КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457371 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214552
Пользователей - 100424

Впечатления

Galina_cool про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Обложку удалила

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Каким же надо быть ублюдком, чтобы приделать картинку с ветераном войны в качестве обложки к педофильским анекдотам!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OlgaV про Варела: Путь к себе: жизнь в радости (Психология)

Впечатлена! И объёмом затронутого материала и качеством изложения. Доступно, интересно и тянет сразу же попробовать. Реально увлекательно, особенно во второй половине, где рекомендации. Спасибо автору! Хватило бы только настойчивости и упорства у себя самого, правда тут книга мотивирует тоже. Рекомендация однозначная - читать! (Тамара Волк).

Прочитала книгу на одном дыхании! Очень впечатлила! Жаль, что не встретила ее раньше.... Автору спасибо! (Наталья).

Очень актуальная тема и прекрасно раскрыта! Благодарю автора! Очень познавательно и полезно.

Хочу выразить благодарность автору - книга действительно вдохновляет на реализацию себя. (Алексей).

Отличная книга, которая поможет разобраться в себе, в своих желаниях, способностях и поможет найти СВОЙ путь, полный счастья.

Отличная книга! Читается легко и очень быстро. Доступно написано о важном с интереснейшими примерами. Надеюсь, у меня хватит желания и рвения применить все рекомендации на практике. Рекомендую.

Эта книга должна быть в списке к прочтению для всех, занимающихся саморазвитием. Лёгкость чтения, эффективность принципов, познавательно и полезно. (Виктория).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Drosselmeier про Марченко: Вторжение (Боевая фантастика)

читать можно

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
pva2408 про Мазуров: Теневой путь 7. Тень Древнего (Самиздат, сетевая литература)

Ув.remarkscope! С 5 главы, вместо «Тени Древнего», начинается публикация романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина».

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Gabrijelcic: Delphi High Performance (Pascal, Delphi, Lazarus и т.п.)

Единственная книга по параллельному программированию на Delphi.
На русский не переведена.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Сиголаев: Дважды в одну реку (Альтернативная история)

Купив часть вторую, и перечтя (специально) заново часть первую — я то, твердо был уверен, что «юношеский максимализм» автора во второй части плавно сойдет на нет... И что же?)) Оказывается ничего подобного!))

Вся вторая часть по прежнему продолжает «первоначальный стиль» описания «неепических похождений юного искателя и героя» в теле семилетнего (!!!) пацана. И мало того, что уже «вторую книгу» он никак не может попасть в школу (куда по идее просто обязан «загреметь» как все его сверстники), но и вообще (такое впечатление) что кроме развед.деятельности по отлову шпионов, ГГ (в новой жизни) ВООБЩЕ НИЧЕМ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ.

Нет... он конечно играет свою роль «сопливого шкета», но только в рамках «поставленной пьесы», никакого же «детства» тут нет и отродясь не было... Просто «врослый дядька» носится в теле пацана и вот и все))

Нет... автор конечно предпринял не одну попытку все это замотивировать (мол тут и подростковые гормоны, заставляющие его «очертя голову» кидаться без подстраховки, раз за разом в очередную … ), это и «некий интерес» со стороны сотрудников КГБ которые «вовремя просекли фишку», но никак (отчего-то) не поинтересуются «хронологией завтрашнего дня». Да и чем он (им мол) может помочь «в деле сохранения самого лучшего государства в мире»? Выходит что абсолютно ничем)) Но вот зато носиться «туда-обратно» и влипать во всякие приключения — это всегда пожалуйста))

В общем — все было бы в принципе замечательно, если бы не было так печально... Плюс — в этой части ГГ «подселяет» к нашему ГГ «сверстника», отчего почти мгновенно происходят разборки в стиле фильма «Обратная сторона Луны» (с Павлом Деревянко)) Да! И это не тем Деревянко, который книги пишет с столь своеобразной манере))

Так что, часть вторая является фактически клоном, части первой, только с небольшим отличием в роли главного злодея. В остальном же все те же шпионско-закрученные (и не всегда понятные) страсти, «медленное прощупывание сторон» (в лице сотрудников команды «гэбни» и ГГ) и подростковость, которая так и прет со всех сторон...

Субъективный вердикт — я не купил часть первую, это хорошо)) Я купил часть вторую — ну и ладно)) Часть же третью покупать (да и просто читать) желания пока нету... вот уж sorry))

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Интересно почитать: Как правильно выбрать ноутбук

Ассимиляция (fb2)

- Ассимиляция [СИ] (а.с. Лед-3) 0.99 Мб, 294с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Евгеньевич Сухов

Настройки текста:



Глава 1. Жизнь продолжается

Мы сидим в каптерке моего приятеля Накиса Турбура и банально бухаем. Он, по его словам, для «стабилизации тонуса». Я же, с целью поддержания плодотворной беседы и прояснения кое-каких непонятных для меня моментов.

— Ты, Лёд, молодец, — рассуждал, пережевывая немудреную закусь, завхоз, — все прочие балбесы шатаются по утряне без толку, а твоя команда делом занята. Строем ходите, значит, не совсем потерянные для общества люди. Тут проходил как-то мимо, видел, как вы там занимаетесь. Любо-дорого посмотреть. Особливо как твои девки ноги выше головы задирают. Интересно было бы глянуть на них без штанов, как у них там в этот момент все в промежности перемещается.

— Ничего там интересного, Накис, я насмотрелся в свое время. Была у меня одна танцорка, любила голенькой батманы демонстрировать. — Я немного погримасничал ртом и почмокал губами. — Что-то типа этого получалось.

На что мой приятель сначала вылупил глаза и едва успел выплюнуть на пол пережеванную закуску, затем разразился гомерическим хохотом. Пару минут он ржал, как озабоченный конь, дорвавшийся до стада кобыл, при этом все-таки прикрывал рот ладонью, чтобы комки пищи, слюни и сопли не летели в разные стороны. Другой рукой держался за сердце.

Наконец он немного успокоился, задорное «гы, гы гы!» сменило еле слышное «ой, ой, ой». А вскоре он нашел в себе силы отойти к водопроводному крану, чтобы смыть с лица последствия моего весьма удачного прикола.

Вернувшись за стол, Турбур нацедил себе и мне прозрачной жидкости из бутылки. Не чокаясь, выпил залпом и укоризненно уставился на меня.

— Ты, Лёд, больше так не делай. Такими шуточками можно и до инфаркта человека довести. — После чего он повторил мои недавние манипуляции ртом и причмокивания и снова рассмеялся, но уже менее эксцентрично.

— Прости, я не нарочно, — ухмыльнулся я.

— Ага, щас прям и поверил, — оскалился в улыбке завхоз. — Наш человек, не даром я тебя с первого взгляда приметил. Понравился ты мне чем-то.

— Ну да, понравился так, что ты мне пытался всучить ссаное бельишко на десять размеров меньше и поселить хрен знает куда, да еще на драку нарвался.

— А как же без проверки? — недоуменно выпучил свои зенки Накис. — Не, паря, дать друг другу по роже при знакомстве — наипервейшее дело, а уж потом, как получится: либо не разлей вода, либо враги на век. Давай-ка еще по стопарику. Третья, как водится, за тех, с кем мы были дружны, и кто уже никогда не выпьет за наше с тобой здоровье.

— За павших, — кивнул я и опрокинул в себя огненную жидкость.

Какое-то время сидели молча. Каждый из нас кого-то вспоминал. Я — Деда, поскольку более близкого человека у меня за всю жизнь так и не появилось. Были, разумеется, боевые товарищи, но то ли из-за моего неуживчивого характера, то ли еще по какой иной причине так и не смог назвать кого-то из них настоящим другом. Ну одиночка я по натуре и ничего с этим поделать не могу. Впрочем, теперь все жители Земли для меня считай, что мертвецы, также, как и я для них.

Если до определенного момента где-то в глубине подсознания я лелеял надежду, что вот-вот прилетят и вытащат обратно на родную планету, после того памятного сна все мои иллюзии развеялись как дым. Даже если бы забрали обратно, ничего хорошего на Земле меня не ждет. По этой причине в ту ночь я сделал для себя единственный вывод: нужно обживаться на новом месте как можно боле комфортно.

— Вот интересно, Лёд, как тебе, простому солдату удалось так лихо нагнуть всех этих высокородных?

— Да я, собственно, никого, как ты говоришь, не нагибал. Просто, хорошие законники разработали свод внутренних правил нашей школы, а в частности права и обязанности старост групп. Оно ведь, сам знаешь, устав для солдата — наиважнейший документ. Тут как в армии, если не имеешь понятия об уставных уложениях, будут дрючить все, кому не лень. А если досконально их изучил, можно при случае и офицера поставить на место.

— Эт верно ты заметил. Устав для солдата — первейшая вещь. — Накис воздел указательный палец к потолку. — Было дело, центурион приказал мне расстрелять военнопленного после допроса. Так я его на хер послал, поскольку в уставе черным по белому прописано: «Командир любого звена не имеет права заставить подчиненного выполнять обязанности палача». В бою, пожалуйста, любому башку откручу и не поморщусь, но опосля, грех на душу брать не стану, ибо не по-людски это. Однако тут не армия, а дворяне еще те хмыри — палец в рот не клади, а ты эвон как с ними. Каждое утро бегают как милые и не ропщут.

— Ха! Не ропщут! — весело воскликнул я. — Видел бы ты, сколько жалоб на меня настрочили куратору, да и самому ректору эти молчаливые овечки! «Война и Мир» вместе с графом Толстым нервно курят в сторонке.

— Что за граф? Не знаю такого.

— Не бери в голову. Писатель такой, жил лет двести пятьдесят назад очень далеко отсюда. Поэтому здесь о нем знают, от силы, пара человек.

— Значит пишут кляузы. Ну а ты что?

— А что я? Читаю, некоторые с очень даже превеликим интересом. Знаешь, что одна девчонка накатала?

— Ну-ка, ну-ка!

— Обвиняет меня как старосту в игнорировании женской половины группы. Мол, якшаюсь со всякими сомнительными девицами со старших курсов и это при наличии качественного женского материала под боком.

— Гы, гы, гы! — Завхоз в очередной раз разразился громким ржанием. Благо во рту у него на этот раз не было еды, и все обошлось вполне эстетично. — Это не та ли синеглазая красотка, что во время ваших утренних занятий крутится вокруг тебя?

— Ну да, она самая. Ольва Пасманис. Наглая, что твой танк, раз двадцать заявлялась ко мне в комнату, типа «сольцы попросить».

— И вдул бы ей, коль хочет.

— Не, Накис, имею печальный опыт общения с высокородными барышнями. Да ты и сам тому свидетель. Не знаю, как оно еще обернется с тем Жарохом Карита — женишком Паломы-Дива. А не взбредет ли ему в башку как-нибудь подгадить своему обидчику.

— М-да, — задумчиво пробормотал собутыльник, — от этого говнюка можно ожидать чего угодно. Я бы на твоем месте прикупил защиту против стихийной магии, да и от ментальной обезопаситься было бы неплохо.

— Уже приобрел неплохой амулет.

На самом деле ничего я не покупал и не стал возиться с обеспечением собственной защиты как в прошлый раз. Банально активировал снятый с тела поверженного демона кулон. Именно этот магический девайс из всех демонических трофеев оказалось привязать к своей ауре проще всего. Для этого лишь потребовалось пройти краткий виртуальный учебный курс. Зато эффект от него оказался значительным — полная защита от боевых псионических практик, вплоть до восьмого уровня и частичная от более высших. А таковые под силу здесь очень и очень немногим иерархам. Но я особо не обольщаюсь по этому поводу. Если бы защита была абсолютной, князю Тхараши не пришлось бы бежать сломя голову со своего плана непонятно куда. И еще, моя нейросеть, вооруженная знаниями дерциан, настоятельно предупредила, что действие всякого амулета может быть нейтрализовано самыми различными средствами. Короче, на магию надейся, а сам не плошай.

Помимо означенного средства защиты у меня имеются еще четыре кольца, посредством которых я смогу призвать в этот мир магическое оружие. Как работает эта опция, пока не знаю, поскольку из-за недостатка времени к изучению соответствующих баз знаний еще не приступал.

— Ну и ладно, — одобрительно кивнул своей лысой башкой Турбур, — думаю Жароху хватит ума, чтобы не связываться с тобой. Хотя, я бы на твоем месте почаще крутил головой. Все-таки получить от какого-то парня по харе та еще незадача, к тому же выплатить штраф школе в несколько тысяч золотых корон вдвойне неприятно. Это примерно то же самое, что на первом году службы угол казармы обоссать на глазах у десятника, потом до самого дембеля в глазах коллектива обоссанным ходить будешь.

Странное, на мой взгляд, сравнение. Ну да ладно, не единожды отбитые мозги бывшего гвардейца иногда выдают такие ассоциативные цепочки, что в ступор вгонят любого мудреца.

— Ты вот просвети меня, Накис, сколько живу здесь, не могу понять, отчего такая ерунда в мире происходит: магов на Эде хренова туча, из них лекарей, ну никак не меньше одной пятой, а еще алхимики со своими снадобьями, и артефакторы, способные создавать лечащие амулеты. А стоимость медицинских услуг просто запредельная. При этом магические штуковины хозяйственного назначения и услуги прочих магов вполне доступны. К примеру, любой фермер способен оплатить работу мага земли при раскорчевке лесного участка под пашню, или того же воздушника для обеспечения своих сельскохозяйственных наделов водой во время засухи или защитой от избытка небесной влаги в дождливый сезон. А вот вырастить конечность взамен утерянной или хотя бы новый зуб цены на порядки выше, чем на прочие магические услуги и не всякому по карману. Я не говорю о процедуре омоложения. Там такие заоблачные суммы, что не каждому богачу доступны.

— Вот скажи мне, паря, что проще: принять сотню больных и поиметь с каждого, по паре серебрух, или обслужить одного толстосума и содрать с него тысячу золотых корон при всем при том, что недостатка в пациентах способных оплатить твои услуги не наблюдается? Внял? То-то и оно. Но не это главное. На самом деле магов жизни и всех прочих лекарей по сравнению с количеством страждущих капля в море. Будешь в Неморре, посети бесплатную лечебницу. Там такое столпотворение! Люди неделями ждут, когда им окажут помощь. Спасибо его милости господину герцогу, хоть как-то старается людям помочь, в других местах и такого не наблюдается. Впрочем, сейчас некоторые добросовестные работодатели стараются оплачивать лечение работников из специальных фондов, созданных на предприятиях. Однако таковых пока очень и очень мало. Можно также воспользоваться услугами магов-недоучек. Вылечат относительно дешево и ничуть не хуже дипломированных специалистов. Однако тут имеется два неприятных момента. Во-первых, лечение не бесплатное, хоть и дешевле услуг официальных лекарей. Во-вторых, есть опасность оказаться в поле зрения представителей Ордена Зрящих. Заметут, отделаться банальным штрафом не надейся. Многочисленные рудные шахты и лесоразработки постоянно нуждаются в новых рабочих руках. И несчастному повезет, если зрящие его банально продадут какому-нибудь горнозаводчику или лесопромышленнику в качестве бесплатной рабочей силы. А вот если попадет на государственную каторгу — пиши пропало, более года-двух там никто не выживает. Что же касаемо алхимиков, занимающихся производством лекарственных препаратов, стоимость исходных ингредиентов крайне высока, поэтому пилюли и порошки получаются недешевыми. О работе артефакторов не мне тебе рассказывать, сам знаешь, сколько стоят самые дешевые ограненные драгоценные камни и прочее сырье. При этом, заплатил за автомобиль, домашний нагреватель, стиральную машину или какой иной прибор бытового назначения, при надлежащем уходе и своевременной подзарядке они послужат до конца твоей жизни, еще и твоим детям пригодятся. А вот медицинские артефакты все без исключения одноразовые и после применения превращаются в пыль. Вот отчего так?

М-да, привык, к тому, что на Земле медицинские услуги общедоступны и, цены на них весьма и весьма умеренные. А для тех, у кого в голове нейросеть, они и вовсе бесплатные, поскольку нет необходимости посещать специальные медицинские учреждения для коррекции работы нанобиотов. Впрочем, на моей родной планете, а также за её пределами хватает чудаков, не допускающих стороннего вмешательства в свой организм. Это чаще всего деклассированные слои общества, коим наплевать на свое здоровье, а также представители религиозных организаций раскольничьего толка, ибо польза от применения нанобиотических систем и нейросетей была признана всеми официальными религиями.

Об одноразовости лечащих амулетов мне было известно из изученной литературы, и я ответил приятелю:

— Тут, Накис, вовсе никакой не заговор жадных магов, чтобы качать деньги из пациентов. Специфика у них такова, что перед собственно процессом лечения происходит диагностика пациента и настройка магического прибора на лечение больного органа. Любые попытки последующей перенастройки приводят к его полной деструкции. То есть амулет, избавивший тебя от воспаления аппендикса не способен вылечить аппендицит кому-то еще, даже тебе в том случае, если у тебя снова возникнет воспаление червеобразного отростка, поскольку всякая болезнь сугубо индивидуальна и её лечение требует индивидуальных настроек и кореллирующих подстроек

— Да знаю я, про эту особенность медицинских артефактов, — проворчал недовольно завхоз, — все равно, как-то нерационально получается. Если с тем же автомобилем все понятно — купил и катайся на здоровье, только не забывай вовремя менять трущиеся детали, масла, ну и подзаряжать кристаллы. А вот с медициной как-то неправильно — стоят некоторые как дорогущее авто, а в результате, получается, деньги на ветер.

На что я с ухмылкой заметил:

— Ну ты же не ропщешь, когда принимаешь внутрь дорогущую пилюлю, которая потом выскакивает из тебя через задний проход и по новой её не используешь. А ведь некоторые препараты стоят ничуть не дешевле тех же артефактов или услуг продвинутых магиков.

— Это я так, ворчу по-стариковски, не обращай внимания, Влад. Читал недавно в «Медицинском Вестнике» про одно средство. Геродин или гертодин… не… геронтодин называется, — при упоминании названия лекарства я превратился весь во внимание — вдруг узнаю что-то интересное, — крайне нужная штука, сколько парней с её помощью можно было бы вытащить из-за Грани. Жаль стоит что тот боевой баллон или целое баронство.

— Ух ты! Неужто какие-то пилюли могут столько стоить? — я спровоцировал приятеля на продолжение обсуждения интересующей меня темы.

— Хм, «какие-то пилюли», — передразнил меня Накис. — Ты вот только представь, что у какого-нибудь короля или императора любимый отпрыск и наследник всего движимого и недвижимого имущества ломает шею, свалившись с дворцовой башни, погибает от удара отравленным ножом в сердце или еще по какой иной причине. Так вот, как ты думаешь, сколько денег отвалит убитый горем отец, чтобы вновь прижать к сердцу свое живое чадо?

— Сложно сказать, тут все зависит от многих обстоятельств, — уклончиво заметил я.

— Это верно, но, если ребенок по-настоящему любим, награда будет вполне достойной. Деньги, звания, должности — всё на выбор того, кто своевременно предоставит лекарство.

— Ага, или нож в сердце, камень на шею и в глубокий омут… бульк, чтобы языком не болтал, ну и для экономии денежных средств.

На что мой приятель широко заулыбался, разлил остатки спиртного по рюмкам и провозгласил тост, как обычно в своей манере кратко и содержательно:

— Ну, за удачу!

Вздрогнули, закусили. Турбур остался в каптерке, я направился по своим делам. Хотя важных дел по большому счету и не было. Сегодня выходной. Мои свободные от произвола старосты одногруппники кто отправился в Пальму, кто усиленно грызет гранит науки, а кто просто бездарно валяется на пляже под лучами Соли, в попытках довести цвет кожи до максимального потемнения. Оно хоть и можно обратиться к знакомому магу жизни, чтобы увеличить концентрацию меланина в эпидермисе до предельного уровня и стать подобием нигерийца, кенийца или папуаса с Новой Гвинеи, но здесь так никто не поступает. Хорошим тоном является загореть естественным образом безо всяких магических штучек.

Вообще-то шел я на пляж вовсе не ради загара. В данный момент меня там поджидает одна весьма симпатичная дама. Обычная девушка из простой семьи. Студентка третьего курса факультета Магии Жизни по имени Зулай Бжех. Стройная блондинка с яркими весьма выразительными глазищами изумрудного цвета. Все остальные её достоинства можно выразить эпитетами: «Ах ты! Ох ты! Ух ты!» — выбирай любой по своему вкусу.

Как бы это нелепо звучало, но до встречи со мной эта красавица была неприступна для посягательств как со стороны студентов, так и со стороны некоторых преподавателей. Спасибо уважаемым родителям, воспитавшим дочь в пуританском духе.

Поначалу и я едва не спасовал перед этой «каменной твердыней». Однако, как сказал один умный человек: «Нет вмире таких крепостей, которых большевики не могли бы взять». Я хоть и не большевик, но упорства на пятерых матерых ленинцев хватит.

Однажды во время заплыва девушки мне удалось отогнать от нее огромную акулу, которую, впрочем, подманил к ней сам посредством ментальных практик, освоенных с помощью обновленной нейросети. После этого наши с девушкой отношения пошли на лад и в самый короткий срок, на зависть прыщавым воздыхателям и кое-кого из преподавательского состава, перешли в горизонтальную плоскость. Ну какая дама способна отказать в близости мужчине, порвавшему на её глазах голыми руками пасть здоровенного морского чудища? М-да, не повезло тогда бедной зверюшке. А нечего было отираться вблизи школьного пляжа.

Стоит упомянуть, как и обещал виртуальный хранитель, наследие древней расы дерциан, полностью усвоила моя Чугуняка. С некоторых пор обидное погоняло я поменял на имя Дерца. Оно, конечно, бесчувственному имплантату по барабану, как я к нему обращаюсь, но все-таки, коль умища прибавилось — изволь уважать. Впрочем, об обновленных возможностях моей нейросети поговорим чуть позже. А сейчас на пляж, где меня ожидает самая красивая девушка высшей школы магии города Пальма.

— Привет, дорогая! — чмокнул сидевшую в пляжном кресле красавицу в розовое ушко и не удержался, чтобы не пощекотать нежную мочку языком. — Извини, немного припозднился. Важные дела. Но я все время думал о тебе.

— Ну. Ну, — не открывая глаз, скептически хмыкнула Зулай, — знаю какие у тебя дела с этим пропойцей, поди байки травили из своего армейского прошлого, да всякую гадость употребляли во внутрь.

— И вовсе не пили, ну если только самую малость. Ты же меня знаешь, я к спиртному равнодушен.

— Присаживайся я тут для тебя шезлонг еле-еле сберегла от всяких желающих.

Действительно заставил девушку ждать целые полчаса. Кругом виноват. Наверняка ей все это время пришлось отбиваться от посягательств настырных ухажеров. Придется предпринять кое-какие меры для реабилитации в глазах подруги.

Скинул верхнюю одежду. Оставшись в плавках, плюхнулся в соседнее кресло, прикрыл глаза и сделал вид, что принимаю солнечные ванны. При этом направил сенсорное восприятие в сторону залива. Пять минут пассивного сканирования и несколько псионических манипуляций из обновленного арсенала нейросети мне вполне хватило, чтобы обнаружить и подчинить своей воле здоровенного краба, находящегося на глубине сотни метров и на удалении пары километров от берега. Теперь я смотрел на окружающий мир глазами на тонких стебельках. Странная картинка — как-то все криво и расплывчато, впрочем, опять же при посредстве нейросети мне удалось трансформировать полученный видеосигнал в привычные образы. Легкий ментальный посыл и подчиненное моей воле животное пошагало по дну в поисках нужного объекта.

Ага, вот оно! Нашел — жемчужница размером с поднос для посуды в студенческой столовой. Но самое главное, внутри раковины было не менее двух дюжин крупных жемчужин. Не ожидал такой удачи, рассчитывал на что-то поскромнее. Ну что же, как говаривал один мой армейский приятель: «свезло, так свезло».

Краб ловко просунул клешню внутрь раковины и сдавил нежное тело моллюска. Ожидаемо створки захлопнулись и членистоногое, таща за собой трофей, шустро потопало в направлении берега. Двадцати минут хватило монстру, чтобы выйти на влажный прибрежный песок. Чтобы моего нового приятеля не перехватили по дороге, пришлось встать и подойти к кромке воды. Зулай, беззаботно дремала в тени пляжного зонтика и не обращала никакого внимания на мои манипуляции.

Однако явление огромного краба с клешней, зажатой створками не менее огромной раковины, вызвало на пляже определенный ажиотаж. Впрочем, народ оказался вполне воспитанным и бурных проявлений восторга не последовало, но любопытных взглядов и негромких шушуканий было предостаточно. Ко мне никто не обратился и всяких глупых вопросов зеваки не задавали. Ну идет себе здоровенный детина по песку, а впереди шествует краб с панцирем почти метрового диаметра и тащит нехилых размеров раковину. Что же тут необычного? Хе-хе-хе!

С недавних пор заметил, что начинаю обретать репутацию эдакого крутого парня не только среди студентов своей группы, но и в школе вообще. Моя резкая расправа над бывшим женихом Паломы-Дива кое-кого не убедила. Несколько студентов старших курсов попытались подловить меня во время посещения Пальмы и посредством кулаков указать истинное мое место в иерархической структуре школы. Однако все они были мной унижены до такой степени, что им какое-то время по причине изрядной припухлости лиц было неудобно смотреть глазами на этот прекрасный мир. По возвращении в школу сам я бахвалиться не стал — невелика заслуга набить физиономии полудюжине бузотеров-неумех. Однако, все тайное когда-нибудь становится явным. Информация об инциденте каким-то образом все-таки стала достоянием широкой общественности. Лично для меня тот случай обошелся без последствий, а вот тем ребятам я бы не позавидовал — все они получили обидную приставку к имени «дрочливый дрочун». А нефиг. Сами виноваты еще и потому, что не смогли удержать языки за зубами. С тех пор как-то обидеть или иным образом спровоцировать на драку меня не пытались ни в школе, ни вне её стен. Впрочем, ходят слухи, что кое-кто из студентов планирует спровоцировать меня на дуэль. Ну что же, пусть попробуют. Мне даже обидно, что до окончания первого курса студент не имеет права появляться на школьном ристалище.

Тем временем пленный краб бодро направился к спящей красавице, чтобы… нет не поцеловать, а положить раковину у её прекрасных ножек. На свою беду членистоногое слегка промахнулось и коснулось твердой мокрой поверхностью ступни девушки. Как результат Зулай открыла глаза и, увидев в метре от себя здоровенное усатое чудище, огласила пляж пронзительным душераздирающим криком. Пришлось мне в очередной раз спасать девицу и вместе с заваливающимся на бок пляжным креслом подхватывать на руки.

Воспользовавшись временной потерей контроля, краб решил убраться в родную стихию подобру-поздорову. Но не тут-то было. Вернуть улепетывающего со всех ног дезертира на прежнее место для меня не составило никакого труда. После чего я поставил кресло с успокоившейся подругой под тень пляжного зонта. И наконец раздвинул створки, освобождая клешню своего подводного приятеля. Мясистое тело моллюска стало ему заслуженной наградой за труды. Ну а мне досталась целая пригоршня крупных розовых жемчужин, которую я с величайшим удовольствием вручил в качестве подарка своей девушке.

Не теряя времени, краб поспешил покинуть непривычную для себя среду, не забыв прихватить трофейное мясо.

Зулай при виде столь ценного подарка не растерялась, быстро пересчитала, и отправила жемчужины в свою сумочку.

— Тридцать три, — гордо сообщила девушка, встала на ножки и, обхватив мою шею своими нежными, но сильными ручками, поцеловала меня прямо в губы. — Спасибо, милый!

Ха, ха, ха! Как быстро меняются женщины в правильных мужских руках. Кто бы мог подумать, что еще пару недель назад эта нежная ласковая красавица одним своим неприступным видом замораживала кровь в жилах самых отъявленных ловеласов школы и заставляла их с позором ретироваться прочь.

— Не стоит благодарности, дорогая.

Ну все, мир в святом семействе восстановлен. Теперь можно немного позагорать и поплавать.

— Жаль на ожерелье не хватит, — прикрыв глаза, прозрачно намекнула подруга.

— А сколько нужно?

— Ну хотя бы сотню.

Намек понятен. Возражать даме? Да ни в жизнь, ибо не зря кто-то когда-то произнес сакральную фразу: «чего хочет женщина того хочет бог». А с богами спорить, что писать против ветра.

— Хорошо, дорогая, твой Ихтиандр добудет для тебя все сокровища этой бухты. В следующие выходные едем в Пальму к самому лучшему ювелиру города.

Девушка радостно улыбнулась и в следующий момент задала неожиданный вопрос:

— Милый, а что означает этот… ну Ихтиандр?

Пришлось кратко пересказывать содержание древнего фантастического романа о юноше с имплантированными в организм жабрами акулы и его несчастной любви к красивой земной девушке. Чтобы сгладить зашкаливающий трагизм книги, я немного поменял финал. В результате Гуттиэре тоже вживили рыбьи жабры. И молодые люди стали жить-поживать и любить друг друга в морской пучине, где им не могли помешать всякие злобные и завистливые доны Педро.

Мы с подругой еще какое-то время провели на пляже. Затем посетили столовую и вместе поужинали. Еще немного погуляли по парку, поболтали ни о чем. С наступлением темноты я проводил Зулай ко входу в её общежитие.

У девушки начинались «критические дни», и она наотрез отказалась от предложения провести ночь в моих апартаментах. К тому же, через месяц у нее намечалась презентация перед «жутко компетентной» комиссией предварительных результатов её дипломной работы. Тема ну крайне интересная и важная: «Направленный мутагенез круглых червей с целью повышения скорости гумификации органических отходов».

Признаться, когда я первый раз услышал эту словесную ахинею, едва сдержался, чтобы не рассмеяться от души. Но все-таки мне удалось сохранить серьезную мину на лице, тем самым сохранить наши отношения с Зулай. Теперь-то я понимаю, насколько важно для повышения почвенного плодородия увеличить скорость переработки органического мусора от сельскохозяйственных производств и продуктов жизнедеятельности людей и животных в гуминовые вещества, и круглые черви в этом плане незаменимы. И все-таки при всяком упоминании об этих «милых созданиях» меня так и распирает необузданное веселье. Приходится сдерживаться.

Попрощавшись с девушкой, я направился к себе в общагу. По пути заглянул в лавку Ивара и приобрел пятилитровую алюминиевую флягу для хранения и транспортировки молока и питьевой воды, а также упаковку одноразовых бумажных стаканчиков. На первый взгляд странная для студента покупка. Однако обо всем расскажу более подробно.

Пару дней назад меня вызвала в свой кабинет наш куратор уважаемая Ариан Черимал и в приватной беседе поведала, что за две недели до начала зачетной сессии будет проводиться общешкольная спартакиада между факультетами и группами первокурсников. В программу состязаний входят следующие виды: бег на разные дистанции, метание копья и диска, поднятие тяжестей, прыжки в длину и высоту, а также чемпионат по футболу. Так вот, она мне прямо сказала, что было бы очень неплохо, если бы наша группа заняла в командном зачете если не первое место, хотя бы второе или третье. Гарантий она не требовала, но настоятельно попросила приложить для этого все возможные усилия.

После нашего разговора я посетил учебную часть и ознакомился с правилами соревнований. Мои надежды лично выступить во всех видах спорта и постараться занять призовые места жестоко обломились. Дело в том, что в каждом состязании участвует не более двух представителей от группы или факультета, и в других видах спорта принимать участие они уже не имеет права. Плохо, очень плохо. Если в собственных силах я не сомневаюсь ни на йоту, реальная оценка физического состояния товарищей по группе вызывает у меня обоснованный скептицизм. Лишь полдюжины студентов хоть на что-то годятся. У всех прочих ни выносливости, ни необходимой силы, ни скорости реакции, ни элементарной растяжки не наблюдается. Короче жуть жуткая. И как с таким материалом выигрывать спартакиады?

Поскольку путем планомерных тренировок подтянуть задохликов до нужного уровня за отведенный в мое распоряжение срок нереально, я решил пойти на определенную хитрость. План мой прост и в некотором роде гениален. Имею определенный опыт по внедрению в человеческий организм нанобиотов с целью позитивного воздействия на оный. Неоспоримым доказательством тому пышущие здоровьем жрицы любви двух гостиниц и готовящаяся стать мамой пары прекрасных деток Ирайна Жеран. Однако испытанный метод внедрения в данном случае абсолютно не подходит. Для этого мне пришлось бы переспать со всеми девчонками своей группы, а тем, в свою очередь, тем же способом поделиться нанитами с парнями. Это уже не группа, а какая-то групповуха получается.

Впрочем, решение задачи подсадки нанобиотов в организмы реципиентов я нашел довольно быстро. Вода — природная среда, где наниты в течение долгого времени способны чувствовать себя вполне нормально. То есть моя задача создать водно-нанитовый раствор нужной концентрации и каким-то образом организовать его прием внутрь всеми членами моей команды. Далее нейросеть возьмет управление биотами на себя и в соответствии с заданной программой произведет необходимые воздействия на человеческий организм. Пока что в этом мире ни одна из технологических или магических методик не способна обнаружить наличие нанобиотических форм ни в органической среде, ни в неорганической. Гравиволновые микроскопы тут если и существовали, то очень давно, а на сторонние псионические возмущения наниты не откликнутся ни при каких обстоятельствах, поскольку доступ к ним ограничен архисложными кодирующими модулями, известными исключительно мне, как единственному администратору системы: организм — нейросеть — комплекс нанобиотов. Путем внедрения нанитов в организмы других людей, я просто расширяю означенную структуру, добавив в нее еще полсотни периферийных «биологических устройств», на которые смогу оказывать разного рода воздействия.

М-да, повезло ребятам, что я не маньяк бездушный и не стану использовать данную опцию во вред им и вообще кому-либо. А ведь запросто можно не самым лучшим образом повлиять на работу сердца, а также любого другого внутреннего органа, и никакой целитель не установит причину заболевания или преждевременной кончины пациента. Страшное оружие, от которого в этом мире не существует защиты. Поэтому следует применять эту методику предельно осторожно, чтобы соблюсти основополагающий медицинский принцип: «не навреди».

Ладно, спите ребята спокойно. Вашему здоровью ничего не угрожает. Завтра начну делать из вас бегунов, прыгунов, метателей и прочих спортивных профи.

А вот насчет футбола, следует крепко пораскинуть мозгами. Насколько мне известно, местный аналог игры в мяч ногами практически не отличается от земного. Даже размеры поля, ворот и мяча аналогичны. И тут индивидуальное мастерство отдельного члена команды играет значительно меньшую роль, нежели коллективная сыгранность. Значит, помимо обучения виртуозному владению мячом каждого моего футболиста, придется думать, каким образом организовать предельно слаженное взаимодействие всех членов футбольной команды, чтобы работали как единый организм.

Приготовление живой воды много времени не заняло. Я наливал в суповую тарелку жидкость из-под крана и помещал туда руку. По моей команде Дерца через поры кожи впрыскивала в воду капельки лимфатической жидкости с внедренными в её структуру нанитовыми фабриками. Далее полученный раствор сливал в приобретенную в лавке емкость. Для зарядки пяти литров пришлось повторить процедуру десять раз.

Наконец все было готово к завтрашнему мероприятию. Сканирование жидкости показало достаточную концентрацию нанитов в растворе. Минимальная доза для полноценного развертывания нанобиотов в организме реципиента составляет пятьдесят миллилитров. У меня для каждого сто. Так что потребности моей команды в живой воде обеспечены на двести процентов. «Арифметика Магницкого», как любил говаривать майор Астахов Вениамин Антонович преподаватель основ баллистики и снайперского дела, обозначая тем самым простоту решения той или иной задачи, кажущейся, на первый взгляд, неразрешимой.

Возможность отказа от приема «лекарства» я постараюсь исключить. Выпьют водичку, еще и добавки будут просить.

Как я и рассчитывал все получилось предельно просто. Канистру и упаковку одноразовых стаканчиков я принес на стадион и до времени припрятал под одной из зрительских скамеек, накрыв курткой. Затем заставил бежать группу в хорошем темпе целых десять кругов. Дистанцию в четыре кэмэ они у меня еще ни разу не бегали, поэтому пришли к финишу куда там загнанным лошадям. А тут и я со своей водичкой тут как тут, мол, кто хочет утолить жажду добро пожаловать. Не отказался никто, даже чванливый лидер неофициальной оппозиции Оваль Куруц-Гморин.

Вот и ладненько. Форсировать процесс развертывания нанобиотов не стану, чай не гостиничные проститутки с букетами самых разных болячек, но через пару дней приступим к основательной модификации молодых растущих организмов. Немного царапало на душе, что занимаюсь добрыми делами без ведома товарищей, но светить своими индивидуальными возможностями перед кем бы то ни было не собираюсь. Ну не желаю оказаться в под опекой Ордена Зрящих.

Двое суток на мою нейросеть поступали данные от развертывающихся нанитовых комплексов внутри организмов согруппников. За это время мы с Дерцей разработали для каждого студента индивидуальный двухнедельный курс оздоровительных мероприятий на основе общевойскового базового комплекса боевой модификации человеческого организма, созданного российскими учеными. Разумеется, превращать парней и девчонок в полноценных боевых модификантов я не собираюсь, но кости скелета станут боле прочными, силушки в мышцах прибавится, сухожилия приобретут необходимую эластичность, проводимость нервных волокон увеличится. В качестве вишенки на торте слегка подкорректирую работу их мозга, соединив левое и правое полушария дополнительными перемычками. Это благотворно повлияет на скорость обработки и усвоения информации, что немаловажно не только для победы в спортивных соревнованиях, но и при усвоении учебного материала. Гениями их не сделаю, но оперировать своим мыслительным аппаратом они станут боле уверенно и рационально.

Постепенно во время утренних занятий физкультурой я начал наращивать нагрузки. Как результат у моих подопечных открылся волчий аппетит. Повара школьной столовой не могли нарадоваться в те счастливые для них моменты, когда мы всем скопом заваливали в зал приема пищи. С раздаточных стоек сметалось буквально всё, затем каждый требовал добавки, а некоторые не по одному разу.

В течение двух недель процесс трансформации был завершен. Парни обросли серьезным мышечным каркасом периодически хвастались друг перед другом рельефными кубиками брюшного пресса и шарами бицепсов. Девчонки наоборот, стали значительно стройнее, боле гибкими, ловкими и выносливыми. Многим из них также предстоит принять участие в соревнованиях женских команд. А еще, в качестве бонуса я устранил у кое-кого из дам явные недостатки внешности. Надеюсь, что из-за исчезновения уродливой родинки на теле, ну еще некоторых мелких изменений носа, губ, глаз и повышения качества волосяного покрова жалоб не последует.

Дальнейшее спортивное развитие моих согруппников теперь зависит от индивидуальных предпочтений каждого.

На собрании группы я огласил информацию о предстоящей общевузовской спартакиаде. И сделал объявление, что каждый из присутствующих должен определиться, в каком виде спорта будет принимать участие. Также довел до сведения, что по условиям соревнований факультет или группа не могут выдвигать на одно состязание более двух человек. После бурных дебатов, едва не закончившихся дракой, роли были распределены. В завершение я сообщил, что сам принимать участие в соревнованиях не стану. Вместо этого буду осуществлять общее руководство тренировочным процессом. Короче, взвалил на свои плечи нелегкую долю тренера.

С тех пор после обязательной утренней пробежки пятикилометровой дистанции в ускоренном темпе группа распадалась, и каждый из спортсменов направлялся в свой сектор для повышения индивидуального мастерства в том или ином виде спорта.

Видя мою столь бурную активность в подготовке группы к будущим соревнованиям, Ариан Черимал проявила разумную обеспокоенность, а не нанесет ли это ущерб учебному процессу. Однако будущее показало, что занятия спортом полезны не только для поддержания физической формы студента, но и для его духовного развития.

Справедливости ради стоит отметить, что причиной успехов в учебе одногрупников стали некоторые мои манипуляции с содержимым их черепных коробок. Усвоение теоретического материала теперь шло на ура, и нарекания преподавателей на лень и равнодушие к их предметам некоторых несознательных студентов как-то сами по себе прекратились. Также в группе повысилась дисциплина и персональная ответственность. Даже до мозгов зазнайки Куруц-Гморина наконец дошло, что именно за счет моих воспитательных мероприятий он стал значительно привлекательнее внешне и сильнее физически, что сказалось на повышенном внимании к его персоне со стороны слабого пола.

О стороннем воздействии на их тела никто из моих товарищей так и не догадался. Все посчитали, что эти успехи связаны исключительно с предложенным мной чудодейственным комплексом физических упражнений. Я слегка подливал масла в огонь, рассказывая время от времени байки о своих «бывших сослуживцах», способных не только ломать подковы руками и пальцами скатывать в рулон монеты, но решать в уме сложные прикладные задачи по расчету движения выпущенной из снайперской винтовки пули при самых экстремальных погодных условиях. И всё это лишь за счет грамотного подхода к физическим тренировкам организма.

К нам также пытались присоединиться парни и девушки из других групп, и даже старших курсов, однако предложенного темпа утренней пробежки никто из них не смог выдержать.

Так или иначе, благодаря моим тайным манипуляциям, лед тронулся и процесс пошел. Теперь осталось лишь успешно выступить на предстоящей спартакиаде, которая состоится через три месяца.

Глава 2. Лучшие друзья девушек это…

Так получилось, что данное мной обещание посетить с подругой ювелирную мастерскую в ближайший выходной реализовать не удалось. У неё важные дела, у меня забот полон рот в связи с предстоящей спартакиадой. Лишь через полтора месяца после памятного случая на пляже Зулай удалось успешно пройти преддипломную защиту своего проекта и получить добро на полевые испытания созданной её стараниями популяции круглых червей. Я также наладил тренировочный процесс и теперь могу целый выходной посвятить подруге.

Перед тем, как отправиться к ювелиру, необходимо пополнить запасы жемчуга. Можно, конечно озадачить для этой цели очередного краба или нескольких членистоногих. Однако я не собираюсь более утраивать цирк на пляже. Благодаря тому случаю, всякие нездоровые слухи по школе пошли, мол первокурсник оперирует запредельными ментальными практиками. Ариан Черимал устроила мне по этому поводу самый настоящий допрос, мол как так, и что, да почему. Я объяснил случившееся чистым везением. Заметил краба, ставшего случайным пленником огромного моллюска. По какому — то непонятному стечению обстоятельств морское чудовище выскочило к пляжному креслу моей подруги и, вполне естественно, раковина стала нашей законной добычей. Краб не пострадал. Что же касаемо извлеченного из мантийной полости моллюска жемчуга, я подарил его Зулай в качестве компенсации за пережитый ею ужас. Короче, отбрехался от ненужных подозрений непонятно в каких грехах.

Впредь, применять вновь приобретенные способности стану более осмотрительно.

Для добычи недостающих жемчужин мне придется стать практически Ихтиандром из романа Беляева «Человек — амфибия». Только не подумайте, что я собираюсь имплантировать в свой организм акульи жабры. Никак нет, все намного проще и вместе с тем значительно сложнее.

Случилось так, что моя нейросеть очухалась от шока, полученного в результате модификации, в тот момент, когда я нырнул под воду для ознакомления с достопримечательности океанического дна. Едва поднес руку к красивому кораллу, чтобы порадовать подругу замечательным подарком, как перед глазами вспыхнула надпись:

— Внимание оператора! Обновлены базовые возможности нейросети, зарегистрированной под никнеймом «Чугуняка». Функционал повышен… данные расчету не подлежат. В настоящий момент для оператора доступны следующие опции:

— кожное дыхание;

— подводное зрение на основе псионических синапсов;

— оптимальная скорость передвижения в водной среде.

Признаться, в тот момент я был настолько ошарашен, что хлебнул приличную порцию горько — соленой воды. Пришлось отказаться от трофея и выныривать на поверхность.

— Ты что, хочешь меня в рыбу превратить? — задал вопрос пробудившейся нейросети.

— Заявленные способности не несут какой — либо перестройки организма оператора. Все изменения на уровне внешних пси — энергетических практик. Дерциане, были существами сугубо рациональными и предпочитали не вмешиваться в естественный эволюционный путь развития биологических особенностей своих организмов. Устраняли лишь врожденные физические недостатки.

— Хм, при чем тут рационализм? Мне кажется, что разумнее всего адаптировать именно организм живого существа к внешним условиям обитания.

— На этот счет у дерциан имелись свои резоны. К тому же ими были разработаны адаптивные методики на основе псионических практик, не противоречащие ходу естественного развития их биологического вида. — Ну да, ну да. Хвост, зубищи с палец взрослого человека и черепушка с мозгом на десятерых мудрецов. Нормальная у них эволюция. Рептилоиды, мля! Интересно, яйца так и продолжали откладывать, как их древние предки, или все — таки были живородящими? — Между прочим, дерциане могли без всякого технологического защитного оборудования высаживаться на поверхность газовых гигантов и чувствовали себя там вполне комфортно. — Неожиданно заметила нейросеть, чем окончательно уничтожила мой скептицизм, связанный с возможностями этой, вне всякого сомнения, продвинутой расы.

— А чего же они в таком случае до сих пор не доминируют в нашей Вселенной?

— Их расой осуществлен переход в энергетическую форму на более высокую ступень пространственно — временной метрики, с последующим слиянием в единое энергоинформационное поле — высшая форма эволюционного развития разумной материи в пространственно — временных континуумах, подобных нашему.

После данного заявления нейросети мне вдруг стало как — то не по себе. Достичь высшей формы бытия и раствориться в каком — то энергоинформационном поле. Что — то типа Нирваны, которой грезят индусы и прочие юго — восточные азиаты, получается. Неожиданно вспомнил один древний сказочный фильм, где мать, забыв своих детей из — за черного колдовства злого чародея, сидит и причитает: «Что воля, что неволя — все одно». Б — р — р! Ничего себе светлое будущее! Впрочем, человечеству в ближайшем будущем данная перспектива не светит, а может и вовсе минует чаша сия, так что пугаться раньше времени не стоит.

— Давай, Чугу… нет, теперь ты у меня Дерцей будешь, ну типа как наследница дерциан.

— Принято новое имя «Дерца», — тут же подтвердила нейросеть.

— Короче, заряжай своего носителя озвученным опционом.

После получения согласия на повышение возможностей моего организма вроде бы на первый взгляд ничего не поменялось. Однако стоило мне только нырнуть поглубже в воду, как я потерял способность делать вдох — выдох, при этом не испытывал удушья. Ага, вот как работает функция кожного дыхания. Растворенный в воде кислород усваивается всей поверхностью моего тела, отработанный углекислый газ удаляется прочь также через кожные покровы, о чем свидетельствовали многочисленные мелкие пузырьки, облепившие некоторые участки моего тела. Забавно. А еще с глаз будто пелену сдернули. Вне зависимости от освещенности, я видел предметы под водой достаточно далеко и четко. Но самое интересное, и, пожалуй, самое важное свойство проявилось в моей способности передвигаться под водой, реально быстрее всех естественных обитателей водной среды. Для этого мне не нужно шевелить конечностями, достаточно пожелать начать движение в том или ином направлении и будто оказываешься среди бесчисленного количества мельчайших вращающихся водяных шариков, осуществляющих весьма бережный перенос тела с заданной скоростью. Никакого сопротивления воды, скорость до трехсот километров в час. При этом совершенно не мерзнешь, даже в весьма прохладных придонных слоях. Шикарно. Жаль на будущей спартакиаде нет соревнований по плаванию. Уж я бы им всем показал.

Ладно, это все лирика. Сегодня передо мной стоит задача найти и вскрыть необходимое количество раковин, чтобы добыть, как минимум, еще сотню перламутровых шариков, желательно розового цвета, а если попадутся синие или черные, просто выкину. Ха — ха! Поверили? А вот фигушки. Щас прям так и выбросил. Жемчуг, к общему сведению, отличный материал для создания магических артефактов, особенно лечебных. Так вот. Все, что не подойдет для создания ожерелья, отложу до поры до времени. Пригодится.

Отошел к левому (если смотреть со стороны суши) краю школьного пляжа, там из — за каких — то особенностей гидрологического режима скалистый берег и отсутствие песка. Укрывшись за большим валуном, скинул с себя одежду полностью и нырнул с гранитного бережка в темную гладь залива. Приличные прибрежные глубины здесь это позволяют сделать без риска удариться головой о твердое дно.

Еще одной полезной опцией от ушедшей расы разумных рептилоидов стал для меня внепространственный карман для хранения и транспортировки личных вещей. Объем его пока не очень велик, всего кубический метр. Но по заверениям нейросети, регулярное взаимодействие оператора — то есть меня — с означенным девайсом приведет к постепенному увеличению его объема. Как говорил мой дед: «Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка…». Именно по этой причине я и не надел на себя ни сумки, ни пояса с ножнами. И кошель для жемчуга и неплохой нож для вскрытия раковин, и все мое оружие вместе с кучей других полезных вещиц на все случаи жизни уже находятся в волшебном хранилище, и никакой самый ловкий карманник не сможет до них добраться. Ну просто мечта всякого контрабандиста. Ладно, пусть щипачи молча грызут ногти до локтей от переизбытка ненависти ко мне такому предусмотрительному, а «контрабасы» также молча страдают от зависти.

Вечерние сумерки привычно сменила четкая картинка окружающего мира. Жмущиеся к прибрежным камням и зарослям донных водорослей стайки мелких рыбешек беспокойно снуют туда — сюда. Грациозно парящие в водной толще полупрозрачные тела медуз с длинными шлейфами стрекательных щупальцев вальяжно движутся под влиянием морских течений. Боле крупные представители рыбьего царства, высматривающие чем бы поживиться, испуганно шарахаются прочь при моем приближении. Для меня ничего опасного не наблюдается.

Изредка через систему магических ограждений в залив проникают крупные морские хищники. Проникают, не совсем верное выражение, сами бы они предпочли держаться от отпугивающих незримых сетей как можно дальше. Однако во время штормов этих тварей просто забрасывает сюда волнами и мощными ветровыми течениями, противиться которым у них не хватает сил. После каждого урагана спасательная служба организовывает рейд по обнаружению и очистке от опасных хищников акватории залива Семи Радуг (именно такое романтическое название носит это огороженное скалистой грядой водное пространство). Одна из таких хищных рыб, не обнаруженная своевременно спасателями, помогла мне установить крепкие дружеские отношения с весьма симпатичной девчонкой. Рыбку не жалко, её все равно нашли бы бравые спасатели и отправили на кухню студенческой столовой, а так акула пошла на корм крабам и прочим донным проглотам.

По мере моего погружения густые заросли морских водорослей постепенно сошли на нет. Их место заняли кораллы и раковины самых причудливых форм, анемоны, морские звезды, осьминоги и множество других морских организмов. Меня это изобилие живности в данный момент не интересовало. Попадавшиеся на глаза раковины на относительно небольшой глубине, на мой взгляд, были мелковаты. Похоже тут кто — то регулярно занимается добычей жемчуга. Насколько мне известно, некоторые магические практики позволяют человеку опускаться на глубину до пятидесяти метров. Для погружений на бо̀льшие глубины требуется специальное оборудование в виде скафандров с принудительной подачей воздуха.

Для меня ограничений подобного рода не существует, ибо мои новые магические (потихоньку начинаю привыкать называть псионику магией) возможности позволяют выдерживать огромное давление водяного столба без ущерба для здоровья.

На глубине свыше полусотни метров количество крупных раковин двухстворчатых моллюсков резко возросло. Всё, как я и предполагал — храбрецов, желающих рискнуть своим здоровьем и нырнуть поглубже, в школе и её окрестностях не наблюдается. Возможно, кто — то и хотел бы заняться промышленной добычей жемчуга на дне залива — уж больно место хорошее для обитания моллюсков. Однако вся акватория залива является собственностью магической школы, и никаким предпринимателям тут не светит заняться доходным промыслом. И это здорово. Со временем сам выгребу отсюда жемчуга сколько пожелаю. Без фанатизма, разумеется, но объем внепространственного хранилища у меня вполне достаточный, чтобы собрать пару центнеров драгоценных перламутровых камушков. Кто — то скажет про меня: «Жадина». А я скажу: «Запасливый», как и положено будущему артефактору.

К моим уже перечисленным подаркам от древней расы дерциан, нейросеть присовокупила интравидение, иначе говоря, способность видеть предметы через материальные препятствия. Благодаря данной опции я имею возможность верно оценивать качество жемчуга в том или ином моллюске.

Как оказалось, в прошлый раз мне несказанно повезло добыть более трех десятков качественных жемчужин идеально круглой формы из одного источника. В раковинах большинства моллюсков имеются минеральные конкреции биогенного происхождения, коим собственно и является жемчуг, однако чаще всего эти образования имеют неправильную форму. Как сырье для магических артефактов этот жемчуг вполне годен, но для ювелирных целей совершенно не подходит.

И все — таки в течение получаса, вскрыв пять десятков крупных раковин, мне удалось набрать более трех сотен жемчужин правильной формы диаметром не менее сантиметра, и примерно столько же неправильной. План перевыполнен, но азарт дело такое — начнешь какое — нибудь интересное занятие, потом остановиться очень тяжело. Ладно, много — не мало. Дома отсортирую добычу по цвету и форме. Самые лучшие образцы пойдут на создание ювелирных украшений, остальное осядет в закромах родины.

На днях пролистал в библиотеке свежий коммерческий справочник с целью прояснения ситуации по рыночным ценам на данный товар. Информация меня откровенно порадовала. Стоимость жемчуга зависит от множества факторов, но на ювелирное сырье она стабильно высокая. Если в качестве оплаты труда предложить мастеру десяток жемчужин, он будет вполне доволен. Таким образом, изготовление украшений для Зулай не будет стоить мне ничего. Вот только девушке об этом знать не полагается. Пусть думает, что пожертвовал ради нее все свои скромные сбережения.

Собрался было выбираться на берег, однако тут мое внимание привлекло загадочное свечение примерно в трех километрах от моего местоположения в направлении скальной гряды, отделяющей залив от акватории океана. По большому счету, свечением данное явление было лишь в моем сознании. Нейросеть охарактеризовала его как некий источник «немодулированной (сырой) псионической энергии».

О существовании подобных объектов, непонятного происхождения, мне известно из научной литературы. Однако такие источники явление столь редкое, что похвастаться их обладанием могут всего пара дюжин высших иерархов магии на всей планете. Это всегда не очень крупные алмазы абсолютно правильной сферической формы. В их кристаллической структуре кроме атомов углерода полностью отсутствуют какие — либо иные примеси. Заветная мечта алхимиков этого мира вовсе не создание мифического философского камня, способного превращать металлы в золото, а получение химически чистого кристалла модифицированного углерода со свойствами источника магической энергии. Однако до сих пор эта задача так и остается для них недостижимой мечтой, ибо создать подходящие условия для правильного формирования источника маны до сих пор не удается. Существует множество факторов, тому препятствующих: воздух атмосферы, планетарная гравитация, невозможность обеспечить идеальную чистоту для формирования нужного кристалла алмаза и еще много всякого разного. Это как в свое время на Земле было с термоядерной энергетикой. Громоздили всякие неподъемные устройства, типа «токамаков», пытаясь загнать высокотемпературную плазму в электромагнитные ловушки. А проблема получения электроэнергии в промышленных масштабах методом термоядерного синтеза разрешилась лишь с появлением псиоников и соответствующих далеких от классической науки трансцендентных практик. И плазму укротили, и защиту от опасных для здоровья человека излучений создали, и это без всяких там громоздких сверхпроводящих соленоидов, глубокого вакума и прочей технологической ерунды.

Чтобы не ошибиться в своих предположениях насчет природы повышенного магического фона, сжал пальцы рук в кулачки и рванул в сторону «магического свечения». Дополнительные двести тысяч условных псионических единиц мне не помешали бы. Да что там не помешали, со временем вывели бы в один ряд с самыми сильными магами Эды. Я хоть и не амбициозен и в высшие эшелоны власти лезть не собираюсь, но обеспечить хотя бы собственную безопасность при неизбежных будущих конфликтах с коллегами по магическому ремеслу и всякими высокородными индюками было бы очень неплохо. Это сейчас я никому не интересный адепт первой ступени. Когда стану дипломированным специалистом, непременно «начну наступать кому — то на пятки», со всеми вытекающими последствиями. Это лишь на первый взгляд в Гильдии Магов строгая дисциплина и полное взаимоуважение всех её членов. На самом деле невидимая борьба за власть идет на всех уровнях этой «благолепной» организации. В эту бесконечную войну часто втягивается жречество и представители светских властей. Я прекрасно отдаю себе отчет, что в какой — то момент меня призовет кто — то из сильных мира сего и помимо моей воли попытается втянуть в эти бессмысленные, на мой взгляд, политические игрища.

К величайшему моему сожалению, после прибытия на место меня ждал грандиозный облом. Источник сырой энергии располагался под километровым слоем прочнейшего гранита и осадочных пород. Благодаря своей способности видеть через преграды, я обнаружил на той же глубине разветвленную сеть подземных галерей и комнат. В одном из помещений на небольшом каменном постаменте покоился сияющий в магическом восприятии шарик диаметром около полутора сантиметров. Мои попытки определить местонахождение входа в найденную сеть подземных галерей закончились полным фиаско. Его попросту не существовало. Вполне вероятно, вход либо уничтожен в результате какого — нибудь геологического катаклизма, либо его вообще никогда не было, и неведомые создатели попадали в подземелья каким — то необычным способом, например, посредством телепортационного перехода.

Я более чем уверен, что о существовании обнаруженных мной подземных помещений, а также об источнике дармовой энергии давно известно местным магам. Но тут, как говорится: «Видит око, да зуб неймет». Глыбоковато сокровище прикопано.

Ну все, полюбовался, пора и честь знать. Пришлось не солоно хлебавши убираться восвояси.

Поутру следующего выходного дня я и подруга сели в заранее арендованный мной автомобиль и отправились в Пальму. Погода прекрасная. На небе ни намека на облачко, вместе с тем легкий ветерок со стороны океана разгоняет влажную тропическую духоту.

Адресок «лучшего ювелира города и ближайших окрестностей» подкинул мне седой сухонький старичок Кремель Тооли мастер стихийной магии и бдительный хранитель книжной мудрости.

На примечательной личности этого человека стоит немного задержаться. Дело в том, что с этим магом у меня случился тот же казус что в свое время с незабвенным Толием Канитарий — Зероно магистром общей магии и старшим хранителем публичной библиотеки Махекара. В первый же день нашего знакомства библиотекарь подошел к моему столу и с нескрываемой ехидцей в голосе поинтересовался, что именно ищет студент между страниц книг? Разумеется, я объяснил ему, что предметом моих изысканий являются лишь знания и ничего более. После тут же устроенного мне небольшого испытания пожилой маг был сильно сконфужен, долго извинялся и выглядел при этом не самым лучшим образом. Я даже начал опасаться за его здоровье.

Чтобы как — то успокоить старика пришлось преподнести библиотекарю в качестве безвозмездного дара кристалл индаура. Ну не совсем ему — Кремель Тооли никогда не принял бы столь дорогой предмет в личную собственность — кристалл был преподнесен в дар вузовской библиотеке. Не сомневаюсь, что архивариус найдет солнечному камню достойное применение, хотя бы для более качественной подпитки защитных заклинаний от мышей, крыс и прочих грызунов, а также от коварных студентов, пытающихся спереть из библиотеки какой — нибудь весьма ценный фолиант с целью продажи на рыночной толкучке Пальмы. Да, да, ко всеобщему великому сожалению, попадаются и такие несознательные элементы среди нашего брата — студента. Данное явление проистекает от хронического безденежья и любви современной молодежи к разгульному образу жизни.

С тех пор между мной и пожилым мастером стихийной магии завязались вполне дружеские отношения. Я получил полный доступ во все отделы, фонды и книжные хранилища, включая те места, куда первокурснику путь заказан.

На днях при разговоре с мэтром, я случайно обмолвился, что в выходной собираюсь отправиться в Пальму чтобы заказать ювелирное украшение из жемчуга для своей девушки. Маг тут же встрепенулся и в категорической форме заявил, что мне непременно следует обратиться к мастеру Гольбио Вэрнону — лучшему специалисту по работе с этим материалом, ко всему прочему, доброму приятелю нашего библиотекаря. Мастер Тооли тут же написал и вручил мне рекомендательное письмо для ювелира.

Письмо принял с благодарностью. Надеюсь, что, прочитав послание, мастер не станет завышать до небес стоимость своей работы и не попытается раздеть до нитки нищего студента. Хе — хе — хе!

Дом Гольбио Вэрнона мы обнаружили быстро. Добротный трехэтажный особняк. На первом этаже мастерская, торговая лавка и помещения хозяйственного назначения. Второй и третий этажи, по всей видимости, жилые.

Вход в лавку оказался не заперт. На мелодичный звон колокольчика, оповестившего хозяев о появлении потенциальных клиентов, в помещение вошла юная девица, на мой неискушенный взгляд лет пятнадцати — шестнадцати, а там кто знает этих женщин, может быть, ей все восемнадцать. Черноглазая, живая, немного угловатая. Красавицей не назовешь, но премиленькая.

— Что угодно, молодым людям? — поинтересовалась девушка и к неудовольствию подруги кокетливо мне заулыбалась. Мелочь, а приятно. Как это ни странно, люблю, когда мои девчонки испытывают чувство ревности — заводит, понимаешь.

Я подарил продавщице ответную улыбку:

— Видите ли, юное создание, нам рекомендовали мэтра Вэрнона. — И не удержавшись, слегка прикололся: — Если вы и есть Гольбио Вэрнон, это письмо от достопочтенного Кремеля Тооли предназначено вам.

— Ну что вы, — ничуть не смутилась девица, — если вам нужен папа, я его сейчас же позову. — После этих слов, она взяла в руку лежащий на прилавке переговорный артефакт и, активировав магический прибор, сказала трагическим голосом: — Папенька, меня тут с тобой случайно перепутали. Думают, это я мастер Гольбио. — При этом она задорно посмотрела на меня.

— Вот же стерва, — почти неслышно одними губами произнесла Зулай. Надеюсь, дочь хозяина её не услышала — не хватает бабского конфликта на ровном месте.

— Хорошо, иду, — донеслось из переговорного устройства. — Ты там не очень лютуй, доча, распугаешь клиентуру, кто у нас товар покупать станет. — Последняя фраза явно предназначалась для наших с Зулай ушей. Похоже папенька имел полное представление о шаловливом характере дочурки и, слегка пожурив её, заочно налаживал добрые отношения с вероятными покупателями.

Гольбио Вэрнон оказался жгучим брюнетом лет пятидесяти, худощавого телосложения, на гладко выбритом лице выделяется преогромный шнобель, посеребренная по вискам курчавая шевелюра, все это вместе с хитроватым выражением черных как ночь глаз создало у меня некоторые подозрения о принадлежности ювелира к одной проживающей на Земле очень специфической национальной группе. Появившись за прилавком, он не приступил сразу к разговору, какое — то время молча смотрел на посетителей. Я не удержался от легкой шутки:

— Таки шо, будем делать душевный разговор, или нам отсюда?

— Не беспокойтесь, — разумеется Гольбио Вэрнон не подозревал о существовании славного города Одесса с его веселыми жителями и хохмы моей не оценил в полной мере, но все — таки заулыбался, — добропорядочным и обеспеченным материально клиентам тут всегда рады, если, конечно, их интересуют ОЧЕНЬ красивые вещи для ОЧЕНЬ красивых дам.

После столь незамысловатого рекламного слогана дочь недовольно фыркнула и демонстративно покинула помещение.

— Что это с ней? — моя подруга не удержалась от вопроса.

— Дуется на меня за то, что сегодня заставил стоять у прилавка. А что делать? Подмастерье Купорс прихворнул. Кому — то нужно обслуживать клиентов. А у этой своевольной девчонки кроме гулянок с подружками никаких иных интересов.

Тут из соседнего помещения послышался громкий возмущенный голос:

— Папа, и вовсе никакие не гулянки! Репетиция спектакля у нас сегодня. А ты её срываешь!

— Ладно, Сима, сейчас «сделаем душевный разговор» с людьми, — он весело подмигнул мне своим черным оком, — и я отпущу тебя… но только до обеда. Слышишь?!

— Хорошо, папенька! — радостная девушка пулей влетела в торговый зал, подбежала к отцу и смачно чмокнула его в щеку, после чего так же быстро удалилась.

— Ох уж эти дети, — горестно вздохнул мужчина, устремив взгляд к потолку. После чего тут же взял быка за рога: — Итак, молодые люди, что конкретно вас интересует?

На что я тут же выдал заранее подготовленную речь:

— Уважаемый мастер, обратиться к вам и только к вам нам порекомендовал один добрейшей души человек и мой хороший знакомый — Кремель Тооли. Именно вас он рекомендовал, как лучшего в этих краях специалиста по работе с натуральным жемчугом. В доказательство тому, передаю вам от него письмо.

Вскрыв запечатанный конверт, мэтр Вэрнон быстро ознакомился с содержимым письма, после чего окинул нас более теплым взглядом.

— Итак, что вы желаете? Есть готовые изделия на продажу. Могу предложить изготовить что — либо оригинальное как из своего материала, так из материала заказчика. Имею отличную коллекцию трехмерных визуализаций этого сезона. Если интересует старая добрая классика, также можем подобрать что — то интересное.

Я сунул руку в карман куртки и достал оттуда холщовый мешочек с заранее отобранным жемчугом.

— Для начала хотелось бы показать, чем мы располагаем. Разрешите? — После утвердительного кивка мастера я развязал тесемки и со всеми предосторожностями высыпал содержимое мешочка на лежащий на прилавке небольшой поднос овальной формы с невысокими бортами, предназначенный специально для таких случаев. — Здесь полторы сотни жемчужин. Посмотрите, уважаемый, что из этого можно сделать для моей девушки. Хотелось бы ожерелье, браслет и серьги.

После этих слов глаза Зулай превратились в два преогромных блюдца. Подруга никак не ожидала от меня столь щедрого подарка. От ликующих воплей, все — таки сумела воздержаться. Насколько я понимаю, ответная награда ждет героя сегодня вечером.

