КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468899 томов
Объем библиотеки - 684 Гб.
Всего авторов - 219113
Пользователей - 101721

Впечатления

Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать регилин?

Наложница в подарок (fb2)


Аннотация к книге "Наложница в подарок"

Родной брат поставил меня как ставку за игральным столом и проиграл. Теперь я собственность казино, в котором нет правил, кроме как оставить последний грош и утешиться, ухватив официантку за зад. Но судьба дала мне маленький шанс и меня… подарили.

Отныне у меня есть хозяин - господин Деймон Таасер и его свита. У них изощренные вкусы, но такова моя роль, ведь теперь я их наложница.

Осталось только завоевать свое место под солнцем.

В тексте:

#много секса +18

#разные расы

#эротическое рабство

Наложница в подарок Дженс Конни

Глава 1

— Снимай с себя все эти вещи!!! — Брат хватает меня за лямки платья и с силой дергает. Тонкая ткань с треском расползается, а фальшивый жемчуг со стуком сыпется на пол.

— Нет! Велор, отпусти! Я не пойду к нему! — плачу я.

Мне стыдно, мне больно, я дрожу. Я не могу понять, как единственный близкий человек превратился в холодное чудовище. Он проиграл меня в карты, и в этот момент я видела только злость в его глазах.

Он делает еще рывок, и я остаюсь в одном белье.

— Дура! — Брат с усмешкой рассматривает мое простенькое хлопковое белое белье. — Еще бы детские трусы напялила. Те, что с парашютиками…

— За что ты так со мной? — всхлипываю я.

Брат, мой старший брат. После того, как исчезли родители, мы остались одни. Да, он был всегда холодным и отстраненным, и я редко слышала от него ласковое слово. Я думала, что он просто переживает шок после пропажи родителей, спрятав все чувства в кокон... Но теперь мелькает мысль, что все это время я просто раздражала его.

Щеку обжигает боль, а душу — ненавидящий взгляд синих глаз.

«Мы с ним так похожи! — думаю, глотая слезы, я. — Неужели он этого не видит? Я твоя родная сестренка, Велор! Смотри, у меня тоже темные, как шоколад, волосы, и синие, словно небо, глаза. Пожалуйста, взгляни и вернись, стань тем же заботливым братом!»

— Снимай свои идиотские тряпки и надевай это! — Он швыряет мне в лицо какую-то тряпку, и я, развернув ее, растерянно смотрю на десятки полосочек ткани, переплетенных между собой. Боже, что это за извращенские шмотки?

Но я не могу ослушаться, поэтому, чувствуя, как лицо заливает краска, быстро переодеваюсь. Напротив висит зеркало и я, закусив губу, рассматриваю себя. Как стыдно-то. Эти тряпочки почти ничего не скрывают. Я выгляжу, как те девицы, которые сейчас разносят в этом казино напитки клиентам.

— Прекрасно. — Рука брата неожиданно хлопает со звоном по моей ягодице, и я вскрикиваю. Он в ответ гадко ухмыляется: — Иногда я жалею, что ты моя сестра, Алиса...

— Лапы убери, — неожиданно раздается от двери низкий и тихий голос. Он как холодный могильный ветер касается моей кожи и оставляет после себя тысячи пугающих мурашек. Даже сердце тревожно сжимается, и я замираю.

Брат отскакивает от меня в сторону и неожиданно кланяется.

— Простите. Я просто убедился, что моя сестра одета, как надо.

— И часто ты так трогаешь свою сестру? — звучит усмешка.

Брат вздрагивает и бледнеет. Потом медленно качает головой.

— Я не...

— Можешь проваливать. Меня не особо заботят твои оправдания.

Брат, стрельнув в мою сторону взглядом, выметается, словно его тут и не было — за секунду. Хлопает дверь, и в моем сердце что-то обрывается. Наверное, это были наши родственные узы. Он поставил меня и проиграл. Так любящие братья не поступают.

— Ты всегда такое плаксивое бревно? — я слышу издевательские нотки в этом красивом голосе и шаги.

Мужчина приближается ко мне, а я не могу вымолвить ни слова от страха. Я не знаю, что со мной собираются сделать. Убить? Продать на органы? Насиловать?

— Я тебе вроде вопрос задал? — продолжает он, и я чувствую его за спиной. Как же я хочу исчезнуть. Провалиться. Да хоть умереть. Раз — и нет меня... — Если ты больная или немая — я отошлю тебя обратно и продам на торгах задницу твоего братика. На его смазливое личико найдутся извращенцы.

