КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 458093 томов
Объем библиотеки - 659 Гб.
Всего авторов - 214905
Пользователей - 100485

Впечатления

lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том V (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том III (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том IV (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Александерр про Поселягин: История одного мальчика, Или отморозок в Поттериане (СИ) (Фэнтези: прочее)

Иногда хочется отвлечься и почитать всякую фигню.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kail1 про Верт: Дух свободы (Публицистика)

Экстремизм?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Прокопенко: СЕПАР (Триллер)

Ты, автор, не «сепар», ты обыкновенный «хатаскрайник». Ты стал чужим для дончан, а у куивлян своим так и не стал и не станешь никогда.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как правильно выбрать ноутбук

Попаданец в Скайриме. Части 1 – 4 (fb2)

- Попаданец в Скайриме. Части 1 – 4 [СИ] (а.с. Попаданец в Скайриме) 4.03 Мб, 766с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Тони Миллер

Настройки текста:



Тони Миллер Попаданец в Скайриме

Часть 1

От автора

Данное произведение родилось из полушуточного предположения, что главный герой The Elder Scrolls V: Skyrim уж больно смахивает на классического попаданца. Появляется невесть откуда, ничего не умеет, ничего не понимает и его сразу затягивает в глобальный процесс по спасению мира.

Тот текст, что обозначен как «Глава 1» и есть то семечко из которого и выросло это произведение. На данный момент, эти 17 глав составляют первую часть и вторая уже пишется.

Мир Древних Свитков и без того весьма фантастический, так что я решил обойтись минимумом дополнительных фантастических допущений, максимально уважительно отнестись к лору и в целом сделать упор на реализм. Насколько это возможно.

Стилистически вышло, на мой взгляд, похоже на «темное фэнтези» с элементами юмористического. Первые главы я начал писать в стиле дневниковых записей, неуверенно чувствовал себя с диалогами, но постепенно более-менее расписался.

Я благодарен тем, кто своими положительными отзывами поддерживал и поддерживает мой энтузиазм. Приятного вам чтения!

Глава 1 Предисловие

Если вспомнить начало игры то перед нами предстает довольно странная картина. Безымянный главный герой, без определенной внешности, без имени и без прошлого. Попадается имперскому патрулю при засаде на Братьев Бури. Откуда он там взялся? Что делал?

Звучит довольно похоже на литературу в «попаданческом» жанре. Суть жанра в том, что главный герой, наш с вами современник, внезапно «попадает в…» переносится в иной мир, чаще всего фентезийное средневековье. Маги, эльфы, драконы и все такое… Ничего не напоминает?:) (смотри первый абзац).

Забавно немного порассуждать, что если бы я оказался на месте довакина? Внезапно оказался в заснеженном лесу, получил по башке от имперских солдат и пришел в себя в телеге со связанными руками…

Тут сразу проявляется один скользкий момент, который многие авторы книг либо игнорируют, либо как-то по-быстренькому чудесным образом решают проблему. Это знание языка. Я сомневаюсь, что в Скайриме говорят на русском:) Так что никакого понимания что происходит, кто все эти люди ряженые в доспехи да кольчуги… И чего там бормочет патлатый мужик…

Подъехав к Хелгену сразу станет понятно, что это не косплей-пати, а гораздо хуже… Поскольку нарядить толпу «толкиенутых» реконструкторов еще можно, телеги там достать да лошадей, а вот крепость побыстренькому отстроить уже вряд ли…

Пристреленный при попытке к бегству Локер и отрубленная голова одного из пассажиров нашего конвоя как-то сразу настраивают на минорный лад, а понимание, что я следующий… Все это как-то не весело. Плаха — взгляд в упор, дракон над головой… пламя, сгорающие заживо люди… Полагаю, будет крайне круто сохранить штаны чистыми… Вот было бы достижение! Ну а дальше — бежать, бежать!

При выборе за кем бежать, Хадвором или Ралофом… Сомневаюсь, что не зная языка да и вообще что происходит, доверился бы одному из тех, кто меня чуть было не казнил. В самой крепости… Что бы я смог? Худо-бедно нацепил бы на себя кожаную броню. Но вот «опробовать топор»… Я полагаю мне было бы психологически сложно рубить топором других людей… по крайней мере так вот сразу. Да и надо иметь в виду, что противниками являются опытные солдаты, так что я бы и не смог их достать. Так что все, что мне остается — щит в руки и за спину Ралофа.

Поскольку Ралоф не рядовой член Братьев Бури, то можно ожидать, что он довольно сильный воин и за его спиной есть шанс пробиться сквозь крепость. По пути бы собирал еду да книжки, в том числе и тома заклинаний. Ну еще бы деньги-ювелирку если бы попалось.

Не думаю, что остался бы невредимым, но Ралоф разбирается в том, что есть целебные зелья и как ими пользоваться, так «уставшие, но довольные» добрались бы до Ривервуда. Там бы остановился у сестры Ралофа — Гердур и ее мужа Хода. Понятно, что не стал бы, да и не смог бы «сидеть на их шее» вечно, так что стал бы помогать им на лесопилке, тем более, что такая простая работа не требует знания языка.

Такая вот «погруженность в среду» позволила бы мне за несколько месяцев худо-бедно научиться разговорному языку. Судя по тому, что в Скайриме найти книги очень легко, то большая часть жителей грамотна и умеет читать. Так что было бы у кого и читать научиться.

Физический труд на лесопилке и «экологически чистая» пища поспособствовали бы тому, что тело пришло бы в тонус. Но соревноваться в фехтовании с аборигенами… дохлый номер. Мое преимущество перед ними — образованность, соображалка и привычка «переваривать» большие объемы информации. Так что путь мага неизбежен. Да и как-то проще издалека шандарахнуть молнией, чем в ближнем бою выпускать противнику кишки проветриться.

Освоившись в Ривервуде я бы вскоре ощутил, что он мне тесен… ну не деревенский я житель! Тем более народ со страхом поглядывает в небо и надо бы отправить кого-то в местный «областной центр» донести до начальства новости о драконах и попросить о подмоге в виде стражников. Ралофу, как одному из Братьев Бури, идти к ярлу — не особо удобно, да и пора ему топать в Виндхельм к своим командирам.


Так что… в какой там стороне Вайтран? Там? Ну! Потопали…)

Глава 2 (Первая)

Люди редко задумываются над тем, насколько средства связи и транспорт уменьшили наш мир. В течение дня, при наличии средств и грамотном планировании можно попасть едва ли не в любую точку Земли, преодолеть десятки тысяч километров и оттуда позвонить домой. И уже нет особой разницы по времени, что съездить на автобусе по делам в другой район города, что слетать на другой материк и на следующий день вернуться обратно. И насколько же непостижимо-огромным становится мир когда идешь по нему пешком. Шаг за шагом, километр за километром, день за днем.

Отдать должное, идти приходится не по размытой по весне дождями грунтовке, а по мощеной камнем дороге. Заслуга Империи в свое время объединившей все земли этого материка и переживающая сейчас не лучшие дни. В отношении нее в Ривервуде было немало разговоров и горячих споров. Хватает как сторонников так и противников желающих выхода страны из состава Империи и всякого рода независимости от нее. В стране сейчас идет настоящая гражданская война между присланными из метрополии войсками при поддержке части регионов страны и местными сепаратистами «Братьями бури» которых так же поддерживают власти некоторых регионов. Собственно, тогда, семь месяцев назад, меня, ничего не соображающего и дезориентированного прихватили имперские войска в ходе операции по захвату отряда «Братьев бури», а дальше чуть и не оприходовали по законам военного времени не вдаваясь в детали.

Да… хлебнул я тогда адреналинчику… Крики, огонь, бегущие люди… окровавленные и обугленные тела. С Ралофом вломились в форт и спустившись в подвал ушли через запасной ход, соединенный с пещерами. По пути был какой-то непрерывный кошмар из которого многое не сохранилось в памяти. Несколько схваток с имперскими солдатами в ходе которых я только и мог прятаться за спину своего попутчика и прикрываться щитом. В пещере наткнулись на гнездо гигантских пауков с крупную собаку размером. Мерзкие твари… Потом чуть не налетели на спящую медведицу, но вовремя заметили и тихонько проскочили мимо. Выбравшись из пещеры направились прочь от горящей крепости и к вечеру добрались до реки вдоль которой и двигались следующие несколько дней. Хорошо что Ралоф в перерывах между схватками не побрезговал мародеркой и прихватил как еду так и набор разноцветных бутыльков. Мощная штука! Один снял боль и уже через пару часов раны выглядели так, как будто прошел уже не один день. А другой подействовал как мощный энергетик. Собственно именно благодаря ему я тогда и смог идти 4 дня подряд, суммарно более 100 км. «на пешкарусе», что не слабое достижения для меня, городского жителя.

Сейчас, по прошествии времени, чувствую себя куда как покрепче и выносливее чем тогда и предстоящая неделя пути пешком уже не кажется такой уж фантастикой как раньше. А что вы хотели?! Свежий воздух, экологически чистая, обильная пища, тяжелые бревна… Кстати о бревнах. Остановились мы у Гердур, сестры Ралофа. Они вместе с мужем владели лесопилкой, где сплавляемый по реке лес распиливался на доски. А отходы шли на дрова для всего поселка. Хоть меня и приняли хорошо, как товарища Ралофа, вместе с которым мы выбрались из непростой передряги. Он даже считал, что я ему в чем-то помог. Ну да, прячась за ним и укрываясь за щитом я в каком-то смысле «прикрывал ему спину». Тем не менее сидеть у них в доме нахлебником мне претило. Ничего не делать и есть чужой хлеб. Жестами дал понять, что хочу помогать на лесопилке.

Первые недели вырубался обессиленный вечером и просыпался каждое утро с болью во всех мышцах… Но постепенно втянулся. По ходу повседневных занятий стал понемногу понимать язык. Сначала отдельные слова. Потом понимая 2–3 слова в предложении улавливал общий смысл фразы. А там уже и сам начал говорить, пусть коряво и косноязычно, но все же… Ралоф радовался как ребенок! Он все это время считал, что меня тогда, при захвате, имперские солдаты слишком уж приложили булавой по голове, так что я лишился речи и память отшибло. Очень удачная, кстати, вышла отмазка — маскирующая мое полное непонимание окружающих реалий.

К примеру — вот! Натуральный эльф! Кстати, мой, так сказать, коллега по работе! Так-то он промышляет охотой, но время от времени батрачит у нас на лесопилке. В каком я был шоке, когда в первый раз его увидел! Нормальный мужик оказался, Фендал. Шутки ради поучил меня немного обращаться с луком, хотя я еще не скоро, как он, смогу подстрелить медведя с расстояния в 300 метров, в грозу… ночью… Впрочем, может он это… преувеличивает слегка?

Судя по солнцу день перевалил за полдень. Хоть весеннее солнце и пригревает но ветерок прохладный. Справа река, которая служит мне ориентиром, слева скалы. То тут, то там сосны и ели. Не тайга, конечно, но что-то довольно похожее. Страна северная, суровая. Кругом кишит живность. Говорят, нередко встречаются волки. Некоторую уверенность придает висящий на спине лук и меч на левом бедре. Меч мне подарил Ривервудский кузнец Алвор. Как узнал что я собираюсь в Вайтран — притащил и всучил мне меч. В этих краях без оружия на поясе мужику стыдно ходить, а за пределами населенных пунктов так и вообще опасно! И речь не только о хищном зверье, которого тут предостаточно, но и о разбойничьих шайках. На этот счет у меня отработан 101-й прием карате, а именно — быстрый бег. А чтобы бежалось быстрее — припасены несколько бутыльков с «энергетиком» уже моего собственного производства!

Я, как смог более-менее внятно говорить на языке «аборигенов», так сразу насел на Ралофа с вопросом о тех зельях, что он меня потчивал. Ну не увязывались у меня в голове дремучее средневековье и продвинутая медицина! Так оказалось, что это все «магия-шмагия»! И в частности ее подраздел — алхимия. И тут это не что-то мистическое, а норма жизни. На севере, в городе Винтерхолде есть, к примеру, специализированный ВУЗ. В той же армии есть штатные должности для боевых магов. В частности, именно им мы были обязаны тем фейерверком, что творился в небе над Хелгеном, когда мы дворами драпали с эшафота. Так что штука вполне рабочая и на базовом уровне может освоить каждый, было бы желание. Огонь, лед, электричество… С электричеством повозиться пришлось особо. Оно, как впрочем и остальные заклинания, было заточено на то, чтобы за кратчайшее время нанести максимальный ущерб противнику. А мне надо было получить всего 5 вольт и на протяжении достаточно долгого времени… Мобильник-то сам себя не зарядит! С алхимией тоже начало кое-что получаться… Там принцип-то какой? Магия (что бы это ни было) течет через мир и проходя через живые существа меняется, подобно тому как свет проходя через цветное стекло меняет свой цвет. И если эта, измененная магия от 2–3 ингредиентов будет сконцентрирована в одной точке, на емкости с водой, то сходные свойства входят в резонанс и взаимоусиливаются. В результате чего можно получить зелье с различными эффектами.

В рюкзаке позвякивают флаконы с исцеляющими зельями, «энергетики» — восстанавливающие силы и снимающие усталость и «ментальные энергетики» снимающие усталость накапливающуюся при занятиях магией. Как я понял, мастера алхимии при наличии редких компонентов могут готовить составы способные моментально исцелить тяжелейшие травмы, а после приема мощного энергетика будешь бегать как конь целый день в тяжелых доспехах. А есть еще составы на небольшое время усиливающие твои способности в тех или иных областях. А если еще учесть, что вся эта продукция еще и неплохо стоит… И лучше уж собирать травки, чем тягать бревна… это я вам по личному опыту говорю! Кстати, высокая цена на алхимическую продукцию и редкость магов среди аборигенов связана с их менталитетом. С шашкой, да на амбразуру, с криком «За Скайрим! За Талоса!» это запросто, а посидеть, подумать, поизучать… «не по-пацански». С той же алхимией я за это время столько заработал, сколько другие тут и за пару лет не скопят! Все мои труды шли на благо поселка. Моими зельями они и раны свои бытовые и полученные от зверья на охоте лечили! «Энергетиками» восстанавливали силы. И все равно плюются… Несолидно, мол… Ну и фиг с ними, дикари неотесанные…

Время уже к вечеру. Вон, как раз, впереди маячит трактир-гостиница. Будет где перекусить и поспать. Ведь завтра опять в путь.

Глава 3

И снова дорога. Ноги сами шагают по выложенной булыжниками дороге. Голова еще слегка гудит после вчерашнего. И то, что гудит слегка — заслуга целебного зелья выпитого с утра. Решил вчера немного посидеть в общем зале трактира перед сном, попить-покушать, музыку послушать.

Местный репертуар не слишком разнообразен и довольно брутален. Обязательно какие-нибудь битвы, срубленные головы. Часто через бардов местными властями подается пропаганда в связи с текущей политической обстановкой, в данный мемент — гражданской войной. Страна расколота на два лагеря и даже в тавернах нередко вспыхивают споры и драки по этому поводу. Особенно, как укушаются медовухи.

Медовуха… Вкусная, зараза! И так незаметно бьет в голову… По градусам, судя по всему 8-10, но на вкус почти не ощущается. Льется и льется… Под музыку, да под хорошую закуску. Еда без особых кулинарных изысков, но сытная. Вот, в итоге пробуждение слегка не задалось. На этом «вертолете» до следующей точки маршрута не долетишь, вот и пришлось распаковать целебное зелье, что приготовил с собой в дорогу.

Так вот и топаю уже часа два по дороге. Ветер шумит, над головой раскачиваются кроны сосен… Ой! Бл..! Сильный удар в бок сбивает меня с ног и я лечу на землю. Что за… Навалилась тяжесть, в нос ударил запах зверя. Слюнявая, клыкастая пасть тянется к моему горлу… Инстинктивно прикрываюсь левой рукой направляя в пасть зверю локоть. Пальцы откусит на раз-два, мышцы предплечья порвет так же легко, а локоток попробуй разжуй, зверюга! Ситуация стабилизировалась… у меня есть 2–3 секунды на размышление о том, что же делать дальше. Время замедлилось и я осознаю, что ситуация так себе… Меч на поясе и до него из этого положения не дотянуться… Камней или еще чего тяжелого под рукой нет, а удар кулаком он вряд ли заметит, тем более настолько, чтобы оставил меня в покое. К тому же, если он на секунду отвлечется от моего левого локтя и цапнет меня за правую кисть я останусь вообще безруким калекой наедине с сильным зверем.

Вечерами, окончив работу на лесопилке я сидел за столом уткнувшись носом в книгу, захваченную в качестве трофея Ралофом в Хелгене. Это оказался учебник принадлежавший, вероятно, одному из имперских магов. Кое-что начинало получаться. Стоило выстроить в уме схему потоков и аккуратно напитать ее энергией, как над выставленной вверх ладонью начинал дрожать горячий воздух. Но все это требовало немалой сосредоточенности и аккуратности, ведь одна из причин, по которой вокруг не так много магов — это высокий травматизм в процессе обучения. Стоит слегка ошибиться и точка фокусировки окажется не НА ладони, а В ладони. И это еще не худший вариант. В учебнике описывался каноничный случай, когда один ученик попытался впечатлить всех своей мощью и скастовал файербол из центра своей глупой головы… Тело утащили, а разбрызганные мозги пришлось собирать по-кусочкам.

Воссоздав в уме схему преобразования магической энергии в температуру я направил поток в правую ладонь и прижал ее к боку зверя. Вспышка, дым, вонь! С визгом зверюга отскочила в сторону. Упираясь правой рукой в землю и баюкая левый локоть я наконец смог подняться на ноги и оглядеться. Метрах в 3–4 от меня скулил здоровенный волчара с подпалиной на боку. Рана еще дымилась, но было видно, что эффект скорее психологический. Ожог шкуры с ладонь размером — неприятно, но не смертельно. Волк тряхнул головой и глядя мне в глаза, пригнувшись к земле, стал обходить меня сбоку. — Так… огонь его не впечатлил. Что можно еще попробовать?! В кармане тренькнул мобильник напоминая, что его пора подзарядить. — Точно! Сформировал в уме новую схему и выставил в сторону волчары свою правую руку. Тот воспринял это как сигнал к атаке и прыгнул на меня. Время замедлилось. С перепугу я направил весь свой резерв в приготовленную схему. Яркая бело-голубая вспышка резанула по глазам. Шатаясь я пытался проморгаться и избавится от пятен пляшущих перед глазами. Где-то только через минуту я смог разглядеть дымящуюся тушу волка, что неуверенно суча ногами пытался подняться. — Да ну нафиг! Пинком сбил его с ног и наконец схватился за меч. Секундное замешательство… Бить-рубить… это же не полено… Взглянув на свой погрызанный локоть и припомнив все впечатления от тянувшихся к горлу клыков я приставил острие меча к ребрам и навалился на рукоять всем весом и отскочил в сторону. Через пару минут волк затих. Я подошел, вытащил меч и вытер об его шкуру. Огляделся по сторонам — тихо, никого нет. Отошел на несколько метров и устало сел на землю. Сердце колотится, локоть ноет, перед глазами муть какая-то..

Правой рукой полез в рюкзак за еще одним целебным зельем. Надо будет еще и тоник от магического истощения хлебнуть. Повезло, что он был один. А если бы стая?! Да что стая, двух было бы вполне достаточно! И какой из всего этого следует вывод? Во-первых, не считать ворон! Смотреть по сторонам! Если бы я увидел его заранее, то смог бы хоть как-то приготовится, достать оружие, продумать тактику, а не валяться на земле как мешок картошки! Во-вторых, единственное, что меня сегодня спасло — это навыки в магии. Это не баловство из любопытства, а залог выживания! Именно благодаря ей, я смог отбиться и благодаря выпитому зелью утихает боль в руке. Так что имеет смыл уделить ей особое внимание.

Надо вставать… До следующей точки маршрута надо еще дойти. Между трактирами-гостиницами в среднем по 25–30 километров. Один дневной переход. И если задержаться в дороге, то в конце пути придется идти в темноте. А с такими зверушками, да в темноте это и в самом деле может стать концом пути… Подъем, подъем! Вперед! И смотрим по сторонам! Не в небо, не под ноги, а по сторонам! Вперед, волчий корм!

Глава 4

Снова в пути. Дорога теперь идет вниз, под уклон. Шагать с горы как-то веселее, чем в гору. Местность тоже несколько изменилась, выглядит как-то потеплее и плодороднее, что ли. То там, то тут виднеются крохотные деревушки окруженные полями, на которых уже виднеются первые всходы.

Вдруг, в нос ударил запах браги. Поглядев по сторонам заметил впереди группу зданий. Приблизившись, увидел табличку «Медоварня Хоннинга». — Ага… Знакомое название. Надо сказать, что «винная карта» местных таверн не слишком разнообразна. В частности, раздел мёда в ней представлен всего двумя сортами — «Черновересковый мёд» и «Мед Хоннинга». Первый имеет своеобразный аромат и горчинку и в целом лучше, но и ощутимо дороже, а «Хоннинговский» несколько попроще, но и заметно дешевле. Заглянул внутрь и познакомился с хозяином, Сабьорном. Он по доброте душевной, да и, вероятно, из-за наличия свободного времени, устроил мне небольшую экскурсию по производству.

В огромных котлах варился разбавленный водой пчелиный мед с хмелем. После длительной варки и добавления всякого рода «секретных ингредиентов» смесь фильтровалась и разливалась по огромным бочкам где уже и «созревала». Самый «молодой» мед дозревал не менее пяти лет, а элитные сорта уже 20, что, без сомнений, впечатляет. И хоть при производстве не было магазина (хозяин занимался оптовыми поставками во все таверны страны, где напрямую, а где через торговцев) но мне удалось прикупить пару бутылочек в дорогу «от производителя». Разве что подпортил впечатление тихий, отдаленный писк, что я услышал в погребе среди бочек.

Интересно! Прям туристом себя почувствовал! Надо было у него еще магнитик купить на память… Дорога огибала небольшой холм и выйдя из-за поворота я увидал занятное зрелище. Впереди, метрах в двухстах или чуть больше шел бой. Группа воинов сражалась с… великаном! Нет, ничего «эпического» но дикого вида мужик с небольшими рогами на голове, четырех метров роста… Как по мне — это экзотика! Он размахивал огромной дубиной, едва ли не с меня размером и пытался достать ударом ноги крутящихся вокруг него людей. А те были хороши! Работали слажено. Одни отвлекали на себя, другие подскакивали сбоку-сзади, наносили удары и сразу отпрыгивали, уворачиваясь от огромной дубины и отвлекая здоровяка на себя, давая уже другим ударить и отскочить. Меня так увлекло это зрелище, что я тоже решил поучаствовать и подсобить малость. Лезть в ближний бой было бы безумием, использовать магию я не рискнул, чтобы людей случайно не зацепить. Так что, наконец, дошла очередь и до лука. Быстренько достал из сумки и натянул тетиву. По примеру Одиссея решил попытаться ослепить великана. Первая стрела оцарапала ему щеку, вторая — попала в плечо. Тот, заметив новое действующее лицо на этой «дискотеке» и правильно оценив опасность дальнобойного оружия ломанулся ко мне занося дубину для удара. «Не, не, не… На это я не подписывался!» — подумал я в очередной раз применяя 101-й прием карате, а именно — быстрый бег. И пусть мой противник и превосходил меня в длине ног, но был значительно более неповоротлив, да и ноги ему немало подпортили мечами и топорами. Погнавшись за мной, великан легкомысленно подставил спину своим недавним противникам, чем немедленно воспользовалась одна бабенция с размалеванным краской лицом. Немного разбежавшись она подскочила вверх метра на полтора (!) и с диким воплем обеими руками вонзила меч в спину моего преследователя. Как известно, переизбыток железа в организме вредит здоровью и это был как раз тот случай. Гигант запнулся, остановился и рухнул на землю. Его быстро окружила вся команда и через минуту все было кончено.

Пообщался немного с ребятами (и девчатами). Оказалось, что они из отряда наемников — «Соратники». Были крайне удивлены тем, что это не произвело на меня никакого впечатления. Привычно сослался на потерю памяти из-за удара по голове и был вынужден с пол часа выслушивать историю и список славных побед их воинского сообщества. Множество имен и событий, что мне ничего не говорили. Куча преувеличений и сползания на поэтический слог. В общем, эпичненько. Тем не менее, я уяснил, что данная организация существует уже не одно столетие и каждый воин в стране спит и видит, как тоже становится Соратником, что на деле удается немногим, поскольку мало кто проходит через отборочные испытания. Только «лучшие из лучших…» и так далее. Их штаб-квартира находится в Вайтране, до которого осталось всего-ничего.

Кстати, о великане. На него поступил заказ от местных фермеров. Эта большая туша отличалась не менее здоровым аппетитом. Зимой у него, видать, что-то не заладилось с привычным меню и он вышел кормится к людям. Успел умять пару коров и уже поглядывал на их хозяев… Поскольку великаны не считают людей ровней и роднёй, то и не испытывают к нам особых гастрономических предубеждений. Мясо как мясо… Распрощавшись, я пошел дальше в сторону города, а местный «спецназ» отправился к фермерам за обещанной платой. «Эх… тяжела ты — ведьмачья доля».

Вдоль дороги тянулись поля, все больше людей попадалось навстречу, но еще больше шло в сторону города. Город уже маячил на горизонте, расположенный на холме он был виден издалека. Высокие каменные стены, крытые черепицей, а не сеном крыши, а на самой вершине замок — очевидно, резиденция ярла, правителя этих мест. Среди направлявшихся в город людей разговоры были исключительно о драконах. Кто-то сам видел его в небе, кто-то слышал о других. Из уст в уста передавались рассказы о разрушенном Хелгене, городке-крепости, с которого и началось мое знакомство с этим миром. Народ был в легкой панике. О драконах немало говорилось в сказаниях и легендах, но вот именно что в легендах! Живьем их не видели много столетий и тут — здрасьте! И ладно бы — летает. Пусть летает. Но вот нападение на людей, уничтоженный город, следы нападения на повозки, сгоревшие фермы. И что ему сделаешь? Этой летающей, бронированной зверюге пышущей огнем? Поэтому народ и направился в город, под защиту его стен, полагая, что начальство-то, конечно, не станет отправлять войска на защиту крестьян, но себя-то защищать будет? Вот, заодно и нас защитит…

У ворот собралась немаленькая толпа, все шумят, требуют пустить, переругиваются со стражей на стенах. А тем дан строгий приказ — не пущать! Оно-то в общем и понятно… Где вся эта толпа собралась жить? В гостиницах? Явно все не поместятся, да и надолго ли хватит средств? А чем собираются заниматься? Как зарабатывать на жизнь? Обычно все в итоге сводится к ночлегу на улицах, сбору милостыни и воровству всего, что плохо лежит. Так что понять можно, но я то тут по официальной надобности! Собственно, именно это мне и пришлось втолковывать страже час спустя, когда разочарованная толпа большей частью разошлась. Даже достал из-за пазухи рекомендательное письмо и продемонстрировал, что я не просто «букашка», а «букашка с бумажкой»! А стоило упомянуть, что я сверх этого еще и очевидец нападения на Хелген…

В своей «прошлой жизни» я не был особо красноречив, но тут что не покупка-продажа, так обязательно надо торговаться, иначе без гроша в кармане оставят! И даже вот этот, такой банальный разговор со стражником (Пустите меня дяденька! Я хороший!) превратился в оживленную дискуссию, размахиванием докУментом и клятвами всеми богами, что я официальное лицо, а не еще один бродяга! Так или иначе, заскрипел засов и я проскользнул в приоткрывшиеся ворота. Ну, здравствуй Вайтран.

Глава 5

Ну что ж… По крайней мере ЭТО больше похоже на город, чем тот поселок, где я провел последние несколько месяцев. По крайней мере дороги мощены камнем и дома поболее. У самых ворот расположена кузня где работает… Вот те раз! Деваха! Довольно бодро машет молотом. Сковородкой или скалкой там… наверно, машет тоже умело… досталась же кому-то жена… И вывеска на кузне «Дом воительницы». Ну да, реклама — двигатель торговли. Как же без этого.

К слову о торговле. Минут через пятнадцать вышел на рыночную площадь. Здесь, судя по всему, реализуется продукция с ферм, окружающих город и несмотря на то, что уже начинает смеркаться, торговля еще идет. Вижу вывеску магазина алхимика и лавку торговца. Надо будет завтра заглянуть. А вот и таверна — «Гарцующая кобыла». Сюда нам и надо.

Снял номер для начала на неделю, кинул вещи и спустился в общий зал на ужин. Смотрю тут меню по-разнообразнее, чем всё, что встречалось мне ранее, но и цены выше. Народ в зале довольно боевитый. Тут и стражники отдыхающие после смены, немало солдат. Пару раз вспыхивали потасовки, но за оружие даже в подпитии тут хвататься не принято. Помяли немного друг другу лица, успокоились и снова упали на лавку и давай в обнимку горланить песни.«…Рагнор Рыжий!..»

Поели, теперь надо и поспать, а то дорога была длинная и не без приключений. Надо восстановить силы.

С утра отправился на экскурсию. Город расположен на крупном холме и делится на три района. Нижний — называемый «Равнинным» самый обширный и отведен для среднего класса. Среднего, потому что жить за высокими стенами — уже престижно и доступно далеко не всем. Тут расположены замеченные мной еще вчера кузня, магазины, рынок, казармы стражи и таверна «Пьяный охотник».

Выше по склону холма район поэлитнее — «Ветреный». Он защищен еще одной стеной и теоретически, может держать оборону даже если враг проник через внешнюю стену. Здесь дома побогаче, пара храмов и штаб-квартира тех наемников, что я встретил по дороге, «Соратников». И в самом деле уважаема организация, раз отстроили такую домину да в таком районе. Там, смотрю у них своя кузня и тренировочные площадки. Серьёзно, серьезно!

На вершине холма виднеется… не то чтобы замок, но что-то достаточно на него похожее. Очевидно, это и есть резиденция ярла. Тоже, кстати, считается отдельным районом, «Облачным». Прежде чем туда лезть, нужно уладить пару дел.

Вернулся на рыночную площадь и заглянул в магазин алхимика — «Котелок Аркадии». Ууууу! Ведьма! Аферистка старая! Не успел войти — сходу поставила мне диагноз, как понял — жить мне осталось три дня если не куплю эту вот настойку… С трудом, но удалось убедить, что не на лоха нарвалась, а на коллегу. На коллегу-алхимика! Сплавил ей лишние зелья. Немного наличности не помешает. Также договорился, что смогу пользоваться ее лабораторией. (Да, конечно все помою после себя!) После зашел в соседний магазин с нехитрым названием — «Товары Белетора» и прикупил себе костюмчик по местной моде, а то идти на прием к ярлу в грязной и рваной после встречи с волком одежде… Вернулся в гостиницу, переоделся и договорился, что дорожную одежду мне постирают и заштопают. Ну, вроде готов.

На подходе к резиденции ярла поймал пару взглядов охраны, но, судя по всему, подозрения не вызвал. Даже обидно чуток — они не считают меня опасным?! Меня! Грозного победителя одного волка, разжигателя костров без спичек и собирателя травок?! Ммм… да… Ну что ж… с пол года назад я не мог сказать о себе и этого, так что прогресс!

На входе в тронный зал меня тормознула какая-то афро-эльфийка с красными глазами и начала расспрашивать — зачем да почему, да кто ты такой… Объяснил, терпеливо объяснил, что послан жителями Ривервуда с важной информацией, которую они уполномочили меня донести до Ярла лично. Лично, я сказал! Во-первых, секретность! А во-вторых, я вот тебе скажу, а ты через 5 минут забудешь и не передашь ярлу, а от этого зависят жизни людей! Да и в-третьих, захочет ярл узнать дополнительные подробности — ты их тоже расскажешь? В общем, пришлось пободаться, но уже через 20 минут под ее сопровождением я шел к сидящему на троне мужику.

Дядька в возрасте, но весьма крепкий, не отъевший пузо чинуша, а видно, что вояка. По взглядам, что он бросал на мелькавших туда-сюда с бумагами клерков было понятно, что все это его жутко бесит. Как говорится — «Мне бы шашку, да коня… да на линию огня… а дворцовые интриги — это все не для меня…» Узнав, что речь идет о драконе, о котором тут уже наслышаны он оживился. Я передал ему официальный запрос от жителей Ривервуда о необходимости предоставления дополнительной защиты, поскольку после уничтожения Хелгена дракона видели в небе над Ривервудом, ближайшим к нему поселком, и если он еще раз заявится с целью помножить на ноль уже Ривервуд — то сил жителей деревни и трех с половиной стражников не хватит чтобы обозначить даже символическое сопротивление. Поскольку мне довелось лично наблюдать его за работой в Хелгене — говорю это со всей уверенностью. Тут ярл Балгруф старший (есть еще и младший?) пришел в сильное возбуждение. На данный момент все что у них было по этому дракону — это силуэт в небе, замеченный несколькими людьми и показания людей приехавших по делам в Хелген и обнаруживших на его месте дымящиеся развалины. Не было даже точной уверенности, что это дело рук (лап?) дракона. Под подозрением были те же «Братья бури», местные сепаратисты с которыми у него сложные отношения. И он был крайне доволен, что это не атака исподтишка на него, а просто буйство зверюги, пусть и очень опасной. При мне, через ту афро-эльфийку он распорядился об отправке отряда городской стражи на усиление Ривервуда, а через своего советника, плюгавенького и с бегающими глазками, распорядился «компенсировать мне мои расходы в связи с этой поездкой» + «премия за активную гражданскую позицию». Это было, таки, очень кстати, поскольку я намеревался тут еще немного задержаться, а в больших городах цены тоже… большие.