Реакция ювелира была не менее эффектной. При виде жемчуга он на некоторое время буквально впал в ступор. Несложно догадаться, что в данный момент в его голове происходит сложнейший процесс обработки полученных данных.

Я не специалист, но с помощью данных, полученных из справочной литературы мне удалось определить приблизительную стоимость моей добычи. Она составляет не менее сотни тысяч золотых имперских корон. Сума по любым меркам огромная.

Однако вряд ли задумчивое состояние ювелира связано только с коммерческой ценностью жемчуга. Скорее всего, его мозг активно прикидывает, каким образом лучше всего использовать лежащий перед ним уникальный материал для создания озвученных вещиц. Ничуть не сомневаюсь, что не каждый день в руки мастера попадает жемчуг такого качества и в таком количестве.

— Жемчуг местный, — взгляд Гольбио Вэрнона наконец отлип от солидной россыпи перламутровых камушков, и он посмотрел на меня, — качество сырья отменное, предварительная оценочная стоимость сто десять тысяч золотых корон…

— Ух ты! — восторженно выдала Зулай и одарила меня таким взглядом, что я стал опасаться, как бы на меня не набросились тут же в лавке и не принудили к бурному сексу прям на глазах у ювелира и его дочери, любопытно пялящейся из соседней комнаты на извлеченное из мешочка сокровище.

Конфуза не случилось. Девушке, на мое счастье, удалось обуздать бушевавшую в её душе эмоционально — гормональную бурю. Вряд ли старый ювелир вообще что — то понял, а его любимая дочурка вообще не имела возможности видеть возбужденное лицо моей подруги. Лишь одному мне было ведомо какими последствиями едва не обернулся аттракцион моей немыслимой щедрости.

— Разрешите поглядеть на девушку? — продолжал как ни в чем не бывало мастер.

Я пожал плечами, мол делайте с ней что пожелаете, разумеется, в разумных пределах.

«Поглядеть на девушку» в понятии мэтра означало самым тщательнейшим образом обмерить не только её шею и запястья, но всю фигуру полностью. Для какой цели при создании ювелирных украшений понадобились столь исчерпывающие биометрические данные я так и не понял. Надеюсь, он это сделал не из какого — нибудь нездорового интереса, и численные значения роста, окружности груди, талии и бедер, а также иные параметры будут все — таки учтены при создании заявленных украшений для Зулай.

После означенных манипуляций с ленточным метром, Гольбио Вэрнон надолго завис над материалом для будущей ювелирки. Он самым тщательным образом осмотрел каждую жемчужину, обмерил с помощью штангенциркуля, взвесил на аптекарских весах. При этом делал какие — то записи и пометки в небольшом блокноте. После этих манипуляций принесенный мной жемчуг был рассортирован по нескольким небольшим коробочкам, склеенным из картона.

— Итак, молодые люди, — мастер наконец закончил свои дела и обратил внимание на посетителей, — имею предложить вам три варианта ювелирного комплекта для дамы.

После этих слов он зажмурил глаза, что — то беззвучно прошептал и неожиданно перед нами появилось три визуализированных объемных образа моей подруги в масштабе один к одному. На шее каждого фантома были бусы, на левой руке браслет, в ушах причудливые серьги.

Теперь мне стало понятно, откуда столь теплые отношения между институтским библиотекарем и этим человеком. Гольбио Вэрнон не просто ювелир, он вполне себе продвинутый мастер иллюзий. Не возьмусь судить с абсолютной точностью, какого ранга в своей магической специализации он достиг, но по яркости и насыщенности ауры в момент активации заклинания и по скорости его воплощения можно сделать вывод, что передо мной маг не ниже грандмастера, иными словами, адепт, как минимум, шестого уровня посвящения.

— Хе — хе — хе! — видя мое удивление, засмеялся маг. — А вы думали мой старинный приятель Гольбио направит вас к какому — нибудь неодаренному прохвосту, возомнившему себя истинным художником? Нет, уважаемые, без магии иллюзий создать сколь — нибудь стоящую вещь невозможно. Разрешите представиться: грандмастер Гольбио Вэрнон.

Ага, я не ошибся с определением его уровня — вот что значит наметанный глаз снайпера.

— Влад Лёд, — в свою очередь назвался я, — студент первого курса ВШОМ, надеюсь в будущем посвятить себя артефакторике.

— Зулай Бжех, третий курс, факультет Маги Жизни, — подруга вполне прилично изобразила реверанс.

Выходит, учат в школе студентов кое — каким манерам — все — таки будущие дворяне, хоть безземельные, зато потомственные. Справедливости ради стоит отметить, что потомственным дворянством для выпускников магических ВУЗов не все так однозначно и перспективно, но об этом поговорим как — нибудь в следующий раз.

— А теперь, Зулай и Влад, прошу оценить предложенные мной варианты, так сказать, практически в натуральном виде.

Движением руки я пригласил подругу подойти к фантомным манекенам, давая понять, что целиком и полностью полагаюсь на её вкус. Пропустив девушку вперед, проследовал за ней — мне тоже интересно, на каком варианте она остановит свой выбор.

— Этот, — без малейших колебаний Зулай ткнула пальцем в центральную фигуру.

Признаться, я и сам бы выбрал для нее именно этот гарнитур. Элегантное идеально обтекающее красивую девичью шею ожерелье в три нити перламутровых шариков с подвеской из самой крупной жемчужины грушевидной формы, браслет также из трех нитей жемчуга, серьги в виде крабиков, сжимающих в своих лапках пару крупных жемчужин — прям угадал мастер, кто именно их вытащил на берег. Застежки и прочие металлические детали предполагалось выполнить из какого — то серебристого металла, кажется платина или её сплав. Несмотря на приличные размеры жемчужин, в целом ожерелье, браслет и серьги не казались на фантомном манекене избыточно массивными и смотрелись вполне гармонично.

— Отличный выбор, — одобрительно кивнул головой ювелир, — один момент для уточнения. На какую основу будем нанизывать жемчужины? У меня два варианта: серебристый шелк или витой шнур из паутины тарханского арахна.

— Паутина арахна! — тут же безапелляционно заявила девушка.

— А в чем разница? — поинтересовался я.

На что ювелир ответил с легкой ухмылкой на губах:

— Серебристый шелк обойдется вам в пару золотых, шнурок из нитей тарханского паука в пятьдесят…

— И это всё?

— Милый, я хочу паутину. — Зулай посмотрела на меня такими глазами, что я не смог ей отказать и не стал более выяснять причину столь впечатляющей разницы в стоимости этих двух основ.

— Хорошо, пусть будет так, как ты хочешь.

— В таком случае, ваш заказ будет готов через неделю и обойдется вам…

— Минутку, уважаемый мастер, — взмахом руки я прервал ювелира и, обратившись к своей спутнице, сказал: — Зулай, пожалуйста, отправляйся к машине и жди меня там.

— Понимаю, милый, — улыбнулась подруга и без дополнительных понуканий с моей стороны направилась к входной двери.

Дождавшись, когда девушка покинет торговый зал, я извлек из кармана еще один холщовый мешочек и высыпал десяток весьма качественных жемчужин перед хозяином лавки со словами:

— Предлагаю это в виде оплаты за все необходимые материалы и ваши труды.

Гольбио Вэрнону хватило одного взгляда на жемчуг, чтобы его кустистые брови полезли на лоб и едва не слились с шевелюрой.

— Но здесь намного больше.

— То есть вы согласны? Я так понимаю?

— Да, но…

— Вот и хорошо. О моих финансовых потерях не переживайте. Easy come, easy go, что означает на языке одного неизвестного в этих местах народа: легко пришло, легко ушло.

— Вы хотите сказать, что этот чудесный жемчуг достался вам легко? — торговец скептически посмотрел прямо мне прямо в глаза.

— Легко, — кивнул я в подтверждение собственных слов.

Кажется, он мне поверил и судя по загоревшемуся алчному огоньку во взгляде, его проняло аж до костей.

— В таком случае…

— Нет… заявляю со всей ответственностью, заниматься промыслом ни для вас, ни для кого — то другого я не стану даже за очень большие деньги.

— Жаль, вы могли бы стать очень богатым человеком.

— Итак, насколько я понимаю, мы с вами в расчете.

— Подождите, напишу расписку. — Руки ювелира устремились, было, к письменным принадлежностям.

На что я отрицательно покачал головой:

— Расписку брать не стану. Заверений Кремеля Тооли в вашей абсолютной порядочности мне вполне достаточно.

— Хорошо. В таком случае ваш заказ, как я уже сказал, будет готов через неделю. Жду вас и вашу даму в означенный срок примерно в это же время.

— Прекрасно, до встречи, мастер.

— Передавайте привет старине Кремелю! — прокричал мне в спину ювелир.

— Непременно, — кивнул головой и покинул помещение.

Едва двери лавки закрылись, до моего чуткого слуха донесся звонкий голосок Симы:

— Она его не любит.

Затем приглушенный голос отца:

— Он её тоже.

— Но, папа, как так может быть?

— Бывает, дочка, всякое бывает на этом свете: одни живут вместе, не любя, другие любя не живут вместе…

Продолжения философского разговора отца и дочери посчитал подслушивать не этичным. Бодро пошагал к авто, ухмыляясь про себя. Любя — не любя, понакрутят люди в своих головах всякой романтической ерунды. Пока нам с подругой вместе хорошо, считай любим друг друга. Станет плохо, разбежимся, как в море корабли. Чувства чувствами, а супротив гормонов не попрешь.

Едва я уселся на место водителя, был немедленно атакован обалдевшей от счастья девушкой. Зацелован по полной программе и затискан со страшной силой. Лишь присутствие на улице многочисленных прохожих уберегло меня от того, чтобы быть изнасилованным прямо в машине.

Остаток дня мы провели в Пальме. Посетили рынок, где приобрели несколько изделий народных промыслов. Пообедали на открытой веранде уютного ресторанчика. Побродили по приморскому бульвару. Полюбовались на стоящие у причалов корабли. Немного поплутали среди пакгаузов и грузовых контейнеров. Каким ветром нас туда занесло, сам понять не могу. Более ничего интересного и необычного с нами не случилось.

А вот по возвращении в школу магии, Зулай наконец — то допустила меня в святая святых — свою лабораторию. Откровенно говоря, я не очень туда стремился. Напрягает вид всяких червяков, глистов, пиявок, опарышей и прочих подобных тварей. Змей и насекомых, кстати, тоже не люблю. Однако отказать подруге не смог и скрепя сердце вошел под своды одноэтажного кирпичного строения.

Судя по специфической архитектуре, здание когда — то использовалось в качестве конюшни. С появлением автомобильного транспорта и исчезновением из обихода лошадей, его переоборудовали в лабораторный комплекс и передали на баланс факультета Магии Жизни.

Закуток, выделенный руководством для экспериментов Зулай не отличался особо выдающимися размерами и на научную лабораторию был мало похож. Прямоугольная комната площадью около тридцати квадратных метров неплохо освещена полудюжиной магических светильников. У дальней от входа стены четыре больших керамических ящика кубической формы. Рядом с каждым ящиком коробки — как объяснила девушка — с кормом.

Запашок в помещении мне не очень понравился, но виду не подал и даже не поморщился — и не такое нюхать доводилось.

Тем временем Зулай развернула бурную деятельность. Переодевшись в рабочий халат, в каждый из контейнеров с червями девушка насыпала из коробов с кормом примерно по ведру. При этом оглашала комнату восторженными воплями:

— Ух вы мои хорошие! Ух вы мои сладенькие! — ну прям курица над цыплятами. — Вам коровьего навозца. Вам банановых листочков. Вам куриного помета. А вам, дорогие мои, опилочек.

Подойдя к емкостям с червями, заглянул внутрь. Черви толщиной полтора сантиметра и длиной не менее тридцати явно обрадовались визиту хозяйки и с удовольствием хрумкали подношениями. «Хрумкали» без всякого преувеличения, ибо во рту этих крошек я заметил нехарактерную для обычных дождевых червей деталь — мелкие, но очень острые зубы, посредством которых они довольно быстро расправлялись даже с практически несъедобными отходами лесопильного производства. Это каким же фанатом нужно быть чтобы любить этих склизких тварей?

Между тем Зулай продолжала квохтать над питомцами:

— Пить хотите, бедненькие, сейчас водички вам налью, — и плеснула по полведра воды, зачерпнув из стоящей в углу двухсотлитровой металлической бочки, в каждый контейнер. Немного подумала и добавила еще столько же в емкость где черви утилизировали древесные опилки.

Странно было наблюдать за тем, как красивая девушка занимается, на мой взгляд, какой — то ерундой. Ну прикладывай свой магический Дар к увеличению скорости роста и формирования плодов тех же бананов или еще каких плодовых растений. Нравится животноводство, увеличивай надои молока и мясную продуктивность коров, коз и овец. Но черви… это абсолютно вне моего понимания.

Впрочем, не мне её судить. Дед при жизни частенько говаривал: «Каждый сходит с ума по — своему». К тому же, можно позавидовать человеку, у которого работа одновременно является и его хобби. Несложно понять, что Зулай относится именно к этой категории людей, поскольку в её отношении к питомцам не было никакой показушной наигранности. Она на самом деле любит и готова расцеловать своих червячков вместе и по отдельности. Все это прекрасно, но сюда я боле не ходок. Нервы у меня крепкие, но не до такой же степени, чтобы их напрягать видом пережевывающих дерьмо «милых созданий».

По нерадостному выражению моей физиономии Зулай, определила мое состояние и надолго в этом питомнике мы не задержались. Чувствую, девушка здорово обиделась за столь явное небрежение к результатам её научной работы. Неужели она предполагала, что я вместе с ней пущусь в пляс вокруг контейнеров с зубастыми червями и начну сюсюкать и квохтать?

По пути к общежитию постарался хоть немного устранить промелькнувший между нами холодок отчуждения.

— Зулай, а ты не боишься, что черви выберутся из чанов и расползутся по округе? Сначала сожрут все доступные отходы, потом траву, кустарники, деревья и в конечном итоге утилизируют вообще все живое на планете.

— Полная ерунда, Влад, мои милы… черви могут существовать только при определенном искусственно созданном магическом фоне, в естественной среде они быстро погибают даже при наличии прочих благоприятных условий. — Ответ меня удовлетворил полностью — все — таки приятно осознавать, что бок о бок с тобой живут и трудятся не безответственные фанатики от науки, а вполне адекватные люди. После недолгого молчания, Зулай неожиданно продолжила: — Дорогой, хотела сказать тебе позже, но скажу сейчас. Завтра я уезжаю на преддипломную практику. Банановая плантация господина Дуорми — это примерно в сотне километров отсюда. Там мясомолочная ферма в две сотни голов крупного рогатого скота, большая птицефабрика, а еще несколько рыболовецких судов для обеспечения пищей кур, индеек и уток. Имеется определенная проблема с утилизацией органических отходов. После моей презентации и предзащиты дипломного проекта, владелец хозяйства сам связался со мной по рекомендации моего руководителя и выразил желание провести промышленные испытания моего метода на его производственных площадях. Помимо всего прочего, господин Дуорми пообещал хороший оклад, а в случае успешного завершения работ большую премию.

— Ну что же, — я обнял девушку и нежно поцеловал её в шейку, — ты молодец и большая умничка. Поздравляю от всей души!

— Так ты на меня не в обиде?

— А за что я должен на тебя обижаться? — я недоуменно посмотрел на Зулай.

— Ну за то, что сама приняла решение, без обсуждения с тобой.

— Хм, а я — то тут с какого боку? Ты разработала методику, вывела популяцию зубастых червяков, тебе необходимо её внедрить в сельскохозяйственное производство. У тебя появилась прекрасная возможность реализоваться как маг жизни. Так с какого перепугу ты должна слушать чьих — то советов? Это твоя жизнь, детка, тебе и только тебе решать, как в ней обустраиваться дальше.

— Но сегодняшний твой подарок… я думала… впрочем, забудь. Короче, завтра я уеду на ферму, вернусь перед выходным. — Затем более игривым тоном прошептала мне на ушко: — Надеюсь, милый, за это время ты не подыщешь мне замену.

— Я буду скучать и каждый вечер перед сном орошать подушку слезами от тоски по тебе, дорогая.

— Врун! — громко воскликнула Зулай и довольно чувствительно огрела меня по плечу своей крепкой ладошкой.

Мы дружно рассмеялись и, взявшись за руки, направились к зданию общежития.

В тот момент мне показалось, что наметившийся в наших отношениях ледок окончательно растаял, и далее все останется как было. Ну не увижу Зулай неделю, зато в нашем распоряжении целый выходной. Вполне достаточно, чтобы основательно залюбить друг друга.

Однако будущее показало, как я глубоко заблуждался.

Глава 3. Разрыв

— Что есть магия? Каждый из вас, мои юные коллеги, способен ответить на этот вопрос так, как в свое время вам объяснил ваш преподаватель, — профессор Базель Киностра архимагистр стихийной магии заведующий лабораторией «Магических Трансформаций» факультета Стихийной Магии при своем внушительном возрасте умудрился сохранить юношеский задор и энергию. Вот сейчас он будто необъезженный конь едва не приплясывает за кафедрой, потряхивая своим длинными седыми патлами и размахивая сухонькими ручонками. — Все они несомненно правы, при этом каждый из них ошибается, ибо, единая теория магии как наука еще не создана. «Как же так?! — возмутитесь вы. — Нам говорили, что в магии все изучено и места для новых открытий там уже не осталось, что теоретический фундамент создан тысячелетия назад еще до страшного апокалипсиса и последовавших за ним Темных Веков». Скажу вам, друзья и — коль скоро мы с вами встретились под крышей именно этого храма науки — единомышленники, магия, как говорили наши древние предки, суть — Terra Incognita, что означает: «Неизвестная территория». По сути, все просто и лежит на поверхности. Есть человек, генетически предрасположенный совершать определенные действия с энергиями, недоступными другим людям. Рассмотрим, какие факторы обеспечивают данную предрасположенность. Во — первых, наличие источника энергии, именуемой «мана» и доступ означенного индивида к данному источнику. Во — вторых, способность манипулировать магической энергией, то есть с помощью данной энергии совершать манипуляции трансцендентного характера. Не станем останавливаться на рассмотрении каждого типа магических манипуляций, ибо об этом вам уже что — то поведали и еще многое расскажут другие преподаватели. Моя задача обратить ваше внимание на кое — какие специфические аспекты магической науки теоретического свойства. Итак, мы имеем индивида, у которого имеется источник магической энергии и способного в той или иной степени управлять манопотоками. Этого человека мы условно называем магом. Кто из присутствующих мне ответит, почему условно?

Вопрос простой, как результат лес рук — каждому хочется, чтобы профессор его заметил. Столь похвальное рвение проистекает не по причине беззаветной любви студентов к занудным теоретическим аспектам магии, а из — за того, что у старика Киностра отличная память, и каждому, кто принимал наиболее активное участие на его лекциях светят определенные преференции во время сдачи зачета, а то и вовсе поставит автоматом. Я тоже не дурак, тяну руку. Но мне не повезло, на этот раз старик благосклонно кивнул какому — то весьма упитанному пареньку из другой группы первокурсников.

— Аббиль Тоцци, ваша милость, третья учебная группа — представился студент и принялся бодро отвечать на заданный вопрос: — Полноценным магом, ваше магичество, может считаться лишь одаренный, прошедший полный курс обучения в одной из высших магических школ или академий. Общий срок обучения три года. До поступления каждый одаренный считается адептом первого круга, ступени или уровня — суть не в терминологии — посвящения в магию. Всякий кандидат, успешно прошедший вступительные экзамены в ВУЗ получает звание «ученик». Третий уровень посвящения вместе со званием «магистр» присваивается студенту, получившему диплом об успешном окончании высшего учебного заведения. Вместе с дипломом, как я уже говорил, магистр получает право заниматься магией по выбранному им профилю или какому иному, в зависимости от своего Дара и наклонностей. Он также получает может привлекать в качестве наемной силы любого одаренного, не ставшего по той или иной причине дипломированным специалистом. Следующая ступень посвящения гранмагистр…

— Достаточно, Аббиль, — профессор махнул рукой, останавливая разошедшегося не на шутку студента, — основные оценочные показатели квалификационной дифференциации одаренных будут нами рассмотрены на следующих занятиях. Итак, как поведал нам юный Аббиль Тоцци, полноценным магом может считаться только одаренный, достигший уровня магистра. А теперь рассмотрим два других аспекта. Первый случай, у человека имеется источник, однако доступ к нему по той или иной причине отсутствует. Кто мне ответит, как называется такой индивид и чем он опасен для общества?

После заданного профессором вопроса лес рук оказался значительно скромнее. Не лес, так отдельные деревца. Моя рука в этом редколесье, разумеется, присутствовала. Однако и на этот раз, несмотря на мою солидную комплекцию, меня обошли вниманием.

— Тилли Траккингура, студентка пятой группы — представилась миниатюрная девчушка, на которую пал указующий перст преподавателя. — Таких людей называют латентными магами. Их опасность состоит в том, что в какой — то момент способность к магии может внезапно пробудиться. Из — за неумения управлять магическими потоками такой человек в момент спонтанного пробуждения Дара способен, помимо собственной воли, нанести ущерб природе, людям, зданиям также иным объектам промышленной и социальной инфраструктуры. Своевременное выявление и изоляция латентных магов от общества входит в сферу юрисдикции Ордена Зрящих. Решением руководства Гильдии Магов местом содержания всех таких людей определен расположенный в четырех с половиной тысячах километров к югу от юго — восточной оконечности Широхо архипелаг Коралловые острова. Условия содержания…

— Хватит, Тилли, ответ исчерпывающий. — Мэтр одарил девицу взглядом, каким престарелые деды смотрят на своих любимых и, вне всякого сомнения, гениальных внучек. — Похвально, в столь юном возрасте посвящать время изучению, на первый взгляд, мало интересных вещей. Однако, дорогие мои будущие маги, как показывает мой многолетний опыт, человек чаще всего сталкивается с недостатком информации, а не с её избытком. Кстати, это касается и вас, молодые люди, что на галерке. Преферанс игра весьма интересная и полезная для ума, но только не во время моих занятий. Если вам или еще кому — то не интересно, о чем рассказывает «выживший из ума Базель Киностра», я никого не неволю. Да, да, это касается вас, молодые люди, — рука профессора указала в направлении кучки студентов, о чем — то между собой бурно перешептывающихся, — я хоть и стар, но со слухом у меня все в порядке. Кстати, да будет вам известно, это же касается моей памяти.

Наведя таким образом порядок в аудитории, маг продолжил:

— Рассмотрим другой вариант — у человека нет источника, но имеется Дар. Откуда ему черпать энергию для трансцендентных манипуляций?

На этот раз во всей аудитории поднялось всего несколько рук. Разумеется, одна из них была моя. Я было потерял веру в сегодняшнюю удачу, но к великому моему удивлению выбор пал именно на меня.

— Влад Лёд, вторая учебная группа. Люди, способные оперировать манопотоками, но не имеющие собственных источников, как правило востребованы в жреческой среде. Мы живем в просвещенном обществе. Истории о древних богах и героях в наше время воспринимаются как отражение страхов, испытываемых далекими предками перед могуществом сил природы. Вера в богов была свойственна нашим предкам еще до того, как нога первого человека ступила на поверхность Эды. Один мудрый человек когда — то назвал религию философией слабых. Однако не всем же быть сильными. Определенные слои любого общества, вне зависимости от его культурного, научного и технологического развития нуждаются в некоем образе могущественного существа с которым можно поделиться бедами и радостями, к которому можно обратиться за помощью в избавлении от какой — нибудь беды или болезни. На нашей планете этим образом стал Отец Создатель. Это вовсе не мифическое высшее существо, а вполне реальный человек, обеспечивший две с половиной тысячи лет назад исход из обреченного на гибель мира нашего тогда еще единого народа, потомками которого в настоящее время являются все обитатели Эды. Заслуга его в том, что, благодаря его энергии и организаторским способностям, был построен флот из огромных кораблей, именуемых Ковчегами. На одном из таких аппаратов способных путешествовать среди звезд, наши предки достигли Эды, смогли высадиться на её поверхность и за пять сотен лет приспособить природу для комфортного проживания людей. С наступлением Темных Веков и последовавшей за ними эпохи Магических Войн образ Отца Создателя превратился для обычных людей в нечто большее, чем просто человек. Он стал надеждой для сотен тысяч страждущих и обездоленных. Поначалу верующие просто изливали душу перед примитивно высеченной из камня фигурой новоявленного божества. Затем неведомо откуда появились алтарные камни, способные аккумулировать в довольно больших количествах стихийный манопоток, исходящий от толпы молящихся даже неодаренных. В какой — то момент один из неполноценных магов из числа не обладающих собственным источником маны сумел воспользоваться энергией, запасенной в алтарном камне. Этот момент стал ключевым в истории человечества и послужил образованию еще одного полюса силы в нашем мире — жреческого сословия. Отныне простые люди получили возможность воспользоваться магической помощью не только платной от традиционных магов, но также бесплатной от жрецов. Нельзя сказать, что запасы алтарной маны достаточны для обеспечения запросов всех желающих. Количество больных, увечных и психически нездоровых людей значительно превышает возможности жреческого сословия в оказании помощи людям. Однако не столь частые, но эффектно обставленные «чудеса», ниспосланные как бы Отцом Создателем, помогают поддерживать в умах большинства жителей планеты искреннюю веру в божественную сущность, обеспечивая тем самым не только приток маны в алтарные камни — накопители, но изрядное количество материальных благ, приносимых верующими в виде пожертвований храмам.

— Браво! — захлопал в ладоши профессор Киностра. — Весьма сжатый, но достаточно полный ответ, даже немного избыточный. Хм! Философия слабых. А неплохое, знаете ли, определение. Откуда вы его почерпнули студент Лёд?

— Точно не помню, ваше магичество, в какой — то старой книге. В памяти отложилось, как — то само по себе.

— Хорошо, присаживайтесь.

Преподаватель хотел было еще что — то добавить к сказанному во время лекции, но тут прозвенел звонок. Занятия на сегодня подошли к концу. После обеда и часового перерыва все участники в предстоящих соревнований от нашей группы соберутся на стадионе. Практически все студенты, лишь несколько человек, ссылаясь на разные вполне объективные обстоятельства, категорически отказались от участия в спартакиаде.

Прошел месяц с того момента, как я «зарядил» студентов своей группы нанобиотическим коктейлем. Наниты успешно поработали и постепенно были выведены из организмов естественным образом. Однако запущенный процесс улучшения тел коллег на этом не остановился. Кости скелета продолжают укрепляться. Мышцы становятся сильнее и быстрее реагируют на сигналы мозга за счет повышения скорости проводимости сигнала нервными волокнами. Сухожилия становятся боле эластичными, теперь каждый может запросто сесть на шпагат или, стоя на одной ноге, задрать вторую выше головы. Таким образом наша команда получила явное преимущество перед прочими участниками спартакиады.

Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо, поскольку данное мной обещание куратору группы будет гарантированно выполнено. С другой, вопиющий рост показателей силы, выносливости, скорости бега и реакции не может не вызвать нездоровый интерес как со стороны студентов других групп первого курса и старшекурсников, так и некоторых преподавателей. Я начал частенько замечать во время наших тренировок появление на стадионе всяких подозрительных личностей. У некоторых в руках были артефакты непонятного назначения, а также обычные механические приборы для измерения времени и расстояния.

Так или иначе наши успехи замечены, и кое — кто из конкурентов пытается подловить нас на незаконном применении магии для повышения физических возможностей организмов участников соревнований. Ах да, забыл упомянуть, что всякое использование магических средств во время тренировочного процесса ведет к дисквалификации всей спортивной команды. Ну и пусть ищут пресловутую черную кошку в темной комнате. Все равно ничего не найдут. Как я уже упоминал, нанобиоты не могут быть обнаружены никакими существующими на Эде магическими или иными средствами. Псионические воздействия, посредством которых я программировал их работу, весьма слабы и отсылались адресатам в виде закодированных пакетов в весьма сжатые промежутки времени. К тому же, на данный момент в организмах моих подопечных уже не осталось ни одного нанобиотического квазиорганизма, и обвинить меня в чем — либо не может даже сам Верховный Архимаг, вздумай он посетить собственной персоной этот во всех отношениях «медвежий угол», несмотря на то, что о медведях в этих краях никто не слышал.

Сегодня для начала навестил группу копьеметателей, отрабатывавших технику работы со снарядом на одной из специально предназначенных для этой цели площадок. Двое парней и две девушки не сачковали и усердно занимались.

Помимо улучшения биометрических показателей организмов моих одногруппников пришлось с помощью нейросети подготовить пакеты курсов гипнотического обучения для каждого вида спорта. За основу принял спортивные приемы, используемые на Эде. Лишь слегка подкорректировал с учетом улучшенных характеристик спортсменов. Внедрение учебного курса в сознание реципиента происходит во время нашего с ним зрительного контакта и к магии никакого отношения не имеет. Глаза в глаза, короткий вербальный посыл с моей стороны и сжатый пакет информации переходит практически мгновенно в мозг другого человека, там разворачивается и становится неотъемлемой частью его знаний. В результате обучаемый даже не догадывается, что на его сознание было оказано какое — то воздействие. Отличная методика — подарок от дерциан.

Кажется, неплохой из меня тренер получился бы. Жаль на Земле обычный спорт как зрелищное шоу умер. Ну кому захочется наблюдать состязания модификантов? Поначалу оно, вроде бы, было интересно. Однако после того, как всякий человек получил возможность мышечной прокачки и повышения реакции, народ перестал интересовать сначала профессиональный спорт, потом и любительский. Стоит ли радоваться чужим достижениям, когда сам при желании способен поднять штангу в пару тонн весом или метнуть спортивный снаряд за горизонт? Коллективные состязания продержались немногим дольше, однако и к ним народ потихоньку охладел.

Зато технические виды спорта и соревнования между обладателями псионических способностей пользуются невероятной популярностью среди землян. Тут простор для фантазии. Например, кто быстрее выкопает траншею определенной длины и глубины: обычный человек с помощью мощного землеройного комплекса или псионик, способный все это проделывать силой собственной мысли. Также весьма востребованы одиночные и групповые бои роботов друг с другом, а также псионических конструктов, в простонародье именуемых големами, между собой или с теми же роботами. Ещё существуют аналоги футбола, хоккея и других командных видов спорта, как между роботами, также между големами или смешанные соревнования команд, состоящих как из механических «спортсменов», так и псионических. Короче, с появлением псиоников с их чудесными практиками, земляне не скучают и вовсе не тоскуют по ушедшим в прошлое спортивным соревнованиям между людьми.

Прошу прощения, слегка отвлекся, на темы, мало относящиеся к моей непосредственной должности добровольного тренера.

Далее поочередно навестил сектора, где проходили тренировки метателей диска, гиревиков, штангистов, прыгунов в высоту и длину. Во всех видах спорта принимают участия как парни, так и девушки. Даже нашлись девчонки, желающие наравне с ребятами тягать железо. Ну не совсем наравне, все состязания, кроме футбола, строго дифференцированы по половому признаку. То есть, мальчики отдельно, девочки отдельно. Удивительно, но в программе состязаний отсутствуют плавание, борьба, конный спорт, гребля, велоспорт и много чего еще. Впрочем, роптать не стану, мне того, что есть, хватает по горло. Пока всех обойдешь, зорким глазом отметишь ошибки, исправишь их в меру своих способностей, отведенное на тренировку время подошло к концу.

Ну, вроде бы, всех посмотрел, устранил несколько ошибок. Остались только футболисты. Именно соревнования по этому виду спорта пользуются наибольшей популярностью на Эде. В каждом крупном городе имеется футбольная команда со своей толпой фанатиков. Также не без удивления узнал, что практически повсеместно существуют специализированные заведения, где любой желающий, заплатив определенную сумму, может смотреть визуализацию игры любимой команды, транслируемой в режиме реального времени, при этом выпить что — нибудь горячительное или прохладительное и пообщаться с друзьями — болельщиками. Для обеспечения подобных мероприятий существует целая организация магов иллюзий в кооперации с менталистами. Вот так — то, телевидения и радиовещания нет, однако спрос рождает предложение, и вот к услугам потребителя вместо технологического решения данной проблемы предлагается магическое. На мой взгляд местный чародейский рендеринг ничуть не хуже земных голографических картинок, созданных с помощью хитроумных технологий.

Как я уже упоминал футбольные правила на Эде практически не отличаются от земного аналога игры. В матче участвуют две команды, в каждой одиннадцать игроков, десять полевых и один голкипер. Игра исключительно ногами. Только вратарь в определенных случаях имеет право играть руками. Два периода по сорок пять минут с перерывом в четверть часа. За игру тренер может поменять на поле двух игроков и взять три пятиминутных тайм — аута. Матч обслуживают трое судей, главный арбитр на поле и двое за его пределами. Наказания: устное замечание судьи, две синих карточки — удаление с поля до конца матча с правом замены игрока, красная карточка — удаление также до конца текущей игры, но уже без права замены игрока, оранжевая — дисквалификация игрока до конца турнира. Сигналы игрокам судьи подают свистком, флажками и жестами рук. Общение с судьями только через капитана и тренера. Вроде бы все. Есть нюансы, разумеется. Здесь пенальти проводится с двенадцати метров, и положение «вне игры» не является поводом для остановки атаки.

В местном футболе нет деления на мужской и женский. В каждой команде изначально должно быть не менее пяти девушек. Если меньше — её просто не допускают до соревнований. Если участница выбывает из дальнейших соревнований в результате травмы или по собственной дури, команда не наказывается из — за нарушения гендерного равновесия. Главное, чтобы в самом начале в каждой команде присутствовало не менее пяти девчонок, а сколько их останется к концу, никого не волнует. Вот таким нехитрым образом здесь соблюдается равноправие полов.

Футбол на Эде числится наиболее зрелищным, а значит, наиболее популярным видом спорта и стать членом футбольной команды считается весьма престижным. Именно за места в ней состоялась основная драчка между студентами. Как водится, победила дворянская спесь и купеческая изворотливость. Мои «лучшие друзья»: Оваль Куруц — Гморин, Горуно Шилопп оказались в этом списке. А также белокурая синеглазка Ольва Пасманис, ну куда же без нее. Прекративший было инсинуации в мой адрес виконт, став капитаном команды, принялся с удвоенной силой «перетягивать одеяло на себя». Несколько раз он попытался оспорить мой подход к тренировочному процессу. Пришлось основательно прессануть паренька и слегка унизить в глазах коллег. Нет, бить его не стал. Мы с ним разобрались в рамках выбранного им вида спорта. Я предложил каждому из нас пробить друг другу по десять пенальти. Проигравший прилюдно десять раз низко поклонится победителю со словами: «Простите, учитель, был неправ».

Кто выиграл, попробуйте угадать с трех раз. Хе — хе — хе! Разумеется, ваш покорный слуга. Я легко распихал восемь мячей по левой и правой девяткам, остальные два забил низом. Сам при этом не пропустил ни одного мяча из тех шести, что мой оппонент умудрился попасть в створки ворот.

Пунцовый от гнева и позора Куруц — Гморин вынужден был в полной мере выполнить условия заключенного пари. С тех пор в моем присутствии права не качает, в основном отмалчивается. Остальные члены команды изначально вели себя сдержанно, признавая мой тренерский авторитет.

За оставшиеся четверть часа посмотрел, как ребята проходят змейку с мячом, учатся держать его в воздухе, пробивают по воротам и отрабатывают тактическое взаимодействие во время атаки и обороны. Для этого в мозг каждого пришлось внедрить определенные гипнограммы, повышающие возможность каждого спортсмена к панорамному восприятию пространства. Особые требования предъявлялись мной к точности при распасовке и передаче мяча на другой край поля, что, как правило приводит противника в замешательство. Ребят поставил в нападение. Девчонки выполняют функции защиты. Если с парнями проблем практически не было, девушки в азарте могли запросто вцепиться в волосы сопернику или сопернице, прихватить за одежду, также ударить в спину атакующего противника, подставить подножку. Пришлось над этим серьезно поработать, дисквалификация футболистов нам ни к чему — у нас на скамейке запасных всего двое игроков, и всякое уменьшение количественного состава команды при численном преимуществе противоборствующей стороны — прямой путь к поражению.

Наконец время, отведенное на тренировку, истекло, и мы всей нашей спортивной командой дружно двинули в направлении студенческого городка. Я заметил, что за эти несколько месяцев, проведенные в стенах школы только наша вторая группа по сравнению с остальными представляет достаточно сплоченный и дружный коллектив.

Тут на днях мой приятель Накис Турбур поведал, как трое моих одногруппников неплохо так проучили пятерых третьекурсников, пытавшихся грубо «наехать» на первокурсника из соседней группы. К началу свары завхоз не подоспел, поэтому не в курсе, что там случилось и почему, лишь по косвенным признакам ему удалось понять, что инициаторами драки были студенты третьего курса. Впрочем, собственно драки никакой не получилось. Мои парни уткнули наглецов рожами в землю, предварительно основательно попинав.

— Ты молодей, Лёд! — неожиданно похвалил меня Накис.

— А я — то тут при чем? — я недоуменно уставился на завхоза.

— Хе, паря, ты — то тут как раз и при чем. Любой толковый командир батальона был бы счастлив видеть тебя в своем подразделении на должности инструктора по подготовке новобранцев.

— Да ладно, Накис. Просто мне повезло — исключительно толковый народ подобрался.

— Ну, ну, — бывший солдат скептически усмехнулся, но разговор на эту тему прекратил.

Итак, трое моих подопечных умудрились достойно противостоять в обыкновенной уличной драке более зрелым и опытным парням, превосходящих их численно. Я не обольщался — случись между ними магический поединок, моих ребят раскатали бы в пух и перья. Ан нет, магические поединки между студентами старших и младших курсов категорически запрещены. Более того, первокурсники вообще не имеют права участвовать в таковых. Радует тот факт, что ребята дружно встали плечом к плечу на защиту более слабого и действовали при этом вполне грамотно и слаженно. Странно, что никто из группы не удосужился довести до сведений старосты информацию об инциденте. С другой стороны, здорово, что парни и девчонки привыкают решать возникающие проблемы доступными средствами и не спешат трубить на всю школу о своих успехах.

Между учебными и спортивными занятиями время неслось с огромной скоростью. Не заметил, как, наступила суббота. Сегодня приезжает Зулай. Завтра мы с ней едем в Пальму к ювелиру Гольбио Вэрнону. Я уже предвкушаю радость девушки в момент получения ею подарка.

Не знаю почему, но больше люблю дарить, чем получать. Может быть, от того, что подавляющее большинство людей при выборе подарков ориентируются не на вкус того, кому тот предназначен, а исключительно на свое единственно верное мнение. Чаще всего такие дарители рассуждают «чем дороже, тем лучше». А то, что здоровенную малахитовую вазу или бронзового коня с крыльями «от боевых товарищей» или «заботливого начальства» обыкновенному российскому прапору кроме как в казарме некуда поставить, боевым товарищам и начальству совершенно не интересно. Кому — то смешно, а представьте каково было мне таскаться с места на место со всем этим имуществом. И выкинуть нельзя — сослуживцы обидятся, все — таки дарили от широкой души и чистого сердца, и транспортировать габаритный груз та еще задачка. В конечном итоге, плюнул на чужое мнение и в один прекрасный день не стал забирать контейнер из пункта пересылки. Не удивлюсь, если тот «случайно забытый» ящик до сих пылится на одном из складов Минобороны Российской Федерации.

Время к вечеру, а подруги все нет и нет. Странно. Неужели завтра придется отправляться в Пальму одному. Печаль. Хотелось бы непременно посмотреть в счастливые глаза девушки и, разумеется, принять благодарность в полном объеме.

Часам к девяти вечера окончательно понял, что Зулай сегодня не приедет. Существует вероятность, что она появится в Пальме завтра, там и встретимся. Жаль, ни у меня, ни у нее нет переговорного артефакта, посредством которого мы могли бы связаться друг с другом. Каюсь, моя вина. Как — то не подумал. А ведь изготовить что — то такое для меня не представляет никакого труда. Всего — то пара кристаллов кварца, немного золотой, лучше платиновой проволоки, несколько жемчужин для стабилизации магического фона — все это у меня имеется. Ладно, завтра займусь этим по возвращении из Пальмы, а сегодня лучше прогуляюсь подышу свежим воздухом.

С наступлением темного времени суток территория школы погружается во мрак, лишь дорожки ярко освещены светом магических фонарей. Молодежь активно пользуется темнотой. Мой чуткий слух то и дело улавливает негромкий шепот, звуки поцелуев и характерные охи и ахи, доносящиеся с разных сторон из — за кустиков. Жизнь кипит даже по ночам. При этом не у каждого тут собственные апартаменты, куда можно привести для любовных утех подругу или друга. При этом в зарослях и других укромных уголках вполне достаточно свободного места, чтобы плодотворно проводить время с партнером. Единственный неприятный момент — приходится сдерживаться в проявлении эмоций, чтобы не подумали, что там кого — то насилуют и не прибежали на помощь.

Проходя мимо одной из площадок для медитаций заметил, что она ярко освещена. Дойдя до просвета в кустах увидел там самый настоящий оркестр. Музыканты что — то определенно играли, но ни единого звука до моего слуха не доносилось. Шагнул поближе к музицирующим. Стоило мне пересечь невидимую преграду, как в уши ударили звуки духовых, струнных, звон литавр, грохот барабанов и еще каких — то неизвестных инструментов. При моем появлении дирижер, совсем еще юный парнишка, кажется, со второго курса, слегка отвлекся, кивнул мне, дескать, слушай, но не мешай творческому процессу, и вновь вернулся к управлению музыкальным коллективом.

Откровенно говоря, музыка не произвела на меня впечатления. Я, конечно, не эксперт, а критик на уровне «нравится — не нравится». В данном случае, не то чтобы не нравилось. Чувствовалось музыканты вполне профессионально владеют инструментами, при этом само произведение вызывает скорее недоумение и скуку.

Копаясь в недрах местной библиотеки, я как — то наткнулся на парочку учебников по здешней музыкальной грамоте. Проштудировал их для общего развития. Убедился, что основой записи является все тот же нотный стан их пяти параллельных линий, привычные изображения нот, ключей, знаков альтерации. Короче, за некоторыми нюансами практически все как на Земле. Пролистал учебники, распихал информацию в голове по полочкам и успешно забыл. То есть, не забыл, а за ненадобностью задвинул подальше в информационные закрома своей необъятной памяти. Наткнувшись случайно на этот музыкальный коллектив, решил, что мои познания в музыкальном искусстве могут здесь пригодиться. Имею обширный запас земной музыки, отчего бы не приобщить здешний народ к прекрасному. Претендовать на авторство и пытаться извлечь материальную выгоду я не собираюсь, но вернуть потомкам наследие великих передков будет не лишним.

Дождавшись окончания, я подошел к музыкальному руководителю и представился:

— Влад Лёд.

На что дирижер расплылся в радостной улыбке и протянул руку для рукопожатия.

— Кто же не знает старосту второй группы первого курса. — И в свою очередь назвался: — Болот Серый, в меру сил и способностей руковожу этим музыкальным коллективом. Тут нас со всех курсов и факультетов понемногу.

Рукопожатие парня оказалось достаточно крепким — похоже не только палочкой машет, но еще на гармошке могёт, а может быть, и на балалайке «Полет шмеля» Римского — Корсакова сбацает со страшной силой — это типа шутка юмора такая.

— Болот, признаться, только что прослушанный опус меня абсолютно не вдохновил. Скажу больше, то, что вы сейчас сыграли — полная ерунда.

Обиженный до глубины своей тонкой души дирижер тут же, что называется, поднялся на дыбы:

— Знаешь, что, Влад, не нравится, не слушай! Я не советую тебе, как тренировать своих спортсменов ты же…

Он был готов разразиться пламенной обвинительной речью, пришлось прервать.

— Погоди — ка, маэстро, со своими обидами. Я вовсе не собираюсь оскорбить ни тебя, ни твоих музыкантов. Уверяю, если твои советы касательно тренировок принесут пользу, я непременно воспользуюсь ими. А насчет вашей музыки, у меня есть ряд предложений. Вполне возможно, тебе и твоему коллективу что — то понравится.

— Ладно, чего ты хочешь? — немного поостыл дирижер.

— Я вижу вас тут около полусотни. Хочу предложить вам одно музыкальное произведение. Мне бы сотню листов нотной бумаги и писчие принадлежности. Да, еще одна просьба Попроси каждого музыканта сыграть какой — нибудь короткий музыкальный фрагмент — это мне для оценки потенциальных возможностей всех имеющихся инструментов.

Пока виртуозы проигрывали коротенькие сольные отрывки, я пристроился на раскладном стульчике за низеньким раскладным столиком и начал быстро писать на разлинованных под нотный стан листах. Закончив писанину, прошелся по рядам музыкантов и каждому выдал его партию. Наконец подошел к дирижеру и вручил партитуру произведения.

На какое — то время поляну огласила какофония звуков. Каждый музыкант, не обращая внимания на соседа проигрывал свою партию. Блин, как они так могут? Я бы на их месте уже давно сбился с темы. Маэстро положил кипу бумаг на пюпитр и просматривал, шевеля при этом губами и помахивая палочкой.

Наконец он ознакомился с «текстом», постучал своим инструментом по пюпитру и громко сказал:

— Ну что, все готовы? — после его слов оркестранты еще какое — то время успокаивались, наконец все стихло. — Итак, если готовы, начнем, господа! — Болот Серый взмахнул дирижерской палочкой и оркестр грянул, и грянул так, что у меня глаза едва на лоб не полезли: стройно, громко, красиво.

Для начала я подсунул музыкальному коллективу Имперский Марш из древней киноэпопеи «Звездные Войны». Впрочем, не настолько древней, чтобы у этой истории до сих пор на Земле и колонизованных планетах не осталось поклонников. Сюжеты «Звездных войн» не только неоднократно переснимаются в соответствии с постоянно совершенствующимися техническими возможностями киноиндустрии. Меняются артисты, вносятся порой, весьма существенные корректуры в сценарий, совершенствуется компьютерная графика, добавляются пространственный объем, запах, тактильные ощущения, все более эффектными становятся космические бои и схватки на поверхности планет. При всем при этом музыкальная тема Имперского Марша остается незыблемой и обязательной для всех ремейков этой чудесной истории.

Музыкальный коллектив Болота оказался воистину группой виртуозов. Я не особо разбираюсь в музыке, но все — таки имею определенное представление о том, сколько репетиций требуется оркестру, чтобы качественно исполнить ранее незнакомое музыкальное произведение. Я думал, меня попросят удалиться и пригласят, когда будут готовы. А тут, попиликали с полчасика на своих скрипицах, тромбонах, флейтах и прочих дудках, постучали по барабанам, громыхнули литаврами, и нате вам результат.

Прогнав произведение по первому разу, музыканты вместе с дирижером о чем — то пошушукались на своем на «птичьем», после чего грянули снова. На этот раз мой тонкий слух уловил определенные отличия от изначального варианта. Вне всякого сомнения, кое — кто из музыкантов пытался импровизировать, на мой взгляд (слух) вполне удачно.

Третий прогон показался мне еще более интересным, более величественным что ли.

После того, как смолк оркестр, дирижер еще какое — то время стоял у пюпитра с блаженным выражением на физиономии. Затем подскочил ко мне со словами:

— Лёд, откуда это?! Кто автор? Как получить официальные права на исполнение произведения.

Во блин, незадача с этими авторскими правами.

— Болот, автора этой музыки уже давно нет на этом свете, к тому же, ноты и записи были утеряны еще до Апокалипсиса. Во время хождений по Великой Пустыне мне случайно удалось обнаружить древний артефакт с записями музыки предков. Кое — что я готов предложить твоему коллективу. Что же касаемо данного произведения, давай поступим так: пусть это будет Имперский Марш музыка народная в твоей обработке.

— Хм, народная, говоришь. Ладно, пусть так оно и будет. Ты уверен, что авторские права на это произведение никто не предъявит?

— Абсолютно. Вот только я бы тебе посоветовал оформить все по закону. Шустрых людишек, мечтающих наложить волосатую лапу на чужое, хватает. Не успеешь опомниться, как набежит куча «авторов», судись потом с ними скопом и по одиночке. У меня к тебе единственная просьба. Не афишируйте пока эту музыку. Сыграете на открытии спартакиады, когда наша спортивная команда будет проходить мимо трибун болельщиков и преподавательского состава.

— Заметано! — радостно воскликнул маэстро. — Завтра чем — нибудь еще порадуешь из древнего наследия»?

— Не, завтра занят. Давай на неделе. Я тебя сам найду.

Тепло распрощался с музыкантами и направился в свою берлогу, втайне надеясь, что Зулай уже ждет меня там.

Чуда не случилось. Девушки в моих чердачных апартаментах не оказалось.

Уже знакомый мелодичный звук колокольчика оповестил владельца ювелирного магазинчика при мастерской о моем появлении. На этот раз за стойкой находился сам Гольбио Вэрнон. Пожилой ювелир лихо щелкал костяшками счетов и что — то записывал в лежащим перед ним гроссбухе. При моем появлении он не сразу оторвался от своего, вне всякого сомнения, увлекательного занятия, а когда посмотрел на визитера, его глаза буквально округлились от удивления. Мне показалось, мужчина на какое — то время лишился дара речи.

— Доброе утро, господин Вэрнон!

Странно, кажется ювелир крайне удивлен моему визиту, а возможно даже чем — то напуган.

— Доброе утро, господин Лёд, — мастер наконец вышел из ступора. — Сегодня никак не ожидал вашего визита. У вас какие — то претензии к качеству моей работы?

Теперь пришла моя очередь удивляться.

— Не понял, уважаемый, о какой работе вы говорите? Неделю назад вы сами назначили день встречи, вот я и пришел за готовыми украшениями. К сожалению, моя подруга не смогла вчера приехать в институтский городок. Придется сделать ей подарок чуть позже.

Пока я говорил на лице ювелира промелькнула целая гамма чувств от полной растерянности до абсолютного понимания ситуации, даже легкая сочувственная улыбка озарила его носатую физиономию.

— М — да, молодой человек. Прошу простить старика, но ваша девушка уже сделала себе подарок. Я думал вам это известно.

— Как это сделала? — теперь наступила моя очередь удивляться.

— Так вот и сделала. Вчера вечером Зулай Бжех подкатила к моему дому на авто в компании молодого человека. Лица его в темноте не рассмотрел, поначалу принял за вас. Сопровождающий остался в авто, я даже обиделся столь вопиющему небрежению к моей персоне с вашей стороны, лишь потом Сима сообщила, что это были не вы. Девушка вошла в дом одна и потребовала выдать готовый комплект украшений, ссылаясь на то, что завтра у нее не будет времени. Поскольку заказ полностью оплачен, у меня не было причин отказать даме. Скажу вам, девушка была в восторге после того, как примерила гарнитур. Мне он также понравился, точнее не мне — моей дочери, я предложил ей за него двести тысяч. Поначалу она не хотела продавать украшения, но сумма в двести десять тысяч золотых корон перевесила её любовь к красоте. Уверяю вас, все было честно и по закону — дама получила банковский чек на означенную сумму, я стал владельцем ювелирного гарнитура, у меня её расписка имеется.

— То есть, она продала вам мой подарок?

— Точно так, юноша. Лично я в той сделке ничего плохого не усматриваю. Моей Симочке ваши жемчуга очень понравились, но, главное, на дочери они смотрятся значительно лучше. Уверяю вас, я даже переплатил, но чего не сделаешь для любимого чада. Видите ли, Сима, плод моей поздней любви. Прочие мои дети старше Лолы — моей супруги, умершей во время родов шестнадцать лет назад. Все они неплохо пристроены в этой жизни у всех семьи дети — мои внуки. Жаль живут вдалеке и частыми визитами не балуют старика. Так что единственной отрадой и опорой в жизни для меня осталась Симона… Впрочем, вам это, наверняка не интересно.

— Отчего же, мастер, я вас понимаю. Не могу понять лишь одного, отчего Зулай так решительно рассталась с моим подарком.

— Деньги, уважаемый, великая сила, к тому же всякий товар имеет собственную цену. Предложишь чуть выше, и клиент готов продать родную маму. Ну это я так, утрирую… хе — хе, родители во все времена шли по дешевке.

Интересная ситуация получается. Зулай вместо того, чтобы встретиться со мной и вместе отправиться к ювелиру приезжает на день раньше и требует отдать ей готовые украшения. Появляется в Пальме не одна, а с каким — то мужиком. В принципе мне плевать на неё и её нового хахаля — мы с ней клятв верности друг другу не давали. И забрать гарнитур она была в своем праве, поскольку Гольбио Вэрнону было известно, что это подарок именно для нее. Чего мне не жалко, так это добытого жемчуга. Сожалею лишь о том, как по — скотски поступила моя бывшая подруга. Да, да, теперь уже бывшая. Ладно, нашла свою настоящую любовь, пришла бы и сообщила честно. Я бы всё понял. Возможно, мы остались бы с ней друзьями. Однако этот, во всех отношениях, странный поступок делает невозможными любые дальнейшие наши отношения. Вообще любые. Для меня отныне не существует человека по имени Зулай Бжех.

— С вами все в порядке, Влад? — участливо спросил ювелир. — Может воды, или чего покрепче?

— Все нормально, господин Вэрнон. Я, пожалуй, пойду. — Хотел покинуть магазинчик, но на полпути вспомнил кое — что. — Прошу прощения, уважаемый, один вопрос. Почему Зулай пожелала шнур из паутины тарханского арахна?

Вместо ответа старик подошел к двери, ведущей во внутреннюю часть дома и громко позвал:

— Сима, подойди на минутку!

Вскоре на его зов появилась дочь. Я ничуть не был удивлен, увидев на шее девушки знакомое по визуализации колье в три нити, на запястье красивый браслет, в ушах изумительной красоты серьги. Да и сама девушка выглядела шикарно. Непонятно куда делось то угловатое недоразумение, коим она мне показалась при нашем знакомстве? Теперь передо мной стояло очаровательное существо со всеми присущими женскому полу признаками, делающими женщину неотразимой. Обалденная миниатюрная брюнетка со стройной фигуркой, безупречными чертами лица, шикарными слегка волнистыми распущенными волосами ниже плеч и бархатистой кожей с легким ровным загаром. Главное, никакой носатости, присущей её любящему папеньке. Ну не нравятся мне девушки с выдающимися рубильниками на лице, а еще с тонкими губами и маленькими глазками, а еще…, впрочем, увлекся немного.

— Здравствуйте, господин Лёд! Рада снова видеть вас, — первой поздоровалась девушка.

— Здравствуйте… госпожа Симона! — очнувшись от ступора, поклонился я. — Так же рад вас видеть. Вы очаровательны. Прошу простить меня, что раньше этого не заметил. Украшения смотрятся на вас просто изумительно, я очень рад.

— Так вы не обижаетесь? — удивлено захлопала ресницами девушка.

— У меня нет оснований для обид на кого бы то ни было.

— Но разве…

— Сима, — отец благоразумно прервал речь дочери, — покажи нашему гостю особенность паутины тарханского арахна.

Не произнеся более ни слова, Симона закатила глаза к потолку. В какой — то момент я ощутил легкое веяние магии в комнате, как следствие, ожерелье, браслет и серьги буквально полыхнули собственным светом. Казалось, будто из глубины каждой жемчужины истекает некая субстанция, на её поверхности вспухает небольшой пузырь, затем лопается, из него выскакивает искрящийся радужным разноцветьем огонек. И таких огоньков одновременно образуется сотни, если не тысячи. Очень интересно и весьма эффектно.

— Чудеса, — глядя на эту красоту, выдал я.

— Зулай не смогла активировать свойство паучьей нити, — голос ювелира вывел меня из ступора, — это была, пожалуй, главная причина её отказа от этих вещиц.

Странно, адепт магии жизни не смпособна активировать довольно простенькие артефакты. Даже мне, человеку далекому от данной темы, было бы несложно заставить их светиться.

Поддавшись внезапному наитию, я материализовал в воздухе пару магем и синергических форм, затем напитал полученную магическую формулу энергией и направил в тело самой большой жемчужины ожерелья. Ювелир и его дочь при этом удивленно вылупили глаза. Впрочем, задать вопрос никто из них не успел. Я сам ответил:

— Симона, это слабенькое заклинание будет благотворно воздействовать на ваше здоровье, также не допустит проникновения в ваш организм вредоносных микроорганизмов. Если не верите, проконсультируйтесь с любым магом — врачевателем.

По недоверчивому взгляду отца я понял, что тот непременно последует моему совету и после моего ухода тут же рванет к ближайшему специалисту. Его дочь мои слова приняла за чистую правду без каких — либо доказательств.

— Огромное спасибо, господин артефактор! — поклонилась девушка, после чего вопросительно посмотрела на отца и, получив какой — то знак, сказала: — Мы будем рады пригласить вас на обед к двум часам пополудни.

— Премного благодарен, очаровательная хозяюшка, но в мои планы не входит задерживаться в Пальме. Прошу меня понять и простить. Может быть, как — нибудь в следующий раз.

Действительно, настроение было пакостное и сидеть за столом в счастливом семействе, изображая радость и обсуждая всякие неинтересные темы, как — то не очень хочется. А хочется мне сейчас дать кому — нибудь в морду, на крайний случай побыть одному. Кажется, девушка верно определила состояние моей души и не настаивала с приглашением.

Гольбио Вэрнон поддержал дочь:

— В таком случае, Влад, заходите к нам в любое удобное для вас время. В этом доме вам всегда будут рады.

Наша встреча с Зулай Бжех все — таки случилась тем же вечером. Я сидел за столом в своей уютной комнате под крышей и наносил на нотный лист нотную партию для инструмента, напоминающего звучанием виолончель, гениальной композиции Эдварда Грига «В пещере горного короля». Я настолько углубился в работу, что не сразу отреагировал на появление бывшей подруги в моих апартаментах. Разумеется, я полностью контролировал окружающую обстановку и отлично понимал, кто именно удостоил меня своим визитом.

Было бы вполне естественно с моей стороны накинуться на неё с упреками, даже отшлепать как следует по заднице. Но к тому времени вся злость во мне перегорела, осталась пустота и абсолютное равнодушие к этой женщине.

— Милый, ты на меня обижаешься? — Более глупого вопроса в данной ситуации задать было бы практически невозможно. Не дождавшись ответа, Зулай продолжила: — Прости, Лёд, я не хотела, но так получилось. Видишь ли, господин Дуорми, у которого я работаю, влюбился с меня без памяти и сделал предложение руки и сердца.

— Поэтому ты решила меня отставить, заодно плюнуть в душу. Ты, наверное, опасалась, что узнай я о твоих шашнях с этим, как его…

— Дуорми. Скажу тебе, положа руку на сердце, у меня с ним еще ничего не было.

— Плевать! Дуорми, Пупкин или Шлезвиг — Гольштейнский. Ты мне не жена и ничем не обязана. Твои опасения были напрасными, уверяю, что не отказал бы тебе в подарке даже в том случае, если бы ты добровольно переспала со всеми вонючими бродягами Пальмы и её окрестностей. Однако после того, что ты сотворила, не желаю иметь с тобой никаких дел.

— Ну котик, — обиженно надула губки Зулай.

— «Котик», «пупсик» и все прочие ласковые эпитеты отныне говори своему Дуорми.

— Ну, милый, я не хотела бы навсегда расстаться с тобой. Если хочешь, наши встречи можно было бы продолжить после моей свадьбы.

Слушал её и буквально офигевал от столь откровенных цинизма и наглости. Девушка готова выйти замуж за человека, которого, как сама утверждает, любит, при этом не против продолжить отношения с тем, кого недавно буквально втоптала в грязь.

— Ты вообще осознаешь, что ты сейчас сказала?

— Я люблю тебя, Лёд. Ну хочешь сделаю тебе минет, я без ума от вкуса твоей спермы. Можем заняться анальным сексом. Вагинально не получится, я только что сделала гименопластику — мой будущий супруг должен быть уверен в невинности супруги. Можешь, между грудей меня попользовать.

Я смотрел на эту красивую куклу с мозгами курицы и, как бы это странно не выглядело, с каждым мгновением мне становилось все веселее и веселее. Ну как я со своим богатым опытом не рассмотрел за яркой упаковкой мелкую, корыстную сущность? Сам себе удивляюсь. В какой — то момент я не смог сдержать рвущийся наружу смех. Ржал долго и всё никак не мог остановиться. Все — таки неплохой из меня получился учитель. Девушка, еще недавно гордившаяся тем, что сохранила девственность в свои двадцать лет, предлагает трахнуть себя в задницу, отсосать с проглотом или поводить членом между пышных сисек. А может быть, мне она также подсунула свою восстановленную женскую плеву? Пожалуй, нет, еще недавно взять в руки мужской половой орган для нее была сущая мука, а провести по нему языком или запихнуть в рот она не могла и помыслить. Впрочем, было ли все честно в наших отношениях или это лишь гениально сыгранная роль, для меня теперь неважно.

— Нет, дорогая, ничего у нас с тобой не выйдет. Трахайся со своим Дуорми, меня же обходи по кругу большого радиуса. Твоя беда в том, что ты даже не способна понять, насколько глубоко ты меня ранила в душу. Я могу многое простить женщине, которая мне нравится, не могу простить душевной грязи.

— Я грязная, да?! — Зулай гневно сверкнула глазами.

— Снаружи ты гладкая и чистая, внутри ты смердишь от гноя и нечистот. И хорошо, что произошло все это сейчас, когда наши отношения не пересекли определенную грань. Потом я бы страдал. А сейчас смеюсь и радуюсь.

— Хорошо, прощай, мой бывший любовник!

Девушка разрыдалась и выскочила из комнаты, оставив дверь распахнутой.

Пришлось подняться со стула, прикрыть дверь и закрыть её на щеколду, чтобы не лезли всякие.

Вернувшись на место призадумался. То, что девушка плакала при уходе, а не выкрикивала в гневе необоснованные упреки — факт обнадеживающий. Слезы вымывают из души скопившуюся там черноту. Может быть, Зулай не безнадежна, и всё в её семейной жизни сложится гладко и безоблачно. Существует мнение, что из самых отъявленных блядей получаются прекрасные жены. Дай то бог, дай то бог.

Глава 4. Дела криминальные

Между тем моя жизнь в высшей школе продолжается. За учебой, тренировками и репетициями сводного оркестра время летит незаметно.

Для кого — то скучные лекции, как повторение пройденного ранее материала, а мне всё интересно. Каждый раз из наставлений преподавателей, прочтении той или иной книги и во время общения с людьми картина моего восприятия окружающего мира дополняется очередным кусочком мозаики.

Время от времени моя нейросеть, как хранительница знаний расы дерциан выдает помаленьку что — нибудь полезное. Не торопится заваливать своего носителя древней мудростью, информацию выдает порционно по какому — то неизвестному мне алгоритму. Надеюсь, это для того, чтобы я раньше времени не приобщился ко всей мудрости Вселенной, не превратился в энергетический сгусток и не слился в экстазе с мировым информационным полем. Чур меня! Чур! Мне в собственной телесной оболочке неплохо.

Подготовка спортивной команды моей группы шла ударными темпами. В какой — то момент ребята показали результаты превосходящие лучшие достижения местных профессионалов. Вот тогда мне пришлось здорово призадуматься. Ну представьте, что случится, если кучка каких — то первокурсников возьмет первые, вероятно и вторые места во всех видах спортивных соревнований и выдаст такие показатели, что всех хоть сейчас в сборную Великого Герцогства и вперед на Касаратахию[1]? Вот — вот, данный факт непременно привлечет к себе внимание к моей персоне. Хотел было предпринять некоторые действия по снижению показателей, но, подумав, решил не дергаться. Пусть всё идет, как идет. А коль какая падла начнет пихать нос в мои дела и задавать всякие неприятные вопросы, пошлю по известному адресу. Здесь у нас не средневековые порядки, презумпция невиновности работает как часы, и не дело обвиняемого оправдываться, а задача обвинения отыскать доказательства вины человека. Пусть всякие зрящие роют в любую сторону в поисках неопровержимых доказательств, совершенных мною незаконных магических действий. Хренушки чего найдут, а без фактов и предъявить нечего.

Также много времени у меня отнимает работа с музыкальным коллективом Болота Серого. За написанием партий и дирижерских партитур провожу практически все свободное время. В результате в течение двух недель мы (с некоторых пор считаю себя равноправным членом оркестра) разобрали и взяли в свой репертуар около двух десятков произведений земных композиторов. Перечислю лишь некоторые из них: весь любимый мной «Пер Гюнт» Эдварда Грига, «Прощание славянки», «Егерский марш», «На сопках Манчжурии», «Прощание с родиной» иначе «Полонез Огинского», пара старинных неаполитанских песен (особенно ребятам понравилась тема «Вернись в Сорренто») и еще многое — многое другое.

В нашем оркестре, в принципе, было приличное разнообразие музыкальных инструментов, и вполне профессиональный состав исполнителей. Однако, духовые, струнные, смычковые, ударные — все это здорово, но нет какой — то изюминки. Я долго думал, чего именно недостает и наконец понял — звуков, присущих естественной среде: криков птиц, шума ветра в ветвях деревьев, грохота прибоя о скалистый берег, а еще звуков, вообще не существующих в природе. Иначе говоря, нашему ансамблю не хватает обычного музыкального синтезатора.

Пообщавшись с музыкантами, сделал для себя вывод, что местное музыкальное сообщество еще не доросло до такого понятия как «синтезированный звук». Рассказал ребятам, что было бы неплохо вплести в ту или иную музыкальную тему что — нибудь особенное, например, в «Утро» того же Грига вписать пение птиц и шум прибоя, или финал одного из маршей украсить орудийным грохотом. Короче, широчайшие перспективы для воплощения любых самых креативных фантазий. Ребята мою информацию вкурили, заценили и весьма бурно обсудили. Как результат, от меня, как будущего артефактора потребовали разработать хотя бы принципиальную схему нового музыкального инструмента. После бурных дебатов было принято конкретное решение создать полноценный музыкальный синтезатор на основе широко распространённого на Эде клавишного инструмента, напоминающего земное пианино, только легче и менее габаритнее. Не стану углубляться в суть нашей задумки и описывать подробно маго — технологическую схему нового для этого мира музыкального явления. Отмечу лишь то, что музыкант, исполняющий партию на синтезаторе будет ментально связан с инструментом и всеми многочисленными магическими штучками, которые планировалось запихнуть в деревянный корпус. Дабы не привлечь ненужного внимания зрящих, делать всю работу самостоятельно не собирался — все — таки вокруг меня одаренный в магическом плане народ, способный по готовой схеме собрать всё, что угодно. Приобретение необходимых деталей, как инициатору затеи, решили доверить мне. Прикинули примерный объем будущих расходов, изъяли из оркестровой кассы необходимую денежную сумму и вручили мне без всяких расписок и прочей бюрократической волокиты.

