КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471180 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219758
Пользователей - 102129

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Межавторский цикл "S-T-I-K-S -7. Компиляция. Книги 1-44 (fb2)

- Межавторский цикл "S-T-I-K-S -7. Компиляция. Книги 1-44 (и.с. Межавторский цикл "s-t-i-k-s"-7) 35.52 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сергей Соловьев - Сергей Фролов - Александр Федотов - Константин Викторович Шаров - Григорий Семух

Настройки текста:



Максим. Мир Стикса

Глава 1. Знакомство

Максим на мгновение замер, сканируя местность вокруг цели и оценивая обстановку. Обстановка была не очень – два топтуна активно чего-то или кого-то жрали, а несколько десятков пустышей и бегунов крутились вокруг в надежде тоже урвать себе чего-нибудь. Но только это вряд ли у них получится. Развитые заражённые старались подгрести всё, нескончаемый голод заставлял их есть как можно больше и быстрее. Чтобы быстрее вырасти и стать сильнее, чтобы опять жрать как можно больше и так до бесконечности.

Все эти размышления пронеслись в мозгу Максима, и он опять укорил себя за отсутствие должной концентрации. «Ну сколько можно, ты должен быть нацелен на выполнение задачи, а не на философские рассуждения» - сделал мысленный выговор он сам себе и приготовился действовать.

Его целью было здание вокзала. Точнее, бывшее здание, так как вокзал перенёсся в Стикс не целиком, а только частично. Поэтому крыша частью обрушилась, как и стены, которые лишились устойчивости. Но вот поезд, стоящий в здании, был на месте. Значит, на месте было и то, зачем Максим сюда пришёл – контейнер с чем-то нужным и важным, который совершенно случайно оказался спрятан в этом поезде. Конечно, была вероятность того, что сопровождающий его человек унёс контейнер с собой, но скорее всего, так как кластер был из «быстрых», тот качался на носках сейчас где-нибудь рядом в роли пустыша или даже спокойно путешествовал в желудке одного из более быстрых заражённых. Это было не важно. Главное – было найти контейнер.

Максим максимально тщательно продумал свой маршрут и понял, что незаметно пройти он всё-таки не сможет. «Ладно, делать нечего, придётся маскироваться» - со вздохом подумал он и начал приготовления. Собственно, всё нужное он как раз для такого случая и носил. Конечно, хорошо бы сыграть роль какого-нибудь развитого заражённого, вроде топтуна или даже рубера, но на это даже он был не способен. Размер не тот. А вот роль бегуна подходила Максу в самый раз. Он мог без труда выдавать быстрые рывки, которые были присущи этим существам, да и силу такую же Максим мог продемонстрировать. Поэтому, увы, только бегун.

Тщательно нанеся на себя специальный гель, который полностью маскировал запах человека, он надел на голову мастерски изготовленную маску и начал натягивать поверх своей одежды костюм-маскировку. И вот бегун был готов. Голова, с уже начавшимся изменятся ротовым аппаратом, бугром вздувшиеся мышцы рук и ног и покрытый грязью и кровью комбинезон.

Как-то Максим попросил снять на видео себя в этом костюме и был неприятно (или приятно, как посмотреть) насколько правдоподобно он выглядел, ну прямо настоящий бегун. Помнится, он тогда подумал еще «как бы кто не выстрелил сдуру», так похоже.

Как заражённые отличали друг друга, в деталях никто в Стиксе не знал. Но отличали, это точно. У них даже какая-то речь появлялась, точнее, сигналы. Их Максим мог легко воспроизвести: горловой рык – здесь есть еда, чуть более низкий и протяжный – еды много и она убегает, короткий курлык – я подчиняюсь – это по отношению к более развитым заражённым, хотя действовало это не всегда. В мире заражённых царил закон джунглей – прав тот, у кого шире пасть и больше размер.

«Ну, надеюсь, никто из топтунов не любитель сожрать ближнего своего» - успокоил себя Максим и вышел из-за забора, который он использовал в качестве укрытия и раздевалки. Никто не обратил на него внимания. Двигаясь короткими рывками и замирая на некоторое время после них, Максим начал приближаться к зданию вокзала. Как всегда, мысли у него тут же сделали непонятный кульбит, и ушли далеко:- «Странно, среди заражённых я маскируюсь под них, а в среде иммунных опять приходится уже их имитировать. Везде я чужой»

Ну что за напасть, опять он начал размышлять совсем не по теме, которая сейчас важна.

До вокзала дойти удалось легко, никто не спросил Макса: - «Ты кто такой, чего надо?», и не попытался скушать, что было уже очень хорошо. Внутри здания тоже было как обычно в Стиксе – куча костяков неудачливых пассажиров и встречающих, разломанные кресла и остатки чего-то, что некогда было частью интерьера. Куски камней или чего-то на них похожего, явно свалившиеся с крыши и стен при переносе, серьёзно мешали Максиму двигаться привычным для бегуна способом. Осмотревшись и не увидев и не почувствовав других заражённых, фальшивый бегун перешёл на более привычный ему способ движения – мягкими стелющимися шагами, когда ни один камешек не зашевелится. Ему нужно было пересечь здание и выйти на перрон, где находился нужный ему поезд. Увы, проход туда был частично завален и поэтому он решил искать обходной путь, попытка взобраться на сваленные в кучу куски блоков и камней могли закончиться плохо. Нет, Максим не боялся получить травму, хотя это тоже могло произойти, но вот звуки от падения разрушающейся баррикады могли привлечь чьё-нибудь нежелательное внимание. «Поэтому пойдём ка мы в обход, как нормальные герои» - вспомнил слова из какой-то детской книжки Максим и стал двигаться к другой стороне вокзала, которая оказалась срезанной при попадания в Стикс. Это оказалось правильным решением, выйдя уже с другой стороны здания, он тут же увидел искомое – поезд, который стоял на перроне. Удивительно, но никаких особых разрушений у него не было. Только ближайший к вокзалу вагон имел разбитое стекло, да и только. Это резко контрастировало с окружающей обстановкой, что Максиму стало не по себе. «Что-то здесь не то» - подумал он и решил не идти сразу к поезду, а внимательно понаблюдать за тем, что там и как. К предчувствиям в Стиксе, как всегда заявляли старожилы Улья, да и как пару раз смог убедится сам Максим, следовало относиться серьёзно. «Кто в них не верил, того уж нет» - так частенько говорили в стабе, где Максим сейчас обитал.

Остановившись, он, подражая заражённым, несколько раз качнулся с носков на пятки, замер, опять качнулся и продолжил эти движения, одновременно внимательно наблюдая за поездом.

«Так, а это что такое?» - заметил он быстрое движение у последнего вагона. Но разглядеть ничего не смог. Попробовал посмотреть на другие вагоны – опять ничего не увидел. Подождал.

«Ну вот, опять что-то мелькнуло» - расстроился Максим, пытаясь понять, что же он всё-таки увидел. Движение было слишком быстрым для обычного человеческого глаза, но кто в Стиксе полагается на обычные глаза? Максим опустил веки и мысленно восстановил то, что он видел несколько секунд назад. Затем также мысленно он как бы перемотал увиденное назад и пустил «воспроизведение» вперёд, только уже на замедленной скорости. Так, вот появилась рука, уцепившаяся за поручень, вот корпус человека на мгновение показался в двери вагона и тут же исчез уже в другой двери. Даже на замедлении всё происходило очень быстро. «Клокстопер» - решил Максим, - «а вот что ему надо в этом поезде, надеюсь, не тоже самое, что и мне».

Максим решил продолжать наблюдать, сделав несколько покачиваний с носков на пятку, как делали это бегуны и пустыши, когда они не пытались кого-нибудь сожрать. Так, покачиваясь, Максим провёл еще около часа, но ничего больше не происходило. Но не мог же виденный им человек испарится без следа и исчезнуть? Или он до сих пор в поезде?

«Конечно, мог и исчезнуть, так, что не заметишь» - подумал Максим и вздохнул. Умения у некоторых обитателей были настолько интересными, что среди них присутствовала и буквальная невидимость. Как то Максим познакомился с одним таким невидимкой, который легко заставлял не замечать себя даже прокачанных зараженных и умелых рейдеров. Но вот того Максим видел легко, умение, которое позволяло «отводит взгляд», не слишком помогло против расторможенного гипоталамуса, который имелся у Максима после фукамизации. Хотя бывала и реальная невидимость, когда человек просто становился невидимым в любом диапазоне, в оптическом, инфракрасном и, наверно, даже в ультрафиолетовом. «Но даже в этом случае бесшумно двигаться сложно» - уверил себя Максим, продолжая изображать стоящего на месте бегуна. И тут события понеслись.

Спасло Макса то, что он тоже умел ускоряться, пусть и не так, как клокстопер, но очень и очень быстро. Поэтому, увидев летящую в него арбалетную стрелу, точнее, вначале услышав хлопок тетивы, он тут же на ускорении ушел с линии прицела и бросился в сторону стреляющего. Которого по прежнему не видел, но прекрасно представлял, где тот находится. Второй арбалетный болт, выпущенный в него практически в упор, Максим просто отбил рукой и тут же с силой врезался в стрелявшего. Стрелка отбросило в сторону, и с него слетела невидимость. Это был по виду и одежде типичный рейдер. Удар явно потряс его, и он тщетно пытался встать и одновременно нащупать отлетевший далеко в сторону арбалет. Максим тут же подскочил к противнику, вытащил нож и приставил к горлу врага? или кого?

- Не двигайся и даже не дыши, нож у меня из титана, поэтому голову отрежу одним движением и никакой спек и даже великий знахарь уже не поможет, - посоветовал Максим и замер, ожидая продолжения

- Лучше отпусти его, - раздался голос второго рейдера, который, как Максим и думал, был клокстопером, и сейчас целился в него из чего-то огнестрельного с очень большим стволом.

«Надеюсь, это всё-таки не глушитель» - решил подбодрить себя Макс и тут же ответил: - Ага, прямо вот сразу отпущу и пулю получу. Поверь, я услышу щелчок бойка и успею отрезать твоему дружку голову. А если у тебя там не глушитель, то после выстрела здесь будет такая кодла заражённых, что вы не выберитесь. Какие бы вы талантливые не были.

Длинные фразы непросто давались Максу, но Улей научил, что они часто помогают в переговорах. Снимают напряжение, особенно когда вот такие непонятные ситуации, как эта. Даже если они пришли за одним и тем же, убивать друг друга из-за этого нет смысла. Это Улей, здесь всего хватает.

Его собеседник молчал. Но и не делал попытки выстрелить. Совсем тихо, не шевелясь и даже не дыша, вёл себя удерживаемый Максимом арбалетчик.

- Я Макс, крестный у меня Кикимора, я честный рейдер. Здесь по заказу, ищу одну вещь. Назови себя? – решил Макс всё-таки продолжить разговор. Но ответа не было. «Ну что такое» - с отчаянием подумал Максим, понимая, что вот сейчас ему действительно придётся убивать. Убивать людей, разумных существ, потому что в противном случае они убьют его. И что обойтись полумерами вроде оглушить или вывести из строя нельзя – это Стикс и умения бывают такие разные, что никогда не знаешь, как быстро оглушенный придёт в себя и в качестве благодарности за сохранённую жизнь тебя прикончит. Поэтому Макс до сих пор не взглянул на лицо удерживаемого им рейдера. Чтобы не помнить потом его лица. Наверно, каким то звериным чутьём, а может быть, у него были зачаточное умение сканера, лежавший почувствовал мысли Максима и вдруг крикнул: - Корсак, не стреляй. Я этого парня знаю, он нормальный.

Нет, в ответ на это Макс даже не подумал расслабиться или ослабить нажим. Увы, он уже знал, что люди в Стиксе очень далеки в своих поступках и мыслях от коммунаров Земли и что эта фраза вполне может быть попыткой его обмануть. А обманув, убить.

- Я Корсак, крёстный Толсяк. Мы здесь должны кое-чего взять и никого встретить не ожидали. Мы сначала подумали, что ты бегун, очень уж ловко ты его сыграл. Только странный бегун, у моего напарника дар отпугивать заражённых до топтунов включительно, поэтому, когда ты тут появился, а потом попёр прямо к поезду, мы опешили и решили, что ты какой-то мутант среди заражённых. Если бы знали, что ты иммунный, сразу бы обозвались.

Максим понимал, что и это может быть уловкой, но если постоянно всем не верить, тоже долго не протянешь. К тому же он отлично слышал нюансы в голосах и не чувствовал в говорившем фальши. Приняв решение, Макс одним движением убрал нож и, встав на ноги, рывком поднял лежавшего, после чего наконец посмотрел тому в лицо. И опешил. Это была девушка, черты лица которой были искажены страхом, но постепенно он уходил и становилось понятно, что девушка очень красивая. Хорошо, что Макс не знал этого раньше. Ему было бы значительно труднее уверенно говорить «голову отрежу» девушке, хотя это Стикс и очень часто это вообще ничего не значило. Или наоборот, значило ещё больше.

Напряжение спало. Недавние противники рассматривали друг друга хотя и настороженно, но Макс уже почувствовал, как сжатая в тугую пружину готовность к мгновенным действиям постепенно разжимается и исчезает. Это, кстати, было плохо, потому что свою задачу он ещё не выполнил, а вокруг вовсе не стаб.

- Давайте сначала всё. Я Макс, честный рейдер, сейчас в Солнечном живу. Здесь за одной вещью, по заказу. После этого Максим замолчал, предоставляя слово своим визави, так как в ответ они должны были представиться. Вообще, в Улье считалось невежливым не ответить на представление себя. Это могло сразу перевести собеседника из разряда «мы сейчас поговорим» в разряд «давайте разойдёмся мирно» или даже в «а не прикончить ли их, пока они не начали»

Видимо, те тоже знали правило хорошего тона и тут же ответили

- Дашка, крёстного нет, рейдер, как и ты. Мы из Далёкого города. Напарника моего ты уже услышал. Давай, говори, чего тебе надо в нашем поезде.

Фраза «в нашем поезде» Максиму не понравилась, но заострять внимания на этом он не стал. Может быть, девушка просто выразилась неправильно? Зачем всё усложнять.

- Мне нужен второй вагон, в нём должен быть грузовой отсек. Это заказ, поэтому, что и как, я не знаю и не спрашивал.

- Мы там весь поезд прошли, никакого грузового отсека не видели, - подал голос мужчина. Сейчас он стоял абсолютно спокойно, его оружие лежало на сгибе руки, и говорил рейдер уверенно и тихо.

Максу его новые знакомые начинали нравиться. Да, произошли при встрече некоторые недоразумения, ну и что? Здесь так бывает.

- Он защищён, поэтому вы могли и не заметить. Если у вас нет претензий, предлагаю быстро сделать то, зачем пришли и уходить. Насколько я знаю, Дальний совсем не близко отсюда, - решил пошутить Максим.

- Давай, бери, что тебе нужно. Мы уже закончили, подождём тебя и будем сваливать. Чтобы не взбудоражить никого.

Конечно, они могли решить, что неплохо бы забрать то, что Макс найдёт, но зачем оно им?

Максим кивнул в знак согласия, и уже не таясь, очень мягко двигаясь через разрушения на перроне, пошел к нужному вагону. Вот и он. Попасть внутрь труда не составила, дверь открылась, в вагоне было светло от окон, никаких разрушений. Грузовой отсек должен был быть замаскирован между двумя дверями, сразу после купе проводников. Как ни удивительно, но Максим никогда до этого не бывал в вагонах поездов. На Земле 22 века их не осталось, всё заменил воздушный транспорт или поезда, левитирующие над дорогой. Но в тех никаких купе не было. Поэтому ему приходилось ориентироваться только на описание и на видеозаписи, которые ему показали перед выполнением задачи. «Так, кажется, нашел» - подумал Макс и принялся аккуратно снимать обшивку. Под ней оказался ровный металлический лист без малейших шероховатостей. Это не смутила Максима и он тут же достал небольшой прибор в виде цилиндра. «Нужно приложить его к металлу, предварительно активировав двойным нажатием на кнопку» - инструкция, полученная им, была достаточно детальной. Цилиндр пискнул и будто бы прилип к металлу. Пару секунд ничего не происходило, потом цвет листа изменился, и он начал как будто стекать, обнажая небольшую дверцу. С кнопками. Максим быстро ввёл известные ему цифры кода и открыл дверь контейнера. Внутри находился небольшой шар, который светился белым матовым светом. «Оно, точно было описано» - уверился Максим и тут же достал приготовленную для этой цели сумку. Шар оказался внутри, а сумка отправилась в рюкзак. «Задача номер один выполнена»- похвалил себя Максим и пошёл на выход из вагона. Предстояла задача номер два – добраться до транспорта и три – доехать до стаба. И промежуточная – не поссорится с новыми знакомыми, когда они начнут – если начнут – слишком настойчиво его спрашивать.

Максим вышел из вагона, чувствуя, как его постоянная готовность действовать опять начинает выходить на более высокий уровень напряжения. Рейдеры из Дальнего города, который действительно по слухам находился очень далеко на юге, стояли на том же месте, где он их оставил. Действительно, ждали его.

- Я всё, можем уходить. Если у вас больше здесь нет дел, - отчитался Максим

- Нет, мы тоже всё закончили, - ответила девушка, а её спутник лишь молча кивнул в подтверждение. Вообще, получалось, что он не любитель говорить и лишь критическая ситуация и, похоже, волнения за свою спутницу, заставили его изменить привычке и выдать такую длинную фразу.

- Пошли, - согласился Макс и двинулся по тому пути, которому пришёл.

- Эй, ты куда? – удивленно спросила девушка.

«Очень приятный голос» - отметил про себя Макс и ответил, - как куда? Выбираемся отсюда, я …

Тут он понял, что сказал глупость. Как его попутчики пройдут мимо топтунов? У них же нет его способности и костюма.

Собеседница поняла, что он глупый одиночка, но укорять не стала: - Мы через туннели под перронами сюда попали. Там спокойно, только ползуна встретили. Выйдем по ним. Если хочешь.

Конечно же, наиболее правильным и безопасным было вернуться прежним путём. Наверно. Но это Улей и там могло произойти что угодно. Опять же, идти с незнакомыми рейдерами – не самое безопасное решение. Но это Стикс и, вполне возможно, Максу когда-нибудь понадобится попасть в это место ещё раз. А знание безопасного или менее опасного прохода через туннели пригодится. Все эти рассуждения пронеслись в голове Макса, но он уже шагал вслед за девушкой и её партнёром. Или кто она ему?

«Так, фокусируйся на главном» - опять укорил себя Максим и с некоторым усилием оторвал взгляд от идущего впереди себя достаточно приятного зрелища и перевёл его на окружающую действительность. Туннели выходили прямо на перрон, по всей видимости, по ним могли попасть туда пассажиры поезда, так как они были снабжены и ступеньками и пандусами. Немного мусора на входе и всё, дальше было чисто. Внезапно Максу очень захотелось остановиться. Ну очень захотелось.

- Стоп, - сам не понимая, почему, вдруг сказал он, - впереди опасность.

Спутники выполнили его команду мгновенно, что выдавало в них опытных людей и умеющих действовать в команде. В Стиксе часто некогда думать, надо действовать.

Максим жестом показал не двигаться (ладонь вниз и замереть) и очень осторожно начал двигаться вперёд, обходя замерших попутчиков. Шаг, еще шаг и ещё. Вот он почти спустился к туннелю. И замер, как сказали бы – весь обратившись в слух. Но это было не так. Максим, помимо слуха, пытался почувствовать и увидеть биотоки живых существ, которые могли быть впереди. И исходящую от них опасность. Было очень тихо, но всё-таки там что-то было. Что-то или кто-то притаился в туннеле, ожидая беспечных людей. «Элита» - только она могла выдавать такие мощные биотоки, но почему она не нападает? Зачем ей ждать человечков в туннеле, когда она может просто выйти и уже начать ужинать. Элита чего-то опасается? Макс ничего не знал о всех талантах или, как их называют в Улье, дарах своих спутников. Один клокстопер, другая может в невидимость и, как сказали, отгоняет заражённых. Но вряд ли она может испугать самого страшного хищника в Стиксе.

Максим повернул голову к рейдерам и одними губами произнёс:- «Элита, туннель»

К его удивлению, это не вызвало ожидаемой паники или испуга на лицах его спутников. Наоборот, девушка улыбнулась и сказала: - Не бойся, это не элита, точнее, не такая, как ты думаешь. Это наш друг.

Глава 2, как Максим в Стикс попал

В Стикс или, как его ещё называли, в Улей Макс попал банально и даже прозаично. Выбежав утром на свою обычную тренировочную пробежку в группе свободного поиска, Максим внезапно не увидел знакомого поворота. Тропинка, по которой он бежал, исчезла, зато появилась небольшая дорожка, выложенная необычно выглядевшим камнем. «Странно» - подумал Максим, не понимая, как такое могло произойти. Он вообще никогда не терял ориентировки в любой местности, а уж в знакомых местах – никогда.

Тут он вспомнил, что за несколько минут до этого ощутил какой-то странный кислый запах, но не придал этому значения, просто приказав себе не чувствовать его. Может быть, это было какое то химическое соединение, которое сейчас воздействует на его органы чувств и он видит не реальность, а что-то другое? Впрочем, этого тоже не могло быть. На тренировках в группе свободного поиска их учили, как можно и нужно блокировать любые воздействия химических веществ и Максим знал это очень хорошо. Сейчас же он чётко осознавал – вся окружающая действительность реальна и существует. Только она совсем не такая, как он привык её видеть. И тут, как бы в подтверждение этому по этой самой дорожке-тропинке на него бросилось нечто, очень похожее на человека, но какого-то странного. Существо бежало на двух ногах, но руки были очень длинные и какие-то деформированные. Тем не менее, скорость его была очень высокой, впрочем, не для Макса. Он, слегка ускорившись, шагнул в сторону, и существо проскочило мимо. Теперь Макс смог его рассмотреть очень хорошо: на нём были остатки какой-то одежды, но именно остатки. На руках или уже лапах, выросли когти, а голова из человеческой превратилось в гротескную копию, с мощными челюстями и выпирающими зубами. На затылке был какой-то странный нарост, а шея почти исчезла. «Это что, внезапная проверка курсантов группы?» - подумал Максим, но тут существо развернулось и опять бросилось на него с явным желанием вцепится в такого вкусного человечка. При этом Максим видел ауру биотоков этого существа, там был очень слабый знак человека, но в остальном было что-то невообразимое и непонятное. «Новое существо с какой-нибудь планеты или биоробот, созданный для проверки навыков у курсантов?» - конечно же, именно такие мысли теснились в голове у Макса, когда он повторно увернулся от этого существа. Оно недовольно заурчало. Очень странно, так как в этом звуке чувствовался какой-то сигнал или что-то похожее. «Так что же делать?» - мучительно размышлял Максим. Убежать от этого, он еще не решил, как называть своего противника, он, конечно же, легко сможет. Но вдруг это проверка на умение установить контакт, который пошёл не по сценарию и нужно суметь преодолеть агрессию, которую могло спровоцировать, например, нарушение какого-нибудь табу? Или еще что-нибудь, вроде запаха, вторжения на защищаемую территорию, просто похожесть на каких-нибудь местных хищников или врагов.

Решив всё-таки попробовать действовать в рамках установки контакта, Максим отступил чуть в сторону и развел руки, стараясь придать себе максимально нейтральный вид. Мысленно он нагнетал в свою ауру белый цвет, вдруг его визави способен тоже её видеть? Но существо явно не оценило потуг Макса, если оно и стремилось к контакту, то явно совсем к другому. Оскаленные зубы и растопыренные лапы-руки с когтями выдавали совсем другие мысли. Макс будто бы услышал мысли «еда, вкусная сладкая еда, много еды», и ему стало не по себе.

Что же происходит? Тут стало не до мыслей, потому что из-за дальнего поворота ставшей такой странной тропинки показались бегущие. Очень похожие на того, с кем сейчас пытался установить взаимопонимание Макс. «Нет, так дело не пойдёт», - решил он и бросился убегать. Обратно, к началу тропинки, где он начал свой путь. Но пробежав буквально несколько десятков метров, он вдруг понял, что и здесь местность стала совсем не похожа на привычную и ставшую такой знакомой за время обучения обстановку. Тропинка, по которой он набегал, как ему казалось, буквально тысячи километров, опять закончилась. Но в этот раз совсем. Будто кто-то взял и обрезал ножом всю местность, потому что вот здесь был обычный смешанный лес, где берёзы соседствовали с соснами и елями, то там был уже совсем другой вид – одни молодые дубы и ещё какие-то деревья, похожие на буки.

Спасло Максима только то, что последние несколько месяцев он проходил достаточно интенсивные, жесткие и можно даже сказать, в чём-то жестокие тренировки. Где во время прохождения обычной и уже знакомой полосы препятствий могло внезапно появиться что-то необычное и опасное, на что надо было реагировать.

Поэтому когда из ставшего совсем другим леса на Макса прыгнуло, подкравшись абсолютно бесшумно, существо уже другого вида, он смог среагировать и увернуться от атаки. Но не полностью. На лету новый противник смог выбросить свою лапу в сторону и один из огромных когтей всё-таки зацепил плечо Максима, разрезав-разорвав мышцы. «Ой, как плохо, мне за это кучу баллов снимут», - совсем некстати расстроился Максим, всё еще пребывая в уверенности, что все это просто новый экзамен. Внезапный, очень жесткий, но всё-таки экзамен. Который решили сделать максимально достоверным. «Но тогда мне не может угрожать серьёзная опасность» - эту мысль молодой человек додумывал уже на бегу по новому лесу, уворачиваясь от деревьев и веток. Позади него было плохо. И страшно. Тот зверь или кто он там был, значительно превосходил напавшего на него вначале мутанта и силой и размером и, как выяснилось, скоростью. Того Максим очень легко опередил, даже не прибегая к ускорению, но сейчас он был вынужден бежать с максимальной скоростью, а его противник не отставал. «Придётся ускоряться», - понял Максим и, резко изменив направление бега, ускорился. Его преследователь будто замер во времени, хотя нет, кажется, что он всё-таки движется, но очень медленно. «Какая же у него скорость движения?» - удивился Максим, - «он же должен выглядеть как статуя, когда я перехожу в этот режим». Раз, и время опять продолжило свой бег, и Максим уже мчался в сторону от первоначального движения, старательно дыша и нагнетая воздух в лёгкие. Бежать быстро он мог очень долго. Позади раздался громкий крик, похожий на урчание, только намного мощнее. «Упустил», - так, наверно, можно было перевести это на человеческий язык.

Максим пробежал примерно полчаса и остановился. Прислушался. Нет, где то вдалеке что-то шуршало и двигалось, но это уже было не опасно. «Могут ли они брать след по запаху?» - опять задумался Максим. «И куда дальше двигаться, если по-прежнему думать, что это экзамен?»

Вообще, в том, что это экзамен, Максим уже начинал сомневаться. Не потому, что никто до сих пор не вышел с ним на связь и не сказал, что снимает баллы за ранение. Нет, это было бы как раз нормально. Но вот местность, окружающая Максима, была явно незнакома ему от слова совсем. Ну не помнил он, чтобы на Земле были такие породы деревьев, вроде бы обычный бук, но с торчащими из ствола иглами, на которых виднелись капельки чего-то липкого. И магнитное поле, которое Максим привык ощущать как ровный, иногда меняющий интенсивность, фон, было совсем не похоже на земную. Точнее, вообще не похоже, потому что интенсивность этого поля была в несколько раз сильнее. Впрочем, что он знал о возможностях Полигона Службы Свободного Поиска? Может быть, для них всё это тфу, раз плюнуть и изменить.

«Хорошо, пока буду придерживаться этой версии» - решил Максим. Но какой другой версии придерживать еще, он себе не сказал. «Итак, что он должен сделать в такой обстановке?» Первое правило исследования планеты – обнаружение разумных. Естественно, так как просто планет открыто уже много, но землянам очень хотелось найти себе настоящих братьев по разуму. Нет, открытые цивилизации были не менее разумны, чем земляне, но вот по поводу братьев пока были сомнения. «Ага, предложи побрататься островитянам на Саракше, мигом узнаешь их братские чувства» - мысли Макса скользнули в воспоминания, но тут же вернулись к его нынешней ситуации. Обычный и вечный вопрос – что делать, встал перед ним во всей красе.

Нужно куда-то двигаться, где есть разумные, если они здесь вообще есть. И где есть еда, связь и, главное, информация. «И подальше от тех, кто хотел его схватить» - так обтекаемо подумал о намерениях существ Максим. Хотя уже почти не сомневался в их желании использовать его в качестве завтрака.

В то, что это часть экзамена, Максим уже почти не верил. Просто потому, что слишком уж странно выглядела вся ситуация. Главное было даже не это, главное, что он увидел восходящую Луну. К земной Луне она точно никакого отношения не имела, так как нагло висела в небе совсем в другом месте, нежели чем должна была бы висеть земная Луна. Получилось это просто - чтобы сориентироваться, Максим решил залезть на дерево и посмотреть вокруг. Потому что он не понимал, в правильном ли направлении он двигается или нет, чтобы куда-то выйти. И насколько далеко тянется этот странный лес. Выбрав подходящее дерево - дуб, а вовсе не странный бук с иголками, он достаточно легко забрался наверх, ближе к вершине и попытался осмотреться. Именно тогда он и увидел странную Луну. Она только-только поднималась над горизонтом, точнее, над линией деревьев и была похожа на земную Луну только цветом. Зато размер был раза в два больше самого большого возможного на Земле. Да, Максим знал о том, что бывают оптические иллюзии, но это явно было не это явление. Такое зрелище на некоторое время привело его в реальное смятение. Правда, через несколько секунд Максиму пришло в голову другая “гениальная” мысль. Что, если тот странный запах ему не почудился? А был результатом того, что он был усыплен незаметно для себя и переправлен на какую-то другую планету? Чтобы провести там экзамен. Правда, никакой планеты, где бы были земные деревья, он не знал. Хотя кто знает, вдруг у службы разведки далёкого космоса есть какие-нибудь свои секреты?

С дерева Максим также увидел, что лес скоро заканчивается. Там были видны какие-то сооружения, но высота дерева, на которое он забрался, не давала возможности рассмотреть их хорошо. "Доберусь до края леса и тогда буду делать окончательные выводы" - подумал Максим и принялся действовать. То есть просто пошёл по направлению к краю леса. Потом, вспоминая свои блуждания по лесу, он часто удивлялся, как ему не пришло в голову посмотреть другие идентификаторы вроде насекомых, травы или ещё чего-нибудь, что он мог бы точно узнать. Похоже, всё-таки во время переноса что-то происходило с мозгом. Человек явно глупел.

Максим теперь не бежал, наоборот, он шёл достаточно медленно, внимательно прислушиваясь и приглядываясь. Наконец деревья стали немного редеть и Максим вышел на окраину леса. Хотя нет, скорее это было просека. По её центру шли линии электропередач, правда, такие Максим видел только в стерео о прошлом. Дальше становилось интереснее. Древняя линия обрывалась, будто чем-то обрезанная и переходило во вполне знакомую кольцевую энергоцентраль, какие Максим регулярно видел на Земле. "Как же так может быть?" - подумал Макс, - "как будто в конструкторе для самых маленьких детишек, где надо соединять похожие вещи, но ребёнок не сразу понимает, как их соединить. И приставляет как придётся" Сказать по-честному, увиденный знакомый пейзаж Максима очень обрадовал и у него в голове опять возникла идея о экзамене. Но, тем не менее, он решил проявлять осторожность, и продолжил внимательно прислушиваться и приглядываться. Проведя так несколько минут, он не заметил никакой опасности. Всё было тихо и мирно, Но вот что странно, почему-то только сейчас он понял, что абсолютно не слышно никаких птиц. Хотя они должны быть. Постояв еще немного, Максим уже решил двигаться вперёд, но внезапно всё изменилось. В небе появился явно искусственный летательный объект. Это был какой-то аппарат, приводимые в движение несколькими пропеллерами, заключенными в цилиндрический кожух, которые достаточно громко жужжали. Аппарат производил впечатление какой-то игрушки и был совсем не похож на привычные Максиму летающие абсолютно бесшумно антигравитационные аппараты Земли. Странная конструкция пролетела немного над просекой и зависла в воздухе. При этом она стала покачиваться из стороны в сторону, будто бы по-другому у неё не получалось зависнуть на месте. Максим на всякий случай медленно сделал шаг назад, продолжая внимательно наблюдать. Ещё несколько минут ничего не происходило, но потом на противоположной стороне просеки из леса появилась группа людей. Обычных людей, не существ. Выглядели они, правда, очень своеобразно. Все они были одеты в камуфляжную форму и буквально обвешаны разнообразным оружием. Оружием, которое Максим достаточно хорошо изучил во время подготовки. "Огнестрельное оружие" - проговорил про себя Максим. Насколько он помнил, такое оружие на Земле, на его Земле уже давно не использовалось.

Максим также понял, что именно эти люди управляли летательным аппаратом. Скорее всего, он выполнял функции разведчика. Они подошли с другой стороны к краю леса и осмотрели с помощью летающего разведчика, что происходит впереди и только после этого вышли на просеку. Ситуация совсем запуталась. Конечно, можно предположить совсем безумное - что Максим находится на другой планете, населенный разумными существами, очень похожими на людей и что это его экзамен - установить с ними Контакт. Но предположить подобное… тогда где же он?

Заставив себя успокоиться, Максим решил продолжить наблюдение за пришельцами и если он поймет, что они из себя представляют, можно попробовать вступить с ними в контакт. “Первый контакт с другой цивилизацией” - усмехнулся про себя Максим, - “вовсе не так я представлял это”.Тем временем группа людей продолжила движение. Они, похоже, направлялись к видневшимся вдалеке кольцам энергоцентрали. Или просто использовали просеку в качестве удобного пути, чтобы не ломиться через лес.

Группа вышла из леса значительно левее Максима и сейчас, пересекая просеку, должна была пройти от него буквально в нескольких десятках метров. Максим замер, старайся не шевелить даже глазами. Сейчас он мог более внимательно рассмотреть людей, которые шли мимо него. Семь человек, впереди шёл явно проводник или кто-то, кто должен выбирать путь. Двигались все очень плавно, что говорила в хорошей физической подготовки и немалом опыте такого хождения. На каждом из идущих было навешано просто огромное количество разнообразного оружия и снаряжения. За спиной был рюкзак, на груди висели различные предметы, в том числе, как с удивлением увидел Максим, у одного человека там висел самый настоящий клевец. Почему-то именно такой экземпляр Максим хорошо запомнил во время посещения музея средневекового оружия в рамках программы подготовки. Вот и у другого что-то наподобие топорика висит на поясе, у идущего в середине очень крупного мужчины за плечами висело огромное, явно тяжёлое ружьё, ствол которого поднимался примерно на метр над головой. И да, люди в группе был не просто вооружёны. Каждый человек держал оружие готовым к применению. Непонятные люди очень внимательно осматривали обе стороны просеке, а идущий третьим , если считать от начала, держал в руках пульт управления. Похоже, именно он управлял летающей штукой. «Абсолютно точно не стоит давать этим людям возможность себя заметить»- подумал Максим. «Скорее всего, они опасаются тех тварей, которые напали на меня на другом краю леса». Именно в этот момент произошло абсолютно непредвиденное - идущий первым подал какой-то знак, и вся группа остановилась прямо напротив Максима, повернув оружие в его сторону. «Не может быть, они не могли меня заметить» - панически подумал Макс, но делать что-либо было уже поздно.

- Эй ты, кто там, отзовись, - закричал один из мужчин. - Отзовись или сейчас начнем стрелять.

В качестве подтверждение серьезности своих намерений каждый из группы направил оружие на то место, где Максим находился.

Стало понятно, что просто так отсидеться не получится. Конечно, Максим был абсолютно уверен, что если он бросится бежать в обратном направлении, то наверняка сможет оторваться от этих людей. Потому что летающий разведчик не сможет хорошо отслеживать его в лесу, а они, нагруженные своим оружием и амуницией, не смогут его догнать. Но ему очень надоело полное непонимание того, что происходит. И поэтому он решил всё-таки вступить в контакт.

- Не стреляйте, - закричал Максим. - Я абсолютно безоружен и никакого зла на вас не затеваю.

- Ты кто, назовись, - опять потребовал явно лидер группы. - Моё имя Максим, я курсант группы дальнего поиска, нахожусь здесь в качестве прохождение экзамена. Максим решил описать ситуацию так, как он её всё-таки хотел бы видеть.

Его слова принесли заметное облегчение всем в группе. Стало заметно, как они расслабились. - Ага, новичок,- не совсем понятно сказал лидер. - Голова болит? Пить хочется?

- Нет, - ответил Максим, - голова не болит, но пить хочется.

Люди в группе удовлетворенно переглянулись. - Иди сюда, не бойся, новичков в Стиксе закон трогать не велит. Наоборот, только помогать.

Максим не всё понял из фразы, но тон и общее содержание ему понравилась. И не понравился одновременно. Что такое Стикс и почему он новичок? Может быть, так называют полигон? Или это планета? Решив выйти и попытаться расспросить новых знакомых, Максим очень мягко двигаясь, вышел из леса, на всякий случай, держа руки абсолютно виду. Тем не менее, он очень внимательно наблюдал за всеми и был готов при малейшей опасности мгновенно ускориться. - Ничего себе, какой здоровый лось! - произнес один из идущих. Прозвучало как-то непонятно, хотя, сказать по правде, Максим явно не выглядел маленьким. Всё-таки почти два метра роста, хотя на Земле это и не было что-то это исключительным.

- Давай угадаю, - продолжил разговор командир группы. - Ты куда-то ехал и бежал, потом был туман и кислый запах, а потом ты стал терять ориентировку и вдруг стал не понимать, где ты находишься? Всё так?

- Почти,- ответил Максим. - Запах кислый я чувствовал на пробежке, но тумана никакого не видел. А потом вдруг тропинка, по которой я бежал, превратилась совсем в другую и на меня набросилось какое-то существо. Потом ещё одно. Я смог уклониться от них и побежал. После этого было ещё более крупное существо или мутант, оно смогло меня ранить, но я убежал и от него. Это было там, - махнул Максим рукой в сторону леса, из которого вышел. - Я совсем не понимаю, где оказался.

- Ты оказался в Стиксе, парень, - продолжал говорить лидер. - Знаешь, я не хочу тратить время на слишком долгие объяснения, вон у Криса должны быть брошюры для новичков. Ну, для тех, кто только-только попал в Стикс. Там всё написано детально и подробно. Мы тебя взять не можем, потому что идём по важному делу, вон туда, видишь, где кольца. Там иногда грузится небольшой участок местности из далекого будущего. Там можно хорошо поживиться и никогда не бывает людей. Тебе сейчас дадим живчика, и расскажем, как дойти до нашего стаба.Слова, будто бы знакомые, но какой смысл они несли, Максим не мог понять.Один из его собеседников, достал из рюкзака какой-то предмет и, сделав два шага, подал его Максиму. Это оказалась книга или точнее маленькая брошюра. Напечатанная на бумаге. Подобные Максим видел только в музее.

“Я что, попал в прошлое?” - вдруг подумал он с удивлением. “Но ведь путешествие в прошлое невозможно?

- Давай парень, читай и не забивай себе голову. Мы торопимся, мы действительно не можем тебе больше ничем помочь. Вот тебе фляга с живчиком. Хлебни, сразу станет лучше.

- И не засиживайся тут, сразу двигай. Потому что, хотя заражённых тут быть и не должно, им тут кушать нечего, но кто его знает.

На этом, будто бы потеряв к Максиму всякий интерес, группа, опять построилась и двинулась в направлении, в котором шла до встречи с ним.

“Интересные у них здесь порядки”, - подумал Максим, хотя и не понимая, где это - здесь?

“Впрочем, вот брошюра”, - надеюсь, он разберётся.

Через несколько минут Максим был абсолютно ошарашен прочитанным. Нет, с пониманием написанного текста, хотя и с использованием некоторых архаичных слов, у него проблем не возникло. Проблема возникла с осознанием того, что всё это может быть реальностью. Не экзаменом. Хотя в последнем он уже почти не сомневался. Но даже не это больше всего его испугало после прочтения брошюра. Там было написано, что паразит, который заражает все в Стиксе, должен вызывать особое ощущения у новичков. Головная боль, потеря ориентации, неописуемая безумная жажда. Но он ничего подобного не ощущал. Наоборот, несмотря на все приключения, он чувствовал себя абсолютно нормально. Даже рана, которая была получена им при схватке с заражёнными, достаточно быстро зарастала и уже через день от неё не должна была остаться и следа. Другими словами, никаких симптомов иммунного, как они были описаны в брошюре, у него не было. Но и зараженным, которые хотят сожрать всё, что можно и практически теряют человеческий облик, он тоже себя не чувствовал. Например, ему абсолютно точно не хотелось вцепиться в горло тем людям, которые ему дали брошюру и напиток. Кстати, напиток, который якобы должен ему помочь. Максим аккуратно капнул из фляги на ладонь и попробовал кончиком языка. Да, в напитке содержался алкоголь и ещё какая-то органическая субстанция, абсолютно непонятная. Всё, как и было описано в рецепте изготовления живчика. Но ему выпить это совершенно не хотелось?!Таким образом, оставалось небольшая надежда, что он всё-таки что-то не до конца понимает в этой ситуации. В брошюре также было написано о различного рода занятиях людей в Стиксе и получалось, что встречные им люди это это трейсеры или рейдеры. То есть те, кто ищут добычу в перебрасываемых в Стикс местах. Он вдруг понял, они же говорили о местности, которую перебросило из мира его Земли. Из будущего по отношению к ним. Тогда там могут быть предметы и инструменты, в которых он значительно лучше разбирается. И может помочь своим “спасителям”. Но Максим понимал, что попробуй он нагнать их и предложить свою помощь, его никто не послушает. Интересная информация в брошюре было о о сверхспособностях, которыми паразит награждает людей, так называемых Даров. Некоторые из них вроде ускорения очень напоминали то, что мог сам Максим безо всяких паразитов. И тут его осенила мысль, А что если все процедуры, которыми в процессе фукамизации подвергаются на Земле почти все люди как раз и мешают паразитам захватить контроль над Максимом? Но ведь тогда это процедура может спасти всех живущих в Стиксе!

Глава 3. Макс встречает друга

Хотя Максим и получил очень подробную и детальную инструкцию о своём новом мире, он всё равно абсолютно не понимал, что делать дальше. С одной стороны, у него появилась некая мысль, даже сверхзадача, которые он мог бы реализовывать в этом новом мире. Наверно. Он же всё-таки не прогрессор. Но с другой стороны, Макс ещё не до конца осознал свое положение и то, что он уже где-то не на Земле. До сих пор в глубине души у него теплилась надежда, что это какой-то сложный хитрый и запутанный, но экзамен. И что вот-вот появится команда на его окончание. Пусть даже с «не пройдено»Но вот что было у Макса не отнять, так это отсутствие какого бы то ни было уныния в сложных ситуациях. Непоколебимый оптимизм характера не позволял ему слишком долго переживать из-за чего-нибудь. Да и натура у него всегда была очень деятельная. Поэтому Максим решил еще раз внимательно посмотреть брошюру, особенно ту её часть, где рассказано о стабах. То есть о местах, в которых здесь находится города. Итак, стабом в Стиксе называлось место, которое было относительно постоянным. То есть он не перезагружалось снова и снова, с исчезновением всего старого и появлением абсолютно нового наполнения, как это делали кластеры.«Ну вот» - с непонятным чувством удовлетворения подумал Максим, - «я уже и к местной терминологии привыкаю» Исходя из информации, напечатанной на одной из страниц, ближайший стаб назывался Гудвин. Почему был выбрано такое название, нигде не было написано. У Максима при прочтении этого слова возникли ассоциации о какой-то детской книжке, но тут же исчезли. Собственно, именно в этом стабе брошюра и была напечатана, как это было указано на последней странице. Там же были перечислены ещё несколько других стабов, и обозначено их расположение, но Максим решил двигаться в самое ближайшее место. Чтобы дойти туда и окончательно удостовериться во всей информации, которую он получил из брошюры. И окончательно отбросить все свои сомнения. Оставалось только дойти. Что, если верить тому, как это рассказывалось в брошюре о Стиксе, было очень непросто. «Стикс, Улей» - Макс несколько раз про себя проговорил эти слова, как будто привыкая к своему новому состоянию. Итак, что мы имеем ? На карте, а точнее на кроках ближайшей местности, на странице были схематически показаны месторасположение стабов и окружающей местности. Максим был приблизительно вот здесь, где размещалась граница между несколькими кластерами, проходящими как раз через просеку. Дальше примыкал участок, закрашенный в чёрный цвет. «Чернота» - вспомнил Макс, - «туда соваться нельзя». Слева от него был показан знак радиации. Что это такое в брошюре, тоже было написано. В это место тоже не стоило двигаться, хотя радиация до определённого уровня и не особо волновала Максима.Итак, идти нужно примерно тем же маршрутом, которым шли встреченные им люди. Пройти через лес, который тянется, судя по значку, всего на несколько сот метров, потом будет обрамляющая его дорога и регулярно загружающий город. «Быстрый кластер» - проговорил про себя Максим. А дальше, прямо по пути движения, совершенно непонятные знаки, обозначающие что? Таких он в брошюре не помнил. Хотя Максим и обладал практически идеальной памятью, он полез в конец брошюры, чтобы посмотреть, нет ли там всё-таки объяснения этих значков. Действительно, там их не было. «Странно, все другие условные обозначения очень аккуратно приведены, а этих нет» - подумал Макс. Что же они ему напоминают? Что-то очень знакомое, но что? Итак, ему нужно пройти примерно 40 или 50 км по территории, на которой могут встретиться очень любящие кушать мясо существа, и в качестве блюдо будет выступать лично он, Максим. Эти существа обладают разнообразными возможностями, силой, скоростью и неуязвимостью. А у него не то, что бластера, даже обычной палки нет. Не очень приятная перспектива. Конечно, сейчас, прочитав брошюра и зная, что ему предстоит, он бы наверняка попросил у уходящей группы людей какое-нибудь оружие. Хотя это совсем не мир Земли. Здесь никто оружия просто так ему не даст, никто просто так не поможет. За всё надо платить. Эта мысль, как ни удивительно, почти погрузила Максима в жесточайшее уныние. Он вдруг осознал, что абсолютно не понимает, как жить в таком мире. Конечно же, Максим великолепно знал историю Земли, знал историю развития общества, в котором жил он сам. Знал, что когда-то на Земле был такой строй как капитализм, в котором всё было только за деньги. И даже проходил подготовку, как можно будет действовать в таком мире. Теоретически. Но представить самого себя в подобной ситуации, без поддержки, без понимания того, что он не просто человек, а часть могучего и развитого общества, несмотря на всю свою подготовку, сейчас ему не удавалось. « А придётся», - с грустью подумал Макс. «Но стоп». Люди, которые встретились ему, помогли просто так, без всякой для себя выгоды. Да, они говорили о законе Стикса, но это всё-таки много значит. Похоже, взаимопомощь и взаимовыручка есть и здесь. Обнадёжив таким образом себя, Макс решил начать движение. К тому же ему было бы очень интересно разобраться с таким понятием как внешники. Представители цивилизаций, которые, судя по брошюре, смогли пробить дорогу в этот мир по-другому. Не переносом. Самостоятельно. Значит, у них и теоретически, у него, есть дорога обратно. Но как он сможет найти дорогу к своей Земле? Получается, что теория о мультивселенной абсолютно верна. Как жалко, что он никогда не занимался такой областью как физика Вселенной. Ну не могло же на его Земле не проходить каких-нибудь экспериментов на эту тему. И тут он вспомнил, что была такая планета - Далёкая Радуга. Удавшийся эксперимент по сверхдальней телепортации. Но потом там что-то пошло не так и с планетой произошла катастрофа. Эти события были еще до того, как он родился, и с тех пор эксперименты по телепортации были прекращены. Кстати, а не могут ли все эти кластеры, которые появляются в этом мире, быть частью какого-нибудь похожего эксперимента, который проводит очень развитая цивилизация? Побочным эффектом?Максим тряхнул головой и опять пожурил себя за отсутствие концентрации. "Ну почему, почему я всё время отвлекаюсь от цели", - укоризненно сказал он сам себе. Сколько раз на это обращал его внимание учитель, говоря ему: - "Фокусируйся на основном, не отвлекайся". Максим честно кивал в ответ, тут же давал себе обещание, что точно, никогда не будет отвлекаться и всегда фокусироваться на главном. Но проходило время и вот так, как сейчас, он отвлекался. Но была существенная разница - если принять окончательно версию, что он не на Земле и это не экзамен, такое отвлечение будет стоить очень дорого. Настолько дорого, что следующего раза может и не быть. Максим аккуратно сложил брошюру, положил её к себе в карман и тщательно закрыл его, чтобы не потерять такую важную информационную вещь. Потом закрыл глаза и мысленно ещё раз представил всю ту информацию, которую получил, чтобы она лучше усвоилась. Внезапно ему пришла мысль, даже удивительно, почему она пришла к нему не сразу, он же может легко попробовать пройти по следам группы людей, которых встретил. Их след, по крайней мере с его способностями, он должен обязательно увидеть. Итак, решено, Максим попробует пойти по следам этой группы и дойти до города. В этот момент у Максима возникла ещё одна потребность, он вдруг осознал, что очень-очень хочет кушать. Сказать по правде, это было неудивительно, всё-таки с утра произошло много событий, немудрено и проголодаться. Но оглядевшись вокруг, Максим не увидел ни кафе, ни столовых, ни робота-разносчика пищи. Поэтому мысленно отказавшись от предложенной еды, он вздохнул и начал выполнять свои решения. Хорошенько настроившись, Максим двинулся через просеку к тому месту, где группа вышла из леса. Сначала он никак не мог обнаружить маршрут их движение, но потом всё-таки увидел почти размытую, еле заметную, но всё ещё видимую для него ауру прошедших людей. Хотя, что конкретно он видит в этот момент, Максим особо не задумывался. Он просто знал, что может видеть след человека или животного. Несколько минут спустя Максим уже дошёл до места, где группа вышла из леса. Вот здесь предстояло решить очень важный вопрос, как идти через этот лес ? Пробовать идти след в след или идти параллельно? Если всё прочитанное в брошюре воспринимать правильно, то заражённых сейчас там быть не должно. Тогда можно смело идти по оставленному следу. Только надо внимательно смотреть по сторонам. В этот момент ещё одна идея посетила Макса – об оружии. «А это мысль» - подумал Макс, - «надо изготовить хоть какое-нибудь оружие, какое-нибудь копьё из дерева» Тем более, что дерева здесь хватало. Но потом он вспомнил, с какой скоростью двигался напавший на него скорее всего лотерейщик и как могут быть защищены другие зараженные и оставил эту мысль. На его стороне только скорость и мозги.

Через лес вела узкая, но, тем не менее, весьма заметная тропинка. Она затейливо извивалась среди деревьев, обходя крупные дубы, которых в этом лесу было много. Вообще, этот лес кардинально отличался от того, из которого вышел Максим. Здесь было очень просторно, светло, большинство деревьев составляли высокие и красивые дубы, небольшой подлесок практически не мешала движению, и при необходимости, через такой лес можно было идти без всяких тропинок. «Здесь должны водиться дикие свиньи»,- внезапно подумал Максим, разглядывая валяющиеся в изобилии жёлуди под ногами. Но пока никаких зверей он не видел, и по-прежнему не слышал пение птиц. Будто бы их не было. Это делало лесную прогулку немного напряжённой, будто бы что-то было не то. С другой стороны, ничего не мешало Максиму внимательно слушать окружающее пространство, чтобы не пропустить нападение. Внезапно Максим понял, что его беспокоило всё это время после прочтения брошюра. Какая-то полученная там информация засела в голове, и он никак не мог понять, что в ней его смутило. И только сейчас он вдруг понял, что встреченные им люди не дали ему имени. А должны были бы. Это было в традициях Стикса, которые были описаны в брошюре. Новичку встретившие его старожилы давали новое имя, это процедура называлась крещением. Как будто бы с новым именем вся прошлая жизнь человека оставалась позади и он начинал в Стиксе новую. Но этот обряд проводился обычно только с теми новичками, которые имели шансы выжить. "Так, значит мои шансы они оценили как нулевые"- с неожиданной для злостью подумал Максим. "Ну уж нет, я обязательно, обязательно должен выжить и добраться до стаба"

Все эти размышления не мешали ему продолжать внимательно наблюдать за окружающим лесом. Впереди наметился просвет и через полминуты Максим стоял на краю этого леса. Нужно было внимательно оглядеться.

Прямо рядом, в нескольких метрах от края проходила дорога. Не такая дорога, к каким он привык у себя на Земле, самодвижущаяся или просто в виде полосы прочной травы, над которые могли двигаться машины на воздушной подушке. Нет, здесь это слово означало выложенную каким-нибудь твёрдым покрытием линию, по которой могли ехать колесные транспортные средства. Такие строились когда-то и на его Земле, но к моменту рождения Максима уже давно перестали делать. "Странно, почему так мало воздушного транспорта"- ещё одна пришла мысль Максиму, и тут же он вспомнил, написано в брошюре - чернота. Чёрные кластеры, в которых какая-то сила в Стиксе не давала работать электроники и даже обычным двигателям внутреннего сгорания, поэтому любой полет превращался в русскую рулетку. Границы кластеров в воздухе и их воплощение на земле отличались.

Максим тот же пообещал сам себе обязательно решить эту проблему, на крайний случай сделал какой-нибудь примитивно летательный аппарат без двигателя типа дельтаплана или планера. Только с механическими органами управления и автопилотом. Но не сейчас. Сейчас он сосредоточился на внимательном осмотре окружающей обстановке. Итак, что мы видим ? На дороге нет ни машин или механизмов, ни людей, ни каких-либо существ. Дальше дорога поворачивает налево и становится не видна за лесом, до поворота примерно полтора километра. С другой стороны дорогу обрамляет какое то сельскохозяйственное поле с растущей на ней культурой, Максим не мог в деталях её рассмотреть, только мог предположить, что это похоже на кукурузу. На самом деле Макс совсем плохо разбирался в сельскохозяйственных культурах Земли, хотя и был несколько раз на экскурсиях на фермах. Зато во время подготовки он очень хорошо изучил различные сельхозкультуры, которые применялись в древности и сейчас были в ходу на других планетах. Но не это было самым главным. Главное было то, что напротив того места, где он стоял, виднелся город. А именно города считались самыми опасными местами в Стиксе, по крайней мере, именно так говорилось в брошюре. Город - это люди, люди превращаются в заражённых, к городу сбегаются другие заражённые, в том числе высокоуровневые. Он мысленно проговорил про себя названия: бегун, лотерейщик, топтун, рубер. И таинственное ужасная элита, которую описывали как нечто непохожее на других, но сразу узнаваемое. К городу вела дорога, которая начиналась метрах в ста от того места, где находился Максим. На ней тоже не было ничего. Несмотря на свою память, Максим решил всё-таки освежить информацию и, достав из кармана брошюру, открыл её на том месте, где была карта. Да, наиболее ближайшая дорога к стабу шла через город. Поэтому придётся идти через него. Совершенно непонятно, как бы дальше развивались события, если бы в этот момент Максим не услышал фразу, обращенную к нему.

- Новичок с картой, вот это странные дела.

Сначала показалось, что это часть леса, точнее подлеска, заговорила с ним, но потом она как будто замерцала и превратилась в человека, одетого в странную одежду. Похоже, что Максим столкнулся с одной из тех вещей, которые в брошюре назывались дарами. Сверхъестественные способности, присущие местным жителям.

- Кикимора, - представился странно появившийся человек. - Я всё смотрю- смотрю и думаю, кто это такой. Вроде новичок, но как-то уж больно уверенно держится. А когда ты карту достал, понял, что ты наших рейдеров встретил, вот они тебе брошюру и дали. Так?

- Моё имя Максим, - решил сразу представиться Макс. - Да, я встречался с группой и они дали мне брошюру. Я хочу попасть в стаб, чтобы окончательно убедиться в том, что окружающие меня реальность является такой.

- Вот это слог, - рассмеялся его собеседник. - Первый раз такого новичка вижу, который спокойно обо всём рассуждает.

- Нет, я не такой уж и спокойный, просто то... - тут Максим запнулся, понял, что всё-таки не стоит сразу первому встречному рассказывать всё о себе.

- Да не робей, мне чужие тайны без надобности. А вот просто дойти в стаб, это я тебе помогу. Сам туда иду. А вдвоём всё равно веселее.

И его новый знакомые шагнул поближе к Максиму. - Раз ты новичок, значит, буду я твоим крестником. Ребята торопились и не стали брать грех на душу, крестить тебя, раз помочь не могут. Я законы Стикса уважаю. Новичкам помогать, считай, правильное дело делать.

Кикимора усмехнулся и продолжил: - Давай так, будешь ты Максом. И проще тебя будет, и имя всё-таки новое.

Так Максим обрел в новом мире своё старое детское прозвище.

Новый спутник Максима оказался очень словоохотливым, в отличие от предыдущих встреченных им в Стиксе людей. Он говорил почти не умолкая, рассказывая о том, как он сам лично попал в Стикс, сколько новичков встретил и окрестил, как классно будет, когда они попадут обратно в стаб. Но только абсолютно ничего не сказал о том, что он сам делает здесь и каким образом ему удалось так прятаться. Вот так, за разговором, они шли по дороге к городу, на которой, чем ближе к нему, тем больше начинало попадаться брошенных автомобилей. Иногда рядом с ними валялись обглоданные кости. Некоторые машины были смяты и разорваны.

- Ух ты, видно, что рубер постарался, - увидев такой автомобиль, сказал спутник

- А нам не опасно вот так идти, - решился спросить Максим, вспоминаю все данные из брошюры.

- Со мной не опасно, - уклончиво ответил Кикимора, но потом, видно решив всё-таки просветить новичка, добавил, - мы сейчас невидимы для заражённых. Это мой дар. Могу оставаться невидимым для них и прикрывать тех, кто находится рядом в радиусе трех метров.

- Но я тоже тебя не видел в лесу, - удивился Максим.

- Так когда не двигаюсь, это на всех работает. Никто меня увидеть не может. Но в движении только от заражённых прикрывает. Да и тут такое дело, стоит сделать выстрелить или как-то ещё засветиться, всё, невидимость слетает. Но без этого могу держать невидимость очень долго. Даже почти не устаю, только живчик хлебай, да и всё.

«Прямо человек, корабль типа «Призрак» - подумал про себя Максим, - «вот интересно бы тоже так уметь». И тут понял, что было бы очень хорошо научится такому прямо сейчас. Он увидел элиту. Что это она и есть, Макс понял сразу. А как ещё можно назвать существо размером почти с дом, всё покрытое каким-то шипами и листами "брони" и стоящее на двух ногах-лапах. Потому что двумя другими оно что-то пыталась достать из развалин какого-то сооружения, стоящего рядом с дорогой. "Вы сразу поймёте, что это Элита" - так было сказано в брошюре для новичков. Теперь Максим понял, что означали эти слова. Существо внезапно замерло, будто бы прислушиваясь и подняв голову, посмотрела, казалось, прямо на них. Точнее, на него. - Похоже, оно что-то услышало, - почему то абсолютно спокойным голосом сказал Кикимора. И добавил очень тихо: - Замри

Глава 4 в которой Максим узнает очень много нового о Стиксе

Вспоминая потом этот момент, Максим понял, что именно тогда он окончательно поверил в реальность Стикса. Именно тогда, когда это огромное существо посмотрела на них, будто бы заглядывая в самую душу. Никогда ни до, ни после Максим не сталкивался с таким ощущением собственной беспомощности и огромного всепоглощающего чувства страха. Скорее всего, эта конкретная особь обладала многими дарами, которые были присущи высокоуровневым зараженным в ни меньшей степени, чем людям. Ну сами подумайте, как они могли не видеть это существо до того момента, пока не подошли к этому сооружению на несколько десятков метров ? Наверное, Элита обладала ещё дополнительным воздействием на людей, вызывая у тех чувство страха.

Элита смотрела на них, а они стояли, стараясь не шевелиться и даже не дышать. К счастью, осталось неизвестным, кто бы выиграл в тот момент - дар Кикиморы, который должен был защищать их от обнаружения зараженными или сверхспособности Элиты. Все решилось за них. Внезапно какая-то маленькая черная точка с огромной скоростью выскочила из полуразрушенного сооружения и бросилась в сторону от дороги, пытаясь укрыться в поле. Практически мгновенно Элита бросилась за ней. Скорость, с которой это гигантское существо смогло повернуться и метнуться в погоню, впечатлило Максима не меньше всего остального. Он видел разных зверей и вживую, и в зоопарке, и по стерео. Но такую скорость движения у огромного существа он даже представить себе не мог. Погоня закончилась быстро, несколько секунд Элита металась по полю, потом остановилась, зажав что-то в огромной лапе. Постояв так еще мгновение, она с большой скоростью побежала прочь от города, по полю и уже через полминуты скрылась из глаз. Какое-то время они могли еще видеть её путь через кукурузу, но потом всё стало слишком далеко даже для отлично тренированных глаз Максима.

Они ещё какое-то время стояли, внимательно наблюдая за тем, не вернется ли этот страшный враг людей, не двигаясь и не разговаривая. Макс чувствовал, как постепенно уходит из него страх, который буквально затопил его тело после взгляда Элиты. Посмотрев на своего спутника, он понял, что тот похоже испытывает схожие ощущения.

- Мир славному котику, спасшему нас, - сказал Кикимора с грустью в голосе. – Ты, наверно, не знаешь, в брошюрах такого не пишут. Но зараженные почему то просто обожают котов. Они готовы бросить даже самую лакомую добычу ради того, чтобы добраться до тех и сожрать. Эта тварь, похоже, сидела под маскировкой и караулила кота, который спрятался в этом здании. Но потом ей это надоело и она решила его вытащить. Тут мы её и увидели. Видеть она нас, похоже, всё-таки точно не видела, но что-то почувствовала. Если бы подошли ближе, то больше не ходить

нам по Стиксу, не помог бы и мой дар – услышала бы и нашла. Никогда не видел такой огромной.

Я свой Дар получил по скрыту почти сразу, как попал в Стикс. Бежал с толпой, ничего не понимая и вдруг чудовище, похожее на какую-то огромную обезьяну, но с огромной пастью, кинулось на

нас. Оно схватило одного человека и просто разорвала его. Стала его жрать. А потом посмотрела на меня. И мне захотелось, очень сильно захотелось, чтобы оно меня не заметило, не увидело.

Дар проявляется в моменты экстремальной опасности почти всегда. Вот так я и спасся тогда.

Кикимора помолчал еще и, непонятно, в шутку или всерьёз, добавил: - Свечку надо

кошачьему богу поставить, выручил. И запомни, новичок, никогда кошачьих не обижай.

Новая информация была настолько ошеломляющей и непонятной, что Макс даже не нашёлся, что ответить. Огромные существа, размером превышающие любого слона, двигаются со скоростью гоночного автомобиля и к тому же любят кошачье мясо. Это было настолько странно, что как это всё увязать вместе, он не понимал.

- Зато теперь мы пойдём через город спокойно. Скорее всего, уже тут никого нет, ни иммунных, ни заражённых. После визита такой твари редко кто-то остаётся, другие заражённые боятся элиту, а людям еще веселей.

Макс вспомнил брошюру и спросил: - В инструкции о свите написано, что зараженных высокого уровня часто сопровождают более низкого ранга и они вместе охотятся.

- Бывает и со свитой ходят. Но сам же понимаешь, часто никого не останется, чтобы рассказать, что да как.

Дальше они уже шли молча, видимо, даже на словоохотливого Кикимору встреча произвела сильное впечатление. Вскоре они были уже в самом городе, который, как с удивлением увидел Макс, был отделён от окружающей местности дорогой. Которая в том месте, где они входили, ныряла в туннель, который сейчас был перекрыть скопившимися там автомобилями. Видимо, ехавшие по дороге горожане стали превращаться в существ и там произошло перекрытие движения. А может быть, вот такое существо прыгнула туда, чтобы ей легче было ловить добычу.

В самом городе Максим очень внимательно разглядывал окружающий пейзаж произошедшего апокалипсиса. Разбитые стёкла домов, выломанные двери сооружений, назначение которых для него было не до конца понятным, автомобили, стоящие прямо на дороге или свалившиеся в кювет, некоторые были разломаны неведомой силой. То есть ведомой – вспоминая увиденное, Максим понимал, что разорвать металлический корпус у такого существа не сложнее, чем разорвать лист бумаги.

Тут его спутник остановился: - Надо живчиком подкрепиться, после такого то. Да и использование дара всегда требует больше этой гадости.

С этими словами Кикимора вытащил откуда то из своего костюма фляжку и, отвернув крышку, сделал несколько хороших глотков.

- Ах, забористая штука, - откомментировал он напиток и тут же предложил Максиму, - давай, Макс, выпей нашего фирменного, такой только я делаю для всех.

Макс уже понимал, что он, скорее всего, не нуждается в таком способе защиты, но отказываться или показывать свою особенность не рискнул. Поэтому он благодарно кивнул и, взяв фляжку, сделал вид, что активно глотает напиток, на самом деле только слегка пригубив его. Но даже это вызвало у него очень странные ощущения. Впрочем, алкоголь, а напиток должен был его содержать немалое количество, никогда не нравился Максу.

- Спасибо, действительно, очень вкусно, - вежливо поблагодарил он спутника, чем вызвал закономерный смех.

- Нет, ты мне явно нравишься, парень, - утирая выступившие от смеха слёзы, сказал Кикимора. – Это же надо – очень вкусно! Да самый приятный отзыв на мой живун был «ты туда что, дерма добавил для крепости?»

Он с улыбкой посмотрел на Макса и с удовольствием добавил: - Даже пока не хочу спрашивать, из какого ты мира такой. Но вот то, как ты стоял и смотрел на элиту … - не каждый смог бы не наложить в штаны или не побежать, куда глаза глядят. Непростой ты парень. Но мне ты нравишься.

И хлопнув Макса по плечу, сказал: - Давай зайдём в одно место здесь. Хотя город уже давно перегрузился, есть тут одна нычка, только я знаю.

Идти пришлось не очень долго. Сначала они свернули с широкой улицы, по которой вошли в город, потом прошли до поворота к дорожке, которая вела к большим многоэтажным домам. Немного не доходя до арки, ведущей во двор, который образовывали жилые дома, Кикимора остановился у небольшого домика, полностью окружённого проволочным забором. В нём была дверь, полностью сделанная из металла. В одном углу забора проволока была разорвана, как будто кто-то пытался выбраться наружу. На самом здании была надпись – «Внимание, охраняемый объект, опасно для жизни» Что это такое, Максим совершенно не понимал, может быть, это какой-то пункт по управлению энергией? Удивительно, но он оказался прав. Уверенным движением Кикимора открыл дверь, использовал для этого какой-то ключ и сказал: - Это трансформаторная подстанция, электричество для домом этих передает. Знаешь, что интересно? То, что после перезагрузки это здание всегда здесь стоит. Даже если дома немного другие. Но вот нычка моя то есть, а то и нет. Сейчас проверим, как на этот раз.

Кикимора открыл дверцу, которая была на стене этого сооружения и была украшена не менее пугающими предупреждениями, чем само здание. «Не влезай, убьёт» и «Попытка проникновения карается» - с удивлением прочитал Макс на ней.

Его спутник что-то там повернул и переключил, судя по металлическим звукам, а потом, подойдя к краю здания, наклонился и что-то сделал. Тотчас там открылся ход, который вел в низ. Получается, что нычкой оказалась очень необычно спрятанное подземное сооружение, на которое, если не знать, как его искать, очень трудно наткнутся.

Прочитав уже ставшими привычными надписи с угрозами, спутники по небольшим ступеням спустились вниз и остановились у очередной двери. На ней было написано, что «пункт эвакуации номер 1323». Кикимора в очередной раз вытащив из своего бездонного костюма какой-то цилиндр и приложил его к двери. Внезапно весь металл на ней как будто бы пошел волнами и медленно стёк вниз, открывая гладкую поверхность с цифрами. Кикимора быстро набрал несколько цифр и замер. Но ничего не произошло.

- Вот код иногда меняется, хотя и редко, - недовольно сказал он и набрал новую комбинацию. На этот раз цифры засветились, и дверь медленно уползла вбок, открывая им вход в узкий коридор.