Он также познакомил меня со своим придворным чародеем Фаренгаром Чего-то-там… Его пафосный титул я пропустил мимо ушей. Но несмотря на все свои понты мужичок довольно толковый, хотя как и все кабинетные работники больше теоретик чем практик.

Часа полтора он расспрашивал меня о событиях в Хелгене. Какие атаки использовал дракон? Как часто дышал пламенем? На какую дистанцию? Сколько раз применил огненный дождь? Я был шокирован узнав, что то же огненное дыхание это не… скажем так, не продукт его анатомии и физиологии, а заклинание! И что драконы — это одна из разумных рас этого мира, наравне с людьми и теми же эльфами. И по моим рассказам Фаренгар пытался прикинуть его запас сил и величину способностей, чтобы разработать стратегию защиты Вайтрана от подобного нападения. Касательно магии мы сразу нашли общий язык, но поскольку я мало что мог ему рассказать интересного, уж слишком у нас разные уровни, а его время — деньги… как тактично намекнул он… Впрочем, у него оказались в наличии несколько учебников по различным отделам магии которыми он вполне был готов поделится за скромную сумму… Сумма была настолько нескромна, что работай я исключительно на лесопилке, как раньше, год бы копил на одну только книжку!

Мммм… да… вот еще одна причина почему маги встречаются не так уж часто. Впрочем, награда от ярла, мои накопления за последние семь месяцев и деньги полученные от продажи алхимических зелий давали некоторый простор для маневра… А занывший левый локоть напомнил, что будь я подготовлен в большей степени, то даже бы не подпустил того волка к себе, а уделал бы его на расстоянии. В общем, всех денег все равно не заработаешь, а здоровье дороже. Да и благодаря занятиям магией и околомагическими дисциплинами я могу выбиться в люди, а не рубить дрова, да полоть грядки всю жизнь. Не говоря уже о том, что если не умеешь себя защитить — эта жизнь может оказаться довольно короткой.

Идя по городу в сторону гостиницы я прикидывал свои планы на ближайшее время. Цель первая — учиться магии. На это нужны время и ДЕНЬГИ. Так что цель вторая — это заработок. Единственный на данный момент заработок, что у меня есть — это налаженный контакт с алхимичкой, через которую можно будет сбывать свои зелья и, собственно, возможность эти зелья готовить на ее же оборудовании. Такой возможностью пренебрегать не стоит. Понятно, что в городе необходимых ингредиентов я не найду, так что придется лазить по окрестностям. Начерно план готов, а как оно в итоге выйдет — покажет завтрашний день.

Глава 6

Мой режим дня в Вайтране более менее устоялся. С утра подъем и завтрак в «Гарцующей кобыле». Далее, 5–6 часов прогулок в окрестностях города и сбор алхимического сырья. После чего возвращался в гостиницу и, перекусив, начинал переработку всей этой «органики» в лаборатории алхимика. Тут, как и в любом деле, по мере работы растет и навык. Из тех же самых ингредиентов зелья получались гуще, насыщеннее, с более сильным эффектом. Это не только повышало самооценку, но и позволяло продавать их по более высокой цене. А учитывая, сколько стоили книги у Фаренгара — деньги мне были нужны. Да и за жилье-еду платить было нужно.

Часть зелий оставлял себе. Вечерами практикуясь в магии приходилось постоянно прикладываться к «ментальному тонику», как я его называл. Бодрил как кофе, делал ум ясным и способным концентрироваться на сложных задачах. Порой совершал ошибки что нередко приводило к травмам. Ожоги, обморожения, удары током. No pain — no gain, как говорится. Так что и лечебные зелья приходилось держать при себе. А в дальних походах за ингредиентами помогало зелье снимающее усталость и повышающее физическую выносливость.

Кстати, и в магии Разрушения, как ее тут называют, достиг определенного прогресса. Фишка оказалась в том, что каждое, сколько-нибудь сложное заклинание состоит не из одного воздействия, а из серии связанны между собой, которые необходимо выполнить друг за другом быстро и точно. Например, классический «Огненный шар». Сначала перед ладонью пара кубических метров воздуха сжимается в шар размером с апельсин. Не позволяя воздуху расшириться обратно заключаем его в прочную сферическую оболочку. Теперь, содержимое шара разогревается до 4000–5000 градусов. Ну и последний этап — телекинетическим толчком отправляется в сторону цели. От соприкосновения с целью оболочка разрушается и происходит взрыв. Причем не просто взрыв, а выплеск плазмы способной прожечь металл. И все это необходимо сделать за 3–5 секунд. Тренировки и еще раз тренировки.

Относительно атаки холодом. Если сделать точно также с поправкой на охлаждение вместо нагрева, то получается небольшой шар жидкого воздуха. Да, способен обморозить, но эффект довольно слабый. Тут, согласно книгам, используется иной подход. Из воздуха конденсируется содержащаяся в нем вода и формируется сосулька 50–70 см. в длину и весом килограмм в пять-семь, после чего тем же телекинетическим толчком отправляется в цель, как дротик.

Ну а в случае с электричеством, перед непосредственно разрядом необходимо создать ионизированный канал между рукой и целью, по которому и устремится молния.

Разбор теории вечерами и практика в поле позволили мне заметно продвинуться в этом деле. Как в плане ловкости-скорости, так и в способности оперировать большими энергиями, так что эти недели определенно потрачены не зря.

В очередной раз зайдя к Фаренгару я застал его крайне озабоченным. Поступила информация, что неподалеку от Ривервуда, в храме на Ветреном пике хранился камень на котором были отмечены все места захоронения драконов. И ввиду нынешней ситуации эта информация может быть полезна. Ярл также выразил тут свою заинтересованность и выделил под это необходимое финансирование… В общем, награда будет. Я тут оказался крайним, поскольку сам пришел из Ривервуда, а следовательно места для меня должны быть знакомыми. Лично видел дракона и должен осознавать, что тема серьезная. Ну и если что, меня, пришлого, не жалко… Не своих же посылать… А вдруг там опасно?! К слову об опасности. Фаренгар предупредил, что в заброшенных древних храмах может быть не спокойно… Начиная с того, что их любят использовать в качестве базы банды разбойников и заканчивая тем, что согласно легендам скрытые там сокровища охраняют «драугры» — ожившие мертвецы. Сам Фаренгар относится к этой информации довольно скептически, но должен признать, что иногда слышал об экспедициях направляющихся в древние руины, но никогда не слышал о экспедициях ВЕРНУВШИХСЯ из древних руин… что как-бы настораживает.

Поставленная перед мной задача ввела меня в некоторую задумчивость. Сделали крайним и не отвертишься… Покуда не выполню — о дальнейшем сотрудничестве с Фаренгором придется забыть да и ярл, хоть мужик и правильный, но может обидеться, что на его приказы забивают, а обида таких людей может быть вредна для моего здоровья. Так что не будем ссориться… А значит — надо готовиться и готовиться всерьез. С этой мыслью отправился к Провентусу Авениччи, чинуше помимо всего прочего распоряжавшемуся финансами и всего часа за полтора выбил из него аванс. В конечном счете он сидит тут, в тепле и максимум что он рискует — это если я сгину с деньгами. А я рискую своей жо… эээ… шеей и аванс поможет мне лучше подготовится ко всяким неожиданностям! В общем, убедил.

Было вполне очевидно, что одному туда лезть — дело гиблое. Как вспомню того волка… И пусть сейчас, добившись определенных успехов в магии, я чувствую себя чуть более уверенным, но я тем не менее не склонен переоценивать свои способности. Опять же, убить волка — это одно, а что я буду делать с теми же разбойниками? Уверенности в том, что в нужный момент у меня не дрогнет рука нет. Все же иначе воспитан, чем местные. По этой причина мне так же потребуется помощь «специалиста». С этим вопросом мне порекомендовали обратится в таверну «Пьяный охотник». В отличии от «Гарцующей кобылы» в этой таверне отиралась публика побогаче среди которой и искали себе нанимателей «работники ножа и топора», т. е. Наёмники, конечно же!

Заказал себе выпить и сказал бармену зачем я здесь. Он пообещал все уладить. Сел за угловой столик и стал неторопливо попивать свой мед. Далее, ко мне подсаживались один за другим наемники с которыми я проводил собеседование. У каждого своя специализация, свои таланты, своя цена. Одни специализируются на охране торговых караванов, другие — на защите от наемных убийц, третьи — на охране домов. Да и по снаряжению и стилю боя отличаются. Я рассудил, что моя задача в первую очередь — «тихо свистнуть и уйти — называется найти», а не учинять разгром всего и вся. В идеале — залез, нашел, ушел. Тихо, без шума и пыли, поэтому всякие там воины в сияющих доспехах с двуручным мечем — это лишнее… Доспехи шумят, а двуручником в подземельях особенно не размахнешься. В итоге из этих соображений более всего подошла Дженасса. Такая же, как и телохранитель ярла Айрилет афро-эльфийка. Как и все эльфы хорошо стреляет из лука, а в ближнем бою способна сражаться с оружием в каждой руке. Обычно это меч в правой и кинжал в левой, но возможны варианты. Помимо этого, хорошо умеет перемещаться тихо и незаметно, что очень кстати. Да и вообще, компания женщины, пусть и экзотической внешности это приятно. Так что — решено. Я оплатил стоимость контракта на месяц, с учетом дороги туда и обратно этого должно хватить. Тут, полученный аванс оказался вполне как кстати.


Следующий день мы посвятили подготовке. По совету Дженассы я приобрел комплект снаряжения из толстой кожи. Такое снаряжение имеет ряд тактических преимуществ. Достаточно легкое, чтобы не утомлять при длительной ходьбе и, если понадобится, беге. Не скрипит и не звенит, что позволят тихонько передвигаться в случае необходимости, не выдает блеском металла. Жесткая кожа позволяет упасть на камни и дальше перемещаться ползком без серьезного дискомфорта.

Она довольно критично осмотрела мой меч и предложила заменить его кинжалом. Все равно фехтовать-рубить я им не смогу, а колоть проще кинжалом, да и легче он.

Так же, узнав о моих магических способностях она несколько приободрилась буркнув себе под нос, что так дело выглядит чуть менее безнадежным.

Потренировались отработав с ней несколько тактических схем взаимодействия в бою. К примеру, в ближний бой я не лезу и даю эту возможность ей. При этом она, наступая на врага не загораживает его, а обходит сбоку, чтобы я мог отправить в него пару тройку магических «подарков» не боясь зацепить напарницу. К тому же, если он поворачивается к ней — то подставляет мне бок для атаки, а если поворачивается ко мне — то упускает из виду ее. Понятно, что такое взаимодействие доводится до идеала лишь в реальном бою, но вот так, договориться заранее тоже очень важно.

Закупил на рынке продуктов в дорогу и распределил их по нашим рюкзакам. Вручил Дженассе несколько лечебных зелий и «энергетиков», упомянув, что они моего производства, чем также заслужил уважительный взгляд. Все же я не просто «тело» для охраны, но и сам способен на что-то, пусть и не много.

На следующее утро, чуть рассвело, выдвинулись из Вайтрана в сторону Ривервуда. Там можно будет возобновить припасы и узнать о местоположении нужного нам храма и того, как к нему лучше добраться.

Снова в дороге. Но уже чувствую себя увереннее да и не один. Но и задача стоит куда серьезнее.

Глава 7

Обратная дорога в Ривервуд далась куда легче. И ноги привыкли к многочасовым переходам да и в компании проще. Дженасса оказалась та еще оторва. На полном серьезе рассуждала о том, что рассматривала для себя «профессию» разбойника, но слишком любит тепло и комфорт… А разбойничья жизнь подразумевает жизнь вне закона и вне цивилизации с ее мягкими постелями и вкусной пищей.

Я сделал себе заметку на будущее — быть внимательнее при найме телохранителя. По крайней мере она верна кодексу наемников и в случае если вляпаемся во что-то сомнительное — не сдаст стражникам, а то еще и факел подержит, чтобы мне было удобно замок вскрывать… Мало ли как жизнь сложится. А жизнь то уже сложилась довольно неожиданно и не обычно.

Довелось кое что почитать из книг Фаренгара и стало понятно, что гости из иных миров тут не особо и редкость. Вот только как правило они не такие «белые и пушистые» как я, а как бы даже наоборот, черные и рогатые, черти полосатые… Впрочем, возможны варианты, но всё достаточно инфернально. Но важен сам факт — магия позволяет перемещаться между мирами. Так что мои исследования это не только способ устроится в этом мире, но и, потенциально, билет домой.

Задолго до этого. Первая эра, остров Атрейум, коридоры башни Кепора.
— Мастер обрядов Яхезис снова смог меня удивить! Его сотрудничество с Сота Силом приносит свои плоды. Вы слышали о Заводном городе?

— Да, любопытная идея. Миниатюрная сфера вмещающая в себя огромный город, по сути механистический аналог одного из планов Обливиона, его дом, мастерская, склад, полигон для экспериментов.

— Все верно, так вот, Мастер обрядов Яхезис скептически относится к его увлечению двемерскими технологиями и механизмами и утверждает, что Старый путь магии куда превосходнее и для него нет ничего невозможного, он свободен от ограничений свойственных всем этим механизмам, трубам, сплавам… и намерен это доказать превзойдя достижение Сота Сила во много раз как качественно, так и количественно.

— И что он придумал?

— Для начала небольшое отступление. Вы же помните, что Обливион не исчерпывается шестнадцатью планами, которыми правят Принцы Даэдра?

— Да, действительно, помимо этих шестнадцати существую еще по меньшей мере 37000 меньших планов, владений полупринцев и стихийные планы.

— Все верно. Так при всем их многообразии между ними есть нечто общее, все это — планы Обливиона, что объединены одними законами и правилами, установлными не нами и с которыми приходится лишь смириться. Любая сущность достигшая достаточного могущества и силы встает на один и тот же путь — создает свой План, расширяет его, воюет с соседями и стремится поглотить их планы присоединив к своему, наращивает свое могущество и влияние. Из эпохи в эпоху продолжается одна и та же игра. Сота Сил пошел иным путем. Как уже говорилось, в маленьком шаре с помощью масштабирования он скрыл целый город с окрестностями. Попадая туда ты уменьшаешься в сто тысяч раз, а возвращаясь оттуда — восстанавливаешь свой исходный размер. Свой карманный мирок свободный от правил и ограничений Обливиона.

— Несомненно, достойная уважения мудрость и мастерство, позволившие ему пойти своим, необычным путем. Так что же придумал наш Мастер обрядов?

— Я пока не знаю деталей, но, очевидно, с помощью магии он хочет создать нечто подобное, но многократно превосходящее в масштабах и построенное на принципах Старого пути и не похожее как на планы Обливиона, так и на Заводной город Сота Сила. Сегодня в полдень, на собрании совета ордена он расскажет о своем замысле и о планах на ближайшие месяцы по его воплощению. Будет серия подготовительных ритуалов, а в финальном будет задействован весь орден. Это станет шедевром!

* * *
На подходе к Ривервуду я заметил необычную активность местных жителей. Они собрались в центре деревни и что-то возбужденно обсуждали. К тому времени, как мы дошли до поселка народ начал расходиться.

— Алвор, что произошло?

— Да вот торговца нашего, Лукана грабанули средь бела дня! И ведь выбрали же момент. Двое на улице, трое в лавку. Взяли что нужно и быстро ушли. Пока он пришел в себя, пока рискнул высунуться из магазина — их и след простыл.

— Как он, цел?

— Ой, да помяли слегка, да и лавку особо не тронули, но коготь его золотой, ну не его коготь, а драконий, который он держал как талисман — унесли. Он на этот счет сейчас очень переживает.

— Спасибо большое. Пойду сейчас расспрошу его лично.


«Ривервудский торговец», определенно, знавал лучшие времена. Стол перевернут, товары разбросаны, Лукан стоит за прилавком с кислой миной на лице, ссадиной на скуле и расцветающим фингалом у глаза. Камила Валерия суетится в зале пытаясь навести порядок.

— Лукан, сочувствую. Надеюсь ничего серьезного?

— Лавка цела, товары в общем-то тоже. Если надо, могу прямо сейчас продать тебе все что нужно. Повезло, что сестра в этот момент была наверху. А коготь жалко. Это была мое первое удачное приобретение после приезда в Скайрим. Можно сказать, что с него начался мой путь торговца и не стал его продавать, а оставил себе как талисман на удачу и вот, мою удачу так грубо вырвали из моих рук. Твари…

— Да, Лукан, такая потеря это больше чем деньги.

— Слушай, смотрю ты приподнялся чуток. Снаряжение серьезное, да и девица с тобой при оружии. Вдруг вы их тут в лесу случайно встретите, а..? Я за этот коготь отдам столько же монет сколько он весит. По рукам?

— Хм… я бы рад помочь тебе Лукан, но каков шанс их специально найти? Тем более случайно. Кто знает куда они могли направиться?!

— Так я знаю! Они думали, что я потерял сознание, но я слышал, как один из них сказал другому, что, мол, надо торопится, а то Арвен их совсем заждался на Ветреном пике.

— Ветреный пик? А нет ли там каких руин?

— Есть, а как же. Руины старого храма драконопоклонников. Камила укажет вам направление в котором идти.

— Что ж, Лукан. Ничего не обещаю, но если вдруг…

— Камила, сестрица! Проводи наших друзей до края поселка и покажи им дорогу на Ветреный пик!

Смотри как обстоятельства складываются, одно к другому… Похоже от визита к этому храму никак не отвертеться. И разбойников, вон, минимум шесть.

Камила Валерия на ухо шепотом — «Что, на данмерок потянуло, да? Кто следующий, аргонианская дева?! Кобель…»

Глава 8

Дорога на Ветреный Пик, как и ожидалось, вела в гору. Подъем не слишком крутой, но тем не менее несколько утомительный. Насколько я понимаю, тот храм, куда мы направляемся, заброшен не одну сотню, а то и тысячу лет а дорога к нему есть и не сильно то и заброшена. Дженасса говорит, что на полпути к пику можно свернуть к перевалу ведущему к Вайтрану. И в принципе, дорога через горы короче, хоть и не так удобна, как по тракту вдоль реки, но время от времени и ей пользуются.

Хоть дорога, формально и имела место быть, но приходилось постоянно смотреть под ноги. От этого важного занятия меня отвлек звук спущенной тетивы и последовавший за ним визг-скуление. Подняв голову я увидел метрах в пятнадцати катающегося по земле волка. Вторая стрела оборвала его возню и он затих.

— Мммм… да… Наверно мне стоит чаще смотреть по сторонам…

— Пока у тебя есть деньги платить мне — это не обязательно, но на будущее привычка, несомненно, полезная.

При взгляде на волка заныл левый локоть. И хоть рана уже давно зажила, воспоминания остались не самые лучшие.

Чем выше поднимались, тем холоднее становилось. Можно сказать, что из весны возвращались обратно в зиму. Деревьев все меньше, а снега больше. Порывы холодного ветра вымораживают лицо. Впереди виднеется полуразвалившаяся башенка с трехэтажный дом высотой. У ее основания видно какое-то движение. Мы моментально пригнулись и сдвинулись вбок, под прикрытие большого камня.

— Что будем делать? — Шепчу я Дженассе в легкой панике.

— Обходить их нельзя. Судя по всему до храма осталось всего ничего. Это охранный дозор и в случае чего они ударят нам в спину. Надо валить. Или ты предлагаешь договориться?

— Ну… а что, совсем нет шансов?

— Ты, конечно, можешь выйти, подойти к ним, сам отдать им все свое имущество, включая одежду и вернуться обратно. Это будет самый безболезненный вариант. Иначе они сами заберут все, а сняв одежду, возможно и прирежут забавы ради. Понимаешь, они живут этим!

— Ну тогда и мы станем так же как и они! Преступниками!

— Да ну?! Ты тут где-то видишь мирных крестьян или торговцев, которых мы собрались грабить? Или тебя беспокоит, как это воспримет стража ярла? Да ярл через своих людей объявляет награду за головы таких вот деятелей. Так что, если бы ты предварительно порасспрашивал, то мог бы еще и заработать на «уборке мусора».

— Все равно, это же живые люди. Это не правильно!

— Ах! Правильно-неправильно, хорошо-плохо… Вот смотри, на их месте вполне могла быть и я. Но я выбрала в итоге другой путь, а они этот. Думаешь они не убивали? Убивали и не раз. Посмотри на это так — если мы их сейчас не остановим, то они будут и дальше убивать и грабить. А ты, как тот, кто мог бы их остановить но не стал будешь, по сути, их соучастником. Согласен?

— Ну как-бы да…

— И вообще, ты же еще в Ривервуде знал, что тут ошивается банда, зачем ты сюда шел? Если взялся за дело — доведи его до конца! И вообще, ты же маг, тебе не надо рубить людей мечом, резать им глотки. Ты главное запульни чем-нибудь издалека, чтобы испугать, отвлечь их, а я уж дальше сама. Их там не много. Двое снаружи и внутри еще один-два, не более. Справимся!

— Да… хорошо. Пожалуй… Приготовь лук и тихонько обходи их справа, а я особо не укрываясь пойду прямо. Привлеку их внимание на себя и ударю как только подойду достаточно близко.

— Вот! Это дело! Заговорил как настоящий воин! Начали!

Поднявшись в полный рост неторопливым шагом направился к сторожевой башне давая возможность Дженассе подкрасться и занять удобную позицию. Метров за 50 меня заметили. Здоровый бугай, что стоял прислонившись к дереву, сплюнул, сделал несколько шагов мне навстречу и сказал издевательским тоном:

— Ой неудачно ты тут заблудился! Или удачно, как посмотреть! А то мы уж совсем заскучали!

— Ну тогда я вас развлеку, уроды…

Сделал несколько шагов, выставил перед собой руки и начал формировать огненный шар. Глумливое выражение мгновенно слетело с лица разбойника и выхватив здоровый меч он бросился ко мне. Второй, стоящий неподалеку бандит, достал из-за спины лук и потянулся за стрелами. Перестаравшись с перепугу я вложил в шар слишком много сил, так что цвет свечения из красно-желтого сместился к бело-голубому. Мысленным усилием толкнул его в направлении бегущей ко мне фигуры.

Взрыв был силен. Ударной волной меня бросило на землю и немного протащило по ней. Приподнявшись, увидел лучника старающегося потушить горящую одежду и лежащее тело мечника. Результат попадания был страшен. Огненным шаром ему разворотило грудную клетку и оторвало левую руку вместе с плечом.

Щёлкнула тетива и дымящийся лучник упал на землю со стрелой в груди. Меня мутило, как от увиденного зрелища, так и от упадка сил, магического истощения. В дверях башни появилось новое действующее лицо, вероятно, главный этой смены. Он был полностью облачен в латный доспех с мечом и круглым щитом в руках. Стрела Дженассы отскочила от его груди оставив лишь небольшую вмятину.

Решив испытать в боевых условиях весь свой арсенал я ударил его электрическим разрядом. Идея оказалась так себе. Он лишь слегка сбился с шага, а весь электрический разряд по доспехам ушел в землю. «Хмм… а если так?» Удар ледяной сосульки пришелся на щит. Кинетическая энергия десятикилограммовой сосульки летящей со скоростью сто метров в секунду примерно такая же, как у груза массой в тонну движущегося со скоростью 36 км/ч. От удара щит разлетелся на части, куски дерева и какие-то железные фрагменты вместе с осколками льда брызнули во все стороны. Отбросив меч он схватился за свою, очевидно, сломанную руку. До нас донеслась грубая ругань с весьма витиеватыми оборотами большая часть которых мне была незнакома. Вторая сосулька пробила его доспех и сбила с ног. Дженасса подскочила к нему, придавила коленом к земле и не давая подняться левой рукой надавила на шлем запрокидывая ему голову назад, а правой вонзила кинжал в открывшееся горло.

Дорога к пику тут делала поворот огибая здоровый кусок скалы и была надежда, что из храма не было видно всего этого фейерверка. День клонился к вечеру и хотя до цели оставалось не так много было решено сделать привал и восстановить силы. Собственно, все решения принимала Дженасса, поскольку я находился в некоторой прострации. Пустая голова, неподвижный взгляд, звуки и слова доносились неразборчиво, как сквозь прижатую к уху подушку. За руку она затащила меня в башню. На втором этаже было оборудовано жилье, стоял стол, стулья, кровати, а в очаге горел огонь. На столе пережаренное мясо, печеный картофель и несколько пузатых бутылок в соломенной оплетке.

— О! Вино «Алто»! То что надо. Ты, кстати, знаешь, что это единственный сорт вина, что изготавливается в Скайриме, а не привозится с юга?

— Да? Тут, среди камней и скал покрытых снегом где-то растет виноград..?

— Представь себе! Я сама, когда узнала, была в шоке! В Истмарке, владении на востоке Скайрима есть долина Аальто богатая на горячие источники бьющие из-под земли. Благодаря им в долине всегда тепло и там растят виноград сорта Джазби из которого и делают это вино.

— Ага… интересно.

— Вот, я тут нашла относительно чистый кубок… (наливает вино) Попробуй!

— И в самом деле неплохо…

— Давай еще перекусим… Надо восстановить силы. Согреться. (подливает вина).

— Да, тут в горах прохладно.

— Точно! Поесть, попить, согреться — это то, что нам сейчас нужно. Пей, пей! Хорошее же винцо.

— Спасибо, Дженасса. И в самом деле… льется так легко, как вода…

— Какой-то этот стул неустойчивый, не находишь? Пересядь сюда, на кровать, удобнее будет.

— Ага… Что-то я устал… Подъем в горы, да и это все..

— Приляг, я посторожу. Давай, давай, у нас есть время.

Убедившись, что заказчик уснул Дженасса немного расслабилась. Первый бой это всегда тяжело, а было видно, что для него этот бой первый. Всякого она навидалась в своей жизни. Слишком уж часто выжившие после первого боя скатывались в истерику со слезами и соплями, что выглядело не очень… приятно. Этот же ничего, держится вполне достойно. Да и как маг… Конечно, тактики не хватает. Весь выложился за четыре заклинания. А если бы противников было больше? Было бы вполне достаточно несильной огненной вспышки, но прямо в лицо, чтобы вывести противника из строя, а не выкладываться целиком ради огненного шара способного пробить крепостную стену. И это он пол года по книжкам учился… Определенно есть способности.

Ну а теперь самое приятное — сбор трофеев. Надо будет обшарить башню и тела, да и, кстати, оттащить их в сторонку. Чтобы не нервировать…

Задолго до этого. Первая эра, остров Атрейум, башня Кепора, штаб-квартира ордена Псиджиков.
— Ну, и что было на совете? Что сказал Мастер обрядов?

— Ха! Как ты завелся! Весь в нетерпении!

— Разумеется! Не так уж часто перед Орденом ставятся столь амбиционные задачи! Ведь, как я понимаю, речь идет о создании нового мира?

— Да, ты прав. Причем такого, какого раньше еще не было. Помнишь методику сохранения образов в кристалле?

— Помню. Это когда пропуская поток магии сквозь предмет можно получить его образ, голограмму, отпечаток в магии, после чего его можно закрепить, зациклить потоки в кристалле и тем самым сохранить образ предмета.

— Все так. Но Мастер обрядов Яхезис пошел еще дальше. Теперь в кристалле сохраняется не просто статический образ, а образ в динамике, вместе со всеми действующими на него силами. Образ маятника будет все так же раскачиваться, отбрасывать тень и шелестеть рассекаемым воздухом.

— Ну а как с живыми организмами?

— Образы полностью тождественны своим оригиналам, вплоть до самых малых частиц и по этому функционируют точно так же. Образ цветка растет, цветет и приносит семена из которых вырастают новые цветы. Деревья, птицы, рыбы, звери — живут. И что удивительно, образы живых существ обладают душой, малой, белой, но тем не менее.

— Выходит, что в кристалле можно создать полностью функциональный мир, наполненный жизнью?

— Да. Подобный Нирну мир, с горами и лесами, морями и реками. Заселенный жизнью мир. Но… с одной лишь разницей.

— Какой?

— Поскольку весь он соткан из вибраций потоков магии сам он магии будет лишен.

Глава 9

Проснулся сразу, рывком, от того, что меня тормошили за плечо. Темное помещение башни освещал лишь слабый свет огня в очаге. В углах, среди подернутых паутиной старых камней колыхались тени.

— Пора собираться. — сказала Джанесса.

— Не рано? Темно же еще… — ответил я и поморщился.

При всех достоинствах вина здоровья оно не прибавляет. Особенно по утрам. Привычно снял похмелье целебным зельем и прикрыв глаза устроил себе быструю самодиагностику. Базовые конструкты школы Исцеления просто подстегивают обмен веществ в организме и ускоряют регенерацию. Можно за вечер вылечить простуду, но не прирастить отрубленную руку… Для большей эффективности необходима диагностика и адресная подпитка организма магической энергией, должным образом модулированной для оказания нужного в данный момент воздействия. Уделяя по 15–20 минут в день подобным процедурам можно обзавестись идеальным здоровьем, что и объясняет как сильные маги ощутимо, а то и в разы, продлевали срок своей жизни. Снял общую интоксикацию, прогнал метаболиты этанола через печень и почки… Сбегал на улицу за башенку и вернулся назад, в тепло.

— Сама то как? Не спала?

— На вражеской территории? — вопросительно подняла брови Дженасса. — Не беспокойся, одна — две ночи без сна не снизят моей боеспособности.

Не слушая ее возражений прошелся по ней диагностическими плетениями. Снял легкую форму утомления нервной системы, взбодрил обмен веществ. Для закрепления эффекта — вручил бутылек с тонизирующим зельем для восстановления сил.

— День, судя по всему, будет не простым и нам потребуются все силы.

— Это да. — кивнула она.

— Каков план? Не собственного же удовольствия ради разбудила в такую рань.

— Поскольку мы собираемся штурмовать противника превосходящего нас числом, то нам необходимы все преимущества, что сможем получить. Согласен? — сказала Дженасса и взглянула на меня.

— Конечно. — кивнул я.

— Нападение ранним утром это возможность застать врага еще спящим, ну или как минимум сонным, что увеличивает наши шансы. Кроме того, хотель бы обсудить немного нашу тактику по итогам вчерашнего боя.

— А что не так?! Им, определенно, мало не показалось!

— Так-то оно так… Но что если их было больше? Еще один или два? Один бы связал меня боем, а второй прирезал тебя — беззащитного. Ты ведь выложился весь в те четыре заклинания. На ногах еле стоял.

— Но ведь справились же. — сказал я с некоторым раздражением.

— В этот раз — да. А в следующий? Понимаешь… я не раз и не два сражалась бок о бок с магами и каждый раз они очень трепетно относились к расходу магических сил во время боя, чтобы не оказаться в какой-то момент обессиленным перед лицом врага. Очень часто, для того чтобы победить в бою достаточно в нужный момент просто ослепить противника вспышкой молнии или заморозить лужу у него под ногами, чтобы он поскользнулся.

— Хммм….

— Совсем не обязательно махать огромным молотом вкладывая в каждый удар уйму сил. Можно просто колоть легким кинжалом. Понимаешь?

— Хорошо, я тебя понял. — сказал я подымаясь со стула. — Нам пора, а то небо начинает светлеть. По дороге я подумаю над твоими словами.


Обогнув скалу у которой стояла башня выдвинулись в сторону храма, чей силуэт уже виднелся вдали. Ночь — не самое лучшее время для перемещения в горах, по этому идти пришлось медленно, вглядываясь куда ставишь ногу. По понятным причинам зажигать факел или использовать магию для освещения не стали.

Чем ближе подходили, тем внушительнее выглядел храм. Умели же раньше строить! Не удивительно, что он простоял более тысячи лет и до сих пор неплохо сохранился. Так что ворчание стариков в стиле «Исграмора на вас нет!» или «А вот при Исграморе все было не так, как сейчас!» отчасти справедливы. Дворец ярла и тот выглядит скромнее и проще.

Последние метров двести — двести пятьдесят преодолели крадучись, практически ползком. И не зря. Край солнца появился из-за гор на горизонте и осветил просыпающийся лагерь у входа в храм. Слышны были шарканья ног, вялое переругивание и удары по огниву.

Оставив меня за большим камнем Джанесса отправилась на разведку.

— Я насчитала семерых. Что будем делать, босс? — прошептала она вернувшись.

— Есть идея. То самое точечное воздействие магии, о котором ты говорила. Но мне надо подобраться чуть ближе, так чтобы хорошо видеть хотя бы одного — двух.

Аккуратно, чтобы не шуметь, пригибаясь, от укрытия к укрытию подобрались к гигантским ступеням храма. Метрах в двадцати в вещмешке ковырялся один из разбойников и ворчал что-то себе под нос. Его я и выбрал своей мишенью.

