмущение не знало предела.

А из-за чего все началось. Все наши призы являлись артефактами и имели некоторые похожие функции, это накопление магии и способность принимать любую форму. Но были и различия. Камни, находящиеся в колье Заны, моем браслете и кольце Кимали, защищали от ментального воздействия и меняли цвет при обнаружении ядов. Их название, акадоны. Кинжал Больяры из дамасской стали — корт. Он усиливал удар и был способен поразить любого противника, не важно, был бы тот магическим или нет. Золотые артефакты, такие как колье Кьяры и кольцо Тарионы называли аркенами. Они нагревались от направленной на носителя магии и имели функцию щита.

В общем, крутые такие подарочки. Сразу видно, мужчина знает, что дарить девушке: и красиво, и практично, и защищает, и не надоест, если постоянно менять их вид.

На радостях, мы решили сразу испробовать некоторые функции, а именно, смену формы. Начала Кьяра. Из колье у нее сначала получилась брошь, потом заколка и в самом конце, девушка решила остановиться на золотом поясе.

Следующей попробовала я. Из своего браслета я сделала диадему, покрутившись, остановилась на цепочке с подвеской.

Больяра из одного кинжала сделала пять звездочек. Кимали — из кольца, браслет. Тара и Зана просто сделали вид своих подарков немного проще. А наши вопросительные взгляды девушки пояснили:

— Это, чтобы не сильно привлекать к ним внимание.

Мы согласно покивали и решили последовать примеру девушек.

— Теперь и тренироваться с ними можно, не так выбиваются из общей картины, — проговорила общую мысль волчица.

— Это точно, — согласилась с ней Тара.

— А то, как курочки мокрые, потные, грязные, но в камнях и золоте.

Смех лисички был очень заразительным и мы, не выдержав, рассмеялись.

Идя на ужин, девушки перемигивались, только я одна не понимала, что происходит.

Когда мы уже подходили к столовой, в коридоре показался учредитель. Девушки, подобрав юбки, побежали в его сторону. Я, опешив, смотрела на все это со стороны, но напрочь отказывалась что-либо понимать.

Вот я вижу удивленное лицо Дэянара, как он переводит на меня взгляд, а я только пожимаю плечами ему в ответ. Первой к мужчине подбежала Ким, она закинула руки ему на плечи и смачно со звуком чмокнула в щеку. Лицо учредителя нужно было видеть. Да и мое, наверное, было не лучше. Следом, подбежала Боль и чмокнула Дэянара уже в другую щеку. Третьей к мужчине подошла Кьяра.

— Если бы можно было бы, я бы Вас и в губы поцеловала.

Она заулыбалась и поцеловала опешившего мужчину в кончик носа.

Я уже стояла, прикрывая рот рукой и не веря в происходящее. А девушки продолжали приближаться к бедному учредителю. Тара сделала реверанс, а потом, скользнув одним шагом, приблизилась и еле коснулась щеки Дэянара.

И тут я посмотрела на Зану. Она по-детски улыбнулась мне шальной улыбкой и одними губами прошептала:

— Целая деревня, Вера.

Потом направилась в сторону учредителя. С каждым ее шагом, мои глаза вылазили с орбит все больше. Я не могла поверить в то, что девушка на это решиться. Да мне кажется, что она сама в это до конца не верила. Но, приблизившись, Зана поднялась на носочки и нежно коснулась щеки Дэянара. Я чуть не села там, где стояла. Вот так значит, да? И все девушки повернулись и недовольно на меня посмотрели.

— Да поняла я.

Сама же сказала, после всех поцелую, а слово привыкла держать.

Я подошла к мужчине, девочки отстранились и начали двигаться в сторону столовой. Я смотрела в его карие глаза, думала что-то сказать, но слов не нашлось, только рот приоткрыла. И в этот момент, его взгляд спустился мне на губы. Сердце как-то чаще забилось, и я решила сделать то, зачем подошла. Положив руки на сильную грудь, приподнялась на носочки и прикоснулась губами к гладкой щеке. Отстранившись, увидела, что Дэянар закрыл глаза и стал чаще дышать. Вот же экспериментаторы блин. Давили мужика.

— Спасибо Вам за замечательные призы. Мы пришли к общему выводу, что вы знаете в них толк.

Мой голос, на удивление, звучал как-то хрипло и неуверенно.

Прошла минута, перед тем, как я услышала ответ:

— Вы их по праву заслужили. Они помогут всем вам и не один раз.

В глазах мага появился блеск, мужчина улыбнулся и жестом пригласил меня пройти в столовую.

На протяжении всего ужина, да и после него, у меня с головы не выходил взгляд Дэянара и его улыбка. Странно. Главное, чтобы после этого поцелуя, все осталось как прежде.

Глава 13

Всю неделю мы терзали себя тренировками, учились обращаться с оружием и искали способы применения артефактов. Огромный наш плюс, это командная работа. Нас искренне не понимали. Некоторые придворные прямо выражали негодование и призрение. Мы старались не обращать на это внимание. После девичника пришли к мнению, что будем помогать друг другу, ведь на победу в отборе никто из нас не настроен. И мы воспринимаем его больше как необходимость прохождения этапов, чем конкуры с конкуренцией. Больяра сказала, что она воин и не видит себя на месте императрицы. Тариона горит новыми открытиями и научной работой. Лисичка вообще против брака, девушка пока не готова к серьезным отношениям. Кьяре не понравился жених, она ищет сказочную любовь. А Зана просто очень в себе не уверена и, поэтому, не может представить себя рядом с императором. Хотя, по моему мнению, она ему очень даже приглянулась. Так и сформировалась наша противоотборная компания. А нечего красть девушек, не спрашивая их мнения.

Синель пару раз выходила в парк, эльфийке уже стало определенно лучше. Только в ней что-то изменилось. Девушка не задиралась, на нас особо не смотрела и не разговаривала. Ее взгляд часто был направлен в сторону леса. Будто что-то исча. Мы не знали, пробовала она еще превращаться в рысь или нет. Все же наказание было на неделю.

Видира с комнаты практически не выходила. Один раз, в коридоре, мы услышали разговор двух девушек, которые ей прислуживали. Служанки смеялись и признавались друг другу в том, что игнорируют указания драконицы, делая вид, что не видят ее жестов и попыток объяснить свои пожелания.

А наказания хранителей оказались серьезней, чем мы думали в начале.

Вот приблизился день второго испытания. Нам было страшно. Мы не знали чего ожидать и к чему готовиться.

Дэянар собрал всех в большом холле и произнёс:

— Девушки, официальной части не будет, как и толпы смотрящих. Будете только вы и лабиринт. Я искренне надеюсь встретиться со всеми вами на той стороне.

— Жизненного пути? — не смешно пошутила лисичка.

— Лабиринта, милора Кимали, — грустно улыбнувшись, ответил учредитель, — если бы я мог, то изменил бы этот этап на любой другой, но таков выбор хранителей. Нам дали право только выбрать первое испытание, и мы постарались сделать его наиболее легким.

— Милор, — обратилась к Дэянару Видира.

Мы все повернулись к девушке. Так не привычно было слышать ее голос. Драконница заметила наш интерес, но продолжила:

— А Вы были сами в этом лабиринте?

— Да.

Мужчина нахмурился и глаза его потемнели.

— Мне было шесть лет.

Мы охнули и с ужасом посмотрели на Дэянара.

— Все нормально, меня никто не заставлял, — правильно понял наши мысли учредитель, — Я случайно в него зашел. Меня искали по всему замку около недели. И когда я показался у выхода лабиринта, королева сильно перенервничала и слегла с сердечной болезнью. Лекарям удалось ее спасти, но магическую охрану на вход и выход решили поставить. Во избежание повторений.

— Королеву? — удивленно спросила Тара.

— Да, — улыбнувшись, ответил мужчина, — меня воспитывала королевская семья, хоть я им и не родной.

— Вот это да, — озвучила всеобщие мысли Кьяра.

— А Ваши родители? — не сдержавшись, спросила я, — Простите за этот вопрос. Если Вам трудно говорить, не оотвечайт.

— О своих родителях, я, может быть, потом Вам расскажу. Но точно не сейчас.

Улыбка мага отражала печаль и я поняла, что их уже нет в живых.

Учредитель подошел к одной из стен холла, сделал круговое движение рукой и прошептал непонятные на слух слова. После этого, стена начала отъезжать в сторону и за ней показался огромный арочный проход. Из него подуло сырым ветром, от этого мы немного поежились.

— Помните, отпустите свои мысли. Ваши страхи, только ваши — это очень важно.

Дэянар прямо посмотрел на меня, и я увидела в его глазах волнение и страх. Я улыбнулась, ну а что? Мне хватает того, что я волнуюсь, что девочки рядом волнуются. Зачем мужика на нервы выводить? Он немного расслабился и указал рукой на проход.

Первой вошла драконица, ее голова была гордо поднята, и по девушке совершенно не было понятно, нервничает она или нет.

Мы все посмотрели на Синель, по потерянному взгляду эльфийки мы поняли, что следующим идти именно нам.

— Ну что, вместе? — шепотом спросила Кьяра.

— Ага, — ответили хором.

— Может, давайте сделаем сцепку нашими артефактами, мало ли…, - внесла предложение Тара.

— А хорошая идея, — воскликнула Больяра, — Все, представьте вместо своего артефакта, браслет с длинным болтающимся хвостиком.

Мы непонимающе посмотрели на волчицу, но сделали, как она говорила.

— Так, я пойду первая, — продолжила командовать Боль, — За мной Кьяра. Кьяра, сцепи мою цепочку, со своим браслетом.

Девушка послушно сцепила.

— Вот, дальше пойдет, Тара. Тара, сцепи цепочку Кьяры со своим браслетом.

Красноволосая послушно сцепила.

Волчица продолжила:

— Ким, ты пойдешь следом, в центре, мало ли что.

— Я поняла, — охотно отозвалась лисичка.

— Ким, сцепи свой браслет…

— Да поняла я, — перебила волчицу Ким, — со своим браслетом.

— У нас какой-то конвой получается, — нервно хмыкнула я, — Только грузиков не хватает.

Мы с Заной поняли, что будем замыкать шествие и поэтому я стала последней. Мы сцепили наши браслеты друг с другом, а потом присоединили уже к общей цепочке. Наша конструкция была похожа на упряжку ездовых собак.

— Зато вместе, — подбодрила нас Боль.

Я в последний раз посмотрела на Дэянара, он удивленно смотрел на наше ноу-хау, потом, словил мой взгляд и одними губами прошептал:

— Будьте аккуратны.

Наша колонна отправилась прямиком в холодную арку. Пройдя под ней, мы попали в каменную комнату с высокими потолками.

— Так лабиринт каменный? — удивленно спросила Тариона.

— Ага, — немного расстроено ответила Больяра, — только сейчас я поняла, что нигде не написано, и никто не рассказывал о том, из чего сделан лабиринт.

— Это странно, — пробурчала себе под нос Кимали.

Из каменной комнаты выходило четыре коридора. Видиру мы уже не видели и не могли сказать, в каком направлении та отправилась.

— Ну что, куда пойдем? — заинтересованно спросила Кьяра.

— Не знаю, — растерянно пробормотала Боль, — Главное, не разделяться.

За нами послышался голос Синель:

— Не важно, куда вы пойдете. Ваш выбор, всего лишь формальность.

И девушка шагнула в ближайший от нее коридор.

— Вот что она имела в виду? — немного нервно отозвалась Кьяра.

Тариона почесала голову и начала размышлять:

— Лабиринт разумный, мы это знаем. Он имеет свою магию. Он же, сам готовит нам испытания. И он сам решит, когда нас выпустить. Значит, эльфийка права. Не важно, куда мы пойдем. Нас в любом случае будет ждать то, что подготовил для нас лабиринт. Не важно, повернем мы направо или налево.

Мы все неохотно согласились с выводами Тары. Неприятно осознавать, что твои действия предопределены.

— Ну, в этом есть и хорошая сторона, — усмехнулась лисичка.

— Ну ка ж, удиви, — хмыкнула оптимистическому настроению Кимали я.

— Нам не придется стоять по полчаса у развилок и спорить, в какую же дыру нам лучше пойти.

Такой не уместный сейчас смех лисички, разбавил хмурую обстановку.

— А ты права, — уже с улыбкой на лице отозвалась Больяра.

И мы направились прямо в центральный коридор. Каждому из нас уверенности прибавляло оружие, которое мы так любовно готовили к этому испытанию.

Тем временем на собрании хранителей.

— Ордан, мы поняли, что все это неспроста, еще тогда, когда ты назвал конкретные имена девушек, которых мы должны были отправить в твой мир, — заинтересованно начал разговор Николай, — Может, ты все же поведаешь нам, в чем истинная причина всего этого сбора дев?

— А что, так беспокоишься за своих? — усмехнулся Геродан, — Или тебя так поразили признания конкретно одной дамы? — не успокаивался оборотень.

— А хоть бы и так, — сделав равнодушное лицо, ответил мужчина, — Я просто чувствую, что все не так просто.

Ордан как-то тяжело вздохнул и, обведя всех глазами, сказал:

— Мне было ведение.

— От самого создателя? — подскочив со стула, удивленно выкрикнул Сангвинарий, — Но он не связывался с нами уже около пару тысяч лет. Все было только на наших плечах, — теперь в голосе эльфа звучало сомнение.

— Я тоже удивился. И лучше бы необходимости в этом не было.

Хмурый вид мага заставил всех подобраться.

— Рассказывай! — потребовал Даротан, — Все так плохо?

— Все идет к этому, — как-то безнадежно ответил Ордан, — Но, у нас есть путь для спасения. Его мне тоже показали.

— Не хочешь ли ты сказать, что наше спасение, точнее спасение всей Уларии, заключается в этих десяти девушках? — скептически спросил дракон.

— Я знаю точно, что не все сыграют главную роль, — почесав лоб, пробормотал маг, — Остальные девушки только поспособствуют правильному разрешению ситуации.

— Что-то я не понял, — непонимающе смотрел оборотень, — Давай ка с самого начала.

— Ох…, - закрыв лицо руками, пытался прийти в себя маг, — я видел, как Уларию поглощает Мгла. Нас всех уничтожили, а большинство рас превратили в рабов.

— Подожди, — опешил Николай, — это та Мгла, которая из Рагадора?

— Но зачем темной вселенной нас захватывать? — вид у оборотня был ошарашенным.

— Вселенной незачем, — грустно усмехнулся Ордан, — это Мгле не хватает господства у себя и поэтому она ищет приспешников у нас.

— Но чем мелкие девчонки могут помочь? — скептиз Даротана так и лился по стенам зала.

— Я не знаю, — развел руками маг, — Когда я спросил, что мне делать, создатель назвал имена дев, которых мне следует собрать.

— Ну ладно, роль Орэль я понял, — отозвался хранитель мира эльфов, — с ее помощью, мы смогли определить, кто же был отравитель и последователь мглы в нашем мире. И если бы вместо девушки целителя, был бы кто-нибудь другой, то на отборе была бы первая смерть.

— Это да, — больше для себя, сказал Ордан, — но за ней тоже кто-то стоит, она не смогла бы сама это все продумать, да и саму Динару задержать мы не смогли. У нее определенно есть артефакт, скрывающий душу от нас.

— Но в Уларии таких не делают, — не согласился Николай.

— В Уларии нет, а вот в Рагадоре, я слышал, что да, — высказал свое мнение дракон.

— Создатель сказал, что нам нельзя сильно вмешиваться, девушки должны сами прийти ко всем решениям, — вид мага отражал волнение.

— А если им будет угрожать опасность? — спросил оборотень.

— Я сам еще до конца не верю, что смогу просто сидеть на месте и наблюдать за происходящим. В моих глазах постоянно всплывает картина пугающей мрачности и поглощения.

Руки мага немного задрожали. Рядом с мужчиной присел Инкарвиль.

— Слушай, а ты не пробовал разговаривать с Дэянаром? Может он знает что-то про Мглу, все же ребенок Рагадора.

— Я думал, что эльфы умнее. — подколол оборотень, — Родился то он здесь, а оттуда у него только кровь, ну и способности конечно.

— Мгла его звала, — безжизненным голосом проговорил Ордан, — Он мне рассказывал. В детстве, после прохождения лабиринта, когда у него открылась магия, Мгла ее почувствовала и отправила зов.

— И что мальчишка? — заинтересованный вопрос эльфа отражался у всех в глазах.

— Отрубил связь, полностью закупорив канал тьмой. Он знает, кто виновен в смерти его родителей. Письмо от матери, королевская семья отдала ему, как только мальчишка научился читать.

Ответ мага заставил всех выдохнуть.

— Ну что ж, тогда будем надеяться и ждать. Создатель же не зря выбрал именно этих девушек, — вывод Николая поддержали все, — Но я не буду стоять в стороне, если что-то пойдет не так.

— Неужели тебя и вправду зацепило это создание? — смеясь, спросил Геродан, — Да, посыльным тебя еще никто не делал. Может тебя там по дороге приложило чем тяжелым?

— Но эликсир и вправду хорош, согласись, — с улыбкой на лице сказал эльф, — Не зря ты отдал девчонке две бутылки из трех.

— Если бы я отдал три, она бы день потом встать не могла. Я и так ей память стер, чтобы чувством вины ее к кровати на неделю не прибило.

Слова Николая удивили всех.

— Так это ты постарался? Точно задела, — сделал свои выводы эльф.

— Ай, да ну вас, — отмахнулся от всех Николай, — У нас тут катастрофа вселенского масштаба, а вы как дети малые.

— Ну нам же пальчиком погрозили, а-та-та, не лезьте туда, нельзя мешать девочкам. Вот мы и не лезем. А энергию девать куда-то нужно, а то сядем, как Ордан и начнем зарастать коконом безнадежности, — высказался по всей ситуации оборотень.

— Ладно вам, давайте посмотрим, как они там справляются, — предложил Даротан.

Глава 14

Мы двигались по каменному коридору довольно медленно. Хоть дорогу и освещали магические огни, было тускло и зябко. Волчица постоянно принюхивалась и нервно поглядывала по сторонам.

— Слушайте, — в тишине раздался голос Кьяры, — я не могу просто молча идти, мне жутко становиться. Давайте о чем-нибудь поговорим, отвлечемся.

— Кьяра, — возразила девушке Боль, — это не то место, где нужно расслабляться.

— Да меня просто распирает один вопрос, я не могу его не задать, — все никак не могла угомониться итальянка.

— Ну, спрашивай уже, да пойдем по-человечески, нормально.

Волчица остановила всю колонну и повернулась к девушке.

— Так не к тебе же, — немного опешила от напора итальянка, — я у Веры хочу спросить.

— Я тебя слышу, — в свою очередь отозвалась я.

— Слушай, — зашептала Кьяра, — а чего тебя называют Вераль?

— Хах, — не сдержала смешок я, — если бы я знала. Мне сказали, что это из-за некомфортного произношения моего имени.

— Серьезно? — не поверив, переспросила Больяра.

— Ну да. А что на самом деле, ты знаешь?

— Так, как тебе объяснить? Точнее вам, всем же интересно? Да? — с ухмылкой на лице начала Больяра.

— Ага, — отозвались девочки.

— На самом деле все очень просто. У нас имени Вера нет, но есть имя Вераль, — начала рассказ волчица, — оно означает «несущая мир». Просто всем проще тебя так называть. Привычнее.

— И все? И никакой загадки? — расстроилась Кьяра.

— Ну да, — пожала плечами волчица, — Пошлите дальше, привал окончен.

И мы отправились, но уже в более лучшем настроении.

Но тут волчица резко затормозила, дыхание ее участилось, плечи начали ходить ходуном. Девушка отцепила свой артефакт и преобразила его в меч. Мы непонимающе смотрели на все вокруг, но ничего не видели.

— Ким, ты что-нибудь чувствуешь? — колотящимся голосом спросила я, — У тебя же нос лучше, чем у любой сыскной собаки.

— Ну спасибо, Вер, — пробурчала рыжая, — Нет, ничего. Только волнение Больяры.

— Это очень странно, — прошептала рядом Тара.

Волчица в этот момент, начала кружить по узкому коридору, махая мечем и пытаясь кого-то убить, только мы не видели кого. Так хотелось помочь девушке, только мы не знали чем.

— Подождите-ка, — начала высказывать рассудительную мысль наша заучка, — Вер, а что нам учредитель на прощание говорил? Он еще сказал, что это важно.

— Что-то про страхи. Я точно не помню что, — задумалась я.

— Ну, то, что здесь наши страхи, мы и так уже знали, — высказалась Кьяра.

— Там что-то еще было, вспоминайте. Я чувствую, что это действительно важно.

Тара не могла успокоиться и ходила из стороны в сторону.

— Там было что-то, типа, ваши страхи — ваши, — не отводя взгляд от Больяры, проговорила Ким.

— Точно! — воскликнула красноволосая Тара, — Ваши страхи — только ваши. Он так сказал.

— И что это значит? — непонимающе смотрела на всех Итальянка.

— А то, что сейчас наша Боль дерется со своими страхами. Но мы их не видим, потому что не боимся конкретно этого, — высказалась Тара.

— Нужно ей помочь, — резко двинулась с места Ким, обрывая артефакт.

— Аккуратно, смотри, чтоб тебя не задела, — заволновалась я.

— Боль! — позвала девушку рыжая, — Болька. Волчонок наш черный.

Оборотница опешила от такого обращения, и даже меч немного опустила от шока.

— Больяра, это все не правда. Я не знаю, с кем ты сражаешься, мы его не видим. Это твой страх, он не настоящий.

Примирительный голос лисички начал понемногу приводить девушку в реальность.

— Серьезно? — ошарашенная Больяра смотрела на нас и не веря, переводила взгляд на своего невидимого противника, — Вы его не видите?

Мы все отрицательно помотали головой.

— Вот же…, - ругнулась волчица и, сделав рубящее движение, направившись к нам. Опять создала браслет с цепочкой, соединилась с намии резко, немного запыхавшись, выдала:

— Так, с этого момента мы постоянно вместе. Если кого-то пробирает, приводим в чувства, понятно?

Мы, как болванчики, снова закивали.

— Отлично, идем дальше.

И Больяра двинулась вперед, а мы следом.

— Боль, а кого ты видела? — еле слышно произнесла Тара.

— Бешеного Тина. Он был моим детским страхом. Это оборотень, который сошел сума и охотился на своих. Он при мне загрыз двоих оборотней из стаи. Я тогда долго не могла прийти в себя.

— Это ужасно, — выдохнула Кьяра.

— А я думала, что навсегда избавилась от этого страха, выходит, что еще не до конца, — голос волчицы был взволнованным, — А знаете, в чем странность?

Мы внимательно вслушивались в голос девушки.

— Мой меч его ранил несколько раз и из ран текла кровь, а когда я отрубила ему голову, оборотень исчез. Значит, вполне возможно, что наши страхи можно убить.

Размышления волчцы заставили и нас задуматься.

— Но давайте мы не будем это проверять? — высказалась Тара.

— А если без этого нас не выпустят? — задала резонный вопрос Ким.

— Тогда, давайте не лезть на рожон, — предложила я, — ну, по крайней мере сразу.

Мы зашли еще в одну каменную комнату с высокими потолками. Из нее вели три коридора.

— Ну что, опять в центр?

Вопрос Больяры отразился от стен, но не получил ответа. И девушка обернулась.

Зана была бледной, как мел. Рядом с ней колотило Кьяру. Девушки смотрели под ноги и с ужасом водили по полу глазами. Я волновалась, чтобы сейчас никто в обморок не упал, а то, как мы понесем их в таком состоянии?

— Боль, Тара — на вас Кьяра, а мы с Ким попробуем Зану привести в чувства.

На мои слова девушки кивнули и взяли итальянку под локотки.

— Зана, посмотри на нас. Зана, мы здесь. Тебе это только кажется!

Мы хором пытались достучаться до девушки, но у нас не получалось. С Кьярой была та же беда. Она оставалось глухой к любым крикам.

И тут, в одном из коридоров мы услышали громкий женский визг. Все сразу обернулись в его направлении, ну, кроме залипнувших, конечно.

— Вы это слышали? — шепотом спросила лисичка.

— Ага. А это кто? — поинтересовалась я, так же шепотом.

— Синель, — хором ответили Кимали и Больяра.

Я сглотнула. А ведь у девушки никого нет рядом, чтобы помочь.

— Не разрываем цепь! — скомандовала Боль, — Мне кажется, что из-за нее, на нас идет не такое сильное воздействие от лабиринта.

— Вполне может быть, — отозвалась Тара, — У наших артефактов очень сильный магический фон и он перебивает волну, направленную на нас. Полностью убрать ее не может, но ослабить вполне.

— Я обожаю этого мужика! — выдала Кимали, — Ну а что? Если б не он, мозги бы наши плавились.

В этот момент Кьяра начала задыхаться, а Зана хвататься за сердце.

— Ким, кровь! Ты поклялась ее защищать. Она тебя должна услышать.

Я сама не поняла что сказала, но мне казалось это важным. Лисичка подскочив, стала напротив Заны, и, смотря той прямо в глаза, начала громко говорить:

— Зана, я твоя защита! Я твоя сестра! Услышь зов моей крови! Ты в безопасности!

Буд-то целую вечность ничего не происходило, но потом, глаза девушки приобрели осмысленный вид, и она посмотрела прямона нас.

— Ох, — приложила руку к своим губам Зана, — мне показалось?

Голос девушки дрожал, еще чуть-чуть и она заплакала бы.

— Все нормально, ты молодец, — успокаивающе погладила по голове Заны лисичка, — Это все магия лабиринта.

Только вот Кьра продолжала задыхаться. Девушку ничто не могло привести в чувства.

Думай Вера, думай. Вы же землячки, что-то должно помочь.

— Кьяра! Смотри, там Роналду! Кьяра! Иглесиас! О, и Блум с Брэдом Питтом. Расспродажа! Скидки!

Я несла полную ахинею. Но просто стоять и ничего не делать я тоже не могла.

Кьяра сделала глубокий вдох, а потом посмотрела на меня с видом, «что ты несешь?». Я облегченно выдохнула и села прям попой на каменный пол.

— Да ну вас, с вашими испытаниями. Так сердце из-за переживаний станет, — обмахиваясь рукой, как веером, сказала я.

— Что вы видели? — аккуратно спросила Больяра.

Зана вздохнула и ответила:

— Из проходов полилась вода, а в ней была огромная змея. Я маленьких змей боюсь, а тут такая огромная.

Кимали обняла девушку, чтобы той стало по лучше.

— А я не умею плавать, — как-то обреченно сказала Кьяра.

— А в твоей воде был змей? — заинтересованно спросила Тара.

— Нет. Мне достаточно было просто воды.

Девушка смотрела в пол, а потом, переведя взгляд на меня, сказала:

— Меня удивило то, что на глубине, я четко слышала твой голос. Роналду? Ты серьезно? А еще думаю, я тут тону, а мне про Роналду втирают. Вот это реклама как далеко зашла. Прям контракт с загробным миром.

Я заулыбалась, но в душе было не спокойно.

— Ну что, пробуем идти дальше? — спросила у всех волчица.

Без особого энтузиазма мы поднялись и, Выдохнув, отправились в центральный коридор. Криков мы уже не слышали, но жутко было все ровно.

Не успели войти в следующий зал, ка Кимали остановилась и начала кричать:

— Нет! Нет! Не трогай меня!

Девушка упала на пол и пыталась ползти назад, но так как наши руки были сцеплены, нам всем пришлось опуститься на корточки и двигаться рядом с лисичкой. В глазах у нее отражался ужас. Мы все поняли, что теперь и ее накрыло, но помочь пока не получалось. Тут рыжая подняла руку, будто прикрываясь от чего-то, и через секунду на ее руке появился след от удара плети.

Мы стояли в шоке неверующими глазами смотрели на наливающуюся кровью борозду.

— А я то думала, что это только у нас в головах, — безжизненным голосом отозвалась я.

И тут нас накрыло осознанием того, что Больяру и вправду могли убить, Кьяра могла утонуть, а Зану, возможно, съели бы.

— Нужно срочно вытянуть ее оттуда! — мой голос прозвучал писком из-за волнения, — Кимали, рыжая моя лисичка, приди в себя!

Но ничего не помогало. У девушки на теле появился еще один след от плети. Мы ее и тормошили, и звали, и кричали на самое ухо. Ничего не помогало. Я стояла и плакала, не зная, что еще можно придумать. Мне хватило чуть больше недели, чтобы привязаться к этой рыжей, и я не согласна ее так отпускать. Но чувство беспомощности било обухом по голове. У меня началась истерика: меня трясло, тело било ознобом, слезы лились ручьем. Я упала на колени рядом с лисичкой и прижалась к ней всем телом. В голове вспыхнуло воспоминание, как Ким меня облизала, чтобы ее лиса всегда меня могла определить. И в голове стрельнуло. Это был призрачный шанс, но я должна была его попробовать. Иначе… Иначе, я ее потеряю.

Я коснулась губами губ Кимали и замерла. Тогда ей нужен был именно вкус моей кожи, вдруг сработает.

Руки лисички сжали меня и девушка, спрятав лицо у меня на плече, заплакала.

— Все хорошо, мы рядом. Мы рядом, мы с тобой.

Мои руки с силой обнимали девушку, голос дрожал, но камень, который лежал на душе, покинул свое место.

— Самое страшное, что там, полностью забываешь обо всем: о том, что вы рядом, о оружии, о любом сопротивлении, — задумчиво проговорила Кьяра.

— Вам просто не привычно о нем думать, вот вы и не видите, — высказалась Боль, — Я видела и оружие, и вас.

— Странно все это, — пробурчала Тара.

Это было последнее, что я увидела. Меня втянуло в воронку. Очнулась я в своей квартире, в Москве. Неужели мне удалось попасть домой? Или всё это было просто сном? Ох, это же отлично. На кухне что-то громыхнуло, и я отправилась туда в надежде увидеть Диму.

— Привет, солнышко, — я улыбалась, — Я так по тебе соскучилась.

Дима в ответ тоже улыбался и продолжил жарить блинчики.

В дверь зазвонили, и я пошла открывать. Не знаю, почему не посмотрела в глазок? Видимо с этими перемещениями, все мозги в кашу. Стоило провернуть ключ, как дверь выбили вместе со мной. Я упала на пол, в голове затрещало. Не понимая, что происходит, начала смотреть по сторонам, пытаясь увидеть хоть что-то. Меня схватили за волосы и кинули на стоящий стул. В комнате я насчитала пять амбалов бандитской наружности, у всех было оружие. Мне стало страшно. Один привязал мои руки и ноги к ножкам стула. Второй выволок окровавленного Диму из кухни и кинул на пол. Они кричали и спрашивали о чем-то мне не понятном, били Диму ногами в живот и лицо. Так страшно мне не было никогда. Зубы начали биться друг об друга так, что я прокусила язык и часть щеки. Своих слез я уже не чувствовала, началась паника. Третий мужчина достал пистолет из-за штанов и приставил к виску Димы. Мои судорожные всхлипы некого не отвлекали от процесса. И только в голове пробежала мысль о том, что этого не может быть, как я услышала выстрел. Дима упал на пол, а его глаза уставились в одну точку на ковре. Кругом была кровь и меня сорвало. Я начала дергаться и кричать. Голос пропал быстро, остался только болезненный хрип. Амбал с пистолетом приблизился ко мне вплотную, а дуло впилось в кожу уже моего виска. Замерев, услышала вдалеке свои стихи. Кто-то читал мои стихи? Это было так нелепо в данной ситуации и так выбивалось из общей картины, что заставило сконцентрироваться на них. Этот голос. Голос лисички. Я его узнала, но откуда он здесь? Лабиринт! Меня осенило. Я никак не могла попасть домой из лабиринта. И ситуация эта вся аховая, как в самом страшном сне. Это все не настоящее. Боже, как же я рада!

На моих губах заиграла улыбка. Я закрыла глаза и мысленно потянулась к своей рыжей спасительнице.

Открыв глаза, увидела все тот же высокий каменный потолок.

— Я первый раз так счастлива, что на самом деле не дома, — прохрипела я. Видимо, голос я сорвала по настоящему.

Глава 15

Осмотрев всех, увидела испуганные лица и взволнованные глаза. Девушки смотрели на меня, а Кимали с Больярой держали мои руки.

— Это чтобы ты никого не покалечила, — ответила лисичка.

Я выдохнула и пыталась перевести дух. Было ощущение, будто меня отправили в реальную комнату страха или проходить квест. Страшно до ужаса и только сейчас понимаешь, что все позади и все не правда.

Меня приобняли за талию и подняли с пола на ноги.

— Слушай, Ким, а откуда ты читала? Ты что, на испытание прихватила листик с моими стихами? — почувствовала, что меня начало отпускать и поэтому заулыбалась.

— Нет, я наизусть вспомнила.

Лисичка держала мою руку крепко, будто боялась отпустить.

— Было сложно, я уже все испробовала, оставался только этот вариант.

— И я искренне удивилась, что он помог, — высказалась Тара.

— Просто в той ситуации, они ну никак не вписывались, — ответила всем я.

— Кстати, что за ситуация была? — как можно аккуратнее спросила у меня Больяра.

— Меня домой закинуло. Я увидела мужа, он жарил блинчики на кухне, — при этих словах я улыбнулась, но потом моя улыбка резко превратилась в гримасу боли, — К нам в квартиру пробрались бандиты с оружием. Диму застрелили и уже готовились убить меня, как я услышала голос Кимали и свои стихи.

— Ну да, и вправду, совсем не к месту, — утвердительно махнула головой Тара.

— Главное, что это все игра фантазии, — подытожила Кьяра.

— У нас осталась только Тара, — проговорила тихо волчица, но все услышали.

— Нужно оставить метки, чтобы я поняла, что все вокруг выдумка, — внесла предложение красноволосая, — Есть что-нибудь острое?

— У меня есть булавка, — отозвалась Кьяра.

Девушка взяла протянутую ей булавку, раскрыла ее и начала царапать что-то на своей руке. Мы удивленно замерли, когда смогли прочитать слово «ложь».

— Еще одна проблема в том, что у меня с собой только бомбочки, — почесала голову заучка, — И если я их начну кидать в свои страхи, пострадаете вы.

Мы все начали думать, как выйти из этой ситуации.

В каменной комнате прозвучал голос Заны:

— А давайте его убьем мы?

Мы удивились, но тут лисичка вскрикнула:

— Точно! Тара будет говорить, где она видит свой страх, а мы его будем убивать.

— Рискованно конечно, но лучше так, чем никак, — подытожила Больяра.

— А если она про нас забудет? — задала волнующий меня вопрос.

Но тут мы заметили, как девушка корябает еще что-то. На этот раз там было написано «мы вместе».

— Ну ты даешь, — похвалила красную Боль, — Ну что, все готовы?

Я взяла арбалет в руки и повесила ближе болты. Кимали на одну руку одела перчатку, а вторую частично трансформировала в лисью лапу. Я непонимающе посмотрела на рыжую.

— Своих когтей мне жалко. Тут одни камни. Да и помахать интересно, — подмигнула мне в ответ лисичка.

Я помотала головой и поняла, что ее ничего не исправит.

Девочки тоже готовились: Зана держала в руках кинжалы, у Кьяры в кулаках скрывались рукояти выдвигающихся клинков, а Больяра доставала свои мечи.

— Когда все начнется, нам нужно будет отделить наши артефакты, чтобы не поранить друг друга, — сказала всем Кимали.

Собравшись с духом, мы двинулись дальше. Прошли два каменных холла и три коридора, но пока все было спокойно. Вышли в огромный зал, он был размером с футбольное поле. Мы все дружно ахнули.

— По иронии жанра здесь должен быть огромный дракон, охраняющий какую-нибудь цендруга, — слова Кьяры заставили нас насторожиться.

— Сейчас получишь подзатыльника, — пригрозила той Боль, — Не нагнетай обстановку, мы не в том месте, где это нужно делать. Совместный страх способен превратить твои слова в реальное чудовище.

Мы сглотнули, но медленно двинулись напрямик через зал.

Тара резко затормозила, мы, шедшие за ней сзади, впечатались девушке в спину. Но казалось, что она этого даже не почувствовала. Тара смотрела в потолок и бледнела.

— Походу все же дракон, — прикусив губу сказала Кьяра.

Подзатыльник она точно заслужила.

— Нужно сделать так, чтобы Тара обратила внимание на свою руку, — прокричала девочкам я.

Ким схватила тару за руку и сжала. Девушка взвизгнула и посмотрела на слова. Я видела, как ее глаза читают написанное и в одно мгновение меняются. Пропал панический страх, осталось только волнение.

— Девочки, я вас пока не вижу, но знаю, что вы здесь.

Голос Тары немного дрожал.

— Тара, что ты видишь? Где это?

Наши вопросы звучали громко, но девушка не слышала их. Она продолжала комкать подол своего платья.

— Ким, возьми булавку и напиши ей что-нибудь. Она не верит до конца в наше присутствие.

Я очень переживала. С моей прокусанной губы потекла кровь, но я понимала, что Таре сейчас намного сложнее.

Лисичка булавкой мелко нацарапала слово «говори» на руке Тары. Девушка улыбнулась во все зубы и заметно расслабилась.

— Ким, — обратилась Тара к лисичке, — это чудища с нашего ущелья. Их два или три, пока не поняла. Три! Точно, три! Ох, они очень крупные. Девочки, простите меня. Я не знаю, как мы их всех убьем.

— А убивать придется, — высказалась Больяра, — пока мы будем искать способы по выведению Тары из этого состояния, ее успеют сожрать.

— А что это за твари такие? — спросила у лисички я.

— Они чем-то похожи на драконов. Только без крыльев и огня у них нет, — немного нервно ответила Кимали.

— Девочки! — завопила Тара, — Один бежит прямо на меня. Со стороны центральной колоны. Девять метров осталось. Восемь. Семь.

Пока девушка считала в слух, Больяра стала перед ней с мечем, направив острие в потолок. Я стала позади Тары с прицеленным чуть выше ее головы арбалетом.

— Вер, на три метра выше бери, — сказала мне на ухо Кимали, — Они очень высокие.

Я примерно прицелилась и ждала команды. И тут прозвучало:

— Один.

Больяра сделала выпад вверх с мечем. На девушку полилась кровь. Мы стояли в шоке. На ухо закричали «Стреляй!» и я выстрелила. Мои глаза вылезли на лоб от увиденного. Болт болтался в пространстве некоторое время, а потом завис над полом в метре.

— Один убит, — голос тары звучал хрипло, — второй стоит у левой колонны на десять часов.

Я услышала только, как что-то просвистело в воздухе. Это был кинжал Заны. Он также завис в пространстве, став маяком для определения невидимого чудовища.

— Девочки, третий направляется справа. Он на три часа. В пятнадцати метрах.

Я зарядила еще один болт. Выстрелила рядом с кинжалом, но промахнулась. Тело начало двигаться и направляться в нашу сторону довольно стремительно, я понимала, что не успеваю зарядить еще раз. Передо мной встала Кимали. Вытянув когти перчатки и лисьи коготки, ждала стремительного набега. Ее повалило, я взвизгнула и дрожащими руками полезла доставать еще болты. К лисичке приблизилась Кьяра, в ее руках блестели острые клинки. Девушка всадила их по обе стороны от кинжала Заны и мы услышали пронзающий рев животного.