— Мне все равно, — тихо отвечаю я. — Он предал меня.

Мужчина тихо смеется. Я не могу понять, почему его голос и смех вызывают у меня странные эмоции. Будто касается обнаженных нервов — настолько я остро чувствую его интонации.

— Всего лишь проиграл. Теперь ты собственность этого казино... Что ты хочешь — носить напитки в таком платье и чувствовать, как тебя лапает волосатая рука какого-нибудь работяги с дальней планеты, дорвавшегося на один день до шикарной жизни, или... Хм... Повернись.

Я, сглотнув, медленно разворачиваюсь. Тело кажется мне деревянным, но не подчиниться приказу не получается.

Первое, что я вижу — темная рубашка и штаны. Чистые, идеально выглаженные. На нагрудном кармане вышивка золотыми нитями. Нос улавливает приятный запах одеколона, и я неуверенно поднимаю взгляд на мужчину.

Мамочки! Какой он красивый! На вид ему земных лет тридцать. Он с легкой и хищной ухмылкой окидывает меня в ответ взглядом. Я рассматриваю плавные, аристократичные черты лица и длинные темные волосы, думая, что мне он кого-то напоминает. Он кажется мне величественным, холодным... нет, больше — просто отстраненным. Будто бы я перед ним всего лишь глупая букашка, а он — венец природы. Я зависаю, глядя ему в темные глаза, в которых мерцают фиолетовые искорки.

— Кто ты? — вырывается у меня глупый вопрос, и мужчина хмыкает.

— Твоя крестная фея, Алиса. Ты симпатичная девочка, и у меня есть неплохое предложение. Но для начала... — он наклоняется ко мне, чтобы что-то произнести, и я вижу, как неожиданно его зрачки расширяются. Он странно втягивает воздух, словно принюхиваясь, и внезапно сильная рука хватает меня за шею, сжимая. Я издаю жалобный писк.

Мужчина, словно хищник, шарит по моему лицу пораженным взглядом. Мне кажется, что он хочет меня сожрать.

— Дьявол... — произносит он задумчиво. — Что ты такое?

Он притягивает меня ближе, впечатывая в крепкое и сильное тело, и тут меня прорывает.

— Не надо! — вскрикиваю в панике я. — Я девственница!

Глава 2

— Девственница? — шипит мужчина мне в лицо. — Твой брат проиграл мне больше, чем я думал. И как же ты, такой цветочек, сохранила свою невинность в таком злачном месте, как этот город?

— Я… Я мыла посуду у господина Тереваля!

— Посудомойка?

Этот хищник хватает меня за руку и поднимает ее на уровень своего лица, продолжая вдавливать в стену.

Мне стало еще хуже, чем было.

Мои руки выдавали во мне посудомойку короткими ногтями и загрубевшей кожей от частого шорканья больших закопченных кастрюль, и этот въедливый взгляд незнакомца крайне стыдил.

— Ужасно. Руки никуда не годятся. Красивая форма ногтей, изящные кисти… но кожа, нет. Не подходит.

— Для чего?

— Для того чтобы твои ручки приносили члену максимально приятные ощущения. Такими шершавыми щетками ты скорее сотрешь там все, чем приласкаешь, — брезгливо бросает он, отрывая взгляд от моей руки, и впивается им в лицо, отчего я жалобно поджимаю губы. — Хорошенькая. Задница сладкая, талия тонкая, даже сиськи ничего. Я обязан рассмотреть их получше.

Пронырливая рука опускается на мою грудь и грубо ее сдавливает, заставляя меня трусливо пискнуть.

Божечки, стыдно-то как! Ах, если бы мама узнала, что я здесь, она бы этого не допустила! Но ее здесь нет… Я одна… И Велор бросил меня на растерзание, предатель!

За что он так со мной?! Чем я это заслужила!?

Пока я мысленно проклинала когда-то родного мне человека, мужчина, продолжая неотрывно и хищно разглядывать мое лицо, одним ловким и явно отрепетированным движением стянул никудышное платье, оголяя мою грудь.

От страха и стыда соски сжались, розовыми вершинками смотря прямо на этого бездушного типа, и тот, наконец, прекратил смотреть мне прямо в глаза, опуская взгляд вниз.

— Скажи мне, трусливое бревнышко, ты когда-нибудь работала ртом?

— Что?

— Минет делала?

— Я.. Что?! Нет! Я даже не… — замолкнув на полуслове я проглотила внезапный порыв откровения, закрывая глаза.

Кому оно нужно, мое откровение?