- Здесь шлюз устроен, - не очень понятно пояснил Максу его проводник и они прошли вперёд. Дверь за ними тут же закрылась, и в коридоре загорелся свет. «Происходит вентиляция» - сказал механический голос. Что-то зашумело, и Макс почувствовал, как меняется давление воздуха в коридоре. Шум вентиляторов усилился, несколько минут оставался на одном уровне и потом исчез, будто выключился. Хотя почему будто? Тот же голос произнёс: - «Вентиляция завершена, проход открыт» И тут произошло сразу несколько событий – дверь, ведущая внутрь, резко открылась, уходя вбок, и на них бросилось уже знакомое Максиму по его попаданию в Стикс человекоподобное существо. «Бегун» - успел подумать Максим, прежде чем непонятно как оказавшимся в его руке инструментом Кикимора ударил бегущего в голову. Бегун упал и замер.

- Бывает и такое иногда. Перенос пришёлся на очередную проверку, там два-три человека и кто-то из них оказался быстрее и сожрал остальных. Вот вам и бегун.

Прокомментировав так это рядовое, судя по его голосу, событие, Кикимора наклонился над лежащим, но потом резко выпрямился и повернулся к Максу.

- Ну что, пора тебе научится делать то, что каждому вольному рейдеру надо уметь. Иди сюда и смотри.

С этими словами спутник Макса опять наклонился над убитым им заражённым, немного повернул его в сторону и, комментируя свои действия, начал процедуру.

- Вот, смотри, вырост на затылке. Такой есть у всех в Стиксе. Только у нас он почти не заметен, а заражённых начинает сразу разрастаться. И чем дольше тот в Стиксе, чем больше ест, тем больше по размеру становится и этот вырост.

Он аккуратно разрезал ножом нарост и вытащил оттуда небольшой серый шарик размером с крупную горошину. – Это споран, та хрень, из которых мы живчик делаем. Заодно это универсальная валюта здесь. Потому что без них мы жить не можем. Ну, ты же читал наверно в этой брошюре.

Макс, конечно же, читал. Но он хорошо также понимал, что сейчас точно не тот момент, когда стоит рассказать Кикиморе, что ему, похоже, не нужно всё это. Потому что он по-прежнему не испытывал никаких ощущений, описываемых в инструкции.

Кикимора в очередной раз внимательно посмотрел на Макса и добавил: - Всё-таки ты, правда, очень странный новичок. Я встречал всяких, но все без исключения хотя бы морщились, наблюдая первый раз за тем, как спораны добывают. А ты будто видел это уже. Или тебе пофиг.

Что ответить, Макс не знал, хотя и мог бы рассказать о различных психологических тренингах, которые появились в группе свободного поиска особенно после событий на Арканаре. Поэтому он промолчал, а потом всё-таки сказал: - Спасибо большое, вы мне очень и очень помогаете адаптироваться в этом мире.

- Нет, ну что за слог, - в очередной раз восхитился собеседник, - я таких новичков точно не встречал. – Ладно, пошли, надо посмотреть, что в этот раз здесь появилось. Много, конечно, не утащим, но ты вон лось здоровый, будешь работать вьючной лошадью.

Подбодрив таким образом Макса, Кикимора пошел вперед, а тот за ним.

Помещение оказалось большим, с низким потолком, на котором горели яркие осветительные приборы. Большую часть его занимали установленные двухярусные койки, а вдоль стен располагались стеллажи, на которых находилось различное оборудование, одежда и оружие.

Именно к оружию Кикимора сразу и направился.

- Вот за что люблю этот мир, так это за его удобство в плане оружия. Вместо того, чтобы вешать всякие плакатики, просто образец выкладывают, значит, в этом месте такой и ищи, - начал комментировать свои действия кикимора. - Вот смотри, видишь, это автомат АШ18, просто офигительно полезная штука в нашем мире. Заражённых до топтунов включительно валит, бывает, с одного выстрела и стоит дорого. Как раз нам пригодится, чтобы зря из города не идти. Конечно, хорошо бы транспорт какой подогнать, но после той встречи как-то страшновато мне это делать. Не хочется шуметь. Поэтому возьмём всего понемногу, дойдём до стаба и если там разживёмся каким-нибудь тихим транспортом, вернёмся. Если нет, значит, до следующего раза оставим. Кстати, а ты знаешь, что в Стиксе не умирают от старости? - сказал вдруг вроде бы совершенно некстати Кикимора и внимательно посмотрел на Максима.

- Нет, - ответил Максим, абсолютно уверенный, что в брошюре ничего подобного не было написано.

- Ну так знай, что тот паразит, который нам так вредит, заодно и награждает. Даже старики, попавшие в Стикс, молодеют. Поэтому крепко-накрепко запомни, парень, если вдруг сейчас чего не успеешь, не надо суеты, всё время мира твоё. А то некоторые начинают суетиться, а потом бах и им уже ничего не нужно.

Очередная порция необычной информации обрушилась на Максима. Как всё это понимать и что из этого следует, он всё ещё не мог понять. Но картина окружающего мира опять сильно изменилась. Вдруг он вспомнил, о таком направлении как нанотехнология. Когда-то в прошлом считалось, что эти технология решает множество задач. Что какие-нибудь маленькие механизмы будут внедряться в человеческое тело и помогать ему быть здоровым и бодрым всегда. Постоянно устраняя неполадки и улучшая. Может быть, в этом мире это удалось реализовать? Но только что-то пошло не так? Отсюда все эти ужасные заражённые, сверхспособности людей и существ. Ах, как же хотелось Максиму добраться до какого-нибудь источника информации, где можно было бы получить ответы на такие вопросы.

По всей видимости, его бурая мысленная деятельность отразилось на лице, потому что Кикимора тут же сказал: - Слушай, Макс, не бери в голову. Относись ко всему проще. В Стиксе дожить до старости уже подвиг. Нет, там за Пеклом, я слышал, есть стабы, где их владетели живут в Стиксе уже не один десяток лет. Но у нас здесь таких почти нет. Разве что Великий Знахарь.

Опять немного запутав своими объяснениями Максима, Кикимора замолчал и стал очень быстро доставать из ящиков автоматы, которые он так хвалил. - Значит так, ты вот эти четыре штуки берёшь и к ним патроны. Я остальные к себе засуну. Всё, что ты несёшь, твоё будет. Если нормально продадим, тебе на несколько недель в стабе хватит прожить.

Максим вдруг осознал, что эти вещи действительно могут помочь ему прожить, но также у него возникло сомнение. Поэтому он решил сразу всё выяснить. - Скажите, - спросил он своего напарника, - это место, как я понимаю, является вашим секретом. Но вы меня сюда привели? Мне совсем не хочется никому о нём рассказывать. Но... - тут Макс запнулся и не знал, как продолжать.

- Вот попался новичок,- опять непонятно почему развеселился Кикимора. – Он, оказывается, ещё и щепетильный. Да не боись ты, это место не так просто найти, как кажется. Не говоря уже о том, чтобы попасть внутрь. Тут снаружи очень хитрая защита стоит, всё я тебе рассказывать не буду, уж не обессудь. Вообще, этот мир, откуда город, очень и очень необычный. Всё не так как в других, и те немногие, которые к нам отсюда иногда попадают, просто повернуты на войне. Вот эти схроны у них предназначены на случай партизанских действий. Зато у них, представляешь, до сих пор атомной бомбы ни у кого нет. Вот и воюют там все против всех. Ну ладно, я опять не по делу. Берем и выходим.

Максим даже не заметил, что его спутник уже упаковал причитающиеся Максу автоматы и патроны в аккуратный мешок с лямками для переноски. А вот куда исчезло оружие, предназначенное самому его Кикиморе, Максим не увидел. Такое впечатление, что этот костюм, который был одет на нём, мог вместить в себя значительно больше, чем можно было представить, глядя на его внешний вид. Достал же откуда-то он тот ударный инструмент, которым убил бегуна.

Последовал обратный проход через шлюз, дверь точно также закрылась, и механический голос опять предупредил о процедуре вентиляции. Пройдя открывшуюся внешнюю дверь, спутники попали наружу. Здесь Кикимора не стал сразу подниматься наверх. Он аккуратно сделал два шага по ступенькам замер и стал прислушиваться. Тоже самое решил сделать и Максим, он вдруг понял, что его способности ощущать биополя и настраивать слух очень полезны для выживания в Стиксе. Поэтому он тоже остановился и начал старательно слушать окружающий мир, но никаких подозрительных звуков не услышал.

- Вроде всё тихо,- сообщил Кикимора, - тогда двигаемся.

Поднявшись наверх, они вышли за ограду, но перед этим Кикимора что-то опять сделал за дверью, судя по звучным щелчкам, он орудовал какими-то переключателями. И когда Максим посмотрел на то место, где только что был спуск вниз, он уже там ничего не увидел.

- Я тебе говорю, это место не так-то просто найти, - опять похвастался Кикимора и добавил, - но и болтать лишний раз о нём тоже не надо. Будут спрашивать, где автоматы взяли, скажи, где надо, там взяли. Вообще, в Стиксе такие вопросы задавать не принято.

В этот момент Максим понял, что начинает испытывать очень сильную симпатию к своему спутнику, который так ему помогает, при этом совершенно не выказывая вроде бы обязательно присущей такому миру корысти. При всей непохожести Кикимора напомнил Максу его Учителя в интернате. Какой-то основательностью, уверенностью в действиях и заботе о нём.

И прямо в это момент, будто бы услышав мысли Максима, Кикимора сказал: - Знаешь, мне в Стиксе было поначалу очень трудно. И не потому даже, что все эти чудовища и прочее. Нет, сами отношения между людьми казались странными и неправильными. Но потом привык. Пришлось. Кикимора не стала продолжать свою мысль, а Максим не рискнул его распрашивать. Они молча дошли до поворота на главную дорогу и, повернув направо, зашагали через оставшуюся часть города по направлению к стабу. На улице заметно потемнело.- Конечно, по-хорошему надо было бы заночевать в бункере, но уж больно там стрёмно оказаться в момент перезагрузки. Кисляк пойдёт, а ты его даже не почувствуешь в бункере. Поэтому выйдем из города, там где-нибудь в лесочке и заночуем.

По контекста Максим догадался, что кисляк это тот кислый запах, которое предшествует перезагрузки кластера. Об этом писали в брошюре.

Как они не ускоряли шаг, но из города они вышли, когда почти стемнело. Правда, ни Кикиморе, ни Максу это особых неудобств не составила. Максим вполне нормально видел и в полумраке, а судя по всему, способности его спутника не ограничивались только маскировкой от заражённых.

Поэтому, пройдя еще примерно полчаса до видневшегося невдалеке лесного массива, они спокойно продолжали идти уже по самому лесу.

- Лес обычно самое безопасное место в Стиксе, - заметил Кикимора, обычно заражённые сюда не ходят – еды здесь нет. Конечно, бывает и исключения, но, в основном, в лесу можно спокойно переночевать. Я тут одно место знаю, как раз до границы кластера будет недалеко, если вдруг перегрузка начнётся.

Место оказалась небольшой, окруженной со всех сторон кустарником, полянкой.

- Вот здесь давай заночуем, - сказал Кикимора. Странно, но Максим только в этот момент почему-то подумал, что надо было бы поискать в том бункере какие-нибудь принадлежности для ночёвки в лесу, например, палатку или спальный мешок.

Но в этот момент Кикимора в очередной раз продемонстрировал свои особые способности и извлек из одеяния плотно свернутый небольшой мешок. Который, развернувшись после легкого взмаха его руки, превратился в маленькую двухместную палатку.

- Отличная штука, - прокомментировал Кикимора свои действия. Даже подкладывать ничего не надо, сейчас у неё дно воздухом наполнится, и будем спать как на перине.

Но сначала надо бы покушать. Тебе как, живца нужно?

- Да почему-то не хочется, - сказал Максим, придавая своему голосу недоумения.- Тогда ладно, у новичков по-разному бывает. А я хлебну перед едой.

Не успел Максим опомниться, как перед палаткой оказался небольшой столик, на котором расположились несколько банок консервов, а рядом стоял прибор, на котором сверху находился маленький чайник. Когда в него успели налить воды, Максим так и не заметил.

Наверное, ещё никогда Максим не ел с таким удовольствием. Только сейчас он понял, что действительно просто умирает с голоду.

Поэтому любезно предложенную ему банку с мясными консервами Максим съел буквально за пару минут. А потом, получив банку с какими-то неизвестными ему овощами, съел и её содержимое. Наконец, почувствовав приятною сытость, он налил из чайника в небольшую раскладывающуюся кружку горячий напиток, приятно пахнущее травами и почувствовал, что безумное напряжение этого дня становится меньше. Почти отпускает его.

- Ну что, пора и спать, сказал Кикимора. Но потом, как бы противореча своим словам, добавил: - Слушай, новичок, хотя это особо и не принято спрашивать, но из какого ты мира? Ты же знаешь, что здесь даже за одного города люди могут из разных миров быть. У одних была война, у других не было, есть мир, где вообще до сих пор с каменными топорами бегают. Но это редко бывает. А по времени в основном у всех XXI век на Земле, но в том месте, где ты рейдеров встретил, кластер загружается из будущего, из 22 века вроде. Так ты откуда?

Максим понял, что отмалчиваться будет неправильно. Какими бы соображениями ни руководствовался его спутник, он очень и очень помог Максиму, практически спас ему жизнь. Потому что если бы он пошёл в город один, то существо убило бы его. Решившись, он спокойно сказал: - Я из того мира, из 22 века Земли.

Глава 5. Стаб

По Кикиморе было видно, что эта новость его впечатлила. Макс посмотрел на своего спутника и подумал, что дальнейший разговор может стать непростым. Поэтому он решил сразу внести ясность и добавил: - Там находится наш полигон для испытаний и люди там бывают нечасто. Я как раз утром пробежку там делал, вот и оказался здесь.

В этот момент Кикимора прервал затянувшееся молчание и с радостью в голосе произнёс: - Вот это повезло, так повезло. Я же столько фантастики про XXII век читал в своём мире. Будущее, все люди братья, счастье всем и каждому. Эх… Ну и как там у вас? Роботы, космос и встречи с братьями по разуму? Вот бы одним глазком глянуть.

- Всё это есть. И космос и роботы, и другие цивилизации, - вызвал еще большее восхищение у собеседника своим ответом Макс.

- Здорово, - Еще больше впечатлился его спутник, но, тем не менее, сразу перевел разговор в деловое русло, - Там на полигоне, может быть, технику можно найти или оружие какое-нибудь? Которое могла бы в Стиксе пригодиться. И что продать можно.

Опять это «продать». Макс уже поверил, что он в другом мире, что здесь всё другое и не такое, но вот это слово. На его Земле оно уже давно утратило первоначальный смысл и в целом имело совсем другое значение. Слово «продать» в мире Максима означало серьёзно обмануть, предлагая какую-нибудь идею.Мысленным усилием заставив себя думать в правильном направлении, он же всё-таки будущий разведчик Глубокого Космоса, Максим максимально корректно ответил: – Я же не знаю, какую часть полигона к вам перебрасывает. Но если что-то там будет полезное, я, конечно же, смогу помочь разобраться.

- Отлично, не зря я к тебе вышел. Стикс направил, не иначе. Кто бы там что не говорил, но он часто такое делает. Я помог тебе, ты помог мне…- Вот, смотри, - с этими словами Кикимора достал небольшой овальный предмет и протянул Максу. – Чего это, может сказать? Рейдеры там нашли, думали, граната какая, но не разобрались.

На ладони Кикиморы лежал такой знакомый Максу предмет. - Да, я знаю. Это малый автономный модуль, по-простому – малое яйцо, - ответил Макс, вызвав ожидаемый смех. Всегда все смеялись, узнав о названии. - Нет, большого яйца не бывает, - добавил Макс, сразу расставляя точки над ё, - большой модуль называется просто – яйцо. Хотя официальное название обоих – зародыш. Он предназначен для выращивания из имеющихся в окружающей среде материалов нужного оборудования или жилья. Большой может в десантный модуль трансформироваться, а вот этот, малый – в нужный инструмент или технику небольшого размера. Аккуратно взяв из рук Кикиморы увесистый предмет и внимательно его осмотрев, Макс сделал вывод: - На вид рабочий, только вот активатора нет. Это такая маленькая круглая штучка, с её помощью процесс инициализации запускается. - То есть эта штука может превратиться во что-то другое? – уточнил Кикимора.- Да, там должно быть меню выбора при активации.

- А в оружие может? – задал, похоже, главный вопрос, Кикимора.- Думаю, что нет. Хотя если будет выбор транспортного индивидуального средства, то могут быть средства пассивной защиты вроде поля силового. - Ничего пока не понял, но штука стоящая, - сделал вывод собеседник.

Всё, давай спать, завтра нужно добраться до стаба, там время поговорить будет намного больше.


Утром процедура появления пищи повторилась, только в этот момент Максим смог рассмотреть, как появляются и исчезают из-под одеяния Кикиморы разные предметы. Похоже, это был эффект маскировки, они просто были не видны на нём.Плотно подкрепившись и закончив еду обязательными несколькими глотками живчика, Кикимора начал разговор в неожиданном направлении: - Я тут подумал, Макс, ты как, с оружием обращаться умеешь? А то идём мы с тобой как на прогулке в парке. Сейчас будет участок опасный, хотя и рядом со стабом, но всякое бывает.

Думаю, что умею, - вспомнил Максим тренировки с самыми разными образцами оружия, которое могли ему встретиться на других планетах.

- Сейчас проверим. Один из автоматов бери и будь готов. Только без моего разрешения не стреляй.

Кикимора помог снять Максиму рюкзак, который тот уже надел на себя, готовый идти, быстро открыл его и достал один из экземпляров автомата, которые они взяли в бункере. Умело и быстро, что говорило о большой практике, разобрал и собрал его, щелкнул затвором и сказал: - Всё нормально, отлично работает. Теперь ты показывай.

Максим взял в руки оружие, внимательно его осмотрел и понял, что хотя оно и напоминает образцы, с которыми он знакомился на тренировках и в стерео, но все-таки оно другое. Главным отличием был диаметр ствола. Он был значительно больше, нежели чем то оружие, с которым Макс знакомился.

«Принцип должен быть одним и тем же» - подбодрил такой мыслью себя юноша и начал действовать. Всё так и произошло - незначительные отличия не помешали Максиму быстро разобрать и собрать оружие. Полученные знания по принципу действия очень помогли, всё казалось знакомым.

- Ты просто спецназовец, - не совсем понятно сказал Кикимора, - думаю, и стрелять умеешь.

Макс не знал что ответить. Но подумал и сказал: - На тренажерах получалось хорошо. Но из такого вот никогда не стрелял. - Раз уже стрелял, то и из этого всё получится. У него отдача небольшая, как то там компенсируется всё. И тут же перешёл на другую тему: - Нам сегодня пройти надо километров десять, а там уже территория, которую стаб чистит. Проще будет идти или машину попутную поймаем. Обнадежив такими словами Максима, Кикимора легко поднялся и двинулся на выход из лужайки, которая дала им ночлег. Максим пошёл за ним. Он чувствовал себя на редкость хорошо отдохнувшим, будто бы не было всего вчерашнего дня. И очень спокойным. «Третья фаза восприятия»- вспомнил он уроки психологии.

Светило солнце, воздух быстро прогревался, и становилось даже жарко. Вот только по-прежнему в лесу не было слышно птиц. Максим хотел было спросить об этом Кикимору, но потом понял, что сейчас не тот момент. Сейчас нужно внимательно смотреть по сторонам и слушать. Так, двигаясь по еле заметной, но удобной тропинке, они подошли к выходу из леса.

Не выходя, Кикимора остановился и стал внимательно смотреть на прилегающий к лесу участок земли. Максим сделал тоже самое. Некоторое время они молчали, продолжая смотреть. Перед ними лежала поросшая невысокой травой поле. Слева, почти на пределе видимости глаз, виднелись какие-то сооружения, примыкающие к небольшому холму. Если смотреть направо, то там километрах в двух поле опускалась в овраг или, скорее лог, не слишком глубокий. На другой стороне оно поднималось и становилось высоким холмом, на вершине которого росли деревья. Через поле тянулась просёлочная дорога, которая вела от тех далёких сооружений по направлению к логу. Но примерно на одной трети пути она вдруг исчезала и становилась какой-то странной тропой, почти теряющейся в траве. Нигде не было заметно двигающихся существ или чего-то похожего. Макс внимательно всматривался, но не увидел ни бабочек, ни пчёл, ни вообще ничего живого на поле. Только странная трава. Напротив поле тоже переходило в холм, только более пологий. И там что-то блестело, но разглядеть отсюда было невозможно. Даже усилив до предела зрение, Максим не понял, что там так блестит. Солнце пока было ещё невысоко над горизонтом и светило почти им в спины, чем очень помогало спутником в наблюдении. Но не было заметно никакого движения. Хотя на таком поле должны же быть хотя бы птицы?

- Здесь как-то тихо слишком. Но такое тоже бывает, - Кикимора, помолчал, думая о чём-то своем. Потом решительно сказал: - Всё, тогда выдвигаемся. Сейчас будет самый опасный участок. Потому что очень открытое место и никак по-другому не пройти. От заражённых я буду держать скрыт, но сам понимаешь, от других он не поможет. Внимательно смотри по сторонам, заметишь что, сразу давай знать, - закончив говорить Кикимора, и, подавая пример, шагнул из леса. Туда же двинулся и Макс. Хотя почему то ему очень не хотелось туда идти.

Выйдя из леса, они пошли прямо по полю. Теперь стало понятно, что это не трава, а какая-то сельскохозяйственная культура, хотя Макс и не знал, что это. Продолговатые зеленовато-синие зерна уже высыпались из колосков на вершине стебля. - Идём до дороги, а потом по ней. Хотя нас издалека видно, но и мы тоже видим, - прокомментировал их действия Кикимора и уточнил, показывая прямо рукой, - нам на вот тот холмик взойти, там уже и другая будет. Они шли, внимательно поглядывая по сторонам, почти час. Идти было легко, на поле не было ни нор, ни какого-то другого присутствия живых существ. - Это из какого-то мира прилетает, где на полях вообще ничего и никого нет. Ни зверей, ни насекомых, ни сорняков. Только вот такая вот «трава». И знаешь что, никогда не бывает она скошенной или убранной. Всегда такая. Может, там и людей то не осталось. Кикимора сказал это всё быстро, будто бы прочитав мысли Макса по этому поводу. А может быть и прочитал, Макс был бы не слишком этому удивлён. Солнце поднялось выше и стало ещё теплей. Спутники шли и шли, внимательно погладывая по сторонам. Но когда до холма оставалось метров пятьсот, всё изменилось. Кикимора резко остановился и сказал:- Ну, Макс, похоже всё. Он показал рукой на небольшой чёрный летательный аппарат, который с высокой скоростью двигался по направлению к ним со стороны солнце и добавил - Внешники.

Кто такие внешники, брошюра рассказывала достаточно подробно. Люди из миров, которые смогли прорваться в Стикс без переноса, самостоятельно. Для которых и заражённые чудовища, и иммунные жители Стикса всего лишь добыча. Обычно очень хорошо оснащенные, со сложной техникой и с помощниками-мурами. Но был у них и недостаток – внешники должны были находится в Стиксе только в респираторах и средствах защиты. Чтобы не заразиться. Необычный летательный аппарат на большой скорости пролетел над ними и начал разворачиваться, закладывая вираж. Макс хорошо рассмотрел его – полностью чёрный, тот был похож на крест, на носу бешено вращался пропеллер, никаких сопл реактивного двигателя не было видно. Зато хорошо была заметна висевшая под фюзеляжем ракета, и два ствола пулемётов, торчащие из крыльев. Почему то он навевал ощущения ужаса, не как Элита, но что-то похожее.

- Сейчас оператор решит, достойны ли мы ракеты или нет, - в голосе Кикиморы слышалось чувство обреченности, совсем не похожее на его обычную веселость.

Внезапно Макс почувствовал бешеную ярость. Ярость, ненависть и еще что-то такое, чего он, похоже, никогда до этого не ощущал. Желание уничтожить. Наверно, от злости на того неведомого оператора, который вот сейчас решал – жить им или умереть. Или от того, что такой весёлый и уверенный в себе Кикимора вдруг стал говорить обречённым голосом. В этот момент Макс уже не слушал своего спутника, он принял решение и впоследствии сам не мог понять, что толкнуло его на такой поступок. Наверное, отчаяние, прозвучавшие в голосе его спутника, когда он сказал – «внешники», стало таким спусковым крючком.Аппарат внешников развернулся как раз в тот момент, когда Макс вскинул оружие и прицелился. В ускоренном режиме землянина скоростной дрон казался двигающимся очень медленно, чуть более быстро летели ему навстречу трассирующие пули из автомата. Увидев, что первые трассы прошли ниже, потому что Макс неправильно рассчитал скорость движения, он слегка довернул ствол выше и … - есть. Крупнокалиберные пули Аша ударили в корпус вражеского аппарата и от того полетели какие-то ошметки. Он качнулся и, разваливаясь на части, беспорядочно упал вниз. Дрон рухнул на землю буквально рядом от спутников. При его падении раздался мощный взрыв, но не один из взлетевших комьев земли или осколков аппарата не долетел до Макса. Максим стоял, продолжая удерживать автомат направленным на место взрыва, до сих пор не веря, что он смог так умело воспользоваться незнакомым оружием, и применил всё то, чему его учили. Хотя, конечно, никто не думал, что ему придется это применять именно так, в незнакомом мире, стреляя по беспилотному аппарату людей. Которые использовали его для охоты на других людей.

- Ну ты даёшь, - восторженно сказал Кикимора, - Я видал клокстоперов и снайперов, но ты крут. Реально крут. Наверно, дар у тебя проклюнулся. А теперь давай бежать. Пока новый не прилетел. И они побежали. Перемещаться по полю быстро было неудобно, но Максим подгоняла мысль о новом аппарате, который, вполне возможно, не получится так легко уничтожить. Но добраться до холма они не успели. Макс с Кикиморой были уже метров в ста, когда из оврага-лога выскочила бронированная машина и понеслась в их сторону. - Вот и муры пожаловали. Совсем обнаглели, так рядом со стабом резвиться. Сейчас пожалеют, - удивительно, но в голосе Кикиморы не было слышно и следа той обречённости, которая слышалась, когда он говорил о внешниках. - Ты давай, беги вперёд и не обращай внимания на то, что рядом с тобой будет. А я здесь их встречу, - и шагнул в сторону. Максим хотел сказать, что он тоже встретит, но вдруг понял, что рядом с ним стоит образ Кикиморы, только какой-то слегка прозрачный. «Голограмма» - сказал про себя Максим,- «точь-в-точь как в стерео»

Макс, как ему было сказано, побежал в сторону холма, но не ускорялся, потому что не знал, как отреагирует на это бегущее рядом с ним стереоизображение его спутника. По усилившемуся звуку двигателя автомобиля муров, он понял, что тот явно ускорился. «Ну конечно, их хотят взять их живыми, поэтому не стреляют пока». Макс каждое мгновение ждал либо выстрела, либо чего-то ещё, что должно было остановить его бег и дать возможность муром захватить его. Но вместо этого он услышал взрыв и понял, что его спутник не зря остался где-то там, позади. И точно, повернувшись, он увидел, что вражеский броневик лежит на боку, а его башня с пулеметом валяется рядом. Языки пламени и клубы дыма вырывались из щелей корпуса. Удивительно, но будто бы какая-то внутренняя программа продолжала действовать у Макса и поэтому он, ни секунды не раздумывая, присел на колено и взял на прицел горящую машину врагов. Готовый стрелять. Готовый стрелять в людей. Секунды шли, но из броневика никто не показывался. Огонь и дым стали затихать, но в этот момент внутри что-то взорвалось и корпус подбросило на добрых полметра над землёй.

- Пошли дальше, чего стоишь, - от неожиданности Максим чуть не подпрыгнул на месте. Рядом с ним стоял Кикимора, обычный, но какой-то сосредоточенный.- Я им гранату прямо внутрь засунул, если только не у кого-то совсем уж великого дара нет, все они там остались. А жаль, мура притащить в стаб здорово было бы, повеселились бы.

В этот момент психологическая подготовка Максима дала сбой и он просто то сел на траву понимая, что никуда больше сейчас не пойдёт. Будто выключился.

-Конечно, - понимающе сказал Кикимора, - живца надо хлебнуть.

И уже привычным движением извлек откуда-то фляжку, открутил крышку и сделал несколько хороших глотков. - Давай Макс, выпей, сразу лучше станет. Максим послушно взял фляжку и несколько раз глотнул живчика. Очень крепкий напиток обжог его горло и желудок, но действительно ему стало лучше.

- Надо быстрее двигаться, потому что эти муры наверняка не одни. Их явно внешники по беспилотникам наводили. На нас или ещё на кого-то. Но почему они так вольготно себя чувствуют неподалеку от стаба, не понимаю.

Через полчаса о броневике напоминал только небольшой дымок, оставшейся далеко позади, за холмом, а Кикимора же всё жаловался о том, что не смогли сходить к аппарату внешников, где точно можно было бы найти что-нибудь интересное. А Максим не думал уже ни о чём. Ему хотелось дойти до какого-нибудь места и там немного прийти в себя. - Ну вот Макс, смотри, почти пришли. Здесь внешняя граница стаба.

Впереди, прочерченная неизвестным механизмом Улья, виделась линия, на которой поросшая неизвестной культурой степь заканчивалась и начиналась другая – с обычной травой и цветочками. Кое-где виднелись невысокие кустарники или какие-то растения, на них похожие.Контраст был настолько резким, что Макс произнёс про себя «действительно, граница». Через эту степь шла дорога, которая упиралась в то, что Максим мог бы назвать форпостом, а здесь это было городком Гудвин. По прямой до него было километров пять, насколько мог оценить Максим, и рассмотреть детали было непросто. Максиму почему то захотелось побыстрей туда дойти, но когда он попытался шагнуть на траву, перейдя таким образом границу, Кикимора его удержал. - Ты чего, там заминировано всё. Видишь, дорога, по ней и идём. Вон там будет первый пост. Обзовёмся и пойдем дальше. Надо рассказать как можно быстрее, что внешники совсем распоясались неподалеку.

Но долго идти им не пришлось. Как только они ступили на дорогу, сразу увидели, что со стороны стаба к ним поехала машина. По мере приближение, Максим с удивлением смотрел, во что превратили местные умельцы обычный грузовик. Весь корпус был покрыт решётками с прикрепленными на них длинными шипами, на месте кабины было собранная из явно бронированных плит какая-то будка, из которой сквозь узкие прорези со стеклами водитель был почти не виден. Сверху на кузове была установлена открытая башня с, насколько Макс мог понять, крупнокалиберным пулемётом. Такие штуки Максим видел фильмах о войне.

Громыхая всем этим железом, машина подъехала к ним и остановилась. В корпусе открылась невидимая до этого дверь, и оттуда легко выпрыгнул весь обвешанный оружием, как уже понял Максим, здесь было принято, мужчина.

- Какие гости к нам пожаловали, - с искренней радостью в голосе сказал он, обращаясь к спутнику Макса. - Какими дорогами тебя к нам занесло, друг?

- Да вот шёл мимо, думаю, дай зайду к старым друзьям. Заодно вот новичка захватил очень необычного.

Собеседник смерил Максима внимательным взглядом и спросил: - Новичок? Ну как тебе в Стиксе, новичок? И не дожидаясь ответа, тут же добавил: - Да ты настоящий везунчик, встретить такого наставника сразу.

После этого будто потеряв к Максу всякий интерес, их собеседник крепко пожал руку Кикиморе и и предложил: - Всё, поехали в стаб. Здесь всё равно поговорить спокойно не получится. - Не получится, - немного сварливо ответил Кикимора. – Ты знаешь, что внешники с мурами у вас прямо под носом резвятся?- Да знаю, - помрачнел стабовец. – Знаю, только боеприпасов мало сейчас у нас. Арта поэтому молчит, кластер, где склад был, в разнос пошёл. Может, вернётся, а может быть и нет. Но разберёмся. - Макс, это Хазарин, мой старый и надёжный друг, - обращаясь к Максиму сказал Кикимора и уже Хазарину, - ты даже не представляешь, какой новичок прыткий пошёл. Он из Аша дрон внешника сбил, причём даже глазом не моргнул. Я, признаюсь, чуток проверить его решил, всё, говорю, хана нам. Так он раз – и одной очередью дрон на землю. Похоже, дар у него раскрылся, то ли клокстопер, то ли снайпер. Надо бы его знахарю показать.

- Покажем, не вопрос, для тебя знаешь же, сделаем. – новый знакомый был явно очень рад встрече с Кикиморой.

А вот Макс только сейчас понял, что ему ещё тогда, после боя, показалось странным. Ну в самом деле, как испуганно звучал голос Кикиморы, когда он говорил о летательном аппарате внешников и как совсем по другому уже по отношению к мурам. Хотя, на взгляд Макса, те представляли большую опасность. Оказывается, это была просто проверка. Проверка его, Максима, как он поведёт себя в сложной ситуации. И он эту проверку успешно прошел. Наверное.

Поездка до стаба продолжалось недолго. Смотреть из машины было нельзя, его спутники расположились рядом друг с другом и о чем-то оживлённо беседовали, несмотря на сильный шум внутри кузова. Макс внимательно озирался кругом, пытаясь понять всё. Устройство кузова было утилитарным, ряд скамеек вдоль кузова и несколько небольших отверстий. «Для стрельбы» - решил Максим, - «снаружи я даже их и не заметил»- Вылезаем, конечная, - Хазарин, судя по тону, сказал какую-то шутку, но Макс не понял, хотя и улыбнулся вежливо. Максим вылез из кузова и понял, что они уже рядом с местным городом.

- Прости друг, но ты знаешь, у нас процедуры для всех одна. Без ментата никто внутрь не входит. Даже рейдеры, которых не было больше суток, все проходят ментата.

- Да знаю я, знаю, параноик у вас во власти. Зато живёт уже долго здесь, этого не отнять, - совсем не расстроился Кикимора, услышав требования друга.

И обращайся к Максу, их новый знакомый сказал, называя его уже по имени: - Макс, сейчас тебя ментат проверит, карту сделает, и пойдем к знахарю сходим. Или пристроим тебя на отдых куда-нибудь, - будто прочитав мысли Макса, уточнил Хазарин. Они все вместе прошли сквозь длинный узкий коридор, который был выложен из каменных блоков и оказались в небольшом закутке, где была дверь. Внутри на стуле сидела обычная на вид, одетая по местной моде в какое-то подобие униформы, девушка, но когда она посмотрела на Макса, он чуть не отшатнулся от дикой ненависти в её взгляде. - Хазарин, ты кого привёл? – спросила она их нового знакомого. – Это же внешник.

Глава 6. Неприветливый стаб

После слов девушки Максим замер, не зная, что ему делать или что говорит. Насколько он уже уяснил из прочитанного и рассказанного тем же Кикиморой, её обвинение фактически означало смертный приговор – внешники были теми, кого ненавидели все. Сильнее только была ненависть к их пособникам и помощникам – мурам, но те хотя бы были такими же, как и другие иммунные. А люди из миров, которые сами пробились в Стикс, которые обладали поистине огромными ресурсами по сравнению с любым стабом и на что они их тратили? На охоту. На уничтожение. Все эти мысли пронеслись в голове Макса очень быстро, но другие люди в помещении в этот момент не раздумывали, а действовали. Поэтому додумывал это все Максим, уже валяясь на земле, прижатый к полу Хазарином. Который начал действовать в тоже мгновение, как ментат закончила произносить свой приговор. Мощным ударом он сбил Максима с ног, одновременно отбрасывая снятый автомат, который почему то у него еще оставался. Но вот дальше всё пошло уже не просто, сказались регулярные тренировки и то, что такой прыти от новичка, даже внешника, тот же Хазарин не ожидал. Чувствуя, что еще мгновение и его руку возьмут в жёсткий захват, Макс ускорился и одним движением вывернулся из-под противника, одновременно оглядываясь в поисках спасения. В состоянии ускорения все действующие лица казались замершими статуями, вот девушка-ментат, она по-прежнему смотрит на Макса, но глаза полуприкрыты ресницами, он видит момент, когда та моргает. Хазарин, из захвата которого Максим выскользнул, всё еще продолжает давить на уже ставшее пустым место, не осознавая, что врага там уже нет. Из дальнего угла комнаты в сторону Максима начинает вскидывать оружие незамеченный ранее человек, одетый как типичный житель Стикса. Но он тоже не двигается. А вот Кикимора в очередной раз удивляет Максима. Он двигается. Двигается, хотя сейчас, когда Максим действует со скоростью, недоступной обычному человеку, скоростью, которая выработана у него тренировками и расторможенным гипоталамусом, его проводник должен выглядеть как все остальные – замершей без движения статуей. Максим начал разворачиваться в сторону выхода, чтобы попытаться выбраться из стаба, куда он так стремился и где его так «хорошо» встретили. Но внезапно Кикимора шагнул к нему, опережая движения Макса, и крепко схватил за руку. В этот же момент сильнейшая судорога пронзила всё тела Максима и его сознание, будто выбитое какой-то силой, стало меркнуть. Он попытался сделать еще шаг и оттолкнуть своего спутника, то новая волна судороги ударила из руки Кикиморы и Максим упал. Упал и потерял сознание. Но уже лежа на полу, всё-таки он успел услышать голос Кикиморы: - «Какой крепкий новичок, два раза пришлось Даром бить, чтобы свалить».

Очнувшись, Максим понял, никогда в своей жизни не чувствовал себя плохо. Идеальное здоровье, присущее всем жителем его Земли, практически не давало сбоев. Конечно, были моменты, когда он был расстроен из-за плохих оценок, нехороших результатов тестов, когда Учитель ругал его за плохую концентрацию. Но это было просто плохое настроение. Один раз он, будучи ещё ребёнком и карабкаясь на дерево, сорвался и сломал себе ногу. Вот тогда было очень больно вначале. Но боль очень быстро прошла, отогнанная изученным на уроках упражнением, а потом ему помогли взрослые, оказавшиеся поблизости, и всё в результате закончилось хорошо. Сейчас же было не так. Ему было больно везде, болело всё тело, и невозможно было понять, где оно вообще не болит. К тому же, в отличие от обычного состояния, сознание к Максиму возвращалось очень медленно. Вот он понял, что он что-то уже ощущает, потом пришла боль, а потом он осознал, что лежит на спине, на скованных чем-то руках и что ноги у него тоже очень крепко примотаны друг к другу. Пытаясь рассмотреть что-нибудь вокруг, он также выяснил, что на глазах у него очень плотная, не пропускающая свет повязка. Рот был заклеен липкой лентой или чем-то похожим. Не закрытыми остались только уши, через которые до него доносился какой-то гул. Внезапно гул как бы отодвинулся и Макс понял, что это он слышит идущий рядом с ним разговор, в котором был и знакомый голос его попутчика, Кикиморы. Сказать по-честному, Макс уже был готов назвать того своим другом, но теперь нет. Не назвал бы. - Да не похож он на внешника, ну не похож. Больше на новичка, но подготовленного к чему-то. Может быть, у них в мире все такие, кто знает. Он вообще из 22 века, сам мне говорил. Кикимора вроде бы как защищал его, Макса, но тогда зачем он его ударил? И чем? Боль, становившаяся слабее, вдруг опять вернулась, стоило Максу подумать о ней. Но он знал, что нужно делать и постепенно сила внушения начала убирать боль. Другой голос, принадлежащий, похоже, Хазарину, был не согласен: - Кик, ну ты же сам говорил, что он вел себя при встрече с Элитой так, как будто уже видел такое. И дрон сбил и вообще проявил себя очень и очень опытным человеком. А как он меня сбросил? Я тоже не пальцем деланный.

- Да он ускорился. Ты же сам видел, он на ускорении работал. Я его только слегка смог опередить, он точно клокстопер. Какой он тогда внешник?

- В нём нет паразита, - сказал вдруг женский голос, - в нем нет никаких изменений иммунного, его профиль как у стопроцентного внешника. Когда они в своих масках. Я их знаю, я была у них в лаборатории. Не знаю, как у него так получается, может хитрый какой-нибудь фильтр где-то стоит. Но я никогда не спутаю их ментокарту. Такой ненавистью веяло от этих слов, что Максим, даже в таком состоянии, впечатлился. И понял, что его дела точно плохи, потому что после этих фраз все замолчали. Макс постарался, несмотря на закрытые глаза, почувствовать ауры находящихся поблизости людей. В голове зашумело от напряжения, но он смог это сделать. Вот совсем рядом уже привычная аура Кикиморы, как он не раз её видел во время их совместного путешествия. Цвета её очень яркие, насыщенные, но их смена говорит о сильных переживаниях. Рядом ярко-красным пылает аура Хазарина, понятно, это злость, негодование и желание действовать. Но всё это меркло на фоне абсолютно черной ауры ментата. Максим уже давно привык судить по ауре о настроениях человека. Хотя злоупотреблять этим считалось невежливым, но иногда быстрый взгляд на ауру помогал настроиться на беседу и выбрать правильный тон. Этому их тоже старались научить, одновременно давая понять, что не всегда знания о людях Земли помогут. Вот и сейчас Макс понимал, что такого он не видел никогда. Будто бы овеществлённая ненависть наполняла этого человека. И что самое ужасное, она была направлена на него, Макса. А он то ни сном ни духом!- Алиса, все знают, как ты внешников не любишь. Но ты всё-таки ментат пока ещё не самый опытный. Ошибки быть не может? Я в Стиксе уже очень давно, я людей чувствую. Не так, как вы, ментаты, но вот надёжный человек или нет, почти всегда понимаю. Я парню проверку делал, когда дрон нас в поле застал. И Макс ни секунды не колебался, стал меня спасать. - Я говорю только то, что я вижу. В нём нет паразита и он до сих пор не иммунный. Такое я только у внешников видела. Больше сказать мне нечего. Судя по тону, ненависти к Максиму в голосе девушки не убавилось- Алиса, тебя никто не винит, ты всё сделала правильно. В любом случае надо его как следует допросить, а уж потом решать, что делать. Сейчас его в камеру, будем ждать Доктора, пусть он его еще проверит и решит, что делать. Хазарин закончил говорить и Макса тут же подняли и куда-то понесли. Удивительно, но такое впечатление, что его нёс один человек или что-то похожее на него, только очень большое и чью ауру он не мог разглядеть. Странно, что его не заставили идти самостоятельно, но потом Максим понял, что все эти миры предосторожности совсем не выглядят излишними в мире, где человек может вот так легко ударить разрядом тока или чем там его приложил Кикимора. Или двигаться ещё быстрее, чем человек Земли в ускоренном режиме. Судя по звуку шагов, вначале Макса вынесли на открытое пространство, похоже, внутрь стаба, но потом почти сразу опять внесли в какое-то помещение. Звуки вокруг стали глухие и воздух значительно прохладнее. Потом его достаточно бесцеремонно сбросили на пол. Глухой низкий голос того, кто принёс его сюда, звучал не очень разборчиво, будто бы слова произносились нечеловеческим ртом.

– Сиди смирно, не дёргайся и я тебе принесу пожрать и попить. Будет бузить, сломаю тебе руку или ногу. Всё равно они тебе скоро уже не понадобятся, а говорить это не мешает. Если всё понял, то я пошёл. Говоривший помолчал некоторое время, вроде бы ожидая, что Максим ответит, но потом наверно, понял, что говорит с заклеенным ртом сложно и, похоже, решил, что молчание это знак согласия. Что-то зазвенело, потом вокруг шеи Макса обернули холодное и, похоже, металлическое кольцо. Щелкнул замок, и потом он услышал, как шаги его носильщика стали удаляться. Внезапно Максиму захотелось смеяться. Он чуть не зашёлся в истерическом смехе, проговаривая про себя «ну надо же как отлично получилось, дошёл до спокойного места». Некоторое время он продолжал лежать и смеяться, давясь сквозь заклеенный плёнкой рот истерическим смехом. Это было правильно, дать возможность выйти своим эмоциям, чтобы собраться с мыслями и силами. Успокоившись, он попробовал поудобнее усесться, но тут цепь, к которой была привязано кольцо, надетое на его шею, натянулась и Максиму пришлось оставить попытки изменить положение тела. Впрочем, через некоторое время он всё-таки смог устроится удобнее, прижавшись насколько можно плотнее спиной к стене и максимально вытянув связанные ноги. После этого и организм, усиленный тренировками и подготовкой, наконец справился с болью от удара Кикиморы и Максим понял, что он, несмотря на все произошедшие с ним события, вовсе даже не сломлен. И готов действовать, пусть только представится ему шанс. Он уже решил, что должен вырваться отсюда и обязательно найти кого-нибудь, кто поможет ему разобраться, почему он получил такой приём здесь. Время шло, но ничего не происходило. Впрочем, Макс не скучал. Он внимательно прислушивался к окружающей его обстановке, старался разобрать по внешним звукам, где он находится, какого размера помещения, в котором его держат. Несколько раз он медленно, не пытаясь порвать, но лишь в качестве попытки определить прочность, натягивал цепь, которой была прикована его шея. И пытался удобнее устроить руки.

Кстати, о руках. Максиму всё-таки удалось, медленно проведя скованные руки по телу, перенести их вперёд. Теперь он мог бы попробовать снять повязку, но не стал делать это, потому что помнил обещание сломать ему руку или ногу, если он начнёт бузить. Вполне возможно, этот термин относился и к попытке снять повязку, проверять правильность или ошибочность своих рассуждений, Максу не хотелось. Максим аккуратно попытался проверить на прочность и те штуки, которыми ему сковали руки. Судя по ощущениям на коже, это был не металл, а что-то похожее на пластик. Гибкая перемычка не давала как следует перегнуть её и он подумал, что значительно легче было бы сломать металлические. Зато ноги были примотаны друг к другу так плотно, что он даже не подумал попробовать их освободить без чего-нибудь острого. Но всё-таки старательно двигал ногами, чтобы не дать крови застояться. Таким образом, коротая время, Макс понял, что сможет порвать цепь, которая держала кольцо. Вот только останется ли цела после этого его шея? Решив оставить эту попытку на самый крайний случай, Макс продолжил тщательно готовить свой организм к возможным действиям, шевеля, насколько это возможно, ногами и руками, двигая туловищем и головой. А потом внезапно он понял, что очень хочет спать. Прижавшись как можно плотнее спиной к стене, позволил сну увлечь себя. И заснул.Проснувшись, Макс почувствовал себя отдохнувшим и даже бодрым. Единственным неудобством были естественные желания, но он решил игнорировать их до самого последнее момента. В конце концов, он же готовился к разным сложным ситуациям, просто они произошли слишком быстро и слишком рано. Сколько прошло времени после помещения его в камеру, Максим сказать мог достаточно точно, чувство времени у него было близко к идеальному. Поэтому, когда он услышал шум шагов, он знал, что прошло 6 часов. Значит, дело шло уже к ночи. Раздался шум открываемый двери, пробухали знакомые грузные шаги и Макс ощутил, как могучие руки приподняли его тело и тяжесть металлические кольца на шее ослабела.

- Какой правильный узник мне достался, - услышал Макс тот же голос, что обещала ему сломать руку или ногу. - Раз ты такой послушный, то сейчас дам тебе еды. И внезапно очень резко с глаз Макса сняли повязку. Максим не был к этому готов. Он попытался максимально уменьшить размер зрачков, чтобы защитить глаза, но яркий свет всё равно в первое мгновение его ослепил. Через несколько секунд Макс оказался готов видеть и смог наконец рассмотреть того, кто стоит перед ним. А рассмотрев, он подумал, что лучше бы повязка осталось на нём. Спокойнее было бы. Перед ним стояло огромное существо, очень похожее на то, что напало на него в лесу и оставило след в виде шрама на бицепсе. Высотой значительно выше двух метров, фигура заражённого, казалось, заполняла всё пространство небольшой камерой, где находился Макс. Единственное, что отличало его - существо было одето в принятом в Стике стиле и на одежде было навешано множество разных инструментов и других непонятных штук.

В чём-то даже наслаждаясь удивлением и испугом, проступившим на лице Макса, существо сказало: - Что, никогда квазов не видел ? Не пугайся, мы таких дохлых как ты не едим. Нам покрупнее надо. И засмеялся глухим утробным смехом. Что, по мнению Макса, совсем не сделало ситуацию весёлей. Потом, будто бы сменив настроение, кваз сказал: - Я Зелёный, в смысле имя у меня здесь такое - Зелёный. Крестный был вообще без юмора, буквальный. Как увидел меня, всего краской перемазанного, так и назвал. Впрочем, тогда я и выглядел совсем не так. Не знаю парень, что и как у тебя тут, но Кикимора за тебя замолвил слово. Только очень прошу, не дергайся. А то о твоей шустрости я уже наслышан. Я хоть и не клопстопер, но шустриков успокаивать умею. Только им это не очень нравится. Поэтому вот пойдёшь и попей, я даже живчика тебе своего принёс.

Действительно, на маленькой тумбе, заменяющей столик, стоял поднос с тарелками. Там же стояла фляжка очень большого размера, как раз подходящая по габаритам для его собеседника. И ещё оттуда исходил такой восхитительный запах пищи, что Макс понял, насколько же он голоден.

Зелёный шагнул к нему и, переходя от слов к делу, наклонился и одним движением разорвал стягивающие руки Максима наручники.- Они всё равно не развязываются, только резать, а так мне быстрее, - прокомментировал он свои действия. - Ноги, уж прости, распутывать не буду. Больно ты шустрый по рассказам. Давай, лопай.

Макс не стал ждать второго приглашения и, подогнув под себя ноги, он уселся за низкий столик. Осталась одна проблема, освободить от клейкой ленты рот, но его новый знакомый решил её с присущий ему деликатностью. Длинным ногтём или даже когтём аккуратно подцепил край ленты и отодрал её одним очень быстрым незаметным взгляду движением. К большому удивлению Максима, это не вызвало никаких неприятных ощущений.

Вежливо поблагодарив своего «освободителя», Максим принялся за еду. Некоторое время он был очень занят, потому что, несмотря на обстановку, ел Макс с большим аппетитом. Наконец насытившись, он налил себя из фляжки живчика и несколькими большими глотками выпил. И хотя он уже абсолютно точно знал, что этот напиток ему пока не нужен, но решил всё-таки продолжать играть роль иммунного. Живчик кваза был ещё крепче, чем напиток Кикиморы, но действие алкоголя на Максима было совсем незначительным. И странно, но он точно ощущал от приёма этого напитка бодрость.

- Большое вам спасибо, очень вкусно, - поблагодарил Макс своего нового знакомого.

- Как и говорил Кикимора, ты очень вежливый парень, - пробасил в ответ тот. - У нас здесь отдельно никого не кормят, я тебя из бара притащил еду. Если выберешься из этой передряги, будешь мне один споран торчать. Что такое «торчать», Макс не знал, но по смыслу догадался, что это обозначение обязательства или долга. Поэтому он тут же ответил: - Надеюсь, что я смогу вернуть долг. Мы с Кикиморой нашли очень хорошее оружие, и, насколько я понимаю, его можно будет использовать в качестве оплаты.- Ну ты парень и мастер говорить вежливо, - опять то ли посетовал, то ли похвалил его кваз. И тут же перешёл к более насущным вещам: - Повязку одевать тебе не буду, не к чему это уже, но вот руки обратно зацеплю. И переходя от слов к делу, достал из кармана пластиковые стяжки и крепко завязал их на запястьях у Макса. Так, парень, слушай внимательно. Сейчас к тебе придёт поговорить очень важный человек. Очень важный и у нас в стабе и вообще. Будет задавать тебе вопросы, а ты думай хорошо над ответами. От его мнения будет зависеть, что с тобой произойдет дальше. Я не стал бы тебе ничего говорить, но друг попросил.Зелёный помолчал весомо и добавил: - Ты везунчик просто. Все мы здесь везунчики, раз живыми остались, но ты особенный. Встретить Кика новичку – это везуха. Он почти легендарная личность здесь и очень много народу его уважает. Так как именно он их привёл в стаб и не только в этот. Да и ты жив до сих пор только поэтому.

С этими словами огромный кваз забрал тумбу с подносом и ушёл, оставив Максима в одиночестве, но как это было ни удивительно в его положении, с отличным настроением и самочувствием. Всё-таки хорошая еда очень помогает.

Ещё полчаса ничего не происходило, но потом дверь открылась, и на пороге камеры появился человек, будто бы сошедший с иллюстрации книги об истории 20 века. Среднего роста, одетый в ослепительно белый халат с торчащим из кармана фоноскопом, на голове белая шапочка и, в довершение, круглое лицо с добрыми на первый взгляд глазами. Человек обаятельно улыбнулся, пристально смотря в глаза Максима, и мягким баритоном сказал: - Весьма интересно, я думал, ты старше. Потом человек поставил на пол неведомо откуда взявшийся стул, уселся на него и, продолжая смотреть на Максима внимательным взглядом, улыбнулся: - Давай познакомимся, меня зовут Доктор. Помолчав несколько секунд, следя за тем, как Максим реагирует на его слова и продолжил: - Я в этом стабе отвечаю за многое. В том числе и за безопасность. Надеюсь, ты понимаешь, что это значит?- Думаю что понимаю,- ответил Максим и подумал, что именно сейчас будет решаться его судьба.

Глава 7 "Изменить мир"

Отлично, - сказал Доктор, - тогда да договоримся сразу. Я задаю вопросы, а ты на них отвечаешь как можно точнее и детальные. Врать не советую, потому что один из моих даров - это чувствовать неправду. Ты ведь уже познакомился с некоторыми особыми свойствами людей в Стиксе, чтобы относится серьёзно к моим словам?- Я вообще не собираюсь врать - постарался максимально убедительно произнести эти слова Максим и продолжил, - на Земле обман считается одним из самых плохих и осуждаемых поступков. Поэтому мне сложнее сказать неправду, чем правду. Замечательно, - приятно и даже очень искренне улыбнулся его собеседник. - Тогда да начнем с главного вопроса - ты внешник? И, задав этот вопрос, человек напротив буквально впился своим взглядом в лицо Максима, будто пытаясь прочесть его мысли. Хотя почему – будто? Макс в этот момент ощутил такое внутреннее давление, будто бы кто-то прессовал его мысли, не давая мыслить свободно.Нет,- вкладывая в свой голос максимальную уверенность, ответил Максим. - Я не внешник, особенно в том смысле, в котором вы вкладываете в это слово.

- А ведь ты не врёшь, - задумчиво произнёс Доктор. - Не врёшь. Тогда кто ты, почему в тебе нет паразита?- Я точно не знаю, - стараясь как можно детальнее объяснить всё, начал рассказывать Максим.- В нашем мире все жители проходят специальную процедуру, которая называется фукамизация. Она позволяет защититься от всех известных или даже неизвестных болезней. Процедуру проводят в раннем детстве. Может быть, это и дало мне возможность остаться не зараженным местным паразитом. Чтобы там он из себя не представлял.

- Опять не врёшь, - довольно произнес Доктор. - И если ты действительно не врёшь, потому что бывает так, что человек сам верит в ложь, то такая информация может изменить всё или, мягче скажем, очень многое в Стиксе. Я знаю, что ты читал брошюру с кратким описанием. Но там не описано о нашем мире. Там не рассказано, что происходит с детьми, которые рождаются здесь, у жителей Стикса. Сначала дети слишком малы, чтобы паразит ими заинтересовался. Но они растут и взрослеют. И в какой-то момент их вес становится достаточным, чтобы паразит начал действовать. Шанс быть иммунным – один к ста. Ты же может попробовать представить, что чувствуют родители в этот момент. Есть только один известный способ спасти ребёнка - белая жемчужина. Которая стоит целое состояние.Доктор замолчал, погрузившись в свои мысли. Маска доброго дяденьки-доктора исчезла с его лица. Молчал и Макс. Он провёл слишком мало времени в Улье, чтобы задумываться о таких вещах, он всего-то здесь второй день. И всё это время был занят в большей степени выживанием и тем, что шёл сюда. Но вот такой нюанс – дети. И цена за их спасение. Он представил, что что-то подобное происходило бы на его Земле. Нет, на его Земле никто бы не сказал таких слов – целое состояние. Все люди планеты занялись бы поисками спасения для детей. Все. И обязательно нашли бы его. Но говорил это Максим не стал. Потому что был достаточно умным и понимал, что одно дело – ресурсы целой планеты, населённой умными, уверенными, что могут сделать всё, коммунарами и совсем другое - маленький анклав людей, даже таких необычных, как люди Стикса. Некоторое время в камере длилась тишина. Нарушил её Доктор. Он опять стал выглядеть как добрый дядюшка, но сквозь эту маску Максим уже видел лицо человека, привыкшего действовать быстро и решительно. - Ты знаешь, как это процедуру проводят? Что для этого нужно? - Я знаю только общие принципы, то, что написано в научно-популярной литературе и что мы проходили в интернате и во время подготовки. Деталей не знаю. Но если бы получить доступ к базе данным моего мира, то я смог бы разобраться, - Максим старался говорить предельно корректно, чтобы не пообещать чего-нибудь невозможного, но в то же время как то показать свою нужность. От его ответов зависела его собственная жизнь. Ведь так предупредил его Зелёный?

- У нас очень мало чего попадает из того кластера, откуда ты вышел. Но попадает. Часто мы просто не можем понять, что это. - Я знаю, мне мой спутник показывал, - сказал Макс и тут же понял, что этого говорить было нельзя.

- Что тебе Кикимора показывал? – быстро спросил Доктор.- Ничего особенного. Одно устройство, которое всё равно неработоспособно из-за отсутствия нужных деталей- Ты не врёшь, но очень близок к тому, чтобы сказать неправду, - тут же жестко поправил его собеседник. И добавил: - А сам говорил, что врать не умеешь.

Максим в очередной раз за свою жизнь дал себе зарок. Зарок – никогда не разговаривать с телепатами, если будет возможность не разговаривать. Но сейчас такой возможности не было, и поэтому он стал очень тщательно объяснять свои слова: - Я ещё не знаю всех правил и порядков здесь, в Стиксе. Поэтому, говоря о вещах, которые показал мне Кикимора, возможно, допустил что-то неправильное по отношению к нему. Но и врать я тоже не могу. Он показывал мне устройство, которое используется в моём мире для создания нужных инструментов где-нибудь там, где по-другому нельзя. Например, на других планетах. Устройство может использовать окружающее его вещество для строительства или синтеза нужных деталей. Но там нет активатора, без которого зародыш или яйцо (так называется это устройство), бесполезен. Его нельзя включить и использовать

- Что ты можешь сделать из этого яйца при наличии активатора? - Доктор явно заинтересовался словами Макса

- Я не знаю точно, что будет в меню выбора. Обычно можно сделать какое-нибудь жилище для одного-двух человек, может быть, транспортное средство или скафандр. Лабораторию для проведения исследований окружающей среды, - и Максим понял, что опять сказал неверно. Судя по тому, как изменилось лицо его собеседника при слове «лаборатория»

- Лаборатория сможет исследовать паразита? Так?

- Скорее всего да, она же будет предназначена для других планет. А здесь как раз так и есть, другая планета.

- Хорошо, - явно пришёл к какому-то решению собеседник Максима. - Тогда сделаем вот что – ты поможешь сделать лабораторию и исследовать паразита. А я помогу тебе. С такой ментокартой ты в Стиксе не выживешь. Если ты думаешь, что только Алиса виной в том, что ты здесь – нет. Любой ментат скажет тоже самое – в тебе нет паразита, ты не иммунный, но и не зараженный. Тогда остаётся только один вариант в нашем мире - внешник. Но я могу исправить это в тебе и человек с не самым сильным даром ни увидит ничего необычного. Но вот обращаться к знахарям тебе тоже будет нельзя.

Максим не всё до конца понял из предложенного ему, но основное было ясно – он пока нужен и поэтому уцелеет. Поэтому он ответил: - Я сделаю всё, что я могу. Но как я и говорил, там требуется активатор.

- Не волнуйся, пока это не твоя забота. Сейчас я дам указания и тебя переведут в другое место. Более удобное для работы и жизни. Пока побудешь там, но мы же договорились – ты не станешь делать ничего, чтобы нарушить договор? Так? - и Доктор внимательно посмотрел в лицо Макса.

- Да, я сделаю всё, чтобы помочь вам справится с паразитом. Всё, что я знаю и умею, - честно ответил Максим. Его действительно захватила эта идея. Спасти и изменить целый мир! Это как раз то, о чем он, говоря начистоту, часто мечтал еще в детстве, когда зачитывался книгами и засматривался стерео о прогрессорах и других первооткрывателях. И вот его детские мечты могут осуществиться. Надо лишь тщательно вспомнить всё, что он знает и применить это на практике. Голос Доктора быстро вернул Макса из мира мечтаний: - Тебе может показаться странным, но не все здесь захотят что-то изменить, если это окажется возможным. Поэтому не надо ни с кем другим обсуждать то, чем будешь заниматься. Да-да, я знаю, что ты не любишь врать, поэтому просто не говори ничего. Доктор замолчал, посмотрел по сторонам, будто что-то разыскивая или пытаясь вспомнить. Но потом, будто бы найдя нужно, сказал: - Ах да, извини, И Максим почувствовал, как все его оковы буквально исчезли. Освободившись от узлов, кровь хлынула в затекшие ноги и ему на некоторое время стало не до Доктора. Максим попробовал подвигать ногами, чтобы быстрее унять возникшие ощущения, хотя это удавалось с большим трудом. Но он не сдавался и постепенно ноги обрели нормальную чувствительность и управляемость. Странно, но всё это время Доктор ничего не говорил и даже не попытался как то откомментировать действия Макса. Но когда Максим посмотрел на то место, где находился его собеседник, там никого не оказалось. Зато он увидел, как дверь открылась и через неё протиснулся старый знакомый. Кваз выглядел довольным, хотя как это Максим понял, он бы объяснить не смог.

- Рад, что ты понравился нашему Доктору, и он не стал тебя «лечить», - уже дружелюбно сказал Зелёный. – Сейчас пошли, я тебе покажу новое место жительства. Там будет поудобнее чем здесь. И да, не забыл, что мне споран должен?

- Нет, не забыл, я обязательно верну вам его в ближайшее время - ответил Максим , чем вызвал смех кваза. - Ну нет, Кик точно тебя описал – вежливый просто до приторности. А потом бах – из Аша дрон внешников завалил. Да шучу я, какой, нафиг, споран. Я же говорил, тебе просто очень повезло. И продолжает везти, раз с Доктором смог договориться. С этими словами кваз поманил Макса рукой, показывая на выход . Максим не стал себя упрашивать, но подумал, что если сейчас ему не покажут, где здесь туалет, он может не выдержать…

- Если он что-то не напутал, здесь всё может очень сильно измениться. Ты же понимаешь, какие откроются перспективы для нашего стаба, если будем источником такой услуги? Голос Доктора звучал негромко и мягко, но его собеседник, хорошо знающий говорящего, слышал в нём сильное волнение. Ещё бы, такая новость и такие возможности. Он и сам, впервые узнав о регулярно подгружающегося рядом кластера с Земли будущего, был очень оптимистично настроен, ожидая найти там сверхоружие или что-то подобное. Но большинство техники, которую удавалось там найти, использовать не получалось. Ну в самом деле, как использовать вот это яйцо? Если оно просто зародыш чего-то большего. Или робота-уборщика, который в мире Стикса начинает искать связь с базой, а затем просто выключается.- Док, я тоже вижу в этом деле очень большие возможности, но пока это только возможности. Ты тоже понимаешь, что парень может верить в то, во что верит. А это не всегда правда.

- Я лично видел парня. В нём действительно нет паразита. Нет. И он не нуждается в живчике. В тоже время он мог ускоряться как клокстопер. На записи видно хорошо, что у него скорость движений была очень высокой. Да и ты тоже знаешь Кикимору. Он странный, но в том, что он кому попало помогать не будет и тем более, после такого обвинения. Если есть человек, который ненавидит внешников больше него, то я таких пока не встречал даже среди стронгов. Собеседники помолчали и затем Доктор продолжил: - Парня надо использовать, но здесь это будет очень сложно. Что будет, если он действительно добьётся успеха? Вся наша экономика основана на споранах. Потому что без них нет жизни. А если этого можно будет избежать… Поэтому его надо спрятать подальше, где никто не будет знать, кто он и что.

- Согласен. Так и сделаем.


Макс чувствовал себя счастливым. Он лежал на кровати, чистый и великолепно выспавшийся. Таким он себя не чувствовал наверно с того момента, когда он всё-таки смог поступить в группу свободного поиска, когда из буквально тысячи кандидатов попадал только один. Везунчик, потому что на последнем этапе всё решал жребий, обычная лотерея. Вот и здесь, в Стиксе, он тоже вытащил выигрышный билет.

После того, как они с квазом покинули камеру и Макс наконец то посетил санузел, Зелёный отвёл его через какие-то коридоры на территорию стаба и Максим смог рассмотреть то место, куда он так стремился. Чем-то стаб оказался похожим на посёлки людей-отшельников, которые были на его Земле. Такие же одноэтажные домики, окружённые палисадником, но только без обязательных садов и грядок рядом с ними. И нигде не было видно роботов-уборщиков. - Это только для граждан стаба, - показывая на домики, пояснил Максу его сопровождающий. – Даже Кику сюда только по приглашению вход возможен. А тебе вот какая честь.

Что такое граждане стаба и почему Кикиморе сюда нельзя, Максим не знал, но переспрашивать не стал. Он уже понял, что кваз, несмотря на ужасную внешность и огромную силу, отличается добрым нравом и очень любит поговорит. Поэтому нужно просто подождать, он сам всё расскажет.

- Мы с тобой через туннели прошли, чтобы кордоны внутренние обойти. Док так приказал, чтобы лишний раз тебя не светить. Сейчас отведу тебя в наш домик, где ты пока будешь жить. Они прошли в конец улицы и остановились перед типичным одноэтажным коттеджем, который был окружён небольшим заборчиком. - Смотри, видишь вот тот огонёк зелёный? Это датчик объёма, когда он зелёный, в доме никого нет. Если горит красным, значит, кто-то внутри. Объясняю это на случай прорыва периметра. Иногда бывает, что твари прорываются внутрь. После этого все жители должны внимательно проверять все места, где они могут укрываться. Ну и вообще, такая штука полезная. Максим посмотрел на дом, пытаясь увидеть ауру живых существ внутри. Нет, ничего похожего на заражённых он там не увидел. Но ведь там же и некого быть не должно? Они вошли внутрь, и кваз быстро показал внутреннее устройство. В доме нашлось и кухня с большей частью незнакомых Максиму устройств и приспособлений. Но главное, там были санузел и спальня. После всех пояснения Зелёный сказал: - Если чего надо, то я на связи. Не стесняйся. Вот, держи. И в огромной лапе кваза оказался небольшой прямоугольный предмет. «Наверно, это мобильный коммуникатор» - подумал Максим и угадал. - Вот здесь контакт мой, вызывай, если что нужно. Кваз включил незнакомое Максу устройство, показал, как вызвать его контакт.Потом, по просьбе Максима, проделал это еще раз, чтобы тот как следует всё понял. И уже на выходе вдруг стал очень серьёзным, хотя как это понял Максим, он и сам себе не смог бы объяснить. Лицо кваза почти нечего не выражало.- Я тебе говорил, что Доктор очень важный человек в стабе. Но всё-таки он может решать не всё. Поэтому ты никуда не должен пока ходить. Тут место тихое, но будь внимателен. Я то верю, раз Док так решил, что ты не внешник, но так могут не все думать. Алиса хотя и недавно в нашем стабе, но девушка популярная и очень серьёзная. А её историю, как она у внешников в плену была и какие там дела были, знают все. Поэтому могут попробовать решить вопрос с тобой. В общем, сиди тихо. Оружия тебе не положено пока, ты же не гражданин, чтобы во внутреннем периметре с ним шастать.