— Разве такое может быть? — неверующе смотрела на все Зана.

— По-видимому, очень даже да, — поднимаясь с пола, проговорила Кимали.

Мы обернулись в сторону девочек и увидели, как волчица падает на пол.

Тара закричала:

— Он над ней! Сделайте что-нибудь.

Я спустила болт в примерную цель, он завис в воздухе. Зана кинула кинжал, но тот пролетел мимо. Кимали побежала на помощь, размахивая когтями. Кьяра попробовала кинуть свои клинки, но они тоже не достигли цели.

Лисичка, добежав, размахом рассекла воздух, и ее тоже обдало кровью.

Волчица выбралась и ухватила свои мечи, они так же отправились в тело животного.

Тара упала на колени и выдохнула:

— Справились. Мы справились.

Мы просидели в этом зале, наверное, с полчаса. Пытались перевести дух и прийти в себя. После, собравшись и сделав сцепку, отправились дальше.

Мы молчали. Каждый из нас успел настрадаться и устать за время похода, сил на разговоры просто не осталось. И именно поэтому мы не заметили, как проход начал резко закрываться. Меня и Зану отделило от всех. Остальные девушки остались за каменной стеной. Мы пытались докричаться, но ничего не выходило. Нас просто не слышали.

Сбоку отъехала стена, и из нее вышло двое мужчин. Один частично трансформировался в оборотня и крикнул Зане:

— На колени, слуга! Двуликий перед тобой! Ты недостойна даже глаза свои поднимать в мою сторону.

Девушку затрясло, она упала на колени и низко опустила голову.

— Может, ее первой убьем или привяжем для надежности? — спросил один мужлан другого.

— Эта служка не посмеет с места двинуться, можешь не беспокоиться, — усмехнулся второй и схватил меня за волосы откидывая арбалет в сторону, — а вот эту нужно будет держать. Хотя, мы сначала позабавимся, а потом убьем.

У меня перехватило дыхание. А вдруг это тоже извращение лабиринта и фантазия? Хотя, положение Заны говорило об обратном.

Я дергалась и пыталась вырваться. Кусалась и кричала, но ничего не помогало, они были чересчур сильные, оборотни.

Один держал мои руки, а второй разрывал платье на спине. Похабные высказывания и разговоры о том, что и как со мной сделают, придавали обстановке еще большей мрачности. Шершавые с зацепками руки начали скользить по моим ногам, больно сжимать бедраи пытаться стянуть нижнее белье.

Я всхлипнула. Эмоции накопились и вылились фонтаном, я просто не могла остановиться. Мне было жалко себя, мне было жалко Зану. Я прекрасно понимала, что после всего этого, нас убьют.

Туша повалила меня на холодный пол и захрипела на ухо. На шею полилось что-то горячее, а рядом раздался грохот. Я не хотела поднимать голову и смотреть на весь этот кошмар.

— Вер, поднимайся! Вер, пошли!

Голос Заны вывел меня из ступора и отрешенности. Девушка подняла меня, помогла поправить платье и только тогда я увидела, что случилось.

На полу лежало два тела. У одного, кинжал торчал в горле, а у другого, прямо в центре лба.

Я перевела шокированный взгляд на Зану. Дело в том, что я понимала, что значит для нее убийство этих двоих. Это, как для нас, убить божество. Неужели девушка сделала это ради меня? В сердце разливалась такая благодарность, ведь она спасла меня, ну и себя заодно.

Рядом с нами отъехала еще одна стена и из нее высыпали девочки. Они удивленно осмотрели комнату и тела в ней. Кимали внимательно посмотрела на меня и, видимо, все поняла, потому что, подойдя, обняла и зашептала:

— Все хорошо, теперь все хорошо.

— Как вы прошли? — спросила Зана

— Нас лабиринт привел, — ответ Больяры нас ужасно удивил.

— Это как? — моргнула я.

— С помощью магических огней указывал путь.

Тара взволнованно смотрела на мое порванное платье.

— Они не успели, — ответила я на немой вопрос девушки, — Меня Зана спасла.

— Я так и поняла, — ответила Ким и обратилась к Зане:

— Молодец девочка. Ты смогла перешагнуть через свои предрассудки, это дорогого стоит.

Я еле двигала ногами. Меня подхватили с двух сторон, и мы направились прямо по коридору.

Арка выхода показалась метров через сто. Мы так обрадовались, когда ее увидели, что невольно прибавили шаг.

Чуть поодаль стоял учредитель и Линас. Они очень внимательно нас рассматривали, Дэянар не сводил взгляда с моего внешнего вида. В тот момент мне было абсолютно все равно, как я выгляжу. Я безумно хотела упасть лицом в кровать.

Но стоило нам всем сделать шаг из арки, как все вокруг потемнело и нас начало всасывать в воронку портала. Последнее, что я услышала, это был крик Дэянара:

— Вера! Нет!

Глава 16

Я не могла открыть глаза. Все тело будто пропустили через мясорубку. Во рту стоял металлический привкус крови. Кости ломило. Нормально дышать не получалось.

— Вер. Вера.

Услышала я слабый голос Кимали.

— Вер. Попробуй посмотреть на меня.

Я с усилием разлупила веки. Надо мной свисали рыжие волосы лисички, но сфокусировать взгляд на ее лице у меня не получалось.

Чуть поодаль раздался голос Кьяры:

— Почему так хреново? У меня кровь из носа идет.

Чуть ближе ответила Тара:

— Это все портал. Нас выкинуло без подготовки и в неположенном месте. Если бы рядом было бы хоть немного воды, переход дался бы вам намного проще. И почему я не оборотень? Им вообще не нужно напрягаться для комфортного перехода.

— Мы сейчас вам поможем, — поднимаясь, сказала Больяра.

— Как так? Тебе разве не больно? — спросила оборотницу Зана.

— У нас хорошая регенерация и высокий болевой порог. Поэтому, нам проще даются такие переходы. Повезло, что мы вместе, — вздохнула волчица.

Кимали помогла мне сесть, правда, легче от этого не стало.

— Слушайте, а где это мы? — мой голос привел всех в движение, и все начали осматриваться.

— Судя по времени перехода, предположу, что с этого мира мы не ушли, — держась за голову, произнесла Тара, — Вопрос в другом, где мы в этом мире находимся?

— Я практически нигде не была, постоянно тренировалась в стае. Поэтому даже предположить не могу.

Больяра выглядела растерянной, но все равно старалась помочь девочкам прийти в себя.

— Получается, из нас никто Олтгейн хорошо не знает? — поинтересовалась лисмогу, — Тара, ты же самая умная, должна хоть что-то знать.

— Я далеко не самая умная, — ответила красная, — я знаю только общие факты и все.

— Какие например? — заинтересовалась Боль.

— Мелочи: про войну, про население рас, про лабиринт. Так сразу и не вспомню все. Могу только с точностью сказать, что карты Олтгейна в моей голове нет, — немного нервно отозвалась девушка.

— Значит, мы, примерно, в равных с тобой позициях, — заключила волчица, — Ну что ж, тогда будем узнавать вместе.

Мы начали осматриваться вокруг. Рядом с нами стояло арочное кольцо из камня, видимо, из него мы и вышли. Странно то, что это кольцо располагалось посреди леса. Ведь это место, как автобусная остановка. И оно, по идеи, должно находиться рядом с поселениями. Видимо, мои мысли отразились на лице, потому что Тара ответила, глядя на меня:

— Оно заброшено и давно не использовалось.

— А как ты это поняла? — не удержалась от вопроса я.

— Кусты и паутина. Разрывы и проломы только в тех местах, где мы вываливались. Да и сейчас такие уже не используют.

Тара внимательно осматривала кольцо.

— Как их вообще могли использовать? — всхлипнула Кьяра, — Два раза и ты труп.

Тара вздохнула и голосом лектора начала рассказывать:

— Раньше люди не могли пользоваться порталами. Их строили только для магически наделенных. Это маги, оборотни, эльфы. Даже гномам не всегда удавалось пройти без последствий. В учебниках по историческим порталам я читала, что при переходе нужно было позвать свою магию и только когда она откликнется, проходить в портал. Магия становилась коконом и была хорошим проводником. Сейчас, в новых уже порталах намного более щадящий режим. Ученые маги выяснили, что вода является проводником для людей и окунувшись в нее, человек не испытывает боли.

— Так что получается, — заинтересовалась я, — портальные фонтаны у замка сделаны только для людей? Маги проходят через другие арки?

— Да. — хором ответили оборотни и Тара.

— Я проходила через замковый портал, он находиться в подвальных помещениях, — смотря на меня ответила Кимали.

Что-то при ее словах у меня похолодели руки.

— Тара, скажи пожалуйста, а если бы меня кинули в замковый портал для магов и направили в мой мир, мне было бы так же плохо как сейчас? — еле шевеля губами от догадки проговорила я.

— Нет, — девушка смотрела на меня очень внимательно и пыталась понять, почему я задаю такие вопросы, — тебе было бы намного хуже. И если бы рядом не оказалось хорошего лекаря с исцеляющим даром, скорее всего, ты бы умерла. Может, если бы ты поставила бадью с водой и полностью в нее окунулась, удалось бы пройти безболезненно, но не на большие расстояния и только в этом мире.

— Вер, что такое? — приобняла меня лисичка.

— У нас не магический мир, — сказала всем Кьяра, — и я думаю, что лекарей с исцеляющим даром у нас нет, только со способностями, обычными человеческими, но хорошими иногда.

Все девушки смотрели на меня, ожидая ответа, а в моей голове сложился пазл.

— Вот почему тот слуга вел меня в подвал. Он хотел выкинуть меня в портал, — шепотом от волнения произнесла я.

— Но Дэянар сказа, что ты маг, — удивилась Зана.

— Тогда об этом еще никто не знал, даже я сама. И как бы я смогла обратиться к своей магии, не зная о ней?

Меня трясло от осознания того, что хотели со мной сделать.

Девушки молча переваривали мои слова. Потом, кто подошел, кто подполз, и они обняли меня. У меня появилось чувство поддержки и защищенности. Будто я дома с семьей.

— Ой девочки, — вздохнула я, — и что мы сейчас будем делать?

— Ну, — протянула Больяра, — сначала отдохнем после перехода, разложимся здесь и переночуем. Есть шанс, что по следам от портала, нас смогут найти.

— А если до утра никто не объявится? — подала голос Кьяра.

— Тогда пойдем узнавать этот мир, — с улыбкой на лице сказала Кимали, — Я, лично, всегда хотела посмотреть его природу. Просто интересно, насколько она отличается от нашей.

— А кто нас вообще сюда закинул? И зачем? — задала интересующие всех вопросы Кьяра.

Кимали со смехом ответила:

— Видимо не хотят, чтобы Зана стала императрицей, поэтому и выкинули подальше.

— Я? — удивленно вскрикнула девушка.

— Ну не я же, — продолжая смеяться, ответила лисичка, — император же не на меня глаз положил.

Девушка засмущалась и покраснела.

— Да ладно тебе, — улыбнулась Больяра, — мы все видели, как он на тебя смотрел.

— Даже когда призы нам вручал, глаз все равно косил на тебя, — поддержала Тара.

— Но я же…, - замялась девушка, — Нет. Я не подхожу.

— Эй! — воскликнула Кьяра, — Что за глупости ты сейчас говоришь? Ты очаровательная девушка, красивая, честная, милая. Почему это ты не подходишь?

— И не вздумай говорить, что ты рабыня! — зарычала Больяра, — Я что, зря силы тратила, вколачивая в тебя стержень? На тренировках ты почти доставала оборотней. А твое владение кинжалами? У нас в клане тебя бы с руками и ногами забрали.

— Зана, я скажу тебе один раз, но я хочу, чтобы ты это запомнила, — начала нравоучение я. — забудь кем ты была в своем мире. Там ты умерла. Там тебя больше нет. Теперь ты здесь. Ты родилась заново. Родилась свободной женщиной, с правами и возможностями. С мечтами и потребностями. Ты можешь достичь любых высот, которых только пожелаешь. А мы тебе в этом поможем. Правда, девочки?

— Правда! — хором поддержали меня все.

— Представь, что мы теперь твоя новая семья. У тебя же там никого не осталось? — произнесла Кимали.

— Нет, — со слезами на глазах проговорила Зана.

— Вот, а теперь у тебя есть мы, — поддержала Больяра.

— Так что не переживай, если ты чего-то хочешь, то мы поможем тебе этого достичь, — закончила свою мысль я.

— Скажи откровенно, — зашептала Тара, — тебе будущий император хоть немного понравился?

— Немного? — Зана удивилась, — Это мужчина из моих снов. Я о таком только мечтать могу.

Улыбка девушки сказала нам о многом.

Не правильно поняв причину нашихскривленных лиц, Зана начала объяснять:

— Он очень красивый: в его голубых глазах отражается небо, аккуратные, немного припухлые губы обещают нежность, высокие скулы так и манят, чтобы к ним прикоснулись, а брови с таким изгибом, что многие девушки позавидуют. Ох, хранители, — девушка вздохнула, — его волосы цвета золотистой пшеницы при дневном солнце, а тело… Смуглое, с перекатистыми мышцами. Даже, если бы он был простым кузнецом, я бы не решилась к нему сама подойти. Такие мужчины, будто создателем поцелованы.

Мы все смотрели на завороженное лицо Заны. Девушка так ушла в свои мысли, что уже не замечала ни нас, ни обстановки кругом.

— Да, милая, диагноз ясен, — хмыкнула Кьяра.

— Диагноз? — испуганно пришла в себя Зана.

— Ты влюбилась, — нежно, чтобы не испугать девушку, произнесла Кимали. Но видя ее непонимающее лицо, спросила:

— Ты когда-нибудь любила?

На что Зана только отрицательно помотала головой.

— Эх, — выдохнула лисичка, — прекрасное чувство.

Мы еще так посидели минут пятнадцать и решили устраиваться на ночлег, подготавливая место. Кто чувствовал себя более-менее пошел собирать лапник для лежанок, все же не спать на голой земле никому не хочется. Лес вокруг выглядел абсолютно обычным, без всяких изыскав. У меня слаживалось впечатление, что мы просто компанией отправились в поход к нам в лес и немного заблудились.

Кимали и Больяра, перекинувшись, отправились искать пищу. Тара занималась подготовкой костра, все же магиня огня. Мы с Заной и Кьярой сначала подвязали мое платье, хотели вернуть ему прежний вид, а потом разлаживали лапник для комфортного сна. Главное, чтобы дождь не пошел, а со всем остальным разберемся.

Оборотницы принесли четыре тушки птиц, я такого цвета оперения у нас не видела. Хотя, я не всех же наших птиц знаю, так что, кто знает. Птички были крупные, как наши индюшки размером. Цвет перьев желтый с красноватым отливом, они очень красиво смотрелись в отблесках костра.

Мы с девочками ощипали их, а оборотницы освежевали уже голенькие тушки. Насадив птичек на обструганные когтями ветки и начали жарить.

В тот вечер мы наелись на неделю вперед, еще и на утро оставили, прикопав мясо немного поодаль, чтобы хищников не приманивать запахом.

Ким и Больяра показали нам, где поблизости находиться чистое озеро. Мы все дружно напились воды, жаль, что набрать ее некуда.

Вернувшись обратно в наш временный лагерь, начали укладываться спать. Девочки приняли мохнатую ипостась и легли так, чтобы каждая из нас могла греться об их шкуру.

Уснули мы быстро. Сыграла усталость, стресс и переход. Организм был настолько вымотан, что отказывался даже сны показывать.

Мне стало резко холодно, и я проснулась. Вокруг было уже более-менее светло, только вот лисички рядом не было, как и Больяы. Я заволновалась, ведь из-за ерунды они бы нас не оставили здесь одних. Девочки спали, а я вдалеке услышала хруст ломающихся веток. Наши пушистики как слоны не ходят, значит это кто-то другой. Я уже приготовилась хвататься за кинжалы Заны, как рассмотрела рыжий хвост в кустах. Лисичка тянула какое-то зверье зубами, потом выплюнула и скривилась. С другой стороны вышла волчица, неся в пасти чей-то хвост. Я смотрела на них ошеломленными глазами.

— А ты чего не спишь? — перейдя в человеческую ипостась, спросила лисичка.

— Замерзла. А это кто такие? — кивком указала я на жертвы.

— За нами следил оборотень. — ответила Больяра, — В следующий раз будет думать, куда лезет. А у тебя что? — волчица кивнула Кимали.

— Этот грызун хотел стянуть нашу еду. Он ядовитый. Пришлось аккуратно его примять.

Лисичка опять скривилась.

Спать уже не хотелось, да и девочки начали просыпаться. Каждый понимал, что впереди нас ждет долгая дорога и не стоит рассиживаться на одном месте.

Мы встали, перекусили остатками мяса, прибрали за собой, закопав косточки, и направились за Больярой. Девушки вчера оббегали все в пределах десяти километров и пришли к общему мнению, что идти нужно на север от портала. В той стороне будут ближайшие поселения. А нам это и было нужно. Хоть узнаем, куда нас кинуло и как нам попасть к замку Дэянара.

Шли мы быстро, нужно было добраться до поселений за сутки, пока не стемнело. Лисичка помогала мне и Зане, придерживая нас своими боками, когда ноги уже совсем не видели препятствий на дороге. Девочкам спереди помогала Больяра.

Хорошая команда у нас получается. Интересно, а что с Видирой и Синель. Вышли они с лабиринта или их тоже непонятно куда закинуло? За Видиру я как-то не сильно переживаю, там такой характер, любой лезть к ней захочет, только если прибить. А вот Синель — другое дело. У эльфийки и так в последнее время стресс был, а тут еще и лабиринт.

В это время вдалеке мы увидели деревянные постройки. Вовремя, солнце уже клонилось к закату, а мы сильно ослабли и ужасно хотели пить. Да и однообразная картина приелась, одни и те же деревья кругом.

Подойдя ближе, поняли, что это человеческая деревня. Нас, вошедших, сразу обступили жители разных возрастов. Многие начали расспрашивать, кто мы такие и как нас сюда занесло. Начался балаган. Я очень сильно обрадовалась, когда к нам вышел староста деревни. Мы ему объяснили, что учувствуем в отборе императора и нас отправили на испытание, в котором мы должны добраться до замка в целости и сохранности.

Пока шли, совещались и сделали вывод, что такая правда самая безопасная и для нас, и для государства. Зачем панику в народ вводить? Так намного спокойнее и люди на выручку охотнее придут.

Так и получилось. Нас накормили, напоили и предоставили целый сеновал для сна. Все расспросы по местоположению решили оставить на завтра, а сейчас, пусть организм отдохнёт.

Ночью нас никто не тревожил. Утро настало так быстро, будто и не спали вовсе. Вернемся обратно, буду отсыпаться неделю.

Нам накрыли завтрак в доме старосты. Он объяснил, что идем мы в правильном направлении, но дорога предстоит очень дальняя. И признался, по большому секрету, в том, что закинуло нас аж на земли темных эльфов. Их народ довольно не многочислен, живут отдельным поселением, скрываясь от всех, а здесь о них знают только потому, что сами темные предложили работать на них в поле. Выгоду от такого сотрудничества получают все, а урожай делят поровну.

Какое именно расстояние нам предстояло пройти, староста не знал. Единственное, объяснил, что придется пробираться сначала по землям древесных эльфов, оборотней, а потом уже магов.

Больяра нас успокоила сказав, что если удастся добраться до земель оборотней, то оттуда нас легко доставят в замок. Поэтому, нужно было решить, как будем перемещаться по землям темных и древесных. Ведь после войны, древесные до сих пор не в милости у правительства. И скорее всего, настроены против императора.

Пришли к решению, что на землях темных эльфов, идти будем днем. Темные, вели более ночной образ жизни и днем редко выходили из своего поселения. Это нам тоже рассказал староста, он вообще с нами был очень откровенен, не знаю, что на это повлияло, как объяснил сам мужчина, он — видящий. Что это значит, не знала даже Тара.

У древесных мы решили действовать в точности да наоборот, днем полное бодрствование, а ночью затишье. Поэтому, на их земле передвигаться будем ночью, а спать в укромных местах днем. Оставался вопрос этих самых укромных мест, ведь их же нужно было найти, в чем мы не были уверены.

Нам всей деревней собирали еду с собой, дали каждой по плащу, многие были на заплатках, но и на этом спасибо большое. Перед уходом староста вручил нам кожаный бурдюк с водой. Мы искренне всех поблагодарили и отправились дальше.

Было приятно, что в этой маленькой деревушке, где все домики как один: деревянные, с двумя — тремя окошками и печкой, люди такие добрые и отзывчивые. Они не отказались помочь, приняли, накормили, не попросили никакой платы. Вот это я понимаю искренняя бескорыстная помощь. Ведь благодаря ей мы сейчас идем сытые и с плащами, которые нам обязательно пригодятся ночью.

Путь наш лежал через огромное поле. Посажено было много чего, нашлись даже и Земные растения, такие как кукуруза, картошка и лук.

В один плащ мы насобирали картошки для того, чтобы запечь ее в мундире на костре. Она была не особо крупной, но для голодного человека это не имело никакого значения.

К середине дня мне казалось, что это поле бесконечное. Видимо именно за ним смотрят деревенские жители. Но оно же гигантское, конца и края нет. Сейчас нас окружали растения, которых никто из нас не знал. Из земли торчали стрельчатые побеги, а на них сидели одинокие цветочки. Мы не стали рисковать и поэтому решили ничего не трогать и сильно не касаться голой кожей. Мало ли, что это за цветики такие.

Солнце начало клониться к закату, и я заволновалась.

— Девочки, а где мы убежище найдем на ночь? — мой переживающий голос услышали все.

— Я чувствую запах воды, — произнесла Боль, — дойдем до нее и посмотрим, если следов особо нет, то разместимся там, а если есть, то вернемся назад в поле. Думаю, вряд ли в нем ночью будут сильно ходить.

Мы все согласились и ждали приближения воды. Оказалось, что это озеро, диаметром с километр.

Больяра обернулась волчицей и обошла весь берег по кругу.

— Я не чувствую посторонних запахов. Думаю, здесь безопасно, — проговорила Кимали.

Волчица вернулась к нам, и, обернувшись, сказала:

— Последние следы недельной давности, так что мы можем спокойно здесь остановиться. Все согласны?

Мы покивали головами, радуясь тому, что уже можно не ступать по бескрайнему полю, а можно сесть и расслабиться.

Тара зажгла костер из мелких веток и сухой травы, мы покидали в него картошку и, пока она готовилась, помылись в озере. Было немного прохладно, но костер Тары старался нас согреть. Да и я знала, что пушистые не дадут нам замерзнуть ночью.

Перекусив, мы уснули прямо на траве. Я подлезла под бок лисички и укрылась ее хвостом. А закрыв глаза, увидела странный сон.

Глава 17

— Вера, ты слышишь меня? Вер, отзовись.

Голос Дэянара доносился сквозь непроглядную тьму. Я не видела его, но чувствовала прикосновения кожей. Тьма ласкала меня, проводила по волосам и щеке. Я не могла понять этот сон, но чувство защищенности успокаивало мою тревогу. А почему мне сниться Дэянар, а не Дима? Словно услышав мой вопрос, тьма расступилась и исчезла.

Сквозь сон почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Странно, лисичка лежит рядом, ее тело умеренно приподнимается во время дыхания, значит, точно не она. Любопытство перебороло страх, и я открыла глаза. Мой визг разнесся по всему полю так, что в той людской деревеньке наверное было слышно. Девочки от громкого вопля подскочили со своих мест.

Прямо передо мной сидел мужчина. Лицо его было светло серым, с острыми резкими чертами, лоб высокий, а волосы белоснежные с заколотыми прядями сзади. Глаза мужчины были темно-синими и напоминали ночное небо, а уши острые и немного вытянутые. Значит, темные эльфы. Интересный народ, по-своему красивый. Кстати, а почему так хорошо все видно?

Обернувшись, я увидела рассвет. Мужчина тоже перевел на него взгляд и, махнув кому-то в стороне, начал вставать.

Я ухватилась за хвост лисы и только сейчас поняла, что девушка до сих пор спит. Посмотрела на волчицу, тоже самое. Мы с девочками испуганно переглянулись, всё-таки оборотни самые сильные из нас и без них мы точно не справимся.

— Не волнуйтесь, — раздался бархатный голос беловолосого, — мы их специально усыпили. Оборотни обычно очень категорично к нам относятся.

— Эти бы не стали, — испуганно произнесла Тара, — Мы о вас вообще практически ничего не знаем.

— Как это не знаете? — удивился мужчина, — То есть, вы работаете на нашем поле, служите нам, но о нас ничего не знаете? Как-то не правдоподобно звучит, не находите?

— Мы вам не служим! — резкий голос Кьяры врезался в уши, — И на вашем поле не работаем!

Видя, как сужаются глаза у эльфа, Зана быстро проговорила:

— Мы легли переночевать у озера, а так, двигались в сторону поселений оборотней.

— Хм, — задумчиво произнес ушастый, — не врешь.

Надо же, у этого что, тоже детектор лжи где-то зашит? Видимо да.

Мужчина продолжил задавать вопросы. Что он здесь главный, мы уже поняли, так что остается отвечать и только правду. А что скрывать, если он чувствует ложь.

— Откуда вы направляетесь?

— Нас выкинуло из заброшенного портала на юге отсюда. Около него в дне пути еще людская деревня располагается, — ответила я.

— Все живы? — мужчина нахмурился еще сильнее и начал пристально нас осматривать.

— Да, но перекрутило нас знатно.

Вспомнив свои впечатления, Кьяра поежилась.

— Я правильно понял, перемещение было не запланированным, ну, конкретно вами?

Эльф полез в карман и пытался что-то нащупать.

— Мы проходили отбор у императора, — начала рассказ Кьяра.

Мы поняли, что в данный момент, от наших ответов, возможно, зависят наши жизни.

Глаза мужчины полезли на лоб от услышанного:

— Так, а как это? А безопасность претенденток?

— Второе испытание проходило в замковом лабиринте, там магия своя и охранки не действуют, — заумничала Тара, — Нас втянуло в портал на самом пороге выхода из лабиринта.

— Вас хотели убить. На это был расчет.

Достав прозрачный кулон, мужчина начал присматриваться к нам через него.

— Но среди нас оборотни, да и маги. Только два человека без дара. Всех бы не достали, — хмыкнула заучка.

Эльф вздохнул и попытался объяснить нам, как маленьким:

— Для всех, этот портал давно разрушен и отправить кого-то в него, тоже самое, что убить.

— Так он же работает? — непонимающе смотрела на мужчину я.

— Это огромная тайна. Перед тем, как узнать ее, вы дадите клятву. Но это позже, сейчас же я попрошу вас пройти с нами. Нам нужно вернуться в долину.

К нам подошли другие эльфы, их было человек пять. Кто-то помогал нам вставать и собираться, кто-то взял на руки спящих оборотниц. Такой дружной компанией мы и направились непонятно куда и непонятно с кем. Страшно, не спорю, а что оставалось делать? Их больше и они сильнее. Девочек до сих пор в сознание не привели.

— Вера, пс, — позвала меня Кьяра, — вот скажи, мы покорные овечки или бесстрашные дуры?

— Хах, в зависимости от фазы луны, — мой смешок заставил главного ушастого повернуться.

— Вас никто не тронет, — решил поведать нам мужчина.

Я выразительно посмотрела на Кимали и Боль. Ну, как бы уже тронули.

— Это для вашего же блага, — правильно расценил мой визуальный упрек мужчина. — Они бы начали кидаться в бой, пытаться защитить от выдуманной угрозы и сделали бы только хуже. Мои парни тоже нервные, могут и не сдержаться.

— Убьют? — испуганно вскрикнула Зана.

— Сделают своей, — глядя мне в глаза сказал беловолосый.

— И здесь насилие, — обреченно произнесла я.

У эльфа еще больше вытянулось лицо, а уши начали темнеть.

— Ух ты! О таком я еще нигде не читала, — интерес Тары немного разбавил обстановку.

Сквозь зубы ушастый произнес:

— Темные эльфы никогда не обидят женщину! Это закон нашего народа.

— Ага, — пробурчала я, — они прикроются их благополучием. Мол, милая, это для твоего же блага.

Эльф отвернулся и зашагал быстрее. Надо же, какие мы нежные. Как же с такой психикой народом управлять?

Поле закончилось, а за ним виднелась река. Подойдя ближе, мы ахнули. Вода была кристально чистой, а рыбки, плавающее в воде, переливались разноцветной чешуей. Солнце поднялось уже довольно высоко и ласкало нас своим теплом. Трава казалось такой мягкой, что хотелось разуться. Щебет птиц радовал душу.

Вдалеке мы увидели деревянный мост, который вел на другой берег.

Посмотрев на мужчин, поняли, что как раз туда мы и направляемся. Переходя мост, мы еще пару раз останавливались и смотрели на воду. Сверху она казалось бирюзовой, это завораживало.

Другая сторона реки заметно отличался от предыдущей. Лиственные деревья, холмистая почва. Много птиц и перебегающих нам дрогу животных. Меня удивило то, что вся фауна совсем нас не боялась. Можно было протянуть руку и покормить кого захотелось. Только вот нечем. Все припасы, которые нам дали в деревне, мы уже съели.

Кимали и Больяру так же несли, только носильщики менялись. Под ногами начали появляться камушки, а холмики становились все больше. Но все равно, мы сильно удивились, когда за лесом увидели горы.

Эльфы направились прямо к каменистым гигантам.

— А мы что, полезем через горы? — испуганно спросила Тара.

— Нет, — хмуро отозвался главный эльф, — Наше поселение находится внутри.

— Внутри горы? — удивление Тары распространилось и на нас.

— Как гномы? — вырвалось у Кьяры.

Видно, что девушка властелин колец пересмотрела.

— Не совсем.

Как именно, ушастый объяснять не стал. Точно обиделся, вот уж это хрупкое мужское самолюбие.

— Скажите, как к Вам можно обращаться? А то же так совсем неудобно, — Кьяра решила взять быка за рога.

— Я совсем забыл, с кем имею дело, — мужчина провел пятерней по волосам, — У нас принято, чтобы женщина представлялась первой, так она показывает свою готовность к общению. Если же она этого не делает, то мужчина не имеет права ее принуждать.

— Но с нами Вы начали первый, — недоверчиво протянула я.

— Я правитель темных эльфов, у меня есть некоторые привилегии.

Ушастик улыбнулся одной стороной губ, это выглядело довольно мило.

— Меня зовут Тара, а эта рыжая, — девушка указала на лисичку, — Кимали, мы из Реймонфола.

У эльфа глаза удивленно округлились:

— Вы не из нашего мира?

— Нет, — ответила Кьяра, — из вашего, здесь только Больяра, это вот эта волчица.

Все шествие эльфов резко остановилось, и они удивленные смотрели на нас.

— Мы с Земли, — поддержала итальянка, — Меня зовут Кьяра, а ту, визжащую по утрам, Вера.

Я пихнула неугомонную девушку в бок. А нечего подкалывать. Хотя, в последнее время, утро моя самая не любимая часть дня.

— А кто у вас правит? — задал свой вопрос ушастик.

— Люди, — отозвалась я.

— Но ты же маг, — удивился темный.

— А как Вы это поняли? — я сощурила глаза.

— С помощью магического кристалла, — мужчина пожал плечами, — Я смотрел ваше состояние после перехода и понял ваши сущности.

— Я маг только на словах, — мой вздох показался печальным, — Так я магию совсем не чувствую.

— Ничего страшного, — уверенно и четко произнес мужчина, — Главное, что есть задатки, а умения придут.

— Мое имя Зана, я прибыла из Карадонора.

Голос девушки звучал уже более твердо и без испуга.

Мужчина немного склонил голову в знак почтения всем нам:

— Теперь настало время и мне представиться. Мое имя Наралон. Я правитель и защитник последних темных эльфов.

— Последних? — непонимание отразилось на лице Тары.

— Мой народ не воевал в войнах, не лез на рожон, не устраивал восстания и перевороты. Но нас все ровно начали истреблять, как не нужный мусор, — мужчина сглотнул, было видно, что ему тяжело говорить, — Об этом мало кто знает, но древесные эльфы, когда проиграли в войне, решили отыграться на нас. Они истребили почти всех. От многочисленного народа, нас осталась маленькая деревня. Их изгнали, жить было негде, вот древесные и захватывали то, что захотели. Наши земли все ушли к ним. Выжили только те, кому удалось сбежать.

— Какой кошмар, — на глазах Заны проступили слезы.

— Моя мать была беременна мною, когда бежала. Я поклялся сделать все, чтобы темные не умирали от рук древесных.

— У Вас получилось? — спросила Тара

— Я продолжу свой рассказ позже, — взгляд был извиняющимся, но твердым. — Слишком многое стоит на кону, я не могу так рисковать.

Мы согласно закивали, если ему так будет спокойнее, почему нет. Мы не настолько любопытны.

— А почему Вы подумали, что мы на вас работаем? — вопрос Кьяры заставил и нас прислушаться к ответу мужчины.

— У нас договоренность с человеческой деревней, — мужчина шел медленно и говорил так, чтобы мы все слышали, — они работают на поле, мы снабжаем их мясом. Урожай делим на всех. У них мало мужчин, охотиться некому, а у нас мало женщин. Так что, все в плюсе. Жители деревни перешли под наше покровительство. Их пыталась захватить соседняя деревня. Мы помогли. Все же людям с нами не сравниться. Так и пришли к соглашению. Днем они работают в поле, мы не показываемся без надобности. И есть от чего. Но это все потом.

Только подойдя к самой горе, увидели замаскированный вход. Открыв его, мужчины первым делом внесли оборотниц, потом пригласили нас. Сомнения еще мелькали в наших глазах, но, в любом случае, девочек мы бы не оставили. Придется идти.

Вошли в темный коридор, магические огни немного освещали, но дискомфорт все равно присутствовал. Шли мы так минут пятнадцать, после чего вдалеке показался свет прохода. Мы обрадовались, все же на свету лучше, чем в каменном мешке.

В мой открывшийся рот могла залететь птица. Я была настолько удивлена, что пришла в себя только тогда, когда меня толкнули.

— Вер, ну ты чего? — Тара с беспокойством посмотрела на меня, — Все хорошо?

— Да, — успокоила я девушку, — просто это настолько прекрасно.

— Да, это точно, — согласилась со мной красная.

Оказывается, поселение находилось не в горе, как мы думали изначально. Гора облегала поселение по контуру, как замковая стена. Снаружи никто даже не догадается, что здесь кто-то живет. А внутри и безопасно, и небо над головой.

Домики были разными: и деревянными, и каменными, и с каких-то прутьев. Около озера играли дети. Женщин было заметно меньше мужчин. Теперь я поняла, почему темные эльфы никогда их не обижают. Когда твоя раса вымирает, ты всеми усилиями будешь стараться приумножить население, а не угнетать.

— Надеюсь, нас не запрут здесь и не заставят рожать им детей, — тихо, чтоб только мы услышали, сказала Тара.

К нам подошел пожилой мужчина. Его волосы были такими же белыми, как и у Наралона. Около глаз залегли морщинки, что выдавало добродушие старца.

— Милые девы, я рад приветствовать вас в нашей долине. Прискорбно конечно, что вы застали наш народ в такой упаднический момент. Но я не перестану верить, что когда-нибудь мы вернем наше величие, — мужчина задумчиво улыбнулся, — А сейчас, я попрошу вас пройти со мной в храм.

Это было небольшое каменное здание с деревянной крышей. Зайдя в него, мы увидели большую круглую чашу на постаменте.

— Девы, — обратился к нулыбнулся, — вы должны произнеси слова клятвы. Это обезопасит весь наш народ.

В зал занесли наших спящих девочек, положили их на пол. Я хмыкнула, нормально так, на холодный каменный пол ложить девушек.

Но тут Наралон достал свой кристалл и прислонил его по очереди ко лбам спящих. Оборотницы одним движением открыли глаза и хотели уже подскочить в стойку, как эльф прислонил свои большие пальцы между их бровей. Девочки притихли и успокоились.

— А что происходит? — заволновалась я.

— Не переживайте, он показывает моменты, которые они пропустили.

Лисичка открыла глаза, и зло на меня посмотрела:

— Ну вы дуры конечно еще те. Это же нужно было додуматься, пойти с шестерыми мужиками непонятно куда. А если бы вместо них были бы извращенцы и насильники?

Крик Кимали разносился по всему храму, но это ни капельки не волновало девушку.

— Ну и что, если бы нас с Больярой взяли, мы бы потом справились, но вы могли уйти. Вера! Чтобы больше такого не было. Вы все поняли?

Я только вздохнула, ну как объяснишь этой бошке лохматой, что по отдельности мы никуда не пойдем. Мы намного сильнее вместе. Ай, пусть поругается, ей легче станет. Я подошла и обняла свою рыжую язву. Девушка прижала меня к себе.

— Ну что, мы можем начать обряд? — участливо спросил старец.

Мы все согласно кивнули. Дадим клятву, и может нас покормят?

Слова оказались не заурядными. Мы должны были над священной чашей сказать свое имя и фразу «я клянусь жизнью и кровью, что губы мои врагу не откроются, но верный друг же моим голосом будем одарен». Каждая из нас по очереди подходила к чаше и после произнесения слов, та загоралась огнем. Как объяснил старец, это доказывало искренность наших слов и принятие клятвы хранителем.

После того, как все посмотрели на огонь в чаше, нас пригласили в дом Наралона. Дом был каменным снизу и деревянным сверху, прям, наши фундаменты вспомнила. Эльф жил с матерью. Здесь шутки про маменьких сынков проходят мимо. Мы видели искреннее уважение с двух сторон.

Нас усадили за стол и поставили большой чан с супом. Мы были настолько голодными, что нам было абсолютно все равно из чего сделан суп. Мы ели так быстро, что хозяйка обомлела и предложила налить нам еще, все согласились. Все же суп был осень вкусным, как мы узнали позже, его варили из кролика и овощей, на костре.

Эльф присел к нам за стол и произнес:

— Теперь, вы сможете рассказать о нас только тому, кто не захочет нам навредить.

— А кто это будет решать? Ну, кто захочет навредить, а кто нет? — спросила Кьяра.

— За этим строго следят хранители. И если собеседник не надежный, то и сказать вы ему ничего не сможете.

Мужчина смотрел как мы ели и улыбался. Видимо не часто такое наблюдает. Хотя, думаю, во время бегства их народа бывало и не такое.

— Так что с порталом? Сейчас Вы можете уже об этом рассказать? — с любопытством ученого спросила Тара.

— Сейчас уже да, — ответил ушастик, — Древесные придумали вид казни и истребления нашего народа, чтобы не оставлять никаких следов. Все же император рано или поздно заинтересовался бы трупами. Они уничтожили портал. А если отправить кого-нибудь, указав конечным координатом неработающий портал, то этот кто-то умрет. Неважно кто это будет, хоть сам дракон. Не останется вообще никаких следов.