Судя по плотоядному, возбужденному взгляду, ему совершенно нет дела до моих переживаний по поводу собственной невинности.

— Договаривай.

Молчу. Сил нет ответить.

Осознание бессилия подкралось слишком близко и погладило ноги холодными лапами. Адреналин схлынул, и на его место пришло глухое, отчаянное смирение.

— Немедленно!

Резко распахнув глаза, я слишком близко встретилась с фиолетовым взглядом с искорками, и громко икнула.

— Заучи новые правила своей жизни. Я говорю — ты исполняешь. Заруби себе это на носу, бревнышко. Договаривай, — выдохнул он мне прямо в губы, и я почувствовала вкус мяты с горьким привкусом алкоголя.

— Никогда не целовалась…

— Даже так? Значит твои губки чисты и невинны? — издевательски, чуть смеясь, спросил он, и я коротко кивнула, стараясь держать дистанцию между нашими лицами. — Ты действительно лакомый кусочек. И соблазнительный. Что скажешь, если я попробую тебя первый?

— Н-н-не надо…

Одним резким движением он оторвал меня от стены и чуть ли не волоком подтащил к огромному окну на втором этаже казино, указывая рукой в сторону игральных столов, за которыми сидели обычные работяги, проигрывая последние сомы.

— Как насчет того? Видишь? В серой засаленной рубахе. Он наверняка не мылся уже с неделю, и от него пасет потом за версту. Или вон тот, смотри. Видишь, как бегают его глаза? Это от зеленого дыма. Он наркоман, который явно чем-то болен. Или…

— Я поняла! Поняла!

— Умная… девочка, — чуть помедлив, добавил он, решив не называть меня на этот раз бревном. — Так что ты выбираешь? Меня или кого-то из них?

Опустив красное от стыда лицо, я, едва шевеля онемевшими губами, прошептала:

— Вас.

— Не слышу!

— Вас!

— Вот и отлично, бревнышко. Поверь, я останусь в твоей голове самым лучшим воспоминанием. А сейчас, будь умницей, сними это тряпье и опустись на колени. Буду учить тебя… целоваться.

Отпустив мою шею из захвата, он сделал шаг назад и, сложив крепкие руки на груди, занял выжидающую позицию. Хлюпая носом, я дрожащими руками потянула свое и так спущенное платье вниз, краснее еще сильнее, и, пытаясь прикрыть и голую грудь и свои старенькие, застиранные трусики.

Мне хотелось исчезнуть в этот момент. Мой мир рушился буквально у меня на глазах, но я ничего не могла с этим сделать, и все, что мне оставалось, до боли прикусывать губы, чтобы не упасть в обморок.

Стоило тканевому комочку упасть в ноги, я медленно, словно иду на казнь, опустилась на колени, не поднимая головы и закрывая лицо волосами. Смотря на его идеальные начищенные сапоги, в которых можно было разглядеть свое отражение, я видела только размытое пятно сквозь пелену выступивших слез.

Да чтоб с тобой так поступили, Велор! Гнусный ты мерзавец!

— Подними глаза.

Будто у меня над головой занесли палаш, я выполнила приказ, практически не видя лицо своего палача, только вздрогнула, когда прохладные пальцы выше задрали мой подбородок.

— Ты исполнительная, хоть и готова отрубиться от разрыва сердца, словно испуганный кролик. Не буду с тобой грубым, бревнышко, уговорила. Иди сюда. — Пальцы другой руки сжались на моем запястье и силой подняли на ноги, и так же резко подняли в воздух, усаживая на чужие бедра. — Можешь даже поцеловать меня, если тебе это поможет. Хотя нет, знаешь, я сделаю это сам.

Зарывшись пятерней в мои волосы, мужчина неожиданно потянул мое лицо к своему.

Глава 3

— Аааах… — успела я только набрать полные легкие воздуха, прежде чем горячие мужские губы обжигающе прижались к моим.

Продолжая удерживать мою голову за волосы, он не тянул вперед, но и отклониться не позволял, словно выжидая, как затаившийся тигр в джунглях. Только вот чего он от меня ждал, я не поняла и распахнула глаза, встречаясь с прямым и не особенно любезным взглядом.

— Повторяй за мной, — шепнул он, чуть оторвавшись, и вновь приблизился, легонько сжимая мою нижнюю губу и чуть прикусывая ее зубами.

Замерев, я ждала новых действий, но мой новый хозяин отодвинулся, намекая чтобы я продемонстрировала усвоенный материал на практике.

Лучше так, чем силой. Проще думать, что я сама так хочу, но почему так тяжело дышать? Почему сердце под ребрами стучит о них, угрожая выбить кости изнутри?