Ободрив таким образом, кваз вышел из дома и оставил Максима размышлять над всеми этими перипетиями. Но делал он это всё недолго. Его ждали душ и кровать. И почему то Максим почувствовал какое-то полное спокойствие. Всё-таки он, хотя и на время, нашел себе дом в этом мире. На следующий день Максим был готов действовать. Он ждал, что к нему опять придёт либо Доктор, либо кто-то из других его представителей, чтобы начать заниматься той задачей, которую они оговорили. Но вместо них у него в гостях оказался другой посетитель. Макс как раз пробовал сделать себе завтрак, который он с большим трудом готовил на всех этих незнакомых и непонятных предметах, когда он услышал громкое «тук-тук» и дверь открылась. Удивительно, но Максим точно помнил, что она была закрыта на засов. На пороге стоял Кикимора и широко улыбался. Его внешний вид нисколько не изменился, всё тот же странный наряд, в котором так интересно всё исчезало. - Как я вовремя зашёл, - сказал он, - как раз хотел тебя пригласить поесть сходит, но вижу, что идти никуда не надо. - Я очень рад, что вы пришли. Сначала я очень на вас рассердился, но потом, размышляя, понял, что вы так действовали, просто защищая меня. Убежать я, скорее всего, не смог бы. Вероятнее всего, меня бы убили, поэтому вы опять спасли мне жизнь. Как тогда, перед городом. И за поддержку спасибо, мне Зелёный говорил.

- Да ладно, я ни на секунду не верил, что ты внешник. Алиса просто их ненавидит, вот и мерещится ей. Я человека сразу чувствую. Ты парень надежный. Кикимора замолчал и тут же, будто бы просочившись мимо Макса в кухню, удивился: - Ты чего тут готовишь? Да ты же вообще не умеешь это делать!Оттеснив Макса, он умело начал орудовать оказавшимися такими сложными для Максима устройствами. Вскоре по кухне стал распространяться восхитительный аромат пищи. Это было так здорово!Вкусно позавтракав благодаря Кикиморе, Максим был готов поверить, что ему действительно крупно повезло, что он попал в Стикс. Ну в самом деле, жив, здоров, сыт и еще у него есть миссия по спасению мира. О чём еще мечтать?- Держи, - в руках Кикиморы появилось яйцо-зародыш из мира Макса. – Придётся отдать тебе, хотя и не планировал это сделать. Не знаю, что там тебе Доктор сказал и пообещал, но верить до конца этому человеку я бы не стал. Он не плохой и не хороший. Просто он заботится о стабе. В общем, давай превращай эту штуку во что там получится. Вот. С этими словами рядом с яйцом на столе появился маленький металлический цилиндр. «Активатор», - одними губами прошептал Максим и тут же начал действовать. Вспомнив тренировки, он развернул зародыш острой стороной вверх, затем, приложил активатор чуть ниже, резким движением прихлопнул его, вгоняя внутрь. Тут же перед ним повисло голографическое меню, в котором значились различные возможности по развёртыванию зародыша. Макс быстрыми движениями пролистал их вниз и точно - «автоматическая автономная биологическая лаборатория». Это было то, что нужно. Выбрав в меню – «отменить», он извлёк активатор и повернулся к Кикиморе. - Вы даже не представляете, как я вам благодарен за всё. Теперь у меня есть шанс изменить мир.

Глава 8. Опять пленник

Как же это здорово, прийти домой после долгого дня, во время которого хорошо потрудился. Максим уже третий день был в стабе и даже в мыслях стал называть это место своим домом.

Конечно же, он не забыл о существовании своей Земли, но работа по подготовке активации станции полностью поглотила его. В тот день, когда Кикимора принес ему зародыш, Максим испытал сильнейшее возбуждение от того, что у него действительно появилась возможность изменить и сделать лучше целый мир. Как в детских мечтах. Поэтому он, ещё раз включив меню выбора, нашёл в нём необходимые спецификации, где рассказывалось, какое место может быть наиболее пригодно для создания там биологической станции. Какие должны быть характеристики у почвы, какие химические элементы в ней и что еще нужно сделать для удачной активации зародыша. Да, техника 22 века была совершенной, но лучше бы ей помочь. Когда же после этого он вызвал по коммуникатору Зелёного и передал свои пожелания, всё очень быстро завертелось. Похоже, что Доктор очень серьёзно относился к этому проекту. Уже на следующий день Макс вместе с квазом и еще парой жителей стаба, по здешней привычке обвешанных оружием и инструментами в роли охраны, тряслись внутри того, что здесь называли транспортом. Макс стоически терпел всю эту тряску, шум и мечтательно думал о преобразовании яйца в простую гравиплатформу. Но такой опции там не было, да и никогда бы он так не поступил. Иногда у Максима возникали ассоциации с детской сказкой про джина, где нужно было правильно распорядится желаниями. Только желаний было всего одно вместо трёх, а роль джина выполнял зародыш. Место для будущей активации подобрали недалеко от стаба, в неглубоком овраге, который не только скрывал их от чужих взглядов, но и давал возможность аккуратно сложить нужные материалы. Так как проверить, какие элементы есть в почве, было невозможно – отсутствовали нужные инструменты и химикаты, Максим решил просто положить рядом с зародышем детали от механизмов, которые могли содержать нужные вещества для постройки лаборатории. В теории, зародыш будет использовать те материалы, которые содержат максимальное количество нужные веществ. Привлекать никого из посторонних к этой затее было нельзя, чтобы сохранить деятельность в тайне, но и выезжая за пределы стаба, нужно было это как то объяснять. Поэтому для всех окружающих Максим занимался испытанием нового мощного оружия, найденного в его мире. Это как раз внимание то привлекло, но направляло мысли в другом направлении. Здорово помогал Зелёный. Он знал всё и всех в стабе, поэтому легко находил нужное, и очень скоро на месте будущей лаборатории громоздилась груда железяк и деталей, которые теоретически содержали нужные вещества. И вот на завтрашний день была назначена активация. Максим немного освоился и с кухней, по крайней мере, он научился готовить себе завтрак, кипятить воду для чая и забрасывать использованную посуду в специальную машину для мытья. Обедали не отрываясь от работы, Зелёный привозил уже готовые блюда, а вот ужинать его партнёры шли в место, называемое «кабак», но Макса с собой не брали. «Нечего тебя пока там светить» - так сказал кваз, а один из молчаливых помощников кивнул в знак согласия с этим утверждением. Да и самому Максиму не очень хотелось куда-то идти. Он всё больше погружался в описание возможностей будущей лаборатории, хорошо, что в зародыше была очень детальная инструкция по работе с ней. Конечно, его ограниченные знания в биологии, вирусологии и других сложных темах давали о себе знать, но устройство было предназначено в большей степени для неквалифицированных исследователей. Квалифицированных просто могло не быть на далеких планетах, где предполагалось использование зародышей. Зато можно было определить, есть ли в окружающей среде какие-либо опасные именно для человека вещества или микроорганизмы, проверить на то же самое почву, исследовать местную флору и фауну на предмет употребления в пищу. В общем, всё то, что нужно было для начала исследований или колонизации. Макс понимал, что от всего этого до фукамизации – дистанция огромного размера, но это же было только начало. Вдруг он сможет с помощью лаборатории создать средства, которые будут способны победить паразита? Или исследуя себя самого, найти, чем он отличается от других жителей Стикса и уже отсюда найти такой способ? Предаваясь таким мыслям и размышляя о том, что еще нужно сделать, Макс пошёл на кухню, чтобы приготовить себе ужин. Если можно было назвать приготовлением открытие банки консервов и подогревание содержимого на плите. Аккуратно ставя кастрюлю с вываленным туда содержимым одной консервной банки на плиту и несмотря на очень глубокое погружение в свои мысли, Максим всё-таки смог услышать, как что-то щёлкнуло у двери. И мгновением позже та взорвалась, разлетевшись обломками по всей комнате. В освободившемся проходе появилась темная фигура с изрыгающим пламя оружием в руках. Всё это произошло настолько стремительно и, скорее всего, если бы не тот щелчок, предваривший события, Максим не успел бы среагировать. А так у него появилось время сосредоточиться и, когда внезапно появившийся человек повёл стволом в его сторону, Макс уже действовал. Почему то всё происходящее напомнило ему тренировку, когда имитирующий противника робот вот также наводит на него оружие и Максиму надо мгновенно придумать, как его нейтрализовать. Не раздумывая, он метнул во врага стоящую на столе вторую банку консервов, а сам прыгнул в окно, прикрывая голову руками. Бах – раздался взрыв в оставленном Максе доме, когда он сам катился по траве внутреннего дворика. Оказалось, здесь его тоже ждали. Другая тёмная фигура, похожая на ту, что осталась в доме, стояла напротив дома и целилась в Макса из оружия. Дело было плохо, сколько ещё нападающих, Максим не знал. Пришлось ускоряться и бежать в сторону других домов, надеясь, что среди тех, кто стреляет в него, нет клокстоперов типа Кикиморы. Звуки выстрелов должны были привлечь внимание местных жителей и охрану стаба, поэтому Максиму нужно было только дождаться их. Но ему не дали. Рядом с Максом возникла светящаяся фигура человека, от которой к нему потянулись такие же светящиеся нити. Максим, интуитивно понимая, что это точно не дружеские обнимашки, попытался от них увернуться, но нити, явно управляемые, последовали за его движениями и прикоснулись телу. Рывок и Максим падает, больно ударяясь о землю и выходя из режима ускорения. Он еще пытался что-то сделать, но только успел увидеть летящий в его голову приклад. Удар и его сознание его померкло. Последнее, что он услышал, это был голос ментата Алисы: «Попался, проклятый внешник». Если бы кто-нибудь сказал Алисе, что всего через полгода она будет жить в мире, полном ужасных тварей и часто не менее ужасных людей, при этом сама будет тоже частью всего этого, девушка просто бы покрутила у виска и забыла бы об этом разговоре. Мир её Земли, как она впоследствии узнала уже в Стиксе, был не очень похож на многие другие. В нём история обошлась без обеих мировых войн, почти без революций, вся планета была разделена между несколькими империями, в отношениях которых хотя и существовал антагонизм, но был он очень умеренным и дальше дипломатических нот никогда не заходил. Алиса родилась в хорошей семье, ходила в не менее хорошую школу, а потом отправилась учиться в такой же хороший институт. На учителя. Смешно. А потом на втором курсе она с подругами и друзьями поехала загорать на озеро, в место, которое издавна было облюбовано студентами её института. Весь вечер и часть ночи они веселились, пили вино, вели беседы о смысле жизни и целовались. Обычная студенческая пирушка. Под утро пришёл туман. И кислый запах, который невозможно было ни с чем ассоциировать. Не понимая, что происходит и ёжась от утренней сырости, она вылезла из палатки и увидела, как клочья тумана исчезают над озером. Озером, которое вдруг становится совсем другим – на другой стороне, где должен был находиться лес, появился город. Совершенно не похожий привычные её города – высокие шпили башен-домов взметались в небо на огромную высоту, между ними на разных уровнях проходили дороги и какие-то непонятные её сооружения. Как в сказочных романах с принцами и принцессами, которые Алиса, чего уж таить, до сих пор любила читать. Она на мгновение подумала, что перенеслась в сказку. Но это было не так. Сказка кончилась в тот момент, когда Алиса увидела свою лучшую подругу Леру, как то странно и нелепо вылезающую из соседней палатки. Куда она вчера отправилась со своим парнем. Однако сейчас Лера ничем не напоминала милую толстушку-болтушку. Потому что держала в руке и пыталась грызть что-то окровавленное. «Лера сошла с ума» - такая мысль первой пришла в голову Алисе, - «надо срочно вызвать врачей или что в таких случаях делают» То, что было теперь вместо подруги, посмотрело на Алису взглядом, в котором не было уже ни капли разума и как то утробно зарычало. И тут же такие же звуки послышались в ответ из других палаток. И Алиса бросилась бежать. Она уже не помнила точно, как пробиралась среди деревьев, пытаясь найти дорогу и как та никак не находилась. Как слышала еще несколько раз горловой звук и замирала от ужаса. Как опять бежала, не понимая куда. По всей видимости, сказывалось и действие паразита, который уже проник в неё, но сдерживаемый иммунитетом, не мог полностью овладеть её разумом.

Алиса отвлеклась от мыслей о прошлом и вновь посмотрела на лежащего перед ней человека. Мерзкого внешника. Внешника, которого почему то взял под своё крыло почти всемогущий Доктор, и кого она так возненавидела в тот же самый момент, когда увидела. Алиса легко могла видеть ментальную структуру почти любого человека, кроме совсем уж ставших непохожими на людей старожилов Стикса. И всегда в ней присутствовала одна и та же схема – паразит, который внедрялся в тела иммунных и которых был их и наградой и наказанием. Но ничего похожего здесь не было. А такое она видела только в одном месте – на базе Внешников. Месте, о котором она всегда мечтала навсегда забыть.

Алиса тряхнула головой, стараясь отогнать тягостные мысли о прошлом. При этом она невольно пошевелила нити, которые тянулись из её пальцев к телу внешника.

Почувствовать их движения внутри своего тела, тот застонал, но в сознание так и не пришёл. Надо быть аккуратнее, подумал Алиса про себя. Её враг уже показал небывалую стойкость к ментальному воздействию, но всё равно она узнает все его секреты. Как ему удалось остаться не зараженным паразитом, когда все другие мгновенно заражаются, если вдохнут воздух Стикса без фильтра. В ту сказку, которую он рассказывал Доктору, и которую она слышала в записи, предоставленной её заказчиком, она ни на секунду не поверила. «Волшебный мир будущего, в котором все люди так подготовлены, что их не берёт паразит? Ха-ха-ха, давайте посмеёмся вместе». А вот в шпиона внешников, который пытался прорваться в стаб, чтобы потом его захватить – вот в это верилось очень легко. Конечно, продемонстрированные Максимом возможности вроде ускорения как у клопстоперов не были доступны обычным людям, но что она знала о всех внешниках? Ведь как-то умудряется он защититься от паразита?

В этот день, когда она увидела своего врага, она была сама не своя. То, что внешника не прикончили там же, вызывало в ней безумную ярость и ненависть. Хотя Алиса была в этом стабе не очень долго, знакомых и друзей у неё было уже достаточно. Во-первых, она была сильным ментатом, хотя конечно и уступала в опыте главному ментату стаба. Во-вторых, у неё были еще многие полезные дары, о некоторых часть жителей стаба даже не догадывались.

Например, она могла ставить блок на разум. С согласия человека она могла блокировать на определенный период времени любые его поступки, которые могли навредить, например, нанимателю. Это было очень полезно, когда кого-нибудь посылали за какой-нибудь вещью. Или при найме группы рейдеров или охраны каравана. А ещё она могла ставить метку на человека или вещь, по которой их легко можно было отслеживать в течение нескольких дней. Были у неё ещё дары, вроде тех нитей, которыми она сейчас держала внешника. Как бы она хотела лишиться всех их, но и забыть своё прошлое.

Придя домой, она не могла успокоиться и очень плохо спала. Поэтому весь следующий день чувствовала себя разбитой. И вечером решила не идти домой, а пойти в то место, куда идут в таком случае - в бар. Хотя алкоголь не слишком сильно действовал на иммунных, но на некоторое время он мог дать спокойствие и отдых мозгу. Но когда она допивала свою вторую порцию, к ней вдруг подсел Резкий, один из лидеров набирающих силу группировки жителей стаба. Группировки, которая была недовольна нынешним состоянием дел.

- Предлагаю тебе работу, - без обиняков сказал он, - Уверен, что она тебе тоже понравится. Нужно захватить внешника и узнать, что он делает по заданию Доктора. В любом другом случае одно упоминание Доктора сразу бы отбило у Алисы дальнейшее желание что-то делать против руководства стаба, но сейчас её мозг был затуманен злобой, и она согласилась не раздумывая. Тем более что и условия там были очень щедрые.

И вот враг здесь, полностью в её власти, она должна всего лишь выяснить, что он затевает и что за прибор, которая они смогли забрать у него в доме. А потом она сможет его прикончить. Любым способом, как захочет.

Усевшись удобно и сконцентрировавшись, Алиса мысленно потянулась через нити внутрь тела Максима, пытаясь среди ментальной схемы найти тот участок разума внешника, который отвечал за доверие. Внешник оказался крепким орешком, выдержав воздействие на разные участки, которые отвечали за боль. Это было непросто для любого человека, но только добавило Алисе злости. Он еще сопротивляется! Но она была профи в деле выуживания информации из тех, кто не хотел ею делиться, и поэтому решила действовать тоньше. Другим методом - вызвать у него безграничное доверие к себе. Это чем-то напоминало действие ненавидимых всеми нимф, но у тех это получалось мгновенно. У Алисы было много разных схем допроса. Этому она хорошо научилась там, в своём прошлом…. И мысли опять унеслись далеко назад.

- Ты будешь жить, пока будешь мне нужна, - Крис была, как всегда, очень откровенна. Впрочем, сложно утаить что-то от ментата, даже если он и находится в твоёй полной власти. Да и зачем? За те несколько долгих месяцев, которые Алиса провела на базе внешников, она хорошо усвоила один урок – все они в глазах людей из другого мира не люди, даже не животные. Только источник внутренностей, из которых можно сделать так много полезного и ещё, как в её случае, отличные инструменты. - На твои потроха уже давным-давно зарятся в отделе изучения мозга. Ментата у них ещё не было, поэтому они просто мечтают посмотреть, чем твой мозг отличается от других. Вдруг удастся это повторить и тогда они смогут штамповать ваши способности, - откровенные рассуждения своего владельца Алису уже давно не шокировали. Она просто принимала всё это к сведению и только глубоко внутри, там, куда не могли залезть даже длинные щупы ментоскопов базы, велся счёт, и копилась ненависть. До поры до времени, но это время обязательно придёт. Вот и сейчас, идя рядом, Алиса просто слушала монолог Крис, почти не придавая ему значения. Потому что от неё пока всё равно ничего не зависело. Очнувшись в очередной раз, Максим тут же дал себе обещание обязательно найти зародыш, из которого можно будет вырастить скафандр высшей защиты, залезть туда и постараться никогда из него не вылезать, пока будет в Стиксе. Всего несколько дней и он уже второй раз захвачен непонятно из-за чего и должен опять выживать, пытаясь понять, что от него нужно похитителям. Впрочем, очнувшись после удара приклада и увидев сидящую напротив ментата Алису, он сразу понял, что будет намного сложнее, чем с Доктором. Ненависть этой девушки была настолько мощной и осязаемой, а аура так темна, что можно только удивляться тому, что он ещё жив. А раз так, значит, от него что-то нужно. Но больше всего его ужаснуло, но и обрадовало то, что рядом с Алисой стояло яйцо-зародыш. «Значит, тот взрыв в доме не уничтожил его» - подумал Макс, хотя уничтожить зародыш было не так-то просто. А потом пришла боль, по сравнению с которой удар Кикиморы был лёгкой и приятной щекоткой. Максим понял, что он просто может не выдержать такого и дал команду мозгу опять погасить сознание, что тот и выполнил. Так продолжалось несколько раз – стоило ему очнуться, как девушка била его болью и ему приходилось терять сознание. Каждый раз Алиса о чём-то спрашивала его, но он не успевал понять, о чём. Очнувшись в очередной раз, Макс понял, что что-то не то с ним. Он абсолютно точно знал, что с ним произошло – его захватили, пытали болью и точно желают ему смерти, но почему же он чувствует такие симпатию и доверие к сидящей напротив него своей мучительнице?

- Очнулся? - с неподдельной радостью в голосе спросила Алиса. – Мы уж подумали, что ты всё, очень был плох.

- А что со мной произошло? - ответил Макс вопросом, по-прежнему не понимая, почему он вообще спрашивает свою мучительницу

- Тебе в дом бросили гранату, и ты был серьёзно ранен. Наши знахари залатали тело, но мозг тоже был серьёзно задет, поэтому ты бредил и не приходил в себя. Пришлось мне заняться тобой, я применяла шоковый метод и, как видишь, он сработал. Как ты себя чувствуешь?

Чувствовал себя Максим неплохо, ничего, в отличие от прошлых попыток очнуться, не болело. О чём он и уведомил свою … собеседницу. Но вот с мыслями было явно что-то не то. Он вроде бы прекрасно помнил недавние события, но почему тогда слова Алисы кажутся ему такими правдивыми? Граната, раны, мозг – это что же, получается, ему всё привиделось, когда он раненный взрывом проходил лечение у местных докторов? А боль была от ран, а он обвинял в этом девушку?Пытаясь разобраться в своих ощущениях и мыслях, Макс попробовал встать с топчана, на котором он лежал, но это у него не получилось – и руки и ноги оказались чем-то прикреплены к его ложу. - Не надо пока вставать, лечение было непростым и, хотя всё должно быть хорошо, сначала нужно в этом убедиться полностью, - голос Алисы по-прежнему вызывал желание как можно быстрей ей ответить.- Скажи, что ты помнишь о своём задании? – продолжила спрашивать девушка, - нужно удостовериться, что у тебя всё в порядке с памятью. Нет, ну разве можно такому хорошему человеку и к тому же симпатичной девушке ничего не рассказать о том, чем Максим занимался в последние дни. Тем более, это так увлекательно и интересно. Конечно, Доктор предупреждал о необходимости соблюдать тайну, но Алиса же тоже не последний человек в стабе и оказывается, его спасла от …

Максим, сам не понимая как, принялся достаточно детально рассказывать о своих делах, о мечтах, что сможет с помощью лаборатории создать средство для защиты всех в Стиксе от паразита, о том, что уж точно дети смогут рождаться без боязни стать заражёнными. От том, что…- Не смей мне врать, - ненависть, звучащая в голосе Алисы, мгновенно выбила из головы Макса весь тот туман, который, как оказалось, заполнял её. Он сразу понял, что в очередной раз познакомился с даром жителей Стикса, даром, который напрочь отключал в человеке критическое восприятие действительности. И ещё он вдруг увидел светящиеся нити, выходящие из его тела. Такие же, что он видел перед своим пленением. Они оканчивались в руках сидящей перед ним девушки. «Так это была она» - понял Макс, - «она участвовала в его захвате»И тут же пришла уже знакомая боль, но на этот раз Максим смог на неё среагировать по-другому – он мысленным усилием блокировал чувствительность мест в теле, куда уходили нити, и сразу стало значительно легче. А потом, увидев, как исказились от бешенства черты лица Алисы и что кисти её рук начинают светиться, понял, что медлить уже нельзя. Максим рванулся из-за всех сил, переводя организм в максимально возможное ускорение. Держащие его оковы не выдержали – лопнули. Одновременно с этим его тело пронзило болью от воздействия через нити, но движения Макса было уже не сдержать. Вставая, он ударил свою мучительницу, и она упала, теряя сознание. Сразу исчезла боль и тянущие из её рук нити рассыпались на отдельные куски, которые тут же растаяли в воздухе. Максим сразу почувствовал себя на все сто, даже несмотря на кровавые отпечатки на руках, где были удерживающие его ремни. «Свободен» - с наслаждением подумал он. «А вот теперь что делать?»

Глава 9. Побег

Выйдя от Доктора, Зелёный остановился, чтобы перевести дух. Вообще, глядя на него, никто бы не мог сказать, что он вообще способен испытывать какие-либо эмоции. Очень уже лицо или скорее морда кваза к этому не располагала. В общественном мнении квазы считались способными только к ярости, но никак не умеющими испытывать сложные чувства или эмоции. Но это было совсем не так. Человек оставался человеком, даже если его душа и сознание оказывались заключены в теле зверя.

Вот и сейчас кваз должен был успокоиться после разговора со своим шефом. Которого безмерно уважал и был готов почти на всё, чтобы подтвердить такие же чувства со стороны Доктора. Но вот чего Зелёный не понимал, так это почему он испытывает страх перед Доктором. Нет, правильнее сказать, даже не страх, а что-то такое, что заставляла его стараться как можно лучше выполнять любые поручения своего босса. И вот когда, как это было сейчас, что-то шло не так, Зелёный и испытывал это чувство.

Ему было вдобавок ещё и стыдно, потому что произошедшее с Максом было его прямой виной. Почему он не поставил ещё кого-нибудь еще охранять такую важную для Доктора персону? Нет ответа, хотя он и мог бы сослаться на то, что совершенно не ожидал такого в самом центре стаба, где живут только граждане. Но факт есть факт - Максим кем-то захвачен, и важный проект его босса разрушен. Но кваз был не из тех, кто опускает руки, тем более что в его случае руки скорее напоминали лапы лотерейщика. Нет, он сделает всё, чтобы исправить ситуацию и найти и Максима и тех, кто так нагло покусился на спокойствие и безопасность стаба. Почему то ему в первую очередь хотелось спросить об этом происшествии Алису, но наглеть тоже не стоило. Ментат есть ментат, новичок он или нет, такие дары очень важны для любой организации и просто так обвинить её никто не позволит. Впрочем, Зелёный знал, что она имела ещё несколько интересных способностей, о которых предпочитала не распространяться, но кому надо о них знали и использовали.

Постояв ещё и приняв решение, что делать в первую очередь, кваз направился в здание, где находилась организация, которое можно было назвать местной полицией. Нет, расследовать события вроде произошедших там не расследовали, местные полицейские занимались более простыми вещами вроде драк или скандалов между гражданами, а взрывы и стрельба были в ведении службы безопасности, которую как раз и представлял Доктор. Но у полицейских было очень хорошо развито собирание всяческих слухов и сплетен, а это было как раз то, что Зелёному было нужно. Чтобы найти веские причины допросить Алису.

- Зелёный, какими судьбами? – приветствовал его охранник на входе в здание и с усмешкой добавил, - Кстати, отлично выглядишь, такой красавчик!

- Мимо проходил, решил зайти посмотреть, не нужно ли кому по жопе дать, - в тон вопросу ответил кваз и уже другим тоном, - похоже, мне нужна помощь ваша.

- Конечно, что нужно? – мгновенно стал серьёзным его собеседник

- Ты же слышал, что у нас произошло вчера, - утвердительно ответил кваз и продолжил, - чувствую я, что там дело не обошлось без одной особы с красивым именем, но вот никаких доказательств, даже отдалённых, нет у меня, чтобы её за задницу симпатичную взять. Может быть, у вас здесь какие слухи ходят? Ты же знаешь, за мной долги не ржавеют, и помощь я не забываю.

- Да ты чего? – возмутился его собеседник, - я тебя вовек не забуду. Как ты рубера голыми руками рвал, пока мы все из того магазина не выбежали. А так бы все там легли. Такой долг ничем не отдашь.

- Перестань, Рябой, то дела давние, никаких долгов за тобой нет. Но мне действительно надо хоть какую-нибудь зацепку. Ну сам посуди – дом взорван, всё внутри выгорело, рядом следов считай нет, камеры, которые там по улице стоят, ничего не показывают, кроме тихой улочки, на которой ничего не происходит. И никто ничего не видел и не слышал. А человека раз и нет. Причём он хоть и новичок, но клокстопер неслабый, Кикимора рассказывал, да и Хазарин сам видел.

Вот я и думаю, кто такое мог провернуть?

- Да, дела, - протянул Рябой, явно озадаченный рассказом кваза. – Прямо какие-то волшебники работали. Хотя подожди, знаю я одного парня, который скрыт на электронику ставить может. Он жаловался, когда мы в баре вместе выпивали, что, мол у всех людей как людей, защита от заражённых, а он только от видеокамеры может спрятать. Ни от взгляда прямого, ни от ещё чего. Его Хлыстом кличут, не знаю уж, почему, а так он скорее на шарик похож, - хохотнул Рябой, – низенький и кругленький.

- Отлично, где его найти можно?

- Да где и всех – в баре вечером ошивается или утром на разводе, где на разовые работы можно вербануться. Гражданство то у него есть, значит, гарантированный живчик полагается. А вот на остальное надо зарабатывать. Вот он и перебивается. Всё же не в грузчики идти…

- Спасибо, Рябой, если он и впрямь чего знает, за мной реально должок будет, - кваз тепло распрощался со знакомым и почти бегом двинулся к месту, где исторически сложилось что-то вроде биржи труда для жителей стаба. Причём, можно сказать, элитной биржи, так как находилась она во внутреннем периметре, где проживали только граждане стаба и они же приходили туда наниматься и предлагать работу. В этом было важное достоинство – получить гражданство было очень непросто, и поэтому человеку можно было доверить значительно больше, чем просто обычному бродяге или даже рейдеру, который сегодня здесь, а завтра там. Ищи его, если что, Стикс большой.

На «развод» Зелёный пришел, что называется, к «шапочному разбору», когда почти все, кто хотел и смог, уже нашли работу или работников; оставались только либо совсем уж никчёмные исполнители, либо слишком замороченные задания. Впрочем, это не обескуражило кваза. Тут же заприметив ближайшего к нему человека, который грустно смотрел по сторонам, явно в поисках чего-то, он спросил: - Хлыста не видел? Работёнка у меня по его профилю есть.

- Неа, ни сегодня, не вчера его не видал. Он вроде хвастался, что хорошую работу нашел как раз по своему дару. Но чего и как – не говорил. Вечером в бар приходи, точно там будет, если у него спораны появятся. А тебе, слышь, чего от него надо? Я тоже кой-чего в электронике могу.

И тут же продемонстрировал небольшую деревяшку, одной стороне которой менялось изображение голой женщины. – Видал, дар у меня такой. Из любой доски могу экран сделать. И что хошь на нем показать.

- Интересный дар, - не стал спорить кваз, - даже не слышал о таком. И долго это работает?

Его собеседник сразу скис и уже менее бодрым голосом ответил: - Да нет, не долго, минут 5-10 от силы. Горохом надо дар подкармливать, а он у меня уже и забыл когда был. Еле-еле долг за гражданство выплатил, а зачем оно мне сдалось, сам не понимаю. Был раньше вольным рейдером, а сейчас сам на себя смотреть не хочу, потому что противно.

Кваз не нашёлся, что сказать в ответ. Он знал, что некоторые, узнав, что в Гудвине граждане имеют право на бесплатный живчик, всеми правдами и неправдами старались получить гражданство. И в итоге оказывались без всего. Конечно, некоторым в стабе такое положение было выгодно – много рабочей силы, но слишком уж часто граждане становились такими вот никчёмными.

- Ты работу ищешь? Тогда найди Хлыста, у меня для него дело есть как раз для его дара. Найдёшь сегодня до обеда – с меня горошина. Вот и дар свой покормишь. Где меня искать, знаешь?

Его собеседник, явно ошалев от такой щедрости, быстро-быстро закивал и тут же, всем видом выражая согласие и готовность действовать, почти побежал в сторону жилого сектора.

Зелёный подумал, что слишком сильно привлёк внимание, но сейчас главное было быстрота. Те, кто захватили Макса, явно нуждались в чём-то от него, иначе бы просто убили бы, да и дело с концом. Это соображение, кстати, почти снимало подозрение с Алисы. Зелёный помнил, как, даже находясь в другом помещении, ощутил ненависть в голосе ментата по отношению к парню. «Нет, дай ей волю, она бы его на месте прикончила» - подумал он, но так окончательно ничего не решив. Но у него оставался ещё один визит.

Пройдя через КПП внутреннего периметра, кваз направился к одной из гостиниц во внешнем уровне, где останавливались не слишком бедные гости стаба. По его сведениям, именно там должен был быть Кикимора, который привёл «внешника». Кваз рассчитывал, что сможет убедить рейдера ему помочь в поисках пропавшего, он знал, как бережно и заботливо Кикимора относится к своим крестникам. А уж всех даров Кика, как называли его друзья, не знал, наверно, даже Доктор. Кикимора был очень известной фигурой среди иммунных, его знали и в ближайших стабах и в самых далёких. Да и Хазарин, который передал просьбу отнестись к парню помягче, не стал бы помогать и просить за кого попало. Конечно, Зелёный мог при необходимости задействовать все силы службы безопасности, частью которых он сам и являлся. Но ситуация была щекотливая, так как проект Доктора был, так скажем, его частным проектом. Да и вообще, очень уж много непонятного во всём этом получилось.

Зайдя в гостиницу, кваз подошёл к стойке, где сидел дежурный. При виде Зелёного он явно испугался, похоже, что нечасто видел таких, что выдавало в нём новичка в Улье.

- Кикимора здесь? В каком номере он? - спросил Зелёный, нависая над стойкой. Ему было не до сантиментов и совсем не хотелось объяснять новичку, кто он и что. Знающий его человек без разговоров бы выдал нужную информацию, а с этими никогда не знаешь, что будет.

- Это такой в костюме лешего? Он сегодня утром ушёл, сказал, что если до вечера не придёт, значит всё, уехал. Но шел без вещей, даже сумки никакой не было.

«Опять не успел» - кваз почувствовал, как внутри него нарастает раздражение по отношению к этому «внешнику» и к Кикиморе и даже к Доктору, что всё это начинает ему надоедать и что он с удовольствием всех послал бы. Усилием воли Зелёный задавил злые мысли, но легче не стало.

Да где же этот Максим!

Максим в этот момент был очень занят, опять борясь за свою жизнь. «Похоже, что в Стиксе это является нормой» - такая мысль у него промелькнула, когда Алиса в очередной раз попробовала его убить. Вылетевшие из её рук светящиеся нити двигались с очень высокой скоростью, так что даже в режиме ускорения Макс уклонялся от них с большим трудом. Он каким-то внутренним чутьём понимал, что если они коснуться его, то дело в этот раз не ограничится болью или потерей сознания. Нет, его противница явно намерена его прикончить окончательно, и он жив пока только потому, что он всё-таки чуть, но быстрее её. Быстрее и сильнее, но вот значительно менее решительный.

Помещение, где происходила их схватка, было небольшим, и Макс понимал, что ещё несколько попыток и Алиса всё-таки добьется своего и тогда будет поздно. Но решиться нанести смертельный удар никак не мог. Дело в том, что сейчас, действуя в таком режиме, любой его удар почти стопроцентно наносил человеку смертельные травмы, а здесь его противником выступала достаточно изящная девушка. Хотя и обладающая необычными свойствами. И ударить на скорости означало убить её почти наверняка.

Наверно, умей Алиса читать мысли на расстоянии, она бы не смогла продолжать бой от смеха за его переживания, но она была избавлена от этого, потому что ей владела только одна идея – прикончить проклятого внешника. Который неведомо как смог обмануть даже её дар и продолжал рассказывать эту чушь про красивый мир будущего. Нет, такого надо убить и никакие доводы о том, что надо выяснить, откуда он и что затевает, не смогут ей в этом помешать.

В очередной раз активировав нити, Алиса поняла, что еще два-три раза и она не сможет применять свой дар, а враг казался совершенно неутомимым. Алиса не могла двигаться с такой же скоростью как противник, но вот её оружие – энергетические нити, могли. Подчиняясь её мысленным командам, они мгновенно меняли траекторию движения, но противник был быстрее её. Обычно клокстоперы выдыхались почти сразу, но проклятый внешник будто не знал усталости.

На самом деле Максим был близок к пределу. Пожалев в очередной раз, что сразу после своего освобождение от пут и такого удачного удара, он подумал, что дело сделано и не принял никаких мер к нейтрализации девушки, Макс наконец решился. Он схватил со стола лежащее там яйцо зародыша и еще больше ускорившись, бросился к выходу. «Ну не могли же эти нити иметь слишком большую длину» - подумал он, надеясь успеть выскочить наружу, что бы это «наружу» не означало. Но он не успел. Дверь распахнулась и Максим едва успел изменить направление, чтобы не врезаться в стоящего там Кикимору. И увидел, как летящее вслед ему оружие Алисы врезалось в тело его крёстного. Но ничего не произошло, нити потухли и исчезли.

- Алиса, всё, хватит. Твоя ненависть зашла слишком далеко, ты пытаешься уничтожить невиновного человека. Макс – не внешник, чтобы ты там себе в голову не вбила, - Кикимора говорил размеренно и спокойно, постепенно понижая тон голоса. Как рекомендуют разговаривать со злым псом, чтобы его успокоить. – Сейчас ты сможешь уйти, и я не буду никому говорить о твоём участии в этом деле. Снаружи лежат два тела, их будет достаточно для расследования. Выбирай. Или мне придётся убить и тебя.

Макс слышал слова своего друга и думал, как же он мало понимает в здешней жизни. И как все эти вещи ему не нравятся. Он обязательно всё здесь изменит, обязательно.

- Всё, я ухожу, - в голосе Алисы слышалась огромная усталость.

- Не так быстро, обещай, что больше не будешь пытаться причинить Макс вреда. Он не внешник, я даю тебе слово и ручаюсь за это, - слова Кикиморы казались очень вескими и наполнили Максима неведомым доселе ощущением радости от того, что кто-то в ситуации, когда речь шла о жизни и смерти, так говорит – «ручаюсь за него». Максим посмотрел на Алису и понял, что она по-прежнему не верит словам его крёстного. «Да что же с этой девушкой такое» - подумал он, - «она, похоже, просто неспособна адекватно мыслить, когда дело касается внешников»

- Хорошо, я не буду вредить ему, пока он в нашем стабе, - Алиса говорила это, с ненавистью глядя прямо в лицо Макса. – Не буду, но ты тоже должен пообещать. Если я докажу тебе, что он внешник, ты поможешь мне его убить.

- Сделка, - ответил Кикимора. И уже обращаясь к Максу, продолжил: - Пошли, здесь делать больше нечего. Кикимора повернулся и уже явно не опасаясь Алисы, шагнул через дверной проём, но Максим не был так уверен в себе и предпочёл выйти из комнаты пятясь, не отрывая взгляда от девушки. За дверью был короткий коридор, заканчивающийся лестницей наверх. На полу, опираясь спиной на стену, сидел человек в привычном для местных жителей одежде. Казалось, что он просто дремлет. Но Максим вдруг понял, что тот мертв. Что спокойно идущий рядом с ним его друг, а как еще назвать человека, который спас тебя, рискуя жизнью, убил ради его спасения. И где то должен быть еще один, так как Кикимора говорил о двух охранниках. Максу стало страшно. Страшно от того, что он вдруг осознал, какая на него легла ответственность, он должен, нет, обязан сделать что-то, что могло бы оправдать такую цену за его освобождение.

Поднимаясь по лестнице, Макс внезапно вспомнил посещение вместе с Кикиморой бункера в том пустом городе. «Кажется, что это было очень давно» - подумал он. Слишком много событий произошло всего за несколько дней, кажется, что между ними пролегла целая жизнь.

Они поднялись наверх, и выяснилось, что место, где похитители держали Макса, находится совсем рядом с внешней стеной стаба, только с наружной стороны.

- Мины, иди прямо за мной след в след, - сказал Кикимора и шагнул в траву, как то по особенному ставя ступню на землю. Максим пошёл за ним, очень точно ставя ноги в следы крёстного. Хотя он и смог бы при необходимости увидеть мины, но зачем?

- Чтобы ты там не собирался делать, делай это быстро, лучше прямо сегодня, - внезапно сказал Кикимора. – Не раздумывай, мне почему то думается, что времени у этого стаба осталось мало.

Максим тогда еще не знал, что к подобным предостережениям в Стиксе надо относиться предельно серьёзно, но кивнул и в качестве подтверждения сказал: - Прямо сейчас пойду и активирую зародыш. Все готово, а ему еще развиваться несколько дней.

Максим помнил о просьбе Доктора держать всё в тайне, но после его откровений Алисе это было уже не актуально, ведь так?

- Макс, ты, надеюсь, понимаешь, что я твою «подружку» обманул? – спросил Кикимора, не поворачивая головы.

- Нет, вы же с ней договорились.

- Да, если бы я в тебе сомневался, но после такого вопроса точно перестал бы, - судя по тону, его крёстный явно улыбался. – Ну, сам посуди, я сказал Алисе что, «я никому не скажу о тебе», а она пообещала не причинять тебе вреда в стабе. То есть она думала тогда, что очень хитро меня обманула, так как « в стабе» значить, что не в стабе она может делать что хочет. Но ты ничего ей не обещал. Поэтому расскажешь Доктору всё в деталях. А ему твой рассказ точно не понравится, потому что Алиса одна такое бы не провернула. Значит, есть те, кто не боится его самого и готов даже к таким действиям. Ему придётся на это реагировать.

Максим понял, что опять запутался в этих рассуждениях, только слова «интриги» и «политика» всплыли у него в мозгу. «Надо было ещё лучше изучать историю» - подумал он с отчаянием.

- Макс, не бери в голову, ты всё равно ещё новичок, поэтому разобраться во всём этом не можешь. Я давно в Стиксе и уже почти избавился от «человек человеку друг», но даже я часто не понимаю, почему в стабах так грызутся за власть. Кстати, ты же помнишь, я тебе уже говорил, что человек здесь по идее может жить вечно? Если его не прикончат или не сожрут заражённые, то от старости он не умрёт. Наоборот, попавшие сюда старики молодеют, и становятся со временем зрелыми и здоровыми людьми. Казалось бы, можно жить в ладу друг с другом, создать отличный мир, где все будут помогать друг другу, так как есть бездна времени для всего. Но нет. Люди будут искать возможность обмануть, захватить себе побольше, стать властью, чтобы других от неё отодвинуть. И готовы ради этого почти на всё.

Макс уже привык к чудесам, которые подкидывает Стикс, но это напоминание крёстного в очередной раз заставило его задуматься о собственной миссии в этом мире. Извечная с давних времён мечта человечества о вечной жизни вот так просто и буднично реализована здесь. Но какой ужасный способ выбора, кто решает, кому быть вечным, а кому стать чудовищем. Максим понял, что от количества обещаний, которые он давал самому себе, скоро согнётся под их весом. Очень уже все они получались серьёзные. И спасти детей Стикса, и вылечить жителей, а теперь вот выяснить, как паразит делает людей вечноживущими.

Внезапно Макс понял своё предназначение – он должен не просто всё это сделать. Нет, сам он всего лишь обычный курсант-стажёр Группы Свободного Поиска, волею случая попавший в очень странные обстоятельства. Он не сможет сделать всё. Но в этом и состояла его основная задача –найти новый мир и сообщить о нём на Землю. Ну и что, что Стикс расположен неизвестно где, но раз в него пробираются другие, даже не настолько технически развитые миры, как его Земля 22 века, то он должен обязательно найти путь домой. Вот тогда всё это точно можно будет сделать.

«Надеюсь, больше ничего столь же грандиозного я о Стиксе не узнаю» - подумал Максим, завершая свой мысленный разговор. Он продолжал идти след в след за своим крёстным, но мыслями был уже далеко, на своей Земле, куда он обязательно найдет дорогу.

Глава 10. Активация

Перед входом на КПП стаба Кикимора неожиданно для Макса вдруг остановился и пропустил того вперёд.

- Ну вот и пришло время попрощаться. Чем смог, помог, теперь ты уж сам постарайся. Помни, новичков не обижать. Если можешь - обязательно помоги, как я тебе. Но и рисковать собой или другими не надо – свои дороже. Твою долю от продажи оружия я на карту положил, вот, держи.

И Кикимора протянул Максу кусочек пластика. Тот машинально взял, не особо понимая, что происходит.

- Я рассчитывал с тобой еще пару раз сходит в рейд, в тот город наведаться, да и вообще… Кикимора помолчал, будто бы подбирая слова, что было для него совсем не обычным.

- Понравился ты мне, чем-то на меня самого похож, когда я был ещё юный и глупый. Но у каждого свой путь в Стиксе, поэтому лучше ты занимайся, чем занимаешься, вдруг и правда какой толк выйдет. А у меня свой путь.

Макс стоял в растерянности и абсолютно не понимал, что нужно сказать или сделать. Не то чтобы он рассчитывал, что крёстный за ним будет постоянно присматривать, и уж точно не думал, что он должен ему постоянно помогать. Но даже сама мысль, что где тут рядом есть друг, была ему очень приятной. Да, самый настоящий и проверенный друг. Такой, которого, пожалуй, у Макса не было даже на Земле. Внезапно поддавшись нахлынувшим на него чувствам, Максим шагнул к Кикиморе и обнял его. Он видел такие жесты в старых фильмах, когда друзья расставались надолго.

На крёстного это проявление чувств тоже явно подействовало. Судя по выражению лица, он явно был под впечатлением такого проявления отношения к себе своего крестника чувств.

- Мы обязательно еще увидимся, я знаю, - твердо сказал Кикимора. - Я тебе не говорил, но у меня дар провидца есть. Слабенький, конечно, но есть. Так что точно увидимся, не унывай.

Что тебе посоветовал, помнишь? Не затягивай с делом и держи ухо востро. Не знаю, что будет и как, но стаб этот недолго протянет. Надумаешь отсюда уходит или обстоятельства заставят, иди в Солнечный. Это большой стаб на севере. Отсюда километров 400 будет. Там порядок и правильные законы, хотя многим иммунным он и не нравятся из-за жёстких правил, но тебе там будет нормально.

Оставив такое напутствие, Кикимора повернулся спиной к Максу и легко зашагал по едва заметной тропе, которая вела от стаба в сторону виднеющегося вдали леса. Глядя на уходящего друга, Максим внезапно понял, что фигура крёстного как бы расплывается и становится прозрачной и почти невидимой. Похоже, это начал работать один из даров. «Странно, Кикимора же говорил, что скрыт у него только против заражённых работает. Но я же не заражённый, почему тогда я так это вижу?» - подумал Макс и начал размышлять, не могло ли с ним что-то произойти, что изменило его и он теперь…

- Я его обыскался, а он тут гуляет, - слова сопровождались увесистым хлопом по плечу и Макс тут же вспомнил, что обещал крёстному сразу же начать работу. «Где зародыш?»- с ужасом подумал он и тут же обнаружил его в своей руке.

- Зелёный, я тоже очень рад тебя видеть. Но рассказывать буду уже по дорогое. Надо прямо сейчас двигать на наше место. Начну активацию сегодня, тянуть уже нельзя. И так чуть зародыш не потерял.

- Доктор приказал, если тебя найду, сразу к нему, - не согласился кваз.

Максим уже было собрался сказать о предчувствиях своего друга о стабе, но вовремя прикусил себе язык – он уже один раз оказался излишним болтуном, рассказывая вещи, которые ему доверили. Зародыш же не просто так появился у Доктора.

- Время не ждёт, там дело на две минуты, запущу активацию и всё. А потом уже к Доктору.

- Хорошо, я ему сейчас сообщу, что тебя нашел, и сразу поедем на место.

Зелёный вытащил из-за пояса местный коммуникатор, который казался маленьким в его огромной лапе и принялся что-то делать, нажимая на него.

- Всё, отправил сообщение и Доктору и нашим, сейчас приедут за нами и на место сразу двинем.

- Отсюда поедем? Вроде бы в другой стороне оно? – спросил Макс удивленно.

- Проще отсюда проехаться, чем через стаб двигать. Там сейчас будет неспокойно.

Почему в стабе неспокойно и что там происходит, Максу было непонятно, но он подумал о связи этого со своим похищением. Однако спрашивать не стал, он уже знал, что его собеседник обычно сам всё рассказывает. А если молчит, то значит, так надо.

- Так что с тобой произошло, и где был, рассказать не хочешь? – Зелёный сам удивлялся, почему он так спокоен, хотя еще буквально несколько минут назад, выходя через КПП по следу Кикиморы, был в бешенстве от того, что везде не успевает.

- Был дома, вдруг – бах, дверь взорвалась, и человек в чёрном стрелять начал. Я выпрыгнул в окно и думал убежать. Потом кто-то, похоже, что Алиса, меня даже на ускорении ударила каким то даром - нити светящиеся, и я сознание потерял. Очнулся привязанным к койке, рядом она, те нити светящиеся в тело уходят. Начала спрашивать, чем я занимаюсь, и как получается, что я до сих пор без паразита. Молчал, что-то там делала, наверно, тоже дар использовала и била болью. Опять сознание терял. И так несколько раз. А потом очнулся и почему то стал болтать без умолку. Но в основном про Землю и почему во мне нет паразита.

Максим замолчал, переводя дух. Это же только пару часов назад было и ему было немного не по себе от своего поведения.

- Ну и чего дальше, Кик тебя спас? – напомнил Зелёный о своём существовании.

- Да, крёстный появился вовремя, я как раз вырвался, но Алиса меня, скорее всего, достала бы. А тут Кикимора в двери и меня вытащил. Вот сюда довёл, а потом посоветовал не затягивать с делом.

- Так что, он ушел из стаба? – недоуменно спросил кваз.

- Да, попрощался со мной и пошёл, - Максим решил проверить своё предположение и спросил, - вот туда пошел, ты разве его не видишь?

Зелёный удивленно посмотрел в указанном направлении и ответил: - Нет, никого там нет, я бы сразу увидел. У меня дар есть – вижу отлично почти на любом расстоянии.

Максим тоже совсем не видел крёстного, хотя и он никогда не жаловался на зрение. «Но как же всё-таки работает этот самый скрыт» - подумал он с удивлением. «Если он каким-то образом блокирует зрение, то почему не видно следов на дороге или пыли из-под ног?» Вообще, особые умения здешних жителей или, как их они называли, дары, были абсолютно непонятны для Макса. Иногда совершенно немыслимы с позиции науки его Земли. Ну ладно, быстрые движения или увеличенная сила вполне объяснима, сам Максим в глазах человека из прошлого тоже был бы странным. Но нити из рук? Или вот его собеседник, ясно разумный, но ставший совсем не похожим на человека. А Доктор, который одной мыслью разорвал путы Макса…

Додумать Максиму не дали, потому что из-за поворота стены появился уже знакомый ему грузовик и Зелёный сказал: - Быстро они приехали, молодцы. Залезай, двигаем на место.

Поездка вокруг стаба заняла не слишком много времени, а полностью ушедшему в свои мысли Максиму она показалась вообще очень короткой. Даже привычно-надоедливая тряска не оказала на него обычного действия. Зато мысли о том, всё ли он предусмотрел или подготовил, проносились с огромной скоростью в его голове. У него нет другого зародыша и поэтому всё нужно сделать правильно с первого раза

- Да не волнуйся ты так, - удивительно, но кваз точно оценил состояние своего подопечного. – Ты парень умный и явно хорошо образованный. Сделал всё, что нужно - вот и отлично. Всё получится.

Слова Зелёного действительно помогли. Макс отбросил неуверенность, которая ему была обычно не свойственна, и твёрдо зашагал к подготовленному месту будущей лаборатории. Опустившись в небольшой окопчик, который был заполнен всякими, по мнению Максима, нужными для работы зародыша, деталями, он уверенно вдавил активатор в яйцо. Появилось уже такое знакомое ему меню выбора. «Биологическая лаборатория» - выбрал он. «После начала активации изменить выбор будет невозможно» - стала пугать его надпись, но Максим был не из пугливых и повторно выбрал - «активировать». Активатор полностью втянулся в зародыш и меню тоже исчезло. Яйцо засветилось красным светом, показывая, что не стоит его больше держать в руках. Максим осторожно положил зародыш на землю и вылез из окопчика.

Всё, дело сделано. Макс знал, что сейчас зародыш начнёт анализ окружающей среды, составит программу действий и попробует связаться с ближайшим нейронным интерфейсом, чтобы передавать информацию по мере строительства и получать команды управления. Но такого оборудования у Максима нет. Но вот ДНК Максима, как того, кто дал команду на активацию, уже занесено в базу зародыша и он сможет получить доступ ко всем функциям именно на этом основании.

- Активировал, осталось только ждать, пока зародыш построит лабораторию, это от 12 часов до двух дней может занять, - сказал Максим, подойдя к Зелёному, - теперь можно и к Доктору.

В этот момент Макс понял, что просто смертельно устал. Всё-таки день непростой выдался, тут тебе и пытки и борьба за жизнь и расставание с другом и вот - начало очень важного дела.

- Тут больше ничего не надо делать? – удивился кваз.

- Нет, больше от нас ничего не зависит. Зародыш всё будет делать самостоятельно. Процесс строительства лаборатории может сопровождаться разными эффектами, в том числе и очень громкими. И опасными для находящихся рядом.

- Ясно, значит место нужно охранять, чтобы не припёрся кто, - сделал правильный вывод Зелёный. - Хорошо, ребята тут останутся, а мы с тобой к шефу, он уже заждался.

- Рядом стоять не надо, зона безопасности – десять метров, но лучше метров за двадцать-тридцать. На всякий случай, - Максим ещё ни разу не активировал подобное устройство, хотя и видел множество учебных фильмов, как и проходил тесты с подобными штуками.

Макс опять забрался в надоевшее ему транспортное средство. К удивлению, как только они двинулись, он мгновенно заснул и проснулся только от прикосновения Зелёного, сообщившего, что они приехали.

В стабе действительно было как-то необычно. В этом районе он еще не был, впрочем, он ничего и не видел кроме своего жилища и застенок. Людей было немного, но все они были вооружены. Макс не старался увидеть ауру проходивших мимо людей, но общее напряжение, казалось, висело в воздухе.

- Нам туда, - кваз указал на другую сторону улицы и двинулся туда, а Макс за ним. Они прошли мимо стоящих у входа в невысокое двухэтажное здание вооруженных людей и оказались перед металлической дверью. Последовала, насколько Максим мог понять, процедура идентификации, включающая в себя считывание сетчатки глаза и чего-то еще, скорее всего, ментокарты. Хотя кто это мог быть еще как ни кваз? «Значит, есть такие дары, которые могут имитировать внешность или что-то подобное» - оценил такую тщательную проверку Макс. Его, кстати, не стали проверять. За дверью оказалась лестница, ведущая, как ни удивительно, вниз. Зелёный начал по ней спускаться и Максиму ничего не оставалось, как последовать за ним. Вот и дверь. Кваз вошёл внутрь и жестом пригласил своего спутника заходить. Конечно же, это оказался кабинет, где за столом сидел Доктор.

- Ну, давай рассказывай, что с тобой произошло, - попросил он Макса, когда те расселись напротив него. И тот начал рассказ. Доктор очень внимательно слушал, не перебивая, всё то, что Максим уже рассказал Зелёному, но в конце всё-таки остановил разговор жестом. – Значит, Алиса замешана в этом, очень жаль. И тут же связался по находящемуся на столе коммуникатору с кем-то, кому дал указания: - Ментата Алису задержать и ко мне. Да, возьмите самых опытных, она девушка очень непростая. И не рисковать зря, каждый человек сейчас на счету. Не сможете взять, тогда как получится.

Максиму было не по себе. Он вдруг понял, что своим рассказом об участии Алисы в его похищении приговорил ту к чему-то нехорошему. Может быть, даже к смерти. Да, она тоже пыталась его убить, а перед этим пытала, но она же просто ошибалась. Ведь так? Но Максим смог задавить свой порыв что-то сказать в её защиту. Он отчётливо понял, что это другой мир и его слова совсем ничего не изменят. Внезапно ему так захотелось домой, на свою Землю, где всё так понятно и просто, где не надо постоянно думать, что сказать, чтобы не причинить кому-нибудь вред. Как вот сейчас. Но он обязательно найдёт путь обратно, на свою Землю, он всё-таки разведчик. А главное качество разведчика – это сообщить о том, что он обнаружил.

- Так, Макс, сейчас я должен кое-что сделать с тобой. Помнишь, я тебе обещал исправить твою ментокарту? Думаю, что это сейчас самое время. – Доктор выглядел как обычно абсолютно спокойным, находясь в образе доброго дядюшки-доктора, но Максим видел, что это лишь маска. – Расслабься и просто сиди и не двигайся.

Макс последовал совету расслабиться. Он сел ещё удобнее, прикрыл глаза и начал окрашивать свою ауру в белый цвет. Это был один из методов расслабления и медитации, который он давно освоил. Внезапно у него перед глазами, хотя те и были закрыты, замелькали мошки и он стал чувствовать себя как то странно. Будто бы он стал не он, а кто-то другой. Незнакомый и более злой, жесткий, не сомневающийся. Аура стала менять цвет на тёмный. Максим вспомнил, как их знакомили с действием гипнизлучателя, и понял, что ощущения очень похожи.

- Всё, теперь обычный ментат будет видеть простую картину иммунного. Но вот к знахарям тебе лучше не попадать, скорее всего, они сразу всё поймут. И еще, это процедура может повлиять на твой характер. Как точно повлиять, я не знаю, но точно не станешь добрее, - говоря это, Доктор усмехнулся и за маской добряка вдруг промелькнул совсем другой человек. Человек, который мог вот также просто сейчас заставить Максима кататься от боли, чтобы узнать что-то ему нужное. Или просто сказать «задержать её», что может означать всё, что угодно. Например, что-нибудь наподобие того, как его самого сбила Алиса, когда он потерял сознание.

Внутренне отмахнувшись от этих мыслей, Макс стал прислушиваться к себе. Слова Доктора не слишком его обнадёжили, но никаких кровожадных мыслей он в себе не почувствовал. Да и как он помнил, с помощью излучателей можно изменить человека незначительно. Можно, например, поставить блок на какие-то поступки, но значительное изменение требует длительного применения и очень точной настройки на мышление человека или группы людей.

Доктор, будто прочитав мысли Максима, успокоил: - Да не ищи в себе зверя, это не так сильно тебя изменит. Если вообще подействует. Скорее всего, просто станешь чуть решительнее. Например, сейчас нам бы не пришлось искать Алису, если бы ты тогда был бы уже таким.

Почему то от этих слов Макс забеспокоился ещё сильнее. Нет, он точно не хочет становиться «решительнее», когда дело касается человеческой жизни.



После побега внешника Алиса была в ярости. Как только за её врагом и его спасителем закрылась дверь, она начала действовать. Если этот глупый рейдер действительно думает, что её вот так можно обмануть, то он просто дурак. Метка, которую она поставила на внешнике, будет действовать еще несколько дней. И она обязательно найдёт способ добраться до него.

Но сейчас нужно спасть себя саму. Давая согласия участвовать в похищении, Алиса понимала, она оказывалась втянута в борьбу за власть в стабе. Где она, несмотря на все свои дары и умения, не более чем маленькая пешка, которую могут снять с доски в любой момент. Поэтому сейчас нужно было в первую очередь позаботится о собственной безопасности. Оставаться в стабе нельзя, но куда идти?

Обдумывая всё это, Алиса не теряла времени и быстро уничтожала все следы своего личного пребывания в этом месте. Она знала, что есть очень интересные умения, способные даже по вещи, побывавшей в руках человека , обеспечить его поиск и преследование. Вот поэтому она тщательно собирала все, что принесла с собой, когда «добыла» внешника. А её личные накопления всегда при ней, Алиса никогда не хранила ничего в стабах, предпочитая использовать полученные горох или, если оплата была настолько щедрой, жемчуг по прямому назначению. Но запас споранов всегда был при ней.

Поднявшись на поверхность, она лишь мельком скользнула взглядом по телу охранника, которое лежало неподалёку от входа. Раз не смог вовремя заметить рейдера, сам виноват. А так мог бы дать её время всё-таки убить врага. Девушка постояла несколько минут, тщательно осматривая окружающую местность. Опасность могла придти с любой стороны, но главное было убраться подальше от стаба. Конечно, со стен её могли бы заметить, но сплошного наблюдения там никогда не было – минные поля надёжно защищали от заражённых, точнее, они обязательно дали бы знать об их приближении. Плюс окрестности стаба патрулировались рейдерами, которые зарабатывали себе гражданство или спораны, что добавляло устойчивости обороне. Впрочем, Алиса не знала досконально этих вещей, поэтому должна была позаботиться о том, чтобы её не заметил никто. И, главное, вокруг были мины. Сюда она попала в составе группы , который выделил её заказчик и даже не думала об этом. Но сейчас её нужно самостоятельно пройти сквозь минное поле. Придётся воспользоваться даром, который она ненавидела больше всего. Даром, который позволял видеть сквозь преграду. Даже если это преграда была человеческое тело. Сделав глубокий вдох, она закрыла глаза и «посмотрела» на землю перед собой. Есть. Вот темный прямоугольник, в котором затаилась взрывающаяся смерть. Значит, сюда не надо наступать. Несколько шагов, и опять такой же, только от него тянутся серые провода к другому такому же. Не наступать на них. Еще шаг и ещё. Дар работал безотказно, Алиса «видела» как рентгеном все лежащие в земле мины и другие предметы. Мимоходом она представила, как было бы весело оказаться в своём мире и вот так бродить по берегу реки или пляжу, находя то, что скрыто под поверхностью. Но потом радость от этой мысли смыло воспоминание, как она использовала этот дар когда-то. Это же так удобно, сразу увидеть, насколько хорош тот или иной орган, выросли ли новые почка или печень, чтобы их можно было опять изъять.

Стоп, что это такое? Перешагнув очередной прямоугольник, Алиса заметила впереди круглую штуку, от которой расходилось десяток проводов к прямоугольникам- минам. Но не это было важным. Важным было то, что ближайшая к ней мина будто бы стала чуть светлее, а идущий к ней провод чуть заметно вибрировал. Алиса не слишком хорошо разбиралась в минах, но интуитивно почувствовала, что это всё как-то связано с её движениями. Поэтому она замерла на месте. Через некоторое время мина стала темнеть и вибрация провода прекратилась. Девушка постояла еще некоторое время и сделала шаг в сторону, стараясь как можно дальше оставить эту странную штуку, которая будто бы смогла почувствовать её шаги. Шаг, еще один и ещё один. Прямоугольник мины впереди, значит, идем левее, опять шаг вперёд и опять влево. И прямо, прямо, прямо. Стоп, впереди сплошная линия из мин, значит что? Надо их обойти или попробовать перепрыгнуть. Алиса остановилась и открыла глаза. Она вдруг поняла, что очень устала и тут же привычным жестом отстегнула с пояса флягу с живчиком. Глоток- другой и усталость уходит, опять появляется бодрость и сила. Посмотрев назад, Алиса увидела, что уже ушла на значительное расстояние от стаба и от места своей «работы». Значит, еще немного и зона минирования кончится. И она сможет идти быстрее. Внезапно какой-то посторонний звук привлёк её внимание, и она подняла голову к небу. Из-за края леса, который находился левее выбранного её пути, в небе появилась черная точка, затем еще одна и еще. Стремительно приближаясь, они превращались в знакомые и ненавистные всем жителям кресты дронов. Алиса на мгновение замерла, ожидая, что привлечёт внимание, но беспилотники летели, не замечая одинокой фигуры. "Внешники"- беззвучно прошептала девушка.

Глава 11. Атака

Беспилотник, качнув крыльями, ушел к цели и оператор, откинувшись в кресле, слегка расслабился. Он участвовал в подобных операциях не первый раз и точно знал, что будет дальше. Заметив дрон, жители сразу же начнут суетиться и пытаться его сбить. Частенько это получалось, иногда ПВО местных обладало впечатляющими возможностями. Но это ничего не значило. Потому что одновременно на стаб сейчас идут десятки аппаратов. Их цель – насытить защиту, выявить средства ПВО и другие огневые точки, затем в дело вступят ударные дроны, вооруженные управляемыми ракетами. Которые будут бить по обнаруженным точкам ПВО, по наиболее опасной технике, по пушкам и танкам, если такие будут. К этому моменту к стабу уже должны будут выдвинуться «союзники», которые и станут основной ударной силой при штурме. Всё должно пройти успешно, как бывало уже не один раз, а результатом будет очень много «материала», который обеспечит хорошую премию всем участникам операции. Он, как специалист, получал достаточно, чтобы за один годовой контракт обеспечить себе безбедное существование в течение многих лет. Главное было – держать язык за зубами и не болтать лишнего. И не думать о том, что такое «материал»

Так, вот и местные засуетились, заметили угрозу и тут же к аппарату потянулись нити трассеров от пулемётов. Привычным движением оператор щёлкнул тумблером включения противозенитного маневра и постановки помех для радиолокации. Экран тут же подёрнулся рябью, но быстро очистился – включилась система удаление помех. Дрон выполнял заложенные в программу маневры, а он тем временем старательно выискивал все опасные места. Найдя что-то такое, оператор помечал их, оценивая опасность для ударных дронов и для будущих нападающих. Этим же сейчас были заняты еще несколько десятков его сослуживцев, и вместе их деятельность создавала схему обороны стаба, заодно намечая цели для уничтожения. Те цели, которые несколько операторов пометили как наиболее опасные, будут уничтожены в первую очередь. Так, а это что? Дрон, выполняя маневры уклонения, ушел в сторону от городка, и сейчас в его камерах была видна какая-то непонятная деятельность. Овраг, в паре километров от стаба, в нем автомобиль, рядом клубится дым и сверкают электрические разряды. Что это может быть, неясно, но на всякий случай объект был помечен как представляющий опасность высокого уровня. Лучше перестраховаться, чем получить удар от непонятного оборудования. У местных бывали странные штуки, которые приводили в недоумение даже «головастиков», например, он сам видел во время одной из операций, как человек руками перевернул броневик «союзников», а потом выдержал взрыв ракеты прямо рядом с собой. Или маленький пистолетик с игрушечными пульками, на деле пробивавший любой бронежилет. Поэтому только внимательность и максимальное огневое поражение.

Беспилотник завершил маневр уклонения и обойдя стаб с другой стороны, опять развернулся к городку. Оператор отметил увеличившееся количество трассеров, тянувшихся от стаба к летательным аппаратам, и подумал, что его дрону пока везёт. И тут же на экране закрутились, меняясь попеременно, небо и земля. Шкала запаса энергии просела, но не до нуля и поэтому оператор попробовал восстановить управление аппаратом. Удивительно, но ему это удалось, и у самой земли беспилотник перешёл в горизонтальный полёт. «Отлично, сейчас наведу его на стаб ещё раз» - подумал оператор, как вдруг на экране что-то мелькнуло, и связь с дроном прервалась. Он прокрутил в замедленном режиме последние кадры и увидел, как от стоящей на земле маленькой фигуры в сторону камеры метнулось что-то вроде светящейся нити и после этого исчезла связь. Оператор перемотал запись опять, остановил кадр, увеличил изображение и внимательно его рассмотрел. Качество было неважным, но явно женскую фигуру, от которой и протянулись нити, он увидел. «Так, теперь внести координаты объекта и быстро передать их наверх» - за информацию о местных, у которых обнаруживались особые свойства и которых удавалось потом захватить, выплачивалась хорошая премия. А премия – это хорошо.

«Вот бы получилось её захватить» - подумал оператор об увиденной девушке. Удивительно, но он уже давно не воспринимал местных как таких же людей, как и он, так было проще и удобнее.

Но надо было продолжать работу и он начал активацию следующего дрона. Начальство торопило, а объём информации о стабе еще не достиг нужного уровня для перехода к следующей фазе операции - очень уж мощным оказалось противодействие местных. Но это уже ничего не значит, только операция займёт больше времени. И новый беспилотник ушел в небо в сторону стаба…

Сирена буквально выбросила Макса из постели, куда он, как ему показалось, только что лёг после того, как закончил разговор с Доктором. Почти одновременно с этим дверь в комнату распахнулась, и в неё влетел Зелёный.

- Внешники, - сообщил он, - дроны над стабом, значит, скоро будет атака. Доктор приказал за тобой присматривать. Пошли.

- Я умею стрелять, уже сталкивался с их дроном, - Максим хорошо помнил всё-то, что прочитал в брошюре для новичков и что ему рассказывал крёстный о пришельцах из других миров. Этого было вполне достаточно, чтобы Максу хотелось участвовать в отражении нападения таких людей.

- Стрелять скоро всем придётся, дроны улетят, а за ними будет атака уже на земле. Как они подгадали точно, когда у нас запас снарядов маленький, кто-то им сообщает, - кваз размышлял вслух, попутно показывая Максу, куда надо идти. Они прошли по коридору, затем попали в помещение, где стояло в стеллажах оружие. Кваз тут же стал вооружаться, выбирая себе какую-то чудовищную по размером ствола пушку, но заметив, что Макс стоит в растерянности, помог с выбором и ему: - Вон там твой любимый АШ стоит. Бери его и магазины. Патроны в ящике рядом. Всё это хватай и за мной. И запомни, патронов много не бывает.

Максим воспринял приказ очень буквально и уже через пару мгновений нагрузил на себя два автомата, сумку с полными магазинами и сунул под мышку ящик с патронами.

- Вот это правильно, - если кваз и был удивлён хваткости новичка, то никак это не показал. Сам он уже держал огромное оружие, которое в его руках и не казалось таким уж большим. На спине Зелёного висел мешок, в котором можно было спокойно засунуть Максима, а на поясе появилось множество новых сумочек.

- Пошли, сейчас выходим на крышу здания, там я тебе показываю, где и чего. Всё, что говорю, выполняй в точности. Если чего непонятно, сразу говори. Понял?

- Нет, - Максим сразу решил уточнить. – Что я должен делать, если увижу внешника или дрон? Стрелять или ждать команды?

- Дронов там сейчас как грязи, команд никаких не надо. Всё, двигаем.

И они двинули, выйдя уже через другую дверь, за которой была лестница, ведущая вверх. Кваз мчался по ней, казалось, он занимал весь проход, и было совершенно непонятно, как он не задевает стен своим оружием или мешком. Максим старался тоже не отставать, но всё-таки пару раз он приложился о стену сначала автоматами, висевшими на плече, а потом углом ящика.