— Они уничтожили тот портал, из которого мы вышли? — высказала свое предположение Кимали.

— Да.

Эльф приложил пальцы к губам. И я невольно засмотрелась на них. Форма была очень аккуратной, тут хочешь, не хочешь, засмотришься.

— Мы долго собирали его по частям. Самое сложное было сделать вид давно не работающего портала. Мы искусственно его заращивали и убирали все следы.

— Но для чего это нужно было? Чтобы у вас был личный портал?

Тара смотрела непонимающе и косилась на нас всех.

— Когда моих друзей отправляют на казнь, как думают древесные, они спокойно выходят из портала и идут домой, — эльф подмигнул нам.

Мы были в шоке от сказанного. Просто не ожидали, что дела обстоят именно так.

— Так вот как вы собрали всех в одном месте. Темных отправляли на казнь, а вы их здесь перехватывали. Ого. Ну вы даете.

Глаза Тары горели азартом от узнанной тайны века. Сказать честно, мы все сидели немного пришибленно. Вот нужно было же до такого додуматься, молодцы ушастики, что сказать.

Глава 18

После завтрака мы отправились на экскурсию. Провожать нас вызвался темный эльф по имени Гарсэлл. У него была одна особенность — бритая на лысо голова. Так не привычно было видеть эльфа без волос, что я смотрела не на здания, которые нам показывали, а на мужчину, ну и на его оттопыренные уши, разумеется.

Повернув голову, поняла, что я не одна такая любопытная. Мои девочки скоро косоглазие заработают, смотря исподтишка на ушки антенки.

Видимо, эльф что-то почувствовал и развернулся к нам. Выражение лица мужчины не было злым или грубым, что нас успокоило. Гарсэлл выдохнул и произнёс:

— В плену древесных меня долго пытали, а когда поняли, что ничего не узнают, то побрили. Для темных эльфов это самое большое унижение. Но я дал себе слово, что отомщу. За семью и за свой народ! А мои волосы, — мужчина провел ладонью по голове, — будут меня вдохновлять на более извращённые варианты.

Я услышала, как рядом сглотнула Кьяра. Эльф улыбнулся, потом сделал один шаг к нам.

— Я просто чувствовал, как вы меня разглядываете. Мне, конечно, приятно ваше внимание, но я решил развеять женское любопытство. А то экскурсия провалилась бы.

Мы все немного покраснели. Девочкам простительно такое.

— Ладно, — махнул рукой Гарсэлл, — пойдёмте, я покажу вам, чем занимаются наши семьи и как мы все здесь выживаем.

— Ух ты! Какая красота, — восхищённо проговорила Кьяра.

Мы все резко обернулись. В ста метрах от нашей компании красовался деревянный дом с резными створками. Мастерски выструганные животные и птицы восхищали.

— Сразу видно, что это работа настоящего мастера, — с придыханием произнесла Больяра.

— Да, — Подтвердил её догадку темный, — здесь живет семья Хорали. Они потомственные плотники. Почти все здания в нашем поселении сделаны их руками.

Из дома вышел плечистый мужчина с тёмными до середины спины волосами. Он осмотрел нас, в его серых глазах играли смешинки. Мужчина добродушно улыбнулся.

— Здравствуйте. Мой сын сказал о гостьях в поселении, но я ему не поверил. Хм. Видимо, нужно было.

Собеседник показался приятным, и мы улыбнулись в ответ.

— О, я смотрю, среди вас есть оборотни? — черноволосый продолжил, — Давно я никого такого не встречал.

Мужчина подошёл к нам ближе.

— Девы, — обратился к нам Гарсэлл, — это Лэн, главный и самый старший мужчина в семье Хорали, — и уже объясняя для эльфа, — У них не принято представляться первыми.

— А, теперь все ясно, — улыбка Лэна стала ещё больше, — Ну, на счёт волчицы я понял, ты с северного клана. А рыженькая с какого?

Кимали приподняла бровь, и, крутя локон в пальцах, ответила:

— А рыженькая с Реймонфола.

— Но…, - начал было говорить эльф, но замолчал. Перевел взгляд на Гарсэлла и когда тот ему кивнул, продолжил, — Так, а что же ты у нас делаешь? Неужели, выперли?

Глаза лисички удивлённо побежали на лоб.

— Почему сразу выперли?

— У нас отбор, Императорский, — произнесла Тара, косясь на рыжую.

Видимо боялась, чтоб лисичка на эмоциях лишнего не брякнула.

Грузный мужчина побледнел и начал заваливаться на косяк двери. Лысик кинулся помочь, мы оторопели и не знали что делать.

— Вы чего, всё нормально? — только и смогла участливо спросить Кьяра.

— Гарсэлл, — прошептал эльф, — ты представляешь, что будет, если за ними придут императорские стражи? Вы что, не могли попроще девушек себе подыскать? Нас же всех …

— Да не переживайте Вы так, — перебила я мужчину, — мы переночуем и двинемся отсюда.

Но после моих слов, глаза эльфа только быстрее забегали.

— Будет война. Определённо! — безнадёжный голос Лэна и нас заставил волноваться, — Гарсэлл, одумайтесь, вы попортите дев и отправите их обратно? А если они понесут? Ты только представь весь объем предстоящего скандала.

Лысик покраснел, а мы поняли, что так взволновало мужчину.

Я решила пожалеть нервные клетки окружающих.

— Ничего такого не будет. Мы не собираемся ни с кем вступать в интимную связь. Это запрещено по правилам отбора.

Мы все услышали облегченный выдох со стороны двери.

— Да, — подтвердила Кимали, — А Вера вообще замужем, так что без вариантов.

Эльф все же упал в спасительный обморок.

— Да что ж вы все такие душевно ранимые здесь? — брякнула я.

Лысик начал трусить обморочного и поглядывать на меня исподлобья.

— Что? — не выдержала я такого взгляда.

— Как такое может быть? — уже подняв мужчину и приведя его в чувства, спросил Гарсэлл.

— Ай, — махнула я рукой, — хранители играют в свои игры. Для них мой брак оказался не важным.

Видимо, эльф понял, что для меня это больная тема и не стал расспрашивать дальше. Я за это была ему очень благодарна.

— Так что получается, — обмахиваясь рукой, заговорил Лэн, — вы в скором времени отбудете назад на отбор? А как? И вообще, как вы сюда то попали? Неужели через портал?

Мы не успевали вставить и слова. Эльф задавал много вопросов и сам на них отвечал, у меня сложилось чувство, что мы в разговоре лишние.

— Нас пытались убить, спасибо вашему чудо порталу. Если бы не он…,- проговорила лисичка.

— Спасибо Наралону, — лысый склонил голову, в знак почтения главному эльфу, — Если бы не он, мы все уже давно были бы мертвы.

Дальше мы прошли через озеро, где купались дети и направились в сторону деревянных рядов с разностями.

— Это что, рынок? — удивилась Зана.

— Почти, — ответил Гарсэлл, — Здесь нельзя ничего купить, можно только обменять. У нас не водятся деньги, нам они не к чему, а вот вещи или мясо, всегда понадобятся.

Подойдя к первой женщине, мы все вдохнули запах свежих печеных булочек. Я аж представила, как они хрустят во рту, а начинка разливается по языку сладким вареньем.

— Хотите? — заметив наши взгляды и, наверное, уже стекающую слюну, предложил лысик, — Марилла очень хорошо печёт. Ее семья держит пекарню и отвечает за свежий хлеб во всем поселении.

— Эх, — вздохнула Кьяра, — теперь, мне хочется этих булочек ещё сильнее.

— Мг, — согласились мы все.

Девушка улыбалась, смотря на нас, и уже готовила большой зелёный лист, похожий на лопух.

— Марилла, милая, положи, пожалуйста, нашим гостьям пирожков, Наралон оплатит.

Гарсэлл смотрел на девушку заинтересованным взглядом. Было видно, что она ему нравится. Спрашивается, чего тогда нам глазки строить, если рядом такая красота? Вот мужики. Во всех мирах одинаковые.

— Девочки, посмотрите в карманах, у кого что есть? — предложила я, — Может Марилле что из этого понравится.

Вывалив всё содержимое на землю, мы начали осмотр. Так, две булавки, перчатки, Кьярина резинка для волос, расческа и мой лак для ногтей, я взяла его в лабиринт на случай, если нужно было бы отмечать дорогу, покрасил камушек и знаешь где шел.

Девушка осматривала наши вещи, как самые дорогие сокровища. Вот что значит никуда не выбираться для девушки.

— Что Вы хотите за пирожки? — спросила Тара.

— А это для чего? — указав пальцем на резинку, спросила девушка.

— Это для того, чтобы удерживать волосы. Вот так.

Кьяра взяла резинку и завязала высокий хвост.

— Очень хорошо держит и легко завязывать.

Мы увидели, как глаза девушки загорелись, и она сказала:

— Да, меняю! Хочу это.

Кьяра вложила резинку в руки эльфийке, мы посмотрели, как она справиться с новой вещью. Темная очень быстро наловчилась и стояла довольная приобретением. Взамен она наложила нам целую корзину пирожков, а когда мы уже собрались отходить, обратилась к Гарсэллу:

— Корзинку занесешь вечером?

— Обязательно.

Мужчина лукаво улыбнулся и отправился за нами.

Следующей палаткой была оружейная. Больяра зависла сразу.

— А откуда у вас столько оружия? — не удержалась от вопроса я.

— Что-то с человеческой деревни, а что-то делает моя семья, — ответил оружейник.

— Этого эльфа зовут Корзалл. Он ответственный за вооружение наших воинов, — пояснил нам лысик.

— А арбалеты у вас есть? А то мой остался в лабиринте, — вздохнув о своей потери, произнесла я.

— В каком лабиринте? — мужчина напрягся, — Не в лабиринте смерти случайно?

У меня промелькнула мысль о том, что если и этот начнет заваливаться на бок от услышанного, то мы можем идти домой, сами, пешком. Нам такие мужчины точно ничем не помогут.

— Да, в нем, — подтвердила опасения эльфа Больяра, — У нас отбор. Можете подобрать для нее облегчённую версию и болты заодно?

— Эм, — замялся тёмный, — да, конечно. Сейчас все сделаю.

Корзалл и вправду подобрал очень хорошую модель. Она была даже легче предыдущей. Только теперь я задумалась о том, что мне дать ему взамен?

— Что Вам нужно? — решила спросить прямо, а вдруг.

— Ну, я не знаю. У моей жены скоро день рождения и я хотел бы ее чем-нибудь порадовать. Вы же не наши, может, есть у вас что интересное? — эльф с надеждой смотрел на нас.

Я знала, что могло понравиться мужчине, но и цену оружия я тоже представляла. Посмотрела на свое запястье. Там красовался серебряный браслет, я купила его с первой зарплаты. Вот он мне сейчас и пригодился.

— Вот, — я потянула браслет мужчине, — это серебро. Я не знаю, есть ли оно у вас и как ценится. У нас считается драгоценным металлом.

Эльф вытаращил на меня глаза и пробормотал:

— У нас тоже.

— Он подойдёт для подарка Вашей жене или ей не понравится, что он не новый?

Я волновалась, ведь у каждого народа свои нормы, да и женщины, всегда женщины.

— Ох, что Вы, она будет счастлива, — эльф засиял, — Я скажу, что его носила участница императорского отбора, ей точно понравиться.

На радостях мужчина дал нам ещё и пару кинжалов. Я отдала их Зане, для коллекции.

Мы прошлись дальше, посмотрели на одежду и сладости, но нас больше ничего не зацепило. Видя наши поскучневшие лица, Гарсэлл спросил:

— А не хотите увидеть наших лошадей?

Мы все разом вдохновились предложением эльфа и потопали в указанном направлении даже быстрее лысика.

Подойдя к небольшой деревянной конюшне, мы застыли. Все же показывать должен хозяин, ну или его приближенный.

Эльф раскрыл перед нами створки с лошадьми, и мы охнули. Их было всего десять штук на все поселение, но красота лошадок не могла сравниться не с чем.

Пять изумрудно белых и пять черных, как вороново крыло. Все грациозные и элегантные. Просто мечта.

— Не хотите проехаться? За конюшней есть отличный загон, где их тренируют.

Гарселл видел, в каком мы восторге и решил порадовать.

Мы все согласились, даже Зана, смущаясь и теребя подол платья.

Нас провели к загону и объяснили все главные позиции в езде верхом: как залазить, как слазить, как сидеть, как держаться, какие команды нужно знать, как поворачивать. Нам уже не терпелось быстрее проехаться верхом на этих великолепных созданиях.

Двое эльфов вывело одну жемчужную лошадку.

— Эта самая спокойная. Чтоб не страшно было для новеньких, — сказал один эльф и подмигнул нам.

В ответ ему Кимали улыбнулась, показав свои белоснежные клычки.

Эльф сразу подобрался и, заикаясь, проговорил:

— Ч-чего ж вы сразу не сказали, что опытные. Мы бы грома привели.

— Не нужно грома, — голос лисички звучал обманчиво нежно, — Я и на этой милой коняшке проеду. У меня может девочки хрупкие, я за них волнуюсь.

— Я и вижу, — глядя на мой арбалет за спиной, произнёс конюх.

Первой попросилась Кьяра. Девушка уверенно держалась в седле, будто все время там и была.

— Интересно, она занималась верховой ездой дома или это танцы с бегом способствуют такой подготовке? — себе под нос пробормотала Кимали

— Не знаю, — ответила я, — но держится она очень уверенно, молодец.

— После итальянки поехала Зана. Мы всеми силами запихивали ее в седло, говоря, что это умение ей обязательно пригодиться. Императрица просто обязана уметь ездить верхом. Девушка на это только покраснела до самых ушей.

Лошадка шла медленно и уверенно, четко следовала указаниям и Зана быстро наловчилась к ее поступи. Слезала девушка довольная и счастливая. Вот правильно говорят, первый опыт самый важный. А впечатления от него напрямую зависят от партнёра. Если бы лошадка была буйной, то вряд ли девушка согласилась ещё когда-нибудь сесть в седло.

В умениях Кимали и Больяры я даже не сомневалась. Их учили этому с детства и девушки выглядели настоящими профессионалами. У меня даже рот приоткрылся от красоты и изящества.

Заметила, что Тара боится подойти к лошади и решила узнать причину:

— Тара, ты ездила раньше верхом?

— Нет, — девушка ответила сразу, — как-то не доводилось.

— Хорошо, попробуй воспринять это, как научный эксперимент, — для меня было важно заинтересовать девушку, чтобы она переборола свой страх, — Ты же видела, что данная лошадь ни разу не сделала ничего резкого и грубо непослушного?

— Видела. Да, ты права. Процент надёжности у нее высокий, исходя из предыдущих показателей.

Мозг у девушки начал работать быстрее. Мне казалось, что я слышу, как крутятся шестерёнки у нее в голове.

— Вот, поэтому, ты можешь не боясь, проехать на ней кружочек. Так? Для полной картины эксперимента, — не останавливалась я.

— Да. Это просто необходимо сделать. А то все показатели просто упадут.

Эльфы помогли магине залезть в седло и взяли лошадь под уздцы, чтобы Тара привыкла к ходьбе. На втором круге, девушка отобрала поводья и сама с улыбкой на лице управляла кобылкой

Пришла моя очередь. Я с детства любила лошадей и страх испытывала только при нахождении у них сзади. Сама заскочила в седло. Сначала прошлись, а потом опробовали рысь. Я была в восторге. Настолько покладистой лошадки я ещё никогда не видела. Я бы каталась так, пока попа не заболит, а заболела бы она быстро с непривычки. Но все равно жалко, что нужно слазить.

Мы помахали нашей смирной кобылке и, вздохнув, отправились подальше от конюшни.

Прошлись по жилым улицам, посмотрели на дома. С нами все здоровались и улыбались. Дети бегали вокруг и пели какую-то песенку. Настроение было прекрасным, но пора было заканчивать прогулку.

Вернувшись в дом Наралона, мы решили обсудить дальнейший путь.

— По хорошему, нам нужно выйти завтра рано утром, — начала размышлять Больяра, — Пересечем поле и будем идти все время на север.

— И попадете прямо к древесным. А им все ровно на запреты отбора, — сел с нами рядом главный эльф.

— Хорошо, что Вы предлагаете? — спросила я.

— Нужно выходить рано утром, это да. Пересечь поле, тоже верно. Но потом, мы будем идти не на север, а строго по карте, обходя живые поселения древесных.

Мужчина осматривал нас серьезным взглядом.

— Подождите, Вы сказали «будем идти»? Вы что, отправитесь с нами? — произнесла интересующий всех вопрос Кимали.

— Да, я несу за вас ответственность и я проведу вас до кланов оборотней.

Было видно, что спорить с ним бесполезно.

Но я не могла понять одного:

— Про какую ответственность Вы говорите?

— Хранитель привел вас к нашему поселению. Значит, это не просто так. Нас учат видеть знаки в посланиях. Вот это, как раз знак. Возможно, я должен вас оберегать, а возможно отправиться с вами, чтобы найти решение проблемы нашего народа. Я соберу карту, несколько лошадей и пару эльфов. Вечером будет праздничный ужин, а рано утром мы выдвинемся.

— А как мы поедем на лошадях? У нас не все хорошо умеют ездить, — спросила рыжая.

— Я думаю, что девушкам оборотницам будет легко управиться с парой лошадей. Вот вы будете управлять поводьями, возьмёте себе по ещё одной девушке, — Наралон побарабанил пальцами по столу, — с нами поедут ещё пара эльфов, они так же посадят по девушке сзади. Я поеду один, чтобы по очереди садить к себе девушек, давая лошадям хоть немного отдохнуть.

Мы были удивлены решениями главного темного эльфа. Но, признаться честно, нам очень сильно повезло с провожающими: мы поедем верхом, у темных есть карта и они нас будут охранять.

Может, действительно дорога не случайно к ним завела? Ох, хранители, понять бы ваш замысел.

Глава 19

Тем временем в замке учредителя.

— Да перестань ты маячить перед глазами, сядь, давай ещё раз все проверим!

Голос Линаса срывался на беспокойные выкрики.

— Если не успокоимся, можем сделать только хуже.

Весь кабинет был наполнен тенями. Они хаотично переплывали с одной стены на другую, что-то искали на полках с книгами и исчезали под дверной щелью.

— Да я уже все перебрал! Карты, свитки, заметки, упоминания. Нигде ничего нет. Точнее, есть только одно, причем везде одно и то же: «портал в данном месте уничтожен».

Дэянар сел прямо на пол и схватился за голову.

— Но этого не может быть, просто не может. Я ее чувствую, понимаешь?

Мужчина с надеждой посмотрел на друга. Тот лишь покачал головой:

— Прости Дэй, у меня никогда такого не было. И твои тени ее не нашли. Как такое вообще возможно?

Наполненный болью стон учредителя разнёсся по всему кабинету так, что даже призрачные слуги подплыли узнать, всё ли в порядке с их хозяином.

— Линас, я сам дал им артефакты, которые искажают любое воздействие на них. А у теней нет глаз, как у нас с тобой, они посылают магическую волну и сканируют все ее преломления.

— Это что получается, — удивлённо спросил огненный, — даже, если тень проплывет рядом, то просто не увидит их?

— Именно.

Голос Дэянара стал безжизненным и обреченным.

— Так как же быть? — выкрикнул лис, — Если ты ее чувствуешь, может тебе удастся ее позвать?

— Нет, Линас. Не удастся. Это я ее чувствую. Я, понимаешь? Не она. Я смогу ее увидеть только тогда, когда она меня сама позовет и никак иначе.

Дэянар положил голову на колени.

— Я не могу просто так сидеть. Я отправлюсь в тот портал, за ними. Только так я пойму, что произошло на самом деле.

— Ты что, с мозгами совсем поругался?

Огненный так кричал, что его можно было услышать в конце коридора.

— Какой портал? На тебе охрана императора. И не забывай про свое обещание матушке. Если ты погибнешь, некому будет исполнить ее волю.

— Скажи придворному магу, чтобы сделал мне кулон из балюра. Я буду периодически звать Веру, вдруг, что-то в ее душе откликнется.

Учредитель пошатываясь покинул комнату, прихватив с собой бутылку с вином.

— Да, пришла любовь, когда ее не ждали, — смотря в закрывшуюся дверь, произнёс огненный.

Поселение темных эльфов.

Я смотрела на большой костер и думала, за что это все мне? Положение дел подбивали на то, чтобы напиться. Но, помня прошлый раз, я останавливала свои желания. Ко мне подсели девчонки.

— А мы узнали, что за праздник сегодня у ушастиков, — задорно произнесла Кимали.

— Представляешь, — начала рассказ Кьяра, — именно в этот день они закончили восстанавливать портальное кольцо, и эльфы первый раз смогли пройти через него живыми.

— Теперь я поняла, про какой знак судьбы говорил Наралон, — пробормотала себе под нос я.

— Да, для них сегодня воистину значимый день, — глядя на веселящихся эльфов, сказала Больяра.

К нам стремительно подошёл главный темный.

— Девушки, я не могу смотреть на ваши грустные лица. Поэтому, я решил сделать для вас подарок, я надеюсь, что он поднимет вам настроение.

Мы непонимающе смотрели на мужчину, потом друг на друга. Интересно, что за подарок такой?

Наралон присел на корточки перед нами.

— Мне сказали, Вы, Вера, замужем.

Я немного опешила, от такого скачка тем, но кивнула, давая понять, что это так.

Мужчина продолжил:

— Потом я подумал, что все вы по кому-то очень сильно скучаете и хотели бы увидеть, хоть совсем немного. Я прав?

Мы все дружно закивал, интерес возрастал все больше с каждым сказанным словом.

— Год назад, в горах, мы нашли большой камень Балюр. По-другому его называют камнем чувств. Он может показать того, к кому вы испытываете сильные чувства, не важно, будет это страсть, любовь или ненависть. Чувства, есть чувства. Если они взаимны, то на короткое время может образоваться связь, и вы успеете сказать пару слов собеседнику.

Все девочки оживлённо зашептались и начали ёрзать на месте, я же получила шанс наконец-то увидеть мужа. Хоть глазком, хоть на минуту, но мне было это необходимо.

Прожив два года в браке, я не представляла как это, быть вдалеке от него, пока не попала сюда. Сначала, вроде отдыхаешь от быта, но потом… Я понимаю, что ещё чуть-чуть, и я начну лезть на стены и пытаться прорубить вход в Нарнию, лишь бы попасть домой к Диме. Сейчас меня отвлекает только чувство опасности и осознание того, что нас хотят убить. Мне кажется, что если бы вокруг стояла тишь да гладь, то я бы уже начала мозговыносительную миссию.

Нас провели к другой стороне горы, и мыувидели ещё один вход. Наралон отправился первым, показывая нам путь. Замыкающим был лысик. Что-то зачастил он в нашу компанию.

Мы шли по узкому туннелю. Было видно, что его прорубали сами эльфы. Вдалеке показалось зелёное сияние. Подойдя ближе, увидели огромный зелёный камень, он переливался потоками света, как северное сияние. Мы все дружно восхищённо выдохнули.

— Кому само больше нужно? — повернувшись, спросил эльф.

— Вере. Определенно Вере, — послышалось со всех сторон.

Я обернулась и посмотрела с истиной благодарностью на девочек. Рада, что они понимают, как для меня это важно.

— Идём ближе.

Наралон перехватил мою руку и положил ее на камень.

— А теперь думай о своем любимом и мысленно зови его.

Я немного помялась, всё же не хочется, чтобы все смотрели.

— Не переживай, — словно прочитав мои мысли, произнёс главный эльф, — они абсолютно ничего не увидят и не услышат.

Мне определенно стало легче после его слов, и я уже с большим напором начала думать о Диме.

У меня было чувство, будто я пробираюсь через плотный туман или пытаюсь вспомнить сон, который снился ночью. Перед глазами мигнула картинка, и я увидела его, сидящего за нашим кухонным столом. Муж чистил картошку и смотрел на время. Точно, на Земле ведь прошло совсем ничего. Возможно, я вернусь, а он так и не заметит моего отсутствия. Вот это игры времени я понимаю. Хорошо, что так, а не наоборот. «Позови его», услышала я голос Наралона.

Я попробовала позвать мысленно, ничего не выходило. Напрягала мозг, но только глаза вылезли с орбит. Я решила не стеснятся, и звать уже в слух, вряд ли когда ещё подвернётся такая возможность. Даже крик не дал никаких результатов. Мне на плече легла рука темного, и я услышала его шепот.

— Ничего, всё может быть, не переживай так. Главное, что ты его увидела.

— Вы все видите?

Мой голос был тихим и без эмоциональным.

— Я — да, но больше никто. Ты все сделала правильно, не переживай.

Я понимала, что мужчина меня успокаивает, но не верить ему у меня небыло причин.

Вроде все правильно, я же чувствую любовь и тоску, они наполняют меня. И картинка четкая. Попыталась пропустить через себя эти чувства и вспомнила, как все начиналось. С симпатии и интереса. Покатала эти эмоции по сознанию и камень, неожиданно для меня, мигнул картинкой, показывая мне лицо Дэянара. Секунда, но ее мне хватило, чтобы увидеть уставшее лицо, расстроенный вид и сбитые костяшки пальцев. Секунда, и его глаза встретились со мной.

До меня долетело:

— Вера!

Я, вздрогнула и села на попу рядом с камнем. Картинка тут же пропала.

— А вот это уже интересней.

Наралон помог мне встать.

— Интерес, причем взаимный. Ты его услышала, я прав?

— Д-да, — не веря в происходящее, еле проговорила я.

— Кто следующий? — произнёс лысик.

— Можно мне? — спросила у всех Кьяра, — Я маму хочу проведать. Она болела, когда я пропала.

Мы все кивнули и девушка, подойдя к камню замерла. Мгновение, и с глаз Кьяры потекли слезы. Я испугалась, первая мысль, которая пришла мне в голову, вдруг с ее мамой что-то случилось? Но позже я поняла, что девушка разговаривает. Голосов слышно не было, но я видела, как губы ее шевелились.

— Вот это, — сказал Наралон, — искрение материнские чувства.

Камень потух, давая понять, что переговоры закончились.

Волчица рядом откашлялась:

— Я бы хотела поговорить с отцом. Или кто-то хочет сейчас пойти?

Мы подпихнули Боль к камню.

— Какая разница кто первый, а кто последний? — провозгласила Тара.

— Ага, все равно все там будем.

Смешок Кимали и нас заставил улыбнуться.

— Ким, это совсем не с той оперы, — я уже не сдерживая смех.

— Поговорим все. Так чего переживать? — внесла ясность наша заучка.

Волчицы не было довольно долго. Мы начали переживать за девушку. Вдруг, ей не удается связаться ни с кем.

Я перевела взгляд на Наралона, он кивнул, давая понять, что все хорошо. И после этого, я заметила, что мне стало легче на душе. Все же, я искренне переживаю за всех этих девочек. Или это испытания и опасность нас так сблизили, или просто мы сами потянулись своими характерами и душами, не знаю. Знаю только то, что я искренне буду скучать по всем, определенно. Особенно, по моей рыжей бестии. На Земле у меня не было лучшей подруги, которая могла бы наставить меня на путь истинный, дать затрещину, если пошла не в ту степь и с которой можно было бы до конца быть собой. Я всегда по-доброму завидовала девочкам, которые пронесли свою дружбу через года и не натыкались на подводные камни женской зависти и ревности. Это очень редкое явление, я вам скажу. Но с Кимали я не боюсь быть собой. Ведь я знаю, что она не станет за спиной говорить про мои недостатки, а зачем, она скажет их мне в лицо, и мы вместе поржем над ними. Лисичка не уведет моего мужа, безхвостые ее мало интересуют, да и вкусы у нас разные, ну и принципы имеются, разумеется. Так что, можно сказать, что мы нашли друг друга. Если задуматься, то получается, что подруга для меня нашлась только в другом мире. Это ж на сколько я особенной оказалась, в придурковатую сторону.

Мои мысли прервало возвращение волчицы. Девушка была расстроенной. Мы подбежали к ней, чтобы обнять, мало ли, что там произошло.

— Болька, всё хорошо?

Мой голос слился со всеми. Не я одна переживала за волчицу.

— Да, всё очень ожидаемо, но от этого легче не становится.

Девушка ответила, смотря на камень перед собой.

— Расскажешь? Или будешь одна, на своих плечиках вывозить? — зная, как трудно бывает порой справиться с проблемами в одиночку, спросила я.

— Да что рассказывать? Отца я увидела, даже услышала, он тренирует молодняк. А вот мать…, - девушка горько вздохнула.

Мы обняли ее и пытались передать все наше тепло и поддержку, ей оно было так необходимо сейчас.

— Идите, — произнесла еле слышно Боль, — Кто там следующий?

— Я не пойду.

Слова Заны удивили нас, но мы боялись задавать лишние вопросы, вдруг, девушке больно об этом говорить. Но она продолжила сама:

— Отец умер, мать тоже, а больше у меня никого дорогого нет.

— А император? — ляпнула Ким и получила от меня пенок.

Ну зачем напирать, спрашивается. Пусть у них всё плавно развивается, а то спугнем.

Зана заалела и пожала плечами.

— Точно! — выкрикнула Тара, — А давайте проверим. Есть ли чувства у императора к нашей Зане.

— Опасно, — проговорила я.

Я понимала, что если пока их нет, то девушка, скорее всего, расстроится и с неохотой будет верить в искренность мужчины.

Но глаза Заны уже загорелись, и останавливать ее никто не стал. Это ее решение и с любым исходом мы поможем ей справиться.

— Смотрите, смотрите! — закричала Тара, — Она улыбается.

— Искренняя взаимная симпатия, — прозвучал голос Наралона, — Хорошо, что мне в голову пришла эта мысль с камнем, очень хорошо.

— Какую же выгоду Вы для себя здесь увидели?

Я умела читать между строк, поэтому решила сразу уточнить. Вопрос уже будет в другом, скажет ли правду мужчина.

— Возможно, если девушка станет императрицей, то расскажет мужу о проблемах нашего поселения. Мы же от всех скрываемся, абсолютно. И не знаем, есть ли среди двора предатели, а цена слишком высока, чтобы выяснять, — эльф барабанил пальцами по камню и о чем-то усердно думал.

Подойдя к нам, Зана- светилась как солнышко.

— Мы так поняли, что все удачно? — подмигнула Кьяра.

Девушка утвердительно мотнула головой.

— Мы так счастливы за тебя! — сказала я от всего сердца.

Все девочки меня поддержали.

— Ты его слышала?

Любопытство Тары напомнило, что нас, вообще-то, ищут. И мы, как бы, пропали.

— Он очень удивился, когда увидел меня, но быстро все понял. Сначала просто улыбался, а потом попробовал поздороваться, но я его не услышала, — Зана подняла глаза вверх и мечтательно смотрела в каменный потолок, — Я поздоровалась в ответ и как могла, на пальцах показала, что мы выдвигаемся в их сторону с юга. Император аж с места подскочил и заулыбался ещё шире.

— А ты что? — взволнованно отозвалась я.

— А я заулыбалась ему в ответ, — девушка смущённо опустила голову.

— Всё хорошо, ты все правильно сделала, — подбодрил Наралон, — Они, скорее всего, направятся нам на встречу по разным дорогам. Численность магов позволяет это сделать.

— Может, нужно было сказать координаты портала? Ну, того, через который мы пришли, — фраза Тары заставила задуматься.

— Не получилось бы, — эльф выдохнул, — Дело в том, что мы не знаем их.

— В смысле? Как вы их не знаете? — опешила я.

— Вот так, — мужчина развел руками, — Древесные держат свой вид казни под строжайшим секретом и никому из посторонних не рассказывают. А мы, когда собирали кольцо, не нашли таблички координат.

— Да, тут как с телефоном: давай я тебе позвоню, а ты мне скажешь мой номер, — пробурчала я.

— Я не все понял, конечно, но такой принцип и с порталами работает. Если отправить от нас человека в любой другой, то по остаткам магии можно будет понять наши координаты, — Наралон смотрел очень серьезно, — Вопрос в другом, знаете ли вы координаты надёжного портала в этом мире? И желательно, чтобы там не было союзников древесных. Ну и идеально, конечно, если потом, после этого грандиозного перемещения, все по-прежнему думали, что наш портал уничтожен. Ведь, если узнают об обратном, то казнить, отправляя темных через него, перестанут и найдут другой способ, от которого я уже не смогу спасти свой народ.

Мы все опустили головы, понимая, на что чуть не обрекли всех темных эльфов.

— Спасибо вам за всё, — неожиданно произнесла Больяра.

Наралон непонимающе смотрел на девушку, было видно, что он так же шокирован, как и мы.

— Вы ведь могли просто нас убить, чтобы мы не рассказали никому вас секрет. Все же судьба целого народа…

Слова волчицы показали нам всю серьезность ситуации, стало даже немного не по себе.

Эльф нахмурился и гордо ответил:

— Я уже говорил вам, мы не обижаем женщин! Это строгое правило, а для нашего поселения даже закон.

— Но ведь целый народ? — вопросила Кимали.

— Если бы мы почуяли угрозу, то просто оставили бы вас у себя.

— Но это же насилие, — удивилась я.

— Зато, это не смерть, — четко отрезал эльф, — Кто следующий?

Тара разговаривала с бабушкой, оказывается, девушка с подросткового возраста росла без родителей. Они погибли на службе. Бабушка же работала преподавателем в университете магии, она то и привила внучке любовь к знаниям.

Последней пошла лисичка. Не прошло и пяти минут, как она вышла.

— Всё хорошо? — участливо спросила я.

— Да, я просто не смогла связаться, — смотря в сторону, отозвалась девушка.

— С родителями? — спросила я шёпотом.

На что мне только помогали головой.

— Всё понятно, — отрезала я, — Ай, махни рукой, это ожидаемо.

Я поняла, что рыжая хотела проверить свои чувства по отношению к игривому Линасу. Я была бы рада, конечно, если бы это все было взаимно, но мне показалось, что лис ещё довольно ветреный и не настроен на серьезные отношения. Хорошо, что она это поняла сейчас, а не после ночи, проведенной с ним. Все к лучшему, я так считаю.

В поселение мы возвращались с гаммой новых эмоций, с мыслями и выводами. А ещё, с уверенностью, что нас встретят.

Глава 20

— Дэянар! — в кабинет влетел император.

Выглядел он всклокоченным и очень возбуждённым.

— Куда ты собираешься?

Глаза правителя бегали по моим сумкам с зельями и оружием.

— Я видел Веру. Отправлюсь в тот портал, куда их кинуло и найду.

Мысли в голове путались, злость на заговорщиков, на себя застилала глаза. Я был готов призвать всю тьму, жаль, что в этом мире ее так мало. Да и Мартон бы не обрадовался, если бы я ему разнес пол королевства. Единственное, что меня сдерживало от срыва, это осознание, что с Верой все в порядке. Она не выглядела раненой или страдающей. Иначе, меня бы и хранители не остановили.

— Так, ну-ка, сядь, — правитель положил руку мне на плечо и остановил метания.

— Я тоже видел их, точнее Зану.

Правитель замялся, но мое заинтересованное лицо, подбило его продолжить.

— Да, видимо, они где-то нашли Балюр. Мне девушка объяснила, что они выдвигаются с юга. Мы их встретим.

Как бы император не старался делать отстраненный вид, связь, которую показал этот камень, дала понять о заинтересованности Мартона именно этой девушкой.

— Я прыгну в портал, а вы пойдете навстречу.

Промедление было для меня убийственным.

— Дэй, мы не знаем, как далеко они уже ушли от портала. Ты можешь просто разминуться с ними. А выбраться тем же путем, уже вряд ли получится. Подумай, если этим порталом никто не пользуется и все считают его уничтоженным, значит, что то с ним не так, верно?

— Я об этом пока не думал. Я не могу сидеть и просто ждать. Меня рвет на части. Там сплошные поселения древесных эльфов. Ты только представь, что они могут сделать.

— Давай подумаем, включим мозги. Нужно все четко продумать, а для этого голова должна быть холодной.

Я удивился от такой мудрости со стороны правителя. Неужели мы поменялись с ним местами? Обычно это я всегда включал ему мозги. Вот, что девушки делают с нами. Но он прав, нужно успокоиться и привести мысли в порядок.

— Так, если бы они могли вернуться через портал, они бы вернулись, так? — начал мыслить вслух я.

— Больяра должна помнить наизусть все коды клановых порталов, поэтому, думаю да.

— Они этого не сделали, значит есть причина, — продолжил я мысль.

Правитель махнул головой, соглашаясь с моими выводами.

— Внешний вид был вполне обычным, не болезненным и не истощенным. Значит, они нормально питаются и пока им ничего непричина, — мне кажется, я уже просто начал себя успокаивать, — Мы пройдем на крайний портал у оборотней, а дальше отправимся на лошадях. У оборотней будет столько лошадей?

— Надеюсь, — Мартон выдохнул.

Я, задумавшись, произнёс:

— Меня волнует только одно, заговорщики думают, что девушки уже мертвы, может не стоит их разубеждать в этом? И нам легче и им пока козни никто не будет строить.

— Полностью согласен. Значит, нужно придумать официальный повод для такого массового мероприятия.

Император сел, закинув ногу за ногу и начал усердно думать.

— Глава лисьего клана звал меня на проверку границы с древесными эльфами. Вот мы как раз и отправимся. Проверять.

Я хмыкнул сообразительности Мартона.

— У тебя есть переговорник? — посмотрел на меня правитель.

— Да, — доставая из шуфлядки камень для связи, сказал я, — с Санолом будем связываться?

— Ага, — император уже набирал координаты связи.

— Мой император! — донеслось из устройства. — Чем могу служить?

— Санол, ты звал меня проверить границы. Я прибуду этим вечером, подготовь столько лошадей, сколько сможешь найти. Кроме деревенских полевых. Оставь людям, они не смогут без них работать.

Мартон выглядел сосредоточенным и хмурым.

— Да, мой повелитель. Все сделаю. Покои готовить? — прозвучал вопрос.

— Нет, отдыхать нет времени, я планирую проехаться по землям древесных. Посмотреть, как они ужились на новых территориях.

В голосе императора прозвучало злорадство, видимо болела ещё та рана, которую нанесла война.

— Я все понял, — в камне усмехнулись, — к вечеру все будет готово, мой повелитель.

Мартон выключил связь. — А теперь, собираться.

В поселении темных эльфов.

Нам постелили в доме у главного темного эльфа. Его матушка очень трепетно к нам отнеслась и искренне показывала свою обеспокоенность.

Многие девушки соскучились по такому виду заботы и поэтому старались проводить в компании женщины больше времени.

Ночь была очень беспокойной. Я крутилась и не могла уснуть, всё время в голову лезли разные мысли: о доме, о предстоящей дороге, о Диме и даже о Дэянаре. Я так и не поняла, почему он мне показался. Взаимный интерес, как сказал Наралон. Интерес. Но я бы не сказала, что испытываю к этому мужчине, прям, интерес. Возможно любопытство, как к представителю противоположного пола. Все же он красив внешне и внимателен. Так, что-то меня заносит. Нужно хоть немного поспать.

