КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 604152 томов
Объем библиотеки - 921 Гб.
Всего авторов - 239516
Пользователей - 109449

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Тарасов: Руководство по программированию на Форте (Forth)

В книге ошибка. Слово UNLOOP спутано со словом LEAVE. Имейте в виду.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про Дроздов: Революция (Альтернативная история)

Плохо. Ни уму, ни сердцу. Картонные персонажи и незамысловатый сюжет. Хороший писатель превратившийся в бюрократа от литературы. Если Военлета, Интенданта и Реваншиста хотелось серез время перечитывать, то этот опус еле домучил.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сентябринка про Орлов: Фантастика 2022-15. Компиляция. Книги 1-14 (Российская фантастика)

Жаль, не успела прочитать.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Херлихи: Полуночный ковбой (Современная проза)

Несмотря на то что, обе обложки данной книги «рекламируют» совершенно два других (отдельных) фильма («Робокоп» и «Другие 48 часов»), фактически оказалось, что ее половину «занимает» пересказ третьего (про который я даже и не догадывался, беря в руки книгу). И если «Робокоп» никто никогда не забудет (ибо в те годы — количество новых фильмов носило весьма ограниченный характер), а «Другие 48 часов» слабо — но отдаленно что-то навевали, то

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kombizhirik про Смирнова (II): Дикий Огонь (Эпическая фантастика)

Скажу совершенно серьезно - потрясающе. Очень высокий уровень владения литературным материалом, очень красивый, яркий и образный язык, прекрасное сочетание где нужно иронии, где нужно - поэтичности. Большой, сразу видно, и продуманный мир, неоднозначные герои и не менее неоднозначные злодеи (которых и злодеями пока пожалуй не назовешь, просто еще одни персонажи), причем повествование ведется с разных сторон конфликта (особенно люблю

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Беляев: Волчья осень (Боевая фантастика)

Бомбуэзно

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).

Романтик несчастный [Б. Петров] (fb2) читать постранично

- Романтик несчастный 35 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Б. Петров

Настройки текста:




Б. Петров РОМАНТИК НЕСЧАСТНЫЙ

Зной, самая послеполуденная жара. Иду с рыбалки. За плечами увесистый рюкзак, шагаю тяжело, сгорбившись. В руке связка удилищ, в другой зеленая ветка — отгонять комарье. На голове шляпа — такая жаркая, сапоги на ногах такие тяжелые! И чувствую, что сотру я ноги до крови.

Позади остался тенистый сырой осинник, передо мной обширное поле, раскорчевка, заросшая травами по пояс. Небо открытое, хоть и примгленное будто суховейной белесой дымкой, но светоносное и палящее. Воздух над травами напитан испарениями июльской цветени — липкий тропический воздух, словно горячий сироп. Пот щиплет глаза, стекает по шее, спина мокрая. И такая же, как воздух, густая сиропная тишина, даже легкий ветерок не лепечет листвой, только гул мухоты наполняет пространство. Березы на опушке стоят бессильно обвесив ветви.

Не ожидал я, что угожу в подобное пекло. На речке в удовольствие пил прохладную таежную воду и теперь чувствую, что отяжелел до мути. А мне шагать еще двенадцать километров, и переждать зной нельзя — уйдет вечерняя электричка. Если б на несколько минут снова окунуться в освежающе-переливчатые струи!

На песчаной отмели сбрасываешь горячую рубаху, неторопливо, растягивая удовольствие, забредаешь в воду выше колен и ложишься на шелковистый песок. Ложишься на живот, раскинув руки, струи подхватывают тебя, как воздушные токи поднимают планер, отрывают от песка, пытаются стащить вниз по течению. Надо упереться в дно ногами и найти такой угол для тела и рук-крыльев, чтобы уравновесить силу потока, и тогда можно спокойно лежать в струе на весу и течение будет омывать и ласкать кожу. Это блаженство может продолжаться сколько угодно долго, вечно. Можно и лицо опустить в воду, открыть глаза (вода лишь слегка их пощипывает) и смотреть, как копошатся под тобой песчинки, перебегая вниз от ямки к ямке. Можно рассмотреть стайку темно-черных, прозрачных, как тени, пескарей. Они уже привыкли к большой белой коряге на дне и безбоязненно щекочут мне пятки, тычась бархатными носами.

Но вместо этого приходится шагать по самому пеклу. А на плечах грузный рюкзак с лодкой, пот льет, мухота кругом гудит. И хоть бы ветерок дохнул! Иду и хватаю ртом воздух, сам как рыбина. Вдруг, кажется, потянул ветерок. Снимаю жаркую шляпу, ловлю дуновения, раскаленную голову подставляю. В висках стучит, шагаю, шагаю, тяжело, истомленно.

Наконец дорога снова вступает в прохладу осинового колка. Еле вытянул сорок минут хода — отдых, отдых! Бросаю на траву удочки, сваливаю груз и валюсь на землю, плечами на рюкзак. Ффу-у… Тень, прохлада, минуты отдохновения. А плечи на реке успел зажарить — горят под лямками огнем. Когда солнце пригрело, комары на воде отстали, я снял гимнастерку и, гоняя поплавок, загорал. Только могучие слепни (по-сибирски пауты) выписывали гудящие круги. Гул их грозен, а садятся как-то тихонько, обманом, и замечаешь его, когда он жиганет. Аж подскочишь в лодке, словно ожгли прутом! Мне как-то один дед-попутчик разъяснял:

— Комары в жару не летают, потому что боятся жир вытопить, а пауты в сумерках и в пасмурь не летают — боятся, что от сырости бархатный кафтан слиняет. А мы, человеки, и тех и других боимся и пуще того — мокреца. От комаров есть сетки и мази, от паутов можно отбиться, а как коварно язвит мокрец! Иногда с утра сразу не поймешь — жжет шею, будто ее натерли ядовитым зельем, и на запястьях выросли крапивные волдыри, хотя вроде и нет никакого гнуса. А это он, мокрец, мельчайшая серая пыль, вроде той, которую видно в комнатном солнечном луче, мельчайшая и подлая пыль гнусная.

Какая только нечисть не водится на Кандате! Ну и речка… Неужели когда-нибудь кончится эта изнуряющая духота, неужели все-таки доберусь домой? До прохладных комнат городской квартиры, до освежающей ванны и журчащей из крана прозрачной воды. Надо подниматься, надо! Сейчас, еще минуточку полежу и…

И только подумать: ради чего эта дурная ходьба по жаре, ради чего все муки? Ради нескольких десятков ельцов и сорожек. Сколько раз зарекался сюда ездить! Одно и то же: комарье, мошкара, изнурительная ходьба с тяжким рюкзаком и — десяток ельчиков. Хватит, закрываю эту гнусную речку! Отныне и до веку. В прошлом году твердо сказал себе: «Хватит!» И снова не удержался…

С Кандатом у меня давние и очень сложные отношения, с тех пор, как приехал на Енисей. В первое лето, понятно, рыскал из конца в конец хотелось скорее узнать места, посмотреть здешнюю рыбалку. Все-таки Восточная Сибирь, и рыба другая, и реки не такие…

Реки енисейские — каменистые, быстрые и мелкие: харюзовые. Но за хариусом и ленком надо ехать от города километров триста, чтобы попасть на стоящую рыбалку. И хорошо, кабы по асфальту, а то проселками, тайгой. Не наездишься. Ну, раз в год — в отпуск, а что делать в обычные выходные? В здешних речках не водятся лещ, густера, голавль, судак, жерех, да и сорожняка не густо. Смотришь, сидит рыбак, солидный, удочки настоящие. В первое лето я