Вот лестница кончилась люком, через который Зелёный тоже как-то умудрился протиснуться, хотя на взгляд Макса это было совершенно невозможно.

- Давай ящик и вылезай, - кваз уже протягивал свои лапы, чтобы принять от Макса его груз. Тот быстро подал ящик и тут же выбрался сам. За люком оказалась плоская крыша, но уставленная бетонными блоками, из которых были сделаны защитные сооружения. К одному из них и направлялся его вид это проводник, легко удерживая полученный ящик, поэтому Максим последовал за ним. Внезапно прямо над ними промелькнула тень и вместе со звуком мотора исчезла в стороне. Максим успел рассмотреть уже знакомый ему крестообразный аппарат внешников и прибавил ходу.

- Этот твой, - кваз показал на блок, на котором были установлены стальные щиты с бойницами. – Автомат сюда и держи свой сектор, вот по этим рискам. Всё, что в небе видишь, старайся сбить, наших там пока не будет. Патроны зря не трать, потому что они понадобятся, да и стоят они немало. За дрон премия от стаба полагается. А ты, я слышал, мастер в этих делах.

Закончив нехитрые пояснения, Зелёный как-то очень ловко вставил свою пушку в сложную конструкцию и быстро повел стволом в сторону неба.

Максим тоже занял своё место и наконец смог оглядеться. Здание было не особенно высоким, но вид на окружающую стаб местность был превосходным. И на небо, в котором сейчас мелькали трассеры очередей, ревели моторами дроны-кресты и куда Максим нацелил своё оружие. Ба-бах, рядом с ним громко выстрелил из своего оружия кваз и Максим, мгновенно ускорившись, тоже открыл огонь по летевшему параллельно стене стаба беспилотнику. Первая трасса прошла очень далеко, но Макс сразу понял свою ошибку и повторил. Новая очередь была уже удачней и прошла буквально перед носом дрона. «Сейчас ты получишь, гад» - довольно подумал Максим, но после выстрела оружие вдруг перестало стрелять.

«Ну конечно же, патроны кончились» - обругал себя Макс и быстро вставил новый магазин. Но дрон уже улетел. Впрочем, тут же появился другой и в этот раз Макс не сплоховал – очередь, оказавшейся невидимой из-за отсутствия в ней трассирующих пуль, пошла точно в цель и вражеский аппарат взорвался.

- Ну ты даёшь, - услышал Максим голос Зелёного, - не зря тебя Кик хвалил.

Максим не стал отвлекаться, новая игра захватила его. Он понял, что на самом деле летающие в небе аппараты двигаются вовсе не так уж быстро, как показалась вначале. К тому же они совершают развороты рядом со стабом или даже прямо над ним. И Макс, тут же придумав правильный алгоритм, стал стрелять. Он выбирал цель, стараясь, чтобы дрон был достаточно близко для его оружия, тут же входил в режим ускорения и начинал стрелять. Беспилотники летели в его глазах медленно, а пули, которые вылетали из его оружия – быстро. Но он хорошо видел и те и другие. Поэтому оставалось лишь совместить их траектории и всё. Взрыв и очередной аппарат падает разлетающимися обломками. «Непонятно, почему они так взрываются» - подумал Макс, - «надо спросить Зелёного . Но спрашивать было некогда, дронов, такое впечатление, становилось только больше, хотя Макс видел, что не только он не промахивается.

Ускорится, навести на цель, выстрелить, промах, исправить прицел, промах, еще раз – попал. Выйти из ускорения, осмотреться. Заменить магазин, осмотреться, найти новую цель. Ускориться, навести оружие, выстрел. Промах, выстрел, промах, очередь, промах, очередь – взрыв.

Выйти из ускорения.

Макс не знал, что его точная стрельба уже привлекла внимание операторов внешников и крыша здания была помечена как первостепенная угроза для уничтожения.

Выстрел, промах, выстрел, промах, очередь – взрыв и очередной дрон разлетается на части, которые летят к земле. Максим так увлекся своей работой, что не сразу понял, что целей стало значительно меньше. Беспилотники уже не казались бесчисленными, всего десяток другой их кружил над стабом, но они постепенно набирали высоту, становясь недосягаемыми для огня из его автомата. Стрельба заметно стихла, только чудовищная пушка кваза еще сделала пару выстрелов. Макс каким-то внутренним чутьём понял, что эта передышка лишь затишье перед бурей, что сейчас начнётся что-то другое, более опасное и страшное.

- Хватай автомат, патроны и быстро вниз, - оправдал его ожидания Зелёный. – Сейчас настоящие дроны пойдут, а не эта китайчатина.

Что означало последнее слово, Макс, как уже не раз с ним случалось, не понял, но по контексту догадался, что оно значит что-то уничижительное. Он и сам уже уяснил, что воздушные цели были совсем не похожи на тот аппарат, который встретился им с Кикиморой на подходе к стабу. Тот был значительно больше и вооружен, а эти явно выполняли только разведывательные функции. «Точно, они же сейчас поняли, где кто в стабе» - с полной ясностью подумал Макс, не забывая бежать за квазом к уже знакомому люку, через который они оказались на крыше. Ещё несколько человек, которые, оказывается, тоже были здесь, не менее быстро бежали к другому выходу и исчезали внизу.

Кваз остановился, пропуская Макса вперёд, и почти столкнул его в проём люка. А затем буквально свалился сам, заставляя Максима очень быстро спускаться по лестнице. Так же бодро, как они лезли вверх, теперь они спускались вниз. Вот и знакомая дверь в оружейную.

- Быстро хватай еще патроны, набивай магазины. Сейчас снаружи ударят ракеты с дронов, а потом пойдут на приступ. Их мы и должны встретить. Внешники, этого у них не отнять, ресурсами обладают очень большими, но они почему то думают, что они самые умные.

А эти итальяшки, точнее, как они себя называют, римляне, чьи аппараты сейчас прилетели, уже этот метод не первый раз используют. Сперва дурацкие тарахтелки, которые выясняют точки обороны, потом удар по ним боевыми дронами с ракетами и пушками. И одновременно атака с земли, самими или этими сволочами мурами. Но только вот на хитрую гайку всегда найдётся болт. Поэтому мы с тобой вместе с другими и стреляли по этим дронам, пусть думают, что это всё, что у нас есть.

Максим хорошо изучал военную историю Земли и тут же оценил рассказанный квазом план. «Да это же классическая засада получается» - сделал вывод он. «Подманить противника и внезапно нанести удар». Тут Максима буквально ошеломила мысль о зародыше. Он же совсем забыл о том, что сейчас должна строится лаборатория, на которую столько надежд. И которая неминуемо должна будет привлечь внимание нападающих. Похоже, что все эти мысли буквально отразились на его лице, потому что кваз сказал: - За свой проект не особо волнуйся, с той стороны атаки быть не должно. А от леталок её Сёма прикроет, у него дар есть необычный. Может переносить образ чего угодно на расстояние. Жаль, может это только тогда, когда объект не движется, а так цены бы ему не было в рейдах. Так что всё будет нормально там.

Нельзя сказать, что Максим полностью успокоился после слов кваза, но что он мог бы ещё сделать? Идти спасать лабораторию? Но сейчас должно было происходить главное превращение, и трогать ничего нельзя было. Раз так, то нужно временно полностью сосредоточиться на текущей ситуации. Зелёный, конечно, достаточно уверенно говорит о планах нападающих, но Максим хорошо помнил описание того, зачем внешникам атаковать стаб. И хотя он не мог даже представить такого поведения от развитой цивилизации, но в истории его Земли были свои ужасы. Которые как раз и совершались очень умными и развитыми государствами. Стоит только признать, что другие вроде как и не люди.

От мыслей о таких сложных и несомненно, важных вещах Максима отвлёк толчок, который передался его ногам от пола. Вслед за ним донёсся грохот взрыва и здание ощутимо дрогнуло ещё раз.

- Ну вот, теперь по-настоящему взялись, - прокомментировал Зелёный это событие. – Всё, двинули, нам еще до стены идти.


Алиса сама не поняла, зачем она это сделала. Это было настолько неправильно, так выдать себя, что казалось абсолютно невозможным. Наверно, всё-таки ненависть, переполнявшая её с того самого момента, как внешник сбежал, искала выход. Поэтому, когда она увидела летящий на очень маленькой высоте дрон, Алиса, не задумываясь, применила свой дар и ударила его нитями. Дрон тут же потерял скорость, упал и взорвался, к тому же вызвав уже на земле детонацию мин.

А девушка мгновенно ощутила сильный упадок сил после применения дара и тут же потянулась за испытанным средством – глотнула живчика. «Да что со мной такое сегодня?» - мысленно спросила сама себя и уже привычно выругала проклятого внешника, который с самого своего появления в стабе будто бы разрушил так тщательно формируемые ей кокон из мыслей и спокойствия. «Всё-таки надо рискнуть и пойти к знахарю, только к очень надёжному» - в очередной раз подумала она и продолжила путь. Минное поле уже осталось позади и Алису ничего не сдерживало в скорости, кроме усталости. Но надо было уходить как можно быстрее, так как своей атакой она неминуемо привлекла внимание владельцев дрона. Внимания, которого она всеми силами хотела бы избежать.

Вот и граница леса, там можно будет укрыться от беспилотников, хотя и ей будет сложнее наблюдать за окружающей обстановкой.

- Ты смотри, какая красотка к нам пожаловала, - услышала Алиса, едва шагнув за границу леса, которую отделял ряд деревьев. Голос был приторно-доброжелательным, но девушка сразу поняла, что очень сильно вляпалась. Обладатель голоса стоял в нескольких метрах от неё и приветливо улыбался. Это был молодой мужчина, по- рейдерски обвешанный снаряжением и оружием. В руках он держал незнакомый Алисе механизм, похожий на оружие, но с очень широким раструбом вместо ствола. Слева и справа стояли похожие на него по одежде люди, но в руках у них были привычные автоматы. Которые они недвусмысленно направляли на девушку. Алиса замерла, пытаясь оценить обстановки. В душе нарастала паника, начинала биться мысль «никогда снова», но девушка внешне оставалась невозмутимой. В то, что встреченные ей незнакомцы честные рейдеры, которые вот так просто стоят неподалёку от стаба, ей не верилось совершенно.

- Куда путь держишь, красавица? – явно фразой из какого-то фильма продолжил разговор обладатель странного устройства. – Не страшно ли тебе одной в тёмном лесу ходить?

- Да где ты тёмный лес видишь? – решила не подыгрывать незнакомцу Алиса и сразу расставить всё точки над ё. - Я Алиса, крестный Художник, стаб Гудвин. Назовитесь, кто такие?

- Какая бойкая красавица, - не стал отвечать на вопрос Алисы собеседник. Тем самым как раз внося полную ясность. «Муры» - не было в стабах страшнее оскорбления, чем это слово. Люди, которые предали своих же собратьев и служили внешникам, выполняя их поручения, обрекая на страшную участь захваченных ими имунных.

- Индикатор зелёный и мигает, почти точно, эта тот объект, о котором нас предупреждали, - внезапно бойкий парень стал очень серьёзным и будто бы перестал обращать внимание на девушку. – Спирит, держи её, явно опасной сучка может быть.

И тотчас же Алиса потеряла способность двигаться, будто бы все мышцы её тела превратились в желе и она мягко упала на землю, лишь слегка не задев головой ствол дерева. На удивление она очень чётко и явно всё видела и слышала, хотя не могла пошевелиться.

- Быстро вяжите, сейчас действие кончится, - услышала она голос другого мура, - Гром, дай знать на базу, что взяли объект. А то знаю их, потом зажабят премию. Тут же явно должно обломиться неслабо, ты только глянь на индикатор. Развитый дар, да и не один, за такую должны горохом по весу платить.

Алису, по-прежнему не могущую пошевелиться, перевернули на живот и тут же стянули руки за спиной. Что-то холодное коснулось её шеи, и она услышала слабый щелчок.

- Ну вот, теперь можешь отпускать, никуда не денется – довольно сказал её первый собеседник. И уже обращаясь к ней, добавил – Ты же знаешь о таких устройствах? Правда? Они блокируют ваши дары дурацкие. Так что будь паинькой и не пытайся дёргаться или бежать. Нам сейчас не до тебя, у нас тут военная операция намечается. Будешь хорошо себя вести, мы это оценим.

И тут же уже подал голос до этого молчавший третий мур: - Конечно оценим, трахать будем очень нежно, хотя и долго. В ответ раздался взрыв хохота остальных.

Но Алиса слышала всё это как будто вдали, она молчала, внимательно прислушиваясь к своим ощущениям. Вот вернулось чувство контроля над телом, мышцы начинали становиться опять послушными, а клокотавшее внутри бешенство немного утихло, переходя в другую форму – спокойной и расчётливой ненависти. Алиса уже знала это чувство в себе, оно возникало тогда, когда она была готова убивать.

Глава 12. Разгром

Они уже очень долго двигались каким-то непонятными ходами, не выходя на поверхность. Макс не смог бы даже представить, какое количество подземных сооружений находится в стабе. Обвешанный мешками с патронами, и другим снаряжением, которое Зелёный быстро собрал, он с большим трудом поспевал за набравшим скорость квазом. Конечно, можно было бы ускориться, но это привело бы к напрасному расходу сил, которые, Максим был точно уверен, ещё понадобятся сегодня. Коридор, потом ступеньки вверх, вниз, опять вверх и очень длинный туннель, в котором Максим окончательно отстал бы от Зелёного, если бы тот не притормозил в конце, у металлических и, по виду очень толстых дверей, которые перекрывали проход дальше.

- Не торомози, сникерсни, - странной фразой подбодрил тот напарника и продолжил уже более понятно, - здесь будем ждать, когда на штурм пойдут. Сейчас лупят по стене и стабу ракетами и вот-вот должны показаться муры. Внешники сами очень не любят воевать вот так, лицом к лицу. Всё дроны да ракеты. А вот чужими руками загребать жар, это у них запросто. Эх, снарядов у нас мало, а то уже накрыли бы гадов. Ну ничего, еще не вечер.

Максим и сам несколько раз чувствовал во время движения содрогания под ногами, но после слов кваза сразу ощутил, как подрагивает пол в тоннеле. Значит, стаб находится под обстрелом, и нужно будет ждать, когда он прекратится. Тут же нахлынули переживания за лабораторию, но усилием воли он постарался отогнать эти мысли. Получилось не особо хорошо, тогда Максим прибег к проверенному методу и тряхнул головой. Это сработало и мысли переключились на более приземлённые задачи – что будут они делать дальше? Макс понимал, что каким бы не был могучим стаб, он всё равно не мог равняться ресурсами с целым миром. А внешники представляли именно целую планету, поэтому были практически неограниченны в ресурсах. Конечно, он не знал, какая пропускная способность и какие ограничения у того способа, с помощью которого они попадали в Стикс, но в любом случае они доставляли сюда технику и вооружения в больших объёмах. Поэтому, исходя из простого соотношения сил, внешники должны были уже давно захватить здесь всё. Но если бы это было так просто, то никаких стабов уже давным-давно не осталось бы. Максим занялся мысленным анализом ситуации и понял, что не хватает данных для выводов. Опять вспомнился его Учитель, который и за это его ругал – «нельзя делать скоропалительных выводов на недостаточной информации, это подходит только для тех ситуаций, когда нужно принять решение здесь и сейчас» Значит, продолжим, какая информация у него есть?Раз стабы существуют, и существуют давно, значит, есть какой-то фактор, позволяющие им на равных сражаться с внешниками. Какой-то фактор, который нивелирует количество ресурсов целого мира. «Ну конечно же» - Максим чуть не хлопнул себя ладонью по голове, - «конечно, это же дары. Действительно, что он знает о дарах?» Не так много, но всё-таки кое-что знает. Например, он лично был свидетелем того, как огромное существо двигалось с высокой скоростью, а до этого было замаскировано так, что его буквально не было не видно. Полная невидимость. Девушка, которая пытала его с помощью светящихся нитей, выходящих из её рук, а перед этим с их же помощью сбила с ног и заставила потерять сознание. Зелёный, рассказывающий о том, что какой-то Сёма может замаскировать лабораторию так, что никто не сможет понять, где та находится. Да и сам кваз выглядел, мягко скажем, странно, но это могло быть хотя бы объяснено мутацией. И, наконец, Доктор, который одним усилием воли разорвал его путы. Доктор, который сделал с ним что-то похожее на действие гипноизлучателя, и ещё что-то, что сам Максим даже понять не может. И это только то, что он лично видел и слышал. Наверняка есть дары, которые и более сильные и более значимые. Вот это и есть тот главный фактор, который позволяет стабам сражаться и побеждать внешников. Но тогда получается, что его миссия, точнее, её успех, может нанести огромный вред? Если не будет иммунных, то что, не будет и даров? Тогда жители Стикса станут беззащитными перед нападениями из внешних миров? Но подождите, если не будет иммунных, значит и внешникам не нужны будут тела и органы людей, живущих в Стиксе. Они уже не будут обладать после этого волшебными свойствами. Например, сам Максим, скорее всего, им будет в этом отношении неинтересен. Так? Максим понял, что опять запутался и ушёл мыслями далеко-далеко от того, о чём должен думать сейчас. Нужно сфокусироваться на нынешней ситуации, сейчас самое главное - это отбить атаку на стаб.Под ногами опять ощутимо дрогнул, пожалуй, что сильнее, чем в прошлый раз. Похоже, что взорвалось что-то более мощное, чем обычно. - Стену проломили, - громко сказал кваз, комментируя этот толчок, - взорвали участок стены и мины перед нею тоже. Я видел, есть такие штуки, которые бросают на землю и взрывают, чтобы мины убрать. Готовься, сейчас пойдём.

Значит, сейчас наш выход будет. Максим теперь задумался, как кваз получает информацию о том, что происходит. Коммуникатор он не достаёт и не использует– неужели телепатически? Но обдумать эти идеи уже не получилось, потому что Зелёный скомандовал: - Двигаем.И они двинули.На этот раз за толстыми дверями, закрывающими туннель, оказался невысокий подземный ход, по которому Максиму пришлось идти, очень сильно пригнувшись. Зато кваз проявил недюжинную смекалку и, сразу встав на четвереньки, припустил вперёд с огромной скоростью, хотя даже при таком способе передвижения он задевал головой потолок. «Теперь точно отстану» - испугался Максим и попробовал метод передвижения, который применил его напарник. Но нет, так у него не получилось. И он вернулся к прежнему способу – согнувшись и семеня ногами. Впрочем, скоро он буквально натолкнулся на Зелёного, который жестом показал ему о необходимости соблюдать тишину. В ходе было темно, но Максим легко мог рассмотреть, что они там не одни. Впереди разместилось по крайней мере несколько десятков живых существ, у всех ауры светились красноватым цветом, что означало сильное волнение. Зелёный повернулся к Максиму, притянул его голову к своей, и шёпотом стал объяснять: - Сейчас мы выйдем в тыл нападающим, поэтому очень тихо. Осмотримся, а потом начнём их убивать. Без моего разрешения от меня дальше чем на два метра не отходи, иначе я тебя прикрыть не смогу. Понял?Максиму сразу стало очень страшно. Сколько не убеждая себя, что это другой мир и действует надо по-другому, но убивать разумных? Впрочем, опять начать рефлексировать ему не дали, впереди послышался тихий звук движение и кваз потянул Макса за собой. Очень осторожно, стараюсь не производить никакого шума, что Максу удалось не без труда, они вылезли из узкого отверстия в земле, которым кончался подземный ход. Оно была прикрыто крышкой с растущей прямо на ней травой, которая сейчас была откинута в сторону. Осматриваясь по сторонам, Максим понял, что они оказались прямо в лесу. «Это какое же расстояние они проделали под землёй» - удивился Максим. Повинуясь жестам Зелёного, он двинулся за квазом, попутно увидев очередное применение дара. Один из их спутников стоял, направил руки на выход подземного хода и плавно водил кистями. Повинуясь его движениям, крышка люка вернулась на свое место, и окружающая трава стала увеличиваться в высоту. Несколько мгновений и уже стало совершенно невозможно понять, где они только что вылезли из-под земли. «А вот и зримое доказательства моих рассуждений, как по другому можно было бы так хорошо замаскировать выход» - подумал, наблюдая за очередным чудом Стикса, Максим и перенёс всё внимание на то, чтобы двигаться тихо. Несколько десятков шагов и лес кончился. Осторожно выглядывая из-за деревьев, Максим увидел знакомое поле, через которое они с Кикиморой пришли в Гудвин. За полем был виден их стаб. Разглядывая его, Максим понял, что там дела не очень - стена, обращенная к ним, выглядела плохо, в нескольких местах она была полностью разрушена и через минное поле от проломов тянулись несколько широких проплешин перекрученной земли. Там явно применили какое-то средство, чтобы взорвать мины. Именно по этим проходам сейчас двигались разномастные автомобили, похожие на тот, который встретился им с Кикиморой. Из стаба летели трассеры очередей, но редко, казалось, что сопротивления почти нет. В небе кружилось несколько крестов дронов, как раз в этот момент один из них выпустил ракету, которая взорвалась где-то внутри стаба. Максиму опять стало страшно. Нет, он даже ни на секунду не испугался за себя, но вот что будет с жителями, если те, кто сейчас его атакуют, ворвутся внутрь.- Наша задача найти и захватить координатора, того, кто сейчас руководит атакой и одновременно получает указания от внешников, - Зеленый в очередной раз отвлек Макса от его мыслей и так вовремя. – Радиоволны в Стиксе не очень хорошо распространяются, поэтому для устойчивой связи с дронами рядом со стабом должен находиться ретранслятор. Если его уничтожит, то дроны потеряют управление. Но лучше всего захватить его, тогда определим, где находится колонна внешников. Сейчас Жгут найдёт, где поблизости сильный источник радиоволн или чего-нибудь такого и мы туда выдвинемся. Я тебе всё это очень подробно рассказываю, потому что твоя задача – захватить того, кого я покажу. Ты у нас почти клокстопер, поэтому и здесь со мной. Только они быстро выдыхаются, а ты нет. Понял? Задача – схватить и удержать координатора. Живым. Максим кивнул в ответ, хотя вовсе не испытывал полного понимания. Он вообще считал, что их главная задача – помочь стабу, но раз кваз, который значительно лучше разбирается в обстановке, говорит – «схватить и держать», то Максим так и сделает. Если сможет. Тем временем часть людей, которые вышли вместе с ними из подземного хода, тихо разошлись по краю леса и легли, направив оружие в сторону нападающих. И почти сразу исчезли из вида, явно демонстрируя действие очередного дара. Остальные, которых вместе с Максом и Зелёным получилось 8 человек, собрались вокруг одного из иммунных и внимательно слушали, что он говорит. Максим напряг слух, но не смог различить слова, звуки боя мешали. - Не напрягайся, Жгут задачи ставит своим, а у нас уже есть своя миссия. У меня один дар есть – я сразу точно вижу, кто главный в группе у врагов или у заражённых. Очень полезно для снайпера, - и кваз тихонько хихикнул, очень удивив этим Макса. Тем временем группа вокруг Жгута закончила инструктаж и, выстроившись цепочкой, бодро двинулась вдоль кромки леса.- За ними, - скомандовал Зелёный, и они тоже пошли. Хотя звуки боя и заглушали почти всё, бойцы впереди двигались очень осторожно, стараясь ничем не выдать своё присутствие. Максим тоже втянулся и он уже не шумел так сильно, как в первые минуты своего появления в лесу. Странно, но деревья в этом лесу были точь-в-точь как у него на Земле. Если бы не звуки выстрелов, то легко можно было бы представить, что Максим просто гуляет по лесу недалеко от своего интерната. И что неподалёку, на поляне, стоит, ожидая его, авиетка, которая перенесёт его домой. Что всё это просто очередной, только очень затянувшийся экзамен. Который скоро закончится. На этот раз Максим не дал своим мыслям отвлечь себя от окружающего мира и когда идущие впереди бойцы остановились, он тоже мгновенно замер. Зелёный взял его за плечо и жестом показал идти за ним. Остальные тоже стали очень осторожно расходится в разные стороны, приближаясь к чему-то находящемуся впереди. Максим шёл за квазом, стараясь всё делать очень тихо, но внезапно понял, что не слышит своих собственных шагов. Окружающий мир тоже потерял свою чёткость, всё было видно будто бы сквозь какую-то пелену. «Так вот как работает скрыт» - подумал Максим и понял, что имел в виду Зелёный, говоря о необходимости быть радом с ним. Странно, но когда Макс шёл под скрытом вместе с Кикиморой, ничего подобного он не наблюдал. Значит, каждый дар уникален? Или просто по-разному работает? Как много ему ещё нужно узнать. Еще несколько десятков шагов и они остановились. Лес впереди оканчивался, открывая большую поляну, на которой стоял автомобиль с несколькими большими антеннами на кузове, похожий скорее на маленький домик с дверями. От автомобиля тянулся толстый кабель, уходящий вглубь леса. Максим почему то сразу догадался, что это и есть ретранслятор, который они ищут. Рядом, рассевшись прямо на земле, расположилась группа людей, по местной моде обвешанных оружием и снаряжением, которая сейчас занималась тем, что ела. Они ничем не отличались от неоднократно виденных Максом жителей стаба за исключением одной детали – у каждого на рукаве была белая повязка с ярко-красным знаком. «Да это же свастика» - вспомнил Максим и сразу почувствовал необъяснимую неприязнь к находящимся на поляне людям. Тут ему в голову пришла мысль о том, что такое место обязательно должно хорошо охраняться, но он никого пока не видел. И тут же, на мгновение посмотрев по сторонам, обнаружил такого же, как и сидящие на поляне люди, человека, стоящего совсем рядом, в нескольких метров от себя. Мужчина, казалось, чем-то озадачен, он внимательно осматривал местность, временами делая забавные движения головой, будто пытаясь кивнуть. Потом он замер, казалось, он что-то обнаружил, так как смотрел прямо на Максима. Но тут же отвернулся и стал смотреть уже в другое место. В этот момент кваз опять взял его за плечо и другой рукой показал на поляну, как бы давая понять, что не надо отвлекаться. Максим понял правильно и повернулся к поляне. В этот момент дверь на машине-домике открылась, и оттуда выглянул человек. Сделав недовольный жест, он ловко спрыгнул на землю и направился к сидевшим. Его голову полностью закрывала маска, а тело было одето в защитный костюм.

- Это твоя цель, он здесь главный, я это чувствую. Значит, это и есть координатор. Похоже, что внешник, - сказал, показывая на него, кваз и тут же скомандовал, - давай. Впоследствии Максим сам не мог понять, как так получилось, что он будто бы ждал этого приказа и начал действовать мгновенно, и не раздумывая. Максимально ускорившись, он бросился к этому человеку, стараясь представить, как лучше того схватить. Не обращая внимание ни на что. Только цель и задача. «Опять дар действует» - только билась где-то глубоко недовольная мысль.

-

Оператор и сам не смог бы сказать себе, в какой момент он почувствовал что-то неладное. Потеряв первый дрон от атаки местный жительницы, и передав информацию об этом инциденте, он получил в управлении второй и направил его в сторону стаба. Сопротивление местных было на редкость слабым, хотя стаб был относительно большой и хорошо укрепленный. Но тем не менее, стреляли по дронам не слишком интенсивно и только из стрелкового оружия. Хотя потери беспилотников были значительны, похоже, опять особенности местных жителей. Иначе как можно объяснить подобную точность? Несколько мест, откуда стрельба велась особенно метко, были помечены как приоритетные цели и подлежали уничтожению в первую очередь. Сам он умело маневрировал, периодически имитируя атаки и уклоняясь от огня, стараясь обнаружить точки, откуда угрожает опасность , но слышал в эфире, как чертыхались его коллеги, теряя один дрон за другим. Наконец даже ему стало ясно, что больше огневых точек они не обнаружат, поэтому поступила команда на завершение атаки и оператор, обозначив квадратиком цель, направил дрон в свой последний полёт. Каждый разведывательный беспилотник содержал незначительное количество взрывчатки, которое служило и самоликвидаторам в случае его повреждения и боеприпасом, когда он использовался в качестве управляемой ракеты. Пора было переходить к главному - боевыми беспилотникам. В этот момент он получил сообщение, что по результатам его донесения местный житель был захвачен. И что он, точнее она, достаточно ценный объект исходя из первичного сканирования. Это было приятно, так как обещало хорошую добавку к премии. Но даже такая приятная новость не смогла убрать беспокойство оператора. Он чувствовал, что что-то здесь не так. Боевой дрон нес на себя две ракеты, и пушечное вооружение, поэтому был не настолько маневренным, как разведывательный, зато значительно более скоростной. Оператор ловко перехватил управление после пуска с площадки, которые были размещены на грузовиках и позволяли запускать такие дроны без аэродрома с помощью ракетных ускорителей и тут же направил его к стабу. Постепенно на мониторе стали появлялись цели, которые были выделены для атаки его беспилотнику. Интересно, что там было место, которое он сам отметил - находящееся на противоположной стороне от городка непонятное сооружение, рядом с которым стоял грузовик. Цель была обозначена как приоритетная, и по ней надо было нанести удар ракетой и пушечным вооружением. Ещё две цели находились в стабе, ещё одна была запасной, на случае его неудачи с приоритетными или их отсутствия. Оператор мысленно расставил цели по важности и, подлетая к стабу, знал, как будет действовать. В первую очередь с большой высоты атакует цель внутри города, затем снизившись, выпустит ракету по цели за его пределами. Таким образом, его дрон проведёт в зоне действия ПВО местных меньше времени. Каждый потерянный боевой дрон означал разбирательство и если будет выяснено, что он потерян по причине неумелого управления или другим причинам, в которых будет виноват оператор, последуют выводы. Например, заставят выплатить его стоимость. Что сразу сделает его фактически рабом на долгое время. Но всё-таки такое случалось очень редко. Но вот не нравилось ему то, что происходит. Почему нет огня из мелкокалиберных зенитных пушек, которые так ценятся у местных за их способность бороться с Элитой. И запуска ПЗРК? Да, это редкость у местных, но такое было во всех предыдущих случаях. Ни разу ещё местные так вяло не реагировали на атаку. Вот и стаб. Его беспилотник прилетел как раз к началу штурма, и он увидел, как техника, которую они передали союзникам, начинает прокладывать путь среди минных полей. Одновременно с нескольких машин, стоящих примерно в километре от стаба, взлетели короткие толстые ракеты, за которыми тянулись широкие полосы. Спустя мгновение ракеты ударили в стену стаба и взорвались. Упавшие на минное поле полосы тоже взорвались, заставляя детонировать мины, которыми стаб был прикрыт со всех сторон. Проход был открыт. Перестав отвлекаться, он попробовал обнаружить приоритетную цель внутри городка, но почему-то никак не мог найти знакомые ориентиры. Такое впечатление, что внутри города всё изменилось за то время пока он сменил управление с разведывательного дрона на боевой. Попытка использовать инфракрасную камеру, и посмотреть в другом диапазоне не привела ни к чему, ориентиров по прежнему не было, и даже установленные отметки не могли привязаться к местности. Поэтому оператор стал действовать строго по инструкции - если нет возможности атаковать первую приоритетную цель нужно переходить ко второй приоритетной. Потом атаковать запасные.

Направив летательный аппарат в сторону поля, он сразу увидел тот самый необычный объект. Там ничего не изменилось: всё также стоял автомобиль, рядом с ним происходило что-то непонятное - сверкали молнии внутри большой сферы. И будто бы что-то двигалось внутри. Но даже с увеличением ничего рассмотреть было невозможно. Ладно, кому надо, разберутся, посмотрят запись, а его дело – уничтожение. Заложив вираж, оператор опять нацелил дрон на автомобиль и, пометив цель квадратиком, выпустил ракету. Расстояние было небольшим, и спустя пару секунд он увидел взрыв и полетели обломки. Нет, стоп. Чтобы удостоверится, оператор выполнил боевой разворот дрона и опять посмотрел на место попадания ракеты. Грузовик стоял как не в чём ни бывало. Точно, значит, ему не показалось, что от взрыва летели лишь комья земли. Никаких обломков грузовика." Опять штучки местных"- со злостью подумал оператор, - "ну ничего, тем ценнее они будут после захвата стаба"Конечно, нужно было сразу сообщить об этом феномене, но сейчас командованию не до этого. Потому что началась главная фаза операция. Оператор заложил очередной вираж и, снижаясь с небольшим пологим пикированием, навёл пушку на странное место, где сверкали молнии. Очередь. Трассирующие снаряды полетели точно к цели, накрыв всплесками разрывов это место. Есть попадание. Впрочем, он не удивился, увидев, что после того, как взрывы рассеялись, там ничего не изменилось.Вдруг будто пелена спала с его глаз, и он догадался, что же происходит. То же самое, что произошло в городе - местные каким-то образом просто транслировали изображение своих домов и сооружений, а они находились совсем в другом месте. Может быть рядом, может быть нет. Но тогда всё то, что они видели в городе, может быть иллюзией. Вот эта догадка уже требовала немедленного доклада, поэтому установив дрон на автопилот, он дал ему команду барражировать на высоте. Оператор стал быстро набирать сообщения для координатора, где кратко объяснял свои мысли и то, что увидел, прикладывая запись с камеры беспилотника. Но закончить он не успел. Внезапно связь с дроном прервалась, но через какое-то время восстановилась, произошло переключение на резервный канал. Картинка с камер заметно ухудшилась, но даже в таком качестве позволила ему увидеть, как прямо из центра стаба стартуют ракеты. Почему-то оператор сразу понял, куда они нацелены. Страх за свою жизнь почти поглотила его, но он был профессионалом и всё-таки не был трусом. Пользуясь тем, что дрон ещё управлялся, он одним движением навёл квадратик на место, откуда взлетели ракеты. И выпустил свою. Ракета пошла, в этот же момент камера на дроне стала показывать сменяющиеся небо и землю и через пару секунд управление было потеряно.

Чтож, он сделал всё, что должен. Теперь осталось лишь попробовать спасти свою жизнь. Оператор очень быстро отстегнулся от кресла, успев в этом нажать клавишу отправки своего незаконченного сообщения координатору и, открыв дверь фургона, выпрыгнул наружу. Он не раздумывал, куда бежать, на этот случай у него был давно припасен план. Оператор сразу бросился к стоящему в центре огромному танку. Он знал, что его экипаж никогда не применит воспользоваться случаем и сейчас сидит, прихлебывая прохладительные напитки в фургоне, предназначенном для отдыха смены. Там был кондиционированный воздух, и можно было снять с себя респираторы и противогазы. Конечно, это можно было сделать и внутри своей машины, но такое очень жёстко каралось штрафами. Танк - это самая прочная и защищённая штука во всей их экспедиции, и если не будет прямого попадания, то скорее всего, он уцелеет, даже если потеряет способность к движению. Он бежал, с трудом вдыхая, и выдыхая отфильтрованный воздух Стикса и молил только об одном - успеть. Танк был уже близко, его откинутый люк манил своей безопасностью, но в этот момент первый взрыв, опередив свистящий вой падающих ракет, швырнул оператора сжатым как сталь воздухом, вперед. Удар вышиб сознание, и он уже не видел, как взлетают в воздух стоящие полукругом фургоны с такими же как и он специалистами. Как точное попадание снаряда в стартовую машину заставляет детонировать хранящиеся там ракетные ускорители. Как бестолково дергаются, пытаясь навестись на цель, автоматические турели, стоящие вокруг лагеря для охраны от заражённых. Как прилетевшие ракеты, старт которых он увидел, довершают полный разгром колонны. Удивительно, но он остался жив. Близкие разрывы не затронули его, а лежащий на боку танк, похоже, прикрыл от осколков. Со стоном оператор перевернулся на бок, пытаясь осмотреть себя на предмет ранений. Болело всё тело, но ощупывая его, он не замечал каких-то особых повреждений. Похоже, что всё ограничилось легкой контузией и ушибами. Ему повезло. С еще более сильным стоном он поднялся на ноги и осмотрелся. Повсюду валялись обломки техники и снаряжения. Несколько тел тех, кому не так повезло, как ему, лежали у разорванной на две половинки машины управления. «Неужели никто не выжил» - с ужасом подумал он, но тут увидел несколько фигур в камуфляже, которые двигались к нему. Обрадованный, он сделал шаг им навстречу и вдруг осознал, что на идущих нет респираторов. И что передвигаются они какой-то странной дергающейся походкой. В этот момент один из них издал странный горловой звук и оператор понял, что они такое. Стикс пришёл за ним.

Глава 13. Феникс

- Вот и я, красотка, – голос третьего мура прозвучал совсем рядом. А потом Алиса почувствовала, как его руки начинают ощупывать её тело. «Ну давай, давай, труп» - мысленно подбодрила она своего обидчика. Но тут строгий голос главного, того, который держал прибор для сканирования, приказал: - А ну отвали от неё, Клык. Ещё раз сделаешь так, яйца отрежу. Они как раз сейчас в цене.

Командир муров, похоже, был даже еще большей сволочью, чем показался вначале. Но главное, он,похоже, был ещё и очень осторожным. Сразу после захвата девушки он приказал её не трогать, только тщательно обыскать и связать. Потом он старательно передал все данные со сканера куда-то в центр. И всё.

Поэтому теперь Алиса лежала на животе, со сцепленными руками и всем своим видом старалась показать собственную беззащитность. Внимание мура, который хотел её, было бы отличной возможностью. Но не получилось.

Конечно, ошейник для иммунных должен был внушить мурам спокойствие и она очень на это рассчитывала. Алиса знала хорошо, даже слишком хорошо, как он устроен. Она много месяцев носила такую штуку. Дело в том, ошейник на самом деле ничего не блокировал. Он постоянно сканировал альфа-ритмы мозга и при определённых мозговых импульсах бил током, разрушая нужную для использования дара концентрацию болью. Но разве это была боль? Девушка усмехнулась внутри себя, что было странным в её положении, но только не для неё. Всё, что ей было нужно – как можно более тесный контакт с телом противника. И очень жаль, что он не состоялся. Ладно, тогда придётся идти другим путём. Если не спастись сейчас, то могут подойти ещё враги и тогда будет значительно сложнее.

Алиса расслабилась, ей нужна была максимально полная концентрация для того, что она собиралась сделать. Этот её Дар был очень сложным и требовал для применения скрупулезной подготовки. Но она сможет…

Секунды тянулись, складываясь в минуты, Алиса лежала, старательно отрешившись от всего вокруг, и мысленно выстраивала внутри себя большую звезду, которая, с каждым добавленным лучом, начинала сиять всё ярче и ярче. Импульсы боли от ошейника уже почти не воспринимались ею как что-то мешающее, лишь иногда тело подрагивало от удара тока.

Надо быстрее, то торопиться было нельзя, любая ошибка могла стоить дорого, стоит пропасть концентрации и всё придётся начинать сначала.

Будто сквозь пелену Алиса услышала, как кто-то из её пленителей говорит, обращаясь к другому: - Что-то она как то странно дергается, ошейник аж искрит.

И тут же другой голос, принадлежащий главарю, заорал: - Мочи её, Клык, она же сейчас вырвется.

Но приказ запоздал. Мощь, сила и огромное спокойствие уже наполняли Алису незабываемым ощущением доступности всего. В этот момент ей казалось, что она может сделать всё, что захочет. Со стороны её тело сейчас выглядело как светящийся силуэт и казалось почти прозрачным. Похоже, что так и было, потому что во время действия этого дара на теле ни оставалось ничего – ни одежды, ни снаряжения. Вот и сейчас, ошейник и путы, которые связывали её руки, лежали на земле, а она сама в образе призрака стояла рядом и смотрела на своих врагов.

- Феникс, - глядя на неё, закричал тот, которого звали Гром и мгновенно отпрыгнул в сторону, когда нити из рук Алисы ударили в него. Бесполезно. Нити с лёгкостью изменили направление и пронзили тело мура, бросая его на землю. «Один готов» - подумала Алиса, заставляя себя мыслить более чётко. Но это было так сложно. «Нужен язык, обязательно нужен язык» - вспомнила она наставления своего командира в отряде стронгов, куда она попала после побега. Первый раз услышав это выражение, она восприняла его буквально и принесла после успешной операции против базы муров два языка, которые она тщательно вырезала из врагов, оставшихся в живых. После этого даже испытанные бойцы, глядя на неё, шептались - «психованная», но ей было всё равно. Откуда ей было знать, что так называют пленного врага, который может рассказать что-нибудь полезное о противнике? Вот и сейчас ей нужно выяснить, что происходит вокруг стаба, где находятся враги и что они планируют. Чтобы выжить. Выжить и достать проклятого внешника, из-за которого она вот так глупо попалась.

Оставшиеся муры оказались то ли слишком тупые, то ли слишком храбрые, чтобы сразу бежать прочь. Один ударил её даром, которым он уже пользовался, но сейчас это не имело значения. У призрака же нет тела, как нет и мышц, которые можно парализовать. Другой, у которого вдруг выросли огромные клыки, бросился на неё, одним прыжком преодолевая расстояние до Алисы. И ударил в пустоту. Что значит движение физического тела для призрака? «Этот не пойдёт, слишком храбрый» - подумала она и легким движением вырвала у мура сердце. Что такое человеческое тело для призрака? Просто дымка, сквозь которую так удобно просунуть руку. И на мгновение сделать её материальной. «Испугать врага – значит, победить его» - еще одно изречение вспомнилось ей. Похоже, ей это удалось.

- Давай договоримся, я знаю очень много, но могу блокировать себя, если захочу, - проявил похвальную гибкость оставшийся в живых. – Не убивай, я никогда не делал…

Алиса не стала дослушивать до конца и нити ударили снова. Но в этот раз не насмерть, а только парализуя противника. Разве можно быть таким глупцом, чтобы пытаться обмануть ментата? Она же видела, как начинает клубиться какая-то тьма в его руке и что слова лгут.

Аккуратно присев на землю, девушка закрыла глаза и стала медленно-медленно стягивать лучи звезды к центру, превращая её в круг. Как только последний луч исчез, круг вспыхнул и погас, а Алиса со стоном вернулась в этот несовершенный мир и в своё такое неуклюжее и тяжёлое тело. Это было так неприятно! Ах, если бы можно было остаться навсегда фениксом! Однажды она провела такой эксперимент, но дар выключился так внезапно, что она очень долго не могла прийти в себя. Пикантность этому придало то, что она лежала абсолютно голая посреди лагеря, где застало её отдача. И живчика потом пришлось выпить столько, что только чудо спасло её от превращения в кваза. Но сейчас ей нужно было действовать очень быстро.

- Говори, где ваши сейчас и какую задачу выполняла ваша группа? - Алиса сидела рядом с пришедшим в сознание муром и задавала вопросы. – Только уясни хорошенько, я ментат, поэтому за каждую ложь буду наказывать. Очень больно наказывать.

Она понимала, что опять поступает неразумно, поддаваясь эмоциям. Наиболее правильно было бы вызвать у мура полное доверие к себе, какой трюк она провернула с внешником в стабе, но отказать себе в удовольствии лишний раз ударить болью врага она не могла. Нет, жалость к людям где-то в глубине души еще оставалась у неё, но не распространялась на тех, кто добровольно сотрудничал с внешниками, охотясь на иммунных. Нет, не распространилась.

Допрос занял не много времени и уже очень скоро Алиса знала всё то, что знал и Спирит - такая кличка была у мура. Кстати, он был долгожителем Стикса – почти 8 лет он провёл в нем. Правда, особыми дарами, которые обычно были присущи таким людям, похвастаться тоже не мог – слишком мало гороха скушал. Но знал он много. Атака на стаб готовилась уже давно, нужен был только подходящий момент. Таким и стало сообщение, что кластер, где был склад с артиллеристскими снарядам перезагрузился без него. Вместо склада там появилась какая-то деревня, почти без жителей и информация об этом тут же была получена мурами. И внешниками.

Внешников, с которыми сотрудничали «Гончие ада» (ну почему у муров так часто такие тупые названия?), называли римлянами. Они были с Земли, где Римская Империя не исчезла во тьме веков, а сохранилась и осталась одной из доминирующих держав. Чем-то похоже на её собственный мир, мимоходом подумала Алиса. Но не это было главным в рассказе её пленника. Он утверждал, что они сотрудничают с одним из тех, кто занимал в стабе влиятельный пост. Тому была обещана белая жемчужина за помощь. Он и передал информацию о кластере.

Встреченная ею группа была отправлена на разведку возможных путей отхода из стаба, но перед самым появлением Алисы они получили приказ попытаться захватить человека со способностями, которых был где-то в их районе. «Дура» - выругала себя мысленно Алиса. Она сразу поняла, кого имели в виду в этом приказе. И надо же – приказ то был выполнен. Вот только добыча оказалась им не по зубам. «Хорошо иметь такие дары как мой» - Алиса в очередной раз порадовалась за себя. Если бы не этот внешник! Сейчас она могла бы связаться со стабом, она знала места, где были сделаны точки связи. Соединённые обычными проводами, на которых не распространялось влияние черноты, они обеспечивали быструю передачу информации для тех, кто знал о них. Как ментат, она сразу получила в стабе высокий уровень доверия и поэтому знала очень много. Но кому она может довериться после того, что она узнала? Кто может устоять перед желанием получить белую жемчужину? Нет, надо уходить и оставить этот кусок жизни позади. Как она уже делала не один раз.


Уходим, - голос Зелёного вернул Максима из транса, в котором он находился после своего броска для захвата координатора. - Сейчас наши начнут бить по внешникам и сюда тоже может случайно прилететь, - добавил напарник для убедительности.

Макс кивнул и послушно поплёлся за квазом, по-прежнему с трудом воспринимая окружающую действительность. Хотя уже прошло не так уж мало времени после того, как все закончилось.

Он вспомнил, как быстро преодолев расстояние до противника, Максим сбил его с ног и, навалившись сверху, взял в жёсткий захват. При этом он смотрел на свои действия будто бы со стороны, он был лишь сторонним наблюдателем. Мысли были чёткие и ясные, он понимал, что «добрый Доктор» что-то сделал с его мозгом, когда менял его ментокарту и не зря у Макса было ощущение, как от действия гипноизлучателя. Слова Зелёного стали лишь спусковым механизмом того, на что Макс был запрограммирован. Скорее всего, на выполнение приказа своего напарника.

Когда-то им читали курс, где рассказывали о возможностях различных воздействий на человеческий разум. Эти возможности имели ограничения, например, заставить человека себя убить было почти невозможно, но вот пожертвовать собой – легко. Но также считалось, что расторможение гипоталамуса и тренинг должны были защитить от такого рода воздействия. Выходит, дар Стикса были сильнее, чем земная наука. Хотя, скорее всего, всё дело в доверии. Он доверился Доктору, поэтому и воздействие оказалось успешным. Начни он сопротивляться в тот момент, когда почувствовал себя как под гипноизлучателем, скорее всего, ничего бы не получилось. Или нет.

Максим не держал зла ни на Доктора, ни на Зелёного. Если бы они его спросили, согласен ли он выполнить такую задачу, он, скорее всего и сам согласился бы. Сделать что-нибудь для защиты от нападения он просто должен. Но действуя самостоятельно, он вполне мог растеряться, замешкаться, совершить ненужный поступок или начать размышлять, как он частенько делал в ненужный момент. А так из него получился идеальный исполнитель. Получается, что его умение ускоряться достаточно сильное преимущество, так как у него нет такого отката, как у так называемых «клопстоперов» Надо только научиться защите от такого внушения на будущее. Не хотелось бы знать, что тебя вот так в любой момент могут заставить что-то сделать. Проверить, действительно ли всё дело в доверии.

Захватив с помощью Макса координатора и уничтожив его охрану, бойцы стаба сразу выключили ретранслятор. Он находился в автомобиле, откуда вышел внешник. Радиоволны в Стиксе распространялись по странным законам, и поэтому сигнал из ретранслятора шёл по проводу, чтобы сделать управление надёжным. Также координатор командовал атакой стаба мурами, передавая им приказы от внешников.

Таким способом они прервали связь противника с их ударными дронами, которые в этот момент начали атаку стаба. Полностью управление прервать не получилось, но это сразу повлияло на эффективность действий дронов. Но самое главное, допросив внешника, они узнали месторасположение главных сил внешников. Откуда они запускали свои беспилотники и где находился их отряд . И вот прямо сейчас по ним наносился удар.

Зелёный объяснил ему, что действительно, обычная ударная сила стаба в виде орудий была сейчас недоступна из-за нехватки снарядов. Но был у них давний козырь – несколько тактических ракет. Для применения в Стиксе их боеголовки были модернизированы и дымные следы от старта были видны даже с их места. Внешникам должно было не поздоровиться.

А сейчас нужно было заняться атакующими мурами. Без поддержки с воздуха они были не так опасны, но всё равно их было немало. Тем важнее было уничтожить их как можно больше. Раз уж такой случай выдался. Этим они сейчас и должны были заняться.

Группа во главе с квазом быстро бежала по своим следам, возвращаясь к тому месту, где был подземный ход. Максим бежал сразу за Зелёным и внимательно смотрел по сторонам. Но никаких сюрпризов не было, похоже, что в лесу не было ни заражённых, ни других врагов. «Интересно, где сейчас эта девушка?» - вдруг поймал себя на такой странной мысли Максим. Ну в самом деле, какое ему дело, что делает человек, который хотел его убить. «Но она же просто ошибалась» - начал защиту Максим, но на его счастье, они как раз достигли того места, где их уже ждал оставленный у подземного хода отряд.

Картина, которую он видел в самом начале на поле перед стабом, изменилась разительно. Огромное количество воронок покрывало землю, то там, то тут валялись тела убитых, горели машины муров, а на краю леса лежал почти целый боевой беспилотник внешников. Несколько автомобилей стояли рядом со стабом и из них периодически летели трассеры выстрелов в сторону стены. Присмотревшись, Максим по вспышкам выстрелов и звукам взрывов понял, что в одном из проломов стены явно шёл бой. Значит, всё-таки муры смогли ворваться в стаб. Летели трассеры и с поля, видимо, не все лежащие там тела принадлежали убитым.

- Там наша помощь пока не нужна, - опять, будто читая мысли, сказал кваз и добавил: - мы здесь подождём. Они улеглись на краю и стали ждать.

Сказать по правде, эти слова вызвали у Максима большое облегчение. Несмотря на всё то, что уже произошло в Улье и на все рассказы, он пока был не готов стрелять в живых людей. Да, он совсем недавно своими руками, скорее всего, обрёк на смерть человека, но это всё-таки не то. К тому же он видел, что координатора внешников вели с ними и на нём по прежнему был респиратор. Значит, пока он не заражён.

Лежать без действия было скучно, но приятно, после такого безумного дня и ночи, отдых нужен был даже ему. Удивительно, но когда кваз, отхлебнув из своей фляжки живчика, предложил Максиму, тот не отказался. И сделав несколько глотков, вдруг почувствовал, как уходит усталость. «Странно, но именно так описывают действие этого состава иммунные, немедленный прилив сил после приёма» - подумал Максим с удивлением. Значит ли это, что он всё-таки тоже иммунный?

Мысли опять вернулись к лаборатории, что там и как. Макс даже хотел спросить у Зелёного, есть ли какие-нибудь известия о ней, как всё резко изменилось.

С той стороны, откуда они пришли после разгрома ретранслятора, послышался звук взрыва.

- Муры, - послышался крик одного из бойцов и Максим увидел, от стоящего рядом с ним ствола дерева отлетают куски коры, показывая попадания пуль. В этот же момент уже знакомая ему пелена легла на окружающую обстановку, это Зелёный накрыл их своим даром.

Максим видел только вспышки выстрелов, но рассмотреть, откуда стреляют, не мог.

- Лежи тихо, не шевелись, - услышал Макс голос Зелёного. - Сейчас они попробуют с фланга зайти, смотри внимательно. Заметишь кого, дай знать.

Максим стал смотреть внимательней, но по-прежнему никого не мог обнаружить. Сверкали вспышки выстрелов, их вроде бы стало меньше, бойцы стаба отвечали на них, но попадали они или нет, он не видел. Своё оружие он держал готовым к применению, хотя по прежнему у него не было уверенности в своей способности стрелять в людей. Вспомнив, как он действовал, когда они вместе с Кикиморой шли к стабу, теперь удивлялся тогдашней своей решимости.

В этот момент события приняли неприятный оборот для защитников стаба. Со стороны муров послышались хлопки, и позади Макса что-то стало взрываться. Полетели комья земли и закричали раненные. Одновременно с этим Максим увидел, слева, как раз с их стороны, среди деревьев, мелькает что-то серое и блестящее. И очень что-то очень быстро двигается. Макс понял, что надо делать и ускорился, попутно удивившись, как ему вообще пришло в голову выполнить такое лежа почти без движения. Но это сразу помогло – среди деревьев двигались, уже не так быстро, странные существа, похожие на пауков или крабов. Плоское туловище покоилось на множестве ног, которые нелепо выгибались назад, но несли существо вперёд с огромной скоростью. Тело создание блестело металлом, и было ясно, что это не живое существо.

«Да это же роботы» - сообразил Макс и начал действовать. Это же так здорово, не испытывать сомнений. Выстрел, выстрел – первая пуля отрикошетила от «паука», но вторая попала куда надо. Вражеский робот прервал свой бег и натолкнулся на ствол дерева. Максим тут же всадил в него еще несколько пуль и с удовольствием увидел, как враг вспыхнул ярким пламенем. Похоже, что как и с летающими дронами, сработал какой-то механизм самоуничтожения. Максим перевёл прицел на другого робота и очередь из АШ разорвала того пополам. «Вот так надо» - удовлетворённо подумал Макс, попутно замечая, что уже нет дымки работающего скрыта. А это значит, что он тоже стал виден врагам.

Еще один паук, пробежавший незамеченным, выскочил прямо перед Максимом, чтобы оказаться отброшенным далеко в сторону невидимой силой - кто-то из бойцов применил дар кинетика. Ухнула рядом ружьё Зелёного и где-то среди деревьев вспыхнул очередной уничтоженный робот. И тут Максим увидел, как прямо в то место, где он находится, летит снаряд. В режиме ускорения его полёт казался лишь немного быстрее тех дронов, которые Максим с успехом отстреливал на крыше стаба. Хорошо было видно, как мелькают полоски, обозначая вращение вокруг оси для стабилизации полёта, но Максу все-таки не хватало времени, чтобы успеть уклониться, или убежать. Решение пришло мгновенно. Продираясь сквозь ставшим тягучим воздух, он просто взмахнул своим оружием как обычной палкой и ударил по снаряду, отбивая его в сторону, наподобие мячика в древней игре, которую он когда-то видел по стерео. Удар, и снаряд меняет своё направление, отлетая в сторону, откуда атакуют пауки. Рывок на превышающей обычный режим ускорения скорости, выжал из него всю энергию и он понял, что больше не может действовать в прежнем режиме. Макс опустился на землю и первое, что пришло ему в голову, это хлебнуть глоток-другой живчика. Он посмотрел на кваза, который каким-то образом оказался в десятке метров, хотя должен был быть рядом и уже собрался действительно попросить у того фляжку, как мир вдруг опрокинулся и мощный взрыв отбросил Макса в сторону. Удар был очень силён, но сознания Максим не потерял и увидел, как среди бойцов возникают всё новые и новые столбы взрывов, ломая стволы деревьев и разбрасывая людей как куклы. Казалось, что какая-то новая сила вступила в бой и нанесла завершающий удар. Оставшиеся целыми пауки бросились на лежащих людей и стали хватать их манипуляторами, которые появились из верхней части корпуса.

Один из них приблизился к Максу, но замер, выдвинув какой-то инструмент по направлению к нему. Через секунду, развернулся, явно потеряв к нему интерес и через несколько шагов увидел себе более интересный объект – одного из бойцов, который уже пришёл в себя. Паук также нацелил на того сканер, но стабовец сделал движение рукой и робота унесло прочь. «Кинетик» - понял Максим и попытался пошевелиться. Это удалось с большим трудом, да и привлекать внимание явно не стоило. Потому что среди деревьев наконец появились нападающие. Одетые в камуфляж и увешанные оружием и снаряжением, они ничем не отличались от тех, кто сражался против них, если бы не уже знакомые повязки на рукавах. «Муры» - с непонятной для себя ненавистью подумал Макс и понял, что готов стрелять по ним. По людям, и что сейчас это кажется ему вполне правильным. Но стрелять было не из чего. Его уже ставшим родным АШ представлял обломок после удара по снаряду. Взрыв, который отбросил его, похоже, добавил разрушений и теперь в руках у него был лишь искорёженный кусок металла. Неизвестно, чтобы всё-таки сделал Макс дальше, но в этот момент знакомая дымка окутала его и голос Зелёного прошептал: - Не шевелись. Иначе мы умрём или ещё хуже – попадём в плен.

Глава 14. Спасение

Доктор никогда не был доктором. Ни медицины, ни еще каких-либо других наук. Более того, он не был и врачом и вообще никакого отношения не имел к медицине. Но в далеком детстве ему очень хотелось стать детским врачом. Чтобы как в любимом мультфильме ходить в белом халате с засунутой трубкой фонендоскопа и пугать своих сверстников касторкой и назначением уколов. Жизнь распорядилась иначе, и его занятием стало не спасение жизней, а вовсе даже наоборот. Хотя это как посмотреть, убивая одних, он ведь спасал других, правда?Попав в Стикс, будущий Доктор очень быстро получил дар, который даже не имел специального названия, так как был очень редок среди мужчин. Дар давал возможность влиять на мысли людей, изменяя их отношения к разным событиям. Вкупе с его достиковской подготовкой, Доктор, ещё будучи новичком, занял достаточно высокое положение в том месте, которое впоследствии назовут Гудвином. И обладая такими возможностями, стал прокачивать дары. Кстати, оказалось, что дары Стикса отлично прокачиваются вовсе не во время охоты на зараженных. Нет, при охоте на себе подобных они развиваются даже лучше, а именно этим Доктор и занимался долгое время. Но это тоже было в прошлом. Сейчас ему вполне нравилось существующее положение, когда он в роли руководителя безопасности стаба был, сказать по правде, вторым лицом в нём. А может, был бы и первым, но, увы, дара ксера среди его умений не было. Сейчас у Доктора появился реальный шанс это изменить, а к такому в Стиксе надо относиться очень серьёзно. Потому что он придумал и реализовал план по уничтожению атакующих стаб муров и внешников. Именно благодаря его разведывательной сети и распространению слухов удалось поймать и тех и других в ловушку и, самое главное, первый человек в стабе вынужден был использовать ракеты, которые были его личным вкладом в оборону стаба. Давним, очень важным и вот сейчас обнулённым. Конечно, Доктор знал и о других группировках, которые тоже хотели бы изменить ситуацию и забрать власть себе. Но все они пока были слишком слабы. Резкий, считающий себя лидером одной из таких групп недовольных, сейчас как раз сидел в приёмной его кабинета и ждал аудиенции. Или допроса, как уж пойдёт разговор. Если тому не удастся хорошо объяснить, зачем понадобился этот цирк с похищением необычного новичка. «Посмотрим на него» - решил Док и приказал пригласить ожидающего к себе. Едва шагнул на порог кабинета, Резкий применил свой дар и буквально исчез, чтобы мгновением позже материализоваться у стола Доктора висящим в воздухе и не могущим шевельнутся. - Ох, молодёжь, молодежь, - с притворным сожалением в голосе проговорил Доктор и уже совсем другим тоном продолжил, - ты что, действительно поверил в свою дурацкую кличку? Забыл, дебил, как тебя назвали, когда ты впервые попал в Стикс? Наверно, его собеседник хотел бы кивнуть или как то еще подтвердить, что он помнит своё первоначальное крещение, но у него не было такой возможности. Очень уж жестко пришлось действовать Доктору и сейчас Резкий не мог даже дышать. Доктор повёл рукой, и живой груз перелетел пару метров и мягко опустился в кресло, стоящее у стены, к которой оно было прикреплено. Были в нём еще некоторые особенности, которые помогали лучше находить взаимопонимание с упрямыми собеседниками. Вот и сейчас, едва Резкий оказался в кресле, механизмы сразу активизировались и тот оказался скован по рукам и ногам, а сверху опустилась полусфера, жестко фиксирующая голову. - Ну и зачем ты устроил весь этот цирк с похищением новичка? – Доктор говорил это будто бы сам себе, хотя его визави внимательно его слушал. Сложно отказаться, когда сидишь в кресле, скованный, когда нет возможности пошевелится и только глаза двигаются, пытаясь разглядеть, что происходит и показывая, что да, слушают здесь очень внимательно. - Ты знал, что он мне зачем то нужен и подумал, что это поможет тебе? Вот глупец. Ладно. Но зачем ты подбил на это Алису и теперь весь стаб лишён возможности использовать её дар ментата. Ты хотя бы в курсе, что наша милая Алиса – это бывший Феникс? О котором до сих пор ходят легенды среди муров? И что её присутствие здесь стоило мне немало споранов?Доктор внимательно посмотрел на Резкого. Даже в таком состоянии тот смог выразить полнейшее изумление от услышанного. - Вижу, что не знал. Ну хоть это радует, а то подумал бы, что ты просто дурак. Доктор помолчал ещё немного и сделал предложение: - Выход отсюда у тебя только один. Сейчас ты расслабишься, и мы с тобой проведём небольшую операцию на твоём сознании. Ничего страшного, лишь блок на полное доверие мне. После этого ты любым способом найдешь и вернёшь ментата в стаб. После выполнения этого задания я сниму этот блок с тебя и мы продолжим этот разговор. У тебя есть время подумать. Но не очень долго, например, минуты две. Или лучше одну. С этими словами все сковывающие Резкого оковы уползли обратно в кресло, и он смог пошевелиться. Его визави внимательно смотрел на него, ожидая ответа. Резкий ответил взглядом, в котором вначале еще был вызов, показывая, что он не сломлен, но потом как-то обмяк и кивнул: - Я согласен. Доктор кивнул в ответ и вдруг мягко улыбнулся, превращаясь в доброго дядечку-доктора, маску которого он так любил носить. - Устраивайся поудобнее, это не займёт много времени. Но прежде всего, уясни, ты должен полностью мне довериться. Полностью. Тогда всё пройдёт быстро и правильно и не придётся всё переделывать. Резкий после этих слов еще сильнее поскучнел, но опять кивнул и повторил: - Конечно, я доверяю вам как доктору. Доктор кивнул в ответ и начал действовать, привычно активируя свой дар. Интересно, что в этот момент ему в голову почему то пришли мысли о необычном новичке, как там этот Максим? И почему уже несколько часов от Зелёного не было вестей, хотя и муры и внешники были разгромлены. Макс не знал, что он удостоился такого внимания, он в очередной раз пытался остаться в живых. И было еще одно чувство, которое с такой силой никогда прежде не посещало Максима. Никогда в жизни он не испытывал такой ненависти к людям. Макс мог злиться, обижаться на кажущуюся ему несправедливость, дуться на друга в интернате после его очередного розыгрыша. Не любить кисель, который так нравилось варить повару в столовой его группы. Но никогда он не ненавидел людей. Ненавидел так, что хотел им смерти. И даже сам готов был их убивать. После внезапного разгрома их группы он лежал, прикрытый даром Зелёного и смотрел, как вроде бы такие же люди как и он, делают вещи, совершенно невозможные с его точки зрения. Как оказалось, далеко не все бойцы были убиты, большая часть была лишь оглушена и сейчас этих оставшихся в живых деловито делили победители. Роботы, число которых очень сильно сократила стрельба и Макса тоже, загружались тщательно связанными людьми. Каждому надевался на шею обруч-ошейник, и это действие явно было уже отработано до автоматизма. Потом пришёл черёд убитых. Макс находился рядом и мог всё видеть в деталях. Как аккуратно из одного из убитых были извлечены органы, которые тут же поместили в охлаждающие контейнеры. Слова доносились сквозь барьер нечётко, но и так было ясно, что мясники довольны добычей. Они обсуждали, насколько хороши их трофеи и сколько всего можно получить за захваченных живыми стабовцев. Но это все не смогло сделать ненависть Макса такой полной. Внезапно один из тех, кто казался убитым, ожил и попытался даже не бежать, нет, отползти и спрятаться. Стоящий недалеко мур, как раз деловито разделывающий очередное тело, сразу заметил это событие. Со смехом он вытянул руку в сторону ползущего и заорал: - Ловите скорей, а то убежит. Другие муры, бросив свои занятия, тут же присоединились к весельчаку и стали громко комментировать движения раненного стабовца. Это продолжалось пару минут, за которые тот смог проползти всего десяток метров. Было видно, что это даётся ему с огромным трудом. Наконец веселящимся это надоело и тот мур, который стоял ближе всех, выстрелил несколько раз. - Ноги ему прострелил, чтобы не убежал, - громко сказал он, вызвав очередную порцию смеха. И пошел к телу, чтобы заняться уже привычным делом. Скорее всего, Макс не выдержал бы этого зрелища и начал бы геройствовать, но рядом был Зелёный, который в самом начале приказал ему не двигаться. И он подчинился. Шло время, почти все тела были уже разделаны, добыча собрана и муры стали покидать поле боя, растворяясь в лесу, куда перед этим ушли и нагруженные пленниками роботы. Внезапно Максим понял, дымка, уже привычно окружающая его, начинает слабеть, и звуки становятся более чёткими. «Дар заканчивает действие» - подумал Макс и крепче вжался в землю в надежде, что их не обнаружат. - Сейчас скрыт кончится, - прошептал кваз, - сразу ускоряйся и беги. Ты нужен Доктору. Зелёный шептал слова медленно, и только сейчас до Макса дошло, что его напарник ранен. Может быть, даже тяжело. И что он, вместо оказания помощи, глупо пялился на поле боя, где тоже ничего не смог сделать. - Ты ранен? – не нашел ничего лучшего, как спросить Макс- Всё, скрыта нет, беги, - слова прозвучали ещё тише, но Максим уже принял решение. Ускорившись, он одним слитным движением подхватил кваза, внутренне охнув от веса и, взвалив его на плечи, бросился бежать в сторону стаба. И сразу понял, что не рассчитал своих сил. Может быть, не будь такого трудного и тяжелого дня, в котором уместились и пытки и освобождение и бой с дронами и сражение с роботами, он и смог бы сохранять режим ускорение даже с такой ношей, но сейчас это стало ему не под силу. И бег из чего-то стремительного превратился в просто быстрый. А значит, он сам превратился в мишень. Но Макс точно знал, что не бросит свой груз, нет, после того, что он видел, это было решительно невозможно. Поэтому он просто продолжил бежать из-за всех сил. Скорее всего, муры просто не ожидали, что на поле боя остался еще кто-то живой, поэтому стали реагировать с большим опозданием. Макс увидел, как от дерева, мимо которого он пробегал, полетели куски коры и мгновенно среагировал, бросив себя в сторону и сбивая прицел врагам. Вовремя. В том месте, где он только что был, грохнул взрыв. Засвистели осколки, Максим почувствовал, как что-то ударило его в плечо, и как охнул Зелёный, получивший, похоже, тоже свою порцию. Но всё это не замедлило бег. Макс понимал, что сжигает все ресурсы организма без остатка, но это был именно тот момент, когда по-другому было нельзя. Прыжок в сторону, еще прыжок и вот уже край леса. Максим бежал, не обращая внимания на боль, на ставшими вдруг непослушными ноги, бежал, казалось, даже не ощущая груза на плечах. Он знал только одно, он должен спасти друга. Выскочив из леса на открытое пространство поля вокруг стаба, он стал наиболее уязвим, но другого способа спастись не было. Поэтому он продолжил нестись по перепаханной взрывами и гусеницами земле, стараясь выбирать места, где точно не должно было быть мин, хотя это и не помогало ему держать скорость. Быстрей, еще быстрей. Максим бежал так, как никогда не бегал без ускорения, но до спасительной стены было слишком далеко. Вот свистнула пуля, фонтанчики очереди прочертили ему путь и он отчётливо понял, что это всё. Всё. Сейчас такая же очередь прочертит ему спину, лишая возможности двигаться и он упадёт на эту изрытую взрывами землю Стикса. Чтобы уже никогда не подняться с ней. И все те клятвы, которые он успел дать самому себе, обещая изменить этот мир, так и останутся пустыми словами. Не дожидаясь этого, он сам бросил тело вниз, стараясь аккуратно, насколько это возможно, уложить Зелёного рядом. Оказывается, все это время, пока он тащил кваза, тот так и не выпустил своего оружия из рук, будто бы Максу мало было веса этой туши. Но сейчас это оказалось очень кстати, и Максим решил воспользоваться незнакомым оружием. Свистнули пули над головой, и он понял, что точно угадал со своим маневром. Ещё мгновение и стрелок возмёт прицел чуть ниже … в этот момент Максим смог ускорится. Время потекло очень медленно и, выдергивая громадное ружье из лап Зелёного, Макс видел, как неторопливо вспыхивают огоньки выстрелов на краю лес, как неспешно начинают своё движение пули, летящие в них. Ещё он откуда-то знал, что они пройдут мимо. Зато он не промахнётся. Для стороннего наблюдателя выстрелы Максима слились бы в одну непрерывную очередь, но сам он посылал каждую пулю точно в цель. Даже не думая о том, что стреляет в людей. Стреляет и попадает, так как после того, как затвор оружия кваза лязгнул, показывая конец патронам, по ним уже никто не стрелял. Некому было. И Максим понял, что всё, он в очередной раз выиграл у Стикса, опять выиграл жизнь. Много позже, когда Зелёный решил, что Максим достаточно освоился в Улье, он рассказал, что все попадания были в голову. Это так впечатлило остальных муров, что они решили за благо быстро отступить. Тем более, что все остальные их группы к этому времени были разгромлены, а покровители-внешники уничтожены. Максим принял это к сведению как свидетельство того, что он всё сделал правильно. Лежать было так удобно и приятно, но нужно было идти в стаб и тащить Зелёного. Кстати, как он там? Кваз лежал на животе, в том положении, в котором оказался, когда Макс сбросил его с плеч. На одежде виднелось несколько прорех, но крови или ран видно не было. Но что Макс знает о том, как это должно быть? Максим осторожно перевернул кваза на спину, в очередной раз удивившись его тяжести. «Как я вообще смог бежать с такой тушей» - подумал он с удивлением и принялся осматривать Зелёного. На первый взгляд, тот выглядел … как? Как кваз, но что для него является нормой? На лице-морде Зелёного было несколько порезов, но крови или чего-то похожего не было. Глаза закрыты, но дыхание есть. Макс решил, что так ничего не сможет понять и поэтому глубоко вздохнул, закрыл глаза и «посмотрел» на напарника по-другому, пытаясь ощутить ауру и оценить его состояние. Там было явно не всё в порядке. Вместо привычного ровного цвета аура представляла какие-то обрывки, а не единое целое. Эти куски хаотично двигались, постепенно уменьшаясь в размерах, будто бы гасли огоньки. «Так дело не пойдёт» - себе под нос пробормотал Максим и открыв глаза, положил руки на тело кваза. Опять посмотрел внутренним зрением на ауру и стал стягивать её ошётки в единое целое. Те не давались, но Макс был настойчив и постепенно дело пошло на лад. Соединившись, кусочки тут же начинали вырастать в размерах, и становится ярче. Это было хорошо. Вообще, то, что делал сейчас Максим, он никогда не изучал, только читал и смотрел стерео о таких вещах. Организм человека обладает огромной восстановительной силой, но иногда ему надо в этом помочь. Вот он и помогал Зелёному, хотя являлся ли тот нормальным человеком, Макс был не до конца уверен. Сколько прошло времени, когда Максим понял, что он смог это сделать и что сейчас аура кваза стала опять чем-то целым, не понятно. Но когда Макс убрал руки и ощутил сильнейшую усталость, он увидел, что рядом стоят несколько вооруженных людей и просто смотрят на них. А Зелёный лежит перед ним и выглядит спящим. - Ну что, закончил его лечить? - спросил один из бойцов. – Тогда давай клади его на загривок и пошли. А чего, бежать с ним у тебя отлично получалось. И увидев изумлённый взгляд Максима, громко заржал. К смеху присоединились и остальные. Макс несколько мгновений ничего не делал, но потом до него всё-таки дошло, что это была шутка. Вдоволь насмеявшись, бойцы споро развернули сложенные носилки и уложили туда тушу Зелёного. Тот продолжал оставаться без сознания или спящим, но Максим точно знал, что с квазом всё будет хорошо. Даже если не учитывать бешеной регенерации всех живущих в Стиксе, о которой он не раз слышал. К его удивлению, его тоже уложили на похожие носилки, которые один из бойцов принёс из стоящей неподалёку и почему то незамеченной Максом машине. Он же всунул Максиму фляжку с живчиком, который оказался ужасно гадким на вкус, но опять быстро добавил бодрости. Потом была поездка внутри скачущего по неровностям поля автомобиля, привычная уже Максиму клятва кровь из носу, но сделать гравитележку хоть из чего-нибудь и возвращение в ту каморку, которую они занимали с Зелёным перед началом атаки на стаб. С трудом добравшись до койки, Макс мгновенно провалился в сон, последней его мыслью было «как там лаборатория».Утором, когда Максим почувствовал себя почти полностью отдохнувшим, первым желанием его тоже было как можно скорее поехать на место, где он активировал зародыш, но это сразу не получилось. Вначале его вызвали к Доктору, где ему пришлось детально рассказать всё то, что произошло во время вылазки. Внезапно уяснив, что у Максима практически идеальная память, Доктор заставил вспомнить все действия буквально по секундам, особенно с того момента, как их группа была атакована появившимися неизвестно откуда мурами. Применение роботов не вызвало удивления, но вот взрывы привлекли такое сильное внимание, что Доктор остановил рассказ Макса и вызвал к себе еще одного человека, который присоединился к расспросам. Впрочем, тот больше молчал, лишь изредка делал комментарии, обращенные к Доктору вроде: «такой дар взрывника имеет откат несколько недель» или « это точно не латиняне, у них такой техники не бывает». Наконец, этот утомительный разговор закончился, и Максим получил возможность уйти. Уходя, он спросил: - Как Зелёный, с ним всё в порядке?- Отлично, уже через пару дней будет как новенький. И не верит, что ты смог его утащить в одиночку, - казалось, что отвечая, Доктор даже искренне улыбнулся, и у Максима сразу улучшилось настроение. Всё-таки приятно осознавать, что его усилия были не напрасны. - Сейчас подожди и тебя отвезут, ты ведь этого хочешь? – продолжил угадывать мысли Доктор, и жизнь заиграла уже совсем яркими красками. Потом было долгое (так ему казалось, хотя прошло не более получаса) ожидание, пока за ним придут, длинная по его ощущениям поездка и, наконец, Максим стоял рядом с тем местом, где всего несколько дней назад оставил зародыш. Стоял и боялся сделать шаг, чтобы подойти ближе. Стоял, удивляясь самому себе, своей нерешительности, хотя и понимал, чем она вызвана. Потому что второго зародыша может никогда не быть и поэтому все его мечты были связаны именно с этим событием. Находящиеся рядом спутники не торопили Макса, понимая серьёзность момента. А может быть, они просто думали, что тот выполняет какой-нибудь нужный ритуал или настройку. Наконец он решился и шагнул вперёд. Лаборатория представляла из себя небольшое овальное сооружение диаметром три метра и два метра в высоту. Никаких окон или дверей на внешней поверхности видно не было, впрочем, это было вполне привычно для Макса, так как именно так выглядели почти все сооружения, предназначенные для работы в космосе или на других планетах. Проход появится, когда будет нужен. Охраняющие зародыш во время процесса постройки иммунные рассказали, что когда уже под самый конец атаки на стаб, один из дронов смог каким-то образом навестись на них, игнорируя скрыт, очередь из пушки пришлась прямо в почти законченное здание, но никаких видимых эффектов это не вызвало. Впрочем, Макс не сомневался, что уж что-что, а такое воздействие внешней среды техника 22 века выдержит. Должна выдержать. Он положил руку на поверхность лаборатории, прывычно ощутив её живое тепло, и мысленно запросил доступ. Томительную секунду, в течение которой Максим успел отчаяться и понять, что ничего не получилось, ответа не было, но потом по поверхности прошла дрожь, и открылся проход. И он шагнул туда. Внутри Макс вдруг почувствовал, как эмоции захлёстывает его, он будто бы попал опять в свой мир, так все было привычно и знакомо для человека, выросшего в окружении подобных квазиживых устройств и приборов. Висящая в воздухе голограмма с приветственными словами давала знать, что постройка «системы обработки, выделения, распознавания и синтеза биологических объектов для работы в агрессивной среде» полностью готова к работе и что для начала обработки этой самой окружающей среды ему нужно только дать команду. «Ну да, это же экспресс-инструмент», он должен быть пригоден для универсала, который не обладает всей широтой знаний профессионала и поэтому должна уметь работать самостоятельно. Предоставляя уже частично обработанную информацию»- Проанализировать окружающую среду на опасность для человека, при наличии патогенных микроорганизмов выделить их и разработать способы защиты, - четко произнеся слова, поставил задачу перед техникой Макс и замолчал, ожидая реакции. Опять томительное ожидание, хотя Максим и понимал, что оно лишь кажется таким. - Задача требует получения образцов возможных патогенов, обследования территории с помощью помощников. Время выполнения задачи не может быть оценено в высокой точностью. Приблизительное время окончания составляет 16 часов 23 минуты. Голос лаборатории звучал строго, но Максу он слышался самой прекрасной музыкой. Это был голос его родного мира, мира, в который он может никогда не вернуться.- Требуется контрольный образец для сравнения, - требовательно сказал голос, и Максим тут же вернулся из мира грёз и погрузился в реальный мир. Он привычным жестом вызвал интерфейс устройства и стал внимательно просматривать уже сделанные процедуры, чтобы понять, о каком образце идёт речь. Наконец , дойдя до описания процедуры активации, обозвал себя глупым бараном. Ну конечно же, лаборатория должна для начала получить контрольный образец человека, на основе которого и будет строиться изучение окружающего мира. Поэтому он вызвал нужную команду и вот уже мгновением позже манипулятор мягко коснулся его предплечья, получая образцы ткани и крови. Потом было утомительное трёхмерное сканирование всего Макса и каждое действие наполняло его уверенностью, что всё получится, что он справится с задачей. Чтобы не случилось, справится.