Сутра нас разбудили довольно рано. Позавтракав, девушки начали помогать мужчинам собирать сумки, и крепить их на лошадей. Эльфы были шокированы таким рвением к работе, всё же их женщин берегли и не давали сильно нагружаться.

Многие с поселка приносили свои вещи и еду для нас в дорогу. Мы видели на их лицах волнение и надежду. Это и понятно, они не настолько хорошо нас знают, чтобы доверять свои жизни. А мы, в каком-то смысле, можем стать причастными к уничтожению их народа, если клятва о молчании не сработает. Хоть я и уверена во всех девушках, всё равно чувствую ответственность за тайны о портале и месте нахождения эльфов.

Недавняя тренировка с лошадкой нам неплохо помогла сэкономить время. Тара и Зана, уже не боясь залезли в седло. Тем более, ехали они не одни и держались за спины наездников.

Рассаживались мы, как и запланировали. Наралон ехал один, высматривал дорогу на карте и при необходимости, был готов забрать любую девушку, а лошади дать отдохнуть от двух наездников. Меня забрала к себе Кимали, я старалась держаться так, чтобы не стискивать лисичку, всё же комфорт дело такое.

— Да не бойся ты, — произнесла рыжая, — Сожми покрепче, а то я тебя не чувствую совсем.

— Тебе будет не удобно, — настаивала я.

— Когда мне станет неудобно, я тебе скажу, хорошо?

Голос Кимали стал немного раздраженным, я не поняла такой смены настроений, видимо, ее что-то сильно волнует, вопрос, что?

— Я боюсь, — прошептала Ким, — Мы поедем через земли древесных эльфов, а они здесь не сильно жалуют гостей, как говорят. Поэтому, пожалуйста, сядь как можно ближе, чтобы я всем телом тебя ощущала, мне так станет на много спокойнее.

Я послушно прилегла на спину лисички, обхватив ее тело и сцепливая руки спереди.

— Зана, ты не побоишься ехать со мной? — спросила волчица.

— Нет, не побоюсь. Спасибо, — охотно и с облегчением произнесла девушка.

Я заметила, как все время пребывания здесь, Зана старалась находиться дальше от мужчин, особо не на кого не смотрела. Представляю, как для нее было бы ехать на одно лошади с эльфом. Больяра молодец, она всегда была очень внимательна к нам.

Двумя сопровождающими темными вызвались быть лысик Гарселл и любитель обмороков Лэн Хорали, видимо, чтобы лично убедиться в нашей передаче правителю. Шустрая Кьяра подошла к кобыле лысика, поэтому Таре осталось ехать с Хорали. Мужчина был очень внимательным и аккуратным, как со своей дочерью, и наша заучка быстро успокоилась в его компании. Гарселл же пытался привлечь внимание итальянки, чем быстро надоел девушке.

Подъехав к горе, нам опять пришлось спешиться. Вход хоть и широкий, но не высокий. Да и лошади нервничали, проходя по каменному коридору. Мужчины держали их очень крепко и не давали дергаться.

Выйдя с горы, мы опять двинулись верхом. Многочисленные животные будто провожали нас, постоянно находясь рядом. Когда вдалеке показался мост, через который мы проходили, эльфы остановились и начали что-то искать в своих сумках. Каждый из темных достал маленькую баночку и начал открывать крышку.

— Неужели, крем от солнца? — съехидничала Кимали.

На что Наралон только бровь поднял. А потом начал намазывать себе на лицо, руки и оголенные участки кожи светло-бежевую субстанцию.

— Вот это тональник! — охнула Итальянка.

И действительно, эффект от такого крема был просто ошеломительным. Кожа эльфов, вместо светло-серой, стала обычной бежевой, правда, немного смуглой.

— А-а, — начала протяжно я, — а для чего это? Особая маскировка?

— Хм, именно.

Видимо главный эльф удовлетворился моей сообразительности.

— Нам ни в коем случае нельзя показываться в своем истинном облике древесным эльфам. Малейшее подозрение может привести к нашему раскрытию.

— А как вы объясните наше присутствие? — не успокаивалась я.

Нам нужно было выяснить все, чтобы скорректировать свои действия и не испортить план ушастикам. Все же, девушки могут быть очень инициативными, особенно, когда их не просят.

Наралон осмотрел всю нашу компанию, особенно долго что-то высматривал в оборотницах, потом кивнул, приняв какое-то решение и провозгласил: — Мы сажем, что вы деревенские девы ищущие работу в нашем поселении. Только запомните Тариона, Вы не маг, у Вас нет никаких магических сил. Это спасет Вам жизнь, в случае чего. Дальше, — мужчина вздохнул, — Больяра, по Вам видно, что Вы из северного клана, мы представим Вас, как дочь Шадра. Я понимаю, что для Вас это неприемлемо, все же этот волк был предателем и по его вине убили многих Ваших соплеменников. Но такова цена безопасности всех.

— Я понимаю, — высказалась волчица, — Я готова быть хоть северным козлом, лишь бы мы все благополучно добрались до цели.

Главный темный утвердительно мотнул головой и продолжил:

— Кимали, о Вас здесь никто не знает, думаю, хватит простого уточнения, что Вы подруга дочери Шадра.

— Понятно, — высказалась лисичка, — а этот Шадр жив еще или, с нашей милости, в гробу переворачивается?

Наралон усмехнулся:

— Не знаю, как там на счет переворотов, но он точно не жив. Его убили лет двадцать назад, кстати, свои же. Борьба за власть даже сына настраивает против отца, а тут всего лишь разбойничье племя.

Пройдя мост, мы решили обогнуть поле.

— А что с полем не так? — поинтересовалась Кимали.

Наралон обернулся в нашу сторону и придержал лошадь, пока мы с ним не поравняется:

— Днём там могут быть древесные. Они часто пересекают это место, поэтому мы выходим только по ночам. Хоть мы сейчас и похожи более-менее на них, но лишний раз, сталкиваться и провоцировать не нужно.

Мы согласились и решили больше не задавать вопросов главному эльфу по поводу дороги, все же мужчине лучше знать, куда нас вести.

Через два часа у меня замлело все, что можно и нельзя. Я посматривала на всех девушек, пытаясь понять, я одна такая неженка или есть еще. Никто не подавал вида усталости. Мне оставалось только смириться и пытаться сильно не ерзать, чтобы не отвлекать лисичку от дороги. Но она все равно почувствовала мои метания.

— Вер, что такое? Тебя что-то беспокоит?

— Чувствую себя принцессой на горошине, но у меня и в правду замлела пятая точка.

Мне было стыдно, но Ким я могла о таком сказать.

— Не переживай ты так, это с непривычки. Скоро остановимся, разомнем ноги.

Кимали посмотрела на Больяру, она слышала наш разговор. Оборотни, как я могла забыть, да и ушастые тоже обладали хорошим слухом. Чего шептала, спрашивается, если и так всем все хорошо слышно.

— Я думаю, что нам лучше останавливаться раз в три часа на десять минут, чтобы размяться и попить. Наралон, Вы согласны? — спросила у главного Больяра, — Все же среди нас девушки непривычные к верховым прогулкам.

— Хорошо, я нанесу на карту места, где нам будет удобнее всего останавливаться.

Темный с легкостью развернул на ходу свиток и начал что-то помечать в нем.

Кьяра в очередной раз, пытаясь увернуться от поползновений лысика, решила перевести разговор:

— Наралон, могу ли я задать Вам личный вопрос?

Мы все посмотрели на девушку, та состроила умоляющую гримасу, видимо, Гарселл совсем ее достал.

— Задавайте, — главный эльф тоже был удивлен подобному вопросу.

— Вот Вы, — начала девушка, — правитель целого народа. Вы беспокоитесь о численности и приросте эльфов в Вашем поселении.

— Ну да, это моя обязанность, — эльф не понимающе смотрел на девушку.

— Да, я понимаю. Но…, - не успокаивалась итальянка, — но тогда почему у Вас нет жены?

— Ох, святые хранители, — закрыл лицо руками Наралон, — пришло и мое время, столкнуться с пресловутой женской логикой.

— Ну почему сразу так? — надулась Кьяра.

— Так, а какая связь между правлением и женитьбой? — не мог понять мужчина. Остальные эльфы тоже увлеченно прислушивались к разговору.

— Ну как же? — искренне не понимала девушка, — Женщин у вас мало и, пока Вы созреете, разберут всех самых хорошеньких. Что Вы потом будете делать?

— Хм, — отозвался Хорали, — признаться, в словах девушки, все же, проскакивает логика.

Мы все невольно улыбнулись. Теперь и мне стало интересно, что ответит главный эльф.

Мужчина как-то отстраненно посмотрел на небо, выдохнул и только потом тихо сказал:

— Я дал клятву, что пока не обеспечу безопасность своему народу, не буду строить свою семью. В этом нет смысла. Жениться, вырастить детей, чтобы потом, в один день их потерять. Семья привязывает к месту. Я бы не смог ездить по миру и искать новые поселения. Я бы боялся оставить их одних.

Мы все с искренним сочувствием посмотрели на Наралона. Я и представить не могла, что в его душе сидит такая гнетущая тоска.

— Извините, — прошептала Кьяра.

— За что? Вы просто задали вопрос. Вы не виноваты в таком исходе событий, я сам принял это решение.

Настроение у всех как-то резко снизилось и мы еще час ехали молча, каждый в своих мыслях. Мы долго и очень аккуратно проезжали через густо растущие деревья. Я боялась, что лошадь споткнется об торчащий корень, и мы полетим вниз. Мне, аж, дышать стало легче, когда впереди показалась полянка. На ней и было решено сделать привал.

По всем законам приличия, девочки пошли направо, а мальчики налево. Размялись, попили, но обратно садиться в седло как-то не сильно хотелось. Только вот ничего не сделаешь, путь еще очень далек и пешком его преодолевать намного тяжелее. Помявшись, я все же залезла за спину Кимали. Кьяра в этот раз ехала с Наралоном, а Гарсэлл один.

— На следующей остановке поедим. Думаю, пол часа нам должно хватить, — громогласно, чтоб все услышали, сказал глава эльфов.

Однотипный пейзаж уже успел надоесть и мы откровенно скучали. Кто-то зевал, а кто-то напевал себе под нос неизвестную нам мелодию.

— Может в игру какую поиграем, а то же совсем скучно.

Капризный тон Кьяры заставил эльфов поморщится. Но они стоически выдержали ее напор и не как больше не показали, что их что-то беспокоило.

— Кьяра, — покачала головой лисичка, — ты в своем уме? Голову совсем напекло? Так ты в сумке глянь, может, какой головной убор найдешь. Остынешь, полегчает.

— Чего сразу напекло? — надулась девушка, — Ну скучно же, все такие серьезные.

Тут не выдержала уже Боль:

— Слушай, ты понимаешь вообще, что мы в данный момент идем по земле врагов. Если нас поймают, то убьют, а может еще и потешатся. Так что возьми свои клинки в руки и смотри во все стороны, вдруг, это спасет тебе жизнь.

Мы все услышали, как Кьяра сглотнула. Видимо, до девушки не до конца доходило, что мы не на прогулке. Хотя, от тона волчицы даже эльфы подобрались и прониклись всей серьезностью ситуации. Эта общая сосредоточенность и готовность к худшему, позволили нам увидеть наставленные ловушки.

Яма с копьями, грубо и по старинке. Чуть дальше, большие капканы, как на медведя. Если бы в них стала лошадь, считай, что она потеряна. С такими ранами мог бы только лекарь справиться, которого среди нас нет.

Мы решили спешиться и позволить оборотням осмотреть территорию на ловушки. Я очень волновалась за девчонок, оборотень оборотню, но и на них может найтись капкан. Я успела искусать себе всю щеку, пока девушки вернулись. Вместе с Наралоном они отметили на карте все ловушки и, продумав дальнейший путь, мы отправились дальше. Шли тихо и очень аккуратно, я даже зарядила свой арбалет. Девушки тоже подоставали все свое оружие. Глядя на наше вооружение у эльфов слаженно открылись рты. В моей голове мы выглядели как амазонки воительницы, главное, чтоб не курицы с гранатами.

Глава 21

Когда солнце находилось в самой высокой точке, мы стали на обед. За это время, кроме ловушек, мы так никого и не встретили.

Мужчины помогли спуститься девушкам, поснимали сумки и начали раскладывать еду, которую нам собирали всем поселением.

Спрыгнув на землю, я поняла, что ноги совсем замлели и стоять отказываются. Попой я плюхнулась прямо на траву. Но зато, всему телу сразу стало легче.

— А можно мне сюда кушать принести?

Мой голос звучал жалобно и тихо. Сил на большее просто не было. Такое чувство, будто это не я ехала на лошади, а лошадь на мне.

— Там за деревьями есть озеро, — произнес Наралон, — Но мы пока не знаем чистая оно или нет.

А мне так сразу нырнуть захотелось, смыть с себя всю дорожную пыль и насладиться водной прохладой.

— А вдруг вода отравлена? Или там водится какая нежить, — пискнула Тара, — На это тоже нужно проверить.

Из-за кустов вернулся Хорали, выдохнув мужчина сообщил, что вода пригодна не только к мытью рук, но даже к питью. А мне большего и не нужно было. Я с такой скоростью сорвалась с места, не обращая внимания на замлевшие конечности, что чуть не снесла возрастного эльфа. Завернув за кусты, начала снимать кофту, а потом и штаны. Осталась только в нижнем белье и сорочке до бедра, которую я запихивала в брюки, чтоб не светить голой спиной. Разбежавшись, плюхнулась в озеро. Девушки не стали повторять моих подвигов, а только руки помыли и ушли обратно к мужчинам.

Ох, как же мне сейчас было хорошо. Моя пятая точка блаженно отдыхала, мышцы расслаблялись, а все тело получало такое удовольствие. Мне было абсолютно все равно, что ехать в мокром белье будет неудобно. Да и кушать я уже готова была по ходу на лошади, лишь бы больше времени здесь просидеть.

— Вер, может пора уже выходить? Нам ехать скоро, а ты еще не ела.

Заботливый голос Кимали заставил пошатнуться мою уверенность в принятом решении.

— Ну хоть еще чуть-чуть, — не сдавалась я.

— А если тут змеи водятся? — парировала лисичка.

— Да хоть дохлые ежики. Мне сейчас так хорошо, что я готова чем-нибудь пожертвовать. Даже комфортным употреблением пищи.

Рыжая только помотала головой, а потом перехватила меня за талию и, перебросив себе через плечо, понесла в сторону общих посиделок.

— Ким, тебе говорили, что с тобой и мужика не надо? — хихикнула я.

— Не-а, ты первая.

И лисичка шлепнула меня по мокрой заднице.

Задница. Точно.

— Кимали, мне нужно одеться! — вскрикнула я.

— Хм, серьезно? Что-то тебя не сильно волновал твой внешний вид, когда ты сидела в озере.

— Я просто знала, что ты бережешь мою честь, — я не смогла удержаться и засмеялась.

Меня опустили рядом с горой одежды. Я хотела все поспешно натянуть, но тут лисичка крикнула:

— Тара, иди сюда, пожалуйста.

Я подняла бровь и непонимающе смотрела на рыжую, что она уже задумала? Девушка подошла и вопросительно на нас взглянула.

— Высуши, пожалуйста, одежду на Вере. А то заболеет же, да и меня намочит.

Кимали продолжала держать меня под руки, видимо боялась, что я сбегу от сомнительных манипуляций. Ага, не спорю, мысли такие были. А кто его знает, как меня сушить будут, таранкой стать я точно не хочу. «Ой, я нечаянно»- еще никто не отменял. Но Тара очень аккуратно приблизилась и прислонила руки на мокрые вещи.

— Может, лучше я их сниму? — неуверенно спросила я, — Попросим всех отвернуться, а то я переживаю.

— Да все нормально будет, я видела как у нее получается, — попыталась успокоить меня рыжая.

До меня донеслось шипение испаряющейся воды. На теле потеплело и через минут пять все высохло.

— Спасибо. Извини, что сомневалась.

Я боялась обидеть Тару, все же она мне помогла.

Натянув на себя одежду, отправилась вместе с девушками к формальному столу. Мужчины сидели такие собранные, серьезные и о чем-то переговаривались. Мне дали пару плюшек и компот.

— Если по дороге нам встретится какой-нибудь зверь, то вечером пожарим мяса, — сказал для всех Наралон, — Сейчас пока нам нельзя разжигать костров, опасные места.

— Странно то, — начала Больяра, — что здесь, животных намного меньше, чем в обычном лесу. А ведь живность всегда старалась селиться рядом с эльфами. Что же с древесными не так?

— Здесь не только в эльфах дело, — начал объяснять Хорали.

Мужчина подобрался и посерьезнел.

— Но и в самом месте. Неподалеку отсюда находиться драконье кладбище. Фон от него разносится на огромные расстояния, животные стараются обходить его стороной.

— А мы почему же…, — начала было Кьяра, но ее перебил Гарсэлл.

— А мы именно поэтому и идем здесь. Чтобы спрятаться под этим фоном.

У меня кусок плюшки стал в горле. А потом я вспомнила, как на радуницу все спокойно кушают и пьют, приходя проведать усопших, и продолжила жевать. Заметив мои метания, главный эльф усмехнулся и покачал головой. Опять удивляется? Ну конечно, мы же не ванильные зефирные барышни. У нас на Земле, жизнь может так повернуться, что и гробовщиком пойдешь работать, если придется. А человеческая сущность такая, что ко всему привыкает.

Собрав все вещи, мы отравились дальше. Ловушек уже нигде не было видно. Животных и птиц становилось все меньше, а за густыми деревьями солнце еле пробивалось. Я наблюдала за мужчинами, делать всё равно нечего, а так, хоть какое-то увлечение. Их горделивые осанки, аккуратно заплетённые волосы, почти у всех, и луки за спинами, приковывали взгляд и внушали доверие. Всё же, красивый народ, эльфы. В какой-то момент я задремала.

Очнулась от тряски, подорвалась и чуть не упала с лошади, благо, что меня кто-то привязал за талию к Кимали. А ведь можно было и ее снести с седла, если бы сильно дернулась.

— Все в порядке? — спросила рыжая.

— Да, просто тряхнуло сильно, — успокоила я подругу.

— Нам нужно было ускориться, чтобы не попасться на глаза обозу. Мы не можем быть до конца уверены в том, кто там на самом деле едет, — лисичка что-то высматривала по сторонам, а потом резко двинулась прямо, — Сейчас догоним остальных, держись крепче.

Я схватилась за талию девушки, стараясь не сильно сжимать. Но, чем быстрее мы ехали, тем сильнее я держалась. Впереди показались лошади и спины девушек. Нас ждали, Наралон двинулся на встречу. Я уже успела обрадоваться, как прямо перед нами пролетела стрела. Лошадь от неожиданности встала на дыбы. Я мысленно еще раз поблагодарила того, кто нас связал, а то лежала бы под копытами испуганной лошадки.

— Быстро, слазим! — услышала я взволнованный голос Кимали.

Девушка отщипнула нас друг от друга, и я скатилась прямо в руки подоспевшего эльфа.

— Прячьтесь за холм и не высовывайтесь!

Крикнув, мужчина достал свой лук и начал отстреливаться, прикрывая остальных девушек, пока они к нам не присоединяться. Гарселл и Хорали стали по разные стороны от главного эльфа, таким образом, защищая нас почти со всех сторон. Их руки были напряжены, стрелы спускались с такой огромной скоростью, что я такого даже в фильмах не видела. Лица напряжённые, но увереные. Тара и Кьяра попытались утащить за собой и лошадь, но она наотрез отказалась с нами сотрудничать.

— Зана, сзади! — выкрикнула Больяра, но этого девушке хватило.

Зана в развороте кинула свои клинки, один из которых угодил прямо в цель. Оказывается, с той стороны на нас тоже подходили.

Наралон, услышав крики, повернулся. Мужчина пытался отстреливаться в разные стороны, но соперников было намного больше.

Выдохнув, я попыталась успокоить свои колотящиеся от страха руки.

— Что будем делать?

Мой голос дрожал. Нам всем было страшно, и лезть на рожон особо никто не хотел, но как бы хорошо эльфы не справлялись, разбойников намного больше. Наша лошадь подошла чуть ближе, и я увидела свой арбалет. Я знала, что мне нужно сделать, но страх держал сетью.

Переведя дух, я прошептала:

— Хранитель, если ты видишь, прикрой, а?

И я кинулась к лошади, молясь, чтобы она не рванула с места. Вытянув арбалет, и схватившись за болты, меня резко дернуло обратно. В полу метре надо мной пролетела стрела.

— Твою ж … Вера! Ты нормальная? — кричала мне на ухо Больяра, таща в укрытие.

Наралон не стал ничего говорить, он просто убил меня взглядом. А я уже пыталась попасть в канавку добытого арбалета.

Видя мои попытки, волчица сказала:

— Если мы решим присоединиться, то придется откинуть страх, забыть о смерти и боли. Эти мысли сбивают даже самую меткую руку.

— Наверху! — прозвучал крик.

Я подняла голову и увидела сидящего на дереве мужчину с наведенным луком. Мне хватило секунды, чтобы решиться, прицелившись, я выстрелила. Мужчина, сбивая все ветки по пути, покатился на землю. Осознание того, что я убила человека медленно подкрадывалось к моему мозгу. Я понимала, что сейчас, пока у всех шок и адреналин, картинка кажется нереальной и отстроенной, но потом.

Потом будет потом, а сейчас, главное выжить. Больяра была права, если решила, то отступать не стоит. Я начала всматриваться в деревья и кусты.

— Тара, бомбочки с тобой? — спросила волчица.

— Д-да, — неуверенно и заикаясь ответила девушка.

— У меня осталось три клинка и пару звездочек, — поделилась с нами Зана.

Кимали следила за обстановкой вокруг.

— Лучше всего, нам с Болькой обратиться в зверей. Стрелы нам не сильно повредят, а вот сможем мы больше, чем с оружием. Все же скорость и гибкость в звериной оболочке намного лучше.

Лисичка начала заплетать волосы в косу.

— А-а, зачем? — удивленно спросила я, указывая пальцем на косу.

Вдруг, ритуал какой.

— Нервничаю, руки занять нужно, — как-то чересчур спокойно мне ответили.

Больяра обвела нас взглядом и подытожила:

— На расстоянии стрелять у нас могут только Вера и Зана. Попытайтесь сбить индюшек, иначе, как бы хорошо мы не шли, сверху они нас заденут. Мы с лисичкой пойдем на помощь эльфам, попробуем зайти с зади, — потом моргнув, девушка сказала:

— Я знаю как это страшно, мне тоже страшно.

Мы понимали, что должны помочь. Какими бы отличными стрелками эльфы не были, одним им трудно придется, врагов намного больше.

Оборотни, приняв личину зверя, побежали в стороны. Мы начали пристально присматриваться к деревьям. Увидев шевеления на одном из них, я встала из-за пригорка и выстрелила. Промах. Пока я заряжала новый болт, Зана кинула клинок, который попал в мужчину. Мы только одного не продумали, после выстрела, все остальные висящие, нас заметили и их целью теперь стали мы. В нас ожидаемо полетели стрелы. Я попыталась уклониться, как вокруг нас вспыхнул огонь и стрелы, не долетев до цели, сгорели в нем. Я повернула голову и шокировано посмотрела на Тару.

— Это что? — беззвучно, одними губами произнесла я.

Девушка пожала плечами:

— Огненный щит. Только я не могу его долго держать. Мой источник слишком далеко, есть большой шанс выгореть.

— А не нужно долго, — вдохновленная идеей, произнесла я, — нужно тогда, когда в нас будут стрелять, и ты увидишь, что мы не можем увернуться. Сможешь?

— Я попробую, — кивнула магиня серьезно.

Зана кидала уже второй клинок, но мужчина увернулся и тот пролетел мимо. Я быстро вскинула арбалет и спустила болт. Попадание.

— Сколько их там? — нервно спросила я, понимая, что надолго нас не хватит.

— Вроде двое, плохо видно из-за листвы.

Кьяра сидела ухватив себя за ноги и немного покачивалась. А эльфы все отстреливались и отстреливались. До нас доходили только звуки спускающейся тетивы и крики поверженных противников.

Зана спустила последний клинок, а следом за ним звездочку, и грузное тело, словно мешок, упало в траву.

Я повернулась посмотреть на эльфов. Пальцы красные от стрельбы, на лбу испарина, но они продолжали стоически выдерживать все атаки. Наралон, повернувшись, посмотрел мне в глаза, на миг задержался, но заметив кого-то сверху, выстрелил. Сзади меня раздался вскрик. Задели Кьяру. Не сильно, стрела пролетела рядом с плечом, оставив маленький след.

— Простите, я не ожидала, что будут стрелять сбоку, — Тара извинялась и очень сильно переживала.

Было видно, что девушка чувствует за собой вину.

— Тар, все нормально. Не в голову же, а все остальное лечится. Так? — Кьяра попыталась разрядить обстановку.

Как мы поняли, боль была не сильной, просто неожиданное попадание подняло не шуточный адреналин.

Повернувшись в строну стреляющего, я спустила болт, попадая в плечо противника. Окрик мужчины привлёк внимание Гарсэлла. Его стрела воткнулась кричавшему точно в лоб. Закатывающиеся глаза мужчины ещё долго будут всплывать в моей памяти. Дома, сидя на диване, я и поверить не могла, что когда-нибудь буду учувствовать в настоящей перестрелке. Да я даже в пейнтбол ни разу не играла, а тут такое. Как мой мозг спокойно это все воспринимает я до сих пор в шоке. Взглянув на деревья, поняла, что птичек не осталось.

Зана развела руками:

— У меня все закончилось.

— Нужно кидать бомбочки, — сделала вывод я.

Мое тело трясло от напряжения и страха, но я продолжала заряжать арбалет. На поляне увидела волчицу, ее шерсть была вся в крови, с клыков свисали куски не понятно чего, но она продолжала набрасывается на спины разбойников. Сбоку раздался громкий писк, я резко обернулась и моё сердце бухнуло в пятки. Лисичка держала в пасти шею мужчины, но у самой в боку торчал нож. Сзади на рыжую кинулся ещё один, я только заметила отблеск стали у того в руках. Вскинув арбалет, я спустила болт, молясь, чтобы он попал точно в цель. Спасибо Больяре и ее тренировкам.

Крик Тары разнёсся по всей поляне:

— Разошлись все, в укрытие!

Девушка выбежала на метров пять вперёд и закинула прямо в толпу свои бомбочки. Развернувшись, побежала обратно, но от ударной волны упала на землю. Ошеломлённые эльфы кинулись помогать магине, подхватили ее под руки и двинулись в сторону нашего спасительного пригорка.

Больяра, уже в человеческом облике расхаживала по полю со своими мечами. Эльфы добивали оставшихся. Вроде конец и весь ужас где-то позади, но трясти не переставало. Только сейчас меня накрыло полным осознанием того, что меня, да и всех нас, могли убить и не по одному разу. Это не компьютерная игра, здесь не сохранишься и не начнешь сначала. Зубы начали стучать друг об друга. Я почувствовала, как меня обняли сзади, но посмотреть кто, я не смогла. Трясучка началась сильнее.

— Попей.

Ласковый голос Кимали начал выводить меня из истерического состояния. Я прислонила к губам флягу с водой и сделала пару глотков. Горло обожгло. Это явно не водичка. Перевела дыхание и сделала еще несколько глотков. Мандраж начал понемногу сходить и я уже могла хоть как-то реагировать на окружающих.

Приблизившись, Наралон, посмотрел на нас, склонил голову в почтительном поклоне.

— Спасибо вам, девы. Ваша храбрость, смелостьи смекалка, достойна высших похвал. Я видел немало воинов, но редко встречал эти качества в них. Я искренне благодарю хранителей за нашу встречу.

Мы склонили головы в ответ, выражая благодарность за сказанные слова.

Пустив флягу по рукам, я поняла, что нам ее будет определенно мало.

— Эх, сюда бы бабушкин эликсир. Он бы нас живо на ноги поставил, — мечтательно закатила глаза я.

— Ага, поставил и ускорения бы дал, — поддакнула лисичка, — А потом бы мы решили поиграть и опять пострадали бы чьи-нибудь трусы.

Мы с Кимали одновременно поняли, что сказали лишнего, и уже чувствовали на себе заинтересованный взгляд эльфов.

— Ой, не переживайте, — подключилась Кьяра, — мы еще никого силой не раздевали.

Лысик поперхнулся, а моя рука встретилась со лбом.

— Что? — непонимающе спросила итальянка.

— Мне кажется, что после прошлого раза, нас хранитель просто пошлет куда подальше, — хмыкнула Больяра, — Хотя, если Вера так же пылко будет говорить ему о своих чувствах и вселенской любви, может и сжалится.

Волчица уже откровенно потешалась. На эльфов можно было не смотреть, они были в культурном шоке, но молчали, чтобы не пропустить ничего интересного.

— Мы не будем никого не о чем просить, — мое возмущение звучало как-то слабо, — Я и так со стыда чуть не умерла, когда собирала все воспоминания по кусочкам и с чужих слов.

— Ого! — воскликнул Хорали, — А зачем хранитель памяти лиши то? Неужели что-то непотребное ему говорила или может вытворить смогла?

— В каком смысле стер? Он что, так может? — опешила я от таких новостей, — А я думала что…, - застонала я уже в голос.

Вот тебе и новый повод для мысленных терзаний.

— Нам пора отсюда уходить, — произнес Наралон, — слишком много шума мы сделали.

Отыскав лошадей и собрав все вещи, включая клинки, звездочки и болты, мы отправились дальше.

Глава 22

Сидя на лошадях, мы пытались более-менее привести себя в порядок. Вытереть кровь с рук и лица, убрать землю с одежды. Нам было не настолько важно, что о нас подумают, как неприятно самим. От взгляда на кровь, у меня в голове всплывали кошмарные воспоминания, и начинало подташнивать.

Шли мы долго и очень часто останавливались. Как я поняла, это от того, что нам приходилось на ходу перестраивать свой путь. Главный темный постоянно крутил свиток с картой и сильно хмурился. Было видно, что что-то пошло не по плану.

— Наралон, извините, — услышала я голос Кьяры, — если бы мы потерялись, Вы бы нам сказали об этом?

Мы все заинтересованно посмотрели на мужчину. У каждого были свои подозрения на этот счет, но боясь обидеть главного эльфа, мы молча ждали результата.

Темный переводил взгляд с карты на лес и обратно. А потом задумчиво отозвался:

— Дело в том, что наш изначальный путь находиться совсем в другой стороне, но по известным причинам, мы не можем на него вернуться. Сейчас же у нас есть только две дороги, и они мне обе не нравятся.

Лицо эльфа было хмурым и очень серьезным, было видно, что его что-то беспокоит.

— Какие именно дороги? — спросила волчица, — Давайте обсудим вместе, может, проголосуем. Так будет проще принять решение. Как думаете, Наралон?

Больяра приподняла одну бровь в ожидании ответа.

— Давайте, я совсем не против, но легче от этого не становится, — вздохнул обреченно Наралон, — Одна дорога идет прямо через поселение древесных, даже не рядом, а именно через.

— Сразу нет, — кинула Больяра, — Нас обязательно там схватят, а только потом будут разбираться кто мы такие.

Все мы дружно покивали, соглашаясь со словами волчицы.

— Не удивлен, — уголок губ мужчины приподнялся, — у меня тоже возникала такая мысль в голове, но вторая дорога не лучше, она проходит по кладбищу драконов.

Увидев наши растерянные лица, эльф хмыкнул:

— Вот и я не знаю, что хуже. Вы предлагали голосовать, так давайте, может, и придем к общему мнению.

— А-а нежить там водится? — шепот Тары разрезал накалившееся молчание, — Все же кладбище, как-никак.

— А вот этого не знаю.

Наралон задумчиво пожал плечами и после паузы продолжил:

— Раньше, слышал, что поднимали, но выходила она только ночью. Сейчас же, кто его знает?

— Хм, тогда я за кладбище. — провозгласила Тара.

Мы скептически на нее посмотрели, неужели ей дня мало было?

— Боятся нужно живых, а не мертвых, — заключила девушка, — Мы уверены, что в поселениях нас будут ждать эльфы, но мы не уверены в опасности, ожидающей нас на кладбище. Может там тихо и спокойно? Умиротворенно, я бы даже сказала.

Слова магички заставили нас всех задуматься.

— В принципе, если там есть нежить, то мы, поторопившись, ее не застанем, — почесав затылок сказал Хорали, потом добавил, — До темноты пройти все кладбище вполне реально. Только нужно решать быстрее, время уходит.

— Кто за кладбище? — резко и поторапливая тоном, спросил Наралон.

Согласились почти все, кроме Кьяры.

— Я воздержусь от голосований, — подняла руки ладонями вперед девушка, — Не хочу выбирать между смертью и мгновенной смертью.

— Тогда решено, — подытожил Гарсэлл.

Он тоже не сильно горел желанием встречать ночь среди крупных захоронений.

— Идем через кладбище. Пусть хранители берегут наш путь.

Мы шли уже около часа, и я успела успокоиться. Девушки тоже перестали испуганно оглядываться, когда поняли, что не увидят огромные тела давно усопших крылатых. Вокруг нас были сплошные бугры и пригорки, поросшие травой. Лошади шли неохотно и настороженно, их постоянно приходилось придерживать. Мы все поняли, что ужин у нас будет скромным, из-за отсутствия вообще какой-либо живности. Главное, по моему мнению, это самим не стать ужином.

Прошло еще чуть больше часа, как мы увидели медленно клонящиеся к горизонту солнце. Деревьев здесь росло мало, от этого, нам прекрасно был виден еще предстоящий путь. Он заканчивался густым лесом. Если все будет хорошо, до темноты успеем в него войти.

Эльфы были наготове. Гарсэлл держал в руках лук с заведенной стрелой. Хорали бормотал себе под нос, периодично вырисовывая в воздухе символы. Как мне объяснила Кимали, это была охранная магия эльфов от нежити.

Нам оставалось пройти километров пять, как наша лошадь угодила копытом в какие-то тиски. Пошатнувшись, она начала заваливаться и мы вместе с ней. Летели прямехенько на заросший бугор. Только я успела подумать о том, что травка нам смягчит падение, как, услышав хруст, мы с Кимали провалились ниже уровня земли. Я больно ударилась спиной о какие-то выступы. Ничего не было видно кругом, только проем, в который мы свалились. Было довольно высоко.

— Вер, — шепотом позвала меня лисичка, — только не кричи.

Не могла понять ее просьбы, пока мои глаза не привыкли к темноте. Я завизжала. И, если бы не рука Кимали, которая закрывала мне рот, мой визг бы поднял всех мертвых на расстоянии нескольких сотен километров.

— Вера, — доносился до меня голос лисички, — ты нас заживо похоронишь, если не заткнешься.

Слова возымели эффект. Я резко перестала кричать и только вопросительно посмотрела на девушку.

— Они не выдержат вибрации и накроют нас, — пыталась привести меня в чувства рыжая.

Мы провалились в огромную тушу дракона. В тушу! Дракона! Я только открывала и закрывала рот. На мои глаза навернулись слезы. Спина болела, и я просто не видела выхода отсюда. Сверху раздался голос Наралона:

— Девушки, вы в порядке? Все целы?

Твою ж маковку, я тут на чужие ребра смотрю изнутри, а он спрашивает, все ли в порядке? Грудь сдавило, дышать становилось тяжело, я не могла успокоиться и взять себя в руки.

— Мы сейчас спустим веревку и попробуем вас достать.

Эльф исчез, до нас не доносилось ни одного звука. Кимали пыталась меня подбодрить и успокоить, но у нее ничего не получалось. Меня просто сорвало. А когда, кинутая эльфом веревка зависла на расстоянии пяти метров от нас, я истерически засмеялась. Все, пока крыша, привет истерика. Лисичка продолжала держать мой рот рукою, но одиночные всхлипы все же пробивались.

— Сейчас, потерпите, — послышался голос Гарэлла, — мы ее немного удлиним.

И веревка залезла обратно в провал. Я не знала, каким образом они собирались ее удлинять, да и мне на тот момент было все равно. Где-то сбоку послышалось шипение, характерное такое, змеиное. Я застыла и боялась двинуться, хоть бы показалось. Но шипение раздалось уже ближе и мои ноги затряслись.

— Эй, мальчики, — тихо, плавным голосом, чтобы не провоцировать ползущих, позвала Кимали, — кто-нибудь.

До нас доносились только отдельные фразы.

— Да раздевайся ты уже, чего стесняешься? — голос Наралона.

— Ты с двоими справишься или, может, поделим? — голос Гарсэлла.

— Держишь? Крепко держишь? Теперь засовывай, — голос Хорали.

Я поняла, что моя фантазия окончательно испорчена. В проеме показалась Больяра.

— Что у вас за шум?

— Змеи. Слышишь? — прошептала лисичка, — Может у Тары получится огнем пульнуть?

— Тара, сможешь запустить пульсар? — спросила волчица.

В проеме показалась красная голова девушки.

— Я-то смогу, но только одиночный. Резерв совсем слабый. Только он сделает только хуже.

— Почему? — донесся испуганный голос Кьяры.

— А ты только представь, как эти змейки кинутся со всех углов на светящийся шарик. Им будет все равно, кто на пути. Вылезут все.

Я почувствовала, как мои ноги слабеют, а я заваливаюсь. Лисичка, подхватив меня, начала пытаться привести в чувства, но ограничение в резких движениях, не сильно способствовало этому.

С проема кинули веревку, она стукнула меня прямо по голове. Шипение усилилось.

— Кимали, сможешь забраться сама или нужна помощь? — спросил лысик.

— Я справлюсь, главное достать Веру.

Я старалась держаться и ловить ускользающее сознание. Повторяла себе, что сейчас нас достанут, и все будет хорошо. Мы увидели спускающуюся к нам мужскую фигуру. Наралон так шустро перебирал руками, что я засмотрелась и окончательно пришла в себя. А возможно, это произошло из-за обнаженного торса мужчины. В тусклом свете, еле доносящемся до нас, мышцы рук эльфа гипнотизировали и манили к ним прикоснуться.

Я вовремя очнулась, эльф уже протягивал ко мне руки.

— Вера, залезай мне на спину и крепко держись всеми конечностями, я буду нас поднимать.

Я не могла представить, как ему это удастся. Тут самому хоть бы забраться, а еще и ноша такая. Но я послушно сделала, как меня просили. На мое удивление, мы очень легко шли, точнее, ползли или подтягивались, я не знаю, как правильно. От мужчины приятно пахло, запах бриза и свежести кружил голову. Кожа под руками была гладкой, а тело упругим и сильным. Единственное, что меня от этого всего великолепия отвлекало, это сильные боли в спине. Приложилась я знатно. А как еще подумаю, что это когда-то был живой дракон, так передергивает.

— Прости, дракоша, мы не специально потревожили тебя, — вырвалось у меня, — Спи спокойно.

