КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 463829 томов
Объем библиотеки - 671 Гб.
Всего авторов - 217551
Пользователей - 100959

Последние комментарии

Впечатления

Stribog73 про Броуди: Начальный курс программирования на языке Форт (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

С этой классической книги начинали знакомство с Фортом большинство форт-программистов мира. Кто хочет освоить Форт обязательно должен начать именно с этой книги.
Правда, она несколько устарела - соответствует стандарту Форт-83. Я выложу версию, соответствующую стандарту ANS Forth 94, но она на английском языке. На русский, к сожалению, до сих пор не переведена.

P.S. Если в процессе или после прочтения книги вы будете изучать стандарт ANSI на язык Форт, то столкнетесь с некоторым расхождением в терминологии. Стандарт написан так, чтобы максимально не зависеть от конкретной реализации. Книга же ориентирована на 16-битную Форт-систему с косвенным шитым кодом.
Но большинство примеров будут работать и на современных 32-битных Форт-системах.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Sasha-sin про Скляренко: Далёкие миры (Боевая фантастика)

Типичная ерунда. Когда куча нейросетей и денег. Герой бе характера и не шибко умный, Он не может быть умнее автора. И вообще все пресно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Micro про Якубович: Война Жреца. Том II (СИ) (Фэнтези: прочее)

Отсутствует Глава 2.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ТатьянаА про серию Поймать судьбу за хвост

Чистой воды графомания. Избитый, многократно переваренный сюжет: земная девушка, самостоятельная и высокоморальная, влюбляется в неземного мага; множество разных проблем и непонимания (плюс у девушки открываются необычные способности, плюс обучение в магической Академии, где этот маг, конечно, учитель), в итоге все женаты и счастливы.

Русского языка автор не слышала никогда: повсеместно "под девизом", "из разряда", "от слова совсем", "типа того". "Мечтательно зажмурила глаза", "Решительно тряхнула головой", "изнывала от любопытства","до боли желанный". А также "непонимающий взгляд", "со школы, обычно, ходила...", "соскучилась по тебе, по нас", "одеть нечего", "неторопливо кушающих Алексов". Кофе "заваривают". Авторская находка: "Любопытство точило зубы о нервы, я стискивала зубы..."

В общем, сплошная Вики Весенняя...

«Не ходил бы ты, Ванёк, во солдаты...»

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любослав про Щепетнов: Олигарх (Альтернативная история)

Серия "Карпов" - очень даже интересна! И не скучно! И познавательно!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Охота на маску (fb2)

- Охота на маску [СИ] (а.с. Унесенный ветром [= Маски] -11) 1.04 Мб, 301с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Николай Александрович Метельский

Настройки текста:



Николай Метельский Охота на маску

Пролог

Род Шефри был одним из первых, кто присоединился к клану Хейг. Старый, богатый, влиятельный. Как и Хейги, они имели своё поместье, в котором собрались остатки Рода, дожидающиеся возвращения своих мужчин, уплывших на клановый остров отстаивать интересы всего клана Хейг. И сейчас их поместье полыхало. Полубезумный чернокожий старик не сдерживаясь поливал строения огнём, и никто не мог его остановить. «Виртуоза» вообще довольно трудно остановить. А когда его поддерживают ещё несколько бойцов аналогичного ранга…

Охрана погибла первой, до конца исполняя свой долг по защите членов Рода. Они сделали всё от них зависящее, но что могли сделать «воины», «ветераны» и два «учителя»? Слуги Рода закрывали хозяев своими телами, сгорая вместе с ними. Задыхались в горящих домах, до последнего расчищая путь для детей. Отвлекали внимание, вызывая огонь на себя. Но всё было тщетно. Нападающие не знали жалости и были слишком сильны.

Очнувшись от острой боли в ноге, Амая Шефри со стоном попыталась встать, но лишь почувствовала ещё большую боль. Извернувшись, она посмотрела назад – обе её ноги были придавлены частью обрушившегося здания. И хоть болела только одна из них, Амая чётко понимала, что вылезти она не сможет. Резко повернувшись вправо, она только сейчас обнаружила тело своего маленького сына, лежащее рядом. Со страхом, сковавшим её сердце, она всем телом потянулась вперёд и, терпя дикую боль, дотянулась до ноги сына, после чего из последних сил подтянула его к себе. Жив! Он дышит! Слава богу, он дышит! Надо лишь…

Сквозь продолжающийся грохот где-то в стороне и треск пламени она услышала шаги приближающихся людей. Возможно, если бы не пережитый ужас, она бы действовала более разумно, притворилась мёртвой или… Или ещё что-то, но в тот момент она могла лишь с ужасом наблюдать за приближением двух мужчин, на одних инстинктах закрывая своё дитя.

Оба подошедших были стариками, но если первый, стоявший чуть ближе к ней, был чернокожим, то у второго внешность была европейской. Она понимала, что ей конец. Враги не станут щадить их, женщине оставалось лишь надеяться, что те допустят ошибку и ударят не слишком сильно, убив лишь её и не задев ребёнка, которого она накрыла своим телом.

Остановившийся рядом с ней чернокожий старик, с минуту смотрел на неё и ничего не делал. Но вот он поднял руку… и опустил её. Вновь поднял, и вновь опустил.

– Щукин, – произнёс он глухим голосом. – Мне нужен совет.

Щукин понял, чего он хочет. Он мог бы перевести тему, заявив, что это не его дело. Что Райт должен сам решать… Тем не менее, вздохнув, Щукин произнёс:

– В любой ситуации надо оставаться человеком, Райт.

– То есть твой господин не человек? – посмотрел он на него.

– Мой господин – аристократ, которого загнали в угол. Он не мог поступить иначе, – пожал плечами Щукин. – Поверь, убийство детей, это не то, чем он хотел бы заниматься.

– Аристократ… – пробормотал Райт, после чего присел на корточки и спросил женщину: – Твой Род убил моих родителей. Убил женщину, которую я любил. Охотился на меня годами. Назови мне хоть один повод, чтобы оставить вас в живых?

Амая пыталась найти этот повод. Мысли загнанной в угол женщины скакали словно испуганный табун лошадей, но она не могла придумать ничего стоящего. Любой повод смотрелся жалко – Шефри, на месте этого человека, даже спрашивать ни о чём не стали бы. В глазах этого Райта Шефри – чудовища. Дикое отчаяние читалось на лице женщины, понимающей, что она упускает шанс для своего ребёнка.

– Ты станешь такой же тварью, что и мы… – произнесла она, уже ни на что не надеясь.

Прикрыв глаза, Райт несколько секунд молча сидел рядом с ней, после чего резко встал и развернулся к Щукину.

– Если такова плата за то, чтобы быть аристократом, – произнёс он резко, – то катись оно всё к дьяволу! А я хочу быть человеком.

Посмотрев в спину удаляющемуся старику, Щукин покачал головой, после чего подойдя к женщине, тоже присел на корточки.

– Если вы когда-нибудь решите отомстить Адаму Райту и его семье, вспомните, что к вам он пришёл не один, – произнёс он спокойным тоном. – Аматэру плевать на Шефри, но если вы нас спровоцируете, если тронете человека, с которым мы дружны… Райт просто не успеет до вас добраться. Передай это тем, кто выживет. Если кто-то вообще ещё жив. Ты поняла?

На что получил быстрые кивки головой.

Поднявшись на ноги, Щукин развернулся в ту сторону, куда ушёл Райт.

– Все – Щукину, – включил он общую волну. – Операция закончена. Уходим. Род Шефри нас больше не интересует.

Глава 1

Спустившись с трапа самолёта, я вздохнул полной грудью… и тут же поморщился. Основные повреждения, которые я получил в битве с Азуной, уже зажили, но сказать, что я полностью здоров, было нельзя. Впрочем, поморщился я не совсем от боли, а из-за того, что до сих пор её чувствую. Эта грёбаная старуха заставила меня сломать многие барьеры, и я, несомненно, стал сильнее, чем был до этого, но вот регенерация почему-то лучше не стала, в то время как повреждений я получил больше обычного.

– Дом, милый дом, – произнёс я, глядя на стоявшие неподалёку машины Рода. – За вычетом пары неприятных моментов, у нас всё получилось, и мы вернулись. Теперь можно и расслабиться.

– Ну во-первых, – начал с усмешкой Щукин, – «неприятных» – мягко сказано. А во-вторых, не знал, что ты умеешь нервничать.

Вздохнув, я глянул на старика.

– Вам расслабиться, – пояснил я ему, словно маленькому ребёнку. – Мне это, естественно, не нужно.

– Уел, – хмыкнул Щукин. – Ладно, потопали.

– Вообще-то, – заметил идущий рядом Святов, – как раз мы расслабиться, пока ты рядом, не можем.

– Чё так? – глянул я на него.

– Мы ведь в том числе и твои охранники, – пожал он плечами, поправив люльку с младенцами. – Так вот расслабишься, а ты возьми и споткнись. Разбитые колени, сломанные шеи, плач, слюни… Оно нам надо?

– Резонно, – усмехнулся я. – Ну тогда бдите.

В Японию вернулись все, кроме Райта. Точнее, вся боевая группа, кроме Райта. Чернокожий «виртуоз» остался верен своим принципам, так что уговорить его вернуться вместе с нами не получилось. Патриот своей страны не собирался служить иностранному аристократу, а значит, и ехать в Японию смысла не было. Задачи выполнены, месть свершилась, теперь можно начать жить заново, что в его возрасте непросто. Не знаю, как сложится его дальнейшая судьба, но контакты остались, и, если что, связаться с ним будет просто. Как и ему со мной.

В общем, вернулась вся боевая группа, а вот команда юристов, которую мы дождались в особняке Тарвордов, осталась. Вот уж кому предстоит много работы – забрать что-то у американцев посложнее, чем их уничтожить. Благо на нашей стороне целый международный альянс аристократов, так что в успехе я не сомневаюсь. Не знаю, сколько времени это всё займёт, но своё мы получим.

Возвращение домой отметилось жуткой пробкой, в которой мы простояли два часа.

У ворот особняка меня встречала вся семья. Атарашики, Норико, Казуки, Эрна, Рейка, Акеми, Раха. Последняя, конечно, не совсем семья, но и чужой её не назовёшь. Со мной же были Щукин, Святов, Добрыкин и Сасаки Айджи. Сугихара поехал к семье, а Такано Кизаши со своими людьми – на базу «Тёмной молнии», откуда они также разъедутся по домам. Лук, которым пользовался Сугихара, и перчатка-сюко, которую использовал Такано, уложены в два кейса, которые держал в руках Сасаки Айджи. А вот перчатка, маска и браслет, которые использовали Щукин, Сасаки и Добрыкин, я пока оставил. Так, на всякий случай. Пока младенцы, которых нёс Святов, не добрались до дома, расслабляться я не собирался. И если маску я отправлю в Хранилище, то вот перчатка и браслет, скорее всего, так и будут у Щукина и Добрыкина. Плевать, что артефакты Родовые – слишком уж мало у нас членов Рода, и пара лишних «виртуозов» не помешает. Особенно после уничтожения клана Хейг. Думается мне, что в ближайшие годы оставшиеся Слуги, а то и Рода разгромленного клана вполне могут попытаться отомстить. Сделать это иностранцам будет сложно, но пара нападений вполне вероятны. Я бы и маску оставил, но настолько мощный артефакт всё-таки лучше спрятать до поры до времени. А то ведь на её обладателя могут персональную охоту начать. Да и спрятать её гораздо сложнее, чем браслет или перчатку.

– Я дома, – произнёс я с улыбкой.

Атарашики стояла впереди всех и, естественно, именно она заговорила первой.

– С возвращением, – кивнула она.

– Девчат, – махнул я им. – Казуки. Как всегда брутален.

– Стараюсь, Синдзи-сан, – кивнул он с серьёзной миной.

– Норико-тян, – улыбнулся я жене.

– С возвращением, – улыбнулась та.

При этом, в отличие от остальных девчонок и Атарашики, Норико буквально светилась от радости и гордости. Будь здесь кто-нибудь посторонний, и он наверняка бы словил на себе её высокомерный взгляд. Впрочем, она может позволить себе гордиться мужем, в конце концов, я реально крут.

После того как мы все поприветствовали друг друга, чёткий, по всем традициям, строй моей родни сломался, превратившись в толпу. Рейка тут же подбежала и обхватила меня руками, после чего унеслась к Святову, к которому направились и Эрна с Рахой. Казуки просто подошёл поближе. Складывалось впечатление, что и он не прочь меня обнять, но положение… или лучше сказать, мужицкая гордость не позволяла. Он ведь уже не ребёнок! Стоило Рейке отпустить меня, как правую руку тут же оккупировала Норико, в то время как Атарашики, обведя всех взглядом, качнула головой и повернулась в сторону дома.

– Пойдём уже, – произнесла она.

Правда, с места Атарашики сдвинулась, только когда я с ней поравнялся. Норико тут же отпустила мою руку и чуть притормозила, оказавшись сразу за моим правым плечом. За спиной шёл Казуки, а чуть поодаль шли все остальные. Впереди Святов с люлькой, вокруг которой вертелись девчонки, а позади них Щукин, Добрыкин и Сасаки.

– Дома всё в порядке? – спросил я на ходу.

– Тебя не было-то всего ничего, – усмехнулась Атарашики. – Что тут могло случиться за это время?

– Мало ли? – чуть пожал я плечами.

– Что за младенцы? – спросила она после небольшой паузы.

– А то сама не догадалась, – улыбнулся я. – Будущие Аматэру, естественно.

– Синдзи… – нахмурилась она, да и Норико с шага сбилась. – Ты… правда думаешь, что брать в Род детей, чью семью мы уничтожили, – здравое решение?

– Всё зависит от их воспитания, – ответил я уже без улыбки. – Если ты будешь относиться к ним как к детям врага, то они и вырастут врагами.

– Не факт, что и хорошее отношение поможет, – не сдавалась она. – Сам подумай – в них уже почти нет японской крови, они будут слишком выделяться, когда подрастут. Это не может не сказаться на их характере.

– С каких это пор аристократам не плевать на внешность? – удивился я. – Главное – камонтоку.

– Так-то оно так… – произнесла она неуверенно.

– Хочешь их убить, убивай, – произнёс я жёстко. – Но лично. Никаких Слуг. А я свой лимит по убийству детей выработал на несколько лет вперёд. Уж позволь мне сохранить остатки человечности.

– Синдзи… – произнесла она неуверенно, но замолчала, так и не закончив.

– Они младенцы, – произнёс я, не дождавшись продолжения. – Чистый лист. Как мы их воспитаем, такими они и будут.

– Ты прав, извини, – вздохнула Атарашики. – Не знаю, что на меня нашло. Просто… Азуну вспомнила. И что эти твари с ней сделали.

В этот момент моя решимость умолчать о её сестре дала трещину. Очень хотелось поведать, с кем мне недавно пришлось сражаться. Тем не менее я промолчал, – даже если и рассказывать, то уж точно не сейчас, посреди дороги.

– Всё нормально, я понимаю, – принял я её извинения.

Когда мы вошли в дом, Атарашики спросила:

– Ты сейчас чем займёшься?

– М-м-м… – задумался я. – Душ, перекус и, в общем-то, свободен. Это если ты хотела что-то обсудить. А так… Надо бы к Кояма съездить, Мизуки навестить, да дела накопившиеся разгрести.

Вообще-то я и без поездки к Кояма обошёлся бы, но Мизуки моя невеста, так что придётся съездить. Типа правила хорошего тона.

– Понятно, – произнесла Атарашики. – Тогда через пару часов у тебя в кабинете. Хочу послушать, что в Штатах происходило.

Разумное желание. Разве что можно было бы и до вечера подождать, но любопытство свойственно всем, в том числе и старой Атарашики.

– Да я и за час управлюсь, – пожал я плечами.

– Кхм, кхм, – дала о себе знать Норико.

– Хотя ты права, встретимся через пару часов, – поправился я.

Жена хочет вернувшегося с войны мужа в безраздельное владение… Я не против. Она сейчас на четвёртом месяце, так что никаких препятствий.

– Что ж, – улыбнулась Атарашики. – Тогда я пойду к себе.

– Угум, – чуть кивнул я, глядя в спину уходящей женщине, после чего повернулся к стоящим рядом Слугам: – Так. Хочу выразить вам свою благодарность. Мы с вами отлично поработали. Чисто и без потерь. Молодцы. Жду вас сегодня на ужин, – после чего наклонился к Норико и прошептал: – Через двадцать минут пойду в душ, ты со мной?

– Конечно, – прошептала она в ответ. – Душ – это всегда прекрасно.

Улыбнувшись, вновь повернулся к остальным:

– Всё, народ, до ужина свободны. Сасаки-сан, Казуки – за мной.

И чмокнув Норико в уголок губ, направился в свой кабинет.

Зайдя в помещение, не останавливаясь направился к креслам, в одно из которых и упал.

– Куда их, господин? – спросил Сасаки, чуть приподняв кейсы.

– Да поставь куда-нибудь, – махнул я рукой. – Вон, у моего стола оставь. Казуки, иди сюда, – дождавшись, когда он подойдёт, кивнул на свободное кресло. – Твоя задача – до вечера отвезти всё в Хранилище. Сасаки-сан тебя сопроводит.

– Сделаю, Синдзи-сан, – кивнул Казуки.

– Сасаки-сан, – посмотрел я на него. – Маску отдадите уже в самом храме, до этого на вас защита парня и кейсов.

– Понял, господин, – чуть поклонился Сасаки.

– И вот ещё что, – вынув из кармана прерыватель, кинул его Казуки. – Это артефакт-прерыватель, который я снял с трупа сестры Атарашики.

– Понятно, – покрутил он его в руках, после чего резко вскинулся. – Что?!

– Атарашики ни слова, – продолжил я. – Ни про артефакт, ни уж тем более про то, откуда я его достал. Знать про данный факт ты обязан, но держи его при себе. Те, кто был со мной в Штатах, всё знают, но тоже будут молчать.

– Как скажешь, Синдзи-сан, – произнёс он неуверенно. – Но может… Нет, прошу прощения. Я всё понял и буду молчать.

– С этим разобрались, – кивнул я. – Прерыватель положишь куда-нибудь… Даже не знаю… Рядом с луком его положи, – кивнул я в сторону своего рабочего стола, рядом с которым стояли принесённые Сасаки кейсы. – В реестр его не записывай. Точнее, не записывай как новый артефакт. Просто напротив прерывателя допиши – две штуки.

– Сделаю, – подтвердил Казуки полученные указания. – А что делать с Родовыми хрониками? Записывать-то случившееся всё равно придётся.

– Атарашики спихнула хроники на меня, – усмехнулся я. – Она их вообще сторонится.

Что понятно – старушка много лет записывала туда хронику упадка Рода и ничего, кроме негатива, тот талмуд для неё не несёт. Кстати, надо бы новый организовать, старая книга уже заканчивается. А ведь есть ещё электронная версия, плюс надо написать что-то типа доклада, распечатать и поставить отдельно к таким же папкам… Гемор. Может, и не в памяти дело, а в том, что Атарашики банально задолбалась заниматься этими бумажками. Чёрт, забыл предупредить всех, кто со мной был, чтобы они тоже рапорт написали. Вся эта фигня так же в архивах осядет.

– Не надо на меня так смотреть, Синдзи-сан, – произнёс Казуки нервно. – Это ты глава, и Хроники на тебе. Мне и Токусимы хватает.

– Да, да… – отвёл я взгляд.

Блин, он слишком хорошо меня понимает. Тем не менее он прав – спихнуть на него ещё и Родовые Хроники не получится… Или получится? Пусть не всё, но большую часть…

– Синдзи-сан… – проныл Казуки.

– Ой, да ладно, – глянул я на него. – Что ты сразу хныкать начинаешь? Успокойся уже, не буду я на тебя ещё и это вешать.

В ближайшие лет пять, во всяком случае. А там видно будет.

* * *
О своём приезде я, естественно, предупредил – в конце концов, было бы неудобно приехать к Кояма и никого там не застать. Звонил Кагами, и она уже в свою очередь связывалась с Мизуки, чтобы та не задерживалась в школьном клубе и возвращалась домой. Время выбрал специально между обедом и ужином, дабы не пришлось потом отбиваться от предложений погостить ещё немного, поужинать вместе с семейством Кояма. Ну и Кента днём, скорее всего, дома отсутствовал бы. Но это так, на всякий случай, – по факту, Старейшина клана вообще последний год редко дома бывает. Уж не знаю, специально ли он так делает, или реально дел прибавилось, но мне в любом случае это на руку. Не хочу я с ним общаться.

На пороге дома меня встречала Кагами. Улыбнулась, обняла, погладила по голове.

– Полагаю, я могу поздравить тебя с победой? – спросила она улыбаясь.

– Естественно, – ответил я, улыбнувшись в ответ. – Когда я вообще проигрывал?

Тут она немного подвисла, пытаясь вспомнить подобный случай.

– Забавно… – произнесла она задумчиво. – Ладно, пойдём в дом. На обед ты опоздал, но может, на ужин останешься?

Ну… Чтобы Кагами и не попыталась меня накормить?

– Не могу, Кагами-сан, – вздохнул я, изображая печаль. – Мне на ужин дома надо быть. Всё-таки я только сегодня приехал и дел невпроворот.

Немного помолчав и задумчиво на меня глядя, Кагами чуть качнула головой и со вздохом произнесла:

– И ведь не подкопаешься. Ладно, пойдём.

Пока шли по дому, нам не встретилось ни одной живой души. Что и неудивительно – слуг у семьи Акено было мало, а до рождения Шо и вовсе не было, при этом дом меньше не стал. Ну и по времени сейчас все либо на работе, либо в школе, либо в университете. Привела меня Кагами в малую гостиную, где на столе возле дивана валялись бумаги. Какие-то документы, бланки, цветастые брошюры…

– Готовитесь к свадьбе? – кивнул я на стол.

– Да, – ответила она, присаживаясь на диван. – Я рада за вас с Мизуки, но работы эта свадьба прибавила. На мне ведь ещё и квартал висит, а Акено, паршивец, всё время увиливает. Нет чтобы помочь, я ведь не так уж и много прошу! – добавила она эмоционально.

– Ну так у него тоже полно работы, – заметил я осторожно, усаживаясь в кресло.

– Атарашики-сан ты тоже самое говоришь? – приподняла она бровь. – Вы, мужчины… Пф, помощи от вас никакой.

– Это касается только свадеб, – заметил я.

– Это касается всего, что вам не нравится, – нахмурилась Кагами. – И что можно скинуть на бедных слабых женщин.

– Навет и клевета… – пробормотал я тихо.

– Что? – переспросила Кагами.

– Не такие уж вы и слабые, говорю, – сказал я громче.

– Сила и слабость женщин – это дело самих женщин, – произнесла она, перебирая бумаги на столе. – И если я говорю «слабая», значит – слабая.

– Ага… Понял, – не нашёлся я что на это ответить.

– Ну-ка, – показала она мне лист бумаги, на котором было нарисовано три разных по стилю вензеля. – Что тебе больше нравится?

– Эм… – не ожидал я, что меня и здесь с этой свадьбой достанут. – Тот, что по центру.

– Хм, – повернула она лист в свою сторону. – Понятно. Вкуса у тебя по-прежнему нет.

– Я брутальный Патриарх, – пробурчал я. – К демонам вкус, к демонам чай…

– С такими взглядами на жизнь, – произнесла она, не поднимая взгляд от бумаг, – ты сам в демона превратишься. Маленького брутального демона.

– Завязывайте с этим фетишем на карликов, Кага… – начал я.

– Я дома! – ворвалась в гостиную Мизуки, но встретившись со мной взглядом, резко засмущалась. – Ой. Прошу прощения, Аматэру-сан.

После чего быстро поклонилась и убежала.

– Что это с ней? – не понял я.

– М? – посмотрела на меня Кагами. – Ты о чём?

– О Мизуки, – кивнул я в сторону двери.

После моих слов, Кагами заметно удивилась. Ну или сделала вид, что удивилась.

– Это Мизуки, Синдзи, – произнесла она таким тоном, словно до дурачка пыталась достучаться. – Она сделала ровно то, что могло тебя удивить.

Оу. Точно. Это же Рыжая. На что другое я и правда мог не обратить внимания, а тут да, на мгновение она меня с толку сбила.

Вернулась моя невеста через полчаса. С мокрыми после душа волосами и в домашней одежде. Белый топ и шорты смотрелись на ней отлично. Впрочем, на женщинах этой семьи вообще почти всё будет смотреться отлично. Хотя… То, что им не идёт, они мне и не покажут.

– Синдзи! – влетела она в гостиную, после чего с разбега прыгнула мне на колени.

– Ох, – выдохнул я. – Ты, конечно, лёгкая, но лучше так не делай, когда я сижу.

– Ой да ладно, – завозилась она, устраиваясь поудобнее. – А то я не знаю, насколько ты сильный. И крепкий, – добавила она, немного погодя.

– Если не будешь прислушиваться к своему жениху, Мизуки, мы с тобой поссоримся, – произнесла Кагами, перебирая бумаги.

– Хм… – задумалась рыжая. – Чисто теоретически, чего я, конечно же, не желаю, но что ты сделаешь, если мы поссоримся?

На подобный выпад Кагами не могла не отреагировать. Оторвав взгляд от документов, она посмотрела на дочь.

– Вы, подростки, такие забавные, – произнесла Кагами. – Чисто теоретически, чего, я уверена, не будет, если мы поссоримся, я пойду к тебе в комнату и переверну там всё вверх дном.

– Как-то… не впечатляет, – произнесла Мизуки немного удивлённо.

Видимо, от матери она ожидала чего-то посерьёзнее. И Кагами её не разочаровала.

– А потом буду делать это каждые полчаса, – произнесла она веско.

Стоит заметить, что Мизуки чистюля. Есть у неё такой бзик, не может она, увидев бардак, не начать убираться. При этом сама уборка её привлекает не более чем обычных людей. И постоянно бегать в свою комнату, наводя там порядок, ей явно не хочется. При этом Кагами, озвучив свои действия, не даёт ей шанса забыть о своей комнате. То есть Мизуки будет знать, что через полчаса у неё в комнате разверзнется ад, и она не сможет устоять и не пойти туда, начав уборку. Ну и не стоит забывать, что Кагами женщина тоже довольно вредная и умная, своим ответом она не только показала Мизуки, что с ней не стоит связываться, но и дала мне в руки рычаг воздействия на рыжую шебутную девицу в будущем. О чём Мизуки, несомненно, догадалась.

– Не зря тебя, мам, Девятихвостой обозвали, – произнесла она раздражённо.

На это Кагами подняла руку и молча указала на неё пальцем, после чего так же молча указала на место рядом с собой. Пререкаться Мизуки не стала, лишь поморщилась и слезла с моих колен, плюхнувшись на край дивана, подальше от матери.

Я не раз об этом говорил, но повторюсь – именно Кагами королева этого семейства. Да и всего клана в целом. Она умеет приказывать, знает, как добиться подчинения, и не стесняется, если надо, давить.

– Мизуки, – произнёс я.

– Чё? – глянула она на меня раздражённо.

– Выдохни, – ухмыльнулся я. – И расслабься. Жизнь вообще сложная штука.

Она явно хотела резко ответить, даже воздуха в грудь набрала, но всё же удержалась и, выдохнув, отвернулась.

– Злодеи. Вокруг одни злодеи, – бурчала Мизуки. – Одна я бедная-несчастная.

Надолго я у Кояма не задержался, в конце концов, у меня и правда дела были, а час пик на дорогах одинаков для всех, в том числе и для великого меня. Впрочем, в пробку я всё равно попал, но была она небольшая и всего одна. Ехал я к Цуцуи – ещё одному человеку, которого стоило посетить после возвращения. Учитель всё-таки. Теоретически я мог его и не навещать, благо сейчас не средние века и отношения Учитель-Ученик попроще, но на практике общественность посмотрит на это благосклонно. Типа молодой Аматэру чтит традиции, какой он молодчинка. Если бы я вернулся не с войны, а просто из деловой поездки, можно было бы и забыть про Цуцуи, но увы, в Штаты я ездил именно воевать, и об этом все знают. Радовало в данной ситуации лишь одно – дом Цуцуи находился недалеко от моего особняка, на окраине Токио, так что в пробку я больше не попаду. Да и в целом домой быстро вернусь. И да, ему я тоже звонил и предупреждал о приезде. А-то мало ли? С Казуки он сегодня не работал, так что мог быть где угодно.

Старик Цуцуи, одетый в традиционное кимоно, ждал меня у входа в дом. О том, что подъезжаю, я не предупреждал, так что, похоже, какая-то охрана в квартале всё-таки есть. Кто-то же его предупредил?

– Добро пожаловать, Синдзи-кун, – произнёс он, когда я подошёл.

– Учитель, – поклонился я в ответ.

– Пойдём в дом, – махнул он рукой. – Нечего на пороге стоять.

Стоило нам с ним усесться в кресла, тут же появился Тоса Харуюки – личный слуга Цуцуи Гена, который поставил на столик между нами поднос с чашками и чайником, после чего удалился. Сам чай разливал Цуцуи.

– Ну, рассказывай, как прошла поездка, – произнёс он, налив чай в мою кружку.

– Почти по плану. Процентов на девяносто девять, – произнёс я. – Приехали, осмотрелись, победили.

– Даже удивительно, – произнёс Цуцуи, наливая чай уже себе. – Редко, когда всё по плану идёт.

– От плана зависит, – улыбнулся я.

– Это да, – хмыкнул он, ставя чайник обратно на поднос. – Если ваш план и состоял в том, чтобы приехать, осмотреться и победить, то даже странно, что куда-то делся один процент.

– Просто он был чуть детальнее, – сделал я глоток чая. – Всё-таки без сахара и чай – не чай.

Цуцуи возмутился. Даже набрал в грудь воздуха, чтобы отчитать меня, но успокоившись, медленно выдохнул, после чего произнёс:

– Всё-таки ты действительно Осквернитель. Какой смысл портить оригинальный вкус чая сахаром? – покачал он головой.

И с такой печалью он это сказал, что я даже засмущался.

– Как-то так… – пробормотал я, делая очередной глоток.

– Ладно, забудем о твоём отсутствии вкуса, – вздохнул Цуцуи. – Лучше расскажи о своей поездке. Меня, в частности, интересует, использовал ли ты меч?

– Да как-то не особо, – пожал я плечами. – Разве что голову противнику срубил. Уже после победы.

– Такой шанс, – поджал он губы. – Когда ты теперь сможешь использовать меч в реальном бою?

– Между нами, учитель, – глянул я на него и, дождавшись кивка, продолжил: – Моим противником был «виртуоз», - на этих словах Цуцуи подавился чаем. – Так что не до экспериментов было.

– Ты победил «виртуоза»?! – воскликнул он. – Так, стоп. И кто с тобой был? В смысле – какие ранги?

– Один я был, – ответил я. – Со мной был «учитель», но это, как вы понимаете, не помощь. И отступить нельзя было.

– Ну да, – произнёс он задумчиво. – Он бы всё равно к вам приехал, но действовал бы уже на своих условиях.

– Вот именно, – кивнул я. – Пришлось тянуть время до подхода подкрепления.

– То есть… – посмотрел он на меня.

– Не, – покачал я головой. – Они не успели. Я раньше справился.

– Ну ты… – не знал он что сказать. – В удивительное время живём, – качнул он головой. – Патриархи убивают «виртуозов».

– Справедливости ради, мой противник не был бойцом, – произнёс я. – Ни тактики, ни нужных реакций, одна злоба и заученные техники.

– Даже так, – ответил он. – «Виртуоз» – это «виртуоз». Я уже который год не могу преодолеть ранг «мастера» и прекрасно представляю, на что способен даже неопытный боец высшего ранга.

– Тут не поспоришь, – усмехнулся я. – Я в том бою чуть не помер.

– Так… – произнёс он, о чём-то задумавшись. – Так, так, так. Бой на грани. Из последних сил. И в конце – победа… Пойдём Синдзи, хочу кое-что проверить.

– Что? – не понял я. – Куда?

– В додзё, – ответил он.

– Зачем? – спросил я, но увидев ироничное выражение лица Цуцуи, вздохнул. – Ну да, тупанул. Только вот…

– Просто пофехтуем, ученик, – прервал он меня. – Недолго. Можно даже не переодеваться в тренировочное кимоно.

– Как скажете, учитель, – произнёс я, и показательно кряхтя поднялся из кресла.

Зайдя в додзё, не останавливаясь направился в сторону с боккэнами. Взял сразу два, передав один Цуцуи, который стоял посреди зала.

– Просто фехтуем, Синдзи, – произнёс он, пару раз махнув своей палкой. – Ты можешь использовать любые свои силы кроме ускорения.

– Да толку-то без ускорения? – произнёс я.

– Вот и посмотрим, – хмыкнул он, нанося первый удар.

Мои силы не предназначены для боя с холодным оружием, точнее, я не знаю, как их использовать, так что в моём арсенале остаётся лишь усиление. Да, есть и другие навыки, но Молния, Щиты и тому подобное – это уже не фехтование. Пусть меня в этом и не ограничивают. Есть ещё Рывки… А, не, это часть ускорения. А Скольжение я и сам не буду использовать. Слишком затратно для банальной тренировки.

Поначалу это даже было приятно. Заученные связки, плавные, красивые движения, позволяющие почти не задумываться о том, что делаешь. У меня даже мелькала мысль, что таким способом можно даже медитировать. Чувствовал себя крутым фехтовальщиком. А потом Цуцуи начал давить. Медленно, почти незаметно наращивал давление. Сначала это вызывало лишь дискомфорт, причём я даже не понимал, что именно мне не нравится, лишь спустя пару минут я понял – мне приходится задумываться о следующем ходе. Блин, Цуцуи воистину мастер. В общем, его удары стали мне угрожать. Я стал отвечать. Цуцуи ускорился. Потом добавил чутка тактики, то есть в некоторых моментах я понимал, что меня подвели именно к этому удару. И только в этот момент я распрощался с волшебством момента и начал работать.

Ускоряться было запрещено, но про скорость реакции старик не говорил, так что я врубил первый уровень Фокуса. Попробовал использовать силу, которой у меня больше даже с учётом бахира и его ранга. Не прокатило. Фехтовальщик его уровня, да ещё и знающий сильные стороны оппонента, отведёт любой мой удар. Он просто не принимает их на жёсткие блоки, а попытка заставить его это сделать, чуть не обернулась фиаско – еле ушёл от позорного удара боккэном по жопе.

Блин, и вот зачем ему этот спарринг? И так ведь понятно, что я проигрываю ему в технике.

Цуцуи продолжал наращивать скорость. Без своего Ускорения я и «ветерану» в этом проиграю. Не сильно, но проиграю. А тут «мастер». Остаётся надеяться, что он устроил этот спарринг не для банального избиения моей тушки, то есть в какой-то момент старик должен перестать наращивать скорость. Впрочем, мне и сейчас приходится очень несладко. Удар, блок, удар, удар, блок… И я делаю шаг назад, с трудом уходя от укола в плечо. Фокус уже был третьего уровня, так что я всё видел, всё понимал, просчитывал свои ходы, но всё равно проигрывал. Тело тупо не поспевало за мозгом. Я видел куда нацелен его следующий удар, знал, что последует за ним, но еле поспевал, защищаясь с огромным трудом. На каждый его выпад у меня было несколько возможных способов защититься и ответить, тем не менее «несколько» это сильно ограниченное число. Мне нечем было его удивить, он и сам знал, как именно я отвечу. А ещё он знал меня и почти всегда использовал самые нелюбимые и неудобные для меня атаки. Хотя с Фокусом мне на эти удары, в основном, плевать, но чисто психологически они напрягали. Я реально начал нервничать и злиться. Я хотел победить. Я всегда хочу победить. Но обычно я не использую Фокус и всё заканчивается достаточно быстро. А тут я всё вижу, всё понимаю, и ничего не могу с этим поделать.

Может, и правда начать использовать Щиты и Молнию? Да и всё остальное? Нет, к чёрту. Принципиально не буду этого делать. Если старик ждёт именно этого, пусть обломится. Он пригласил меня пофехтовать, вот этим я и буду заниматься. И что тогда мне остаётся? Сила? Пробовал, не канает. Тактика? Не смешно – Цуцуи меня на голову в этом превосходит. Хм, а давай-ка пойдём на сближение. Сверхближний бой. Для фехтовальщиков подобное непривычно. Со следующим ударом сделал шаг вперёд. Чуть довернул корпус и, ставя блок, сделал ещё один небольшой шажок. Приближаться ближе было нельзя, я бы тупо получил рукояткой боккэна в лоб. Ещё один шаг, одновременно с ударом… Эх, было слишком наивно полагать, что Цуцуи позволит мне работать на моих условиях. В общем, он тоже сдвинулся, но не вперёд, а назад и вправо, заодно отводя мой удар и нанося свой снизу вверх. Пора рискнуть. Вместо того чтобы отбивать клинок противника, я вновь пошёл на сближение, доворачивая корпус, дабы банально увернуться от удара старика. И у меня даже получилось, только вот сам я начал бить слишком поздно и Цуцуи не только почти чиркнул меня по руке, но ещё и обратным движением начал опускать меч для защиты. Причём бил я из очень неудобного для меня положения, так что в какой-то момент до меня дошло, что если он сейчас отведёт мой удар, то я не успею защититься. Физически не успею. Без Ускорения-то. И достать я его не смогу. Десятки раз до этого не мог, и сейчас не смогу. То есть я проиграл. Что ж, не в первый раз. Было бы странно, победи я. Как-нибудь в другой раз. Подучусь, потренируюсь… Дерьмище! Не хочу я проигрывать! Какого чёрта я должен проигрывать?! Надо просто довернуть клинок. И бить посильнее. Не как мечом, а как рукой. Меч просто не успеет. Не сможет. А руки меня никогда не подводили. Я ими «виртуоза», блин, запинал!

– Оу, – замерли мы друг напротив друга. – Это было довольно болезненно, – заметил Цуцуи, проведя пальцами свободной руки по плечу.

В другой руке у него был боккэн. Перерубленная надвое палка. Причём перерубленная точно такой же палкой.

– Эм… – растерялся я. – Прошу прощения?

– Ты понял, что сейчас сделал? – спросил он, не обратив внимание на мои слова.

– Да вроде бы… – ответил я неуверенно.

– Тогда переруби остатки, – произнёс он, подкидывая вверх огрызок своего боккэна.

И я перерубил. Легко и просто. Не задумываясь о том, что и как делаю. Но последнее для меня вообще норма – если что в бою выучивал, всегда мог повторить, пусть и разбирался в технических деталях позже. То есть как именно я это делаю, пойму позже, на тренировках дома, но использовать могу уже сейчас.

– Вы реально это всё спланировали? – спросил я.

– Я мог лишь предполагать, что у нас хоть что-то получится, – ответил он. – Надо было лишь довести тебя до ручки, но это не проблема. И не таких из себя выводил.

– Это был не смертельный бой, – нахмурился я.

– Естественно, – кивнул он. – Смертельный бой у тебя был в другом месте. Там ты и усилился, мне лишь надо было вытащить то, что в тебе появилось, наружу.

– Вы… Офигительный учитель, – выдал я.

– А то, – задрал он нос. – Величайший. В этой стране, во всяком случае.

Глава 2

Начать разгребать дела я хотел уже в день приезда, но не сложилось. Туда смотайся, сюда, ужин, жена, семья, со всеми пообщайся. Разговор с Атарашики занял чуть больше времени, чем я думал, и это при том, что ничего интересного по сути и не происходило. Разве что суд над Тоётоми подходил к концу. По словам старухи, старшим членам этого клана, скорее всего, разрешат сделать сеппуку. С одной стороны, они задумывали недоброе, а с другой – только задумывали. Сделать-то они так ничего и не успели. Самому Роду Тоётоми от этого не сильно лучше – потеря практически всего старшего поколения сильно ударит по ним, но с чисто репутационной точки зрения всё складывается неплохо. А вот узнать, кто именно стоит за извещением в Суд Права и Чести, точнее, за довольно наглыми формулировками этого извещения, не удалось. Вроде как ошибка. Просто послали стандартную бумагу, стандартной формы. Нет, подозрения у неё были, но на уровне ощущений. Типа, именно такая неуверенность и попытки уйти от ответа говорят о Родах вполне конкретного уровня. Чуть больше страха и уже другое, чуть меньше неуверенности и уже третье. А когда я спросил, какой именно уровень она имеет в виду, старуха в качестве примера назвала Тайра и Отомо. А ведь они там не одни, просто пример. Так что, если верить чуйке Атарашики, нас решили задеть очень непростые люди.

Ну а закончился мой день разговором со Змеем. Сакамиджи Асуя всё-таки смог пробиться ко мне на доклад. Точнее, он хотел поговорить на конкретную тему, и, по его словам, лучше обсудить этот вопрос пораньше. Естественно, я его принял. Дело даже не в том, что вопрос, похоже, важный, мне просто стало интересно, что такое не могло подождать до завтра, и при этом нельзя было сообщить по телефону. Как выяснилось, всё и правда… необычно. Не то чтобы суперсерьёзно, но знать мне об этом стоило. Да и нельзя было по телефону показать все те бумаги, которые Сакамиджи притащил с собой.

– И пропала она, значит, как раз после моего отъезда в Штаты, – произнёс я скорее сам себе, одновременно с этим листая папку с докладами, аналитикой и фотографиями.

– Через пару дней, – всё же ответил Змей. – Точно установить не удалось, так как людей в Мюнхене у меня мало. Собственно, всего двое. Правда, занимались они только госпожой Нойман, но двое – это всё равно мало.

– А что с её детьми? – спросил я.

– На последней странице, господин, – уточнил Змей. – Если вкратце, то они очень редко общаются с матерью. Дочь замужем за Слугой мелкого французского Рода, а сын служит в немецкой армии. Сомневаюсь, что они в курсе пропажи матери.

– Они совсем не общаются? – оторвал я взгляд от бумаг, глянув на Змея. – Даже по телефону?

Ответил он не сразу. Набрал в грудь воздуха, подождал и выдохнув, произнёс:

– Не знаю, господин. На это дело я выделил слишком мало людей. И ресурсов. Да и связей в Европе у нас нет. Что меня, естественно, не оправдывает. Прошу простить, господин, – склонил он голову.

– Да я и сам говорил присмотреть, – отмахнулся я, возвращаясь к папке. – А не следить.

– Что тоже меня не оправдывает, – заметил Змей.

Я же в этот момент дошёл до фотографии Нойман и какого-то мужика, и судя по тому, что я вижу, разговор с ним няньку Рейки совсем не радовал. Общались они дважды, кто такой, выяснить не удалось… Впрочем, два японца в чужой стране и не могли много узнать. Это может быть кто угодно, от ухажёра до старого знакомого. Или полицейского. Или Слуги какого-нибудь Рода. Кто угодно, в общем. А вот то, что она пропала через неделю после последнего разговора с этим человеком, уже напрягает. Хм. Чуйка выдаёт тревогу, но где-то там на грани. Что ж тут происходит?

Отложив папку, глянул на Сакамиджи.

– По большому счёту, нам плевать на Нойман и её дела. Единственное, что её связывает с нашим Родом, это Рейка, поэтому… Поэтому, – повторил я, взяв в руку телефон.

Набрав нужный номер, дождался ответа.

– Слушаю, господин, – раздалось из трубки.

– Каваками-сан, – произнёс я. – Завтра с вами свяжется Сакамиджи-сан. Дело у него важное, но не срочное. Впрочем, он сам всё расскажет. Прямо сейчас просто усильте охрану моей сестры, но так, чтобы это не было заметно.

– Как прикажете, господин, – ответил он.

Служба безопасности Рода – это не только хмурые дяди в чёрном, что занимаются охраной членов Рода, это, в том числе, и отдел разведки, аналитики, обеспечения, охрана первых лиц, объектов, охрана важных Роду людей, учебный отдел и фиг его знает, что ещё. Именно сейчас я мог бы позвонить главе охраны первых лиц, но дело несколько сложнее, чем кажется, и нужен мне, скорее, Каваками Никко – глава всего СБ Рода. Семидесятипятилетний старичок, что уже не один десяток лет управляет махиной под названием Служба безопасности. Вот пусть вместе с Сакамиджи и займутся этим делом.

Положив трубку, посмотрел на Змея.

– Я без понятия, что может произойти и произойдёт ли вообще что-то, но в течение… пусть будет года, отслеживайте ситуацию, – произнёс я. – Скоро у меня свадьба с Кояма Мизуки, после чего Кояма начнут вводить нас в высший свет Европы. А это, как ты понимаешь – связи. Если ситуация не изменится, через полгодика направь в Германию побольше людей – удостоверимся, что всё закончилось. Если же Нойман появится здесь, то не стоит сразу к ней лезть. Посмотрите, что она будет делать. Ну а если всё выльется во что-то действительно серьёзное, то постарайтесь сделать так, чтобы она смогла ответить на наши вопросы. То есть не надо сразу бить на поражение. Знаю, ты так и делаешь, но вот с Каваками-саном этот момент уточни. Охрана у нас… суровая, могут так жахнуть, что отвечать на вопросы будет некому.

– Понял, господин, – поклонился он.

– Кстати, да, постарайтесь сделать так, чтобы Рейка не догадалась о суете вокруг неё, – добавил я. – И не смотрите на её милую невинную мордашку, девчонка она, несмотря на возраст, довольно проницательная. О, точно, чуть самое главное не забыл – держите в голове, что за всем может стоять мой старший братишка.

* * *
Конец марта был замечательным. Дел немного… Хотя, пожалуй, стоит признаться – делами Рода я занимался не очень активно. Секретариат работал на полную мощность, и до меня доходило не так уж и много дел. В основном я… отдыхал. Пусть будет так. Тренировался, разбирался в своих силах, гонял Казуки на тренировках, нас с Казуки и Сюнтэн Ишина гонял Цуцуи, мы с Рейкой и Казуки гоняли всех в мультиплеерном шутере, тусовался с друзьями и так далее. Отличные деньки. Если б ещё не две свадьбы на носу…

В последних числах марта произошло сразу два знаковых события. Во-первых, Суд Права и Чести вынес своё решение и буквально на следующий день большая часть старшего поколения Рода Тоётоми совершила самоубийство. Тоскливый факт. Не то чтобы мне их жалко, просто я в целом к самоубийствам отношусь негативно. Если уж помирать, то либо от старости, либо в бою. А ведь по традиции ближайший родственник должен срубить голову вспоровшему себе брюхо человеку, то есть Кену сейчас… Говняно, прямо скажем. Тем не менее свой Род важнее – не мы на них напали, так что пусть расплачиваются.

Второе знаковое событие – выпускной. Я наконец-то свалю из Дакисюро. Школа позади, и теперь я по любым меркам взрослый. Осталось только на саму церемонию сходить. Получить диплом, хех. Сама по себе церемония не отличалась от тех, что проходят в других школах. Вот прям совсем. В той же средней школе я выпускался точно так же. Актовый зал, – в средней школе это был спортзал, – трибуна, вещающие о славе, достоинстве и чести школы учителя, лучшие ученики, выступающие с речью. Ну а под конец всего этого ученики выходят на сцену и получают свои дипломы. Эх, последний день, когда я надеваю школьную форму.

Отличия начинаются после церемонии. Дакисюро – это всё-таки Дакисюро. Пусть школа и ориентирована на боевые искусства, но заведение всё же элитное и ученики в нём в большинстве своём аристократы, причём подчас из очень крупных Родов и кланов. Так что после церемонии ученики и их родители, которые ждали окончания снаружи, направились в школьный парк, где и устроили что-то вроде приёма. Хм. Во время турнира то же самое происходило, если подумать.

Меня поздравлять пришли Атарашики и Норико. У Казуки с Рейкой свои мероприятия, и если Рейка просто в следующий класс идёт, то вот Казуки, как и я, заканчивает школу. Среднюю. А уже через неделю пойдёт в старшую и как раз в Дакисюро. О, кто бы знал, как я не хотел отправлять его в эту школу, а всё из-за Кенты. И дело не в том, что здесь Казуки будет угрожать опасность, нет, просто для Кенты, в отличие от Акено, школа – это личное. Заведение, которое ему действительно дорого, а моя подленькая натура не хотела давать чему-то, что дорого для Кенты, – очков репутации. Ну да ладно. Казуки в конечном итоге уговорил меня отправить его именно в Дакисюро. Он, видите ли, хочет идти по моим стопам. Ну и клуб, в котором можно ничего не делать, уже есть. Казуки и его друзья, о которых я уже договорился с Акено, будут вторым поколением Разведчиков в школе Дакисюро.

Долго мы по парку не гуляли. Я особого смысла в этом не видел, Атарашики вообще подобные мероприятия не любит, а Норико… Двое против одного. Норико, может, и хотела бы показать свой задранный нос как можно большему количеству людей, но муж и Старейшина против, так что ей пришлось смириться. В общем, надолго мы в парке не остались, пробыли там ровно столько, чтобы перекинуться парой слов с представителями самых уважаемых Родов, присутствующих на выпускном Дакисюро, ну и с друзьями немного пообщаться. Действительно немного. Разговаривать нам было не то чтобы не о чем, просто мы уже договорились встретиться вечером. Сегодня клуб «Ласточка» ждёт нашествие аристократов. Хотя… После того, как высшее общество узнало, что клуб принадлежит в том числе и мне, точнее, принадлежал, но об этом уже мало кто знает, аристократы толпой повадились к Шотгану в гости. Так что сейчас это… скажем так – полуэлитный клуб. Просто аристократов там полно, а сам клуб при этом остался прежним. То есть там нет даже суперэлитной и редкой выпивки. Ну или какой-то супер-пупер охраны. Всё по-старому. Шотган, конечно, занимается развитием своего детища, но не очень активно.

По возвращении домой застал забавную сценку, которая навела меня на мысль навестить профессора Хирано. А всё дело в том, что, когда я подходил к дому, из-за угла особняка вылетели Бранд с Идзивару и на всех парах понеслись в сторону гаража. И я бы, может, не обратил на это внимания, если бы эта парочка не держала по куску мяса в пасти. Явно с кухни умыкнули, и зачинщик точно Идзивару. Бранд таким обычно не промышлял. Вот тут у меня мысль скакнула с моих личных ёкаев на наёмных. Типа, почему бы и не навестить Хирано, в конце концов, я её с возвращения из Штатов не видел.

Профессора нашёл в личной библиотеке Атарашики, которую та перевезла сюда из онсэна, в котором проживала раньше. Библиотека реально крутая, да и немаленькая. Помню, пару дней ломал голову, пытаясь придумать, где её расположить, в итоге пришлось освобождать западный подвал. В восточном у нас продукты лежат, и его я трогать не решился, а вот в западном Чесуэ держали архив, от которого после их отъезда остались лишь бумаги, касающиеся только самого особняка. И вообще-то я там спортзал хотел сделать, но в итоге пришлось всё перестраивать под библиотеку. А для спортзала строить отдельное строение.

Хирано я застал сидящей в кресле, стоящем неподалёку от входа в подвал. И, естественно, она не чаи гоняла, а увлечённо читала какую-то книгу. Меня она то ли не заметила, то ли не обратила внимания.

– День добрый, профессор, как вы тут? – поздоровался я с ней, присаживаясь во второе кресло. Их тут всего два, плюс небольшой столик.

Библиотека не предназначалась для работы, так что с мебелью здесь было туго. Да и пространства не то чтобы много – основную часть подвала занимали стеллажи с книгами.

– А, юный Аматэру, – оторвала она взгляд от книги. – Соизволил наконец навестить гостью?

– Справедливости ради – вы наёмный работник, – возразил я. – Да и зачем мне было отвлекать вас от книг?

На самом деле я просто забыл про неё, да и сама кицунэ днями напролёт сидит в библиотеке, так что мы с ней даже не пересекались за эти дни.

– Технически – да, – пожала она плечами. – А на практике – мог бы и зайти.

– Мог, – хмыкнул я. – Но этот мир не крутится вокруг вас. Да и вокруг меня. Так что приходится мириться с тем, что про вас мог кто-то забыть.

– Забыть? – взлетели её брови, а лисьи уши встали торчком. – Несравненная наглость! Забыть про великолепную меня?!

Ещё и положение тела сменила, да таким образом, что и у импотента встал бы.

– Хм-м-м… Опять вы за своё? – поджал я губы. – Не нарывайтесь, профессор.

– Страшно-страшно, – отмахнулась она, после чего взяв со стола тканевую закладку и вложив её между страниц, закрыла книгу. – Ну и? С чем пожаловали? – произнесла она, положив книжку на стол.

– Просто так, – пожал я плечами. – Решил вот навестить работника. Узнать, как у вас дела.

– Нормально у меня дела, – произнесла она, бросив взгляд на отложенную книгу. – Правда, я думала, что библиотека Аматэру будет побольше, как и редких книг, но и так нормально. Терпимо. Я понимаю, что многие тексты не для посторонних.

– М-м-м… – слегка растерялся я, не сразу поняв, о чём она говорит. – Хм. Тут такое дело, Хирано-сан… Это библиотека Атарашики. Личная, а не Родовая.

– Оу… – отвела она взгляд. Уши вновь были прижаты к макушке, а щёки немного покраснели. – Ошибочка вышла.

– Ерунда, – улыбнулся я. – Библиотека у Атарашики действительно хорошая. Не как у Императора, конечно…

– У Императорского Рода с библиотекой всё плохо, – не дала она мне договорить. – Несколько сотен лет правления сёгуната не прошли даром. Чудо, что вообще что-то осталось. Они сейчас наверняка активно пытаются её восстановить, ну или собрать заново, но ещё лет двести назад Императорская библиотека была фигнёй.

– Библиотека или Родовой Архив? – уточнил я.

– Не, ну у них не настолько всё плохо, – усмехнулась Хирано. – Архив Императорский Род сохранить сумел. Правда, что мне до их архива? – пожала она плечами. – Что ни бумажка, то бюрократия.

– Сомневаюсь, что всё настолько скучно… – начал я.

– Я его видела, – прервала она меня. – Лет триста назад.

– Ты была в Родовом Архиве императорского Рода? – удивился я.

– Говорю же – столетия правления сёгуната очень плохо отразились на Императорском Роде, – произнесла она со вздохом. – Сейчас всё не так, и посторонний туда не попадёт, но триста лет назад я просто заплатила кругленькую сумму. Ты думаешь, почему Император так не любит Токугава? За то, что его предкам править не давали? Да и к Тоётоми они не очень хорошо относятся. Их столетиями грабили, Синдзи. Унижали. Убивали. Были времена, когда из всего Императорского Рода несколько поколений в живых был всего один человек. А примерно девятьсот лет назад они два поколения жили буквально впроголодь! Чудо, что Императорский Род выжил.

Не знаю, говорить ли ей… На самом деле, она во многом права, Императорскому Роду и правда досталось. Основной пик их страданий пришёлся как раз на время проигрыша Аматэру китайскому Роду и вступления в клан Кояма. Мы тогда физически не могли ничем помочь братскому Роду. У самих всё хреново было. Да и потом… Скажем так – помощь формальному правителю страны означала влезание в политику этой самой страны, а имперские Роды к подобным финтам кланов относились крайне негативно. Тем не менее Аматэру помогали тогдашним Императорам. В частности, на пару с Императорским Родом создавали образ жалких и угнетённых. А ещё бедных. Дабы было поменьше желающих отнять то, что у Императора ещё осталось. Я потому и удивился – лет триста назад, если верить Хирано, её уже вряд ли пустили бы в Родовой Архив Императорского Рода.

Ладно, к чёрту, не буду я ей ничего говорить. Скорее всего, она видела не Родовой Архив Императорского Рода, а его… имитацию, скажем так. Потому там и находились в основном бюрократические, а значит, скучные бумажки.

– Интересная информация, – произнёс я, чтобы не молчать.

– Скорее – тоскливая, как по мне, – уточнила она. – Когда нас, ёкаев, я имею ввиду, начали поджимать, нам и обратиться толком не к кому было. Императорский Род слаб, вы, Аматэру, в подчинении клана Кояма, что не вызывало доверия, вот и пришлось уходить в подполье.

– В Токусиму, – хмыкнул я.

– А что, очень хороший вариант, – пожала она плечами. – Вы хоть и были под Кояма, но те не собирались ссориться с вами по пустякам, вот и не лезли на Сикоку. А больше, не объявив вам войну, никто и не мог туда попасть из аристократов. Я сейчас про Роды, а не отдельных людей. В общем, и цивилизация рядом, и аристократов мало.

– Роды там всё-таки были, – уточнил я.

– Молодые, – отмахнулась она. – Ни древних артефактов, ни способностей, позволяющих нас заметить. Ерунда, короче. Ты лучше скажи, когда я Родовую библиотеку Аматэру увижу?

– А что, здесь уже всё прочитано? – усмехнулся я.

– Успеется, – фыркнула она. – Книги где, мальчик?

– В моём кабинете, – покачал я головой.

– Э-э-эм… О, поняла! Электронные копии? – вновь встали торчком её уши.

– Часть из них, – кивнул я. – Что-то ещё не отобрали, а что-то и вовсе не оцифровано. Талмудов там много, а доступ в библиотеку имеет не так чтобы много людей. Да и сама возможность перевести текст в электронный вид появилась относительно недавно.

– Понимаю, – покивала она. – Некоторые книги и свитки вообще лучше лишний раз не трогать. Чтоб не развалились. Может, пойдём уже?

– Для таких книг у нас особое помещение, – произнёс я, не вставая с кресла. – С чётко выверенной температурой и влажностью воздуха. А некоторые и вовсе закатали в пластик…

– Синдзи-и-и… – проныла Хирано. – Ну пойдём уже. Про хранение древних книг я и без тебя всё знаю.

– Ох… – поднялся я на ноги. – Пошли. Библиотека на ноутбуке. Узнаю, что ты что-то с него скопировала без моего ведома, башку снесу.

– Да, да, идём. Не тормозим, – говорила она уже у выхода из подвала.

* * *
Когда наша компания завалилась в «Ласточку», аристократов, известных мне, во всяком случае, в клубе не наблюдалось. Там вообще почти не было народа. А среди присутствующих, наша группа была самой многочисленной. Я, Казуки, Райдон, Мамио, Тэйджо – и это только парни. Норико, Мизуки, Анеко, Шина, Торемазу, Эрна, пришедшая с Казуки, ну и непонятным мне образом затесавшаяся в нашу компанию – Имубэ Каеде. Последняя пришла с Райдоном, если что. Именно он пригласил её отметить с нами выпускной. Я как узнал, не удержался и спросил про Фудзивара Рэн, но по словам Рея, она отмечает с компанией из своей школы, да и их помолвка всё ещё обговаривается.

Ну а где-то через час в клуб повалили и другие выпускники. В компании друзей и родственников. Тот же Отомо Акинари, пришедший вместе со своей сестрой и её друзьями, уже давно не школьник, но и в нашей компании студентов университета хватает. Встретившись с ним взглядом, я помахал рукой, а он, помахав в ответ, толкнул локтем Каори и указал на меня, после чего я имел удовольствие видеть смущённый поклон девушки. А потом недавние школяры и их более старшие товарищи, поперли валом. Признаться, не думал, что «Ласточка» настолько известна и популярна. Блин, да сюда даже Сюнтэн Ишин пришёл со своим младшим братом и его компанией! Причём выглядел Ишин самым младшим в их группе.

Впрочем, это всё ерунда, действительно удивился я, когда увидел зашедших в клуб парней, среди которых был Шайшо Нобу, а представители этого Рода, как я не раз замечал, довольно высокомерны и горделивы. Что парень из подобного семейства делает в плебейском клубе, я просто не понимал.

В итоге, ближе к полуночи клуб был забит под завязку, причём в основном, а может, даже и полностью, – аристократами, многие из которых относились либо к очень древним, либо к очень влиятельным, либо и то, и другое разом. Представляю, как сейчас охрана всех этих детишек суетится и пытается скооперироваться. Что, порой, затруднительно, так как некоторые Роды из представленных здесь и сейчас, относятся друг к другу весьма скверно. Я уж не говорю о том, что охранников должно быть очень много, а места вокруг клуба – наоборот. При этом уходить далеко они не имеют права. Весело им сейчас, в общем.

Признаюсь честно – уже после появления третьей крупной компании подростков ситуация начала меня напрягать. С одной стороны, это – аристократы. Их с детства учат быть сдержанными с себе подобными, следить за словами, не нарываться, а если нарываться, то делать это изящно, без прямых оскорблений. А то так и в войну можно Род втянуть. Только вот есть одно но – это всё ещё подростки, пусть и по большей части совершеннолетние. Вчерашние школяры, которые пришли сюда бухать. При этом, как я уже говорил, некоторые Роды, представители которых собрались здесь, друг друга не переваривают. И взрослых, которые их проконтролируют, нет. И бухло… ну да об этом я упоминал. В общем, велика вероятность, что кто-то разругается и испортит праздник всем остальным. Причём, чует моя жопа, при наличии в клубе Аматэру, да ещё и главы Рода, если тут что-то серьёзное произойдёт, некоторые умники именно меня обвинят в том, что их не разняли. Типа, не проконтролировал детишек. Будь на моём месте Тайра, я бы и сам не преминул сделать вброс, что не настолько и крут этот Род, раз его представитель не смог урегулировать конфликт. Конечно, и от «представителя» многое зависит, но я-то глава Рода, я по умолчанию в ответе за ровную атмосферу среди этих малолетних отморозков. То есть технически мне плевать, нет ни закона, ни традиции, которая обязывала меня за ними присматривать, но на практике… Древний и сверхуважаемый Род допустил беспредел в своём присутствии – видимо, никакого «сверх» не существует, от силы – просто уважение.

Естественно, всё зависит от желания окружающих вбросить такой слух, но при наличии Тайра, которым моё усиление поперёк горла, желающие найдутся.

Когда в зале начали раздаваться весёлые крики, пока ещё весёлые, сугубо внутри своих компаний, я начал обдумывать, как увести отсюда своих друзей. Детишки явно закинулись спиртным и начали срывать скрепы самодисциплины. Ещё немного и… Не успел. Причём началось всё не с каких-то там левых людей, а Казуки и Ишина. Два безбашенных типа в обёртке милых мальчиков, пошли в туалет, где, видимо, и зацепились языками. Мало им уроков у Цуцуи, где они постоянно срутся, но там их хотя бы старик контролирует. В общем, двух ругающихся парней я заметил, когда они вышли из двери, ведущей в коридор с туалетами. В общей какофонии звуков я не мог расслышать о чём они спорят, да и далековато они стояли, но тема мне была и не интересна, главное – пресечь конфликт. Так что, поднявшись из-за стола и предупредив своих, что ненадолго отлучусь, я направился в сторону парней.

Успел в самый последний момент. А ведь Казуки не пил, просто человек он вспыльчивый, на самом деле. Правда, не при мне, но – как факт.

– Да мне побоку на твоё вяканье, – быковал Казуки. – Давай, вперёд, кто ты такой без своих палок?

- «Учитель», - отвечал Ишин. – Тот, кто скрутит тебя в бараний рог и заставит кусать свои же пятки!

– А ну стоять, бравые мальчуганы, – подошёл я к ним. – Вы, часом, не рехнулись, устраивать драку в таком месте?

– Аматэру-кун, – покосился на меня Ишин.

– Синдзи-сан, этот ушлёпок совсем берега попутал, думает, что…

Договорить я ему не дал, отвесив подзатыльник.

– Вам мало уроков Цуцуи-сана? – спросил я. – Там и выясняйте отношения, а тут не время и не место.

– Отличное место, – возразил Ишин. – Кое-кому давно пора преподать урок.

– Цуцуи-сан не даёт по-мужски поговорить, – проворчал Казуки. – Постоянно прикрывает эту девчонку.

– Это с тобой он постоянно возится, – возразил Ишин. – Иди поцарапай манекен, Казуки-тян! – передразнил он, Цуцуи.

– Что это за мурлыканье, Ишин-тян, попробуй хотя бы мявкать! – уже Казуки процитировал учителя.

А старик там, я смотрю, отрывается по полной. Тиранит бедных котят.

– Здесь в любом случае не место для драки, – произнёс я со вздохом.

– Ну вот, опять тебя защищают, – хмыкнул Казуки.

– Ха, Аматэру не станет меня защищать, а вот своего маленького братика – запросто! – показательно посмеялся Ишин.

– Слышь, мурлыки, вы меня раздражаете, – произнёс я нахмурившись. – Вы себя со стороны-то видели? Два шипящих котёнка. Подрастите сначала, а потом быкуйте. Сейчас вы у окружающих лишь умиление вызываете. Хотите развлечь народ? Лады, я могу это устроить. Готовы?

– Эм… – не знал, что на это сказать Ишин.

– В смысле, развлечь? – уточнил Казуки.

– В прямом, – посмотрел я на него. – Выйдете на улицу да подерётесь. Уверен, собравшиеся здесь люди с удовольствием посмотрят на разборки двух милашек.

– Завязывай со своими приколами, Аматэру-кун, – произнёс хмуро Ишин. – Некрасиво трогать чужую внешность.

– Хочешь об этом поговорить? – глянул я на него.

Ишин не ответил, только губы поджал и отвернулся.

– А я не против, – заявил Казуки.

– Что? – перевёл я на него взгляд.

– Не против уделать этого… человека, – пояснил он. – А свидетели только в плюс.

Ну спасибо, мелкий ты засранец.

– Ну так и я не против чужого унижения, – вскинулся Ишин. – Унижу тебя по полной.

Так. Ладно. Не можешь остановить – возглавь. Но Казуки я потом всё выскажу. Он у меня на тренировках умирать будет. Я, конечно, могу сейчас их просто разогнать… Нет, пусть выплеснут пар. Под присмотром.

– Что ж, как пожелаете, – обвёл я их взглядом. – Но с одним уточнением. Здесь и правда не то место, чтобы выяснять отношения с применением всех своих возможностей. Поэтому – никаких патриарших сил и никакого бахира. Используйте то, что дали вам мама с папой. Тактика, реакция и сила воли. Согласны?

– Да запросто! – тут же согласился Казуки.

– Не против, – слегка недовольно произнёс Ишин.

– И ещё одно дополнение, – произнёс я. – Казуки у нас чистый рукопашник и очень много тренировал свои физические возможности, так что будет честно, если ты, Ишин, возьмёшь в руки палку. Я не хочу, чтобы Аматэру обвиняли в подтасовке боя.

– С палкой в моих руках у него не будет шанса, – всё-таки выдавил из себя Ишин.

– А без неё не будет шансов уже у тебя, – заметил я. – К тому же это моё решение, и ответственность на мне.

– Только вот выглядеть плохо после победы буду я, – возразил Ишин.

– Я тебе эту палку… – начал Казуки, но прервался на секунду. Решил не матюгаться. – В самое глубокое место организма засуну.

– В своих мечтах, быть может, – усмехнулся Ишин. – Да и там вряд ли.

– Казуки достаточно крепок, чтобы у тебя не было преимущества с оружием в руках. Точнее, с палкой, – произнёс я. – Так что не волнуйся, всё будет честно.

– Как скажешь, Аматэру-кун, – пожал он плечами. – Твоё решение – твои проблемы.

– Вот и договорились, – произнёс я. – Сейчас расходимся. Мне сначала нужно найти инструмент для тебя. Минут через двадцать встретимся на улице перед клубом.

– Ну тогда я пошёл, – произнёс Ишин, после чего развернулся и направился в сторону своей компании.

Я же повернулся к Казуки.

– Мы бы всё равно с ним сцепились, – произнёс он, смущённо. – А так хоть под присмотром.

– Но лучше бы это было не здесь, и не сейчас, – произнёс я строго. – Ты меня подставил, малыш, так что готовься к ответке.

– П-прошу прощения, Синдзи-сан, – сник он. – Просто… Я… Я…

– Ты ещё заплачь, – качнул я головой. – Иди уже к нашим, Изничтожитель.

Проводя взглядом ушедшего парня, направился к барной стойке.

– У тебя бита в запасниках найдётся? – обратился я к протирающему стакан Шотгану.

– Бита? – удивился он.

– Да, обычная бейсбольная бита, – подтвердил я.

– Хм, – поиграл он бровями. – У меня нет. Спроси у охраны, у Грицу вроде была.

У начальника охраны клуба тоже не было биты, зато у одного из его людей нашёлся боккэн. Вообще идеально.

На выход народ повалил не через двадцать, а уже через десять минут. Сначала компания Ишина, потом малыми группками остальные посетители клуба, ну и под конец на улицу пошли мы. Мы – это я, Казуки и все наши друзья, которые уже были в курсе конфликта. Начинать великое побоище сразу я не стал, немного подождав, чтобы все желающие вышли из клуба на улицу. Отходить от клуба тоже не было смысла, так что вся эта толпа великовозрастных детишек скапливалась возле входа. Через пять минут шуток и подколок в сторону Казуки от нашей компании поймал взгляд Ишина и махнул ему рукой в ту сторону, где не было людей.

– Держи, – протянул я ему боккэн.

Взяв в руку деревянный меч и пару раз взмахнув им, Ишин выдал своё заключение:

– Дешёвка.

– А что ты хотел от боккэна простого охранника? – хмыкнул я. – Используй, что есть.

– Не боишься, что я ему причиню серьёзный вред? – спросил он, разглядывая меч. – Всё-таки я и без бахира опасен.

– Ути божечки, – приподнял я бровь. – Милота-то какая. Котёнок шипит.

– Я уже говорил, что твои шутки мне неприятны, – посмотрел он мне в глаза. – Не перегибай палку.

– Ты подрасти сначала для столь серьёзного тона, – ответил я.

– Так, значит? – чуть приподнял он брови.

– Малыш, – произнёс я иронично. – Дело не в твоём внешнем виде и росте, дело в поведении. Совсем недавно ты вёл себя как ребёнок. Если ты такой взрослый и брутальный, что ж ты с подростком цапаешься? Казуки только поступает в старшую школу, а ты? На каком ты сейчас курсе университета?

– На втором, – буркнул он, отведя взгляд.

– Твоя внешность, – продолжал я, – позволяет тебе быть как взрослым, так и ребёнком. Самому выбирать стиль поведения. И в нашем недавнем разговоре ты выбрал быть ребёнком, так что терпи и не возмущайся. И ещё. Несмотря на то, что выглядишь ты как мелкая девчонка, я всегда помню, кто ты и сколько тебе лет. Так что если я узнаю, что данный конфликт спровоцировал ты… Пойдёт уже взрослый разговор. Ты меня понял? Малыш.

– Это обычные пацанские разборки, – отвёл он взгляд. – Не надо сюда дела взрослых приплетать.

– Всё-таки пацанские? – уточнил я.

– Да… – произнёс он ворчливо.

– Ну тогда пойдём, – усмехнулся я. – Покажете нам, как дерутся котята.

– Круто они дерутся, – продолжал он ворчать. – Как настоящие львы. Только в молодости.

Вернувшись к друзьям, подошёл к Казуки и, положив ему на плечо руку, спросил:

– Ну что, готов?

– Готов, Синдзи-сан, – кивнул он серьёзно.

– Ну тогда иди, – указал я подбородком на свободное пространство.

Собравшийся народ, распределился полукругом. Единственное свободное место выходило на выезд с улицы. Вот в центр этого полукруга и вышли два драчуна. Я же чуть задержался.

– Мизуки, – обратился я к ней. – Сегодня я недоволен малышом Казуки. Накажи его.

– Больно или любя? – уточнила рыжая.

– Любя, – ответил я.

– Договорились! – произнесла она с воодушевлением. – Это я всегда запросто.

Выйдя в центр свободного пространства, подозвал к себе парней.

– Никакого бахира, никаких патриарших сил, – начал я. – По первому моему слову бой заканчивается. Сломанные руки и ноги разрешены, но если кто-то кому-то пробьёт голову, я тут же повторю это со вторым. Вам ясно?

– Ясно, Синдзи-сан, – кивнул Казуки.