Глава 15. Старые связи

Закончив с мурами и подарив Спириту быструю и лёгкую смерть, которой тот, по её мнению, не заслуживал, Алиса ушла с места схватки. Её не оставляла мысль каким-нибудь образом всё-таки связаться со стабом и сообщить о предателе. Ненависть к внешникам и мурам распространялась и на тех, кто был готов с ними сотрудничать. Такие люди вызывали у неё ещё более сильные чувства. Наверно, потому, что имея возможность выбора, они выбрали не ту сторону.

Лес в этом месте вокруг стаба она знала неплохо, так как именно этим путём Алиса и попала в Гудвин пару месяцев назад. Вообще, большой и густой лес – одно из самых безопасных мест в Стиксе, если, конечно же, не попасть на перезагрузку. В лесу слишком мало еды, поэтому заражённые, появившиеся здесь, стремятся покинут его в поисках добычи. Иммунные тоже не слишком его жалуют, так как в нём нет ничего, что можно было бы использовать в качестве хабара или оружия. Сам по себе лес никому не нужен, так как промышленности в Улье почти нет, зачем, если почти всё в готовом виде прилетает само по себе. Надо только знать где и когда.

Впрочем, здесь было одно неудобство, очень маленькая видимость. Зато хвойные деревья, вытянувшиеся вверх, почти не давали света для подлеска, и Алисе почти не приходилось продираться сквозь заросли кустарников. Тем не менее, она не расслаблялась ни на секунду, периодически обшаривая даром сенса местность вокруг. Это Стикс и никогда нельзя быть ни в чём уверенным. Ей и так повезло, что она смогла выпутаться после встречи с мурами, второй раз так может не повезти. И связь, ей всё-таки нужна связь со стабом. Она не простит себя, если из-за её малодушия муры и внешники смогут сделать то, что задумали. И еще, в глубине души она отдавала себе отчёт, что всё-таки прижилась в Гудвине и ей там понравилось. Некоторое время она даже верила, что нашла себе что-то вроде дома. «Проклятый внешник» - в очередной раз выругалась она и наконец приняла решение. Она свяжется со стабом, чего бы ей это не стоило. Даже если это поможет её выследить. Алиса точно знала, с кем можно поговорить в Гудвине и быть уверенным, что этот человек ни за что не будет агентом муров.

Приняв решение, Алиса почувствовала себя значительно увереннее и спокойнее, у неё появилась конкретная цель, кроме обычной для всех в Стиксе - выжить, и она начала действовать.

Сперва отдых, она ушла уже достаточно далеко, да и не будут её пока преследовать ни муры, ни стабовцы, не до того им сейчас, когда идёт атака на стаб. Выбрав место для остановки, она с удовольствием уселась на землю, не забыв подстелить удобную «пенку», которой она разжилась у так некстати встретивших её врагов. «Неплохо получилось» - первый раз за сегодняшний день улыбнулась Алиса,- «отличный набор для похода у этих гадов был. А теперь и у меня такой есть» и улыбка ещё сильнее озарило её лицо. Если бы кто-то посторонний в этот момент увидел девушку, он бы тоже проникся бы хорошим настроением от её вида. Очень уж обаятельной была её улыбка. Ровно до тех пор, пока этот посторонний не узнал бы, чем она вызвана, и какие события Алиса в этот момент вспоминает.

Достав фляжку с живчиком, девушка хорошенечко приложилась к ней, с сожалением подумав о том, что своего осталось мало и вскоре придётся перейти на трофейный, который, скорее всего, окажется ужасно гадким на вкус. Потом достала «подаренный» мурами сухой паёк в виде прямоугольной пластиковой коробки и попробовала его открыть. Вначале ничего не получилось, но потом крышка щелкнула и слетела, открывая доступ к содержимому. Дно коробки стало теплеть, и появился вкусный запах еды. «Неплохо муров кормят» - оценила Алиса состав и приступила к трапезе. Не забывая каждые пару минут сканировать местность вокруг.

Утолив первый голод, она опять приложилась к живчику и почувствовала, как отступает усталость и тело наполняется новыми силами. Она вспомнила рассказ знахаря в отряде стронгов, который пробовал объяснить её принцип действия её дара. Что-то там такое про переход части массы в энергию и разрыв химических связей тела. Но потом махнул рукой и просто сказал, что после каждого применения дара Феникса ей нужно много есть. Намного больше, чем обычно. И желательно сразу, как только появится такая возможность. Вот она и выполняет предписания.

Алиса опять улыбнулась, вспоминая, наверно, самое счастливое время, которое она провела в Стиксе. Когда она знала, что каждый день занимается нужным делом. Убивает внешников.

Отдохнув ещё несколько минут и поняв, что всё равно не сможет больше бездействовать, Алиса сконцентрировалась, вспоминая, как найти ближайший пункт связи со стабом. Где-то в этом районе был интересный участок, в котором стабильные куски территории шли, примыкая друг к другу и через которые и был протянут кабель. Ориентиром должен был служить овраг, который разделял кластеры. Именно по нему нужно было двигаться, чтобы выйти на нужное место.

Ладно, значит, она должна найти его как можно быстрее и, передав свою информацию, уходить не мешкая. Алиса тщательно собрала остатки своего «пиршества», хотя это и кластер, но до перезагрузки еще далеко, а оставлять следы за собой в Стиксе не рекомендуется. Внимательно проверила, насколько удобно выхватывать клевец, которым с ней «любезно» поделились муры, и потрогала висящий на поясе пистолет. Она не слишком любило огнестрельное оружие, но научилась им пользоваться очень хорошо. Жаль, её главный дар не включается так быстро, как другие, тогда она бы была непобедима. Всё, вперёд и Алиса пошла. После отдыха и еды идти было значительно легче, лес начинал редеть, позволяя надеяться, что она уже близка к цели. Внезапно, при очередном сканировании, она заметила что-то подозрительное. На самом пределе действия дара обнаружилась движение. Девушка замерла на месте и осторожно огляделась вокруг. Потом запустила дар снова. Так и есть, что-то живое и быстрое двигается сквозь лес по направлению к ней. Очень быстрое.

Алиса огляделась, выбирая место для схватки, если она состоится. Навестить на неё с такого большого расстояния ни один из низших заражённых не смог бы, а какая-нибудь Элита с особыми дарами – что ей здесь делать? Вывод простой – ничего не понятно и нужно быть готовой к любой неожиданности. Но она предпочла бы сразиться даже с рубером, чем узнать, что выслежена кем-то другим. Лес, хотя и поредевший, всё равно не давал ей видеть дальше пары десятков метров, поэтому она запустила свой дар на полную, хотя это и было очень опасно. Ослабнуть сейчас нельзя. Внезапно, когда до объекта осталось не больше 50 метров, он остановился. И замер на месте, точь-в-точь копируя её действия. Будто бы тоже сканируя в ответ. Но самое удивительное было то, что она до сих пор не слышала ни звука. То есть лес продолжал жить своей жизнью, шум колышущихся деревьев, редкие звуки птиц и жужжание насекомых – это было слышно. Что тоже странно, так как обычно при приближении зараженных всё затихало. Не было и звуков бега или ходьбы, хотя она должна была бы это услышать. Некоторое время ничего не происходило, Алиса была вынуждена выключить дар, и только раз в несколько секунд включать его, проверяя, на месте ли её оппонент. Тот не двигался. Странно. Алиса понимала, что проигрывает, что она что-то делает не так и враг, а кто ещё будет себя так вести, что-то готовит. Но что?

За свою карьеру стронга девушка хорошо уяснила, что инициатива в бою играет важнейшую роль, а сейчас она отдала её противнику. Но начать движение, значит, обнаружить себя. Может быть, враг, потеряв её из виду, когда она замерла, тотчас заметит её действия и тогда…

Но что тогда произойдет, додумать она не успела. Её шея попала в жесткий захват, а в бок упёрся ствол какого-то оружия и знакомый голос сказал: - Не делай глупостей. Я тебе не враг, я просто поговорить.

Несколько секунд Алиса молчала, с трудом удерживая кипящую в душе ненависть, но потом смогла ответить почти спокойным голосом: - Чего тебе надо, Кикимора? Мы же обо всём договорились в стабе.

- Обстоятельства изменились, поэтому я решил опять с тобой встретится, - Кикимора говорил спокойным тоном, а чего ему было нервничать, Алиса по прежнему не могла пошевелиться. Впрочем, она всё же попыталась ударить врага нитями, но те просто не активировались.

- Я тебе не враг, - опять повторил её собеседник и продолжил, - сейчас я тебя отпущу. Не надо пытаться меня убить. Твои дары я знаю, а Феникса ты запустить не успеешь.

Алиса дёрнулась от слов, о том, что она имеет этот дар, в стабе не должен был знать никто. Ну, кроме Доктора, тот, скорее всего, знал, так как именно он сделал очень многое, чтобы она осталась в Гудвине.

О Кикиморе, этом странном рейдере, любящем приводить новичков, ходило много слухов и даже легенд. Но ни один из них не касался муров или внешников. Зато все отмечали, что Кикимора или Кик, как его назвали более близкие друзья, честный рейдер, на слово которого можно положиться. Алиса решилась и сказала: - Поговорим. Но я обещаю, что если разговор мне не понравится, я могу разозлиться.

Еще мгновение ничего не происходило, потом хватка на шее девушки ослабла ,и она шагнула в сторону. Развернувшись, она увидела невозмутимую фигуру рейдера, одетую в свой обычный балахон, напоминающий лешего. Наверно, если бы Алиса увидела на лице Кикиморы хотя бы подобие ухмылки или чего-то похожего, она бы бросилась в бой. Хотя и помнила, как бессильно опали её нити, когда она в прошлый раз пыталась его достать.

Но Кик стоял абсолютно невозмутимо и она внезапно успокоилась. Даже наоборот, она вдруг поняла, что вот тот, кому можно сообщить информацию, полученную от мура и кто сможет передать её в стаб вместо неё. Но сначала надо узнать, что ему нужно и как он её нашел.

- Говори, я внимательно слушаю. Даже интересно, зачем тебе понадобилось прилагать столько усилий, чтобы меня найти. Надеюсь, ты не откажешься раскрыть свой секрет – как тебе это удалось?

- Найти тебя было несложно, до меня доходили кое-какие слухи о девушке-ментате с необычными дарами, которая отличилась в отряде стронгов, а когда я нашел поляну с трупами муров, мне вдруг стало ясно, кто эта девушка. После этого я просто пошёл по твоим следам, а потом немного опередил тебя. Но ты вдруг изменила маршрут, и пришлось действовать быстро. Поэтому прошу извинить за грубость, но так ведь быстрее получилось.

И опять Алиса не дождалась ухмылки или чего-то похожего от Кикимары. Он говорил спокойным тоном, будто бы объясняя ученикам на уроке непростую, но необычную и интересную задачу.

- Зачем ты мне нужна, я отвечу чуть позже. А сейчас спрошу – ты же что-то такое интересное выяснила у них? Что?

Почему то этот вопрос ей сразу не понравился. Хотя буквально минуту назад она сама собиралась взвалить на собеседника обязанность сообщить о предателе в стаб. Но не может же Кик быть агентом внешников? Алиса вдруг поняла, что запуталась и решила применить обычный способ для выяснения правды.

- Я тебе скажу, но давай сначала я задам тебе пару вопросов, а ты не будет применять свой талант. Предлагая это, она очень внимательно смотрела на Кикимору, готовая ко всему. Даже к внезапной атаке.

- Это справедливо. Только я не на все вопросы отвечаю. Спрашивай.

Алиса понимала, что рискует, но в открытом бою у неё всё равно нет шансов. Поэтому она шагнула вплотную к Кики и взяла его за руку. Нет, она была очень сильным ментатом, поэтому могла проверять людей и без физического контакта, но сейчас ей слишком важны были ответы на вопросы.

- Ты агент муров? – спросила она и максимально активировала дар.

- Нет, я никогда не имел с ними дела, я ненавижу их также как и ты, - Кикимора продолжал говорить ровно и спокойно. И дар подсветил его слова зелёным. Ну, или ей так казалась, но правда всегда была зелёной.

- Ты агент внешников? – задала второй вопрос Алиса и опять ответ «нет» подсветился зелёным в её даре. Пара вопросов - это же не обязательно два и она спросила ещё: - Ты сотрудничал когда-нибудь с внешниками?

- Да, сотрудничал, - спокойно ответил Кик, и зелёный цвет полностью подтвердил его слова. Наверное, он всё-таки как то действовал на неё, потому что Алиса после такого ответа осталась полностью спокойной. Хотя уже должна была начать безнадёжный бой.

- Это было очень давно, и очень далеко отсюда. Я занимался тем же, что и сейчас – искал хабар и помогал новичкам. Как раз перезагрузился новый кластер, в котором часто появлялись интересные вещи и я шёл к нему. По пути, прямо на дороге, я встретил людей, которые были разведывательным отрядом из-вне Улья. Точнее, даже не разведывательным, а скорее научно-исследовательским. И да, это были внешники. Сначала я даже принял их за беженцев из города, из города нолдов, очень уж они необычно выглядели. Увешанные каким-то приборами, с несколькими роботами, которые катились рядом, они шли, переговариваясь друг с другом, обсуждая что-то на языке, который я вроде бы знал, но слова всё равно оставались мне непонятными. И на них не было ни масок, ни респираторов. Ничего. Я стоял под скрытом, они почти прошли мимо, но потом один направил на меня прибор и скрыт рассеялся. Так я познакомился с жителями Земли конца 21 века. Коммунистической Земли. Не знаю, было ли в твоём мире что-то похожее на коммунистическое движение, но в моём оно потерпело крах, и даже за упоминание об этом можно было получить наказание. Хотя люди еще помнили страну, которая пыталась построить справедливый мир, где все равны и счастливы.

Но на той Земле это получилось. Получилось очень хорошо, и вся планета была одной большой страной. Там жили умные и деятельные свободные люди. Люди, которые очень любили узнавать что-то новое и исследовать окружающий их мир. Уже были освоены планеты Солнечной системы, их космические корабли достигли даже других звёзд, где они встретились с другими разумными. Их мир даже сложно описать, так там много необычного и интересного.

Поэтому когда их ученые обнаружили проход в Стикс, решено было сразу направить туда экспедицию для изучения. Конечно же, они пробовали посылать роботов, но чернота глушила связь, и были отправлены люди. Вот с ними я и встретился.

Нет, я не был наивным новичком, который верит всему, что говорят. Но поступки всегда дают знать больше, поступкам почти всегда можно доверять. Когда через пару дней они доставили в стаб кучу техники, систему для отпугивания заражённых и взамен попросили только разрешения развернуть исследовательский пост, я начал верить, что они говорят правду. Техника этих людей была на голову выше всего того, что я встречал в Стиксе, вот только оружия у них почти не было. Но зато было желание нам помочь. Просто так. Безвозмездно. Просто потому, что мы тоже люди. Пусть даже и почти чудовища по сравнению с ними. Конечно же, наибольший интерес у них вызывали дары, попытка разобраться в их принципе действия, управления и источнике появления. А у нас - как они могут обходиться без масок или противогазов. И можно ли это повторить для других.

Оказалось, что у них в самом детстве проводится специальная процедура, которая защищает человека практически от всех болезней, известных и неизвестных, для этого используется так называемая бактерия жизни, которая помогает это сделать. Это бактерия была открыта на другой планете, где разумная цивилизация пошла по пути развития не техники, а биотехнологий.

Но всё равно каждый из них по возвращению проходит карантин, чтобы не занести паразита к себе. Хотя я уверен, что они справились бы даже с этим.

Но эта процедура, она же могла стать доступна для детей в Стиксе.

Ты же знаешь это проклятие Улья, когда ребёнок начинает весить больше 15 кг, паразит берёт его под контроль. Только белая жемчужина способна дать гарантию, что твой сын или твоя дочь останутся иммунными. Поэтому так мало детей в стабах. Люди бояться, что им придётся убивать своих собственных детей, когда те попадут под управление паразита.

Поэтому стабы, каких бы размеров не была их территория, так не похожи на настоящие города. Потому что какой же это город без детей? Без радостных улыбок родителей, без детского смеха и весёлых забав. Без понимания того, что есть кто-то, кто останется здесь после тебя. Или ради кого хочется жить.

Люди с той Земли, мне не хочется называть их поганым словом внешники, искренне хотели помочь. Они работали, стараясь понять, что такое паразит, каким образом он действует и как можно спасти детей, которые рождаются в Улье. Наверное, у них бы это получилось. Вся мощь планеты была задействована на помощь нам. Иначе они просто не могли. Так они были устроены, и так было устроено их общество.

Ну и ты же понимаешь, что произошло дальше? Хотя нет, ты всё-таки еще слишком молода. Желание власти и жадность, вот те человеческие качества, которые слишком часто так выпукло проявляются в Стиксе. Жители нашего стаба были рады этой помощи, а те, у кого были дети, просто мечтали об их спасении. Но вот власть, точнее люди, из которых эта власть состояла, думали иначе. Что станет с их властью, если пришельцы придумают, как и чем заменить спораны? Или устранят проблему, которую можно решить только белой жемчужиной? Когда торговля ими была важнейшей частью бизнеса. К тому же эти новые внешники вообще всё готовы были отдавать даром. Они не требовали ничего взамен, хотя и не могли присылать много из-за небольшого размера туннеля в Стикс. Зато у них были кибернетические механизмы, которые могли строить прямо в Улье. Но вот чего у них не было, точнее, что они не хотели давать – это оружие.

И хозяева стаба решили, что им не нужно решение для всех, им нужны только власть и богатство для себя. Они прожили в Стиксе много лет, у них были дары, мощные дары, которые они развивали и лелеяли, кормили их горохом и жемчугом. Им не нужно было изменения.

Кикимора вдруг замолчал, и Алиса была поражена, как изменилось его лицо. Вместо спокойного и уверенного человека он выглядел как безумец или как человек, чьё волнение было очень и очень сильным. Она поняла, что Кикиморе просто тяжело продолжать рассказ.

Но он продолжил: - Я был в лаборатории коммунаров, когда по ним нанесли удар. Убивали всех, была там одна сволочь с очень сильным даром, против которого не смогли защитить даже силовые поля землян. Всё, что сделали пришельцы, было разрушено и уничтожено. Всех тех, кто сотрудничал с ними так или иначе, убили, а недовольных всем этим выгнали из стаба. А потом был удар ядерным оружием по месту, где находился портал с той Земли. Сами пришельцы рассказывали, что проход в Стикс очень неустойчив и что сильный энергетический всплеск может его разрушить. Так и оказалось. Я смог выжить, мои дары помогли мне, но я не смог защитить никого из тех, с кем работал и кто помогал нам. Я даже не смог отомстить, потому что не было у меня столько сил. Но я узнал, что можно устроить здесь жизнь совсем по-другому, не так, как все живут, стараясь урвать что-то только для себя. Поэтому когда встретил Максима, я понял, что это второй шанс сделать то, что не получилось в первый раз. Мир Макса еще более развитый, но такой же честный и добрый, как мир той Земли. Да и сам он парень очень хороший.

Зачем я рассказываю тебе это всё? Потому что когда увидел место схватки, где ты убила муров, я испугался за Макса. Я слышал о Фениксе и понял, насколько серьёзной может стать твоя угроза для Максима. И вот я здесь, чтобы попросить тебя вместо попытки убить его помочь ему. В том числе и защитой. Ты поможешь?

Алиса была буквально ошеломлена свалившейся на неё историей. Все это время она держала руку Кикиморы и была абсолютно уверена в его правдивости. Конечно, есть дары, могущие ввести ментата в заблуждение. К тому же дар оценивает, правда рассказана или ложь только по тому, что думает об этом сам рассказчик. Но всё, что рассказал её собеседник, он сам считал абсолютной правдой. И еще одно – она вспомнила то, что рассказывал «внешник», когда она применила свой дар, и он доверял её полностью. Это было так похоже на рассказ Кика. Неужели это правда? И ненависть затуманила ей разум? Как тогда, когда она была в отряде стронгов?

- Я вижу, что ты всё ещё сомневаешься. Но сейчас я скажу еще одну вещь, которую предпочитал ты не говорить тебе, - Кикимора не убрал руку из руки Алисы, но она почувствовала, как он напрягся, явно готовый действовать.

- Я не говорил этого никому и не скажу, потому что это прошлое, и оно там и должно остаться. Но я знаю, кем ты была у Крис.

Глава 16. Макс ищет паразита, а Алиса находит своё прошлое

Максим сидел на стуле, который ему любезно «вырастила» лаборатория и думал. То есть в данный момент он не думал, а просто сидел, уткнувшись головой в висящий в воздухе голографический текст описания возможностей построенного зародышем устройства. Он не понимал, почему у него ничего не получается. Прошло три дня с того момента, как он запустил работу над анализом паразита, но результата до сих пор нет. Никакого. Хуже того, лаборатория не запросила больше никакой дополнительной информации или образцов. Оставленные наблюдать за ней часовые сообщили, что внезапно в крыше открылся люк и какие-то маленькие летающие устройства разлетелись по округе, собирая что-то. Вскоре они вернулись, также ловко влетая внутрь. На этом всё. Озвученные изначально 16 часов до окончания анализа сменились на 20, потом на 30, а потом просто перестали появляться новые значения, а на его запрос приятный голос помощника отвечал, что «проводится анализ образцов, требуется дополнительное время»

Макс вздохнул, пролистал до описания возможностей лаборатории и продолжил чтение. Хотя к этому времени он легко мог повторить наизусть любую статью из неё. Лаборатория должна была, согласно поставленной им задаче, оценить окружающую среду на предмет наличия в ней опасных патогенов для человека, выделить их, тщательно изучить и разработать способ защиты. В качестве образца, которому требовалась защита, был выбран он. Максим предоставил кровь и частички кожи, прошёл сканирование, сейчас лаборатория обладала максимально возможной информацией об организме Максе.

Но результата нет. Значит, он что-то сделал не так. Конечно, он не является специалистом, но лаборатории и разрабатывались для использования неспециалистами, к тому же он курс использования подобных устройств прошёл и в целом понимал, что и как. Значит, нужно предположить, что зародыш всё синтезировал правильно, лаборатория полностью работоспособна и единственное слабое звено – это он. Тогда что же делать?

Впрочем, были и радостные события. На следующий день после своего героического спасения к Максу пришёл Зелёный, который выглядел точь-в-точь как прежде. Никаких следов повреждений или ран на нём не было, всё тот же кваз, по лицу-морде которого ничего не прочитаешь. Но Максим уже знал, что тот лишь производит такое впечатление, а в душе достаточно хороший и заботливый человек. Или не человек, тут Макс несколько терялся в своих размышлениях, но решил всё-таки считать кваза человеком.

Так вот, Зелёный пришел, с некоторой абсолютно ему несвойственной неловкостью потоптался на вход и сказал: - Знаешь, а ведь меня еще никто ни разу не спасал. В основном это мне приходилось кого-нибудь вытаскивать или защищать, особенно с тех пор, как я поимел вот это.

С этими словами он тряхнул рукой, для которой лучше бы подошло слово «лапа» и продолжил.

- Я ведь всё ощущал и даже частично видел. Как ты не бросил меня, хотя даже бежать толком не мог. Но не бросил и вытащил. А потом лечил, ребята сказали, что почти час стояли рядом, боясь помешать, когда ты знахарем работал. Поэтому то, что я здесь – твоя заслуга, и я тебе обязан жизнью.

Кваз помолчал еще, будто бы придавая вескость своим словам: - Не знаю я, что там и как будет, но ты можешь на меня рассчитывать в любой ситуации. С кем бы тебе не пришлось схлестнуться, за исключением Доктора, я буду на твоей стороне. Всегда.

Максу стало очень неловко. Он и так был достаточно застенчивым и, хотя в детстве часто примерял на себя роли всяких книжных и стерео героев, но вот так просто оказаться им. А со слов Зелёного, он был героем. Совсем некстати, Максим вдруг вспомнил, как другой его друг – Кикимора, спас его, уничтожив и, точнее говоря, убив при этом несколько человек в броневике по дороге в стаб, а потом опять спас Макса, уже от Алисы. В этот момент Максим понял, что означает это слово – друг. Тот, кто будет рядом в трудный момент, и кто рискнёт даже своей жизнью за друга. В мире Земли нечасто были ситуации, когда нужно было рисковать жизнью. Хотя в жизни всегда есть место подвигу, но слово «друг» стало обыденным, означающим просто знакомого. Наверно, только где-нибудь в дальнем космосе, где нужно было справляться с трудностями, еще была такая крепкая дружба. Максим, как это свойственно юности, всё воспринимал слишком остро и кардинально, поэтому часто делал не совсем точные выводы.

С трудом подбирая слова, Макс ответил: - Я не герой, но спасибо тебе за твои слова. Я новичок в этом мире, но хочу сделать всё, чтобы людям здесь стало лучше. Людям, а не тем, с кем нам пришлось столкнуться. В общем…

И тут Макса кончились слова. На самом деле ему хотелось объяснить, как он ценить то, что сказал кваз, как ему это приятно и что она тоже всегда готов прийти к нему на помощь, но вместо этого просто закончил: - Спасибо тебе, друг.

И замолчал. Несколько секунд они неловко глядели друг на друга, хотя это скорее Макс так смотрел, а лицо-морда кваза по обыкновению ничего не выражала.

Затем всё кончилось, и уже полностью деловым тоном Зелёный продолжил: - Как у тебя дела с лабораторией? Я слышал, что всё получилось, и она работает. Есть уже какой-нибудь результат?

И Макса прорвало. Наверно, он сказал слишком много сложных и умных слов, потому что примерно в середине того, что хотел сказать, обнаружил, что кваза нет. Исчез.

Вспоминая это, на лицо Максима вернулась улыбка, которую некоторые знакомые ему девушки считали мужественной и обаятельной, а сам обладатель называл дурацкой, и всячески старался от неё избавиться, считая, что она мешает его образу покорителя Космоса.

Улыбка вернула хорошее настроение, Максим вообще очень редко предавался унынию, всегда смотря на мир позитивно и с интересом. Почему лаборатория, которая уже давным-давно должна выдать результат, его не выдает? Если считать, что она в порядке, то причина в неверных данных. Какую он поставил задачу? Правильно, найти и проанализировать патоген, и разработать от него защиту, а в качестве образца предоставил себя. Но у него уже есть защита! Значит, что? Надо изменить задачу, точнее, изменить исходные условия. Нужен кто-то, кто не заражён паразитом, но и не имеет защиты от него. Значит, нужен ребёнок. Интересно, есть ли в стабе дети?

Зелёного рядом не было, но у Маска был коммуникатор для связи с этим доверенным лицом Доктора. Набрав нужную комбинацию, Максим дождался ответа и тут же спросил: - Зелёный, скажи, в стабе есть дети? Мне для образцов надо.

И тут же понял, что фраза его прозвучала как-то двусмысленно. И точно, в ответ услышал рокочущий смех кваза: - Дети в стабе есть, но боюсь, их родители не согласятся отдать их тебе на образцы.

- Да нет, мне они нужны не на образцы, а как образцы,- окончательно запутал себя и собеседника Макс и закончил, - в общем, мне нужно, чтобы кто-то с детьми приехал к лаборатории. С детьми, которых еще не захватил паразит. Это должно помочь выработать от него защиту.

- Сделаем, сейчас сообщу Доктору, и всё будет. Жди на месте, - голос кваза показал, что он проникся серьёзностью задачи. И Максим стал ждать. Попутно в очередной раз вспоминая всё, что он когда-нибудь слышал или изучал о процедуре фукамизации.


Зелёный справился быстро, скорее всего, без помощи Доктора тут не обошлось, и вот уже перед лабораторией остановилась машина, по здешней моде вся увешанная решётками и оттуда вылезли два прелестных малыша в сопровождении выглядевшей обеспокоенной молодой женщины.

Следом вылез кваз и сообщил: - Это Нина, она у нас учительница, а это её дети. Доктор приказал помочь тебе.

Максим решил сразу успокоить свои «образцы» и начал объяснять, показывая на купол: - Это биологическая лаборатория, она должна получить образцы биоматериалов ваших детей, чтобы проанализировать. Это не займет много времени и даже совсем не больно. Просто маленький соскоб кожи, капелька крови и сканирование тела.

- Не надо мне ничего больше объяснять, мы выполним все то, что нужно. Я слышала, что вы пробуете найти спасение для детей, для моих малышек, - в этот момент голос женщины дрогнул, но она продолжила, - поэтому делайте то, что надо для этого.

После этого она присела к малышам и строго сказала: - Лёша, Таня, сейчас вы пойдёте с этим человеком и выполните всё то, что он скажет. Вам ясно? Кто будет плакать, тот не получит вечером мультики.

Дети послушно и даже синхронно кивнули и, судя по тому, что потом все процедуры взятия образцов прошли как по маслу, угроза мамы подействовала.

Теперь оставалось главное – по новой запустить программу работы. Немного нервничая и не доверяя голосовому вводу, Макс ввёл нужную последовательность команд и был вознаграждён новым уведомлением от лаборатории. На этот раз она пообещала дать ответ через двенандцать часов тринадцать минут и Максим решил не мучить себя ожиданием, а поехать в стаб и отдохнуть.

Сказано – сделано и вот уже очередная мучительная поездка внутри пыточного устройства под названием «автомобиль». Кстати, ему показалось или он уже привыкает к этому средству передвижения?

Добравшись до места, на этот раз ему выделили в стабе отдельную квартиру в доме, где жили, как объяснил ему Зелёный, особо ценные для стаба люди, не имеющие сильных даров, Максим тут же принял душ и завалился в койку, чтобы почти мгновенно заснуть. Сегодня у него в душе был полная гармония, он верил, что теперь точно всё получится. Но вот только почему перед тем, как заснуть, он вспомнил ту девушку, которая так старательно пыталась его убить и подумал, что интересно было бы посмотреть на неё, когда она искренне улыбается.

«Крис» и казалось, нити самостоятельно прыгнули из рук Алисы, чтобы ударить насмерть, но, как и в прошлый раз, бессильно опали, едва достигнув тела Кикиморы. Но он даже не шелохнулся, понимая, что ничего не будет. Алиса опустила руки и отступила в сторону. Она знала, что когда-нибудь это прошлое настигнет её, ударит больно и жестоко, но верила, что это произойдет не сегодня. - Ты такая красивая, - рука, затянутая в тонкий и гладкий на ощупь материал защитного костюма, нежно прикасается к лицу Алисы, пальцы скользят по её щеке и мягко взъерошивают волосы. Потом рука опускается вниз и гладит шею, немного приподнимая ошейник. Глубокий бархатный голос участливо произносит: - Милая, я понимаю, как тебе надоело носить это «украшение». Это так жестоко. Но ты же знаешь, по-другому нельзя. Для твоего же собственного блага, для всех нас. Ах, если бы можно было убрать его.Алиса чувствует привычное ощущение активации Дара, чтобы оценить сказанные слова и тут же всепоглощающая боль электрического удара пронзает все тело. Алиса дергается, и собеседница замечает это. - Мерзкая тварь, ты осмелилась проверять мои слова своими гадкими способностями! Голос Крис меняется, теперь в нём уже нет ничего ласкового или нежного, в нем звучит только злость. - Сейчас ты получишь, гадина, - произносит она и в руке появляется маленький пульт. Изящный палец нажимает кнопку, и ошейник бьёт Алису разрядом. Бьёт снова и снова. И снова. Она падает на пол, сотрясаемая разрядами. Наконец экзекуция заканчивается. Алиса чувствует себя ужасно, тело, измученное разрядами, отказывается повиноваться и она просто лежит, наслаждаясь покоем и отсутствием боли. Еще немного передышки, глоток-другой живчика и она снова будет в порядке. Крис наклоняется к ней, смотрит прямо в глаза, её лицо за маской кажется выточенной из мрамора, холодным и прекрасным. - Ты наконец-то поняла, когда можно использовать свои способности, а когда нет? Сейчас голос звучит спокойно и ровно. Алиса не в силах ничего сказать, но она слабо кивает, да, она все поняла, но иногда это сильнее её, дар ещё не полностью поддаётся управлению.Крис понимает это и участливо спрашивает: - Тебе больно, бедная девочка? Ну зачем ты так со мной. Я же так тебя люблю и хочу тебе только добра.Алиса понимает, что с ней играют. Когда-то в далёкой-далёкой прошлой жизни у них в институте был факультативный курс о том, как научиться оказывать влияние на непослушных трудных учеников или правильно общаться с их родителями. Одним из методов, о котором рассказали на курсе, был способ постоянно выводить человека из состояния равновесия, общаясь с ним разными способами. То по-доброму, то наоборот, то грубо, то нежно, то жалея его, то ругая... Таким образом, объект воздействия перестает понимать, как правильно реагировать на внешние раздражители и становится возможным легко менять его линию поведения и характер. Одним из обязательных условий этого метода было зависимость объекта от того, кто на него воздействует. Алиса как раз и была таким объектом. Но оттого, что она знала, какой метод против неё используют, противостоять ему легче не становилось. Алиса понимала, что она меняется, постепенно становится как послушная собачка, радующаяся каждому приказу или даже взгляду хозяйки, испытывающая восторг от простой похвалы. Пусть. Пусть внешне выглядят так. Но она крепче, чем они думают, и поэтому там, в самом темном уголке, в самой глубокой глубине её души всегда будет тлеть огонёк ненависти. Всепоглощающей ненависти к этим людям, которые считают себя вправе использовать других людей как скот. Как источник органов. И этот огонёк погаснет только вместе с ней. Или же она найдет способ дать ему разгореться и тогда…Сильнейшим усилием воли Алиса остановило поток воспоминаний, и посмотрела Кикиморе в лицо. - Я полностью рассчиталась за тот кусок жизни, ты даже не можешь представить себе, как рассчиталась.Внезапно, совершенно неуместная в такой ситуации, улыбка озарила лицо её собеседника, и он с неподдельным восхищением в голосе сказал: - Ну кто же на Западе не слышал о Фениксе. О стронге, чьё имя до сих пор муры произносят шёпотом, и только неназываемый вызывает больший ужас. О том, кто в одиночку остановил ударную колонну внешников и спас от уничтожения целый стаб. Кто был тяжело ранен и лишился своего дара, но освободил всех на «ферме» в долине. О девушке, которая стала самой жестокой карой для всех врагов свободных стабов. - А о Коробейниках там тоже помнят? – спросила Алиса с усмешкой, - о том, как Феникс ошибся и убил там всех, думая, что это база муров. Всех, даже женщин. - Помнят. Всё помнят. Через несколько месяцев неподалёку от их городка, прямо посреди черноты, нашли маленький стаб, где «милые» коробейники держали живой товар для продажи. Так что Феникс не ошиблась тогда. Ошибся, не поверив тебе, командир стронгов. Он ошибся и второй раз, когда выгнал тебя из отряда. Наверно, будь ты с твоим даром тогда с ними, они смогли бы отбиться, когда попали в засаду. Так много новой информации о давно, казалось бы, забытых событиях и делах, обрушились на Алису, что в первые мгновения после прозвучавших слов она находилась в полной прострации. Она была в шоке от рассказа Кикиморы. Воспоминания будто прорвали плотину эмоций, и она вдруг ощутила, как впервые с тех давних времён начинает чувствовать себя спокойно, как обретает покой. И улыбка вдруг появилась на её лице при мысли: «Надо же придумать такое – одна остановила ударную колонну внешников. Да там три боевые группы стронгов действовали совместно, хотя она тоже сыграла важную роль, захватив танк и сняв защиту с броневика командира колонны»Наверно, будь она одна или с кем-то не таким опытным и сильным, как Кикимора, тут бы и закончились все воспоминания о тех славных деньках, потому что когда из-за ближайшего дерева на неё бросился кусач, она просто была не готова реагировать, погруженная в воспоминании. К счастью, Кикимора не сплоховал, одним движением он отпихнул девушку в сторону и исчез, чтобы появится уже позади заражённого с клевцом в руке. Удар и туша матёрого зверя валится на землю в предсмертных конвульсиях. Споровый мешок, эта ахиллесова пята заражённых, куда пришёлся точный удар Кика, разрушен и враг убит. Но он не один. Вообще, как два не самых слабых иммунных смогли прозевать приближение целой стаи заражённых, абсолютно непонятно. Но они устроили «вечер воспоминаний» вдали от надёжного стаба и поплатились. Забыли, что в Стиксе не бывает полностью безопасных мест. Второй кусач прыгнул сбоку, но Алиса уже вышла из ступора, жесткое падение после толчка Кика очень этому способствовало. Конечно, она не была клокстопером в своём обычном состоянии, но нити били очень быстро и заражённый умер прямо в воздухе, получив такой же смертельный удар в споровой мешок, как и первый. - Осторожно, это свита, вожак где-то рядом. Он под скрытом, я увидел его только мельком, - прокричал Кикимора и Алиса испугалась. Элита, самое опасное существо в Стиксе после неназываемого, была где-то рядом и охотилась на них. Она не один раз слышала рассказы о том, что находясь на вершине пищевой цепочки, элитные монстры просто обожали охотиться на развитых иммунных. Хотя, в силу своей почти разумности, должны были понимать всю опасность таких действий. Некоторые собеседники высказывали идею о том, что заражённым, как и иммунным с их зависимостью от споранов, нужно что-то получать из тел. Или что хорошо развитые иммунные являются для элиты неким подобием гороха или жемчуга для прокачки своих способностей. Иначе чем было объяснить постоянные атаки вооруженных конвоев со стороны Элиты или даже групп таких зверей? Зачем им такая зубастая и опасная еда, в погоне за которой есть серьёзный шанс погибнуть? В природе лев или тигр не станет нападать на матёрого буйвола или огромного слона, а предпочтёт выследить их детёныша. И только какие-нибудь экстраординарные обстоятельства могут заставить хищника охотиться на опасную добычу. Но в Стиксе всё было не так. Элита часто атаковала именно самую опасную дичь, иммунных с дарами, бывало, устраивая настоящую многодневную охоту за ними. Вот и сейчас, как в этом лесу, где почти нет добычи, оказалась стая-свита? Что им здесь, где почти нет пищи, искать. Ответ напрашивается сам – только потому, что Алиса с Кикиморой находятся тут. - Я по-прежнему не вижу его, но он где-то поблизости, - сказал уже спокойнее Кик, держа в руках оружие, появившееся будто бы изнутри его костюма лешего. – Сколько времени тебе нужно, чтобы стать Фениксом? Я боюсь, без этого твоего Дара мы может не справиться. - Много, минуту или две или даже три, как пойдёт, - Алиса не верила, что столько времени у них будет. Элита ведь не одна, кусачи были только проверкой. Она послала их на смерть, чтобы узнать, на что способна добыча и чем она может быть опасна. Сейчас она ждёт, выбирая момент, но атака последует вот-вот и времени на медитацию нет. Кикимора стоял, сжимая в руках оружие и судя по его закрытым глазам, сканировал окружающую местность, пытаясь обнаружить, где элита. Алиса тоже запустила свой дар сенса и тут же смогла увидеть врага. Похоже, что принцип действия их даров был разный и, защитившись от Кикиморы, враг стал виден для неё. Элита была буквально рядом, до неё было не более 50 метров, и она была не одна. Рядом с ней было еще 6 живых существ, часть свиты. - Она на два часа, 50 метров, свита шесть кусачей или руберов. Судя по метке, матерая, - быстро проговорила слова доклада Алиса, навыки сказать только самое важное сами собой вернулись к ней во время боя. - Сейчас пошлёт еще пару из свиты и потом атакует одновременно, - высказал те же самые мысли, что были в голове у Алисы Кикимора. – Мы не справимся. - Сколько твой дар секунд? - спросила Алиса, но Кикимора уже не слушал ей. Он принял решение и стал командовать. - Дубля я запустить не могу, истратил, когда с тобой встретился, но скрыт я сейчас активирую. Минуту нас точно не найдут, но ты начинай нас спасать. Включай Феникса. Алиса поняла, что начинать объяснять про свои сомнения в способности запустить дар еще раз в течение дня не стоит и просто ответила: - Да, держи скрыт. Но она была бы не сама собой, если бы не добавила к этому: - Чур, жемчуг красный мой. Кикимора взглянул на ней с недоумением, потом до него дошёл смысл сказанног, и он улыбнулся. - Весь твой, - со смехом отвел он и замер, активируя скрыт. Вовремя, рубер выскочил в метре от них и изумлённо затряс головой, не находя добычу. Где же эти вкусные людишки, как обещал ему Старший, они же должны быть прямо тут, он только что чувствовал их. Алиса сидела так близко от чудовища, что могла коснуться его рукой, но она закрыла глаза и мысленно потянулась внутрь себя, привычно формируя звезду. Она должна успеть, ведь теперь у неё опять есть цель.

Глава 17. Есть попадание

Колонна тяжелых военных машин неспешно двигалась по разбитой предыдущими гусеницами дороге. Это был стабильный участок Стикса, а значит, не перенесёт таинственный механизм Улья новую дорогу, так и останется эта, разрушенная сотнями и тысячами колес, по которой только мощный танк или бронетранспортёр могут двигаться с удобством.

Каждая единица техники несла на себе издалека заметный знак – шар с пронзающим его мечом, стилизованное изображение Земли. Знак, который знали многие в этой части Стикса, на так называемом Западе. Увидев такое изображение, житель любого стаба с ненавистью в голосе мог выплюнуть только одно слово – внешники. Самые ненавидимые в мире Стикса существа, люди из разных миров и вселенных, ученые которых нашли способ попасть в Улей не через перенос, когда участок мира копируется или заменятся, а непосредственно сами, управляя этим.

Попасть, чтобы обнаружить ресурс, который ценнее, чем золото, важнее, чем нефть и нужнее, чем еда. Они нашли бессмертие. Но только не для всех, только иммунные могли рассчитывать на вечную жизнь, если можно так назвать постоянную борьбу с миром Улья. Но для внешних именно люди, живущие в Стиксе, и оказались тем самых ресурсом. Хотя кровь бессмертных не сделает вас таким же вечноживущим, но её можно использовать по-другому. Лекарства, способные победить почти любые болезни, органы, которые приживаются в любом человеке и не вызывают отторжение, дары, которые способны буквально исцелить мертвеца – вот что стало наградой для нашедших путь в Улей.

Чем дольше прожил человек в Стиксе, чем больше у него даров и умений, тем ценнее его тело и он сам как ресурс. Тем более что можно много раз использовать один и тот же орган, рассчитывая на бешеную регенерацию жителей Улья. Это так удобно, держать на специальных фермах людей, у которых вырезанная печень может вырасти буквально за несколько недель.

Но только один нюанс мешал добыче этого ресурса, маленький пустячок – сами иммунные. Они почему-то не горели желанием, чтобы их так использовали как фабрику органов или источник волшебных препаратов. Они сопротивлялись этому, а учитывая, что у многих был сильные дары, часто успешно. Но всё равно, мощь целой планеты, пусть даже и вынужденной использовать очень узкий туннель для поставки техники и боеприпасов, побеждала бы всегда. Только одно защищало местных – сам Улей. Иммунные могли дышать воздухом Стикса, есть попадающие сюда продукты и не бояться почти никакой отравы, зато внешникам нужно было всегда быть в респираторах или противогазах, один глоток воздуха Улья и уже никакая сила не может спасти его от превращения. Либо в будущее чудовище, либо в иммунного.

Увы, как всегда и везде бывает, когда приходит сильный враг, находятся и те, кто захотят ему служить. Так было и в Стиксе. Иммунные, которые помогали внешникам, и часто поставляли основную часть живой добычи, назывались мурами. И не было страшнее оскорбления в стабе, чем назвать кого-то таким словом. Только смерть оскорбившего могла смыть это.

Если же мур попадался в плен, то даже самые закоренелые пацифисты и добряки с удовольствием смотрели на его казнь. Даже внешники вызывали меньше ненависти, чем муры. Что внешники? Откуда бы они узнали, где и какой стаб находится, сколько в нем жителей, какими они обладают дарами? Чем живут и какая защита? Как бы могли они без предателей находить иммунных, для которых Стикс стал домом? Ненависть – вот единственное, что могло вызвать это слово.

Но были и другие. Те из иммунных, кто посвятил свою жизнь борьбе, только не за свою жизнь, а за жизнь всех – стронги. Отряды, собравшиеся специально для уничтожения внешников и муров, часто имеющие среди своих членов людей с очень сильными дарами, наводили страх на врагов. Нередко среди стронгов были люди, чьи друзья или близкие стали жертвами муров и внешников, поэтому месть становилась единственной целью их жизни. Соединенные одной идеей, с хорошим командиром, они могли успешно нападать даже на сильные группы внешников, уничтожать стабы, где власть перешла к мурам.

Поэтому в правильных стабах всегда находилось еда и кров для стронгов, даже торговцы, чья жизнь посвящена только прибыли, могли что-нибудь выделить бесплатно для бойцов за общее дело. Потому что знали, что во многих районах Стикса только стронги стоят на пути полного уничтожения стабов. А не будет стабов, не будет и торговцев.

Вот и сейчас, несколько отрядов объединились, чтобы напасть на мощную колонну врага. Внешники нацелились на так неудачно расположенный стаб, что к нему можно было добраться, нигде не подходя близко к черноте. Чернота мешала использовать летательные аппараты, которые в ней мгновенно выходили из строя, а именно наличие авиации, пусть и беспилотной, делало внешников таким опасным врагом. Две сотни километров отделяли охотников за иммунными от их основной базы, но это ничего не значило для тех, у кого так много ресурсов. Колонна состояла из нескольких десятков машин, в воздухе постоянно висели дроны, осматривающие местность. Двигающиеся в середине колонны танки грозно смотрели дулами орудий по обеим сторонам дороги, а на более легких бронемашинах башни со скорострельными пушками просматривали окружающий пейзаж в поисках целей. Интересно, что иногда на такую силищу могли попробовать нападать элитники, но почти всегда это кончалось плачёвно для них. Природная броня монстров, даже усиленная неизвестным способом, не могла устоять против слаженного огня современного оружия.

Хуже всего было то, что вместе двигались и машины муров. Это значило, что среди них могли найтись враги с различными дарами, в том числе и сенсы, способные обнаружить живых существ на большом расстоянии или надежно замаскированных на пути колонны. В одном из таких укрытий и лежала Алиса, находясь в состоянии транса, готовая включить дар Феникса. Сложность использования этого дара и заключалась в том, что для активации требовалось время, которого никогда не хватало во время боя.

- Будут в зоне видимости через минуту, - микрофон донес голос наблюдателя и сидящий рядом Алисой боец мягко шепнул ей, - пора.

Лучи звезды, которую Алиса так долго держала в сознании, засияли ярче, и безумно приятное ощущение всесокрушающей мощи наполнило её тело и разум. Светящийся силуэт поднялся с того места, где еще мгновение назад лежала девушка и скользнул в сторону дороги, оставив лежать на земле одежду и снаряжение. Феникс пошел в бой.

Первой целью была машина муров, которая шла впереди колонны параллельно дороге и вызывала опасения наличием в ней сенса. Легко скользнув сквозь решётки и тонкую обшивку, призрак проник внутрь и несколькими движениями отнял жизни находившихся там людей. Автомобиль двинулся всё дальше и дальше от дороги, постепенно замедляясь, чтобы совсем остановиться, уткнувшись бампером в неприметную рытвину. Наверно, в эфире сейчас вопили на разные голоса, спрашивая, что у них там произошло, но какое дело до этого призраку? Скорость, мощь и упоение от того, что она может так легко убивать – все эти эмоции смешались в безумный коктейль в сознании Алисы, сейчас она не была той девушкой, которая начала медитацию, чтобы включить свой дар. Нет, сейчас она была самим ангелом смерти, ангелом мести, у которого нет, и не может быть пощады для врагов.

Мгновенное перемещение к другой машине и вот второй автомобиль муров тоже нейтрализован. В нём был кто-то с таким сильным даром защиты, что Алиса почувствовало незначительное сопротивление, когда проникала внутрь и убивала находящихся там людей.

Но главная цель – это танк и броневик командира, они должны быть уничтожены обязательно.

В образе Феникса Алисе было очень сложно следить за временем, но она научилась определять момент, когда дар заканчивал своё действие по ощущению тяжести, возникающим перед откатом. Больше размениваться на незначительные цели нельзя, и она двигается к середине колонны. Неизвестно, заметили ли её враги или нет, но это неважно, как раз в этот момент начинается согласованная атака, в сторону внешников летят пули и гранаты стронгов, а по двум дронам бьют пулемёты. Феникс достигает танка и проникает в башню.

Алиса уже знает, что толстая преграда может ощущаться как небольшое сопротивление, будто шагаешь сквозь воду, но это не мешает ей. Здесь нужно действовать хитрее и она убивает только механика-водителя и танкиста, сидящего справа. Так её научили, в живых должен остаться тот, кто может стрелять.

Нити проникают в тело живого и парализуют его. Она помнит, как действовать, в голове врага звучит приказ: «Разворачивай башню, если хочешь жить». Внешник молчит, в нарушение всех правил он без маски и его лицо искажено страхом. Алиса бьёт болью и повторяет приказ. После секундного промедления, солдат подчиняется, и башня танка начинает разворот.

«Снаряд в ствол» - следующая команда и потерявший волю к сопротивлению враг что-то нажимает. Приходится в действие механизм заряжания и длинный патрон появляется рядом с затвором, чтобы исчезнуть внутри ствола пушки. Алиса никогда не была внутри танка, но ей очень детально всё объяснили и показали на видео, она понимала, что пока всё происходит правильно. «Стреляй по броневику, и я тебя отпущу» - ложь легко даётся призраку. Впрочем, разве это ложь? Она действительно отпустит его. Грохот выстрела, который она не слышит, а скорее чувствует как вибрацию и она вырывает нити из тела солдата, чтобы хотя бы формально сдержать своё слово. Она же сказала «отпущу», а стронги всегда говорят правду. Но никогда не оставляют врагов за спиной, поэтому она просто останавливает сердце внешника, на мгновение делая свою руку материальной внутри его тела. Теперь посмотреть, всё ли сделано правильно, и она продавливается из танка наружу.

Есть попадание. Броневик горит, ударивший в упор снаряд из пушки танка почти разорвал легкобронированную машину и там никто не должен уцелеть. Но это надо проверить.

Алиса чувствует, как тяжелеет её тело, которого сейчас нет, времени почти не осталось. Она бросает себя внутрь остатков командирской машины и с удивлением видит внутри живых. Два человека, одетых в форму, один с респиратором на лице, другой без маски и именно он держит барьер защиты вокруг, не давая осколкам и огню добраться до них. «Предатель» - мысли окрашиваются ненавистью и Феникс бросается на врагов. К её удивлению, барьер сдерживает даже её, но она бьётся об него снова и снова и её дар пересиливает. С тихим звоном, слышимым только ей, вражеская защита лопается, и Алиса пускает в дело нити. В самый последний момент ей приходит в голову одна мысль, и смертельный удар сменяется парализующим, тела врагов обмякают, лишенные сознания и поддержки мышц. Одновременно дар Алисы заканчивает своё действие, и она оказывается посреди горящей машины обнаженной и почти без сил. Но она довольна собой, она выполнила то, что должна.

Стягивая лучи и заставляя сиять их ярче и ярче, Алиса внезапно отчётливо вспомнила этот эпизод из своего прошлого, которое, как она думала, осталось далеко позади. И Дар включился.

Оглядевшись вокруг, Алиса поняла, что еще чуть-чуть, и она опоздала бы. Ситуация была не в пользу иммунных - еще одна туша, на это раз рубера, валялась рядом с ней, другая чуть поодаль, но два других монстра уверенно теснили Кикимору, который похоже почти истратил свой дар клокстопера и исчезал только на мгновение, чтобы уйти от атаки. Но руберы, будто бы координируя свои действия, не давали ему возможности зайти с тыла, чтобы поразить споровый мешок и стоит закончиться действию дара, они его убьют. Алиса решила, что сейчас займется ими и призрак переместился к одному из заражённых. Безошибочный удар нитями и рубер валится на землю в предсмертных судорогах, а второй резко разворачивается к новой опасности, чтобы тут же получить удар от её напарника. Победа.

И в этом момент появляется Элита. Нужно сказать, что Алиса никогда до этого момента не видела самого страшного хищника Улья вживую. Она слышала рассказы о нем, читала справочник о типах, даже смотрела один фильм, который сняли успешные охотники за монстрами. Но не вживую. Элита была прекрасна. Прекрасна той красотой, которая так часто свойственна могучим хищникам вроде львов или тигров. Огромное тело размером с небольшой автобус скользило среди деревьев так плавно и изящно, что, казалось, ни одна ветка не шелохнулась при этом. Форма тела не позволяло даже предположить, из какого существа выросло такое чудовище, хотя на такой стадии развития все изначальные признаки почти исчезали. Шипы и наросты, которыми щедро усыпана её спина, были слегка прижаты и не задевали ничего, хотя, казалось, это невозможно. Ни один звук не доносился до ушей Алисы, хотя у неё сейчас и не было никаких ушей. И вот она рядом, ужасная и прекрасная одновременно. Сейчас она коснётся её и… девушка поняла, что Элита воздействует на них каким-то даром, заставляя замереть на месте. Алиса не представляла, что такое возможно, когда она находится в образе Феникса, но это Стикс, где возможно почти всё. Она рванулась в сторону, туда, где в этом момент ещё один появившийся одновременно с Элитой рубер из её свиты атаковал Кикимору, который также, как и Алиса, замер на месте под действием дара. На этот раз Алиса не стала бить нитями, просто проскользнула сквозь тело монстра, сминая обретшей на мгновение твёрдость рукой, его споровой мешок. Зверь ударил Кика всей своей массой, но это был не смертельный удар неуязвимой машины смерти, а лишь сила инерции разогнавшегося для атаки, но уже умершего тела монстра.

Сделав разворот, Феникс замер на месте, наблюдая за главным врагом. Элита, которая рванула было за ускользающей добычей, вдруг замерла на месте. Могучее тело выглядело как статуя, никаких, даже малозаметных движений, лишь только глаза, прикрытые прозрачными защитными колпаками век, едва заметно шевелились, наблюдая за Алисой. Это поведение так не вязалось с тем, что рассказывали о таких заражённых, что девушка не сразу поняла, что происходит. Что этот огромный могучий ужас Улья боится её. Столкнувшись с чем-то незнакомым и увидев, как легко были убиты звери из её свиты, Элита испугалась и замерла, не решаясь атаковать. Значит, правду говорили те, кто упирал на невероятную сообразительность высших заражённых, часто приближающуюся к человеку. Засады, использование предметов для бросков или атаки, хитрые ловушки и скоординированные действия свиты – все эти примеры теперь стали вызывать доверие у Алисы. Значительно большее, чем тогда, когда она о них только слышала.

Сколько продолжалась эта игра нервов, сказать было трудно, для девушки это, казалось, длилось целую вечность, хотя она и знала, что прошло очень немного времени. Вполне возможно, что противостояние могло бы закончиться перемирием, Элита могла отступить, но что делать, если она вернётся, когда у Алисы не останется сил для включения дара? Тогда зверь, если это существо ещё можно было называть просто зверем, просто вкусно покушает. Этого допустить нельзя и Феникс атаковал.



«Ну что за дрянь происходит» - Максим никогда так не злился на технику. Хорошо отдохнув, вкусно позавтракав, он вернулся к лаборатории в самом радужном настроении, ни на секунду не сомневаясь, что всё получилось. И вот опять, на этот раз – «не хватает данные для анализа» и длинный список, в котором он пока ничего не понимает. Да и не должен, это для специалистов.

Внезапно, на каком-то озарении, он прикоснулся рукой к стене, активируя открытие прохода, выглянул наружу и, заметив стоящих неподалеку охранников, сказал: - Ребята, нужна ваша помощь.

Через несколько минут, один из стабовцев, которые были выделены Доктором для охраны лаборатории, лежал внутри и система тщательно его сканировала. Перед этим в были взяты образцы крови, частички кожи и, что было необычно, манипулятор отрезал пучок волос на голове, что вызвало неподдельное возмущение «образца»

«Ну нет, нельзя же быть таким глупым» - укорял себя в этот момент Максим, «ну любому барану без можжечка должно было быть понятно, что нужны максимально полные данные. А он сначала заставил лабораторию искать защиту для себя, хотя в ней не нуждался, а потом всё обнулил, введя новые указания. Но сейчас он точно не ошибается, у лаборатории есть все данные, хотя постойте…» Нет, Стикс точно действует на него оглупляющее. Как же все, когда он до сих пор не озаботился образцами заражённых. И Макс, обречённо махнул рукой, набрал по коммуникатору номер Зелёного.

- А Элиту тебе не надо? Чтобы образцы из неё взять? – послышался рокочущий бас кваза в ответ на просьбу Макса немедленно доставить ему заражённого для исследований.

- Было бы неплохо, - решил пошутить в ответ Максим, но потом вспомнил свою встречу с Элитой и засомневался в том, что такая шутка уместна.

- Какие проблемы, я могу тебе показать пару мест, где её можно встретить. Вот сам и возмёшь у неё образцы, - оказалось, что Зелёный тоже умеет шутить.

Закончив пикироваться, кваз пообещал, что как можно быстрее отрядит кого-нибудь на поиски пустыша или, если попадётся, даже бегуна и отключился. Макс опять остался не у дел и поэтому не нашёл ничего лучшего, как всё-таки прочитать то, что выдал уже искусственный интеллект лаборатории. Понять удалось не всё, но в целом прочитанное Максима обнадежило. Кое-что в отчёте привлекло его внимание, и он стал переходит по ссылкам. В итоге несколько часов пролетели незаметно, но вывод стал неожиданным. Во всех полученных образцах был найден неизвестный земной науке вирус. Но дело этим не ограничивалось, если в образцах, полученных от Максима и от детей, вирус просто присутствовал в незначительных количествах, то в теле жителя стаба он был внедрён в каждую клетку, которая подверглась изменениям. И эти изменения образовывали единую сеть по всему телу, связывая все части организма в единый что? Это напоминало по разветвлённости нервную систему человека, но только более плотно проникающую в каждый участок тела человека. «Так вот что происходит, когда паразит внедряется и перестраивает тело иммунного и, скорее всего, эту сеть и нужно питать веществами, содержащимися в живчике» Максим решил тут же, не откладывая в долгий ящик, проверить свою гипотезу, заметит ли оборудование лаборатории какие-то изменения при споровом голодании. Он опять вылез из купола и пошёл к охранникам, которым не повезло оказаться сегодня на службе и быть готовыми образцами для исследований.

- Ты можешь активировать дар, чтобы живчика захотелось? – обратился Макс к тому стабовцу, который уже побывал объектом исследований. – Мне нужно проверить одну идею, - Максим хотел начать объяснять, что он имел в виду, но это не понадобилась. Похоже, что полученные охранниками инструкции включали полное содействие, даже такие странные просьбы не вызывали удивления. Позднее Макс узнал, что дело было не только в этом - слухи уже просочились, и почти каждый в стабе знал, что этот странный новичок пытается найти средство, чтобы помочь детям. И каждый житель стаба был готов помочь в этом деле.

