КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 577728 томов
Объем библиотеки - 864 Гб.
Всего авторов - 231322
Пользователей - 106358

Впечатления

Stribog73 про Клепинина: Справочник грибника (Справочная литература: прочее)

Отличный справочник! У меня в бумаге есть более свежее его издание, но у меня сломан сканер и денег на ремонт пока нет. Качайте это издание, оно мало отличается от более позднего и качество весьма хорошее.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Бескоровайный: Грибы. Иллюстрированный справочник (Справочная литература: прочее)

Плывет по реке крокодил. Видит - на берегу сидит мартышка и что-то жует.
- Мартышка, что ты жуешь?
- Грыбы!
- Какие грибы - это же банан?
- Грыбы отсюда!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Влад и мир про Трофимов: Солдат - всегда солдат (Боевая фантастика)

не знаю как потом, но начало дубовое -то есть дурость полная. И где вы видели питомники собак, охраняемые автоматами?. Какой дурак Туда полезет? Красть охранников с зубами и нюхом? Поиск военкомата при полной разрухе и исчезновении людей? Смешная шутка из-за глупости. У солдата нет семьи, родных и друзей? Сперва люди интересуются жизнью близких, а уж потом военкоматами. Если он такой солдафон, то почему покинул пост с оружием руках явно в

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Филиппова: Грибы против рака (Здоровье)

В книге отсутствуют таблицы - так в исходном файле. Твердой копии книги у меня нет.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
lopotun про Шаповалов: Уха с расстегаями: Рыбные блюда из своего улова. Секреты удачной рыбалки (Кулинария)

Написано очень живо и интересно. Даже с юмором:
"Охотники, те могут посоветовать новичку, скажем, ловить зайцев с помощью лимонной кислоты. Не слышали? Насыпаешь кристаллы на пенек, заяц лижет, зажмуривается от этакой кислятины — тут-то и хватай его за уши!"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Липарк: Лик Ветра (Самиздат, сетевая литература)

Будем ждать финальную 4 книгу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Живцов: Следак 3 (Альтернативная история)

2 pva2408
Если это "Недописанное", то не надо добавлять еще и жанр "Отрывок, ознакомительный фрагмент" - это разные вещи.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Королевство Девяти: Начало (СИ) [Александр Василенко] (fb2) читать онлайн

- Королевство Девяти: Начало (СИ) (а.с. Королевство Девяти -1) 682 Кб, 190с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Александр Василенко

Настройки текста:



Королевство Девяти: Начало

История первая "Трагедия"


Пролог

Звуки шагов эхом отдавались в пустом коридоре роскошной белокаменной крепости. Внутри коридор был освещён солнечным светом из широких окон шторы которых были распахнуты, а некоторые окна были открыты полностью впуская свежий воздух с внутреннего двора замка. По тщательно вычищенному кафельному полу медленным шагом шёл пожилой мужчина в бело-золотом мундире и угольно-чёрных брюках. Офицерские сапоги, которые он предпочитал носить и издавали характерный звук шагов, который знающий человек мог отличить от любых других задолго до того, как сам шагающий появиться на горизонте.

Подобные мундиры могли носить лишь принадлежащие к высшему офицерскому рангу гвардии — основы армии Королевства. Таких людей было не больше десятка, однако, он отличался от остальных и это отличие бросалось в глаза с первых секунд.

Корона.

Только один человек в Королевстве, занимавшем чуть больше трети континента мог позволить себе носить корону из девяти золотых зубьев, закреплённых на золотом обруче. На острие каждого был инкрустирован драгоценный камень цвета соответствующего цвету флага одной из девяти земель Королевства.

Действующий Король правящий всеми девятью землями являлся третьим человеком, удостоенным этого титула. В большинстве учебников и книг к королям принято обращаться и ссылаться по их порядковому номеру. Очень редко можно встретить в разговоре или в тексте упоминания королей по именам или их другим титулам. Обычно даже при личном общении принято говорить о короле: «Третий» или «Его величество Третий».

Его величество Третий имел отличную выправку и несмотря на глубоко пожилой возраст был всё ещё широк в плечах, крепок и силён, чтобы называться «Защитником человечества» — традиционный титул, присвоенный ещё Первому великому королю, который был сильнейшим воином своего времени и приложил не мало усилий для того, чтобы каждый в королевстве чувствовал себя в безопасности.

Продвигаясь ранним утром по центральным коридорам замка, он наслаждался тишиной и свежим утренним воздухом, который особенно ценил в этот жаркий период.

Остановившись у одного из распахнутых окон Его величество Третий выглянул в окно замка и несколько минут рассматривал часть внутреннего двора. В этой стороне располагался сад и за ним были несколько жилых пристроек используемых по-разному. Например, сейчас король повелел отвести эти здания под жильё прислуги, которое обычно располагалось в отдельном крыле первого этажа замка. Но когда в замке не было гостей, то король мог себе позволить побаловать слуг отдельным жильём.

Третий среди всех королей был известен своей добротой несмотря на происхождение из числа воинской знати.

Однако по отношению к членам своей семьи он был куда более строгим, в основном потому, что возлагал на детей большие надежды. От созерцания сада и наслаждения свежим воздухом его отвлекли приближающийся звук быстрых шагов.

В такое ранее утро, когда даже большая часть прислуги и стражи ещё не заполонила помещения замка и солнце ещё даже не освещало всё вокруг в полную силу, только его дочь Анна, по приказу отца, была занята тренировками. И хотя знатные дамы редко брали в руки оружие, Третий считал, что его дети, вне зависимости от пола, обязаны владеть мечом. Не зря он сам носил титул «Герой меча».

Анна энергично пробежалась по ступенькам, ведущим в коридор третьего этажа и увидев отца, повернувшегося к ней лицом, сразу же подбежала с обеспокоенным видом.

— Отец! — Обеспокоенно воскликнула принцесса. — Тебе не следует в такую рань уже быть на ногах. Помнишь, что говорил целитель? — В ответ Третий король лишь покачал головой и приложив ладонь к наплечникам из тренировочного костюма сказал.

— Ничего страшного. К тому же, следуя его советам, я уже почти неделю соблюдаю постельный режим. Пора размять старые кости.

— Побереги себя, воздержись хотя бы от своих тренировок. — Продолжала настаивать Анна, провожая отца по коридору к лестничному пролёту.

— Хо-хо-хо… Не забывай, что я всё ещё воин и не хотел бы, чтобы подданные запомнили меня дряхлым стариком, отдающим приказы из постели.

— Ты неисправим. — Заключила Анна.

— Точно. Я бы хотел посмотреть на твои успехи. Ты сейчас тренировалась с наставником?

— Нет, отец. Наставник проводит вечерние тренировки где мы отрабатываем технику и сложные приёмы, а также разучиваем новые движения и техники. Утром я отрабатываю стандартные стойки, взмахи и выпады, но уже с отягощением.

— Филонишь небось… — Вульгарно выразился Третий подозрительно глянув в лицо дочери. В ответ на это обвинение Анна достала из подкладки кожаного тренировочного нагрудника несколько железных брусков для отягощения.

— Мне это не к чему, я уже не настолько слаба как два года назад, когда ты тренировал меня.

— И я рад это видеть, дочь. Возможно, когда придёт час, я смогу отправиться к предкам зная, что мои дети достаточно сильны, чтобы выдержать грядущие испытания.

— Прекрати, отец! Ты ещё долго будешь жить если не будешь так суров к себе.

— Хо-хо… Да шучу я… — С этими словами он потрепал дочку по голове и двое гвардейцев дворцовой стражи отворили роскошные дубовые двери, ведущие в небольшой открытый дворик для тренировок находящийся в самом замке. Гвардейцы отдали воинское приветствие громко прокричав здравницу и приложив левую руку к стальному нагруднику, а правой продолжая удерживать парадные алебарды, с которыми они несли службу.

Дворик для тренировок напоминал миниатюрную квадратную арену, на которую вели четыре небольших спуска из десяти ступенек вокруг была наблюдательская зона. При желании наблюдателей от самой площади возможно было оградить специальным магическим барьером. Король предусмотрительно остался наблюдать за дочерью уже сделавшей первые шаги на траву из наблюдательской зоны. На квадрате арены были размещены несколько пней размером с взрослого человека, который служили как мишенями для стрельбы, так и для отработки боевых навыков с холодным оружием.

— Ты уже отрабатывала боевые навыки? — Спросил Король имея ввиду не просто навык удара мечом или хитрые техники фехтования. Боевыми навыками назывались специальные техники управления жизненной силой. Люди, живущие в королевстве, верили, что каждому, по воле богов, отведён запас жизненной силы и запас силы разума. Запас жизненной силы они накапливают в период детства и взросления из природных источников, таких как еда, вода, воздух и солнце. Однако каждый человек не мог накопить силы выше своего предела и когда человек повзрослел, то процесс шёл строго в обратном направлении и жизненные силы он расходовал постоянно. Когда запас этой силы заканчивался, по различным причинам, человек умирал.

Воины были убеждены в том, что предел жизненной силы, которую человек накапливает, можно увеличить, а расход регулировать с помощью специальных тренировок. Такие теории имели своё подтверждение на практике.

Настоящим прорывом в этом вопросе стали именно боевые навыки.

Некоторые из воинов зашли в тренировках настолько далеко и настолько виртуозно научились управлять своей жизненной силой, что стали её чувствовать и направлять больше или меньше в конкретное действие и в случае с приёмами борьбы или искусством фехтования, это принесло невиданный результат.

Сила обычного удара палкой при задействовании максимально доступного количества жизненной силы была настолько велика, что могла отбить удар хорошо отточенного меча и при этом палка оставалась невредимой. Некоторые могли совершать и другие чудеса не используя магию. Позже это стали называть магией воинов.

— Я ещё не настолько хороша в использовании жизненной силы, отец. Притупить боль, временно снять усталость, поднять в два раза больше своего веса… Пока это мой предел. Наставник говорит, что спешка в этом вопросе может негативно сказаться на моём здоровье.

— И он абсолютно прав! — Ответил Король. — Также, как и абсолютно любое вмешательство в природные процессы управления жизнью. Однако для развития и совершенствования такие вмешательства необходимы. Ничто не получиться без риска, дочь. Ничто! Если ты хочешь стать сильнее… Ты ведь этого хочешь?

— Да, отец. — Кивнула головой Анна.

— Тогда тебе следует принять это и нести ответственность за свою жизнь, то что ты боишься это нормально, «безответственный подход, лишённый страха — есть глупость и мерзость недостойная человека.» — Процитировал он слова Первого короля.

— Да, отец. — Снова кивнула Анна.

— Если ты понимаешь это, тогда… — Лицо короля внезапно стало серьёзным. Без предупреждения он шагнул с места и развил скорость недоступную для невооружённого человеческого глаза. Раньше, чем Анна успела моргнуть отец оказался у неё за спиной пройдя не только свозь неё, но и через каменную преграду которая была высотой по его грудную клетку. Поток воздуха, следующий за ним, чувствительно задел её волной. Если бы не отягощение, то девушка вроде Анны могла бы потерять равновесие и упасть.

Мгновенно повернувшись она могла лишь стоять с открытым ртом. Ни один мускул на лице короля не дрогнул, и он по-прежнему держал руки сложенными за спиной. Он улыбнулся, смотря на её реакцию. Каждый раз, когда он на её глазах выдавал подобное она всегда удивлялась совершенно искренне.

— «Исчезающий шаг» — техника не из простых, однако эффективность её в бою превосходит даже самые смелые ожидания. Хочешь научу? — Произнёс король.

— Ты думаешь у меня получиться подобное?

— Ты моя дочь, в тебе моя кровь и кровь Делакорис, самого великого рода в этом Королевстве. Если будешь стараться и верить в себя, то твоя сила не будет знать границ ни в одном из миров.

— Ты часто говоришь подобное о нас с Самуилом, однако я едва ли так же талантлива как ты или, например, сир Зигфрид. Кстати где он? Когда ты сказал, что нашёл мне наставника, я боялась, что ты имел ввиду его.

— Зигфрид всегда где-то рядом и скорее всего прямо сейчас наблюдает за нами. Он не будет лишний раз докучать своим присутствием если на это нет необходимости. По поводу наставничества, скажем так… Я не считаю разумным поручать учить тебя основам сильнейшему воину человечества. Да и в целом Зигфрид плохой кандидат в наставники кому-то вроде тебя. Скажи, а почему ты не хотела бы, что бы он учил тебя?

— Если честно, то я его боюсь. Я понимаю, что ощущать страх в присутствии подобных ему — это нормально. Но мой страх не из-за его силы или магии. За все восемь лет, что я его знаю, я так и не решилась заговорить с ним. Даже не подозреваю, что он за человек.

— Хех… — Король вновь потрепал её по голове. — Это легко исправить, но настаивать не буду. Да и не думаю, что вы найдёте общие темы для разговора. Однако бояться своего старшего брата глупо.

— Сводного брата. Ты даровал ему фамилию и назвал сыном, однако это не делает его моим братом, отец.

— Жаль, что ты отказываешься это принять, но воля твоя. Так, что насчёт небольшой тренировки?

— Я только за, однако сейчас мне следует готовиться к завтраку, у меня полный бардак в покоях, отец, а ты велел прислуге не помогать мне, а контролировать как я сама ухаживаю за покоями, так что времени у меня не много.

— Тогда попробуй повторить шаг от того угла и до меня. — Анна отошла на указанное расстояние и после нескольких безуспешных попыток отец покачал головой и для примера вновь повторил свой шаг оказавшись в углу за её спиной.

— Ты, похоже, не поняла основной принцип. Смотри, когда я… — Начал было пояснять король и внезапно прервался, когда осознал, что не способен вдохнуть. Почти сразу в груди проступила жгучая боль и Третий упал на одно колено. Анна испугалась и сперва отошла на несколько шагов, а когда поняла, что у отца приступ кинулась обратно к нему аккуратно уложив его на спину.

— Стража! — Едва прозвучало первое «А», как дворик заполонили бойцы дворцовой стражи и когда Анна собралась дать команду, что бы короля скорее отнесли к целителю как он крепко схватил её за руку и посмотрев прямо в её зелёные глаза сурово покачала головой.

— Отец, ты в порядке? — Ответить на вопрос принцессы третий король уже не мог. Боль постепенно расходилась по всему телу. Силы покидали его, и он чувствовал, что умирает.

Бойцы дворцовой стражи, собравшиеся вокруг резко расступились, когда появился ещё один человек.

Зигфрид Делакорис.

«Магистр войны»

Человек считавшийся сильнейшим даже среди пяти божественных воинов. В тяжёлых белоснежных латах с гербом королевской семьи на груди — черепом дракона в профиль, в глазнице которого был инкрустирован ярко-зелёный изумруд. С его наплечника развивался красный плащ длинной до середины его спины на котором золотистыми нитками также был вышит этот герб. Длинные белоснежные волосы и кроваво красный цвет глаз резко отличали его от других бойцов добавляя ему дьявольских черт. Огромный двуручный меч с широким клинком и двойной рукоятью часть которой была внутри самого клинка был его личным изобретением и в его руках мог сравниться с оружием божественного класса. Если Третьего короля нарекли «Героем меча», то его приёмный сын носил титул «Клинок господень»

Он не торопясь подошёл к умирающему королю и принцессе, которая не смогла сдержать слёз от переживаний. Король, продолжая крепко сжимать её ладонь повернулся и посмотрел в глаза нависшему над ним Зигфриду.

Анна только и смогла выкрикнуть.

— Что ты стоишь?! Помоги! Он же умирает! — В ответ на это Третий нашёл в себе силы поднять дрожащую руку и приложить указательный палец ко рту вновь взглянув в глаза дочери.

Зигфрид с приёмным отцом вновь молча посмотрели друг на друга будто общаясь мысленно. Третий смотря в глаза Зигфриду вновь покачал головой и его взгляд застыл, а рука, которая крепко сжимала ладонь дочери ослабла и опала на его грудь.

Анна, поняв, что произошло, отвернулась и расплакалась.

Зигфрид, не произнося ни слова опустился на одно колено и склонив голову аккуратно сложил руки на груди приёмного отца. После этого он снял латную перчатку и двумя пальцами прикрыл его веки и наклонившись над его головой поцеловал умершего старика в лоб.

— Покойся с миром и да будут боги добры к тебе… Эдгар Люций Делакорис. — Произнёс Зигфрид после ещё нескольких секунд тишины. Бойцы дворцовой стражи услышав эти слова не раздумывая встали каждый на одно колено и склонили головы.

Глава первая «Король умер. Да здравствует Король!»


В просторной комнате дворца отведённой под спальню молодого принца ночью сидели двое. Юная девушка, которая едва достигла возраста, когда в народе её уже можно считать женщиной. Не так давно прошло ровно четырнадцать полных лет со дня её появления на свет. Несмотря на свой юный возраст она уже была красавицей, каких мало даже в столице. Её внешность, по столичным меркам, портил лишь её цвет волос. Светло-русые волосы были не в моде в белокаменном городе, здесь все знатные дамы предпочитали быть блондинками или же красить волосы в белый цвет. Не смотря на советы своих немногочисленных подруг, она не хотела ничего менять. Цвет волос напоминал ей кто она. Принцесса Королевства Девяти. Более того она была родной внучкой Первого из королей и дочерью Тетьего. Светло-русый цвет волос и ярко-зелёные глаза напоминали ей о дедушке, которого она видела лишь на картинах во дворце.

Сидела она рядом с большой кроватью в которой лежал ещё маленький мальчик десяти лет от роду. Её родной брат. Хотя между ними были достаточно тёплые отношения, ей он казался капризным ребёнком, но она терпела, ведь он не знал своей матери, которая родила его в достаточно зрелом возрасте и от этого не пережила родов. Мальчик также не должен был выжить если бы не вмешательство придворных магов-целителей. После того как она научилась грамоте и основным наукам которые должны были учить все знатные дамы до 10 лет, заботу о младшем брате отец целиком и полностью возложил на неё, а спорить с отцом было дело крайне бесполезное, она это поняла ещё в шесть лет.

— Прочитай ещё раз! — Продолжал капризничать принц.

— Самуил! — Строгим тоном произнесла сестра. — Тебе уже десять лет. Ты прекрасно умеешь читать и писать, даже лучше меня в твоём возрасте. Если хочешь, ты можешь прочитать сам!

— Анна, я хочу ещё раз послушать. Ты же знаешь, что я без этого плохо сплю. Я уже привык засыпать так. Если не прочитаешь ещё раз я расскажу папе про то, что ты взяла магические книги из библиотеки без спроса!

— Ладно, уговорил… Слушай, это последний раз…

В те времена, когда люди только научились возводить крепости для защиты от чудищ, населявших наш мир и выживать без помощи покинувших нас богов. Дракон спас от демонов маленькую девочку пролетая мимо обратив их в ничто. Девочка лишь спросила, как зовут великого зверя спасшего её от рогатых поджигателей деревни. Но у дракона не было имени, как и друзей нет в мире зверей. Девочка спросила, можно я буду звать тебя Делакорис? И великий дракон принял это имя и повёл людей под своей защитой высоко в горы, ибо знал, что на равнине не выжить им без защиты небожителей. В горах они жили сотни лет под защитой дракона. Основали много деревень и селений. У самой высокой горы построили они храм во славу его и окружили его великой крепостью, что стоит до сих пор. В той горной крепости спустя тысячу лет после смерти великого зверя родился тот, кто впервые покорил самый пик горы и кому явился дракон и даровал своё имя и силу. И стал он великим князем с силой дракона, поведя свой народ вновь на равнины к тем племенам и странам, кто, либо жил под гнётом чудовищ и демонов, либо сумел переселиться на острова за морями и выжить. Собрал он девять земель покорив множество городов и стали славить они его как великого воина и защитника человечества и назвали своим королём. Он правил 40 долгих лет пока не оставил престол своему младшему брату которого признавал воином, не уступавшим ему. Ушел первый король через несколько лет увидев славные деяния брата своего на троне и понял, что пора ему вновь отправиться к зверю, что дал ему силу. Но так и не сумел он вернуться… Брат его стал править всеми землями собрав из них величайшую страну из всех прочих. Но демоны не дремали за выжженными землями и направили они к границам зелёную чуму. Своих верных рабов, что звали себя Орками. И пал великий второй король в бою с ними оставив страну своему верному ученику и генералу, ибо не было у второго короля детей, а дочерям старшего брата он не мог оставить престол. Младшую из них он выдал за него замуж и нарёк его третьим, а сам стал стеной и погиб под натиском Орды. Лишь Третий король и девять рыцарских орденов с пятью воинами божьими сумели остановить орду и схватить Лорда Орков в плен… И правил он…

— Сестра… — Перебил её принц.

— Что?

— А куда ушёл Первый король? Куда ушёл Дедушка? Я искал в библиотеке, этого нет нигде…

— Этого никто и не знает. Когда начнёшь учить историю не по сказкам, то узнаешь, что было во времена смуты и что второму королю пришлось приложить не мало сил, чтобы всё закончилось благополучно, а помог ему в этом наш папа.

— А папа знал дедушку?

— Он не любит говорить о первом, но он его знал. Несколько встреч Третьего и Первого описаны в «Сказаниях о кавалерии» и в «Жизнеописании Первого короля».

— Это странно, что Папа не сын дедушки… Обычно должно быть так.

— Возможно, но вот ты сын Третьего и станешь когда-нибудь Четвёртым великим Королём.

— Врядли… Я не такой умный как папа. Ладно, я устал и хочу спать. Спасибо.

С этими словами принц отвернулся от сестры и она, пожелав ему приятных снов, хлопнула в ладоши погасив свет от магических ламп ушла, закрыв за собой дверь.


***

Когда Анна наконец успокоилась, прислуга передала ей слова Зигфрида о том, что ей следует сообщить юному принцу о трагедии. Тело Третьего короля Зигфрид с несколькими офицерами своего рыцарского ордена «Королевской стражи» доставил в белокаменный город Сертифа — столицу Королевства Девяти земель. Храм был немедленно закрыт для посторонних и взят под охрану великим рыцарским орденом. Сам Зигфрид в первые сутки лично нёс караул на пред похоронной службе. Дурные слухи мгновенно облетели всю столицу. Замок, в котором находились остальные члены королевской семьи и Высший Королевский Совет был тоже взят под усиленную охрану. Деталей не разглашали, однако в столичную префектуру поступили срочные приказы на закрытие города в ближайшее возможное время и введение комендантского часа с усиленным патрулированием, аргументировав эти мероприятия очередными оборонными учениями, которые в столице проводились довольно часто, однако такой внезапности ещё не было. Все понимали, что произошло, что-то очень серьёзное.

Анна в свои шестнадцать лет уже год как считалась совершеннолетней девушкой и полноправным членом королевской семьи, однако для неё внезапная смерть отца стала настоящим ударом. Ещё совсем недавно она читала юному принцу сказки на ночь, а сейчас направлялась в его покои будто в чёрно-белом сне.

Сейчас она должна сообщить ему, что отца больше нет.

Юный принц Самуил не пошёл ростом в высокого и широкоплечего отца. В свои двенадцать лет его лицо хоть уже и казалось слегка взрослым ростом он был ниже своих одногодок и долгое время у него совсем не росли волосы. Лишь к десяти годам у него начали расти белоснежные, как у Зигфрида и других альбиносов волосы, однако его глаза, как и у всех в роду Делакорис были ярко-зелёными. Цвета того изумруда в броне «Магистра войны».

Принц был очень талантлив в учёбе и учителя постоянно ставили маленького брата в пример Анне. В свои десять лет он уже приступил к изучению теории магии под строгим надзором придворных магов и лично отца, когда у того находилось немного свободного времени и достаточно быстро перешёл к практике. В отличии от Анны, которой вообще не рекомендовали начинать изучение магии до совершеннолетия из-за проблем с естественными науками.

Возможно его врождённая гениальность, а возможно просто не осознание полноты трагедии повлияли на юного Самуила, однако, когда Анна затворила дверь и сказала, что отца больше нет принц даже не отвлёкся от книги, лишь уточнил, а когда он планирует вернуться, подумав, что речь идёт о очередном срочном отбытии Короля. Когда же Анна подошла к нему и уточнила, он лишь достаточно долго обдумывал услышанное, а после просто вернулся к чтению добавив…

— Я так понимаю, теперь моё расписание меняется. Когда я понадоблюсь приходи или присылай за мной в любое время.

Анну возмутила реакция младшего брата, однако устраивать ему воспитательных сцен она не стала, вспомнив слова отца.

«Слёзы — это доказательство того, что эмоции взяли вверх над нашим разумом. Доказательство слабости!»

Всё верно…

Это она повела себя недостойно, когда отец умирал на её руках. Он встретил смерть как подобает настоящему мужчине и королю. Не произнеся ни звука. Не проявляя слабости.

Находясь в своих покоях уже второй день Анна отказывалась от еды.

Ей хотелось покоя.

Однако она понимала, что долго в состоянии тишины замок не останется. Уже прямо сейчас Королевский Совет был завален работой. Приходилось отправлять срочных гонцов. Написать кучу писем самым разным людям. Первый советник короля принял решение созвать всех действующих Графов на совет. В письмах он велел не разглашать детали, однако дал понять, что созывает всех ввиду трагических событий в королевской семье.

Высшие знатные дома девяти земель не были готовы к внезапной кончине Третьего.

О реальном положении дел следовало узнать главнокомандующему Гвардии Генерал-командору Генриху Оптиусу, который в данный момент командовал проведением крупных военных учений при участии двенадцати легионов Гвардии, а также командорам всех рыцарских орденов Королевства. Контролировал эти мероприятия лично Советник Обороны, член королевской семьи и один из пяти божественных воинов Сид Делакорис. Его сейчас крайне не хватало в Замке для возобновления полноценной работы Королевского Совета.

Получив письмо с личными печатями Первого советника и принца Самуила, он не на шутку забеспокоился и прочитав его несколько раз, понял, что его худшие опасения подтвердились. Взяв с собой лишь десяток всадников на грифонах, он полетел в столицу незамедлительно и уже через десять часов они пролетали по ночному небу рядом с белокаменным замком зажигая последовательно сначала зелёные, а после синие огни. Без подобного обозначения со стороны всадников, городская и дворцовая стража открыла бы огонь без предупреждения по летящим в ночи грифонам.

По прибытию он тут же выслушал доклад от служителя тайной канцелярии при королевском совете и принял несколько поручений от первого советника в работу. Советник обороны своим первым приказом велел передать просьбу выделить время для личной встречи с первым советником для уточнения деталей, а до тех пор он желает выразить соболезнования своей кузине принцессе и принцу Самуилу.

Покои принцессы находились под охраной «Королевской стражи» и только благодаря тому, что в прошлом Сид был вице-командором этого ордена его пропустили, предварительно связавшись с Зигфридом, который дал добро. До этого даже сам принц не смог бы войти туда. Всем желающим аудиенции было бы настойчиво сказано ждать распоряжения «Магистра войны».

Сид смиренно ожидал у дверей, когда принцесса будет готова принять его. Хотя она сейчас ложилась достаточно поздно и совсем не по своему обычному расписанию, но в третьем часу после полуночи, даже погружённые в работу советники уже спали.

После того как стража оставила Сида и Анну одних кузен тут же обнял её и искренне выразил соболезнования.

— Надеюсь тебе уже лучше, я слышал, он умер на твоих глазах… Это ужасно, я бы и врагу не пожелал подобного. — Анна резко погрустнела и отпила глоток горячего чая из небольшой фарфоровой чашки.

— Я не хочу об этом… Давай ближе к делу Сид. Ты ведь ничего не делаешь просто так. Не зря же ты в первую очередь пришёл ко мне с соболезнованиями.

— Эхх… Всё-то ты про меня знаешь, но уж прям совсем сволочь из меня не делай. — Почесал затылок Сид. — Я действительно скорблю с тобой. В конце концов я тоже Делакорис и для меня смерть Третьего тоже потеря члена семьи.

— Спасибо. — Произнесла Анна. — Не подумай, я тоже искренне. Ты единственный, кто меня так поддержал.

— Не понял, а как же Зиг и Самуил? Они, выходит, не поддержали?

— Зигфрид вообще по отношению ко мне ни как себя не проявил, будто меня не существует, может ли он вообще чувствовать для меня загадка…

— Хех… На него похоже, а что Самуил?

— Самуил, конечно не такой бесчувственный, хотя и хочет таким казаться, но иногда по нему видно, что ему очень тяжело далась смерть отца. Он сейчас сам нарывается на любую, связанную с текущими делами деятельность. Любой другой сказал бы, что он рвётся к власти, но я думаю, что он просто хочет принести пользу и ради семьи стремиться взять хоть часть ответственности.

— Понятно. К слову о том, что я хотел от тебя… Я хочу попросить тебя поговорить с Самуилом и донести до него мои слова. Надо объяснять почему я выбрал именно тебя?

— Это понятно, а сам что?

— Я также планирую и сам поговорить с ним, но сначала хочу отправить тебя. Мне интересна его реакция, да и найти подход в таком деле чрезвычайно важно.

— То есть я теперь твой агент влияния?

— Если хочешь можешь считать и так, но ты всё же слишком всё упрощаешь.

— Что ты хочешь, чтобы я сказала?

— Обрисуй для него картину ближайшего будущего. В любом случае ему 12 лет и занять трон он не сможет. Ему понадобиться Наместник — тот кто реально сможет заниматься делами страны и представлять его интересы, а также интересы семьи. Я считаю, что подхожу на эту роль лучше большинства и буду благодарен если ты поможешь мне убедить в этом Самуила.

— Ого! Так я должна помочь тебе занять трон?

— На трон я не претендую, лишь на статус временного правителя. Так, ты и Самуил сможете быть спокойны за дела в стране, пока он не закончит учёбу, а как только будет готов он займёт своё законное место, а я займу должность, которую он сочтёт для достойной меня. Я считаю, что в текущей ситуации, это выгодно и тебе и ему, если на троне будет сидеть близкий родственник.

— Кроме тебя есть ещё Зигфрид, да и мы ещё не знаем, что завещал нам отец. Ты уверен, что он не оставил эту честь своему приёмному сыну?

— Давай только честно… Ты хочешь видеть Зигфрида на этой должности? — Анна промолчала. — Возможно ты хочешь заняться этим сама? Уверена, что сможешь?

— Нет… Я на роль временного правителя не гожусь. — Добавила Анна.

— Хорошо, что ты это понимаешь. Пойми также, что правление Зигфрида — это явный намёк на раскол в семье. Я всего лишь твой кузен и никогда не стану равен по статусу тебе или Самуилу, пусть это и формальности, но они важны. Зигфрид же пусть и приёмный, но имеет статус сына Третьего Короля, а значит его можно противопоставить Самуилу.

— Думаешь Зигфрид может пойти на измену? Думаешь он всё это время ждал возможности захватить трон? — Сид пожал плечами.

— Он сильнейший воин Королевства. Подумай, хотела бы ты даже в теории создать возможность такого конфликта между ним и Самуилом? — Анна вновь промолчала. — Если этого мало, то подумай, как лично на тебе может сказаться его приход к власти? Уверена, что сможешь влиять на Самуила? Думаю, первое, что сделает Зигфрид это отправит вас на разные концы света. Тогда ни ты ни я уже ничего не сможем сделать.

— Хорошо, я согласна. Я передам Самуилу твои слова, но решение всё равно за ним.

— Понимаю. Тогда я, пожалуй, займусь текущими делами. Отдыхай. — Сид поднялся со стула так ни разу и не попробовав чай который ему предложила Анна. Когда он направился к выходу Анна ещё раз окликнула его.

— Сид, спасибо тебе. Я действительно не ожидала, что тебе не всё равно.

— Хех, а ты думала, что мне интересно только копьём махать? — Улыбнувшись, стоя у дверей ответил он. — Проблемы семьи — мои проблемы, так было всегда. — Произнёс Сид и покинул покои принцессы.

Приступив к делам, в своём кабинете, Сид окончательно убедился в том, что каждому в совете наплевать на всех остальных. Все задачи, которые в такой момент ложились на советника обороны откладывались в очень долгий ящик. Спасибо Зигфриду, что хоть он не положил на безопасность столицы и ввёл орден «Королевской стражи» в город в полном составе, а также, видимо с его подачи, пнули Префекта города и тот также мобилизовал столичную когорту городской стражи. Однако, когда официально будет объявлено о смерти короля, городской стражи будет недостаточно. Было необходимо созывать верные королю войска для поддержки интересов правящей семьи.

Скоро здесь будут Графы. Каждый приходит на совет как минимум с одной когортой верной ему гвардии. Сейчас объединяющая их сила в лице короля исчезла. Выставлять на показ слабость семьи — просто недопустимо. В первую очередь необходимо созвать первый легион и не менее важной задачей является предупредить все рыцарские ордена о случившемся раньше, чем об смерти Третьего узнают Графы.

Казалось бы, простые и примитивные задачи, как отправка новостных сообщений, в такой обстановке требовала тщательного порядка и соблюдения режима секретности. Теперь за это отвечает лично Сид, и если он плохо справиться со своими обязанностями ему не стоит беспокоиться, что с него спросит будущий король. Допусти он ошибку, то возможно спрашивать будет некому. Следует отправить послание одному ордену и перепоручить эту задачу Командору, которому он может доверить подобное.

Третий из божественных воинов «Бог-колдун» подходил идеально. Он должен получить сообщение и указания первым. Скорее всего, для него это не будет сюрпризом. Дальше он должен будет передать это сообщение всем командорам и вице-командорам орденов, но не раньше, чем графы покинут свои земли и отправятся в столицу. Он единственный кто способен точно выбрать момент благодаря своей магической разведке. Сообщение следует передать всем командорам, кроме второго из пяти божественных воинов — «Божьему кулаку». Сообщить о подобном ему должен будет Зигфрид. Таким образом это не будет воспринято как формальное оповещение и Зигфрид как никто знает, что лучше сказать этому командору.

Прошло уже три дня с момента смерти Третьего. Не стоило забывать об организации военных похорон.

Парад, снабжение, выбор достойных кадров для командования каждым отдельным мероприятием. В отсутствии Короля и Генерал-Командора, всё это ложилось на его плечи.

Обычно он как советник обороны очень редко занимался подобной работой. На этой должности он в основном перепоручал работу со статистикой своим помощникам, а сам, в основном, заседал в совете, подписывал бумаги и иногда выезжал с проверками от имени короля в расположение легионов.

Сид настолько увлёкся, что даже не заметил рассвета, с которым раздался и стук в двери его кабинета.

— Войдите.

Сотрудник тайной канцелярии встречавший его ночью распахнул двери пройдя в кабинет приклонил колено и произнёс.

— Милорд, принц Самуил и милорд первый советник, ожидают вас в тронном зале. — Сид отвлёкся от составления выписок из личных дел офицеров которых он отбирал для будущих назначений.

— Вот как… Ясно. Я скоро буду. Свободен.

— Милорд… Мне приказано проводить вас в тронный зал немедленно.

— Даже так? Хорошо… — Сид оставил бумаги и послушно проследовал за сопровождающим через коридор и поднялся по центральной лестнице в тронный зал где перед вратами он ожидал, когда его пригласят.

Пройдя через огромные каменные врата тронного зала, которые отворялись магией. Сид уже понимал, что происходит и был готов.


***

Принц Самуил был истинным гением, и отец гордился его успехами в науках и магии несмотря на его проблемы со здоровьем. К примеру, в свои шесть лет, когда большая часть детей его возраста только учиться читать, он уже проводил дни в семейной библиотеке перечитывая полные версии легенд и сказок, которые сестра читала ему на ночь. С самого раннего возраста он демонстрировал настойчивость и если его в чём-то ограничивали он не успокаивался либо пока не узнавал причину либо пока не добивался своего. Попытки просто перегрузить его учёбой и тренировками в возрасте от восьми до десяти лет, также не давали результатов. Уже в этом возрасте принц обрёл понимание принципов управления жизненной силой на интуитивном уровне, а благодаря крови Делакорис, запасов энергии ему хватало на неделю бодрствования если того требовала ситуация.

В конце концов сдался Третий, что для него было совершенно несвойственно. Третий король, как и большинство военных был человеком довольно упрямым. Однако в спорах со своим маленьким сыном относительно возрастных ограничений, постоянно проигрывал и тогда дал добро на его магическую практику.

Результат не заставил себя ждать и уже к двенадцатому дню рождения Самуил продемонстрировал владение магией второго ранга. Не многие взрослые в своей практике могли похвастаться столь стремительным прогрессом.

Отцу было известно, что Анна также владеет подобной магией, однако она тренировалась в тайне от отца, за что была сурово наказана.

Смерть третьего была тяжким ударом для совсем юного принца.

Несмотря на весь его запас знаний и умений в его возрасте, после того как сестра сообщила ему эту весть, он довольно долго не понимал, что ему теперь следует делать. Следует ли ему проявлять инициативу как он это делал в учёбе или следует подождать пока взрослые решат часть проблем за него? Самый главный вопрос теперь в том, что если он решит проявить инициативу, то как ему ознакомиться с текущими делами и кому следует доверять?

Отец больше всего доверял своему приёмному сыну Зигфриду которого сам Самуил видел всего несколько раз и знал, что Анна его побаивается и в его присутствии старается остаться незамеченной. В замке он несколько раз консультировался по вопросам магии и тренировок со своим кузеном Сидом и к своему стыду лишь недавно узнал, что он один из пяти величайших воинов его страны, хотя в разговоре он вёл себя очень дружелюбно и позволял принцу полностью игнорировать дворянский этикет.

Советники отца были людьми очень занятыми, как и сам Самуил постоянно был занят учёбой. Лишь первого советника и Сида он несколько раз видел за обеденным столом вместе с отцом, однако они никогда не обсуждали текущие дела в такие моменты. Все разговоры, которые застал Самуил были для него скучны, обсуждали какие-то личные проблемы, также делились воспоминаниями о войне либо рассказывали какие-то смешные историй из недавнего.

На следующий день именно первый советник попросил об аудиенции. Самуил решил, что если он сейчас не проявит инициативу, то будет поздно. К удивлению, первый советник, казавшийся даже более строгим человеком чем отец из-за своей внешности, отреагировал на вопросы принца довольно сдержанно и не старался пояснить Самуилу, что ему пока не следует влезать во взрослые дела. Казалось он даже был рад подробно отвечать на каждый вопрос и пояснять принцу почему сейчас он принимает именно такие решения. И хотя принц задержал его на несколько часов и ему явно нужно было заниматься более важными делами, получав очередной уточняющий вопрос он задумывался перед ответом почёсывая, то пышные усы, то затылок и продолжал объяснять ситуацию.

В конце концов Самуил удовлетворил его просьбу и поставил свою личную печать и подпись на письме советнику обороны Сиду которое перед этим прочитал несколько раз вникая в каждое слово.

После этого он ещё несколько раз заходил как в зал совета, так и лично к первому советнику интересуясь самыми разными вещами и всегда получал наиболее полные ответы, что его откровенно удивляло. Обычно, Анна, Сид и отец никогда не пытались, что-либо разжевать и пояснить подробно, когда он у них спрашивал. Они часто находили порой даже самые глупые оправдания своему незнанию или своей занятости. И хотя стиль общения советника, выстроенный на полном соблюдении всех норм этикета слегка утомлял Самуила, он всё больше доверял этому человеку. Третий день уже начался с взаимовыгодного обмена просьбами между принцем и первым советником. Принц удовлетворил просьбу советника, которого уже называл по имени и должности «Советник Рональд», которая заключалась в предоставлении доступа к рабочему кабинету отца.

Магистр войны взял покои Третьего, его кабинет и королевскую оружейную под охрану своего ордена. Совету было отказано в доступе и Самуилу пришлось лично вмешаться и просить рыцарей связаться с Зигфридом. Ответ он получил неожиданный. Доступ к кабинету он предоставит только принцу или принцессе, остальные получат его лишь в присутствии членов семьи и под надзором рыцарей, что неслабо удивило принца, однако оспаривать решение «брата» он не стал, демонстрируя согласие. Попытавшись позже лично встретиться с магистром войны получил вежливый отказ.

Советник Рональд, в свою очередь, выполнил просьбу принца о предоставлении ему полного допуска ко всем помещениям замка, которые были в его власти и организовал ему своего рода обход, который его весьма сильно впечатлил.

Самуил понял, что он не знал очень многого. Ему впервые продемонстрировали несколько помещений королевской казны, к которым имел доступ совет, остальные находились в столице под охраной магистра войны. Он посетил королевскую библиотеку обойдя даже несколько закрытых секций. Тайную канцелярию совета, хотя от доступной ему королевской канцелярии она не слишком отличалась. Также его провели по подземным и надземным казарменным помещениям Первого легиона и для большего впечатления провели небольшую экскурсию в тюремные помещения.

Самуил впервые получил возможность обратиться лично к легионерам и их командирам, хотя ему было строго запрещено упоминать о смерти отца.

— Всему своё время… — Сказал советник, добавив также, что официально объявят о смерти и назначат дату проведения похорон на девятый день после смерти короля.

Ранним утром, первый советник, пользуясь личным приказом принца держать его в курсе всего и докладывать по необходимости в любое время выразил обеспокоенность тем, что советник обороны Сид, среди ночи, попросил аудиенции у Анны. Он попросил у принца поддержать его обеспокоенность и вызвать советника обороны в тронный зал.

Сид Делакорис явился в тронный зал в сопровождении нескольких своих помощников и увидел, что здесь уже построился целый взвод дворцовой стражи и в качестве главного телохранителя стоит первый центурион Марк из десятой когорты первого легиона. Один из немногих кто проявил себя несдержанно на войне по отношению к старшим офицерам, за что был сослан в первый легион. Такая судьба была у многих бойцов и офицеров первого, однако в своё время заложником своей несдержанности стал сам Сид, который был изгнан из ордена «Королевской стражи» лично Зигфридом.

Сид слышал историю Марка, так как ему описывали его как пострадавшего от репрессий, однако по результатам проверки Сид лично сослал вслед за боевым товарищем всех тех, кто пытался оправдать центуриона.

«И этого вы вытащили сюда? Зачем? Рональд хочет показать мне силу? Если да, то мог бы и получше постараться. Бойцы здесь собрались не особенно крутые даже по меркам гвардии. Однако эти не испугаются даже меня, неужели планирует использовать их как живой щит? Что же ты задумал и зачем привлёк пацана?»

Думал про себя Сид пока подходил к трону.

Как и положено Сид встал на одно колено и опустил голову при виде принца, сидящего на отцовском троне. Первый советник стоял рядом с ним ровно, держа руки за спиной.

— Ваше высочество… — Начал Сид, он принц тут же перебил его.

— Прошу, кузен, оставь формальности. Хоть корона здесь, но она не на мне. Это всё ни к чему.

— Благодарю Самуил. Я скорблю с тобой… — Сид поднялся и выразив соболезнования ожидал следующих слов принца.

— Спасибо. Ты довольно быстро отреагировал на письмо, оно должно было прийти вчера днём, а ты уже здесь. Как ты добрался так быстро?

— Я реквизировал грифонов у Генерал-командора. Я посчитал, что если вы вызываете меня сообщая такие… Такие трагические вести, то мой долг явиться сюда немедля и приступить к выполнению своих обязанностей.

— Однако ты в первую очередь просишь аудиенцию у моей сестры. Поздно ночью, в нарушение всех норм этикета. Не желаешь объясниться? Или мне позвать Анну? — Сид слегка задумался перед ответом.

«Уже доложили ему? Зачем? Так себе повод для выяснения отношений…»

— Самуил, ты ведь знаешь, что Третий умер фактически на её руках. Я был в шоке, когда узнал о деталях и решил лично проверить её состояние, а также выразить искренние соболезнования. Вот и всё.

— Вы посещали совершеннолетнюю девушку ночью, хотя это можно было сделать и утром, тем более принцессу. Я ни на что не намекаю, но вы должны понимать, как это выглядит, милорд. — Произнёс первый советник.

— Тогда и вы должны понимать, Рональд, что когда я говорю с принцем, то вам следует заткнуть свой рот и прежде чем обращаться ко мне спросить разрешения у Самуила. — Резко ответил Сид.