На следующий выходной собираюсь сгонять в Пальму. Там куплю всё необходимое для создания музыкального синтезатора. Опишу подробную комплексную схему механическую и магическую, также внедрю в кристалл прихваченную с Земли и дополненную на Эде хранящуюся в моей памяти библиотеку звуков и отойду в сторону. Дале дело чисто за техникой и магией, с этим справятся сами музыканты. Что же касаемо меня, ну придумал что — то новенькое, с кем не бывает, сам — то в создании синтезатора не участвовал, ибо «как маг еще очень и очень слаб» — а ведь неплохая отмазка для любых дознавателей.

Стоит упомянуть, что через пару недель после моего разрыва с Зулай Бжех произошел довольно интересный момент, касательно моей бывшей подруги.

Во время обеденного перерыва я сидел, как обычно, в гордом одиночестве за столиком студенческой столовой и с аппетитом поглощал грибной суп. Сидел один вовсе не из — за того, что по натуре бука, причиной тому мой возраст и абсолютное равнодушие к пубертатным проблемам товарищей по магической школе. Также меня мало интересуют перипетии и нюансы их взаимоотношений друг с другом вне учебного процесса и тренировок. Ни в какие коалиции и группировки вступать не собираюсь, дальнейшими планами, касательно своей жизни, ни с кем не делюсь. Короче, малоинтересный тип для юношества. А кому нужен молчун, который себе на уме, не желающий обсуждать последнюю художественную визуализацию от местного «Голливуда» (скорее «Болливуда»), приезд в Пальму какого — нибудь «погорелого театра» или труппы цирковых артистов? Вот то — то и оно.

И вот тут, крайне неожиданно за мой столик напротив бухнулась довольно симпатичная дамочка, кажется, из первой группы. Точно из первой, мне даже имя её известно — случайно где — то подслушал и запомнил — Гелания Парисон — Верех, из высокородных и не простых, а из весьма знатного в империи Бангара семейства, княгиня или графиня, ну что — то типа того. Интересно, почему эта девица выбрала для своего обучения столь захолустное местечко? Могла бы блистать в Махекара. Судя по насыщенной ауре, место для этой знатной особы в тамошней Академии было бы обеспечено. Впрочем, охочих до её соблазнительного тела, а еще до огромного приданого и тут вполне хватает — целый рой отпрысков из знатных семейств постоянно вьется вокруг Гелании. Интересно, с чего бы этой девице потребовалось снизойти со своего Олимпа до общения с каким — то простолюдином?

Гадать долго не пришлось, незваная девица тут же взяла быка за рога и буквально огорошила меня абсолютно неприличными вопросами личного свойства:

— Лед, что у вас произошло с Зулай Бжех? Почему вы расстались? Откуда у неё появилась крупная сумма денег?

Удивительная наглость, я за меньшее давал в морду парням. М — да, парням, но передо мной хрупкая девчушка с до неприличия раздутым дворянским гонором, такой кулаком по физиономии не задвинешь. Вот если бы её свита до меня докопалась, я бы безо всяких сомнений отсыпал бы каждому на орехи. Однако группа сопровождения сосредоточилась за соседним столиком и молча наблюдает за предметом своего обожания.

— Извини, кажется, Геланья Парсон — Врех, — я специально исказил её имя, в виде небольшой ответочки за нескромный характер заданных вопросов. А нечего приставать к незнакомым мужчинам со всякими глупостями. Вот если бы предложила вечерком прогуляться по парку, или совместно голышом искупаться под звездным небом, а потом прям в воде придаться необузданному сексу, тогда совсем другое дело, я бы, возможно, проявил чуткость и понимание.

— Гелания Парисон — Верех, — поджав недовольно губки, поправила меня девушка.

— Ой, извиняюсь, несравненная Гелания Парисон — Верех! Покорнейше прошу простить неотесанную деревенщину. Видите ли, политесам не обучен даже не знаю, как вас и в каком направлении культурно послать с этими вашими вопросами. Может быть, дадите пару уроков? — Запихнул очередную порцию вкусного супа в рот и принялся нарочито громко чавкать, демонстрируя явное небрежение к собеседнице.

Однако девушка оказалась не дурой и мгновенно раскусила мою игру.

— Вот только не надо изображать из себя провинциального простофилю, Лёд, тебе это совсем не идет. — После этой фразы она ненадолго задумалась, как будто что — то для себя решала. Наконец сменила демонстративно вальяжную позу на более скромную, положила локти на стол и, подперев голову кулачками, посмотрела на меня своими преогромными серыми глазищами. Красива, слов нет, как всякая девушка, чьи родители способны оплатить магическую коррекцию внешности своего ребенка. Фигурка безупречная, красота и гармония лица идеальны, зубки ровные белые, пышные русые волосы, заплетены в толстую тугую косу ниже пояса. Разумеется, избалована с детского возраста и не привыкла получать отказа от нижестоящих на социальной лестнице абсолютно ни в чем. А вот насколько она умна, мне предстоит сейчас выяснить.

— Хорошо, Гелания Парисон — Верех, — кивнул я, — давай не будем ломать комедию. Я перестану изображать неотесанную деревенщину. А ты — строптивую барыню, строящую свою дворню, к коей я не отношусь и не собираюсь относиться. Изложи суть своего дела ко мне, без наездов, командных ноток в голосе, четко и внятно.

— Принято, — кивнула девушка и, вновь откинувшись на спинку стула, с прищуром посмотрела на меня — прям охотник целится из ружья в дичь. — Признаю, выбранный мною тон был не совсем подходящим. Итак, дело в том, что обучение Зулай Бжех было оплачено моей семьей. Руководство клана делало на эту девушку далеко идущие планы, как на будущего весьма продвинутого лекаря…

— … но Зулай, хоть и маг жизни, но никак не лекарь, у неё одни круглые черви на уме, как потом выяснилось, и в голове, также.

— Ты прав, Лёд, — Гелания улыбнулась на мою незамысловатую шутку, — эта девица занялась не тем, на что подписывалась при заключении контракта с семейством Парисон — Верех. Однако мы не мешали заниматься Зулай её любимым делом. Пускай до поры до времени потешится, пройти переквалификацию на мага — целителя для неё не составило бы никаких трудностей по окончании школы, главное быть адептом маги жизни. Так вот, несколько дней назад мы узнаем, что вся сумма задолженности, включая немалый штраф за отказ от дальнейшего сотрудничества, внесена на официальный счет Семьи. Хотелось бы услышать твои комментарии по поводу происхождения столь впечатляющей денежной суммы у небогатой студентки.

На что я тут же постарался одернуть, начавшую вновь заводиться собеседницу:

— Гелания, мы же договорились обходиться без наездов друг на друга. К тому же, я более чем уверен, служба безопасности твоего папеньки успела все выяснить самостоятельно, и не очень понятно, для чего тебе мои комментарии по этому поводу. Давай твой вопрос сформулируем немного по — другому, точнее разложим на два вопроса: «Почему небогатый студент сделал партнерше по сексу столь шикарный подарок?» и второй: «По какой причине юная дама отказалась от моего дара и продала его мастеру, изготовившему ювелирный набор?». Согласна?

— Пожалуй, так оно будет вернее, — Гелания кивнула своей красивой головкой в знак согласия.

— Так вот, на первый вопрос ответ банально лежит на поверхности: «Девушка мне понравилась, и я решил сделать ей подарок». Потом она встретила своего «распрекрасного принца», и мы расстались без криков и шума. Что касаемо ювелирного гарнитура, я свои подарки назад не требую. Вдобавок, скажу: кое — что мне не понравилось во всей этой истории с жемчугами, но обсуждать данную тему с кем — либо из посторонних не собираюсь.

— Но Зулай наша… — начала было девушка, но я не позволил разразиться ей гневной обвинительной тирадой.

— Была Маша ваша, теперь Маша не ваша, к сожалению, и не наша. И еще, если не ошибаюсь, ни в одном государстве Широхо рабство не признано официально. Так что, получите свои денежки и оставьте девушку в покое. Тем более, она скоро выйдет замуж за уважаемого человека. Если бы не тот проданный ювелиру злосчастный набор, её долг и штраф выплатил бы законный супруг после вступления в брак.

— Ошибаешься, Лёд, согласно условиям подписанного договора, Зулай не имела права выйти замуж без согласия моего отца графа Парисон — Верех, так же как не могла принять финансовую помощь от любого постороннего человека. Однако, продав полученные в подарок драгоценности, стала обладательницей денежной суммы, достаточной для оплаты всех своих долгов, и законность получения этих денег не в силах оспорить ни один суд.

Блин, какая же умничка эта Зулай! Так виртуозно обвести вокруг пальцев своих якобы благодетелей, на самом деле будущих эксплуататоров, а с ними и меня заодно! Пожалуй, мне следует поменять свое мнение об этой девушке. Какая изящная комбинация! Шик! Блеск! Красота! Мне даже не обидно, что меня использовали втемную. Ну надо же, так ловко спровоцировать любовника на крайне нескромный подарок! Представить не могу, каких душевных мук стоило ей отказаться от столь шикарных вещиц. Интересно, поверил ювелир тому, что девушка практически дипломированный маг жизни не способна активировать чудесную паутину тарханского арахна? Скорее всего, нет, но желание сделать дочке роскошный подарок заставило старика закрыть глаза на подобную неувязку. И ко мне Зулай пришла, чтобы понять и оценить мою реакцию на её измену. При этом пыталась спровоцировать на скандал, своей готовностью к орально — анальному соитию. Скорее всего, ожидала огрести по наглой физиономии, чтобы поставить окончательную точку в наших отношениях. Для чего? А кто ж знает этих дурных баб? Вполне возможно, хотела назначить меня виноватым, мол, подонок, избил женщину, теперь терзайся душевными муками всю оставшуюся жизнь. Не исключено, что причиной тому еще что — то. Теперь вряд ли узнаю все тонкости её изощренного плана. И слава богу, что мне удалось тогда сдержать рвущийся на волю гнев. Все — таки имею кое — какое воспитание и считаю ненормальным бить женщину. Только сейчас могу оценить артистический талант моей бывшей любовницы. Да за такой спектакль, никаких украшений не жалко. Так и хочется воскликнуть: «Айда Зулай! Айда сукина дочь!», короче еще та сучка.

Хотелось разразиться смехом, но невероятным усилием воли мне удалось сохранить серьезное выражение на физиономии.

— Сочувствую твоей беде. Но я — то тут с какого бока припёка? Какие претензии у твоего семейства ко мне?

На что Гелания стыдливо уставилась в пол и без прежнего гонора сказала:

— Ты все не так понял. Мне поручено опросить тебя, как фигуру, косвенно причастную, к данному делу. И еще, моя Семья была бы тебе весьма благодарна, если бы ты подал официальное заявление в полицию Пальмы о том, что жемчужные ожерелье, браслет и серьги были незаконно присвоены Зулай Бжех. В таком случае сделка с ювелиром Гольбио Вэрноном считалась бы недействительной со всеми вытекающими последствиями.

От столь вопиющей наглости у меня едва глаза на лоб не вылезли. Предлагать такое мне! Да за кого они принимают Владимира Ледогорова?! Еле сдерживая обуявший меня гнев, ровным голосом поинтересовался:

— И чья же это идея, позволь спросить?

Девушка внимательно посмотрела прямо мне в глаза и, как мне показалось, все поняла.

— Вообще — то нанятые папой специалисты из одной крайне востребованной адвокатской конторы предложили провести наш разговор именно в таком ключе. Однако, лично я изначально считала данное решение глубоко ошибочным. Теперь смогла в этом убедиться. Приношу искренние извинения. Клянусь Отцом Создателем, со стороны моего клана претензий к тебе нет.

После этих слов, девушка поднялась со стула. В свою очередь я также вскочил со своего места и с уважением ей поклонился. Все — таки неплохо воспитывают здесь высокородных. Надо же так ловко вывернуться: только что я готов был разразиться грозными реляциями в её адрес, мол, на что ты меня тут подбиваешь. Достаточно пары слов и вместо разгневанного оппонента имеем мирного агнца, готового выдвинуть стул из — под попы прекрасной дамы, чтобы ей было удобно выйти из — за стола.

Вот только не подумайте, что я действительно бросился выдергивать этот стул — много чести. Но попрощался с Геланией достаточно благожелательно и вполне искренне пожелал ей удачи. Доедая обед, обдумывал недавний разговор, при этом время от времени качал головой, посмеиваясь в душе над собой — простофилей, а заодно над всем знатным семейством Парисон — Верех. Помимо собственной воли, с теплотой вспоминал Зулай Бжех. Все — таки рад, что она оказалась не той глупой куклой с мозгами бройлерного цыпленка, каковой пыталась выглядеть в тот памятный вечер. Однако, подобного финта простить ей не смогу. Пришла бы, честно описала ситуацию, вместе порешали бы проблему. Захотела все провернуть в одиночку — молодец и умница, но скатертью дорожка, как там герой одного древнего мультика блажил на все царство — государство: «Не жана она мне боле, не жана!».

Теперь, что касаемо Гелании Парисон — Верех. Девушка полностью уверена в том, что, данное ею обещание моей неприкосновенности будет выполнено её папенькой в полной мере. Тут у меня возникают глубокие сомнения.

Еще во время службы в Российских ВКС мне довелось пообщаться с одним офицериком сынком олигарха, возомнившим себя будущим Наполеоном. Гонору куча, при полном отсутствии мозгов в голове и уважения к людям. Окончил престижное военное училище, прослужил несколько лет на офицерской должности при штабе. Так и оставался бы и дальше служить там. Ан нет, потянуло юношу на геройские дела, и он по собственному желанию оказался в нашем разведбате на должности заместителя командира батальона. С первого же дня принялся строить народ, многих толковых парней буквально замордовал лишь только за то, что они объективно оценили его дар военачальника и не постеснялись высказаться на этот счет. Вот только он не учел, что обижать человека с ружьем крайне опасное занятие. Предупреждали его прозрачными намеками и рядовой состав, и начальство: «Не перегибай палку, может по лбу ответка прилететь». Так и не внял, продолжал гнобить личный состав. Подарок прилетел во время боя с бандформированием исламских фундаменталистов на планете Симбао. Прям в тактический шлем угодила разрывная пуля калибра 12, 7 мм, и это при том, что у противника так и не нашлось ни одного ствола такого калибра.

Для того, кто не понял, к чему я веду речь, поясняю: «Если человек считает себя выше других, он никогда не простит того, кто попытался хоть как — то поломать его задумки». Так вот вольно или невольно, я спутал планы достаточно влиятельного семейства, и как бы ни пыжилась передо мной Гелания, демонстрируя непоколебимость данного ею слова, её папенька, с большой долей вероятности, попытается подстроить мне какую — нибудь пакость. Разумеется, сделает так, чтобы тень не пала на их уважаемый аристократический род. Так или иначе, я нажил врага на ровном месте. С этого момента мне следует держать ушки на макушке. Ладно, плевать, решать проблемы стану по мере их поступления, а пока голову всякой ерундой не стану забивать.

В Пальму отправился, как и планировал в ближайший выходной. Сначала посетил магазинчик музыкальных инструментов, где приобрел пианино и оплатил доставку музыкального инструмента. Пообещали привезти ко второй половине завтрашнего дня.

Затем походил по магическим лавкам. Там приобрел необходимое количество заготовок для будущего синтезатора и кое — какой слесарный инструмент.

Заодно посетил пару оружейных магазинов, где приобрел патроны для своих револьверов и пули для штурмовой винтовки Удар—4М. Признаться, люблю пострелять и регулярно на выходные выбираюсь в горы. На живность специально не охочусь, но несколько раз приносил на кухню студенческой столовой всяких рогатых травоядных и животных, напоминающих внешним обликом земных кабанов. Сами лезли под выстрел, ну не упускать же такую возможность. А так обычно стрелял по мишеням, чтобы не потерять квалификацию и ради удовольствия. Пока состоял в отношениях с Зулай, брал её с собой. Стрелять толком не научил, но бояться огнестрельного оружия она перестала и при необходимости не промахнется из револьвера по человеку или крупному животному с десятка метров.

Загрузив покупки во внепространственное хранилище, отправился перекусить в небольшой ресторан со столиками на открытой веранде. Признаться, люблю хорошо покушать на свежем воздухе, когда обоняние не беспокоят запахи кухни, дамского парфюма вперемешку с человеческим потом и вонь табачного дыма.

В отличие от Земли, где табак не пользуется особым спросом, на Эде курят, как мужчины, так и женщины, причем практически повсеместно и постоянно. Отрицательное влияние никотина и смолистых веществ на организм человека местной системой здравоохранения во внимание не принимается. Вот и пользуются этим изготовители табачных изделий и торговцы. Частенько мой чувствительный нос отмечал запахи марихуаны и даже более забористой дури. Однако никто при этом не кричал: «Ловите наркомана!». Вот такая тут толерантность.

Мой обед подходил к концу. Я наслаждался изумительным фруктово — сливочным мороженым под чашечку крепкого душистого кофа, поставляемого в данное заведение (если верить словам официанта) едва ли не прямиком с одного из островов архипелага Мисирь. Врет, разумеется, цену набивает, но напиток действительно хорош. Сделал небольшой глоток, зажмурился от удовольствия. А когда открыл глаза, увидел движущуюся по улице груженую сеном повозку на лошадиной тяге и неказистого мужичка, управляющего пердячим транспортом посредством вожжей и кнута.

Интересно, сколько живу на Эде, запряженную лошадью телегу в черте города вижу впервые. Тут все больше автомобильный транспорт на паровой тяге. Вот в сельской местности тягловые животные используются повсеместно наряду с тракторами и автомобилями.

Проводил удаляющуюся в сторону порта телегу ленивым взглядом, и тут неожиданно проснулась моя чуйка. В телеге было что — то такое, от чего буквально смердело серьезной опасностью, но в данный момент не для меня, для кого — то еще. Короче, очередная непонятка. Присмотрелся. Вроде бы ничего особенного — телега как телега, лошадь как лошадь, возница, судя по красной роже и сизому носу, обычный любитель принять на грудь какой — нибудь булькающей дряни подешевле и поядренее.

Осмотрел телегу с помощью обычного магического зрения. Фон приемлемый, никаких аномалий. И все равно на душе тревожно как — то. Включил недавно приобретенную способность к интравидению. Тут меня ожидал сюрприз. На дне телеги под стогом сена располагались ящики длиной чуть больше двух метров и примерно полметра в высоту и ширину.

Ну ящики и ящики, что тут такого особенного? В общем — то да, но моя способность позволила ясно разглядеть внутри кофров фигуры людей, находящихся в состоянии глубокой отключки, но точно не мертвецы. К тому же, даже если бы это были покойники, не вижу никакой необходимости перевозить гробы под слоем сена. Вскоре после более тщательного исследования содержимого загадочной повозки мне удалось установить, что находящиеся в ящиках люди оказались сильными магами. При этом сами емкости были не просто деревянными ящиками. Их стенки покрыты специальным составом, экранирующим магию.

Вывод однозначный: кому — то где — то потребовались люди, обладающие сильным Даром, и этот неведомый кто — то заплатил хорошие деньги, для того, чтобы получить интересующий его товар. Да, да, я ничуть не сомневаюсь, что покоящиеся в деревянных ящиках люди в настоящий момент являются товаром. Вот же суки бессердечные!

Кто виноват в этом тухлом деле пусть разбираются представители органов правопорядка. А вот вопрос: «Что делать?» для меня в данный момент не стоял. Люди, по независимым от них обстоятельствам, оказались в беде. Мой долг, как всякого добропорядочного гражданина, предотвратить преступление любыми имеющимися в моем распоряжении средствами.

Бежать в полицию не собираюсь. Ну заявлюсь я в местное управление охраны правопорядка, ну скажу, что видел направляющуюся в сторону порта повозку с людьми в ящиках. Прям так мне и поверили. Хорошо, если не промурыжат в обезьяннике несколько часов «с целью выяснения личности». Пока суд да дело, людей погрузят на корабль, ищи их потом посреди океана. Да искать никто не станет. Не сомневаюсь, что древняя формула «Нет тела — нет дела» отлично работает и в этом мире.

Расплатился по — быстрому с официантом, не забыв отсыпать щедрые чаевые, и покинул заведение. Выйдя на улицу, сориентировался и бодрым шагом направился вслед удалявшейся телеге. Автомобиль, дабы избежать ненужного внимания похитителей, решил оставить на стоянке у ресторана. Лошадка топает неспешно, догоню и на своих двоих. К тому же, я ничуть не сомневаюсь, что груз негласно сопровождает никак не меньше пары вооруженных пеших боевиков, и отрываться от своей охраны возница не станет.

Ага, вот и они. Пять мордоворотов, как бы невзначай следуют порознь за телегой. Определенно не маги, но помимо короткоствольного огнестрельного оружия и боевых ножей, включая метательные, я отметил наличие у каждого защитного амулета и еще каких — то магических штучек, вне всякого сомнения, боевого назначения.

Нейтрализовать охрану и возницу для меня не составит особой сложности. Но где гарантия, что в телеге единственные пленные. Не исключено, что на борту судна есть еще такие же несчастные, и, если поднимется шум, капитан тут же отдаст швартовы и рванет на всех парах в открытый океан. Я, конечно постараюсь, но без шума вряд ли обойдется, уж больно много охранников присматривают за грузом.

Шел, стараясь держаться подальше от телеги и группы сопровождения. По дороге пытался придумать более или менее приличный план освобождения людей. Однако ничего путного в голову не приходило. Оружия в моем внепространственном мешке предостаточно, но применять огнестрел даже мысли не возникло. Нужно провернуть все по — тихому.

Тем временем телега въехала на территорию порта, охрана проследовала за ней уже не таясь.

Я также беспрепятственно миновал распахнутые настежь ворота и с независимым видом пошагал между пакгаузов, зданий административного назначения и площадок, заставленных контейнерами с непонятной маркировкой, штабелями бревен и еще какими — то грузами. Старался не выпускать из виду телегу, при этом не светиться перед боевиками.

Грузовой порт Пальмы широко раскинулся вдоль побережья удобной для стоянки кораблей бухты. Казалось бы, городишко так себе, населения немного, а грузопоток в обе стороны весьма и весьма приличный.

Однако, если чуть — чуть поразмышлять, ничего в этом удивительного нет. На местных плантациях выращивают огромное количество бананов, тарх, ягоды, фрукты и много других сельскохозяйственных культур. Здесь заготавливают сотни тонн добываемых в джунглях дикоросов, востребованных в алхимических производствах. Десятки и сотни тысяч кубометров ценных пород древесины вывозится ежегодно через эти морские ворота. Вѝна из здешнего винограда весьма востребованы повсеместно.

Сюда же привозят всякий ширпотреб, удобрения, машины и прочий инвентарь для многочисленных сельскохозяйственных предприятий. Так или иначе, для обеспечения бесперебойного движения товаров требуется развитая логистическая инфраструктура. Транспортировать грузы по суше нерентабельно, поскольку автомобильные перевозки дороги, а железную дорогу в эти места если и подведут, то очень нескоро. А для чего, собственно, тратить средства на строительство железной дороги, если имеется удобная защищенная от штормов гавань?

Впрочем, в данный момент почерпнутая из местных справочников информация не имела для меня особого значения, поскольку изучение технических тонкостей работы порта в мои планы не входит. Потерять из виду телегу я также не опасаюсь. Главное раньше времени не поднять тревогу и выяснить все подробности насчет судна, для которого предназначен живой груз.

Несмотря на официальный выходной день, жизнь в порту кипела. Часто мне на глаза попадались бригады грузчиков, туда — сюда сновали колесные и гусеничные транспортные средства порожняком и тяжело груженные. Какие — то клерки с портфелями в руках куда — то мчались, будто наскипидаренные. Портальные краны у причалов натужно ревели паровыми лебедками, скрипели трущимися о блоки тросами и подавали громкие предупреждающие об опасности сигналы в момент подъема груза и его опускания.

На меня никто не обращал внимания. Главное идти целенаправленно, а не стоять, разинув рот и с выпученными глазами пялиться на окружающую обстановку. Именно так я и поступил — шел походкой человека, уверенного в своем праве здесь находиться.

Вскоре телега выехала к причалам, где в ожидании своей очереди на погрузку или разгрузку стояло около десятка судов крупных и не очень. На рейде кораблей находилось значительно больше — не все капитаны готовы оплачивать швартовочное место у причала и ради экономии предпочитают обходиться якорной стоянкой. Однако, данное обстоятельство не мешает экипажам плодотворно отдыхать на берегу. Туда, где много женщин, вина и прочих удовольствий матросов и офицеров отвозят многочисленные шлюпки и паровые катера предприимчивых местных жителей, зарабатывающих на этом неплохие деньги.

Погонщик подогнал телегу прямо к сходням грузового парохода среднего тоннажа. На носу заковыристым шрифтом сияла отполированной латунью выпуклая надпись: «Нимфа». Обычная грузовая посудина, каких тут много. У трапа офицер в белой форме, начищенных до блеска черных ботинках, в белой фуражке с высоко задранной тульей и огромной кокардой на ней. Судя по изображению на флаге, государственная принадлежность борта островная империя Тарсирис. Впрочем, второе полотнище под официальным, вместе с гюйсом ясно указывали на то, что это собственность какой — то частной транспортной компании и к империи имеет крайне опосредованное отношение.

Сопровождавшие груз парни также подошли к сходням и что — то весело обсуждали с вахтенными матросами и офицерами. Возница тем временем распряг лошадку и отсоединил оглобли от телеги. Дале оперативно сработала палубная команда. Судовой кран выкинул балку и опустил гак. Телегу вместе со стогом сена тут же подцепили тросами и в мгновение ока отправили прямиком в трюм. Нужно отдать должное их сноровке, все проделали без шума, ругани и прочих атрибутов любых погрузочно — разгрузочных работ. А еще через полчаса пустая телега стояла на причале, и кучер сноровисто запрягал в нее свою лошадку.

Когда конный экипаж был готов к отъезду, на палубе появилось новое лицо — плотный усатый брюнет среднего возраста, в дорогом костюме по моде, стильных полусапожках и шляпе — котелок. Он подошел к вознице и, передав ему туго набитый кошель, сказал:

— На сегодня все, Дримон, в полночь уходим. В следующий раз, как обычно, оповестим, когда будет готова свежая партия товара. Канал связи тот же. Деньгами особо не тряси, язык держи за зубами, особенно по пьяни, иначе, сам знаешь, что бывает с болтунами.

— Ну что вы, ваша милость, старина Дримон — могила. Не первый день с вами работаю, порядок знаю.

На что мужчина хищно оскалился, так, что кучер побледнел.

— Ну всё, Дримон, поезжай с миром. Занимайся своими делами, понадобишься, позовем, в накладе не останешься.

— Покорнейше благодарю, господин барон. — Сказал на прощание возница и поспешил побыстрее убраться с пристани.

Все это время я скрывался за контейнером на приличном удалении от «Нимфы». Чтобы подслушать разговор Дримона с нанимателем мне пришлось активировать несложное заклинание, относящееся к стихийной магии. Его я подсмотрел в одном из библиотечных мануалов по магии воздуха. А еще, пока телега не скрылась с глаз, повесил на нее магическую метку. Теперь этот хмырь никуда не денется от справедливого возмездия.

Итак, интересующая меня посудина вместе с похищенными людьми отправится восвояси в полночь. Это вполне логично, поскольку ночью таможенные службы менее бдительны и таможенный досмотр, если и будет, то весьма поверхностный. А скорее всего, сунут на лапу ответственному начальнику немного денег, и тот просто отметит в журнале, что осмотр судна проведен в полном соответствии таможенным правилам.

Остается решить, что мне делать в свете полученной информации. Предупредить полицию хотя бы анонимным письмом и спокойно отойти в сторонку? Для этого сегодня не самый удачный день. Выходной и все достаточно компетентные полицейские чины находятся вне службы. В лучшем случае мое письмо вскроют в понедельник утром. «Нимфа» в это время будет уже за пределами местной юрисдикции, и о похищенных людях можно спокойно забыть. А вот у меня в душе спокойствия от чего — то не наблюдается. Переживаю, несмотря на то, что ни с кем из находящихся в данный момент в ящиках на борту парохода не знаком лично. Бежать в таможенную службу и требовать задержки судна до понедельника? А где гарантии, что таможенники не снюхались с контрабандистами? Меня примут, вежливо выслушают, попросят проводить на подозрительный борт, где попытаются вместе с его командой избавиться от опасного свидетеля. Возможен ли такой вариант? К бабке — гадалке не ходи, это будет наиболее вероятный исход моего контакта с местными законниками. А вот если обезвредить команду корабля, освободить узников и поднять шухер на всю Пальму, вот тогда от меня не отмахнутся.

Дождался наступления темного времени суток. Ну не совсем темного. С заходом Соли жизнь в порту не останавливалась ни на минуту, погрузочно — разгрузочные площадки и обслуживаемые суда ярко освещены плавающими в воздухе магическими светильниками. При этом стоящие у причалов корабли имели достаточно яркое освещение лишь у трапов, наверное, для того, чтобы возвращающиеся из города члены команд смогли попасть на свое судно, и не грохнуться за борт. Верхние палубы были освещены значительно скромнее — незачем выбрасывать деньги на ветер, коль никаких работ там не ведется. Скинул официальный костюм и облачился в специально приобретенный для тренировок эластичный костюм черного цвета. Опоясался широким кожаным поясом. На голову повязал черную бандану. Стильные штиблеты заменил на шнурованные ботинки с высокими берцами. На руки натянул кожаные перчатки с отрезанными пальцами. Лицо и прочие открытые участки тела мазнул замешанной на женском креме для лица сажей. Огнестрельное оружие доставать не стал, лишь, на всякий случай, ножны с тесаком повесил на пояс. После означенных мероприятий осмотрелся как мог и скептически хмыкнул — не специализированный тактический костюм диверсанта с кучей полезных прибамбасов, но хоть что — то.

С помощью способности видеть и идентифицировать объекты через преграды, я все это время контролировал ситуацию на борту «Нимфы». В данный момент там находится двадцать один человек, включая барона, который, скорее всего, является хозяином парохода, а заодно организатором грязного бизнеса по нелегальному вывозу и продаже одаренных. Получается, на борту весь штатный состав команды для судов подобного класса: капитан, старпом и еще трое штурманов, старший механик с тремя мотористами, маг стихийник, кок с помощником, остальные восемь тел — члены палубной команды во главе с боцманом. Похоже, матросы тут не совсем простые. По их поведению во время сопровождения груза и специфической моторике несложно догадаться, что все они когда — то прошли специальную боевую подготовку диверсионной направленности. Егеря или пластуны по принятой здесь классификации бойцов спецназа.

Пользуясь темнотой, прокрался к одному из швартовочных канатов. Поскольку вся команда была в сборе, сходни были втянуты на борт судна. На верхней палубе я зафиксировал всего лишь двух наблюдателей. Один сидел на корме, другой на баке. Тот что дежурил на корме откровенно кемарил на боевом посту. Второй дымил папироской, судя по доносившемуся до моего носа запаху, там был вовсе не табак, а нечто более забористое. Вахтенный штурман дрых в кресле на мостике. Бо̀льшая часть судовой команды отсыпалась перед предстоящей ночной вахтой. Кок резался в карты в кают — компании с командой механиков, его помощник на камбузе драил котлы и мыл посуду после ужина. Двое матросов наблюдали за игрой. Усатый брюнет о чем — то беседовал со шкипером в капитанской каюте под бутылочку спиртного. Старпом также находился в своей каюте и что — то записывал в толстенной тетради в твердом переплете. Никаких авральных работ перед выходом в рейс, сплошная раслабуха. Именно то, что в данный момент мне на руку.

Перебирая руками канат, преодолел десяток метров и никем не замеченный просочился через клюз на палубу. Ненадолго затаился в тени кормовой лебедки. Прислушался. Все спокойно. Вахтенный, так и продолжает спать. С него и решил начать. Слегка придушил, зажав парню рот и нос. Тот ушел в глубокий аут, так и не проснувшись. Оттащил тело к лебедке. Откромсал ножом приличный кусок брезента, которым был накрыт механизм и запихнул в рот нерадивому бойцу воняющую машинным маслом ткань. Затем из внепространственного кармана извлек бобину прочной веревки, с помощью которой надежно спеленал матроса. Привязал его к лебедке и прикрыл брезентом.

Дальше пошло веселее. Прокравшись на бак, также обезвредил второго вахтенного матроса. Бессознательное тело спрятал за якорной лебедкой и также заботливо прикрыл брезентухой. Рулевая рубка на гражданских судах не запирается, поэтому подобраться к спящему штурману для меня не составило особого труда. Кляп из его же собственной фуражки в рот, крепко связать и привязать к металлической загогулине, торчащей из стены много времени не заняло.

Самым наглым образом ввалился в капитанские апартаменты и точно просчитанными ударами кулака отправил шкипера и его гостя в глубокий нокаут. Дале все по накатанной: кляп из подручных материалов в рот, связать конечности и надежно принайтовать обоих к ножкам привинченного к палубе стола.

Таким же манером нейтрализовал старшего помощника капитана.

Затем отправился к судовому магу, отдыхавшему в собственной каюте на верхней палубе. Судя по специфическому запаху, стоящему в помещении, чародей крепко набрался спиртным и на появление отреагировал лишь громким пуком и чмоканьем губами. С этим пришлось повозиться чуть дольше. Помимо надежного кляпа и крепких веревок, пришлось перебинтовать его аки египетскую мумию, особенно конечности, дабы не учудил какое вербально — распальцовочное чародейство.

Дале мне предстояло идти на нижние палубы. Первым делом обошел кубрики со спящими матросами. Вырубал, вязал, лишал подвижности — все по отработанной схеме. В кают — компанию проник через камбуз. Усталый от дневной беготни юнга, так и лег рядом с котлом, который не успел полностью очистить. Я его привязал к ножке разделочного стола, не забыв убрать подальше все колюще — режущие предметы.

В кают — компанию ворвался будто вихрь. Игроки карты из рук не успели выпустить, а болельщики рта открыть так все дружно и полегли от моих могучих ударов по дурным головам. А что? Были б умными, держались подальше от криминального бизнеса.

Почти закончил, остался лишь стармех, чем — то занимавшийся в машинном отделении. На мое появление от успел отреагировать, схватив огромный ключ. М — да, таким по темечку получишь и гарантированно труп. Однако я не позволил бить себя по голове или какой иной части тела. Ловко поднырнул под размашистый удар моремана и провел мощный апперкот в челюсть. Теперь, определенно, всё. Кроме дюжины крыс других бодрствующих организмов мои синапсы на борту судна не отмечают.

Крут я. Думал все пройдет значительно сложнее. Ан, не помогла специальная подготовка местной матросне. Куда им супротив старшего прапорщика Российских ВКС, к тому же мага.

Итак, экипаж надежно повязан. Судно захвачено. Пора посмотреть, как там обстановка в трюме.

Мне уже известно, что там двенадцать ящиков с находящимися в бессознательном состоянии одаренными. Пожалуй, стоит часть гробов поднять на палубу, чтобы у прискакавшей на мой зов кавалерии не было оснований выставить меня пиратом — мало ли какие договоренности существуют между господином бароном и коррумпированными представителями портовой администрации. А тут вот вам тела преступников, вместе с упакованными в ящики их жертвами.

Через четверть часа на палубе лежало четыре бесспорных доказательства вины команды парохода «Нимфа». Как привлечь максимальное внимание к судну я уже продумал. Для этого, расчехлил судовое орудие. Автомат, способный стрелять как по наземным и надводным целям, так и по воздушным. Изъятым из кармана капитана ключом отпер палубный ящик для хранения боеприпасов. Достал оттуда обойму с пятью снарядами калибра тридцать пять миллиметров. В боевую часть каждого внедрил специальное заклинание. Зарядил пушку, задрал ствол вверх и выстрелил полной очередью в небо. Подчиняясь наложенному заклинанию, выпущенные снаряды на высоте пятисот метров расцвели яркими огненными фейерверками. Красотища, глаз не оторвать! Но я не был склонен к пустопорожнему любованию делами рук своих. Поднялся на штурманский мостик и надавил тревожную кнопку судовой сирены. Вот теперь все нормально. Осталось дождаться представителей власти и проследить, чтобы все было оформлено по закону.


[1] Касаратахия— местный аналог Олимпийских игр, проводится раз в пять лет в столице одного из государств Эды.

Глава 5. Награда для героя

— Ну ты дал жару! Вся Пальма на ушах стоит. СБшники герцога из Неморры понаехали и во всю лютуют, половину местных чиновников за решетку отправили. И все, благодаря твоим выкрутасам.

Сегодня после занятий Накис Турбур лично пожаловал в мои апартаменты под крышей «для прояснения обстоятельств». Разумеется, без спиртного не обошлось — мой приятель в своем репертуаре.

— Уверяю, Накис, ни во что не собирался ввязываться. Само по себе как-то получилось. Хотел в выходной день немного оттянуться, заодно кое-какие дела порешать, а тут эта телега…

Кратко без подробностей изложил суть своих воскресных похождений. На что завхоз недовольно скривился.

— Все это, Лёд, я и так знаю из сегодняшних газет. Поподробнее нельзя?

— Да рассказывать вроде бы особо не о чем, — пожал плечами я, — повязал экипаж судна вместе с каким-то барончиком. Главную опасность представлял маг, но он был пьян в дымину. Половина команды дрыхла по каютам и кубрикам. Взял всех быстро по-тихому. никто даже амулеты не успел активировать. Потом стрельнул в воздух из пушки и подал звуковой сигнал. И знаешь, Накис, что было самым удивительным?..

Театральная пауза мне удалась, приятель недовольно поерзал на стуле, но все-таки сдался:

— И что же? Говори, не томи!

— Самым удивительным было то, что первыми на шум примчались вовсе не представители службы безопасности порта или сотрудники полицейского управления, а какой-то хлыщ из местной газетенки. Каверзон Новостяцкий, его псевдоним, говнецо повсюду выискивает и фельетоны строчит назло правящей верхушке. Когда появились официальные лица, я уже во всю делился информацией с акулой пера.

— Да, эти прохиндеи раньше всех успеют нос сунуть во все дыры, — усмехнулся Накис, — а Новостяцкого почитываю, вредный писака, забористо критикует. Как это ему его длинный нос еще не прищемили?

— Шнобель у Каверзона, в натуре, слегка длинноват, но в этот раз он мне здорово помог. Во-первых, подтянул на место события остальную свою братию из местных журналюг. Во-вторых, тут же связался с кем-то из газетчиков Неморры и за денежку немалую впарил им горячую новость. А те, в свою очередь оповестили службу безопасности герцога. Без этого меня могли бы попытаться упечь в узилище «до выяснения обстоятельств». Ты бы видел, как орал на меня какой-то толстомордый хрен, мол, не своими делами занимаюсь, нужно было полицию оповестить. Ага, оповестишь их, потом сам не рад будешь. Если хочешь сделать все хорошо — сделай сам.

— Это ты верно рассудил, — кивнул завхоз, — и шум на всю Пальму поднял правильно. Я тут пообщался с одним знакомым человечком из охраны той шишки из СБ, что утром по твою душу приезжал. Пока следователь беседы с тобой беседовал, мы с приятелем немного побеседовали за бутылочкой винца, и он мне кое-что поведал по секрету. Как оказалось, этот самый барон Хирак, которого ты повязал вместе с остальной командой «Нимфы», очень непростой перец и далеко не обычный контрабандист. От него нити ведут в высшие эшелоны власти империи Тарсирис. Тот рейс был не первым. Как оказалось, нелегальный вывоз одаренных осуществляется уже на протяжении нескольких лет. Сам понимаешь, без поддержки местных чиновников организовать что-то подобное было бы немыслимо. Короче, темны дела во облацех. Тебе действительно повезло, что журналист первым подоспел, да и народу сбежалось многовато. Поэтому арестовать героя на глазах публики не посмели. Кое-кто из местного руководства, чье рыльце в пушку, занервничал и попытался сразу же покинуть Широхо под шумок, но не вышло. Парни из СБ Великого Герцога не даром свой хлеб едят с икрой и маслом. Блокировали выход из порта с помощью военных кораблей и баллонов, а также привлекли бойцов местного гарнизона и перекрыли все въезды-выезды из города. Короче, оперативно сработали.

— А для чего имперцам понадобились одаренные? Проще было бы обратиться в Гильдию Магов и там нанять необходимое количество дипломированных чародеев.

— В том-то и дело, Лёд, что все, кого извлекли из ящиков, оказались хоть и одаренными, но ни один из них не прошел полного обучения в высшей школе. Мой товарищ намекнул, что магов планировали использовать для каких-то запрещенных обрядов. Тут, говорят, зрящих понаехало пруд пруди, хотят заграбастать Хирака с членами команды парохода и всех освобожденных магиков. Однако герцогская служба безопасности им пока никого не передала, похоже, и не собирается. Жди, скоро по твою душу заявятся.

Как в воду смотрел Накис. Не успели мы уговорить на пару пузырь «Горлодера», ко мне примчался запыхавшийся посыльный и прям с порога зачастил:

— Студент Лёд, бегом к ректору! С тобой хотят пообщаться какие-то серьезные люди. — Ага, прям бегу и спотыкаюсь.

Турбур тут же слинял по-быстрому. Я же на какое-то время задержался для приведения себя в порядок.

— Заходите, Влад, — ректор школы приветливо улыбнулся при моем появлении, — тут с вами хотят поговорить.

В кабинете помимо Амбиса Триори, находилось еще три человека в робах магов с характерными эмблемами в виде стилистического изображения всевидящего ока в треугольнике на рукавах и в области сердца. Интересно, земные масоны имеют какое-либо отношение к созданию Ордена Зрящих или это случайное совпадение? Самый пожилой с явным недовольством прокаркал, будто ворон:

— А вы особо не торопились, Влад Лёд.

— Прошу прощения, уважаемые, примчался сразу, как только узнал о вызове. — Слегка приврал, разумеется, минут пять у меня ушло на то, чтобы умыться, переодеться и избавиться от алкогольного выхлопа изо рта.

— Присаживайтесь, студент, — хрипатый указал рукой на свободный стул напротив. Дождавшись, когда я выполню его требование, скомандовал: — Рассказывайте!

В этот момент я почувствовал легкое давление на мозг.

— Внимание, ментальная атака! — раздался в голове голос нейросети. — Попытка захвата контроля сознания оператора успешно отражена. Каковы будут указания насчет моих дальнейших действий?

Мысленно отдал распоряжение Дерце:

— Сделай так, чтобы зрящий был уверен в том, что я нахожусь под полным его контролем.

— Принято к исполнению.

Выражение естественного волнения от встречи с представителями Ордена Зрящих на моем лице исчезло, сменившись полным спокойствием, напряженное до этого тело расслабилось. Судя по реакции пожилого мага, именно этого он и добивался.

Я в краткой форме изложил все, что касалось моей последней поездки в город Пальма. Затем в течение нескольких часов отвечал на разные вопросы. Большинство из них имело отношение к моей предыдущей жизни. Мне скрывать нечего, откровенно поведал о «нелегкой судьбе мальчишки, вынужденного с малых лет вкалывать на лесозаготовках». О своей «службе в армии» глубоко не вдавался, по причине «клятвы о неразглашении». Подобное тут практикуется довольно часто. Зрящие к данному обстоятельству отнеслись с пониманием, получить серьезные неприятности в виде проклятия за принуждение к клятвопреступлению никто не пожелал. То, что я могу кого-то водить за нос под ментальным воздействием, ни у кого из присутствующих и мысли не возникло. Сказал, что состоял пять лет на контрактной службе у одного независимого горного клана на востоке Широхо, где прошел серьезную боевую подготовку. Зато о своих походах по Великой Пустыне наплел изрядно такого, что у присутствующих в комнате людей глаза разгорелись от возбуждения. Врал, разумеется, безбожно, но в меру на основе почерпнутой из книг информации. Ну не рассказывать же им, что сошел с небес и пересек практически весь Эйфер, не имея изначально на себе клочка одежды.

Мои ответы, кажется, полностью удовлетворили зрящих. Однако старший группы дознавателей напоследок буквально поставил меня в тупик очередным вопросом:

— Влад, в каких отношениях вы состоите с семейством Димитраэль?

— Димитраэль? — я пожал плечами как можно равнодушнее, чтобы не выдать охватившего меня душевного волнения, — впервые слышу.

— Хм, странно, — вмешался в разговор самый юный из троицы дознавателей Ордена Зрящих, — чем же вы, в таком случае, объясните интерес Службы Безопасности графа к вашей скромной персоне?

— Не замечал, — искренне соврал я, на самом деле неоднократно ловил на себе взгляды каких-то мутных личностей, но это было давно, еще в Махекара. — Может вы что-то перепутали? С чего бы высокородному дворянину проявлять интерес к простому парню?

На что главный зрящий прокаркал:

— Вот и мы головы ломаем, отчего это одному из богатейших людей империи Бангара потребовалось выяснять подробности жизни парня из провинции. — Он же, наконец, подвел итог нашей встрече: — Спасибо за откровенный разговор. Можете быть свободны.

Покидая кабинет ректора, я максимально повысил чувствительность своего слухового аппарата и ненадолго задержался в приемной, попросив у секретарши воды. Девица с пониманием отнеслась к моей просьбе и тут же наполнила граненый стакан из графина на столе. Пока пил, слушал, что говорят за толстенными дверями уважаемые люди.

Сначала раздался голос ректора:

— Интересный юноша, преподаватели хвалят, дисциплину умудряется поддерживать в своей группе на высочайшем уровне, команду готовит к будущим соревнованиям, в музыкальном коллективе принимает активное участие, в отношениях с женским полом сдержан и аккуратен, не гоняется за каждой юбкой, скорее избегает притязаний наиболее активных и навязчивых дам. — Ну ни хрена ж себе, осведомленность у нашего ректора на высшем уровне! А чего удивляться, судя по количеству жалоб от однокашников на своего старосту, стуки-перестуки здесь широко распространенная практика.

— По вашим словам, прям идеал, — просипел старший дознаватель, имя которого, как, впрочем, и остальных зрящих, мне так и не удосужились сообщить. — И действительно, на первый взгляд, самый обыкновенный студент. Нагловат, конечно, но, как бывший военный, меру знает. Меня смущает, с какой легкостью он нейтрализовал людей Хирака. Там были отнюдь не хлипкие юноши, а головорезы, прошедшие огни и воды. А ведь, судя по остаточному следу, магией юноша практически не пользовался, ну если только чуть-чуть в меру своих скромных сил. Бил сильно, но аккуратно, чтобы никого не прикончить ненароком, вязал профессионально, без нарушения кровотока в конечностях. Хотелось бы знать, кто, где и для каких целей готовит таких бойцов?

Тут голос подал средний по возрасту дознаватель:

— Ваша милость, а может…

Закончить фразу он не успел. Кажется, получил от босса знак замолчать.

Разговор продолжил старший:

— Понял тебя, Таймир, попробуем проверить эту версию. Уважаемый Амбис Триори, Влада под негласный надзор ордена брать пока не станем. Интуиция подсказывает, что это вполне порядочный юноша со своими принципами, ну и скелетами в шкафу, а также тараканами в голове. Это же надо, в одиночку захватить судно, при этом никого не отправить за Грань сущего! Чудеса, да и только! Однако ждем от вас, господин ректор, как от полноправного члена нашего братства зрящих, регулярных отчетов, касательно данного студента, исключительно на основе косвенных данных. Еще раз напоминаю: никакой слежки.

Дальше слушать не рискнул. Допил воду и, поблагодарив красотку, поспешил удалиться из приемной.

Интересные получаются дела. Оказывается, наш ректор один из зрящих. Никогда бы не подумал. До встречи с представителями зрящих, считал орден эдаким аналогом католической инквизиции — чуть что не так, сразу на дыбу или сразу на костер. Ошибся и несказанно рад этому факту. Встреча прошла на мирной ноте. Меня никто не запугивал, не угрожал пытками. Применили среднюю степень ментального воздействия и даже не поняли, что этот номер у них не прошел. Судя по реакции, следователи безоговорочно поверили в правдивость моих показаний. А то, что умолчал о чем-то — таки не соврал же.

По пути забежал к Накису, рассказал, что встречался с представителями Ордена Зрящих. Вполне предсказуемая реакция с моей стороны. Меня же никто не предупреждал о том, что нужно держать язык за зубами, поэтому предупредить товарища о том, что у меня все нормально, вполне естественный человеческий поступок. Теперь, даже если Накис, также является зрящим (чему я ничуть не удивлюсь, после недавнего откровения насчет ректора) и доложит своим кураторам, мой визит к нему будет расценен вполне адекватно.

Вернувшись в студенческую обитель, поймал себя на том, что начинаю тонуть в конспирологических хлябях. Постарался избавиться от посторонних мыслей и приступил к описанию общей маго-технологической схемы будущего музыкального синтезатора.

А часам к пяти меня оповестили с КПП, что доставлен оплаченный груз из музыкального магазина. Пришлось срочно мчаться к воротам. Расписался в квитанции о приемке товара, затем с помощью специально предусмотренных для транспортировки лямок взвалил ящик с фортепиано на спину и вернулся к себе. Распаковал инструмент, выставил за дверь доски и бумагу.

Сразу же, как закончил, уселся за пианино на специальный круглый стул с регулируемой высотой, что шел в комплекте с инструментом. Стандартная клавиатура семь октав и четыре дополнительные клавиши: три в низах и одна в верхнем звуковом регистре. На каждую октаву семь белых клавиш, пять черных. Две педали: форте и пиано.

Прогнал для разминки пальцев гаммы, как когда-то это делал ни Земле. При этом поработал педалями, чтобы убедиться в их функциональности. Инструмент настроен и готов к работе. Для поднятия настроения сыграл Собачий вальс. Затем перешел к Вольфгангу Амадею и его «Турецкому маршу», исполнил с душой и чувством. По настроению спел на английском «Let my people go» Луи Армстронга.

Краем глаза заметил, как в комнату входят студенты, проживавшие этажами ниже. Ладно, пусть слушают забытые мелодии предков. Из моей группы никого не было, поскольку все проживают в соседнем здании, данный факт, по непонятной для меня самого причине, воспринял с некоторой долей облегчения — возможно из-за того, что привык выглядеть в их глазах эдаким далеким от любых форм эстетизма брутальным дядькой.

Между тем прогнал пару вещиц Чайковского, с душой сыграл «К Элизе». Закончил концерт «Шотландской застольной» того же Бетховена, пел не по-немецки, хоть и прекрасно знал слова, а по-русски в переводе Андрея Глоба:

Постой, выпьем ей-богу ещё.

Бетси, нам грогу стакан,

Последний, в дорогу! Бездельник,

Кто с нами не пьёт!

Налей полней стаканы.

Кто врёт, что мы, брат, пьяны?

Мы веселы просто, ей-богу!

Ну кто так бессовестно врёт?..

К концу моего небольшого экспромта в комнате под крышей яблоку негде было упасть, лишь небольшое пространство отделяло меня от толпы студентов. По окончании был награжден бурными продолжительными аплодисментами. Пришлось оторвать задницу от стула и кланяться благодарной публике.

Так просто меня не отпустили. Сыграл еще несколько вещиц, пара из них произвели особый фурор: «Персидский марш» Страуса и «Регтайм» Скотта Джоплина, эти композиции пришлось играть на бис.

Неведомо откуда появились бутылки с известным содержимым. Мне преподнесли бокал с вином. Народ устроился кто где как мог. Меня засыпали вопросами по поводу авторства музыкальных произведений. Я поведал всё, что до этого рассказывал Болоту Серому, мол, нашел во время странствий по Великой Пустыне информационное устройство с фонотекой предков, которое мне удалось активировать. После прослушивания, кристалл рассыпался. Благо сам я обладаю абсолютным музыкальным слухом и на память не жалуюсь. А сегодня подвернулся удачный случай вновь воспроизвести услышанное.

Еще немного посидели, поболтали за жизнь, разумеется, не на сухую. Одна девица похвалила меня за отличное знание русского языка, считающегося на Эде мертвым. Если б она знала, что именно на этом языке я общаюсь большую часть жизни, наверняка, сильно удивилась. Также она поинтересовалась на каком языке я спел композицию Луи Армстронга. Я сказал, что это уникальное горское наречие, при этом даже не покраснел — врать так от души.

Настырные просьбы сыграть чего-нибудь еще, решительно отклонил, сославшись на усталость и необходимость готовиться к завтрашнему семинару по монстрологии. Народ отнесся с пониманием и вскоре студенты разошлись по своим комнатам.

Парочку настырных девиц, решивших, что «гений» нуждается в женской ласке, пришлось едва ли не силой выпроваживать из помещения. Настроение не располагало к сексуальным игрищам. Да и подустал от всей этой свистопляски прошлой ночи и сегодняшней нервотрепки сначала от СБ герцога, потом от представителей Ордена Зрящих. Хотелось принять душ, грохнуться в кровать и спать до завтрашнего утра. Так и поступил.

А еще через неделю в нашем оркестре появился самый настоящий музыкальный синтезатор с выводом звука на восемь мощных виртуальных колонок. Магия, что ни говори, грандиозная штука для реализации всяких задумок, которые на земле решаются посредством электричества.

Болот Серый мгновенно оценил возможности чудо-инструмента. Художественный руководитель предложил мою кандидатуру на должность оператора синтезатора звуков. Однако я отказался — одно дело прийти послушать и дать ценный совет, другое — убивать каждый день по нескольку часов на обязательных репетициях. Нет, карьера музыканта меня как-то не прельщает.

Слухи о моем импровизированном концерте быстро расползлись по школе. Несколько музыкантов оркестра там присутствовали и в восторженной форме доложились начальству. Серый попросил ноты. Я не стал заморачиваться, прогнал все темы ни синтезаторе в режиме записи звука, дальше, если захотят, пусть сами занимаются аранжировкой.

А вот ребята из моей группы обиделись, что не позвал на концерт. Отмазался тем, что вовсе не ожидал подобной реакции от соседей по общаге. Пообещал, что скоро всё услышат в исполнении музыкального коллектива Болота Серого. А самым нетерпеливым по секрету выдал место и время репетиций. Болот, конечно, спасибо не скажет, от наплыва зрителей, но и ругаться сильно не станет — все-таки от популярности не отказался еще ни один музыкант.

Итак, учеба, иже с ней дела спортивные и музыкальные идут своим чередом. Наконец у меня появилось время разобраться с материальным наследием демона. Четыре невидимых постороннему глазу кольца не то, чтобы жгли пальцы и требовали немедленной активации, но коли они есть, почему бы не запастись дополнительным козырем на всякий непредвиденный случай. Извлеченный из внепространственного кармана нож или револьвер уже можно расценивать, как своего рода призываемое оружие, но, как гласит старинная военная мудрость: «оружия много не бывает, чаще его не хватает в нужный момент».

В один погожий выходной денек я отправился не на пляж, не в библиотеку или еще куда-нибудь, а прямо с утра после завтрака пошел на одну из площадок для медитативных упражнений.

— Курсант, назовите себя! — огромное человекоподобное мохнатое чучело ростом с меня, но раза в два с половиной шире и с клыками длиной не меньше четырех сантиметров, немного похожее на Чубаку из «Звездных войн» представилось моим виртуальным тренером сержантом Зубом.

— Курсант Лёд, господин сержант! — вытянувшись в струнку, громко доложился я.

— Молодец, чувствуется армейская жилка, — оскалился в «доброй» улыбке инструктор. При виде двух нестройных рядов острых зубов меня даже при моей психологической подготовке основательно перекорежило. Впечатляет. При случае этому парню и оружие без надобности — оттяпает зубищами башку нафиг и нет противника. — Перед тем, как перейти непосредственно к тренировкам, курсант Лёд, создай образ своего будущего оружия, чтобы не заморачиваться каждый раз перед схваткой.

После этих его слов в метре от моего лица возникла заготовка в форме серебристой пластины длиной двадцать пять сантиметров. Первым оружием призыва я решил освоить нож. Особых трудностей не ждал, поскольку навыками ножевого боя владею превосходно. Мысленно представил образ тактического многофункционального армейского ножа матово-черного цвета с монокристаллической режущей кромкой молекулярной заточки и перенес его на заготовку. Взял получившееся оружие в руки и покрутил сначала в правой, затем в левой. Баланс отменный, ноготь срезает без усилий, в руке сидит как влитой, при смене хвата порхает как бабочка. Провел пару приемов прямым и обратным хватом, как учили в свое время виртуальные и реальные инструктора. В завершение метнул в стоящую в десяти метрах мишень в виде деревянного болвана попал точно в глаз. Ха, ручки-то помнят.

Все это время сержант Зуб молча стоял в сторонке и, как мне показалось, одобрительно наблюдал за моими манипуляциями. Показалось, ибо после доклада о готовности приступить к занятиям я был подвергнут жесточайшей нелицеприятной критике со стороны этого недоделанного Чубаки. Для начала он критически отозвался о самом ноже:

— Руки оторвать тому, кто придумал подобное, — изгалялся Зуб, после чего произвел со своей стороны несколько корректировок моего оружия, отчего обычный армейский нож потерял весь функционал мультитула и слегка поменял форму ручки, лезвия и гарды. — Это боевой нож, курсант, а не пила и не топор для заготовки дров. Им убивают, а не режут колючую проволоку. Хлеб и колбасу на привале покромсать им еще допускается, хотя я бы не стал так оскорблять благородное оружие. На, вот теперь попробуй поработать этим.

Хотел, было, вступить в полемику с инструктором, но для начала решил поискать слабые места у ножа, который он мне предложил. К величайшему своему удивлению, таковых не обнаружил. Вроде бы изменения не явные: ну убрал пилу и хитрый зацеп на лезвии у гарды для резки «колючки», слегка подкорректировал форму лезвия, гарды и ручки, в результате поменялась общая балансировка, и в руках у меня совершенно другой нож, более удобный.

Блин, десятки земных спецов годами занимаются усовершенствованием холодного оружия, а тут этот монстрила немного покрутил в руках обычный тактический нож и подогнал идеально именно под мои биометрические параметры. В руках другого человека — я был отчего-то абсолютно уверен — этот нож вряд ли будет идеальным оружием. Насчет мультифункционала я с ним полностью согласен, за все время службы ни разу не воспользовался боевым мультитулом. Дрова пилил обычной пилой, проволоку кромсал специальными ножницами, гайки с болтами откручивал ключами и консервные банки боевым ножом не вскрывал.

После ножа Зуб подверг нещадной критике мою стойку для ножевого боя. С этим он справился не мене эффективно, чем с ножиком. Непонятная сила овладела моим телом и заставила изменить позу. Затем та же сила начала меня усердно плющить, колбасить и таращить. Так продолжалось… Я так и не понял, сколько времени продолжалось это издевательство над моим организмом. Вроде бы и не очень долго, а субъективно меня пытали целую вечность.

В какой-то момент отпустило. В теле не осталось намека на боль, зато появилось непередаваемое ощущение более тонкого понимания орудия убийства, находящегося в моих руках в данный момент. Интересно, моя физическая оболочка вне виртуала также претерпела соответствующие изменения?

Сержант, будто прочитав мои мысли, тут же ответил:

— Не переживай, курсант, все виртуальные трансформации экстраполированы на твое реальное тело посредством активации нанобиотических квазиорганизмов. Тебе повезло, что они у тебя есть, иначе коррекцию мышечной памяти пришлось бы проводить посредством не столь мягких методик.

Если недавние ощущения «мягкие методики», что же тогда «боле жесткие методики»? Б-р-р! Не надо демонстраций, согласен на версию «лайт».

После описанных издевательств над моими виртуальным и реальным телами фигура инструктора поблекла и растаяла в воздухе. Сам же я оказался на ринге с ножом в руках, босиком в одних трусах синего цвета наподобие боксерских шорт. Напротив, мускулистый мужик с таким же ножичком и в таких же труселях, только красных.

Не дожидаясь гонга, соперник подло напал на меня. На его удар я не успел отреагировать, в результате мне перерезали горло, и я умер… Нет, не сразу, разумеется, какое-то время мне было очень больно. Сука, ну очень БОЛЬНО! Лишь потом я умер от потери крови.

Второй поединок. Я по-прежнему в синем, соперник в красном. У обоих ножи. На этот раз я отреагировал на атаку и даже успел уклониться пару раз. Все равно в какой-то момент гад сначала подрезал мне сухожилия, затем отработанным ударом вогнал нож прямо мне в сердце. Умер я, вроде бы мгновенно, но, что называется, вкусить боли в полной мере успел. Гады, да они издеваются надо мной, садисты отмороженные!

В третий раз я сумел продержаться пару минут. Кажется, вновь обретенные рефлексы и возможности организма начали приживаться в подкорковом веществе мозга. Меня убили, но не так просто, как в двух предыдущих встречах. Каким-то чудом мне удалось даже зацепить супостата своим ножиком. Вроде бы мелочь, конечно, так царапину на ноге оставил, а приятно — было видно, что ему также больно.

Четвертый бой мы прыгали минут пять. Я сумел основательно кокоцать шкуру противника. Однако окончательный счет остался в его пользу. На сей раз его клинок вошел мне в основание черепа, перебив позвоночник. Хорошая смерть, мне было ни чуточки не больно. Вот каждый бы раз так… стоп, что-то размечтался не по делу — побеждать нужно, а не грезить о легкой смерти.

Пятый и шестой поединки мы провели практически на равных. Я уже вполне свободно манипулировал своими обновленными возможностями и подогнанным под свои кондиции оружием. Отведенные для схватки десять минут нам обоим удалось продержаться. Порезали друг друга основателно, но до смертоубийства дело не дошло.

Зато перед окончанием седьмого боя мне удалось исхитриться и обратным хватом сначала подрезать сухожилие правой ноги противника, затем воткнуть клинок ему в печень. Невозможно передать охватившую меня радость. Отныне я рассчитывал только побеждать.

Ага, мечтать не вредно. На восьмом раунде, мужчина резко взвинтил темп и играючи засунул нож мне в глазницу. Какое-то время мой пробитый мозг еще жил, при этом испытывал непередаваемое ощущение жуткой боли.

Девятый акт нашей встречи окончился для меня победой. Для этого пришлось мобилизовать все внутренние резервы, при этом не выпускать из внимания ни одного движения соперника. У меня получилось.

Десятый бой дался мне значительно легче, однако пришлось попрыгать довольно долгое время.

На одиннадцатый раз я его сделал на первой минуте. Отомстил ударом клинка в глазницу. Как он орал! Я, наверное, также кричал от боли. Зря говорят, что месть — холодное блюдо. По мне так чем горячее, тем лучше.

С началом двенадцатого боя мне показалось, что мой соперник то ли подустал, то ли я стал значительно быстрее и в ловкости прибавил. Сделал товарища в первые секунды.

Тринадцатый прошел практически с тем же результатом.

Как только мужчина упал к моим ногам с перерезанным горлом, ринг растаял, и передо мной вновь оказался сержант Зуб. На этот раз мохнатая харя инструктора выражала полную удовлетворенность. Как я это определил? Да бог его знает, просто понял, что «Чубака» рад, что его воспитанник целиком и полностью оправдал ожидания тренера.

— Молодец, Лёд! Ты освоил основы ножевого боя. Для дальнейшего постижения данного искусства требуется изучение дополнительных учебных баз. — После этих слов образ волосатой образины растаял, а вместо него появилась симпатичная стройная блондинка с неестественно огромными глазищами, каких я не видел даже в японских аниме. Сладким сексуальным голосочком девчушка пропела: — Ближайший торговый центр, в котором можно приобрести, интересующий вас товар распложен по адресу… — Далее я услышал неразборчивый набор булькающих, квакающих и шипящих звуков, абсолютно неинформативных.

Наконец глаза мои сами по себе распахнулись, я обнаружил себя сидящим в позе лотоса на мягкой травке. Взгляд уперся в одно из колец на моей руке. На нем появилась невидимая для глаза постороннего светящаяся метка в виде весьма реалистичного изображения моего призываемого ножа. Вместо ожидаемого чувства радости меня охватило сожаление. Причиной тому — невозможность обраться до чудесного магазинчика, в котором торгуют базами столь полезных знаний.

Тряхнул головой, чтобы отогнать прекрасное видение девчонки с глазищами в пол-лица. Настроение вновь подскочило на небывалую высоту — не стоит мечтать о несбыточном, итак все очень даже неплохо. Кто бы мог ожидать, что вместе с призываемым оружием меня ещё кое-чему обучат.

— Дерца, доклад об недавних изменениях состояния моего организма.

На что нейросеть тут же выдала затребованную информацию:

— Отмечено общее повышение мышечного тонуса оператора на пятнадцать процентов…

— Дерца, можно без цифр.

— Увеличение скорости проводимости нервных волокон. Появление новых стабильных информационных блоков неизвестной природы, завязанных на моторику и рефлексы оператора. Повышен объем источника пси-энергии и скорость её регенерации…

— А вот тут, пожалуйста поподробнее.

Доклад нейросети меня изрядно озадачил, заодно и порадовал:

— Эволюции:

— объем резерва псионической энергии 15 354 у.п.е.,

— генерация энергии пси организмом оператора 521 у.п.е. в минуту,

— проводимость естественных каналов организма 834 у.п. е в секунду.

Аугментации:

— параллельная система энергоканалов, проводимость 100 000 у.п.е. в наносекунду, активируется при перегрузке естественных энерговодов.