– Понял, – произнёс Ишин.

– В целом правил почти нет, но вы всё же учтите, что это не бой на смерть, не надо доводить, по сути своей, всего лишь спарринг до абсурда. Будьте разумны, надеюсь, хоть для этого вы достаточно взрослые. Три минуты на подготовку. Начинаете по моей отмашке.

Произнеся это, отошёл чуть в сторону от сверлящих друг друга взглядом парней. Все такие гордые и высокомерные…

– Вперёд, Казуки-тян! – выкрикнула Мизуки. – Сделай ему жмяк-жмяк лапками!

– Поцарапай его нежно, Казуки-тян! – не отставала от неё Норико.

– Справа-ня, слева-ня! – вскинула Мизуки поочерёдно руки. – Покажи ему, что такое кавай!

– Не забудь про эффектную позу няшки-убивашки! – сложив ладони рупором кричала Норико.

Уже на втором выкрике рыжей Казуки вздохнул и опустил голову. Да-да. Пусть и любя, но это твоё наказание, мелкий. Самое интересное, что с другой стороны тоже решили поддержать своего бойца. Подруги Ишина не сильно-то и отставали от Мизуки и Норико.

– Шипи громче, Ишин-кун, – кричала какая-то брюнетка с каре, – люди этого боятся!

– Главное помни, Ишин-кун, это меч, а не огурец! Это меч! – кричала девица с розовой шевелюрой с двумя красными локонами.

Тут, видимо, отсылка на сотни видео, когда коты резко подпрыгивают, увидев рядом с собой огурец.

– Сделай ему ня, Ишин-тян! Сделай ня! – вскинув вверх руку, кричала другая брюнетка, уже с длинными волосами.

С гордо поднятой головой Ишин стоял недолго, уже на третьем выкрике он не только голову, но и плечи опустил. Битва девушек поддержки продолжалась всё то время, что я выделил парням на подготовку, и под конец они оба были красные как рак. Ну а когда три минуты истекли, я подошёл к ним и спросил:

– Готовы?

– Да! – ответили они синхронно.

– Тогда… – сделал я два шага назад и махнул рукой, и играя на публику, повысил голос. – Никакого бахира! Никакого патриаршества. Лишь тактика, реакция и сила воли! Начали!

Бой как начался, так и закончился. Выжидать и подгадывать удачный момент Казуки не стал, рванув к своему оппоненту сразу после моей отмашки. И, если так посмотреть, сделал всё верно – Ишин явно растерялся. Не успевая встать в стойку, он взмахнул рукой как есть, то есть снизу-вверх. И кто бы мог подумать, угодил прямо по яйкам Казуки, отчего тот скрючился. Глянув на меня удивлённым взглядом, Ишин сделал шаг вперёд и положил лезвие боккэна на шею Казуки. После чего вновь бросил на меня взгляд.

– Что ж, – подошёл я к ним. – Удача очень важна, особенно для воинов, так как на кону стоит их жизнь. В этот раз удача была не на твоей стороне, Казуки. И это только то, что увидел я, а ведь Ишин-кун мог и спланировать подобное развитие ситуации.

– Да как бы нет… – пожал он плечами. – Мне и правда повезло. Только это… как-то уж слишком быстро всё закончилось. Может, повторим?

– Я признаю поражение, – процедил Казуки. – Этот бой за тобой. Но раз уж ты хочешь повторить – я не против.

– Хм, – задумался я. Раз оба не против, то почему бы и нет? – Хорошо. Разошлись. Три минуты.

– Я готов, Синдзи-сан, давай без трёх минут, а? – применил он щенячьи глазки.

– Ишин-кун? – спросил я второго задиру.

– Готов, – пожал тот плечами.

– Хорошо, – отошёл я от них и поднял руку. – Начали!

На этот раз Казуки не стал сходу бросаться в бой, зато это сделал Ишин. Мой воспитанник только и успел поднять скрещённые руки, защищаясь от удара сверху. Тоже, кстати, ошибка. Кто ж, блин, защищается руками от удара мечом! Как результат – хруст сломанной кости. Стоял я недалеко, так что отчётливо его слышал. Лицо Казуки скривилось от боли, но, к его чести, он не растерялся, а воспользовался ситуацией и, чуть наклонившись, врезался плечом в грудь подошедшего слишком близко Ишина. А дальше – дело техники, о которой Казуки тоже не забыл. Левую ногу вперёд и, чуть согнув, коленом подбить правую ногу противника, нарушая тем самым его равновесие, после чего левой, неповреждённой рукой, толчок вправо. Вправо от Казуки. Ну и податься вперёд всем телом, заваливая оппонента на асфальт. Правая рука у Казуки висела плетью, что не помешало ему оседлать Ишина и начать избивать левой. К такому Сюнтэн готов не был. Одно дело – отражать удары под «доспехом духа», и другое – получать по лицу без защиты. Лицо ему Казуки разбил моментально, а ещё через семь секунд, Ишин поплыл, почти не защищаясь.

Два быстрых шага и я кладу руку на плечо своего воспитанника.

– Хватит, – остановил я бой. Правда сразу Казуки не отреагировал, так что пришлось сжать ладонь и ухватившись за рубашку, дёрнуть его в сторону, опрокидывая на спину. – Я сказал – хватит! – придавил я его с помощью яки.

По итогу боя досталось обоим. Но Казуки, объективно, больше, пусть он и победил. Всё-таки сломанная рука покруче разбитого лица. Впрочем, один фиг он был доволен. То морщился, то улыбался, но чаще улыбался.

И вот, когда я уже думал, что всё закончилось, из толпы вышел незнакомый мне и слегка подвыпивший парень.

– Аматэру-сан, – обратился он ко мне достаточно громко. – Меня зовут Какидзаки Аричиро, и я хочу вызвать вас на бой. Здесь и сейчас. У меня нет к вам претензий, просто хочу испытать свои силы. Без бахира и ваших патриарших сил. Лишь тактика, реакция и сила воли, – повторил он мои же слова.

О-хо-хонюшки… Веселье набирает обороты, да?

Глава 3

Атарашики нашла меня во внутреннем дворе рядом с сакурой, в компании Бранда и Идзивару. Пёс, как всегда, лежал у меня в ногах, а кот – на своей любимой ветке. Я же сидел, пил утренний кофе и курил.

– И что вчера было? – спросила она, взмахнув рукой с планшетом.

– Опять в соцсетях сидишь, – спросил я лениво. – И уточни, о чём мы сейчас говорим.

– О боях без правил у клуба «Ласточка», - ответила она, после чего подняла планшет и процитировала: – Несколько десятков молодых аристократов устроили настоящие бои без правил. Восемнадцать сломанных рук, три ноги, неизвестное количество рёбер и множество разбитых в кровь лиц, – после чего провела пальцем по экрану и продолжила. – Глава Рода Аматэру лично избил девять человек, которые так и не смогли нанести ему ни одного удара. Синдзи, – посмотрела она на меня. – Ты глава Рода Аматэру, а занимаешься банальным избиением детей. По-твоему, это нормально? Что на тебя вообще нашло?

– Там хоть написано, что это были поединки без бахира и патриарших сил? – уточнил я.

– Написано, – проворчала она. – В целом забавно получилось, но твой статус…

– Атарашики, – перебил я. – Я был в «Ласточке» не как глава Рода. Понятно, что этот статус всегда со мной, но туда я пришёл как выпускник школы, желающий отметить данное событие. Такой же подросток, как и все остальные. К тому же ты сама запихнула меня в школу, чтобы я нарабатывал репутацию лидера. Что я вчера и продемонстрировал.

– Так-то оно так… – произнесла она неуверенно. – Демоны! Не знаю, к чему придраться, но мне не нравится, что ты уравнял себя с толпой детишек!

– А вот мне кажется, что место и время не способствовали чванливости и выпячиванию своего статуса, – пожал я плечами. – К тому же не место красит человека, а человек – место, я не опускался до их уровня, я позволил им приблизиться к себе. Ну а если кто-то думает иначе, я найду способ указать на его ошибку. Есть ещё один маленький нюанс – надо было показать взрослым дядям, что я всё же молодой парень со своими слабостями, – затушив сигарету в пепельнице, которую тут поставили исключительно из-за меня, добавил: – А то меня в последнее время перестали недооценивать.

– Ерунда, – хмыкнула Атарашики. – Не считай людей за дебилов, такая мелочь не заставит их расслабиться.

– Но это не повод хотя бы не попытаться, – ответил я, после чего допил кофе. – Да и не главная это причина. Просто бонус.

– А есть главная причина? – нахмурилась Атарашики.

– Нет, – поднялся я на ноги. – Просто, когда всё завертелось, я прикинул варианты развития событий, плюсы и минусы, а потом махнул рукой.

– Ребёнок, – вздохнула она, качнув головой. – Ладно, забыли. Ты сейчас занят?

– А что? – поинтересовался я. – В общем-то – нет, но мне вечером на день рождения Анеко идти, если что.

– Маэда и Аоки прислали первый список изученных артефактов, – ответила она. – Тебе бы с ним ознакомиться.

– Там есть что-то интересное? – спросил я.

– Ну как тебе сказать… – задумалась она. – Смотря с какой стороны. Боевые артефакты они не трогали, так как для них нужен полигон и помощники, так что в боевом… да и прикладном, если подумать, плане ничего интересного.

– Вкратце опиши, – попросил я.

– Там двадцать один артефакт, лучше сам почитай их опусы, – поморщилась она. – Эти старые пни для каждого предмета чуть ли не диссертацию написали. Лично я заинтересовалась маской, позволяющей давить сильной яки, кольцом, стимулирующим память, да одиннадцатым томом «Вознесения тысяч».

– Сохранившаяся книга? – удивился я.

– Металлические пластины, – уточнила она. – Серебряные.

– Ясненько, – произнёс я задумчиво. – Ладно, тогда я к себе в кабинет.

Кстати, если Маэда и Аоки за всё это время определили всего два десятка артефактов, то работы им, с учётом их возраста, до конца жизни. Печально. Я думал, с трофеями из Хранилища мы быстрее разберёмся. Хм, зато у Аматэру теперь два «потерянных» тома «Вознесения тысяч».

Прочитав двадцать одну диссертацию на артефакты Древних, я устало вздохнул. По сути, там ничего интересного не было. Вот зачем мне артефакт, который лишает людей зрения в радиусе пятнадцати метров? В том числе и того, кто артефакт использует. Профессора уверены, что где-то среди вывезенных трофеев должна быть пара к этому ослепителю, которая позволит пользователю игнорировать его эффект. Или медальон на цепочке, создающий за плечами огненный плащ. Просто огненный плащ, который ничего не делает. Нафига Древние делали что-то подобное? Я не понимаю. Последний текстовый файл рассказывал о костяном кубе размером с игральную кость, который очищает воду, в том числе и от пяти видов яда, которые старички использовали для исследования. Дочитав его до конца, закрыл и, опустив веки, потёр переносицу.

Надо бы им намекнуть, чтобы оружием занялись. Хотя, нет. С оружием и менее профессиональные исследователи справятся, так что надо просто найти им людей в помощь. Только вот где? Может, у Хирано спросить? Она лисица опытная, может, и посоветует кого. С другой стороны – а толку? Запускать в своё хранилище, под завязку набитое артефактами Древних, левую личность мне как-то не хочется. Хм… Может, у ёкаев есть какой-нибудь магический артефакт, ну или ритуал, позволяющий заключать сделки? Типа, не дающий нарушить договор. Во всяких фэнтези о таком часто пишут… Блин, я уже на сказки ориентируюсь. Надо срочно узнавать о магическом обществе как можно больше.

Собственно, последняя мысль и сподвигла меня выбраться из кабинета и пойти искать Хирано. Нет, не для того, чтобы узнать о магическом мире побольше, для этого нужно много времени… хоть сколько-нибудь времени, а у меня ближайшие дни забиты. А вот полюбопытствовать насчёт артефакта или ритуала для договоров мне хотелось. Уж на разговор-другой у меня время найдётся.

Направлялся я в библиотеку, так как именно там Хирано в основном и пропадала, но нашёл я её в главной гостиной, мимо которой пролегал мой путь. И сначала я услышал её голос.

– Ох, Идзивару-кун, ты такой забавный, – говорила она, и даже не видя саму женщину, я почувствовал в её голосе улыбку. – Нет, смертельные битвы тебе не помогут стать сильнее, такие, как ты, получают силу со временем. И что? Для становления нэкоматой – да, и то, скорее сильные эмоции, а не бой насмерть. А теперь всё, только время. Ой, да ладно тебе, Идзивару-кун, ты и сейчас силён. Такие, как ты, в принципе очень сильны, просто со временем вы становитесь ещё сильнее. Опыт? Хм. Ну, если смотреть с этой стороны, то да – схватки тебе помогут.

В этот момент я как раз зашёл в гостиную. На одном из кресел сидела профессор с чашкой в руках, а рядом с ней находились сидящий на полу Идзивару и, чуть в стороне, лежащий Бранд. При моём появлении пёс скосил на меня взгляд и вильнул пару раз хвостом, а Идзивару даже не обратил внимания, продолжая сидеть и помахивать обоими хвостами.

– Идзивару, – произнёс я, – у тебя два хвоста, спрячь один.

Удивился ли я? Нет. Просто было любопытно наконец увидеть оба хвоста кошака. До этого они разве что мелькали, и я не был уверен, не померещилось ли мне.

Идзивару на мои слова разве что ухом дёрнул, продолжая смотреть на кицунэ, но хвостами всё же взмахнул, после чего один из них пропал. Даже с моей реакцией я не смог уследить, как это произошло. То ли они слились, то ли один из хвостов растворился в воздухе.

– С добрым утром, Аматэру-кун, – поприветствовала меня Хирано.

– И вас, профессор, – ответил я.

– Нет, Идзивару-кун, – сделала она глоток из чашки. – Я с тобой драться не буду. Нет. Отстань от меня, глупый кот. Да, просто лень, – пожала она плечами.

По мере ответов Хирано общая пушистость Идзивару всё повышалась и повышалась. Кот явно был сильно раздражён.

– Даже не надейся, мальчик, – улыбнулась она. – У меня договор с твоим хозяином, – после чего она приподняла бровь и через секунду засмеялась. Словно колокольчики зазвенели. Реально, разве человек может так смеяться? А, блин, она же не человек. – Он Аматэру, малыш, с чего бы мне воевать против него?

После этих слов Бранд лениво… Даже не знаю, это его «Авф» можно ли считать за гавканье? А вот Хирано после этого стала серьёзной.

– Библиотека – это здорово, но никак не достаточно для войны, – произнесла она, посмотрев на Бранда. – Особенно с Аматэру.

– Слушай, – присел я в кресло напротив неё. – Идзивару у нас нэкомата, а кто Бранд?

– Не знаю, – пожала она плечами.

– Как так? – удивился я.

– Ты слишком многого от меня хочешь, – дёрнулся у неё уголок губ. – Эти двое – Естественные ёкаи, в то время как нас не зря называют Пришлыми. Называли, – поправилась она. – По пришлым я могу тебе рассказать всё, а вот такие, как они, – кивнула она на Бранда, – слишком разнообразны. Точнее, даже не так. Основные виды естественных ёкаев вполне себе известны, но порой среди них появляется такое… – покачала она головой. – Я просто не знаю, к какому виду отнести твоего пса. Он и вестник смерти, и дух-защитник, и пожиратель света, и проводник душ… Точнее, всё это можно к нему применить. На деле же, я без понятия кто он. Но кто-то, связанный со смертью, причём даже больше, чем твой кот, а демоны-кошки вообще известны тем, что на «ты» со смертью.

– Интересно, – произнёс я, после чего похлопал себя по колену, на что Бранд тут же поднялся на лапы и потрусил ко мне. – И как отличить Истинного от Пришлого?

– Человеку? – уточнила она. – Человеку это сложно сделать. Если в лоб сравнивать. Лучше всего различать нас по происхождению. Пришлые не появляются из ниоткуда, не перерождаются во что-то кардинально другое. Мы появляемся, как и люди – от мамы с папой. А вот, например, Идзивару-кун раньше был обычным котом, но посмотрев в глаза смерти, буквально перестроил свою душу, превратившись в нечто очень далёкое от кошачьего рода. Или взять духа места… Да и любого другого духа, если подумать. Я не знаю принцип появления духов, но это чисто энергетические сущности, а дух места, набрав достаточно сил, может себе ещё и физическое тело сделать. Рождённые и нерождённые, наверное, так нас лучше всего различать. При этом и мы, и они, порой имеем очень много общего. Как пример – нэкомата и кицунэ. И у тех, и у других, основные личные способности – это огонь и иллюзии. Ну… несколько хвостов, но это ближе к физиологии. И мы, и они, повышаем свою силу со временем. То есть чем старше кицунэ и нэкомата, тем они сильнее. Правда, лисам для этого требуется больше времени, зато мы можем использовать человеческую магию.

– А естественные ёкаи не могут? – уточнил я.

– Единицы, – дёрнула она плечом. – В основном они используют… как бы это попроще объяснить? Назовём это – волевая магия. Они свою магию силой воли творят. Как мы свои личные и родовые способности. Из-за этой особенности они, к слову, имеют преимущество перед ведьмаками – такие, как ты, просто бич простых магов, использующих структурированную силу. Вы на раз ломаете заклинания защиты, а вот волевая магия для вас проблема. Предположу, что для тебя в бою с пользователем бахира самое сложное – обойти «доспех духа». Точнее, взломать его. Так?

– Есть такое дело, – кивнул я.

Откуда она, блин, всё это знает? Если подумать, я и правда ломаю стихийный покров бахироюзеров на раз. Да я даже их щиты ломаю, правда только на тренировках – для реального боя у меня на это уходит слишком много времени.

– Это нормально, – сделала она глоток из чашки, после чего поморщилась и поставила её на стол. – Должны же и у ведьмаков быть слабые стороны? Будь иначе, и даже такие молодые индивидуумы, как ты, с лёгкостью убивали бы богов.

– М-м-м… Хочешь сказать, боги используют волевую магию? – спросил я.

– И только её, – кивнула она. – Возможно, они и могут использовать человеческую магию, но я с таким не встречалась. Да и зачем им это? Они и так… – запнулась она, – боги.

Стоп.

– А при чём тут бахир? – спросил я. – То есть да, у меня проблемы с «доспехом духа», но при чём здесь магия?

– Аматэру-кун, – вздохнула она. – А что, по-твоему, такое бахир?

– Без понятия, – ответил я.

– Ох уж эти студенты, – покачала она головой. – И бахир, и магия – это одно и тоже. Хотя, скажу иначе. Есть энергия, которую используют маги, пусть будет – мана. И есть бахир. По сути, это одно и тоже. И там, и там – энергия. Просто разная. Использование энергии… результат использования этих энергий и есть магия.

– То есть и ёкаи могут использовать бахир? – спросил я.

– Очень ограниченно, – поморщилась она. – У нас более тонкая энергетика, а бахир – словно наждачная бумага для неё. У людей с этим гораздо проще. Этим, к слову, и ведьмаки страдают, – хмыкнула она. – Только у вас всё не как у простых разумных. Энергетика ведьмаков такая же, как у людей, но при этом есть второй уровень. Не ещё одна, заметь, а второй уровень основы. Вот она при использовании сторонней энергии и страдает. А ещё вам тело изменять нельзя. Например, большая часть магических усиливающих зелий вам противопоказана. Этот ваш второй уровень энергооболочки сильно завязан на физические параметры.

А ведь Ал’Вир что-то такое говорил. Типа, ведьмаком может быть только стопроцентный человек. И про второй уровень духовного тела он говорил. О! Про волевую магию он тоже говорил, только называл её не так. Этот тип вещал про «наиболее примитивная магия, для таких, как ты, наиболее неудобная». С другой стороны, такая магия, по словам Ал’Вира, и на меня почти не действует. Тот же отвод глаз. Вроде как, мы, ведьмаки, олицетворение баланса. Что сложные заклинания, что примитивные, для нас и опасны, и не опасны. Сложные заклинания могут больно ударить, но легко ломаются, а примитивные почти не бьют, зато хрен сломаешь. Только вот… Откуда она столько про нас знает?

– И откуда такие познания о ведьмаках? – поинтересовался я.

– Я была знакома с одним из вас, – улыбнулась она мечтательно. – В далёкой молодости.

То есть ведьмаки и четыреста лет назад были? Хотя, стоп, о чём я, пока есть война, они всегда будут. Просто не такие сильные, как Герои древности.

– И, видимо, он был очень опытным, – заметил я.

– Сильней тебя, – кивнула она, – но не как те, что богов убивали. Впрочем, я уверена, ты достигнешь его уровня. В конце концов, ты ещё молод, а моему мужу за сотню перевалило.

Мужу?! Хрена себе…

– И что с ним стало? – спросил я осторожно.

– Умер, – вздохнула она. – Ведьмаки, знаешь ли, тоже умирают, – после чего глянула мне в глаза. – Не забывай об этом. Я ещё не все книги в вашей библиотеке прочитала. Кстати да, пора уже возвращаться к книгам.

Про свой вопрос об артефакте или ритуале для договоров я вспомнил, только когда Хирано вышла из гостиной. Вспомнил, и отложил на будущее. Сейчас мне было о чём поразмыслить.

* * *
Анеко на день рождения я подарил артефакт-кольцо, усиливающий стихию Молнии. Усиливающий незначительно, но у неё уже есть Слеза Меланьи – амулет с таким же эффектом. В теории можно обвешаться подобными побрякушками и серьёзно усилить свою стихию, точнее, техники на основе твоей стихии, но по факту найти артефакты со схожим эффектом довольно сложно. Я уж не говорю про цену. Десять колец, амулет, что-нибудь на голову, какие-нибудь поножи и браслеты… Там по самым скромным подсчётам уйдёт миллиарда полтора. Проще взять с собой на разборку пяток тяжёлых пехотинцев в МПД, они усилят тебя гораздо лучше. Да, ситуации бывают разные, и по закону подлости в нужный момент поддержки рядом не оказывается, но за полтора миллиарда можно и какой-нибудь один артефакт взять, но усиливающий тебя в разы. К тому же найти столько похожих по эффекту артефактов – тот ещё гемор. Их, артефактов, я имею в виду, и так немного, а уж нужных тебе, да в таком количестве… Не стоит забывать и о том, что ты не один такой умный. Даже внутри одной страны не один. Вот и не гонятся аристократы за подобными вещами, но даже так, вспоминая аукцион Хрустальной вечеринки, где я купил Слезу Меланьи, могу с уверенностью сказать, что заплатил за неё несколько больше, чем мог бы при других обстоятельствах. То есть аристократы в тот раз, может, и хотели бы его взять, но в итоге просто плюнули на этот лот и отдали его простолюдину. Не стоит он таких денег.

Кольцо в целом тоже не очень дорогое, но у Аматэру в Имперском банке, где мы храним всякую мелочёвку, такой фигни навалом. Более того, у меня ещё на два года подарков для Анеко хватит. То есть через два года у Анеко будет четыре артефакта, немного усиливающих стихию Молнии, и подобный комплект будет стоить раза в полтора дороже, чем если покупать их по отдельности.

После того, как Норико узнала про расклад с Анеко, она заявилась ко мне в кабинет и потребовала себе крутой артефакт, усиливающий её способности. После того как я приподнял бровь, Норико несколько поумерила тон и, замявшись, начала пояснять и упрашивать. После рождения ребёнка ей всё равно придётся восстанавливать форму, это её слова, вот она заодно и ранг поднимет. Уж «ветерана» Норико, опять же, по её словам, возьмёт точно, и было бы неплохо иметь артефакт, который сделает её «мастером». После очередной приподнятой брови она вновь сдала назад и решила удовлетвориться «учителем».

– Ну и запросы у тебя, – покачал я в тот раз головой. – Ладно, посмотрю, что можно сделать.

– Ты лучший! – засияла она, но взяв себя в руки и приняв серьёзный вид, добавила: – Но ты всё же учти – жена «мастер» лучше, чем жена «учитель».

– Иди уже отсюда, – махнул я лениво рукой. – Дай поработать.

Приём в честь дня рождения Анеко проходил в квартале Охаяси, туда мы с Норико и приехали. За рулём, кстати, сидел не Лесник, а Тану Горо, закончивший в этом году университет. Так что Вася-тян на пару с Василием Рымовым имеет гордое высшее сельскохозяйственное образование. Теперь он, я надеюсь, трижды подумает, прежде чем предложить мне купить какое-нибудь супер дорогое, но ненужное мне авто. Сейджун, к слову, оставаться дома отказался, так что сидел теперь на переднем пассажирском сиденье.

За воротами особняка главной семьи клана нас, да и в принципе всех гостей, ждала Анеко, ну а так как она была совершеннолетней и без жениха, пару ей составлял отец. Что Охаяси Дай, что Анеко, были одеты в традиционные одежды, как и мы с Норико. И если у нас с Даем одежды были традиционного, для хаори с хакамой, серо-белого цвета, то вот девушки изгалялись как могли. В данном случае у Анеко было сине-белое кимоно со вставками в виде красных цветов, а у Норико кимоно было золотисто-серебряное.

Тепло поприветствовав хозяев, мы с Норико отправились к гостям в сопровождении дальней родственницы Анеко, которая, как и несколько других девиц, стояли чуть в стороне. Их задача как раз и была в том, чтобы отводить новоприбывших. Думаю, уже через годик Ами, младшую сестрёнку Анеко, тоже припрягут к этому делу.

Гостей у Охаяси было как всегда полно, причём встречались люди из довольно именитых Родов. В этот раз, ко всему прочему, никто не скрывал, что на приём придёт глава Рода Аматэру, и приглашение Охаяси приняли даже те люди, которые в ином случае не стали бы этого делать, отделавшись вежливой отпиской. Например – Кагуцутивару. Родичи моей жены и сами не пригласили бы к себе представителей столь… молодого Рода, и принимать их приглашение не стали бы. Раньше. Теперь-то понятно, что игнорировать семью моих друзей не стоит. Не на постоянной основе, во всяком случае. А так да – Кагуцутивару и сейчас не часто их к себе приглашают. Ну или те же Шайшо. Очень древний Род. Бедны, слабы, – относительно, конечно же, – но по-прежнему высокомерны и в какой-то мере чванливы. Вот уж кто к Охаяси точно не пришёл бы. Хех, впрочем, они и не пришли. Уж не знаю, может, это Охаяси их тупо не приглашали, – что возможно, – но Шайшо на приёме не было. Зато были Цуцуи. Мой учитель пришёл на приём со своей семьёй, и когда мы с Норико вошли во двор, Цуцуи стояли вперемешку с семьёй Рода Муритани. Тоже древний, но слабый Род. Естественно, к ним мы в первую очередь и направились. Я просто не мог проигнорировать своего учителя и в первую очередь поздороваться с кем-то другим. Точнее, мог, но только в том случае, если бы Цуцуи Ген стоял где-то далеко – игнорировать других гостей пока ищу учителя, было бы просто глупо. Но здесь и сейчас Цуцуи стояли в пределах видимости вновь прибывших гостей. В такой ситуации я, наверное, только Императора не смог бы проигнорировать.

– Учитель, – поприветствовал я его поклоном, когда мы подошли к их компании. – Цуцуи-сан, – уже менее глубокий поклон Старейшине Рода. – Муритани-сан, – далее я поздоровался со старшими представителями Рода Муритани и уже под самый конец махнул рукой самым младшим. – Ребята.

Норико, как и я, всем кланялась, но при этом молчала, как и положено благовоспитанной женщине в компании своего мужчины, особенно, если она знать не знает этих людей. Собственно, женщины Цуцуи и Муритани тоже молчали. Из-за этого нам, мужчинам пришлось ещё и знакомить наших женщин. С Цуцуи и Муритани я общался полчаса. Довольно много, если подумать, но быстро отделаться от столь большой компании не так уж и просто. Ну а дальше всё пошло, как и много раз до этого. Мы с Норико гуляли по двору, общались с людьми, – недолго, уделять много времени каждому встречному мы себе не могли позволить, – пробовали закуски, выставленные на столах. Ну а часа через два, когда я уже устал от желающих со мной поговорить, решил начать собирать нашу компанию. И первой на глаза попались Мизуки с Шиной. Следующим, почти сразу после сестёр Кояма – Райдон. Торемазу, Мамио, Тейджо. Прибившаяся к нам Ами. Ну и сама Анеко, уделившая гостям достаточно времени, чтобы примкнуть к компании друзей.

Не могу сказать, что приём в честь днюхи Анеко был интересным. Он и весёлым-то особо не был. Просто приём, каких десятки в месяц в Токио проходят. Но это и понятно – праздник как таковой у Анеко был сегодня в полдень. Не самый лучший выбор времени, как по мне, но говорить об этом самой Анеко я, естественно, не буду. Полагаю она и сама в курсе, но против решения отца ничего сделать не могла. В общем, если бы не общение с друзьями, было бы совсем скучно. За несколько часов приёма произошёл лишь один случай, о котором можно рассказать.

– Не завидуй, Тейджо, – издевалась над ним Мизуки. – Моим волосам надо поклоняться, а не завидовать.

– Аматэру-сан! – раздалось у меня за спиной.

Обернувшись, я увидел стоящего передо мной Какидзаки Аричиро- того самого парня, что первым вызвал меня на бой у клуба «Ласточка».

– М-м-м… Какидзаки-сан? – удивился я.

– О нет! Какидзаки! Теперь ты решил прилипнуть к Синдзи? – воскликнула Мизуки. – Он мой! Не отдам!

Что? О чём она?

– Приветствую, Аматэру-сан, – поклонился он. – Прошу прощения, что беспокою. Вы не против, если я украду у вас на несколько минут Шину-тян?

Покосившись на закатившую глаза Шину, я пожал плечами.

– Не ко мне вопрос, Какидзаки-сан, – произнёс я. – Шина сама выбирает, куда и с кем идти.

– Но… – растерялся он на секунду. – Я понял. Шина-тян, погуляем?

– Извини, Какидзаки-кун, – улыбнулась она вымученно. – Не хочу бросать друзей, я так редко их вижу.

– Я не прошу у тебя много времени, всего десять минут. Ну хотя бы пять, – не сдавался он.

– Какидзаки, – вздохнула Шина устало. – Я тебе даже одной минуты не дам. Всё. Иди, иди, – сделала она рукой «кыш отсюда».

– Но… Шина-тян… – я уже готовился вмешаться, так как настаивать после настолько конкретного отказа было… неправильно с его стороны, но парень черту не перешёл. – Понятно. Что ж, прости, что побеспокоил, Шина-тян. Аматэру-сан. Господа.

И после лёгкого поклона сразу всем Какидзаки ушёл.

– Что это вообще за парень? – спросил Райдон.

– Те, кто знал о Кояма Шине в Дакисюро, – произнесла Анеко. – Знал и о Какидзаки Аричиро. Удивлена, что ты о нём не слышал. Хотя, что с вас, мальчишек, взять?

Я, вообще-то, тоже не в курсе. Да и остальные парни, судя по выражениям их лиц, не слышали об этой истории.

– А если поконкретней? – уточнил Райдон.

– У Шины, будущего «виртуоза», всегда было много поклонников, – произнесла Анеко. – И на нашем курсе, и на старшем. Возможно, и на вашем. Но больше всех выделялся Какидзаки Аричиро, преследующий Шину, несмотря на все её посылы куда подальше.

– То есть он тебя со старшей школы добивается? – спросил я Шину.

– Он ещё и в тот же университет, что и я, пошёл, – поморщилась она. – Ничего против него не имею, но надо же головой думать. Кто ж меня из клана выпустит?

– А с главой его Рода связаться не пробовали? – опередил меня с тем же вопросом Тейджо.

Шина только плечами пожала.

– Говорили они, – ответила Мизуки. – Что там у них было, не знаю, но Шине разрешили делать с Какидзаки всё что угодно. Чем она целый год и занималась. Мне его до сих пор жалко.

– А потом? – уточнил я.

– А потом у меня вроде как парень появился, – ответила Шина. – Возможный жених.

Понятно. Какидзаки, конечно, мог продолжать донимать Шину, но при наличии у неё парня дело могло дойти до межродовой вражды. Войны бы не было, слишком разные весовые категории, но и того, что могло произойти, Роду Какидзаки мало не показалось бы.

– А теперь его опять нет, – заметила Норико. – Если я всё правильно поняла, у парня последний шанс. Соболезную, Шина.

– В смысле – последний? – не понял я.

– Шина уже не школьница, – пояснила Норико. – Ей давно замуж пора, и следующий «возможный жених», скорее всего, и будет её мужем.

Как-то так получилось, что после слов Норико вся наша компания задумалась каждый о своём. Молчание нарушил Тейджо.

– А у кого было больше поклонников, у тебя или Шины-сан? – спросил он у Мизуки.

– Двадцать две поломанных жизни! – вздёрнула Рыжая нос. – У Шины вроде восемнадцать.

– Ну так ты и не будущий «виртуоз», - проворчала Шина.

– Слабачки, – фыркнула Норико. – Я отшила двадцать четыре парня.

– Пять… – пискнула Торемазу, но смутившись замолчала.

– Всего пять? – удивилась Анеко.

– Пятьдесят один избитый парень… – произнесла она тихо.

Ой-ей… Это как-то слишком сурово.

* * *
Пора идти за кланом. Данная мысль появилась в моей голове после того, как я отложил в сторону бумаги по проектам Шидотэмору. Больше нет смысла тянуть. Удивительно, но я именно тянул с этим. Уж не знаю, в чём дело, но предчувствия у меня были не самые радужные, отчего я и откладывал поход к Императору. Всё пытался понять, в чём дело. Теперь же приходится признавать – у меня больше нет отговорок. Враги кончились, дел нет, точнее, срочных и важных дел, до конца месяца важных событий не предвидится. Делать нечего… Конечно, если задаться целью, я найду чем заняться, вот как сейчас, например, занимаюсь делами Шидотэмору, хотя вполне мог оставить их Танаке. Тем не менее лёгкое чувство беспокойства, когда я задумывался о клане, не проходило, и идти за правом основать клан мне не хотелось. Надо бы с Атарашики посоветоваться, может, она скажет, чем нам может угрожать собственный клан. Хотя, нет, «угрожать» немного не то слово – я не опасность чую, а простое беспокойство.

Атарашики нашёл в гостиной женской части особняка, куда из мужчин свободно мог попасть лишь я. Даже Казуки, чтобы попасть к Эрне, предварительно спрашивал разрешение у Атарашики, в ином случае, заберись он в эту часть дома, его будет ждать очень долгая и нудная лекция от нашей Старейшины. Ну и от меня наказание. Мне, правда, на эти пережитки прошлого плевать, но ссориться с женской частью Рода, – а женщин в семье уже сейчас больше, чем нас, парней, – мне не хотелось. Помимо Атарашики в гостиной находилась и Норико. Обсуждали они какой-то ритуал, какой именно, я не знал, да и подробностей услышать не смог, так как, завидев меня, обе резко замолчали, осматривая мою скромную персону вопросительными взглядами.

– Не сильно заняты? – спросил я, заходя в гостиную.

– Смотря с чем ты пришёл, – ответила Атарашики.

– О чём вы тут разговаривали-то? – спросил я, присаживаясь в кресло.

Обе женщины, кстати, сидели на диване.

– Женские темы, – ответила она коротко.

– Ритуал чисто для женщин? – приподнял я брови. – Однако…

– Твой слух порой сильно раздражает, – вздохнула Атарашики. – У каждого уважающего себя Рода есть ритуалы, в которые мужчинам лучше не лезть. Часть из них Норико рассказали матери, другую часть обязана рассказать я.

– А мужские ритуалы есть? – стало мне интересно.

– Не слышала о таких, – пожала она плечами.

– Несправедливо как-то, – вздохнул я.

– Боги, – приложила она ладонь к лицу. – Ты думаешь, что женские ритуалы – это привилегия? Глупый мужчина…

– Это обязанность, ответственность и труд, Синдзи, – вставила Норико. – Согласись – отсутствие всего этого скорее плюс, чем минус.

– Ну… так-то да, – согласился я, – но вопрос обсуждаемый.

– Давай оставим эту тему, – произнесла Атарашики. – Ты к нам по делу пришёл?

– Ну да, – вздохнул я. – Хотел с тобой о клане Аматэру поговорить.

– О, интересно, – улыбнулась Атарашики. – Внимательно тебя слушаю.

Норико молчала и не лезла в разговор. Она в курсе того, что я хочу получить клан, и судя по любопытной мордашке, данная тема ей тоже интересна.

– В первую очередь, меня интересуют проблемы для новообразованного клана Аматэру, – начал я. – Вот представь – право на клан мы уже получили, но ни одного Рода, кроме нас самих, в нём не состоит. Общественность об этом знает. Знает и о перспективах Аматэру. Как они отреагируют? Какие у нас могут быть проблемы? Кто может пойти на эскалацию конфликта или просто перейти во враждебный нам лагерь? Какие минусы несёт смена нашего статуса? Я имею в виду, политические и социальные?

Выслушав меня, Атарашики задумалась.

– Знаешь, – произнесла задумчиво Атарашики, – пять минут назад я бы сказала, что минусов нет, но раз уж ты с твоим чувством проблем об этом заговорил… – Помолчав ещё минуту и двадцать одну секунду, старушка тяжко вздохнула. – Нет, всё равно не вижу проблем. Если бы кто-то хотел причинить нам вред, они бы это уже сделали. Новый статус… Ну вот смотри. Сейчас мы Свободный Род, и в противниках у нас по тем или иным причинам может оказаться кто угодно. Ну кроме Императорского Рода и их вассалов. После того как мы станем кланом, имперские Роды из предполагаемых противников можно будет вычеркнуть, останутся кланы и такие же, как и мы сейчас, Свободные Роды. Но если бы у кого-то из них были к нам претензии, мы бы об этом уже знали. С политической и социальной стороны мы никому из них не угрожаем, а даже если у кого-то и появятся к нам претензии… Мы как бы и сейчас можем очень жёстко ответить, а уж будучи кланом и подавно. Нас, скорее, умасливать ещё активней станут. Ну а с финансовой стороны дела мы практически ни с кем не конкурируем. То есть пересечений интересов полно, но… – пожала она плечами. – На финансовом поле мы по-прежнему не являемся ни для кого серьёзным противником, а единственный наш серьёзный актив конкурентов в стране и вовсе не имеет.

Это она про Шидотэмору говорит.

– А что ты скажешь про клан Абэ и им подобных? – спросил я. – За последние пару лет мы потоптались по паре мозолей. Вражды как таковой нет, но это не в последнюю очередь из-за Императора у нас за спиной. Ну а когда мы станем кланом, Император в принципе не сможет лезть в возможный конфликт.

– А Императорский Род вообще сможет нам помогать? – спросила Норико. – Когда мы кланом станем.

– Сможет, – пожала плечами Атарашики. – В чём угодно, кроме клановой политики.

– Это довольно расплывчатое понятие, – заметила Норико.

– Что, конечно, неприятно, – ответила Атарашики, – но терпимо. Мы в любом случае не собираемся влезать в долги к их Роду. Зато в финансах и социальных вопросах можно ожидать помощи.

– А как же долги? – спросила Норико.

– Если не частить с этим… – не договорила Атарашики. – В большинстве своём, нам и мелких услуг хватит. Чисто по-родственному.

А учитывая, сколько раз мы помогали Императорскому Роду в прошлом, эти мелочи и на долг-то тянуть не будут.

– То есть нам сейчас никто не угрожает? – спросила Норико.

– Угрожает? – улыбнулась Атарашики. – Нет. Мелкие конфликты, споры и общая нелюбовь присутствуют, но угроза? – покачала она головой. – Осмотрись, девочка, кто нам может угрожать? Особенно после моментальной победы над Тоётоми. С нами воевать себе дороже. Даже просто враждовать. Абэ, проигравшие Тоётоми, Тайра, да те же Сюнтэн – никто из них не станет открыто враждовать с нами. Для этого нужен действительно серьёзный повод.

– Тайра и Сюнтэн – имперские Роды, – заметила Норико. – Это не клановая политика, с ними нам Император может помочь.

– Тем более, – кивнула Атарашики. – Пакостить будут, конечно, но мы переживём. Ах да, те же Тайра от нас отстанут, мы им именно как Свободный ну или имперский Род мешаем.

– Тоётоми разорвут, стоит нам только отмашку дать, – произнёс я задумчиво. – Но в целом согласен – из тех, кому мы сейчас не нравимся или чем-то мешаем, нет никого кто… – замолчал я от пришедшей мысли. – Хоккайдо.

После моих слов замерла и Атарашики.

– А вот это – да, проблема, – произнесла она медленно.

Кланы Хоккайдо вполне могут объявить нам войну. У них и повод есть, и попытки меня убить были. При этом, даже если забыть о том, что Патриарх им поперёк горла, они могут попробовать провернуть это в надежде, что Император вмешается, хоть как-нибудь – после чего появится возможность объявить о вмешательстве в дела кланов. Да, найдутся те, кто выступит на нашей стороне, но и на Хоккайдо далеко не один клан, и воевать придётся с очень сильным союзом. Правда, война будет походить на то, что происходило у нас с кланом Хейг, так как аристократов с Хоккайдо на остальных островах страны не жалуют и разойтись на полную они не смогут. Тем не менее Хоккайдо – это не Штаты на другой стороне мира, они как бы вот, под боком. Так что активных боевых действий будет навалом.

– Если начнётся война, – произнёс я, – имперские Роды можно исключить из уравнения. У всех наших друзей имперцев и просто желающих помочь будут связаны руки. Император первый осадит таких помощников.

– А среди кланов найдётся не так уж и много желающих воевать с Хоккайдо, – добавила Атарашики. – Пусть и на нашей стороне.

– Кояма да Фудзивара, – кивнул я.

– Тоётоми… – произнесла Норико неуверенно.

– М? – поднял я на неё взгляд.

– Тоётоми, в теории, тоже могут выступить на нашей стороне, – пояснила она свою мысль.

– Ха, – возмутилась Атарашики. – Эти, скорее, в спину ударят.

– Ну не скажи, – произнёс я, раздумывая над словами Норико. – Мысль и правда интересная. Для реабилитации в глазах общественности такой ход действительно неплох. А то у них статус сейчас какой-то странный.

Недопредатели, зазнавшиеся, наглецы, идиоты. Вроде ничего такого, чтобы оборвать с ними связь, но напрягает.

– Пусть даже три клана, – фыркнула Атарашики. – Два сильных и один средний-побитый. Всё равно маловато для войны со всем Хоккайдо.

– Это для начала – три клана, – заметил я. – Потом, может, и другие подтянутся. А просто по мелочи помогать, я уверен, многие будут.

– Или в спину ударят, – поморщилась она. – Я тут многое говорила об отсутствии угроз, но это в мирное время. Пусть даже не уничтожить, но сейчас уже вся страна знает, что Норико беременна, теперь можно и убить тебя, чтобы похитить Казуки. Патриархи до сих пор остаются камнем раздора.

– Какая же ты всё-таки пессимистка, – покачал я головой.

– С чего сразу пессимистка? – хмыкнула она. – Может, я параноик.

– Параноик я, а ты пессимистка, – махнул я рукой. – В общем, три клана – это нормально. Мы тоже не будем сидеть на месте. Уверен, клан Аматэру найдёт себе сильные Роды. Мгновенно нас не раздавят, а со временем… Хм, время-то как раз будет играть на нашей стороне.

– Это если мы сможем перетянуть на свою сторону большинство кланов страны, – проворчала Атарашики. – А так, время ни на чьей стороне.

– И ты ещё будешь говорить мне, что не…

– Да, да, – отмахнулась она. – Пусть будет пессимистка. Кто-то же должен ей быть.

А ведь если подумать, война с Хоккайдо, точнее, победа в этой войне, может быть ну очень выгодной. Тут уже вопрос в том, не стоит ли нам подготовиться и самим начать войну против них. Чуйка… По-прежнему беспокоится, а не орёт благим матом. Но это нормально, даже хорошо, значит войны с Хоккайдо может и не быть, а если будет, то не слишком опасная для нас. Точнее… Точнее, она не будет опасной, если всё сделать грамотно. А если поторопиться или чего-то не учесть… В этом случае вообще очень многое может свести в могилу.

– Ладно, – решил я завершить разговор. – В целом всё понятно. Предварительно, в ближайшие дни пойду за разрешением на создание клана, но осторожно, не трубя об этом на всю страну. Атарашики, сможешь договориться о встрече с Императором через сестру? Так, чтобы об этом никто не узнал?

– Конечно, могу, – произнесла она. – Но раз уж ты решил воевать с Хоккайдо…

– Предварительно, – перебил я.

– То, может, лучше сначала подготовить для этого почву? – продолжила она, не обратив внимания на мои слова. – Переговорить с Фудзивара и Кояма. К Тоётоми, думаю, лучше идти уже после начала войны.

Я задумался. Вообще-то она права, но… А если Хоккайдо не объявит войну? Реально, самому её начинать? Предварительные переговоры, пусть и с дружественными кланами, – это тоже какие-никакие обязательства. Проводить их, не зная, будет ли война, как-то не хочется. Самому начинать войну с Хоккайдо – тоже. Несмотря на выгоду при возможной победе, я всё же против подобного исхода. В отличие от моего вторжения в Малайзию, нам сейчас не нужно ничего никому доказывать, Родовых земель у возможного противника немного, саму войну быстро закончить не удастся. Не хочу, в общем. Единственный плюс того, что я пойду к Фудзивара и Кояма заранее, состоит в том, как я буду выглядеть. То есть, пойди я к ним сейчас, и буду тем, кто всё спланировал заранее, пойду после – стану просителем помощи. Но Фудзивара и Кояма – это те кланы, которые данную мелочь хоть и заметят, но не придадут значения. Слишком хорошие у нас отношения.

– Повременю с этим, – произнёс я после недолгого раздумья. – Может, и удастся разойтись с Хоккайдо бортами.

– Не согласна, – нахмурилась Атарашики. – Незачем так рисковать.

– Атарашики, – вздохнул я. – Вот скажи, какой нам прок от союза, который мы с высокой долей вероятности и так заключим, если союзные кланы не начнут подготовку к войне? А они не начнут, если хотят, чтобы сам факт союза остался в секрете. Либо, в зависимости от договорённостей, они могут начать подготовку, но тогда Хоккайдо об этом узнают. И поймут, против кого союз, когда начнётся движение войск. Как думаешь, сможем мы в этом случае избежать войны?

– Не сможем, – поморщилась она.

– Вот именно, – произнёс я. – Так что сначала – клан и эскалация конфликта, и лишь потом – союз.

– Рискуешь, Синдзи, – качнула она головой.

– Да, – пришлось с ней согласиться. – Но либо так, либо нежелательная война.

– Им выгодно воевать с тобой, – произнесла она хмуро. – Война в любом случае будет.

– Не совсем так, – поднялся я из кресла. – Для Хоккайдо война со мной оправдана, но невыгодна. Так что – отставить паникёрство. Прорвёмся.

Глава 4

Решение я принял уже перед самым сном. Клану быть. Когда принимал душ, осознал – плевать на Хоккайдо, взяв клан, мы получим и других противников, причём более мотивированных. Я сейчас говорю о других странах. Для кланов Хоккайдо Патриарх – это так, прыщ на заднице – мешает, но жить можно. Они Патриарха клана Асука пережили, и это во времена отсутствия МПД, шагоходов, плазменного оружия и так далее. Подозреваю, что организация покушений была попыткой взять меня нахрапом. Плюс Тоётоми, которые обещали поддержать. Попытка не пытка, как говорится. Попытались, не получилось, отошли в сторону. Война из-за нового Патриарха для них невыгодна. Оправдана, так как я реально заноза в заднице кланов Хоккайдо, но не выгодна. Они потеряют больше, чем если будут тихо сидеть. Повторюсь – Хоккайдо Патриарха Асука пережил и меня переживёт. Потому они так легко и сдались, когда я к ним с претензиями пришёл – не хотели большую войну начинать. И тут совершенно плевать – клан Аматэру или Свободный Род.

Иное дело – другие государства. В частности, Штаты и Англия, которым я недавно ещё и мозоли оттоптал. Франция, как правило, к японцам не лезла, но совсем недавно между нашими странами пробежала чёрная кошка. Инцидент, чуть не приведший к войне, удалось урегулировать, но напряжённые отношения остались. Китай, который непонятно что будет делать. Эти ребята себе на уме и в основном варятся в собственном соку, но нет-нет, да напакостят. Индия вообще без комментариев – между нашими странами не одно десятилетие постоянно войны вспыхивают. Про отдельные военные операции вообще молчу. Можно сказать, что Индия и Япония уже лет сорок находятся в состоянии войны. Если начинать параноить, то можно и про немцев вспомнить. Да, наши страны – союзники, но… Ладно, не будем трогать немцев. А вот русские – под вопросом. Бог его знает, к чему они придут и что решат. Но даже если не брать во внимание русских и немцев, по нашу душу могут прийти очень сильные противники. Причём кланы, а не имперцы. Думаю, правители государств найдут тех, кто захочет помочь своей стране. Естественно, афишировать участие государства никто не будет и нашему Императору придётся стоять в стороне, когда клану Аматэру объявят войну какие-нибудь Гонты. Или, не дай бог – Видеха, вторые по древности в мире. А ещё они вторые по силе в Индии, сильнее только правящий Род, он же самый древний Род в мире. И да, Видеха – клан.

Так что суммируем – хорошенько подготовиться, взять клан и не бояться кланов Хоккайдо я могу, но Хоккайдо с высокой долей вероятности и вовсе не нападут. А вот угроза от иностранных кланов будет всегда. Готовься не готовься – неважно. Подготовиться к войне с иностранцами вообще будет очень сложно, так как я не знаю кто, когда и сколько, а стараться усилиться я буду в любом случае. И что мне теперь, отказаться от собственного клана? Вот уж нет уж.

На встречу с Императором меня провожали всей семьёй. Как на войну. Дело, конечно, не в опасности, просто я иду решать очень важное дело. Исторический момент для всей страны, можно сказать. Да и для всего мира, так как кланы уже давненько не создавали, а Роды возраста Аматэру и подавно.

Одет я был с иголочки, по всем правилам и традициям. Хаори на плечах, хакама на ногах, таби и зори на ступнях и белый узелок хаори химо на пузе. Я поначалу хотел просто деловой костюм надеть – встреча-то неофициальная, организованная через сестру Атарашики, но вся женская часть семьи на это сильно возмутилась. Даже Рейка что-то такое изобразила, но сестра, скорее всего, просто за старшими повторяла. Ну и лекцию от Атарашики пришлось выслушать. Если ужать всё, что она сказала, и выдать общий смысл, то деловой костюм показывает, что для меня данное дело неважно, просто рабочий момент, и это Императору может не понравиться. Всё-таки выдача права на основание клана – это… это… Важно, короче, это. А уж на то, какая там встреча, официальная или нет, никто внимания обращать не будет.

Мне на такие мелочи было пофиг, так что я не спорил.

– Да благословит тебя Аматэрасу-ками-сама, – произнесла Атарашики протягивая мне кожаный коричневый портфель, в котором лежала коробка с маской и планшет с информацией по затопленному Хранилищу.

Находились мы у ворот, за которыми меня ждала машина.

– Ты даже не представляешь, как я горжусь тобой, Синдзи, – улыбнулась Норико.

– У тебя всё получится, – произнесла Рейка с очень важной миной на лице.

Милаха.

– Удачи, Синдзи-сан, – кивнул Казуки.

– А ведь я помню своё недоверие, когда ты рассказывал о своих планах создать клан, – произнесла с улыбкой Акеми. – Но ты, как всегда, оказался прав. Удачи, Синдзи.

– Ждём вашего возвращения с нетерпением, Синдзи-сан, – поклонилась Эрна.

А вслед за ней молча отвесила поклон Раха.

Даже Хирано стояла чуть в отдалении. Она ничего не понимала, так как ей никто ничего не объяснил, но поймав мой взгляд, кицунэ показала мне кулак с поднятым вверх большим пальцем. Атмосферу старая лисица в любом случае читать умела.

Ко дворцу Императора мой кортеж подъехал ровно за пятнадцать минут до встречи с правителем Японии. Этого более чем достаточно, чтобы дойти до нужного кабинета… ну или где там будет проходить разговор. Будь я из любого другого Рода, и я бы не успел, так как охрана забрала бы всё время, проверяя и меня, и портфель с его содержимым, но у Аматэру в этом плане преимущество – нас не трогают. Атарашики, например, постоянно носит в своей тканевой сумочке артефакт, способный убивать «виртуозов». Правда, её хватит на пару выстрелов, после чего старушка ляжет пластом – уж больно много сил требует Гнев глубин. Так вот, её никто не проверяет, и ходит она спокойно и к Императору, и к его жёнам. Да и на различных приёмах её никто никогда не проверял. Со мной то же самое – сколько раз к Императору ходил, ни разу не досматривали. Вот и сейчас не стали. Старый слуга, встретив меня у входа во дворец, поклонился, поприветствовал и попросил следовать за ним. Привёл он меня в кабинет к Императору. Старик уже сидел там в своём любимом, судя по всему, кресле, рядом с которым, по правую от него руку, стоял небольшой столик. Как всегда спокойный, я бы даже сказал, безэмоциональный правитель всея Японии поднял голову, встретившись со мной взглядом. В руках он держал стопку бумаг, которую при моём появлении положил на тот самый столик.

– Аматэру-кун, – поприветствовал он меня кивком. – Прошу, присаживайся, – указал он на свободное кресло напротив себя.

Между этими креслами ещё и полноценный стол стоял. Небольшой, но крупнее того, что находился под рукой Императора.

– Приветствую, ваше величество, – поклонился я. – Благодарю, что уделили мне время.

После чего направился в его сторону.

– Твоя просьба о встрече, – произнёс он, когда я приблизился, – не могла не заинтересовать меня. Особенно организованная через Митико. Чай, кофе?

– Нет, спасибо, ваше величество, – ответил я, присаживаясь в кресло и ставя портфель себе на колени.

– Итак, юноша, поведай мне, с чем ты пришёл, – произнёс он.

Мелкий, суховатый, в огромном, для него, кресле. Другой на его месте выглядел бы сейчас слабо и беззащитно, но Император Японии… Лично меня его вид скорее напрягал. Вызывал диссонанс между тем, что я видел, и тем, что есть на самом деле.

Молча достав из портфеля простую деревянную коробку из красного дерева, поставил её на стол, стоящий между нами. На самом деле чуть в стороне, но ровно посередине между мной и Императором. Справа от меня, слева от него. Опустив портфель на пол рядом с креслом, взял в руки коробку и, поднявшись на ноги, сделал шаг вперёд.

– Прежде всего, – начал я, – прошу принять этот дар. Со всем уважением, от Рода Аматэру, – произнеся эти слова, я глубоко поклонился, протягивая ему коробку на вытянутых руках.

Забрал он её не сразу, буквой «Г» мне пришлось стоять семь секунд, но вот наконец Император взял подарок в руки, и я смог разогнуться. Сделав шаг назад и отвесив ещё один короткий поклон, наконец вернулся в кресло.

– И что же это такое? – спросил он, раскрыв коробку и осматривая маску.

– Маска вечности, ваше величество, – ответил я.

Вот тут он позволил себе вскинуться и уставиться на меня в удивлении.

– Та самая? – переспросил он.

– Именно, ваше величество, – кивнул я. – Та самая легендарная Маска вечности, продлевающая жизнь.

– Весомый подарок, – протянул он, переведя взгляд обратно на маску. – Воистину, ваш Род умеет удивлять. Что ж, – медленно закрыл он коробку, после чего поставил её на стопку ранее отложенных бумаг. – Благодарю за этот дар, Аматэру-кун. Итак, какое дело у тебя ко мне?

Вдох-выдох. Полуулыбка.

– Род Аматэру мечтает стать кланом, ваше величество, – произнёс я. – И мы просим дать нам право основать его.

Император замер. Он и так-то не шевелился, но в этот момент он будто бы закаменел. Я почти слышал, как шестерёнки в его голове просчитывают ситуацию.

– Я тебя услышал, Аматэру-кун, – нарушил он тишину. – Но, как понимаешь, дать ответ прямо сейчас не могу. Слишком серьёзное решение.

– Понимаю, ваше величество, – медленно кивнул я. – Такие решения необходимо обдумывать.

Я знал, что так будет, но всё же надеялся, что для Аматэру будет сделано исключение и всё решится здесь и сейчас. Что ж, не повезло.

– Умеешь же ты удивлять, Аматэру-кун, – произнёс он медленно, не отрывая от меня взгляда. – Всякого я ожидал, пытался предугадать, что именно ты попросишь… или предложишь. Но про клан как-то не подумал.

– В качестве ещё одного подарка, – и чтобы думалось быстрее, – хочу дать вам одну вещь.

Произнеся это, вновь полез в портфель. Достал планшет, включил, запустил просмотрщик изображений. После чего протянул планшет Императору.

– Любопытно, – протянул он руку, изобразив улыбку. Правда получилась она насквозь искусственная. – И чем же ты хочешь удивить меня ещё раз?

– Вещицей не столь уникальной как маска, но тоже очень редкой, – ответил я, улыбнувшись в ответ.

– Хм, – посмотрел он на экран, где на первой странице было фото со спутника, где кружком обведён небольшой участок моря. – Рядом с Йонагуни? – бросил он на меня взгляд, после чего вернулся к планшету, листая картинки.

И чем дольше листал, тем больше хмурился. В какой-то момент, его брови взлетели вверх, но через секунду вновь опустились.

– Как вы уже, наверное, догадались, ваше величество, это Хранилище Древних. Затопленное и всеми забытое, – решил я подать голос.

Полистав картинки с фотографиями этого самого Хранилища изнутри, Император залип на одной из них, но скорее всего, он просто сильно о чём-то задумался. Через минуту и двадцать четыре секунды старик тяжко вздохнул и, положив планшет на коробку с маской, посмотрел мне в глаза.

– Эти фото очень многое меняют, Аматэру-кун, – произнёс он… с сожалением, если я правильно понял тон. – Я не могу дать клан Роду Аматэру.

Что?! Так, стоп, держи лицо.

– По какой причине, ваше величество? – произнёс я как можно более нейтральным тоном.

– Хранилище находится на территории моего государства, а значит принадлежит мне, – ответил он. – Как и половина того, что там находится. И в законе нет упоминаний, что нашедший клад может выбрать себе что-то из ценностей. То есть маска, пока что, тоже никому не принадлежит. Сначала оценка, потом распределение.

Тварь! Ну какая же ты тварь! Держи лицо, Макс. Держи лицо. И яки. Никакого яки.

Проблема в том, что по закону он прав. Нашедший клад обязан отдать половину государству, на территории которого клад и обнаружен. И этот закон, технически, распространяется на всех, кроме клановой аристократии. И на простолюдинов, и на имперских аристократов, и на членов Свободных Родов. Но это если официально. На деле же, у аристократов ничего не отбирают. Правило такое негласное. Что упало, то пропало. Даже Сюнтэн, чья ячейка находилась в Хранилище, и узнай они о том, что я его нашёл, не стали бы мне ничего предъявлять. Обиделись бы, разозлились, попытались вернуть свои потерянные вещи как-нибудь иначе, но открыто требовать не стали бы. Да, наши с ними отношения, и так плохие, опустились бы ещё ниже. Гораздо ниже. Что для Аматэру таки опасно. Но и предъявить им было бы нечего. Этот же урод… Тварь жадная! Короче, Император решил нас поиметь. Предполагаемая добыча ослепила даже его. А ведь там нужно всё оценить, а для этого понять, что есть что, и эта самая оценка может длиться годами. Десятилетиями. И в конечном счёте, всё будет зависеть от оценщиков. Скажут они, что этот артефакт говно, и всё. Древний легендарный артефакт превратится в говно.

Нет, ну не тварь ли? Так ещё и клан не даёт. Точнее, может, и даст, когда всё добытое в Хранилище окажется у него, но пока что обломись, Максимка. Сволочина. Он реально думает, что я ему теперь хоть что-то отдам? Сука, ещё и маска у него оказалась. Да лучше бы её Атарашики носила! Кстати, более чем уверен, что к вопросу с Сюнтэн он подойдёт со стороны аристократа, то есть пошли они нафиг. Потеряли свои вещи, вот и не нойте теперь. Ко мне, значит, как глава государства, а к Сюнтэн как аристократ. Удобная политика. Получается, меня кидают, как и Минамото когда-то с мечом. Спасибо, свободен.

Боже, как же хочется материться! Тысячелетия отношений Аматэру и Императорского Рода идут прахом. Нет больше братских Родов. Сдулись. Всё, что мы для них сделали, все лишения и смерти перестают иметь смысл. Вот ведь дерьма кусок. Ладно, спокойствие. Надо понять, что теперь ему говорить… Чёрт, не знаю я, что говорить!

– Что ж, я понял вас, ваше величество, – произнёс я. – Рад, что сумел вас приятно удивить. Касаемо оценщиков… Высылайте, и я подумаю, пустить ли их.

– Аматэру-кун… – начал он слегка угрожающе.

Даже не так, в его голосе был лишь намёк на угрозу, но мне было уже плевать. Хочет рабочих отношений? Лады. Пусть попробует зайти на Родовые земли без приглашения хозяина этих земель. Мне теперь в любом случае придётся очень многое обдумывать и решать, что делать. В Японии с этого момента Аматэру будет не очень комфортно.

Говорить что-либо я не стал, изобразив внимание ждал продолжение его речи. Но так и не дождался.

– Было приятно с вами увидеться, ваше величество, – произнёс я, чуть склонив голову. – Если позволите – я пойду. Не хочу отрывать вас от дел.

Ответил он не сразу. Мне даже в какой-то момент показалось, что он хочет что-то сказать, но в итоге, вздохнув, покачав головой, Император произнёс:

– Конечно, Аматэру-кун, не смею тебя задерживать. У главы Рода тоже немало дел.

* * *
У ворот меня встречали Атарашики и Норико. Остальные либо работали, либо в школе сидели. Я думал, ещё Акеми будет, но как позже выяснилось, она тоже по работе укатила. Несмотря на статус наложницы главы Рода Аматэру, свою бандитскую деятельность она не прекращала. Для моего статуса урона не было, а лишние связи и влияние в преступной среде никогда не помешают. Мне. Другим-то вполне может и боком выйти.

– С возвращением, Синдзи, – кивнула Атарашики.

– С возвращением, дорогой, – точно так же кивнула Норико.

– Я дома, – вздохнул я тяжко. – Сейчас переоденусь и всё расскажу. Ждите в гостиной.

– Как скажешь, – произнесла Атарашики.

На всё про всё мне потребовалась двадцать одна минута. Я ещё и умылся. Вроде и не нужно было, но мне очень хотелось плеснуть себе в лицо холодной воды и растереть лицо. Мысли скакали, кровь бурлила от злости, и по-прежнему хотелось материться. Зайдя в гостиную, дёрнул рукой, поправляя рукав домашнего кимоно. Меня сейчас всё раздражало и казалось, что даже любимая одежда сидит как-то не так. Пройдя к пустому креслу, буквально упал в него.

– Нас поимели, – начал я. – Просто цинично поимели.

На лицах обоих женщин вылезло удивлённое выражение.

– В каком смысле? – произнесла осторожно Атарашики.

– В переносном, естественно, – бросил я раздражённо. – Никакого клана нашему Роду.

– Что у вас там произошло? – произнесла Атарашики, поджав губы.

– Затопленное Хранилище находится на территории Японии, а значит принадлежит государству, то есть Императору, – практически выплюнул я в конце. – Ну а всё, что находилось внутри Хранилища, считается кладом, а значит, по закону, половина принадлежит, опять же, государству. Причём чтобы разделить клад, нужна оценка. Так что сначала оценка, а потом распределение. Это почти дословно, – поймал я на секунду её взгляд. – От себя добавлю, что оценивать можно сколь угодно долго и с любым результатом. Так что неизвестно, что отойдёт именно нам. Такие дела. Маску и планшет он, естественно, не отдал, так что в итоге мы имеем лишь благодарность Императора. Да и то, благодарил он до того, как узнал про Хранилище. Если подумать, то и благодарность недействительна.

– Но… Как же так? – пробормотала она растерянно. – Мы же… Он…

– Это что получается, – произнесла хмурая Норико. – С нами провернули такой же финт, как и с Минамото?

– Хуже, – произнёс я сквозь сжатые зубы. – Минамото действительно вернули то, что когда-то принадлежало Императорскому Роду, а у нас он хочет забрать то, и уже забрал, что им никогда не принадлежало. Да и его «спасибо» технически не действительно. Было что-то вроде: «спасибо, а не, стоп, подожди».

– То есть этот подонок спустил в унитаз тысячелетия братских отношений? – процедила Атарашики. – Так ещё и думает, что мы ему всё найденное в Хранилище отдадим? Он там что, совсем из ума выжил?

– И что теперь делать? – спросила Норико, переводя взгляд с меня на Атарашики и обратно. – По идее, это если и не война, то вражда точно, но враждовать с Императорским Родом…

– Он не остановится, – потёр я лоб. – Не может остановиться после того, что сделал. А значит, попытки забрать нашу добычу будут продолжаться.

– Мы не можем враждовать с Императорским Родом, не те весовые категории, – прикрыла глаза Атарашики.

– То есть в Японии нам места больше нет, – вздохнула Норико.

– Так, молодёжь, отставить панику, – изобразила бодрость Атарашики. – Император – это не весь Род. Нельзя судить по одному человеку. Возможно, и получится избежать конфликта.

– Значит, начинать войну из-за одного слова даже не главы Рода можно, – посмотрел я на неё, – но если в деле замешан Император, то сразу «не весь Род»?

– Если ты настолько слабее противника, то да! – повысила она голос.

– Аматэру. Не прогнутся. Под этих. Уродов! – произнёс я, чётко и раздельно. – Успокойся, Атарашики, я что-нибудь придумаю. Ты ведь для этого приняла меня в Род? Прорвёмся.

– Я… – начала она напряжённо. – Извини, – прикрыла она лицо ладонью. – Мне страшно, Синдзи. Страшно и очень обидно.

– Мой муж справится, – произнесла Норико безэмоционально. – Кто бы не был нашим противником, он пожалеет, что бросил нам вызов.

– Да, – вздохнула Атарашики. – Конечно. Извините за слабость. Конечно же мы справимся. И не из таких передряг вылезали.

– Всё, дамы, расслабьтесь, – произнёс я. – Войны нет, а с остальным разберёмся. Прямо сейчас бежать спасаться не нужно. Время у нас есть. От вас сейчас нужно изобразить пофигизм. Для всех, если спросят, мы попытались получить клан, но что-то не заладилось. Глава Рода разбирается.

– Поняла, – кивнула Норико.

– Как скажешь, – подтвердила услышанное Атарашики. – Что мне делать с Митико? Она…

– Ей, опять же, если спросит, говори всё как есть, но без негатива, – понял я Атарашики. – То есть ну да, Император нас кинул, бывает. Глава разбирается с этим.

Жена Императора, она же сколько-то там юродная сестра Атарашики, обязательно попробует провентилировать ситуацию. Это самый очевидный ход Императора. И пока что, думаю, разрывать с ней отношения Атарашики не стоит. Будет у нас запасной ход для передачи посланий их Роду. Так-то мы с ними после такого общаться не можем. Точнее обращаться к ним первыми. Аматэру, типа, обижены. Хотя по факту, я просто в бешенстве.

– Хорошо, я поняла тебя, – кивнула Атарашики.

– В остальном делайте то, что и раньше делали, – продолжил я. – Как только мне потребуется ваша помощь, я скажу. До этого не перегибайте палку. Никаких эмоций. Ничего плохого, ничего хорошего.

– Синдзи, – улыбнулась Норико, – мы знаем, что такое нейтральные отношения.

– Ну и отлично, – улыбнулся я в ответ. – Ах да, Рейке ничего не говорите. Если спросит, ответьте, что получение клана дело не одного дня и братик работает.

На что обе женщины молча кивнули.

* * *
Несмотря на то, что я старался скрывать свои чувства, гнев никуда не делся. Давненько меня так никто не злил. И вроде бы хрен с ним, ничего личного, успокойся, но вот не мог. Я шёл к клану не один год, я желал его, я уже настроился на то, что он у меня, и тут такой облом. Да ещё и кинули меня таким поганым способом, те, от кого я ожидал подобного в последнюю очередь. Про потерю Маски вечности даже думать не хотелось. Тварь! Одним словом – тварь! Он забрал у меня то, что я уже считал моим, плюс маска, которая и была моей. Фактически отобрал. Ненавижу. Но и действовать слишком резко нельзя. Императорский Род – это не те люди, с которыми я могу себе позволить враждовать. Серьёзно, по-настоящему враждовать. Про войну можно вообще не говорить, её, по факту, и не будет. Если что-то такое начнётся, нас за несколько дней уничтожат.

С другой стороны, всё не так хреново, как может показаться на первый взгляд. Императорский Род тоже во многом ограничен, особенно когда дело касается Аматэру. Например, просто вломиться на наши Родовые земли они не могут, тут уж вообще все аристократы страны на уши встанут. Император вообще в открытую мало что может сделать. Повода нет. Но это если в открытую. Например, ему ничто не мешает донести до Сюнтэн, что у нас есть всё то, что они потеряли при затоплении Хранилища. Плюс один враг лёгким движением руки. Потом ещё и помощь предложит, ушлёпок. Ещё он может инициировать камеральные проверки наших фирм, после чего Аматэру будут годами сраться с налоговой. А если надавит, то даже срача не будет, просто всё потеряем. И дело тут не в том, что мы от налогов уходим, просто если надо, то найти что-нибудь всегда можно.

Да блин. Короче, глава государства может очень многое. От мелких пакостей, до совсем лютого треша. А что можем мы?

А мы можем разве что репутацию использовать. Что немало, если подумать. Намекнут Аматэру в обществе, что Император кидала, и кто с ним после такого вообще работать захочет? Даже не с самим Императором, а с государством. Сегодня он обокрал Аматэру, а завтра твоё предприятие станет государственным… Хотя нет, настолько плохо мы Императорскому Роду подгадить не сможем. Ну то есть репутационные потери, несомненно, будут, возможно, часть доходов уменьшится, но ничего критичного для Императора. Другое дело, если мы не просто намекнём. Если, например, начнём подготавливать свои финансы для перевода в другую страну. Параллельно крича о том, какой Император плохой. Закорешимся с кланами Хоккайдо, кстати. Хм, если подумать, мы можем организовать новый сёгунат. Не для себя, понятное дело, но в целом можем. Правда, для этого надо поставить на кон вообще всё. Фактически начать открытую вражду, а потом и войну с Императорским Родом. М-да… Семь из десяти, что нас раньше задавят, но урон государству мы нанесём знатный. Нужно мне это? Не сейчас. Я бы даже сказал – в крайнем случае. Зол-то я зол, но не настолько, чтобы подставлять свой Род. Надо как-то мягче им подлянку устроить.

Самое поганое, что конфликт с Императорским Родом уже в процессе. Ещё не вражда, но уже конфликт. И ничего с этим не поделаешь. Всё. Теперь может быть только хуже. Эскалация конфликта с переходом в стадию вражды, а там и войны. Император не пойдёт на примирение, не тот человек, а разрушив братские отношения, он уже не сможет остановиться. Иначе зачем было вообще начинать? И сделать Аматэру теперь могут очень немногое. Мы можем прогнуться, что неприемлемо. Я готов на это пойти, но только в случае, если Род встанет на грань выживания. Ради спасения семьи и тех, кто от меня зависит, я готов склонить голову, но до этого, слава богу, ещё далеко. Во-вторых – я могу перевезти Род в другую страну. Тоже так себе вариант. Начинать всё заново в новом месте, когда ты Патриарх, а японский Император слил инфу о найденных сокровищах – такое себе. А он сольёт. Нет, как политику ему, может, и не хотелось бы этого делать, но… Хм. Хотя да, пожалуй, не станет. Всё-таки усиливать иностранцев, которые завладеют кучей артефактов, он не будет. Так его ещё и дома не поймут. С другой стороны, он ведь и не знает, сколько всего мы вытащили из Хранилища. В общем, момент обсуждаемый, но будем исходить из худшего – если переедем, все всё узнают.