Двумя часами ранее, когда я занимался своим здоровьем мне пришла в голову мысль, что область применения этого направления в магии гораздо шире, чем банальное исцеление болезней и заживление ран. Например, усиление мозгового кровообращения здорово помогает при разборе магических книг. Попробуйте как-нибудь на досуге за пол-года изучить китайский, чтобы читать Конфуция в подлиннике… Контроль над метаболизмом позволил избавится от… излишков в области талии и направить питательные вещества на строительство мышечной ткани. В общем, возможностей применения тут множество. Но ведь можно не только созидать, но и разрушать. Без особого труда я мог бы вызвать у другого человека ту или иную болезнь. Другое дело, чем поможет в бою, допустим, язва желудка? Тут надо действовать тоньше…

Сосредоточившись, я направил воздействие на надпочечники разбойника стимулируя выработку адреналина и норадреналина — гормонов страха и ярости… Ворчание разбойника становилось все громче и злее. Вот, он отбросил свой вещмешок в сторону и начал орать, что мол зря они послушали балабола Арвела и приперлись к этому храму за сокровищами. Ни сам Арвел, ни те, кто пошел за ним так оттуда и не вернулись! И все они тут сдохнут! В ответ ему приказали заткнуться и идти в тролью задницу. Он вскочил и с воплями «Куда ты меня послал?! Да кто ты вааще такой?!» бросился к обидчику. Остальные кинулись их разнимать.

Пользуясь ситуацией я начал воздействовать на других. Один задел другого локтем, второй наступил другому на ногу… Первоначальная ссора переросла в разборки всех против всех и было видно, что подпитываемые мной ярость и страх все шире и шире разжигают ненависть. И вот, наконец, блеснул кинжал и раздался вопль боли. Пролилась первая кровь и пути назад уже не было.

Минут двадцать спустя Дженасса сняла из лука последнего, стоящего на ногах, а потом добила кинжалом пару еще шевелящихся тел.

— Впечатляет, конечно же, впечатляет! — сказала она изобразив легкие аплодисменты. — Но, имей в виду, что подобный трюк смог столь успешно сработать лишь на это дерьмо хоркера. — пнула ногой одно из тел. — Опытный воин приучен держать себя в руках и почувствовав неуместные эмоции заподозрит магическое влияние и начнет искать источник влияния. Так что не переоценивай этот метод и ищи способы действовать тоньше. Но в плане экономии сил — безусловно очень эффективно.

— Спасибо. Буду иметь в виду. Собственно, уже сейчас есть пара идей на будущее… Что ты делаешь?!

— Ну как… Мародерка — наше все… Помнишь 42-й пункт наемничьего контракта?

— Эээээ… помню, подписывал что-то…

— Так вот, в 42-м пункте говорится, что по завершению контракта наниматель может премировать наемника из числа добытых трофеев. А как ты сможешь премировать, если не собираешь трофеи? В любом случае им это больше ни к чему. Опа! Какой хороший лук…

Я стоял перед огромными дверьми в два моих роста. Холодный ветер обдувал мое лицо и шевелил волосы. Я стоял и думал — что же я встречу за ними?

Задолго до этого. Первая эра, остров Атрейум, пещера Грез.
Большой зал пещеры освещен дрожащим светом магических светильников. Посреди зала два мага стоят напротив друг друга протянув руки к центру пещеры. От рук исходит сияние окутывающее висящие в воздухе замысловатые детали выточенные из ценнейшего кристала, что можно найти лишь в отдаленных планах Обливиона.

— А почему нельзя было сделать сразу из цельного кристалла? — спросил один из магов.

— Ну, тут есть несколько причин. Во-первых, не так просто было найти подходящие по размеру кристаллы даже для того, чтобы выточить один сегмент. А такой кристалл, что подошел бы для цельного Изделия — едва ли вообще где-то существует. Во-вторых, чары оказались столь сложны, что непосильны даже для всего Ордена и было решено зачаровывать по отдельности каждый фрагмент отдельным модулем заклинания так, что при сборке они объединятся в единое целое. Сегмент к сегменту, модуль к модулю. И выйдет цельная, восхитительная сфера. Око…

Глава 10

Потребовались значительные усилия, чтобы сдвинуть огромную бронзовую створку входной двери храма и проникнуть внутрь. Бронза двери потемнела от времени и покрылась окислами, но была по-прежнему крепка. Массивные петли недавно смазали, так что обошлось без душераздирающих и, главное, демаскирующих скрипов.

Внутри нас встретил обширный зал освещенный лучами света сквозь прорехи в потолке. Через них же, в зал местами насыпало снега. Стены сложены из огромных каменных блоков, столь же массивные колонны подпирают своды. Было слышно, как где-то капает вода. Большая часть зала терялась во тьме и, только в дальнем от входа конце горел костер у которого сидел один человек.

Тихонько, не торопясь, мы двинулись через зал к костру, делая небольшие остановки за колоннами и вслушиваясь, не заметили ли нас. Посреди зала наткнулись на пару лежащих в луже крови тел. Ноги, руки, живот были покрыты множеством небольших, но глубоких ран. Судя по всему, причиной смерти стала обширная кровопотеря. О том, кто нанес такие раны долго гадать не пришлось. В нескольких шагах от тел лежали трупы существ, похожих на крыс, но с крупную кошку размером.

Судя по всему эта пара первыми вошла в храм и была атакована стаей крыс-переростков. Битва окончилась Пирровой победой и победители ненадолго пережили побежденных. Кровь на полу уже давно свернулась и потемнела. Судя по всему, прошло уже несколько дней и только из-за холода окоченевшие тела пока еще не начали смердеть. У этого бандичья довольно трепетное отношения к телам павших товарищей как я погляжу. Впрочем, еще по бойне на улице было видно, насколько это «крепкий и дружный коллектив».

Направив руку в сторону сидящего у костра я начал формировать ледяную стрелу. Почуяв неладное он схватился за меч и попытался вскочить, но небольшая, но движущаяся с большой скоростью сосулька попала ему в колено. В стороны брызнули ярко алые, в свете костра, брызги крови и осколки кости. Разбойник рухнул на пол и дико взвыв ухватился за пострадавшую ногу. Тут же стрела Дженассы вонзилась в его горло и оборвала мучения. Вопль боли сменился недолгим булькающим хрипом и конвульсиями.

Встав в полный рост я направился к нему, как вдруг в темноте за костром раздался щелчок спущенной тетивы и что-то сильно ударило меня в корпус. Потеряв равновесие я упал на задницу и уставился на торчащую из левого бока стрелу. Долго любоваться «подарком» инстинкт самосохранения мне не позволил и я ползком по-крабьи, скрылся в темноте за ближайшей колонной.

Дженасса высунулась из-за соседнего столба и выстрелила в темноту на звук. Мимо. Пару секунд спустя из темноты вылетела новая стрела уже в ее направлении. Тоже мимо.

Это веселье пора прекращать, пока я еще способен что-то прекратить. Создав огненный шар средних размеров я высунулся из-за колонны и запустил его в тот темный угол из которого по нам стреляли. При попадании в стену он взрывом сбил с ног и поджег нападавшего. По такой мишени Дженасса не промахнулась.

Это оказалась деваха. Первая, встреченная в этой банде. По логике вещей, подружайка атамана сидевшего у костра. Почему атаман? Ну посудите сами. Двое, отдельно от остальной шайки. Внутри храма, куда боялись зайти остальные головорезы. Так что как пить дать атаман.

Попросив Дженассу проверить пожитки на наличие золотого когтя, сам занялся своей раной. Покуда действовал болевой шок заблокировал болевые рецепторы в области ранения. Выпил флакон целебного зелья и начал аккуратно вытаскивать стрелу. К счастью она не вонзилась мне в грудь, а лишь скользнула по ребрам рассекая кожу. Пробив толстую кожаную куртку она потеряла значительную часть энергии. Сняв доспех я плеснул на пострадавший бок целебного зелья рассудив, что хуже не будет.


Экспериментируя с заклинанием магического света я научился менять цвет зажигаемого огонька. Сейчас рядом со мной в воздухе висел невзрачный сине-фиолетовый светящийся шарик основная часть излучения которого приходилась на ультрафиолет. В воздухе запахло озоном.

Стянув пальцами края раны я вгляделся в нее магическим зрением. Начинаем штопать. По обе стороны от разреза отыскивал поврежденные кровеносные сосуды, сводил их вместе и сращивал. Параллельно запустил регенерацию на поддержку которой бросил все резервы организма.

— Как ты? — спросила Дженасса.

— Жить буду. — сказал я. — Но надо немного обождать пока рана схватится. Нашла Коготь?

— Нет, когтя нет. Немного золотых и серебряных побрякушек вон в том сундуке, немного монет. Вероятно, касса этого горе-воинства. Но Когтя нет.

— Помнишь, имя которое называл Лукан? Кто их послал за Когтем?

— Арвел. Обычное у нас, данмеров, имя. — сказала Дженасса и пожала плечами.

— Именно! А ты видела среди убитых на улице эльфов? Или этот вот, круглоухий — сильно похож на данмера?

— Хммм… выходит их наниматель с Когтем ушел дальше, вглубь храма?

— Похоже что так. В любом случае нам нужно идти дальше и искать «Драконий камень», а по дороге, вероятно, и Арвела встретим. Похоже он рассчитывает найти тут нечто ценное.

— Драконий храм, драконий Коготь, драконий Камень… — Дженасса задумчиво почесала нос. — Как-то это все связанно одно с другим. Готов идти?

Я глянул на свой бок. На месте резанной раны виднелся слегка воспаленный шрам. Бок, куртка и немного штаны были испачканы моей кровью, но кровотечение прекратилось и края не расходились. Восстановление шло полным ходом.

— Готов. — сказал я и потянулся за курткой. — Надеюсь в ближайшие пол часа не придется кувыркаться и сильно размахивать руками.

— Я тоже на это надеюсь. — улыбнулась Дженасса. — Зажги свой огонек поярче и пошли. Вон, лестница ведет вниз.

* * *
Под ногами потертые гранитные ступени, справа и слева — стены сложенные из массивных каменных блоков. Все дышало неимоверной древностью и запустением. С каждым шагом все сильнее ощущались тысячи тонн камня нависающие над нами, что вот-вот рухнут на нас и похоронят под своим весом.

Тишину подземелья нарушали лишь шум наших шагов и звук дыхания. Казалось, что не просто спускаемся по ступенькам довольно длинной лестницы, а перемещаемся в какое-то загробное царство… Лишь иногда, время от времени где-то вдалеке раздавался какой-то шелест и шорох.

Лестница сменилась извилистым коридором к которому примыкали какие-то помещения. Часть комнат была завалена каким-то сгнившим хламом, часть землей и камнями из обрушившегося потолка.

— Не знаешь, сколько лет этому храму? — спросил я Дженассу шепотом, боясь лишний раз потревожить тишину этого места.

— Знаешь… я не сильна в истории Скайрима. Сама-то я не местная, как видишь, но знаю, что такие храмы были заброшены после Войны драконов в начале Первой эры примерно… — она задумчиво закатила глаза. — Примерно 4500 лет назад.

— Ну ничего себе! Так и простоял все это время без дела? И, как я понимаю, гости тут не часты?

— И это еще мягко сказано. Как правило это авантюристы, вроде этого Арвела, что раскопал где-то информацию что здесь скрыто нечто ценное. Может тоже за драконьим Камнем охотится? Но тогда зачем ему Коготь?

— Рано или поздно мы это выясним. Обратила внимание на паутину? — сказал я указав на стену.

— Хммм… паутина, судя по всему — морозных пауков. Те еще твари, имей в виду. Плюются ядом с двадцати шагов! — ответила Дженасса.

— Ценная информация, но я имел в виду немного другое. Смотри, на стенах паутина есть, а в самом проходе ее нет.

— Ага. Значит именно этим путем и шел Арвел. Будет не сложно его выследить.

* * *
В помещениях, мимо которые мы шли, частенько стояли похожие на гроб каменные ванны покрытые затейливым орнаментом, рядом с которыми виднелись истлевшие в труху деревянные стеллажи, окованные металлическими полосами. То тут, то там среди этого хлама виднелись насквозь проржавевшие инструменты, вроде хирургических. Какие-то ножи, крючья, ножницы.

— Дженасса, как думаешь, что они тут делали? К чему это все?

— Насколько я могу судить здесь, не только в этой комнате, но и на всем этаже жрецы готовили тела к погребению. Вернее, не совсем погребению. Как и в любом другом культе адепты посвящали себя своим божествам как в жизни, так и в смерти. Но если, к примеру, у даэдрапоклонников, души адептов после смерти тела направляются в Планы своих покровителей, то у драконопоклонников, в ходе ритуалов над еще живыми людьми, жрецы накрепко привязывали душу к их телу, а само тело консервировали для большей сохранности. В этих вот залах из еще живых тел спускали всю кровь и заменяли ее алхимическими составами. Потом отмачивали в специальных растворах и натирали мазями, обматывали льняной тканью и после этого относили в склепы расположенные ниже. Вот, видишь — она показала рукой на большие кувшины. — Именно тут хранились бальзамирующие растворы. А вот в таких-вот небольших урнах… — Дженасса подняла с пола, открыла и вытряхнула содержимое себе на ладонь. — В таких урнах хранили небольшие, но ценные вещички покойного. Смотри какое колечко! С рубином, под цвет глаз!

— Да, в свое время тут было весело… — я посмотрел на все эти залы совсем иным взглядом. — Но зачем все это? Ради чего?

— Кто знает? — она пожала плечами. — Сами они полагали, что таким вот образом смогут послужить своим Хозяевам в будущем, когда те пробудят их от долгого сна. Ну а зачем это самим драконам и их жрецам? Быть может, они готовили армию не-мертвых для завоевания всего мира. Поколение за поколением сюда приходили люди, и после всех этих увлекательных процедур пополняли склепы своими недо-умершими телами. И ведь это не один такой храм! Их немало разбросанно по всему Скайриму! Представь, что было бы, если бы драконы призвали бы их всех одновременно к жизни! К счастью, драконов не стало, сторонников культа перебили, а храмы пришли в запустение.

— Вот только, как минимум один дракон вернулся. И я видел это своими собственными глазами.

Глава 11

Чем дальше мы шли, тем больше паутины виднелось на стенах. Да и сама паутина имела мало общего с тем, к чему я привык. Не полупрозрачные волоконца тоньше волоса, а толстые, жесткие нити. Было видно, что шедший до нас Арвел прорубал себе дорогу мечом. И, судя по всему, это было не так то и просто. Паутина, наверняка, облепляла меч и ее периодически приходилось счищать. Не… реально безбашенный авантюрист. И чего он сюда полез?! Хотя, если вдуматься, то чем лучше я…

— Интересно, а чем питаются эти вот паучки, что наделали столько паутины? Бабочками? — неудачно пошутил я и нервно засмеялся.

— В основном, я полагаю, злокрысами вроде тех, что мы встретили этажом выше. — ответила Дженасса.

Я вздрогнул. Встреча была не из приятных. Хоть их и было всего трое, но уж больно неожиданно они выскочили. Оскаленные зубы, острые когти… Первого, прыгнувшего на Дженассу, что шла впереди, она приняла на острие кинжала и отбросила. Второго уже я встретил струей пламени, и отскочил в сторону от дымящейся и слабо пищащей тушки. Третьего, пытавшегося вцепится ей в ногу, Дженасса пригвоздила обеими кинжалами к полу. После, вытерев оружие о его шкуру, довольно улыбнулась, видимо, оценив нашу боеготовность как достаточную.

Впереди, в дальнем конце коридора забрезжил неяркий свет и оттуда же, отражаясь эхом среди затянутых паутиной проходов послышался голос. Голос ругался. Он то призывал Аркея в помощь, то проклинал его же. Помимо злости в голосе слышалась и немалая доля паники. Услышав наши шаги, Голос, обратился уже к нам.

— Кто там? Харкнир? Бьорн? Солинг?

— Не угадал, Арвел. — ответил я, входя в помещение.

Это оказалась довольно просторная комната, затянутая паутиной, среди которой виднелись какие-то коконы. Вместо потолка вверх уходила неровная вертикальная шахта, из которой и лился слабый свет и ощутимо тянуло свежим воздухом. Судя по всему это была естественная пещера приспособленная в качестве вентиляционного канала. В дальнем конце комнаты, в затянутом белыми нитями дверном проёме виднелась фигура эльфа. Судя по всему, замахнувшись, чтобы разрубить паутину он то ли споткнулся, то ли подскользнулся и рухнул прямо в нее. Пытаясь вырваться, он только сильнее запутывался в липких нитях и теперь висел связанный по рукам и ногам.

— Арвел, нам надо серьезно поговорить..! — начал я строгим голосом. Дженасса за моей спиной отчего-то хихикнула.

Вдруг, послышался какой-то цокот и льющийся сверху свет погас. Арвел поднял взгляд выше и внезапно забился как пойманная рыба в сетях, оглашая подземелье безумными воплями. — «Что же там такое-то?» — подумал я, и задрал голову.

По ведущему на поверхность туннелю к нам спускался огромный паук! Размах лап превышал три метра, а высотой он превосходил рост человека. Стоило ему прыгнуть на пол, как Дженасса, выхватив меч и кинжал, бросилась ему на встречу.

Кружась вокруг гиганта она наносила удар за ударом, попутно уворачиваясь от резких атак передними лапами и попытками ухватить её хелицерами. Удары меча лишь слегка царапали внешний панцирь и Дженасса перенесла свое внимание на суставы ног. Наконец, ей удалось подрубить одну из конечностей. Из обрубка брызнула белёсая жижа.

Тут я смекнул, что пора бы и мне вмешаться, а то все веселье пройдет без меня, да и весовые категории тут разные, нечестно! Уловив момент, я направил струю пламени в голову паука отчего значительная часть его глаз закипела и полопалась. Это резко снизило его обзор и позволило Дженассе атаковать смелее, и с меньшим риском. Паук было дернулся в мою сторону, но тут же лишился еще одной конечности с того же бока. Это еще сильнее лишило его маневренности, что позволило данмерке зайти со спины и рубить ноги безнаказанно. Лишившись еще трех ног паук уже едва ли мог что-то нам противопоставить. Подскочив, Дженасса в четыре удара отделила его голову от тела. Бой был окончен.

Оглядев помещение я кинжалом вскрыл один из коконов и обнаружил, что они полны похожих на рыбью икру яиц, размером с шарик для пинг-понга. Взяв десяток для алхимических опытов я сжег все остальное. Ну и запашок… Проведя дезинсекцию я обернулся к притихшему Арвелу.

— Так на чем мы остановились?

— Не знаю кто вы такие, но появились вы крайне во время. Еще немного и это чудище меня бы сожрало!

— Ну я бы не сказал, что угроза твоей жизни уже полностью миновала… Где золотой Коготь, родной? — промолвил я и зажег на своей ладони огненный шар для убедительности. Как говорил один колдун — «Добрым словом и огненным шаром можно добиться гораздо большего, чем одним только добрым словом».

— Да, да! Золотой Коготь! Вы не представляете, какую силу тут скрыли древние норды! Освободите меня и я все вам расскажу и покажу!

— Сначала отдай Коготь!

— Дурень! Как я его тебе отдам, если я рукой пошевелить не могу! — окрысился он.

— Хм… логично. Ладно, мы тебя освободим, но только без глупостей!

Паутина с трудом поддавалась кинжалу и липла к лезвию, тем не менее, уже через десять минут дело было сделано. Стоило Арвелу почувствовать свободу, как он резво рванул с места вглубь коридора проорав напоследок что-то оскорбительное. Сволочь неблагодарная! Переглянувшись с Дженассой мы бросились за ним следом.

Надо сказать, что бежал он очень резво. Особенно с учетом того, что бежал он по неразведанному маршруту и практически в полной темноте. Ведь, определенно, было бы странно в подземелье, куда тысячи лет не ступала нога человека, встретить горящие факелы на стенах. Пару раз я «отключал» свой магический светильник, чтобы оценить естественный уровень освещенности и давал глазам привыкнуть к темноте. Становилось заметно, что мох, покрывающий местами стены, слегка светится зеленоватым светом, а какие-то странные, склизкие, грибы — голубоватым. Их я, кстати, так же набрал для лабораторных исследований. Вдруг из них получится что-то полезное.

Пара ведущих вниз лестниц и архитектура изменилась. Насколько я смог это разглядеть не прекращая бежать. Более всего это напомнило мне, почему-то, плацкартный вагон. В стенах были оборудованы узкие и длинные ниши в три яруса. Некоторые были пусты, в некоторых белели человеческие скелеты, но в основном углубления были заполнены телами людей.

Назвать ЭТО «телами» было большой натяжкой, на самом деле. Те же самые скелеты, но обтянутые коричнево-черной кожей. Идеал анерексички… Насколько сушеная вобла похожа на живую рыбу, настолько и эти останки напоминали живых людей.

Изначально они были завернуты в льняную ткань, но с течением времени ткань сильно истлела в отличии от упакованных в нее тушек. Видать не зря над ними колдовали несколькими этажами выше. Умели же раньше делать заготовки на зиму!

Впереди мелькала спина Арвела, ловко огибающего препятствия и перепрыгивающего через разбросанный на полу хлам.

Вдруг, что-то щелкнуло, и беглец сбился с шага. Тут же, откуда-то сбоку, резко, как распрямляющаяся пружина ему навстречу вылетела стальная решетка с торчащими на ней кольями. Сила удара была столь велика, что металлические шипы в нескольких местах пронзили тело эльфа насквозь. Одно острие пробило голову и вышло из затылка. Брызги крови окрасили пол за его спиной метра на два. Под его ногами начала собираться лужа.

— Отбегался, шустрик. — сказал я, и поморщился. — Полагаю, теперь стоит внимательнее смотреть под ноги.

— И по сторонам. — сказала Дженасса напряженным голосом.

Я обернулся и увидел обступивших нас мертвецов с оружием в руках.

Глава 12

— Отступаем! — заорал я и побежал назад. Недолго думая, уклонившись от удара мечом Дженасса побежала за мной, «таща на хвосте» веселую компанию сушеных зомби с оружием.

Когда сражаешься с превосходящим тебя по численности противником — последнее дело дать себя окружить, навалиться с нескольких сторон, ударить в спину. Отбежав на пару десятков метров назад мы остановились в узком коридоре и обернулись. Группа «крепышей» хоть и двигалась достаточно бодро, но все же поотстала и теперь не обступала нас со всех сторон в просторном зале, а ковыляла за нами по коридору.

Расстояние позволило без особой опаски применить «оружие массового поражения», а именно — взрывающиеся огненные шары. Первый же шар разбросал их как кегли и вырвал из рук оружие. Второй и третий успокоил окончательно. Или правильнее сказать — упокоил?

Метрах в семи-восьми от нас лежала груда покореженных тел. Оторванные конечности, головы. Одному огненный шар попал прямо в корпус и взрывом разорвал пополам. Многие останки тлели. Плоть высушенных зомби оказалась весьма восприимчива к огню.

В общем, как говорится — «Обделались легким испугом». Впрочем, не только им. В ушах гулко звенело, голова немного кружилась и «картинка» перед глазами прыгала и была как-то не в фокусе.

— Судя по всему, взрывающиеся снаряды в узких коридорах это не самая лучшая идея. — сказал я и не услышал собственного голоса.

В голове продолжало звенеть. Дженасса похлопала меня рукой по плечу привлекая внимание и показала на свои уши. Ее губы беззвучно шевелились, а взгляд выражал неодобрение.

Ну да… лопухнулся чуток. Жестами предложил пройти в сторонку от кучи дымящегося и пахнувшего вовсе не шашлыками мяса. Отошли назад, и в одной из комнат, что примыкали к этому коридору, нашли что-то вроде каменных скамеек на которых можно было расположиться. Привал.

Достал из рюкзака пару целебных зелий. Отдал одно из них Дженассе, второе выпил сам. Взглянул на нее и добавил «энергетик», все таки бессонная ночь и напряженный день на ней сказывались. Себе я добавил тонизирующее средство, чтобы собраться с мыслями и восстановить запасы магической энергии.

Провел самодиагностику. Легкая контузия и повреждение барабанных перепонок. За 15 минут привел себя в норму и занялся Дженассой.

— Ну, вроде, уже должно быть все в порядке… Слышишь меня?

— Слышу, слышу… А теперь ты послушай, умник. Ты понимаешь, что чуть нас не угробил?

— Ну… не стоит преувеличивать… Контузило слегка, но все уже в порядке!

— Значит так и не понял… Хорошо. Пойдем длинным путем. Ты помнишь, сколько лет этому храму?

— Более четырех тысяч. Четыре с половиной, если точнее. — тоном ученика-отличника ответил я. Еле удержался, чтобы не поднять руку.

— Хорошо. А ты помнишь, на какой глубине мы находимся и сколько тонн земли и камней готовы обрушиться на наши головы?

— Ээээ…. много? — Резво отпрыгнув я увернулся от подзатыльника и примиряюще выставил перед собой ладони.

— Все, все! Понял! Был дурак, исправлюсь!

— То то же!

— Перекусим?

* * *
— Наверно это и есть те драугры, о которых говорится в легендах. — сказала Дженасса.

— Похоже на то… — согласился я, оглядываясь по сторонам.

Мы уже какое-то время шли через огромный склеп заполненный телами лежащими на каменных полках в стенных нишах. К счастью, не каждый норовил встать и поприветствовать гостей, а то тогда вечер окончательно перестал бы быть томным. Магическим взглядом я охватывал сразу несколько десятков тел и сразу вычленял из них тех, в ком было более всего жизненной силы. А она была в каждом. Просто в одном лишь крохи, а в другом вполне достаточно, чтобы встать и выразить свое недовольство. Было видно, что они не просто так лежат на полках, а используют вливаемую в них тоненькой струйкой силу для ремонта собственного тела. У тех, кто более всех продвинулся на пути восстановления, сухая кожа обтягивала не только кости, но и какие-то жилы и нечто вроде мышц. Судя по скорости процесса, начался он несколько месяцев назад, не более года.

Более никаких «бада-бумов» я не устраивал. Если видел, что с большой вероятностью драугр встанет при нашем приближении, то стрелял ему в голову сосулькой (звучит как не совсем эпически… О! «Ледяной стрелой!») А потом сжигал тело струей огня.

Из рюкзака Арвела мы таки добыли Золотой Коготь. Ранее я неоднократно видел его в лавке Лукана, но не приглядывался особо. Ну, прикидывал, конечно, как бы его стащить… но он лежал прямо на виду у всех и незаметно стащить… тут особый навык нужен. Тут же у меня, наконец появилась возможность рассмотреть его детально.

Надо сказать, что «Когтем» его называть не совсем корректно. Скорее, это изображение драконьей лапы с когтями. Причем, сами когти имеют странные выступы и зазубрины, а сама лапа украшена символами изображающими животных.

Еще в рюкзаке Арвела кроме одежды, запаса еды, нескольких факелов мы нашли его дневник. Дневник полон самовосхваления и самолюбования. «Ах, какой я умный!» «Какие же все вокруг дураки, один я — молодец!» Хорошо, что я не такой как он, я лучше!

Из интересного он упоминает, что Коготь является «ключом» и что он позволяет «отпереть дверь». С учетом этого выступы и фигурные выемки на когтях выглядят вовсе не как «странный декор», а как вполне функциональная вещь.

Несколько раз Дженасса замечала на полу нажимные плиты, которые мы аккуратно обходили. Какие тут были припасены сюрпризы для не званных гостей… выяснять не хотелось. Одной демонстрации было вполне достаточно.

* * *
Дорогу нам преградила большая двустворчатая дверь.

— Интересно, что за ней? — спросил я.

— Не откроешь — не узнаешь. — пожав плечами ответила Дженасса.

— Успокоились. Подготовились. Поднажали.

С некоторым усилием, но створки поддались нажиму и перед нами открылся большой зал. Его стены были украшены барельефами с изображениями, вероятно, каких-то исторических сцен. В противоположном конце зала виднелась необычная дверь.

Дверь была выточена из какого-то камня и имела три подвижных кольца, одно в другом. На кольцах были изображены символы зверей, а в самом центре двери круг с углублением полностью совпадающем по форме с Золотым Когтем.

Ну, вполне очевидно, что центральный круг это замочная скважина, ключом к которой является Коготь. — начал рассуждать я. «А к чему эти кольца с символами… Ха! Да ведь это кодовый замок. Вероятно, на тот случай, если кто-то сможет подобрать ключ. В принципе, не так много символов, всего три кольца… Но вот не хочется мне что-то действовать тут методом подбора. Мало ли…»

Достав Коготь и направив его в направлении двери я увидел на его поверхности ряд из тех же символов, что и на кольцах. Повернув кольца так, чтобы нужные пиктограммы выстроились в ряд, я, затаив дыхание, вставил Коготь в «замочную скважину» и надавил. Дверь вздрогнула, центральный круг ушел на несколько сантиметров внутрь. Заскрипел древний механизм и каменная плита начала уходить вниз открывая проход. Быстренько вынув из углубления Коготь я запихнул его в заплечный мешок. Мне за него еще перед Луканом отчитываться…

Короткий подъем по ступеням, коридорчик. И вот нашим глазам открылась огромная пещера. Сверху, через разломы в скале проникал свет. Под потолком, среди сталактитов гнездились летучие мыши. А впереди, в дальнем конце пещеры, на возвышении виднелся украшенный резьбой каменный саркофаг а за ним стена с высеченной на ней надписью. На таком расстоянии видно было плохо, но язык явно незнакомый.

— Судя по всему, это последний зал в этом храме. Здесь должно храниться все самое ценное! — промолвила Дженасса с любопытством оглядываясь по сторонам.

— Не последний, а крайний! — поправил я.

— А в чем разница? — с недоумением спросила она.

— Да просто говорят так… В далеких краях. Не бери в голову. Просто, как бы не стал он последним для нас. Совсем последним. Дай ка проверю…

Взглянув магическим взором на саркофаг я опешил. Лежащее в нем тело распирало от жизненных сил. Да, уж… Как бы и в самом деле не последний. Уж больно не прост поц'иент…

— Что такое? — напряглась Дженасса.

— Да вон, мертвяк в том ящике уж больно не прост. Видать при жизни был начальником всего этого парка развлечений и замариновали его особенно тщательно. Один стоит едва ли не десятерых. С его силой и скоростью в ближний бой лучше не вступать.

— И каков план? Валить-то все равно надо. Уверена, он приспособил себе Драконий Камень в качестве подушки.

— Для начала надо выпить. Вот, на выносливость тебе и магические силы мне. Теперь, доставай свой лук с обходи саркофаг слева, а я, значится, справа… Когда он вылезет я начну бить его ледяными стрелами. Когда он направится ко мне, если сможет, ты начинай стрелять ему в спину из лука. Когда он переключится на тебя, уже я начну стрелять по его филейной части. Ну и так далее. В ближний бой не вступаем. Если он подошел слишком близко — убегаем. Как-то так.

— Толково. Жаль только, что любой план боя хорош лишь до тех пор, пока бой не начался. Но из того, что есть — это лучший вариант.

Ну, значит, начали. Не торопясь…


Когда до цели оставалось метров пять, каменная крышка саркофага отлетела в сторону, как будто сделанная из пенопласта. Изнутри поднялась фигура облаченная в металлические доспехи непривычного типа покрытые налетом ржавчины. В правой руке, как прутик он держал здоровенный двуручный меч, отчего-то покрытый инеем. Когда я встретился с ним взглядом я увидел сияющие ледянисто-голубым цветом безжалостные глаза.

Среднего размера сосулька оставила на его доспехе лишь небольшую вмятину и заставила немного сбиться с шага. Выстрел в незащищенную ногу нанес лишь незначительную рану. Впрочем, он и пошатнулся сильнее. Похоже, что он еще и слеплен из другого теста… Магическое укрепление собственного тела. Интересная идея. Но, как говорится — «Я подумаю об этом завтра».

Ударившая в затылок стрела отскочила без особого эффекта. Дженасса переключила внимание на незащищенные плечи и ноги. Стрелы втыкались едва ли на глубину наконечника и выпадали из ран под собственным весом. Крови из ран не шло. Вообще, я заметил, что мои атаки льдом наносили ему едва ли не меньше повреждений, чем стрелы Дженассы. Ну разве что, сила удара сосульки немного лишала равновесия, не более того.

Судя по всему, драугр так же оценил ситуацию и начал действовать. Открыв рот он рявкнул на меня. Коротенькое слово произнесенное им имело в буквальном смысле сногсшибающий эффект. Само пространство подернулось рябью, ударная волна врезалась в меня как грузовик на полном ходу и отбросила на несколько метров приложила о сталагмит. Развернувшись, древний «терминатор» направился к Дженассе.

Стрела летела вслед за стрелой. За минуту с десяток стрел ударили по его ногам и, как кажется, лишь едва замедлили его. Расстояние стремительно сокращалось. Вот, он уже начал заносить свой огромный меч для сокрушительного удара.

Восстановив дыхание я неуверенно поднялся на ноги и двинулся за врагом. Не время отлеживаться. Дженасса развернулась и побежала прочь от драугра, разрывая дистанцию. Я же наоборот настигал его со спины швыряя в него одну сосульку за другой. Вдруг, он снова рявкнул и резким рывком настиг Дженассу одновременно нанося ей рубящий удар поперек спины. Расстояние было все еще велико, тем не менее кончик длинного меча рассек доспехи и брызнула кровь.

Закричав от ужаса я метнул в него самую большую глыбу льда, что был способен. Смяв панцирь она сбила его с ног и отбросила в сторону. Я же кинулся к Дженассе на ходу доставая исцеляющее зелье. Склонившись над ней, аккуратно полил рану целительным зельем, а второе влил в ее дрожащие губы. Она была еще в сознании и порывалась встать.

Обернувшись на звук тяжелых шагов, метрах в трех я увидел фигуру кажущегося неуязвимым врага. Бежать было некуда. По какому-то наитию я направил на него струю пламени. Древняя плоть вспыхнула. Пылая, он шел мне навстречу, наперекор струе огня, что била из моих рук. Сгоревшая кожа лица обнажила череп с пылающими глазницами. Из под обугленной плоти проглядывали кости. Он сделал еще несколько шагов и начал заносить меч над головой.