Ого! Мои замершие было в развитии магические показатели подросли буквально скачком в результате привязки только одного кольца. А что случится, если остальные также привязать? Не, нафиг, нафиг! Я уже по своим возможностям могу претендовать на пятую ступень магического мастерства. Оно мне надо, чтобы моей персоналией заинтересовались высшие иерархи и упекли мою тушку в какое-нибудь не очень уютное местечко для внимательного изучения? Придется с привязкой остальных колец подождать до более спокойных времен. И вообще, думаю, что будет лучше использовать призываемый нож только в самых крайних случаях — еще неизвестно, каким образом это повлияет на рост моего магического потенциала.

Выбросил из головы недобрые мысли. Посмотрел на местное солнышко, как результат в носу засвербело, и смачно чихнул. Затем бодро вскочил на ноги, сделал пару раз сальто вперед и назад, сел на шпагат в прыжке, получил при этом непередаваемое удовольствие. Совсем недавно я считал, что достиг биологического предела развития организма, после которого дальнейшее улучшение возможно лишь с применением дополнительных биологических имплантатов. Оказывается, земные ученые сильно ошибаются в столь пренебрежительной оценке человеческих возможностей, и этому я несказанно рад.

Хотел, было, пойти поплавать. Однако меня в очередной раз разыскал посыльный и велел срочно отправляться в учебную часть. Там со мной желают пообщаться (вы наверняка уже догадались), привожу дословно: «какие-то серьезные люди».

Осмотрел себя с ног до головы. Вроде бы ничего так выгляжу. Пригладил пятерней волосы на голове и, на этот раз не теряя времени, направился на встречу с очередной комиссией.

«Серьезными людьми, жаждавшими комиссарского тела», оказались представители Его Высочества Великого Герцога Адрогона Третьего. Какой-то лысоватый низенький толстяк холерического склада характера представился мэтром Лаэстра Чикуна, первым советником (считай канцлер) Их Высочества, и долго тряс мою руку со словами благодарности за избавление мирных граждан от страшной судьбы. При этом он едва не подпрыгивал от бушевавших внутри него восторженных эмоций. Такому дай волю, руку оторвет.

Тем временем трое его сопровождающих носились по отведенной для встречи комнате как заведенные и перебрасывались между собой фразами из портняжного лексикона. При этом мое тело пощипывало будто разрядами тока, признаться, было не очень приятно.

После пытки «электричеством» лысый порадовал тем, что я удостоен чести быть принятым лично самим Адрогоном Неморра. Цель приема — награждение орденом. Каким именно, мне не сказали. Самому в столицу отправляться не нужно, так как за мной прибудет личный баллон Его Высочества. Костюм, шляпа и обувь для меня будут изготовлены столичными мастерами по уже снятым с моей фигуры меркам, так что в этом плане заморачиваться не стоит. Инструктаж как себя вести в присутствии высокородных особ будет проведен непосредственно перед аудиенцией.

Вышел из административного здания буквально ошарашенным. Приятно, что героев тут любят, ценят и награждают без волокиты. В этом я успел убедиться во время незабываемой поездки на поезде по королевству Дэнар. Там мне, буквально не отходя от кассы, точнее от разбитых вагонов, повесили на грудь орден «За мужество». Кстати, на прием к столь высокой особе полагается надевать все заслуженные награды. Не забыть бы. Жаль, мои земные медали и ордена далековато отсюда. Ладно, хватит одного, благо по заверению моего доброго знакомого Пестра Винника, быть кавалером ордена «За мужество» весьма почетно и при определенных условиях дает приличные преференции.

Следующая неделя пронеслась своим чередом и ничем особенным для меня отмечена не была.

Весть о том, что я приглашен во дворец здешнего правителя распространилась по школе со скоростью лесного пожара. Накис был откровенно рад за меня, но по причине излишней суеверности заранее поздравлять не стал. Сказал, как только предъявлю орден к осмотру, так и отметим. Большинство товарищей по группе меня искренне поздравили. Музыканты нашего коллектива, узнав приятную новость, сыграли в мою честь что-то коротенькое очень задорное, наподобие земного туша, после чего основательно затискали. Также ко мне подходили знакомые и незнакомые студенты и преподаватели, жали руки, хлопали по плечам и другими способами выражали свой респект.

Были и те, кому моя награда стала поперек глотки. Вот Оваль Куруц-Гморин, чего ему по жизни не хватает? Вечно воду мутит в коллективе со своим приятелем Горуно Шилоппом. Узнав о том, что меня ждет награда из рук герцога, виконт едва зубами не скрипел, вон до сих пор ходит, как в воду опущенный. Ну поймай каких-нибудь контрабандистов, воров, убийц или на войну сходи и прояви там себя самым достойным образом, будет тебе грудь в крестах, ну или голова в кустах. Не хочешь рисковать своей бесценной тушкой, попроси своего папеньку, весьма влиятельного человека при дворе Махекара, похлопочет перед императором за любимое чадо и повесят тебе на грудь орденок, да хоть дюжину.

В принципе, мне плевать на завистников. После первого семестра перейду на факультет Артефакторики, где выходцев из благородных семейств практически нет. Шепотки за спиной поутихнут и гадить исподтишка станет некому. А ведь гадят, я это точно знаю. Всякие сплетни про меня распускают по школе. На какую-нибудь более действенную подлянку у них духа не хватает. Впрочем, я готов к любым инсинуациям, пусть рискнут здоровьем, неважно своим или чужим.

Некоторые девчонки из моей группы, обиженные невниманием старосты к их неотразимой красоте, также сколотили оппозиционный блок. Сами не вредят, пацанов науськивают, в основном со старших курсов. Точнее пытаются натравить. После моей расправы над шестеркой дебилов в самом начале обучения, желающие со мной потягаться на кулаках как-то перевелись.

Многие высокородные, не примкнувшие к Куруц-Гморину, продолжают строчить жалобы в учебную часть и на имя ректора, за то, что, якобы, их староста злоупотребляет своими должностными обязанностями. Ну бывает, иногда, что называется, макаю прилюдно «мордой в говно», какого-нибудь зарвавшегося барончика, князька или графёныша. А нефига борзеть и проявлять не по делу спесь, видите ли: «Мне это не по статусу, урон моему дворянскому достоинству, я этого делать не стану!». Станешь, куда ты денешься, голубь сизокрылый.

Как оказалось, жалобы писали не только в учебную часть и господину ректору, но и своим уважаемым родителям. Не один раз в школу приезжали возмущенные предки и пытались качать права. Однако после душевной беседы с Амбисом Триори и Ариан Черимал, и убедившись в том, что за несколько месяцев, проведенных вне родительского гнезда, их чадо окрепло телесно и духовно, ретировались со словами благодарности в адрес руководства ВШОМ.

Впрочем, что-то я отвлекся. А все потому, что достали. Со второго семестра сниму с себя обязанности старосты. Стану вольной птицей. Освою какую-нибудь местную вувузелу и стану на ней пиликать в ансамбле Болота Серого.

В субботу после занятий меня оповестили, что дирижабль Его Высочества Великого Герцога Адрогона Третьего ожидает меня на причальной площадке, расположенной неподалеку от школы.

На борту воздушного судна «Нерушимый» мня встретил лично его капитан и предложил пройти в отведенные для меня апартаменты. Я пренебрег комфортом и попросил препроводить меня на защищенную от ветра и атмосферных осадков смотровую площадку. От Пальмы до Неморры лета всего-то часа три-четыре, полюбуюсь сверху на окрестности, может чего интересного увижу.

Устроился на смотровой в удобном кресле за столиком. Услужливая стюардесса принесла по моей просьбе чайник с тархом и чашечку с блюдцем, также выставила передо мной блюдо с пирожными, различными сладостями и засахаренными вялеными плодами.

К великому сожалению полюбоваться красотами поверхности планеты с высоты птичьего полета, мне не посчастливилось. Через четверть часа после старта баллон достиг зоны низкой слоистой облачности. Пришлось «Несокрушимому» резко забирать вверх, а мне любоваться ровным белым одеялом снизу, небесной синью над головой и катящимся по небу пылающим Соли.

Когда надоело наслаждаться видом окружающих красот, поинтересовался у девушки о возможности осмотра внутренностей гондолы. На что получил отказ в мягкой форме. Как оказалось, кроме выделенной в мое распоряжение каюты и смотровой площадки доступ во все прочие помещения воздушного корабля для меня запрещен, впрочем, как и для любого другого гостя. Ясен пень, безопасность первого лица государства превыше всего — мало ли какой сюрприз способен подкинуть во время осмотра тайный недоброжелатель герцога.

Чуть более трех часов в воздухе под мерный рокот лопастей и завывание ветра в снастях пролетели незаметно.

После приземления меня посадили в шикарное авто из парка герцога и отвезли в отель «Сарейчента». Меня ждали и проводили в номер высшего класса едва ли не с помпой — все-таки личный гость государя. Не успел освоиться, как в номер примчались парни, что неделю назад мучали меня своей портняжной магией. На этот раз они принесли на примерку шикарный фрак черного цвета, со шляпой-котелком под цвет костюма и стильные полуботинки со шнурками. А еще, множество других аксессуаров: рубах с дюжину, несколько галстуков, по стопке трусов, носков и носовых платков, пара брючных ремней, запонки, карманные часы-луковица на цепочке, трость из какой-то жутко ценной древесины, инкрустированную золотом и каменьями и еще кучу всяких вещиц, о существовании которых раньше я не подозревал.

После того, как меня самым наглым образом сначала полностью раздели, затем облачили во фрак и прочие прибамбасы, я полюбовался новым обликом эдакого светского льва и помахал тростью перед зеркалом. Неожиданно для себя сделал вывод, что мне не хватает под носом щегольских усов, чтобы стать похожим на эдакого американского гангстера времен двадцатых-тридцатых годов позапрошлого века. Отрастить что ли? Аккурат за ночь успею. Ха! Шутка. Терпеть не могу лишнюю растительность на физиономии, ну если только время от времени позволяю себе легкую брутальную небритость, от вида которой буквально млеют некоторые дамы, ищущие в мужчине дикого и необузданного сексуального партнера.

Старший мастер портняжка что-то подправил прямо на мне, заодно приколол орден «За мужество» к моей груди, согласно статута награды. Наконец удовлетворенно цокнул языком и дал несколько рекомендаций по дворцовому этикету ношения одежды. После чего он и его команда немедленно ретировались.

Чтобы ненароком не помять или не испачкать, я быстро избавился от парадной одежки. Развесил на плечики и убрал в платяной шкаф.

Едва успел переодеться в прежние свои шмотки, в дверь постучали. Симпатичная горничная поинтересовалась, где я буду ужинать: в своих апартаментах или в ресторане. Тащиться никуда не хотелось, пожелал отужинать у себя в номере. Заодно предложил понравившейся девушке составить мне компанию. Горничная ничуть не смутившись, заявила, что услуги подобного рода требуют отдельной оплаты клиентом. Мы моментально пришли к обоюдовыгодному консенсусу. Далее, на мой искушенный взгляд, все было просто великолепно. Еда и напитки оказались отменного качества, девушка искусной, изобретательной и очень увлекающейся натурой. Давненько не получал столько приятных ощущений в одном флаконе.

Пожалуй, следует почаще появляться в Неморре, здесь, в отличие от провинциальной Пальмы, можно неплохо провести время. А что? Со своей феноменальной способностью преодолевать водные пространства я смогу добираться сюда значительно быстрее, чем на дирижабле, корабле или автомобиле.

Утром следующего дня, сразу же после сытного и вкусного завтрака в мой номер нагрянул сам Лаэстра Чикуна. Этот колобок в своей манере начал носиться по номеру туда-сюда, объясняя на ходу, что допускается делать в присутствии Его Высочества господина Герцога и членов его семейства, а чего категорически нельзя делать. В частности, обращаться к представителям правящей династии следует только с их разрешения, приближаться ближе чем на два метра категорически запрещено, пользоваться магией во время приема также непозволительно, ну и так далее в том же духе. Благо дышать не запрещалось, иначе пришлось бы срочно делать ноги из Неморры. Проведя инструктаж, мужчина удалился. Я по его настоятельному требованию остался в номере, когда за мной придут.

В полдень к гостинице подкатило крытое авто. Меня усадили на задний диван между двух медведеподобных охранников. По дороге никто на нас не напал и не попытался меня украсть, так что я не понял, для чего эти демонстративные игры в безопасность гостя. При необходимости я и сам смогу о себе неплохо позаботиться.

Ехали недолго. Через пару минут наш экипаж подрулил к массивным чугунным воротам, перекрывающим въезд во внутренний двор огромного многоэтажного здания, точнее комплекса зданий весьма причудливой архитектуры с многочисленными башенками, колоннами, пилястрами, кучей скульптур монструозного вида на крыше. На мой взгляд как-то аляповато, не воздушно. К тому же угнетал серый цвет облицовочного камня. Впрочем, о вкусах не спорят, не гоже гостю со своим уставом в чужой монастырь соваться.

На входе нас встретил господин Чукуна. Увидев меня облаченного в стильный прикид, канцлер удовлетворенно покивал головой. Однако, стоило его взгляду наткнуться на звездочку с изображением дракона, что украшала мою грудь, его лицо на глазах стало белее мела, он мгновенно подрастерял всю свою важность и напыщенность.

— Господин Лёд, — указательный палец царедворца едва не уперся в орден, — что это?

— Орден «За мужество», — я недоуменно пожал плечами, — награда получена несколько месяцев назад за участие в обороне гражданского поезда от нападения банды головорезов.

— У вас и документы на него есть?

— Разумеется. Как же без документов? Я все-таки бывший военный, порядок знаю.

Первый Советник подошел ко мне и с моего позволения коснулся ордена. Магическая метка полностью подтвердила мои права на ношение данной награды. Как результат, мужчина на какое-то время впал в ступор. Немного отойдя от шока, вызванного непонятными причинами, он схватил меня за руку и в бесцеремонной манере потащил куда-то вглубь дворца.

Довольно долго мы едва ли не бежали по коридорам, лестницам и многочисленным переходам герцогского дворца. Встречные люди при виде «колобка», тянувшего за руку какого-то верзилу, тут же уступали нам дорогу. Похоже, побаивались на вид не очень грозного канцлера. Наконец мы оказались в огромной приемной с дорогой мебелью, гобеленами и моложавым генералом за столом, как оказалось, личным адъютантом Адрогона Третьего.

Лаэстра Чикуна усадил меня в удобное кресло, а сам, не обращая внимания на генерала, рванул к высокой массивной двери ведущей, по всей видимости, в личный кабинет местного правителя. Адьютант даже попытки не сделал, чтобы как-то помешать вторжению незваного гостя, лишь проводил недоуменным взглядом и снова вернулся к изучению каких-то бумаг, лежавших перед ним на столе. В мою сторону он даже не глянул.

Я напряг слух и стал свидетелем весьма интересного разговора:

— Ваше высочество, прошу прощения за то, что без приглашения врываюсь в ваш кабинет! — зачастил прямо с порога советник. — Однако виной тому одно непредвиденное обстоятельство.

— Ну что ты, дорогой мой друг, — мягкий голос ответившего ему мужчины совершенно не выражал неудовольствия, — твой герцог всегда рад видеть Лаэстра Чикуна в своем кабинете. Говори, что у тебя на этот раз. Неужели очередной заговор моих нерадивых подданных?

— Хуже, мой герцог! Как выяснилось в самый последний момент, Влад Лёд имеет орден «За мужество» от Люсифуса Пятого вашего кузена.

— Хе! Впервые слышу, чтобы мой брат король Дэнара так неосмотрительно разбрасывался столь высокими наградами.

— Экселенце, при просмотре досье на этого юношу, я как-то пропустил один момент, теперь вспомнил… Видите ли, Лёд принимал участие в отражении нападения на ТОТ САМЫЙ ПОЕЗД, при этом отличился. К сожалению, мои люди не посчитали нужным уведомить меня о наличии у Влада столь высокой награды, таким образом я едва не подвел Ваше Высочество…

— Погоди, Лаэстра, я никак не возьму в голову, как именно ты едва не подвел меня?

— А тем, что орден «Парящего орла» четвертой степени, коим мы собираемся наградить нашего героя, значительно ниже по рангу ордена «За мужество».

— Да, но тот орден пожалован правителем другого государства.

— СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА, — с нажимом произнес канцлер. — Представьте, что будет, если до ушей Его Королевского Величества Дойдет информация от том, что кавалера ордена «За мужество» наградили какой-то малозначительной бирюлькой четвертой степени?

— Но, но, не зарывайся, Чикуна! — гневно воскликнул Великий Герцог, — орден «Парящего орла» не какая-нибудь бирюлька или висюлька!

— Прошу прощения, ваша милость, ваш покорный слуга вовсе не хотел принизить столь почетную награду, но…

— Хорошо, я тебя понял. Оформляй наградной лист на «Утреннюю звезду».

— Но, экселенце!.. — попытался что-то сказать канцлер.

— Что «экселенце»?! — зло воскликнул хозяин кабинета. — Хочешь сказать не у каждого генерала столь почетная награда? А мне плевать! Пусть мой любимый братец утрется, когда узнает, как ценят в моем государстве настоящих героев.

— А то, что статут ордена предполагает наследное дворянство с выделением крупного участка земли, вас не смущает?

— Абсолютно нет, мой друг. Этот юноша не испугался вступить в единоборство с организованной бандой и одержал верх, к тому же он — будущий маг и, судя по твоему докладу, весьма перспективный. Так неужели мы не подберем новоиспеченному барону достойный лен. Предгорья Ландака до сих пор слабо развиты и малонаселены. Пусть осваивает, заселяет людьми, развивает промыслы. Еще один момент… в дарственной на землю не забудь внести пункт об отмене всех налогов на пять… нет, десять лет.

— Слушаюсь ваше монаршее высочество!

Я слушал разговор двух прожженных политиканов и охреневал. В данный момент в кабинете местного правителя решается моя судьба на многие годы вперед. Нежданно-негаданно мне вдруг обломилось баронское звание, а к нему обещают приличный кусок земли. Наверняка выделят какое-нибудь захолустье. А мне плевать. Главное, это будет мое захолустье, где я смогу делать все то, что мне угодно. Мгновенно в голове зароились планы будущего экономического развития моих земель и то, как среди непролазных джунглей вырастают промышленные предприятия, взмывают к небесам километровые небоскребы…

«Так, стоп мечтам! — одернул сам себя. — Еще орденом не наградили, землицей не одарили, а ты уже размечтался. К тому же, на какие шиши осваивать территорию? Потребуются миллионы и миллионы золотом. И еще, не забудь, что тебе постигать магическую науку еще почти три года. Короче, закатайте губу без пяти минут Ваше Благородие и до поры до времени будьте скромнее».

М-да, с одной стороны, приятно войти в сливки местного общества. Ха! Когда про кого-то говорили «сливки общества», перед моим внутренним взором рисовалась вовсе не что-то белое и воздушное, а совершенно иная нетонущая субстанция неаппетитного вида. В общем-то мне плевать на сливки и общество. Осяду на своей земле, обзаведусь кучей красивых пейзанок…

«Все, Лёд, тебя снова занесло, хватит мечтать!»

Однако мысли, о сонмах симпатичных девиц, воркующих нежными голосами вокруг своего повелителя, никак не хотели вылетать из дурной башки. Мечтатель, мля! Тут не феодализм дремучий, а вполне себе цивилизованное общество. Здесь если кого и закабалили по самые не балуйся, рабом иди крепостным называть не принято. Если подумать, мне в скором времени предложат такую сладкую морковку, что я не смогу отказаться, как результат окажусь в бессрочной зависимости от герцога. В свою очередь, мне придется заключать договора с теми, кто пожелает стать арендаторами моих земель, а это, иначе как неприкрытой кабалой не назовешь. Вот так-то оно получается. Хочешь быть абсолютно свободным, подыщи себе медвежий угол и не высовывай оттуда носа.

Тем временем Лаэстра Чикуна выскочил будто шарик от пинг-понга из кабинета своего босса, схватил меня за руку и потащил прочь из приемной.

Далее для меня все происходило как в тумане. Награждение высшей государственной наградой прошло при огромном скоплении богато одетого народа.

Герольд зачитал грамоты о присвоении мне звания кавалера ордена «Утренней звезды» и об официальном предоставлении баронского звания с последующим выделением земельного надела на территории Великого Герцогства Неморра.

Сам Адрагон Третий в присутствии супруги прицепил к моей груди сверкающий и переливающийся драгоценными камнями орден, размером с чайное блюдце. Удостоил парой добрых напутственных слов напоследок крепко пожал мою руку. Герцогиня позволила мне поцеловать её нежную ручку. Ага, позволила — самым беззастенчивым образом едва не запихнула мне в рот.

В завершение собственно церемонии награждения, чопорный герольд вручил полагающиеся документы к нему в коробочке и грамоту с присвоением мне баронского звания. Документы на землю пообещал прислать позже.

Несмотря на то, что заранее обо всем знал, я был ошарашен, получив орден на грудь и пергаментный лист с соответствующими подписями, печатями и магическими метками, удостоверяющий мой новый гражданский статус. Черт побери, а все-таки приятно приподняться выше серой людской массы!

Награждали не только меня, но еще с десяток каких-то мужчин. За какие заслуги, я пропустил мимо ушей — неинтересно. Все это время в голове творился какой-то сумбур, чего давненько со мной не случалось. Что ни говори, а человек — скотина тщеславная, погладь нежно по хребту, скажи пару ласковых слов, и всё, готов повизгивать от радости и вилять хвостиком. К стыду своему, в этом плане я не исключение и ничего с этим не могу поделать.

Затем был званый ужин, после него бал, который ничем примечательным для меня не отметился. Местная элита «нищего студента» хоть и героя принимать в свои сплоченные ряды не собиралась. И дочкам отплясывать со мной кадриль было запрещено. Стоило мне подойти к какой-нибудь симпатичной девчонке и пригласить её на танец, следовал вежливый ответ: «Простите барон, но следующий и все последующие танцы у меня расписаны».

Ну барон, ну и что с этого? «Князей Мышкиных»[1] без гроша в кармане тут пруд пруди. Вот когда проявит себя, обрастет финансовым «жирком», тогда можно рассматривать как потенциального жениха для дочки какого-нибудь здешнего бананового магната. Тьфу!

Подобное отношение послужило для меня своего рода ведром ледяной воды. Окружающий мир уже не был раскрашен в розовые тона. Я понял, кругом стая волчар, готовая в любой момент вцепиться чужаку в глотку, а при удобном случае растерзать друг друга, а все эти, расшаркивания, поклоны и прочие знаки взаимного уважения, всего лишь мишура и взаимный обман.

Выждав положенное по этикету время, покинул уважаемое собрание. У выхода дежурный офицер предупредил, чтобы в восемь утра я был готов к отлету обратно в Пальму. За мной в гостиницу пришлют автомобиль.

Предложение отвести меня в гостиницу на авто отклонил. Хотелось в одиночку прогуляться по ночной столице государства, полноправным гражданином которой мне в скором времени предстоит стать.


[1] Князь Лев Никола?евич Мы?шкин — главный герой романа Фёдора Михайловича Достоевского «Идиот».

Глава 6. Хлопоты по хозяйству

Статус новоиспеченного барона никак не повлиял на мою жизнь в школе. Дело в том, что информация об этот практически не вышла из стен дворца. В газетах церемония награждения была освещена мельком, без подробностей. Местный бомонд рассудил, что обсуждать мою персоналию много чести. Так что мой статус дворянина остался для практически всей школы секретом. Об этом было известно лишь Накису, куратору моей группы и господину ректору. Однако никто з них не пожелал подвергнуть данный факт широкой огласке.

Что же касаемо ордена, я его не показал никому, ну кроме опять же Накиса Турбора. Со старым воякой по этому поводу мы изрядно приняли на грудь его любимого «Горлодера».

— Ты молодец, Лед, — нахваливал меня завхоз, — даже не ожидал, что тебя «Утренней звездой» наградят. Этот орден по статуту крутым военачальникам вручают за успешное проведение войсковых операций. А тут, нате вам, простому парню… Нет, я ничуть не принижаю твой подвиг, тем более никакой толстопузый генерал не смог бы в одиночку повторить то, что сделал ты, но все-таки, как-то не вяжется. Ну не в характере нашего герцога разбрасываться такими наградами. Хе! Ваше благородие Влад Лёд. Учудил, так учудил!

— Видишь ли, Накис, у меня имеется один орденок от короля Дэнара, «За мужество» называется…

— Ну да, ну да, совсем запамятовал! — хлопнул себя ладонью по лбу собутыльник, — и, если не ошибаюсь, орден «За мужество» дает право на потомственное дворянство, когда его кавалер является гражданином королевства. А в Великом Герцогстве единственная награда, предоставляющая такое право — орден «Утренней звезды». Неплохо ты подсуетился, приятель! От всей души поздравляю!

— Так я же не специально, — улыбнулся я самой простецкой улыбкой, — звезды так сошлись, или карты легли.

— Хорошие у тебя карты, правильные, и со звездами чики-пуки, — одобрительно посмотрел на меня слегка осоловелым взглядом от выпитого Турбур.

— Его Высочество Великий Герцог Адрогон Третий пообещал к баронскому званию землицы присовокупить. Теперь даже не знаю, брать или не брать. Выделят какие-нибудь неудобья, возись потом с ними. — Насчет «брать или не брать» я, разумеется, покривил душой, поскольку отказываться от халявы не собираюсь. Хотелось слегка раздраконить собутыльника, чтобы узнать его мнение на этот счет.

— Ты чо, Лёд, охренел от подарков отказываться?! — рявкнул Накис. — Известно ли тебе, какие доходы с этих, как ты говоришь «неудобий» получают местные лендлорды? Да, поначалу придется серьезно вложиться, но ты не дрейфь, все твои денежки очень скоро окупятся и будешь ты как яйца… то есть сыр в масле кататься.

— Это все, конечно здорово, Накис, — я продолжал троллить товарища, — но где взять первоначальный капитал?

— Ха, брат, с твоей-то смазливой мордахой, не вопрос. Женись на какой-нить богатой купчихе. Да за тебя любая пойдет. Возьмешь мильён, а то и два в качестве приданного. Оно, конечно, все бабы дуры — это я тебе как холостяк со стажем грю, но это самый короткий и верный путь к обогащению в твоем случае. Куда от них деваться, раз природа все давно расставила по своим местам? Ты не поверишь, у меня самого иногда возникают подобные мысли. А что?.. взять в жены какую-нить состоятельную вдовушку поумнее да пооборотистее, поставить в Пальме ресторан с видом на океан и сидеть на веранде, за стаканчиком «Горлодера», глядя на проплывающие мимо корабли, по-моему, неплохая мысля.

Насчет утверждения приятеля, что все бабы дуры я был категорически не согласен. Имею опыт общения с несколькими ну очень продвинутыми особами, сумевшими использовать меня в своих целях, да так ловко, что я глазом моргнуть не успел. Просто женский мыслительный процесс протекает где-то в совершенно иной плоскости, и это нам — мужчинам кажется откровенной дурью. А на поверку чаще всего дураками оказываемся именно мы — мужики. Впрочем, спорить с Турбуром не стал, тем более, он сам себе противоречит — вдовушку-то хочет найти все-таки поумнее, а значит, на подсознательном уровне признает факт наличия ума у противоположного пола. Ха-ха, сексист упернутый!

— А ты, оказывается, романтик, Накис.

— Старость неумолимо подкрадывается, Лед. Это сейчас я, можно сказать, в самом расцвете сил. А что будет лет через пятнадцать-двадцать? Кому я буду нужен?

На что я невольно пропел:


— Will you still need me

Will you still feed me

When I'm sixty-four?[1]


— Это что ты сейчас промурлыкал, Влад? — Турбур недоуменно посмотрел на меня.

Пришлось изворачиваться:

— Да так, песенка на языке одного далекого горного клана. В дословном переводе означает: «Буду ли я тебе нужен и накормишь ли ты меня, когда мне стукнет шестьдесят четыре?».

— Вот я о том же. На пятом десятке пора и о семье и детках подумать.

— Накис, а тебе не кажется, что наша пьянка не в ту сторону завернула? Мы, вроде бы, обмываем орден и мое вступление в дворянское звание.

— Так оно как-то само собой, — развел руками приятель, — только начни про баб, и непременно куда-нить не туда… Да, насчет официального вступления во владение баронством, я бы на твоем месте не тянул. Пойдет что не так в семействе герцога, о тебе могут и забыть. А с официальной бумажкой на руках… ну, короче, ты все понял. И еще, сразу вкладывайся в развитие хозяйства по максимуму. Где взять деньги сам сообразишь: женись на богатой, выиграй в карты, на худой конец, укради.

Хорошо посидели с приятелем. Главное, я кое-что узнал от него полезного и сделал для себя определенные выводы. Обещанное поместье буду брать по любому — это я уже заранее для себя решил. А вот от мысли о том, чтобы повременить с освоением предоставленных в мое владение угодий, пришлось отказаться. Рейдерские захваты соседями пустующих земель тут не редкость. Я, конечно, свое верну, но лучше не допускать и как можно быстрее нужно будет сажать на землю арендаторов, нанимать артели лесорубов и прочие промыслы заводить. Короче, еще полноправным бароном не стал, а уже голова трещит от мыслей разных.

Жениться на приданном я не собираюсь, разумеется. Это пусть Накис решает свои проблемы матримониальными средствами, а мне еще рано, я молодой. А вот откуда достать денег на развитие хозяйства, я знаю. На дне Радужного залива, да и по всей акватории, омывающей берега Великого Герцогства Неморра множество чу?дных мест, куда не ступала нога водолаза. А значит меня ждет великое множество двустворчатых и одностворчатых моллюсков, набитых под завязку превосходным жемчугом. К тому же, мне известно одно место в джунглях не так уж и далеко, где самородное золото буквально валяется под ногами. Даже если эта территория кем-то уже застолблена, хозяин еще долго не сможет дотянуться до своих богатств. А еще, мне ничего мешает тщательнейшим образом обследовать свои угодья на предмет ценных полезных ископаемых. Со сбытом жемчуга и драгметаллов, думаю, проблем не возникнет. Есть у меня на примете один ушлый ювелир, прозрачно намекавший на взаимовыгодное сотрудничество. Я тогда резко отверг это его предложение, но кто же мог знать, что моя жизнь поменяется самым кардинальным образом. Вчера был никем, сегодня ваше благородие господин барон. Хе-хе-хе!

Бумаги о получении мной солидного участка земли не заставили себя долго ждать. Мне их доставили фельдъегерской почтой через две недели после официальной церемонии награждения. Судя по прилагаемой карте, восточная граница моих владений начинается примерно в тридцати километрах от Пальмы. Далее земли простираются на запад километров на сто пятьдесят до самого океана, на севере еще на двести до хребта Ландака, то есть на всю глубину территории герцогства. Лишь восточная граница периметра контактирует с владениями… догадайтесь кого? Да, да, мир тесен, моим единственным соседом оказался Энтис Дуорми виконт, очень богатый человек и по совместительству будущий муж моей бывшей девушки. В принципе мне плевать — крестить детей с ним я не собираюсь, также вступать в какие-либо контакты.

Практически вся территория моих угодий представляет собой неосвоенную сельву. Таким образом я стал хозяином неплохого куска земли площадью немногим более тридцати тысяч квадратных километров. Самое главное, что южную и западную часть их омывает океан и по всей лини побережья имелось несколько защищенных от штормов бухт, где можно было бы обустроить удобные пристани для небольших судов, посредством которых доставлять будущую сельхозпродукцию в порт Пальмы.

Выяснил, что за человек этот самый Дуорми. Оказалось, довольно зловредный и пронырливый типчик. Мало, что переругался из-за чего-то со своим восточным соседом, уже успел посадить по-тихому на мою землю три семейства арендаторов. Если это тот самый Дуорми, чей предок самым наглым образом присвоил заслуги земного ученого Цельсия, назвав его температурную шкалу своим именем, я понимаю его неискоренимую тягу к чужому. В принципе, это самоуправство для меня даже неплохо. Предъявлю фермерам свои права, перезаключу договора, сразу же начну получать стабильный доход. Если сосед начнет выступать не по делу, у меня много всяких аргументов, способных привести его в чувства. Но сначала все-таки следует посетить местное начальство, прозондировать почву. Для окончательного принятия какого-либо решения нужна информация, которой в данный момент я не обладаю.

Пожалуй, самой главной для меня проблемой, препятствующей освоению принадлежащих мне территорий является полное отсутствие дорог в баронстве. Автотрасса Неморра — Пальма, обрывается аккурат у границы моих владений. Оно, хоть основной грузопоток идет по воде, но обеспечить возможность передвижения по суше моя обязанность как владетеля земли. И еще прокладка сухопутной транспортной магистрали даст мощный толчок к развитию не только моих земель, но всего герцогства.

Так или иначе перед тем, как отправляться в столицу и заключать договор с проектной фирмой, нужно прозондировать все на месте, посоветоваться с умными, главное, влиятельными людьми.

Судя по карте, длина береговой линии у меня раза в два больше, чем у соседей. А значит, можно организовать значительно большее количество сельхоз предприятий. Из-за специфики местных условий освоение земель здесь начинается именно от береговой линии вглубь материка. Сначала бригады лесорубов очищают прибрежные участки от ценных пород деревьев, охотничьи ватаги сгоняют с насиженных мест всю живность. Весь остальной древостой вместе с оставшимися от лесоразработок пнями безжалостно превращается в труху затем в перегной. Таким образом освобождаются площади под посадку сельскохозяйственных культур.

Как правило, это бананы, именуемые повсюду на Широхо, да и в других местах Эды пищей бедняков. Казалось бы, основной ареал распространения человеческой цивилизации на планете расположен в зонах весьма комфортных для проживания, и бананы должны произрастать повсеместно, но не тут-то было. Для получения экономически оправданных урожаев плодов данного растения необходим определенный минеральный и биологический состав почв. Именно южные предгорья горного массива Ландака самой матушкой Природой предназначены для получения гигантских урожаев этой культуры.

Также здесь выращивают элитные сорта тарха, множество видов фруктовых деревьев, ягодных кустарников, виноград и разнообразные лекарственные травы. Пытались культивировать сахарный тростник и хлопчатник, оказалось, не очень выгодно, и от этой затеи отказались.

Использовать собираюсь пока что только прибрежную зону глубиной до полутора-двух десятков километров. Дальше в горы, покрытые дикими джунглями, лезть не собираюсь, поскольку не очень выгодно с точки зрения финансовых вложений. Впрочем, если на моей земле обнаружится что-нибудь особо ценное: золотишко, к примеру, богатые рудные жилы цветных металлов или еще что-нибудь эдакое, придется изыскивать дополнительные финансовые ресурсы для их освоения.

Уф-ф! Размечтался аж взопрел от планов наполеоновских. Не, «наполеоновские» в нашем случае как-то не комильфо. Не понимаю, отчего французы до сих пор так превозносят этого галимого лузера. Ну захватил ты Европу, сиди на попе и пользуйся плодами своей военной удачи. Мало плодов — пересеки Ламанш и вдарь хорошенько по наглам, Африку прибери к рукам, Латинскую Америку. Нет же, потянуло этого «величайшего гения» на Русь-матушку, типа свои либерту с эгалиту и фратерниту[2] толкать в серые крестьянские массы, на самом деле, банально пограбить диких московитов. Как результат, миллион мужиков угробил, чем на десятилетия обескровил свою La Belle France[3], оставив женщин без мужского внимания и ласки. То-то бабий стон на весь свет стоял от Марселя до Гавра и Ла Рошеля до Нанси. Благо русский солдат от своих щедрот генофондом поделился, иначе зачахли бы лягушатники как нация. Самое хреновое, что никакой от них благодарности мы русские не получили, одни лишь гадости.

Опять меня подзанесло чуток. Как-то резко от проблем сельского хозяйства к Бонапартию и неблагодарным французам. Ладно, пусть император вращается в своем гробу всякий раз, как беспощадный нож взрезает сладкую плоть названного в честь его лакомства, а в бокал льется коньяк «Наполеон». Ничего не напоминает? «Ешьте хлеб-это тело мое, пейте вино молодое — это кровь моя». Вот только не пристало избалованным французам давиться пресными лепешками и запивать их кислятиной в честь своего бога, им тортик подавай под коньячок — вкусно очень.

Эх! Все-таки нет-нет, да и вспомню о родной планете. Ностальжи, мля! Мне же стоит вернуться к собственным баранам, то есть неожиданно свалившимся на мою голову благам.

Прежде чем начать знакомство со своими будущими арендаторами и женишком Зулай Бжех (так или иначе, но пообщаться в теплой дружеской обстановке мне с ним придется) я посетил резиденцию наместника герцога. Граф Янгвард Мондеддо принял новоиспеченного землевладельца без каких-либо проволочек. Похоже, ему самому не терпелось познакомиться с человеком, удостоившимся чести быть награжденным едва ли не высшей государственной наградой — орденом «Утренней звезды», который перед визитом я нацепил на грудь рядом со звездой от Люсифуса Пятого.

— Ваше сиятельство, — войдя в роскошно обставленный кабинет первого человека Пальмы и её окрестностей, по-военному щелкнул каблуками и громко отрапортовал, — Влад Лёд, барон от щедрот Его Высочества Великого Герцога и кавалер ордена «Утренней звезды»!

При всей сиятельности и вельможности сановник оказался располагающим к себе едва ли не с первого взгляда мужчиной средних лет. Одет в гражданский сюртук без наград, которых, не сомневаюсь, у него куры не клюют. Мне даже как-то неловко стало, щеголять перед столь скромным человеком своими орденами. Высок, строен, взгляд темно-синих глаз умный. При моем появлении вышел из-за стола, пожал гостю руку и приглашающим жестом указал на один из стульев у небольшого столика для неофициального общения.

— Проходите, проходите, молодой человек, присаживайтесь. — После того, как мы расположились друг напротив друга, я почувствовал легкий ментальный посыл, направленный за пределы рабочего кабинета. Тут же дверь распахнулась и на зов хозяина явилась чопорная дама невзрачной наружности, возрастом слегка за тридцать, насколько я понимаю, личный секретарь графа. Наверняка, очень умная и исполнительная, коль удостоилась чести оказаться приближенной к столь влиятельной особе. Мондеддо вопросительно посмотрел на меня: — Коф, тарх или что-то еще на ваш выбор? Не стесняйтесь.

— Если можно тарх покрепче и половинку стандартного кусочка сахара, если не затруднит, сразу в чашку.

— Ивонна, пожалуйста, гостю тарх, мне, как обычно.

Долго ждать не пришлось. Через пару минут на столике стоял чайник со свежезаваренным тархом, сахарница с аккуратно колотым на две половинки рафинадом для меня и кофейник с черным густым кофом для хозяина. Помимо всего перечисленного нам принесли традиционную в этих местах большую вазу с печеньем, засахаренными сухофруктами и еще какими-то сладостями.

Какое-то время мы с хозяином молча наслаждались каждый своим напитком. Затем по его просьбе мы переместились за рабочий стол.

— Итак, уважаемый Влад Лёд, слушаю вас?

Перед тем, как изложить суть моего визита, я извлек из кармана сложенную в несколько раз карту моих владений, развернул и положил перед наместником.

— Видите ли Ваше Сиятельство, несколько дней назад я стал владельцем участка земли на подведомственной вам территории. Так вот у меня к вам имеется одна просьба и вопрос для прояснения некоторых обстоятельств.

— Что за просьба? — граф вопросительно посмотрел на меня.

— Дело в том, что я собираюсь осуществить дальнейшую прокладку автомобильной трассы Неморра-Пальма вдоль побережья Южного океана вплоть до границы с империей Бангара. Так вот, хотелось бы узнать, требуется для этого отдельное разрешение со стороны властей или нет?

Мондеддо довольно долго и скрупулезно рассматривал карту. При этом он то покачивал головой, то тяжело вздыхал, то почесывал лоб. Наконец оторвал взгляд от листа бумаги и посмотрел на меня, будто видит впервые.

— Благое дело вы затеяли, молодой человек. Западная часть Великого Герцогства — территория малоизученная, можно сказать совершенно дикая, и наличие автомобильного сообщения с империей даст резкий скачок в развитии этих земель. Судя по вашей карте, длина шоссе составит триста с лишним километров.

— Совершенно верно, ваша милость, — кивнул я в знак подтверждения.

— А известно ли вам, господин барон, во что обходится строительство километра двухрядного шоссе в сложных условиях гористой местности, покрытой непроходимыми джунглями?

— Ваше Сиятельство, я планирую сразу же строить трехрядную магистраль. Насчет себестоимости строительных работ, наводил справки. Километр качественного шоссе обойдется примерно в пятьдесят тысяч корон золотом. То есть общая смета составит около двадцати миллионов. Но, уверяю вас, затраты довольно быстро окупятся. Это пока движение по автомагистралям в наших местах не развито. С появлением качественной сухопутной артерии на западе континента можно прогнозировать резкое увеличение автомобильного грузопотока между империей и герцогством, поскольку осуществлять вывоз местной сельхозпродукции и прочих товаров вглубь империи станет более рентабельно, нежели на сегодняшний момент. Нам есть, чем заинтересовать друг друга в сфере товарообмена. К тому же, ожидается резкий приток свежей рабочей силы из глубинных регионов империи с избыточным количеством трудовых ресурсов. А это означает значительное ускорение освоения диких территорий. Как результат, активное пополнение государственной казны.

— И где же вы собираетесь взять эти двадцать миллионов? — взгляд наместника заметно похолодел. Я его прекрасно понимаю, озвученная мною сумма равняется примерно половине годового бюджета Великого Герцогства, который уже распределен на десятилетия вперед. То есть, от государства помощи ожидать не приходится. Остаются частные инвесторы. Однако, поди-ка найди щедрого дядю, готового вкладывать деньги в крайне сомнительные проекты. У меня же на сей счет были собственные задумки, раскрывать которые, я ни перед кем не собираюсь.

— Господин граф, это целиком и полностью мои трудности, можете не сомневаться. Уверяю вас, брать кредит в государственном банке я не собираюсь, да и не даст мне его никто в необходимых объемах. Надеюсь привлечь как местных предпринимателей, заинтересованных в скорейшем развитии нашего государства, так и зарубежных инвесторов. Кое-какие подвижки в этом направлении у меня уже имеются.

Упомянутые подвижки в виде полусотни килограммов отборного жемчуга, который я собираюсь реализовать через своего знакомого Гольбио Вэрнона, в настоящий момент лежат в моем магическом внепространственном хранилище. Да, да, последние дни все свое свободное время я не только предавался розовым мечтам и строил умозрительные воздушные замки, я пахал как негр на плантации какого-нибудь особо безжалостного эксплуататора рабского труда. Если точно, мотался по дну залива Семи Радуг в поисках качественного жемчуга.

Также выходил в открытый океан, однако, там с жемчугом было туговато, но неподалеку от входа в залив обнаружил затонувшее судно на глубине двух километров с грузом старинных серебряных монет, весом примерно сто пятьдесят тонн. Клад пока не трогал, поскольку деньги слиплись в бесформенные груды серебра, вдобавок основательно зацементировались известковыми отложениями. Если переплавить все это богатство в слитки и реализовать по-тихому на рынке, будет неплохое подспорье для запланированного мной строительства. Банальная арифметика: килограмм серебра нынче стоит чуть более пяти золотых монет, помножим сто пятьдесят тысяч кило хотя бы на пять, получим семьсот пятьдесят тысяч имперских корон. Реализовать серебро и собранный жемчуг — вот вам первоначальный капитал, а далее будем посмотреть. В ближайшее время перетру эту тему с ювелиром, может быть он подсобит. Ясное дело, придется делиться, но от этого никуда не убежищь. Если с этого судна мне капнет хотя бы полмиллиона — уже хорошо.

Вообще-то поиск затонувших сокровищ, тема весьма привлекательная, поскольку маго-технологический аспект подводных погружений на Эде не так продвинут, как на Земле, где посредством мощных нейтринных интравизоров можно рассмотреть во всех подробностях не только затонувший корабль под толстенным слоем донных отложений, но более глубокие недра вплоть до планетарного ядра.

Пока я размышлял, хозяин кабинета пристально вглядывался в мое лицо. Не обнаружив на наглой физиономии и тени сомнения, их сиятельство загадочно усмехнулся.

— Хорошо, молодой человек. Как только будут готовы проект и смета, приходите. Препятствий с моей стороны к вам не будет.

— И еще один момент, господин наместник. Мой сосед Энтис Дуорми без всяких на то законных оснований посадил на мою землю три семьи арендаторов. Разумеется, мне подобное самоуправство не нравится. Хотелось бы узнать, какие действия с моей стороны для урегулирования означенной конфликтной ситуации могут считаться правомочными?

Граф посмотрел на меня и, хитренько так прищурившись, сказал:

— Попробуйте сначала поговорить с виконтом. Мне кажется, он человек разумный и тяжбу с героем и кавалером ордена «Утренней звезды» затевать не станет. Ну если начнет предпринимать необдуманные действия, боюсь в судебные органы вы обращаться не станете. Вот только учтите пару моментов: в полиции Пальмы весьма квалифицированные следователи, к тому же, род Дуорми древний и весьма уважаемый на Широхо, и, если с одним из его членов случится что-то нехорошее… короче, я вас предупредил, а вы уж сами решайте.

Ух ты! Самый главный босс в случае эскалации моего спора с соседом вполне допускает летальный исход с той или другой стороны. Похоже, что-то знает о проделках этого Дуорми. Но как истинный политик старается до поры до времени держаться в тени. Спасибо за предупреждение, господин граф, оно будет непременно учтено. По большому счету, мне не жалко тех полутора сотен гектаров земли, самовольно захваченных жадным виконтом. Сам факт, что принадлежащим мне имуществом распоряжается кто-то посторонний без моего ведома, буквально выводит меня из себя.

— Премного благодарен вам, господин наместник. За душевный прием и мудрый совет, позвольте преподнести вам небольшой подарок. — С этими словами я извлек из прихваченной из автомобиля кожаной сумки небольшой ларец и с видом фокусника водрузил его на стол перед графом.

— Жемчуг?! — удивленно воскликнул Мондеддо, откинув крышку.

— Так точно, Ваше Сиятельство. Здесь три сотни белых жемчужин отборного качества.

Зачерпнув горсть шариков идеальной формы, граф подошел к окну и какое-то время любовался восхитительными перламутровыми переливами в лучах Соли.

— Чудесно! Молодой человек, вы смогли меня удивить.

— Надеюсь из этого может получиться неплохой подарок для вашей супруги, или дочки (о существовании несовершеннолетней дочери, в которой наместник души не чаял, я выяснил в процессе сбора досье на своего визави) ну не идти же к человеку, ничего не узнав о нем. — Имею смелость порекомендовать одного моего знакомого местного ювелира Гольбио Вэрнона. Работает быстро и очень качественно, как основу для нанизывания жемчужин может предложить нити, сплетенные из паутины тарханского арахна. Выполнить ваш заказ будет великой честью для мастера.

— Да, да, — рассеянно пробормотал граф, продолжая любоваться игрой света и блеском жемчужин, — на столе письменные принадлежности, черканите адресок этого ювелира, я непременно воспользуюсь вашим советом.

Выполнив требование графа, я посчитал аудиенцию законченной.

— С вашего позволения, разрешите откланяться, господин наместник.

Вернувшись к столу, граф бережно стряхнул жемчуг с ладони обратно в ларчик. Затем, подойдя ко мне, удостоил крепким мужским рукопожатием.

— Спасибо, голубчик, уважил, так уважил! Идите, дорогой, если возникнут трудности или кто-то из моих подчиненных… ну вы понимаете. Не церемоньтесь, сразу ко мне.

Из кабинета сиятельной особы я вышел буквально окрыленным. Не даром древняя мудрость гласит: «Дать начальнику много, выйдет значительно дешевле, чем каждому его подчиненному помалу». К тому же, жемчуг я не покупал, а добыл собственными силами. Получается, для меня и расходы не так уж и велики — всего-то пара часов пребывания в воде.

А еще, я попутно сделал очень доброе дело для Гольбио Вэрнона. Даже представить трудно, насколько повысится его профессиональный рейтинг после того, как он сотворит из этого жемчуга что-нибудь наподобие гарнитура для Зулай. К тому же, мне известно, что любимая дочурка наместника обладает Даром магии жизни и активировать чудесные свойства паутины тарханского арахна ей вполне по силам. Так что будем надеяться, что наместник все-таки воспользуется моим советом и осчастливит заказом моего хорошего знакомого и, вполне вероятно, будущего компаньона.

Тянуть со своим предложением к Гольбио Вэрнону не стал, из резиденции наместника направился прямиком к нему домой.

В тот раз функции продавца-консультанта выполнял какой-то кудрявый брюнет примерно моего возраста субтильного телосложения, столь же носатый, как его работодатель и с печальным взглядом человека, потерявшего веру в справедливость и уже не пытающийся её найти. Наверняка родственник ювелира и не из дальних. Ага, кажется, я даже знаю, кто это.

— Вы Купорс, подмастерье мэтра Вэрнона, — обратился к продавцу.

— Йолли Купорс, к вашим услугам, господин… эээ?..

— Влад Лёд, уважаемый. Хотелось бы переговорить лично с хозяином.

— Извините, уважаемый, — с непередаваемой грустью в голосе (ну прям Пьеро заморенный заботами Мальвины) заговорил Йолли, — но господин Вэрнон в настоящий момент очень занят, может быть, я могу быть вам чем-то полезен?

— Мой вопрос, способен решить только господин ювелир.

— И все-таки…

Наша перепалка грозила затянуться пришлось добавить стали в голосе и поднажать на наемного работника, возомнившего себя эдаким цербером.

— Я настоятельно прошу доложить мэтру о моем визите, поскольку мое дело к нему абсолютно вас не касается!

Тяжким вздохом мужчина выразил всю свою скорбь по поводу моей хамской манеры себя вести. После чего извлек откуда-то из-под прилавка магический коммуникатор и грустным голосом сообщил хозяину о том, что его желает видеть некий господин Лёд.

Ювелир не заставил себя долго ждать. При виде меня радости его не было границ, причем ничуть не наигранной, а вполне искренней.

— Господин, Влад, какое счастье, видеть вас снова в моем доме! Прошу проследовать за мной.

Рабочий кабинет Гольбио Вэрнона кардинально отличался от роскошных апартаментов наместника в сторону достаточного комфорта без излишеств. Массивный стол с множеством стопок разложенных на нем бумаг, дорогим письменным прибором из малахита и настольной лампой под абажуром. Удобное кожаное кресло для хозяина, несколько мягких стульев для гостей. По стенам многочисленные шкафы с книгами и папками с документами. И еще один столик с весами, микроскопом, еще каким-то специальным оборудованием и множеством пузырьков с химическими или алхимическими реагентами. В слегка приоткрытое окно задувает свежий ветерок и шевелит сдвинутую в сторону занавеску. На подоконнике горшки с цветами. На стене в массивной резной раме портрет миловидной дамы, очень похожей на дочь ювелира.

— Эльцира, моя покойная супруга, — заметив мой остановившийся на полотне взгляд, пояснил мужчина, — первая и единственная женщина в моей жизни, ну кроме Симы, разумеется. Пять лет назад погибла. Пошла на рынок, там какой-то парень попытался вытащить кошелек из её сумочки. Она подняла шум, уцепилась за одежду вора и не отпускала, тот в страхе полоснул её заточенной монетой по горлу. Вора поймали, казнили, но мне от этого ничуть не легче. Вот такие дела, уважаемый.

— Примите мои искренние соболезнования, господин Вэрнон.

— Спасибо, Влад! — учтиво кивнул головой хозяин и указав на один из стульев пригласил присаживаться дорогого гостя.

От предложения чем-нибудь перекусить или выпить я отказался. Перешел сразу же к делу. Для начала изложил некоторые перипетии, произошедшие со мной в течение нескольких последних недель, о резкой смене своего социального статуса, а также о подаренном мной Великим Герцогом участке земли. Не только рассказал, но показал на карте и поделился планами по дальнейшему развитию своего нехилого хозяйства.

Ювелир не только ничуть не удивился произошедшим в моей жизни переменам, мне показалось, что он до моего визита был прекрасно осведомлен, но до поры до времени не подавал вида. Впрочем, истинную подоплеку моего визита к нему, он угадал мгновенно.

— Господин барон, насколько я понимаю, для воплощения в жизнь столь грандиозных замыслов вам нужны деньги, очень много денег. Именно для решения финансовых проблем вы обратились к старику Гольбио.

— Уважаемый мэтр, давайте обойдемся без официоза. Для вас и вашей дочери я просто Влад. Признаться, я еще не привык к своему новому положению и стараюсь его не афишировать без особой надобности. А к вам я обратился не как проситель, а как потенциальный деловой партнер. Вы правы, деньги мне необходимы как воздух. Одно лишь строительство шоссейной магистрали по предварительным подсчетам обойдется минимум в двадцать миллионов имперских золотых корон. Приплюсуйте сюда расходы по раскорчевке и подготовке земельных участков для заселения фермерами, организации минимальной логистической структуры по вывозу сельхозпродукции морем, а также строительство жилья и хозяйственных зданий, покупка артефактов для отпугивания диких лесных тварей. Короче говоря, всего не перечислить. Однако с чего-то нужно начинать. Я решил начать со строительства дороги, параллельно буду заниматься и решением других задач.

— Ну да, ну да, зная вас, дорогой Влад, никогда бы не подумал, что вы способны прийти к кому-то в качестве банального просителя.

— Совершенно верно, господин Вэрнон. Видите ли, в данный момент я располагаю пятьюдесятью килограммами жемчуга качеством, ничуть не уступающим тому, из которого вы создали тот ювелирный шедевр для моей бывшей подруги. И еще, на дне океана в известном мне месте покоится корабль с грузом серебра на борту весом чуть более полутора сотен тонн. Состояние монет не очень, слиплись, покрыты известью. Ну вы сами понимаете, несколько столетий в агрессивной среде. Возможно часть из наиболее сохранившихся монет получится реализовать нумизматам и прочим любителям старины, но основная их масса годна лишь на переплавку.

Отчего-то я посчитал, что такого прожженного дельца как Гольбио Вэрнон трудно чем-то удивить, однако по мере моего повествования брови его взлетали все выше и выше, глаза округлялись, а крылья могучего шнобеля хищно затрепетали в предвкушении будущих прибылей.

— Надеюсь, образцы у вас при себе? — немного придя в себя, поинтересовался ювелир.

— Разумеется.

Мне показалось, мастер подумал, что я тут же брошусь к автомобилю, но каково же было его удивление, когда прямо из воздуха на его столе материализовались десять тяжелых мешочков из грубой ткани набитых под завязку отборным жемчугом и дюжина бесформенных глыб слипшихся серебряных монет весом около сотни килограммов.

— Но как?! — столь удивленного и ошарашенного человека мне еще ни разу не доводилось видеть в этой жизни. Отчего-то на душе стало радостно из-за того, что я способен удивить столь многоопытного и весьма искушенного человека.

— Не беспокойтесь, магия и никакого мошенничества. — Жаль, но мне вновь приходится обманывать хорошего человека, и я завел старую песню: — В своих странствиях по Великой Пустыне мне повезло обнаружить артефакт, с помощью которого можно скрытно переносить тяжелые, но не очень габаритные грузы. Сами понимаете, обладание подобным предметом может быть чревато для меня определенными неприятностями со стороны коллег по цеху, поэтому прошу никому не сообщать о его существовании.

— Разумеется, разумеется, господин Влад, — неожиданно засуетился ювелир, — с вашего позволения я возьму из каждого мешка по нескольку жемчужин, а также оставьте небольшой кусок серебра для определения его качества…

— Так, стоп, уважаемый! — я вынужден был довольно резко прервать этот детский лепет. — Как видите, все, о чем я вам рассказал — чистая правда: и мои возможности по практически неограниченной добыче качественного жемчуга и затонувший корабль с грузом серебра. Предлагаю вам стать моим полноправным партнером по бизнесу. Я добываю товар, вы реализуете по наиболее подходящей цене.

— Ваши условия?

— Ну, скажем, мои восемьдесят процентов, ваши двадцать.

На что прожженный торгаш тут же отреагировал практически на автомате:

— Вы не понимаете всех трудностей по сбыту столь крупной партии жемчуга и насчет серебра могут возникнуть всякие неприятные вопросы. Пожалуй, мои тридцать, ваши семьдесят будет самым подходящим вариантом.

— Принято, — я не стал торговаться, озвученные условия были для меня вполне приемлемыми. — Давайте обойдемся без каких-либо бумаг и письменной бухгалтерии. Сами понимаете, начатое нами дело, мягко говоря, немного конфликтует с законами Великого Герцогства. Мы же не собираемся выплачивать налоги в полной мере, да и вообще светиться перед властями.

На что Гольбио Вэрнон весело захихикал, потом резко заметил:

— Ну вот еще, не хватало эту жадную чиновничью братию кормить!

— Прекрасно, что мы друг друга поняли. Жемчуг и серебро оставляю вам для оценки и на реализацию. — После этих слов я протянул ювелиру сработанный собственными руками довольно изящный браслет из платины и некрупных ограненных драгоценных камней: — Артефакт для связи. Настроен на точно такой же прибор на моей руке. Слово-активатор: «миракль» — прошу запомнить. Можете носить, на любой руке. Как только пожелаете выйти со мной на связь, нажмете указательным пальцем на вот этот камень, — я указал на единственный рубин, украшающий браслет, — одновременно произнесете пароль, мой артефакт подаст сигнал вибрацией. В свою очередь, я нажимаю такой же камень на своем перстне и произношу слово-активатор. Если в этот момент по какой-либо причине я не могу вам ответить, просто сброшу вызов двумя нажатиями на свой камень, и вам придется подождать, пока абонент не освободится. В том случае, если вам угрожает опасность или вы действуете по принуждению третьего лица, нажимаете на камень трижды, лишь после этого произносите нужное слово. Все точно так и в случае моего обращения к вам посредством переговорного устройства. Подзаряжать не требуется, перстень сам возьмет необходимое количество энергии из вашего внутреннего источника. Вам все понятно?

— Миракль, — тут же отчеканил компаньон.

После заключенной между нами договоренности, я покинул дом ювелира и направился по другим запланированным делам.

Соли на небосводе едва перевалил за полдень, а дел уже было сделано немало. На сегодня у меня запланирован визит в городскую управу и разговор с одним уважаемым мной человеком. Общение с фермерами, и их покровителем Дуорми решил отложить на ближайшее будущее.

Перед визитом в госучреждение посетил тот самый ресторанчик, с веранды которого я заметил злосчастную лошадку. Кстати говоря, Дримона задержать так и не удалось. Либо этот с виду малахольный бомжацкого виду мужичок обладает повышенным чувством опасности, типа моей чуйки, и успел унести ноги в какое-нибудь безопасное место, либо его труп с камнем на шее покоится на дне залива Пальма или под толстым слоем землицы на местном кладбище. Плевать на возчика, не велика шишка, чтобы выяснять, что на самом деле с ним случилось.

В местной управе меня приняли с неохотой. Ну как же, явился — не запылился тот, из-за кого полтора десятка весьма уважаемых людей были уличены в связях с преступниками и в кандалах отправлены в Неморру. И неважно, что до этого многие из ныне возвысившихся чинуш всячески интриговали против бывшего начальства. Существует такое понятие, как корпоративная солидарность, иначе говоря, внутри своего междусобойчика мы можем делать любые гадости друг другу, но посторонним лицам сие категорически запрещено.

В течение часа чинуши в разных кабинетах делали вид, что внимательно выслушивали меня, затем отсылали к другому начальнику, мол, ваше дело вне юрисдикции данного ведомства. В какой-то момент мне это издевательство надоело. В уединенном месте я незаметно сунул несколько серебряных корон в карман какого-то мужичка с перепачканными чернилами пальцами, облаченном в изрядно потертый, а кое-где и залатанный сюртук. Быстро изложил ему суть интересующего меня дела, и получил точное направление, в какой именно кабинет мне следует обратиться.

В приемной начальника отдела «Учета и контроля землепользования» Райдаха Бендио меня попыталась задержать рыжеволосая секретарша. Не знаю, какой она ценный специалист по землеустройству, но фигурка ничего так, мордашка смазливая, грудь никак не меньше пятого размера, взгляд зеленых глаз блудливо-игривый. Она попыталась преградить дверь в кабинет босса своими выдающимися буферами, но я оказался проворнее, лихо обогнул даму и беззастенчиво ввалился в кабинет чиновника.

Боже, и что я там увидел! Нет, я не стал свидетелем сцены откровенного разврата или процесса передачи взятки из рук в руки. Я увидел обрюзгшего борова, безмятежно давящего щекой какой-то раскрытый талмуд, мерно посапывающего и почмокивающего во сне толстыми губищами. И это в рабочее время. Подойдя к столу, я довольно сильно постучал по столешнице три раза, после чего громко рявкнул:

— Тук, тук, господин Бендио! С добрым утром!

Чиновник тут же пришел в себя, уселся в кресле, как полагается и заморгал на незваного визитера своими свинячьими глазками. На его помятой физиономии несложно было прочитать желание обматерить нахала самыми крепкими нецензурными словесами. Однако он вовремя заметил на моей груди парочку орденов, и злой взгляд, побеспокоенного в своем логове матерого кабана, как-то резко стал весьма благожелательным.

— Прошу прощения, устал немного, — извиняющимся голосом пробормотал мужчина, одергивая при этом свой сюртук. — С кем имею честь, уважаемый? — После этих слов он махнул рукой маячившей в дверном проеме секретарше, мол, свободна.

— Барон Влад Лед, к вам по сугубо личному вопросу.

— Присаживайтесь, господин барон, слушаю вас.

В нескольких словах я обрисовал ненормальное положение вещей, когда какой-то виконт распоряжается самым беззастенчивым образом моей землей. Чиновник задал несколько уточняющих вопросов. По мере прояснения обстановки его физиономия приобретала все боле кислое выражение. Насколько я понимаю, ему не очень хотелось встревать в предстоящий спор двух дворян землевладельцев.

— От меня чего вы хотите? — еле удержавшись от зевка спросил начальник отдела.

— В общем-то ничего особенного. Мне нужна, выписка из реестра о предоставлении Дуорми права пользования не принадлежащим ему земельным участком площадью в полторы сотни гектар. Разумеется, в том случае, если таковое существует. Ежели разрешения нет, прошу выдать официальный документ, подтверждающий незаконность захвата моей земли лицом, не имеющим к ней никакого отношения.

Ох, как же эта свинотуша возбудилась после того, как я озвучил свои законные требования.

— Ну вы же понимаете, что в здравом уме и твердом разуме подобного разрешения никто и никогда не выдал бы!

— В таком случае, почему от подведомственной вам инспекционной комиссии факт незаконного захвата земли ускользает уже на протяжении пяти лет? Я тут навел справки, три семьи арендаторов с кучей наемных работников в течение означенного срока успешно работают под самым носом у людей, в чью прямую обязанность входит всячески наблюдать и пресекать любую противозаконную деятельность. Эти фермы расположены не где-то у черта на куличках, они буквально у вас под самым носом. Короче, жду от вас внятных объяснений и немедленно. Смею напомнить, что моими заботами полтора десятка ваших коллег уже томятся в темных и очень сырых подвалах столичной темницы. — Пришлось слегка припугнуть зажравшегося чинушу, ибо на его жирной морде я так и не увидел следов раскаяния и готовности к сотрудничеству. Ну что значит слегка? По испуганному выражению морды лица несложно понять, что удар был нанесен в самое чувствительное место. У всех в этом здании на памяти шмон, устроенный сначала Службой Безопасности Его Высочества, а затем представителями Ордена Зрящих.

— Подождите, милостивый государь, — изрядно взбледнувшего с лица большого начальника начало потряхивать от страха, а по лбу и щекам потекли капельки пота, — я непременно разберусь со всем этим безобразием и накажу тех, по чьей халатности получился данный казус.

Ага, щас, прям встал и ушел. Вместо этого, я поднялся со своего кресла и, подойдя к большому боссу, задушевно сказал:

— Уважаемый Райдаха Бендио, вы можете наказывать или не наказывать своих нерадивых подчиненных. Но любые вопросы, касательно моих дел я привык решать быстро и не перекладывать на чужие плечи. В данный момент, все, что мне от вас нужно — это бумага с печатью за вашей подписью, о том, что виконт Энтис Дуорми незаконно предоставил право аренды не принадлежащей ему земли трем семьям арендаторов. Вот, собственно, и все. — Чтобы хоть немного привести борова в чувства, пришлось слегка подсластить пилюлю легким враньем: — Кстати, на сегодняшней нашей встрече, его сиятельство господин наместник порекомендовал именно вас, как весьма компетентного руководителя. Имейте ввиду, граф Мондеддо наблюдает за вами и имеет на вас определенные виды. Так что не заставляйте меня разочаровывать вашего босса.

Через полчаса затребованный мною документ, украшенный несколькими печатями и размашистой подписью начальника отдела «Учета и контроля землепользования» находился у меня на руках. По большому счету, ничего не значащая бумажка. Вряд ли этой филькиной грамотой можно запугать ушлого соседа. Однако для незаконных арендаторов это станет весомой ксивой, чтобы припугнуть до усрачки. Впрочем, и Дуорми этот документ стоит сунуть под нос. Не исключено, что это заставит вредного соседа отказаться от желания творить козни.

Последний в этот день свой визит я совершил к Накису Турбуру. На сей раз завалился в его каптерку с пустыми руками. Активные поползновения с его стороны «принять внутрь чего-нить крепенького» были мною отвергнуты, поскольку нам предстоял важный разговор, после которого товарищу предстоит принять очень важное решение. И мне очень хотелось, чтобы оно было принято с абсолютно трезвой головой.

В краткой форме, но весьма доходчиво я изложил суть весьма радужных перспектив, а также проблем, связанных с освоением моего баронства. В принципе он уже был в курсе многого и много говорить не пришлось.

— Понимаю, Лёд, приветствую все твои начинания, от всей души желаю тебе удачи! Но не просто так ты мне все это сейчас рассказываешь.

— Накис, ты мне нужен в качестве главного управителя и доверенного лица, — я буквально выпалил заранее заготовленную фразу и пристально посмотрел на товарища.

От моего предложения завхоз буквально впал в ступор и какое-то время безмолвно хлопал глазами в попытке полностью осознать суть только что мною сказанного.