— Господа! — Возмущённо перебил их принц. — Давайте не будем опускаться до открытого хамства и оскорблений. Особенно, как верно заметил Сид, в моём присутствии. Это касается вас обоих. Среди всех присутствующих лишь мне двенадцать лет, и я потом не собираюсь мирить вас и выяснять кто первый начал.

— Прошу прощения. — Первым сказал Сид и поклонился.

— Прошу прощения, мой принц. — Повторил Рональд.

— Сид, я не хочу, чтобы в нашей семье была атмосфера недоверия. Ты действительно навещал Анну только ради этого? Ты ничего не обсуждал с ней? У тебя нет каких-то просьб или вопросов? — Спросил Самуил, смотря Сиду прямо в глаза.

— Так уж и быть, я каюсь… Я обсуждал с ней будущее. В основном будущее нашей семьи, малыш, и я очень не хотел бы говорить с тобой об этом в присутствии посторонних.

— Милорд Рональд — первый советник Короля. Я думаю, что ему не помешает знать, то что знаю я, для полноты картины.

— Ты можешь передать ему суть и позже если тебе будет нужен его совет, однако я настаиваю, что этот разговор должен пройти только в кругу семьи. Добавлю, что я бы не хотел видеть там даже Зигфрида.

— Но ведь…

— Да, наш король назвал его своим сыном и даровал эту фамилию, однако он не наш кровный родственник. Поэтому я настаиваю, Самуил. Позволь нам троим обсудить эту тему ещё раз, только вместе с Анной.

— Добро. — Немного погодя ответил принц. — У первого советника к тебе также ряд деловых вопросов. Если ты не против, я хотел бы послушать твой доклад и ваше обсуждение, как ни как мне это пригодиться в будущем.

— С вашего позволения я приступлю, мой принц… — Самуил кивнул первому советнику и тот более часа опрашивал и заслушивал Сида, а также обсуждал с ним следующие шаги. В конце разговор зашел о последней воле третьего короля, которое могут потребовать в храме лишь совершеннолетние члены семьи, а сам храм сейчас под охраной «Королевской стражи».

Первый советник настаивал, что бы Сид поговорил об этом с Зигфридом, а последний выдал совету свиток с завещанием короля.

— Вы уже наверняка обращались с подобным к нему, ведь так? — Уточнил Сид. — Что вам сказал Зиг?

— Он процитировал посмертный кодекс, сообщив, что печать последней воли следует вскрыть только после ритуала похорон.

— Похоже на него. — Кивнул Сид.

— Но ведь это глупо. Мы созвали всю высшую знать в лице Графов всех девяти земель. Если вдруг завещание короля может затронуть их интересы? Мы обязаны узнать это раньше… В конце концов это также право членов семьи.

— А ещё если завещание не будет вскрыто в присутствии всей высшей знати как положено, это сочтут за самоуправство и даже могут объявить его недействительным. Кроме удара по репутации королевской семьи, это также может положить начало раскола и смуты, Рональд. Тут я согласен с Зигфридом. Следует соблюдать все традиции.

— О какой смуте ты говоришь? За нами магистр войны, ты, а также ещё легионы поднимутся по одному слову принца. Кто посмеет сейчас пойти против королевской семьи, а?

— Я, как советник обороны, не рекомендую давать высшей знати даже малейший повод для спекуляций. За каждым из них также стоят серьёзные силы и связи на местах. Даже если мы и победим в случае чего, то ничего хорошего я в этом не вижу…

— Ты сказал «даже если»? Я не понимаю мой принц… — Обращаясь уже к Самуилу произнёс Рональд. — Вам дороже ваши права или мнение вассалов? Кажется, вам пора принять взрослое решение. Я прошу вас поддержать мою просьбу к советнику обороны. Пусть он со своей стороны надавит на магистра войны. Когда тот поймёт, что у него нет поддержки семьи, он уступит. — Продолжал настаивать на своём первый советник.

«Вот ведь крыса! Хочешь пойти против Зигфрида подставив пацана?» подумал Сид.

Принц молчал около минуты и думал над словами Сида и Рональда.

— Я согласен. — Произнёс принц и тут же добавил… — С Сидом. Прости Рональд я доверяю твоему мнению, но сейчас я не в том положения, чтобы открыто пренебрегать словами родственников. — Однако я всё равно прошу тебя поговорить с Зигфридом. Так же как ты настаивал на закрытом разговоре, я настаиваю на его присутствии. У меня сейчас слишком много вопросов, особенно к нему. Когда здесь будет вся знать я должен быть уверен в каждом своём шаге, а без вашей поддержки сейчас я бессилен.

Сид улыбнулся. Сейчас, когда его настроение резко улучшилось он просто не мог отказать принцу.

— Хорошо. Я поговорю с ним, постараюсь вытащить его на свет божий, но ничего не обещаю. Как только я разберусь со срочными делами, то займусь этим. Надеюсь это всё, господа?

Принц поднялся с трона, и стражники немедленно отдали воинское приветствие. Синхронный стук оружием об пол всё ещё был в новинку для Самуила.

— Тогда не смею больше задерживать, кузен. — Принц в сопровождении советника и двух стражей покинул зал через запасной выход.

Выходя из зала Сид пробубнил про себя…

— Прошёл почти год с нашего последнего разговора Зиг… Как быстро летит время. Похоже грядёт, что-то интересное.

И он направился дальше, улыбнувшись своим мыслям.

Глава вторая "Соперники"

Магистр войны был известен своей скрытностью, как и большинство рыцарей высшего ранга.

Ордена рыцарей королевства — это отдельный род войск, созданный ещё во времена Первого короля. Однако текущий вид и статус они обрели уже во времена правления третьего.

Рыцарь — это элитный воин Королевства, отбираемый по рекомендациям старших офицеров гвардии и знати. После отбора неофиты проходят сорокадневный мучительный курс тренировок на выживание, который в каждом ордене проводят по-своему. Обычно выживает половина, которая становиться адептами и проходит уже курс специальных тренировок каждый в зависимости от своего будущего стиля боя и по результатам получает зачисление в соответствующий своим способностям взвод. От первого куда зачисляют лучших, до десятого, однако каждый из них уже становиться рыцарем. Те из неофитов и адептов кто проявил уникальные способности и при этом не уступал лучшим среди своих становиться оруженосцем старших офицеров своего ордена. Так называемых «чисел».

Номерные офицеры, обладающие феноменальными боевыми навыками и уже разительно отличающиеся от обычных людей. Каждому из них присвоен номер от девятки до тройки. Первые двое — это командор и вице-командор ордена.

Номера от седьмого до девятого также могут быть капитанами первых трёх взводов, а значит, что пришедший новичок может сразу стать целым лейтенантом и командовать отделением рыцарей будучи оруженосцем номерного офицера.

Официально все рыцарские ордена выведены из состава Гвардии и подчинены Короне. По завещанию Первого короля они есть последний рубеж обороны человечества. Им не следует вмешиваться в дела других людей, а также следует селиться как можно дальше от них и жить отчуждённо.

«Каждый орден, да будет создан по воле народа. Да не будет среди них одинаковых. Каждый да убережёт свои земли и народ свой от бед, которые несёт в себе этот мир. Каждый рыцарь, да не будет рабом желаний своих. Да оставят они всё человеческое людям. Да отринут они человечность и да примут силу чудовищ. И да будет так, пока боги не решат, что более людям не нужны щит и меч.» — Из «послания рыцарям» (с) Прайм Джамир Делакорис. Первый король и защитник девяти земель.

Также, каждый из королей избирал среди сильнейших рыцарей свою личную охрану, тех кому он мог доверить свою жизнь. Такой орден считался великим и назывался «Королевской Стражей», а их командор по традиции нарекался «Магистром войны».

Зигфрид, избранный Третьим королём, был третьим человеком удостоенным подобной чести и вполне заслуженно носил это звание. Однако даже король не мог просто назначить рыцаря на такую должность, по традиции претендент должен был проявить невиданные умения и стать героем Великой Олимпиады.

Сейчас, в мирные времена, многие забыли, что кроме Зигфрида на место магистра войны был ещё один претендент.

Сын предыдущего магистра, настолько впечатлившего Второго короля, что тот даровал ему право взять в жёны дочь своего старшего брата — Первого короля.

При других обстоятельствах, их сын мог бы стать Третьим королём, однако сейчас Сид Делакорис занимал должность советника обороны.

Гениальный воин, достигший божественного уровня, уже в возрасте четырнадцати лет был принят в орден «Королевской стражи» и проявил себя на полях последней войны с чужаками — Орками столь умелым воином, что уже через два года стал третьим офицером.

Его считали истинным богом войны и наследником «Златого Громовержца» как называли его отца.

Пока один из рыцарей приглашённый Третьим королём не одолел гения на Олимпиаде.

Для всей высшей знати это стало шоком.

Неизвестный беловолосый рыцарь — альбинос, который к тому же был публично принят в королевскую семью, одолел непобедимого Сида Делакориса.

В тот день восьмилетняя Анна также присутствовала рядом с отцом и видела этот бой. Тогда она впервые осознала насколько могут быть сильны люди. Насколько сильной может стать она сама, а также, что чудовища которых она видела на картинках, а после в своих кошмарах также видят кошмары по ночам. В этих кошмарах они видят «Магистра войны» Зигфрида Делакориса.

Проиграв поединок Сид был вынужден уступить должность магистра и подчиниться Зигфриду.

На поле поя каждый из них стремился проявить себя перед Третьим и показать, что ещё не всё решено.

У каждого ещё был потенциал, который они не раскрыли и оба были ещё слишком молоды, чтобы сдаться.

Зигфрид не мог игнорировать тот факт, что Сид работал над собой и воевал как никто другой из его ордена и вскоре назначил его вице-командором. Спустя четыре года, казавшаяся бесконечной война с орками была окончена в пользу Королевства. Не последнюю роль в этом сыграл орден «Королевской стражи». Магистр войны лично одолел Лорда объединённых орочьих племён и принёс мир в Королевство.

В последствии этот период назовут «Эрой героев». Кроме этих двоих многие солдаты и офицеры отличились на этой войне без подвигов которых она могла быть проиграна. В том числе и сам Третий король которого назвали «Героем меча».

В честь великой победы король повелел вновь провести великую олимпиаду.

Для Сида это был шанс, и он им воспользовался, вновь вызвав своего соперника на бой.

В этот раз ситуация была совсем другой…

Прямой вызов своему командиру ни в одном ордене простить не могли. У того, кто пошёл на такой шаг был только один выход — победа.

Сид вновь сразился с Зигфридом и этот бой был ещё более яростным чем предыдущий. По итогу Зигфрид вновь победил. Победил и немедленно приговорил своего вице-командора к изгнанию из Ордена.

С тех пор Сид вынужден был смириться, затолкав свои амбиции куда подальше. Однако после такого уже не мог относиться к Зигфриду как к боевому товарищу и лучшему другу каким он его считал на войне.

Эти двое старались не пересекаться друг с другом, а вынужденные встречи советника обороны и магистра носили исключительно деловой характер.

Сейчас Сид был вынужден проявлять инициативу и просить аудиенции у своего старого соперника, но, равно как и прочие до него получил вежливый отказ. Магистр ссылался на чрезвычайную занятость и, если есть срочные распоряжения велел передать их через рыцарей в письменном виде. Даже когда Сид обозначил важность будущего разговора результат был таким же.

Однако Сид был одним из немногих кто знал, как добиться от Зигфрида желаемого и к вечеру уже собирался в казармы Ордена.

К его удивлению, внутри за четыре года после его изгнания почти ничего не изменилось.

Парадный зал и был всё таким же роскошным, каменные полы были украшены красными коврами, на стенах висели картины известных художников королевства, изображающих магистра, Королей и даже некоторые батальные сцены. К примеру Сида, удивило, что до сих пор картину на которой был изображён он в золотом доспехе времён второго магистра войны направивший своё копьё в лицо побеждённому рыцарю на фоне олимпийского стадиона всё ещё не сняли.

Хотя, как изгнание могло повлиять на его прошлые свершения? Зиг никогда бы не опустился до подобной мелкой мести, что радовало. Многие из ветеранов, которых Сид знал, как исключительно достойных солдат пали слишком низко в мирное время, и он был рад, что Зигфрид не менялся сам и не менял орден.

Несмотря на вид парадного зала, когда проходишь глубже, начинаешь понимать, что вся эта напускная роскошь, лишь оболочка, обёртка для знатных гостей. Побывав глубже понимаешь, что рыцари «Королевской стражи» несмотря на почётные звания, роскошные белые латы и статус великого рыцарского ордена жили более чем скромно. Обычные деревянные кровати, обычная солдатская столовка, где едой, мягко говоря, совсем не баловали, постоянные суровые тренировки и очень строгое расписание. За малейшую провинность в ордене следовало неизбежное суровое наказание, а хуже этого было ещё и порицание со стороны товарищей.

Кабинет Командора, к которому один из новеньких рядовых рыцарей провожал советника обороны находился всё там же где и раньше, за дубовыми деревянными дверями в конце длинного каменного коридора на первом подземном этаже.

Примечательно было и то, что молодой рыцарь явно узнал советника, однако не проявил вообще никаких эмоций, хотя перед ним был один из легендарных героев всего ордена, да и всего человечества.

Сид из вежливости постучал по открытой двери, когда, заглянув внутрь увидел, что Зигфрид проводит ритуал магической связи через висящий в воздухе посреди кабинета белый кристалл. Как только раздался стук кристалл подлетел выше и завис прямо над потолком. Разговор, о чём бы он ни был, уже явно был окончен, а места внутри было не так уж и много, чтобы оставить кристалл связи посреди комнаты.

Зигфрид присаживаясь за свой рабочий стол указал собеседнику жестом на стул рядом.

— Знаешь использовать её подпись было не очень вежливо… — Начал было Зиг.

— Должен же я как-то привлечь твоё внимание. Есть действительно важное и срочное дело.

— Как видишь, действительно важных и срочных дел у меня за глаза. Обрати внимание, что казармы пустуют. Почти весь орден задействован в столице. Думаешь я не знаю, что Самуил и Анна хотят поговорить со мной? Я всё знаю, но мне не до семейных посиделок.

— Понимаю, ты отгородил себя кучей дел, которые ты без особых проблем можешь доверить своим заместителям. Понимаю, что для тебя смерть Третьего также стала ударом и последнее, чего бы тебе хотелось это обсуждать будущее в кругу семьи, но это нельзя постоянно откладывать. Чем раньше ты выйдешь на свет, тем лучше для будущего семьи и страны.

— Не стала для меня смерть отца неожиданностью… — Выдал Зигфрид.

— Чего?! — Удивился Сид и уже было начал подниматься со стула, но собеседник махнул рукой.

— Третий только для виду оставался таким бодрым, на деле я уже давно подпитывал его жизненную силу. Он с конца войны уже одной ногой в могиле.

— Откуда ты… Хотя лучше скажи почему?

— Почему? Ещё до того, как он нашёл меня он был ранен больше раз чем мог вспомнить. При этом он не был рыцарем, не имел нашей подготовки. Он обычный гвардеец. Безрассудно храбрый и невероятно везучий, но обычный гвардеец. Силы, которыми он управлял не в его власти. Вот он и поплатился. Он сам знал, что осталось ему не долго…

— Вот оно как…

— Мы с ним рассчитывали продлить его жизнь хотя бы до совершеннолетия Самуила, но так уж распорядился рок. Не вздумай трепаться об этом детям.

— Я и не собирался!

— Кто ж тебя знает… Использовать её подпись у тебя хватило ума.

— Ты всё ещё обижаешься за тот случай? Ты же знаешь, что она меня не интересовала как женщина и при этом, будь я тогда там я бы сделал всё, чтобы спасти её! — Зигфрид выдохнул и промолчав спросил…

— Чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы завтра ты посетил замок и поговорил с принцем и принцессой. Я тоже там буду.

— Будете делить трон?

— Нет. Право на трон за родным сыном Третьего. Нужно будет решить кто станет наместником?

— И причём тут я?

— А что если Третий завещал тебе позаботиться о семье? Кстати если кто и может знать завещание Третьего так это ты. К этому всему меня беспокоит поведение первого советника он явно хочет столкнуть лбами тебя и Самуила. Скорее всего на это место совет будет рекомендовать именно тебя.

— Тогда я вынужден буду отказать совету.

— Ты уверен? — Спросил Сид. Для него такой быстрый и уверенный отказ от власти стал неожиданным.

— Уверен. Я слишком долго находился рядом с Королём и понял, что такая работа совсем не для меня.

— Я думал у тебя больше амбиций. Ну тогда…

— Передай Анне и Самуилу, что они могут не волноваться. Я защищу волю Третьего какой бы она не была, я защищу их законные права и наследие отца, а после…

— Что?

— Посмотрим… Предсказывать будущее пока не научился ни один человеческий маг.

— Тогда и я буду с тобой откровенным. Я собираюсь претендовать на должность Наместника.

— Вот как… Что ж… Это твоё право.

— Я бы хотел получить твою поддержку, как я и говорил, меня беспокоит поведение первого советника.

— Не думаю, что о старике Рональде стоит беспокоиться. Он вряд ли захочет видеть тебя на этой должности, его бы полностью устроил я как Наместник. Думаю, если на престоле будет магистр войны, то это заткнёт всей высшей знати рты и свяжет руки. Сам ведь знаешь, что у него не сложились отношения с ними.

— То есть, по его мнению, я не смогу их всех прижать?

— Не думаю, что его волнует можешь ты или не можешь. Он точно знает, что этого не смогут Самуил и Анна. И точно знает, что будет если на престоле буду я. Его устраивает второй вариант.

— Интересно, что же он всё-таки задумал? Последнее, что я хотел у тебя узнать Зиг. Ты знаешь, что написал Третий в своём завещании?

— Нет. — Быстро и чётко ответил магистр.

— Жаль… Это бы сильно облегчило нам жизнь. Тогда я, пожалуй, оставлю тебя трудиться дальше, раз уж ты в любом случае неисправим. — Произнёс Сид и поднявшись вышел из кабинета не прощаясь. Магистр никак не стал отвечать на последнюю колкость.


***

Вечером следующего дня Сид передал содержание разговора с Зигфридом Анне и Самуилу исключая то, что он узнал о смерти Третьего, а также выразил свои надежды, что Самуил изберёт наместником именно его и получил полную поддержку Анны.

Самуил откинулся в кресле и вновь задумался. С одной стороны, Сид грамотно обосновал свою просьбу, однако гарантировать ему, что именно он станет избранником Самуил не спешил. Пока ещё оставалось слишком много неизвестных факторов, особенно воля его отца. Как бы не стремился Самуил быть полезным для семьи и страны от него всё ещё зависело очень мало. Оставалось только ждать прибытия Графов. Ждать и верить в мудрость советников и отца.

Принца радовало, что при сложившихся обстоятельствах магистр войны на его стороне, однако его открытое пренебрежение семьёй напрягало.

Принц уже хотел заслушать Графов, чтобы вникнуть в ситуацию на местах, однако сейчас приходилось терпеть и ожидать, чего Самуил не любил больше всего. Анну в свою очередь интересовала её личная свобода. Она прекрасно осознавала, что родилась красивой девушкой из королевской семьи и что обычно таких как она используют для заключения выгодных сделок и союзов закрепляя их браком. Она очень надеялась, что Самуил и Сид понимают её желание остаться свободной и по возможности выбрать себе мужа самостоятельно или в лучшем случае оставят за ней право развивать магический дар.

Когда она услышала о том, что Зигфрид не претендует на престол ей стало легче. С родным младшим братом было гораздо легче договориться. Зная Зигфрида если бы, он принял решение относительно неё, то отговорить его или повлиять не представилось бы возможным.

— Самуил, я наслышан о твоих успехах в магии. — Продолжил Сид. — Я бы хотел, чтобы ты как будущий защитник человечества получил возможность поднять свой уровень. Как тебе возможность учиться у самого «Бога-колдуна»?

— Это возможно? Ты поговоришь с ним?

— Думаю да… Он редко берёт учеников, однако если у тебя будет моя рекомендация, то он примет тебя в орден, а дальше всё зависит от тебя и твоих стараний. Сам Зигфрид когда-то учился магии именно у него.

— Да, я знаю, я много читал о верховном маге. Для меня будет честью отправиться в Башню магии.

— Вот и славно, а как насчёт тебя Анна? Разве не ты попалась на своих тайных тренировках?

— Ну я не столь талантлива как брат, но для меня так же было бы честью учиться у верховного мага.

— Тогда… — Сид поднялся. — Я оставлю вас, ибо у меня также накопилась куча дел, касающихся проведения военных похорон и парада.

— Не смею задерживать, кузен. — Ответил принц.

Высшая знать начала прибывать уже с шестого дня после трагедии.

Первым прибыл молодой маркиз Западных земель Филипп. Уже отслуживший срочную службу в кавалерии он ничуть не боялся использовать воздушный транспорт и поэтому преодолел значительное расстояние за несколько дней его основные силы были всё ещё в пути, а с ним прилетели также несколько телохранителей и помощников. Филипп был ответственным и хорошим сыном Графа западных земель и сейчас занимался всеми делами готовясь к скорой кончине отца. Сам Граф по состоянию здоровья никак не мог присутствовать в столице. В замок он вошёл на коне уже после приземления в горной крепости которая могла принять грифона. Филипп лично нёс флаг своих земель. Белое знамя со щитом, на котором был изображён украшенный драгоценными камнями серебряный кубок.

Принц встретился с Маркизом и поблагодарил его за быструю реакцию на призыв. По совету Рональда, он не стал допытываться до него с разными вопросами.

К вечеру также пришла весть о прибытии Графов Центрального и Юго-восточного региона. Ближе всего к столице был как раз Граф Юго-восточного региона. Именно в его землях располагалась столица Королевства. Однако он не спешил на призыв ожидая своего давнего друга Генерал-губернатора торговой столицы Королевства города Влактон, который прибыл в столичные земли вместе с Графом. Оба были старыми боевыми товарищами и ветеранами последней войны. На их фоне Граф центральных земель смотрелся слегка неуклюже. Толстый, лысый мужичок с достойным магическим даром который не любил использовать свои силы в бою, а любил угождать своим прихотям. Казалось, что без пинка Генерал-губернатора сам Граф мало на что способен.

Ещё через три дня собрались и все остальные представители высшей знати.

В зале совета также присутствовали и мудрецы от каждого региона. Как правило в совет мудрецов входили самые пожилые и заслуженные учёные Королевства.

Кроме королевской семьи члены которой заседали в специально отведённой ложе, высшей знати в первых рядах и мудрецов позади, в зале совета, напоминавшем круговой амфитеатр с небольшим свободным участком в центре, находились так же приглашённые Графами гости имевшие право голоса. Среди таких был Генерал-губернатор Влактона Александр Аврий, глава союза торговых гильдий — старшая сестра Графа центральных земель, что сидела также рядом с ним под пурпурным флагом. Префект столицы Маркус Кляр — родной брат Графа Юго-восточных земель, сидевший рядом с ним под синим флагом. И ещё множество участников…

Сами советники заслушивались по одному под руководством первого советника и исходя из их докладов, каждый граф понимал ситуацию. Последним выступил советник обороны. Он единственный из совета имевший право голоса, как член королевской семьи.

Высшей знати сообщили, что Его величество Третий король, герой меча и защитник человечества скончался. Были сообщены детали дальнейших событий, названы имена всех ключевых должностных лиц отвечавших за проведение основных мероприятий. Каждый из Графов поочерёдно выразил соболезнования и высказывал своё мнение относительно проведение тех и иных процедур.

Хоть заседание и продлилось два с лишним часа, по сути никаких особых результатов оно не принесло и являлось чистой формальностью. Настоящее заседание состоится после военных похорон. Единственное, чем высшая знать осталась недовольна, так это отсутствием Зигфрида на совете, однако доклад советника обороны учитывал отсутствие магистра и был максимально полным, что сгладило часть вопросов.

Также подобное заседание, это возможность для знати поторговать своими услугами и услугами своих людей перед королевской семьёй. Самуил окончательно понял, что к сожалению, в рядах знати нет и не может быть единства. Здесь сидели соперники. Каждый по-своему старался выделиться и заслужить доверие будущего короля или симпатию принцессы, как в случае с Филиппом. На моменте, когда Филипп предложил Анне после всех траурных событий посетить его владения, даже Самуил, который ещё почти ничего не понимал в отношениях мужчин и женщин едва сдержался, чтобы не засмеяться в голос.


***

Вечером, перед днём проведения похорон и военного парада Самуил вновь собрал членов семьи. Удалось собрать всех, кроме Зигфрида.

— Я так понимаю… Он не явиться? — Задал риторический вопрос принц. — Печально, я многое хотел бы у него уточнить… Тогда я хотел бы прояснить несколько моментов перед завтрашним голосованием. Первое, если отец прямо не указал другого в своём завещании, то после его прочтения право на престол отходит мне как его единственному родному сыну. По просьбе совета, я публично отложу процедуру своей коронации до окончания обучения. По решению королевского совета меня рекомендуют в орден «Пурпурного пламени». Анна, что касается тебя, я сильно сомневаюсь, что тебе будет комфортно проходить обучение именно там рядом со мной. На совете не будет обсуждаться твоё обучение, а решение будет принято уже наместником.

— Хорошо, брат.

— На роль наместника, советники будут выдвигать Зигфрида, однако от лица королевской семьи я предложу кандидатуру Сида и если ты прав и Зиг поддержит нашу инициативу, то у советников не останется выбора, и они снимут его кандидатуру. Голосование не потребуется если среди высшей знати не будет других претендентов на эту роль.

— Даже если и будут, то я уже заручился частичной поддержкой. Ты уже должен был заметить, что они все готовы проголосовать каждый за себя и подтянуть своих мудрецов. Анна со своей стороны не зря заигрывала с Филиппом. Он обещал поддержать любое решение королевской семьи. Великие битвы выигрываются ещё до их начала…

— Ясно… Тогда причин для беспокойства не вижу.

— Брат, я сегодня всю ночь не спала. Мне очень тревожно и меня терзает плохое предчувствие… Если это возможно, то я бы не хотела присутствовать завтра на заседании.

— Страх убивает разум. — Отрезал Сид.

— Я не об этом… — Ответила принцесса.

— Зато я об этом. — Строго сказал Сид. — Дурное предчувствие — это страх.

— Может ты и прав…

— Анна, прости, но просто отпустить тебя я не могу. Мы должны продемонстрировать единство и силу. За последнее отвечает Зиг, который тоже будет присутствовать, ведь будет? — Сид уверенно кивнул Самуилу. — Тогда на этом, пожалуй, всё.

Сид догнал Анну в коридоре окликнув по имени.

— Анна, постой… — Принцесса остановилась и нехотя обернулась. — Прости, что взваливаю на тебя так много в такое время, я понимаю каково тебе было общаться с придурками вроде Филиппа.

— Сам же говорил, кузен, всё на благо семьи.

— Вот именно и очень хорошо, что ты это понимаешь. Я даю тебе слово, что не собираюсь тобой жертвовать ради своих интересов. В качестве доказательства… Есть у меня одна идея. Я могу дать тебе личную рекомендацию уже как наместник на обучение в ордене, если ты этого хочешь…

— Ты же слышал брата. Я ценю, что ты пытаешься меня утешить, но не надо врать себе… Ты не пойдёшь против Самуила.

— Я и не вру! Он сказал, что не отправит тебя в орден пурпурного пламени, однако я о тебе кое-что знаю и подумал, что тебе найдётся место в другом ордене недалеко от дома. — От этих слов лицо Анны резко похорошело и засияло в надежде.

— Ты ведь…

— Да, я про орден «Синего волка», куда отправили того парня. Сможешь с ним увидится, но только если пообещаешь дальше поддерживать меня и не делать глупостей.

— Обещаю! — Не думая и с улыбкой ответила Анна.

— Вот теперь совсем другое дело. — Ответил Сид. — Я не Зигфрид, и ты совсем скоро сможешь убедиться, что со мной куда проще договориться. Особенно если я на твоей стороне. — Анна подошла к Сиду и поцеловала его в правую щёку, а затем вновь направилась в свои покои уже полная надежды и веры в то, что завтрашний день пройдёт как надо.

Глава третья "Блуждая во тьме"

Парадные когорты первого легиона заняли свои места на храмовой площади Сертифы. Вокруг храма несли караул рыцари «Королевской стражи» в своих парадных доспехах. С минуты на минуту жрецы и рыцари должны были отворить врата и вынести королевский гроб.

Процедура похорон состояла из торжественной встречи воинами гроба со своим королём, отдача почестей, и торжественные проводы маршем, до центральной площади, где состояться прощания. Члены королевской семьи и высшая знать по очереди выскажутся о Третьем и его правлении. Было решено назвать этот период в жизни страны «Эрой героев». Городская стража следила за порядком около площади и по всему маршруту следования, а также обеспечивала охрану совместно с рыцарями вплоть до процедуры сожжения тела вместе с гробом на центральной площади столицы.

Собралось почти всё население столицы, что создало много дополнительных проблем. Пришлось в срочном порядке усиливать городскую стражу войсками гвардии. Повезло, что Сид предусмотрел это заранее. Первый взвод «Королевской стражи» под личным командованием магистра войны ожидал открытия дверей на ровне с остальными гвардейцами. Хотя этому ордену отводилось специальное место в процедуре похорон.

Когда двери открылись и вынесли тело короля, лежащее в открытом гробу, многие не смогли сдержать эмоции.

Многие мужчины в толпе обнялись с жёнами и пустили слёзы. Третьего короля действительно любили в народе.

Под траурную музыку военного оркестра гроб вынесли на середину храмовой площади и рыцари первого взвода демонстрируя строевую выправку по двое заняли позиции впереди гроба. Возглавил шествие лично магистр войны. Всё это время гвардейцы первого легиона в своей парадной форме стояли на одном колене сняв головной убор и низко склонили головы. После соответствующей команды все поднялись и на площадь вышла парадная конница, заняв своё место позади гроба. Марш начался. Под звуки труб и барабанов, крики центурионов, люди кидали на дорогу, в сторону гроба и рыцарей цветы и монеты. Множество раз монеты попадали в лица гвардейцам, однако они делали вид, что ничего не произошло. Это было вполне нормально. Некоторым особо буйным или выпившим людям делались соответствующие замечания уже городской когортой. Многих пришлось выводить или арестовывать на месте. Расстояние до центральной площади от храма составляло несколько километров. По центральной дороге рыцари и гвардия шли строевым шагом с оружием наголо в руках.

Когда гроб оказался на центральной площади волнения в толпе утихли. Здесь уже присутствовала королевская семья и высшая знать, а значит охраны было в разы больше чем у храма.

Гроб парил в метре над дорогой, не касаясь земли до самой центральной площади. Жрецы его опустили только на специальном алтаре в самом центре площади.

Члены королевской семьи по одному подходили к гробу отдать последние почести возложить цветы и кинуть золотую монету. То же самое сделал каждый из Графов.

Сожжение тела произошло чётко по плану, когда королевская семья и высшая знать удалились в замок предварительно произнеся заготовленные речи.

Перед заседанием совета был объявлен часовой перерыв, что бы все успели собраться.

Первым на совете выступил магистр войны с докладом о проведении похорон короля.

— Мы услышали вас, магистр, теперь я бы хотел пригласить для доклада о происшествиях первого центуриона городской стражи.

— Ещё кое-что перед тем как вы продолжите заседание, господин первый советник. — Перебил его Зигфрид. Это было неожиданно продолжения выступления от него никто не ожидал.

— Слушаем вас, магистр.

— Перед взором королевской семьи и всей высшей знати, я бы хотел попросить освободить меня от всех должностей и титулов. Я прошу отставки. — Произнёс Зигфрид и в зале воцарилась тишина. Самуил, Сид, первый советник, Графы регионов и совет мудрецов были в шоке. Магистр войны просит об отставке? Они всё правильно расслышали? Ещё несколько секунд все вертели головами смотря друг на друга и не понимая, что происходит, однако к чести ведущего заседание первого советника он достаточно быстро собрался с мыслями.

— Не поясните ли причину такого заявления, магистр… — Ответил Рональд.

— Я служил королевству с начала своей жизни, я защищал его границы, после стал одним из рыцарей. После я оказался достоин титула магистра войны и продолжаю свою службу по сей день. Мне известно о намерении совета выдвинуть меня одним из кандидатов в наместники. Однако я хочу, чтобы вы узнали обо мне правду. Всё это я делал, отдавая свой долг… Долг одному единственному человеку, который даже позволил называть себя отцом, человеку, который спас мне жизнь и с которого я проводил в последний путь. Мой долг я считаю оплаченным в полной мере. Я никогда не считал себя членом королевской семьи и врядли мне нашлось бы место даже среди дворян. Я простой сирота войны, которому повезло, не более. — Зигфрид посмотрел в сторону, Анны которая не могла оторвать от него взгляд, как и все присутствующие. Она прибывала в лёгком шоке. — И поэтому я прошу снять с меня все мои обязательства и титулы. Можете считать это капризом или бзиком, однако я продолжу настаивать на своих словах. Вы можете провести Олимпиаду и избрать нового магистра войны. Благо сейчас у Королевства есть на это время и ресурсы. Сейчас мы живём в мире. В мире, в котором без отца мне нет места в этом замке.

— Кхм… — Раздалось от принца после нескольких секунд полного молчания. — От имени королевской семьи я не могу не спросить, вы точно уверены в своём решении? Чем же вы займётесь в отставке?

— Если вам любопытно мой принц, я собираюсь стать путешественником. Хочу посетить земли Дворфов, некоторые земли нашего королевства в которых я ни разу не был, хочу ещё многому научиться. Возможно я вернусь в столицу, но уже обычным гражданином. Сейчас, когда нет войны, я не вижу необходимости в своей силе ни для вас, ни для народа Королевства.

— Добро. Первый советник, я считаю будет уместно объявить перерыв, что бы мы смогли обсудить это и собрались здесь через пол часа для принятия решения.

— Согласен, мой принц. — Рональд поклонился и объявил перерыв. Зигфрид в сопровождении других рыцарей удалился из зала. Попытки позвать его не увенчались успехом. В кабинете Сида, который находился недалеко от зала заседаний совета, Анна, Самуил и Сид вновь собрались теперь уже вместе с первым советником Рональдом.

— Вы знали об этом? — Вопрошал Рональд.

— Если бы… — Отвечали все поочерёдно. — Теперь главное сделать хорошую мину при плохой игре.

— Хорошую мину ты сделать захотел?! Теперь все точно будут считать, что это начало раскола и падения королевской семьи! — Кричал Рональд. — Кто если не Зигфрид станет наместником Его высочества?! Вы хоть понимаете, что теперь несмотря на завещание и прочее я обязан немедленно поставить этот вопрос на голосование? А поскольку большей части знати выгодно ваше ослабление, то голосование мы проиграли!

— Зигфрид не единственный кто способен отстоять интересы семьи, Рональд. Я не хотел это говорить, но его высочество Самуил принял решение от имени королевской семьи выдвинуть мою кандидатуру на этот пост. Со мной ни один из этих князьков не пойдёт на конфликт.

— Вы предлагаете сделать вид, что всё в порядке и что теперь ты будешь наместником?

— Нет. Я предлагаю продолжать заседание согласно процедурам. Рассмотрим это как срочный вопрос. Так как это касается члена совета и королевской семьи, то мы не можем просто проигнорировать Зигфрида и продолжить заседание дальше. Сначала проголосуем за его отставку и пусть катиться себе на все четыре стороны, а после, вскроем завещание и если там будет, что-то противоречащее решением совета, то мы все дружно обломаемся и будем подчиняться воле Третьего короля.

— Ты думаешь он мог отдать трон Зигфриду? — Произнёс Рональд. В этот момент принц Самуил и Анна сильно заволновались. Однако Сид продолжил…

— Я молюсь, чтобы там ничего подобного не было, однако если кто и знает, что там написано, то это Зигфрид. Думаю, он не стал бы устраивать подобное шоу зная, что может неплохо так обломаться, выхватив на голову корону. Возможно наши мнения относительно того, кто должен быть на троне разные? Возможно ты надеешься, что Зигфрид станет королём вместо Самуила? Рональд?

— Ты неправильно меня понял! Я против раскола королевской семьи. Я хочу, чтобы пока его высочество Самуил будет учиться, у власти был надёжный лидер.

— Ты сейчас смотришь на него. Так вот, даже если наши мнения расходятся, то тебе следует поддержать меня. Сейчас я твой единственный шанс остаться на этой должности. Если наместником станет, кто-то другой, он поставит своих людей в королевский совет, и ты это понимаешь. Мы с тобой в одной лодке. Или ты с нами или нам конец…

— Всё ясно. — Прямая как лом военная логика Сида привела в чувство первого советника. — Ваше высочество принц Самуил и принцесса Анна, я искренне прошу прощения за своё неподобающее поведение. Я поддержу любое решение во благо королевской семьи.

— Ничего страшного, Рональд. — Ответил склонившемуся мужчине Самуил. — Мы сейчас все немного не в себе. Я притворюсь, что этого разговора в моём присутствии не было при условии, что подобное не повториться.

— Даю вам слово, мой принц.

— Мне кажется, что это ещё не конец. — Внезапно произнесла Анна. Все с подозрением глянули на неё. — Я же говорила, что у меня плохое предчувствие.

— Давай не нагнетать Анна! — Крикнул на неё Сид. — Да, произошла неожиданность, в жизни так бывает. Главное теперь адекватно оценить событие и отреагировать. Слушайтесь меня и всё будет хорошо. — Продолжал настаивать на своём Сид.


***

Заседание совета продолжилось согласно плану. Однако первый советник в своём выступлении указал, что в связи с текущей ситуацией в срочном порядке просит собравшихся принять решение по вопросу, не терпящему отлагательств. Отставке магистра войны.

Зигфрид подавший прошение смиренно стоял в середине и ждал итогов голосования. Тот факт, что королевская семья проголосовала за его отставку казалось ничуть не удивил его, как и те несколько мудрецов, что не находились под влиянием своих Графов проголосовавшие против этой отставки. После того как решение было принято советник обороны Сид озвучил несколько обязательных условий.

— Решением великого совета, ваша просьба была удовлетворена. Однако от имени королевской семьи и королевского совета, а также как советник обороны приказываю Вам сдать своё оружие и доспехи. Это оружие приравнивается к божественному классу, и мы не можем допустить, чтобы…

— Я вас понял советник. — Ответил Зигфрид и жестом подозвал к себе оруженосца. Передав одному из рыцарей свой меч он с помощью оруженосца быстро снял с себя доспехи. Почти никто не заметил, что Зигфрид улыбнулся, поймав на себе взгляд Анны и подмигнул ей. Принцесса вздрогнула. Теперь она была больше чем уверена, что он что-то задумал. Когда некоторые Графы, уважающие силу, вроде Филиппа, торжественно попрощались с магистром и даже пожали ему руку. Первый советник вновь продолжил заседание. Зигфрид покинул зал совета, а через некоторое время Сиду шепнули, что он в срочном порядке отбыл из замка.

«Куда только он так торопиться?» — Подумал Сид.

После того как остальные доклады были выслушаны и по ним получены комментарии от представителей высшей знати, пришёл черёд, торжественно вскрыть завещание Третьего короля. Старший жрец достал его из магического сундука и проверил целостность печати. Он вручил его лично принцу Самуилу, который мановением руки снял печать и развернул свиток.

После того как принц это сделал, он резко побледнел и его руки затряслись. Сид, видя, что Самуилу нехорошо сразу подумал о худшем и не говоря ни слова мгновенно переместился в середину зала где стоял принц.

— Мой принц, что случилось?!

— Это завещание? — Только и смог выдавить из себя Самуил и отдал свиток Сиду. Когда Сид взял его в руки он сначала ничего не понял… Свиток был пуст. Ни единой капли чернил. После этого Сид провёл рукой над свитком читая заклинание, позволяющее снять иллюзию. Однако свиток никак не отреагировал. Под видом завещания короля оказался пустой свиток. Скрыть этот факт от высшей знати не представлялось возможным. Сид понял, что его провели и что в этом точно замешен Зиг. Однако, как и когда? Возможно с самого начала. Только член королевской семьи мог получить доступ к завещанию. Хоть жрецы сейчас клянутся, что они не причём и никто не имеет к этому отношения, то грандиозного скандала не избежать.

В зале поднялся дикий гул. Каждый из Графов выступал, перебивая всех остальных.

Принц ничего не мог поделать. Сид сначала яростно перекрикивал некоторых оппонентов, а после прекратил участвовать в перепалках.

В какой-то момент прозвучало: «Измена!» «Завещание подделка!» «Грязные предатели!» и другие неприятные слова. Стража попыталась вмешаться в происходящее, однако получила приказ наблюдать пока дело не дойдёт до насилия и лишь тогда вмешиваться напрямую.

Сид Делакорис. В какой-то момент его голова будто резко проветрилась, и он обратил внимание на постоянно пустующее место в ложе королевской семьи.

Место короля.

Принц не занимал его поскольку не имел такого права. Сид понял, что должен делать. Пока все обменивались оскорблениями он также обратил внимание, что Анне резко стало плохо от происходящего и приказал увести её из зала, а сам поднялся по ступеням и занял место короля в зале совета.

Он спокойно сел и ждал пока на него не обратят внимание.

Ждать пришлось не долго. Через несколько минут он на опережение всех вопросов начал говорить.

— От имени королевской семьи предлагаю, до совершеннолетия единственного законного сына Третьего короля — Самуила Делакориса, назначить на пост наместника Короны девяти земель, себя, Сида Делакориса, советника обороны, героя войны и четвёртого среди божественных воинов. Прошу всех занять свои места. — Настойчиво повторил Сид, награждая всех суровым взглядом показывающим, что он не шутит. — Кто выскажется против моего предложения? — Вопрошал Сид и с королевского места смотрел в глаза каждому из высшей знати поочерёдно. Некоторые из Графов, кто не боялся угрозы исходящей от него ответили взаимностью и ухмыльнулись, глядя ему в глаза, однако никто не высказался против. Не среди мудрецов, ни среди высшей знати. — Тогда, да будет так! — Стража и королевские гвардейцы, присутствующие в зале отдали воинские приветствия Сиду. — В связи с многочисленными нарушениями этикета и регламента объявляю сегодняшнее заседание законченным.

После этого, первое, что сделал Сид — вывел из зала принца и вместе с несколькими рыцарями приказал собрать первый взвод, учувствовавший в параде и похоронах.

— Самуил. — Произнёс Сид.

— Да, кузен. — Робко ответил принц, понимая, что сейчас сильнейший из его семьи пребывает в очень скверном расположении духа. Я хочу, чтобы ты смотрел очень внимательно. Сейчас я покажу тебе как должен действовать король. Ну, что пора бы нам собрать силы в кулак, а? Сейчас я приму командование орденом «Королевской стражи» и считай пол дела сделано. Главное сейчас это собрать свои силы раньше, чем успеет враг.

— Враг?

— Да.

— Какой враг?

— Сильнейший рыцарь в истории человечества, пацан. Наш враг — это Зигфрид Делакорис.


***

— Не может быть… — Сидя уже за столом в тронном зале, раз за разом повторял Рональд.

— Может. — В очередной раз ответил ему Сид и залпом допил кубок с вином. — Зигфрид Делакорис, на которого ты возлагал такие надежды теперь будет объявлен вне закона. Он тайно подменил священный документ и скрылся из замка под предлогом отставки. Также я не исключаю его причастность к смерти Третьего короля. Только не вздумай это ляпнуть в присутствии принца или принцессы! — Рявкнул Сид.

— Я, что, дурак?! — Ответил ему Рональд. — Ты уверен, что справишься? Знать наверняка ответит. Это ты сейчас герой, пока твоя голова вне их досягаемости. Сейчас произошёл раскол, и ты должен это понимать! Они не остановятся! Они будут противодействовать и сейчас наш главный козырь обернулся против нас!