Ну и в-третьих – мы можем начать бучу в стране. Нацелиться на создание нового сёгуната во главе с одним из имперских Родов. Теми же Отомо. Такой ход где-то между первым и вторым по поганости. Скорее всего, мы проиграем, но даже если выживем, в стране будет тот ещё треш твориться и жить здесь станет трудно. Другие Великие и не очень державы обязательно воспользуются ситуацией.

Остальные пути – это комбинирование первых трёх. Устроить бучу, но не очень сильную, и договориться с Императором на выгодных для себя условиях. Слишком выгодных не получится, да и конфликт останется. Причём серьёзный такой конфликт. Подготовить Род к переезду и, опять же, устроить бучу. Сделаем гадость Императору и свалим. Но в этом случае, помимо сложностей жизни в другой стране, добавится ещё и откровенная война с правителем Японии. Ну или подготовиться к переезду и попытаться этим шантажировать Императора, выбивая для себя лучшие условия. Типа мы вам небольшую часть артефактов, а вы про нас забываете. Тоже не очень вариант – очень близко к сдаче и прогибу.

И какие у нас ещё варианты? Блин, не знаю. Из-за клокочущей внутри злобы мысли постоянно соскальзывают на что-то боевое. Типа войну ему объявить… в разных вариантах. Или просто пойти да прибить. Надо успокоиться. Как-нибудь. Девчонок к себе, что ли, позвать, да порно марафон устроить? Не, лучше пойду в спортзал, да манекены поуничтожаю. Сброшу пар. А потом девчонок. Сделаю приятно себе, Норико и Акеми.

Восемь манекенов были уничтожены за десять секунд, остался всего один и его уничтожение я смаковал. Избивал с чувством, с толком, с расстановкой. Хорошенько помял, оторвал голову, и начав ускоряться, превращал в кусок помятого металла. Под самый конец представил, что это Император и не удержавшись со всей силы жахнул Воздушной волной.

Бабах!

То, что остатки манекена снесло к хренам и так понятно, а вот то, что в стене напротив образовался пролом, было немного неожиданно. Нехило я усилился после Штатов. Колея в полу между мной и тем, что недавно было стеной, тоже впечатляла. Я даже лёгкое чувство вины испытал – кому-то ведь придётся это всё убирать и заново строить. Да и охрана… Пара человек как раз выглянули из-за разрушенной стены, водя из стороны в сторону пистолетами.

– Отбой тревоги, – чуть повысил я голос. – Это я перестарался.

Как ни странно, но успокоиться получилось. Раздражение ещё ощущалось, но обдумывать сложившуюся ситуацию более-менее беспристрастно я теперь смогу. Собственно, направляясь в свой кабинет, этим и занимался. В частности, думал, кого мне позвать в первую очередь. Сразу всех не получится, так как в квартале на постоянной основе работают далеко не все. Того же главу разведки придётся с другого конца города звать. А вот моя правая рука и мастер на все руки как раз здесь сейчас. С них и начнём.

Ёсида Хиротцугу и Нэмото Таро не заставили себя ждать. Стоило только позвонить в секретариат, и уже через пять минут они входили в кабинет.

– Господин, – поклонились они синхронно.

– Проходите, садитесь, – кивнул я на кресла. Дождавшись, когда они рассядутся, продолжил: – Итак. Для начала вы должны знать, что с этого дня у нас конфликт с Императорским Родом. – Брови у парней тоже взлетели синхронно. – Так получилось. Не мы инициаторы данного конфликта, но реагировать на него обязаны. Для начала… – перевёл я взгляд с Нэмото на Ёсиду и обратно. – Ладно, разделять обязанности не буду, сами разберётесь, кто что будет делать. Для начала вы должны обозначить намерение перевести все наши финансы в другую страну. Только намерение, – уточнил я. – Делайте проверки, запросы, уточняйте, где наши деньги будут чувствовать себя лучше всего, проведите аудит наших фирм. В общем, создавайте суету, но, чтобы тем, кто в курсе конфликта, было понятно, к чему всё идёт. И да – вариант с выводом средств возможен, так что всё взаправду. Далее, нужно сделать то же самое, но… в целом, скажем так. Необходимо собрать информацию по другим странам, куда мы могли бы переехать. Политическая жизнь, отношения между клановыми и имперскими аристократами, отношение к Свободным Родам, примерное финансовое состояние Родов, военная сила, возраст Родов, сможем ли мы встроиться в систему той или иной страны. Где можно прикупить земли, сколько, за какую цену, – сделав паузу, вздохнул. – Это тоже взаправду, то есть информация нам реально нужна, но со стороны должны видеть лишь намерение. В общем и целом на вас сбор информации и подготовка к переезду. Финансовому переезду. Если кто-то начнёт задавать вам вопросы по этой теме, то вы не в курсе. Просто глава Рода приказал. Что он затевает, вы не знаете. Это понятно?

– Понятно, господин, – ответил Ёсида.

– Без проблем, господин, сделаем, – кивнул Нэмото.

– Далее… – произнёс я и замолчал. – Да в общем-то, на первое время всё. Остальное другие будут делать. И я в том числе… Хотя, пожалуй, ещё кое-что. Нас, возможно, будут прессовать по линии налогов и разных норм. Технических, правовых, здравоохранение, экология и тому подобное. Пройдитесь по нашим… хотя бы по Родовым фирмам и предприятиям и позаботьтесь, чтобы проверяющие ничего не нашли. Не мне вам объяснять, что такое государственные проверки, так что у нас по этому направлению всё должно быть тип-топ.

– Это будет непросто, господин, – заметил Безногий. – Точнее, не быстро.

– Тем более начать надо пораньше, – кивнул я, как бы говоря, что в курсе. – И как можно более незаметно. Совсем скрыть чистку хвостов не получится, но это нам сейчас и не надо. Пусть видят. Главное, помните – братских отношений с Императорским Родом больше нет. Но и то, что мы Аматэру, не стоит забывать. Где надо – давите, пока ещё есть такая возможность.

– Сделаем в лучшем виде, – кивнул Нэмото.

– Мелкой работы на вас сейчас навалится немерено, понимаю. И времени на сон будет немного. Но вы уж постарайтесь. От этого многое зависит.

– Положитесь на нас, господин, – произнёс Ёсида серьёзным тоном. – Мы вас не подведём.

Прикрыв глаза, я кивнул, показывая, что доверяю им.

– А теперь идите, – произнёс я под конец. – Не будем терять время.

Мне сегодня тоже предстоит много работы. Просто проинструктировать всех, кого надо, займёт полдня.

Стоило только парням выйти из кабинета, ожил селектор у меня на столе.

– Господин, – услышал я голос Лены. – Прибыл Щукин.

Он, конечно, где-то в квартале находился, но тем не менее прибыл довольно быстро.

– Запускай, – произнёс я, нажав кнопку селектора. – И сделай мне кофе.

Глава 5

Принц Нарухито, наследник одного из сильнейших государств мира, удерживая на лице слегка скучающее выражение лица, направлялся в кабинет отца. В правой руке он держал папку, забитую бумагами, которые так или иначе были связаны с Родом Аматэру. Нельзя было сказать, что он был спокоен или, наоборот – основной пик эмоций уже пройден, и, направляясь к отцу, принц испытывал лишь глухое раздражение.

В кабинет отца он вошёл без стука. Императору подобное не нравилось, но жёнам и наследнику дозволялось, чем Нарухито и его матери старались не злоупотреблять. Сейчас же принцу было плевать, что там кому не нравится.

– Здравствуй, отец, – произнёс он, подойдя к рабочему столу, за которым сидел Император.

– Нарухито, – откликнулся тот сухо. – С чем таким важным ты ко мне пришёл?

Посторонний, скорее всего, и не понял бы ничего, но кому как не близким родственникам знать всех оттенков тональности голоса Императора. И сейчас он был недоволен. Недоволен, как отметил для себя Нарухито, именно тем, что к нему зашли без стука.

– Ты говорил мне присматривать за Аматэру, – произнёс Нарухито, бросая на стол отцу папку с бумагами. – И я присматриваю. Уверен, – кивнул он на папку, – что-то подобное и у тебя есть. Пояснишь, что там у вас произошло?

– Доклад по Аматэру я ещё не прочитал, – произнёс Император задумчиво. – Что там? Только кратко.

– Кратко? – усмехнулся Нарухито, после чего оглянулся и направился в сторону ближайшего кресла. – Могу и кратко.

Кресло стояло не так уж и далеко от стола отца, но Нарухито из принципа ухватил его за спинку и перетащил поближе к Императору. И да, перестановку мебели в своём кабинете Император тоже не приветствовал.

– Будешь уходить, – произнёс он уже вполне раздражённо. – Не забудь поставить обратно.

– Слугам прикажешь, они всё поправят, – ответил принц.

– Нарухито… – нахмурился Император.

– Ты хотел знать, что там с Аматэру, – произнёс принц. – Или будем обсуждать, как правильно расставить мебель в твоём кабинете?

– Рассказывай, – поджал губы Император.

– Аматэру наводят справки о других странах, – начал Нарухито. – Весьма специфические. Причём, и их финансовый отдел тоже. Я бы сказал, что они прощупывают почву на предмет переезда. Лично для меня это звучит бредово, но учитывая, что глава Аматэру недавно имел с тобой разговор… Я уже ни в чём не уверен. Может, уже расскажешь, о чём вы тогда беседовали?

– Ты так говоришь, будто я отмалчивался, – усмехнулся Император. – Если бы ты был чуть любопытнее, узнал бы о предмете разговора в тот же день.

Ну да, Нарухито как-то не особо интересовало, что хотел молодой Аматэру. Не то чтобы это было неважно, просто у него и своих дел полно. А раз Аматэру пришёл конкретно к его отцу, то пусть тот с этим и разбирается. Либо ему поручит с этим разобраться. Но отец молчал, и доклад о действиях братского Рода сильно удивил принца.

– Что ж, – пожал он плечами. – Спрашиваю теперь. О чём вы говорили?

– Аматэру-кун пришёл просить клан, – произнёс Император, после чего покосился на бумаги, которые просматривал до появления сына, и со вздохом откинулся на спинку кресла.

Похоже, поработать ему в ближайшее время не дадут.

– Неожиданно, – произнёс Нарухито, вскинув брови, но через пару секунд нахмурился. – Судя по тому, что я знаю, клан ты им не дал. Причём не просто не дал, а… Что там у вас произошло?

– Аматэру-кун, как и полагается, пришёл ко мне с дарами, – произнёс Император безразлично. – С двумя дарами. И всё бы ничего, я ему и просто так дал бы разрешение на основание клана, но проблема вылезла откуда не ждали. Первым даром была Маска вечности…

– Что?! – на этот раз Нарухито не просто вскинул брови, они у него буквально взлетели. – Та самая?!

– Да, сын, та самая, – ответил Император раздражённо. Никому не нравится, когда его перебивают. – А вот вто…

– Прям та самая? – вновь прервал его Нарухито. – Из сказок?

Прикрыв глаза, пытаясь унять раздражение, Император глубоко вздохнул. После чего открыл глаза и произнёс:

– Та самая Маска вечности из сказок. Теперь я могу продолжить?

– Да, извини. Просто… Ну, ты сам понимаешь… Это что ж получается, у нашего Рода теперь есть Маска вечности? Продлевающая жизнь Маска вечности? Стоп. И ты не дал им клан?! Ты рехнулся?!

Прежде чем ответить, Император посверлил сына раздражённым взглядом.

– Знаешь, – произнёс Император раздражённо. – Это будет даже забавно, если я выпорю тебя. Принц с горящей жопой. Ведь весело, согласись.

– Ладно-ладно, молчу, – поднял руки Нарухито.

Естественно, он не испугался угрозы, но перегибать палку тоже не стоило. Он и так за последние пять минут слишком часто играл на нервах отца.

– В таком случае, я продолжу, – произнёс Император, сверля сына недовольным взглядом. – Вторым его даром была информация, – продолжив говорить, Император полез в ящик стола. Вытащив оттуда планшет, он некоторое время с ним возился, после чего положил на стол и пододвинул к краю, вынуждая встать сына на ноги, чтобы забрать девайс. – Точнее, даже не информация. Внимательно посмотри фотографии и скажи, что о них думаешь.

Листая фотографию за фотографией, Нарухито всё больше хмурился. Какие-то пустые каменные помещения, скелеты, коридоры, тоже пустые. Понимание того, что он видит, пришло отнюдь не сразу, а уж когда он наткнулся на изображение весьма специфического скелета…

– Это что, Хранилище Древних? – посмотрел он на отца. – Действующее Хранилище? Не объект, а именно Хранилище?

– Именно, – кивнул Император.

– Но… Это же… Получается, у нашего государства теперь есть действующее Хранилище? – дойдя до последней фотографии, Нарухито посмотрел на отца. – И ты… отказал им. Что ж, – прикрыл он на секунду глаза. – Поведай мне, что сподвигло тебя порвать отношения с Аматэру. Очень, знаешь ли, будет интересно послушать.

Раздражения не было. На самом деле, осознав, что произошло, Нарухито был даже немного испуган. Точнее, обеспокоен. Если смотреть на ситуацию со стороны, его отец совершил очень глупую ошибку. Причём он сейчас начнёт объяснять, что не ошибался, а так было нужно. И что это? Старческий маразм? Высшая степень жадности? Банальное сумасшествие? При любом варианте нужно помнить, что проблемы с головой не у какого-то левого человека, а у правителя одной из Великих держав. А это уже проблемы для всего мира.

– Ты меня разочаровываешь, сын, – вздохнул Император. – Посмотри фотографии ещё раз и подумай.

Приподнявшись на ноги, Нарухито кинул планшет обратно на стол отца.

– Просто рассказывай, – ответил он. – Мне сейчас не до загадок и твоих поучений.

– Меня, признаться, напрягает нежелание наследника думать, – покачал головой Император. – У тебя есть вся информация, просто…

– Просто говори, – процедил Нарухито.

Император знал своего сына не хуже, чем он его, и то, что он видел, ему не нравилось. Беспокойство, агрессия, готовность начать серьёзный конфликт. Таким он сына не видел никогда.

– Прежде всего, успокойся, – произнёс Император. – Ничего действительно серьёзного не произошло.

– Ну конечно же! – воскликнул Нарухито. – Желание Аматэ…

– Я. Сказал. Успокойся, – произнёс Император жёстко.

Глядя на отца, Нарухито крепко сжал зубы. Аура власти отца действовала на кого угодно, даже на него. Скинуть его с трона будет ой как не просто. Нарухито пришлось приложить немало усилий, чтобы просто не склонить голову.

– Говори уже, – произнёс он сквозь сжатые зубы, надеясь, что отец посчитает это злостью, а не желанием скрыть страх.

Немного помолчав, строго смотря на сына, Император спросил:

– Что ты знаешь о спутниках Древних?

Вопрос немного удивил Нарухито, но тем не менее брать слишком большую паузу он не стал.

– Боевые спутники Древних. Уже какое тысячелетие висят на орбите земли и до сих пор в рабочем состоянии. Изучить не представляется возможным, так как помимо главного орудия имеют и более мелкие, сбивающие всё, что к ним приближается. Судя по тому, что написано в известных томах «Вознесения тысяч», активно использовались в войне против Атлантиды. Способны уничтожить средний по размеру город…

– Древний город, – вставил Император. – В те времена города были гораздо меньше нынешних.

– Да, так и есть, – чуть кивнул Нарухито, после чего продолжил: – Не самое страшное оружие Древних. Атлантиду, например, уничтожить эти спутники не могли. Да и в целом применялись не то чтобы часто. Особенно после окончания войны с атлантами. Последнее документально подтверждённое применение спутников было около тысячи лет назад. Считается, что последний из Древних вызвал огонь на себя, так как штурм его Хранилища почти увенчался успехом. Вроде как забрал вместе с собой всех врагов. Правда, остаётся вопрос – кто именно его штурмовал, – произнёс Нарухито задумчиво.

– Тут необходимо небольшое дополнение, – произнёс Император. – То самое Хранилище, уничтоженное спутниками Древних, находилось в современной Мьянме. В те времена данная территория контролировалась несколькими индийскими князьями. Само же Хранилище за жалкие триста лет успело пережить четыре штурма и лишь последний из них привёл к его уничтожению.

– И чем же это важно? – приподнял бровь Нарухито.

– Есть версия, что три предыдущих штурма изрядно подточили оборонные системы Хранилища, – произнёс Император. – И позволили собрать очень много информации по Хранилищам в целом. Не забываем, что они все очень похожи. Штурмовали его, по разным данным, и люди, и Ушедшие. Но для нас главное, что там были люди. Индийцы в основном. Именно у них, у аристократов Индии, на данный момент больше всего информации по Хранилищам Древних, а может, и по самим Древним. И именно у индийцев твой дед сумел добыть некоторые данные, которые входят в категорию самых секретных тайн Рода. Информация до недавних пор не очень актуальная, теперь же… – покосился он на планшет, так и лежащий на краю его стола. – Твой дед сумел выяснить, что управление спутниками осуществляется с помощью артефакта. Причём не привязанного к Древним. Понимаешь? – посмотрел он на сына. – Любой может его использовать. Собственно, в том Хранилище и не было Древних, потому его так бесстрашно и атаковали. А спутники использовал главный жрец. То есть в данный момент у всех главных жрецов, управляющих Хранилищами, есть такой артефакт. А ведь они иногда выбираются наружу… – закончил он многозначительно.

– И иногда на них даже нападают, – нахмурился Нарухито.

– Я более чем уверен, что данной информацией владеет очень ограниченный круг лиц, – произнёс Император. – А значит, если убрать за скобки террористов и психов, на жрецов нападают те, кто знает об артефакте.

– Последний раз это произошло лет шестьдесят назад в Англии, – заметил Нарухито.

– И это вряд ли сами англичане, – кивнул Император. – Проще не трогать своих жрецов.

– И кто тогда? – спросил Нарухито. – Мы? Или индийцы?

– Не мы, – качнул головой Император. – Либо индийцы, либо персы. Во всяком случае точно известно, что, помимо нас, информацией владеют эти две страны. Может, кто-то ещё, но вряд ли европейцы.

– Ладно, – вздохнул Нарухито. – Я тебя услышал. И как это всё относится к Аматэру?

– Ты дурак или притворяешься? – нахмурился Император. – Они нашли действующее Хранилище, в котором лежит нечеловеческий скелет и, судя по Маске вечности, которой точно не было у Аматэру, это Хранилище никто не грабил. Оно было забито артефактами. Также стоит учитывать фотографии остальных скелетов. Там явно шёл бой. А теперь суммируем. На Хранилище напали. Оно затонуло. Его не разграбили. Получается, нападавшие там и остались, не успев ничего вынести. Ничего, сын! – припечатал Император.

– Артефакт, управляющий спутниками, да? – поморщился Нарухито.

– Именно, – кивнул Император. – Тот самый артефакт, который теперь у Аматэру и про который они точно не знают.

– И рассказать им секрет Рода мы не можем, – продолжал кривиться Нарухито.

– Даже если бы могли, – хмыкнул Император. – У нас с Аматэру братские отношения, а не сюзерен-вассал. С какого перепугу им отдавать нечто столь могущественное? Лучше свой Род усилить.

– Всё равно, – потёр лоб Нарухито. – Неправильно это… Неужто нельзя было сыграть более тонко? Да хотя бы просто попросить этот артефакт. Придумать что-нибудь про Родовые хроники, в которых указывалось, что там лежит нечто, изначально принадлежащее нам. Да мало ли что можно придумать?

– Ты кое-что не учитываешь, – усмехнулся Император. – Я понятия не имею, как этот артефакт выглядит. Даже примерно. Тут нужны исследования. Оценка. Хоть какой-то доступ к артефактам. А как его получить, если Аматэру станут кланом? Тут уж даже по закону всё найденное будет принадлежать только им. Думаю, ты помнишь, что наш Род не может нарушать закон.

– Аматэру – честь, мы – закон, – произнёс Нарухито задумчиво.

С одной стороны, отец прав. С другой – как-то всё криво и топорно получается. Да и не стоят эти спутники отношений с Аматэру. Во всяком случае, так думает он – Нарухито. Жили же они и без них, проживут и дальше. А вот прикрыть спину их Роду теперь некому. Ну или вот-вот станет некому.

– В целом, – продолжил Император, – я согласен с тобой, что можно было сыграть тоньше. Признаю – моя ошибка. Я как только понял, что именно держу в руках, – кивнул он на планшет, – немного… переволновался. Поторопился. Но даже так ничего страшного ещё не произошло. Ты слишком плохо знаешь Аматэру Синдзи. Понимаю, поводов с ним пообщаться у тебя мало, но мог бы и придумать чего-нибудь.

– И что же я про него не знаю? – вздохнул Нарухито.

– Аматэру Синдзи, – скупо улыбнулся Император, – умный, циничный, практичный, жадный, нарциссичный и очень преданный своему Роду юноша. Он готов прогибаться, если не будет другого способа спасти близких. Но перед этим он будет торговаться до последнего. А мы до «последнего» доводить не будем.

– По-твоему, – хмыкнул Нарухито, – намерение переехать в другую страну – это торг?

– Именно, – ответил Император иронично. – Ты какого-то слишком высокого о нём мнения, сын. Сейчас он начал торг. Причём вполне ожидаемым способом. Вполне себе логичный ход, который легко просчитать заранее. Он набивает себе цену. Он не хочет отдавать половину. Он говорит мне сбавить обороты и поумерить пыл. Сейчас он сидит и ждёт моего хода, дабы знать, какова обстановка и что делать дальше.

– Красиво излагаешь, – поджал губы Нарухито. – Только ты забыл, что он Аматэру. Между нами изначально не должно было быть подобных торгов.

– Да брось, – отмахнулся Император. – Именно потому, что они Аматэру, между нами и могут состояться подобные торги. Сам подумай, кому ещё наш Род позволил бы так себя вести? Отобрали бы всё, и дело с концом.

– Закон… – начал было Нарухито.

– По закону и отобрали бы, – хмыкнул Император. – К тому же ссоры между братьями случаются, это не повод рвать отношения.

Принц и хотел бы ответить, найти лазейку в доводах отца, но прямо сейчас не мог. Надо обдумать услышанное. Посмотреть, как поведут себя Аматэру дальше. Навести кое-какие справки – всё-таки Древними Нарухито не очень интересовался и знал о них не более, чем положено знать принцу могущественной державы. Подняв руку с вытянутым указательным пальцем, принц шумно выдохнул, так и не найдя достойного ответа.

– Ты не прав, – произнёс он, опуская руку. – Весь мой жизненный опыт говорит, все мои чувства говорят, что ты не прав. Но прямо сейчас мне нечего тебе сказать. Я услышал твои доводы. Признаю – в них есть смысл. И пока что просто прошу – будь осторожнее. Помягче будь с Аматэру. Не перегибай палку. Позже мы вернёмся к этому разговору… Обязательно вернёмся.

– Я так понимаю, теперь ты дашь мне поработать? – произнёс Император, многозначительно покосившись на свой стол.

– Да… – поморщился Нарухито. – Конечно.

– Вот и отлично, – потянулся Император за планшетом, и, убирая его в ящик стола, добавил: – Перед уходом не забудь вернуть кресло на место.

– Да, да… – отозвался Нарухито, поднимаясь на ноги.

– И стучись в следующий раз, – говорил Император, уже изучая какой-то доклад. – Прояви хоть немного уважения к отцу.

– Тц… Ушлый старик… – очень тихо ворчал Нарухито.

* * *
- «… возможное повышение тарифов. Совпадение? Не думаю,» – вещал телеведущий с экрана телевизора.

После завтрака я, как обычно, если есть время, сидел в гостиной и смотрел новости. Атарашики тоже была тут и читала газету.

– Даже русские обращают внимание на ситуацию с Филиппинами, – заметил я. – Как думаешь, полезут они туда?

– Не их зона ответственности, – ответила Атарашики, продолжая читать. – Слишком много сильных игроков, мало влияния в регионе. Нет, не думаю, что они полезут сюда.

– Я вот тоже не думаю, – произнёс я задумчиво. – Но, как показала практика, мы с тобой можем сильно ошибаться.

Мои слова заставили её оторваться от газеты и посмотреть на меня.

– Даже если они влезут в этот клубок змей, нам-то что? – спросила она. – Так даже лучше будет – ещё больше хаоса на Филиппинах. Ты ведь этого хочешь?

– Я хочу, чтобы филиппинцы страдали, – ответил я. – А русские, если придут к ним, то предложат помощь. Просто чтобы сделать пакость американцам. И самое паршивое, они эту помощь действительно могут оказать.

– И всё-таки не думаю, что такое произойдёт, – вернулась она к газете. – Слишком мало выгоды для них. Накалять и так непростые отношения со Штатами их Император не станет.

– Надеюсь, – пробормотал я. – Что там с твоей сестрой? Звонила?

– Вчера вечером, – ответила Атарашики. – Как ты и говорил, просто узнавала, что у нас происходит. Ничего серьёзного. Кстати, – посмотрела она на меня. – Какой наш следующий ход? Вряд ли Император поверит, что мы хотим переехать.

– Может, и не поверит, – пожал я плечами. – Но учитывать обязан. Впрочем, так даже лучше, если не поверит – нам же будет проще уйти, если что. Сейчас мы должны дождаться его ответа. У нас на пути слишком много развилок, и мы не можем, да и глупо это, выбирать одну и тупо переть по ней. В зависимости от действий Императора станет понятно, что делать нам. Скорее всего, будет парочка пустых проверочных шагов с обеих сторон, прежде чем мы сможем выработать общую стратегию. Сама понимаешь, – глянул я на неё, – действовать слишком резко мы себе позволить не можем. Не тот противник.

– Это да… – вздохнула она.

Помолчали.

– Ладно, – поднялся я на ноги и, подойдя к Атарашики, положил рядом с ней пульт от телевизора. – Пойду я собираться.

Несмотря на то, что в конфликте с Императором образовалась пауза, дел у меня меньше не стало. И помимо обычных рабочих моментов надо было продолжать выбранную политику. То есть доводить до общественности, что между Аматэру и Императорским Родом что-то произошло. Но этим я займусь на дне рождения Райдона и Ами, а сейчас надо съездить к Кояма и прояснить ситуацию с Мизуки. Ввести в курс дела Акено и узнать, не будет ли он разрывать помолвку.

С Акено я ещё вчера договорился о встрече, так что сегодня утром он пребывал дома и ждал моего появления. Шины и Мизуки дома не было – и та, и другая находились в университете. Это я мог себе позволить забить на дальнейшее обучение, а рыжую туда родители отправили. Она разве что выбирала, куда именно идти, так что теперь Мизуки вновь учится вместе со старшей сестрой. Кагами тоже отлучилась. Она примерно в это время, как правило, уезжала тренироваться на клановый полигон. Обычно именно утром несколько часов после завтрака дома никого не было, и императрица всея клана Кояма могла позволить себе делать, что хочет. Потом будет обед, работа, ужин, семья… Но этот промежуток времени – только её.

Зайдя в дом, я как-то на автомате заглянул на кухню, где увидел Чуни, служанку Кояма, которая наводила уборку.

– Чуни-тян, – окликнул я её, на что она аж подпрыгнула от неожиданности, в полёте разворачиваясь в мою сторону. Выглядело забавно. – Акено-сан у себя?

– Ох, Аматэру-сан, – поклонилась она, облегчённо выдохнув. – Да, господин у себя в кабинете.

– Благодарю, – махнул я рукой.

Дойдя до кабинета Акено, постучался и, подождав пару секунд, зашёл внутрь.

– Здравствуйте, Акено-сан, – улыбнулся я.

– Синдзи, – улыбнулся он в ответ. – Проходи, не стой на пороге.

– Диван, я смотрю, вновь у вас, – заметил я проигранный мной когда-то предмет мебели.

– Да, – усмехнулся он. – Отбил у Мизуки.

Этот диван… очень удобный. И в последнее время постоянно кочует по всему дому. То Мизуки его умыкнёт, то Кагами, то Акено вернёт себе.

– Ох, красота, – произнёс я, падая на диван.

Сам Акено в этот момент сидел за рабочим столом.

– Лови момент, – произнёс он, улыбаясь.

– Как вы тут? – спросил я. – Не отвлёк вас? Всё-таки, моя просьба о встрече…

– Ой, да забей, – отмахнулся он. – Делами я и здесь могу заняться, а общаться с тобой на работе… – поморщился он. – Как-то слишком уж по-деловому.

Работал он, если что, в огромном офисе в клановом небоскрёбе.

– Тогда ладно, – произнёс я. – Собственно, дело у меня к вам довольно серьёзное. И не очень приятное.

– Внимательно слушаю, – собрался Акено.

– У меня… – начал я. – У Рода Аматэру недавно возник конфликт с Императорским Родом.

– Стоп, – поднял он руку. – Стоп, – и прикрыв глаза, некоторое время помолчал. – До меня доходили слухи, что вы… наводите справки…

Говорил он осторожно, будто боясь сказать, как есть.

– Так и есть, – кивнул я. – Вполне может сложиться, что нам придётся переехать в другую страну.

– Великие супруги… – пробормотал он тихо. – Как же так, Синдзи? Что у вас там произошло? Вы же с Императорским Родом… Демоны! – поджал он губы. – Пожалуйста, скажи, что это очередная твоя интрига, только уже вместе с Императором.

– Увы, – покачал я головой. – Его Императорское Величество сильно обидел Род Аматэру.

– Но почему? – произнёс он тихо. – Зачем? Это же бред. Вы всегда могли договориться.

– Да? – приподнял я бровь. – Не помню такого. Обычно мы договаривались, если Императорский Род чего-то хотел от нас. Именно мы всегда шли на уступки и чем-то жертвовали. А стоило только появиться упущенной выгоде… – не договорил я, махнув рукой.

– И что за выгода заставила Императора пойти на конфликт? – спросил Акено.

– Не могу сказать, – скривился я. – Возможно, пока не могу. Это всё-таки не совсем моя тайна. Точнее, не только моя. У нас с Императором, конечно, конфликт, но не война же.

Я доверяю Акено, но он ведь может начать действовать мне во благо, а это, возможно, и планы мои порушит, и конфликт усугубит, и вообще что угодно может произойти. Иногда в специфических ситуациях лучше ничего не делать, чем помощь со стороны получать. Причём я для него, в каком-то смысле, по-прежнему ребёнок, и даже если попрошу ничего не делать, он лишь покивает, а сам начнёт что-нибудь мутить. Так что лучше пусть у него поменьше информации будет. Акено не тупой и при отсутствии данных не станет лишних телодвижений делать.

– Понимаю, – произнёс он с серьёзным выражением лица. – Если нужна будет помощь – говори.

Я сначала хотел успокоить его, мол рано говорить о помощи, но потом передумал.

– Если потребуется, – кивнул я, – скажу. Но пока всё в норме и у меня к вам такой вопрос – что будем делать со свадьбой? Вы не подумайте, Акено-сан, я не отказываюсь, но может, в нынешних реалиях, отложить её?

– М-м-м… – промычал он, почёсывая кончик носа. – Не совсем понял, что именно ты хочешь. Лично нам, клану Кояма, ничего не будет в любом случае, так что не вижу смысла откладывать её. Но если это для чего-то нужно тебе…

– Нет, Акено-сан, – покачал я головой. – Мои планы не изменились. Просто вы отдаёте за меня свою дочь, и делаете это именно в такой… непростой для моего Рода момент. Я не могу гарантировать её безопасности, если начнётся открытая вражда.

– Хм-м-м… – потёр он глаза. – Синдзи… Я верю в тебя и твои мозги и не верю в то, что между Аматэру и Императорским Родом начнётся война. Конфликт – да. Он уже, я так понимаю, идёт. Вражда… это вряд ли. Одно дело – семейные дрязги, а другое – война. Ваши роды слишком долго были… – вздохнул он. – Неразделимы. Не верю, что Император доведёт до чего-то серьёзного. И верю в то, что ты не станешь раздувать конфликт.

– Семейные дрязги, да? – поморщился я. Показательный, к слову, момент. Акено плоть от плоти японской аристократии, и если он так считает, то и остальные тоже. – Как скажете, Акено-сан. Если вы готовы отдать за меня Мизуки даже в такой ситуации, я не буду отказываться.

И от очень нужных мне связей в Европе. Да, я циничная сволочь, но либо так, либо забвение.

Прояснив вопрос со свадьбой, я медленно перевёл разговор в более домашнее русло. Вообще-то всё, что хотел, я выяснил, но не убегать же сразу после этого. Вот и пришлось пообщаться на отвлечённые темы, благо разговор с Акено меня не напрягал. Легко с ним общаться.

После Кояма у меня не было особых дел, так что, заехав в главный офис Шидотэмору, я отправился домой. Даже со всеми навалившимися делами у меня было свободное время, которое я собирался потратить на тренировки. До вечера – саморазвитие, а потом – к Цуцуи на очередной урок фехтования. В очередной раз не могу не похвалить себя. Какой же я красавчик, что не дал уговорить себя пойти в университет.

* * *
Двадцать второго апреля у Райдона был день рождения, и я, естественно, был на него приглашён. Точнее, на приём в честь дня рождения. Тридцатого числа того же месяца, к слову, день рождения у его младшей сестры. Я к Ами хорошо отношусь, но в обычной ситуации постарался бы отмазаться от приглашения. Райдон – да, мой друг, и без веской причины обижать его не хотелось, а вот Ами другое дело. Тем не менее сейчас мне нужен любой обоснованный повод пойти на чей-нибудь приём. К другу? Отлично. К сестре друга… сойдёт. Приём родственников жены? Нормально. А вот к каким-нибудь Отомо или Накатоми, которые тоже присылали приглашения, я идти уже не могу. Сейчас, во всяком случае. Не дай бог меня примут за обиженку, которая ходит по приёмам и ноет. Хотя ладно, откровенно говоря, я и не хочу идти к Отомо и Накатоми. Правда, Отомо могут заслать ко мне Акинари… что, скорее всего, и сделают. Ладно, сойдёт. Все знают, что Акинари мой торговый партнёр и приятель. Да и не смогу я ему отказать без причины.

Но это будет позже, а сейчас меня ждёт приём в честь дня рождения Охаяси Райдона.

Встречал нас Райдон один, если не считать девчонок, – и Анеко в том числе, – которые провожали гостей на территорию особняка. И если обычно с хозяином приёма я перекидывался парой фраз, после чего направлялся к остальным гостям, то с Райдоном мы общались аж семь с хвостиком минут. Антикварный китайский меч, который я принёс ему в качестве подарка, был оценён, одобрен и передан слугам. Дольше стоять было бы неудобно из-за очереди за спиной, так что, похлопав его по спине, отправился к остальным гостям. Сопровождала нас с Норико, к слову, его старшая сестра. Сегодня Анеко была одета в бледно-синее кимоно и выглядела как всегда великолепно. Впрочем, Норико в серебристо-синем кимоно ей не уступала. Да и остальные мои подруги, если подумать… Блин, хорошо быть аристократом – вокруг одни красавицы. А ведь если бы не ритуал, который аристо проводят над своими детьми, пришлось бы мне жить среди… обычных японок. Они, если что, в целом не очень, как на мой вкус. Есть и среди простолюдинок красавицы, но там сделана ставка на пластическую хирургию, а она не всегда спасает, да и не всем доступна.

На приветствия знакомых мы выделили ровно час, после чего пришло время работы.

– Так, милая, – произнёс я тихо, остановившись возле стола с закусками. – Ты знаешь, что делать и что говорить.

– Уже расходимся? – задала она риторический вопрос.

Впрочем, я на него ответил.

– Да, – закинул я в рот шарик чего-то мясного. А неплохо так. – Встречаемся здесь же ровно через два часа. Далеко не удаляйся, старайся держать меня в поле видимости.

– Я помню, – ответила она мягко, будто успокаивая.

Мол, всё будет нормально, иди уже. Беспокоиться мне и правда не стоило, но мало ли? Вдруг ходом Императора будет как раз провокация? Я-то отобьюсь, а вот за Норико не уверен. Она, конечно, мозговитая девочка, но и дебилов к нам не отправят. И несмотря на это, разделиться нам надо. Некоторые разговоры лучше вести тет-а-тет.

– Ну что вы, какой переезд? Это с кем нам надо конфликтовать, чтобы задумываться о подобном?

– Всякое в жизни бывает, Минамото вон тоже, в своё время, лишь «спасибо» получили.

– А почему нет? Всегда надо быть в курсе того, что происходит в других странах. Мало ли?

– Император щедр. Но, как и положено правителю – не со всеми.

Лёгкими намёками я раскидывался щедро, благо не надо было искать повода – чуть ли не каждый мой собеседник так или иначе подводил разговор к данной теме. Серьёзно, из двадцати двух человек, с кем я успел поговорить, лишь двое не затронули этот вопрос.

– Чесуэ-сан, – попроветствовал я давнего знакомого. – Всё высматриваете, кому ещё можно проиграть спор?

На приём он наверняка пришёл с жёнами, или одной женой, но конкретно сейчас стоял в одиночестве.

– Аматэру-кун, – поморщился он традиционно. – Надеюсь, ты действительно хочешь свалить из страны.

Хм. Он первый, кто вот так в лоб говорит об этом.

– Не дождётесь, Чесуэ-сан, – улыбнулся я. – У вас ещё слишком многое можно выиграть. Как в такой ситуации вообще думать о переезде?

На это он хмыкнул.

– Как всегда, высокомерен, – хмыкнул он. – Выиграл пару споров и думаешь, так вечно продолжаться будет? Удача – штука переменчивая. Сегодня объявляешь о помолвке, а завтра лихорадочно ищешь куда свалить.

– Пора бы уже понять, что ни я, ни, тем более Аматэру ничего не делаем «лихорадочно», - ответил я с полуулыбкой на лице.

Слушал меня Чесуэ с ухмылкой, а когда я закончил, хотел сделать глоток вина из бокала, но на полпути его рука замерла, ухмылка слетела, а брови полезли вверх.

– Так вы что… действительно… – пробормотал он.

Я же продолжал молча смотреть на него, удерживая на лице лёгкую улыбку.

– В этой стране, – нарушил я молчание, – нет неприкасаемых. Когда-нибудь и у вас могут попросить… слишком многое.

Чесуэ нахмурился и, немного помолчав, глядя на бокал в своей руке, тихо произнёс:

– Аматэру не могут уехать из страны. Вы – наше достоинство, наша гордость. Один из столпов нации. А их у нас и так немного. Рухнет один, и второй не удержится.

– Вот второму это и говорите, – пожал я плечами.

Тяжко вздохнув, Чесуэ перевёл взгляд на меня.

– Не могу говорить за весь клан Памью, но Род Чесуэ на вашей стороне, Аматэру-сан, – произнёс он серьёзно.

– Я запомню, Чесуэ-сан, – кивнул я.

Прикрыв на секунду глаза, Чесуэ мотнул головой и нацепил на лицо прежнее хмуро-недовольное выражение.

– Пока у нас ещё есть такая возможность, – произнёс он, – давай заключим пари.

– Вы меня удивляете, Чесуэ-сан, – закатил я глаза. – Неужто вам так не терпится остаться без штанов?

– Я не настолько отмороженный, чтобы ставить последние портки, – хмыкнул он. – Пусть будет пять кристаллов.

– Оу. И что тогда вы хотите от меня? – спросил я.

– Дом в твоём квартале, – ответил он. – Самый большой из доступных.

Дома рядом с моим особняком сейчас стоят бешеных денег, но и пять кристаллов роботов-охранников – не меньше. Плюс-минус одно и то же получается.

– Хорошо, – произнёс я медленно. – На такую ставку согласен. И о чём спорить будем?

– М-м-м… – задумался он напоказ. – Спорим, что ты не достигнешь уровня равного «виртуозу» за ближайшие три, нет, пусть будет пять лет.

Хо… Он явно подготовился и условия не с потолка взял. Только вот мужику явно со мной не везёт. Судьба у него, видать, такая – проигрывать мне.

– С таким же успехом, – начал я, – можно поспорить, что я встречусь с Ушедшим. И то, и другое маловероятно.

– То есть ты заранее сдаёшься? – произнёс он с ухмылкой.

Интересно, он реально думает, что меня можно на слабо взять? Ладно, подыграем. Похоже, мой возраст всё ещё помогает мне в общении с аристократами.

– Пусть так, – поджал я слегка губы. – Я принимаю спор. За пять ближайших лет я достигну уровня, равного «виртуозу».

– Вот и посмотрим, – кивнул он удовлетворённо. – Главное, потом не плачься, что тебя отвлекали какие-то там проблемы.

– Пять лет, Чесуэ-сан, – произнёс я иронично. – Надеюсь, в этот раз вы приготовите кристаллы заранее. Не хочу ждать их лишние полгода.

Глава 6

– Синдзи? – позвала Атарашики, осторожно заходя в мой кабинет. – Тут такое дело…

Неуверенность, виноватый тон, бегающий взгляд – она определённо в чём-то чувствует себя виноватой.

– Садись и рассказывай, – махнул я рукой в сторону кресел в центре комнаты.

Присев на краешек одного из кресел, Атарашики произнесла:

– Мне тут Акихито звонил… И в общем… я ему нагрубила. Сильно. Послала в такие дали, в которые только тебя и посылала. В своё время.

– Блин, – вздохнул я, потерев лоб. – Чего он хоть хотел?

– Упрекал, – поджала она губы. – Мол, нехорошо распускать такие слухи. Наши отношения, славное прошлое, а мы такие-сякие, – произнесла она, как будто кого-то передразнивала. – Ну я и не выдержала.

Откинувшись на спинку кресла, я прикрыл глаза, пытаясь просчитать, к чему это всё может привести.

– Развели тебя как ребёнка, – произнёс я, не открывая глаз, после чего всё-таки глянул на Атарашики и пояснил свою мысль: – Учитывая, что никаких отношений уже нет, ты нагрубила главе государства. Старейшина Рода нагрубила главе государства. Не скажу, что у него теперь руки развязаны, но… – покачал я головой. – Уверен, он мне это ещё припомнит.

– Извини, – произнесла она, отвернув голову. – Просто… Это человек из моего прошлого. Близкий человек. И отношение к нему – соответствующее. Не как к главе чужого Рода. Он нас всех обидел, а потом ещё и предъявлял что-то, вот я и не сдержалась.

– Всё ещё отделяешь его от Рода? – поморщился я.

– Нет, – качнула она головой. – Тут другое. Я в целом не считаю их Род чужим. Они для меня как родня, Синдзи, а ненавидеть всю родню только потому, что один из братьев нахамил и обидел, просто глупо. Понимаешь? – посмотрела она на меня. – Это чужой Род всегда един, один как все, а в семье каждый человек индивидуален. И кстати, – проворчала она, – не тебе обвинять меня в неправильном отношении к врагу. Семью Акено ты ведь отделяешь от клана и Рода Кояма? А этот твой друг из Тоётоми? А тут всё ещё глубже. Именно я с Азуной прятала его от учителей, именно я помогала ему захомутать Митико, мой отец прикрывал его, когда он свернул челюсть английскому послу. Да и я… – засмущалась она.

– Что ты? – стало мне очень любопытно.

– Челюсть ему сломала, – ответила она, отвернувшись. – Случайно. Они тогда с Митико поссорились, ну вот я и… Погорячилась. Он тогда месяц смущал меня, постоянно вздрагивая при моём появлении. А наши отцы как будто специально эти встречи подстраивали.

Начинаю понимать Атарашики. Подобные отношения и правда очень похожи на семейные.

– А что с принцем? – уточнил я для полного понимания.

Всё-таки тот всегда очень уважительно относился к старушке.

– Нарухито? – уточнила она. – Он фактически вырос с моими детьми, – пожала она плечами. – Брат Императора в то время что-то замышлял, вот Этсу-тян и отправила его к нам жить. Я, можно сказать, ему как четвёртая мать. Да и он для меня далеко не посторонний.

«Этсу-тян», я так полагаю, это Этсуми в девичестве, Сатэ? Первая жена Императора? Генерал дворцовой стражи и «виртуоз»? Этсу-тян… Помимо Императора, наверное, только Атарашики и может её так называть. А ведь Император не мог не учитывать подобные отношения между нашими Родами. Типа, обую-ка я сейчас Аматэру, а отношения вернут мои дети и внуки. Ну и остальная родня. Вроде как жить мне осталось немного, так что вполне можно побыть тем самым уродом в семье. Только вот он сделал ошибку, забыв, что я не урождённый Аматэру. С Атарашики такое вполне могло пройти, да в общем-то, к тому и идёт, но, помимо неё, все остальные члены Рода – принятые. И мы не считаем, что Императорский Род – наши братья. Причём, замечу, именно Император и его семья должны были работать в этом направлении, всеми силами показывая, что наши Роды очень близки, они должны убеждать нас в этом. Ни я, ни Казуки не обязаны сразу же проникаться симпатией к Императорскому Роду. Да мы просто по-человечески не можем этого сделать. Так что, Император однозначно затупил, совершил очень серьёзную ошибку.

– Ладно, – вздохнул я. – Я понял твою позицию и учту её в будущем. Посмотрим, что предпримет Император.

* * *
– Син, есть разговор, – произнёс Райдон.

Мы с ним, Казуки, Мамио, Тейджо и Мизуки находились в спортзале. Могла бы быть ещё Анеко, но она приходила по выходным, так как утром и днём ей мешал университет, а вечером уже никого из друзей не было. Приезжать же ко мне в одиночку она, видимо, стеснялась.

Покосившись на Казуки, который лупил Тейджо, я уточнил:

– Я так понимаю, нам лучше отойти?

– Желательно, – чуть кивнул Райдон. – Дело у меня к тебе серьёзное.

– Хм, – задумался я. – Ладно. Иди тогда в гостиную, а я тут пару указаний дам и к тебе присоединюсь.

– Хорошо, – ответил он, после чего развернувшись отправился на выход из спортзала.

Когда я зашёл в гостиную, Райдон сидел в кресле и пил чай.

– Скоро придётся заняться Тейджо основательно, – произнёс я, падая в кресло напротив.

– А сейчас что? – не понял Рей. – Мне казалось, ты и так ему спуску не даёшь.

– А, – отмахнулся я. – Даже Мамио тренируется жёстче. Просто до недавнего времени Тейджо физически бы не выдержал настолько интенсивных тренировок. А вот сейчас уже выдержит. Правда, только физически.

– А как ещё можно не выдержать? – удивился Райдон, после чего, глянув на чашку у себя в руках, поставил её на стол.

– Психологически, – пожал я плечами. – Мамио… Мамио, на удивление, весьма крепким в этом плане оказался. Чтобы его психику раскачать, надо сильно постараться. Да и силы воли у него на самом деле много. Просто парень он стеснительный, оттого и проблемы.

– А Тейджо? – спросил Райдон.

– А Тейджо пока не знаю, – ответил я. – Упорство и сила воли – несколько разные вещи, а у Тейджо именно что упорство. Как Мамио, он, скорее всего, сможет тренироваться, но просил-то он о большем.

– Будет интересно смотреть на его прогресс, – улыбнулся Райдон.

– Ага, мне тоже, – улыбнулся я в ответ.

Я поначалу не хотел ввязываться в это дело, то есть тренировать ещё одного человека, но уже ввязавшись, понял, что это действительно интересно. Мне тоже любопытно, насколько далеко сможет зайти мой рыжий друг. Благо времени он отнимает не так уж и много.

– Кхм, так вот, – принял серьёзный вид Рей. – Я, собственно, о чём поговорить-то хотел. Что ты думаешь об Анеко?

– М-м-м… – посмотрел я на него задумчиво. – Она мой друг, со всеми вытекающими.

– Да я не о том, – хмыкнул он. – Что ты о ней как о девушке думаешь?

– Красивая, умная, немного собственница, – ответил я, пожав плечами. – Но последнее ко многим людям относится. И ко мне в том числе. Говори уже что хотел, Рей, не тяни резину.

Хотя в целом я уже понял, к чему он ведёт.

– Сложно это – вот так взять и сказать, – поморщился он. – Особенно, если не хочешь во всё это влезать.

– Тебя родители ко мне послали? – спросил я.

– Да кто меня только не посылал, – проворчал он. – Давили все, кто только мог.

– И ты даже отбивался какое-то время, – улыбнулся я.

– Не просто «какое-то», а приличное, – поднял он палец вверх, после чего устало опустил. – Но в одиночку отбиваться сложно. В общем, я хотел бы поговорить с тобой о возможной свадьбе с Анеко.

Ну… как я и думал.

– У меня сейчас и так вторая на носу, – произнёс я, с любопытством наблюдая за Реем. – Ещё и с Императором тёрки.

– На последнее моим плевать, – отмахнулся Рей. – Они…

– Не верят? – прервал я его.

– Да, – кивнул он. – Уж кто-кто, а Аматэру и Императорский Род точно помирятся.

– Всё сложнее, Рей, – вздохнул я. – Всё гораздо сложнее.

– Всё равно, – нахмурился он. – Я тоже верю, что у вас всё нормально будет. Вы слишком долго были не разлей вода. Ну а по поводу твоей свадьбы с Мизуки – никто ведь не предлагает тебе жениться на Анеко прямо сейчас.

– О-хо-хонюшки, – покачал я головой. Надо хотя бы выслушать. – И что там твоя родня предлагает? Вы ведь понимаете, что это последнее место. А вдруг я влюблюсь?

– Ну… – запнулся он, после чего пробормотал: – Демоны, слишком много слов. Син, начнём с того, что это не последнее место. Даже если забыть, что ты Аматэру, которым многое прощается, даже если забыть о том, что ты Патриарх, которому и пять жён простят, даже в этом случае есть люди, у которых четыре и более жён. Хотя последнее совсем уж редкость. В общем, это считается вульгарным, но не порочащим честь, так что, если влюбишься – флаг тебе в руки. От себя добавлю, что ты в любом случае нашёл бы выход. Вот уж в чём я не сомневаюсь, так это в твоём уме и хитрожопости.

– Ну, спасибо, – хмыкнул я.

– Ага, всегда пожалуйста, – махнул он рукой. – Идём дальше. Мои не предлагают тебе жениться на Анеко прямо сейчас. Если мы договоримся, то можно и год подождать, и два. Как время появится, так и женитесь. Ну и если говорить о конкретных предложениях, то отец готов отдать в качестве приданого Исследовательский центр Ибенто. Это который в Фунабаси, – уточнил он.

Впрочем, мне это уточнение ни о чём не говорило.

– Без понятия, что это за центр и зачем он мне, – произнёс я, пожав плечами.

– О-о-о, – протянул он. – Довольно известное местечко. Наш клан создал его лет двадцать назад, и сейчас это весьма мощная структура. Десятки учёных, сотни патентов. Правда, большая часть этих патентов просто висят в воздухе, – усмехнулся он.

Ох уж эти многозначительные паузы.

– Что так? – поинтересовался я.

– У нас просто нет желания создавать с нуля линии производства, чтобы дать этим изобретениям жизнь. Подчас проще купить аналог на стороне. Просто для примера – зачем нам создавать производство уникального, пусть даже слегка превосходящего аналоги, твердотельного накопителя, когда проще купить у тех же корейцев уже готовый продукт? Ну или новые броневые сплавы? Да их проще у Кудзё продолжать покупать, чем создавать сталелитейный завод. Ну или что там для этого нужно?

– Только для себя не выгодно, – кивнул я, – но можно же влезть в нишу производителей жёстких дисков.

– Попытаться влезть, – поправил меня Райдон. – Рискованно и очень затратно. А ведь центр чем только не занимается. Электроникой, в том числе оптоэлектроникой, аудио-видео техникой, цифровой микроэлектроникой, твердотельной электроникой, энергетикой, радиосвязью и так далее. Там реально сотни патентов. Причём большая часть – это вполне действующие, проверенные изобретения. Ах да, чуть не забыл – учёные в центре являются наёмными сотрудниками, а не Слугами. Точнее, учёными, которых мы спонсируем. И им плевать, откуда идут деньги. То есть, если ты не понял, тебе не придётся искать новых людей и оборудование, там уже всё есть. Приданое Анеко – это не патенты, а вообще всё. Ну разве что охрану придётся выделить.

Пока Райдон говорил, мой мозг активно работал, просчитывая перспективы. Если я всё правильно понял, возможное приданое Анеко – это реально круто. Я могу понять, почему они готовы отдать мне исследовательский центр, думаю, он у них не один такой, просто этот работает по многим направлениям, в то время как Охаяси специализируются на беспилотниках. И им действительно не выгодно создавать новое производство с неясными перспективами. Я вот, например, тоже долго думал, стоит ли Шидотэмору заниматься мобильниками, но у меня хотя бы есть для этого перспективы. Целый штат программистов различной направленности, а программное обеспечение – это чуть ли не половина успеха в сегменте мобильных телефонов. А куда лезть Охаяси с их новым накопителем данных? Аудио-видео техникой? Уверен, что могли, они сейчас используют, а остальное… весьма перспективно, но не для них. Чтобы выбрать приданое, Охаяси наверняка не один месяц собирали информацию по моим ресурсам. Но даже так, это очень выгодное предложение, родня Райдона отдаёт мне не какой-то там неликвид, а вполне себе ценный ресурс. Даже для них ценный. Пусть они и не могут или не хотят использовать его сейчас, это не значит, что не смогут в будущем.

Серьёзная заявка на сближение наших Родов, если уж на то пошло. Слишком уж хорошее приданое.

– Признаюсь честно, Рей, ты меня заинтересовал, – произнёс я, после недолгого молчания. – Но мне нужен список патентов. Да и в целом, хоть какая-то информация по этому вашему центру.

– Это понятно, – дёрнул он ладонью. – Если тебе интересно предложение, я передам отцу, чтобы он выслал нужную информацию. Остальное вы уже с ним обговорите. От меня требовалось просто заинтересовать тебя. Чтобы ты сразу в отказ не пошёл.

– Да я бы и отца твоего выслушал, – произнёс я удивлённо.

– Боги его знает, что у вас там произошло, – пожал Райдон плечами, – но, по его словам, ты его уже однажды продинамил.

– Не то чтобы продинамил… – произнёс я несколько смущённо. – Просто я в тот раз не ожидал разговоров на подобную тему, вот и сослался на войну в Малайзии.

– Война прошла, ты молчишь, отец в недоумении, – покивал Райдон. – Лучше бы он это матерям доверил. И Атарашики-сан. Нефига было лезть не в своё дело. Ещё и меня втянул, – поморщился он в конце.

– Ну, тут я его могу понять, – произнёс я. – Тот разговор был с Аматэру, а потом я стал Патриархом-Аматэру, и всё приняло более политический окрас. Я бы Норико тоже к подобному делу не подпустил, сам бы решал.

– А Атарашики-сан? – чуть склонил он голову.

– Видимо, – произнёс я осторожно, – твой отец не считает своих жён ровней Атарашики.

На это Райдон весело хмыкнул.

– Уровень Атарашики-сан вообще мало кому доступен, – произнёс он. – По моему личному мнению, он и сам… Ох, ё. Может, потому меня и припрягли? Чтобы я с тобой поговорил, а не он с ней.

– С ней не обязательно, – ответил я. – Мог и со мной.

– А, ну да, – поскучнел Райдон. – Ну, видимо, отец не хотел тебе надоедать. Лично поднимать тему во второй раз.

– Не заморачивайся, – усмехнулся я. – Всё проще. Просто мы друзья, и тебе отказать мне будет сложнее.

– Может, и так, – кивнул он.

– В общем, жду данные, – решил я закругляться с этой темой. – Ваше предложение я услышал и обязательно его обдумаю. Так и передай отцу.

– Договорились, – вздохнул он. – Надеюсь, моё участие во всём этом закончено.

* * *
– Профессор.

Кицунэ я нашёл в библиотеке. Впрочем, «нашёл» – неправильное слово, ведь она большую часть времени именно в библиотеке и находилась. Я её не искал, я к ней пришёл. В этот раз она работала сразу с двумя источниками информации – выданным мной планшетом и бумажной книгой. Подняв голову, Хирано пару мгновений тупо смотрела на меня. Видимо, всё ещё была где-то там, в книгах.

– Аматэру-кун, – произнесла она наконец, кладя между страниц книги бумажную закладку. – У тебя какой-то вопрос ко мне?

– Да, есть кое-что, что я хотел бы обсудить, – произнёс я, подходя к столу.

– Внимательно слушаю, – закрыла она книгу.

– Вы разбираетесь в артефактах? – спросил я, пододвигая свободный стул к столу.

– В целом – да, – ответила она, наблюдая как я присаживаюсь напротив неё. – Но в артефактах Древних – хуже, чем в магических.

– Магические мне и нужны, – кивнул я. – Хотелось бы узнать, существуют ли артефакты, помогающие заключать сделки? Что-то, что не позволит обеим сторонам, ну, или одной из сторон, нарушить договор.

– Хм, – выдала она, глядя мне в глаза. – Редкая вещица. Подобные артефакты существуют, но их сложно создавать. Нужны либо специфические знания, либо особый талант, либо сильная связь с каким-нибудь божеством. Я точно знаю, что у Императорского Рода, Аматэру и Минамото такие артефакты были.

– Да ладно, – нахмурился я. – То есть у нас что-то такое есть?

– Именно так, – подтвердила она.

– А как он выглядит, вы не в курсе? – спросил я.

– Я даже знаю его имя, – усмехнулась она.

И замолчала. Просто смотрела на меня и улыбалась.

– А ещё вы явно любите неуместные паузы, – проворчал я. – Говорите уже, Хирано-сан.

– «Коюби» его имя, – усмехнулась она.

– Меч? – удивился я. – С кабуто-ганэ в виде головы собаки?

Это я сейчас о навершие рукояти.

– Лиса, – поморщилась она. – Это лис, а не собака, Аматэру-кун.

– Оу, – только и сказал я.

– Из-за этого меча, собственно, чуть и не произошла война с кланом кицунэ, – произнесла она, так и не дождавшись от меня внятного ответа. – Точнее, из-за самого его существования. Глупая история, на самом деле.

– Расскажете, Хирано-сан? – спросил я.

– Дочь главы клана поклялась на этом мече, что придёт на помощь главе Рода Аматэру по первому его требованию, – произнесла она, подняв глаза к потолку. Будто вспоминая прошлое. Только вот, насколько я знаю, она не настолько стара. – Естественно, отцу не понравилось то, что на его дочери висит подобное обязательство, и он решил поступить хитро – заставить Аматэру попросить у неё помощи. Помочь она клялась один раз, – пояснила Хирано. – Ну и начал пакостить. По его плану Аматэру должен был попросить дочь девятихвостого урегулировать конфликт. Только вот Аматэру был очень гордым, – поморщилась она. – Да и в целом, в те времена все были слишком гордыми. Честь и гордость, все дела. В итоге он так и не попросил помощи, а два барана перешли в итоге черту, после которой остановиться было уже невозможно. Итог тебе, я думаю, известен.

– Дуэль и смерть обоих, – кивнул я.

– Да. Как я и сказала – глупая история, – вздохнула она. – В итоге клан кицунэ переехал в Китай, где и сгинул. Не поделил что-то с громовыми драконами.

– С кем? – не понял я. – Прям с настоящими драконами?

– Нет, что ты, – усмехнулась она. – Обычные оборотни, вроде кицунэ. Ящероподобные, с оленьими рогами.

– Понятно, – произнёс я медленно. – Жаль. Сейчас бы мне та кицунэ пригодилась. Или клятва касалась конкретного главы Рода?

– Любого, – усмехнулась она. – В ином случае, зачем девятихвостому вообще было начинать тот конфликт? Нет, его дочь конкретно так попала. На всю жизнь, а живём мы немало.

– Жаль… – повторил я. – Тот клан полностью уничтожен?

– А толку тебе? – пожала она плечами. – Нет, не полностью. Перед тобой последний его представитель.

– Ты? – удивился я. – Может, ты и есть… Хотя, ты слишком молодая для этого.

– Справедливости ради, – произнесла она кокетливо, – никто не знает, сколько мне лет.

– И ско… – начал было я, но замолчал.

– Что? – спросила она улыбаясь. – Ты что-то хотел спросить?

Сейчас главное даже не то, понравится ли ей вопрос о возрасте, а то, что она к нему готова и наверняка начнёт надо мной издеваться.

– Нет, ничего, – ответил я. – Давай вернёмся к моим вопросам.

– Как скажешь, – произнесла она слегка разочарованно.

– Каким образом… М-м-м… Как именно действует меч? – спросил я.

– Ну, технические детали тебя вряд ли интересуют, да и не знаю я их, а на практике надо просто прикоснуться к рукояти и дать обещание, – ответила она.

– И всё? – удивился я простоте.

– И всё, – подтвердила Хирано. – Артефакт создавался для простых людей, так что в простоте использования нет ничего удивительного. Другое дело, мне даже представить сложно, сколько труда стоило его создать. И сколько Аматэру заплатил за него… – покачала она головой. – Ты бы прошерстил Родовые хроники тех лет, вдруг Аматэру заплатил услугой Рода? Или чем-то таким же… вечным.

Хм, придётся, похоже. Ну или Атарашики запрягу. Пусть копается в бумажках. Но вряд ли что-то найдёт. В смысле, подобная информация обязана быть общеизвестной, и если про неё до сих пор никто не слышал, то и вряд ли она существует. Либо услуга уже оказана. Либо связанные с услугой ёкаи давно мертвы.

– Посмотрю, – чуть кивнул я. – И раз у меня уже есть нужный артефакт, то задам ещё один вопрос – вы не знаете кого-нибудь, кто хорошо разбирается в артефактах Древних? И кто готов заключить договор на мече?

Продолжая смотреть на меня, Хирано чуть довернула голову, отчего стало казаться, что смотрит она косо.

– Интересный вопрос, – произнесла она медленно. – Если ты про ёкаев, то я таких не знаю. Ни нужных тебе специалистов, ни тех, кто был бы готов заключить договор на артефакте. Это, знаешь ли, не всегда безопасно.

– В смысле? – не понял я.

– Артефакты для заключения договоров делятся на два вида – те, что соблюдают букву соглашения, и те, что соблюдают дух. И ладно бы ты знал, к какому типу относится «Коюби», но этого и я не знаю. Вряд ли кто-то рискнёт потерять всё по случайности. Да и в целом подобные ограничения никто не любит. Магические договора используют, когда по-другому никак.

– А артефактов, которые требуют соблюдать и букву, и дух договора, нет, что ли? – уточнил я.

– Я с таким не сталкивалась, – пожала она плечами.

– Ладно, я понял, – произнёс я задумчиво. – Нужных мне ёкаев вы не знаете, а людей?

– Была в Токусиме пара старичков, но они, насколько я знаю, являются Слугами Аматэру, – ответила она улыбаясь. – И некоторое время назад они куда-то уехали.

– И всё? – приподнял я бровь. – Вы только про этих двух в курсе?

– Аматэру-кун, – произнесла она мягко. – Я последние несколько десятилетий из Токусимы вообще никуда не выбиралась, к тому же, я историк. Ну откуда у меня могут быть подобные знакомые? Не моя тема.

Жаль, я надеялся на большее. Да и ладно. В конце концов, у меня есть нужные люди, пусть им потребуется больше времени, но хоть что-то.

– Тогда другой вопрос, – произнёс я. – Что у вас по магическим артефактам? Не зачахло искусство? Ёкаи их ещё делают?

– Ещё как делают, – усмехнулась она. – После ухода большинства ёкаев, а значит, и мастеров-артефакторов, с этим есть некоторые проблемы, но в целом специалистов хватает. Да, могуществом современные артефакты не отличаются, зато в плане разнообразия всё осталось по-прежнему. Да что там говорить – твой меч, который подарили токусимцы, вполне вероятно, тоже артефакт. Утверждать не буду, не интересовалась, но в его создании принимали участие многие ёкаи. Так что всё может быть.

Блин, а я его в пространственном кармане таскаю.

– А проверить меч вы можете? – спросил я.

– Могу, – пожала она плечами. – Только учти, я не артефактор, и вряд ли смогу понять, что именно там понакрутили.

– Мне хватит и этого, – произнёс я, доставая меч из пространственного кармана.

Положив его на стол, чуть пододвинул его к Хирано.

– Хм, – осмотрела она его, даже не пытаясь взять в руки. – Это определённо артефакт.

Получается, магическим артефактам пространственный карман не страшен? Интересная информация.

– Можете взять его на руки.

– Нет, спасибо, – усмехнулась она, подняв уши и бросив на меня взгляд. – Я даже так вижу, что магическим существам его лучше не трогать. Людям плевать, а вот мне будет нехорошо, – вновь посмотрев на меч, Хирано некоторое время молчала, лишь уши то и дело дёргались. – Привязка к крови. В широком смысле слова, – уточнила она. – То есть им могут полноценно пользоваться члены твоего Рода. В чужих руках это просто железная палка. Острота, прочность – это стандарт для холодного оружия. Что-то завязанное на чужие эмоции… И, собственно, всё, – закончила она, переведя взгляд на меня. – Остальное лучше узнавать у тех, кто этот меч создавал.

– И на том спасибо, – кивнул я, убирая меч обратно. – Получается, мне нужно ехать в Токусиму.

– Не сказала бы, что именно нужно, – ответила она, – но если хочешь узнать про меч больше, то да. Там же можешь и про артефакты в целом узнать. Да и прикупить что-нибудь, если уж на то пошло.

– И что мне за такую покупку придётся отдать? – уточнил я.

– Деньги, – ответила она удивлённо. – Ну или драгоценные камни. Золото с серебром тоже можно использовать. Если ты подумал про услуги или что-то совсем уж редко-магическое, то забудь. Современные артефакторы просто не способны создать что-то, за что надо платить подобную цену. Тот же «Коюби» и до Ухода мало кто смог бы повторить, а сейчас и подавно.

– Вы меня успокоили, Хирано-сан, – кивнул я. – С деньгами у меня, слава богам, проблем нет. Ну и, пожалуй, последний на сегодня вопрос – вы думали о том, что нам делать с поиском Древнего? Хоть какой-то план есть?

– Если бы это было так просто, я бы его сама давно нашла, – поморщилась она. – Плана нет, но я знаю, с чего можно начать. Ты как-то говорил, что на тебя в Сукотае напал какой-то ёкай.

– Было дело, – подтвердил я. – В Пхитсанулоке.

– Да, в… – запнулась она. – Не понимаю, как ты можешь так просто произносить эти названия, – покачала она головой. – В общем я уточнила у знакомых и могу с уверенностью сказать, что тем городом, точнее землёй, на которой стоит город, управляет дух места. В Сукотае их, вроде, якшини называют. Она определённо должна что-то знать о напавшем на тебя.

– С чего бы? – спросил я.

– В ином случае, дух места просто не допустил бы на свою территорию постороннего, – ответила она. – То есть ёкай как минимум представился и попросил разрешения зайти на её земли. Вполне возможно, она его ещё и изучила. Со всех сторон. Духи места характерны тем, что контролируют свою территорию полностью. А для этого надо знать, кто на ней находится.

– Ну хоть что-то, – произнёс я, думая при этом, как бы использовать поездку в Пхитсанулок. – Вы ведь составите мне компанию в этой поездке?

– Куда ж ты без меня? – произнесла она с ухмылкой. – Без великой кицунэ ты просто не сможешь встретиться с якшини, – после чего резко стала серьёзной. – Да и я не могу упустить эту ниточку.

– Могли бы и сами съездить, – посмотрел я на неё с интересом.

Древнего, как и его слуг, она реально ненавидела.

– Могла бы, – ответила она, всё так же серьёзно. – Только вот якшини нерождённая. Истинный ёкай, естественный, местный. У нас, пришлых, с ними нормальные отношения, но вот перед ведьмаками они испытывают особый пиетет. Не знаю, в чём там дело, но ты ко всему прочему ещё и Аматэру с меткой богини. В общем, с тобой у меня больше шансов разговорить её. И если бы ты не задал свой вопрос, я бы и сама в скором времени предложила тебе съездить в Пхис… в Сукотай.

– Я понял тебя, – произнёс я, решив закругляться. – Немного разгребу местные проблемы, и съездим.

– Я буду ждать, – произнесла она медленно. – А пока почитаю.

Кивнув ей напоследок, я молча вышел из библиотеки. Информации для раздумий Хирано подкинула немало, теперь надо всё обдумать и решить, что со всем этим делать. Но как минимум в Токусиму надо съездить. И про подарок горожан узнать, и что из артефактов купить можно.

Вечером, сидя в своём кабинете, тупо пялился в только что закрытую дверь. Состоявшийся разговор с послом Российской Империи не принёс ничего нового. По факту, он говорил то же самое, что и другие послы до него. Германия, Англия, Штаты, Китай, даже Франция, с которой у Японии весьма сложные отношения, и вот теперь Россия. Послы этих стран хотели одного и того же – прояснить ситуацию с конфликтом между Аматэру и Императорским Родом. Заодно активно намекали, что их страны с распростёртыми объятиями ждут наш Род у себя на родине. Если вдруг что. А назавтра ко мне напросился ещё и посол Сукотая. Уверен, ничего нового я от него не услышу, но тут уже появляются варианты. Например, сразу после встречи съездить с Хирано в Сукотай. Дела-то у меня там свои, конечно, но пусть Император понервничает. Да, пожалуй, так и сделаю. Можно даже поездку в Токусиму отложить, благо не горит. Или всё-таки съездить? Там дел-то на один день… Ладно, это детали, позже решу.

* * *
Имперский совет подходил к концу. Министры, советники, генералы уже навели порядок на своих местах, и готовились вставать, дабы с почтением поклониться своему государю и удалиться. Всё было, как всегда, как и множество раз до этого. Поэтому, подавший голос Тайра стал удивлением для многих.

– Прошу прощения, Ваше Императорское Величество, будет ли мне позволено задать вопрос? – произнёс Тайра Масару.

– Говори, – произнёс Император сухо.

Впрочем, подобный тон был характерен для Императора, поэтому никто не обратил на него внимания.

– По стране ходят нелепые слухи, – продолжил Тайра. – Что Аматэру поссорились с вашим Родом. Я в это, конечно же, не верю, но всё же обязан уточнить у своего господина, как именно реагировать на это. Я вполне допускаю, что всё может быть какой-то многоходовкой, направленной на получение преимущества перед зарубежными странами, и боюсь ошибиться в своих действиях.

Вопрос, как и его причины, был понятен всем собравшимся на совете. Вряд ли вообще кто-то из высшего общества был не в курсе того, что к главе Аматэру уже несколько дней ходят послы других стран. И если до этого аристократы могли как минимум занять нейтральную позицию и просто не обращать внимания на циркулирующие по стране слухи, то теперь, когда начали действовать иностранные государства, ответ Императора хотелось бы получить. Другое дело, что далеко не каждый мог задать ему вопрос.

– Вы не должны лезть в это дело, – был ответ Императора. – Всё под контролем и будет под контролем, если вы не станете мне мешать своими интригами. Ну, а если станете… – осмотрел он всё ещё сидящих аристократов, после чего вновь посмотрел на Тайра. – Просто не обращайте внимания.

– Благодарю за ответ, Ваше Императорское Величество, – поклонился Масару.

И если указание они все получили, то вот любопытство их так и не было удовлетворено. Император даже не намекнул, действительно ли у них с Аматэру конфликт или это работа спецслужб. Впрочем, в такой ситуации и правда лучше не лезть в это дело. Вообще держаться от Аматэру на расстоянии. Во всяком случае, пока ситуация не прояснится.

На совете помимо Императора и его подчинённых присутствовал и наследник. И точно так же, как и его отец, во время совета он удерживал слегка строгое, но в целом нейтральное выражение лица. Но стоило только всем покинуть помещение, и всё моментально поменялось.