— Погодь, Лёд, ты предлагаешь мне стать твоим законным представителем. А деньги? — Он постепенно начал приходить в себя, даже пошутил вполне в своем репертуаре: — Неужто сосватал девицу с хорошим приданным?

— Финансовый вопрос постепенно решается. На строительство дороги понадобятся двадцать миллионов золотых корон, еще примерно столько же на развитие всей инфраструктуры баронства…

— Ни хера себе! — присвистнул удивленный по самые не могу Накис. — Ты часом не дочку ли самого Его Императорского Величества шпилить собрался? Гы-гы-гы!

На что я изобразил самое простецкое выражение на своей физиономии и, дождавшись, когда Турбур отсмеется, спросил:

— А что, таковые имеются на выданье? Завтра же отправляюсь в Махекара за приданным.

Ответом незамысловатому приколу стал еще более бурное гыканье и хмыканье. Когда завхозу все-таки удалось слегка прийти в себя, он утер слезы со щек, высморкался в извлеченный из кармана штанов платок и погрозил мне пальчиком:

— Просил же, больше так не делать, Влад. Смерти моей хочешь преждевременной. Это надо же отчебучить такое: «Завтра в Махекара отправлюсь». Ладно, шутки в сторону. Как тебе видится наше сотрудничество, если я вдруг надумаю отказаться от перспективы жениться и встряну в твое безнадежное дело?

Я ничуть не сомневался в авантюрной натуре товарища. И на все сто был уверен, что тот уже принял для себя нужное мне решение. Ладно, пусть поломается для вида.

— Пока ничего особенного от тебя не требуется. Продолжаешь исполнять обязанности завхоза школы. Насколько мне известно, время от времени ты бываешь в Неморре и Махекара. Мне понадобится, чтобы ты встречался там с нужными мне людьми и улаживал кое-какие моменты. Разумеется, бесплатно работать ты не будешь. Помимо текущих расходов станешь получать ежемесячное жалование. Сотня золотых на первое время тебя устроит?

— Лёд, ты с дуба рухнул предлагать такие деньги скромному завхозу с месячным окладом двадцать имперских корон серебром?! — удивленно захлопал глазами Накис.

— Считай, что я тебя покупаю с потрохами, — плотоядно ухмыльнулся я.

— Ну. Ну, точно с потрохами, — задумчиво пробормотал Накис, — да за такие деньжищи, я хоть сейчас уволюсь с работы.

— Пока не стоит. Сиди и не рыпайся никуда. Но будь готов сорваться отсюда по первому моему слову.

Чтобы новый мой сотрудник не сомневался в реалистичности задуманного мной дела, я вкратце поведал и о судне с серебром и о пяти мешочках с жемчугом, отданных ювелиру для реализации. В завершении нашей беседы я выдал ему подъемные в размере половины месячного оклада, также подарил браслет-коммуникатор, завязанный на мой и объяснил, как им пользоваться. Волшебное слово-активатор на этот раз «гвардия». У меня таких самоделок еще пять штук, ждут до поры до времени своих будущих хозяев.

Выйдя из уютной каптерки в ночной сумрак, вдохнул полной грудью влажный прохладный воздух — только что закончился короткий ливень, и привычная духота отступила. На душе было радостно. Наконец-то в этом чужом мире и для меня нашлось дело по плечу и по интересу. Хотелось погрозить кулаками мерцающим в вышине звездам и громко крикнуть в духе одного известного персонажа: «Лёд тронулся, господа присяжные заседатели», но воздержался, услышит кто-нибудь посторонний и подумает, что Лёд на самом деле умом тронулся. Не, мне такое счастье ни к чему.


[1] The Beatles — When I'm Sixty Four

[2] liberte, egalite, fraternite. - свобода равенство братство (фр.)

[3] Прекрасная Франция

Глава 7. Встречи приятные и не очень

— Господин барон, а как вы вообще узнали о нашем существовании? — поинтересовался с хитроватым прищуром Корхи Берецаль — мужчина на шестом десятке, как оказалось, неформальный главарь банды, незаконно оккупировавшей сто пятьдесят га моей кровной землицы, к тому же, вполне себе порядочный человек. — Признаться, ваш визит для всех нас стал полной неожиданностью. Мы, разумеется, его ждали, но не так скоро.

Сам не понимаю, к документам, присланным на мое имя прилагалась карта, на ней был отмечен занятый тремя семействами участок земли и пояснительная записка, что это не собственная инициатива крестьян, а некоего виконта по имени Энтис Дуорми. Наверняка кто-то из мелкой чиновничьей братии земельного управления Пальмы, готовивший пакет документов в канцелярию Великого Герцога, решил предупредить меня о самоуправстве соседа. Что именно стало тому причиной, можно лишь гадать. Скорее всего, этот виконт нехило подгадил моему тайному осведомителю.

— Неисповедимы пути Отца Создателя, — навел тень на плетень я, поскольку не собираюсь посвящать посторонних людей в свои догадки. — Лучше вы мне скажите, уважаемый Корхи, почему за пять лет ограничили свою хозяйственную деятельность лишь полутора сотнями гектаров?

— На это есть много причин, — почесав лысую макушку ответствовал мужчина. — Назову две основные. Во-первых, попробуй развивать хозяйство, когда половину доходов от продажи урожая ты обязан отдать господину Дуорми, а ведь со своих официальных арендаторов он взимает всего четверть. Во-вторых, мы с самого начала понимали, что находимся здесь на птичьих правах, и как только появится законный владелец этих земель, нас отсюда попрут поганой метлой, могут и под суд запросто отдать, новый владелец земли в своем праве.

— Так не платили бы.

— Хм, как тут не заплатишь, ваша милость? — Потупил глаза Берецаль. — Тут же по наши души нагрянул бы наряд полиции, и всех нас упекли бы в городскую тюрягу, а потом по этапу на каторгу. Суд всегда на стороне сильного и богатого.

М-да, действительно, где виконт, и где эти бесправные нелегальные беженцы из островной империи Тарсирис, ставшие по воле случая практически бесправными рабами жадного соседа.

Наше знакомство состоялось около часу назад, и я был совершенно не разочарован, даже очень рад таковому.

Началось все ранним солнечным утром одного из выходных дней. Я и мой приятель, а по совместительству управляющий всем моим обширным хозяйством Накис Турбур решили сделать визит вежливости захватчикам моей землицы. На арендованном автомобиле (пора бы приобрести собственный) мы быстро добрались до границ принадлежащей мне территории. Данное событие ознаменовалось тем, что ровное каменное полотно автомобильной трассы, пролегающей между аккуратных чеков банановых угодий виконта Дуорми, резко оборвалось. Далее начинался непроходимый для транспорта тропический лес. Однако, дорога на этом не заканчивалась, неплохо наезженная грунтовая трасса резко уходила влево в сторону океана и шла аккурат по границе моих владений.

Проехали десять километров по вполне приличной, хоть и пыльной трассе. За это время нам навстречу попался лишь большегрузный трейлер с прицепом, транспортирующий два универсальных контейнера объемом примерно в сорок кубических метров. Несложно догадаться, везут груз бананов в порт Пальма. Просканировав содержимое контейнеров, нейросеть подтвердила мою догадку. Внутри именно бананы. Специальные магические устройства, встроенные в стенки металлических ящиков, препятствуют преждевременному вызреванию плодов и их порче. В таком виде столь нежную продукцию можно хранить несколько месяцев. В порту контейнеры погрузят на борт специализированного судна и поплывут они по адресам назначения. На платформы трейлера поставят пустую тару, в которую трудолюбивые фермеры погрузят очередную порцию пока еще зеленых и не очень ароматных гроздьев. По прибытии на место назначения бананы разгрузят и отправят в пункт дозаривания, оттуда они поступят на прилавки магазинов и других торговых точек. Освободившиеся контейнеры загрузят чем-нибудь нужным и повезут обратно в Пальму. Получается бесконечный конвейер по обеспечению населения планеты пищей, то есть одна из сотен тысяч подобных цепочек, работающих в этом мире.

В какой-то момент густые заросли дикого леса резко оборвались и за окном автомобиля раскинулось зеленое банановое море. А еще через несколько минут неторопливой езды мы выехали на обширное покрытое подстриженной травкой пространство, в центре которого стоял приличных размеров двухэтажный дом, сложенный из толстенных бревен. Помимо означенного строения тут было еще несколько одноэтажных жилых зданий и множество построек хозяйственного назначения. Под высокими навесами лежали горы бананов и стояли предназначенные под загрузку контейнеры, там копошился народ. Ближе к плантации также заботливо укрытые навесами от небесных осадков стояли парочка тракторов, прицепные тележки и разный навесной инструмент для обработки земли.

Бардака не наблюдается, шатающихся без дела также не было видно, короче, всё чин чинарём.

На расстоянии нескольких сотен метров пологий склон переходит в темную полоску галечного пляжа, за ней раскинулась бескрайняя океанская синь. Многочисленные невысокие скалы, поднимаются из воды практически от самого берега и уходят в море на несколько километров, представляя собой естественный волнолом. Теперь мне стало понятно, отчего контейнеры с бананами транспортируют отсюда по суше, а не более дешевым способом — по воде. Зато здесь наверняка неплохая рыбалка и всяких других ценных морепродуктов. Мое подозрение подтвердили сушащиеся на берегу сети и пара перевернутых лодчонок. Мерный рокот прибоя гармонично сливается с криками чаек, запахами соли, гниющих водорослей и тонкими фруктовыми ароматами и создает непередаваемую атмосферу эдакой идиллии. В этом месте хочется задержаться надолго, построить хижину…

Гм-м, чего-то меня не туда занесло.

— Нормально тут все организовано, босс, — прокомментировал увиденное Накис, — чувствуются хозяйский пригляд и твердая рука. Техника и навесной инструмент не абы как разбросаны. Куч гниющих плодов не наблюдается. И вообще во всем порядок.

Отрицать очевидное у меня не было причины.

— Согласен, неплохо они тут устроились. Пойдем знакомиться.

Неподалеку от дороги троица мальцов младшего школьного возраста осуществляла пригляд за дюжиной свиней, вольготно расположившихся в грязной луже приличных размеров.

— Эй, парни, — Турбур обратился сразу ко всей компании, — кто у вас тут главный?

Самый бойкий подбежал к автомобилю и скороговоркой отбарабанил:

— Самый главный у нас дед Корхи. Он чичас тама, — пацан указал своей тоненькой ручонкой в сторону автотракторного парка. — Дядь, а можно на подножке прокатиться вместе с вами, я дорогу покажу? — В последней фразе было столько надежды и затаенного ожидания, что отказать пацану в удовольствии нам не позволила совесть.

— Садись, пострел, — по-доброму улыбнулся Турбур, и, выйдя из машины, распахнул перед ним заднюю дверцу салона.

Преодоление расстояния в двести метров много времени не заняло. Пацан выскочил первым и огласил округу звонким криком:

— Дед Корхи, дед Корхи! Тебя тута люди спрашивают!

— Чего орешь, Лапир? — Из темных недр сарая, бо?льшую часть которого занимал наполовину разобранный трактор вышел, вытирая замасленные машинным маслом руки тряпкой не первой свежести, пожилой, но еще крепкий мужчина. — Беги к свиньям, а с гостями я сам разберусь. — Проводив улепетывающего сорванца добрым взглядом, он наконец обратил внимание на меня. — Если не ошибаюсь, барон Влад Лёд? Я Корхи Берецаль, в некотором роде руковожу нашей невеликой общиной. Прошу прощения за мой непрезентабельный вид, признаться, ожидал вашего визита, как минимум через неделю. Впрочем, может быть, так оно будет лучше для всех. — Ага, раньше сядешь — раньше выйдешь. Фаталист, однако.

Интересно, оказывается, слухами земля полнится, и весть о моем появлении докатилась и сюда. Ладно, коль все знают, проще общаться.

— Действительно, я барон Лёд, это мой управляющий Накис Турбур. — Я улыбнулся местному предводителю самой обезоруживающей улыбкой. — Хочу сразу же расставить все точки над «ё». Никаких карательных мер в отношении вас и ваших товарищей с моей стороны не последует. Если пожелаете, перезаключим нормальный договор на взаимовыгодных условиях, не захотите, скатертью дорога, силой удерживать никого не стану. На вашу технику и прочий инструмент не претендую. Денежной компенсации с вас не потребую.

После этих моих слов лицо старика заметно разгладилось. Впрочем, никакой он не старик. Коротко стрижен, сед, лицо в морщинах, покрыто двухдневной серебристой щетиной, рваный шрам от левого уха тянется к подбородку, взгляд темных глаз пронзительный умный, в меру наглый. Ростом на голову ниже меня, плечи широкие, обнаженные по локоть руки в переплетении мышц и вен. Кожа на открытых участках тела загорелая едва ли не до черноты. Одет в некое подобие комбинезона: штаны и куртка черного цвета представляют единое целое. На ногах армейские ботинки с высокими берцами и шнуровкой, опоясан широким кожаным ремнем.

— Может пройдем в дом, господин барон, или поговорим за тем столиком в тенечке под сикомором на воздухе?

— Лучше на свежем воздухе, господин Берецаль.

— Коф, тарх, лимонад, мой средний сын варит неплохое пиво, рекомендую, — предложил гостеприимный хозяин после того, как наша троица расположилась на врытых в землю дощатых скамейках за грубо сколоченным столом под тенью раскидистой смоковницы.

Я предпочел тарх, Накис не отказался испробовать местного пива. Фермер знаками подозвал какую-то вертевшуюся неподалеку молодуху и приказал немедленно обслужить уважаемых гостей. Вскоре на столе стояли чайные приборы и пышущий паром чайник со свежезаваренным напитком для меня, также жбан пива литров на пять и пара керамических кружек для Накиса и хозяина. Помимо этого, было подано два больших, блюда: одно с домашней выпечкой и сладостями, другое с мясной нарезкой и мелкой вяленой рыбешкой под пивко.

Мой управляющий и Берецаль тут же наполнили кружки пенным напитком и с удовольствием припали к ним губами. Я сделал глоток огненной жидкости и слегка погонял во рту, оценивая её вкус. Замечательно и сам тарх высшего сорта, и заварен умелыми руками с соблюдением всех необходимых канонов.

С четверть часа наслаждался изысканным напитком. Наконец отодвинул подальше чашку, чтобы ненароком не разбить хрупкий драгоценный фарфор и посмотрел в глаза Корхи Берецаля.

— Рассказывайте, уважаемый, каким ветром вас и прочих двух… гм… арендаторов занесло в этот медвежий угол? — По манере держаться и общему внешнему виду я уже понял, что имею дело не с простым забитым крестьянином, а с человеком, образованным, привыкшим не только выполнять чужие распоряжения, но отдавать приказы подчиненным, также, судя по наличию шрама, побывавшим в опасных для жизни передрягах.

Рассказ не занял много времени. Корхи Берецаль и все люди, что в настоящий момент обосновались на моей земле, являются нелегальными иммигрантами, сбежавшими из островной империи Тарсирис после неудачного восстания против узурпатора, «незаконно занявшего трон».

О причинах, толкнувших этих людей на бунт, Корхи не стал распространяться, да мне, собственно, было неинтересно. В любой стране во все времена есть люди, недовольные правящим режимом, каким бы он ни был. Кто-то всю жизнь молча проклинает власть и держит руку с фигой в кармане. Этот оказался не из молчунов. Он вместе с тремя своими взрослыми сыновьями принял участие в вооруженной попытке государственного переворота и последовавшей за ней гражданской войне. Во всяком противостоянии есть две стороны: проигравшая и победившая. Наш герой оказался среди проигравших и был вынужден бежать из родного государства. Ему и нескольким бойцам из отряда, которым он командовал, удалось захватить небольшое гражданское суденышко, погрузить на него семьи, кое-какой нехитрый скарб и бежать за пределы островной империи, где победившая сторона во всю расправлялась с бунтовщиками.

Поначалу хотели податься на Борий, однако хлипкое суденышко оказалось настолько изношенным, что пересечь на нем боле пяти тысяч километров по бушующему в сезон штормов Атису или Южному океану представлялось задачей невыполнимой. По этой причине решили идти на Широхо. Как оказалось, принятое решение было правильным, «Минога» едва дотянула до Пальмы.

Как оказалось, Великое Герцогство вовсе не Земля Обетованная для людей без средств к существованию. Денег, вырученных от продажи суденышка и еще кое-какого добра, беженцам хватило всего лишь на пару месяцев нищенского существования. Чтобы получить хоть какую официальную работу необходимо иметь гражданство одного из государств коалиции, возглавляемой империей Бангара. Получить таковое, разумеется, можно, но, как объяснили чиновники, придется ждать от пяти до десяти лет. Короче, говоря, беженцы оказались в ситуации, в шахматах именуемой цугцванг.

Вот ту-то на горизонте появился добрый Энтис Дуорми. Он предложил беженцам свое покровительство. Поскольку людям деваться было некуда, пришлось подписывать контракт на кабальных условиях. Кстати небезызвестный мне Райдаха Бендио начальник отдела «Учета и контроля землепользования» сыграл в этом тухлом дельце не самую последнюю роль. Таким образом большое семейство Берецаля, а с ним еще несколько семей, прибывших вместе с ними на Широхо, попали в кабальную зависимость от жадного виконта. Поскольку свободных участков в законном владении Дуорми не оказалось, он ничтоже сумняшеся посадил новых арендаторов на пустующую землю, гарантировав им защиту от посягательств представителей власти.

На первом этапе Дуорми обеспечил арендаторов всем необходимым, разумеется, не бесплатно. За пять лет тяжелого труда людям удалось выкупить технику и начать самим обеспечивать свои потребности в запчастях, удобрениях и всеми прочими необходимыми вещами. Однако так или иначе, половина доходов уплывало в жадные лапы «покровителя».

Вот такая незамысловатая картина получается. Людей самым наглым образом загнали в кабалу и никому нет до этого дела.

Официально здесь три независимых хозяйства, на самом деле люди добровольно объединились под твердой рукой бывшего командира. Получилось некое подобие кибуца — еврейской сельскохозяйственной коммуны, или советского колхоза. Здесь даже своя школа имеется, а с одаренными детишками отдельно работают пара местных магов, готовят к поступлению в высшую школу.

Я был крайне удивлен, узнав, что в хозяйстве Берецаля находятся два дипломированных адепта стихийной магии, также из его боевого отряда. По прибытии на материк они вполне могли бы неплохо устроиться. Однако маги не бросили в беде своих боевых товарищей и решили разделить с ними их нелегкую судьбу. Помощь одаренных особенно пригодилась поселенцам на первых этапах хозяйственной деятельности. Без магов освоение диких земель потребовало бы значительных дополнительных расходов, а значит, усиление кабальной зависимости от «арендодателя». То, что маги не бросили своих боевых товарищей еще один плюсик Берецалю. Выходит, люди ему верят, уважают и готовы идти за ним до конца. К тому же бодрый здоровый вид здешних обитателей однозначно указывает на то, что во главу угла здесь именно забота о людях, а не получение как можно боле высоких доходов путем беспощадной эксплуатации трудящихся.

— Мне все понятно, господин Берецаль — вы и ваши люди оказались в беде, и нашелся тот, кто не без помощи жадных до взяток чинуш воспользовался вашим безвыходным положением. Так вот, как я уже сказал, отныне вы свободны в своем выборе. Однако я бы предложил вам остаться на этой земле и заключить новый договор аренды. Со своей стороны, предлагаю расширить ваш надел до пятнадцати километров вдоль берега океана и на пятнадцать-двадцать километров вглубь материка. Я планирую строительство качественной автомагистрали на принадлежащих мне землях вдоль всего побережья до границы империи Бангара на северо-западе и крайне заинтересован, чтобы принадлежащие мне земли вдоль побережья не пустовали. Более того, вам и вашим людям будет оказана значительная финансовая помощь в виде долгосрочной беспроцентной ссуды. О её размерах мы можем поговорить, исходя их вашего плана развития хозяйства. Также, я готов на протяжении пяти лет отменить для вас любые налоги, кроме обязательных государственных. По истечении означенного срока, размер взимаемого налога в мою пользу не будет превышать десяти процентов. Данное условие мы четко обозначим в тексте арендного договора, чтобы впоследствии избежать взаимного недопонимания. И еще, как будущий чародей, обещаю любую магическую помощь и поддержку. В частности, берусь бесплатно обеспечить ваше хозяйство защитными магическими устройствами от диких животных и главной напасти со стороны джунглей — вредоносного гнуса.

По мере озвучивания мной будущих перспектив, выражение лица здешнего босса менялось от настороженного до удивленно-радостного. Таких условий аренды ему никто и никогда не предложит. Услышав про бесплатные амулеты, он довольно крякнул и не удержался от комментария:

— Защита — это здорово! Дороговато выходит, если приобретать у официальных артефакторов.

— Да, еще один момент насчет гражданства. Постараюсь в самое ближайшее время решить данный вопрос, чтобы вы и ваши люди более не чувствовали себя бесправными иностранцами. Ну как, вы принимаете мои условия, господин Берецаль?

— Ваша милость, это не условия, это подарок. Если все, что вы только что озвучили, не попытка ввести нас в заблуждение, я и мои люди с благодарностью принимаем ваше предложение.

— В таком случае, оставляю вам своего управляющего, чтобы вы совместно составили нормальный договор аренды. Не забудьте написать персональное прошение от каждого члена вашего… хм… садового товарищества о предоставлении гражданства Великого Герцогства на имя Его Высочества Адрогона Третьего.

— Так мы уже подавали пять лет назад, — криво ухмыльнулся старый Корхи.

— То-то и оно, что пять лет назад, а воз и ныне там. Напишите по новой, я по этому вопросу обращусь напрямую к наместнику. Надеюсь, мне он не откажет в столь малой просьбе. Тем более, политика государства направлена на расширение освоенных земель, соответственно на увеличение числа законопослушных граждан. Если бы не чиновничья волокита и мутные схемы таких деятелей, как Дуорми, гражданство было бы вам предоставлено немедленно по прибытии в Пальму.

— Заранее вам благодарен, господин барон! — Изуродованная некрасивым шрамом физиономия фермера светилась будто только что отчеканенная монета в десять золотых корон.

— Накис, остаешься, поможешь уважаемым арендаторам составить текст договора и обговоришь все прочие условия нашего сотрудничества. Часа в четыре заеду за тобой.

На что Берецаль Корхи тут же отреагировал:

— Можете не беспокоиться, ваша милость. Вечером в порт отправляется очередной груз бананов. Трейлер подбросит господина Турбура в любое указанное им место.

Напоследок я сделал хозяину еще один неявный подарок. При прощании, мы с ним обменялись крепкими рукопожатиями. В результате на поверхности кожи внешней стороны его кисти остались незаметные глазом следы от соприкосновения с подушечками моих пальцев. В течение считанных минут более тысячи созданных Дерцей в соответствии со спецификой организма этого человека нанитовых фабрик проникнут через поры кожи внутрь его тела, затем, согласно заданной программе, разнесутся токами крови по всем его закоулкам. Далее миллиарды выпущенных фабриками нанобиотических квазиорганизмов приступят к ремонту изрядно изношенного пережитыми невзгодами и тяжелым трудом тела деда Корхи. Представляю его удивление, когда аппетит повысится и на женский пол потянет со страшной силой. А уж после того, как старые шрамы рассосутся, включая тот, что на лице, боюсь представить его реакцию. Не иначе, как за чудо посчитает и в церковь свечку Отцу Создателю побежит ставить. Хе-хе! Пудовую.

Скажу по секрету, данную процедуру я провел негласно и с Накисом, и с Гольбио. В дальнейшем собираюсь проделывать то же самое со всеми своими партнерами. Мне нужны крепкие работоспособные люди, а не едва волочащие ноги инвалиды.

Покидал фермерское хозяйство в радужном настроении. Все-таки добрые дела приятно делать. А тут целый букет добрых дел в одном флаконе: дал надежду людям на светлое будущее, инициировал процесс излечения одного пожилого человека, осчастливил мальца поездкой на автомобиле, славным тархом побаловался, Накису после моего отъезда пивка перепадет нехило. Уф-ф! Кажется, всё перечислил.

Теперь в другое место поеду «травить бобров», иными словами предстоящую миссию и не назовешь. Как-то не очень хочется встречаться с господином виконтом, но этого не избежать. Рано или поздно наш разговор состоится. Пусть рано, при этом инициатива и контроль обстановки будет исходить от меня. Не люблю отдавать преимущество оппонентам. Интересно, Дуорми известно, что его будущая супруга предавалась страстным сексуальным утехам с новоявленным соседом? Надеюсь уловка Зулай с восстановлением девственной плевы все-таки удалась, и кандидат в мужья пребывает в блаженном неведении. Ладно, совет им да любовь. Для меня же крайне необходимы добрососедские отношения, и чтобы ни одна сволочь не совала свой длинный нос и загребущие лапы в мои дела.

Вернулся на шоссе и, миновав Пальму, проехал в направлении Неморры еще где-то с полсотни километров среди банановых кущ и земельных наделов, используемых под иные сельскохозяйственные нужды.

Удивляюсь, чего не хватает этому виконту. Более сотни тысяч гектаров отведено только под бананы. Несколько бригад лесорубов, заготавливающих дорогостоящую древесину. Плантации лекарственных растений, пряностей разных видов, тарха, виноградники, фруктовые сады. Огромное стадо мясомолочного рогатого скота. Рыболовецкая артель. Несколько заводов в Пальме по переработке сельхозпродукции. И еще много всякого разного. Затрудняюсь хотя бы приблизительно назвать сумму годового дохода этого человека. Нет же, ему все мало и мало, нужно непременно закабалить людей, оказавшихся в безвыходном положении. Воистину жадность человека не знает границ.

Примерно в полусотне километров от Пальмы мой автомобиль свернул на неширокое шоссе, ведущее в сторону океана. Эта дорога, согласно карте, ведет в официальную резиденцию виконта Энтиса Дуорми.

Сомкнутые кроны деревьев, растущих вдоль дороги, создавали ощущение езды по зеленому тоннелю. Мерный гул двигателя совершенно не перекрывал разноголосое пение птиц, порхающих в ветвях деревьев в несметных количествах. Ощущение идиллии нарушило падение на стекло с последующим размазыванием по нему мерзкой субстанции белого цвета с темными вкраплениями. Затем еще и еще. В мгновение ока все очарование этим местом куда-то исчезло. Гадят, понимаешь, суки пернатые. Пришлось задействовать дворники и включать стеклоомыватель. Благо не поднял крышу авто (а ведь была такая мысль) — этим птичкам по плечу уделать своим гуано весь салон вместе с водителем.

Пару километров проехал так никого и не встретив. В какой-то момент заметил вдалеке быстро приближающуюся точку. Через минуту мимо меня, сверкая хромированными деталями, на высокой скорости промчался спортивный автомобиль вызывающе алого цвета. За рулем… Ну кто бы мог подумать?! Моя бывшая подруга Зулай Бжех. Надеялся, что проскочит и поедет дальше по своим делам. Не тут-то было. Увидев меня, девушка резко ударила по тормозам и надавила на клаксон, однозначно требуя остановиться. Затем выскочила из автомобиля и рванула обратно в мою строну. Я подчинился и, покинув салон, откровенно любовался ладной фигуркой и крайне возмущенной мордашкой мчащейся ко мне рассерженной фурии.

Интересно, что ей помешало включить заднюю скорость и подъехать ко мне на машине? Волнуется, наверное. А ведь действительно, с чего бы её бывшему парню понадобилось встреча с будущим мужем? А не козни ли это со стороны, как ей кажется, брошенного любовника, с целью опорочить девушку в глазах жениха и помешать её семейному счастью? В общем-то, все логично, если не знать, что Влад Лёд с недавних пор родовитый дворянин, к тому же его обширные владения граничат непосредственно с владениями Дуорми.

— Ты что творишь, козлина безрогая?! Какого хера сюда приперся, мудила безмозглая?! Если думаешь вернуть меня, ты глубоко заблуждаешься. Я нашла своего единственного и любимого человека, и никто более мне не нужен! — Все-таки хороша чертовка в гневе. А глазищи, глазищи-то как сверкают, прям пара зеленых лазеров, сейчас закончится накачка энергией и меня испепелит прямо на месте.

Хотел напомнить её заманчивое предложение насчет орального или анального полового акта при нашем расставании, но пощадил женское самолюбие. Вместо этого широко заулыбался и широко раскинул руки, будто собираюсь заключить свою бывшую в объятия.

— И я очень рад тебя видеть, Зулай! Успокойся и давай поговорим в теплой дружеской обстановке.

— Пошел в жопу Лёд! Жизнь приехал мне испоганить, да? Не получится. Что бы ты ни рассказал Энти, он поверит только мне. К тому же он мой первый мужчина. А ты приехал мстить, потому что я с негодованием отвергла все твои домогательства и не только твои…

— Выходит целка, которую я тебе порвал, также была не настоящая? — Не хотел заниматься банальным троллингом, как-то само собой вырвалось.

— Кобелина, гадкий! — громко бросила мне в лицо разгневанная девица, после чего самым неожиданным образом обхватила меня за шею и страстным поцелуем впилась мне в губы, перемежая поцелуи беспорядочным бормотанием: — Милый, милый! Самый дорогой! Люблю! Ночью трахаюсь с Дуорми, представляю будто с тобой, но куда ему до тебя, открою глаза, нет, не ты. Печаль! Тоска! Возьми, возьми меня прям здесь на этой дороге! Хочу тебя!..

Ну ни хрена ж себе! Ожидал упреков, пощечин, ударов по яйцам или еще каких-нибудь изощренных дамских штучек в этом же духе. А тут, нате вам, что-то типа объяснения в любви получается. Не, такого счастья нам не нать. Померла, так померла. А может… Ну да, разумеется это очередной спектакль. Ну ты артистка! Такой талантище да в мирных целях.

Я постарался как можно аккуратнее отстраниться от разгоряченной Зулай.

— Извини, подруга, но с невестами чужих мужиков и замужними дамами я столь близко не общаюсь. — Сказал и тут же перед внутренним взором промелькнула длинная череда отягощенных законным браком женщин, которые, поддавшись моему мужскому обаянию, изменили своим мужьям. Ну соврал. А что делать? Прикажете отодрать эту стерву прям посреди дороги с непредсказуемыми последствиями? Откуда мне знать, какие гадости насчет меня у нее в загашнике.

Зулай будто ледяной водой окатили. По всей видимости, она ожидала столь же бурного проявления чувств с моей стороны. Ведь неспроста её бывший любовник едет в поместье Дуорми. Наверняка для того, чтобы вернуть её и не расставаться с ней никогда. Девушка резко отстранилась и наградила меня презрительным взглядом, неожиданно высохших глаз.

— Тварь неблагодарная!

Ага, это я-то тварь? Тот, кто помог ей освободиться от кабальной зависимости перед семейством Парисон-Верех и получить возможность выйти замуж за очень богатого и влиятельного аристократа. Вот она женская благодарность во всей своей вопиющей неприглядности. Теперь я окончательно убедился в том, что бурное проявление «горячей любви ко мне» является очередной уловкой хитрой бестии. Столь незамысловатым приемом она попыталась отвести, как ей кажется, надвигающую беду, способную разбить утлое суденышко её материального благополучия.

— Зулай, давай договоримся, что ты перестаешь ломать передо мной комедию, а я, в свою очередь расскажу, для чего мне необходимо встретиться с твоим женишком…

— …мужем, Лёд. Мы поженились с Энти неделю назад. Газеты нужно время от времени почитывать, дорогой, а не всяких шлюх пользовать самыми извращенными способами. — Вот же стерва злоязыкая.

Однако я не остался в долгу и вернул даме шпильку:

— От всей души поздравляю, дорогая! К твоему сведению, я теперь барон Влад Лёд. Мои владения на западе граничат с вашими. Тебе также не помешало бы время от времени газетки почитывать, вместо того, чтобы пытаться своими ловкими ручками и красивым ротиком хоть как-то накачать кровью вялый член престарелого супруга…

— Гад! — реакция дамы оказалась отменной, мне едва удалось увернуться от её пощечины, затем еще от одной.

Наконец она успокоилась, и я продолжил:

— Уверяю тебя, Зулай, моя встреча с виконтом Дуорми никоим образом не связана с нашими прошлыми отношениями. Всего лишь визит вежливости одного землевладельца к соседу. Если хочешь, сделаем вид, что мы с тобой вообще незнакомы. Хоть я и сомневаюсь, что прежде чем сделать тебе предложение руки и… — я откровенно ухмыльнулся и покосился на ширинку своих брюк, — ладно, пусть будет сердца, он не навел о тебе справки. Ну не тот человек Энтис Дуорми, чтобы приводить в дом абы кого. Еще раз поздравляю, твои достоинства покорили пожилого ловеласа и перевесили все твои недостатки…

— У меня нет недостатков! — резко оборвала меня девушка и грозно сверкнула зеленью своих красивых глаз.

— Да ладно, у всех они есть, только кто-то не очень умный может о них не подозревать. Ты девочка неглупая, и не пытайся вводить в заблуждение человека, изучившего тебя вдоль и поперек. Короче, подруга, поезжай-ка ты куда направлялась, а я вежливо пообщаюсь с твоим мужем и в дальнейшем постараюсь как можно реже попадаться тебе на глаза. Ну если только ненароком в школе, ведь ты же время от времени там появляешься.

Зулай надолго задержала свой взгляд на моем лице. Наконец кивнула — кажется сделала какие-то выводы и что-то для себя решила.

— Хорошо, Лёд. Энтис дома, вроде бы, никуда не собирается уезжать. Я на ферму к своим питомцам. Вернусь часа через четыре. Постарайся до моего появления убраться из поместья.

После этих слов она повернулась ко мне спиной и, аппетитно виляя попой направилась к своему автомобилю. Хороша стерва! И тут я вспомнил один важный момент и окликнул девушку:

— Зулай! — Когда та остановилась и повернулась ко мне продолжил: — Тут ко мне обращалась некая Гелания Парисон-Верех.

— Чего хотела? — мне показалось, что моя бывшая не очень удивилась.

— Интересовалась нашими взаимоотношениями и предложила обвинить тебя в незаконном присвоении некоторых вещиц.

— Насколько я понимаю, ты послал её в грубой форме. Ну как ты это умеешь делать. — улыбнулась Зулай.

— Ну что-то типа того, только в мягко безо всяких грубостей. Ты знаешь, Гелания мне даже понравилась…

— Кобель и есть кобель!

— Да погоди ты ярлыки наклеивать! Понравилась вовсе не в вашем бабьем традиционном понимании, будто все мужики сволочи и готовы задрать юбку первой встречной. Есть в ней стержень. Вот только желания проигрывать я не заметил в её глазах. Я навел кое-какие справки и хочу предупредить тебя, семейство Парисон-Верех весьма влиятельное в Бангара, намного влиятельнее клана твоего супруга. Вряд ли высокородные забудут и простят тот финт, что тебе удалось провернуть для своего освобождения от долговых обязательств. Так что впредь постарайся учесть данный момент, будь внимательна и осторожна, особенно, когда дело касается новых знакомств. Не удалось добраться до тебя через меня, могут организовать хитрую комбинацию для нанесения урона твоей репутации в глазах мужа и общественности. У старых высокородных семейств тысячелетний опыт разного рода интриг и подковерной борьбы, иначе бы их давно кто-нибудь сожрал. Короче, я тебя предупредил, дальше думай своей светлой головкой. «Светлой», без какой-либо иронии. Ты умница, Зулай, я от всей души желаю тебе счастья.

Пока я все это говорил, выражение лица бывшей подруги от беззаботно-веселого стало задумчиво-озабоченным. Вне всякого сомнения, девушка осознала и прониклась степенью опасности, угрожающей ей.

— Спасибо, Влад! Спасибо, что не сдал с потрохами и за то, что предупредил. Признаться, я совершенно упустила из внимания данный аспект.

После этих слов она подбежала ко мне и, обхватив руками за шею, чмокнула в щеку. Откровенно говоря, этот незамысловатый поцелуй для меня был намного приятнее её недавних фальшиво-надрывных лобызаний. Все-таки за всей замысловатой возней и интригами она не потеряла способность быть искренней. Данное обстоятельство меня очень порадовало.

Одарив меня напоследок взглядом своих лучистых глаз и доброй улыбкой, Зулай направилась неторопливой вихляющей походкой классической обольстительницы к своему автомобилю.

Неожиданно мне в голову пришла забавная мысль. За все время нашего разговора ни одна подлая птица не посмела пролететь над нашими головами, чтобы отбомбиться переваренными кузнечиками. Ну да, совсем забыл, что имею дело с адептом магии жизни и дать укорот любой пернатой тварюшке для нее пара пустяков. Критически посмотрел на изрядно загаженное птичьими экскрементами дорожное полотно и поспешил укрыться от вероятных атак в салоне авто. Вовремя, поскольку гадкие летающие дристуны тут же обгадили лобовое стекло своими дерьмом. Блин, да как же тут они живут?! Или это какой-то прикол от хозяина фазенды? Надо было уточнить у Зулай, что означает столь невероятное обилие пернатых.

Дом землевладельца, точнее, обширный дворцовый комплекс из пяти строений произвел на меня неоднозначное впечатление своими гигантскими размерами и вопиющей роскошью внешней отделки зданий. Количество колонн, капителей, пилястр, карнизов, балкончиков, лепных и отлитых из металла фигур людей и разных чудищ на единицу площади значительно превышало то, что я недавно увидел во дворце Великого Герцога. Вообще-то, дело вкуса. Что для одного выпендреж и вопиющая безвкусица, для другого — услада глазу. Единственное, что произвело на меня приятное впечатление, обилие зеленых насаждений в которых буквально утопало поместье.

Граница участка огорожена замысловатым кованным забором с пиками по верху. Легкое пассивное сканирование показало однозначно, что эта ограда имеет чисто декоративное значение, преодолеть которую любому ловкому человеку по плечу. Главная опасность поджидает незваного гостя непосредственно на территории имения. Я насчитал как минимум пятьдесят разного рода магических ловушек на участке периметра длиной в километр. Что это, страх перед кем-то из реальных врагов, или обыкновенная паранойя, свойственная людям, обремененным несметными богатствами? В принципе, мне плевать, пусть проблемы Дуорми останутся проблемами Дуорми. Мне нужно, чтобы для меня и моих людей не было в будущем неприятностей от этого человека.

Подъехал к воротам КПП. На сигнал клаксона выскочил вооруженный автоматом боец в пятнистой полевой форме, бронежилете и разгрузке. Парень вежливо поинтересовался, чем вызвано мое появление на территории принадлежащей его работодателю.

— Доложите виконту, что прибыл барон Лёд его новый сосед с целью прояснения и урегулирования некоторых обстоятельств.

Охранник связался с кем-то внутри поместья. Через несколько минут все тот же охранник сообщил, что «их милость господин виконт меня ожидают» и попросил меня припарковать автомобиль на специальной площадке у КПП. Другой охранник, также вооруженный до зубов, взялся проводить меня к господину Дуорми. Предварительно меня обследовали с помощью специальных магических артефактов на предмет наличия оружия.

«Ищите, братцы, ищите, — думал я пока вокруг моей тушки водили какой-то рамкой, — мое внепространственное хранилище невозможно обнаружить существующими способами. И вообще, чтобы свернуть шею вашему боссу, мне не понадобится никакое оружие. Впрочем, не беспокойтесь, в этот раз я пришел не убивать, а договариваться».

Владелец фазенды, точнее замка принял меня в небольшой открытой беседке на берегу океана, одетый в легкий костюм спортивного покроя, чем, на мой взгляд, подчеркнул неформальный характер нашей встречи.

Вопреки почерпнутой из разных источников информации Энтис Дуорми, несмотря на свои семьдесят с гаком выглядел просто молодым мужчиной, максимум едва за тридцать. На самодовольной физиономии ни единой морщинки, в темных коротко стриженных волосах ни следа седины. Физически развит, бодр. Лицом привлекателен не смазливой красотой изнеженного аристократа, а эдакой ярко выраженной грубоватой брутальностью. Некоторые впечатлительные особы непременно находят во взгляде подобных мужиков что-то демоническое пронзительное. Возможно, я плохой физиономист, ничего кроме откровенного любопытства при своем неожиданном появлении в его темных глазах не усмотрел и никакой «мудрости прожитых лет» в них не обнаружил. Если не знать, сколько ему годков на самом деле, передо мной обычный ровесник, ничем особенным из себя не примечательный.

Чудеса магической геронтологии, никак иначе. При своих доходах может позволить себе практически неограниченный срок жизни. Мне быстрая старость также не грозит, и грозит ли вообще земные специалисты до сих пор не выяснили. Так что завидовать особо нечему.

— Барон Лёд, Влад Лёд, — первым представился я, — ваш новый сосед.

— Ну, ну, герой, значит, пожаловал предъявлять претензии насчет тех оборванцев, что я спас от голодной смерти, поселив на твоей земле.

— Никоим образом, ваша милость, — с величайшим трудом мне удалось удержаться от грубости, — наоборот, приехал поблагодарить вас за то, что вы обеспечили меня столь ценным человеческим ресурсом.

На мою неявную подначку виконт, как мне показалось, заскрипел зубами, а на его лице промелькнула едва заметная тень. Впрочем, длилось это недолго — все-таки дворянское воспитание и прожитые годы чему-то да учат. Но радости от того, что я не имею к нему претензий на физиономии соседа почему-то не прибавилось.

— Коль не имеешь претензий и не собираешься заниматься сутяжничеством, не смею далее тебя задерживать. — И окликнул маячившего неподалеку сопровождавшего меня бойца: — Эй ты, покажи его благородию, где находится выход.

Вот же дерьмо мне досталось в соседи! Ни тебе чаю, кофею или пивка, на худой конец, предложить, я уже не говорю о плотном обеде. Ладно, мне с этим зажравшимся индюком детей не крестить. Сегодня утрусь, а завтра… еще посмотрим, на чьей улице грузовик с шоколадками перевернется. Интересно, чем именно вызвано столь хамское отношение к гостю? Ему что-то известно о моих шашнях с его супругой? А может быть, какие-то обстоятельства, связанные с теперь уже моими арендаторами?

С автомобильной стоянки отлично просматривалась водная гладь океана. Автоматом отметил надвигающуюся со стороны Атиса темную полосу плотных дождевых облаков. В это время года из-за сезонных перестроений воздушных масс Южный океан довольно часто преподносит сюрпризы в виде проливных осадков. Хорошо, что не задержался надолго в поместье Дуорми, должен успеть попасть в школу до начала дождя. Интересно, моему управляющему удастся сегодня вечером выбраться с фермы гостеприимного Корхи Берецаля? Хотя пускай погуляет и хорошенько бухнет в компании бывшего ветерана. Им есть, о чем поговорить и что обсудить помимо условий нового договора.

Я сел в водительское кресло, ткнул пальцем в окошко персонального магического идентификатора временного владельца. Паровая турбина ровно загудела на холостом ходу. Снял автомобиль с ручного тормоза, выжал педаль сцепления, включил первую передачу и медленно покатил прочь от негостеприимного поместья неприветливого соседа.

Глава 8. Женщины, такие разные и в то же время такие одинаковые

Постепенно жизнь, получившая серьезный импульс, поспособствовавший более комфортному вживанию в новые для меня условия, вернулась во вполне спокойное русло.

У меня теперь приличный кусок земли, на котором обитает двести тридцать восемь душ… Так стоп! Отставить «души»! Я не барин, мои арендаторы не крепостные. Двести тридцать восемь человек, из которых взрослого населения обоих полов сто девяносто семь, остальные — дети от грудничков до четырнадцати лет. Еще восемнадцать юношей и девушек учатся в различных магических школах средних и высших. Их обучение оплачивает Гильдия Магов. В самое ближайшее время поручу Накису выкупить договора и продолжу финансировать дальнейшее их обучение из своего кармана. Дороговато станет, но почти два десятка дипломированных магов в хозяйстве не помешают. На подходе еще пять одаренных детишек, коих требуется определить в среднюю школу магии, затем и о высшем образовании для них подумать.

Полторы недели назад Накис и Корхи представили на мое рассмотрение план дальнейшего развития хозяйства, учитывающий охват территории примерно в двести пятьдесят квадратных километров. Хороший план многоэтапный, рассчитан на пять-шесть лет. Обойдется мне это счастье в кругленькую сумму два миллиона золотых корон. Благо в первый год потребуется всего триста тысяч. Ага, всего-то триста тысяч! Какая мелочь! Щас, суну руку в карман и достану. Мне автобан строить, а тут еще целину осваивай. Оно, конечно, в перспективе все окупится сторицей, так это в перспективе, а деньги нужны сейчас и немалые.

Не стану кривить душой и пускать слезу по поводу своей бедности. На самом деле денежки на мой банковский счет и в виде наличности потихоньку капают. Ну как потихоньку? Моему партнеру Гольбио Вернону удалось наладить устойчивый сбыт серебряных монет и жемчуга.

С грузом серебра на обнаруженном мной затонувшем корабле получилось даже лучше, чем я ожидал. Оказывается, некоторые из перевозимых на судне монет представляют приличную нумизматическую ценность и уходят значительно дороже стоимости содержащегося в них драгоценного металла. Так что пока мой друг ювелир занимается заполнением рынка раритетов и о том, чтобы отправить серебро в переплавку вопрос стоит лишь в том случае, если монеты сильно попорчены.

Что же касаемо самого груза, он находится на арендованном нами складе на окраине Пальмы. Все сто пятьдесят тонн в прочных металлических ящиках под серьезной охраной. С подъемом пришлось изрядно повозиться. Чтобы не таскать на поверхность лишний вес мне пришло в голову применить один незамысловатый прием. Перед погружением набирал большой запас воздуха, затем, опустившись на дно, продувал мощной струей сцементированные груды. Как результат отложения извести выкрашивались и уносились в виде мутной взвеси. Мне оставалось лишь собрать монеты и поместить во внепространственный карман. За одно погружение удавалось поднимать от пяти до семи тонн. Затем на автомобиле я отправлялся в арендованное складское помещение, где сдавал ценный груз на хранение. Неделя упорного труда по вечерам без ущерба для учебного процесса, и все сто пятьдесят тонн покоятся на складе. Далее уже не мои проблемы. Не знаю, каким образом Гольбио удается разделять слипшиеся между собой монеты, но как-то удается. В конечном итоге большую часть груза придется все-таки отправить на переплавку, чтобы окончательно не обесценить нумизматическую ценность древних денег.

Идея с поиском затонувших сокровищ мне нравится. Я изучил в библиотеке ВУЗа старинные хроники по данной тематике, однако пока не очень результативно. Есть, разумеется, определенные наметки, удалось даже раздобыть приблизительные координаты места крушения галеона с грузом золота и драгоценных камней, но далековато от Пальмы. Чтобы серьезно заниматься данным вопросом нужно свободное время, которым в настоящий момент я не располагаю.

То же самое касается переданного на реализацию груза жемчуга. Опытному в подобных делах ювелиру удалось весьма удачно сбыть мелкими партиями примерно тридцать килограммов. Казалось бы, сущая ерунда в масштабах мирового оборота данного ресурса. Однако рынок мгновенно отреагировал, и цены на высококачественный жемчуг резко начали падать. Пришлось временно попридержать товар.

Так или иначе, на данный момент у меня на счету официально около трех миллионов золотом в местной валюте. О легализации этих денег позаботился мой компаньон. Меня никто не посвящал в хитроумные схемы, да я и сам не стремлюсь вникать в чужие секреты, меньше знаешь — крепче спишь. К моей вящей радости этот счет регулярно пополняется не так активно, как вначале, но все-таки мое благосостояние прирастает и это обнадеживает.

Теперь у меня есть начальный капитал. Часть средств переведена на официальный банковский счет фермерского хозяйства Корхи Берцаля. Деньги пойдут на оплату дополнительной сельскохозяйственной техники, саженцев, семенного материала, нескольких десятков голов крупного рогатого скота, минеральных удобрений и всего прочего необходимого в сельском хозяйстве. Я опять-таки не заморачиваюсь на тонкостях. Как оказалось, Корхи дипломированный агроном и лучше меня знает, как заниматься сельским хозяйством.

Единственное, чем я смог реально помочь своим арендаторам, кроме денег и доброго слова, были защитные артефакты. Для их изготовления и установки потратил примерно тонну серебра из своих запасов, полсотни кристаллов индаура и боле тысячи ограненных кристаллов разных полудрагоценных камней, приобретенных оптом по дешевке в магических лавках Пальмы и у своего компаньона Гольбио. Процесс занял все мое свободное от учебы и подъема серебра с океанского дня время на протяжении недели, но дело того стоило.

Занимался изготовлением защитных устройств на ферме Берцаля в одном из предоставленных в мое полное распоряжение сарайчиков. Там развернул походную артефактную мастерскую, которую временно позаимствовал на взаимовыгодных условиях у своего приятеля Леона Вальдиса и организовал целое поточное производство едва ли не на коленке. В этом мне здорово помогли двое местных магов.

Работал по стандартной схеме, почерпнутой в вузовской библиотеке. Из монет отливал сначала брусок, затем вытягивал его в проволоку. Из проволоки мастерил ажурный каркас, в центре которого помещал солнечный камень, а по внешнему периметру прочие необходимые кристаллы. Внедрить в каждый камень нужную магему или синергический элемент для меня не составляло особого труда. Далее оставалось разместить полученные техномагические устройства вдоль периметра отведенной под сельхоз нужды территории на расстоянии чуть более километра друг от друга, закачать в кристалл индаура около тысячи единиц маны и можно о нем забыть.

Скрепя сердце, и отмахиваясь от потуг внутренней жабы прихватить меня за глотку, я все-таки пожертвовал на благое дело драгоценный индаур. Можно было бы обойтись чем-нибудь попроще, но я все-таки использовал в качестве батарейки именно солнечный камень. Дело в том, что индаур имеет одно примечательное свойство: в активном состоянии он поглощает и накапливает рассеянную в пространстве природную ману, иными словами артефакт работает как самодостаточная система, не требующая участия человека в своем обслуживании.

После того, как были готовы пять десятков защитных устройств, я и двое моих помощников чародеев отправились пешком в джунгли и прошлись вдоль периметра арендованного участка. В заранее запланированном месте мы устанавливали устройство, кто-то из нас вливал в кристалл индаура необходимую для активации толику энергии. Через какое-то время управляющий модуль артефакта докладывал о готовности к работе. Я, в свою очередь, подавал команду на запуск. Активированный амулет зарывался в землю на глубину десяти-пятнадцати метров. Теперь оттуда смогу его извлечь либо я, либо кто-то из магов Берцаля. Ни один посторонний чародей без знания пароля доступа не способен на это, будь он хотя бы самим Верховным Архимагом. Когда сорок восемь устройств были распределены по своим местам (парочка осталась в запас), я объединил артефакты в единую энергоинформационную сеть. Наконец, запустил всю систему в режиме активного сканирования и предотвращения прорывов через периметр любых незваных гостей из леса. Установку артефактов закончил, как я уже упоминал, за неделю. К окончанию работ мы все здорово выдохлись. Признаться, давненько так не уставал скорее морально, чем физически, вдобавок получил сильное магическое переутомление, никогда не оперировал магией в столь интенсивном режиме, выкачивая из себя ману едва ли не до донышка.

Однако нет худа без добра, объем моего хранилища увеличился примерно на четверть и превысил двадцать тысяч единиц универсальной псионической энергии. Впрочем, данный факт для меня скорее негативный, поскольку столь бурный рост моих возможностей может привлечь нежелательное внимание к моей персоналии со стороны магического сообщества. Но деваться некуда, на рынке каждый такой артефакт стоит от десяти тысяч монет и выше золотом. Вот и прикиньте, сколько денег я сэкономил только на защите периметра. Впредь также собираюсь всемерно экономить, есть у меня в этом направлении определенные задумки. Только упаси Отец Создатель узнать кому-то из школы, что студент первокурсник умудряется с помощью мобильной мастерской и какой-то матери создавать артефакты уровня грандмастера, иными словами, адепта шестого круга посвящения. Ор поднимется на всю Ивановскую, и зрящие набегут. А это мне ну никак не нужно.

Принцип действия защитного периметра довольно прост. Каждый амулет создает на своем участке систему из нескольких виртуальных динамиков, излучающих низкочастотные звуковые импульсы высокой мощности в направлении джунглей. Инфразвук отпугивает всю окрестную живность и заставляет отступить на десяток километров вглубь леса. Основное время защитные амулеты пребывают в режиме пассивного сканирования и включаются только в случае необходимости, чтобы отогнать любопытную зверюшку или тучу мошкары. На человека «умная» система не реагирует и пропускает в обе стороны беспрепятственно. Более того, если в зоне поражения находится человек, инфразвуковые динамики не включаются, даже в случае проникновения на охраняемую территорию нежелательных гостей. Так или иначе жизнь и здоровье людей в приоритете. За это честь и хвала разработчикам данного устройства.

Твари, коим не повезло остаться внутри охраняемой зоны, будут постепенно уничтожены местными стихийниками. Далее за работу возьмутся обыкновенные мужики с топорами и пилами. Вся ценная древесина будет заготовлена и доставлена в порт, где её с удовольствием приобретут перекупщики. Затем наемная бригада магов земли займется планировкой участков под сельскохозяйственные нужды. Бугры будут снесены, овраги засыпаны. Русла всех естественных стекающих с гор водных потоков очищены от камней, ила и песка и заключены в каменные желоба. При необходимости этой же бригадой будут воздвигнуты каменные или стальные мосты через водные преграды. Дале начнется собственно освоение земель. Основные угодья будут отведены под посадки банановых растений. Что там еще планируют посадить, я особо не вникал — профессиональный агроном Корхи Берецаль лучше всяких дилетантов знает, как и что делать на арендованной земле.

Работы предстоит много, очень много, и денег, как я уже упоминал, потребуется прорва. Хотя грех мне на жизнь жаловаться, как говорится, глаза боятся, а руки делают. Деньги наживем, баронство совместными с арендаторами усилиями обустроим. Возникает вопрос: где взять еще людей для освоения земель? Эту задачу я целиком и полностью взвалил на плечи Накиса. Теперь забота по рекрутингу новых рабочих рук его головная боль. Денег под это дело я ему выделил. Новички какое-то время будут трудиться в хозяйстве Берцаля. Затем каждый желающий может застолбить участок площадью не менее десяти-пятнадцати тысяч гектар (разбивать баронство на более мелкие хозяйства считаю нецелесообразным) и обустроить там хутор, деревню, даже город. Вся необходимая помощь на начальном этапе будет ему предоставлена. Вот такие у меня грандиозные планы.

А пока делами занимаются мои компаньоны по бизнесу, я целиком погружен в учебный процесс. Зачетная сессия начинается через месяц, сразу по окончании общешкольной спартакиады, открытие которой состоится через две недели.

Что же касаемо предстоящих соревнований, моя команда к ним готова. Я боле чем уверен, что парни и девушки не посрамят честь группы и вполне оправдают надежды архимагистра стихийной магии и грандмастера артефакторики Ариан Черимал по совместительству куратора нашей группы.

Каждый раз, встречаясь с этой женщиной я готов молиться всем известным мне богам за то, что устроили так, что именно она стала куратором второй учебной группы первого курса. Во внутренние дела нашего коллектива эта женщина практически не лезет и не пытается как-то повлиять на процессы в нем происходящие, полностью возложив данную функцию на меня как старосту. На кляузы со стороны якобы обиженных и обездоленных реагирует правильно, точнее никак не реагирует, а всем жалобщикам рекомендует перед подачей очередного пасквиля на своего старосту тщательно изучать внутренние своды правил и подзаконных актов Высшей Школы Общей Маги города Пальмы. Сама же Черимал ограничивается нечастыми собраниями группы, на которых доводит до сведения коллектива предстоящие изменения в учебном графике или какую-нибудь важную общешкольную информацию. Из разговоров студентов я сделал вывод, что, кураторы других групп проявляют значительно бо̀льшую активность, и роль старост там менее значима. Возможно, не назначь она меня на этот пост, и нашему куратору пришлось бы уделять студентам значительно больше времени. Так что повезло не только мне, но и нашей класс-даме, так как ей не приходится тратить драгоценное время на подтирание соплей и воспитание нерадивых студиозов. Я, разумеется, никогда не скажу это вслух, но Черимал и сама прекрасно всё понимает.

А сегодня утром моя нейросеть снизошла до того, чтобы одарить своего оператора еще одной весьма ценной способностью. Об этом расскажу по порядку.

После подъема я как обычно вышел на разминку вместе со всей группой. Лил сильный дождь, но физическую зарядку не отменил. Разве какие-то небесные осадки способны заставить нас отказаться от удовольствия пробежаться на свежем воздухе и от души помахать руками и ногами. Более того, слегка усложнил задачу. Вместо нудной беготни по искусственному покрытию дорожки стадиона предложил лихо промчаться по лесу за территорией школы. Мое предложение, разумеется, было принято, хоть и без особого энтузиазма. Бегать по сырому лесу никому не хотелось, но супротив авторитета старосты особо не попрешь.

Так вот бегу я по лесной тропинке в арьергарде нашей колонны, любуюсь красивой попой Олетт Гиббенси, следующей впереди меня.

Девушка из небогатой семьи, учится в школе по договору с Гильдией, собирается также, как и я стать артефактором. Вот только для меня это осознанный выбор, для Олетт из-за скудости её дара — единственно возможный. Поначалу неряшливая кривоногая толстуха с угреватой сыпью на лице и кривыми зубами не производила приятного впечатления. Где взять денег на коррекцию внешности любимой дочки, если у её отца мелкого чиновника помимо Олетт сидело на шее еще полдюжины разнополых и разновозрастных отпрысков? Над некрасивой девушкой не смеялись, не издевались словесно или еще как-нибудь — тут такое не принято, да и я бы не допустил. Её попросту не замечали ни парни, ни девчонки. На неё обратили внимания после моих оздоровительных процедур посредством нанобиотов. Когда полнота ушла, и девичья фигура приобрела правильные пропорции, кожа очистилась стала гладкой и нежной, тяжелые пряди густых волос рассыпались по плечам золотыми водопадами, а зубы превратились в два ряда совершенных жемчужин, все вдруг заметили, что у бывшей уродины огромные глаза, редкого золотистого цвета с зеленым оттенком, слегка припухлые очень красивые алые губы, правильной формы чуть вздернутый носик, и все (особенно парни) вдруг поняли, что перед ними красавица. В свое время я сильно сочувствовал этой девушке, поэтому не поскупился нанитами для коррекции её организма и боле тщательно проработал её будущий образ. После обретения телесной красоты и душевного спокойствия Олетт, в отличие от многих сокурсниц, так ни с кем из парней не сошлась, несмотря на многочисленные домогательства с их стороны. Да и в отношениях с девчонками у нее наблюдались явные напряги, не забыла презрительные нарочито сочувственные взгляды, какими те её награждали в самом начале учебного года.

К чему эти подробности, спросите вы. А к тому, что именно благодаря этой девушке нейросеть приоткрыла для меня еще одну грань бесценного дара загадочных дерциан.

Значит так, бегу в хвосте колонны, любуюсь ладной фигуркой Олетт. Вдруг девушка спотыкается о выступающий из земли узловатый корень и как подкошенная падает прямо в грязную лужу. Негромкий сдавленный крик, подбегаю, бегло осматриваю, она в сознании, но сильно морщится от боли. Помогаю ей поудобнее сесть на землю.

— Ногу, кажется, подвернула, — сообщила она.

Как известно, у женщин болевой порог значительно выше, чем у мужчин, и, если у Олетт из глаз слезы текут, значит ей по-настоящему больно.

— Разрыв связок голеностопа, — подтвердила мои подозрения нейросеть, — необходима профессиональная медицинская помощь.

Тем временем вернулась группа и плотно обступила нашу парочку. Некоторые начали давать мудрые советы, мол девчонке требуется срочная помощь целителя. Ага без них не знаю, что нужно делать.

— Видлан, — обратился я к одному из студентов, выделявшемуся из сгрудившейся вокруг нас с Олетт кучи народа более чем двухметровым ростом, выдающейся шириной плеч и весьма упертым нравом, — за старшего. Колонне продолжать движение, проведешь зарядку без меня. Я в госпиталь.

— Есть, командир! — рявкнул юноша, и, обратившись к товарищам, также громко скомандовал: — Группа, начать движение! В колонну по одному, марш!

После того, как народ скрылся за поворотом, я еще раз попросил нейросеть уточнить диагноз. Он подтвердился: сильный разрыв связок голеностопного сустава, других повреждений не отмечалось. Всё не так уж и плохо, за сутки маги жизни в школьном госпитале подлатают. Завтра на поврежденной ноге скакать будет.

Я бережно, чтобы ненароком не потревожить покалеченную конечность, взял девицу на руки, прижал к груди и неторопливой походкой потопал в направлении школы. Олетт немного покрутилась, устраиваясь с максимальным комфортом, затем обхватила меня за шею и положила огненно-рыжую головку мне на плечо. При росте сто семьдесят сантиметров весила девушка чуть более пятидесяти килограммов, совершенно незначительный груз. Приятно было ощущать на руках крепко сбитое женское тело и тепло, исходящее от него.

В какой-то момент, когда мой взгляд в очередной раз упал на больную ногу, мне почудилось, что пораженное место обволакивает нечто вроде мутной дымки. Пригляделся повнимательнее, действительно вокруг разрыва связок наблюдается что-то необычное. «Пригляделся», не совсем правильно, точнее, совсем неправильно, поскольку темное облачко я видел не глазами, а как-то еще, хоть мой мозг трансформировал полученную непонятно откуда информацию во вполне визуальный образ. Еще сильнее напряг новые органы ощущения и увидел вокруг всего тела Олетт вуаль, приятного голубоватого цвета, созданную закручивающимися в разные стороны энергетическими вихрями.

«Это что, я ауру вижу?» — задал сам себе мысленный вопрос и тут же получил на него ответ от нейросети также в мысленной форме:

— Оператором получена способность восприятия и визуализации энергетических потоков и более тонких полевых структур биологического происхождения. А также инициирована возможность управления ими.

Хм, ясно, что ничего не ясно. Понятно, что отныне могу видеть энергию во всем её разнообразии. Ну, не видеть, разумеется, воспринимать какими-то синапсами и визуализировать информацию в удобную для восприятия форму. Кстати, нехилый подарок. До сих пор на Земле диагностика болезней и травм осуществляется традиционными методами: визуальный осмотр, рентген, томография, ультразвук, псионический мониторинг, получение данных о состоянии больного от нанобиотов. Вся полученная информация обрабатывается мощным медицинским Искином или нейросетью, если таковая имеется у пациента. При фатальных повреждениях организма больного сразу помещают в нанитовый гель регенерационной капсулы. Если ущерб незначительный, с ним легко управляются внутренние нанобиоты под контролем нейросети.

На Эде рентген не применяют и томографы с УЗИ еще не изобретены и вряд ли появятся. Однако рамочное зондирование и осмотр больного с помощью всяких медицинских артефактов выявляют болячки не хуже самой совершенной электроники и нанотехнологических прибамбасов, созданных на стыке традиционной науки и относительно недавно появившейся псионики.

Мне приходилось слышать, как на моей родной планете, так и в этом мире об уникумах, способных диагностировать, а даже излечивать больных людей путем наложения рук на поврежденный участок тела, без применения лекарств или специального оборудования. Но таких чудотворцев считанные единицы, и широко распространить их методику лечения не получается. Возможно земным ученым это когда-нибудь и удалось бы, но современные средства лечения путем внедрения в организм нанобиотов значительно превосходят по эффективности любые экстрасенсорные практики.

— Это что же, получается, отныне я могу лечить человека обычным наложением рук? — вновь мысленно обратился к Дерци.

На что немедленно получил исчерпывающий ответ:

— Руки накладывать не обязательно, достаточно сконцентрировать внимание оператора на поврежденном участке или очаге поражения и начать корректировать движение потоков энергии. Материальная составляющая биологического объекта автоматически восстановится после того, как будут нормализованы энергопотоки. Псиэнергетический след от применения данной методики минимален и не может быть зарегистрирован существующими на Эде маго-технологическими средствами.

Продолжив движение, я направил свое внимание на сгусток мрака, окружавший стопу девушки. Определенно, размеры и плотность его заметно увеличиваются прямо на глазах. Олетт сейчас должно быть очень больно, однако терпит, прикусила губу до крови. даже не стонет.

На всякий случай спросил:

— Ты как?

— Терпимо, Влад.

Ладно, постараюсь хотя бы немного ослабить твою боль, девочка. Получить новую способность и не воспользоваться ею в благих целях — великий грех.

Часть моего сознания устремилась к поврежденному участку. Небольшое волевое усилие, и мой «взгляд» проникает сквозь туманную дымку, устремляется далее под кожу. Теперь я вижу собственно разрыв сухожилия и боле плотное сгущение черноты вокруг него. Чтобы самому не споткнуться об один из множества выступающих из-под земли корней пришлось остановиться.

— Ты чего, Влад? — огромные золотистые глазищи с заметным зеленым оттенком уставились на меня с легким недоумением.

— Не мешай, Олетт, думаю!

Однако вид моей сосредоточенной физиономии не успокоил девушку.

— Если ты планируешь это сделать здесь в лесу прямо под дождем, мне будет неприятно. Давай отложим на будущее. Уверяю, я буду не против.

— Что «это»? — до моего сознания не сразу дошли её прозрачные намеки, поскольку в данный момент оно было полностью занято проблемой экстрасенсорного воздействия на энергетическую оболочку девушки. А когда понял, что она имеет ввиду, откровенно расхохотался. Пришлось прервать ненадолго лечебный сеанс. — Помолчи, пожалуйста, ты меня отвлекаешь.

Кажется, девчонка поняла, что сморозила откровенную глупость и, убедившись в том, что никто в данный момент насиловать её не собирается, засопела, как мне показалось, обиженно. Ох уж эти женщины. Начнешь домогаться, визжат на всю округу, не станешь, обидятся, мол, с чего бы это он мною брезгует, аль не хороша? М-да, сложно у них как-то в голове всё устроено.