Мужчина сделала вид, что не услышал моих слов. Подобравшись к краю отверстия, Наралон сделал последний рывок, и меня перехватили двое эльфов.

— Ой-ей, — произнесла я, когда посмотрела по сторонам, — Кимали, лезь быстрее.

— Да я уже тут, — донеслось из провала и через пару секунд на поверхности показалась рыжая голова девушки. — Что случилось?

Я указала пальцем на небо:

— Темнеет, солнце уже почти зашло.

— Ничего, мы сейчас прибавим ходу, и надеюсь, проскользнем, — голос Хорали придал нам надежды.

Я посмотрела на мужчин, потом на любующихся голыми торсами девушек и недоуменно покачала головой. Потом, мне на глаза попалась веревка и весь пазл сложился. Длинны-то не хватало, вот они и воспользовались своей одеждой, чтобы продлить. А теперь стоят такие все, бугристые и веревку скручивают.

— На ходу будем развязывать, — увидя мой взгляд, пояснил Наралон, — сейчас нет на это времени.

Мужчины усадили в седла мечтательно завороженных девушек и вскочили сами. Наралон поднял меня на руки и аккуратно опустил за спиной Кимали.

— Как спина? Сильно болит?

— Сильно, — скривилась я, — но давайте посмотрим ее, когда будем в безопасности. Хорошо?

В ответ мне лишь кивнули, и эльф отправился к своей лошади.

— Я держусь, гони! — крикнула я лисичке.

Для нас сейчас было важным до темноты выбраться с кладбища. Шанс встретиться с нежитью все же был реальным.

Ехавшая спереди Кьяра обернулась, глаза ее полезли на лоб, и девушка резко побледнела. Что-то мне это совсем не понравилось и лисичке, видимо, тоже, потому что лошадь девушка начала подгонять еще усерднее. Кьяра постучала по спине Гарсэлла, эльфу хватило мига, чтобы понять все происходящее, и он крикнул:

— Живее, ускорились все! Нас догоняют.

Вот мозгом я понимала, что не стоит мне туда смотреть, но женское любопытство выедала изнутри и я не выдержала, обернулась. Схватившись за сердце, задышала очень часто, да так, что голова закружилась. Лучше бы не смотрела. Сотрите мне память, чтобы я этого не помнила, пожалуйста.

Сзади нас догонял призрак, огромный такой, крылатый, драконистый призрак.

— Сто-ой! — прогудело нам в след.

А большего для ускорения нам и не нужно было. Мне кажется, что лошадки сами хотели сбежать отсюда по-дальше их и подгонять не нужно было.

— Да стой же ты, дура! Фраза призрака заставила меня поперхнуться.

— Так, стоп, — сказала громко Тара, — а чего мы так спешим?

Эльфы опешили от такого вопроса, но ход немного сбавили. До леса нам оставалось около километра.

— Это же не нежить, а просто призрак. Он нам особо ничего не сделает. Ну, смертельного точно.

По девушке было видно, что она знает о чем говорит, но сомнения у всех все ровно оставались.

— Куда ты несешься, пришибленная? — прозвучало от дракона.

— Ну это уже хамство! — пробурчала я, — К кому он обращается, интересно?

Интересно было всем. Но рисковать особо никто не хотел. Мы уже подходили к кромке леса, как Тара предложила:

— Давайте остановимся, узнаем, чего хочет дракон. Чуть что, просто перешагнем границу с кладбищем и все. Призрак останется здесь.

— А что, он за нами не отправится? — поинтересовалась я.

— Они не могут далеко отходить от своих останков, да и граница кладбища должна быть зачарована.

Слова Тары всех успокоили. И остановившись полностью, мы начали ждать драконистого хама. Было страшно, как в кошмарном сне. Эта туша летела к нам, не смотря на редкие деревья и кусты. Чем ближе он становился, тем сильнее меня колотило.

Дракон приземлился в паре метров от нас и в упор уставился на меня. Я сглотнула.

— Ну и куда ты направилась?

От такого вопроса я растерялась.

— Я? — еле слышно пискнула.

— Ну не я же! — ответили мне не сильно ласково.

— А что, нельзя?

Язык молол какую-то чушь, я сама особо не понимала, что говорю.

— Мне рано пока здесь. Я домой хочу.

Дракон тяжко выдохнул и закатил призрачные глаза:

— Вот уже, недотепа. Если ты туда пойдешь, то точно здесь останешься.

— Что? — не поняла смысла в сказанной фразе я.

— Болото там! — гаркнул теряющий терпение дракон, — Топкое. Пойдешь и все, пополнишь наши ряды. Ну ничего, в гости друг к другу ходить будем. Ты как на это смотришь? Хочешь, и друзей своих приглашай, вместе веселее.

Сарказм этого чешуйчатого меня шокировал и я повернулась к Наралону.

— Странно, — ответил мне мужчина, — на карте болота нет.

— А чего ему там быть? — спросил дракон, — Оно же не золото. Если хотите выбраться отсюда, то вам нужно пройти левее, там есть безопасная тропа. Я могу показать, Можно мне с вами?

Все замерли и не знали что говорить. А что, откажешь, вдруг, сделает что, согласишься и куда его потом.

— А Вам можно? Ну, выходить за контур, — спросила любопытная Тара.

— Если один из вас вынесет мою хоть самую маленькую часть, то можно.

Мы все обернулись посмотреть на то место, откуда так бежали. Никому не хотелось возвращаться, а тем более, еще и часть дракона добывать.

— Вы ее уже взяли, — правильно понял наши метания призрак, но только сильнее обескуражил.

— Извините, — сказала я, — но мы ничего не брали. Мы бы не посмели. А упали мы случайно, мы не хотели Вас тревожить, простите.

— Волосы, — произнес дракон.

Но видя мое искреннее непонимание добавил:

— В волосах посмотри.

Я провела пальцами по волосам и, что-то нащупав, вытянула. Рассмотрев токую косточку, взвизгнула и скинула ее с себя. Потом поняла, что на меня смотрит хозяин этой самой косточки, поспешно извинилась и начала думать, чем ее так взять, чтоб не руками. На помощь мне пришел Хорали, он протянул мужской платок, и я успешно завернула в него драконью кость.

— Эта щепка с моих ребер. Ты когда падала, подобрала ее, точнее, она сама к тебе прицепилась. А потом, ты обратилась ко мне напрямую, этим разбудив. Солнце уже заходило, и я четко слышал тебя.

— А Вы постоянно в образе дракона? В человеческий вид не можете обратиться, как при жизни? — исследовательский интерес Тары перешел на новый уровень.

— Нет, к сожалению, не могу. Меня убили, когда я был драконом. После смерти магия перевоплощения не работает.

— Вы не против, если мы посоветуемся? — спросил крылатого Наралон.

— Нет, не против, я уже понял, что вы не просто на прогулку вышли. Всех ваших планов я не знаю, поэтому вы сами должны решить, пригожусь я вам или помешаю.

Голос призрака звучал равнодушно, но в глазах был интерес.

Мы слезли с лошадей, и отошли немного дальше.

— В принципе, дракон, хоть и в облике призрака, это хорошее преимущество. Может и не сожрет, но напугает точно, — начал Гарсэлл.

— А днем как? Нас сразу станет всем видно, — спросила Кьяра, — Он же огромный.

— Днем я сплю, меня никто не видит, — отозвался призрак.

— А если я случайно потеряю косточку, он что останется на том месте навсегда? — задала я интересующий меня вопрос.

— Ох, — дракон вздохнул, — не переживай, дева, я отправлюсь к своим останкам, меня тянет туда, я никак не потеряюсь.

— Ну и смысл нам был отходить дальше, если он и так все хорошо слышит? — задала риторический вопрос Кьяра и мы все мысленно с ней согласились.

— Так что? Все за? — спросил Хорали.

— Только если пообещает нам помогать и не вредить никаким образом, — предложила Больяра.

Дракон смешно плюхнулся на пятую точку и раскрыл руки ладонями к небу:

— Торжественно клянусь всеми хранителями, что никаким своим действием не наврежу присутствующим.

Фраза прозвучала торопливо и впопыхах, будто дракон боялся, что мы передумаем. Нас всех озарил белоснежный свет и облик Ордана, хранителя этого мира, провозгласил:

— Твоя клятва принята. Ступайте.

Глава 23

Мы поняли, насколько нам повезло с провожающим, когда призрак раза три вел нас другой дорогой, отличной от карты, тем самым обходя болото и топи. Сам же дракон объяснил это тем, что карта старая, а болота появились здесь только после войны, поэтому и не отображаются. Чешуйчатый представился нам, как Канор.

Шли мы, блуждая среди деревьев около двух часов, пока не выбрались на аккуратную полянку. Она была похожа на искусственно созданный кемпинг. Травка маленькая и пушистая, кустики аккуратные, и на дикие совсем не похожи, будто за ними кто-то ухаживал. Это наводило на странные мысли и мне, почему-то, вспомнилась сказка о пряничном домике ведьмы.

— Вам не кажется, что эта полянка чересчур комфортная? — поделилась своими подозрениями я.

— Кажется, — согласился со мной Наралон, — я чувствую магию, не нашу.

Ноздри эльфа трепетали, он словно ищейка, пытался словить ускользающий след.

— Расслабьтесь, — махнул лапой призрачный, — не сожрет вас эта магия. Наоборот, будьте благодарны, что я вам показал такое место.

Канор аж глаза закатил, демонстрируя свое отношение к нашим подозрениям.

— На этой поляне останавливаются те, кто приходит проведать своих родичей на драконьем кладбище. Здесь работает охранительная магия, и если присмотритесь, то сможете увидеть купол.

— Ух ты! — воскликнула Тара, — Мы изучали ее, но я никогда не видела такую магию своими глазами.

Магиня восхищенно смотрела по сторонам, лишь иногда всплескивая руками.

— А на дом можно такое поставить, ну или на комнату? — заинтересовалась Кьяра, — Вы только представьте, поставил такой купол, и можно годами не убираться. Вот же круть.

Дракон усмехнулся:

— Можно хоть на весь город, только для этого нужен очень сильный маг. У тебя есть такой на примете?

Итальянка почесала голову, потом повернувшись ко мне, выдала:

— Да, Вера, ты же маг. Вот, когда вернемся домой, ты просто обязана его сделать. Я готова даже билеты в две стороны оплатить. Сделаешь, а? Я ужасно не люблю убираться.

Девушка умоляюще надула губки.

Чешуйчатый с подозрением покосил на меня глазом, потом подлетел к самому моему носу и своей драконьей мордой уткнулся в солнечное сплетение.

— Ну да, сила есть, только спит еще. Разбудить нужно и как можно скорей.

Дракон нахмурился и не обращая на нас больше никакого внимания, проскользил к контуру купала.

Я пожала плечами и продолжила снимать вещи с лошадки. Ну, спит магия, ну и ладно. Мне уже, со всем происходящим вокруг, никакой магии не нужно, я уже просто хочу домой. Чтобы меня никто не преследовал и не пытался убить.

Эльфы снимали сумки, разлаживали вещи и еду, вздыхая только от того, что так и не удалось по пути подстрелить какую-нибудь живность. Мясо сейчас бы точно не помешало. Есть уже изрядно надоевшие плюшки никто особо не хотел, но голод выбирать не предлагал. Тара в это время разожгла костер с помощью пульсара, магия девушки понемногу восстанавливалась, конечно, не так быстро, как в ее мире, но сам факт восстановления уже приятно грел душу.

— Оборотницы могут поохотиться, — обратился к нам, вернувшийся дракон, — в паре километров на север, обитает стая уток. Думаю, они справятся.

Эта чешуйчатая морда подмигнула и улыбаясь поплыла к костру. Вот же, дракон.

— Слушай, Канор, — обратилась я к призраку, — тебя в клане не били?

У дракона глаза выпучились, но он отрицательно покачал головой:

— Нет, а с чего ты спрашиваешь?

— Да так, — лениво продолжила интриговать я, — есть подозрение, что тебя твои же сородичи убили. За вредность.

Справа от меня кто-то хрюкнул от смеха. Призрак же нахмурился и решил не отставать от дебатов:

— Ты хочешь сказать, что тебя все так любят? Да твой характер еще похуже моего будет.

— Оу, — взвилась я, — ты не видел еще моего характера. Мы знакомы, от силы, часа три.

— Да-а… Я искренне сочувствую твоему мужу.

Канор демонстративно положил руки ладонями на грудь.

— Откуда ты..? — хотела спросить я, но меня перебили.

— Слышал, как девушки говорили, что эльфов на тебя можно не делить, потому что ты к мужу рвешься.

Я надулась, и мои глаза заблестели. Все же, воспоминания о Диме, болью откликнулись в моей душе. Я пыталась упокоиться, но слезы не слушаясь, покатились вниз.

— Ой, да ладно тебе! Прекращай, — уже примирительный тоном обратился ко мне Канор, — Дождется тебя твой благоверный. Ты с Земли, а время у нас идет по-разному. Он даже и не заметит твоего исчезновения. Зато ты, — дракон заговорчески зашептал, — можешь делать здесь что хочешь, а он и не узнает.

— Эй, — подошла Кьяра, — хватит пререкаться. А вот по поводу «делай что хочешь», тут я полностью на стороне дракона.

— Кьяра, прекращай.

Моя обида перерастала в негодование. Ведь знают мое отношение к изменам и все ровно начинают.

— Ну тебе что, совсем мужика не жалко? — не как не могла успокоиться итальянка, — Он же тебе и артефакт подарил, и книгу дал. А как переживает бедненький.

— А что за мужик такой удобный? Я тоже такого хочу, — выпулил призрак.

Мы обернулись посмотреть на эту наглую морду, но тот, лишь замявшись, продолжил:

— В качестве полезного друга. И все. О чем вы вообще думаете? Ну у вас и фантазия.

Наигранное возмущение чешуйчатого нас немного развеселило.

— Это я про учредителя нашего говорю, он явного глаз положил на Веру, а она только нос воротит.

Кьяра смеясь и пародируя меня, провозгласила:

— Ой, идите вы все от меня, я замужем! Принца не хочу, императора не хочу, учредитель вообще отойди подальше, мне трусы твои не понравились.

— О-о, так я смотрю у вас там очень интересно, — захлопал в когтистые ладоши дракон, — Чего я при жизни на отборы не захаживал, даже не знаю.

На поляну вернулись оборотницы. У каждой в руках были птицы и даже один заяц. Мы все радостно подобрались. Что бы кто не говорил, а мяса всем хотелось.

Зара вызвалась щипать птичек, мы с Кьярой решили ей помочь. Эльфы потрошили зайца и ощипанных после нас тушек. Командной работой мы довольно быстро управились и через полчаса уже жарили наш ужин.

— Эльфы, — обратился призрак к мужчинам, — вы же на самом деле темные, да?

Ушастики недоверчиво посмотрели на язву драконистую и через довольно продолжительную паузу, голос взял Наралон:

— Ты дал клятву, призрак, только поэтому я тебе скажу, — эльф вздохнул, — Да, мы темные. Сколько нас не спрашивай, не отвечу?

— Мг, значит, ты главный, среди оставшихся. Это хорошо, — задумчиво проговорил дракон, — Тогда я знаю, куда нам обязательно нужно зайти по дороге.

— Мы не можем отклоняться от пути, — твердо произнес темный.

Мужчина аж с места привстал, тем самым показывая, что не поменяет свое мнения.

— Поверь, — усмехнулся Канор, — ты мне еще спасибо скажешь. Эх, — взлетел призрак, — пойду окрестности осмотрю, а вы, — он обвел всех нас взглядом, — ложитесь спать. Вставать будем рано утром, до рассвета, чтобы я вас смог довести до места.

— А с рассветом что? Ты испаришься? — с детским беспокойством отозвалась Кьяра.

— При свете солнца мой дух засыпает. Но так как у вас есть моя часть, я все это время буду рядом с вами и, когда солнце зайдет, снова появлюсь. Бодрый, веселый и жизнерадостный. Если вас, конечно, за это время не поубивают. Жаль только, что днем я никак не смогу вам помочь и предупредить об опасности.

Дракон смотрел в даль, было видно, что его расстраивает его призрачное состояние, хоть он всячески и пытается скрывать это.

— Но мы же до этого как-то справлялись, без тебя, — возразил Гарсэлл, — и сейчас справимся.

Хорали поддержал мужчину за руку и покачал головой:

— Ты не прав. Нам не плохо помогли, показав другой путь, а то плавали бы сейчас, где в болоте.

Гарсэлл немного покраснел от прямого упрека, но извиняться не стал, только сел подальше, показывая всем видом, как он не доволен.

Мы же махнули призраку, и, доев каждый свою часть ужина, отпарились пристраиваться на ночлег. Девушки устроились на плащах и одежде, а мужчины на траве у костра. Они договорились, что будут по очереди караулить. Оборотницы пытались тоже встать в очередь, но мужчины наотрез отказались от такой затеи и отправили девушек отдыхать. Крутилась я недолго и довольно быстро провалилась в мягкие объятья сна.

Меня кто-то тряс, что-то говорили на ухо, но я напрочь отказывалась открывать глаза. В итоге, меня подняли на руки и усадили на лошадь в полулежащую позу и прищипнули к кому-то сзади меня. Размеренное биение сердца успокаивало, и я провалилась еще в более глубокий сон.

Открыла глаза, когда солнце светило уже довольно высоко. Лошадь мерно покачивалась, только чужие руки бережно держали меня, прижимая к твердой груди. Так, это точно не Кимали. Я резко повернулась, и мои волосы хлестнули Наралона по лицу.

— Ой, — стушевалась я, медленно приходя в себя, — простите. Я просто не ожидала, что проснусь вот так, в чужих объятьях.

Эльф усмехнулся краешком губ.

— Я надеюсь, в вашем мире это не считается за измену? Видя Ваше отношение к этому вопросу, не хотелось бы ставить Вас, Вера, в неловкое положение.

И вроде все правильно говорит, но улыбка на лице темного, заставляла сомневаться в серьезности произносимых слов.

— У кого как, — пожала я плечами, — В моем мире много разных народов, у некоторых, даже взгляд, пущенный на другого, может расцениваться, как измена или приглашение на измену, так сказать.

Наралон скептически прищурил глаза и посмотрел на Кьяру, она как раз проезжала рядом. Девушка сидела сзади Хорали и прекрасно слышала весь наш разговор.

— Да-да, — закивала итальянка, подтверждая мои слова, — она не врет.

— Ну и нравы, — высказал эльф свое отношение к этому вопросу.

— Я так и не поняла, — оглядываясь по сторонам, начала я, — куда дракон пытался нас довести?

— В попу мира, — раздался голос Гарсэлла.

Мужчина хмурился и со скептизом смотрел на каждый куст.

Хорали поднял глаза к небу, видимо, мысленно прося терпения и объяснил:

— Ему совсем немного не хватило времени, но Канор четко указал направление, и мы уже подходим к тому месту. Правда, я пока до сих пор не могу понять, что это за место такое.

И тут мы увидели крыши домов в зарослях. Их окружала высокая трава и покосившиеся заборы. Было видно, что здесь давно никто не живет. Видимо, какое-то осознание пришло в голову Наралона, потому что мужчина одним рывком спрыгнул с лошади и побежал к одному из домов. Силой открыл обветшалую дверь и замерев, привалился боком к кривому косяку.

Остальные эльфы, уже слезая с лошадей, переглянулись и молча направились к темному. Девушки не спешили присоединяться к мужчинам. Мы сидели и осматривали все вокруг, стараясь не упустить ничего важного.

— Пс, — зашептала нам Тара, — Хорали плачет. Что там у них вообще такое случилось?

— Пойдем, выясним, — предложила Боль, — Я не хочу сидеть и гадать. Пойду и все сама узнаю.

Мы посмотрели на волчицу и, одновременно махнув друг другу, начали слезать с лошадей. Вместе оно спокойнее.

А место наводило беспокойство и мурашки произвольно бегали по коже. Все же, брошенные дома, это даже немного страшно. Кто был в Чернобыле на экскурсии, тот поймет. Кусты, растущие из окон домов, тропинок вообще нет, ни одной, колодцы, к которым боязно подходить. Кто знает, от чего все здесь опустело, умерли или съехали, не понятно. Вдруг, вода была отравлена, проверять совсем не хотелось.

— С вами все в порядке? — лисичка уже стояла около эльфов, — Что это за место, вы знаете?

Девушка с беспокойством заглядывала в наполненные болью глаза мужчин. Нам всем хотелось хоть как-то помочь, но мы не знали чем.

Наралон опустился на хрупкое крыльцо и, выдохнув, заговорил хриплым голосом:

— Вот это все, — мужчина обвел руками дома, — поселение темных эльфов. Мои предки жили здесь очень многие годы, пока не началась война. Я слышал об этом месте, мне матушка рассказывала, но я и не мечтал его найти.

— Ходили слухи, — поддержал Хорали, вытирая скупую слезу, — что на поселении лежит заклинание и его просто так не найти, если четко не знать дороги.

— Так вот куда хотел завести вас дракон, — заметила я, — Нужно будет поблагодарить его.

— Я хочу сходить в храм силы, — вставая, произнес Наралон, — В каждом поселении есть такой храм, старцы оставляют в нем послания для правителей и только темный правящий эльф сможет открыть вход туда.

— А ты уверен, что это безопасно? — замявшись, спросил Гарсэлл.

— Даже, если нет, я обязан это сделать, — голос темного стал твердым и решительным, — Наш народ нуждается в этом.

— Наш народ нуждается в тебе, — себе под нос пробурчал Хорали, — Но если ты считаешь, что это необходимо, то мы пойдем за тобой.

— Мы с вами, — втиснулась в разговор Больяра, — В храм мы не пойдем, конечно, но до него проведем.

Наралон благодарственно кивнул и направился четко в определенную сторону.

— А откуда ты знаешь, где он находится? — зашептал лысик.

— Мне матушка в детстве рассказывала перед сном. Про поселение, про храм, про хранилище.

Эльф шел, ворочая головой и быстро ища здание глазами.

— О! — воскликнул он, — Нашел!

Мы все дружно направились в указанном Наралоном направлении. Старались не отставать и по возможности, держаться как можно ближе.

Храмом оказалось белое каменное здание. Было странно то, что все постройки в поселении были деревянные, а только храм каменный.

Как и сказала Больяра, мы остались у входа, эльфы же отправились внутрь.

Мы сначала стояли, потом сидели, потом, даже прилегли. В общей сложности, ждали мы наших ушастых около двух часов. И уже хотели высказать все, что мы о них думаем, но, посмотрев в счастливые глаза темных, решили промолчать.

— Мы нашли его, ох, какая удача, — распылялся Гарсэлл.

— Девушки, — обратился к нам Наралон, — извините, что заставили вас так долго ждать. Замок не сразу поддался, конструкция проржавела, пришлось ломать. Но зато, мы нашли сундук с посланием. Там даже артефакт какой-то есть. Потом разберемся какой, сейчас же нам лучше отправиться дальше. Мы слишком много потратили времени здесь.

— Сейчас нам нужно спрятаться! — громко для всех сказала Больяра, — Сюда идут древесные. Я слышу шесть лошадей и всадников.

— С ними еще девушка! — подхватила Кимали, — Голос кажется знакомым, но не могу разобрать, слишком далеко.

— Давайте все в тот деревянный дом, — скомандовал Наралон, — Он обветшалый и заросший, в него вряд ли полезут. А вот в храм могут.

Мы мигом кинулись в пустующий дом, нам уже было все равно на какие-то там всплывающие чувства, главной задачей было спрятаться так, чтоб нас не нашли.

Наши голоса переплетались друг с другом. Мы, конечно, старались не шуметь, но все ровно получалась каша.

— Ты можешь не топтаться мне по ногам? — Тара.

— Да присядь ты уже, — Кимали.

— Сама сюда садись, я лучше постою, — Кьяра.

— Девочки, давайте тише, — Наралон.

Мне казалось, что нас непременно найдут, ну не получалось нам притихнуть и кто-нибудь обязательно, что-нибудь выдавал. Но, мы все разом замолчали, когда увидели большую деревянную клетку. Нас повергла в шок даже не сама клетка, а девушка, которая в ней находилась. Она билась о прутья и громко истерично кричала. Внешний вид ее оставлял желать лучшего: оборванное платье, царапины, синяки, кое-где кровь, а волосы сбились в непонятные клочья.

— Вы не имеете право так со мной обращаться! Я буду жаловаться! — кричала несчастная, — Я королевская особа! Вы слышите?

Девушка, всхлипывая, пыталась воззвать к состраданию и пониманию своих конвоиров.

— Ага, — усмехнулся эльф, — а я император.

— По-моему, у нее совсем мозги поплыли, — предположил второй, — Видно, совсем дурная девка, хоть и эльфа. Жалко.

— Эх, — вздохнул третий, — так бы замуж можно было бы взять. Теперь же, в лекарскую отдать придётся.

— Девочки, — еле слышным, безжизненным голосом произнесла Кьяра, — а это что, Синель?

По нашему укрытию разнеслось шоковое молчание.

Глава 24

Мы еще очень долго приходили в себя от увиденного. Всем было понятно, что эльфийку ничего хорошего не ждало, а потом и древесных тоже. Хранители хорошо накажут за вред причинённый участнице отбора, только девушке лучше от этого не станет.

— Нам нужно ее вытащить, — с беспокойством в голосе, но твердостью сказала я.

— Вер, — дернула меня Кьяра, — но она же такая противная.

Девушка даже лицо скривила.

— Хранители обязательно ее спасут, вот посмотришь.

— Кьяра, — рыкнула я шепотом, — а если не спасут? Ты готова взять на себя такую ответственность? Сможешь ли ты спать потом спокойно по ночам?

Итальянка стушевалась и немного покраснела под моим взглядом. Я посмотрела на всех, пытаясь понять, как кто относится к моему решению.

— Девушки, — втиснулся в разговор Гарсэлл, — она же древесная, ей точно ничего плохого не сделают. Заведут в храм, осветят, убедятся в ее происхождении и оставят служить там.

Эльф не мог понять наших споров и моего беспокойства.

— Все конечно хорошо, — отозвалась Больяра, — только эльфийка не древесная. Она с другого мира, с Инкарвиля. И как, по-вашему, отреагируют эти похабные мужланы, когда узнают все это? Думаю, что вряд ли оставят ее в покое.

— Она тоже участница отбора? — хмурился Наралон.

Мы все дружно кивнули и стояли в ожидании решения темного, ведь именно от него зависело, станут ли нам помогать мужчины.

— Только вот характер девушки подкачал, — скрещивая руки на груди, сказала Кьяра.

— Раз так, то мы оставим решение за хранителями, — подытожил Наралон, — Если им угодно спасение эльфийки, то они поспособствуют этому и остановят древесных на привал.

— А почему именно здесь, у нас что, в другом месте не получиться ее достать? — непонимающе смотрела Тара.

— Мы не сможем нашей большой компанией следовать за ними бесшумно, — ответил девушке Хорали, — Само хорошо решить этот вопрос здесь и сейчас, чтобы не пришлось сильно отклоняться от пути. Вдруг там опять болота?

Приняв решение мужчин, мы стали ждать. Мое сердце колотилось, я волновалась и сильно переживала за девушку. Ну и что, что она капризная и характер трудный, эльфийка не заслужила такой участи.

И вот, когда казалось, что делегация уже прошла, колесо на клетке решило, что им не по пути и отправилось в самостоятельный путь.

— Стой! — донеслось от эльфов, — Нужно починить повозку. Привал!

И древесные зашуршали, как муравьи. А я за собой заметила, как глубоко выдохнула. Все же напряжение сковывало меня все это время.

— Ну что, — зашептала Кимали, — как поступим? Сейчас не ночь, за темнотой не скроешься.

— Ага, — уселась прямо на пол Кьяра, — и дракона с нами нет, он бы подсказал, может чего.

По кислому лицу Гарсэлла было видно, что он-то, как раз, с этим утверждением не согласен. Не знаю, чем дракон так задел этого лысого?

— Наралон, — обратилась я к мужчине, — мне кажется, что вам лучше не светиться перед этими эльфами. Они могут что-нибудь заподозрить. Когда это свои нападали, это как-то странно, Вы не находите? Нас точно станут искать.

Темные задумались. Решение пока не приходило в наши головы, но нужно было спешить, ведь эльфы могли двинуться в путь в любой момент.

— Если мы обратимся в зверей, то Синель может заорать, не узнав нас, — задумчиво, ходя в разные стороны, произнесла Кимали, — Подумает, что мы хотим ее сожрать. А у этих луки вон какие.

— Тогда пойдем так, — отрезала я, — Зеркало есть у кого?

На меня все посмотрели, как на дуру. Ну да, перед смертью нужно выглядеть красиво.

— У меня где-то было в вещах, — посматривая на меня с интересом, сказала Тара, — а тебе зачем?

— На свидание пойду, — фыркнула я, — с Синель. Внимание зайчиком привлечь хочу, чтобы та не испугалась и не заорала.

— Мы будем страховать вас, близко не подойдем, — послышался голос Наралона, — Ты права, — обратился он ко мне, — нам нельзя светиться, сильно много внимания привлечем.

Тем временем на совете хранителей.

— Ордан, вот ты скажи мне, — негодовал Николай, — когда мы смирились с тем, что не можем лично помогать девушкам и все дружно пришли к решению найти того, кто сможет присмотреть и защитить их, почему ты предложил именно этого призрака? Ты же лучше нас знаешь, какой он и чем прославился за свою жизнь. Да ты же сам его наказал, оставив душу дракона бродить неприкаянной. Так почему же он?

Хранитель Земли побагровел от злости и непонимания.

— Успокойся, Николай, — примирительно начал хранитель Олтгейна, — все будет хорошо. Канор многое знает.

— Ага, — с упреком поддакнул Николай, — черные ходы, обходы, лазейки, запретные дороги, украденные артефакты и всех бандитских личностей в придачу, — хранитель перевел дух, — Ты такой дороги желаешь нашим девочкам?

— Нашим девочкам? — с удивлением переспросил Геродан, но посмотрев на грозное лицо Николая, поднял руки в защищающемся жесте, — Ладно- ладно, как скажешь.

— Я решил дать ему шанс, — выдохнув, произнес Ордан, — Он много кому должен, долги понемногу съедают его душу. Захочет жить, исправится.

— Жить? — неверующе переспросил хранитель Реймонфола, мира оборотней, — Если ты даже и сделаешь это, его хватит максимум на день. Почти каждый, кто знает этого дракона, хочет его убить. И заслуженно, я вам скажу.

— Я полностью согласен с Героданом, — воскликнул Николай, — Это ж нужно было додуматься, попортить дочь вождя серебряных драконов в день ее свадьбы. А на обратном пути, захватить артефакт единения драконьей ипостаси с человеческой. У них до сих пор молодняк с нестабильным превращением летает. То в полете в человека обратятся, то в постели с девой — драконом.

— Кстати, а где сейчас этот артефакт? — спросил хранитель Реймонфола.

— В пещерах огненных, — почесав бороду, ответил хранитель Олтгейна, — Они неплохо заплатили Канору за этот артефакт.

— Контрабандист-барыга, — хрустя пальцами, подытожил Николай, — Вот что полезного он может сделать для девочек? Единственный плюс, то, что он бестелесный и красть уже не может, да и портить тоже.

На лице у хранителя заиграла зловещая улыбка.

— Я надеюсь, — начал Ордан, — что Канор проведет их кротчайшими тропками и присмотрит, чтобы девушкам ничего не угрожало.

— Так днем же его все равно нет, — поднял в удивлении бровь Геродан.

— Днем они и сами справляются.

Ордан сцепил пальцы и положил на них подбородок. — Вот ночью, это совсем другое дело. Чистое везение, что они ни разу не набрели на нежить в своем походе.

Хранитель задумался и сквозь пелену мыслей заговорил:

— Сделали мы с вами медвежью услугу.

— Ты это сейчас о чем, — подскочил с места Николай.

— Это я об артефактах, которые защищали наших хрупких дев в лабиринте.

По лицу Ордана скользило сожаление и печаль.

— Если бы не они, то Вера бы уже там обрела свою магию. А так, придется ждать еще не известно сколько.

— Да, — вздохнул хранитель мира оборотней, — магия бы им не помешала сейчас.

— Я не согласен! — прогремел по залу голос Николая, — Если бы не было артефактов, все кончилось бы еще тогда. Лабиринт убил бы слабых, возможно, Зану и Кьяру. Всех остальных бы выпил почти досуха. И даже, если бы Вере удалось приобрести магию, то ее бы добил портал, в который их кинуло. Ведь в первые сутки новоиспеченный маг, слабее младенца.

В зале воцарилось гробовое молчание.

— Да, друг мой, — отозвался Ордан, — ты абсолютно прав. Я упустил это момент, признаю.

Хранитель склонил голову в знак согласия.

— А с Канором не будет все так просто, как тебе кажется. После того, как он доведет до безопасного места наших девушек, я дам ему следующее задание.

Геродан хмыкнул:

— Интересно какое? Что тебе еще понадобилось от этого не надежного типа?

— Его огонь, — шокировал всех хранитель Олтгейна.

Видя взгляды собеседников, Ордан продолжил:

— Мне нужен его огонь для Веры.

— Чего?

Хранитель Реймонфола промазав мима стула, свалился на пол, но даже там его удивленные глаза не стали меньше.

— Когда у Веры проснется магия, я хочу, чтобы Канор помогал с ней справляться первое время, пока девушка не привыкнет.

Ордан протянул другу руку, помогая тому подняться.

— А если она вернется на Землю? — спросил Николай, — Что тогда будет с ее магией?

— Хм, — мужчина осмотрел в глаза хранителю, — ты прекрасно знаешь и видишь, что ее там ждет. Думаю, ответ ты уже знаешь сам.

В опустевшем поселении темных эльфов.

— Боль, — обратилась к девушке я, — давай я привлеку внимание Синель, а вы с Ким тихонько к ней проберетесь? У вас это само аккуратно получится.

— Хорошо, — ответила волчица, — только будь осторожна, чтобы ушастые тебя не заметили, а то худо всем придется. Пожалеем, что вообще решились освободить нашу несчастную.

К нам подошел Наралон и, положив руку на мое плечо, произнес:

— Мы вас прикроем. Станем так, чтоб нас не видели, не переживайте.

Взяв зеркало и выдохнув, я тихо, стараясь не задеть никакую ветку, начала пробираться через заросшие кусты. Решила, что сильно близко не полезу, главное, чтобы эльфа меня заметила. Боковым зрением увидела, как лисичка и Боль в человеческом облике крадутся в сторону клетки. Какие же они гибкие. Движения плавные и точно размеренные, сразу видно, звери.

Открыв зеркальце, начала осматриваться в поисках солнца, хорошо, что туч нет. Словив отражение светила, направила луч прямо на лицо Синель. Девушка сначала отмахнулась и пыталась скрыться, но я начала мигать, периодически закрывая и открывая рукой отражение. Эльфийка вздрогнула и повернулась в мою сторону, я сразу убрала зеркало и замахала ей рукой. Глаза Синель полезли на лоб, а улыбка стала настолько широкой, что я заволновалась, точно ли меня видит эта взбалмошная принцесса.

Я приложила палец к губам, намекая о необходимости тишины. Девушка кивнула. Я пальцем указала на крадущихся к ней оборотниц. Эльфийка даже руки к груди приложила от радости. Я поняла, что мне можно уходить в укрытие, свое дело я уже сделала.

Аккуратно, на носочках выползала из кустов, немного ободрала руки и одежду, но это мелочь, по сравнению с тем, что могло бы быть.

Оказавшись за спинами мужчин, я выдохнула, напряжение начало немного уходить.

— Ты молодец, — похвалил меня главный темный, — Сейчас важно, чтобы девочки справились.

Я посмотрела на оборотниц. Они сначала пытались руками развязать веревки на клетке, но поняли, что обратившись в зверя, перегрызть ее намного проще. Это еще повезло, что клетка не на замке, так бы бедные зубки были.

Древесные совсем не обращали на девушек внимания. Двое пытались починить колесо, а все остальные разлаживали вещи для привала. Они громко переговаривались и о чем-то спорили, поэтому эльфийке удалось без проблем выбраться и направиться за девочками в безопасное место.

— А сейчас что будем делать? — обернувшись, спросила я у Наралона, — Они же начнут ее искать. А если в погоню отправятся? Догнать нас будет просто. Лошади перегружены и быстро передвигаться не могут.

— Я думаю, что нужно загнать их в ловушку и выиграть для нас время на отход. Я видел что-то похожее в храме. Для воров там придумали комнату, которая снаружи открывается, а изнутри нет. Но вот как это сделать? Нужно подумать.

Темный задумчиво смотрел на приближающихся девушек и с каждой минутой хмурился все сильнее.

— Что-то не так? — поинтересовалась я.

Вид мужчины мне совсем не нравился.

— Что? — эльф переспросил, потом потрусив голову, уже более четко ответил, — Нет, все хорошо.

— Ой, девочки, — засветилась в искренней радости эльфа, — я так вам рада. Мой папа обязательно вас наградит. Вы спали принцессу от гибели.

Заметив наших сопровождающих, Синель вздрогнула.

— А это…, - указывая кивком на эльфов, начала было девушка, но лисичка ее перебила.

— А это наши защитники и провожающие.

Кимали положила руку на плечо Хорали.

— Они не имеют никакого отношения к тем придуркам, — рыжая указала на древесных.

— А-а-а, — сделала вид, что все поняла Синель, — Тогда еды мне, лошадь, сопровождающих и новое платье, это провоняло той ужасной клеткой. Какая же я несчастная.

Капризы эльфы заставили скривиться абсолютно всех. Только мужчины пока не знали, как реагировать на такое поведение. У них ведь, женщин мало и темные их берегут, как могут, часто выполняют все капризы.

— Так, эльфа, — раздался грозный голос Больяры, — мы тебя вытащили не для того, чтобы слушать нытье и тем более не для того, чтобы тебе прислуживать. Я вообще сначала против была. Это вон, Вере приспичило.

Подняв руки вверх, я быстро заговорила:

— Ну нельзя же было ее просто так кинуть там, — и уже смотря на эльфу, я продолжила, — Синель, слуг здесь нет. Хочешь выжить, учись справляться сама. А сейчас, нам нужно загнать этих древесных в ловушку. А то они нас догонят и тогда уже всех убьют.

Эльфийка приложила руку к губам и тихонько застонала.

— У меня есть одна идея, но она безумна, — тихо заговорила я.

Все сразу обратили на меня взгляды в ожидании.

— Она безумна от начала и до конца. За день перед попаданием сюда, я смотрела мультик. В нем главный герой переоделся в ангела смерти. Так вот, — я сглотнула, — если у нас получится артефакты преобразовать в стальные крылья, то мы сможем сделать образ ангела смерти, напугать древесных и отправить их в храм, прямо в ловушку.

Все смотрели на меня ошеломленными глазами, Кьяра даже рот открыла.

— Давайте думать быстрее, — разозлилась я, — у нас и так времени нет. Если да, то давайте делать, если нет, то предлагайте что-нибудь свое.

Я понимала, что план не идеален и, что в любой момент все может пойти наперекосяк, но я хоть что-то предлагала.