– Они начали задавать вопросы, – произнёс он иронично.

Практически ехидно.

– Это было ожидаемо.

– Да у тебя всё ожидаемо, – хмыкнул Нарухито. – Но ты ведь понимаешь, что это только начало? Вчера задавали вопросы Аматэру, сегодня тебе, а завтра начнут строить свои теории, и боги его знает, до чего они там дойдут. При этом, заметь – послы других стран, посещающие Аматэру в такой момент, это уже серьёзно.

– Всё. Под. Контролем, – посмотрел на него Император. – Не зли меня, сын, я знаю, что делаю.

– Ты пока ничего не делаешь, – не сдавался Нарухито. – А пора бы уже. Как по мне, действия Аматэру не похожи на торг.

– Ты слишком накручиваешь себя, – вздохнул Император устало. – И меня заодно. Пойми, послы действуют по своей инициативе, Аматэру их просто использует, чтобы надавить на нас.

– На тебя, – уточнил Нарухито.

– Как пожелаешь. – ответил Император. – Он бы и так принял их, не вижу смысла отказываться от подобных встреч, а уж в свете нашего спора…

– Конфликта, – вновь влез Нарухито.

– Если ты специально меня раздражаешь, то это плохая затея, – произнёс Император ледяным тоном, на что его сын молча поднял руки. – Действия послов были мной просчитаны, – продолжил Император и не удержался от небольшого укола: – Это кто угодно мог просчитать, если бы думал головой, а не эмоциями. Собственно, я именно такого развития событий и ждал. Теперь мой ход будет выглядеть как уступка, а не как поблажка. А это важно.

– Что ж, – усмехнулся Нарухито. – Лучше тебе поторопиться, потому что за полчаса до совета мне доложили, что Аматэру подали план полёта до Сукотая.

– Что? – удивился Император.

И именно удивление отца вызвало у Нарухито чувство злости.

– Вчера их посол, завтра поездка в их страну. Как тебе такое, отец? Это ты тоже просчитал?

Глава 7

В самом начале, когда выяснилось, что мне надо съездить в Сукотай, я хотел сделать это тайно, не привлекая внимания, но после разговора с послом передумал. Хотя нет, сам разговор тут не причём, он ничем не выделялся среди прочих, просто, глядя на закрытую послом дверь своего кабинета, я подумал – а почему бы и нет? Почему бы и не взбодрить Императора? А то сидит там у себя и в ус не дует, как будто ничего не произошло. Сомневаюсь, что он поверит, будто у меня серьёзные планы на переезд в Сукотай… да и в любую другую страну, слишком недавно начался конфликт. Нет той напряжённости, чтобы Аматэру в самом деле начали готовиться к переезду. Но вот удивить мой ход вполне мог. Да и намекнуть, что Император слишком тормозит со своим ходом. Хотя… Если смотреть на ситуацию глазами Императора, то прощупывать другие страны мы вполне можем. Пусть решение о переезде даже не обсуждается, но подготавливать пути отступления никогда не поздно. К тому же, пусть мы и не собираемся переезжать, но просто при обсуждении этой темы с представителями других стран, особенно столь влиятельными, как Чакри, есть неиллюзорный шанс того, что нам предложат нечто, ради чего Аматэру реально задумаются о переезде. Типа сегодня мы даже не задумывались об этом и просто хотели позлить Императора, а завтра нам предлагают настолько выгодные условия, что уже вопрос, останемся ли мы в Японии. И Император обязан это учитывать.

Ну или его аналитики.

Соответственно, приняв решение надавить на жадного ушлёпка, я решил съездить в Сукотай как можно скорее. Сделать это демонстративно после разговора с их послом. Проблем с поездкой не было, если не считать невозможность сразу прилететь в Пхитсанулок. И дело даже не в том, что Чакри не дали бы нам разрешения приземлиться в их аэропорту, а в том, что со мной ехала Хирано. Это людей дух места пропускал на свою территорию без проблем, – в нашем случае по крайней мере, – а вот кицунэ лучше без разрешения в Пхитсанулок не соваться. Вот и пришлось нам сначала лететь до ближайшего к нужному городу аэропорта, после чего пересаживаться на машины. Собственно, в первую мою поездку сюда так же было, но тогда я и с Чакри знаком не был.

– Останови машину, – нарушила тишину Хирано.

– Тормози, – приказал я Сэйджуну.

Мой кортеж состоял из трёх машин, где первая и третья – охрана, а посередине мы с Хирано и Сейджуном в качестве водителя. После моего приказа Лесник подал сигнал охране и начал тормозить.

– Шустрей тормози, – произнесла Хирано напряжённо.

– А что… – начал было я.

– Граница её земель прямо перед нами, – перебила она.

– Сейджун, – только и произнёс я.

После чего тот перестал медленно снижать скорость и резко затормозил. Отчего машина охраны, что ехала сзади, чуть не врезалась нам в жопу, а вслед за нами так же резко остановилась и машина спереди.

– Фух, – выдохнула Хирано. – Видишь столб? Это и есть граница.

Глянув на указанный столб, на котором висел плакат с названием города, я посмотрел на лисицу.

– А раньше предупредить не могла? – произнёс я с лёгким осуждением.

Ерунда, конечно, но резкое торможение вряд ли может кому-то понравиться.

– А ты думаешь, эта граница на всю страну светится? – приподняла она бровь. – Как почувствовала, так и сказала.

– Ладно, замяли, – качнул я головой. – Дальше что?

– Выходим, – пожала она плечами.

Выйдя из машины, я оглянулся и вдохнул полной грудью. Вдоль дороги росли редкие деревья, за которыми по обе стороны от нас располагались поля… с чем-то. Не знаю, что там растят. Эти самые поля были разбиты на участки и, то там, то здесь, виднелись небольшие домики.

Оказавшись снаружи, Хирано направилась к тому самому столбу, рядом с которым и замерла. Я же, последовав за ней, махнул рукой главе охраны, который вместе со своими людьми пытался определить угрозу, заставшую нас так резко остановиться.

– Нормально всё, – успокоил я его. – Небольшой форс-мажор.

Подойдя к Хирано, остановился. Лисица напряжённо смотрела вдаль и молчала. Думаю, сейчас не время для вопросов.

– Идёт, – произнесла она коротко.

Мне прям даже интересно, что это за якшини такая.

Она появилась из воздуха. Будто невидимость сбросила. Статная красивая женщина лет тридцати. С виду – тайка. Чуть смугловата, с длинными прямыми волосами чёрного цвета, в простеньком белом сарафане и босоножках. При её появлении услышал за спиной характерные звуки.

– Опустили оружие, дебилы, – рявкнул я охране. – Живо.

Так-то я предупредил охрану, с чем мы столкнёмся, но уж больно неожиданно появился дух места.

– Безразличие, – произнесла якшини, глянув на моих людей. – Зачем? Почему?

Спрашивала она уже меня.

– Кхм, – только и смог я ответить.

Это вообще довольно сложно, когда не понимаешь, о чём тебя спрашивают.

– Прошу прощения за беспокойство, Старшая, – произнесла Хирано, чуть поклонившись. – Мы прибыли сюда в надежде на разговор с вами. У нас есть вопросы, ответы на которые очень важны.

Ответила якшини не сразу. Чуть склонив голову набок, она смотрела на Хирано шесть секунд, после чего перевела взгляд на меня и приподняла бровь.

Ну и что этот дух места хочет от меня? Вроде Хирано всё предельно чётко разъяснила.

– Мы здесь по поводу того типа, что напал на меня во время прошлого посещения ваших земель, – произнёс я. – К вам никаких претензий, – поднял я на секунду руки. – Но нам хотелось бы узнать о нём как можно больше.

– Дело? – вновь задала она вопрос. – Месть?

– Раздражение, – ответил я. – Меня раздражают непонятные вещи, а нападение определённо было непонятным. Хотелось бы разобраться.

– Вопросы, вопросы… – покачала она головой. – Разрешаю, идите. Сама найду.

И исчезла.

– Я так понял, она разрешила нам войти на её территорию? – спросил я Хирано.

– Да… – ответила она удивлённо.

– Ты чего такая офигевшая? – чуть нахмурился я.

– Ты не понимаешь, – произнесла она, бросив на меня взгляд. – Духи места не пускают к себе других ёкаев вот так… – замялась она. – Просто. Демоны, да она даже моего имени не спросила!

– Надеюсь, это из-за меня, – вздохнул я. – Точнее, из-за моей фамилии. В ином случае, мы вряд ли что-то узнаем у столь безответственной особы.

– Дело не в ответственности, Синдзи, – произнесла она медленно, продолжая смотреть вдаль. – Это их природа. Не пускают они к себе кого попало.

– Ты не «кто попало», - усмехнулся я. – Ты – кицунэ Аматэру.

Она аж дёрнулась от моих слов, резко повернувшись в мою сторону.

– Всего лишь работник, Аматэру-кун, – произнесла она сухо. – Твоему Роду я не принадлежу.

– Я ж образно, – покачал я головой улыбнувшись.

– Все вы люди одинаковы, – проворчала она, тяжко вздохнув. – Сначала образно, а потом под венец тащите. Красавицам вроде меня всегда было сложнее других.

Когда мы устроились в гостинице, уже наступил вечер, так что куда-то идти было поздно. Да и куда идти-то? Якшини сказала, что сама нас найдёт, так что можно просто подождать её. Навестить Чакри? Типа визит вежливости? Можно, но сейчас уже не средние века, да и в то время подобная практика уходила в небытие. Что и неудивительно – я бы рехнулся встречаться со всеми, кто решит посетить Токусиму, вот и остальные аристократы отстранились от подобного. Хотя к людям моего уровня немного другое отношение, и степень ответственности у нас выше. Да, пожалуй, попрошу Чакри о встрече. В конце-то концов, Император должен знать, что я не просто так сюда приехал, я же типа прощупываю почву для переезда, и без встречи со вторым после королевского Родом страны – никак. Но это всё завтра, сегодня можно и не выходить в эту парилку. Климат Сукотая вообще далёк от комфортного, а уж летом и подавно. Сейчас, правда, ещё весна, но на улице уже натуральная теплица. Душно словно в бане.

Когда я думал о том, чем бы заняться, – всё-таки пусть сейчас и вечер, но спать рановато, – в номер зашла Хирано. Глянув на лисицу, я изобразил на лице вопрос, она же, постояв в центре комнаты, подошла к свободному креслу.

– Мне скучно, – заявила Хирано, усевшись напротив меня.

Честно говоря, подобного я не ожидал.

– Тебе что, совсем нечем заняться? – спросил я.

– Книг нет, драки не предвидится, чем мне ещё заниматься? – пожала она плечами.

– Драки? – усмехнулся я. Где драка и где профессор истории? – Ну так сходи в музей. Ну или библиотеку.

– Именно это я и предлагаю тебе сделать, – кивнула она.

– Меня местные библиотеки не интересуют, – дёрнул я плечом.

– А зря, – произнесла она строго. – Книги не могут не интересовать, а если тебе они безразличны что-то с тобой не так.

– Это просто ты фанатичка, – отмахнулся я. – В общем, иди, если хочешь, а я здесь посижу.

– Синдзи, – поджала она губы. – Мне скучно.

– Ну так я-то здесь причём? – вскинул я брови. – В этом городе достаточно интересных мест. Иди гуляй.

– Да не могу я! – воскликнула она возмущённо.

– Не понял, – нахмурился я.

– Что тут непонятного? – произнесла она ворчливо. – Якшини даже имени моего не спросила, а значит – что? А значит, меня определили в твою собственность.

– Ты перегибаешь, – произнёс я неуверенно.

– Может быть, совсем чуть-чуть, – вздохнула она. – Твоя шутка про «кицунэ Аматэру» для духа места совсем не шутка. И, честно говоря, мне страшновато удаляться от тебя слишком далеко. Боги её знает, как она отреагирует на подобное.

– О-хо-хонюшки, – вздохнул я, покачав головой. – Ладно планшет с книгами Аматэру, но уж что-нибудь стороннее могла бы и закачать в электронную книгу.

– Я не беру в путешествия книги, – ответила она. – Даже электронные. Как показывает опыт, это мешает.

– И чем тебе помешали бы книги сейчас? – приподнял я иронично бровь.

– Посетить местную библиотеку, например, – ответила она мне словно идиоту.

И что ей мешает сделать это с книгой на руках? Не понимаю я её. Проведя ладонью по лицу, я вновь посмотрел на лисицу.

– Ну так иди, – произнёс я. – Уверен, ничего тебе не будет. Якшини разрешила. Даже если ты права, то банальный поход к местным достопримечательностям…

– Хочу. В библиотеку, – прервала она меня.

Помолчали, глядя друг на друга.

– Хирано-сан, – перешёл я на более формальный стиль общения. – Вы не моя жена и даже не моя женщина, чтобы ставить условия и чего-то требовать. Хотите идти – идите. Не смею вас задерживать.

– А если что-то произойдёт? – наклонила она голову набок. – В глазах якшини именно ты, Аматэру-кун, в ответе за меня и мои действия.

– Я верю в ваше благоразумие, – отмахнулся я.

– Ну пожалуйста, – перешла она к уговорам.

– Сначала постель, потом просьбы, – отшутился я.

– Лет через сто – быть может, а пока ты слишком слабый для такого великолепия, как я, – произнесла она торопливо, будто стараясь побыстрее закончить с формальностями. – Ну пожалуйста, Синдзи. Времени ещё полно, тебе и самому делать сейчас нечего. Что тебе стоит сводить меня в библиотеку?

Честно говоря, от её ответа я немного подвис.

– То есть, в принципе, ты не против со мной переспать, но только в том случае, если я стану сильнее? – уточнил я с любопытством.

– Ох, мужчины, – повела она плечом. – Им о делах, а они о сексе.

– Меня, собственно, именно вопрос силы интересует, – произнёс я.

– Ёкаи падки на силу, Синдзи-кун, – вздохнув, начала она пояснять. – В любом её проявлении. Мы все стремимся стать сильнее и все так или иначе реагируем на сильных разумных. По-разному реагируем, но всегда. Кто-то становится агрессивным, кто-то склоняет голову и старается угодить, а кто-то лезет в постель. И это не социальные установки, такова наша природа. Вечная дорога к силе и реакция на другого сильного разумного, это… – запнулась она, не сумев подобрать слова. – Это один из путей к этой силе. Хотя последнее – это чисто мои измышления, на самом деле никто не знает, почему у нас не получается игнорировать сильных разумных. В нашем же случае, ты слишком слаб по сравнению со мной. Точнее, – прищурилась она хитро, – ты слишком слаб, чтобы затащить меня в постель, но достаточно силён, чтобы я обратила на тебя внимание. Поверь, играть со слабаками совсем неинтересно, а вот ты – другое дело.

Под «играть» она, скорее всего, имеет в виду свои женские чары. И да, немного обидно, что мебя записали в слабаки. И ведь она знает, что из себя представляют ведьмаки, то есть говорит с полным пониманием дела. И всё же…

– Ты ведь в курсе, что такие, как я, могут очень быстро стать сильнее? – спросил я.

– Ну не настолько же? – усмехнулась Хирано.

– И ты сходу можешь определить, насколько силён человек? – задал я ещё один вопрос. – Ну или ёкай.

– С ёкаями мне, несомненно, проще, – пожала она плечами. – С людьми сложнее. Но при нашей первой встрече я спровоцировала тебя не просто так. Плюс народная молва. Поверь, я в курсе, на что ты способен.

То есть силу людей они определяют по второстепенным признакам. Это радует. Значит, она не в курсе, что я сейчас могу уработать слабого «виртуоза». Сказать? Промолчать?

– Ясненько, – произнёс я. – Возвращаясь к первоначальному вопросу – ты так и не привела достойной причины, зачем мне сопровождать тебя в библиотеку.

– М-м-м… Потому что ты хороший мальчик? – шевельнула она телом, что вызвало у меня всплеск вполне определённого желания.

– Не принимается, – покачал я головой.

– Ну пожа-а-алуйста, – протянула она жалостливо. – А я дам тебе потрогать свои ушки.

Хм… Нет, стоп, о чём это я?

– Изыди, – отвернулся я. – А то тебе скоро на деле свою силу доказывать придётся.

– И хвостик, – добавила она.

Шутки шутить любим?

– Лады, – поймал я её взгляд. – В качестве платы ты позволишь мне себя гладить. Покровительственно, – добавил я.

– Хо-о-о… – вскинула она брови. – Молодой человек умеет торговаться. Хорошо. Один раз можешь меня погладить.

– Сколько угодно и в любой момент, – покачал я головой.

– Слишком высокая цена, – не согласилась она.

– Ну и сиди тогда как дура без библиотеки, – припечатал я.

– Так, стоп, – нахмурилась она. – Это не торговля, это ультиматум.

– Именно так и есть, – ухмыльнулся я.

Она явно хотела что-то ответить на это, но сдержалась, после чего замолчала на целых двадцать девять секунд.

– Договорились, – произнесла она, вставая с кресла. – Можешь гладить. Я пошла переодеваться, ты тоже готовься к выходу.

– Подожди-ка… – произнёс я в спину убегающей лисице.

Вот и шути с ней. И дело даже не в том, что она меня как-то переиграла, фигня это всё, просто я приготовился к весёлой пикировке, а она реально воспользовалась возможностью сходить со мной в библиотеку.

Долбанная книжная фанатичка.

* * *
В библиотеке было очень скучно. Усугублялось всё ещё и тем, что я не знал местного языка, так что, во всех просмотренных мною книгах я видел одни закорючки. Слава богу, что пришли мы достаточно поздно, и библиотека должна закрыться часа через два. Данный факт весьма раздражал Хирано, так что я имел удовольствие наблюдать за кицунэ, которая, ворча о всяких тормозах и ценности времени, носилась от полки к полке, просматривая книги в ускоренном режиме. И кстати, получается, она знает тайский язык?

– А сколько ты вообще языков знаешь? – спросил я её, правда, ответа от залипшей в очередную книгу лисицы так и не получил. – Хирано. Ау.

– М? Что? – обернулась она.

– Ты сколько языков знаешь? – повторил я вопрос.

– М-м-м… – задумалась она на мгновенье. – Не помню. Но больше ста двадцати. Книги, к сожалению, пишутся на разных языках. Пришлось учить.

Неплохо. Есть, конечно, и покруче полиглоты, но «больше ста двадцати» языков – тоже отличный результат.

Библиотеку мы покинули только после того, как местный работник уведомил нас о том, что она закрывается. Признаться, я думал, что Хирано как-то выразит своё неудовольствие данным фактом, но лисица просто отложила читаемую в тот момент книгу и спокойно пошла на выход. Выйдя на улицу, я вздохнул – я, конечно, могу игнорировать местный климат, но это не значит, что он мне нравится. В той же библиотеке, если что, повсюду висели кондиционеры, так что я и забыть успел, что творится на улице.

– Надеюсь, ты не собираешься идти ещё куда-то, – обратился я к стоящей рядом Хирано. – Потому что я еду в гостиницу.

– Да-да, как скажешь, – ответила она безразличным тоном.

– Тогда… – запнулся я. – Иди в машину.

– М? А ты? – удивилась она.

– Я за тобой. Иди, – ответил я, наблюдая за перемещением охраны.

– Я тоже никуда не тороплюсь, – хмыкнула она.

– Как пожелаешь, – ответил я, глядя на идущего к нам человека.

Ничего «боевого» я в нём не заметил. Это, конечно, ни о чём не говорит, но вот пятёрка незнакомцев, которая расположилась справа по улице, всем своим видом показывала свою крутость и опасность. Нет, нам они не угрожали, просто… Короче, охрана, она и в Африке охрана. Особенно та, что находится на первой линии. Подчас такие демонстративно угрюмые и опасные охранники помогают избежать ненужных конфликтов. Впрочем, в Японии принято вести себя менее заметно.

– Господин Аматэру, – поклонился подошедший мужчина. – Прошу прощения, что этот недостойный отвлекает вас от дел. Мой господин, Чакри Наронг, предлагает вам отужинать с ним.

– С удовольствием, – произнёс я без особых эмоций. – Я как раз хотел завтра зайти к нему.

– Необязательно ждать до завтра, господин Аматэру, – произнёс он вежливо. – Господин Чакри ждёт вас в ближайшем кафе.

О, как. Говорил слуга, кстати, на чистом японском.

– Что ж, ведите, – пошевелил я рукой, типа показывай дорогу.

– М-м-м… А мне с вами можно? – неожиданно спросила Хирано, после чего посмотрела на меня и пояснила: – Никогда не встречалась с представителями Рода Чакри.

Вот и что с ней делать?

– Господин Чакри не будет против компании спутницы господина Аматэру, – поклонился слуга.

– Ну пошли, – вздохнул я.

По большому счёту я не против её присутствия, мне не понравилось, что она фактически напросилась. Попросила бы меня на ушко взять с собой и у меня никаких претензий бы не было. Но, видимо, столетия жизни и огромная сила несколько изменили её взгляд на социальные нормы, оставив лишь пофигизм и знание того, что вежливость – это не миф, а реально существующая штука. Только вот книжного червя Хирано она не интересует.

Чакри ждал нас недалеко от библиотеки. Он сидел за одним из столиков, стоящих на улице. На первый взгляд – в одиночестве, на второй взгляд – посреди толпы охранников. Несмотря на вечер, почти ночь, улица, как и кафе, были хорошо освещены, а народу вокруг ходило не так уж и мало. Правда, никто совершенно не обращал внимания на хозяина города, лицо которого тут, наверняка, каждая собака знает, что и наводило на мысль о толпе охраны.

– Господин Чакри, – поприветствовал я, когда мы подошли к его столику.

– Аматэру-кун, – откликнулся он, оторвавшись от чашки с… чем-то. Чаем, наверное. После чего кивнул Хирано: – Леди.

– Позвольте представить мою спутницу – профессор истории Хирано Хатсуми.

– Приятно познакомиться, Хирано-сан, – улыбнулся он ей. – Не могу не заметить, выглядите вы великолепно.

– Повезло с природными данными, – улыбнулась она в ответ, чуть поведя плечами, отчего Чакри на секунду замер.

Опять она со своими женскими штучками.

– Кхм, – прокашлялся он. – Прошу, присаживайтесь. Вы уж извините, что позвал вас именно сюда, просто я как раз находился неподалёку, а завтра мне уезжать в командировку, вот и решил пообщаться. Когда ещё выдастся случай?

– Да ничего, – ответил я, отодвигая один из свободных стульев для Хирано. – Даже хорошо. Я и сам хотел завтра нанести вам визит.

– С какой-то конкретной целью? – уточнил Чакри.

– Нет, – присел я на последний свободный стул. – Просто было бы грубо приехать на ваши земли и вас не посетить.

– Да ладно, – отмахнулся он лениво. – Не стоило утруждаться. Кстати, слышал? Кояма Кагами бросила мне вызов.

– И правильно сделала, – пожал я плечами. – Не в обиду будет сказано, но прошлую дуэль вы организовали… не очень.

– Да, – вздохнул он. – Я это уже после первого тура понял, но не сдавать же назад было. Кто бы что ни думал, но я за честный поединок, однако в тот раз я пригласил слишком много влиятельных людей. Моя ошибка. Не мог же я всё остановить или резко поменять правила?

– Я примерно так и подумал, – пожал я плечами.

В этот момент официант поставил передо мной и Хирано чашки с чаем.

– Ну а что у вас там с Императором произошло? – спросил Чакри, как бы между делом.

Подозреваю, именно этот вопрос, точнее, ответ на него, волновал его в первую очередь. А может, даже только этот.

– О-о-о, – протянула Хирано, заставив меня посмотреть на неё, а заодно дав время на обдумывание ответа. – Потрясающий напиток. Надо бы рецепт узнать.

– Да вроде просто сбор трав, – посмотрел Чакри в свою кружку.

А Хирано сделала ещё один глоток, после которого у неё волосы зашевелились. Я тоже попробовал то, что нам принесли. Ну… чай, и чай.

– По-моему, ничего такого, – озвучил я свои ощущения.

– Фу таким быть, – прокомментировала она.

– Кхм, мда, – посмотрел я на свою чашку. – Так вот, отвечая на ваш вопрос, господин Чакри, у нас с Императором просто разногласия. Семейные, можно сказать.

– То есть переезжать в другую страну вы не будете? – уточнил Чакри.

– Пока не собираемся, – чуть улыбнулся я.

– Ага, понятно, – произнёс он. – Если что, Сукотай вам понравится. Это будет выгодно и Аматэру, и Чакри, и нашей стране.

– Переезд – сложная штука, – вздохнул я. – Лучше до него не доводить. Да и вряд ли нас тут примут с распростёртыми объятиями.

– О, не сомневайся, – усмехнулся он. – Тут умеют уважать древние Рода. Разве что в политику полезете, но тут уж в любой стране стоит ждать подвоха, а Чакри так и вовсе плевать, будете ли вы… политически активны или нет. Главное быть верным стране, но с этим у Аматэру, насколько я знаю, никогда не было проблем.

– Мы верны взятым на себя обязательствам, – кивнул я.

– Император – не вся страна, – влезла Хирано, намекая, что переезд можно расценивать как раз как предательство.

– Император считает иначе, – ответил я прохладно. – К тому же наш предполагаемый переезд – это наше законное право Свободного Рода. И он не несёт вреда Японии.

– Многие посчитают иначе, – произнесла она, делая глоток из чашки. – Например, токусимцы.

– Мы не принадлежим Токусиме, как и Токусима не принадлежит нам, – припечатал я слегка раздражённо.

– Что бы ты там ни говорил, но спорны оба твоих утверждения, – ответила Хирано.

Да чтоб её… Какого фига она лезет?

– Спорщики всегда найдутся, – пожал я плечами, стараясь не показать своего раздражения.

– А вот с этим уже трудно поспорить, – улыбнулась она.

– Не могу не заметить, леди Хирано, – произнёс Чакри, – но в этом случае я и мой Род на стороне Аматеру-куна. Насколько я знаю, его Род в случае переезда не нарушает никаких обязательств. А если брать чьё-то субъективное мнение, то – какого демона вообще жить? В смысле, в этом случае мы так или иначе кого-то задеваем любыми своими действиями.

– Дружба, – ответила Хирано, глядя на него, – не подкреплена озвученными обязательствами. Собственно, дружба – это и есть верность без обязательств. Сложные времена, как правило, как раз и наступают, когда мы об этом забываем. Ведь предательство перестаёт быть предательством.

– Эм… – задумался Чакри. – Резонно. Но спорно. Важны частности и конкретные примеры дружбы.

– Согласна, – легко согласилась она. – Но пример – вот он, сидит рядом с нами. И его переезд в другую страну для многих определённо будет предательством.

– Субъективщина, – покачал головой Чакри.

– В каком-то смысле, – кивнула она, после чего вновь сделала глоток чая.

– Предательство предателя. Забавно, – услышал я голос у себя за спиной. – Но невозможно.

И чуть не вздрогнул от неожиданности.

– Госпожа, – слегка наклонила корпус вперёд Хирано.

– Госпожа Яруни, – напрягся Чакри.

Оу. Так он тоже в курсе наличия в этом мире ёкаев? Точнее, того, что они не ушли.

– Сиди, – махнула якшини рукой на попытку Чакри подняться. – Байхо. Китаец – не китаец. Запад. Знакомый запах.

– Байхо, урод… – прорычала Хирано в ответ. – Значит он сейчас не в Китае живёт. Можете ли вы уточнить по поводу запада?

Двигаться якшини не собиралась, и, чтобы не сидеть к ней спиной, мне пришлось немного отодвинуть стул и повернуться.

– М-м-м… – постучала якшини пальчиком по губам. – К… Кронос?

Имя божества она произнесла неуверенно.

– Греция, значит, – пробормотала Хирано.

– И да, и нет, – пожала плечами Якшини. – Неинтересно. Старые боги, новые боги. Но Кронос и там, и там.

Я вообще ничего не понял.

– Может быть, вы сможете сказать что-то ещё? – попросила Хирано.

Якшини вновь задумалась.

– Старый враг. Близко, – посмотрела она на меня, после чего повела носом. – Чую его.

Типа… Древний? Где-то рядом со мной? Вот дерьмище…

– Госпожа… – начала Хирано.

– Всё, – подняла руку якшини. – Старый враг, старый слуга. Знают меня. Скрываются. Нечего говорить. Пока-пока.

И, помахав поднятой рукой, растворилась в воздухе, оставив после себя неловкое молчание.

– Я сейчас от любопытства лопну, – произнёс Чакри. – Прошу, объясните мне хоть что-нибудь.

Про ёкаев он, думаю, не меньше моего знает, а если и нет – его проблемы. Во всяком случае с якшини он точно знаком.

– Мы ищем напавшего на меня, – ответил я. – Вы, наверняка, в курсе того происшествия.

– Это когда ты сюда в первый раз приехал? – уточнил он. – Да, в курсе. К сожалению, мы так и не смогли ничего выяснить по тому случаю.

– Собственно, вот, – улыбнулся я. – Теперь вы знаете об этом столько же, сколько и я.

А может, и больше. Он-то, точнее его люди, этим делом уже давно занимается.

– Госпожа Яруни в своём репертуаре, – покачал он головой. – Нам она ещё меньше сказала. На самом деле, Госпожа может говорить нормально, но делает это редко и… короткими предложениями.

– Что значит «и там, и там»? – обратился я к Хирано.

– Кронос… – пожевала она губами. – Давай сразу определимся – Кронос мёртв. И довольно давно. Якшини просто использовала его имя как привязку к местности. Так что никакой связи с богами тут нет. Далее, – произнесла она, и замолчала, что-то обдумывая. – Кронос изначально правил Грецией, именно там он обрёл силу и власть, так что первым делом я подумала именно на эту страну, но, по словам якшини, это не совсем верно. Наша проблема в том, что Кроносу, как и остальным олимпийцам, поклонялись не только в Греции. Иногда менялись имена, но в целом ему молилась треть Европы.

– Где Европа и где Сукотай? – покачал я головой. – Она ведь и ошибиться могла.

– Вряд ли, – вздохнула Хирано. – Лет двести назад… во времена Мэйдзи, короче, случилось большое переселение ёкаев. Что-то они там не поделили со жрецами Единого. Самые сильные остались и даже отвоевали себе право на неприкосновенность, а вот те, что послабее, хлынули на восток. Часть из них, к слову, осели и в Японии. Но Сукотай… – хмыкнула она. – Сукотай практически весь поделён между духами мест. Большими и маленькими. А духи места, при том, что не обращают внимание на людей, крайне негативно относятся к другим ёкаям. Точнее, к тому, что они живут на их территориях. В общем, нашлись и такие дурачки, кто решил обосноваться здесь. Так что местная якшини наверняка хорошо знает европейских ёкаев, поди не одного на тот свет отправила.

В её спиче, интересном, на самом деле, и информативном, меня зацепила лишь одна вещь.

– То есть жрецы Единого не только знают про ёкаев, но и даже воевали с ними? – уточнил я.

– Ну да, – пожала она плечами. – А, поняла. Да, жрецы знают о нас. Но их сложно назвать простыми людьми, и они помалкивают. К слову, не только жрецы Единого, а вообще жрецы всех богов. Тех, которые существуют, – уточнила она под конец.

– Вот прям все жрецы? – спросил я. – И верхушка, и рядовое жречество?

– Хм, интересный вопрос, – задумалась она на секунду. – Не могу ответить, я со жрецами дел не веду. Но лет сто назад о нас знало большинство.

– Леди Хирано, – подал голос Чакри. Осторожно так. – А не могли бы вы уточнить, как именно умер Кронос? Просто я впервые об этом слышу.

– То, что об этом не говорят открыто, скорее всего, внутренняя политика жрецов, – пожала плечами Хирано. – Но он умер, факт. Как и большая часть олимпийцев. Я не знаю причины конфликта, но убил их ведьмак. Или даже группа ведьмаков, тут информация расходится.

– Такие же ведьмаки, как Аматэру-кун? – спросил он всё так же осторожно.

Ответила она не сразу, сначала разглядывала его в течение семи секунд.

– Ты совсем дурачок? – спросила она. – Наш Аматэру даже близко не такой же. Там были монстры, сравнимые с древними Героями. Или монстр. Аматэру… куну до такого уровня ещё далеко.

– Но он может стать таким? – не сдавался Чакри.

Меня это не то чтобы покоробило, скорее, удивило. Чакри задавал вопросы так, будто меня и не было рядом. Причём довольно личные вопросы. Правда, его можно понять, когда ещё получится расспросить настоящего и, главное, отвечающего на вопросы ёкая. Не может он упустить такой возможности.

– Любой ведьмак может, – пожала она плечами, после чего усмехнулась. – Особенно, если его в угол загнать. Можете, кстати, провести эксперимент, уж Род Чакри-то точно сможет прижать его в достаточной степени.

– Да нет, спасибо, – поднял он руки. – С Аматэру гораздо выгоднее дружить.

Если подумать, Хирано сейчас очень сильно мне помогла. Как и Аматэру в целом, но тут пока я жив. По крайней мере что-то мне подсказывает, что Чакри теперь будут избегать конфликта с моим Родом. Если такие планы вообще были. Впрочем, это мелочи, меня больше волнует тот факт, что, если верить якшини, Древний сейчас где-то в Японии. Рядом со мной. А значит, и этот Байхо, скорее всего. Но данный факт мы с Хирано в разговоре не поднимали.

– Дружить вообще выгодно, – кивнула она.

– Леди Хирано, – произнёс Чакри. – Род Чакри и я лично, приглашаем вас посетить нашу резиденцию, уверен, нам найдётся, о чём поговорить.

– Нет, – ответила она категорично. – Я без Синдзи тут и на лишний час не останусь. Не в обиду вам и вашему Роду. Просто ты человек, Чакри-кун, и элементарно не можешь осознать, насколько неуютно ощущают себя ёкаи на территории духа места. Я в буквальном смысле слова чувствую её взгляд, ощупывание, токи силы, готовые сжать меня в смертельных объятиях. Да и общий фон чужеродной энергетики позитива не добавляет.

– Но ведь… – начал он несколько растерянно. – Просто любопытства ради – причём здесь Аматэру-кун?

– В том, что он Аматэру, – усмехнулась она. – Я под его ответственностью. Под его и Аматэрасу-ками-сама, которая благословила их Род. Плюс он ведьмак, а к его братии нерождённые по умолчанию относятся благожелательно. Отношение может измениться, но ведьмаки, как показывает история, очень редко конфликтуют с ёкаями. Нерождённым ёкаями.

– А в чём разница? – спросил Чакри.

Блин, я сегодня попаду в гостиницу?

– Спроси у якшини, она сможет ответить более развёрнуто, – ответила Хирано.

Это она так издевается над ним?

– От леди Яруни сложно добиться вразумительного ответа, – вздохнул Чакри.

– Просто вы не умеете спрашивать, – улыбнулась Хирано. – Если дух места вообще отвечает на вопросы, значит нет ничего невозможного в получении нормального ответа.

– И вы можете дать совет как именно спрашивать? – спросил он заинтересованно.

– Нет, не могу, – обломала его Хирано. – Все духи разные. У всех свой характер и личность. Я не знакома с вашей якшини и не могу ничего советовать.

– Да уж, а я было понадеялся, – произнёс он разочаровано. – Аматэру-кун, как долго ты собираешься задержаться в городе?

– Завтра уезжаю, – в очередной раз был он обломан.

– Понятно… – пробормотал он. – Что ж, если что, Род Чакри с радостью примет у себя вас обоих.

Сказано это было для Хирано, мне-то он такое не раз говорил.

– Бедный любопытный мальчик, – покачала головой Хирано. – Пусть я и не хочу находиться в твоём городе, да и стране, если уж на то пошло, но ведь не значит, что ты не можешь приехать ко мне, – после её слов, Чакри, кажется, даже приободрился. – Но только ты. Я Чакри не знаю и говорить с вами желанием не горю. У тебя ведь когда-то там кулинарная дуэль намечается? Приезжай. Пообщаемся. И рецептик этого чая не забудь. Он мне понравился.

– Обязательно, леди Хирано, – склонил он голову.

Я поначалу не совсем понял, нафига это Хирано. Неужто Чакри Наронг достаточно сильный для неё? Я прям… раздражён. Несколько позже, уже в гостинице, я всё же задал ей интересующий меня вопрос.

– Он тебе так приглянулся, что ты его к себе пригласила? – спросил я, наблюдая за сидящей с планшетом лисицей.

Когда она его достала, я удивился, мне почему-то казалось, что ничего такого она с собой не брала, но, как выяснилось, это был самый обычный планшет и, использовала она его не для чтения книг, а для сёрфинга в интернете.

А ещё она какого-то фига сидела в моём номере.

– Ты о Чакри? – спросила она, не отрываясь от экрана планшета.

– О нём, – подтвердил я.

– Мне плевать на него, – ответила она. – Он меня даже, скорее, раздражает. Зазнавшийся человечишка.

– Тогда нафига было…

– Приехать-то в Японию он может, а вот найти меня довольно сложно, – ответила оне, бросив на меня взгляд. – Чакри не ведьмак, он меня даже увидеть не сможет, если что. Вот пусть и ищет.

Вредные эти кицунэ. Вредные и стервозные. Начинаю понимать, почему Кагами называют Девятихвостой.

– Так он меня спросит, – заметил я.

– И ты вот так просто отдашь ему бедную красивую и очень начитанную меня? – спросила она невинным тоном. – Просто скажешь, что я где-то. Например, где-то в городе, или где-то в доме. Уж шляться по твоему особняку в поисках красотки ему гордость и приличия не позволят. Кстати… – взлетели её уши. – А можешь поговорить с этой твоей Кагами, чтобы она организовала дуэль в другой стране? Или этим Чакри будет заниматься?

– Не знаю, – хмыкнул я. – Но поговорю с Кагами. Мне тоже не по душе, что он подбивает клинья к моей лисице.

– Неплохой заход, малыш – произнесла она с ироничной улыбкой. – Но «твоей» я стану ещё не скоро.

Когда ты согласишься стать моей, ты мне уже и не нужна будешь. Я нафиг свалю из этого мира. Впрочем, как мужчине мне в любом случае приятно слышать, что такая возможность вообще присутствует.

Глава 8

Возвращение назад обошлось без приключений. Да и само путешествие, если подумать, прошло чётко по плану. Жаль только, ничего по сути не узнали. Да, теперь мы в курсе, что Древний где-то в Европе, а толку? Европа – она не маленькая. Ну ладно, нам не нужна вся Европа, но даже так стран, где до сих пор поклоняются Олимпийским богам, предостаточно. И ёкаев, если что, там тоже хватает, причём они все поголовно очень сильные, другие просто не пережили войну со жрецами Единого.

В общем, искать Древнего, обладая столь скудной информацией, бессмысленно.

Ах, ну да, всё это ерунда, так как по словам якшини, Древний где-то рядом со мной. Я так понимаю, что живёт-то он в Европе, но именно сейчас где-то неподалёку. Типа в командировке… хм. Адвокат? Брат? Надо бы проверить. А как? Не, точно не брат – его кровь прошла проверку, и она точно человеческая. А вот адвокат… который использует брата… Только один фиг недоказуемо. Добыть его кровь? Не представляю, как. Устроить провокацию? Так неизвестно, какую именно, да и сам Древний, если это он, поди не дурак – вряд ли поведётся. Просто пойти и захватить, а если что, потом извиниться? Так он практически всё время сидит в отеле Накатоми, а значит, под их защитой. Назначить встречу и подловить во время поездки? Так проще дождаться, когда он у меня будет. Только вот если это реально Древний… Чёрт, он так просто не дастся. Определённо будут жертвы, при этом не факт, что у нас всё получится, и воевать с ним у себя дома как-то не хочется. При этом, у нас будет лишь один шанс – если он свалит, мы его вовек не найдём.

Так, стоп, притормози, Максимка. Слишком всё просто получается. Жизнь – штука сложная, и вряд ли появившийся на горизонте Древний, как последний дурак, сам припрётся ко мне. Не просто в город, где я живу, а вот прямо ко мне. Так что по логике адвокат брата не Древний, в то время как паранойя говорит обратное. Проверять надо, но осторожно, и я пока не знаю, как именно это сделать. Причём, если я попаду впросак с адвокатом, настоящий Древний может об этом узнать и свалить от греха подальше… Так что – да, если и проверять, то тихонечко. То есть определённо проверять и делать это тихо. В конце концов, адвокат может быть не Древним, а слугой Древнего, в то время как сам грёбанный инопланетянин находится где-то рядом и следит за ситуацией.

У ворот особняка меня, как всегда, встречали. Норико, Эрна, Бранд и Идзивару. Казуки и Рейка в это время учились, а вот где была Атарашики – вопрос вопросов. И меня это, естественно, напрягло.

– С возвращением, – произнесла Норико, когда я к ним подошёл.

Хирано, стоящую позади меня, она показательно игнорировала.

– Я дома, – чуть улыбнулся я, после чего кивнул невесте Казуки. – Эрна-тян. И тебе привет, лохматый, – почесал я Бранда за ухом. – Где Атарашики?

– В больнице, – ответила Норико серьёзным тоном. – Не волнуйся, сейчас ей ничего не угрожает.

Нет, были, конечно, и похуже варианты, но даже так…

– Причина? – спросил я, стараясь не показывать беспокойство. – Что с ней произошло?

– Микроинсульт, – ответила Норико. – Просто старость, милый. Тут мы ничего не можем поделать.

Твою же ж мать… Так-то микроинсульт не очень страшная штука, многие его и не замечают, точнее, принимают за что-то другое, менее опасное, но при этом микроинсульт – это очень нехороший звоночек.

– Что доктора говорят, когда она вернётся? – спросил я, направившись в сторону дома.

– Послезавтра, – ответила Норико, пристроившись за моим правым плечом. – Говорят, что сейчас всё нормально, но напрягаться ей не стоит. Ну и постоянные проверки нужны. Они там ещё своими терминами кидались, но я поняла только то, что всё хорошо.

Переработала старушка. Чёрт! Ведь мог же забрать у неё часть работы. Разгрузить её. Но она выглядела такой уверенной, такой живой… Это сложно объяснить постороннему, но я помню какой она была раньше, когда мы приезжали с Кояма в её онсэн. Вроде всё то же самое, но… Строгость, воля и сталь. Тогда я этого не понимал, думал, что она по жизни такая, но сейчас можно сказать с уверенностью – она не жила, она воевала с жизнью. И глядя, какой она стала теперь, я и подумать не мог, что… Дерьмище! Должен был думать, должен! Я не могу её потерять. Не по такой дерьмовой причине. Одно дело – смерть от старости, тут уж я ничего не могу сделать теперь, мать её императорскую задницу, а другое – из-за нагрузок на работе!

– Ладно, милая, я всё понял. Сейчас схожу в душ, а ты организуй перекус, – произнёс я на входе в дом.

– Обед уже почти готов, – ответила она с улыбкой. – Так что перекусом ты не отделаешься.

– Ну и отлично, – кивнул я. – За столом и поговорим. Расскажу, как съездил.

– Тогда я побежала, – чмокнула она меня в щёку. – Потороплю поваров.

– Я тогда тоже пойду, Синдзи-сан, – подала голос Эрна.

– Да, конечно, иди, – ответил я ей и, дождавшись, пока она скроется за углом, посмотрел на Хирано: – Пойдём-ка поговорим.

– Предлагаешь мне принять душ вместе с тобой? – приподняла она брови, но заметив, что мне не до шуток, подняла руки. – Ладно, ладно, как скажешь, – и, видимо, не удержавшись, добавила: – Душ, так душ.

Спокойно, Макс, она в чём-то права, ситуация не настолько серьёзная, чтобы злиться на шутки. С Атарашики всё в порядке, её жизни ничего не угрожает, так что можно и расслабиться. И ответить Хирано.

– Иди-ка сюда, – поманил я её.

– М? Зачем это? – произнесла она, не сдвинувшись с места.

– Просто подойди, – ответил я с серьёзной миной.

И она подошла. Немного осторожно, но всё-таки подошла.

– Хорошая девочка, – погладил я её по голове. – Но до душа со мной тебе ещё далеко.

У неё аж уши торчком встали от такой наглости. А потом, видимо, вспомнила, что сама дала мне право гладить её когда угодно, и с тяжёлым вздохом опустила свои локаторы.

– Серьёзно? – спросила она, глядя на меня исподлобья. – Ты реально решил воспользоваться своим правом гладить меня? Какие же вы, мужчины, мелочные.

– За всё надо платить, – произнёс я, продолжая гладить её по голове. – И за библиотеку тоже. А теперь пойдём, есть у меня к тебе пара вопросов.

Впрочем, идти куда-то специально для разговора я не собирался, поговорить можно и по дороге в душ.

– Вопросы, я полагаю, по поводу Атарашики? – последовала она за мной.

– Да, – ответил я коротко. – Ты можешь проверить её на магию? В смысле, не использовали ли на ней магию.

– Могу, – ответила она. – Но не более.

– Не понял, – посмотрел я на неё.

– Только была ли к ней применена магия, – пожала она плечами. – Если да, то я вряд ли смогу определить, что именно. Если я увижу заклинание, ритуал, руны, то я, с высокой долей вероятности, смогу сказать, что это, но определять заклинания, ритуалы и руны по эффектам и остаточным признакам – это не про меня. Но, честно говоря, я не верю, что к Атарашики была применена магия. Смысла нет. Убить – ещё ладно, но просто отправить в больницу с не самым страшным диагнозом? Разве что тебя выманить, но ты и без этого из дома часто выезжаешь.

– Если знать, куда я приду – проще подготовиться, – произнёс я задумчиво.

– А дальше? – усмехнулась Хирано. – Синдзи, тебя разве что убить можно, толку-то с тебя больше никакого. Так же, как и с Атарашики. Я бы ещё поняла, если бы твоего воспитанника или сестру похитили, это бы имело смысл, можно что-нибудь потребовать, а так… – махнула она рукой.

– А что от меня вообще кроме смерти нужно? – не понял я.

– Мало ли? – пожала она плечами. – Ты пойми, тебя убить достаточно просто при наличии у Древнего Байхо, и, если бы ему это было нужно, ты был бы уже мёртв. В Сукотае тебе даже не повезло, тебя просто не собирались убивать. Я не знаю, что там происходило и для чего был послан этот урод, но точно не для убийства. С Байхо и мне-то сложно пришлось бы, а уж тебя он без вариантов убьёт. Ты бы и пикнуть не успел. Боги, да ты бы и не проснулся.

Не очень… жизнеутверждающе. Получается, меня там просто проверяли?

– Ладно. Я понял тебя, – произнёс я, закрывая тему. – Но со мной ты в больницу съездишь.

– Как скажешь, – кивнула она.

– Ещё хотелось бы спросить про ваших Целителей, – продолжил я. – Они ведь у вас есть?

Ответила она не сразу, а чуть погодя, сначала разглядывала меня три секунды.

– Догадываюсь, о чём ты хочешь спросить, – ответила она. – Да, Целители у нас есть. И артефакты лечебные есть. Но тебе… точнее, Атарашики они не помогут. Старость, Синдзи, не лечится.

– А Маска вечности? – уточнил я.

– Ох, боги, – закатила она глаза. – Маска утеряна тысячелетия назад, я даже не уверена, что она делает именно то, что о ней говорят. Слишком много сказок, мифов и легенд, а достоверной информации по этому артефакту практически нет. К тому же это артефакт Древних.

– Ты сама говорила, что их артефакты… точнее, бахир – это тоже магия, – заинтересовался я.

– Магия, – кивнула она. – Но другая. Основополагающие принципы немного другие.

– К демонам маску, – вздохнул я. – Мне нужна более реальная помощь. Неужто Атарашики вообще нереально подправить здоровье?

– Просто подправить можно, – пожала она плечами. – С возрастом у неё наверняка набралось полно болячек, но даже так всё вылечить не удастся, как раз потому, что болячки возрастные. Тут омоложение организма требуется…

– А так можно? – перебил я.

– Дослушай, – нахмурилась она. – Да, в теории такое возможно. Но ёкаи на это неспособны. Точнее, у нас нет нужных знаний. Подобным людские маги промышляли, а нам такое было без надобности. Хотя ладно, у кого-то эти знания, может, и были, но сейчас их нет. Слишком многие ушли. Даже простым целительством людей оставшиеся занялись не сразу, сначала пришлось заново накапливать знания. Добывать старые, создавать новые.

– Зачем вам, вы же не контактируете с людьми? – спросил я.

– Ну мы же не в полной самоизоляции, – пожала она плечами. – Всегда есть знающие о нас. Плюс деньги. Замаскироваться под Целителя или практика народных методов несложно. Всё равно никто не поймёт, что используется магия.

– Понял. Принял, – произнёс я, думая о своём. – Ладно. Хорошо. Главное, хоть немного, но оздоровить организм Атарашики можно. Я ведь правильно понял?

– Да, так и есть, – ответила она.

И почему я раньше об этом не подумал? Начал шевелиться только после того, как гром грянул.

– Про ваших волшебных целителей могла бы и обмолвиться, – заметил я.

– Не подумала, – пожала она плечами. – Просто никому из твоих это не нужно было, да и если подумать, ваши бахирные Целители тоже не зря деньги берут. Я вот, например, уверена, что у Атарашики минимум болячек. Серьёзно, Синдзи, ваши Целители тысячелетиями копят знания, они вряд ли чем-то уступают нашим. Попробовать, конечно, стоит, всё-таки у нас, скорее всего, разные подходы к делу, но… Волшебство, как бы странно это ни звучало, не такое уж и волшебное.

– Вот и посмотрим, – вздохнул я, останавливаясь возле двери в ванную. – Тогда с вопросами пока всё. После обеда съездим в больницу.

– Хорошо, – ответила она. – Пойду тогда тоже перекушу.

Во время обеда рассказал Норико и Эрне, как прошла моя поездка. И вроде рассказ-то был не особо впечатляющий, но эти две актрисы вели себя так, будто я боевик пересказываю.

– О-о-о… – впечатлились они тому, что Чакри ждал нас в ближайшей кафешке.

– У-у-у… – смотрели они на меня широко раскрытыми глазищами, когда я поведал о появлении якшини.

– Ого! – впечатлились они, когда я рассказал, как кицунэ вела себя с главой Рода Чакри.

Женщины. Вряд ли они всерьёз впечатлились хоть чем-то, но всем своим видом показывали, какой я крутой.

Ну а после обеда, забрав из подвала Хирано, я отправился в одну из лучших больниц Токио. К сожалению, в число лучших больницы Аматэру не входили. Доход приносили неплохой, но лучшими вполне объективно не были.

Подъезжая к больнице, заметил кучу охраны и машины с гербом Императорского Рода. Не сказать, что напрягся, но поморщился. Уж не знаю, кто именно сюда приехал, но к кому – понятно без лишних пояснений. Надеюсь, хоть не сам Император – лишний раз видеть его не хочу, а по делу он мне в больничных коридорах ничего не скажет.

Выйдя из машины, чуть постоял, дожидаясь, пока Хирано вылезет вслед за мной, и только после этого закрыл дверь. Тащить с собой и жену, и Хирано не хотелось – лишние слухи мне не нужны. Брать одну лишь Хирано тоже не вариант – слухов будет ещё больше. Одно дело – в командировку с ней уехать, мало ли кем она у меня работает, а другое – брать с собой навещать больную родственницу. В общем сошлись на том, что Хирано будет в невидимости. Не такой, как Байхо, когда напал на меня, а в более простой. Правда, простой для меня, так как я всё же видел её полупрозрачную тушку, в то время как посторонние и, что самое главное, камеры, её уже не увидят.

Дежурная медсестра, точнее, целый пост с дежурными, находилась недалеко от входа, так что, войдя в здание, сразу направился туда. Слегка пришибленная и офигевшая одновременно женщина, услышав мою фамилию, залебезила с ещё большей силой, заодно сообщила, что сейчас на этаж, где располагалась палата Атарашики, посторонних не пускают, но буквально через… Эта дурёха даже не поняла, что именно сказала, пришлось приводить в чувство живительной порцией яки. Правда, после этого она совсем поплыла, так что, немного постояв и не услышав от неё ничего вразумительного, я развернулся и направился к лифту. На полпути слегка поменял направление, так как у лифта ждала целая толпа народа. И ладно – я с охраной, но каково будет в переполненном лифте невидимой Хирано, уже вопрос.

На лестничной клетке третьего этажа стояло двое охранников, увидев меня и двух моих сопровождающих, чуть напряглись, а когда мы остановились напротив них, правый от меня поднял руку.

– Этаж закрыт, попрошу вас удалиться и не создавать проблем, – произнёс он.

– Меня зовут Аматэру Синдзи, и я пришёл сюда навестить родственницу.

– Прошу прощения, Аматэру-сама, но я не могу вас пустить, – произнёс он, заметно при этом напрягшись.

И мужика можно понять, ситуация весьма неоднозначная.

– То есть позволь уточнить, – начал я раздражаться. – Твои хозяева пришли к Атарашики-сан, из-за чего я, её родственник и глава её Рода, не могу к ней попасть?

– Прошу прощения, Аматэру-сама, – произнёс охранник напряжённо. – Я просто выполняю приказ.

Я почти сорвался. И дело даже не в том, что моё раздражение дошло до предела, нет. Я не настолько неуравновешенный, чтобы срываться из-за работяги, выполняющего свою работу. Предельно вежливого работяги. Я чуть не сорвался из-за вседозволенности. Да и «сорвался» не совсем то слово. Я был раздражён, и точно знал, что если сейчас тупо вынесу охрану этажа, мне за это ничего не будет. Я в своём праве. Так ещё и статус братского Рода будет действовать. Именно последнее меня и остановило. Просто мне вдруг пришло в голову, что это как-то слишком двулично. Двойные стандарты в действии. Я использую привилегии, чтобы сделать гадость тому, кто даёт мне эти привилегии. Мерзковато как-то.

Прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Открыл.

– Хорошо. Я понял, – произнёс я, после чего развернулся и пошёл обратно.

Моя охрана тоже была напряжена и готова к драке, так что, уступая мне дорогу, они по-прежнему не сводили взгляд с имперцев. Уже на выходе с лестничной площадки в холл больницы мне в голову пришла умная мысль – если всё правильно обставить, то я и из этой ситуации смогу вынести прибыль. Небольшую, скорее моральную, но всё же. А всего-то и надо пройти через весь холл, собирая взгляды окружающих, подойти к свободной стеночке, облокотиться на неё, скрестить на груди руки и всем своим видом изображать ожидание. Думаю, уже завтра, да что там, уже сегодня вечером большинство аристократов будут знать, что кто-то из императорского Рода не пустил главу Аматэру к Атарашики. Это не ударит по их репутации, просто покажет императорский Род с не очень красивой стороны. Ну и утвердит общество, что у нас определённо какой-то конфликт. И именно я обиженная сторона. Последнее утверждение не совсем логично, так как фактов у народа никаких нет, но, как показывает практика, судят по последним новостям. Позднее можно будет ещё что-нибудь такое изобразить, где меня якобы обижают.

Ждать пришлось не так уж и долго, всего тринадцать минут. Именно через столько створки лифта раскрылись и оттуда вышел старший сын Императора с охраной. Оторвавшись от стены, я подошёл к охраннику и встал таким образом, чтобы принц видел меня сбоку – и не спиной, и узнать сложнее.

– Господин? – насторожился охранник.

– Ждём, когда принц свалит, – произнёс я тихо.

Не то чтобы у меня были какие-то причины скрываться от Нарухито, просто чисто по-человечески не хотелось с ним общаться. Вообще с членами императорского Рода не хотелось общаться. Но и повернуться к нему спиной вежливость не позволяла. Вряд ли кто-то поверит, что я не заметил его появления, а так… Просто не обращаю внимания.

– Аматэру-кун! – услышал я голос принца.

Блин, вот что ему стоило просто пройти мимо?

Повернувшись в его сторону, я бросил взгляд на приближающегося Нарухито. Придётся идти вперёд. Опять же – я могу себе позволить просто стоять и ждать, когда принц сам ко мне подойдёт, но это будет невежливо и нагловато, а я не хочу лишний раз пользоваться привилегиями братского Рода. Не вообще, – что я, дебил, что ли, – а именно лишний раз.

Тут стоит уточнить. Пока конфликт между Аматэру и Императорским Родом на стадии слухов, мои взбрыки именно что привилегии, типа – это же Аматэру, у них с братским Родом свои отношения, а вот если бы он был вполне официальным, то моё игнорирование принца было бы его проявлением. Разжигать этот самый конфликт я не намерен. Он есть, о нём знают, но открыто о нём не заявлено. И если я начну нагнетать обстановку, не ограничиваясь намёками, я дам в руки Императору официальное право давить на меня так, как он только захочет. Забавно всё сложилось. Конфликт есть, и одновременно его нет. Лучше бы мне вообще о нём помалкивать, и вместе с этим я должен на него намекать. Иначе меня незаметно для всех так прижмут, что я и пикнуть не смогу.

– Ваше высочество, – поприветствовал я, когда мы с ним встретились посреди холла.

– Аматэру-кун, – кивнул он на мой поклон. – Ты ведь к Атарашики-сан? Не стоило ждать, мог бы сразу к ней идти.

О как. Удачненько.

– Я пытался, – ответил я вежливо. – Но меня не пустили ваши люди.

Голос я не сдерживал, да и стоял так, чтобы моё лицо попало на камеры. Мало ли, вдруг кто-то решит посмотреть запись? Вот пусть по губам и читает.

– Как это – не пустили? – удивился он. – Я дал чёткие распоряжения охране у лифта.

– У лифта была очередь, так что я поднялся по лестнице.

– Ха-а-а… – выдохнул он медленно, прикрыв глаза. – Как неудачно получилось. Я приношу извинения, Аматэру-кун. Мне стоило предупредить всех своих людей. Моя ошибка.

Так как я шёл к принцу не напрямик, а чуть сместившись в сторону, сейчас он стоял таким образом, что его лицо не попадало на камеры. Было несложно предположить, что принц извинится. Ну или каким-нибудь иным способом отмажется. Остаются окружающие нас люди, среди которых было несколько аристократов, – всё-таки больница элитная, – но будем надеяться, что читать по губам среди них никто не умеет. Да, вряд ли кто-то поверит, что он мне грубит, но невозможность узнать, что именно говорит принц, породит множество слухов. А они мне как раз и нужны.

Кстати, вот сейчас самое время немного понаглеть. Но хитро, чтобы это понял лишь принц.

– Я знаю, – чуть кивнул я. – Если вы не против, я, пожалуй, пойду. Всего хорошего, ваше высочество.

Ну и поклон, куда ж без него?

– Да… Конечно, иди… – произнёс он медленно.

Нарухито явно был слегка растерян. Самую малость. Со стороны и не заметно, скорее всего. Уж не знаю, чего он хотел и чего именно ждал от нашего с ним разговора, но желаемого точно не добился. Заодно я чётко дал понять, что обижен не только на Императора. А то из-за тех самых братских отношений кто-то мог и так подумать. Атарашики, например, мне прямым текстом сообщила, что не может злиться на весь Императорский Род, вот и с той стороны могут разные мысли гулять. Стоило ли мне так делать? Вопрос вопросов… Но я исхожу из предпосылок, что разницы, с кем конфликтовать, нет. Что весь Императорский Род, что один Император – меньше проблем у нас не будет. Зато, пока я даю понять, что обижен на всех, есть шанс, что на Императора родня надавит. Немного некрасиво, но это, чёрт побери, глава государства, мне приходится использовать все доступные возможности.

С этим старым пердуном только дай слабину, с потрохами съест.

Ну а что касаемо моего личного отношения к делу… Я успокоился. Не в том плане, что всех простил, – угрёбыш на троне мне до сих пор сильно не нравится, – но ко всему Императорскому Роду у меня претензий нет. Хотя и они мне тоже не нравятся. Просто… Права Атарашики. Надо быть объективным. Она упоминала семью Акено и то, что я отделяю их от клана Кояма, как и Тоётоми Кена от клана Тоётоми. И да, так оно и есть. С Кеном всё сложно, а вот семья Акено для меня определённо не то же самое, что и клан Кояма. Вот я и стараюсь сохранять объективность. По возможности. Но в данном случае на меня каждый день Атарашики грустными глазами смотрит, так что приходится. Любовью я к Императорскому Роду не воспылал и использовать их буду, насколько это возможно, но претензии свои отозвал. Посмотрим, как всё сложится. В любом случае, Император – это государство, и конфликт с Императором мало чем отличается от конфликта с Императорским Родом.

Добравшись, наконец, до палаты Атарашики, я открыл дверь и, слегка задержавшись, обратился к охранникам:

– Покараульте тут.

Естественно, этого не обязательно было делать, но надо же мне дать время Хирано проскользнуть в открытую дверь? Зайдя в палату, наткнулся на внимательный взгляд Атарашики.

– Сегодня все как будто с цепи сорвались, – произнесла она ворчливо. – Всё идут и идут.

– А ты у нас тишины жаждешь? – усмехнулся я, подходя к больничной койке, на которой она лежала.

Хотя, это койкой назвать трудновато. Полноценная кровать.

– Нет, – фыркнула она, – Просто посетителей сегодня слишком много. А перебор – это перебор, и не важно, с чем он связан.

– И кто к тебе сегодня приходил? – спросил я, садясь на стул, стоящий возле койки. – Помимо меня и принца.

– Двоюродный брат Императора, – начала она перечисление, – все три жены Императора, глава клана Нива, мои подруги из клана Кацураги, глава клана Фудзивара с наследником, старый хрыч Кента.

– М-да, – только и сказал я. – Вчера тоже, поди, были гости?

– Не так много, – пожала она плечами.

– Как до тебя вообще допустили всех этих посетителей, – покачал я головой. – Тебе отдыхать надо.

– Врачи говорят, что я легко отделалась, – ответила Атарашики. – Можешь не волноваться, со здоровьем у меня всё хорошо. Для моего возраста, конечно, – уточнила она.

– Хирано-сан, – произнёс я, чуть повернув голову.

После моих слов рядом материализовалась кицунэ – для Атарашики, конечно – я-то, напомню, её и так видел.

– Вот подобной неожиданности, – процедила Атарашики, – моё сердце может и не выдержать.

– Извини, – произнёс я. Действительно, не подумал. – Что скажете, Хирано-сан?

– Зачем она здесь вообще? – спросила хмурая Атарашики.

– Проверить тебя, – ответил я.

– Проверить? – вскинула она бровь.

– Атарашики, – посмотрел я на неё раздражённо. – Давай уже послушаем Хирано-сан.

– Да, да… – пробормотала она и перевела взгляд на кицунэ.

– Остаточная магия присутствует, но… – начала Хирано неуверенно. – Странно.

После чего подошла ближе к старушке и наклонившись покрутила головой принюхиваясь.

– Ёкаи меня ещё не обнюхивали, – проворчала Атарашики.

– Да что ж ты такая вредная? – чуть повысил я голос.

– Скажи спасибо, что вообще отсюда не сбежала, – отрезала она. – Ты хоть представляешь, насколько здесь скучно?

– Я как-то трое суток в вентиляционной трубе просидел, вот где было скучно, а ты вообще в раю находишься, – произнёс я, добавив в голос иронии.

– Что, прости? – подняла она брови.

Хирано тоже разогнулась и с удивлением посмотрела на меня.

– Это довольно забавная история моего знакомства с Акеми, – хмыкнул я.

– С этой преступницей? – удивилась Атарашики. – Ну то есть – твоей наложницей?

Вдох, выдох. Надо унять раздражение.

– Что у вас, Хирано-сан? – посмотрел я на неё.

– Негативного воздействия не было, – ответила Хирано. – При этом, остаточная магия присутствует.

– Пояснишь? – спросил я.

– Учитывая, что амулет Атарашики-тян больше не является магическим, думаю, это его магия.

– В смысле – не является? – удивилась Атарашики. – А был магическим?

– Что за амулет и… – нахмурился я. – Объясните нормально, Хирано-сан.

– Я вижу это так, – сказал Хирано, бросив взгляд на Атарашики. – У Атарашики-тян был не микроинсульт, а вполне полноценный приступ, и в этот момент сработал защитно… Я так понимаю, защитно-лечебный амулет. Не сильна в подобных определениях.

– Полноценный инсульт, значит, – повторил я, глядя на Атарашики. – Откуда у тебя этот амулет?

Сама Атарашики в этот момент смотрела на Хирано, но после моих слов перевела на взгляд на меня.

– Подарок матери, – ответила она. – Он со мной всю жизнь. И, сразу отвечая на незаданный вопрос – моя мать из уничтоженного корейского Рода. Ныне уничтоженного. Пока Аматэру были сильны, на Род моей матери и смотреть косо боялись. То, что амулет магический, я знать не знала.

– А ты? – посмотрел я на Хирано. – Знала?

– Конечно, – пожала она плечами. – Атарашики-тян же его носила, не снимая.

– Почему не сказала? – спросил я.

– А смысл? – пожала она плечами. – Я первым делом уточнила его лечебную направленность, то есть вреда он по определению не нёс.

– И много у нас в доме других магических предметов? – продолжал я её расспрашивать.

– М-м-м… – задумалась она. – Не могу точно сказать. Про два ты в курсе – это твой меч и защитный артефакт. Чтобы узнать больше, мне надо весь дом исследовать, а я, сам знаешь, в основном в библиотеке сижу. Я и про этот амулет-то знаю только потому, что Атарашики-тян его постоянно с собой носила.

– Послушай, – процедила Атарашики. – Я понимаю, что ты старше, но мне сильно не нравится твоё фамильярное обращение.

– Думаешь, мне интересно, что тебе нравится, а что нет? – вздёрнула Хирано бровь, всем своим видом источая иронию. – Ты правильно заметила, я гораздо старше тебя. Или ты хочешь поговорить о возрасте наших Родов? Так я уверяю, у кицунэ, которые живут… могут жить тысячелетия, Род в любом случае будет старше твоего. Или ты мне решила про силу рассказать? Дитя… – замолчала она, поджав губы. – Короче. То, что я позволяю многое ведьмаку, не означает, что я буду позволять это же и тебе. Ты стоишь ниже меня, с какой стороны ни посмотри. Я доступно излагаю?

Атарашики на её спич отреагировала вполне ожидаемо – она посмотрела на меня. Посмотрела с возмущением. Мол, давай, глава Рода, защищай меня. Блин… И что делать-то?

– Хирано-сан… – начал я осторожно. – Это было грубовато. Могли бы выразить свою позицию мягче.

– Ты думаешь? – изобразила она задумчивость. – Да, пожалуй.

– И? – всё так же осторожно продолжил я. – Что надо сделать?

– Ха… – выдохнула она тяжко, после чего посмотрела на Атарашики. – Прости, дитя, я и правда немного перегнула палку.

Выражение лица Атарашики надо было видеть. Она одновременно и понимала, что конфликт нежелателен, и одновременно ей не нравилась ситуация. Старуха слишком привыкла быть на вершине уважения, а тут такое.

– Атарашики, – обратился я уже к старейшине. Просто с этими женщинами не рекомендуется выбирать одну сторону. – Ты тоже не права. Как и сказала Хирано-сан, она старше. Её Род старше. Влияние? Ну так она ёкай, ей плевать на влияние среди людей. Деньги… ну так мы не знаем, сколько…

– Хватает, – вставила Хирано.

– Хватает, – повторил я. – Но мерять что-то деньгами вообще дело неблагодарное. К тому же Хирано-сан, как и ты – последняя в Роду. Как и ты, она пережила всех. На её глазах умирали любимые. Простите, Хирано-сан, что напомнил.

– Проехали, – ответила она без эмоций.

– У нас с тобой, Атарашики, нет никакого морального права требовать от Хирано-сан уважительного обращения. Уважительно-подчинённого, – уточнил я, бросив взгляд на Хирано.

Всё-таки правила хорошего тона ещё никто не отменял. Но тут есть нюанс – Хирано никогда и не переходила черту.

– Я поняла, – произнесла Атарашики безэмоционально. – Ты прав, Синдзи. Хирано-сан, прошу прощения за свои слова.

Хм, а ведь если подумать, сравнение их жизней было хорошим шагом. Какой я умничка. Их судьбы на первый взгляд реально схожи. Только у Атарашики появился я, а вот у Хирано, насколько мне известно, никого нет. И представления не имею о том грузе, что тянет на своих плечах старая лисица. Она ведь тоже, поди, не хочет умереть последней в Роду. Правда, я не знаю и того, может ли она рожать. Может, всё не так уж и страшно. Правда, факт потери всех родственников уже никак не изменить.

Ладно, проехали. Сейчас нужно снизить градус напряжённости, и можно будет сказать, что ситуацию я разрулил.

– Ну и отлично, – произнёс я, переводя взгляд с Атарашики на Хирано и обратно. – Вы только не забывайте, кто тут мужик, а значит – главный.

Атарашики после моих слов просто окинула меня взглядом, а кицунэ, закатив глаза, вздохнула.

– Как скажешь, о великий мужик, – произнесла она.

– Ага, как скажу… – произнёс я, глядя на Атарашики. – Кстати, возвращаясь к нынешней ситуации – если Хирано-сан права, – а она, скорее всего, права, – то у тебя был инсульт. И артефакта защитного больше нет. Так что нам придётся рассортировать все те дела, которыми ты занимаешься, и снизить нагрузку. Что-то заберу я, что-то отдадим Эрне, Норико тоже пора делами Рода… – запнулся я. – Заняться делами Рода после родов, конечно. В общем, разгрузим тебя.

– Чтобы я чахла и умирала со скуки? – произнесла Атарашики хмуро. – Синдзи… Работа, которой я занимаюсь, меня не напрягает, она позволяет мне почувствовать себя живой. А нервов мне и без работы хватает. Лучше закончи уже свой конфликт с Императором.

– Мой конфликт? – взлетели у меня брови.

– Я имела в виду… – начала она.

– Стоп, замяли, я понял, что ты имела ввиду, – остановил я её. – Но тут я пока мало что могу сделать. Надо смотреть, какой ход сделает Император.

– Для тебя это шахматы, что ли? – проворчала она.

Блин, и спорить-то с ней боюсь. Не дай бог ей хуже станет. Шахматы… Всё-то ей до слов докопаться.

– Как это ни назови, но сейчас нам надо дождаться хода Императора, – произнёс я. – И давай не будем об этом. Насчёт работы – не переживай. Всю забирать никто не собирается. Я даже не уверен, что мы сможем забрать у тебя слишком много. Далее. После выписки нам надо будет съездить в Токусиму.

Предупреждать об этом не обязательно, но надо бы её отвлечь. Желательно, в позитивном ключе. Да, она не любит бывать в Токусиме, зато к шопингу относится очень даже положительно.

– Это ещё зачем? – спросила Атарашики.

– Хочу пройтись по тамошним мастерам и прикупить магических артефактов, – ответил я. – Думаю, ты тоже себе что-нибудь найдёшь. Заодно и аналог твоего амулета посмотрим.

– Только на многое не рассчитывай, – вставила Хирано. – Амулет Атарашики-тян действительно хорош. Был. Не уверена, что сейчас можно сделать нечто подобное.

– Ты ведь не очень в артефактах разбираешься, – заметил я.

– Но ведь разбираюсь, – хмыкнула она. – Но тут кто угодно подтвердит мои слова. Даже просто логически рассуждая – амулет матери Атарашики-тян был как минимум трёхкомпонентным, что уже непросто сделать. Но это – ладно, такое и сейчас возможно создать. Проблема в его свойствах. Самозарядка, защита и лечение. Амулет принадлежал её матери, то есть он уже многие десятилетия работал автономно, самостоятельно подзаряжаясь разлитой в воздухе маной. Защитные функции, как и лечебные, к слову, мне неизвестны, но, чтобы иметь возможность вылечить владельца в нужный момент, он должен постоянно сканировать тело. То есть даже защитные функции были многосоставные. Лечение… Не знаю. Есть много видов лечебных артефактов, и что именно делал амулет Атарашики-тян, знает только его создатель. В общем, очень сложный, многокомпонентный артефакт. Я без понятия, кто сможет сделать такое сейчас. Возможно, жалкое подобие и сделают, но не более.