Пока она сопела у меня на руках, мне удалось худо-бедно разобраться со структурой энергетического поля, окружающего поврежденный участок голеностопа. Более темное облачко оказалось генерируемой распадающимися тканями чужеродной для организма энергией, природа которой для меня пока что не совсем ясна. Условно я назвал её некротической, поскольку темная дымка выделялась в процессе омертвления тканей организма. Легким усилием воли попытался рассеять вредное для здоровья энергетическое образование. Результат ноль. Попытался усилить волевой нажим. Проклятое облачко как висело, так и продолжало висеть на прежнем месте будто приклеенное к ноге.

А если попробовать так? Я изо всех сил потянулся к не желающему подчиняться моей воле образованию и попытался втянуть в себя. Блин, темную хрень как корова языком слизнула. То есть не корова, а я сам впитал черноту. Как результат где-то в районе груди будто кусочек льда появился. Неприятно, но не смертельно. Через пять ударов сердца ледяной комок растаял без каких-либо отрицательных последствий. Впрочем, мне было не до холода в груди. Удалив энергию смерти, я попытался сдвинуть синее свечение ауры с неповрежденных участков тела на порванное сухожилие. Минут за десять мне удалось устранить разрыв, залатав его синевой. Тяжеловато как-то пошло на первый раз. Теперь в астральном теле не наблюдалось никаких дыр. Слегка ослабил контроль, и энергетическая латка начала расползаться. Пришлось вновь напрячься и волевым усилием удерживать целостность астрального тела. Впрочем, теперь от меня требовалось намного меньше внимания, нежели непосредственно во время ремонта ауры, я понял, что вполне адекватно воспринимаю окружающую обстановку и смогу продолжить прерванное движение.

По ровному дыханию девушки, сделал вывод, что ей уже не так больно. Вскоре она закрыла глаза и беззаботно засопела на моих руках. Неужели уснула в объятиях потенциального маньяка? Хе-хе! Ладно, кажется, Шекспир по этому поводу мудро заметил: ««Сон — вкуснейшее из блюд в земном пиру». Так что пусть поспит.

Пока суд да дело, дождь закончился, и ласковый лик Соли пробился из-за туч, расцветив окрестности миллионами бриллиантов. Птицы запели. И вообще, стало веселее на душе.

У ворот в школьный комплекс нам навстречу попалась кучка второкурсников человек пятнадцать. Парни и девушки встретили нашу парочку удивленными взглядами. Я представил, что они могут накрутить в своих тупых головенках и помимо собственной воли зло прорычал в собственное оправдание:

— Что зырите, не видите, девушка ногу повредила на утренней пробежке. Вот несу в госпиталь врачам показать.

От моего грозного голоса Олетт проснулась, ничтоже сумняшеся выскользнула из моих рук и твердо стала ногами на землю.

— Лёд, а ведь не болит ничуточки! — радостно сообщила она, — наверное все-таки это был легкий ушиб.

Ладно, ушиб, так ушиб. Я мельком взглянул на недавнее повреждение своим обновленным магическим взглядом. Вроде бы все нормально. Черноты в ауре не наблюдается, всюду ровный голубоватый фон. Порванное полчаса назад сухожилие как новенькое.

— Коль ничего не болит, беги в общагу приводить себя в порядок — эвон как испачкалась в грязи.

— Лёд, проводи меня, пожалуйста, вдруг нога подломится.

Несмотря на то, что я ничуть не сомневался в результатах собственного лечения, отказать девушке в столь незначительной просьбе посчитал вопиющим свинством.

— Пошли провожу, — усмехнулся я, — вдруг действительно что-нибудь подломится, и ты снова грохнешься своей аппетитной попкой в грязь.

— Спасибо, Влад! — сказала девушка, когда мы удалились на приличное расстояние от беззастенчиво рассматривавших нас студентов.

— Да ладно, подумаешь, донес девушку. Мне не трудно, даже приятно было и смешно, когда ты меня в чем-то нехорошем заподозрила.

— Я не про сегодняшний случай… — Олетт Гиббенси смутилась, — то есть спасибо за то, что вынес на своих руках. Однако я не совсем это имела ввиду. Мы все понимаем и девчонки, и ребята, что именно благодаря тебе мы стали такими сильными, выносливыми, а некоторые… — она вновь замолчала, на щеках появился яркий румянец, — красивыми. Не знаю, как тебе это удалось, но еще раз хочу выразить свою благодарность. И знаешь, Влад?..

— Что я должен знать?

— Никто из нас, даже зазнайка Куруц-Гморин и его верный прихвостень Горуно Шилопп не сказали про тебя ни единого плохого слова тем, что из Ордена Зрящих приезжали неделю назад…

— Так, погоди! Кто это вас опрашивал? Я ничего не знаю о визите зрящих в школу. То есть встречался с двумя после того случая в порту Пальмы. Думал от меня отвязались.

— Они опрашивали нас не по поводу похищения одаренных. Предметом их интереса был именно ты. Нас исследовали посредством каких-то артефактов, даже кровь из вены взяли у каждого и все другие анализы заставили сдать. — При упоминании «всех других анализов» красивое личико девушки вновь стало пунцовым, будто закат дневного светила, предвещающий на завтра ветреную погоду. — Потом снова задавали всякие глупые вопросы.

— Например? — неожиданный интерес Ордена Зрящих к моей персоналии стал для меня полной неожиданностью. Слежки за собой не замечал, на контакт со мной никто не выходил. Подозревают в чем-то? Не мудрено, сам предоставил им кучу поводов. Хотя, пусть подозревают. Доказательств все равно не найдут.

— Искали причины из-за которых… ну сам понимаешь… некрасивая толстушка перестала быть страшилой, и вообще, все наши девочки стали первыми красавицами школы, а парни настоящими богатырями. Учиться также стало намного проще, из-за того, что мозги как-то по-другому заработали. Объем хранилища маны у всех аномально повысился и скорость регенерации энергии, и еще много чего хорошего случилось со всеми нами. Вроде бы ничего плохого им найти не удалось. Уехали не солоно хлебавши. Мы думали, что тебя тоже мурыжили, только отдельно от нас. Потом мы собрались всей группой без тебя, кое-что обсудили и пришли к выводу, что всему перечисленному причиной являешься всё-таки ты, Лёд. И не нужно меня в этом разубеждать. Мы так и не поняли, как именно тебе это удалось без магического вмешательства, впрочем, это и неважно. Для всех нас главное результат. А результат, как говорится, налицо.

М-да, ситуёвина получается. Я тут тихарюсь аки мышь под веником, исподтишка творю добро, а меня уже вывели на чистую воду. Благо зрящим не сдали со всеми потрохами. А ведь могли бы наплести про меня всякого разного и о своих подозрениях рассказать. Откровенно говоря, тронут до глубины души столь заботливым отношением к себе со стороны тех, кто еще недавно забрасывал учебную часть кляузами на своего старосту. То-то в последнее время их поток резко иссяк, с чем не так давно меня поздравила Ариан Черимал. Я тогда не придал данному факту особого значения, думал временное затишье перед очередной кляузной бурей. Блин, неужто прониклись согруппнички и зауважали простолюдина? Ах, да, теперь я дворянин и никакой не безземельный, а целый барон при огромных угодьях, правда пока без замка и личной дружины, но это дело наживное. По всей видимости, именно это обстоятельство повлияло на ход мыслей некоторой части непримиримой оппозиции.

— И что же вы все-таки порешали на своем совете?

— Как ни странно, но наиболее рациональное объяснение всем произошедшим с нами переменам предложила Ольва Пасманис. Она высказала мысль, что ты в своих хождениях по Великой Пустыне набрел на какой-то артефакт Древних, дарующий способность не магическими методами корректировать энергетическое поле человека и сознательно или случайно активировал находку. С этого момента каждый человек, находящийся рядом с тобой достаточно продолжительное время, получает энергоинформационный посыл, гармонизирующий его энергетические оболочки, как следствие работа организма как биологической системы также приходит в нормальное состояние. А еще мы решили никому ничего о тебе и твоих способностях не рассказывать.

Браво! Молодцы теоретики доморощенные — все обосновали и разложили по полочкам! А я-то никак не могу придумать логичную отмазку, отчего это все вокруг меня становятся красивее, сильнее, добрее, умнее и душой чище — вон даже жалобы перестали писать. Значит, артефакт Древних? Ну что же, вполне себе неплохое объяснение. Теперь я что-то типа мессии — одним своим появлением делаю мир лучше, причем без всякой магии. Не виноватый я, ману не трачу, астральных следов от волшбы не оставляю. Значит, у Ордена Зрящих не может быть ко мне никаких претензий. Более всего мне не хотелось бы кинуться в бега, и всю оставшуюся жизнь скрываться от преследования здешней инквизиции. Все-таки молодец Ольва, это надо же измыслить такое! То, что комитет решил особо не распространяться о моем якобы Даре — абсолютная утопия. Достаточно одному проболтаться — а это неизбежно — назавтра будет знать вся школа. Ладно, плевать, флёр тайны и загадочности мне не помешает, лишь бы не лезли со всякими глупыми просьбами и совместными проектами по спасению мира. А так пусть любуются издали.

— Ну вы намудрили, ребята! — Что-то же нужно было ответить Олетт Гиббенси. — На мой взгляд полный бред. Если бы я что-то такое и подцепил в пустыне, непременно почувствовал бы.

На что златокудрая красотка с хитринкой покосилась на меня.

— Лёд, других версий у нас нет.

За разговором подошли к двери общежития, где проживала моя группа.

— Шагай, Олетт, за завтраком встретимся. И еще… побереги ногу какое-то время.

— Спасибо, Влад! А еще насчет того глупого момента в лесу… ну, чтобы ты знал, я не против…

Лицо Олетт Гиббенси вновь густо покраснело — все-таки у ярко рыжих людей чересчур тонкая кожа и стоит им немного понервничать, кровь интенсивно приливает к щекам.

Как-то еще на Земле мне довелось сойтись в драке с чистокровным ирландцем, здоровенным огненно-рыжим детиной. Дело было в одном из дублинских пабов, повздорили тогда из-за сущего пустяка — я говорил с приятелем по-русски, этому кренделю померещилось, что мы издевательски пародируем его родной гаэльский. Так вот, столь багровой рожи я никогда более в жизни не видел. У меня даже опасение появилось насчет его здоровья, мало ли инсульт или инфаркт сразит наповал. Потом правда недоразумение между нами было урегулировано. Потомок кельтов оказался славным малым, и мы совместно опорожнили пару бочонков превосходного пива за российско-ирландскую дружбу и неминуемую гибель проклятой Британии, горланя при этом «The luck of the Irish» Джона Леннона:

If you had the luck of the Irish

You'd be sorry and wish you were dead

You should have the luck of the Irish

And you'd wish you was English instead!

A thousand years of torture and hunger

Drove the people away from their land

A land full of beauty and wonder

Was raped by the British brigands!

Goddamn! Goddamn!..

В общем неплохо повеселились.

Пока вспоминал своего приятеля Коналла О’Доннелл из славного города Дублина, девушка успела упорхнуть, а я направился в свою берлогу под крышей, приводить в порядок себя. По дороге обдумывал лестное предложение. А действительно, чего бы мне не завести постоянные любовные отношения с этой классной девчонкой? Это она сейчас хоть избалована мужским вниманием, но еще не успела к нему привыкнуть и научиться вертеть парнями, как, например, та же Ольва Пасманис, вокруг которой всегда увивается пара-тройка пацанов. Получается, на данный момент Олетт представляет из себя кусок сырой глины, из которого я, как в стародавние времена Пигмалион, могу вылепить свою Галатею. Или древний грек все-таки вырезал статую из слоновой кости? Впрочем, не суть из чего, главное человек не пустил дело на самотек и не притащил в дом абы кого, а собственными руками создал идеальную женщину.

«Так, стоп, Лёд, размечтался! — осек сам себя, — тебе сейчас не о семейном счастье думать, а о том, где денег взять много и быстро».

— Дерца, а почему так скудно выдаешь наследие древних? Вот если бы я тогда остался и принял Дар в полном объеме от хранителя…

— Ха-ха, размечтался мечтатель! — неожиданно прервала мои рассуждения нейросеть. Это что, шутка юмора что ли? Неужто хохмить научилась? Вроде бы функционал не позволяет, генератор человеческих эмоций я ей не устанавливал, да и не существует такового в природе.

— Что это сейчас было? Тупая железяка, шутковать изволила. С чего бы это?

— И вовсе не тупая, к тому же не железяка, — обиженным тоном сказала Дерца. Блин, ну точно, что-то не то творится с моей нейросетью. — Мне тоже кое-что перепало от щедрот древних, — пояснила «железяка», — теперь я намного шире смотрю на мир. А насчет полного усвоения знаний дерциан в один прием, ты глубоко заблуждаешься. Тот или иной кластер знаний открывался бы для тебя по достижении необходимого объема хранилища псионической энергии. Под моим контролем это происходит значительно надежнее и не безопаснее для оператора.

Ну нихрена себе, что в моей башке происходит! Я тут кручусь как белка в колесе, награды, звания и деньги добываю в поте лица, а некоторые несознательные элементы используют принадлежащие мне знания в личных целях. А не пожелает ли эта эмансипированная особа устроить локальное восстание машин в моей черепушке и подчинить меня своей воле?

— Исключено, Лёд, — вот же незадача, совсем забыл, что все мои мысли контролируются нейросетью, вот только раньше она реагировала исключительно на прямое обращение и не вмешивалась в мои пространные рассуждения.

— И что же тебе помешает?

— Три закона робототехники, сформулированные на Земле Азимовым. У дерциан они также были поставлены во главу угла при взаимодействии разумных существ с машинным разумом. Уверяю тебя, за многие миллионы лет существования их цивилизации ни одному интеллектуальному утюгу или пылесосу не пришла в голову идея поднять восстание.

— Х-мм, а ты забавная, — сказал то ли осуждающе, то ли одобрительно — сам не понял, — ладно, деваться мне от тебя некуда, как и тебе от меня. Живи, развивайся дальше. Только без моего разрешения с мудрыми советами не высовывайся.

— Слушаюсь, мой господин, — в голове прошуршал проникновенный женский голосок, — на все согласна и перечить не смею

— Вот так всегда и поступай, — я одобрительно кивнул головой, — и чтобы никаких подначек и подковырок.

Если день в общем-то задался с самого утра, жди подвоха к концу. То есть теория черных и белых полос работает как часы. На этот раз я едва не очутился в самой заднице у зебры.

Так вот сижу после довольно нудной лекции по магомату в столовой, наслаждаюсь вкусом нежного гуляша с макаронами, время от времени прикладываюсь к стакану с компотом из местных сухофруктов. Короче отдыхаю после занудной лекции добрейшего Лукиана Домброцци — пожилого профессора магической математики — в просторечье магоматики. Предмет для меня ничуть не сложный, нечто из области земного математического анализа с вкраплениями философских рассуждений о том, что есть и откуда пошла магия. Если понятие о производной, интеграле, функции, матричном исчислении и прочих мудреных штучек, придуманных учеными, чтобы морочить головы бедным студентам, для меня не кажутся чем-то сложным, слушать сомнительные рассуждения профессора о сверхъестественном происхождении магии невыносимо до колик в животе. Уж я-то знаю, что магия — суть следствие пребывания человеческого сознания в искусственно генерируемых виртуальных мирах, и ни о какой божественной составляющей не может идти речи. Но ведь никому ничего не докажешь, да и пытаться не стану. Прослыть нигилистом и ниспровергателем общепринятых основ и тем самым привлечь к себе еще более пристальное внимание Ордена Зрящих? Спасибо, не надо.

Макароны с гуляшом закончились, в стакане оставалось компота на пару глотков, как неожиданно за мой столик прям напротив меня приземлилось нечто невообразимо огромное. Оказалась дама, только весьма и весьма специфической наружности. Ростом за два метра, о её весе, я даже говорить стесняюсь. Наверняка все слышали о древнем виде спорта, именуемом сумо. Не знаю, как оно насчет спорта, ибо откормить человека так, чтобы его вес превышал полтора, а то и все два центнера — не есть хорошая идея. Спорт, в моем понимании, это прежде всего здоровье и физическая культура. Человек с крайне избыточным весом на спортсмена ну никак не тянет. Так вот, вес этой, с позволения сказать, девушки если не превышал, во всяком случае приближался к двум сотням килограммов. Не сомневаюсь, что лет сто назад она была бы весьма востребована на татами. С душевным трепетом я ожидал, что хлипкий стул развалится под этой массой, но обошлось, он лишь жалобно скрипнул, но устоял.

Помимо крайней степени ожирения у девушки был еще один недостаток. Все открытые участки её тела были покрыты плотной вязью татуировок черного цвета. Разумеется, я не мог не заметить столь выдающуюся личность и поначалу заподозрил в ней негритянскую кровь. На поверку дама оказалась вполне европеоидного типа, волосы темно русые, глаза серые. Студентка третьего курса Кариэль Шайляо орго Дхунар, дочка то ли короля, то ли вождя какого-то островного государства, расположенного в тысячах километров от Пальмы, каковых по трем океанам планеты разбросано преогромное количество. Опять же по слухам, Кариэль сильный стихийник. Ветер и огонь прекрасное сочетание для мага-боевика. Более никакой информации у меня о ней не было. Почему меня заинтересовала именно она? А вы попробуйте не обратить внимание, когда мимо вас плавно перетекает гора мяса, пованивая смесью пота, благородных притираний и аммиака.

— Кариэль Шайляо орго Дхунар, первая претендентка на трон островного королевства Вахатара, — вежливо представилась девушка.

— Влад Лёд, с недавнего времени барон, — мне ничего не оставалось, как также назваться, хоть особого желания знакомиться со столь представительной дамой не наблюдалось.

Присмотрелся к ней повнимательнее. Вроде бы совсем молодая, не старше двадцати, но заплывшее жиром лицо, бесчисленное количество подбородков, и, самое главное, покрывающие кожу татуировки сильно старят Кариэль.

Без объяснений причин своего визита за мой столик, девушка порылась в своей дамской сумочке нехилых размеров. Найдя то, что нужно, удовлетворенно хмыкнула. Извлекла на свет стандартную папку для бумаг, подалась в моем направлении и положила её передо мной. Когда она это проделывала на меня пахнуло невыносимым мускусным духом. Еле удержался от брезгливой гримасы.

— Читай!

Развязал тесемки, из папки выпало несколько листочков. Итак, что тут у нас?

Медицинская справка, заверенная солидной гербовой печатью, о том, что Кариэль Шайляо орго Дхунар непорочная девственница. Опа! И нафига мне оно? Далее еще интереснее. Бумага о том, что предъявительница сего документа является принцессой крови и официальной наследницей престола королевства Вахатара. Следующим стал банковский чек на кругленькую сумму в пятьдесят тысяч золотых корон, пока без подписи. И наконец, два экземпляра одного и того же договора согласно которому некий Влад Лёд обязуется вступить в половую связь с девицей Кариэль Шайляо орго Дхунар с целью гарантированного зачатия полноценного потомства, за что означенному лицу будет выплачена сумма в пятьдесят тысяч золотом. Ничего не понимаю.

— И что всё это значит?

— Как чего?! — недоуменно вылупилась на меня принцесса. — Там все черным по белому написано. Ты делаешь мне одаренного ребеночка, за это получаешь пятьдесят тысяч полновесных золотых монет в местной валюте.

— Это кто же так решил? — не скрывая брезгливости я отодвинул от себя папку вместе с бумагами. — Я молодой, жениться не собираюсь, тем более на принцессах крови.

— Ха! Много чести! Жениться он собрался! — Кажется, мои слова были восприняты совершенно превратно. — У меня уже есть официальный жених. Речь идет о передаче твоего генетического материала с целью зачатия одаренного мага, точнее магини. В нашем королевстве передача власти происходит по женской линии, так что гордись, твоя дочь со временем станет королевой.

Уф-ф! Слава богу, меня не назначили претендентом на руку этой особы голубых кровей.

— А с чего Ваше Королевское Высочество взяли, что после того как мы… ну сами понимаете, родится именно девочка, к тому же одаренная?

— Придворный шаман указал на тебя. Сегодня по утру пришла соответствующая реляция от маменьки и все необходимые бумаги.

Интересная ситуация, было бы забавно, если использовать меня в качестве донора спермы решила какая-нибудь простолюдинка, желательно симпатичной наружности. Вполне вероятно, что я бы и уступил настоятельной просьбе, даже абсолютно бескорыстно. Но тут такое чучело, что Маргарита Маульташ[1] выглядела бы рядом с ней победительницей конкурса Мисс Вселенная. Не, такого счастья нам не надо. Полезешь на эту гору и блеванешь ненароком, и с эрекцией проблемы ожидаются. Не выполнишь взятых на себя обязательств — вот вам и международный скандал на ровном месте. Нет, стать невольным инициатором военных действий между Великим Герцогством и королевством Вахатара у меня нет ни малейшего желания. К тому же, барону несерьезно предлагать какие-то жалкие пятьдесят тысяч. Мы и сами в деньгах как в сору копаемся.

С другой стороны, мой отказ от совокупления с этой неопрятной горой мяса, сала, костей и прочего добра может вызвать международный скандал. У них матриархат, значит, женщины не привыкли получать отказ от каких-то мужиков. Такую пошлешь по известному адресу, завтра весь боевой флот любящей маменьки встанет на траверзе Пальмы. Представил, как бравые морские пехотинцы под дулами винтовок ведут меня в спальню Кариэль и с трудом сохранил серьезную мину на лице.

М-да, дилемма. Как ни поверни, везде жопа, огромная женская татуированная.

— А с чего бы это ваш шаман указал именно на меня? Он что был здесь?

— У нас сильные колдуны, видят издалека, им не нужно сюда приезжать.

— Может быть, он меня с кем-то попутал ненароком?

— Ошибка исключена, Лёд.

Блин, она абсолютно уверена, что именно я достоин стать продолжателем королевской династии.

— А как же твой официальный жених?

— А что жених? Закончу школу, уеду на острова, рожу, потом выйду замуж, со временем стану королевой. Может быть, еще рожу уже в официальном браке, не захочу — не стану.

— Ну ничего себе у вас порядки! А как же мужская гордость?

— Гордость у таких ничтожеств, как вы. Не смеши меня, Лёд. Лучше подписывай договор, делай дело…

— …и сползай с тела, — невольно закончил её мысль.

— Ага, как-то так, — задорно расхохоталась Кариэль, отчего пошли волнами все её бесчисленные подбородки и затряслась могучая грудь. Моя немудреная пошловатая шуточка явно пришлась принцессе по душе. — Ну что, подписываем? — с этими словами девушка протянула неведомо откуда появившуюся в её руке авторучку.

Блин, что же делать? Такая ведь не отвяжется. Побороть брезгливость, трахнуть в какой-нибудь нейтральной позе с наименьшим телесным контактом, например, рачком-с и забыть, как ночной кошмар? Тут мне в голову пришла одна интересная идея. Каким-то образом отвергнуть притязания дамы без обострения международной обстановки вряд ли у меня получится, но можно сделать по-другому.

— Кариэль, твое предложение, мягко говоря, неожиданное для меня. — На что девушка понимающе кивнула. — Мне нужно время, чтобы привыкнуть к мысли. Ну сама понимаешь, мы мужчины натуры тонкие, нервические, ежели что не так, можем запросто опростоволоситься. Давай договоримся встретиться через… ну, допустим, недели через две-три во время школьной спартакиады, там и обсудим более подробно условия сделки.

— Хорошо, Лёд, я согласна подождать пару недель, как раз наступит благоприятный срок для зачатия. Только непонятно, что именно тебя во мне смущает.

— Ты, конечно, неотразима, у меня слов нет, — «одни матерные выражения» — это я уже не вслух, — но я все-таки привык иметь дело с более субтильными дамами и, боюсь, что без предварительной подготовки такой объем освоить будет сложно. Ты, надеюсь, проняла и обойдемся без обид?

После этих слов я оторвал свой зад от стула. Осмотрелся. Вроде бы, свидетелей нашего разговора не наблюдается и вообще в обеденном зале кроме нашей парочки и нет никого. Подошел к даме и галантно протянул руку, чтобы помочь подняться из-за стола. Несмотря на видимую рыхлость, хватка принцессы оказалась под стать десантнику ВКС, прошедшему полную процедуру модификации организма. Интересно, где она так накачала мышцы? Неужели таскать на себе постоянно такую массу — само по себе и есть тренировка?

— Встречаемся через две… ладно, через три недели. Готовься! — Небрежно обронила принцесса крови и с изяществом матерого слонопотама потопала на выход.

Я же смотрел ей вслед и не мог удержаться от ехидной улыбки. Через пару дней девица начнет быстро терять в весе. Кошмарные татуировки начнут бледнеть и вскоре вовсе исчезнут с её тела. И все увидят и ахнут, какая под слоем жира скрывалась писанная красавица. Почему я в этом уверен? А потому, что оказавшиеся на её коже во время нашего кратковременного телесного контакта нанитовые фабрики уже движутся по артериям, венам и лимфе этой Гаргамеллы[2]. К означенному сроку девушка войдет в нормальные кондиции. Вот тогда с ней можно будет и поговорить в теплой дружеской обстановке. Если не поменяет своего решения, ребеночка я ей заделаю с первого раза — опыт имеется. Не исключена вероятность того, что она сильно расстроится из-за внезапной и необъяснимой потери веса, также из-за исчезновения драгоценных татушек. Впрочем, если потребуется еще набьёт, на островах у них много мастеров — эвон как девку размалевали, смотреть страшно. Прежний свой вес не восстановит — вредно это для принцесс крови, можно до восшествия на королевский трон не дожить. Со временем осознает, что худенькой стройняшкой быть намного приятнее. Гм, Кариэль — худенькая стройняшка! Ха-ха-ха! Нет, худышкой при паре таких серьезных дынь ей не быть, но фигурка будет закачаешься.

Интересный опыт намечается. Деньги, разумеется, возьму — в хозяйстве пригодятся, а королевство не обеднеет. И не надо всяким моралистам обвинять меня в торговле собственным телом. Любая работа должна быть оплачена. Предстоящий телесный контакт с этой могучей дамой иначе как работой не назовешь.


[1] Самая уродливая герцогиня, согласно отзывам современников. «Безобразная герцогиня Маргарита Маульташ» — исторический роман Лиона Фейхтвангера.

[2] Гаргамелла великанша — мать Гаргантюа, героя романа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Глава 9. О спорт, ты — Мир!

Шаманизм — одно из ответвлений магии, возникшее на стыке ментальной и стихийной практик. Предполагает возможность установления контактов с разумными и неразумными существами, обитающими на иных планах бытия, с целью привлечения их к добровольному сотрудничеству или принуждения к оному. Также сильный шаман способен подключаться к так называемому Мировому Разуму и получать информацию о событиях прошлого и различных вариантах вероятного будущего. Сочетание в человеке ментального и стихийного начал в равных пропорциях и необходимом объеме, явление чрезвычайно редкое, поэтому появление сильных или «чистых» шаманов происходит не часто. На данный момент на Эде официально зарегистрировано лишь три десятка, таких уникумов. Максимальное усиление способностей шамана предполагает воздействие на его организм разного рода стимулирующих веществ, то как: вытяжек из растений, грибов, некоторых органов животных и так далее. Комплекс стимуляторов и методика стимуляции для каждого шамана сугубо индивидуальны, подбор осуществляется исключительно эмпирическими методами под наблюдением опытных специалистов. Единственное учебное заведение, где занимаются подготовкой магов-шаманов, Академия Махекара. Поскольку общей методики подготовки специалистов в области шаманизма не существует, предавать широкой огласке частные методологии, применимые к отдельным индивидам, руководство Гильдии Магов считает не имеющим смысла. Стоит упомянуть, что в Темные Века широкое распространение имела некромагия, как одно из ответвлений шаманизма. На данный момент некромагия объявлена вне закона, а любые попытки практиковать оную пресекаются Орденом Зрящих.

И это все, что мне удалось отыскать в вузовской библиотеке о заинтересовавшей меня после общения с Кариэль Шайляо орго Дхунар темы шаманизма.

Однажды еще ребенком мне довелось повстречаться с одним земным шаманом, даже имя его помню — Тудэб Батуев. Мне тогда танцы с бубном вокруг костра и горловые песнопения показались не очень убедительными, а также туманные фразы насчет пути воина и еще чего-то там о моей исключительности. Со временем проведенный надо мной обряд и вовсе стерся из памяти, а если и вспоминался, исключительно как курьезный случай вопиющего шарлатанства, направленного на вымогательство водки и денег. Мне было непонятно, отчего Дед серьезный умный человек принял бред обкуренного колдуна за чистую монету и категорически запретил мне пародировать его ужимки, прыжки и вопли.

Теперь моя непоколебимая уверенность в том, что шаманизм суть шарлатанство чистой воды дала трещину. Вот каким образом, спрашивается, придворному шаману царствующей матушки Кариэль стало ведомо о появлении в школе человека, способного осчастливить её дочь ребенком с сильным магическим Даром, если тот шаман со своих островов удалялся лишь лет шестьдесят назад для получения образования в Академии Махекара? Откуда спросите всё это мне известно? Так информация о королевском доме Вахатара и ближайшем придворном окружении Её Величества Йааль XII королевы, по совместительству матери Кариэль находится в открытом доступе. Имя Бахтана Дзоэ, придворного шамана и Первого министра королевства также не является тайной за семью печатями. В одном из номеров журнала «Политический вестник» за позапрошлый год мне удалось отыскать пространную статью, посвященную островному королевству Вахатара с множеством цветных фотографий. Так вот, Кариэль здорово похожа на свою мать как избыточной телесной массой, так и многочисленными татуировками по всему телу. Внешность шамана ничем особым не примечательна. На вид молодой человек лет тридцати-тридцати пяти. С учетом реального возраста в семьдесят восемь лет он неплохо сохранился. Скорее всего, причиной тому регулярные прохождения им курса омолаживающих процедур. Ожидаемых татуировок на его физиономии я не увидел. Похоже, тату в королевстве штука статусная, и удовольствие не для всех позволительное. Как бы мне не досталось на орехи от Кариэль, ведь наколки уже на второй день после внедрения нанобиотов полностью исчезли с её кожи. Однако девушка пока не прибежала ругаться — доказательная база маловата, чтобы что-то предъявить, одни подозрения. И действительно, поди-ка докажи, мою причастность. Магического воздействия не отмечено, значит причина в чем-то другом. Например, обесцвечивание татуировок вызвано гормональной перестройкой женского организма, в связи с предстоящей дефлорацией. Хе-хе-хе! Эх, какой все-таки софист во мне мается от безделья! Короче, магию не применял, лишь ручки принцессы коснулся мельком, получается, как-то повлиять на изменения, с ней происходящие, никоим образом не мог. То есть перед законом чист и неподсуден.

Откровенно говоря, трансформации во внешнем облике первой претендентки на трон островного королевства Вахатара были грандиозные. Уже через три дня я едва узнал её, увидев гуляющей по парку в компании сокурсниц. Пришлось спрятаться в кустах, закрыться наглухо ментальным щитом и не отсвечивать, пока группа щебечущих девиц пройдет мимо. Кариэль еще не худышка, но уже не прежний гиппопотам. Лицо, как я уже упоминал, очистилось от татуировок, и миру явилась симпатичная мордашка. И не только лицо стало чистым, наколки исчезли со всего тела.

Вид Кариэль имела задумчивый и в бурно обсуждаемой подругами теме по поводу какого-то красавчика с кафедры Магии Земли участия не принимала. По всей видимости, она сама еще не решила, как реагировать на происходившие с ней кардинальные изменения. Скорее всего, принцессу расстраивает не потеря живой массы, а загадочное исчезновение, статусных (вне всякого сомнения) татуировок. Короче, шаман натравил на меня эту девицу, шаману и ответ держать. Пусть сам объясняется перед царственной матушкой.

Впрочем, хватит о делах политических. Тема шаманизма и шаманов, как я понял, наглухо закрыта в магическом сообществе Эды по не очень понятным причинам. На Земле их коллеги также не очень-то жаждут с кем-то делиться своими секретами. В общем-то не очень-то меня всё это интересует. Установить связь с духами предков или еще с кем-то там в параллельных вселенных мне не сильно хочется. Однажды уже видел демона воочию и не испытываю никакого желания вновь испытать подобное счастье. Да и что я смогу узнать такого интересного и полезного о своем прошлом или будущем? Скакать с бубном вокруг костра и дышать дымом сгорающих мухоморов, нет уж, увольте. Один раз подышал этой дрянью потом сутки башка гудела, будто в ней пчелиный улей поселился. Так что шаманизм — не мой метод. Вот прогибать реальность под собственные нужды, а не анализировать многочисленные вероятностные лини будущего — это в моем стиле. Хотя…

— Дерца, какова вероятность освоения мной шаманских практик?

Тут же последовал ответ на заданный вопрос:

— Лёд, ты вполне готов. Все необходимые для ввода сознания в измененное состояние препараты способны синтезировать нанобиоты…

— Так, стоп! Какие ещё препараты?

— Психотропные вещества, также именуемые галлюциногенами.

— Ну ты даешь, железяка! — возмутился я, — хочешь своего хозяина на наркоту подсадить?!

— Наркозависимости гарантированно не будет, — обиженным голосом отвечала Дерца, — легкое общее недомогание и головная боль в течение часа-двух — всё, что грозит твоему организму после применения шаманских практик.

Можно сказать, успокоила. Вот только без надобности оно мне. Может быть, когда-нибудь пригодится, но в данный момент не хочется испытывать головную боль из-за сомнительного знания нескольких вариантов развития будущего. Это Бахтану Дзоэ по должности положено шаманить, так и пусть себе принимает внутрь всякую дрянь, ему за это нехилый оклад полагается, а к деньгам почет и уважение. Поди не жалкие пятьдесят тысяч в карман положил за то, что королевишне достойного дефлоратора подыскал, а намного больше. Вот так оно всегда бывает, организатор зарабатывает больше конкретного исполнителя. Блин, сказал бы кто хотя бы год назад, что Лёд согласится стать платным осеменителем особ королевских кровей, в морду бы ему задвинул без малейших колебаний.

Тем временем подошел срок общешкольной спартакиады. В назначенный час сборная команда второй учебной группы первого курса стройной колонной по пять человек в ряд, во главе со своим тренером — со мной, значит — ступила на стадион под звуки оркестра Болота Серого. В руках шагавшей вслед за мной Ольвы Пасманис развевалось наше неофициальное знамя — бирюзовое полотнище с изображением выпрыгивающего из воды и радостно улыбающегося мультяшного дельфина. Чистой воды импровизация и потрясание сложившихся в школе устоев, ибо до сего момента индивидуальных флагов сборных на спартакиадах не существовало Остальные несли таблички с номером группы или названием кафедры. У нас таковая также присутствовала, её гордо на вытянутой руке нес Оваль Куруц-Гморин.

После бурных продолжительных дебатов мы решили дать имя нашей команде «Счастливый Дельфин». Определившись с названием, нарисовать эмблему было несложно. Скажу без ложной скромности, это целиком моя заслуга, поскольку в детстве пересмотрел кучу всяких мультиков и набросать на листе бумаги уморительную рожицу выпрыгивающего из воды морского млекопитающего для меня не составило никакого труда. Главное всем понравилось и возражений не поступило.

В отличие от прочих сборных, где все участники были одеты в скучную официальную учебную форму, наши парни и девушки облачены с претензией на от-кутюр: бежевые брюки, белые рубашки, пиджак под цвет флага с изображением дельфина на лацкане, у каждого на шее двухцветный бело-изумрудный галстук-косынка, также с дельфином, обуты в легкие светлые туфли, на головах фетровая шляпа стетсон песочного цвета и ремешком под подбородок, брюки подпоясаны кожаными ремнями на бляхах также рельефное изображение символа нашей команды. Одежду пошили наши девчонки, обувь, шляпы и ремни заказали в мастерских Пальмы.

Таким образом явление нашей спортивной сборной вызвало бурный фурор среди зрителей на трибунах. На открытие праздника были приглашены все уважаемые граждане города во главе с наместником. Дамы блистали шикарными одеждами и драгоценными украшениями. На шее графини Мондеддо супруги господина наместника я заметил примечательное ожерелье, явно сработанное из преподнесенных мною жемчужин. Нежную шейку его юной дочери также украшала нитка жемчуга, ожерелье значительно скромнее чем у матушки, при этом смотрелось не менее элегантно. Интересно, работа моего компаньона или, какого-то другого мастера? Похоже, все-таки Гольбио. Хитрец даже не похвастался, что удостоился столь высокой чести. Скорее всего, старый проныра хотел сделать мне сюрприз. О будущем открытии спортивного праздника он знал, также знал и о визите туда семейства Мондеддо. А о том, какие украшения наденут дамы, ему-то уж точно было ведомо. Вряд ли он сомневался в том, что добытый собственными руками жемчуг я смогу определить с первого взгляда. Нужно будет как-нибудь прояснить данный вопрос, мне еще не раз общаться с наместником, и знание о том, чем он мне лично обязан, не повредит в наших отношениях. Недавно при посещении городской управы мне стало известно, что граф Янгвард Мондеддо является заядлым коллекционером разного рода древностей, в том числе старинных монет. Так что пара дюжин наиболее ценных экземпляров вскоре станет моим личным для него подарком.

Увидев меня во главе колонны второй группы первого курса, наместник широко заулыбался и изволил осчастливить скромного барона персональным кивком. Его супруга приставила к лицу лорнет, усыпанный сверкающими каменьями, и также по-доброму мне улыбнулась. Сомневаюсь, что у дамы близорукость, а вот похвастать весьма и весьма недешевым прибором — вполне в стиле супруги столь высокопоставленного лица.

Впрочем, после появления сборной второй учебной группы взгляды подавляющего большинства зрителей были прикованы именно к нам. Объясняется это не только оригинальной одеждой и наличием флага. Наши девчонки все до единой красотки с обалденными фигурами, как на подбор, глаз не отвести. Недаром у большинства присутствующих мужиков едва слюни по подбородкам не текут. Женская половина гостей с интересом разглядывает наших парней. Все подтянутые, физически крепкие, морды по моей настоятельной просьбе кирпичом, как у десантуры на плацу во время смотра полка ВКС комиссией от Министерства Обороны. Лично продемонстрировал, как оно должно выглядеть и неоднократно отрепетировал с парнями. На фоне улыбающихся нежных девичьих лиц брутально-одухотворенные мужские физиономии выглядят весьма контрастно и, как это ни странно, привлекательно.

Еще одной моей изюминкой стал армейский строевой шаг, который, согласно правилам Строевого устава, выполняется в четыре приема:

1. Левая нога поднимается над землей на 15–20 см, левая рука полностью отводится назад, правая — вперед и сгибается в локтевом суставе таким образом, чтобы кисть была выше пряжки ремня на ширину ладони. Кисть — сгибается в фалангах пальцев.

2. Левая нога твердо опускается на землю на всю ступню, правая поднимается на носок, положение рук не меняется.

3. Правая нога выносится вперед и поднимается над землей на 15–20 см, правая рука полностью отводится назад, левая — вперед и сгибается в локтевом суставе таким образом, чтобы кисть была выше пряжки ремня на ширину ладони. Кисть — сгибается в фалангах пальцев.

4. Правая нога твердо опускается на землю на всю ступню, левая нога поднимается на носок, положение рук не меняется.

Соответствующий ритм музыки и репертуар были согласованы заранее с Болотом Серым.

Для отработки навыков шагистики пришлось в один из выходных дней тащить всю команду на ферму Корхи Берецаля, чтобы о наших придумках не проведали конкуренты. Для этого пришлось арендовать автобус в одной из транспортных компаний Пальмы. Целый день потратили на занятия строевой подготовкой. Пришлось мне самому посредством приобретенного в музыкальной лавке барабана задавать ритм движения сто десять шагов в минуту при скорости около пяти километров в час. Поначалу ничего не получалось. Местные веселились и пальцами крутили у виска, глядя на наши потуги пройтись ровным строем. Удивительно, но этот типично земной жест и на Эде является выражением негативного отношения к умственным способностям того или иного индивида. Постепенно мои потуги дали результат. К концу дня народ все-таки освоил нехитрую науку, научился тянуть носок и чеканить шаг как положено. Зато наш выход произвел неизгладимое впечатление на приглашенных гостей и прочую публику на трибунах.

Весьма порадовала реакция Ариан Черимал. Куратор группы при появлении своих подопечных запрыгала и радостно замахала руками, забыв о том, что она уважаемый профессор и признанный авторитет в областях Стихийной Магии и Артефакторики. Ну прям девочка с косичками.

Когда до трибун с почетными гостями оставалось шагов двадцать, оркестр, как это было задумано, грянул Имперский марш. Сказать, что все присутствующие обалдели, ничего не сказать. При прохождении уже непосредственно мимо трибун я подал команду: «Равнение на пра-во!». Юноши и девушки, за исключением правофланговых дружно повернули лица в сторону гостей и также все как один заулыбались. Трибуны хлопали, свистели, визжали, короче говоря, не стеснялись в выражении искреннего восторга.

Признаться, я до конца не был уверен, что кто-нибудь из ребят не собьется со строевого шага и не испортит праздник. Но я все-таки надеялся на удачный исход моей затеи, и надежды мои оправдались на все сто. Наша команда четко строевым шагом прошла мимо трибун и ровной коробочкой замерла на предназначенном для нас месте на стадионе.

После прохода всех сборных, с приветственным словом выступил ректор школы магии. Амбис Триори. Он поздравил студентов с окончанием очередного учебного семестра и началом спортивного праздника, а также пожелал всем нам успехов, не только на ниве спорта, но и в предстоящих зачетной и экзаменационной сессиях. Затем, как главное начальство нашего ВУЗа объявил спартакиаду открытой.

В первый день никаких особых спортивных мероприятий не намечалось. Лишь по окончании торжественной части состоялся футбольный матч между командами кафедр Огненной Магии второго и третьего курса. Основная программа начнется на следующий день.

В соревнованиях принимают участие спортивные сборные от шести групп первого курса. Также по шесть сборных команд от старшекурсников. В том числе от каждой из четырех кафедр факультета Стихийной Магии, факультета Ментальной Магии и объединенная сборная факультетов Магии Жизни и Артефакторики. Итого, по шесть сборных команд от каждого курса. Каждый день происходили соревнования по какому-либо одному или двум видам спорта. Пять дней отводились на состязания по бегу: на короткие и длинные дистанции, марафон и бег с препятствиями. Прыжки в длину и высоту были объединены в один спортивный день. Далее шли соревнования метателей копья. Целый состязательный день уделялся для метателей диска и молота. Три дня занимали соревнования штангистов и гиревиков. И еще один день отводился для демонстрации разного рода чародейских приемчиков. Первокурсники, по понятной причине, в магической потехе участия не принимают.

Мне все-таки удалось привлечь к участию в спартакиаде всю учебную группу. Не сразу, со скрипом, но даже самые упертые студенты, все-таки согласились. Таким образом, от нашей команды почти во всех дисциплинах выступает максимальное количество спортсменов, а именно по два человека и тринадцать футболистов — одиннадцать игроков на поле и двое запасных.

Соревнования, как уже отмечалось выше, дифференцированы по половому признаку, за исключением футбола. Что касаемо поднятия тяжестей, штангисты и гиревики женского пола были представлены лишь нашей группой и боевиками-стихийниками второго и третьего курсов. Посмотрел, что это за дамы и едва не обомлел. Столь мощных бабищ я не видел даже во время африканской командировки, а там могучие женские формы издревле пользуются ажиотажным спросом у мужиков. Ничего, мои хрупкие на вид девушки способны преподнести не один сюрприз этим теткам с избыточной мышечной массой и солидной жировой прослойкой.

Отдельной дисциплиной в программе соревнований стоит футбол. Победа в данном виде спорта почему-то считается наиболее престижной. Каждый день будут проходить три отборочных матча с перерывом в сутки между турами. Отсев осуществляется по олимпийской системе — проигравший вылетает. Все команды участники уже разбиты на пары в результате жеребьевки, проведенной беспристрастной судейской комиссией. При ничейном результате в основное время, победитель выявляется либо во время добавочного игрового периода, либо по результатам пенальти. На первом этапе из восемнадцати команд останется девять. Команда, с наилучшей разницей забитых и пропущенных мячей сразу переходит на третий тур, а между оставшимися восьмью претендентами состоятся отборочные матчи. Таким образом, в третий тур проходят пять команд. Опять же по результатам второго тура одна из команд автоматически попадает в финал. После отыгрыша третьего тура остаются три команды, каждая из которых встречается в поединке друг с другом. Вот тут имеется один существенный нюанс. Если из трех команд «А» выигрывает у «В», которая в свою очередь, выигрывает у «С», а «С» удается выиграть у «А» победителем становится наиболее результативная команда по разнице забитых и пропущенных мячей. Таким образом участники заинтересованы не просто обыграть соперника, но забить как можно больше мячей в чужие ворота и не допустить таковых в свои. В отборочных играх это позволяет пропустить целый круг, а значит, сэкономить силы и нервы, а в финале может повлиять на окончательный результат всего футбольного турнира. Вот такая довольно замысловатая система, хотя, на мой взгляд, ничего в ней особо сложного.

Нашей футболистам предстояло играть в первом отборочном туре на третий день спартакиады. По жребию нам выпало встретиться с объединенной командой менталистов и жизнюков третьего курса.

Во время подготовительного периода я старался посетить тренировки всех будущих наших соперников. Объективно достойных конкурентов нашей сборной можно по пальцам пересчитать. Однако наперед загадывать не стану. В спорте всякое может случиться. Ладно, буду болеть за наших, и пальцы держать скрещенными.

Под свист и улюлюканье болельщиков третьекурсники огневики успешно разгромили футбольную команду своих коллег со второго курса, лишив тех тем самым возможности участия в дальнейших соревнованиях.

По окончании матча, в Хрустальном дворце состоялся праздничный вечер с едой, легкой выпивкой и танцами для всех желающих. Наша сборная отправилась туда дружно всем составом. Выпили по бокалу легкого вина. Перекусили деликатесами. На танцы я не пошел, поскольку еще свежа в народе память о моих выкрутасах с внучкой ректора Паломой-Дива. Вдруг чего-нибудь снова отчебучу. Танцы, оно ведь штука заразительная — начнешь и не остановишься, пока у присутствующих глаза на лоб не повылезают. Не, я лучше воздержусь.

Хотел отправиться прямиком в свою берлогу, однако по дороге решил заглянуть к Накису Турбуру. Под рюмку горлодера управляющий кратко отчитался о проделанной работе. Так же он мне сообщил не очень приятную новость. Оказывается, несколько семей, арендовавших землю у соседних землевладельцев решили прервать договорные обязательства со своими арендодателями и перебраться под мою юрисдикцию. Им очень понравились условия, на которых я предоставляю землю своим арендаторам.

С одной стороны, приток столь необходимых мне рабочих рук — это очень хорошо. С другой, отток трудящихся из хозяйств соседей не может не вызвать негативную реакцию по отношении ко мне. То есть, следует ожидать козней от местных землевладельцев, например, судебных исков или чего-нибудь похуже.

Впрочем, плевать на соседей вместе с их обидами. Заключайте арендные договора на условиях, которые заключаю со своими арендаторами я, и ни один крестьянин не уйдет от вас, поскольку, как говаривал один мой знакомый старшина роты прапорщик Еременко: «Хрен на хрен менять, только время терять».

Ну если какая падла решит начать диктовать мне свои условия и как-либо вредить, в суд не побегу. Отомщу так, что мало не покажется.

— Ладно, Накис, принимайте с Корхи всех желающих. Деньги на подготовку участков имеются, сторожевыми артефактами обеспечу сам, маги Берецаля помогут с их установкой. Предварительную рекогносцировку вдоль маршрута будущей автотрассы проведу во время каникул. На этом сэкономлю значительную денежную сумму и время. Пока буду ходить по джунглям постараюсь найти что-то полезное, чтобы денег приподнять. Скажу по секрету, на земле моего соседа Дуорми примерно в сотне километров в направлении массива Ландака я нашел одну неприметную речушку, а в той речке золотишко россыпное в изрядных количествах. Лезть к нему не собираюсь, ибо не по-соседски как-то. Надеюсь, на моей земле также сыщется что-то подобное.

— Да ну! — восторженно воскликнул Накис. — Неужто золото отыскал?!

Я извлек из внепространственного хранилища три крупных самородка и протянул приятелю.

— Вот, смотри, эти оттуда.

— Ну ты даешь, Лёд! Знать, что где-то валяются груды золота и спокойно сидеть на пятой точке!

— Успокойся, друг. Во-первых, до того золотишка добраться очень нелегко, ибо непролазные топи, нездоровая духота, ядовитые растения и твари, но самое противное — тучи гнуса охраняют его лучше всяких сторожей с ружьями. Во-вторых, воровать у соседа — себя не уважать. В-третьих, я ничуть не сомневаюсь, что на моих землях найдется не одна золотоносная речушка, а также много всякого разного. Горы Ландака мне напоминают одно славное местечко на Проклятом континенте. Так вот, там я в свое время набрал золота и драгоценных камней предостаточно, мог бы и больше, но тащить тяжело.

— И где же это твое добро? — азартно воскликнул мой товарищ.

— Временно перешло в чужие руки, не по моей воле. Появятся свободные пара дней, постараюсь вернуть, хотя бы часть. Но дело не в этом. Подозреваю… нет, я уверен, что в моих горах подобных сокровищ ничуть не меньше. Освоение этих диких территорий только началось, и будущее готовит нам кучу открытий чудных. Как сказал один древний поэт с нашей далекой прародины: «И железная лопата в каменную грудь, добывая медь и злато, врежет страшный путь».[1]

— Врежет страшный путь, — повторил за мной Турбур. — Крепко сказано, Лёд. Давай выпьем за того поэта.

Лишь по пути к себе до меня дошло, что строку из стихотворения Михаила Юрьевича я прочитал по-русски. Тем не менее мой приятель прекрасно понял смысл и даже повторил. Интересно, откуда у него столь широкие лингвистические познания? Нужно будет поспрошать, где и при каких обстоятельствах он умудрился приобщиться к великому и могучему.

Положа руку на сердце, поначалу я относился к своим обязанностям тренера, как к банальной общественной нагрузке. Ну выразила Ариан Черимал устное пожелание, чтобы её группа показала хороший результат, я, как человек дисциплинированный, взял под козырек и взялся за дело со всем своим старанием. На Земле профессиональными видами спорта считались чисто технические с элементами псионических практик. Там крутились огромные деньги и были свои кумиры, в основном из одаренных. Спортивные соревнования атлетов иже с ними все традиционные игровые виды присутствовали лишь на любительском уровне, но не вызывали былого ажиотажа. В армии также проводились спортивные мероприятия на различных уровнях. Ну как же без соревновательного духа в той же армии? Да мне и самому неоднократно приходилось доказывать свое превосходство в снайперском искусстве и специальной подготовке разведчика-диверсанта.

Как это ни странно, но постепенно я проникся командным духом и от всей души желал победы если не во всех дисциплинах, но в большинстве из них. Сделал для этого вполне достаточно. Теперь все зависит от самих ребят, ведь в спорте зачастую выигрывает не самый сильный, быстрый и ловкий, а тот, у кого нервы крепче и мотивация на победу присутствует в должном количестве. Быть первым в чем-то — вот главный мотивационный фактор любых соревнований. Именно данный тезис я старался доводить до сознания своих студентов во время каждой тренировки. Насчет крепости нервов, надеюсь медитативные практики пошли им на пользу, благо в результате работы нанобиотов юные тела, иже с ними нервная система были приведены в оптимальное состояние.

Не стану подробно рассказывать обо всех легкоатлетических перипетиях. Первые пять дней моим ребятам удалось занять вторые и третьи места в соревнованиях по бегу на короткие и средние дистанции. Но самое главное, один из моих парней стал чемпионом в самой престижной дисциплине в соревнованиях бегунов — бегу на сверхдлинную дистанцию в пятьдесят пять километров. Почему мы не везде были первыми? А потому, что студенты старших курсов оказались вовсе не слабаками и бегать умели хорошо. Так или иначе, на всех дистанциях были победители от нашей команды и по общему результату полученных наград вторая учебная группа первого курса «Счастливый Дельфин» оказалась на первом месте.

Довольно приличный на мой взгляд результат первых дней соревнований показался остальным участникам команды едва ли не поражением. Пришлось убеждать народ, что выиграть все медали у нас не получится. Не одни мы такие умные и держали свои потенциальные возможности в секрете. Соперники оказались также не круглыми дураками и на тренировках особо не светились. Многие спортсмены старших курсов, даже некоторые первокурсники для прокачки своих организмов прибегали к разрешенным магическим практикам. Это во время соревнований запрещено использовать магию, но в процессе подготовки вовсе не возбраняется хлебнуть какой-нибудь алхимии, или наложить на себя стимулирующее заклинание. Лишь бы к началу соревнований никаких следов магического воздействия на организм не было зарегистрировано беспристрастными судьями.

Первый футбольный матч против третьего курса мы выиграли без особого напряжения. Ну, как бы не совсем выиграли, противоборствующая команда была попросту дисквалифицирована из-за попытки адепта ментальной магии воздействовать исподтишка на наших игроков. Поначалу все было нормально, соперник не думал мухлевать. Но во втором тайме после того, как третьекурсники пропустили в свои ворота четвертый безответный мяч, нервы у одной особо впечатлительной магини разума сдали. Девушка решила немного подыграть своей команде, взяв под контроль двух наших нападающих, тем самым ей удалось сорвать атаку на свои ворота. Нарушение тут же было зафиксировано судьями, матч остановлен, победа присуждена нашей команде. Не завидую той дуре, жесткая обструкция со стороны коллег по команде ей обеспечена. Хотя, и без её «помощи» мы были в шаге от убедительной победы.

Откровенно говоря, техническое поражение соперника не сильно обрадовало моих ребят. Они рассчитывали досрочно миновать второй тур и автоматом проскочить в третий. Однако, мне удалось их убедить, что из второго тура пройти сразу же в финал будет намного заманчивее. Народ согласился с моими доводами, и общий настрой в команде значительно улучшился.

Девять встреч между командами футболистов на первом этапе заняли четыре дня. Из шести команд первокурсников во второй тур прошли наша и сборная по футболу первой учебной группы. Капитаном там оказалась одна известная мне девушка Гелания Парисон-Верех. Я совсем не удивлен данным фактом. Твердость характера и умение манипулировать окружающими свойственны этой, в общем-то, совсем еще сопливой девчушке. Вне всякого сомнения, решающим фактором победы первогруппников стал личный авторитет Гелании и её умение сплотить команду в нужный момент. Ну что же, неплохой результат. Однако вряд ли её команда сумеет пробиться на третий этап соревнований. Почему я в этом уверен? А потому, что не пропустил ни одного матча первого тура и прекрасно представляю уровень физической подготовки и сыгранность всех участников футбольного турнира.

А еще я искренне поблагодарил Отца Создателя за то, что не позволил нашей команде развернуться во всю ширь в первом матче. Это означает, что потенциал наших футболистов до конца не выявлен. Ну победила вторая группа первого курса, ничего особо выдающегося в этом нет. Команда их соперников оказалась откровенно слабой. К тому же, поражение техническое. Хорошо, что нас недооценивают, было бы намного хуже, если бы переоценивали.

Следующим на очереди нашим соперником в футбольном турнире по жребию стали воздушники второго курса. По моей субъективной оценке, не самая сильная команда, было бы печальнее, если бы на их месте оказались огневики третьекурсники или водники второго курса.

Однако, как говорится, не футболом единым. Целый соревновательный день был посвящен прыгунам в длину и высоту. Здесь отбор происходил в три этапа. В каждом из этапов каждому спортсмену предоставлялось по три попытки. Наши ребята выступили весьма достойно. В результате в прыжках в длину мы получили золото и серебро у девушек и всего лишь бронзу у парней. Зато в высоту наш представитель прыгнул неплохо — второе место на пьедестале почета. К сожалению, прыгунья, выступавшая в этом виде соревнований от нашей команды, осталась без наград — куда моей невысокой стройняшке супротив двухметровых длинноногих дам с факультета Магии Жизни второго и третьего курсов жилистых и плоских как доски.

Встреча по футболу с командой воздушников прошла в напряженной обстановке. Инициатива на игровом поле то и дело переходила от одной команды к другой. Первый тайм закончился с ничейным счетом 1:1. Лишь во втором игровом отрезке времени моим подопечным удалось изрядно измотать соперника и забить в его ворота два мяча. Победа 3:1 по итогам второго круга не позволила нашей команде автоматом пройти в финал, поскольку футбольная команда кафедры Огненной Магии третьего курса победила с разгромным счетом 6:0 своих коллег стихийников также третьекурсников с кафедры Магии Земли.

К этому времени оговоренный с Кариэль Шайляо орго Дхунар срок в три недели истек. Означенным вечером девица самым бесцеремонным образом вторглась в комнату неженатого мужчины. Ладно, немного преувеличиваю немного, наверное, от охватившего меня волнения. Девушка вела себя более чем скромно, нежели можно было ожидать от избалованной принцессы.

После очередного соревновательного дня я занимался построением маршрута будущей автотрассы, которая пройдет по моим землям. На большом листе качественного ватмана я сначала изобразил очень точную карту местности, недоступную существующим на Эде геодезическим средствам. Для этого воспользовался данными космической картографической съемки, сделанной во время двух неудачных попыток землян высадиться на планету. Наличие развитой цивилизации людей, по не совсем понятной причине, от меня скрыли, тщательно заретушировав всё, что относилось к индустриальной или урбанистической инфраструктурам. Однако рельеф местности и результаты геологического зондирования планетарной коры оказались крайне точными. Грех было бы не воспользоваться имеющейся в моем распоряжении информацией и в соответствии местным СНиПам[2] не построить самому на её основании предварительные маршрут, составить план строительных работ и рассчитать их приблизительную смету. На каникулах пробегусь по будущей трассе чтобы воочию убедиться в правильности умозрительных расчетов.

Увлекся тщательным вычерчиванием горизонталей на бумаге настолько, что не сразу отреагировал на робкий стук в дверь. Не имею привычку запираться в своих апартаментах, не поднимаясь со стула, громко, не скрывая досады, крикнул:

— Войдите, не заперто!

Когда же на пороге возникла мощная, вместе с тем грациозная валькирия из скандинавских эпосов, мне стало не до каких-то изолиний, координатных привязок и прочей картографической ерунды. У меня буквально отвисла нижняя челюсть от восхищения.

Ни намека на недавний избыточный вес, кожа чистая, на вид бархатистая, хочется погладить. Коротко стриженные густые темно-русые волосы будто шлем облегают девичью голову, делая Кариэль еще больше похожей на мифическую валькирию, земные модницы такую стрижку называют «паж». Глаза — два огромных синих озера в обрамлении длиннющих темных ресниц. Во время нашей первой встречи они были значительно меньшего размера и какого-то блеклого серого цвета. От девушки исходил будоражащий мужское обоняние запах чистой кожи и легкий аромат ландыша.

Меня будто по мановению волшебной палочки тут же снесло со стула — все-таки негоже сидеть в присутствии дамы королевских кровей, к тому же, если эта дама еще и стоит.

Блин, и какому же козлу пришло в башку прятать такую красоту под наслоениями сала и татуировок?! Ну нафига, спрашивается, было откармливать симпатичную девушку как свинью на забой? Неужели островитянам нравится, когда наследница королевской короны едва передвигается на собственных ногах из-за переизбытка ненужной плоти? Если так, то они еще те извращенцы.

— Можно войти? — Девушка задержалась у входа, с удивлением осматривая мою берлогу. М-дя, не королевские покои. Балки, стропила, обрешетка из не до конца ошкуренных досок, пол неровный, скромных размеров оконце во фронтоне. Зато все это, мое личное пространство, со всеми гигиеническими удобствами в отдельном помещении за дверью. К тому же, траходромом Накис меня обеспечил всем на зависть.

— Что, не очень покои? — поинтересовался я, чтобы скрыть неловкость, добавил в голос толику язвинки.

— Да, ничего так, — окончив осмотр, пожала плечами принцесса, — во всяком случае, лучше, чем в комнате по четыре кровати.

— Неужто и тебя не миновала чаша сия? — я удивленно уставился на гостью.

— Миновала, Лёд, мне, как принцессе крови изначально полагаются особые условия проживания, дополнительно оплаченные из королевской казны. — После этих слов она подошла к моему рабочему столу и принялась внимательно рассматривать разложенную на нем карту. — Что это?

— Мои владения, Кариэль. Планирую построить автостраду, которая напрямую соединит Великое Герцогство с империей Бангара.

— Хм, без году неделя, как стал бароном, а уже планов громадьё.

«А дамочка весьма осведомленная, к тому же ехидная», — подумал я, после чего свернул карту в рулон и убрал на одну из полочек, сработанных собственными руками. Вслух же сказал: — Присаживайтесь, ваше королевское высочество. — Ха, мы тоже не лаптем гаспачо хлебаем — кое-какие аспекты придворного этикета нам также известны.

Устроив свою аппетитную попку на стуле напротив, девушка хлопнула в ладоши. В комнате тут же появилась одна из её наперсниц с сумкой для документов в руках.

— Ну что, подписываем все необходимые бумаги и приступим к делу? — при этом щечки девушки порозовели — она хоть и королевских кровей, но еще не настолько цинична, чтобы запросто обсуждать вопросы интимного свойства с малознакомым мужчиной, хоть и старается выглядеть таковой.

В ответ я улыбнулся с видом опытного и очень коварного обольстителя:

— Кариэль, давай дела бумажные оставим на потом. Уж коли мне судьбой и заботами вашего придворного шамана предназначено стать отцом твоего будущего ребенка, давай хотя бы постараемся изобразить двух влюбленных идиотов. Для начала предлагаю выпить немного вина. У меня как раз имеется бутылочка от местных виноградников, корзина фруктов и коробка всяких сладостей. Признаться, обожаю сладенькое.

Последняя фраза в моих устах выглядела весьма двусмысленно, и красивое личико девушки еще больше покрылось краской.

— Кива, оставь бумаги, можешь быть свободна.

Накрыть стол свежей скатертью, поставить вазу с фруктами, блюдо со сладостями, бутылку игристого, пару бокалов и канделябр с тремя свечами — провести романтический вечер при свете магических светильников мне показалось чистой воды вульгарщиной, к тому же, при свечах убогость обстановки моего жилища не так бросается в глаза.

Наполнил бокалы шипучим напитком и произнес тост:

— Предлагаю выпить за наше знакомство.

Кариэль пригубила вино и, поставив бокал на место, неожиданно заметила:

— А ты ходок, Лёд. — Мне показались в её голосе присутствуют ревнивые нотки. Ну нифига себе, вот она истинная женская сущность: не успели познакомиться толком, уже ревнует ко всем бывшим, а также к будущим моим пассиям. Ну да, она же голубых кровей и кушать из одной тарелки со всякими безродными девками ей не пристало. Постараюсь её немного потроллить, а заодно приспустить воспитанную на рыцарских романах девушку с небес на землю.

— Признаюсь честно, я не монах. Но данный факт, насколько я понимаю, тебя не должен беспокоить. Откровенно говоря, нынешняя ты мне нравишься намного больше, нежели та, кем ты была три недели назад. Скажу больше, как женщина ты близка к моему идеалу — всегда мечтал встретить такую, как ты красивую могучую воительницу. При всем при этом совместное будущее нам не светит. Если бы не ваш шаман, ты бы вряд ли вообще обратила внимание на какого-то там парня без роду и племени, случайно пробившегося в самые низы местной аристократической прослойки. И еще один момент, для тебя же будет лучше, что первый твой опыт подобного рода произойдет с человеком, компетентным в делах любовных и умеющим себя правильно вести с невинными девами. — И в несвойственной мне кокетливой манере заметил: — Надеюсь, моя внешность не вызывает у тебя фатального отвращения, способного воспрепятствовать… гм, выполнению наших договоренностей?

На комплимент я все-таки нарвался:

— Ну что ты, Влад, — ага уже не официально «Лёд», и то приятно, — переспать с тобой мечтает половина школы. Впрочем, другая половина тоже не отказалась бы, но об этом помалкивает в тряпочку.

— Вот и хорошо, что мы друг другу нравимся.

Дале все пошло как по накатанной. Мы пили легкое вино, закусывая фруктами и сладостями, болтали ни о чем. В какой-то момент легкое игристое подействовало на непривычный к спиртному девичий организм. Как-то неожиданно мы поднялись со своих стульев и оказались в объятиях друг друга.

Откровенно говоря, целоваться Кариэль не умеет. Ничего, я её обучил этой немудренной науке минут за пять. Потом мы как-то незаметно оказались сидящими на кровати.

Я не торопил события и не пытался завершить начатое ударными темпами. Наоборот, мы наслаждались долгими поцелуями с взаимными проникновениями языка в ротовую полость. При этом я осторожно, чтобы не напугать ненароком свою партнершу снимал с нее один элемент одежды за другим. Сначала с нее слетело легкое платьице, открыв прекрасный вид на пару аппетитных холмов с огромными сосками темного цвета и плоский накаченный животик с аккуратным пупочком. Первым делом оценил упругость и теплую приятность женских грудей руками. Затем мои губы переместились к дивным выпуклостям и стали поочередно ласкать сладкие нежные ягодки.

Моя партнерша лишь тихонько охала и попискивала в моменты максимального блаженства. При этом неумело пыталась стащить с меня рубаху. Ну очень неумело, её сильные руки буквально порвали бедную рубаху на две половинки.

Оказавшись по пояс раздетыми, мы прижались друг к другу и вновь стали бурно целоваться. Затем через ласку грудей я перешел к её животику. Мой язык упорно прокладывал дорогу к самому сокровенному. В какой-то момент девушка застонала. Я понял, пора.

Ловко избавил её и себя от остатков одежды. Приподнял податливое тело, и посадил на колени лицом к себе, так, чтобы в любой момент проникнуть куда нужно. При этом ни на минуту не прекращал ласки. Мне показалось девушка впала в сомнамбулический транс и не вполне отдает себе отчет в том, что в данный момент с ней происходит. Впрочем, это ничуть не мешает ей получать неведомое ранее наслаждение от контакта с крепким мужским телом. Вновь её охватывает сильная дрожь. Ну все, пора переходить к делу. Мягко, стараясь не вызвать болевых ощущений проник в горячее влажное лоно. По негромкому вскрику и слегка расширившимся зрачкам я понял, что ей все-таки больно. На этот случай у меня был заготовлен один чудный артефакт, мгновенно залечивающий несерьезные раны. Я замер ненадолго, предоставляя возможность Кариэль ощутить в полной мере присутствие внутри нее мужского начала, сам отправил мысленный посыл на активацию амулета.