— Давайте, для начала, попробуем сделать эти крылья, — отошла от шока Больяра.

— Ну да, — поддакнула Кьяра, — а то вдруг не получатся.

И мы начали дружно мастерить. Сразу поняли, что на крылья уйдет не два артефакта, а четыре, плюс еще два будут крепить их к телу девушки. Крылья получились просто божественными и времени на их создание мы потратили совсем чуть-чуть. Дольше спорили, кто же предстанет перед древесными в образе этого ангела. Как итог, идея моя, значит иду я. Не скажу, что я сильно расстроилась такому исходу, все же приятно иногда побыть ангелом в чужих глазах, пусть даже ангелом смерти.

Мне распустили волосы, накинули на тело что-то светлое, я впопыхах не поняла, это плащ или покрывало. Как портфель нацепили крылья и когда меня начало уже потряхивать, услышали голоса ушастых.

— А где девка? Неужели сбежала?

— Да как она могла, мы же связали клетку.

— Это все ты виноват, я же говорил тебе, давай руки свяжем, а ты клетку- клетку.

— Да успокойтесь вы. Она же дурочка совсем. Далеко не ушла, найдем.

И тут я поняла, что тянуть больше нельзя. Немного зацепившись крылом за кусты и получив пенок от Кимали, я вывалилась, размахивая руками. Спасибо, что на колени не упала, да и расстояние до импровизированной сцены еще хорошее было, никто не заметил моего грандиозного выхода. Отряхнувшись, я поплыла в сторону зрителей на свою первую премьеру.

Иду я вся такая красивая, а сердце в пятки уходит, мало ли, а вдруг пристрелят или в ту же клетку посадят, как диковинную штучку. Тут меня заметили.

— Как вы посмели заключить мою служительницу в эту клеть? — начала я грозно вещать потусторонним голосом, — Мне поклоняются городами, поселениями, стаями, а вы плюнули мне в лицо неуважением! Кара моя будет страшна! Я сожгу ваши души, и вы никогда не сможете возродиться вновь.

Эльфы побледнели, я видела, как глаза у некоторых задергались в нервном тике. Голос подал, видимо, самый главный из них, заикающийся такой голос.

— А-а-а, ты, т-т-точнее, Вы, к-к-кто?

— Вы, букашки, совсем страх потеряли? Я ангел смерти! Как можно не знать того, кто ведет твою душу в другой мир?

Я сделала свое самое грубое лицо, надеюсь, что в этот момент оно не похоже на выражение злого хомячка.

Эльфы, как по команде бухнулись коленями на землю, мне их даже немного жалко стало. Но я продолжала держать маску негодования и презрения.

— Прости нас, милостивый ангел смерти, — начал главный из этой банды, — Мы не знали, что эта светлейшая дева, Ваша служительница. Помилуй нас, прекрасный дар небес. Сохрани наши души.

— Вы достойны наказания! — настаивала я на своем, — Вы со мной согласны?

— Да. Конечно, — донеслось ото всюду.

— Еще бы вы были не согласны, — пробурчала себе под нос я, но эльфы услышали и затряслись.

— Выбирайте, вы день просидите в храме, молясь мне и восхваляя, или же отправитесь собирать для меня грешные души, тоже на день.

Эльфы переглянулись и в один голос застонали:

— Храм, милостивый ангел смерти. Просим тебя, пощади.

Ушастые склонили головы и ждали моего приговора, я же, потянув театральную паузу, вздохнув, провозгласила приговор: — Хорошо, я услышала вас. Живо в храм!

Рукой указала на каменное сооружение. И древесные, покидав свои вещи уже было направились туда, как я сжалилась немного:

— Вещи свои возьмите. Вам день там сидеть.

На самом деле, я подразумевала, что намного дольше, не хотелось брать на себя смерть шестерых ушастых от голода.

Эльфы похватали сумки и бегом направились в храм, зайдя в правильную комнату, захлопнули за собой дверь. Я даже услышала дружный выдох этой компании. Отлично, теперь искать нас точно никто не станет.

Глава 25

Где-то на землях древесных эльфов.

— Дэянар, ну чего ты бесишься? — спросил у хмурого мага Линас, — Ну задержались немного, ничего страшного. Зато, смотри, сколько нас много.

— А толку? — зло спросил мужчина, — Какой нам будет прок с этого войска, если они уже мертвы? Ты понимаешь, что там девушки? Хрупкие, нежные, слабые…

— Ну-у…, - протянул лис, — Я бы так не сказал. Одна Больяра с лёгкостью заменит наших пятерых воинов. Да и видел я тренировки этих слабых девушек.

— Линас! — еле сдерживал крик учредитель, — Пятеро наших, но это земли эльфов. У эльфов есть магия.

— В основном ментальная, — отмахнулся Линас, — А ты сам вручил девушкам защиту от ментального воздействия и ядов. Так? Да за такие артефакты многие убить готовы, а ты их просто подарил за маленькое выступление, я до сих пор в шоке, — закатила глаза лис.

— Это была воля хранителей! — вскипал Дэянар.

Даже лошадь под ним начала волноваться и сбиваться с шага. Их компанию почти полностью заволокли темные тени, но лис был привычен к такому проявлению эмоций своего друга, поэтому даже не переживал.

— Линас, — выдохнув, продолжил маг, — я бы и так их отдал, только это привлекло бы сильно много лишнего внимания. Пришлось придумывать лёгкий конкурс. Хранители знали о возможной опасности, поэтому решили таким образом защитить девушек. Ты что-то имеешь против?

— Нет, — хмуро ответил огненный, — просто я гоняюсь за маленьким артефактом уже почти пять лет. Купить не получается, делать никто из мастеров не берется, хранители глухи к моим просьбам, а девушкам все на блюдечке. Держите, не обляпайтесь. Да я даже готов участвовать в отборе, чтобы мне его дали просто так.

— Ха-ха-ха, — не смог сдержать смеха Дэянар, — Скажешь тоже. А на первую брачную ночь, ты тоже готов ради этого артефакта?

— Нет, ну так далеко я не заглядывал, конечно, — замялся лис, — Я думаю, что Мартон слил бы меня на втором испытании. Точнее, я бы его об этом попросил.

— О чем бы ты меня попросил? — рядом раздался голос императора, — Дэй, убери ты своих приспешников. Народ пугаешь. Они как только теней твоих видят, сразу бледнеть начинают, а мозг совсем отключается, творят не понятно что. Потом разбирать приходится.

— Да это я говорил, что артефакты хорошие вы подарили девушкам, сам бы от такого не отказался, — заулыбался Линас и начал лукаво посматривать на императора, а вдруг.

— Хах, — Мартон, пытаясь скрыть улыбку, поднес к губам ладонь, только глаза выдавали истинную реакцию мужчины, — так ты сходи в храм, попроси хранителей, может, дадут тебе задание. Выполнишь его и получишь свой артефакт. Зато, представь, как звучит. Сможешь девушкам говорить, что у тебя есть предназначение.

— Да уж, — стушевался огненный, — а если не выполню, то ждёт меня кара небесная и весь мой род в придачу.

— Ой, — отмахнулся император, — не утрируй ты так уже. Нормально все будет, ты же даже не пробовал, чтобы говорить. Дэянар, — резко посерьезнел мужчина, — не переживай. Мы скоро их встретим. Я чувствую это. Не знаю, правда как, но чувствую.

— Странно, — задумчиво произнес учредитель, — я не слышал о такой магии вашего рода. Это как предчувствие или что-то из рода избранных?

— Хм, — закрыв глаза, Мартон прислушался к своим ощущениям, — знаешь, я чувствую только Зану. Понимаю, что она становится ближе ко мне. Значит, ближе ко второму.

— А разве у вас могут быть избранные? — опешив, спросил Линас, — Я думал такое только у оборотней и эльфов бывает.

Император поднял глаза к небу и вдохновенно заговорил:

— Это не совсем то, о чем ты думаешь. Когда я спросил у хранителя, как мне выбирать невесту, он сказал, что я ее почувствую душой. Так вот, я ее чувствую. Не знаю душой или сердцем, но чувствую. Меня тянет к ней.

— Значит, ты уже окончательно определился с кандидатурой? — улыбаясь, спросил Дэянар.

— Да, о чем тут ещё можно думать? — округлив глаза, непонимающе спросил Мартон, — Третьего испытания точно не будет. Как вернём девушек, я сразу объявлю о своем выборе.

Учредитель как-то облегчённо выдохнул и одобрительно кивнул.

— Приятно видеть, что ты определился. Надеюсь, что тебя ждёт счастливая судьба.

— Ох, друг мой, — вернул улыбку император, — я буду верить, что и ты найдешь свое счастье. Хотя, ты, видимо, его уже встретил, только вот оно пока слепо и не видит твоих чувств.

— Я подожду, — буркнул Дэянар, — Нас не зря столкнули. У всего есть причина.

— Пусть хранители тебе помогут, — подытожил Мартон.

В заброшенном поселении темных.

На обратном пути меня встретили смеющиеся оборотницы. Они стащили крылья и начали разбирать их на артефакты. Я, стягивая с себя балахон, заметила, как Синель поглядывает на лысого эльфа. Вот это для нее шок, конечно. Попахивает психологической травмой.

— Девушки, — нас отвлек голос Наралона, — нужно выдвигаться. Было бы отлично выйти с этого леса до ночи.

Мы молча согласились и стали оглядываться в поисках лошадей. Я даже и не подумала, куда их темные спрятали. Из-за поворота вышел Хорали с коняшками, видимо, их привязывали за большим деревянным домом.

Пока эльфы крепили сумки, главный темный поглядывал на Синель. В его глазах мелькал интерес и симпатия, но когда девушка открывала рот, лицо Наралона кривилось от замашек и высказываний длинноухой принцессы. Да, не повезло мужику, заинтересоваться такой взбалмошной мадамой.

— И это все лошади? — округлила глазки эльфа, — Я думала, что у вас отряд. А где император? Разве не он возглавляет мое спасение?

Девушка переводила взгляд с нас на эльфов и обратно.

— А этот лысый что, больной? Или его хранители наказали?

Гарсэлл багровел, но стоически терпел выпады в свою сторону. Ну и терпение, нашим бы мужикам такое. А то даже пристрелить нельзя, а иногда так хочется, я бы даже сказала, необходимо.

Кимали громко вздохнула:

— Синель, да угомонись ты. А то я тебя свяжу и в рот кляп засуну, чтоб меньше говорила. Мы случайно на тебя наткнулись.

— Это что значит, — ушастая всхлипнула, — меня даже никто и не искал?

— Искали, — ответила девушке Тара, — нас всех искали и ищут до сих пор.

— Император сказал, что они выдвигаются нам на встречу, — напомнила всем Зана.

— О, хранители, — подпрыгнула Синель, — Никак не привыкну к тому, что ты разговариваешь. А как вы с ним связались? Магия?

— Блютуз, — буркнула себе под нос я.

— Чего? — скривившись, спросила эльфа, да и девочки обернулись в мою сторону.

— Ничего, — засмеявшись, ответила Кьяра, — Не обращайте внимание. Это земные шутки.

— Ну так как? — начинала заводиться Синель.

— Это тайна, мы не можем рассказать. Мы дали клятву, — отозвалась Больяра, — Давайте сядем на лошадей и в дороге продолжим наши разговоры.

— Но как мы все поедем? — не успокаивалась эльфа, — Лошадей же так мало. Или кто-то идет пешком? Пусть тогда пешком идет …

— Пешком никто не пойдет, — перебил девушку Наралон, — Вы едете со мной.

Очень ожидаемый исход событий, по крайней мере, для меня. Но явно не для нашей ушастой принцессы.

— Ох, хранители, — Синель поджала губы, — ну хоть бы карету взяли. Где это видано, чтоб принцесса в одном седле с мужчиной ехала?

— Ушастая! — рявкнула Кимали, — Захлопнись ты уже и усаживайся. А то оставим тебя здесь, на корм умертвиям пойдешь.

Как по взмаху волшебной палочки, эльфа взлетела на руки к Наралону, даже платье свое подобрала так, чтобы не один лоскутземли не касался. Эльф, конечно, опешил, но рук не разжал.

Синель, смотря на землю, будто прямо сейчас из нее должны были полезть умертвия, заверещала:

— Ну чего же ты стал, полезай скорее на лошадь. Поехали уже отсюда.

Ее глаза наткнулись на глаза темого, и эльфийка замерла. Рот девушки некультурно раскрылся, Синель часто задышала и покраснела как спелая вишня. Мы с интересом смотрели на происходящее, но никто не решался отвлечь парочку друг от друга. Хотя бы потому, что вокруг стало очень тихо и никто не истерил.

До нас донесся отблеск. Я сначала не поняла в чем дело, но увидев светящиеся глаза Синель и Наралона, моя челюсть тоже полетела вниз. И мне было совсем не стыдно.

— Да ну! — рядом воскликнула Тара, — Истинная пара? Вы серьезно?

Если бы у меня была вставная челюсть, в этот момент отпала бы и она. Я посмотрела на Хорали и Гарсэлла, лица у них были скорбные. Ага, тоже понимали, какое сокровище досталось их главному. Я уже представила, как Наралон приводит в свое поселение ушастую, а она давай на все стороны кричать «где мои слуги, где наряды, несите мне трон». Теперь мне было жалко не только темного, но и весь его народ.

— Кхм, — решила привлечь внимание Больяра, — может, мы все же поедем?

— Умертвия! — пришла в себя Синель.

Ох, лучше бы не приходила.

Кое-как Наралон отцепил от себя вопящую эльфийку и усадил на лошадь, только потом забрался сам. Наконец-то, мы, все вместе выдохнув, отправились в путь. Наша сладкая парочка о чем-то перешептывалась, мы, решив им не мешать, ехали немного поодаль. Да и некому сильно не хотелось слушать чужие сюси-пуси.

Ехали мы довольно долго, картинка была однообразной и довольно быстро надоела. Спасало только одно развлечение, зарождение чужих отношений. До нас только иногда доносились отдельные фразы, и даже по ним становилось понятно, что ждет Наралона не легкая судьба.

— Поселение? — возмущалась Синель, — Ты живешь в поселении? Но ты хоть принц?

Мы только улыбались и надеялись, что темный ее не прибьет до свадьбы. Да, у хранителей действительно страшное чувство юмора, соединить такого хорошего человека, точнее эльфа и капризную принцессу, которая кроме своих запросов ничего больше не видит.

Когда солнце почти зашло, мы вышли с леса. Перед нашими глазами расстилался огромный луг. Трава на нем была высокой и очень мягкой, доставала до ног всадников. В воздухе запахло влагой и свежестью. Было так приятно дышать, будто грудь наполняется живительной энергией.

— Всем привет! — показался на наших глазах Канор, — Оу, у вас пополнение.

Дракон, подплыв к эльфийке, замер и начал рассматривать.

— П-п-призрак! — завещала ушастая, — Нар, убей его! — обратилась Синель к темному.

Мы все дружно прыснули. Да, только ради этого момента, стоило терпеть чешуйчатого.

— Судьба моя, — заговорил примирительным голосом эльф, — он уже мертв. Это Канор.

— Этот дракон нам помогает, в отличии от некоторых, — завелась я.

Меня уже начинали выводить из себя замашки принцессы. После образования их пары, Синель стала еще противнее. И уже особо ничего ей не сделаешь, Наралон не позволит. А руки так и чешутся.

— Синель, — игриво позвала девушку лисичка, — может и из тебя толковый призрак станет? Давай проверим, а?

Темный перевел взгляд на рыжую, лисичка на это только глаза закатила с выражением «все с вами ясно».

— Уже и не пошутить с вами. Скучные вы. — вздохнула Кимали.

— Не переживай, — дракон положил руку лисичке на плечо, — скоро такое веселье начнется, смеяться устанешь.

— Ты это сейчас о чем? — насторожилась я.

Терзали меня одни смутные сомненья по поводу этого призрачного. У него, будто, вечно задница на неприятности чешется. Вот что на этот раз эта морда придумала, ведь не скажет.

— Скоро начнется дождь, — с предвкушающей улыбкой произнес Канор, — Ищите место для ночлега.

— Слушай, — встрепенулась Больяра, — а ты здесь для чего? Давай ты и ищи. Тебе проще. Полетаешь, посмотришь, потом нам скажешь.

— Хм, ну хорошо.

И вот это его «хорошо» мне совсем не понравилось. Видимо, придется нам спать на голой земле и укрываться травкой. Без ужина, без комфорта и тепла.

Призрак исчез, а мы не спешили разбредаться и тем более слазить с лошадей. Пусть лучше Канор все проверит перед этим, вдруг здесь ловушки какие есть. Вокруг было темно и некомфортно. Я крепко держалась за лисичку, так бы уже на дрожь одна сошла.

— Мы есть вообще будем сегодня, или как? — подала голос Синель, — Я такая голодная.

— Найдем место на ночлег и обязательно будем, — засюсюкал Наралон.

— А почему нельзя сначала поесть, а уже потом искать место? — состроила умильные глазки ушастая.

— Потому что, в таком случае, есть большой шанс, что съедят нас, — ответила я, пока эльф опять не выдал чего-нибудь ванильного.

Эльфийка надулась и демонстративно отвернулась от меня. Надо же, не понравилось. Ну, ничего, привыкай. Я не всегда такая добрая.

— Слушай, Синель, — позвала девушку Тара, — а что было с тобой в лабиринте? Как ты оказалась здесь?

— Ой, — положив руки на грудь, взволнованно заговорила ушастая, — это был просто ужас. Повезло, что папа подарил мне на день рождения артефакт защиты. Он не даёт ментально сканировать мою голову, внушать мне разные мысли и даже может сделать защитный щит, правда только один раз, при сильной опасности. Так вот, — вернулась к рассказу эльфа, — в лабиринте появлялось только то, о чем я говорила вслух.

Видя непонимание взгляды девушек, Синель пояснила:

— Ну, мне же страшно одной было, вот я и разговаривала сама с собой. И все было хорошо, пока я не вспомнила про своего преподавателя истории Инкарвиля, почтенного Лурона.

— Преподавателя? — опешила я, — Это как вообще? Мы там от чудовищ бегали, убивали, умирали, насмотрелись на смерть, а она преподавателя испугалась?

Во мне кипела обида, вселенская, горькая.

— Он был такой сморщенный весь, старый и строгий, — ушастую передёрнуло, — Гонялся за мной с картой и указкой. А глаза словно сверкали в темноте.

— Да-а, — многозначительно протянула я, — кто-то стоматологов боится, а кто-то преподавателей. А чего же ты так кричала? Мы думали, тебя убивают.

— Так почти и было, — опустила голову Синель, — Я когда бежала, споткнулась и упала, прямо на каменный пол. Повернулась, а сзади на меня уже этот летит. Спереди торчит указка, взгляд такой решительный. Я думаю, ну всё, точно продырявит. Повезло, что он тоже споткнулся в двух метрах от меня.

— Что за народ? — наигранно удивилась я и покачала головой, — Ну и брачные игры у вас. Мы думали, тебя там убивают, а ты с преподом развлекалась. Зачёт хоть поставил?

— Чего?

Эльфийка начинала злиться и по ее лицу поползли красные пятна.

— Да ладно-ладно, поняла, не злись, — примирительно затараторила я, — Вроде рыська, а пятна леопардовые проглядывают.

— Какие? Ты о чем? — нервно заводила по лицу руками Синель, — Что за пятна?

— А как ты здесь оказалась? — не обращая внимания на метания девушки, спросила Кимали.

Ушастая всхлипнула, но ответила:

— Портал втянул.

— На выходе с лабиринта? — уточнила я.

— Почти, — замялась эльфа, — Я не видела выход, но знала, где он находится. Лабиринт меня ещё не выпускал, но я надеялась с помощью артефакта сделать дверь.

— И как? Сделала? — уже зная ответ, поинтересовалась я.

— Мг, прямо в портал.

Синель замяла подол платья.

— Не знаю, куда он должен был меня выкинуть, но координаты сбились. Лурон отправился вслед за мной прямо в портал. Он то и изменил конечную точку. Выкинуло нас в каком-то лесу. Лурон сразу исчез без подпитки лабиринта, а потом меня эти нашли и в клетку посадили. Я пыталась говорить, что я принцесса из другого мира, но это было бесполезно.

Девушка вздохнула и Наралон сразу обнял ее, поддерживая.

— Ну что вы тут, — подлетел Канор, — соскучились? Я нашел одно место, только вам оно не сильно понравится.

— Да говори уже, — замычала Больяра, — Что на этот раз? Меня уже ничем не удивишь.

— Эх, сами напросились, — кружа вокруг нас, выдохнул призрак, — Это пещеры. Глубокие и темные.

— Но зачем нам в пещеры лезть? — не могла понять смысла в таких трудностях я, — Чем нам на поверхности плохо будет?

— Понимаешь, — как-то неуверенно заговорил дракон, этим только подтвердил мои подозрения, — скоро дождь пойдет, нужно скрыться. А здесь сплошное поле на многие километры. Только пещеры и есть. Можно далеко не идти, около выхода остаться, чтоб дождь не попадал, да и теплее будет, чем глубоко внутри.

Смысл в его словах был, но меня все равно терзали смутные сомнения, и не проходило чувство, что нас ведут в такую жопу, из которой потом опять нужно будет выбираться.

— Ну что ж, — изрёк Наралон, — пойдемте, посмотрим на эти пещеры. Может там все не так уж и плохо.

— Ох, сомневаюсь, — буркнула себе под нос я.

Глава 26

Я проклинал все на свете. Сначала из-за высоченной травы. Когда едешь на лошади, она кажется мягкой и красивой, но спустившись, ты понимаешь, что не очень приятно, когда тебя хлещет по лицу после каждого шага. А приходилось именно идти. Как объяснил Канор, лошадь может сразу не заметить яму или обвал. Но после моего вопроса «а ты что, предупредить не сможешь?», дракон только развел своими призрачными лапами.

Следующей точкой кипения стала моя провалившаяся нога. Сам факт ее падения меня не сильно расстроил, но чувство, что по ней кто-то лазит, заставило меня выругаться русским нечитаемым. Спасибо Кимали, выдернула.

Краем всего стала Синель. Я уже смотрела на Наралона с мольбой, мысленно прося, чтобы он ее заткнул. Вечное нытье, то бедные ее царские ножки, то «ой, ногтик поломала», то так есть хочется, что переночевать негде. Темный же, только плечами пожимал, выражая искреннее сочувствие и просьбу не вмешиваться. Я мысленно махнула на них рукой. Может эльфу нравится, фетиш у него такой, а я его развлечения лишу, если влезу.

Под моей ногой что-то хрустнуло, я, решив не зацикливаться, чтобы лишний раз себя не пугать, быстрее пошла вперёд.

— Ну, мы скоро придем? — спросила эльфа у Канора, — Долго нам ещё так топать? Ты, призрачный, я у тебя спрашиваю.

— Почти пришли, — буркнул тот в ответ ушастой.

— А-а-а, — закричала Тара, проваливаясь под землю.

— А вот теперь пришли, — заулыбался наглый дракон.

— Ты что, вообще ополоумел? — взъелась я, — Ты куда нас завел? Тара, — подбежала я к яме, — с тобой все в порядке?

— Да, — крехтя, ответила девушка, — только падение было жёстким.

— Сможете ее достать? — спросила я у эльфов.

— А зачем? — недоуменно ответил призрак, — Ведь мы пришли, это пещеры. Там спрячетесь.

— Ты совсем больной? — уже не скрываясь, кричала я, — У тебя что, последние мозги отсохли? Как мы туда лошадей запихнем? А выбираться потом как, если все будем внизу?

— Зачем лошадок то туда тащить? — спросил у меня призрак, — Им и здесь не плохо.

— Да что ты говоришь? — заерничала я, — А они что, не живые? Дождя не боятся? Есть, пить не хотят? Или, может, они у нас призраки наглые?

— Ладно, понял, — мигом стушевался дракон, — там ещё один вход есть, на склоне. Он более широкий, сможет хоть лошадь, хоть повозка пролезть.

— Да-а, — протянула Больяра, — а ты точно баран, а не дракон. Чего сразу к нему не повел?

На это признак лишь демонстративно отвернулся и полетел дальше. Я провела руками по лицу, пытаясь успокоиться.

Тара зажгла пульсар и, осмотревшись, сказала:

— Я, наверное, лучше понизу пойду. Здесь туннель хороший, просто скажите направление, в котором нужно двигаться, вдруг развилки будут.

— Канор, — позвал чешуйчатого Наралон, — где находится склон с проходом?

— На северо-восточной стороне луга, — отрезал дракон и полетел дальше, не особо кого-то ожидая.

— Слышала? — спросил эльф у Тары.

Та только головой мотнула и пошла по туннелю в указанном направлении.

— Угомонись ты, — пыталась успокоить меня лисичка, — Ну баран, это да, здесь я с Больярой согласна.

— Ему повезло, что он уже мертв. А то бы треснула хорошенько, да по самой макушке, чтоб мозги встали на место, — не могла перестать злиться я.

Переживание за Тару только сильнее будоражило мои нервы. Она одна там, под землёй. Мало ли что.

Увидев склон, я быстро побежала к нему, девочки поторопились за мной. Кое-как спустившись, мы подошли к большому входу в пещеру.

— Тара, — шёпотом позвала я.

По идее, она должна была уже дойти, но видно девушки не было. Эльфы уже спустили лошадей, даже Синель заинтересованно и немного со страхом поглядывала на вход.

— Тара! — крикнула Больяра, — А ну, отвечай. А то мы толпой пойдем тебя искать.

— Эй-ей, не спешите, — отозвалась магиня, — Всё хорошо. Я просто тут кое-что нашла.

Девушка вынесла из тьмы пещеры корону осыпанную камнями.

— Ух ты, — прозвучал слаженный вздох.

Все были ошарашены такой находкой. Меня кольнула догадка, и я решила посмотреть на нашего драконистого друга. Все как я и предполагала. Глаза горят, рот раскрылся, лапы тянутся к находке, а взгляд как у голума из властелина колец. Диагноз ясен.

— Скажи ка мне, Канор. А не для этого ли ты водил нас около той ямы? — я прищурилась, пытаясь понять реакцию призрака, — Ты привел нас сюда специально? Чтобы мы нашли именно эту корону?

Меня аж перло от предвкушения разоблачение этого гада.

— Ну и что, — деланно безразлично пожал тот плечами, — Вам нужно было укрытие от дождя, это хорошее место. То, что вы по пути захватили мою вещь, приятный бонус.

— Твою? — бровь Наралона полетела вверх.

— Если ты не забыл, — подхватила Больяра, — ты призрак. Никакая вещь не может стать твоей.

— Только кости, — согласно кивнула Тара, — Уж прости. Хотя, даже кости после твоей смерти, могут быть использованы магами как ингредиенты к зельям.

— Подождите ка, — подошёл к нам ближе Гарсэлл, — тот артефакт, который мы нашли в храме. Ты нас тоже туже привел сам, хочешь сказать, что и он твой?

— Именно! — моментально ответил Канор, — И то, тоже мой артефакт.

— Но ты же уже мертв! — непонимающе смотрела я на призрака, — Зачем тебе артефакты? Как ты их использовать собрался?

— Это не важно, — твердо ответил дракон, — Вы внутрь идти собираетесь? Дождь сейчас уже пойдет.

— Ой, там же так холодно и грязно, — брезгливо отозвалась Синель.

— Здесь сейчас тоже станет холодно и грязно, только ещё и мокро в придачу, — буркнула я, — Поэтому, давай иди.

Пока мы собирались и уговаривали одну принцессу, дождь всё же начался, да какой. Ливень просто. Вот тогда все с большой охоткой и сразу забежали внутрь. Тара развела огонь, благо, что у входа в пещеру росли кусты, их веток нам хватило на костер. Разложились, и начали было уже есть, как я, открыв рот, замерла. Теперь-то я поняла, что имел в виду дракон, когда говорил, что будет только смешнее и интереснее, когда пойдет дождь. И как я могла выкинуть из головы такую важную вещь.

Эльфы сидели у костра, жевали оставшиеся припасы, а с их лиц медленно сходила краска. Тоналка оказалась не водостойкой, вот беда.

Заметив мой ступор, девушки тоже посмотрели в сторону мужчин. Кимали прыснула, не удержав воду во рту, Тара открыла рот от предвкушения, Зана и Кьяра переводили взгляд с эльфов на Синель, одна волчица продолжала есть, как ни в чем не бывало.

— Может там есть что…

Замерев на полслова, Синель посмотрела на эльфов и, громко взвизгнув, отскочила к самой стене пещеры.

— Э-это что за магия? В еде что, дурман? О, хранители, мне плохо. Кажется, меня отравили.

Темные сидели с вытаращенными глазами и непонимающе смотрели на ушастую. Думаю, после постоянных загонов эльфийки, они не сразу поняли, что это действительно с ними что-то не так.

— Маскирующий крем, — сказала я, решив облегчить мыслительный процесс темных.

Гарсэлл хмыкнул и продолжил жевать, оставив разбирательства между влюблёнными. Хорали же наоборот, ещё с большим интересом посмотрел на Синель, ожидая ее дальнейшей реакции.

— Свет мой, — нежным голосом позвал эльфийку Наралон, — всё хорошо. Это я, ты же меня не боишься? Ведь так?

— Не- не боюсь, — неуверенно проговорила ушастая, — Это точно ты? Просто перед моими глазами морды темных. Ох, какая мерзость. Меня, наверное, отравили.

— Кхм, — кашлянул в кулак Гарсэлл, пытаясь сдержать смешок.

— Я же говорил, что будет весело, — смеясь, заговорил призрак.

Тем временем на собрании хранителей Уларии.

— Развею!

— Николай, — размахивая руками, пытался успокоить друга Ордан, — всё же хорошо. Уже. Ничего же страшного не случилось.

— Не случилось? — взбесился хранитель, — Этот … Да этот мерзавец, решил все свои барыжные делишки с помощью девочек порешать? Я уже давно заподозрил, что он водит всех по своим тайникам.

— Ну, он же дракон, — подключился к разговору Геродан, — может сокровищницу свою назад собирает?

— Чужими руками? — не успокаивался Николай, — А если бы ему понадобилось в жерло вулкана залезть, кого бы он туда отправил? А главное, под каким предлогом? Какой корыстный призрак, а строит из себя… «ой, оно случайно», — хранитель начал ходить по комнате из стороны в сторону, но это его не успокаивало, — Ладно я смирился, когда он их завел на земли темных. Бывшие земли темных, — поправил он себя, — Встреча с эльфийкой стоила того. Но сейчас! — ноздри мужчины раздувались в яростном сопении, а взгляд стал убийственным, — Ордан, ты лучше меня знаешь, что это за луг и пещеры. Неужели ты все оставишь так, как есть?

Маг закусил губы и нерешительно посмотрел на друзей.

— Пока не знаю. Нам особо нельзя вмешиваться, не забыли?

— Но мы уже вмешались, когда подослали этого конспиратора, — хмыкнул Геродан.

Оборотень, усевшись за стол, налил себе полный бокал вина и, залпом осушив его, продолжил:

— Посылать кого-то ещё, теперь уже для спасения от призрачного, я не вижу смысла. Пусть играется. Чуть что, поджарим немного. Испарить его не испарит, но мозги включит, я надеюсь.

— Я бы уже сейчас начал воспитательную деятельность, — Николай сложил руки на груди и нахмурился, — Им сейчас, как никогда, нужна будет его помощь.

— Давайте дадим шанс Канору, — Ордан подошёл к другу и положил ему руку на плечо, успокаивая, — Всё же, он должен как-то исправиться. Николай, я прошу тебя, потерпи немного со своим гневом.

— Я спокоен, — отрезал тот, — но ещё хоть один финт с его стороны и клянусь создателем, я его точно развею.

— Верю, — коротко ответил маг, — я не буду тебя останавливать.

Где-то на землях древесных эльфов.

— Нам нужно идти быстрее, — проговорил Дэянар, — Мартон, давай возьмем десяток всадников и галопом промчим оставшийся путь? Остальные прибудут немного позднее, зато лошадей не загонят.

— Да не переживай ты так сильно! — нахмурился Линас, — Всё с ними будет хорошо, наверное. Думаю, ты бы почувствовал, если бы что-то случилось, ну или император. У него же тоже, как я понял, связь.

— Стойте! — резко прокричал правитель, — Нам в другую сторону!

— В каком смысле? — непонимающе посмотрел на правителя Дэянар, — Ты что-то чувствуешь?

— М-м, — мужчина замялся, но ответил, — да. Для меня это новое чувство, поэтому я и сам не понимаю. Меня просто тянет в другую сторону.

— Налево? — усмехнулся лис, но под грозными взглядами окружающих, стушевался.

— Я просто знаю, что Зана там, — Мартон указал пальцем на узкую тропинку, — а как я это понял, мне бы кто объяснил.

— Ты уверен? — с сомнением в голосе спросил учредитель, — Ты же понимаешь, что если ошибся, мы можем не успеть их спасти?

— Или можем просто разминуться, — поддакнул Линас.

— Да понимаю я, понимаю, — император сжал руки в кулаки, но уже более твердым голосом повторил, — нам нужно в ту сторону.

— Хорошо, — Дэянар примирительно поднял руки вверх, соглашаясь, — тогда предлагаю малым отрядом отправиться вперед, остальные догонят.

Мартон, осмотрев целый конный полк сопровождающих их солдат, ответил:

— Думаю, ты прав. Так действительно будет быстрее.

Назначив главным в оставшемся полку Линоса и выбрав тех, кто поскачет с ними, мужчины отправились, ориентируясь на ощущения императора, надеясь, что поступают правильно.

В пещере на лугу древесных эльфов.

— Милый, — защебетала эльфа, — ты же эльф. У тебя должны быть противоядия. Посмотри в своей сумке. Только скорее, прошу. А то моя нежная психика скоро окончательно пострадает.

Синель замахала перед своим лицом рукой, словно веером, и, видя, что эльф сидит на месте, непонимающе подняла бровь.

— Чего ты сидишь? А если я умру?

— Ты не умрёшь, — отрезал Канор, — А вот я, да. От смеха. Если ты сейчас не замолчишь.

И призрак открыто начал ухахатываться.

Мы же все старались никак не показывать свое отношение к сложившейся ситуации. Мне искренне было жалко темных, поэтому, желание даже просто улыбнуться не было. Подразумеваю, что и у остальных девушек тоже. Все же, мы успели сдружиться за это время. Но мы также понимали, что решать эту проблему должен сам Наралон. Мы же можем только все сильнее испортить.

— Синель, свет моей души, — темный подсел вплотную к эльфийке, — послушай меня очень внимательно. Тебе не кажется, и тебя не отравили. Мы действительно темные эльфы. Нас мало, очень мало, поэтому нам приходится скрываться таким вот способом. Я не хотел тебя как-то обмануть, просто это не только моя тайна, это тайна всего моего народа.

В ответ девушка только икнула, но глаза ее выражали такой ужас и презрение, что я искренне начала переживать за чувства одного темного. Мне он нравился, как человек. И за такую реакцию, Синель хотелось стукнуть хорошенько по голове. Но это их история, и они должны сами в ней разобраться. Все же истинная пара.

— И почему эльфов считают умным народом? — недоумевая, проговорил дракон, — Отчётливо видно же, дура — дурой. А вот сейчас, по иронии жанра, она должна выдать что-нибудь эдакое.

Взгляды всех скрестились на эльфийке.

— Темный? — девушка положила руку на грудь в области сердца, — Мой избранный, темный? Это ужасно. Меня сошлют в горы и назовут отшельницей. Какой кошмар.

На глазах у девушки появились слезы.

— Я же сказал, дура, — подытожил призрак, — Ей такой подарок сделали, избранного, а она нос воротит. Это здесь они отшельники и живут в горах, но ты же из другого мира. Как у вас обстоят дела с темными?

Синель, шморгнув носом, на минуту задумалась, потом произнесла еле слышно:

— Нормально. У нас с ними мирный договор.

— Вот. А живут они где? Не отшельничают? — интересовался Канор.

— Нет, — мотнула головой девушка, — у них много земель. Чуть меньше, чем у нас.

— Дальше разжёвывать для тебя не буду, — махнул призрачной лапой дракон, — Сама, если захочешь, придёшь к правильному решению. А то, потом крайним сделаете, если что не так будет.

Мы все непонимающе переглянулись, даже темные. Да, было видно, что никто ничего не понял, только вот Синель стала очень задумчивой и совсем не обращала ни на кого внимание. Может действительно, призрак смог заложить какую дельную мысль в эту голову? Будем надеяться, что да.

Перекусив, мы легли спать. Эльфийка долго мялась, но потом, всё же, подошла к нам и спросила:

— Девочки, можно я с вами лягу? Я пока не могу привыкнуть к … В общем, не могу пока.

Мы пожали плечами и приглашающе махнули. Оборотницы опять приняли звериную ипостась и грели нас своим пушистым мехом. Даже Синель уткнулись носом в бок Больяре. Та, от неожиданности, даже слюну с открытой пасти пустила и прямо в волосы эльфийке. Да, вот это сюрприз будет сутра. Ну, ничего, переживет.

Меня разбудили толчком в бок, я охнула, но услышав крики, подскочила так быстро, как никогда.

— Живо все на выход! — кричал Канор, — Лошадей берите! Они сейчас вам жизнь спасут.

Мы, не понимая, что происходит, похватали вещи, кое-как закинули их на лошадей и, торопясь со всех сил, потянулись из пещеры. Темные помогали коняшкам, толкая их сзади. Все же спускаться со склона было проще, чем подниматься на него. Тара вспомнила, что не потушила костер, и ринулась было обратно, но Канор перегородил ей дорогу.

— Я его сдул. Не переживай. Беги давай.

А у меня в голове закрался вопрос, как призрак смог сдуть костёр? Но решив, что расспрошу об этом позже, ускорилась.

— Так в чем дело, ты нам можешь сказать? — грозно прозвучал голос Больяры.

— Возможно, это придаст вам ускорения, — дракон проговорил себе под нос.

— Да мы и так уже бежим сломя головы, — возмутилась Тара, — Хотелось бы узнать от чего.

— Из глубины пещеры, с той стороны, где Тара нашла артефакт, начали выбираться умертвия.

Голос призрака был спокойным, но глаза лихорадочно бегали, и это навило нас на мысль, что он явно что-то не договаривает.

— Канор! — гаркнула я, — Во что ты опять нас втянул? Какие умертвия? Ты это специально сказал? Я что-то никого не вижу.

— А я вижу…, - безжизненным голосом проговорила Кимали, — Бегом все!

— Хранители, — подключилась Больяра, — их полсотни, не меньше.

— Канор! — уже начиная задыхаться от долгого бега, прохрипела я, — Как же тебе повезло, что ты уже труп. А то бы я тебя сейчас точно убила!


Глава 27

Бежали мы со всех ног. Кимали и Больяра приняли звериную ипостась, облегчив, тем самым, ношу для лошадей. Я так сильно держала поводья, что мои ладони заболели от впившихся в них ногтей. Повернув голову, увидела рядом скачущих Наралона и Синель. Все же, не так все и потеряно, раз в опасной ситуации эти двое вместе. С обратной стороны от меня летел испуганный призрак. И спрашивается, чего боится? Сам же, можно сказать, тоже нежить. Что-то здесь определенно не так. Но мои мысли перебила Тара.