Дар оказался необычным, но очень душевным – испытуемый мог ускорять рост травы, цветов и даже деревьев. Способность по меркам Улья была так себе, сложно представить её боевое применение, поэтому особо развивать этот дар не очень хотелось. Но всё равно, это было очень необычно. Поэтому Максим с удивлением смотрел, как прямо на глазах едва заметный росток превращается в небольшое деревце, пусть даже маленькое и тонкое. В этот момент у него в голове мысли неслись с бешеной скоростью, он пытался подвести хотя бы какую-нибудь научную базу под увиденное. Он бывал на экскурсиях на фермах Земли, которые снабжали продовольствием всех жителей планеты. Там тоже скорость роста растений впечатляла, но всё же не шла ни в какое сравнение с увиденным.

- Выдохся, больше не могу, нужен отдых. И живчик, - охранник явно устал, показалось, что он даже похудел.

- Отлично. То есть не отлично, а очень хорошо, - Максим, как всегда, немного стушевался, но тут же собрался и продолжил, - большое спасибо, это очень нужно для исследований. Сейчас лаборатория опять повторит те же самые процедуры.

Опять кровь, частички кожи и сканирование. На этот раз оно продолжалось дольше по времени, несколько раз процесс будто бы замирал и начинался опять. Наконец всё было сделано, и Максим стал ждать результаты сравнения между состояниями организма стабовца. Как он и предполагал, сеть паразита оказалась менее заметной, будто бы она была истощена. Он проверил это более детально и да, масса самой сети уменьшилась на 8 процентов. Это уже было интересно. Хотя и не решало никаких поставленных перед ним задач, давало понимание о том, что происходит. И Макс ясно понял, почему ментат стаба так на него взъелась. Скорее всего, она без всяких приборов способна видеть этот узор паразита, и не найдя его в Максе, сразу признала в нём внешника. Интересно, Доктор ему обещал, что у него будет такая же сетка, но приборы ничего не увидели. Значит ли это, что Док его обманул или это будет действовать только против ментатов?

Поняв, что опять забил себе голову посторонними мыслями, Максим вернулся к работе. Он задал системе вопрос о возможности синтеза противовирусного препарата, на что получил ожидаемый ответ, что не хватает данных. Тогда он залез опять в описание возможных вариантов действий и запросил разработку методики для временной защиты от паразита. Получив пространные описания, как можно изолировать человека от внешней среды, поставил задачу – синтезировать подобный костюм в размере тех детишек, которые побывали в лаборатории. Если временно изолировать их от паразита, то можно получить больше времени для создания панацеи.

Оставался вопрос, как уничтожить вирус, который уже был в детях, но пока не проявлял активности. Оказалось, что в детских образцах вируса в коже нет, но он присутствует в крови. Значит, можно провести очистку её и после этого изолировать от воздуха Стикса. Так, но как быть с питанием? Опять пришлось вылезать из лаборатории и в очередной раз идти к охране. Получив от них образцы пищи, Максим подверг их тщательному изучению и обнаружил только незначительное количество вирусов на внешнем слое. Отлично. Промыв образцы, и подвергнув обработке излучением, он полностью очистил их, сделав почти стерильными. Теперь кровь. Лаборатория предложила два метода полной очистки крови от конкретного вируса, один из которых предполагал полную замену на синтезированную, а другой её фильтрацию. Оба метода давали неплохую гарантию очистки с оценкой успеха в девяносто девять целых и семь десятых процента. Это уже что-то.

К этому моменту поступили данные о возможных вариантах защитных костюмов. Удивительно, но земная техника предлагала полноразмерный защитный костюм, который мог быть одет на ребёнка и давал полную защиту – воздух мог свободно проникать под него, но каким-то образом фильтровался от вирусов. Такой костюм мог функционировать несколько дней, но потом требовал замены. Но хорошая новость в том, что лабораторный блок мог сделать таких костюмов много. И тут Максим понял, что у него получилось! Он вчерне, но разработал метод временной защиты детей от паразита. Это значит, что у него будет больше времени и не придётся смотреть, как живущие в стабе дети будут умирать, когда придёт их срок. Осталось только проверить всё. И он опять набрал номер Зелёного…

Глава 18. Успех

- Похоже, мы недооценили парня. Да и желание удержать всё в тайне было неправильным. Вместо тайны пошли слухи и сейчас слишком много надежд связано с его работой, особенно у тех, кто имеет детей. Если ничего не получится, может появиться много недовольных.

Доктор внимательно слушал собеседника, кивая в нужный момент, но его мысли были далеко отсюда. Это было так необычно, не анализировать каждое сказанное слово, не выверять свои фразы, а просто молчать и кивать, думая совсем о другом. Он вдруг вспомнил себя в детстве, когда мечтал о разных вещах, о великих свершениях, которые у него обязательно будут. И вот сейчас у него, может быть, есть шанс воплотить что-то из этих мечтаний. Если у этого странного новичка будет нужный результат. Но даже тот метод, который он предложил для временной защиты детей в опасный период, это уже огромное достижение. На котором, к тому же, можно очень хорошо заработать. Не споранов, хотя и они тоже нужны. Нет, заработать то, что можно назвать политическим капиталом, влиянием, да подберите любое слова. Когда ты владеешь уникальной возможностью, всегда можно это использовать с пользой для себя. И тогда он сможет занять первое место в стабе, даже не имея дара ксера.

- Да ты меня не слушаешь? - вдруг удивился его собеседник.

- Слушаю, просто что-то задумался об одной идее, которую хотел с тобой обсудить, - сказал Доктор часть правды и продолжил, - есть информация об одном кластере на Север, где периодически грузиться часть военной базы. Находится далеко, но можно идти через черноту. А у нас как раз появился один кадр, который получил такой дар. Пока слабый, но если подкормить его горохом несколько месяцев, то можно получить проводника и тогда отправить туда экспедицию…

Максим был доволен. Очень доволен, идея отсрочить начала действия паразита получилась правильной, и сейчас он уже был близок к её реализации. Конечно, у него в буквальном смысле дрожали руки, когда он запускал процедуру фильтрации крови девочки, которая стала подопытным экземпляром по причине приближения к опасному порогу веса, но всё прошло хорошо. Управляющий лабораторией искусственный интеллект мягко усыпил ребёнка, надежно зафиксированного в ложе, и в течение нескольких часов отфильтровал из крови все вирусы паразита. Перед началом процедуры девочка была одета в синтезированный защитный костюм, чтобы избежать повторного инфицирования, для её дальнейшего проживания была подготовлена защищённая комната с фильтрацией воздуха, смонтированная по земной технологией мобильная установка была готова для стерилизации пищи. После окончания процедуры девочку со всей тщательностью перевезли в стаб, для входа в комнату был организован шлюз. И уже второй день ребёнок был в безопасности. Это был не тот результат, о котором Макс мечтал, но это было знаковое достижение. Осталось довести всё до логического завершения, повторив этот результат с другим ребёнком, и он сможет собой гордиться.

После успешного завершения первой в мире Стикса процедуры очистки крови от паразита Максим имел долгий разговор с Доктором, где детально и подробно доложил обо всех полученных результатах. Большой интерес у того вызвал рассказ о структуре паразита в теле иммунного и Док подтвердил, что он тоже видит что-то подобное. Ровно, как и ментаты, которые именно по этой структуре формируют свою ментокарту. Максим не рискнул спросить о том, почему лаборатория не обнаружила такую сеть у Максима и будет ли обманут ментат при проверке его самого, но Док сам начал эту тему и сказал: - За себя не волнуйся. Даже я сейчас смотрю на тебя и никаких отличий от обычного иммунного не вижу. Я не знаю, как работает техника из твоего мира, но дары я обманывать научился хорошо.

Нельзя сказать, что Макс полностью после этого успокоился, но главное он уяснил – дары можно обманывать и что техника всё-таки лучше. Скорее всего. Как житель Земли 22 века он привык на сто процентов доверять технике, впрочем, как и всему другому, что было в его родном мире.

Зелёный, как и обещал, привез двух заражённых: пустыша и бегуна. Максим был крайне благодарен именно за бегуна, потому что тот уже становился очень не похожим на человека и проводить эксперименты с ним было значительно легче психологически.

С большими предосторожностями бегун был подвергнут уже обычной процедуре отбора образцов. После этого лаборатория заявила, что у неё достаточно данных для анализа. Попутно она смогла синтезировать усыпляющее средство для заражённых, чтобы можно было проводить опыты не боясь, что образец кого-нибудь попробует сожрать или убить. И опять ожидание.

Но оно было уже не такое томительное, Максим занимался тем, что читал полученные данные во время сбора образцов и пытался разобраться в них с позиций своих невеликих знаний по биологии, вирусологии и еще множества логий. Если он правильно всё понимал, паразит, он же вирус, внедряясь в клетки человека, заставлял их производит не только новые вирусы, но и менял их, создавая свою сеть. Которая, по предположению Максима и ИИ лаборатории, служила для управления человекам. Но почти сразу у иммунных организм находил способ бороться с вирусом, начинал вырабатывать антитела и паразит уже не мог бесконтрольно размножаться. Но созданная им сеть продолжала функционировать отдельно от вируса, развиваясь уже автономно. И ещё очень важная деталь, в клетках мозга иммунных вируса не было. Это Максиму тоже удалось выяснить, получив согласие на вскрытие черепа одного из охранников. В других условиях Макс ни за что бы на это не пошёл, но это был Стикс, и небольшое отверстие в своде черепа обещала полностью исчезнуть уже через несколько дней. Скорее всего, и в других органах иммунных не будет вируса, иначе как бы их могли использовать в своих целях внешники? Но это требовало проверки, на которую у Макса не было пока ни сил, ни желания, да и необходимости. Конечно, было бы очень полезно привлечь к своим изысканиям кого-нибудь из знахарей, но Доктор пока не разрешил. Он посетовал, что давно работающий и надёжный знахарь из стаба уехал, а два новеньких пока не имели его полного доверия. Поэтому доступа к стабовским «биотехнологиям», как сам Макс про себя называл здешние чудеса, у него пока не было. Ну и ладно, пока всё идет хорошо.

И вот настал день, когда это произошло, и лаборатория дала отчёт, что первичная разработка средства, способного уничтожить вирус прямо в организме, завершена - требуются полевые испытания.

К этому моменту Максим уже знал, что в отличие от иммунных, в организме заражённых вирус продолжает размножаться с прежней активностью и что именно они являются его распространителями. Правда, это не объясняло, каким образом происходит мгновенное массовое инфицирование людей в кластерах, но в данном случае это было не столь важно.

Испытание препарата решено было провести на пустыше. Хотя Максима и пугал его почти человеческий облик, но сейчас, после получения материалов анализа, он точно знал, что в этом существе ничего человеческого уже не осталось. Так как мозг был полностью поражён вирусом, и поэтому сомневаться в этичности эксперимента у Макса не было никаких оснований.

Пустыш был зафиксирован и Максим ввел ему в предплечье синтезированное вещество. Оставалось только ждать. Сколько нужно было времени для полного уничтожения вируса в организме заражённого, ответа точного не было. И достаточно ли будет одной инъекции, тоже непонятно. Но он и не собирался полностью излечивать пустыша. Главное было убедиться в эффективности препарата, чтобы переходить к главному – испытанию на людях. Ах, если бы можно было испробовать лекарство на себе, Максим с огромным удовольствием проделал бы такой опыт. Тем более, что в истории науки Земли такое было сплошь и рядом – множество ученых с мировым именем первый раз испытывали разные лекарства именно на себе. Но в данном случае сделать это было невозможно, и Макс с болью в душе понял, что не быть ему первым в этом деле. Что же, главное, чтобы это сработало.

Шли минуты, пустыш не подавал видимых признаков изменения, но вдруг его стало трясти с такой силой, что, казалось, сейчас путы не смогут его удержать. Это продолжалось несколько минут, потом заражённый затих. Казалось, что всё, он умер, но потом пустыш вдруг открыл глаза и посмотрел вокруг с какой-то грустью в глазах. На мгновение Максиму показалось, что к тому вернулся разум, но потом взгляд опять приобрёл привычное для них выражение тупого желания жрать и всё закончилось. Что произошло в этот момент, было непонятно. Увы, понимания того, как там всё у зараженных работает, тем более, у самых низших, ни у кого не было. Может быть, только таинственный Институт обладал такой информацией, но его сотрудники никогда не высказывали желания рассказать об этом.

Максим решил, что пора и пустыша перетащили внутрь купола. Привычная процедура взятия образцов и опять томительное ожидание результата. Пустыш не проявлял никакой активности, Макс тоже, да и чувствовал он себя на редкость некомфортно. Это было так удивительно, он вообще редко себя так ощущал. Похоже, что волнение смогло пробить даже максимальную защиту его организма, которая создавалась фукамизацией. Наконец, лаборатория сообщила, что результат готов и предложила озвучить его. Максим отказался, так как читать он умел значительно быстрее, чем слушатьJ.

Итак, что тут у нас? Есть результат – количество вирусов в крови сократилось в 100 раз, практически достигнув уровня иммунного. То есть лекарство, созданное земной техникой, работало. Это была почти победа. Нужно было срочно проверять действие препарата на людях. Но на каких? Как скажется это на иммунных, было абсолютно непонятно, а проверять на детях Максу казалось абсолютно неприемлемым. С удивлением Максим вдруг представил, что испытать препарат на внешниках было бы идеальным вариантом, и ужаснулся таким мыслям. Похоже, что Стикс, не добравшись до его тела, уже начал изменять его сознание, если такие идей приходят ему в голову.

Лучший вариант, это посмотреть, сможет ли защитить препарат человека, который только что попал в Стикс при переносе. Это можно было сделать только в свежем кластере. Значит, так он и сделает. Максим поставил задачу лаборатории синтезировать несколько десятков антивирусных средств и сразу после этого связался с квазом. На его удивление, тот не стал расспрашивать о деталях по коммуникатору, а сообщил, что сейчас приедет. И действительно, прошло буквально десяток минут, когда знакомая туша друга, (да, теперь, несомненно, это был его друг) выпрыгнула из приехавшего автомобиля и направилась к лаборатории.

Максим детально объяснил Зелёному, что хочет сделать, чтобы провести испытание препарата. На его удивление, тот мгновенно схватывал всё то, что рассказывал ему Макс, в том числе касающееся биологии. Похоже, заметив его удивлённое выражение на лице, кваз засмеялся своим узнаваемым смехом и пояснил: - Ну я же не здесь в Улье родился, я, между прочим, в школе и в институте учился и в этой теме разбираюсь неплохо. Я врачом должен был стать, поэтому в своё время и к Доктору прибился. Подумал, что вот оно, настоящий доктор.

И засмеялся ещё громче.

Что оно, Зелёный не пояснил, но зато выдвинул здравые идеи по поводу дальнейших действий.

- Нужен костюм изолирующий для каждого, какой ты для детишек делаешь, средство от паразита и медленный кластер. В быстрых, бывает, за несколько часов обращаются и сложнее будет. У нас в окрестностях таких нет, но у Озёрного стаба есть. Предлагаю туда и двинуть. Если Док выделит споранов, тогда местных рейдеров для помощи там наймём и сможем всё быстро провернуть.

Макс впервые задумался, что он же не на Земле и что кто-то должен за всё платить. За ресурсы, за еду, за охрану. Впрочем, он отбросил эти мысли как неважные, пока есть Доктор, эти вопросы решает он. И они стали готовится к экспедиции.

И главное, это можно было повторить.

Бросок вперёд и вот уже Феникс проникает в тело Элиты… что? Алису отбросило от зверя на десяток метров, при этом она почувствовала на себе удар, чего в образе призрака никогда не ощущала. Дерево, у которого оказалась девушка в результате броска, переломилось почти пополам. Казалось, что какая то сила, исходящая от монстра, ударила строго по прямой, на которой оказалась и Алиса и дерево. «Да она же кинестетик, этим меня и отбросила» - с удивлением и ужасом подумала девушка. Но она не первый раз сталкивается с таким даром и никогда никто ничего не мог сделать с призраком.

Всё это Алиса додумывала уже в движении – обогнув по дуге Элиту, она попыталась атаковать с тыла, но скорость чудовища поражала. Оно успело развернуться мордой к Фениксу, чтобы встретить атаку еще одним кинестетическим ударом. Алису снова отбросило назад, но она уже придумала, как победить. Надо просто измотать зверя, не может же он использовать этот дар вечно? Непонятно только, кто получит откат быстрее, но других идей не было. Нужно только внимательно следить, чтобы под удар не попал её напарник.

Еще три атаки, ломающиеся деревья, летящие во все стороны ветки и тактика сработала - последний толчок Элиты оказался значительно слабее прежних. Алиса самонадеянно решила, что это всё и бросилась в атаку. Феникс достигает тела зверя – она хотела просто пройти его насквозь и упирается в него. Броня монстра оказывается преградой для призрака, которому даже танковая броня была не более чем легкая завеса из шёлка. Что же делать?

Зверь будто понимает, что пока неуязвим и пытается изогнуться, чтобы достать своего противника пастью. Но что он может сделать призраку?

Алиса чувствует, как тяжелеет тело, откат дара уже близок и в отчаянии бьёт нитями, стараясь попасть в споровый мешок чудовища. Удар и её оружие замирает, не в силах пробить защиту.

Всё. Еще несколько секунд и она вернётся в мир обнажённой и беззащитной, первый раз Феникс потерпит поражение. Нет, не бывать этому. Прыжок наверх и вот она уже на спине чудовища, шипы не оказывают такого сопротивления её движению и она добирается до места, где мощный нарост прикрывает самое уязвимое место зараженных - споровой мешок. Что за механизм заставляет даже самых страшных и защищённых монстров иметь такое уязвимое место? Алиса слышала предположения, что эта механизм распространения паразита, что якобы именно оттуда вылетают его новые споры, чтобы заразить воздух Стикса. А что, как не максимальное распространение, является главной целью любой жизни? Но это и губит её.

Бросок уже заметно отяжелевшего призрака к наросту и Алиса пытается проникнуть прямо туда бесплотной рукой, чтобы сжать, смять эту смерть кощееву, как она делала ни один раз с другими чудовищами. В этот момент Элита невероятным усилием изгибает свою голову и удар кинестетика сбрасывает Алису со спины. Отяжелевшее тело с силой бьются о землю, ветки своими острыми сломанными концами впиваются ей в спину, но она всё ещё жива. Сил почти не осталось, но девушка готовит последний удар своим главным оружием, удар, в который она вложит все силы. Но где враг? Почему он ещё не напал на неё?

Оглядевшись, Алиса видит лишь мелькающую среди деревьев тень монстра, всё также неслышно и изящно двигающегося по лесу. Только теперь это не грозная атака несокрушимого ужаса Улья, а паническое бегство испуганного зверя. Алису начинает бить дрожь, и она смеётся, вдруг вспомнив, как в детстве, на соседней улице на неё бросилась маленькая собачёнка, громким лаем обещая страшную трепку врагу и, как она, увидев в руке девочки тонкий прутик, поджав хвост, убежала обратно, откуда пришла. Она испугала Элиту! Интересно, кто-нибудь расскажет об этом подвиге? Да и кто поверит. Похоже, что она проговорила это вслух, потому что сразу услышала ответ

- Поверят, - Алиса слышит голос Кикиморы, который, оказывается, уже стоит рядом с ней, почти не пострадавший, судя по его виду, в произошедшей схватке. – Хотя конечно представить, что такой монстр убегает, поджав хвост, практически невозможно.

Алиса продолжает смеяться, она жива, её спутник тоже, они победили, хотя и не так, как хотели.

- Извини, но жемчуга тебе не видать, - с притворным сочувствием говорит Кикимора, чем вызывает у девушки новый взрыв смеха. Она смеётся, не в силах остановится и только слова Кика: «какая ты совсем другая, когда смеёшься» заставляют Алису умолкнуть. И она вдруг понимает, что лежит абсолютно голая. Нет, у неё нет никаких табу на тему голого тела, но всё-таки в одежде в лесу намного приятнее. Кикимора, заметив изменения настроения спутницы, говорит: - Сейчас одежду и снаряжение тебе принесу.

И не в силах справится со своей натурой, добавляет: - Фигурка у тебя хорошая. Чуток подкормить, и будет в самый раз.

Смешно, но Алиса не испытывает из-за этих слов никакого возмущения. Даже можно сказать, что она признаёт такой комплимент вполне приемлемым. И что поесть, а главное, хорошенечко хлебнуть живчика сейчас очень не помешает.

Через несколько минут, Алиса, полностью одетая и со своим вещами – Кик не поленился и принёс все вещи девушки, сидит у дерева и жадно пьёт живчик. Кикимора делает тоже самое. Наконец, почувствовал, что усталость отходит, они без слов принимаются за одно из самых важных в Стиксе дел – добычу трофеев. Алиса еще не чувствует себя в форме, но запустить дар сэнса она в состоянии. Не обнаружив ничего подозрительного в округе, она сообщает об этом спутнику. Можно спокойно заниматься сбором. Девушка очень редко делала такое, так уж получилось, что обычно она получала спораны, горох и даже жемчуг совсем другим способом. Тем приятнее делать это так. Конечно, мало кто мог бы назвать вскрытие споровых мешков зараженных приятным занятием, но если от этого зависит твоя жизнь, взгляд на это событие сильно меняется.

Добыча оказалась на редкость богатой. Нашлись даже две жемчужины, которые были в руберах, атаковавших Кикимору дуэтом. Жемчуг, как и было обещано, он передал Алисе, на что та сразу возмутилась и почти силой заставила поделить добычу поровну, а не «по честному», как предлагал Кик. Распределив сокровища, спутники стали держать совет, что делать дальше.

Во-первых, надо было как можно быстрее уходить отсюда. Конечно, шансов на то, что Элита вернется, было немного, но зачем играть с огнём, когда можно просто уйти от него.

Алиса вспомнила о своём желании предупредить стаб и тут же вывалила новость о предателе, который снабжает информацией внешников, на Кикимору. Тот не слишком этому удивился, что было очень странно, но согласился с тем, что передать такую важную информацию необходимо.

И тут же предложил сделать это через точку связи, высказав, тем самым, очень высокую осведомлённость о делах стаба.

- Ты очень много знаешь, - резюмировала Алиса, - откуда, интересно, тебе известно об этой возможности?

- Я давний друг Хазарина, а он знает в стабе всё и всех. Но я уверен, что тот человек с высоким положением - это не он. Хазарин попал в стаб, когда стронги сбили вертолёт, на котором везли иммунных, собранных внешниками в кластере. Только там им удалось собрать так много людей, что все не поместились, и они стали потрошить тела прямо там. Поэтому кто-кто, но только не он.

Алиса подумала, что несмотря на весь свой опыт и долгую жизнь в стабе Кик немного наивен, но вслух по этому поводу говорить ничего не стала.

- Хорошо, тогда ты выбирай дорогу, если уже бывал здесь, я только по приметам знаю, как его искать.

По общему молчаливому согласию они не разговаривали о том, что прозвучало перед сражением с Элитой. Алиса с удивлением поняла, что её ненависть к этому «внешнику» куда-то делась, даже несмотря на то, что именно из-за него ей пришлось покинуть стаб. Побывав в очередной раз на краю гибели, многие вещи переоцениваешь, она это знала как никто другой, очень хорошо.

Лес редел и вскоре спутники вышли к оврагу, который был главным ориентиром для того, чтобы найти пункт связи. Кикимора объяснил, что чуть ниже лучше перебраться на ту сторону, так как там более медленный кластер, овраг как раз и представлял из себя очень редкое явление – плохо совмещённые сектора. Когда таинственный механизм Улья, всегда старающийся совместить именно схожие объекты, дал сбой и участки земли каждого из кластеров слегка не дошли друг до друга, образовав овраг. А несколько дождей дополнили дело, и сейчас он был глубокий, почти без растительности, которая могла бы что-нибудь скрывать.

Пройдя пару сотен метров вдоль оврага, спутники обнаружили место, где стенки оврага обвалились, будто бы через него проползло что-то огромное и тяжёлое. Алиса отрыла было рот, чтобы высказать предположение, но вовремя вспомнила о существующих предрассудках и отказалась от этой мысли. Неназываемые могли принимать различные формы, но упоминать скребберов вне стаба считалось настолько дурной приметой, что даже самые рассудительные рейдеры могли за это ударить или даже сделать что-то более серьёзное. Алиса была почти уверена, что её спутник просто посмеётся над такими предрассудками, но зачем это проверять? Перебравшись на другую сторону оврага, они продолжили движение до тех пор, пока Кикимора не сказал: - Вот здесь.

Лес обрывался, как отрезанный ножом, но почти сразу продолжался снова. Это и был странный участок, где стаб начинался на поверхности, а потом шел уже под землей, покрываясь сверху новым кластером. Такие участки были редки, но всё-таки иногда встречались. Вот и этот был использован для оборудования тайного места, откуда можно было банально «позвонить» в стаб. Кикимора уверенно разворошил слой листвы, потом что-то сделал, и у него в руках появилась обычная телефонная трубка с тянущимся за ней проводом.

- Ни за что не смогла бы его найти без тебя, - высказала свою мысль Алиса, - даже как ты это нашел, не поняла.

- Ты просто не искала. У тебя же есть дар сенса, вот только им и можно найти. Так, давай лучше ты звони. Я, хотя и не самый последний чел в стабе, но всё-таки человек из-вне. Тебя выслушают с большим вниманием, несмотря ни на что.

Алиса тоже думала также, хотя и хотела спихнуть это дела на спутника. Но делать нечего и она взяла в руки трубку. На ней была всего лишь одна кнопка, которую нужно было нажать. Собравшись с мыслями, девушка составила текст доклада, как если бы снова была стронгом, и нужно было быстро и чётко сообщить о результатах рейда или разведки. Вот, готово, Алиса повернула трубку, что нажать на кнопку и та вылетела у неё из рук.

- Не надо никуда звонить, пока мы не поговорим, - Резкий стоял буквально в нескольких шагах от них, держа в одной руке трубку, а в другой непривычного вида оружие с очень толстым стволом, - Я знаю, кто в стабе работает на внешников.

Глава 19. Планы меняются

Максим провёл в Стиксе совсем мало времени, но ему казалось, что он прожил здесь целую жизнь. Количество событий, которые произошли с ним за столь малый промежуток времени, превосходили все, что с ним когда-либо случалось в той, прошлой жизни. Хотя в глубине души Макс всё ещё не верил в то, что Стикс - это навсегда. Бешеная гонка и борьба за выживание, калейдоскоп новых впечатлений и знакомств, появление настоящих друзей и смерть людей – всего этого у него никогда не было. Нет, поступая стажёром в Группу свободного Поиска, он и мечтал как раз о приключениях, об открытиях новых миров и разумных существ. Но вот что он точно не мог представить, что это произойдёт так быстро и всего этого будет так много. Вот и сейчас, с одной стороны, он предвкушал поездку в новые места, а с другой – немного опасался, что поездка будет такая же насыщенной событиями, которые он будет не в силах «переварить»

Впрочем, Максим отличался оптимистичным взглядом на мир и поэтому быстро преодолел волнения и занялся делом.

Закончив разговор с Зелёным, он стал готовиться к походу. Прежде всего, он залез в купол, удобно расположился в кресле оператора и задумался. Любую операцию необходимо тщательно планировать, это он знал твёрдо. В данном случае, он, как ничего не знающий о подготовке к посещению другого стаба и, тем более, кластера, должен положиться на напарника, который имеет в этом огромный опыт. Тут в голову Макса пришла мысль – а так ли это? Он знал из брошюры для новичков, что занятия жителей Улья часто бывают сильно специализированные. Есть свободные рейдеры, которые легко меняют место жительства, двигаясь от стаба к стабу и занимаясь тем, что ищут на кластерах так называемый хабар, есть рейдеры, работающие непосредственно на стаб. Торговцы, обеспечивающие обмен уникальными товарами. Есть таинственные стронги, которые сражаются с внешниками, а есть те, кто живут в стабе и выезжают из него только для профилактики трясучки. Но к какому типу относится его друг? Не похоже, что он сейчас рейдер, но чем занимался Зелёный раньше, у них не было пока времени поговорить.

Ладно, раз Доктор, который, как теперь точно знал Максим, занимает в стабе очень высокое положение и является вторым человеком после главы, доверяет квазу организацию такой важной поездки, значит, сомневаться в нужной квалификации не приходится. В этом случае Максиму нужно только тщательно подготовить свою часть работы, связанную с проверкой препарата. Этим он и займётся. Так, сначала запросить у ИИ лаборатории сценарий проверки, чтобы результаты были достаточны для начала испытаний на детях.

Максим с ужасом представил, как на его глазах ребёнок станет превращаться в пустыша, и у него чуть не опустились руки от осознания лежащей на нём такой огромной ответственности. Значит, нужно провести полевую проверку так, чтобы не осталось никаких сомнений в эффективности лекарства. Или, если они всё-таки появятся, начать всё сначала. И так до тех пор, пока он не будет полностью уверен.

Лаборатория запросила для надёжной проверки контрольную группу из 20 человек, где только часть людей получит препарат, и можно будет наблюдать сравнительные данные. Прочитав схему проверки, Максим не сразу осознал, что стоит за «часть людей» и тут же полез в настройки программы. Оказалось, что существует уровень «этичности» и что сейчас он установлен на очень низком уровне. Это заставило Макса задуматься о серьёзных пробелах в своей подготовке и обучении. Он даже не слышал о том, что этот самый уровень можно менять, такая вещь, как этичность казалось чем-то неизменным. Но с другой стороны, действия в чрезвычайных ситуациях могут быть другими? Так? Или нет? Он вспомнил, как с замиранием сердца смотрел стерео о событиях на планете Далекая Радуга, где вышедший из-под контроля научный эксперимент уничтожил целую планету. Вместе с населением. И какие там возникали этические проблемы. Больше всего его поразил случай, когда отправившийся спасать любимую женщину космонавт обнаружил её в аэролёте с тремя десятками детей, которых она сопровождала на экскурсию. В аэролёте, в котором кончилось горючее, а он прилетел на двухместной авиетке. И как он должен был поступить… «Так, посторонние мысли убрать» - дал себе команду Максим и вернулся к заботам подготовки экспедиции.

С новыми установками ИИ предложил провести проверку с группой из 12 человек, разных возрастов и обеспечить каждого защитной одеждой на время проведения лечения. Теоретически, препарат должен был не только уничтожать вирус, но и вырабатывать иммунитет, таким образом, переводя людей с ранг иммунных. Но слишком много непонятного было пока с действием вируса на человеческий организм, поэтому на первых порах удачей было бы снижение количества паразита в организме до таких пределов, при которых он уже не мог бы изменять человека, превращая его в желающее только питаться существо.

Итак, Максим ввёл в лабораторию задачу синтеза 120 одноразовых инъекторов с дневной дозой лекарств, двадцати защитных костюмов и отправился в стаб. Чтобы отдохнуть, узнать, как дела у Лены, девочки, которая первой подверглась защите и расспросить кваза, что ему еще нужно знать до поездки. Но не тут то было. Уже залезая в машину, он получил сигнал от лаборатории о том, что необходимо его присутствие. Он мог общаться с ИИ и дистанционно, получив для этого специальное устройство, но у него не было возможности его подключить к привычному терминалу, поэтому приходилось всё делать непосредственно в куполе. Оказалось, что ресурсов лаборатории недостаточно для создания костюмов, ей требуется определённые материалы или время на их самостоятельный поиск. Максим понял, что не сможет объяснить местным жителям, что нужно и дал разрешение на решение этой проблемы с помощью автономных роботов.

Теперь точно всё. Предупредив оставшихся охранников о том, что из купола могут вылетать «маленькие вертолётики и потом прилетать обратно», он наконец уселся в автомобиль и поехал в стаб. Даже тряска внутри несовершенной конструкции не вызывала обычного желания что-то с этим сделать. Он догадывался, что на чём-нибудь похожем ему придётся проехать много километров, так как гравиплатформ тут не было, а полёты были под запретом. Кстати, а почему в Стиксе никто не использует планеры? В их конструкции нет сложных электронных элементов и при должном навыке пилота они должны выдерживать краткое влияние черноты. За увлекательным занятием конструирования различных конструкций летательных аппаратов, пригодных для Стикса, дорога пролетела совсем не заметно.

Приехав в стаб и дав себе очередное обещание обязательно построить планер, Максим направился к себе. Первым делом он связался по коммуникатору с родителями девочки и, узнав, что всё нормально, очень обрадовался. После этого, плотно покушав, завалился отдыхать. Макс мог обходиться без сна очень долгое время, но знал точно, что такой отдых нужен прежде всего мозгу, а именно его он нагружал в последние дни очень интенсивно. Уже засыпая, ему пришла в голову идея – попросить местного ксера сделать защитные костюмы. А что, в свёрнутом виде костюм легко помещался в ладонь, и это могло сработать.

Коммуникатор прозвенел как раз в тот момент, когда Макс уже чувствовал себя отлично отдохнувшим и готовым к любым новым свершениям. Это был Зелёный, сообщивший, что «срочно к Доку, время не ждёт» и Максим тут же принялся всё делать «срочно».

Доктор принял их незамедлительно, что действительно свидетельствовало о том, что время не ждёт. Док сообщил, что его некоторое время не будет в стабе, а они смогут присоединиться к торговому каравану, который прибудет в Гудвин через два дня. И ещё через день отправится дальше, чтобы по пути заехать и в Озёрный стаб.

- Но я не понимаю, зачем нам проводить исследования так далеко? – спросил Док во время обсуждения.

- Там есть медленные кластеры, и сможем спокойно собрать группу, различную по возрасту и полу, чтобы провести всесторонние исследования лекарства. Максим не был уверен, что правильно понимал разницу между такими кластерами, но исходя из прочитанного в брошюре для новичков и объяснений кваза, сделал нужные выводы.

- То есть дело только в том, чтобы собрать группу разных людей? - уточнил Доктор

- Да, - Максим решил пояснить это, - нужно проверить препарат на разных людях, тогда можно исключить какую-нибудь случайность. Но главное – такой сценарий проверки выдала мне лаборатория.

Максим не стал рассказывать о первом варианте сценария, он не был уверен, что Доктор и Зелёный поймут, почему от него он отказался.

Доктор подумал немного и, нажав кнопку, приказал: - Вызовите мне Стробу, срочно.

И уже Максиму с Зелёным: - Если дело только в этом, то я не считаю нужным забираться так далеко. Озёрный – правильный стаб, но слабый. Если там пойдут слухи о вашей работе, могут быть всякие инциденты. Поэтому сделаем так. Сейчас придёт наш лучший рейдер, он со своей командой проводит вас в кластер, где можно будет без проблем сразу подобрать такую группу с разными людьми. Этот кластер значительно ближе и входит в нашу зону влияния. Зелёный его тоже знает очень хорошо. Да?

И кваз кивнул. Почему то Максиму показалось, что на лице-морде Зелёного проступило что-то похожее на смущение.

Доктор посмотрел с улыбкой, на мгновение став похожим на тот облик из детского фильма, образ которого он так любил и продолжил объяснение: - Если там и бывают кто – только редкие залётные рейдеры. Но Гудвин здесь знают многие и Зелёного со Стробой тоже. Так что решено, проведёте проверку там.

Что-то ещё? – продолжил Док, давая понять, что аудиенция окончена.

- Да, - ответил Макс, вызвав явное неудовольствие Зелёного. – Я хотел попросить сделать копии защитных костюмов. Лаборатория не сможет синтезировать нужное количество быстро, у неё не хватает ингредиентов. Вот, - и Максим выложил на стол начальства маленький пакетик упакованного костюма.

Доктор взял его в руки, повертел и удивленно спросил: - Значит, вот эта штука фильтрует воздух и позволяет защититься от паразита.

- Да, там используется набор мембран, который за счёт энергии тепла тела человека производят сортировку молекул воздуха, очищая его от всех примесей.

- Отличная вещь, - удивился Доктор. – А ведь эта штука нужна не только для защиты от вируса. Когда внешники применяют свою отраву, она тоже может спасти?

- Я не знаю химический состав, который они применяют, но теоретически костюм защитит от любого отравляющего вещества. Если, конечно, концентрация не будет столь высока, что воздуха не хватит.

- Я всё больше и больше рад, что ты попал в Стикс, хотя ты со мной и не согласишься, - улыбнулся Док, опять становясь похожим на доброго дядюшку-доктора из детского фильма.

- Я же всегда мечтал об исследованиях далёких чужих миров и открытиях, - решил поддержать улыбку Дока Максим, - вот и выдался шанс.

- Всё, действуйте, - по-прежнему в личине добряка, закончил разговор Доктор, и они вышли из кабинета. А потом кваз сказал Максиму очень задумчиво: - Ты ведь действительно считаешь себя исследователям новых миров, которые нужно защитить или сделать лучше. Кажется, я понимаю Кикимору, который говорил, что очень хотел бы хотя бы краем глаза взглянуть на мир, откуда такие как ты появляются.

А Доктор в этот момент понял, что ему просто жизненно необходимо получить способность ксера. Или найти такого, который будет у него полностью под контролем. Если препарат, который готовит этот странный «внешник, действительно будет работать как надо, то значительно проще иметь образец и «ксерить» его в стабе. И в стабе же применять. «Защита от копирования» - это фраза из его родного мира вызвала у него усмешку своей неуместностью и, в тоже время, важностью. «Теперь я хорошо понимаю владельцев авторских прав» - подумал Доктор и решительно набрал по коммуникатору нужный номер. Пока в стабе был только один ксер и это был не Доктор.


Выходя от Доктора, Резкий тщательно делал вид, что просто раздавлен и унижен. Наклонив голову вниз, медленной походкой, не глядя ни на кого, он выбрался на улицу, и только пройдя метров сто, перестал себя сдерживать. Улыбка победителя появилась на его лице. Всё прошло именно так, как он и рассчитал, тщательно изучая все дары Доктора и готовясь к этой встрече. Да, был риск не выйти оттуда живым, но это Стикс, где такое может произойти в любой момент. Зато как же просто, оказывается, провести этих «старичков», которые кичятся своими прожитыми в Стиксе годами, а в реальности уже заросли мхом и стали похожи на динозавров. И так же должны вымереть, уступив дорогу более совершенным. И более резким.

Зато он узнал просто сногсшибательную новость – наша милая Алисочка тот самый Феникс, за голову которого внешники, по слухам, обещали гору белых жемчужин. Нет, понятно, что желающих получить такое богатство не нашлось, трупам даже жемчуг не поможет, но сама информация о местонахождении такого монстра стоит очень дорого. Эх, знал бы он это раньше…

Зато теперь знает и всё потому, что этот старпёр с ним откровенничал, думая, что припёр к стенке.

Еще раз улыбнувшись этой мысли, клокстопер, насвистывая весёлый мотивчик, двинулся в сторону своего дома. Где его уже ждал знахарь, который легко снимет с него всё то, что там наколдовал Док. Даже если не снимет, фиг с ним. Ведь все эти штуки-дрючки наверняка должны исчезнуть, когда ставивший их помрёт. Ведь так?

Но тут мысли главного смутьяна стаба приняли другое направление. Если Алиса это Феникс, тогда она просто необходима ему. Один раз он смог её использовать, значит, сможет и второй. Резкий, при всей своей внешней расхлябанности и тщательно культивируемой показной вспыльчивости, был на редкость здравомыслящим человеком. Попав в Стикс, он один из немногих, вырвавшихся из города людей, смог выжить и продолжал жить дальше. И всё потому, что тщательно обдумывал и не менее тщательно планировал все свои действий. И приняв решение, старательно их выполнял. Получив дар клокстопера, он воспользовался этим, чтобы изменить свой ник на более звучный. А потом стал менять своё поведение на более подходящее его новому имени. Но те, с кем он сошёлся ближе, знали его как очень умелую расчётливую личность. «Расчётливая сволочь» - он знал, что за глаза его называли именно так. И это ему нравилось.

Поэтому Резкий осознавал, что контролировать настолько могучее и своенравное существо как Феникс, он не сможет. О нём ходили такие легенды, что будь они правдивы хотя бы на 10 процентов, Алисочка могла разнести здесь всё по кирпичику, а он ей просто внешника похитить заказал. За спораны. Но и дыма без огня не бывает, поэтому она ему нужна. Хотя бы для того, чтобы прикончить Доктора. Алиса ненавидит внешников, а у него есть отличные доказательства связи Дока с ними. «Класс» - Резкий развеселился ещё больше. Значит, он найдёт Алису, которая ему нужна для одного дела, и одновременно будет выполнять поручение Доктора. Ну надо же, как удачно всё складывается.

Гудвин был старым, по меркам Улья, стабом с устоявшимися традициями и людьми, которые правили в нём уже много лет. Богатый стаб всегда привлекает многих, в том числе и не самых идеальных в поведении людей. Но получить гражданство стаба было очень непросто, его надо было заработать. Стать кандидатом в граждане можно было только отслужив год в добытчиках, так называли тех, кто ездил за товарами в кластеры, а потом, уже по результатам работы, человека могли перевести на другие должности. Кто проявил бойцом или достаточно умелым человеком, мог попасть в штатные рейдеры, кто был так сяк, мог остаться в добытчиках еще на год. Но вся система была нацелена на получение лучших из возможных кандидатов. Проработав в кандидатах еще несколько месяцев, те, кто выживал, получали гражданство стаба.

А можно было просто купить его, заплатив баснословную цену в виде жемчужины или горохом по курсу. Но находились и такие, потому что, как уже сказано, стаб был старым, удобным, комфортным и почти правильным. Для всех граждан стаба полагался бесплатный живчик и место жительства в виде койки в казарме. Но там мало кто задерживался. Стаб также был разделён на кварталы, для граждан и для всех остальных. Поэтому безопасность была на уровне. Внутри были кафе, магазины, мастерские и даже фитнес-клуб. Но главное, что еще привлекало - в стабе было много женщин. Неподалёку раз за разом грузился кусок города, где женщины составляли почти всё население и туда всегда двигались команды рейдеров для помощи новичкам. Поэтому получить власть в таком месте означало очень хорошую жизнь в дальнейшем. Все эти соображения присутствовали в головах тех, кто хотел перемен и власти. Для себя. Вот таких людей и объединил Резкий, хотя многие из них думали иначе – что это они его наняли. Ничего, им придётся изменить своё мнение, дайте только срок.

Вернувшись домой, Резкий сразу начал действовать. Первое – знахарь. Тот поводил по их обыкновению руками над телом, посопел носом и изрёк, что никаких изменений в структуре не видит. «Ясно, бесполезный кусок дерьма» - подумал про себя клокстопер, но вслух произнёс: - Ничего, попробуем в другой раз. Уверен, что ты сможет найти ту хрень, что мне Доктор поставил. Резкий знал, что нельзя просто так обижать людей, если тебе это невыгодно.

У него был свой, хорошо замотивированный споранами и обещаниями будущих бонусов, отряд, в котором были самые различные дарования. Одно из таких как раз сейчас и понадобится.

- Молодой, ты где? – заорал Резкий, спускаясь в подвал, где скучала его команда. На его крик тут же откликнулся человек, который совсем не был похож на юнца. Наоборот, выглядел он как маленький старикашка, и даже Стикс, омолаживающий всех, пока не сделал с ним ничего. У крёстного был особый юмор, когда он давал имя Молодому.

- Значит так, помнишь, ты ставил метку на ментата? Ты обещал, что она будет держаться месяц.

- Нет, я обещал, что смогу активировать метку в любое время в течение месяца, - с немалым достоинством ответил вопрошаемый. Всё у него было негармонично.

- Так активируй её, мне нужно направление и расстояние. Пойдёшь со мной, - Резкий говорил всё это тоном, не допускающим никакого другого толкования, как полное повиновение и его собеседник правильно всё понял, просто сказав: «Да, сейчас всё будет» и начал что-то колдовать, двигая руками

- Зуб, Хромой, - позвал своих приближённых Резкий. – Собирайте группу, двигаем из стаба прямо сейчас. Нужно найти ментата и вернуть в стаб. Быстро.

Потом добавил уже с усмешкой: - Доктор мне приказал, куда же нам деваться.

Его люди знали, как босс любит делать всё в соответствии со своим именем и уже через двадцать минут группа выехала через ворота стаба. На выезде теперь тоже была проверка и Резкий честно сказал, что действует по поручению Доктора. Сидящий на посту штатный ментат кивнул, подтверждая его слова, и ворота открылись. Резкий хмыкнул про себя, он подумал, что это ещё одно доказательства несоответствия руководства стаба новым временам. Ментат же не залазит в мозг, он просто оценивает, насколько сам человек верит в то, что сказал. А это так просто, верить в то, что ты сам хочешь. Например, спроси его ментат, сотрудничает ли он с мурами или внешниками и он честно ответит, что нет, не сотрудничает. Просто потому, что те люди, с которыми у него связь, никогда так себя не называли. Резкий считал глупостью такую постановку вопроса, что есть дела правильные, а есть - нет. Он знал много случаев, когда так называемые честные рейдеры брали молодую девушку, только-только попавшую в Улей,и использовали её, пока она не обращалась. Но иногда бывало, что она раз и она оказывалась иммунной. И что? Да, Стикс не велит обращаться плохо с новичками, но бывают и исключения? На словах все говорили правильные вещи, но дела говорили сами за себя. Нельзя иметь дело с внешниками? Но использовать их оружие или предметы можно. Муры внушают брезгливость? Но если очень выгодно, то и с ними подружатся. Ну глупость же, вместо сотрудничества сражаться в этой бесконечной войне. В Стиксе всем всего хватит, пока механизм Улья регулярно перегружает кластеры. Есть же стабы, где торгуют с внешниками, имея от них нужные ништяки, а взамен предлагая органы иммунных. Иногда целиком, но это же лучше, чем просто так прикончить преступника. Резкий знал об одном стабе, где не просто торговали с внешниками, а принимали на жительство тех из них, кто инфицировался. Богатенькие умирающие старички были готовы на всё, чтобы продолжить свою жизнь, а белая жемчужина делала их иммунными. Стаб только богател вместо дурацких сражений. Так нужно сделать и здесь. Снести власть тех, кто не способен меняться и взять её себе.

Выехав из стаба, они остановились у границы леса и Молодой начал колдовать для активации метки. Через пару минут он доложил, что есть направление и Резкий приказал двигаться.

В своё время он очень постарался, пока подобрал идеальный состав тех, кто нужен для командной работы. Резкий никому не говорил, но он подозревал, что у него есть дар находить людей, которые ему могут быть нужны. Знахари ничего такого не определяли, но он просто ощущал, что вот этот иммунный ему понадобится и сразу старался его завербовать к себе.

Вот и сейчас, состав его людей позволял двигаться под скрытом, защищая от ненужных взглядом, сенс оценивал обстановку впереди и уже известный нухач держал направление на метку. Метка тоже двигалась, но потом внезапно остановилась и замерла в одном месте.

И тут начались проблемы. – Впереди Элита со свитой, - доложил сенс пугающую новость. – Прямо на пути к метке.

Резкому стало страшно. Его группа не была идеальной для такой цели. Он сам конечно может многое, но на Элиту никогда не охотился. Зачем? Глупо делать то, что можно поручить другим с лучшими навыками.

- Элита двинулась, она со свитой, похоже, что туда же идёт, куда и мы, - продолжил наблюдение сенс.

Это становилось уже интересным. Феникс против Элиты, на это точно хотелось бы посмотреть. Если это можно сделать безопасно. И группа продолжила движение. Когда до метки оставалось метров двести, сенс доложил: - Она там не одна, еще кто-то.

И Резкий дал команду остановится. Он извлёк из рюкзака, которые каждый участник группы, невзирая на ранги, тащили на спинах, нужное устройство и собрал его. Штука была похожа на оружие, приклад, ложа, только вместо ствола был сложной формы раструб. Резкий вставил наушники, идущие в комплекте и принялся целиться в ту сторону, где находилась Алиса, внимательно прислушиваясь и аккуратно меняя настройки прибора. Наконец его усилия были вознаграждены и он услышал хлопок воздуха, очень похожий на возникающий при прыжке клокстопера. Значит, так есть кто-то быстрый. Шум, удары, треск ломающихся деревьев, еще хлопок, усиленный прибором так, что ушам стало больно. И всё стихла.

- Босс, Элита уходит в другую сторону, остальные точки погасли, только объект и ещё кто-то, - доклад сэнса был очень вовремя. «Как интересно, Элита убегает, будто испугалась, но Феникс не смогла её убить» - Резкий очень хотел бы посмотреть на это сражение, но, увы, нельзя получить всё. Он опять приник к прибору и смог услышать фразу, сказавшую ему о многом.

Он еще несколько минут лежал, внимательно слушая, а потом резко встал и приказал: - Двигаем дальше, я знаю, куда они идут и нам надо их обогнать.

Глава 20 Кластер

После разговора с Доктором спутники остались ожидать прибытия будущего руководителя группы. Строба оказался плотным коренастым мужиком, на удивление приятным в общении. Он сразу понравился Максу своей искренней улыбкой и крепким рукопожатием во время знакомства. С Зелёным Строба был, конечно же, знаком и они обменялись дружескими подначками, смысл которых Макс не совсем понял. Рейдер, приветствуя кваза, с усмешкой сказал: «Ну и рожа у тебя, Шарапов», на что Зелёный прогрохотал: «Ты ещё жива, моя старушка» и оба расхохотались. Потом было небольшое обсуждение, что, где и когда произошло с момента их последней встречи и как у кого из общих знакомых дела. Выяснилось, что Строба во время обороны стаба командовал тем сектором обороны, где муры смогли проломить стену и прорваться внутрь.

- У них был гад с необычным даров, несколько хороших парней превратились в высушенные мумии, прежде чем его прикончили. Вообще, нападающие были просто бешенные, лезли вперёд и с потерями вообще не считались. Еще немного и могли бы нас смять там. Но потом дроны стали падать и они дрогнули. Да и было отчего испугаться, я сам, когда ракеты пошли, чуть в штаны не наложил от страха. Хотя я и слышал об этом «оружии последнего шанса», но ни разу не видел. Знаешь, какой грохот стоял, оглохнуть можно было. Тут муры и спеклись, начали драпать, аж пятки сверкали. Но всё равно, мало их ушло. Эх, жаль, арта у нас не получилась, вот тогда бы им врезали так врезали.

- Мы тоже с ними схлестнулись, только в лесу. Захватили ретранслятор, откуда дронами управляли, а потом, на обратном пути попали в засаду. Ты же Жгута знал? Вся группа его полегла и он сам, кого-то даже живыми захватили. Меня приложило хорошо, даже скрыт спадать начал. Тут бы мне тоже кранты пришли, но вот он меня спас, - кваз показал на Макса и добавил, - взвалил меня на плечи и побежал. Представляешь!

Строба посмотрел на Максима с явным уважением во взгляде: - Мне рассказывали, что кто-то тебя на руках вытащил, но я думал, что заливает народ. Ктож такую тушу утащить? Хотя парень и здоровый.

Рейдер еще раз внимательно оглядел Макса. Потом, сделал небольшую паузу, обратился уже к юноше: - В стабе не принято интересоваться дарами других, но мы идем вместе в рейд и поэтому нужно знать друг о друге как можно больше. У тебя есть какой-нибудь полезный дар?

Максим в растерянности молчал, не зная, что отвечать. Хотя в на его Земле закрытой информации почти не было, но о том, что такое секретность и ограниченное распространение информации, он знал из обучения очень хорошо. Сейчас он не понимал, что можно рассказывать Стробе, а что нет. С одной стороны, он будет руководителем их группы, но основная цель – проверка лекарства. Значит…

Как это уже частенько бывало, на помощь Максиму пришёл Зелёный: - Строба, не волнуйся. Парень еще зелёный новичок, с даром у него полная непонятка. Но он с рождения очень быстрый, почти как клокстопер, а стреляет вообще изумительно. Тех муров, которые нас преследовали, пострелял прямо в голову, каждому по пуле влепил. А Кикимора рассказывал, ну, ты знаешь, такой весь будто только что из болота и новичков любит притаскивать, что прямо в поле из Аша дрон внешников влёт сбил, одной очередью. Кстати, Кикимора Макса в стаб и привёл, так что всё нормально.

Было видно, что рейдер не до конца удовлетворён объяснениями кваза, но, по-видимому, решил не упорствовать именно сейчас, что говорило о его умении хорошо обеспечивать взаимодействие в группе. После этого разговор перешёл в деловую плоскость и Строба начал уточнять: - Значит, нам нужно отобрать группу новичков из 12 человек, куда-нибудь их вывести и там смотреть, что с ними произойдёт. Так?

- Очень важно, чтобы эти люди были разные. Женщины, дети, мужчины, молодые и пожилые. Ждать нужно будет столько, сколько обычно проходит в этом стабе до перерождения в заражённых.

- Я понял, почему Док этот кластер предложил. Там грузится участок города без окраины. Будто кусок из центра выдернули. И на краю кластера оказывается торговый центр большой. Народу всегда тьма, выходной день у них. Людей там наберём любых. Только действовать надо резко, стаб очень быстрый, обычно три часа и все уже урчат.

- Сколько человек с собой планируешь взять? - Зелёный начал уточнять детали.

- Если бы просто дойти до кластера, я бы сам пошел и Кума взял. Но нам же нужно отобрать людей, их контролировать, а потом в стаб привести, если получится. Поэтому пойдем ввосьмером.

После этого кваз с рейдером пустились в обсуждения кандидатур в отряд и Макс полностью выпал из разговора. Зато он с отчётливой ясностью понял, что вот оно, дело, ради которого он и попал в Стикс. Дело, о котором он так часто мечтал. Удивительно, но куда-то полностью исчез страх не справиться с задачей, наоборот, Максим с полной уверенностью в душе был убеждён, что всё у него получится. На его стороне была мощь земной науки, пусть и представленная всего лишь одной маленькой лабораторией. Но и он сам тоже кое-чего да стоил.

Оборвав поток мечтаний, и в очередной раз поругав себя, Максим прислушался к разговору.

- Значит, едем по дороге от деревни, потом проходим рядом с чернотой. Машину оставляем на опушке, там можно к ней проехать, и маскируем автомобиль сеткой. Дальше пешком и ждём кисляка. Как он прошёл, сразу в город.

- Может быть, под каких-нибудь местных официалов закосить? – спросил кваз

- Не, не получится. Там у них непонятно с этим, какой-то мир странный. Куча всяких военных и полувоенных организаций, поэтому спалимся быстрее, да ещё ввяжемся в конфликт. Нет, через город идти не будет, обходим, как я и предложил. Так точно вернее будет. Стаб быстрый и грузится раз в пять дней. Если не успеем, подождем. Есть там место в черноте, где можно переждать.

В обсуждении наступил перерыв, но кваз и рейдер явно продолжали обдумывать сказанное. Потом кваз сказал: - Гудок стан накладывать умеет, может, его возьмём? Положим тех, кто нам нужен и вытащим.

- Гудок погиб на стене, - ответил Строба и кваз сочувственно кивнул, - Жаль, правильный был рейдер.

- Тогда решено, просто заходим, силой сгоняем нужных людей и быстренько уходим. Если кто будет из наших или других, ни какие конфликты не лезем, просто уступаем и всё. Главное – бережём Макса, он пострадать не должен в любом случае.

Максиму не понравилось последняя фраза и он было вскинулся возмущённо, но потом всё понял. Они правы. И тут его вдруг осенило – это защищая его, Зелёный не стал действовать и пытаться помочь отряду. Воспринимать себя важной личностью было очень необычно, но где-то в глубине души ему это очень понравилось. Нет, не то, что его будут защищать или стараться спасти в первую очередь. Нет. Но то, что он сам по себе представляет ценность для таких серьёзных людей, это ему очень польстило.

Пока Максим предавался восхищению самим себе, обсуждение завершилось и кваз сказал: - Макс, пошли собираться. Пойдём, подберёшь себе ствол в арсенале.

Сделав важную паузу, Зелёный продолжил: - Или тебе так моя пушка понравилась, что её возмёшь? И засмеялся уже привычным рокочущим хохотом.

Максим улыбнулся в ответ, он сегодня чувствовал себя на редкость легко и комфортно. Почти как дома, он нужен, он занят важным и полезным делом, его, совсем ещё новичка, но уже вполне себе уважают и ценят. Жизнь, о которой он так мечтал.

В арсенале Максим сразу взял себе уже привычный крупнокалиберный автомат, набрал патронов и, по совету Зелёного, выбрал себе удобный камуфляжный костюм с множеством карманов и карманчиков. «Как хорошо, что я попал в Улей в своей спортивной обуви» - в который раз подумал Макс, понимая, что ничего подобного он здесь не встретит, глядя на имеющиеся в изобилии тяжелые берцы, предлагающиеся для экипировки бойцов стаба.

- Да ты, гляжу, войну решил затеять? - удивился кваз, когда Максим показал ему количество боеприпасов, собранных для похода. – Но ты прав, патронов много не бывает. Особенно, когда не надо за них спораны платить.

Максим до конца не понимал экономической системы общества, куда он попал и сравнительной ценности разных вещей. Понятно, что спораны, из которых делали живчик, были главной вещью, так как без них невозможно было само существование иммунных. Но вот автомат и патроны. Вроде бы ему дают их сколько может унести, но он же помнил, как Кикимора, его проводник и друг, рассказывал о возможности хорошо выручить за такие же автоматы в стабе. А он не производил впечатление человека, который занимается пустяками. Значит ли это, что он действительно получает значительные ресурсы от стаба или, точнее, от Доктора? И как это долго это будет продолжаться?

«Как же сложно всё в мире, где ресурсы так ограничены» - с грустью подумал Максим и тут же выбросил это из головы. Потому что они уже вышли из арсенала и двигались в улице в сторону стоящих автомобилей.

Строба уже был там, в окружении привычно для Стикса одетых людей.

Состоялся ритуал представления состава группы друг другу.

- Это Макс, он у нас самый важный член, - показывая своей огромной лапой-ладонью на Максима, сказал кваз. И засмеялся. Остальные тоже дружно заржали, хлопая друг друга по плечам, один Максим так и не понял, что в этом было смешного. Но из вежливости он тоже улыбнулся.

После этого каждый из стоящих рядом с автомобилями мужчин назвал своё имя, и пожал Максиму руку. Рукопожатия у всех были твердыми, а взгляды, которые бросали на Макса рейдеры, были скорее уважительно-оценивающие. Похоже, что рассказ о спасении кваза и прочих геройствах Максима не оставил их равнодушными. Первый контакт был налажен.

После этого все очень живо погрузились в стоящих рядом два автомобиля и поездка началась.

К удивлению Макса, никакой привычной тряски внутри не было, зато были достаточно удобные кресла, расположенные вдоль кузова. Максиму показали, как их можно развернуть и как открыть броневую заслонку в корпусе, через которую можно было стрелять. Кваз полез в другую машину, поэтому Макс оказался в окружении незнакомых ему людей.

Поездка началась. Некоторое время все ехали молча, но потом любопытство окружающих перевесило, и один из рейдеров, невысокий, худой, но обвешанный просто немыслимым количеством снаряжения попутчик, не спросил Макса: - Так это правда, что ты считай из будущего? Мы тут из разных мест, но все либо из 20 века или из начала 21. Таких, из двадцать второго, у нас еще не было. Давай, рассказывай, как там у вас все.

И закончил вполне ожидаемой фразой, вызвавшей общий смех: - Главное, как там у вас с бабами? У них по-прежнему по две сиськи?

Максим понимал, что его никто не хочет обидеть, что это обычный мужской трёп, поэтому улыбнулся в ответ и сказал: - Парни, ну я же за всех ручаться не могу, поэтому точно не скажу. Но у тех девушек, с которыми я был знаком, точно две.

Рейдеры с удовольствием засмеялись, оценив умелый ответ и тогда Клещ, так представился этот невысокий стабовец, задал еще вопрос: - Ладно, с бабами понятно. А как вообще у вас там жизнь? В космос летаете? Инопланетян встретили? Расскажи.

И Максим, воспользовавшись одобрительным к себе отношением, начал рассказывать.

Он говорил об удобных и просторных, взмывающих в небо на сотни метров, городах-зданиях. Когда вокруг одного дома на многие километры расстилалась простая или даже дикая природа, потому что основное движение происходит по воздуху, а рядом можно просто гулять. Рассказывал о самодвижущихся дорогах, сидя или стоя на которых можно было доехать почти в любую точку Земли, хотя это и очень-очень медленно. О людях, которые занимались интересными увлекательными делами, стараясь изменить мир вокруг себя и измениться самим. О роботах-уборщиках, которые были просто вездесущи и о технике, которая соединяла в себе свойства механизмов и живых существ. Рассказывал об исследованиях космоса, о полётах к другим звездам, где да, они встретили инопланетян и которые оказались так похожи на людей. Рассказывал о своей жизни, об интернате, где он провел всё детство, о своем друге, который родился на Марсе, впрочем, кого этим было удивить на его Земле. О том, как здорово было взять авиетку и полететь вглубь тайги на озеро, где можно было ловить рыбу и купаться.

Он отвечал на вопросы удивленных слушателей, что да, на Земле уже давно нет ни денег, ни чего-то на них похожего. Что каждый может получить доступ к ресурсам общества, даже к огромному их количеству. Если объяснит остальным, что это правильно. Любой вопрос, который покажется важным, тут же может быть выдвинут на всеобщее голосование. И если большинство решить «да», то значит, это нужно и полезно. Зато каждый проголосовавший «за» и имеющий нужную профессию может быть приглашён организатором для реализации такого проекта.

Конечно же, это вызвало недоверие и вопросы.

- Это что же, могу пойти и набрать жратвы сколько захочу? А другим тогда что? - Жесткий, так звали очередного вопрошающего, ничем не соответствовал своему имени. Наоборот, он был даже скорее круглый, с небольшим избытком веса, чего в стабах встречалось очень редко.

- Да, можете пойти и взять столько, сколько захотите. Только зачем вам лишнее? Вы же не сможете это съесть.

Как понял Максим, обилие ресурсов в чем то было даже привычно местным жителям. Грузящиеся с завидной регулярностью кластеры действительно были неисчерпаемым источником всяческих благ, за редким исключением вроде так ценящихся боеприпасов. Но за эти ресурсы надо было платить. Часто жизнями тех, кто их добывает.

- А если я золотой унитаз пожелаю, тоже сделают? – спросил еще один рейдер, имя которого было непривычно длинным – Быстрый Билл.

- Скорее всего, да, - несколько удивлённый таким вопросом, ответил Максим. – Только зачем? Это же очень неудобно, обычные модели таких устройств гигиеничнее и комфортнее. С тех пор, как золото перестало быть мерилом стоимости, изделия из золота ничем не отличаются от любых других. Есть люди, которым нравится что-то из него делать, как хобби.

Похоже, ответ Максима устроил рейдера и поэтому юноша продолжил говорить.

Максим рассказывал и рассказывал и видел, как постепенно недоверие уходит с лиц слушателей, как они начинают действительно верить в описываемый им мир. Верить, что такое действительно может быть. Некоторые даже вставляли реплики вроде «я что-то такое читал в книжках о будущем», что было так неожиданно приятно.

Но Макс окончательно поверил в то, что смог сделать всё правильно, когда молчавший до этого огромного размера рейдер, в руках которого даже автомат казался игрушечным, не сказал задумчиво: - Так это что получается, если бы люди с твоей Земли к нам в Улей пробились, они бы нас на органы резать не стали бы? Даже помогли бы чем-нибудь.

- Конечно, помогли бы. Мы просто не сумели бы по-другому.

После этого беседа стихла, каждый слушатель, похоже, задумался, что было бы, если бы в Улье появились такие «внешники». Максим тоже понял, что продолжать рассказ сейчас не нужно, его слушателям нужно было прийти в себя и начать верить ему.

Мерно гудел двигатель автомобиля, тряска почти не ощущалась в кузове, и Максим вдруг почувствовал, что его клонит в сон. Удивительно, он же не мог устать так быстро?

- Жесткий, ставь щит, нас кто-то даром глушит, - внезапно закричал Клещ. И сонливость мгновенно слетела с Максима. Послышался рёв мотора, который почему-то после этого стих, как отрезало, и машина заметно ускорилась. Потом, судя по резкому крену и начавшейся нещадной тряске, свернула с дороги куда-то в сторону. Одновременно Макс стал свидетелем необычной сцены - сидевший почти напротив него рейдер, тот, который задавал ему вопрос про еду, приподнялся из кресла и из-за всех сил уперся руками в стенку кузова. Судя по вздувшимся венам и искаженному натугой лицу, давалось ему это нелегко, создавалось впечатление, что он что-то пытается удержать.

- Все, оторвались, отбой, - уже не так громко сказал Клещ, который, как понял Макс, оказался командиром в их части группы.

- Похоже, опять Элита баловалась, - продолжил рейдер, - Жесткий, убирай щит.

Жёсткий убрал руки от кузова и в уши снова ворвался рёв двигателя, работающего на пределе.

Рейдер с тяжелым вздохом опустился на своё место. Чтобы он там не делал, но далось это ему очень непросто. Сидящий рядом товарищ тут же передал фляжку с живчиком и применивший свой дар стабовец приложился к ней надолго.

- Спасибо, брат, - с удивительной теплотой в голосе поблагодарил он, на что тут же получил ответ, - это тебе спасибо, прикрыл всех от гадины. Ясно же, что завелась тварь с хитрым даром, могла бы и достать. Ребята тоже такое рассказывали, что в сон клонить начинает, а потом раз и выскакивают заражённые.

И рейдеры принялись обсуждать, как понял Максим, недавние события, когда другая группа во время поездки попала в переделку. Местная Элита, а кто же ещё, проявила невиданный ранее дар - способность усыплять на расстоянии. Клещ в деталях рассказал о тех событиях, так как сам был их участником, и закончил рассказ словами: - Попрыгали мы в машину и рванули оттуда. А Широкого только в стабе разбудить удалось, так его приложило.

Макс понял, что опять столкнулся с чудесами Улья и тут же стал разрабатывать методику защиты от него. Он постарался вспомнить свои чувства и ощущения, когда вдруг захотел спать, и что произошло, когда щит прикрыл его от воздействия Элиты. Получалось, что это было очень похоже на действие гипноизлучателя, которому сам Максим не должен был поддаваться. «Вот гадство, не понимаю, как с этим бороться» - закончил он свои мысли обычным уже для Улья выводом .

Время шло, поездка продолжалась, но внезапное нападение настроило всех на серьёзный лад, и больше никто не болтал. Постепенно в машине установилась опять атмосфера полудрёмы, но зашумело переговорное устройство, и голос кваза сказал с явной усмешкой в тоне: - Ну что, никто там не обосрался во сне? Тогда продолжаем не спать, через пять минут привал и обсуждение задачи.

Все находящиеся в кузове сразу взбодрились и принялись проверять снаряжение и амуницию. Макс тоже проверил автомат, рюкзак и главное, две маленьких ящика, где находились одноразовые инъекторы. Клещ заметил его действия и спросил: - Макс, а почему у тебя клевца нет? Забыл?

- Нет, просто не подумал об этом, да и пользоваться им я не умею, - ответил Макс, чем вызвал оживление среди рейдеров и Клещ продолжил: – Чего там уметь, бери да бей в башку пустыша и дело сделано.

Он полез куда-то под сидение и извлёк оттуда инструмент, похожий на молоток, имеющий с другой стороны длинный острый шип.

- Вот, держи, всегда используй, когда шуметь не хочешь. А шуметь в Стиксе вообще не надо.

И рейдеры засмеялись, опять не очень понятно, почему.

Максим наконец сообразил, что это средневековое оружие используется для уничтожения низших заражённых, чтобы не тратить на них патроны. Он с благодарностью принял подарок, ему тут же помогли пристроить приобретение на рюкзак. В этот момент автомобиль тряхнуло особенно сильно, двигатель затих и Клещ скомандовал: - Приехали, выгружаемся. Тут до кластера уже рукой подать.

Максим вылез из кузова вслед за всеми и обнаружил, что находится на очень уютной поляне, окруженной со всех сторон кронами деревьев. Лес стоял такой плотной стеной, что казалось невозможным появление здесь двух автомобилей таких размеров. Макс подумал было, что опять имеет дело с проявлениями какого дара Улья, позволяющего проезжать сквозь деревья, но приглядевшись, увидел идущую по траве колею и после этого уже сразу увидел место, откуда машины выехали на поляну.

