КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 475124 томов
Объем библиотеки - 701 Гб.
Всего авторов - 221293
Пользователей - 102892

Последние комментарии


Впечатления

Rusta про Кири: Мир, где мне не рады (Юмористическая фантастика)

Весьма неплохо

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Ищенко: Город на передовой. Луганск-2014 (Политика и дипломатия)

какой бред несет эта баба.
и явно, не луганчанка, или писалось со слов, а аффтор, не зная местной специфики употребления слов, воткнул/ла отсебятину.
нечитаемо. и учить историю по этому опусу я бы детям не давал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бурмистров: Антология фантастики и фэнтези-23. Компиляция. Книги 1-13 (Боевая фантастика)

Спасибо за релизы произведений отличных авторов

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

Ежели есть желание, задайте вопрос автору на Литнет)))

https://litnet.com/ru/book/proklyate-starinnogo-kolca-b374998

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Тишанская: Проклятье старинного кольца (Альтернативная история)

вопрос залившему
где тут альтернативная история?
RE:задайте вопрос автору на Литнет)))

сходил.у автора указано
RE:попаданка в другой мир_приключения_магия приключение фантастика приключения дружба становление героя

попаданцы-да, есть.

альт. история-нет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
a3flex про Сёмин: История России: учебник (Учебники и пособия ВУЗов)

Класс! Я думал авторов расстреляют, а им позволили преподавать))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
kiyanyn про Рокоссовский: Солдатский долг (Биографии и Мемуары)

Книгу, правда, не читал, а слушал :), но...

Порадовало, что маршал ни разу не ездил на Малую землю посоветоваться о том, как проводить ту или иную операцию, с полковником Брежневым... Да и Хрущев упомянут только один раз.

Зато постоянно прорывались его нестыковки с Жуковым. Рокоссовский корректен, но мы-то привыкли читать (и слушать :)) меж строк. Особенно грустно было ему, как я понимаю, отдавать в конце войны I Белорусский и взятие Берлина...

Рейтинг: +5 ( 6 за, 1 против).

Идеальный роман [Блейк Пирс] (fb2) читать онлайн

- Идеальный роман (а.с. Джесси Хант -7) 763 Кб, 205с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Блейк Пирс

Настройки текста:



БЛЕЙК ПИРС
ИДЕАЛЬНЫЙ РОМАН (Джесси Хант - Книга 7)


ГЛАВА 1

Джесси проснулась от звука выстрелов.

В полудрёме она скатилась с кровати, схватила с прикроватной тумбочки свой пистолет и выскочила из спальни. Казалось, что выстрелы раздавались из гостиной. Она взглянула на часы: было начало второго утра.

Хант не стала строить догадки насчёт того, каким образом кому-то удалось обойти все установленные ею меры безопасности, а сосредоточилась на стоящей перед ней задачей. Ей нужно было действовать решительно, ведь под угрозой была не только её жизнь, но и жизнь Ханны, которая спала в комнате по другую сторону гостиной.

Джесси сделала глубокий вдох, прежде чем выглянуть за дверь. Она заметила, что комната была недостаточно ярко освещена. Внезапно раздался второй выстрел, и ей пришлось спрятаться за стену. Успел ли стрелок увидеть её? Она как раз собиралась ползком проникнуть в гостиную, когда вдруг услышала голос.

- Ты окружён, Джонни. Выходи с поднятыми руками, - приказным тоном произнёс резкий мужской голос.

Внезапно раздалось зловещее музыкальное сопровождение.

- Тебе не взять меня живым! – прокричал кто-то в гангстерской манере.

Впервые за последние тридцать секунд Джесси позволила себе отдышаться. Опустив пистолет, она поднялась на ноги, вошла в гостиную и увидела там включённый телевизор, по которому шёл старый чёрно-белый детектив.

Она взяла пульт с журнального столика и выключила телевизор. У неё по–прежнему бешено колотилось сердце, когда она проходила гостиную, стараясь не наступить на разбросанную по полу одежду, обувь и журналы, пока не добралась до открытой двери спальни Ханны.

Джесси заглянула внутрь и увидела там свою семнадцатилетнюю сводную сестру Ханну Дорси, которая спала в кровати, свернувшись калачиком. Девушка сбросила одеяло и обхватила себя руками, чтобы согреться.

Джесси на цыпочках подошла к ней, подобрала одеяло и осторожно накрыла им Ханну, которая что-то неразборчиво бормотала себе под нос. Хант прислушалась, пытаясь разобрать слова. Но уже через пару секунд она решила, что это бесполезно и оставила эту затею.

Она снова на цыпочках вернулась к двери, ещё раз взглянула на сестру, а затем закрыла дверь. Джесси глубоко вздохнула. Несмотря на её неоднократные просьбы, это был уже третий раз за последнюю неделю, когда Ханна не выключила телевизор перед сном. К счастью, под звуки выстрелов Джесси проснулась сегодня впервые.

В глубине души она хотела разбудить сестру, вытащить её из постели и заставить выключить его. Но, как она недавно узнала из интернет-рассылки информации по воспитанию детей, на которую подписалась, для развития ума и тела подросткам нужен полноценный сон. К тому же, если она сейчас разбудит Ханну, чтобы доказать её неправоту, то завтра ей придётся иметь дело ещё и с её протестным настроением.

Возвращаясь в свою комнату, чтобы снова лечь спать, она задалась вопросом, существовала ли такая рассылка, которая гласила бы, что тридцатилетним работающим женщинам тоже был необходим полноценный сон. Подумав об этом, она улыбнулась, когда вдруг споткнулась о ботинок, который Ханна бросила посреди комнаты, и упала на пол, больно ударившись левым коленом о паркет.

Она заставила себя подавить ругательство, которое ей хотелось выкрикнуть. Вместо этого она тихонько простонала, поднялась на ноги и побрела обратно в кровать. У неё болело колено, сердце продолжало быстро биться, а в голове была куча мыслей. Джесси смирилась с практически бессонной ночью, как с неизбежным следствием того, что она позволила подростку поселиться у себя в квартире.

«По-моему, я лучше высыпалась даже тогда, когда на меня охотился серийный убийца».

Чёрный юмор немного поднял ей настроение, но не помог уснуть.


* * *

«Я выключила его», - гневно выражала своё возмущение Ханна.

Джесси сидела напротив неё за обеденным столом и не могла поверить, что девушка продолжала настаивать на своём.

- Ханна, кроме нас двоих здесь никого нет. Я пошла спать до тебя. Когда я пожелала тебе доброй ночи, ты ещё смотрела телевизор. Я проснулась около полуночи, а он всё ещё работал. Не нужно проводить расследование, чтобы понять, кто в этом виноват.

Ханна смотрела на неё, убеждённая в своей правоте.

- Джесси, я не хочу показаться невежливой, но ты ведь говорила, что у тебя в последнее время проблемы со сном. В твоём возрасте часто уже начинаются трудности с памятью. Может быть, ты сама забыла выключить телевизор и обвиняешь в этом меня, так как просто считаешь меня ленивым и забывчивым подростком?

Джесси оглянулась, шокированная дерзостью Ханны. Надо признать, что это был потрясающий ход – так искусно лгать об очевидных вещах, что Джесси в ответ нечего было сказать.

- Ты ведь в курсе, что я зарабатываю себе на жизнь тем, что выслеживаю серийных убийц, правда? – напомнила она сестре. – И я не собираюсь поддаваться твоим манипуляциям.

Ханна доела тост и встала, демонстрируя свой высокий рост в метр семьдесят пять – всего на несколько сантиметров ниже Джесси, прядь её светло-русых волос упала ей на лицо.

- Разве нам ещё не пора собираться к психотерапевту? – спросила она, оставив без ответа комментарий Джесси. – Я думала, что нам к девяти. А сейчас уже восемь тридцать две.

Девочка пошла собираться к себе в комнату, оставив тарелку и пустую чашку на столе. Джесси подавила непреодолимое желание позвать её и заставить положить их в посудомоечную машину.

Она напомнила себе об установленных ею личных границах, когда два месяца назад Ханна переехала к ней. Она не была родителем этой девочки и не старалась им стать. Её задача состояла в том, чтобы обеспечить своей сводной сестре комфортные условия, чтобы та могла вернуться к нормальной жизни после всей пережитой ею череды травмирующих событий. Джесси нужно было помочь Ханне исцелиться и научиться снова доверять миру, который, казалось, был полон опасности. Она должна была стать для сестры источником поддержки и безопасности. Джесси всё это знала и понимала, но всё же не могла не возмутиться, почему, чёрт возьми, подростку так трудно просто убрать эту дурацкую тарелку?

Прибрав на кухне, она в тысячный раз попыталась убедить себя, что ничего страшного не произошло, что Ханна так себя ведёт, чтобы вновь обрести контроль над собственной жизнью, чего ей так не хватало в последнее время, что этот вопрос не затрагивает их личные взаимоотношения, и что подобная ситуация не будет продолжаться вечно.

Джесси в который раз напомнила себе об этом. Но в глубине души она понимала, что на самом деле она так не думает. Она переживала, что с Ханной происходит что-то гораздо более серьёзное. И она боялась, что эти изменения могут быть необратимыми.

ГЛАВА 2

Джесси сидела как на иголках.

Она знала, что сеанс Ханны с доктором Дженис Леммон закончится с минуты на минуту. Выйдет ли девочка оттуда вся в слезах, как она сама после их прошлой встречи? Или с каменным лицом, как после первых двух?

Если кто-то и мог достучаться до Ханны, то Джесии хотелось бы верить, что этим человеком станет доктор Леммон. Несмотря на то, что с первого взгляда это было не совсем заметно, но шутки с этой женщиной были плохи. Хрупкое телосложение, светлые волосы с химической завивкой и очки с толстыми стёклами делали психотерапевта возрастом чуть старше шестидесяти скорее похожей на чью-то бабушку, чем на одного из самых уважаемых экспертов в изучении девиантного поведения на всём Западном побережье. И за этой заурядной внешностью скрывалась женщина, с мнением которой считались настолько, что она до сих пор время от времени консультировала управление полиции Лос-Анджелеса, ФБР и другие организации, о которых она сама никогда не упоминала. А ещё она была психотерапевтом Джесси.

Сначала Джесси переживала, что сеансы доктора с Ханной могут спровоцировать конфликт интересов. Но несколько раз обсудив этот вопрос, они сошлись во мнении, что существовало всего несколько специалистов, которые смогли бы заняться случаем Ханны. И поскольку доктор Леммон была хорошо знакома с историей девушки, то её кандидатура была для этого оптимальной.

В конце концов, это именно доктор Леммон помогла Джесси принять тот факт, что её отец был печально известным серийным убийцей Ксандером Турманом. Именно с доктором Леммон она обсуждала свои ночные кошмары и постоянное чувство тревоги, вызванное тем, что в возрасте шести лет она стала свидетелем того, как отец на её глазах убил мать. Именно этой женщине Джесси открыла свою тайну о том, что он оставил её умирать одну в заснеженной хижине, запертой вместе с разлагающимся трупом женщины, которую она называла мамой. Именно доктор Леммон помогла ей обрести уверенность в том, что ей под силу противостоять своему отцу, когда тот спустя двадцать три года снова появился в её жизни с целью либо превратить её в серийного убийцу и заставить присоединиться к нему, либо лишить её жизни в случае отказа.

Только доктор Леммон внушала Джесси доверие, как психотерапевт, который мог бы поработать с её сводной сестрой – девочкой, с которой у них был один на двоих отец, а также ночные кошмары. Всего несколько месяцев тому назад Турман похитил Ханну и её приёмных родителей, затем лишив их жизни у неё на глазах. Тогда он чуть не убил и Джесси тоже. Только их с Ханной слаженные действия и необыкновенная смелость смогли изменить ситуацию таким образом, что мёртвым в итоге оказал сам Турман.

Но даже после всего этого страдания Ханны не закончились. Всего через несколько месяцев после гибели её приёмных родителей ещё один серийный убийца по имени Болтон Крачфилд - последователь её отца, зацикленный на Джесси, убил новых опекунов Ханны у неё на глазах и похитил её саму. В течение недели он удерживал её в подвале одного из домов, находящихся на отшибе, пытаясь внушить ей свою идеологию и сделать из девочки такого же убийцу, как Турман и он сам.

Она смогла пережить и этот ужас, ей удалось спастись благодаря Джесси и тому, что Ханна сама перехитрила убийцу. Болтон Крачфилд был застрелен. И, несмотря на то, что он больше не представлял собой физической угрозы, Джесси не была полностью уверена, что ему не удалось пробраться в разум Ханны и не развратить его своей больной идеологией, основанной на крови и отрицании общепринятых человеческих ценностей.

Джесси встала на ноги отчасти, чтобы потянуться, но также и потому что почувствовала, как её затягивает болото собственных мыслей. Она посмотрела на своё отражение в зеркале, висевшем в гостиной. Следовало признать, что, несмотря на то, что последние два месяца Джесси неожиданно для себя провела в роли опекуна проблемного подростка, выглядела она по-прежнему довольно презентабельно.

Взгляд её зелёных глаз оставался светлым и ясным. В отличие от привычного хвостика, сегодня она распустила свои каштановые волосы до плеч, демонстрируя их красоту и ухоженность. Уже достаточно долго она жила без постоянного страха быть преследуемой серийными убийцами, и это позволило ей вернуться к привычным физическим тренировкам, что придало её крепкому высокому телу силы и выносливости, которых в последнее время ей так не хватало.

Как ни странно, за последнее время в расследуемых ею делах не было ни перестрелок, ни ножевых ранений – ничего, что могло бы нанести ей дополнительные травмы. Следовательно, новые экземпляры не пополнили её внушительную коллекцию, состоящую из колотой раны в области живота, шрамов на обеих руках и ногах и длинного двенадцатисантиметрового розоватого шрама в форме луны, который пролегал от ключицы до правого плеча.

Она непроизвольно дотронулась до него, задаваясь вопросом, скоро ли наступит момент, когда кое-кто увидит этот шрам вместе со всеми остальными. Она чувствовала, что вскоре они с Райаном смогут внимательно изучить физические несовершенства тел друг друга.

Детектив Эрнандес был для неё не только коллегой по работе, вместе с которым она проводила расследования, но и её парнем. Это определение казалось слегка странным, но другого она не могла подобрать. С тех пор, как Ханна переехала к ней, Джесси с Райаном встречались почти регулярно. И хотя между ними ещё не было физической близости, они оба знали, что этот момент не за горами. Предвкушение этого создавало между ними на работе слегка неловкую, но одновременно по-своему интересную атмосферу.

Открывшаяся дверь отвлекла Джесси от этих мыслей. Ханна вышла из кабинета, при этом она не выглядела ни расстроенной, ни погружённой в себя. Она казалась подозрительно спокойной, что было само по себе странным, учитывая всё, через что ей пришлось пройти.

Доктор Леммон провела её и поймала взгляд Джесси.

- Ханна, - сказала она. – Я хотела бы поговорить с Джесси пару минут. Не могла бы ты подождать здесь?

- Конечно, - садясь, ответила Ханна. – Дайте знать, когда закончите обсуждать степень моей ненормальности. А я пока подумаю, стоит ли мне заявлять о нарушении закона о конфиденциальности медицинских сведений.

- Вот и отлично, - спокойно сказала доктор Леммон, не ведясь на провокацию подростка. – Входи, Джесси.

Джесси устроилась на том же диванчике, на котором сидела и во время собственных сеансов, а доктор Леммон села напротив.

- Буду краткой, - сказала Дженис. – Отбросив в сторону её сарказм, я всё же не думаю, что Ханне пойдёт на пользу, если она будет переживать, что я делюсь с тобой тем, что она рассказала мне, хоть я её и уверила, что не буду этого делать.

- Не будете или не можете? – уточнила Джесси.

- Ей ещё нет восемнадцати лет, поэтому технически, как её опекун, ты могла бы настоять на этом. Но я считаю, что это подорвёт доверие, которое я пытаюсь завоевать. Мне понадобилось немало усилий, чтобы она начала по-настоящему открываться. И я не хочу рисковать.

- Поняла, - сказала Джесси. – Тогда для чего же Вы меня сюда позвали вообще?

- Джесси, я обеспокоена. Не вдаваясь в подробности, я просто скажу, что за исключением единственной нашей встречи, на которой она проявила хоть немного эмоций по отношению ко всему тому, через что ей пришлось пройти, Ханна, в основном… невозмутима. Вспоминая об этом сегодня, когда я узнала её получше, я могу сказать, что она позволила себе это единственное проявление эмоций, чтобы меня успокоить. Кажется, Ханна отгораживается от произошедших с нею событий, как будто она была лишь их свидетелем, а не участницей.

- В этом нет ничего удивительного, - сказала Джесси. – На самом деле мне это очень хорошо знакомо.

- Так и должно быть, - согласилась доктор Леммон. – Ты и сама прошла через подобный период. Мозг таким образом часто даёт себе время разобраться с испытанной болью. Отстранённость и разотождествление себя с травмирующими событиями в подобных ситуациях наблюдаются очень часто. Меня беспокоит то, что Ханна, похоже, делает это не для того, чтобы защитить себя от боли из-за пережитых событий. Вероятно, она вообще вычеркнула боль из своего сознания, как стирают информацию с жёсткого диска. Как будто она воспринимает весь свой травмирующий опыт как данность. Она отказывается принять тот факт, что всё это произошло с ней и её семьёй.

- И я полагаю, это не совсем здорово, да? – поделилась выводами Джесси, ёрзая на стуле.

- Я не хочу об этом судить, - сказала доктор Леммон в своей привычной размеренной манере. – Похоже, это помогает ей справиться. Я только беспокоюсь, куда это может привести в дальнейшем. Люди, не способные осознать собственную эмоциональную боль, иногда достигают той точки, когда не могут распознать и чужую эмоциональную или физическую боль. Они теряют способность к сочувствию. И часто это приводит к социально неприемлемому поведению.

- То, что Вы описываете, похоже на социопатию, - заметила Джесси.

- Да, - согласилась доктор Леммон. – Социопатам действительно свойственны такие проявления. Я не стала бы ставить такой диагноз Ханне, основываясь лишь на коротком времени нашего общения. Многие из её симптомов можно отнести к глубоко укоренившемуся посттравматическому стрессу. Тем не менее, ты сама не замечала в поведении Ханны ничего из того, что я тебе только что описала?

Джесси прокрутила в голове воспоминания о нескольких последних месяцах, включая утреннюю ложь о телевизоре, которая была столь бессмысленной, что её трудно было объяснить. Она вспомнила, как Ханна выражала своё недовольство, когда Джесси настояла на том, чтобы отвезти к ветеринару больного бездомного котёнка, которого они нашли в переулке, когда тот прятался за мусорным баком. Она вспомнила, что девочка могла часами сидеть молча, не реагируя на попытки Джесси вывести её из этого состояния. Она подумала о том случае, когда повела Ханну в спортзал, где её сводная сестра начала без перчаток колотить боксёрскую грушу, пока не избила руки в кровь.

Всё это, казалось, подходило под описание доктора Леммон. Но её поведение также можно было легко истолковать, как попытки девушки справиться с внутренней болью. Ни один из этих случаев не доказывал, что она была потенциальным социопатом. Джесси не хотелось даже думать о подобной возможности, и тем более говорить на эту тему, даже с доктором Леммон.

- Нет, - солгала она.

Психотерапевт посмотрела на Джесси недоверчивым взглядом. Но не стала настаивать и сменила тему разговора.

- Как у неё дела в школе? – спросила она.

- На прошлой неделе она начала занятия. Я отдала её в ту специализированную школу, которую Вы мне рекомендовали.

- Да, мы с ней немного об этом поговорили, - призналась доктор Леммон. – Это заведение не произвело на Ханну впечатления. Тебе так не показалось?

- Кажется, она прокомментировала примерно так: «Как долго мне нужно будет тусоваться с этими наркоманами и самоубийцами, прежде чем я смогу вернуться в настоящую школу?»

Доктор Леммон кивнула, будучи нисколько не удивлённой услышанному.

- Понятно, - сказала она. – Со мной она была несколько менее откровенной. Мне понятно её разочарование. Но на мой взгляд, нам лучше подержать её в безопасной, контролируемой среде по меньшей мере месяц, прежде чем можно будет подумать о её переводе в обычную среднюю школу.

- Я понимаю. Но я знаю, что она расстроена. В этом году она уже должна была окончить школу. Но, учитывая, сколько времени она пропустила, ей пришлось бы остаться на второй год даже в обычной школе. И она совсем не в восторге от того, что заканчивать год ей придётся с, как она их назвала, «торчками и недоумками».

- Всему своё время, не будем сильно давить на неё, - спокойно сказала доктор Леммон. – Поехали дальше. Как ты сама себя чувствуешь?

Джесси невольно рассмеялась, задумавшись, с чего начать свой рассказ. Прежде чем она смогла ответить, доктор Леммон продолжила.

- Времени на полноценный сеанс у нас сейчас нет. Но мне хотелось бы знать, как ты справляешься. На тебя неожиданно легла ответственность за несовершеннолетнего ребёнка, ты сейчас на новом этапе отношений со своим коллегой, по работе тебе постоянно нужно проникать в разум жестоких убийц, а также тебе пришлось стать участником событий, вследствие которых было убито двое серийных убийц, одним из которых был твой собственный отец. Это далеко не самый простой наборчик.

Джесси заставила себя улыбнуться.

- Вы так всё описали, что мне самой эта задача показалась невыполнимой.

Доктор Леммон не стала улыбаться в ответ.

- Я серьёзно, Джесси. Ты должна отдавать себе отчёт в состоянии собственного психического здоровья. Это достаточно непростое время не только для Ханны. Ты тоже можешь сорваться. Не стоит переоценивать свои силы.

Джесси снова притворно улыбнулась.

- Я осознаю риски, док. И пытаюсь изо всех сил заботиться и о себе в том числе. Но в моём случае, я не могу просто расслабиться и провести время в СПА. Жизнь не даёт мне спуску. И если я остановлюсь, она меня попросту раздавит.

- Не думаю, что это соответствует истине, Джесси, - мягко сказала доктор Леммон. – Иногда, когда замедляешься, всё становится на свои места. Ты довольно сильная личность, но не бери на себя лишнего. Ты не настолько незаменима, что не можешь ненадолго взять паузу.

Джесси раздражённо кивнула и ответила с сарказмом.

- Я учту это, - сказала она, будто записывая эти рекомендации в блокнот. – Не брать на себя лишнего. Не насколько незаменима.

Доктор Леммон поджала губы, и, казалось, уже была готова выразить своё раздражение, когда Джесси решила сменить тему разговора.

- Как там Гарленд? – с намёком спросила она.

- Что-что? – переспросила доктор Леммон.

- Вы в курсе, что найти Ханну мне помог именно Гарленд Моисей – консультант полиции Лос-Анджелеса по криминальному профилированию – пожилой разгильдяй, очаровывающий своим беззаботным отношением к миру.

- Я знакома с мистером Моисеем, Джесси. Я просто не совсем поняла, почему ты меня об этом спросила.

- Просто, - сказала Джесси, почувствовав, что она задела доктора Леммон за живое, – он упомянул Ваше имя некоторое время назад, и что-то в тоне его голоса натолкнуло меня на мысль, что вас двоих связывают дружеские отношения. И мне стало интересно, как он поживает.

- Думаю, на этом нам стоит завершить сегодняшнее общение, - резко ответила доктор Леммон.

- Ого, - сказала Джесси, на этот раз по-настоящему искренне улыбаясь. – Вы действительно так быстро сливаетесь, док?

Доктор Леммон встала и жестом указала ей направиться к выходу. Джесси решила разрядить обстановку, и, когда они подошли к двери, она снова повернулась к доктору Леммон и задала вопрос, мучивший её последние несколько минут.

- Серьёзно, док, если Ханна стала на путь, в конце которого она может утратить сочувствие к людям, существует ли какой-то способ изменить это?

Доктор Леммон сделала паузу и посмотрела Джесси прямо в глаза.

- Джесси, я провела тридцать пять лет своей жизни в поисках ответа на подобные вопросы. Самое обнадёживающее, что я могу сказать это: «Надеюсь, что да».

ГЛАВА 3

Лиззи Полачник вернулась домой очень поздно.

Она должна была прийти с занятий в университете Нортриджа к семи вечера. Но на завтра у них был назначен экзамен по психологии, и они с одногруппниками договорились подготовиться к нему вместе. И когда, наконец, они решили закругляться, было уже больше девяти вечера.

К тому времени, как она открыла входную дверь квартиры, было почти 21:45. Она постаралась не шуметь, помня, что Микаэле сегодня и завтра нужно быть на работе в шесть утра, и, возможно, она уже крепко спит.

Лиззи на цыпочках прошла по коридору до своей спальни и удивилась, увидев тусклый свет из-под двери комнаты Микаэлы. На девушку было совсем не похоже, чтобы она ещё не спала, зная, что ей надо будет встать в пять утра. Лиззи подумала, что её подруга детства, а с недавнего времени также соседка по комнате, до такой степени устала, что просто заснула с включенным светом. Она решила заглянуть к ней в комнату и выключить его, если всё было так, как она подумала.

Когда она приоткрыла дверь, то увидела, что Микаэла лежала на спине, ничем не прикрытая. Её лицо было частично закрыто подушкой. Поскольку включенной была лишь настольная лампа, Лиззи было сложно всё рассмотреть как следует, но, похоже, её подуга даже не переоделась, и на ней всё ещё была форма участницы группы поддержки.

Лиззи уже собиралась закрыть дверь, когда вдруг заметила нечто странное. Юбка девушки настолько задралась, что была видна её промежность. Лиззи посчитала это неуместным, даже если бы её подруга была очень уставшей.

Лиззи раздумывала, стоит ли ей накрыть её одеялом. Учитывая то, чем Микаэла зарабатывала себе на жизнь, скромность не была одной из её самых сильных черт. К тому же, в её комнату больше никто не мог бы войти. И всё же, под влиянием воспитания в католической школе для девочек Лиззи подумала, что если ничего не сделает, то будет думать об этом всю ночь.

Она осторожно толкнула дверь и вошла внутрь, а затем тихонько подошла к краю кровати. И тогда девушка буквально застыла на месте. Теперь, когда она могла всё чётко рассмотреть, она увидела зияющие отверстия в груди и животе Микаэлы.

Вокруг тела девушки образовалась лужа крови, вытекающей из ран и медленно впитывающаяся в простыни. Глаза Микаэлы были закрытыми, будто чтобы защитить её от вида всего произошедшего.

Лиззи несколько секунд просто стояла, не зная, что ей делать. Ей хотелось закричать, но она почувствовала, что в горле пересохло. В животе раздался характерный звук, и Лиззи на секунду подумала, что её сейчас вырвет.

Будто во сне, она развернулась и вышла из спальни, зашла на кухню, где налила себе стакан воды. Убедившись, что может говорить, она набрала номер службы спасения.


* * *

Свидание проходило отлично.

В глубине души Джесси было интересно, не сегодня ли это случится. В какой-то степени она этого не хотела. На данный момент её отношения с Райаном были самыми стабильными за всю её жизнь, и она не решалась сделать следующий шаг, опасаясь усложнить их.

Большую часть вечера Джесси провела в очаровательном дешёвом итальянском ресторанчике, жалуясь на свою ситуацию с Ханной. Она в двух словах рассказала суть своего разговора с доктором Леммон и пожаловалась на отсутствие прогресса в адаптации её сводной сестры к новым жизненным условиям. И только когда Райан извинился и вышел в уборную, Джесси поняла, что всё это время думала только о себе.

Заведение «Miceli’s» было легендарным местом долины Сан-Фернандо. Несмотря на то, что здесь было довольно недорого, приглушённый свет создавал в зале романтическую атмосферу. Она усиливалась ещё и тем фактом, что Райану удалось каким-то образом забронировать тот самый столик на внутреннем балкончике второго этажа, откуда весь ресторан был виден как на ладони. Но до этого самого момента Джесси не обращала на это внимания.

Она также с трудом заметила, что Райан почти весь вечер молчал. Он просто сидел и терпеливо выслушивал её рассказ о домашних проблемах, изредка вставляя несколько слов. На самом деле, теперь, когда она размышляла над этим, она не могла даже припомнить, чтобы хоть раз за весь вечер спросила о чём-нибудь его.

Пока на неё волной накатывало чувство вины, Райан как раз вышел из уборной, которая была этажом ниже, и ловко пробирался сквозь лабиринт расставленных столов к лестнице. В этот момент Джесси заметила ещё кое-что – почти каждая находящаяся там женщина смотрела ему вслед. И разве можно было их винить в этом?

Этого мужчину было трудно не заметить. Он был ростом под метр восемьдесят пять и весом около девяноста килограммов, состоящим практически из одних мышц, у него были короткие тёмные волосы и добрые карие глаза, шёл он уверенной походкой человека, не пытающегося ни на кого произвести впечатление.

А если бы эти женщины знали, чем он зарабатывает на жизнь, они были бы заинтересованы ещё сильнее. Как ведущий детектив специального подразделения полиции Лос-Анджелеса – СОУ, он принимал участие в расследовании громких дел, часто предполагающих наличие множественных жертв или причастность к ним серийных убийц.

И он был здесь с ней. Прошло немало времени, прежде чем их отношения вышли на этот уровень. Он находился в заключительной стадии развода после шести лет брака. Джесси сама только недавно развелась. Её брак закончился более драматично, когда её бывший муж попытался свалить на неё свою вину за убийство его любовницы. Когда она раскрыла его план, он попытался убить и её тоже. В настоящее время он находился в тюрьме округа Ориндж.

Райан сел напротив неё, и она взяла его за руку.

- Прости меня, - сказала она. – Весь вечер я говорила только о себе. Как у тебя дела?

- Всё в порядке, - ответил он. – Закончили сегодня с убийством того наркобарона.

- Тебе даже не понадобилась моя помощь, - заметила она, делая вид, что ей обидно.

- Там было всё ясно и понятно. Это дело мы смогли раскрыть, не прибегая к услугам модного профайлера.

- Ну и что, - запротестовала Джесси. – В любом случае звони мне. Так, по крайней мере, мы могли бы проводить вместе больше времени, даже если на каком-то этапе расследования мне придётся оставить дело.

- Как романтично, - сказал он. - Сюси-пуси над трупом.

- Мы исполняем свои обязанности, - сказала она, пожимая плечами. – Кроме того, на последнее дело меня назначили вместе с Трембли, который, без обид, не совсем похож на напарника моей мечты.

- Эй, - в шутку возразил Райан. – Детектив Алан Трембли – настоящий профессионал и ты должна гордиться, что тебе выпадает честь поработать вместе с ним.

- Но он такой зануда.

- Я возмущён от его имени, - сказал он, пытаясь нахмуриться. – Кроме того, тот факт, что мы сейчас работаем раздельно, позволяет мне спланировать твой день рождения без твоего вмешательства.

- Ты готовишь мне сюрприз? – спросила Джесси, искренне удивившись. – Я даже не знала, что ты в курсе.

- Я ведь детектив, Джесси. Это вроде как входит в мои обязанности. Я бы и вовсе не заводил об этом разговор, но мне нужно, чтобы ты ничего не планировала на вечер четверга. Здорово, да?

- Здорово, - согласилась она, слегка краснея.

Райан улыбнулся, и Джесси почувствовала, как по её телу разливается тепло. Если бы кто-то другой узнал, что у неё день рождения и собирался бы устроить ей сюрприз по этому поводу, Джесси бы подозрительно отнеслась к этому. Но, поскольку это был Райан, ей было приятно и даже волнительно.

Ей стало интересно, не планировал ли он заранее преподнести ей сегодня вечером подарок интимного характера. Она уже собиралась подсказать ему эту идею, как вдруг у него зазвонил телефон. Она не узнала мелодию звонка. Кем бы ни был звонивший, при виде его имени на экране своего телефона Эрнандес нахмурился. Извинившись перед Джесси, он ответил.

- Детектив Эрнандес, - сказал он.

Джесси наблюдала, как Райан прислушивался к голосу на другом конце линии. И с каждой секундой выражение его лица становилось всё более мрачным. Спустя почти тридцать секунд молчания он наконец ответил.

- Но ведь управление Долины уже там. Разве уже не поздно?

Райан молчал, пока говорил его собеседник. Ещё спустя двадцать секунд он снова заговорил.

- Я понял. Я этим займусь.

Потом он повесил трубку. Некоторое время он просто смотрел на экран телефона, а когда поднял глаза, его взгляд был холодным и суровым.

- Ненавижу, когда так происходит, но нам придётся отказаться от десерта. Мне нужно проверить место преступления, и если мы не выедем прямо сейчас, может быть уже слишком поздно.

Джесси редко видела Райана таким смущённым. Он махнул официантке, чтобы привлечь её внимание, и, когда она быстро к нему подошла, вручил ей стопку банкнот из своего бумажника.

- Слишком поздно? – спросила Джесси. – Что это значит?

Райан встал и дал ей понять, что она должна сделать то же самое. Он ответил, когда они уже направлялись к лестнице.

- Я всё объясню тебе по дороге.

ГЛАВА 4

Джесси была вынуждена подождать.

О чём бы ни шла речь, Райан явно нервничал, и она не хотела усугублять ситуацию. Она молча сидела на пассажирском сидении, давая ему возможность рассказать, что произошло, когда он посчитает нужным сделать это.

- Ты уверена, что хочешь ехать со мной? – снова спросил он.

- Да, - заверила она его. – Я написала Ханне сообщение, что у меня появилось дело, и что она должна идти спать, не дожидаясь меня. Так что всё в порядке.

- Ты можешь вызвать такси, - напомнил он ей.

- Я хочу поехать с тобой, Райан, - сказала она, несмотря на сильное желание расспросить поподробнее о деле, на которое они ехали.

Он продолжил движение на запад по бульвару Вентура дальше в Долину Сан-Фернандо. Спустя ещё десять секунд молчания он, наконец, начал говорить.

- Итак, дело вот в чём. Кое-кто в отделе предупреждает меня о делах, в расследовании которых мне стоит принимать участие.

- А ты не мог бы говорить ещё более загадочно? – спросила Джесси, не в силах сдержаться.

- На самом деле мне особо нечего больше рассказать, - сказал он, не обращая внимания на её саркастический комментарий. – Четыре года назад мне позвонили с одноразового телефона. Голос говорившего был изменён. Он сообщил, что главного подозреваемого в убийстве одного богатого бизнесмена подставили, и что мне следует поискать политические мотивы этого преступления.

- Тот звонок был для тебя полной неожиданностью? – спросила она.

- Ага. На тот момент я был начинающим детективом и ничем особо не рисковал, так что решил разобраться. Дело уже практически было закрыто. Но я начал копать и довольно быстро всё понял. Оказалось, что тот бизнесмен был главным спонсором и организатором сбора средств для избирательной компании одного из депутатов местного городского совета. Как только его не стало, то это финансирование резко прекратилось. Его оппонент смог переиграть его в денежном плане, и в итоге место досталось ему. В конце концов мы пришли к выводу, что именно политический оппонент организовал убийство бизнесмена, чтобы нанести удар по основному источнику финансирования действующего члена совета. А затем он подставил человека, впоследствии ставшего главным подозреваемым, чтобы всё выглядело так, будто бизнесмен погиб в результате обычного ограбления, которое просто пошло не по плану.

- Откуда всё это мог знать твой информатор?

- Понятия не имею. Я даже не уверен, что осознавал реальные масштабы того дела. У меня возникло такое ощущение, что информатор, которого я стал называть про себя Болтушкой Кэти, знал, что в этом деле что-то не так, но не был в курсе всех нюансов.

- Твой информатор – женщина?

- Трудно сказать, - признался Райан. – Но когда я выбирал имя, то предположил, что это так и есть. В любом случае, после того первого звонка мне стали поступать и другие. Нечасто, раза два в год. Звонили всегда с одноразовых телефонов и говорили изменённым голосом. Речь практически всегда шла о делах, которые на первый взгляд казались элементарными, но в ходе дальнейшего расследования оказывались гораздо более сложными.

- Значит, Болтушка Кэти – это своего рода блюститель справедливости?

- Возможно, - не вполне уверенно сказал Райан. – Или это может быть что-то ещё. Я заметил, что в большинстве этих случаев реальная история запутана и выставляет людей, находящихся у власти в невыгодном свете. И я думаю, что чаще всего наше начальство в подобных случаях предпочло бы закрыть эти дела как можно скорее, не особенно вдаваясь в детали, которые могли спровоцировать нежелательные последствия и выявить причастность к ним влиятельных должностных лиц. Позвонив мне, Болтушка Кэти может одновременно указать на сомнительные заключения детективов, при этом не раскрывая свою личность и не рискуя своей карьерой. Цель этого человека может быть благородной, но я думаю, что личный интерес здесь тоже присутствует.

- Так что же за дело на этот раз привлекло её внимание?

- Не знаю, - сказал Райан, свернув с бульвара Вентура на Колдвотер Каньон Авеню. – Она никогда не говорит мне причин, по которым то или иное дело, на её взгляд, подразумевает под собою нечто большее, чем простое убийство, она просто заставляет меня обратить на него внимание. Всё что я знаю, это то, что была убита женщина в одном из кварталов Бессемер-стрит в районе Ван-Найс. Её несколько раз ударили ножом в туловище. Согласно предварительному заключению, это ограбление, которое пошло не по плану; грабитель не ожидал, что в доме кто-то был и напал на жительницу, обнаружив её внутри.

- У них есть подозреваемый?

- Нет, - сказал Райан. – Но, по словам Болтушки Кэти, там всё происходит очень быстро. Звонок в службу спасения поступил всего полчаса назад, а коронер уже прибыл на место происшествия и готовится забрать тело.

- И детектив согласен с его действиями? – изумлённо спросила Джесси.

- Насколько я понимаю, он ещё туда даже не приехал. Приказ отдал старший офицер.

- Что? – ошеломлённо спросила Джесси. – Но это противоречит правилам поведения на месте преступления. Мы можем как-то повлиять на ситуацию?

- Именно поэтому я и сказал, что нам нужно немедленно ехать, - ответил Райан. – Болтушка Кэти сказала, что коронер попытается немного потянуть время, но дольше десяти минут он этого делать не сможет, и им придётся подготовить тело для транспортировки.

- Насколько мы далеко от места преступления? – спросила Джесси.

- Недалеко, - сказал Райан, сворачивая на улицу, освещённую вспышками света. – Это всего полквартала отсюда.

Они припарковались немного ниже и вышли из машины. Второпях Джесси всё же не могла не заметить, что, несмотря на то, что повсюду был свет мигалок, полицейских машин оказалось не так много, как она ожидала. Там был фургон коронера, скорая и две патрульные машины. Обычно на месте преступления полицейских машин было как минимум вдвое больше.

Когда они подошли к зданию, на них настороженно посмотрел офицер в форме, стоявший на улице. Райан предъявил свой значок.

 - Что там, офицер? – спросил он.

Учитывая нехватку времени, Джесси была удивлена, что он вообще остановился. Молодой чернокожий офицер явно нервничал, ему было не больше двадцати пяти и, согласно информации на его бейджике, он носил фамилию Бёрнсайд.

- Сэр, - ответил он, и его голос слегка дрогнул, - у нас труп семнадцатилетней девушки, множественные ножевые ранения в грудь и живот. Соседка по комнате нашла её лежащей в кровати.

- На место преступления уже приехал детектив управления полиции Долины? – спросил Райан.

- Нет, сэр.

- Тогда кто здесь главный?

- Мой босс, сержант Костабайл из управления Ван-Найса, - ответил офицер, показывая направо. – Он внутри. В квартире 116.

- Спасибо, - резко произнёс Райан, слегка поморщившись, когда проходил мимо вместе с Джесси.

- Ты знаешь Костабайла? – спросила Джесси, пытаясь не отставать от Эрнандеса.

- Только понаслышке, - сказал Райан. – Хэнк Костабайл представитель не просто старой школы, а, скорее, древней. И, насколько я слышал, он настоящий питбуль.

- Питбули на самом деле приятные по своей природе, - сказала Джесси с нотками возмущения в голосе.

- Замечание засчитано, - сказал Райан. – Но ты поняла, о чём я. Все считают его… достаточно сложным человеком. Это может быть неприятно, поэтому приготовься.

- Что ты имеешь в виду? – спросила Джесси.

Но прежде чем он смог ответить, они подошли к двери. Крепкий офицер по имени Лестер стоял рядом с огороженным лентой участком. Он выглядел таким же настороженным, как и полицейский снаружи, но не таким нервным. Джесси заметила, что Райан не стал предъявлять ему свой значок.

- Сюда входить нельзя, - резко произнёс офицер Лестер. – Здесь проходит расследование. Офицер, дежурящий на улице, должен был вам сказать.

- Неужели? – произнёс Райан любопытствующим, не совсем официальным тоном. – А что произошло? Можешь мне рассказать?

- Мне не дозволено об этом говорить, - отрезал Лестер. – Вы живёте в этом здании, сэр? Мы не можем допустить, чтобы гражданские прохаживались возле места преступления.

- О, мы не будем этого делать, - сказал Райан. – Это было бы так же неправильно, как и забирать труп до прибытия назначенного на это дело детектива, который в таком случае лишится возможности оценить место происшествия. Я прав?

Услышав его слова, офицер прищурился, теперь уже чётко понимая, что происходит нечто необычное.

- Кто Вы, сэр? – спросил он; к резкому тону теперь добавился намёк на тревожность.

- Уж точно не один из детективов Бюро Долины, - громко сказал Райан.

- Сэр… - начал явно сбитый с толку офицер.

- Всё нормально, Лестер, - сказал подошедший к нему сзади лысый офицер. – Разве ты не знаешь, кто это? Это знаменитый детектив Райан Эрнандес из Центрального участка. Можешь пропустить его. Но не забудь взять у него автограф, пока он не ушёл.

- Сержант Костабайл, я полагаю? – спросил Райан, подняв бровь.

- Так точно, - сказал Костабайл с насмешливой ухмылкой. – Чем мы обязаны такой чести, детектив? Показываешь своей хорошенькой длинноногой подружке, как живут люди здесь в Долине?

- Моя «хорошенькая длинноногая подружка» на самом деле криминальный профайлер Джесси Хант. Ну знаешь, она ловит серийных убийц так же часто, как ты венерические болезни.

Далее последовало долгое неловкое молчание, и Джесси показалось, что Костабайл может просто достать свой пистолет и выстрелить в Райана. Мерзкая усмешка исчезла с лица сержанта, и он нахмурился. После мгновения, показавшегося вечностью, Костабайл расхохотался.

- Наверное, я это заслужил, - сказал он, взглянув на Джесси, при этом в его голосе не было и намёка на осуждение. – С моей стороны было грубо так поспешно делать выводы о Вас, мисс Хант. Ваша репутация опережает Вас. Могу себе только представить, как нам сегодня повезло лицезреть Вас собственной персоной. Скажите на милость, что же привело Вас сюда?

Джесси отчаянно хотелось ответить на эту насмешку в своём стиле, но ей не хотелось нарушать план Райана, так что она не стала давать волю своему презрению.

- Боюсь, я не могу быть с Вами полностью откровенной, - сказала она извиняющимся тоном. - Но я с удовольствием предоставлю детективу Эрнандесу право изложить цель нашего присутствия.

 - Спасибо, мисс Хант, - сказал Райан, плавно перенимая эстафету. – Так получилось, что мы как раз опрашивали свидетелей в этом районе, когда нас проинформировали об этом деле. Похоже, оно перекликается с нашим расследованием, и поэтому мы решили самостоятельно с ним ознакомиться.

- Вы считаете, что это дело как-то связано с вашим расследованием? – недоверчиво спросил Костабайл.

- Возможно, - сказал Райан. – Прежде чем что-то утверждать наверняка, нам нужно для начала увидеть тело. Конечно, мы не хотели бы мешать назначенному на это дело детективу. А кстати, кого сюда назначили?

Костабайл смотрел на Райана, заметив его вызывающий тон. Было ясно, что Райан знает, что на месте преступления ещё нет детектива. Казалось, Костабайл размышлял, стоит ли ему отвечать на заданный Эрнандесом вопрос, или сосредоточить внимание на рассказе о том, что здесь произошло.

- С минуты на минуту сюда прибудет детектив Строуд, - наконец ответил он подозрительно вежливым тоном. – Но мы готовим тело для перевозки в морг. Похоже, здесь всё ясно. Мы не хотели бы впустую тратить ресурсы отдела.

- Конечно, конечно. Я понимаю, - ответил Райан тем же официальным, но не искренним тоном, что и Костабайл. – И тем не менее, мы хотели бы взглянуть, чтобы ничего не упустить. Речь идёт о девочке-подростке, заколотой ножом в её собственной постели… сколько у неё ножевых ранений?

Костабайл залился краской и, похоже, ему пришлось приложить огромные усилия, чтобы сохранить самообладание.

- Насколько нам известно, то девять.

- Девять ножевых ранений? – повторил Райан. – Кажется, это довольно много. Вам тоже так кажется, мисс Хант?

- Так и есть, - согласилась Джесси.

- Да, очень много, - для усиления эффекта повторил Райан. – Так может мы для начала попробуем выяснить всё возможное, прежде чем запакуем тело девочки в пластиковый пакет и отправим по утыканным ямами дорогам Долины? Ну знаешь, просто, чтобы основательно подойти к этому делу.

Он мило улыбнулся, будто речь шла о прогнозе погоды. Костабайл не стал улыбаться в ответ.

- Вы забираете это расследование, детектив? – прямо спросил сержант, оставив замечание о ямах на дорогах без комментариев.

- Не сейчас, сержант. Как я уже сказал, мы просто хотели проверить, имеет ли это убийство что-то общее с нашим расследованием. Вы ведь не будете против, если мы осмотрим тело, не так ли?

За этим вопросом последовало ещё одно неловкое молчание. Джесси заметила, как другой офицер по имени Уэбб вышел из квартиры и встал позади Костабайла. Его правая рука находилась в опасной близости к кобуре с пистолетом. Затем она оглянулась назад и увидела, как офицер Лестер зашёл в зону, огороженную полицейской лентой, заняв ту же позу и держа руку в таком же положении.

Костабайл перевёл взгляд вниз на свои туфли и задержал его там на несколько секунд. Райан немигающим взглядом смотрел на макушку головы сержанта. Джесси боялась даже дышать. Наконец Костабайл поднял глаза. У него на лбу вздулась вена. Он яростно зажмурил глаза. Затем медленно открыл их и его тело, казалось, немного расслабилось.

- Проходите, - сказал он, демонстративно махнув рукой.

Райан сделал шаг вперёд, Джесси последовала за ним. Как только она вошла в квартиру, то вспомнила, что уже можно было дышать спокойно.

ГЛАВА 5

Джесси было трудно оставаться сосредоточенной.

В этой квартире было сосредоточено такое количество тестостерона, что она всё ещё немного опасалась, что в любой момент может начаться перестрелка.

Она попыталась выбросить из головы агрессивные мысли, подходя к месту происшествия. С этого момента ей нужно было думать ясно. Коронер будет сосредоточен на состоянии тела, а криминалисты будут искать следы крови и отпечатки пальцев. Ей же нужно было изучить все возможные детали, чтобы составить психологический портрет жертвы. Даже самая незначительная из них могла привести к убийце.

Квартира, в которой жила девушка, была ничем особо не примечательной. Исходя из предметов интерьера, Джесси было ясно, что здесь жили две девушки, хотя пол второго жильца ранее не упоминался. Одна из девушек явно была более консервативных взглядов, чем вторая. На стенах красовалось довольно необычное сочетание акварелей и иконописи с гравюрами Густава Климта и провокационными фотографиями Мэпплторпа.

Проходя по коридору, Джесси отчётливо почувствовала, что более эксцентричная девушка была и более обеспеченной. В квартире преобладал именно её стиль. Когда они проходили мимо небольшой спальни, она заглянула внутрь и увидела висящий на стене над комодом крест.

«Значит, погибла девушка, которая могла позволить себе комнату побольше».

И действительно, они проследовали дальше в комнату побольше в конце коридора, откуда были слышны голоса.

- Ну что, готовы, леди-профайлер? – насмешливо спросил Костабайл.

- Она… - начал было Райан, но Джесси оборвала его.

- Я в порядке, - ответила она.

Ей не нужно было, чтобы он защищал её профессионализм. И она точно не хотела, чтобы они продолжили меряться силами. Не обращая внимание на то, что происходило у неё за спиной, она глубоко вздохнула и вошла в комнату.