— Уважаемый Канор, — голос девушки звучал обманчиво мило, — какова вероятность, что эти умертвия гонятся не за нами, а за короной?

Глаза призрака забегали, а сам он начал плыть быстрее, тем самым увеличивая расстояние между нами.

— Ах ты … Ты! Ты знаешь кто?

У меня не хватало слов, чтобы полноценно высказать свое мнение по этому поводу. Ну как не хватало? Цензурных. А высказать остальное, воспитание не позволяло.

— Слушай ты, — поддержала меня Кьяра, — драконистая морда, мне кажется, что с твоим появлением, мы только сильнее начали влипать в неприятности.

— Мг, — поддакнула Зана.

— Девушки, не отвлекайтесь, — повернулся к нам Хорали, — нужно поднажать, а то догонят, и тогда мы вряд ли отобьемся.

Мы все это прекрасно понимали и поэтому начали подгонять лошадей ещё быстрее.

Не знаю, сколько мы так неслись, но в один момент наша компания ввалилась в какую-то деревню и все бы ничего, только деревня оказалась населенной. Присмотревшись, мы резко выдохнули, а мое сердце ушло в пятки. Вокруг нас все было забито древесными эльфами.

Я перевела взгляд на темных, а сейчас они были именно темными, времени, чтобы нанести чудо-крем у них не было. Мужчины лихорадочно водили глазами по своим врагам, а Наралон пытался взглядом убить нашего недо-провожатого.

— Ты же должен был вести нас в обход поселениям, — еле слышно прошипела я Канору.

— Мне было немного не до этого, — обиженно буркнули мне в ответ.

— У тебя с головой все хорошо? — уже начала закипать я, — Ты мертв! Смирись уже с этим, наконец. Может, перестанешь подставлять окружающих.

— Ну и что, что я мертв? — искренне удивился дракон, — Когда жуют твое, даже призрачное, тело, это неприятно.

— Неприятно! — уже не сдерживаясь, закричала я, — Но не смертельно. Можно и потерпеть.

Девочки, приняв человеческую ипостась, уже стояли рядом. Нас начали окружать и мы поняли, что убежать или скрыться уже точно не получится. Поэтому, решили слезть с лошадей, хоть немного пятая точка отдохнёт, перед смертью, ага.

— Надо же, — заговорил один из древесных, — тёмные. И откуда только вылезли? Подождите ка, а этого лысого я нигде раньше не мог видеть?

Взгляды всех скрестились на бритой голове Гарсэлла. Мужчина молчал и ничем не выдавал свое знакомство с этой компанией. Я боковым зрением заметила движения и обернулась. Наш призрачный Сусанин начал ускользать. Ну и пусть валит, подумала я, всё равно, что мог, он уже сделал. Спасибо, хватит.

Небо загремело, и рядом с призраком в землю ударила молния. Канор завещал таким тонким голоском, даже эльфийка так бы не смогла. Поднимая лапы к небу, дракон прокричал:

— Всё, всё, я понял! Остаюсь. Только не бейте, а?

— Серьезно? — радостно воскликнулдревесный.

Видимо, он тут был главным, потому что к его словам прислушивались все остальные.

— Неужели это сам Канор Дэ Лаймар Олийский? Да тебя пол королевства ищет, а ты оказывается мертв. Ц-ц-ц, — наигранно скорбно покачал головой эльф, — Да, многие расстроятся.

— Тому, что я мертв? — тихонько подал голос призрак.

— Тому, — гаркнул древесный, — что сами тебя не убили! Да как ты посмел тянуть свои лапы к нашей королеве? И ладно бы только это, король погрустил бы конечно. Но заявить, что мужская сила поистине раскрывается только в сокровищнице, это уже перебор. Да ты бы женщину пожалел, она голая на золоте просидела, наверное, часа четыре после твоего ухода. А золото совсем не теплое. Все артефакты выгреб, ящер недоделанный. Мы, можно сказать, из-за тебя войну и проиграли. Так ослабить наш народ!

Эльф обвел глазами деревню с жителями:

— Ну, зато сейчас ты больше никому не навредишь.

— Кхм, — я на этих словах поперхнулась, — да, как бы, его это не совсем останавливает, — и обращаясь уже к призраку, — А ты, оказывается, и при жизни был ещё тем козлом.

— Оу, — удивился мужчина, — Милоры успели пострадать из-за него?

И вся наша женская компания дружно посмотрела на Канора исподлобья.

— Да, — улыбнулся одними губами древесный, — и хотелось бы, чисто из солидарности, отпустить вас, но, увы. Наше место обитания не должен узнать никто. В жены мы можем взять только женщин нашей расы, например тебя, — эльф ткнул пальцем в Синель.

Девушка от этого, даже за спиной Наралона спряталась.

— Как я и думал! — заключил древесный, — В слуги или рабство вас брать тоже не выгодно, на прокорме разоримся. Поэтому, уж извините, но придется вас убить.

Я схватила за руку рядом стоящую Кимали. Было слышно, как кто-то сглотнул.

— Их много, — зашептала Зана, — мы сами точно не справимся. Ещё эти умертвия.

И тут мы все обернулись и посмотрели на девушку. В душе билось желание промолчать и ничего не говорить этим наглым ушастым, но осмотрев деревню ещё раз, я поняла, что не смогу так. Помимо мужчин, здесь жили и женщины с детьми. И если они пострадают из-за нашего молчания, я себя точно никогда не прошу. Дети не виноваты в поступках взрослых и не им расплачиваться за это, тем более жизнью. Набрав воздуха, я заговорила так громко, чтобы услышали все вокруг:

— За нами бегут умертвия!

То, что они бегут не за нами, а за короной, я опустила. А то заберут корону, увезут куда подальше и все, схватке не быть, а мы трупы. А так, есть возможность, что они перебьют друг друга с большего.

— Спрячьте женщин и детей!

— Ты, — главный опять указал на Синель, — человечка не врёт?

— Нет, — сдавленно отозвалась эльфа.

Было видно, что она боится, но, по крайней мере, не пытается уйти на сторону врагов, это похвально.

Древесный махнул рукой и несколько эльфов отправились в строну домов.

— А вас мы посадим в клеть. Посидите пока там. Я потом придумаю, как вас казнить, — задрав нос до самых деревьев, произнёс этот невыносимый эльф.

И нас повели. Коней и вещи забрали, а к нам подкатили повозку с большой клеткой. Она была похожа на ту, в которой везли Синель, только больше раза в три. Девушку заметно перетрусило, когда она залазила внутрь. Да, не просто ей далась так поездка.

— Тара, — зашептала я, — а где корона?

— У меня.

Магиня оттопырила ворот, и я увидела мерцающий краюшек.

— Нужно ее куда-нибудь скинуть. А то эльфы поймут, что дело в нас и просто отдадут умертвиям. Вот и казнь придумывать не нужно будет.

Я почесала макушку и натужно думала, но в голову, как на зло, ничего лезть не хотело.

— Так, а как мы ее спрячем? — спросила Кьяра, — Если ты не заметила, то мы в клетке.

— У меня есть одна идея, но она сложно выполнимая, — смотря по сторонам заговорила я, — Сложность в том, что воплотить ее сможет только один из нас, но я не могу ручаться за надёжность этой особы.

Девочки, правильно поняв мои слова, посмотрели на эльфу.

— Я? — девушка непонимающе захлопала глазами, — Но почему я?

— Ты мне сначала скажи, — решила узнать её намерения, для начала. А вдруг, ей вообще на нас глубоко побоку, — если бы у тебя была возможность спасти всех нас, ты бы это сделала?

— Я умру? — как-то отстраненно и без эмоционально задала свой вопрос Синель.

— Хранители…, — выдохнула я, — Я бы никогда не попросила кого-нибудь пожертвовать собой ради меня.

— А, — девушка облегчённо выдохнула, — ну тогда, да.

Мы все продолжали молча смотреть на эльфийку, та немного стушевалась.

— Ну, вы же меня спасли. И если у меня будет возможность, я тоже всех спасу. Так что нужно делать.

— Попроситься в туалет, — протараторила я, — Понимаешь, нас они не во что не ставят. А вот тебя… Не знаю, скажи что угодно. Что не хочешь позориться перед смертью, например.

На меня все смотрели округлившимися глазами.

— Что? — не выдержала я, — Тара, дай Синель корону. Пусть её спрячет где-нибудь под платьем. Думаю, обыскивать ее не станут.

Все это время темные осматривали деревню, подмечали каждую мелочь и каждый угол. Я видела, что отобрали у них не все оружие, а только то, что смогли найти. Значит, обдумывают план побега. Мы объяснили, что хотим сделать, на что, мужчины одобрительно кивнули.

— Только будь осторожна, — зашептал на ухо эльфийке Наралон.

Девушка от такой заботы покраснела, но потом резко обернулась и обняла темного.

— Я постараюсь. Извини. Я позабочусь о нас и, если все получится, то и о твоём народе.

Синель закусила губу, а на глазах появились слезы. Смахнув их рукой, эльфийка подползла к решетке и позвала стоявшего поблизости древесного:

— Милор, можно вас попросить?

Мужчина недоуменно повернулся, потом нахмурился, но осмотрев Синель, решил все же подойти.

— Что Вы хотели?

Голос мужчины был нейтральным, и по нему нельзя было понять, как он к нам относится.

— Понимаете, о хранители, как неловко, — девушка начала обмахиваться руками и краснеть, — мне нужно в уборную, срочно.

Глаза эльфа округлились.

— Я не знаю, можно ли, — древесный начал осматриваться по сторонам.

— Да что случится? — улыбнулась Синель, — Я уже совсем не могу терпеть. Милор, прошу вас, не дайте мне умереть раньше времени, со стыда и недержания.

— А-а…, — протянул мужчина, но, видимо решив что-то для себя, кивнул и открыл клетку, — Только давайте быстрее. Я провожу.

И они удалились. Я чувствовала напряжение Наралона и понимала его беспокойство. Сама тряслась от нервов. Но после десяти минут долгого ожидания, мы увидели улыбающуюся эльфийку, которая, вприпрыжку, направлялась в сторону клетки.

— Большое спасибо, — Синель от души поблагодариладревесного и, чмокнув его в щеку, полезла к нам.

— Ну, как? — нетерпеливо спросила Кимали.

— Получилось? — подползла ближе Кьяра.

— О-у, Да! — улыбка Синель озаряла все наше место пребывания, — Я боялась, что мне будет противно, но нет, было даже весело.

— А куда ты спрятала? — поинтересовалась я.

Девушка захихикал и сквозь смех до нас донёсся ответ:

— Прямо в дыру.

— Куда? — рядом с клеткой закричал дракон, — А доставать как будешь? В плавание отправишься?

— Сам отправишься, если так нужно, — прорычал Наралон.

— Нам эта корона не сильно то и нужна была изначально, что уже говорить сейчас.

Мой хмурый взгляд немного осадил призрака.

— Ага, — поддержала меня лисичка, — тем более с таким бонусом.

— Ну-у, — протянула эльфийка, — если она нам будет нужна, то мы ее легко достанем.

Слова девушки нас заинтересовали, и мы с нетерпением ждали продолжения.

— Там лежала веревка. Я привязала корону за один край и опустила в самую дыру, но так, чтобы ее не было видно. Немного в сторону. Так что, она будет чистенькая и в сохранности.

— Ну ты даёшь! — не выдержала я.

— Гениально, — высказалась Тара.

— А если она сорвётся? А если ее найдут? А если веревка не выдержит? — метался вокруг клетки Канор.

— Ну так плыви туда и следи, можешь даже в дыру залететь. Тебе все равно ничего не будет. Ты даже запахов не чувствуешь, — опять начинала злиться я.

В ответ мне хмыкнули и демонстративно отвернулись.

Наше веселье прервалось громким звуком. Темные объяснили, что это сигнал тревоги, который издает рог.

— Тревоги? — с волнением в глазах спросила Зана, — Это значит, началось?

— Ага, — хором вздохнули все.

— Зато, — решила подбодрить всех я, — мы в самом безопасном месте. Что? — смотрела я на удивлённые лица, — Да, мы не можем выйти, но и зайти к нам никто не сможет, с умертвий, конечно.

— А ты права, — хмыкнула Больяра, — Надо же, во всем плюсы найдёшь.

— Эх, стараюсь, — уже не весело ответила я волчице.

Просто вспыхнуло в голове воспоминание, как я долго не могла найти плюсы в своем попадании сюда.

Деревня немного опустела. Жителей видно не было, только воины ушастые столпились в одном месте и что-то обсуждали. Вдруг, совсем неожиданно, с противоположной от нас стороны в деревню въехали всадники. Присмотревшись, мы узнали в них императора и Дэянара. Мартон сразу нашел нас глазами, будто знал, где искать. Дэянару же потребовалось чуть больше времени. Следом за ними в деревню заехало десять наездников. Древесные мигом подобрались и рванули навстречу нашим спасителям. А мне чего-то так беспокойно за них стало. Все же эльфов больше и намного.

— Надо же, — начал приветствие главный древесный, — сам император. Как же вас сюда занесло? Ещё и такой малой компанией.

— Аланиэль, — напрягся Мартон, — как тебе живётся в изгнании? Видимо, не плохо, раз ты решил напустить на себя и на свой народ гнев хранителей.

— Это ты сейчас о чем? — прищурился эльф, посматривая одним глазом на нас.

— Ну как же, — наигранно удивился император, — эти милоры, участницы отбора. Ты должен понимать, что это значит.

— И почему они мне об этом не сказали?!

Древесный уже совсем зло смотрел на нас и сжимал кулаки.

— А чего ты хотел? — на губах у мага заиграла улыбка, — Это же девушки. Да и ты, скорее всего, их напугал своим гостеприимством. Так что давай, выпускай моих невест и …, — здесь император немного запнулся, рассмотрев темных и призрака, летающего рядом, но переведя взгляд на сцепленные руки Синель и темного, продолжил, — невест и их сопровождающих.

— Ты хочешь сказать, что эти темные у тебя на службе? — с подозрением сощурил глаза Аланиэль.

— Да, именно, — подтвердил Мартон, — Так что давай, выпускай.

— А что мне мешает и вас убить? — склонил голову на бок древесный, — Ты на моей земле, охраны у тебя мало, никто и не узнает.

— А ты все такой же глупый, — не выдержал Дэянар, — Ты можешь, конечно, рискнуть. Тебе и меня одного будет достаточно, чтобы умереть.

Обстановка накалилась, воздух сгущался и не знаю к чему бы это все привело, только в нашу компанию беспорядочно решили ворваться умертвия. Лохматые, по всему телу свисали ошмётки кожи и волос. У кого-то не доставало конечностей, кто-то и вовсе был похож на зверей. Меня передёрнуло от неприязни и ужаса.

Как мы и думали, эти жутики направились прямиком к туалету, вот все удивились.

— Это что, заклинание? — ошарашенно спросил древесный.

— Ага, — буркнула я, — мгновенного поноса.

Рядом заржали, а эльфы уже с большей настороженностью на нас посмотрели. Один кинулся открывать клетку, видимо, боится под заклинание попасть.

Нам помогли выбраться маги, и я обернулась, чтобы посмотреть на древесных. Эльфы бились с умертвиями мечами, иногда мелькала какая-то магия, но жутиков было намного больше.

— Нужно им помочь, — заговорила я, сама не веря, что предлагаю это.

— Кому, — хмыкнул дракон, — умертвиям?

— Канор, — нахмурилась я, — в деревне живут женщины и дети. Когда кошмарики закончат с этими наглыми, они перейдут на невинных жителей. Потом, возможно, отправятся дальше.

— Ты права, — неожиданно рядом со мной встал Дэянар, — Нам нужно остановить их здесь. Мартон, — маг обратился к императору, — как в старые добрые времена?

— А давай! — лукаво отозвался император, — наглых ушастых в живых оставляем?

— Давай…, — неохотно согласился Дэянар, — Не будем омрачать чудесную встречу.

И они, улыбаясь, направились в самую глубь сражения. Мы раскрыли рты от удивления. А эти двое стали напротив друг друга по краям от битвы, расставив ноги на ширине плеч, и развели руки в стороны. От императора направился белый свет, а от Дэянара черный, они встретились в центре, и раздался грохот. Вспышка озарила всю деревню, а когда она сошла, и глаза снова могли видеть, мы поняли, что остались только живые. Жутики же рассыпались прахом у ног древесных, которые стояли и с ошарашенным видом смотрели на магов.

— Это вы что нас сейчас, спасли? — подал голос главный древесный.

— Ну да, — равнодушно отозвался император, — Будешь должен, за все спасённые жизни.

Эльф побледнел. По его глазам было видно, что он прямо сейчас был готов присоединиться к жутикам.

— Ладно, — видя состояние Аланиэля, ответил Мартон, — расслабься. Подпишем с тобой соглашение, что твои люди больше не будут нападать на моих. Согласен?

Эльф выдохнул и через паузу ответил:

— Хорошо. Это равнозначный обмен. Жизни за жизни.

Глава 28

Пока мужчины решали политические вопросы, мы забрали своих лошадей, проверили всё ли вещи на месте и встретили целый полк магов, которые, видимо, пришли для подкрепления. Во главе всего этого шествия был огненный Линас. Яркий, как знамя.

— Поздновато как-то, — задумчиво произнесла Больяра.

— Что-то мне подсказывает, — усмехнулась я, — что полк больше для визуального устрашения поехал. Судя по силе этих двоих, — я кивком указала на горы пепла, — они бы с легкостью и сами со всем справились.

— Милоры, — лис улыбнулся и подмигнул Кимали, — я очень рад вас видеть в добром здравии. Мы все чуть сума не сошли после вашего исчезновения.

— Все? — лукаво поинтересовалась лисичка.

— Ну да, — кивнул огненный, — эти двое из-за беспокойства и своих переживаний, а я из-за их нытья.

— Чего ты там городишь? — с усмешкой спросил Мартон, — Про какое нытье ты говоришь?

Лис стушевался и даже немного попятился, но потом поднял голову и ответил:

— А что? Не так все было? Ну приукрасил я немного, так для антуража же.

— Да ну тебя, — отмахнулся император, — Милоры, отправляемся обратно в замок. Нам придется проделать путь верхом до земель северных оборотней, там мы воспользуемся порталом.

В этот момент Наралон посмотрел на эльфийку и прижав к себе, прошептал:

— Стань моей, свет мой. Стань моей женой. Да, я не могу предложить тебе власть и богатства. У меня есть только моя любовь. Хватит ли тебе ее?

Мы все молча ждали, что же решит Синель. Захочет ли она пожертвовать своим положением, ведь девушка им так кичилась.

— Наралон, — голос эльфийки дрожал, а напряжение возрастало, — я буду твоей, это я для себя решила точно. Только вот…

Девушка замолчала, а темный сглотнул.

— Понимаешь, я хочу попробовать связаться со своей семьёй.

— Ты боишься, что они не благословят наш союз? — понимающе спросил темный и склонил голову.

— О хранители, нет же, — эльфийка легонько стукнула Наралона по плечу, — я хочу через них узнать, можно ли твоему народу переселиться в мой мир к темным эльфам. Ну, если конечно хранители будут непротив.

— Что? — мужчина обомлел и его рот приоткрылся от изумления. Рядом стояли, такие же пришибленные, Хорали и Гарсэлл. Ну да, мы тоже не ожидали такого от высокомерной занозы, но посмотрите, как меняет девушек любовь.

— Ты против? — эльфийка быстро захлопала своими большими глазами, пытаясь сдержать накатывающие слезы.

— Нет же! — Наралон порывисто обнял девушку и прижал к себе со всей силы, — Я думаю, что это прекрасная идея.

И они поцеловались. Мы немного смущённо отвернулись и продолжили собираться в путь.

Ко мне медленно приблизился Дэянар и спросил:

— Вераль, с Вами все в порядке? Вы не пострадали? Может быть нужна помощь лекарей?

— Нет, — поторопилась успокоить мужчину я, — всё в порядке. Мне, правда, ничего не нужно.

Я улыбнулась и, чувствуя благодарность за наше спасение, решила добавить:

— Спасибо Вам. Вы даже не представляете насколько вовремя приехали.

— Ну, — мужчина обвел взглядом деревню и эльфов, — кажется, я все же представляю.

Он засмеялся, а меня будто отпустило. Вот же, что это ещё за чувство такое, новое. Не нужно нам его, а ну, полезай обратно.

Мои внутренние терзания перебил голос императора:

— Милоры, отправляемся в путь!

Взгляд правителя остановился на Зане и, немного подумав, он добавил:

— Зана, я был бы признателен, если бы Вы поехали со мной.

— Поверьте, Зана, — поддакнул учредитель, — так будет всем спокойнее.

Улыбка на лицах мужчин давала нам понять, что они давно уже о всём договорились: и о симпатиях, и о выборе невесты.

— Да? — неуверенно переспросила девушка, — Если так будет всем спокойнее, то я согласна.

А сама краснела, как тот помидор на грядке.

Я, как и до этого, сидела за спиной Кимали. Рядом ехала сладкая парочка эльфов. Больяра везла Тару, а Кьяра уселась сзади Хорали и всю дорогу травила ему анекдоты.

Дорога была долгой, но лёгкой. Нас окружало чувство безопасности и от этого слаживалось впечатление, что мы на какой-нибудь прогулке, а не на спасательной операции. И только когда мы уже подходили к землям северных оборотней, я поняла, от чего мне все это время было так хорошо: мне на ухо никто не приседал, не надоедал, не раздражал и не насылал неприятности. Если сказать в двух словах, Канор исчез. Ох, какое же это счастье. Но совесть в моей душе понемногу начинала ёрзать и я решила спросить у Дэянара, что же могло стать с надоедливым призраком.

— Милор, Дэянар, — начала я несмело, — с нами в компании был призрак. Скажите, пожалуйста, после применения вашей силы, он мог выжить. Ну, точнее, он остался? Блин, да как же сказать?

— Я понял, — засмеялся маг, — когда я открывал резерв, то видел, как ваш призрак, улепётывал на всех порах. Так что, думаю, что скоро он появится.

— О-о-о, — застонала я, — за что мне это?

— Думаю, вряд ли он появится, — заговорила лисичка, — короны то у нас уже нет.

— Какой короны? — поинтересовался правитель.

— Да не знаю, — ответила Ким, — ее Тара в пещере нашла.

— Эм, — закусила губу Синель, — а я корону забрала. Не нужно было?

— Но когда ты успела? — удивилась я.

— Когда все собирались, — пожала плечами девушка.

— Эх, — обречённо выдохнула я, — значит точно появиться.

И как в воду глядела. Около границы с оборотнями мы увидели призрачную драконистую тушку.

— И чего такие кислые рожи? — подлетев к нам, спросил Канор.

— Тебя увидели, — буркнула я.

— Ой, да ладно тебе, — не сдавался чешуйчатый.

— Милоры, — обратился к нам император, — а у вас очень интересный спутник. И такой знакомый. Говорите, корону в пещерах нашли? А не та ли это корона, что ты… — правитель еле сдерживал гнев и ругательства.

— Мудак, — подсказала я.

— Что? — не понял мое уточнение Мартон.

— Ну, — вдохновилась я, — корона, что он, мудак такой, что сделал?

— А-а, — начало доходить до императора, — ну да, лучше и не скажешь. Так вот, не та ли это корона, что ты украл у моей матушки?

— Твоя матушка ее совсем не носила! — отозвался призрак, — Лежала себе, мёрзла. Ее никто не любил, а я полюбил.

— Моя матушка в это время была на войне! — завелся мужчина. — По-твоему, она должна была в короне сражаться с эльфами?

Я только глаза рукой прикрыла. Мне кажется, я поняла, почему его дух не уходит. Это его не дела незаконченные держат, а месть всех, кого он когда-нибудь обокрал.

— Милора Синель, — император обратился к эльфийке, — позвольте мне посмотреть на корону.

— Да, конечно, — засунув руку за пазуху, ответила девушка.

Мы увидели только часть, когда Мартон уже провозгласил:

— Она! Надо же, как же долго я ее искал.

Император выдохнул и колотящимися руками взял находку.

— А почему умертвия? — непонимающе спросила я.

— Это не просто украшение, а в первую очередь, артефакт, — начал объяснение Император, — он сам себя защищает от кражи, любыми подручными средствами. В вашем случае, это умертвия, которые просто кишили на том лугу. Я до сих пор не понимаю, как этому, — правитель перевел взгляд на призрака, — удалось обойти защиту короны.

— Если бы удалось, — зло проговорил Канор, — я бы не умер!

— Ах вот в чем дело! — заулыбалась я, — А не нужно было красть то, что не нужно! Хранители поделом тебя наказали.

— Ладно, проехали. Главное, что она вернулась, — махнул рукой правитель.

— Проехали? А ничего, что я умер? — взбесился дракон.

— Так поделом же, — поднял бровь Мартон, — Мы же уже во всем разобрались. Ты понес наказание, всё. Корона возвращается к хозяевам.

— Противные маги, — насупился призрак, — ничего, когда-нибудь я найду такое сокровище, какое вам даже и не снилось.

— И что ты с ним будешь делать, когда найдешь? — усмехнулась Кьяра, — облизываться? Тело то у тебя нет, забрать ты его не сможешь.

— Да ну вас! — Канор отвернулся и поплыл вперёд, не оборачиваясь.

— Ох уж эти драконы, — покачал головой император.

Пересекая границу, мы явно заметили разницу. Кругом было убрано, кусты подстрижены, тропинки вытоптаны, цветы посажены. Красота. Вдалеке виднелось большое здание на три этажа. Как нам объяснил учредитель, в этом доме живёт лисий клан. Вождём которого, является Санол. Он то и встретил нас у самого входа.

— Здравствуйте милоры. Я рад приветствовать вас на моей земле, — рыжий веснушчатый мужчина немного склонил голову в знак приветствия, — Прошу, проходите, чувствуйте себя, как дома.

— Но не забывайте, что в гостях, — буркнула я.

— И это тоже, — улыбнулся мне вождь.

Нас провели в комнаты, где мы помылись и переоделись. Позже маленькие рыженькие девочки принесли нам еду, на которую мы накинулись хуже голодных зверей. Ну что сказать, диета не для нас. Мы даже особо не поняли, что ели.

После того, как мы отдохнули, Санол провел нас к порталу, где нам пришлось опять намокнуть для комфортного перемещения. Хорошо, что в этот раз был не фонтан, а всего лишь круглая ванна.

Окунувшись с головой под воду, почувствовала, как меня тянут за руку. Открыв глаза, увидела Дэянара. Уже подумала, что ничего не получилось, но осмотревшись, поняла, что мы не в доме оборотней, а в каком-то каменном зале.

— А мы где? — встревоженно спросила я.

— В моем замке, на нижнем этаже, — ответил мне мужчина.

— Но я думала, что этот портал опасен.

— Вы прошли воду и тем более, я был рядом, поэтому, ничего бы страшного не случилось, — как-то сильно пристально Дэянар меня рассматривал, — нам нужно отойти в сторону, а то остальные не могут войти, пока Вы здесь лежите.

— Ой, — встрепенулась я, — простите.

Учредитель, улыбаясь, подал мне руку и помог вылезти из больший чаши. Мое платье было полностью мокрым и облепило тело, как вторая кожа. На Земле я, возможно, не обратила бы на это внимание, но здесь, смущённо покраснела. Все же за такое короткое время я успела перенять привычки и устои этого мира.

В дверь постучались, и в зал вошла знакомая мне экономка.

— Милор Дэянар, могу я проводить милору Вераль в ее покои?

— Да, конечно, — отпустив мою руку, ответил учредитель, — помоги переодеться и подготовиться к званому ужину. Император будет объявлять результаты отбора.

— Ох, — экономка прижала руки к груди, — милор, чего же Вы раньше не сказали? Нужно столько всего приготовить.

— Тэя, не переживай, — успокоил женщину Дэянар, — мы отправимся в Императорский замок, всё будет проходить там.

Экономка выдохнула от облегчения и, улыбнувшись, подхватила меня под руку.

Оказавшись в своей комнате, я сразу отправилась в душ. Да, перебор на сегодня с водными процедурами, но что поделать. Вернувшись, увидела на кровати лисичку. Ей-то повезло, не нужно было в ванную лезть, портал ее и так пропустил.

— Я слышала, на ужине будут оглашать результаты отбора, — как-то грустно проговорила Кимали.

— Я тоже слышала.

— Думаю, не для кого не секрет, что императрицей будет Зана, — продолжила рыжая.

— Я думаю, она будет прекрасной правительницей, — улыбнувшись, я присела рядом с лисичкой и сжала ее руки, — что тебя так огорчило?

Рыжая не спешила отвечать, пауза затянулась и, когда я уже смирилась с тем, что она так и не ответит, услышала:

— Вер, а тебе точно хочется возвращаться домой?

Немного опешив от такого вопроса, но в душе понимая его причину, я шёпотом ответила:

— Да. Ты прости меня, мне действительно больно расставаться с тобой и с девочками, но я должна вернуться к мужу.

— Потому что должна или потому что хочешь?

Я смотрела на свои руки и думала, как все объяснить девушке, которая за такое короткое время смогла стать для меня лучшей подругой. Правильно, сказать все как есть, без утаек и умалчиваний. Так будет правильно.

— Ким, я безумно тебя полюбила и девочек тоже. Если бы можно было забрать вас с собой или Диму прислать сюда, чтобы мы жили здесь, было бы здорово. Хотя, здесь довольно опасно и работу он не найдет с его образованием программиста. Но ладно, проехали. Понимаешь, я люблю его и безумно скучаю. Он мой мужчина, с которым я была счастлива на Земле.

— Я поняла, — натянуто улыбнулась лисичка, — ничего, ты права. Я не должна просить о большем, всё же, там твоя жизнь.

— Мне очень жаль, правда.

Я обняла девушку, а с глаз покатились слезы, горькие, не справедливые. Но иначе было никак и мы обе это понимали.

Близился вечер. Нам принесли роскошные платья, на которые даже смотреть не хотелось. Когда мы собрались в одной комнате, я только смогла отметить краем глаза, что они все одинакового цвета. Серебряный шелк красиво облегал тела девушек.

Настроение было кошмарным, а глаза сверкали влажностью и не у меня одной. Кьяра, не скрываясь, рыдала, размазывая косметику по лицу и после третьего нанесения, служанки предложили вовсе обойтись без нее, во избежание казусов. Кимали хоть и держалась, но старалась не отходить от меня не на шаг, я же и вовсе не отпускала ее руку. Больяра была сдержанной на эмоции, но грустные глаза выдавали настроение девушки. Зана сидела тихонько в углу, а в ее сцепленные руки капали одинокие слезы. Тара стояла у окна и молча смотрела вдаль, теребя в руках подол платья.

— Девочки, а ну хватит ныть! — решила подбодрить всех я, — Что мы будем вспоминать, когда вернёмся домой? Как все дружно сопли пускали? Боль, ты не в счёт.

— А ты права, — подключилась к моей идее Кьяра, — давайте зажжём напоследок!

— И как ты планируешь зажечь? — исподлобья спросила Кимали, — Эликсира Вериной бабушки уже точно нет.

— Ничего, — заговорчески улыбнуласьдевушка, — сейчас все будет.

И ушла, закрыв за собой дверь.

— Кто-нибудь что-нибудь понял? — нахмурившись, спросила я.

— Это твоя землячка, к тебе и вопрос, — подколола меня Больяра.

— Ну да, тут не поспоришь, — задумчиво ответила я, понимая, что ожидать можно чего угодно.

Через минут пятнадцать в комнату вернулась Кьяра с двумя служанками. В руках у них были тарелки, прикрытые крышками, и три бутылки вина.

— О-о, — протянула я, — ты же помнишь, что у нас званый ужин впереди?

— Ага, — весело буркнули мне в ответ, — тебе не все равно? Нас все равно уже здесь никогда не будет, так пусть запомнят.

В углу кто-то всхлипнул.

— Давайте тогда уже и Синель позовём, — предложила я, — всё же и с ней мы успели как-никак сдружиться.

— Не получится, — ответила мне служанка, — милора Синель в переговорной, общается с родителями.

— Ясно, ну что ж, тогда поехали? — вдохновленно спросила у всех я.

Мне дружно все кивнули.

Дэянар нашел нас через два часа уже весёлых и поющих Лепса. Не замысловатый текст и интересную мелодию оценили все. Это была уже третья песня этого исполнителя. Не знаю, почему после повышения градуса в крови, тянет петь именно такой репертуар?

Глаза мужчины полезли на лоб, а рот открылся в попытке что-то сказать.

— Оу, милор учредитель, — улыбнулась я голливудской улыбкой, — а у нас проводы. Поэтому, не ругайтесь. Проводы, это святое.

— Я так и понял, — немного ошарашенно ответил мужчина, — нас ожидают в императорском замке.

— Отлично, — подскочила Тара, — мы готовы.

— Мг, я вижу, — Дэянар нахмурился, — кондиция уже достигнута.

— Ну чего Вы бурчите? — поднимаясь, спросила я, — это наш последний день здесь, у нас было только два варианта, либо рыдать, либо вино.

— Ну, в таком случае, конечно, — краешком губ улыбнулся маг, — ладно, идёмте.

— Опять в портальную? — скривилась я, вспоминая мокрый переход.

— Зачем? Мы отправимся на каретах, здесь совсем не далеко.

И мужчина приглашающим жестом позвал нас за собой.

Дорога и вправду была быстрой и ни капельки не утомительной. Хотя, может, это было от того, что мы все это время пели песни, теперь уже с репертуара Кимали.

К замку мы приехали раскрасневшиеся и навеселе. Выйдя с кареты, дружно осмотрелись. Нас поразили круглые цветные озера и карликовые деревца, которые росли перед замком. Сам же замок был примерно такого же размера, как и у учредителя, только выглядел на порядок роскошнее. Позолоченные рамы, витражные окна, колонны и каменные статуи. Везде все кричало «роскошь». Мы, как первоклашки в музее, открывали рты и любовались этим великолепием, пока нас деликатно не попросили собраться и войти внутрь.

Придворные смотрели на нас косыми взглядами, а нам было все равно. А чего волноваться, нам здесь не жить, а Зане мы особо не наливали, так что она одна адекватная из нашей компании.

Нас провели в огромный зал с многочисленными столами. Мы уже молча любовались, стараясь, в открытую не таращиться на всё. А посмотреть было на что: огромные хрустальные люстры, портьеры с золотой оборкой, мраморный пол, огромный камин, колонны, изысканная мебель. И как здесь жить, спрашивается? Будешь бояться, лишний раз к чему-нибудь притронуться.

Нас усадили за один длинный стол, во главе которого сидел император. Он оглядел нас, прищурился, а потом засмеялся:

— Мне сказали, что у вас проводы. Теперь я понимаю, что это такое.

Мы засмущались и опустили глаза на скатерть, было немного стыдно, все же мы не думали, что слухи о наших посиделках дойдут до самого императора.

— Ладно, я не против, — махнул рукой правитель, — все же вы успели сплотиться, как команда, за это время и я понимаю, как трудно вам сейчас будет расстаться.

Хмурое настроение опять начало подбираться, но тут началась официальная часть ужина, которая нас хорошенько отвлекла от грустных мыслей.

Объявляли о присутствующих высших гостях и о прошедших испытаниях. Кто-то хвалили, кого-то ругали, высказывались о лабиринте страха и о каждом поступке девушек. Мы в это время спокойно кушали. А что, слышать и мы так все можем, а вот хорошо покушать за королевским столом вряд ли ещё когда придется.

По окончанию ужина, всех участниц пригласили на импровизированную сцену. Я заметила Видиру, которая выхаживала словно королева на приеме, но решила не портить себе настроение, меньше чем через час я и не вспомню о ней.

Дэянар, как учредитель конкурса, подошёл к нам и громогласно объявил:

— Вот и подошел к концу наш отбор невест. Некоторые испытания нам пришлось отменить, но девушки достаточно проявили себя, чтобы наш будущий император смог сделать выбор. Попросим же нашего правителя объявить результаты.

Весь зал зааплодировал, мы с девочками тоже не отставали, хлопали от души, поддерживая друг друга.

К нам подошёл Мартон и, поправив шейный платок, заговорил:

— Приветствую ещё раз всех на нашем званом ужине, я безумно рад, что за мое сердце боролись такие прекрасные милоры. Признаться честно, я определился с первого взгляда, а дальше только убеждался в своем выборе. Эта девушка нежна, как девственное утро, прекрасна, как все цветы Уларии, а ее голос заставляет мое сердце биться. Я буду безумно счастлив, если Вы, милора Зана, согласитесь стать моей императрицей.

Мы все посмотрели на девушку, та стояла шатаясь, и чуть в обморок не падала. Щеки налились краской, а руки теребили подол платья. Мы думали, что она так ничего и не скажет, но девушка прокашлялась и тихо ответила:

— Мой император, я согласна.

Я радостно захлопала, немного подпрыгивая на месте, рядом что-то кричала лисичка, девочки обняли Зану и начали желать ей всего наилучшего.

— Я безумно счастлив, — улыбаясь, сказал Мартон, — но это также значит, что со всеми остальными девушками мы должны попрощаться.

В ответ на это мы все грустно кивнули.

— Милору Орель мы уже отправили домой по состоянию здоровья, сейчас же я предлагаю начать прощание с милоры Вераль, все же эта девушка очень сильно рвалась покинуть наш мир, думаю, будет правильно предоставить ей первенство.

Я только пожала плечами, мне уже было особо все равно, первая или последняя, какая разница. Девушки обняли меня со всех сторон, кто целовал в щеку, кто стискивал в объятиях, кто обливал слезами. В общем, прощание было долгим и мокрым и чтобы хоть как-то это прекратить, император произнёс:

— Милора Вераль, спасибо большое, что приняли участие в нашем отборе. К фонтану Вас проводит милор Дэянар.

Я кивнула всем ещё раз на прощание и вышла за учредителем из зала. Шли молча, я осматривала все кругом, пытаясь запомнить, но поняла, что в этом нет никакого смысла, думаю, вряд ли мне сохранят память об этом месте. И как в воду глядела.

— Вера, мне придется поставить блок на Вашу память, так Вам самой будет проще.

Я опять только кивнула соглашаясь. Стоит только представить, как я каждый день скучаю по девочкам и плачу, а муж не может понять, что со мной не так.

Мы подошли к фонтану, на котором была изображена женщина с кувшинов, оказывается, в императорском замке тоже есть такие фонтаны.

— Вера, спасибо Вам за всё. Мне действительно очень жаль.

— А Вы не будете мне стирать память? — спросила я.

— Фонтан все сделает сам, не переживайте. Все же хорошо, что у Вас не открылся дар, а то были бы трудности по возвращению.

— Наверное, Вы правы, — ответила я, но грусть терзала мою душу и я поспешила опуститься в фонтан, чтобы избавиться от этого чувства.