— Успокойся. — Уверенно ответил Сид. — Знать меня сейчас меньше всего волнует. Сейчас самый опасный человек в этой стране готовит удар, и я должен предусмотреть всё. Никто не знает его так как знаю я… Поэтому, слушай меня сюда Рональд. Вопросы со знатью я оставляю на тебя, делай, что хочешь, но в самые короткие сроки придумай как решить вопрос с ними. Любые варианты. Я согласен на любые сделки. Я же займусь Зигфридом. Постараюсь понять какую игру он затеял.

— А что с орденом? — Поинтересовался Рональд. — Разве там не его люди?

— Тогда и я его человек… Хотя тут ты прав. Орден в любом случае требует переформирования. Я займусь и этим вопросом.

— Что сообщить принцу?

— Ничего нового… Пацан отправляется на обучение с самыми крутыми рекомендациями.

— А мы можем доверять… Ну, этому… — Продолжал спрашивать Рональд.

— Ты про «Бога-Колдуна»? Думаю, да… Мой отец и я учились у него. Он никогда не встанет на сторону Зигфрида и не поддержит смуту. Он всегда за порядок, а значит, за нас. Если ты волнуешься за безопасность пацана, то Белая башня — это крепость покруче любого замка, а пока с ним сам мастер Андриэл… Лучше охраны и не придумаешь.

— Что сообщить принцессе?

— Блядь… — Сид медленно провёл ладонью по лицу. — Это очень плохо… — Пробубнил про себя Сид.

— Что плохо? — Не понял Рональд.

— Видишь ли какая штука… Я тут имел смелось наобещать ей всякого.

— Что ты мог ей обещать невыполнимого?

— Да ничего. Просто сказал, что она тоже отправиться на обучение, однако в текущих условиях кроме вопроса её безопасности становиться вопрос об использовании её как козыря в переговорах со знатью. Думаю, если я не дам тебе все козыри, то толку от тебя в переговорах будет немного. Поэтому если тот же Филипп проявит интерес, то можешь смело обещать ему такую возможность.

— Я правильно тебя понял? — Уточнил Рональд.

— Да. — Кивнул Сид. — Всё верно. Похоже нам нужно будет торговать и правом брака с ней.

— Думаешь она будет рада?

— А какая разница?! У нас нет выбора!

— Ясно… Мне поговорить с ней.

Внезапно раздался стук в двери.

— Войдите. — Выкрикнул Сид.

Один из бойцов «Королевской стражи» подбежал к новоназначенному наместнику и около минуты шептал ему на ухо что-то неразборчивое.

Сид после каждого предложения менялся в лице, однако не перебивал докладчика.

— Ясно… Я приму к сведению. Ступай. — Жестом Сид показал бойцу на выход из тронного зала. — Похоже пришло время поговорить с принцессой. Кое-что стало известно… Пойдём, Рональд.

Эпилог

Три громких удара в дверь заставили принцессу оторваться от очередной магической книги. Дверь из укреплённого магией дерева отворилась и в помещение вошли пятеро. Четверо гвардейцев и Сид Делакорис.

— Сид? Что-то случилось?

— Ну можно сказать и так. Прости Анна, обстоятельства изменились… Для начала я для тебя больше не Сид. На людях обращайся ко мне ваше высочество.

— Чего?! — Принцесса была шокирована.

— Совет собрался и принимал решение в итоге было решено, что я как старший мужчина из семьи Делакорис займу трон на правах Лорда-наместника до дальнейших распоряжений.

— Чего?! П-постой, ты сказал старший мужчина в семье?

— Да и обращайся на «вы» и называй меня ваше высочество.

— Да вот ещё! Я между прочим тоже член семьи!

— Это не обсуждается! — Внезапно она почувствовала сильное давление как будто воздух стал тяжелее во множество раз. Сид выпустил свою магическую силу. Даже сильнейшие маги не могли полностью её контролировать, а он был не из сильнейших, однако обладал запасом силы в разы превышающий таковой у принцессы или большинства магов во дворце. Сила ответила на колебание его эмоций и буквально стремилась раздавить остатки воли принцессы. На её лбу ожидаемо выступили капли пота и сердце забилось часто как после пробежки.

— В горле… пересохло от… этого. Дайте воды пожалуйста.

После того как ей подали воды она продолжила.

— Что будет с братом?

— Самуил отправляется в башню магии. Он станет оруженосцем великого Командора ордена пурпурного пламени. Он будет учиться магии и станет великим магом. В конце концов у него к этому явный врождённый талант в отличии от тебя… И когда он будет готов он займёт подобающее ему место. Он решит это сам.

— А как же я? Мы же это обсуждали!

— Как ты слышала, твой отец не оставил распоряжений на этот счёт. Ты останешься во дворце. Я и совет подберём тебе достойного мужа в скором времени.

— Чего?! Ты совсем сошёл с ума?! Будешь использовать меня как игрушку для укрепления своей власти?! Вот что ты задумал! Это ведь всё ты! Это ведь не Зигфрид подменил документ? Дорвался наконец… Отомстил ему за проигрыш? Ублюдок! — С этими словами принцесса достала кинжал и в один прыжок кинулась на Сида, но этого было недостаточно. Как и подобает первоклассному рыцарю он с лёгкостью поймал её и скрутил за секунду.

— Я знал, что тебе это не понравиться, но рано или поздно ты поймёшь, что так будет лучше. — Произносил он с лёгкостью удерживая две руки принцессы у неё за спиной одной своей. Когда он отпустил она рухнула на пол.

— На этом всё… Стража уходим.

— Ты не имеешь права! — Кричала ему в след принцесса.

— Закрывай дверь. На Караул!

История вторая "Принцесса и солдат"

ПРОЛОГ

Когда твою свободу резко ограничивают, то со временем весь твой внутренний мир начинает постепенно сжиматься до размеров той комнаты в которой ты находишься.

Анна никогда не верила в это пока не почувствовала изоляцию на собственной шкуре.

Уже трое суток её не выпускали из своих покоев. К ней не пускали прислугу. Запрещалось открывать окна и двери без разрешения. Завтрак обед и ужин подавался стражниками строго по расписанию.

Стража не реагировала ни на её приказы, ни на угрозы, ни на мольбы и плач по ночам. Её убеждали, что это экстренная мера и что скоро всё закончиться. Говорили, что это для её же блага. Для гарантии её безопасности.

Анна отказывалась в это верить. Она была очень зла на Сида, который не сдержал обещание, а также на себя, что поверила ему и поддержала его. Сейчас она подозревала его в узурпации власти. Хуже всего было, то что сейчас она не могла связаться даже с братом. Может ли быть такое, что его сейчас тоже держат взаперти? Или его уже отослали в Башню Магии?

Может.

Сид предусмотрел всё и скорее всего лично отбирал гвардейцев для её охраны. Любые другие уже бы сжалились и согласились хотя-бы передать принцу записку.

Из разговоров стражников она узнала, что Зигфрид Делакорис покинул замок в тот самый день подменив завещание короля. Однако сколько она над этим не думала никак не могла понять зачем Зиг пошёл против них…

Пошёл против воли любимого отца.

Какая ему выгода если он сам просто попросил совет об отставке и покинул замок в тот же час. Какой смысл тогда подменять завещание? Тем более подменять его на пустой свиток вообще за гранью понимания. Он мог бы стать королём если бы пошёл на это. Никто бы не смог помешать ему. Однако он просто уходит. Единственный кому была выгодна вся эта неразбериха — это Сид. Он стал Лордом-наместником. Теперь, как минимум пока Самуилу не исполниться 15 лет он будет править всеми землями королевства как полноправный Король. Если он сумеет вывести из игры Самуила и её как принцессу, то станет Четвёртым великим королём.

Однако всё это лишь её догадки… Сейчас, даже если она права, то, как молодая девушка шестнадцати лет от роду может помешать своему кузену — признанному мастеру боевых искусств и одному из пяти божественных воинов?

Никак.

Ей нужно бежать отсюда, найти Зигфрида и спасти брата. Сейчас ушедший магистр войны единственная угроза для Сида. Поэтому он спустил на него всех собак и повесил все грехи. Высшая знать, гильдии и королевский совет понимают, что сейчас прекрасное время для подготовки к войне. Магистр войны — это очень сильный козырь и его будут искать все.

Каждый раз, когда она обдумывала своё положение и понимала, что с каждым днём времени и шансов на, то что её брат жив становилось всё меньше и меньше, а сама она всё больше осознавала своё бессилие ей хотелось просто умереть.

Каждую ночь она выла в подушку осыпая проклятиями голову кузена. Каждую ночь она вспоминала мгновение, когда Зигфрид посмотрел на неё в зале совета и на секунду улыбнулся. Неужели он всё знал? С каждым рассветом она всё больше и больше наполнялась решимостью. Решимостью, которая толкала её на глупые и отчаянные, но единственные возможные выходы из этой ситуации. На третий рассвет она связала «верёвку» из постельного белья и у неё наконец получилось сломать замок на одном из окон её покоев. Предусмотрев, что стража может это услышать и среагировать, она заранее старалась сломать замок в дальней комнате, которую она обычно использовала как кладовку для ненужных вещей. Предварительно закрыв двери и наставив препятствий для стражников, Анна ударила слабым, но очень точным заклинанием аккуратно в слабую часть оконного замка и распахнула двустворчатое окно. Скинув бельевую верёвку вниз, она быстро привязала один конец к ножке тяжёлого шкафа, а сама в матерчатой робе ученика и тренировочных штанах начала спускаться по стене. Она рассчитывала, что сможет спуститься во внутренний двор и оттуда быстро покинуть замок, однако на усиленную охрану она попасть не рассчитывала.

Сид вскоре после назначения не отменял приказы, которые в ранге советника обороны отдал первому легиону. Он собрал весь легион включая резервистов и теперь замок был буквально переполнен солдатами и в караул заступало куда больше людей. Анну сразу же заметили и далеко убежать она не смогла, хотя отчаянные попытки прорваться сквозь гвардейцев привели к самой настоящей потасовке и один из центурионов был вынужден применить к ней силу после того как она одолела троих пытавшихся скрутить её крепких мужиков.

Недооценивать принцессу было глупо, она была обученной, совершеннолетней дворянкой, а среди обязательных предметов есть курс активной самозащиты, как с помощью физической силы и подручных средств, так и курс защитной магии. В случае с Анной, по приказу Третьего её с детства обучали боевым искусствам. Рукопашному и ножевому бою, защите от боевой магии и владению основными видами оружия. В этом она могла соперничать с солдатами, однако без оружия долго не протянула. Отчасти потому, что не хотела использовать всю свою силу, чтобы убить мешавших ей стражников.

После осмотра целителем её оказали помощь и бросили обратно в покои, которые предварительно обыскали и вынесли оттуда всё, что можно использовать как оружие. Зеркала, тренировочную броню и меч, а также часть постельного белья и столовых приборов. Хотя она кричала и требовала, чтобы Сид или Самуил явились к ней, стража ответила, что как только Наместник вернётся в замок ему доложат об этом инциденте.

— Так Сид куда-то отправился?

— Сожалею, я лишь знаю, что на данный момент его нет в замке. Я уполномочен сделать всё, чтобы вы не покидали свои покои, ваше высочество. Попытаетесь ещё раз выкинуть, что-то подобное и мы будем вынуждены дать отпор.

— Будешь сражаться со мной сержант? Будешь рубить меня мечом или алебардой?!

— Нет. — Коротко ответил гвардеец. — После этого стражник захлопнул входную дверь и Анна, успокоившись и проанализировав стычку с гвардией поняла, что никто из них даже не пытался ударить её. Ей лишь преграждали путь и принимали удары, в конце попытались скрутить и только. Она ответила вспышкой ярости и изо всех сил снова и снова нападала, и убегала. Скорее всего одному из гвардейцев из-за её ударов теперь светит койка в лазарете на ближайшие пару дней.

Спустя несколько часов к ней снова постучались, чтобы подать еду. Пришло время завтрака.

На завтрак в этот раз принесли суп с мясом нескольких видов птиц, нарезанный хлеб и маленькую чашечку чая. Сначала они и вовсе хотела кинуть посудой в стражника, который принёс еду, однако передумала и спустя несколько минут пошла есть.

Поковыряв на дне глубокой тарелки, она поняла, что там есть, что-то постороннее и уже хотела пожаловаться, однако для начала хотелось бы выяснить что это…

Небольшая тонкая пробирка какую обычно используют для приготовления зелий. Внутри также очевидно, что-то есть. Анна достала оттуда клочок бумаги, аккуратно свёрнутый в тонкую трубочку. На ней что-то было аккуратно написано очень мелким почерком. Настолько мелким, что читать это невооружённым глазом было тяжело. Благодаря тому, что вещей у неё в покоях стало значительно меньше она быстро нашла специальное стекло, которым она обычно смотрела на магические письмена на каменных скрижалях. Оно отлично подошло, и она смогла полностью прочитать текст.

«Доброго дня, принцесса Анна… Вы, наверное, не помните меня. Позвольте представиться, меня зовут Утер, я один из сирот спасённый Королём — вашим отцом. Я прислуживаю в замке уборщиком и так уж получилось, что один из помощников повара мне должен и я попросил его передать вам эту записку. После смерти вашего отца всё сильно изменилось в том числе и среди прислуги. Солдаты повсюду… Они устанавливают свои жестокие порядки и это устраивает не всех. Не сочтите за наглость, но я слышал Ваш плач и считаю недопустимым доводить дочь великого человека до слёз. Похвально, что Вы не теряете волю и попытались сбежать. Я могу Вам в этом помочь… К сожалению, я не смогу уместить всё на этой бумажке, прошу Вас больше не злить стражников и ждать, я думаю, что вместе мы сможем обмануть их и вывести Вас из этой тюрьмы. Ожидайте следующего послания…»

Анна перечитала это послание несколько раз…

Она изо всех сил попыталась вспомнить уборщика с таким именем или одного из сирот которого отец приводил в замок. Однако среди прислуги было много таких. Некоторые были изгнаны за попытку воровства. Другие оставались…

Единственный кто приходил ей в голову — это мальчик на пару лет старше Самуила, который обычно подметает двор с самого раннего утра и иногда с отвалившейся челюстью смотрел за её тренировками. Стыдно признаться, но она так и не поинтересовалась его именем, хотя большую часть прислуги дворца она достаточно хорошо знала.

Её очень удивило такое послание… В нём было много странного, однако самое странное, так это то, что оно было написано без единой ошибки и очень аккуратным и мелким почерком. Среди прислуги были грамотные люди, однако их всего было несколько человек. Всех их она хорошо знала и сомневалась, что они стали бы писать ей такое по просьбе уборщика. В то, что сам этот мальчик способен написать подобное верилось с трудом. Помощник повара, о котором он говорил… Возможно они умеют читать и писать, но это не их уровень. Так аккуратно и мелко, а главное без ошибок. Это уровень опытного писца. По-хорошему ей следовало доложить стражникам о находке в супе, однако ещё раз перечитав изложенное там она решила отбросить подозрения.

Сейчас она почувствовала, как дождь безысходности и отчаяния в её сердце наконец закончился и из-за тяжёлых туч наконец показался маленький лучик надежды…

Глава первая "Надежда"

Дверь на балконный зал отворилась и пятнадцать взрослых мужчин, сидящих за длинным дубовым столом, резко встали. Гвардейцы прокричали воинское приветствие и приложили руку к груди громко стукнув алебардами об каменный пол. Вошедший был гораздо моложе остальных, а рядом с ним вообще шёл мальчик двенадцати лет, однако по одному его взгляду было понятно, что именно он здесь главный. Сид Делакорис прошёл к столу в своём парадном мундире окованном золотом на плечах, а на круглых золотых наплечниках красовались три большие серебряные звезды, которые означали высшее воинское звание в Гвардии Королевства — Генерал-командор.

— Доброе утро, господа советники, прошу всех сесть и давайте начнём работу. Сегодня на совещании присутствует принц Самуил. — Сид жестом указал на мальчика, который присел на ближайший к нему стул.

Каждый из советников отметил присутствие принца коротким поклоном и присел на своё место. Рядом с некоторыми из них лежала кипа бумаг, кто-то прибыл лишь с несколькими свитками, а некоторые с пустыми руками. Королевский совет состоял из выдающихся учёных мужей, каждый здесь присутствующий считался минимум мастером в своей сфере. Среди королевских советников присутствовали:

Мастер-архитектор, носивший длинную белую бороду и постоянно зарывающийся в кипе своих чертежей и схем. Его редко видели на улицах города, а сам он был не очень приятным в общении человеком, носившим жреческую робу и ведущим аскетичный образ жизни.

Толстый и лысый мужик по часовой стрелке от него был королевским казначеем. Он больше предпочитал проводить время за едой чем на работе и прямо сейчас поморщился, сдерживая зевок.

Трое худощавых зрелых мужчин в длинных туниках были королевскими дипломатами, отвечавшими каждый за своё направление международных отношений. Один из них отвечал за союз с Дворфами, второй за союз с Эльфами, а третий на вид смотрелся чуть крепче остальных, оно было понятно, если хоть раз доводилось бывать в орочьей крепости, то следует быть крепким и не только на вид.

Следующий парень также, как и Сид выделяющийся своей молодостью был настоящим гением счёта и возглавлял палату статистики.

На следующем кресле которое пустовало, должен был сидеть советник обороны, эту должность занимал именно Сид Делакорис до назначения его Лордом-Наместником. Сейчас тут сидел принц Самуил.

В конце стола разумеется должен был сидеть Король. Однако вместо него здесь находился Лорд-Наместник.

По левую руку от него сидел глава королевского совета — Первый советник короны Лорд Рональд. Он выделялся своей строгой внешностью и носил пышные усы. Первый советник отвечал за координацию в самом совете и выполнял руководящую и направляющую роль.

Рядом с ним сидел неформальный глава всех магических гильдий Королевства и придворный маг Короны. Даже в торжественной обстановке он предпочитал не снимать свой капюшон, из-за которого его лицо было трудно рассмотреть в деталях, однако уровень его знаний позволял ему вступать в споры с другими членами совета даже не в своей специальности, а в том, что касается магии ему не было равных среди обычных смертных. К боевой магии он относился весьма критически поэтому в плане магической силы не представлял из себя чего-то значимого, однако по некоторым нестандартным вопросам его вызывали даже в Белую башню к самому «Богу-колдуну».

Дальше сидел мужчина крупного телосложения, в котором безошибочно можно было опознать настоящего силача. Это был единственный Граф, который отрёкся от земель и титула, чтобы служить в королевском совете при Третьем короле, а свои земли он оставил сыну. Служил он советником короны по внутренней политике и отвечал за поддержание вертикали власти, а также был единственным за исключением советника обороны наделённым правом применять силу от имени короны. Он был легатом Коронованного двадцать первого Легиона. Этот легион был, пожалуй, самым известным в гвардии. Если первый называли «Дворцовой стражей», то этот легион называли «Руки короля» и он по праву считался элитным так как в своё время сам Третий был легатом двенадцатого легиона в последствии переименованного им в двадцать первый усиленный легион.

Следующим сидел верховный жрец, носящий звание святого кардинала. Он был глубоко пожилым стариком, наверное, был старейшим из присутствующих и при ходьбе опирался на трость, хотя ходили слухи, что его чёрная трость была выкована из адского камня и весила около десяти килограмм, а он сам был ещё в хорошей форме.

Следующее кресло также пустовало, ибо обычно здесь присутствовал магистр войны.

Тринадцатым по счёту из королевского совета был представитель коллегии мудрецов. Обычно избирали всегда самого старшего и совет при Третьем короле не стал исключением. На стуле сидел глубоко пожилой старик с мелкой седой бородкой.

В совете также присутствовал, и глава тайной и королевской канцелярии отвечающий за все информационные потоки в стране. Это был достаточно зрелый мужчина, не выделяющийся своей внешностью. Про него ходило множество слухов, например, что раньше он был высокопоставленным офицером разведки и сейчас является одним из королевских ассасинов. Однако большей части присутствующих здесь его биография была хорошо известна. Например, Сид точно знал, что никаким разведчиком и уж тем более ассасином он не был, просто потому, что Сид был хорошо знаком с реальными королевскими ассасинами. Однако тот факт, что он, как и большинство знатных мужчин служил в войсках не подлежало сомнению. Возможно в какой-то период времени он и проходил службу в разведывательных подразделениях, однако в такие детали Сид не углублялся. Публично опровергать подобные слухи не спешил ни сам глава канцелярии, ни Сид, ни Третий король.

Последним был секретарь королевского совета, который не имел права голоса, однако всегда присутствовал на всех заседаниях и был обязан вести подробный протокол. Это был очень нервный мужичок с козлиной бородкой, который редко одевался подобающе из-за чего нередко подвергался насмешкам. Такая должность требовала формальной независимости от главы канцелярии, поэтому в своё время Третий решил дать ему власть над королевским архивом заодно назначив его главным писцом замка.

Сейчас совету предстояла непростая задача, держать итоговый отчёт перед наместником за период своего пребывания на должности. Как сам лорд Рональд держал отчёт за работу совета в целом, так и каждый советник отдельно отчитывался о своей работе. Для всех сейчас было очень важно в этот период не попасть в немилость к наместнику и не потерять престижную должность. Однако все понимали, что реорганизации совета не избежать и головы в любом случае полетят. Оставалось лишь ожидать и молиться, что репрессии не коснуться их лично.

Когда Рональд последним закончил читать свой доклад Сид поднялся и обратился к совету.

— Спасибо, лорд Рональд и всем остальным за подробную информацию. Наверняка вы сейчас думаете над тем, что грядёт расформирование совета и многие из вас если не все потеряете свои должности. Отчасти поэтому никто из вас не задавал мне вопросов касательно бывшего Магистра Войны и ситуации с завещанием Третьего. Скажу вам сразу… Я не планирую распускать совет. — По залу пронеслось радостное перешёптывание. — Я сам был членом совета при Третьем и работал с каждым из вас годы. Сейчас совет действительно нуждается в дополнении толковым советником обороны и следует избрать нового магистра войны. Я не собираюсь делать этого прямо сейчас. Поэтому вы все продолжите работу в штатном режиме, а касательно кандидатур на эти посты… Я думаю, что определюсь с ними в самое ближайшее время.

Слово взял секретарь совета.

— Лорд Наместник если позволите небольшое уточнение. Мне написать, что вы лично распорядитесь касательно обоих должностей сразу или же…

— Я тебя не совсем понимаю…

— Позвольте поясню… На данный момент все трое Магистров войны были избраны на великой Олимпиаде. Традицию избрания учредил ещё великий Первый. Вы же сказали, что собираетесь принять решение лично. Так как мне записать ваши слова?

— Я понял. — Ответил Сид и задумался. — Честно говоря в текущем положении проводить Олимпиаду не уместно. Думаю, что эту проблему можно решить собранием всех командоров рыцарей и их заместителей. Мы посовещаемся и примем верное решение. Так и запиши.

— Понял.

— Сейчас я хочу, чтобы каждый из вас позаботился о делах на своём направлении. Я уже издал ряд указов и был бы признателен совету за одобрение. Лорд Рональд попрошу вас…

— Кхм… — Рональд поднялся со стула и взял слово. — Указ Лорда Наместника об объявлении Зигфрида Делакориса врагом Короны и всех девяти земель. Любому гражданину и подданному Королевства. Дворянам всех рангов и чинов верных Короне предписывается начать розыск и при любой возможности задержать преступника. К указу прилагается краткая информация о силе преступника. В связи с его чрезвычайным уровнем силы рекомендуется при задержании взаимодействовать с орденами рыцарей. Всем гильдиям и вольным деятелям предписывается избегать любых контактов с этим человеком. Всем офицерам и солдатам Гвардии, и Рыцарям проявлять максимальную бдительность при несении караульной и патрульной службы в городах, на границе и в расположениях своих Легионов. К указу также прилагается инструкция к формированию поисковых отрядов и к их действиям по розыску преступника.

— Разрешите ознакомиться с данным указом? — Тут же поднялся советник по внутренней политике. Сид кивнул и указ передали для ознакомления. — Всё ясно… — Выдал он через несколько минут изучения. — Я так понимаю вы не рассчитываете в этом на силы Гвардии. Легионы не будут отдавать бойцов в поисковые отряды…

— Всё верно. — Кивнул Сид. — Вообще эти меры я принимаю больше для порядка, но даже они рассчитаны на преторианские когорты, которые будут поставлять информацию из крупных городов и гильдий. Однако такие меры очень сильно помогут сковать его свободу передвижения по стране. Секретная часть указа будет отдана королевским ассасинам. Также вопрос возможного силового противостояния мы обсудим на созыве Орденов. Не забывайте кто наш противник Легат. Даже если ваши лучше центурионы возглавят элитные развед-отряды, то толку от этого будет не больше чем от палки при охоте на медведя. Зря только загубим добрых легионеров.

— Но ведь… — Попытался возразить Легат, однако Сид продолжил…

— Легат, не забыли где Зигфрид проходил службу до рыцарства? — Лицо легата резко нахмурилось.

— То-то же… Он бывший опцион первого развед-взвода пограничной когорты. Все ваши методы он знает наизусть и ваши возможности он использует против вас.

— Тогда я одобряю. — Произнёс советник и присел на стул. Сид окинул взглядом других, однако больше возражений не поступило.

— Глава канцелярии. — Обратился Сид.

— Слушаю Лорд Наместник. — Отозвался советник.

— Думаю вам не надо объяснять, что с этим делать и в каком приоритете этот указ. Сколько вам понадобиться времени на распространение?

— Дней десять до всех замков высшей знати, а дальше всё зависит от них… В общем думаю уже через месяц всё королевство будет в курсе и это ещё оптимистично.

— Нет… Это никуда не годиться. Месяца такому как он хватит, чтобы скрыться где угодно. Мне нужно, чтобы вы снарядили всех своих курьеров и любыми способами сократили доставку указа, причём замки высшей знати и замки Орденов рыцарей не приоритет. В первую очередь донесите это Легатам Легионов, особенно Второму пограничному и лично преторам и префектам крупных городов. Не в их канцелярию, не помощникам или дворецким. Всем должностным лицам лично в руки. Если не будет хватать людей или животных обращайся. Также перед командой на отправку убедись, что выбрал самый короткий путь.

— Разрешите добавить… — Вновь вставил слово советник по внутренней политике. Думаю, из приоритета можно смело исключить моего сына — Графа Юго-восточных земель. Я лично распоряжусь, чтобы его оповестили. Также готов выделить лучших разведчиков двадцать первого и, если потребуется, разобью его на когорты для усиления постов по пути следования.

— Касательно двадцать первого я хочу, чтобы ваш Легион также прибыл сюда. У меня немного другие планы на двадцать первый.

— Понял вас. Я ещё вчера отдал приказы собрать ветеранов. — Сид кивнул советнику в одобрение его действий.

«Ветераны — это очень хорошо» — Подумал про себя Сид.

«Мало кто может представить на сколько легион станет сильнее под их присмотром.»

— Думаю с этим всё ясно… Лорд Рональд попрошу вас зачитать второй указ.

Далее Рональд зачитывал указ о неизбежном повышении налогов в столичных и центральных землях. Вместе с этим, дипломатам были отданы несколько распоряжений, а именно о начале переговоров с Эльфами для возможного найма их отрядов с целью использования их в поисковых операциях, а также дана команда о немедленной отправке к Дворфам чрезвычайной дипломатической миссии по вопросу расширения торгового и военного сотрудничества.

Стало понятно нежелание Наместника распускать совет. Сейчас собранные в нём люди имели опыт и нужные связи на местах, что позволяло развернуть деятельность в разы быстрее. Также как Самуил не любил терпеть и ожидать удобного момента, Сид не любил проволочек в исполнении его приказов, ему больше нравилось командовать уже отлаженным механизмом чем организовывать работу с нуля.

Больше всего вопросов по дальнейшим приказам возникло у представителя мудрецов. Не нужно быть старшим из мудрецов королевства, чтобы усмотреть в распоряжениях Наместника подготовку к войне и вопрос сохранения мирной деятельности гильдий сильно волновал старика. Со своей стороны, Сид гарантировал, что даже в самом худшем случае он обязуется до последнего не объявлять всеобщую мобилизацию и не призывать знаменосцев как можно дольше сохранять на местах спокойную мирную жизнь.

— Думаю тех сил, которые я планирую собрать здесь хватит для решения любого возможного конфликта. На этом всё господа. Думаю, формальности вроде протокола и подписания всех одобрений вы сможете сделать и из своих кабинетов. Я намереваюсь и впредь предоставлять совету максимальную свободу действий и основную часть ответственности брать на себя. Однако за подобную свободу спрашивать с каждого буду лично и соответствующе. Не подведите меня.

Сид спешно покинул балконный зал выводя принца, который не успел даже попрощаться с советниками.

— Понимаешь теперь, что происходит? — Спросил Сид, не сбавляя темпа ходьбы по коридору.

— Вроде да… Ты сказал, что даёшь им свободу, но вместо реальной свободы ты дал им такой пряник. На деле ты нагрузил совет работой, только Мастер-Архитектор и глава палаты статистики остались без внимания.

— Не совсем так, но я рад, что ты уловил суть. Мастер-Архитектор всё время не задавал вопросов, а при этом записывал с моих слов едва ли не больше секретаря, почему? Да потому, что именно ему отвечать за логистику всех этих мероприятий. Он же заведует картографией и получает сведения о безопасности маршрутов непосредственно из Орденов. Касательно статистики, то там ещё больше волокиты. Если бы ты побольше присутствовал на таких вот совещаниях, то понял бы, что есть советники, которых вообще лучше не трогать до возникновения ЧП и это именно они. Поверь, в этих вопросах лучше просто довериться им.

— А если…

— Если вдруг, что, то поверь, за чеканную монету этих крыс сдадут свои же быстрее чем ты успеешь подумать о предательстве. То же, кстати, касается Казначея и Верховного жреца. Зачем туда прибыл придворный маг вообще понятия не имею. Он свои распоряжения получил раньше всех. Видимо только ради соблюдения всех формальностей.

— А куда мы сейчас направляемся? — Спросил Самуил.

— Разве тебе не интересно, что именно я поручил придворному магу? Сейчас я переоденусь для верховой езды и поедем в казармы Ордена. В тайный зал.

Спустя час Самуил в сопровождении Сида уже были в тайном зале казарм Ордена. Который представлял из себя подвальное помещение, освещённое магическими люстрами и магическими «вечными» факелами. На стенах было несколько картин, изображающих великих магов. В том числе личного портрета был удостоен и сам Зигфрид. Посмотрев на него Сид хотел было тут же распорядиться его снять, однако быстро передумал.

«Его преступление не перечёркивает его заслуг в этой области»

Самуил уже давно не удивлялся окружающей его обстановке. В конце длинного зала Сида в его походных «доспехах Легата» уже дали несколько рыцарей и сам придворный маг. Однако появлению здесь Самуила они сильно удивились.

— Я проверил плиту, как вы и просили. Думаю, сложностей возникнуть не должно. Однако я не уверен уместно ли присутствие принца в этом месте, Наместник… — Самуил хотел было резко возразить придворному магу, однако предчувствуя это Сид положил руку ему на плечо и высказался за него.

— Этот парень в первую очередь маг. Который превзойдёт тебя. Думаю, чем раньше он узнает об этой штуке, тем лучше для его обучения. Или ты не согласен?

— У меня нечем возразить, однако зная внимание к деталям юного принца скажу сразу. Даже сильнейшие и опытнейшие маги и мудрецы пока не знают в точности и до мелочей как работает эта… Штука, как выразился наместник. Одно описание базовых принципов её действия заняло у меня и у мастера Андриэла долгие годы трудов.

— Да о чём вы вообще?! — Не сдержался Самуил.

— Сейчас увидишь, но только пообещай, что никаких вопросов не будет. Всё равно прямо сейчас ты нихера толком не поймёшь.

— Это ещё почему, кузен?

— Даже я, рыцарь, годами изучавший магию и разные аномалии, нихера не понимаю.

— Но ведь…

— Кузен. — Перебил его Сид и встал рядом на одно колено. — Бывают моменты, когда мужчина просто должен дать слово и заткнуться. Это как раз такой момент, понимаешь.

— Нет, но…

— Ты мне веришь? — Взяв его за плечи спросил Сид.

— Да, кузен. Я тебе верю. Даю слово принца, что не буду лишний раз доставать вопросами.

— Вот и хорошо. Запускайте эту хреновину. Прицел прямо в Башню Магии, если можно, то прямо в кабинет к Андриэлу.

— Ага щас… — Ответил придворный маг.

— Отойдём подальше… — Произнёс Сид, когда рыцари и придворный маг заняли свои позиции для сотворения чар. Вместе они резко высвободили чудовищное количество магической силы от которой дрожали даже щиты, поставленные Сидом, а после они сконцентрировали всю силу на каменной плите вокруг которой стояли и рунический круг на ней сначала воспылал синим пламенем щедро разогревая всё помещение, а после затих и начал стабильно светиться синим светом.

— Заряд энергии поглощён, можете проходить на плиту, Наместник. — Громко, чтобы приглушить слабый звон от плиты объявил придворный маг. Его лицо раскраснелось от вспышки синего пламени, а у самого появилась отдышка. Принц стоял и смотрел на, то, что собирается делать Сид.

Наместник, поднявшись по небольшой деревянной лестнице зашёл на плиту и повернувшись кругом встал лицом к участникам ритуала.

— Отклонений не чувствую, вроде всё стабильно. — Произнёс Сид на несколько секунд прикрыв глаза. — Передайте мне контроль, вот так… — Сид вновь на несколько секунд будто уснул стоя. — Теперь вижу… Странно… Круг защиты изменился. Вы видели раньше такой круг?

— Я уточнял у Андриэла, это его рук дело. Он думает, что ты отправишь принца через портал и поставил дополнительные ограничители.

— Ясно. — Откликнулся Сид. — Самуил. Сейчас я отправляюсь к мастеру Андриэлу через портал в башню магии. Ни один маги ниже пятого уровня, да и остальные не все видели подобное.

— Подача магической энергии стабильна. — Ответил придворный маг. — Наместник можете начинать через пять секунд вторая стадия, а потом резко рывок. Впрочем, вы же уже летали таким образом?

— Да мне к этой штуке не привыкать. Пять секунд да? Погнали… — Через пять секунд вибрации и свет резко усилились, а Сид провалился сквозь плиту резко вниз, и вся эта штука погасла.

— Чего? — Только и успел произнести Самуил. Придворный маг и остальные ещё около минуты всматривались в пустоту, а потом он удовлетворённо кивнул.

— Кристалл связи! — Выкрикнул придворный маг и часть стены резко открылась, оказавшись хранилищем для летающего кристалла. Он плавно опустился перед самим магом и тот рукой дотронулся до него произнеся несколько слов на древнем языке. После чего кристалл засветился белым светом.

— Вызываю Орден Пурпурного пламени. Говорит придворный маг Короны. Повторяю… Вызываю орден…

— Да не ори ты так… — Резко перебил голос Сида, исходящий от кристалла. — Я в порядке. Подтверждаю успешную телепортацию.

«Телепортацию…» — Пробубнил про себя Самуил.

— Ясно. Только я не ору. Это у вас на той стороне проблемы с кристаллами. Либо вы вкладываете слишком много силы.

— Проверять я ваши теории, конечно, не буду. Стражники, проводите принца в его покои. Я собираюсь остаться тут на пару дней, конец связи.

— Ваш приказ принят к исполнению, конец связи. — На этом моменте кристалл связи резко погас.

Самуил сдержал своё слово и не стал задавать вопросы ни придворному магу, ни стражникам, а спокойно удалился в свои покои предварительно попросив принести ему несколько книг по списку, а также сообщил, что сегодня не желает завтракать.

Весь день принц так и провёл за своими магическими книгами. Лишь на следующее утро, когда он покинул покои ему сразу доложили о попытке побега его сестры Анны. Сид пояснил, что запер её в комнате для её же блага, а также добавил, что она будет в ярости от того, что Сид не смог сдержать данные им перед выборами Наместника обещания. Однако Самуил даже не думал, что дойдёт до такого.

В последний раз Анну запирали под стражей больше года назад на целый месяц. Это сделал лично отец и любые попытки уточнить причину строго карались отборной порцией лишней работы. Позже Сид попытался пояснить ему, что это было связано с тем, что Анна нарушила запрет отца и учителей на магические тренировки, однако он точно чего-то не договаривал и всегда ехидно улыбался, когда разговор заходил за тот случай.

Самуил никак не ответил на призыв Анны явиться к ней и приказал стражникам придерживаться инструкций, выданных Наместником.

«Думаю, что сейчас мне лучше не лезть, так как это касается только Сида и Анны лучше скажу ему об этом сам, чем ему доложит стража, может он и прояснит детали.»

Вечером с просьбой об аудиенции обратился придворный маг и сообщил, что сейчас Сид планирует вернуться обратно через портал. Самуил не стал задавать лишних вопросов.

Он быстро переоделся в походный костюм и отправился с несколькими гвардейцами и «Королевскими стражниками».

Оказавшись в тайном зале, принц занял место наблюдателя. Сейчас он, обновив свои знания о пространственной магии рассчитывал понять хоть часть происходящего на его глазах.

В этот раз всё выглядело похожим образом вспышка света, запуск портала и появление Сида. Всё выглядело так будто время повернули вспять, и он вообще никуда не исчезал. Слегка изменилась лишь его причёска.

— Стационарный портал. Основанный на эльфийской печати пространственно-временного коридора. — Именно такими словами встретил Самуил прибывшего кузена.

— Хм… Ну вот, а ты говорил не поймёт. — Повернувшись к придворному магу упрекнул его Сид. — С тебя сто золотых, а ты продолжай Самуил, думаю это рекорд. Тебе хватило всего два раза увидеть эту штуку, и ты вот так всё понял?

— Сначала не совсем. Вы толком и зацепок не оставили. Теперь понятно, что вы поспорили. Я попросил принести мне основы пространственной магии и ещё несколько исторических книг в которых упоминают телепортацию. В основном это переведённые эльфийские сочинения. Также я нашёл книгу за авторством придворного мага «Теория порталов». Я прочитал её всю. Исходя из этого я всё равно затруднительно было определить, как она работает. Однако сейчас, когда я увидел её во второй раз… В первый ты провалился вниз, а во второй ты появился из света как будто упал с высоты. Именно так воздействуют этот коридор и наше пространственное восприятие. Печать собирает энергию для изменения состояния материального. Мысль может двигаться быстрее всего сущего просто потому, что она не является материальной и для неё не существует понятия времени. Эта печать синхронизирует пространство разума и материальный мир во времени. Как именно это происходит и куда девается энергия не знаю. Однако результатом есть мгновенная передача чего угодно из точки входа в точку выхода.

— Это всё? — Деликатно уточнил Сид.

— Пока да… Я ещё не настолько хорош в эльфийском и не знаю древних рун, чтобы проводить исследования и уточнять детали.

— Поразительно. Теперь ты мне веришь? — Спросил Сид у придворного мага. — Этот пацан — гений. Сколько у тебя лично ушло, чтобы дойти до такого уровня понимания?

— Полгода. — Ответил маг.

— То, что вы смогли объяснить только за полгода этот пацан, пояснил за сутки. Как тебе?

— Это действительно невероятно, мой принц. Вы заслуживаете чести отправиться в башню магии как никто другой.

— Деньги гони… — Ответил ему Сид и со вздохом маг протянул ему увесистый мешочек с монетами.

— Кузен, ты действительно молодец. Теперь скажи, чего бы ты хотел, в пределах разумного… Я сегодня добрый. Сразу скажу, что у нас всё по плану. Андриан уже ждёт тебя. Я согласую с транспортным отрядом это всё и полетишь на грифоне хоть завтра утром.

— На грифоне? Я думал… — Самуил у выхода из зала повернулся и грустно посмотрел на плиту.

— Ты думал я отправлю тебя порталом? Забудь! Это слишком опасно. Надо быть магом не ниже пятого уровня, чтобы оградиться от воздействия нематериального при переходе. Поверь, полёт на грифоне то ещё зрелище. Тебе понравиться.

— Тогда скажи мне честно… — В коридоре Самуил остановился. — Я понимаю, что вопрос этот не этичный, но я хочу знать две вещи. Сид, какой у тебя уровень магической силы? Какое самое сильное заклинание? Это первое…

— Любопытство тебя погубит. — Пробурчал Сид. — Ну ладно… Я маг высшего уровня. Седьмого уровня. Моя специализация в магии «Массовые разрушения» Поэтому я почти не пользовался магией на Олимпиаде. Я, так же как и ты, внук Первого короля. Объём моей магической энергии позволяет влиять на пространство на уровне небольшого города разом. Таких воздействий я могу совершить не более трёх в день. После этого может наступить истощение. — Самуил лишь кивал в ответ слушая и впитывая каждое слово. — Моё сильнейшее заклинание… Даже не знаю. Наверное, это — «Падение тёмного бога-дракона». Это название, дальше не пытай. Не скажу. — Самуил кивнул, принимая ответ.

— Второе. Тебе всё равно скоро доложат… В общем Анна… — Самуил доложил о событиях минувшего дня так подробно как мог. После этого спросил. — Сид, что ты скрываешь о ней от меня? Я должен знать это, чтобы со спокойной душой отбыть в Орден.

— Ясно… Да ничего я не скрываю. Дело тут в том, что я виноват перед ней и она, обозлившись на меня лично, надумала себе теорий заговора. Якобы я… — Сид ткнул себя пальцем в грудь. — Я подменил тот свиток. Ладно бы просто сказать. Она прилюдно обвинила меня и бросилась с кинжалом. Мне и пришлось реагировать. Я запер её и приставил отборную охрану. Я не подумал, что она решиться на побег. Теперь, когда ты сказал об этом меня тоже беспокоит её состояние.

— Я бы хотел видеть её, с твоего позволения.

— Да пожалуйста… Можешь перед отбытием завтра зайти к ней. Я передам караульным.

— Спасибо. Скажи ещё одно…

— Кузен, всякой наглости есть предел…

— Пожалуйста, кузен! Как глава семьи я должен знать, за что именно отец так наказал Анну год назад?

— Хех… Ты и тут почуял подставу да? Ну слушай…


***

Следующее утро Анна встретила куда более спокойно. Однако стук в её дверь стал неожиданностью. Солдаты обычно не стучали.

— Сестра, разреши войти.

— Самуил?! — Анна растерялась, услышав брата. — Входи, конечно… — Как только принц пересёк порог её покоев она сразу же выбежала из спальни в гостевую встретить его. Анна сразу кинулась к нему и крепко обняла брата. Он неохотно ответил взаимностью. — Ты в порядке брат? Не могу поверить, как ты пришёл… Я думала он и тебя запер.

— Как видишь я в полном порядке. Никто меня не запирал. Я не ограничен Наместником в привилегиях принца.

— Наместник? Так это правда… Он всё-таки дорвался. Постой Самуил, а что это на тебе? Походные доспехи? Разве ты не слишком мал для них?

— Сид попросил столичных ремесленников изготовить под мой размер. Это лишь кожаная кираса и кольчуга просто они немного меньше стандартных образцов.

— Ясно. Тогда ты…

— Анна, я пришёл попрощаться… Я сегодня убываю в Орден. Ближайшие несколько лет мы не увидимся.

— Самуил! Я прошу тебя… — Анна крепко схватила брата за руки и упала на колени. — Я понимаю, что это звучит как бред, но поверь мне, тебя подставляет Сид. Ты многого не знаешь… Он..

— Он обещал отправить тебя в Орден «Синего волка», к тому стражнику, Ричарду? Ты и правда влюбилась тогда впервые?

— Ты знаешь? — Анна испугавшись отпустила руки брата. — И как много?

— Возможно не всё, но достаточно. Я считаю твоё наказание справедливым. Я пришёл также призвать тебя к порядку.

— К порядку, а кто из нас поступил непорядочно? Кто обещал одно, а на деле воспользовался нашим доверием, чтобы изгнать Зигфрида и узурпировать трон?! Ему глубоко плевать на нас Самуил! Он задумал убить тебя, а меня отдаст за того, кому будет выгодно и станет королём, пойми же!