Вложив остаток сил в струю пламени я одновременно сжал её до толщины в пол-миллиметра. Слепяще-белая игла света перечеркнула его тело от правого плеча до поясницы. Голова, часть торса и левая рука упали. Рядом с ними рухнула вторая половина тела. Бой был окончен.

Глава 13

Как же долго тянется время. Правильно говорится, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Гнаться мне незачем, но вот ожидать приходится. И тяжелее всего ждать в состоянии неопределенности.

Подземный зал не был совсем уж отрезан от внешнего мира. Через отверстия в потолке пещеры откуда то сверху проникал свет. К ночи свет угасал, а с утра разгорался. Даже не имея часов на телефоне можно было бы отсчитывать время по этим циклам. Шел четвертый день, как я сидел в этой пещере.

Огромный меч этого чёртова мертвяка едва не разрубил Дженассу пополам. Покрытый инеем кусок железа рассек мышцы спины, зацепил ребра и чуть не перерубил позвоночник. Пока я разобрался с этим куском тухлого мяса, что чуть не угробил нас обоих, пока сообразил что делать она потеряла очень много крови. Кроме того, в последний удар я вложил все свои силы и был полностью истощен.

В очередной раз ситуацию спасла алхимия, а если точнее, то те запасы зелий, что я взял с собой. Оказав первую помощь своему телохранителю, я восстановил силы и прояснил ум, наполнив тело свежими силами. Воздействуя на стенки сосудов я вызвал их спазм, за счет чего практически полностью прекратилось кровотечение. Далее, около двух часов я сращивал вены, нервные и мышечные волокна, стягивал края раны.

Как ни крути, но везде есть свой предел. Может кто и может за минуту восстановить отрубленную конечность, исцелить тяжелейшие травмы… Может, кто-нибудь… но не я. Да год назад я и представить себе не мог, что после тяжелого боя с ожившим мертвецом буду магически лечить раненного товарища, эльфийку!

Легким воздействием на мозг я погрузил ее в сон и лишь раз в три часа будил, чтобы влить в рот исцеляющее зелье и немного мясного бульона.

В перерывах между процедурами было время поразмышлять. Последние месяцы, как угодил сюда, я все время был чем-то занят. Бурный поток событий тащил меня вперед не давая перевести дух. Не давал задуматься — чего же я хочу? На кой я вообще полез в эти руины? Неужто мне в том же Ривервуде плохо жилось? Крыша над головой есть, кушаю сытно, работа есть, и даже подработка неплохая в виде алхимии.

Вот оно. Мало мне было таскать бревна, рубить дрова и пить мед в таверне. Сам ведь полез дальше. Изучение алхимии, изучение магии. Но с другой стороны, не сделай я этого, тот, первый встреченный мною на пустой дороге волк — оказался для меня последним. Совсем последним!

Не, ну хорошо. Допустим, остался я бы жить в Вайтране. Собирал бы за городом цветочки, ловил бабочек… И однажды бы встретил что-то вроде этого козла дохлого. И что? Чтобы я ему сделал? Осыпал бы лепестками роз? Показал бы задницу, насмешил напоследок?

Да, за последние несколько дней было немало дерьма, мяса и крови… Но… Вот, Арвел, жулик из жуликов, собрал банду и сгинул здесь. Не без моего участия. А я — выжил. Выжил и стал сильнее. Да, вон на пару с Дженассой такого урода завалили! Не многим опытным войнам такое доводилось! А я кто тут? Проходимец — попаданец, без году неделя.

Получу я награду от Лукана за Драконий Коготь. Получу награду от ярла Балгруфа, что немаловажно — старшего. И что дальше? Буду есть сытно, спать долго, а однажды вечером встречу «папу» этого зомби сушеного? Или снова прилетит тот дракон и уменьшит число городов еще на один, вместе со мной.

К слову говоря, как-то оно так выходит, что все происходящее со мной, так или иначе связанно с драконами. Сначала Хелген. Потом пошел из Ривервуда в Вайтран, чтобы попросить усилить стражу поселка. Из-за дракона. Потом вдруг, внезапно, всплыла информация относительно этого Драконьего Камня. На нем, кстати, изображена карта государства, в котором я нахожусь и отмечены какие-то места. Коготь этот, опять же — драконий. Что интересно, символы на этом камне того же типа, что и на стене рядом с саркофагом из которого вылез этот гад. Очень своеобразное письмо. Напоминает вавилонскую клинопись, но… не совсем. Буквы как будто выцарапаны в камне… Выцарапаны… большими когтями. О как! Судя по всему, это язык драконов. Надо будет себе в тетрадку перерисовать. Никогда не знаешь, когда пригодится.

Или вот этот меч трофейный. Тоже крайне занятная штука. Он не просто так покрыт инеем, он активно вытягивает тепло из всего, к чему прикоснется. Вот разберусь как он работает — холодильник сделаю… Но уж больно сложно там… подожду до Вайтрана. Наверняка Фаренгар сможет растолковать что к чему.

Еще из саркофага, помимо Камня, вытащил пару кристаллов с палец величиной. Стекляшки издавали неяркое свечение и выглядели классически-волшебно. Тоже, уверен, пригодятся. Также, на стеллаже рядом с саркофагом нашел несколько зелий.

С зельями, кстати, занятно вышло. Сначала я думал, что они испортились, но потом пригляделся внимательно и понял, что они целенаправленно делались, чтобы наносить ущерб. По сути — яды. Что-то я раньше о таком применении алхимии не думал.

Что-то Дженасса заворочалась… Надо сменить компресс и дать ей лекарство.

* * *
Хмм… Ну, заживление идет полным ходом, организм восстанавливается. Надо будить, пусть поест нормально, а то все на одном бульоне который день. Тормошить ее не стал, просто снял сонные чары. Пусть сама проснется когда придет время. А сам пошел готовить поесть.

Поставил на камни котелок, налил воды, бросил сушеного мяса развариваться. Сформировал под котелком несильное пламя. Вот тоже, кстати! Почему-то тут никто не готовит на магическом огне. Сил отнимает чуть-чуть, это вам не файерболами швыряться, а польза очевидна! Особенно в походе. Особенно под землей. С помощью кинжала почистил картошки, настрогал капусты, лука бросил в кипящую воду и посолил. Кулинар из меня так себе, но будет чем забить желудок.


— Чем это там так пахнет? — послышался слабый голос.

— Мясо варится, а во втором котелке — овощной суп. Ну или что-то на него похожее. Проголодалась?

— Мамонта бы целиком съела. Даже двух, — ответила Дженасса.

— Мамонта не обещаю, но будет что пожевать. Обожди немного, скоро доварится.

— Мы живы. — после некоторой паузы сказала она. — А ведь я уже успела попрощаться с жизнью. Помню, как он подскочил и рубанул меня по спине… Как я упала… Мы победили?

— Победили. Сможешь потом полюбоваться. Я оттащил его в угол. В два разных угла.

— Да уж… Будет что рассказать в трактире! Жизнь наемника не так уж и богата приключениями, знаешь ли. Чаще всего тебя нанимают, чтобы с суровым лицом стояла и нагоняла страх на потенциальных врагов нанимателя. Иногда, если повезет, берут на сопровождение торговых караванов, там уже что-то может произойти. Чаще всего приходится отгонять зверье, вышедшее к дороге. Обычно три — четыре волка, изредка медведь, а еще реже — саблезуб. Ну а если, каким-то чудом из своих пещер вылезет снежный тролль, так это такой праздник, о котором наемники еще несколько лет будут вспоминать в трактирах за чаркой меда! Ну а мне в этот раз особенно повезло! Сначала штурм разбойничьего лагеря, вдвоем! Потом полезли в древние руины, куда ой как не всякий сунется! А еще меньше — вернется обратно. И теперь понятно почему. А та паучиха?! Ты знаешь, что для того, чтобы так вымахать, ей нужно лет восемьдесят, не меньше! Да она, быть может, даже меня старше! А драугры эти? Вот идешь ты по темному коридору освещаемому лишь пляшущим светом факела, что вот-вот погаснет, а тут, из темноты такая «милашка»! Да еще и с друзьями! Замучаешься потом штаны отстирывать! Если, конечно, будет это «потом». Или вот этот вот… Похоже какой-то военачальник древности. Знатно его замариновали, ничего не берет… А сам машет своим зачарованным клинком так, что ему в пору на лесоповале работать. Чуть было не прервал мою карьеру наёмницы… Неловко вышло. Наниматель спас жизнь наемнице. Об этом, пожалуй, я в трактирах рассказывать не буду… Как ты его, кстати? А то я этот момент пропустила, занята была. — спросила Дженасса чуть успокоившись и уставившись на меня своими глазами с алой радужкой.

— Да в последний момент сообразил. Бежать было некуда, вот и выкручивался как мог. Сжал струю пламени до толщины иглы и разрезал его поперек вместе с нагрудником.

— Было куда бежать, было… Вон там, — она махнула рукой, — Целый лабиринт коридоров и комнат. Сбежал бы. Вернулся бы потом с отрядом побольше, зная против кого идешь. Ну или, даэдра с ним, с этим Камнем, переехал бы в другое владение от гнева ярла, делов-то. Спасибо. — Дженасса помолчала и продолжила. — Ты же знаешь, наемников не принято особо жалеть. Им за то и платят, чтобы убивать и умирать. Ты же…

— Кстати, там от того урода остался забавный шлем. Делали же раньше! — перевел тему я. — Хочешь его себе в качестве трофея на память?

— Да, конечно! К слову о трофеях. Есть что интересное? — оживилась она.

— Да как бы и не слишком много. Меч его, несколько флакончиков с ядами и пара каких-то кристаллов. Смотри.

— Ааа… это камни душ. Колдуны ловят души живых существ и помещают в такие вот кристаллы. После чего используют для зачарования доспехов и оружия, такого как этот двуручник, к примеру. Подробностей не знаю, особо не интересовалась. Тут тебе лучше поспрашивать придворного мага, а лучше отправится в Коллегию, что в Винтерхолде. Только теплую одежду возьми, там холодно. — сказала она и улыбнулась. — Не дашь мне эти бутылочки с ядом? Тебе-то они вряд ли пригодятся, а вот мне, с моим луком… Отравленные стрелы — серьезный аргумент в бою.

— Бери, конечно. Тут еще рядом с саркофагом сундучок стоит. Но он заперт.

— Ага! Сундучок! Где мои отмычки… Посмотрим, что за замки в древности делали. Тааак… — Минут десять она сосредоточенно возилась с замком, пока он, щелкнув, не поддался. — Ну, одежда и книги сгнили, что не удивительно. А вот драгоценные камни и украшения — нет! Смотри, мужской перстень, да и зачарованный, судя по всему!

Серебряный перстень с небольшим сапфиром сам по себе выглядел несколько грубовато, но и, одновременно солидно, по-мужски. В магическом же зрении он выглядел еще интереснее. Как и на мече на кольце было закреплено зацикленное, самоподдерживающееся заклинание. В случае с мечом, стоило взяться за рукоять как температура лезвия опускалась до космических величин. Уж градусов семьдесят мороза точно. Ну а на кольце заклятие работало как «пылесос», что тянул из окружающего пространства магическую энергию и передавал владельцу. Сложилось впечатление, что заклинания такого рода способны на большее. И будь сапфир побольше, огранен получше да и само кольцо — золотым, то и эффективность была бы повыше. Но и такая прибавка к скорости восполнения энергии лишней точно не будет. А то вот даже сейчас, на поддержание огня она тратится только так. Стоп! Огня?! Нет, не пригорело, но очень вовремя вспомнил.

— Дженасса, пора есть! А то как речь пошла о трофеях, так и о голоде забыла!

— И в самом деле… Пора стучать ложками! Кстати, не бывал в Виндхельме? Я как раз в него приплыла из Морровинда и в тамошнем порту впервые вступила на землю Скайрима. Там есть музей, его держит один чудак. Так там среди экспонатов есть «Суповая ложка Исграмора», которая на самом деле — вилка! Смотритель музея на полном серьезе утверждает, что мол Исграмор был настолько крут, что спокойно ел суп вилкой!

— Да, легенды они такие! Легендарные!

Следующие пол часа в пещере раздавались лишь звон ложек о тарелки, позвякивание котелков да звон посуды. Ну и негромкое чавканье, само собой! Кое-кто был сильно голоден. Подумать только, тысячи лет эта пещера не слышала подобных звуков. Да и раньше не думаю, что ее использовали в качестве столовой.

— Ну, подкрепились чуток, пора продолжить сбор трофеев! — лицо Дженассы лучилось энтузиазмом.

— Так вроде всё. — я развел руками.

— Не, не! Ни за что не поверю, что в самом дальнем помещении, в запертой гробнице видного деятеля из всех сокровищ — только этот, стоявший на виду, сундучок! Я тебе вот что скажу, очень часто что-то ставят на виду, чтобы уберечь скрытое. Не будь тут вообще ничего — мы бы перевернули всю пещеру в поисках, а так устроившие это захоронение пытаются «откупиться» от нас малым. Чую, чую есть еще что-то!

Держась одной рукой за спину она заковыляла, наворачивая круги по пещере. По узенькой тропинке она залезла за стену с письменами на драконьем языке. Через минуту оттуда раздался торжествующий вопль. — Есть! Я так и думала! Помоги дотащить… Еще один сундук был обнаружен под маленьким водопадом текущего через пещеру ручья.

— Ну вот! Я же говорила! Попробуй этот замок вскрыть сам. Мало ли, что в жизни пригодится. А она у тебя будет та еще, как чувствую. Смотри, как устроен был замок на том сундуке. Вот, тут цепляешь… и тут… Поставил все на свои места и аккуратно проворачиваешь…

— В общем-то выглядит не сложно. Дай ка попробую на закрытом сундуке.

Два сундука порадовали двумя с лишним сотнями золотых монет старинной чеканки. Как сказала Дженасса, любой торговец поменяет их на современные с небольшой комиссией. Насколько небольшая будет комиссия — зависит от жадности продавца и моего умения торговаться.

Вечерело. Было решено поспать, а с утра двигаться дальше. В ходе обыска пещеры был обнаружен скрытый проход. Вот завтра и посмотрим, куда он ведет.

Задолго до этого. Первая эра.
Никогда до этого дня пещера Грёз, центр силы не только острова Атрейум но и всего архипелага Саммерсет не видела такого количества посетителей. И это был лишь Верховный совет ордена Псиджиков. В проводимом ритуале участвовали все члены ордена. В башне Кепора они накладывали чары на каждый фрагмент творимой сферы и отправляли и пещеру где верхушка ордена во главе с Мастером Ритуалов ставили готовый фрагмент на его место и интегрировали его в общую систему. Вот, последний фрагмент встал на свое место и его чары были сопряжены со всеми остальными в единый ансамбль.

— Приготовится к совмещению с Центром Силы!

— Да, Мастер Яхезис!

— Пора напитать наше творение силой!

На секунду Мироздание вздрогнуло и доля энергии Мундуса ушла в созданную сферу. Она засияла бело-бирюзовым цветом и начала медленно вращаться. Аэдрические символы вырезанные на поверхности кристаллических сегментов переливались разными цветами и слегка мерцали. В такт мерцанию символов на сфере, мерцал и посох в руках Мастера обрядов.

— Готово! — мастер Яхезис сделал жест левой рукой и вокруг Сферы появился полупрозрачное видение мира. Океаны и континенты. Материки были серы и безжизненны.

— Это же…!

— Да, на данный момент это копия Нирна. Но это не надолго. Сейчас мир лишен жизни, это просто куча камней и воды. Начинаем второй этап.

Он ударил посохом о пол и сделал серию пассов левой рукой. Сфера вспыхнула и резко ускорила свое вращение. Видение мира покрылось рябью и вдруг, материки покрылись пятнами зелени, что начали разрастаться и покрывать сушу.

— Что происходит?

— Океаны были засеяны водорослями, а материки травой и деревьями. На самом деле, десятками тысяч видов растительности. После чего ход времени был ускорен в миллиард раз. За каждую минуту здесь — там проходит почти две тысячи лет.

— Я замечаю, что меняется и береговая линия континентов!

— Разумеется, за тысячи лет многое меняется. За это время часть видов растений вымерла, а часть выглядит уже несколько иначе. Начинаем третий этап!

Еще один удар посохом с серия пассов рукой. Сфера засияла еще ярче. Скорость вращения стала столь велика, что она превратилась в расплывчатое пятно. Материки поплыли по поверхности шара. На месте их столкновений образовывались горные гряды и глубокие морские впадины. Другие материки разрывались на части и их фрагменты начинали самостоятельное движение.

— А что теперь?

— Теперь моря заселены рыбами и моллюсками, а поверхность суши насекомыми и животными. После этого я ускорил время еще в тысячу раз. Сейчас там кипит жизнь и мир приобретает неповторимую форму. Растения и животные меняются, приспосабливаясь к меняющимся условиям. Вымирают одни виды и образуются новые. Этот мир все меньше напоминает Нирн и приобретает собственные черты.

— Как вы решили его назвать?

— Называть его в свою честь было бы слишком не скромно. Да и не меня одного это заслуга. Поэтому было решено назвать его в честь бога волшебства — «Око Магнуса». А этот посох, пульт управления и ключ доступа одновременно — соответственно — «Посох Магнуса».

Глава 14

На завтрак я подогрел остатки вчерашнего ужина. Быстро умяли все что оставалось со вчерашнего дня. После я осмотрел рану и простимулировал процесс регенерации. В принципе, рана выглядела как глубокая, заживающая царапина. Немного ныла и чесалась, но не тот ужас с видневшимися, подрубленными ребрами. Вполне можно идти.

Стоило потянуть за рукоять, как каменная дверь отодвинулась в сторону и позволила пройти. Узкая и длинная пещера привела в более просторный зал, где обнаружили странное святилище. В центре постамента покоился человеческий череп. Дженасса была озадаченна не менее моего. С ее слов, более всего это походило на святилище Ситиса, бога смерти и небытия. Но как-то не правильно, не канонично… В ответ на резонный вопрос, откуда ей знать, как должно выглядеть святилище бога смерти она, смущаясь, сказала, что на родине водила знакомства с Мораг-Тонг, гильдией убийц, что вела вражду с другой гильдией убийц — Темным братством, что как раз и поклонялись Ситису. Вот от тех своих знакомых и наслушалась всякого.

Стоило пройти еще немного и впереди замаячил свет. Еще несколько шагов и из пещеры мы наконец вышли наружу. Непередаваемые ощущения! Как будто несколько дней лежал связанный в подвале и вот, наконец — свобода! Да и вид со скального карниза был замечательным. Перед нами раскинулось прекрасное озеро в водах которого отражались облака, бегущие по небу. За озером сосновый лес и горы, покрытые снегом. Сердце защемило от суровой красоты этого края.

— Насколько я могу судить, это озеро Илиналта, — сказала Дженасса, оглядываясь по сторонам. — Из него вытекает Белая река, на берегу которой расположен Ривервуд.

— На том берегу, чуть дальше, находится Хелген, верно?

— НАХОДИЛСЯ Хелген, — сказала Дженасса и помрачнела. — Скверное дело. Мало того, что драконы вернулись, так еще и начали уничтожать города. Не зря ярлы засуетились. Да и мы — молодцы, добыли таки Драконий Камень. Надеюсь это как-то поможет в борьбе с этой угрозой.

— Да уж. Потопали. Надо будет осторожно спуститься вниз, чтобы ноги себе не переломать и вперед, вдоль берега. Тут еще дня два топать, как минимум.


Дорога до Ривервуда заняла три полных дня. Все таки идти по лесу — это не мощеной дороге шагать. На пол пути увидели избушку с доживающей свой век в ней старушкой. Тишина, свежий воздух, свой огородик под окнами. И вроде бы все тихо и благопристойно, но пока достаточно не отошли от домика меня не отпускало напряжение и чувство опасности. Ой не простая это бабулька! Ой, не простая!

Вскоре обнаружили брод и перешли на другой берег, а там уже по дороге до Риверуда. По этой дороге мы с Ралофом в прошлом году спасались из Хелгена. Вроде и не так много времени минуло с тех пор, а сколько всего произошло…

Да и я уже не тот, что попал в этот мир. Как чисто внешне, так и по характеру. Стал как-то резче, решительнее, жёстче. Еще несколько дней назад переживал из-за необходимости убить человека. Такая драма… А сейчас? Напади на нас сейчас кто-нибудь, моя рука не дрогнет. Не, не маньяк какой-то, никакого удовольствия. Как за котом убрать, что мимо лотка промахнулся. Противно, но надо.

А как иначе? Что мне надо было сделать? Вернуться в Ривервуд, собрать стражу и сказать — «Дяденьки! Вон там в горах банда разбойников, пойдемте их арестуем!» Приходим мы, значит толпой и главный стражник орет — «Именем ярла вы арестованы! Отбросьте от себя оружие и ложитесь на землю! Вы можете хранить молчание!» А потом мы бы отвели их всех на суд, самый справедливый и гуманный в мире, где бы их всех поругали! Так?

Даже если бы я смог уговорить отряд стражников пойти за мной… Что само по себе очень большая проблема. Ведь с их точки зрения… может я их в засаду веду? Или в то время, что стража ушла из Ривервуда — на поселок нападут разбойники? Даже если они пошли бы на Ветреный пик, то бандиты все равно не сдались бы. Кто бы мог — сбежал, а остальные бились бы до конца. Так что я все равно убил бы их, только чужими руками. А если мне самому хватило сил, то зачем стражу дергать?

Вон, впереди, на горизонте виднеется дым. Уже почти пришли.

* * *
Дженасса отправилась прямо в таверну «Спящий великан», снять нам комнаты и, наконец, помыться и поваляться в мягкой кровати. А я завернул в «Ривервудского торговца», порадовать Лукана ну и свой кошелек, чего уж тут греха таить.

За прошедшие дни в магазине не осталось следа учиненного тут погрома. Тем не менее, хозяин заверения стоял за прилавком с кислым лицом.

— Доброго дня! Как идет торговля? — поприветствовал я его.

— И вам, доброго. — буркнул Лукан. — Идет потихонечку, конечно же. Можем предложить много полезных товаров и все как один отменного качества, разумеется. Просто… без Золотого Когтя мой «Ривервудский Торговец» стал обычной лавкой, каких в Скайриме как блох в медвежьей шкуре.

— Удалось ли что-то разузнать на этот счет? — поинтересовалась Камилла.

— Кое-что удалось. Действительно, банда облюбовала себе Ветреный Пик. Мы вышли к ним и объявили, что они на своем разбойничьем пути совершили множество преступлений и ошибок, но самой большой их ошибкой было… знаете что?

— Конечно! Им не стоило связываться с Луканом Валерием! — он, придя в возбуждение чуть не приплясывал за своим прилавком.

— И что было дальше? — спросила Камилла.

— Ну а дальше, само собой, добро победило зло. Разве что Когтя у них не оказалось. Часть банды спустилась в подземелья древнего нордского храма и мы отправились за ними, чтобы покарать и их за немыслимую дерзость и вернуть вам, уважаемый Лукан, вашу реликвию!

— Но там же опасно! Все знают, что редко кому удается вернутся живым из старых руин! — ахнула Камила Валерия, всплеснув руками.

— И не зря говорят! Мы шли сквозь тьму все глубже опускаясь под землю, настигая остатки банды! По пути нам довелось сразить гигантских пауков, лишь немного уступающих размером вашему магазину. А когда со всех сторон из темноты полезли жуткие драугры, скрипя зубами и потрясая оружием… Лишь только мысль о том, что в Ривервуде ждут Коготь помогала выстоять. Ведь без Драконьего Когтя Ривервудский Торговец уже не будет прежним… А там и весь поселок зачахнет. Я не мог допустить этого! В итоге, настигнув главаря разбойников мы вырвали из его холодных рук ваш Коготь, чтобы вернуть на подобающее ему место! Вот он!

— Уиии! — восторженно взвизгнула Камилла и даже взгляд Лукана смягчился.

— И после всего пережитого, я считаю, что два его веса золотом будут достойной наградой!

— Но мы же договаривались на один вес золотом! — поперхнулся Лукан.

— Речь шла лишь о возвращении Когтя! Если бы я просто… хм… выкрал у них Коготь — договор бы так же был исполнен? И награда была та же?

— Ну да… договор же… Не, ну я конечно могу еще сотню септимов добавить сверху…

— А то, что пришлось лезть в древние руины? Рисковать жизнью, ради репутации «Ривервудского торговца»? Ведь теперь все знают — что красть у вас смертельно опасно! Разве это не стоит полутра весов Когтя в золоте?

— Не… ну репутация магазина это очень важно, но это все равно очень много! Двести септимов сверху! И не одного больше!

— Ну вы же понимаете, что на кону стояло будущее магазина да и ваше будущее так же. По этому, вес Когтя в золоте и триста септимов сверху. И то, только из уважения к вам, Лукан и преклонения перед вашей красотой, Камилла!

— Хорошо, по рукам. — торопливо сказал он. — Это и в самом деле очень много значит для нас и, действительно, оказалось сложнее, чем казалось в начале. — отсчитав положенное, он взвесил коготь. — Ха… мне казалось, раньше он весил больше…

— Лукан… — сказал я ему, прищурив глаза. — Это не смешно. Вы ведь не собираетесь со мной ссориться? Чтобы еще долго потом говорили в Ривервуде — он БЫЛ неблагодарным?

— Ха, ха… да шучу, шучу! Это очень важный для всех нас день! Огромное спасибо! Вот… тут все точно…

— Я не сомневался в тебе и твоей честности! Хорошего дня, Лукан и Камила! Всего хорошего! Буду в Ривервуде — обязательно загляну!


Торговля в Скайриме не сильно отличается от «восточного базара». Поведи я себя иначе, то уже Лукан перехватил бы инициативу и начал бы торговлю с половины веса Когтя. Всячески преуменьшая значимость моих заслуг, вплоть до озвучивания версий вроде — «А не в сговоре ли ты с разбойниками?» Так что иначе никак.

В зале таверны было малолюдно. За стойкой, как обычно Оргнар. В углу на скамейке что-то тихонько бренчит Свен. Дельфины не видать. За одним из столов сидит Дженасса, попивая мед из кружки и вяло тыкая вилкой в содержимое практически пустой тарелки.

— Смотрю посвежела, переоделась и покушала!

— О да! Наконец-то! Спать на камнях и мыться в холодных ручьях — это не по мне… Да и переодеться в чистое давно пора было. Как сходил к Лукану?

— Получил оговоренное, плюс триста септимов сверху.

— Да ты и тут волшебник! Магия Иллюзий?

— Нет, ты что! Просто я был очень убедителен!

— Ага… это да… — сказала она рассеяно.

— Дженасса, что-то случилось?

— Ну… не то, чтобы случилось… Ты знаешь какое сегодня число?

— Месяц Второго зерна, а число не помню.

— Пятнадцатое. Вчера истек мой контракт. Пора делить трофеи и расходиться. Вон, под столом мешок. И скрутка с крупным оружием рядом. По договору все принадлежит тебе, как нанимателю.

— Хорошо… Ну из оружия я возьму себе только зачарованное, хочу разобраться как оно устроено. Остальное твое. Из прочих трофеев… — я заглянул в мешок. — В качестве премии прими, пожалуйста, все украшения. Когда ты подписывала контракт, ты вряд ли предполагала, что все выйдет вот так…

— Спасибо. Доволен ли ты моими услугами, как наемника? Не подвела ли я тебя? Есть ли у тебя претензии к Гильдии Наемников?

— Полностью доволен, конечно же. Никаких претензий. — сказал я растеряно.

— Значит контракт официально закрыт?

— Да. Закрыт. К чему все это?

— Это значит, что мы больше не Наемник и Наниматель. — сказала Дженасса и улыбнулась. — Ты ведь сейчас в Вайтран?

— Да, в Вайтран, ты же знаешь.

— Ну значит теперь мы просто попутчики. Попутчики, на которых не распространяется Кодекс наёмников, в частности пункт 34-й прямо запрещающий…

— Что запрещающий?

— Не важно… Сейчас и тебе поесть принесут. Поешь нормально. При всем уважении к твоей стряпне, тут кормят вкуснее. Опять же, мед.

— Дженасса, ты сама на себя не похожа.

— Ааа? Да нет, все в порядке. Тут и помыться можно. Скажешь, согреют воду. Тебе нужно, с дороги.

— Спасибо, обязательно так и сделаю. Ух! Недели три меда не пил! Да и не ел нормально. — сказал я впиваясь зубами в кусок тушеной оленины. — А в какой номер вещи закинуть? Где мой?

— Я сняла нам один номер, если ты не против. — сказала Дженасса глядя мне в глаза.

— Я не против. — сказал я.

Задолго до этого. Первая эра. Пещера Грёз.
Ритуал продолжался. Вращение Ока Магнуса замедлилось. Теперь в видении мира он не сколько не напоминал Нирн. Совсем иные материки, иная жизнь, пусть где-то и напоминающая исходные образцы.

— Настало время для четвертого этапа! — произнес Мастер Яхезис, обращаясь к членам совета. — Пусть орден готовит Сеть душ!

— Что это такое?

— Подобно заклинанию «Захват душ» оно захватывает души умирающих и направляет их внутрь Ока, подобно тому, как пойманные души помещаются внутрь камней душ. Вот только это заклинание охватывает весь мир.

— И что, души всех, кто умирают сейчас в мире затягиваются в Око?

— Ну, разумеется, не все. — Мастер поморщился. — Только лишь души людей. Есть же какие-то нормы приличия… Загонять души меров в искусственный, лишенный магии мир… Это было бы слишком.

— Что это за вспышки?

— Это поглощаемые Оком души. Решено поселить их всех в одном месте. Вот тут, примерно в центре огромного континента. Так им будет проще, чем раскидать их по одному по всему миру. Таааак… Достаточно! Переходим к пятому этапу!

— В чем его суть?

— Несколько десятков тысяч человек были помещены в одно место и сформировали единое общество. В соответствии с первоначальным прогнозом. Необходимо разделить их, чтобы они заселили весь мир, а не кучковались в одном месте. Для этого было разработано уникальное заклинание…. Вот, готово!

— Что оно делает?

— Смотри! — Он сделал жест пальцами и фрагмент материка увеличился в размере и как-бы приблизился. Еще совсем недавно цельное общество как будто взорвалось. Люди небольшими группами разъезжались в разные стороны.

— Что произошло? Почему они расселяются?

— У них появились сотни разных языков! Пока слова похожи, но складывают они их иначе. Иная грамматика, иное мышление и образ передачи мыслей. Они перестали понимать друг друга. После того, как они разъедутся, со временем их языки все меньше и меньше будут походить друг на друга. Появятся новые слова, свое произношение. Возникнут целые государства, каждое из которых говорит на своем языке. Где и когда еще такое было?! Уникальный эксперимент!

— А еще и войны между этими государствами только лишь из-за непонимания… Да, Мастер Яхезис?

— Да, наверно. Но это ведь люди. Чего нам, альдмерам из-за этого тревожится?

— С вами все ясно. Как там сейчас обстановка?

— Да вот, расселились практически по всему миру. Появились государства. Изобрели письменность. Ээээ… А ты кто? Я ведь не знаю тебя… Что ты делаешь тут? Почему я отвечаю на все твои вопросы?!

— Я забираю у вас, вашу игрушку. Мои дети не станут подопытными у потомков Ауриэля. Вы нисколько не лучше его. А насчет того, кто я… Зовите меня просто, Лорхан.

Он вырвал посох из рук пораженного Яхезиса и исчез вместе с Оком. В пещере воцарилась тишина. Весь верховный совет ордена Псиджиков был в шоке. Мастер обрядов опомнился первым.

— Давайте, готовьтесь! Следящее заклинание на весь Нирн! Мы должны знать, куда он ее утащил!

— Готово! Есть сигнал! Сфера в пределах Мундуса. Сигнал очень расплывчатый и с каждой минутой он все слабее и слабее. Похоже, он маскирует местонахождение Ока!

— Откуда был последний сигнал?

— Север Тамриэля, Скайрим. Сложно сказать точнее.

— Свяжитесь с нашими агентами в том регионе. Пусть они пойдут к правителям и обещают им что угодно! Око должно быть найдено! Пусть двемеры роют снизу, а фалмеры, прочешут всю поверхность! Око должно быть найдено!

Глава 15

Дорога из Ривервуда в Вайтран. Вот уже третий раз я иду по ней и каждый раз не похож на предыдущий. Сейчас я уже со смехом вспоминаю то эпическое сражение с волком-одиночкой, что, вероятнее всего был изгнан из стаи и сильно оголодал за зиму, раз решился напасть на человека. Это со мной у него были неплохие шансы, а любой местный норд забил бы его ногами не вынимая клинка из ножен.

В прошлый раз, уже из Вайтрана в Ривервуд шел не один, а с Дженассой, которую нанял для защиты своей нежной тушки от всяческих колюще-режущих штуковин, что могут повстречаться на пути. Ну и опять же, чтобы было за чью крепкую спину спрятаться в случае встречи со всякой, агрессивно настроенной фауной. Все по-деловому, в строгом соответствии с Кодексом наёмников.