Заметив его недоуменный вид, подошедший Строба с гордостью сказал: - Местечко что надо. Просто так не найдёшь, мы когда-то совершенно случайно наткнулись на поляну и проезд к ней. Такое впечатление, что-то тут выращивали или прятали или грузы принимали втайне от властей, вот и озаботились пробить дорогу для автомобилей, которую не видно ни с воздуха, ни с поляны. А для нас удобное место для отдыха перед броском к кластеру. И машины здесь оставим, подгоним сейчас рядом к деревьям, накроем сетью и порядок.

Тут же всё им сказанное стало выполняться. Максим не знал, что делать, чтобы помочь, но его никто и не приглашал. Было сразу заметно, что команда рейдеров спаянная, и каждый из его спутников точно знал, что делать. В этот момент подошёл Зелёный, который тоже не принимал участия в общих работах.

- Как доехал, ребята не обижали? – с уже знакомой Максу усмешкой спросил кваз.

- Отлично всё прошло, они расспрашивали меня о Земле, - честно ответил Максим.

- Надо было тоже послушать, а то так и не получается тебя расспросить как следует, - с какой-то непонятной грустью в голосе пророкотал кваз и продолжил, - сейчас план такой, отдыхаем и ждем, когда пойдёт кисляк. Отсюда до кластера пара километров, если прямо через лес. Как раз успеем дойти к завершению перезагрузки.

Макс перед поездкой старательно проштудировал местные источники информации, и его уже не приводило в недоумение используемые Зелёным термины. Он знал, что кисляк – это запах, предшествующий загрузке нового кластера. Ещё в этот момент появляется густой туман, и начинают сверкать вспышки молний. Все зараженные округи знают этот сигнал и воспринимают его как приглашение к обеду. Поэтому и нужно действовать быстро. Максим также вспомнил её не повторять.

Кваз ушел обсуждать какие-то дела со Стробой, а Максим решил тоже сделать что-то полезное и полез проверять, как доехали инъекторы и костюмы. Конечно же, они были в полном порядке, и тогда Макс понял, что не очень хорошо всё продумал. Нельзя ему одному нести все инструменты, нужно раздать их всем членам группы, тогда можно будет сразу ввести лекарство всем отобранным людям. Все-таки нужно учитывать, что это Стикс и поэтому с ним тоже может что-нибудь произойти. Нет, решил он, не произойдёт, пока не закончу дело и решительно двинулся к разговаривающим в отдалении руководителю группы и квазу.

Подходя, он услышал, как Строба объясняет Зелёному, что они всегда оставляли кого-нибудь одного на поляне, на что тот требует, чтобы вся группа шла в кластер. Максим не разбирался, как должно это быть организовано, но ему это показалось вполне разумным.

- Строба, я не лезу в твои дела, но может случиться так, что уходить будем в другую сторону. За машинами и потом можно вернуться. Так что ты рули как хочешь, но в кластер идут все.

В ответ рейдер недовольно буркнул: - Ты босс, тебе видней. Только я ответственность за транспорт снимаю с себя. Сам будешь, если что с ними случится, отвечать.

Но было видно, что он не согласен с квазом и только авторитет Доктора, которого Зелёный представлял, мешает ему возмутиться этим решением всерьёз.

- Макс, ты чего, уже устал стоят? – поинтересовался его друг.

- Нет, я просто рассудил, что надо раздать лекарство всем, чтобы сразу могли его применить к людям.

- Правильно решил, сейчас они закончат подготовку, и я всё организую. А Строба теперь бурчать будет еще долго, ему же не нравится, что я тут сейчас за главного. Так что не обращай внимания.

Прошло еще совсем немного времени, и все рейдеры собрались вместе для инструктажа. Настал черёд Максима.

- Знаете вы или нет, но мы здесь, чтобы проверить действенность лекарства, которое может защитить человека от паразита, спасти детей стаба, когда они достигают порога веса. Я его разработал, то есть не я, конечно, а лаборатория из моего мира, но прежде, чем вводить его детям, требуется провести испытания. Для этого нужно отобрать 12 человек разного возраста и пола, каждому ввести по одной дозе препарата и подождать, пока все другие в кластере не обратятся.

С этими словами Макс продемонстрировал инъёктор, и продолжил: - Использовать очень просто, прижать к предплечью или любой другой открытой поверхности, только не к голове и не к ягодицам, - здесь раздался громкий хохот рейдеров, которым очень понравилось такое обобщение, - И нажать на торец. Всё. После этого ждём. Точно не знаю, я этот вопрос не продумал, - Максим, глядя на здоровенную фигуру рейдера, решил уточнить один нюанс, - но если попадётся человек большого размера, лучше ввести ему две дозы.

И закончил: - Если чего непонятно, спрашивайте.

Рейдеры загудели, обмениваясь эмоциями от услышанного. Конечно, слухи в стабе ходили всякие, но теперь они узнали точно, что происходит и какое важное дело им предстоит совершить.

После этого Максим раздал каждому по четыре препарата и по одному костюму. Хотя сейчас он и понял, что они не понадобятся. Затем слово взял Строба и быстро объяснил, как они будут действовать. Оберегать Максима он поручил Жесткому и рейдеру по имени Кугый, который ехал в другом автомобиле.

После завершения решено было подкрепиться, чем рейдеры с удовольствием и занялись.

Время шло, все с удовольствием отдыхали, разлёгшись прямо на земле, солнечные лучи приятно грели лицо, но крик «Кисляк пошёл» прервал идиллию и группа, быстро собравшись, двинулась к кластеру.

Глава 21 Ложь

- Я знаю, кто общается с внешниками, - Резкий был предельно корректен в формулировках. Когда говоришь с ментатом, тем более, с таким, который может тебя тут же спалить, нужно точно выражать свои мысли. «Нет, ну надо же, такая милая на вид девушка» - подумал он, - «никогда не поверишь в те легенды, которые о ней рассказывают» Он вдруг засомневался – а не был ли рассказ Дока о Фениксе легендой и проверкой его самого? Но зачем ему это? Он же считал, что припер меня к стенке и в прямом и в переносном смысле.

- Ты, похоже, считаешь себя бессмертным? – Алиса с большим трудом смогла остановить смертельный удар нитей, которые метнулись в появившийся перед ней силуэт Резкого.

- Нельзя было позволить тебе ничегосообщать в стаб, потому что это попадет к предателю, - бывший заказчик похищения Максима держался на редкость уверенно.

– Мне пришлось совершить рывок на такое расстояние, на которое я никогда этого не делал. Горжусь сам собой, - с некоторой долей самодовольства в голосе продолжил Резкий и тут же добавил, - не возражаешь, я хлебну живчика, а то совсем худо станет.

К удивлению Алисы, стоящий рядом Кикимора не делал никаких попыток вступить в разговор, поэтому она вынуждена была отвечать за двоих: - Хлебай что хочешь, но хотелось бы услышать продолжение твоих слов о предателе.

- Конечно, сейчас всё будет, - не стал отговариваться Резкий и, достав фляжку с живчиком, стал жадно пить. Было заметно, что это доставляет ему огромное удовольствие.

- Ну вот, совсем другое дело, - прокомментировал он своё действие. – Ты позволишь, если я приглашу подойти поближе еще одного моего человек? Я тут не один и не надо относиться к этому как то негативно. Времена сейчас непростые, муры недобитые бродят по округе. Да и заражённые пошаливают. Кстати, вы тут Элиту не встречали недавно? Большую такую.

- Юмор у тебя хреновый, - Алиса была раздражена, но постаралась это скрыть. Она не понимала, что происходит, как произошло, что её второй раз за этот день застали врасплох, но главное – что нужно её бывшему заказчику? Или она чего-то не знает о нём?

- Значит, не видели. А так бы хотелось узнать, отчего это зверюга так резко рванула с той поляны?

После этой фразы стало абсолютно ясно, что Резкий провоцировал её, потому что следующим прозвучало: - Алисочка, неужели ты такая страшная в гневе, что даже Элита тебя испугалась?

Если и было что-нибудь, что девушка ненавидело сильнее, чем когда её называли уменьшительно-ласкательно, то это только враги. И большинство её знакомых смогли убедиться, что так к ней обращаться не нужно в целях собственной безопасности.Значить, что? Резкий зачем-то выводит её из себя.

Алиса тут же успокоилась, представив, что она выполняет боевую задачу и спокойным тоном ответила: - Лучше тебе этого не знать. Для твоей же пользы.

Резкий был опытным переговорщиком. Сразу осознав, что вывести оппонента из равновесия пока не получилось, он тут же сменил тон и пояснил: - Ладно, к делу.Я точно знаю, что это именно Доктор общается с внешниками. Стоп-стоп, - он поднял руки в успокаивающем жесте, - у меня есть не только слова.Сейчас я приглашу подойти моего друга, который подтвердить мои слова. А пока послушайте вот это.

Резкий положил на землю странное ружье, вытянул из него проводок с наушниками на конце, предложил Алисе: - Вот, вставь в уши и слушай. Увы, видео записывать не получилось, но Гном расскажет, что он видел собственными глазами через прицел.

Внезапно подал голос Кикимора: - Алиса, идут двое, под скрытом, но я их вижу.

- Спокойно, это мои люди, моя группа пока побудет на месте, - Резкий махнул рукой в сторону края леса. В душе он был разочарован и в тоже время немало удивлен возможностями спутника девушки. Мало кому, точнее, вообще никому до сегодняшнего дня, не удавалось обнаружить Гнома, когда тот использовал свой дар. Именно поэтому он и был направлен следить за Доктором. Но вот какой-то простой рейдер…, после этого лидер оппозиции вспомнил, где слышал о человеке, который ходит в таком странном наряде, как спутник Алисы и он передвинул степень его опасности ближе к верней границе. Значит, если что, он - первая цель.

Подошли двое из группы Резкого. Один из них был действительно очень похож на книжного гнома. Маленького роста, такой широкоплечий, что казался почти квадратным, с обычной в Стиксе привычкой таскать на себе кучу снаряжения. Второй был ничем не примечательный человек, среднего роста, в руках у него было обычное для Улья оружие – автомат Калашникова, а на голове – кевларовый шлем. Только это и выделяла его из обычного ряда подобных рейдеров.

- Гном, расскажи всё, что видел и слышал.Ничего не пропускай, ты же знаешь нашего ментата? Поэтому говори только правду.

Алиса заинтересованно посмотрела на человека Резкого. Конечно же, имя Гном оказалось вовсе не у низкорослого крепыша, а у второго. Слишком часто встречались такие несоответствия в Стиксе, чтобы им удивляться. Но всё равно, это вызывало недоумение. Впрочем, спрашивать о таких вещах считалось не очень приемлемым – захочет человек, сам расскажет.

- Босс поручил мне проверить, куда это Доктор исчезает на пару дней раз в месяц-два. Сложно это было, он почти всегда со своим квазом мотается или еще у него есть один помощник, дары разные у обоих, да и сам Док силен. Но мой скрыт ещё никто ни разу не пробивал и я рискнул.

Затихарился по дороге из стаба на квадрике и, когда Доктор в очередной раз выехал, просто внаглую за ним поехал. Под скрытом. Ехали долго, причём я местность в том районе от стаба хорошо знаю, но такую дорогу, через которую прошли, никогда не видел. Ближе к вечеру скрыт у меня спадать начал, и я отстал, но автомобиль Доктора тоже остановился в пределах видимости. Я залёг и запустил вот эту штуковину.

Здесь вступил в разговор Резкий и пояснил: - Это усилитель звука, можно слушать, что говорят за пару километров, если нет препятствий. Я как раз с помощью него вас на поляне и прослушал.

Давай, продолжай.

Гном принялся рассказывать дальше: - Расстояние было чуть меньше километра, я по прицелу смотрел, слышно всё было очень хорошо. К машине Доктора вырулил из леса броневичок, такой узнаваемый, что у внешников в ходу и мурам они такие иногда подгоняют. Впрочем, это ни о чём не говорит, мало ли кто такой себе может раздобыть, но когда оттуда вылезли двое в респираторах, у меня у самого такая злость появилась. Будь снайперка в руках, завалил бы гадов прямо там.

Вот эта парочка вышла, значит, а из автомобиля лично Док к ним, в своём этом дурацком костюмчике и давай ручкаться с обоими. Тут я не разобрал, что они говорили, злой был, но потом настроил всё и слушать стал. Разговор записан весь, но суть такая. Обсуждали, когда стаб будет слаб, и Док обещал весь расклад им сразу прислать. Потом что-то непонятное обсудили про поля и какую-то подобную хрень, опять поручкались и разъехались.

А я потом почти день на том местеотлёживался, пока скрыт восстановил, весь живец извел, такой злой был, не передать. Если бы не приказ босса, я бы по приезду этого гада сразу мочить пошёл.

Алиса слушала и не слышала. Нет, этого не может быть. Не может быть, чтобы предательство было так высоко. Хотя она сама слышала, что говорил ей мур, а врать в тот момент он никак не мог. Как и то, что говорит правду стоящий перед ней рейдер, потому что каждое сказанное им слово будто подсвечивается зелёным цветом, значит, он сам полностью верит в них.

Но зачем, зачем такому человеку как Доктор общаться с внешниками? Он в Стиксе давно, все его дары не знают даже старожилы стаба, его уважают, хотя и далеко не все его любят, но это тоже вполне объяснимо. Когда то решение остаться в Гудвине возникло у неё именно после разговора с Доктором. Он старательно обхаживал её, объясняя, что им очень нужен ментат, которого невозможно купить, обмануть или запугать. При слове «запугать» Доктор со значением посмотрел тогда на Алису, будто давая понять, что ему известно об её прошлом, и она согласилась остаться. В целом, если бы не этот случай с внешником, который оказался не тем, кем она его представила, ей жизнь в этом стабе нравилась. Это был, как говорят, правильный стаб, где новичков не старались посадить в долговую яму, отношение к женщинам было нормальное, без раболепия или принижения, люди имели занятие, а если кто и не мог найти себе дело, то ему старались помочь. В общем, какой и должен был быть стаб для жизни. Зачем Доку это? Должно же быть какое-то объяснение, нежели просто предательства?

Пресловутая белая жемчужина? Так Док, она уверена, мог сам купить её или достать, да и на что она ему? Детей у него нет, сам он не кваз, даров множество.В общем, что-то не сходилось, хотя пока факты были не в пользу Дока.

Алиса взяла в руки наушники, вставила их и кивком головы попросила Резкого включить запись.

Девушка стала внимательно вслушиваться, стараясь представить, что происходит. Вот неразборчиво звучит что-то, потом, пусть и искаженный, но явно голос Доктора произносит «отлично, значит всё пока без изменений». Голоса его собеседников звучать глухо из-за респираторов, но слова слышны отчётливо. Вот уточняется дата, но что за этим стоит?

Алиса слушала очень внимательно, по её просьбе Резкий несколько раз перематывал куски записи на десяток-другой секунд назад, чтобы она смогла лучше разобрать слова.

Как жаль, что она не может отличать правду от лжи по записи. Вся запись заняла не более пятнадцати минут. В целом создалось впечатление, что встретились люди, которые достаточно хорошо знакомы и общаются не первый раз. Обсудив дату, которая, как оказалась, касалась «открытия стаба», чтобы это не значило. Впрочем, понятно, что ничего хорошего, потому что вопрос наличия снарядов, который стаб получал из регулярно грузящегося кластера, был тоже упомянут и то, что Улей в очередной раз загрузил какую-то станцию, вызвало у собеседников Доктора оживление. Потом стороны обсудили следующую встречу и каналы связи, которые остались «прежние», так как они «вполне надежны» и распрощались. Но одна фраза буквально впилась в мозг девушки, когда Доктор спросил, что с эвакуацией из Улья и ему ответили, что «вопрос почти решён». Что это может значит, Алиса не понимала. Не может же это означать, что Доктор покупает себе путь из Стикса? Кто пустит его в к себе в мир? Неужели это возможно?

И она поняла абсолютно точно, что это именно та цена, за которую можно купить почти любого.

Сбросил наушники, она молчала, не в силах вымолвить ни слова от шока, не замечая внимательного взгляда Резкого, который вдруг сменился на удовлетворённый. Будто бы увиденное ему очень понравилось.

- Могу я тоже послушать? – внезапно в разговор вмешался Кикимора.

Это было незапланировано, но отказывать сейчас значило нарушить хрупкое доверие, которое появилось между сторонами и Резкий кивнул. Кикимора аккуратно взял в руки устройство, вставил в ухо один наушник и включил запись.Было видно по его движениям, что он не в первый раз использует что-то подобное. Воцарилось ожидание. Рейдер слушал внимательно, также как и Алиса несколько раз делал паузы и возвращался обратно. Потом резко вытащил наушник, нажал на кнопочку и проводки уехали внутрь «ружья»

- Впечатляюще, - сделал вывод Кикимора, - даже нет слов, насколько хорошо всё сделано.

Потом помолчал, будто бы подбирая слова, а Алиса стала внимательно смотреть на него, ожидая продолжения.

- Док, конечно, сволочь ещё та, с этим спорить невозможно. Но он настоящий политик и ему точно не нужно никуда из Стикса валить. Просто потому, что даже если предположить чисто теоретически такую возможность, он никогда не займёт такого положения в любом другом мире, кроме нашего. Поэтому это всё разводка для внешников. Док просто играет с ними, а они думают, что это они его обманывают, обещая забрать к себе.Зачем, я не знаю. Но в то, что Доктор предатель, я не верю.

Резкий почувствовал, как комбинация, так хорошо складывающаяся, начинает рушиться. Откуда взялся этот слишком умный рейдер? Но плох тот командир, у которого только один план.

- Я тоже так подумал вначале, когда услышал этот разговор. Но вот скажи, Алиса, ты же видела эмблемы на дронах внешников? Правильно, хрень какая-то перевёрнутая. А Док встречался с теми, у которых шар с рукояткой. Это не «наши» внешники, не местные.

Это был удар точно в цель.

Шар с пронзающим его мечом был на каждой стене «фабрики». Он висел над каждой дверью, через которые Алисе приходилось проходит, когда она шла за Крис. Эта эмблема всегда была последним, что она видела на потолке палаты, когда девушку помещали на «обследование» после приёма очередной жемчужины. Это было место для избранных, ёщё бы, Алиса являлась очень ценным экспонатом и важным экспериментом – как много даров может получить иммунный, если его постоянно снабжать жемчугом и поить горохом. Насколько повысится его сила и как эффективны будут препараты из его крови и органов по сравнению с теми, у кого даров мало? Это очень важный научный опыт, за который ученые обязательно получили бы какую-то там премию, если бы всё это не было таким секретным. Так ей рассказывала Крис перед очередным изъятием у Алисы чего-нибудь ненужного. Всё равно у иммунного скоро всё снова восстановится. Зато этот знак был у неё перед глазами, когда, приняв очередную жемчужину, она лежала в своём отсеке и вдруг увидела внутри себя спасительную звезду. Лучи которой едва заметно мерцали и Алиса стала мысленными усилиями наполнять их яркостью, ей почему то очень хотелось, чтобы звезда засияла.

Алиса очнулась вспышки воспоминаний, с удивлением обнаружив, что на мгновение полностью отрешилась от действительности.Ненависть, которая вспыхнула в её душе, требовало выхода, она грозила разорвать её.

- Я убью его, вырву сердце предателю, - дрожащим от напряжения голосом сказала Алиса. И только Кикимора здесь знал, что слова девушки – это не образный оборот, а именно то, что она собирается сделать.

- Тогда чего ждём? Меня как раз Док и послал за тобой, ты, похоже, ему нужна, - если бы Резкий рассмеялся бы, всё пошло бы прахом, поэтому он постарался произнести нейтральным тоном, по-деловому. «Нет, ну как же легко управлять этими «цельными натурами», примерно так можно было описать его мысли. Если то, что он слышал о Фениксе, правда хотя бы на пять процентов, Доктора можно было бы уже считать трупом.

- Подожди, Алиса, - Кикимора был очень серьёзен. Он посмотрел на Резкого и сказал: - Ты же не откажешься, чтобы твои слова проверил ментат?



После сообщения о «кисляке» рейдеры очень быстро собрались, собрав и навешав на себя всю амуницию. Потом, к удивлению Максима, Строба построил всех в колонну по два человека в ряд и дал команду двигаться. Впереди шли Стоба и Зелёный, и когда вокруг замерцала знакомая дымка, Макс понял, что начал действовал уже известный ему дар кваза. «Конечно же, они идут к кластеру прямо в момент перезагрузки, когда зараженные начинают собираться сюда на обед. Поэтому маскировка и необходима» - понял Максим.

Пройдя часть леса по удобной тропинке, после пришлось уже идти по одному, но кваз всё ещё держал скрыт. Потом лес закончился, и рейдеры снова собрались плотнее. Идущий рядом с Максом уже знакомый ему Жесткий тихо сказал: - Силён Зелёный, такую группу прикрывает.

Тут же идущий впереди Клещ повернулся и молча показал разговорившемуся рейдеру кулак и тот замолчал.

Макс тем временем с удивлением узнавал знакомые места. Оказалось, что готовя операцию, ему никто не сказал, что это тот город, через который он проходил вместе с Кикиморой по пути в стаб. Только сейчас он подходил к нему с немного с другой стороны, но знакомые высотки, где они раздобыли оружие, он узнал даже отсюда. Он тут же вспомнил слова друга о «странном мире, где все воюют со всеми» и решил, что это не очень хорошо для них.

Внезапно группа остановилась, чего-то ожидая. Но никто не произносил ни слова и Максим принялся наблюдать. И увидел, как пересекая путь группы, к городу бежали страшные существа. Огромные, размером больше лошади или коровы, некоторые были на двух ногах, вызывая в памяти карикатурное изображение какой-нибудь гориллы. Если бывают гориллы с такими большими пастями, торчащими шипами, плитками брони, похожими на те, что бывают у зверя-броненосца. Другие зараженные явно произошли не от человека, больше похожи на гигантских волков или псов, с узкими длинными мордами, но тоже все в шипах и щитках костяной брони.

Все они, не мешая друг другу, а будто действуя слаженной группой, целеустремлённо двигались туда, где их ждало пиршество.

Подождав, пока звери окажутся подальше, Строба махнул рукой, приказывая продолжить движение, и рейдеры побежали. Похоже, что время было выбрано правильно, но перезагрузка произошла быстрее, чем планировалось. Минут через десять бега впереди появилось зримое представление о том, что такое кластер. Механизм Улья пытался состыковать два участка, но получилось плохо и грунтовая дорога, идущая по полю упиралась прямо в многополосное шоссе, на котором скопилось множество легковых автомобилей. Они были похожи на те, которые Максим выдел на стерео о двадцатом веке Земли. Сразу за дорогой стояло просто огромное здание, на котором большими буквами было написано «ТЦ Ривера». Буквы ярко светились, привлекая внимание и давая отблески на окна. Группа опять остановилась, все сгрудились вокруг Стробы и Зелёного.

- Это и есть тот центр, где можно взять людей. Сейчас проходим через улицу, заходим внутрь и хватаем всех подряд. Народу там должно быть толпы. Учитывайте, что люди здесь многие ходят с оружием, так что бережём себя, если что – кончаем сразу. Потом захваченных ведём по лестнице вниз, там есть отличный подвал, где можно спрятаться и ждать результатов.

- Жесткий, держи щит поднятым, насколько хватит, потом отдохнёшь. Зелёный, ты как, сколько ещё можешь нас скрывать?

- Да хоть полгода, - стараясь говорить тише, пророкотал кваз. – Сам же знаешь, как стрельба пойдёт, он слетит.

- Тогда быстро вперёд, - командует Строба и они бегут дальше.

Группа была уже рядом с входом в здание, когда слева зазвучали приглушенные скрытом звуки выстрелов и Максим впервые вживую увидел в действии дар Жесткого. Вокруг группы образовался прозрачный пузырь, ударяясь о который пули сминались и падали на землю. Это очень напоминало действие силового защитного поля из его мира, но там это делала сложная техника, а здесь просто человек одним лишь мысленным усилием.

- Местные бойцы слева, Клещ, отсеки их огнём, остальные в здание.

Тут же уже знакомый Максиму невысокий рейдер, как то очень ловко улегся на асфальт и открыл огонь по стрелявшим. Остальные побежали к входу, по прежнему прикрытые матовым пузырём Жёсткого.

Внутри здания был ад. Когда Макс услышал во время подготовки, что это быстрый кластер, то он просто не понимал, о чём идёт речь. Но сейчас понял. Похоже, что за то немногое время, что прошло после загрузки часть посетителей уже переродилась, и теперь непонимающие люди пытались спастись от внезапно сошедших с ума соседей. Или друзей. Или родителей.

Большой зал первого этажа был наполнен людьми. Многие из них уже были заражёнными и они всячески старались утолить свой голод. Вот впереди слева два бывших человека, теперь просто пустыши, зажали в углу и судорожно отрывают куски от крепкого мужчины, который даже не пытается защищаться. На галерее второго этажа своя драма - «Папочка» - кричит ребёнок, но родитель уже ничего не соображает, только голод пожирает его изнутри. Мечутся остающиеся в своём разуме люди, не понимая, что делать. В дальнем конце зала кто-то стреляет, пули со звоном разбивают стеклянные витрины, а вот это уже опасно и для группы.

Когда то в прошлой жизни Максима в составе их класса возили на выставку живописи, где в числе других был зал с картинами Боска. Он запомнил тот ужас и отчаяние, которое осталось у подростка после посещения этого зала. И сейчас Макс почему то вспомнил те чувства. Скорее всего, подготовка, которую он прошёл на Земле, помогла ему не сойти с ума от вида сцен, которые происходили на его глазах. Но это было непросто, так как он понимал, что помочь всем невозможно.

Вот явная парочка, но девушка сейчас пытается вцепиться парню в горло. Тот неуверенно отбивается, не понимая, что произошло с его подругой. На его счастье идущий впереди огромный рейдер ударом клевца успокаивает зараженную и тут же, прижав спасённого к стене, ловко прикладывает тому инъектор к шее. Макс наконец сообразил, зачем они здесь и ловко выполнив захват, делает тоже самое с немолодой женщиной, которая в ясном ступоре стоит у стены.

- Внимание всем, вы подверглись воздействию отравляющих веществ, мы оказываем помощь и вводим антидот, - голос Стробы звучит очень убедительно и схваченные рейдерами люди начинают успокаиваться. Другие посетители, услышав эти успокаивающие слова, стараются подойти к ним, и постепенно группа пополняется спасёнными людьми - вот их уже больше двенадцати. Но каждому введено лекарство, и рейдеры переходят ко второму этапу операции.

- Спускаемся в подвал, - даёт очередной приказ командир группы и все сворачивают в проход, который заканчивается лестницей. Двери заперты, но это никого не останавливает. Местные начинают приходить в себя, но их настойчиво заставляют идти вперёд. Несколько пролетов и вот цель – подвал здания. Максим с интересом смотрит на металлические двери, они очень похожи на ту, через которую они с Кикиморой попадали в бункер. И точно, в руках у Стробы оказывается цилиндр, который он прикладывает к поверхности. Та мерцает и будто бы стекает вниз, обнажая гладкий металл и табло с цифровым кодом. Рейдер быстро вводит цифры и через секунду двери начинают медленно открываться.

- Вперёд, здесь переждём, - командует он, и все заходят внутрь. В этот момент позади слышатся быстрые шаги - это успел вернуться Клещ. У него окровавлена рука, но по виду рейдера не заметно, что он испытывает какие-то неудобства.

- Местный антитеррор был, нас в тепловизоры заметили, - докладывает он и тут же достаёт фляжку, чтобы выпить живца. – Эх, хорошо, а у вас тут как?

Но Строба не расположен с беседам, и вопрос рейдера повисает в воздухе. Впрочем, и так видно, что первая часть операции выполнена хорошо. Они находятся, как понял Максим , в бункере-бомбоубежище и надежно защищены от внешней среды. Можно заняться продолжением эксперимента.

Он идёт к группе местных, которых пока разместили в одном из углов помещения и теперь рейдеры споро и умело сковывают им всем руки и ноги пластиковыми путами.

- Внимание, вы все подверглись воздействию опасного вещества, которое может вызывать неадекватное поведение. Введённый антидот начал действовать, но мы должны ограничить ваши перемещения для вашей же безопасности.

Строба опять говорит убедительно, но не все в это верят. Полный человек с портфелем в руке, который он не выпустил даже в такой ситуации, начинает громко возмущаться произволом военных и тогда к нему походит кваз, до сих пор почему то незамечаемый спасёнными людьми.

- Хочешь, чтобы все люди тебе казались такими как я? – рокочущий голос звучит угрожающе, а вид измененного производит шоковое впечатление. Мужчина быстро-быстро мотает головой, а юная девушка, стоящая рядом, тихо пискает и закрывает глаза руками. Порядок восстановлен и все оставшиеся безропотно дают себя связать.

Кваз отходит от спасённых и сообщает Максиму: - Ну почему меня так не любят? Я же в душе хороший и добрый.

И смеётся, отчего его морда-лицо совсем не кажется добрее.

Теперь только ждать. Если в ближайшие три часа никто не переродится, можно считать, что лекарство работает. Томительно течёт время. Для Максима. Судя по поведению, остальные рейдеры не испытывают никаких волнений, они о чём то болтают, смеются, подкрепляются живчиком и едой. Клещ рассказывает, как он, прижав точным огнём к земле местных военных, не заметил зашедшего к нему во фланг их командира. Метким выстрелом которого он и обязан своей раненной руке. Ответным рейдер уложил нападающего, но, как выяснилось, не насмерть. – Отличные бронники у них тут, с такого расстояния 9 мм держат, - с ноткой зависти произнес Клещ и пояснил, - они нас через тепловизор увидели. Так что, слышь, Зелёный, - хрень у тебя, а не скрыт, раз тепловизор не держит.

- Сам ты хрень мелкая и въедливая, не зря тебе крёстный такое имечко выдал, - не остался в долгу кваз и оба довольно заржали, пугая притихших местных.

Максим прислушивался к трёпу, но сам торопил время. Три часа, но прошло только 40 минут, как же медленно тянется время. «Может быть, ввести ещё по одной дозе лекарства?» - мысли скачут, но он понимает, что это волнение и даёт себе приказ успокоиться. Сейчас всё зависит не от него.

Глава 22. Развязка

- Конечно, разве я могу что-нибудь скрывать от такой милой парочки, - Резкий решил, что надо как то опять вывести Алису из себя, хотя и понял, что его почти переиграли. Он не боялся проверки своих мыслей, давным-давно он осознал, что ментат лишь оценивает, во что верит сам испытуемый. Сколько раз его спрашивали разные вещи, от которых зависела его жизнь, и он всегда говорил ту правду, которую было нужно. Дар это или просто умение контролировать свои мысли, кто знает?

Алиса, всё еще кипящая от ненависти, смогла взять себя в руки и, сделав два шага вперёд, встала вплотную к Резкому. – Мне так будет проще, - пояснила она свои действия и, протянув руку, прикоснулась к его предплечью.

- Да трогай меня сколько хочешь, можешь в любом месте, для такой красотки я весь доступен, - Резкий всё еще пытался найти правильный тон, его мозг лихорадочно выстраивал правильную линию поведения. Но на ум приходило только силовое завершение переговоров, что было совершенно неприемлемо, так как обесценивало всё то, что он уже сделал. Где он потом найдёт такого удобного исполнителя, как Феникс?

Но Алиса уже вошла в деловой режим и поэтому не обратила внимания на подначку.

- Ты говорил правду, когда обвинял Доктора в связях с внешниками? – спросила она, тщательно настраиваясь на нужный лад.

- Конечно, правду, только правду и ничего кроме правды, - по-прежнему в том же тоне ответил Резкий.

- Отлично, тебе послал Доктор, чтобы найти меня? Зачем ему это надо? Почему тебя? – Алиса спрашивала неважные для неё сейчас вещи, чтобы выиграть время. Она тоже знала, что обмануть ментата можно. Нужно только верить в то, что говоришь. Она сама так делала не один раз. Ответы Резкого ожидаемо виделись ей в зелёном, лишь иногда будто бы помаргивая, переходя в жёлтый и возвращаясь. Впрочем, так всегда бывало при слишком общих вопросах или когда отвечающий должен был сформулировать развёрнутый ответ. Но нити из её руки уже достигли нужных мест и сейчас она начинала активно влиять на собеседника, вызывая у того полное безотчётное доверие к себе. Как к самому лучшему другу, от которого нечего скрывать.

- Откуда я знаю, чего затеял этот старый дурак? – Резкий сам не понял, почему так грубо ответил на вопрос, почему он должен был найти Алису. Что-то мешало ему адекватно формулировать ответы, но это мысль тут же исчезла под волной безудержной радости от общения с такой прелестной и прекрасной девушкой, как та, что стояла рядом и держала его за руку. Он даже подумал, что так здорово было бы обнять её, но прозвучал следующий вопрос.

- А зачем тебе я, что тебе нужно? – Алиса видела, что её внушение работает, но насколько его хватить, не знала.

- Так ты же Феникс, мне Док сам рассказал. И если ты его грохнешь, то кто на меня то подумает? Вот будет здорово, Доктор труп, а стаб тогда будет нашим.

«Вот гадство» - Резкий сам не понимал, как вдруг ему так захотелось поделиться своими планами и мгновенно пришло озарение – она на него влияет. Он отдернул руку, ощутив резкую боль, когда нити, едва заметные в свете дня, оборвались прямо в его теле. «Валите их» - закричал он, прижимая микрофон гарнитуры, через которую их разговор слушал Зуб, оставшийся за главного.

Алиса, задавая вопрос о себе, была готова к разному, но услышанное всё равно на миг сбило её с толку – «использовать её ненависть к внешникам, чтобы устранить Доктора, как до такого можно додуматься?», - но эта задержка оказалась роковой. Хлопок воздуха на месте Резкого и сильнейший удар в грудь, бросивший её на землю вместе пришедшим мгновением позже звуком выстрела. Краем глаза она увидела, как тот крепыш, которому значительно больше подошло бы имя Гном, делает руками странные движения и вокруг него собирается клубящаяся тьма, а потом её спина ударилась обо что-то твердое и пришла темнота.

Группа Резкого лежала примерно в ста метрах от пункта связи. Зуб, оставленный за главного, внимательно следил за переговорами, который вёл босс, и держал в прицеле девушку. Резкий сказал, что не знает, какими талантами наделён её спутник, но про Алису выразился, что это настоящий монстр, которого, в случае чего, нужно уничтожить в первую очередь. «Если хочешь остаться живым, убейте её наверняка» - так сказал Резкий, а Зуб знал, что босс никогда не говорит что попало. Поэтому, едва услышав команду, он нажал на спусковой крючок своей винтовки. Пуля калибра 12.7 мм обычно не оставляла шансов выжит даже квазу, а тут в прицеле была хрупкая девушка, поэтому Зуб не сомневался в результате. «Даже если сразу не сдохнет, иммунные вообще очень живучие, так после добьем, как только Резкий разберётся со спутником Алисы» - не без основания подумал Зуб после попадания.

Остальные члены группы пока не принимали участия в схватке, только Хромой сопел рядом и переживал. Он тоже был стрелок, но сейчас был на вторых ролях и поэтому завидовал Зубу.

- Не сопи, а смотри внимательно, чтобы боссу помочь, - строго сказал ему Зуб и Хромой стал дышать тише, только крепче вцепился в свою винтовку.

- А что я, ничего не видно же, второй сразу исчез вместе с боссом, - обижено сказал он пару секунд спустя. В этом момент они оба заметили, как над тем местом, где лежала упавшая Алиса, поднялся светящийся силуэт. Даже в свете дня он был хорошо заметен и напоминал привидений или призраков, которых показывали в кино в их мирах. Пару секунд ничего не происходило, а потом Зуб осознал, что этот силуэт стоит рядом и его «рука» погружена прямо в грудь стрелка. И всё исчезло.

«Я уже умерла или нет?» - задала вопрос самой себе Алиса, когда тьма, пришедшая после удара, сменилась привычной звездой, которую она так любила. Звезда не ответила и Алиса привычным усилием стянула лучи, заставив их сиять ярче. Феникс вернулся. Никогда дар Алисы не включался так быстро, как в этот раз, секунда-другая и вот она уже готова действовать. «Вначале убить всех рядом» - дала себе команду Алиса и просто проскочила через клубящийся шар темноты, внутри которого оказались двое людей Резкого. Она испытала мимолётное сожаление, гася их жизни – очень уж искренне говорил Гном о ненависти к внешникам, но он сам выбрал свою сторону. И его сторона оказалась не той, что нужно. Потом бросок к остальным, там находился гад, который выстрелил в неё, его Алиса убила без колебаний, как и лежащего рядом, с винтовкой в руках.

В группе Резкого, включая его самого, оказалось семь человек, двух оставшихся Алиса прикончила нитями, почему то так ей показалось удобнее и наконец она озаботилось судьбой главного врага. «Где же он»- подумала она, оглядывая всё вокруг и никого не находя. Но потом Феникс запустила дар сенса, и сразу обнаружила огонёк жизни метрах в ста от места так плохо закончившихся переговоров. Мгновение и она уже там.

Кикимора полулежал, прислонившись к стволу дерева спиной и, казалось, не подавал признаков жизни. Его костюм, состоящий из множества каких-то, иногда казавшимися живыми, ленточек и веточек, был разорван на боку, обнажая белеющие ребра. Но больше никаких повреждений не было, и Алиса поверила, что это его она видела, сканируя окрестности. «Так, первым делом спек, он обязательно должен быть у Кикиморы» - мысль мелькнула и пропала, потому что внезапная тяжесть реального мира навалилась на девушку, и она опустилась на траву рядом со своим спутником. Боль была жуткой, оказавшись опять в своём теле, Алиса не потеряла сознание только потому, что мощнейшим усилием воли заставила себя этого не делать. «Спек, сначала найти спек и сделать укол себе, потом Кику» - мысль, ставшая сверхидеей, дала ей силы начать исследовать костюм Кикиморы. К удивлению, её руки, едва коснувшись костюма, не почувствовали сопротивления и прошли сквозь него. Ничего не понимая, Алиса с недоумением уставилась на сидевшего Кикимору, когда раздавшийся сбоку голос ожег её ужасом.

- Остались только мы с тобой, - Резкий стоял справа от Алисы и явно наслаждался увиденным.

- Эх, как всё хорошо шло, обидно, что так закончилось. Я так много слышал о Фениксе, такого бы мне в команду.

В этот момент Резкий, похоже, вспомнил, что его команда резко сократилась, и злая улыбка исказило его лицо. - Всё-таки жаль,- ещё раз произнёс он и единым слитным движением поднял руку с зажатым в ней оружием. И в этот момент Алиса с удивлением увидела, как появившийся прямо за спиной Резкого Кикимора ударил его клевцом прямо в затылок. Похоже, что Резкий что-то такое успел заменить в глазах Алисы, потому что он стал исчезать, переходя в режим клокстопера, но удар оборвал это начинание и на землю упал уже труп.

Алиса подумала, что это всё напоминает ей какой-то женский роман, которые она любила читать в своём мире. Жестокий мир, вокруг враги, главный враг подбирается к героине, чтобы совершить что-то ужасное и в самый последний момент появляется главный герой и спасает её.

Впрочем, жизнь круче романов и Алиса выбрала этот момент, чтобы потерять сознание. Последней мыслью было то, что слишком часто она оказывается обнаженной перед спутником в течение одного дня.

Время тянулось медленно, но всё-таки тянулось, и вот уже нужные три часа прошли. В состоянии людей, которые получили лекарство, не было никаких изменений. Они не начинали урчать, желая добраться до плоти ближнего, просто вели себя как обычные люди, оказавшиеся в непонятной страшной ситуации. Когда первый страх перед захватчиками прошёл, мужчина с портфелем, который стоял рядом с ним, уже не так возмущённо, но всё-таки требовательно заявил, что хочет узнать, к какому подразделению принадлежит группа и кто их сюда направил. Также потребовал предоставить ему связь со своим руководством. Правда, через некоторое время он унялся, поняв, что рейдеры на него не обращают внимание. Потом стали возникать простые человеческие желания, игнорировать которые было невозможно. Строба быстро принял меры, и оказалось, что в бункере есть работающий туалет, куда по очереди и стали водить местных. Пока стабовцы всё еще опасались видеть в них иммунных, но Максим начинал верить, что всё получилось и лекарство оказывает нужное действие. Потом, сверившись по часам, Макс стал делать повторные инъекции, жалея, что у него нет возможности провести анализ крови. Но чего нет, того нет и это теперь может подождать.

Подошёл Зелёный.

- Похоже, у тебя получилось, - с какой-то грустью пророкотал кваз. Макс уже начинал понимать оттенки в голосе друга.

- Если исходить из протокола испытаний, то нужно проверить состав крови. Теста у меня нет, только в стабе в лаборатории можно сделать. Но сравнивая с остальными, можно сказать, что лекарство работает.

- Да конечно работает, я ни разу в жизни не видел, чтобы вот в такой группе, которая вышла из кластера сразу после появления в Улье, не оказалось ни одного заражённого, - это в разговор вмешался Строба. – Я в этот кластер десятки раз ходил. И сразу после перезагрузки и через пару дней. Отсюда вообще очень редко кто выходит, всё происходит так быстро, что не успевают люди выбраться, даже если и есть среди них иммунные. Вы же сами видели, что в зале было. Так что верняк средство.

- Получается, что эти теперь все новички? – включился в разговор подошедший Клещ. – И нам по традиции, их выводить надо из кластера?

- Похоже, что так, - Строба задумчиво потеребил усы.

- В любом случае нам обязательно надо доставить этих людей в стаб, - Максим вступил в разговор, понимая, что традиции традициями, но его, когда он попал в Стикс, никто провожать не стал, дали брошюры и всё. Представить, что вот этих людей просто оставят здесь, ему было невозможно.

- Док приказывал привести всех, кому средство применили. Так что рассуждать нечего тут, надо думать, как пойдём, - закончил обсуждение кваз.

- Сделаем как и всегда, - выждем пару дней, здесь посидим, а потом наверху всё должно утихнуть. Вот и пойдём потихоньку. Поэтому народ, располагайся поудобнее, куковать нам тут еще долго. Кстати, тут второе помещение должно быть. Не хотел выдавать свой секрет, но раз такое дело, - и Строба пошёл к дальней стене бункера. Там он снял панель, которая казалась частью бетона, и за которой обнаружилась дверь, похожая на внешнюю, только значительно меньшего размера. «Точь-в-точь как в том бункере» - подумал Максим и приготовился. Он помнил, как на них с Кикиморой бросился бегун, когда они открывали такую же дверь. Но никто не выпрыгнул из-за двери, Строба просто проделал уже привычную процедуру ввода кода и дверь открылась. За ней оказалось уже знакомое Максиму помещение, как он теперь понял, местной оружейной.

- Так вот откуда ты Ашы таскаешь! – обрадовался Клещ, первым после Стробы проникнув в комнату. – Ого, здесь просто пещера Алибабы, настоящая оружейка для диверсантов.

- Схватили по автомату с цинком и валите, - то ли в шутку, то ли всерьёз произнёс Строба.

Рейдеры разбрелись по комнате, выражая восхищение количеством смертоубийственных предметов и их стоимостью, если удастся доставить в стаб. Максим вдруг понял, каким богатством является здесь оружие, он всё это время как то не осознавал, что ему просто повезло сразу получить доступ к ресурсам, которые обычному рейдеру были просто недоступны.

Он поискал глазами кваза, но Зелёный, похоже, остался в основном помещении. Он последние полчаса занимался просвещением новых иммунных (Максиму очень хотелось в это верить) и, вооружившись брошюрами для новичков, рассказывал тем, куда они попали. Макс полагал, что Зелёный делал это не в последнюю очередь потому, что его страшная фигура и пугающее лицо доходчивее любых слов показывали людям, что они уже не в своём мире. Нужно было как можно лучше подготовить тех для возвращения в стаб.

По обыкновению, отвлёкшись на свои мысли, Максим не сразу понял, что обстановка накалилась.

Посредине комнаты стоял Клещ и возмущался.

- По одному Ашу и цинку, говоришь? Да засунь себе знаешь куда свои подачки. Ты думаешь, мы совсем тут все тупые? Не понимаем, что происходит?

- Что происходит то? – Строба явно не хотел ругаться и говорил очень спокойным тоном.

- А то, что новичок этот лекарство сделал. Которое из людей иммунных делает. А такое только белая жемчужина может, и все это знают. Значит, цена одной вот этой штуке – белый жемчуг.

С этими словами Клещ потряс зажатым в руке инъектором, которые Максим раздал рейдерам перед выходом в кластер.

- Ну и что ты предлагаешь? – как показало дальнейшее, Строба явно допустил ошибку, задавая такой вопрос.

- Получить своё за работу, вот что я предлагаю. Нам за выход обещали по десять горошин, плюс расход патронов. А работу мы делаем на миллионы споранов. Вот и предлагаю. Каждый возьмёт себе те дозы, которые у него есть, да и пойдёт туда, куда захочет. Вот, в стабе у жёлтого озера, у тамошних бугров детишки подрастают. Как думаете, сколько они отвалить согласны за эту штуку?

Внезапно спокойные до этого рейдеры принялись галдеть, рассуждая, что Клещ прав и что такое бывает раз в жизни. Правда, не все – перебивая общий фон, огромный рейдер, который задавал Максу вопрос о золотом унитазе, пробасил: - Ты, Клещ, всегда какой-то скользкий был. Я на рейд подписался за плату и, значит, с Доктором договор заключил. Вот за эти спораны и буду работать. Нельзя в поле условия менять.

- Ах ты ёлы-палы, какой честный рейдер. А когда тебе надо было спораны для знахаря собирать, тебе кто помог? Док? Или мы, каждый от себя отрывал, чтобы вытащить тебя?

После этого шум голосов усилился до уровня, когда разобрать то, что кричит каждый, стало почти невозможно. Максим и не пытался. Он только хотел сказать, что совсем не надо сориться, что этого препарата лаборатория сможет синтезировать много и что при необходимости можно использовать способности ксера для их производства. Но никто не дал ему вставить и слова. Рейдеры орали друг на друга, казалось, что слова Клеща стронули накопленные за долгое время недовольство и эмоции. Вот они и выплеснулись в такой ситуации.

- Заткнулись все, - рев Зелёного легко перекрыл гомон. Кваз стоял в дверях, держа в руках огромную винтовку и внимательно смотрел на ругающихся. – Тихо все, - повторил он, и ругань действительно стихла. – Вы охренели? Мы в кластере, нам надо отсюда сперва выбраться, а потом уже выяснять отношения. Кто кому и чего должен. Никто силой сюда никого не тащил, каждый получил обычное предложение за обычную плату. Поэтому быстро все заткнулись, взяли, как Строба предлагает, по стволу и цинку и вылезли отсюда. И инъеторы сюда положили, - кваз продемонстрировал свою огромную ладонь, в которую действительно могло поместиться много лекарства.

Возможно, если бы Зелёный не стал настаивать на сдаче препарата прямо в этот момент, эмоции бы постепенно схлынули, и все бы обошлось. Но оказалось, что рейдеры были слишком взвинчены, особенно упоминанием о белой жемчужине. Похоже, что до слов Клеща никто и не задумывался о том, что происходит и насколько это важно.

Высокий рейдер, который при знакомстве представился как Скребок, и ехавший в другой машине, вскинул только что найденный автомат и выстрелил Зелёному прямо в грудь. Крупнокалиберные пули ударили кваза с такой силой, что даже его огромное тело оказалось отброшенной наружу, винтовка выпала из рук и загремела по полу.

- Ты что сделал, гад?! – закричал Строба, пытаясь вытащить пистолет из кобуры, закреплённой на бедре. Большинство рейдеров были не вооружены своим обычным оружием, так как не будешь же таскать всё время его на себе. Поэтому Скребок получил явное преимущество, он просто перевёл прицел на командира и дал очередь. Но пули бессильно ударили по матовому колпаку, который образовался вокруг Стробы и стоящего рядом Жёсткого.

После этого всё смешалось. Максим стоял у стены и с ужасом наблюдал, как только что дружные и разговаривавшие друг с другом люди убивают друг друга. Убивать своих друзей. Причём за что? За то, что есть в избытке и что он, Максим, сделает еще столько, сколько нужно. Скребок стрелял и стрелял в пузырь Жесткого, а поднявший свой пистолет Строба нет. Похоже, что поле действовало в обе стороны. В этот момент Клещ, который, когда началась стрельба, мгновенно упал на пол, змеиным движением поднырнул под купол защитного поля и ударил Жёсткого ножом в шею. Поле исчезло, и Строба сразу выстрелил. А вот у его противника в этот момент кончились патроны и, похоже, везение. Пуля командира рейдеров попала точно в голову и Скребок упал. Большой Билл катался по полу, сцепившись с кем-то, кого Максим не смог узнать и с Макса наконец спало оцепенение. Время привычно замедлилось, исчезли звуки, и он побежал к выходу. Пробегая, он одним движением оттолкнул Клеща, который уже нацеливался ножом в спину Стробе, а того, схватив за руку, потащил за собой из ставшей бойней комнаты в основной зал.

И сразу бросился к Зелёному. Кваз, на удивление, был жив и даже не казался особенно пострадавшим. Он сидел рядом с дверью, держа в руках огромный пистолет и явно намеревался броситься в бой. Макс подскочил к нему и кваз обрадовано прогрохотал: - Живой.

- Они сошли с ума все, - ответил Макс, но Зелёный уже командовал Стробе, - чего ждёшь? Дверь закрывай.

Строба, всё ещё ошеломлённый от метода эвакуации, ударил ладонью по стене, и дверь стала закрываться. Но не успела. Внутри комнаты громыхнуло, и повалил едкий дым.

- Противотанковая рванула, вот дебилы, - непонятно прокомментировал это событие рейдер, - надо валить срочно, тут вентиляции не хватит, задохнёмся.

Но Максим с ужасом смотрел, как через слегка приоткрытую основную дверь бункера, сминая одним движением лапы голову открывшего её парня, которого спас Большой Билл, в зал забирается чудовище. Узкая вытянутая морда, казалось, выражала изумление от открывшего обилия еды, но следом уже лезла другая, отталкивая и урча от предвкушения. Кваз тоже увидел страшную картину: - Макс, вали их в споровый мешок клевцом. Ты сможешь.

И Макс опять побежал. К его удивлению, даже на ускорении зверь не казался почти неподвижным, его изображение будто мерцало, мешая действовать точно. Но Максим справился, удар и тварь начинается падать, а он переходит к другой.

На счастье рейдеров, заражённых оказалось немного, развитых зверей только три, которых Максим убил, а протиснувшиеся следом непонятно каким чудом взявшийся здесь лотерейщик достался квазу, который просто сбил того с ног и воткнул длинный коготь своей лапы прямо в затылок. Оказалось, что кваз умеет выпускать когти не хуже тигра и это так удивило Макса, что он вдруг забыл всё, что произошло до этого. Спасительное забытьё.

Потом был трудный переход до границы кластера, когда группу спасённых приходилось держать вместе буквально силой, чтобы они от увиденных ужасов не выбежали из-под спасительного защитного радиуса скрыта Зелёного. Но всё обошлось. Большую помощь оказал мужчина с портфелем, который он всё-таки оставил в бункере. Похоже, что он был каким-то руководителем, потому что, перейдя, после объяснений кваза и увиденных чудовищ, полностью на сторону рейдеров, очень умело смог организовать группу спасённых. Но вот и лес, внутри которого будет поляна с оставленными там автомобилями. Здесь пришлось сделать привал, чтобы напоить всех живчиком и дать отдохнуть. Новички чувствовали себя на редкость хорошо, пили живчик с отвращением и не понимали, зачем их заставляют принимать эту гадость, потому что никакой жажды они не испытывали. Максим подозревал, что это следствие действия препарата, но ничего определённого сказать не мог до лаборатории. Но уже скоро.

Кваз подошёл к Максу, который задумчиво перебирал возможные варианты причин неожиданного самочувствия новичков и странным тоном предложил: - Надо отойти поговорить.

Максима очень сильно озадачило предложение кваза, но он уже привык не испытывать удивления в Стиксе и поэтому с готовностью поднялся.

- Рюкзак тоже возьми, никогда не отходи от своего имущества, - приказал Зелёный и Максим понял, что тот прав. Внезапно всё произошедшее в бункере нахлынуло на Макса с новой силой. Он с ужасом подумал, что наверно, что-то сделал не так. Он же получил все нужные знания по психологии капиталистических обществ, где нажива и прибыль являются важнейшими вещами и поэтому из-за них можно идти даже на убийства. Максим должен был, нет, обязан был как-то разъяснить всем этим людям, что лекарства хватит всем. Всем

- Тебе не надо в стаб возвращаться, - голос кваза вернул Маска к действительности.

- Что? – не понял Максим.

- Тебе в стаб возвращаться нельзя.

Максим подумал, что он прав в своих переживаниях, вот даже Зелёный понимает, что именно его неправильные действия спровоцировали ту бойню и согласно кивнул: - Да, понимаю. Из-за меня погибли рейдеры, я не смог помешать. Объяснить. Я просто…

Макс замолчал, подбирая слова, которых не было.

- Ты и в самом деле совсем другой, - с удивлением в голосе пророкотал Зелёный. – Это же надо такое придумать – «я виноват». Да они за споран мать родную продадут, те люди. Они рейдеры, значит, их только хабар и добыча интересует. Как и всех нас в этом мире. Ты просто не такой. Вот и Док понимает, что ты не такой и поэтому тебе не надо в стаб возвращаться.

Кваз помолчал, продолжая не смотреть на недоумевающего и ничего не понимающего Максима.

- Ты пойми, я тебя должен был убить ещё там, в кластере. Но не смог. Ты мне жизнь спас, но даже не поэтому. Такие люди как ты не должны в этом мир попадать. Эх… - кваз махнул лапой.

- Вот тебе еще живца, вот горох на первое время. Там есть даже жемчужина, в любом стабе устроишься. Только уходи подальше, где о тебе не слышали, а Док не достанет, и не узнает.

Максим стоял, по прежнему ничего не понимая, кроме одного – ему нужно куда-то идти. В этот момент он вспомнил слова Кикиморы, который перед уходом тоже советовал ему не задерживаться в этом стабе, сказав, что тот долго не протянет. И даже дал совет, куда идти – в Солнечный. «Там правильные порядки» - пояснил рейдер, который всегда спасает новичков.

- Хорошо, я пойду в Сол…- начал говорит Максим, но кваз жестом оборвал его фразу.

- Не надо мне знать, куда пойдешь. Док всё равно меня проверит и поймёт, что я не всё выполнил. Поэтому не говори.

Макс почувствовал подступающий к горлу ком от нахлынувших чувств.

- Зелёный, ты всегда будешь моим другом. Я обещаю. Я обещаю, что обязательно изменю этот мир, мир Улья. И в нем не надо будет думать только о хабаре, только о том, как добыть споранов.

Кваз улыбнулся. Неискушённого человека это проявление чувств могло бы привести в ужас, но Макс знал – его друг доволен.

- Иди уж, мессия хренов, - поразил Максима словарным запасом кваз и резко, чтобы не выдавать других чувств, отвернулся от Макса.

Максим вздохнул, тщательно упрятал полученные от друга сокровища и, повернувшись, зашагал к новой жизни. Он знал, что у него в рюкзаке лежат два инъектора, а это значит, он сможет даже без лаборатории начать спасать людей. Надо только действовать по-другому. Организация, которая поможет ему, вот что нужно сделать. Он же слушал об этом столько…

Макс не увидел, как за стволом дерева шевельнулся воздух, превратившийся в Стробу. Командир рейдеров мягко нажал на спусковой крючок пистолета с очень толстым стволом. Пуля ударила Максима чуть ниже левой лопатки и он, покачнувшись, упал на землю. Строба выстрел еще раз, целясь в голову, и увидел, как брызнули кости черепа. «Надо бы подойти и сделать контрольный» - подумал он мимоходом, но нужно успеть вернуться к месту привала раньше кваза. Строба спрятал оружие и мягкой быстрой походкой побежал, ни один звук не нарушал тишину леса. «Не зря Док поставил меня присмотреть за квазом» - такая мысль была приятна, но потом её сменила другая – «а кого Доктор попросил присмотреть за мной?» и Строба чуть не сбился с шага. Впрочем, все остались в кластере, поэтому это уже неважно.

Доктор сидел за столом у себя в кабинете, и, казалось, ничего не делал. На самом деле, он был занят самым важным делом любого руководителя – он обдумывал, как, кого и куда назначит в таком интересном, открывающим огромнейшие перспективы, деле. Получив от Зелёного подтверждение эффективности лекарства, Доктор сразу провёл испытание и в стабе. Он, конечно же, очень трепетно относился к детям, но не настолько, чтобы не проверить такую важную вещь. И сейчас милая Леночка, несколько дней находившаяся в специальном боксе и выходившая наружу только в защитном костюме, пила живчик и чувствовала себя великолепно. Девочка наконец была дома, рядом со счастливейшими родителями. Которые, к тому же, занимали далеко не последние места в управлении стабом и до недавнего времени были полностью на стороне главы. А теперь уже нет. Но даже это было не главное – важным было то, что те препараты, которые взял с собой тот приятный юноша из будущего, частью сделаны с помощью ксера. Значит что? А то, что вот в этом сейфе лежит возможность сделать его стаб самым уважаемым и богатым в этой части Стикса. Нужно только тщательно проверить, чтобы больше ни одного экземпляра ни у кого не осталось. Правда, ходили слухи, что ксер, один раз скопировавший что-нибудь, мог повторить это по своему желанию. Но Доктор сам лично такого никогда не видел, тем более, что новенький был еще очень слабым в своём даре. Нет, ну почему у него нет такого дара?

Доктор прервал свои мысли, чтобы набрать на коммуникаторе нужный номер и пригласить того, кто, по его мнению, может стать главой нового направления.

- Пригласите ко мне Хазарина, у меня к нему важное поручение, - сказал он и на том конце тут же подтвердили, что это будет сделано как можно скорее.

Док положил коммуникатор на стол и вернулся к своим мыслям. Почему то он вспомнил Резкого, этого смутьяна, возомнившего себя лидером недовольных. После разговора в этом кабинете тот исчез, якобы выехав выполнять его поручение и уже несколько дней от него ни слуху, ни духу. В любом случае, это хороший результат. Появится – должен будет привести с собой ментата, на который у Доктора есть большие планы, тем более в свете такой интересной темы. Исчезнет – тоже хорошо, хотя Док и считал Резкого не слишком опасным, но будучи опытным политиком, понимал, что тот может стать серьёзным противником, если дать такую возможность. В общем, всё складывалось на редкость хорошо. Немного омрачало то, что пришлось принять такое кардинальное решение по поводу этого Максима, при других условиях это был бы отличный и надежный сотрудник и даже соратник. Но Доктор провёл в Улье достаточно много времени, чтобы опасаться идеалистов, и знал, что их практически невозможно изменить.

«Всё», - он взмахнул рукой, зажигая, а потом гася маленький огонёк на своём пальце. Мало кто знал, что это был самый первый дар, который достался ему в Стиксе. Абсолютно бесполезный, потому что огонёк этот был всего лишь иллюзией, а не настоящим огнём. Поэтому Доктор не старался его развивать. А было бы так интересно…

В этот момент Доктор обнаружил, что он уже не один в кабинете. Напротив, слегка погружаясь своим бесплотным телом в стол, стоял светящийся силуэт, так похожий на образ девушки. Второй человек в стабе отлично знал все легенды о Фениксе, чтобы понять, кто пожаловал к нему и поэтому почти не удивился, когда прямо у него в голове прозвучал голос Алисы. Только вот то, что она спросила, вызвало у него чувство, которое он уже не испытывал очень давно – страх. - Доктор, расскажите, какие у вас дела с внешниками?

Эпилог

 Максим лежал на тропинке и понимал, что должен обязательно дотянуться до пояса. Там фляжка с живчиком и водой, а именно это ему сейчас нужно. Он не может так вот умереть, у него есть цель. Почему Зелёный выстрелил ему в спину, Максим не знал, но догадывался. Друг просто не хотел, что Макс испугался или мучился перед смертью. Откуда ему было знать, что человека с Земли так просто не убьёшь. Нет, если бы пуля попала точно в голову, тогда всё, но сейчас Максим стягивал и стягивал свою ауру, наполняя её энергией, и чувствовал, как инородный кусочек металла начинает свой путь наружу.

Ему нужна только вода. Вот сейчас, ещё чуть-чуть он полежит и обязательно дотянется до пояса.

У него есть цель.

Мир большой охоты

Глава 1: Апокалипсис сегодня.

Обычно похожим образом в фильмах и книгах начинается зомби апокалипсис. Сначала появился припахивающий кислым туман. Ощущение от него было таким, точно нюхаешь растревоженный муравейник с брызгающимися кислотой муравьями. При этом еще и батарейку языком замыкаешь. Такой же вкус во рту с пощипыванием.

Когда я уходил из дома на работу, тумана не было. Он появился, когда мы въехали в маршрутке в офисную часть города. Меня, да и всех остальных пассажиров, вместе с водителем, в тот момент точно пыльным мешком по голове стукнули. Низкорослый водитель резко затормозил, едва справился с управлением и умудрился удариться носом в клаксон. У мужика пошла кровь, и он доходчиво, но не совсем цензурно сказал, что дальше автобус не идет. Кто–то из пассажиров пробовал возмущаться, но я указал ему на туман за окном. Дальше собственного носа ничего видно не было. Человек вроде осознал происходящее, но продолжал что–то бурчать себе под нос.

Водитель открыл двери маленького автобуса, и большинство из нас вывалились из общественного транспорта. Кто–то остался, а кто–то пошел дальше пешком. Разумеется, я присоединился ко второй категории. Самочувствие стало каким–то непонятным, но это был не повод отлынивать от работы. В месте, о котором мне запрещено вспоминать, да и в местах, о которых вспоминать можно бывало и похуже.

Пока брел на работу видел всякое. Попадались люди потерявшие сознание. Были и те, кто находился в полубессознательном состоянии, потерял ориентацию или не понимал что происходит. Им пытались оказать помощь, но не всегда успешно. На моих глазах столкнулись две машины. Один водитель серьезно пострадал. Второй стал вызывать скорую, но сотовая связь не работала. Наблюдая со стороны, тоже хотел было попробовать позвонить, но и у меня телефон не ловил. Дешёвый, но хороший телефон, отечественный, способный поймать связь там, где западные аналоги пасуют. Это по некоторым другим показателям, вроде отсутствия фронтальной камеры, он значительно уступал, а ловил, пожалуй, лучше всех. А еще формой он был похож на кирпич, за что так и был прозван в народе.

На наше общее счастье подоспел милиционер. Он умел оказывать первую помощь не хуже, а может и лучше меня, так что лезть со своей помощью к нему не стал. Милиционеров этому обучают на специальных курсах, а не только на уроках или занятиях первой медицинской помощи.

Буквально через несколько десятков метров оказался свидетелем драки. Попытался разнять драчунов, но они дружно повернули кулаки против меня. Пришлось вспоминать приемы самообороны. Разбросанные по тротуару парни вроде одумались, даже извинились. После разошлись в разные стороны. Вроде оба были трезвыми, но глаза странные. Посчитал что, скорее всего наркоманы. Встречаются такие, несмотря на всю жёсткость отношения партии к подобным субъектам.

Обратил внимание, что вместе с появлением тумана пропало уличное и внутреннее освящение. Ни горела, ни одна лампочка, запитанная от общей системы электроснабжения. Система всеобщего оповещения молчала как немая, и это беспокоило еще сильнее. Людям спокойнее, когда они знают о происходящем вокруг хоть что–то. А неведение порождает еще больше страхов. Подчас совершенно беспочвенных.

Я, как и многие, подумывал о том, что война все же разгорелась и на нас напали, несмотря на все заверения вечного мира и на огромную мощь социалистической коалиции. Но при этом я как человек, служивший и многое повидавший, осознавал, что нападение какое–то странное и понимал что наш приткнувшийся в Сибири город хоть и велик, но не несет особой стратегической важности. Обычный торговый город, поставленный для облегчения сухопутной торговли с нашим социалистическим соседом и побратимом Китаем.

Тут уж скорей дело могло быть в какой–то аварии на заводе, но он стоял достаточно далеко и насколько я знал, не мог породить чего–то подобного. Хотя кто его знает, что именно за химикаты там применяются и как это может аукнуться для всех нас. Производили на местном заводе обычную резину. Покрышки для машин, какие–то уплотнители и другие детали из того же материала. Насколько известно, ничего секретного.

Пока дошел до работы туман стал редеть, и непонятное самочувствие сменилось вполне понятной мигренью. Я думал это от тумана и косвенно предположение подтвердил очередной человек с плохим самочувствием — охранник на входе в офис. Он сидел на посту с остекленевшим взглядом и, казалось, ничего не соображал, но при этом не терял сознания. Второй наш охранник суетился вокруг него и не знал что делать. Предлагал ему воды и хватался за стационарный телефон, но тот не работал от слова совсем.

— Может чем–то помочь? — поинтересовался я.

— Ты знаешь, что с ним? — спросил Виктор.

Имя я прочитал на бейдже рядом с должностью.

— Нет, — честно признался я.

— Телефоны не работают, а у нас тут таких, — охранник кивнул на напарника, — полно. В офисе люди валятся больные пачками. Я с улицы троих упавших приволок так они еще хуже. Как бы не померли, — мужчина указал за стойку охраны на диван и только теперь я обратил внимание на двух мужчин и женщину полулежавших там.

— На улице тоже что–то непонятное твориться, но таких плохих вроде не видел. Хотя люди теряли сознание, — пожаловался я.

— Да им вот буквально только что поплохело. Сначала на улице прохожий брякнулся. Мы его с напарником втащили. Потом пока напарник бегал смотреть, как дела в офисе я заволок бабенку. Потом пришел Серега и ему тоже плохо сделалось. А последнего подобрал перед самым твоим приходом.

— Совсем беда, — с пониманием покачал головой.

— Ну, хоть туман вроде рассеивается. Значит машины проедут. Сейчас помощь оказывать начнут, — Витек показал за толстое стекло витрину отделявшее нас от улицы.

— Рассеивается, — согласился я. — Значит, ничем помочь не могу?

— Пожалуй, нет, — вздохнул он. — Ты же Николай, клерк с третьего этажа? Не врач? — спрашивал с надеждой, но знал, что к медицине я отношения не имею.

— Не врач, — покачал я головой.

— Ну, я хоть обязательные медицинские курсы и заканчивал, но тоже не представляю что делать. Может это отравление какое? Туманом, например, этим? — Виктор оставил напарника в покое и плюхнулся на стул за стойкой.

— Если бы туман, то и мы бы отравились, — логично предположил я.

— Точно, — вздохнул охранник, переводя взгляд с напарника на чуть живых подобранных прохожих.

— Поднимусь на свой этаж. Посмотрю что там, — предупредил мужчину.

— Иди, — отмахнулся от меня он.

Лифт без электричества, разумеется, не работал, и пришлось подниматься по лестнице. Впрочем, мне не привыкать. Живу в пятиэтажке, что лифта не имеет и как множество таких же по Союзу зовется домом физкультурника. Юморист какой–то прозвал. Не иначе.

На этаже не было и половины нашей братии и, разумеется, никто не работал. Кому–то было совсем плохо, кому–то чуть лучше, но казалось совершенно здоровых нет. Обошел всех. Некоторым заглянул в затуманившиеся глаза. Посадил на стул неадекватного мужика стаявшего у стены и зачем–то бившегося об нее головой. Попробовал подбодрить нескольких чувствовавших себя плохо, но осознающих происходящее коллег. Тихо выругался, совершенно не понимая, что происходит. Очень было похоже на какую–то химию, но на мне и Викторе противогазов не было, тогда почему мы не траванулись. Должны были хапнуть не меньшую дозу.

Решил идти к шефу на четвертый этаж, но с лестничной клетки выглянула светлая головка секретарши шефа Катерины. Мы увидели друг друга одновременно. Она замерла глядя на меня, я смотрел на нее с непониманием. Простояли пару минут.

— Что? — наконец не выдержал я.

— Ты нормальный! — вскрикнула она и бросилась ко мне на шею.

Девушку прорвало на слезы, и она быстро измазала мне рубашку потекшей тушью.

— Успокойся, не время для слез, — отстранил я девушку.

— Шеф с ума сошел. Он загрызть меня пытался, — рыдающая девушка продемонстрировала руку с несколькими серьезными укусами.