— Хотел бы он убить меня, то отправил бы порталом, как я просил. Он искренне заботиться обо мне после смерти отца, а вот тебя я совсем не узнаю! Анна очнись! Я же помню тебя совсем другой. Я не знал своего отца до восьми лет. Именно ты, будучи ненамного старше меня, читала мне на ночь. Именно ты водила меня по замку и показывала куда стоит ходить, а куда нет. Ты учила как обращаться к отцу и другим людям в замке. Без тебя я бы так и остался сидеть в комнате без окон и, наверное, не решился бы выйти на солнце стесняясь себя. Сейчас случилось, то что случилось… Отец оставил этот мир и нас. Но он дал мне лично пример мужества и решимости! Я не скорблю по нему потому, что знаю, что он не хотел бы этого. Я думаю о том, как теперь позаботиться о делах семьи и страны. Думаю, что я могу сделать сейчас и потом. Ты же заботишься лишь о себе!

— Не правда! — Выкрикнула Анна.

— Да?! Ты ввязалась в бой с гвардией Анна! Посмотри на всё это моими глазами. Чтобы ты сделала на моём месте и кому бы поверила?! А?!

Следующую минуту они оба молчали.

— Анна… Я…

— Брат прости, я не знаю, что тебе ответить… Прости меня. Я прошу только одного, прошу не жертвовать мной, не отправляйте меня в орден, но и использовать себя не позволю… Лучше умереть…

— Подумай Анна. Когда я вернусь, я хочу посетить твою свадьбу, где ты будешь самой красивой невестой девяти земель, а не опухшей от слёз истеричкой.

— А хоть кого-то волнует, чего хочу я в этом сраном замке?! — Резко ответила Анна и поднявшись ушла в свою спальню. Самуил медленно отправился за ней сняв шлем и удерживая его в руке.

— Прости Анна, но если Сид так решит, то я поддержу его. Я уверен, он хочет добра. Я отправляюсь в орден и стану сильнейшим магом. Я превзойду Зигфрида и призову его к ответу. Ради памяти отца… Я надеюсь, что ты меня услышала. Прощай. — Самуил Резко развернулся и покинул спальню. — Анна оторвалась от подушки и побежала за ним, однако последнее, что она увидела это как двое гвардейцев, закрывают двери её комнаты.

Глава вторая "Уборщик"

До этого Самуил мог только читать о том, какой вид открывается с высоты птичьего полёта. В момент взлёта и когда они поднимались на нужную высоту выглядело это не так как описывали в книжках. Вся храбрость резко пропадает и на такой высоте внутри всё содрогается и сжимается от страха. Когда Самуил попытался возразить против того, чтобы кто-то его вёз на грифоне, а сам маленький принц был пассажиром Сид лишь рассмеялся. Самуилу был не понятен его смех, он считал, что ничего особенного в управлении дрессированным грифоном в полёте нет.

Это был один из тех моментов, когда Самуил почти сразу признался себе, что очень сильно ошибся.

Пилоты грифонов только добавляли масла в огонь говоря о предстоящем заходе на посадку.

— Взлёт — это ещё ничего, мой принц, когда будем заходить на посадку вот тогда будет действительно страшно. — Улыбаясь сообщил ему один из нескольких всадников на грифонах летевший рядом с ним.

Маршрут был рассчитан на несколько остановок поскольку «Башня Магии» находилась в другом регионе королевства и даже опытные всадники преодолеть такой путь за короткое время не могли. Исключением был их полёт с Сидом во главе, который своей магией поддерживал путь и обеспечивал комфорт убирая с пути все возможные препятствия, а также делился силами для того, чтобы птицы и люди выдержали такие экстремальные нагрузки. Хотя силы у Самуила были, но пока он не умел пользоваться ими настолько мастерски, да и о своих возможностях не знал даже половины.

Заход на посадку вопреки ожиданиям Самуилу понравился, но только спустя некоторое время после успешной посадки. Когда грифон резко устремился к земле спикировав клювом вниз и полетел на огромной скорости, Самуил вспомнил все ругательные слова, которые ему довилось услышать во дворце, а также едва сдержался от того, чтобы закричать и начать осыпать голову своего пилота проклятиями.

Однако он сдержался. Всё-таки он впервые совершал подобный вылет и находился в присутствии своих подчинённых. Как будущий король он хотел завоевать их уважение. Для этого ему пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы пошутить сразу после приземления…

— Всё в порядке, ваше высочество? — Спросил у явно испуганного парня всадник.

— Да… — Ответил Самуил, слегка замявшись, а после неожиданно добавил. — Кто там поставил, что я разревусь или обмочусь, можете доставать деньги. — Первые несколько секунд вокруг стояло гробовое молчание, а после все вокруг включая персонал посадочной башни в голос рассмеялись. Послышались возгласы…

— А я так и знал, что его высочество свой пацан!

Самуил уже достаточно хорошо знал воинский этикет и спустя некоторое время после прибытия лично принял доклад командира гарнизона, который встретил «гостей» на своей территории и проводил в столовую.

Командир был в звании первого центуриона и временно назначен префектом крепости. Принимать на своей территории высшую знать и королевских особ ему доводилось впервые и как он не старался скрыть волнение у него не получалось.

Он несколько раз извинился перед Самуилом, за то, что сейчас ничего кроме солдатской еды у них нет и строго говоря до полноценного обеда целых два часа. Наряд только начал приготовления.

Самуил ответил, что в этом нет ничего страшного и старался вести себя как можно более лояльно к сопровождавшим его по крепости офицерам. Пока готовился обед Самуил попросил показать ему казармы и ознакомить его бытом в конкретной крепости. Все его книги сейчас находились на хранении в башне грифонов, и он не мог как обычно он делал в гостях просто уйти куда-нибудь читать.

Крепость оказалась элитной частью подготовки кавалерии, здесь проходили практику как будущие всадники на грифонах, так и элитная конница Королевства. Отец Самуила сам проходил службу именно в рядах кавалерии и дослужившись до магистра конницы в своём легионе приложил не мало усилий для развития этого рода войск, а также был одним из авторов известной книги «Сказание о кавалерии» которую сам Самуил перечитывал несколько раз. Сама крепость находилась уже в центральных землях где было достаточно много подразделений кавалерии. Хотя условия проживания рядовых солдат, проходящих службу здесь было трудно сравнивать с дворцовыми казармами. Самуил проявил сдержанность и не стал никак комментировать это.

Командира сначала сильно взволновал интерес принца к быту в его крепости, однако, когда Самуил объяснил, что в детстве читал «Сказания о кавалерии» и для него честь видеть, как одна из любимых книг оживает на глазах, успокоили командующего. Как и приказ Самуила накрыть ему за одним столом с сопровождавшими его офицерами. Да и сами всадники не были против компании принца.

«Отец бы поступил именно так» — Подумал Самуил.

После обеда им предстоял очередной вылет, хотя всадники честно признались, что с удовольствием поспали бы часик-другой.

— Я бы и сам рад разрешить подобное, однако если по моей вине мы отклонимся от графика, то кузен Сид превратит меня во что-нибудь нехорошее, а «Бог-колдун» подскажет заклинание. — Отшутился принц.

Второй взлёт прошёл уже куда более весело.

— Ваше высочество! — Окликнул его один из всадников в полёте.

— Слушаю! — Ответил Самуил.

— Позвольте пошутить плохую шутку?

— В смысле, плохую? — Самуил не сразу понял о чём речь. — Не смешную?

— Нет, смешную. Просто не знаю, как это сказать. Ругательную, что ли…

— Понял. Ты имеешь ввиду не этичную.

— Да-да.

— Ну давай…

— Если все наши грифоны одновременно решат посрать в полёте, то крестьяне подумают, что их бомбят говном!

Несколько человек засмеялись в голос. Самуил лишь улыбнулся и кивнул в ответ показывая, что понял шутку.

Следующая остановка была уже на закате и им предстояло остаться в очередной крепости с ночёвкой. Это уже был полевой лагерь ордена пурпурного пламени. По сути «крепость» представляла с собой несколько быстровозводимых с помощью магии каменных башен. О комфорте рыцари думали в последнюю очередь. Сами члены ордена очень сильно отличались от гвардейцев-кавалеристов. Все были замкнутыми и сосредоточенными каждый на своём занятии.

Принцу выделили отдельную комнату в центральной башне. Самуил впервые спал на такой жёсткой кровати и с таким бельём, а также при том, что вместо окон в башне были просто дыры для наблюдения и холод ночной степи заставил спать в одежде и несколько раз ходить в туалет.

Самуил многое слышал об аскетизме рыцарей, однако им удалось удивить принца. Поприветствовав уже погрустневших всадников, он узнал, что ему ещё повезло и он спал на кровати в башне, а не в лагере и в спальных мешках. С птиц же просто сняли лишний груз и магией привязали у стен. Завтрака, как и ужина попросту не было, как оказалось в ордене вообще нет подобного расписания, так как каждый маг сам себе столовая и изучал специальные заклинания для создания воды и самой примитивной пищи. Если хотелось мяса, то его следовало добыть на охоте. К своему стыду Самуил смог лишь создать воды сухарей, однако он был рад тому, что среди вещей прихватил несколько пирожков и пряников из королевской столовой, которыми тут же поделился с сопровождавшими его офицерами.

Следующий вылет был самый короткий и через час они уже видели на горизонте огромную белоснежную башню, рядом с которой парили ещё несколько объектов напоминающих отдельные части зданий.

Сама по себе башня была величественным сооружением вокруг которой чисто символически была построена каменная стена и стояла стража.

Вряд ли кому-то захочется напасть даже на земли вокруг башни, принадлежащие ордену «Пурпурного пламени» и соответственно находящиеся под защитой их командора Бога-колдуна, третьего из пяти божественных воинов Королевства. Большая часть монстров на землях в нескольких десятках километров вокруг башни была полностью подчинена ордену при соблюдении некоторых условий они могли обеспечить полный контроль. Не раз бывали случаи, когда орден направлял монстров в помощь жителям деревень. Хотя официально орденам запрещено вмешиваться во внутренние дела Королевства.

«Башня Магии»

Место говорить о котором побаивались, но несмотря на это оно обросло слухами настолько, что отличить вымысел от правды было почти невозможно. Хотя текущий владыка этой небольшой крепости считал, что ложь и правда по своей сути лишь две стороны одного и того же явления.

Бог — колдун.

Маг считавшийся великим ещё в те времена, когда великий Первый король начинал свои походы. Исходя из того, что о нём известно его возраст уже должен быть более 150 лет, однако точная цифра известна только ему самому. Хотя среди эльфов такой возраст считался почти детским, но он был человеком.

Человек продвинувшийся в магии настолько, что фактически стал бессмертным.

Единственный маг, которому все короли, начиная от Первого позволяли гораздо больше чем другим. Он сам не брезговал пользоваться возможностями, не останавливаясь в своих магических исследованиях и продолжая совершенствовать свои знания и силу, вечно.

Когда принц приземлился его встретили несколько офицеров ордена в сопровождении рыцарей. Они все были одеты в пурпурные робы поверх тяжёлых лат. Некоторые рыцари носили тяжёлый шлем, некоторые плотно натягивали капюшон. На их фоне выделялся один молодой низкорослый парень одетый пурпурный костюм с плащом и серебряными наплечниками. Его волосы были снежно белого цвета, глаза светились ярко синим, однако у некоторых, подобное свечение проглядывалось и через шлем.

Именно он вышел на доклад к принцу и встав на одно колено доложил по уставу представившись дворецким башни.

После нескольких вопросов принцу о полёте и впечатлениях от путешествия он улыбнулся и предложил провести его к Командору Андриэлю.

Сопровождающих его гвардейцев внутрь башни не пустили, и они попрощались с принцем.

Самуил не стал обделять их вниманием и попрощался с каждым за руку, а после удалился в башню.

По дороге на верхние этажи, которая состояла и множества лестничных пролётов, счёт которым Самуил потерял в первый час и уже неплохо вспотел, а вот его сопровождающий даже не сбив дыхание продолжил свой монолог, содержащий историю башни, а также частично информируя принца о том где здесь и что находиться.

Когда они наконец добрались до кабинета Командора ордена Самуил, не скрывая одышки, опёрся на оба колена жадно вдыхая и выдыхая. Хотя он попросил минуту отдышаться, сопровождающий проигнорировал принца и просто отрыл дверь кабинета приглашая Самуила зайти.

Внутри оказалось очень просторно, почти как в тронном зале замка, однако если большая часть тронного зала пустовала, то здесь же большая часть помещения была забита различными рабочими столами книжными шкафами, летающими кристаллами связи. В конце зала вместо трона был центральный длинный стол на несколько человек и одинокое большое кресло, к которым также как к трону вели несколько мраморных ступеней. Так как они всё-таки находились в башне, то здесь вокруг были панорамные окна из которых открывался поражающий вид.

Командора внутри не оказалось, кабинет пустовал.

Мужчина сухо сообщил принцу, что мастер Андриэль должен скоро появиться и попросил ожидать, а сам остался стоять у дверей.

Самуил кивнул и позволил себе немного пройтись по кабинету. Основное его внимание привлекали книжные полки и парящие в воздухе кристаллы.

— Возможно у его высочества есть какие-то вопросы касательно увиденного здесь? — Улыбнувшись спросил сопровождавший его мужчина.

— Сама башня — удивительное место, и я думаю, что задам ещё множество вопросов, однако не сейчас. Кристаллы связи, алхимический стол и рунные плиты я видел и раньше, не думаю, что будет уместно спрашивать о чём-то столь простом. Мне интересно лишь то, как долго вы собираетесь там стоять мастер Андриэль? — Такой уверенный выпад от принца заставил Командора ордена улыбнуться ещё шире.

— Превосходно. Быстро понял?

— Хех… Как только вы, проигнорировав меня открыли дверь я уже был уверен. До этого только подозревал.

— Надо же, значит меня выдало поведение… — Почесав подбородок в слух рассуждал Андриэль.

— Не только… Не при помню, чтобы хоть в одном ордене вообще упоминался «дворецкий». Такой должности нигде нет. Вы бы ещё уборщиком представились. К этому всему добавлю, что несмотря на скрытую силу глаза выдают душу. По взглядам сразу понятно, кто «лидер», а кто «подчинённый». Ну и кто вообще может без разрешения войти в кабинет к Командору? Уж точно не дворецкий…

— Ясно. Ты действительно способный мальчик. — Резюмировал Командор. — Однако не смей расслаблять свой разум Самуил. Жизнь мага — это вечное разгадывание загадок этого мира, поиск закономерностей, умножение знаний и силы как следствие.

— Знаю…

— И вот ещё, кое-что… — В следующее мгновение Командор уже был за его спиной неся за собой поток воздуха, который чуть не сбил принца с ног.

— С этого момента забудь о своём статусе принца. Пока ты учишься у меня, ты мой подчинённый. Тебе предстоит тренироваться на ровне с другими рыцарями ордена. В первую очередь советую выучить устав, ибо за малейшее несоблюдение наказание будет жестоким. — Такая речь в совокупности с внезапным рывком мастера напугала Самуила куда больше полётов на грифоне. Однако он проделал такой путь не для того, чтобы отступить перед тяготами и лишениям рыцарства. Самуил встал на одно колено и низко склонил голову, как раньше делал лишь в присутствии отца и произнёс…

— Я согласен. Прошу Вас Командор… Научите меня.

— Тогда, твоё обучение началось с этого мгновения.


***

Весь следующий день Анна была сама не своя после визита брата. Она не могла поверить, что снова оказалась не права.

В голове снова и снова звучал вопрос…

«Почему только лишь я одна должна приносить себя в жертву, а остальные получают, то что хотят?»

«Чем я хуже?!»

«Папа, Мама… Чем я заслужила подобное?!»

«Я всего лишь хочу решать сама за себя! Неужели это так много?!»

«Да будь он проклят ваш трон и корона!»

— БУДЬ ОНО ВСЁ ПРОКЛЯТО!!! — Выкрикнула она в ночь и опустила лицо обратно в подушку уже мокрую от слёз.

Гвардия уже никак не реагировала на плач и крики из покоев принцессы.

Сид также не спешил её навещать и пытаться успокоить.

Всё что подсказывал ей накопленный жизненный опыт сводилось к одному.

«Решающее значение имеет значение лишь сила. Только с сильными будут считаться.»

Банально, однако лишь сейчас она поняла насколько её отец был прав в своих наставлениях и жестокости к себе и к ней в тренировках.

Хотя сейчас она была лишена даже права тренироваться.

Также прав был Самуил, когда доказывал отцу глупость запретов на магические тренировки для малолетних детей. Он сумел убедить отца, она же пошла другим путём… Путём обмана, за что в итоге и поплатилась.

Если сейчас прямых путей нет, то ей следует найти лазейку и сбежать. Иначе её ждёт судьба куклы для утех одного из графов которому Сид решит её продать. Она была готова смириться с очень многим, даже готова была стать монахиней как все три дочери первого и её мать. Однако во власти Короля снять обед безбрачья и тогда… Она даже думать об этом не хотела.

Выход один — сопротивляться. Если и пришло время узнать, чего стоит сила крови Делакорис так это оно. К следующему рассвету она уже успокоилась и начала ждать следующего послания. Ждать пришлось невыносимо долго. Ещё несколько дней, которые ей показались неделями и даже появились сомнения в том, что «уборщик» всё ещё хочет помочь ей сбежать.

Следующее загадочное послание дало о себе знать, когда её завтрак изменили без предупреждения.

Обычно меню стража согласует с принцессой, весьма специфическим образом…

К примеру, однажды она резко ответила, что сегодня не желает есть и послала гвардейца по хорошо известному в народе адресу. Её просьба была удовлетворена и весь день её просто не кормили. Было ли это согласовано с Сидом она так и не узнала… Когда она вызывает караульных и сообщает чего желает на обед или ужин, то они это записывают и передают прислуге.

В этот раз на завтрак подали совсем не то, что она заказала и это её насторожило. Она сначала возмутилась, однако, когда поняла, что в этом может быть скрытый смысл, то быстро приняла от гвардейца поднос и извинилась.

Вместо горячего чая был подан графин с холодным гранатовым соком. Вместо нарезанного свежего хлеба был подан хрустящий багет. Перелив сок несколько раз, она не нашла в нём ничего подозрительного, а вот когда она переломила пополам багет, то внутри оказался пустой свиток.

Это её удивило, однако она вспомнила, что читала о таком в исторических книгах.

Очень часто почту перехватывают поэтому есть магия для защиты написанного текста.

Универсальных заклинаний снятия подобной магии она не знала. Кто-нибудь вроде Сида или узкоспециализированный маг мог бы снять защиту. Однако кроме этого должен был быть ключ к получению информации на свитке. Если это послание для неё, то и ключ должен быть только тот каким владеет лишь она.

Ей потребовалось около получаса, чтобы вспомнить всё, что она знала или слышала о подобной магии.

Учитывая, что во времена смуты при Втором короле очень популярным был метод запечатывания на крови, то она решила попробовать с помощью своей крови вскрыть магию свитка.

Когда она задумалась об этом ей стало по-настоящему страшно.

Какой уборщик вообще может себе позволить такие методы? Это не может быть инициатива одного лишь паренька по имени Утер… Если его используют, чтобы добраться до неё? Однако зачем? Да и кто посмеет покушаться на принцессу? Скорее добраться до неё хотят её союзники, которые по слухам узнали о её положении пленницы. Она им нужна, чтобы выступить против Сида и его узурпации.

Предать свою семью? Как ни крути если она пойдёт против Сида — это уже предательство. Однако он предал её первым. Лучше уж смерть чем, то что её ждало останься она здесь. Какая бы, сила не стояла за этими посланиями она готова пойти на всё ради одной надежды на свободу.

Подумав около получаса, она решилась.

Анна прокусила себе палец и произнеся на эльфийском «Открой свои секреты» приложила окровавленный палец к свитку. Около десяти секунд ничего не происходило, а после свиток будто впитал кровь и текст открылся принцессе.

В нём, Утер, или те кто на самом деле написал это, выражали свои надежды на её решимость и дух. Поясняли, что заклинание помог подготовить помощник придворного мага, который также, как и многие другие слуги хочет помочь запертой в клетке принцессе. Далее был изложен детальный план, по которому следует действовать. Оказалось, что гранатовый сок принесли не просто так и что там сильная доза снотворного зелья. Им следует угостить стражников в обозначенное время. Утер пояснял, что, исходя из его наблюдений за караулом и патрулями замка он вычислил самое удобное время для побега. Это с двух до четырёх часов от полуночи. Детально был описан маршрут до одной из кладовых в которой солдаты сейчас держат некоторые вещи, которые могут пригодиться при побеге. Под самой кладовой находиться часть тайного коридора, который ведёт в королевскую оружейную. Сама оружейная комната охраняется королевской стражей, и попытка проникнуть туда самоубийство. Однако из-за этого в достаточно длинный коридор ведущий в с другой стороны в подземные казармы, а оттуда есть проход в канализацию. Крыло подземных казарм о котором идёт речь на данным момент также пустует. Исходя из такого плана Анне предстоит нелёгкая задача. Особенно учитывая, что часть проходов перекрыта и опечатана придется пробивать двери силой. В конце Утер выражает надежды, что у неё хватит на это сил и если всё получиться, то он встретит её уже в канализации на первой развилке.

Анна ещё несколько раз перечитала текст в свитке. Также было обозначено время начала. Через четыре дня. Достаточно, чтобы стража ослабила бдительность. Сид явно в ближайшие дни не проявит к ней никакого интереса. Учитывая, что у него получилось спровадить Самуила, то дел у него должно быть за глаза.

Следующие четыре дня она изо всех сил старалась притвориться образцовой принцессой на домашнем аресте. К её удивлению это сработало. Стражники действительно расслабились. Иногда даже принимали от неё чай или пряности. Она улыбалась им и даже старалась шутить в их присутствии. Вскоре наступил обозначенный час. Два часа от момента, когда часовая башня пробила полночь.

Анна сохранила тот гранатовый сок в своей спальне и сейчас постучалась в дверь приглашая стражников.

Дверь как и положено отворили и сержант видя, что с Анной всё в порядке и нужды в них сейчас нет предупредил…

— Ваше высочество, если ничего не произошло вам не следует отвлекать нас.

— Прошу прощения просто мне не спиться, и ещё я нашла в спальне графин сока, который мне принесли в обед. Видимо забыла отдать, когда забирали посуду. Сержант, вы пробовали гранатовый сок?

— Нет, ваше высочество. — Анна в ответ улыбнулась.

— Сейчас кухня закрыта и относить его куда-то бессмысленно, возможно вы с напарником допьёте?

— Не положено. — Сухо ответил сержант.

— Да ладно тебе… Ты хоть знаешь сколько это стоит? Халява, братан… — У гвардейца, стоящего на посту рядом с сержантом заблестели глаза от такого предложения. — Прошу прощения за мою речь, ваше высочество.

— Ничего, всё в порядке… Вы ведь тот самый легионер, с которым я тогда дралась? Как ваше самочувствие?

— Скажите тоже… Так себе драка была. Я попытался вас скрутить, а вы вырвались и ударили меня башкой о стенку с размаха несколько раз. Сам виноват, что расслабился.

— Мне ужасно стыдно за своё поведение, пожалуйста примите угощение. Возможно так я хотя-бы смогу чувствовать меньше вины.

— Ну я не против, только вот…

— Сержант, вы точно хотите отказать?

— Хех… — Выдохнул сержант. — Ладно, так уж и быть. Но больше я попрошу вас не баловать легионеров. Скажу по секрету у нас уже готовы драться за это место в карауле.

— Хе-хе… Думаю это тоже моя вина. — Улыбаясь ответила Анна. — Тогда держите графин и чашки. Я пойду почитаю в спальню. Как допьёте, то постучите и верните посуду, чтобы вас не застукали командиры.

Анна удалилась обратно в покои, а через десять минут она уже сама открыла двери и обнаружила сержанта с его напарником спящими у стенки.

Сержанта она затащила внутрь. Ей нужно было забрать его снаряжение. Алебарду она оставила на полу в коридоре.

Переодевшись в кожаную кирасу гвардейца поверх кольчуги, кожаную юбку и стальные сапоги она также украла у сержанта кинжал и засунула себе за сапог.

Теперь проход к кладовой был открыт. Главное было тихо пройти мимо караульной комнаты где отдыхали другие караульные. Обойти её никак не получалось. Анна неплохо знала замок и будучи не самым послушным ребёнком часто получала нагоняй от матери и отца, за то, что стража приводила её оттуда где ей было не положено находиться. Помещение, которое в письме было обозначено как кладовая раньше использовалось как жилая комната личной прислуги королевы. Когда родился Самуил её мать этого не пережила.

Воспоминания о маме сейчас были очень не кстати… Ей было нужно сосредоточиться и смотреть в оба глаза постоянно вертев головой во все стороны. Коридоры замка на втором этаже где она жила также патрулировались. Хотя судя по всему в последнее время дворцовая стража действительно расслабилась.

Анна успешно прокралась мимо караульного помещения и через несколько минут оказалась у кладовой. Дверь, разуметься была закрыта. У сержанта, которого она обворовала на поясе висело не только оружие, но ещё и несколько небольших сумок. Одна оказалась аптечкой, во второй было несколько свитков и три ключа. Анна попробовала все три. Первый и второй не подошли и перед третьей попыткой она уже помолилась Дракону, что бы тот одолжил ей немного удачи.

Никаких знаков божество не подало, однако третий ключ подошёл, и она сумела снять замок и отворить дверь.

Закрыв её за собой, она прошептала короткое заклинание первого уровня. В ответ на призыв несколько маленьких и ярких шариков зажглись у неё на ладони, и она разбросала их по тёмной комнате. Она очень торопилась, обыскивая кладовую на предмет полезный вещей. Комната раньше была просторной, а сейчас стала миниатюрным лабиринтом из стеллажей с множеством всякой всячины. У одной стенки были аккуратно расставлены разные виды оружия. Где-до виднелась тяжёлая броня, где-то ростовые щиты, только, что она прошла мимо стеллажа с круглыми щитами.

Из всего, что она увидела, Анна выбрала в качестве основного оружия длинный одноручный меч, на тот маловероятный случай если придётся драться. Щиты её не интересовали, она рассчитывала атаковать противника магией на дистанции, а в ближнем бою мечом. Также она взяла с собой несколько свитков с заклинанием призыва «большой шар света». Сама она не изучала подобного, а её светлячки быстро тухли и вот уже несколько раз ей пришлось обновить заклинание.

Оставалось как-то пробить себе путь сквозь пол.

Самым правильным ей показался вариант проделать дырку в полу с помощью магии, однако осмотрев пол ещё раз она нашла, то о чём было написано в плане побега…

Оказывается, для крайних случаев в каждом жилом помещении замка был придуман проход в тайные коридоры. Само существование которых делило замок на несколько крыльев. Подобного не было лишь на первом этаже.

Активировав рычаг, который приподнимает напольный камень, дальше она поняла, что сам камень следует перевернуть и получиться дырка в полу размером с человека.

Она прыгнула с высоты собственного роста в тоннель. Перечитав письмо ещё раз, она нашла здесь зарубку о которой писал Утер и поняла как нужно двигаться, чтобы не прийти в итоге в особо охраняемую королевскую оружейную. Хотя любой обладающий магическим даром оказавшись недалеко от этого места почувствовал бы скопление силы и постарался бы держаться оттуда подальше.

Тоннель увёл её вниз, под землю. Прямиком в другое жилое помещение. Восточное крыло подземных казарм. Анна вошла туда через такой же проход в полу и оказалась прямо в спальном помещение где стояли пустые кровати. Было очень темно и ей пришлось воспользоваться одним из свитков создавая плывущий за ней шар света разменом с её голову. Интересно её уже начали искать?

Отсюда совсем ничего не слышно… Суда по её личным расчётам, стража которую она усыпила должна вот-вот очнуться с головной болью. Всё-таки это не просто снотворное, а сильнодействующий яд, не смертельный, но она читала, что во времена смуты он доставил отцу много проблем. Гуманный способ вывести из строя целое войско минимум на неделю. Достаточно одного диверсанта, который доберётся до вражеских запасов еды или воды.

Сейчас ей нужно было найти проход в солдатские купальни. Они также находились здесь, а там уже и проход в канализацию. Все двери, в которые она пыталась пройти были закрыты. Ни один украденный ключ не подходил.

Все кроме одной.

Одна тяжёлая дубовая дверь, окованная сталью, была демонстративно распахнута, а на пороге лежал сломанный амбарный замок.

Решив, что это знак, Анна прошла по тёмному коридору со своим верным шаром света и вышла в просторное помещение с кучей ниш в каменной стене.

Внезапно раздалось три хлопка и несколько магических светильников на потолке и факелов на стенах загорелись. В помещении резко стало светло, и она увидела, что всё это время один человек ждал её у прохода в купальни.

Первый центурион десятой когорты Марк. Разумеется, принцесса не знала, как его зовут, однако, когда она посмотрела в его глаза, а он медленным шагом вышел на середину комнаты ей стало по-настоящему страшно. Он не сдерживался, и его жажда крови вместе со всей его силой заполняла помещение создавая удушающую атмосферу. В левой руке центурион удерживал круглый щит, а в правой держал один из двух пилумов, которые легионеры обычно метали во врагов стоя или верхом на лошади.

— Привет, малявка, или мне следует обращаться к тебе «ваше высочество»? — Улыбнувшись спросил центурион. Анна резко вытащила меч и испугалась её сильнее. Разница в силе была очевидна даже слепому. Попытайся она сразиться с ним она умрёт, а хуже всего, то что она узнала этого офицера. Тогда она не обратила внимание на его лицо. Однако его выдали глаза, которые она хорошо запомнила. Она тогда пыталась напугать его кидавшись вперёд со сгустками пламени в руках, однако он не отступил. Его лишь рассмешили нелепые действия его бойцов, и он показал остальным, что не следует бояться и первым ударил её под дых с огромной силой и скоростью. Анна и раньше получала подобные удары на тренировках и сдалась не сразу. Однако он, словно издеваясь над ней смотрел прямо в глаза принцессе пока она с трудом поднималась на ноги и снова повторял эту атаку, а после того как она сдалась лишь рассмеялся и приказал увести её с глаз долой.

— Центурион?! — Удивлённо вскрикнула Анна. — Что вы здесь делаете и почему вы один?

— Ты не поняла? Я здесь, чтобы сразиться с тобой насмерть!

— Чего?! — Анна была шокирована. Однако всё вокруг, его взгляд и походка, а также аура выдавала его намерения.

— Тебя выдали глаза, малявка. Когда ты кидалась на меня во дворе со своими огоньками и целилась мне в лицо я видел это в твоих глазах. Я знал людей с таким взглядом как у тебя тогда. Ты бы ни за что не сдалась и когда мне доложили, что ты внезапно притихла, я сразу понял, что будет вторая попытка побега. Сам я бывший тюремщик и конвоир. Поэтому в эти четыре дня я прорабатывал план побега. По всему выходит, что самый лучший способ сбежать именно через этот проход. Ты правильно прошла. За моей спиной вход в купальни. Это помещение использовалось как раздевалка для целой центурии. Уж не знаю, как ты к этому пришла, но это не важно….

— Тогда вы, наверное, хотите получить награду за мою поимку? Зачем вам моя жизнь?


— В награду ты отправишь меня на войну? Если нет, то мне плевать на ваши деньги, замки, лошадей и слуг. Всё чего я хочу — это сражаться насмерть с достойным противником во славу своего легиона и умереть под командованием одного человека… — Анна чувствовала, что он не врёт. — Ты такая же, малявка. У тебя такие же глаза, как и у него… Как и у меня.

— Вы бредите! Если убъёте меня, то…

— Что? — Рука Анны удерживающая меч затряслась от звука его голоса. — Кто докажет, что твой труп, который выловят в канализации на моей совести, а?

— Вот, что я тебе скажу, на последок. Не хочешь сдохнуть — защищайся!

В следующую секунду центурион мгновенно сменил стойку и метнул в Анну пилум со всей силы. Короткое копьё с огромной скоростью устремилось ей прямо в сердце.

Жизнь принцессы пронеслась перед глазами. Ярче всего было последнее воспоминание об отце. Сейчас она в деталях видела то, чего не хотела замечать. Как именно отец делает рывок. Ей оставалось лишь выдохнуть и прочувствовав как растёт от приближающейся смерти её жизненная сила приказать своему телу сместиться в сторону. Её буквально снесло вправо, а копьё пролетело даже, не задев Анну. Двигаться стабильно на таких скоростях она не умела и при резкой остановке потеряла равновесие. Выручил кувырок вперёд.

Ощущение настоящего сражения за жизнь вытесняло страх и сомнения. Одна ошибка и она труп. Так всегда говорил ей наставник. Сейчас всё по-настоящему.

Анна побежала вперёд и начала заходить с правого фланга. Резко остановившись она выставила вперёд обе руки. Её глаза засветились синим, и энергия разума откликнулась на призыв. Заклинание второго ранга «Молния» оно было сильнейшим в её арсенале. Магический круг перед её руками служил прицелом. Она отпустила свою энергию и разряд по сравнению, с яркостью которого факелы и светильники были лишь огоньками устремился прямо в голову центуриона. Однако он был готов к дистанционным атакам. Центурион встал на одно колено и поднял щит. Молния с грохотом ударила в него и была отражена в каменную стену. В ответ в Анну полетел второй пилум ещё быстрее первого. Принцесса успела лишь выкрикнуть заклинание магического щита и закрыть лицо перекрестием рук направив ладони с растопыренными пальцами наружу.

Щит сработал, однако, он был слишком слаб.

Его хватило лишь, чтобы отклонить копьё от уровня груди. Пилум пробил щит и правое бедро Анны.

Боль была нестерпимой. Принцесса кричала, что есть силы держась за рану. После такого она уже не сумела устоять на ногах и упала на пол, сев в лужу собственной крови.

Центурион достал одноручный меч из ножен на поясе.

— Хорошая попытка… — Произнёс он улыбаясь и начал подходить к ней.

Тень ещё одного человека пронеслась по помещению заставляя центуриона резко остановиться. Со спины на него уже летел человек с ножом. Марк не растерялся и с разворота метнул в него щит.

Нападавшим оказался рослый худощавый мальчишка, которому удар щитом явно сломал пару рёбер. Упав, он скорчился от боли и начал отхаркивать кровь.

— Так себе попытка… — Резюмировал центурион. С мечом в руке он встал в стойку, чтобы рвануть к парню и добить его одним ударом. Анна видела всё, что происходит. Она поняла, кто пытается вмешаться и не смотря на жуткую боль заранее начала читать заклинание «Арест» первого уровня. Обычного крестьянина или горожанина оно бы лишило возможности нормально двигаться минимум на несколько часов. Однако она не была уверена, что будет с центурионом.

Как только он рванул в сторону парня она тут же направила разряд с левой руки ему по ногам. Удар пришёлся как нельзя кстати… Центурион с матерным вскриком споткнулся и упал на одно колено. Это дало нападавшему на него парню несколько секунд очухаться и даже вновь атаковать его с фланга. Центурион взмахнул мечом на опережение и даже дотянулся до отпрыгнувшего парня срезав ему часть чёлки остриём меча. В ответ в него полетели метательные ножи. В скорости Марк не уступил и отбил оба клинка своим мечом.

— Да кто ты, блядь, такой?!

— Я просто уборщик. Зашёл мусор вынести, а тут такое… Как я мог пройти мимо?

— Ага, а ты шутник как я погляжу… Ну держись. — Марк побежал напролом на парня пока тот на ощупь доставал нож из-за пояса.

Уборщик продемонстрировал невероятную ловкость резко перепрыгнув через голову равного ему по росту центуриона и приземлившись на большой скорости воткнул ему нож в незащищённое плечо, а после рывком уклонившись от выпада мечом ударил кулаком прямо в нос офицеру.

— Сука… — Казалось это лишь злило центуриона, который вытащив нож вновь кинулся в атаку. Уборщик лишь несколько раз уклонился от взмахов меча, и рука центуриона дрогнула, выронив меч.

— Какого хера?!

— Зря не носишь наплечники… Так сражаются воры и убийцы. Нож, которым я пробил тебе плечо был ядовитым. Сначала парализует руку потом всю правую часть тела. Потом ослепнешь на один глаз и примерно через пару часов, когда ты уже уснёшь… Яд доберётся и до сердца.

— Сука… — Произнёс Марк. — Я не умру здесь от яда… — С этими словами центурион кинулся на противника в рукопашную, однако правая нога дрожала, а руку было тяжело поднять. Уборщик с лёгкостью перебросил замедленного офицера через плечо.

— Раз ты так просишь, то я окажу тебе честь и убью тебя как воина… — Произнёс парень, поднимая с пола одноручный меч.

Центурион, чувствуя, что и нога уже становиться ватной попытался подняться, но так и не смог встать с колена.

— Отлично. Так и стой центурион.

— Постой… Скажи мне как тебя зовут. Я хочу знать кто меня победил…

— Ты первый…

— Меня зовут Марк Ярил.

— Утер… Без фамилии. — Произнеся имя, Утер встал в стойку с одноручным мечом и использовал боевой навык «Разрубающий удар». С огромной скоростью он рубанул мечом по шее, и голова подлетела в воздух. Фонтан крови из шеи достал и до Анны в нескольких метрах.

Глава третья "Побег"

Увидев в каком состоянии Анна, Утер сразу же изменился в лице…

— Похоже дело плохо, ваше высочество. Готовьтесь, сейчас я сломаю эту штуку и вытащу из вашей ноги. — Так и произошло. Анна кричала ещё громче чем до этого. Она ещё никогда не получала таких ранений. — Слушайте меня очень внимательно… Нога пробита копьём усиленным боевым навыком. Очень скоро вы истечёте кровью и умрёте. Вам нужно воспользоваться священной магией и исцелить рану изнутри хотя-бы частично. — Анна, в ответ, со стоном начала вертеть головой.

— Я не смогу… Священ…ая магия… Она требует концентрации. Меня учили. Аааа… Как же больно!

— Вам следует постараться. Я верю вы сильнее чем кажитесь. Вы сможете. Я смогу остановить кровотечение, зашить рану, однако без целебной магии вы неделю не сможете ходить, а это поставит побег под угрозу. Вам нужно направить поток магии света через рану также как вас пронзило копьё. Одной рукой направляете внутрь, а другой принимаете снаружи. Давайте…

Анна кивнула и отпустив рану которую она зажимала изо всех сил начала закрыла глаза и начала испускать свет с ладоней, однако потока не получалось.

Она снова и снова шептала заклинание и старалась сосредоточиться, но ничего не получалось…

— Для такой магии нужны сильные чувства. Подумайте о том, кого вы любили или любите. Подумайте о том ради чего пошли на такое. Ваш разум откликнется, а тело притупит боль. Вложите больше силы.

— Я стараюсь! — Выкрикнула Анна. Через несколько попыток у неё начало получаться. Заклинание сработало в полную силу, и нога начала заживать изнутри прямо на глазах.

— Главное это сосуды. Сможете восстановить, и я займусь остальным.

Утер волновался не меньше чем Анна и после каждого комментария утирал со лба пот всё это время он измельчал и мял траву в руках и готовился промывать рану.

— Достаточно. — Произнёс Утер. — Съешьте это. — Анна без возражений положила себе в рот скомканный шарик из зелёной травы. От её вкуса она снова сморщилась как от боли. Второй такой же шарик Утер растёр по её ране когда ополоснул её из своей фляги с водой. После этого он вновь подошел к центуриону и снял с его пояса сумку-аптечку. Плотно перебинтовав ногу Анны, он шумно выдохнул.

— Вроде бы всё… Больше ран нет? — Спросил он. Анна отрицательно покачала головой. Парень дал ей воды запить траву и промочить горло. Боль постепенно отступала.

— Спасибо вам Утер… Спасибо. Вы даже не представляете, что вы сделали…

— Не стоит… Лучше дышите глубже, через минуту нам уже следует убираться отсюда. Наверху как раз начинается переполох.

Утер собрал свои ножи и обыскал тело центуриона на предмет полезных вещей. Не найдя ничего ценного кроме нескольких золотых монет, он забрал их и кивнул Анне которая попытавшись встать снова скорчилась от резкой боли в ноге.

— Залезайте на спину у нас нет времени… — Настоял Утер. Анна послушалась и он, пройдя в купальни спрыгнул с ней на плечах через открытый люк в канализацию замка. Здесь было очень темно и тихо, Утер быстро бежал по трубам иногда перепрыгивая, через какие-то препятствия. Один раз ему пришлось опуститься на четвереньки, чтобы пролезть в узком проходе. Анна проползла за ним и оказалась в довольно просторном помещении похожем на кладовую. Здесь шумела вода, которая набиралась из подземного источника специальными заклинаниями и подавалась прямо в замок.

После того как Утер выделил ей место и даже предоставил спальный мешок она сама не заметила как уснула хотя даже во сне чувствовала как болит пробитая нога.

Когда она очнулась, то испугалась. Нога уже почти не болела всё ещё был слышен шум воды, однако вокруг никого не было…

— Утер… — Позвала она. Никто не откликнулся и ей стало совсем не по себе Попытавшись встать её едва не стошнило от головокружения и резко заболела голова. — Утер! — Уже сильнее крикнула Анна.

— Я здесь! — Донеслось откуда-то сверху и парень спрыгнул вниз. — Вот подниматься вам пока не советую… Лучше подождать здесь у нас есть время для отдыха. Можете ещё поспать.

— Почему мне так плохо… — Только и выдавила из себя Анна.

— Вы потеряли много крови. Оно и понятно. Как нога?

— Гораздо лучше. — Утер улыбнулся.

— Рад слышать. Честно говоря, целитель из меня так себе… — Признался мальчишка. Анна присмотрелась и поняла, что тот парень, который спас ей сегодня просто обычный рослый мальчик даже младше чем она. Откуда он всё это умеет и знает? — Лягте обратно и протяните ногу. Я сменю повязку. Уже прошло четыре часа после той драки.

Пока Утер аккуратно разбинтовывал ногу не забывая поливать её чистой водой, чтобы бинт не рвал присохшую кровь, Анна мучалась от сильной головной боли и пыталась собрать мысли в кучу.

— Утер… Скажи…те…

— Можно на «ты», ваше величество.

— Хорошо, Утер, скажи… Кто ты такой на самом деле и кому ты служишь? Я не могу понять…

— Вряд ли вам сейчас нужны эти ответы…

— Прошу… Я должна знать кому доверяю свою жизнь. Я в жизни не видела настолько грамотного и обученного уборщика и даже не слышала о таком. Я в жизни не видела, чтобы мальчишка вроде тебя мог даже надеяться победить центуриона. И я никогда не видела таких татуировок… — Анна кивнула на татуировку на рёбрах Утера который сейчас с расстёгнутой белой и окровавленной рубашкой сейчас перебинтовывал рану на её ноге сидя на корточках. На ней был изображён кинжал, который был направлен сверху в корону, а рядом было несколько цифр… «256».

— Хорошо, я расскажу, что смогу. Анна всё, что я написал вам в письме правда, я действительно служу здесь уборщиком уже пару лет. Меня нашёл ваш отец и привёл сюда. Но также он посвятил меня в королевские ассасины.

— Чего?! — Вскрикнула Анна.

— Не советую… — В ответ она снова слегла от резкого приступа головной боли. — Я закончил. — Утер снял рубашку под которой виднелись шрамы от ножа и меча на молодом теле, а также рубцы от сломанных костей который пробивали кожу. Он полез куда-то за несколько труб и достал матерчатую безрукавку. Переодевшись он продолжил… — Я один из тайных бойцов, что подчиняются только королевской семье. Однако о самих королевских ассасинах я знаю очень мало. Нас не посвящают в детали. Лишь слегка доплачивают за вредность и обучают если на то, есть необходимость. В случае с тем почему я вам помогаю. Скажем так после смерти третьего короля. Ещё до собрания совета, пришёл тайный приказ с королевским кодом и моим личным кодом. Его отдал мне тот, кто получил доступ к документам Третьего короля. Тот, кто отдал мне приказ вам явно не друг. Однако сам приказ очень странный…

— Ты даже не знаешь кто отдал приказ?