Всё оказалось сложнее. Во многих отношениях. Я то как думал — схожу на гору, поковыряюсь в развалинах, найду Камень и назад, за наградой. Ну а наёмница — так, для подстраховки. Вдруг опять волк, а то и два? А вышло все куда сложнее. Проливал как свою, так и чужую кровь. Паук тот, потом зомби сушеные. А с главарем их так вообще прошли по краю. Сами вЫжили, раны зАжили, а рюкзаки оттягивает приятная тяжесть. Монеты упаковал в отдельные мешочки и туго стянул кожаными ремешками, чтобы не звенели.

Дженассу нанимал, как боевую единицу, а она оказалась хорошим человеком. Замечательной женщиной. Во всех отношениях. Хоть и эльфийкой, с пепельной кожей и алой радужкой глаз, что слегка светится в темноте..

Но вот, на горизонте уже виднеется Вайтран и через два-три часа мы войдем в его ворота. И что дальше? Что мне ей сказать? «Эй, Джейнасса, бросай свою работу, своих друзей и давай, таскайся за мной, куда бы не занесла меня судьба!» Шикарное предложение! Или вот еще лучше: «Давай купим домик. Я буду собирать травки, а ты будешь сидеть с детьми!» Класс. А ведь я совсем не знаю чего хочет она, каковы ее цели. Дурень! Распробовал сладкого и не хочешь отпускать?

Под сапог попал мелкий камешек и я сразу почувствовал его прохудившейся подошвой. Приостановился и глянул на сапог. Точно. Еще совсем немного и в подошве будет дырка. С этими пешими переходами обувь улетает только так. За этот месяц я нагулял где-то… эээ… километров пятьсот. В «прошлой жизни» я за год столько проходил примерно. И по ровному асфальту, а не по грубым камням. Так что к сапожникам претензий нет. Это жизнь у меня шебутная.

— Ты не думал купить лошадь? — спросила Дженасса.

— А? Честно говоря, нет. Мне стыдно в этом признаться, но на лошади последний раз я сидел очень давно и к тому же совершенно не умею с ними обращаться. Не говоря уже о том, чтобы ровно сидеть в седле. — я не стал вдаваться в подробности и рассказывать о том, что на лошади, а вернее на пони я сидел в возрасте пяти лет. И ровно столько времени, сколько было нужно, чтобы сделать фото.

— Ну, это дело поправимое. Смотри. — она махнула рукой. — Около въезда в Вайтран есть конюшни принадлежащие Скульвару Черная Рукоять. Думаю, за скромную плату, тут я уверена — ты сможешь договорится, он научит тебя держатся в седле и ухаживать за лошадью. У него же можно ее и купить. Особо не напрягаясь сможешь делать по два, а то и три дневных перехода за один день. И к тому же, сидя в седле, а не стаптывая сапоги по дорогам Скайрима.

— Да, да! А то с таким образом жизни, таки, разоришься покупая новые сапоги каждый месяц!

— Общение с Луканом наложило свой отпечаток! — рассмеялась она. — Ты говоришь как настоящий сиродилец! Еще немного и ты соберешь караван и отправишься на юг за товарами!

— Ты так говоришь, как будто это что-то плохое! — улыбнулся я. — Но за совет спасибо. Ты вообще мне здорово помогла.

— А ты мне. Не всякий маг-целитель смог бы так быстро поставить на ноги после такого ранения.

— Не всякий наниматель полез бы в замшелые руины с драуграми зажигать и потащил бы за собой других…

— За то впечатлений на всю жизнь! Собственно, из этих впечатлений и складывается жизнь. Они — мое имущество и богатство. А деньги… В этом походе, благодаря тебе я неплохо заработала и смогу часть денег отправить своим соплеменникам, что ютятся в трущобах Виндхельма. Им не так повезло как мне. Какую карьеру в Скайриме, к примеру, сможет сделать данмер, что всю свою жизнь проработал на Вварденфелле погонщиком Силт Страйдеров? Часть прогуляю в кабаке, проставлюсь коллегам, отдам в починку свою броню. А то и новую закажу, уж больно тот драугр попортил спину. Зашила, а все равно сквозит. А там, глядишь и другой заказ подвернется. Жизнь наёмника непредсказуема. И закончиться может внезапно. Но, если бы я хотела предсказуемости, я бы полола грядки с пепельным бататом на Солтсхейме и твердо бы знала, что мой завтрашний день будет один в один походить на сегодняшний. Но я не хочу такой жизни. Все мое имущество при мне и я не знаю, где буду через неделю. Самое же ценное я храню в своем сердце и ты сделал меня на много богаче за эти дни. — она замолчала.

— Несколько минут назад я размышлял о том, что возвращаюсь в Вайтран совсем другим человеком, чем уходил оттуда еще не так давно. Мы вместе сражались и вместе проливали кровь защищая друг друга. Делили на двоих стол и… И как бы дальше не сложилась жизнь, я этого не забуду.

— Я тоже, — улыбнулась она. — Смотри, уже пришли. Ты сейчас в «Гарцующую кобылу»?

— Да. Скину вещи, помоюсь, поем и отдохну с дороги.

— Ну а я в «Пьяного охотника». Собственно, за тем же самым. И, знаешь что… Если еще подвернется такого рода авантюра и я окажусь поблизости, то зови! Пойду с тобой без всякого контракта, не как наёмник, а как друг. По рукам?

— По рукам, Дженасса! Счастливо отдохнуть!

— И тебе! Впрочем, тебе-то проще, ты умеешь похмелье лечить!

* * *
«Накаркала!» Это была первая мысль, посетившая меня утром. «Пилот боевого вертолета просит посадки» — была уже второй. Но, как было справедливо отмечено ранее, похмелье лечить я умею и уже пол часа спустя был свеж как маринованный огурчик. «И что теперь? Пить на равных с нордами я уже могу. Осталось отрастить бороду, по пьяни ввязаться в драку и расколотить табурет о чью-то голову. Вот тогда окончательно ассимилируюсь…»

Сходил на задний двор, сполоснул холодной водой лицо и жизнь показалась не такой уж скверной штукой. В обеденном зале трактира соседи-постояльцы лечились травяным отваром. Тоже заказал себе кувшинчик, а к нему легкий завтрак, чем вызвал завистливые взгляды утренних страдальцев, в которых то и отвар шел еле-еле.

Как доберусь до алхимического стола надо будет разработать рецепт «Антипохмелина». С местными привычками — это будет золотая жила! И сбывать не через Аркадию, а напрямую через трактиры. Но это позже. Сейчас надо сдать Камень. Денюжку получить, да и просто избавится наконец от этой тяжести! В ней, наверно, килограмм десять! Получить бы за него, как и за Коготь золотом по весу, но… мечты, мечты… Тем не менее при местном дворе это определенно прибавит мне авторитета.

Переоделся поприличнее и направился в местную администрацию, т. н. «Драконий предел». И тут — «Драконий». Над троном ярла, кстати, весит зубастая черепушка внушительных размеров. Надо будет как-то поинтересоваться… Наверняка была какая-то занятная история.

По субъективным ощущениям кажется, что не месяц прошел а год, тут же не изменилось ничего. В главном зале народ доедает завтрак. Чинуши разбились на кучки и что-то обсуждают по углам. Фаренгар как всегда у себя в рабочем кабинете и что-то читает.

— Здравия желаю, гражданин волшебник! — поприветствовал я его. — В Драконьем пределе все по-прежнему?

— И вам не хворать, коллега. — он прищурился и я ощутил на себе следы сканирующих плетений. — Встали на путь Целительства? Дело полезное.

— А как без этого, когда всяк кому не лень норовят наделать во мне лишних дырок? А «не лень» в этом походе было многим.

— Вернулись из храма на Ветреном пике?! — оживился он. — И как? Удалось что-то найти?

— Помимо приключений на свою за. голову? Да. Как я понимаю, речь шла об этом Камне… Уу… сейчас вытащу из рюкзака. Большой и тяжелый!

— Да, да! Это он, это точно он! — от обычной невозмутимости «индейского вождя» не осталось и следа. — А то вы знаете, тут при дворе хватает «специалистов» по высокопарному слогу, мнящими себя «знатоками» Большой Политики и прочая, прочая… А как дело доходит до конкретных дел, чтобы встать, оторвать свою… от лавки и пойти сделать — то решительно не на кого положится! Кстати, о вас регулярно справлялся наш Авениччи. Чем это вы его так зацепили?

— Ну вы же понимаете, ведь ни что так не укрепляет взаимное доверие, как аванс? — спросил я. — Он, вероятно, опасался, как бы я не сгинул вместе с деньгами, за которые ему еще держать отчет. Вот и извелся весь, болезный!

— Тогда понятно! — рассмеялся он. — Сейчас я напишу бумагу о том, что задание полностью выполнено и с ней получите у Авениччи основную часть награды. Вы ее однозначно заслужили.

— Спасибо… Ага… Все хорошо. — я сложил «справку» и убрал ее за пазуху. — Я бы тут еще хотел бы проконсультироваться…

— Если в моих силах и не займет много времени… — он скосил взгляд на лежащий на столе Камень.

— В подземелье храма мне попался один примечательный меч с интересным свойством, гляньте… — сказал я и снял со спины сверток с мечом.

— А я то думал, зачем вам, коллега двуручный меч за спиной… Интересная находка. Ничего экстраординарного, но сделано добротно. Как понимаю, вас заинтересовало зачарование на клинке?

— Именно. А если точнее, как это сделано и можно ли его повторить? Да и вообще, какие возможности тут есть.

— Искусство зачарования тесно связанно со школой Колдовства, поскольку так же работает с душами живых существ. Данный меч, попросту говоря, «одержим» малой душой, что при определенных условиях осуществляет магическое воздействие. Вы же понимаете, что предметы сами по себе колдовать не могут.

— Хм… в принципе логично. Но как бы разобраться в том, как это сделано? Плетение столь плотно упаковано в рукоять, что ничего не разглядеть.

— Для этого существует специальный инструмент, ну или скорее — рабочий верстак — «Пентаграмма душ». Ценой разрушения предмета она позволяет извлечь душу с «прицепленным» к ней рабочим плетением и детально рассмотреть как все это работает, чтобы потом повторить это самостоятельно.

— Наверно, глупый вопрос, но откуда брать души для зачарования? — поинтересовался я.

— Самый простой способ, это купить заполненный камень душ. Например у меня есть несколько. Ну или в лавках поспрашивай, иногда там тоже попадаются.

— Хм… а откуда берутся эти камни? И души в них?

— Сами по себе эти камни иногда попадаются в шахтах. А как они заполняются… Есть такое заклинание с очевидным названием — «Захват душ», что набрасывает своего рода «сеть» на душу живого существа и если это существо умрет, то его душу можно будет затянуть в камень. Этот вариант наиболее практичен и удобен. Некоторые колдуны обходятся без посредничества камней и напрямую совмещают умерщвление жертвы на алтаре с дальнейшим использованием её души. Это… не вполне эстетично, а кое-где и не законно. Особенно если речь идет о принесении в жертву людей.

— Души людей тоже годятся? Ээээ… Меня друг попросил узнать.

— Передайте своему «другу», что подобного рода практики на территории Империи не одобряются. К тому же… Разные существа обладают душой разного размера и для ее удержания требуется соответствующий камень. Души разумных существ мало того, что относятся к наиболее большим, так еще и норовят сбежать. И по этому тут нужен крайне редкий чёрный камень душ.

— Общий принцип ясен. Дальше все только через практику. Я бы приобрел у вас тот том с «Захватом души». Потренируюсь на кошках…

— На каджитах?! Но…

— Не, не! Никоим образом! Это просто выражение такое! Я имел в виду злокрысы, лисы, волки. Мелочь всякая.

— Ааа… ну тогда ладно…

— И, если не возражаете, воспользуюсь вашей «Пентаграммой душ».

— Да, пожалуйста… А я сосредоточусь на Драконьем Камне.

Стоило положить меч на Пентаграмму и активировать ее, как он просто растаял потеряв материальность, а вложенная в него душа с заклинанием развернулась и зависла над столом. Хм… Этакий киборг. Заклинание холода оформлено совершенно особым образом и подключено к нескольким «входам-выходам» души. Плюсом было то, что теперь я смогу и сам сделать нечто подобное, а минусом, что сделать то же самое, но с огнем уже не выйдет. Иная компоновка и свертка. Надо разбираться с готовым образцом.

Я взглянул на перстень на своей руке. Тоже вариант, но позже, когда немного наберусь опыта. А пока попробую зачаровать свой кинжал. Камень с душой у меня был. Один из двух, что я достал из саркофага драугра, так что было на чем потренироваться.

Все получилось с первого раза, разве что неприятным сюрпризом стало разрушение камня душ. Он просто осыпался пылью. Но зато стоило сжать рукоять кинжала, как лезвие покрывалось изморозью. Не так сильно как тот меч, но, как говорится, лиха беда начало! Душа на зачарование пошла самая малая, так что не стоило ожидать чего-то совсем уж… Работает — уже хорошо.

— А чего это камень разрушился?

— Что такое? — Фаренгар с некоторым недовольством отвлекся от своей работы. — Смотрю получилось. И получилось с первого раза? Определенно, определенно талант… Душа воспринимает камень как некое «тело» и покинуть его может лишь со «смертью» этого «тела». Если же тебя волнует себестоимость зачарования, то взгляни на это так. Во всем Скайриме не наберется и сотни специалистов способных выполнить эту работу. А спрос на зачарованное оружие есть и не плохой. Так что если ты купишь пустой камень, поймаешь душу какого-нибудь животного и зачаруешь купленный меч, то продажа такого зачарованого меча с лихвой компенсирует тебе все затраты. А вообще, сколько нибудь массово подобными вещами занимается лишь Коллегия магов. Сажают учеников тренироваться, а потом продают их поделки, те, что хорошо вышли, тем и живут.

— Ясно. Большое спасибо, Фаренгар, за уделенное время. Пойду проведаю нашего друга Авениччи.

Найти завхоза-казначея потребовало определенных усилий. Какого-то определенного рабочего места у него не было и пришлось изрядно побегать по Драконьему Пределу смущая стражников и приставая с вопросами к снующим туда-сюда служанкам, горничным, писарям… И вообще, кто все эти люди?!

В итоге мне удалось найти управляющего Драконьим Пределом на продуктовом складе около кухонь, где он руководил разгрузкой и размещением ящиков, бочек, корзин с продовольствием. Определенно, вся эта уйма придворных требует немало продуктов на прокорм.

— Доброго дня, уважаемый! Весь в трудах, аки пчёлка? — произнес я, привлекая его внимание.

— О! А вот и вы наконец! — воскликнул он и по его лицу было видно, что мое появление сняло с его сердца камень немалых размеров. — Удалось ли выполнить распоряжение ярла?

— Распоряжение ярла? — переспросил я, удивленно поднимая бровь.

— Да, да! Какой-то там камень, раздобыть и принести! Фаренгар должен был вам сказать! Вы же под это задание и аванс брали! — чуть ли не прокричал он. По его лицу было видно, что он на грани истерики.

— Ах, ТО распоряжение… Выполнил, конечно. — не стал его дальше мучить я, хотя вопрос — «Какой аванс?!» напрашивался сам собой. — Собственно, я сейчас от него и он передал для вас вот эту бумагу.

— Чудно… чудно… — его лицо расплылось в улыбке, а из груди вырвался вздох облегчения. — Вы не представляете сколько вокруг проходимцев, да и просто безответственных людей! При династии Септимов такого не было! Как же приятно, что в этих диких краях есть люди, на которых можно положиться! Пойдемте, я вас рассчитаю…

* * *
Вечер того же дня. Таверна «Пьяный охотник». За дальним столиком сидят две данмерки примерно одного возраста. Обе в кожаных доспехах и при оружии. На столе бокалы и пара бутылок вина.

— О! У кого-то дела пошли в гору! Новый кинжал, новый доспех!

— А то! Не все ж как ты, в обносках ходить, ярла позорить!

— Скажешь тоже! Крепкие и выглядят нормально. Я же не курица придворная, чтобы в шелка наряжаться! Мне по должности положено не зал украшать, а всегда быть готовой к бою.

— Как и всем нам, подруга. За встречу. До дна.

— Так как, удачный контракт?

— Ну… и это тоже. Кинжал я взяла трофеем на Ветреном Пике, а доспех купила вчера, как вернулась, у Адрианы, дочери Провентуса.

— На Ветреном Пике? Слыхала я сегодня, как Фаренгар отчитывался об успехах в изучении драконов и в частности упомянул, что человек, которого ярл к нему направил, справился с задачей и принес какой-то там камень из храма на Ветреном Пике.

— Да, да, за этим камнем мы и ходили.

— Так это было твоим контрактом? Сопроводить того, деревенского, из Ривервуда, если не ошибаюсь, на Ветреный Пик за Камнем?

— Ну, насчет «деревенского» ты сказанула подруга! Да, он там прожил несколько месяцев, но откуда он родом я так и не узнала. Я вообще затрудняюсь сказать из какого он народа.

— Даже так? Были какие-нибудь сложности?

— Началось с того, что на входе в храм обосновалась банда, более десяти рыл, что притащил туда один авантюрист рассчитывавший найти там какие-то сокровища.

— Такая толпа даже для тебя великовата. Как выкрутилась?

— В том то и дело, что большую часть уложил мой наниматель в одиночку. Он неплохой маг. И хотя несколько неопытен, сил ему не занимать. К примеру, он на моих глазах создал огненный шар, что пробил бы вашу хваленую крепостную стену.

— А вот это серьезно. — она напряглась. — Я бы не хотела, чтобы мой город штурмовала армия, в рядах которой есть такой маг.

— Посмотри на это шире. Стоит ему присоединится к Братьям бури или Имперскому Легиону, он один уже способен склонить равновесие в ту или иную сторону.

— Да, это делает его, хочет он этого или нет, политической фигурой, которую игроки постараются втянуть в свои игры.

— Именно. Но и это еще не всё. Он не только разрушитель, но и целитель. Например… — она улыбнулась, — он умеет снимать похмелье!

— За это надо выпить! Обязательно!

— И это пригодилось когда сначала его зацепила стрела и позже, когда драугр чуть не разрубил меня пополам своим мечом.

— Драугр?! Но это же миф! — вскрикнула она.

— К сожалению нет. На этот «миф» мы вполне насмотрелись на нижних этажах храма, в катакомбах и при сражении с трупом военачальника древности. Вот он чуть меня и не прикончил. А этот, как ты сказала «деревенский» бросился ему наперерез и заслонил меня собой.

— Ужас какой!!! И что было дальше?

— А дальше он на ходу придумал новое заклинание и разрезал того драугра пополам вместе с доспехами.

— Придумал?! Но ведь все ныне существующие заклинания были разработаны архимагами древности и нынешние маги их просто разучивают!

— И добавь сюда то, что только за этот месяц он едва ли не вдвое прибавил в магической силе, постоянно учится чему-то новому… Алхимией, опять же занимается, но на общем фоне это мелочь.

— Да… это как внезапно обнаружить великана на рыночной площади. В доспехах. С секирой в руках. Многие могут посчитать это угрозой существующему порядку. Балгруф наверняка попытается как-то привлечь на свою сторону. Кто-то попробует перекупить. А кто-то решит, что проще его убить и жить как жили.

— Именно. Но, помнишь, я рассказывала, что он заслонил меня собой и спас, а потом кормил, ухаживал за мной. И за четыре дня поставил на ноги. Наемницу.

— Мне кажется, Дженасса, я начинаю понимать к чему ты ведешь…

— Да, Айрилет. Не позволь им втянуть его в свои игры и навредить ему.

— Хорошо, подруга. Вздрогнули?

— До дна!

Глава 16

Жизнь в Вайтране вошла в привычную колею. Суета да хлопоты. Пробуждение, завтрак, прогулки по окрестностям и сбор алхимических ингредиентов. Я даже изготовил себе что-то вроде сачка для ловли насекомых, а то бегать-прыгать, ловить бабочек руками как-то совсем не солидно. Не ребенок, поди!

Это подтолкнуло меня на довольно удачную мысль. Дети! Они же целыми днями бегают, верещат, ссорятся и мирятся. Эту энергию да в мирное русло… Взяв бумагу, я приклеил на нее листики растений и даже несколько насекомых, что я использовал в изготовлении зелий и подписал сколько и за какое количество я готов платить.

Уже на следующий день меня встречали ворохом трав и даже небольшим горшком с бабочками и жуками. И дело наладилось! Кто-то скажет — «Эксплуатация детского труда», а я скажу — «Детей надо приучать к труду с детства!» С этим в итоге согласился и заявившийся ко мне местный «Родительский комитет», что отметил нехарактерную активность среди детей и перемазанные сладостями физиономии. При том, что на эти сладости деньги им не выдавались.

Благодаря моим «деловым партнерам» у меня освободилось дополнительное время на занятие, собственно, алхимией. Важным открытием стало то, что привычные мне ингредиенты: лаванда, чертополох, горноцвет и прочие обладают более чем одним свойством. Следующим шагом стало изготовление зелий с двумя разными свойствами. Два в одном и все такое… Череда опытов, загубленных ингредиентов и вот успех! Чеснок, чертополох и морской жёлудь дали мне зелье восстанавливающее здоровье и одновременно повышающее сопротивляемость ядам. На следующее утро я устроил презентацию своего чудо-зелья.


— Уважаемые! Братья и сестры! Мне больно видеть как вы страдаете каждое утро! Нет, я не ханжа и не пытаюсь отвратить вас от следования заветам предков! Добрый мед пили и наши отцы, деды и прадеды! А как пил сам Исграмор!

— Бочонок меда за вечер, не меньше!

— Именно! Но, к сожалению, мы не так крепки, как наш великий предок и каждое утро у нас выходит безрадостным и засушливым, не так ли?

— Так то оно так… а что поделаешь?!

— К счастью есть решение! Вы, вероятно, заметили, что по утрам я несколько более свеж, чем присутствующие здесь уважаемы норды? Так вот, мой секрет — «Антипохмелин»! Сегодня я хочу вас угостить из своих запасов, а уже с завтрашнего дня вы сможете приобрести его у Хульды.

Разумеется, эффект зелья начинающего алхимика не сравнится с непосредственным магическим воздействием на организм, но тем не менее, уже через десять минут лица присутствующих порозовели и утро перестало быть хмурым.

— Ну что, Хульда, будешь брать на реализацию товар?

— Я смотрю, дело-то оно хорошее. Возьму, на обычных условиях.

— И что это за условия?

— Ты оставляешь товар, я его продаю, половина выручки тебе, а вторая половина мне. Все по-честному.

— Разве грабеж является «обычным условием»?! За что ты хочешь себе половину выручки? Ты собирала ингредиенты, покупала недостающие, готовила зелье? За что тебе деньги? Ты разве не понимаешь, что даже отдавая всю выручку мне ты остаешься в прибыли?

— С чего бы это?!

— Смотри. Вот человек сидит и заказывает у тебя мед. Он знает, что если выпьет больше пяти кружек, то на утро будет чувствовать себя невыносимо. И он пьет три-четыре кружки, не более. А если он знает, что достаточно с утра принять «Антипохмелин», и самочувствие улучшится, то закажет у тебя больше меда.

— Хм… Так-то оно так, но даром продавать чужой товар…

— Посмотри на это иначе. Наверняка, слава о чудесном зелье пойдет по городу и обычные горожане будут приходить к тебе за ним. Так?

— Ну, так, допустим.

— Не каждый, но, возможно один из десяти, что-то еще попутно у тебя купит. Так?

— Не исключено.

— Ты видишь, что, как я и говорил, без особых усилий с твоей стороны твоя выручка увеличится. А ведь представь, завтра к тебе подойдут за «Антипохмелином», а тебе нечего продать… А я скажу, что из-за своей жадности ты слишком много просишь и по этому «Антипохмелин» они могут купить в «Пьяном охотнике». Ты хочешь, чтобы часть твоих клиентов перешла туда?

— Ладно, я тебя поняла. Сколько у тебя сейчас готово, как часто и сколько сможешь давать на реализацию?

— Вот! Это уже деловой разговор.


Днем отправился к Фаренгару, но к своему удивлению застал у него даму, с которой он активно обсуждал Драконий камень, постоянно ссылаясь на те или иные книги, лежащие у него на столе. Оба сыпали датами, именами, эпохами, ссылались на исторические события.

Дама была донельзя таинственная. Лицо скрыто в тени капюшона, но я готов поклясться, что где-то ее уже видел! Причем не в Вайтране, а… Выходит, что, в Ривервуде? И что в таком случае она делает тут? Я, внезапно, из каприза, решил проявить тактичность и отошел, чтобы не мешать разговору.

— День добрый, Фаренгар!

— Ааа? Да, да, здравствуйте.

— Кто это был?

— Кто? Эээ… Имею же я право на секреты! Она помогает мне в изучении драконов. Благодаря ей я и узнал о хранящемся на Ветреном пике камне.

— И как продвигается исследование? — спросил я заинтересовавшись.

— К сожалению так себе… Со времен Войны драконов, когда люди восстали против владычества драконов прошло очень много времени и по этому сохранилось не так много информации, а та что сохранилась — часто противоречива. И не понятно уже, происходили ли на самом деле те или иные события, какова роль тех или иных людей. Кем они были, героями или предателями? А по текущему дню информация крайне скудна. Многие видели драконов в небе. Пару ферм, стоящих в отдалении нашли сожженными. Хелген тут самый яркий случай. На данный момент это все.

— Складывается впечатление, что они проводят разведку и копят силы. — предположил я. — Пока нападают только на отдаленные, беззащитные поселения и не рискуют ввязываться в серьезный бой. Но они обязательно устроят показательное нападение, чтобы оценить наши силы и узнать, на что мы способны.

— Вы так считаете? — спросил Фаренгар.

— На их месте я бы поступил так. Но тут вам лучше посоветоваться с кем-то из военачальников ярла. Они лучше смыслят в стратегии.

— Да, кстати! Совсем забыл. Ярл попросил вас подойти к нему, как будете в Драконьем пределе.

— Хорошо, но сначала, я хотел бы взглянуть на ваши книги и камни душ…


В главном зале ярл как обычно восседал на своем троне, надо признать достаточно скромном, а рядом паслись разного рода чинуши.

— Доброго дня, ярл Балгруф! Говорят, вы хотели меня видеть?

— А! Вот и наш герой, наконец! — произнес он довольно и переглянулся со своими советниками. — До меня дошла информация, что ты очень помог моему придворному волшебнику в его исследованиях и то, что миссия оказалась достаточно не простой. В связи с этим я хочу дополнительно наградить тебя. Прими вот этот доспех из моей личной оружейной! Зачарованные сапоги! — он махнул рукой и подбежавший слуга протянул сверток.

— Какой размер? Мне бы 44-й…

— Как говаривал мой великий предок, Олаф Одноглазый — «Дареным сапогам размер не смотрят!», да и ценность их больше в зачаровании. Тебе, как магу, это должно быть интересно.

— Извините. Премного благодарен…

— Но это еще не всё! Как ярл, я дарую тебе право на покупку дома в городе. У моего советника, Провентуса Авениччи, ты сможешь уточнить детали.

— Это большая честь для меня, ярл! Не смею более отнимать ваше время! Если не возражаете, я не откладывая обсужу этот вопрос с Авениччи. — произнес я и за рукав потащил Провентуса в сторону.

— Ну, что вы имеете мне предложить?

— Ферма совсем рядом с городом…

— Ярл сказал — дом В городе, а не рядом.

— Комната при храме Аркея…

— ДОМ, а не комната. Тем более, знаю я эти комнаты.

— «Дом Теплых ветров» — сдался он.

— И где это?

— Равнинный район, на улице идущей от главных ворот к центральному рынку.

— Годится. Теперь поговорим о цене. — сказал я и улыбнулся.

— Се. шесть тысяч септиимоов… — под моим взглядом он стушевался.

— Сколько, сколько? Именно такая сумма стоит в балансной ведомости?

— Пять тысяч. Я должен был попытаться. Должен. Я же не для себя, в бюджет…

— Хорошо, хорошо. Я же понимаю, вы верный слуга ярла, что днем и ночью радеет о благе города и Владения в целом… Через час принесу, а вы пока начинайте подготавливать документы.


Надо сказать, что септимы — довольно весомая валюта. Благодаря тому, что каждая монета изготовлена из золота их невозможно по велению левой пятки императора отпечатать еще миллион штук и по этому не подвержена инфляции. Каждая монета весит около 10 грамм. Пять тысяч монет… Золото — метал с очень высокой плотностью, но 50 кг. Это 50 кг… Но тут неожиданно пригодился подарок ярла. Зачарование на сапогах укрепляло мышцы ног и спины владельца и тем самым позволяло нести на себе больший вес. Очень кстати.

Не скажу, что эта покупка далась мне легко. Вовсе нет. Отдал практически все что было, но за такую возможность нужно хвататься сразу и не отпускать. Эти же деньги, к примеру, я хранил в гостиничном номере. Не самый надежный банк. Лучше уж в своем личном доме, под матрасом. Так же теперь не надо платить за гостиницу — а это существенная экономия. Но куда как более важное — это статус. Раньше я был по сути гастарбайтером, что приехал из деревни Гадюкино покорять столицу, а теперь я полноценный гаражанин — сталичный[1] житель! С пропиской и жилплощадью!

Домик оказался не то чтобы крохотный, но и не слишком большой. С другой стороны — много ли мне надо? Хуже то, что по состоянию — «серый ключ», но это дело наживное. В один угол бросил вещи, в другой — матрас. Жить можно. Теперь надо проверить как работает захват душ.

Для практического испытания данного заклинания нужен какой-то зверь. Но самый распространенный тут зверь ходит на двух ногах и плохо подходит для эксперимента по ряду причин. Опять же, нет черных камней, только белые, да и те маленькие. Купил их у Фаренгара. По этому на рыночной площади я купил козла и взяв его за веревку повел прочь из города. Проводить ритуальное умерщвление в людном месте я счел проявлением дурного тона. Хоть и столица, но люди тёмные, не поймут-с…

На воротах стражники поинтересовались — куда это я с козлом направился на ночь глядя? На что я ответил, что на вечерний выпас, после него удой хороший… В общем, повеселил ребят.

Отошел от города на пару сотен метров и завернул за скальный выступ. Вроде со стороны города не видно. Приготовил камень и наложил на козлика «Захват душ» и со словами — «Судьба у тебя такая, ничего личного», своим фирменным «плазменным резаком» оттяпал ему голову. Еле успел отскочить, чтобы не забрызгаться хлынувшей кровью. Как результат — подергивающееся тело, голова валяется, все вокруг залито кровью. Зато камень душ слегка светится. Заклинание работает, но как-то это все не эстетично. И на поток все это особо не поставишь. Я как представил себе, что каждый день привожу сюда стадо и начинаю одной за другой рубить головы… кровища ручьем, перепуганные козы блеют… Ну не мое это как-то… Ладно, встретил волка в лесу, а вот так, устраивать бойню… Бойню… А ведь это идея!

Взял на конюшне лошадь и съездил на пару ближайших ферм. Да, уже способен на такой подвиг! Это же не велосипед, если я что не так сделаю — он не упадет на бок… Ровным шагом да по дороге — без особых проблем.

На фермах я получил предварительное согласие на свое предложение. Фермы снабжают город как овощами с хлебом, так и мясом. В определенный день недели, когда они будут забивать скот на мясо — я подъеду на ферму и займусь захватом душ. Им это не в убыток — на мясо то это не влияет, а я так еще и приплачу за беспокойство. Для меня это выходит в разы дешевле, чем покупать животное целиком, а потом выкидывать тушу. Так что готовь денюшки Вайтран! Тебя ждут крупные партии зачарованного оружия!

* * *
Вечер. Тронный зал Драконьего предела. В зале ярл и его советники.

— Ну как Авениччи, купил он дом?

— Да, мой ярл, купил. Дом «Теплых ветров» в равнинном районе.

— Смотри-ка, уже успел скопить достаточную сумму.

— С вашего позволения скажу — тот еще проныра…

— Но зачем мы оказали ему такую честь? Многие люди всю жизнь к такому стремятся — получить подарок из рук ярла, заиметь дом в городе… А ведь он тут всего-ничего!

— А все потому, братец Хронгар, что не простой это человек. Да, он тут не долго, но и за это время многое успел сделать. И вижу я, что много еще успеет сделать славных дел.

— Ну… быть может. Но к чему эта щедрость?

— Скажи, стал бы ты штурмовать город, где тебе дарили подарки?

— Если прикажут, то стал бы. Но без удовольствия.

— А город, где у тебя дом?

— Ммм… вряд ли.

— А если в том доме твоя семья?

— Ну так точно нет!

— Вот видишь, почему бы нам не сделать так, чтобы этот город стал для него родным? Чтобы он не только не замышлял для него зла, но и встал на его защиту? Тем более, не так дорого нам это встало. Тот же дом мы не подарили, а продали за полную цену.

— Ну а семьи то у него тут все равно нет. Что мы тут можем сделать?

— Можем, братец, можем. Я побеспокоился заранее и отправил весточку в Маркарт, в храм Дибеллы. Как раз сегодня в город прибудет жрица, готовая за скромное содержание с нашей стороны стать для него преданной супругой. А с её-то мастерством он забудет обо всем! Одним своим присутствием он усилит наш город. Да и немало послужит ему и так, благо он крайне предприимчив и деятелен.

— Ладно. Звучит не плохо, посмотрим что из этого выйдет.

В темном дальнем углу зала сверкнули красным пара глаз.

Этот же вечер. Улицы Вайтрана.
От главных ворот в сторону таверны шествовала молодая женщина. Не шла, а именно — шествовала. При каждом шаге ее бедра покачивались, а в разрезе юбки показывалась нога едва ли не по пояс. Одним своим присутствием она распространяла вокруг себя ауру чего-то сладкого и вязкого как мёд. Вдруг, из темного переулка высунулись руки и зажав рот утянули ее во тьму.

