КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471466 томов
Объем библиотеки - 690 Гб.
Всего авторов - 219856
Пользователей - 102178

Впечатления

каркуша про Ратникова: Обещанная герцогу (Фэнтези: прочее)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Вульф: Вагина (Эротика, Секс)

В женщине красивей вагины только глаза :)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Воевода (Альтернативная история)

надеюсь автор не задержит продолжение

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любаня про Колесников: Залётчики поневоле. Дилогия (СИ) (Боевая фантастика)

Замечательно написано, интересно. Попаданцы, приключения, всё как я люблю. Читаешь и герои оживают. Отлично написано. Продолжения не нашла. Жаль. Книга на 5.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Дневник еврея. Поэма (fb2)

- Дневник еврея. Поэма 2.25 Мб, 63с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Игорь Олегович Артеменко

Настройки текста:





Наверно, мой дневник найдут


Ах, как бы мне хотелось


Те, кто не знали, все поймут,


Ведь истина не делась.



И если ты решишь читать,


Мой друг, мое творение,


Тебе придётся тут познать


Печальных строк мгновенье.



Меня назвали Эдуард,


А папа мой – Савелий


И он – герой войны наград,


Заслуженных на деле.



Он был на первой мировой


Войне за интересы,


Там был отмечен он звездой,


Что на пиджак навесил.



В боях ранение получил,


Но после шёл в сражения,


За власть Германскую он бил


Врага без сожаления.



А после той большой войны


Вернулся он с звездою


И шрамов яркие следы


Скрывал копной седою.



Ушёл со службы на покой


И жил гражданской жизнью,


Открыл в Берлине книжный свой,


Гордился книжной мыслью.



Любил читать и книги чтил


И нам привил потребность,


Наук величие возносил,


Писателей бессмертность.



И папин книжный магазин


В округе многим знали,


На город был такой один,


Где книги продавали.



Где можно классику найти


Или научный томик,


Где книги были о любви,


Истории и хроник.



У папы нашего детей:


Три дочки и мы с братом


Наверно, нет семьи дружней


с столь сильным концентратом



Мой братик – лет ему так семь,


И он читал нам книжки:


О покорителях морей,


и Питэре парнишке.



Мечтали вместе, с братом мы,


Устроить приключения


Чтобы летать  поверх волны


Под тучами забвения.



Чтоб хочешь, к острову лети,


И разместить на пальме.


Или на пик большой горы,


К дверям драконий спальне.



Рубеном звался братик мой,


Начитанный и умный,


Веселый, с доброю душой,


местами очень шумный.



Бывает, вычитал сюжет


и хочет поделиться,


как в книге рыцарь был воспет,


в темнице что томится.



Как грязно, сыро и темно


в тюрьме подвала замка.


Как кушать хочется давно,


А он для крыс приманка.



Уставший, руки в кандалах,


Живот урчит от боли.


С удобства лишь есть старый плах


И мысли лишь о воли.



Рубен был сильно потрясен.


Как рыцарь был не сломлен,


Что он находчив и умен,


И враг им был разгромлен.



С Рубеном часто я играл


И с Адамом соседом


В войнушку, палками стрелял.


Войною был неведом.



Для нас, ребят, это игра,


не больше и не меньше,


в нее играло пол двора


и правила простейши.



Кричишь: «убит», и ты убил


Или тебя убили,


Нацелив прямо палки спил,


Засады мы любили.



Бывает, дерево займешь


с ребятами в команде.


И знак атаки жестом шлешь


Своей военной банде.



И Адам сразу выдает:


«Убит, убит, ты тоже!»


Рубен за ним, чуть горло рвет:


«Тот снизу уничтожен!»



Мы с Адамом друзья давно,


не помню, как сдружились.


Да это и не всё ль равно,


Как судьбы наши свились.



Еще хочу вам рассказать


Я о сестре Адама,


Чтоб вы могли немного внять,


На сколь храбра, упряма.



Элен – ровесница моя,


Нам с ней по девять было,


Запал, как будто из ружья,


Напором в цель забила.




За брата или за меня


Ей часто доставалось,


Когда постарше ребятня


Активно задиралась.



Была не меньше другом мне,


Чем Адам, мой приятель,


Мы были на одной волне,


Наш дружбы показатель.



Искусно локоны плелись,


Улыбка, как с картины,


И ямочки у губ свелись,


Глаза, как две пластинки.



С красивой внешностью Элен,


Характером тигрицы,


Была достойна гобелен


По образу «Жар-птицы»



Еще хочу вам рассказать,


о сестрах и о маме,


чтоб всю картину передать


в широкой панораме.



Алана, старшая сестра,


Шестнадцать лет с рожденья,


Активна, добрая, шустра


Без права осуждения.