— Говорю же, кроме Третьего это никто не мог сделать. Но он уже умер, а значит это явно кто-то другой.

— Тогда почему ты его выполняешь?

— Эта татуировка — магическая печать. Если я отрицаю приказ в своих мыслях, то она причиняет мне боль. Если я продолжаю неподчинение, то она убьёт меня. Если разглашаю секретные данные, то печать убьёт меня. Шаг влево или вправо, и я труп.

— Боги… Значит это не сказки… Я всегда думала, что королевские ассасины это страшилка в кругах высшей знати и вообще дворянства.

— К сожалению, не сказки…

— Но кто мог приказать тебе? Это же явно бред какой-то… Сид сейчас у власти, но он сам меня запер, а что написано в приказе, ты можешь сказать?

— Вам могу… Звучит так: «Организовать побег из замка принцессы Анны Делакорис, защитить от преследований и посягательств на её честь и жизнь, выполнять её приказы до специального распоряжения».

— Что это всё значит? Кому нужен мой побег? Это мог быть Самуил?

— При всём уважении к принцу, я в этом сомневаюсь. Вряд ли он посвящён в тайну нашего существования.

— Всё больше вопросов и меньше ответов…

— Я не советую вам сейчас задумываться об этом. Отдыхайте… У нас есть ещё часов двенадцать.

— Так много? Ты уверен, что нас не найдут? — Утер кивнул. — Никто не знает канализацию лучше меня. Это помещение раньше было часть системы эвакуационного тоннеля ещё в эпоху второго. Сейчас систему переделали, а его изолировали, однако попасть сюда можно через воздушную шахту, что мы и сделали. Шахта одна и достаточно длинная, даже если заберутся туда, но нас они не услышат. Хотя канализацию уже обыскивают…

***

Сид стоял перед столом в больничном крыле подземных казарм замка.

Помещение хорошо освещалось несколькими источниками и перед ним на столе лежало тело центуриона в бронзовой кирасе с отрубленной головой. Лорд наместник молча сжимал кулак сдерживая позыв закричать матом как он обычно делал, когда служил в ордене и ему приносили откровенно печальный доклад.

Сама голова, улыбаясь, смотрела на него рядом на специальном блюдце с широко открытыми глазами. Рядом стоял Рональд и главный жрец который лично осматривал тело.

Сид молча, аккуратно потянулся рукой к лицу центуриона и двумя пальцами прикрыл ему веки.

Промолчав минуту, он посмотрел прямо в глаза жрецу одним из своих самых суровых взглядов, какого редко удостаивались даже враги.

— Ваше высочество… Мне нечего добавить к изложенному. Судя по его ранам и крови его сначала отравили ядом, а только затем отрубили голову. Я считаю это было сделано, для гарантии если бы мы успели найти его живым, то его ещё можно было бы спасти. Отрубленная голова — она для гарантии и судя по тому как её отрубили, то скорее всего она сделала это из страха и одним махом.

— Одним махом, говоришь? Говоришь — это всё сделала Анна? Ты хочешь сказать, что эта девчонка, которая едва освоилась с управлением жизненной силой, смогла в бою одолеть первого центуриона? Ты хоть сам понимаешь, что несёшь идиот?!

— Осторожнее, ваше высочество… Я понимаю ситуация неприятная, однако… Не стоит вымещать эмоции на верховном жреце… Вам огромное спасибо, что так рано откликнулись на призыв и за вашу оценку ваше святейшество… Мы учтём это…

— Я приношу извинения за свой неподобающий тон и резкие слова. — Сухо ответил Сид. Пошли Рональд…

Первый советник и Сид с суровыми лицами направились в тронный зал. По дороге Рональд давал поручения солдатам и прислуге вызвать в тронный зал нужных людей в срочном порядке. В основном вызывали высших офицеров первого легиона. Сид, как только узнал о побеге, приказал вызвать ещё одну особу…

В самом тронном зале Сид и Рональд орали друг на друга около десяти минут. Такого не происходило вот уже три года… С тех самых пор, когда Сида впервые назначили советником обороны, а Рональд впервые решил проинспектировать его деятельность. В итоге дошло до того, что лично Третьему пришлось улаживать спор. Тогда, по шее получили оба, причём довольно серьёзно и помнили об этом до сих пор.

— Я не желаю слушать вот эту херню, Рональд. Не забывай, что ты сейчас не в том положении, чтобы спорить. Это я ставлю тебе задачу, и ты обязан! Слышишь ты! Обязан! Выполнить в точности до буквы! Не сможешь, я тебя отправлю в бой в первых рядах вместе с сыном и дочерью!

— Отлично! Тогда я пойду точить меч и покупать новые доспехи потому, что без Анны никаких переговоров не будет! Или они будут заведомо провальными, ты хорошо это понимаешь, жопоголовый?! Теперь мы можем только угрожать, а чем? Если ты со своими вояками одну сраную бабу не смог в самом охраняемом замке удержать, а?! Понимаешь?! Или ты думаешь это не всплывёт?!

— Кхм-Кхм… — Раздался кашляющий женский голос у запасного выхода из тронного зала. — Мне конечно весело смотреть за вашей перепалкой, мальчики. Однако вы уже перегибаете…

— Здравствуй… — Скромно поздоровался Сид. Даже не оборачиваясь, после чего рухнул обратно на трон. — Не стесняйся… Выходи.

— Как прикажете, ваше высочество… — Издевательски ответил голос. Обойдя вокруг трона стройная девушка, обтянутая кожаной бронёй, нагнулась и поцеловала Наместника в щёку. Это сильно удивило Рональда, однако он промолчал. Вызывающее поведение в купе с розовыми волосами и подобным снаряжением ни о чём не говорили Рональду. Он впервые видел эту девушку. Однако Сид её очень хорошо знал раз позволял ей подобные вольности.

— Можешь не притворяться… Сначала я хотел тебя использовать для поисков нашего общего друга Зигфрида. Скажем так… Планы резко изменились. Сейчас у тебя будет задание куда проще.

— Оу…

— Мне нужно, чтобы ты нашла Анну. Несколько часов назад она совершила побег. При этом убит центурион, а значит, что на силы гвардии я рассчитывать не могу. Королевская стража уже озадачена поисками по всему городу и частично за его пределами. Замок уже обыскивают во второй раз, пока результатов немного. Вот только тело нашли…

— Ничего себе… Не думаю, что малышка Анна способна на такое… Ты уверен, что её не похитили?

— Как? Она сама вышла из комнаты суда по словам тех двоих… — Сид сжал кулак и сдержал эмоции. — …Которые её профукали… Да и сама бы, смогла её вытащить оттуда силой? Или под контролем?

— Нет. — Сразу ответила девушка. — Это не реально… Может кто-то вроде Зигфрида или Бога-колдуна… Но эти двое не подобрались бы так близко незамеченными.

— Значит никто бы не смог.

— Эльфы? — Предположила девушка и Рональд резко изменился в лице.

— Эльфы? Ты тоже решила побесить меня?! На кой болт оно им надо так рисковать?!

— Просто предположение…

— В общем, приказ тебе ясен, а теперь за дело и не теряй ни минуты. Ещё один такой номер как с центурионом или покруче, то даже если ты её притащишь сюда… Я не смогу её защитить.

— Подкрепления?

— На твоё усмотрение. Можешь сама выбирать людей. Если нужен будет выход за пределы замка или столицы, то мне подашь список. В рамках столицы у тебя есть полномочия…

— Тогда я удаляюсь… — Девушка поклонившись ушла в том же направлении откуда пришла.

— Это ещё…

— Это, мой дорогой советничек, страшилка всея знати. Королевский ассасин. Ну… Одна из тех, кого я знаю.

— Боги… — Выдохнул Рональд и потянул за воротник. — Так это не сказки…

— Давай впускай префекта городской когорты, легатов первого и двадцать первого. Они уже подходят к двери. — Поторопил Рональда Сид. — Есть у меня тут пара идей даже на крайний случай…

На собрании с офицерами гвардии Сид лично поставил ряд задач, связанных с пресечением побега Анны. Офицерам он озвучил версию о похищении и сговоре, а гвардейцев и центуриона обвинил в соучастии. Правда была уж слишком неприглядной. Само собой, это означало, что двое караульных также будут в скором времени казнены за измену, но сейчас Сида мало волновали их жизни. Под угрозой стояла мирная жизнь всего королевства. Рональд до этого озвучивал версию с происками кого-то из высшей знати и если это действительно подготовка к гражданской войне, то ему никак нельзя показывать слабость. Теперь ошибки стоили слишком много.

По приказу Сида, весь Юго-восточный регион переходил на военное положение. Двадцать первый легион получил команду организовать аванпосты по инструкциям военного времени. Торговля будет частично приостановлена, налоги дополнительно увеличены. Гвардейцы получают дополнительные полномочия.

Вскоре было запланировано собрание Командоров орденов. К тому времени Анне уже лучше бы найтись живой или мёртвой, альтернатива куда хуже… Видя настроение Наместника никто из приглашённый не посмел спорить, а Рональд подтверждал всё сказанное Сидом от имени совета.

Когда всё закончилось Рональд только и мог, что молча утирать пот.

— Теперь начнётся самое интересное. Рональд, я прошу прощения за всё, что я тут тебе наговорил. Ты поддержал меня сейчас, хотя мог сдать с потрохами, я ценю твою верность.

— Не за что…

— Однако твои переговоры с высшей знатью всё равно состояться. С Анной или без. Мне действительно плевать как ты их будешь проводить. Подкупай, угрожай… Однако пойми, что если мы не получим гарантий их поддержки или хотя бы невмешательства… Тогда у меня не останется выбора… Быть войне!


***

Когда Анна снова очнулась Утер сидел рядом и медитировал. Попытавшись встать, она обнаружила, что нога почти не доставляет проблем. Утер также поднялся и кивнул ей.

— Пора…

Выбравшись из шахты, они снова оказались в канализации. Первым в каждое помещение заходил Утер и вслушивался в окружающую обстановку. Когда убеждался в том, что вокруг никого, то возвращался и жестом подзывал Анну. По канализации они шли довольно долго, как пояснил Утер они перешли в городскую канализацию и именно сейчас им нужно выбраться в столице в одном из самых безлюдных мест и с помощью контрабандиста специализировавшегося на проезде в осаждённые города или провозе различных товаров на чёрный рынок, когда в городе проводятся учения и прочие мероприятия они собирались покинуть Сертифу.

Когда Утер открыл люк на поверхность то сперва выбрался сам и осмотрелся. В этот раз Анна ждала его больше десяти минут и успела подумать, что его схватили.

— Вы опоздали… — Произнёс контрабандист, оказавшийся крепким лысым мужиком в чёрном плаще и солдатских сандалиях.

— Прости уж… Лучше тихо и надёжно чем…

— Громко и на дно. — Продолжил за него мужик. — Тоже верно.

Сутки в канализации дали о себе знать и Анна сейчас была сама на себя не похожа. Грязные сальные волосы лицо, с которого давно была смыта вся возможная косметика, да и пахло от них с Утером соответствующе.

— Её везём?

— Ага… — Ответил Утер.

— Блин, высокая, в ящике тебе тесно будет девочка… — Ворчал контрабандист, провожая их до спрятанной заранее повозки. — Как и сказал ей Утер Анна всю дорогу молчала. По легенде она просто попавшая под раздачу, сбежавшая из дома дочь одного из знатных офицеров. Контрабандист должен доставить их до ближайшей развилки на север от столицы. Северное направление было выбрано по нескольким причинам, во-первых, там сейчас несли службу караульные хорошо знакомые контрабандисту, которые пропустят его, но в связи со всеми этими событиями, только за очень большие деньги… Во-вторых, на этом план Утера заканчивался. Дальнейшие их действия после побега он представлял весьма смутно и попросил Анну подумать о том, где она сможет просить помощи иначе долго им не пробегать.

Контрабандист, не особо рассматривая Анну и не интересуясь подробностями взял кошелёк с золотом, которое неизвестно откуда оказалось у Утера, хотя сейчас Анна догадывалась о его происхождении, но спешить с обвинениями не хотела. Молча полезла в пустой ящик и дальше только и слышала, что стук колёс да цокот копыт. Разговоры Утера и того мужика доносились очень смутно.

Через некоторое время они остановились и послышались строгие голоса гвардейцев и городской когорты. Стояли они достаточно долго, она слышала какой-то оживлённый спор, а после телега тронулась и ещё через десять минут Анна почувствовала, что столичная дорога также закончилась и они уже точно едут по тракту между городами. Она всего один раз выезжала с отцом из города, однако ощущение дороги не забыла, хотя путешествие в королевской карете и в деревянном ящике на телеге даёт совершенно разные ощущения.

Утер открыл ящик приблизительно через пару часов такой дороги. Когда она вылезла, лошадей уже не было, а труп контрабандиста лежал рядом с ней. Вокруг уже каркали вороны, а звёзды ярко освещали поверхность земли. Несмотря на ночь было достаточно светло, чтобы рассмотреть перерезанное горло и кровь в деталях. Анну чуть не стошнило, однако она сдержалась.

— Утер, а это было обязательно?

— Мы не должны оставлять свидетелей.

— Ясно. — Её слегка пугало, что он вёл себя как ни в чём не бывало. Опрокинув телегу и придавив труп, а также разбросав часть пустых ящиков, он повернулся к Анне и уточнил.

— Ваше высочество, владеете магией огня?

— На первом уровне… Да.

— Этого достаточно. Нужно поджечь телегу, а когда она хорошенько разгорится, то сделаем ноги вон в северный лес. Он относительно безопасный и через него выйдем аккуратно на речку, вдоль которой и пойдём до замка «Синего Волка», как вы и хотели.

— Теперь я поджигаю трупы? — Недовольно пробурчала Анна, вставая в стойку для чтения заклинания.

— Думаю, это не самое худшее, что вам придётся делать. — Улыбнувшись ответил Утер. Анна юмора не разделяла. Сконцентрировавшись она прошептала заклинание и выпустила из рунического круга плотную струю жидкого огня, которой около десяти секунд поливала телегу и окрестности.

— Готово. — Ответила Анна.

— Тогда побежали, еду я уже собрал в свой мешок, за вашей спиной ваш мешок с палаткой. — Произнёс Утер и побежал вперёд. Анна, подобрав вещи последовала за ним. Долго бегать у неё не выходило, и она постоянно отставала он напарника. Вскоре они зашли в лес и из-за медлительности Анны были вынуждены разбить лагерь и отдыхать до утра. Ночью передвигаться по лесу нужно или очень быстро, или не стоит этого делать вообще, пояснял Утер.


К утру Сид уже лично присутствовал у сгоревшей телеги из-под которой достали сильно обгоревший труп. Та самая девушка из королевских ассасинов лично притащила его сюда показать результаты её труда.

— Так ты говоришь, что это снова она?

— Вероятность очень высока. Магия слабая, плюс эта телега и этот труп. Я знаю кто этот мужик. Точнее кем он был… Он один из лучших контрабандистов в Королевстве.

— Ты правильно сказала… Был. Думаешь они выехали через северные ворота?

— Я не знаю… — Пожав плечами ответила девушка и поправила розовые волосы. Сид с прищуром посмотрел на неё сложив руки в латных перчатках на груди. — Я правда не знаю, у контрабандистов свои дороги. Мы достаточно далеко от столицы, кто знает какой дорогой они ехали и с какой скоростью. Северные врата ближайшие, однако доказать, что именно они его пропустили…

— Мне не нужны доказательства, я всех их повешу. Будет урок остальным! — Настаивал Сид. — Так зачем ты меня притащила. Не можешь выследить её дальше?

— В том то и дело…. Ей явно кто-то помог. Следов вокруг — караул! По всем направлениям ложный след оставили. Ей явно помогают, Сид. Это всё очень плохо пахнет…

— Ну-ну… Имя давай, имя… — В ответ девушка-ассасин пожала плечами. Сид начал напряженно думать. Через несколько минут хождений вокруг сожжённой телеги с трупом он снова поднял взгляд на собеседницу. — Знаю… Если она действует по собственной воле, то я знаю куда она направилась. Помнишь ту историю со стражником?

— Да ладно… Его же сослали куда-то далеко…

— Ни куда-нибудь, а в Великий Орден рыцарей «Синего Волка». — От удивления девушка аж присвистнула.

— Это кто же так удружил?

— Кто-кто… Король в пальто!

— Ясно… Тогда мне с ребятами всего-то нужно, что проверить все дороги, а также обходные пути до их замка. Тут делов на пару дней и думаю, что найдём…

— Выполняйте, если найдёшь её, то доставь живой. Всех её помощников если такие есть — в расход!

— Поняла.


***

Несколько часов продвигаясь по лесу Анна вспомнила как в свои четырнадцать лет отец в качестве подарка на день рождения взял её с собой на охоту.

Сейчас, вокруг не было охраны, и отец не пытался развлечь дочь своими байками, но атмосфера и окружение было очень похоже. Утер избегал лесных тропинок и уже несколько раз был вынужден столкнуться с местными животными и чудищами. Сражаться с ними Утер считал лишь тратой времени, а потому использовал на каждом магию, которой он владел — заклинание страха.

Он пояснял, что магия которой обучают дворян и ассасинов, очень разная. Он хоть и не умеет вызвать огонь или не знает, как ударить врага мощным электрическим разрядом, однако он знает основы и владеет несколькими крайне полезными заклинаниями магии разума в совершенстве. Например, он может внушить страх на самом примитивном уровне. Если цель заклинания — разумна, то очень большая вероятность провала, а вот на животных или чудищах вроде осквернённых медведей или пауков — действует безотказно.

Утер с каждым шагом всё больше и больше замедлял темп. Как будто, что-то чувствовал. В его голосе всё чаще слышались нотки сомнений, когда он в очередной раз выбирал игнорировать тропинку или последовать по ней.

На очередном привале, когда Анна уже не смогла идти он сказал, что пойдёт вперёд на разведку, и приказал ждать его здесь и отдыхать. Анна пила воду и под полуденным солнцем сидела на мешке вещей в ожидании возвращения своего напарника.

— Кхм-кхм… — Услышала она женский голос где-то совсем рядом и тут же схватилась за меч. — Оу… похвальная реакция. — Внезапно Анну пробрало до дрожи. На неё вдруг обрушилась такая сила, что центурион и все чудовища в лесу вместе взятые даже рядом не стояли с той девушкой, которая вышла из-за дальнего дуба. Однако сейчас она уже могла сопротивляться этому магическому давлению и поняла, как выпускать свою силу в ответ, что бы стало хотя-бы немного легче перенести всё это…

Лицо девушки с розовыми волосами показалось ей подозрительно знакомым, однако она соблюдала достаточно дальнюю дистанцию находясь в двадцати метрах от Анны и рассмотреть более внимательно было трудно.

Анна достала меч из ножен и приготовилась к бою.

— Это очень плохо… — Покачала головой девушка. — Твоя решимость говорит мне только о том, что это именно ты убила центуриона. — Анна не стала отвечать. — Почему ты не бежишь от меня, девочка?

— Если ты сильнее меня, то какой смысл? Ты же всё равно догонишь! Но может оказаться, что ты слабее меня и тогда я просто убью тебя и пойду дальше!

— Ха! А ты судя по всему не дура… Ну да ладно. Если хочешь держать меч, то держи, правда сможешь ли ты удержать свои руки… — Улыбнувшись ответила она на провокацию Анны и резко полетела на сближение. Двигалась по земле она настолько быстро и плавно, что это создавало ощущение полёта… Внезапно на середине пути она резко остановилась и посмотрела наверх. Оттуда её атаковал Утер… Сначала полетели метательные ножи от которых она просто отпрыгнула, а за тем он то появлялся сзади выныривая из её тени, то отпрыгивал и снова пропадал. При этом она то ловко уклонялась от его быстрых выпалов, то заставляла его вместо атаки блокировать её клинок и отходить. Утер долго не выдержал и вынырнул из тени за спиной Анны.

— Ваше высочество, бегите!

— Чего?! Ну уж нет, я помогу тебе!

— Это приказ! Она слишком сильно отличается от того центуриона! Если будем сражаться — погибнем оба! Я сумею выиграть вам время… — Дальше Утер перешёл на крик рассказывая о том, как бежать без остановки до горной реки и, что надо переплыть её любой ценой, если Анна успеет, то у неё в запасе будет минимум сутки.

Анна слушала очень внимательно, и слеза покатилась из её правого глаза. Она поняла, что Утер не справиться. Она поняла, что он собрался сделать.

— Вам всё ясно?!

— Да!

— Ой как трогательно! Пацан… Ты кто, нахер, такой? — Услышав вопрос Утер опустил оружие и представился.

— Меня зовут Утер, без фамилии, уборщик королевского замка и по совместительству, королевский ассасин!

— Чего блядь?! — Выругалась девушка, скорчив угрюмое лицо. — Я знаю всех королевских ассасинов в нашем регионе.

— Да? А я вот никого не знаю, но я так понял, что ты тоже…

— Верно, малыш… Тебя я вот не знаю! Думаю, ты так просто у меня не помрёшь… Я выясню, что тут нахер происходит!

— Анна беги! — Прозвучал крик, и она успела лишь моргнуть как уже перед самым её носом Утер отбил атаку этой женщины. Анна побежала, выронив меч и мешок с вещами. Она бежала так быстро насколько могла и старалась не оглядываться.

Бежала и бежала, спотыкаясь об пни, а после поднималась и снова бежала.

Она бежала, поднимаясь по лесной тропе на верх и в конце концов оказалась у обрыва, ведущего прямо в реку. Обернувшись и слегка отдышавшись она уже не видела и не слышала ни Утера ни той женщины ужасающей силы. Однако она медлила. Высота была достаточно большой… Анна вспомнила отца, брата, мать… Последнее лицо которое пронеслось пред её глазами в момент прыжка было лицо Зигфрида…

Глава четвёртая "Измена"

После долгого и явно плохого сна молодой парень в синих полных латах резко проснулся в своей палатке выскочив из спального мешка и схватив прямой рыцарский меч в ножнах он поспешил оттуда выбежать. Снаружи была тихая ночь и лишь треск костра рядом с его одинокой палаткой нарушал атмосферу летнего ночного леса.

Рядом с костром на увесистом бревне сидел ещё один мужчина внешне гораздо крупнее и мощнее выбежавшего парня, сжимавшего под мышкой свой шлем. И неуклюже пытавшегося надеть ножны с мечом на пояс. Он также сидел без шлема и из-за густой коричневой щетины выглядел гораздо старше чем был на самом деле. Он тоже был молодым рыцарем, однако уже достаточно уважаемым и заслужил место среди девяти лучших рыцарей Великого Ордена.

— Сир Ричард, простите… — Начал оправдываться молодой блондин. — Я опять проспал караул? — В ответ Ричард спокойно посмотрел на звёзды и произнёс.

— Нет, Ник. Тебе ещё минут двадцать спать. Сегодня ты рановато.

— Фууууф… — Выдохнул Ник. — А где…

— Он пошёл проверять ловушки. — На опережение ответил Ричард. — Сейчас я на посту. Расслабься, тебе явно какая-то дрянь снилась.

— Ну можно сказать и так. Снилось как меня призвали в гвардию… — Ричард улыбнулся.

— Разве ж это плохие воспоминания?

— Не плохие, но тревожные, я рассказывал.

— Не помню, а значит нет.

— Я тогда впервые приехал из деревни в город за покупками и увидел, как вор обчистил карманы одной женщины, а она его заметила и стала кричать. Он резко ударил её в лицо и бежать. Людям в городе вообще похер было… Ну я и дал за ним, еле догнал, а он за нож схватился…

— И что дальше? — Спросил Ричард, когда парень резко остановился и встал с пня. — Не волнуйся — это подошел сержант. — За спиной Ричарда действительно возник ещё один рыцарь в полных синих латах уже в шлеме и увидев, что Ник появился бросил командиру…

— Сир капитан, сир лейтенант, я всё проверил. Раз уж вам не спиться, то спать пойду я. Тем более моя очередь… — Ричард и Джон поочерёдно кивнули, и сержант удалился в палатку. После этого Ник продолжил.

— Так вот… Я давай его бить, а он меня резать. В итоге мне повезло, и я выбил нож, а после разбил ему голову о каменную дорогу всё это на глазах у одного гражданина. Который как оказалось также бежал за грабителем, но был куда быстрее меня или его. Он оказался одним из префектов нашего славного двадцать первого, а в южных краях проводил отпуск. Вот так он мне и предложил пойти на службу. Я и согласился почти сразу…

— Действительно тревожные… Тебе повезло, пацан. Ты уникум в свои девятнадцать уже оруженосец одного из чисел. Я, например, своё звание случайно получил…

— Да я помню вы рассказывали, что застукали бывшего девятого офицера за избиением подчинённого. И хотя в ордене это не считается чем-то запрещённым вы не прошли мимо и вступились, будучи всего лишь лейтенантом.

— Я его тогда победил в честном бою на глазах у нескольких офицеров. Когда об этом узнала командор, то я уж думал, что конец мне, а она наоборот наградила и повысила. Теперь вот сам получил оруженосца.

— Надеюсь я оправдываю ваши ожидания.

— Не бойся на этот счёт если бы не оправдывал, я бы с тобой не возился, и быстро бы выгнал со своего взвода. — Ник волнительно улыбнулся.

— Я хотел спросить, сир…

— Ммм?

— Почему люди, одарённые силой разума, так часто оказываются во тьме? Они же куда умнее обычных людей им просто не нужно воровать и обманывать, а уж тем более… — Ник остановился и отвернулся.

— Тем более, что? Воскрешать мёртвых? Ты всё переживаешь, что убил этого мага два дня назад?

— Нет… Я просто впервые увидел подобное зло. Его жизнь меня совершенно не волнует.

— Ясно… Послушай Николас. Ты очень одарённый маг. Куда сильнее меня…

— Но ведь…

— Не перебивай, когда старшие говорят. — Ник заткнулся. — Так вот… Если убить этого мага и всех его приспешников я смог бы и в одиночку. Я уверен. Сделать, то что сделал ты после этого… Я бы не смог. Такой дар магии света даётся очень редко. Особенно учитывая, что ты ни разу не жрец… Просто великолепно.

— Я просто использовал очищение и вернул людям чистое озеро.

— Просто? Это очень непросто. Многие уже умерли от этой порчи и неизвестно сколько бы умерло ещё пока бы мы искали жреца для ритуала, а ты всё сделал один. Тебе стоит гордиться! Ты заслужил.

— Рад, что вы такого высокого мнения обо мне…

— Теперь, когда мы вернёмся не снижай планку и когда-нибудь будешь стоять ещё выше меня. Хотя я тоже ещё молод мне всего лишь двадцать два. Я ещё надеру тебе зад, так, что не расслабляйся, пацан.

Такие разговоры они продолжили до самого рассвета, а после Ник пошёл на обход пока Ричард с сержантом сворачивали лагерь и тушили костёр.

Снимая ловушки ник также решил пройтись чуть подальше к берегу реки которая текла в сторону их замка и если присмотреться, то отсюда его уже достаточно хорошо будет видно.

Выйдя на побережье Ник не поверил своим глазам. Ещё вчера днём тогда они проходили мимо здесь ничего не было, а теперь здесь лежала девушка в гвардейском снаряжении. Несколько раз моргнув он подошёл поближе и проверил признаки жизни. Девушка дышала, а сердце билось, хоть и медленно. Судя по всему, она умирала и была вся мокрая, а также судя по перебинтованной ноге и окровавленному следу ещё и ранена, хотя по телосложению она совсем не похожа на воина. Ник встречал девушек воинов. Обычно они были широки в плечах и имели мощные, толстые ноги. У этой были достаточно стройные бёдра, а также он впервые видел девушку-воина с длинными волосами.

Некоторое время он оглядывался по сторонам держа руку на рукояти меча. Убедившись с помощью магического чутья, что в округе больше никого кроме неё, сержанта и капитана нет, Ник поднял её на руки и понёс её в лагерь.

Когда капитан увидел эту картину, то тут же развернул свой спальный мешок и приказал положить её. Сержант вообще застыл на месте от увиденного. Сбросив волосы с её лица капитан резко поднялся и отошел на несколько шагов.

— Быть не может… — Испугавшись произнёс Ричард. Видя реакцию капитана, бойцы также отпрыгнули на расстояние удара, а Ричард жестом дал команду «стоп». — Я не верю… — Продолжал шокировано бубнить Ричард. — Ник!

— Да, сир.

— Срочно разворачиваем лагерь обратно. После чего высуши её и исцели. Сможешь?

— У неё вроде кроме раны на ноге ничего особо серьёзного. Мне понадобиться пару часов, сир. — Ричард кивнул.

— Выполняй.

— Слушаюсь!

— Сержант. Ещё раз обыщи побережье реки и вообще внимательно осмотри округу если хоть что-нибудь, хоть самую малость подозрительное сразу зови меня!

— Слушаюсь!

— Сир, а вы её знаете? — Осторожно поинтересовался Ник приступив к своей работе и видя, что капитан буквально осматривал каждую деталь её лица и ауры.

— Можно сказать и так… Не одни тебя мучают призраки прошлого.

— Не расскажите?

— Не сейчас… Для начала самому бы не поехать головой от такого. Скажу тебе, и ты в след за мной? Ну уж нееет…

— Вы же говорили, что я крепче чем выдумали…

— Мало ли, что я говорил, ты работай давай. — Ник в ответ на замечание Ричарда улыбнулся и быстро поставив палатку приступил к разжиганию костра и подкидыванию хвороста.

В течении пары часов Ник искусно направлял всё тепло костра на её одежду сумев высушить её всю, а также накрыл её священным куполом, а на ногу отдельно наложил печать регенерации. Всё это была магия второго ранга, а купол считался уже магией третьего если по размерам мог вместить несколько человек.

Когда магия закончила своё действие, девушка была полностью здорова физически, однако всё ещё была без сознания.

— Сир, Ричард, мне использовать принудительное пробуждение?

— Лучше не стоит. Или ты экспертом в магии разума ещё стал?

— И не стану если не буду практиковаться.

— Сейчас не время.

— Понял. — Спустя ещё несколько часов девушка очнулась в палатке куда её положили по приказу Ричарда и стали ждать.

В очередной раз Ник пошёл проверять и увидел, что она уже сидит и осматривает свою зажившую ногу.

Судя по её взгляду, она узнала эмблему синего волка на его латах.

— Посмотрите, кто у нас очнулся. Попрошу на выход. — Строго произнёс Ник и сам вышел из палатки.

Когда она вышла. с левой стороны от неё стоял сержант, держась за рукоять меча, хотя при ней не было оружия.

«Они считают меня опасной?» — Подумала Анна.

Посмотрев направо она увидела парня, который минуту назад был в палатке. Впереди поставив обнажённый меч рядом с ногами встав смирно стоял ещё один рыцарь. Его Анна узнала бы из тысячи других.

— Ричард… — Прошептала она.

— Представьтесь полностью, девушка… — Строгим, командным голосом произнёс он.

— Ричард… — Она улыбнулась и испугалась одновременно. — Ты меня не помнишь?

— Я не повторяю приказы дважды. — Она поняла суть и кивнула.

— Меня зовут Анна… Анна Делакорис. Я дочь Эдгара Люция Делакориса, героя меча, защитника человечества, именуемого Третьим своего титула. Великого короля девяти земель человечества. Принцесса Королевства.

Сказать, что Ник и сержант были шокированы — ничего не сказать. Они сначала посмотрели друг на друга, а потом на Ричарда. Им было известно, что он был направлен в орден по рекомендации Третьего короля и до этого служил в дворцовой страже. Он среди них единственный знал принцессу в лицо.

— Хех… — Ричард вздохнул и произнёс. — Просто хотел, чтобы ты сама это сказала первой, иначе мне бы не поверили.

— ЧЕГО?! — Хором произнесли оба рыцаря окружившие её. Она в свою очередь подошла к Ричарду и обняла его за шею. Сейчас она уже без проблем могла до него дотянуться. Он приобнял её за спину и жестом указал присесть, а также кивнул бойцам, что бы они расслабились. Хотя, как тут расслабиться…

— Я думаю излишне просить тебя пояснить, что ты здесь делаешь в таком состоянии. Кто тебя ранил или что и что здесь вообще происходит?

Анна набрала воздуха в грудь и поняв, что скрыть свою историю от подчинённых Ричарда не выйдет начала говорить. Ник несколько раз подрывался и бревна и отходил в сторону от услышанного. Ричард проявлял каменное спокойствие. Он выслушал всю историю какой её видела Анна.

— Вот это, собственно, и произошло… С тех пор как меня выбросило я просто иду пешком по берегу в сторону горы. Мне крупно повезло встретить тебя. Если бы не ты, то я даже… — Анна прервалась, сдерживая слёзы.

— Я тебя услышал. — Резюмировал Ричард. После этого он прикрыл глаза и начал напряжённо думать. Ник ходил из стороны в сторону, а сержант просто сидел прибитый всей этой информацией.

— Просто охуеть… Ваше высочество, простите за грубость, но думаю вы понимаете раз пережили подобное. Простите за мою несдержанность. — Анна кивнула в ответ Нику и отпила из фляги очередную порцию воды.

— Сир, я считаю, что нам следует доставить принцессу в орден и просить мудрости у Командора. Это за рамками нашей компетенции.

— Да замолчи ты уже и сядь… Большая магическая книга умных слов. Не мешай мне думать. — Ник послушно выполнил приказ.

— Ричард, этот парень прав. Тебе действительно следует доставить меня в орден. Однако ты и сам понимаешь, что Сид не заставит себя ждать. Он просто заберёт меня обратно в замок, а вам пожмёт руку и поблагодарит за службу, что будет со мной дальше я даже представить боюсь. Ричард… Я участвовала в нескольких убийствах. Он мне этого не простит. Он сам меня убьёт и скормит чудищам, а потом скажет, что так и нашёл.

— Вот давай только не нагнетай, да! Я помню, как ты умеешь выдумывать и давить на жалось! — Резко подорвался с места Ричард. — Прекрасно помню, как ты меня подставила, пусть и не нарошно. Сам тоже дурак был. Убить тебя много ума не надо. Я многое слышал о том, кого называют «копьём господним». Однако я никогда не слышал, чтобы он проявлял глупость. Твой кузен не такой эмоциональный дурак как я.

— Как знаешь. Я просто не знаю, что мне делать… Весь мой мир перевернулся как по щелчку пальцев. Ответы есть только у одного человека. И если ты бы мне помог, хоть немного… Просто отпусти меня я не прошу тебя идти со мной…

— Отпустить говоришь? Ну уж дудки! — Завертел головой Ричард. — Мало накуралесила? Сколько ещё думаешь отбегать? Два? Три дня?

— Не знаю. Я должна найти Зигфрида и призвать его к ответу. Это единственный выход для меня.

— Ну ты и поставила задачку… Я даже не знаю.

— Прости, что опять взваливаю на тебя такое.

— Да в тот раз было проще. Мы тогда всего лишь тайно практиковали с тобой боевую магию. Мне было плевать, всё рано уже выгнали в ссылку вечным караульным. Ты и без меня эти книги воровала и рано или поздно начала бы играть с огнём. Вот я и подумал, что присмотреть за тобой и помочь, а заодно и самому подучиться — неплохая идея… Однако ты тогда перегнула палку. Не стоило тебе так поступать с отцом.

— Ты бы о себе подумал…

— Анна, я здоровый мужик. Твой отец правильно сказал, что следует отвечать за свои поступки. Вот я и ответил и мне ни разу не стыдно. Твой старик знал об этом, поэтому я ещё жив, после того как посмел поцеловать принцессу.

Ник который как раз в этот момент пил воду резку сплюнул фонтаном.

— Чего?!

— Так давайте вот только без этого…

— Ну тут уж простите, сир. Я не сдержался. — Выдал Ник не отрывая взгляда от своего наставника.

Ричард ещё несколько минут думал над тем, как поступить. Затем аккуратно положил свой шлем на бревно где сидел.

— Значит так! — Начал он. — То, что я собираюсь сказать вам ни разу не понравиться, однако с делаю это в здравом уме и трезвой памяти и своё решение не поменяю. — Ник, я благодарю тебя за службу. Боюсь с этого дня тебе придётся постараться, чтобы занять моё место.

— О чём вы? — Поднялся Ник.

— Я собираюсь оставить орден и отправиться с Анной на поиски её брата — магистра войны.

— Чего?!

— Я так решил. Я оставлю вам мои доспехи. Этот меч отдать вам не смогу. Дело в том, что его мне выдали не в ордене, он выдан мне лично Королём перед отправкой сюда. Он сказал, что рано или поздно он ещё послужит семье. Теперь я понял о чём он говорил.

— Вы сейчас не шутите?! — Крайне взволнованным тоном говорил Ник становясь между ним и сержантом, который уже отступал, чувствуя в воздухе колебания магической силы. — Сир, это же измена! Это преступление против клятвы!

— Я знаю. Но я также давал другую клятву. Клятву позаботиться о его дочери если ей нужна будет помощь. И дороже клятвы чем перед королём для меня нет!

— Это всё бред! Сир, даже если вы говорите правду, то вам никто не поверит! Одумайтесь! Вас будут искать! Принцессу Анну будут искать! Вы всю жизнь проведёте в изгнании! После этого вы умрёте и вас даже не похоронят. Вы навсегда останетесь вы истории ордена и человечества рыцарем-отступником. — Кричал ему в лицо Ник. Сжимая в руках рукоять меча. Свою силу он уже не контролировал, и сержант отступил от них ещё дальше, чтобы иметь возможность вдохнуть. Анна же просто присела и прикрыла голову руками. Ей было невыносимо тяжело она уже и не помнила сколько раз чувствовала подобное.

— Всё сказал? — Спокойно ответил Ричард будто, не чувствуя всего этого давления и иссушающего ветра манны вокруг своего оруженосца. — Теперь или помоги снять доспехи или свали отсюда.

После таких слов Ник ещё больше помрачнел и отошёл на несколько шагов.

— Почему… Сир Ричард… Я же всегда хотел быть таким как вы… Оказалось, что я вообще вас не знаю! Вы готовы предать орден по одному её слову? Неужели это и в правду вы?

— Когда-то я был таким же как ты. Меня в гвардии в шутку называли «паладином». Я строго соблюдал устав. Очень строго и всегда доносил на своих товарищей за малейшие нарушения очень быстро дослужившись до сержанта. Причём я всегда докладывал обо всех нарушения прилюдно и горда считая это своим долгом. В ответ меня сначала попытались убить, а когда не вышло, то сослали в первый легион. Вечным караульным в королевский замок. Вот тогда я понял, чего стоят их правила. Когда тех, кто напал на меня во сне даже не попытались наказать, хотя за такое их самих должны были казнить. Когда тех, кто воровал у своих товарищей прикрывали офицеры, а я боролся с этим один и за это меня перевести. Тогда я слегка успокоился. Преимущество вечной караульной службы в том, что есть время подумать. Понимаешь…

— Нет. Я никогда не пойму подобного…

— Жаль… Значит того Ричарда, которого ты себе нарисовал никогда и не существовало.

На этом моменте магия Ника резко пришла в норму.

— Вставай Анна… Нам пора. Только помоги снять это всё. В такой броне мы далеко не уйдём. — Говорил Ричард.

— Так что решил Ник? Подумаешь над моими словами. — Произнёс Ричард, снимая латные перчатки и бросая их на землю. — Или зарубишь меня? — Добавил он, бросая взгляд на руку, Ника которой он сжимал рукоять меча.

Ник в ответ достал меч из ножен и выставил его в сторону смотря в пол.

— Анна! Назад! — Выкрикнул Ричард, вставая в боевую стойку.

Внезапно Ник просто уронил свой меч на землю и повернувшись к сержанту сказал.

— Доложи так. Девятый офицер ордена и его оруженосец покидают ряды рыцарей по собственной воле.

— Какого хера?! — Только и сказал сержант. — Заберёшь мой меч и наши доспехи и возвращайся. Понял? — Строго произнёс Ник. Сержант кивнул.

Они сняли доспехи, аккуратно складывая свои Ник сказал.

— Если я до этого не знал вас по-настоящему, то я хочу узнать. Я обязан вам сир. Вы говорите, что я талант, но именно вы меня заметили и приняли. Мой долг оруженосца я ставлю выше.

— Хех… А я смотрю ты тоже любитель поболтать попусту… Пошли пацан, только потом не ной и не жалуйся!

— Разве вы сказали мне не то же самое, когда принимали в оруженосцы?

Эпилог

Сид стоял у огромной каменной двери и сосредоточенно смотрел в ожидании пока запечатывающий её рунический круг не сформируется полностью. Когда он сформировался, то тут же исчез и дверь начала открываться. Похожая система была в тронном зале, однако он сейчас был совсем не в замке.

Он находился очень глубоко под землёй. В храме недалеко от замка «Синего волка».

Это была подземная тюрьма. В такой находились лишь те, кто заслужил право называться врагом человечества. Одно из таких существ сейчас смотрело как ид заходит к нему в камеру и глубоко вдыхает.

Огромный зелёный монстр. За пять лет он сохранил свою мускулатуру несмотря на то что практически не двигается. Уровень угрозы и давление, исходящее от него уже не шло ни в какой сравнение с тем, что было до его заточения здесь. На двери было написано по-эльфийски «Ужас из глубин».

Очень отдалённо, тварь на которую внимательно смотрел Наместник всё же напоминала человека. Две руки, две ноги, голова и туловище. Оно так же носило одежду. Однако было гораздо крупнее. Его рост был примерно два с половиной метра. Также этот урод был широк в плечах и сильно мускулист. Оковы, которые его сдерживали были толщиной с человеческую ногу и пропитаны сильнейшей магией укрепления. Весь он был светло-зелёным, а пасть, когда он зевнул показала, что состоит полностью из острых клыков.

— Это так ты приветствуешь гостей? Не очень-то вежливо. — Начал разговор Сид.

— Какие гости — такое приветствие, копейщик.

— Ясно, я думал будешь рад меня видеть! Вот решил спуститься к тебе впервые за сколько?

— Четыре года! — Рыкнул на него пленник.

— Четыре года… Как быстро летит время. Я пришёл сообщить, что король Эдгар отправился к предкам.

— Доброго пути! — Рыкнул пленник. — Он как никто заслужил покой!

— У вас, орков, смерть отмечают как праздник? Напомни, а то я забыл…

— Нет. У нас не принято грустить. Мы рады за тех, кто заслужил славной смерти и грустим за тех, кто умер недостойно!

— Мы в чём-то становимся похожи на вас.

— Ха! — Только и ответил орк.

— Я вообще пришёл просить у тебя совета, вождь. Если стоишь на распутье между выбором начать войну и использовать всё, что есть или оставить мир, заплатив за него честью?

— Ха! Война всегда за честь, но честь только для тех, кто её жаждет! Между войной и миром я выберу войну и позову с собой тех, кто хочет воевать. У нас с этим проще… Воевать хотят все орки! Ха-ха-ха-ха…

— Ну я примерно так и думал. Спасибо. Я так и поступлю.

— И это всё? — Спросил орк, видя, как Сид развернулся и удаляется от него.

— Ну да… Повернувшись ответил Сид. Мне больше нечего у тебя спросить. Кстати. Ещё кое-что. Пришёл сообщить тебе, что я скоро убью тебя.

— Я так и знал! Я видел этот день! Однако на твоём месте я представлял того красноглазого, что одолел меня. Почему не он пришёл?

— После тебя я собираюсь убить и его тоже, понимаешь…

— Ха-ха-ха… — Засмеялся орк. — Итак началось. Как и сказали мне боги!

— Да да да…. Вот это вот всё. — Перебил его Сид. — Какая тебе разница? Если не он, то я отомщу тебе за её смерть.

— У него прав больше!