Прежде чем взглянуть на тело, Джесси посмотрела по сторонам. Стены были украшены предметами декора, а возле кровати стоял дискотечный зеркальный шар. В углу лежал упавший стул, а по полу были разбросаны журналы, свидетельствовавшие о том, что здесь была борьба. Стол был практически пуст, но на нём можно было заметить прямоугольное пятно, окружённое слоем пыли, говорящее о том, что там недавно лежал ноутбук.

- Телевизор на месте, - заметил Райан. – Игровая консоль тоже. Странно, что вор не тронул их.

- И тем не менее ноутбук пропал, - заметила Джесси. – Мобильный нашли?

- Пока нет, - сказал офицер Уэбб.

- Вы узнали номер её телефона у соседки по комнате, чтобы мы смогли его отследить? – спросила она, стараясь не выдавать своего нетерпения.

- Соседка по комнате сейчас немного не в себе, - сказал Костабайл. – Она нам толком ничего и не сказала, кроме имени – Элизабет Полачник. Сотрудники скорой помощи вывели её на улицу. Они дадут ей успокоительное.

- Ладно, - сказала Джесси. – Но пусть она никуда не уходит, пока мы с ней не поговорим.

Костабайл по-прежнему выглядел нервным, однако, передавая указания, кивнул офицеру Лестеру, который всё ещё стоял у входной двери. После этого Джесси наконец обратила своё внимание на тело девушки, лежавшее на кровати. Его уже уложили в пакет для трупов, но его ещё не застегнули. Подобное зрелище привело Джесси в бешенство.

- Кто-то сделал фотографии, прежде чем её тело сдвинули с места? – спросил Райан, озвучивая вопрос, возникший в голове у Джесси.

Криминалист подняла руку вверх.

- Мне удалось отщёлкать пару кадров как раз перед тем, как её уложили в мешок, - сказала она.

К ним подошла помощник судмедэксперта.

- Здравствуйте. Меня зовут Мэгги Колдуэлл. Мы пытались немного оттянуть время, - извиняющимся тоном сказала она. – Но нам были даны противоположные указания.

В воздухе повис невысказанный упрёк.

- Как я уже говорил, - в собственную защиту сказал Костабайл, - здесь всё предельно ясно, и я просто не хотел тратить время впустую.

Джесси попыталась говорить ровным голосом.

- Я уверена, что у Вас за плечами многолетний опыт работы, сержант, - сказала она. – Но неужели Вы часто принимаете безапелляционные решения нарушить протокол действий на месте преступления до приезда детектива, независимо от того, сколько времени у Вас есть?

- В управлении полиции Долины не столько ресурсов, как у вас в центре, - рявкнул он. – Мы не можем себе позволить подолгу любоваться каждым новым трупом очередного сбежавшего из дома подростка.

Чем сильнее Джесси вскипала внутри, тем спокойнее и медленнее становился её голос.

- Я не знала, что в этой части города полицейский протокол ставит экономию бюджета выше раскрытия преступлений. Я хотела бы увидеть, где это написано в новых правилах. Кроме того, я не знала, что убийство сбежавшего из дома подростка не заслуживает должного расследования. Может я пропустила этот пункт, когда изучала свод правил полиции Лос-Анджелеса?

- Вы сомневаетесь в моём профессионализме? – спросил Костабайл, делая шаг в её сторону.

- Я просто задаю вопросы, сержант, - не отступая, ответила она. – Если Ваша совесть видит в них нечто большее, то это уже Ваше дело. Я хотела бы заметить, что как для сбежавшего из дома подростка, дела у этой девушки явно шли неплохо. Совершенно очевидно, что у неё была хорошо оплачиваемая работа, которая позволяла ей жить в большой квартире, покупать предметы искусства и, судя по состоянию её ногтей и волос, обслуживаться в дорогостоящих салонах красоты. У Вас точно нет никаких предположений на её счёт?

Казалось, Костабайл не знал, на какой из провокационных вопросов Джесси ему стоит ответить в первую очередь. Дав себе секунду, чтобы вновь обрести контроль над собой, он сказал:

- Девушку нашли в форме участницы группы поддержки со спущенной юбкой. Как по мне, это попахивает какими-то грязными делишками. Я подозреваю, что она была девушкой по вызову.

- А Вы не допускаете возможности, что юбку с неё стянул убийца? – размышляла Джесси. – Ваш офицер сказал, что ей семнадцать лет. Разве не может быть, что она действительно состояла в группе поддержки школьной команды? Разве она не может быть актрисой в сценическом костюме? Мы точно уверены, что она грязная шлюха? Кажется, для профессионала Вы делаете слишком много не подтверждённых фактами предположений, сержант.

Костабайл сделал ещё один шаг вперёд. Теперь он оказался с ней лицом к лицу. Джесси переживала, что Райан захочет вмешаться, но тот сдержался. Она подумала, что он догадался, чего она добивалась. Костабайл сквозь зубы ответил:

- Так ты, крутая профайлерша, припёрлась сюда со своим модным дружком, чтобы сказать мне, что я плохо выполняю свою работу? Ты это имеешь в виду, да?

Он почти рычал, но Джесси было всё равно.

- А что, правда глаза колет, да? – прошептала Джесси. – Кстати, если Вы думаете, что я испугаюсь Вас только потому, что Вы отрастили сиськи, как у бабы, а изо рта воняет чесноком, то Вы ошибаетесь. Я дралась с парнями, которые оставляли части человеческого тела в качестве сувениров, так что Ваша дешёвая тактика запугивания меня не впечатляет. А сейчас убирайтесь долой с моих глаз.

У Костабайла раздулись ноздри. Вена на его лбу вздулась так, словно в любую секунду могла лопнуть. Джесси внимательно наблюдала за ним. В глубине души она боролась с желанием ударить его между ног. Но ей всё же хотелось дойти до конца и понять, что здесь происходит и почему протокол не был соблюдён. Что-то было явно не так. И если сержант достигнет предела своего терпения, то может нехотя раскрыть карты.

Они смотрели друг на друга. Костабайл был вне себя; Джесси молчала и напряжённо ждала. Она с радостью прождала бы так весь вечер, если бы это помогло расколоть его. Спустя секунд пять, он демонстративно выдохнул прямо ей в лицо. Затем изобразил вынужденную улыбку и отступил на шаг назад.

- Должен сказать, мисс Хант, Вы ещё большая стерва, чем я о Вас слышал.

- Как её звали? – спросила она, прежде чем он смог окончить оскорбление.

- Что? – спросил он, сбитый с толку внезапной сменой темы.

- Девушку, – настаивала она, кивком головы показывая на кровать. – Вы хоть знаете, как её звали?

- Её звали Микаэла Пенн, - сказал офицер Лестер, спасая своего начальника от дальнейшего позора. – Мы ещё собираем информацию, но, похоже, она ходила в местную католическую школу для девочек. Почти два года назад она освободилась от родительской опеки и закончила учёбу экстерном. Она подрабатывала официанткой в «Jerry’s Deli» в Студио-Сити.

- Спасибо, офицер, - сказала Джесси, прежде чем добавить ещё пару слов, чтобы задеть сержанта Костабайла. – Это действительно доказывает, насколько грязными делами она занималась.

Она развернулась и с того момента, как вошла в комнату, впервые внимательно посмотрела на Микаэлу. Первое, что бросилось ей в глаза, это то, насколько юной выглядела девушка. Хоть ей и было семнадцать лет, но с короткими тёмными волосами и бледной, теперь даже слегка голубоватой кожей она выглядела не больше, чем на пятнадцать.

Она взглянула на фотографию девушки, стоящую на комоде и попыталась сравнить с безжизненным телом, лежащим на кровати. На фотографии Микаэла была красивой, похожей на персонаж из мультфильма про фей. Она напомнила Джесси девушку из японских аниме.

Её большие голубые глаза были огромными, но не выражали никаких эмоций, будто она уже давно научилась их скрывать. И только лёгкая полуулыбка в уголках губ давала намёк о её внутреннем состоянии. Она источала энергию незажжённого фейерверка, будто девушка выжидала своего часа, готовая в любой момент устроить взрыв.

- Вы можете открыть пакет? – спросил Райан, подходя к Джесси. Пока они ждали, он тихо сказал ей: «Надеюсь, подобное поведение с офицером Долины, имеющим большие связи в верхах, в итоге будет стоить того, чего ты хотела добиться, оскорбляя его. Потому что просто так он этого не оставит”.

- Поживём – увидим, - прошептала она в ответ.

Полицейские отошли в сторону, но Мэгги Колдуэлл – помощник судмедэксперта, оставалась неподалёку.

- Простите, - тихо сказала она. – Я не хотела трогать тело, но Костабайл категорически настаивал, чтобы мы сделали всё как можно быстрее. Если бы вы приехали на пять минут позже, мы бы уже погрузили её в фургон.

- Вы не знаете, откуда такая спешка? – спросил её Райан.

- Нет, - нервно ответила Колдуэлл. – Но я не думаю, что это было сделано по его инициативе. Он говорил по телефону с кем-то, кто, похоже, отдавал ему распоряжения. И после того, как сержант окончил разговор, он стал нас подгонять.

Джесси подошла к телу девушки ближе. На ней была ничем не примечательная форма участницы группы поддержки – красная, с белой надписью «Central H.S.» и чёрной отделкой. Юбка была спущена до бёдер.

- Лестер сказал, что она уже закончила школу, да? – переспросил Райан. – Тогда почему на ней эта форма?

- Я живу в этом районе уже двадцать лет и не узнаю, какая школа носит такие цвета, - сказала Колдуэлл. – Не думаю, что она настоящая.

- Может, это сценический костюм, - предположила Джесси. – Можно быть официанткой и параллельно учиться актёрскому мастерству.

- Возможно, - согласился Райан. – Мне не хотелось бы этого говорить, но Костабайл может оказаться прав. Это может быть одежда, которую она надевала для… клиента. Это не такая уж и редкость в этих краях.

Джесси кивнула, озвучивая собственную теорию.

- Чем бы она ни занималась, если только у неё не было трастового фонда, это было нечто большее, чем работа обычной официанткой. Это прекрасная квартира. Предметы искусства стоят недёшево и совершенно очевидно, что она регулярно ухаживала за своей кожей и волосами, что предполагает посещение дорогостоящих салонов красоты. Следы борьбы отсутствуют. Известно ли нам, подвергалась ли она сексуальному насилию? – спросила она Колдуэлл.

- Пока трудно сказать. Об этом мы узнаем завтра.

- Нам определённо нужно как можно скорее поговорить с её соседкой по комнате, - сказал Райан. – Возможно, она скажет нам, не угрожал ли кто-нибудь Микаэле в последнее время.

Джесси кивнула и принялась внимательно изучать колотые раны на теле девушки. Из них пять было в области груди и ещё четыре в области живота.

- Орудие убийства нашли? – спросила она.

- Из кухонного набора пропал один разделочный нож, - отозвался офицер Лестер, услышав вопрос. – Но нам не удалось его отыскать.

- Странно, - заметил Райан.

- Что? – спросил Лестер.

- Ну, если это было неудачное ограбление, то можно предположить, что преступник был удивлён, обнаружив Микаэлу в её комнате. Но царящий здесь беспорядок говорит о том, что здесь происходила борьба. Но если грабитель не знал, что девушка была в спальне, откуда у него тогда взялся нож? Трудно поверить, чтобы он побежал за ним на кухню, а затем снова вернулся в спальню.

- Может, он сначала оглушил её, а потом побежал за ножом? – предположил Лестер.

- Но если ему удалось оглушить её, и это было ограбление, почему бы ему просто не взять вещи и уйти? – спросила Джесси. – Он не встретил бы никакого сопротивления. Пойти на кухню, чтобы взять нож, вернуться в спальню и девять раз ударить им девушку, которая была без сознания – не совсем похоже на типичное поведение грабителя. Это довольно хладнокровные действия. И всё же…

- Что? – продолжал спрашивать Лестер.

- Исчез ноутбук, - сказала она, кивком головы указывая на пустой стол. – И в квартире нет её мобильного. Поэтому можно сделать вывод, что её всё-таки ограбили. Вопрос вот в чём: было ли это сделано уже после убийства? Забрали ли эти вещи для отвода глаз или по какой-то другой причине? Каким бы ни было это дело, оно явно не из тех, в которых всё проще пареной репы.

Последний комментарий заставил оживиться Костабайла, который последние несколько минут молча стоял в углу.

- Мне показалось, что Вы уже пару минут не ставили под сомнения чью-либо работу, - язвительно сказал он. – Но, кажется, на это надеяться не приходится.

Джесси уже собиралась ответить ему, как вмешался Райан.

- Давай пока оставим всё, как есть, - сказал он. – Нам всё равно ещё предстоит разговор с соседкой жертвы по комнате. Ладно, Джесси?

Они направились к двери. Но когда они уже выходили, Райан внезапно остановился. Наклонившись так, чтобы его было слышно только Джесси и Костабайлу, он пробормотал последнюю фразу, обращённую к мужчине.

- Но я должен Вам сказать, сержант, что если Вы полагаете, что мы больше не станем задавать вопросов, почему Вы так поспешно и небрежно начали расследование этого дела, то Вы глубоко заблуждаетесь. Не знаю, что Вы скрываете, но с этим делом явно что-то не так. Если Вы думаете, что Вам удастся удержать это в тайне, то Вы обманываете себя.

Костабайл ничего не ответил. Он злобно ухмыльнулся Райану, что говорило о том, что сержант придерживался другого мнения.

ГЛАВА 6

На секунду Джесси показалось, что соседка Микаэлы по комнате тоже мертва.

Несмотря на заявления медперсонала, что с ней всё в порядке, девушка никак не отреагировала, когда они открыли дверь машины скорой помощи и попытались привлечь её внимание. Даже когда они обратились к ней так, как, по словам доктора, девушке нравилось больше всего – Лиззи, она даже не шевельнулась. И только когда Райан убрал тёплое одеяло, в которое она была завёрнута, она обратила на них внимание.

- Что? – спросила она усталым мрачным тоном.

Девушке на вид было около двадцати. Даже если бы она не видела комнату Лиззи, Джесси догадалась бы, что девушка была более сдержанной, чем её соседка по комнате. Её каштановые волосы были завязаны в хвост, а макияж практически отсутствовал. На ней была обычная толстовка с эмблемой Калифорнийского университета и брюки. На шее она носила крестик.

Нахмурившись, Джесси посмотрела на Райана, будучи недовольной его тактикой. Но тот пожал плечами, сообщая тем самым, что ему надоело ждать.

- Лиззи, - начала Джесси самым сочувствующим тоном, на которой только была способна, - мы пытаемся выяснить, что произошло, и нам нужно задать тебе несколько вопросов.

- Они что-то мне дали, - сказала Лиззи. – Я с трудом соображаю.

- Мы понимаем, - заверила её Джесси, помогая девушке сесть. – И скоро мы отпустим тебя в больницу для тщательного обследования. Но сначала мы хотели бы, чтобы ты нам в двух словах объяснила, что произошло, хорошо?

- Наверное.

- Откуда ты знаешь Микаэлу? – спросила Джесси.

- Мы ходили вместе в школу, - медленно сказала Лиззи, концентрируясь на каждом слове. – Она выпустилась раньше, но мы поддерживали связь. Когда я тоже окончила школу, мы решили снимать вместе квартиру. Она была хорошей соседкой по комнате.

Джесси взглянула на Райана. Девушка действительно с трудом говорила. От неё сейчас было мало толку. Он раздражённо приподнял брови. Джесси предприняла ещё одну попытку.

- Лиззи, у Микаэлы были родственники в этом районе?

С большим усилием девушка покачала головой.

- А как насчёт парня или молодого человека, с которым она недавно рассталась?

- У неё нет парня, - лениво ответила Лиззи.

- Может у неё были конфликты с кем-то из коллег по работе?

Потухший взгляд Лиззи на мгновение сфокусировался.

- Мик была официанткой, - решительно сказала она.

- Хорошо, - ответила Джесси, удивлённая резкостью ответа. – Возможно, у неё на работе были какие-то неприятности?

- Она была официанткой, - настойчиво повторила Лиззи.

Джесси сдалась и повернулась к Райану.

- Думаю, нам придётся поговорить с ней попозже. Сейчас это бессмысленно.

- Я бы рекомендовал именно так и поступить, - сказал медик, стоявший неподалёку. – Учитывая то, что ей пришлось пережить и принятые ею лекарства, я бы предпочёл, чтобы за ней понаблюдали в больнице.

- Давайте, - сказал ему Райан. – Завтра мы приедем побеседовать с нею снова.

Они наблюдали, как медики уложили Лиззи на носилки, закрывая за собой дверь машины скорой помощи. Как только она уехала в темноту ночи, у Джесси внезапно возникла одна мысль.

- Детектив сюда так и не приехал.

- Я не уверен, что нам следует быть здесь, когда это произойдёт, - заметил Райан. – Я не хочу, чтобы он засыпал нас вопросами о том «расследовании», которое мы проводим.

- А ты бы не хотел задать ему вопрос, почему он прибыл на место преступления так поздно? – удивлённо спросила Джесси.

- Хотел бы. Но у меня такое чувство, что мы натолкнёмся на ту же стену, что и в случае с Костабайлом. Прежде чем нападать на этих парней, нам нужно разузнать как можно больше фактов.

- Я поняла, - сказал она. – Но хочу прояснить, ты же согласен, что здесь происходит нечто действительно странное, правда? Я имею в виду, что этот Костабайл больше похож на главаря банды, чем на сержанта полиции. Или, может быть, он Дон Корлеоне Бюро Долины.

Райан посмотрел на неё, явно чувствуя себя неловко от её слов, но даже не попытался спорить. Она решила не давить на своего коллегу и продолжила говорить, прежде чем он успел что-либо ответить.

- Не думаю, что сегодня нам удастся найти что-нибудь стоящее по этому делу, - вздохнула она.

- Нет. Возможно, завтра мы сможем продолжить работу над этим делом. К тому времени Лиззи уже придёт в себя. У Колдуэлл появится информация о возможном сексуальном насилии, а мы сможем узнать, не пытался ли кто-нибудь заложить ноутбук или телефон девушки.

- Хорошо, - неохотно сказала Джесси. – Одно нам точно известно: твоя Болтушка Кэти была права. С этим делом явно что-то не так.


* * *

Когда Джесси вернулась домой, Ханна ещё не спала.

Девушка лишь слегка оторвала взгляд от фильма, который она смотрела, когда вошла Джесси. Был уже почти час ночи, а завтра ей надо было идти в школу, но у Джесси не было сил на споры.

- Тяжёлый выдался вечер, - сказала она. – Я иду спасть. Не могла бы ты сделать тише и тоже постараться выспаться, чтобы завтра быть отдохнувшей?

Ханна сделала на несколько делений тише, но в остальном не стала прислушиваться к словам своей сводной сестры. Какое-то время Джесси постояла в дверях своей спальни, раздумывая, стоит ли ей предпринять ещё одну попытку. Но в конце концов она отказалась от этой мысли и просто закрыла дверь.

Той ночью ей не удалось спокойно поспать. В этом не было ничего странного. Последние несколько лет главными действующими лицами её ночных кошмаров были мужчины, угрожающие её жизни. Обычно они представляли собой помесь её бывшего мужа, отца и Болтона Крачфилда.

Но сегодня, как уже много ночей за последнее время, в центре её снов была Ханна. Ворох разрозненных образов заполнял её сознание: некоторые из них представляли перед ней девушку, находящуюся в опасности от мужчины в маске, нападающего на неё, другие образы показывали, как эта девушка беспечно шагала навстречу опасности.

Но больше всего её взволновал последний сон, в котором Ханна сидела за столом, и как ни в чём не бывало улыбалась, пока какой-то незнакомый официант подавал ей блюдо, на котором грудой лежали части человеческого тела. Девушка как раз подносила ко рту вилку, с наколотым на неё человеческим мясом, когда, тяжело дыша, Джесси внезапно проснулась вся мокрая от пота.

Первые лучи утреннего солнца пробивались сквозь занавески. Она привстала, свесила ноги с кровати и подпёрла голову руками. У неё болела голова и слегка подташнивало. Она старалась не вдаваться в подробности своего кошмара, пока искала болеутоляющее и бутылочку «Pepto-Bismol».

На собственном опыте Джесси уже знала, что её сны скорее отражают её страхи, чем несут собой какие-то предупреждения. Ей снились эти кошмары, потому что она беспокоилась за будущее Ханны, а не потому что с её сводной сестрой должно было случиться что-то плохое.

По крайней мере, она себя в этом убеждала.

ГЛАВА 7

Несмотря на то, что нормально отдохнуть Джесси так и не удалось, она с нетерпением ехала на работу.

Ей сегодня удалось выпроводить Ханну в школу с опозданием всего на десять минут и Джесси подумала, что если не будет пробок, то она сможет быстро добраться до участка. Она хотела поработать какое-то время в тишине, чтобы сосредоточиться на деле Микаэлы Пенн, по которому у неё возникало всё больше вопросов каждый раз, когда она о нём думала.

Почему офицеры, работавшие на месте преступления, хотели как можно скорее увезти тело? Почему детектив не прибыл вовремя, если он вообще туда прибыл? Почему Болтушка Кэти позвонила именно Райану? Чутьё подсказывало Джесси, что здесь было нечто гораздо большее, чем просто неудачное ограбление. Девять ножевых ранений делали это убийство очень личным.

И всё же, во время прохождения десятинедельной подготовительной программы в Академии ФБР ей неоднократно повторяли, что доказательства важнее интуиции. То, что тот или иной человек или событие казались подозрительными, ещё ни о чём не говорило. Для Джесси, которая с успехом сдала почти все экзамены в Квантико, это правило оказалось самым сложным для выполнения.

В 07:33 она уже была на работе, и в офисе было мало народу. Она знала, что у неё есть около получаса, прежде чем эта ситуация изменится, так что она сразу приступила к работе. Первым делом она позвонила в офис коронера Бюро Долины, чтобы узнать результаты экспертизы. Мэгги Колдуэлл на месте не оказалось. Но, по словам Джимми – парня, который ответил на звонок, она распорядилась, чтобы он сообщил новости, если позвонит кто-нибудь из Центрального участка. По крайней мере, Колдуэлл, похоже, не действовала заодно с Костабайлом.

Джимми сообщил, что перед смертью Микаэла подверглась сексуальному насилию. Но, очевидно, насильник использовал презерватив, а затем облил девушку каким-то дезинфицирующим средством, благодаря которому нельзя было обнаружить ДНК. Они ещё ждали результатов более подробного исследования, но он на них не особо надеялся.

Затем Джесси позвонила в больницу, чтобы проверить состояние Лиззи. Ождая новостей, она снова вернулась мыслями к Ханне. Она не могла не заметить сходства между ней и Микаэлой Пенн. Обеим девушкам было по семнадцать лет. Обе учились в частных школах Долины Сан-Фернандо. Похоже, им обеим пришлось повзрослеть раньше, чем следовало. Джесси не могла не задаться вопросом, что ещё общего могло быть между ними.

В трубке послышался голос медсестры, вырывая Джесси из плена её мыслей. Как выяснилось, Лиззи всё ещё спала после приёма снотворного. Женщина сообщила, что девушка должна проснуться чуть позже, и предложила Джесси до тех пор воздержаться от посещения больницы.

После этого она позвонила в управление полиции Ван-Найса и попросила к телефону офицера Бёрнсайда, который ночью дежурил на улице возле дома, в котором произошло убийство. В отличие от всех остальных полицейских, с которыми ей вчера пришлось иметь дело, он, казалось, был наименее доволен тем, что там происходило. Она надеялась, что он может рассказать ей какие-то дополнительные подробности. Ей сказали, что его смена закончилась – она длилась с семи вечера вчерашнего дня до семи утра сегодняшнего. При помощи небольших уговоров Джесси удалось убедить дежурного дать ей номер мобильного офицера Бёрнсайда. Её надежды на то, что он ещё не спал, а только возвращался домой, оправдались, когда тот поднял трубку после второго гудка.

- Алло, - осторожно произнёс он.

- Офицер Бёрнсайд? Это Джесси Хант. Мы встречались вчера вечером на месте убийства Пенн.

- Я знаю, кто Вы, - осторожно сказал он.

Чувствуя его сильную настороженность, она раздумывала, стоит ли ей сначала его успокоить, или просто проигнорировать всю неловкость ситуации. Она всё же решила, что лучше быть с ним откровенной.

- Послушайте, офицер, я знаю, что Вы не в восторге от моего звонка. И мне бы не хотелось ставить Вас в неловкое положение, поэтому я буду краткой.

Она сделала паузу, но, не получив ответа, продолжила.

- Мне интересно, есть ли у Вас какие-то новости касательно телефона и ноутбука Микаэлы? Удалось ли отследить телефон? Может, кто-то пытался заложить ноутбук девушки?

Какое-то время помолчав, Бёрнсайд наконец ответил.

- Думаю, Вам лучше подать официальный запрос на получение этой информации, мисс Хант.

Казалось, ему было неприятно говорить это, и она решила использовать это в своих интересах.

- Думаю, мы оба знаем, что за этим последует, офицер. Часами я буду бегать по замкнутому кругу. Послушайте, я не прошу Вас объяснить мне, почему сотрудники полиции действовали настолько непрофессионально на месте преступления. Я не прошу Вас рассказать мне, почему практически все полицейские вели себя так, будто каждый из них был в чём-то виноват. Я всего лишь спрашиваю, не всплыл ли где-то ноутбук или телефон?

Она стала ждать и практически слышала, как усердно в наступившей тишине работал мозг Бёрнсайда.

- Если что, это не я Вам рассказал, хорошо? – настоял он.

- Конечно.

- По ноутбуку – пока ничего. Мы ещё ждём. Телефон тоже пока не нашли. Но мы его отследили до последнего местонахождения в нескольких кварталах отсюда. В переулке мы нашли SIM-карту, по крайней мере то, что от неё осталось. Её раздавили и, по всей видимости, пытались сжечь.

- Какая щепетильность для простого вора, не правда ли? – заметила Джесси. – Как будто грабитель был больше заинтересован в том, чтобы уничтожить данные о звонках Микаэлы, чем взять себе её телефон.

- Я не знаю, что Вам сказать, мисс Хант, - ответил Бёрнсайд.

- Конечно не знаете. Поскольку мы сделаем вид, что этого разговора между нами не было, нет ли ещё чего-нибудь, что мне стоило бы знать о событиях прошлой ночи?

- Мне больше нечего сказать о событиях прошлой ночи, - наконец сказал он. – Но я скажу следующее: вскоре Вы захотите забыть это дело, мисс Хант. Сейчас Вы, конечно, так не думаете. И, судя по Вашей репутации, Вы не привыкли забывать о таких вещах. Но в этом конкретном случае, Вам придётся пересмотреть своё мнение.

- Почему?

- Мне пора, мисс Хант. Но я желаю Вам успехов. Берегите себя.

Он бросил трубку, прежде чем она успела ответить. Она думала, не стоит ли ей перезвонить ему, когда увидела, что в их офис вошёл Гарленд Моисей, направляясь к лестнице, ведущей в его крошечный кабинет на втором этаже. Как всегда, этот легендарный профайлер производил впечатление взъерошенного, погружённого в свои мысли профессора с растрёпанными волосами, очками, которые вот-вот могут соскользнуть с носа и спортивной курткой, висящей на его высохшем теле. Джесси встала и направилась вслед за ним.

 - Доброе утро, Гарленд! – поздоровалась она, догоняя его у подножия лестницы. – Вы никогда не угадаете, с кем я вчера встречалась.

- Не стоит брать меня на слабо, мисс Хант, - подмигивая, ответил он. – Ты же знаешь, чем я зарабатываю себе на жизнь.

- Хорошо, тогда я жду, - поддразнила она его.

- Я думаю, это Дженис Леммон, - небрежно высказал он свою мысль.

- Но откуда Вы могли это узнать?

- Это очень просто. Ты узнала, что мы с ней знакомы и, похоже, обрадовалась этой информации. Кроме того, сейчас ты говоришь тоном школьной сплетницы, что указывает на то, что, кем бы ни был этот человек, по твоему мнению, у меня с ним есть какая-то личная связь. А это очень ограничивает возможные варианты. Поэтому я остановлюсь на докторе Леммон.

- Очень впечатляет, - призналась Джесси.

- Кроме того, она мне позвонила и предупредила, что ты об мне расспрашивала, - сказал он игривым голосом.

- Понятно, - сказала Джесси, представив себе их разговор. – А вы часто перезваниваетесь?

- У меня такое чувство, будто я перенёсся в роман Джейн Остин, а ты – главная интриганка. Пожалуйста, скажи мне, мисс Хант, что ты обращалась ко мне за помощью не только для того, чтобы отточить свои навыки свахи.

- Это не единственная причина, Гарленд. Я хотела бы попросить Вас ещё об одном одолжении.

- Что случилось? – спросил он, когда они поднялись наверх.

- Я надеялась познакомить Вас с моей сводной сестрой Ханной.

- А, да – это та самая девушка, которую ты спасла от серийного убийцы.

- Девушка, которую Вы помогли мне спасти, - поправила его Джесси. – Если бы не Ваша подсказка, я бы никогда её не нашла.

- Как она? – спросил он, проигнорировав комплимент.

- Я надеялась, что Вы сможете ответить мне на этот вопрос. Я подумала, что мы могли бы организовать случайную встречу, и тогда Вы смогли бы сделать собственные выводы.

Гарленд бросил на неё неодобрительный взгляд, когда они подошли к двери его офиса.

- Итак, ты хочешь представить меня сестре под ложным предлогом, чтобы я составил о ней своё оценочное суждение, потому что опасаешься, как бы она не превратилась в маленького серийного убийцу?

- Я бы, конечно, подобрала другие слова, - возразила Джесси, - но, в целом, да.

- Мне будет не вполне комфортно, - сказал он, открывая дверь. – К тому же, я не считаю, что это будет честно по отношению к девочке и боюсь, что это может ещё больше подорвать доверие, которого уже практически нет между вами.

- Откуда Вы это зна…

- И тем не менее, я должен признать, что мне было бы интересно встретиться с этой девочкой. Похоже, она просто огонь. Пройти через всё то, что довелось пройти ей, и при этом остаться дееспособной? Это просто невероятно. Я не могу обещать ничего, кроме разговора. Если тебя это устроит, тогда я согласен.

- Что ж, придётся довольствоваться малым, - сказала Джесси.

- Тогда хорошо. Поговорим позже, надо будет всё устроить, - сказал он, закрывая дверь прямо перед её носом.

При нормальных обстоятельствах Джесси уже давно бы обиделась. Но она решила пойти до конца. Гарленд согласился встретиться с Ханной. И Джесси была уверенна, что, как только их встреча состоится, он сможет ей помочь. Он автоматически составит её профиль на подсознательном уровне. Это было в его крови, точно так же, как и у неё.

В этом и заключалась их работа.

ГЛАВА 8

К тому времени, когда приехал Райан, Джесси уже работала полным ходом.

Остаток утра она провела в поисках различной информации о Микаэле Пенн. Едва он успел подойти к своему столу, как она начала докладывать ему полученные сведения.

- Что-то с этой девушкой не так, - сказала она ещё до того, как он успел сесть за стол.

- Доброе утро, Джесси, - ответил он. – Как дела?

- Доброе утро, - сказала она, слегка улыбнувшись, соблюдая общепринятые правила общения между людьми. - Как у меня дела? Я запуталась. Личность Микаэлы Пенн полна противоречий. Эта девушка экстерном окончила престижную католическую школу для девочек, получив академическую стипендию. В возрасте шестнадцати лет она официально вышла из-под родительской опеки. Впечатляет, не так ли?

- Да, - согласился Райан, отставляя юмор в сторону.

- Но причина, по которой это было одобрено судом, заключалась в том, что её отец, который в настоящий момент живёт в Лейк-Эрроухед, жестоко с ней обращался. Она смогла доказать, что самой ей будет значительно лучше.

- А что с её матерью?

- Её мать умерла от рака груди, когда девочке было семь лет.

- Других родственников нет? – спросил Райан.

- В Калифорнии нет.

- А где она тогда жила?

- Пока училась в школе, она там и жила. Затем она сменила три разные квартиры, пока не остановилась там, где мы её нашли вчера вечером. Но ни одна из её предыдущих квартир не была настолько престижной.

- Как ей удалось позволить себе новое место жительства? – спросил Райан.

- Хороший вопрос. Как сказала Лиззи, Микаэла работала официанткой. Она работает в «Jerry’s» на бульваре Вентура. И по словам её менеджера, она работала неполный рабочий день. Её зарплаты не хватило бы, чтобы оплатить эту квартиру, не говоря уже обо всех предметах искусства и электронике, которые мы там видели.

- Нашла что-нибудь в социальных сетях? – спросил Райан, наконец включая свой компьютер.

- Пока ничего интересного, - призналась Джесси. – Я просмотрела её профили в Фейсбуке, Инстанраме, Твиттере, Снапчате, Ватсапе, Тамблере и Виспере. Там всё стандартно: селфи на пляже, фото с друзьями на концертах, смешные картинки, вдохновляющие цитаты, куча смайликов и ни одного злобного комментария. Это… подозрительно нормально.

- В каком смысле?

- Трудно объяснить. Я понимаю, что в социальных сетях люди выставляют себя с лучшей стороны. Но её профиль слишком идеален: в нём нет ничего предосудительного и вызывающего. Мне он кажется каким-то… обезличенным. Просмотрев её социальные сети, у меня не возникло ощущения, что я узнала её получше. Это похоже на головоломку, в которой не хватает нескольких фрагментов.

- Так ты там не нашла ничего, что могло бы объяснить, почему кто-то нанёс ей множественные ножевые ранения? – сухо спросил Райан.

- Нет, - сказала Джесси, не подыгрывая ему. – Равно как и то, почему кучка копов пыталась свернуть расследование этого убийства ещё до того, как оно началось. Кстати, я сегодня говорила с Бёрнсайдом – офицером, дежурившим вчера у входа в дом. Он практически уговаривал меня оставить это дело. Мне показалось, что он искренне беспокоился обо мне.

- Может, он думает, что Костабайл попытается наказать тебя после уроков.

Прежде чем она успела ответить, капитан Декер позвал их из своего кабинета.

- Эрнандес, Хант, мне нужно с вами немного побеседовать.

Джесси взглянула на Райана, стоявшего с обречённым выражением лица.

- Что? – спросила она.

- Именно таким тоном он обычно говорит, прежде чем устроить взбучку. Могу себе только представить, что ему наговорили сотрудники Бюро Долины.

- Ну, мне тоже есть кому устроить взбучку, - сказала Джесси и напряглась всем телом, когда подходила к кабинету Декера.

- Отлично, - прошептал за её спиной Райан. Она сделала вид, что не услышала.

Когда они вошли, капитан Рой Декер стоял возле своего стола. Худощавый, почти лысый, с бесчисленным количеством морщин на лице он выглядел лет на десять старше своих шестидесяти. Нахмурившись, он смотрел на экран своего компьютера. Его маленькие блестящие глазки были прищурены, а длинный острый нос, казалось, обвинительно указывал в их сторону.

- Я так понимаю, вчера вечером вы немного повеселились, - сказал он, не поднимая глаз.

- Мы наткнулись на одно дело с некоторыми небольшими нюансами, - размыто ответил Райан.

 - Что ж, похоже, что ваше участие вызвало интерес у некоторых наших друзей из Бюро Долины, - ответил капитан ровным голосом.

Джесси очень хотелось ответить. Но по опыту она уже знала, что будет лучше, если Райан сначала объяснит всю ситуацию сам. Его многолетняя образцовая служба обеспечивала ему то снисхождение со стороны начальства, которое Джесси ещё не заработала.

- Сэр, - осторожно начал Райан, - я думаю, что их недовольство может быть вызвано тем, что мы застали их на месте преступления врасплох. Они нарушили протокол бесчисленное количество раз. Чёрт возьми, тело увезли ещё до того, как туда прибыл детектив. Им явно нечем гордиться.

- Они не удосужились внести этот нюанс в предварительный отчёт, - признал Декер. – Могу ли я узнать, что вы вообще там делали? Этот участок не в вашей юрисдикции.

- После ужина я был в том районе и услышал о жертве, которой были нанесены множественные ножевые ранения. К подобного рода делам меня тянет, как мотылька на пламя. Я подумал, что способности Хант могли бы пригодиться, и попросил её помочь.

Декер взглянул на него. Джесси поняла, что капитан не купился на размытый ответ Эрнандеса. Она подумала, что именно сейчас он перейдёт к расспросам о природе их взаимоотношений, которые они ото всех скрывали. Однако, он не стал этого делать.

- Что ж, согласно отчёту, всё довольно ясно: ограбление, которое пошло не по плану. Так что, думаю, мы можем оставить это дело, не накаляя обстановку между участками.

- Вообще-то, капитан, - впервые заговорила Джесси, - я не уверена, что в этом деле всё так просто.

- Ну, конечно, ты не уверена, - сказал Декер, ещё больше погрузившись в себя. – Давай, Хант, испорть мне день.

- Мне не хотелось бы этого делать, сэр, - сказала она, стараясь быть настолько дипломатичной, насколько это было возможно. – Но место преступления не подтверждает теорию о неудачном ограблении. Из квартиры девушки почти ничего не пропало. SIM-карта, которую достали из похищенного телефона, была полностью уничтожена. Преступник вошёл в спальню с орудием убийства, очевидно, он заранее к этому подготовился. Жертву девять раз ударили ножом, что вряд ли соответствует образу действия обычного квартирного вора. И даже после смерти девушки в комнате всё осталось на местах. Я не могу со стопроцентной уверенностью сказать, что это не было ограблением. Но настолько ли однозначно это дело? Не думаю.

Она хотела продолжить, сказать, что это дело явно хотят побыстрее закрыть. Но, посчитав, что это заявление явно будет лишним, промолчала.

Декер сел и закрыл глаза. Когда он открыл рот, его лицо исказила гримаса боли.

- И что, по-твоему, мисс Хант, я должен делать с этой информацией?

- Капитан, я думаю, что Вы должны позволить нам взять это расследование на себя. Как сотрудник отдела СОУ, детектив Эрнандес имеет право участвовать в расследованиях любых дел полиции Лос-Анджелеса. Посмотрим, к чему это приведёт. Дайте нам один день. Если нам не удастся найти ничего стоящего, мы больше не станем вмешиваться.

Какое-то время Декер сидел молча, обдумывая её предложение.

- К сожалению, это невозможно, - сказал он, поворачиваясь к Райану. – Детектив Эрнандес, мне только что сообщили, что дачу показаний по делу об убийстве Бартона перенесли на сегодня. Тебе нужно быть в зале суда в 10:00.

Джесси и Райан переглянулись.

- Капитан, - умоляюще произнёс он, - сейчас всего половина девятого. Позвольте мне начать работу по этому делу. Возможно, мы даже успеем опросить соседку жертвы по комнате. По крайней мере, позвольте нам сдвинуть его с мёртвой точки.

- Я не могу этого сделать. Я не намерен отстранять от расследования ребят из Долины. Поступить так будет неправильно. Я сообщу в Бюро Долины, что сотрудник СОУ изъявил желание принимать участие в расследовании этого убийства, делиться полученными сведениями и объединить ресурсы. Это позволит вам получить доступ к свидетельским показаниям и уликам.

- Но нам этот доступ нужен прямо сейчас, - настаивала Джесси, - по горячим следам.

- Хант, ты не позволишь мне закончить, пожалуйста, прежде чем перейдёшь к дальнейшим указаниям?

 - Простите, капитан, - сказала Джесси, ругаясь на себя за то, что разозлила единственного человека, который мог бы им помочь прямо сейчас.

- Эрнандес, оформляй документы и отметь Хант как профайлера по этому делу. Это, по крайней мере, позволит вам допросить свидетеля, - сказал он, а затем повернулся к Джесси. – Хант, у тебя будет возможность снова допросить свидетеля. Как только дверь приоткроется, в Долине уже не смогут так легко её захлопнуть.

- Спасибо, сэр, - сказала Джесси.

- Только не переусердствуй, Хант, - взмолился Декер. – Я знаю, что для тебя это непросто. Но сосредоточься на свидетельских показаниях – работе, которую предполагает должность профайлера. Какое-то время тебе придётся побыть одной, пока Эрнандес будет давать показания в суде. Без копа, который мог бы тебя прикрыть в случае чего, тебе нужно действовать более осмотрительно. Ты поняла, что я имею в виду, Хант?

- Смутно, сэр, - улыбаясь, ответила Джесси. – Спасибо.

- Пожалуйста, не заставляй меня пожалеть об этом, - почти умоляя, сказал он.

Джесси ответила так честно, как только могла:

- Я сделаю всё, что в моих силах.

ГЛАВА 9

Джесси ждала в палате, пока Лиззи проснётся.

Открыв глаза, девушка стала смотреть по сторонам. Было ясно, что она не вполне понимала, что происходит. Джесси встала и поднесла к её губам стакан воды с трубочкой. Лиззи принялась жадно пить.

- Ты можешь говорить? – спросила Джесси.

- Где я? – хрипло спросила девушка. – Кто Вы?

- Ты в пресвитерианской больнице Долины, - терпеливо сказала Джесси. – Меня зовут Джесси Хант, я из управления полиции Лос-Анджелеса. Мы виделись вчера вечером, правда, ты была слегка не в себе от успокоительных. Ты что-нибудь помнишь?

Сначала, казалось, что Лиззи ничего не понимала. Но затем, похоже, память начала к ней возвращаться. В одно мгновение её лицо исказила гримаса, и она крепко зажмурила глаза.

- Я помню достаточно, - тихо сказала она.

- Ты помнишь, как разговаривала со мной?

- Не совсем.

- Хорошо, тогда давай начнём сначала. Извини, но вопросы, которые мне надо тебе задать, будут непростыми. Но чтобы выяснить, что произошло с Микаэлой…

- Мик, - поправила её Лиззи. – Она называла себя Мик.

- Буду с тобой откровенна. Чтобы выяснить, что произошло с Мик, мне нужно, чтобы ты была со мной честна, хорошо? Не надо пытаться защитить память о ней, скрывая от меня важные детали. Рано или поздно всё станет известно, так что лучше сразу сказать всё, как есть. Договорились?

Лиззи кивнула.

- Хорошо, давай начнём с того, как вы познакомились с Мик.

- Мы вместе учились в средней школе Академии Святой Урсулы. Она закончила её на год раньше, и тогда мы потеряли связь. Но несколько месяцев назад мы возобновили общение. Я учусь в университете Нортриджа и не хотела жить в общежитии. Она как раз поселилась в новой квартире и искала соседку по комнате. Тогда я к ней переехала.

- Это довольно неплохое место, - мягко сказала Джесси. – Ты могла себе позволить снимать там комнату, ещё будучи студенткой?

- Я платила всего лишь четверть арендной платы, в основном, только за свою комнату. Всё остальное оплачивала она.

- А она могла себе это позволить?

- Думаю, да, - неубедительно сказала Лиззи.

Прежде чем задать этот вопрос ещё раз, Джесси решила какое-то время подождать.

- Итак, к тому моменту вы уже несколько месяцев жили вместе? – спросила она.

- Ага. На самом деле, с прошлой осени.

- А что ты делала вчера вечером до того, как вернуться домой?

- У меня были дополнительные занятия. Я вернулась где-то без пятнадцати десять. Мик вот уже несколько дней надо рано вставать на работу, поэтому я старалась не шуметь, на случай, если она уже спала.

- Но… - продолжала подталкивать её Джесси, чувствуя, что Лиззи хочет рассказать что-то ещё.

- Но я заметила, что в её комнате горел свет. Тогда я заглянула внутрь и… - девушка замолчала.

Джесси предпочла не вдаваться в подробности тех фактов, которые уже были ей известны после изучения места преступления. Она не хотела, чтобы Лиззи захлестнули эмоции, которые смогли бы помешать девушке рассказать ей другие важные детали.

- Я спрашивала у тебя об этом вчера, но ты была немного не в себе. У Мик была вторая половинка?

- Нет. Она ни с кем не встречалась.

- А что насчёт бывших? – спросила Джесси. – Может какие-то из её предыдущих отношений плохо закончились?

- Всё то время, пока я с ней жила, у неё ни с кем не было романтических отношений. Она хотела сосредоточиться на работе. Хотела накопить денег.

- Работая официанткой в «Jerry’s»? - недоверчиво спросила Джесси.

Лиззи неуверенно посмотрела на неё, а затем отвела взгляд.

- Можно мне ещё немного воды, пожалуйста? – спросила она.

- Конечно, - ответила Джесси, наполняя стакан и протягивая его девушке.

После того, как девушка сделала ещё несколько больших глотков, Джесси попробовала ещё раз.

- Лиззи, помнишь, что я говорила тебе о необходимости быть честной? Что сокрытие подробностей не поможет Мик?

Лиззи кивнула.

- Думаю, мы достигли того момента, когда тебе нужно хорошо подумать, как именно ты можешь помочь своей подруге. Мы обе знаем, что ты не совсем откровенна со мной. Почему ты не хочешь мне всё рассказать? Это сэкономило бы моё время, и я могла бы быстрее поймать убийцу.

Лиззи смотрела на неё взглядом, полным вины и тревоги. Затем она опустила глаза. Джесси уже собиралась попробовать снова, когда девушка начала говорить.

- Она была не только официанткой. Она оставалась там только из-за возможности работать неполный день и самостоятельно строить свой график. Но в основном, эта работа была нужна ей лишь для того, чтобы она могла отвечать людям на вопрос о том, чем она занималась.

- А разве это было неправдой?

- Большую часть денег она зарабатывала… на съёмках.

- Хорошо, - ответила Джесси, чувствуя, что в этом слове был особый смысл. – Что за съёмки?

- Фильмов для взрослых, - с трудом произнесла Лиззи.

- Она снималась в порно? – спросила Джесси, желая убедиться, что они имели в виду одно и то же.

Лиззи кивнула.

- Но она была ещё несовершеннолетней, - сказала Джесси. – Для того, чтобы сниматься в подобных фильмах актёрам должно быть восемнадцать.

- Она заплатила много денег, чтобы достать поддельные документы приличного качества. Но я сомневаюсь, что они сгодились бы, если бы она захотела сотрудничать с Гугл, Нортроп Грумман или другими компаниями такого уровня. Но люди, на которых она работала, не особенно вдавались в подробности. Они потребовали у неё документы. Она их предоставила, и они дали ей работу.

- Она была востребована на этом поприще? – спросила Джесси, подумав, что тысячи человек, просмотревших видео с Микаэлой, могли стать потенциальными подозреваемыми.

- Она не была звездой или кем-то в этом роде, - сказала Лиззи. – К этому моменту она снялась всего в дюжине фильмов. Но она сказала, что ей должны были дать намного больше ролей. Мик говорила, что работодателям нравится её отношение к работе. Она всегда приходила вовремя, могла подолгу сниматься, никогда не употребляла наркотики.

Джесси задалась вопросом, какая обстановка должна царить на съёмочной площадке, если подобное отношение персонала считалось редкостью.

- Она действительно хотела этим заниматься? – спросила Джесси.

- Это не было работой её мечты. Но у неё не было с ней никаких проблем. Ей нравилось жить на грани дозволенного, она получала удовольствие от того, что была плохой девочкой. Но больше всего в своей работе она любила деньги. У Мик был план. Она не жила на широкую ногу. У неё была хорошая квартира, и она могла позволить себе, в принципе, всё, что хотела. Но она ко всему относилась с умом. Она сказала, что если за два года снимется хотя бы в нескольких эпизодах пятидесяти фильмов – а там платят за каждый эпизод – она подсчитала, что сможет заработать около двухсот пятидесяти тысяч долларов. Затем она бросит съёмки и пойдёт учиться. Она хотела стать специалистом в сфере рекламы. Она уже посещала вместе со мной лекции по маркетингу по четвергам.

- Она выглядела счастливой, её устраивала такая жизнь?

- Счастливой – это громко сказано, - признала Лиззи. – Казалось, она просто была довольна тем, что делала. Я старалась не давить на неё. Не хотела бы никого осуждать, но у меня совсем другой образ жизни. Я достаточно религиозна, в отличие от неё. Но, учитывая, что она разрешила мне жить у себя в квартире на таких выгодных для меня условиях, я не считала себя вправе оспаривать правильность её выбора, понимаете?

- Понимаю, - уверила её Джесси.