– Нам сейчас и жалкое подобие подойдёт, – вздохнул я, после чего вновь посмотрел на Атарашики: – В общем, готовься. Думаю, наш поход в любом случае будет интересным.

– Хм-м-м… – выдала она задумчиво. – Не хотелось бы мне куда-то там ехать, но магические артефакты Роду пригодятся. Ты прав, лучше мне с тобой съездить, а то накупишь ерунды боевой, которой у нас и так полно.

– Что ж, раз с этим разобрались, – произнёс я, – надо бы рассказать, как мы в Сукотай съездили. Или тебе неинтересно? Может, отдохнуть хочешь?

– Рассказывай уже, – проворчала она. – И даже не пытайся сбежать.

Бедная, страдающая от скуки Атарашики! Так-то я и не собирался убегать, просто хотелось её подначить. Сегодня я в её власти и уйду, только когда она реально устанет. Ну или включит сознательного члена Рода и даст мне вернуться домой. К жене и работе.

– Хорошо, хорошо, – улыбнулся я. – Тогда, пожалуй, начну с того, что я задолбался добираться до нужного мне города. В Сукотае же куда ни сунься, везде будет территория какого-нибудь духа места, из-за чего нам пришлось знатно поплутать…

Глава 9

Вечером того дня, когда Атарашики вернулась домой, к нам прибыл курьер Императорской канцелярии. Обычный японец, в обычном деловом костюме, разве что со значком на воротнике в виде герба Императорского Рода.

– Из рук Его Величества, – произнёс он с поклоном, протягивая мне конверт.

Вообще-то, официально всё, что передаёт Императорская канцелярия, идёт под грифом «от Императора, лично», на деле же все понимают, что Император не может, да и не должен, заниматься всеми письмами. Например, было бы глупо писать приглашение сотням людей на свои приёмы и балы. Для этого он секретариат и держит. В том числе для этого. Сейчас же курьер уточнил, что это и правда от Императора. Зачем? Вот сейчас и узнаем.

Я взял протянутый мне конверт, позволив тем самым разогнуться курьеру, открыл его и прочитал послание. Хм. Приглашение на приём. Не такое официально канцелярское как обычно, более живое, но тем не менее обычное приглашение на императорский приём во дворец. Ясненько. Видимо, старик боялся, что я могу просто не прийти. Да я бы и не пришёл, наверное… Или пришёл. Блин, слишком сложная у нас получилась ситуация. Не знаю. Но сейчас у меня в руках личная, так сказать, просьба главы государства. Прогиб? Учитывая все те слухи, что я распускаю, мою поездку в Сукотай после разговора с их послом… Ну, не знаю, не знаю. Пожалуй, всё-таки нет. Просто призыв к разговору. А ведь если подумать, он всегда так делал. Приглашения на императорские мероприятия мы получаем регулярно, но те, где будет Император лично, всегда вот такие. Да, пожалуй, прогибом тут и не пахнет.

– Передайте Его Величеству, что я буду на приёме, – произнёс я.

– Обязательно, Аматэру-сама, – поклонился курьер ещё раз.

Проводив взглядом удаляющегося курьера, я направился в комнату Атарашики. Было опасение, что она сразу в кабинет к себе пойдёт, но, как ни странно, сегодня она туда даже не заглянула.

Зайдя в её комнату, обнаружил там не только старушку, но и Норико с Эрной. Похоже, Атарашики решила передать свои знания не только моей жене, но и невесте Казуки.

– Что-то случилось? – спросила она спокойно.

– Через неделю я иду на приём к Императору, – ответил я. – Посмотрим, что он мне скажет.

– Надеюсь, вы сможете урегулировать этот конфликт, – вздохнула она.

– Вряд ли, – хмыкнул я, подойдя к креслу, в котором сидела Норико.

– Тоже так думаю, – кивнула Атарашики. – Подобные вещи не решаются за один разговор, но – мало ли?

– Я, в общем-то, пришёл сказать, что завтра-послезавтра надо бы съездить в Токусиму.

– А с вами можно? – спросила Норико.

– Можно, – ответил я с некоторым внутренним сопротивлением. – И Эрне с Рахой можно.

Раз уж устраиваю дамам шопинг, то было бы грубо взять с собой одних и оставить дома других.

– Отлично, – произнесла Норико радостно.

Да и Эрна улыбнулась.

– Вам бы двоим дома сидеть, а не по городам разъезжать, – проворчала Атарашики.

– Да ладно вам, Атарашики-сан, – отреагировала чуть просительно Норико. – Не тот у нас срок, чтобы дома безвылазно сидеть.

– Пусть Синдзи решает, – покачала она головой.

Жаль, я надеялся, что она заставит их остаться. Шопинг даже с одной женщиной – то ещё испытание, а уж с тремя… Но раз уж Атарашики перекинула решение на меня, то, значит, считает, что всё с ними будет в порядке. И это понимаю не только я, но и Норико с Эрной.

– Пусть съездят с нами, – вздохнул уже я.

На что Норико довольно покивала.

В Токусиму поехали на следующий день. Я, может, и дал бы Атарашики день на… ну чтобы убедиться, что с ней всё в порядке, но старуха принципиально не хотела слушать что-то подобное, постоянно ссылаясь на докторов, которые сказали, что она полностью здорова. Наверное, это даже было ошибкой с моей стороны, упоминать её недавнее состояние, промолчи я, и она восприняла бы задержку с пониманием – мало ли какие у меня могут быть дела. А так она даже в секретариат сходила, дабы уточнить, какие именно у меня дела на ближайшие дни. А у меня их, в общем-то, и не было.

Ладно, сам виноват. Да и врачи фигню не скажут – здорова, значит, здорова. На данный момент, во всяком случае.

В Токусиму мы прибыли под вечер, так что сразу срываться и бежать к ёкаям за покупками не стали, из-за чего Атарашики пришлось лишний раз ночевать в нелюбимом доме. Хирано, кстати, вообще отказалась входить на территорию поместья. По её словам, это место создано как крепость, которая защищает в первую очередь как раз от ёкаев. Даже чтобы просто войти на территорию поместья, требуется коротенький ритуал со стороны хозяев, но и после этого она будет – цитирую – «неприемлемо слабой». А сила и слабость – это небольшой, а в некоторых случаях и большой, бзик всех ёкаев. Послабление даётся только присягнувшим Роду, но и те теряют часть сил. Вот тут мне стало интересно.

Находились мы в аэропорту у машин, которые подогнали нам слуги. Атарашики, Норико и Эрна уже были внутри, а я задержался снаружи, разговаривая с кицунэ.

– То есть у вас не как у людей? – спросил я. – В смысле, присягнувшие кому-либо проходят через магический ритуал? У нас-то всё проще, тоже ритуал, да и то не всегда, но он обычный, как бы это…

– Я поняла, о чём ты, – фыркнула она. – Думаешь, я не знаю, как люди в Слуги принимают? Только ты уверен, что это удобное место для расспросов?

– Так любопытно же, – осмотрелся я.

– Если коротко, то да, – ответила она. – У нас кланы – это собрание родни, и, если кого-то принимают в клан, то, естественно, перестраховываются. То же самое и присяга на верность. Если совсем грубо, то мы можем, а раз так, то почему бы и нет?

– И правда… – произнёс я задумчиво. – Значит, у вас это норма?

– Да, – вздохнула она устало. – Норма. Может, я пойду уже? Вопросы ты можешь и завтра задать.

– Конечно, иди, – кивнул я. – Завтра с утра позвоню, договоримся о встрече.

– Хорошо, – ответила она. – До завтра, Аматэру-кун.

– До завтра, – произнёс я, после чего всё же залез в машину к Норико.

Атарашики и Эрна ехали в другой.

По дороге в поместье думал о том, что хорошо бы заиметь полноценного Слугу-ёкая. Этот момент надо будет уточнить у Хирано, но, как мне кажется, тут есть одна проблемка. Судя по рассказам лисицы, ёкаи не спешат присягать не то что людям, а вообще кому-либо. Их можно понять – оказывается, они через какой-то ритуал проходят, и каковы последствия предательства или просто оплошности, я понятия не имею, но они наверняка есть. Плюс их индивидуализм и стремление к большей силе. Плюс свои собственные кланы, из которых они не спешат уходить. Что я тоже могу понять – у аристократов всё точно так же. В общем, обычное нормальное общество, где люди не стремятся в кабалу. В этом плане данный мир меня немного удивляет, точнее, люди этого мира. Здесь стать Слугой аристократа – это достижение и великая честь. Правда, аристократы, у которых ситуация попроще, чем у меня, не спешат брать себе новых Слуг, так как банальное предательство никто не отменял. Даже я, способный чувствовать ложь, не застрахован от удара в спину. Люди непостоянны, и их чувства и намерения при вступлении в Род могут сильно измениться через какое-то время. Именно поэтому даже внутри Родов существует такое понятие, как секретность. И контрразведка. Но даже так по статистике в этом безумном мире Слуги предают ну очень редко. Аристократы делают это чаще. Да что там далеко ходить – клан Дориных был уничтожен из-за предательства аристократа клана, при том что Слуги бились насмерть и до конца.

На следующий день ровно в полдень Хирано стояла у ворот поместья. Пришла она на своих двоих, чему я даже немного удивился.

– Ты реально сюда ножками топала? – спросил я, когда мои дамы рассаживались по машинам.

Делали они это на территории поместья, в то время как я сразу пошёл к Хирано и уже вместе с ней ждал, пока к нам подъедут авто.

– Совсем дурной? – вскинула она бровь. – На такси доехала, конечно.

Оу. Я и забыл, что они полностью интегрировались в человеческое общество. Мне почему-то казалось, что она на своей магической суперскорости по крышам до нас добралась. Не, ну ёкай же. Мало ли…

– Понятно, – произнёс я, бросив взгляд на дорогу. – Итак, куда едем?

– Держи, – протянула она сложенный вдвое лист бумаги. – Здесь список адресов в порядке очерёдности. Сначала съездим к Мику-тян. Она владеет магазином артефактов. Причём сама их не делает. Перекуп, грубо говоря. Редкий вид торговцев – обычно ёкаи в Токусиме продают то, что сами делают.

– И как у неё с выбором товаров? – поинтересовался я.

– Побольше, чем у остальных, – усмехнулась Хирано. – Самый большой магазин артефактов в городе. По крайней мере, лет восемьдесят назад было так, и вряд ли что-то изменилось.

– М-м-м… И что она за ёкай? – спросил я.

– О, это тоже интересно, – кивнула Хирано. – Она нерождённая. Дух статуэтки лисы.

– Цукумогами? – уточнил я.

– Да, – подтвердила она. – Относительно старый дух. Сейчас. А вот сто лет назад мне пришлось помогать девчонке. Не хотели её всерьёз воспринимать.

– И сколько ей лет? – полюбопытствовал я.

– Двести, – ответила Хирано. – Чуть больше двухсот. И вот ещё что… – пожевала она губами. – Как и у многих нерождённых, – не всех, да, но многих, – у неё несколько… необычное поведение. Так что не обращай внимание на странности. Я ручаюсь за неё. Мику-тян абсолютно безобидна.

– Учту, – кивнул я, глядя на подъезжающие машины.

Передав бумажку с адресами командиру охраны, забрался в машину к Норико. Собственно, Хирано поехала в этой же машине, только сидела на переднем сиденье вместе с Сейджуном. Нужный нам магазин находился на юге города, почти на самой окраине, но так как в пробки мы не попадали, добрались туда всего за сорок минут. Сам магазин… скорее, магазинчик, представлял собой небольшой двухэтажный очень старый домик, в буквальном смысле квадратную коробку, стоящую у дороги между двумя не менее старыми деревьями, кроны которых сжимали здание с двух сторон. Официально – о чём и гласила вывеска – здесь продавались сувениры.

Выйдя из машины, я помог выбраться Норико. Кинув взгляд на вторую машину, в которой ехали Атарашики с Эрной, убедился, что последней помог водитель. Старушка выбралась сама. Она вообще не любит принимать подобную помощь и делает это только на людях. По рассказам Мурата-сан, личной служанки Атарашики, раньше она не обращала на подобные вещи внимания, но с возрастом стала всё чаще отгонять от себя желающих помочь. Правда, на меня это не распространяется, и мою помощь она всегда принимала как должное, но часто, – как сейчас, например, – я просто не успеваю побыть галантным джентльменом.

Собравшись у входа в магазин, мы одновременно посмотрели на Хирано.

– Что? – произнесла она. – Никогда в магазинах не были? Идём уже.

И зашла внутрь. Следом за ней последовали и мы. Внутри, за деревянным прилавком, справа от входа, стояла она – Мику-тян. Маленькая сухонькая старушка с какой-то ушастой маской на затылке.

Ох уж эта Хирано. И с чего я подумал, что «Мику-тян» будет выглядеть как молодая девчонка?

– О-о-о… – воскликнула она и, глядя на Хирано, продолжила: – Приветствую, великая го… а-а-а, – отмахнулась она от кицунэ, – Приветствую, великий господин, ведьмак и просто владелец города Аматэру-сама. Ну и вам, девочки, тоже привет.

Хирано на такой пассаж никак не отреагировала, а вот мои дамы нахмурились.

– И вам доброго дня, – поприветствовал я Мику.

– Ох, Аматэру-сама поприветствовал старую хрупкую лиси… – запнулась она, покосившись на Хирано, – в смысле, цукумогами. Это так приятно, так приятно. Чем же эта недостойная может помочь великому господину?

– Своим товаром, естественно, – улыбнулся я.

А старушка тот ещё тролль, как я погляжу.

– В таком случае прошу за мной, – позвала она, выйдя из-за прилавка. – Вам ведь не сувениры нужны? А то, если хотите… – притормозила Мику.

– Нет, нет, – качнул я головой. – Нас интересуют артефакты.

– Тогда вперёд! Старая хрупкая лиси… в смысле – цукумогами, покажет вам, насколько велика её коллекция.

Говорила она на ходу, не оборачиваясь в нашу сторону и направляясь к противоположной от входа в магазин стене, где находилась ещё одна небольшая дверца. И стоило ей только скрыться за ней, подала голос Хирано:

– Не обращайте внимания на её стиль общения, – произнесла она. – Такой уж Мику-тян уродилась. У цукумогами всегда так. Сначала зарождение жизни, формирование характера на основе того, как воспринимают предмет их хозяева, и только потом появление разума. Она и сама не может себя изменить. Мику-тян была рождена старой, вредной, ехидной лисой, и такой она умрёт. Чем больше вы реагируете на её подначки, тем ехиднее она будет.

– Мы поняли, Хирано-сан, – кивнула Атарашики.

Окинув нас взглядом, Хирано пошла вслед за цукумогами, ну а уже мы – вслед за кицунэ. За дверью, в которую мы вошли, находился небольшой предбанник, который вёл к ещё одной двери. Хирано не останавливаясь прошла вперёд и открыла её, зайдя внутрь. Склад, который предстал перед нами, воистину впечатлял. Да что уж там – никогда в этой жизни я не был настолько удивлён. Пожалуй, даже ошарашен. До этого момента я, стоит признаться, не воспринимал магический мир как… что-то волшебное. Для меня, в общем-то, и бахир был волшебством, и только теперь, оказавшись на складе цукумогами, я осознал, насколько эти два мира, бахира и магии, отличаются. Помещение, которое мы увидели, пройдя вслед за Хирано, было по-настоящему большим, нереально большим, если вспомнить размер домика, в котором ютился магазинчик Мику. По размерам он был сопоставим с ангарами, в которых держат большие пассажирские самолёты. И на этом чудеса не заканчивались. Всё помещение было заставлено стеллажами, и когда я говорю всё, значит всё. Стеллажи на полу, стеллажи вдоль стен, стеллажи на потолке… Причём последние были продолжением тех, что стоят вдоль стен. Они просто изгибались и продолжали тянуться по потолку.

– О-о-о… – в один голос протянули Атарашики, Норико и Эрна.

– Bagaimana mungkin… – пробормотала Эрна.

– Магия, – усмехнулась стоящая рядом Хирано. – С помощью магии многое возможно.

– Впечатлены? – вынырнула из-за ближайшего стеллажа Мику. – О да. Недостойная Мику, конечно, мало на что способна, но договариваться она умеет.

– Договариваться – с кем? – спросил я.

– Просто договариваться, – ответила она. – В данном случае – с духом пространства. Мы сейчас находимся как раз в его животике, хе-хе-хе. О, как иронично – ведьмак в животике ёкая, ха-ха-ха.

– А у него изжога от этого не случится? – решил я уточнить. – А то… мало ли?

Что интересно, и смеющаяся Мику, и улыбнувшаяся на её слова Хирано, резко стали серьёзными и задумчивыми.

– Да вроде не должно, – произнесла слегка неуверенно Хирано.

Похоже, над нами издеваются.

– Вы ведь нас сейчас пугаете, да? – спросила Норико. – Нехорошо пугать беременных. Особенно когда их ведьмак сопровождает. Беременные ведь тоже, знаете ли, вредными бывают.

Молодец, Норико. Не каждый сможет приспустить прикалывающихся ёкаев на землю. После её слов, Мику бросила на меня короткий взгляд и, как мне показалось, был в нём лёгкий испуг.

– Ладно, к демонам шутки, – потёрла ладонями Мику. – Пора переходить к бизнесу. Что именно хотят увидеть благородные господа?

Я уж хотел было ответить, но меня опередила Атарашики.

– В первую очередь лечебные артефакты, во вторую очередь – защитные, в третью – косметические. А дальше по ситуации посмотрим.

– Хм, хм… – задумалась Мику. – Что ж, прошу за мной.

И развернувшись к нам спиной, направилась меж стеллажей вглубь склада.

– Кстати, Мику-тян, мне кажется, или товара стало немного больше, чем в нашу последнюю встречу?

Цукумогами не обернулась, продолжая демонстрировать свою лисью маску, которую она носила на затылке. Собственно… маска нам и ответила.

– Я регулярно шлю вам отчёты, великая госпожа, – заговорил появившийся у маски рот. – В том числе и бухгалтерский аудит. Деньги поступают на ваш счёт, и вы всегда можете сравнить их с теми цифрами, которые фигурируют в бумагах. У меня всё чётко. Комар носа не подточит, – закончила она на русском.

– Обязательно проверю, – ответила Хирано. – Как-нибудь.

Помогла, значит. Молодой, неопытной цукумогами. Естественно, за процент. Уважаю. Есть, оказывается, у Хирано деловая хватка. Ну и, естественно, данное место стояло первым в списке.

Остановились мы, по ощущениям, где-то в углу склада. Взяв со стеллажа небольшой жёлтый кристалл в виде капли со сквозной дыркой в основании, Мику протянула его мне.

– Мощнейший боевой амулет лечебного характера, – произнесла она, когда я взял кристалл в руки. – Создан специально, чтобы продлить жизнь бойца на поле боя. – Единственная его задача – не дать пользователю умереть. Любым способом. То есть он использует напрямую ресурсы организма. Минута за год, примерно такое соотношение его работы.

– Она хочет сказать, – вставила Хирано. – Что даже смертельно раненый человек может встать и продолжить сражаться, но взамен, артефакт будет использовать вообще всё, что ему доступно. И тело человека, и его жизненную энергию. Одна минута действия артефакта стоит одного года жизни хозяина. От себя добавлю, что это очень неплохой показатель. Стандартный артефакт подобного типа может и по десять лет за минуту из тебя качать. Про плохой вообще молчу.

Очень интересная штука. Я-то и без неё могу обойтись, а вот моим людям в экстренной ситуации вполне может помочь. Дело даже не в том, что это позволит им сражаться – просто даст время для полноценной помощи.

– И сколько у вас таких? – спросил я, вертя кристалл в руке.

– Четыре штуки, – ответила Мику.

– Простой человек может пользоваться? – продолжал я уточнять.

– Обычный артефакт я бы вам и не стала предлагать, – пожала она плечами. – Он активируется автоматически, если посчитает, что нанесённые пользователю повреждения превысили определённый порог. В этом его минус – он может активироваться как раньше необходимого, так и не успеть активироваться вовсе. М-м-м… Ещё он не реагирует на яды. Только физические повреждения.

Сойдёт.

– Цена? – посмотрел я на Мику.

– Пятьдесят миллионов йен, – был ответ.

– Серьёзно? – удивился я.

Даже на Хирано глянул. Просто… Ну это просто очень дёшево. Примерно пять миллионов рублей, да самый галимый артефакт Древних уйдёт не меньше, чем за те же пятьдесят миллионов, только как раз рублей, а не йен.

– Увы, – развела руками Мику. – Дешевле не могу. И это я вам ещё скинула. Бонус за фамилию, так сказать, хе-хе-хе.

– Такова экономика мира ёкаев, Аматэру-кун, – произнесла Хирано. – Просто прими это.

И не понять, что именно она пыталась объяснить. То ли его дороговизну, то ли дешевизну. Наверное, именно последнее. Просто не хочет, чтобы Мику просекла фишку и начала завышать цены. Процент процентом, но хозяин магазина, как мне кажется, всё же цукумогами, а не кицунэ.

– Понятно, – вздохнул я. – Четыре штуки? Беру всё.

– Точно берёте? – прищурилась Мику. – Прям всё?

– Прям всё, – кивнул я.

– О-о-о… Богатенький господин, – протянула она. – Как я рада… ну, то есть, вы не зря потратили эти деньги. Вперёд, вперёд, у старой хрупкой лиси… в смысле, цукумогами, ещё много чего интересного есть.

Надеюсь, остальные артефакты будут такими же дешёвыми.

– Веди, – усмехнулся я. – Старая хрупкая лиси…, цукумогами.

Впрочем, прошли мы не так далеко – остановились буквально через два стеллажа.

– Одна штука, – протянула она мне хрустальное кольцо, внутри которого находились золотые письмена. – Всего одна. Одно. Даже не знаю, может, и не стоит… – прижала она руку с кольцом к груди. – А, ладно, Аматэру же. В смысле, великий господин Аматэру-сама. Хе-хе-хе… Кхм.

После чего вновь протянула кольцо мне.

– Красивое, – произнёс я для того, чтобы хоть что-то сказать.

– Ах да, – вскинулась Мику. – Характеристики. Кольцо создано для поддержания жизни человека, болеющего сразу несколькими болезнями. Полноценно не лечит, но умереть не даёт. Ну и сил в нём немного, а значит, надо часто подзаряжать. Те кристаллы, – махнула она мне за спину, – подзаряжать не надо, они одноразовые.

Ага, так вот почему они такие дешёвые. Всё равно круто, но хоть более-менее понятно.

– У меня нет магов, подзаряжать некому, – заметил я.

– Эм… – удивилась Мику, после чего покосилась на Хирано. – А эта? В смысле, великая госпожа Хирано? Ай, да неважно, – махнула она рукой. – Вы же Аматэру. Просто попросите любого ёкая в Токусиме, и он вам поможет. Да хоть ко мне приходите. Я вам его бесплатно заряжу, может, заодно ещё что-нибудь присмотрите. Ну, в смысле, надо же расширять кругозор. Чем больше знаешь об артефактах, тем проще в будущем. Покупать их.

– Я понял вас, Мику-сан, – кивнул я.

– Ох, Мику-сан… – приложила она ладони к щекам, после чего посмотрела на Хирано: – Ты слышала? Как уважительно, я прям растрогана…

– Мику-тян… – приподняла бровь Хирано.

Отчего у мелкой старушки аж плечи опустились.

– Тц, умеешь же ты опускать на землю, – буркнула цукумогами. – Ладно, к делу. Кольцо у меня в единственном экземпляре, так что – восемьдесят миллионов.

– Йен? – уточнил я.

– Ну не рублей же, – фыркнула Мику. – Настолько даже я наглеть не буду.

– Насколько это колечко вообще эффективно? – спросил я у Хирано.

– Без понятия, – пожала она плечами.

– Мику-сан? – посмотрел я на неё.

– Хм-м-м… – задумалась Мику. – Сложно сказать, на самом деле. Тут многое от возраста зависит. Если организм не изношенный, то кольцо и с раком в начальной стадии поможет жить годами. С раком, воспалением лёгких и каким-нибудь гепатитом. С другой стороны, с этими болезнями лучше сразу разбираться, а не на кольцо надеяться. Благо человеческие Целители в этом хороши. Про какие-то экзотические болезни ничего сказать не могу. В общем… – явно боролась с собой Мику. – В общем, в нынешних реалиях, кольцо не очень актуально. Вот раньше – да. Пару тысячелетий назад, когда Целители были похуже.

Даже не знаю. Вроде и не помешает, а вроде и деньги всё же немаленькие. Права старушка – проще сразу в больницу обратиться.

– Берём, – нарушила тишину Атарашики, а на мой вопросительный взгляд ответила, – Порой бывают ситуации, когда нельзя идти в больницу. Когда никто не должен знать о болезни. Для нас это не актуально, но никто не знает, что будет в будущем.

– Как скажешь, – пожал я плечами, после чего посмотрел на Мику: – Берём.

По складу цукумогами мы бродили несколько часов и, как мне кажется, будем бродить здесь завтра. В большинстве своём здешние артефакты не приспособлены для обычных людей, но даже так нашлось много интересного. Интересного – но не более. У нас в Имперском банке лежат сотни различных артефактов Древних, которые плюс-минус на том же уровне, что и здешние. То есть – так себе. Собственно, кристаллы в самом начале были самым интересным приобретением. Ну и да – местные цены, конечно, порадовали.

Через два часа, когда мы просмотрели множество лечебных и защитных артефактов, женщины умотали смотреть косметические, я же отпросился у них домой. Разве что попросил Хирано присмотреть за Атарашики и девчонками. Поморщившись, она всё же кивнула. Охрану оставил у магазина, – что им не понравилось, но с этим им пришлось смириться, – сам же и правда отправился домой. Оставались ещё несколько адресов, но сегодня я ехать туда уже не хотел. Блин, похоже, рассуждая о паре дней, я немного погорячился, почуявшие шопинг дамы отсюда так просто не уедут. Ладно, время есть.

Вечером, уже после возвращения потерявших чувство времени женщин, мне позвонила Хирано.

– Аматэру-кун, – послышался её голос из мобильника. – Завтра мы должны съездить в полицию.

– Что случилось? – напрягся я.

– Ничего такого, – ответила Хирано. – Просто у меня нет никакого желания быть нянькой для этих девчонок. Одно дело ты, глава Рода, ведьмак и просто парень, у которого такие же цели, что и у меня, и совсем другое – эти дети. Не хочу, не буду, я ясно выразилась?

После её слов я слегка расслабился.

– Ну а полиция-то здесь причём? – спросил я.

– Потому что это самый простой выход, – ответила она. – Нам нужна нянька для потерявших разум детишек, но у меня из знакомых только большие шишки по меркам ёкаев. Главы кланов, Старейшины, мастера, и поверь мне, они тоже не воспылают желанием присматривать за этой стаей безумных дев.

Как она их невзлюбила. Что там в магазине происходило-то? Тем не менее вступиться за своих женщин я обязан, хотя бы – попытаться.

– Хочешь сказать, что в магазине они были такими же, как ты в библиотеке? – спросил я. – Тогда да, тогда я тебя понимаю.

– Очень смешно, – ответила она ворчливо. – Великолепная я великолепна во всём и везде. В том числе и в библиотеке. Да и вообще, не обо мне речь.

– Да, да, полиция, я помню, – усмехнулся я.

– Именно, – произнесла она всё так же ворчливо. – Магический отдел в полиции просто обязан знать большинство ёкаев города, работа у них такая. И если кто-то и может помочь нам найти няньку для твоих… дам, то именно они. Если, конечно, ты не хочешь сам сопровождать их.

Бр-р-р… Нет у меня такого желания.

– Я тебя понял, – произнёс я после небольшой паузы. – Завтра съездим в полицию.

– Вот и отлично, сбагрим завтра Мику-тян твоих женщин и займёмся делом, – произнесла она довольным голосом.

– Хочешь оставить их на эту цукумогами? – спросил я со скепсисом.

– Ну а куда их ещё девать? – спросила она. – Либо к ней, либо дома. О, либо можно сначала съездить в полицию, а потом ты сопроводишь их в великом походе по магазинам. Но без меня.

– Ладно, ладно, я понял, – поморщился я. – Но твоя цукумогами точно им ничего не сделает?

– Разве что впарит ненужный товар, – услышал я хмык Хирано. – Но тут уж извини, за всё надо платить.

– Понятненько, – вздохнул я. – Ладно, договорились. Встречаемся завтра с утра.

На следующий день, закинув поутру моих дам к Мику, – которая буквально светилась от предвкушения… прибыли, я так понимаю, – мы отправились в кафешку в центре города. Именно там была назначена встреча со знакомым мне капитаном полиции. К моменту нашего приезда Мацусита Момота уже ждал в кафе.

– Аматэру-сан, – встал он из-за стола и поклонился. – Хирано-сан. Рад вас видеть.

– Вы уж извините, что отвлекаем от работы, – произнёс я, присаживаясь за стол.

– Брось, – произнесла Хирано, садясь рядом со мной. – Общение с важными жителями города тоже его работа.

– Не обращайте внимания на эту вредную особу, – покачал я головой. – Я благодарен вам, что смогли уделить мне время.

– Не стоит, Аматэру-сан, – произнёс он, покосившись на Хирано. – Госпожа Хирано во многом права.

– Как скажете, – улыбнулся я вежливо.

Спорить по этому поводу я не стал. В конце концов, это для меня она всего лишь помощник, а ему с ней, возможно, ещё не один век в одном городе жить. И если он хочет слегка прогнуться перед могущественной кицунэ – флаг ему в руки. Не моё дело.

– Итак, Аматэру-сан, – изобразил он внимание. – Чем я могу вам помочь?

– Нам нужна нянька для трёх девиц, – влезла Хирано.

– Что, простите? – не понял Мацусита.

– Нам нужна…

– Хирано-сан, – прервал я её. – Ну в самом деле, что вы, как ребёнок. Кто тут ещё малолетняя девица, непонятно. Дело в том, Мацусита-сан, что мне нужен сопровождающий для Атарашики-сан, моей жены и невесты моего воспитанника. Они сейчас… как бы это выразиться…

– Устроили масштабный шопинг, – опять влезла Хирано, но на этот раз я не стал ей ничего говорить.

– Как-то так, Мацусита-сан, – развёл я руками. – Женщины, шопинг, магические товары. Проблема в том, что я не могу… Да что уж там, мне не хочется таскаться вместе с ними по магазинам, но и просто оставить их я не могу. Поэтому нам и нужен сопровождающий для них. Кто-то, кто хорошо знает город и, желательно, разбирается в местных товарах. Я, конечно, не бедный человек, но переплачивать просто так мне не очень хочется.

– И желательно, – вставила Хирано, – чтобы это была женщина.

– Почему? – посмотрел я на неё.

– У женщин нервы крепче, – пожала она плечами.

– Ну да, по тебе видно, – добавил я иронию в голос.

– Я могу себе позволить быть вредной и нетерпеливой, – вздёрнула она нос. – Ибо я великолепна.

– Божечки… – пробормотал я, покачав головой. – Что скажете, Мацусита-сан, есть у вас на примете нужный человек? То есть – ёкай.

Переведя слегка удивлённый взгляд с Хирано на меня, капитан пару раз моргнул.

– Ваш вопрос, на самом деле, довольно легко решается, – произнёс он. – Фудзикава Асами, из небольшой стаи инугами. Она работает гидом и очень хорошо знает город. Как магическую его сторону, так и обычную.

– Инугами? – взлетели брови Хирано. – Гид? Серьёзно?

– А что не так? – посмотрел я на неё.

– Инугами, это… – не смогла она с ходу подобрать слова. – Это наёмники. В боевом плане наёмники. Защита, нападение – вот их специализация. Но – гид? Почему сразу не официантка?

– Честно говоря, я тоже этого не понимаю, – произнёс Мацусита. – У них в стае всего пять членов. Двое работают в полиции, двое служат в армии, а Асами решила стать гидом.

– Ну и ну… – покачала головой Хирано.

– Не понимаю, в чём проблема, – сказал я.

– Да нет никакой проблемы, – пожала плечами Хирано. – Просто забавный факт.

– Инугами тысячелетиями продавали свою силу, – произнёс Мацусита. – Мы просто привыкли считать их наёмниками, а тут такое.

– И что, они все поголовно были наёмниками? Наверняка ведь и чем-то другим занимались, – заметил я.

– Уверена, что так и есть, – кивнула Хирано. – Просто лично я с таким не встречалась.

– Все известные мне инугами либо состоят в наёмных отрядах, либо служат в армии и полиции, либо работают в своих собственных охранных фирмах.

– И что, их может нанять кто угодно? – уточнил я осторожно.

– Так и есть, – подтвердил Мацусита. – Если они свободны в данный момент.

– Хм… – задумался я.

– Если ты думаешь их нанять, то не советую, – произнесла Хирано.

– Почему? – спросил я.

– Бессмысленно, – ответила она, провожая взглядом официантку. – Они не настолько сильны, как ты думаешь. У тебя и своих бойцов хватает. Ещё пара десятков условных «ветеранов» погоды не сделает.

– Справедливости ради, – заметил Мацусита, – среди них есть и бойцы уровня «учителя». Да и «мастера» иногда попадаются, но сейчас таких вроде нет.

– Ой, да ладно, – махнула рукой Хирано. – Будем честны – инугами слабаки. Да, при определённых условиях они могут стать теми ещё монстрами, но где они сейчас такого хозяина найдут?

– В смысле? – не понял я. – При чём тут их хозяин? Официантка! – махнул я рукой. – Заказывай уже, хватит на них голодными глазами смотреть.

– Что б ты понимал в голоде, – проворчала она, но заказ сделала.

Заказала, правда, всего лишь кофе и салатик. Похоже, фигуру блюдут не только человеческие женщины.

– Так что там с инугами? – спросил я, когда официантка пошла выполнять заказ.

– Они очень необычные ёкаи, – произнесла Хирано. – Рождённые, но при этом с очень сильной духовной составляющей. Причём – необычной составляющей. Данный факт накладывает на них некоторые ограничения, такие, как, например, сила. Инугами, как я и говорила, в целом очень средние бойцы, но если у них будет… м-м-м… соответствующий хозяин, то они могут сравниться по силе с девятихвостыми кицунэ. А то и сильнее стать. Но найти такого хозяина… – покачала она головой.

– Дело в том, – после небольшой паузы продолжил Мацусита, – что инугами способны получать силу от того, с кем они связаны. Причём никто, кроме самих инугами, разве что, не знает механизма передачи сил. И что это за силы. Нам известно только то, что это не просто магическая энергия или тот же бахир, это что-то… – замолчал он.

– Там ближе к механизму божественной силы, – продолжила за него Хирано. – То есть им идёт не сила как таковая, а, скорее, усиление от хозяина. Боги вон тоже получают свои силы от банальной веры. Как именно человеческое чувство может усиливать энергетическое существо я не представляю, но факт есть факт. То же самое и с инугами. Боги их знает, какие условия нужно соблюсти, но, если у них будет правильный хозяин, то собачки вполне способны превратиться в псов войны. Известен случай, когда один инугами служил божеству, причём не самому сильному, и умудрился стать настолько могущественным, что его в какой-то момент самого стали называть богом.

– Правда, такое было всего один раз, – уточнил Мацусита. – Хотя богам служил не только тот инугами.

На некоторое время нам пришлось замолчать, так как вернулась официантка с заказом. А вот когда она ушла, Хирано заговорила вновь.

– Парочка инугами, кстати, и у Аматэру была, – сообщила она, перемешав палочками салат. – Лет этак… Давненько, в общем. И насколько я знаю, какими-то выдающимися силами они не обладали.

– Аматэру-сан – ведьмак, – заметил Мацусита, после чего допил свой кофе. – Возможно, это как-то повлияет.

– Не, – ответила Хирано, закинув помидорку в рот. – Ведьмаки на такое не способны. Они, скажем так, вещь в себе, и усиливать других не могут. Как, собственно, и сами – усиливаться от чего-то стороннего.

Ну блин… Да и ладно, не очень-то и хотелось.

В итоге я принял решение навестить Фудзикаву Асами. Если Мацусита прав, – а не верить ему повода нет, – то эта инугами действительно идеальный вариант, на который можно скинуть Атарашики и Ко. Подумывал ещё посетить охранное агентство, принадлежащее инугами, но тут уже Хирано права – не нужны мне посредственные бойцы. Даже не так. Любопытство и интерес – не повод тратить деньги на бойцов, которые по силе равны моим и которые при этом работают по контракту. Нет в этом смысла. Сражаться с представителями магической стороны мира? Так они слабы против моих врагов. Да и по словам Хирано, бахир отлично противостоит ёкаям. Тут, конечно, от личной силы сражающихся многое зависит, но в целом, если на меня нападёт толпа ёкаев, с ними и моя охрана справится. При прочих равных, конечно. Тот же Байхо порвёт всех, но против воина уровня «виртуоз» вообще мало кто может выйти.

В общем, от идеи нанять отряд инугами я отказался. Да, пришлось немного побороться с ребёнком внутри себя, который кричал «хочу», но практичный взрослый во мне всё-таки победил. Ну а вечером домой вернулись мои дамы и с горящими глазами, – причём, не только Норико с Эрной, но и Атарашики, – прибежали ко мне хвастаться своими покупками.

Блин… Полмиллиарда йен. Пятьдесят миллионов рублей. И это только второй день. Господи, женщины… Может, к чёрту инугами и просто в Токио их отправить? Я ж так разорюсь.

– Си-и-индзи-и-и… – нежно обняла меня Норико, когда они наконец закончили хвастаться своими приобретениями. – Ты самый, самый лучший муж на свете.

Ну… Да и ладно. Зачем тогда вообще деньги зарабатывать, если никуда их не тратить?

Глава 10

За Фудзикавой Асами мы с Хирано отправились на следующее утро. Провожать женщин до магазина Мику я на этот раз не стал. В конце-то концов, уж в известное им место они и сами могут съездить. Тем не менее Норико всё равно хотела поехать со мной, но так как в этот день у меня ещё намечались визиты в другие места, напрягать беременную жену, ну или отвозить её потом обратно в поместье, мне не хотелось, так что пришлось потратить пятнадцать минут на уговоры. Нет, сначала я пытался действовать с помощью логики, но Норико в самый неподходящий момент врубила режим беременной неадекватки. Так что всё свелось именно к уговорам остаться дома. Точнее, присоединиться к Атарашики с Эрной – дома-то они точно сидеть не будут.

Офис туристического агентства «Бамбуковый путь» находился на втором этаже небольшого пятиэтажного офисного здания, где помимо самого турагентства обосновались ещё несколько фирм. На первом этаже здания расположился пост охраны с турникетами, и когда мы туда прибыли, выяснилось, что внутрь можно пройти только по записи. Лицо охранника, который нам это говорил, надо было видеть. Узнал он меня сразу, а потом я ещё и представился, что привело его в некоторое воодушевление, но после того, как выяснилось, что мы не записаны на приём… Выглядел он так, будто на него в одночасье свалилась ответственность за весь мир, при этом он совершенно не понимал, что делать.

– Да просто позвони им, – кивнула Хирано на телефон, стоящий в его будке, – и скажи, что пришёл Аматэру. Сомневаюсь, что его пошлют куда подальше.

В общем-то, именно это охранник и должен был сделать, но моя фамилия выбила его из колеи. В итоге нас, естественно, пропустили, а у самого входа на второй этаж – лифта в здании не было – нас уже ждало три человека. Двое мужчин и чуть в стороне – девушка, которую почти сразу отправили за кофе. Уж не знаю, кем были мужчины, то ли владельцами турагентства, то ли топ-менеджерами, не уточнял, но мне они не понравились – слишком много лебезили. Так что, быстро пояснив, зачем я пришёл, уселся вместе с Хирано на диванчик и стал ждать, когда подойдёт Фудзикава, за которой метнулась всё та же девушка, что принесла нам кофе. Последний, к слову, Хирано лишь понюхала и поставила обратно на поднос не успевшей уйти девицы. Ждать долго не пришлось, благо Фудзикава находилась на рабочем месте, а не с клиентами в городе. Вырулив из соседнего помещения, инугами буквально споткнулась, стоило ей только увидеть нас. Точнее, Хирано. Про меня-то ей точно сказали. Заминка не затянулась, и уже через секунду она продолжила движение в нашу сторону.

– Аматэру-сама, Хатсуми-сама, – поклонилась она.

Стульев рядом не было, так что ей пришлось просто стоять напротив нас. Причём стояла она по стойке смирно. И первое, что привлекло моё внимание в Фудзикаве, это её волосы. Точнее, их длина. Даже в этом патриархальном мире, где девушки редко носят короткую шевелюру, не так-то просто найти девушку с волосами до колен. Очень длинный хвост пушистых волос. Даже представлять не хочу, насколько сложно за ними ухаживать. Помимо каштанового цвета волос Фудзикава была обладательницей карих глаз и мальчишечьей фигуры, строгий деловой костюм лишь подчёркивал отсутствие груди. Точнее, очень малый её размер. Плюс не очень большой рост. В целом создавалось впечатление, что она боевитая пацанка, которую жизнь заставила надеть костюм и пойти работать.

– Здравствуй, Фудзикава-кун, – кивнул я, в то время как Хирано продолжала изображать полнейший пофигизм.

А может, и не изображать. В любом случае, Фудзикаву она проигнорировала.

– Чем я могу вам помочь, Аматэру-сама? – спросила та после небольшой паузы.

– Хм, – осмотрелся я. Пожалуй, здесь будет слегка неудобно разговаривать. Мы даже не в отдельном помещении находились, а просто в углу общего офиса. – У вас тут не найдётся места, где мы могли бы поговорить приватно?

Задумавшись на пару секунд, Фудзикава кивнула.

– Конечно, Аматэру-сама, прошу, – произнесла она, указав рукой в сторону двери, из которой только что вышла.

Сама дверь вела в коридор, вдоль которого по правой стороне были другие двери, вот рядом с одной из них мы и остановились. Зайдя внутрь, Фудзикава сначала приложила палец к губам, а потом указала на выход мужичку, что сидел за столом. Тот сначала набрал в грудь воздуха для ответа, но, увидев нас, вскочил и молча убежал.

– Миленько, – произнесла Хирано, окинув взглядом кабинет.

Хотя лучше сказать – каморку. В небольшом помещении с голыми стенами были лишь стол и три стула.

– Прошу прощения, Хатсуми-сан, – произнесла Фудзикава. – Наше агентство не очень богато.

– Это неважно, – произнёс я, садясь на один из свободных стульев. – Мы здесь по делу, и внешний вид офиса лично мне не интересен.

– Вот только зачем я здесь – непонятно, – вздохнула Хирано, садясь на второй стул.

Фудзикава же осталась стоять напротив нас.

– Ну так и сидела бы в машине, – поморщился я.

– Скучно, – фыркнула она.

Женщины. Здесь ей скучно, там ей скучно, вот и что она до меня донести хочет?

– Ладно, – удержал я вздох. – Закидоны кицунэ сейчас не важны…

– Очень даже важны! – возмутилась Хирано.

– Пусть так, – покосился я на неё. – Но пришли мы сюда по другому поводу… Что?

В этот момент, обе женщины, практически одновременно подняли свои звериные уши, а Фудзикава ещё и взгляд нам за спину перевела.

– Ходят тут всякие, – произнесла Хирано, взмахнув рукой. – Можешь говорить свободно.

Купол тишины поставила. Обычно она так делает в людных местах типа кафе, но, видимо, тут слишком уж тонкие стены.

– Спасибо, – кивнул я, после чего перевёл взгляд на инугами: – Итак. Я искал тебя, Фудзикава-кун, дабы предложить работу. По твоему нынешнему профилю. То есть мне нужна нянька для трёх великовозрастных девиц, которые приехали в город, чтобы пройтись по магазинам. По магическим магазинам. Эту сторону города они не знают, и им определённо нужен гид, который не только всё расскажет, но и присмотрит, чтобы ушлые торговцы не облапошили их с ценами. Что скажешь?

– А можно уточнить, кто именно эти девицы? – спросила она осторожно.

– Моя жена, невеста наследника и Старейшина Рода, – ответил я.

– М-м-м… – уехал её взгляд куда-то в сторону. – Я в вашем распоряжении…

И вроде бы согласилась, но таким тоном, что сразу становится ясно её истинное отношение к подобному раскладу. Уж не знаю, моя фамилия заставляет её согласиться или сидящая рядом Хирано, но будь её воля, она бы точно отсюда сбежала.

– Фудзикава-тян, – перешёл я на менее официальный, даже где-то фамильярный тон. – Я вижу, что ты не хочешь соглашаться, и не собираюсь на тебя давить. Нет и нет. Но хотелось бы выслушать причины почему так. Говори как есть, я не собираюсь злиться из-за такой ерунды.

– Просто… – начала она неуверенно. – Аристократы… Я не имею ничего против аристократов! Просто… М-м-м… Мне ведь действительно придётся стать нянькой, при этом и слова нельзя сказать против. А что это такое? А что там находится? А почему туда нельзя идти? Скала? А давайте прыгнем. Я в целом не люблю работать с аристократами, благо они редко прибегают к услугам нашего агентства, но Аматэру… Я безмерно вас уважаю, но чем старше Род, тем безбашенней его члены. Очень часто в ответ на «нет» и «нельзя» аристократы действуют строго наоборот. Где-то – гордость, где-то – самомнение. Вы хотите, чтобы я присмотрела за торговцами, дабы моих подопечных не облапошили, но это ведь будет почти нереально сделать. Аристократы из принципа купят то, что дороже, просто чтобы выделиться. А я… А что я? Я и сделать-то ничего не смогу. Зато как мне потом перед вами отчитываться?

В её словах есть резон. За Атарашики и Эрну не скажу, а вот Норико, например, вполне может купить что-то ненужное и очень дорогое просто потому, что оно редкое и ни у кого такого больше нет.

– Если тебя волнует только это, то можешь расслабиться, – махнул я рукой. – Твоя задача будет состоять в том, чтобы предупредить, а уж если мои дамы тебя не послушают и сглупят, разбираться с ними буду уже я. Для меня главное – их безопасность. Остальное вторично. Просто помогай, рассказывай, предупреждай. Ну а если углядишь что-то опасное, говори Атарашики или главе охраны. Да, будет непросто, ну так я и не прошу тебя помогать мне просто так. Найм предполагает плату, а плачу я щедро.

– Но можно же найти кого-нибудь другого, – произнесла она жалостливо.

– Можно, но тебя мне посоветовал Мацусита Момота, а его выбору я доверяю.

Относительно. Насколько я вообще могу доверять. Во всяком случае, с Хирано он мне помог.

Ещё немного помявшись, Фудзикава произнесла:

– Десять тысяч в день. Обычно я получаю две с половиной, но в вашем случае на меньшее я не согласна.

Полагаю, она говорит про йены.

– Двадцать пять тысяч йен за каждый день работы, – предложил я. – Думаю, это достойная плата за твои труды.

От озвученной цифры у Фудзикавы аж уши торчком встали.

– Согласна! – произнесла она быстро. – За такие деньги – любой ваш каприз.

А ведь для меня двадцать пять тысяч йен – это копейки. Как же далёк я стал от народа!

* * *
– Добро пожа-а-аловать…

Именно так нас встретила стоящая за прилавком Руми, дочь кузнеца, в чей магазин мы и зашли. Сначала радостно, но стоило только увидеть, кто вошёл вслед за мной – холодно.

– Добрый день, Руми-сан, – поздоровался я.

– Добрый, Аматэру-сан, – улыбнулась она мне, после чего её взгляд перешёл на Хирано, а улыбка медленно ушла. – Хатсуми-сан.

– Всё не можешь простить мне той порки? – спросила Хирано, осматривая прилавки магазинчика. – Какая неблагодарная девчонка.

– Что было, то прошло, – улыбнулась Руми через силу, бросив на меня быстрый взгляд.

Сдаётся мне, кое-кто не хочет, чтобы я узнал некую интересную информацию.

– Что за порка? – спросил я, переводя взгляд с Хирано на Руми.

Ну и глупо улыбался. Типа я дурачок, который не понимает контекста.

– Ничего такого, Аматэ… – начала Руми.

– Девочка посчитала, что её клан круче моего, – прервала её Хирано. – Да и клана у меня как такового уже нет. Пришлось вбивать в неё вежливость через задницу. Дети иначе не понимают.

– Это было тридцать лет назад, – процедила Руми.

– И что? – посмотрела на неё Хирано. – Думаешь, тридцать лет назад ты была уже взрослой?

– Нет, – отрезала Руми, отвернувшись.

– Если совсем просто, – пояснила Хирано, – то либо она была ребёнком, либо мне пришлось бы уничтожить их клан. Потому я и говорю про неблагодарность.

Как тут всё сурово. Прям как у нас, у людей.

– Могли бы просто избить, – проворчала Руми.

– Детей не бью, – отмахнулась Хирано. – Где твой горе-папаша?

– У себя, – ответила коротко Руми.

– А почему «горе»? – спросил я.

– М-м-м… – простонала Руми.

– Потому что родители отвечают за детей, – ответила Хирано, направляясь к двери, которая вела в кузню. – Пришлось и его пороть.

Да ну нафиг… Стоп, так старику же за четыре сотни лет, у него же шесть хвостов! Как так-то? То есть получается, что у Хирано как минимум столько же? Да не, вряд ли, скорее больше. Вряд ли все девять, но как минимум семь. Возможно восемь, но… именно что возможно. Вряд ли бы она шугалась якшини с восемью-то хвостами.

В кузню Хирано спустилась первой, но, чуть отойдя в сторону от двери, просто молча смотрела на старика, который в этот момент долбил молотом очередную металлическую чушку. К нам он стоял полубоком и вошедших гостей не заметил.

– День добрый, Каруиханма-сан, – произнёс я, отвлекая его от работы.

Повернувшись на голос, Каруиханма тут же зацепился взглядом за Хирано и лишь через три секунды обратил внимание на меня.

– Добрый… Аматэру-сан, – произнёс он ровным голосом. – Хатсуми-сан. Вам тоже не болеть. Что привело вас в мою скромную обитель?

– Я с ним, – мотнула она головой в мою сторону.

– Ага… Ясно… Аматэру-сан? – посмотрел он на меня. Впрочем, нет-нет, да и бросал взгляд на Хирано. – Пришли заказать меч?

– Сначала хочу извиниться, что мы ворвались к вам вот так, без предупреждения, – изобразил я лёгкий поклон. – И нет, я тут по вопросу уже имеющегося у меня меча.

– Не стоит извиняться, Аматэру-сан, – вздохнул он. – Наверняка во всём виновата эта особа.

– Ты забыл добавить – ослепительная, – вставила Хирано.

– Ослепительная, что аж смотреть больно, – поморщился он.

– Так ты и не смотри, – улыбнулась она холодно. – Глазки в пол и восхищайся молча.

Вот же стервозная баба.

– Ну и стерва же вы, Хатсуми-сан, – сквозь зубы озвучил мои мысли Каруиханма.

– А ты, я смотрю, любишь озвучивать очевидные факты, – произнесла она насмешливо.

– Хатсуми-сан, – потёр я лоб.

– М-м-м? – посмотрела она на меня.

– Не могли бы вы подождать меня снаружи? – попросил я её.

– Ты прогоняешь меня? – взлетели её брови.

– Вы слишком восхитительны для таких мужланов, как мы с Каруиханмой-саном, – произнёс я. – Мы даже поговорить нормально не сможем – будем постоянно отвлекаться на ваше великолепие.

– Ты прогоняешь меня, – склонила она голову набок. – Как невежливо.

Жаль, я надеялся, что она примет игру и свалит отсюда с сохранением своего достоинства.

– Мы пришли сюда для разговора, а вы лишь нагнетаете обстановку, – ответил я уже серьёзно.

– Это наше с ним личное дело, Аматэру-кун, не вмешивайся, – произнесла она холодно.

– Личное? В моём присутствии? Когда я решаю свои дела? – приподнял я бровь. – Глазки в пол, Хирано-сан, и на выход.

– Ты забываешься, мальчик, – нахмурилась она.

Яки? Серьёзно? Я думал она лучше себя контролирует. Ладно я, но – старая опытная лисица?

– Давайте вы успокоитесь, ну или хотя бы в другом месте будете свои склоки устраивать, – произнёс напряжённый Каруиханма.

Глянув в его сторону, отметил, что для него яки Хирано, похоже, действительно проблема. Тяжёлое дыхание и вздувшиеся вены – явный признак серьёзного напряжения.

– Это очень глупая причина для ссоры, Хирано-сан, – сказал я, доставая из подпространства свой меч. – Но если вы так хотите, я готов разорвать наше соглашение.

Как-то всё резко и неожиданно получилось. Но и не отреагировать я не мог. Мы сюда пришли по моему делу, а не для того, чтобы она потешила своё самолюбие, тираня кузнеца. Это, конечно, не плевок в мою сторону был, но явное пренебрежение. Не могу я спустить ей такое с рук. Да, в общем-то, никому не могу. Даже будь на её месте Атарашики или Норико, я бы вмешался, а уж тем более она. Тут я и в глазах кузнеца очки теряю, и в её тоже. Если подумать, Хирано частенько пробует меня на прочность, но сегодня она немного перегнула палку. Личное – это личное. Дела – это дела. А уж если это мои дела, то своё личное она могла бы и придержать.

Сверлила взглядом она меня семь секунд. Чуть больше семи секунд. После чего закатила глаза и тяжко вздохнула.

– Дети, – покачала она головой. – На будущее, Аматэру-кун, не стоит бросать вызов тому, чью силу ты можешь только представлять. Ладно, развлекайтесь тут.

И развернувшись пошла на выход.

– Ох и рисковали же вы, Аматэру-сан, – произнёс Каруиханма, усаживаясь на единственный стул в кузне. – Хатсуми вполне могла и напасть. Старуха тот ещё отморозок. А после смерти дочери у неё ещё чаще тормоза слетать стали.

– Но вашу дочь-то она не убила, – заметил я. – По словам Хирано-сан, она действительно провинилась.

– Молодая дурёха, – вздохнул Каруиханма. – Я и сам не знаю, почему Хатсуми её пощадила. Может, как раз для того, чтобы издеваться над нами… Не знаю.

– Так может, не такая она и отмороженная? – хмыкнул я.

Кинув на меня взгляд, Каруиханма покачал головой.

– Вы её просто не знаете, Аматэру-сан, – произнёс он. – Я не говорю, что она злодейка или чудовище, просто она очень часто взрывается из-за какой-нибудь ерунды. Вы, например, знали, что она в своё время управляла Императорской библиотекой?

– Да, – ответил я. – Хирано рассказывала.

– Ну вот, – хмыкнул он. – А почему она ушла оттуда, вы в курсе?

– Нет, – заинтересовался я. – И в чём причина?

– Хатсуми что-то не поделила с племянником сёгуна, – ответил Каруиханма мрачно. – В итоге вместо того, чтобы просто убить его, она схватила парня и вместе с ним пробилась в главное поместье его Рода, после чего сожгла бедолагу на глазах его отца. Возможно, причина её гнева и была… достаточной для убийства, но не таким же способом. С тех пор она недолюбливает Токугава. Про Битву Большого Водоворота слышали?

Кто ж в Японии про неё не слышал?

– Изучал в школе, – ответил я.

– Ну да… – перевёл он взгляд на наковальню. – Две недели пять армий кружили вокруг Фудзи, обмениваясь ударами. Догадайтесь, где в это время была Хатсуми. Эта чокнутая старуха нацепила личину мужчины и вместе с императорской армией воевала против сил Токугава. Не умеет она обиды забывать. Она и в университет-то устроилась, потому что поссорилась с профессором из Коти. В итоге её ученики вот уже восемнадцать лет смешивают с грязью учеников того профессора. Абсолютные чемпионы всех олимпиад, где участвуют воспитанники того бедолаги. А что она устроила на собрании Старейшин Токусимы полвека назад… – покачал он головой. – Крайне вспыльчивая и мстительная особа. И, благодаря моей глупой дочурке, наша семья попала в её чёрный список.

– Интересная у неё жизнь, – хмыкнул я весело. Понимаю, что Каруиханме не до хиханек-хаханек, но забавно ведь. – Признаться, я всё это время воспринимал её как какую-то отшельницу, закопавшуюся в горы книг.

– Так это как раз и вызывает диссонанс! – воскликнул Каруиханма. – Она действительно такая. Сидит себе годами где-то там, ни слуху ни духу, а потом – бац! – несколько лет разговоров о том, что она отчебучила на этот раз. Признаться, Аматэру-сан, – произнёс он с очередным тяжким вздохом, – очень многие скрестили пальцы, когда узнали, что она последовала за вами.

– Не понял, – нахмурился я. – Это вы о чём сейчас?

– А, ну да, вы ж не в курсе, – бросил он на меня взгляд, после чего перевёл его на горн. – Хирано Хатсуми из клана Серебряной поступи, а лисицы из этого клана известны тем, что… скажем так, падки на силу. Стервозные дамочки буквально преображались после того, как находили своего избранника. Точнее, если этот избранник сильней их. Шёлковыми прям становились…

– Прямо как женщины Гангоку, – произнёс я задумчиво.

– Ну да, – откликнулся на это Каруиханма. – Мужчин Гангоку Хатсуми, кстати, тоже не любит и демонстративно презирает.

– А эти-то что ей сделали? – удивился я.

Ответил Каруиханма не сразу, а после пары секунд разглядывания моей персоны.

– Они не защитили её дочь, – произнёс он наконец.

– Так, стоп, – поднял я руку. – Так дочь Хирано – та самая легендарная кицунэ, которую выдали за главу Рода Гангоку?

– Я бы не сказал, что именно выдали, – пожал он плечами. – Но да – та самая. На тот момент от всего клана Серебряной поступи только Хатсуми с дочерью и остались, так что старуха просто дала добро на выбор дочери.

Офигеть просто… Получается, Хирано предок Кагами? Бывает же такое. Хм, погодите-ка…

– Получается, вы надеялись, что Хирано влюбится в меня? – скривил я скептическую мину. – Старая, опытная и несомненно мудрая кицунэ западёт на сосунка вроде меня?

– А на кого нам ещё рассчитывать? – хмыкнул Каруиханма. – Вы ведьмак, Аматэру, не урод. Шансы были. И я не про любовь говорю, а про силу. Будь вы сильнее, и она сама бы за вами бегала. Вы бы её одним взглядом могли осаживать. Эх… Не сложилось.

– А мне это зачем? – приподнял я бровь.

– А что, вы бы отказались от могущественной кицунэ, бегающей за вами хвостиком? – спросил он иронично. – При этом никаких обязательств. Просто принимаете её в семью и получаете максимально надёжного партнёра.

Звучит интересно, но я не верю, что всё так просто.

– Неважно это всё, – пожал я плечами. – Хирано как-то раз говорила, что мне лет сто до того момента, когда она просто посмотрит на меня как на мужчину.

– Всего сто лет? – почему-то воспрял Каруиханма. – Хех, сто лет-то можно и потерпеть.

– Вы губу-то особо не раскатывайте, Каруиханма-сан, – усмехнулся я. – Далеко не факт, что через сто лет она мне будет нужна.

– Ну… Надежда умирает последней, – пожал он плечами. – Ладно, давайте вернёмся к вашему делу.

– Давайте, – кивнул я. – Собственно, мне хотелось бы узнать, какие свойства имеет мой меч. Вы ведь его делали, должны знать.

– Конечно, знаю, – согласился он. – Ваша катана обладает рядом стандартных свойств. Острота, самозаточка, повышенная выносливость металла, неприятие чужих рук, пока вы живы, и предпочтение членов вашего Рода после смерти. Ну а самое главное, и это уже далеко не стандарт – Воодушевление.

– И что это? – спросил я, сдержав раздражение, так как Каруиханма взял паузу, которых я так не люблю.

– Это означает, – пояснил Каруиханма, – что когда катана в ваших руках, даже просто рядом, достаточно произнести небольшую речь, пусть даже не очень удачную, и ваши люди пойдут за вами хоть в ад. Эффект, естественно, временный. Добиться подобного было непросто, современные артефакторы на это не способны, так что пришлось идти к жрецам, но результат, как говорится, налицо.

Теперь понятно, почему меня так плющило в тот день. Так я ещё и речь произнёс, разжигая эмоции топы. Весьма опасную штуку мне подарили.

– Воистину княжеский подарок, – произнёс я тихо.

– По полезности на уровне Коюби, – заметил Каруиханма. – Свойства у мечей разные, сравнивать их сложно, но я оцениваю их как равнозначные артефакты.

Массовый бафф на воодушевление. Пара слов – и передо мной толпа фанатиков.

– Что ж, – произнёс я, глядя на Каруиханму. – Я могу лишь в очередной раз поблагодарить за столь ценный дар. Вы определённо превзошли моё понимание нормальности.

– Забавная у вас похвала, – усмехнулся он. – В таком случае, будем надеяться, что это только начало, и мы сможем посрамить своими действиями былые свершения.

* * *
Хирано дулась. Ей богу, как маленький ребёнок надувала щёки и отворачивалась. И вот как мне на это реагировать? Понятно, что надо урегулировать конфликт и вновь наладить отношения, но как? Старая могущественная кицунэ, ведущая себя как человеческий ребёнок. Чего она от меня ждёт?

– Думаю, завтра можно будет вернуться в Токио, – произнёс я по пути в поместье.

– Пф, – ответила она, повернувшись к окну машины.

Надо налаживать отношения. Не хочу попасть в чёрный список древней лисицы. Не нападёт, так иначе как-нибудь подгадит. Это сейчас у нас общая цель, а потом? Древнего мы, смею надеяться, прикончим, после чего у неё будут развязаны руки.

– Да ладно вам, Хирано-сан, – добавил я в голос просительных ноток. – Ну как ещё я мог отреагировать? Это ведь вы со мной пришли, а не наоборот.

– Я не из тех, кто любит пожёстче, мог бы и нежнее действовать, – произнесла она раздражённо.

– Поначалу я был нежен, – ответил я.

– Ты решил меня прогнать, – повернулась она ко мне. – Будто я какая-то шавка!

– Будет вам, Хирано-сан, – произнёс я устало. – Не так всё было, прошу, не передёргивайте.

– Я что, по-твоему, мелкая лисичка, чтобы вышвыривать меня за дверь? – не сдавалась она. – Ты хоть представляешь, чего мне стоило не сорваться? Мелкий смертный сосунок указывает мне на дверь – это вообще ни в какие ворота не лезет!

– Хирано-сан… – потёр я лоб.

– Да я в молодости и за меньшее в пепел превращала, а тут такое! – вещала она возмущённо.

– А я за подобное вашему поведение выпорол бы, – произнёс я. – И что мне теперь, ремень доставать? Бросьте, Хирано-сан, у каждого своя правда, и надо учиться взаимодействию и пониманию, а не нагнетать обстановку. Ну хотите, мы устроим спарринг, где вы попробуете накостылять мне?

– Попробую? – взлетели её брови. – Да я тебя убить могу случайно, настолько ты слаб, о каких спаррингах тут может идти речь?

Мне вот интересно, она специально постоянно упоминает мою силу, или это её обычный стиль общения? Может, разок поддаться на провокацию? Посмотреть, чего она добивается? Да не, ерунда, лично мне это ничего не даст. Лучше сам пойду в атаку.

– Хм, – потёр я подбородок, изображая задумчивость. – А ведь если подумать, вы очень опытная и умная женщина, Хатсуми-сан, получается, все ваши действия – это целенаправленные провокации. Не очень хорошая позиция для союзника.

Даже если она подозревает, что я всё это не серьёзно говорю, ответить ей придётся. Причём именно ответить, а не отшутиться или промолчать. Просто потому что в ином случае я и правда могу стать серьёзным.

– А вот теперь уже ты передёргиваешь, – нахмурилась она. – С какой стати мне тебя провоцировать? Мне нужны нормальные отношения с тобой.

Как конфетку у ребёнка отобрать. Теперь уже она в позиции защищающейся.

– Может, вы таким образом хотите донести до меня, чтобы я становился сильным? Или это ваше лисье естество? А может, вы подготавливаете почву для будущей атаки? Повод, чтобы остальные ёкаи на вас не вызверились. Или что? – повернул я голову в её сторону. – Не верю, что вы настолько глупы.

– По-моему, ты раздуваешь из мухи слона, – произнесла она хмуро. – У меня нет и не было планов вредить тебе. И твоему Роду. Просто характер у меня такой.

Не врёт. Но это так… Чувство лжи я врубил чисто из личной паранойи. Я ей и так верил, но мало ли… Ладно, пора спускать тему на тормозах.

– Стервозный, – хмыкнул я.

– Ну да, и что?! – произнесла она, чуть повысив голос. – У тебя вообще глаза есть? Рядом с тобой сидит девушка неземной красоты, а стервозность – это просто защитная реакция. Иначе меня постоянно пытались бы прибрать к рукам всякие разные… Такие как ты, например.

– Так я до сих пор хочу, – улыбнулся я.

– Ну так ты и не ощущал на себе мой характер, – хмыкнула она. – Так… отголоски.

А ведь если подумать, она права. Меня она никогда не тиранила. Разве что в начале нашего знакомства, да и то не сильно.

– Намёк понял, буду стараться лучше, – произнёс я, покосившись на Хирано.

– Что? – чуть ли не подавилась она словом. – Подрасти в силе сначала, малыш!

Хотя мой рост она упоминает достаточно часто. Наверное, увидела, как мы шутим на этот счёт с Атарашики, вот и пытается поддеть, не понимая, что для меня, как и для Атарашики, это действительно всего лишь шутка. Или понимает. Учитывать надо всё.

– Нам определённо надо будет как-нибудь спарринг устроить, – покачал я головой.

* * *
На следующий день, точнее, на следующее утро, Фудзикава Асами стояла у ворот поместья. Стояла по стойке смирно. Во всяком случае, когда я вышел из-за калитки и увидел её. В этот раз она была одета в повседневную одежду – чёрные брюки, лёгкую чёрную куртку и белую футболку. Волосы, как и во время нашего знакомства, она повязала в огромный шикарный хвост.

– Фудзикава-кун, – поприветствовал я её. – Рад вас видеть.

– Приветствую, Аматэру-сама, – отвесила она низкий поклон. – Готова приступать к своим обязанностям.

– Что ж, – осмотрелся я. – Мне известно, что таким как вы неприятно находиться на территории этого поместья, но всё же хочу вас попросить зайти ненадолго. Необходимо нормально познакомить вас с подопечными.

– Я-я-я… – протянула она, косясь на калитку, из которой я вышел. – Аматэру-сама… может…

– Я не настаиваю, – чуть улыбнулся я. – Просто так будет удобнее.

А ещё я хочу посмотреть, изменится ли в ней хоть что-то. А то все говорят, как здорово защищено поместье, а я… Ну да, мне любопытно. Но я ведь и не приказываю ей зайти.

На секунду зажмурившись, Фудзикава кивнула.

– Как пожелаете, Аматэру-сама.

– В таком случае прошу, – указал я на калитку. – Ах да… Фудзикава Асами, будьте моим гостем на сегодня.

Вроде как это ритуальные слова, позволяющие ёкаям войти на территорию поместья.

Перешагивая через порог, Фудзикава старалась держать спокойный и уверенный вид, но было заметно, что именно старалась, на деле была взволнована и где-то даже испугана. Первый шаг по территории поместья с ней ничего не происходило, а уже на второй… Резко остановившись, Фудзикава начала медленно опускаться на землю, но на полпути остановилась и замерла. Спина и колени согнуты, руки разведены в стороны, а пальцы скрючены. Такое впечатление, что она держит невидимый, но очень тяжёлый груз.

– Фудзикава-кун, – произнёс я нахмурившись, – если вам плохо, то давайте лучше вернёмся.

Признаться, не ожидал, что ослабление будет настолько… настолько серьёзным. Девушку реально чуть к земле не прижало.

– Всё… Всё, нормально… Аматэру-сама, – выдавила она из себя разгибаясь. – Просто неожиданно… как-то… Я привыкну. Уже привыкаю.

– Тогда прошу, – произнёс я неуверенно, указывая в сторону, куда идти.

Знакомство женщин с их новой нянькой прошло спокойно. Во всяком случае, не было ничего, о чём стоит упоминать. Гордая и слегка высокомерная Атарашики благожелательно кивнула. Эрна поздоровалась, осматривая с любопытством Фудзикаву. А Норико, как и ожидалось со своим восторженным «у-у-у», навернула пару кругов вокруг бедной инугами. Ну а дальше я сопроводил их до машин, благословил на торговые подвиги и отправился в дом. Сегодня помимо магазинов Атарашики должна заглянуть к местному Целителю от магии и доложить мне о результатах, ну а у меня осталось последнее дело. Скучное, но фамилия обязывает – весь сегодняшний день у меня посвящён Токусиме. Вполне себе официальные посещения больницы, пары детских садов, университета, – того, где Хирано работает, кстати, – храма Аматэрасу и приём у мэра. Приём можно было бы и пропустить, если бы его не организовывали в мою честь. Хитрожопые аристократы…

Рутина, в общем, но рутина обязательная. Да и скажем прямо – это мелочь по сравнению с отношением ко мне токусимцев. Я просто обязан отблагодарить их хотя бы вниманием. Ну а вечером можно и в Токио вернуться. Или с утра. Посмотрим, как приём у мэра пройдёт.

* * *
Настроение с утра у Норико было так себе. А всё из-за мужа, который укатил обратно в Токио. Глядя в окно машины, которая ехала в очередной магазин, точнее, к мастеру-артефактору, у которого не совсем магазин, а, скорее, мастерская, Норико хмурилась. Не сказать, что она прям-таки хотела уехать с Синдзи – просто его отсутствие убивало половину удовольствия от новых покупок. Почему? Да боги его знают. Норико не понимала, отчего, но отсутствие парня, который относительно недавно не вызывал у неё каких-то сильных положительных эмоций, напрягало. Когда Синдзи в «шаговой» доступности, было как-то поспокойнее. Всегда было кому похвастаться готовкой, новым нарядом, очередным редким предметом, купленным на какой-нибудь ярмарке или аукционе. Взломанным сайтом… хотя это уже работа Атарашики с сестрой, но хвастаться ей это не мешало. Позитив. Рядом с ним она всегда ощущала позитив. Как правило, лёгкий, иногда – сильный, но стоило только мужу куда-то уехать, и зона комфорта как будто истончалась. Вот и сейчас она бы с большим удовольствием пошла с Синдзи на приём к Императору, чем в магазин магических побрякушек. Только вот нельзя. Ещё в Токио Синдзи ей объяснил, что для Аматэру это не просто приём у Императора, а, скорее, торговые переговоры, причём с не очень-то и дружественным партнёром. Не могут они показывать, что у них с Императором всё как раньше. Да, прибытие на приём без жены, да и вообще без дамы, – ход, скорее, демонстративный, но именно такой и нужен. Необходимо показать, что Аматэру всё ещё недовольны Императорским Родом. Жаль, что всё так сложилось – Норико не отказалась бы блеснуть на приёме Императора. Показать всем своим подругам и знакомым, насколько она выше их. Насколько выше её муж всех остальных. Увы, этот демонов конфликт спутал немало карт. Сейчас-то она уже давно успокоилась и понимает, что нынешняя ситуация неопасна, не станет Императорский Род вредить Аматэру, ну вот не станет и всё, зато поначалу, когда Синдзи только рассказал, что поссорился с Императором, она действительно нервничала. Сейчас же… Ну да, обидно, что Император прокинул их с кланом, да, на это нужно как-то ответить, но прямо серьёзного конфликта она не боялась. Да и в целом этим делом занимается не абы кто, а её муж, что автоматически означало их победу. Синдзи – он такой… единственный на весь мир.