— А мне насрать, и всегда было насрать на права и обязанности! — Сид опасно сократил дистанцию подойдя к чудищу почти в упор. — Я родился на этой войне, и я жажду её, как и вы все! У вас вождём становиться сильнейший. Это справедливо. Да у нас есть правила. Только когда-то давно их установил сильнейший, кто превзошёл даже перворождённых. Я его внук. И это я должен стать королём! Тфу! — Сид плюнул орку в лицо и тот не на шутку разозлился. Он рвался на волю, однако разорвать цепи не мог.

— Я жду встречи с тобой копейщик! Я жду! — Кричал он, когда закрывались двери!

На выходе Сида ждал первый советник Рональд, который слышал весь разговор.

— Если честно, то почти ничего не понял… Кроме последнего. Откуда ты знаешь орочий?

— Многие знания…

— Понял. Тогда пошли дальше, у нас ещё куча дел перед казнью…

История третья "Так вершиться история"

ПРОЛОГ

Крики первых петухов, в ответ на ранние проблески солнечных лучей были предвестниками скорого подъёма и, как следствие, начала бурления жизни в одной из пограничных крепостей Гвардии. Подъём обычно командовали в шестом часу от полуночи, только в редких случаях личный состав могли поднять раньше. Постовых, которые оказались на посту именно в то время, когда нужно было поднимать легионеров, в Гвардии обзывали «петухами» или «крикунами». Каждый из них на своём посту был обязан войти в обозначенное время в казармы и начать громко выкрикивать команды, что деревенским и некоторым городским легионерам очень напоминало петушиное кукареканье, с которым большая часть деревень поднимается на работу.

Дежурные офицеры, само собой, в это время не спали и уже были готовы проводить зарядку в своих центуриях и организовывать начало рабочего дня, после чего, примерно в девятом или десятом часу, докладывали старшему офицеру или новому дежурному и отправлялись в расположение своего взвода.

Расписание офицера, значительно отличалось от расписания легионеров. Подъём даже у младших офицеров проводился не раньше девятого часа, старшие офицеры приступали к выполнению своих обязанностей по своему усмотрению. Центурионы любого ранга уже считались старшими офицерами и было очень большой редкостью застать их на посту дежурного или раньше младших офицеров на ногах. Старше центурионов в Гвардии были Префекты или Магистры, что было созвучно их должностью. Обычно такой офицер командовал крепостью или лагерем, если говорить о пехоте. В кавалерии они назывались «Магистрами конницы», хотя по сути были теми же префектами и имели те же обязанности.

Редчайшим случаем было застать в лагере или крепости офицера высшего ранга — Легата Легиона. Они командовали целым легионом и в мирное время обычно жили в крупных городах, вдали от военной суеты, а большую часть своих обязанностей оставляли на заместителей. Сами Легаты уже считались знатью среди граждан Королевства и имели неоспоримые преимущества перед другими. Кроме солидного пожизненного содержания им было даровано право носить оружие где угодно, даже там, где это воспрещалось делать городской страже, они всегда были желанными гостями в любом городском заведении. При встрече с титулованным Лордом, какими считались Легаты, обычным мирянам надлежало уступать им дорогу и кланяться при приветствии. Говорить с Лордом разрешалось только при позволении самого Лорда или его доверенных лиц. Категорически воспрещалось браниться, оправлять естественные надобности или же оголять тело в присутствии Лорда без его позволения. За неподчинение этим правилам или любое нарушение закона по отношению к Лорду, человек наказывался куда строже чем если бы были нарушены права обычного мирянина.

Среди воинов Королевства выше Легатов стоял лишь один человек — Магистр войны.

Его полномочия шли напрямую от Короля и игнорировали Королевский совет, главнокомандующего Гвардии, любых командующих соединениями, которые по сути были Легатами, временно уполномоченными Королём или советом на командование.

Титул Магистра войны позволял также принимать командование всеми рыцарскими орденами от имени Короля и полностью игнорировать Высшую знать. По сути, Магистру войны был делегирован титул «Защитника человечества» с полномочиями сравнимыми с самим Королём, однако обязанностей у такого человека было значительно меньше чем у всей остальной военной знати. Он был личными телохранителем Королевской семьи и Командором рыцарского Ордена «Королевской стражи».

Такой человек не мог быть неизвестен в народе, однако о нём большая часть населения только слышала кучу слухов и баек. Начиная от внешности и заканчивая характером Магистра до легионеров и младших офицеров вся информация о нём доходила уже максимально исковерканной.

Кто-то мог считать, что у магистра настоящие длинные белые волосы, потому, что когда-то видел его портрет в одном из замков где довелось нести службу. Когда рассказал об этом своему товарищу тот не поверил в то, что на картине у него длинные волосы, поскольку настоящий мужчина не должен отращивать волосы, ведь в его родных краях в это искренне верили, и он уже рассказал, что Магистр войны ходит с крашенными в белый короткими волосами.

Особенно много было тех, кто утверждал, что видел магистра лично, и тот вообще носит длинную бороду и в последнем бою лишился глаза.

Количеству таких слухов, вообще про всех титулованных особ, не было числа.

Тех, кто реально знал, как выглядит Магистр войны было очень немного. В основном это были высшие офицеры и высшая земельная знать, а также те счастливчики которым повезло видеть его на великой арене или на улицах столицы.

Текущих событий ещё не знала история Королевства. Магистр войны отрёкся от своего титула после смерти сюзерена, и высшая знать утвердила это на совете.

Зигфрид Делакорис в одно мгновенье превратился из Титулованного Лорда, причём стоящего над остальными, в обычного мирянина лишившегося даже семьи от которой сам же и отрёкся.

Когда он отправился паковать свои вещи, то понял, что у него по сути почти ничего нет кроме солидных накоплений со своего жалования. Деньги, немного столичной одежды, личное оружие, которое не подпадало под конфискацию. Однако кое-что у него не могли отобрать — статус Эвоката.

Волею Короля новорождённый мальчик по имени Зигфрид был зачислен в Гвардию с того самого дня как Король Эдгар оставил его на пограничном посту. Этот же день и стал его днём рождения. По факту он служил в Гвардии шестнадцать полных лет после чего был рекомендован Королём в Рыцарский Орден и уже после этого стал Магистром войны. Любой человек отслуживший в Гвардии более пятнадцати лет получал статус Эвоката — Ветерана Гвардии. Этот статус не был привязан к званиям или должности Легионера. По сути Зигфрид все свои 28 лет посвятил военной службе и даже если Рыцарство не учитывать, то по сроку службы в Гвардии он был полноценным и уж точно самым молодым Эвокатом в истории Королевства.

Ветераны всегда были желанными гостями в любой Крепости или Лагере. Номер твоего легиона и род войск в данном случае не имел значения. Имел значения лишь символ твоего Легиона, который каждый Эвокат не мог потерять, поскольку он наносился прямо на кожу в виде татуировки. Это не всегда было, что-то грозное и страшное, как например, окровавленный меч воткнутый в человеческий череп — символ тринадцатого легиона. Или связанное с родом войск, как например, коронованный боевой конь — символ «Верного» двадцать первого легиона.

Зигфрид проходил службу во втором «пограничном» Легионе. Некоторые Легионы формировались в большинстве из ветеранов или легионеров с опытом службы в конкретном роду войск. Второй пограничный был из тех Легионов, которые испытали на себе воинские реформы Третьего и был сначала расформирован из-за гибели большей части личного состава вместе с Вторым Королём в начале войны с Орками, а после собран заново уже в память о Втором в качестве «пограничного», ведь он отдал жизнь именно защищая границу Королевства. Новым символом Легиона стала дикая роза — любимый цветок Второго.

Зигфрид получил свободу и выходя за ворота столицы в очередной раз обернулся посмотреть на верхушки башен из белого камня.

Сейчас он имел лишь статус Эвоката, который приравнивался к званию Центуриона.

Пока высшая знать и множество мудрецов, присутствовавших на совете ломали головы над мотивацией Зигфрида и тем, что же он собирается делать дальше, сам Зигфрид просто шёл пешком по дороге от Юго-западных врат и уже вжился в роль обычного путешественника доброжелательно приветствуя странствующих торговцев. Поскольку сейчас он был одет как обычный столичный горожанин, от которого его можно было отличить только по перекинутой через плечо сумке, большому дорожному плащу и солдатскому поясу, то никто больше не пугался и не падал ниц при виде него. Его не окружала личная охрана при выходе в город или из города. Это давало ему чувство свободы, которого он не испытывал уже очень давно.

Тело, над которым он издевался долгие годы, сейчас также напоминало о себе. Зигфрид мог днями на пролёт идти пешком без остановки по горам и лесам и при этом, благодаря силе, доступной лишь Рыцарям, не страшиться большинства чудищ, обитавших на землях Королевства. Сейчас по нему не скажешь, но самым опасным чудищем был и остался именно он. Еда, вода и сон также не были важны для рыцаря его уровня. С его запасами силы он мог провести без всего этого долгие дни.

Сейчас Зигфрид нарушал все допустимые нормы безопасности, издаваемые для путешественников и странствующих торговцев, а именно он проходил через лес глубокой ночью, когда активность самых опасных чудищ и зверей заметно повышалась. В нём сейчас оживали воспоминания детства, которое он провёл на границе где довольно часто, также в нарушение инструкций выходил на ночную охоту, однако стоит заметить, что ради хорошей добычи пограничники часто пренебрегают этим правилом и из бывших легионеров-пограничников получаются отличные ночные охотники.

Зигфрид в свою очередь имел возможность отточить эти навыки до совершенства и сейчас был рад пустить их в дело, бесшумно передвигаясь по ночному лесу под светом звёзд и полумесяца с недоступной для обычного человека скоростью.

В ночном лесу он чувствовал себя на своём месте. Периодически он резко останавливал свой бег и глубоко вдыхал свежий воздух прислушиваясь к окружающим звукам и принюхиваясь к запахам. Его кроваво-красные глаза периодически отражали свет луны из-за чего издали вполне могло показаться, что приближается очередное лесное чудище или ещё чего по хуже.

Услышав, что к нему на большой скорости, что-то приближается Зигфрид, особо не раздумывая, кувырком нырнул вниз с небольшого возвышения и быстро спрятался за стволом самого широкого дерева из доступных. По лесной тропе с большой скоростью промчался средних размеров волк. Средних размеров он достигал относительно большинства обитателей подобных лесных чащ. Для человека встретить такого означало неминуемую схватку не на жизнь, а насмерть. Подобный волк мог на четырёх лапах превышать в размерах мелких лошадей. Особо крупных и откормленных волков против людей использовали на войне орки как в качестве наступательной силы, так и как средство передвижения.

Волк промчался мимо, а вдалеке послышался сдавленный скулёж. Зигфрид успел рассмотреть бегущего волка и понял, что это была самка, убегающая с поля боя. И хотя подобное поведение было характерно для беременных волчиц для того, чтобы заставить подобного зверя убегать в ужасе нужно было постараться. Суда по характеру ран, а Зигфрид успел увидеть несколько порезов от холодного оружия и выбитый глаз, то зверь явно сражался с людьми и судя по отсутствию стрел — не с охотниками.

— Демон-тень. — Коротко произнёс Зигфрид выйдя из-за дерева.

«Хотя ты бы меня осудил, но иногда отрицать пользу тёмных искусств — глупо». Подумал про себя он.

Проведя рукой над своей тенью слабо видимой в ночном лесу, он материализовал человеческую фигуру примерно своего телосложения, состоящую из чёрного дыма.

Фигура немедленно отшагнула назад от призывателя и преклонилась, упав на одно колено.

— Приказывайте. — Раздался зловещий шёпот в темноте.

— Направляйся туда, откуда сбежал этот волк. При виде людей в контакт не вступать. Выясни причину и немедленно возвращайся.

— Слушаюсь. — Фигура, обратившись чёрным дымом немедленно полетела вперёд с огромной скоростью огибая деревья. Зигфрид последовал за демоном, однако он никак не мог развить подобной скорости, так, что просто побежал своим обычным темпом. Демон вернулся через несколько минут с докладом о том, что впереди группа людей на выходе из леса сражается с лесным великаном и стаей волков, скорее всего прикормленных великаном. Зигфрида ничуть не удивило, что лесные звери сражаются вместе с лесным великаном. Он был большим специалистом в вопросе выслеживания и ликвидации таких вот явлений местной природы. Демон также сообщил, что люди вооружены и отлично держат оборону против великана и десятка волков. На момент отлёта волков оставалось трое и также ещё один великан был уже мёртв, однако ситуация усложнилась тем, что один из людей тяжело ранен, а у великана в реках деревянная дубина.

— Ясно. — Произнёс Зигфрид.

— Прикажете вмешаться? — Аккуратно поинтересовался демон, не уточняя кому именно помогать.

— Нет уж, я пойду сам, далеко до них?

— Примерно полтора километра прямо, на выходе из леса небольшой холм, они сражаются как раз между холмом и границей леса. — Зигфрид рефлекторно облизнул губы. Уже почти три дня он провёл в непрерывном марше. Пора бы и размяться.

— Позвольте заметить, что вам лучше отучаться от привычки вот так делать. Выглядит жутко даже для демона. — В ответ на такое замечание Зигфрид лишь глянул демону в тот район пустой дымной головы где должны быть глаза и проведя рукой коротко бросил.

— Исчезни. — Демон немедленно развоплотился и его тень вновь вернулась к нему.

Зигфрид резко ускорившись побежал уже не заботясь о том услышат его или нет. Он достиг границы леса не так быстро, как демон-тень, однако по скорости бега не сильно уступил взрослому волку.

На месте он обнаружил ровно то о чём докладывал демон. Двое из пяти воинов, сражающихся с великаном, а в том, что это были профессионалы-воины Зигфрид уже, не сомневался судя по снаряжению и технике обращения с оружием были в глубоком нокауте, под головой одного уже растекалась лужа крови, второй лежачий ещё пытался подняться. Ещё двое воинов и судя по вычурной робе, украшенному жезлу и небольшому, на эльфийский манер, фехтовальному щиту, это был маг, стоящий сзади старались отбиться от разъярённого великана руки которого уже были в крови и похоже кто-то умудрился задеть его по лицу, чего делать не стоило. Один из воинов был вооружён длинным одноручным мечом и ростовым щитом которым он был надёжно прикрыт от атак великана. Зигфрид решил остановиться и чуть понаблюдать, что они будут делать в такой ситуации, несмотря на кажущееся бедственным положение вокруг также были разбросаны трупы остальных волков и люди всё ещё имели преимущество. Однако великан не давал его реализовать. Щитоносец напал на него в лоб и получил закономерный отпор огромной ступнёй прямо в щит, а при приближающемся ударе дубиной был вынужден резко нырнуть в сторону. Второй воин должен был прикрывать мага, однако велика в ярости не стал повторно нападать на щитоносца и понёсся прямо на мага и второго воина в одной лишь кольчуге вооружённого двуручным мечом, который годился для отрубания закованных в броню конечностей или противостояния кавалерии, однако против деревянной дубины он проигрывал в силу невозможности разрубить пополам огромный кусок древесины. Воин также был вынужден нырять в сторону подставляя мага под удар.

Молодой маг, понимая всю печаль ситуации попытался ослепить великана, однако магия судя по всему не сработала или сработала неправильно из-за чего даже отпрыгнувшего в сторону мага великан прекрасно видел и продолжал преследования вытянув вперёд левую руку, чтобы схватить мелкого вредителя, как только тот окажется в зоне досягаемости.

Магу не хватало навыков и скорости повторно уклониться от атаки и Зигфрид видя, что парня прямо сейчас «приберут к рукам» в буквальном смысле, вмешался и в несколько рывков промчался по полю боя унося мага за большой булыжник в ста метрах от того места где он находился до этого.

— Жди здесь. — Строго приказал седоволосый мужик в дорожном плаще и капюшоне после того как за шиворот пронёс его через всё поле боя и на большой скорости помчался в гущу событий.

Зигфрид зашёл к великану за спину и ударив коленом в пол силы заставил позвоночник великана хрустнуть. От боли великан упал на одно колено выронив из рук дубину, а Зигфрид, не теряя ни минуты запрыгнул сверху на его шею уже достал висевший на поясе короткий меч готовясь перерезать великану горло. К сожалению великан уже был в ярости и удар в спину только больше его разозлил со взрослым мужиком на шее он резко подпрыгнул и Зигфрид не удержавшись упал с высоты в пять метров и в полёте продемонстрировав невероятную ловкость умудрился приземлиться на ноги.

Воины, очухавшись уже было хотели вместе снова напасть на великана, однако Зигфрид упав прямо у них перед носом, хорошо поставленным командирским тоном приказал…

— Назад! — И сам кинулся в бой с почти четырёхметровым жлобом, подобравшим с земли свою дубину и уже готовым зашибить Зигфрида, однако дубина будто прошла сквозь незнакомца и Зигфрид на невероятной скорости атаковал с фланга в рукопашную нанеся удар по ноге выбив великану колено отчего последний с воем вновь упал на землю, а сам бывший магистр войны отпрыгнул от противника и несколько раз взмахнул руками в воздухе создавая рунические круги и замыкая их в колдовской треугольник.

— Тройной громовой пилум! — Выкрикнул будто, говоря сам с собой Зигфрид и светящиеся синим в ночи колдовские печати вспыхнули громом и превратившись в искрящиеся копья понеслись прямо на врага. Одно попало великану в голову, которая лопнула как арбуз от удара кувалдой. Второе оторвало великану правую ногу. Третье было нацелено в сердце, однако сила грома умудрилась проделать дыру в груди великана. Если на этом месте и было сердце, то от него остались лишь ошмётки, которые размазались о землю прежде чем тело успело осознать свою мгновенную смерть и начать падать.

От внезапных раскатов грома у всех зазвенело в ушах. Понадобилось несколько минут, что бы все вокруг привели себя в порядок.

— Спасибо за помощь. Враг оказался куда сильнее чем мы думали. — Первым заговорил с Зигфридом лидер отряда наёмников. — Меня зовут Гирций, а это наш отряд серебряного клинка. Пацан-маг только из сельского храма, который и дал заказ на великана.

— Я думал в Юго-восточных землях деятельность гильдии наёмников под запретом.

— Так и есть. — Кивнул главарь. — Вот этот лес и есть граница между южными и Юго-восточными землями. Мы на территории Южных земель. — Мы не наёмники, гильдия переименована в гильдию авантюристов. Мы теперь, что-то вроде охотников на монстров, я сам ветеран, я бы не стал опускаться до наёмничества, однако, думаю, избавить крестьян и горожан от подобного ужаса — хорошее дело. Ты как думаешь, мужик?

— Не знаю. — Снимая капюшон и демонстрируя лицо ответил Зигфрид. — Зависит от обстоятельств.

— Слушай, а ты силён. Эта магия… Ты случаем не из столичных боевых магов?

— Именно. — Охотно подтвердил Зигфрид его ошибочные догадки. — Я служу магическим наставником у высшей знати.

— Ветеран? — Коротко спросил главарь авантюристов. В ответ Зигфрид закатал рукав и продемонстрировал предплечье где была набита дикая роза.

— Второй пограничный значит. Ну, а я из «Верного» двадцать первого. У на принято коня за шиворот колоть. — Зигфрид кивнул. Насколько он знал обычаи двадцать первого — это было правдой. У третьего короля конь был набит на левой лопатке.

— Я бы рад пообщаться, но спешу. Хочу посетить одну из наших крепостей по личным делам.

— Тогда не смею задерживать. — Пожав руки, главарь резко дёрнул его обратно и по-дружески спросил. — Как оно вообще в столице?

— Да вообще не очень. Третий король Эдгар Люций Делакорис отправился в последний путь.

— Да иди ж ты… — Резко отшатнулся от него авантюрист. — Неужели не гонишь?

— Сам только с похорон. Ну, я пойду?

— Ага… Давай. — Авантюристы ещё несколько минут оставались на месте прибитые новостями. Когда Зигфрид отдалился к ним подошёл маг, сражавшийся с великаном вместе с авантюристами.

— Вам этот человек никого не напоминает? — Робко спросил парень собирающих доказательства убийства авантюристов.

— А должен?

— Я не уверен, но я всё детство провёл в сиротском приюте в столице, и так как магистр войны много помогал нашему церковному приюту, то его протрет висел у нас в главном зале. В полный рост. Этот мужик выглядит очень похоже.

— Ага… Магистр войны? Здесь? Давай не выдумывай, а лучше пойди отрежь ухо вон тому волку…

Глава первая "Стэн"

Префект крепости с утра был не в очень хорошем настроении. После недавно проведённой тренировки все его мышцы натужно ныли, всё-таки возраст сказывался, и он уже в серьёз подумывал о выходе на заслуженную ветеранскую пенсию. Из-за этого он проснулся за час до офицерского подъёма, чтобы успеть сходить в баню, которую дежурные специально растопили для чего пришлось немного подождать. Но даже в таком святом для любого офицера месте ему не дают покоя. Дежурный офицер срочно затребовал аудиенции, видимо действительно дело серьёзное раз его вот так бесцеремонно отвлекают.

Префект впустил его и сказал, что внимательно слушает, выходя из бассейна и вытираясь прямо в его присутствии, а также приказывая подать его одежду и снаряжении постовому.

— Сегодня около восьми часов от полуночи мне доложили, что к восточным вратам крепости явился незнакомец и затребовал пропустить его на правах эвоката. Предъявив символ нашего легиона, он прошёл в крепость и стал искать дежурного. Вёл себя крайне подозрительно постоянно осматриваясь вокруг. Сам посетитель длинноволосый альбинос в походной одежде столичного городского пошива опоясанный офицерским ремнём и обутый в качественные кожаные ботинки.

— Ты ради этого сюда ворвался, опцион? Не мог сам с ним поговорить, наверняка же будет требовать место для ночлега как обычно.

— Когда я вышел к нему, после проведения строевого смотра в первой центурии, он поинтересовался вашим местом нахождения.

— В смысле, спросил где префект крепости?

— Нет, он назвал вас по имени и фамилии. Когда я сказал, что вы в крепости он немедленно потребовал привести вас к нему.

— Так! — Раздражённо выкрикнул префект. — Ты ничего не путаешь? Меня к нему?

— Точно так и сказал. Он сказал, что его зовут Стэн и чтобы я напомнил вам о ночной охоте на медведя.

— Чего?! — Ещё больше возмутился префект, прерывая застёгивание солдатских ременных сандалий.

— Он сказал, что это ваша с ним шутка и вы всё поймёте… — Побледнев ответил опцион.

— Погоди… Как ты сказал он выглядит? — Когда опцион повторно описал посетителя побледнел уже префект и начал собираться в несколько раз быстрее. — Ну ка пошли…

На центральном плацу уже во всю проходили занятия по строевой подготовке. Посетитель занял место наблюдателя рядом с центурионом, срывавшимся на крик и подающим команды.

— И раз, раз, раз-два-три! Оружие к гру-ди! — Строй, состоящий из нескольких коробок по тридцать человек как один отреагировали на команду подняв свои алебарды на уровень груди при этом продолжив идти по кругу в ногу максимально вытягивая каждый шаг, но при этом никто не бил ступнёй о землю. Главной задачей было держать равнение и темп, что было не особо сложно. Ситуацию осложняли внезапные команды центуриона и дублирование этих команд сержантами. Младшие офицеры в этой муштре редко принимали участие, они в основном тренировались с солдатами в боевой, а не в строевой подготовке.

Посетитель снял свой дорожный плащ положив его на деревянный столик в дальнем углу плаца, за которым сидел другой дежурный офицер сопровождавший его. И выйдя на середину площади одобрительно кивал, когда личный состав чётко выполнял команды центуриона. Сам командир не проявил никакого интереса к посетителю. Только в начале подозрительно посмотрел на него, а после увлёкся проведением повторного смотра и занятия.

Внезапно занятие прервала команда «Стой» и «Нале-во».

— Смирно! Равнение на средину! — При виде подходящего к плацу префекта центурион поспешил прервать занятие и сам образцово зашагал к нему на встречу придерживая короткий меч на поясе, чтобы тот не болтался.

Префект уже видел стоящего на середине плаца гостя и коротко бросил центуриону…

— Вольно! Продолжать по расписанию!

— Слушаюсь! — Префект со спины подходил к посетителю, когда тот резко обернулся и улыбнувшись посмотрел ему прямо в глаза. Они оба, не говоря ни слова стояли и смотрели друг на друга около минуты. Первым молчание нарушил префект.

— Стэн, значит? — Посетитель в ответ кивнул. — Не ну ты конечно амбал… Не ужели там так хорошо кормят? — Спросил он, глядя на Зигфрида который уже давно не был похож на себя в шестнадцать лет, а именно тогда они виделись в последний раз.

— Сходи проверь. — Отшутился в ответ посетитель. И они, крепко пожав руки перешли к объятиям и похлопыванию по спине. — А ты растолстел к сорока годам? По-прежнему охотишься?

— Так! Имей совесть! Не разлагай мне тут дисциплину, а то офицеры подумают, что это правда.

— Не ужели став командиром ты действительно навёл образцовый порядок?

— Можешь проверить!

— Вот ещё. — Ответил Зигфрид. — Если серьёзно, то я к тебе по делу, хотя я бы не отказался от экскурсии. Сколько раз крепость уже перестраивали?

— Три! С тех пор как ты ушёл со службы три раза её сносили и три раза её возводили заново на этом самом месте. Как погодка то в столице, а? — Спросил префект.

— Да, честно говоря, не очень. — На этом моменте он за руку отвёл префекта в сторону. — Третий король умер. — Едва слышно прошептал Зигфрид.

— Чего?!

— Тихо ты! Всё ты слышал. — Чуть превысив голос ответил Зигфрид.

— Так тогда ты же должен быть совсем не здесь или ты с проверкой? Почему ты без сопровождения и почему Стэн? Что вообще тут…

— Так! — Перебил его Зигфрид. — Давай по порядку. Сначала экскурсия как для уважаемого гостя, потом пройдём к тебе в кабинет и всё обсудим, заодно помянем отца. Вино ты хоть не выкинул из крепости?

— Ты же меня знаешь… — Ответил Префект.

Спустя пару часов, когда Зигфрид поведал о том, что произошло в столице и как он отрёкся от фамилии и титулов они долго молча пили не чокаясь. Сам префект уже слегка опьянел и когда в ход пошла вторая бутылка Зигфрид остановил его. На самого Зигфрида такое количество даже хорошего алкоголя не произвело никакого эффекта. К подобным слабым ядам у него был полный иммунитет, как и у большинства рыцарей. Однако его бывшему командиру об этом знать было совсем не обязательно. Поэтому он в меру актёрских способностей притворялся, что вино на него действует.

— Хоть убей не понимаю нахер оно всё тебе надо!

— Лучше даже не думай об этом. — Ответил Зигфрид. — Не пытайся думать об этом и не думай пытаться! Дольше проживёшь.

— Понял.

— Скажи, а ты по-прежнему так хорошо владеешь копьём?

— Мне всего сорок! Как ты думаешь?

— Думаю, что ты уже не тот, что раньше.

— Кто? Я? Ну ка пошли на стрельбище, я ставлю сто серебряных, что попаду в мишень из любой позиции, хоть коротким пилумом, хоть алебардой! Вчера вон только отрабатывали. До сих пор плечи ноют.

— Да ладно не горячись, верю-верю. — Успокаивал он уже подскочившего префекта.

— Так, пока я ещё в состоянии думать, ты говори. Кроме ночлега, бани, еды. Что нужно? Потому, что через десять минут я прикажу меня не беспокоить и открою вторую бутылку и ты меня не остановишь! Я между прочим пью за упокой его величества, а ты уже не магистр войны, так что пойдёшь ты в задницу, понял?

— Так вот ты как заговорил?! Тогда я всему офицерскому составу расскажу не только про ночную охоту, а про то как ты жену себе нашёл.

— Так! Шантаж — это слишком, как ты до такого докатился?!

— Я уже больше не знать! Буду действовать мирскими методами, понял?

— Понял. Так чего нужно?

— Ветеранские документы. Новая личность. Стэн, без фамилии, перепиши мою старую анкету если она ещё есть, поставь дату, якобы прямо сегодня я выслужил срок и подай заявку Легату на присвоение статуса Эвоката.

— Почему ты с этим сразу не пойдёшь к легату?

— Ему об этом знать не следует, а я знаю, что если приказ будет исходить от тебя лично, то в канцелярии никто даже спрашивать не будет и просто поставят все печати и подпишут за него.

— Ясно. Так и запишем. Опцион первого разведвзвода первой центурии службу закончил.

— Сколько времени на это всё нужно?

— Ну… — Пожал плечами префект. — Так чтобы без подозрений дней пять. Пока курьер доедет в город пока рассмотрят и вернут, сам понимаешь.

— Добро. Пять дней это нормально. Тогда я буду здесь на правах эвоката. К кому из твоих могу обратиться?

— Думаю, что вон тот центурион, который сегодня строил новобранцев при тебе всё сделает. Он кандидат в должность моего зама, пусть работает. Скажи, что это мой приказ.

— Тогда я, пожалуй, пойду.

— Зиг… — Остановил его на выходе префект.

— Скажи, снова будет война ведь так?

— Думаю да.

— Ясно… Тогда надеюсь меня будет ждать славная смерть. Никогда не хотел сдохнуть пенсионером в постели.

— Надеюсь так и будет. — Кивнул Зигфрид и вышел из кабинета.


***

На следующий день префект объявил траур в связи со смертью третьего короля. Запрещалось проводить учебные занятия, а посты были дополнительно усилены. Также утром дежурные проследили, что бы территория была убрана идеально, легионеры вместо утренней зарядки были заняты уборкой в полном составе. Вечером, весь личный состав, включая Зигфрида, был созван на вечернюю молитву. По этому случаю капеллан впервые за год сменил боевое облачение на жреческое и провёл целый день принимая солдат на исповедь, а также проводя вечернее служение. Суть ритуалов заключалась в торжественном распивании песен хором, и сжигании части запасов древесины и масла на огромном костре прямо в центре плаца. Зигфрид как один из нескольких присутствующих в крепости ветеранов произнёс речь перед легионерами где в подробностях пересказал, что было на похоронах короля. До этого все видели, что он прибыл в столичной одежде, так что все верили его рассказы о том, что он из столицы. Также нашлось несколько офицеров прибывших в крепость из столицы ранее, и они чётко опознавали его столичный говор и манеры. Каждый город накладывает на человека свой отпечаток. Зигфрид много времени провёл в столице и единственное, на что постоянно обращали внимание так это на его длинные белоснежные волосы. В результате этого на третий день префект поставил условие их состричь к чёртовой матери. Зигфрид возражал, однако он понимал, что если старый префект на чём-то настаивает, то переубедить его в обратном может только дуэль. На это он не готов был пойти. Не гоже солдатам видеть кого-то сильнее непосредственного начальства.

Вскоре волосы были аккуратно сострижены под «площадку». Через несколько часов он обнаружил, что ему даже нравиться новый стиль.

Документы, запрашиваемые Зигфридом, были сделаны быстро и уже на следующий день к префекту прибыл срочный курьер из резиденции легата передал их лично в руки под роспись.

Некоторые младшие офицеры и сержанты несколько раз попытались проверить новоприбывшего ветерана Стэна на прочность и результат их удивил. Никто не смог даже ударить Зигфрида, а тот в свою очередь в открытую издеваясь избивал их тренировочным оружием называя это уроком на будущее. Один из опционов умудрился продержаться против него больше пяти минут, за что после последнего сокрушительного удара Стэн поделился с ним мудростью…

— Когда слабый вызывает на бой сильного соперника — это не сделает его сильнее. Это лишь попытка суицида, которая может закончиться удачно или не удачно, как повезёт, ибо тут от слабого мало, что зависит. Сильнее становятся только путём тяжкого труда над собой.

— Как же тогда совершенствовать боевые навыки?!

— Постоянно повторять их. — Пожав плечами ответил офицеру Стэн. — Как же ещё? — В стройных рядах легионеров, наблюдавших за тренировкой, послышались смешки.

— Это же очевидно! Можно конкретнее? Как совершенствовать боевые навыки если без боя с сильным противником ты не сможешь использовать всю свою силу?

— Чушь! — Парировал Стэн. — Если чтобы использовать всю силу тебе нужен противник сильнее тебя, то это с тобой что-то не так. Скорее всего ты просто относишься к одному из двух типов плохих воинов.

Несмотря на смешки легионеры понимали, что в открытую глумиться над офицером у них нет никаких оснований. Любой из них бы проиграл ветерану с таким же разгромным счётом. Однако впервые за много лет они видели такого ветерана, кто не стеснялся своих боевых навыков в открытую демонстрировал превосходство и не смотря на длинные волосы, которые всё-таки считались признаком женственности в войсках, он вёл себя как подобает настоящему мужчине, воину и офицеру.

Когда префект в очередной раз вызвал к себе гостя, то Зигфрид, а теперь уже официально Стэн, подумал, что тот в очередной раз начнёт отчитывать его за разложение дисциплины и субординации в рядах легиона, а также неподобающее поведение и в очередной раз ему придётся напоминать о том, что тот в свои двадцать восемь на посту центуриона занимался тем же самым и также уже почивший префект крепости бегал за ними двумя и орал на них благим матом, непрерывно повторяя, что они оба малолетние дебилы, а Зигфрида сюда отправил лично дьявол, чтобы он (префект) не дожил до заслуженной пенсии.

В этот раз лекций не последовало. Префект вручил ему документы, а также обменял часть его золотых монет на серебро и продал ему немного запасов еды, воды и снаряжение.

Зигфрид прямо у кузнеца в крепости заказал себе новую кольчугу, кожаный жакет сверху. Несколько пар шерстяных носков. Новый шерстяной плащ, что бы на нём не было столичного герба и можно было затеряться в толпе, да и спать было теплее, а также несколько ножей, короткий меч и ещё один длинный из высококачественной стали с примесью мифрила. Кузнец с удивлением обнаружил, что у него даже есть немного этого металла, а так как ветеран оплатил всё золотом, то кузнец не задавал вопросов предвкушая, что ближайшее увольнение он проведёт не где-нибудь, а в столице.

Так как Зигфрид направлялся в дальние регионы, то нести с собой кучу золота было не разумно. Золотом можно было рассчитаться только в столице или в очень крупном городе вроде Влактона в центральных землях или южного порта Роккварена в южных землях, куда простого путешественника пусть даже ветерана могли тупо не пустить. В мелкие и средние города каких в каждых землях было минимум ещё три штуки пускали почти всех, а вот в крупные города где заседали советники и жили Лорды не пускали всех подряд. Для прохода в город нужна была причина и обычный гражданин, желавший посетить Влактон, например, или столицу Сертифу мог просто обломаться на входе и уйти обратно откуда пришёл.

Каждому прибывающему в крупные города кроме личных документов требовалось сопроводительное письмо, например, от гильдии, которое передавали стражникам, а те в свою очередь докладывали в городскую претуру о том, кого и почему пропустили в город.

Что касается валюты, то в средних и мелких городах золото мало кто принимал к оплате, в ходу было в основном серебро. В деревнях же и вовсе редко, когда принимали серебро, а в основном обменивали товар на другой товар или услуги. В связи с этим золото было совсем ни к чему, а вот серебро пригодиться в любом случае.

На следующее утро после получения документов он поспешил покинуть крепость отправляясь в путь. Ещё вечером он сообщил префекту о намерении покинуть крепость, как только получит документы и никакие уговоры не заставят его остаться здесь. Преимущество ветеранских документов в том, что он мог предъявить их претору или пропретору в городе любых земель и при наличии средств арендовать или выкупить жилплощадь, тогда ему обменивали их на жетон, который подтверждал его право жить и работать конкретно в этом городе. Также, в любой момент, он мог этот жетон сдать и получить документы обратно и уехать в другой город, а по дороге ветераны часто останавливались в крепостях и военных лагерях где им были всегда рады, так как в случае чего, а такие случаи в королевстве не редкость, опытный воин как минимум не помешает.

Зигфрид лишь указал, что собирается отправиться сначала в западные, а потом в северные земли. Дорога туда пешком заняла у него достаточно много времени. В деревнях и лагерях где он останавливался на ночлег он разносил весть о смерти короля, и тем самым вынужден был оставаться минимум на несколько дней, однако по скорости передвижения по стране он резко отличался от любых извозчиков, так как ему совсем не обязательно было сверяться с безопасными маршрутами, он мог идти туда куда посчитает нужным и двигался за счёт этого в разы быстрее любых курьеров и послов уже разносивших вести из столицы о его розыске и объявлении бывшего магистра войны врагом короны.

Добравшись до западной границы южных земель, он ночью набрёл на небольшую новообразованную деревеньку которой пока не было даже на свежих картах.

Однако здесь уже стоял небольшой храм было как минимум несколько жилых кварталов. Поля для выращивания злаков и несколько пастбищ для выгула скотины. Единственное, чего здесь сильно не хватало, так это стены или хотя бы деревянного частокола. Судя по шуму в деревне был либо праздник, либо, что более вероятно, очередные поминки.

Зигфриду не составило труда бесшумно проникнуть в деревню.

Ловко скрываясь в тени между зданиями, он обнаружил, что свет горит только в храме и нескольких домах в одном из которых, бухают крестьяне, а во втором он с удивлением обнаружил пьяных в лоскуты авантюристов с которыми виделся пару недель назад и которым помог в бою с великаном.

Парня-мага среди них не было… Видимо он правда деревенский жрец, хотя для жреческой должности слишком уж молод. Беспокоить спящих воинов — себе дороже, рассудил Зигфрид и отправился проверить шум у амбаров где явно кто-то повышает голос в такое позднее время.

Проскользнув в тени между амбарами, он остался стоять в нескольких десятках метров от двоих людей, на его глазах одна из молоденьких крестьянок раздевалась перед главарём авантюристов, который разложил недалеко целый пикник, а рядом с ним стояла недопитая фляга, судя по запаху, с вином. По лицу девушки телки слёзы, а главарь только торопил её и когда она по его приказу демонстрировала голое тело он активно самоудовлетворялся. Зигфрид наблюдал за этим около минуты, и услышал, как она просит прекратить в ответ на просьбу главарь подошёл и без слов ударил её ногой в ботинке по лицу вновь срываясь на крик.

— Ты ещё не поняла, что теперь мы тут главные. Захочу и сожгу твою деревню! Доложу в гильдию, то на нас напали чудища, и мы вынуждены были отступить и мне поверят, а вы все сдохните, поняла! Так, что сейчас ты тварь будешь сосать и только попробуй сопротивляться. — Почувствовав, что здесь есть ещё кто-то он резко начал оборачиваться и всматриваться в тёмные переулки между амбарами со скотиной. Однако обнаружить Зигфрида он бы не смог, да и последний уже развернулся и покинул переулок из которого наблюдал за этим скотством.

Седовласый мужчина направился в храм где двери были открыты всегда — таков обычай. Внутри как он и ожидал было пусто. Также оставались следы погрома, хотя кто-то и попытался навести тут порядок. Второго этажа в храме не было, однако был подвал из которого доносились всхлипывающие звуки.

Во тьму подвала вошёл высокий мужчина с кроваво красными глазами, и парень сидевший над одним из трупов который в подвале храма уже было больше десяти и плакал резко закричал.

— Кто здесь?! Аааа! — Выкрикнул он, резко поднявшись на ноги. — В ответ Зигфрид использовал магию света и в один щелчок пальцев осветил всё помещение. В нос резко ударил запах гнили дерьма и мочи. Трупы были в ужасном состоянии. Некоторым вспороли животы. Под ногами валялись отрубленные конечности, а также две головы лежали вдалеке, у одной были выдавлены глаза. Любого другого человека бы давно вырвало, однако Зигфрид будто вообще ничего не чувствовал, только спросил.

— Почему ты всё ещё жив?

— А? — Только и смог выдавить из себя парень, узнавший альбиноса, спасшего ему жизнь ещё в бою с великаном.

— Ты ведь не часть их команды иначе бы также напился до потери сознания или занялся бы другими мерзостями? Так почему ты жив?

— Они пожалели меня и оставили в живых, чтобы я потом подтвердил, что на деревню напали монстры, а они герои-авантюристы, которые всех спасли. Иначе с моей любимой будет то же самое, что и с прислугой храма, то же что и с работягами, и козопасами, которые здесь. Здесь они оставили всех, кто смел сопротивляться их власти.

— Ясно. Знаешь ли ты, что тот, кто вместо смерти выбирает позор получает и смерть, и позор?

— Я не понимаю…

— Почему ты, жрец этой деревни, не бросил им вызов как эти крестьяне?

— Я пытался сражаться, однако они просто избили меня! На них надеты кольца и амулеты. Им моя магия не по чём!

— Ты должен был попытаться сбежать и позвать подкрепления…

— Они сказали, что если сбегу, то сожгут деревню, а мне всё равно не поверят и выставят сумасшедшим. Ещё они сказали, что изнасилуют и убьют мою любимую, ради которой я и пошёл служить в храм. Мы выросли с ней вместе и этот храм без настоятеля давал ей шанс прожить достойную жизнь хотя бы в деревне, а не сиротой в столице.

— Ясно. — Перебил его Зигфрид и начал осматривать трупы. — Твоя девушка случайно не смуглая синеглазая брюнетка, лет шестнадцати на вид?

— Да, а откуда вы…

Зигфрид схватил его за шиворот уже жреческой робы и потащил его из подвала на улицу, а за тем жестом приказав заткнуться в несколько рывков пронёс его через всю деревню к дальним амбарам из-за которых было очень удобно наблюдать, что с молоденькой крестьянкой вытворяет главарь авантюристов.

Увидев, что все обещания данные ему были нарушены он не смог сдержаться и закричал, побежав в сторону главаря.

— Прекрати! УБЛЮДОК! Священная стрела! — Кричал двадцатилетний мальчишка на ходу собирая в ярости магическую силу. Сразу заметивший его главарь достал за сапожный нож немедленно оторвавшись от девушки и метнул в его руку, которая загорелась ярким светом.

— Пацан, ну ты и тупой! — Ответил ему главарь, наблюдая как мальчишка корчиться на земле от боли истекая кровью, которая медленно вытекала из пробитого запястья. Надев обратно сублигарию и натянув штаны, он медленно подходил к пацану, за спиной которого уже никого не было и застёгивал солдатский ремень. — Тебе кто разрешал быть третьим, а? Ха-ха! — Подойдя к парню, который шипя от злобы попытался подняться несмотря на ранение и с размаху ударил его ногой в голову. — Я тебя спрашиваю?! — Парень мог только прикрыться руками и попытаться откатиться назад. Однако получал удар за ударом, то под дых, то в спину ногами.

— У меня сегодня не было настроения никого мочить, но раз ты вот так заговорил…

— Ты лжец. — Раздался чужой голос из темноты. Главарь резко обернулся и увидел, что девушка над которой он издевался, исчезла, а вместо неё у стены амбара стоял высокий седоволосый мужик с кроваво красными глазами и улыбаясь смотрел на него как на жертву.

— Ты ещё кто? — Не сразу узнал он того, с кем повстречался накануне захвата деревни.

— Ты сказал мне, что являешься эвокатом двадцать первого, однако сейчас ты оголён по пояс и на твоей спине нет символа.

— И чё? Ты чё хочешь? Денег? В храме ещё есть золотишко, а кралю эту можем разделить на двоих ветеран. Я сегодня щедрый… — В ответ Зигфрид начал медленно приближаться к нему, однако стоило лишь моргнуть как магистр войны оказался прямо перед его лицом нанеся сильнейший удар под дых весь урон от которого он осознал не сразу.

— Я всегда хотел понять, есть ли, у подобных тебе, хребет. — Молодой маг убрал руки от лица и увидев, что происходит отшатнулся от Зигфрида и главаря. На его глазах левой рукой Зигфрид буквально пробив грудь главаря искал, что-то наощупь внутри его тела из носа и рта последнего лились струйки тёмно-вишнёвой крови. — Оу, похоже, всё-таки есть. — Дотронувшись до позвоночника Зигфрид, что-то прошептал на ушко главарю и резко вытащил руку из него. Кровь хлынула фонтаном и уже бездыханное тело упало на землю, а незнакомец с кроваво красными глазами левой рукой на ладони которая вся была испачкана в крови почти по локоть пригладил короткую стрижку, от чего белоснежные волосы окрасились в красный, а маг, не выдержав нахлынувшего ужаса, потерял сознание.