- Ей на самом деле не нужна была соседка по комнате. Она говорила, что просто чувствовала себя в большей безопасности, если рядом кто-то был. И ей нравилась компания. Думаю, что ей нравилось, что рядом был кто-то, далёкий от мира её рабочей деятельности, кто-то, кто знал её ещё до того, как она стала Мисси Мэк.

- Мисси Мэк?

- Это её сценический псевдоним. Она явно не собиралась использовать своё настоящее имя. Мик Говорила, что имя «Мисси» звучало молодо и невинно, а именно этим она и славилась. Также это имя соответствовало её липовой личности – Мелиссе Маккензи. Оно было указано в карточке социального страхования, которую она купила, чтобы получить документы, необходимые для трудоустройства.

- Она действительно всё продумала, да? – почти восхищённо сказала Джесси.

- Как я уже сказала, у неё был план. 250 000 долларов за два года. Это была её цель.

- Она вчера работала?

- Да. Она начала работать в шесть утра. Сегодня она тоже должна была быть там.

- Ты знаешь, на какую компанию она работала?

- Какое-то время она постоянно их меняла. Но последние шесть фильмов были отсняты для «Filthy Films». Они находятся в Ван-Найсе.

Лиззи глубоко вздохнула. Джесси стало ясно, что девочка устала.

- Хорошо, - сказала Джесси, записав полученную информацию. – Я уже заканчиваю. Ещё пара вопросов: ты не знаешь, были ли у неё навязчивые поклонники? Она никогда не упоминала о слишком настойчивых ухажёрах или о ком-то в таком роде?

- Даже если и были, мне она о них не рассказывала. Вы должны понять, мы особо не говорили о том, чем она занималась. Она знала, что мне не очень комфортно разговаривать на эти темы. К тому же, мне казалось, что ей вовсе не хотелось вспоминать о своей работе дома. Так что я сомневаюсь, что она стала бы обсуждать это со мной, если бы не произошло что-то по-настоящему настораживающее, например, если бы кто-то проник в нашу квартиру. Мы обсуждали фильмы, реалити-шоу, школьных друзей. Ничего серьёзного.

Вошла медсестра и, увидев, что Лиззи уже проснулась, поспешила её осмотреть.

- Со мной всё хорошо? – спросила девочка.

- Да, - решительно ответила медсестра. – У тебя нет никаких повреждений. Сотрудники скорой помощи привезли тебя сюда, потому что ты была в шоковом состоянии. Доктор ещё зайдёт к тебе. Но, думаю, что через несколько часов ты можешь быть свободна. Ты быстрее поправишься, если будешь больше отдыхать и меньше беспокоиться.

Произнося последнюю фразу, она подняла бровь и перевела взгляд на Джесси, которая провела в больницах достаточно времени, чтобы не обижаться на слова заботливых медсестёр.

- Последний вопрос, и я от тебя отстану, - пообещала она им обеим. – Что ты знаешь об отце Мик?

На секунду Лиззи замолчала. Она явно что-то знала.

- Она мало о нём говорила, - наконец сказала девушка. – Я видела его всего один раз. Однажды он пришёл в нашу школу. Он сильно напился и бродил по общежитию, разыскивая её. Он звал её по имени. Эхо было слышно по всему двору. Монахиням пришлось вызвать копов.

- Она когда-нибудь говорила об этом случае или о чём-то ещё, связанном с ним?

- Она сказала только, что после смерти матери он начал пить и стал агрессивным. Я знаю, что сейчас он живёт в какой-то хижине в горах, и она, похоже, этому только рада.

Медсестра раздражённо хмыкнула, что означало, что она собиралась поднять шум. Джесси закрыла блокнот в доказательство того, что она окончила допрос.

- Где ты теперь будешь жить? – спросила она девочку. – Как мне тебя найти, если у меня появятся другие вопросы?

- Мои родители живут в Таузанд-Окс, - ответила Лиззи. – Скорее всего, я какое-то время побуду у них.

Джесси подумала о том, как это, должно быть, прекрасно иметь возможность прибегнуть к помощи родителей, которые могут защитить и окружить своей любовью в кризисной для тебя ситуации. Похоже, в случае Микаэлы всё было по-другому. Джесси подумала, что у Ханны теперь тоже не было такой роскоши.

«Как, впрочем, и у меня самой».

ГЛАВА 10

Джесси было мерзко.

Она остановилась на крытой парковке, где достала свой ноутбук и решила просмотреть работы Мисси Мэк. Долго ей искать не пришлось.

Произведя случайный поиск по некоторым названиям фильмов, она наткнулась на так называемый интернет-каталог фильмов для взрослых. Она вбила в строке поиска имя «Мисси Мэк», и появился список фильмов с участием девушки. Джесси быстро поняла, о чём говорила Лиззи.

Её фильмография состояла из четырнадцати фильмов. Но первые несколько включали только эпизодическое участие Мисси. У них были достаточно банальные названия для такого рода фильмов: «Школьная групповуха» и «Парад малышек №29». Они были сняты разными студиями.

И только тогда, когда она начала сотрудничать с «Filthy Films», креативность названий фильмов и длительность её нахождения в кадре существенно повысились. Последние шесть фильмов из списка были сняты «Filthy Films», включая «Зомби-нимфоманка из группы поддержки», «Клуб непослушных нянь», «Любимица физрука» и «Сладенькая хочет сладенького», в которых она, похоже, исполняла главную роль.

Ещё некоторое время ушло на то, чтобы узнать фактический адрес офиса компании и имена её руководителей. Воспользовавшись базой данных Центрального участка, у неё наконец появилась зацепка. Выезжая из гаража и направляясь по найденному адресу, она сделала телефонный звонок.

Кэт ответила со второго гудка. Кэтрин или «Кэт» Джентри была одной из самых близких подруг Джесси, что было само по себе странно, учитывая обстоятельства, при которых они познакомились. Кэт была начальником службы безопасности в психиатрической лечебнице, в которой отбывал наказание Болтон Крачфилд. Они с Кэт сначала не могли найти общий язык, когда Джесси пыталась пообщаться с печально известным серийным убийцей в рамках своего исследования для диссертации на степень магистра криминальной психологии.

Постепенно враждебность между ними исчезла, сменившись взаимным уважением. Джесси поделилась с Кэт историей своего детства. Кэт рассказала ей о том, как была военным рейнджером в Афганистане и о происшествии, которое оставило глубокий шрам на левой половине её лица.

Так понемногу между ними завязались дружеские отношения. А потом Крачфилд сбежал. Никто не обратил внимания на то, что в тот момент Кэт даже не было в городе, и что убийце тайно помог охранник. На Кэт возложили ответственность за этот побег и уволили.

После некоторого перерыва она переквалифицировалась в частного детектива. Джесси старалась как можно чаще подкидывать ей работу, отчасти из дружеских побуждений, а отчасти потому, что чувствовала себя виноватой в случившемся. В глубине души она всегда подозревала, что Крачфилд совершит этот побег, в том числе и из-за его желания продолжить с ней свою игру в кошки-мышки.

- Привет. Что случилось? – спросила Кэт.

- Ты сейчас работаешь над каким-то делом? – поинтересовалась Джесси.

- Рада тебя слышать, Джесси. Надеюсь, у тебя всё в порядке. У меня тоже всё хорошо, спасибо, что спросила.

- Прости, - с сожалением в голосе произнесла Джесси. – Как твои дела?

- Я вышла замуж. Встретила прекрасного парня. Сначала его жена наняла меня, чтобы я проследила, не изменяет ли он ей. Но я выяснила, что он всего лишь торгует наркотиками. Я была настолько впечатлена его супружеской верностью, что запала на него. Ради меня он бросил жену.

- Ну, я же извинилась, - повторила Джесси. – Прекрати говорить ерунду.

- Ладно, на этот раз прощаю. Но в следующий раз начни, пожалуйста, разговор с приветствия.

- Замётано, - сказала Джесси, не зная уже, стоит ли ей озвучивать свою просьбу.

- Хорошо, - сказала Кэт. – Теперь, когда ты испытываешь чувство вины, я могу тебе сказать, что сейчас у меня как раз нет работы. На выходные у меня запланирована слежка. Но в данный момент - затишье.

- Я могу подбросить тебе работёнку - ту самую, за которую полиция Лос-Анджелеса может, в принципе, даже не заплатить?

- Джесси, - терпеливо сказала Кэт, - если мне не заплатят, тогда давай будем называть это «услугой», а не «работой».

- В любом случае твои услуги будут оплачены. Если этого не сделают они, тогда это сделаю я.

Кэт не сомневалась в словах Джесси. Она знала, что после развода с богатым мужем Кайлом, который оказался убийцей, она была достаточно финансово обеспечена, чтобы давать такие обещания.

- Теперь давай поговорим, - воодушевлённо сказала Кэт. – Что я могу для тебя сделать?

- Я хочу, чтобы ты проверила парня по имени Кейт Пенн. Когда-то он жил в Долине Сан-Фернандо, но сейчас перебрался в хижину в Лейк-Эрроухед.

- Ладно. Расскажешь мне предысторию?

- Вчера вечером в результате девяти ножевых ранений скончалась его дочь Микаэла. Ей было всего семнадцать лет. Как выяснилось, её жизнь была довольно непростой. Я сама ещё не до конца во всём разобралась. Но говорят, что Кейт был агрессивным пьяницей. И Микаэла была официально освобождена от его опеки.

- Прямо отец года, - сказала Кэт. Она, как и Джесси, успела познакомиться с самыми мерзкими представителями человечества, включая серийных убийц и насильников во время работы в психиатрической лечебнице, к тому же она была свидетелем всех ужасов войны в Афганистане.

- Я хочу знать, что он делал прошлой ночью, - сказала ей Джесси. – Был ли он в своей хижине? Или он ездил в Лос-Анджелес? По сути, я хочу быть в курсе его передвижений за последние сутки. С ним не нужно даже встречаться. Просто мне надо знать, включать ли его в список подозреваемых.

- Ты считаешь, что это он? – спросила Кэт.

- Слишком рано делать какие-то вводы, - призналась Джесси. – Я надеюсь, что это не он.

- Почему?

- Потому что перед смертью Микаэлу изнасиловали.

Кэт на секунду замолчала. Даже она не могла спокойно к этому относиться.

- Ты не думала над тем, что, чтобы зарабатывать на жизнь, имея дело с такими случаями, нам самим надо иметь тех ещё тараканов в голове?

- Кэт, - ответила Джесси. – Тараканы в голове – это одна из моих отличительных черт.


* * *

Студия «Filthy Films» находилась в том ещё гадюшнике.

По крайней мере, именно этим словом можно было описать то место, где она была размещена.

Офис и съёмочные павильоны располагались в захудалой промышленной части квартала Ван-Найс. Они находились на одной улице с двумя конторами быстрого займа, стриптиз-клубом, винным магазином, ломбардом, табачной лавкой и магазином, торгующим охранными сигнализациями.

Джесси не осмелилась оставить машину на улице и припарковалась на платной стоянке, показав свой значок полицейского дежурному охраннику. Её значок с виду был похож на удостоверение полицейских, если не считать снизу надписи «профайлер». Охранник, как, практически и все, кому она его предъявляла, без лишних вопросов позволил ей заехать.

Она вышла из машины и прошла в приёмную, где за стойкой, обитой линолеумом, сидела женщина возрастом около шестидесяти лет в очках с толстыми стёклами. Женщина подняла глаза и посмотрела на Джесси поверх очков. Её кожа была в ужасном состоянии, как у человека, который никогда не пользовался солнцезащитным кремом, и теперь расплачивался за это.

- Если ты на кастинг «мамочек», - сказала она прокуренным голосом, – то ты опоздала. Он закончился до обеда.

- Я не на кастинг «мамочек», - сказала Джесси, не понимая, обижаться ей или радоваться.

- Хорошо, - сказала женщина. – Ты всё равно выглядишь слишком молодо для этой роли. Не надо недооценивать себя, дорогая. Приходи на следующей неделе. У нас будет проходить кастинг на сексуальную училку. Мы начинаем снимать целую серию таких фильмов. Тебе больше пойдёт эта роль.

- Спасибо, - ответила Джесси. – Но я не ищу работу. У меня она уже есть – в полиции Лос-Анджелеса. Мне нужен Леонард Лендер.

Женщина бросила на Джесси подозрительный взгляд из-под стёкол своих очков.

- Что тебе надо от Ленни?

- Мне нужно задать ему несколько вопросов по делу, которое я расследую. Больше я ничего не могу сказать.

- Уф, - произнесла женщина. – Первая приличная женщина за последние несколько месяцев хочет поговорить с моим сыном, и то только для того, чтобы допросить его. Жди здесь.

Пока женщина звонила по телефону, Джесси пыталась про себя решить, что было более мерзким: то, что та работала на порностудии своего сына, или что она посчитала Джесси «приличной женщиной».

В ожидании ответа Леонарда, Джесси принялась рассматривать висящие на стене постеры. Похоже, что большинство из них содержали сцены из списка фильмов «Filthy Films»: «Хроники волчицы», «Клуб Майл Хай», «Эротичная русалочка Мэнди». Но там также были и постеры фильмов, никак не связанных с порноиндустрией: «Охотник на оленей» и «Ганди». Джесси была сбита с толку.

- Ленни, - услышала она скрипучий голос женщины, - это Фиона. Тут с тобой хочет поговорить какая-то женщина из полиции. У неё к тебе несколько вопросов.

После секундного молчания она снова продолжила:

- Она ничего мне не расскажет. Просто поговори с ней. У тебя по расписанию встреча через десять минут, и сейчас как раз окно.

Затем последовало очередное молчание.

- Да, она очень хороша собой. Но не думаю, что тебе повезёт, сладкий мой. Похоже, ей уже не терпится побыстрее отмыться от пребывания в этом месте. Даже не надейся.

Ещё через некоторое время Фиона положила трубку.

- Он уже идёт, дорогая. Могу ли я тебе что-нибудь предложить? Кофе? Минералку? Антисептик для рук?

Джесси улыбнулась впервые с того момента, как вошла.

- Вы мне нравитесь, Фиона.

- Ну, конечно. Я всем нравлюсь.

Через секунду в дверь вошёл Ленни Лендер. Это было то ещё зрелище. Ему было чуть больше тридцати, он был низкого роста, потный, бледный, с чёрными волосами, прилипшими к голове. С пятнадцатью килограммами лишнего веса он, скорее напоминал парня, большую часть времени проводящего в подвале, а не на съёмочной площадке. Он окинул Джесси взглядом, полным похоти и страха.

- Чем обязан такой чести? – манерно спросил он.

- Меня зовут Джесси Хант. Я консультант полиции Лос-Анджелеса. Мне нужны кое-какие сведения об одной из ваших… актрис.

- Ищешь подружку? – спросил Ленни, широко улыбнувшись.

Обычно Джесси попросила бы его о личном разговоре. Но почему-то она подумала, что в этом случае это будет нецелесообразно. Если Фиона будет рядом, она получит больше точных ответов и меньше едких комментариев.

- Я сюда не шутить пришла, мистер Лендер, - перешла она к делу. – Думаю, сейчас Вам тоже расхочется это делать. Мне нужно знать всё, что Вы можете рассказать об актрисе под псевдонимом Мисси Мэк.

Казалось, пыл Ленни немного остыл.

- Мисси? Первое, что я могу о ней сказать, так это то, что сегодня утром она не пришла на работу и испортила мне целый день. Мне пришлось по-быстрому найти девушку ей на замену, и весь съёмочный процесс пошёл не по плану. Это обойдётся мне примерно в тысячу восемьсот долларов.

- Она часто так делает? – спросила Джесси, решив пока что не сообщать ему причину, по которой девушка не смогла прийти.

- В том-то и дело, что нет. Именно поэтому она меня так подвела. Она обычно всегда приходит вовремя и уже готовая к работе. У меня всегда есть девушка для замены на случай, если актриса не является на съёмки. Но с Мелиссой – это её настоящее имя – я реально расслабился, потому что она никогда меня не подводила. Так что на этой неделе я не нанимал девушку на замену. Никогда нельзя терять бдительность.

- Обычно она была более ответственной? – спросила Джесси.

- Конечно, - сказал Ленни. – Вы разбираетесь в бейсболе?

- Немного, - сказала Джесси, заинтересовавшись этой его аналогией.

- Что ж, она похожа на универсального игрока, - воодушевлённо произнёс он. – Она может сыграть как соблазнительницу, так и скромницу. Она учит текст. Делает всё чётко по сценарию. Не жалуется. Она готова на всё, если ты понимаешь, о чём я. Она даже круче, чем универсальный игрок.

Ленни улыбнулся собственной шутке. Фиона проворчала себе под нос.

- У неё были конфликты с кем-то на съёмочной площадке? – продолжила опрос Джесси, сделав вид, что не заметила последней фразы. – Разногласия во время рабочего процесса? Личные тёрки?

- А что такое? – спросила Фиона, явно более обеспокоенная, чем её сын. – С Мелиссой что-то случилось?

Джесси не могла больше уклоняться от ответа, не вызывая при этом подозрений, поэтому решила сказать правду.

Было бы лучше, если бы с ней рядом был кто-то из коллег, который бы сообщил им эту новость в то время, как она следила бы за реакцией Фионы и Ленни. Обычно с этим отлично справлялся Райан. Но, поскольку она была одна, Джесси сосредоточила своё внимание на Ленни, который был больше похож на возможного подозреваемого.

- Вчера вечером Мелисса была убита.

ГЛАВА 11

- Боже мой, - воскликнула Фиона.

- Что? – переспросил Ленни, очевидно, не до конца осознавая услышанное. Казалось, слова Джесси повергли его в замешательство.

- Соседка по комнате нашла в квартире её тело, - сказала Джесси. – Мы проводим расследование. Поэтому, как Вы понимаете, сведения о её возможных конфликтах на съёмочной площадке во время рабочего процесса или о личном конфликте с кем-то из коллег могут помочь прояснить случившееся.

- Это не может быть правдой. Я недавно её видел, - сказал Ленни, всё ещё не отдавая себе отчёт в происходящем.

- Когда это было? – спросила Джесси.

Ленни беспомощно посмотрел на мать. Фиона открыла свой ноутбук.

- Вчера мы закончили съёмки в пять восемнадцать, - сказала она, изучая информацию на экране компьютера. – После этого она должна была смыть макияж. Вернуться к повседневному виду – неотъемлемая часть процесса. Если у девушек нет в планах после работы посещать какое-нибудь публичное мероприятие или пойти в клуб, они обычно предпочитают умыться. То же самое касается и гардероба – большинство девушек выходят отсюда в спортивной одежде и без макияжа, чтобы не привлекать… нежелательное внимание.

- Навязчивых поклонников? – спросила Джесси.

- Скорее, просто чрезмерно восторженных фанатов, - сказала Фиона. – Но и этого иногда вполне достаточно. Никто не хочет, чтобы его вдруг узнали в одном из местных «Старбакс». Я уверена, что ты понимаешь, что я имею в виду, дорогая. Для многих девчонок выйти на улицу без макияжа – это своего рода маскировка, потому что так они выглядят по-другому, иначе, чем на экране.

- То же самое Вы говорили и об одежде. Она в этом фильме была участницей группы поддержки?

Похоже, этот вопрос немного вывел Ленни из ступора.

- Ага. Мы снимали вторую часть «Зомби-нимфоманки из группы поддержки». Первая стала настоящим хитом.

- Её нашли в форме участницы группы поддержки, - сказала Джесси, не обращая внимания на его комментарий об успехе этого фильма. – Насколько необычно то, что она была так одета дома?

- Достаточно необычно, - сказала Фиона. – Но не удивительно. Это обычная форма для порноактрисы. Когда она брала её домой, то могла утром поспать на полчаса дольше. Как правило, костюмеры сначала находят подходящую одежду, готовят её к съёмке и помогают девушкам одеться. Возможно, она хотела прийти уже одетой. Обычно, костюмеры этого не одобряют из-за возможного ущерба. Но, держу пари, что для Мелиссы они охотно сделали бы исключение. Мы же тут снимаем не «Влюблённого Шекспира».

- Ну, да, - согласилась Джесси. – Похоже, что многое из того, что здесь происходит, в мире обычного кино было бы неприемлемым.

- Как это следует понимать? – спросил Ленни с обиженным видом. – Мы соблюдаем все правила данной отрасли. После каждой сцены мы всё дезинфицируем. Уже три года мы исправно проходим все медицинские проверки.

- Это очень впечатляет, - сказала Джесси, стараясь держать себя в руках. – А как насчёт соблюдения трудовых норм?

Ленни посмотрел на мать, как ребёнок, который попался на краже печенья. Фиона вздохнула.

- Мы следуем стандартной процедуре, - сказала она. – Каждый сотрудник должен предоставить тот же пакет документов, что и для работы в продуктовом магазине или торговом центре.

- Похоже, вам нужно обновить свои методы проверки возраста ваших актрис, - сказала Джесси.

- Что ты имеешь в виду? – спросила Фиона, вводя данные в стоящий перед нею компьютер. – Я просматриваю её данные. Здесь всё в порядке.

- Мелиссе было семнадцать лет, - сказала ей Джесси. – И её настоящее имя не Мелисса Маккензи. Девушку звали Микаэла Пенн.

- Что за..? – начал было Ленни.

- Но это невозможно, - сказала Фиона. – Я сейчас смотрю на копии её документов – права, карточка социального страхования – они подлинные.

- Простейшая проверка биографических данных выявила бы тот факт, что Мелисса Маккензи, номер страховки которой указан в этих документах, умерла в младенчестве восемнадцать лет назад. Чтобы выяснить это, мне понадобилось две минуты.

- Но ты же коп, - возразила Фиона.

- Чтобы узнать это, не нужно быть копом, - сказала Джесси, не став поправлять неправильное понимание женщиной того, кем именно она работает. – Это несложно выяснить. Просто я думаю, что «Filthy Films» не особо беспокоятся о тщательной проверке возраста своих актрис.

- Послушай, - сказал Ленни. – Мы соблюдаем правила. На участии этой Мисси, Микаэлы или как там её, настоял Джайлс. Он утвердил её кандидатуру. Если в её прошлом было что-то сомнительное, он должен был об этом знать.

- Кто такой Джайлс? – спросила Джесси.

- Джайлс Маршанд, - сказала Фиона. – Это один из наших главных режиссёров. Он снимал первую часть «Зомби-нимфоманки из группы поддержки». Он как бы открыл талант Мелиссы. Джайлс известен тем, что продвигает девушек, которые ему нравятся. В прошлом году он утвердил на фильм «Непослушные горничные устраивают беспорядок» девушку, но, как потом оказалось, у неё не было необходимых документов. Маршанд помог ей их сделать. Но она была настолько глупа, что стала хвастаться тем, что «её драгоценный Джайлс» сделал из неё американку. Другая девушка, которая метила на её место, сдала её. Я бы не удивилась, если бы что-то подобное он сделал и для Мел… Микаэлы.

- Не могли бы Вы пригласить его сюда, чтобы мы могли поговорить? – спросила Джесси.

- Вообще-то он уже дома, - сказала Фиона. – Мы сегодня рано закончили, и он просматривает отснятый материал в операторской, которую он организовал у себя дома.

- Тогда я поеду к нему, - резко сказала Джесси. – Мне нужны его контактные данные.

Пока Фиона искала для Джесси эту информацию, Ленни сел на потрёпанный выцветший диванчик, стоявший в углу офиса.

- Не могу поверить, что Мисси мертва, - обречённо сказал он. – У меня на неё были большие планы. Она должна была сыграть главную роль в цикле фильмов «Сладенькая хочет сладенького», второй из которых выходит в следующем месяце. Теперь, скорее всего, нам придётся поднять на нём хайп, как на последнем фильме, представляющем зрителю великолепной талант, чья звезда так рано угасла.

Джесси была шокирована тем, как быстро Ленни придумал способ зарабатывания денег на смерти одной из своих актрис. Она почувствовала, как внутри неё закипает гнев, но заставила себя подавить его, прежде чем заговорить снова. Она подождала, пока Фиона передаст ей информацию о Джайлсе, а затем высказалась.

- Вам следует знать, что я намерена закрыть Вашу студию, - холодно сказала она Ленни. – Знали Вы об этом или нет, Вы сняли несколько порнофильмов с участием несовершеннолетней девушки. Так дело не пойдёт. Так что в ближайшее время я бы не стала строить никаких маркетинговых планов ни на один из фильмов с её участием. Мне почему-то кажется, что ФБР будет против этого.

- Но мы потеряем сотни тысяч…

Но прежде чем Ленни смог продолжить, Фиона приказала ему успокоиться. Кажется, она поняла, что возражения могут только усугубить положение.

- Спасибо, что обратила на это наше внимание, - сказала она сквозь стиснутые зубы. – Мы сделаем всё, что в наших силах, чтобы исправить ситуацию.

Джесси небрежно кивнула ей в ответ и вышла, оставляя мать и сына самостоятельно справляться с последствиями их циничного отношения к людям.

ГЛАВА 12

По дороге к Джайлсу Маршанду Джесси увидела полученное от Кэт сообщение, в котором было лаконично написано: «Есть новости. Позвони». Она незамедлительно перезвонила подруге.

- Ничего себе, как быстро, - сказала она, когда Кэт взяла трубку.

- Ты удивлена? Я хорошо выполняю свою работу.

- Докажи, - подначила Джесси. – Что тебе удалось узнать?

Кэт только улыбнулась враждебности, которую имитировала её подруга, хотя несколько лет назад она была вполне настоящей.

- Помощник местного шерифа по фамилии Коннор, из округа, к которому относится Лейк-Эрроухед, знаком с Кейтом Пенном. Он предложил лично для меня самостоятельно проверить хижину этого парня.

- Как мило с его стороны.

- Правда, – согласилась Кэт. – Кажется, я дала ему понять, что не против позволить ему научить меня кататься на лыжах, когда в следующий раз приеду туда.

- Дёшево отделалась, - сказала Джесси. – И что он узнал?

- Он сказал, что Пенн, по всей видимости, отсутствовал в своей хижине уже несколько дней. В его почтовом ящике собралось много почты, его грузовика не было на месте, и с тех пор, как пару дней назад выпал снег, вокруг хижины не было никаких следов от машин. Он также проверил излюбленные Пенном места в городе, которые, по большей части, представляли собой местные бары. Сегодня вторник, и после выходных его никто не видел. Он предупредил меня, что в этом не было ничего необычного. Очевидно, он и сам так делает, когда уходит в запой. И тем не менее, помощник шерифа Коннор собирался проверить, сможет ли он отследить телефон Пенна.

- Это не совсем то, что я надеялась услышать, - призналась Джесси. – Я хотела исключить его из списка подозреваемых.

- Подожди, Джесс, - сказала Кэт. – Мне звонят. Похоже, это тот самый парень. Я тебе перезвоню.

Пока Джесси ждала звонка своей подруги, она проверила, насколько близко была к дому Джайлса Маршанда. Режиссёр жил на холмах Шерман-Оукс, в пятнадцати минутах езды от офиса «Filthy Films». В некоторых частях этого района дома были ветхими и захудалыми. Но Маршанд жил в его более роскошной части с видом на всю долину Сан-Фернандо.

- Джесси, - взволновано сказала Кэт, вернувшись на линию, - у меня есть новости.

- Слушаю, - сказала Джесси.

- Ты не поверишь, но помощник шерифа Коннор пробил телефон Пенна.

- Где он?

- Он в Лос-Анджелесе, а именно, в одной из тюрем округа Ван-Найс. Его арестовали сегодня утром за вождение в нетрезвом виде. По словам Митча, местные там толком ничего не могут сказать. Я попросила его пока не разглашать эту информацию. Подумала, что ты захочешь, чтобы об этом узнали от тебя.

- Спасибо, Кэт, - сказала Джесси. – Похоже, этот помощник шерифа или, как выяснилось, теперь это Митч, действительно заслужил дать тебе урок катания на лыжах.

- Согласна, - сказала Кэт. – Я нашла его фотографии на сайте департамента шерифа Сан-Бернардино. Он довольно симпатичный, ну, может быть, слишком молодой для меня.

- Тогда убедись сначала, что ему есть восемнадцать, - сухо сказала Джесси.

- Спасибо за совет, - ответила Кэт. – Он всё ещё ждёт на другой линии, так что мне пора.

Кэт повесила трубку, прежде чем Джесси успела ответить. В этот момент она уже поднималась в гору по бульвару Беверли-Глен и была почти на полпути к дому Маршанда. Но всё же она решила остановиться. Разговор с режиссёром может подождать. Если копы из Бюро Долины раньше неё доберутся до Кейта Пенна, кто знает, к каким гнусным последствиям это может привести. Помня об этом, она развернулась и поехала в обратном направлении.


* * *

Войти в тюрьму Ван-Найса было всё равно, что попасть в логово льва.

Когда Джесси шла по коридору от проходной к камерам предварительного заключения, она тщательно высматривала, не было ли здесь кого-то, с кем она виделась вчера вечером на месте преступления. Она всё время напоминала себе, что их, скорее всего, уже нет на работе, поскольку большинство работало всю ночь.

Когда она подошла к столу регистрации посещений заключённых, то слегка запаниковала. Ей нужно было ввести свои данные в компьютер, а не просто от руки нацарапать имя в журнале. А это означало, что ей придётся засветиться. Если бы кто-то из местных захотел проверить её местонахождение, то сразу же вычислил бы его.

Как правило, она никогда по этому поводу не беспокоилась. Но после перепалок прошлой ночью и таинственного утреннего предупреждения от Бёрнсайда, она не могла перестать беспокоиться, что её присутствие здесь может вызвать повышенный интерес или даже более агрессивный настрой со стороны сотрудников Бюро Долины. Ей нужно было действовать быстро.

Зарегистрировавшись, она поспешила в зону ожидания. В соседней комнате заключённые встречались с посетителями, и ей было видно, как они разговаривали по телефону через стеклянные перегородки. Минут через пять привели Кейта Пенна.

Она догадалась, что это был именно он ещё до того, как её пригласили к четвёртому окошку. Мужчина, которому на вид было чуть за сорок, медленно подошёл к окну, как будто боялся, что если ускорит шаг, то может не удержаться на ногах. Его седеющие чёрные волосы торчали во все стороны. На лице была четырёхдневная щетина, и хотя белки его глаз были настолько воспалёнными, что были практически полностью красными, в остальном его глаза были в точности похожи на глаза Микаэлы. Когда он с трудом опустился на стул, почти не заметив его, Джесси поняла, что он до сих пор пьян.

Она подошла, села напротив него и сняла трубку со стены. Он просто смотрел на неё, и Джесси жестом попросила его сделать то же самое. Мужчина смутился, однако сделал так, как она велела.

- Мистер Пенн, - сказала она, когда он поднёс трубку к своему уху, - меня зовут Джесси Хант. Я - консультант полиции Лос-Анджелеса. Надеюсь, Вы сможете ответить мне на несколько вопросов.

- О Микаэле? – спросил он.

- Почему Вы так подумали? – удивлённо спросила Джесси.

- Потому что мне никто ничего не говорит. Всем попросту плевать.

- Что Вы имеете в виду? – настаивала она, совершенно сбитая с толку.

- Я уже несколько часов пытаюсь выяснить, что произошло с моим ребёнком, но кроме того первого копа, мне больше никто ничего не говорит.

- Какого копа?

- Не помню, как его звали, - пробормотал Пенн. – Констант или что-то вроде того. Он позвонил мне вчера и сказал, что мою дочь убили во время ограбления и что сегодня мне отдадут её тело. Я подумал, что кто-то прикалывается надо мной, и бросил трубку. Но он позвонил снова и сказал, что это не шутка.

- Он прямо так Вам и сказал? – в ужасе спросила Джесси.

- Ага, - сухо и отрывисто сказал он. – Он сказал, что они её опознали, что мне нужно приехать в участок и кто-то отвезёт меня в морг. И я выехал. Но когда я сюда приехал, меня загребли и бросили в тюрьму.

- Загребли?

Он глубоко вздохнул, как будто то, что он собирался рассказать, доставляло ему физические неудобства.

- Ага, - наконец произнёс он. – Видите ли, я очень расстроился. Я живу в горах, и по дороге сюда сделал остановку, чтобы пропустить стаканчик и немного снять напряжение. Ну, знаете, помянуть её.

- Так для чего именно? - спросила Джесси, зная, что ей не стоит пытаться уличить его во лжи, но уже не в силах остановиться. – Чтобы снять напряжение, или чтобы помянуть дочь?

Пенн бросил на неё непонимающий взгляд, будучи ещё недостаточно трезвым, чтобы обидеться.

- И то, и то. В любом случае, за одним стаканчиком последовал ещё один и, похоже, я слегка потерял контроль. Когда я вышел оттуда, то направился прямиком в Ван-Найс. Там-то меня и загребли. Я объяснил, почему приехал сюда. Но я не смог вспомнить фамилию копа, который мне позвонил, хотя им в любом случае не было до этого никакого дела. Они просто схватили меня и посадили за решётку. Вы первый человек, с которым я говорю с тех пор.

- Мистер Пенн, я просто хочу убедиться, что правильно Вас понимаю. Прошлой ночью Вы были в Лейк-Эрроухед, когда Вам позвонил офицер полиции Ван-Найса и сообщил о том, что Ваша дочь была убита, и что Вы должны приехать сюда. Вы выехали из дома и всю ночь сюда добирались, остановившись в баре, чтобы пропустить пару стаканчиков. Затем Вы продолжили путь в Ван-Найс, где Вас задержали за вождение в нетрезвом состоянии и поместили сюда, где и удерживают до настоящего момента. Всё верно?

- По большей части, да – хрипло сказал он.

- В чём я ошиблась?

- Я приехал сюда не из дома. На выходных я гостил у друга в Раннинг-Спрингс. Но кроме этого, всё так и было.

- Вы провели последние несколько дней дома у своего друга?

- Ага. Мы охотились, рыбачили, пили и всё такое.

- Ваш приятель сможет это подтвердить? – допытывалась Джесси.

- Конечно. Он вообще-то зол, потому что я слегка подпортил кровать, на которой спал.

- Мне понадобится его контактная информация, - сказала Джесси.

- Его зовут Бак Краудер. Я не помню наизусть его номер, но он записан у меня в телефоне. Если Вы вытащите меня отсюда, я Вам покажу.

- Не думаю, что они Вас выпустят только для этого, мистер Пенн. Но я поищу. Позвольте задать Вам ещё несколько вопросов. Фамилия офицера, который сообщил Вам новости о Микаэле была случайно не Костабайл?

- Кажется, да, - сказал он, кивая головой.

- И он сказал, что Вам отдадут тело дочери сегодня?

- Да. А что?

- А он не сказал, что произойдёт, если у Вас не получится забрать тело?

- Им придётся передать его для кремации.

Джесси потерялась в догадках. Она не могла точно сказать, сколько времени просидела молча, пока Пенн не прервал её мысли.

- Что такое? – спросил он.

Она слегка дёрнулась.

- Ничего, - быстро сказал Джесси. – Соболезную Вашей потере, мистер Пенн.

Она встала и повесила трубку, стараясь казаться более спокойной, чем было на самом деле. По дороге в зал ожидания у неё возник один вопрос.

«Что именно пытаются скрыть эти копы?»

Она стала перебирать в голове возможные варианты, когда завернула за угол и наткнулась на того человека, видеть которого хотела меньше всего: на сержанта Хэнка Костабайла.

ГЛАВА 13

- Какой приятный сюрприз, - сказал Костабайл голосом полным сарказма. – Снизошли до простых смертных?

Джесси изо всех сил старалась скрыть своё недовольство, но знала, что он, скорее всего, уже заметил тревогу, промелькнувшую в её взгляде. С близкого расстояния и при свете дня он выглядел ещё более внушительно, чем казалось прошлой ночью. Он явно был фанатом поднятия тяжестей, о чём свидетельствовали мощные бицепсы предплечья и шея, похожая на ствол дерева. Небольшой живот прятался под массивной грудью, которая, казалось, возвышалась над всеми остальными частями его тела.

- Расследую одну зацепку, - не вдаваясь в подробности ответила она, хоть и была уверена, что он уже знал, по какой причине она здесь находилась.

- А, да? – со злорадством в голосе спросил он. – А Ваша зацепка уже протрезвела?

Джесси был хорошо известен такой тип людей. Хоть он и получал искреннее удовольствие от того, что доставал её, он также старался вывести её из себя, чтобы отвлечь внимание от того, что явно хотел скрыть. Она решила, что лучшей тактикой будет вести себя столь же агрессивно.

- Позвольте мне задать Вам один вопрос, сержант. Что произойдёт, если родственник вовремя не приедет, чтобы забрать тело умершего близкого человека?

Костабайл злобно улыбнулся.

- Это зависит от определённых обстоятельств, мисс Хант. К сожалению, если Вы имеете в виду случай, произошедший вчера вечером, то там произошла досадная ситуация.

Сердце Джесси ёкнуло, хотя она и не удивилась. В ту же секунду, когда Кейт Пенн упомянул о том, что ему сообщили о необходимости забрать тело дочери, она уже заподозрила, что здесь происходит что-то подозрительное.

- И что же случилось? – спросила она.

- Похоже, что документы по делу Микаэлы Пенн были неправильно оформлены, и по ошибке её тело было кремировано.

Джесси пристально посмотрела на него. Несмотря на догадку, что он скажет что-то подобное, она не смогла сдержать свою ярость. Перед тем, как ответить, она сделала долгий медленный выдох.

- Это прискорбно, - спокойно сказала она. – При других обстоятельствах я бы сочла подозрительной кремацию тела жертвы убийства менее чем через двадцать четыре часа после смерти. Но я подозреваю, что для Бюро Долины это обычное дело, не так ли? В расследовании крупных дел всегда какие-то неувязки.

 - Ага, - согласился Костабайл, поблёскивая своей лысиной в свете люминесцентных ламп. – Мы здесь всего лишь кучка недотёп. Я как раз собирался поделиться грустной новостью с мистером Пенном, которого, насколько я понимаю, задержали вчера ночью за вождение в нетрезвом состоянии в нашем же округе. Какое странное совпадение.

Джесси вспомнила избитую фразу о том, что лучшей частью доблести является осмотрительность, и постаралась заставить себя прислушаться к ней. Если бы Райан был рядом, он бы тактично сделал ей замечание и вывел бы её из участка, пока она не попала в беду. Но прямо сейчас он давал показания в зале суда. Джесси была одна. И она явно не была расположена к осмотрительности.

- Видите ли, сержант, - огрызнулась она, наклоняясь к нему ближе. – Я знаю, что от Вас не приходится ждать ничего хорошего прежде всего потому, что Вы даже не пытаетесь этого скрыть. И я в курсе, что Вы уже долгое время делаете здесь всё, что хотите. Но это сделало Вас расхлябанным и высокомерным. И однажды, может даже раньше, чем Вы думаете, это сыграет с Вами злую шутку.

- Я должен понимать это, как угрозу, мисс Хант? – прорычал он ей в ответ.

- Это всего лишь наблюдение, сержант.

Внезапно Костабайл наклонился так, что его лицо оказалось всего в нескольких сантиметрах от лица Джесси.

- Знаешь что, девонька, - прошептал он так тихо, что ей пришлось прислушаться, - на твоём месте я бы меньше беспокоился о том, что там задумал какой-то захолустный коп. Я бы сосредоточил внимание на собственной безопасности.

- Должна ли я понимать это, как угрозу, сержант Костабайл? - парировала Джесси.

- Да, должна. Возвращайся в свой уютный участок в центре города и выслеживай там своих сладких серийных убийц. Для тебя это будет безопаснее, чем связываться со мной.

Сердце Джесси бешено колотилось, но она постаралась, чтобы её голос звучал спокойно.

- Рада, что мы друг друга поняли, - сказала она.

Затем, не дожидаясь ответа, она развернулась и ушла. И только завернув за угол, она осознала, что всё это время едва дышала.


* * *

Джесси старалась не ехать слишком быстро.

Она постоянно напоминала себе не вжимать педаль газа в пол, когда ехала по извилистой дороге к дому режиссёра порнофильмов Джайлса Маршанда. Но её неугомонность всё равно брала над ней верх. Ей ещё столько нужно было сделать, а времени совсем не было.

Ей по-прежнему нужно было поговорить с режиссёром второй части «Зомби-нимфоманки из группы поддержки», чтобы узнать, что ему известно о последнем дне жизни Микаэлы. К тому же ей предстояло сделать ещё кучу звонков.

Сначала она набрала технический отдел Центрального участка, чтобы они проверили данные GPS с телефона Кейта Пенна. Если они подтвердят, что он ехал из Раннинг-Спрингс в Ван-Найс с продолжительной остановкой у придорожного бара, это подтвердило бы его алиби.

Затем она позвонила Райану в надежде, что у него перерыв в суде. Но её вызов был переадресован на голосовую почту. Она в двух словах рассказала ему новости, включая кремацию тела Микаэлы, арест её отца за вождение в нетрезвом виде и возможное алиби, а также откровенно подозрительное поведение сержанта Костабайла.

Закончив, она увидела, что тоже получила голосовое сообщение с незнакомого номера. Она тут же его прослушала:

«Здравствуйте, мисс Хант, это детектив Уайли Строуд из Бюро Долины округа Ван-Найс. Меня назначили на дело Микаэлы Пенн. Насколько я понимаю, детектив Эрнандес, как сотрудник отдела СОУ, подал заявку на совместную работу по этому делу, и вы оба были на месте преступления прошлой ночью перед тем, как туда приехал я. Я весь день безуспешно пытаюсь ему дозвониться и вот, решил набрать Вас, чтобы согласовать наши действия. К сожалению, согласовывать особо нечего. Я всё больше склоняюсь к тому, что это дело вскоре попадёт в список нераскрытых. В любом случае, пожалуйста, перезвоните мне, когда у Вас будет возможность сверить данные».

Тон детектива Строуда был вежливым и профессиональным и, по крайней мере, на первый взгляд казалось, что он готов сотрудничать. Но было бы неудивительным, если внешняя приветливость скрывала бы под собой те же цели, что и у сержанта Костабайла.

По его мнению расследование уже практически закончилось, так и не успев начаться. А это было довольно странным подходом к делу о жестоком убийстве несовершеннолетней девушки. Казалось, в Бюро Долины никто не был заинтересован выяснить, что на самом деле произошло. На самом деле, все они, похоже, активно старались внести свой вклад, чтобы об этом деле благополучно забыли.

Понимание этого натолкнуло Джесси на мысль, которая заставила её немедленно сделать ещё один звонок. Её снова перевели на голосовую почту, на этот раз Гарленда Моисея. Она постаралась быть краткой:

«Гарленд, Вы уже достигли довольно почтенного возраста, - начала она, надеясь юмором немного смягчить свою просьбу. – Мне кажется, что, поскольку Вы так долго работаете в отделе, Вы могли бы кратенько рассказать мне о некоторых сотрудниках Бюро Долины, особенно работающих в полицейском участке округа Ван-Найс. Первый – это детектив Уайли Строуд. Но меня особенно интересует сержант Хэнк Костабайл. Он довольно навязчиво ввязался в расследование дела, которое я веду. К тому же он мне угрожал. Вы слышали о нём? Если да, то что Вы можете сказать? Если же нет, не могли бы Вы воспользоваться своим секретным приёмом и добыть мне немного информации? Я понимаю, что ничего хорошего о нём я не узнаю, просто хочу знать, насколько всё плохо. Заранее спасибо».

Она повесила трубку, не будучи уверенной, не злоупотребляет ли она отзывчивостью столь уважаемого профайлера. Но она знала, что обычными средствами не сможет пробить ледяную стену молчания. Даже Райан, который проработал копом почти десять лет, казалось, имел лишь общее представление о Костабайле. Ей нужна была помощь человека, который проработал в отделе гораздо дольше.

Последний звонок перед тем, как подъехать к дому Маршанда, Джесси сделала детективу Гейлен Паркер из отдела нравов. Она рассказала ей, что «Filthy Films» задействуют в своих съёмках несовершеннолетних актрис и спросила, с кем ей нужно связаться, чтобы как-то на это повлиять. Паркер, которая, казалось, восприняла эту информацию близко к сердцу, пообещала, что позвонит нужным людям и эту студию закроют уже сегодня до конца дня.

Решив этот вопрос, Джесси сосредоточилась на стоящей перед ней задаче. Она вышла из машины и пошла по подъездной дорожке к входной двери дома Маршанда. Несмотря на огромные размеры дома и вид, открывающийся на саму, ныне туманную долину, здание было достаточно старым, построенным в популярном в 1970-х годах стиле ранчо с черепичной крышей, которая местами требовала починки. Складывалось впечатление, что здание начали ремонтировать, но так и не довели ремонт до конца.

«Похоже, съёмки порнофильмов не такая уж и золотая жила, как я себе это представляла».

Она позвонила в дверь, и с нетерпением стала ждать появления человека со столь творческим складом ума, плоды работы которого она недавно просматривала на своём ноутбуке. Когда Джайлс Маршанд открыл дверь, у неё буквально перехватило дыхание.

ГЛАВА 14

Джесси намеренно откашлялась, чтобы скрыть смешок, который она изо всех сил подавляла.

Этот мужчина выглядел довольно стереотипно. На вид ему было за пятьдесят, но, несмотря на то, что когда-то он производил достаточно эффектное впечатление, сейчас казалось, он лишь цепляется за остатки былой славы. Его парик со слишком блестящими волосами выглядел неестественно, что ещё больше подчёркивала линия перехода к его собственным, более русым волосам.

Он явно переусердствовал с автозагаром, и его кожа приобрела тёмный оливковый оттенок на каждом сантиметре его тела, в том числе и прямо под глазами. Его зубы были неестественно белыми, и, казалось, над ними изрядно поработали специалисты, поскольку они все как один были правильной квадратной формы. Он явно был ярым поклонником ботокса - с ямочками на щеках и лбом, подозрительно лишённым морщин. И наконец странное положение его тела заставило Джесси задуматься, не носил ли он под одеждой что-то вроде корсета.

- Клянусь, я не отец, - слишком громко и фамильярно сказал он.

На секунду Джесси застыла на месте от удивления, не зная, что и ответить.

- Мистер Маршанд, - наконец удалось ей произнести, - меня зовут Джесси Хант.

- Адвокат по установлению отцовства или начинающая актриса? – широко улыбнувшись, спросил он слащавым тоном. Очевидно, его устраивал любой из озвученных вариантов.

- Вообще-то, я из полиции, - ответила она после того, как ей удалось восстановить контроль над собой.

- О, это что-то новенькое, - всё так же невозмутимо произнёс он. – Вы пробудили мой интерес. Проходите, пожалуйста. Я могу предложить Вам чашечку чая с мятой и перцем, и мы сможем обсудить всё то, что привело Вас к двери моего дома.

- Благодарю Вас, - сказала Джесси, входя внутрь дома и с любопытством разглядывая его хозяина. – Думаю, мы можем обойтись без чая. Но я с интересом послушаю, что Вы мне ответите на вопрос, почему Вы делаете вид, что не знаете причины, которая меня сюда привела.

Маршанд не мог скрыть своего удивления.

- Неужели меня так легко раскусить? – нисколько не смутившись, спросил он.

- Да, - сказала Джесси. – Кроме того, Ленни Лендер не мог не позвонить Вам в ту же секунду, как только я вышла из его офиса.

- Ну что ж, теперь, когда Вы упомянули этот факт, мисс Хант, - сказал он, провожая её в гостиную, - я должен признаться, что Леонард действительно позвонил мне некоторое время тому назад. Ваш визит его очень расстроил. По правде говоря, несмотря на достаточно бодрый вид в данный момент, большую часть времени за последние несколько часов я провёл, проливая внутренние слёзы из-за потери моей дорогой Мисси.

- Внутренние слёзы? – переспросила Джесси.

- Да, дорогая. Учитывая специфику моей работы, я практически утратил способность плакать – это одновременно и мой дар, и моё проклятие.

- Понятно. И Вы, конечно, знаете, что Мисси на самом деле была не той, за кого себя выдавала.

- Фиона сказала мне, что девочка использовала вымышленное имя. Но, в любом случае, я никогда не называл её Мелиссой. Я называю актрис только их сценическими именами. Это сущий пустяк, но я считаю, что таким образом помогаю им оставаться в образе.

 Насколько это было возможно, Джесси пыталась отделить содержание слов Маршанда от его показной манеры говорить. В этом ей помогало то, что она сосредоточила внимание на его носе – единственной части тела, над которой, похоже, ещё не потрудился пластический хирург.

- Я заметила, что Фиона рассказала Вам о том, что имя девушки на самом деле было вымышленным. Но насколько я понимаю, Вы лично помогли некоторым девушкам выбрать себе вымышленные имена. Это правда?