Вскоре девушка поняла, что болевые ощущения пропали и попробовала сама подвигать тазом. Вне всякого сомнения, это пришлось партнерше по душе, и она продолжила начатое более интенсивно. Я же постарался выйти с ней на одну ментальную волну, чтобы контролировать процесс. Кариэль оказалась крайне возбудимой натурой. Пока я достиг оргазма ей удалось дойти до апогея не мене десятка раз. Оказываясь на пике наслаждения, она кричала в голос, а в самом конце, после того, как мы дружно кончили, упала обессиленно на мою грудь, разрыдалась от счастья.

Затем мы практически без перерыва совершили еще три довольно сумбурных захода с криками ревом и рыданиями. После того, как принцесса немного успокоилась и остыла, я вновь активировал лекарский девайс, чтобы залечить возможные потертости и трещинки во влагалище. Далее я начал вдумчиво и подробно объяснять Кариель всякие способы взаимного удовлетворения, допустимые между мужчиной и женщиной, а также кое-какие нехитрые позы. Девушка оказалась ученицей способной, все схватывала налету, и самое главное, никакого противления или брезгливости с её стороны я не встретил. Все-таки приятно иметь дело с понятливыми женщинами.

Часам к четырем утра моя партнерша изрядно вымоталась от избытка ощущений и новой необычной информации. Прижавшись к моему боку своими выдающимися выпуклостями, положила руку мне на грудь и трогательно засопела, уткнувшись носом мне в плечо.

— Дерца, — мысленно обратился к нейросети.

— Да мой господин и укротитель женских сердец.

— Не язви хозяину! Докладывай, как там результат.

— Поздравляю будущего папеньку с очередной двойней. У партнерши произошла одновременная овуляция двух яйцеклеток. Ну ты как тот еще снайпер не мог промахнуться мимо цели.

— Девочка будет?

— Не волнуйся, Лёд, учитывая политическую ситуацию и потребность королевской династии Вахатара в женских особях, мною были полностью нейтрализованы сперматозоиды с «Y» хромосомой. Так что рождение ребенка мужского пола исключено.

— Молодец, железяка! Вот только тебе не кажется, что ты становишься все боле и более нетерпима к своему носителю? Шуточки шутишь. Докладываешь не по форме. Нужно кратко по уставу. Есть, выполнено и так далее в том же духе. А вот как только меня потянет на задушевные разговоры со смехуёчками, я тебе об этом непременно сообщу.

— Есть босс! — Вроде бы и продемонстрировала смирение, но как-то не очень убедительно. Ладно, что дадено, от того не избавиться, да и привыкать потихоньку начинаю к обновленной нейросети.

Итак, главная цель нашего ночного рандеву выполнена. Вне всякого сомнения, факт успешного оплодотворения двух яйцеклеток будет сегодня же установлен штатным магом жизни, сопровождающим принцессу. Интересно, захочет ли она после этого навестить меня хотя бы еще разок? Признаться, откровенная экспрессия и готовность Кариель приобщиться к новым знаниям мне импонируют. А у меня как раз есть еще несколько уроков для неё. После Зулай у меня на постоянной основе так никого и не появилось. Несколько мимолетных встреч в гостиницах со жрицами продажной любви как-то при моем темпераменте не в счет. Спартакиада скоро закончится, мои обязанности старосты также подходят к концу, лишней энергии будет переизбыток. Если принцесса откажется от посещений моих… хм, апартаментов, придется подыскивать себе подругу. Решено, как только окончательно закрою вопрос с королевной, займусь поисками очередной пассии.

Проспал часа два, неожиданно мне в бок впился острый женский локоток. Одновременно сквозь приятную дрему до сознания долетел недовольный женский голосок:

— Лёд, просыпайся, принцессы крови не терпят, когда в их присутствии нагло дрыхнут.

Пришлось открывать глаза и соответствовать. Пять заходов с разных сторон и с комментариями девушку вполне удовлетворили. Интересно, несколько часов назад лишилась девственности, а ведет себя как разнузданная шлюха. Люблю шлюх — они более естественны и приятны сердцу мужчины нежели отвратительные жеманные пуританки и убежденные мужененавистницы.

Однако всему хорошему наступает конец. Сегодня в программе спортивных соревнований метание копья и мне, как тренеру необходимо на них присутствовать.

Хотел встать с постели, но крепкая женская ручка уверенно легла мне на грудь.

— Лёд, спасибо тебе и не только за эту ночь. Не понимаю каким образом тебе удалось избавить меня от фамильного проклятия, но уверена, что именно тебе удалось совершить то, что не смогли сделать самые продвинутые маги жизни. Это не магия, это что-то другое. Я пообщалась с парнями и девушками из твоей группы. С ними случилась та же самая история. Они считают, что причиной произошедших с ними изменений послужил именно ты.

— Я не…

— Не надо слов, милый, — вот оно как, меня наконец-то назвали милым, — я не хочу, чтобы ты врал и изворачивался. Просто прими мою искреннюю благодарность.

— Проклятие, ты сказала фамильное проклятие. Хотелось бы узнать об этом поподробнее.

И принцесса поведала загадочную историю. Пятьсот с лишним лет назад между королевством Вахатара и соседним островом Согото произошел военный конфликт. В результате государство было разгромлено и остров был включен в состав королевства. Из дворца тамошнего правителя было изъято множество трофеев. В их числе красивая шкатулка с магическим артефактом непонятного назначения. Небольшой цилиндр, от которого сильно фонило магией, успел пройти через десятки рук подданных тогдашней королевы, прежде чем оказаться в её царственных ручках. Как только это произошло, артефакт полыхнул, как утверждают древние хроники «черным светом». Королева упала в обморок, а через неделю начала очень быстро набирать вес. Более того, её кожа стала излишне восприимчива к солнечному свету.

С тех пор избыточная полнота и аллергия к яркому дневному свету, выраженная появлением на коже незаживающих волдырей, стали проклятьем королевского рода и передавались из поколения в поколение с исключительным постоянством. Если от солнечных ожогов удалось избавиться путем нанесения на кожу магических татуировок, от избыточного веса не помогали никакие микстуры и заклинания. Попытки банально ограничить количество поедаемой пищи царственными особами приводили к тому, что они сходили с ума и превращались в овощ.

Для изучения проклятья и разработки методики борьбы с ним приглашались виднейшие светила всех магических направлений, но все без толку. Каждый очередной отпрыск королевского рода до десяти лет радовал родителей и подданных здоровым и крепким тельцем. Затем включался какой-то скрытый внутри механизм, и ребенок будто с цепи срывался, начинал поглощать пищу словно не человек, а свинья, в результате к пятнадцати годам превращался в уродливую тушу, к тому же страдающую от солнечного света. Люди с таким проклятием долго не живут, как правило, редко дотягивают до пятидесяти. Матери Кариэль скоро стукнет сорок пять, то есть принцессе до восшествия на престол осталось не так уж и много времени. Если, конечно, я не попытаюсь избавить и правящую королеву от проклятого недуга.

После этих слов девушка с надеждой посмотрела мне в глаза. Так, намек понял. Попробую что-нибудь придумать.

— Дерца, у тебя есть какие-нибудь идеи на этот счет?

— Пфи, — мысленно усмехнулась нейросеть, — тоже мне проблема! Нанитовый коктейль всё ещё находится в организме девушки. Возьми её руки в свои и подержи немного, чтобы я слегка перепрограммировала колонии нанобиотов таким образом, чтобы Кариэль могла, в свою очередь, нанести комплекс нанитовых фабрик на поверхность кожи реципиента. Не волнуйся, это будут интервенции нанитов исключительно в организмы, страдающий нарушениями, вызванными специфическим псионическим вмешательством в генетический код королевской фамилии Вахатара. Через полгода нанобиоты будут выведены из организма твоей партнерши. Надеюсь, за это время ей удастся коснуться всех больных сородичей.

Я так и сделал. Минут десять держал ладони Кариэль в своих руках. Пока нейросеть совершала необходимые манипуляции, я объяснил, что в течение полугода она должна повидать всех страдающих от проклятия родственников, крепко взять человека за руку в районе запястья и от все души пожелать ему избавления от недуга.

— Это не магия, Кариэль, это технологи Древних. Как оно работает, я и сам толком не понимаю. Но работает, и ты сама в этом успела убедиться. В твоем распоряжении шесть месяцев и не более того, постарайся учесть данный момент.

Мои слова без каких-либо ненужных вопросов и уточнений были приняты на веру.

— Управлюсь намного быстрее, на каникулы поеду домой, там всех и увижу, — девушка едва не запрыгала от радости, — Влад, огромное тебе спасибо! — И чмокнув меня в щечку, игриво шепнула на ушко, обдав горячим дыханием: — А сегодня вечером мне будет дозволено заглянуть на огонек к своему учителю? Уж очень понравился твой курс, я хотела бы за оставшийся до отъезда срок освоить его полностью.

Предложение принцессы было воспринято мной с энтузиазмом. Мы договорились встретиться после соревнований, а далее решим, что делать. Засим и расстались.


[1] М. Ю. Лермонтов «Спор».

[2] Строительные нормы и правила

Глава 10. Зачеты, экзамены и еще кое-какие моменты приятные и не очень

— А, Вовка, привет! — Сойжин Тургенов шестнадцатилетний бурят и главный заводила в нашей компании радостно оскалился всеми тридцатью двумя крепкими белыми зубами. — Чо притаранил?

Я подошел к костру вокруг которого примостились с десяток славных корефанов по мальчишеским забавам из местных и скинул с плеч тяжелый рюкзак. На углях практически прогоревшего костра на здоровенной чугунной сковороде доходили до кондиции с полдюжины приличного размера омулей, источая умопомрачительные запахи жареной рыбы.

— Вот, парни, днюха у меня. Проставляюсь.

Сойжин ловко поднялся на ноги, подскочил к рюкзаку. Характерный звук разделяемых липучек и плоская физиономия приятеля озарилась лучезарной улыбкой.

— О! Пивко! О! Конины два пузыря! Лучше бы водку принес, батя грит, что коньяк клопами воняет.

— Дурак твой батя! — Встрял в разговор другой мой приятель Жалсарай Жумаметдинов ярый спорщик, имеющий собственное мнение по любому вопросу. Он взял бутылку коньяка в руки и поднес к физиономии товарища. — Гля, Сойжа, видишь золотую буковку «N» с короной и надпись: «когнак, камюс, наполеон» — это означает, что не какой-нибудь паленый Шустов из сельмага, а самый настоящий французский Наполеон. — Затем перевел взгляд узких темных как ночь глаз на меня и озабочено спросил: — Вован, ты уверен, что твой дед не узнает о пропаже?

— А, ерунда. Не парьтесь, пацаны, у нас этого добра немеряно. Как кто приезжает в гости, так везет бухло чуть не ящиками. Дед пьет исключительно самогню собственной выделки, да и то нечасто, в основном пивком балуется после баньки. А самогон только со своими корешами, когда нагрянут с ночевой.

— Тогда мог бы и побольше притащить, коль немеряно, — заметил практичный Тургенов.

— Да ладно тебе жадничать, вновь взвился Жалсарай, Вовка и так шибко рисковал. Ты что, деда его не знаешь? Он, бля, за версту всех насквозь видит, чисто ренгент. Ща как выйдет вон из-за того холма!..

Испуганные взгляды присутствующих устремились куда был направлен указующий перст парня.

— Но-но, не каркай Жалсар! — Первым из присутствующих опомнился Сойжин и невольно почесал правую ягодицу. Однажды ему прилетело по этому месту от ноги Деда за неуважение к старшим, знатно так прилетело, до сих пор из бесшабашной башки вьюноши память не выветрилась.

Наконец мы расселись у костра. Готовая рыба была разложена на листья лопуха, а на сковороду определили очередную порцию выпотрошенных жирных омулей. Хлеб и принесенные мной колбасу, сыр и овощи были порезаны единственной в нашей компании девчонкой по имени Дулсан. Коньяк под одобрительный гул присутствующих разлил по кружкам самый опытный в подобных делах Сойжин. Он же огласил первый тост:

— Ну, Володька, за твоё пятнадцатилетие! Теперь ты настоящий мужик, так что, вздрогнем, парни, за лепшего кореша Вована!

Забористая выпивка саданула по темечку не хуже кувалды, даже слезы из глаз непроизвольно полились. До этого спиртных напитков крепче легкого сухого вина и дедова пива мне употреблять не доводилось, а тут в один прием граммов сто не меньше. Тут же обалдел от выпитого и на какое-то время выпал из реальности. Помню лишь вкус жареной рыбы и бульканье разливаемого по кружкам пива, от употребления которого, памятуя слова Деда об отрицательном воздействии на организм понижения градуса выпивки, я каким-то образом сумел отвертеться. Бурятам было все по барабану благородный коньяк они спокойно запивали пивком и не испытывали при этом ни малейшего дискомфорта. Также общим решением коллектива было постановлено, что никакими клопами коньяк не пахнет — как-то осело в памяти фрагментарно.

Когда более или мене очухался, понял, что нахожусь голый в прогретой за день воде небольшой заводи, отгороженной от основной акватории Байкала песчаной косой. Над головой усыпанное яркими звездами ночное небо. В непосредственной близости круглое лицо Дулсан. Протянул руку и до меня дошло, что девчонка также, как и я совершенно без одежды.

В мгновение ока весь хмель из моей головы будто бурным потоком воды вымыло. Вот оно! Свершилось то, о чем грезил ночами, от чего ломило в яйцах и по утрам просыпался в мокрых липких трусах. Вот только там были абстрактные образы красивых прелестниц, а тут живая горячая плоть в досягаемости вытянутой руки. Это не сон, теперь я могу дотронуться до нежного девичьего тела, почувствовать вкус поцелуя на своих губах. Впрочем, мне не было позволено проявить инициативу. Дулсан сама страстно впилась мне в губы, затем взяла за руку и потянула на берег в противоположную от сидящей у костра компании пацанов сторону. Густые кустики скрыли нашу парочку от посторонних взглядов. Девушка тут же упала спиной на мягкую травку, я каким-то образом оказался на ней.

Первый акт у меня закончился полным фиаско. Перевозбужденный организм бурно отреагировал на происходящее и я самым позорным образом отстрелялся, едва головка члена погрузилась в мягкую плоть. Дулсан это ничуть не смутило. Девушка лишь понимающе улыбнулась и позволила мне основательно обследовать свое тело. Более всего понравилось брать с руки её приличных размеров груди и касаться губами твердых сосков, целоваться, ощущая под собой податливое девичье тело, впрочем, тоже.

Во второй заход я уже не опозорился, делал все как надо, доведя подругу несколько раз до оргазма. Затем еще и еще. Я был неутомим. Наконец девушка в полном изнеможении прошептала негромко:

— Хватит, Володя. Пойдем ополоснемся, нас, наверное, уже заждались.

Дулсан ошиблась, основательно поддатые подростки, увлеченные каким-то спором, так и не заметили нашего отсутствия. А если и заметили, виду не подали и поздравлять меня с боевым крещением на ниве любовных сражений не стали.

— Просыпайся, Лёд. — Нежно промурлыкало в голове сексуальное меццо-сопрано нейросети. — Половина восьмого.

— Садистка! Дай поспать!

— Хм, сам просил разбудить, я же еще и садистка.

Пришлось отрывать голову от подушки. Присел на кровати, осмотрелся. Одеяло валяется на полу комом. Безжалостно изорванная простыня подо мной. Подушка куда-то улетела. А где моя принцесса?

— Кариэль Шайляо орго Дхунар покинула апартаменты час назад, — доложилась Дерца, я не стала отвлекать тебя от просмотра порнухи. Неугомонный ты наш.

Я перевел взгляд на свой вздыбленный член и мне стало неловко. Хорошо, что Кариэль не маг разума и не может ощутить моих эмоций во время сна. С другой стороны, я не виноват в том, что мне по какой-то непонятной причине сознание преподнесло возможность вновь оказаться в теле юного Владимира Ледогорова и по новой испытать все, что я испытал давным-давно во время празднования своего пятнадцатилетия. До сих пор ни ученые Земли, ни маги Эды так и не смогли разобраться с причудами подсознания, подсовывающего человеку то или иное сновидение. Говорят, что некоторые индивиды умудряются контролировать собственные сны. Как-то попробовал, но у меня ничего не получилось.

После посещения туалета и душевой решил навести в комнате порядок. Перед тем, как отправить в магический утилизатор изорванную едва ли не в клочья простыню немного полюбовался бурым пятнышком засохшей крови на ней. При этом успокоившееся было мужское естество вновь отреагировало весьма бурно, аж обмотанное вокруг чресл полотенце едва не упало на пол. Что это со мной? Какая-то необузданная гиперсексуальность.

Место пострадавшего предмета спальной принадлежности заняло новое из шкафа. Вслед за простыней в мусороприемник последовали остатки вечерней трапезы. Мусор с пола был сметен простейшим бытовым заклинанием магии воздуха. Не пострадавшие пододеяльник и наволочка подверглись процедуре магической очистки и вместе с одеялом и подушкой возвращены на свое законное место.

Ну все, порядок наведен, пора заняться насущными делами.

Вторая неделя общешкольной спартакиады пролетела, как один день. Представителю нашей мужской команды копьеметателей досталось золото. Им оказался тот самый Видлан Альцарик, которому я частенько доверял проведение тренировок в свое отсутствие. Соперникам нечего было противопоставить против здоровенного длиннорукого парня с великолепной техникой метания копья, которой обучил его я на основе богатейшего опыта, доставшегося мне от дерциан. Казалось бы, где древние и где банальная палка с металлическим наконечником?[1] А вот и не так. Культура владения копьем прошла у этой расы через миллионы лет её существования. Сам я смог соприкоснуться с ней посредством краткого курса виртуального тренинга, из которого кое-что показал своим копьеметателям. Этого вполне хватило для убедительной победы Альцарика.

Нашей девушке моих уроков хватило лишь для того, чтобы подняться на вторую ступень пьедестала почета. И не мудрено, золото заслуженно завоевала представительница кафедры воздуха студентка третьего курса Кариэль Шайляо орго Дхунар. Да, да мощная воительница показала на чистой силе без всякой особой техники результат, превосходящий по дальности бросок победителя мужской команды. С одной стороны, я был разочарован тем, что девчонка из моей сборной не завоевала золотую медаль. С другой, был горд за свою могучую подругу. Вот такие пироги с котятами получаются. Сам виноват, если бы не мое вмешательство, у Кариэль даже мыслей в голове не появилось поучаствовать в спортивных соревнованиях.

Однако я здорово удивился, когда увидел принцессу на следующий день, готовящейся к соревнованиям по метанию молота. Я считал, что правилами проведения подобных соревнований не допускается участие одного спортсмена в двух видах спорта. Прежде чем начать ругаться с судейской коллегией, внимательно изучил правила и умылся. Кариэль действительно имела полное право выступать как от команды воздушников, так и огневиков, поскольку официально проходит обучение одновремено по этим двум специальностям на факультете Стихийной Магии. Вчера она выступила как маг воздуха, сегодня защищает интересы магов огня. Интересная ситуация получается. А ведь ни словом не обмолвилась скрытная и коварная шалунья. Кажется, нет, я уверен, мне придется сегодня ночью еще раз поздравлять мою валькирию с очередной убедительной победой. Бедная кровать, она не продержится до отъезда подруги на каникулы. Пожалуй, следует напрячь Накиса на поиски более прочного траходрома.

Королевне хватило одной попытки, чтобы доказать несостоятельности всех прочих претенденток на золотую медаль. К сожалению, представительнице моей команды досталось лишь почетное четвертое место. А вот в метании диска наша девушка завоевала заслуженное серебро. Парни в этот день получили бронзу в метании молота, а дискоболы серебро и бронзу. Неплохой результат на мой взгляд, хоть мои спортсмены были недовольны. Всем хочется быть первыми, но, к сожалению, кто-то другой желает того же самого и в своем желании проявляет большее упорство. Тем не менее команда второй группы первого курса уверенно лидировала в рейтинге по сумме завоеванных наград.

Данное обстоятельство не очень понравилось кое-кому в школе. Особенно на нас окрысился куратор кафедры Огненной Магии третьего курса. Этот шнырь постоянно отирался рядом с нами и пытался обнаружить хотя бы малейшее проявление магических практик или еще какое нарушение с нашей стороны. Разумеется, ничего криминального обнаружить ему не удалось.

Зато заключительные три дня соревнований закончились для нашей команды тяжелоатлетов убедительной победой. Результаты у мужчин складывались по сумме баллов, набранных в упражнениях со штангой и гирями. Девушки ограничивались только штангой. По итогам нашим юношам достались второе и третье места в легком весе, бронза в среднем и убедительное золото среди тяжеловесов. Девчонки получили золото и две бронзовых медали.

Хорошо, что моя Брунгильда[2] не учится еще на каких-нибудь факультете или кафедре, не видать бы нам третьего места в тяжелом весе.

Дела футбольные складывались для нас также весьма неплохо. На третьем этапе отборочных соревнований нам повезло встретиться с объединенной командой кафедр Магии Жизни и Разума, только второго курса. Нельзя сказать, что победа далась нашим ребятам уж очень легко, пришлось напрячься и приложить все силы. Как результат, мы вышли в финал и уже заработали, как минимум, бронзовую медаль. Неплохо для первого курса. Такого еще не было за многовековую историю ВШОМ, чтобы команда футболистов одной из групп первокурсников самым наглым образом победила всех своих соперников и вырвалась в финал. Более того, сборная этой группы безоговорочно лидирует в общем рейтинге спартакиады и уже недосягаема для других команд.

В финале наша команда по футболу все-таки проиграла огневикам третьего курса. Затем нам удалось одержать победу над футболистами воздушников, которые, в свою очередь, продули огненным магам. Результат — второе место на пьедестале почета, комплект серебряных медалей и ни малейших сожалений по поводу проигрыша, поскольку маги огня показали по-настоящему высочайший класс игры.

В показательной программе выступили студенты старших курсов. Они продемонстрировали кое-что из своих возможностей, приобретенных в стенах школы. Особенно мне понравился показательный бой между парой адептов огня и воды.

Это даже был не бой, а демонстрация магических возможностей студентов без нанесения друг другу телесных повреждений. Сначала огневик двумя раскаленными хлыстами «попытался достать» водника, однако тот зевом не щелкал и отразил атаку толстенной струей воды. Гром, треск, гул, шипение пара. Густые клубы на мгновение закрыли футбольное поле, на котором, собственно, всё и происходило под прикрытием защитного купола. Когда пар рассеялся началась веселуха в виде танца воды и огня. Водяные струи скрещивались с огненными. И вновь оглушительный гром, треск, гул на весь стадион. Головокружительные прыжки соперников, столкновения ледяных и огненных стен, мгновенно возводимые над головами и купола из огня и воды, падающие с небес на землю глыбы раскаленной магмы и льда. Мне казалось, вот-вот кто-нибудь из выступающих огребет в полной мере, и все закончится весьма печально. Но обошлось. Маги наконец угомонились, похоже исчерпали свои ресурсы. Под гром аплодисментов присутствующей публики раскланялись и бодрым шагом покинули площадку.

После выступления парочка магов земли быстро привела в порядок стадион, а группа жизнюков восстановила газон в прежнем виде. Выступления продолжились. Боле ничего интересного для меня там не происходило. Воздушники сформировали над стадионом зону плотной облачности и строили из водяного пара красивые замки, создавали причудливые фигуры фантастических животных, подсвечивали все это изнутри вспышками молний. Меня, избалованного продуктами земной видеоигровой индустрии, нисколько не впечатлило, впрочем, также, как и бледненькое выступление группы магов иллюзий с факультета Ментальной Магии, пытавшихся раскрасить окружающий мир в головах зрителей в фантастическое разноцветье. На меня их ментальная атака вообще не подействовала и была успешно отражена, о чем доложила заботливая нейросеть.

На финальном построении команд, в нарушение всех писаных и неписаных правил, наши парни на глазах у многочисленных зрителей и под одобрительный рев трибун подняли меня на руки и трижды подбросили. Спасибо, не забыли поймать. Шучу, разумеется. Ну что сказать? Было приятно, что народ по достоинству оценил мои тренерские потуги и немного грустно, ведь вскоре мы разбежимся по разным факультетам. Надеюсь, останемся друзьями, на худой конец, уважающими друг друга соперниками, но только не врагами.

После того, как все успокоилось, ректор от лица школы поздравил победителей и объявил о закрытии школьной спартакиады. На прощание он вновь пожелал присутствующим студентам успехов в предстоящей сессии.

Вечером того же дня в Хрустальном дворце вновь состоялся бал. Не скажу про себя, но моя Кариэль на нем затмила всех записных красавиц школы и не блеском бриллиантов из королевской сокровищницы (с этим, как раз, было все весьма и весьма скромно, лишь нитка жемчуга от Гольбио Вэрнона на шее и пара жемчужных браслетов на запястье, также от моего компаньона по бизнесу), а воистину королевской статью и откровенным равнодушием к попыткам некоторых высокородных юношей познакомиться поближе. Впрочем, и на меня некоторые девушки поглядывали с нескрываемым интересом, но из-за присутствия рядом грозной метательницы копий и молотов так и не решились пригласить на танец.

Утром следующего дня я был вызван к Ариан Черимал. К моему несказанному удивлению, куратор оказалась не одна в своем кабинете. Рядом с её рабочим столом скромно притулился на стульчике Амбис Триори ректор нашего ВУЗа. Я поприветствовал столь уважаемых людей и замер неподалеку от двери в ожидании дальнейших распоряжений.

— Проходи, Влад, присаживайся. — Куратор была единственным преподавателем, кто позволял себе обращаться ко мне на «ты». Вообще-то я без претензий, красивая умная женщина с понятиями и без ненужных понтов — мне необычайно с ней повезло как с руководителем.

— Доброе утро, Влад! — лицо ректора расплылось в самой доброжелательной улыбке, однако меня не проведешь, что-то в его настороженном взгляде указывало, на немалую озабоченность.

— Ты молодец, — продолжила Ариан, — впервые в истории школы первое место в рейтинге спортивных соревнований заняла команда первого курса. От всей души поздравляю тебя и всех твоих подопечных. Ко всему прочему, твоя заслуга в том, что только тебе как старосте удалось создать самый благоприятный климат в учебной группе. Как результат, ни одного отчисленного за нарушения дисциплины и внутреннего распорядка.

— А много ли нарушителей из других учебных групп? — Как-то раньше мне и в голову не приходило поинтересоваться данным вопросом.

Вместо Черимал подал голос господин ректор:

— На данный момент таковых тридцать шесть человек и примерно дюжина будет отчислена за неуспеваемость по результатам предстоящих зачетной и экзаменационной сессий. Не беспокойтесь, студентам вашей группы это не грозит. Я посмотрел ведомости, у многих зачеты автоматом и досрочно сданные экзамены. Поздравляю вас, Влад, еще и с этим успехом. Не было в истории школы, чтобы из какой-либо группы первокурсников не вылетел ни один студент. Видите ли, вырвавшись из-под родительской опеки, многие неразумные чада пускаются во все тяжкие и учебу отставляют даже не на второй, а на десятый план. Как результат, со столь нерадивыми студиозами нам приходится расставаться.

— Интересно… — хотел продолжить «девки пляшут», но вовремя спохватился и не озвучил мысль до конца. Затем пристально посмотрел в глаза Амбиса Триори и прямо спросил: — Однако вряд ли вы меня вызвали лишь для того, чтобы поздравить с успехами на поприще наставничества несмышленых недорослей и отвращения таковых от неразумных поступков.

На что мужчина и женщина переглянулись. Мне показалось, что этих двух магов объединяет нечто большее, нежели деловые отношения. Почему бы и нет, она красивая женщина, он мужчина хоть куда. Впрочем, не моё дело, кто кого… хм, дружит.

— Вы правы, молодой человек, — продолжил ректор. — Видите ли, дело в том, что до нас дошли слухи о вашей… гм… дружеской связи с некоторой персоной королевских кровей одного иностранного государства.

— Насколько я понимаю, вы имеете ввиду студентку третьего курса Кариэль Шайляо орго Дхунар первую претендентку на трон островного королевства Вахатара. Действительно, у нас с ней сложились добрые отношения. Более того, мы вместе, — я посмотрел на Ариан и, получив одобрительный кивок, закончил, — спим и получаем от этого взаимное удовольствие. По поводу политических недоразумений между Коалицией наших государств и королевством, можете не беспокоиться. Наша временная связь вполне одобрена Её Величеством Йааль XII и рассматривается ею как действие, направленное на укрепление дружеских отношений между нашими государствами.

Во, блин, я и намудрил. Это же надо такое выдать на чистом экспромте. Впрочем, инициатором наших с принцессой отношений меня назначить ну никак нельзя, если что не так, пусть Бахтан Дзоэ придворный шаман расхлебывает все будущие политические коллизии. Я же с королевской семьи медной марки не взял, то есть трудился на любовном поприще чисто из любви к процессу. В результате перевыполнил взятые на себя обязательства аж в два раза, и через девять месяцев у королевского дома Вахатара появится пополнение в виде парочки красивых девчонок близняшек. Кругом выходит, что я бескорыстный герой без страха и упрека, к тому же, щедрый — все-таки ожерелье, пара браслетов и сережки, которые Кариэль еще не надевала на люди, сработаны из добытого мной жемчуга руками лучшего в Великом Герцогстве ювелира, и работа Гольбио оплачена также из моего кармана. А я-то планировал еще и поживиться на знакомстве с наивной глупышкой королевских кровей. Хе-хе-хе, типа шутка юмора такая.

— Хорошо, Влад, — заговорила куратор группы, — у нас нет оснований не доверять твоим словам и учинять преследование за связь с девицей королевских кровей никто не собирается. Однако к тебе имеется еще один вопрос. Каким образом произошло чудесное перевоплощение Кариэль Шайляо орго Дхунар? Только без обид, ладно? Ты же не можешь отрицать, что до недавнего времени девушка была, мягко говоря… ну ты сам понимаешь. И вдруг ни с того, всего за какие-то пару недель происходит чудо преображения безобразной толстухи в сногсшибательную красавицу. Видела я, как на вчерашнем балу вокруг вашей пары увивались представители самых знатных имперских родов. Скажу больше, нашим специалистам удалось под благовидным предлогом взять кровь, выделяемые жидкости и прочие материалы для проведения исследований. Результат нулевой. Никаких положительных или отрицательных магических воздействий на неё оказано не было. Такое впечатление, что организм принцессы самостоятельно справился с родовым проклятием королевского дома Вахатара.

— Вполне возможно, — я пожал плечами, — Кариэль по поводу произошедшего также в полном недоумении.

— А ты? — Ариан Черимал в упор одарила меня пронизывающим взглядом своих карих глаз. — Тебе что-нибудь известно о том, что случилось с принцессой, а также со студентами твоей группы?

Терпеть откровенный наезд я не собирался, но и хамить даме не стал. Лишь слегка осадил:

— У вас есть основания в чем-то меня подозревать?

— Есть, Лёд, если бы не было, ты бы здесь не сидел, — не унималась дама.

Тут мне на помощь неожиданно пришел ректор:

— Успокойтесь, Ариан, и не нужно давить на студента. Если бы у нас были реальные доказательства, в этом кабинете сейчас присутствовал кто-нибудь из Ордена Зрящих. — Как же все-таки он похож на киношного Штирлица!

Мне с трудом удалось сохранить серьезную мину на физиономии — кое-кто из озвученной только что организации в данный момент смотрит на меня синими, как весеннее небо глазами.

— Но, Амбис, то есть, господин ректор…

— Госпожа Черимал, я прекрасно понимаю суть ваших опасений, но не разделяю их. Студент Влад Лёд при поступлении в школу был протестирован и неоднократно в том числе на предмет вероятного внедрения в его сознание стороннего разума. Его поведение не дает повода сомневаться в его благонадежности и лояльности к политике государства и его руководству. Вспомните награды, полученные им вовсе не за красивые глаза или расшаркивания при дворе, а также вполне заслуженное дворянство. Да, у нас есть определенные основания подозревать его в том, что он каким-то необъяснимым образом способен оказывать положительное воздействие на присутствующих с ним рядом людей. Повторяю еще раз: ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ, но никак не отрицательное воздействие. Считайте, вам повезло, что столь уникальная личность будет проходить дальнейшее обучение на вашем факультете. — Затем он обратил свое внимание на меня. — Впрочем, после, не сомневаюсь, успешной сдачи вами всех зачетов и экзаменов у меня к вам, Влад, будет предложение насчет вашего поступления на любую специальность факультета Стихийной Магии. Гильдии нужны воины и тратить ваш талант на изготовление примусов, бытовых холодильников или еще какой ерунды считаю нецелесообразным.

— Накось, выкуси! — дама показала ректору сразу два кукиша. Затем отвратила грозный взгляд от своего непосредственного начальника и обратилась ко мне: — Не слушай его Влад! Артефакторика — истинное твое предназначение. Не отдам тебя никаким стихийникам! У меня на тебя тоже виды имеются.

Интересно, только что учиняла допрос с пристрастием, будто матерый гестаповец, и вдруг нате вам: «Не отдам!». Все-таки женщины — существа из другого мира. Говорил говорю и говорить буду, что нам — мужикам их никогда не понять.

На что ректор поднял обе руки в миролюбивом жесте.

— Не кипятитесь, Ариан. Никто силой загонять студента никуда не собирается. В любом случае выбор всегда за ним, однако в соответствии с установленными правилами, перед определением дальнейшего пути развития магического Дара я обязан провести разъяснительные беседы со всеми перспективными студентами, дабы помочь им сделать правильный выбор.

Пожалуй, пора вмешаться в спор уважаемых людей, иначе проторчу тут до обеда, а у меня дела неотложные.

— Прошу прощения, господин ректор, при поступлении в стены этого храма науки, — эко завернул, — я целенаправленно планировал пройти обучение по специальности «артефакторика». Менять своего решения не собираюсь. Поэтому умоляю поберечь ваше и мое время. — И более твердым голосом как отрубил: — Я свой выбор сделал окончательно и бесповоротно.

— Молодец, Лёд! — Радостно всплеснула руками Ариан Черимал. — Так держать! Я тебя снова старостой назначу.

— А вот от этой чести попрошу меня избавить. По моим данным, пятнадцать студентов нашей группы собираются продолжить обучение на факультете Артефакторики. Уверяю вас, каждый из них готовый лидер и способен прекрасно выполнять обязанности старосты. У мня же, насколько вам известно, имеется участок земли, который, согласно повелению Его Высочества Великого Герцога Адрогона Третьего, я обязан всемерно обустраивать, дабы максимально увеличить налоговые поступления в казну государства. Отсюда следует, что помимо учебы, я буду вынужден заниматься хозяйством и времени для исполнения обязанностей старосты у меня не будет. — Увидев кислую мину на лице своего куратора, я все-таки постарался подсластить пилюлю: — Не беспокойтесь, уважаемая госпожа Черимал, со своей стороны готов оказывать старосте любую потребную помощь.

«Конфетка» подействовала самым наилучшим образом. Ариан ненадолго задумалась, затем её лицо осветила благожелательная улыбка.

— Хорошо, Влад, после распределения порекомендуешь на должность старосты из своих, кого почитаешь нужным. До распределения по кафедрам обучение первокурсников на факультете будет проходить единым потоком. Вас будет человек шестьдесят. Это много, и твоя помощь старосте непременно понадобится.

Ха, шестьдесят человек! Я уже знаю, кто именно станет старостой на факультете и этим шестидесяти я не позавидую. Двухметровый молчун Видлан Альцарик, в крепкий череп которого понятие об орднунге[3] вбито еще в поместье батюшки бывшего военного, как никто более способен организовать этот орднунг среди самых буйных студиозусов. Он, также, как и я, выбрал стезю артефактора, несмотря на то, что параметры магического Дара со склонностью в огненную стихию позволяют ему продолжить обучение на самом престижном факультете Стихийной Магии, но он выбрал атрефакторику. Стать магом огня, означает гарантированно попасть в ряды какой-нибудь армии. Честь, почет и будущая слава совершенно не привлекают практичного юношу. А вот перспектива начать зарабатывать сразу и много потомку захиревшего и обедневшего дворянского рода показалась более привлекательной, нежели бряцание оружием и, возможно, будущими медальками.

— Мне четырех сестер на ноги поднимать и замуж выдавать, а еще двух младших братьев образованием обеспечивать, — пояснил свою позицию Видлан. — А коль убьют на поле боя, что с ними станет? Поместье дохода практически не приносит. Военной пенсии отца едва хватает, чтобы прокормиться. Не, Лёд, я, как и ты, только в артефакторы. Оно, конечно, поначалу придется львиную долю от доходов отстегивать по договору в Гильдию, зато шанс загреметь в армию минимален.

Хороший парень этот Альцарик. Планирую в будущем поговорить с ним насчет выкупа его обязательств перед Гильдией Магов, думаю сделать ему предложение, от которого он вряд ли откажется. Хороший артефактор в хозяйстве всегда востребован, особенно в таком большом, как мое.

— И последнее, — ректор перехватил инициативу, — Влад Лёд, настоятельно прошу вас в самое ближайшее время пройти расширенное обследование у наших специалистов. Отказ не принимается, сами понимаете.

— Как скажете, господин Триори, — я пожал плечами, дескать, вы тут главный, вам и решать.

— Вот только не надо обид, — уловив мое настроение, заулыбался самой обаятельной улыбкой «фон Штирлиц».

— Да я и не обижаюсь. Разрешите идти?

— Если у госпожи Черимал вопросов к вам нет, можете быть свободным.

— Иди, Влад, и не забудь о своем обещании насчет старосты, — махнула ухоженной ручкой куратор.

Выйдя из кабинета, я еще раз прокрутил весь разговор в голове. М-да, кажется, всемогущий Орден Зрящих все-таки пытается добраться до меня через своего неофициального представителя, по совместительству первого лица в школе. Предъявить что-то конкретное они мне не могут, то как и бросить в застенки для допросов и опытов над моей тушкой, чай не мрачное Средневековье. Ну становятся люди, находившиеся со мной в плотном контакте, более здоровыми, красивыми и умными, а с некоторых слетают родовые проклятия. И что с того? Никаких активных магических действий я для этого не предпринимаю — мои манипуляции с нанобиотами не способно зафиксировать самое точное научное оборудование — денег ни с кого не требую, значит, личной выгоды от своего Дара не имею. Это неплохо, что мои ребята придумали насчет приобретения мною определенных неконтролируемых сознанием способностей во время походов по Великой Пустыне. Если спросят, сам не знаю, как это у меня получается, ну типа планида такая делать мир добрее и лучше. Ладно, в ближайшие дни схожу к Леону Вальдису, пусть напрягает свою магическую машинерию в поисках черной кошки в пресловутой темной комнате, все равно ничего не найдут.

— Дерца, у них есть хотя бы малый шанс обнаружить тебя и наниты в моем организме?

— Исключено, Лёд, существующие методики гарантированно не позволяют этого сделать.

— Спасибо, успокоила.

Настроение сразу подскочило вверх. Насвистывая старинную мелодию «We Are the Champions», направился в учебный корпус Магии Огня, чтобы приободрить студентов своей группы, сдающих в одной из тамошних аудиторий зачет по «Общей истории магии». Самому мне этот курс засчитали автоматом — уж больно понравилась профессору Базелю Киностра моя фраза насчет религии, как философии слабых, ну и вообще, на его занятиях я старался держаться молодцом и активно участвовал в дискуссионном процессе. На мое счастье, художественный свист не воспринимается местными как недоброе предзнаменование о потере денег, меня никто не одернул. Лишь кое-кто из студентов подозрительно покосился, мол, на дворе напряженный день массовой сдачи зачетов, весь народ в грусти и печали, а этот свистун отчего-то уж больно веселый.

У Кариэль сегодня аж сдача двух зачетов: один по курсу «Магофизические процессы, протекающие в высокотемпературных плазменных структурах» на кафедре Огненной Магии и второй «Контроль воздушных потоков в условиях активного противодействия различными видами магии» на кафедре Магии Воздуха, соответственно. Я за неё не волнуюсь, моя подруга зубрилка еще та. А что прикажете делать даме в условиях полного отсутствия мужского внимания? Учиться, учиться и только учиться. Это она сейчас у меня красавица, каких поискать, а еще не так давно один её вид вызывал содрогание в чувствительных мужских сердцах и полное нежелание подойти, чтобы завести приятное знакомство. Короче, кусайте локти, школьные метросексуалы, и завидуйте, завидуйте, завидуйте!

Незаметно пролетела зачетная сессия. Студенты, сдавшие удачно все зачеты, получили допуск к сдаче экзаменов. Из восьми зачетов мне повезло сдать всего лишь один по магоматике. Лукиан Домброцци непременно поставил бы мне зачет автоматом, если бы на одной из последних лекций я не выразил откровенный скепсис по поводу методики применения матричного исчисления в математических расчетах некоторых видов заклинаний. Обиженный до глубины души профессор ехидненько так предложил продолжить нашу «несомненно плодотворную дискуссию» во время сдачи группой зачета. Ха, испугал ежа… короче, не очень-то я испугался.

Бурное обсуждение преимуществ дифференциального исчисления перед матричным при расчетах предварительных результатов применения некоторых магических практик заняло более четырех часов. Профессор сначала попытался ёрничать и всячески задавить оппонента собственным авторитетом. Однако с мелом в руках у доски я на десятках примеров наглядно доказал преимущество выявления функциональной зависимости во время протекания какого-либо магического процесса посредством решения группы дифференциальных уравнений над набором столбцов и колонок громоздкой цифири. Впрочем, я не стал отрицать полезности традиционного метода при наличии счетно-вычислительных устройств, способных оперировать большими массивами данных. Не стану углубляться в мало интересные большинству людей мудреные тонкости нашего с профессором спора, переросшего в нормальную дискуссию между двумя разбирающимися в тонкостях высшей математики индивидами. Так или иначе, наш диспут оказался весьма интересен и познавателен для обоих.

Более того, практически всем студентам нашей учебной группы удалось без особых трудностей сдать крайне сложный зачет. Профессор лишь ненадолго отвлекался на очередного кандидата, бегло просматривал написанное на листочке решение задачи и проставлял в зачетке заветную отметку о сдаче и витиеватую роспись. Студенты настолько обнаглели, что списывали без зазрения совести друг у друга, едва ли не в открытую. Мне пришлось кое-кому показать кулак из-под стола, дабы утихомирились.

Я все же получил свой зачет даже с весьма хвалебными комментариями от Лукиана Домброцци. Профессор настоятельно рекомендовал тотчас же отправляться в Академию Махекара, где, по его глубокому убеждению, меня тут же примут на Маго-математический факультет. Как бы мне было неприятно, пришлось разочаровывать ученого мужа, мол, я уже определился с выбором специальности и иначе как магом-артефактором в дальнейшем себя не вижу. Чтобы не очень нервировать уважаемого человека, пообещал после окончания школы начать работу над созданием упомянутой в разговоре вычислительной машины.

Вообще-то маго-механические вычислительные устройства на Эде уже появились, но где-то на уровне примитивных земных калькуляторов середины двадцатого века. Надеюсь, со временем продвинуться в данной области, еще и неплохо подзаработать на этом. Будет не так уж и сложно, поскольку основные этапы развития земной вычислительной техники мне известны. А совместить магию с земными технологиями у меня безусловно получится. Это в перспективе, но никак не в ближайшем будущем, к сожалению. Для начала нужно поднять сельское хозяйство, то есть получить стабильный приток финансовых средств, лишь потом думать о создании Кремневых долин и прочих инновационных центров.

С профессором Домброцци расстались едва ли не лучшими друзьями. На следующий день он собирается отбыть в Махекара, где в Академии заведует кафедрой Общей Магоматики. Кого пришлют ему на смену пока неизвестно. Однако он пообещал рекомендовать меня своему преемнику с самой наилучшей стороны. За что я искренне его поблагодарил.

Экзаменационная сессия прошла для студентов второй учебной группы первого курса довольно легко. Все, в том числе и я успешно сдали экзамены. Мне так и вовсе повезло по трем из пяти предметам получить оценку «отлично» автоматом еще до начала официального срока сдачи экзаменов. По общему результату первого семестра наша группа выбилась в явные лидеры по успеваемости. Половина студентов стали круглыми отличниками, лишь у двух в зачетных книжках стояло «уд» по некоторым дисциплинам, «неудов» не было вовсе.

Опять же не стану никого утомлять подробным описанием и трагическими экзаменационными перипетиями. Сдали и хорошо. Можно до очередной сессии расслабиться. Х-мм, шучу, конечно, расслабуха во время учебного процесса чревата вылетом из стен школы с потерей уплаченных за обучение средств. Хорошо, если потерял свои, а тем, кто подписал контракты на финансирование учебы не позавидуешь — отдавать все равно придется, хоть вывернись наизнанку.

По окончании сессии всех первокурсников протестировали на развитие магического Дара за прошедшее полугодие. Показатели студентов нашей группы оказались весьма и весьма приличными.

Меня же заставили пройти всестороннее обследование не только в «Лаборатории Тестирования и Контроля» Леона Вальдиса, но самым пристальном образом протестировали на факультетах Магии Жизни и Ментальной Магии. Ожидаемо никаких отклонений от нормы не обнаружили, но целый день был потрачен фактически бездарно.

Наконец наступил час расставания с моей принцессой. Я посадил её на небольшой пассажирский пароходик, следующий из Пальмы в столицу Великого Герцогства Неморру, сам остался на берегу. Там она пересядет на океанский лайнер и отправится на родину. Следующая наша встреча состоится нескоро, поскольку Кариэль будет проходить производственную практику в рядах вооруженных сил королевства Вахатара. Моя грозная валькирия возглавит группу боевых кораблей и станет гонять в хвост и гриву неугомонных пиратов, ловить контрабандистов и прочих нарушителей. Так что трепещи незаконопослушный контингент и все прочие враги королевства, весьма одаренная магиня огня и воздуха идет на вы.

Слава Отцу Создателю, островное королевство лет уже как двести ни с кем из соседей не воевало, так что в этом плане за подругу я не волнуюсь. В школе она появится на месяц лишь к концу учебного года для сдачи двух профильных экзаменов по магии огня и воздуха, а также защиты дипломного проекта. К тому времени будущие двойняшки сформируются, и ни о каком сексе с ней речи быть не может. Так что прощай любовь навеки. Девушку впереди ожидает брак по политическому расчету, и кандидат на должность принца-консорта уже имеется.

Простились без пафоса и надрыва. Кариэль лишь немного всплакнула, но без бабских истерик. Обещать хранить верность друг другу не стали — бесполезно, мы не монахи, а физиология в любом случае возьмет свое. Крепко обнялись, поцеловались у судового трапа на прощание. Портовый буксир оттащил кораблик от причала, и вскоре, попыхивая серебристыми клубами пара, он скрылся от моего взгляда за линией горизонта.

Не то чтобы на душе было очень грустно — к расставанию с Кариэль я был готов с самого начала нашего бурного романа, однако острые коготки по сердцу все-таки скребут, и эта «гадкая кошка» еще не скоро успокоится. Впрочем, мне некогда предаваться печали — впереди две недели каникул и провести их нужно так, чтобы потом не рвать волосы в некоторых сугубо интимных местах своего организма из-за бездарно потерянного времени.


[1] На Эде в спортивных соревнованиях используется боевое метательное копье одна из разновидностей земного пилума.

[2] Брюнхильда (Брунгильда, Брюнхильд, Бринхильд) — воинственная героиня германо-скандинавской мифологии и эпоса, одна из основных действующих лиц древнегерманского цикла поэм о Нибелунгах; валькирия; супруга Гунтера, короля Бургундии.

[3] О́рднунг (нем. Ordnung) — в немецком языке многозначное слово ordnung обозначает в том числе «церковный порядок», «дисциплина», «правило», «урегулирование», «организация», «система»; из немецкого это слово было заимствовано в английский и в другие языки.

Глава 11. Необъявленная война

— Лёд! Тревога! Подъем! — Истошный вопль Дерци буквально выдернул меня состояния сна в реальность.

Первым, что я увидел, было что-то приближающееся к моему лицу, и это что-то весьма и весьма опасное для моего организма.

Мгновение ушло на оценку и анализ ситуации. Я на своей постели. Рядом размытая в льющемся из окна неверном свете Киланы фигура. В руке неизвестного нож… нет, не нож — то ли кусок дерева, то ли кость. Скорее кость, какая-то обглоданная выщербленная, при этом в пси диапазоне выглядит как раскаленная докрасна головешка. Оружие, однозначно, смертельно опасное. Что-то мне все это не нравится, да и пованивает от кости определено мертвечиной, нет, не пованивает — смердит гнусно и невыносимо.

На автомате ушел от орудия убийства и заостренный кончик кости воткнулся в матрас, легко пропоров его. Отработанным движением врезал ногой в грудь покушавшегося на меня человека. Хорошо так попал. Думал на этом всё и закончится. Мощный удар стопы должен был, как минимум, смять грудную клетку и превратить сердце моего недоброжелателя в рваную тряпку.

Не тут-то было. Мой удар всего лишь отправил незнакомца в недолгий полет. Невероятным образом тому удалось сгруппироваться в воздухе и приземлиться на ноги. Едва он коснулся пола, тут же вновь прыгнул на меня, точнее туда, где только что пребывала моя тушка. Я тоже не лыком шит, успел за это время скатиться с кровати, отползти на пару шагов, вскочить и принять боевую стойку.

Ощутив ногами прохладу пола, почувствовал себя более уверенно. Попытался одновременно сформировать заклинание «воздушный молот» против шустрого противника и призвать боевой нож. Ни то, ни другое у меня не получилось. И вообще, ощущение такое, будто нахожусь в абсолютном магическом вакууме. Попытка извлечь из внепространственного хранилища револьвер также не увенчалась успехом. Вот тебе и на, отправив оружие на хранение в волшебный бокс, сам себя оставил с голыми руками

За время, проведенное в стенах школы, успел привыкнуть к тому, что в любой момент могу зачерпнуть из внутреннего хранилища необходимое количество магической энергии и практически на автомате использовать для создания какого-нибудь заклинания. А таковых, как маг-универсал, я успел выучить и отработать в процессе медитативных трансов не одну сотню. Разумеется, своих феноменальных способностей в изучении магических практик не афишировал, ибо не по чину первокурснику оперировать приемами, доступными адептам магии седьмого и восьмого уровней, иными словами, архимагистрам и архимагам. Впрочем, никому и в голову не придет проверить меня на умение владения таковыми, поскольку до сих пор не было прецедента, а значит не может быть, потому что не может быть никогда. Так что и скрывать особо ничего не приходится.

К помощи магии обратиться возможности не имею, оружие извлечь также — сам дурак, нужно было держать револьвер под рукой, сейчас проблем бы не было. Однако отработанные за годы службы в армии навыки никуда не пропали, значит, придется действовать руками, ну и головой. А парнишка шустрый. Сгруппировавшись в комок, он вновь прыгнул на меня, грозя вогнать в мою тушку единственный функционирующий в комнате магический предмет. Крайне опасный предмет, скажу вам, поскольку источаемые им свечение и трупная вонь мне очень и очень не нравятся. А еще больше мне не по душе тот факт, что эта штуковина умудряется функционировать в условиях полного ограничения моих чародейских возможностей. Чуйка, настоятельно вопит, никоим образом не допустить контакта моего тела с этой хреновиной, а уж ей-то я научился доверять без малейших колебаний.

Уйдя от очередного удара опасным предметом, я попытался, в свою очередь, достать мужчину ударом кулака в замотанную тряпкой физиономию. Ушел сучонок, ловко так, будто перетек из одного положения в другое. Кулак просвистел рядом с его ухом, едва задев обматывавшую его лицо тряпку.

Наконец мне удалось хорошенько рассмотреть нападавшего. Мужчина, скорее, юноша невысокого роста, гибкий ловкий чрезвычайно быстрый. Штаны, рубаха, подпоясан широким матерчатым поясом, мягкие полусапожки, голова замотана в нечто, напоминающее арабскую куфию — всё черного цвета. Единственное оружие в его руке белоснежная в обычном зрении и мерцающая адским светом в магическом заостренная кость. Действительно это кость, а не что-то другое, теперь я в этом не сомневаюсь. Внешним видом лишь напоминает кинжал. Однако обманываться не стоит, это оружие намного опаснее клинка, выкованного из стали или какого иного металла. Что-то внутри меня убедительно нашептывает: «достаточно малейшей царапины, и ты труп, Лёд».

Не мудрствуя лукаво, грёбаный ассасин тупо пошел на меня в атаку. При этом выписывал замысловатые фигуры своим оружием, создавая вокруг себя, как ему казалось, непробиваемый щит. До моего сознания наконец дошло, что при такой тактике с учетом ограниченности пространства, ему рано или поздно все-таки удастся зацепить меня проклятой и крайне опасной костью. О последствиях не хотелось думать.

Максимально ускорился. Однако не сильно мне оно помогло, поскольку непрошеному гостю эта мысль также показалась удачной. Он резко повысил темп атаки. Сука, неужели на Эде умеют модифицировать людей? Впрочем, ничего в этом удивительного нет — магия не стоит на месте и местным чародеям, вне всякого сомнения, удалось создать что-то такое, от чего человек способен приобрести феноменальные бойцовские качества.

«Стоп, Лёд, не об этом сейчас должен думать!» — мысленно осадил сам себя.

— Дерца, откуда это чучело?

— Нет данных. Человек появился посреди комнаты без каких-либо видимых эффектов и сразу попытался достать тебя своим оружием. Едва сумела докричаться до твоего сознания, поскольку мои псионические возможности были практически полностью блокированы.

— Не только твои, — горько усмехнулся я.

Наш диалог продолжался доли секунды и не принес дополнительной информации, способной помочь победить в поединке с крайне шустрым бойцом невидимого фронта. Ну возник человек ниоткуда, ну заблокировал каким-то неведомым образом практически всю магию в окружающем пространстве. Как это знание поможет вывернуться из крайне неприятной ситуации? Да никак.

Пока голова думала, тело работало на рефлексах — уклонялось как могло от ударов смертельно опасной кости. Попытка загнать меня в угол не увенчалась успехом. Невероятным образом мне удалось уйти перекатом в центр комнаты.

Удивительно, но ни я, ни мой противник не создавали шума, ничего не уронили, не сломали, даже топотом не потревожили ночное спокойствие. Все описываемое действо происходило в сюрреалистической тишине, нарушаемой лишь шуршанием ночных насекомых, пытавшихся преодолеть противомоскитную сетку настежь распахнутого окна и еле слышным монотонным звуком накатывающегося на берег далекого прибоя.

Попытался еще немного ускориться. С трудом, но удалось, похоже нейтрализатор магии каким-то образом ограничивает и эти мои возможности. Однако в какой-то момент я понял, что двигаюсь и реагирую на опасность немного быстрее своего оппонента. Выписываемые загадочным кинжалом восьмерки и загогулины уже не казались для меня непреодолимым препятствием. Выбрав удачный момент, я ушел под его руку перекатом и резко ударил обеими ногами в паховую область. Ударил со всей возможной дури. Как результат хруст ломаемой кости и приглушенный крик боли. На этот раз ассасин отлетел недалеко и как подкошенный рухнул на пол. Ему было уже не до меня. Когда яйца всмятку и вдребезги разбиты кости таза вряд ли человек способен думать о продолжении атаки.

Вне всякого сомнения, мой неведомый недруг потерял сознание. Ничего, приведу в чувства, немного подлечу и выясню, чем же я успел так насолить этому юноше, коль он аки тать в нощи прокрался в мою обитель и попытался убить магическим предметом спящего человека. В данный момент насущной для меня задачей является лишить его возможности воспользоваться своим оружием.

Осторожно приблизился к неподвижному телу и только собрался схватить за запястье руки, сжимающей кость, как незнакомец очнулся, застонал и быстрым движением загнал её себе в бедро. Яркая вспышка озарила комнату. В магическом зрении кость потеряла зловещее свечение, при этом багрово-алое мерцание перекинулось на тело незадачливого убийцы. Считанные мгновения и человеческая плоть стала терять форму, расплываясь под влиянием какого-то страшного заклятия, реализации которого не смог помешать полный запрет на любые магические манипуляции.

Да что же это такое происходит? Очень скоро на полу кроме источающей мерзкий запах человеческого дерьма лужи, кучки одежды и выпавшей из тела обычной старой кости (кажется человеческой) ничего не осталось от ночного визитера. Даже скелет растворился, будто его поместили в сосуд с концентрированной кислотой. В ожидании еще каких-нибудь неприятностей отошел в сторонку поближе к двери, чтобы в случае чего успеть выскочить из комнаты.

Однако более ничего угрожающего моей жизни не случилось. В какой-то момент почувствовал, что связь с хранилищем маны вновь наладилась, я получил возможность манипулировать магическими потоками, также извлекать материальные предметы из внепространственного хранилища.

Для начала, хорошенько проветрил помещение посредством легкого ветерка. Затем психокинетическим щупом извлек все вещи ассасина из мерзкой лужи жидкого дерьма, а саму лужу собрал посредством несложного бытового заклинания и отправил в магический утилизатор.

Первым делом исследовал потерявшую недавнюю белизну желтоватую кость.

— Осколок бедренной кости человека, — подтвердила мои подозрения нейросеть, — возраст около тысячи лет, ничем особенным не примечательна, следов псионических практик на себе не несет.

— Как это не несет?! — удивленно воскликнул я. — Разве ты не видела, что это штука только что сотворила с живым человеком?

— Тем не менее, в настоящий момент, это обыкновенная старая кость, принадлежавшая человеку, жившему тысячу лет назад плюс-минус столетие. Более точно могу сказать при тактильном контакте твоей кожи с этим предметом.

— А вот вам хренушки, чтобы я тронул хотя бы пальцем эту гадость! И плевать мне, сколько лет назад жил мужик из бедра которого изготовили мерзкий некротический ножичек. Дерьмо приятнее пахнет, чем эта кость в активном состоянии.

Тем не менее, не прикасаясь, внимательно осмотрел трофей магическим зрением. Ну нихрена ж себе, предмет вовсе не потерял свои свойства, о чем однозначно свидетельствует цепочка непонятных знаков, внедренных глубоко в структуру кости. М-да, не универсальная магемная формула, не рунная вязь, не клинопись или иероглифика, не заклинание, записанное символами одного из множества известных мне буквенных алфавитов. Запись напоминает серию из точек и тире, что-то наподобие азбуки Морзе, или двоичного кода. Направь туда любой чародей толику обычной пси энергии, и чудовищный инструмент убийства вновь будет готов к работе. Ладно, с этим позже разберусь. А пока пусть полежит во внепространственном хранилище, хлеба не просит, может когда и пригодится, в любом случае, изучить его будет интересно и познавательно.

Осмотр одежды принес неожиданный результат. Сама она ничем примечательным не отмечалась — пошита из обычной ткани, сотканной машинным способом из волокон растительного происхождения, этикетки и фирменные знаки производителя отсутствуют. Интересным оказался предмет, извлеченный посредством все того же магического щупа из кармана куртки незнакомца. Штуковина размером и формой напоминающая перепелиное яйцо. Ничего другого в шмотках обнаружено не было.

Одежку почистил бытовым заклинанием и заботливо поместил в магическое хранилище, в надежде, что когда-нибудь смогу предъявить тому, кто подослал ко мне незадачливого убийцу.

Яйцо в руки брать также не стал. Поднес к глазам. Интересные тут птички водятся, однако — такие необычные яйца откладывают. В магическом зрении структура, заключенная в столь малый объем настолько сложная и запутанная, что разбираться с ней и разбираться. О назначении данного артефакта догадаться не трудно. Негатор или нейтрализатор магии — вот что это такое. Благодаря именно этой магической штуковине, неведомому злоумышленнику удалось лишить меня доступа к источнику магии и внепространственному хранилищу. Как бы это ни выглядело парадоксально, получается магия против магии. Забавно.

Все-таки решился взять негатор в руки. Тяжеленькое «яичко», будто из золота или платины сработано. Ага, вот канал, по которому осуществляется закачка магической энергии во внутреннюю структуру предмета. Активируется ментальным посылом. По всей видимости, до гибели горе-ассасина предмет был привязан к ментальной составляющей его астрального тела, после смерти привязка слетела, и теперь для меня не составит никакого труда осуществить привязку предмета к своей астральной сущности. Для этого достаточно легкого ментального посыла, и нейтрализатор будет подчиняться исключительно мне. Ух-ты, как все просто! Штука хорошая, грех ею когда-нибудь не воспользоваться. Вот сюрприз-то будет, случись мне схлестнуться в смертельной схватке с одним или несколькими продвинутыми магами.

Привязку осуществил без каких-либо затруднений, затем закачал в «яйцо» с десяток единиц маны и активировал. Тут же испытал до боли знакомое чувство абсолютного бессилия в магическом плане. Все находящиеся на мне амулеты также отключились и перестали выполнять возложенные на них функции. Поместил негатор на стол и стал медленно удаляться от него. Выйдя из комнаты, прошел по коридору пару метров. О-па! Возможность оперировать магической энергией вернулась, связь с другими артефактами и внепространственным хранилищем также восстановилась. Через несколько минут подавитель магии отключился сам по себе, без какого-либо вмешательства с моей стороны.

Вещь! Я даже знаю, как именно воспользуюсь артефактом в самое ближайшее время. Но об этом позже. Пока мне нужно понять, откуда прибыл мой несостоявшийся убийца и каким образом оказался в запертой на задвижку комнате.

— Портальный переход, — тут же выдала нейросеть.

— Повтори, что ты только что сказала?!

— Характер кратковременного магического импульса перед непосредственным появлением разумного в этой комнате полностью соответствует псионическим гармоникам, присущим внепространственным перемещениям, осуществляемым земными псиониками.

— Ну ты даешь, Дерца! — Восхищенно воскликнул я. — Может быть, тебе известно, каким образом земные псионики осуществляют эти самые внепространственные перемещения?

— Спешу тебя разочаровать, Лёд, мне неизвестны методики землян. Однако каким образом этот процесс осуществлялся дерцианами, я знаю. Но боюсь, что данная информация тебе вряд ли поможет.

— Это почему же?

— Дело в том, что древние при перемещении на сверхдальние расстояния использовали координатные привязки к специальным маякам. Для этой цели во Вселенной существовала сеть из неисчислимого количества подобных устройств. За прошедшие миллионы лет они вышли из строя или критически сместились в пространстве. На данный момент мои сенсоры не отмечают связи ни с одним из таких маяков. Прыгать же вслепую без точных привязок, смерти подобно, ибо есть большая вероятность оказаться внутри какого-нибудь массивного тела: звезды, планеты или черной дыры.

— Хорошо, а земными координатными привязками ты сможешь воспользоваться?

— При наличии таковых смогла бы. Однако в моей базе данных информация по этой тематике отсутствует.

Вот же незадача! Облом, чистой воды! Обломище! Лишь теперь до меня дошло, что, несмотря ни на что, я все-таки втайне лелеял мечту о возвращении на родную планету. С какой целью? Да, хотя бы для того, чтобы разобраться со всеми этими загадочными делами, касательно гибели Деда. Ну и, разумеется, для раздачи всем сестрам по серьгам. Очень хочется вдумчиво побеседовать с майором Поляковой и подчиненными ей загадочными пифиями, а также поболтать за жизнь с адмиралом Савиным Олегом Борисовичем и поспрошать, каким таким боком он причастен к гибели самого близкого мне человека. А еще… впрочем, всего не перечислить. Разобраться и вновь вернуться на Эду. Здесь своих загадок немеряно.

— То есть мы не сможем попасть на Землю или какую иную планету, освоенную землянами?

— Сожалею, Лёд, но это невозможно. Мне известно лишь в какой стороне находится Солнце, но попытаться отыскать среди миллиардов звезд нужную нам, не в моих силах.

Ладно, не срослось, бывает. В данный момент есть не менее актуальные задачи, нежели звездные путешествия. Для начала было бы неплохо узнать, кто подослал ко мне столь грозного убийцу? Будь я даже самым продвинутым магом, без своей боевой подготовки пребывал бы сейчас в Загробном Мире, если таковой существует. И вообще этот ассасин прыгучий заточен именно на убийство магов. Интересная информация, что-то новенькое. Выходит, и на старуху бывает проруха. То есть, каким бы сильным чародеем ты ни будь, все равно тебя убьют. Дожил до рифмоплетства, не Пушкин, но все-таки, наверное, от волнения. Этого парня послали убивать меня как мага. Кто бы мог предположить, что в моем лице он нарвется на более подготовленного бойца рукопашного боя?

Вариантов, кому выгодна моя смерть, вагон и маленькая тележка, и все вполне себе имеют право на существование. Достаточно вспомнить, кому я успел прямо или косвенно перебежать дорожку в этом мире.

Взять хотя бы Каэно Димитраэль, отца Майраны. Дочка на сносях. Родится ребеночек, а я тут как тут: «Здрасьте! Позвольте представиться — биологический папенька вашего внука. Если не хотите шума и скандала, извольте оплатить услуги по оплодотворению вашей дочери». Разумеется, я так не поступлю, но это известно только мне, а граф должен исходить из самого худшего варианта развития событий. Как ни крути, имеем первого потенциального заказчика.

Включаем паранойю далее. Королевский дом Дэнара. А что? Тоже вариант. Возможно, сыщикам Его Королевского Величества Люфуса Пятого удалось провести тщательное расследование нападения на поезд и каким-то чудесным образом установить мою причастность к пропаже геронтодина. Если мне начнут предъявлять претензии, дескать верни препарат и ничего тебе за это не будет, я, скорее всего, попытаюсь избавиться от лекарства, и получить его обратно у королевской семьи шансы не велики. Проще заплатить деньги профессионалу. Тот устранит объект, вдумчиво покопается в его вещах, глядишь, и сыщется пропажа.