— Не думай, просто делай, — подтолкнул он и разжал пальцы в моих волосах, мягко скользя ими вниз и задерживая на шее, будто моя голова сейчас отвалится и закатится под стол, если ее не придерживать.

Потянувшись к нему, я зажмурилась, пробуя губами горячий привкус крепости мужского рта, и на растерянном выдохе облизнула мягкую кожу, заслужив рык в ответ.

Неожиданно стены вокруг покачнулись, и я обнаружила себя сидящей на комоде, с разведенными ногами, между которыми стоял тяжело дышащий мужчина, смотря на меня исподлобья.

Он сверлил меня взглядом и торопливо изящными пальцами расстегивал пуговицы своей рубашки, открывая мне вид на белоснежную кожу с рельефом мышц, которые бугрились от напряжения.

Я смотрела и думала о том, почему так прилипла к нему взглядом, не в силах прекратить, закрыть глаза, заплакать, в конце концов?! Меня буквально приковало к его движениям, и я, судорожно глотая раскалившийся воздух, поджала бедра.

— Как тебя зовут? — Он отбросил рубашку в сторону, демонстрируя мне поджарое тело с такой четкой сеткой кубиков на прессе, что можно было на нем стирать.

— А-алиса…

— Лисица, значит. Тебе очень и очень повезло, Алиса, у меня неожиданно появились на тебя интересные планы.

— Какие?.. — дрожащим голосом спросила я, и мужские руки сжались на моих бедрах, притягивая на край столешницы, ближе к возбужденному без сомнения паху.

— Заберу тебя для себя. Ты не испорченная, невинная. Интересно, как быстро ты научишься кончать и хотеть меня.

— Я не буду…

— Врушка, лисица. Ты уже мокрая.

С самоуверенной улыбкой он погладил подушечками пальцев бедро и резко опустил руку вниз, прижимая ладонь к моей промежности.

Никто! Никогда! Не трогал меня там!

Сердце забилось еще сильнее и громче. В висках застучало, а губы в мгновение пересохли.

— Не достаточно, но сколько есть, — хмыкнул он, — насколько ты отзывчивая, лисица? Я слышу, как стучит твое сердечко, как от тебя сладко пахнет волнением, как ты судорожно дышишь. Что будет, если я сделаю так?

Костяшки пальцев по-хозяйски прижались к центру и погладили вход, будто освобождая для себя пространство. Вцепившись ногтями в его руки, я зашипела, не зная, как реагировать на подобное, но по телу импульсом пробежал ток, от которого меня подбросило в воздух.

— Черт!.. Это даже эротичнее, чем я думал! — взволнованно, но продолжая язвить, сказал он. — Когда-нибудь трогала себя руками? Вижу, не трогала. Значит, я первый? Богиня, ну и одуванчик мне достался! Сладкий…

Он прижался губами к моей шее, властно притягивая к себе, и пальцами погладил шелковою кожу, мягко раздвигая складочки для очередного нападения.

— Прости, крошка. Позже мы обязательно займемся прелюдией, но сейчас я слишком хочу узнать насколько ты узкая.

Скрипнул замочек ширинки, и я запаниковала, начиная трястись, как осиновый лист на ветру в сентябрьскую бурю.

— Спокойнее, — странное свечение скользнуло у его губ, которые прижались к моим, вновь передавая вкус и аромат дорогого коньяка, и на меня словно плита упала.

Спокойная, ровная и неподъемно тяжелая.

— Это… что?..

— Успокоил тебя, чтобы не было больно, лисица. Ты так нервничаешь, что я печенкой твою панику ощущаю, — ответил он, приставив свой член к моей беззащитной промежности. — Так будет легче. Надеюсь.

Пьяно скользнув по его красивому без сомнения лицу, я только хрипло вскрикнула, ощущая толчок и тянущий дискомфорт между ног. Взгляд сам собой упал вниз, и я задержала дыхание, смотря как крепкий, толстый член проник в меня наполовину и слыша, как шипит мужчина у моего лица.

— Все-таки узкая. Чертовски, — прорычал он и сжал мой подбородок, заставляя смотреть на себя, алчно разглядывая мои губы. — Вот и все крошка. Теперь ты больше не девственница.

Я держалась за его предплечья, впившись одеревеневшими пальцами, и прислушивалась к собственному телу, которое сейчас должно было ощущаться иначе, тем более что хозяин все еще был во мне, пытаясь плавно толкаться вперед. ...

Скачать полную версию книги