Глава вторая "Настоящие чувства"

— Лорды советники! — Торжественно произнёс Сид, поднимаясь в своём парадном мундире с королевского места. Все советники тут же поднялись, поправляя воротники и оправляя одежду. — Вы все получили приказы, и я надеюсь на их добросовестное выполнение. К сожалению, войны не избежать, и я горд возглавлять сегодня совет в почти том же составе, что в своё время выиграл последнюю великую войну. В этот раз я также рассчитываю на ваше благородство и мудрость. У меня всё. Заседание объявляю закрытым. Советники синхронно поклонились и Сид, кивнув им в ответ развернулся в сторону выхода.

— Ваше высочество! — Окликнул уходящего наместника Лорд Рональд. — Позвольте пройтись с вами до тронного зала. — Сид кивнул, и Рональд поравнялся с ним проходя через дверь, ведущую с балкона в коридор.

В коридоре перед тем как начать говорить с Сидом он несколько раз оглянулся и убедился в том, что рядом не идут другие советники и не видно прислуги.

— Повезло, что они так спокойно восприняли новость о грядущей войне, если честно я уже готовился вступать в спор.

— Это ещё с кем?

— Да хотя-бы с главой канцелярии или с представителем мудрецов.

— Ха! — Только и ответил Сид. — Кажется ты среди всего совета один так нервничаешь. — Добавил он минуту спустя.

— Потому, что на мне самая большая ответственность.

— Потому, что ты единственный кого подобные события застали врасплох! — Поправил его Сид. — Староста мудрецов он на то и староста мудрецов, чтобы предвидеть будущее во всех возможных вариантах. Уж если он не выразил опасений, то значит мой план должен сработать. Что до главы канцелярии, то он, как и я человек военный, а нам хоть налёт дракона, хоть вторая война. Я на войне родился, я ко всему готов. Он даже если не готов, то виду не подаст. Офицерская честь.

— Так он, что, тоже из этих…

— Ты про Ассасинов? — В ответ Рональд лишь кивнул.

— Не… — Ответил Сид и задумался на несколько секунд. — Не, я бы знал.

— А что до той, кого вы отправили за принцессой? Уже ведь месяц прошёл с того дня, а от неё ни весточки! Вы не думали послать по её следу?

— А смысл?

— Ну, найти её!

— Рональд! Ты не хуже меня понимаешь, что она мертва, раз не вернулась. Учитывай новости из ордена Синего Волка о дезертирстве одного из «чисел» вместе с оруженосцем. Это точно не может быть совпадением.

— Думаете это всё как-то связано с Зигфридом?

— Если честно… — Сид остановился перед вратами в тронный зал, отдал поклонившимся рыцарям Королевской стражи воинское приветствие и подождал пока они откроют двери и только после того как дверь за его спиной закрылась продолжил. — Не думаю, что Зиг вообще имеет отношение к побегу Анны. Однако перед советом и знатью я собираюсь придерживаться этой позиции. Зиг слишком удобная мишень для перевода стрелок, чтобы от этого отказываться и думаю он не против.

— Вот оно как, а почему вы так уверены в смерти той девушки…

— Потому, что она всегда возвращалась, часто с пустыми руками, но возвращалась. В этом смысл хорошего разведчика, он всегда возвращается. Если она не вернулась, то, она погибла. Если столкнулась с одним из чисел, то это почти наверняка так и есть.

— Этот… Дезертир так силён? — Спросил Рональд, а Сид задумался, усаживаясь на трон.

— Девятый офицер великого ордена? Шутишь? Даже я бы не хотел с ним драться.

— Вы?! Один из пяти божественных воинов?! Быть не может!

— Ну я слегка преувеличиваю, но суть ты понял. Рыцари такого уровня крайне тяжёлые противники. Уж ей с таким точно не тягаться. Я не удивлюсь если и центуриона прирезал тоже он или его оруженосец.

— Ясно… Также я бы хотел знать детали ваших переговоров с орденами. Эльфам нужно больше информации о наших новых ударных группировках для взаимодействия на поле боя.

— Ох уж мне эти педанты ушастые… — Заворчал Сид. — Всё-то им знать надо! Хорошо, можешь сказать, что мы будем делать ставку на магию массового разрушения дальнего действия. Бой следует вести не столько на запугивание, сколько на полное уничтожение противника! Пусть подготовят отряды поддержки именно под такой тип, а также мы очень заинтересованы в их магии пространства для срочной эвакуации ударных и диверсионных групп прямо в наш общий лагерь.

— Понял.

— Раз понял, то иди готовься к переговорам, в этот раз ты едешь в составе дипломатической миссии, это мне ещё до заседания наш посол передал.

— Почему он этого не озвучил?!

— Вот именно из-за такой твоей реакции. Подумал если ты это от меня узнаешь будет меньше возражений. Он ошибся?

— Нет, ваше высочество.

— Тогда выполняй.

— Слушаюсь. — Рональд неумело отдал воинское приветствие и поспешил удалится, а вместо него в тронный зал вошёл высокий мужчина с ярко красными волосами и светящимися синими глазами в фиолетовой робе с наплечниками из магического металла.

— Мастер Андриэл! — Сид встал с трона, чтобы поприветствовать командора ордена Пурпурного Пламени — Прошу проходите.

— Не нужно кланяться. — Улыбнувшись ответил командор.

— Я и не собирался… — Почесав затылок ответил Сид.

Видя, что последний не понял шутки Андриэл покачал головой.

— Мда-а… Ведь когда-то ты кланялся при моём появлении в поле зрения.

— Это было давно… Я ещё сопляком был у тебя в учениках.

— И с юмором у тебя было куда лучше.

— Хех. — Вздохнул Сид. — Может лучше к делу? — Андриэл кивнул, и они вместе прошли к огромной карте Королевства девяти земель висящей на правой стене тронного зала. Специальной указкой Сид показал основные очаги возможных проблем, а также предполагаемую линию фронта. Андриэл молча слушал и кивал. Сид настаивал на том, что учёл прошлое обсуждение его плана и внёс корректировки, однако лишь минимальные, учитывая, что сценарий может развиваться как минимум по семи основным вариантам и только при такой организации, а также в союзе с Эльфами победа гарантирована.

— Учитывая, каким образом ты планируешь воевать, то следует ограничить возможность подвоза ресурсов противника и задействовать также флот, для морской блокады.

— Флот — это хорошо, но он будет задействован совместно с эльфийским для доставки совместных ударных бригад в тыл противника. У ушастых для этого не хватит кораблей. У нас хватит!

— У ушастых, как ты выразился, есть продвинутая магия пространства.

— И насколько она будет эффективна на незнакомых для их магов земель? Сам подумай!

— Тоже верно, так думаешь хватит просто окружить?

— Конечно же нет! Самое лучшее будет морская блокада совместно с высадкой в тыл. Однако этого мы себе просто не сможем позволить.

— Сможем, если объявишь всеобщую мобилизацию. Если войну затянуть для постройки новых кораблей и усовершенствования флота. — На этом моменте уже Сид покачал головой отрицая.

— Это не выгодно политически. Здесь нам жизненно необходима быстрая и победная война. Да мы рискуем. Да мы не сможем вычистить их до конца и, наверное, никогда не сможем. Однако мы отсрочим их ответные действия на годы если не на десятилетия. Так, что думаешь? Я бы хотел, чтобы ты выступил вторым замом командующего!

— Вторым?

— Да. Сам знаешь, у тебя репутация в войсках специфическая. Легионеры не поймут если первым будет Бог-колдун. Поэтому я намерен назвать первым Габриэля, хоть он и не из пяти божественных воинов, но тут мы и не нужны.

— Габриэля? Командор Красной капли? Ясно, а почему не второй из нас? Почему не «Кулак Господень»?

— Этот очень силён, но они с Зигфридом старые друзья ещё по легиону. Это решение политическое. Возглавлять войска в моей войне не может друг предателя.

— Я бы на твоём месте не был столь… — Андриэл задумался. — Категоричен в выводах относительно поступка Зигфрида. Думаю, у него были причины. Если это действительно он.

— Вот как найдёшь его и спросишь! — Рявкнул Сид.

— Думаешь я знаю где он?

— Уверен, что не знаешь. Однако, если кто и способен его найти, так это ты. И ещё я знаю, что ты мне его не сдашь, так что передай… А, впрочем, ничего не передавай. — Сид развернулся и направился к трону. Андриэл в очередной раз вздохнул.

— Я уже и забыл какой ты упрямый. Видно у вас это семейное. — Сид, усевшись на трон помассировал виски и ответил.

— Вот, давай только не будем… Лучше скажи, как там пацан? Скулит?

— Разумеется. Однако я бы не торопился с выводами на его счёт. Очень уж интересный образец.

— Поясни…

— На высокие нагрузки, хотя пока я дал ему лишь легионерские нормативы, его организм реагирует нормально. Результаты в пределах ожидаемого для человека его возраста и комплекции. Однако не для члена семьи Делакорис. Я ожидал куда большего.

— А что именно не соответствует? Может просто мало времени прошло?

— Уровень жизненной силы.

— Так и чего с ним?

— Он… — Андриэл вновь задумался. — Он не правильный.

— В смысле?! — Не понял Сид.

— Он остался таким же, как и был после полной смены рациона питания и начала специальных тренировок.

— Ну ему всего 12. Подожди немного…

— Его кости уже успели несколько раз зарасти. Мышцы растут и становятся крепче. Он получает необходимые умения и развивает их. За этот месяц он научился куда большему чем средний легионер или курсант кадетского корпуса. Однако всё это не затронуло его уровень жизненной силы. Если он не начнёт расти вместе с его умениями, то я не смогу допустить его к испытаниям иначе он просто зря погибнет.

— Час от часу не легче. Ну за этим понаблюдаем, окончательные выводы же делать ещё рано?

— В целом, да…

— Вооот. Ты лучше скажи, он уже знает о войне и о причинах?

— Пока нет. Он слишком занят, чтобы интересоваться слухами.

— Неужели тебе удалось его занять? — Андриэл картинно поклонился в ответ. — Ладно, я прилечу к вам завтра. Нужно будет рассказать ему всё. Если узнает не от нас, то все потом будем искать пятый угол.

— Согласен.


***

Проснувшись в импровизированном спальном мешке из медвежьей шкуры, Анна увидела, что за окном уже светло. Рядом никого не было, и она поняла, что проспала, а самое постыдное, что оруженосец ник мог застать её в таком виде. Сейчас она была почти без одежды. Замотавшись в свой дорожный плащ, она осмотрелась вокруг. Пустой охотничий домик, который они захватили, был лучшим вариантом для временной базы и сейчас она не чувствовала присутствия посторонних рядом. Пройдя в таком виде к шкафу в соседнюю комнату, она нашла свой новый набор снаряжения, купленный неделю назад у странствующего торговца. Потрогав свои волосы и обнаружив, что сейчас она стрижена «под парня» поняла, что расчёсывать особо нечего. Хотя подстригли её почти сразу, она всё же никак не могла к этому привыкнуть.

Одевшись она выбежала на улицу топая ногами по деревянному полу и стуча по бедру длинным одноручным мечом в ножнах. Снаружи в уютном дворике где недалеко от дома было развешено бельё, одетый как обычный гражданский охотник, Ричард жарил кролика на вертеле, а на соседнем костре варил в казане, что-то похожее по запаху на травяной чай.

— Ты почему меня не разбудил! — Крикнула она на него с порога.

— За каким я буду тебя будить? Сегодня тренировки не будет. Иногда и выходные полезно делать. Не бойся ты не проспала…

— Да я не об этом, кстати где Ник? Он ещё не вернулся.

— Он вернулся и уже пошел проверять другие ловушки, что я выставил чуть дальше.

— Так он видел?

— Он не заходил в дом. Хотя по нашим разговорам в последнее время думаю он давно уже всё понял. Он на редкость догадливый малый.

— Слушай… Я не хочу с тобой спорить, но ты уверен, что он… — Анна хотела подобрать слова правильно и этично. — …Надёжен?

— Ты боишься, что наши с тобой… Отношения повлияют на него? Каким образом? Врядли ты в его вкусе…

— Ты хочешь сказать, что я не хороша?

— Хех… — Выдохнул Ричард улыбнувшись снял готового кроля и начал накрывать на стол. — Ты очень хороша. Во всех смыслах. Однако не думаю, что истеричные принцессы — это его идеал. — На этой фразе она подняла мелкий камешек с земли и запустила Ричарду прямо в голову, а он как ни в чём не бывало поймал камешек и выкинул в костёр.

— Уж извини, какая есть! Говоришь так как будто у тебя были женщины лучше.

— Не поверишь, но были. — Признался Ричард. — У меня, кроме тебя было несколько женщин, куда более опытных и даже одна которая искренне меня любила. О, она очень старалась. Не чета робкой шестнадцатилетней девочке. — Анна могла лишь корчить недовольные гримасы и как только она собиралась высказаться он перебил её и начал медленно подходить к ней всё ближе и ближе.

— Однако, лично мне, ни с кем не было так хорошо, как с тобой вчера. — Он подошёл вплотную, приобнял её за талию и неожиданно поцеловал в губы. — И это не потому, что ты принцесса или кто-то там. Это потому, что три года назад, когда я только поступил на службу в первый легион. Я по уши влюбился в капризную, мелкую бунтарку, да ещё и безумно красивую, хотя тогда я и сам этого не понял, а когда понял, то было уже слишком поздно. Сейчас, когда ты со мной, мне плевать, кто там, что подумает и на кого это дурно повлияет. Наверное, это и есть настоящие чувства. Я буду делать, то что хочу иначе какой смысл быть преступником и дезертиром, если даже не можешь трахнуть принцессу? — В ответ на последнее Анна хотела влепить ему пощёчину, однако он ловко перехватил её руку и поцеловал ещё раз. На это ей не нашлось что возразить.

— Кхм-кхм. — Откашлялся вдалеке Ник. — Если нужно было уединиться, то могли бы так и сказать, я бы проверял ловушки дольше.

— Всё нормально Ник. — Сказал Ричард и вернулся к разделке кроля на порции. Анна покраснела и отвернулась. — Что с уловом?

— Не густо сегодня… Ещё один кроль. Дикая собака, которую я убил на месте. В яму провалился оленёнок, совсем мелкий. Его я сжёг, а яму застелил ветками заново. Магический барьер пуст. Также, ещё вчера осматривая замок Графа Филиппа, я нашёл дикую яблоню и не удержался. Вот ловите. — Ник в каждого метнул яблоком, однако Анна едва успела поймать. Ей было очень неловко из-за бесцеремонности Ричарда. Он ведь точно чувствовал, что Ник вот-вот вернётся. Зачем же он так выставил на показ всё, что она хотела скрыть?

После завтрака они говорили каждый о своём.

Анну очень интересовало почему Ричард отменил сегодня тренировку, а вместо вразумительного ответа услышала лишь отговорки о бесполезности тренировок конкретно в данное время. Обсудили также караульную службу, в графике которой Анне опять не нашлось места, хотя она сама просила дать ей шанс. Вместо этого Ник и Ричард благородно разделили почти все тяготы и лишения оставив Анне лишь готовку и то не часто.

— Ричард! Я категорически против поблажек из-за наших с тобой… отношений. — Настаивала Анна.

— Эх… Нет тут никаких поблажек. — Ответил Ричард. — Из тебя караульный как из… Не, я не могу, Ник может ты пояснишь культурнее?

— Ваше высочество. — Обратился Ник. — При всём уважении, я поддержу капитана. Здесь дело не в поблажках из-за вашего статуса или отношений с капитаном. В Гвардии новобранцев не допускают до караульной службы. Вы пусть и тренировались в боевых искусствах, то о порядке и методах несения караула на посту в крепости, в городе, в лагере, на стоянке или об особенностях в зависимости от местности… Не знаете ничего. Также, вы не представляете насколько это важно! За малейшие ошибки в карауле легионера ожидает сильная порка. Ошибаются почти все и это после девяти месяцев муштры. Чего уж говорить о вас. Да и, простите, петух из вас так себе… — Ричард хихкнул.

— Чего?

— Петух. Ну это легионер, на посту, который должен кричать тревогу или подъём. Крикун, в общем.

— Так научите меня, я готова тренироваться! — Выкрикнула Анна.

— Так себе идея. — В один голос ответили Ричард и Ник.

— Почему?

— Хех… — Они синхронно выдохнули.

— Анна, пойми. Службе обучает не конкретный человек, а система подготовки от новобранца, до офицера. Мы с Ником опытные офицеры. Ты даже не новобранец Гвардии. Ты можешь быть сильнее в бою чем средний легионер, однако личное могущество — ничто для Гвардии. В таких делах важно чёткое понимание, того, что нужно делать в случае если… При этом тебя регулярно проверяют. На тебя нападают свои же. Бьют. Порют. Орут старшие офицеры. При этом ты стоишь как дурак сутками уже охреневший от нагрузок и должен чётко среагировать на любую херню. Организовать подобное обучение здесь мы никак не можем. Учить тебя прямо на практике глупо и опасно для всех. Лучше отдыхай. Ты и так хорошо проявила себя в походе.

— Ладно, поняла. — Ответила Анна и отпила травяного чаю.

— Ник! Чего там с замком Филиппа?

— Да всё, как и ожидалось. Проникнуть туда незамеченным нереально. Подходить ближе чем на километр — очень плохая идея. В наличии магические наблюдатели на самых разных уровнях. Думаю, я обнаружил далеко не всех. Пытаться вызвать графа через стражу тоже нереально. Думаю, до него даже не донесут, а дурака по-тихому грохнут.

— Хоть одна хорошая новость будет?

— Да. Мне удалось подслушать разговор патрульных из далека.

— И?

— Они говорили о новой инструкции. Якобы магистр войны теперь в розыске за похищение принцессы.

— Вот же сука! — Выкрикнула Анна. — Этот ублюдок просто перевёл стрелки на Зигфрида. Какая же мразь!

— Успокойся! — Крикнул Ричард. — Сейчас Анна поняла, что означает «крикун» у Ричарда имелся хорошо поставленный голос и тон. Если вкладывать в него силу, то эффект получается просто сногсшибательным. Даже особа королевских кровей, когда на неё так гаркнули дрогнула и сейчас ей даже не хотелось открывать рот, а её руки дрожали от страха.

— Как думаешь это можно использовать?

— Не уверен. Думаю, результат будет тот же, что и в случае с попыткой вызвать графа через стражу. Без документов с тобой просто никто не будет разговаривать, а если будешь настаивать, то получишь по голове.

— Тогда остаётся ждать пока граф сам высунется. Когда там начинается охотничий сезон в этих землях?

— Вроде завтра.

— Анна, как думаешь, Филипп любитель поохотиться?

— Да, думаю да. Он ещё и летать любит на Грифоне. Сам был воздушным кавалеристом. Приглашал меня попробовать полетать.

— Ясно. Значит ждём и когда убедимся, что Филипп вылетел, то думаю, что устроить внезапное ухудшение погоды и приземлить его мы сможем. А дальше…

— А дальше главное, чтобы Филипп нас не убил. Или нас не убила его личная охрана. Также мы не имеем права никого ранить или убить, а значит мы будем сражаться с элитными гвардейцами со связанными руками. Задача та ещё.

— Анна, тут главное, чтобы ты появилась вовремя и остановила бой. Помни, что Филипп которого ты видела на похоронах и тот, кем он станет в бою это совершенно разные грани одного человека. Если ты испугаешься и промедлишь, то мы с Ником рискуем головой. Дать ему достойный бой мы не сможем.

— Я поняла.

— Хорошо. Значит так и сделаем.


***

Наблюдение за замком графа шло в течении ещё двух недель. Несколько раз грифонов выпускали. Однако Филиппа не было видно. И наконец судя по шевелению в рядах стражников и повышенной тревоге, граф наконец-то решил покинуть замок.

Этого момента они и ждали.

Однако ждали этого не только они.

Ричард вышел из дома с мечом в руке. Однако Ник ещё не успел добежать до охотничьего домика, а несколько грифонов на одном из которых кружил маркиз Филипп, будущий граф Западных земель.

Ричард понял почти сразу и когда на горизонте из-за деревьев выбежал на них Ник, а за ним несколько человек из патруля он успел лишь толкнуть Анну со всей силы в сторону чем спас ей жизнь потому, что в ту же секунду на дворик где они готовили еду и сушили бельё, обрушился дождь из стрел.

Анну не задело только чудом. Однако толчок от рыцаря она хорошо прочувствовала. Грифоны спикировали вниз. Всего их было три по одному на каждого.

Ник не растерялся и использовал огненный щит размером с нескольких человек и выставил его вверх закрыв себя полностью. Грифон спикировавший на мага угодил прямо на щит и был вынужден с диким визгом и с подожжёнными перьями лететь куда подальше.

Ричард видел, что два грифона пикирую т одновременно. Один нацелился прямо на Анну, которую по случайности не задело дождём из стрел. Хотя обоим рыцарям пришлось не сладко и если в случае Ника сработал магический барьер, то Ричард предпочёл отбыть их быстрыми взмахами меча. Однако получилось отбить не все. Одна стрела попала ему в плечо и вошла глубоко. От пикирующего на себя Грифона Ричард увернулся благодаря своей невероятной скорости рывка в сторону. После этого он сразу же применил «Рассекающий удар» И отрубил птице пол морды.

Грифон, который летел за Анной достиг цели. Она не успела уйти и угодила прямо в лапы чудовищной птицы.

— Анна! Чёрт! — Выругался Ричард, видя, что всадник не заходит на повторный манёвр, а улетает. — Громовой пилум! — Произнёс Ричард, выставив вперёд обе руки.

Магическая печать обернулась синим копьём и мгновенно пронзила улетающего грифона от чего последний стал падать вниз вместе с захваченной принцессой.

— За ней! Я разберусь здесь! — Выкрикнул Ник уворачиваясь от очередного удара алебардой и запуская поток огня в лицо обидчику, от чего последний стал издавать звуки очень схожие с грифоном при падении.

Ричард побежал в сторону крушения грифона со всех ног.

Перед ударом о землю Грифон умер, расслабив лапы в которых нёс Анну. От этого её приземление выдалось необычайно жестким. Она на несколько секунд потеряла сознание от удара. А когда очнулась, то почти сразу поняла, что большая часть костей сломаны.

Всадник спрыгнул в последний момент пред крушением и успел сгруппироваться. Поэтому, когда он приземлился, то почти сразу мог вступить в бой. Ему не повезло. Ричард налетел на него со спины примерно через минуту. От мощнейших ударов рыцаря полуторным мечом у всадника вылетел из рук круглый щит и слетел один из наплечников который был отрезан вместе с куском плеча. Всадник был ошеломлён столь сильным натиском заблокировал ещё один удар и после нескольких уворотов поспешил отступить. Ричард не стал его преследовать, однако справа от себя отскочивший всадник обнаружил лежащее тело девушки, которая стонет и молит о помощи. Хуже всего было, то что он её узнал.

— Анна! Какого чёрта?! — Донеслось из шлема. Через боль и шум в ушах до неё донёсся голос в нескольких шагах от её тела, которое едва могло шевелиться.

— Филипп?! — Выкрикнула она и ощутила, как сильно могут болеть закрытые переломы от попытки громко закричать.

— Громовой пилум! — Крикнул Ричард, целясь во всадника.

Громовой разряд принял форму копья и устремился к своей цели…

Глава третья "Заговор"

Яркий свет магических шаров и мельтешащие огоньки свечей больно ударили по глазам Анны, когда она очнулась. Во рту было очень сухо и хотелось пить, глаза не хотели раскрываться, и голова была слишком тяжёлой. Осмотревшись вокруг она поняла, что лежит на алтаре в помещении очень похожем на часовню, которые часто строили в замках и крепостях. Попытавшись пошевелиться, она поняла, что сейчас не чувствует ничего ниже шеи. Приподняв голову насколько это возможно, она снова убедилась, что её руки, ноги и туловище на месте и даже почти в порядке за исключением повреждённого снаряжения, грязи и множества кровавых следов от переломов и ран.

— Не советую. — Произнесла вдалеке мужская фигура, которая отбрасывала тень на алтарь где лежала Анна. Сейчас она увидела летающие вокруг неё символы из чистого света. — Я взял на себя смелось обездвижить вас на время ритуала принцесса. Так вам будет легче восстановить тело и душу.

— Что? Вы кто?

— Я? Один из множества. Моё имя не имеет значения. — Из этих слов Анна поняла, что перед ней жрец, скорее всего, как минимум в ранге эпископа. Когда она посещала занятия по богословию и учению Дракона, то вместе с этим погрузилась в жреческий быт и культуру. Для этих людей аскетизм и принижение собственной личности норма. Со временем и с повышением в ранге личность зачастую вовсе стирается и человек действительно верит, что он лишь слуга, отказываясь даже от имени.

— Где я?

— Милостью Маркиза Филиппа вы в нашем храме, в графском замке Западных земель. Вы были тяжело ранены и умирали и вас доставили ко мне для ритуалов, что помогут спасти вашу жизнь. Я рад, что вы вернулись из мира снов, хотя это случилось раньше, чем я рассчитывал.

— Ричард, Ник! — Вспомнила Анна. — Что с моими друзьями?

— Друзьями? — Удивлённо спросил жрец. — Это слегка…, Впрочем, не мне судить.

— Отвечайте!

— Я попрошу вас успокоиться. Ваши раны еще не зажили. Если вы крикните ещё громче, то может начаться внутреннее кровотечение и мне снова придётся вас усыпить.

— Прошу скажите мне, они погибли? — Уже почти заплакав спросила Анна.

— Они живы. — Ответил жрец. — Большего я не знаю.

— Слава покровителю. — Прошептала Анна, прикрыв гала и по её щеке пробежала слеза. — Вы можете отпустить меня? Я уже в порядке.

— Нет. Вы сейчас не кричите от боли, только потому, что я применил к вам паралич и священные оковы. У вас множественные переломы. Самые серьёзные из них я уже исцелил боевой магией, однако больше такого позволить себе не могу. Ваше тело нуждается в отдыхе и медленном восстановлении. Под действием моей магии вы не будете ни в чём нуждаться, однако в таком состоянии вы проведёте ещё неделю.

— Неделю?! — Вновь выкрикнула Анна. — А сколько я уже здесь?

— Примерно десять часов вы под моим присмотром.

— Простите, как я могу к вам обращаться?

— Можете звать меня «отче».

— Не владыка? — Удивилась Анна.

— Нет. Вы ошиблись, я не святой епископ, а пока только лишь «первый перст».

— Поняла. Отче, вы говорили о боевой магии, значит вы можете исцелить меня прямо сейчас? Вы можете использовать «Купол света» и «Священный огонь»?

— Разумеется, однако исцеление в пламени жертвует вашу жизненную силу для заживления плоти и кости. Я бы не хотел рисковать и испытывать это на вас.

— Вы ведь знаете кто я. У меня точно хватит сил перенести подобное исцеление, как сил разума, так и жизненных.

— Скорее всего. — Подтвердил жрец. — Однако это всё равно крайне неприятно и влечёт последствия. Я бы вам не рекомендовал испытывать подобное на себе. Будет гораздо лучше просто подождать неделю до плавного полного восстановления.

— Отче, я прошу вас. Я должна поговорить с Маркизом. Вы не представляете насколько это важно. Мне срочно нужно встать на ноги. Прошу используйте свою силу на мне.

— Если такова ваша воля, я выполню приказ. Вы точно этого хотите? Ощущения от священного огня такие же, как и от настоящего, а к этому добавляется ещё и боль от ваших ран. Уверены, что выдержите боль.

Анна задумалась и вспомнила как она пропускала поток света через пробитую ногу. Она уже имела представление о том насколько неприятна боевая исцеляющая магия. Однако других вариантов ускорить выздоровление у неё не было.

— Да, я готова.

— Тогда я начну прямо сейчас.

Жрец прошептал несколько слов на древнем языке и вокруг Анны начал бушевать вихрь из белого огня. Внезапно она в буквальном смысле ощутила каково гореть изнутри. Сказать, что она кричала — ничего не сказать. Всё её тело изворачивалось в сильнейшей агонии и спустя несколько минут она потеряла сознание.

Вновь очнувшись уже на полу часовни под всё тем же ярким светом, она вся была в холодном поту и чувствовала, как одежда липнет к телу и как её обдувает воздух из каждой щели. Она вновь почувствовала запахи. В часовнях всегда сильно пахло костром и всегда был лёгкий звон в ушах от множества шаров чистого света.

Следующее, что она увидела после каменной пола часовни, когда подняла голову, это как молодой мужчина с небольшой бородкой подаёт ей руку, чтобы помочь подняться.

— Спасибо, можно попить?

Жрец щелкнул пальцами и один из прислужников быстро подбежал к нему и отдал свою флагу с водой принцессе.

— Спасибо вам. Я искренне благодарна. Не сочтите за наглость, но мне срочно нужно поговорить с Филиппом.

— Думаю, это возможно. Я отправлю к Маркизу своего человека, а вам предлагаю пройти в молитвенный зал.

В храмах и часовнях Анна всегда чувствовала себя странно. Ей всегда казалось, что здесь, что-то не так. В таких помещениях всегда был перебор. Слишком чисто, даже чище чем в тронном зале королевского замка. Слишком тихо, даже тише чем в запретной библиотеке ночью. Слишком много свечей. Также она нигде не могла найти в священных писаниях инструкций о том как именно должен выглядеть храм изнутри. Как именно должны проводиться ритуалы. Почему нужно так много света? Почему верховное духовенство разных земель ведёт себя очень по-разному и предпочитает разные робы, разные стили постройки храмов и иногда даже используют разные символы веры. При этом все со всеми согласны почти во всём. И везде, и всегда есть перебор хотя-бы в чём-то одном.

Поведение жрецов вообще отдельный разговор. Сейчас пока Анна ожидала новостей от Маркиза сидя как простой мирянин на деревянной скамейке у покрашенной восковой статуи в виде языков пламени, а именно пламя дракона использовали в качестве символа веры в Западных землях ей было над чем подумать.

Жрецы в большинстве своём были очень молчаливыми тихими людьми в огромных капюшонах скрывающие лица почти полностью. Между собой всегда говорили шепотом, хотя часто демонстрировали силу своего голоса во время распевании религиозных текстов. Со стороны они ей казались странными. По этой причине она в восемь лет изъявила желание покинуть храмовый хор, при котором и получила начальное образование.

Вскоре двери часовни, ведущие на улицу где, уже было светло распахнулись и внутрь вошёл сам Маркиз в своём парадном мундире.

Филипп был известным в дворянских кругах своей вычурностью и обожанием всего военного, которое ничуть не утихло после того как он сам сдал экзамены в военной Академии и получив значки опциона отправился служить ни куда-нибудь, а в «верный» двадцать первый кавалеристский легион. Который совсем недавно с потерями пробивался сквозь многочисленные засады орочьих банд и сейчас набирал свежие силы со всех концов королевства.

Судьба не позволила молодому Маркизу проявить себя на войне, к моменту его зачисления в легион прошёл месяц после обьявления о победе над Лордом орков, его пленении и капитуляции Первого великого княжества орков.

Спустя два года службы Третий отозвал Маркиза из рядов легиона, хотя он был всего в нескольких шагах до звания центуриона и уже служил всадником в воздушной кавалерии. Причиной была просьба Графа западных земель, который сообщил о тяжелом недуге и просьбе прислать обратно своего наследника для передачи ему правления.

— Анна… — Произнёс маркиз встретившись с ней взглядом и запнулся. Она поднялась и в поклоне отблагодарила его за своё исцеление, а также вновь выразила благодарность жрецу уже в присутствии маркиза.

— Рад, что вы живы, принцесса. Честно говоря, я был шокирован, когда застал вас среди этих…, впрочем, не важно.

— Маркиз, я бы хотела поговорить о судьбе тех, с кем вы сражались. Поймите правильно, эти люди спасли мне жизнь. Они не разбойники и не предатели. Эти двое офицеры великого рыцарского ордена Синего Волка. По моей просьбе они покинули орден, чтобы защитить меня от зла. Я прошу вас быть к ним снисходительным…

— Довольно. — Перебил её Филипп. — Я думаю нам следует обсудить это в более подобающей обстановке. До меня дошли противоречивые и печальные сведения о вас, ваше высочество. Самое печальное, что меня пытаются обмануть и мне это категорически не нравиться, а ваши, скажем так, сопровождающие, вообще ничего не говорят и отказываются давать хоть какие-нибудь пояснения по поводу событий прошлой ночи.

— Они живы? Ричард и Ник, живы?

— Да. Им крупно повезло, что мои гвардейцы не били на поражение. Особенно повезло тому здоровяку, что дрался со мной.

— Что с Ричардом?

— Вы же всё видели…

— Я… Я не помню. — Опустила взгляд Анна.

— Ну это не удивительно, учитывая ваше состояние. Сейчас я вижу, что ваши раны зажили. Тогда вы были на грани смерти. Давайте обсудим события в моём кабинете сегодня ближе к ночи. Сейчас у меня есть неотложные дела. Пока можете принять ванну, поесть, подобрать себе одежду. Я сообщу слугам, вам окажут всю возможную помощь.

— Благодарю, маркиз, но я бы хотела видеть своих друзей.

— Боюсь сейчас не время. Тот здоровяк сейчас закован в цепи и помещён в карцер. Маг, что тяжело ранил несколько моих офицеров и чуть не сжёг грифона был подвергнут лишению глаз и также помещён в карцер.

— Ох… — Ужаснулась Анна приложив руки ко рту. — Неужели в этом была необходимость?! — Выкрикнула она.

— Вы похоже не понимаете, что покушение на особу высшей знати — это очень серьёзно. Они всё ещё живы только потому, что я не хотел проводить казнь до выяснения всех обстоятельств, а у меня было на это полное право. Выколоть глаза тому парню, это ограничительная мера. Он очень сильный маг, владеющий множеством стихий.

— Он рыцарь великого ордена!

— Да? Где же его доспехи и меч? Почему рыцарь выслеживает моих патрульных и осматривает мой замок издалека? Что здесь делает принцесса моей страны? У меня целая куча вопросов и я молюсь, что у вас есть на них ответы, потому, что сейчас я не просто зол, я в бешенстве Анна!

После этих слов взгляд Анны опустился в пол. Она как никто понимала всю тяжесть совершённых преступлений.

— Вас, отче, я попрошу собрать слуг и оказать принцессе почтение пока я не прикажу другого.

— Как прикажете.


***

Служба в рыцарском ордене нераздельно связана с крайне аскетичным образом жизни, что и познал на себе принц Королевства девяти земель.

Хотя Самуил не был посвящён в рыцари, а являлся лишь личным оруженосцем Командора Андриэла, по приказу последнего, его разместили на минус первом этаже башни. Его комната располагалась недалеко от псарни и напоминала скорее тюремную камеру. Вместо кровати — спальный мешок, приём пищи один раз в сутки. Воду он был вынужден создавать сам с помощью магии. Также для него установлено крайне жёсткое расписание, какое обычно устанавливают для новобранцев в гвардии. Спал принц всего по четыре часа, хотя это его напрягало меньше всего. Каждое утро начиналось с физической тренировки на которой он бегал по дикой лесной местности под присмотром мага-надзирателя. Кроме бега с природными препятствиями в виде пней, коряг, высокой травы, камней и прочего он не выполнял никаких других упражнений. Так было первую неделю. Иногда его вызывал к себе Андриэл, чтобы устроить ему самый настоящий допрос на предмет того, что именно он сегодня освоил из выданных ему книг. До встречи с Андриэлом Самуил считал, что библиотекари, которых нанимал его отец были слишком придирчивы к нему и слишком много заставляли учить наизусть.

Когда Андриэл заставил его рассказывать наизусть несколько страниц в обратном порядке он мысленно извинился перед всеми наставниками, которые у него были до этого. Такой сволочи как Андриэл, а точнее мастер-Андриэл, как он заставлял себя называть, он ещё не видел.

Однако, несмотря на всю жестокость, Самуил понимал, что Андриэл не просто издевался, а действительно учил. Через пару недель Самуил впервые столкнулся с тем, что не смог без посторонней помощи разобраться в теории использования жизненной силы и тогда Андриэл не просто всё грамотно пояснил, а даже продемонстрировал на практике и заставил Самуила сделать ровно то же самое, а именно демонстрацию основных принципов управления силой. После такого захочешь — не забудешь.

Самое неприятное — подъёмы по бесконечной лестнице, перестало казаться таким тяжёлым уже в конце первой недели. В день Самуил проходил около пяти тысяч ступеней примерно по пять-семь раз вверх и вниз, а один раз в наказание за разбитую колбу, он был вынужден как кролик прыгать по этой же самой лестнице. На следующий день он едва смог подняться на ноги. На второй месяц наступили те дни, когда физические тренировки перестали его так сильно утомлять и он стал больше времени проводить за книгами, которых ему теперь хватало на все случаи жизни.

Когда Самуил в очередной раз сверялся с рецептом, чтобы в свободное время потренироваться в изготовлении зелий в его дверь постучали для вежливости и затем она открылась.

Принц тут же оторвался от книги и когда в проёме увидел мастера Андрила, то сразу рухнул на одно колено и прокричал приветствие.

— Рад вашему визиту мастер!

— Поднимись, Самуил. — Принц поднялся на ноги держа руки за спиной. Андриэл осмотрел его рабочий стол, и вообще его комнату по которой были разбросаны книги.

— Бардак… Но это не нарушение, в своей комнате можешь обустраиваться как захочешь, но если замечу подобное в библиотеке…

— Вас понял мастер!

— Тут с тобой хотели поговорить… — Андриэл сделал несколько шагов вперёд и позволил войти в комнату Сиду, который как обычно при перемещении через портал одевал доспехи легата, почему-то с символом первого легиона, круглой башней, хотя формально у этого легиона никогда не было легата.

— Сид! — Воскликнул Самуил и подошел обнять своего кузена. Последний ответил взаимностью.

— Как ты похудел… — Ответил Сид и осмотрев помещения, а потом синяки под глазами принца улыбнулся своим воспоминаниям.

— Тебе смешно? — Язвительно спросил принц.

— Прости. Просто вспомнил свою молодость в ордене. На самом деле я пришёл с печальными новостями.

— Я, пожалуй, оставлю вас наедине Сид. — Произнёс Андриэл и вышел из комнаты закрыв за собой дверь.

Сид взял простой деревянный стул и присел рядом с одним из рабочих столов за которым Самуил пытался зачаровать железный кинжал. Сначала Сид просто молчал, потом взял со стола многострадальное оружие. Осмотрев его Сид вздохнул и произнёс.

— Ты уже догадался, что эту штуку невозможно зачаровать, а старый маг просто издевается?

— Чего?! — Удивился Самуил. — Вот ведь! Как ты это узнал?

— Я сам в своё время попался на этот развод. Внутрь этого кинжала вплавлена пыль от кристала-рассеивателя. Любое зачарование спадёт с него в течении нескольких минут. Я думаю много учеников не один день бились с этой штуковиной. Собственно, рассеивание магии и есть его зачарование.

— Вот гад! — Выдал принц.

— Но я не об этом хотел поговорить. — Сид начал свой рассказ с побега Анны. Он выразил глубокую обеспокоенность её дальнейшей судьбой, после этого вкратце отчитался о проделанной работе и о том, что в ближайшее время собирается начать новую войну с ордой. В которой планирует не устраивать генеральных сражений, а продемонстрировать единую силу рыцарских орденов, для того, чтобы у всех желающих бросить вызов власти королевской семьи больше не было никаких сомнений в том, что ждёт бунтовщиков.

Самуил всё это выслушал молча и достаточно хладнокровно, после этого встал с пола и несколько минут в раздумьях ходил от стены к стене.

— Ты зол?

— Нет. — Быстро ответил Самуил. — Я скорее разочарован и мне очень больно Сид.

— Понимаю…

— Ни черта ты не понимаешь! — Выкрикнул принц. Сид очень удивился. Впервые он увидел парня в таком настроении. — Я доверился тебе Сид. Я доверил тебе судьбу своей страны и семьи. Спустя месяц ты приходишь и сообщаешь мне, что моя сестра либо мертва, либо в плену. Среди высшей знати назревает раскол и смута, а страна готовиться к новой войне.

— Ну в целом почти всё так. Я не стану объявлять мобилизацию по всей стране. Я собираюсь отправить три легиона и все рыцарские ордена. Также в бой пойдут силы со стороны Северных княжеств и Золотого острова. У орков нет не единого шанса.

— Почти всё так?! Почти? — Продолжил возмущаться принц. — Скажи Сид, я зря доверил тебе трон своего отца?

— Что?

— Просто ответь!

— Самуил. Я понимаю твои чувства. Я признаю, что подвёл тебя и ты ожидал другого. Я тоже не рассчитывал на подобное, однако случилось, то, что случилось и можешь быть уверен, что я отдам жизнь за то, чтобы сохранить твоё наследство.

— Я не говорю, что ты меня предал. Я говорю, что, судя по тому, до чего дошло ты рискуешь попрощаться с жизнью и подставить страну и народ под серьёзный удар.

— Сам Андриэл одобрил мой план. Если считаешь мои действия неправильными или недостойными, то осуди меня. Укажи на ошибки и пусть так и будет. Вынеси приговор, и он будет выполнен! — Сид прикрыл глаза и поднявшись со стула опустился на одно колено. — Кузен. Я искренне прошу прощения. Я действительно подвёл тебя. Мне стоило приставить к Анне королевскую стражу, а не легионеров, возможно тогда всё бы обошлось. Однако рыцари мне были нужны совсем для других задач. Да и вопрос о лояльности ордена пока открыт. Всё таки их командор Зигфрид, а не я. Поэтому я решил именно так. Если бы ты был на моём месте, то я уверен ты бы понял, что я прав. — Сид положил руку на плечо Самуилу, однако тот сбросил её.

— Я не знаю, Сид. Я запутан и мне очень больно. Я чувствую, что Анна жива и сейчас ей тоже очень больно. Я оставляю правление за тобой и не буду собирать совет, никакой приговор вынесен не будет, однако, как глава королевской семьи, я предупреждаю, что буду вынужден пересмотреть некоторые свои решения если всё и дальше пойдёт таким образом…

— Понял тебя кузен. — Сказал Сид поднимаясь. Я клянусь, что одержу победу над орками. В этот раз я не подведу! — Произнёс Сид и открыв дверь покинул помещение.

Сид медленно закрыл дверь комнаты принца и повернувшись к Андриэлу произнёс.

— Думаю сегодня и завтра можно устроить принцу выходной.

— Понимаю. — Кивнул Андриэл.

В своей комнате Самуил, напрочь забыв о зельях присел на стул, на котором сидел Сид и опечаленно смотрел в пол.

— Анна… — Прошептал он и протёр глаза. — Как же так…


***

Спустя несколько дней на арене великого олимпийского Колизея в столице не было свободных мест.

Было объявлено о церемониальной казни Лорда Орков. Также объявили о том, что казнь будет проведена лично Лордом-наместником короны. Это было главное событие последних лет и вот уже несколько часов шли гладиаторские бои и показательные выступления гвардейцев и рыцарей, разогревающих толпу перед главным событием.

Когда трубачи за дудели в свои инструменты и забили барабаны. Лорд-наместник вышел в ужасающих чёрных латах без шлема и с огромным двуручным копьём, сделанным из того же металла. Он поприветствовал народ и публично объявил о своих намерениях.

Это был акт объявления войны. Справедливой войны. Акт возмездия за павших братьев, за сожжённые деревни и за каждую каплю слёз и крови. Третий король и бывший магистр войны сделали всё, чтобы Орки навечно остались в своих пустынных землях. Это героическое достижение! Сид несколько раз настоял на этом. Однако мы не будем достойны называться их потомками если не доведём до конца эту войну. «Перемирие окончено, теперь уже люди идут за вашими душами!» — Произнёс Сид.