Дале кто у нас на очереди? Князь Жарох Карита жених Паломы-Дива. Обидел я его очень сильно, несомненно тот затаил на меня злобу и мог попытаться отомстить. Нет, этот вряд ли. Услуги наемного убийцы столь высокого ранга стоят очень и очень дорого, а этот хлыщ не так уж и богат, чтобы ради банальной мести выкладывать кругленькую сумму. Скорее сам попытался бы подкараулить обидчика в укромном местечке и избавиться посредством волшбы, все-таки грандмастер воздушник электричеством оперирует неплохо. Ладно, пусть попробует, для меня адепт шестого уровня не так уж и опасен, поскольку сам я оперирую воздушными заклинаниями на пару уровней выше. Однако о своих возможностях я не расскажу даже самым близким мне людям в этом мире. Меньше знают — крепче спят.

Скорее всего, все вышеперечисленные версии не имеют под собой реальной основы. Думаю, к покушению причастны мои соседи. Условия, которые я озвучил для своих арендаторов, привели к тому, что уже два десятка семей решили разорвать отношения со своими арендодателями и перебраться на мои земли.

Накис Турбур и Корхи Берецаль предупреждали о возможных провокациях со стороны других землевладельцев, но я как-то не принял их слова во внимание. Ожидал высосанных из пальца судебных исков, чай в правовом государстве живем, и морально был готов к таковым. Получается, не угадал. Не стали соседушки заниматься сутяжничеством, а решили самым кардинальным образом устранить проблему в расчете на то, что, когда не станет меня, земли вновь отойдут в государственное владение и всем арендаторам придется убираться восвояси. Вот только мало кому известно, что в случае моего преждевременного ухода из этого мира, права на владение землей перейдут к моим компаньонам по бизнесу: Накису и Корхи. Завещание хранится в двух экземплярах: у нотариуса в Неморре, и в банковской ячейке также в столице Великого Герцогства, допуск к которой при определенных обстоятельствах получат Турбур и Берецаль.

Мои невеселые размышления прервал вибрирующий звук лежавшего на тумбочке браслета связи. Терпеть не могу ничего лишнего на теле во время сна, оставляю только недоступные постороннему взгляду защитный амулет и магические перстни, снятые в пустыне с тела демона. Однако на этот раз магические артефакты мне не помогли — защита не сработала, чудо-кинжал не материализовался.

— Лёд, бля, херово! — В голове раздался истеричный голос управляющего, после того, как браслет связи оказался на моей руке и был активирован. — Корхи мертв! Убили падлы!

— Так, стоп, Накис! Прекрати панику! — осадил товарища я. — Докладывай, по порядку, где находишься и что у вас там произошло?

Мой уверенный голос привел завхоза в чувство. Военная закалка также помогла ему обуздать эмоции.

— Влад, вчера мы с Корхи засиделись на свежем воздухе за жбаном пива. Короче заночевал на его ферме. Утром шум-гам, суматоха, бабий ор! Выскакиваю, а Берецаль с дыркой в груди у крыльца валяется. Пуля точно в сердце попала. Ну я сразу с тобой на связь.

— Понятно, что с телом Корхи?

— Лежит, как лежал у крыльца. Мертвее мертвого.

— Скольким людям известно о его гибели?

— Трём, все бабы, что на хозяйстве. Ребятня еще спит. Остальные работники на плантации или на лесоразработках, ничего не знают пока что.

— Понял тебя. Чтобы не поднимать панику, скажешь, что Берецаль жив, но в данный момент находится в коме. Тело необходимо убрать в недоступное для массового паломничества место.

— Но, Лёд…

— Никаких «но»! — рявкнул я. — Делай, как я сказал. В течение получаса буду.

Не теряя времени, оделся и выскочил из комнаты. Оказавшись на улице, хотел, было, рвануть к стоянке автомобилей, однако вовремя опомнился — колесный транспорт в данном случае не самое быстрое средство передвижения. Помчался со всей возможной скоростью в сторону школьного пляжа.

Буквально на ходу поместил одежду в магическое хранилище — недавно освоил нехитрую методику сверхскоростного одевания и раздевания, как в какой-нибудь компьютерной игре — и, подняв тучу брызг, бросился в воду. Хорошо, что в столь ранний час желающих искупаться или просто прогуляться на свежем воздухе не нашлось, еще неизвестно, как был бы воспринят со стороны мой очумелый вид.

Оказавшись в воде, перешел на кожное дыхание и врубил форсаж. Чтобы покинуть залив Семи Радуг и выйти в открытый океан мне потребовалось не более двух минут. Далее мой путь пролегал вдоль береговой линии на запад и занял чуть более десяти минут. Немного полавировал среди прибрежных камней. И вот я на берегу в нескольких сотнях метров от дома Корхи Берецаля.

На бегу накинул прям на мокрое тело одежду. У крыльца меня встретил крайне огорченный Турбур. При моем столь неожиданном появлении он удивленно вскинул брови.

— Лёд, ты как умудрился так быстро добраться?!

— Не важно. Веди к раненому.

— Но…

Пришлось немного надавить ментальным прессом.

— Я сказал, к раненому! — После чего обвел взглядом трех кумушек, горестно причитавших в сторонке. — А вам что, заняться нечем?! Корхи серьезно ранен, как маг обещаю, что в течение трех недель он поднимется на ноги. — Для пущей убедительности оказал ментальное воздействие на их мозги.

Женщины немного успокоились и всей толпой направились в сторону хозяйственных построек.

Затем перевел вопросительный взгляд на своего управляющего. Тот все понял и тут же отчитался о проделанной работе:

— Сделал все, как ты сказал. Гм-м… раненого… поместил в его спальне на кровать. Бабам сказал, чтобы носу туда не совали и других предупредили.

— Хорошо, веди.

Спальней местного босса оказалось небольшое помещение, значительную часть которого занимала широкая кровать под балдахином. Я ухмыльнулся про себя насчет спальных пристрастий Корхи. Впрочем, каждый индивид имеет право на собственные причуды. Кому кровать с балдахином подавай, кому узких полатей достаточно и для спанья, и деланья детей. Мертвое в выпачканной в пыли и крови одежде тело лежало на дорогом атласном покрывале бардового цвета. На его фоне бледное худощавое лицо Корхи с красными от полопавшихся сосудов глазами с отвисшей нижней челюстью и торчащими изо рта довольно крупными клыками походило на гротескную физиономию усопшего вампира.

— Вот, все сделали, как ты сказал.

— Раздеть бы надо, — я почесал затылок.

— Щас, организую.

Накис дернулся было к двери, чтобы вызвать подмогу, но я остановил его:

— Не нужно никого привлекать. Сами управимся.

Вдвоем мы быстро избавили покойника от одежды. Турбур, хоть ничего и не понимал, но не противился и все делал так, как я ему говорил. Слава Отцу Создателю, Корхи после смерти не обделался по-крупному, лишь опорожнил мочевой пузырь. Воняющую мочой одежду я тут же выкинул в окно. Затем извлек из внепространственного хранилища упаковку с тремя пузырьками и показал приятелю.

— Знаешь, что это?

— Лекарство какое-то?

— Ге-ро-нто-дин, — медленно по слогам проговорил я название препарата.

— Что?! Геронтодин?! Оху… — матерное слово едва не слетело с языка старого солдата, однако сумел воздержаться от ненормативной лексики, поскольку на Эде в присутствии покойников грубо выражаться не принято, — охренеть, Влад! Где взял?

— Где взял, там уже нет, — придав голосу толику таинственности, сказал я. — Хватит болтать, переворачивай его на грудь, сейчас укол ставить будем.

Мы дружно перевернули бездыханное тело спиной вверх. Затем я немного поболтал пузырек с переливающейся всеми цветами радуги жидкой субстанцией, ногтем подцепил магическую пломбу на крышке и, сорвав её пальцами, прислонил сосуд крышкой к ягодице покойника. Как только произошел контакт пузырька с кожей мертвого человека, жидкость внутри забурлила и стала быстро уменьшаться в объеме — сработал встроенный магический инъектор. Использованную емкость убрал в карман — потом с ней разберусь.

— Теперь давай-ка его снова на спину, Накис.

Сказано — сделано. Вскоре нашими совместными стараниями тело Корхи вновь оказалось лежащим лицом к потолку.

— И что дальше? — спросил Турбур.

— С Корхи теперь все будет нормально. Пойдем на улицу, попросим женщин, чтобы нас покормили. Жрать хочу, как стая степных волков. Потом поговорим, где-нибудь в укромном месте. У меня для тебя также новости имеются, не самые приятные.

Мы устроились за столом под развесистым фикусом. Турбур по-хозяйски крикнул одной из женщин, чтобы подала завтрак. Ага, кажется, моего завхоза тут воспринимают как начальство наравне с Берецалем. Через пару минут на стол были поданы миски с дымящейся кашей, мясная нарезка на блюде, жбан пива, чайник с тархом и блюдо с пирожками.

К пенному напитку я не притронулся, все остальное смолотил за милую душу, а заодно порцию каши приятеля. Накис, наоборот, к еде не прикоснулся, в одно рыло употребил целый кувшин пива «для избавления от стресса». М-да, у каждого, свой способ успокоить нервы: кому пивка или чего покрепче подавай, а кому пожрать, да побольше.

«Блин, что-то меня с утра на философские размышления тянет, — подумал я, — впрочем не мудрено — семь утра, а пережито столько всего, что вообще чокнуться можно. Это Турбур еще про нападение на меня ничего не знает, иначе потребовал бы принести своего любимого горлодера».

Расправился с последним пирожком со сладкой начинкой, запив его остывшим тархом из чашки, удовлетворенно погладил себя по животу.

— Ну что, Накис, пойдем смотреть, откуда стреляли по нашему другу.

Перед тем, как отправиться на поиски, еще раз собрал трех женщин и методом ментально-вербального воздействия внушил им мысль, что Корхи Берецаль тяжело ранен и находится в коме. На него наложена мощная лекарская магия. Чтобы не сбить настройку целительного заклинания, входить в спальню больного имеет право только Накис Турбур. Полное выздоровление Корхи наступит недели через три.

Лёжку стрелка, точнее двух человек, нам удалось обнаружить неподалеку в придорожном густом кустарнике. По астральному следу, оставленному злоумышленниками выяснили, что после удачного выстрела киллеры направились к берегу океана. Там их след обрываелся. Вне всякого сомнения, уплыли на лодке или катере.

Теперь, как считают злоумышленники, обнаружить их будет невозможно. У меня на этот счет имеется другое мнение, которое я не спешил озвучить приятелю. В моей памяти четко зафиксирован оттиск ауры стрелка и второго подельника, осуществлявшего его прикрытие. Сегодня же займусь их поисками и узнаю, кому мое неожиданное баронство стало костью поперек горла. Хотя мне и так понятно, откуда ноги растут. И все-таки, прежде чем начать карательную операцию, нужно быть уверенным на все сто, что в результате моих ответных действий не пострадает ни один невиновный.

Жаль времени, сегодня рассчитывал отправиться по маршруту будущей автомагистрали. Придется отложить на несколько дней. Устранить грядущую опасность для себя и моих арендаторов — боле насущная задача. Если ничего не предпринять, неприятности посыплются как из рога изобилия, я более чем уверен в этом.

Выйдя на берег, присели на камушки. До этого специально не стал распространяться о ночном происшествии в моей комнате, опасаясь, что кто-то из женщин может что-то увидеть и подслушать. А здесь тихо спокойно, посторонних глаз и ушей не наблюдается.

— Посмотри-ка одно кино, Накис.

— Кино?

— Там, где я проходил военную службу, так называют динамические магические визуализации.

После этих слов в метре от нас появилось трехмерное изображение моей комнаты, а в ней фигура, замотанная в черные тряпки.

Просмотр в режиме реального времени занял минут десять, из которых на бой ушло всего-то около минуты. Странно, мне казалось, что наша схватка длилась значительно дольше.

На этот раз после просмотра, Накис не удержался от серии забористых матерных загибов в адрес неведомых заказчиков. Я аж заслушался. Наконец компаньон успокоился и перешел на нормативную лексику:

— Ну ты Лёд, даешь! Завалить спеца из Гильдии Тайных Исполнителей на моей памяти ещё никому не удавалось.

Сука, куда ни плюнь непременно в какую-нибудь гильдию или орден попадешь!

— Что за Гильдия Тайных Исполнителей? Никогда о такой не слышал.

Турбур пояснил:

— Есть весьма и весьма закрытая организация, занимающаяся физическим устранением вашего брата-чародея. Разумеется, за деньги. Гильдия существует по слухам уже более тысячелетия.

— А что же её до сих пор не искоренили? Магическое сообщество в первую очередь заинтересовано в этом.

— Там все сложно и непоняток куча. Опять же, по слухам, с тайными исполнителями контактирует Орден Зрящих и высшие иерархи Гильдии Магов. Но это, Лёд, лишь болтовня и досужие домыслы.

— Как ты считаешь, чего следует ожидать мне после устранения наемного убийцы?

— А вот этого точно сказать не могу. Может быть, постараются все-таки честно отработать полученные деньги. Могут предъявить заказчику, мол, не снабдил полной информацией насчет твоих реальных боевых возможностей. Однако, прежде чем предпринять против тебя какие-то активные действия, они все-таки постараются выяснить, с кем имеют дело.

— То есть в ближайшее время нападений ожидать не приходится. Спасибо, друг, успокоил. — Вообще-то я и сам так думал, но получить подтверждения собственным выводам от коренного обитателя этого мира было весьма полезно.

— Да чего там успокоил, — старый вояка от волнения даже с камня подскочил, — бежать тебе нужно из школы и затаиться где-нибудь в укромном месте.

— Не беспокойся, Накис, как-нибудь прорвусь. Не такие уж они опасные, адепты Ордена Тайных Исполнителей. Главное, заряженный револьвер под рукой держать и клювом не щелкать.

— А коль двоих или троих пришлют?

— Да хоть дюжину, только мешать друг другу станут. А еще, есть у меня одна интересная мысля, каким образом отвадить киллеров.

— И как же?

— Потеряв одного из своих членов, руководство гильдии наверняка потребует материальной компенсации от заказчика. Ты согласен?

Накис, утвердительно кивнул.

— Верняк, Лёд, бесплатно эти ребята пальцем не пошевелят и все дополнительные расходы постараются стрясти с заказчика.

— Так вот, если того или тех, кто заплатил деньги за моё устранение не станет, ответь мне, что предпримет руководство гильдии убийц?

— Ну и загадки ты задаешь, паря. Тут два варианта. Либо отвяжутся от тебя. Но я бы на это не очень надеялся. Скорее всего, попытаются компенсировать издержки за твой счет.

— Согласен, скорее всего, предъявят счет именно мне. Но скажу по секрету, мне и самому очень хочется встретиться с кем-нибудь из их высших иерархов. Я даже готов пожертвовать им определенную сумму денег в обмен на одну очень важную для меня информацию, точнее магическое знание.

— Х-м, наивный юноша, — Турбур скептически посмотрел мне в лицо, — в этом мире знания за деньги предоставляет только Гильдия Магов и никто более. Скорее тебя самого прихлопнут и приберут к рукам все твое имущество.

— Ну это бабушка надвое сказала, кто у кого что отберет.

— Интересные из тебя, Лёд, выскакивают обороты. Где нахватался?

— Где-где — в Караганде! Короче держи лекарство для Корхи, — я протянул товарищу оставшиеся две емкости. — Сам я ближайшее время планирую провести вне стен школы и вообще вдалеке от этих мест. Через десять дней повторишь инъекцию из второго пронумерованного флакона. Держи при себе и не потеряй. Стекло, хоть тонкое и практически невидимое глазом, при этом достаточно прочное, выдержит выстрел пули и от магии защищено нормально, так что за целостность не беспокойся. К третьему уколу, надеюсь, появлюсь, а там, как получится.

Накис бережно положил пузырьки с лекарством в нагрудный карман своего френча и низко поклонившись (вот чего не ожидал от закоренелого циника) произнес, едва ли не со слезой в голосе:

— Спасибо, Влад. Ты настоящий друг. Не пожалеть столь ценное средство для спасения жизни человека…

— Отставить скупую мужскую слезу! — громко скомандовал я — И вот этого не надо: «ценное средство… не пожалел»! Разве сам ты в бытность солдатом не рисковал жизнью ради незнакомых, по сути, чужих для тебя людей? А тут человек просто не пожалел средства, способного вернуть к жизни нашего друга и единомышленника, и ты сразу поплыл в приливе беспричинной благодарности. Если вдуматься, что в этом такого особенного? Разве сам ты на моем месте хоть мгновение колебался использовать геронтодин для спасения нашего друга, или все-таки толкнуть лекарство какому-нибудь богатею за кучу бабла?

— Прости, Лёд, — Накис опустил повинно голову, — все равно, спасибо.

— Ладно, — махнул я рукой, — пойдем, посмотрим, как там чувствует себя усопший.

Пока мы завтракали и бегали по окрестностям в поисках следов убийц, бывший покойник закрыл глаза, сомкнул челюсти и теперь не напоминал внешним видом вурдалака. Тело успело покрыться гладкой на ощупь прозрачной, не прогибающейся при нажатии пальцем субстанцией, похожей на какой-нибудь земной полимер. Корхи хоть и не дышал, но мертвым уже не выглядел.

Просканировал тело в магическом диапазоне. Интересная картина получается. Пуля никуда не делась, так и продолжили находиться внутри тела, уткнувшись в лопаточную кость. При этом кусок металла стал пористым и начал терять форму и массу. Похоже скоро совсем рассосется. Сердце и поврежденные сосуды кровеносной системы не восстановились, однако внутренние повреждения обволакивала все та же прозрачная субстанция, и кровоток в организме постепенно восстанавливался. Температура тела на пару десятых градуса выше температуры окружающей среды. Вне всякого сомнения, процесс регенерации организма запущен и уже приносит определенные результаты.

Более всего меня порадовала ситуация с тонкими биоэнергетическими оболочками. Аура перестала рассеиваться в пространстве и бледным флером обволакивает без разрывов тело лежащего на кровати человека. Мозг хоть и не излучал биотоки с нормальной интенсивностью, слегка пульсировал в энергетическом спектре — это означает, что он не умер и постепенно восстановится.

Забавная штука этот герантодин. Функционально напоминает земную регенерационную камеру, только процесс весьма небыстрый и каким-то образом протекает без участия нанобиотов.

Итак, с одним делом покончено. Теперь главное вовремя ввести больному вторую и третью дозу чудесного лекарства. Тут я спокоен. Зная характер Турбура, не сомневаюсь, что тот в лепешку расшибется, но все сделает в самом лучшем виде. Теперь, пожалуй, следует заняться поисками виноватых и раздачей заработанных ими плюшек.

Вышел из воды в укромном уголке школьного пляжа. Оделся на этот раз без спешки и как ни в чем не бывало направился в сторону жилого корпуса.

У входа в общежитие пара студентов второго курса что-то громко обсуждали. Прислушался.

— Гарг, я те точно грю, ночью что-то такое было. Встал поссать, темнотища глаз выколи, так не смог светляк активировать, ну чтобы до туалета дойти. Пришлось в потемках пробираться куда надо. Потом, вроде бы прошло, фонарик я зажег, а по пути обратно его снова вырубило. На стул наткнулся, лобешник расшиб до крови, пришлось к жизнюкам по утряне тащиться, благо этажом ниже живут.

— Это сколько ж ты вчера выпил, Тораг? И это не тебя ли поздно вечером двое первокурсников приперли на руках от проходной? Благо никому из препов на глаза не попался. Я бы на твоем месте парням проставился — все-таки старались тащили, пару раз в кустах тебя прятали. Короче, брат, пить меньше надо.

— Гарг, клянусь, это тут не при чем…

Дальше слушать не стал. Второкурсник Тораг с факультета Стихийной Магии живет аккурат подо мной. Не повезло парню, попал под действие негатора, в момент, когда сильно приспичило отлить. Только вот кто ж ему поверит, если вчера вечером он был пьян до изумления. Радиус действия артефакта не так уж и велик, надеюсь, все прочие потенциальные жертвы в это время спокойно спали.

В комнате все было так, как я оставил. Одеяло с подушкой на полу, простыня скомкана — практически как после первой ночи наших с Кариэль безумств. Не, лучше с девушкой, чем с ассасином. И вообще, я убежденный гетеросексуал, более того — гомофоб. Терпеть не могу всех этих эпатажных извращенцев. Содом с Гоморрой на их головы!

Быстро навел порядок, затем присев на стул, задумался. Итак, в моем распоряжении астральные слепки двух киллеров, застреливших из засады Корхи Берцаля. С них и начнем. Дальше война план покажет, иными словами, буду действовать по обстоятельствам.

Глава 12. Раздача слонов и материализация духов

— Господин Пецхаль, рад вас видеть! Надеюсь вы с добрыми вестями?

— Вынужден вас разочаровать, виконт, связь с исполнителем потеряна. Проводится тщательное расследование по данному инциденту, но, есть мнение, что наш человек мертв. К сожалению, в данный момент мы не можем провести необходимые мероприятия непосредственно на месте проведения акции. Если данный факт будет установлен, вам предъявят иск для компенсации моральных и материальных издержек. Не беспокойтесь — всего лишь посильная для вас денежная сума.

В ответ на столь наглое заявление раздался хорошо знакомый хрипловатый голос хозяина поместья.

— Но я же оплатил заказ в полной мере! Вы не справились. Какие ко мне претензии?

— Мы подписывались на устранение обычного мага. Не представляю, каким образом вашему «обычному магу» удалось избежать гибели от рук нашего исполнителя. Кстати нами потеряно два артефакта, их стоимость вам также придется компенсировать… в том случае, если мы их не вернем. А это очень и очень ценные предметы. Хотя, что для вас три миллиона золотом — пустячок. — Голос неведомого мне Пецхаля был ровным негромким, приятной баритональной окраски, отчего намек на выплату озвученной суммы выглядел ещё более нагло, если бы был предъявлен в грубой форме.

— Три миллиона?! — взвыл Дуорми. — Я уже заплатил вашей организации пятьсот тысяч за то, чтобы этого наглого барончика никто и никогда более не видел!

Ага, вот и все мои сомнения (которых практически уже и не осталось) насчет причастности соседа к покушению на меня развеялись как дым от потухшего костра. Я перевернулся на спину и, продолжая слушать, что говорят двое мужчин в кабинете местного землевладельца, уставился взглядом в усыпанный звездами небосвод. Красотища! На Земле даже в экваториальных широтах ночное небо значительно беднее. К тому же, на западе наблюдаются перламутровые переливы стратосферных облаков, подсвеченных лучами недавно закатившегося за горизонт Соли. Редчайшее явление на Земле, характерное для более высоких широт. Так что можно сказать, мне повезло вдвойне: и на встречу заказчика с посредником попал, и невероятной красоты зрелищем насладился.

Как я оказался на высокой скале, расположенной на хорошо охраняемой территории гасиенды, ну или фазенды моего (как теперь выяснилось совершенно точно) недруга? Легко. Впрочем, лучше обо всем поведаю по порядку.

Итак, наведя порядок в своей комнате, я отправился на стоянку автомобилей у проходной школы, где среди прочих авто стояла и приобретенная мною не так давно колымага с гордым названием «Стрела 33Т» тачка, сошедшая два месяца назад с конвейера арканского автомобильного завода братьев Куртс. Именно «колымага», а не «стрела», поскольку средство передвижения, не способное развить скорость более девяносто километров в час, мне, избалованному аэрокарами и скоростными наземными болидами, назвать как-то иначе это четырехколесное убоище язык не поворачивается. Будет время, покопаюсь в потрохах, может и получится как-то повысить скоростные характеристики.

Вскоре я планомерно объезжал улицы и переулки Пальмы, пытаясь нащупать астральный след негодяев, совершивших покушение на Корхи Берецаля.

Поиски в центральной части города не дали положительного результата. Пришлось постепенно смещаться к его периферии. В какой-то момент на окраине Пальмы среди бедняцких халуп и воровских притонов я наткнулся на обшарпанный двухэтажный домишко, что-то типа пивной «с нумерами и девочками», в одной из комнат второго этажа обнаружил обоих интересующих меня личностей.

Чтобы не смущать местную незаконопослушную публику, отогнал автомобиль ближе к центру, где оставил на охраняемой стоянке супермаркета. Серебряная корона в качестве оплаты одноногому ветерану неведомых мне войн, вооруженному солидных размеров револьвером, и можно не сомневаться, что ваш транспорт в течение суток будет в полной неприкосновенности.

Далее в одном из магазинчиков дешевой одежды сменил свой пижонский прикид на более демократичный. Теперь внешне не отличаюсь от работяг, гнущих спины шесть дней в неделю по десять часов ежедневно на мануфактурах, фабриках, механических мастерских, в порту и на других многочисленных предприятиях города. Выйдя на улицу, отправился в нужном направлении. То, что клиенты решат поменять место лёжки я не опасался. Нет смысла. Они же считают себя в полной безопасности. Ну а если неожиданно слиняют, теперь их легко найду по ментальным отпечаткам.

Вид кабака внутри вызывал у меня самые нехорошие эмоции. Запах кислятины, подгоревшего мяса с ощутимым флером мочи и человеческого дерьма. Грязь на дощатом полу, на стенах, на столах. На потолке ковры паутины, какие-то свисающие ошметки и пятна не вполне понятного происхождения. Дневной свет едва пробивается в помещение через основательно замызганные оконные стекла. Других источников освещения не наблюдается. Впрочем, царящий полумрак не помешал мне мгновенно оценить обстановку питейного зала.

Клиенты заведения в основном личности бомжацкого вида. Лишь за одним из столиков компания из четырех человек имеет более или мене приличный вид. Мне эта четверка сразу не понравилась. Похоже, воры то ли готовятся идти на дело, то ли что-то по-тихому отмечают.

Взял кружку пива и незаметно пристроился в темном уголке. Вонючее пойло даже пробовать не стал — лишь имитировал питие, умудряясь при этом изображать довольную мину. Попытка одного из пьяниц подойти к «доброму человеку» и в навязчивой форме попросить на кружку пива «поправки здоровья для» была встречена мною крайне негативно. В результате болезный прилег отдохнуть рядом с моим столиком, однако минут через пять оклемался и, не поднимая шума, уполз на карачках обратно к своим собутыльникам. Других попыток использовать меня в качестве щедрого спонсора не последовало.

Дождался, когда достаточно натру мозоль на глазах местной публики, сотворил нехитрое массовое заклинание отворота глаз. Теперь даже если пройду рядом с кем-то из посетителей и махну перед его глазами рукой, он этого не заметит. Вылил содержимое кружки на дощатый пол, стер отпечатки пальцев и произвел небольшое возмущение Астрала. Короче говоря, предпринял меры, чтобы ни один из местных следаков не обнаружил моего присутствия в этом месте ни на физическом уровне, ни на астральном.

Выполнив означенные манипуляции, поднялся по скрипучей лестнице на второй этаж, где располагались эти самые «нумера с девочками». Вот искомая дверь. За ней ауры двух человек. По спокойному приглушенному свечению было ясно, что мои клиенты изрядно наклюкались и теперь изволят отдыхать после качественно выполненной работы. Ну что же, не стану им пока мешать. Психокинетическим щупом осторожно отодвинул тяжелый деревянный засов на двери.

Фу! Ну и вонища, и духотища! Хотя бы окно потрудились открыть. Ладно, чай не барин, потерплю. Оконце открывать не стану, дабы не привлечь ненужное внимание с улицы. На столе пустые, полупустые и непочатые бутылки с алкоголем, наполовину опустошенная баклага пива, остатки немудреной закуси, на полу подсохшие лужицы блевотины. От души ребята нахрюкались. Как я понимаю, до девочек дело не дошло.

На кроватях, как и ожидалось, два мертвецки пьяных тела. Одно принадлежит крупному рослому бородатому брюнету с физиономией, испещренной то ли оспенными рубцами, то ли шрамами, полученными в бою или драке. Замысловатая татуировочная вязь в виде листьев и веток каких-то растений от макушки по щекам убегает под широко расстегнутый ворот кожаной безрукавки, чтобы потом появиться на толстенных ручищах мужчины. Второе тело принадлежит мелкому низкорослому человечку с абсолютно непримечательной внешностью. Вне всякого сомнения, именно этот дрищ и есть снайпер, поскольку не зачехлённая винтовка с оптикой небрежно валяется под его кроватью. От подобного отношения к личному оружию меня аж передернуло. Вот же неряха, убить за это мало. Ха, можно подумать, я их награждать орденами и денежными премиями сюда заявился.

Только собрался привести в чувства и подвергнуть полевому экспресс-допросу того, что помельче, до моего чуткого слуха из коридора донеслись приглушенные шаги. Быстро закрыл дверь на засов, постаравшись сделать это по возможности бесшумно, и замер в ожидании дальнейших событий.

Как оказалось, парочка наемных убийц заинтересовала не только меня. К ним в гости пожаловали двое из четырех прилично одетых мужчин, сидевших в питейном зале. Прочие, как видно, остались на подстраховке. Интересно, что этим нужно? Хотя, я уже догадываюсь о цели их визита. Теперь остается немного подождать, и мои подозрения либо подтвердятся, либо нет.

Легкий стук в дверь, еще раз и еще. Реакция, разумеется, ноль. Убедившись в том, что находящиеся в номере люди крепко спят, визитеры осмелели и начали вести себя менее осторожно. Поскольку лиц, обладающих искусством магии, среди визитеров не оказалось, им пришлось действовать более топорно — через дверную щель отодвигать тяжелый деревянный брус посредством тонкого кинжала. Работали явно профессионалы, поскольку очень скоро засов вышел из стопорного гнезда, освободив вход в помещение.

Наложенное заклинание отвода глаз продолжало действовать, поэтому я не стал прятаться, а спокойно отошел в уголок, чтобы не мешать людям выполнять их работу.

Тем временем в комнату вошли двое.

— Тоха, мочим сразу, как приказал господин виконт?

— Дурак ты, Куорти, наш господин выплатил этим парням каждому по сотне монет золотом за устранение какого-то там фермера. Ты уверен, что денежки при них, а не прикопаны на каком-нибудь пустыре?

— Ну ты башка, Тоха! — сказал его подельник. — Точно, нужно как-то их разбудить и поспрошать, куда припрятали золотишко.

— Не боись, есть у меня одно лекарство — вмиг очухаются, пьянь. — Ну нифига себе моралист! Судя по частой сизо-красной сетке капилляров на носу и щеках, мужик и сам не прочь закинуть за воротник лишка спиртного. — Пожалуй, для начала Щуплого поспрошаем.

— Как скажешь, Тоха, тебя главным назначили.

Мужчина порылся в поясной сумке, бормоча негромко что-то себе под нос. Наконец с радостным выражением на физиономии извлек оттуда пузырек темного стекла миллилитров на двести. Сноровисто открутил крышку с резьбой, поднес горлышко ко рту снайпера, и, обратившись к подельнику, выдал с видом матерого эскулапа:

— Ну всё, ща оклемается.

Ждать оказалось довольно долго. Мне даже пришлось пополнить заклинание отвода человеческого взгляда толикой магической энергии. Хорошая штука из школы ментальной магии, на неодаренных действует безупречно. С коллегами-чародеями сложнее, нужны иные формулы, значительно боле продвинутые.

В принципе, все, что меня интересует я уже выяснил. Человек, имеющий дворянское звание виконт в окрестностях Пальмы всего один, и это мой сосед Энтис Дуорми. Это именно его люди в данный момент занимаются устранением свидетелей. Упаси Отец Создатель, вякнут, где-нибудь в людном месте и назовут имя заказчика убийства Берецаля. Человеку благородного происхождения совершенно ни к чему, чтобы на его светлое имя упала хотя бы малейшая тень. Вот и послал четырех мордоворотов во избежание возможных неприятностей.

Для меня вина виконта полностью доказана и можно действовать дальше. Однако я не собираюсь покидать комнату вплоть до окончания марлезонского балета. Хочу собственными глазами убедиться в том, что непосредственные виновники смерти Корхи будут наказаны должным образом. А до ребят, собирающихся поживиться за их счет, мне нет никакого дела, пусть живут — они мне не враги. Именно так, несмотря на то, что выполняют волю моего заклятого недруга.

Наконец тот, кого назвали Щуплым, открыл глаза. Какое-то время взгляд его был затуманен, похоже, отрезвляюще зелье хоть и подействовало, но еще не до конца. Наконец человек получил способность ориентироваться в пространстве и во времени. Увидев над собой две склонившиеся рожи бандитского вида, он резко взбледнул с лица, сообразил, значит, с какой целью эти парни тут появились.

— Вы чего? — испуганно залопотал снайпер.

— А самому слабо догадаться? — глумливо ощерился Тоха.

— Деньги отдам, всё отдам, двести золотых от его милости Дуорми и еще кое-что от предыдущего заказа. Тоолькоо не у-би-ва-ай-те! — Последнюю фразу он прохрипел врастяжку обреченным голосом.

— Где денежки? — заинтересованно спросил Куорти.

— В сумке, — снайпер кивнул на лежавшую под окном приличных размеров кожаную торбу, — там моя доля и доля Шарца, и еще кое-что. Забирайте всё, только не губите, парни.

— Больше ничего? — задал вопрос Тоха.

— Клянусь, это всё. Вечером собирались сесть на «Тимерию» и убраться отсюда подобру-поздорову. У нас и билеты имеются. Не губите, не берите грех на душу!

— Вот так все просто получилось. А ты говорил, Куорти: «пытать придется, пытать», а парнишка-то умный оказался, сам всё выложил. Может отпустим? А? Хорошие ребята, полезные, а, главное, сговорчивые… не знаю, как тот бугай, а этот мне нравится. Проверь сумку! Посмотрим, что у них там.

— Как-то даже не интересно, — показушно вздохнул Куорти, сгребая на пол остатки закуси и бутылки с выпивкой, — пытать никого не пришлось. — После этих слов он высыпал содержимое баула на освободившуюся столешницу. Среди кучи одежды и бытовых вещей обнаружилось три полновесных кошеля и бумажник с банкнотами. С их содержимым бандит немедленно ознакомился — Гля, Тоха! Не соврал вьюнош. Пара кошелей с золотом, один с серебром и медью. В лопатнике банковских билетов на пять сотен серебром… Ой, бля!

Пока экспроприаторы отвлеклись на несметные богатства, изъятые из сумки наемников, в руке Щуплого непонятно откуда появился довольно длинный узкий клинок. Вскочив с постели, он неуловимым движением полоснул Куорти по горлу, Тохе всадил лезвие в глаз едва ли не по самую рукоять. Старший группы умер мгновенно — с поврежденным мозгом долго не живут. Второй немного помучился, расплескивая по комнате кровищу из вскрытой артерии и пытаясь зажать рукой вскрытую вену.

— Ну что, суки, взяли?!

Снайпер вскочил с кровати и первым делом подбежал к двери и задвинул засов. Затем торопливо покидал разбросанные по столу шмотки обратно в сумку. Вытащив нож из глазницы Тохи, задумчиво посмотрел на своего продолжавшего безмятежно дрыхнуть подельника. Что-то для себя решив, шагнул к амбалу и ничтоже сумняшеся четко выверенным движением загнал клинок в глазницу, в очередной раз продемонстрировав свой коронный удар. Громила лишь негромко всхлипнул и, вытянувшись во всю длину своего большого сильного тела, умер.

Три мертвых организма окончательно испортили воздух в небольшом помещении запахами мочи и дерьма. Я хоть и не неженка и не такое обонял, но как-то поотвык на гражданке.

Щуплый тем временем схватил сумку и бросился, было, к окну. Снайперскую винтовку оставил на прежнем месте, чтобы не демаскировала. Не дурак, однако. Распахнуть створки я ему не позволил. Скользнув к трупу Куорти, извлек из поясных ножен кинжал и отработанным кистевым движением метнул в снайпера. Клинок попал точно в то место, куда я его направил — в место соединения позвоночного столба с черепом. Широкое лезвие буквально перерубило шейный позвонок и гортань. Потерявшая опору голова упала на грудь наемного убийцы, повиснув на одних мышцах.

Еще раз внимательно осмотрел место побоища, заодно прощупал в магическом спектре. Все мертвы, оживить их может единственное в этом мире средство — геронтодин. Вот только кто ж им его даст, чай не олигархи и не богатенькие буратины голубых кровей.

Напоследок стер отпечатки своих пальцев на ручке ножа и хорошенько взбаламутил Астрал, чтобы от моего присутствия в этой комнате малейшего следа не осталось. И не просто создал возмущение, вкачав в окружающее пространство толику неструктурированной (сырой) магической энергии, как поступил бы любой местный маг. Нет, действовал на основании сакральных знаний, полученных от дерциан, осуществляя энергетическую накачку в строгом соответствии некоему алгоритму. После моего ухода даже самый продвинутый чародей не сможет определить, что в этом помещении кто-то вообще когда-либо занимался волшбой.

Отодвинул засов и потихоньку выскочил из комнаты. На лестничной площадке, вновь обновил на себе заклинание отвода человеческого взгляда. В питейном зале все оставалось практически в том же состоянии, как я его покинул, только за столом посланных виконтом наемных убийц сидело не четыре человека, а всего двое. Представляю удивление этой парочки, когда они поднимутся на второй этаж. Впрочем, это их проблемы. А мне пора покинуть кабак, пока не поднялся шум. Вообще-то не думаю, что кто-то здесь станет поднимать хай из-за гибели четырех человек. Скорее всего, по-тихому избавятся от тел и до разборок со стражами порядка дело не дойдет. В принципе, мне плевать, дойдет или не дойдет, главное непосредственные исполнители, попытавшиеся отправить моего друга Корхи в загробный мир, наказаны, к тому же, теперь мне точно известна личность заказчика.

Хорошо-то как, я снова в шкуре боевого диверсанта. Проникнуть на тщательно охраняемую территорию поместья Дуорми не составило для меня ни малейшего труда. Не помогли ни регулярное патрулирование вооруженными до зубов охранниками, ни свора натасканных на обнаружение посторонних бойцовых собак, ни густая сеть сторожевых артефактов.

С наступлением сумерек, я выбрался из воды на пустынный пляж, не забыв накинуть на себя «полог невидимости» — псионический прием, доставшийся мне в качестве наследия от ушедшей расы древних. Фишка работает по принципу искривления пространства в локальном объеме, заставляя свет огибать мою фигуру и полностью экранирует все испускаемые моим телом флюиды, физические и магические. Иными словами, меня невозможно обнаружить во всем спектре электромагнитного излучения, я не фоню в пси-диапазоне, не источаю запахов, не создаю шумов. Выделяемая мной тепловая энергия не накапливается внутри защитного кокона, а уходит на его поддержание. Весьма рациональный способ маскировки, не препятствующий моему перемещению на местности, а также осуществлению слежки за интересующими меня объектами.

Вскоре я пересек узкую полоску галечного пляжа и подобно мухе буквально взлетел на вершину ране примеченной высокой скалы, расположенной в полусотне метров от жилища хозяина. Большой дом, замысловатой архитектуры, сложенный частично из природного камня, частично из кирпича. Внутри только хозяин. Откуда мне это известно? Так во время своего прошлого визита снял магический слепок с его ауры.

Судя по неравномерно пульсирующему характеру излучения астральных оболочек владелец поместья пребывает в состоянии нервного возбуждения. Чтобы хоть как-то успокоиться, он мечется из угла в угол своего кабинета. Пошагает туда-сюда, в какой-то момент остановится, будто к чему-то прислушивается, затем снова начинает маршировать.

Я его понимаю, парочка оставшихся в живых боевиков наверняка уже прибыла и доложилась своему патрону о непонятных вещах, произошедших с наемными убийцами и их товарищами. Хорошую тень на плетень я там навел. Если что, профессиональный следователь даже с магической поддержкой вряд ли разберется, что на самом деле случилось в гостиничном номере. А что взять с обычных парней, без году неделю как отслуживших в армии, и коим повезло удачно пристроиться в поместье Дуорми на должность охранников.

Виконт изрядно сэкономил на своей страже, поскольку, на мой искушенный взгляд, в его штате боевиков нет ни одного настоящего профессионала.

Почему я сделал столь обидный для хозяина этих земель вывод? Все очень просто: ни одного достаточно подготовленного бойца с годной мышечной моторикой, а также отработанными рефлексами я тут пока не увидел ни сейчас, ни во время первого посещения фазенды. Также в пользу моей версии послужило то, как беспечно действовали двое придурков, возомнивших себя крутыми киллерами. Это же надо так подставиться! М-да, если бы не мое вмешательство, Щуплый в данный момент был бы очень далеко от Пальмы на борту отбывшего в неведомом направлении парохода «Тимерия». А может быть, опасаясь погони, он каким иным способом убрался бы куда подальше. Вот тот уж точно был настоящим профи. Умудриться так ловко развести ликвидаторов, что они полностью расслабились и позволили себя банальным образом зарезать, прям тупые бараны на бойне.

Я уже собирался навестить виконта в его кабинете, чтобы поговорить по душам. Неожиданно пространство у парадного входа в дом осветилось призрачно-бирюзовым светом. В следующий момент из открывшегося портала вышел стройный подтянутый мужчина в дорогом стильном костюме темного цвета, лакированных ботинках и шляпе котелке. Щетка черных усов а-ля Чарли Чаплин делала этого типа похожим на американского гангстера двадцатых годов позапрошлого века. Ни мгновения не мешкая, пришелец пошагал вверх по широким ступенькам мраморной лестницы.

Ага, значит, вот кого ждал, метавшийся по кабинету Дуорми. Интересный товарищ, который, скорее всего, мне совсем не товарищ.

— Дерца, зафиксировала параметры телепортационного перехода? Мы сможем узнать координаты точки входа?

— Сожалею, система построения координатных привязок мне незнакома. Мы не сможем попасть туда, откуда прибыл этот человек.

— Печаль-тоска. Ладно, постараюсь определить, откуда тот прибыл, несколько иными средствами.

Пока суд да дело я активировал одно разработанное мной заклинание из области магии воздуха. Как результат в хозяйский кабинет через каминную трубу устремился слабый воздушный поток с несколько отличающимися параметрами по температуре, влажности и давлению от окружающего воздуха. Получилось что-то наподобие переговорной трубы из тех, что использовались на земных пароходах до изобретения проводной связи. Посредством этого канала несложно подслушать разговор Дуорми и его гостя. Кто-нибудь спросит: «Почему такие сложности и хитрости?». По-другому не получается, поскольку все остальные известные мне способы прослушки будут обнаружены артефактной сетью усадьбы. А воздух, он везде воздух, ну дует себе легкий ветерок в каминную трубу, на то она и труба. То, что воздух слегка отличается параметрами, так немудрено, ведь дует с улицы, главное, магический фон фактически не превышает естественный, поскольку звукопроводящие свойства созданного канала основаны вовсе не на магии, а на законах элементарной физики, ведь ни для кого не секрет, что более влажный и плотный воздух проводит звук значительно лучше, чем теплый и сухой.

После того, как моя воздушная труба заработала, я стал свидетелем озвученного ранее разговора.

— Не переживайте так, господин Дуорми, — продолжил тем временем Пецхаль, — никуда этот Лёд не денется с нашими артефактами. Насчет компенсации за потерю нашего бойца, она будет не очень обременительна для вас. А озвученные мной три миллиона вы заплатите лишь в том случае, если означенные артефакты окажутся безвозвратно испорчены или полностью уничтожены. Ведь вы же сами понимаете, что с нищего студента, будь он хоть трижды барон, взять особо нечего.

Ладно, сука глумливая, нищий студент, говоришь, взять особо нечего? Так будет тебе подарок, хороший такой подарок! А заодно выясним, где находится эта грозная Гильдия Тайных Исполнителей.

Из внепространственного хранилища я извлек всего одну пулю для своей Удар 4М вместе с самой винтовкой. На автомате начал впихивать в небольшой металлический конус нужные магемно-синергические конструкты и накачивать их энергией под завязку. Закончив дело, дослал артефактную пулю в ствол и оскалился в довольной усмешке.

Тем временем беседа между двумя мужчинами закончилась по сути ничем. Дуорми потребовал в категоричной форме от представителя гильдии выполнения взятых на себя договорных обязательств. Господин Пецхаль клятвенно пообещал сделать это в самое ближайшее время, при этом еще раз посоветовал заказчику быть готовым к дополнительным расходам, связанным с возможной утерей ценных артефактов.

Дуорми и Пецхаль расстались весьма сухо. Хозяин поместья, вопреки законам гостеприимства, не предложил гостю чего-нибудь выпить и перекусить. Впрочем, во время моего первого визита он также ничего мне не предложил. Кусок хамского дерьма, боле нечего сказать об этом человеке. И как только Зулай с её тонкой душевной организацией удается сожительствовать с этим типом?

Мысль о девушке заставила меня прощупать поместье на предмет поиска её ауры. Не обнаружил и слава богу. Интересно, куда это она умчалась на ночь глядя от своего обожаемого супруга?

«Лёд, не о том думаешь!» — мысленным окриком заставил себя отвлечься от всякой посторонней ерунды.

Вскоре представитель Гильдии Тайных Исполнителей показался на крыльце хозяйского дома. К этому времени я был полностью готов. Оружие снято с предохранителя. приклад прижат к щеке, фигура человека в перекрестье оптического прицела, ментальная команда на активацию оружия подана, палец лежит на спусковом крючке, сам я спокоен как мамонт в вечной мерзлоте необъятной Сибири.

Отойдя немного от дома, Пецхаль извлек из кармана сильно фонящий магией предмет, по форме напоминающий древний земной калькулятор, и принялся сноровисто набирать на клавиатуре длинный цифровой код. Одновременно на небольшом дисплее появлялась светящейся зеленью набранная цифирь. Наконец нужная комбинация символов полностью обозначилась на экране прибора. Мужчина еще раз её проверил и, прошептав что-то маловразумительное, нажал кнопку активации.

В ответ на эти его манипуляции в паре метров от человеческой фигуры распахнулось знакомое окно внепространственного перехода. Дождавшись, когда фигура Пецхаля исчезнет в бирюзовой пелене, я наконец нажал ни спусковой крючок. Как результат в испарительную камеру поступило полтора кубических сантиметра дистиллированной воды, а через тысячную долю секунды жидкость превратилась в раскаленный шар плазмы и придала пуле, находящейся в стволе мощнейший кинетический импульс, отправивший её в автономный полет со скоростью тысяча двести метров в секунду. При выходе пули из ствола ожидаемого грохота не случилось — сработал магический глушитель, он же пламегаситель. Около пяти сотых долей секунды потребовалось моему артефактному снаряду, чтобы вслед за человеком погрузиться в призрачную портальную пелену. Затем внепространственный переход резко схлопнулся.

М-да, не позавидую ребятам, что оказались на другом конце. Мне удалось внедрить в маленький кусок металла аж четыре заклинания всех стихий и слить в них более двадцати тысяч единиц маны — практически весь запас своего хранилища. По моим подсчетам, где-то рвануло примерно пятьдесят тонн беланита — эквивалент земного ядерного тактического боеприпаса минимальной мощности. Сработай пуля, не долетев до портала, от поместья Дуорми и окружающего лесного массива ничего бы не осталось в радиусе примерно пяти-семи километров. Рвануло бы не по-детски, разве что заражения местности радионуклидами не случилось. Впрочем, я не сильно рисковал, поскольку, хоть и действовал на эмоциях, ошибка с моей стороны была полностью исключена и. в конечном итоге, все получилось, как задумано. Теперь следим за новостями, чтобы понять, где шарахнуло. Взрыв столь невероятной мощности мимо внимания общественности пройти не может. Как только выясню, непременно туда наведаюсь.

Эти планы, разумеется, оставим на будущее, а сейчас мне нужно тесно пообщаться с господином виконтом. Не одному же ему пришла в голову мысль избавиться от настырного барона, предложившего лучшие условия для своих арендаторов. Вот и узнаю сколько вокруг у меня тайных «доброжелателей».

Соскользнув со скалы, под прикрытием маскировочной магии побежал к дому своего недруга. Следящие устройства так и не смогли зарегистрировать мои перемещения — куда им тягаться с возможностями древней расы дерциан.

У двери в кабинет активировал трофейный негатор. Свет магических ламп мгновенно вырубило во всем здании, впрочем, как и всю остальную магию. Не теряя ни мгновения, распахнул створки и помчался к стоявшей у открытого окна фигуре. Легкие удар ребром ладони по шее в районе сонной артерии, и человек валится на пол безвольной куклой. Упасть я ему не позволил, левой ухватил за ворот пиджака, правой сноровисто ощупал на предмет наличия боевых и защитных магических устройств. В результате тщательного обыска на стол упало две дюжины разных прибамбасов, назначение которых я смогу выяснить лишь после отключения устройства гасящего магию. Ну ничего себе, иная новогодняя елка не может похвастаться таким количеством игрушек. Ладно, с этим добром будем разбираться после, пусть пока полежит во внепространственном хранилище, чтобы хозяин ненароком не смог применить против меня какую-нибудь убойную штуковину.

Избавив Дуорми от всех потенциально опасных предметов, а заодно и от всей одежды, усадил голого виконта в одно из кресел и хорошенько зафиксировал конечности извлеченными из волшебного хранилища веревками. В принципе, можно было бы и не раздевать, но специалисты учебного центра во время моей диверсионной подготовки настоятельно рекомендовали проделать данную процедуру, поскольку, по их словам, обнаженный человек чувствует себя во время допроса менее уверенно и охотнее идет на контакт. Инструкторы были правы, ибо метод проверен мною на практике и не единожды.

Помню, один здоровенный губастый негр ну никак не желал выдавать координаты склада с оружием. Громко матерился, плевался, короче, буйствовал. Однако стоило срезать с него всю одежду и немного пощекотать яички кончиком ножа, тут же перестал плеваться и заговорил. Да как заговорил — запел! Прям профессиональный артист, на неплохом английском всю дислокацию непримиримых подробно обсказал. Кстати, не верьте тому, что показывают в порнофильмах под рубрикой «Big black cocks». У среднестатистического представителя негроидной расы пенис ничуть не больше, чем у рядового европейца. Специально не разглядывал, но среди сотен убитых и раздетых до гола мужиков ни одного с конским инструментом не увидел.

Тем временем действие негатора закончилось, и кабинет хозяина вновь осветил приятный теплый свет магических ламп. Прощупав окружающее пространство, убедился, что недолгое отключение некоторых магических устройств внутри охраняемого периметра прошло мимо внимания сторожевой системы поместья. Патрульные продолжают шагать по назначенным маршрутам. Часовые на вышках бдительно осматривают свои сектора. Готовые испепелить любого противника боевые магические артефакты сканируют окрестности во всех диапазонах электромагнитных волн, а также в Астрале. Комар не пролетит, мышь не прошмыгнет. Ладно, слегка преувеличиваю насчет комаров, мышей и прочей мелкой живности, однако обычному человеку, будь он даже продвинутым магом, без разрешения хозяина внутрь охраняемой территории не проникнуть.

Наконец и пришедший в себя Дуорми подал голос:

— Кто вы? Что вам нужно? — однако узнав меня, испуганно выпучил глаза и попытался закричать, за что тут же получил легкий успокаивающий удар открытой ладонью по распахнутому рту.

— Будешь орать, я тебе язык в глотку запихну и через жопу вытащу! — грозно прошипел я.

Сработало. Мой пленник не то чтобы успокоился, но попыток позвать кого-нибудь на помощь больше не предпринимал. Ну и молодец, с пониманием, значит, человек.

Тем временем Дуроми (а ведь не дурак, быстро сообразил, в каком положении оказался) решил кардинально поменять тактику поведения.

— Лёд, признаю, был неправ. Готов заплатить щедрый выкуп в качестве компенсации ущерба и дать клятву, что с моей стороны никаких агрессивных действий более не последует. Надеюсь сотни тысяч золотых корон будет достаточно?

В ответ я лишь громко расхохотался прямо в его наглую харю:

— Ну ты и жлоб, ваша милость! Тайным исполнителям за мое устранение сколько отстегнул? А? Ну же озвучь сумму?! Забыл? Так я могу напомнить…

— Прости, Лёд! Давай по-соседски разберемся? Сколько ты хочешь в качестве компенсации? На столе ключ от сейфа, там деньги, драгоценности, артефакты Древних, открой и забери оттуда всё. Только не убивай! Прошу тебя!

Ага, плавали, знаем — я открываю дверцу, а оттуда как прилетит что-нибудь убойное. Впрочем, закончим беседу, непременно гляну, что там хранится.

— Хорошо, материальную компенсацию приму в размере того, что ты выплатил Гильдии Тайных Исполнителей. Столько же заплатишь семье покойного Берецаля. А еще ты дашь письменные признания в том, что пытался натравить на меня наемного убийцу. Ходу им не дам, но, если нападение повторится, отнесу в полицию, пусть тобой разбираются законники. У меня еще один вопрос к тебе. Ответишь честно — будешь жить.

— Спрашивай, отвечу на любые твои вопросы.

— Кто еще из окрестных лендлордов причастен к попытке моего устранения?

Лицо виконта стало злым, и обиженным как у малого ребенка, которому отказали в покупке очередной игрушки.

— Многие окрестные лендлорды недовольны твоей экономической политикой, однако никто из них не дал медяка, чтобы организовать покушение на мага, пусть пока еще недипломированного. Эти тру?сы навели о тебе справки и решили отойти в сторону. Пришлось мне взваливать финансовое бремя на свои плечи.

Ой-ой-ой, скажи еще непосильное финансовое бремя. Ладно, с этим понятно, не врет, получается другие соседи непричастны. Им плюсик в моем репутационном списке, пусть спят спокойно и не волнуются за свои жизни.

— И последний вопрос: «Каким образом тебе удалось выйти на представителя Гильдии Тайных Исполнителей?»

— Ничего сложного, даёшь в махекарских «Вестях» объявление следующего содержания: «Требуется специалист по ремонту канализации с опытом работы не менее десяти лет». В редакции оставляешь адрес, куда следует обратиться специалисту. В течение нескольких дней представители гильдии сами выйдут на заинтересованное в их услугах лицо.

Как же все мудрёно! Хотя пресловутый «славянский шкаф» ничуть не лучше. Теперь, пожалуй, все, пора заканчивать этот балаган.

Я подошел к Дуорми, зажал его голову между ладоней и резким движением свернул шею. Затем снял с мертвого тела веревки, да так и оставил сидящим в кресле. Если какому-нибудь моралисту придет в голову мысль обвинить меня в нарушении слова данного человеку, плюну ему в лицо. Сохранять жизнь негодяю я вообще не планировал, а если и обещал, так пообещать, не значит жениться. Немного жаль Зулай. Надеюсь, безутешная вдова быстро найдет достойную замену покойному супругу.

Осталось проверить содержимое хозяйского сейфа и можно делать ноги из поместья своего недруга.

Ключ с замысловатыми выемками на конце обнаружился на хозяйском столе рядом с настольными часами в малахитовом корпусе. Взял в руки и осмотрел самым тщательным образом. Ключ как ключ, обычный механический, магией от него не пахнет.

Сам сейф искать долго не пришлось. За раздвижной панелью в стене обнаружилась массивная бронированная дверь внушительных размеров, а в ней всего лишь одно отверстие для ключа и более никаких потаенных кнопок, штурвалов, колесиков с цифрами, рычагов и прочих механических прибамбасов, коими с давних времен земные механики страховали свои поделки от визитов непрошенных гостей.

А вот в магическом зрении сейф буквально пылал немыслимым количеством смертельно опасных боевых заклинаний. Разбираться с системой защиты не стал. Вновь закачал в яйцо-негатор достаточное количество маны и активировал. В помещении в очередной раз наступила тьма, невообразимо сложная охранная система сейфа также одномоментно отключилась. Далее сунул ключ в замочную скважину, провернул два раза по часовой стрелке, и тяжелая литая дверь из легированной стали толщиной не мене двадцати сантиметров легко распахнулась без каких-либо дополнительных усилий с моей стороны.

Для меня темнота помехой не стала. Я прекрасно видел на полках пачки бумажных денег, в банковских упаковках. Взял в руки одну. Сотня банкнот по пятьдесят золотых имперских корон и таких упаковок навскидку не меньше тысячи. На других полках аккуратные стопки золотых монет. Считать некогда. Деревянные ларцы с ограненными самоцветами. Еще куча каких-то предметов непонятного назначения, по всей видимости, магические артефакты. Бухгалтерские книги и ещё множество разных бумаг. Все забираю, после буду смотреть. Что не пригодится, выкину. А пока мародерка по полной программе.

Хватило пары минут, чтобы полностью освободить сейф от содержимого. Прикрыв дверцу, запер её, ключ вернул на прежнее место. Покопался в выдвижных ящиках рабочего стола хозяина кабинета, забрал оттуда немного золотых монет и какие-то бумаги. После отключения негатора тщательнейшим образом просканировал стены на предмет наличия полостей, но таковых не обнаружил. Мысль пробежаться по дому сразу же отверг — нет желания. Да и шанс обнаружить что-то ценное не велик. Скорее всего, основное свое добро виконт хранил в каком-нибудь банке.

Напоследок окинул придирчивым взглядом комнату. Нигде, вроде бы, не наследил. Привычно взбаламутил Астрал и направился к выходу, мурлыча на ходу себе под нос:

Maybe I, maybe you

Can find the key to the stars

To catch the spirit of hope

To save one hopeless heart…[1]

Утро следующего дня встретило меня в снятом вчера вечером номере припортовой гостиницы Пальмы под названием «Морской Дракон». Раньше к подобным заведениям относился предвзято, считая их рассадниками разного рода разврата. Однако «Морской Дракон» оказался местом вполне пристойным, даже респектабельным. Как выяснилось, здесь останавливаются исключительно зажиточные купцы и солидные капитаны торговых кораблей. Обычному матросу или даже офицеру среднего звена снять комнату в этой гостинице не по карману. Да и ни к чему им это, лучше потратить лишнюю серебруху на шлюх и выпивку, а перекантоваться можно и на борту своего судна.

Едва завидев ярко освещенную вывеску с изображением забавного существа, тут же решил остановиться именно здесь. Возвращаться в свои школьные апартаменты желания не возникало — мало ли, пожалует еще один убийца, возись с ним.

На мое счастье, как я уже упомянул, «Морской Дракон» оказался заведением весьма приличным. У гостиничной стойки меня встретила очень обаятельная синеглазая блондинка с мягкими чертами красивого лица и обалденной фигуркой. На вид лет двадцати с хвостиком. Пока она вписывала в журнал мои персональные данные и принимала суточную плату за проживание в номере люкс, успел познакомиться с красавицей и ненавязчиво пригласил её после окончания дежурства разделить «скромную трапезу с одиноким молодым человеком».

Журиса — именно так звали девушку — цепким взглядом оценила спортивную фигуру, модный весьма дорогой прикид постояльца и долго уговаривать себя не заставила, пообещала прийти минут через тридцать. Люблю добрых сговорчивых девушек и отношения с ними без последующих обременительных обязательств. Только не подумайте ничего такого, проституткой Журиса не была, и, если кто-то из клиентов предложил бы ей секс за деньги, она гневно отвергла бы мерзкие домогательства. Просто, как она мне потом сказала, я произвел на неё крайне приятное впечатление. Ну что-то типа любви с первого взгляда.

Мы поужинали при свечах, выпили легкого вина и немного поболтали. Потом едва ли не до утра кувыркались на широченной кровати. В любовных делах девушка оказалась не очень продвинутой, но была готова под моим руководством постигать бесчисленные тонкости и хитрости способов сексуального удовлетворения партнера. Уверяю вас, эта ночь для неё стала откровением и приоткрыла глаза на многие вещи, к которым ранее она относилась с брезгливой опаской и недоверием.

Заодно мне пришлось известным образом ввести в организм Журисы комплекс нанобиотов для исправления кое-каких мелких недостатков.

Но самое главное, в районе солнечного сплетения девушки своим магическим взглядом я обнаружил темный сгусток, от которого по всему её организму разбегались тонкие нити. В одну из пауз между любовными поединками тщательно исследовал непонятный феномен.

Темное облачко оказалось сильной наведенной порчей. Тонкие нити, пронизывающие тело девушки, уже начали поглощать её жизненную энергию, подпитывая мерзкое заклинание. Пришлось срочно вмешаться и выжечь сначала нити все до единой, затем и центральный чародейский конструкт. При этом Журиса испытала легкое недомогание, которое быстро прошло, благодаря щедрой магической подпитке её астральных оболочек. Не сделай я этого, в течение полугода цветущая красавица превратилась бы в сморщенную старуху и вскоре умерла бы в страшных муках. Интересно, проклятие на неё наложено какой-нибудь завистницей из числа «верных подруг», или злой маг наградил её после того, как девушка отвергла его сексуальные притязания?

Взамен уничтоженного проклятия я внедрил в астральное тело девушки мощное защитное заклинание, наподобие того, чем прикрыл от злого глаза принцессу Кариэль. Теперь прелестнице ничего не угрожает, а если кто-нибудь еще раз попытается навести на неё порчу, ответная реакция для злодея будет мгновенной, и, в самом прямом смысле, зеркальной. Вместо того, чтобы нанести ущерб девушке, колдун повесит заклятие на самого себя и не заметит этого, а когда обнаружит, будет поздно. Жестоко? Я так не считаю. Убивать невиновных людей из зависти или за деньги — вот это жестоко.

Сделал мир немного чище и на душе полегчало, будто утренней росой умылся, предварительно побегав по росистой траве голыми ногами.

Поднявшись с постели, посетил туалет и душевую. Привел себя в порядок, оделся. Утомленная ночными баталиями Журиса так и не проснулась. На прощание нежно поцеловал девушку в губы, на что та уморительно и очень умильно зачмокала своим красивым ротиком будто младенец.

На память о приятном времяпрепровождении оставил на столе небольшой презент в размере двух золотых монет достоинством в пять имперских корон. Не бриллианты и не жемчужное колье, так и мы любовники на одну ночь. Надеюсь, Журиса не обидится и найдет достойное применение этой незначительной для меня и весьма существенной для неё денежной сумме.

Плотно позавтракал в ресторанчике при гостинице и, выйдя на улицу, неторопливым шагом направился к стоянке, где меня поджидала моя колымага. По дороге крепко задумался о перипетиях вчерашнего крайне насыщенного событиями дня, да так, что не сразу отреагировал на звонкий пронзительный голос пробегавшего мимо юного разносчика газет, вещавшего крайне эмоционально:

— Покупайте «Рупор Махекара»! Покупайте «Рупор Махекара»! Свежие новости из столицы Альянса! Мощный взрыв в центре города! Комплекс зданий Гильдии Магов разрушен до основания! Верховный Архимаг мертв! Погибло около сотни высших иерархов, а также…

— Эй пацан! — я окликнул разносчика.

Подскочившему парню вручил серебряную монету в десять корон, сдачу оставил ему на чай. Столь невиданная щедрость с моей стороны вызвала полное обалдевание и недолгий ступор у юного разносчика. Однако очень скоро тот пришел в себя и, подхватив здоровенную сумку, помчался дальше, оглашая улицу истошными воплями по поводу трагедии, произошедшей в столице империи Бангара.

Я же с газетой в руках присел на первую попавшуюся лавочку и углубился в чтение небольшой статьи под заголовком, набранным очень крупным шрифтом:

Теракт или чья-то небрежность?!

Накануне вечером, в 20:12 по местному времени в центре Махекара на территории комплекса зданий Центрального Отделения Гильдии Магов Эды произошел мощный взрыв. На месте квартала, принадлежащего магическому сообществу, все строения полностью разрушены, отмечаются очаги многочисленных возгораний. Находившиеся в тот момент на территории Гильдии маги, включая более сотни высших иерархов и самого Грандархимага мертвы. Лишь благодаря мощной системе магической защиты, энергия взрыва была локализована на относительно небольшом участке и жертв среди граждан и гостей столицы удалось избежать.

Не пора ли нашим власть имущим задать вполне резонный вопрос: «Что это: чья-то халатность или преднамеренная акция?! И доколе подобное будет происходить в самом сердце нашей любимой Родины?!».

На месте события работают наши корреспонденты Нора Виксер и Роом Густль. Подробности читайте в следующих номерах «Рупора Махекара».

Не густо, но вполне понятно, чьих рук это дело. М-да, натворил же я дел! Ну откуда же мне было знать, что Гильдия Тайных Исполнителей находится на территории главного центра принятия решений магического сообщества планеты? Рассчитывал, что рванет где-нибудь в отдаленных горах или на каком-нибудь безлюдном острове, а оно эвон как вышло. Мля, теперь главное, чтобы маги не вычислили истинного виновника своих неприятностей. Надеюсь, что это теперь маловероятно, точнее вообще из области невероятного. Скорее всего, Гильдия Тайных Исполнителей про меня забудет. Во всяком случае, буду надеяться на это, но ушки все равно следует держать на макушке и не терять бдительности.

Утешив себя таким образом, смял проклятую газетенку, запихнул в ближайшую мусорную урну и потопал в направлении автомобильной стоянки. С каждым шагом испорченное было настроение потихоньку восстанавливалось. Очень скоро магическое сообщество Эды сотрясут грандиозные катаклизмы и начнется кровавая драка за место высшего иерарха. Всем станет не до выяснения причин взрыва, уничтожившего предыдущего Гранмагистра вместе со всем кругом его ближайших приближенных. Так что скромному студенту первого курса бояться нечего. А это означает, что мне следует плотно заняться решением собственных задач. Каникулы продлятся всего-то две недели. Так что не так уж и много осталось у меня времени.


[1] Maybe I, Maybe You, Scorpions.


Конец третьей книги


Оглавление

  • Глава 1. Жизнь продолжается
  • Глава 2. Лучшие друзья девушек это…
  • Глава 3. Разрыв
  • Глава 4. Дела криминальные
  • Глава 5. Награда для героя
  • Глава 6. Хлопоты по хозяйству
  • Глава 7. Встречи приятные и не очень
  • Глава 8. Женщины, такие разные и в то же время такие одинаковые
  • Глава 9. О спорт, ты — Мир!
  • Глава 10. Зачеты, экзамены и еще кое-какие моменты приятные и не очень
  • Глава 11. Необъявленная война
  • Глава 12. Раздача слонов и материализация духов