В очередной раз вздохнув, Норико повернулась к Фудзикаве, ехавшей сегодня вместе с ней.

– Асами-тян, – произнесла Норико. – Покажи ушки.

Бросив взгляд на подопечную, Фудзикава со вздохом чуть опустила голову и подняла уши, до этого сливающиеся с волосами на голове. Негатива в её чувствах не было, Норико, почему-то была уверена в этом, поэтому спокойно протянула руку и начала гладить ту по голове. Инугами вообще была для неё словно солнцем, выглянувшим из-за туч. Её шикарные волосы, которым Норико даже немного завидовала, её ушки, её милый мальчишечьей вид. Да и вообще – это же инугами! Пусть ненадолго, но у неё есть своя инугами! Эх, жаль, подругам нельзя рассказать! Разве что Мизуки, но – только когда она станет второй женой. Только вот к тому времени данный факт немного потускнеет.

– У-у-у… Какая же ты милаха, Асами-тян, – произнесла Норико, продолжая почёсывать Фудзикаву.

Ну а сама инугами в этот момент продолжала отслеживать окружающее пространство. Чуть наклонив голову, чтобы ребёнку было удобнее гладить её, она постоянно косилась то в окно, то в зеркало заднего вида, то прямо по ходу машины через лобовое стекло. Жена Аматэру-сама её и правда не напрягала, ну, разве что немного, как может напрягать ребёнок, за которым надо присматривать. Да и то… Именно Норико-сама напрягала её меньше всего. Невеста наследника была немного странной, нездешней, что немного сбивало с толку, а Атарашики-сама – это, в каком-то смысле легенда Токусимы. Женщина, которую сильно уважали токусимцы, в том числе и ёкаи. Её было сложно воспринимать как отдельную личность, для жителей города она была скорее живым воплощением Рода Аматэру, выше которого в этом городе были разве что боги. Да и то – не для всех.

В отличие от этих двоих, Норико-сама была обычной. Простой. Ребёнок из знатного Рода, который почему-то сильно тобой восхищается. Да, первая жена главы Рода Аматэру не может быть слишком простой, и Асами всегда об этом помнила, тем не менее с Норико-сама ей было несравненно проще, чем с Атарашики-сама или Эрной-сан. Она даже вздыхала скорее напоказ, в то время как с двумя другими женщинами вообще никаких вздохов себе не позволила бы.

Витая в своих мыслях, Асами не забывала отслеживать обстановку. Поглаживания Норико-сама ей не мешали, не тискает, и ладно. Более того, рука Норико-сама будто вводила её в медитативное состояние. Удивительно, но кажется, ей это даже начинает нравиться. Так, стоп, надо взбодриться. Да, они в Токусиме, где Аматэру ничего не угрожает, но ведь есть ещё и чужаки. Асами очень не хотелось бы предстать перед Аматэру-сама, если с подопечными что-то произойдёт. Проще будет убить себя. В отличие от Атарашики-сама, к которой она испытывала простое, пусть и сильное, уважение, Аматэру-сама был другим. Демоны, да от него такая мощь пёрла, что даже Хирано-сан на его фоне терялась. Во всяком случае, после нескольких минут общения при знакомстве на кицунэ Асами почти не обращала внимания. Интересно, сама Хирано-сан это чувствует? Пусть она кицунэ, и её врождённые чувства силы не сравнимы с чувствами инугами, но что-то Хирано-сан определённо должна ощущать. Наверняка ощущает, иначе вела бы себя в его присутствии по-другому. Стервозность, вспыльчивость, высокомерие, наплевательское отношение к окружающим Хирано Хатсуми хорошо известны в Токусиме. Как и её сила. Не будь последнего, и её давно бы приструнили, а так «Бич Токусимы» живёт и здравствует.

Эх, хотела бы Асами быть такой же сильной, но – не судьба. Сто два года ей уже. Вполне себе серьёзный возраст для инугами, полжизни, можно сказать, прожито, а по силе она примерно на уровне бахирного «ветерана». К концу жизни, может, и получится сражаться на равных с «учителями». Только вот ерунда это всё. В молодости она воевала на фронтах второй мировой и не раз видела действительно огромную мощь. «Учитель» – это неплохо для инугами, но как же мало в масштабах мира. О нет, она не сдалась. Пусть в данный отрезок времени она и подрабатывает гидом, просто чтобы не сидеть на шее у братьев, но про тренировки Асами никогда не забывала – просто решила отдохнуть от охоты за головами. Кто ж знал, что отпуск приведёт её к встрече с ведьмаком… Демоны, да его глазами на неё смотрел сам Мир. Бр-р-р… Сразу вспомнились сказки, которые ей рассказывала мать. Про скромность, самодисциплину и подбор правильного противника, а то случится то, что произошло с Хому-сама. Инугами, что сравнялся силой с богами и в самомнении своём и поиске достойного противника бросил вызов проходившему мимо ведьмаку. Демоны, это ж насколько надо быть высокомерным дебилом, чтобы бросать вызов такому существу? Ей одного взгляда хватило, чтобы чуть на колени не бухнуться. Скажи он в тот момент, что Асами теперь его рабыня, и у неё даже мысли не возникло бы, что это неправильно. Боги, да она даже сейчас не видит в этом ничего плохого. Умом понимает, что быть рабыней – неправильно, но внутреннего неприятия нет.

Преклонение перед сильным. Вечная проблема ёкаев в целом и инугами в частности. Чтобы сопротивляться этому чувству, надо быть гораздо сильнее, чем она сейчас. И желательно – не инугами.

В этот момент Норико-сама начала почёсывать Асами за ухом, и та непроизвольно чуть довернула голову, чтобы девочке было удобнее. М-м-м… а ведь приятно. Так, стоп, соберись, Асами! Следи за дорогой! М-м-м… Аргх-х-х… О-о-о… Тьфу ты, гадские инстинкты! Да хватит уже гладить! Может, стоит убрать голову? Хотя ладно, ещё чуть-чуть можно. А ведь странно, когда вообще в последний раз она ощущала удовольствие от того, что её гладят? Ну вот чтоб прям как сейчас?

– Эх, Асами-тян, – вздохнула Норико, убирая руку с головы инугами. – Что ж так тоскливо-то?

– Что-то случилось, госпожа? – спросила Асами.

– Да вроде ничего, – произнесла Норико, наблюдая за проносящимися за окном зданиями. – Просто… И Синдзи уехал, и ты скоро уедешь. А где я ещё найду такую милаху, как ты?

Милаха… Хотела Асами рассказать Норико-сама о своём возрасте, но промолчала. Не хотелось, чтобы её слова прозвучали как нравоучение. Не по отношению к клиентке, во всяком случае. Да и в конце-то концов, пусть будет милаха. Почему бы и нет? Пусть у неё и не очень-то женственная фигура, но может же она хоть пару дней побыть милой в глазах человека?

– Многие почтут за честь служить вам, – произнесла Асами осторожно.

– Ну да, конечно, – фыркнула Норико. – Я уже подходила с этим к Синдзи, и знаешь, что он мне ответил?

– Не знаю, госпожа, – ответила Асами.

– У вас, ёкаев, очень сильна связь с роднёй. Кланами, Стаями и тому подобное. Прям как у аристократов. А мне что-то с трудом верится, что кто-то из аристократии пойдёт ко мне в слуги.

– В чём-то Аматэру-сама прав, – произнесла Асами. – Но не думаю, что всё так категорично. Всегда можно найти одиночку.

– Мне не нужен одиночка, – проворчала Норико. – Мне нужна пушистая милаха.

Асами чуть головой не начала качать. Всё-таки Норико-сама тот ещё ребёнок.

– Ищущий да найдёт, – произнесла Асами, едва заметно пожав плечом.

Смотрящая всё это время в окно машины Норико резко повернула голову к Асами.

– А ведь ты права… – произнесла Норико задумчиво. – Асами-тян…

В этот момент Фудзикава осознала к чему всё идёт. И зачем она только поддержала этот разговор?

– Да, Норико-сама? – в который раз за сегодня удержала она вздох.

– Как ты смотришь на то, чтобы стать моей личной служанкой? – спросила Норико.

– Это не так просто, Норико-сама, – ответила Асами. – Для подобного требуется пройти специальный ритуал. В ином случае, вряд ли Аматэру-сама примет меня.

– Да ладно тебе, – отмахнулась Норико. – Я его уговорю. Он столько людей в Слуги Рода принял, что я, не могу одну девушку своей служанкой сделать?

– Норико-сама… – произнесла Асами осторожно. – Это неправильно. Я не человек. Ёкаи… Мы слишком зависимы от своей сути.

– И что в этом такого? – нахмурилась Норико.

– М-м-м… Для примера, – осторожно подбирала слова Асами, – достаточно сильный ёкай или даже человек может подавить мою волю, после чего отдать приказ убить вас. И я ничего не смогу с этим поделать.

– О как, – удивилась Норико. – А Синдзи это знает?

– Наверняка, Норико-сама, – ответила Асами. – Хотя ручаться не буду.

– Тогда да, вряд ли он даст добро, – задумалась Норико. – Да и я на такое не пойду. Хорошо, ну а что там с нужным ритуалом? Хотя нет, подожди, ты вообще принципиально-то хоть согласна на моё предложение?

Ответа на этот вопрос у Асами не было. Даже странно. Не получалось у неё с ходу ответить отказом. Всю жизнь она перебивалась разовыми контрактами, даже во время различных войн она выступала именно как наёмник – и тут такое! Слишком неожиданное предложение. До этого момента и в мыслях не было пойти кому-нибудь в услужение. Не то чтобы она была против, просто никогда не думала о подобном. И вот оно случилось, предложение поступило. Пора думать. Чему, к слову, Норико-сама не мешала, терпеливо ожидая ответа.

Если Асами станет слугой человека, то это надолго. Норико-сама довольно молода и проживёт ещё немало. К моменту её смерти Асами сама будет старухой – полжизни, как-никак, за плечами. И что потом? Что делать старой инугами, полжизни прослужившей человеку? А что делать той же старой инугами, всю жизнь проработавшей наёмником? Да то же самое – искать свою смерть в бою. Не то чтобы у таких, как она, было позором умереть своей смертью, просто инугами привыкли бороться до конца. Либо служить до самой своей смерти. Праздная жизнь допускается только во время отдыха.

Правда, тут был ещё один момент. Покосившись на живот Норико, Асами задумалась о потомстве. Ей тоже хотелось бы иметь ребёнка, и проблем с зачатием у неё не было. Вопрос в другом – ребёнок будет жить с ней, на первых порах, во всяком случае, и Асами не знала, как повлияет на ребёнка окружение. Вряд ли он будет часто видеться с другими инугами. Сможет ли она в одиночку донести до своего дитя мировоззрение и философию их вида? Не пойдёт ли ему во вред то, что он растёт среди людей? Не должно, по идее. Слишком многое в них заложено на уровне рефлексов.

Ладно, предположим, с её потомством всё будет в порядке, а что насчёт неё самой? Нужно ли это ей?

Как ни странно, решение было принято довольно спонтанно. Столько дум, столько размышлений, но стоило Асами посмотреть на светящееся от возбуждения лицо Норико, и слова вылетели из её рта сами собой:

– Я согласна, Норико-сама. Это будет интересный опыт.

Ну а с единственной проблемой в виде будущего потомства, которого может и не быть, она будет разбираться по ходу дела. Как инугами всегда и делают.

Глава 11

Из Токусимы я уезжал с информацией о здоровье Атарашики. Магическая медицина, как и ожидалось, показала, что у старухи всё хорошо. Для её возраста. Тануки, который проводил обследование, ещё и бумаги вместе с Атарашики передал, и в них помимо каких-то магических и вполне себе человеческих медицинских терминов присутствовало словосочетание «идеальное состояние», но в восемьдесят с лишним лет ничего идеального нет. Так что для себя я сделал вывод о хорошем состоянии для её возраста. Ничего удивительного, кстати. Пользователи бахира вообще живут побольше обычных людей, а тут ещё и аристократка с деньгами, которая следит за здоровьем. Плюс не стоит забывать об амулете, который помог Атарашики, он тоже, поди, что-то подправил в её организме. Естественно, возрастные… не то чтобы болячки… В общем, к примеру, сосуды у Атарашики дряхлые, но это уже не исправить, возраст не тот.

Так что домой я возвращался со спокойной душой. Вывод Целителя был ожидаем, но мало ли.

У ворот особняка нас с Хирано встречала только Раха, пара Слуг у неё за спиной, старик Каджо и Ёсиока Минору – глава семьи, что отвечает за особняк. Это если не считать Бранда, который уже тёрся о мои ноги, и Идзивару, гордо восседавшего на каменном заборе. Рейка и Казуки в это время учились, так что присутствовать не смогли.

– С возвращением, – поклонилась Раха.

А вслед за ней и слуги.

– Я дома, – улыбнулся я ей. – Есть что-то срочное?

Вообще-то, изначально предполагалось, что Раха поедет вместе с нами в Токусиму, я даже видел у неё некоторое воодушевление поначалу, когда только сообщил дамам о будущем шопинге, но уже вечером перед отъездом она сообщила, что остаётся дома. И причина такого решения была какая-то надуманная, типа дел у неё много. Это, мол, у Эрны всё по щелчку пальцев получается, а ей приходится прилагать много усилий и для праздности времени нет. Я, конечно, покивал, но сразу пошёл искать Эрну, чтобы та разъяснила, что происходит. Оказывается, Раха у нас та ещё домоседка. В широком смысле слова. Не любит она новые или плохо знакомые места. Новые люди её напрягают. Едва оказавшись в моём доме, она терпела и старалась не показывать своей нервозности, но сейчас уже привыкла ко мне и не боится, что её чуть что продадут какому-нибудь старику. К поместью и Токио в целом она привыкла, работа для неё – способ показать свою полезность, но выбираться лишний раз в другой город ей не очень хотелось. Это поначалу она была воодушевлена предстоящими покупками и знакомством с магическим миром, но чем ближе подходил момент отъезда, тем меньше Рахе хотелось куда-то ехать.

– Помимо вашего брата – ничего, – ответила она.

Вчера днём Раха позвонила мне и сообщила, что мой старший братишка пытался со мной связаться, утверждая, что у него есть некая важная информация. Ну а так как я всё равно на следующий день должен был вернуться домой, суетиться не было смысла. Так что, перезвонив в Секретариат, отдал распоряжение назначить брату на сегодня встречу.

– Ну и отлично, – произнёс я тихо. – Ладно, я сейчас в ванную, организуй чего-нибудь перекусить.

– Всё уже готово, Синдзи-сан, – ответила Раха.

И вроде постоянно так происходит, но я всё никак не могу привыкнуть, что слуги готовят всё заранее. На всём готовом, можно сказать, живу.

Ближе к вечеру Каджо доложил, что прибыл Сакурай. Зайдя в мой кабинет, парень сначала осмотрелся.

– Добрый день, Аматэру-кун, – произнёс он слегка иронично.

Всё такой же нагловатый и расслабленный.

– И тебе привет, – чуть кивнул я. – Проходи, садись.

Усевшись в одно из кресел в центре кабинета, Сакурай закинул ногу на ногу.

– Сегодня, – начал он, – я пришёл к тебе не по нашему делу. Возможно… скорее даже наверняка, в то, что я скажу, будет сложно поверить. Не будь ты сыном Этсу, я бы и не пришёл, но раз уж мы с тобой не чужие друг другу, было бы… – замолчал он, подбирая слова. – Было бы неправильным промолчать.

– А ты, значит, высоко ценишь родственные связи? – хмыкнул я.

На это он приподнял руку, о чём-то задумался, после чего уронил её на колено.

– Считай это моим последним долгом Сакурай Этсу, – произнёс он. – И то, я до сих пор не уверен, что стоит раскрывать… подобное. Слишком уж ценная информация. Точнее… – замолчал он опять, но после вздоха продолжил. – Я здесь чтобы предупредить, но ценность состоит в пояснениях, без которых предупреждение бессмысленно. Ты всё сам поймёшь, не дурак.

– Внимательно тебя слушаю, – произнёс я, демонстративно повозившись в кресле, вроде как принимая более удобную позу.

– С чего бы начать? – произнёс он, после чего задумчиво закусил верхнюю губу. – Что ж, начнём с того, что ёкаи не покинули этот мир.

И замолчал. То ли ждёт, пока я осознаю его слова, то ли – вопросов с моей стороны. Лады, не буду его разочаровывать. Пусть считает, что я не в курсе существования ёкаев.

– Ты сейчас про Ушедших? – приподнял я бровь. – Тех, кого уже столетия никто не видел? Ну тогда они отлично скрываются.

Ну и не забыть усмешку, полную иронии.

– Да, понимаю, в это трудно поверить, но факт есть факт, – улыбнулся он. – Несмотря на твоё неверие, они всё ещё здесь.

– То есть, – слегка притушил я свою ухмылку, – вся та мистическая хрень из легенд… здесь. Сейчас.

– Именно, – кивнул он. – Ещё раз, я понимаю, что в это сложно поверить, но я не псих. Ёкаи и правда среди нас. Большая часть из них и правда ушла, но отдельные представители остались. И их довольно много.

– Хм-м-м… – промычал я, пристально разглядывая Сакурая. – У меня сейчас очень много вопросов.

– Понимаю, – произнёс он, не дав мне договорить.

– Но главный из них, если предположить, что кое-кто не сошёл с ума, откуда ты о них знаешь? – спросил я. – Опять наследие матери?

– Нет, – ответил он. – Этсу не имеет к этому никакого отношения. Просто я… – поморщился он. – Слишком много рассказывать. К тому же это уже личная информация.

– Пусть так, – произнёс я, сверля его взглядом. – Но хоть какие-то доказательства у тебя есть?

Ответил он не сразу, перед этим демонстративно меня осмотрев.

– А я должен их предоставить? – спросил он. – Аматэру-кун, я сюда не с предложением пришёл, а с предупреждением. Если ты мне не веришь, это твои проблемы. Единственное, что я могу тебе предложить, это сходить к жрецам. Наиболее высокопоставленным. Они точно в курсе существования ёкаев. Может быть, тебе что-нибудь расскажут, может – нет. Однако ты Аматэру и шансы на то, что они не станут молчать, довольно велики.

– Хорошо, – постучал я пальцами по столу, как бы показывая своё раздражение. – Предположим. Ёкаи существуют и никуда не уходили…

– Уходили, – прервал он меня. – Просто не все.

– Как скажешь, – поджал я губы. – О чём именно ты хотел меня предупредить?

– До меня дошли слухи, что кто-то из европейских ёкаев хочет тебя убить, – ответил он с серьёзным выражением лица. – Точнее… Точнее, слухи дошли из Европы, а там кто знает, какие именно ёкаи к тебе придут. К сожалению, все эти мистические существа не очень ладят с людьми, и сотрудничать с ними довольно сложно, про доверительные отношения я и вовсе промолчу. Так что никаких уточнений от меня не жди, я их тебе не могу дать.

– Так может, и не меня хотят убить? – приподнял я бровь.

– Глава древнего Рода, отмеченный богиней солнца, – пожал он плечами. – Возможно, это какой-то другой Род, мало ли в мире богинь солнца, но как мне кажется, это именно ты. Либо Император, но пытаться убить его – это совсем уж безумная затея. Ах да, ёкаи ещё как-то странно называют свою цель. То ли куратор ведьм, то ли ведьмин пастух, тут я не совсем уверен. Так что, может, это и не ты, но предупредить тебя стоило.

Я, в общем-то, тоже не сомневаюсь, что нацелились именно на меня. К тому же ведьминых пастухов в мире всего двое – я и Казуки. Тут другой вопрос – какого хрена творит мой старший братишка? Я его уже почти записал в слуги Древнего, а тут такое. Он что, реально самостоятельная фигура? Просто… Просто – какого хрена? Сакурай мне своим предупреждением всю схему порушил.

– Странно это всё, – произнёс я. – А как же дар Аматэрасу? Ёкаи, вроде как, должны благожелательно ко мне относиться.

– Японские ёкаи, – уточнил Сакурай. – Те, кто в хороших отношениях с Аматэрасу. В той же Европе относительно недавно, – покрутил он ладонью, – ёкаи воевали с рабами Христа. Там так вообще последователи бога, и что?

– Воевали? – изобразил я удивление. – Из-за чего?

Ответил он не сразу. Окинул меня взглядом, вздохнул и только после этого ответил.

– Я ведь говорил, что у меня не настолько хорошие отношения с ёкаями, – произнёс он таким тоном, словно с ребёнком говорит. – Думаешь, они мне просто возьмут и ответят на этот вопрос?

– По-моему, ничего секретного в этой информации нет, – заметил я.

– Ну видимо, есть, – пожал он плечами.

Надо будет ещё раз уточнить этот момент у Хирано.

– Что ж, я тебя услышал, – вздохнул я напоказ. – И запомню, кто принёс мне эту информацию.

«Запомню» во всех смыслах. Тут ведь либо я в долгу перед ним, либо это спланированная акция Древнего, и пока непонятно, что именно.

– Я к тебе пришёл не ради того, чтобы должником сделать, – поднялся он из кресла. – Как бы немного наоборот. Ну да ладно. Что хотел, я сказал, так что пора прощаться. Если выживешь, у меня есть что тебе предложить.

– Всё же предложение тоже присутствует? – усмехнулся я.

– Нет, – ответил он серьёзно. – Лишь намёк на него в будущем. Ты выживи сначала. Если бы не это покушение, я бы и не подумал тебе что-нибудь предлагать, – соврал он. – Но раз уж перед тобой открылась одна из тайн этого мира, то почему бы и нет? Всего хорошего, Аматэру-кун.

Дождавшись, когда за Сакураем закроется дверь, откинулся на спинку кресла. Блин. Что происходит-то? В конце брат прокололся и соврал, при этом за весь разговор я за ним лжи не чувствовал. Получается, он в любом случае подошёл бы ко мне с каким-то предложением, но неожиданно узнал о готовящемся покушении, что заставило братишку прийти и сообщить о нём. Ведь если я умру, то с меня и поиметь будет нечего. Всё-таки «предложение» наверняка подразумевает выгоду для него. С другой стороны, он говорил, что отдаёт долг нашим родственным связям и вроде как не врал. Хотя, если подумать, он таким образом диалог вёл, что… В его словах почти не было конкретных утверждений, на которых сработало бы моё чувство лжи. Хм-м-м… Он знает о том, что чую ложь? Но тогда бы он знал о «ведьминых пастухах». С другой стороны – а кто сказал, что не знает? Ещё один плюсик в копилку того, что Сакурай слуга Древнего. Но зачем он тогда предупредил о нападении? Так, стоп. Если забыть о Древнем, то Сакурай рассказывал о том, в чём и сам не уверен, в этом случае он и не мог утверждать что-то конкретное. Так что про чувство лжи он, скорее всего, не знает. Да и не стал бы он тогда врать в конце. Получается, он не слуга Древнего? Или слуга? Но в таком случае, Древний организовывает покушение и тут же предупреждает меня о нём? Нафига? М-м-м… А ведь Хирано говорила, что тот ёкай в Сукотае и не собирался меня убивать, может и на этот раз никакого покушения не будет? Просто демонстративное нападение, чтобы я проникся доверием к Сакураю? Который хочет мне что-то предложить. Проникать в отель к брату и его адвокату не вариант. Точнее, вариант, но они живут в разных номерах, и я сомневаюсь, что эти двое разговаривают сами с собой, причём о чём-то важном. Да и секретность у этой парочки должна быть на первом месте, так что вряд ли я найду у них что-то интересное. Они и между собой-то наверняка ни о чём серьёзном не разговаривают, а если что и промелькнёт… В общем, у меня просто нет времени, чтобы днями, а то и неделями, следить за этими двоими.

Блин, как же всё достало.

* * *
Плановое совещание с главами отделов и служб прошло за день до приёма у Императора. И за пределами конфликта с Императорским Родом у Аматэру всё было на удивление прекрасно. Шидотэмору показывала плановый рост, завершила работу с новой мобильной операционной системой и сейчас вела переговоры о выпуске на рынок. Игровое подразделение показывало ещё больший рост, чем Шидотэмору, но это нормально – они только появились на рынке. Сейчас шла разработка нескольких игр для привлечения людей к новому онлайн-сервису, который, если повезёт, станет основным магазином игр в будущем. Сначала в Японии, потом в мире. Да, планы у нас глобальные. С верфью тоже всё было отлично. Работала она всё ещё в убыток, но уже не такой большой, как в начале, и скоро оттуда тоже потечёт денежный ручеёк. Онсэны вообще умудрились удвоить доходы по сравнению с кварталом прошлого года.

Мелкие проекты Эрны тоже приносили на удивление неплохой доход. Докладывала об этом не она, – невместно невесте наследника быть докладчиком на подобном собрании, – вместо неё присутствовал Исаяма Момо, самый молодой работник секретариата, проживающий в особняке. Забавный парнишка, на которого скидывают всю мелочь и который медленно, но уверенно становится мастером на все руки при Эрне. Её проекты изначально были организованы в основном для того, чтобы чем-нибудь занять новых Слуг моего Рода. Дать им работу, что, в свою очередь, принесёт уверенность в завтрашнем дне. Ощущение, что они не приживалы. В общем, деньги были не самым важным. Тем не менее помимо новых Слуг Рода Эрне пришлось задействовать и сторонние ресурсы, такие как секретариат и Шидотэмору. Просто организовывать всё с нуля было бы в разы сложнее и, прямо сказать, не так продуктивно. Естественно, привлекать слишком много людей из Шидотэмору она не собиралась, но небольшой отдел по её просьбе всё же создали, и именно он в итоге стал центральным в её проектах. Неким штабом, грубо говоря, центром паутины. Что-то вроде секретариата у Аматэру. Ну и чтобы не отвлекать реально важных людей от их работы, в этот отдел были набраны в основном молодые сотрудники. Эрна ещё и небольшую пиар-акцию провела, типа молодым у нас везде дорога. В Японии это далеко не так, но некий стимул для работников всё же появился. В итоге этот небольшой отдел разросся в… просто отдел. Не скажу, что он стал большим, но народу там сейчас достаточно много. И, естественно, для этого отдела нужен был глава. Поначалу им выступал один из «старичков» сорока восьми лет, но со временем, его сместил парнишка по имени Табата Томео. Реально молодой парень, но до крайности эффективный.

С этим парнем, кстати, связан забавный момент. Начать с того, что лично я помню Табату по турниру Дакисюро. До финала он не дошёл, проиграв Мизуки, но тем не менее народу запомнился, как один из двух простолюдинов, прошедших отборочные бои. Вторым тогда был я. И вот теперь, он возглавляет отдел Шидотэмору, которым рулит Эрна. Но не это самое интересное. Когда о наших тёрках с Императором, благодаря мне, узнали в обществе, со мной связалась моя личная репортёрша Комацу Ая и очень осторожно поинтересовалась, можно ли ей взять интервью у Табаты. Типа это будет полезно для её карьеры. Заодно она может сильно потрепать нервы парню. В пределах разумного, конечно. Естественно, я не понял, чем это может помочь её карьере и зачем вообще тиранить Табату, а когда спросил, узнал до крайности занимательную вещь. Оказывается, этот парень никто иной как сын Нарухито. Табата Томео – долбанный внук Императора. Более того, он старший сын Нарухито, а тот в свою очередь наследный принц, то есть Табата, он же принц Ютанари – будущий Император… И да, эта новость сумела меня очень сильно удивить. Особенно то, что сообщает мне о ней не глава разведки, а репортёрша. Я всё понимаю, Табата был слишком мелкой сошкой, чтобы проводить глубокую проверку, но, чёрт возьми, репортёрша… Конечно же, я спросил, как она об этом узнала, и ответ был до тупости прост – ей сообщило об этом начальство. Ещё тогда, во время турнира. Всем репортёрам, присутствующим там, начальство выдавало список людей, которым не рекомендовалось докучать, и первым в этом списке стоял принц Ютанари, который изволил участвовать в турнире под «маской» простолюдина.

Серьёзно, я Змея этим моментом до конца жизни буду тыкать. На его смертном одре буду вспоминать, как он опростоволосился. Он у меня дёргаться при имени принца Ютанари будет. И это я сейчас спокоен, а вот чего мне стоило не повышать голос, когда я отчитывал Сакамиджи, только я и знаю. В итоге я принял решение не трогать пока Табату. Наломать дров я всегда успею, а пока пусть работает. Возможно, и его когда-нибудь удастся использовать.

Кстати, насчёт Змея. Он тоже в этот раз выдал интересную новость.

– Конечно, – продолжал он свой доклад, – без Родового Дара Аматэру общаться с ёкаями не очень продуктивно, но по крайней мере с магической частью полиции Токусимы работа ведётся и связи налаживаются. Очень формальные связи, но для начала и этого хватит. Во всяком случае, если там появится очередной маньяк из ёкаев, мы будем об этом знать.

– Я надеялся на большее, но да ладно, – произнёс я. – Главное – работаете, а не как с Табатой. Ещё что-то?

– Да, господин, – произнёс он, не подавая вида, что мои слова задели его. – Из Российской Империи пришла информация, что Род Симоновых уничтожен.

Я в первое мгновение даже не понял, о чём он, а потом вспомнил наглую девицу, которая требовала у меня ребёнка за то, что мои Слуги якобы убили её брата.

– Убийца известен или как и с её братом? – спросил я.

– В этот раз всё прозрачно, – ответил Змей. – Симонову Ирину убили бойцы Рода Рысевых. И, как мне кажется, они просто успели первыми. Во всяком случае, именно они захватили все производства МПД Симоновых.

– Понятненько… – произнёс я задумчиво. – А этот… гений из народа не к Рысевым ушёл? Как его? Ну да, – посмотрел я на Щукина. – Точно к Рысевым.

– Вы о Мартынове, Господин? – уточнил Щукин.

– О нём, – кивнул я. – Хотя это уже не важно. Что там с расследованием о предъявах Симоновой? – спросил я Змея.

В ответе я уже не сомневался, но данный вопрос необходимо закрыть.

– Ничего, господин, – ответил Сакамиджи. – В смысле – никакой связи Слуг Рода с убийством её брата. Но тут я обязан уточнить, что ресурсов для работы в России у меня крайне мало, а без этого расследование не может считаться полным. Но технически нам так и не удалось ничего найти.

– Что ж… – задумался я. – Дело закрывай. Меня, конечно, раздражает недосказанность, но большего мы сделать не можем. К тому же, как мне кажется, это всё-таки Рысевы были.

– Такое возможно, – произнёс Змей. – Но всё же не факт.

– Да я и сам понимаю, – отмахнулся я. – Ладно, ты закончил? Или ещё что-то есть?

– Закончил, господин, – поклонился он.

– Хорошо, – кивнул я ему, разрешая сесть, после чего посмотрел на Бокова. – У вас есть что сказать, Леонид Васильевич?

– Конечно, господин, – поднялся тот на ноги.

* * *
Императорский приём проходил, что очевидно, в Императорском дворце. Это члены Императорского Рода могут устраивать вечеринки, где им вздумается, а сам Император в этом несколько ограничен, у него на выбор всего два места – дворец в Токио и дворец в Киото. Но в последнем приёмы всё-таки проводятся гораздо реже. Вот и на этот раз мне не пришлось ехать в другой город.

Народу на приём было приглашено реально тьма. Позвали не только множество Родов, но и – членов этих самых Родов. Я молчу про забитую парковку дворцового комплекса, даже путь к нему был совсем непрост из-за огромной пробки. Причём в обе стороны – и к дворцу, и от него. То есть многим приходилось банально отсылать свои машины куда подальше. Как же хорошо, что я Аматэру, для которого всегда найдётся местечко на парковке.

Среди привилегий главы государства есть и та, что позволяет ему не встречать гостей лично, за него это делает церемониймейстер. В общем-то, ничто не мешает Императору и лично этим заниматься, но при том количестве гостей, что приходят на его приёмы, делать это становится слишком уж утомительным. А вот у других членов Императорского Рода таких привилегий нет, так что им приходится очень вдумчиво подходить к списку приглашённых. Либо изгаляться, как это частенько делает принц Оама. Та же Хрустальная вечеринка формально нифига не приём, хотя очень на него похожа. Короче говоря, встречал меня, как и всех остальных, не Император, а его Слуга, и не на входе во дворец, – коих на территории комплекса несколько, – а перед воротами, ведущими в Восточный дворцовый парк, где и проходит сам приём.

Пройдя через ворота и оказавшись в парке, я осмотрелся. Народу, конечно, трындец сколько. Даже и не знаю, куда идти-то сначала. В идеале мне бы сразу с Императором поговорить да домой отчалить, но это лишь мечты – не станет он меня сразу к себе звать. Так что придётся мне сначала с простыми – и не очень – аристократами пообщаться. Я так-то не против, отвращения к подобным мероприятиям не имею и, для чего они организовываются, знаю, но вот пришёл я сюда для одного конкретного разговора, а ожидание никому не нравится.

О, глава Тайра. Посреди толпы своего семейства. Чего это он у ворот делает? Впрочем, неважно. Масару сделал достаточно, чтобы Аматэру вновь начали игнорировать его Род. Никакого негатива или тем более открытой агрессии – это слишком нерационально. Просто игнор, позволяющий, если что, иметь с ними дело. А вот сам Тайра, судя по взгляду, скачущему по моему затылку и спине, поговорить со мной хотел. Хотя дело даже не во взгляде, а в том, что его источник стал ко мне приближаться.

– Аматэру-кун, – раздалось у меня за спиной.

– Тайра-сан, – произнёс я обернувшись.

– Рад тебя видеть, – подошёл он поближе.

– И я вас, Тайра-сан, – кивнул я.

Поддерживать разговор с ним у меня желания не было.

– Кхм, – похоже, старик не знал с чего начать. – Хотелось бы извиниться за то, что случилось при нашей прошлой встрече. Я был тогда… слегка уставшим, отчего и раздражённым. Меня это не оправдывает, так что прими мои извинения.

Очень странно. С чего это он так резко изменил своё отношение к Аматэру? Хм. Если только до Масару не дошла информация, что я хочу создать клан. То есть не собираюсь делать свой Род Имперским, а значит, и конкурентом Тайра мы быть не можем. Сейчас уже неважно, как именно он до этого дошёл – достал где-то информацию, сам додумался, или аналитики Рода до этого дошли, главное то, что он осознал, что перегнул палку совершенно зря. Ну или есть какие-то иные причины для его извинений, но я их не вижу. Да и плевать. Если ты не можешь сохранить ровные отношения с кем-то несмотря ни на что, то нафига ты вообще такой нужен?

– Понимаю, – ответил я, слегка улыбнувшись. – Сам порой срываюсь на подчинённых.

Он явно хотел поморщиться, но удержался. Ну да, Аматэру не подчинённые, срываться на нас верх глупости в любой ситуации.

– Ещё раз прости, – произнёс он. – Надеюсь, мой дурацкий характер не станет причиной плохих отношений между нашими Родами.

Какие ещё отношения? Мне просто плевать на вас.

– Конечно, не станет, – кивнул я. – У меня нет к вам претензий. И к вашему Роду тоже, – уточнил я.

– Рад слышать это, Аматэру-кун, – расслабился он. – У моего сына скоро день рождения, и мы будем рады видеть тебя на приёме в честь данного события.

– Не могу обещать, что буду, Тайра-сан, – вздохнул я. – Слишком много серьёзных дел, которые я не могу отложить в сторону. М-м-м… Ну, вы, наверное, слышали про одно из них. Но я подумаю, что можно сделать. Может и получится прийти к вам.

– Будем ждать, – ответил он уже не так расслабленно, как пять секунд назад. – А по поводу вашего дела – можешь обращаться к нам, если что-то потребуется.

Ну да, ну да. Обратиться-то я могу, а вот поможете ли вы, будет зависеть от того, насколько это безопасно и выгодно.

– Непременно, Тайра-сан, – поклонился я, заканчивая разговор.

Так как хороших знакомых, к которым я был бы обязан подойти, в пределах моего взгляда не было, то мне оставалось направиться к ближайшему столу с закусками. И именно там меня вновь окликнули.

– Здравствуй, Аматэру-кун, – услышал я голос за спиной.

Повернувшись, я увидел стоявшего рядом принца Оаму.

– Ваше высочество, – чуть поклонился я.

– Давай без формальностей, – улыбаясь покачал он головой.

– Как скажете, Оама-сан, – не стал я спорить.

Поравнявшись со мной, Оама немного склонился над столом.

– Советую попробовать сашими, – произнёс он. – Не знаю, откуда эта форель, но она прекрасна.

Закинув в рот кусочек рыбы, я бросил шпажку в специальное блюдце.

– Весьма, – покивал я, после того как прожевал еду.

– Одно из немногих блюд, в котором Кагами-сан не первая, – произнёс он усмехнувшись.

Ещё бы. Сашими и блюдом-то назвать сложно – просто нарезанное филе той или иной рыбы, поэтому не от готовки всё зависит, а от качества продукта.

– Думаю, – улыбнулся я его шутке, – Кагами-сан просто не пыталась его улучшить.

– Хм, – задумался он напоказ. – Вполне возможно, – и после небольшого молчания продолжил: – Скажи, Аматэру-кун, ты и правда поссорился с отцом? Просто у нас некоторое время считали ваш конфликт очередной интригой Императора, но слухи всё не унимаются, а в Роду начинаются бурления.

– Никаких интриг, Оама-сан, – произнёс я, оглядывая стол на предмет чего бы попробовать. – Но и ссорой я бы это не назвал. Во всяком случае, – посмотрел я на него, – когда кто-то ссорится с главой государства, на приёмы его не приглашают.

– Аматэру не «кто-то», - нахмурился он. – Что ж… Если тебе что-то потребуется – обращайся. Отец, конечно, большая шишка, но он не весь Род.

– Я запомню, Оама-сан, – чуть поклонился я.

Он, может, и не весь Род, зато ты сделаешь всё, что он скажет. И я сильно сомневаюсь, что пойдёшь против отца ради Аматэру.

– И кстати, – произнёс он, будто только что вспомнил. – Во-о-он там, у статуи нуэ, стоит стол с просто волшебными грибами. Не знаю, что с ними делали, но они буквально тают во рту. Советую попробовать.

«Волшебные грибы»… Он сам-то понял, насколько двусмысленно это прозвучало?

– Обязательно, Оама-сан.

– До встречи, Аматэру-кун, – кивнул он.

К тому столу я всё же пошёл. А вдруг это намёк на что-то, а не просто совет? Правда, добирался я до него довольно долго, так как поговорить со мной хотели многие. Плюс я заметил семейство Цуцуи, а не подойти к своему учителю я не мог. Потом были Отомо. Потом Фудзивара. Потом Кояма, причём чуть ли не весь Род. В общем, это был небыстрый путь. И самое забавное, добравшись до цели, грибов я там не обнаружил, лишь пустую тарелку, зато встретился с Охаяси Сеном, который закидывал в рот последний гриб.

– Ну ты и проглот, – произнёс я, подойдя к нему. – Оставил бы хоть немного.

– Аматэру-сан? – повернулся он ко мне и, проглотив еду, произнёс: – Таков закон любого приёма – кто успел, тот и съел. Грибы, кстати, были отличные.

– Ну и ладно, – поджал я губы. Сам не знаю почему, но попробовать расхваленные Оамой грибы мне хотелось. – Зато я имею доступ к Кагами-сан и её готовке.

– Это да, тут тебе повезло, – вздохнул Сен.

– А ещё к её ушам, – добавил я.

– Это ты к чему? – не понял он сразу. – О! Так это… – оглянулся Сен на пустую тарелку. – Насчёт грибов я пошутил – так себе блюдо. Ты ничего не потерял. Не надо исключать меня из списка приглашённых.

– Эх… – покачал я головой. – Ладно, замяли. Давно вы тут?

– Да уж с час, наверное, – пожал он плечами. – Рей с сестрёнкой тоже здесь, если что.

– Понятно… – произнёс я, наблюдая за приближающимся к нам слугой. – Если увижу их, обязательно подойду.

– Так им и передам, – произнёс Сен, глянув в ту же сторону что и я. – Работа?

– Она самая, – ответил я.

– Тогда бывай, не буду мешать, – произнёс он, похлопав меня по плечу. – Заглядывай к нам.

И ушёл. Причём сначала направился куда-то вглубь парка, но через десять метров резко развернулся на сто восемьдесят градусов в сторону ближайшего стола с закусками.

– Аматэру-сама, – поклонился подошедший слуга. – Его величество желает поговорить с вами. Прошу следовать за мной.

Интересно, это слуга такой категоричный, или ему приказали построить фразы именно таким образом? Мелькнула у меня мысль ответить в стиле «я сейчас занят» и «чуть позже», но плюнул на это. Быстрее переговорю с Императором, быстрее вернусь домой. Слуга привёл меня в беседку на севере парка. Гостей рядом не было, но это не мешало им наблюдать за монаршей особой издали – от лишних глаз место предстоящего разговора не закрывало ничто. Удобно расположившись в беседке, – а лавочки там были обшиты тканью с каким-то наполнителем, – Император пил чай и наблюдал за моим приближением. Благо сидел он таким образом, что ему даже голову поворачивать не надо было. Если прикинуть, то его лицо отлично видно гостям, то есть они смогут читать по губам. При этом расстояние не позволит им понять абсолютно все слова старика. Интересно получается, общий смысл они уловить смогут, а вот детали, на которые потом можно ссылаться – нет. Ко всему прочему, на столе в центре беседки лежал простенький с виду веер. И что-то мне подсказывает, Император будет им пользоваться. Заодно губы прикрывая.

– Ваше Императорское Величество, – поклонился я, зайдя в беседку.

– Будь проще, Аматэру-кун, – кивнул он. – Присаживайся.

– Благодарю, ваше величество, – ответил я, садясь справа от Императора.

Начинать разговор сразу он не стал, с удовольствием пригубив чая. Ну или что у него там в чашке? Я тоже не спешил, бросив взгляд на стоящих в отдалении гостей. Хм. А ведь их больше стало. Быстро они сориентировались. О, и Тайра с сыном здесь. Глава Рода Отомо с главой клана Сога. Главы Хатано и… Нагасунэхико. Надо же. Интересно, что их свело вместе? Фудзивара с Мацудайра, Сатэ, старик Кента, Инарико, Мононобэ… Однако. Цвет нации, мать их так. А вон и учитель Цуцуи с главой Кагуцутивару на подходе.

Ситуация явно спланированная и мне прям ещё интереснее становится, что именно скажет Император.

– Слышал, ты ездил в Сукотай, – начал разговор Император. – По работе или на отдых?

– По работе, ваше величество, – ответил я. – На отдых сейчас нет времени.

– Молодёжь, – покачал он головой. – Отдых необходим. Атарашики, вон, доработалась. Ты, конечно, молодой и всё ещё крепкий, но за здоровьем надо следить смолоду. Про эмоциональное напряжение и вовсе молчу. Не заметишь, как выгоришь.

– У меня вся жизнь такая, ваше величество, я привык, – произнёс я.

– Все мы так говорили поначалу, – покрутил он чашку в руке. – А потом совершаем глупые ошибки. Просто из-за накопившейся усталости. Только вот для нас с тобой ошибки неприемлемы. Не тот уровень.

– От ошибок не застрахован никто, – чуть склонил я голову.

Я уже понял, к чему он ведёт, но не знаю, кто именно по его версии совершил ошибку. Сейчас, похоже, и узнаем.

– И тут ты абсолютно прав, – вздохнул он, поставив чашку на стол, и взяв в руки веер. – При нашем последнем разговоре я тоже допустил ошибку. Поторопился, не пояснил, не остановил. В итоге кое-кто обиделся, – улыбнулся он, бросив на меня взгляд.

– На главу государства не обижаются, Ваше Величество, – пожал я плечами.

И, похоже, сумел его слегка удивить.

– Тогда что это было? – спросил он. – Слухи, которые ты распускаешь, довольно неприятны и никак иначе чем обидой я это назвать не могу.

– Слухи? – приподнял я бровь. – Это не слухи, ваше величество. Это работа. Обычная работа главы Рода, который очень боится главы своего государства.

Император нахмурился. Похоже, подобного он от меня услышать не ожидал.

– Это нонсенс, – произнёс он с серьёзным видом. – Императорский Род никогда не причинит вреда Аматэру.

– Императорский Род – возможно, – пожал я плечами.

На этот раз он ещё и губы поджал.

– Понятно, – произнёс он тихо. – Я понял твою позицию. Думаю, говорить, что тоже не намерен вам вредить, бессмысленно?

– На такое мне нечего ответить, Ваше Величество, – произнёс я.

– А ты попробуй, – раскрыл он, наконец, веер. – Фамилия позволяет тебе ответить и не на такое.

Эти постоянные напоминания братских отношений несколько надоели. На промывку мозгов начинает смахивать.

– С нашей стороны, ваш поступок видится очень некрасивым, – произнёс я. – После такого веры вам больше не будет.

– Кхм, – аж подавился он. – Мда, слышать подобное… Что ж, позволь мне пояснить свою позицию по тому вопросу. Возможно, и ты после этого сменишь свою.

Ответил я не сразу, сначала медленно вздохнул, потом медленно выдохнул.

– Слушаю вас, ваше величество.

– В нашем с тобой деле, Аматэру-кун, проблема с твоей фамилией, – начал он пояснения. – Если бы всё прошло по твоему плану, легитимность нового японского клана встала бы под вопрос. Наши аристократы, естественно, молчали бы. И поначалу даже не из-за спорности решения. Они наверняка согласились бы с тем, что вы достойны. Но… Но есть ещё и другие страны, и вот они бы точно воспользовались ситуацией. Причём сами Аматэру тех же англичан не очень интересуют, целью был бы мой Род. Ведь это я даю кланы…скажем так, по блату. Именно мой престиж на мировой арене значительно упадёт. А уже потом волна доберётся и до Аматэру. Ведь если глава государства даёт кланы просто так, то тень падает на всех. Встанет вопрос о легитимности всех кланов нашей страны.

– Разумные люди на такое не поведутся, – произнёс я нахмурившись.

В этот момент мои мозги работали на полную, пытаясь понять, насколько его слова реальны. Плюс надо учитывать те моменты, когда он прикрывал губы веером. Но тут проще – в основном он скрывал инфу относительно клана.

– Естественно, – кивнул Император. – И со временем всё успокоится. У простых аристократов. А вот среди глав государств будет подниматься постоянно. Даже не потому, что они верят в свои обвинения, просто это – политика. Они не упустят своего шанса сделать нам пакость. А знаешь, что бывает, если тысячу раз назвать лебедя свиньёй?

– Лебедю придётся с этим смириться и начать хрюкать, – ответил я со вздохом.

Похоже на правду. В межгосударственной политике чего только не бывает. И то, что озвучил Император – не самое невероятное и сложное в исполнении.

– Именно, – произнёс Император медленно. – Не пройдёт и двадцати лет, как мир будет уверен, что я раздаю кланы просто так, по велению левой пятки. А там и война на подходе. Сколько союзников смогут перетянуть те же англичане на свою сторону просто потому, что те страны не захотят воевать на нашей стороне? Ладно на нашей, те же французы, несмотря на плохие отношения с Японией, во время войны, скорее всего, выберут нейтральную сторону. И мне бы хотелось, чтобы всё так и оставалось.

Ну, тут он уже на кофейной гуще гадает или на мою неопытность надеется. Французы банально не смогут оставаться нейтральной стороной во время мировой войны. Им придётся выбирать и, если старик прав, выберут они не нашу сторону.

– И почему об этом сразу нельзя было сказать? – задал я очевидный вопрос.

– Как я и говорил – это было моей ошибкой, – ответил он. – Слишком много мыслей, слишком много вариантов событий, слишком много работы до этого, – вздохнул он. – А когда ты показал мне фотографии… Прямо скажем, вариантов появилось ещё больше. И самый простой выход из этой ситуации выглядит как количество. Это было моей первой чёткой мыслью. Количество закроет все вопросы. Твой подарок, давай будем откровенны – не то, о чём стоило бы говорить общественности. Но даже будь он другим, ничего не изменилось бы. Как я и сказал в самом начале, проблема в твоей фамилии. Она просто кричит использовать ход с «кланом по блату». А вот если будут переданы не один, два, десять артефактов, а сотни, это уже будет сложно назвать блатом. Или намекать на то, что артефакты на самом деле из нашей сокровищницы и Аматэру тут ни при чём. В аферу с сотнями артефактов уже вряд ли кто-то поверит, – закрыл он веер.

Впрочем, на стол не положил, прикрывать губы он может и в закрытом положении.

– То есть главное – количество? – уточнил я.

– И качество, – пожал он плечами. – Согласись, кому какое дело до сотен древних побрякушек. Самое простое, что скажут в этом случае, это что Аматэру совершили выгодную покупку. Вот я настаивал на оценке. Мне, в общем-то, и не нужна половина, хватит и трети, главное – что именно передаётся.

Как он, а? И трети ему хватит. А харя не треснет?

– И никаких иных вариантов? – спросил я со скепсисом в голосе.

– Ну почему же, – усмехнулся он. – Ты можешь сделать что-то показательно эпичное. Уничтожить старого врага страны, перебить кучу враждебных моему Роду кланов, захватить для страны кусок земли побольше или передать мне имеющиеся, или, вон, малайцев привести под мою руку. Со всеми их землями, естественно. Но как по мне, изначальный вариант несколько проще.

Ответить сразу я не смог. Не знал я, что говорить на такое. Император вроде и прав со всех сторон, но почему именно я должен рисковать и терять? Стоит ли клан подобного? Наверное, со времён принятия в Род я впервые пожалел, что у меня такая фамилия. Естественно, я никогда от неё не откажусь, так что остаётся лишь иронизировать над самим собой. Дерьмище как оно есть…

– Мне нужно обдумать услышанное, ваше величество, – произнёс я после недолгого молчания.

– Я тебя не тороплю, – покивал Император. – Думать полезно. Если бы я в прошлый раз не поторопился, этого разговора и твоих страхов не было бы. А ведь, по сути, торопиться нам и некуда. Моя ошибка. Ты уж извини старика.

И именно последние его слова привели меня в чувство. По крайней мере я откинул в сторону все лишние мысли. Просто я услышал в его словах домашний тон, если так можно выразиться. Словно он не Император, а мой дед. И подобное звучало несколько диковато для моих ушей. Не верю. Чтобы циничный жадный ублюдок резко превратился в доброго дедушку? Ха! Да скорее Атарашики на старости лет балериной станет. А значит – что? Переигрывает. Слишком расслабился и стал переигрывать. Хорошая попытка, старик, ты меня почти убедил в своей правоте. Я ещё не знаю, где именно ты меня обманываешь, но обязательно вычислю этот момент. Треть он хочет. Я за эти артефакты собственную мать на тот свет отправил и отца добил, а он просто так треть хочет?! Да пошёл он нахер!

– Благодарю за этот разговор, ваше величество, – сказал я, поднявшись на ноги. – Вы на многое открыли мне глаза. Признаю, до ваших знаний и опыта в межгосударственных отношениях мне очень далеко. Возможно, я был неправ. Время покажет. Всего хорошего, ваше величество, – поклонился я перед тем, как выйти из беседки.

Глава 12

С Атарашики мы разговаривали по видеосвязи. Можно было бы подождать их с девчонками возвращения из Токусимы, но хотелось услышать её версию событий. Своё видение ситуации я составил, однако сейчас не время проявлять высокомерие – нужно смотреть на случившееся с разных точек зрения. Пока я рассказывал о нашем с Императором разговоре, Атарашики сильно хмурилась и даже несколько раз набирала в грудь воздух, чтобы меня прервать, но каждый раз сдерживалась и продолжала слушать.

– На этом, собственно, разговор и закончился, – закруглился я с рассказом. – Больше на том приёме ничего интересного не было, так что надолго я там не задержался. Минут сорок покрутился среди гостей да домой отчалил.

Посидев три секунды с закрытыми глазами, Атарашики резко ударила кулаком по столу, отчего её изображение на экране монитора сильно дёрнулось.

– У меня нет слов описать всю степень его наглости, – процедила она. – «По блату»? То есть, по его мнению, Аматэру десять тысяч лет были приживалами при Императорском Роде? И все эти тысячелетия, – продолжала она злобно цедить, – мы ничего для них не делали? Как минимум два официальных спасения, сотни жизней, неизмеримое количество денег, куча репутации и влияния, что мы им отдали – это, по его мнению, просто… миф? Да как смеет этот урод заикаться про блат?! – рявкнула она, вновь ударив по столу. – Я лично вот этими вот руками замыкала защитный контур поместья в Токусиме, когда слуги его братца пришли забрать его детей! Три долбанных дня осады! – ещё раз ударила она по столу. – Это, по его мнению, тоже ничего не значит?! Тварь, урод, гомосек ублюдочный! – продолжала она стучать по столу. – Да как он смеет говорить нам про блат?! – закрыв глаза, она пыталась отдышаться и усмирить свою злобу. Вряд ли ей удалось последнее, но злобное выражение лица всё же разгладилось, превратившись в безэмоциональную маску. Положив руки на стол и выпрямив спину, Атарашики спокойно произнесла:

– Мы обязаны ответить на это. Я не знаю как – это твоя работа – но Император должен пожалеть о своих словах.

На самом деле, с «тремя днями осады» она немного перегнула, что в гневе вполне нормально. Насколько я знаю, тогда силы брата Императора три дня стояли напротив поместья Аматэру. Просто стояли. При этом силы токусимских аристократов те же три дня стояли неподалёку уже от них. В итоге – три дня стоялова, во время которых приказа на атаку никто так и не получил. Признаться, реакция старухи стала для меня неожиданной. Да, её слова логичны и правильны, но полное отсутствие старого фанатизма по отношению к братским отношениям удивляло. А ещё напрягало, потому что я как-то и не подумал об этой стороне медали.

– Как по мне, это была просто торговля, не стоит… – начал я.

– Синдзи, – перебила она подняв руку. Впрочем, продолжила Атарашики не сразу, пять секунд собираясь с мыслями. – Ты по праву глава Рода. Ты тот, за кого я отдам всё, здоровье, жизнь, всё. Ты лучшее, что случилось со мной за последние десятки лет. Поэтому не воспринимай мои слова как упрёк, но сейчас надо это озвучить. Ты – принятый. Ты не Аматэру по воспитанию. Ты не осознаёшь всю глубину словосочетания «братский Род». Мы всегда были близки. Да, у нас есть свои тайны, которые мы не выдадим друг другу, есть определённая черта, после которой вступает в силу понятие «Род прежде всего», но оно и у обычных братьев так же. Надо быть совсем отмороженным, чтобы ради брата жертвовать своим единственным ребёнком. Собой – да, но не ребёнком. Мы как два брата, Синдзи. Где один брат отдавал всего себя ради другого. Он отдавал свои деньги, он отдал ему свою возлюбленную, считая, что так будет лучше, он ходил на разборки с бандитами, стараясь защитить от них брата. Всё, до определённой черты, уходило брату. А когда младшему потребовались деньги на открытие своей компании, старший спросил: «А с чего бы мне тебе помогать? Что ты для меня сделал?» И это даже не лучший друг, Синдзи, это брат. Вот что бы ты сделал на месте младшего?

– Грохнул бы братишку, – пожал я плечами.

– М-м-м… – прикрыла она глаза. – Не у того я спросила. Спрошу по-другому – в твоём понимании это нормально? Стоило старшему переводить отношения в торгово-денежные?

– Про убийство я пошутил, – уточнил я на всякий случай. – Но да, я не считаю это нормальным и обязательно отомстил бы.

– Только вот ты никогда и не считал Императорский Род братским, – вздохнула она устало. – В этом и есть проблема. Этот гадёныш наверняка на то и рассчитывал.

– Ну… да. Согласен, – постучал я пальцами по столу. – Ещё и отсутствие опыта сыграло свою роль – я в какой-то момент даже согласился для себя с его доводами.

– А вот это уже не отсутствие опыта, – проворчала она. – Просто… – покрутила она ладонью. – Да демоны! Сам подумай, если даже забыть про наши отношения, его слова всё равно были… слишком большим преувеличением. Если уж Аматэру дают клан по блату, то кто вообще достоин быть им? На любое подобное обвинение можно было бы задать вопрос – а за что вы дали клан… Хейгам? Или Гонтам? Или Вилье? Маклаклены, Аи, Лао, Видеха, в конце-то концов. По какому праву они клан получили? Так они не смогут ответить. Как минимум половина Родов уже и не помнят, за что они получили право на создание клана, а те, кто помнит, доказать не смогут. Но даже если смогут… Синдзи, раньше кланы за любую ерунду давали. Особенно в тех же Штатах. А сколько Родов, которым дали клан, чтобы они выпали из политической жизни? Просто для того, чтобы остановить войну с таким Родом. Вспомни про тех же Тоётоми. Слова этого старого урода изначально бред полный. Это последние лет двести клан получить та ещё задачка, а раньше это было гораздо проще. И любой, кто начнёт подвергать сомнению наше право на получение клана, поставит под вопрос существование всех остальных. Тут дело даже не в том, что мы такие великие, в масштабах мира это не так, просто вопрос очень деликатный.

И вновь она права. Мой косяк, не подумал. Впрочем, опять же, проблема не в этом. Император и не собирался давать логичный обоснуй своему поступку. Он позвал меня на торговлю, этим и занимался. Как тот продавец, что заламывает руки и не даёт ещё большей скидки, потому что иначе он разорится. Проблема как раз в том, что этот торговец – ваш брат, с которым у вас ещё неделю назад были прекрасные отношения.

И я, как полный дебил, пытался понять, насколько его слова логичны, ища подвох… Уже это было ошибкой. Так я потом ещё и, не то, чтобы поверил, но согласился, что его слова звучат логично. Дважды дебил. Чего Атарашики, кстати, так и не озвучила. Хорошо хоть дома проанализировал услышанное и пришёл к, в общем-то, правильным выводам. И всё равно упустил очень важный момент, но тут уж мне стесняться нечего – как и сказала Атарашики, я Императорский Род никогда и не считал братским. Даже сейчас, когда старуха разложила всё по полочкам, я не чувствую гнева по отношению к Императору. Он мне не нравится, он меня раздражает, но по другим причинам, стучать кулаком по столу, как это делала крайне злая старушенция, я не намерен.

– Император, конечно, тот ещё ушлёпок, – нарушил я молчание, – но как-то странно видеть с его стороны подобные ошибки. Всё ж таки опыта ему не занимать.

– Да зарвался он просто, – отмахнулась Атарашики. – Самым умным себя посчитал. Все мы люди, Синдзи, и все делаем ошибки. Ты, главное, не забудь, что на эту ошибку ты обязан ответить. Я тебя с этим не тороплю. С местью лучше вообще не торопиться. Десять лет, сто, не важно, главное помнить. Я, может, и не увижу твоего ответа, но Император должен быть наказан.

– Ты младше него, – хмыкнул я. – Увидишь, куда ты денешься.

– Я, может, и младше, – произнесла она вкрадчиво, – зато у него есть Маска Вечности.

– А, ну да. Забыл, – произнёс я слегка смущённо.

Правда в следующий момент на меня вновь накатило раздражение. Маска именно что у него. Угрёбыш.

– И ещё одно, – продолжила Атарашики. – Тебе, возможно, не понравятся мои слова, но мы обязаны узнать, что думают о сложившейся ситуации остальные члены Императорского Рода. Что бы ты там ни думал, Император – это не весь его Род.

– Да, да… – проворчал я.

– И вот если они, – не обратила она на моё ворчание внимания, – считают, что всё нормально, тогда придётся готовить ответ всему их Роду. Очень бы не хотелось, но такова эта сучья жизнь.

Давненько я не слышал, как Атарашики ругается. Впрочем, зная, на что она способна в плане злословия, сегодня старушка ещё сдерживается.

– И как мы будем это выяснять? – вздохнул я.

– Разговорами, Синдзи. Такие вещи выясняются разговорами, – ответила она раздражённо. – Хватит уже тупить. Я займусь женщинами, а ты мужчинами. И начни с наследного принца. Дадим им три дня на реакцию, хоть какую-нибудь, после чего начнём действовать.

– Договорились, – чуть кивнул я. – У вас там проблем нет?

– Да какие могут быть проблемы у Аматэру в Токусиме? – отмахнулась она. – Нормально здесь всё. Разве что Норико приготовила тебе сюрприз.

– Какой сюрприз? – стало мне интересно.

Не, ну а вдруг и правда проболтается?

– Увидишь, – усмехнулась она. – Думаю, она сможет тебя удивить.

И только когда мы завершили разговор и отключили связь, до меня дошло – про сюрприз Атарашики сказала в контексте моего вопроса про проблемы.

– Да блин…

* * *
Женщины должны вернуться через два дня, что внесёт ещё больше разнообразия в мою жизнь. Которого и так хватает. Так ещё и свадьба Казуки с Эрной на носу. В общем, мне было чем заняться и без проблем с Императором, тем не менее, пока не прошли отмеренные Атарашики три дня, во время которых можно было выкинуть ситуацию из головы, я очень часто задумывался о том, что делать дальше. И каждый раз ни к чему не приходил. Я просто не знаю, что делать. Как ни поверни, я всё равно остаюсь в проигрыше. Причём – даже если никто ничего не будет делать.

В разговоре с Атарашики этот момент не упоминался, но, по моему мнению, он является очень важным, а всё дело в том, что Император, вешая мне лапшу на уши, даже не заикнулся о том, что можно оставить всё как есть. Поставить точку. Мол, не хочешь делиться, ну и ладно. Забудем. Нет, он не собирается забывать. Иного варианта, кроме как отдать часть сокровищ из Хранилища, для него, похоже, нет. И вот что мне со всем этим делать? Делиться? Да пошёл он нахрен. Творить какую-то дичь, совершая великий подвиг? Так при заданных условиях меня с дерьмом смешают. Что он там говорил, старого врага Рода победить? И кто у нас враг? Самый очевидный ответ – Индия и Хоккайдо. Забороть Индию – это из разряда сказок и киношных блокбастеров. Нереально, короче. Победить кланы Хоккайдо уже ближе к реальности, но, блин… что потом от самих Аматэру останется? И это если мы вообще сможем выиграть, в чём есть большие сомнения. Хотя… дословно он, вроде, сказал «врага страны», а это именно Индия. А вот «перебить враждебные моему Роду кланы», это уже Хоккайдо. Передать ему кусок земли побольше – это намёк на мои земли в Малайзии, на что я тоже не пойду. Привести под его руку малайцев… Не вариант. Сейчас, поднаторев в войне с англичанами, они стали довольно грозным противником. Да и раньше, по сути, не были такими уж слабыми. Их регулярная армия – да, но не Малайзия в целом. Что английские кланы на своей шкуре и прочувствовали. К тому же, если я захвачу Малайзию, нафига мне тогда клан сдался? М-м-м… хотя, тут я погорячился, захватить и удержать – это две разные вещи. Проще всё-таки клан получить, чем пытаться усидеть в кресле правителя государства. Особенно имеющего контроль над Малаккским проливом. Не сами малайцы, так добрые соседи в позу зю поставят.

Можно, конечно, придумать что-нибудь своё, но если я выйду за рамки озвученного самим Императором, то он вполне себе может дать заднюю. Типа – это фигня. Недостаточно. А вот забрать свои слова назад он уже не может. В итоге получается, что «эпичный» вариант я не потяну, а делиться не хочу. Отменить вообще все варианты и забыть про клан тоже не получится – Император не даст. Он нацелился на мои сокровища и, вполне возможно, уже считает их своими. Тут вопрос в количестве, которое он желает получить. Вряд ли озвученную треть – по его логике я обязан начать сбивать цену, а он идти на какие-то уступки. Торговля, да. Только вот в чём беда – торговаться я готов, а идти на поводу у вымогателя – уже нет.

* * *
Настолько злым Нарухито не был уже очень давно, а на отца он так не злился вообще никогда. То, что он узнал, пришлось вытягивать из Императора буквально клещами, но даже так он получил лишь общие сведения о его разговоре с Аматэру. Нет, отца понять можно – с какой стати ему отчитываться перед сыном, но он ведь и не требовал этого. Сначала Нарухито именно просил рассказать, о чём был разговор. Точнее, о деталях разговора. Только вот папаша начал юлить. Потом огрызаться. Потом выгонять его из кабинета. И чем дальше заходило, тем чётче Нарухито понимал – дело дрянь. В итоге он всё же вытащил из отца общий посыл, который тот донёс до Аматэру и… Такого дебилизма он от папаши не ожидал. Ему стоило немалых сил сдержать мат, вежливо попросив разложить по полочкам замысел отца. Услышанное было предельно логично, но только не в том случае, когда речь идёт о Аматэру. И даже убеждение Императора в том, что Синдзи-кун не совсем Аматэру, не успокоило наследника. Ну да, скорее всего так и есть. С высокой долей вероятности Синдзи-кун всё воспримет, как того и ожидает Император. И действовать будет плюс-минус предсказуемо. Возможно, у отца даже получится достигнуть желаемого с минимальными потерями. Но демоны его подери! Как же это всё неправильно…

Идя по коридорам дворца, Нарухито не сразу осознал, куда ведут его ноги. Слишком много мыслей было в голове, слишком много эмоций. Очнулся он только возле входа в семейный храм, точнее, секции дворца, в которой был организован храм богини солнца. Подняв голову, он обвёл взглядом огромный проём без ворот, напротив которого вдалеке стоял алтарь со статуей их прародительницы. В этот момент у него в голове не было мыслей, лишь тревога, раздражение и стыд. Немного постояв на месте, Нарухито двинулся вперёд. Остановившись у небольшой лесенки, ведущей к алтарю, за которым стояла статуя, Нарухито поднял голову.

– И что мне делать? – произнёс он. – С одной стороны – отец, с другой… Может, он прав? Может, это мои понятия «правильности» устарели? Если даже сам парень не воспримет это как обиду, то почему я должен переживать? Почему… мне так хреново?

Опустив голову, Нарухито вздохнул. Интересно, отец когда-нибудь мучился подобными вопросами? Может, и он стоял вот так возле статуи Аматэрасу и спрашивал в пустоту, что ему делать? Если такое и было, Нарухито знал, к каким выводам пришёл отец. Может, и ему… Как же всё сложно.

С силой проведя ладонью по лицу, Нарухито глубоко вздохнул и развернулся к выходу. Ответа так и не появилось. Он по-прежнему не знал, что делать. Что выбрать. Нарухито претило настолько цинично использовать Аматэру, но он будущий правитель, так может, судьба у него такая?

– Логика, не отменяет сердца, – услышал он женский голос, идущий со всех сторон. – Даже цинизм не отменяет, – сердце колотилось с бешеной скоростью, буря эмоций не давала сосредоточиться, мышцы задеревенели и не давали повернуться. – Путь правителя не обязует к предательству. Пройди его, – гремел голос. – С честью, – словно огромный колокол в его голове. – Достоинством, – в крови. – И сердцем, – в душе. – Я люблю вас, дети мои. И что бы ты ни выбрал, это не изменится. Не бойся разочаровать меня.

– Никогда! – резко развернулся Нарухито, впившись в глаза ожившей статуи. – Я никогда не разочарую вас, госпожа! Что бы ни произошло, я пройду путь сердца до конца!

* * *
Сегодня вечером должны вернуться Атарашики с девчонками, и данный факт, на удивление, поднимал мне настроение. День вообще был довольно приятным. С бумажной работой почти разобрался, никаких встреч не запланировано, ещё немного, и я смогу расслабиться на диване перед теликом. Или перед экраном монитора. Или… неважно где, но с близняшками Каджо. В общем, ещё немного и можно будет оторваться по полной.

– Войдите, – отозвался я на стук в дверь.

– Господин, – поклонился вошедший в кабинет старик Каджо. – К вам посетитель. Его высочество принц Нарухито желает поговорить с вами.

О как! Это что, та самая реакция членов Императорского Рода, о которой говорила Атарашики? Интересно.

– Понял тебя, – произнёс я медленно и, покосившись на бумаги, с которыми я работал, добавил: – Можешь быть свободен.

Каджо ушёл, не забыв поклониться, а я ещё минуту сидел за столом, выбирая линию поведения. Ничего не случилось? Обижен? Зол? Уважителен до приторности? Что ж выбрать-то? Ладно, начну так, будто ничего не случилось, а там по ситуации.

Принц сидел в гостиной и крутил в руке кружку с чаем, которую поставил на стол при моём появлении.

– Ваше Высочество, – поклонился я, подойдя к нему. – Рад видеть вас в своём доме.

– Я тоже рад тебя видеть, Синдзи-кун, – кивнул он, после чего добавил: – И давай по-простому, всё-таки я здесь неофициально.

Эм… Я слегка растерялся. Куда уж проще? Была бы у него фамилия, а так… Он мне что, предлагает к нему по имени обращаться?

– Как скажете, Нарухито-сан, – произнёс я, усаживаясь в кресло и отслеживая его реакцию.

Которой не последовало. Я, конечно, не великий спец в чтении по лицам, но, вроде, всё правильно сделал.

Принц молчал, я тоже. Мелкий, – хоть я и не люблю так о людях говорить, – жилистый, явно пошёл в отца. Император ещё мельче, но того возраст неслабо скрючил. Например, тот же принц Оама среднего – для японца – роста. А ещё Нарухито явно не пренебрегал боевыми искусствами. Насколько их в этом мире вообще можно назвать искусствами. Во всяком случае, движения наследника обладали характерной выверенностью. Опять же, ни Император, ни Акисино, ни Оама подобным похвастаться не могли. Они наверняка отличные бахирные бойцы, но прописать хорошенько в челюсть из них вряд ли кто-то сможет. А вот Нарухито, похоже, знает, что такое хорошо поставленный удар.

– Первым делом, – нарушил он молчание, – хочу извиниться, что приехал без предупреждения. Просто я боялся, что у тебя найдётся повод отказать мне во встрече.

– Что вы, ваше… Нарухито-сан, – произнёс я. – Ваш визит – честь для меня.

– В этом и проблема, – усмехнулся он с горечью. – Раньше я был бы обычным гостем, а сейчас – «честь»! Словно мы и не из братских Родов!

О, как он завернул. Ещё одно напоминание, что эти братские отношения для меня ничего не значат. Просто я и раньше бы так же сказал, а сейчас, можно сказать, мне повезло. Удачно слова подобрал.

– Ну что вы, Нарухито-сан, – чуть улыбнулся я. – Вне зависимости от наших отношений, вы остаётесь наследником Великого государства. Как я могу избегать встречи с вами?

– Ну да, – слегка скривился он, но не из-за раздражения, а, скорее, от огорчения. – Я… Ха-а-а… Это сложнее, чем я думал. Синдзи-кун… Буквально часа три назад я узнал у отца, о чём вы говорили с ним на приёме. Пожалуйста, не мог бы ты описать этот разговор? Я не требую от тебя деталей, просто хочу услышать твою версию.

О-хо-хонюшки… Умеет он озадачить. И вот что мне ему ответить? Зависит от того, чего я хочу от него добиться. А чего я хочу? Что он вообще может мне дать? Да и стоит ли это самое у него брать? От лица кого он здесь? Самого себя? Рода? Может, отцом послан? Что за игру он ведёт? Чего он сам хочет добиться? Чёрт возьми… Что говорить-то?

– Это был неплохой ход со стороны Его Величества. Если бы дело касалось только меня и его. А так… – задумался я. – Всё свелось к тому, что он не хочет давать клан по блату.

– По бла… – запнулся Нарухито, после чего зажмурился. – Прошу, скажи, что это твоя интерпретация его слов.

– О нет, нет, – покачал я головой. – «По блату» – это его выражение.

– Твою же ж… – провёл он ладонью по лицу, задержав её у губ. – Синдзи-кун, – посмотрел он мне в глаза. – Я определённо не поддерживаю ни его слов, ни его действий в отношении Аматэру. И считаю, что отец перегнул палку в данном вопросе. Хотя нет, он вообще не должен был допустить такой ситуации. Я, как наследник трона, тебе говорю – я на вашей стороне. И Род… – запнулся он. – Сомневаюсь, что что-то изменилось, но до приёма весь Род тоже был на вашей стороне. А теперь и подавно будет.