- Я не совсем уверен, что правильно понимаю, что именно Вы имеете в виду, мисс Хант, - сказал он, хотя выражение его лица говорило об обратном. Его притворная улыбка никуда не делась, но взгляд был уже не таким надменным.

- Не нужно уклоняться от ответа, мистер Маршанд. Говорят, Вы предоставляете фальшивые документы девушкам, которые снимаются в Ваших фильмах.

- Это всего лишь гнусные слухи, - настаивал он. – Я бы никогда не сделал ничего противозаконного. Я всего лишь хочу только самого лучшего для своих актрис. Я пророчил Мисси блестящее будущее. Думал, что она станет настоящей звездой.

- Почему? – спросила Джесси, немного опасаясь услышать ответ, хоть и знала, что он не станет говорить лишнего.

Глаза Маршанда буквально засветились озорными огоньками.

- Потому что у неё была та самая изюминка. Понимаете, о чём я?

- Боюсь, что нет.

- Мисси была создана для съёмок, - прошептал он. – Она сразу привлекала к себе внимание зрителя. И было не важно, какую роль она играет: студентку, соблазняющую преподавателя, девушку на дополнительных занятиях с репетитором, участницу группы поддержки с игроком футбольной команды, непослушную няню – она всегда была неотразимой.

Перед тем, как ответить, Джесси задумалась на мгновение, замечал ли он сходство в описанных им сценариях, но он, похоже, ничего не понял.

- Мистер Маршанд, - сказала она. – Вы отдаёте себе отчёт в том, что все сыгранные ею персонажи, которых Вы только что описали, потенциально предполагали, что исполнять их роли должны несовершеннолетние девушки.

- В этом и была её изюминка, - как ни в чём не бывало, ответил Маршанд. – Она молодо выглядела, поэтому хорошо подходила для сюжетов «на грани дозволенного».

- Но в этом-то и проблема. И я думаю, что Вам она хорошо известна. Микаэле Пенн ещё нельзя было сниматься в подобных фильмах. Ей было всего семнадцать, и она получила эту работу, предоставив фальшивые документы.

Маршанд уставился на неё взглядом, который, как он на то надеялся, выражал состояние полнейшего удивления.

- Мне трудно в это поверить, - настаивал на своём он. – Я бы никогда не сказал, что Мисси было семнадцать лет. Я бы дал ей около двадцати одного. Она выглядела довольно зрелой.

Джесси была впечатлена тому, насколько у Маршанда хватало наглости строить из себя невинную овечку. Но в глубине души ей было интересно, сможет ли человек, настолько очевидно отрицающий реальность, удержаться от проявления гораздо более тёмной своей стороны. Хант решила сменить тактику, чтобы проверить, сможет ли она расшатать его.

- У Вас с Микаэлой были хорошие отношения? – спросила она.

- Прекрасные, - громко сказал он, будто оглашая это перед зрительным залом. – Мы были друг другу очень симпатичны. Не хочу показаться высокомерным, но если бы этой трагедии не произошло, мы стали бы Скорсезе и Де Ниро на рынке фильмов для взрослых.

- Это звучит совсем не высокомерно, - сухо заметила Джесси, не в силах сдержаться. – А как насчёт её коллег по работе? Может кто-то из девушек хотел бы исполнять её роли или на неё злился кто-то из партнёров по сцене, с кем она какое-то время встречалась, а потом решила расстаться?

- Я уверен, что некоторые из девушек действительно ей завидовали, но чтобы дошло до насилия? Мне с трудом в это верится. Что касается встреч с парнями, Мисси занимала чёткую позицию в этом вопросе. Она предпочитала не смешивать личные отношения с работой. По правде говоря, я не думаю, чтобы она вообще с кем-то встречалась. Она была очень сосредоточена на работе. От неё не приходилось ждать каких-то подвохов, она была настоящим профессионалом.

 После всего притворства, это было первое, что Маршанд сказал по-настоящему искренне. Само его описание отношения Микаэлы к работе и очевидное восхищение им было понятным. Точно так же его описывала и Лиззи.

- Где Вы были вчера вечером? – спросила Джесси, надеясь, что его честность в ответе на последний вопрос автоматически распространится и на этот.

- Это та часть, где я должен предоставить своё алиби? – спросил он, возвращая свой игривый тон.

- Та самая.

- Что ж, после звонка Леонарда, я подумал, что Вы зададите мне этот вопрос, и восстановил в памяти все места, которые посетил после того, как покинул съёмочную площадку вчера днём. Сначала я пообедал с одной из наших прекрасных девушек – Мелани Минкс – чтобы дать ей несколько профессиональных советов. Её исполнению роли не хватает энтузиазма. Оно слишком фальшивое. И мы провели анализ её игры.

- А потом? – настаивала Джесси, опасаясь, как бы он не углубился в детали этого анализа.

- После этого мы поехали на вечеринку на озере Толука, где я познакомил её с некоторыми своими друзьями. Там мы «очень продуктивно провели время». Как Вы можете понять, я говорю эвфемизмами. Мы участвовали в оргии. Я могу назвать Вам имена и дать контактную информацию всех этих людей. Затем мы с Мелани поехали к ней домой, где я и провёл остаток вечера. Сегодня утром я ненадолго вернулся сюда, чтобы немного прибраться перед тем, как вернуться на работу.

Джесси сначала показалось подозрительным, что он так подробно расписал свой день, но потом она подумала, что это было вполне в его духе. И всё же, она решила задать ему ещё один вопрос, внимательно наблюдая за его реакцией.

- Вы уверены, что Мелани весь вечер не спала? – спросила она его. – Может, она ненадолго уснула?

- Вы хотите сказать, что, пока она спала, я выскользнул из её квартиры, убил свою восходящую звезду, а затем вернулся в кровать к Мелоди? – спросил он, подняв брови так высоко, как это только было возможно после уколов ботокса.

- Это просто вопрос, мистер Маршанд, на который Вы, кстати, так и не ответили.

- Я отвечу. Я просто был обескуражен этим предположением. Весь вечер я провёл в нежных объятиях моей любимой мисс Минкс. Ну ладно, слово «любимая» не совсем подходит характеру наших отношений. Если хотите, я могу описать их настоящую природу, но мне показалось, что Вы относитесь к тому типу людей, которые от подобных вещей могут залиться краской.

- Я получила Ваш ответ, - сказала Джесси, игнорируя последний комментарий. – Моя команда проверит эту информацию. А пока я рекомендую Вам не выезжать из города. И, скорее всего, Вам всё чаще придётся обедать дома. У меня такое чувство, что Ваш съёмочный процесс скоро остановится.

- Что? – спросил он, разинув рот.

Хотя Джесси и удалось сдержать улыбку, она почувствовала удовлетворение впервые за всё время их общения.

- Я оценила все Ваши манерные штучки, мистер Маршанд, - сказала она, направляясь к двери. – Но если Вы думаете, что фальшивое, льстивое обаяние позволит Вам использовать в Ваших фильмах несовершеннолетних девочек, Вы глубоко ошибаетесь. Так что я рекомендую Вам и Вашим приятелям составить альтернативные бизнес-планы на ближайшие несколько месяцев, потому что ваш источник дохода вот-вот иссякнет.

Несмотря на сильное желание, Джесси не оглянулась, выходя, и закрыла за собой дверь. К сожалению, её приподнятое настроение быстро испарилось. Когда она села в машину, то вспомнила, что ни на шаг не приблизилась к поиску убийцы Микаэлы.

ГЛАВА 15

Джесси пыталась сделать громкость ноутбука тише.

В соседней комнате была Ханна, и она не хотела, чтобы её сводная сестра-подросток услышала стоны и вздохи, и спросила, что она смотрит. Вообще-то, она бы не стала смотреть порно во вторник вечером после работы. Но она была в полной растерянности и не знала, как ей следовало поступить дальше.

Она ещё не получила никакого ответа ни от Райана, ни от Гарленда Моисея по поводу того, как Бюро Долины расследовало, а точнее было бы сказать «не расследовало» это дело. И хотя Микаэла, казалось, общалась с кучей людей, никто из них не являлся явным подозреваемым.

Ей пришлось пересмотреть несколько фильмов с участием этой девушки в надежде, что увидев её живой, она сможет догадаться, где искать подсказку. Но это занятие её просто угнетало.

И когда Джесси начала просмотр, то осознала, что все фильмы, в которых участвовала девушка, а их было около дюжины, были сняты за последние полгода. От мысли о том, как Микаэла проводила большую часть своей жизни после того, как закончила школу, Джесси стало одновременно противно и грустно.

Поведение девушки только усугубляло это чувство. Микаэла вела себя не так, как остальные актрисы. Они всегда выглядели энергичными, иногда даже чрезмерно, именно так она себе представляла, например, Мелани Минкс. Они часто стонали и вели грязные разговорчики. Микаэла не делала ничего из этого.

Её поведение даже во время исполнения тех действий, о существовании которых Джесси даже не подозревала, было холодным и отстранённым. Кажется, в этом и была её изюминка. По мере того, как она становилась всё более узнаваемой, у неё появлялось характерное амплуа. Независимо от того, какой персонаж она играла по сценарию, казалось, что она всегда исполняет роль Снежной Королевы.

Она всегда играла холодного, замкнутого, даже слегка высокомерного подростка, которого, казалось, никогда не удовлетворяли старания партнёра, а иногда и партнёров. Все они старались подобрать к ней код, заставить её возбудиться. Почти во всех сценах с её участием она выглядела глубоко разочарованной, и ситуацию не спасали даже самые сложные эротические трюки.

Джесси должна была признать, что в этом было что-то завораживающее. Она поймала себя на мысли, что ей стало интересно, сможет ли очередной парень или девушка, та или иная поза или манипуляция наконец удовлетворить Мисси Мэк. У Джесси складывалось такое впечатление, что каким-то странным образом, в детали которого она не хотела вдаваться слишком глубоко, эта девушка обладала неким подобием личной власти, сохраняя хладнокровный вид во время всего, что она делала. Своим поведением она как будто говорила: «Ты, конечно, можешь делать со мной всё, что захочешь, но я хочу, чтобы ты знал – я всего лишь подыгрываю тебе. Твоё присутствие просто служит моей цели, не более того».

«Что ж, может быть, просмотр этого дерьма, всё-таки помогает мне понять ход её мыслей».

В девушке было ещё кое-что, что Джесси пока не могла до конца понять. Она заметила это, просматривая сцену, где та звонит родителям, чтобы соврать, что находится в библиотеке, когда на самом деле проводит время в раздевалке с нападающим из футбольной команды. Мик напомнила ей Ханну.

Не напрямую, конечно. Хотя она ничего не знала о возможном сексуальном опыте своей сводной сестры, Джесси была уверена, что девушка была довольно неопытной. К тому же, им обеим было по семнадцать. Но их поведение явно имело общие черты.

У них был тот же язык тела – напряжённый и настороженный, как будто в любой момент им нужно было постоять за себя. Взгляд обеих девушек был пустым, почти мёртвым, когда они сталкивались с неприятными для себя обстоятельствами. Во всех сексуальных сценах взгляд Мик был таким же отстранённым, как и у Ханны, когда та делала вид, что не замечает Джесси или тогда, когда они уходили от доктора Леммон.

И, несмотря на то, что Мик врала родителям о своём местонахождении согласно сценарию, то, как спокойно она это делала напомнило Джесси, как легко Ханна лгала, при этом даже не краснея.

Джесси решила отдохнуть от просмотра фильмов сомнительного содержания, а также от тех забот, которые возникли у неё после этого. Она уже собиралась закрыть экран ноутбука, когда услышала голос позади себя.

- А разве Райан не делает за тебя работу?

Джесси развернулась, чуть не уронив компьютер на пол. Приоткрыв дверь, в комнату заглядывала Ханна.

- Я думала, что закрыла дверь, - сказала она, чувствуя, как краснеет.

- Ты так и сделала, - ухмыльнувшись, сказала Ханна. – Но твоя спальня ведь не Форт-Нокс, к тому же у меня когда-то были сверх заботливые родители. И именно поэтому сейчас мне придётся пристыдить тебя за просмотр порно.

- Вообще-то, это для работы, - сказала Джесси, прекрасно понимая, насколько глупо это прозвучало.

- Ну, конечно, - изображая ложную искренность, ответила ей Ханна. – Ты что, собираешься работать под прикрытием?

На долю секунды Джесси задумалась, что бы такого придумать в ответ. Но затем поняла, что эту ситуацию можно использовать как редкую возможность наладить между ними связь.

- На самом деле, я расследую смерть девушки на экране. Прошлой ночью она была убита.

Ухмылка исчезла с лица Ханны, и она распахнула дверь.

- Можно посмотреть на неё?

Джесси кивнула. Ханна подошла и села на кровать рядом с ней. Она посмотрела на остановленный кадр, на котором изображение Микаэлы подавалось крупным планом и было видно, что её интересовало также и то, что происходило на втором плане.

- Она молодо выглядит, - сказала Ханна.

- Так и было. На самом деле она была твоего возраста. Совсем недавно она окончила католическую школу для девочек и жила в Ван-Найсе.

- Святой Урсулы, да?

- Да, - подтвердила Джесси. – Откуда ты знаешь?

- Когда-то я хорошо знала эти края. Как её зовут? – спросила Ханна, не в силах оторвать взгляд от экрана.

- Микаэла Пенн. Но друзья звали её Мик.

- Она напоминает мне девчонок, которых я знала в школе, - тихо сказала Ханна.

Джесси не была удивлена. Пока её жизнь не перевернулась с ног на голову, её сводная сестра тоже ходила в частную школу для девочек в Долине. На первый взгляд, их жизни, вероятно, не были такими уж и разными.

- Уверена, что можно найти некоторые сходства между вами, - согласилась Джесси.

- Нет, - решительно сказала Ханна. – Я имею в виду, что знаю ещё таких же девушек, как и она, которые втайне снимаются в порно. Могу поспорить, что некоторые из них знали её лично.

- Ты знаешь девушек, которые снимались в порно, учась в школе?

- Некоторых, - сказала Ханна. – Могу насчитать, как минимум, пять. Трое уже выпустились. Одна старше меня, а одна – младше.

- В твоей школе было так много девочек, которые занимались такими вещами? – недоверчиво спросила Джесси.

- Ага, - ответила Ханна, поразительно равнодушным тоном. – На самом деле, некоторые занимались и чем-то похуже.

- Что ты имеешь в виду? – спросила Джесси, хотя уже предчувствовала, каким будет ответ.

- Они ходили на… частные свидания, чтобы подзаработать. По крайней мере так делали некоторые из них. Та, которая младше меня, точно.

- Ты хочешь сказать, что точно уверена, что девушка, младше тебя по возрасту снималась в порно и ходила на частные свидания? - сказала Джесси.

Ханна закатила глаза, явно считая этот вопрос наивным, но сумела ответить без сарказма.

- Я так думаю. Но я близко общалась только с одной из этих девушек – той, которая училась на моём курсе. А она не слишком-то это афишировала.

- Она не говорила, почему делала это?

- Мы об этом вообще не говорили, - сказала Ханна. – Но она была слегка оторванной – любила тусоваться, ей нравилось… экспериментировать.

- С наркотиками? – спросила Джесси, стараясь говорить не слишком осуждающе.

- С ними в том числе, - ответила Ханна. – Дома ей тоже было несладко. Иногда она приходила в школу в синяках, а однажды она рассказала мне, что её отец был очень строгим, даже жестоким. Думаю, что таким образом она создавала себе иллюзию контроля над собственной жизнью.

- Звучит знакомо, - сказала Джесси. – Скорее всего, у Микаэлы дома тоже было ненамного лучше. Её мать умерла, когда она была ребёнком, а её отец был запойным алкоголиком.

Ханна кивнула.

- Похоже, она была идеальным кандидатом на то, чтобы в итоге заняться тем, чем и занялась.

Джесси хотела задать ещё кучу вопросов. Но впервые за долгое время Ханна поделилась с ней чем-то, и она не хотела отпугнуть её или оттолкнуть. Она заставила себя сделать медленный спокойный вдох.

Но прежде чем она снова заговорила, у неё зазвонил телефон. Она посмотрела на экран. Это был офицер Бёрнсайд.

- Мне нужно ответить. Это касается расследования, - сказала она Ханне, прежде чем снять трубку. – Джесси Хант.

- Мисс Хант, это офицер Бёрнсайд, мы виделись вчера вечером.

- Здравствуйте, офицер, - сказала она ровным голосом, хотя внутри почувствовала всплеск адреналина. – Чем могу помочь?

- Я не могу долго говорить. Но я подумал, что Вам стоит знать, что появилась информация по украденному ноутбуку Микаэлы Пенн. Его только что сдали в ломбард на бульваре Виктори в Северном Голливуде.

- Продавец всё ещё там?

- Нет, - ответил Бёрнсайд. – Но владелец ломбарда знает его – это парень по имени Пит Васкес. Он говорит, что тот всё время приносит им какие-то вещи. Он также сказал, что, как только Васкес получил деньги, он сразу же отправился в бар по соседству.

- Ваши люди уже в дороге? – с нетерпением спросила Джесси.

- Ещё нет, - сказал Бёрнсайд. – Владелец позвонил мне напрямую, потому что я помог ему настроить систему безопасности после ограбления. Я собираюсь сообщить об этом начальству. Но я решил сначала набрать Вас. Я не уверен, как дальше будут развиваться события, когда мои коллеги найдут этого парня. Они могут найти козла отпущения и спустить на него всех собак.

- Вы думаете, они могут повесить на него убийство?

- Я этого не говорил, - с особым выражением произнёс Бёрнсайд. – Я бы никогда так не сказал.

- Хорошо, - спокойно ответила Джесси. – Прошу прощения.

- Могу сказать только, что я просмотрел дело Васкеса. Он сидел в тюрьме какое-то время, но из-за мелких краж, при этом он никогда не использовал оружие и не совершал насильственных действий. Трудно представить, чтобы он был способен нанести девушке девять ножевых ранений.

- Хорошо, спасибо, Бёрнсайд. Какую фору Вы можете мне дать? Сейчас я нахожусь в центре города.

- Времени действительно немного. Я пока схожу в туалет, потому что, по-моему, у меня начались «проблемы с желудком». Возможно, после этого я смогу ещё немного потянуть время. Но потом это будет выглядеть уже подозрительно. Минут двадцать хватит?

- Годится.

- Сейчас я вышлю Вам адрес, - сказал Бёрнсайд. – И знаете, что, мисс Хант?

- Что?

- Постарайтесь взять с собой детектива, который был с Вами вчера, если получится. Я не знаю, как там всё пройдёт, и Вам может понадобиться прикрытие, - сказал он и повесил трубку.

Это предупреждение всё ещё звучало у неё в ушах, когда Джесси начала рыскать по квартире, быстро хватая необходимые ей предметы и давая указания Ханне.

- Ты знаешь, когда вернёшься? – спросила девушка.

- Нет, - ответила Джесси, накидывая куртку. – Постарайся закончить домашнее задание и готовься ко сну, пока меня не будет. Извини, что так получилось, но…

- Всё в порядке, - сказала Ханна. – Я понимаю.

Джесси улыбнулась ей и устремилась прочь.

ГЛАВА 16

В такие моменты Джесси хотелось бы, чтобы у неё в машине была сирена.

Вместо этого ей пришлось воспользоваться старым проверенным способом: вдавить педаль газа в пол и надеяться, что её не остановят. Она ехала по 110-му шоссе, когда снова попробовала дозвониться Райану. Он ответил уже после первого гудка.

- Извини, я тебе так и не перезвонил, - сказал он, прежде чем она успела сказать хоть слово. – У меня сел телефон. Я целый день был в суде. У меня была встреча с прокурорами несколько минут назад.

- Ничего страшного, - сказала Джесси. – Мы можем встретиться в Долине? Тут кое-что произошло.

Она ввела Райана в курс дела, поворачивая на 101 шоссе, которое проходило через Голливудские холмы вдоль перевала Кауенга. Она изо всех сил старалась не заострять своё внимание на том, что на этом участке дороги было полно ям.

Информации было очень много, но Райан, похоже, справился. Когда она закончила, он поделился своим мнением.

- Я не знаком с детективом Строудом, и на самом деле даже никогда о нём не слышал. Это не очень хороший знак, - сказал он. – Обычно расследование такого убийства поручают самым опытным детективам. Это странно.

- Это более чем странно, Райан, - настаивала Джесси. – Там что-то нечисто. Сержант полиции открыто угрожал мне. Тело жертвы кремируют, не успев провести вскрытие. Расследование поручают новичку. Честно говоря, вопрос не стоит в том, пытаются ли они защитить кого-то таким образом, вопрос в том – насколько высоко стоит этот человек. Костабайл ведь не мог самостоятельно всё организовать таким образом, не так ли? У него нет такого влияния.

- Ты права, дело действительно мутное, - согласился Райан. – И речь идёт явно о ком-то повыше Костабайла. Но подобные подозрения не должны влиять на наш подход к этому расследованию. Нам придётся копать и копать, если мы собираемся выяснить, что на самом деле здесь происходит. Но есть и положительный момент в том, что на дело назначили новичка. Поскольку я представляю СОУ, то в любой момент могу задвинуть его, как только доберусь туда. А до этого момента тебе придётся держать оборону. Сколько тебе ещё ехать?

- Минут десять, - сказала она.

- Хорошо. Я буду там через пять минут после тебя. Постарайся, чтобы тебя не подстрелили, пока я не приеду.

- О, как это романтично, - ответила она, а затем положила трубку и сразу же набрала номер Гарленда Моисея.

Тот ответил сонным голосом только после четвёртого гудка.

- Мисс Хант, ты когда-нибудь слышала термин «жестокое обращение с престарелыми людьми»? Уже больше десяти вечера.

- Простите, Гарленд, я бы не стала звонить в такое время, если бы в этом не было необходимости. Кроме того, Вы мне так и не перезвонили. Я начала немного волноваться.

- Неправда, - категорично ответил он, и в тоне его голоса уже не было и намёка на сонливость. – На этот раз я не стану заострять на этом внимание. Но, пожалуйста, не пытайся играть со мной. Я собирался связаться с тобой уже завтра. Что такого неотложного произошло, что не могло бы подождать?

Джесси решила не акцентировать внимание на замечании Гарленда о том, что она солгала, и перешла прямо к делу.

- Через несколько минут я собираюсь разворошить осиное гнездо, и мне действительно нужен Ваш совет. Что Вы можете рассказать мне о детективе Уайли Строуде и сержанте Хэнке Костабайле?

Она услышала скрип кровати и шелест бумаг, и представила, как он садится и надевает очки.

- Мне почти нечего сказать о Строуде, - сказал он, теперь уже абсолютно бодрым голосом. – До недавнего времени он работал в Таузенд-Оукс. Только в прошлом году он сдал экзамен на звание детектива и был назначен в Бюро Долины. До сих пор он, в основном, занимался ограблениями, некоторые из них были с проникновением. Это его первое убийство.

- Это кажется странным, - сказала Джесси. – Разве его не должны были поставить в пару с кем-то более опытным, особенно на расследование убийства?

- Вообще-то, да. Но если в отделе запарка, или идёт расследование более крупных дел, то всё возможно.

- Вы не знаете, там что, действительно запарка? – спросила Джесси.

- Сегодня вечером я проверял их загруженность. Там всё, как обычно. Кроме того, два детектива из отдела убийств в настоящее время не ведут никаких серьёзных расследований. И тем не менее, на это дело был назначен именно Строуд.

- Что, по-Вашему, это могло бы значить? – допытывалась Джесси.

Перед тем, как ответить, Гарленд сделал короткую паузу, и Джесси поняла, что он ступил на зыбкую почву.

- Причины могут быть вполне безобидными, - начал он. – Или это может говорить о том, что кто-то, в чьей власти повлиять на ход расследования, захотел, чтобы дело вёл менее опытный детектив, по крайней мере, далеко не самый влиятельный в Бюро. Я просматривал документы, чтобы попытаться угадать, кто бы это мог быть. Но там всё явно искусно замаскировано. Повсюду следы твоего приятеля Костабайла. Но у него нет полномочий самостоятельно принимать такие решения. Он должен действовать под чьим-то руководством. И я не могу понять, под чьим именно.

- Так это инициатива не одного Костабайла?

- Нет. Этот парень уже давно там работает и имеет большое влияние на рядовых сотрудников. Оно также распространяется и на высшие эшелоны руководства Бюро, и даже за его пределы. Но то, что ты описала – назначение детектива-новичка на расследование дела об убийстве и «ошибочная» кремация тела жертвы – он не мог устроить в одиночку. Кто-то говорит ему, что делать.

- Прекрасно, - разочарованно сказала Джесси, съезжая на бульвар Виктори. – Этим человеком может быть кто угодно.

- Это не так, - официальным тоном сказал Гарленд. – На самом деле это существенно сужает круг поиска. Существует не так уж и много людей, обладающих как властью делать эти вещи, так и возможностью скрывать свою причастность. Нужно просто выяснить, кто они. И это подводит меня к определённому выводу.

- К какому?

- Тебе нужно быть осторожной, мисс Хант. На кого бы ни работал Костабайл, он опасен сам по себе. У парня взрывной характер. Он участвовал в нескольких сомнительных делах и всегда выходил сухим из воды. У него повсюду связи. Не стоит его недооценивать.

- Хорошо. Спасибо, что напугали меня до смерти, Гарленд.

- Лучше переусердствовать, чем быть застигнутой врасплох. Я знаю, что ты имела дело с наихудшими представителями рода человеческого – серийными убийцами. Но коп при власти и со злыми намерениями представляет собой опасность совсем другого рода. Просто будь начеку.

ГЛАВА 17

Джесси была слишком взвинчена, чтобы трезво оценивать ситуацию.

Когда она остановилась возле «Взлётной Полосы» - бара на бульваре Виктори, где предположительно находился Пит Васкес, она напомнила себе, что не должна врываться туда, как обычно.

Полицейские ещё не подъехали, и у неё было немного времени составить план. Бёрнсайд прислал ей фотографию Васкеса, чтобы она знала, кого именно ищет. Возможно, ей удастся подсесть к нему и задать пару вопросов ещё до того, как он сообразит, с кем имеет дело. Но для того, чтобы он почувствовал себя комфортно, понадобится время, которого у неё не было.

Она решила просто войти внутрь и на ходу что-нибудь придумать. Но когда Джесси открыла дверцу машины, она услышала звуки сирен. На долю секунды ей показалось, что она должна вбежать в бар до прибытия полиции и увести оттуда Васкеса прежде, чем они зайдут внутрь. Но она знала, что эта мысль была просто нелепой. У Васкеса не было причин пойти с ней, а у неё не было возможности заставить его это сделать.

Это было бессмысленно. Поток полицейских машин становился всё ближе. Они уже практически были на месте, а она ещё даже не вошла в бар. Джесси закрыла дверцу машины и быстро написала Райану сообщение: «подъезжают копы Долины – я застряла снаружи», и стала ждать, чем всё закончится.

Три патрульные машины и седан без опознавательных знаков остановились у входа в бар, и из них стали быстро выходить полицейские. Среди них был сержант Костабайл и молодой на вид парень в штатском с короткими светлыми волосами, который, должно быть, и был детективом Строудом.

Слоняющийся у входной двери посетитель увидел, что они подъехали, отрыл дверь и устремился внутрь. Даже находясь по другую сторону улицы, Джесси было слышно, как он кричал: «Ментовский рейд! Снаружи легавые!»

Полицейские обменялись тревожными взглядами, ускорили темп и все, кроме одного, поспешили внутрь. Оставшийся на месте офицер занял позицию у входной двери, а две дополнительные патрульные машины проехали вниз по улице и остановились. Джесси видела, как из них также вышли люди. Внезапно её внимание отвлекло движение в переулке за баром.

Толпа людей выбегала на улицу с чёрного хода. Они бежали по переулку в направлении к главной улице. К несчастью для них, только что прибывшие туда полицейские ещё не вошли внутрь бара и стояли на тротуаре как раз, чтобы их принять.

- Стоять на месте! – прокричал один из них. – Все оставайтесь на месте и поднимите руки вверх.

Несколько посетителей, которые ещё не успели выйти из переулка, услышали это, остановились, развернулись и поспешили назад. Незадолго до того, как один из мужчин отвернулся, Джесси узнала в нём Пита Васкеса. Он бросился к забору за баром. Несколько человек пыталось перелезть через него. Казалось, сначала он тоже хотел так сделать, но потом передумал и свернул налево в переулок за стриптиз-баром, который был неподалёку.

Джесси завела мотор и выехала на дорогу, надеясь не привлечь внимание офицеров в форме, которые были заняты удержанием на месте только что остановленных посетителей. Один из копов посмотрел в её сторону, но, казалось, его не заинтересовала испуганная белая женщина, которая спешила покинуть неспокойную обстановку. Джесси сохраняла взволнованное выражение лица до тех пор, пока не свернула направо на Туджунг-авеню. Она остановилась в стороне, выключила фары и стала ждать.

Всего через двадцать секунд в её поле зрения появился Васкес, который быстро шёл по переулку, стараясь при этом выглядеть обычным прохожим и не оглядываться через плечо. Парень, которому на вид было чуть больше сорока, явно устал. Он всё время смахивал длинные чёрные волосы с глаз и, казалось, вот-вот споткнётся о свои ковбойские сапоги.

Джесси вышла из машины и пошла за ним, делая вид, что смотрит в телефон, при этом оценивая мужчину взглядом. Он был ростом около одного метра семидесяти сантиметров и весил около восьмидесяти килограммов. Васкес был ниже её, и хотя он был почти на двадцать килограммов тяжелее, она сомневалась, что он знал, как это использовать. Она напомнила себе, что несмотря на не столь внушительную внешность, ей не стоит его недооценивать.

Они находились всего в пятнадцати сантиметрах друг от друга, когда он, похоже, наконец, увидел её. Она опустила голову, делая вид, что ничего не заметила, и продолжила двигаться прямо на него. Они чуть не столкнулась, когда он выкрикнул: «Эй!», но она намеренно это проигнорировала, навалившись на него. Джесси как бы случайно ухватилась за Васкеса, сбивая его  с ног, одновременно и сама падая на землю.

- Простите, - сказала она извиняющимся тоном, робко улыбнувшись и пряча телефон в карман. – Я не смотрела под ноги. С Вами всё в порядке?

Она быстро поднялась на ноги и протянула ему руку. Казалось, он сомневался, надо ли ему на неё накричать. Он явно был разозлён, но не хотел привлекать в себе внимания.

- Да, я в порядке, - наконец сказал он, очевидно, решив не идти на поводу у эмоций, поскольку протянул ей руку. – Не переживайте.

- Спасибо, - сказал она, помогая ему встать. – Вы Пит, верно?

Когда Васкес услышал своё имя, его глаза округлились от удивления, и Джесси получила практически официальное подтверждение того, что нашла нужного парня. Она отдёрнула свою руку, и он снова упал на землю, сильно ударившись о бетон. Прежде чем он успел сделать хоть что-то, она достала оружие и направила его прямо на Васкеса.

- Привет, Пит, - спокойно сказала она. – Меня зовут Джесси Хант. Я из полиции Лос-Анджелеса. И мне нужно, чтобы ты побыл рядом. У меня есть к тебе несколько вопросов.

Джесси заметила, как из чёрного хода бара «Взлётная Полоса» вышло несколько копов. Её дыхание внезапно участилось. Она понимала, что у неё было меньше минуты, когда они увидели их с Васкесом и устремились в их сторону.

- Что бы это ни было, я ничего не знаю, - воинственно произнёс Васкес.

- Пит, я не думаю, что ты осознаёшь, в какой серьёзной ситуации оказался. У меня нет времени, поэтому буду объяснять быстро. Я провожу расследование смерти несовершеннолетней девочки. Прошлой ночью она была заколота ножом. Ты только что заложил в ломбард её ноутбук. Это делает тебя наиболее вероятным подозреваемым. Примерно через сорок пять секунд, копы, которые выбежали из бара, арестуют тебя за убийство. И тогда я уже не смогу тебе помочь. Но прямо сейчас я могу это сделать.

- Как? – спросил он, перестав упрямиться, когда посмотрел в переулок и увидел то, о чём она говорила: трое мужчин в форме направлялись в их сторону.

- Я могу попытаться доказать твою невиновность, но мне нужно знать, откуда у тебя этот ноутбук.

- А как насчёт соблюдения моих конституционных прав?

- Я не коп, Пит, - сказала она, убирая пистолет в кобуру. – Я профайлер. Я пытаюсь найти убийцу этой девушки. Если это не ты, то тебе не нужно беспокоиться, что я дам против тебя показания в какой-то дурацкой краже компьютера. У тебя есть двадцать секунд, это твой последний шанс. Как к тебе попал этот ноутбук?

 - Стоять на месте, - услышала она кричащий издалека голос.

Васкес снова начал оглядываться в переулок.

- Смотри не меня, - приказала она. – Не шевелись. Ответь на мой вопрос!

- Ладно. Хорошо. Я увидел, как какой-то чувак выбросил что-то в мусорный бак в переулке вверх по Эмелита-Стрит в Ван-Найсе. Мне стало любопытно. Я заглянул туда и увидел ноутбук. Он был даже без жёсткого диска. Я его заложил, чтобы быстро срубить пару баксов.

- Опиши этого чувака, - сказала Джесси, не обращая внимания на быстро приближающиеся тяжёлые шаги.

- На нём был свитер с капюшоном. Но было темно. Больше я ничего не разглядел.

- Во сколько это было?

- Я точно не помню. Было уже за полночь, - поспешно сказал он, зажмурив глаза при звуке топота шагов всего в нескольких метрах от него.

Через секунду шаги остановились. Джесси подняла глаза.

- Назовите себя! – прокричал офицер, который находился теперь уже совсем близко. Он нацелил свой пистолет на Джесси. Двое других офицеров взяли на прицел Васкеса.

- Меня зовут Джесси Хант, - громко и чётко произнесла она. – Я профайлер, консультирующий Центральный участок полиции Лос-Анджелеса. Если вы хотите это проверить - моё удостоверение лежит в переднем левом кармане брюк. У меня также есть при себе оружие – в пиджаке с правой стороны. Сейчас я медленно подниму руки над головой.

- Что Вы здесь делаете? – спросил офицер.

- Участвую в расследовании убийства, в котором подозревается мистер Васкес. Я хотела поговорить с ним.

- Интересно, удалось ли Вам это сделать? – спросил знакомый голос.

Джесси увидела, как позади стоящих офицеров из темноты переулка неповоротливо вышел сержант Костабайл. Он прошёл вперёд и встал перед полицейскими.

- Нас прервали Ваши коллеги, - сказала Джесси, стараясь не отвечать прямо. – Но мне хотелось бы побеседовать с ним при менее экстремальных обстоятельствах.

- Боюсь, Вам придётся встать в очередь, мисс Хант, - сказал Костабайл, затем наклонился и силой заставил Васкеса подняться. – У Бюро Долины есть свои вопросы к этому чудовищу, эээ.., простите, к этому предполагаемому чудовищу.

- Я никого не убивал! – отчаянно прокричал Васкес, пока Костабайл надевал на него наручники.

Сержант злобно ухмыльнулся Джесси.

- Похоже, вам всё-таки удалось немного поболтать, - сказал он, ударив Васкеса ногой, от чего тот снова пошатнулся. Колени подозреваемого задрожали, и он рухнул на тротуар, корчась от боли.

- В этом нет необходимости, сержант, - тихо сказала Джесси. – Он ведь не сопротивляется.

- О, я определённо почувствовал какое-то сопротивление, - возразил ей Костабайл. – Похоже, он собирался сбежать. Он даже хотел завладеть моим оружием.

Прежде чем Джесси успела понять, что происходит, Костабайл ударил Васкеса в челюсть тыльной стороной ладони, от чего тот перевернулся. Васкес начал стонать, но не попытался даже двинуться с места.

- А сейчас он сопротивляется аресту, - произнёс сержант, прежде чем ударить подозреваемого ногой в живот.

Мужчина лежал на земле, молча корчась от боли. Сержант бросил на Джесси насмешливый взгляд, провоцируя её на то, чтобы она дала ему очередной повод. Она оглядела полдюжины офицеров, собравшихся вокруг них. Ей пришло в голову, что, стоя тут с оружием, даже с поднятыми вверх руками, ей самой угрожала опасность.

 Это был не самый подходящий момент для того, чтобы бросать Костабайлу вызов. Преимущество было на его стороне. Ей нужно было подождать, пока их шансы сравняются.

Позади офицеров она увидела молодого человека в штатском, который до этого входил в бар. Он стоял тихо, стараясь не привлекать к себе внимания.

- Детектив Строуд, я полагаю? – позвала она.

Он сделал несколько шагов вперёд и кивнул.

- Уайли Строуд, - подтвердил он дрожащим голосом. – А Вы Хант, не так ли?

- Так и есть, - сказала она, пытаясь посредствам голоса передать ему свою уверенность. – Поскольку главный здесь Вы, я хотела бы спросить, могу ли я уже опустить руки? Подозреваемый задержан и опасности не представляет. Возможно, нам стоит немного понизать градус напряжения?

Строуд неуверенно посмотрел на Костабайла, который не отводил взгляд от Джесси.

- У Вас всё под контролем, сержант? – почтительно спросил он Костабайла.

Тот какое-то время стоял молча, а затем схватил Васкеса за волосы и резко дёрнул.

- Я не уверен, детектив. Боюсь, что этот парень всё ещё представляет угрозу нашим людям. Ему понадобится ещё один урок повиновения.

Строуд тяжело вздохнул, но ничего не сказал. Джесси поняла, что помощи от него ждать не придётся. Пока Костабайл продолжал дёргать Васкеса за волосы левой рукой, правую он положил на свою дубинку. Когда он начал расстёгивать чехол-кобуру, чтобы достать её, она поняла, что нужно действовать, несмотря ни на что. Джесси уже собиралась сделать шаг вперёд, когда услышала ещё один хорошо знакомый голос.

- Семеро на одного – Вы считаете, что не справитесь с ним без помощи Вашей палки, сержант Костабайл?

Все обернулись и увидели идущего в их направлении Райана Эрнандеса. Один из офицеров направил на него свой пистолет, но Костабайл предостерёг его.

- Всё нормально, - неохотно прорычал он. – Это детектив из Центрального участка. Нет необходимости в него стрелять.

- Спасибо, сержант, - сказал Райан, останавливаясь рядом с Джесси. – Думаю, что профайлер, которого назначили помогать в расследовании этого дела, уже может опустить руки, не так ли?

Не дожидаясь ответа, он дотянулся и сам опустил руки Джесси. Несмотря на то, что говорил он довольно безразличным голосом, она заметила в его глазах тревогу. Эта ситуация по-прежнему оставалась накалённой до предела.

- У нас тут возник спор о том, кому следует заниматься этим делом, - выпалил Костабайл. – Думаю, детективу Строуду есть что сказать по этому поводу.

Строуд сделал шаг вперёд, изо всех сил стараясь изобразить уверенность, хотя при этом выглядел, как испуганный олень в свете фар.

- Я весь день пытался дозвониться до Вас, детектив. Но Вы мне так и не перезвонили. Я надеялся объединить наши усилия.

- Прошу прощения, - тепло сказал Райан. – Весь день я провёл в здании суда, но я знаю, что Джесси всё это время искала возможные зацепки. В этом заключается наша работа. Но, возможно, мы могли бы уже официально поместить мистера Васкеса под арест вместо того, чтобы разыгрывать здесь сцену из «Судной ночи». Что Вы на это скажете?

Строуд посмотрел в сторону Костабайла, но Райан прервал его.

- Детектив Строуд, - решительно сказал он. – Меня интересует именно Ваше мнение как детектива Бюро Долины, работающего совместно с сотрудником отдела СОУ. Можем ли мы прекратить эти уличные разборки и уладить это дело, как полагается профессионалам? Вы согласны с этим?

Строуд, чувствуя, что на кону стоит доверие к нему в будущем, кивнул.

- Звучит здорово, - тихо сказал он, намеренно избегая зрительного контакта с Костабайлом, который смотрел на него, не отрывая глаз.

- Отлично, - сказал Райан, пользуясь моментом и продолжая подталкивать события в нужную ему сторону. – Думаю, я сопровожу мистера Васкеса до участка.

- Этого не потребуется, - сказал Костабайл. – Мы не хотели бы обременять Вас такой рутинной процедурой.

- О, это нисколько меня не обременит, - нарочито вежливо сказал Райан. – Мне бы не хотелось, чтобы он каким-то образом попытался себе навредить и подвергнуть расследование риску. По правде говоря, я настаиваю на этом. Сержант, я был бы Вам очень признателен, если бы Вы немедленно вернулись в участок и подготовили для нас с детективом Строудом комнату для допросов. Я знаю, что у Вас есть некоторые связи. Мы сейчас найдём патрульную машину для мистера Васкеса.

Костабайл бросил испепеляющий взгляд на Райана. Казалось, он решает, стоит ли ему начинать с ним спор. Сейчас, когда весь запал после облавы бара прошёл, он ясно отдавал себе отчёт, что не сможет без последствий воспользоваться своим влиянием. Костабайл уже открыл рот, чтобы ответить, но Райан опередил его.

- Сержант, - спокойно, но решительно сказал он, - я настаиваю на этом.

ГЛАВА 18

Джесси держали в стороне от происходящего.

Она сидела в зоне ожидания полицейского участка округа Ван-Найс, стараясь не показывать своего раздражения тем, что ей не позволили принимать участие в допросе Пита Васкеса и даже наблюдать за ним. Примерно через час появился Райан, было заметно, что он явно встревожен.

Когда он подошёл, Джесси встала и уже собиралась спросить, как всё прошло, но он почти незаметно покачал головой. Несколько секунд спустя вышел детектив Строуд и проследовал за ним в офис. Райан повернулся к молодому детективу.

- Завтра с самого утра я с тобой свяжусь, Уайли, - сказал он. – А пока ты должен сделать всё возможное, чтобы обеспечить Васкесу безопасность. Ты меня понял?

Строуд смущённо склонил голову.

- Я сделаю всё, что в моих силах, - неуверенно сказал он.

- Послушай, - предупредил Райан, наклоняясь и говоря почти шёпотом, - я не могу контролировать то, что происходит на вашем участке, но если что-нибудь случится с парнем, которого ты арестовал как возможного подозреваемого в убийстве, и за содержание которого под стражей ты несёшь ответственность, это ничем хорошим для тебя не обернётся. Я понимаю, тебе здесь приходится действовать крайне осторожно. Но ты также должен подумать и о себе. Не будь козлом отпущения! Понимаешь, о чём я говорю?

Строуд кивнул, однако, похоже, речь Райана не внушила ему особой уверенности в своих силах. Райан развернулся и сказал, что им с Джесси пора идти. Когда они направились к выходу, из комнаты для допросов вышел Костабайл. Он сразу же посмотрел на Джесси. Когда она выходила, то могла поклясться, что видела, как он послал ей воздушный поцелуй.

Оказавшись на улице, они подошли к машине Джесси. Оба молчали, пока не оказались достаточно далеко от здания.

- Итак, как наши дела? – спросила она, когда они наконец были далеко от посторонних ушей.

- Ничем не могу тебя порадовать, - обречённо сказал Райан. – Несмотря на мои категорические возражения, они собираются предъявить Васкесу обвинение.

- Основываясь на чём?

- Основываясь на его отпечатках на ноутбуке Микаэлы и записи камер видеонаблюдения, на которых видно, как он пришёл сдавать его в ломбард. У него также нет алиби на момент убийства. Он утверждает, что выпивал в парке.

- И всё? В её квартире есть его отпечатки? Следы крови или ДНК на одежде? А в его квартире что-нибудь обнаружили? Отпечатки только на ноутбуке?

- Ага, - подтвердил Райан. – Честно говоря, у меня не было аргументов против вынесения ему обвинений. На данный момент, кроме Васкеса у нас нет других подозреваемых.

- Это потому что никто их не ищет, - заметила Джесси.

- Не могу не согласиться. Ясно, что они хотят замять это дело. Никто не хочет и слышать о связи этого убийства с порноиндустрией или рассматривать какие-то другие зацепки. Они просто непробиваемы.

- Ты можешь, как сотрудник отдела СОУ, настоять на том, чтобы это дело передали тебе?

- Я могу попробовать, - скептически сказал он. – Но я не уверен, что смогу выиграть эту войну. Проблема в том, что Васкес уже здесь. Сюда же можно применить то правило, согласно которому сам факт обладания даёт владельцу девять десятых прав на имущество. Подавать запрос на его перевод под стражу в другое место станет настоящим бюрократическим кошмаром, и я уверен, что оно того не стоит. Нам лучше сосредоточиться на поиске улик.

- Каких улик? – разочарованно спросила Джесси.

- Слушай, давай утром начнём сначала. Может, к тому времени что-нибудь всплывёт.

Джесси кивнула, пытаясь не зацикливаться на своём недовольстве.

- Я могу прямо сейчас подвезти тебя к твоей машине, - предложила она, вспомнив, что автомобиль Райана был всё ещё припаркован возле «Взлётной Полосы».

- Ничего страшного. Я могу вызвать такси. А ты езжай домой и поспи немного. В конце концов, тебе приходится иметь дело не только с этим убийством, но и с подростком.

- Спасибо, что напомнил.

Райан улыбнулся.

- Может, в ближайшее время сделаем ещё одну попытку провести вечер вместе? – предложил он. – Который не будет прерван анонимным звонком, сообщающем об убийстве.

- С радостью, - сказала она. – Разве ты можешь гарантировать, что такое возможно?

- Не будем заранее загадывать, чтобы не сглазить.

- Не знала, что ты суеверный, - поддразнила она.

- Я тоже не знал.


* * *

Джесси старалась двигаться беззвучно.

Уже после часа ночи она положила свои вещи на кухне, тихонько подошла к двери спальни Ханны и заглянула внутрь. Казалось, девушка крепко спала, но она на всякий случай осторожно закрыла дверь спальни. Джесси плюхнулась на диван; она так устала, что у неё не было сил даже двигаться, не говоря уже о том, чтобы переодеться.

Она знала, что должна лечь и постараться отдохнуть хотя бы несколько часов. Но её одолевали мысли. В её голове вертелись всевозможные идеи и догадки, ни одну из которых она не могла проверить прямо сейчас.

Микаэле было всего семнадцать, но, учитывая, что она работала на двух работах, у неё наверняка был счёт в банке. Джесси подумала, что завтра ей надо будет это проверить. Также нужно было выяснить, готова ли распечатка телефонных звонков девушки. Она переживала, что, если капитан Декер купится на жалобу Бюро Долины, что они пытались отобрать у них подозреваемого, то он запретит ей вообще приближаться к этому делу.

Джесси услышала шорох позади себя, и обернувшись, увидела, что это Ханна вышла из своей комнаты.

- Почему ты не спишь? – прошептала она.

- Я беспокоилась о тебе, - сказала Ханна настолько искренне, что это просто обескуражило Джесси.

- А! Спасибо. Со мной всё хорошо. Я просто расстроена.

- Почему? – спросила Ханна, садясь на диван рядом с ней. – Парень сбежал?

- На самом деле, как раз наоборот. Мы поймали одного парня. Но я не думаю, что он убийца. К сожалению, со мной не согласны люди, в чьих руках он находится на данный момент. Так что, если я не найду нового подозреваемого, он может сесть, и я уже ничего не смогу с этим сделать.

Какое-то время они сидели, не говоря ни слова. Затем Ханна потянулась, и Джесси подумала, что она собирается встать. Вместо этого она устроилась поудобнее на диване и посмотрела в потолок.

- Я тут подумала кое о чём, когда ты ушла, - сказала она не таким надменным тоном, как всегда.

- О чём же?

- Ты сказала, что у Мик было тяжёлое детство, так?

- Да, - подтвердила Джесси, отметив про себя, что Ханна запомнила имя девушки и употребила его, говоря о ней. – Её отец был пьяницей. Ей так плохо жилось, что в шестнадцать лет она вышла из-под родительской опеки.

- Хорошо, - сказала Ханна. – На одном из моих первых сеансов с доктором Леммон она предложила мне начать вести дневник и записывать туда свои мысли – те, о которых мне неудобно рассказывать вслух. Но правда в том, что я уже и раньше так делала. Я начала записывать свои мысли на следующий день после того, как наш отец убил моих приёмных родителей. Я яростно записывала все мысли просто для того, чтобы избавиться от них. К моменту, когда она упомянула этот метод, я исписала уже пять или шесть тетрадей.