— Н'вах! Слушай ты! Корпрусная крыса! Забудь дорогу в этот город! И всем своим подружкам, в той помойной яме из которой ты выбралась, передай! А чтобы ты не забыла — вот тебе подарок на память!

Первый удар кинжала распорол щеку, второй рассек лоб и скулу. Ой не скоро удастся свести эти шрамы…

Задолго до этого. Первая эра. Северное побережье Тамриэля.
В двух-трех километрах от берега Моря Призраков сотни людей занимаются строительными работами. Копают, отвозят на тележках землю, таскают камни, пилят большие глыбы на блоки. С холма за ходом работ наблюдает группа мужчин. Среди них особо выделяется крупный мужчина в богато украшенном латном доспехе и в высоком причудливом шлеме.


— Работы идут полным ходом, отец.

— Отлично, сын. Нам необходимо закрепиться на этом берегу, чтобы создать плацдарм для возвращения нашего народа в эти земли.

— Нам есть кого опасаться?

— Всегда есть кого опасаться, сын. Если у тебя есть рубаха — найдется тот, кто захочет ее у тебя отнять. Если ты собрался собрать урожай посаженной тобой же пшеницы — найдется тот, кто заявит, что это его земля и его пшеница. Ты читал донесения внешнего дозора?

— Со всех сторон видели небольшие отряды фалмеров. Будучи обнаруженными они удалялись, не вступая в переговоры. Более того, были замечены отряды, идущие мимо и не проявляющие к нам интереса.

— Да. Такое впечатление, что они что-то ищут, но не нас. Мы, сами по себе, в их глазах особого внимания не заслуживаем. Пусть так оно и будет. В конце концов мы не ищем войны. Это большая земля и ее хватит для всех.

Обернувшись, он посмотрел на море, что раз за разом накатывало волнами на этот суровый берег. Где-то за его седыми волнами скрывался материк Атмора, что так долго был домом его народа. Материк населенный одними людьми. И хоть это и не уберегло их от внутренних дрязг, но ни шло ни в какое сравнение с их противостоянием остроухим мерам, что, дай им волю, вырезали бы их всех.

Почти сто лет назад был проведен масштабный ритуал, в ходе которого весь народ приобрел стойкость к суровому климату северного континента. И это было великим достижением, но в ритуал вкралась ошибка, неучтенный фактор, что привел к катастрофическому побочному эффекту.

Год от года зимы на Атморе становились все холоднее и холоднее. В некоторых регионах за короткое лето земля даже не успевала оттаивать, а где-то даже не таял снег. Лишь в некоторых районах удавалось вырастить скудный урожай, а проросшей травы едва хватало на прокорм ставших малочисленными стад.

Вместе с недоеданием пришли и ссоры. Пока что вождям народа удавалось гасить вспыхивающие то там, то здесь конфликты, но напряжение нарастало. На общем совете было принято решение о Возвращении и его миссия была первым этапом этого великого плана.

— Отец, как мы назовем этот город. — отвлек его от воспоминаний голос старшего сына.

— Имя ему будет — Саартал, — ответил Исграмор, глядя на бегущего к ним посыльного.

— Господин! Строители нижних туннелей проломили стену и оказались в большой пещере. И там… Там они обнаружили нечто удивительное!

— Веди, посмотрим, что они такое там нашли.

Чрез несколько минут от стоящей неподалеку скалы отделилась тень и на секунду превратилась в высокого эльфа с бледной кожей и белыми как снег волосами. Взглянув вслед уходящим, он как бы подернулся рябью и растворился в воздухе.

Глава 17

Следующие несколько дней прошли по одному шаблону. Подъем-завтрак. Приемка и оценка-сортировка алхимического сырья. Собственно, занятия алхимией. А именно — выработка оговоренной партии «Антипохмелина», после чего час на эксперименты, чтобы не превращаться в «алхимика одного рецепта» и двигать науку дальше, после чего сдавал в «Гарцующую кобылу» текущую партию и забирал деньги за предыдущую.

Далее обед и на конюшню где после урока по тому, как взнуздать лошадь, как у нее «переключать скорости», чем кормить, а чем НЕ кормить, отправлялся на фермы, соответствующие текущему дню недели. Это я их организовал так, чтобы не объезжать все, а по порядку… сегодня на эти, завтра на те, а с понедельника снова по кругу. И им удобнее оказалось. Теперь мясо поступает в город равномернее, без такого, что в один день прилавки завалены, а в другие нечего купить.

По возвращении в город закупаю у Адрианы Авениччи (дочери того самого Авениччи) востребованные образцы оружия и иду с ними к Фаренгару зачаровывать на его Пентаграмме душ. Его интерес в том, что пустые камни беру большей частью у него, да и видно, что краем глаза он подглядывает за моей работой. Прикупил, кстати, топор с зачарованием на урон огнем, разобрал его и делал теперь оружие как с заморозкой, так и с обугливанием цели.

Продал зачарованное оружие и домой, заниматься ремонтом. Ремонт решил сделать сам даже не сколько ради экономии, сколько ради того, чтобы сделать все на свой вкус. Как можно ближе к Земному, привычному. Например, у меня дома в уличной обуви не ходят! Как вошел, разулся, одел тапочки, ТАПОЧКИ и можно идти дальше. Дощатый пол сначала пропитал льняным маслом, заполировал, и натер горячим пчелиным воском, после чего отполировал снова.

У стены камин с нормальной дымовой трубой. С дымовой трубой, а не как тут принято — костер посреди комнаты, а дым выходит через отверстия в крыше. Камин, в общем то, больше для эстетики. Готовить я в нем не буду, обогреть помещение могу и магией. Раскалил до красна вечером тяжелую стальную чушку, так она потом до утра и остывает, согревая помещение. Мне и не в тягость да и тренировка. Давно уже заметил, что чем дольше и чаще чем-то занимаешься, то тем лучше это и получается. Есть даже правило такое. Если 10 000 часов чем-то заниматься (рисованием, музыкой, вышиванием, завинчиванием гаек, чем угодно) то по прошествии этого времени ты станешь мастером в этом. Простой рецепт.

* * *
Дорога к Драконьему пределу стала для меня вполне привычной. Голова занята своими мыслями, а ноги сами несут по обычному маршруту. Хотя, если вдуматься, это довольно забавно, поскольку это по сути аналог Администрации Губернатора, главы региона. А я хожу сюда ежедневно, да еще и по своим личным, коммерческим делам. Нормально устроился. Надо бы еще и ярлу найти занятие, чтобы он мне пользу приносил. Аж стыдно стало. Ага.

Посплетничав немного с Фаренгаром Тайным Огнем (да, я запомнил!) услышал позади, в главном зале, какой-то необычный шум и суету. Заинтересовавшись, мы оба высунулись из его кабинета, чтобы узнать в чем дело.

А происходил финиш марафонской дистанции. Хрипло дышащий, загнанный стражник в промежутках между сипением и всхлипами как заведенный повторял — «Дракон напал на западную дозорную башню!» Ни наручей, ни шлема, ни оружия при нем не было. Судя по всему он избавился от них на бегу, чтобы снизить вес. Тем не менее, в кольчуге, весившей килограмм пятнадцать, бежать было то еще удовольствие, я полагаю.

— Позвольте мне помочь ему, мой ярл. — вмешался я. Было видно, как натужно работают легкие и как на пределе работает сердце. И если он сейчас окочурится, то подробностей мне не видать.

— Позволяю. — произнес ярл Балгруф. Его лицо выражало озабоченность.

Пройдясь по нему целительными плетениями я влил в него зелье здоровья и восстановления сил, после чего прошелся по внутренним органам уже адресно: легкие, сердце, печень. Успокоил нервную систему, понизил уровень кортизола в крови.

— Он в вашем распоряжении. На данный момент его здоровью ничего не угрожает.

— Отлично. Пройдемте в зал военного совета. Вы все, ты, Фаренгар тоже.

Шли не долго. В комнате присутствовал большой стол, карта Скайрима и карта Владения. Обе карты были утыканы разноцветными флажками и испещрены пометками. Вдоль стен стояли шкафы с книгами, на стенах висели щиты и оружие. Выглядело довольно симпатично. Решено. Повешу у себя дома на стену ковер, а на него два скрещенных меча, поверх которых красивый щит.

— Ну, рассказывай солдат, что там произошло, — велел ярл.

— Я, вместе с Хьялмором и Боргасом шли сменить солдат, дежуривших на башне. Когда мы уже подходили к ней, на башню вдруг напал дракон. Он летел так быстро! Мои товарищи бросились на защиту башни, а я побежал назад в город, бросив свое оружие и шлем. Дракон дышал огнем! Вырывал из стен башни каменные блоки! Я бежал и думал, что если мы тут все погибнем, то ведь никто не узнает, что случилось! Может бандиты напали, или те же Братья бури! Надо было сообщить ярлу!

— Хорошо… я тебя услышал. Ты все правильно сделал. Иди в казарму и отдохни. — повернув голову он обратился к своей телохранительнице. — Айрилет!

— Да, мой ярл.

— Несомненно, это проба наших сил. Мы должны дать максимально жесткий ответ на эту провокацию. Не думаю, что пяток стражников смогут занять его надолго, но он явно не за этим прилетел. Это акция устрашения и одновременно попытка узнать, на что мы способны. И мы покажем ему это! Айрилет, возьми два десятка солдат и отправляйся к башне. Твоя задача не героически погибнуть во славу Вайтрана, а увидеть, что может этот дракон. Если поймете, что шансов нет — отступайте.

— Приказ понятен. Исполняю.

— Теперь ты. — ярл обернулся ко мне. — Тебе уже довелось пережить атаку дракона. Также, ты показал себя как отважный воин, добыв камень Фаренгару, да и как не плохой целитель. Пожалуйста, отправься вместе с Айрилет и окажи ей посильную помощь.

— Хм… Хорошо, мой ярл.

— А вас, Фаренгар, я попрошу остаться. Вами обоими я рисковать не могу.

— Но…

— Я уверен, вернувшиеся с поля боя расскажут вам все, в деталях. А теперь вперед. Не будем терять ни минуты.

* * *
С Айрилет мы договорились встретится у главных ворот через пол часа. Она отправилась отбирать в отряд стражников и вооружать их соответственно, а я побежал домой собираться и готовится.

В первую очередь алхимия. Сгребаю все целительные зелья, что есть в наличии. Лучше я назад принесу что останется, чем если вдруг не хватит. Далее. На выносливость. Определенно, туда нам предстоит марш-бросок. Если отряд прибудет на поле боя в таком же состоянии, что и тот «гонец», то не нужен нам дракон, нас куры заклюют. По паре бутылок на «лицо», будет достаточно. Сколько там? Километров двадцать? Хватит. Далее. Что еще может пригодиться? Есть подозрение, что мазь от ожогов, что я делал на продажу (не «Антипохмелином» одним жив бизнес) тут будет так же к месту. Несколько «ментальных тоников» для себя. Определенно, бой будет затяжным и упасть без сил в середине будет малополезно. Так… Попробовал рюкзак на вес — терпимо. Но надо так уложить, чтобы не разбилось ничего. Брать ли щит? От удара драконьего крыла или хвоста он меня вряд ли защитит. Это как прикрываться щитом от несущейся на тебя машины. От огненного дыхания… не знаю. Тоже не на 100 % Но он однозначно замедлит меня на поле боя, займет руку. Да и тащить его туда и обратно. Нет, щит не нужен. Лучше не подставляться. Чем-то заблокировать я вряд ли смогу. Вроде все. К воротам.

На месте встречи Айрилет проводила митинг-накачку. Солдаты откровенно трусили. В принципе, это и не удивительно. Во времена Великой войны они были еще детьми, а нынешняя, гражданская война, на данный момент Вайтран особо не затронула. Так что большая часть их подвигов — это патрулирование улиц и разнимание пьяных драк. Так что приведение «воинов» в соответствующее расположение духа было более чем необходимо. Она ссылалась на то, что честь — завалить дракона не выпадала многим поколениям нордов в виду отсутствия в наличии тех самых драконов. Что несомненно, данный подвиг будет воспет в веках. И наоборот, что скажут люди, если она, женщина, пойдет биться с драконом, а они, мужики, побегут домой и спрячутся под кроватью? Командирский опыт был налицо.

Время уже давно перевалило за полдень и стоило поторопиться, чтобы не сражаться с драконом в темноте. Если он вообще захочет с нами сражаться, а не улетит так и не дождавшись. Двинулись грамотно, по команде меняя бег на быстрый шаг, а потом снова бег. По договоренности с командиром в середине пути сделали десятиминутный привал и выпили по зелью, после чего с новыми силами продолжили движение.

Вот, на горизонте появилась Западная дозорная башня. Клубы дыма поднимались как от самой башни, так и чего-то горящего рядом с ней. Метров за двести сделали остановку, выпили по второму зелью. После чего Айрилет высказалась на тему, что дракон тут точно был но на данный момент его здесь нет. Хускарл Очевидность… После чего последовала команда обойти территорию в поисках выживших и как-либо улик.

Башню окружали догорающие «противолошадные ежи» и какие-то хозяйственные постройки. Дым и пепел… Из самой башни, около бойниц были вырваны каменные блоки. Судя по всему, в получившуюся дыру дракон дышал огнем, выжигая башню изнутри.

Первое обугленное тело нашли метрах в двадцати от башни, второе почти у входа. В ходе обыска башни, из под винтовой лестницы вытащили выжившего стражника. Налицо посттравматический стресс. Чего-то внятного от него добиться было сложно. Выяснили только, что дракон схватил Хроки и Торуга и улетел к ближайшим горам.

— Судя по всему, перекусить, — мрачно сказала Айрилет.

— Вот он! Возвращается! — прокричал на улице один из солдат.

Мы выбежали из башни, взглянули в ту сторону, что указывал солдат. И в самом деле, летит зараза. — «Ну, иди к папочке…»

* * *
Сделав круг над нами, он на лету полыхнул огнем вниз, выжигая траву широкой полосой. Трое стражников, чуть не попавшие под первый же удар, едва успели отскочить от гудящего пламени, что обрушилось на землю. Сверху раздалось басовитое уханье в котором я не сразу распознал довольный хохот. Да эта скотина ржет над нами!

Один за другим защелкали луки. Отдать должное, опомнились. Результативность, правда, была не слишком большая. Попасть по быстролетящей цели уже не простая задача, а попасть в какое-то уязвимое место вообще не реально. Попавшие в тело стрелы либо, скользя по чешуе уходили в сторону, либо, утыкались прямо в нее, теряли скорость и падали вниз. Паре стрел удалось попасть в стыки между пластинами чешуи, но не было похоже, будто это причиняет ему сколько нибудь беспокойства.

Попадание в перепонки крыльев наносило более ощутимый ущерб. Стрелы пронзали их навылет, оставляя в них небольшие отверстия. Мне показалось, или самые первые пробоины в крыльях уже начали зарастать?

Зависнув над позицией лучников дракон выдохнул струю огня. Отпрыгнуть успели не все. Один из стражников в горящей одежде с криками покатился по земле, сбивая пламя. Второй… второй чуть вскрикнуть и успел, прежде чем его тело рухнуло на землю. Доспехи потемнели от высокой температуры, одежда большей частью сгорела, а открытые части тела обуглились.

Несколько раз я швырял в него огненными шарами, но поскольку скорость их не велика и прицелиться не так просто, они пролетали мимо. Наконец попадание! Но что это?! Огонь не нанес ему ущерба, а взрывом лишь отбросило на несколько метров в сторону. Тем не менее, ему это определенно не понравилось и следующие минут десять он целенаправленно выслеживал меня, а я зайцем скакал между обломками башни, периодически прячась за ними от его атак.

Ну не то чтобы «зайцем скакал» и «прятался», а тактически отступал и использовал естественные укрытия. Взял огонь на себя и все такое. И в самом деле, пока он охотился за мной, остальные смогли непрерывно обстреливать его из луков, порядком продырявив ему крылья и было видно, что в воздухе он держится уже не так уверенно.

Стоило ему отвлечься от меня, как я встал и зарядил ему огненный шар прямо в крыло. Огонь, на удивление, опять скользнул по нему не причинив вреда, хотя, теоретически, был способен испарять камни! Но вот взрывная волна сделала свое дело, разорвав кожистую перепонку крыла, порядком истрепанную стрелами.

Дракона крутануло в воздухе и через секунду он рухнул на землю. От удара массивной туши земля содрогнулась. Ага… как в анекдоте. «Не берёте в авиацию? Возьмите в ПВО. Если я не буду летать, то никто не будет!» Удар о землю его несколько дезориентировал, но встряхнув головой несколько раз он пришел в себя и довольно резво поковылял в нашу сторону. Ой, не «Спасибо» сказать, как чувствую.

Началась свалка. Дракон все норовил пыхнуть огнем, но наученные горьким опытом стражники старались держаться либо позади, либо сбоку. Поворачивался на месте он достаточно медленно и им удавалось лупить его мечами не попадая под «выхлоп». Удары мечей и топоров наносили достаточно скромный ущерб. Как и стрелы, они не могли пробить чешую, но иногда вклинивались между ними и достигали тела. Айрилет, отдать ей должное, умудрялась не только стрелять из лука и рубиться наравне со всеми, но и параллельно командовать своим отрядом.

Подскочив сбоку я решил эффектно обезглавить и этого козла, применив на нем свой «Плазменный резак». Струя пламени перечеркнула чешуйчатую шею. Вонь, дым… И все. И весь результат. Ну, достаточно глубокая рана, кровь потекла, но где показательная декапитация?! Тем не менее он прочувствовал, взревел как больной слон и начал во все стороны махать крыльями да хвостом. Раскидал всех в разные стороны и давай дышать огнем во все стороны.

Хорошо, что народ в основном валялся на земле после его удара и пламя прошло выше. Четверых, впрочем, зацепило сильно и они бросились сбивать пламя еле сдерживая крики от боли. Один стражник вскочил и замахнувшись мечом побежал прямо на дракона. Лицом к лицу. Глаза в глаза. Сделать бы снимок в этот момент — было бы красиво. Эпичненько. Но именно в этот момент, поскольку через секунду длинная шея дракона распрямилась, а зубастая пасть перехватила стражника поперек туловища. Челюсти сжались, что то хрустнуло, какой-то стон-всхлип и герой превратился в мертвого героя, как оно чаще всего и бывает.

Отбросив тело в сторону зверюга начала осматриваться по сторонам что-то выискивая. Отыскав меня взглядом он, насколько я могу понять драконью мимику, усмехнулся и произнес: «Турри ду хин силле ко Совнгард! Брит гра». И поковылял ко мне.

Явно не пряники раздавать идет! И глаза у него какие-то недобрые! Обиделся что ли? Так у нас все просто! Кто к нам с такими зубами придет — то по зубам и получит! Сам виноват! Бормоча себе под нос всякую чушь я пытался отползти в сторону, но расстояние между нами быстро сокращалось.

В голове хаотически метались мысли. «Кто виноват?» было и так понятно, а вот «Что делать?» было уже не так очевидно. Огонь его не берет. «Плазменный резак» кое как, но им особо не повоюешь — энергии жрет ой, ой! Я и так за этот бой выпил столько зелий восстановления магических сил, что пора бы уже бежать в кустики. Впрочем, вполне возможно, что обмочу штаны прямо тут… Что еще есть? Сосулькой шандарахнуть? Ну, как вариант, но кардинально проблему это не решит. А что если…

Выставив руки вперед я начал отовсюду стягивать воздух одновременно сжимая и охлаждая его. Волна холода ударила во все стороны и земля покрылась инеем в радиусе трех метров. Из моих рук ударила струя исходящей паром голубовато-белой жидкости. Жидкого воздуха.

За долю секунды до этого дракон, вглядываясь в меня, видно разглядел что-то. Его глаза расширились и он открыл пасть, будто пытаясь закричать. И именно в его пасть ударил ледяной поток. Челюсть заклинило, голова сначала покрылась корочкой льда, потом, секунд пятнадцать спустя уже изморозью. Прервав заморозку я обрушил на него глыбу льда с арбуз размером. От удара голова дракона раскололась на части и тело наконец рухнуло в пыль и пепел. «Sub Zero Wins. Fatality».

И, вроде бы, все уже. Можно спокойно полежать, прийти в себя. Но нет. С тушкой рептилии что-то происходило. Взглянув магическим зрением я увидел, как некая сила вырывает из тела дракона клочья души, а остатки тщетно пытаются удержатся за уже мертвое тело. Поток фрагментов как в водоворот затягивало в меня, как будто у меня в груди образовалась Черная дыра. Поток нарастал все более и более и стал видимым даже обычным зрением. Разноцветные потоки оставляли поверженного гиганта и устремлялись ко мне и поглощались где-то в районе солнечного сплетения. Плоть дракона стремительно разлагалась и мерзким потоком лилась на землю, впрочем, достаточно быстро впитываясь в нее.

У меня перед глазами мелькали картины чужой жизни. В ускоренном порядке, без какой либо хронологии. Видя, что он творил, захотелось его оживить и убить снова. И еще раз, но уже медленно. Вдруг, перед глазами встала стена с письменами, что я увидел в храме на Ветреном пике. Царапины и закорючки внезапно обрели смысл… «хет нок фаал ваалок дейнмаар до довааголз арк ан ФУС.». «ФУС» — это сила. Но не просто сила рук или ног и даже не просто энергия в самом общем смысле. Гораздо глубже… Сила характера, сила искусства, магическая сила — все это лишь грани силы изначальной для обозначения которой в драконьем языке существует коротенькое слово «ФУС!». Задумавшись, я произнес его вслух и Сила отозвалась на мой зов. Пространство вздрогнуло и пошло рябью. Упругая волна помчалась вперед и отбросила останки дракона на несколько метров.

— Ты… ты Довакин!

Примерно в это же время в Драконьем пределе.
Замерев, она, почти не дыша, стояла на своем посту. Не самое характерное занятие для молодой девушки, тем более из богатой семьи. Но поскольку происходила она из клана «Рожденных-в-битве» или, иначе говоря, Сынов битвы (она по понятным причинам предпочитала первый вариант) то иной карьеры для себя она не видела. Чтобы не думали, и о чем бы не говорили другие.

Ребенком она частенько бывала с родителями в Драконьем Пределе, дворце построенным великим ярлом — Олафом Одноглазым, что стал первым Верховным королем Скайрима, который победил и пленил дракона, чей череп теперь висит над троном! Иногда ей доводилось услышать те истории, что рассказывала Хускарл ярла, Айрилет о том периоде, когда они с ярлом воевали плечо к плечу и совершили немало славных подвигов!

Будучи еще совсем маленькой, вместо игры с куклами и помощи матери на кухне она лупила палкой большой камень воображая, как она побеждает великана! Даже двух! Позднее, палку сменил деревянный тренировочный меч, а на девичьих ладонях стали образовываться нехарактерные для нее мозоли.

Отец смирился и отдал ее в группу учителя фехтования. Тот, впрочем, сам был не в восторге от такого ученика. Зачем вкладывать в нее время и силы если она однажды одумается, оденет платье и пойдет пеленки стирать? Вот и решил несколько ускорить этот процесс не только не проявляя к ней снисхождения но и нагружая тренировками едва ли не более всех остальных.

Результат был, но не тот, что он рассчитывал. Очень быстро по выносливости и силе она превзошла всех в своей группе, а в тренировочном бою была столь горяча и яростна, что мало кто рисковал вставать против нее в спарринге.

Собственно, по этой же причине она не задержалась и в городской страже. Если она разнимала пьяную драку в трактире, то часто дерущимся доставалось больше чем, продолжай они лупцевать друг друга самостоятельно. А если она видела где-то какое-то нарушение… Редкая смена, когда она не притаскивала кого за шиворот в подвалы Драконьего предела. В итоге ее определили в стражу резиденции ярла и город наконец вздохнул свободно.

Сегодня был особенный день. Гонец принес весть о нападении дракона, ее кумир — Айрилет вместе с отрядом стражников и каким-то странным магом отправилась с ним сражаться. Ей было страшно обидно, что ее не взяли. Но в этот день она должна была быть тут, на посту, и оставить его было бы нарушением устава.


Был уже вечер. Ярл и его советники и не думали уходить из зала в тревоге ожидая, чем же кончится битва.

— Часа два с половиной туда, полчаса-час на бой и часа четыре обратно, даже если они будут нести раненых. Не так много и осталось, скоро мы узнаем чем все кончилось…

— Отличный расчет, Авениччи. А ты можешь подсчитать чем закончится бой? Даже если дракон будет повержен, то какой ценой? Все ли его переживут? А?

— Не могу знать, мой ярл… Но если в течении пары часов мы не получим никаких известий…

Внезапно, раздался чудовищный грохот от которого задрожал дворец и задребезжали стекла в окнах. Грохот, подобный грому молнии продолжался и в нем слышались слоги складывающиеся в слово: ДОООО…ВААААА…КИИИНН!

— Что это было?!

— Ты тоже это услышал?!

— Седобородые?

— А кто еще это мог быть?

— И что все это значит?

— Подобным образом, в древности Седобородые призвали Тайбера Септима, в то время его звали еще Таллосом Атморским на обучение в Высокий Хротгар, поскольку признали в нем довакина — драконорожденного. И вот опять.

— Спасибо Хронгар за историческую справку. Я думаю, что все согласятся, что было бы маловероятным совпадением битва с драконом и этот вот призыв.

— Да, брат. И думаю, можно уже чуть меньше беспокоиться о результате боя. Определенно, дракон был повержен и кто-то из убивших его пожрал его душу.

— И кто это мог быть?

— Шутишь? Айрилет? При всем моем к ней уважении. Кто-то из наших стражников? Или странный маг, что за пару месяцев поставил весь город на уши и заполучил тут собственный дом? Кстати, «Антипохмелин» — его изобретение.

— Да… значит и правда он. План привязать его к Вайтрану все еще в силе. Жаль со жрицами Дебеллы не вышло. Чего это они вдруг передумали… Как еще мы можем его почтить и отблагодарить?

— Быть может, мой ярл, вы наградите его титулом тана? Это ничего не будет стоить казне, а почетно и ему и нам. Ведь мало кто из ярлов Скайрима может похвастать тем, что у него в танах — драконорожденный! Ну и топор какой нибудь, чтобы не выглядело, будто мы просто одними словами отделались!

— Хорошая мысль, Авениччи. Но тану еще положен и свой хускарл. Кого тут можно назначить?

На дрожащих ногах, в нарушение всех правил она сделала шаг вперед и произнесла: «Мой ярл, можно им буду я…»

— Лидия?!

Часть 2

Пролог

Над равниной центрального Скайрима летел ветер. Вольный странник, что не знал границ и преград, стен и замков. Ветер шевельнул стебли, раскачал невысокие цветы, что уронили со своих лепестков на землю капли росы. Пролетая мимо дымящейся башни он поиграл с обгоревшими знаменами на стенах, поднял вверх облачко пепла от сгоревшей травы, взлохматил волосы людей, что сидели на земле и помчался дальше.

Глава 1

— Ты Довакин!

— Вовсе нет! — вяло возразил я. — Подумаешь, не сразу сообразил как его завалить. Можно подумать, ты каждый день драконов убиваешь. Зачем сразу обзываться? Сам ты довакин.

— Нет, нет! Это не оскорбление, наоборот! Довакин, в переводе означает — «драконорожденный»!

— Что-то ты путаешь, уважаемый! Своих родителей я помню и драконов среди них не было. А если ты на мою маменьку наговариваешь…

— Вовсе нет! — завёлся он. — Это те, кто рождается с кровью дракона в жилах, как тот же Тайбер Септим!

— А… И что это значит?

— Драконорожденные способны поглощать души драконов и использовать их особую магию — силу Голоса, вот как ты сейчас.

Подожженное драконом понемногу догорало и небо очищалось от дыма. Дышать становилось легче. Тем не менее, вся одежда пропиталась гарью и местами была припорошена пеплом. Надеюсь, отстирается.

— Ну чё… круто. — сказал я, вставая с земли. — Давай посмотрим, как там остальные.

Остальные имели вид не менее потрепанный и уставший. Практически все имели ожоги той или иной степени тяжести. Четверым было уже не помочь. Пошел искать, куда бросил свой рюкзак с зельями.

Айрилет собрала всех и провела перекличку. Троих, наименее пострадавших, отправила к ближайшей рощице рубить жерди для шести носилок. Найдя рюкзак, раздал обожженным мазь и показал, как ей пользоваться. Тем, у кого ожоги были серьезнее — добавил целебное зелье. Двумя, самыми тяжелыми случаями, занялся уже лично. Ну вот, выжившим теперь уже ничего не угрожает.

Понемногу шок начал отпускать и народ стал немного оживать. Стали слышны разговоры — «А ты видел как я…», «А я! По три стрелы в каждое крыло!» и даже, пусть немного нервный, но все же смех.

— Как ты сам? — спросила подошедшая Айрилет.

— Да ничего, вроде. Разве что, когда падал налетел на камень, задницу ушиб. Синяк теперь будет!

— Ну, это не страшно. Ты, главное, кому-попало ее не показывай, пока не заживет. — она замолчала и продолжила после паузы. — Важное дело сделали. Я уже и не думала, что справимся, а уж тем более отделаемся столь малой кровью.

— Не так уж и малой. — я кивнул в сторону обгоревших тел.

— Мы с ярлом заранее предполагали нечто подобное и обсуждали тактику. Со времен Войны драконов дошло не так много информации, но кое-что все же было известно. У подобного нашему отряда, опираясь на опыт той войны, был хороший ШАНС убить дракона. Всего лишь шанс, — добавила она не громко. — Так что без тебя все могло сложиться совсем иначе. Более того, драконы теперь два раза подумают, прежде чем сунуться к Вайтрану. Так что это важная победа.

— Наверно. Пойду гляну, осталось ли от него чего полезного. — сказал я.

— Хорошо. Мы пока сделаем носилки для погибших. — кивнула Айрилет и отошла к стражникам.

А крокодил-то стух совсем… Все что осталось от летающего, полыхающего огнем кошмара — поблескивающие от какой-то слизи кости, прикрытые кое-где клочьями шкуры с чешуей. Потыкал кончиком кинжала. Крепкая. Направил струю огня. Держит. Хороший материал, можно будет из него что-то смастерить. Снял рюкзак и начал собирать в него чешуйки.

Вообще, раньше я любил поработать руками. Спроектировать и собрать мебель. Починить стиральную машину, заменить розетку или выключатель. Приятно сделать что-то своими руками. Но со временем, затянула офисная круговерть, непрерывный стресс, отнимающий все силы. Да, появились деньги, и уже не нужно было чинить то, что можно просто заменить новым. Или же, достаточно просто отсчитать купюры, и мастер сделает все за тебя. Приобретения и расходы, но нет чувства, что ты привнес что-то в мир.

Сейчас же. Взять ту же алхимию. Целебные зелья, что я изготавливаю и сдаю в магазин — не залеживаются на полках. В большом городе люди ежедневно получают бытовые травмы, ожоги, порезы. И мои зелья лечат их. Или тот же «Антипохмелин». Довольно простое зелье, пусть и с двойным эффектом стало уже раскрученным брендом. И не в деньгах дело, а в тех румяных бородачах, что здороваются со мной на улицах по утрам. Я вгляделся в их состояние здоровья и увидел, что мое зелье не только снимает похмелье, но и лечит! Моя, по сути, финансовая афера, улучшила качество и, пожалуй, продолжительность жизни многих людей. Я чувствую, что я нужен этим людям, приношу пользу, а не просто паразит-потребитель.

Довольно плотно набил рюкзак чешуйками. Вышло увесисто, но сырье качественное и довольно дефицитное. Надеюсь, таким и останется, дефицитным. Что еще с него можно взять? Пнул ногой кости. Вроде прочные. Опалил огнем, очистив от слизи. Крепкие и легкие. Выбрал несколько небольших, пригодятся. Ну и когти тоже, ожерелье сделаю. Ну или… да, так будет лучше всего. Срезал когти с крыльев и задних лап, как раз, двадцать. Вручил каждому стражнику как трофей, четыре передал для семей погибших, как знак доблести и того, что они не остались не отомщенными. А для Айрилет наковырял уцелевших зубов из оттаявших остатков головы дракона. В общем, с паршивой овцы, хоть шерсти клок.

Народ восстановился, подлечился и приободрился. Было решено оставить пятерых на посту в башне. Собственно, для дозора и для приведения территории, да и самой башни в относительный порядок. Айрилет шла впереди, за ней двенадцать человек несли носилки с телами и я замыкал колонну. Двинули.


Стемнело. Часам к восьми на горизонте появился Вайтран. Надо сказать, что «условно средневековый» город производит довольно мало света. Яркого уличного освещения нет. Разве что стража патрулирует с зажженными факелами. Свет в окнах довольно тусклый, свечи — это вам не стоваттные лампочки. Но в сгущающихся сумерках даже такое слабое освещение было заметно издалека.

Вдруг, раздался ужасающий грохот. Звук воспринимался не одними ушами, а всем телом, вибрировал каждый орган. ДОООО… ВАААА… КИИИН!

Вот те раз! Опять обзываются! И чуть ли не на всю страну! Вы еще с неба пальцем покажите! Ой, чую, чую! Подсказывает мне моя… сердце, что хотят сделать меня крайним! — «Ты Избранный — Нео!», давай, разгребай все наши косяки и вытаскивай нас всех из этого болота, скажем так. А мы тебя за это красиво похороним в итоге.