— Вера, — Дэянар взял мою руку и поцеловал, — берегите себя. Пусть Вы будете счастливы. Мне так будет проще.

Почему ему будет проще я так и не успела спросить, меня затянул водоворот.

Глава 29

Мои лёгкие сдавила боль, я откашлялась и открыла глаза. Надо мной столпились люди. Стало страшно и некомфортно. Не каждый день просыпаешься в такой компании.

— Девушка, все в порядке, я врач, — поспешил успокоить меня самый ближайший мужчина.

Как же все в порядке, если я лежу на земле? И что вообще произошло? Голова раскалывается просто.

— Девушка, — опять обратились ко мне, — сейчас подъедет скорая. Мы достали Вас из озера. Как Вы в нем оказались? Вы что-нибудь помните?

Я только головой покачала. Какое озеро, почему я там вообще плавала? Хотя, осмотревшись по сторонам, поняла, что плавать я точно не могла, на улице была осень. Тем страннее казался мой внешний вид, лёгкое шёлковое платье одето явно не по погоде. Да и в своем гардеробе я его не припоминаю. Вот же, мистика какая-то. А что я вообще помню? Ага, последнее воспоминание, это как я сильно ударилась головой в чертовой маршрутке. Видимо, от этого и отключилась. Но это не объясняет моего вида и как я оказалась в озере.

До меня донёсся звук сирены скорой помощи. Из подъехавшей машины вылезли врачи с чемоданчиками, долго меня расспрашивали, что-то измеряли, смотрели. Как итог: ушиб, возможно, лёгкое сотрясение мозга, из-за которого у меня закружилась голова и я упала в озеро, а вишенкой на торте стала временная потеря памяти на фоне стресса. Когда я сказала по поводу платья, мне только руками развели, мол, и не такое видели.

Ладно, за неимением других вариантов, будем отталкиваться от этого.

На скорой меня довезли домой и проводили в квартиру. Там все ещё раз объяснили моему мужу. Он, конечно, удивился, даже голову почесал, но когда я у него спросила, в чем утром я пошла на работу, то Дима только плечами пожал.

Решила пойти в душ и смыть с себя всю налипшую тину, на голове ее было особенно много. Только, когда стала наносить шампунь на волосы, поняла, что что-то не так. Обычной порции шампуня мне не хватило. Проведя пятерней по волосам и собрав их в хвост, удивлённо взвизгнула. У меня определенно стали гуще волосы. Я не знаю от чего такой эффект, может тина в озере оказалась лечебной, но я была счастлива.

Поспешила смыть шампунь и вылезти с душа, чтобы лучше себя рассмотреть. Заметила ещё одну новую вещь, а именно браслет, я не помню его совсем, мне его никто не дарил и сама я его точно не покупала. Ладно, видимо оттуда же, откуда и платье, они подходили друг другу.

Есть не хотелось, а вот спать просто валило, и я не стала противиться этому желанию, только в кровати поняла, что потеряла свою сумку с телефоном и флешками, а там все мои документы, придется завтра ехать на работу.

Сквозь сон я почувствовала, как ко мне присоединился муж, я подвинулась к нему ближе и приобняла. Вдохнув запах родного мужчины, расслабилась и провалилась в глубокий сон.

Проснувшись утром, мужа в кровати не застала, но с кухни доносились звуки, и я поспешила туда. Пока наблюдала, как Дима варит кофе, так что-то блинов захотелось, ну и ещё кое-чего. Я тихонько подкралась и обняла его со спины, прижимая к себе сильнее.

— Вер, ну аккуратней! Видишь же, я занят.

Я видела, но мне было так все равно. Мне казалось, что я его год не видела, соскучилась ужасно. И развернув мужа к себе, зашептала ему в ухо:

— Дим, я хочу тебя.

На что меня медленно отстранили и с извиняющейся улыбкой сказали:

— Я на работу опоздаю. Сейчас быстро пью кофе и выбегаю. Все вечером, хорошо?

Я, конечно, расстроилась, но что поделать, только головой кивнула в ответ.

— Дим, мне тоже нужно в офис. У меня все документы под воду ушли, нужно восстановить, а то шеф с меня точно не слезет.

— Тебе же врач вчера сказал больше лежать, а ты на работу прешься! — негодовал муж.

— У меня нет другого выхода, сам знаешь, ему нужно, чтобы все было вовремя и больничные шеф совсем не любит.

В моей голове всплыл момент, как мой начальник уволил девочку, которая неделю лежала в больнице с пневмонией. В его понятии: болеешь, значит, слабый, а слабых в его компании быть не должно.

Я работала экономистом в строительной компании «Богатырь». А в понимании моего шефа, работа экономиста заключается в поиске способов лишний раз сэкономить, а не в ведении документации для налоговой, подсчётов расходов и в оплате всех счетов компании. Так что, приходилось заниматься и тем, и другим одновременно.

Доехав на автобусе до офиса, я поднялась в свой кабинет и, выслушав очередную тираду от начальства, села за работу. Через пол дня я поняла, что меня все дико достало. Такой стресс был вчера, сотрясение, как сказал врач, а я, как истинная трудяга, отправилась прямиком на работу. Да что она без меня, сгорела бы? Ой, вряд ли.

Перекинув все документы на флешку, отправилась в кабинет начальника. Заявив тому, что еду домой поправлять здоровье, вылетела с офиса.

Шла на остановку и думала, что будет прекрасно сделать сюрприз для Димы. Приготовить вкусный ужин, одеть соблазнительное белье и встретить его с работы во всей красе.

Вдохновлённая идеей, я прыгнула в автобус и не заметила, как приехала на свою остановку. Поднявшись на лифте, стала напевать прицепившуюся песенку, которая доносилась из наушников у парнишки, сидящего спереди меня.

Открыла дверь и замерла на пороге. В первую очередь, мне в нос ударил незнакомый женский запах духов, а уже потом я заметила чужие туфли на коврике. Сердце бешено заколотилось, а ноги отказывались сделать хоть шаг. Я понимала, что сейчас мне нужно решить: либо идти дальше и увидеть все своими глазами, либо прикрыть дверь, уйти, а потом слушать от мужа, что я все не так поняла, что то была соседка, которая за солью заходила. Во втором варианте событий, я не исключаю такую возможность, в которой мужу удастся меня переубедить в том, что это не он козел, а я просто дура, поняла все не так, как было. И знаете, иногда женщины идут на это специально. Закрывают глаза, сами убеждают себя в том, что поняли все не правильно, лишь бы мужчина оставался рядом и не важно, что он не верный, не важно, что он давно не говорил о любви. Женщина сможет свою любовь поделить на двоих, ей хватит. Но хочу ли я этого? Будет ли мне этого достаточно?

Держась за косяк, я сделала шаг в квартиру. На кухне заметила фрукты, вино и два бокала. На глаза наворачивались слезы, а мозг пока отказывался воспринимать все, как реальность и подкидывал разные варианты событий, в которых муж оказывался не виноват.

Я поняла, что нахожусь под дверью спальни, когда до меня начали доноситься характерные звуки. Рука потянулась к ручке. Закусила губу, чтобы не заплакать в голос, и, зажмурившись, немного приоткрыла дверь. Я не могла заставить себя посмотреть, понимала, что это станет конечной точкой, страх захлестнул меня полностью. Но тут до меня донеслось:

— Дим, резче!

И я не выдержала. Глаза распахнулись сразу же и то, что я увидела, заставило пошатнуться. Спасибо косяку, не дал упасть.

Ноги, одетые в ажурные чулки, были закинуты на спину мужчины. Сама девушка лежала на кровати так, что я ее не видела, но спину мужа узнала легко. Он яростно вколачивался в тело под ним, руками сжимая грудь.

Я выбежала на лестничную клетку, и там меня скрутило пополам. Боль, рвущая меня на части, начала распространяться по всему телу и я побежала. Я не видела ничего, мои глаза застелила пелена слез. Мне сигналили, что-то кричали, я в кого-то врезалась, но это все меня совсем не волновало. Хотелось убежать от всего, а особенно от картинки, что стояла у меня перед глазами. И было только одно место, которое могло бы мне в этом помочь.

Я стояла на крыше шестнадцатиэтажного дома. Когда училась в школе, часто сюда приходила. Это место дарило спокойствие и чувство защищённости. Когда ты так высоко, все проблемы кажутся незначительными. Казались. Но не сейчас.

И понимание этого, сделало боль в моей груди сильнее и чтобы хоть как-то ее выплеснуть, я закричала. От души, пронзительно и отчаянно.

От долгого бега сначала по городу, а потом и по лестнице здания, мои ноги задрожали и подкосились. Я села на пятую точку, а голову положила на парапет. Слез уже не было, не хотелось ничего. Было такое чувство, будто я умерла. Морально и душой так точно.

Я закрыла глаза и попробовала раствориться в окружающем мире, как до меня донеслось:

— Не лучший вариант спать на крыше. Или Вы прыгнуть собрались?

Я резко повернулась и увидела мужчину с аккуратно подстриженной бородкой.

Отозвалась равнодушно:

— Я не собираюсь делать ничего такого. Мне просто нравится смотреть на город отсюда. Это запрещено?

— Не знаю, — отозвался мужчина, — я не за этим здесь.

Зачем именно мужчина сюда пришел, мне было совсем не интересно, и даже когда он подошёл совсем близко ко мне, я никак не отреагировала.

— У Вас что-то на лбу прилипло, позволите?

И он протянул ко мне руку. Я только за пальцем проследила, который направился точно в центр моего лба. А потом меня озарила яркая вспышка, она болезненно врезала в мою память потерянные воспоминания. Глаза заслезились, но теперь уже от дикой боли. Стиснув зубы, я старалась не орать, только рукой схватила палец хранителя. Теперь-то я его узнала.

Свет потух, боль исчезла, а я без сил начала заваливаться на бок и ударилась бы головой, если бы меня не подхватил Николай.

— Зачем? — прошипела я, — Зачем нужно было лишать меня памяти, чтобы потом так болезненно ее вернуть?

— Вера, — Николай погладил меня по голове, успокаивая, — я не собирался этого делать, но другого выхода нет, поверь.

Я застонала, ещё этого мне не хватало. Спасало одно: когда я вспомнила о девочках, ушло чувство полного одиночества иопустошенности. Но им взамен пришло другое: тоска и боль расставания.

Хранитель усадил меня к себе на колени и продолжил:

— Вера, девочкам нужна твоя помощь. Их похитили.

Я подорвалась так резко, что голова закружилась и я, пошатнувшись, села обратно.

— Кто? Что с ними? Они в порядке?

— Давай я тебе все покажу с самого начала.

Хранитель провел рукой по поверхности крыши и на ней появился экран.

— Прямо вселенский планшет, надо же, — удивлённо зашептала я.

На экране я увидела церемонию в замке императора и то, как меня увел Дэянар. Девочки улыбались и счастливо обнимали Зану. Кроме одной, Видира равнодушно на всех посматривала и кривила губы.

— А где Синель? — поинтересовалась я.

— Она отправилась порталом в поселение темных, знакомится с будущей свекровью и народом своего жениха.

— Тем порталом, в который нас затянуло? — округлив глаза, я посмотрела на хранителя.

— Да, — спокойно кивнули мне в ответ, — о темных и так уже много кто узнал, так что скрывать портал не было смысла. Тем более Синель договорилась с родителями, ну и с нами, разумеется, о переходе всего населения темных в мир Инкарвиль. Им там понравиться.

Я облегчённо выдохнула. Одна проблема решена, идём дальше.

Вот император пригласил Кьяру, поздравил и отправил в портал.

— Кьяра успела вернуться домой?

— Да, — ответил мне Николай, — с девушкой все в порядке. Не переживай.

— Хорошо, тогда смотрим дальше.

А дальше начался кошмар. Прямо за спинами девушек открылась черная воронка и начала затягивать их внутрь. Они кричали, пытались цепляться за любые предметы, но ничего не помогало. Больяра даже меч всадила в пол, и, хватаясь за рукоять, тащила девочек на себя. Мартон вцепился в Зану клещами. От этого их сначала тащило вместе, но по достижению воронки, девушку втянуло, а императора откинуло метров на пять. Я не сразу заметила, как маги пытались прорваться к воронке, только у них ничего не получалось.

— При открытии этой черной дыры, включился защитный барьер, он как прозрачный купол, никого не пропускал внутрь. Только Мартону повезло, так как на момент открытия, он находился непосредственно вблизи, — растолковал для меня Николай.

Девушки исчезли, и воронка за ними закрылась.

— А знаешь, что самое обидное во всей этой ситуации? — невесело улыбнулся хранитель.

— И что же? — выжидающе посмотрела я на мужчину.

— Самое обидное, это то, что Дэянар смог бы их вытащить и не дать воронке всех затянуть.

— Но — но, а как тогда? Точнее, почему он этого не сделал? — заикаясь, спросила я, не веря в то, что учредитель кинул бы девочек на произвол судьбы.

— А ты разве не помнишь? В этот момент он был с тобой.

— Твою ж маковку!

Я стукнула себя по голове от досады.

— И что теперь делать? Как я могу помочь?

Но тут до моего мозга дошли слова хранителя, и я решила уточнить кое какую информацию:

— А почему Мартон не смог ничего сделать, а у Дэянара бы получилось?

— Правильные вопросы задаешь Вера.

Мужчина улыбнулся, потом пригладил усы и все же решил объяснить:

— Дэянар, хоть и родился в нашей вселенной, но предки его не отсюда. Существует темная вселенная, в которой правят две сестры Тьма и Мгла, ее называют Рагадор. Мгла часто устраивает козни, пытаясь заполучить большую власть, и устраивает междоусобные войны, подпитываясь от них. Тьма же, следит за балансом жизни и смерти, мирные расы поклоняются именно ей, как и родители Дэянара, поэтому в мужчине течет магия Тьмы. В данный момент Мгла нацелилась на наши миры. И я не знаю чего ожидать дальше.

— Значит, воронка была сделана из магии Мглы? — смотря в пол, спросила я

— Да.

— Поэтому, Дэянар, как сын той же вселенной, смог бы ей противостоять?

— Именно.

— Но зачем им я? — непонимающе перевела я взгляд на хранителя.

Тот задумался, почесал затылок и заговорил:

— Я не знаю, имею ли право открывать тебе это, — мужчина вздохнул, — Ордану было видение, в нем говорилось о том, как дева с Земли участвует в спасении Уларии от Мглы.

— Супер. Значит все же предназначение, — всплеснула я руками.

— Это ты сейчас о чем? — деланно удивился Николай.

Смотря в магический экран на лицо Мартона, я грустно улыбнулась.

— Просто я все время думала, зачем же меня закинуло на этот отбор? Явно не подруг найти. А тут вон как оказывается. Спасение мира, не меньше.

Хмыкнув, сцепила руки на груди и, собираясь с духом, повторила, заданные мною ранее вопросы:

— Чем я могу помочь и что нужно делать?

— Я отправлю тебя назад, — начал объяснять хранитель, — ты попробуешь спасти девочек, а с Мглой разберутся мужчины. Все поняла?

— Да поняла я, поняла, — вставая на ноги, ответила я, — а портал где будет, только не говорите, что в озере.

— Зачем говорить, если ты и сама обо всем догадалась, — ухмыльнулся мужчина, — такая умная девочка. Стой! Что-то происходит.

Николай поводил руками по экрану, и я увидела каменную башню. Потом мужчина как-то проник в нее и теперь мы уже смотрели на большую комнату, в которой девочки сражались с тенями, во главе которых стояла Динара, ее глаза были полностью черные, без просветов, а руки растопыривались в стороны.

Больяра билась своими мечами, один был обычный, а другой призовой из дамасской стали. Обычное лезвие проходило насквозь, а вот второй меч явно наносил повреждения даже таким соперникам.

Кимали размахивала своими руками, которые были одеты в перчатки росомахи, значит, Динара воспользовалась артефактами, которые закупоривают звериную часть. Бедные девочки. Но Больяра не зря нас гоняла.

Зана метала ножики в Динару, но тени хорошо сторожили ее, так что клинки влетали в тень и уже не вылетали из нее.

Тара метала огнем, но теням, да и самой Динаре навредить особо не смогла, только факелы подожгла во всей комнате.

Я заметила Видиру, которая сражалась, как и девочки. У нее не было оружия и ипостаси дракона, но девушка явно владела какими-то боевыми искусствами.

Но тут, видимо, Динаре надоело играть и она, сомкнув свои руки, выпустила черную волну, которая накрыв девочек, свалила без сознания.

Я взвизгнула от страха за подруг и крикнув хранителю:

— Открывайте портал! — побежала вниз по ступенькам, благо, что озеро находилось совсем рядом.

Не обращая внимания на людей в парке, я, разбежавшись, прыгнула прямиком в озеро, где меня и закрутило водоворотом.


Глава 30

Вынырнув из фонтана, заметила Канора, летающего над моей головой.

— Ну слава хранителям! Я почувствовал, что ты идешь.

— Но как ты…? — опешила я, — Как ты здесь находишься, я же не знаю, куда кость твою дела.

— Да успокойся, — махнул рукой призрак, — она осталась в твоих вещах в замке, так что все в порядке.

Я быстро вылезла, перекинув ногу. Благо, в этот раз на мне оказались джинсы. И куда бежать?

Заметив мои метания, дракон заговорил:

— Вера, давай шустрее, я тебя провожу, а то скоро солнце взойдет, и я исчезну.

— Давай.

Я, взбодрились, побежала прямиком за призрачным.

Мне было все равно на мокрую одежду и на слуг, которые в такое ранее утро сновали по двору, я думала только о девочках, боясь, что не успею.

Канор вел меня в замок, я не сразу поняла зачем. До меня дошло только тогда, когда мы оказались в подвальной комнате с аркой.

— Ты же понимаешь, что просто так я не пройду, мне нужна вода, — посмотрела я на дракона.

— Блин, эти маги недоучки. Тащи бадью тогда.

Я разозлилась от такого обращения, но не успела ничего сказать, как за моей спиной послышалось:

— Канор! Нужно быть повежливее с дамой!

Такой знакомый голос, я обернулась, и в глазах появились слезы.

— Дэянар, помогите, пожалуйста. Девочки…

— Я знаю, — перебил меня маг, — мы как раз направляемся за ними.

И я обратила внимание, что за учредителем стоят его верные спутники Мартон и Линас.

— Но как Вы здесь оказались? — спросил император.

— Хранитель вернул, чтобы помочь девочкам.

— Немного не рационально, не находите? — высказался лис, поглядывая на мужчин, — А если нам и Вас нужно будет спасать?

— Значит, спасём! — отрезал Дэянар и взял меня за плечи, — Не беспокойтесь, Вера, мы справимся.

— Да хватит вам миловаться, я скоро исчезну, кто вам координаты будет вбивать? — возмущался призрак.

— Да, ты прав, — собрался маг, — говори код.

Канор назвал какие-то цифры, после чего, Дэянар ввел их на панели портала и он загорелся. Первым прошел Линос, потом Мартон. Я посмотрела на мага, он в этот момент тащил большой продолговатый таз с водой.

— Простите, я доставляю хлопоты, — произнесла я тихо.

— Мне приятно хлопотать за Вами.

Учредитель улыбнулся и помог мне лечь в воду, следом залез сам.

Я удивлённо посмотрела, на что маг ответил:

— Я поделюсь своей силой, чтобы Вы совсем не почувствовали перехода.

Я благодарно кивнула в ответ и прижалась спиной к груди мужчины.

Дэянар был прав, я не почувствовала даже воронки, просто открыла глаза и смотрела уже на каменную башню, в этот момент как раз начался рассвет и первые лучи солнца открывали вид на место заточения девушек.

— Ну и как поступим? Может все же стоило взять больше магов? — поинтересовался Линас.

— А толку? — скривился правитель, — Если там Мгла, то они все равно ничего не смогут сделать.

Видимо нас заметили, потому что по стенам начали спускаться тени и двигаться в нашу сторону.

— Вера, а Вам хранитель ничего больше не говорил? — спросил Дэянар.

— Сказал только, чтобы я вытащила девочек, пока вы будете сражаться с Мглой.

— Да, как просто у них всё, — скривился Линас.

— Хорошо, — воскликнул правитель, — мы тогда расчистим Вам путь, а сами займёмся здесь. Чуть что, кричите.

Я кивнула и стала ждать подходящего момента, чтобы пробраться внутрь башни. Мужчины сражались мечами, а учредитель ещё и магией, теперь то я понимала, почему его тени так всех пугали.

Мечи магов, видимо, были как у Больяры, потому что могли ранить бесплотные тени. И когда я это увидела, то с лёгкостью выдохнула. Все же есть шанс на удачное завершение сегодняшнего дня.

Рассмотрев свободный проход, я ринулась туда и наткнулась на винтовую лестницу. Побежала вверх, вспоминая сегодняшний забег навысотку. И почему же все так вовремя? Не удивлюсь, если и здесь хранители постарались, не в измене мужа конечно, но о выборе места измены я бы не была так уверена.

Добежав до самого верха, вышла в холл и до меня начали доноситься голоса. Я прижалась к стене и старалась идти как можно тише, чтобы меня раньше времени не заметили.

— Молчи, девка, — прорычал незнакомый женский голос, — ты все равно умрёшь. Я давно приготовила для тебя такую судьбу. Просто сейчас, ты своей смертью сделаешь мне маленький подарок.

— Динара! — закричала Видира, — Пусти ее! Что даст тебе ее смерть?

— Как что? — деланно удивилась девушка, — Правитель слишком силен, и я не могу подобраться к его мыслям, но когда его любовь умрет, он ослабнет, и я захвачу его разум.

Я понимала, что сейчас говорит не Динара, а Мгла. Так вот в чем причина! Мгла хочет править Олтгейном через Мартона. Это плохо, а мы ещё его сюда притянули.

— Тебе не удастся! Будет расследование после смерти Заны, — не сдавалась драконница.

— А зачем расследовать, если они сразу найдут убийцу? — Динара засмеялась, — Это же ты убьешь девку, ты не знала?

— Я не буду ее убивать! — крикнула Видира.

— Ты, может, и не будешь, но все остальные будут думать именно так.

Мгла в глазах девушки мигнула.

Я не могла больше стоять в стороне и, выйдя с укрытия, увидела, как Динара скидывает Зану с проема башни.

— Зана! — крикнула Видира и прыгнула за девушкой.

Я только сейчас вспомнила, что у девушки до сих пор нет дракона. Осознание обухом ударило по голове и в глазах стали слезы. Им не выжить. Поднимаясь по такой высокой лестнице, я прекрасно прочувствовала высоту этой башни.

Обведя пространство взглядом, кровь отхлынула от моего лица и я поняла, что опоздала.

Все девушки лежали без сознания. У Тары лицо было безжизненно бледным, шея Больяры неправильно скривилась, а Кимали, моя рыжая лисичка, лежала в луже своей крови.

Нет! Не может быть! Я не потеряю все снова! Только не вас!

Горечь сдавила не только сердце, но и душу. Я почувствовала, как боль пробирается во все части моего тела. Ее стало настолько много, что появилась потребность в ее освобождении. Напряжение нарастало, мои ноги уловили дрожь каменной башни, а воздух раскалился. Упав на колени от напряжения в голове и груди, я закричала. Перед глазами вспыхивали воспоминания о девочках и о наших путешествиях, посиделках и разговорах. «Мы теперь семья» — врезалось в сознание и меня накрыло. Вместе с криком начал выходить жар, сначала с рук, потом с сердца. Открыв глаза, я вздрогнула, от этого, струя огня, идущая с моих рук, пошатнулась. У меня был шок, но быстро прийти в себя мне помогла Динара, она шла в мою сторону. Я, долго не думая, направила всю силу в девушку. Стиснув зубы, и, не обращая внимания на льющиеся слезы, я пыталась сжечь Динару, но ее кокон из Мглы не сильно давал мне это сделать, я только напором двигала девушку к проему. Динара, отвлекаясь на меня, забыв про дыру в стене и, споткнувшись, неаккуратно вывалилась.

Я решила не надеяться на авось, а закрепить успех огнем, чтоб наверняка. Высунулась в проем, и пока Динара летела в воздухе без своего кокона Мглы, я обдала ее ещё одной порцией огня. И только когда тело девушки упало на землю, все обожженное и на вид безобидное, я с чувством выполненного долга отключилась.

Немного ранее. Дэянар.

— Дэй, мне кажется, что они не кончаются, — тревожно сказал Линас.

— Вполне возможно. Мы не знаем, от чего мгла в нашем мире берет подпитку.

Я надеялся, что это какой-нибудь артефакт или амулет. Ведь тогда, его можно будет уничтожить. А вот, если это последователь Мглы смог открыть прямой доступ, пробурив канал между нашими вселенными, тогда мы точно сделать ничего уже не сможем.

Я обернулся на крик правителя, темная лапа с когтями смогла достать его, распаров предплечье. И пусть хранители наделили нас клинками, способными атаковать любую сущность, это не могло гарантировать нашу победу. Сущностей было слишком много, они заполняли собой все пространство и я искренне надеялся, что в башне, куда рванула Вера, их нет.

Меня успокаивала мысль, что если бы Вера не могла справиться с тем, что ее ждёт, хранители бы ее туда не посылали. Все же они видят и знают больше, чем мы.

Я размахивал и рубил, даже не смотря, что отсекаю. В такой куче главное не задеть своего, а все остальное не важно.

Найдя Мартона, я стал за его спиной, отбивая атаку. Ему было сложно справляться с одной рабочей рукой, но глаза засветились решимостью, когда мы увидели просветы вокруг нас. Значит, Мгла конечна в нашем мире.

Линас, переведя дыхание, приблизился. Так мы и стали отбивать нападения со всех сторон.

— Мартон, ты как, держишься? — делая очередной выпад, спросил я.

Сбоку кто-то охнул, и до меня донеслось усталое:

— Да. Когда же они закончатся?

— Мартон! — закричал лис, указывая наверх башни.

Подняв голову, мы увидели, как тело девушки вылетело с каменного проема. Только по русому цвету волос мы поняли, что это Зана.

Правитель ринулся вперёд, подставляясь под очередной удар, благо, что он оказался не смертельным.

— Линас! — крикнул я, — На тебе Мартон! Утащи его!

Я понимал, что вряд ли смогу что-то сделать, моя тьма не принимает других магов, а Зана и вовсе человек. Я боялся, что могу ещё больше навредить девушке, но попробовать был обязан. Ведь больше некому. Линас со своей магией огня, только опалит падающее тело, а Мартон не сможет сплести воздушные силки одной рукой, магия замкнется, не найдя выхода, и испепелит правителя изнутри.

Прорываясь к башне, заметил ещё одно тело, девушка прыгнула сама и меня это поразило. Светящиеся золотом на солнце волосы, развивались словно флаг.

— Да что там у них происходит?

Но тут белая вспышка озарила все пространство и, опав искрами, открыла взгляду прекрасную картину: золотокрылая драконница, раскрыв когтистые лапы, схватила девушку и около самой земли, махнув крыльями, мягко приземлилась.

Я прямо услышал громкий выдох императора. И думать не хочу, чтобы я делал на его месте.

— Видира, — позвал я драконницу, — сможешь унести Зану и императора? Ему нужна помощь.

Золотые глаза моргнули, а голова с красивыми гребнями кивнула мне в знак согласия.

Занеся клинок над головой, я рассек очередное существо. Они были похожи на черный туман, только уж когти больно у них острые.

— Дэй, может тебе тоже попробовать выплеснуть Тьму? — подойдя ко мне, спросил лис.

Он уже успел усадить на дракона императора, Зану и отправить их в путь.

Замявшись, я решил сказать, как есть:

— Линас, я не знаю, как Тьма себя поведет. Я никогда не давал ей полную волю и боюсь навредить тебе или кому-то ещё, кто в этот момент будет рядом.

Я вздрогнул от знакомого крика. Он проник в самое сердце и заставил его колотиться. Кричала Вера. Кричала с такой болью, безнадежностью и горечью, что я, не думая, побежал к входу в башню.

— Дэянар, стой! — крикнул лис, — Она в проеме!

— Хранители, нет! Только не падай!

Став под стеною и глядя вверх, я обомлел. Струя живого огня выходила прямо из рук девушки, лицо было искажено болью, большего рассмотреть я не мог, а с башни, прямо на землю, летело обожженное тело. Оно продолжало гореть в живом пламени, и Вера все не останавливалась.

— Она же выгорит! — кричал я, не зная кому, — Нельзя сразу до краев расходовать чистую магию! Вера!

Но девушка не слышала. Как только тело достигло земли, Вера опустила руки, а ее глаза начали закатываться.

— Дэй, она сейчас упадёт! Сделай что-нибудь! — кричал лис.

Но я и так понимал, что подняться не успею, придется ловить Тьмой. И я решился.

— Тьма! Могущественная и благосклонная, справедливая и милосердная, молю тебя, укрой и защити деву, что так необходима моему сердцу!

Девушка пошатнулась, ее ноги подкосились и, теряя сознание, Вера вывалилась в проем.

— Линас, скройся подальше! — только успел выкрикнуть я.

— Понял!

Закрыв глаза и расслабившись, я открыл свой резерв и выпустил теней на свободу. Они, как оголодавшие собаки, кинулись во все стороны, поток силы лился, не останавливаясь, а Вера летела всё ближе к земле.

Стиснув зубы и сжав кулаки, я попытался направить энергию Тьмы, чтобы сформировать хоть облако, на большее, боялся, не хватит времени. В глазах потемнело, мир для меня погас, но интуитивно я чувствовал, куда нужно направлять магию.

Вера упала прямо в мягкую подушку Тьмы. Я аккуратно положил ее на землю и, убрав Тьму, подбежал, чтобы проверить состояние девушки.

— Не беспокойся, — услышал я шепот в своей голове, — я смогла вовремя закрыть ее канал. Девушка будет жить, а ее дар не выгорит.

Я с облегчением упал рядом с Верой. Все же, до последнего боялся потерять ее, а сейчас, будто стальной стержень вынули.

— И ещё, мальчик мой, — продолжала Тьма, — твое сердце искренно, чувства сильны и дева твоя мне понравилась. Я принимаю ее.

— Спасибо, великая Тьма, — склонив голову к самой земле, прошептал я.

— Я закрою путь для Мглы в этот мир, но ты должен уничтожить кулон на шее теперь уже трупа. Иначе, она просто переберется в кого-нибудь другого.

— Хорошо, — ответил я смиренно, — я все сделаю.

И Тьма ушла. В глазах посветлело, и я услышал, как сзади крадётся Линас.

— Все хорошо? Она жива?

— Да, друг мой, жива, — ответил я, улыбаясь, — присмотри за ней, а я должен ещё кое-что сделать.

Поднявшись, я подошёл к обуглевшему телу девушки и увидел расплавившуюся лужицу. Рядом с ней лежал кулон с клубящейся Мглой.

— А вот и ты, — заключил я.

И, взяв в руки клинок, рассек последнюю каплю враждебной силы. Столкнувшись с лезвием, Мгла растаяла, а я, наконец, смог выдохнуть облегчённо.

Вера.

У меня болело все тело, даже волосы, ну мне так казалось. Во рту было сухо, горло как наждачная бумага. Я боялась открыть глаза. Вспоминая все, что было, я просто хотела умереть. Мои девочки, лежащие на полу, Зана, выпавшая из проема башни, моя лисичка… Слезы катились с глаз, но открывать их не хотелось.

Я услышала приближающиеся голоса.

— Мы каждый день наблюдаем за ней, пока без изменений.

Голос был мне не знаком.

— Но прошло уже больше недели!

О, а этот похож на Дэянара. Дэянар? Ну, хоть он жив.

— Послушайте, меня и так каждый день терроризируют девушки. Одна постоянно угрожает, вторая пытается подкупить, третья лезет со своими научными доводами и предложениями, а будущая императрица и вовсе сказала, если я девушку не подниму на ноги, то она меня отправит в Карадонор. Милор Дэянар, я не хочу в Карадонор!

Так, стоп! Угрожает, подкупает, научные доводы, императрица… Девочки? Девочки!

Я рывком открыла глаза и, подскочив на кровати, упала прямо на пол, распластавшись, как корова на льду, больно ударившись челюстью.

В комнату забежали мужчины. Один в белом одеянии начал охать и поднимать меня с пола, причитая. Вторым оказался Дэянар, который, округлив глаза, стоял и улыбался.

Осмотревшись, я поняла, что нахожусь в лекарской палате. Все вокруг было белым, койка была одна, рядом стояла тумбочка с каким-то прибором.

— Милора, ну кто же так приходит в себя! — возмущался лекарь, — а как же поохать, поплакать, сказать как Вам плохо, чтобы все пожалели. Ну что же это такое!

— Что с девочками! Где они? Они живы?

Сейчас меня волновали только эти вопросы, со своим состоянием я потом разберусь. Жива и хорошо.

Деянар подошёл ко мне ближе и, взяв руку, ответил:

— Вер, не переживай, все хорошо. С девочками все в порядке, все живы. Ну, почти.

Сердце ушло в пятки, а в горле появился ком. Шёпотом, боясь услышать ответ, я спросила:

— Кого не стало?

— Вера, тебя никто не винит, все знают, что ее охватила Мгла. Девушку просто не удалось бы спасти.

Я выдохнула, когда поняла, что он говорит о Динаре.

Да, об этом я тоже вспомнила, но ничуть не корила себя до этого момента, ведь думала, что мои девочки мертвы. А сейчас, признаться честно, стало немного не по себе. Все же лишить жизни человека…

Видя мои душевные терзания, Дэянар продолжил:

— Девушки быстро пришли в себя, особенно оборотницы. Кости срослись, кожный покров затянулся. Вот Таре было немного хуже, но наш лекарь Ост быстро справился со всем этим.

— А Зана? Она упала в проем. Да и Видира кинулась за ней, — уже не так сильно переживая, спросила я.

— Здесь очень сильно помогли хранители. Я спрашивал у Видиры, на что она рассчитывала, когда прыгала за Заной. Драконница сказала, что хотела поймать девушку и развернуть на себя, чтобы Зана упала на Видиру, тем самым смягчив ей приземление.

— Видира что, решила пожертвовать собой, чтобы спасти Зану? — ошарашенно спросила я.

— Сам был в шоке, — улыбаясь, ответил маг, — но это так. Из-за ее поступка, хранители решили вернуть Видире дракона. И, надо сказать, очень вовремя.

— Отлично, — выдохнула я и расслабилась, — а со мной что?

— А с Вами, — начал Ост, — уже все в порядке. Магия открылась, резерв хороший, но нужно учиться ей управлять. Поэтому, милора, стоит задуматься о магической академии.

— Мы поговорим об этом позже, — сказал Дэянар.

Мужчина так вдохновленно и трепетно смотрел на меня, его рука нежно, боясь причинить лишний дискомфорт, держала мою.

— А сейчас, — маг продолжил, — набирайся сил и выздоравливай.

Я кивнула, и, ложась поудобней, настроилась на полное выздоровление.

Эпилог

С момента, как я вернусь в Олтгейн прошло три недели. Конечно, большую часть времени я провела в лекарской, но от этого мое решение не поменялось.

Я долго разговаривала с девочками, советовалась, мы все вместе возмущались по поводу измены моего мужа и в итоге, я решила, не возвращается на Землю.

Дэянар сказал, что я могу спокойно пойти учиться в их академию, потому что учиться мне нужно в любом случае. Мне бы не хотелось, как-нибудь во сне, спалить свой дом. И я вроде уже согласилась, но произошла одна неожиданность.

Мартон и Зана пригласили меня, Кимали, Больяру и Тару на званный ужин. И когда мы все вместе сидели за столом, по залу разлилась яркая вспышка и рядом с нами появились хранители: Ордан, Николай и Геродан.

Столовые приборы посыпались с рук, а рты пораскрывались. Подскочив со стульев, мы склонили головы в знак уважения.

Первым заговорил Ордан:

— Я благодарен вам за спасение Олтгейна от Мглы. Рад, что вы все остались целы. Вера, я знаю, что ты хотела бы остаться здесь, но послушай, что хочет предложить тебе Геродан.

Ко мне обратился оборотень:

— В этом мире очень много магов и ты со своим еще не обученным даром просто не пробьешься. Все будут вспоминать отбор, возможно, появятся конфликты с союзниками Динары.

Я задумалась, с этой стороны на свою ситуацию я не смотрела, но что же мне хотят предложить взамен?

— Вера, — продолжил хранитель Реймонфола, — я вижу, как ты сблизилась с лисой моего мира. У нас тоже есть академия магии и в ней, тебе будет намного комфортнее, тем более, про отбор у нас никто не слышал, поэтому, доставать тебя не станут.

Я перевела взгляд на Кимали, та, прям, сияла от счастья и с надеждой смотрела на меня.

— У меня как раз остались все конспекты, ты же на мою специальность попадешь, я смогу тебе помогать, — загорелась и Тара.

— А как же Боль? — переведя взгляд на волчицу, спросила я.

— А Больяре будет полезно набраться опыта у королевских оборотней, — ответил Ордан.

— Действительно можно? — со счастливой улыбкой спросила волчица.

— А почему нет? — поднял бровь хранитель Олтгейна, — У Заны начинается семейная жизнь, девушке будет не до вас, Дэянар станет проводить ревизию и искать предателей. Так что вы, девушки, можете спокойно перемещаться в Реймонфол.

И в этот момент все посмотрели на меня. А я что? Если говорят, что там будет легче учиться, без сторонних конфликтов, да и девочки хотят отправиться именно туда, почему нет?

— Хорошо, я согласна.

— Только у меня есть одно условие, — притормозил меня маг, — с вами отправится Канор.

Наш слаженный стон заставил Николая нахмурившись посмотреть на Ордана, а Геродана хмыкнуть.

— Девушки, он, в первую очередь дракон, — не успокаивался хранитель, — он поможет справиться с огнем.

— И заставит вынести все имеющиеся артефакты, — буркнула себе под нос я.

Геродан смеялся уже в голос.

— Мы присмотрим за ним.

Это было последнее, что сказали хранители. Позже мы сидели и обсуждали, что нужно брать с собой и когда стоит отправляться. Вечер прошел быстро и суетно.

Собрание хранителей.

— Ордан, я же говорил, что твой Канор достал уже девочек своими замашками, — смеясь, говорил Геродан.

— Ничего страшного, процент полезности все равно в итоге больше, — Ордан улыбнулся в ответ, — Сангвинарий, как там мои темные у тебя уживаются?

Хранитель Инкарвиля потянувшись, закинул руки за голову и ответил:

— Отлично! Наконец-то на моих землях воцарился мир между темными и светлыми эльфами. Многие, конечно, до сих пор в шоке, но все наладится.

— Николай, теперь ты спокоен за Веру? Она пойдет учиться, магия открылась, — задал неожиданный вопрос Ордан.

— Не знаю, — честно ответил мужчина, — все же мы ее не просто на учебу отправляем, а проверять твои подозрения по поводу Мглы.

— Это да, — подтвердил маг, — если она и вправду проникла во все наши миры, то девочки обязательно на нее наткнутся.

— Ненавижу предназначения! — в сердцах отозвался Геродан.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Главы 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Эпилог