- Угу, - произнесла Джесси, кивая. Она не знала, к чему клонит Ханна, но не хотела её прерывать.

- Мне стало интересно… не делала ли так Мик?

- Ты имеешь в виду, не вела ли она дневник? – спросила Джесси.

- Ага. Посуди сама. Её мама умирает. Отец – просто кошмарный. Она живёт в католической школе под ежесекундным присмотром монахинь. Затем она заканчивает школу и начинает сниматься в порно. Похоже, она была одной их тех, у кого на сердце лежал тот ещё груз.

- В этом есть смысл, - уклончиво сказала Джесси.

- Я так и подумала, - сказала Ханна, немного наклоняясь. – Если она действительно вела дневник, то я готова поспорить, что там много информации, которая могла бы заинтересовать человека, занимающегося расследованием её смерти. Если ты, конечно, знаешь, где можно его найти.

Некоторое время Джесси сидела молча, обдумывая слова Ханны. Через несколько секунд в её голове возникла одна мысль. Она повернулась к Ханне.

- Ты гений, - сказала она.

- Что? – спросила Ханна, заливаясь румянцем.

- Думаю, я знаю, где его искать, и это не может ждать до завтра. Так что уже второй раз за сегодняшний вечер я собираюсь пожелать тебе спокойной ночи и предложить тебе немного поспать.

Она встала и пошла забирать с кухни вещи, которые положила туда всего несколько минут назад.

- Ты куда? – спросила Ханна.

- Я бы сказала тебе, - ответила Джесси. – Но тогда мне придётся тебя убить.

Ханна нахмурила брови, но ничего не сказала. Джесси впечатлила её сдержанность, и она сделала шаг ей навстречу.

 - Но, сестрёнка, если всё получится, то я обещаю, что расскажу тебе.

Закрывая дверь, она уловила на лице Ханны лёгкий намёк на улыбку.

ГЛАВА 19

Девушка какое-то время ждала, чтобы убедиться, что всё чисто.

Только потом она осторожно вошла в комнату, где лежал ноутбук, его серебряная эмблема блестела в тусклом лунном свете. Она подошла к комоду и молча простояла там ещё несколько секунд. Убедившись, что стук, который она слышала, был лишь звуком её собственного сердцебиения, она подняла экран и включила компьютер.

Свет экрана озарил всю комнату, и она почувствовала себя так, словно на неё направили луч прожектора. Но всё по-прежнему было тихо, она ввела пароль, который предварительно тайком узнала и ждала, пока компьютер запустится. Это не заняло много времени.

Ещё секунду она потратила на то, чтобы убедиться, что её никто не прервёт, и затем решилась нажать кнопку пуска.

Ещё мгновение видео грузилось, а затем началось воспроизведение. На экране появилась Микаэла Пенн, она же Мелисса Маккензи, она же Мисси Мэк, одетая в школьную форму с непривычно короткой юбкой и косичками на голове. Она вприпрыжку носилась по коридору, и её за это отругал мужчина, который, должно быть, по сюжету был священником, но одет он был в обыкновенную чёрную водолазку с обрывком белой ленты на воротнике.

- Юная леди, когда я предупреждал Вас прошлый раз о том, что по коридорам бегать нельзя, я говорил, что делаю Вам замечание в последний раз, - бранил он её. - А теперь Вам придётся пройти в эту комнату и понести заслуженное наказание!

Когда Мисси вошла в комнату, и «священник» закрыл за ней дверь, Ханна Дорси в новом окне браузера открыла страничку Мик в Инстаграме. Она листала страницы девушки в социальных сетях ещё тогда, когда её сводная сестра первый раз за вечер ушла из дома, и когда Джесси открыла входную дверь, Ханна еле успела вернуться обратно к себе в постель.

Сейчас она возобновила это занятие. Пока на одной из вкладок в фоновом режиме воспроизводилось порно, она листала ленту девушки, пытаясь разузнать о ней как можно больше. Почему-то Ханна чувствовала с ней какую-то особенную связь.

Она просмотрела досье Джесси на Микаэлу и узнала, что девушка была ровно на сорок девять дней старше неё. Их школы находились на расстоянии десяти километров друг от друга. Когда Мик окончила учёбу, её средний балл был 3,8. Средний бал Ханны был 3,9, когда ей пришлось уйти из школы после смерти родителей. Квартира Микаэлы находилась в семи с половиной километрах от дома, в котором Ханна жила раньше.

Просмотрев некоторые фотографии Микаэлы, она узнала, что у них было как минимум трое общих знакомых. Одна из девочек из школы Ханны, которая выпустилась в прошлом году, даже снималась вместе с Мик в одном из порнофильмов. Это было не очень хорошо.

Конечно, свою связь с этой девушкой Ханна объясняла не только этими поверхностными знакомствами, она крылась где-то намного глубже.

Им обеим пришлось быстро повзрослеть. Ханна с грустью осознавала, что большинство девочек, с которыми она вместе училась, были зациклены на своих любимых блогерах и инфлюенсерах на YouTube, и пытались найти подходящий фито-бар для поддержания здорового образа жизни. Они с Мик не могли позволить себе подобную роскошь.

Их жизнь состояла из боли от потери важных людей, наличия жесткого или психопатичного отца и ужасного чувства, что у них не было ни единого человека, которому они могли по-настоящему доверять. Это был мир, в котором жили они с Мик. А в случае Мик, в этом мире ей пришлось и умереть.

Ханна разглядывала фотографии девушки, которой уже не было в живых, и знала, что они были лишь частью её игры, того образа, который она показывала миру, чтобы защитить себя от той боли, которую ей могли причинить. Она видела этот образ в мёртвом пустом взгляде, который был у девушки во время съёмок постельных сцен. Она видела его в искусственной натужной улыбке на фотографиях со страниц социальных сетей. Она видела, как Мик, казалось, всегда была готова сжать руки в кулаки, будто ей в любой момент придётся защищаться. Ханне всё это было знакомо. Она как будто смотрела в зеркало.


* * *

К тому времени, когда Джесси приехала к дому, в котором жила Микаэла, было уже далеко за два часа ночи.

Она хотела заехать в участок Ван-Найса и забрать там ключ, но решила, что это привлечёт нежелательное внимание. Вместо этого она надела пару резиновых перчаток и открыла замок, применив технику, которой обучилась в Академии ФБР. Затем нырнула под полицейскую ленту и вошла внутрь.

В квартире было темно и стоял хорошо знакомый ей затхлый запах крови. Джесси на какое-то время остановилась в коридоре. Она попыталась представить, что рядом с ней стоит Микаэла и решает, куда лучше спрятать дневник, хранивший самые сокровенные и тёмные тайны.

Логично было начать поиски со спальни девушки. Она прошла в конец коридора и толкнула ногой дверь, которая была лишь слегка приоткрыта. Войдя в спальню, она осмотрелась, пытаясь понять, где семнадцатилетняя девушка могла бы спрятать ценную вещь.

Она обошла комнату, открывая ящики комода, залезая под кровать и тщательно изучая содержимое шкафа. Джесси не могла этого объяснить, но у неё было отчётливое ощущение, что за последние двадцать четыре часа она была не единственным человеком, который это делал. Что-то в том, как вещи лежали на стойках, столах, полках в шкафу наводило её на мысль, что их проверяли и перекладывали.

Спустя двадцать минут ей стало ясно, что в спальне она ничего не найдёт. Она вернулась в гостиную и стала медленно и внимательно смотреть по сторонам, надеясь, что заметит то, что раньше ускользнуло от её взгляда. Но этого так и не произошло.

И всё же она не могла избавиться от ощущения, что догадка Ханны верна. Микаэле действительно нужно было найти выход своим эмоциям и мыслям.

«Он должен быть где-то здесь».

Она села на пол посреди комнаты и попыталась представить, будто то же самое сделала Микаэла. Она подумала о том, каково было девушке здесь одной, пока к ней не переехала Лиззи. Это была её квартира. Она управлялась здесь сама, прежде чем решила завести соседку по комнате. Она была в курсе всех потаённых местечек. Она знала места, куда Лиззи доступ был запрещён.

И тогда ей в голову пришла одна мысль. Лиззи сказала, что её часть арендной платы была небольшой, поскольку она пользовалась только одной спальней. Но на самом деле она свободно перемещалась по всей квартире. Согласно человеческой природе, если и было такое место, куда Микаэла запрещала ей заглядывать, то именно туда Лиззи и влекло больше всего.

Но в одной части дома Лиззи вряд ли стала бы рыскать по одной простой причине: это была её собственная комната.

Джесси встала и пошла в спальню. Дверь была открыта. Комната была обставлена в довольно спартанском стиле, что свидетельствовало одновременно и о финансовом положении Лиззи, и о скромном образе жизни девушки-студентки.

Она не особо старалась придать своей комнате индивидуальности, хотя над кроватью повесила распятие, что свидетельствовало о её религиозности. На стене также находились две картины в рамах. В дальнем углу между окном и шкафом висела репродукция знаменитого «Поцелуя» Густава Климта.

По сравнению с некоторыми другими работами художника, висевшими в других комнатах, эта была не такой уж провокационной. На картине была изображена пара невинно обнимающихся влюблённых. И всё же Джесси показалось странным, что эта картина висела в комнате Лиззи. Произведение было скорее в силе Мик.

«Зачем ей помещать эту картину в чужую спальню?»

Джесси подошла и рассмотрела её поближе, при этом её мозг усиленно работал. Картина висела в этой комнате, потому что так хотела Микаэла. Девушка разместила картину здесь ещё до того, как сюда переехала Лиззи. А поскольку Лиззи не хотела отталкивать свою щедрую подругу, она не стала возражать, тем более, что картина была вполне приличной. На самом деле в ней даже было больше романтики, чем эротики.

Расположившись в углу комнаты, которая больше не принадлежала Мик и будучи ничем особо не примечательной, эта картина была идеальным местом для того, чтобы спрятать нечто ценное. Джесси приподняла и немного отодвинула раму от стены, с нетерпением глядя, нет ли за ней чего-нибудь. Но там ничего не было, если не считать двух гвоздей и крашенного гипсокартона.

Расстроившись, она попыталась повесить картину на место. Но та была настолько тяжёлой, что Джесси чуть было её не уронила. Она положила её на пол, дав себе время немного отдохнуть, а затем попробовать ещё раз. Потом снова подняла картину, потрясённая её весом.

«Почему она такая тяжёлая?»

Мозг Джесси начал так усердно работать, что она почувствовала, как всё её тело пульсирует от растущего уровня адреналина в крови. Она снова опустила картину на пол и принялась разглядывать её. Затем она перевернула её лицевой стороной вниз. Встав на колени, она сняла подложку и вытащила подрамник.

Там она увидела большой забитый до отказа конверт. Джесси взяла его и открыла. Внутри были деньги - Джесси никогда не видела такого количества купюр. Она даже не могла предположить, какая сумма сейчас находилась прямо перед ней. Там было около дюжины стопок банкнот, толщиной как минимум по два с половиной сантиметра каждая. Ей хотелось попробовать пересчитать деньги, но она знала, что и так уже испытывала судьбу просто находясь сейчас в этом месте. И терять время на то, чтобы рыться в конверте было слишком рискованно.

 Тогда она заправила конверт за спину в брюки, снова собрала картину и с большим усилием повесила её обратно на стену. Джесси уже собралась выходить из спальни, как вдруг услышала звук открывающейся входной двери.

ГЛАВА 20

Джесси достала свой пистолет.

Когда шаги были слышны уже совсем близко, она прижалась к стене возле двери спальни Лиззи. Любой вошедший сюда человек сразу же окажется у неё на прицеле.

Она выдохнула так медленно и тихо, как только смогла. Звук тяжёлых неуклюжих шагов уже был слышен прямо перед входом в спальню. Вошедший в квартиру человек ненадолго остановился, а затем продолжил свой путь дальше по коридору. Джесси подождала, пока он пройдёт чуть дальше, а затем выглянула из спальни.

Было слишком темно, чтобы разглядеть, кем был этот незваный гость, но это определённо был мужчина. Тяжёлой шаркающей походкой он направлялся к дальней спальне. Джесси подумала, что ей можно было бы спокойно улизнуть через входную дверь, поскольку была уверена, что её не заметят.

Но что, если это был убийца, вернувшийся на место преступления, чтобы избавиться от улик, которые могли бы выдать его причастность, или чтобы просто насладиться сделанным. Она не могла упустить шанс проверить это. Не успев заставить себя остановиться, она двинулась в сторону мужчины с оружием наготове. Когда она оказалась в метре от него, то наконец-то заговорила.

- Эй! – прокричала она.

Мужчина развернулся и упёрся прямо в ствол её пистолета, Джесси сделала движение рукой и ударила его им по лбу. Когда он упал на спину, Джесси свободной рукой быстро включила свет, продолжая второй нацеливать на мужчину пистолет. Тот с глухим стуком ударился об пол, издал громкий стон и посмотрел вверх. Это был Кейт Пенн – отец Микаэлы.

- Что, чёрт возьми, Вы тут делаете? – спросила она.

- Оуууууууу, - скулил он.

- Что Вы здесь делаете, мистер Пенн? – снова спросила она. – Для Вас будет лучше, если я получу ответ на свой вопрос в течение следующих пяти секунд.

Чтобы рассмотреть Джесси, он поднял глаза, прищуриваясь от света. Через секунду, казалось, он узнал, кто стоял над ним.

- Я отец Микаэлы, - тихо сказал он.

- Я знаю, кто Вы. Мы уже говорили с Вами сегодня утром. Почему Вы не там?

Он поднял руку и почесал голову, как будто это могло притупить боль.

- Они отпустили меня под залог, - сказал он. – Я пришёл сюда, чтобы что-то найти… что-то на память о ней. У меня даже нет её фотографии.

Джесси опустила пистолет. Пенн, казалось, наконец-то протрезвел. Он говорил чётко, и его взгляд был ясным.

- Почему Вы не попросили одного из офицеров привезти это Вам? – более спокойным тоном спросила она.

- Вы шутите? – Я хотел побыстрее оттуда выйти. К тому же, я не думал, что мне позволят прибыть на место преступления, даже несмотря на то, что я её отец, хотя и только на бумаге.

- Как это понимать? – спросила она.

Он посмотрел на ковёр и тяжело вздохнул, прежде чем ответить.

- Ясно, что отец из меня был никудышный. С тех пор, как умерла мать Микаэлы, я скатывался всё ниже. Это было десять лет назад, но я так до сих пор не оправился, даже ради неё.

Джесси чувствовала, что её враждебный настрой утихает по мере того, как растёт её любопытство.

- А почему? – спросила она.

Он пристально посмотрел на неё, раздумывая, стоит ли пытаться это объяснять. Похоже, он даже не обратил внимания на струйку крови, стекающую у него по лбу.

- Я всегда сильно выпивал, - тихо сказал он. – Но когда Марни умерла, я и вовсе перестал себя контролировать. Трудно сосчитать, сколько раз я вырубался пьяным, и Микаэле приходилось самой укладываться ко сну. Иногда она сама готовила обед, обычно это были просто хлопья. Я даже не знаю, как у неё получалось ходить в школу, не говоря уже о том, чтобы получать хорошие отметки и перейти в ту католическую школу.

- Похоже, она была крепким орешком, - сказала Джесси.

- Ага. Может, даже слишком. Через некоторое время, когда я был относительно трезвым, я стал замечать, что она стала… как бы это сказать… отстранённой, что ли?

- Вас это удивило? – спросила Джесси, поразившись, что он ожидал чего-то другого.

- Нет, я выбрал не то слово; скорее, она стала отстранённой в том смысле, что вообще перестала позволять себе испытывать какие бы то ни было эмоции. Она никогда не плакала - даже тогда, когда я орал на неё, или того хуже, что иногда случалось. Казалось, она отстранилась не только от меня, но и от всех остальных. Я до сих пор помню замечание одного из её учителей касательно её успеваемости. Она училась на одни пятёрки, но он сказал, что «она была оторвана от школьного сообщества и, похоже, была не в состоянии создавать значимые связи». Они отправили её к школьному психологу, но это не дало никаких результатов. Я не могу отделаться от мысли, что это я сделал её такой.

Он посмотрел на Джесси так, словно был на исповеди. Но она не могла ничего сказать ему в ответ. Он почти наверняка был прав. Вполне вероятно, что она стала такой именно по его вине. Возможно, у Микаэлы от природы были антисоциальные наклонности, но присутствие рядом жестокого отца-алкоголика, который не особенно интересовался её жизнью, однозначно их усугубило.

Джесси подумала, что он не был в курсе того, насколько далеко зашла Микаэла в попытках хоть что-то почувствовать. Похоже, он не знал, что его умершая дочь снималась в порно. И несмотря на то, что он, скорее всего, не заслуживал того, чтобы от него утаили всю степень причинённого им вреда собственной дочери, Джесси решила не рассказывать этого ему. Он и так был достаточно жалок, сиротливо и беспомощно лежа на ковре в её квартире. И она почувствовала, что ей не стоит добивать лежачего.

 - Уходите, мистер Пенн, - наконец сказала она. – У Вас могут быть проблемы, если Вас здесь найдут, а проблем Вам и без этого хватает.

- Ладно, - сказал он, медленно поднимаясь на ноги. – А что здесь делаете Вы?

Джесси слегка встревожилась и подумала, что было бы лучше, если бы он не знал о том, что она была здесь. Но потом она успокоилась.

- Я расследую убийство Микаэлы, - сказала она, не уточнив, что нарушила при этом надлежащие полицейские правила. – Я ищу улики, которые помогли бы мне поймать её убийцу.

Казалось, Пенна устроил такой ответ, и он поплёлся к входной двери. Джесси последовала за ним, опустив оружие, но не пряча его в кобуру. Она закрыла дверь, и они вышли.

- Как Вы сюда добрались? – спросила она.

- Мой грузовик конфисковали, и я вызвал такси из мотеля.

Джесси посмотрела на часы. Было 02:24. Она тяжело вздохнула.

- Скажите, где он находится, и я Вас туда подброшу, - предложила она.

- А Вы бы могли? – удивлённо спросил он.

- Я просто хочу побыстрее попасть домой и немного поспать, - сказала она ему. - Вам бы, кстати, это тоже не помешало.

Он кивнул, и они пошли к её машине. Они оба выглядели подавленными: он – от чувства вины и горя, а она – от нависшего груза нерешённых вопросов. Никто из них больше не произнёс ни слова, даже в момент, когда их пути разошлись.

ГЛАВА 21

Ханне пришлось её разбудить.

Из-за физического и психического истощения Джесси проспала как основной, так и дополнительный сигнал будильника. Когда Ханна осторожно дотронулась до неё, было уже почти восемь утра – в это время Джесси обычно была уже на работе, но сегодня она успела только потянуться.

- Ого, - сказала Ханна, - полегче, чемпион. Думаю, ты заслужила прийти на час позже. Во сколько ты уснула?

- Около трёх, - сказала Джесси, не будучи полностью в этом уверенной.

Она посмотрела на комод, где увидела край конверта под курткой, которой она небрежно его прикрыла. Затем она перевела взгляд на свою сводную сестру – девушка уже была одета и стояла с рюкзаком на плече.

- Ты собиралась сказать мне, куда едешь, - напомнила ей Ханна. – Разумеется, если после этого тебе не придётся меня убить.

- Ага, - сказала Джесси, делая девушке знак рукой последовать за ней в ванную, где она схватила расчёску и начала волочить ею по волосам, которые практически сбились в гнездо у неё на голове. – Я поехала на квартиру к Мик в поисках дневника или чего-то подобного. Я ничего не нашла, но это не значит, что это была плохая идея. Я нашла несколько других возможных зацепок, которые пропустила в первый раз. Так что, спасибо за идею.

- Пожалуйста, - сказала Ханна, пытаясь скрыть лёгкую улыбку в уголках рта.

- Дай мне десять минут, и я буду готова отвезти тебя в школу, - пообещала Джесси перед тем, как набрать немного воды и прополоскать рот.

- Не переживай об этом, - сказала ей Ханна. – Я всё равно собиралась вызвать такси. Не хочу показаться грубой, но похоже, тебе не помешали бы несколько минут, чтобы немного собраться и настроиться. И будет лучше, если я не буду мешаться у тебя под ногами.

-Ты уверена? – спросила Джесси, сплёвывая зубную пасту и задаваясь вопросом, что за понимающая и заботливая девушка стояла перед нею.

- Без проблем. Просто держи меня в курсе, чтобы я знала, как проходит твой день.

Джесси пристально смотрела на неё, не в силах скрыть своё удивление.

- У нас здесь сцена из «Чумовой пятницы»? Такое чувство, что это ты внезапно стала моим опекуном.

Ханна изобразила что-то, похожее на искреннюю улыбку.

- Сильно не привыкай, - предупредила она, выходя из спальни. – Всё, что я хотела сказать, это то, что человек, который ложится в три часа ночи, должен спать по крайней мере до восьми. Надеюсь ты отплатишь мне тем же.

- Ты что, планируешь в ближайшее время гулять до трёх часов ночи? – спросила Джесси.

- Мне пора, - резво ответила Ханна, направляясь к выходу.

Прежде чем Джесси успела последовать за ней, входная дверь уже захлопнулась.


* * *

Джесси быстро приняла душ и написала Райану сообщение, предупредив, что немного задержится. Затем она села на кровать и взяла в руки конверт. Она хотела рассмотреть его ещё ночью, но тогда у неё был несколько затуманенный взгляд из-за переживаний, что непременно упустит какую-нибудь важную деталь.

Она надела перчатки и снова заглянула внутрь. Затем она вынула пачку купюр и пересчитала. Их там было сто, большинство двадцатками, хотя проскальзывало несколько сотен и пятидесяток. Общая сумма составила 3 250 долларов.

Джесси вытряхнула на кровать все остальные пачки и поняла, что ночью сильно недооценила их количество. Она думала, что их была дюжина, но на самом деле их было двадцать восемь. Если предположить, что сумма каждой из них была в пределах трёх тысяч, это означало, что Микаэле удалось накопить около 85 000 долларов.

Это была довольно значительная сумма, собранная за полгода, особенно учитывая тот факт, что фильмы, в которых она снималась, в основном, были малобюджетными и самого низкого качества. Ещё более подозрительным было то, что, несмотря на довольно непостоянный характер рода занятий Микаэлы, даже Ленни Лендер не платил своим сотрудникам зарплату наличными, независимо от того, были они актёрами или же выполняли какие-то другие обязанности. Может, он и хотел бы этого, но после встречи с его матерью Джесси даже не сомневалась, что оплата производилась чеком или прямым переводом на карточку.

В таком случае, почему у Микаэлы почти 100 000 долларов были спрятаны в её квартире за картиной? Это решение казалось каким-то непоследовательным даже для того тёмного мира, в котором жила девушка. Не нужно было применять метод особой дедукции, чтобы понять причину этого.

Очевидно, что девушка не хотела отвечать на вопросы о происхождении этих денег. И хотя в банке, возможно, и не потребовали бы этого, но всё же такая сумма привлекла бы внимание полиции или налоговой инспекции.

Джесси вспомнила, что Ханна вчера вечером сказала о девочках, которые устраивали частные свидания в дополнение к съёмкам в порно. Вероятность того, что Микаэла делала то же самое, была достаточно велика. Вполне возможно, что одно из таких свиданий пошло не по плану и закончилось смертью девушки.

Но если все её клиенты расплачивались наличными, как тогда можно их отследить? Их техники могут отследить её телефон и просмотреть выписки по кредитным картам. Но это всё равно ничего не докажет.

Если она встречалась с этим людьми у себя дома, когда её соседка была на уроках, то никаких сведений о зачислении денег на карточку они не найдут, и тогда данные о её местоположении будут неинформативными. Джесси пыталась разгадать эту загадку у себя в голове, складывая пачки купюр обратно в конверт. Теперь у неё возникла ещё одна проблема: что делать со всеми этими деньгами?

Она не могла хранить их у себя дома. И уж точно она не могла сдать их в Бюро Долины. Джесси была уверена, что, поступи она так, эти деньги сразу исчезнут: будь то в результате незаконного присвоения их кем-то или просто для того, чтобы помешать использовать их в качестве доказательства по этому делу. Сомнительным было бы даже сдать их в Центральный участок, учитывая, что сержант Костабайл и его начальство повсюду расставили свои сети.

Оставался единственный возможный вариант – человек, с которым она не разговаривала вот уже несколько месяцев и даже не была уверена, что он ответит на её звонок. Она уже собиралась найти его номер, когда заметила что-то на банковской ленте одной из пачек с деньгами. Это был стикер для заметок.

Она сняла его и принялась рассматривать ближе. Сначала она подумала, что туда случайно приклеился список продуктов. Но когда она присмотрелась повнимательнее, то обнаружила, что буквы, едва заметно написанные там карандашом, оказались инициалами. Первыми из них были «Д.К.». За ними – «М.Б.». Следом – «А.Р.». В последней строчке были парные инициалы: «М.З. + Х.З.». Они были перечёркнуты горизонтальной линией, будто их вычеркнули.

Джесси так пристально смотрела на буквы, словно это могло помочь ей внезапно разгадать их код. Через несколько минут она пришла к выводу, что это наверняка были имена людей, с которыми Микаэла либо уже встречалась, либо планировала.

Учитывая, что других зацепок у неё не было, Джесси не могла полностью отвергнуть эту. Но разгадать её, казалось, практически невозможно. Шансы расшифровать даже двойные инициалы «М.З.» и «Х.З.» были ничтожно малы. И всё же, теперь у неё было больше информации, чем пять минут назад. Она переписала инициалы в свой телефон, сложила всё обратно в конверт, быстро оделась и направилась к двери, чтобы непременно найти выход и добиться справедливости для Микаэлы Пенн.

ГЛАВА 22

Джесси скорее приняли бы за торговца наркотиками, чем за офицера полиции.

Она ждала своего знакомого на лавочке на Першинг-сквер в нескольких кварталах от Центрального участка. Долго ждать ей не пришлось. Он появился и сел рядом с ней ровно через три минуты после того, как на место прибыла она.

- Как дела, Джесси? – спросил он.

- Ты лучше других знаешь, что в моей жизни бывали времена и похуже. А как насчёт тебя, агент Долан?

- Понемногу, - сказал он, пожимая плечами.

Похоже, агент ФБР Джек Долан говорил правду. В последний раз она видела его несколько месяцев назад, когда они вместе работали над делом, которое закончилось смертью её отца – серийного убийцы. Тогда, к концу их совместной работы, взаимная неприязнь переросла в уважительные отношения.

С тех пор агент Долан, казалось, начал жизнь с чистого листа. Она запомнила его на удивление полным, лохматым, задёрганным, много пьющим циником с неизменными пятнами от еды на плохо сидящем на нём костюме.

Из-за постоянно испытываемого стресса на работе в Бюро в его длинных волосах стало чуть больше вкраплений седины. Но видимых пятен на одежде больше не было, и он, казалось, сильно похудел. На вид Долан был абсолютно здоров.

- Отлично выглядишь, - сказала ему Джесси. – Всё ещё занимаешься сёрфингом?

- Да, частенько по утрам, - заговорщицки сказал он. – Наверное, от меня слышен запах солёной воды. Кстати, я бросил пить.

- Совсем? – удивлённо спросила она, вспомнив, что раньше он пил крепкие напитки, словно воду.

- Я и сам не верил, что способен на это, - признался он.

- И как тебе удалось? – спросила она.

- Ну, мне сорок два года и с семнадцати лет я пил практически каждый день, так что это действительно было непросто. Но по крайней мере я стал гораздо лучше спать. А ты как? Когда ты мне позвонила, я разузнал новости о тебе. Все серийные убийцы, преследовавшие тебя, мертвы, поэтому за тобой уже не следят круглосуточно. Ты взяла под опеку неуравновешенную девочку-подростка. Встречаешься с детективом. Похоже, ты стала практически домашней.

- Как ты узнал про мою личную жизнь? – спросила Джесси, не придавая особого значения тому, что покраснела и стараясь не вдаваться в подробности, откуда он узнал всё остальное.

- Я агент ФБР, и к тому же чертовски хороший, - сказал он. – Ты что, ожидала от меня меньшего?

Джесси невольно улыбнулась.

- Немного сбивает с толку, когда кто-то вот так просто излагает некоторые факты о тебе. Мы вообще-то пытаемся скрывать это от всех, так что, не мог бы ты сохранить это в тайне?

Долан изобразил, как закрывает рот на замок и выбрасывает ключ.

- Так зачем мы здесь встретились? – наконец спросил он. – По телефону мне показалось, что ты чем-то встревожена.

Джесси достала конверт и бросила его Долану на колени. Он взглянул на него, а затем вопросительно посмотрел на Джесси.

- Короче, - начала Джесси, - я расследую убийство несовершеннолетней порноактрисы, которая, возможно, также занималась эскортом. Её девять раз пырнули ножом, но ребята, которые занимаются расследованием этого дела, все как один хотят быстро и аккуратно замять его. Боюсь, что у них есть какой-то скрытый мотив. И когда я нашла в её квартире около восьмидесяти пяти тысяч долларов наличными, я не была полностью уверена, что могу спокойно передать их в участок, где с ними поступят надлежащим образом. И вместо этого я решила передать их тебе до тех пор, пока не разберусь, что происходит на самом деле.

- Ты хочешь, чтобы Бюро взяло на себя хранение этих денег? – спросил он.

- Нет, я хочу, чтобы именно ты приглядел за ними. Я не знаю, кто раздаёт команды этим копам, но ясно, что у них серьёзные связи. Если ты оформишь эти деньги, даже на федеральном уровне, боюсь, что они очень скоро об этом узнают. Я не доверяю этой бюрократической системе. Но я доверяю тебе.

Долан какое-то время пристально смотрел на неё, явно взвешивая все за и против. Наконец он улыбнулся.

- Я знаю, где можно их спрятать, - заверил он её. – Видишь ли, я недавно присмотрел одну яхту…

- Я прибью тебя, Долан, - прорычала она.

- Шучу-шучу, - сказал он, посмеиваясь. – У меня в офисе есть сейф. Код знаю только я. Там будет безопасно. Но я смогу взять их не надолго. Если всё настолько запутано, как ты думаешь, меня тоже могут зацепить. Так что я могу подержать их у себя только до конца завтрашнего рабочего дня. А после будешь снова ломать себе над этим голову, ладно?

- Справедливо, - сказала она, вставая. – Мне нужно на работу. Я опаздываю уже почти на час, а я всё-таки расследую убийство.

- Конечно, - сказал Долан. – Но я должен сказать тебе ещё кое-что, прежде чем ты уйдёшь. Когда я рыл на тебя информацию, в результате чего обнаружил, что ты встречаешься с Эрнандесом, я выяснил ещё кое-что.

Джесси заметила, что впервые с момента их встречи Долану, казалась, было неловко.

- Выкладывай, - сказала она с тревогой в голосе.

- Твой бывший муж Кайл Восс сейчас отбывает срок в Тео Лейси в округе Ориндж.

- Да, - подтвердила Джесси. – Его перевели туда из Центральной тюрьмы в прошлом году. Ты же не хочешь мне сказать, что они собираются выпустить его, правда? Потому что, даже при хорошем поведении, ему осталось сидеть ещё шестьдесят пять лет.

- Нет, ничего такого, - заверил её Долан. – На самом деле ему даже могут добавить срок к вынесенному приговору. Похоже, что период, когда он был образцовым заключённым, закончился, и он попал в плохую компанию.

- Что это значит? – спросила Джесси и внезапно почувствовала, что у неё замёрзли пальцы на руках.

Долан, казалось, не мог решиться продолжить, но всё же сделал это, сознавая, что у него нет выбора.

- Похоже, он сдружился с парнями из банды, связанной с одним из картелей. Сначала я подумал, что он стал на их сторону от отчаяния, чтобы обеспечить себе крышу и защититься от возможной опасности в тюрьме. Но, как выяснилось, их взаимоотношения начались именно по его инициативе.

- Откуда тебе всё это известно?

- Бюро работает с одним тайным информатором из банды, который периодически передаёт нам информацию. Я бы не стал заострять на этом внимание, если бы в своём последнем отчёте он не сообщил о том, что Кайл упомянул твоё имя. Поэтому я и обратил на это внимание.

- И что он сказал? – спросила Джесси, стараясь казаться спокойной.

- То, что можно ожидать от рассерженного бывшего мужа, сидящего в тюрьме в результате того, что его перехитрила собственная жена, которую он пытался убить.

- И что же именно, Долан? – настаивала она.

- Ну, что ты не должна жить на заработанные им деньги, что ты шарлатанка, которой лишь повезло раскрыть некоторые дела, что ты заслуживаешь быть изгнанной из своих тепличных условий, и всё такое прочее.

- И это всё? – недоверчиво спросила Джесси. – Не похоже, что именно это ваш информатор включил в свой отчёт для ФБР. И подобные комментарии далеко не в стиле Кайла. Знаешь, что он сказал мне в последний раз, когда я его видела? Кажется, если быть точной, он собирался взять монтировку и избивать меня ею до тех пор, пока я бы не превратилась в кровавое месиво, состоящее из груды сломанных костей и содранной кожи.

- Да уж, - неохотно продолжил Долан. – Похоже, он с тех пор не совсем оттаял. В разговоре со своими новыми друзьями он ещё упомянул, что хотел бы выпотрошить тебя, как свинью и искупаться в луже твоей тёплой крови.

На мгновение они оба замолчали. Перед тем, как ответить, Джесси тяжело вздохнула.

- Ладно. Что ж, это не сулит ничего хорошего.

- Так и есть, - согласился Долан. – Давай не будем забывать, что на данный момент он сидит в тюрьме. И его туда упекла именно ты. Он убийца, который пытается сблизиться с плохими парнями. Вовсе не удивительно, что он сказал нечто подобное.

Джесси кивнула. Всё это было правдой.

- Есть ли какие-то свидетельства того, что он пошёл дальше фантазий о моей смерти? – спросила она.

- Нет, - уверенно произнёс Долан. – И как только я увидел тот отчёт, то сразу же переговорил с куратором нашего информатора, чтобы он следил за развитием событий в этой связи и сразу же предупредил нас, если появится новая информация. Я уже почти забыл об этом. Но подумал, что тебе следует это знать. Кроме того, если кто-то и может справиться с чем-то подобным, так это ты.

Она не была в этом уверена, но не хотела, чтобы Долан жалел, что рассказал ей всё это, и поэтому заставила себя улыбнуться.

- Ты всё правильно сделал, - заверила она его. – Честно говоря, есть столько всего о чём мне следует беспокоиться, что это далеко не самая серьёзная моя проблема.

Она так уверенно произнесла эти слова, что ей показалось, будто Долан почти поверил ей.

ГЛАВА 23

- Думаю, нас скоро отстранят от этого дела.

Такими были первые слова Райана, когда Джесси вошла в офис.

- Почему ты так думаешь? – спросила она, пропуская приветственную часть.

- Бюро Долины предъявило официальные обвинения Васкесу, - сказал он. – Они изо всех сил стараются побыстрее закрыть это дело. Я сказал капитану Декеру, что мы с этим не согласны. Он хочет встретиться с нами в девять тридцать, чтобы мы объяснили, почему. А у нас нет ничего стоящего, кроме подозрительной спешки сотрудников Бюро. Не имея на руках никаких веских аргументов, боюсь, он вынужден будет уступить им.

- В таком случае, - сказала она, доставая свой телефон и найдя в нём заметку с инициалами со стикера, - я вовремя нашла вот это.

- Что? - спросил он, разглядывая буквы.

- Чтобы тебя не обвинили в причастности к этому, я не могу рассказать тебе, откуда у меня эта информация, - предупредила она. – Но это список инициалов тех людей, с которыми, как я думаю, Микаэла встречалась в приватном порядке.

- Она таким занималась?

- Я не могу этого доказать. Но есть веские основания полагать, что так и было. Надеюсь, мы сможем воспользоваться им, чтобы расшифровать некоторые имена.

Райан посмотрел на неё с недоверием.

 - Мы можем изучить эти данные, - сказал он, похлопывая по папке, лежащей на её столе. – Но шансы сузить круг подозреваемых, основанные лишь на кучке инициалов, полученных от источника, которым ты даже не захотела со мной поделиться… ничтожно малы.

- Именно поэтому нам нужно начинать работать, - возразила Джесси. – До девяти тридцати осталось меньше получаса. Давай используем это время по максимуму.

Джесси быстро просмотрела выписки по банковским картам Микаэлы и уже собиралась перейти к журналу её телефонных звонков. Райан сидел напротив и просматривал данные GPS телефона девушки. Джесси нашла несколько имён, совпадающих с инициалами, но пока что не было ничего конкретного.

- Эрнандес и Хант, в мой кабинет! – прокричал Декер через весь офис так, что Джесси от неожиданности даже подпрыгнула на стуле.

Она посмотрела на часы и увидела, что тридцать минут прошли, не успела она и глазом моргнуть. Следуя за Райаном в кабинет Декера, она ломала голову в поисках убедительной причины, по которой капитан позволил бы им продолжить расследование этого дела. Некоторые из вариантов показались ей стоящими, но она не была уверена, что он согласится.

- Закрой дверь, - сказал он, когда она вошла.

Джесси так и сделала, а затем села рядом с Райаном.

- Итак, я давал тебе один день, Хант, - сказал он, усаживаясь в своём потёртом вращающемся кресле. – И, похоже, за это время тебе не удалось поймать ни одного подозреваемого. Или я ошибаюсь?

- Ещё нет, сэр, - признала она.

- Что ж, а наши друзья из Бюро Долины считают, что они нашли убийцу.

- Они ошибаются, сэр, - решительно сказала Джесси. – Пита Васкеса задержала именно я. Я допросила его ещё до того, как они прибыли на место преступления. Он – не тот, кого мы ищем.

- Ты в этом уверена, Хант? – многозначительно спросил он.

- Я так считаю, сэр.

- Что ж, это ведь не одно и то же, правда? К сожалению, сотрудники Бюро Долины уверены в виновности Васкеса, они предъявили ему официальное обвинение в убийстве Микаэлы Пенн. Сегодня днём пройдёт заседание по его делу. Если вы не найдёте другого подозреваемого, боюсь, уже ничего нельзя будет сделать.

- Капитан, - взмолилась Джесси, - Васкес всего-навсего мелкий воришка. Он никогда не применял насилие и его заявление о том, что ноутбук был им найден в мусорном баке столь же правдоподобно, сколь и их утверждение, что он взял его из квартиры девушки. Сегодня утром я просмотрела отчёт криминалистов. В квартире Микаэлы не было найдено ни его ДНК, ни отпечатков пальцев. Все детали его ареста говорят, что он был произведён для отвода глаз.

Эта фраза на секунду повисла в воздухе.

- Что ты имеешь в виду, Хант? – спросил Декер, слегка наклоняясь вперёд.

- Ничего, капитан, - быстро сказал Райан. – Джесси просто увлеклась.

- Это правда, Хант? Потому что только что ты выдвинула обвинение в строну сотрудников полиции.

Джесси посмотрела на Райана, который, казалось, пытался заставить её замолчать силой своего взгляда. Несмотря на то, что Джесси не хотела сдерживаться, Райан посмотрел на неё так, что она решила не торопиться.

- Капитан, - медленно сказала она. – Мне не нравится то, как проводится это расследование. Дело ведут небрежно и непрофессионально - и это ещё мягко сказано. Но хочу ли я официально заявить о том, что сотрудники Бюро Долины совершают какие-то непозволительные действия? Пока что нет, сэр.

- Хорошо, - сказал Декер, снова откинувшись на спинку стула. – Предположим, ты красиво ушла от прямого ответа на мой вопрос, уклонившись от обвинений. И я предпочитаю расценить это, как твою полную поддержку своих коллег из других участков полицейского управления Лос-Анджелеса. Именно так я и напишу в протоколе.

- Да, сэр, - нехотя сказала она.

- Я разделяю позицию Бюро Долины и официально прекращаю рассмотрение этого дела отделом СОУ. Таким образом, вы оба отстранены от этого расследования. Сегодня утром на корте загородного клуба в Хэнкок-парке нашли тело инструктора по теннису. Похоже, его до смерти забили ракеткой. Начальник службы безопасности ждёт вас там в течение часа.

Он швырнул им через стол тонкую папку.

- Да, сэр, - сказал Райан, забрав папку и поднимаясь на ноги.

Джесси тоже встала и последовала за ним к двери. Она уже почти вышла, когда Декер окликнул её.

- Хант, - твёрдо сказал он. – Просто, чтобы внести ясность. Дело Пенн расследует Бюро Долины, а не ты. Тебе понятно?

- Да, сэр, - сказала она с притворным энтузиазмом.

За дверью кабинета её ждал Райан. Несмотря на сильное желание, Джесси удалось сдержаться и не наорать на него прямо там.

- Странный способ поддержать меня, - прошипела она.

- Я действительно тебя поддержал, - настаивал он. – Ты чуть не заставила Декера позвонить в отдел внутренних расследований и начать проверку этого дела.

- А что в этом плохого? – не унималась Джесси. – Это как раз то, что отделу внутренних расследований и стоило бы проверить. И Болтушка Кэти, скорее всего, тоже разделяет моё мнение.

- Нет, Джесси. Она так не думает. Именно поэтому она позвонила мне. Звонки Болтушки Кэти призваны раскрывать дела, а не уличать продажных копов. Возможно, она обладает подробной информацией как раз потому, что сама является продажным копом.

Джесси не могла поверить своим ушам.

- Так ты не хочешь, чтобы парни, которые руководят действиями Костабайла, были привлечены к ответственности? – спросила она.

- Конечно хочу, - возразил Райан. – Но эта задача стоит у меня не на первом месте, как и у Болтушки Кэти. В отличие от раскрытия преступлений. Время на это расследование у нас было ограничено, теперь уже поздно – нам его не вернуть. Так случалось и с другими делами, о которых она мне сообщала, так случилось и на этот раз. Я не в восторге от этого, но сейчас больше ничего сделать не могу.

Джесси начала возражать, но Райан прервал её.

- Декер ясно выразился, - напомнил он ей. – Если мы не оставим это дело после того, как он официально нас от него отстранил, это будет иметь серьёзные последствия. К тому же мы не знаем, кто к этому имеет отношение. Меня беспокоит, как далеко могут зайти эти люди, если мы не отступимся.

Они оба были в ярости и просто молча смотрели друг на друга. Наконец Райан решил прервать это молчание.

- Пойду схожу в уборную. Когда я вернусь, то надеюсь, мы сможем оставить это в прошлом и начнём расследование этого нелепого случая с инструктором по теннису, которого до смерти забили ракеткой. Встретимся через пять минут.

 Джесси смотрела ему в след, отчаянно сопротивляясь желанию устроить ему скандал на глазах у всех. Как только он исчез из её поля зрения, она сделала несколько глубоких вдохов и вернулась в офис. Когда она туда вошла, то могла поклясться, что практически все находившиеся там сотрудники попытались сделать вид, что не заметили того, что происходило в коридоре пару минут назад.

Сделав вид, что она не обратила внимания на их реакцию, она вернулась на своё рабочее место и вновь увидела распечатку звонков Микаэлы, на которую теперь ей уже смотреть было запрещено. Несмотря на то, что сказал Декер, она не могла запретить себе проверить контакты девушки на предмет совпадения с инициалами со стикера. Таких совпадений не было, но она заметила кое-что ещё.

Одно и то же имя фигурировало и на аннулированном банковском чеке, и в списке вызовов телефона девушки: Хелен Вэнс. Таких инициалов на стикере не было. Но в первый раз Джесси увидела одно и то же имя в двух разных списках. Она ввела его в базу данных полиции. Когда на экране её компьютера появился результат поиска, ей пришлось сделать усилие, чтобы невольно не вскрикнуть.

На Хелен Вэнс не было никаких записей. Очевидно, она могла проходить по базе под другой фамилией. Помимо фамилии Вэнс эта женщина могла носить фамилию, которую она получила после замужества: Хелен Вэнс-Зеллерс, а иногда и просто Хелен Зеллерс – «Х.З.». Хелен была замужем за Мэтью Зеллерсом – «М.З.».

«М.З.» + «Х.З.» - перечёркнутые инициалы».

Джесси подняла глаза, чтобы посмотреть, не заметил ли кто-нибудь из присутствующих в комнате того разряда, который только что прошёл по всему её телу. Казалось, никто не обратил на неё внимания. Она нацарапала контактные данные этой пары, а затем закрыла вкладку браузера.

Райан вернулся из уборной с мрачным и решительным выражением лица. Она хорошо знала, что это значило. Он готовился выполнить неприятную задачу и убедить её, что им нужно двигаться дальше, а не раскачивать лодку. Она решила избавить его от этой участи.

- Мне нужно идти, - сказала она, вставая с места. – Ты можешь начать дело инструктора по теннису без меня?

- Тебе нужно идти? И это всё, что ты мне скажешь? – недоверчиво спросил он.

- Мне нужно кое-что уладить. Если меня хватятся, можешь сказать, что я уехала по делам, связанным с Ханной.

- Это правда? – спросил он.

Джесси пристально посмотрела на него, будучи не совсем уверенной, как лучше ответить на его вопрос.

- Это причина, которую я тебе называю, - наконец сказала она. – Это всё, что я могу тебе сказать.

Она схватила сумку и вышла из офиса, не оборачиваясь, чтобы не видеть неодобрительного выражения лица Райана.

ГЛАВА 24

Джесси переполнял гнев.

Она знала, что когда-нибудь успокоится, но последствия того, что она собиралась сделать сейчас – поехать и поговорить с Зеллерсами – всё равно настигнут её. Но если она будет раздумывать над тем, что сейчас будет расследовать зацепку по делу, в котором ей категорически запрещено участвовать, то может растерять всю смелость.

Поэтому, насколько это было возможно, она не давала ослабеть своему гневу. Пока Джесси добиралась к дому Зеллерсов на Беверли-Хиллз, она старалась отгонять все сомнения прочь. Её интуиция подсказывала ей, что это было не просто неудачное ограбление.

К тому же, звонок Болтушки Кэти только усиливал это чувство. Но несмотря на всё подозрительное поведение парней из участка полиции округа Ван-Найс: несоблюдение протокола действий на месте преступления и проявленную халатность в отношении трупа жертвы, обнаружение единственного подозреваемого и прочих странностей – правда состояла в том, что у неё не было реальных доказательств того, что они неправы.

Да, убийство выглядело более личным, чем обычное ограбление. А образ жизни и род занятий Микаэлы предполагали, что она была вынуждена общаться со многими сомнительными типами. Но, по большому счёту, это ничего не означало. Пит Васкес забрал компьютер, украденный в её квартире. Основываясь только на этом факте, она должна была признать его возможным подозреваемым.

Может быть, она и вправду слишком всё усложняла? Может, она приняла это дело так близко к сердцу, поскольку Микаэла очень напоминала ей Ханну? Если бы жертвой была двадцатишестилетняя латиноамериканка из восточной части Лос-Анджелеса, а не девочка-подросток из Долины, стала бы она с таким же упорством пытаться раскрыть это убийство? От этого вопроса ей стало некомфортно за рулём.

К счастью, ей не пришлось больше о нём думать. Дом Зеллерсов находился прямо перед ней. Она постаралась выбросить из головы все мысли и сосредоточиться на людях, с которым собиралась встретиться. Они жили на Бенедикт-Каньон-Драйв к северу от отеля «Беверли-Хиллз», в том месте, где улица начинала подниматься вверх и упираться в крутую извилистую дорогу.

Дом находился в глубине, и к нему вела длинная подъездная дорожка. Остановившись, Джесси напомнила себе историю этой пары. Мэтью Зеллерс был продюсером многосезонного телешоу «Поймать и признать виновным». Хелен была организатором вечеринок. Они были женаты семь лет, супругам было под тридцать, и у них не было детей. Мэтью никогда не привлекался. Единственным столкновением Хелен с законом было участие в митинге в колледже около двадцати лет назад.

Джесси подъехала к дому, вышла из машины и подошла ко входу, отметив про себя массивную входную дверь в усадебном стиле с огромными белыми колоннами. Она позвонила в звонок и стала ждать, пока ей откроют, понимая, что для этого понадобится некоторое время.

Но дверь открылась уже через десять секунд, и на пороге появилась привлекательная миниатюрная женщина с белокурыми волосами в лосинах и спортивном топе. Казалось, её оторвали от тренировки.

- Могу ли я Вам чем-то помочь? – спросила она, немного запыхавшись. На лбу у неё выступили капли пота.