Ладно, не будем забегать вперед, может и обойдется. Сейчас до ярла дойдем, отчитаемся, медальку получим. Может он еще и расскажет, что это был за «голос с неба» и как сделать так, чтобы он замолчал.

В это же время. Драконий предел.
— Лидия?! — произнесли все присутствующие, едва ли не хором.

— Да! А что?! Думаете не справлюсь? Справлюсь! Поставьте меня против любого стражника! Против двоих, троих! Я докажу!

— Ну… мы верим, верим… Только убери меч! — ярл Балгруф покосился на ее оружие, которым она активно размахивала по ходу своей тирады.

— Ой… извиняюсь… — смутилась она и убрала оружие в ножны.

— Понимаешь, Лидия… — ярл задумчиво почесал подбородок. — Должность хускарла — это не только защищать своего господина от врагов… Но и, к примеру, от неправильных поступков… Он ведь станет не просто таном, а таном Вайтрана. И значит, его хускарл должен быть верен не только ему, но и Вайтрану, в первую очередь. И если, вдруг, его решения или поступки пойдут вразрез с интересами города…

— А! Я вас поняла, мой ярл! Вы, как бы, намекаете, что я, как бы, должна докладывать о том, чем занимается мой тан и если вы решите, что в этом есть что-то плохое, то я должна ему помешать. Так?

— Ну…примерно так, да…

— Это вы меня так испытываете? Да? Буду ли я верна своему тану? Не получится ли кому-нибудь подкупить или запугать меня? Нет, мой ярл! Не получится! Можете не беспокоиться! Я буду его мечом и щитом!

Хлопает входная дверь и, поднявшись по ступеням, в зал заходит стражник.

— Мой ярл! Они идут!

— Хм… хорошо. Давайте, встретим наших героев!

В это же время. Вайтран.
Айрилет отправила всех стражников в казармы вместе с носилками. Солдатам был нужен отдых. Другие, так же должны были иметь возможность попрощаться с павшими товарищами. А после доклада ярлу она намеревалась передать тела родным погибших.

Было видно, что город несколько взбудоражен. Судя по всему «сарафанное радио» сработало на все 100 % и жители в курсе относительно нападения дракона. То, что мы вернулись неся погибших уже само по себе даст понять, что битва была и мы победили. Хоть и с потерями. А отпущенные в казарму стражники поделятся некоторыми подробностями, так что, уже часа через два — три информация расползется по городу, народ успокоится и заснет.

Вот, снова ступени наверх, к Драконьему пределу. Я понимаю, наверху и видно получше и вообще, место почетное, но все эти ступени… Устал я, что-то.


Ну вот и главный зал. Похоже ярл и не покидал «рабочего места», вид у него тоже притомившийся. Похоже, ждал чем все кончится, беспокоился. Аж приятно! Понятно, что не о мне беспокоился, а о том, удастся ли победить дракона или нет, но тем не менее.

— Рад видеть вас обоих в живых! — поприветствовал нас ярл. — Как все прошло?

— Западная дозорная башня серьезно повреждена, но подлежит ремонту, — начала Айрилет на правах командира. — Ценой потери восьми человек, дракон уничтожен. Смена из пяти стражников осталась на башне нести дежурство и восстанавливать повреждения.

— Я не сомневался в тебе, Айрилет. Поставленная задача выполнена, порядок службы восстановлен, невзирая на… форс-мажорные обстоятельства в виде дракона. — тут он взглянул на меня. — Не произошло ли, при убийстве дракона чего-то необычного?

— Хм… После того, как дракон был повержен, от него ко мне перешла некая энергия, что дала новую способность. Продемонстрировать?

— Эээ… не здесь и не сейчас. Похоже, Седобородые были правы, ты и вправду довакин!

— Седобородые? — удивился я.

— Мастера Пути Голоса. Ты тоже слышал этот гром?

— Его трудно было НЕ услышать. — проворчал я.

— Каким-то образом они распознали что произошло, что за сила тебе открылась и таким вот образом призвали тебя на обучение к себе, на Высокий Хротгар, монастырь на самой высокой горе Тамрэля! Однажды, в молодости, я совершил туда паломничество, поднялся на семь тысяч ступеней…

— Это все, конечно, хорошо… Все эти ваши древние нордские легенды… — вмешался Провентус Авениччи. — Но что им от него нужно? К чему весь этот шум?!

— Это дело Седобородых и довакина! — одернул его ярл Балгруф.

— В свое время, подобным образом, Седобородые призвали Талоса Атморского, которого позднее стали называть Тайбером Септимом к себе на обучение. В итоге он покорил весь Тамриэль и основал Империю! — выдал историческую справку Хронгар, младший брат ярла, как я недавно узнал.

— Монетки, септимы, не в его честь названы, случайно?

— В его, в его!

— Интересно! — я и в самом деле заинтересовался. — Вот, позвали, научили, а потом он, бац! И стал императором?

— Ну… не так просто, но по сути да.

— Вообще, получить таким вот образом приглашение на Высокий Хротгар — великая честь! — вмешался ярл Балгруф. — И медлить тут не принято!

— Да, да… не побрезгуем. Раз уж так настойчиво зовут.

— Есть еще кое-что, что я бы хотел с тобой обсудить…

— Да? И что же? (ну наконец! Пряники!)

— Твоя помощь Вайтрану неоценима! И ранее и сегодня. Я уверен, ты сыграл значительную роль в убийстве дракона… — он взглянул на Айрилет. Она в ответ кивнула. — И по этому я хочу наградить тебя титулом тана! Сам по себе, этот титул сейчас значит не так уж много, но он дает ряд преимуществ и подымает тебя над прочими жителями города.

— Это очень ЩЕДРО с вашей стороны, ярл Балгруф! — я позволил себе добавить в эту фразу совсем чуточку иронии.

— Да, это так! — невозмутимо продолжил ярл. — Помимо этого я дарую тебе оружие из моей собственной оружейной. Думаю, со временем, ты поймешь значимость этого жеста. Молот зачарован силой молний! Имя ему — Мь… в общем, называй его как хочешь.

— А вот это очень кстати! Премного благодарен, ярл! — тут мой энтузиазм был не поддельным. Огонь и холод есть, теперь и электричество!

— Я рад, что тебе понравилось. Вот он, кстати. — он махнул рукой и слуга передал мне сверток. — Но к титулу тана есть еще одно приложение, а именно, свой собственный телохранитель. Я, как ярл, забочусь о безопасности своих доверенных помощников и по этому назначаю Лидию твоим хускарлом!

— Тан! Я твой меч и твой щит! — сказала вышедшая вперед девица двадцати с небольшим лет.

Довольно рослая, в дорогих стальных доспехах, что аж сияли от ежедневной полировки. В ее плавных движениях чувствовалась немалая сила, а так же ловкость в обращении с оружием. В глазах фанатичным огнем горел ЭНТУЗИАЗМ.

— О Господи… — подумал я.

— Ну… не самый скверный вариант. — подумала Айрилет. — Ничего, отбрехаюсь.

Первая эра. Саартал.
Исграмор шел за провожатым по коридорам подземной части строящегося города. Подобного рода архитектура сложилась уже довольно давно и была весьма практична. В подземных коридорах было довольно прохладно, но зато и летом и зимой под землей была примерно одна и та же температура. На Атморе, где с каждым годом зимы становились все холоднее это было очень важно. Помимо этого, при нападении врага в узком подземном коридоре десять умелых мечников могут удерживать тысячу врагов. Кроме этого погребальные традиции атморцев подразумевали обустройство поземных склепов, так что и тут углубление вниз, под поверхность было вполне уместно.

Они прошли по коридорам, где еще виднелись следы недавних работ, по грудам колотого камня, и через пролом в стене вошли в пещеру. В середине, на небольшом постаменте находилась светящаяся сфера. Она парила на небольшой высоте и медленно вращалась.


С первого же взгляда стало понятно, что это могущественный артефакт. Естественная пещера глубоко под землей, без входов и выходов. Кто то достаточно могущественный спрятал тут этот шар и явно было бы неблагоразумно лезть в дела тех, кто имеет такие возможности.

Но… почему вдруг у него так защемило сердце? Навалилась тоска и чувство потери. Невольно нахлынули воспоминания далекой юности. Сколько уже прошло? Лет сорок?

Перед внутренним взором проносились туманные фьорды родной земли. Вот он с матерью стоит на берегу и провожает в плаванье отца. Драккар отчалил от берега и с каждым взмахом весел становится все меньше и меньше исчезая вдали. Когда он вернется? И вернется ли? Оставалось лишь уповать на Одина, что он не оставит без покровительства верных ему.

Вспомнилось, как однажды он пришел в себя и не узнал место, где находится. Незнакомые реки, леса, горы, чужой край. Его похитили? Бросили в лесу? Он кричал и плакал от страха, но отвечало ему лишь эхо. Успокоившись и собравшись с силами он отправился в путь, куда глаза глядят. На пятый день вышел к людям и не понял их языка. Видать Локи решил подшутить над ним и забросил его в неведомые края к чужому народу.

Прошли годы, он многое повидал в жизни, но не переставал помнить о доме. Читал книги, расспрашивал множество людей, но никто и никогда не слышал ни об одном городе, стране, народе или языке, что он мог вспомнить. Он даже спрашивал драконов! И те из них, что снисходили до ответа, не видели ничего подобного.

Подобно своему отцу, свою жизнь он решил связать с морем. С годами он достиг высокого положения в приютившем его народе. Именно он настоял на необходимости развития атморского флота, что ранее состоял лишь из горстки рыболовецких лодок, а теперь в нем есть десятки кораблей, способных перевозить по две-три сотни человек каждый. И именно наличие такого флота дало возможность начать всерьез рассматривать проект Возвращения с Атморы на Тамриэль, откуда их предки уплыли столетия назад.

Но одним флотом дело не ограничилось. Будучи сыном своего народа, воспитанном в иных традициях он неизбежно, в мелочах, привносил эти традиции в народ Атморы. Испытывая отвращение к той браге, что здесь называли элем — научил варить мед. Счел неудобным есть с ножа — и «изобрел» привычную ему вилку. По какой-то причине это невинное бытовое улучшение вызвало немалый ажиотаж. Некоторые острословы прозвали ее «Суповой ложкой Исграмора», но тем не менее, многие переняли этот обычай, сочтя вилку более удобным обеденным прибором, чем кинжал.

Имена и названия, поговорки и обороты речи, стиль в одежде и порядок проведения пиров — все это расходилось от него, как круги по воде от брошенного в нее камня. И даже его кровь, что течет в жилах его сыновей — были его даром этому народу.


Он стоял перед вращающейся сферой и думал. Он не был глупцом и понимал, что внезапно нахлынувшие воспоминания, спавшие годами, были не случайны. Его поиски завершены. Он получил ответ, что так долго искал, и чья вина, что он не может его понять? Он знал лишь одно — необходимо сделать все, чтобы сохранить и защитить ЭТО.

За его спиной, в тени шевельнулась полупрозрачная фигура и снова замерла.

Глава 2

Дворец ярла — Драконий предел.
— И что это такое? — поинтересовался я.

— Она — твой хускарл! — ответил ярл Балгруф. — Телохранитель и доверенное лицо. В общем, и спину прикрыть и вещи посторожить. Разберешься, не маленький. Кстати, она хороший мечник. На лесных дорогах это может быть полезно, сам знаешь.

— Ладно, разберемся, утро вечера мудренее…

— Чего? — удивился ярл.

— Да, не забивайте голову, поговорка такая. Серьезные вопросы лучше решать утром, а не поздним вечером на уставшую голову. А день был утомительный. Куча дел, беготня по городу, встречи, переговоры… потом еще дракон этот. Я вам безусловно благодарен за все, даже за такой, несколько неожиданный подарок, но сейчас я предпочел бы общество подушки с одеялом.

— Хорошо, и в самом деле. — согласился Балгруф. — Надеюсь, перед вашим отъездом, тан, мы еще увидимся.

— Я тоже на это надеюсь. — ответил я и зевнул. — У меня есть пара идеек, что помогут выстоять Вайтрану в случае нападения дракона. Я бы не хотел, чтобы в мое отсутствие его сожгли дотла.

— Я бы тоже… — ярл поперхнулся. — Я бы тоже этого не хотел.

— Ну значит до завтра.

— До завтра, тан, и спокойной ночи!

— И вам также! — сказал я и развернувшись пошел из зала.


Привычно зажег магический огонек, чтобы не споткнуться. Было уже темно, и город, переваривая новости этого дня, готовился ко сну. Дорога от дома, через рынок и к Драконьему пределу была привычна, хотя поздним вечером я тут ходил редко. Было уже достаточно тихо. Голова соображала туго, да и внимание было довольно рассеянным. Вероятно, именно из-за этого, пройдя уже, наверно, с пол пути я заметил шаги за своей спиной.

Темные, безлюдные улицы… звук шагов позади… Нервирует, верите или нет. Не, ну мало ли. Какой-то прохожий вот тоже припозднился и маршруты совпали. В такой ситуации нервно оборачиваться — позорить свое танское достоинство. Глупо же! Нет, ну кто еще это может быть?! Просто случайный прохожий, просто совпало… Вот я сейчас сверну вот здесь, а он пойдет дальше по улице.

Странно, право дело, странно. Вот зачем случайному прохожему понадобилось сворачивать в этот же темный переулок? Конечно, всякие бывают совпадения, даже такие. Вот я сейчас просто прибавлю шаг, он и отстанет. Может мне срочно по-маленькому надо, вот я и спешу домой, а вовсе не от того, что мне страшно. Ведь это не темный лес! Это Вайтран, столица Владения! Крупнейший и древнейший город на сотни километров в округе! Разве тут может что-то произойти с припозднившимся путником? Нет!

Нет, не может такого быть! И даже если шаги за спиной ускорились, то это ерунда. Вот, сейчас выб… эээ… быстро выйду на широкую улицу, развернусь, и дам последний бой! Продам свою жизнь подороже!

— Аааааа!!!!!

— Тан?! Я твой меч и твой щит!

— Бл. Лидия?!

— О! Вы сразу запомнили как меня зовут? Очень приятно! Да, это я! Ваш хускарл! Какие будут указания?

— Зачем ты идешь за мной?! — сказал я, с трудом приходя в себя.

— А как же иначе я могу защищать вас, мой тан? Я хорошо знаю свои обязанности! И вы совершенно зря проверяли меня. Сверну ли я вслед за вами в темный переулок, буду ли поспевать когда вы идете быстрым шагом или бежите? Я не подведу и со всем справлюсь!

— Как оно там? «Утро вечера мудренее»? Это, определенно, был сложный день. Пошли…

— Да! Это и в самом деле знаменательный день! Впервые за сотни лет был сражен дракон! Я уверена, это была славная битва! А мы с вами будем убивать драконов?

— Ну, если попадется на пути. — сказал я. И добавил тихо себе под нос. — И если не получится сбежать.

— Отлично! А то я давно хотела себе в качестве трофея такой же череп как у ярла!

— Зачем тебе череп ярла?!

— Эээ… ну не самого ярла, конечно же! А такой же череп, как у него над троном висит! Череп дракона!

— Лидия. Если я прямо сейчас дам тебе чешуйку дракона — ты замолчишь?

— Да, конечно! Вам достаточно приказать и я выполню любой ваш приказ!

— Хорошо. Вот тебе чешуйка и мой приказ — замолкни, а… Люди спят!

— Слушаюсь, мой тан… — произнесла она шепотом и затихла.


А вот и дом, милый дом. «Дом теплых ветрОв», или вЕтров? Почему так назвали и что имели в виду? И с чудом этим что делать? На улице не оставишь, перед соседями неловко, да и страшно за них.

— Стоп! Лидия, стой! Не иди дальше!

— Что случилось?

— Видишь, какой у меня пол? — я зажег свет поярче и указал на отполированные, натертые воском доски.

— Ну… блестит…

— Вот! А ты по нему грязными сапогами!

— Не такие уж они и грязные.

— Не важно! В моем доме в уличной обуви не ходят! Разувайся вот тут… Так… А теперь одень вот это. Это тапочки. Обувь специально для дома!

— Какие-то они слишком мягкие, и ногу совсем не защищают…

— А от кого или от чего они должны защищать тебя тут? От тараканов? Так не переживай, их у меня нет.

— Да?! А что с ними случилось?!

— В конце-концов я маг! Мне и не такие чудеса под силу! Все, располагайся тут, на первом этаже. Извиняй, на тебя не рассчитывал, поэтому кровати для тебя нет. Латы можешь снять и спи спокойно. Не надо устраивать стражу, бдеть всю ночь и прочие глупости. Завтра будет много дел и я хочу, чтобы ты выспалась. Это приказ.

— Да, мой тааааан… — сказала она и зевнула. — Для меня это тоже был странный день. Еще несколько часов назад я и не думала, что все так обернется…

— Спокойной ночи, Лидия.

— Спокойно ночи, мой тан.

Я поднялся наверх и вырубился, упав на свой матрас. Даже не все пуговицы успел расстегнуть, не говоря уже о том, чтобы что-то из одежды снять.

* * *
Утро было не вполне добрым. Я до сих пор и не оборудовал себе нормальной кровати, так еще и спал сегодня в верхней одежде. Тело затекло и самочувствие было так себе. Быстренькая зарядка и магический медосмотр поправили дело, так что на первый этаж спустился уже не комок ваты, а нечто относительно бодренькое.

Лидия тоже уже проснулась и занималась своими доспехами. Что-то чистила, полировала, подтягивала ремешки. При этом она еще умудрялась смотреть по сторонам и с любопытством изучать мои дизайнерские решения. Прошелся по ней диагностическими плетениями и почувствовал себя старой развалиной. Вот на ком пахать и пахать! Зато я знаю, кто понесет самый большой рюкзак. И настроение улучшилось.

За завтраком продолжал изучать ТТХ навязанной мне напарницы. Ну, кушает она ожидаемо много, но вот над манерами надо будет поработать. Казалось, она специально строит из себя «крутого парня», что сначала перепьет всех присутствующих, потом набьет им всем морды и, наконец, уляжется спать под тем вон столом. Но я то видел, что это именно — «строит из себя», а не «является». Впрочем, некоторые маски, если их долго носить, могут и прирасти к лицу.

Далее, по графику отправился на встречу со своими «поставщиками» алхимического сырья. Как обычно, принял, проверил. Самому смышленому незаметно передал записку и деньги. С мешком ингредиентов отправился к Аркадии. Предстоял серьезный разговор.

— Лидия, мне нужна твоя помощь. — начал я.

— Да, мой тан! Что нужно сделать?

— Мы сейчас пойдем в «Котелок Аркадии», знаешь хозяйку?

— Знаю. — сказала она и поморщилась. — На нее неоднократно жаловались страже. Любит находить у посетителей несуществующие болезни, а потом предлагать лекарства для их лечения. И ладно бы действующие лекарства продавала! Знает, что человек здоров и в качестве лекарства продает травяной отвар, что можно купить за пару монет в любом трактире!

— Все так. К сожалению, ее лавка — единственная в городе и мне, как алхимику, приходится с ней сотрудничать. В ближайшее время нам предстоит покинуть город и мне не хочется оставлять его жителей без «Антипохмелина».

— Так это ваше изобретение? — заинтересовалась Лидия. — Многие стражники хвалят, да и командиры рады. Куда проще стало собирать подчиненных по утрам и отправлять в патрули.

— Вооот! По этому я хочу передать рецепт Аркадии и убедится, что она сможет изготовить «Антипохмелин» должного качества, но при этом, как изобретатель, хочу иметь с этого пусть не большую, но долю. Справедливо?

— В принципе да… Но захочет ли она делится, после того, как получит рецепт, с такими-то наклонностями?

— Тут мне и нужна твоя помощь. Во-первых, как подтверждение моего статуса тана. Что-то этот титул да значит? Во-вторых, как намек на то, что она может получить серьезные проблемы со стражей ярла. Как ни как, тана обворовывают! Ну и в-третьих, просто стой за моей спиной с суровым лицом и чуть что, хватайся за меч. Уверен, все это вместе, а особенно, последнее — будет иметь должный педагогический эффект.

— День добрый, Аркадия! — поприветствовал я её, входя в магазин.

— И вам не хворать, коллега. — ответила она. — А вы, Лидия, какими судьбами? Мазь от мозолей? Или что-то по же..

— Я на работе! — прервала ее Лидия. — Охраняю тана, как его хускарл!

— Хммм… Как интересно. Поздравляю вас. Очевидно, что ярл очень вас ценит. Я уже наслышана о ваших подвигах, так что это назначение вполне заслуженно. Хотя, с таким «довеском»… — она скосила глаза на мою сопровождающую.

— Знаете, Аркадия, даже из чертополоха можно сварить уйму полезных зелий, если знать КАК. - тут я тоже скосил взгляд на Лидию, что с интересом разглядывала полки уставленные разноцветными бутыльками и причудливыми, порой, ингредиентами. — Но разговор сейчас не об этом. Я пришел сделать вам коммерческое предложение.

— Очень интересно. И в чем оно состоит?

— Благодаря вашей любезности и вашей лаборатории за последнее время я изготовил, помимо того, что сдаю вам на реализацию, несколько партий «Антипохмелина»…

— Ах вот кто…

— Да, да, именно я. Средство пользуется устойчивым спросом и содействует благу нашего города. Но так получается, что я вынужден отъехать. И мне бы не хотелось, чтобы в мое отсутствие город страдал. Но при этом, я не хочу, чтобы страдали и мои интересы. Вы меня понимаете?

— Поясните, про ваши интересы.

— Я передаю вам рецепт, перенаправляю к вам своих поставщиков сырья и, убедившись, что ваш результат не хуже моего, перед всеми говорю, что вы производите его с моего ведома и под моим контролем. И мой интерес в этом — десятая часть прибыли. Вы, вот, пока подумайте, а мне надо кое-что проверить.


Вчера мне в голову пришла одна мысль, которую я сейчас и решил проверить. Традиционно, забираемые из ингредиентов свойства соединяются и переносятся на колбу с водой, в ходе чего она меняет цвет и способность к нужному воздействию. Мастерство алхимика сводится, во-первых, к знанию того, какими свойствами обладает тот или иной ингредиент и, во-вторых, навыкам по его подготовке. Например, если использовать цветы горноцвета, то получится один результат. Если использовать только лепестки цветов — то эффективность полученного зелья возрастет, а если их высушить и мелко истолочь в ступке — результат будет еще лучше.

Но почему именно вода? Почему бы в качестве основы не использовать иные составы? Для начала я взял льняное масло, что использовал для пропитки пола. И изготовил на его основе зелье сопротивления огню. После чего пропитал им клочок ткани и деревянную щепку, что подобрал у колоды для колки дров. Поднес к факелу и… Вуаля! Шипит, темнеет от пламени, но не вспыхивает.

Так, а теперь то же самое, но вместо масла — топленый и фильтрованный жир. Тоже на сопротивление огню. Ага… готово… Мажу им руку и сую в огонь. Ну… тепло, но даже не горячо. Видно, что жир понемногу выгорает, но работает. В любом случае до ожогов далеко.

— А что это за фокус? — поинтересовалась Лидия. — Какая-то особая магия?

— Это мазь защищающая от огня. Будь она у нас вчера…

— Тогда бы больше стражников вернулось в город на своих ногах, а не на носилках. — сказала она и ее лицо сделалось серьезным. — Я знала двоих из них, ходили вместе в патрули.

— Да, именно так. И я хочу, чтобы в мое отсутствие город был в большей степени защищен от нападения дракона. Сам город и его стражники.

— Нужное дело! — одобрительно сказала она и снова заулыбалась.


— Ну как, Аркадия, возьметесь за это дело, или мне Фаренгара попросить, он в алхимии тоже понимает.

— Возьмусь, конечно же. Чего же не взяться! Диктуйте рецепт!

— Не так быстро! Сейчас мы возьмем лист бумаги и составим договор. Что со своей стороны обещаю я и что обещаешь ты. В трех экземплярах. После чего идем в Драконий передел, где ярл ознакомится с этим документом и мы все трое напишем внизу, под договором свои имена. Один экземпляр вам, один мне, а третий пусть хранится у Провентуса Авениччи. Более того, в лаборатории Фаренгара вы показываете, что способны сделать зелье по этому рецепту и должного качества, после чего договор считается вступившим в силу. Кроме этого, если жители города начнут жаловаться, что мол «Антипохмелин» разбавлен или не работает как следует, то образец относится к Фаренгару. И если он подтверждает, что качество зелья не соответствует эталону, то ты лишаешься права его производить и продавать.

— К чему все эти сложности… Ведь всегда друг другу на слово верили…

— О! Это еще не все! Любое нарушение этого договора с твоей стороны, будь то утаивание моей доли или еще что — будет считаться кражей у тана города. Если тебя интересует, какое за это положено наказание, то Лидия тебя просветит.

— И зачем мне тогда со всем этим связываться? — пробурчала себе под нос Аркадия.

— Тебе мало девяти десятых прибыли, что иначе прошла бы мимо тебя? Опять же, я не возражаю, если ты не ограничишься одним только Вайтраном, но через торговцев организуешь поставки в придорожные трактиры, деревни, другие города… Позже, если всё пойдет хорошо, я посодействую в расширении нашего дела.

— Хм… и в самом деле. Ладно, давай распишем, кто и что друг другу должен… — проворчала она. — Клавикус Вайл тебе, случайно не родственник?


Когда мы все вышли на улицу, ко мне подскочил пацанчик и сунул мне в руку пару листов бумаги, что я сразу убрал в карман. Я представил его Аркадии, как одного из своих поставщиков и заверил, что за пол дня ватага его товарищей надергает целый стог целебных трав.

Ярл принял меня без промедления. Пришлось потратить некоторое время на объяснения сути договоров и их «нотариального заверения», как он оживился, поскольку ему не редко приходилось быть судьей в спорах, когда первый говорит одно, а второй другое и подтверждения обещаний и обязательств ни у кого нет. И ладно бы злой умысел. Чаще всего они или не поняли друг друга или кто-то что-то забыл. А когда я ему намекнул, что такое вот заверение сделки с его стороны можно сделать платной услугой, деньги от которой пойдут в казну… Он окончательно расцвел.

Проверку у Фаренгара Аркадия прошла. Ее результат был даже несколько выше моего, сказывается её опыт. Я пообещал завтра с утра познакомить ее со всеми своими «поставщиками» и провести совместную презентацию в Гарцующей кобыле. Наконец, этот вопрос был закрыт. Отпустив ее, я обратился к Фаренгару.

— Слушай, у меня к тебе есть пара вопросов.

— Да? Каких?

— Во-первых, я хочу предложить тебе уже налаженное дело за долю в прибыли. Интересует?

— Почему бы нет… На примере Аркадии я вижу, как ты ведешь дела.

— Тебе я доверяю больше. — улыбнулся я. — Ты, я вижу, тоже интересуешься зачарованием?

— Да, но этот постоянный дефицит камней…. Не самих камней, их не сложно достать через торговцев, а вот камней с душами. Без них особо не попрактикуешься.

— Все так. Но ты обратил внимание, что я такого затруднения не испытываю?

— Да, и понять не могу, где и как ты их заполняешь, особенно в таких количествах.

— Суть моего предложения в том, что я рассказываю тебе как я это делаю, а ты откладываешь для меня каждый десятый заполненный камень.

— Хм… С одной стороны жалко просто так отдавать каждый десятый камень, а с другой — это поможет мне наконец продвинуться в изучении зачарования…

— А результаты своих экспериментов ты можешь продавать. Сам или через лавки в городе, через ту же дочь Авениччи, и тем самым иметь прибыль, на долю от которой я даже не претендую.

— И в самом деле! Я об этом не подумал. Хорошо, я согласен.


Я рассказал ему о своей идее со скотобойнями на фермах, после чего он хлопал себя по лбу и призывал Джулианоса в свидетели того, какой он дурень, что сам об этом не подумал. Так же я продемонстрировал, какую организационную работу провел и передал ему список ферм, разделенный по дням недели. Фаренгар немного успокоился и согласился, что такая работа и в самом деле заслуживает доли.

— А теперь второй вопрос. — продолжил я. — Как у тебя с навыками в алхимии?

— Ну… не эксперт, но всяк не хуже той же Аркадии. Ярла и придворных обеспечиваю необходимым. А что?

— Я собираюсь передать ярлу пару рецептов, что помогут в борьбе с драконами и в защите города от их нападения. И я хочу, чтобы эти зелья делал ты. Ну и соответственно, чтобы ярл поднял тебе жалование в связи с увеличившейся нагрузкой. Ты не возражаешь?

— Ммм… Ты мне вон, с камнями, дел подкинул, а еще и это…

— Фаренгар. Дело точно нужное. Защита города от драконов — твоя обязанность. Я мог бы сразу пойти к ярлу и он бы просто приказал тебе, отрабатывать свое жалованье. То, что я вначале ставлю тебя в известность — это проявление вежливости и дружеского расположения с моей стороны. Более того, я попрошу ярла увеличить тебе оклад. И сверх этого, я не ищу тут себе никакой выгоды, хотя мог бы попросить долю с тех денег, что ты дополнительно получишь!

— Хорошо, хорошо! — сдался он. — Просто все это так неожиданно.

— Вот! Я тебе даже больше скажу. Эти рецепты открывают новую главу в изучении алхимии и ты будешь в числе первых, кто это узнает. Представь, насколько ты продвинешься в алхимии и зачаровании уже через пол года? И сравни это с тем, насколько ты продвинулся за предыдущие пол года?

— Да. Понимаю. И… спасибо.

— Пожалуйста. Пойду, переговорю с ярлом.


Провел перед ярлом презентацию-демонстрацию несгораемой ткани и щепки и объяснил, что будь одежда стражников пропитана этим составом, ее бы не взял огонь. Ну а мазь на лице и открытых частях тела дополнительно защитила бы их от дыхания дракона. Ну или как минимум сильно бы ослабила. А если обмазать и пропитать этим составом крыши, стены, все деревянные конструкции в городе, то дракон не сможет его сжечь. Понятно, что это потребует времени и ингредиентов.

Поскольку заказ важен для города, не хочется отдавать его кому попало. Фаренгар справится с изготовлением, но поскольку на него ляжет дополнительная нагрузка, было бы уместно приподнять его оклад. А насчет сырья, чтобы лишний раз не обременять казну, пусть он раз в неделю, к примеру каждый лордас, шестой день недели, отправляет половину служащих Драконьего предела в поля за городом — собирать растения. А на следующую неделю — другую половину. Эту идею Балгруф воспринял с восторгом и даже с некоторым злорадством. Видать они его тоже достали. На том и распрощались.


На улице начало темнеть. Я вспомнил, что со всей этой суетой даже не пообедал. Зашли с Лидией в «Гарцующую кобылу», сели за угловой столик и заказали поесть. Весь день она была непривычно тиха, особенно если сравнивать со вчерашним днем.

— Ну, Лидия, как тебе первый день в роли хускарла? Не слишком скучно? Может мне нанять убийц и заплатить им за свою голову, чтобы тебя развлечь?

— Не, не обязательно. Рано или поздно и без тебя это кто-нибудь сделает. Та же Аркадия, к примеру, чтобы не делится выручкой. Или ярл Балгруф, чтобы удержать в секрете противопожарное зелье.

— С Аркадией понятно, а причем тут зелье? Что в нем такого?

— Ты знаешь, как проходит штурм города? Его сначала обстреливают зажигательными снарядами из катапульт, горящими стрелами из луков, для того, чтобы ввести жителей в смятение и отвлечь как можно больше людей на тушение пожаров. Если они тушат пожары, значит они не стоят на стенах. А если осождающие подвезли катапульты а город не горит и его защитники плечом к плечу стоят на стенах — это совсем другой расклад.

— Хм… об этом я не подумал.

— Или вот еще, ты не думал, сколько будут готовы заплатить за этот рецепт ярлы других владений чтобы получить себе, или чтобы его не узнал кто-то еще? Что будет, если у Братьев бури будет этот рецепт, а у сторонников Империи нет? Или наоборот?

— Политика… в Хладную гавань всех политиков…

— Вот, вот! — подтвердила Лидия, — Она самая.

— Думаешь мне всерьез стоит его опасаться?

— Маловероятно. Он не станет резать барана, с которого стрижет золотую шерсть. Я же уже говорила, что «Антипохмелин» пусть не сильно, но уже повысил боеготовность стражи. Твоя система договоров поспособствует порядку в городе и увеличит наполнение казны. Да и уже через пару недель по всему Скайриму будут говорить, что отряд стражи Вайтрана убил дракона. И что у ярла Балгруфа в танах — драконорожденный.

— Под таким углом я не смотрел…

— Скажи, тан, ты знаешь, что в Драконьем пределе есть предназначенные тебе комнаты?

— Да? Не знал. Зачем они мне?

— Как зачем? Жить в них. И хорошо жить. Тебе как тану полагается не только комнаты, но еда со стола ярла, как и прочим придворным. В твоей комнате будут прибирать, а одежду стирать. Вот скажи, как у тебя с деньгами?

— Ну… если ничего не делать, то того, что есть хватит на несколько месяцев.

— А если учесть долю от Аркадии и Фаренгара?

— Тогда можно вообще ничего не делать и жить на эти деньги.

— Вот! Так чего же ты суетишься?

— А как же иначе? Без меня вчера, к примеру, вряд ли бы смогли одолеть дракона.