В одном месте так чуть клок мяса не был вырван.

— Это шеф? — не сразу поверил я.

— Да, — всхлипнула она.

Тут рядом с нами зашевелился и попытался встать мой коллега Василий. Я оставил Катерину и бросился к нему.

— Ты как Вася? Тебе лучше? — стал ему помогать.

В ответ Василий как то противно, почти тошнотворно, заурчал. Потянулся ко мне руками и раскрытым ртом. При этом его глаза были бессмысленно тупыми, несколько затуманенными, но не совсем мутными. Вдобавок в глазах лишнего черноты и ярко выделяются неестественно увеличившиеся сосуды. Кожа болезненно бледная из уголка рта течет слюна. Вася выглядел как свежеиспеченный зомби, но он был определенно жив, а не мертв. Вася не только урчал, но и дышал и сосуды, раз увеличены, значит, есть кровяное давление. А у мертвеца оно откуда?

— Он тоже! — вскрикнула Катерина, отскакивая к стене.

Я легко увернулся от рук коллеги и отошел назад.

— Вася ты чего? — спросил, не веря собственным глазам.

Утробное урчание не прекратилось и тело с бессмысленным взглядом продолжило движение на меня.

— Шеф так же урчал! — оповестила меня Катерина.

— Вася, я тебя ударю, — предупредил, сжимая кулаки, поднимая руки и отступая готовый к схватке.

Василий не останавливался. Прямой удар кулаком в подбородок. Голова мотнулась назад и вернулась в первоначальное положение. Еще один крепкий удар в челюсть. Снова не помогло. Тогда схватил коллегу за тянущуюся ко мне руку и провел бросок. Тело рухнуло на пол с хрустом чего–то сломанного, но тут же стало подниматься. Вдобавок он успел вцепиться пальцами в рукав рубашки. Я дернул своей рукой, ударил по его руке, но смог освободиться, только оставив в его лапе клок прочной ткани. Силы у Василия было явно куда больше чем раньше и хватка как у матерой сторожевой собаки.

Когда я сумел отшвырнуть Васю подальше, стал подниматься еще один наш коллега, и ему тоже не стало лучше. Второй, так же как и Вася утробно урчал. Окинул взглядом зал с сотами рабочих мест. Вроде никто не поднимался и бросать беспомощных людей в опасной ситуации нельзя, но я понимал, что это не обычные сумасшедшие. Возможно, их заставляет себя так вести отравление какой–то химией. Если так то к ним обязательно присоединяться новые. А от толпы мне не отмахаться. В рукопашную так уж точно. Значит все же придется оставить беспомощных и спасаться самому. Спасать нужно тех, кого можно иначе не спасешь совсем никого.

— К лестнице! — велел Катерине и стал быстро отступать следом за ней спиной вперед.

Вася уже снова поднялся, и теперь к нам медленно двигалась пара не то зомби, не то сумасшедших. Выскочив на лестницу, закрыл дверь, и быстро вытащив из брюк ремень, связал ручки. Теперь не порвав прочный кожаный ремень, дверь точно не откроют и нам не навредят. Значит, мне не придется убивать своих соотечественников. Снова.

— Смотри, что там, — испуганная Катерина показывала на окно.

Дернул и толкнул для проверки дверь. Подошел к девушке и замер с открытым ртом. На улице творилось нечто невообразимое. Мы словно попали в фильм ужасов про монстров. Четвероногий монстр похожий на тигра рвал людей когтями и клыками. Монстр только походил на гигантскую сибирскую кошку, но если это и был, в самом деле, тигр, то я не представлял, что с ним сотворили, что бы он стал таким. Шерсть, если когда–то она и покрывала тело монстра полностью, то слезла почти везде. Вместо нее на коже виднелись какие–то пластины наподобие костяных щитков. Там же где шерсть осталась она походила на не пойми что и вообще, то могло быть вовсе не шерстью. Когти чудища втрое превосходили когти нормального тигра. Его челюсти были шире чуть ли не вдвое, и в образованную ими пасть мог положить голову не один человек, а сразу два. Клыки тоже соответствовали. Длиннее пальцев взрослого мужчины и вроде даже росли не в один, а сразу в два ряда. И мышцы, бугрящиеся под кожей местами несимметричными узлами, внушали не столько уважение, сколько ужас и желание сбежать.

Предпочтение в убийстве этим монстром отдавалось тем, кто пытался убежать. Те, кто просто лежал на тротуаре или сидел в обморочном состоянии в транспорте в основном погибали случайно, как и медленно поднимающиеся и столь же медленно бредущие живые зомби. Зверь не бил их специально, но не брезговал наступить, если попадались на дороге или отшвырнуть лапами, если мешались. Слышались приглушенные стенами и окном крики. Монстр гигантскими прыжками настигал немногочисленные способные передвигаться и мыслить жертвы и убивал одним мимолетным движением. Видимо пожирать он их собирался, как убьет всех способных бегать.

— Колек! — на лестнице появился охранник Виктор.

Он выскочил с первого этажа на лестницу с морально устаревшим и снятым с вооружения даже у милиции ПМ в руках. Подобное оружие осталось только у охранных контор, да и то у частных. Охранник держал оружие, но не стрелял и доселе я выстрелов не слышал. Я бросился к нему и помог удержать дверь. К нам ломились напарник Виктора и двое затащенных им с улицы прохожих. Третий прохожий немного поотстал, но вскоре должен был доковылять и присоединиться к нашему совсем не спортивному состязанию.

— Коля, блин, — охранник вытащил из чехла на поясе длинный железный фонарь и вставил его в дверные ручки. — Все как у Ромеро в этих их западных ужастиках. Мертвые восстали.

— Мне кажется, они не мертвы, — покачал я головой.

— Настоящие зомби, — он ткнул стволом пистолета в полупрозрачное и искажавшее видимость дверное окошко. — Прямо как в тех фильмах с американщины.

— Что делать будем, Витя? — вернул я разговор в деловое русло.

— Не знаю, Коль, — он покачал головой, но тут же разродился идеей, — Может, через пожарную лестницу попробуем уйти?

— Можно попробовать, но там, на улице не только эти зомби, — счел нужным предупредить я.

— А кто еще? — насторожился охранник.

— Посмотри в окно, — указал не на стеклопакет, а на Катерину, вытянувшуюся вдоль стены и выглядывающую украдкой.

Мужчина направился к окну.

— Партия прости, — Виктор едва не закатил глаза, когда увидел что происходит на улице прямо у нас под боком. — Что это за урод? — спросил он у меня.

— Я‑то откуда знаю, — пожал плечами. — Надо что–то делать, — указал на увеличившихся числом и напирающих все сильней на завязанную мной дверь больных. — Окно выдавят и все.

— Они походу тупые, но могут выдавить и случайно, — согласился Витя.

— Попробуем через второй? — внес рациональное предложение.

Второй этаж у нас был отведен под архив, и в нем работало совсем немного народа. А выход на пожарную лестницу был на каждом этаже. Пожалуй, это действительно был лучший вариант.

— Попробуем, — кивнул Виктор.

— Сколько патронов, — указал на пистолет.

— Два полных магазина, — не стал скрывать он.

— Если что отстреляемся, — кивнул я.

Открыли двери на второй этаж и вошли. Нас тут же встретила уборщица баба Валя. Точнее это была уже не та баба Валя, а существо, которым она стала из–за химии или болезни. Обезумевшая старуха, утробно урча как прежде встреченные мной живые зомби, с черепашьей скоростью кинулась в нашу сторону. Я огляделся в поисках других врагов и положил руку на поднятый охранником пистолет.

— Не трать патроны. Еще сгодятся. Да и этим может быть можно как–то помочь, — сказал и двинулся навстречу старушке.

— Не глупи, — сказал сзади Виктор.

— Я все же попробую, — сказал, уже хватая уборщицу за руку.

Баба Валя этому только обрадовалась и хотела меня схватить другой рукой. Я нанес ей удар носком туфли под колено, выбивая опору, и провел загиб руки за спину. С ногой все получилось, и уборщица грянулась бы плашмя, если бы я сам ее не удержал своим загибом. С завернутой за спину рукой получилось плохо. Старухе было плевать на боль, и она тянулась ко мне зубами несмотря ни на что. Я хотел схватить ее за шею и немного придушить сгибом локтя, но вместо этого старушенция вцепилась мне зубами в предплечье. Было чертовски больно и, понимая, что иначе не справиться, отпустил сломанную руку бабы Вали, перехватил шею в захват, после чего раздался характерный хруст сломанного позвоночника.

— Тебя покусали! — вылупил глаза Виктор.

Я же молча смотрел на дрыгающую ногами бабушку, тщательно мывшую полы на этом и нашем этаже каждый день. Я с ней здоровался каждое утро и прощался когда она уходила. Улыбчивой и жизнерадостной была баба Валя и вот я ее убил.

На шум показались другие живые зомби. Они вышли всей толпой из–за стеллажей с массивом бумажного архива. Всякую бюрократическую макулатуру прошлых лет хранили здесь, в общем зале, и ее было очень много. Если сдать в прием макулатуры, то хватило бы выполнить годовую норму целому пионерскому отряду.

— Их придется убивать, — вздохнул я, насчитывая пять женщин с характерными для болезни чертами.

— Тебя покусали, — повторил охранник тише.

— Да и черт с ним. Кровью не истеку, — отмахнулся я. — Ты главное патроны не трать. Они могут позже сильнее понадобиться, — принял решение и направился к старому еще деревянному, а не фанерному столу, стоявшему на прочных ножках.

— Кто там? — крикнул знакомый голос.

— А кто там? — вопросом на вопрос ответил Виктор, направивший ствол ПМа наискосок перед собой в пол, но готовый в любой момент начать стрелять.

Опрокинул стол со стационарным проводным телефоном и какими–то бумагами столешницей вниз. Беспощадно выламывая ножку стола, еще раз окинул все взглядом и убедился, что живых зомби не прибавилось. Так же пять женщин. Все разного возраста. От откровенной старухи до достаточно молодых женщин. Они, похоже, в свойственной всем живым зомби манере мерзко урчали и медленно брели к нам. Если сравнить их скорость со скоростью обычного не спешащего пешехода, то второй выигрывал раза в два. Мы бы могли от них убежать, да вот только как? Такие есть наверняка на всех этажах и на других этажах их больше. Значит, придется прорываться здесь и придется их убить, несмотря на возможную ответственность перед законом и обязательные угрызения совести.

— Я Вика Арсенева! — снова донесся до нас голос девушки.

— А ты где Вика? — спросил Витек.

— В кладовке! Где швабры!

— Жди! Мы тебя вытащим!

Я как раз отломал одну ножку ранее соединенную со столом прочным болтовым соединением. Пожалуй, ее проще и быстрее было открутить, чем отломить, но раскручивать болт и гайку сцепляющие детали стола было совершенно не чем. Я клерк, а не ремонтник и ключи с пассатижами при себе постоянно не ношу.

— Держи, — вооружил ножкой Катерину и взялся за вторую.

— Колян, она рядом! — забеспокоился Виктор о самой старой и самой близкой к нам из работниц архива.

Старуха псевдо зомби приблизилась уже на несколько метров. Ей оставалось только обойти массивный стол с громоздким отечественным ПК. Компьютер в работе был ничуть не хуже зарубежных аналогов, вот только у наших они отчего–то получались минимум в два раза массивнее и места требовалось соответственно. Разумеется, речь идет про простые дешёвые ПК. Есть модели гораздо компактнее. Особенно это касается моделей созданных для нашей доблестной армии.

— Все нормально, — отозвался я.

Вторая ножка поддалась значительно быстрее, и я взмахнул этой импровизированной дубиной на пробу. В начале, там, где ножка опиралась на пол, она была достаточно тонкой и хоть имела квадратную форму, держать ее было удобно. Плавно расширяясь, в конце, в месте крепления к столешнице, ножка становилась в полтора раза толще. В целом она походила на квадратную бейсбольную биту.

Шагнув вперед, встал между Виктором и зомби. Схватил ножку–биту двумя руками за толстый и тонкий конец, а потом, разбежавшись в несколько шагов, толкнул импровизированным бампером медленную бабулю с несвойственным человеку поведением. У меня получилось ее неплохо оттолкнуть, но старуха успела сжать руку. Она пыталась схватить меня, но ей достался только достаточно тонкий и короткий галстук. Дернулся назад и гладкая материя выскользнула из крепкой хватки, но и тварь устояла.

Со злости ткнул старуху толстым концом ножки стола в живот, но это не возымело никакого эффекта. Пришлось перехватить свое оружие и, используя как дубину ударить зомби по голове. Череп явственно хрустнул и заметно вмялся, но бабулька была еще жива. Добавил во второй раз и в третий. Наконец, зомби свалилась на пол, заскребла ногтями, несколько раз дернула ногами и окончательно успокоилась.

— Ты блин, — охранник, стоявший за моим плечом, был поражён.

— Витя, ты бы тоже взял что–нибудь. Оставь пистолет для кого–нибудь пострашнее, — сказал я, утирая пот.

— Сейчас, — охранник заозирался по сторонам.

— Катя держись за мной. Если что поможешь, — я сорвал с шеи галстук и отбросил его в сторону.

Еще не хватало, что бы меня придушили на этой удавке.

Виктор быстренько, быстрее меня, оторвал ножку от стола и встретил новых зомби вместе со мной. Пришлось забивать всех четверых и поучаствовать всем. Баба лет тридцати на вид умудрилась свалить с ног Катерину и рвалась к ее горлу. Пришлось стаскивать мертвячку с девушки. Она неожиданно развернулась и вцепилась зубами мне в запястье. Повалил бывшую работницу архива на пол и стал лупить ножкой от стола. Катя тут же присоединилась и помогла.

— Вы оба покусанные, — снова выпучил на нас глаза охранник.

— Давай после об этом, — скривился я, рассматривая укус. — Где там эта Вика? Вика ты где?!

— В кладовке! — донеслось откуда–то из–за стеллажей.

— Выходи! — велел Виктор.

Сзади послышалось урчание. Мы, не сговариваясь, обернулись и увидели толкающихся в дверном проеме живых зомби. Их было так много, что они мешались друг другу, и поэтому произошла задержка. Похоже, они все же прорвались с третьего этажа, а может, пришли и с этажа выше. На первом этаже столько полюбивших людскую плоть не было, но в принципе могли подтянуться с улицы. Так что могли прийти и оттуда. Это в том случае если неверны сразу несколько вариантов.

— Быстрее Вика! — крикнул Виктор, доставая пистолет.

— Давайте к выходу! — крикнул я, показывая на коридор.

Бросились мимо стеллажей к коридору. Там к нам присоединилась девушка Вика, знакомая, но не близко работница архива. Она держалась рукой за пораненное предплечье. По всей видимости, ее тоже покусали. Увидев толпу зараженных, она заметалась и собиралась броситься обратно.

— Пожарная лестница! — схватил ее за плечо и поволок мимо кабинетов и туалета по коридору.

Добежали и уперлись в запертую на навесной замок дверь на балкон. Дверь была железная, а окна из ударопрочного пластика и открывались в них только узкие форточки.

— Где ключи? — спросил у Вики.

— Не знаю, — всхлипнула та.

Коридор был уже перекрыт. Помещение быстро заполнялось живыми зомби, несмотря на всю их медлительность. Виктория от ужаса вскрикнула. Катя постаралась спрятаться за моей спиной и сделаться незаметной. О том, что бы сломать какую–то часть запорного устройства или выстрелить в замок не было и речи. Быстро тут ничего не сломаешь, а стрелять в добротный навесной замок опасно рикошетом. Искать ключи тоже было некогда. Они, скорее всего в специальном шкафчике на стене, где лежат всегда. Но там уже эти и себя за то, что забыли про такой важный момент, кроме мути в голове, оправдать нечем.

— Ключи там, — махнула в сторону выхода на лестницу, ящика на стене и зараженных Катерина.

— Дебилы, — ругнулся на себя и нас Витя.

— Туалет! Давайте туда! — я указал рукой на дверь.

Все не раздумывая ни секунды, наперегонки с медлительной толпой зомби, бросились туда. Витя достиг двери первым, но не успевал заскочить. Четверка лидеров немного вырвавшихся вперед оказалась слишком близко. Тогда охранник отбросил ножку стула. Он вскинул свой пистолет, держа его обеими руками, занял стойку для стрельбы, стоя как в тире. ПМ в свойственной ему манере грохнул, потом еще раз, еще и еще. Витя не потратил ни одного патрона зря. Все легли точно в головы и четверо зомби упали с простреленными лбами. Ближайший мертвяк грохнулся прямо к ногам боевитого охранника.

За спиной Виктора заскочили в стандартное помещение с пятью кабинками, пятью писсуарами, пятью же умывальниками и единственным окном, в котором, как и в предыдущем открывалась только форточка шириной сантиметров в десять. Девушек пропустил вперед, потом вбежал сам. Последним в туалет запрыгнул Витя. Захлопнули дверь перед самым носом новых зомби. Я привалился к ней спиной и глянул на старый деревянный стул, стоявший под вентиляцией. Похоже, местные курильщицы поставили и дымили в забранное решеткой маленькое окошечко, что бы ни сработала пожарная сигнализация.

— Витя, стул! — указал рукой на предмет.

Охранник понял меня без лишних слов и через несколько секунд мы подставили стул под поворотную ручку пластиковой двери, так что если попытаться открыть, то ручка упиралась в спинку стула. Я сел на этот стул. За спиной уже слышалось многоголосое урчание. Кто–то и не один царапался ногтями в дверь. Мы все тяжело дышали и смотрели друг на друга выпученными глазами.

Виктория отмерла первой, она подошла к умывальнику и покрутила ручку смесителя. Вода не пошла. Не было ни холодной, ни горячей. Тогда девушка осела на пол с подогнувшимися ногами, спрятала лицо в руках и разрыдалась в голос, громко. Катя подошла к ней, опустилась на колени, обняла сзади, положила голову на плечо и девчонки зарыдали дуэтом. Только Катя в отличие от Вики плакала тихо, почти совсем беззвучно.

Я перевел взгляд с них на Виктора. Тот тяжело дышал и смотрел на меня. В его руках был пистолет, но пока ствол направлен в пол. В глазах мужика жалость и обреченность, смешанные с толикой безумия. Я посмотрел на свою дважды покусанную руку. Снова глянул на девчонок, что тоже обе были покусаны и понял, что говорил взгляд Виктора. Он собирался разделаться со всеми нами, пока мы не обратились.

Я сам не чувствую приближения смерти и почти на 100% уверен что не обращусь. Вон и рана оставленная работницей архива ставшей живой зомби больше не кровоточит, как и вторая что свежее. Обычные следы от обычных человеческих укусов. Я не верю, что вот так умру и не хочу так умирать. Нужно что–то делать. Витек сейчас попросту опасен. Он напуган не меньше нас и вдобавок накручивает себя. Вон у него глаза стали еще сильнее на выкате и бешено вращаются. Похоже, башню у него с пагона вот–вот сорвет окончательно.

— Витя, браток, ты, где служил? — решил попробовать его отвлечь и привести в чувства.

— ДШБ, морпех, — коротко ответил он с какой–то хрипотцой.

— Ты чего хрипишь? Голос сорвал? Вроде не кричал? — обратил внимание я.

— Не кричал. Не знаю что–то с горлом, — кивнул он. — А ты где сам служил? — в его взгляде вроде появилась какая–то осмысленность или просто стало немного поменьше безумия.

— А я в ВДВ. Удачно получилось, — постарался улыбнуться как можно натуральнее, но уверен, что вышло не очень.

— Что удачно? — не понял охранник.

— Ну что мы тут с тобой. ВДВ и ДШБ, вместе мы что–нибудь да сделаем. Что–нибудь придумаем и вырвемся отсюда.

— Вырвемся? — он посмотрел на меня с недоумением.

— Ну, а как же? Обязательно вырвемся, — отыгрывая уверенность, хлопнул себя ладонями по ляжкам.

— Да как же мы вырвемся? — он вздохнул с неподдельной грустью. — Вы же вот–вот обратитесь и кинетесь на меня.

— С чего ты решил? — спросил посерьезнев.

— Ну как же? Вы все трое покусаны. Обязательно обратитесь. Так во всех фильмах было, — его взгляд наполнился уверенностью.

Девочки, слышавшие нас, разревелись еще сильнее. Им совсем не хотелось обратиться в зомби и так же не хотелось получить пулю.

— Насмотрелся этой пурги из САШ. Девочек вон напугал, — угрюмо посмотрел на охранника. Потом обратился к девушкам. — Ни в каких зомби мы не обратимся. Все будет хорошо.

Придется с Витькой что–то решать. А это будет ох как не просто. Но ведь пристрелит же. Обязательно пристрелит. По глазам и выражению лица видно, что не переубедить. Он практически полностью неадекватен. Вон снова во взгляд безумие возвращается. Это совсем не нормально. Похоже, крыша у парня решила потечь в самый неудачный для нас момент. Уверен, что он уже прикидывает, не пора ли нас кончать. Он не крепче меня, но этот проклятый ПМ и его умение стрелять. Я совсем недавно, буквально только что, видел, как он умеет стрелять. Упокоил четверых зомби четырьмя точными выстрелами в голову. Не одного лишнего патрона не потратил. Ни одной лишней секундочки. Витек бы пригодился нам очень сильно, но как его убедить, что мы не обратимся? Как его убедить не стрелять. Как его вернуть в нормальное, адекватное, состояние?

— Витя? — снова заговорил я.

— Что Коля? — спросил в ответ он, не убирая руки с пистолета.

— Ты же не будешь в нас стрелять? — сказал, прекрасно понимая, что еще сильнее испугаю девчонок, но деваться было некуда.

— А вы на меня не кинетесь? — нервно хохотнул он.

— Конечно, нет, — искренне улыбнулся я, как бы случайно демонстрируя вооруженному мужчине пустые ладони.

Может он постесняется стрелять по безоружному.

— Коля вас покусали, — с нажимом сказал Виктор. — Я должен убить вас пока вы меня не сожрали, — добавил вооруженный герой.

Вика, услышавшая это, громко вскрикнула, так что ее явно услышали живые зомби за дверью. Они сильно оживились и усилили свои потуги войти в помещение, давшее нам временную защиту и приют. Кто–то заскреб снаружи по пластику ногтями, да так, что явно царапины на прочном пластике остались. Катя оторвалась от Виктории и повернулась к нам, растирая не унимающиеся слезы по лицу и громко всхлипывая.

— Тихо! — чуть прикрикнул Виктор, направив пистолет на девушек.

Ствол охранника качнулся от одной дамы к другой, но и это не возымело эффекта. Девчонки ревели, считая, что теперь уже дважды, а то и трижды, обречены. А наш вооруженный герой уже щелкнул предохранителем и патрон у него в патроннике. Досылать не надо.

Я бросился на него прямо из положения сидя с изворотливостью и злобой самого натурального хорька. Виктор дернул ствол в мою сторону. Грянул выстрел, но я не почувствовал боли. Видимо охранник все же промазал, а в следующую секунду я уже вцепился в него клещом, и мы боролись за один на двоих пистолет и жизнь теперь возможную только для одного. Отвел пистолет в сторону, и он снова выстрелил. Ударил товарища по несчастью лбом в лицо. Сам получил удар куда–то под ребра.

Не щадя собственных пальцев саданул его вооруженную руку об пол и пистолет оказался на кафеле. Он еще раз ударил меня в бок. Я ударил в ответ. Мы кувыркались по полу туалета и молотили друг друга безжалостно. В какой–то момент он оказался сверху и смог зажать меня. Я прикрывался руками, как мог, но все же получил беспощадный удар кулаком в голову. Сознание поплыло, и следом прилетел еще один удар едва не выключивший для меня свет. Это был еще не конец боя, но следует признать, что я определенно проиграл. В реальном бою поплывший боец равно мертвый.

Раздался еще один выстрел. Тело сидевшего на мне охранника перестало вести себя агрессивно и, опрокинувшись вперед, ткнулось головой в стенку кабинки, куда я упирался макушкой. С трудом столкнул с себя обмякшего Виктора. Он упал на бок и остался лежать. Перед моим затуманенным взором стояла Катя. По ее щекам по–прежнему катились слезы, она всхлипывала, в ее руках был пистолет, который она выпустила. Пистолет упал на пол с достаточно громким стуком. Я уставился на лежащий на полу ПМ.

С трудом сел. В глазах все плыло и пришлось их прикрыть, что бы собраться с мыслями. Не знаю, сколько времени просидел, пытаясь успокоить вращающийся мир, но вроде не долго. Голова гудела, но бросила кружиться. Открыл глаза и, глядя на все еще плачущую и стоящую надо мной Катю поднялся на ноги.

— Катя успокойся. Ты ни в кого не превратишься, — я взял ее за плечи и развернул, так что бы ни было видно тел Вики и Виктора.

Охранник все же попал, но не в меня. Его пуля оставила аккуратненькую дырку в затылке девушки. Хорошо хоть череп не разворотило. У Виктора пуля, кстати, череп тоже не разворотила. Видимо у пули ПМа для подобного было недостаточно мощности даже при стрельбе в упор, но в этом вопросе я не мог считаться специалистом. Как–то вот не доводилось разносить головы из устаревших пистолетов. В тех войсках, где служил оружие, было гораздо солиднее. Чего стоили только автоматы калибра 12,7.

Вместо ответа зарёванная блондинка, всхлипывая, указала на покусанную руку и разодранный чулок на стройной ножке. Именно в том месте красовался второй укус псевдо зомби, которого я раньше не видел. Похоже, ее покусали уже в потасовке в архиве.

— Катя успокойся. Все хорошо. Ты разве себя плохо чувствуешь? — спрашивал чрезвычайно серьезно.

Так обычно взрослый спрашивает у ребенка, но спросил зря. Голова раскалывалась и у меня самого. Раскалывалась и до потасовки с охранником. Еще и тошнило, тоже до этого. А теперь после явного сотрясения все усилилось. Мог бы и предположить что Катерине хоть и лучше, но самочувствие тоже далеко не идеальное и даже не удовлетворительное.

Увещевания не помогли, а истерику нужно было прекращать. Оставалась некоторая надежда, что как наступит тишина, живые зомби забудут про нас и уйдут. Переборов себя и убедив, что этот случай исключительный отвесил Кате звонкую пощёчину. Девушка обмерла и вдруг полезла драться, с тщательно ухоженными и подточенными ногтями способными заменить иной кошке когти. Я отшатнулся назад, не рассчитал, еще она навалилась, и мы упали на кафельную плитку. Девушка оказалась на мне, но я тут же схватил ее за руки не давая вцепиться когтями в лицо.

— Тихо ты! — получив несколько глубоких царапин, кое–как сумел прижать ее руки к телу, а ее саму к себе.

— Пусти, — потребовала Катя, немного поизвивавшись без какой–либо пользы для дела ее свободы.

— Царапаться не будешь? — спросил я.

— А ты не дерись. Если вокруг конец света это еще не значит что можно бить девушку, — ответила она.

— Тут как подумать, — сказал тихо, почти прошептал, и выпустил девушку. — Кать, нам нужно выбираться отсюда, — оповестил ее.

— Как? Окно не открывается, а за дверью эти, — она снова принялась растирать по лицу слезы, но это была уже не та истерика и она даже не всхлипывала. Ну, разве что изредка.

— Ты главное успокойся, — мой взгляд остановился на вентиляционной решётке, но там мог пролезть разве что крупный кот. — Мы обязательно что–нибудь придумаем, — в подтверждение своих слов поднялся и пошел к окну, но оно действительно не открывалось, и выбить прочный стеклопакет было хоть и можно, но совершенно не просто. — В крайнем случае, будем прорываться. Я возьму пистолет, — подошел и подобрал оружие. — Ты возьмешь ножку от стола, — кивнул на лежащую рядом деревяшку. — Деваться все равно некуда. Здесь мы слишком долго не высидим, а они уходить даже не думают. Умрем от голода и жажды, если раньше не вынесут дверь.

— От жажды не умрем. Воды полно, — поправила меня блондинка.

— Откуда? В кранах пусто. Ты же видела, как Вика хотела напиться. Воды нет, — для весомости указал рукой на кран.

— В кранах пусто. В сливных бачках воды полно. Мы учили на уроках ОБЖ. Учитель говорил, что в случае аварии и отсутствия водоснабжения, так можно продержаться до подвоза воды аварийными службами. Главное не израсходовать ее не по делу, — опровергла Катерина миф о беспросветной глупости всего рода светловолосых женщин.

Я об этом тоже знал и скорее всего именно с тех же уроков, но как–то забылось за ненадобностью, и теперь не вспомнил, пока Катерина не сказала. Молча встал, вошел в ближайшую кабинку, открыл сливной бачок и, призрев брезгливость, напился из него. Вода была чистой, такой же, как бежала из кранов, но просто место, где она находилась, невольно вызывало соответствующий настрой. В иных обстоятельствах совершенно точно бы не стал пить из бачка, но уж очень хотелось напиться. Во рту и горле прямо засуха была. Я такого нестерпимого желания пить, даже в армии, находись в «интересных местах» не испытывал.

Выйдя из кабинки, принялся снимать с Виктора ремень с висящей на нем кобурой. Катя при этом отвернулась и смотрела на дверь. Справившись с ремнем, отбросил в сторону пустой чехол от фонаря и нацепил ремень на себя. Вложил пистолет в кобуру. После тут же достал его обратно и проверил. Патрон дослан, в рукоятке магазин с последним патроном. Вынул его и заменил на полный. Пожалел, что у охранника к пистолету и кобуре прилагался единственный запасной магазин.

Проводил взглядом в кабинку и встретил им же свою подругу по заточению. Она выходила и снова старалась не смотреть на трупы. Понятно, ей, было, неприятно находится рядом с ними.

— Ну что попробуем, — сказал утвердительно, уже все решив.

— Да ты рехнулся? — возмутилась девушка. — Нас там разорвут на части.

— А ты что предлагаешь? — зашел с другой стороны.

— Я предлагаю не заниматься суицидом, — огрызнулась Катя. — Давай подождем. Может они уйдут.

Задумался и согласно кивнул.

— Давай подождем. Только нужно вести себя тихо. Возможно, если мы не будем шуметь, то они разбредутся, — озвучил я свое решение.

Девушка молча кивнула, и я, стараясь соблюдать тишину, принялся убирать трупы. Понадеялся, что сидеть будем, не слишком долго, и вода из всех бачков нам не понадобится. Засунул тело хрупкой и довольно легкой Вики в одну кабинку, а Виктора, что, разумеется, был куда тяжелее, определил в другую. Заодно снял с мужчины куртку от формы охранника. Одел ее на себя поверх офисной тонкой рубашки. Как–то в ней одной в довольно прохладном туалете было не совсем удобно. Уж лучше одеть вещь с трупа, чем заболеть в такой ситуации.

Снова сел на стул спиной к двери. Ручка несколько раз дергалась, словно кто–то пытался открыть дверь по человечески, так что это совсем не было лишним. Катя молча уселась ко мне на колено. Села аккуратно как гимназистка на стул в своей гимназии. Я постарался расслабиться, но скребущиеся за дверью псевдо зомби к этому как–то не особо располагали. В окопе скорее расслабишься, чем в такой ситуации.

Глава 2: Пух и все–все–все.

Просидели тихо как мыши под веником несколько часов. Сколько точно не знаю, поскольку наручных часов у меня не было, а мобильный оказался раздавлен в какой–то из схваток. Даже прочная советская техника не выдержала нагрузок. Мне ничего не оставалось, как выкинуть испорченный гаджет. Моя соратница по неволе свой телефон оставила на рабочем месте и часов тоже не имела. Так что о течении времени мы судили субъективно.

Катерине надоело сидеть как в гимназии, и она уселась расслабленнее, уверенно заняв оба моих колена. За дверью в какой–то момент стало потише, но полной тишины не наступало, и было очевидно, что псевдо зомби никуда не делись. Быть может их и стало меньше, но судя по шуму, все еще было достаточно, что бы порвать как Тузик грелку меня вместе с Катькой.

— Встань, пожалуйста, у меня ноги затекли, — попросил девушку, и та поднялась с моих коленей.

Встал и встряхнул сначала одной ногой, а потом другой. Снова пошел к окну. Придирчиво осмотрел и потолкал стеклопакет. Держится действительно крепко. Стулом точно не вышибу, а выстрел оставит только дырку. Пошел к писсуарам потолкал рукой, попробовал пошатать обеими, потолкал ногой. Все бесполезно. Сделано на совесть. Скорее писсуар разнесу, чем оторвать сумею.

— Хочешь выбить окно? — поинтересовалась Катерина.

— Хочу. Тут всего второй этаж. На улице вроде тихо. Можно спрыгнуть.

— Ногу не боишься сломать?

— Боюсь.

— В таких условиях это верная смерть, — покивала девушка и тут же нелогично предложила. — Может, попробуем бачок снять?

— Обязательно попробуем. Все попробуем, — подошел обратно к двери и прислушался. — Что–то слишком тихо там. Уж не ушли ли они? — за дверь пока я ходил к окну, в самом деле, все как–то внезапно стихло.

— И правда тихо, — согласилась блондинка прислушавшись.

Не успела она этого сделать, как со стороны пожарной лестницы послышался скрежет сминаемого и раздираемого металла. Потом послышался грохот. Упало что–то тяжёлое и большое.

— Похоже, пришел кто–то страшнее этих, — высказал свое мнение и красавица с размазанной по лицу косметикой заметалась взглядом в поисках укрытия получше имеющегося, но ничего не нашла. — Не спрячемся мы тут, — покачал я головой и взялся за стул.

Катя сразу пристроилась за моей спиной и ножка от стола уже была у нее в руке. Разблокировал дверь и, приоткрыв, выглянул в коридор. Он оказался пуст. Ни одного безумца жаждавшего нашей плоти там не было. Не было и двери на балкон, с которого можно было попасть на пожарную лестницу. Дверь, порванная и измятая, словно жесть от консервной банки лежала в коридоре.

Глядя в сторону балкона я встретился взглядом с огромным монстром с поросшей несимметричными костяными пластинами головой. Он заглядывал в коридор через дверной проем с балкона и разевал клыкастую пасть полуметровой ширины. Будь эта пасть еще чуточку шире, и она бы не поместилась в дверном проеме. Монстр стоял на четырех конечностях, но его плеч я не видел. Они были где–то за рамками двери на балконе. Можно было надеяться, что чудовище к нам не пролезет, но я понимал, что это существо весом больше пары тонн стены нашего офисного центра не удержат.

Я глянул в другой конец коридора и увидел, что он пуст. Проход вглубь помещения, к лифту и лестнице был полностью свободен. Только кровь на полу и истерзанные трупы. Псевдо зомби без стеснения растерзали своих собратьев убитых Виктором и нами.

— Бежим! — мгновенно принял решение, схватил блондинку за руку и тут же ринулся прочь.

Чудище возбужденно и неописуемо заурчало и ринулось, было, за нами, но это оказалось не так–то просто. Сведя плечи и повернув голову, оно стало протискиваться в коридор по диагонали. Получилось у него далеко не сразу и это подарило нам кое–какую фору. Не будь ее нам бы там и пришел конец. Мы бежали со всех ног, слыша, как за спиной не выдерживает напора твари бетон. Вот он влез, сделав дверной проем едва не вдвое шире. Монстр не помещался на полу в коридоре, но он не огорчился и перемещался, поместив себя по диагонали коридора, опираясь двумя ногами на пол и двумя ногами на стену едва не под самым потолком. Катерина смотрела на него, повернув голову и визжала, так что у меня звенело в ушах, но не забывала перебирать ногами и не отставала ни на шаг.

Мы проскочили мимо помещений и стеллажей с бумажным архивом. Промчавшись насквозь пинком, открыл дверь и, встретив ее возврат плечом, выскочил на лестничную клетку, не выпуская руки Катерины. Хотел было рвануть вниз к такому близкому первому этажу, но там оказалась еще одна тварь, и это был не безумный человек, казавшийся теперь безобидным как новорожденный щенок или котенок. Эта тварь на человека только походила. Ростом за два метра. Голова почти без волос. Всего несколько клочков грозящих скоро выпасть. Здоровенные челюсти с клыками вместо, нормальных зубов. Мощные руки с опущенными плечами и плоскими когтями, слабо напоминающими ногти. Узлы могучих несимметричных мышц на обнажённом кривоватом теле. Своим видом монстрятина не вызывала никаких сомнений в том что будет если мы попробуем через нее прорваться. Конечно, у меня в руках был пистолет, но стрельба по такому могла занять время, а монстр, что был сзади, не выказывал желания ждать.

Перепрыгивая по несколько ступеней за раз, помчались наверх. Катя сразу же сломала каблук и, оступившись, упала. Тут же помог ей подняться. Она сбросила туфли, и помчались дальше, но на пятки уже наступала человекообразная тварь, а сзади на лестницу выбиралась тварь на человека совершенно не похожая. Отчего–то у меня создалось впечатление, что они действовали заодно, но мог ошибаться.

Убежать вдвоем уже не было возможности, но бросать спутницу я не собирался. Лучше было рискнуть и попробовать если не застрелить, то хотя бы притормозить лидера преследования пулей. Остановившись, пропустил мимо себя девушку и выстрелил из пистолета прямо в морду преследователю. Пуля, очень удачно угодившая в глаз решила вопрос окончательно и я мысленно благодаря школьную подготовку и непростую службу в армии, научившие обращению с оружием помчался наверх. Стоять было слишком опасно. Большой монстр уже спешил к нам по лестнице, с трудом помещаясь на ней.

Взглянул на двери на третий этаж все еще связанные моим ремнем. За дверьми возбужденно урчали и толкались запертые зомби. Судя по количеству теней за мутным стеклом, обратились все или почти все чувствовавшие себя плохо люди.

— На четвертый! — крикнул я, уже таща спутницу выше.

Та уже давно, еще до сломанного каблука, бросила визжать и полностью доверилась мне. Меня же это полностью устраивало. Лучше пусть делает, что скажу, чем визжит или скулит. В таком случае, может быть, выживем и я, и она, а вдвоем всегда лучше, чем в одиночку.

Ворвались в открытую дверь. Выскочили в пространство с сотами–кабинетиками для таких же, как я клерков. Хлипкие стеночки в полтора метра высотой, столы, стулья и компьютеры. Ничего способного задержать тварь, преследующую нас, но и для нас самих никаких препятствий. На пути попался человек. Повел он себя далеко не как тупой зомби из фильмов, но и не как нормальный. Он поспешил убраться подальше с нашей и монстра дороги. Сомневаюсь, что эту тварь испугали мы, но инстинкт самосохранения на лицо. Убирался с дороги этот псевдо зомби слишком медленно, но я не стал тратить на него патрон, а опрокинул пинком.

— Кабинет шефа! — крикнула на бегу блондинка, но я и так спешил туда.

Планировка этого этажа несколько отличалась. Туалет был передвинут в другое место, а перед балконом располагался кабинет шефа. С него же, как уже упоминал, можно было попасть на пожарную лестницу. С лестницы можно было рвануть на крышу дожидаться спасателей, но от чего–то мне казалась, что монстр нам их дождаться не даст, да и скорее всего не будет никаких спасателей. Оставалось рваться вниз на улицу и бежать, бежать, бежать. Лишь бы нас там не ждала сплошная толпа зомби как в том фильме название, которого не могу вспомнить. Или не ждал тот уродливый огромный тигр, которого мы видели через окно на лестничной клетке.

Ураганом ворвались в обставленный в стиле социалистического братского японского народа кабинет начальника. У стены отделявшей кабинет от остального здания стояла специальная подставка с двумя японскими мечами. За подставкой часть стены украшала какая–то мазня в псевдо восточном стиле. Назвать сие «искусство» картиной у меня бы язык не повернулся. Но шеф гордился картиной не меньше чем самими мечами. Видимо, слишком мало я понимал в подобной живописи.

Не раздумывая и не тормозя, схватил короткий меч в ножнах. Шеф не раз хвалился этими мечами. Настоящая катана и викадзаси созданные едва ли не лучшим оружейником Японии наших дней. Классная сталь, которой обзавидовался бы любой самурай древности. Вроде как подобные сейчас держат в домах все уважаемые люди Японии и эту пару клинков шефу подарили наши японские партнеры. Шеф гордился ими, но до всего этого мечи были совершенно ненужными предметами годными только в качестве пылесборника. В таком же положении как у нас полуметровая остро отточенная железяка могла сильно пригодится. В любом случае она лучше отломанной от стола деревянной ножки.

Катя хотела было последовать моему примеру и схватить катану, но монстр был уже слишком близко. Он тараном влетел в прозрачную пластиковую часть стены, служившую окном во внутреннюю часть помещения, и проломил его мгновенно. Почти вышвырнул спутницу на балкон и выскочил туда сам, чувствуя затылком зловонное дыхание твари и слыша клацанье огромной пасти за собственной спиной.

Времени на осознание, сколь близка была скоропостижная смерть в зубах монстра, не было. Отскочили в дальнюю часть балкона, откуда через невысокую дверку можно было выйти на пожарную лестницу. Дверь здесь оказалась уже, чем на втором этаже. Совсем чуточку уже, но этого вполне хватило, что бы тварь ни протиснулась сходу. Чудище попробовало выглянуть на балкон и попыталось сломать стену, но ни того ни того вот так сразу не вышло. Оно сунуло переднюю лапу и попыталось нас достать когтями. Ничего не получилось, но мы не стали ждать, когда монстр догадается воспользоваться окном с увеличенным оконным проемом или вынесет дверь вместе с косяками и протиснется в стандартный дверной проем. Поспешили к лестнице, перемахнули через дверь, запертую на одну щеколду, и поскакали вниз точно испуганные белки.

— Ходу! Ходу! — торопил я Катерину и торопился сам.

Монстр все же сообразил и в мгновение ока, вынеся большой стеклопакет, через окно, выбрался на балкон. Стеклопакет полетел вниз и громко грянулся об асфальт. Чудище, цепляясь за стену и подоконник, умудрилось не свалиться вниз с маленького для него балкона и закрутило головой, в поисках удирающей во все лопатки дичи.

Не знаю, сколь быстро он бы нас настиг, и хвала провидению выяснить этого так и не пришлось. Неожиданно и для монстра и для нас грохнуло два выстрела практически слившихся в один. Бабахнуло что–то мощное вроде крупнокалиберной винтовки или противотанкового ружья. Звук был серьезный басовитый и вполне соответствовал, хотя и был чем–то приглушен. Наверное, использовали какой–то ПБС, но не слишком хороший. Или стреляли без спец патрона. Выстрелы не на всю округу, но ближайшая местность теперь знала, что на охоту вышел один из самых страшных зверей — вооруженный человек. И человек этот был не один. Минимум двое.

Монстр, словивший сразу две крупнокалиберных пули, рыкнул, взвизгнул и опередил нас со спуском. Тварь рухнула с высоты четвертого этажа и зашевелилась. Она совершенно точно осталась жива. Снова приглушенно грохнуло только что звучавшее мощное оружие, но в этот раз выстрел был один. Поднявшееся было чудовище, дёрнулось раз, затем другой и замерло на асфальте. Только одна задняя конечность подергивалась в агонии.

Мы замерли.

— Может нам помогут? — спросила у меня Катерина.

— Может, и помогут, — ответил, оглядывая крыши в поисках кого–то из наших спасителей.

Из–за угла одного из домов выскочила пара мужчин. Эти субъекты тащили на себе черный пластиковый милицейский шлемы с зеркальным забралом и черные же бронежилеты. Различные щитки, наколенники и налокотники дополняли снаряжение. На бедре у каждого красовалась кобура с пистолетом. Из–за спин выглядывали надежные Калашниковы устаревших модификаций и виднелись рюкзаки. На поясах висели ножи внушительного вида и фляжки. В руках оба держали некое подобие клевца с острой похожей на огромную швейную иглу боевой частью на метровом черене.

— Давайте бегом вниз! — помахал нам один из них, и направился к лестнице, вертя головой и контролируя улицу.

Второй за ним не последовал, а побежал к туше убитого монстра. Подбежав, человек с некоторой опаской подошел к монстру и стал что–то ковырять в его затылке. Мне некогда было пристально за ним наблюдать, я смотрел под ноги, дабы не оступиться и не полететь кубарем вниз по лестнице. Еще при этом и за округой пытался следить, но не видел ни одного живого зомби.

Пожарная лестница не достигала асфальта и заканчивалась на высоте пары метров. Ниже были только металлические столбы опоры, так что пришлось прыгать. Приземлился на ноги и, выпрямившись, оказался лицом к лицу с одним из наших спасителей. Точнее он смотрел мне в лицо, а я в зеркальное забрало его шлема.

— Не пырни меня своей железкой, — сказал он.

— Не пырну, — сказал я, по–прежнему озираясь.

— Ну, вот и хорошо. Давайте быстрее.

— Ты кто? — спросил я, видя, несмотря на облачение, что передо мной не милиционер и не солдат.

Разговаривал, ослабляя наблюдения за человеком и одновременно помогая слезть Катерине. Девушка была достаточно спортивной и уже повисла на руках. Вот только при этом задралась ее юбка, обнажив не слишком широкие полоски нижнего белья. Человек в черном костюме от этого зрелища приоткрыл рот и не услышал моего вопроса глядя на упругие ягодицы и стройные ноги всегда следившей за собой девушки. Моей невольной спутнице оставалось только спрыгнуть, но я сунул ножны с мечом за ремень и, подхватив девушку за талию, поставил на асфальт. Та тут же одернула юбку вниз.

Одновременно с этим раздался выстрел из крупнокалиберного оружия. Исчезновение ягодиц или выстрел вернули человека в реальность. Он мотнул головой, ударом ладони снизу поднял забрало и явил нам лицо пацана лет 16 – 17 поросшее клочками пуха на щеках и с реденькими черными усиками над верхней губой.

— Я Пух, — представился он.

На поясе ковырявшегося в затылке монстра ожила небольшая рация в чехле. Из–за черного чехла я ее раньше и не приметил.

— Жбан уходите. На подходе еще один клиент. Не элита. Похоже, матерый рубер. Очень шустрый и хитрый. Я не успел завалить. Спрятался зараза, — сказала рация чуть слышно.

— Принял, — ответил ковырявший выпрямившись. — Пух давайте сюда, — он махнул всем нам.

— Быстрее! — Пух махнул рукой.

Тот, кого назвали Жбаном, обернул, что достал из головы мертвого монстра тряпкой и вручил Пуху.

— Держи. Я если что буду отвлекать тварь, а ты уводить новичков. Если придется разделиться просто обойдешь кругом и выйдешь к нашим. А если не получится, то по обстоятельствам. Пошли, — люди поспешили вдоль по улице.

— Давай за нами, — Пух позвал нас полуобернувшись всем телом, а мы и без того спешили следом.

— Жбан, он рядом, — сказала рация, когда мы подбежали к углу дома.

— Завалишь? — спросил Жбан.

— Он прячется. На открытое место не выходит. Видно опытный, — зло ответил другой абонент.

— Разделяемся, — велел Жбан и, схватив рацию, заговорил в нее. — Клуб, веди меня. Нам не уйти буду приманкой. Попробую выманить тварь на открытое место, а уж вы не подведите. Пуха со свежаками отправил в обход…

Дальше мы разговора не слышали, поскольку отбежали слишком далеко и продолжали удаляться от бегущего вдоль улицы мужика лица, которого так и не увидели. Обогнули офис, пересекли улицу, что была за ним, огибая, брошенные как попало машины, и нырнули в какой–то двор, где затаились. Пух при этом выглядывал через щель в одну сторону улицы, потом тихо перебегал к другой щели и снова выглядывал, но в другую сторону.

На такой его перебежке нас настиг звук сдвоенного выстрела приглушенного крупняка. Потом снова два выстрела, но не слитных, а в разнобой. Дальше тишина, но Пух как замер, так и стоял.

— Все в порядке? — шепнул я.

— Не знаю, — ответил парень слушая.

— Что происходит? — шёпотом спросил я.

— Тихо. Понимаю вопросов много, но надо помолчать. Там сзади огромный монстр, который может уже порвал Жбана, — пацан указал туда, откуда мы появились. — И еще неизвестно кто набежит. Появится элита или хотя бы рубер и все, — парень на секунду смолк присматриваясь. — Давайте за мной. Вроде никого, — парень выскочил на улицу и мы следом.

Понеслись вдоль улицы до следующего угла, обогнули воткнувшуюся в угол дома машину и нос к носу столкнулись с тройкой живых зомби. Пух без затей приголубил своим клевцом одного в голову. Острие его клевца вошло точно в лоб твари. Пробило прочную лобную кость и убило мужчину на повал. Я, не раздумывая с полуоборота, ударил пяткой в живот второго медленного и тот кулем отлетел в сторону и упал на тротуар.

— Не жалей их! Они не люди! Их не вылечить! Руби мечом! — прикрикнул Пух, разбираясь со вторым.

Я никогда не занимался достаточно популярным у нас кендо или другим фехтованием, но рубанул коротким мечом на загляденье. Ударил прямо по шее и почти снес голову. И без того давно не свежую куртку охранника вместе с откровенно грязной рубашкой и брюками обдало кровью. Ее было не так много как в фильмах, где отрубают головы, но мне хватило, что бы уделаться окончательно.

— Валим. Валим, — поторопил нас парень, уже на бегу поворачиваясь в пол оборота к нам.

С известной стороны донесся басовитый гул не приглушенного ничем пулемета, но не крупнокалиберного, а более или менее обычного, вроде старенького ПКМ или современного Печенега. Его поддержали столь же громкие автоматы без ПБСов. По длинным очередям и прочему я понимал, что это почти паническая стрельба, но говорить Пуху о том, что его товарищам сейчас, наверняка, приходится очень туго, не стал. Он и сам это понимал, но вроде держался. А раз держится незачем его добивать. Пусть действует по плану, а то глупостей натворит. Бросится еще обратно забыв обо всем на свете включая нас.

Добежали до очередного укрытия и затаились, дожидаясь чего–то известного только нашему проводнику. Тот ничего не говорил, только смотрел и слушал.

— Как ты? — шёпотом спросил у Катерины.

В ответ моя невольная спутница попробовала улыбнуться, но вышло слишком вымученно. Увидев это Пух снял с пояса обшитую материей флягу и протянул нам.

— По глоточку не больше, — сказал он.

— Что это? — спросил, отпуская торчащие из–за ремня ножны, что придерживал и, беря фляжку.

— Объяснять некогда, но нужно выпить. Ведь голова же болит? Вас мутит? — он притормозил. — Быстрее. Это споровое голодание может стать хуже. Если не пить живчик, то умрете.

— Это живчик? — я потряс флягой.

— Живчик. Живец. Нектар. Как называть неважно. Названий много, — он помотал головой. — Пейте. Не тормози.

Свернул крышку фляги и сделал один единственный глоток чего–то по вкусу напоминающего довольно сильно разведенную какой–то мерзкой дрянью водку. По желудку разлилась толика неестественного для алкоголя подобной крепости тепла, тошнота начала отступать и вроде как с головой стало полегче.

— Один глоток, — протянул фляжку Кате.

Девушка послушно выпила.

— Что за дрянь? Алкоголь? — скривилась она.

— Без алкоголя никак, но он слабенький. Пейте как лекарство. Оно не обязано быть вкусным. Со временем привыкните, — ответил пацан, которому годочков было явно меньше возраста разрешения законом потребления спиртного и забрал фляжку. — Теперь репеллент, — из кармана рюкзака появился жестяной немного мятый флакон без этикетки. — Набрызгаю сам, — парень экономно распылил вещество с крепким запахом резины и сосновой стружки на нашу одежду и обувь. Особенно на обувь, включая подошвы.

— Для чего это? — поинтересовался я в процессе.

— Твари не только хорошо слышат, но и запахи неплохо чуют. По крайней мере, лучше людей. Этот репеллент уберет ваш запах. Хорошая штука, — он убрал флакон. — Давайте за мной.

Еще одна перебежка и новая встреча с зомби. В этот раз мужчина в окровавленном костюме лизал почти чистый асфальт и хватал руками окровавленные клочки. Рядом лежала перевернутая детская коляска. Еще можно было увидеть несколько мелких обломков начисто обглоданных костей. Воображение легко дорисовывало картину гибели ребенка. Уже на многое насмотревшаяся Катерина побледнела. Я придержал ее.

— Убей, — крайне требовательно шепнула женщина.

Я молча кивнул, сунул пистолет за пояс и опередил оглядывающегося по сторонам Пуха. Меч сжатый обеими руками обрушился на заметившего меня только в последний момент монстра сверху вниз. Снова брызнула неестественно темная кровь, но я ударил снова.

— Уходим, — велел парень и указал направление.

Мы бодрой рысью снова обогнули здание, снова петляя между стоящими машинами, пересекли улицу в обратную сторону, обежали второе здание и встретили новых живых зомби. На наше счастье они столпились вокруг дерева, на макушке которого сидел, вздыбив шерсть какой–то матерый дворовый кот. Монстры так сильно были заняты этим котейкой, что не видели ничего вокруг. Мы же косясь на них, побежали к подъезду следующего дома.

— Куда! Стоять! — из окна пятого этажа высунулся человек амуницией и оружием похожий на нашего проводника. — Валите отсюда… — его оборвал приглушенный выстрел из винтовки крупного калибра и второй, последовавший с непозволительно короткой задержкой. Крупняк поддержал пулемет и пара автоматов без ПБС. — Пух сюда их нельзя, — мужчина мотнул головой себе за спину. — Твари сильные и хитрые. Похоже, мы вообще зря сунулись, так глубоко в город. Зарвались и нарвались, так что ноги бы унести. Свежаки нам сейчас только мешать будут. Так что, уходи сам и уводи свежаков…

— Но… — возразил, было, наш провожатый.

— Никаких но. Тварей несколько. У нас потери. Жбана нет. Будем отходить, а ты знаешь какая это задница. Там свежаки только мешать будут. Топай. Встретимся у водонапорной башни. Если дойдешь, посидишь пока с Мохнатым посторожите машины. Если что будете… — он махнул рукой. — Если что без нас уезжайте. Мохнатый все знает. Давай, — больше ничего не став слушать человек скрылся в доме, оставив нас с Пухом.

— Пошли, — парень сделался похож на брошенного щенка, но направился вдоль по улице. — К кошке и на выстрелы могут сбежаться новые заражённые. Нужно уйти отсюда быстрее. Пока нас не заметил кто–то серьезный.

Мы молча поспешили за ним. Он вел нас поперек улиц в каком–то неизвестном нам направлении. Мы часто прятались и сидели молча. Мрачный Пух всю дорогу молчал. Его было жалко, но себя было жальче. В туфлях я много не набегаю, а босая совсем Катерина совершенно точно набегает еще меньше.

— Идти долго? — спросил я.

— Прилично, — буркнул он.

— Нам по возможности нужна обувь, — сказал пацану.

Пух глянул на мои ноги в туфлях, потом на босые ноги моей спутницы. Кивнул.

— Нужна и не только обувь, — вздохнул он. — Крюк придется делать большой, так что лучше переобуться. Думаю, по дороге найдем, где взять. Мы в этом районе всего второй раз, но помню, по пути вроде был магазин.

— Был, на Последнего комиссара 15, — подтвердил я.

— Последнего комиссара? Что за название? — Пух удивился, но потом махнул рукой. — Хотя у вас тут все странное. Как город называется?

— Тихомлинск, — ответила Катя.

— Россия? Украина? Белоруссия? Откуда город? — Пух пристроился спиной к стене дома и выглянул за его угол.

— Россия, — ответил с некоторой долей непонимания.

— А президент кто? — отвлекшийся от судьбы товарищей парень видимо решил зайти к выяснению нужных ему сведений с другой стороны.

— Какой президент? Ты о чем? — не понял я.

— Президент это в САШ, — добавила Катя.

— Понятно. Пошли, — пацан поманил рукой нас за собой и скользнул вдоль стены за угол дома.

Перебежали до следующего угла и снова прилипли к стене.

— Погоди, вы кто такие? — поймал парня за плечо, не пуская дальше.

— Лапу убери, — покачал он головой. — И не делай так больше никогда. Я тут единственный из нас кто сечет в обстановке, так что не отвлекай меня лишний раз. Если сейчас за углом тварь серьезная, а мы ее базаром привлекаем? — после этих слов я благоразумно убрал руку, а парень, заглянув за угол снова и убедившись, что огромного монстра там нет, все же ответил. — Трейсеры мы. Это значит охотники на монстров. Отстреливаем больших тварей ради жемчуга. Ваш кластер в этом плане богат, только рискован сильно. Ты охотишься, и на тебя охотятся.

— Значит те, кто остались, выберутся? — сделал я вывод.

— Должны. Там в большинстве люди опытные. Все тихо. Пошли, — Пух повел нас дальше короткими перебежками, с резкой сменой маршрутов в случае опасности и игрой в прятки.

Дважды он замечал кого–то большого и, проложив палец к губам указывал, куда влезть пока тварь не пройдет мимо. Первый раз это был подъезд дома, а второй двор дома с забранной решеткой аркой и открытой настежь калиткой. Приходилось быть крайне осторожными и не обращать внимания на останки людей и кровь повсюду. Катя при виде особенно «живописных» картин, бедолага, бледнела, прикрывала рот ладошкой, давила рвотные позывы, но держалась. Мне отстраниться было попроще. МАШ — 12, мое штатное армейское оружие, обходится с людьми не хуже монстра, так что навидался всякого. Всю дорогу в основном молчали, только жесты и короткие тихие фразы. Пух сильно опасался привлечь кого–то опасного.

На улице Последнего комиссара нас встретили несколько живых зомби. Большинство из них были медленными обычными. Они ходили в одежде и сильно походили на людей. Но парочка в конце улицы немного удивила. Мужчина и женщина, голые ниже пояса, с гениталиями наружу, с грязными остатками волочащейся по асфальту одежды. Они явственно попахивали экскрементами и давно не мытыми телами, а передвигались, распластавшись вдоль асфальта. Монстры опирались на ладони и пальцы ног. Их вихляющие движения отдаленно напоминали движения ящериц, и они были гораздо шустрее обычных псевдо зомби.

— Что с ними? — спросила Катерина.

— Мутируют, — коротко ответил Пух.

— Что с этими делать? — спросил, понимая, что просто так мимо этих тварей не пройдешь.

— С пустышами–то? — уточнил он, кивая на псевдо зомби.

— Если вы так их называете, — покивал я.

— Бить будем, — парень перехватил свой клевец поудобнее. — Смотри внимательно эти твари наверняка прыгают или шустро бегают, — его оружие указало на распластавшихся над асфальтом.

— А это кто? — перефразировала свой вопрос неудовлетворенная ответом Катерина.

— Хрен их знает. Может, были пустышами. Из–за недостатка еды стали ползунами. Потом нашли еду и подкормились, но на ноги не встали. По виду так еще почти пустыши. Ползучие спидеры, если так бывает. Странные какие–то твари, — не определился парень.

— Катя, — я протянул ей пистолет Макарова. — Патрон в стволе, — предупредил на всякий случай.

— Ты умеешь стрелять? — спросил Пух, но у меня такой вопрос не стоял.

— Конечно, — фыркнула девушка. — Нормативы в школе на отлично.

— Нормативы в школе, — покачал паренек головой. — Без нужды не стреляй. Шуметь ненужно. Парни вон постреляли, — махнул рукой в сторону, откуда мы пришли и где еще стреляли.

Тут нам стало уже не до разговоров. На пути возникли первые медленные обозванные нашим проводником пустышами. Парень ударил клевцом такому пустышу в голову и, вырвав оружие, оттолкнул его от себя. Я подскочил ко второму и воткнул меч точно в сердце, но это мало помогло. Тварь схватила меня руками и потянулась зубами.

— Бей в башку, так вернее, — просветил меня парень.

— Их что только в голову убить можно? — спросил, всаживая клинок монстру в висок и вспоминая, что охранник Витя всех застрелил не в голову, и мы до этого дубасили всех по головам.

— Нет. Можно и так, но такой вот штукой в голову вернее, — он снова порешил пустыша с пугающей легкостью и кивнул на клевец.

Я ударил по тянущейся ко мне руке викадзаси, но меч не перерубил кость. Оттолкнул вторую руку своей свободной рукой и рубанул по шее. Снова было лишнего темной крови, и снова я стал грязнее. На что указал Пух, не ослабляя внимания за оставшимися и ринувшимися в нашу сторону прыгунами.

— Слишком грязно с мечом, — сказал он.

Один из ползучих вскочил на машину, ткнувшуюся в фонарный столб и так стоящую, а второй прыгнул прямо на Пуха. Но парень моргнул, и тварь пролетела сквозь него. Сначала я думал, что мне показалось, и он просто шустро увернулся, но это было не так. Ползун пролетел прямо сквозь него. Через грудь. При этом парень успел развернуться, подскочил к монстру и ударил заражённого, непонимающего, что произошло, клевцом в голову. Со вторым он разобрался из автомата. Отбросил в сторону клевец и, вскинув АК 74, дал короткую очередь в три–четыре патрона. Тварь еще шевелилась и, подобрав клевец Пух без промедления добил ее.

— Теперь валим. На стрельбу сбегутся, — он уже начал движение и поманил нас, повернувшись в половину оборота на ходу.

— Что это было? — спросил я на ходу.

— Что конкретно? — уточнил парень, отчего–то в этот раз не пресекая лишний разговор.

— Ты моргнул, — сказал я утвердительно.

— Это мой дар. Дар от этого мира. Мы его зовем Ульем.

— Этого мира? — моему изумлению не было предела.

— Ну да вы не в своем мире. Это другой мир. Сюда попадают люди из разных миров. У вас вон в России президента нет, а у кого–то император до сих пор правит… — он оборвался и, показав нам тыльную сторону сжатого кулака прислушался.

Катя порывалась что–то сказать, но я покачал головой, и тишина осталась не нарушенной. Где–то далеко, но не там где мы были, взрыкнул крупнокалиберный пулемет и огрызнулись автоматы или пулеметы обычного калибра. Затявкало еще какое–то оружие. Громыхнул взрыв. Возможно выстрел РПГ или чего–то подобного. Пух покивал собственным мыслям и указал на магазин.

— Хорошо бы там не только одеждой разжиться, но давайте по–быстрому. Это стреляли у водонапорной башни. Парни отойти так быстро не могли, но если что нас слишком долго ждать не будут, — сказал он не слишком весело.

— А у тебя рации нет? — спросил хоть и так видел, что нет.

— Разбил я свою рацию, — признался он.

— А запасной не было? — продолжил любопытничать я.

— То запасная и была. Мне ее отдали, а на замену запаску найти не успели, — парень скривился и больше его донимать не стали.

Увы, никакого оружия в магазине не было. Только одежда. В основном деловая, спортивная, для любителей мотоциклов, но было и кое–что в стиле милитари. Вещи с песочными цветами и множеством карманов, но не форма. Скорей уж спецодежда или туристические шмотки, нежели форма. Еще наличествовал большой выбор кожи для любителей моторазвлечений и джинсы как зарубежные разных цветов и оттенков, так и наши богатством палитры не блещущие, но качеством получше.

Посмотрели по быстрому, что можно взять. Катя сменила свою юбку с блузкой на песочную туристическую милитари одежду, на которой ПМ смотрелся как родной. Не забыла про удобные полувоенные ботинки. Прихватила рюкзак, в который что–то посовала. Наверное, одежку на смену или свои старые тряпки.

Я содрал рубаху брюки, как мог, оттерся и отмылся минимумом воды, от грязи и крови. После подобрал себе джинсы, майку водолазку. Джинсы были отечественным аналогом и обещали даже большую прочность, чем песочный туристический милитари костюм Катерины. Разношенные и привычные туфли без жалости поменял на полу армейские ботинки с надежной подошвой и высоким берцем. Сейчас было не до моды и сочетаемости одежды, а вот надежность была крайне важна.

Пошел смотреть куртки и наткнулся на наборы для мотоспорта. Здесь были зарубежные и наши кожанки, куртки со встроенной защитой и наколенники, налокотники и полноценные моточерепахи. Памятуя, как кусаются твари, взял себе одну такую моточерепаху. Прекрасная основа из сетчатой металлизированной ткани с нашитыми на нее прочными пластиковыми защитными элементами. Получалось, что спина, грудная клетка, плечи, локти и предплечья защищены достаточно хорошо. Конечно, такая защита не переживет нападения такой твари что расшугала живых зомби в офисе, но вот от самих зомби убережёт. К черепахе подобрал наколенники и перчатки, такие, что бы защищали, но и стрелять не мешали. Зацепил небольшой чёрный рюкзак, в который сунул сменные джинсы, точно такую же, как одел водолазку и смену белья. Приспособил к ремню на поясе короткий меч самурая, оставшийся сейчас единственным моим оружием. Все делал быстро почти бегом и потратил минут 15 не больше.

Собравшись, отправился к Пуху. Парень сначала помог проверить помещение, оказавшееся пустым в плане тварей, а после стал сторожить вход. Ему тут ничего нужно не было. У входа стали ждать чуть дольше собиравшуюся Катерину.

— Вот ты прикинулся, — вскинул брови Пух.

— Что–то не так? — забеспокоился я.

— Воля твоя, но не думаю, что эта защита защитит тебя от ветра, холода или дождя. Мы долго не прошляемся, но тут всегда нужно готовиться как к долгому походу. Ты бы поддел что–то под нее или нацепил сверху.

— А я и забыл, — покачал головой я.

Отошел к одежде, но не отправился туда, где отыскал моточерепаху и где были кожаные куртки. Из верхней одежды поблизости находились толстовки, и я подцепил черную с молнией и капюшоном. Натянул ее на себя тут же и убедился, что она нормально сидит на мне поверх черепахи. Без черепахи была бы великовата, но тоже носить можно. Заодно прихватил и определил в рюкзак тоненький и занимающий совсем мало места, но надежный дождевик.

— Вот так–то лучше, — показал мне большой палец Пух и тут же без задержки спросил. — А ты где так стрелять и мечом махать научился?

— В школе стрелять научили, потом учился в ВУЗе, там тоже подготовка была. В армии служил, но мечом я не владею, — ничего не стал скрывать, но и не вдавался в подробности я.

— Прямо вот так? Ты в какой–то специальной школе учился? — он выглянул на улицу и спрятался нормально.

— Обычная для всех школ и обычная ВУЗовская подготовка, самая обычная срочная служба в армии, — с последним без стеснения солгал, ведь мою службу нельзя было назвать обычной.

— Вас во всех школах учат стрелять и махать мечом? — удивился он.

— Разбирать и собирать оружие, стрелять. Сначала в школе, потом в других заведениях. Нас готовят к службе в армии и защите родины. Но мечом владеть не учат, — практически повторился я с ответом.

— Вот блин, — поджал губы он. — А я стрелять только в Улье и научился. И мечом ты неплохо орудуешь. Тому пустышу голову почти напрочь снес и тех, потом, рубил лихо.

— Ты снова говоришь про Улей. Что это? — заинтересовался я и не стал поддерживать тему про владение мечом.

— Я же говорил, — вздохнул он. — Смекай все с первого раза. Это мир, в котором мы все оказались. Мир, в котором все охотятся на всех. Мир большой охоты. Жили в своих мирах, потом появился кисляк и мы все попали сюда…

— Кисляк? — перебил я.

— Вонючий туман. Клуб говорит, что этот туман снимает копии с нас в наших мирах, а потом переносит в Улей. Настоящие мы остаемся там, и поэтому правительства ничего не замечают, — разъяснил он и снова выглянул на улицу что бы проверить обстановку.

В голове кое–как уложились его слова. Верить или не верить ему я не знал, но что вокруг происходит черт пойми что было очевидно. В таком случае вполне возможен вариант с иным миром. Если отбросить все самое нелогичное и невероятное, то этот вариант войдет в десятку, а то и пятёрку наиболее логичных и возможных.

— А Клуб это кто? — спросил я, что бы прервать паузу.

— Наш старший. Он с Пауком на винтовках сидел, и вы его не видели. Классный чувак. Это он нашу группу сюда водит, — парень еще раз выглянул сам и махнул мне. — Пригляди за улицей, — сам полез разбирать то, что ему досталось от Жбана. — Три черных жемчужины. Вам бы неплохо съесть по одной, но это уж как Клуб решит. Я сам не могу.

Не стал спрашивать, что за черные жемчужины и зачем нам их есть. Вместо этого спросил другое.

— Может, расскажешь, что со всеми людьми сделалось. Почему они стали такими?

— Все они заразились вирусом, поэтому и стали такими.

— А мы не заразились?

— И вы заразились и я, но мы иммунные. Нам нужно только п