- Надеюсь, что да. Меня зовут Джесси Хант, и я из полиции Лос-Анджелеса. Я ищу Мэтью и Хелен Зеллерс.

- Что ж, половина списка нужных Вам людей перед Вами, - сказала женщина. – Я Хелен. Вы сказали, что Вы из полиции?

- Да. Я работаю профайлером в управлении. Я надеялась задать Вам несколько вопросов.

- Конечно. Проходите, - сказала женщина, приглашая Джесси внутрь. – Я как раз заканчивала свой комплекс упражнений для ног. Вы насчёт шоу? Мэтт не говорил мне, что кто-то должен прийти.

- Нет, миссис Зеллерс. Это не связано с работой Вашего мужа. По правде говоря, я надеялась поговорить с вами обоими.

Хелен шла впереди неё по коридору, который переходил в просторную кухню. Казалось, её нисколько не смутило появление незнакомого человека, который хотел расспросить её неизвестно о чём. Джесси стало интересно, как часто подобное происходило.

- Мэтт работает наверху. Я позову его, - сказала женщина, открывая холодильник и доставая оттуда кувшин с густой зелёной жидкостью. – Не хотите немного сока сельдерея, пока мы ждём.

- Нет, спасибо, - вежливо отказалась Джесси.

Хелен кивнула и взяла свой телефон.

- Привет, мой сладкий, - сказала она, когда на том конце трубки раздался мужской голос. – Здесь пришла профайлер из полиции Лос-Анджелеса, она хочет с нами поговорить. Ты можешь на секунду спуститься вниз?

Ответ мистер Зеллерса Джесси расслышать не удалось.

- Я не знаю, - сказала Хелен, а затем повернулась к Джесси. – А о чём пойдёт речь?

- Лучше я расскажу это вам обоим.

- Она всё объяснит, когда ты спустишься, - сказала Хелен. – Поторопись. Это ожидание меня убивает.

Мистер Зеллерс ответил, и раздался щелчок.

- Он уже идёт, - сказала Хелен, указывая на ряд барных стульев возле стойки на кухне. – Почему бы Вам не сесть?

- Благодарю, - сказала Джесси, устраиваясь на одном из них.

- Это всё так увлекательно, - восторженно сказала Хелен. – Самым важным пунктом в списке моих дел на сегодняшний день – было сделать ногти. А сейчас в моём доме сидит настоящий профайлер. Как Вы сказали Вас зовут – Кларисса? Я просто шучу.

Она хихикнула про себя, а затем сделала большой глоток сока. Джесси при этом почувствовала рвотный позыв. Через несколько секунд в дверь вошёл Мэтью Зеллерс.

Он выглядел совсем не так, как Джесси себе представляла сценариста детективного телешоу. Мэтт был почти два метра ростом, весил около девяносто пяти килограммов и больше напоминал бодибилдера, нежели парня, который большую часть времени проводит у экрана компьютера. Ей стало интересно, не хотел бы он сам сниматься, а не находиться всё время по другую сторону камеры. Он широко улыбнулся Джесси.

- Вы приехали, чтобы раскритиковать правдоподобность некоторых моментов сериала? – спросил он, становясь рядом с женой. – Потому что я скажу Вам то же самое, что обычно говорю остальным представителям полиции, которые любят очернять мой труд. Я работаю в телешоу. А там всё не так, как в реальной жизни.

Несмотря на достаточно категоричный комментарий, ему всё же удавалось казаться дружелюбным. Джесси заметила, что, поскольку муж с женой были очень близки, это упростит ей задачу оценить их реакцию на её вопросы.

- Меня не интересует Ваше телешоу, - резко сказала она, решив перенять инициативу в разговоре на себя. – Мне нужно поговорить с вами абсолютно о другом. Вам известна девушка по имени Микаэла Пенн?

Супруги обменялись недоумёнными взглядами.

- Не думаю, - сказал Мэтью. – Это имя мне ни о чём не говорит.

- А как насчёт Мелиссы Маккензи?

Этот вопрос вызвал у них разную реакцию. Взгляды, которыми супруги всё время обменивались, на этот раз стали более многозначительными.

- Да, мы знакомы с Мелиссой, - сказала Хелен. – А что?

- Она мертва, - сухо произнесла Джесси.

Она больше ничего не добавила, наблюдая, как они отреагируют на эту новость. Оба одновременно поменялись в лице. Они выглядели искренне удивлёнными, а Хелен даже казалась подавленной.

- Вы уверены? – спросил Мэтью.

- Уверена, - сказала Джесси, продолжая давить и не давая им времени сориентироваться. – На самом деле её звали Микаэла Пенн, и позапрошлой ночью её убили. Что вы можете мне сказать по поводу своих отношений с этой девушкой?

Супруги снова переглянулись. На этот раз на лицах обоих была неуверенность.

- Я бы не сказал, что у нас были… - начал было Мэтью.

- Прежде чем Вы ответите, мистер Зеллерс, - прервала его Джесси, - пожалуйста, помните о том, что поскольку я решила с Вами побеседовать, то имею общее представление о положении дел. Так что, прошу Вас, не надо проявлять неуважение ко мне, пытаясь умалчивать правду. Вы можете сэкономить время и себе, и мне, если будете говорить начистоту.

Несколько секунд муж с женой молчали. Откашлявшись, наконец заговорила Хелен.

- Мы были близки, - тихо сказала она. – Я полагаю, Вы в курсе, чем она зарабатывала себе на жизнь?

- Насколько близки? – спросила Джесси, игнорируя вопрос Хелен.

Затем к разговору подключился Мэтью.

- Я посмотрел одно из видео с её участием и связался с ней. У нас с Хелен… достаточно свободные отношения, и мы сошлись во мнении, что Мелиса, если конечно ей это будет интересно, может внести разнообразие с нашу семейную жизнь.

- Можете обойтись без эвфемизмов, мистер Зеллерс, - сказала Джесси.

Он нахмурил брови.

- Буду говорить прямо, мисс Хант, - сказал он. – Мы согласны помочь Вам всем, чем сможем. Но, как Вы понимаете, у нас есть некоторые опасения относительно того, что наши слова могу быть использованы против нас. Можете ли Вы заверить нас в том, что Вы ищете информацию только о гибели Мелиссы, и Вас не интересуют другие наши правонарушения?

- Я не могу Вам ничего обещать, скажу только, что моей главной задачей является поиск убийцы Микаэлы, - сказала Джесси. – Другие нарушения закона меня на данный момент не интересуют.

По правде говоря, она хотела, чтобы Зеллерсы чувствовали себя комфортно и могли ей довериться, но не собиралась отказываться от возможности предъявить обвинение людям, которые платили за секс с несовершеннолетней девушкой.

- Мэтью, - дрожащим голосом сказала Хелен, - давай расскажем ей всё, что знаем. Потом мы сможем уладить все последствия наших действий. Если наша информация поможет мисс Хант найти того, кто это сделал, мы должны всё ей рассказать.

Мэтью какое-то время взвешивал слова жены, а затем кивнул.

- Я связался с ней через агентство под названием «Куртизанки-компаньонки». Они устраивают свидания порноактрис с людьми, которые хотят провести с ними время, - сказал он. – Она была согласна, и мы всё оформили как надо.

- Что именно означают слова «всё оформили как надо»? – спросила Джесси.

Мэтью глубоко вздохнул и неохотно продолжил.

- Что ж, у них там существует определённый процесс проверки. Во-первых, я внёс залог в размере тысячи долларов, чтобы покрыть все расходы и заплатить за её время в случае, если по какой-то причине я откажусь от свидания. Затем агентство провело проверку подлинности моей личности и предоставленных данных. Как только я прошёл эту проверку, я сдал анализы на венерические заболевания и предоставил им результаты. Она сделала то же самое.

- А как насчёт Вас, миссис Зеллерс? – поинтересовалась Джесси.

Хелен выглядела застигнутой врасплох.

- О, я не участвовала. Они были только вдвоём.

- Понятно, - сказала Джесси, пытаясь скрыть своё удивление. – И что произошло потом?

- Она пришла, и мы немного поговорили. Как только она почувствовала себя более комфортно, мы перешли к делу.

- Не могли бы Вы говорить конкретнее?

Мэтью залился румянцем впервые с того момента, как спустился вниз.

- Я бы предпочёл не делать этого, - сказал он. – Скажем так, она помогла воплотить в жизнь некоторые мои фантазии. Если Вы знаете сценарии большинства фильмов с её участием, то, вероятно, можете догадаться, чем именно мы занимались.

Джесси посмотрела на Хелен, которой, казалось, было не так уж некомфортно, как думала Джесси.

- А Вы не ревновали? – спросила она женщину.

Хелен пожала плечами.

- Прежде чем заключить брак, мы всё обсудили друг с другом, - сказала она. – Мэтт откровенно признался, что увлекается некоторыми вещами, к которым я была равнодушна, и мы пришли к соглашению. И это сработало. Кроме того, мы с Мелисс… эээ… Микаэлой занимались кое-чем другим.

- Чем же?

- Ничем таким, о чём Вы могли подумать, мисс Хант, - уверенно сказала Хелен.

- Поясните.

- Это прозвучит довольно странно.

- Поверьте, - сказала Джесси. – Меня трудно удивить.

- Хорошо, - пожимая плечами, сказала Хелен. – Мы стали своего рода друзьями. Мы ходили вместе за покупками. Я покупала ей одежду. Мы даже несколько раз пекли пироги прямо на этой кухне.

- Вы делали всё это с девушкой, которая воплощала в жизнь сексуальные фантазии Вашего мужа? - переспросила Джесси.

Хелен ответила не сразу. Казалось, она изо всех сил пыталась подобрать правильные слова.

- Послушайте, Мелисса – я буду называть её так, потому что знала её именно под этим именем – мать Мелиссы умерла, когда она была ребёнком, и она рассказывала мне, что её отцу не было до неё никакого дела. Я не могу иметь детей. Я знаю, что это звучит дико, но между нами установилась своего рода связь, может, не такая, как между матерью и дочерью, но в чём-то близкая к ней. Нам нравилось вместе зависать. Когда мы были вдвоём, я не думала ни о чём другом.

Какой бы необычной ни казалась эта ситуация, Джесси не считала её такой уж невероятной. Она и сама в детстве лишилась матери и знала, насколько сильно можно было привязаться к любой женщине, способной её заменить, оказать эмоциональную поддержку и предложить дружеские отношения. По этой же причине её так сильно тянуло к доктору Леммон.

- Вы не могли бы мне объяснить ещё кое-что? – сказала она. – В квартире Микаэлы я нашла инициалы вас обоих, написанные на листочке бумаги, которые затем были перечёркнуты. Что бы это могло означать?

Мэтью отвернулся, а Хелен посмотрела прямо на Джесси.

- Я не знаю наверняка, но думаю, что могу догадаться, - мягко сказала она, перед тем как сделать долгую паузу.

- Вы уже и так слишком далеко зашли, миссис Зеллерс, - настаивала Джесси. – Так пройдите же этот путь до конца.

Хелен кивнула, глубоко вздохнула и продолжила.

- У нас была такая договорённость на протяжении нескольких месяцев. Но примерно неделю назад Мелисса пришла ко мне и сказала, что ей неудобно делать… всё то, что она делала с моим мужем, учитывая те тёплые дружеские отношения, которые у нас с ней сложились. Она сказала, что это было слишком странно.

- И как Вы отреагировали на её слова? – спросила Джесси.

- Я поняла, - ответила Хелен. – Мы вступили с ней в отношения прежде всего из-за Мэтта. Так дальше продолжаться не могло. Она больше не хотела с ним встречаться. Но мы не могли просто общаться с ней, видеться в торговых центрах, оставив при этом ситуацию, возникшую между ними, в подвешенном состоянии. И мы все пришли к согласию, что нам нужно прекратить общение.

- И каждого из вас устроил такой вариант?

- Я бы не сказал, что он устроил нас всех, - признал Мэтью. – Но мы все взрослые люди и посчитали, что так будет лучше.

- Вы уверены, что не были чуть более, чем расстроены, мистер Зеллерс? – уточнила Джесси. – Вы влиятельный, финансово обеспеченный телепродюсер, и Вас отшивает какая-то несовершеннолетняя соплячка?

- Постойте, что Вы сказали? – спросил он, повышая голос.

- Ага, в этом-то и проблема, - сказала Джесси. – Микаэла, в отличие от вас двоих, ещё не достигла совершеннолетнего возраста. Ей было семнадцать. И вы фактически платили деньги за секс с ребёнком.

ГЛАВА 25

- Нет, нет, нет, - сказал Мэтью, будто многократное повторение могло бы повлиять на достоверность его слов. – Этого не может быть.

- Но это так и есть. И мне не нужно говорить Вам, насколько суровым может быть наказание за подобные вещи.

На самом деле Джесси понятия не имела, какое наказание за это полагалось. И, по правде говоря, ей не хотелось вникать слишком глубоко в этот вопрос. Без прикрытия коллег из полиции Лос-Анджелеса она была в довольно уязвимом положении. Если бы Зеллерсы позвонили адвокату, то очень быстро стало бы известно, что Джесси даже не имела права задавать им все эти вопросы. Ей нужно было напугать их, но не перегнуть палку.

- Я понятия не имел, что она несовершеннолетняя, - возразил Мэтью. – К тому же Вы сказали, что любые спорные с юридической точки зрения моменты не являются Вашим приоритетом.

- Да, это так, - согласилась она. – И это до сих пор так. То, что Вы сделали - непростительно. Но, если Вы согласны сотрудничать, можно будет пойти на некоторые уступки.

- Что для этого нужно? – спросила Хелен.

- Для начала мне нужно знать, где вы оба были в понедельник ночью?

Мэтт поморщился, пытаясь вспомнить. Но у Хелен проблем с памятью не было.

- Мы были на премьере, помнишь? – сказала она мужу.

- А, да, - вспомнил он, поворачиваясь к Джесси. – Один из актёров «Поймать и признать виновным» исполняет одну из главных ролей в боевике, который в пятницу вышел в прокат. Мы ходили на премьерный показ. Там ещё была красная дорожка и вечеринка по этому случаю. Я бы сказал, что около ста пятидесяти человек могли бы подтвердить наше алиби.

Джесси раздражало то, насколько довольным он казался оттого, что окончательно сорвался с её крючка. Но она старалась сосредоточиться на главном.

- Хорошо. Мы проверим эти данные. Мне также нужны имена остальных её клиентов.

Оба изменились в лице.

- Этого мы не знаем, - сказала Хелен. – Мелисса скрупулёзно соблюдала конфиденциальность.

- Даже с Вами? - спросила Джесси. – Вы не сплетничали во время выпекания пирогов?

Хелен покачала головой.

- Нет, - настаивала она. – Думаю, она знала, что это лишит её источника заработка. Если бы она хотела рассказать мне о ком-то другом, то знала бы, что я начну беспокоиться, не рассказывает ли она и о нас ещё кому-нибудь.

- Вы уверены? – настаивала Джесси. – Я могу сказать, что получила имена от анонимного источника и не выдавать Вас.

- Нет, она никогда никого не упоминала, - повторила Хелен.

Джесси какое-то время сидела, не проронив ни слова. Она думала, что нашла стопроцентную зацепку, которая приведёт к раскрытию этого дела. Но сейчас эта зацепка превратилась в очередной тупик. Она приехала сюда, рискуя своей карьерой. Если Зеллерсы когда-нибудь расскажут об этой встрече, ей конец.

Ей даже захотелось предупредить их держать этот разговор в секрете, чтобы таким образом защитить себя. Но уже от самой этой мысли ей стало противно, и она отбросила её. Вдруг Хелен подняла голову. Джесси поняла, что женщину осенила внезапная догадка.

- Что? – спросила она.

- Мелисса никогда ничего мне не говорила. Но она отдала мне одну вещь. Примерно полторы недели назад, всего за несколько дней до того, как она подняла вопрос о расторжении нашей прошлой договорённости, она дала мне конверт. Она попросила, чтобы он пока полежал у меня, и сказала, что когда-нибудь заберёт его. Она не сказала, что внутри, но мне кажется, там что-то важное для неё. Я хранила его в гостиной среди журналов. Я показала ей это место на случай, если конверт ей понадобится, а меня не будет на месте.

Она вышла из комнаты и через минуту вернулась с запечатанным конвертом в руках. Она вручила его Джесси.

- Может, это поможет? – с надеждой спросила она.

- Возможно, - согласилась Джесси, не желая вскрывать его у них на глазах. – Я сама найду выход. Но дело ещё не закрыто. Я ищу убийцу девушки. Но это не значит, что к вам нет никаких претензий. Постарайтесь за это время не наломать дров.

Оба супруга энергично кивнули, когда Джесси выходила из кухни. Она старалась идти по коридору ровным, неспешным шагом. Она не открывала конверт, пока не села в машину.


* * *

Там были фотографии.

Внутри конверта были фотографии троих мужчин, сделанные, пока они спали. Джесси не узнала никого из них. Она раздумывала, как установить их личности, когда у неё зазвонил телефон. Это был капитан Декер. Её сердце ушло в пятки.

- Хант, - ответила она, пытаясь имитировать бодрость голоса. – Что случилось, капитан?

- Где ты сейчас? – спросил он.

- Я отъехала по личному делу, - осторожно сказала она.

- Интересно. Потому что я думал, что отдал распоряжение вам с Эрнандесом разобраться с делом об убийстве инструктора по теннису.

- Да, капитан, - сказала она самым спокойным тоном, на который только была способна. – Я только что уладила свои вопросы и как раз собиралась присоединиться к нему.

- Хант, давай кое-что проясним. Если мне станет известно, что ты продолжаешь расследовать дело Пенн после того, как я официально тебя от него отстранил, ты будешь привлечена к дисциплинарной ответственности. Я ясно выражаюсь?

- Да, сэр.

Не говоря больше ни слова, Декер бросил трубку.


* * *

Когда Джесси подъехала к «Беверли Кантри Клаб» в Хэнкок-парке, Райан как раз выходил из здания этого клуба.

- Ещё не раскрыл дело? – дерзко спросила она, выходя из машины.

- Уже почти, - ответил он.

- Ты не шутишь? – удивлённо спросила Джесси.

- Не-а, - улыбнувшись, ответил Райан, не в силах скрыть гордость собой. – Инструктор по теннису - Пауло Ристоре - на самом деле был убит в мужской раздевалке. Ему проломили голову стеклянной вазой. Затем его перетащили на корт, где убийца нанёс ему ещё пару ударов ракеткой, которую оставил возле тела. У нас есть кадры видеозаписи, на которых видно, как убийца переносит тело на улицу. На нём была толстовка с капюшоном, но, кажется, мы знаем, кто это был.

- Откуда, - спросила Джесси.

- Да просто этот гений в толстовке потом сел в машину и уехал. Камеры видеонаблюдения зафиксировали номерные знаки. Автомобиль принадлежит одному из членов клуба по имени Уоррен Креспер. В клубе поговаривают, что Пауло занимался с его женой Мэдди не только теннисом. Теперь мы просто ждём результатов по отпечаткам пальцев с вазы и ракетки.

- А что говорит Креспер? – поинтересовалась Джесси.

- А мистер Креспер в данный момент как раз в дороге на свой рейс до Баия-Бланки в Аргентину, который отлетает в три пятнадцать. Наши люди едут в аэропорт, чтобы поприветствовать его там перед отъездом.

- Ого, - восхитилась Джесси. – Похоже, ты со всем справился и без моей помощи.

- Да, просто здесь нам не пришлось иметь дело с преступными гениями. Но я не уверен, что Декер посчитает это достаточным оправданием тому, что ты решила заняться «личными проблемами».

Джесси решила не заострять своё внимание на этой колкости.

- Он уже высказал мне своё недовольство, - призналась она. – Если окажется, что я сказала неправду, он примет в отношении меня меры дисциплинарного взыскания.

Райан покачал головой.

- Тогда я очень надеюсь, что оно того стоило.

- Я не занималась личными делами, Райан, - призналась она. – Уверена, ты удивлён, что я говорю об этом прямо. Но я считаю, что поступила правильно. Я проверяла одну зацепку, которая кажется мне весьма многообещающей.

- Зачем ты мне это говоришь? – спросил он.

- Потому что мне нужно знать твоё мнение, знать, что я не гоняюсь за призраками. Потому что я уже начинаю терять объективность.

 Он покачал головой.

- Ты понимаешь, что, спрашивая моё мнение, ты фактически вовлекаешь меня в это дело и подвергаешь риску быть наказанным с тобой вместе.

- Райан, - заверила она его, - мы всего лишь коллеги, просто по-дружески болтающие на стоянке. Не думаю, что ты при этом хоть чем-то рискуешь.

- Я рад, что ты в этом настолько уверена, - раздражённо сказал он.

- Разве я уже и спросить не могу? – тоже слегка озлобленно возразила она.

Он вздохнул. Джесси знала, что выходит за рамки как профессиональных, так и личных отношений. Но не было ни одного человека, мнению которого она бы доверяла больше, чем его. Она подумала, что этот разговор не может привести к каким-нибудь нежелательным последствиям.

- Послушай, - продолжила она. – Мне жаль, что я поставила тебя в такое положение. Если хочешь, мы можем сделать вид, что я не задавала тебе этого вопроса. Просто я запуталась и мне очень важно твоё мнение. Я ценю твою точку зрения. Но я могу и сама справиться, если ты не хочешь мне помочь. Просто знай, что я в любом случае не брошу это дело, независимо от последствий.

Реакцию Райана сложно было понять. Он скривил рот, однако в глазах можно было прочитать нечто другое.

«Может быть, восхищение?»

- Что за зацепка? – наконец спросил он.

Она улыбнулась и наклонилась, чтобы поцеловать его в щёку.

- Я узнала, кому принадлежат некоторые инициалы, - сказала она. – «Х.З.» и «М.З.» это супружеская пара из Беверли Хиллз. Парень платил за секс с Микаэлой. Похоже, у них обоих есть алиби на ту ночь, но по причинам, которые я объясню тебе позже, у них хранился конверт, который им передала девушка. Внутри него были фотографии людей, которые, как я полагаю, тоже были её клиентами. Проблема в том, что я не узнаю ни одного из них, и боюсь, что, если пробью их по базе, то о моём участии в этом деле узнают те, кому этого не следует знать. Я надеялась, что ты сможешь придумать какой-то выход.

- Дай мне подумать, - сказал он, сосредоточенно нахмурив брови. – Можно мне взглянуть на фото?

Джесси вручила ему конверт, и Райан достал его содержимое. Когда он дошёл до третьей фотографии, то практически замер.

- Что такое? – спросила она.

- Я знаю этого парня, - ответил Райан. – Он коп.

ГЛАВА 26

Джесси не знала, стоило ли ей радоваться или опасаться. Выражение лица Райана намекало, скорее, на второй вариант.

- Это не удивительно, правда? – спросила она. – Принимая во внимание странное поведение Костабайла и других сотрудников участка полиции округа Ван-Найс, вероятность того, что среди её клиентов был коп очень высока. Я даже удивлена, что это не сам Костабайл.

- Ты не понимаешь, Джесси, - ответил Райан, сам того не заметив, как тихо стал говорить, несмотря на то, что рядом никого не было. – Это не просто какой-то коп, и он не из округа Ван-Найс и вообще не из Бюро Долины. Это командир Майк Баттерс.

- Майк Баттерс? – повторила она. – Одни из инициалов были «М.Б.».

- Хотел бы я, чтобы это было неправдой, - ответил Райан. – Баттерс возглавляет отдел внутренних расследований, он входит в шестёрку самых высокопоставленных лиц всей полиции Лос-Анджелеса. Это плохо.

- Насколько плохо? – спросила Джесси, уже начиная чувствовать, что вместо крови по её жилам течёт ледяная вода.

Он посмотрел на неё с такой тревогой, которую она прежде не замечала в его взгляде, даже когда они имели дело с самыми опасными преступниками.

- Очень, - серьёзным тоном сказал он. – Это всё объясняет. Баттерс когда-то стоял во главе Бюро Долины, пока не продвинулся дальше по карьерной лестнице. Костабайл был одним из его парней. Все в этом участке так или иначе связаны с ним. Это объясняет, почему расследование было поручено детективу-новичку, которым можно помыкать, почему тело жертвы было кремировано якобы по ошибке, почему её отца задержали именно в то время, когда он мог это предотвратить.

Джесси тяжело вздохнула.

 - Ты хочешь сказать, что всё управление покрывает убийство, совершённое их начальником? – не веря собственным ушам, спросила Джесси.

- Нет. Это не доказывает, что Баттерс имеет какое-то отношение к смерти Микаэлы. Мы безусловно должны проверить, кто те остальные парни с оставшихся фотографий. Но если он узнал о её убийстве так быстро после того, как оно было совершено, у него в любом случае была причина быстро свернуть это дело. Он должен был знать, что тщательное расследование обнаружит его связь с этой девушкой. Даже если он не знал, что она была несовершеннолетней, речь идёт о старшем командире управления полиции Лос-Анджелеса, который платил за секс актрисе, снимающейся в фильмах для взрослых. А это означает не просто конец его карьеры. Это может служить основанием для предъявления ему официальных обвинений. Наверное, он просто надеялся, что, если это дело быстро закрыть, то это предотвратит возникновение множества дальнейших вопросов.

Джесси кивнула. Всё сказанное Райаном имело смысл. Даже лучший сценарий развития событий вызывал беспокойство. Не говоря уже о худших вариантах.

- Итак, мы находимся под прицелом у парня, который может уничтожить нас обоих, даже если он сам и не является убийцей Микаэлы, - заметила она. – Но что, если так и есть?

- Что ты имеешь в виду? – спросил Райан.

- Что, если это он её убил? Ей нанесли девять ножевых ранений. Если он пошёл на такое, чтобы сохранить свою тайну, кто знает, что он может сделать с нами?

- Ты права, - сказал Райан. – Наверное, хорошо, что нам сунули это дело инструктора по теннису. Я уверен, что Баттерс наблюдает за нами. Если он увидит, что мы заняты своими обычными делами, он может переключиться на что-то другое.

- Ты думаешь, он за нами следит?

- Бьюсь об заклад, - ответил он. – Он может каким-то способом узнать о той паре, к которой ты недавно ездила?

Джесси на секунду задумалась.

- Не думаю, - наконец произнесла она. – Они не обязательно связаны между собой. Я их нашла только из-за инициалов, которые были написаны на листочке для заметок, спрятанном в её квартире. Очень сомневаюсь, что кто-то ещё имел доступ к этой информации. Ты думаешь, что он пошлёт своих людей допросить их?

- Только в крайнем случае, - сказал Райан. – Он знает, что нас назначили на дело по убийству инструктора. Если он не увидит связи этой пары из Беверли Хиллз с Микаэлой, то может подумать, что твой визит был связан с расследованием обстоятельств смерти Пауло Ристоре. Скорее всего, он не захочет рисковать и отсылать к ним своих людей, если этого можно избежать. Ты можешь упомянуть беседу с ними в своём отчёте, чтобы сбить его со следа. Это, конечно, неправильно, но, думаю, в данном случае, необходимо.

Если бы к этому моменту она сама ещё не понимала всей серьёзности ситуации, то теперь точно убедилась бы в этом, поскольку Райан предложил ей слегка исказить в отчёте некоторые факты. Он всегда выступал за правду, и подобное предложение было для него абсолютно не характерно.

- Ещё кое-что, - сказала она, осторожно проговаривая то, что не давало ей покоя. – Декер отстранил нас от дела Пенн и назначил на другое. Как ты думаешь, он имеет отношение ко всей этой истории с Баттерсом?

Райан выдержал паузу в несколько секунд, прежде чем ответить.

- Никогда не говори никогда, - наконец сказал он. - Но я так не считаю. Он действительно отстранил нас от дела. Но он также делал всё возможное, чтобы привлечь к делу отдел СОУ. Зачем ему так поступать, если бы он сам был частью этой схемы? И он отстранил нас только тогда, когда мы не смогли предоставить ему никаких весомых улик. Что касается этого нового дела, я даже не знаю. Он мог просто поручить нам его, чтобы мы не поддавались искушению продолжить расследование дела Пенн. Или, может быть, он чувствует, что там что-то не так и просто хочет держать нас подальше от этого, чтобы защитить. Возможно ли, что он связан с этими грязными делами? Нельзя исключать любой вариант. Но я знаю этого человека уже почти десять лет, и у меня никогда раньше не было повода сомневаться в нём. И всё же, я думаю, нам надо поискать другой способ установить личность оставшихся двух мужчин с фотографий Микаэлы.

Джесси сразу же пришёл на ум один возможный вариант, и она раздумывала, стоит ли ей делиться им с Райаном. Затем она решила, что к этому моменту он уже слишком углубился в эту ситуацию, чтобы выйти из неё без возможных последствий. И ему уже можно рассказать всё, как есть.

- Мы можем передать фотографии Джеку Долану. Ты должен помнить его – это агент ФБР, которого несколько месяцев назад прислали расследовать убийство в Студио-Сити.

- Конечно, я его помню. Думаешь, он может помочь?

- Да, я почти уверена, - медленно сказала она.

- Ты сейчас похожа на кота, который только что съел канарейку.

Джесси застенчиво улыбнулась.

- Это потому что я уже связалась с ним по другому вопросу.

- Не хочешь поделиться? – спросил Райан.

Джесси рассказала ему о своём ночном посещении квартиры Микаэлы, о том, как она нашла конверт и о том, что передала наличные Долану на хранение.

- Извини, что не рассказала тебе этого раньше, я пыталась уберечь тебя от всего этого.

- Я понимаю, - ответил он. – Но теперь уже точно можно сказать, что уберечься от всего этого мне не удалось, так что не скрывай от меня ничего, пожалуйста.

- Не буду.

Она отослала Долану снимки мужчин с фото и повернулась к Райану.

- А что теперь? – спросила она.

- Давай вернёмся в участок, - предложил он. – На данный момент мы ничего больше не можем сделать для Микаэлы. Но мы можем продолжать изображать бурную рабочую деятельность по делу Пауло Ристоре. Может, у криминалистов уже есть для нас результаты по отпечаткам пальцев.

Джесси согласилась. Они попрощались, и она уже возвращалась к своей машине, как вдруг у неё зазвонил телефон. Высветился незнакомый ей номер, но она всё же решила ответить.

- Алло! – сказала она.

После необычно долгого молчания ей ответили изменённым голосом:

- Немедленно остановись. Ханна уже достаточно пережила. Ты хочешь, чтобы она продолжала страдать?

Затем звонок прервался.

- Райан! – закричала она.

Он был уже на полпути к своей машине, но тут же помчался обратно.

- Что случилось? – запыхавшись, спросил он.

Джесси передала ему содержание только что поступившего ей звонка.

- Нужно поехать и проверить, как она, - настаивала Джесси.

- Конечно, - сказал Райан. – Где она должна сейчас быть?

Джесси посмотрела на время - было 11:37.

- Она ещё должна быть в школе. Ханна возобновила учёбу с прошлой недели.

- Хорошо. Говори адрес и я поеду за тобой. Ты звони Ханне, а я вызову к ней отряд. Они проверят, всё ли в порядке, и побудут с ней до нашего приезда.

Она назвала адрес, запрыгнула в машину и тут же набрала Ханну. Звонок сразу же был переадресован на голосовую почту.

«Спокойно. В школе их заставляют выключать телефоны во время уроков. Только и всего».

Но знать причину, по которой Ханна могла быть вне зоны доступа и верить, что именно так на самом деле и было – это абсолютно разные вещи. Пока она петляла по переполненной в полдень дороге, осознавая, что это был самый длинный в её жизни маршрут в двенадцать, казалось, нескончаемых минут, Джесси позвонила в школьную приёмную. Этот звонок тоже перешёл на голосовую почту:

«Вы позвонили в приёмную. К сожалению, в данный момент нет свободных операторов. Пожалуйста, оставайтесь на линии, выполните инструкции, согласно Вашему запросу и ожидайте ответа».

Джесси выругалась, что ей пришлось выслушивать автоответчик, и нажала на цифру «0». Это не дало никакого эффекта. Она захотела отбросить телефон, но вместо этого заставила себя прослушать предлагаемые доступные варианты, пытаясь определить, в каком из кабинетов с большей вероятностью на данный момент может присутствовать учитель. Когда она услышала, что для соединения с библиотекой ей нужно нажать «6», она решила, что для неё это будет лучший возможный выбор.

После третьего гудка ей ответили.

- Библиотека, - негромко произнёс женский голос. – Пожалуйста, подождите.

- Нет! – закричала Джесси. – Это срочно!

- Простите, - явно испуганным тоном сказала женщина.

- Меня зовут Джесси Хант. Я из полиции Лос-Анджелеса. В этой школе учится моя сестра. Я только что выяснила, что ей угрожает опасность. Её зовут Ханна Дорси. Мне нужно, чтобы Вы пошли и сообщили это начальнику охраны кампуса, а он, в свою очередь, должен определить её местонахождение и обеспечить ей безопасность. Вскоре на помощь прибудут офицеры полиции. Вы поняли?

- Нет, - встревожившись по понятным причинам, произнесла женщина.

- Послушайте меня внимательно. Немедленно возьмите ручку и листок бумаги, - отдала распоряжения Джесси и выждала целых две секунды, прежде чем продолжить. – Взяли?

- Да. Это какая-то шутка?

- Это не шутка, - резко сказала Джесси, борясь с желанием перейти на крик. – Запишите следующее: пойти к начальнику охраны, назвать ему имя Ханны Дорси – она учится в старших классах, сказать, чтобы он нашёл её и обеспечил ей безопасность. Затем продиктовать ему номер, который я Вам сейчас назову, и сказать, чтобы он позвонил мне – Джесси Хант.

Очевидно, библиотекарь немного успокоилась и повторила Джесси всё, что ей было необходимо сделать. Затем Джесси отправила её выполнять инструкции. Взглянув на экран своего телефона, она увидела сообщение от Райана, в котором он сообщал ей, что в школу уже едет патрульная машина, и она будет там через четыре минуты. Согласно навигатору Джесси, она должна была там быть ещё спустя три минуты.

«Три минуты. Вечность. Какая между ними разница?»

ГЛАВА 27

Ханна всё ещё злилась.

Джесси это сразу же заметила после прибытия в офис службы безопасности, хотя девушка к тому времени не произнесла ни слова. И теперь, более часа спустя, Ханна явно всё ещё была в бешенстве.

В каком-то смысле её можно было понять. Её оторвали от урока по математике и без объяснений привели в кабинет охраны, заставив всех одноклассников, да и её саму подумать, что её арестовали. Она понятия не имела, почему должна туда идти. Через несколько секунд появились двое офицеров в форме и стали на страже возле двери кабинета, пока не приехала Джесси.

Она всячески старалась дать понять, что её сводная сестра не сделала ничего плохого и это было лишь мерой безопасности для её защиты. Но Ханне не было до этого никакого дела. Она попала в неловкую ситуацию на глазах у всей школы, куда начала ходить всего полторы недели назад. Как она должна была пытаться вернуться к нормальной жизни, если ей нельзя было даже спокойно ходить на уроки?

Это был справедливый вопрос, и пока они ждали в машине в квартале от места назначения, Джесси старалась ответить на него сестре. Но Ханне этого было мало. Сказать семнадцатилетней девушке о том, что безопасность важнее, чем популярность, было, мягко говоря, бесперспективно. При упоминании Джесси о том, что возвращение к нормальной жизни не может пройти гладко, Ханна лишь закатила глаза. Джесси переживала, какой будет реакция девушки на информацию, которую она собиралась ей сообщить.

- Что мы здесь делаем? – спросила она, когда они сидели в припаркованной машине в тихом районе бульвара Уилшир.

- Мы ждём, пока придёт один мой коллега, - ответила Джесси.

- Ты так теперь называешь Райана – «коллега»? У вас что, любовная ссора?

- Это не Райан, - сказала ей Джесси, отказываясь вестись на провокацию. – Его зовут Гарленд Моисей. Он согласился провести с тобой день, пока я займусь тем, кто тебе угрожал.

- Почему мы просто не можем вернуться домой? – жаловалась Ханна. – У тебя там столько замков, сигнализаций и секретных кодов, как на чёртовом острове Райкерс. Разве там не безопаснее, чем в какой-нибудь лачуге посреди города?

- Скоро мы сможем туда вернуться, - заверила её Джесси. – Но на данный момент – это лучший вариант. Гарленд Моисей один из немногих, кому я полностью доверяю. А поскольку Кэт отправилась в спонтанную поездку в Лейк-Эрроухед с помощником местного шерифа, то на данный момент побыть с тобой может только он. Так что ближайшие несколько часов тебе придётся провести с ним.

- А это, случайно, не тот старый чувак?

- Если ты имеешь в виду одного из самых легендарных профайлеров в истории Америки, тогда да – это тот самый старый чувак.

- О да, реально старый, - повторила Ханна. – И как он собирается меня защищать?

- Внешность обманчива, Ханна. Этот человек имел дело с гораздо большим количеством серийных убийц, чем ты сможешь даже назвать. Мы с тобой никогда не сможем забыть ту ночь, когда наш отец-психопат заманил нас в ловушку. Гарленд Моисей повидал на своём веку десятки таких, как он. Он хоть и старый, но очень хитрый.

В этот момент к дому подъехал Гарленд Моисей. Он вышел из своего старенького «Фольксвагена Жука» и помахал им рукой.

- Он приехал из другого места и увидел нас, хотя мы и стоим на полквартала ниже его дома, - заметила Ханна. – Откуда он узнал, что мы его ждём здесь?

- Старческий инстинкт, - ответила Джесси, заводя машину и останавливаясь напротив дома Моисея.

Его дом не напоминал лачугу, хотя и был небольшим по размеру. Это было причудливое одноэтажное здание, построенное в середине прошлого века. Оно выглядело довольно неуместно на фоне гораздо более крупных и современных домов этого квартала. Небольшое крыльцо выглядело так, будто его пристроили намного позже. Джесси не могла этого объяснить, но ей почему-то казалось, что Гарленд сделал это собственноручно.

- Добрый день, мисс Хант, - сказал он так тепло, как только мог. – А это, должно быть, та самая Ханна Дорси. Я уже вижу этот хмурый взгляд.

- Ханна, это Гарленд Моисей, - сказала Джесси, стараясь не хихикать.

- Привет, - небрежно бросила Ханна.

- Рад познакомиться с Вами, мисс Дорси, - сказал он. – Не соблаговолите ли войти? Если, конечно, Вас не смутит старческий запашок, о чём Вы, вероятно, очень беспокоитесь.

- Я не против, - сказала Ханна, сделав вид, что обиделась. – Если только Вас не смутит компания подростка, который может оскорбить Ваше чувство вкуса. Не хочу, чтобы Вы переживали из-за того, что я могу испортить Вашу коллекцию матрёшек или салфеток в викторианском стиле.

Джесси уже собиралась открыть рот, чтобы отчитать девушку за её грубость, когда увидела, что Гарленд чуть поднял левую руку, как бы давая ей знак не делать этого. Он загораживал собой обзор Ханны, и видеть этот жест могла только Джесси. И она промолчала.

- Да будет Вам известно, - сказал Гарленд с такой нежностью, которую Джесси никогда ранее не слышала в его голосе, - что все свои салфетки я держу под стеклом, где их не смогут достать грязные ручонки неряшливых подростков. Так что, всё в порядке.

Не дожидаясь ответа, он развернулся и подвёл их к входной двери. Подойдя туда, он ввёл код на панели рядом со звонком. Отодвинулась металлическая крышка, и их взору открылось несколько неизвестных Джесси технических устройств.

Гарленд слегка наклонился, и одно из устройств просканировало сетчатку его глаз. Затем он положил ладонь на стеклянную пластину над сканером и наблюдал за тем, как это устройство считывало отпечатки его пальцев. После этого он прошептал что-то неразборчивое в динамик. И только тогда раздался щелчок открывающейся входной двери.

- Ого, - воскликнула поражённая Ханна. – Это штуки… совсем другого уровня. По сравнению с Вашими, меры предосторожности в квартире Джесси просто смехотворны.

- Ну, мне же надо беспокоиться о безопасности моих матрёшек, правда? – ответил Гарленд, приглашая девушек войти внутрь. Когда он закрыл за ними дверь, Джесси услышала, как снова закрылось несколько замков. Весь процесс занял около пяти секунд. Этот звук её успокоил.

- Итак, мисс Дорси, - начал Гарленд.

- Можете звать меня Ханна, - прервала она его.

- Итак, Ханна, почему бы тебе не пройти в гостиную? Ты можешь делать там уроки, пока мы с твоей сестрой будем беседовать. Тем временем я посмотрю, чем можно перекусить. Как тебе такая идея?

Ханна кивнула, её удивляла и немного забавляла находчивость этого старика. Когда она ушла, Гарленд провёл Джесси к себе в кабинет. После того, как она вошла, он закрыл дверь.

- Эта комната звуконепроницаема, - успокоил он её. – Но я думаю, что вскоре она начнёт нервничать. Так что советую быстро ввести меня в курс дела. Я подозреваю, что это не просто та моя «случайная» встреча с Ханной, которую мы недавно обсуждали, в результате которой я должен был составить своё мнение об этой девочке.

По телефону Джесси не рассказала Гарленду, что произошло – только то, что ей нужен его совет, и она предпочла бы получить его в каком-нибудь безопасном месте. В качестве такого места он предложил свой дом, и, хотя она не упомянула, что будет с Ханной, он, казалось, не был этому удивлён.

- Всё гораздо сложнее. Не буду утомлять Вас всеми подробностями. К тому же, я не хочу ставить Вас в неловкое положение. Но Вы же знаете, что я расследую одно убийство в Долине. Вам также известно, что местная полиция делает всё возможное, чтобы закрыть это дело как можно скорее. И недавно я ещё узнала, что причиной тому мог послужить тот факт, что к этому каким-то образом причастен кое-кто из руководства полиции Лос-Анджелеса, имевший связь с жертвой.

- Так порноактрисе, которой нанесли девять ножевых ранений, платил за секс кто-то из влиятельных сотрудников департамента полиции? – спросил Гарленд.

Джесси посмотрела на него со смесью удивления и негодования во взгляде.

- Если Вы уже всё знали, почему не сказали мне об этом сразу?

- Я знаю не всё, - ответил он. – Но я действительно стараюсь следить за развитием событий по некоторым делам. И на основании доступной мне информации могу сделать определённые выводы. Не хочешь ли ты объяснить мне, как такой поворот событий привёл тебя со своей сводной сестрой на порог моего дома?

- Не думаю, что Вам нужно это объяснять, Гарленд.

- Нет, наверное, нет. Подозреваю, что накануне ты получила послание с предупреждением: электронное письмо или телефонный звонок, в котором речь шла о том, что безопасность Ханны может оказаться под угрозой, если ты не отступишься от этого расследования. Я мыслю в правильном направлении?

- Вы же знаете, что это так. Это был телефонный звонок. Говорили изменённым голосом.

- Итак, чего конкретно ты от меня хочешь, Хант?

Джесси изучающе разглядывала его, пытаясь понять, какую ответственность она может взвалить на этого человека, который, несмотря на свою репутацию, умения и навыки оставался при этом стариком, которому было что терять.

- Я хотела бы, чтобы Вы присмотрели за Ханной, пока меня не будет, - сказала она.

- И ты не попросишь меня составить о ней мнение с профессиональной точки зрения? – спросил он.

Джесси пожала плечами.

- Если за то время, что проведёте с Ханной, Вы узнаете о ней что-то стоящее, чем захотите со мной поделиться, я не стану Вас останавливать.

Гарленд улыбнулся.

- Ловко, - подметил он. – Ты уверена, что это всё, чего ты от меня хочешь? Такое впечатление, что ты чего-то недоговариваешь.

- Что ж, - задумалась Джесси. – Я не хотела бы ставить Вас в неловкое положение.

- Слишком поздно.

- Тогда ладно. Я бы хотела узнать Ваше мнение о том, с чем конкретно я столкнулась. Детектив Эрнандес, похоже, считает эту ситуацию… чреватой последствиями.

- Я склонен согласиться с детективом Эрнандесом. Если с этой девушкой был связан кто-то из руководства полиции, даже не будучи убийцей, этот человек очень рискует в случае, если эта информация выйдет наружу. Он явно использует все доступные ему средства, чтобы предотвратить это, в том числе и, мягко говоря, достаточно сомнительные действия, а после полученной тобой угрозы, их можно смело назвать противозаконными. Если он думает, что ты способна узнать и раскрыть его причастность к этому делу, неизвестно, что ещё он предпримет, чтобы заставить тебя замолчать. Тебе нужно действовать крайне осторожно.

Джесси думала об этом. Гарленд и Райан, похоже, придерживались одного и того же мнения относительно угрозы, с которой она столкнулась. Но никто из них, казалось, не замечал одного существенного недостатка в таких «крайне осторожных действиях».

- Но здесь есть одна проблемка, - сказала она. – Даже если я буду соблюдать осторожность и вообще откажусь от этого расследования, я не понимаю, как это обезопасит меня или Ханну в долгосрочной перспективе. В будущем, когда эта ситуация уже забудется, что остановит этого парня от того, чтобы избавиться от меня просто для перестраховки? Даже если он думает, что на данный момент я не знаю его фамилии, у него начнётся паранойя, что когда-нибудь я это выясню. То есть, пока я жива, он будет в опасности, верно? Трудно представить, что он с этим смирится.

- Это вполне обоснованное беспокойство, - признал Гарленд. – И нам как профайлерам стоит на мгновение поставить себя на его место. Он предпочёл заставить кого-то угрожать члену твоей семьи и тебе самой, вместо того, чтобы привести эту угрозу в действие. Это говорит о том, что он не хочет переходить на следующий уровень, если удастся этого избежать. Он не хочет давить на тебя слишком сильно, независимо от того, раскрыла ли ты его личность или нет. Он понимает, что мирное сосуществование, если таковое возможно, предпочтительнее перехода к более решительным действиям.

- Что Вы имеете в виду? – спросила Джесси, хотя уже знала, к чему он клонит.

- Он должен понимать, что причинение вреда твоей сестре, скорее всего, спровоцирует ответную реакцию с твоей стороны и заставит тебя преследовать его более рьяно. Аналогично, твоё убийство повлечёт за собой целый ряд дополнительных проблем. Будут тщательно изучены все дела, которые ты расследовала на момент смерти, и при этом всё равно могут всплыть сведения о нём. И, конечно же, детектив Эрнандес, капитан Декер и я не останемся в стороне, если такое произойдёт. Он бы разворошил осиное гнездо, не имея гарантий, что содеянное сойдёт ему с рук. По возможности он хочет этого избежать. Поэтому он решил послать тебе эту угрозу в качестве предупреждения, даже не завуалировав её должным образом, надеясь, что её будет достаточно.

- Я понимаю, Гарленд, - неубеждёно сказала Джесси. – Но, как я уже сказала, я не знаю, что может случиться через полгода, когда это дело уже будет закрыто. Что, если я случайно попаду в автомобильную аварию со смертельным исходом? Он может просто выждать какое-то время, а потом избавиться от меня. Или я должна прожить остаток своей жизни, опасаясь, что кто-то с моей же работы может убить меня, когда я ослаблю бдительность?

- Такой риск есть, - беспомощно признал Гарленд.

- Ага, что ж, я не уверена, что готова пойти на такой риск. Я не понимаю, почему бы мне не пойти по более простому пути.

- Это по какому же?

- Поймать убийцу. Если им окажется этот парень – ему конец. И даже все его приспешники не смогут защитить копа, который до смерти заколол несовершеннолетнюю девушку. А если он этого не делал, возможно, мне удастся найти способ забыть о случившемся – признать, что убийца пойман и не докапываться до более мелких преступлений. Тогда, может, он тоже забудет.

Выражения лица Гарленда говорило, что он не был уверен, что она действительно сможет это сделать. Впрочем, как и она сама.

- Тогда, я думаю, ты права, - наконец сказал он. – Единственный способ получить контроль над ситуацией и переломить ход игры – это поймать убийцу, что, в любом случае, и было твоим приоритетом изначально, не так ли?

- Ага, - согласилась она. – Я вернулась к тому, с чего начинала. Нужно раскрыть дело. А затем уже разобраться со всем остальным.

ГЛАВА 28

Джесси старалась соблюдать осторожность.

Ей нужно было помнить, что люди командира Баттерса следят за ней, и любой признак того, что она всё ещё пытается найти убийцу Микаэлы, может подвергнуть опасности их с Ханной. Поэтому вместо того, чтобы встретиться с Райаном в нужном месте прямо в Калвер-Сити, она заехала на крытую парковку торгового центра, спустилась на лифте на первый этаж и смешалась с толпой покупателей, прогуливающихся там посреди дня.