После этого несколько конвоиров вывели в цепях бывшего Лорда Орков. Огромная масса зелёных мышц ростом чуть больше двух с половиной метров считавшийся здоровяком даже среди орков в своё время. Сейчас конечно уже не тот, что раньше, однако для большей части воинов и даже для некоторых рыцарей он всё ещё представляет смертельную угрозу.

На арену бросили топор бугая и с него постепенно сняли оковы. Когда последняя цепь упала на землю он распрямился от чего казался ещё выше и во всю глотку заорал, поднимая топор.

Сид не растерялся и когда орк с невероятной скоростью кинулся на него он взмахнул своим новым копьём на встречу и с лёгкостью отбил атаку Лорда Орков.

Снаряжение Сида было сокровищем королевства. Личная броня и божественное копьё самого Первого короля. Выкованное эльфами и зачарованное гномами после его возвращения из мира демонов. Оружие и броня божественного класса значительно повышали силу и скорость Сида.

Пока он танцевал вокруг противника, Орк мог лишь беспомощно махать своим топором. Разрубающие удары, а также пламенные выпады в исполнении Лорда показывали, что плен его не сломил и что ему доступны боевые навыки. Это доставило Сиду неприятностей. Однако даже когда он пробивал защиту Сида броня делала своё дело и не давала его ранить.

Орк не сдавался до самого конца. Сид вынужден был использовать несколько боевых навыков, чтобы убить его. Публике особенно понравился дождь из копий в исполнении Сида, а также его стиль магического боя, когда он кружил вокруг противника с невероятной скоростью и разным радиусом и расстреливал орка огненными шарами и громовыми пилумами.

Лорд Орков был подобен скале. Его тело было покрыто ожогами руки и ноги пробиты в нескольких местах, однако он сохранял свою скорость и желание сражаться уворачиваясь от смертельных выпадов Сида и даже пытался контратаковать. Сид не использовал всю свою скорость, однако, когда ему чуть не снесли голову топором, то он понял, что слишком затянул этот бой. Отпрыгнув на десяток метров «Рывком» Сид вскинул левую руку ударив молнией в небо и вскрикнув.

— Цепи бога грома! — В ответ небеса уже затянутые тучами ударили по орку. Толстая молния будто змея связала его здоровое тело и положила на колени, а Сид, подлетев на несколько метров над ним завис в воздухе и с острия копья атаковал его тёмной энергетической сферой, которая медленно спустившись к упавшему на колени орку и коснувшись его взорвалась энергетическим всплеском и превратила его в кровавую кашу разметав останки по всему Колизею.

Приземлившись Сид несколько раз взмахнул копьём разогнав тучи магией ветра.

Под рёв и аплодисменты толпы он вспомнил как в свои шестнадцать лет выходил победителем в матчах ещё своей первой олимпиады, где в итоге стал финалистом.

В закулисных помещениях к Сиду подбежал низкорослый человек и упав на одно колено попросил разрешения говорить.

— Слушаю. — По одежде и манерам Сид узнал служащего тайной канцелярии.

— Ваше высочество, орден чёрной розы и его Командор отказались пребывать на ваш призыв. Командор велел передать вам лично его слова. — Настроение Сида резко упало и выражение его лица стало пугающе озлобленным.

— Говори. — Произнёс Сид несколько раз вдохнув и выдохнув.

— Твоя война — не наша война. Я пойду лишь за Королём или Магистром войны, а мои люди лишь за мной, а ты, если хочешь меня заставить приходи лично.

Сид крепко сжал копьё после нескольких вдохов и приказав посыльному подняться он произнёс.

— Вызовите пятого из божественных воинов, «Стрелка господнего» Тана.

— Где я смогу его найти, ваше высочество?

— Он действующий вице-командор королевской стражи. Ступай в казармы ордена передай там мой приказ лично к нему лучше не подходи. Также передай в совет и Лорду Рональду. Я распускаю орден «Чёрной розы»!

Глава четвёртая "Да будет так"

После нескольких лёгких ударов из-за двери послышалось привычное «войдите». Дворецкий приоткрыл одну из створок и будучи низким и худощавым быстро проскользнул в проём прикрыв дверь и с порога поклонился молодому маркизу.

— Подними голову. — Сказал маркиз. — Слушаю.

— Принцесса Анна просит аудиенции, господин.

— Сейчас? Хотя, впрочем, я уже почти закончил. — Произнёс маркиз вставая из-за своего рабочего стола и слегка разминаясь. Думаю, что это может подождать. — Маркиз повернул голову от стола, заваленного кипой бумаг, свитков и книг. Поместил своё перо обратно в чернильницу и посмотрел на часы стоящие в другом конце комнаты. Они показывали, что сейчас девять часов от полудня. Он планировал встречу с Анной примерно к десяти или одиннадцати. — Пусть она войдёт. — Дворецкий молча поклонился и открыл обе створки двери в достаточно просторный кабинет, обставленный относительно скромно, без ковров, без золотых люстр или множества картин.

Нет, конечно же кабинет такого размера с прочными и красивыми столами, множеством шкафов, полностью обставленных разными свитками и книгами, а также качественными обоями, стеклянными окнами с деревянной рамой и камином позволить себе могли лишь очень богатые люди.

В случае с высшей знатью, то для графа или маркиза такой рабочий кабинет был относительно скромным. Однако это было в стиле Филиппа, именно он приказал вывезти отсюда лишнюю роскошь. Также часть замка уже была в процессе ремонта по его приказу.

Анна прошла внутрь в чёрно-красном платье с длинными широкими рукавами. Это платье она выбрала из гардеробной комнаты, к которой ей предоставили доступ по приказу маркиза.

— Маркиз. — Поприветствовала она его по титулу и кивнула головой в знак приветствия. Филипп также кивнул в ответ и жестом указал на кресло у камина в левой части кабинета и сам направился в его сторону.

В камине не было дров, несколько исписанных рунами раскалённых камней тепла от которых было достаточно для частичного прогрева даже такого большого помещения как кабинет Филиппа. Ночи в Западных землях были достаточно ветреными, а также лето близилось к своему завершению. Поэтому в помещениях уже гораздо реже открывали окна, особенно, в вечерний час.

Анна смущённо присела на мягкое кресло, которое было достаточно тёплым и ожидала маркиза.

Филипп, остановившись у двух кресел взял маленький чайничек и налил в две чашки крепкого травяного чаю с приятным мятным ароматом.

Присев в кресло Филипп вздохнул и произнёс, прикрыв глаза.

— Пожалуй сейчас я слишком устал, даже, чтобы злиться. Весь вчерашний день я инструктировал подчинённых, сначала нескольких курьеров, которых отправлял по своим и в другие земли. После этого долго обсуждал план вашего захвата и возможного уничтожения. Инструктировал гвардию, что отправилась со мной. Из-за того, что на меня, по докладам стражи, готовилось покушение, я был вынужден отменить кучу встреч и это принесло мне кучу проблем, о которых я сейчас даже думать не хочу. — Жаловался маркиз.

— Понимаю. — Произнесла Анна, опустив взгляд в пол. Филипп, глядя на неё потянулся к своей чашке и поднеся её ко рту отпил немного чаю. Он видел её стыд и как имеющий серьёзный опыт в работе с людьми понимал, что она не притворяется и действительно чувствует вину.

— Анна, я долго думал. Я бы хотел уточнить, как именно принцесса оказалась среди этих людей и почему вы их ещё и защищаете от правосудья. У вас было время подумать, от вашего ответа сейчас зависит их и ваша дальнейшая судьба.

Анна побледнела. Девятнадцатилетний Филипп сейчас отчитывает её как девчонку при, том, что на приёме и в совете казался абсолютно ведомым, ретивым дурачком. Постоянно улыбался и иногда откровенно смущался даже, глядя на неё.

— Поймите и вы маркиз… — Запнулась Анна. — Можно? — переведя взглядом на чашку спросила она.

— Пожалуйста, я ведь для вас наполнил чашку. Не волнуйтесь так.

— То, что вы сейчас услышите может прозвучать как бред, но это чистая правда… — Далее Анна подробно рассказала о событиях после окончания совета и то как она их видела. Сейчас ей не было смысла, что-то сокращать или утаивать от Филиппа. Она изначально вела Ричарда и Ника именно к его замку в Западные земли королевства. Она лично была знакома всего с тремя графами. Замок иногда посещал граф Юго-восточных земель, на которых и находилась столица. В день её десятилетия она увидела Графа и маркиза центральных земель, а также в тот же год её отца на свой юбилей пригласил губернатор Влактона и Третий принял приглашение взяв с собой свою дочь.

Также она присутствовала на королевском суде, который проводил её отец над одним из баронов. Там выступал Граф северо-восточных земель.

Все эти люди тогда показались ей чрезвычайно внимательными и ни у одного из всех представителей высшей знати она не видела в глазах доверия. Они все казались ей неискренними. Их лица даже стали казаться ей масками. Масками которую и ей вскоре предстояло научиться надевать.

Филипп единственный, который показался ей другим. Когда она смотрела на его сосредоточенное лицо и змеиный взгляд, которым он старался уловить все эмоции на её лице. Сейчас не было даже намёка на ту симпатию или даже попытку заигрывания, которая имела место в замке. По её спине пробежали мурашки. Она не хотела верить, что тот Филипп, которого она видела в замке был «маской». Если это так, то он совсем уже не ведомый, ретивый мальчишка, а настоящее чудовище. О чём-то подобном её предупреждал Ричард перед боем.

Она шла в замок Филиппа, только потому, что надеялась воспользоваться его чувствами к ней и настроить против Сида. Все те речи, которые она для него заготовила, вылетели из головы. Сам маркиз, однако слушал всё спокойно, мягко задавая уточняющие вопросы, когда она прерывалась, чтобы отпить чаю. Иногда Филипп поднимался и подходил к окну смотрел в него оборачивался на Анну если она замолкала.

— Я прекрасно осознаю, что виновна в тяжких преступлениях против короны. Из-за моих необдуманных действий пострадали и могли пострадать кучи людей. Я прошу лишь понять меня. Я не могла поступить иначе. Я не могла просто сидеть и ждать своей участи. — Жестом руки Филипп остановил её. Глубоко вдохнув он ответил.

— Всё, то, что вы мне сейчас рассказали являет собою лишь набор ваших домыслов. Даже косвенные доказательства предательства Наместника вызывают вопросы. Я их вам не задавал, только потому, что прекрасно знаю, что ответов на них у вас нет и быть не может.

— Всё-таки вы не верите мне… — Разочарованно ответила Анна. — Я прошу лишь времени. Я уверена, что ответы есть у Зигфрида. Если бы у меня были ответы маркиз, то я бы с удовольствием вам их сказала. Я ведь даже не знаю у кого больше вопросов, у меня или у вас. Если бы только найти его раньше Сида.

— Что вы предлагаете Анна?

— Я прошу лишь дать мне и моим людям время на поиски Зигфрида. Я планирую начать с этих земель, а без вашего покровительства мы даже долго в лесу не просидим. Про поиски Зигфрида или хотя-бы его следов, я вообще молчу.

— Ха! Как у вас всё просто. Предлагаете прикрыть двух дезертиров и беглую принцессу. Допустим. Даже если я очень постараюсь и это станет возможным, то как вы собираетесь искать такого как он? Где вообще гарантии, что он объявиться в моих землях?

— Мы должны начать хотя-бы с чего-то! Я не специалист в выслеживании людей, однако один из тех, кого вы арестовали может помочь в этом.

— Да? Тот здоровяк? — Удивлённо произнёс Филипп.

— Нет. Его оруженосец Николас. По нему не скажешь, но он состоял в дисциплинарном отряде легиона и специализировался на розыске и уничтожении дезертиров.

— Понятно. Вы всё слышали, отче Эдуард? — Спросил маркиз и Анна, поняв, что всё это время в кабинете присутствовал тот самый жрец поднялась с кресла и начала испуганно оборачиваться по сторонам.

Сам жрец появился ниоткуда. Сняв с себя заклинание невидимости, он возник из воздуха в самом центре кабинета маркиза.

Сейчас он был больше похож на боевого мага, чем на жреца. На его робе появились серебряные наплечники, исписанные древними символами. В руках он держал позолоченный посох инкрустированный несколькими изумрудами.

— Да, ваша светлость, я слышал.

— Что скажешь? — Спросил Филипп, подойдя к столику у камина и аккуратно поставив чашку на блюдце.

— Я не чувствую в словах принцессы семени лжи, а в ауре самой принцессы проявлений порчи. Единственная странность — это помехи, о которых я вам уже говорил.

— Помехи? — Вопросительно произнесла Анна.

— Да. Пока её величество была без сознания я подробнейшим образом осмотрели её тело, ауру и даже позволил себе просканировать разум её величества. Сделав несколько магических слепков.

— Извращенец. — Холодным голосом вынесла приговор Анна. Филипп с Эдуардом переглянувшись улыбнулись, видя её недовольное выражение лица.

— Прошу понять, что всё это было сделано исключительно в научных целях. Ну и помогло спасти вашу жизнь, конечно же.

— Ближе к делу. — Поторопил жреца маркиз.

— Кхм… Я обнаружил странные помехи, исходящие из глубины вашего разума и эхом отражающиеся в вашей ауре. Аура принцессы в свою очередь транслирует их в общий эфир. Эти помехи настолько незначительны, что даже обнаружить их очень непросто если только специально не искать. Они не поддаются идентификации как процесс проистекающий в вашем разуме, однако они очень сильно мешают любому, кто пытается хоть как-то воздействовать на разум или жизненную силу принцессы.

— Сила крови дракона? — Бросил пробный камень маркиз.

— Нет. — Ответил Эдуард, качая головой. — Я много раз сталкивался с эффектами крови рода Делакорис. Ни у кого из королевской семьи я не находил подобных помех.

— Это как же вы сталкивались с моей семьёй? — Поинтересовалась Анна.

— Ах ну да… Моя вина. — Поднял ладони вверх маркиз. — Мне следовало сразу сказать, что отче Эдуард не обычный жрец. В прошлом он никто иной как второй архиепископ священной инквизиции. — Глаза Анны округлились на сколько это было возможно. — Вы знаете об инквизиции? — Уточнил Филипп.

— Как и все дворяне я знаю об их существовании из курса истории Королевства. Также я знаю, что в ходе реформ духовенства мой отец расформировал этот духовный орден, а многих из инквизиторов ждала смерть за совершённые ими преступления.

— Так и есть. — Подтвердил Эдуард. — Мой орден был расформирован Третьим, а многие мои братья были убиты. Также на многие знания и исследования был наложен королевский запрет. Однако я принял приговор и свою ссылку. Я был понижен в сане и титуле насколько это возможно и отправлен как можно дальше от столицы. Третий вполне справедливо с его точки зрения счёл, что польза от нашего труда не оправдывает тех деяний, что мы допускали во время своих… Эм… Расследований. Касательно вашей семьи, я был знаком со Вторым Королём, тремя дочерями Первого, а также именно я принимал роды вашей матери, так как был её личным духовником, и она мне доверяла. Именно я частично виновен в её смерти, так как помог ей создать заклинание вдохнувшее жизнь в принца ценой её собственной.

От услышанного Анна шокировано упала обратно в кресло. Она и подумать не могла, что встретит кого-то подобного в замке Филиппа. Ей говорили, что её мать была талантливой в магии, и именно она сама лично после родов вдохнула жизнь в её брата, однако, не рассчитав силы, сама пожертвовала жизнью. Ей тогда было всего четыре года, и она плохо помнит события тех дней.

— Это всё очень интересно, однако, то что Анна нам не лжёт никак не проясняет ситуацию. Нам нужны основания для того, чтобы хотя-бы рассмотреть возможность противодействия Наместнику Короны. Было бы хоть, что-нибудь более весомое чем домыслы принцессы, то я бы уже приказал созвать совет мудрецов, а так я буду вынужден казнить тех бедолаг, сообщив Наместнику о том, что принцесса нашлась.

— Не делайте этого, маркиз! — Анна упала на колени и низко поклонилась. — Если вы оставите жизнь этим рыцарям, я клянусь покровителем и собственным сердцем, что без сопротивления отправлюсь обратно к кузену если на то, ваша воля. Только прошу пощадите их! — Голос Анна начинал дрожать от накатывавшего плача. — Пожалуйста! Прошу, пожалуйста! — В момент, когда первые слёзы покатились из её глаз Филипп, присел рядом и положил руку ей на плечо.

— Прошу вас, Анна, успокойтесь. Я пока не принял решение. — Анна прикоснулась ладонями к лицу Филиппа таким образом зафиксировав его взгляд на ней.

— Позвольте мне увидеть их. Возможно Ричард сможет дать больше информации.

— Откуда он может, что-то знать?

— Мы с Ричардом… В общем это давняя история. Так вышло, что я влюбилась в него, когда он ещё служил стражником во дворце три года назад. Я не сразу поняла, что чувствую… — Начала рассказ Анна, отпустив Филиппа. — Он был добр ко мне. Не так формален, как другие стражники. Прикрывал меня, когда я тайно проникала в запретную для детей библиотеку, чтобы практиковать магию. За это и нашу, скажем так, близость, отец в гневе своём сурово меня наказал. Ричарда ждала плаха, я была уверена, что отец либо сам убьёт его, либо прикажет Зигфриду. Однако отец несколько раз говорил с ним один на один. После этого он приговорил его к изгнанию из гвардии и из столицы, но он не просто изгнал его, а дал ему личную письменную рекомендацию в орден Синего волка. Когда Ричард принял решение отправиться на поиски Зигфрида со мной, он упоминал о том, что отец взял с него клятву и поведал ему некоторые семейные тайны, которые он поклялся хранить даже от меня.

— Вот так-так… — Резюмировал Филипп, вставая и повернулся к Эдуарду.

— Не чувствую лжи. — Произнёс Эдуард, ничуть не удивившись услышанному.


***

Замок графа западных земель также не был одиноким зданием обнесённым стеной по периметру. Вокруг замка был достаточно просторный внутренний двор и ещё несколько зданий в числе которых были и казармы личной гвардии Филиппа. Западные земли были родными для пяти легионов гвардии. Пятого «Защитного» имевшего прозвище «Щитоносцы». Шестого элитного усиленного легиона. Седьмого «кавалеристского» бронированного, имевшего прозвище «Стальные кони». Десятого «легкого кавалеристского». А также четвёртого легиона «Поддержки», который более всех подвергся реформам Третьего и став первым и пока единственным легионом, расквартированным по всем девяти землям из-за своих функций.

Этот легион набирался преимущественно из боевых магов и клерков, не сдавших экзамен или по каким-то причинам покинувших храмы до принятия клятвы жреца. Они обучались боевой исцеляющей магии и на войне или во время крупных боевых операций всегда укреплялись глубоко в тылу развёртывая полевые госпиталя, а также отвечая за логистику снабжения легионов на поле боя. Нередко боевые капелланы четвёртого обеспечивали эвакуацию раненных с поля боя или же оказание помощи прямо на месте, однако в прямых столкновениях не участвовали и никогда не собирались все вместе в единое подразделение являя собою разделённые когорты и постоянно совершая марши по всему королевству. Из-за подобных маршей в конкретных землях постоянно присутствуют разные когорты четвёртого, однако в своих родных землях постоянно находиться первая усиленная и десятая когорты.

Из всех этих сил гвардии в прямом подчинении Филиппа находятся пятый и шестой легион. Если пятый и так считался элитным подразделением, то шестой, званием элитного был обязан именно маркизу Филиппу. Сейчас этот легион возвращался с учений где и был удостоен этого титула. Именно Филипп, заменив отца чуть больше года назад первым делом призвал к себе легатов верных легионов и приказал провести учения по итогам которых был разочарован в боевой эффективности шестого усиленного. Несмотря на колоссальную численность, более шести тысяч человек. В учебном бою с пятым легионом шестой был полностью разгромлен проиграв «Щитоносцам» как в нападении, так и в обороне. Направив письмо в королевский совет с отчётом о проведённых учениях, он настаивал на немедленном увольнении легата и разрешении на кадровые чистки в легионе, на, что советник обороны Сид Делакорис дал добро.

Филипп принёс с собой опыт службы в «Верном» двадцать первом. Хорошо помня, как там всё устроено после реформ и внедрения воинских традиций лично Третьим он попытался хотя-бы часть перенести на шестой. Новый легат охотно взялся за дело и результат не заставил себя ждать. Вскоре шестой показал себя уже в разы лучше. Выиграть в обороне у пятого он не смог бы никогда, однако в нападении он победил с огромной форой.

Графы соседних земель до сих пор сморят на молодого маркиза как на дурачка, что зря вкладывает деньги и силы в переподготовку легиона. Однако признают, что западные земли получили серьёзное преимущество в силе и сейчас, когда шестой получил звание «элитного» некоторые даже задумываются над тем, чтобы повторить успех молодого маркиза.

Замковая отдельная когорта была переформирована по типу «Дворцовой стражи» ещё отцом Филиппа. При виде маркиза, выходящего из замка в сопровождении офицерского отделения личной охраны жреца и знатной молодой девушки все патрульные и постовые, чётко отдавали воинское приветствие и кланялись. Хотя Филипп запрещал поклоны ему со стороны гвардейцев и требовал обращаться к себе по своему званию или для тех, кто старше его по званию по титулу «маркиза». Учитывая присутствие его личного духовника и главного жреца замка, поклон которому был допустим, а также присутствие Анны. Он не стал делать замечание гвардейцам.

Филипп направлялся в казармы пятого легиона, где в данный момент находились первая и вторая усиленные когорты пятого. Тысяча гвардейцев, готовые в любой момент заступить на стражу замка и организовать оборону по штату военного времени.

Именно здесь находился тайный карцер, в который направляли пойманных шпионов, лидеров бунтовщиков или заговорщиков в среде легионов или духовенства. До визита маркиза, посыльный уже проинформировал офицеров о цели его визита и пленников уже достали из тюремных ям и предъявили высоким гостям.

Ричард был закован в цепи гномов сделанные из Адамантия. Металл получаемый из адского камня, самого редкого ресурса в мире. Эти цепи были зачарованы специальным образом впитывая излишки магических сил и ограничивая их использование. Таким образом учитывая легендарную прочность адамантия разорвать их не могли даже сверхлюди, служившие в великих орденах. Его руки были крещены на груди, сам пленник был оголён по пояс. Филипп обрати внимание на отсутствие у него больших пальцев и осуждающе посмотрел на старшего из отвечавших за охрану пленников.

— Вы же хотели, чтобы они говорили маркиз. Вот только они не говорят. Мы хотели им в этом помочь. — Сразу начал оправдываться офицер.

Маркиз пригрозил офицеру пальцем и кивнул на второго с перевязанными глазами.

— Этого мы не трогали. Если уж ничего не сказал, когда глаза выкололи, то сейчас и подавно.

— Ричард увидел Анну, которая изо всех сил сдерживалась, чтобы не зареветь и не кинуться ему на шею. Он улыбнулся ей и спросил.

— Как прошли переговоры? — Конвоиры возмущённые такой наглостью уже замахнулись на него розгами крича.

— Тебе не позволяли говорить!

Маркиз поставленным голосом остановил наказание.

— Отставить!

Ник никак не отреагировал и вообще не шевелился, будучи закованным даже в обычные цепи. Он был значительно худее Ричарда, однако всё равно выглядел как закалённый боец. Его скованные предплечья были толще чем у тех конвоиров, кто держал его.

— Я даю вам двоим последний шанс. Сейчас здесь присутствует принцесса королевства. — Гвардейцы вокруг удивлённо начали смотреть по сторонам, однако кроме короткостриженой девушки с грустным лицом и мокрыми от слёз ярко-зелёными глазами никого не замечали. Она стояла позади всех сопровождавших маркиза и ей было запрещено говорить с пленниками. Такое условие поставил Филипп. Он хотел, чтобы рыцари сами выдали информацию, без приказа Анны. Он хотел убедиться в том, что они не изменили кодексу чести просто подчинившись принцессе, а видели причины, которые ставили куда выше своих клятв. Если они не были подкуплены или шантажированы и пошли за ней добровольно, то они должны назвать причины вне зависимости от результата переговоров. — Анна вам не поможет. Я хочу узнать причину, почему двое рыцарей великого ордена стали отступниками? Если эти причины мне не понравятся или в ваших словах мой духовник уловит хоть намёк на ложь или порчу, то я без суда прикажу отрубить вам головы и скажу, что так и было. Вам понятны мои условия?

— Грозный молодой маркиз. — Произнёс Ричард, кривляясь и сплюнул кровь во рту под сапоги Филиппу. — Пугать рыцарей вздумал?

— Нет. Спасаю невежественного дурака от верной смерти и всё больше убеждаюсь в собственной глупости. Будешь говорить со мной, здоровяк? Или заставишь любимую девушку смотреть как твоя башка катиться по этой плитке? — За спинами охраны Филиппа охнула Анна и слёзы покатились вновь по её щекам. — На лице Ричарда читалась только одна эмоция — гнев.

— Я… — Раздалось со стороны Ника. — Я могу назвать свою причину. Если пообещаете казнить меня не на глазах у принцессы.

— Даю тебе слово маркиза молодой рыцарь. Расковать его! — Отдал команду Филипп. Конвоиры удивлённо переглянулись и ещё раз будто ожидая подтверждения посмотрели на маркиза.

— Вы уверены? Это опасный преступник и… — Начал было старший офицер.

— Выполнять! — Выкрикнул маркиз. Цепи с металлическим звоном упали на пол. Николас попытался встать на ноги потирая запястья и тут же получил удар ногой под коленку от конвойного и упал на четвереньки.

— Тебе не разрешали подниматься!

— Отставить я сказал! — Крикнул Филипп. — Говори и пожалуйста не нервируй стражу. Видишь ведь и так все на нервах, не усугубляй. — Произнёс Филипп, обращаясь к слепому магу. Ник кивнул на звук в сторону маркиза.

— Я был рыцарем в рядах ордена Синего волка не долго. Меньше чем за месяц после принесения клятвы я был выбран оруженосцем нового девятого офицера ордена — сира Ричарда. Я считал и считаю до сих пор, что оруженосец не имеет права отворачиваться от своего капитана ни при каких обстоятельствах, за исключением прямого предательства или получения преступного приказа, расходящегося с поставленной выше задачей. Сир Ричард не отдавал мне никаких преступных приказов. Более того он не хотел брать меня с собой. Я пошёл за ним исполняя долг оруженосца, потому, что счёл это правильным. Я тоже могу чувствовать ложь и порчу и когда он объявил о своей новой цели, ради которой он покидает орден и о том, что он связан клятвой с Третьим королём…

— Ник! — Крикнул Ричард и в ответ ему прилетел крепкий подзатыльник от конвоира.

— Я не почувствовал в его словах или намерениях лжи, или порчи. Он совершил, то, что совершил искренне, считая это правильным и как после этого я не могу последовать за человеком, который был для меня не просто командиром, а стал мне старшим братом?! — Выкрикнул под конец Ник.

Филипп прикрыл глаза и глубоко вдохнул.

— Становиться всё интереснее. — Произнёс маркиз и повернулся к жрецу. Последний отрицательно покачал головой.

— Значит ты у нас мятежный капитан из великого ордена, а ты просто верный оруженосец? Всё интереснее и интереснее. Сам бы ты на его месте какое принял решение в той ситуации, а?

— Я до сих пор считаю, что правильным было доставить принцессу в замок ордена, для её же блага, даже если бы пришлось её арестовать. Однако я не связан клятвами с ней или её семьёй. Я до сих пор не подчиняюсь принцессе Анне. Прошу прощения, ваше величество если я оскорбил вас, но это так. Я иду только за своим капитаном и если он скажет мне умереть за него или принцессу, то я умру. Не сомневайтесь. Это всё, что я могу сказать вам маркиз. Пытать рыцаря великого ордена бесполезно. Впрочем, думаю вы и сами это знаете.

— Хех… Уж без твоих мудрых советов разберусь. — Ответил Филипп. — Однако ты смелый молодой воин. Даже очень смелый. Арестовать принцессу? Это сильно! За такое тебя бы по головке не погладили. Хотя учитывая, что теперь она в розыске, даже не знаю… — Филипп вновь повернулся к жрецу. Эдуард снова покачал головой в отрицании.

Ник не врал.

— Что же… Меня устраивает твой ответ. Думаю, ты заслужил справедливого суда. Вскоре прикажу своим целителям вернуть твои глаза, если до суда поклянёшься не делать глупостей. Однако если попытаешься сбежать, я прикажу уничтожить тебя на месте! — Ник кивнул в сторону Филиппа. Последний кивнул конвоирам и его увели. — Ты там как? Хорошо подумал? — Спросил маркиз обращаясь к Ричарду. Тот поднял взгляд с пола и спросил.

— Откуда ты знаешь о наших с Анной чувствах? Вы пытали её? Анна! Только прикажи мне, и я приложу все силы! Я ценой своей жизни разорву эти цепи и убью их всех если они удерживают тебя силой!!! — Кричал ей Ричард. Однако Анна, помня условия Филиппа закрыла себе рот ладонями и могла только тихо плакать надеясь, что Ричард уступит и откроет тайну связывающую его с Третьим королём.

— Хех… — Шумно выдохнул маркиз присев на корточки рядом с дёргающимся пленником. — Дурак ты, капитан. Эти цепи большая редкость. Их невозможно сломать.

— Просто никто не пробовал! — Огрызнулся Ричард.

— Я никогда не опущусь до того, чтобы пытать члена королевской семьи, даже если считаю, что она пыталась убить меня! В отличии от таких как ты у меня есть честь и совесть привитая с детства! Ты небось сын какого-то бандита, а? Не понимаешь, что своим упрямством ты причиняешь этой девушке боль, которая хуже любой пытки. Вспомни зачем она вас вела сюда? Она хотела просить моей помощи!

— Вот тут ты хрен угадал, Филипп. Я третий сын главы торговой гильдии юго-восточных земель. Я получил образование на уровне Лордов. Это ты заставляешь её смотреть как угрожаешь мне смертью, сволочь! У меня есть честь и побольше чем у тебя как мы выяснили вчера в бою.

— Да вы выбрали не лучший способ добраться до меня, могу признать, что у вас не было выбора, кроме как подстроить нападение. Признаю, что ты мог бы победить меня если бы наша схватка продолжилась. Ты действительно очень силён. Однако мне нужны доказательства того, что у тебя есть честь! Говори! Что сказал тебе Третий?!

Ричард ещё раз посмотрел на Анну по лицу которой текли слёзы и увидел, как она едва заметно кивнула ему. Эдуард прикрыл глаза и улыбнувшись прервал этот допрос.

— Ваша светлость. — Раздался голос бывшего инквизитора. — Возможно Третий король предусмотрел какой-то защитный механизм и поэтому он не может говорить об этом в присутствии Анны. Допускаю варианты ещё хуже, но об этом пока лучше умолчать. Всё-таки мы имеем дело с наследием мудреца равного мне и владеющего магией четвёртого ранга. Нельзя недооценивать короля Эдгара. В своё время многие заплатили за это жизнями.

— Твои предложения? — Филипп поднялся на ноги и подошел ближе к жрецу.

— Я могу попробовать один ритуал, однако это очень рискованно и сработает только в том случае если вот он не будет сопротивляться. Рыцари Синего волка, да ещё и из чисел способны были закрыться даже от «трибунала». — Маркиз вопросительно посмотрел на жреца. — Выворот сознания. — Пояснил Эдуард.

Маркиз удивлённо округлил глаза и приподнял брови.

— Это же запрещено королевским законом.

— Моё дело предложить… Я могу заключить нужный фрагмент его памяти в физическую оболочку и это будет прямым доказательством, которое вам так необходимо, чтобы выяснить кто именно водит нас всех за нос. Даже если он заговорит, то его слова ничего не стоят, а вот кусок его памяти уже совсем другое. Либо принцесса сама не ведает, что творит под влиянием чужой лжи и собственных домыслов. Либо имеет место быть порча внутри королевского замка и Третий в мудрости своей предвидел, что его дочери выпадут тяжкие испытания и таким вот образом избрал ей защитника. Если второе верно, то…

— Можешь не продолжать, отче. — Остановил его Филипп. Немного подумав он повернулся к Ричарду. — Эй здоровяк! Ты согласен на выворот сознания?

— Третий не дал мне никаких тайных знаний или плана. Не знаю, что вы хотите увидеть. Он сказал только, что Анна не должно этого узнать. Почему? Да я сам нихера не понял.

— Вы и не поймёте. — Возразил Эдуард. — Третий король мог приказать Зигфриду или мастеру Андриэлу сделать с вами, что-нибудь такое, что вы и сами не помните. Он никогда и ничего не делал просто так. Я видел ваш меч. Я узнал рыцарский клинок, который принадлежал ещё личному телохранителю Второго короля. Клинок Третьего до сих пор хранит часть его силы. Думаете он просто так оставил его вам? Если у вас есть честь и вы хотите узнать правду, как и мы, то, согласитесь. Разумеется, вы можете не поверить нам и тогда все старания Эдгара, позволю себе так его называть, ибо знал его ещё до коронации, пойдут прахом.

Маркиз стоял рядом со своим духовником с ярко выраженным удивлением на лице.

— Про меч Третьего могли мне сразу сказать… — Произнёс он.

Ричард, вновь опустив взгляд произнёс.

— Я согласен. Я поверю не вам… — Кивнул он в сторону жреца. — Я поверю этому маркизу. Я успел сразиться с ним, и я вижу, что он искренне удивлён. Он не врёт. У него есть честь. Прости Анна, что заставил тебя плакать, вот такой я херовый защитник.

— Расковать его! — Приказал маркиз. — Сколько тебе понадобиться времени на подготовку?

— Три дня. Сам ритуал будет идти девять часов. Лучше его не прерывать иначе можно угробить его мозг.

— Понял тебя, старик. Ты уж постарайся. — Эдуард кивнул маркизу. — Значит решено! Да будет так! Тем временем я созываю совет мудрецов и что бы мы не получили в качестве доказательства. Я намерен провести суд и принять окончательное решение именно там.

Эпилог

Под руководством Наместника короны собралась армия, призванная продемонстрировать его силу и силу королевской семьи всем, кто усомнился и по глупости своей надеется, что сможет забрать себе трон.

Элитные воины из семи рыцарских орденов по две трети от каждого ордена под командованием Командоров Габриэла «Крылатого» и «Бога-колдуна» бессмертного мага, Андриэла. Сам Сид возглавил ещё один орден «Королевскую стражу», а также три отборных легиона гвардии. Они уже успели силами тяжёлой конницы отбить символическое нападение орды на границе и выдвинулись единым кулаком напрямую в центральную орочью крепость «Пуп земли».

Почти сразу после казни Сидом бывшего Лорда Орков. Было получено донесение о том, что на несколько пограничных крепостей был совершён налёт орочьих банд. Пограничники, неся потери взяли на себя смелость организовать контрнаступление и выбить лёгкую пехоту и кавалерию орков из приграничных территорий. Когда пришёл приказ собирать ветеранов легиона и защищать границу любой ценой до прихода основных сил войну можно было считать начатой.

Прошло уже больше месяца с момента казни Лорда Орков и вот сейчас основные силы Наместника шли по орочьей земле как завоеватели. Командоры лично возглавили свои ордена по его приказу и приняли участие в зачистках, образовавшихся недалеко от границы «гнёзд» где прятались орки.

Пленных рыцари не брали.

Сиду не нравилось затишье со стороны орков. Не считая «приветственного» боя, что дала орда у границы сопротивление, что они встречали было минимальным.

Со стороны орды оборону возглавлял орочий принц, который, скорее всего, уже был повышен до Лорда. Несмотря на кажущуюся недалёкость орков, на войне их нельзя недооценивать и это Сид понимал, как никто другой.

Орда воевала с людьми ещё до его рождения. Именно орки заманили в засаду признанного гения тактики с огромным опытом, короля Эдгара. Тогда был убит второй Магистр Войны — отец Сида. Он шёл по их земле, он видел, что всё идёт согласно оговоренному с командорами плану, однако он уже жалел о том, что «Чёрная роза» не подчинилась. Этот орден был важной частью плана Сида. Именно он должен был идти в бой в первых рядах, и его рыцари ценой своих жизней должны были постоянно истощать орков своими диверсиями и борьбой с их шаманами. Именно они должны били стать штурмовой разведкой. Той самой «ладьёй», что будет бить врага на пролом. Этот орден подходил для этой роли, как ни один другой.

Сейчас он даже не знал о том, как прошла операция по «разоружению» мятежного ордена. Однако учитывая, что её возглавил лично Тан, то всё должно быть в порядке. Он взял с собой троих с конца девятки «Королевской стражи» их оруженосцев и три отделения лучших из добровольцев для карательной операции, а также десятую когорту первого легиона в качестве сил поддержки.

До Сида дошли обрывочные сведения, что «Чёрная роза» дала последний бой, в ходе которого часть рыцарей бежали, а часть погибли на месте, также дошли слухи о том, что якобы Командор «Чёрной розы» человек-орк как его прозвали в гвардии, бежал с поля боя, в это Сид верил меньше всего, так как хорошо знал кем был этот командор. Такие не убегают.

Спустя ещё неделю похода Сид встал лагерем у границ великой пустыни «Слеза ада». Легионы после продолжительного марша должны подготовиться к рывку через огромную пустыню, просто пересечь которую даже без вражеского сопротивления, невозможно без потерь из-за её огромной территории, песчаных бурь и зыбучих песков. За этой пустыней горная долина где находятся орочьи жилые города. Их они никогда не сдадут без боя, а за горами на плато, которое раньше именовалось «Дьявольским пятном» теперь стояла их столица и самая страшная крепость этого мира «Пуп земли» когда эта крепость занимала едва-ли треть плато то взять её стоило месяца затяжных боёв. Сейчас Сид не был уверен, что это вообще возможно с нынешними силами.

Он не будет пытаться пробить их оборону. Он будет бить на поражение всеми магическими силами при поддержке Эльфов и Дворфов. Он пришёл не как захватчик, а как ангел возмездия за всех кого орда унесла в своей ярости. Вскоре им предстояло познать гнев Наместника и гнев человечества.

«Пуп земли» не будет захвачен, но будет уничтожен!

Вскоре Андриэл явился с докладом от магической разведки.

Орки оказались умнее чем они себе представляли. Они выдвинули к их позициям всю мощь своей магии, которую копили и развивали не без помощи советников Третьего.

Прямо сейчас пока они обсуждали рывок, к ним шла армада каменных големов, от оживших гор размером более ста метров, до средних и малых осадных каменных солдат. Всё это идёт под прикрытием направленных песчаных бурь и вихрей, а также песочных элементалей оживлённых духами предков.

Определить точное количество войск орды не представляется возможным. Шаманы постарались и надёжно прикрыли их от наблюдателей. Также Андриэл справедливо заметил, что атаковать их будут волнами и вся эта армада призвана лишь задержать их основные силы. Дать оркам время подготовить оборону и собрать банды в единый фронт. Этого Сид не мог допустить.

Приказ был прост. Атаковать.

Легаты несколько раз переспрашивали и уже было подумали, что Командующий спятил.

Некоторые уже видели такое и хорошо знали, насколько тяжело свалить хотя-бы одну «ожившую гору» По сведениям разведчиков второго и двадцать первого подтверждалось, что Орки бросили все силы и оживших гор не меньше десятка только в первой волне.

Сид приказал небольшой части гвардии пожертвовать жизнями в заведомо проигрышном встречном наступлении, чтобы лучше понимать численность хотя-бы первой волны.

Были бы сейчас с ним рыцари «Чёрной розы» он бы без колебаний пожертвовал ими вместо гвардии и результат был бы куда лучше. Он хотел, задержать армаду, чтобы подготовить наступательный фронт и ударные группы орденов для лобового столкновения с магическим войском орды. Когда он объявил, что готовиться использовать магию седьмого уровня, часть вопросов отпала.

Магия седьмого уровня была козырной картой человечества в войне с демонами и применялась она лишь трижды в прошлой войне. Настолько это было сложно и затратно. Сейчас Сиду было жизненно важно уничтожить эту Армаду за максимально короткое время. Из-за этого план быстрой и победоносной войны мог полететь к чёртовой матери.

Спустя несколько дней основной кулак наступательных сил выдвинулся на встречу смерти.

Под прикрытием тяжёлой конницы гвардия развернула свою артиллерию. Несколько десятков катапульт, трибушеты, баллисты. Всё это было развёрнуто в пустыне за рекордное время. Прикрывали всё это несколько центурий бронированных гвардейцев, дополнительно усиленных магией, настолько насколько позволяли их тела.

Тяжёлая конница практически в упор атаковала метательными копьями бежавших впереди волчьих всадников. По воздуху их прикрывали десятки грифонов некоторые даже несли на себе рыцарей «Пурпурного пламени» именно им предстояло победить вихри и песчаные бури, а также песочных духов и прочие создания которых гвардейцы боялись упоминать вслух. Если бы они не прикрывали гвардию как защитной, так и атакующей магией, то всё было бы кончено в первые часы боя.

Осадные орудия начали огонь по крупным каменным големам ростом выше тридцати метров на которых свершу сидели орки-арбалетчики. Именно они, а также «Ожившие горы» были первоочередной целью. Мелкие големы уже во всю бились в неравном бою с бронированной конницей. Кавалерия героически сражалась им удавалось свались множество гигантских каменных глыб. Однако они платили за это слишком дорогую цену. Основной их целью были отряды волчьих всадников, которые уже во всю рвались осадным машинам. Уже давали первые залпы пилумов обороняющие машины гвардейцы. В один залп сотня всадников прощалась с жизнями, однако численность врага была ужасающей.

Командиры конницы здравый смысл и желание жить у которых возобладало над боевым духом протрезвели от опьяняющей атмосферы битвы и поняли, что долго им не протянуть. Потратив весь метательный боезапас, они доставали полуторные мечи и прорубаясь сквозь неприятелей спешили отступать в тыл.

Командиры воздушной кавалерии также вскоре приказали уцелевшим улетать и докладывать об увиденном.

Без поддержки магов на грифонах пески накрыли осадные орудия погребя перед этим несколько сотен героических защитников которые не успели сбежать.

Последним залпом они поставили на колени одну из «Оживших гор».

Спустя час Сид уже знавший о примерной численности и составе нападавших лично возглавил контрнаступление.

В бой пошли элитные части орденов вместе с командорами.

Разгорелись стены синего пламени и грозовые тучи затянули небеса накрывая приближающуюся армаду штормом из молний.

Редкое зрелище — ливень в пустыне. Совместная магия Андриэла и Командора Синих волков «Огненной королевы» Атии.

Обычный дождь плавно сменился метеоритным. В ближний бой ринулись ожившие доспехи и огненные птицы. Сид встал в центре наступательного соединения состоящего всего из двух сотен рыцарей. Перед тем как самому применить магию он произнёс лишь одну фразу.

— Так вершиться история!

После этого Наместник впал в транс, а грозовые тучи закружились в вихре, породившем из своей сердцевины саму тьму.

Тьма эта вырвалась в виде огромных тёмных змеев, состоящих из чёрного пламени.

«Падение чёрного дракона бога»!

Одно из сильнейших заклинаний доступных человечеству.

Чёрные змееподобные драконы устремились к «Ожившим горам» они вгрызались в камень и прогрызали насквозь этих колоссов после чего их поглощало чёрное пламя. Они падали в огнях самой тьмы и только это предавало крики орков чьи миниатюрные укрепления стояли на титанических плечах.

Так началась война на уничтожение.

Так свершалось возмездие!


Оглавление

  • История первая "Трагедия"
  • Глава первая «Король умер. Да здравствует Король!»
  • Глава вторая "Соперники"
  • Глава третья "Блуждая во тьме"
  • Эпилог
  • История вторая "Принцесса и солдат"
  • Глава первая "Надежда"
  • Глава вторая "Уборщик"
  • Глава третья "Побег"
  • Глава четвёртая "Измена"
  • Эпилог
  • История третья "Так вершиться история"
  • Глава первая "Стэн"
  • Глава вторая "Настоящие чувства"
  • Глава третья "Заговор"
  • Глава четвёртая "Да будет так"
  • Эпилог