Хм, не врёт. Во всяком случае, в прямых утверждениях. Тем не менее чисто технически он сейчас не отвечает за весь Род. Только за себя. Это тоже немало, учитывая его статус, но в данном вопросе недостаточно.

– Я вам верю, Нарухито-сан, – пожал я плечами, – но что сделано, то сделано. Представление, устроенное Его Величеством на приёме, определённо загнало мой Род в некоторые рамки, и этого уже никак не изменить. Выходить из ситуации мне придётся в условиях сложившейся обстановки.

Думаю, он и сам в курсе, что в обществе теперь считают, что у меня с Императором какой-то спор в торговом вопросе. Причём именно я нагнетаю обстановку и начинаю использовать запрещённые приёмы, привлекая к этому не только Аматэру в целом, но и Императорский Род. Молодой, дерзкий, а главное, не урождённый Аматэру слишком многое о себе возомнил. И если я сейчас начну раскрывать карты, это слишком сильно ударит по Императору, что в итоге аукнется уже нам. Он ведь тоже не станет сидеть сложа руки. И, если я не хочу откровенной вражды с Императором, мне придётся помалкивать. Довольно умный шах, поставленный мне стариком. Благо теперь, после слов наследника, ситуация становится проще – враждовать с Императором – не то же самое, что враждовать со всем его Родом. Но всё равно, приятного мало.

– Понимаю, – потёр он лоб. – Я тоже ограничен своим статусом. Идти в открытую против главы государства – та ещё затея, а уж если он ещё и глава твоего Рода, то – вообще никак. А тут ещё и сложившаяся репутация наших Родов, – посмотрел он на меня. – Наши действия – во многом пример для других. И если мы не хотим, чтобы в Японии было, как в Европе, идти против отца не стоит.

– Как я и сказал, – улыбнулся я. – Неплохой ход со стороны Его Величества.

– Я надеюсь, сдаваться ты не собираешься? – спросил он.

- «Надеетесь»? – приподнял я бровь.

Ответил он не сразу, сначала откинулся на спинку кресла и медленно обвёл взглядом гостиную. Явно с мыслями собирался.

– Братья не должны ссориться, – произнёс он. – Ну ладно там, покричать друг на друга, может, даже кулаками помахать, но это не должно быть чем-то серьёзным. Братья в любом случае должны держаться друг за друга. Подлость в их отношениях недопустима. Путь, выбранный отцом, ведёт к краху всего. Пусть не сразу, но лично я думаю, что, если его не поставить на место, то ничем хорошим для нас это не кончится. Возможно, мои слова могут показаться тебе нагнетанием обстановки, но я верю… Я верю, что наш путь в жизни должен идти с честью, достоинством и сердцем. Отец логик и циник. Для главы государства это нормально, но правитель – это не сферический конь в вакууме, он тоже человек. И управляет он государством, а не корпорацией. Законы чисел и расчётов не всегда работают, слишком много социальных факторов. Не знаю, когда он стал таким, возможно, после предательства дяди Томохито. Раньше он… Боги, да именно он впервые споил меня в хлам. Теперь же… Я не хочу быть таким же. Я не буду таким, как он. Как бы ни было трудно, – почти шептал он. – Я не сойду со своего пути, – немного помолчав, Нарухито посмотрел на меня с улыбкой. – Немного сумбурно. Просто день у меня сегодня был… сложным. То одно, то другое. Если попытаться ответить на твой вопрос более-менее чётко, то просто человек я такой. Я считаю, что подлости и предательства между роднёй быть не должно. Всего этого вообще быть не должно, но, к сожалению, мир у нас не самый простой. Но даже в этом мире должны быть непреложные истины. Мой путь – это путь сердца, а не логики и цинизма. Отец неправ и должен быть за это наказан. В идеале – по его правилам наказан. Чтобы он, наконец, уже понял, где ошибся.

– По его правилам сделать это будет сложно, – потёр я лоб.

Принц сумел удивить. И дело тут даже не в чувстве лжи, а в эмпатии. Во время своей речи, я целых два раза почувствовал всплеск его эмоций. Воодушевление и волнение. Он буквально стучался мне в душу своими эмоциями. Если это не искренность, то я тогда даже и не знаю, что это такое. Возможно – сумасшествие.

– Ты справишься, – произнёс Нарухито убеждённо. – А я тебе помогу. Главное – нам самим не переступить черту.

– Для начала… – произнёс я и, убрав ото лба руку, посмотрел на него. – Мне надо знать, на чьей стороне ваш Род в целом.

– До приёма был на вашей, – ответил он. – Оама точно на твоей. Акисино у нас молчун, но далеко не дурак. Он наверняка чует подвох в этом деле. Остальные… Скажем так, Императорский Род вообще не в восторге от ссоры с Аматэру, поэтому сейчас они, скорее, выдохнули, считая, что конфликта как такового нет. И думаю, их лучше не трогать. Мы с братьями, если что, сможем тебе помочь. Ну а если тебе важно именно отношение моего Рода к ситуации, то он точно не на стороне Императора.

Не врёт. Хм, пожалуй, сейчас самое время уточнить один вопрос.

– Скажите, Нарухито-сан, – начал я осторожно. – Из-за чего вообще всё началось? Я некоторое время думал, что дело в жадности его величества, уж простите за откровенность, – на что он отмахнулся, – но чем дальше, тем подозрительнее всё выглядит.

Как по мне, это очень хороший вопрос, чтобы уточнить границы того, что может себе позволить принц.

– Я понимаю, о чём ты, Синдзи-кун, но о причине рассказать не могу, – произнёс он медленно, после чего склонил голову, глянув на меня исподлобья. – Отец запретил.

О-о-о, как интересно-то.

– Понимаю, – кивнул я. – Не буду настаивать на ответе.

Да он и так сказал больше, чем стоило говорить наследнику и правой руке отца.

– Впрочем, – усмехнулся он иронично, – дело точно не в количестве.

Твою ма-а-ать… Да он решил отжечь по полной. Окей, прогиб засчитан.

– Благодарю и на этом, Нарухито-сан, – склонил я голову.

* * *
Нарухито до машины я провожал лично. Проводив взглядом выехавшее с территории особняка авто принца, несколько минут пялился на закрывшиеся ворота. Мысли крутились вокруг его слов о причинах сложившейся ситуации. И получалось всё довольно интересно. Развернувшись, направился обратно в дом, а если конкретнее, то в библиотеку, где должна сидеть Хирано. Возможно, она сможет помочь. Но даже пока шёл к ней, голова продолжала работать, прокручивая известные факты.

Начнём с того, что Император, похоже, хочет заполучить один конкретный артефакт. Настолько ценный артефакт, что говорить о нём главе дружественного Рода нельзя. Понять его можно – я бы определённо задумался о том, чтобы оставить его себе. Свой Род – прежде всего. При этом, не стоит забывать, что Нарухито плоть от плоти этого мира, он не стал бы мне даже намекать о целях отца, если бы считал, что артефакт супер ценный и просто обязан принадлежать его семье. То есть в итоге мы имеем некую вещь, которая… ценная, но с нюансами? Ну или очень мощная. Слишком мощная, чтобы использовать её. Как ядерное оружие в моём прошлом мире, от применения которого проблем больше, чем выгоды. Супер-пупер артефакт, находящийся в конкретном Хранилище. Маска, делающая из пользователя Повелителя стихий, под нужные критерии не подходит. Да, артефакт определённо мега крутой, но ссориться из-за него с братским Родом? Не, ерунда. Точнее, ерунда, если на конфликт идёт аж целый правитель одной из Великих держав. Для Императора такая маска была бы приятным бонусом, но не более. Блин, да даже Маска Вечности покруче будет, а она уже у него. И, если честно, я теряюсь в догадках, что это за артефакт такой, потому и иду к Хирано. Мой личный исторический справочник должен знать о чём-то подобном. Если уж Император откуда-то получил подобную информацию, то и она могла что-то слышать.

Однако… Есть у меня подозрение, что история более запутанная, чем кажется. Правда, Император тут уже не при делах. Тут уже другие персонажи на первый план выходят. В частности – Этсу. Начать с того, что она Минамото. Полноценная Минамото. Как и Рейка, как и мой старший братишка. И вроде – при чём тут это, но, если вспомнить историю, то именно Минамото уничтожили последнюю деревню ёкаев в Японии. Но дело даже не в самом уничтожении, а в том, что те ёкаи, с которыми я затрагивал данную тему, уверены, что Минамото не могли в одно лицо провернуть нечто подобное. Им явно кто-то помогал. И ёкаи уверены, что этим помощником был Древний. Плюс якшини, благодаря словам которой я склоняюсь к тому, что мой брат связан с ним же. Так почему бы и Этсу не работать с древним ископаемым? Точнее, именно благодаря ей мой брат с ним и связан. Может такое быть? Да, почему бы и нет? Древний вполне может иметь длительное сотрудничество с одним из Родов. Блин, да, возможно, и не одним. В итоге Этсу с отцом направил к Хранилищу именно Древний, и вряд ли ему были нужны артефакты как таковые. Я всё же склоняюсь к тому, что ему была нужна какая-то конкретная вещь.

Правда, остаётся вопрос, почему он сам туда не пошёл? Очень любопытный вопрос. Уверен, он мог заполучить артефакт без каких-либо проблем. К сожалению, этот момент ломает схему. Я не понимаю, зачем он послал – ну или незаметно направил – за нужной вещью двух людей, а не полез туда сам. Впрочем, чуйка на удивление работает и говорит, что я прав. Ладно… Будем исходить из того, что он не мог появиться там лично. Ну и не забывать, что я всё-таки могу ошибаться. Чуйка ведьмака, как ни крути, не ультимативная вещь. Если дело не касается чувства опасности, конечно.

Ну и нельзя забывать ещё один важный момент. Если принять как данность, что и Древнему, и Императору нужен один и тот же артефакт… то Император в любом случае в пролёте. После смерти родителей я не особо задумывался о том, чего хотела Этсу, просто потому, что гадать можно до бесконечности. Сейчас, в общем-то, тоже, но при этом необходимо помнить, что перед тем, как напасть, Этсу хотела забрать моё кольцо. Тот самый Ключ вечности, который я купил на аукционе принца Оама. Этих «ключей» по всему миру тысячи и они уникальны. Не всегда. Судя по всему, кольца Аматэру и Императорского Рода одинаковы, то есть открывают одну и ту же вещь. В нашем случае – карту Древних. А что открывает мой «ключ»? То есть получается, Император желает получить артефакт, которым без моего кольца он и воспользоваться-то не сможет. При этом что-то мне подсказывает, что про «ключ» он знать не знает. Хм… Да он и про артефакт, похоже, не знает, в ином случае не настаивал бы на оценщиках. То есть получается, что у него информация… Нет, не так. У него какая-то легенда про эффект, взрыв, цунами, метеорит с неба, не суть важно, который вызывает нечто, что лежит в конкретном Хранилище… Ну нифига ж он авантюрный тип. Ссориться ради такого с Аматэру? Бред. Значит, у него на руках не какая-то там легенда или сказка, он владеет подтверждённой информацией. Типа что-то когда-то уничтожили, а артефакт, сделавший это, лежит там.

Да блин, что это за вещь-то такая?

– Хирано-сан, – позвал я, отвлекая ту от очередной книги.

Кицунэ сидела за единственным столиком в библиотеке и, придерживая страницы одной открытой книги, что-то искала в другой. При моём появлении она оторвалась от работы и бросила на меня раздражённый взгляд.

– Ох уж эти договорённости, – проворчала она, вставляя закладки между страницами книг. – Спрашивай.

– Тут такое дело, Хирано-сан, – начал я неуверенно, так как не совсем понимал, как именно задать свой вопрос. – Дело, с которым я к вам пришёл, очень важное. И оно связано с нашей общей проблемой. Так что прошу быть серьёзной и хорошенько подумать, прежде чем начать издеваться надо мной.

– Интересное вступление, – улыбнулась она. – Мне уже любопытно. Говори, я слушаю.

– Честно говоря, не знаю, как сформулировать вопрос, – признался я. – Скажем так – мне нужно знать о всех самых могущественных артефактах, фигурирующих в легендах, которые хотя бы в теории могли находиться во втором японском Хранилище. Вы ведь знаете о нём?

– Потерянное Хранилище? – уточнила она, и тут же ответила: – Да, знаю. Весьма интересная история. Точнее, случай. Причём вполне реальный. Остров, который исчез за один день. Вчера он ещё есть, сегодня его уже нет.

– Вот мне и интересно – что такого могущественного там может находиться, что… – запнулся я. Говорить про Императора – означает выдать ей информацию о том, что я Хранилище уже нашёл. Чего не хотелось бы. – Что может потребоваться Древнему.

– Даже так? – взлетели её брови. – Откуда ты только достаёшь такую информацию?

А может… Почему бы и нет, в конце-то концов? Сильно сомневаюсь, что она побежит всем рассказывать, а для общего понимания и, что уж там, доверия данная информация важна.

– Именно из-за этого у нас с Императором разгорелся конфликт, – произнёс я.

– А при чём тут… – начала она. – Да ладно. Ты… Ты сумел найти Хранилище?! Ты… – поднялась она медленно из-за стола. – Ты был внутри?

– Был, – вздохнул я.

– Получается, ты нашёл Хранилище, залез внутрь, вынес оттуда все сокровища, и Император об этом узнал, потребовав свою долю, – произнесла она медленно. – Какой жадный молодой человек.

– А с какой стати я должен ему что-то…

– Да я не про тебя, – отмахнулась она, возвращаясь на стул. – Что ж, подоплёку я поняла. Хотя нет – Древний-то тут причём? Точнее, как ты про него узнал?

– А вот это немного личное, – ответил я.

Не хочу ей про родителей рассказывать. Точнее, о кольце, которое требовала Этсу. Как и о незаблокированном камонтоку Минамото. Как и о… Короче, там слишком многое придётся рассказывать, но ей и камонтоку Минамото хватит. Просто японские ёкаи очень не любят этот Род. Очень. И Хирано в их числе. А моя сестра, если что, как раз полноценная Минамото. Об этом можно и умолчать, но всё остальное как бы тоже довольно важно. Я бы даже сказал – очень близко к Родовому секрету. Это про Хранилище уже многие знают, а вот про всё остальное – только Аматэру.

– Какое «личное», Синдзи-кун, – изобразила она удивление. – В нашем деле…

– Личное, – перебил я.

Спорить она не стала, хотя по хмурому выражению лица было понятно, что хочет.

– Как скажешь, – произнесла она раздражённо. – Вернёмся к твоему вопросу. Ты хочешь знать, что такого может находиться в Хранилище, что желают заполучить Император с Древним. Верно?

– Да, – кивнул я.

– Ответ прост – я не знаю, – обломала она меня.

– Хирано-сан… – пожевал я губы. – Всё-таки вы довольно стервозная личность.

– Какая есть, – пожала она плечами.

– Хорошо, – собрался я. – Оставим конкретные ответы. Я к вам пришёл немного не с этим. Мне нужно знать про могущественные артефакты, которые в теории могут оказаться в том Хранилище. Легенды, сказки – хоть что-то.

– С этим проще, – хмыкнула она. – Но не сильно. Понимаешь, Синдзи-кун, я в целом не спец по артефактам, особенно по артефактам Древних. Легенды? Сказки? Ну да, за годы жизни я понахваталась всякого, но технически моя специализация – это история. Понимаешь?

– Нет, – признался я честно.

– Хм-м-м… Объясню на примере того самого Хранилища. Моя профессия подразумевает изучение даже не самого объекта, а его роли в истории. То есть существовал ли он на самом деле, если да, то когда, где, в каком году исчез, при каких обстоятельствах, что воспоследовало за его исчезновением, какие конфликты случились из-за этого – история, Синдзи-кун. А вот сказки о том, какие артефакты там, возможно, лежали – это уже не про меня. Естественно, я что-то слышала, но целенаправленно такой информации не собирала.

– Расскажите хоть что-то, – не сдавался я.

– Конечно, расскажу, – вздохнула она. – Я не пытаюсь увильнуть от вопроса, просто предупреждаю, что мои слова – это слова обывателя, пусть и обывателя с немалым жизненным опытом.

– Я вас понял, Хирано-сан, – кивнул я.

– Ну тогда давай подумаем, что там такого интересного могло быть, – задумалась она. – М-м-м… Маска вечности? – поймала она мой взгляд. – Но – вряд ли. Артефакт, несомненно, известный и могущественный, но, насколько я знаю, он затерялся где-то в Китае.

– А почему вы тогда про него вспомнили? – уточнил я.

– Хо-о-о… – выдохнула она тяжко. – Просто это очень знаменитый артефакт. Легенды о его появлении есть чуть ли не в каждой стране. Да, потерян он в Китае, но, например, в нашей стране одно время ходили слухи, что когда-то там, в старые времена, какой-то Род совершил рейд в Китай, откуда и привёз указанную маску. Но… – покачала она головой улыбаясь. – Мне как-то раз один знакомый китаец рассказывал, что в его стране все смеются над тем, насколько часто по легендам к ним наведывались с рейдами иностранцы. И дело даже не в Маске Вечности, любой более-менее известный артефакт, всплывший в какой-нибудь Папуасии, по легенде попал к ним после рейда в Китай. Бедные китайцы, наверное, сами в шоке от количества артефактов утащенных пришельцами из их страны. Потому я и не люблю все эти сказки и легенды. Я оперирую фактами, а мне говорят про маску, которая появилась одновременно в разных частях мира.

– Ладно, с Маской Вечности понятно, – дёрнул я плечом. Может, присесть на стул? А то так и стою перед ней, как нашкодивший студент. – Но должно же ещё что-то быть?

Отойдя чуть в сторону, подхватил стул, стоящий возле одного из шкафов с книгами, поставил возле стола и уселся.

– Наверняка должно, – произнесла она, наблюдая за моими телодвижениями. – Например, Маска Возвышения.

– Это ещё что такое? – удивился я.

– Артефакт, позволяющий любому бахирщику стать Повелителем Стихий. Слышал о таких? – усмехнулась она.

Может, прикольнуться и рассказать ей… Да не, ребячество. Про Рейку рассказывать не хочу, а сам я Повелителем уже не стану.

– Да, – скривился я ответной усмешкой. – И даже то, что они реально существовали, знаю. Вы не единственный знакомый мне ёкай, Хирано-сан.

– Ну да, ну да. Как я могла забыть? – произнесла она с ухмылкой. – Но я определённо самая лучшая.

– Без сомнения, Хирано-сан, – согласился я.

– Так вот, – продолжила она. – Маска Возвышения – вполне себе существовавший артефакт, который действительно пропал где-то на территории Японии. Во всяком случае, мой муж был в этом уверен. По его словам, он знал ёкая, который видел Маску своими глазами. Очень давно. Так что в теории она могла оказаться в Потерянном Хранилище.

Забавно, но Хирано оба раза попала в яблочко.

– Вряд ли Императору нужен именно этот артефакт, – покачал я головой. – Не стал бы он с нами ссориться ради такого.

– Ты серьёзно? – удивилась она. – Ради такого как раз можно.

– Он Император, – посмотрел я на неё как на дурочку. – У него целое государство под рукой. Ссориться с Аматэру ради возможности получить одного-единственного бойца?

– Ну… – отвела она на секунду взгляд. – Мало ли? А вот ради Маски Вечности он точно бы поссорился. Ради неё не то что братьев – всю свою семью, бывало, вырезали.

– С этим не спорю, – произнёс я. – Но, может, ещё что-то есть?

Возможно, оно и к лучшему, что Маску мы Императору отдали. Хотя, кого я обманываю – вернись я во времени, и хрен бы он её получил. Я бы… Ну да, я бы вообще по-другому действовал.

– Даже не знаю, – задумалась она. – Трезубец Зевса, быть может? Реальному Зевсу он не принадлежал, да и каким боком вообще мог на наши острова попасть – непонятно, но артефакт очень мощный. Говорят, с его помощью можно было города уничтожать. Древние города, конечно, которые не отличались размером – но как факт.

– Учитывая название артефакта, полагаю, он молниями шмалял? – спросил я просто ради любопытства.

– Дождь из молний, – кивнула она. – Очень мощный артефакт. Последнее упоминание найдено в переписке двух славянских князей. Дословно не скажу, но что-то вроде «словно Гнев небес, проклятье Перуна, вызвавшего дождь из молний». По масштабам очень похоже на удар спутников Древних. Но те лучами бьют, а тут некий «дождь из молний».

– Ты что, видела, как бьют спутники? – удивился я.

– Нет, конечно, – удивилась она в ответ. – Просто описаний данного процесса полно. Ты, главное, фильмам не верь, спутники Древних несомненно мощная штука, но не столь ультимативная.

– Да и боги с этими спутниками, – отмахнулся я. – Лучше скажи… Этот трезубец… он ведь очень известен.

– Весьма, – покивала она.

– Просто есть у меня подозрение, что Император и сам не знает, что ему нужно, – пояснил я свою мысль. – Он знает про некий эффект артефакта. К примеру, про дождь из молний, но не знает, что именно его вызывает.

– Тогда это не Трезубец Зевса, – вздохнула Хирано. – Тут и сам артефакт, и его возможности идут рука об руку. Кто знает об одном, знает и о другом. Да и вообще, мог бы сразу сказать о своих подозрениях, – проворчала она. – Маски, Трезубец – всё это автоматом отменяется. При заданных условиях я вообще без понятия, что нужно Императору. Что это вообще за артефакт, о котором известно только то, что он делает? Нет таких. Я о них не знаю, – откинулась она на спинку стула.

Так мы и просидели четыре минуты в полном молчании. Каждый думал о своём, хотя, подозреваю, всё-таки об одном и том же. В любом случае, ни я, ни Хирано, так ни до чего и не додумались.

– Тебе лучше не историка спрашивать о подобном, – нарушила она тишину. – А у специалистов по Древним. И их артефактам. Благо у Аматэру имеется парочка.

– Ну да, – вздохнул я. – Похоже, придётся. Просто понадеялся на удачу. Должно же мне когда-нибудь повезти?

– Тоже мне, неудачник нашёлся, – фыркнула Хирано.

– Ладно, пойду я тогда, – поднялся я со стула.

– Иди, – ответила она задумчиво. – Я ещё подумаю над этим вопросом, но на многое не рассчитывай.

– И на этом спасибо, – произнёс я, после чего развернувшись отправился на выход из подвала.

Но у самой двери был остановлен.

– Подожди! – воскликнула Хирано.

Обернувшись, приподнял бровь.

– Что-то вспомнили? – спросил я.

– Спутники, Синдзи! – почти крикнула она. – Долбанные спутники!

Дошло до меня почти сразу. Эффект известен очень многим, но никто не знает, как выглядит пульт от спутников. Причём данная вещица будет одинаково полезна как Императору, так и самому Древнему.

– Ты всё-таки гений, красавица, – произнёс я, всё ещё пребывая в своих мыслях.

– А ещё у меня очень пушистые хвосты!

Глава 13

У мужчин в этом мире полно привилегий. Мы, например, можем не встречать вернувшихся из поездок женщин. Но и встречать нам ничто не запрещает. Так что я решил продемонстрировать внимание беременной жене. Да и соскучился немного, что уж там. Тейджо, Мамио, Мизуки я фактически каждый день видел, они ко мне тренироваться ездят. Райдона и Анеко – где-то через день в среднем. А Норико, Атарашики и Эрны я уже три дня не видел. Вместе со мной наших дам встречал и Казуки. Не потому, что хотел, а потому, что под руку попался. А вот Раха пришла к воротам сама, с Рейкой, да ещё и раньше нас. Про слуг и вовсе молчу – работа у них такая, встречать Аматэру каждый раз, когда мы возвращаемся домой. И в снег, и в дождь, и утром, и вечером. И поздним вечером, как сейчас.

Рядом бегал Бранд, но ему было плевать на возвращающихся, он просто за мной увязался. Идзивару тоже было плевать, но за мной он хвостом не бегал, так что, скорее всего, опять сидел на сакуре. Или на кухне. Вот уж кто точно не станет встречать приживал, которым он позволяет жить на своей территории.

Из первой машины, которая подъехала к воротам, вышли Норико, Эрна и… Фудзикава Асами. Последняя сидела на переднем сиденье и бежать вперёд, как та же Норико, не собиралась. Вот, похоже, и сюрприз, о котором говорила Атарашики.

– Си-и-индзи-и-и! – завопила Норико, подскакивая ко мне. Наверное, если бы не беременность, то и вовсе напрыгнула бы. – Как же я соскучилась!

– Здравствуй, милая, – улыбнулся я. – Как шопинг, удался?

– Это было здорово! – сообщила она воодушевлённо. – Единственный минус – то, что тебя не было рядом.

– Ну извини, родная, так получилось, – ответил я мягко.

– Да я без претензий, – отмахнулась она. – Привет, Казуки. Рейка-тян. Раха, зря ты с нами не поехала.

На что последняя стеснительно улыбнулась, но ничего так и не сказала. А вот Рейка налетела на Норико с расспросами, которые я слышал, но не слушал. Обычный девчачий щебет. Следом за ней к нам подошла Эрна, которая, поздоровавшись с нами, сразу же переместилась под руку Казуки и уже с ним о чём-то шептаться стала. И, судя по выражению его лица – тоже ничего важного. Из второй машины вышла Атарашики и неспешно направилась в нашу сторону. Фудзикава всё ещё стояла у первой машины, разве что обошла её, чтобы оказаться чуть ближе к нам.

– Здравствуй, бабулька, – обнял я Атарашики. – Как оно?

– Неплохо съездили, – ответила она с полуулыбкой. – Вспомнила молодость. Но без мужчины, конечно, не так весело.

– Так вы это специально делаете, да? – изобразил я укор.

– Временами, – улыбнулась она чуть шире. – Рада тебя видеть, Синдзи. Не стоило нас встречать.

– Да брось, – хмыкнул я. – Делать всё равно нечего.

– Прям совсем нечего? – приподняла она бровь.

– Сегодня – да, – ответил я, и чуть понизив голос, хотя это и не обязательно было, спросил: – Привезла?

– Мог бы и пораньше позвонить, – ответила она со вздохом. – Мы уже по пути в аэропорт были, между прочим. Хорошо, недалеко от дома отъехали.

– Извини, до меня не сразу дошло, что нам нужно, – пожал я плечами.

– Да и ладно, – качнула она головой. – Пойдём уже.

А вот дальше произошло интересное. Стоило нам пройти полдороги до входа в дом, за спиной раздался голос.

– Госпожа!

Обернувшись, а обернулись мы все, я увидел стоящую у ворот инугами, которая мялась, но не шла вперёд.

– Хотела тебе о ней в другой обстановке рассказать, – заметила Норико, после чего повысила голос: – Не стой там, иди сюда!

– Не могу, госпожа! – ответила Фудзикава.

Норико явно удивилась. Я, в первое мгновенье тоже, но потом вспомнил про подарок ёкаев.

– Я разрешаю тебе войти! – произнёс я, повысив голос.

После чего Фудзикава сделала осторожный шаг, зайдя на территорию особняка.

– Работает, значит, подарок, – произнесла Атарашики. – Это хорошо.

– Я заключила с ней контракт, – зашептала мне на ухо Норико. – Теперь она моя личная служанка. Прикинь, Синдзи, я единственный в Японии человек, у которого есть служанка-ёкай!

Хоть она и говорила шёпотом, но восторг в голосе скрыть было невозможно.

– Нормальный контракт? – спросил я тихо.

– Ритуал… Ну ты понял, какой, – ответила она.

Она уболтала Фудзикаву заключить с ней магический контракт? Сильна девка.

– Теперь ты самая уникальная жена в мире, – улыбнулся я, поцеловав светящуюся от эмоций Норико.

– Как минимум в Японии, – ответила она гордо.

Надо будет потом поговорить с инугами, уточнить пару моментов.

Так как время было позднее, с Атарашики мы нормально поговорить не смогли. Всё-таки женщинам нужно было помимо естественных мелочей типа ванны и перекуса о многом мне похвастаться. Атарашики в этом участия не принимала, но и я не мог прогнать девчонок, которые рассказывали о разных чудесах Токусимы и сколько чего они купили. Не только мне, на самом деле. Казуки тоже страдал, а вот Рейка с Рахой были очень даже внимательными слушательницами. Дело происходило в главной гостиной, и помимо нас там присутствовала Фудзикава, стоящая по стойке смирно у одного из книжных шкафов.

Разошлись все только после того, как я указал на время, и что Рейке пора бы уже идти спать. Попытку разжалобить меня пресёк на корню – такому нельзя давать время войти в полную силу, иначе есть немалый шанс проиграть. Так что, указав на дверь, велел ей идти готовиться ко сну. После этого наша компания долго не просидела и разошлась по своим делам.

– Фудзикава-сан, задержитесь, пожалуйста, – остановил я инугами, когда та последовала за госпожой на выход из гостиной.

Норико тоже остановилась, обернувшись в мою сторону. Ничего говорить не стала, просто шагнула в сторону, пропуская мимо себя Раху. Прогонять я её не стал – разговор у меня к инугами не секретный, так пусть услышит и её госпожа. Которая, кстати, так и осталась стоять у двери.

– Аматэру-сан? – подала голос Фудзикава, подойдя ко мне.

– У меня к тебе пара вопросов, – сообщил я, задирая голову, чтобы видеть её лицо – я-то сидел в кресле, в отличие от неё. – Присядь.

Сев на краешек кресла, стоящего напротив меня, Фудзикава спросила:

– О чём вы хотели спросить, Аматэру-сан?

– Во-первых – кому ты служишь? – чуть наклонил я голову вбок.

– Аматэру Норико и только ей, – ответила она незамедлительно.

Не врёт.

– Как долго ты будешь служить ей?

– До конца, – ответила она, но через полсекунды пояснила: – Пока один из нас не умрёт. У инугами не очень продолжительная жизнь, Аматэру-сан, так что состаримся и умрём мы примерно в одно и то же время.

– Стоп, так вы ровесницы? – удивился я.

Мне почему-то казалось, что Фудзикаве лет… много.

– Нет, Аматэру-сан, – взлетели в удивлении её брови. – Просто я уже полжизни прожила. Мне сто два года, а инугами лет двести в среднем и живут.

Думаю, Норико всё-таки раньше от старости умрёт, но тут неизвестно – в Японии вообще полно долгожителей.

– С этим понятно, – произнёс я, чуть кивнув. – Ещё хотелось бы узнать, на что ты готова пойти ради Норико. В смысле… – замолчал я, подбирая слова.

– Я поняла вас, Аматэру-сан, – кивнула она. – Мы заключили контракт служения. Это не рабский контракт, так что я имею немало свобод, но, если потребуется, я отдам за госпожу жизнь. Безопасность госпожи вообще у меня в приоритете. То есть… – замялась она. – Вы обязаны знать – если, к примеру, в критической ситуации встанет выбор между госпожой и её детьми, я выберу госпожу.

Плохо, но ожидаемо.

– А если я не пожелаю оставлять детей? – спросила Норико.

– Тогда я останусь прикрывать вас всех, – пожала Фудзикава плечами. – Либо, если мне позволит сила, упакую вас в чемодан и сбегу.

– Я определённо стану достаточно сильной, чтобы ты не смогла так поступить, – произнесла Норико хмуро.

– Я буду только рада этому, госпожа, – склонила Фудзикава голову.

– Ладно, – вздохнул я. – Обстоятельно о вашем контракте мы поговорим в другой раз. Напоследок спрошу – ты ведь понимаешь, что мои приказы на втором месте после приказов Норико? И ты обязана их выполнять.

– Конечно, Аматэру-сан, – кивнула она. – Я знаю, что такое начальство хозяина.

– Ну и отлично, – заключил я и покосился я на Норико, которая всё ещё хмурилась. – Я постараюсь не лезть к тебе с указаниями, но и ты не игнорируй слова главы Рода. Мелочами типа указания сделать мне чай я тебя беспокоить не буду, но если уж что-то приказал, будь любезна выполнить.

– Я бы не посмела игнорировать ваши слова, Аматэру-сан, – на этот раз она даже корпус чуть склонила. – И, между прочим, я неплохо делаю чай.

Хм, то есть я и по мелочи могу ей приказывать?

– Нашла кому это говорить, – подала голос Норико. – Осквернителю чая плевать, кто и что ему готовит, – у Фудзикавы после этих слов аж брови взлетели, а Норико, поймав её взгляд, махнула рукой и произнесла: – Потом расскажу.

– Между прочим, в чае я разбираюсь, – заметил я. – Немного.

Норико на это лишь закатила глаза и покачала головой. То ли мужу не хотела перечить, то ли с дурачком спорить.

* * *
На следующее утро, после того как проводил Рейку до машины, на которой её отвозят в школу, я отправился к Атарашики. Старушка сидела у себя в кабинете и явно ждала меня. В ином случае я нашёл бы её в гостиной, где она читала бы газету. По утрам я и сам сижу там, просматривая мировые новости по телеку.

– Ну рассказывай, – сказала она и клацнула по клавиатуре, после чего повернулась ко мне: – Зачем тебе потребовалась эта вещица?

Подойдя к столу, я поднял лежащий там артефакт Древних, представляющий из себя пустую портретную рамку. Положив его обратно, пододвинул к столу Атарашики единственный в кабинете стул. Кресел было несколько, а стул один.

– Тут нужно с самого начала рассказывать, – произнёс я, усаживаясь на стул, и, немного помолчав, продолжил: – Дело в том, что вчера ко мне заходил принц Нарухито.

По ходу рассказа выражение лица Атарашики почти не менялось. Ну да, она двигала бровями, прикрывала глаза, покачивала головой, но в целом выслушала меня спокойно. А вот конец истории она слушала, поставив локти на стол и сцепив ладони в замок. Да и вид у неё был довольно напряжённый.

– То есть ты хочешь сказать, что именно эта Картина Древних и есть пульт? – спросила она, когда я закончил.

– Ну сама подумай, – ответил я с усмешкой. – Древние с лёгкостью раздавали свои артефакты, но я, например, не знаю ни одного случая, когда они делились с людьми своими технологиями. Как, собственно, и готовыми технологичными продуктами. Те же Картины, – кивнул я на артефакт, лежащий у неё на столе, – ни разу не были подарены. Их находили и забирали себе уже после исчезновения Древних. А тут аж целый пульт от боевых спутников.

– Не понимаю, к чему ты ведёшь, – чуть качнула она головой.

– Вспомни, – произнёс я с улыбкой. – По телефону я сказал тебе передать кладовщику, чтобы он отдал тебе артефакт, лежавший рядом с костями Древнего. Это, – ещё один кивок на Картину, – высокотехнологичный гаджет, который не доверили бы защитникам Хранилища, и уж тем более он не может лежать в одной из ячеек. Пульт от спутников до самого конца должен был быть у хозяина объекта.

– Тогда почему Древний не воспользовался им? – спросила Атарашики. – Я точно знаю, что они не раз убивали себя с их помощью, лишь бы забрать с собой врагов.

– Так может, и использовал, – пожал я плечами. – Ушёл же остров на дно морское. Так там ещё, судя по всему, генератор почти не работал, энергии даже на двери не хватало, в то время как остальные Хранилища прекрасно себя чувствуют. То есть он перестал нормально работать не потому, что стареньким стал.

– В других хранилищах есть жрецы, они могут заниматься техобслуживанием, – упёрлась старуха.

Бессмысленный спор, но я всё же отвечу.

– А спутники тоже жрецы обслуживают?

– Мда… – произнесла она. – Ладно, с этим согласна. Тогда другой вопрос. Даже два. Зачем Древнему пульт? У него ведь свой должен быть. И раз уж ему нужен конкретно этот, почему он сам не спустился. Уж с его-то возможностями… а они у него определённо должны быть большие, он и сам мог забрать нужную вещь.

– У меня нет ответа на эти вопросы, – развёл я руками. – Сам об этом думал, но… Тут до бесконечности можно строить теории, подтвердить или опровергнуть их мы не можем.

– Не любишь ты теории строить, – покачала она головой.

– Бессмысленность я не люблю, – уточнил я. – Ну придумаем мы сотню теорий, зачем ему пульт, а толку? Ни подтвердить, ни опровергнуть их никто не сможет. Строить на этих теориях дальнейшие планы банально опасно. И? Ради чего мы будем мозги напрягать?

– Как скажешь, – пожала она плечами. – Лучше скажи, что ты с ним делать будешь? – кивнула она на пульт.

– А вот это интересный вопрос, – постучал я пальцем по столу. – Прямо сейчас – ничего, а в будущем… Можно даже отдать Императору.

– Что?! – вскинулась она. – Отдавать столь ценную вещь?!

– Императорскому Роду, – произнёс я с ухмылкой.

– Да пошли они на хрен! – легонько стукнула она кулаком по столу, после чего проворчала: – Такое оружие и нам пригодится.

Что ж, Императору можно сказать спасибо – он таки сумел вылечить Атарашики от чрезмерного доверия к их Роду.

– Слишком опасное оружие, – покачал я головой. – Таким один раз воспользуешься, так тебя весь мир искать начнёт.

– И что? – фыркнула она. – Просто осторожнее надо быть. Ну или использовать, когда совсем всё плохо. Как последний довод.

Меня определённо радуют её слова.

– Есть нюанс, – улыбнулся я. – Вспомни, что я рассказывал тебе о нападении Этсу.

– Ну и? – не поняла она. – Что там такого было?

– Ну как же…

– Стоп, – подняла она руку. – Кольцо, да? Она хотела заполучить твоё кольцо. А если принять за факт, что Сакураи пришли в Хранилище за пультом, получается его без кольца не активировать.

– Именно, – кивнул я.

– Получается, – приподняла она брови, – Император в любом случае не получил бы желаемое? Как иронично… Но это не меняет того, что пульт надо оставить себе.

– Я не собираюсь просто отдать его, – ответил я. – Во-первых, если и отдавать, то уже после получения клана. Вроде как контрольный выстрел в голову самомнению Императора. Хотя нет, Императору я его в любом случае не отдам. Пусть лучше это будет наследный принц. Ход в большей степени демонстративный, но нам это и надо. Во-вторых, без ключа пультом не воспользоваться, а его я точно никому не отдам, так что принцу придётся с нами договариваться.

– В каком смысле – договариваться? – нахмурилась Атарашики.

– В прямом, – пожал я плечами, поймав на мгновенье её взгляд. – Если захотят выстрелить, пусть идут к нам и просят помощи. Либо… – задумался я. – Да, так будет лучше. Заключим договор на общее пользование. Если пальнуть нужно нам, мы пойдём к ним, если наоборот – они к нам.

– Им придётся заботиться о нас, чтобы не дай бог перстень не был утерян, – произнесла она задумчиво. – Хм, умно. Не помогают как братья, будут помогать как партнёры. Но они ведь в какой-то момент могут и забыть о «братских отношениях».

– Думаешь, попытаются забрать кольцо силой? – задумался я. – Да не, опасно и сложно. Одно дело – предприятие отжать, а другое – небольшой предмет, который будет неизвестно где. И который можно легко передать третьей стороне. Ещё и про спутники рассказать. Причём самому Императорскому Роду придётся очень многое объяснять аристократам своей страны. Нет уж, им придётся быть добрыми братьями.

На это Атарашики нахмурилась.

– Подло, – произнесла она. – Братские отношения не поддерживаются силой. Мы либо братья, либо нет. Сейчас – скорее нет, чем да, но если мы отдадим им только пульт, то шанса на примирение уже не будет. Так что я против. Пусть уж лучше и пульт, и ключ у нас будут.

В чём-то она права. Мне-то плевать, а вот мои потомки будут жить в вечном напряжении с правящим страной Родом. Можно им просто пульт отдать, пусть подавятся, но тогда спутниками вообще никто не сможет воспользоваться, а это зряшная трата ресурсов. Не готов я ради небольшого укола отдавать такую вещь. Да и в целом отдавать её без возможности потом использовать не хочу. Тут Атарашики права – уж лучше он у нас будет, чем у Императорского Рода.

– Ладно, – произнёс я, – забудем пока. Что с ним делать, потом решим. Сейчас надо узнать, правы ли мы вообще насчёт ключа.

– Ты хочешь активировать пульт? – произнесла Атарашики осторожно. – Здесь и сейчас? Ты… Не думаешь, что это опасно?

– Активировать – не значит использовать, – пожал я плечами. – Да и не пульт это, как таковой. Лично я думаю, что подобные Картины Древних – скорее, планшеты. То есть это планшет, через который можно управлять спутниками, но помимо этого, там и другие функции должны присутствовать. Не думаешь же ты, что спутники ударят сразу, как только мы его активируем?

– А вдруг? – чуть отодвинулась она от стола. – Древний ведь мог всё подготовить для этого. Просто активируешь планшет и… всё.

Взяв в руки артефакт, прислушался к себе. Да не, молчит чуйка.

– Нормально всё, – произнёс я, поднося кольцо на пальце к небольшому углублению на рамке Картины. – Хм…

Ничего.

– Синдзи, – произнесла Атарашики. – А с каких пор ты бахиром стал управлять?

А, блин, точно. Положив планшет Древних на стол, снял с пальца кольцо, которое протянул Атарашики.

– Может, не стоит? – спросила она жалобно.

Ещё раз прислушавшись к себе, дёрнул рукой с кольцом.

– Давай, старушенция, не дрейфь. Ничего не случится. Как минимум.

Осторожно взяв в руку кольцо, она так же осторожно придвинула к себе планшет. Бросив на меня взгляд, медленно приложила Ключ Времени к нужной выемке. Вздохнула, скривилась и, видимо, только после этого подала в кольцо бахир.

Планшет отреагировал моментально, отчего Атарашики охнув с испугом оторвала руку с кольцом. Я же с интересом пододвинул планшет к себе. На месте пустого пространства «портретной рамки» сейчас светился голографический экран, показывающий изображение выгравированного в камне орнамента Древних, который был перечёркнут глубокой бороздой. Но главное, данное изображение было лишь фоном, наподобие рабочего стола на наших компьютерах, поверх которого висело восемнадцать маленьких 3D-изображений всё тех же орнаментов. Разных, не таких как на рабочем столе планшета. Так они ещё и были подписаны. Язык, понятное дело, принадлежал Древним, но это ерунда – было бы гораздо менее удобно, если бы подписей не было. А переводчики у нас найдутся.

– Такое ощущение, – произнёс я тихо, – как будто к одной из тайн мира прикоснулся.

– После карты Древних у меня иммунитет к подобным ощущениям, – проворчала Атарашики.

Разрушив тем самым атмосферу. Только-только я себя Индианой Джонсом почувствовал…

– Ладно, – вздохнул я. – С этим разобрались. Тыкать в иконки, думаю, не стоит.

– Уж будь любезен, – произнесла Атарашики. – Пусть этим другие займутся. И не здесь.

– И не сейчас, – посмотрел я на неё. – Исследование планшета оставим на потом. Торопиться нам некуда. Для начала надо решить, что вообще с ним делать.

– Уж точно не отдавать, – отозвалась она.

– Это зависит от того, как мы сможем ответить Императору, – облокотился я на спинку стула и закинул ногу на ногу. – И сможем ли. В общем, рано о судьбе планшета думать.

– Как скажешь, – произнесла она, беря планшет в руки, после чего осторожно засунула несколько пальцев в голограмму рабочего стола. Там, где не было иконок. Три секунды и экран погас. – Наверняка ведь можно как-то иначе его выключать, – пробормотала Атарашики.

– Пойду я, – поднялся я со стула. – Держать планшет дома не стоит, так что съезди в Хранилище. Или Казуки пошли. Хотя лучше сама. Заодно привези оттуда какую-нибудь побрякушку для Эрны. Пусть на свадьбу наденет. Обоснуем твою поездку в Хранилище.

– Сделаю, – кивнула она. – Но ты всё-таки поднапряги мозги. Придумай такой ответ, чтобы не надо было отдавать пульт Императору.

– Ты порой на удивление жадная, – покачал я головой.

– Женщины Аматэру не жадные, Синдзи, – ответила она, – а хозяйственные. Жадность мы оставляем нашим мужчинам, которые строят планы. Так что иди, строй и не забывай про жадность.

* * *
Когда я вышел из кабинета Атарашики, ноги понесли меня уже в мой, но на полпути я развернулся и пошёл в гостиную. Попялюсь в телевизор, узнаю, что там в новостях говорят. Однако на пороге гостиной вновь остановился – время прошло, следующие выпуски новостей через три часа будут. Ладно, тогда пойду к себе, гляну новости по интернету. Можно и через телик в гостиной, но не люблю я это – неудобно. В общем, задумчивость после разговора с Атарашии делала меня рассеянным, отчего я и шатался по дому как неприкаянный. Даже сев за рабочий стол и включив компьютер, минут семь тупо пялился в монитор, где в качестве рабочего стола у меня была картинка паркета – простенько и глаз ни за что не цепляется.

Тяжко вздохнув, зашёл в Майничи, где полно новостных групп и присутствуют основные газеты и телеканалы Японии. Да что уж там – в Майничи и иностранных новостных групп полно. Вот это всё я и просматривал. Неспешно и задумчиво. Да и не просматривал, а прокручивал. Мысли один фиг крутились вокруг главного вопроса – что делать? Как получить Клан? Если смогу получить и не отдать своё, то это определённо будет хорошим ответом Императору. Но, чёрт возьми, как это сделать? Вообще не представляю. Складывается впечатление, что мне в другой стране будет проще получить желаемое. Хм. Как вариант, кстати. Но опасно. В том плане, что однажды может случиться конфликт интересов. Быть иностранным кланом, живя в Японии, это, конечно, неслабая пощёчина Императору, но если Япония… Хотя нет. Если страна, которая дала Клан, попросит совершить что-то против Японии, что-то такое под грифом «государственная необходимость», послать я это государство не смогу. Меня буквально за жабры возьмут. Это в Японии Аматэру и правящий Род имеют статус братских, то есть сильно давить на меня не станут, а вот иностранцам плевать. Да и с самим Императорским Родом в случае, если мне дадут клан другие, могут возникнуть серьёзные трения. Переехать? А смысл? Там другие проблемы вылезут. Причём много проблем. В общем, не стоит оно того, проще Свободным Родом в Японии оставаться, чем кланом в другой стране. Ради выживания переехать можно, но не ради пощёчины Императору.

Продолжая размышлять, бездумно прокручивал очередной канал, где увидел пост с картинкой за позапрошлый день. На изображении была показана карта мира, на которой разными цветами показывалось энергопотребление разных стран за прошлый год. Чем больше, тем лучше. Ничего важного, просто любопытно стало, вот и отвлёкся от своих дум. Япония стояла на четвёртом месте после Китая, России и Германии. Взгляд непроизвольно скакнул на Малайзию, которая выделялась бледно-розовым цветом, то есть она вообще в жопе. Но это и понятно – во время войны большинство предприятий не работают, а значит, и энергию не тратят. Что забавно, Филиппины опережали Малайзию всего в два раза, а ведь там не война, а всего лишь волнения с забастовками. Переведя взгляд обратно на Малайзию, вновь задумался о своих делах. Может, с англичанами закорешиться? Заключить союз с английскими кланами да захватить остатки Малайзии. В данный момент там относительно тихо, англичане таки сумели продержаться, и Георг официально подтвердил их право на Родовые земли. В общем, всё то же самое, что делал и наш Император. Так что малайцы сейчас осторожничают, а кланы и так уже давно в глухой обороне сидят. Только фигня это всё. Как по мне, английские кланы проиграли. Ну да, сейчас они вроде как под защитой своего короля, но одно дело, если бы они смогли захватить малайскую часть пролива, а другое – нынешняя ситуация. В первом случае Георг зубами бы вцепился в эти земли, а ради чего ему воевать теперь? На другом конце мира, в чужом регионе – с Великими державами. Так на Императора ещё и обида с гордостью давила, в то время как для Георга эта история не более чем борьба за ресурсы. О, какие-то силы он, несомненно, выделит, если кто-то попытается забрать у кланов их земли, но… Сомневаюсь я, что он выделит на это много сил. Бедолаги, которые застряли между Малайзией и Сукотаем, наверное, уже тысячу раз прокляли свой авантюризм. И вот к ним приду я и скажу: «а давайте вы поможете мне захватить остатки Малайзии, чтобы ваши земли оказались уже между Японией и Сукотаем». Круто, чё. Пошлют меня без вариантов.

К тому же… Если честно, не хочу я на малайцев нападать. Я им и так слишком много зла принёс. Да, я просто успел первым. Да, трындец в их стране и так бы начался. Но вот не хочу. У меня ещё и отношения с их правителем нормальные. С учётом того, как я им подгадил, даже хорошие. В общем, не хочу. Неправильно это.

Но если не они, тогда Хоккайдо? Про Индию и думать нечего. Однако победить кланы Хоккайдо я не смогу. Никак. В одну харю такое невозможно. Собрать альянс? Так сложно это. Одно дело, если на меня нападут, другое – самому начинать. Спровоцировать их? Можно. Облить грязью, рассказать, какие они чудовища, бросить клич, да уничтожить. Тоже непросто будет, но тут другая проблема – что скажут члены альянса, когда я за это клан получу? Лично я бы обиделся, используй меня столь цинично. Однако что-то придумать придётся. Просто потому, что Хоккайдо – единственный вариант получить клан. Каких-то моральных терзаний по поводу их уничтожения у меня нет – эти нехорошие люди меня убить пытались, так что сами виноваты. С другой стороны, ненависти к ним у меня тоже нет – меня многие на тот свет отправить старались, и что? Утонуть в ненависти? Как по мне, нормальная ситуация. Не то, что я оставлю безнаказанным, но нормальная. Рутинная. В данном случае – они пытались убить меня, я попытаюсь убить их. Честно? Честно. Хотя нет, не совсем, всё же кланы Хоккайдо на меня покушались, а не на мой Род. Казуки хотели похитить Тоётоми, но они уже… Да не, не будем врать себе – я им этот момент ещё припомню. Когда-нибудь. А сейчас на повестке дня – кланы Хоккайдо.

Есть ещё один момент, почему я не хочу воевать с северянами, точнее, почему я считаю данный вариант плохим. Всё дело в том, что вырезать там придётся всех. Вообще всех. Десятилетиями потом воевать с потерявшими клан Слугами клана и аристократами мне ну совсем не хочется. Если в той же Малайзии война должна быть на захват власти, то здесь – именно что на уничтожение. И не где-то там, а в собственной стране, что ещё опаснее. И как избежать мести, я не представляю. Сварганить план по уничтожению нескольких кланов, рассчитанный на десятилетия и скрытность, я не смогу. Да и если бы это было… хотя бы просто возможно, Император уже давно привёл бы его в исполнение. А то и отец нынешнего Императора.

А ведь такой план, возможно, существует… И работает. Просто я про него не знаю. Разрушить бы его, подгадив старику, но для этого надо хотя бы знать, существует ли он в реальности.

– Синдзи! – воскликнула Норико, врываясь ко мне в кабинет. – У меня к тебе очень важный вопрос.

Подозревать, что вопрос не такой уж и важный, я начал сразу, стоило только обратить внимание на папку в её руках. Опять что-то насчёт свадьбы.

– Милая… – начал я, но был прерван той самой папкой, упавшей на стол прямо напротив меня.

– Какой орнамент лучше, этот? Или этот? – спросила она и потыкала пальцем в две фотографии.

Торт? Рисунок на торте?! Да она издевается.

– Дорогая, у меня сейчас голова совсем другими мыслями забита, – произнёс я слегка жалобно. Может, поверит и не станет мне мозг выносить. Давление на жалость в некоторых ситуациях – весьма эффективный способ решить задачу. – Серьёзно, мне совсем не до этого.

Правда, в следующий момент я понял, что проще было взять секундную паузу и ткнуть наобум в любую из фотографий.

– Я же не требую у тебя несколько часов своего времени, – возмутилась Норико. – Просто скажи, что тебе нравится больше.

– Это, – указал я на одну из фотографий.

– Хм, – задумалась она. – Пожалуй… да. Спасибо, милый.

После чего перегнулась через стол и чмокнула меня в щёку. Что ж, всё оказалось не так страшно. Порой мы, мужики, приписываем женщинам совсем уж дикие вещи. Я вот думал, что она реально следующий час будет мне мозг выносить.

– Норико, – остановил я у самой двери. – Жёнушка моя самая лучшая. Ответь и ты на вопрос.

– Я? – вскинула она брови. – Ну… Спрашивай.

На самом деле спрашивал я её больше в шутку, просто чтобы мозг разгрузить. Благо в дело с Императором она была посвящена.

– Скажи, что мне такое захватить, чтобы Император дал нам клан? – задал я вопрос.

– Хм… – нахмурилась она, глядя в пол. – Если тебе интересно моё мнение… Захвати Малайзию, – посмотрела она на меня. – Самый простой вариант.

– Не хочу, – вздохнул я. – Некрасиво это будет с нашей стороны. Да и не так уж просто.

– Тогда не знаю, – пожала она плечами. – На Хоккайдо страшновато лезть. Малайзию ты не хочешь. Филиппины захвати. Или Мьянму. Хотя, нет, там Сукотай с индусами. Не знаю, Синдзи, не моя тема. Синдзи?

– А? – оторвался я от монитора. – Да… Да, спасибо. Ты мне помогла. Спасибо.

– Всегда пожалуйста, – ответила она немного удивлённо.

И, помявшись у двери ещё несколько секунд, вышла из кабинета. Правда отметил я это уже краем сознания. В голову пришла идея и нужно было хорошенько её обдумать. Норико действительно мне помогла, показала, что у меня несколько зашоренный взгляд. В самом деле, с чего я сконцентрировался на словах Императора, точнее, на его предложениях. Малайзия? Кланы Хоккайдо? К чёрту. В нашем регионе есть и другие цели. А если точнее – то одна конкретная цель. Немного фантастичная, но подумать о ней вполне стоит.

Филиппины.

Те самые Филиппины, под флагом которых убили предыдущего главу Аматэру. Те самые, на которых я уже не первый год раскачиваю ситуацию. Да, по факту они вассалы Штатов, но на бумаге – вполне суверенны. То есть если их захватить, американцы могут только ноты протеста слать. Причём, если всё получится, то им придётся убрать свою базу с Филиппин, то есть я избавлю регион от кости в горле. Такое Император не сможет проигнорировать. И с американцами в конечном итоге именно ему разбираться придётся. Клан дай, с американцами разбирайся… Ну разве не отличная подлянка? О-о-о… А ведь это только начало, я ведь могу устроить ему двойной удар под дых! И всё, что для этого требуется – привлечь к делу те самые грёбанные кланы Хоккайдо. Хочешь разобраться со старым врагом, дорогуша? Так я помогу тебе!

И попробуй только не дать мне клан после этого.

Глава 14

Причина. Мне нужна причина, из-за которой американцы отдадут мне Филиппины. Но её нет и быть не может. Для Штатов очень важно иметь контроль над этой страной, я даже не представляю, на что они будут готовы поменять плацдарм в нашем регионе. Так что «отдать» можно брать в кавычки. На самом деле для захвата Филиппин мне нужно максимально возможное время, которое американцы будут бездействовать. Причина, из-за которой они будут сидеть на попе ровно. Подкуп не вариант – слишком подозрительно. Да и на причину это не тянет. Вот в качестве дополнительного стимула… Только нет у меня ничего для подкупа. Для подкупа целой страны, так как подкупать одного-двух человек тут бессмысленно. Можно, конечно, рассказать им про разрушенное хранилище возле Филиппин, но как-то это чрезмерно. А ещё опасно. Это в законсервированном Объекте точно нет пульта от спутников, а если кто-то сможет найти разрушенное и таки докопаться до самого дна? Я, конечно, не могу быть уверенным на сто процентов, но вдруг там где-то лежит ещё один скелет Древнего с планшетом неподалёку? И кольцом на пальце. В общем – ну его нафиг.

– Си-и-индзи-и-и! – влетела в гостиную Мизуки. Причём в руках она держала две ленты. – Красная или жёлтая? – остановилась она рядом со мной.

– М-м-м… – промычал я.

– Ну же, Син, красная или жёлтая? Жёлтая или красная? А-а-а! Я схожу с ума!

И подняв руки, в которых она держала ленточки, убежала.

Боже, я начинаю ненавидеть свадьбы. На самом деле, через неделю женятся Казуки с Эрной, но заехавшая к нам сегодня Мизуки как-то незаметно влилась в предсвадебную суету, бегая вместе со всеми по дому, решая мелкие и не очень задачи. Вчера тут были Мамио с Райдоном и глянув на бедлам, творящийся в доме, заявили, что до свадьбы больше здесь на появятся. А вот мне деваться некуда. Впрочем, меня, на удивление, и не трогают почти.

А ведь через месяц уже наша с Мизуки свадьба, а значит ещё один виток безумия.

– Синдзи-сан, – подошла ко мне Эрна, – вы не видели папку с бумагами по фотосессии?

– Ха-а-а… – выдохнул я, после чего потянулся и взял со стола, на котором лежали два десятка похожих папок, одну из них. – Держи.

– Спасибо! – выхватила она её у меня из рук и убежала.

Мимо гостиной прошёл растерянно чесавший макушку Казуки, за которым семенила Рури-тян – его личная служанка. Проводив их взглядом, откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Привыкай, Макс. В этом мире тебе ещё не раз придётся столкнуться с организацией свадьбы, так что привыкай.

– Синдзи, – окликнула меня подошедшая Атарашики.

Открыв глаза, увидел старушку, которая протягивала мне стопку листов.

– Это что? – взял я листы в руку.

– Список гостей, – ответила она. – Пройдись по нему напоследок. Может, кого-то уберёшь, или наоборот добавишь. Но сегодня уже надо отдавать список в секретариат, чтобы они начали приглашения высылать.

– Посмотрю, – вздохнул я тяжко.

– Не вздыхай, – улыбнулась она. – Немного осталось. К тому же, не тебе одному сейчас непросто.

– Да я-то ладно, – качнул я головой. – Спасибо, что не трогаете.

– Мы, женщины, конечно, существа глупые, но добрые, – усмехнулась она, потрепав меня по волосам, после чего направилась на выход из гостиной.

– Женщины Аматэру глупые? – решил я её подколоть.

Остановившись в паре шагов от меня, Атарашики обернулась.

– Все женщины глупые, – произнесла она с усмешкой и, чуть приподняв подбородок, добавила: – Когда им это надо.

После чего гордо удалилась. Умеет же она говорить об очевидных вещах таким образом, будто тайны мироздания открывает.

Переведя взгляд на список гостей, удержал очередной вздох. Ох и попил он из меня кровушки. Несколько дней мы с Атарашики насиловали свои мозги, составляя его. Всё-таки обстановка для Рода сейчас не простая, и подумать пришлось знатно. Первым делом прошёлся по-быстрому в поисках новых фамилий, которые Атарашики могла добавить, но их не было, так что, вернувшись в начало, занялся списком более вдумчиво. В некоторых вопросах я не имею права филонить.

Со списком я закончил быстро, благо всё было обдуманно ещё при его составлении, так что нужно было просто пройтись по основным моментам. Фамилия, причины, плюсы, минусы, выгоды, их отсутствие. Задержался только на клане Кояма, именно клане. Да и то, лишь из-за пришедшей в голову мысли, которую ненадолго отложил. А когда со списком было закончено, вновь вернулся к клану Кояма. Точнее, уже даже не к нему. А дело в том, что в составе клана, как уже было когда-то замечено, очень много древних Родов. Но это ладно. Прикол в том, как именно они эти Рода получали, а всё дело в их ушлости. Считай, что половина Родов клана была когда-то на грани уничтожения, как те же Аматэру. Но бывало и по-другому – например, Уэсуги и Датэ попали в клан после Реставрации Мэйдзи. Точнее, после проигрышной для них кампании против Императора. Бывшие Имперские Роды поняли, что ещё немного и их банально уничтожит обозлённый Мэйдзи, и не нашли ничего лучшего, как вступить в клан Кояма. И ведь прокатило. Впрочем, всё это лирика, просто именно эти фамилии навели меня на мысль о Мацумаэ, который до сих пор в контрах с Императорским Родом, с которым воевали Уэсуги и Датэ. Вот я и подумал – а почему бы и представителей кланов Хоккайдо не пригласить? Нет, это бы не было плевком в Императора, ничего такого, но вот задуматься его я бы заставил. И напрячься из-за непонимания происходящего. Просто смысла у такого моего хода может быть очень много, от ерунды типа попытки поддеть, до… Это крайность, конечно, но как вариант, Аматэру могут начать формировать оппозицию Императору. В это вряд ли кто-то поверит… Хо-о-о… Если всё оставить как есть, точно не поверят, но мне же всё равно собирать альянс для нападения на Филлипины. Хоккайдо, Токугава, Тоётоми… Тайра, в конце-то концов. Хотя с последними сотрудничать не хотелось бы. Да не, ерунда. Мелочно. По факту, те же Токугава и Тоётоми мне не нужны, последние и вовсе живы только благодаря моей дружбе с Кеном. Но тогда и Мацумаэ приглашать не стоит. Я с ними обязательно поговорю, но потом – нельзя налаживать с ними связь раньше времени. Сначала надо придумать что-нибудь такое, чтобы американцы не сорвались на нас сразу, как только мы пойдём на Филиппины.

Проблема в том, что я не могу придумать формальный повод и напасть. В этот раз я реально должен обмануть противника так, чтобы американцы действительно поверили, что у меня есть повод, и что я пришёл в их вотчину ненадолго. В обычной ситуации, годика два назад, мне бы вообще ничего не помогло. Есть повод, нет его, реальный он, нереальный, Штаты не дали бы мне бесчинствовать на Филиппинах. Но сейчас… Скажем прямо – мне повезло. Просто так сложилось. Когда я только отдавал приказ на раскачку общества в этой стране, я просто хотел им напакостить. Получится, не получится – было неважно. Я должен был попытаться. Благо филиппинцы и так относились к американцам крайне негативно. В идеале, Штаты должны были приструнить распоясавшихся «вассалов», хорошенько пройдясь по ним своими войсками. Но это в идеале, маловероятном, к слову. На практике я был бы рад и парочке спецопераций против тамошних аристократов. Ну и политическим проблемам у филиппинского короля.

В курсе американцы моей деятельности? Да, конечно. Глупо считать, что их разведка хуже моей, которая фактически создаётся с нуля. Почему они ничего не делали? Тут тоже всё просто. Как я и говорил, филиппинцы изначально негативно относились к американцам, и длится это уже не одно десятилетие. Филиппины в любом случае когда-нибудь вспыхнут, так что Штаты просто хотят контролируемый пожар. И подчинённую страну проучить, и на Аматэру компромат заиметь. Последнее ерунда, но как повод сделать мне аргументированную гадость, если потребуется, вполне сойдёт. А тут и моё патриаршество всплыло, а потом и конфликт с Императором… Думаю, американцы до сих пор решают, как именно им воспользоваться имеющейся у них информацией.

И что же мы имеем в итоге? Есть громила. У громилы есть «шестёрка», который ненавидит громилу. За спиной «шестёрки» стоит хиляк, который подзуживает его напасть на громилу. Причём громила в курсе этого, но ничего не делает, ведь для него всё неплохо складывается. Он даже знает, почему хиляк делает то, что делает. Обида у него на «шестёрку». И когда Филиппи… то есть «шестёрка» нападёт, громила окажется в шоколаде – приструнит зарвавшегося подчинённого, показывая ему его место, и заодно получит повод кинуть предъяву хиляку. Которого тоже можно приструнить, но за его спиной стоит другой громила… Кстати, тут возникает вопрос, с кого Штаты будут спрашивать, с меня или Императора? В общем, всё идёт, как и рассчитано, но тут хиляк берёт в руки палку, и сам начинает мочить «шестёрку». Громила в растерянности. Громила напрягся. Происходит что-то очень подозрительное. Так хиляк ещё и не останавливается, от души так бьёт. Вмешается ли громила? Ну естественно, вмешается. Не дай бог этот психованный хиляк забьёт «шестёрку» насмерть, кто тогда за сигами бегать будет? В общем, громила в любом случае будет защищать «шестёрку» просто потому, что в условиях непонятной ситуации действовать надо согласно устоявшимся правилам. То есть защищать. Это ведь его «шестёрка». И что в этом случае делать хиляку? Как ему уконтропупить «шестёрку»? Ответ прост – ускориться и бить сильнее. Успеть убить его до того, как подбежит громила. Успеет ли он это сделать? М-м-м… Учитывая, что у хиляка не так уж и много сил – вряд ли. Громила точно успеет подбежать и отвесить смачного пендаля хиляку.

И что делать? Как задержать громилу?

Стоп… А ведь… А ведь можно и не задерживать. Точнее… тьфу. Короче. Штаты заступятся за Филиппины просто потому, что мои действия будут слишком подозрительны. В реальности всё гораздо сложнее, чем у громилы, «шестёрки» и хиляка. Американцам нужны Филиппины, они обязаны держаться за эту страну, из-за чего разброд и шатание внутри Филиппин им нафиг не нужны. Они хотят их приструнить. Опустить ниже плинтуса, чтобы ещё несколько десятилетий не вспоминать об этой проблеме. Но и позволить мне захватывать Филиппины они не могут. При том, что в теории это американцам даже выгодно. Быть спасителями гораздо выгоднее, чем покорителями. Так что, они бы могли дать мне покуролесить, но не станут этого делать, так как не понимают, что происходит. Риск не стоит выгоды. А значит, что? А значит мне надо просто объяснить им свои мотивы. Поверят ли мне? Прямо сейчас – нет. Хиляку не надо нападать на «шестёрку», чтобы отомстить ему, достаточно продолжить то, что делал и ждать, пока его изобьёт громила. Так что мне надо обосновать это нападение. Или подстроить обоснование. Что должно такого произойти, чтобы хиляк напал на «шестёрку»? Что? М-м-м…

Не знаю, блин. Просто не знаю.

– Казуки! – рявкнул я.

От чего проходящий мимо парень с по-прежнему семенящей за ним служанкой аж вздрогнул.

– Синдзи-сан? – произнёс он осторожно.

– Вот смотри, – начал я придумывать очередную аллегорию. Просто чтобы не пересказывать всё с самого начала. – Есть два корабля, которые несутся навстречу друг другу. Один из этих кораблей тебе очень не нравится, и ты с удовольствием смотришь на то, как эти корабли вот-вот столкнутся. Что такого должно произойти, чтобы ты напал на… ненавистный тебе… корабль…

Заканчивал я уже задумчиво, так как и сам понял, что делать. Тем не менее, Казуки озвучил очевидный ответ, до которого я должен был дойти гораздо раньше.

– Видимо, эти корабли начали отворачивать в стороны, и столкновения, очевидно, не будет, – произнёс он удивлённо.

– Спасибо, Казуки, – кивнул я ему. – Ты мне помог.

– Всегда пожалуйста, Синдзи-сан, – пробормотал он растерянно и, постояв молча пару секунд, ушёл по своим делам.

Ведь всё и правда просто. Если появится подозрение на то, что Штаты и Филиппины могут пойти на мировую, если предполагаемый конфликт начнёт затухать, ну или Аматэру так покажется, то никто не удивится, что я нападу на своих кровников. Для тех же Штатов ситуация будет кристально ясной, и они вполне могут поиграть в героев, подождав пока мои силы хорошенько отделают филиппинцев. И тут уж главное не затупить. Тормозить с нужной скоростью и ускориться в нужный момент.

Ха-а-а… Ну и как мне это провернуть? Как начать их примирение, но так, чтобы они не примирились и чтобы про моё участие в этом деле никто не узнал? М-да, та ещё головоломка.

Проводя бездумным взглядом по столу с папками, остановил его на списке гостей, который положил туда после просмотра. Потянувшись вперёд, чуть сместил верхние листы, взяв в руку самый нижний. Именно там отдельной графой шли гости из иностранных посольств.

– Хех… – вырвалось у меня непроизвольно.

А ведь может и получиться. Да, пожалуй, может. И если получится… Чёрт, да я долбаный гений.

* * *
После основной свадебной церемонии в храме Аматэрасу кортеж с молодожёнами отправился колесить по городу. Вроде как делясь своим счастьем с окружающими. Ну а так как городом была Токусима, ездить Казуки с Эрной часа два минимум. Для этого даже были распланированы места для остановок. Тут ресторанчик, там достопримечательность для фотографии и так далее. Собственно, то же самое было и у меня. На деле же, мне нужно было время, чтобы встретить основную часть гостей. Во время моей свадьбы их встречала Атарашики, теперь моя очередь.

– Светозар Алексеевич, – склонил я в приветствии голову. – Рад, что вы смогли выбраться.

– Да я и сам рад, – улыбнулся Коширский. – Успел-таки разобраться с делами. Кстати, знакомьтесь – моя жена, Надежда Валентиновна, и мои старшие сыновья, Станимир и Николай.

– Приятно познакомиться, госпожа, – кивнул я с улыбкой. – Господа.

Сыновья Коширского были очень похожи на отца, разве что усы вверх не заворачивали. Вполне себе представительные мужчины с опрятными бородками. Про старушку Коширскую мне и сказать особо нечего. Былая красота до сих пор проглядывала сквозь пятьдесят пять лет. Разве что у нас дамы частенько и в этом возрасте помоложе выглядят. Можно ещё добавить, что все четверо были «учителями».

Помимо Коширских, на свадьбу Казуки я пригласил и Тарвордов с Чакри, но если американец приехать смог, то вот Чакри в данный момент воевал в Мьянме. И как докладывала моя разведка, очень скоро состоится решающая битва, после которой сукотайцы и индийцы, наконец, сядут за стол переговоров.

– Герр Фуггер, – поприветствовал я немецкого посла. Точнее, главу немецкого посольства. Нижние чины на свадьбу и не были приглашены. – Рад вас видеть. Сегодня без супруги?

Виг Фуггер, самый молодой из знакомых мне послов. Глав посольств. Тридцать четыре года мужику. Троюродный племянник главы Рода, пару месяцев назад сменивший на своём посту совсем старого коллегу. И кстати, у него всего одна жена, которая сейчас беременна в третий раз.

– Приболела, – ответил Фуггер. – И простите, я тоже рад вас видеть. В последние дни я несколько выбит из колеи, а тут ещё и Алеит болеет.

– Ничего, я понимаю, – чуть изменил я тон на более мягкий. – Не волнуйтесь на этот счёт.

– Благодарю, – кивнул он.

Следом за немцем подошёл французский посол. Жозе Фирье. Сорокавосьмилетний «мастер». Как по мне, зря они его здесь оставили после охлаждения отношений с Японией. «Мастера» он получил в сорок пять, и как по мне, это неплохая заявка на «виртуоза» в будущем. Возможно, я что-то не понимаю, возможно, послы в этом мире реально неприкосновенны, но, по моему личному мнению, если отношения наших стран охладятся до нуля, вряд ли он переживёт данный факт.

Гостей, на самом деле, было немного, и двух сотен не набралось. После Фирье со мной поздоровались ещё тридцать три… группы. Одиночек, вроде посла Германии, больше не было. Из заметных – послы России и Штатов, Кояма, Отомо, Цуцуи, Фудзивара. Хотя надо понимать, что «незаметные» фамилии на приём не приглашали. Разве что семьи моих друзей, Чесуэ да Шмитты. Цуцуи… слабы, бедны, но очень древние. Ну и приближённые к Аматэру, как те же Токугава и Меёуми. Не то чтобы я был снобом вроде Кагуцутивару и многих других, кто практически не замечает «молодые» Роды, просто я настоял, чтобы приём был не очень масштабный. Казуки с Эрной на это плевать, а мне стоять тут часами как-то не очень хочется. А вот Норико, которая стояла рядом со мной, была в своё время огорчена тем, что гостей будет не так много, как у некоторых. Ей бы вообще дома сидеть, с таким-то пузом, но нет, за право встречать гостей она боролась до победного. Так вот. Приём не должен быть масштабным, но из-за этого список гостей был ограничен – всегда есть те, кого необходимо пригласить в первую очередь.