Затем она зашла в японский продуктовый магазин и быстро прошла к кладовке в его дальней части. Один из сотрудников подозрительно посмотрел на неё, но ничего не сказал. Изображая уверенность, она двинулась к чёрному выходу, который вёл в переулок рядом с бульваром Вашингтон. Она подождала, пока на пешеходном переходе соберётся толпа людей, и присоединилась к ним, когда зажёгся зелёный.

Быстро остановившись сначала у кофейни, а затем у булочной, она убедилась, что за ней нет хвоста. Но даже если он и был, то ничего, кроме надписи на стикере не связывало с делом Пенн её встречу с человеком, с которым она собиралась увидеться.

Этим человеком был Аарон Роуз, женатый корпоративный юрист, офис которого располагался в здании блестящего небоскрёба в Калвер-Сити. Именно ему принадлежали инициалы «А.Р.». На двух оставшихся фотографиях, обнаруженных в конверте Микаэлы, агенту ФБР Джеку Долану удалось идентифицировать именного его.

Изображения третьего мужчины в системе не было, что показалось Долану странным, потому что, как минимум, фото с его водительских прав должны были обнаружиться. Он никак не мог объяснить причину их отсутствия.

Пока он старался решить эту задачу, Джесси попросила Райана тайно встретиться с ней у офиса Роуза, где они должны были поговорить с этим мужчиной. Она вошла в здание и направилась прямиком к служебному лифту. За ней последовал охранник.

- Мэм, Вам нужно записаться на стойке регистрации, - решительно сообщил он.

Джесси остановилась уже у самой двери лифта.

- Я нахожусь здесь по заданию полиции Лос-Анджелеса, - сказала она, предъявляя ему своё удостоверение. – Я старалась не привлекать к себе внимания, чтобы не вызвать беспокойство у посетителей. Но если хотите, я могу вернуться в лобби и записаться. В таком случае мне, конечно же, придётся назвать свою должность профайлера полиции и попросить подкрепления на случай, если интересующий нас человек попытается улизнуть.

- Мэм, - сказал охранник, внезапно став менее решительным, - у нас здесь свои порядки.

 - Я просто пытаюсь избежать лишних хлопот для себя и неловкой ситуации для Вас. Но выбор за Вами.

Пока охранник взвешивал все за и против, Джесси терпеливо ждала. Она предпочла поступить именно так и остаться незамеченной людьми, которые могли следить за ней. И её уловка уже приносила свои плоды. Если кому-то из людей Баттерса всё же удалось удержать её в поле зрения и даже проникнуть в здание вслед за ней, теперь её нигде не было видно. И чем дольше она могла потянуть время, тем было лучше для неё, даже если, в конце концов, ей пришлось бы снова вернуться в лобби для того, чтобы записаться.

Охранник открыл рот, скорее всего, чтобы сообщить ей своё решение, но, прежде чем он успел произнести хоть слово, из-за угла появился Райан.

- Что здесь происходит? – спросил он.

- Сэр? – спросил полностью сбитый с толку охранник.

- Вы препятствуете моему напарнику войти в лифт?

- Вашему напарнику?

- Детектив Эрнандес, специальное подразделение СОУ, - сказал Райан, протянув своё удостоверение охраннику прямо в лицо. – Мы собираемся провести допрос, а Вы, похоже, намерены этому воспрепятствовать. Разве Вы не объяснили ему ситуацию, Хант?

- Объяснила, - сказала она, старясь казаться как можно более расстроенной. – Я сказала, что хочу сделать всё по-тихому, чтобы избежать лишнего внимания и не создавать суматохи. Но этот джентльмен был больше заинтересован в том, чтобы я оставила свой автограф на страницах их книги регистрации. Я также сказала, что в таком случае мне понадобится соблюсти всю официальную процедуру: вызвать патрульную машину с мигалками для подкрепления – в общем, полный пакет. Но, похоже, он не против всего этого. Поэтому, наверное, нам придётся застрять в лобби.

- Подождите, - с дрожью в голосе произнёс явно растерянный охранник, принявшись отчаянно смотреть по сторонам. – На этот раз мы можем пропустить стандартную процедуру. Но на будущее, пожалуйста, хотя бы предупредите службу безопасности, прежде чем мчаться стремглав по коридору.

Джесси и Райан обменялись удивлёнными взглядами.

- Мы поняли, приятель, - наконец сказал Райан. – А теперь можно нам вернуться к нашим делам?

Охранник кивнул. Затем он нажал кнопку вызова лифта.

- Какой этаж? – спросил он.

- Седьмой, - сказала Джесси.

- Могу ли я хотя бы спросить, к кому именно вы пришли?

- Спросить-то можете, - сказал Райан, когда двери лифта уже закрывались. – Но мы не можем Вам ответить.

Как только двери полностью закрылись, и лифт поехал, Джесси повернулась к Райану.

- Ты вёл себя с этим парнем, как настоящий козёл, - улыбаясь, сказала она.

- Ты смеёшься? – также улыбаясь ответил Райан. – Мне даже в лобби было слышно, как ты кричишь на него. Как, по-твоему, я узнал, где тебя искать?

Джесси почувствовала сильное желание поцеловать его, но удержалась.

- Никто в лобби больше не заинтересовался тем, что здесь у нас происходило? – вместо этого спросила она.

- Ты хочешь спросить, не следил ли кто-нибудь за кем-то из нас? Ответ - нет. Конечно, если это были настоящие профессионалы, я мог их и не заметить. Но я так не думаю.

Раздался звук, возвестивший прибытие лифта на нужный им этаж, и дверь открылась. Они вышли в длинный коридор и направились к двери офиса фирмы «Конвей, Френч и Сайкс», где работал Аарон Роуз. Подойдя к двери, они обменялись настороженными взглядами.

- Он может быть тем, кого мы ищем, - прошептала Джесси.

- Будем надеяться, - сказал Райан. – Хотя, я бы предпочёл, чтобы наш убийца не был руководителем отдела.

- Ну, можно хоть помечтать, - сказала Джесси, открывая дверь.

Они подошли к стойке администратора, где Джесси позволила Райану провернуть то, что он так хорошо умел делать. Высокий и широкоплечий, он встал прямо над девушкой, которая только что повесила трубку и, протягивая ей свой значок, заговорил:

- Я детектив Эрнандес из полиции Лос-Анджелеса. Это – Джесси Хант. А как тебя зовут?

- Меня зовут Кайли, сэр.

- Привет, Кайли, - сказал он, тепло улыбнувшись. – Нам нужно поговорить с Аароном Роузом об одном срочном деле. Пожалуйста, проведи нас к нему.

- Конечно, - сказала девушка, стараясь сохранять спокойствие. – Позвольте, я только наберу его и предупрежу о том, что вы здесь.

- Нет уж, спасибо, - резко сказал Райан. – Нам нужно, чтобы ты провела нас к нему прямо сейчас; звонить не нужно.

Казалось, Кайли не может решиться, то ли ей соблюдать обычные инструкции её начальства, то ли только что полученные распоряжения представителей полиции. Однако вежливое, но настойчивое указание Райана с лёгкостью взяло верх. Она кивнула и дала знак следовать за ней.

- Не забывай, - прошептал Райан Джесси на ходу, - на самом деле у нас нет разрешения на эти действия. Так давай же не будем загонять его в угол, где он начнёт отчаянно обороняться и поднимать все свои связи. Пока мы на сто процентов не уверены, что это он, нам нужно действовать крайне осторожно.

Джесси одобрительно кивнула. Она уже пережила нечто подобное с Зеллерсами, но сомневалась, что корпоративный юрист – такой как Роуз, будет настолько же готов помочь им, как и они. Если он не захочет беседовать с ними, будет непросто выудить из него подробности, не вызывая при этом беспокойства и подозрений. Вопрос заключался в том, насколько далеко им можно было зайти.

Кайли подошла к двери кабинета Роуза и постучала.

- Я занят, - послышался громкий гнусавый возглас изнутри.

- Открой дверь, - тихо сказал Райан девушке.

Кайли кивнула, а затем закрыла глаза, открывая дверь. В дальнем углу комнаты за массивным письменным столом сидел лысеющий мужчина, длинная прядь волос которого была зачёсана так, чтобы по возможности это скрыть.

Он встал, и Джесси поняла, что ростом он был чуть выше одного метра семидесяти сантиметров. Его кожа была бледной, и это наводило на мысль, что он редко выходил на улицу. На нём была деловая рубашка и галстук. Было ясно, что он в хорошей физической форме – его тело было жилистым и подтянутым. В качестве доказательства регулярности его тренировок в другом конца кабинета стоял эллиптический тренажёр.

- Какого чёрта, Кайли? – прокричал он. – Я же сказал, что занят, мать твою!

- Я прошу прощения, мистер Роуз, но…

- Ничего страшного, Кайли, - вмешался Райан. – Ты можешь идти. С этого момента мы разберёмся здесь сами.

Он вошёл в кабинет и закрыл дверь после того, как Джесси сделала то же самое.

- Да кем Вы себя возомнили? – возмутился Роуз, метая глазами молнии.

- Я детектив Райан Эрнандес из управления полиции Лос-Анджелеса, - спокойно ответил он. – А это Джесси Хант – одна из наших лучших профайлеров. Предлагаю Вам повесить трубку, мистер Роуз. У нас к Вам есть несколько вопросов.

Адвокат окончил разговор, но выглядел при этом по-прежнему разъярённым.

- У вас пять минут, - резко произнёс он.

Джесси почувствовала, как всё её тело натянулось, будто струна, и заметила, что у Райана также непроизвольно напряглись предплечья. Ей захотелось уничтожить этого парня, но она напомнила себе, что переходить сразу в атаку - это далеко не самое лучшее решение в их ситуации. Роуз явно пытался заманить их в ловушку. И они не могли поддаться на его провокацию.

- Мистер Роуз, - сказала она, решив оставить его комментарий без ответа, - кто является Вашими клиентами?

Выражение лица мужчины сменилось с боевого на самодовольное.

- Почему Вы спрашиваете об этом? Хотите стать моим клиентом? Сомневаюсь, что мои услуги Вам по карману.

- Но ведь Вы в любом случае не работаете с частными лицами, верно? – невозмутимо спросила она. – Я думала, что в основном Вы представляете интересы крупных корпораций. Или я что-то неправильно поняла?

- Нет, - ухмыльнулся Роуз. – Я представляю интересы некоторых из самых известных компаний Лос-Анджелеса – лучших из лучших. Вы хотите подать иск на неправомерные действия одной из них? Если это так, то это непозволительно – так вот врываться ко мне в кабинет. Почему вы не назначили встречу заранее? Мой секретарь попыталась бы найти для вас время. На сегодня у меня всё расписано.

Джесси бросила взгляд на Райана, давая ему понять, что теперь, когда Роуз немного ослабил оборону, она собиралась перейти к делу.

- Что Вы можете рассказать нам о девушке по имени Мисси Мэк? – спросила она безо всякого предисловия.

На короткое мгновение самодовольное выражение стёрлось с лица Роуза.

- Перед тем, как Вы ответите, сэр, - добавил Райан, - Вам, вероятно, следует спросить себя, почему мы пришли сюда, в Ваш офис, и задаём этот вопрос именно Вам. Я дам Вам подсказку. Мы это сделали не из простого любопытства.

Роуз прищурил глаза, и Джесси поняла, что он обдумывает ответ.

- Если Вы хотите спросить, знаю ли я её, то, конечно, я знаю Мисси, - сказал он. – Очевидно, Вам это известно. Она актриса, с которой я несколько раз встречался. Это ведь не запрещено законом?

- Встречались? – переспросил Райан.

- Да. Мы ужинали пару раз. Иногда позволяли себе выпить бутылочку дорогого шампанского. Она лёгкая в общении девчонка.

- Так Вы покупали дорогое шампанское на свидания с Мисси? – спросил Райан.

- На самом деле, поскольку я всегда очень занят, обычно я давал Мисси деньги, чтобы она нам его покупала.

- Наличные, - уточнил Райан.

- Конечно, - ответил Роуз, будто это было очевидным. – Думаете, в магазине так просто позволили бы какой-то случайной девушке использовать мою кредитную карту, чтобы купить шампанское за сотни долларов? Наличные гораздо удобнее.

- Давайте внесём ясность, - предложил Райан голосом, полным сарказма, - Вы давали Мисси сумму в несколько сотен долларов наличными на покупку дорогого шампанского, которое Вы потом распивали вместе с ней?

- Абсолютно верно, детектив, - ответил Роуз, широко улыбнувшись.

- А Мисси когда-нибудь находила какие-то творческие способы отблагодарить Вас за Вашу щедрость? – допытывался Райан.

- Отблагодарить меня? Нет. Не нужно стесняться, детектив. Если Вы хотите задать мне вопрос, заканчивались ли наши вечера когда-нибудь половыми контактами, то я отвечу утвердительно. Но могу Вас заверить, что это было просто приятное совместное времяпровождение двух людей.

- И это никак не связано с деньгами, которые Вы ей давали? – спросил Райан.

- Конечно, нет – такое мне никогда даже в голову не приходило.

- Разве Вы не женаты, мистер Роуз, - спросила Джесси, резко врываясь в разговор.

- Женат.

- Как Ваша жена относится к Вашим встречами с Мисси?

Роуз улыбнулся ещё шире, обнажая жёлтые от кофе зубы.

- Я уверен, что, если бы она когда-нибудь об этом узнала, то не пришла бы в восторг. Вы планируете сообщить ей это, мисс Хант? Разве супружеская измена преследуется законом в этом штате?

- Нет. В отличие от распития алкоголя с несовершеннолетними.

- Боже мой, - насмешливо сказал Роуз, касаясь шеи, как бы срывая воображаемый жемчуг. – Какой ужас! Если Вы планируете бросить меня за это в тюрьму, то милости прошу. И ещё до того, как Вы закроете за мной дверь камеры, я позабочусь о том, чтобы Вам предъявили иск за всё, что только можно: преследование, ложное заключение, запугивание со стороны представителей правопорядка.

Джесси улыбнулась ему в ответ.

- А Вы отдаёте себе при этом отчёт в том, что не далее, чем минуту назад признались, что у Вас был секс с несовершеннолетней девушкой. Плюс признание в совместном употреблении алкоголя. Достаточно приличный набор.

- Мисс Хант, - невозмутимо произнёс Роуз, - Вы делаете необоснованные предположения. Я ни разу не упомянул, что знал о том, что Мисси была несовершеннолетней. Я не требовал её показать мне удостоверение личности. Я знал, что она актриса, которая снималась в фильмах для взрослых. Я думал, что для подобной работы человек должен быть совершеннолетним. И обратное стало для меня новостью.

Джесси не собиралась так просто оставить его в покое.

- То есть Вы пытаетесь сказать мне, что, будучи успешным адвокатом с завидным карьерным ростом, Вы не проявили должной осмотрительности, прежде чем вступить в любовную связь с этой девушкой?

Казалось, Роуза никак не задел этот вопрос.

- А Вы на свидании требуете от Ваших парней предъявить паспорт, мисс Хант? Бросьте, о чём тут речь на самом деле? Я ведь понимаю, что Вы проделали весь этот путь и ворвались ко мне в офис не для того, чтобы выдвинуть мне эти бездоказательные обвинения.

Джесси посмотрела на Райана, давая ему знак, что время развязки пришло. Едва заметным кивком головы он выразил своё согласие.

- Мисси мертва, - сказал он.

Бледное лицо Аарона Роуза теперь стало пепельно-серым. Когда дар речи снова к нему вернулся, он наконец спросил.

- Что случилось?

- Она была убита, мистер Роуз, - сказал Райан. – Вы хотите сказать, что ничего об этом не знаете?

- Нет, - сказал он уже безо всякого намёка на высокомерие. – Мы с ней встречаемся по четвергам, и следующее свидание должно быть завтра. Обычно за день мы созваниваемся, чтобы подтвердить, что всё в силе. Когда это случилось?

- В понедельник ночью. И, кстати, её настоящее имя – Микаэла Пенн.

- Она мне этого ни разу не говорила, - прошептал он скорее себе самому, чем им.

- Где Вы были позавчера вечером, мистер Роуз? – внезапно спросила Джесси, не давая ему собраться с мыслями.

- Что? – рассеянно спросил он. – Ах, да, конечно.

Он снова сел за стол и взял в руки компьютерную мышь. Через несколько секунд он посмотрел на них взглядом, полным одновременно облегчения и горя.

- В понедельник ночью, верно? Я был на банкете в ассоциации адвокатов. Он длился до десяти тридцати. Затем мы с женой поехали домой, чтобы отпустить няню. К полуночи я уже спал.

Запал Джесси начал пропадать, подобно сдутому воздушному шару, но она старалась не выдавать своего разочарования. Райан, у которого было побольше опыта в подобного рода вещах, справился с ситуацией лучше неё.

- Нам понадобится номер няни, - сухо сказал он, - а также данные о мероприятии, проводимом ассоциацией адвокатов.

- Без проблем, - сказал Роуз, продолжая разговаривать и одновременно записывать номера. Его голос звучал всё более уверенно. – Я также могу предоставить вам доступ к записям камер видеонаблюдения в моём доме. На них будет видно, во сколько мы вернулись домой, и когда я на следующее утро выехал на работу.

- Нам они понадобятся, - сказал Райан. – И пока мы не проверим Ваше алиби, я советую Вам воздержаться от каких бы то ни было поездок, мистер Роуз.

- Ну, конечно, - ответил адвокат ещё полностью не придя в себя, но ясно понимая смысл слов Райана.

- Мы с Вами свяжемся, - сказал детектив.

Они уже почти вышли за дверь кабинета, когда их окликнул Роуз.

- Вы знаете, где будут проходить похороны? – спросил он. – Я скорее всего не смогу присутствовать лично, но хотел бы послать цветы.

- Мы не владеем этой информацией, - сказал Райан. – Но я сообщу Вам, когда узнаю.

Когда они вышли, Джесси внезапно почувствовала, как у неё в груди сжалось сердце. Каких похорон будет удостоена Микаэла? Сможет ли её отец организовать всё должным образом? Она почувствовала себя виноватой, что эта мысль не пришла ей в голову раньше.

И ей стало стыдно, что её в этом смысле опередил Аарон.

ГЛАВА 29

Как для старика, он был не так уж и плох.

Ханна никогда бы не призналась в этом вслух. Но на самом деле Гарленд Моисей ей очень понравился. Она прозвала его ехидным старикашкой. Это определение она не называла вслух, но каждый раз, когда оно приходило ей в голову, девушка не могла не улыбнуться.

Несмотря на то, что, когда они с Джесси только пришли, он сказал ей пойти в комнату, чтобы сделать уроки, он не стал этого проверять. После того, как она поведала ему, как её силой вытащили из класса, он сочувственно улыбнулся, прежде чем заговорить.

- Думаю, это дало тебе возможность законно прогулять школу хотя бы один день. Так, может, вместо уроков мы сыграем в игру «Четыре в ряд»? Это, конечно, не математика, но она хоть как-то связана с вычислениями.

И следующие несколько часов они занимались именно этим – играли в игры и ели шоколадное печенье. Ханна могла сказать, что этот мужчина достаточно умён, но в нём не было ничего такого, что наводило бы на мысль о его способностях выследить огромное количество серийных убийц. Казалось, он даже не был в состоянии как следует расчесаться. Когда игры им наскучили, он пригласил её проследовать за ним на задний двор, чтобы покормить рыбок. Они устроились на шезлонгах и стали бросать корм в небольшой пруд.

- Твоя сестра сказала, что на прошлой неделе ты возобновила занятия в… как она это назвала – «школе с терапевтическим уклоном», - сказал он. – Что вообще представляет собой подобная школа?

Ханна рассмеялась по большей части потому, что и сама часто задавалась таким же вопросом.

- Официально? Это учебное заведение, ориентированное на студентов, столкнувшихся с чрезвычайными эмоциональными и психологическими потрясениями.

- А неофициально? – спросил Гарленд.

- Это перевалочная станция для неудачников.

- Тех неудачников, которые не смогли ничего добиться в жизни или тех, с кем несправедливо обошлись? – допытывался он.

На секунду она задумалась. Вопрос Гарленда вынес на поверхность разницу, над которой она никогда не задумывалась до сих пор.

- Я думаю, и тех, и других. Там есть несколько детей, которые подверглись жестокому обращению или стали жертвами насильственных действий – изнасилований, избиений и всего такого прочего. Они не сделали ничего плохого. У них просто из-за этого сильное посттравматическое стрессовое расстройство. Но большинство оказалось там в результате своих собственных действий. Одна девушка пыталась ограбить круглосуточный магазин, чтобы купить себе дозу оксикодона. А один парень избил своего учителя. Другая девушка, помешанная на контроле, постоянно достаёт учителей, впрочем, как и все они.

- А кем же считаешь себя ты? - поинтересовался он. – Девушкой, которая сама облажалась или той, с кем несправедливо обошлись?

Закатив глаза, она улыбнулась.

- Извини, чувак. Я понимаю, что ты просто пытаешься поддерживать разговор, но сейчас ты говоришь, как мой психотерапевт. А поскольку нас не связывают отношения доктора и пациента, обеспечивающие мне конфиденциальность, я, наверное, воздержусь от ответа на твой вопрос. Не хочу, чтобы ты сдал меня Джесси.

- Разумно, - сказал Гарленд. – Мы можем просто покормить рыбок.

Несколько минут они были этим заняты. Как ни странно, воцарившееся молчание было достаточно комфортным. Затем Гарленд снова начал разговор.

- Почему ты считаешь, что я могу сдать тебя, если расскажу Джесси, к какой категории ты относишь себя? Это какая-то секретная информация?

- Нет, - призналась она. – Но я знаю, что она уже и так очень переживает из-за меня. И я не хочу, чтобы она в придачу зацикливалась на том, насколько адекватна у меня самооценка.

Гарленд тихо усмехнулся про себя.

- Что? – раздражённо спросила она.

- Ничего, - сказал он, передумав. – Просто, разве ты не считаешь, что она всё время именно этим и занимается? То есть, без обид, но ваш с Джесси биологический отец был серийным убийцей, который издевался над обеими дочерьми. Любой, столкнувшийся с такой подробностью жизни собственных родственников будет… находиться под давлением этого обстоятельства. И она будет беспокоиться о твоём состоянии, несмотря ни на что. И если я скажу ей, что у тебя проблемы с самооценкой, то это не станет для неё сюрпризом.

- Что ты хочешь мне этим сказать?

- Я хочу сказать, - сказал он, глядя не на девушку, а на одну из плавающих туда-сюда рыбок, - что ты явно не относишься к тем, кто сам облажался. Ни один здоровый человек не справился бы самостоятельно со всем тем, через что тебе пришлось пройти. Вопрос в том, почему ты сама считаешь себя неудачницей?

- Я такого не говорила, - возразила Ханна.

- Но ведь ты же именно так себя и чувствуешь, верно? Иначе ты бы не ответила так, будто тебе есть чего стыдиться. Ты не можешь изменить того, что кто-то причинил тебе боль в прошлом. Но ведь, когда больно кому-то делаешь ты, то это действие целиком и полностью в твоей власти, правда ведь?

Ханна почувствовала, как её щёки залились румянцем.

- Ты обвиняешь меня в том, что со мой произошло? – спросила она.

- Нет. Но мне кажется, что это делаешь ты.

- С чего ты это взял?

- Мне кажется, что ты чувствуешь свою вину за ошибки, допущенные тобою ещё до смерти твоих родителей, за неверно сделанный выбор. Думаю, ты считаешь себя виноватой, как будто всё, что случилось с тобой и с ними, было результатом чего-то, что ты сделала в тайне от них.

Ханна встала и посмотрела на него. Она понимала, что он намеренно говорил всё это, чтобы спровоцировать её. Но она не могла удержаться от ответа.

- И что же я держала от них в тайне? – обвинительным тоном произнесла она.

- Этого я знать не могу, - сказал он. - Может, и ничего; а может, когда-то тайком сбежала на вечеринку в лесу, курила травку в ванной, разрешила тому парню с татуировками облапать тебя на трибуне стадиона, или украла косметику из магазина. Что-нибудь в таком роде.

- Ты думаешь, я занималась такими вещами?

- Я не знаю, что именно ты делала. Но я думаю, что в глубине души ты чувствуешь, что тебя наказали за тот выбор, который ты сделала. Тебе кажется, что ты на самом деле заслужила то, что с тобой произошло, что твои родители ценой своей жизни заплатили за твои ошибки.

- Ты ошибаешься, - сказала она, делая вид, что не замечает выступивших у неё на глазах слёз.

- Возможно, - признал он. – Я часто ошибаюсь. Но просто из любопытства, скажи, в чём именно я не прав на этот раз?

- Ты ошибаешься, что я считаю себя виноватой в том, что с ними случилось, - тихо сказала она, впервые произнеся вслух то, о чём она много раз думала прежде. – Я чувствую себя виноватой, потому что не страдаю из-за того, что с ними случилось. Я знаю, что должна горевать. Но там, где должно быть горе и чувство вины, у меня ничего нет. Я вообще ничего не чувствую, по крайней мере, к ним.

Она не могла не заметить, что Гарленд перестал кормить рыбок.

ГЛАВА 30

У них было мало времени.

После допроса Зеллерсов, Аарона Роуза и всех их тайных вылазок по секретным делам им нужно было возвращаться к своему расследованию убийства инструктора по теннису.

После всего случившегося у них было два вероятных исхода. Декер отстраняет их от дела и забирает значки. Или хуже того – за ними приходит командир Баттерс со своими приспешниками. Было ясно одно – единственным для них выходом как в профессиональном, так и в личном плане – было найти убийцу Микаэлы Пенн.

- У тебя всё ещё есть доступ к данным о звонках с телефона Микаэлы? – спросила Джесси Райана, когда они возвращались в участок из Калвер-Сити на его машине. Её автомобиль остался на парковке.

- Ага, - сказал он, передавая ей распечатку. – О чём ты думаешь?

- Теперь, когда мы уже знаем имена троих клиентов Микаэлы, я надеялась, что мы сможем найти между ними какую-то связь, благодаря которой расшифруем остальные имена из списка. Мы по-прежнему не знаем, кому принадлежат инициалы «Д.К.».

Райан покачал головой.

- Обычно в таких случаях я предпочитаю передать данные техническому отделу, - сказал он. – Но я уверен, что Баттерс следит за просмотром своего имени в системе. И если мы его включим в параметры поиска, он сразу же об этом узнает.

- Тогда нам придётся действовать по старинке, - сказала Джесси, просматривая данные о местоположении Микаэлы. – На самом деле это не должно быть очень сложно. Девушка вела достаточно простой образ жизни во всех смыслах этого слова. За последний месяц она редко выезжала на расстояние более десяти километров от своей квартиры; в основном, она ездила на работу, в продуктовые магазины, торговые центры и кино. Она практически никогда не покидала свой маленький уголок в Долине.

- В этом есть смысл, - сказал Райан. – Этот район она знала лучше всего и, скорее всего, здесь она чувствовала себя более безопасно.

Джесси слушала его только наполовину. Один из её собственных комментариев натолкнул её на одну мысль. Она начала просматривать разные дни, по ходу делая пометки на листке с данными о передвижениях Микаэлы.

- Что такое? – спросил Райан, наблюдая за ней краем глаза.

- Просто я обратила внимание, насколько регулярно она совершала одни и те же действия. Я имею в виду, что она практически не покидала зону своего комфорта. За последние четыре недели я насчитала всего одиннадцать поездок в Лос-Анджелес через холмы.

- Для самостоятельной девочки-подростка, которая очень хорошо зарабатывала, это действительно странно, - согласился Райан.

Джесси пересчитала поездки Микаэлы.

- Ага, я начинаю подозревать, что она покидала Долину только для того, чтобы встретиться с клиентами. Две поездки были в офис Аарона Роуза в Калвер-Сити, обе по четвергам, как он и сказал нам. Ещё две – к дому Зеллерсов. Поездки по этому адресу прекратились около недели назад, как раз тогда, когда они решили больше не встречаться. Также есть ещё две поездки в мотель «Трэвелодж» в районе Адамс.

- Скорее всего, там она встречалась с Баттерсом, - сказал Райан. – У департамента с этой сетью заключён договор, и сотрудникам предоставляются номера с хорошими скидками, а иногда даже и вовсе бесплатно. А названное тобою место находится примерно на полпути между штаб-квартирой полиции Лос-Анджелеса и домом Баттерса в Хэнкок-парке. Я не могу знать наверняка, но всё сходится.

- Хорошо, - сказала Джесси, делая заметку на листке бумаги. – Остаётся ещё пять раз, когда она в прошлом месяце покидала Долину. Если бы нам удалось определить, куда она ездила, возможно, мы могли бы вычислить и остальных её клиентов.

Райан сделал глубокий вдох.

- Что? – спросила она. Его явно что-то беспокоило.

- Ничего, - ответил он, хотя было очевидно, что это не так. – Расскажи, что ты там нашла.

Она решила не давить на него и вернулась к просмотру списка.

- Из этих пяти раз, когда она выезжала в город, один раз девушка посетила Голливуд, второй – Санта-Монику. Оба раза она останавливалась в крупных торговых районах. Там мы не сможем найти ничего конкретного. Но три других поездки были по одному и тому же адресу в Беверли-Хиллз, на Уилшире, недалеко от Родео-Драйв. Похоже, это какое-то крупное здание, в котором арендуют офисы различные компании медицинской направленности. Три раза в месяц? Как по мне, так это похоже на очередного постоянного клиента. Нужно проверить.

- Всё здание? – с нотками раздражения в голосе спросил Райан. – Да брось. Одно дело, если бы это был жилой дом, но там, должно быть, десятки офисов. Как ты предлагаешь сузить круг поиска?

- Так же, как мы бы поступили, если бы зашли в здание, где располагался офис Аарона Роуза, если бы не знали, что клиентом Микаэлы был именно он. Мы бы просмотрели список арендаторов на предмет совпадения с инициалами со стикера.

- Но фамилии Роуза не было в списке, - напомнил он ей. – Там было только название его компании. Если бы мы заранее не узнали его имя, опознав его на той фотографии, мы бы никогда его не нашли.

Джесси чувствовала, как его пессимизм перетекает к ней.

- Хорошо, что ты предлагаешь? – резко спросила она.

Он посмотрел на неё без особого желания говорить.

- Тебе это не понравится, - сказал он.

- Пусть это тебя не останавливает.

- Хорошо. Может, мы всё-таки не поедем в Беверли-Хиллз. Может, мы перестанем бегать кругами, подвергая риску карьеру ради бессмысленной погони за призраками.

- Я не понимаю, - возразила она. – Меньше двадцати минут назад мы сошлись во мнении, что единственным способом спасти нашу карьеру будет отыскать убийцу.

- Да. Но это сработает только в том случае, если существует хотя бы один способ найти более существенную зацепку. Все наши поиски не гарантируют того, что мы найдём нечто более существенное, чем просто ещё несколько человек, которые платили Микаэле за секс. Как бы ужасно это ни было, но это, всё же, не убийство.

- К чему ты клонишь? – спросила она, чувствуя, что ей не нравится то, на что он намекал.

- Возможно, это дело уже раскрыто. Может быть, человек, который девять раз ударил ножом Микаэлу Пенн уже сидит в тюрьме. Ничего из того, что мы обнаружили до сих пор, даже то, что предпринял Костабайл для защиты командира Баттерса не указывает на то, что это сделал не Пит Васкес. У него был её ноутбук – тот самый, который украли из её квартиры. А это – неопровержимое доказательство. К тому же, у него нет алиби, если конечно тебя не убеждает его заявление о том, что он пил в парке в одиночестве. Возможно, это дело похоже на дело инструктора по теннису. Может быть, наиболее вероятный подозреваемый действительно виновен в совершении этого преступления.

Джесси сидела молча, обдумывая всё, что сказал её напарник. Его слова имели под собой основания. Фактически, если быть объективными, это она вела себя достаточно безрассудно, продолжая это расследование, не имея ничего определённого в доказательство своей правоты. И всё же она не могла его бросить.

- У меня просто такое чувство, Райан, - мягко сказала она.

- Ты же говорила, что стараешься опираться на доказательства, а не на чувства. Разве не так рекомендовали поступать на курсах в Академии ФБР?

- Ты собираешься сейчас попрекать меня этим? – полным раздражения голосом спросила она.

Райан не ответил. Вместо этого он съехал на обочину, заглушил мотор и посмотрел на неё.

- Да, я собираюсь попрекать тебя этим, потому что речь идёт о нашей карьере. И мы не можем полагаться на какое-то испытываемое тобою чувство, даже несмотря на то, что ты ему доверяешь.

- Но ты ведь знаешь, что дело не только в этом, - напомнила она ему. – Кто-то угрожал моей сестре. Это реальный факт. И именно ты получил звонок от Болтушки Кэти, с которого всё и началось.

Райан тяжело вздохнул. В этот момент Джесси почувствовала себя упрямым ребёнком, над капризами которого он потешался. Ей это не понравилось. Он вышел из машины и закрыл дверь. Она сделала то же самое, подошла к тому месту, где он остановился и посмотрела вниз на асфальт.

- Да, - сказал он, когда достаточно успокоился для того, чтобы продолжить разговор. – Мне действительно позвонили. Но я уже говорил тебе, что вполне возможно звонивший просто хотел указать на сексуальную связь Баттерса с Микаэлой. У нас нет никаких веских оснований предполагать, что он подразумевал нечто большее. И как бы печально это ни было, вопреки его ожиданиям, мы, кажется, зашли в тупик.

- Но что, если Болтушка Кэти хотела сказать, что там дело не только в том, что Баттерс платил за секс? – не унималась она.

- Я весь внимание – готов выслушать твои доказательства, которые могли бы это подтвердить. В противном случае, это всего лишь предположение, которое к тому же может свести нас в могилу.

- Ты можешь просто довериться мне? – взмолилась она.

- Я верю тебе, Джесси. Но, вопреки твоему твёрдому убеждению, сейчас речь идёт не о тебе. Веришь, бывает и так.

Она пристально смотрела на него, на какое-то время утратив способность говорить.

- Что, чёрт побери, это значит? – наконец спросила Джесси.

- Это значит, что ты привыкла делать себя центром вселенной, - сказал он ей, не сдавая позиций. – Всегда будут какие-то конспиративные схемы, и ты всегда будешь стремиться их раскрыть. Ты никогда не успокоишься. Ты не согласна хоть немного притормозить, даже ради нас.

Джесси снова замолчала на короткое время. Но молчание длилось недолго.

- Как расследование убийства внезапно стало проверкой наших отношений?

- А как оно могло ею не стать? – не унимался он.

Она уже собиралась возразить ему, сказать, что считала его слова просто мелким выпадом в её сторону, но вдруг увидела, что его внимание было сосредоточено на чём-то позади неё, а глаза внезапно широко раскрылись от удивления. Она повернулась, чтобы узнать, что его так отвлекло, и увидела, что прямо на них нёсся серый седан, резко выезжая из соседнего переулка.

Прежде чем успеть среагировать, она почувствовала, как Райан схватил её за бёдра, поднял и бросил на капот своей машины, а затем и сам туда взобрался.

Не сбавляя скорости, седан пронёсся мимо, поцарапав бок его машины. Прежде чем он свернул направо на другую улицу, Джесси успела заметить, что на нём не было номерных знаков.

- С тобой всё в порядке? – спросил Райан, слезая с помятого капота своей машины.

- Думаю, да, - отходя от произошедшего, сказала она. – Спасибо.

Он кивнул.

- Ты заметила, что водитель был в маске? – спросил он.

- Нет, - сказала она. – Но я видела, что машина была без номеров. Учитывая оба этих обстоятельства, трудно поверить, что водитель случайно задел твою машину и решил просто скрыться.

- Согласен, это уже чересчур.

- Так что же нам теперь делать? – спросила она.

- Слушай, - ответил он. – У нас явно есть над чем поработать. Только что из-за твоего предчувствия нас чуть не переехали. Кто-то пытался нас устранить. Я не знаю, кто именно. Но пока мы не решим этот вопрос, мы явно будем находиться в опасности.

- Как ты предлагаешь его решить?

- Думаю, нам стоит съездить в Беверли-Хиллз.

ГЛАВА 31

Они уже почти доехали, когда им позвонили.

- Не отвечай, - просила Джесси.

- Я должен, - ответил Райан. – Это из офиса шефа. У нас в отделе есть определённые правила, которых во что бы то ни стало должен придерживаться каждый коп. Если тебе звонят с этого номера, ты должен немедленно ответить.

Он нажал кнопку «принять» и включил громкую связь.

- Детектив Эрнандес, - ответил он, стараясь не выдавать своего беспокойства.

- Подождите секунду, соединяю Вас с шефом Лэрдом, - сказал женский голос.

Прежде чем Райан успел ответить, на линии появился кто-то другой.

- Эрнандес? – спросил громкий хриплый голос.

- Так точно, сэр, - ответил Райан.

- Хант с тобой?

- Да, сэр.

- Я так понял, вас отстранили от дела, которым вы занимались вместе с Бюро Долины, верно?

- Да, сэр, - подтвердил Райан.

- Насколько я понимаю, сегодня утром ваш капитан назначил вас на новое дело. Так?

- Да, сэр, - подтвердил Райан.

- Мне стало известно, что, несмотря на ваше отстранение и недвусмысленное предупреждение о том, что продолжение расследования этого дела повлечёт за собой дисциплинарные взыскания, вы всё же ослушались приказа. Это правда?

- Кто Вам такое сказал, сэр? – спросила Джесси, стараясь, чтобы тон её голоса не звучал чересчур обвинительно, но не донца справившись с этой задачей.

- А это не Ваша забота, мисс Хант. Гораздо более важный вопрос: правда ли это?

Райан посмотрел на Джесси, покорно пожав плечами.

- Да, сэр, - сказал он.

- Тогда ладно. Буду говорить с вами прямо. Вы оба отстранены с сохранением зарплаты до официального дисциплинарного слушания. У вас есть тридцать минут, чтобы вернуться в участок и сдать ваши значки и оружие. Если вы этого не сделаете в указанный срок, зарплату вам не сохранят и вам будут предъявлены обвинения. Я ясно выражаюсь?

- Да, сэр, - сказал Райан, качая головой в сторону Джесси, которая уже открыла рот, чтобы высказать свои возражения.

- Вот и прекрасно, - сказал шеф Лэрд. – Хорошего дня.

Звонок прервался как раз в тот момент, когда они подъехали к медицинскому центру на бульваре Уилшир.

- Тогда, я думаю, нам стоит вернуться? – игриво спросила Джесси.

- Ты правда так думаешь? – спросил Райан, удивлённо подняв бровь.

- Что ж, давай подумаем. С тех пор, как мы взялись за это дело, члены организации, на которую мы работаем, пытались утаить подробности смерти несовершеннолетней порноактрисы, угрожали безопасности моей сестры, следили за нашими передвижениями и, вполне вероятно, пытались сбить нас на машине без номеров. Думаю, я откажусь от возможности вернуться в участок. Я лучше задержусь здесь и посмотрю, можно ли выяснить ещё что-нибудь. А ты?

- Учитывая, что это был сарказм, - ответил он, широко улыбаясь, - думаю, я тоже останусь здесь.

- Тогда решено. Вперёд!


* * *

Спустя сорок пять минут им всё ещё не удалось ничего найти.

В списке на стойке регистрации было всего пять докторов с инициалами «Д.К.», но ни один из них не соответствовал фотографии. Возможно, этот «Д.К.» и не был врачом, что было маловероятно, учитывая стоимость услуг Микаэлы.

Просмотрев список, Райан предположил, что «Д.К.» здесь новенький, и его ещё просто не успели внести в перечень фамилий докторов на общем табло в вестибюле. И им пришлось проверить список сотрудников каждого медицинского кабинета по отдельности в надежде, что им попадутся подходящие инициалы. Когда они достигли шестого – последнего этажа, Райан показал Джесси сообщение, которое только что получил от капитана Декера.

«Вам вынесено обвинение в неподчинении приказу. Твой телефон показывает, что вы находитесь в Беверли-Хиллз. Вы должны были быть в участке пятнадцать минут назад. Капитан Лэрд требует, чтобы вас арестовали. Я еду за вами. Немедленно сдайтесь, чтобы избежать дополнительных санкций

- Что ж, - сказала Джесси. – Сейчас мы на самом верхнем этаже. Если нам и тут не повезёт, мы всегда можем сдаться. К тому же, в машине с сиренами мы явно быстрее прибудем в участок, правда?

- Ты прям лучик света в тёмном царстве, Джесси Хант, - сказал Райан, улыбаясь, несмотря на своё тревожное состояние.

- Помни об этом, когда на тебя наденут наручники, - ответила она.

Они разошлись по разным концам коридора, проверяя фамилии на табличках на предмет совпадения с инициалами. Джесси изучала список из четырёх фамилий докторов, указанных на входе в отделение пластической хирургии. Когда она дошла до третьей фамилии из списка, то застыла на месте, как вкопанная. Через секунду она быстро напечатала её в Гугле. Когда появилось изображение, она несколько секунд рассматривала его.

 - Райан, - позвала она, проверяя другие фотографии доктора, - ты можешь подойти сюда?

Он подошёл, и она показала ему фотографию на экране своего телефона. Затем она достала снимок спящего парня, сделанный Микаэлой.

- Трудно сказать, - прокомментировал Райан. – Но они определённо похожи. Как его зовут?

- Доктор Ричард Каллас, - сказала Джесси. – Интересно, не называла ли она этого Ричарда Диком?

У Райана засветились глаза.

- «Д.К.», - произнёс он с придыханием. – Думаю, нам стоит побеседовать с этим доктором.

- Я тоже, - согласилась она.

Райан протянул руку, чтобы открыть дверь, но Джесси на мгновение остановила его и достала телефон. Она написала сообщение Декеру и, прежде чем Райан смог её остановить, нажала «Отправить».

- Зачем ты это сделала? – спросил он.

- Мне подсказала моя чуйка, - ответила Джесси, подмигнув ему.

Покачав головой, он открыл дверь и вошёл внутрь вслед за ней.

Секретарь удивлённо подняла на них глаза.

- О, простите. У нас уже закончился рабочий день. Кажется, я забыла закрыть дверь. Но вы можете записаться на приём онлайн. Свободные места появятся у нас месяца через четыре.

Джесси посмотрела на часы. Было 17:11.

- Мы здесь не ради консультации, - сказала она. – Нам нужно поговорить с доктором Калласом.

- Боюсь, доктор Каллас на данный момент недоступен, - с лёгкой ноткой раздражения в голосе сказала девушка. – Но, как я уже сказала, вы можете…

- Мы из полиции, - прервал её Райан. – Он у себя?

Секретарь неуверенно посмотрела в направлении коридора.

- Да, - ответила она. – Он заканчивает заполнять карты пациентов.

- Почему бы Вам не провести нас к нему? – спросил Райан, хотя на самом деле это не было просьбой.

Девушка кивнула и повела их по коридору. Так же, как и по дороге к кабинету Аарона Роуза Райан сделал Джесси дружеское напоминание.

- Я так понимаю, нам уже не страшно, что о нашем дальнейшем расследовании этого дела может стать известно начальству. Этот корабль уже уплыл. Но не забывай, даже если этот парень спал с Микаэлой, это не означает, что он её убил. Давай попытаемся не добавлять к ожидающим нас дисциплинарным мерам ещё и иск о клевете.

Джесси кивнула, выражая, если не согласие, то, по крайней мере, понимание. Сейчас её не волновали судебные иски, она просто хотела докопаться до истины.

Секретарь остановилась у последней приоткрытой двери в конце коридора и тихонько постучала.

- Да, - ответил мелодичный мужской голос.

- Мистер Каллас, это Майя. Я знаю, что Вы работаете над картами пациентов, но к Вам тут кое-кто пришёл.

- Дальше мы сами, - сказал Райан, открывая дверь и заходя внутрь.

Джесси последовала сразу за ним. Войдя, она сделала глубокий вдох и оставила позади все не касающиеся дела мысли. Ей нужна была полная концентрация, чтобы определить, был ли Ричард Каллас просто редкостным козлом или кем-то гораздо хуже.

Когда они вошли, Каллас встал из-за стола. Его лицо озаряла безмятежная улыбка. В ту же секунду, когда Джесси его увидела, она поняла, что это тот самый мужчина с фотографии Микаэлы. Калласа можно было назвать красивым, но его красота была какой-то жутковатой, слишком искусственной.

Его каштановые волосы были удивительно густыми и яркими, без тени седины, что было довольно необычно для мужчины лет сорока. Джесси подозревала, что этому поспособствовала пересадка волосяных луковиц, а также частое окрашивание. У него был золотистый оттенок кожи, а зубы так и сияли белизной. Он был в отличной физической форме, которую эффектно подчёркивала его деловая рубашка.

На стене позади него Джесси заметила серию фотографий с марафонов и соревнований по тяжёлой атлетике, они висели прямо над рядом винтажных скальпелей и хирургических лезвий, некоторые из которых были больше похожи на оружие, чем на медицинские инструменты. На многих фотографиях его лицо значительно отличалось от лица человека, стоящего сейчас перед ними.

Отчасти это было просто из-за возраста. Но также и из-за попыток его скрыть искусственным путём. Теперь у Калласа была гладкая кожа и отсутствовали видимые морщины в области глаз и на лбу, что делало его странным образом похожим на пластмассовую куклу Кена.

Его нос и подбородок тоже отличались от тех, что были у него на фотографиях. Форма обоих была изменена. Подбородок стал шире и более квадратной формы, а нос меньше и острее, чем раньше. Кожа под скулами тоже была натянутой, и казалось, будто он всё время втягивает щёки. Даже его уши выглядели немного иначе, как будто их слегка подправили, чтобы они не торчали так сильно.

Не удивительно, что люди Долана не смогли найти в базе совпадений по фотографии, которую она ему дала. Поскольку на фотографии Микаэлы он спал, задача изначально была не такой уж простой. Но, кроме того, если Каллас сделал большую часть изменений своей внешности уже после того, как сфотографировался на права, даже компьютеру было бы трудно найти соответствия между ними.

- Чем я могу Вам помочь? – вежливо спросил он. – Полагаю, Вы здесь не ради консультации?

- Почему Вы так считаете? – спросила Джесси.

Каллас улыбнулся ещё шире, чем раньше. Он посмотрел на стоящую у двери Майю.

- Можешь идти домой, Майя. Я закрою, - сказал он, поворачиваясь к Джесси и Райану. – Потому что никому из вас пока что не требуется вмешательство пластического хирурга. Вы представляете собой совершенные образцы человеческих тел. Вы будто сошли со страниц модных журналов или, по крайней мере, из каталога какого-нибудь торгового центра.

- Спасибо, - пробормотал Райан.

- Не поймите меня неправильно, - сказал Каллас, обходя свой стол, чтобы рассмотреть их поближе. – У джентльмена несколько морщинок на лбу, которые можно легко устранить. Но в Вашем возрасте они придают даже некоторое благородство. Приходите лет этак через пять. Леди тоже великолепно выглядит, учитывая, что – простите, что мне приходится это говорить – Вы явно недавно перенесли какую-то травму.

- Почему Вы так думаете? – спросила Джесси, задаваясь вопросом, обладают ли пластические хирурги и профайлеры одними и теми же навыками.

- Что ж, морщинки вокруг глаз более выражены, чем можно было бы ожидать в Вашем возрасте. Думаю, Вам около тридцати. Но их расположение указывает, скорее, на перенесённый стресс и недостаток сна, а не на естественные возрастные изменения кожи. Вы через многое прошли, особенно в последнее время. Но всё же я бы не рекомендовал никаких вмешательств ещё около пяти лет. Это не требуется на такой ранней стадии. А вот со шрамами я бы мог что-нибудь придумать.

- Со шрамами?

Кивком головы он указал на её предплечья, на которых остались следы многочисленных столкновений как с серийными убийцами, так и с обычными преступниками.

- Их легко убрать, - сказал он. – Вон тот, что на шее потребует больше работы. Он очень прихотливый.

Джесси сделала усилие, чтобы не прикрыть шрам рукой. Этот шрам охотничьим ножом ей оставил отец, когда ей было шесть лет, он проходил вдоль ключицы от основания шеи до плеча правой руки. Помимо психологического стресса, это был единственный памятный сувенир, который он ей оставил. И от упоминания Калласа о нём у Джесси пробежали мурашки по коже.

- Не нужно, спасибо, - сказала она, стараясь не показаться грубой. – Скажите мне, доктор Каллас, Вас чаще называют Ричардом или Диком?

- Что ж, этот вопрос кажется мне довольно личным. Я отвечу, если Вы скажете, какой из вариантов Вашего имени Вам нравится больше - Джесси или Джессика?

Несмотря на все свои усилия, Джесси не могла не подать виду, что её не задел этот вопрос.

- Откуда Вам известно моё имя? Я даже не представилась.

- Кстати, Вы должны признать, что это было немного нелюбезно с Вашей стороны, - сказал Каллас. – Но не волнуйтесь. Я не какой-то там фокусник, мысли читать я не умею. Я законопослушный, хорошо осведомлённый гражданин. И о Вас, мисс Хант, довольно часто упоминают в новостях, Вы - своего рода знаменитость правоохранительных органов. Вас было бы трудно не узнать. Я не знаю, кто этот джентльмен, но могу предположить, что он тоже какой-то полицейский. Возможно, агент ФБР? Федеральный маршал? Так много возможных вариантов.

- Это детектив Райан Эрнандес из Центрального участка полиции Лос-Анджелеса. И, отвечая на Ваш вопрос, я выберу вариант «Джесси».

- О, тогда позвольте мне ответить на Ваш, - сказал Каллас, отходя назад и упираясь спиной в край стола. – В профессиональной сфере меня называют Ричардом. Моя дорогая покойная мамочка называла меня Дикки, но я это не особо любил. Друзья используют вариант Дика, иногда с большим рвением, чем я бы предпочёл. Мы собираемся подружиться, Джесси?

- Сомневаюсь, Ричард, - сказала она ему.

- Как жаль, - печально ответил он.

Но холодный и расчётливый взгляд его глаз говорил о том, что он уже видел в них врагов.

ГЛАВА 32

Джесси почувствовала, как у неё по спине пробежала дрожь.

Она знала, что не должна была слепо доверять своему чутью в ущерб всему остальному. Но что-то подсказывало ей, что мужчина, находящийся перед ними, был очень опасен. Ничего конкретного в доказательство этому нельзя было назвать. Она не могла подобрать точных слов, чтобы описать своё ощущение, но он вёл себя как-то… неуместно. Это, конечно, не означало, что он был убийцей. Но этот мужчина точно не был тем, кем он утверждал – «законопослушным, хорошо осведомлённым гражданином».

- Вы женаты, Ричард? – спросила она, пытаясь заставить его отбросить излишнюю самоуверенность, которой он был преисполнен в привычной ему обстановке собственного офиса.

Он слегка нахмурил брови, насколько это было возможно, учитывая количество ботокса у него во лбу.

- К сожалению, нет, - признался он. – Три помолвки, но до алтаря дело так и не дошло. А почему Вы спрашиваете? Вы тоже на брачном рынке?

- Боюсь, нет, - сказала она. – Моё сердце уже занято.

- Ну, конечно, - ответил Каллас. – Как же оно может быть свободно? Я имею в виду, что, несмотря на бывшего мужа, который в данный момент отбывает наказание в тюрьме и отца-серийного убийцу, Вы всё ещё представляете собой отличную партию, хотя, я полагаю, что Вам потребуется колоссальная эмоциональная поддержка со стороны Вашего партнёра.

Джесси удалось удержаться и не посмотреть на Райана. Каллас продолжил.

- В таком случае, если Вы здесь не для того, чтобы найти партнёра, я должен задаться вопросом о причине Вашего визита. Простите моё любопытство, но вот уже несколько минут в моём кабинете в нерабочее время находятся двое полицейских, и я до сих пор не понимаю, почему. Не хотите ли объясниться?

- Конечно, - сказал Райан, сделав небольшой шаг вперёд так, чтобы оказаться между Калласом и Джесси. – У нас есть к Вам несколько вопросов по поводу девушки по имени Мисси Мэк. Вы знакомы с ней?

Без всяких колебаний Каллас усмехнулся и слегка фыркнул. Это была не та реакция, которую ждала от него Джесси.

- Вы имеете в виду Микаэлу Пенн? – спросил он. – Конечно, я с ней знаком.

- В каком качестве? – спросил Райан.

- Что ж, согласно врачебной этике, я не могу вдаваться в подробности, могу сказать лишь, что она моя пациентка.

- Она Ваша пациентка? – недоверчиво переспросила Джесси.

- Технически. Она - моя потенциальная пациентка. У нас было несколько консультаций, но мы так и не пришли к окончательному решению по поводу дальнейших действий.

- Каких действий? – не унималась Джесси.

- Как я уже сказал, политика конфиденциальности не позволяет мне разглашать подробности, - ответил Каллас извиняющимся тоном. – Вам понадобится согласие мисс Пенн, прежде чем я смогу об этом говорить.

Райан взглянул на Джесси. Она знала, что за этим последует и сосредоточила своё внимание на Калласе.

- Микаэла Пенн мертва, - резко произнёс Райан.

Улыбка исчезла с лица Калласа.

- Что? – переспросил он.

- Два дня назад Микаэла Пенн была убита. Так что, согласно политике конфиденциальности, Вы имеете право поделиться информацией о ней с представителями правоохранных органов.

Каллас покачал головой, казалось, не столько в знак отказа, сколько от того, что он не успел до конца осознать смысл слов Райана.

- Простите, - сказал он. – Вы сказали, что Микаэла мертва?

- Совершенно верно, - сказал Райан. – Когда Вы видели её в последний раз?

- Даже не знаю, - сказал он, приложив руку ко лбу и начав сильно его тереть. – Думаю, недавно. Мне нужно проверить свои записи, чтобы сказать точно.

- Давайте, - сказал Райан. – Мы подождём.

Джесси внимательно наблюдала за Калласом, пока тот возвращался к своему столу. Несмотря на то, что какого-то «правильного» способа отреагировать на известие о чьей-то смерти не существовало, казалось, он вёл себя в пределах ожидаемой нормы.

И всё же у Джесси было такое чувство, будто всё это было частью его игры. Она просто не могла понять, было ли это оттого, что ему на самом деле было плевать на Микаэлу, и он просто решил изобразить беспокойство, или же потому, что он был причастен к её смерти.

Доктор сел за стол, нажал несколько клавиш и посмотрел на экран компьютера.

- Похоже, она была здесь в прошлый понедельник во второй половине дня. Она практически решилась на одну процедуру.

- На какую именно? – уточнила Джесси.

- Эм, ладно, - сказал он, больше не заботясь о нарушении конфиденциальности. – Как Вы, очевидно, знаете, Микаэла была порноактрисой. Она хотела увеличить грудь. Девушка считала, что это пойдёт на пользу её карьере.

- И поэтому она сюда приходила? – недоверчиво переспросил Райан.

- Да, конечно. Я три раза консультировал её по этому вопросу. Она сказала, что на этой неделе примет окончательное решение, чтобы я мог назначить ей дату операции, в случае, если она даст добро. По какой же ещё причине эта девушка могла здесь быть?

Если бы Джесси не видела фотографию спящего Калласа, она могла бы легко принять его притворную невинность за чистую монету. Он был убедителен. Вопрос был в том, обманывал ли он для того, чтобы скрыть неподобающие отношения с пациенткой, или это было нечто большее.

- Доктор Каллас, - сказала Джесси, глядя ему в глаза. – В этом-то и проблема. Видите ли, мы знаем, что Микаэла была не только Вашей пациенткой, если она ею вообще когда-либо была. И тот факт, что Вы это скрываете, не может не заставить нас не усомниться и в остальных Ваших словах. Может, Вы попробуете ещё раз?

- Прошу прощения? – сказал он, и грустное выражение его лица сменилось спесивым гневом. – Что именно Вы хотите этим сказать?

- Послушайте, доктор Каллас, - сказал Райан, одарив Джесси своим фирменным взглядом, призывающим её умерить пыл. Мы понимаем, что Вы оказались в достаточно опасном положении. Но чем более откровенным Вы будете с нами сейчас, тем проще Вам будет потом. Нам нужна информация, а не конфронтация. Так как насчёт того, чтобы рассказать нам всю правду об истории Ваших взаимоотношений с Микаэлой? Я не могу обещать, что Вам всё сойдёт с рук. Но мы ищем убийцу, а не доктора, который позволил своим фантазиям взять верх над профессионализмом. Как только мы сможем исключить Вас из первого списка, мы сможем найти подходящий способ, как разобраться с Вами должным образом. Что Вы на это скажете?

Каллас по-прежнему выглядел возмущённым.

- Я скажу, что наш разговор окончен. Дальнейшее общение возможно только в присутствии моего адвоката. Надеюсь, что страховой полис полицейского управления покроет ущерб, который эти ложные обвинения могут нанести моему бизнесу, потому что я этого так просо не оставлю.

- У нас есть фотография, - резко сказала Джесси.

- Что? – по-прежнему возмущённо переспросил Каллас, однако его глаза говорили о том, что он был близок к панике.

- Вы меня слышали, - повторила Джесси, наслаждаясь его попыткой не выдавать своего беспокойства. – У нас есть фото, которое не соответствует предоставленному Вами описанию взаимоотношений с Микаэлой. У Вас нет оснований для предъявления обвинений. А вот у нас они есть.

Ричард Каллас посмотрел на неё безжизненным взглядом, который не могла бы спрятать ни одна пластическая операция.

- Пожалуйста, уходите, - холодно сказал он, вставая и упираясь руками в стол для создания большего эффекта.

Райан посмотрел на Джесси и пожал плечами.

- Это Ваше решение, доктор, - сказал он. – Но мы ещё вернёмся. И вернёмся с ордером. Пойдём, Джесси.

Райан направился к двери. Она оглянулась на Калласа, который стоял на том же месте, и было видно, как он кипит внутри: его руки упирались в стол, а предплечья пульсировали от напряжения. Она не хотела уходить, поскольку была уверена, что нужен всего один толчок, чтобы доктора накрыла лавина собственной лжи.

- Вы же знаете, что Вы у нас в руках, - тихо сказала она.

Затем, несмотря на своё нежелание уходить, не предоставив капитану Декеру ничего конкретного, она последовала за Райаном. Когда они подошли к двери, Джесси услышала какой-то странный щелчок.

- Что это было? – спросила она, когда Райан схватился за ручку двери.

Он попытался повернуть ручку, но она не двигалась.

- Она заперта, - сказал он, безуспешно пытаясь найти на ручке кнопку или защёлку. Затем он развернулся и с раздражением в голосе спросил: - Что случилось с дверью, доктор?

Джесси тоже повернулась, и как раз в этот момент Каллас ехидно улыбнулся и пожал плечами. Она заметила и ещё кое-что. Сзади него под висевшими на стене фотографиями с коллекцией скальпелей и хирургических лезвий было что-то не так. Ей потребовалось время, чтобы понять, в чём была проблема.

Одного из них не хватало.

ГЛАВА 33

- Вы знаете, какой навык самый важный в медицине? – спросил Каллас, держа в руках что-то, похожее на небольшой пульт дистанционного управления. – Импровизация.

Затем он нажал кнопку на пульте, и его кабинет погрузился в кромешную темноту.

- Райан, - крикнула Джесси, нащупывая свой пистолет, - он забрал скальпель со стены. Он вооружён.

- Я понял. Стой тихо, - прошептал Райан, и его голос, казалось, раздавался сейчас чуть левее, чем пару секунд назад.

Понимая, что её напарник переместился сразу же, как только погас свет, она последовала его примеру, отступая вправо до тех пор, пока рукой не коснулась стены. Пытаясь немного успокоить бушующий поток крови в ушах, она услышала, как Райан расстегнул кобуру, и попыталась сделать то же самое. Но пальцы её не слушались.

Она хотела сделать глубокий выдох, чтобы успокоиться, но знала, что это выдаст её местоположение Калласу, которого не было слышно с тех пор, как погас свет. Единственным звуком в кабинете было тихое жужжание кондиционера.

Потом ей в голову пришла одна мысль. На другой стороне пояса у неё был фонарик, который можно было беззвучно вытащить из кобуры. Ей удалось его достать и нащупать пальцем выключатель.

Но она не стала пока на него нажимать, поскольку поняла, что в таком случае возникнут сразу две проблемы. Во-первых, она не могла предупредить Райана о том, что собиралась сделать. А во-вторых, как только она включит свет, то сразу же сообщит Калласу о своём местонахождении. Даже если ей удастся найти его, он может напасть на неё прежде, чем она сможет как-то отреагировать.

Ей пришлось отбросить в сторону все возникшие идеи, как вдруг она отчётливо услышала звук хруста коленной чашечки где-то в районе письменного стола Калласа. Она изо всех сил старалась оставаться незамеченной.

«Он не знает, где ты. Если ты сделаешь движение, то можешь наткнуться на что-то и выдать себя. Стой на месте. Будь начеку».

Каллас, должно быть, понял, что подверг себя риску быть обнаруженным и перестал двигаться. Джесси напрягла глаза в надежде, что это поможет ей приспособиться к темноте. Но это не помогло. Шторы были задёрнуты, солнце уже село, так что с улицы не было никакого освещения. Готовясь погасить свет, Каллас выключил даже экран компьютера. Видно было только зелёный мигающий огонёк пожарной сигнализации на потолке, но от него не было никакой пользы.

Через секунду раздался ещё один негромкий свистящий звук, который она не смогла распознать. Он шёл откуда-то из середины комнаты, с расстояния меньше чем тридцать сантиметров от неё. Пытаясь понять, что это было, она присела на корточки. Чувствуя рядом какой-то предмет, она осторожно протянула руку и кончиком пальца коснулась твёрдой поверхности. Ей потребовалось всего мгновение, чтобы вспомнить, что здесь был стеллаж с книгами, который располагался вдоль близкого к ней участка стены.

И вдруг ей в голову пришла одна мысль. Что если несколько секунд назад она услышала, как Каллас доставал скальпель из чехла. Доктор был рядом и собирался переходить к действиям.

«Он знает свой кабинет лучше нас. Нам нужно сделать что-то непредсказуемое, иначе он выпотрошит нас обоих».

Сжимая в руке фонарик, Джесси решила, что настало время что-то делать. Она осторожно ощупала книжную полку справа, пока её пальцы не наткнулись на пустое место сантиметрах в десяти от пола, куда можно было положить фонарик. Она встала, направила фонарь в сторону, откуда слышала звук, и про себя посчитала до трёх. Затем она его включила. И этот щелчок прозвучал, как раскат грома.

Она сделала один большой шаг назад от стеллажа с книгами, фонарик осветил середину комнаты. Калласа всё ещё не было видно, но она услышала, как он начал быстро двигаться где-то совсем рядом.

Через секунду она увидела, как он приближается с поднятой вверх правой рукой, в которой сжимал длинное лезвие скальпеля. Затем фонарик упал на пол, поскольку Каллас наткнулся на книжный стеллаж. Она услышала в воздухе неистовые взмахи лезвия примерно в метре справа от себя, было ясно, что он пытался достать до неё, думая, что фонарь выпал у неё из рук.

Фонарик откатился немного дальше по полу и теперь был направлен в другую сторону, бесполезно освещая нижнюю часть стеллажа. Джесси воспользовалась этой суетой, чтобы расстегнуть кобуру и достать пистолет. Ещё до того, как ей удалось его вытащить, она услышала сильный удар и последовавшие за ним стоны, указывающие на то, что Райан пытался схватить Калласа.

Отсутствие света не позволяло ей воспользоваться оружием, поскольку это в прямом смысле слова было бы выстрелом вслепую. Вместо этого, прислушиваясь к звукам борьбы, она двинулась к двери в поисках выключателя. Позади себя она услышала отвратительный хлопок, который не смогла распознать, а затем последовало нечто ещё более тревожное – в комнате снова воцарилась тишина.

Если бы Райан одержал верх, он почти наверняка сказал бы ей что-нибудь. Отсутствие каких бы то ни было звуков было плохим знаком. Стараясь не зацикливаться на этой мысли, она провела руками по стене, пока, наконец, не наткнулась на что-то. Это был выключатель. Она нажала на него, и комната внезапно залилась светом.

Джесси прищурилась, давая глазам привыкнуть, и оглянулась в том направлении, откуда ранее слышались звуки борьбы, крепче сжимая пистолет в руке. Она окинула взглядом комнату, пытаясь ничего не упустить из виду. Райан лежал на полу без сознания примерно в двух метрах от неё. Прямо над ним стоял Каллас, уже разворачивавшийся в её сторону. Должно быть, он выронил скальпель, потому что у него в руках ничего не было. Она подняла пистолет и сняла его с предохранителя. Но перед тем, как она выстрелила, доктор набросился на неё, отбросив её оружие в сторону и толкнув Джесси спиной вперед.

Хант почувствовала, как у неё из груди вырвался поток воздуха, когда она сначала ударилась об стену, а затем вместе с Калласом рухнула на пол. Казалось, он не ожидал такого развития событий. Она пыталась не зацикливаться на том, что у неё вдруг заслезились глаза, а в груди всё горело огнём, и попыталась откатиться подальше от мужчины, который вертелся по сторонам, стараясь схватить её.

Хватая ртом воздух и пытаясь перегруппироваться, она оглядывалась по сторонам в поисках своего пистолета. Его нигде не было видно. Джесси посмотрела на Райана. Он дышал, но со лба стекала струйка крови. Она заметила пистолет Райана, лежащий у него внизу живота. А прямо за ним лежал скальпель.

Она поползла в том направлении так быстро, как только могла, и уже почти добралась до Райана, когда почувствовала, как её схватили за лодыжку. Оглянувшись, она увидела встревоженного Калласа с мерзкой улыбкой на лице. Хант замахнулась свободной ногой и ударила его в нос.

Он громко вскрикнул, но не отпустил её. Она снова перевернулась и попыталась сосредоточиться на своей задаче. Джесси поползла по ковру и, когда почти достала пистолет Райана, почувствовала, как Каллас схватил её уже и второй рукой. Полсекунды спустя он резко дёрнул её назад, оттаскивая от Райана и пододвигая ближе к себе.

Пока он её оттаскивал, Джесси отчаянно смотрела по сторонам, пытаясь найти хоть что-то, чем можно было бы защититься. Единственное, что она увидела – это крошечный фонарик. Этого было мало, но она всё равно схватила его и крепко сжала правой рукой.

Когда Каллас оказался прямо над ней, он перевернул её на спину. Джесси посмотрела на него. От её удара у него носом пошла кровь, стекающая на идеально белые зубы. И тем не менее он продолжал ехидно улыбаться.

- Может, нам стоит снять собственное домашнее видео, Джесси, - прорычал он, прижимая её бёдра к полу руками. – С Мисси получилось круто. Но, думаю, что в тебе я мог бы сделать чуть больше дырок.

- Ты записывал, как убиваешь её? – ошеломлённо спросила Джесси.

- Это был лучший фильм с её участием, - возбуждённо сказал он. – Я добавил графические эффекты и всё такое. Он называется «Поиграем в доктора». Весело, да? Готов поспорить, что для тебя я придумаю ещё лучше.

Он усмехнулся, и Джесси поняла, что в этот самый момент, когда он так упивался своим умом, у неё может быть последний шанс, чтобы переломить ход событий, прежде чем Каллас приступит к воплощению своих угроз в жизнь. И она воспользовалась этим шансом.

Джесси замахнулась на него фонариком, целясь в правый глаз. Она знала, что попала, так как почувствовала, как коснулась чего-то помягче кости. Её уверенность была подкреплена внезапным криком, сорвавшимся с его губ.

Он потянулся, чтобы остановить её, но она снова замахнулась фонариком, на этот раз не прицеливаясь. Сначала она ударила его по зубам, а затем отправила фонарик прямо ему в открытый рот, словно кляп.

Каллас начал неистово крутить головой, и ей пришлось выпустить фонарик. Он протянул руку и вытащил его изо рта. Доктор так посмотрел на неё своим единственным здоровым глазом, что ярость и ненависть, которые он испытывал, казалось, ощущались на физическом уровне.

Он сильно ударил её по лицу левой рукой, а правой схватил за волосы. Она попыталась вырваться, но он был слишком силён. Каллас приподнял её голову и ударил об пол, после чего у неё помутнело в глазах. Затем она почувствовала, как он снова приподнял её голову. Но в этот раз она не могла найти в себе силы защищаться. Хант крепко зажмурила глаза в ожидании того, что должно было произойти дальше.

Он уже собирался снова ударить её, когда Джесси услышала оглушительный хруст. Через секунду она уже не чувствовала на себе вес тела Калласа. Несмотря на боль, она открыла глаза и попыталась сфокусировать зрение.

Справа от неё на животе лежал доктор Ричард Каллас. Двое офицеров полиции прижимали его к полу, и один из них надевал на него наручники. Каллас всё ещё стонал от боли и гнева.

Но через секунду его крики стали звучать более отдалённо. За мгновение до того, как это произошло, Джесси поняла, что теряет сознание. А затем всё погрузилось во тьму.

ГЛАВА 34

Джесси недолго пробыла без сознания.

Придя в себя, она поняла, что лежит на столе, куда её переместили, чтобы осмотреть. По словам капитана Декера, который стоял над ней с обеспокоенным выражением лица, она была в отключке всего около девяноста секунд.

- Как Эрнандес? – спросила она, не обращая внимание на ноющую боль в челюсти.

- Его осматривают в офисе. Он в сознании, но ещё полностью в себя не пришёл. Медики сказали, что порез на его голове не такой уж глубокий. А ты как?

- Всё болит.

- Да уж, хорошо, что ты написала мне точный адрес и номер его офиса, иначе мы бы всё ещё вас искали, а он уже расколол бы твою голову, как дыню.

Джесси попыталась сесть, но почувствовала лёгкую тошноту и снова легла. Она сделала глубокий вдох и, убедившись, что может говорить, продолжила.

- А что с Калласом?

- Доктором с пугающей коллекцией столовых приборов? Его везут на осмотр в Седар-Синайский медицинский центр. Вы здорово его потрепали. Предполагаю, что он ваш главный подозреваемый в убийстве Пенн, и именно поэтому вы так нагло не подчинялись моим прямым приказам.

- Он утверждает, что у него есть видеозапись убийства, - сказала Джесси. – Нужно срочно отправить туда людей. И это не единственная причина, по которой я не подчинялась Вашим приказам, капитан.

- Я весь внимание, - ответил он, приподняв бровь.

Долю секунды Джесси раздумывала, стоит ли ему доверять. Но пришла к выводу, что если она хотела обезопасить себя и своих близких, то у неё не было выбора.

- Тогда мне нужно, чтобы Вы закрыли дверь, - тихо сказала она.

Декер выглядел более удивлённым, чем когда-либо. Но не сказав ни слова, он пошёл и закрыл дверь.

Джесси глубоко вздохнула и начала свой рассказ.


* * *

Джесси делала вид, будто голова у неё совсем не болит.

Она закинула в себя ещё одну таблетку ибупрофена, пристально следя за Ричардом Калласом через двустороннее зеркало в комнате наблюдения. Он сидел прикованный наручниками к металлическому столу в комнате для допросов Центрального участка. Его левый глаз был забинтован, хотя врач сказал, что в конечном итоге с ним всё будет в порядке. Также у него не было одного зуба.

С момента их столкновения прошло три часа, и мир теперь казался Джесси совсем другим, хотя и не таким безопасным, как она надеялась. Так как она не знала, когда освободится, то позвонила Кэт Джентри, которая только что вернулась с прекрасного многодневного свидания с помощником шерифа Лейк-Эрроухеда Митчем Коннором.

Она спросила, не могла бы Кэт сменить Гарленда Моисея на посту наблюдения за Ханной. Но вместо этого Гарленд предложил ей присоединиться к ним у него дома. Джесси не была против, ведь, чем больше людей, которым она доверяла, будет вокруг Ханны, тем лучше.

Райан всё ещё был в больнице. Врачи были уверены, что вскоре отпустят его домой, но в качестве мер предосторожности хотели оставить его на ночь. Они предлагали ей тоже остаться, но Джесси настояла на том, чтобы её отпустили для проведения этого допроса. Она пообещала, что вернётся позже и останется там ночевать, чтобы они могли понаблюдать за ней.

Ситуация с Баттерсом по-прежнему сильно давила на неё. Она хотела поговорить с Калласом на свежую голову, но не была уверена, что это получится, пока у неё не будет новостей по этой ситуации. Словно по сигналу, капитан Декер вошёл в комнату наблюдения и попросил технического специалиста ненадолго выйти.

- Что Вы мне скажите? – спросила Джесси с надеждой в голосе.

- Я не могу вдаваться в подробности, - тихо сказал он. – Но то, что тебя интересует, происходит прямо сейчас. К завтрашнему дню у нас будет больше информации.

- И это всё?

- Это всё, что я могу тебе сказать на данный момент, - настаивал он. – Чем меньше тебе сейчас будет известно, тем лучше для тебя самой. Просто верь, что к этому серьёзно отнеслись. А ты сосредоточься на Калласе.

- Вы уверены, что мне разрешено проводить это расследование? И никто не ворвётся внутрь посреди допроса, чтобы привлечь меня к дисциплинарной ответственности?

Джесси знала, что эти её слова были солью на его рану, но она так долго молчала, что просто не смогла сдержаться.

- Не перегибай палку, Хант, - мягко предупредил он её. – Согласно правилам департамента, в любом официальном допросе должен участвовать детектив, поэтому с тобой пойдёт Трембли. Но он знает, что процессом будешь руководить ты и не будет вставлять тебе палки в колёса.

- Спасибо, капитан, - сказала она, когда они вышли из комнаты наблюдения и остановились у двери комнаты для допросов.

- Не за что, - сказал он. – Просто помни, я буду за тобой следить. Поэтому, пожалуйста, не выколи ему второй глаз.

- Постараюсь изо всех сил, - заверила она его, открывая дверь и входя внутрь.

Детектив Алан Трембли уже ждал её там вместе с одним офицером в форме. Трембли понимающе улыбнулся ей, забыв о своих неопрятных кудрявых светлых волосах и очках, болтающихся на середине переносицы. Помимо того, что этот парень был скучным, он был ещё и на редкость рассеянным. Но надо признать, что с тех пор, как она впервые встретила его, он изменился к лучшему. И сейчас важнее всего ей было то, что Трембли не собирался ей препятствовать.

Она посмотрела на Калласа, который пристально следил за ней взглядом.

- Ему оказали медицинскую помощь? – спросила она Трембли.

- Да, - сказал Каллас, прежде чем Алан успел ответить. – Но пусть это тебя не беспокоит. Прежде чем ты начнёшь, я хотел спросить: как поживает твой приятель-детектив? Надеюсь, мозг не пострадал?

Джесси улыбнулась. За пределами своего кабинета его ухмылка казалась просто жалкой.

- Новых повреждений нет, - сказала она ему. – Он соблюдает осторожность и помнит, что ты пытался убить его, если тебе это интересно.

- Я был крайне обеспокоен его благополучием, - сказал Каллас. – Я хочу, чтобы он был в лучшей своей форме, когда я подам на него в суд за неправомерные действия, в результате которых он набросился на меня без предупреждения на моём же рабочем месте.

Джесси наклонилась и заговорила очень медленно, наслаждаясь каждым произносимым словом:

- Удачи. О, кстати, я просто подумала, тебе стоит об этом знать: у нас есть записи камер видеонаблюдения твоего офисного здания, на которых видно, как Микаэла приезжала туда трижды вне рабочего времени.

Казалось, это обстоятельство не сильно обеспокоило Калласа.

- Это ничего не значит, - настаивал он на своём. – Я согласился встретиться с ней в такое время, потому что она боялась, что её могут узнать.

Джесси понимающе кивнула.

- Понимаю, - сказала она. – Мы также нашли видео, на котором в ночь убийства девушки мужчина в толстовке ведёт твою машину примерно в шести кварталах от дома Микаэлы.

Каллас кивнул.

- Я заявил об этом в полицию. Думаю, той ночью кто-то угнал мою машину, чтобы покататься. Я припарковался на улице, а когда нашёл её на следующее утро, она стояла в другом месте с пустым баком.

Сказав это, он улыбнулся, даже не пытаясь казаться убедительным. Что-то в его наглом стремлении продолжать врать, когда правда уже стала очевидной, было поразительно знакомым.

- Как жаль, что ты тогда всё-таки не заявил об этом, - заметила Джесси.

- Вот какое дело, Джесси, - сказал он, чуть наклонившись. – Если бы у тебя действительно было что-то на меня, ты бы не торчала сейчас здесь, пытаясь расколоть меня. Это знак того, что ты в отчаянном положении. Моему адвокату будет, чем заняться здесь с тобой.

Джесси откинулась на спинку своего стула и принялась внимательно его рассматривать, гадая, как в нём могли сочетаться такие разные личности: мужчина, который сидел сейчас напротив неё и монстр, совершивший такой зверский поступок двумя ночами ранее.

- Я вовсе не в отчаянном положении, Дик, - мягко сказала она. – Я просто хотела дать тебе шанс рассказать обо всём самому. Как только сюда прибудет твой адвокат, у тебя больше не будет такого шанса. А я знаю, что на самом деле ты этого очень хочешь.

- Это всё, на что ты способна? – надменно спросил он, хотя единственный его здоровый глаз выдавал некоторую тревогу. – Пытаешься навязать мне какое-то ложное признание?

- Мы нашли видео, Дик.

- Что?

- Мы нашли то самое видео, на котором ты нападаешь на Микаэлу и до смерти закалываешь её ножом. Спасибо, что сообщил мне о его существовании. Скорее всего, нам самим никогда бы не пришло в голову искать нечто настолько безнравственное. Но благодаря твоей подсказке, мы провели обыск и обнаружили его в том безобидном компьютерном файле, который ты назвал «анализ трансплантатов». Как ты, наверное, догадался, назад пути уже нет. Тебе предъявят обвинения. Чтобы прийти к единому мнению, присяжным, вероятно, потребуется меньше времени, чем занимает одна серия их любимого сериала.

Каллас молча смотрел на неё. По выражению его лица она поняла, что он знал, что она говорит правду. Джесси продолжила:

- Итак, как я уже сказала, единственная причина, по которой я здесь нахожусь – это чтобы ты рассказал мне свою версию. Это нужно не мне. Мы тебя поймали. И твоё чистосердечное признание не сыграет для меня особой роли. В конце концов, дважды тебя всё равно не казнят. Но, как тебе известно, я профайлер, и поэтому с профессиональной точки зрения мне интересно изучить такое отклоняющееся от нормы поведение. Я даю тебе последний шанс признаться. Если ты не заинтересован в моём предложении - что ж, это твой выбор. Я пойду поужинаю. Просто знай, что как только я выйду за эту дверь, ты потеряешь своего последнего заинтересованного слушателя.

Она встала. Он молчал.

- Тик-так, Дик, - сказала она, направляясь к двери.

Она уже взялась за ручку, когда услышала, как он заговорил.

- Подожди.


* * *
Если бы ей не дали успокоительное, ей бы вообще не удалось уснуть этой ночью.

Пока она ехала в больницу после допроса, в её сознании постоянно всплывали слова Калласа, и теперь, когда она проснулась, это повторялось снова. Она восстанавливала их в памяти, когда стояла под душем, позволяя струям тёплой воды массировать напряжённые мышцы её спины.

Он в мельчайших деталях описал своё преступление, начиная с момента, когда решил убить Микаэлу, до того, как после убийства покидал место преступления. Его описание полностью соответствовало обнаруженной ими видеозаписи.

Но ей трудно было выбросить это дело из головы не из-за самого факта убийства. Её поражало поведение Калласа. Она до сих пор помнила, что он ответил на вопрос о том, почему совершил это.

- Ты не понимаешь,- сказал он, сидя в допросной. Его тело всё ещё трепетало в возбуждении при воспоминании о том, что он сделал. – Я видел фильмы с её участием. По её скучающему взгляду мне стало ясно, что ей надо нечто большее. Я начать искать её и нашёл. Мы нашли друг друга. И это было лучше, чем я мог себе даже представить. Однажды она надела костюм медсестры. В следующий раз – сыграла роль пациентки. Мы обошли практически каждый кабинет в моём офисе. Это было неописуемо.

- Так что же изменилось? – спросила его Джесси.

- Она солгала мне.

- О чём она солгала? – спросила Джесси, изо всех сил стараясь сохранить ровный тон голоса.

- Я сказал, что позабочусь о ней, что она может перестать встречаться с этими жалкими фанатами. Я также сказал, что после того, как она закончит все съёмки по контракту, она должна полностью покончить с этой работой. Я пообещал содержать её. Она сказала, что изменит кое-что, но полностью не бросит свой род занятий.

- Она по-прежнему встречалась с другими клиентами? – подталкивала его Джесси.

- С некоторыми. Я высказывал ей своё негодование по этому поводу, но она вела себя так, будто я шучу. Она не верила, что я говорю это всерьёз. Когда я сказал ей, что это так и было, она ответила, что это ей не нравится, и что мы больше не сможем встречаться. Это было неправильно. И я исправил положение.

- Ричард, - спросила Джесси, зная, что это, скорее всего, будет её последний вопрос. - Оглядываясь назад, ты чувствуешь свою вину в том, что сделал?

- В чём именно? – искренне недоумевая, спросил он.

- В изнасиловании и убийстве семнадцатилетней девушки, в нанесении ей девяти ножевых ранений, в том, что ты лишил жизни другого человека только потому, что она отказалась поступать так, как тебе хотелось? Я могу понять, что в тот момент ты просто вышел из себя. Но теперь, спустя несколько дней, ты не сожалеешь об этом?

Она представила, что вместо Микаэлы на той кровати могла лежать Ханна. Они ведь были так похожи – обе были достаточно смышлёными трудными подростками, девушки в достаточной мере пострадали от этого мира, но при этом всё же могли иметь многообещающее будущее.

Каллас посмотрел на неё так, будто она говорила на иностранном языке.

- Джесси, - медленно сказал он, будто разговаривая с ребёнком, - она солгала мне. Она обидела меня. Она разрушила мои планы на наши отношения. Так почему я должен жалеть о том, что сделала она. Спроси её, а она сама не пожалела об этом?

- Я не могу, - напомнила ему Джесси. – Она мертва.

Она выключила воду, не зная, как долго стояла под душем, мысленно воспроизводя их разговор. Когда она обернулась в полотенце и вышла из ванной, её мысли продолжали вертеться вокруг чего-то, что она не могла точно сформулировать. Это было так близко, на краю её сознания, и не покидало её ни на минуту.

Она закрыла дверь душевой кабины, и когда услышала характерный щелчок, в её голове тоже что-то щёлкнуло. Она поняла, что именно не давало ей покоя. Она представила Ханну на месте Микаэлы – потенциальной жертвой ужасного преступления.

Но чем больше она об этом думала, тем больше Ханна напоминала ей кого-то другого. Та же наглая бессмысленная ложь, которую она так легко произносила, то же полное пренебрежение чьим-либо благополучием, кроме её собственного, то же отсутствие сострадания к окружающим её людям.

Ханна больше напомнила Джесси Ричарда Калласа, чем Микаэлу Пенн. И хотя она только что провела десять минут под горячим душем, внезапно Джесси почувствовала ужасный холод.

ГЛАВА 35

Для криминального профайлера Джесси оказалась недостаточно наблюдательной.

Она ни о чём не догадалась, когда Райан настоял на том, чтобы поехать вместе с ней в центр города после того, как их выписали из больницы. А также, когда он посреди дня предложил пойти в боулинг «Лаки Страйк Л.А. Лайв» провести там вместе законный выходной, который им полагался после столкновения с убийцей. Она ничего не поняла даже тогда, когда они вошли в это заведение, а там повсюду были воздушные шары и праздничные ленты.

И только когда куча народу выпрыгнула кто откуда с криками «С днём рождения!», она поняла, что происходит. По правде говоря, она совершенно забыла, что сегодня у неё был тридцатый день рождения. Но, очевидно, Райан об этом не забыл.

То что ему удалось организовать всё это в самый разгар двух расследований, дачи показаний в суде и восстановления в больнице после противостояния с очередным убийцей-психопатом, было за пределами её понимания. Джесси посмотрела на него, и её позабавила появившаяся на его лице улыбка Чеширского кота.

- Ну, ты и хитрец, - игриво сказала она. – Ты сказал, что мне нужно освободить вечер четверга.

Он пожал плечами, как ни в чём не бывало, будто в этом не было ничего такого. Прежде чем он успел что-то сказать, их окружила толпа людей. Тут была Ханна, Гарленд, Кэт и парень, которого Джесси не узнала, но предположила, что это был помощник шерифа Митч Коннор.

Рядом стояла доктор Леммон, агент Джек Долан и Патрик Мёрфи по прозвищу Мёрф – федеральный маршал, который обеспечивал ей безопасность во времена преследования её собственным отцом. Здесь были детективы Трембли и Каллум Рид, офицеры Битти и Неттлз из Центрального участка, а также детектив Брэди Боуэн – приятель Райана из Вестсайда. Пришёл даже капитан Декер.

Все они бережно обнимали её, зная, что она только что вышла из больницы.

- Эй, по крайней мере на этот раз тебя быстро отпустили, - сказала Кэт. – Я уже привыкла к тому, что обычно ты неделями занимаешь больничные койки.

- Я тоже, - сказала Джесси. – Спасибо, что согласилась посидеть ночью с Ханной. Надеюсь, это не сильно нарушило твои планы на того горца-заместителя шерифа.

- Не-а. Нам с Митчем как раз нужен был небольшой перерыв, чтобы хоть немного подышать свежим воздухом, если ты понимаешь, о чём я, - сказала она, подмигивая.

- Ну, конечно, я понимаю, что ты имеешь в виду, Кэтрин. Но, спасибо, что оставила немного места для воображения. Просто постарайся не раздеваться хотя бы до конца вечеринки, ладно?

- Не могу ничего обещать, - ответила её подруга, возвращаясь к дорожке, где её ждал Митч.

Когда она ушла, к ней подошла Ханна, и Джесси показалось, что девушка вела себя куда менее высокомерно, чем обычно.

- Как дела, старшая сестрёнка? – спросила она, впервые так к ней обращаясь.

- Прихожу в себя, - ответила ей Джесси. – Извини, что оставила тебя вчера на попечение посторонних тебе людей.

- Ничего страшного. Ещё несколько месяцев назад ты тоже была мне практически посторонним человеком. Кроме того, и Кэт, и ехидный старикашка - оба круче тебя. Так что мы справились.

 Её саркастическая усмешка свидетельствовала о том, что это было шуткой.

 - Надеюсь, все салфетки Гарленда целы? – спросила Джесси.

- Ага, я даже не видела ни одной. Должно быть, он их куда-то спрятал, чтобы я не добралась до них своими грязными ручонками.

- Осмотрительно, - заметила Джесси.

- Возможно, - признала Ханна. – Но он ещё не знает, что все деньги, которые сэкономил, спрятав от меня свои домашние ценности, ему придётся проиграть в боулинг. Мы только что заключили дружеское пари. И, не знаю, в курсе ли ты, но до того, как моя жизнь превратилась в ад, я ходила в школьный кружок по боулингу. И у меня отлично получалось.

- Правда?

- Ага. После того, как я съем кусочек торта, я собираюсь обобрать старикашку до нитки. Только не предупреждай его.

- Не буду, - пообещала Джесси.

Она наблюдала за тем, как Ханна пошла за тортом, и поняла, что её наполнило непривычное ей чувство облегчения. Вечеринка в боулинге, торт и непринуждённая дружеская болтовня были настолько ценными, что она хотела насладиться каждым моментом. Когда почти уже все поздравили её, к Джесси подошёл капитан Декер.

- Такое впечатление, что здесь собралось пол-Центрального участка, капитан, - заметила Джесси. – Кто же будет расследовать преступления и всё такое?

- На самом деле, я как раз собирался им сказать, что через минуту они должны вернуться на работу. Но подумал, что плохие парни могут дать нам тридцатиминутный перерыв. Они как-нибудь это переживут, правда ведь? – произнёс он, саркастически улыбаясь.

- Что ж, спасибо, что пришли, хоть и ненадолго, - сказала она.

- Я бы зашёл в любом случае, Хант. Я хотел сообщить тебе новости. Подумал, ты не будешь против, даже если это произойдёт прямо на вечеринке в честь твоего дня рождения.

- Вы правильно подумали, - сказала ему Джесси. – Так что произошло?

- Во-первых, вчера вечером я не мог сказать тебе, что после нашего короткого разговора в кабинете того врача, я сразу же отправился в главное управление, чтобы поговорить с шефом Лэрдом. Я настоял, чтобы вас немедленно вернули на прежние должности и отменили любые дисциплинарные взыскания. Уступил он довольно быстро. Затем я изложил ему твою обеспокоенность ситуацией с командиром Баттерсом и Бюро Долины. Оказалось, что отдел внутренних расследований уже месяц пристально следит за ними. Это была одна из причин, по которой вас отстранили. Они не хотели, чтобы вы вмешались и испортили их дело.

- Как же они следят за ними, если всё это происходило у них на виду? – возмутилась Джесси.

- Хороший вопрос – именно его я ему и задал. Он мне ничего толком не ответил. Но после того, как я изложил ему все обнаруженные тобою детали, он тут же вызвал команду из отдела внутренних расследований и передал им эту информацию. Спустя примерно шестнадцать часов после той нашей встречи, произошло несколько событий.

- Может, мне лучше сесть? – спросила Джесси.

- Возможно, - ответил он. – Во-первых, Лэрд получил ордеры на установление прослушки некоторых офицеров. Он оказался абсолютно прав, полагая, что они не оставят без внимания арест Калласа. Следователи проверили записи камер из мотеля «Трэвелодж», где, по твоим словам, Баттерс встречался с Микаэлой Пенн.

- И?

- Есть совпадения по датам, полученным после проверки GPS её телефона. На записях видно, как он подъезжает, затем через какое-то время открывает дверь номера мотеля, когда на место прибывает она, а несколько часов спустя, они по отдельности разъезжаются. Кроме того, в каждый из этих дней с его карточки снималась сумма, соответствующая ставке, которую девушка указала на сайте того агентства знакомств. Вдобавок к этому, твой приятель, агент ФБР Долан, проверяет деньги в конверте Микаэлы на предмет наличия отпечатков пальцев. Хотя это и маловероятно, но если хотя бы на одной купюре есть отпечатки Баттерса, это нам может очень пригодиться. И это ещё не всё.

- Пожалуйста, не останавливайтесь, - настаивала Джесси, стараясь не казаться слишком окрылённой этой информацией.

- В автопарке участка Ван-Найса они нашли машину без номеров и с царапинами, в которых были обнаружены следы краски машины Эрнандеса. Благодаря установленной прослушке, они получили записи разговоров Баттерса с Костабайлом, а также Костабайла с некоторыми офицерами Бюро Долины, которые им будет сложно объяснить в суде.

- И что же это за разговоры? – спросила Джесси.

- Не вдаваясь в подробности, просто скажу, что там были намёки на поспешную кремацию и сокрытие улик, а также на словесные угрозы и физические нападения на людей, которые встали у них на пути.

- Это достаточно подробно, капитан.

- Возможно, я действительно сказал тебе слишком много, - улыбаясь прокомментировал Декер. – В любом случае, насколько я понимаю, массовая облава, в ходе которой будет арестовано около дюжины копов, включая по меньшей мере восемь полицейских Бюро Долины, произойдёт примерно… который сейчас час?

- Час тридцать восемь, - сказала ему Джесси.

- Примерно через двадцать две минуты - и это ещё одна причина, по которой мы должны идти. Некоторые из наших будут принимать в этом участие.

- Буду рада помочь, - сказала Джесси, не в силах скрыть ликования.

- Не стоит, Хант. Я не хочу, чтобы ты была где-то поблизости, когда это случится. Ты должна сосредоточиться на поедании торта и бросании этого тяжёлого шара в те куски дерева вдалеке. Мы справимся.

- Да, сэр, - ответила Джесси.

Декер хотел было повернуться, чтобы уйти, но потом, казалось, вспомнил о чём-то ещё.

- И последнее, - добавил он. – Детектив Паркер из отдела нравов попросила меня передать тебе, что «Filthy Films» временно закрыли.

- Только временно? – удивлённо спросила она.

- Боюсь, что да, - сказал он. – Они ведут расследование, но она не думает, что им удастся доказать, что кто-то из них знал, что Микаэла Пенн была несовершеннолетней. Они выполнили минимально требуемые меры для проверки её личности. Думаю, мы можем обоснованно предположить, что они знали, что её информация была ложной. Но это будет сложно доказать. Однако они должны будут удалить со своего сайта все фильмы с участием Мисси Мэк.

- Это не помешает людям продолжать их смотреть, - сказала Джесси. – Все эти фильмы по-прежнему будут появляться на сайтах-посредниках. Их популярность может даже вырасти, потому что теперь они станут запретными.

- Скорее всего, ты права, - признал Декер. – Но мы сделали всё, что было в наших силах.

- Так мы собираемся пройти мимо того, что видеозаписи, как ныне мёртвая семнадцатилетняя девочка занималась сексом, продолжат распространяться на просторах интернета?

Декер тяжело вздохнул. Было ясно, что ничего хорошего по этому поводу сказать он не может.

- С днём рождения, Хант. Я искренне рад, что тебе удалось остаться в живых, чтобы отпраздновать его, - сказал он. Прежде чем она смогла ответить, он развернулся и прокричал: «Дежурный состав, пора на выход! У нас срочное задание».

 Пока сотрудники Центрального участка разочарованно покидали здание, к Джесси подошёл Гарленд Моисей.

- А Вам не нужно идти с ними? – спросила она.

- Мне? Нет. Мы с твоей сестрой собираемся до блеска натереть пол этого боулинга. Кроме того, времена, когда я лично производил аресты продажных копов, остались в прошлом, мисс Хант.

Джесси недоверчиво покачала головой.

- Вы уже об этом знаете? Как Вам удаётся так быстро получать информацию? Как будто…

Она неожиданно остановилась, так как её осенило.

- Как будто что? – с интересом спросил он.

- Как будто у Вас есть доступ к внутренней закрытой информации, и при желании Вы готовы поделиться ею с полицейскими, которым доверяете, в надежде, что они смогут исправить ошибки в отправлении правосудия, прежде чем все о них благополучно забудут.

- Какое подробное и странное определение, мисс Хант, - с загадочной улыбкой ответил Гарленд.

- Да уж, - согласилась она. – Я, как Болтушка Кэти.

- Это уже как тебе будет угодно, - уклончиво ответил он.

- Кстати, о болтунах, - сказала она, решив пока не наседать на него. – Как вчера всё прошло с Ханной? Вы уже стали лучшими друзьями?

Гарленд перестал улыбаться, и она сразу же поняла, что что-то не так. Все её прежние страхи, параллели, которые она провела между Ханной и Калласом, снова всплыли на поверхность.

- Что случилось? – спросила она.

- Давай оставим это на следующий раз, - предложил он.

- Ну уж нет. Что произошло? Вы составили её профиль, как я просила?

- У нас с ней состоялась увлекательная беседа, - спокойно ответил он.

- Тогда почему мне стало вдруг так тревожно?

- Послушай, Джесси, - сказал он, впервые называя её по имени практически за всё время их общения. – Мы сможем обсудить это поподробнее в более подходящее время. А пока просто знай, что тебе не стоит очень остро на всё реагировать. Мы с Ханной общались, и большая часть проведённого вместе времени вызвала у нас обоих достаточно приятные эмоции.

 Она собиралась всё-таки расспросить его об этом поподробнее, когда у неё зазвонил телефон. Звонили с незнакомого номера, но тем не менее что-то заставило её ответить.

- Алло, - сказала она.

Прошла целая минута тишины, прежде чем в трубке раздался голос. Это напомнило ей звонок с угрозами в адрес Ханны. И, как и следовало ожидать, когда звонивший наконец заговорил, его голос был изменён.

- Ты должна была уйти, когда у тебя был шанс, девонька. Я за своё отвечу. Но однажды, и, возможно, гораздо скорее, чем ты думаешь, тебе тоже придётся ответить. Надеюсь, оно того стоило.

Затем вызов завершился. Джесси знала, кто звонил, хотя никак не смогла бы этого доказать. Она могла вспомнить только одного человека, который когда-либо называл её «девонькой». Это случилось на днях, когда в коридоре полицейского участка она столкнулась с копом, угрожающим ей.

Только что ей звонил сержант Хэнк Костабайл.

Теперь у неё появился новый враг.



Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35