Когда поток гостей закончился, я отправился во двор дожидаться Казуки. Сообщение ему, точнее, Атарашики, которая его сопровождает, уже было отправлено, так что в скором времени он вернётся. Ну а мне пока что придётся пообщаться с гостями. Сегодня я хозяин приёма, так что необходимо показать гостеприимство. Не просто ждать, пока ко мне подойдут желающие поговорить, а самому подходить и заводить разговор. И начинать надо с самых древних и уважаемых Родов. И в моём случае первым у нас идёт Императорский Род. Сегодня его представляли три сына Императора – Нарухито, Акисино и Оама. Самому Императору приглашение не посылали. Благо они стояли недалеко от входа. Вместе стояли, что сильно мне помогло.

После ничего не значащей беседы, а иначе никак – времени нормально поговорить у меня сейчас нет, я отправился к Цуцуи. Просто потому, что среди них был мой официальный Учитель. Хорошо хоть, стояли они дальше, чем отпрыски Императора, в ином случае я был бы обязан… Хотя тут всё непросто, всё-таки это не Император, и к кому подходить в первую очередь, не совсем понятно, но Цуцуи, видимо, вполне намеренно отошли подальше, чтобы не ставить передо мной сложного выбора, к кому подойти. Следом шли Кагуцутивару, которые стояли ещё дальше от входа, но всё ещё в пределах видимости. И вообще, если приглядеться, то гости почти не перемещаются по двору. Старая опытная аристократия, похоже, сходу определила своё местоположение в условиях начала приёма. С учётом всех возможных нюансов. Красавы, что тут сказать. Думаю, по-настоящему приём начнётся только после того, как я обойду всех. Жесть. Надо бы поторопиться. Надеюсь, Атарашики такая же продуманная и даст мне время.

* * *
Позади основной массы гостей, возле непонятной скульптуры в виде шара с дыркой, стояли двое пожилых людей.

– А Аматэру смогли меня впечатлить, – произнёс Коширский. – Далеко не ко всем на приём приходит наследный принц. Я себе такого позволить не могу.

– Это же Аматэру, – пожал плечами Филатов. – Кхм, м-да.

– Что-то не так? – посмотрел на него Коширский.

Русский посол улыбнулся и покачал головой.

– Ничего такого, – произнёс он. – Просто поймал себя на мысли, что тоже использую местные устоявшиеся выражения. «Это же Аматэру» одно из них. Но в целом, не стоит пренебрегать этим Родом. Они столп японской нации, и это не просто выражение. Посмотрите туда, знаете, кто это?

Глянув в сторону, указанную Филатовым, Каширский покачал головой.

– Если вы про нашего ровесника с жёлтым помпоном на животе, то нет, – ответил он.

– Помпоном… – улыбнулся Филатов. – Это министр финансов. Представляете себе уровень?

– Блин… – пробормотал Коширский.

– А вон, – кивнул Филатов, – Отомо Азума. Глава Кадровой палаты. Или вон, Такамуко – министр юстиции. Стоит упомянуть, что эти Роды возрастом от пяти тысяч лет и старше. А там стоят Кудзё. Род молодой, но про них и вы должны были слышать.

– Несколько раз перехватывали контракты наших военных промышленников, – кивнул Коширский.

– И это так, навскидку, – продолжил Филатов. – Вы тут большинство народа не знаете, но я уверяю вас, здесь собрался цвет их нации. Почему-то не весь, но это к делу не относится. Я надеюсь, вы не были слишком фамильярны с Аматэру?

– Скорее пренебрежителен, – вздохнул Коширский.

– Ну… – качнул головой Филатов. – Впредь будьте осторожны. Если уж вы попали на этот приём, значит, зла на вас не держат. Просто не перегибайте палку. В Японии бытует мнение, что с Аматэру очень выгодно дружить, – усмехнулся он.

– Хех, – усмехнулся в ответ Коширский. – Сотрудничать с ними тоже неплохо.

* * *
Успел я тютелька в тютельку. Казуки с Эрной вернулись буквально через четыре минуты после того, как я закончил. Два с хвостиком часа, блин. Да я гостей встречал не так долго. Правда, чуть позже я вспомнил, что невесте ещё надо переодеться в другое кимоно, а переодеваться она может ровно столько, сколько мне нужно… Да и ладно.

Когда молодожёны появились во дворе, большая часть внимания была перенесена на них. Эрна была хороша в своём красном кимоно, Казуки мужественен, чего было добиться не так-то и легко при его-то кавайности. Стилисты молодцы, что тут ещё сказать. При появлении молодожёнов я смог выдохнуть – как уже было сказано, гостям волей-неволей пришлось уделить им часть своего внимания, ненадолго отвлекаясь от меня. Это не значит, что с разговорами закончено, просто небольшой перерыв.

В какой-то момент я удачно встретился взглядом с Филатовым, который стоял в компании с Коширским. Последний факт меня не устраивал, и я повёл глазами в сторону, намекая ему о том, что хотелось бы с ним поговорить. Наедине. Кому-то такого намёка было бы мало, но опытный политик в бог его знает каком колене, который ещё и десятки лет в посольствах разных стран работал, понял меня сразу. Причём он не стал тупо отходить в сторону, чтобы я мог к нему подойти, нет. Филатов, извинившись, что ему надо работать, покинул общество Коширского, но не просто отошёл, а направился в сторону ближайшего аристократа. То есть он поговорит с ним, потом ещё с кем-нибудь, потом ещё… и наши дороги чисто случайно пересекутся. Что ж. Окинув взглядом двор, я по-быстрому рассчитал свой путь и, чуть довернув вправо, направился в сторону Кояма. Они как раз стояли в нужном мне месте. Можно было выбрать главу клана Сога с братом, тоже стоявших удачно для меня, но Кояма, для первого разговора после появления молодожёнов, менее подозрительны.

Норико по-прежнему была со мной, но это была необходимость, да и не мешала она. В смысле, у меня нет от неё Родовых секретов, а сейчас я всего лишь хочу передать послание. Так что после Кояма, с которыми я общался аж пятнадцать минут, не в последнюю очередь из-за Мизуки, мы отправились дальше, на этот раз как раз к Сога. Потом к Отомо. Потом к Фудзивара. И всего лишь через тридцать шесть минут «совершенно случайно» столкнулись с Филатовым, который недавно закончил разговаривать с Асакура.

– Ещё раз здравствуйте, Алексей Алексеевич, – поприветствовал я его. – Как вам собравшаяся компания? Неплохо, да?

– Аматэру-сан, госпожа, – поклонился он. – Да, компания что надо. Правда, я удивлён небольшим количеством гостей.

– О, ну… если между нами, – чуть повернулся я, чтобы никто не мог прочитать меня по губам. – Всё дело в лени. Мне просто очень не хотелось стоять полдня на входе.

– Ох, молодость, – покачал он головой.

– Вас сейчас, кстати, по губам прочитать можно, – заметил я, чуть изменив тональность голоса.

Филатов настоящий профи, он и бровью не повёл.

– Скорее всего, так и есть, – ответил он, чуть приподняв уголок губ.

– А вот я сейчас не читаем, – продолжил я. – У меня к вам просьба, Алексей Алексеевич, о которой не должен знать никто.

– Да, пожалуй… – ответил он. – Как и везде.

– Давайте пройдём к тому столу, – указал я на стол с закусками. – Пока идём, можно говорить свободно.

После этого я сдвинулся с места, заставляя тем самым развернуться Филатова спиной к взглядам, которые неотрывно сверлили нас.

– Внимательно вас слушаю, Аматэру-сан, – произнёс Филатов через несколько секунд нашего продвижения к столу.

– Мне необходимо связаться с вашим шефом, Багратионом Андреем Витальевичем, – озвучил я просьбу. – Причём разговор должен быть секретным. Сможете устроить?

– Технически – да, – ответил он. – На практике всё зависит от Андрея Витальевича. Но как мне кажется, он не будет против разговора. Я свяжусь с ним и, если он даст добро, устрою вам разговор.

– Благодарю, – произнёс я. – Очень важно, чтобы о разговоре никто не узнал.

– Я понимаю, – кивнул он. – Что мне передать начальству? Хотя бы примерный вектор разговора.

– Я собираюсь облапошить американцев, – усмехнулся я. – Удар будет довольно чувствительный, но без помощи в начале мне будет сложно.

– Интрига против Штатов… – пробормотал он. – А… Эм…

– Филиппины, – понял я его. – В центре интриги будут Филиппины.

– Понял вас, – произнёс он. – Сколько у меня времени?

– Хотелось бы побыстрее, но… – задумался я. – Для понимания – прямо сейчас, пока ещё ничего не сделано, времени полно. Год, два… Но мне очень, – выделил я последнее слово, – хочется закончить это дело побыстрее.

– Понимаю, – произнёс он медленно. – Что ж, я постараюсь устроить вам встречу как можно скорее.

– Не обязательно встречу, – уточнил я. – Точнее, встреча как раз и нежелательна. Мне более чем хватит обычного разговора по видеосвязи.

– Хм… Это проще, – дёрнул он плечом. – В таком случае я свяжусь с вами, как только получу ответ из Москвы.

– Благодарю, Алексей Алексеевич, – произнёс я. – А теперь… Бросьте мне в спину какую-нибудь угрозу. Точнее не угрозу, а что-нибудь… предупреждающее. Эм-м-м…

– Я понял, – улыбнулся он. – Без проблем.

– В таком случае, всего хорошего, – кивнул я. – Жду весточки.

После чего развернулся и, под руку с молчащей всё это время Норико, пошёл в обратную сторону. Естественно, развернуться пришлось и Филатову, демонстрируя всем желающим своё лицо.

– Некоторые предложения, – произнёс он мне в спину, – имеют свойство становиться неактуальными, Аматэру-сан.

Развернувшись вполоборота, я улыбнулся ему. Хороший ход. Теперь все будут думать, что я вновь отказался переехать к русским.

– Учту, Филатов-сан, – произнёс я.

Читать по моим губам в этот момент могли всего трое, судя по чувству взгляда, но этого более чем достаточно.

* * *
Приём закончился поздней ночью. Даже после того, как Казуки с Эрной ушли в традиционный домик молодожёнов, где должны делать друг другу подарки и заниматься… обыденным, в их случае, делом. Проводя последнего гостя и с облегчением вздохнув, вспомнил, как проходило постпраздничное время в прошлом мире. Там мне, а потом нам с женой, приходилось убирать последствия праздника. Иногда уборку оставляли на потом, но в конечном итоге один фиг приходилось этим заниматься. Здесь же я, слава богу, большой человек, и приводить в порядок двор поместья будут слуги.

Следующий день прошёл как-то суетливо. Вроде и делал что-то, но при этом ничего важного. Выбирал, какие фото со свадьбы Казуки и Эрны можно опубликовать в газетах и журналах. Разбирался с подарками. Общался с чиновничьей братией, дабы они поторопились с документами для Эрны. Она ведь теперь Аматэру, и это должно быть отражено в том же паспорте. Организовывал молодожёнам поездку на один из курортов Окинавы. Это можно было бы сделать и заранее, но вроде как плохая примета. И так далее, и тому подобное. В общем, свадьба не оставляла нас и после своего окончания. Дела были мелкими, знакомыми, почти то же самое я делал после свадьбы с Норико, и ненапряжными, но по итогу дня создавали ощущение суетливости. А вот вечер преподнёс ряд сюрпризов.

Во-первых – в гости приехала Торемазу. Само по себе ничего удивительного в этом не было, но вот время, которое она выбрала для поездки в гости, удивляло. Как-то я не ожидал, что меня навестят в одиннадцать вечера.

– Привет, – зашёл я в гостиную, где сидела девушка. – Ты чего так поздно? Что-то случилось?

На мгновенье вскинувшись, Тори-тян вновь опустила голову и, казалось, ещё больше сжалась.

– Я… Понимаешь… Это… Извини, что так поздно, просто… – мямлила она себе под нос.

А я в этот момент почувствовал тревогу. Далёкую, неоформленную, но всё же. Будто массив тёмных туч собрался в соседнем городе… а ветер дует именно в нашу сторону.

– Упокойся, – присел я в кресло напротив. – Ты ведь меня знаешь, я не из тех, кто будет злиться на друзей. Или смеяться над ними. Просто скажи, что случилось, и мы попытаемся решить проблему вместе.

– М-м-м… Может… Не могли бы мы наедине поговорить? Не здесь… – чуть повернула она голову, бросив взгляд на коридор, который был прекрасно виден из-за дизайнерского решения гостиной.

– Без проблем, – поднялся я на ноги. – Пойдём ко мне в кабинет.

По пути встретили Норико, которая с удивлением окинула взглядом смотрящую в пол Торемазу, после чего глянула на меня и вскинула бровь. Я же на это лишь пожал плечами.

В кабинете мы расположились в гостевых креслах, и я предложил напитки.

– Нет, спасибо, – ответила она тихо.

– Что ж, тогда поведай мне, что у тебя случилось, – произнёс я мягким тоном.

– Понимаешь… – начала она. – Они… Я… Не знаю, как начать, – бормотала Торемазу, после чего набрала в грудь воздуха и выпалила: – Родители нашли мне жениха.

– Оу, – только и мог я ответить на это.

Похоже, ничего особо страшного. Правда, тревога никуда не делась.

– Он… слабый. Занудный. Бесхарактерный, – продолжила она уже более уверенно. – Мерзость, одним словом. Я не смогу жить с этим уродом. Просто не смогу. Я умоляла родителей отменить помолвку, но им вообще плевать. Я ходила к дяде, плакала, просила, истерила, перепробовала всё, что могла, ничего не помогает. Они словно задались целью испоганить мне жизнь. Я не знаю, что делать. Просто не знаю. Лучше умереть, чем жениться на этом… существе.

М-да. А я-то тут чем помочь могу? Мне, конечно, жаль подругу, но не настолько, чтобы… Что? Я ведь тоже ничего не могу сделать.

– Тут думать надо, – произнёс я со вздохом. – Прямо сейчас ничего в голову не идёт. Сомневаюсь, что смогу повлиять на твою родню, особенно после того, как сам их в игнор и поставил.

– Хоть что-нибудь, Синдзи, – появились слёзы в её глазах. – Пожалуйста. Мне и пойти-то больше не к кому, никто не сможет мне помочь.

– Я подумаю, Тори-тян, но ничего не обещаю, – произнёс я.

После моих слов она наконец заплакала. От облегчения, похоже.

– Спасибо… Спасибо… – повторяла она. – Я-а-а-а-а….

Ну всё, пошли рыдания. И вот что мне делать в такой ситуации? Торемазу – моя подруга, но в условиях кастового сословия даже Аматэру не особо могут повлиять на подобные решения другого клана. Будь мы простолюдинами, я бы с ходу выдал пару решений, а так… В общем всё, что мне оставалось делать конкретно сейчас, это подойти к Торемазу и, приобняв её, начать успокаивать.

Прервал нас стук в дверь.

– Я в порядке. В порядке, – бормотала Торемазу, вытирая слёзы.

Ну хоть косметики на ней не было.

Оставив её в кресле, сам вышел из кабинета. За дверью стоял старик Каджо.

– Господин, – поклонился он. – Прошу прощения, что прерываю, но в особняк прибыл глава клана Тоётоми и просит вас о встрече.

Кен? А ему-то что потребовалось в такой час?

– Веди его в гостиную, – отдал я распоряжение, после чего вернулся к Торемазу.

Правда, стоило мне только зайти в кабинет, и чувство тревоги резко усилилось. Что-то назревает. И похоже, это что-то связано не с Торемазу, а с Кеном.

– Тори-тян… – начал я, но замолчал, прислушавшись к себе.

– Что-то случилось? – спросила она встревоженно.

– Ещё не знаю, – ответил я. – Так… О твоей проблеме я подумаю. Посмотрим, что можно сделать. А сейчас тебе лучше поехать домой. Извини, что так резко, просто… просто извини.

– Н-ничего, – помотала она головой. – Всё нормально. Это я тут тебя своими проблемами нагружаю, это ты меня извини.

– Всё хорошо, – подошёл я к ней. – Пойдём, провожу.

Проводив девушку до её машины, сдал с рук на руки водителю, который, скорее всего, ещё и телохранитель, после чего отправился обратно в дом. Тревога нарастала, видать, что-то нехорошее сейчас услышу.

– Здравствуй, Кен, – вошёл я в гостиную. – Рад тебя видеть.

– Извини, что так поздно, – отозвался он. – Да и вообще… – не договорил он, тяжко вздохнув.

Сев в кресло напротив парня, подождал, пока он поставит кружку с чаем на стол и устроится поудобнее в своём кресле.

– Забей, Кен, – произнёс я. – Нормально, всё. Рассказывай уж, что случилось.

– Мне… стыдно, но я здесь, чтобы попросить о помощи, – произнёс он слегка смущённо. – У моего клана проблемы, Син. Слишком много всего… свалилось… Синдзи?

Я в это время усиленно тёр лоб, пытаясь понять, что происходит. Это уже не далёкая угроза, это уже что-то близкое. Что бы Кен не рассказал, его проблемы вряд ли ударят прямо сейчас. У меня же в данный момент ощущения, как перед боем.

– А? – поднял я на него взгляд. – А, да… Знаешь, давай пройдёмся. Ты ведь не против?

– Нет, – произнёс он удивлённо. – Можно и пройтись.

На улицу мы вышли одновременно с Хирано. Только она из другой двери. А через секунду во двор выбежали Бранд с Идзивару, после чего грозно посеменили к воротам.

– Чую… проблемы, Аматэру-сан, – произнесла Хирано.

Я же использовал различные сканирующие навыки, которые показали мне довольно неприятные вещи.

– Дерьмище… – пробормотал я.

– Да, – усмехнулась Хирано. – Похожий запах.

Глава 15

– Что происходит, Синдзи? – спросил Кен напряжённо.

Бросив на него взгляд, пожевал губами, подбирая слова, после чего сказал как есть. Чего уж теперь?

– Особняк в окружении, – произнёс я, поворачивая голову к главе охраны дома, который почти подошёл к нам.

– Господин? – произнёс он с вопросом в голосе.

– Поднимай всю охрану, – отдал я распоряжение. – На тех, кто за пределами дома, можешь не рассчитывать. Вокруг особняка чуть больше двухсот разумных и это… – покосился я на Кена, – не люди.

– Понял, господин, – произнёс он спокойно, потянувшись к рации на плече.

Отойдя чуть в сторону, но не слишком далеко от нас, мужчина объявил тревогу и начал раздавать указания. Я же начал обдумывать сложившуюся ситуацию, краем сознания ожидая вопросов от Кена. Который пока что молчал.

Ну во-первых, и это самое главное – ёкаи пришли за мной. То есть, если верить информации братишки, а он, если что, и сам многого не знает, ёкаям нужен прежде всего я. Если бы не моё предположение насчёт связи брата с Древним, я бы не воспринимал его слова слишком… Вопросов у меня бы было гораздо больше. Их и так полно, но скорее всего, враг всё же нацелился на меня. О нет, вряд ли только на меня, уверен, они и дом с удовольствием прочешут – как минимум, чтобы убедиться в отсутствии здесь нужного им предмета. Но прежде всего им нужна жизнь ведьмака, без которого работать с Аматэру будет гораздо проще. Хм… Думаю, они и Казуки с удовольствием прибьют.

Во-вторых – мне, по сути, негде укрыть домочадцев. Просто копать нормальный защитный бункер посреди города – та ещё затея. Разве что небольшой, но он скорее ловушкой станет. В общем, я откладывал решение о постройке чего-то такого слишком долго, вот и дооткладывался. Подвалов-то в доме хватает, и по уму надо бы, да только вот враг у нас нестандартный.

– Хирано, – посмотрел я на лисицу. – Как думаешь, стоит собирать всех неспособных сражаться в подвале? Там хотя бы всего один проход, который проще охранять.

– Не советую, – повернула она ко мне голову. – Неподготовленное… – задумалась она, подбирая слова. – В нашем случае не подготовленное правильно место скорее станет общей могилой. Ты вот можешь дать гарантии, что твоя охрана вообще увидит нападавших?

Ну, как-то так я и думал.

– Все ёкаи могут отводить глаза? – уточнил я.

Просто так спросил, ответ я уже знал. Но, чисто психологически, хотелось услышать его ещё раз.

– Далеко не все на это способны, – пожала она плечами. – Но охране и пары штук хватит. Плюс, что гораздо хуже, есть ёкаи, которые могут сквозь стены проходить. Мой тебе совет, собери всех во дворе, возле сакуры, и окружи их своими людьми. В крайнем случае им твоя жена подскажет куда бить.

Сам об этом уже подумал. Да, не все ёкаи способны становиться невидимыми, иначе не было бы артефактов, которые помогают скрывать себя от людей. К сожалению, они все поголовно рассчитаны на подпитку магической энергией и для людей непригодны. Артефакты-антагонисты, которые, наоборот, помогают видеть невидимое, тоже не панацея. Атарашики закупила таких, и вся охрана в особняке ими обеспечена, но… Хирано как-то раз продемонстрировала, насколько они… Насколько они примитивные. По её словам, она может обмануть подобные артефакты просто за счёт опыта, но есть ёкаи, которым никакой опыт не нужен – слишком сильная у них личная способность. Тот же приснопамятный Байхо подобные поделки и не заметит. А вот божественный дар Кагуцутивару Байхо обойти не сможет. Разные весовые категории. Против способности, дарованной божеством, даже такой сильный ёкай ничего не поделает.

В-третьих – какого чёрта произошло в квартале? В смысле, почему охрана, расположенная вне особняка, сидит на месте и ничего не делает? Они живы, что интересно, я чувствую их, но при этом они даже не шевелятся.

– Ты не в курсе, – спросил я Хирано, – что происходит снаружи? В смысле, почему они такие наглые?

Противник уже не скрывается. Ворота закрыты, и своими глазами я их не вижу, но чую метрах в ста от ворот. Точнее, они расположились вокруг территории особняка, но основная их часть стоит, фактически, перед воротами. А снаружи, между прочим, не только мои люди, там ещё посторонние, у которых я ещё не купил недвижимость. Вот они сейчас офигеют, если в окошко выглянут.

– В курсе, – нахмурилась она. – Не скажу, что конкретно они применили, но это что-то из раздела сонных чар. Причём очень мощное. Пару кварталов, скорее всего, зацепили.

– А мы… – начал я, но уже и сам догадался.

Тем не менее, Хирано озвучила ответ на недосказанный вопрос.

– Защитный артефакт, который тебе подарили, – пожала плечами Хирано.

– Из-за него на нас ещё не напали? – посмотрел я на ворота.

– Готовятся, – услышал я её ответ. – Цветок – очень мощный артефакт, но он общего действия. Да и скажем прямо – даже специализированный защитный артефакт нам не помог бы. Для этого надо выстраивать магическую цитадель. Комплекс из защитных чар и артефактов. И много ещё чего. Вот ваше поместье в Токусиме такой мелкой толпой никак не взять. Там… – замолчала она, поджав губы. – Там любой толпе ничего не светит. Ну а местную защиту они минут за двадцать взломают.

В-четвёртых – основная масса охраны расположена как раз вне особняка. Тут просто нет места для полутора сотен человек. Ну а в доме сидит всего двадцать один человек. Плюс слуги, которые поголовно пользователи бахира. В целом Слуги аристократов далеко не всегда бахирщики, но в хозяйском доме работают только такие люди. Только вот возможность использовать бахир не означает, что они бойцы, а значит, и защитники из них аховые. Впрочем, это и не их задача. Тем не менее, будем циничны – как минимум прикрыть хозяев своим телом они смогут, а некоторые не задумываясь сделают это. За всех говорить не могу, всё-таки инстинкт самосохранения перебороть очень сложно.

По итогу подсчётов, у нас здесь два десятка бойцов охраны и три десятка слуг. Из них три «учителя», включая Сейджуна. Плюс Кен. Он тоже «учитель», и я не могу себе позволить не использовать парня. Увы. Не хотелось бы, но женщины важнее. А ведь две из них ещё и беременные. Также не стоит забывать про пса с котом. Хирано как-то говорила, что с этой парочкой, конечно, справится, но даже ей будет геморно это сделать.

С одной стороны, кошачий дух, что перестроил свою душу при жизни, а не, как у них обычно бывает, после смерти. Уникальный и опасный феномен. С другой стороны, вообще чудо-юдо с непонятной душой и телом из воплощённой воли. По словам Хирано, складывается впечатление, что однажды Бранд умер… но не захотел уходить. Наплевал на закон природы, поспорил с самой смертью, создал себе тело заново. И это она ещё не знает, что мой пёс пришёл ко мне из другого мира. То есть получается, что он умер дважды – один раз там, после чего переместился сюда, а второй раз здесь, но так и не ушёл за кромку. Не знаю, что там у него произошло и как так получилось, но сейчас он практически бессмертный. Практически. Магия всё же позволяет от него избавиться, хоть и с трудом. «Геморно», как выразилась Хирано. Да и удары у них не должны быть очень сильными. Пока что. Какие монстры вырастут из них со временем, она даже предполагать не взялась.

Хорошо, что они на моей стороне.

В-пятых… Что там, блин, с Торемазу? Пропустили её? Захватили? Просто убили? Её машина выехала незадолго до того, как ёкаи показали себя. Девчонку они, скорее всего, пропустили, не нужна она им. Максимум уколоть, убив её у меня на глазах. Как заложник Торемазу никто. Надо быть совсем дебилом, чтобы верить в то, что я сниму защиту ради неё. Это не значит, что она не важна для меня, просто женщины за спиной важнее. В общем, скорее всего она смогла уехать, но… Но меня беспокоит заклинание сна. Не дай бог водитель попал под его действие. И раз такая возможность существует, мне необходимо её учесть и действовать максимально быстро, чтобы успеть к месту предполагаемой аварии. Так стоп, а чего я туплю-то?

– Кен, у тебя мобильник с собой? – спросил я парня.

За своим долго идти. Дольше, чем просто попросить у парня.

– Да, – ответил он, после чего достал телефон из кармана брюк. – Держи.

Набрав номер Торемазу, принялся слушать гудки.

– Возьми, – протянул я мобильник обратно. – Повиси на связи. Если Торемазу отзовётся, сообщи мне.

– Понял, – кивнул он.

Впрочем, в положительный результат я уже не верил. Слишком долго она не отвечает. Чёрт!

– С помощью магии, к слову, довольно просто блокировать связь, – заметила Хирано.

– Кен, проверь, – обратился я к нему. – Попробуй связаться с кем-нибудь из своих.

– Понял, – отозвался Кен.

После чего сбросил звонок и начал по новой набирать номер.

Надеюсь, она права. Хотя и странно думать так в нашей ситуации. Посмотрев на стоящего рядом начальника охраны, нахмурился – у него, похоже, проблем со связью нет.

– Огнестрел на ёкаев не подействует, как я понял, – обратился я к Хирано.

– Смотря на кого, – пожала она плечами. – Но вряд ли сюда взяли совсем уж простых бойцов. Лучше рассчитывай только на бахир, он точно не подведёт. Ну и на свои ведьмачьи кулаки.

То есть система защиты особняка в пролёте. Хреново, но ожидаемо.

– Что тут происходит, Синдзи? – раздался за спиной голос Атарашики.

Обернувшись, увидел её и стоявшего рядом Казуки, за спинами которых находился старик Каджо.

– В ближайшие минуты ожидается нападение ёкаев, – ответил я. – Мы окружены, так что вывести никого не получится.

С виду Атарашики казалась непробиваемой, даже бровью не повела после услышанного.

– Что нам делать? – спросила она.

Под «нам» Атарашики имеет в виду женщин, которыми прямо сейчас ей предстоит управлять.

– Что ж, – окинул я взглядом двор. Ситуация обдумана, решения приняты, осталось их озвучить. – Ты берёшь женщин и всех слуг и отводишь их во внутренний двор. Аматэру в центре, слуги первый круг, охрана второй. Ты у нас хоть и «мастер», но в сражение без достойной причины не лезь. Твоя главная задача прикрыть девчонок. Ким! – повысил я голос, подзывая начальника охраны. – Ты слышал? Берёшь всех, кто может сражаться, и организовываешь второй круг защиты. Каджо-сан, – посмотрел я на него. – Вы тоже во втором круге, но старайтесь в активный бой не лезть. Работайте поддержкой. Щиты вашего уровня могут очень помочь. Казуки, – посмотрел я на него и, когда парень подошёл, продолжил: – Малыш… – очень не хотелось мне этого говорить, но и ситуация у нас непростая. – Идёшь во второй круг. Покажи там, на что способны Аматэру.

– Я не подведу, господин, – склонил он голову.

– Постарайся сбивать с ног противника, – положил я ему на плечо руку. – На данный момент ты будешь слишком долго их убивать, а вот подставить под удар бахирщикам сможешь запросто. Не геройствуй и помни – главное эффективность, а не эффектность. Сейчас мы ошибок делать не можем.

– Я понимаю, – произнёс он тихо. – Не волнуйтесь, господин, мы справимся.

– Знаю, – улыбнулся я, после чего перевёл взгляд на Кена.

Правда, заговорил не сразу.

– Просто скажи, где мне быть, – опередил он меня. – Хотя я надеюсь на второй круг. Здесь ведь ты меня не оставишь?

– Чем меньше здесь будет народу, тем проще мне будет, – вздохнул я. – И да, мне нужна твоя помощь. Неправильно пихать гостя на передовую, но… Позаботься там о моих женщинах.

– Позабочусь, – кивнул он.

– Ладно, – обвёл я всех взглядом. – Идите, работайте. Ах да, Атарашики, зайди ко мне в кабинет и забери оттуда цветок. На всякий случай.

На это она лишь кивнула, после чего развернувшись ушла в дом. За ней последовали и остальные. Несколько секунд, и во дворе остались только я, Хирано и две мохнатых аномалии.

– Думаешь, они все пойдут через главные ворота? – спросила Хирано.

– Судя по тому, что я чувствую – да, – ответил я. – Только не все, а основная часть. Хотя, конечно, надеяться на то, что здесь будут все, нам никто запретить не может.

– Надежды… – покачала она головой. – Я давно пришла к тому, что лучше не надеяться, а работать.

– Да я, в общем-то, тоже, – усмехнулся я, после чего повысил голос: – Бранд, Идзивару! Идите сюда!

– Будет интересно посмотреть на них в бою, – произнесла Хирано весело.

Я же лишь покосился на неё. Нет, я бы тоже хотел на это посмотреть, но у меня на них другие планы. Бранд подбежал быстро, а вот Идзивару пришлось немного подождать, так шёл он хоть и не медленно, но демонстрировать послушную собачку тоже был не намерен.

– Итак, ребятки, – присел я на корточки. – Вы план слышали? М-м-м, повторю на всякий случай. Члены моей семьи собираются у сакуры, вокруг них собираются слуги, вокруг слуг – бойцы охраны. Мне очень важно, чтобы моя семья не пострадала, так что вы пойдёте туда же, – Идзивару на это фыркнул, а Бранд заскулил. – Так надо. Мне надо. Подраться вам всё равно, похоже, придётся, так что не кисните. И да, вы идёте не во второй круг, вы двое будете третьим кругом. Прежде чем охрана ввяжется в бой, вы должны хорошенько проредить нападавших. Сами там решите, кто с какой стороны встанет. Сделаете?

Идзивару, казалось, поморщился, но пошевелив усами, направился в дом, а вот Бранд продолжал скулить.

– Да ничего со мной не случится, – погладил я его голову. – Не в этот раз точно, – на это Бранд качнул голову набок. – Не, ну в тот раз совсем уж эпичные силы в движение пришли, сейчас далеко не то же самое, – натурально вздохнув и опустив голову, Бранд всё же поднялся на все четыре лапы и, лизнув меня в щёку, потрусил в дом.

– Это про какой «тот раз» ты сейчас говорил? – подошла ко мне очень любопытная Хирано.

У неё даже уши торчком стояли. Посмотрев в лицо лисицы, перевёл взгляд на ворота, потом опять на Хирано.

– Когда-нибудь, когда ты станешь слабее меня, я, быть может, и расскажу тебе этот секрет.

– Так я уже! – воскликнула она. – Самая красивая и очень слабая лисичка!

– Значит, после боя в постель? – приподнял я бровь.

Взлетевшие брови и приоткрытый ротик показывали всю степень её офигевания от такого предложения.

– Ну ты и нагле-е-ец… – покачала она головой. – Шуток, что ль, не понимаешь?

– А это уже не шутки, а обман, – ответил я на это.

Что-то на это она хотела ответить, даже палец вверх подняла, но в итоге, постояв четыре секунды, опустила руку и выдохнула.

– Ну да, есть немного. Но! – вновь подняла она указательный палец. – Красивым женщинам такое принято прощать, а я, без ложной скромности, очень красива. А значит, и обман не обман, а просто шутка.

– Ладно, красивейшая из красивых, пойду с женой поговорю, – произнёс я. – Время ведь есть?

На пару секунд к чему-то прислушавшись, Хирано подтвердила:

– Да. Ещё минут десять.

Когда я зашёл во внутренний двор, он уже был заполнен слугами и охраной. Пройдясь взглядом по толпе, убедился, что здесь если и не все, на первый взгляд даже я такое не определю, то большинство находящихся на территории особняка людей. Спокойные, встревоженные, сосредоточенные, испуганные и даже возбуждённые. При виде меня они, казалось, слегка успокаивались, что, если честно, меня напрягало – мне и так хватало ответственности, а тут… Хех, ладно, справлюсь.

Пройдя сквозь толпу кланяющихся людей, оказался напротив членов семьи. Даже Казуки пока стоял рядом с Эрной. Атарашики, Норико, Рейка, Раха, да и Эрна, вид имели спокойный и величественный. Кроме Рейки, та просто была спокойна. Аристократия, да… Не могли они себе позволить волнение на людях. Не в такой ситуации. Даже в моей мелкой сестрёнке в этот момент чувствовалось что-то этакое, говорящее, что она не обычный ребёнок. Уж не знаю, древняя кровь это или воспитание родителей, но мелкая пигалица даже за руку Атарашики не держала, просто стояла в своей пижаме и спокойно смотрела на то, как я приближаюсь. Блин, да она тут ещё и единственная в ночной одежде, что наверняка доставляет девочке неудобство. Я не говорю вообще про всех, многие слуги как раз либо в пижамах, либо в ночнушках, но среди хозяев дома она такая одна.

Эх, хорошо, здесь хоть Акеми нет. В командировке она сейчас, причём даже не по своим бандитским делам, а по вполне легальным. Книжным.

Подойдя к Норико, приобнял её за талию и молча прошёл дальше. Сначала самые маленькие.

– Ну что, милаха, держишься? – присел я рядом с Рейкой на корточки.

Немного постояв, она неуверенно обняла меня, но уже через мгновенье сжала со всех своих детских сил.

– Ты там давай побыстрей, ладно? – произнесла Рейка тихо.

– Я буду метеором, – погладил я её по спине.

Оторвавшись от меня, девочка со вздохом произнесла:

– Мы тут справимся, ты тоже побольше хэдшотов раздай.

– Само собой, – улыбнулся я. – Ты главное помни, что я всегда рядом.

– Я помню, – кивнула она с серьёзным видом.

Подойдя к жене, взял её за руки.

– Мне даже сказать тебе нечего, ты и так всё знаешь, – произнёс я с улыбкой.

– Мы позаботимся о тылах, – дёрнула она уголком губ. – А я позабочусь о твоём ребёнке. Ты главное… – запнулась она. – Ты…

– У тебя очень сильный муж, милая, – произнёс я. – Не волнуйся обо мне, просто продержитесь тут немного.

Прикрыв на мгновенье глаза, Норико сделала глубокий вдох и произнесла:

– Прости глупую, я и забыла, что ты у меня самый лучший.

Чмокнув её в губы, пошёл к Атарашики.

– Страшновато, зато нескучно, да? – улыбнулся я ей.

– К демонам такое «нескучно», - проворчала она. – Заканчивай там побыстрее и возвращайся к нам.

– Договорились, – кивнул я, после чего повернулся к стоящей чуть в стороне Рахе. – Ты не одна, красавица, запомни это. И не стой там, иди сюда.

Девушке сейчас тяжелее всех. У неё нет привязки к своему мужчине или к семье, она здесь сама по себе. Так что, приобняв подошедшую Раху, прошептал ей пару успокаивающих слов. Возвращался я не быстро, подбадривая стоящих ближе всего слуг, в основном женщин. Похлопал по плечу Кима – начальника охраны особняка. Точнее, одного из трёх начальников, просто сегодня именно его смена. Семья Ким родом из Кореи, а если точнее, их предки оттуда. Шестьсот лет они служат Аматэру, одна из тех семей, у кого в ближайшие пару поколений может появиться камонтоку и у кого появится выбор, идти на вольные хлеба или остаться с нами.

Вернувшись во двор к воротам, подошёл к сидящей на энгаве Хирано.

– Скукота-а-а… – протянула она. – Такими темпами они ещё минут пять будут возиться.

Да уж, за то время, что ёкаи пытаются пробить защиту, к нам могла бы прийти помощь. Если бы противник не заблокировал связь. Как доложил Ким, на территории особняка те же рации работали, а вот связаться с кем-нибудь извне мы уже не могли никаким образом.

Эта грёбаная магия, если честно, начинает меня напрягать.

– Слушай, – пришла мне в голову мысль. – А дворец Императора тоже защищён, как и наше поместье в Токусиме?

– Нет, – ответила она, даже не повернув головы. – Если ты про дворцовые комплексы Императорского Рода, то они слишком большие. Там работали с отдельными зданиями, но к настоящему моменту они столько раз перестраивались, что вряд ли могут хоть кого-то защитить.

– А в Токусиме…

– Там кусок территории обработали, – прервала она меня. – Дом тоже, но и вы его не раз перестраивали. Просто у вас на дом ничего не завязано. О, наконец-то, – поднялась она на ноги.

В следующий момент Хирано как-то изменилась. Не могу сказать в чём дело, но женщина стала ощущаться как хищница. Уши торчком, улыбка больше оскал напоминала, а главное стали появляться хвосты. Причём не все сразу, а по одному. Пижонка. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь… восемь, девять. Твою же ж мать… Девять! Девятихвостая кицунэ! Ой, бли-и-ин… А я с ней ещё и флиртовал. И некоторые предложения были на грани пошлости. Блин горелый, по краю ходил. Причём в Токусиме, похоже, о её девяти хвостах и не в курсе. Впрочем, нет, наверняка подозревают, но доказательств нет, иначе мне бы сказали.

Ай, да ладно. Ну девятихвостая, и что? Она сама не обозначила черту дозволенного, а значит, что хочу, то и делаю.

– Ну что, красота пушистая, – покрутил я шеей, – смотри не зашиби меня случайно.

– Ты же ведьмак, – повела она хвостами. – Тебя сложно зашибить случайно.

– Тоже верно, – ответил я.

Говорить, что как раз случайно меня и можно зашибить, я не стал. Ну её, эту девятихвостую.

В этот момент начали плавиться петли ворот, и спустя всего четыре секунды они рухнули на землю.

– Байхо… – почти прорычала Хирано, слегка наклонив корпус вперёд. – Он мой, мальчик. Не мешай.

Ну круто. Типа, остальные полторы сотни ёкаев, стоящие за вышедшим вперёд Байхо, на мне? А ничего, что я физически не смогу задержать их всех, если они решат прорваться в дом?

– Как получится, – ответил я, следя за медленно наступающим противником.

– Он мой! – рявкнула она, бросив на меня взгляд.

– Хвосты у тебя твои, а противник общий, – процедил я.

– Я всё сказала, не мешай, – бросила она перед тем, как выступить вперёд.

Я всё понимаю, Байхо её дочь убил, но мне сейчас от этого не легче. Между местью за мёртвых и защитой живых надо выбирать второе. Да, ей плевать на этих самых живых, да, она в своём праве, но глухое раздражение из-за её слов заглушить было довольно сложно.

Помимо Байхо, который выглядел как прямоходящий ящероподобный гуманоид с ветвистыми оленьими рогами, на особняк напала толпа, прямо скажем, монстров. Большая часть была гуманоидного типа, но с головами ящеров, чего-то псового, свиней, что-то кошачье, быки, лошади с рогами. Были и животные, как тот белый тигр, шедший недалеко от Байхо. Были мелкие человечки, с огромной головой. Одноногие гиганты с молотом. Трындец, в общем, чего там только не было. Я прям даже засомневался на мгновенье в своих силах – одно дело люди, а другое… это. Впрочем ненадолго, ровно до того момента, как глухое раздражение на кицунэ превратилось в самое обычное, но уже на себя.

Люди, ёкаи, да какая к чёрту разница? Они пришли ко мне в дом, а я тут в чём-то сомневаюсь. Всё, зверинец, трындец вам.

Над головой Хирано зажглись девять белых огненных шаров. Секунда, другая, и шары летят в Байхо, а сама Хирано, превратившись в белую комету, устремляется вслед за ними. Хорошо, чуйка не подвела, и я не стал делать Рывок к тигру, задержался на секунду, иначе взрывная волна от столкновения двух ёкаев, смела бы не только мелкую шушеру, в том числе и тигра, но и меня. А так, получилось идеально – Рывок, замах и мощнейший Удар, а я постарался ударить посильнее, впечатывает голову огромной кошки, пытающейся в этот момент подняться на лапы, в брусчатку двора. Камни брусчатки трескаются, мозги… ну, наверное, это мозги, тигра пачкают всё вокруг, импульс смерти бьёт по нутру, а я уже у второй цели, больше всего похожей на минотавра.

С ним я поступил чуть иначе – просто схватил за рога и свернул шею, что получилось на удивление просто, учитывая массивность туши. Да и в целом… Не думал, что ёкаев убивать так просто. За спиной громыхнул гром, и я сделал шаг влево, пропуская мимо себя толстенную молнию, буквально испарившую голову поднимавшегося рядом… ну, пусть будет ликантропа. Волк-оборотень, короче. Хотя, ещё короче, просто волк. Я тоже решил не отставать от Байхо и шмальнул Молниями с двух рук. Поведя руками, зацепил восьмерых ёкаев, но импульс смерти пришёл только от четверых. Тоже неплохо. Рывок, Удар… Жив. Ещё Удар… Всё ещё жив. Третий Удар – мёртв. Похоже, не все из них слабаки.

Работал я под пятью уровнями Фокуса и Ускорения, так что поспевать за мной могли немногие, но и такие были, с ними приходилось чуть труднее. А ещё в меня летели сгустки пламени, какой-то зелёной и синей хрени, молнии, из земли лезли колья, подчас убивая своих. И при этом никто не отступал. Более того, некоторые из ёкаев вообще старались просто схватить меня. Плюс двор был не такой уж большой, то есть не особо-то и разгуляешься, плюс отступить я ну никак не мог. В общем, было напряжно. Этих уродов было слишком много. Больше сотни фанатиков, не желающих отступать, постоянно лезущих вперёд несмотря на смерть соседей, заставляли напрягаться даже меня. Это, блин, не люди, умирающие с одного тычка, тут никого слабее «воина» я ещё не встретил, при этом основная масса противников была примерно на уровне между «ветераном» и «учителем». Были и сильнее. Несколько ящеров определённо могли бы на равных сражаться с «учителями». А какое-то свиноподобное чудо так и вовсе было ближе к «мастеру». Во всяком случае я уже дважды должен был отправить его к праотцам, но он упорно встаёт и прёт на меня.

Одна радость, никто из них даже не пытался прорваться в дом. Все на мне сконцентрировались. А вот отметки, что окружали дом, в него и попёрли, а их, если что, около шестидесяти. Среди наших, если не брать мою семью, полноценно сражаться могли около тридцати человек, это если считать вместе с некоторыми слугами. Прибавим к этому старика Каджо, который у нас полноценный «мастер» с очень удобным камонтоку. Для небольших пространств удобным. Он своими невидимыми руками шагающую технику надвое разрывал, думаю, и ёкаям они не понравятся. Атарашики может издали чем-нибудь шмальнуть. Ну и Бранд с Идзивару. В общем и целом, мои домочадцы должны отбиться от шестидесяти ёкаев, главное, чтобы среди противников не нашлось реально могучего монстра. Или просто сильного, который возьмёт на себя того же Каджо.

Заметка на будущее, переселить в особняк Щукина, который сейчас спит в одном из соседних домов. Ещё один «мастер» нам сейчас ой как не помешал бы.

В общем, о том, что будет происходить в доме, пока можно было не думать. Уменя и здесь, во дворе, проблем хватало. Как я и говорил, у меня ни разу не было настолько фанатичных, не считающихся со своей жизнью противников. Точнее, были, но не в таком количестве. Так они ещё и достаточно сильны, чтобы не умирать за пару мгновений. О нет, были и полные слабаки, просто тех, кто посильнее, было слишком много. Первые несколько минут боя я ещё тешил себя мыслью, что всё не так плохо, но лишь потому, что некоторые из врагов умирали достаточно легко. Казалось, что их большинство. Чёрт, их и было большинство, но опять же, тех кто посильнее было чуть больше, чем хотелось бы. Через шесть минут… хаоса, иначе не скажешь, всё стабилизировалось, я, наконец, выработал схему боя и медленно начал давить противника. Слабаки кончились. Даже разбушевавшиеся Хирано с Байхо, которые уже превратились в двуногую драконоподобную тварь трёх метров ростом и не менее большую девятихвостую лисицу с серебряной шерстью, не мешали. Вру, мешали, но я привык учитывать неожиданные удары обоих, которые представляли опасность не только для ёкаев, но и для меня. Так что, да, бой стабилизировался, но, в глобальном плане, проще от этого не стало. Проблема была во времени.

Через семь с половиной минут сражения я начал ощущать тревогу. Внешнюю опасность, которая грозила близким мне людям. Я-то продолжал давить на противника, а вот в доме, похоже, всё складывалось не лучшим образом. И это напрягало. А невозможность быстро разобраться с врагом – раздражала. Тревога и раздражение – вот что я чувствовал, когда мне мешали добить очередного ёкая. Вроде вот, ещё один удар – и очередной противник умрёт, но какая-то огромная змеюка делает бросок, и мне приходится делать прыжок в сторону, одновременно с этим пуская Волну, чтобы не столкнуться с каким-нибудь ёкаем по ходу полёта. Причём Рывок удавалось делать крайне редко – слишком плотное кольцо врагов меня окружало. Подшаг, уворот, прыжок. Удар, Молния, Волна. Ещё один прыжок, Волна, россыпь мелких шаровых молний, пара Ударов, уворот. Схема понятная и действенная, противники, пусть и медленно, но заканчивались… Как и время.

Тревога увеличивалась, раздражение росло, ёкаи наступали.

На девятой минуте у меня случилось… «спотыкание». Опасный случай, который чуть не отправил всё в тартарары. В какой-то момент вокруг меня немного освободилось пространство, и я сконцентрировался на минотавре. Мне оставалось буквально чуть-чуть, чтобы добить поплывшего противника, но вдруг мои мышцы задеревенели, и я застыл в замахе. Причём с меня слетели все Фокусы и Ускорения. Признаюсь честно – я испугался. На целое мгновение я оказался беззащитным, и то, что выжил, иначе как чудом не назовёшь. Да и вообще, случись такое на тренировке, совсем не уверен, что смог бы скинуть парализацию, а так, во мне что-то щёлкнуло, после чего я в испуге запустил круговую Волну, откидывая уже летевших на меня ёкаев. Ещё немного потратил на возвращение нескольких уровней Фокуса и Ускорения, после чего, уже откровенно злой после испуга, вновь накинулся на противника.

Впрочем, злость продержалась недолго, вскоре меня вновь наполнила тревога и раздражение. Я вообще во время боя долго не злюсь. Так ещё и раздражение ушло на второй план, уступив место страху за близких. Я буквально кожей чувствовал, как уходит время. Оно у меня ещё было, но и противников не сильно меньше стало. Около тридцати ёкаев по-прежнему с безумным фанатизмом продолжали на меня нападать.

Хирано с Байхо уже давно развлекались на улице. Каменного забора с нашей стороны не было, разломали к чертям. Дома на улице были сильно побиты, а ведь там сейчас люди спят. Хорошо ещё огня нигде нет, но тут можно положиться на Хирано, она, по её словам, идеально контролирует своё пламя, а Байхо вообще молниями шмаляет. Остаются ещё мелкие ёкаи со своими огненными сгустками, но либо это только похоже на огонь, либо нам просто везёт. В любом случае, пожара нигде нет и это хорошо. Единственный хороший момент в данной ситуации.

На одиннадцатой минуте боя чувство опасности достигло своего предела. Я чётко понимал, что если сейчас ничего не сделаю, последствия будут катастрофическими. Отсчёт шёл на секунды, ещё немного, и должен был бежать к семье, чего не мог сделать, так как мои противники последуют за мной и всё станет ещё хуже. Хотя, казалось бы, куда уж хуже? Против меня всё ещё сражались девятнадцать ёкаев, среди которых выделялись огромная змея, которая весь бой мне нервы трепала, и мелкий карлик с огромной головой. Последний был интересен тем, что до сих пор жив. Его сородичей я уже давно перебил, и были они, прямо скажем, слабыми. А этот просто не приближался ко мне слишком близко. Пожалуй, единственный, кто дорожил своей жизнью среди безумной толпы ёкаев. И что-то мне подсказывает – именно он умудрился меня парализовать не так давно. Потом были ещё попытки, но я уже на автомате скидывал его воздействия, просто отмечая данный факт. Пару раз пытался до него добраться, но эта тварь проваливалась сквозь землю и появлялась с другой стороны толпы. Мерзкая тварюшка.

Апперкот волку, звездануть кого-то позади локтём, шмальнуть Молнией в готовую сделать выпад змею, увернуться от удара минотавра, одновременно с этим изворачиваясь, и пустить за спину шаровую молнию. Вновь нанести пару Ударов всё тому же волку, Волной отбрасывая тех, кто хочет ему помочь. Прыжок вперёд, перекат возле ног свиноподобной твари и наконец-то свернуть шею большеголовому гадёнышу.

Ещё восемнадцать противников. Которых я не успеваю убить.

В общем, ситуация была паршивая. Нервное напряжение словно пружина сжималось внутри меня, и в какой-то момент я… Накрыло меня, короче. Я понял, что всё, кранты, времени больше нет. А тут ещё по нервам прошлось чувство опасности мне любимому. Очень близкой опасности. Её источник я заметил сразу, сложно не заметить девять огромных полыхающих мечей, висящих в воздухе над двухметровой в холке лисицей. Как и огромного китайского дракона из молний, наворачивающего круги над головой ящероподобной трёхметровой твари с оленьими рогами, стоящей напротив Хирано. Похоже, эта парочка решила пойти с козырей. Если что-то и делать, то сейчас или… «Или» не предусмотрено. Я просто должен всех убить.

* * *
Хирано устала. Не такой уж и продолжительный бой вымотал её довольно сильно. Хорошо хоть ублюдок, стоящий напротив неё, тоже не выглядел бодрым. Байхо. Тварь. Она ненавидела его всеми фибрами души, даже больше его хозяина, в конце концов, с южными драконами она познакомилась задолго до того, как последний Древний показал себя. И уже тогда они причинили ей много боли. Особенно Байхо, лично убивший её сестру и брата. А потом и дочь… Старый ёкай был в целом слабее девятихвостой лисицы, драконы вообще подходят к пику своей силы позже, чем кицунэ, но Байхо был старше и опытнее. И как бы Хирано ни куражилась перед ведьмаком, сколько бы раз ни говорила, что легко убьёт дракона, но себе она никогда не врала, чётко осознавая, насколько будет сложно выполнить задуманное. И вот свершилось, они встретились лицом к лицу. Огонь против молний. Сила против опыта. И сейчас, стоя напротив старого врага, Хирано готовилась нанести свой сильнейший удар, который сметёт ближайший квартал к демонам. Она была готова принять на себя такой же по силе удар противника, шанс на выживание был, всё-таки технически она сильнее, только вот… Квартал, да. Непонятно, почему Байхо тоже замер, не спеша пустить в ход своё заклинание, но лично Хирано не хотела проблем с ведьмаком. Который, к слову, был в поле её зрения и продолжал с успехом добивать своих противников. Точнее, мысль о проблемах заставила её притормозить, но смерть Байхо стоила чего угодно. Используй она «Девятый гнев» в начале боя и тварь выжила бы, но сейчас, в ослабленном виде, шансов у старого врага немного. И даже если она тоже умрёт… Чего угодно! Его смерть стоит чего угодно!

Расширяющийся купол из молний, прошедший сквозь противников ведьмака, который она увидела краем глаза, на мгновение сбил её с мысли, а вслед за куполом улицу накрыл Голос:

– А ну замерли, угрёбыши.

И она замерла. Приказ, что проникал в мозг, проникал в саму душу, не дал ей и шанса закончить свой бой. Замерли все: и противники ведьмака, и она, и Байхо. А вслед за этим недобитая мелочь, что окружала Аматэру, просто… превратились в мелко нарубленные куски мяса. Она всего лишь моргнула, а ёкаи оказались порублены на части и куски их тел уже падали на землю. Миг, и грязный, в порванной одежде, но без единой царапины ведьмак стоял возле Байхо, который так и замер с поднятыми руками. А следом за этим последовал взмах меча, того самого меча, что токусимцы подарили Аматэру. Один взмах, и тело Байхо, лишённое рук и ног, словно в замедленной съёмке падает на землю. Ещё один взмах, на этот раз рукой, и обрубок могущественного ёкая летит в её сторону, приземляясь на остатки асфальта у самых её лап. Миг, казалось, прошёл всего миг, а ведьмак стоит рядом с ней.

– Он весь твой, – произнёс он обычным голосом. – Только сразу не убивай, допроси сначала. И убери эту мерзость, – дёрнул он подбородком, указывая на так и висящее у неё над головой заклинание.

«Дракон» Байхо, кстати, уже успел развеяться. А в следующую секунду Аматэру испарился из её поля зрения. Дёрнув головой, она ещё успела увидеть его фигуру возле дома, но что-либо сказать ему – уже нет. Да и стоило ли говорить? Вряд ли, сейчас его лучше не трогать, однако, как ни странно – хотелось. Хотелось сказать хоть что-то, чтобы он обратил на неё внимание. Ладно, потом.

Переведя взгляд на валяющегося рядом с ней врага, она чуть склонила голову и поставив лапу ему на грудь, прорычала:

– Пора отвечать на вопросы, ублюдок.

* * *
А ведь… неплохо всё начиналось. Ким Хидефуми – начальник охраны, чья смена дежурила сегодня, со стоном подтянул к себе правую руку, в которой он по-прежнему сжимал катану. Сам Ким, валялся на земле с оторванной левой рукой и кровоточащей раной в животе. Да, начиналось всё неплохо.

Когда господин ушёл, второй круг Слуг, состоящий из охранников его смены, выступил чуть вперёд, чтобы отвлекать на себя внимания и дать себе немного простора во время боя. Он не был согласен с тем, что хозяев надо защищать таким образом, уж лучше отвести их в подвал и занять оборону единственного прохода, но господин сказал – они сделали. В конце концов, у Аматэру-сама банально больше информации о противнике, так что Ким не стал оспаривать его решение, хотя по долгу службы вполне мог. У охраны лишь одна задача – сохранить жизнь членам Рода, и если надо, они могут спорить. Но в этот раз пришлось признать, что про ёкаев никто из них ничего не знал. Старые сказки, разве что, но это паршивый источник информации. Вот они и стояли, в ожидании нападения существ из сказок и легенд. Все в доме знали, что Ушедшие никуда не ушли, давно уже приняли это как данность, а некоторые даже вздохнули с облегчением, так как давно подозревали нечто подобное. Сердце говорило, что животные господина не совсем животные, а логика – что они сошли с ума. Так что, когда в доме появилась самая настоящая кицунэ, некоторые Слуги вздохнули с облегчением. Да что там далеко ходить, он сам облегчённо выдохнул. Правда, только потому, что его брат, который уверял всех, что кот и собака на самом деле ёкаи, оказался прав. Серьёзно, никому не хочется, чтобы его младшего брата считали психом.

Эта парочка, кстати, выступает сегодня третьим кругом охраны. Правда, чем могут помочь всего два ёкая, фактически всего две боевые единицы, он не понимал. Точнее, не так – он не понимал, как всего два бойца могут быть целым кругом охраны. Один из них, к слову, в самом начале сидел прямо напротив него, в нескольких метрах перед ним. И в тот момент Бранд-сан, сидевший к ним спиной и немного склонивший набок голову, ничем не отличался от обычного пса.

Всё изменилось довольно резко. Вот обычный лабрадор просто сидит, а вот он стоит на всех четырёх лапах, злобно рыча куда-то в сторону ближайшего дверного проёма, ведущего во внутренний двор. Естественно, они напряглись. Даже обычная собака в их случае могла бы предупредить о подходе противника, а тут целый ёкай. Так что, сжав покрепче рукояти своих катан, охрана приготовилась дать бой. Умереть, но защитить членов Рода Аматэру.

От того, что он увидел в следующую секунду, по телу Кима пробежала стая мурашек. Нет, противника всё ещё не было в пределах видимости, зато у пса, которого, надо быть откровенным с самим собой, Ким до сих пор воспринимал как обычную, пусть и аномально умную собаку, встала дыбом шерсть. Причём Ким мог поклясться, что она ещё и выросла, во всяком случае сейчас этой самой шерсти было заметно больше. Да он и сам, казалось, потемнел, хотя и странно говорить подобное про идеально чёрную собаку. Но его как будто тень накрыла, из-за чего Ким почувствовал озноб. А потом холка и хвост Бранда-сана вспыхнули чёрным пламенем. Если не считать лисьи уши Хирано-сан, которые она иногда демонстрировала, он впервые видел настолько явное проявление магии.

Возможно, из-за Бранда-сана, возможно, потому, что волнение пересекло определённый порог и отключилось, но, когда из дома начали выходить натуральные монстры, Ким просто сжал губы и приготовился убивать. Умирать он пока не имел права.

За мгновенье до того, как Бранд-сан сорвался с места, Ким услышал явно нечеловеческий визг с другой стороны двора. Похоже, Идзивару-сан начал сражение чуть раньше. Тем временем Бранд-сан совершил прыжок и вцепился в горло свиноподобной твари. Секунда, и оттолкнувшись лапами, Бранд-сан полетел к своей следующей цели, в то время как предыдущая вспыхнула всё тем же чёрным пламенем. Ящероподобный ёкай успел прикрыться рукой, в которую Бранд-сан и вцепился, но на этот раз противник не спешил загораться, видимо, посильнее был. Впрочем, он тоже не продержался долго, правда этот ёкай потерял не часть горла, а всю руку, которую Бранд-сан в буквальном смысле слова оторвал, пару раз дёрнув пастью. Дикий рёв врага очень скоро превратился в визг, когда и он утонул в чёрном огне. А Бранд-сан, подпрыгнул на месте и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, запустил огненный серп в наступавших с другой стороны ёкаев. Серп прошёл через двоих противников, врезавшись в третьего, который просто встряхнулся и попёр дальше, а вот первые два полыхнули, заполняя двор своим визгом.

Несколько секунд, и четырёх противников нет. Если Идзивару-сан настолько же эффективен, а судя по рёву и визгам с той стороны, это так, они действительно могут считаться третьим кругом охраны.

Тем не менее, их было всего двое, и они банально не успевали быть везде.

– Приготовились! – рявкнул Ким, поднимая меч. – Дальняя атака! Выбрали цель! – и через несколько секунд закончил: – Бей!

И первым опустил поднятый клинок, посылая в притормозивших из-за Бранда-сана ёкаев Воздушный серп. Ким был «учителем» и мог себе это позволить, а вот остальные его подчинённые с этой стороны запустили в противников обычные бахирные волны. С виду они, кстати, тоже напоминали серпы. А вот стоящий рядом Каджо-сан одним Серпом не ограничился, запустив во врагов сразу десяток. Правда, упали и не встали всего четверо ёкаев.

– Каджо-сан, бейте на своё усмотрение! – крикнул Ким.

К сожалению, как только противник сблизится, Каджо-сан будет сильно ограничен в своих возможностях, так что пусть бьёт, пока есть такая возможность.

– Понял, – произнёс Каджо, взмахнув обеими руками, запустил в ёкаев десяток Воздушных змеев.

Сильная техника. Самонаводящаяся. Считай, минус десять противников. Проблема в том, что уродов слишком много и они спешат войти с ними в клинч. Так что всё, что успел сделать Каджо-сан до этого момента, это сотворить по-«мастерски» широкую Сеть Фудзина, которая нашинковала на кубики ещё семерых противников. А потом ёкаи достигли их строя и завязалась рукопашная.

Когда всё пошло не так? Хорошее же начало боя было? Валяясь на земле, Ким вспомнил тот момент. Два минотавра, которые сумели занять Каджо-сана, стали для всех сюрпризом. А потом появился волк, с виду обычный, просто огромный волк, а не как эти волкоподобные, прямоходящие твари, который сумел взять на себя Бранда-сана. У них всё ещё был Идзивару-сан, но он просто не успевал быть везде. Так что с основной массой ёкаев пришлось разбираться охране и тем слугам, которые хоть что-то из себя представляли в качестве бойцов. И ведь их, людей, было больше, ёкаев неплохо проредили в начале боя, тем не менее, с каждой минутой Ким отчётливо видел, что они сдают. За их спинами были, по сути, обычные гражданские, способные задержать противника всего на несколько секунд. Ровно настолько, сколько их будут убивать. А за ними Аматэру, из которых сражаться может лишь Атарашики-сама, но она не сможет защитить беременных женщин. А ведь с другой стороны сражаются молодой господин и Тоётоми. Как у них там дела? Хотя, Атарашики-сама присматривает как раз за той стороной двора, так что, если там не появилась пара таких же, как и здесь монстров, они должны сдержать натиск.

Но опять же… Какой в этом смысл, если не устоят они? Если допустят прорыв. Сам Ким, несмотря на то, что убил своего противника, потерял руку и получил рану в живот. А ведь он «учитель». Один из основных бойцов с этой стороны. А теперь Ким Хидефуми валяется на земле словно какая-то шавка, неспособная защитить своего хозяина! Не бывать этому! Вставай! Вставай, сука! Ну же… вставай…

Подтянув к себе руку с мечом, Ким собрал последние силы и кое-как поднялся на ноги. Клинок его катаны светился бахиром, а глаза выбирали последнюю цель. Больше чем на одну у него всё равно сил не хватит. И она должна быть достойной.

Взгляд начальника охраны остановился на одном из минотавров, который так сильно мешал их «мастеру».

– Во имя твоё, Аматэру…

* * *
Фудзикава Асами, одетая в шорты и майку, выступила на пару шагов вперёд, относительно редкой линии защитников второго круга. Не то чтобы она считала себя сильнее этих мужчин, просто ей хотелось иметь чуть больше свободного места в предстоящем бою. Помимо этого, у неё нет дальних атак, так что, в отличие от бахирщиков, в бой придётся вступить раньше их. Точнее, в ближний бой. В идеале ей бы поближе к краю двора подойти, но там, у самой энгавы – небольшой веранды, опоясывающей весь двор, сидел Идзивару-сан, а мешаться этому существу ей совсем не хотелось. Нэкомата просто сидел и расслабленно шевелил обоими хвостами, казалось, его ничто не волнует, но все чувства инугами буквально кричали, что лучше держаться от него подальше. На самом деле Фудзикава была в небольшом шоке, когда впервые увидела эту парочку – нэкомата и дух пса. Первый очень редкий ёкай, второй – вообще непонятно что, но мощью от них буквально разило. Хотя нет, не так, мощью разило от Хирано-сан, и это несмотря на то, что она держала свои силы под контролем, а от этих двоих несло чем-то… потусторонним и опасным. Так они ещё и подчинялись главе Аматэру. Да, он ведьмак, но это не давало ему право… Боги, впервые она попала в настолько безумную компанию. Два непонятных, но очень опасных существа, старая кицунэ, у которой, как поговаривают, семь хвостов, и ведьмак, которого все слушаются. Хирано-сан, скорее всего, просто шутки ради, но даже такое подчинение одиозной лисицы сильно удивляло.

А ещё она… Подняв руку и сжав пальцы в кулак, Фудзикава несколько секунд смотрела на него. Возможно, ей только кажется, но такое чувство, будто она стала немного сильнее. Звучит бредово, однако… Да не, ерунда, её хозяйка всего лишь обычный человек, пусть и из божественного Рода, не могла она её сильнее сделать. Ведьмак? Исключено. Ведьмаки на такое не способны, да и не хозяин он ей. Может, в доме какой-то артефакт, усиливающий естественные способности?

Вздохнув, Фудзикава опустила руку. Она уже давно не маленькая девочка и не верит в сказки. Мечты о могуществе, конечно, никуда не денутся, все ёкаи стремятся к силе, но и самовнушением заниматься не стоит. А сейчас и вовсе лучше сконцентрироваться на задании. И нет, это не защита госпожи, защита – её долг, а задание, которое ей дала хозяйка – это присмотр за Казуки-саном. Бросив осторожный взгляд в сторону парня, она увидела, как тот разминает руки. Такой молодой, но, похоже, совсем не волнуется. Сосредоточен, да, но волнения в нём она не чувствовала. Единственный Аматэру, находящийся во втором круге охраны и тот, чью безопасность она должна обеспечить. Лучше бы он сейчас находился вместе с госпожой, но чего нет, того нет. Не может пусть и молодой, но мужчина, который к тому же скоро станет отцом, находиться вместе с женщинами. Он их защищать должен. С другой стороны, мог бы и рядом с ними защищать. Фудзикава была бы совсем не против, если бы Казуки-сан прикрывал госпожу там, в центре круга, а основную часть боя оставил им – опытным бойцам. Которые, к слову, довольно неодобрительно косились в её сторону. Ну да, она же женщина. Её, вроде как, тоже защищать надо. Впрочем, Фудзикаву не парило, что там думают мужчины. Она уже давным-давно переросла желание кому-то что-то доказать. Не мешают, и ладно.

Резко подняв уши, Фудзикава прислушалась. Идут. Она уже хотела было сказать об этом вслух, но замерла, глядя как на кончиках хвостов нэкоматы зажглись два синих огонька, а сам кот поднялся на лапы и по-кошачьи лениво направился в глубь дома. Естественно, это увидели и остальные, напрягаясь и становясь в боевые стойки. Она тоже сосредоточилась, готовая в любую секунду принять свою звериную форму. Были бы противником люди, и она бы просто ослабила контроль над звериными инстинктами и физической силой, но с ёкаями можно и не скрывать свою вторую форму.

Волосы женщины зашевелились, вставая дыбом, рот оскалился, демонстрируя подросшие клыки, пальцы согнулись, выпуская заострившиеся когти. Мгновение, и на землю внутреннего двора опускаются лапы довольно большой волчицы. Пара секунд и двор оглашает дикий визг боли, пришедший к ним из дома. Идзивару-сан вступил в бой.

* * *
Честно говоря, я бы не хотел повторять то, что сделал во дворе. Ладно электрическая Волна, это нормально, насколько может быть нормальным за секунду освоить новый приём, а вот Голос… Очень неприятные ощущения. Первый раз у меня такое при применении Голоса. Как будто само мироздание недовольно. Никаких запретов, но и обычное неприятие всего сущего к твоим действиям крайне не хочется ощутить вновь. Блин, в какие-то совсем высокие материи я залез, но объяснить по-другому пока не могу. Короче, оставлю усиленную версию Голоса на самый крайний случай.

На самый, да… Только вот похоже, что весь сегодняшний вечер- ничто иное, как тот самый крайний случай.

До внутреннего двора я добирался с максимальным количеством Фокусов и Ускорений. Собственно, чуть больше, чем максимальным. Очередное усиление способностей, ага. Только вот, как и прежде, это очень сильно вредило телу и мозгу. Особенно мозгу. Фокус – ультимативный навык, но крайне затратный. И сейчас, используя запредельный уровень этой способности, я в любой момент мог словить кровоизлияние в мозг. Или инсульт. Или ещё что-нибудь очень неприятное. Сдохнуть я, короче, мог в любой момент. Порванные мышцы и связки от Ускорения – ерунда на фоне этого.

Но и тормозить я не мог.

Во внутренний двор я ворвался вовремя. Если быть циничным, даже с небольшим запасом по времени. Во всяком случае первый круг из слуг всего лишь вот-вот начнут уничтожать, то есть до моей семьи ёкаи будут добираться ещё с минуту. Правда, чуйка почему-то по-прежнему орёт… Ага, вижу.

– Замерли, все! – рявкнул я с испуга.

Если это не крайний случай, то я даже и не знаю…

После моего вопля замерли все: и люди, и ёкаи. Только сидящий на земле Казуки медленно поворачивал голову в мою сторону. Ну как медленно? Под максимальным Фокусом, да, медленно. У его ног Фудзикава в своей звериной форме вцепилась в холку чёрному волку, четырехлапому, а не двуногому, прижимая его к земле. Напротив парня, метрах в пяти, стоял Кен, с пробитой в двух местах грудью. Ёкай ввиде человекоподобного ежа, ранивший Кена, стоял за спиной моего друга. Но испугало меня даже не это, а минотавр, стоявший за спиной Казуки, который уже замахнулся огромной дубиной. Всего секунда, меньше секунды, отделяло Казуки от смерти.

Не зная, сколько простоят замершие ёкаи, я не стал снимать с себя Фокус с Ускорением, а прямо так побежал спасать своего воспитанника. По ходу дела убивая тех противников, до которых дотягивался катаной. Той самой, что мне подарили токусимцы. В руке она появилась у меня сама по себе ещё там, во дворе. И настолько естественно это произошло, что я обратил на это внимание, только когда забежал в дом. Кстати, я, кажется, научился рубить мечом металл. Ещё не проверял, но чувствую, что смогу.

Добежав до Казуки, я первым делом срубил минотавру голову. Вместе с занесённой в ударе рукой. Потом пригвоздил к земле голову волка, которого удерживала Фудзикава. Потом метнулся к Кену и нашинковал ежа. Тут я не остановился на одном ударе – ушлёпок причинил вред моему другу. И только после этого, скинув Фокус и Ускорение до приемлемого уровня, начал обходить двор, убивая всё ещё замерших врагов.

А вот и Идзивару. Двухвостый. С синими огнями на кончиках этих самых хвостов. Настоящий бакэнэко, ну или нэкомата. Хрен их там разберёшь. Стоит с поднятой лапой и не шевелится, только шипит. На половине моего пути начали шевелиться люди. Похоже, на них мой Голос действует не так эффективно, как на ёкаев. На противоположной стороне двора, относительно того, где находился Казуки, дела тоже обстояли не очень. Мягко говоря. Напротив старика Каждо, за стихийным щитом, стоял минотавр с секирой. Чуть сбоку от него, на земле лежал ещё один, с катаной в шее. Хозяином катаны, которую он так и не отпустил, был начальник охраны Ким. Он лежал рядом с тем минотавром, который и пробил грудь Кима насквозь. А ещё у человека отсутствовала вторая рука. Неподалёку от них был участок, где не было ни одного охранника и именно туда бежали три ящера, на пути которых была лишь наша штатная Целительница, которая держала руки над телом раненого охранника. До последнего, похоже, держала. Во всяком случае, когда я проходил мимо, убивая тех ящеров, она медленно опускала голову, переводя взгляд с ёкаев на своего пациента, одновременно с этим вновь окутывая ладони бахиром зелёного цвета.

О, Бранд. Прикольный видок. Холка и хвост пса горели чёрным пламенем, а сам он, медленно, опять же, из-за моего Фокуса медленно, мотал головой из стороны в стороны, разрывая горло очередному волку. Обычному, не прямоходящему.

Ёсиока, чёрт… Глава семьи, которая досталась мне вместе с особняком, ле