— Ну погибли бы неизвестные тебе стражники… Какая тебе с того печаль? Он что, сел тебе на крышу и стал рушить твой дом?

— Нет. Но… но я мог что-то сделать и сделал! Как я мог стоять в стороне, и смотреть, в то время как мог помочь?

— Все остальные смогли же?… Я твой меч и твой щит, тан! — нелогично завершила она и вернулась к еде.


Остаток вечера прошел в молчании. Я обдумывал события сегодняшнего дня и слова Лидии. Она думала о чем-то своем. Как и вчера пришли домой и Лидия стала устраиваться внизу, а я поднялся наверх. В этот раз не стал спать в верхней одежде, а разделся и лег по нормальному, после чего достал из кармана пару листков исписанных корявым почерком и углубился в чтение.

По определению, хускарл — это доверенное лицо тана. А как доверять тому, кого совсем не знаешь, и кого тебе просто назначили? Утром я попросил собрать известную информацию о Лидии и теперь читал ее краткую биографию, историю ее семьи и примечательные истории в которых она была замешана, а также то, какую репутацию имела. Сложив это с впечатлениями от сегодняшнего дня и ее речью за ужином, я успокоился, немного скорректировал планы и засн…

Глава 3

Вайтран. Дом Теплых ветров.
Какое же это удовольствие — выспаться! Ну вот, казалось бы, ляг и спи! Так нет же. То одно, то другое… Покрутившись как белка в колесе весь день, вечером хочется хоть немного пожить для себя. В итоге ложишься заполночь, а утром зомби восстает из своей могилы. После череды недосыпов твердо решаешь лечь пораньше и волевым решением укладываешь себя в койку. После чего два часа пялишься в потолок прокручивая в голове события прошедшего дня и думая о завтрашнем.

По себе заметил, что лучшее средство ДЛЯ бессонницы — это незаконченные дела. Они подобны гире на цепи, что прикована к твоей ноге и не дает тебе быстро идти. Да, дела бывают разные и разным грузом ложатся на сердце, но они имеют свойство накапливаться! И что самое скверное, даже то, что ты о каких-то из них забыл — не снимает с тебя этот груз.

Вчера я закрыл три крупных дела и по этому и спал как младенец, хотя, знали бы вы, как спят эти младенцы… И теперь был готов к новым приключениям, как бы затерто это не звучало.

Подъем, разминка, контроль за состоянием организма. Все в порядке. Перестройка тела на спортивный лад идет полным ходом. Стереотипный маг — старый, сутулый, с плохим зрением, чахнущий над пыльным фолиантом — это маг не владеющий школой Жизни. Ну или вообще не маг, а лишь притворяющийся им. Я, побывав уже в нескольких сражениях четко уяснил, что даже для мага крайне важна подвижность, выносливость, ловкость. Я же не скажу врагам посреди боя — «Все, пацаны, перерыв! Что-то я запыхался!»

Да и хорошо бы одеть что-то покрепче куртки из толстой кожи, что-то, что с бОльшей гарантией защитит от оперенного «подарка» пущенного из кустов. А это дополнительный вес, который надо на себе тащить. Опять же, это я еще не встречался со своими «коллегами» в бою. Как мне защищаться от их атак я имею очень смутное представление, поэтому настроен на уклонение от летящих в меня заклинаний.

Исходя из этих соображений, да и эстетики ради, чего уж душой кривить, я взял под контроль метаболизм и запустил преобразование тела из типажа «глупый пингвин робко прячет…» в «Аполлон обыкновенный». По крайней мере мне хочется надеяться, что результат будет именно таким.

Спустившись на первый этаж я застал Лидию ухаживающую за своим мечом. Пока я за ней смотрел, она подправила лезвие точильным камнем, доведя до идеального состояния. Убирала невидимые глазу заусеницы и отполировала поверхность до зеркального блеска.

— Доброе утро, Лидия! — поздоровался я.

— И вам так же, мой тан. — ответила она.

— Мы сейчас зайдем ненадолго в Драконий предел, после чего начнем собираться в дорогу. После обеда нам надо будет выехать. У тебя есть лошадь?

— Да есть, на конюшне. Но мне надо будет поставить отца в известность, что я ее забираю.

— Хорошо. И подумай пока, что необходимо будет взять в дорогу.

— Мы отправляемся на Высокий Хротгар, к Седобородым?

— Да. Конкретный маршрут я еще прикину, но вообще — туда.

— Понятно. Пошли?

— Да. Следуй за мной.

Чтобы не терять время, проходя через рынок купили с лотка яблок и наполнили мехи водой из колодца. Несмотря на ранний час город уже проснулся и люди поспешили за покупками. Оно и понятно. Из холодильника еду не достанешь, в микроволновке не разогреешь. Вот и приходится покупать свежее, тут же готовить и есть пока не испортилось. С одной стороны так-то оно и лучше, но куда как хлопотнее и занимает уйму времени. Люди обычно не осознают, насколько бытовая техника, да и прочие бытовые удобства вроде того же водопровода изменили нашу жизнь и освободили уйму времени, которое, наконец, можно потратить впустую!


В Драконьем пределе шел завтрак. Поздоровавшись с ярлом и знакомыми мне людьми я, с разрешения Фаренгара, пошел к нему в кабинет и стал разглядывать карту. Как я уже знал, подъем на Высокий Хротгар, те самые, злосчастные, 7000 ступеней начинались от деревушки Айварстед, находящейся у противоположной от Вайтрана стороны гигантской горы под названием «Глоткой мира». Попасть туда можно было обойдя её справа или слева.

Справа путь был немного короче, но проходил через заснеженный перевал и вообще, места не особо популярные и малолюдные. Путь слева чуть длиннее, но пролегал большей частью вдоль той-же, уже хорошо знакомой мне Белой реки. Да и проходил в основном по равнинной местности. Но, где более удобная дорога, там больше прохожих, а чем больше прохожих, тем больше желающих проверить содержимое их карманцев. С другой стороны, избежать подобных встреч, путешествуя по Скайриму едва ли возможно. Так что не стоит затруднять себе путь, преодолевая препятствия ради уменьшения вероятности повстречать местную гопоту.

Тут ко мне подошел перекусивший Фаренгар и предложил приобрести атлас карт Скайрима, удивившись, что у меня его еще нет. И посоветовал поспрашивать в магазинах компас. Он так же обратил внимание, что на большей часть маршрута постоялых дворов нет и порекомендовал готовится к ночевкам в лесу.

Собственно, я и сам это предполагал, поскольку прихватил с собой купленную заранее сковороду. Её я зачаровал на урон огнем. Причем настроил наименьший, экономный нагрев. В результате она не раскалялась докрасна, а всего лишь градусов до двухсот, насколько я могу судить.

Фаренгар удивился такому выбору оружия, а Лидия тактично предложила зачаровать так кинжал. От него, мол, в бою всяк больше пользы, чем от сковородки. Я терпеливо объяснил, что костер в лесу издалека привлекает к себе внимание огнем и дымом, а на такой сковороде разогреть или приготовить пищу можно не ставя об этом в известность всех в радиусе пяти километров. С моими доводами согласились, отметив только, что для большинства путешественников зачарованная сковорода выйдет дороговато.

После я разобрал на Пентаграмме душ подаренный мне боевой молот с уроном от электричества и зачаровал им четыре кинжала. После, попросил Лидию разуться и зачаровал ее обувь на грузоподъемность. Вообще не представляю, как она целый день таскает на себе все это железо?! После этого «зачаровательный» этап подготовки счел законченным и отправился к ярлу. Вслед за мной, слегка подпрыгивая на ходу последовала и мой хускарл.

— Ярл Балгруф, прежде чем отправится в путь, мне хотелось уточнить один вопрос… — начал я.

— Спрашивай, тан. Если смогу, обязательно отвечу.

— У кого получает жалование мой хускарл?

— Лидия сначала служила городу как обычный стражник, потом, как страж Драконьего предела, а теперь, как хускарл тана Вайтрана. На всех этих должностях она получает содержание из казны города. Тебе, кстати, там тоже что-то положено… Можешь уточнить у Авениччи.

— Мой ярл, я бы хотел тут внести некоторые изменения и считаю правильным платить ей из своего кармана.

— Хм… — Балгруф на пару секунд замолчал, поглаживая бороду рукой, а потом уставился на меня внимательным взглядом и спросил — А с чем связана эта просьба. Казну города один стражник… пусть даже хускарл, им положено больше, не обременит.

— Причин несколько, во-первых нам предстоят разъезды и я не знаю, когда мы в следующий раз окажемся в Вайтране. Нехорошо, если все это время она будет оторвана от средств к существованию.

— Это понятно и я даже готов согласится. А какова вторая причина?

— Вторая причина… Скажите ярл, как бы вы отнеслись, если ли бы ваш Хускарл, Айрилет, получала деньги не от вас, а в Синем дворце, что в Солитьюде?

— У меня нет вражды с верховной королевой!

— И у меня нет вражды с вами. Конечно же. Но насколько это уместно? А если бы вы узнали, что какое-то влиятельное лицо регулярно платит стражам Драконьего предела? — сказал я и посмотрел ярлу в глаза.

— Я понимаю, но мы не хотели своим подарком обременять тебя, тан!

— Я ценю вашу заботу, но я не хотел бы, чтобы кто-то мог на основании этого факта усомниться в её преданности мне.

— Я… согласен с твоими доводами, тан.

— Ну значит вопрос решен?

— Да.

— Большое спасибо вам, ярл Балгруф за понимание. Не буду более отнимать у вас время.


Когда мы вышли из Драконьего предела и начали спускаться в Ветреный район Лидия негромко произнесла:

— Вы можете не сомневаться в моей верности вам, мой тан. Но в любом случае это было мудро.

— Спасибо, Лидия. Можешь сейчас зайти домой, а я тут прогуляюсь, в районе этого засохшего дерева.

— Это Златолист. — уточнила она. — Я быстро!

* * *
Ну вот, хоть немного свободного времени и возможность побездельничать. Проходя мимо храма Кинарет по наитию решил заглянуть внутрь. В конце концов — турист я или нет? А то каждый день бегаю мимо а зайти полюбопытствовать так и не удосужился.

Внутри светло, нарядненько. По периметру зала на своего рода кроватях лежат люди. Большая часть мест занята. Между ними ходят, судя по всему, жрецы, в своих характерных балахонах. Периодически склоняются над лежащими и… О как! Целительные плетения. Сила средненькая, но работают довольно виртуозно. Сказывается практика.

Пригляделся к пациентам. У одного язва желудка, у другого обострился панкреатит, у третьего — что-то с правым легким. И что мы тут имеем? По сути стационар вайтранской городской больницы. Ишь ты… Дело богоугодное. Никакого культа страданий и страдальцев, а наоборот, избавление от боли.

Напротив входа, на постаменте располагалась некая… скульптура. Этакий гибрид ракушки и причудливого шлема. Люди подходили, на секунду прикасались, и отходили, уступая место следующим. Глянув на процесс магическим зрением и в момент прикосновения увидел целительную волну, что проходила по телу прихожанина. Под действием заклинания исчезли все болезнетворные микроорганизмы и вирусы. И, помимо этого, человек получил заряд бодрости на ближайшие часы.

Вглядевшись в саму реликвию ожидал увидеть зачарование, вроде тех, что сам накладывал на оружие, но не увидел ничего. Лишь в глубине разглядел искорку, от которой в неимоверную даль тянулась светлая нить. Вспомнились слова Фаренгара — «Предметы колдовать не могут». На этом теологические изыскания я решил прекратить, получив достаточно пищи для размышления.

* * *
Выйдя на улицу я обошел еще раз вокруг Златолиста, хотя листьев-то на нем и небыло. Видать оборвали. Глядя по сторонам я заметил Лидию, что стояла метрах в пятнадцати и разговаривала, судя по всему, с родителями.

Отец, высокий, кряжистый мужчина с окладистой бородой за что-то распекал Лидию, да аж так, что обрывки его слов доносились и до меня: — «…я не мог понять, зачем тебя из уличного патруля взяли в стражу Драконьего предела!? Ходила бы по улицам, строила бы из себя… Так теперь ты — хускарл! Да при ком? При драконорожденном, победителе дракона. Которого ярл по заслугам назначил таном города. И тебя назначили ему хускарлом? С какой такой стати? Не понимаю. Ой, чувствую, опозоришь ты меня! Ладно, бери кобылку свою и Ветерка еще возьми заводным. Небось в голову-то не пришло? …»

Рядом стояла невысокая, худенькая женщина. Её лицо выражало целую гамму чувств. Страх и беспокойство сменяла робкая нежность, а за ней тенью на лице следовали разочарование и обида. После короткого разговора, напоследок, она попыталась дать Лидии что-то вроде плаща с меховым воротником, но та, оттолкнув его рукой ушла.

* * *
— Представляешь, папа помимо моей лошади дал мне в дорогу еще и Ветерка! Будет кого загрузить припасами!

— Это хорошо. Запасной конь это полезно. А как зовут твою лошадь?

— Звездочка! — сказала она и улыбнулась. Спохватившись, она сделала серьезное лицо и добавила — Это потому, что у нее на лбу белое пятно.

— Понятно, — сказал я, — И в самом деле.

— А как зовут твоего коня? — поинтересовалась она.

— Росинант. Так звали коня одного славного воина. — ответил я с легкой иронией.

— Подходящее имя, хоть и чудное. — подытожила она.

— Пошли, запасемся необходимым и в путь.

* * *
На рынке набрали еды в дорогу. Большей частью вяленое мясо, сыр, картофель, фрукты. Судя по карте путь до Айварстеда составлял примерно 13 дневных переходов. Но это пешком. На лошадях мы рассчитывали преодолеть его вдвое быстрее и по этому продукты брали где-то на неделю. В конце концов, в лесах полно зверья, а в реке рыбы. Меня давно интересовало, чем лучше глушить рыбу — огненным шаром или молнией?

У Белетора купили необходимый походный инвентарь — теплые спальные мешки, палатку, компас. Так же Лидия взяла пару теплых плащей, пояснив, что на Глотке мира они нам очень даже пригодятся. Уж больно там, как говорят, холодно и ветрено. Походная посуда, вилки-ложки. Множество мелочей, которые сейчас кажутся не серьезными, но которых очень будет не хватать уже через пару дней.

Выйдя из магазина дошли до дома, где я взял свой набор зелий, в том числе и те, что хотел испытать в дороге. Обнаруженные на Ветреном пике яды подтолкнули меня на исследования не только целительных зелий. Осталось только найти «добровольца» для испытаний. Так же проверил тайник с деньгами, что я устроил в перекрытии между этажами. Сразу выделил Лидии жалование на месяц вперед и взял необходимые средства в дорогу.

На улице, пройдя пару кварталов вышел к кузнице, где у Адрианы приобрел четыре куска проволоки для плетения кольчуг метров по пять-шесть длиной. Жесткая, тяжелая, большого сечения, но она была мне нужна для одной задумки. Я свернул ее в бухту и положил в рюкзак к зачарованным мной кинжалам.

За городскими воротами направились в сторону конюшен, что представляли собой своего рода городскую парковку машин. В отличии от автомобиля лошадь не поставишь на зиму в гараж. Даже если на лошади не ездить она все равно хочет есть! Каждый день. Так мало того, что она ест, так она еще и навоз производит в немалых количествах. Так что либо будь добр и уделяй ей ежедневно час-полтора времени, либо пользуйся услугами конюшен, где ее и накормят и напоят и почистят.

Лидия загрузила Ветерка поклажей, а сама уселась на Звездочку, что и в правду имела белое пятно на лбу. Я, уже привычно, оседлал своего Росинанта и мы отправились в путь. Время приближалось к обеду и я надеялся, что к вечеру мы достаточно удалимся от города.

* * *
Дорога вьется среди полей на которых поспевает урожай. Сверху немного припекает солнце. Стук копыт, похрапывание лошадей да жужжание мух — вот и все звуки, что сопровождают поездку.

Я попросил Лидию взять Росинанта на буксир, а сам, сидя в седле, занялся изучением книг и магическими экспериментами. Мои ударные заклинания из школы Разрушения имели в себе телекинетическую составляющую. Например, создавая огненный шар я «упаковывал» его в сверхпрочную сферу, которую уже накачивал теплом. И что этот шар, что «ледяную стрелу» я в дальнейшем отправлял в полет телекинетическим толчком. Это направление показалось мне перспективным и я начал практиковаться.

Магистр Йода был бы мной доволен. Протянув руку я притягивал к себе камни с дороги, а потом отправлял их в полет с такой скоростью, что аж воздух гудел. Расход сил ожидаемо зависел от массы камня и зависел нелинейно. Т. е. Если я мог камень весом в десять килограмм продержать в воздухе, допустим, пол часа, то камень весом в двадцать килограмм — уже минут десять, а не пятнадцать.

Немного отдохнув я занялся уже более тонкой работой. Подняв с земли небольшой камень я заставил его летать вокруг нас. Потом добавил к нему еще один. На пятом камне я потерял концентрацию и они посыпались на землю.

После этого я принялся за жонглирование. Не контролируя камень непрерывно, я подбрасывал его на пару метров вверх, а потом ловил. Какое-то время лошади нервничали, глядя на все эти фокусы с летающими булыжниками, но потом успокоились.

Попробовал приподнять Лидию в седле. Мммм да… В доспехах и с щитом на спине она явно не пушинка. Тем не менее, поднять ее на крышу дома или рывком вывести ее из-под удара я вполне могу. Она о подобном никогда не слышала, но согласилась, что в плане тактики это может быть вполне применимо и полезно. Договорились с ней об условной команде, чтобы такое перемещение не оказалось совсем неожиданным. «Рывок-вправо», «рывок-влево», «рывок-назад».

Тренировка показала, что одними только палками и камнями я вполне могу делать больно, а так же использовать этот навык в тактических схемах. Более того, после четырех часов экспериментов, прерываемых паузами для восстановления сил я отметил, что мой КПД подрос и оперирование тяжестями дается мне пусть немного, но легче.

* * *
Медоварню Хоннинга миновали без остановок. Миссия боевая и алкоголь тут неуместен. Лидия пробурчала себе под нос, что мол — «Как-то не по человечески это…» На что я попросил ее потерпеть до Айверстеда, где, наверняка есть трактир.

Начало темнеть и мы стали искать место для ночлега. Тут еще встречались фермы, что снабжали Вайтран продуктами. На одной из них нам и удалось заночевать.

Первая эра. Замок фалмерского князя.
— И все-таки я не понимаю, мой князь, почему мы не напали сразу же, как наши разведчики доложили об обнаружении искомой Сферы?

— Сноуэль, Сферу мало получить, ее надо еще суметь удержать в своих руках… Собственно, в том чтобы ее получить — проблем не было и нет. Пара тысяч недов с Атморы не смогут вызвать каких либо затруднений у наших воинов. А вот армии соседних княжеств вполне. Уж больно хорошую награду предложили Псиджики. Ради гарантии безопасности от нападения соседей нам пришлось предпринять дополнительные меры. К счастью, удалось сохранить в тайне свою находку даже среди своих и сейчас о ней знают лишь единицы. Те воины, что пойдут на штурм этого… как его… Саартала, будут считать, что они просто выжигают заразу с нашей земли.

— А как же двемеры? Что если они найдут путь снизу?

— Тут тоже пришлось поработать. Через своих агентов мы смогли повлиять на их планы строительства и теперь туннели пройдут в стороне от точки нашего интереса.

— Полагаю, мой князь, это было не просто.

— Именно, именно. Кроме этого необходимо было продолжать видимость поисков и подкидывать соседям дезинформацию о том, что якобы Сферу видели там-то и там-то. А так же реагировать должным образом на их провокации, как-будто мы тоже ищем и не можем найти.

— Да… сложная игра.

— Помимо этого велась работа по планированию изъятия Ока Магнуса из той пещеры и незаметной транспортировки до того места, где мы сможем передать его Псиджикам. И сделать все это необходимо так, чтобы никто об этом не узнал. Операции по отвлечению внимания. Провокации, скандалы, пара громких убийств. На все это и ушли эти пять лет. И вот этой ночью все решится…

Глава 4

Опять дорога. Что за жизнь кочевая у меня началась? Даже ремонт в доме не могу закончить. Опять в путь. Ничего, вот однажды сделаю себе кресло-качалку, зажгу камин, наполню бокал… Эх, мечты, мечты… Нет, я вполне мог бы заявить всем, что эти, как их, Седобородые, не один год ждали и еще месяц-два подождут. А где месяц, там и год. Пару дел я настроил на пассивный доход и мог бы еще что-то организовать. Ведь, куда ни копни — золотая жила. И так вот сидел бы у себя дома, бизнес строил, а когда прилетит следующий дракон — то огрел бы его мешком с деньгами по голове. Да? А то, что будет следующий я не сомневался. Ведь тот дракон, которого мы завалили у Западной дозорной башни был далеко не единственным.

Насколько я понял из обрывков его памяти, что пронеслись перед моим внутренним взором — последние четыре тысячи лет он обитал в горах на юго-западе Скайрима. Предпочитал сумерки, лишний раз не высовывался, нападал наверняка. Этакий партизан. Хватал в поле оленей, иногда таскал у людей коров. А особенно любил самих людей. Любил кушать. И ладно бы просто кушать. Вечером хватал путников на пустынных дорогах и утаскивал в изолированную горную долину где и устраивал себе развлечения. Банальные пытки ему быстро наскучили. Куда интереснее было унизить и растоптать свою жертву. Заставить молить о пощаде. Похитить супружескую пару и пытать одного на глазах у другого. Или вынудить их сражаться друг с другом пообещав отпустить победителя. Собственно, таким нехитрым способом он и коротал эти века до того дня, как в его долину не прилетел другой дракон.

А он был реально другой. Раза в полтора крупнее, угольно-черный с горящими как огонь глазами. Весь покрытый наростами и шипами, с рогами на голове и в целом оставляющий впечатление крайней агрессивности. Чёртов дракон… О чем шел разговор я так и не понял, но живший в горах дракон преисполнился торжествующего воодушевления и полетел исполнять полученный приказ.

Что интересно, во время того боя он сначала забавлялся, потом гневался, но испугался только тогда, когда разглядел что-то во мне, за секунду до того, как мне удалось остудить его горячую голову. Не луки не мечи ни даже мои огненные шары не вызвали у него страха, а только эта самая «драконорожденность» с идущим в комплекте пылесосом-шредером драконьих душ, разглядев которую он и испугался до расслабления кишечника.

Так что если эти «Серо-бородатые» помогут прояснить, что за способность такая и как ее использовать, то это может быть весьма полезно. Поголовье этих крылатых крокодилов определенно стоит сократить.

* * *
Дорога вьется вдоль реки, что бурлит и пенится на перекатах и небольших водопадах. Понятно, почему ее прозвали «Белой». По правую руку начинается предгорье гигантского пика, а по левую, за рекой, горы пониже. Время в дороге тянется довольно скучно, вот и приходится предаваться размышлениям да воспоминаниям. Благо, Лидия поглядывает по сторонам. Может и я, однажды получу эту суперспособность, а не буду до последнего «ворон ловить», да «в облаках витать».

— Волки! — прокричала Лидия и резво спешилась.

— Ну вот, никогда такого не было и вот опять… — пробурчал я себе под нос и огляделся.

Со стороны предгорий к нам неслась стая волков, голов этак шесть-восемь. Вступать в ближний бой желания не было, и по этому на встречу незваным гостям полетел предупредительный огненный шар. Взрыв раскидал их как кегли в боулинге. Раздался визгливый лай переходящий в скулеж. Для большей части стаи первое предупреждение оказалось и последним. Несколько обгорелых и дымящихся волков силились подняться на ноги, а двое, самых везучих, поджав хвосты, улепетывали туда, откуда пришли. Я наложил на еще живых волков «Захват душ» и дал отмашку Лидии. Ну, три заполненных камня это тоже не плохо. Вернувшись, Лидия быстрым движением вскочила на Звездочку и мы продолжили путь.

Прошло, наверно, с пол часа, а по лицу Лидии, на которую я, периодически, бросал взгляд было видно, что ее что-то гнетет. По опыту знаю, что думающая женщина может придумать что угодно, поэтому решил начать разговор первым.

— Лидия, что-то не так?

— В этом не было чести, мой тан! — с горячностью выпалила она, с вызовом глядя мне в глаза. Впрочем, через пару секунд она смутилась и отвела взгляд.

— А как оно было бы «с честью»? Лицом к лицу, глаза в глаза, сталь против клыков?

— Ну, как-то так, да!

— Хорошо, представим себе. Вот, мы спешились. К нам подошли волки. Ты бы одна справилась бы с семью волками?

— Может быть.

— А может и нет? Хорошо. А что если, пока ты бьешься с двумя-тремя, остальные нападают на меня и лошадей?

— Ну вы как-нибудь продержались бы… — неуверенно произнесла она.

— Хорошо, я катаюсь в пыли, закрывая горло от волчьей пасти, лошади отбрыкиваются от наседающих на них волков, ты сражаешь одного волка за другим. Каков был бы самый лучший итог такой схватки?

— Выживем все, но будем ранены. Лошади сами не смогут идти, не говоря уже о том, чтобы нести нас и груз…

— Насчет худшего, думаю ты и сама понимаешь. И это в самом начале пути. Рискнуть жизнью и заполучить раны — ты считаешь сражаться «с честью»? Ты что думаешь, я бросил в них огненный шар из страха, что они меня укусят?

— А почему же еще?

— Лидия, — сказал я и вздохнул. — Вспомни, куда и зачем мы идем.

— Я помню, на Высокий Хротгар, к Седобородым.

— А зачем?

— Ну… они вас позвали сочтя драконорожденным.

— Ладно, взгляни на это так. Одним из последних драконорожденных, как я понимаю, был Тайбер Септим, которого вот так же призвали к себе Седобородые. Так?

— Да, именно так. Именно он, впоследствии завоевал весь континент и основал Империю.

— Хорошо. А что если бы на него по дороге на Высокий Хротгар вот так же напали волки и он решил «биться с честью» и «храбро пал в бою», то что было бы дальше? Основал бы он свою Империю? Принес бы людям мир и порядок?

— Нет…

— Когда он сражался, он сражался не ради сохранения своей жизни, а ради тех великих целей, что перед ним стояли. И вообще, кто сказал, что сражаться с мечом в руках это хорошо, а магией — это плохо?

— Ну не то, чтобы плохо, просто хуже, не честно… — замялась она. — В легендах наши славные предки с оружием в руках вернули себе эту землю и загнали проклятых Снежных эльфов под землю.

— В смысле, «под землю»? Убили?

— Ну и убили тоже. Большую часть, а те кто выжили — скрылись под землей, у двемеров. Впрочем, те были не слишком рады таким гостям.

— Ладно, я смотрю это история длинная. Но суть такова. По твоему мнению, я должен умереть не дойдя до Высокого Хротгора и не исполнить своей миссии? Умереть от зубов блохастой псины ради того, чтобы соответствовать легендам написанным в древних книгах?

— Если на это так смотреть, то это выглядит как-то глупо…

— Взгляни на это еще вот с какой стороны. Почему ты пошла на безоружных волков с мечом и щитом? Да еще и в латах?

— Это мое оружие и доспехи! А они не безоружные, у них есть зубы и когти. Да и шерсть неплохо защищает.

— Именно. А магия — это мое оружие. Почему я должен от нее отказываться только потому, что у врага такого же нет?

— Кинжал-то есть…

— У тебя тоже есть кинжал, но пошла на них ты с мечом. Каждый сражается тем оружием, что имеет. И в этом нет никакого бесчестья. Или тебя беспокоит, что тот, кого ты взялась охранять — сам справился с противником и не дал тебе помахать мечом?

— Ну… и это тоже.

— Ничего, еще намашешься. Уж поверь мне. Сама не рада будешь.

— Да? Это хорошо. А почему вы так думаете?

— Седлом чую… Смотри, вечереет уже. Пора искать место под ночлег. Заодно и перекусим, да и сковородку испытаем.


Сковородка пришлась очень кстати. Деревьев поблизости особо не было, да и собирать хворост — то еще удовольствие. Разделили ночь на четыре трехчасовые смены. Первая и третья моё дежурство, вторая и четвертая — Лидии. Первую смену выбрал себе для того, чтобы почитать немного пока светло.

* * *
Шестичасовой сон, да еще и разбитый на две части это не то, чтобы мне хотелось, но безопасность дороже. Если бы та, или подобная ей, стая напала на нас спящих… Шансов не было бы никаких. Теперь же я ехал и слегка кемарил в седле, а Лидия ответственно смотрела по сторонам. Этакий радар.

Между дорогой и рекой, слева высился холм, на вершине которого виднелись стоящие высокие камни. «Стоунхендж местный что-ли…» — подумал я. Надо разглядеть поближе. В мире «меча и магии» такие каменюки вполне могут иметь практическое назначение. «Припарковались» на обочине, стреножили лошадей и направились к цели.

Дорога на вершину холма была обустроена довольно хорошо. На ровных участках она была выложена камнем, на подъемах были сделаны ступени. То тут, то там высились гранитные глыбы двух-трех метров высотой. Во всем ощущалась глубокая древность. За тысячи лет солнце и ветер, дождь и снег обточили и отполировали эти камни и рука времени чувствовалась тут во всем.

Внезапно, что-то мелькнуло перед глазами, врезалось в ближайший камень, и мою щеку обожгла ледяная шрапнель. «Ээээ! Тут я кидаюсь сосульками! В меня нельзя!» — подумал я и резво спрятался за мегалит. Лидия заняла место за соседним и мы начали оглядываться по сторонам, пытаясь понять откуда прилетел такой «сюрприз».

Стреляли с вершины холма, куда мы, собственно, направлялись. К счастью, довольно неточно и не слишком часто. Стоило Лидии высунуть из-за камня щит или свой шлем на мече, как сверху прилетала сосулька и либо разбивалась о камни, либо втыкалась в землю. Вычислив, примерно, скорострельность противника, стали перебежками, от камня к камню двигаться наверх.

Вдруг, послышались чьи-то шаги. Кто-то спускался по тропинке нам навстречу. «Ну, на ловца и зверь бежит» — подумал я и высунулся из-за камня. Да… «зверь» был еще тот. Навстречу нам по тропинке резвым шагом топал скелет! И ладно бы просто скелет. На человеческие кости я насмотрелся в склепе под храмом на Ветреном пике, да и Голливуд с его фильмами ужасов в общем-то приучил к мысли, что разгуливающие скелеты — это норма, так что сам факт такого гостя особо не напугал. Неприятно было другое. Скелет был «свеженький». Кости были соединены между собой суставами и хрящами, кое-где на костях виднелись следы от мышц, а сами кости, красноватые от крови, были испещрены незнакомыми мне символами. В левой руке он держал большой круглый щит, а в правой — меч.

Увидав противника Лидия, издав грозный вопль, бросилась в атаку. Удар щитом, выпад мечом. Вот только у противника не было ни сердца, ни внутренних органов, которые она могла бы поразить. Более того, скелет не многим уступал ей в мастерстве и уже несколько раз зацепил своим мечом ее доспехи. Тут сверху прилетела еще и сосулька в опасной близости от Лидии, чуть ли не чиркнув по ее шлему. Она сориентировалась и сдвинулась так, чтобы скелет находился между ней и магом, но слишком долго воевать на два фронта у нее явно не выйдет. Одна из сосулек вполне может и попасть.

Помочь со скелетом мне было затруднительно, слишком уж высока была вероятность зацепить напарницу. А вот заняться магом следовало бы незамедлительно. Покуда бежал наверх в голову пришла мысль, что вот, сбылась мечта Лидии о честной схватке. Меч против меча, магия против магии. Если она и тут будет чем-то недовольна… Тут я взбежал на вершину холма и в круге камней встретил виновника сегодняшнего тожества, скажем так. Это оказался эльф в черном балахоне с изображением черепа на груди. «Уууу…. нарк. нерк. некромант проклятый!» — как сказали бы бабки у моего подъезда.

Этот «Папа Карло» организовал себе мастерскую около самого высокого, центрального камня, где и выстрогал своего «Буратину», что в данный момент развлекал фехтованием Лидию. Рядом с каменной плитой — алтарем на земле виднелась куча плоти — срезанная кожа, мясо, кишочки какие-то… Сам камень и плита вокруг него были обильно залиты кровью. «Что ж ты злой такой, доктор Менгеле…» — пробормотал я и зашвырнул в него огненный шар.

К моему удивлению, он выставил вперед руку с растопыренными пальцами и перед ним появился сияющий, полупрозрачный щит, что не только развеял мой огненный шар, но и поглотил часть вложенной в него энергии. Молнию он так же принял на «щит», а сосульку отклонил им в сторону. Более того, «подзарядившись» от моих атак он начал готовить «ответку» в правой руке и мне как-то внезапно перехотелось с ним общаться. «А что если так…» — подумал я и использовал свою «домашнюю заготовку», что решил испытать в этом походе. Выхватил из кармана плотно запечатанный флакон с ядом я мгновенно вскипятил в нем зелье и телекинезом зашвырнул под ноги своему противнику.

От удара о землю флакон взорвался из него вырвалось облако ядовитого пара, что клубами укутал фигуру моего визави. Сияние магического щита и подготавливаемого заклинания мгновенно погасли и он согнулся в приступе дикого кашля. «Кто к нам с сосулькой придет, тот сам с… от сосульки и погибнет!» — подумал я и зарядил ему в бок. Острый и тяжелый кусок льда пробил грудную клетку насквозь дополнив интерьер бойни дополнительными деталями. Тут же, позади меня прекратился лязг стали и через пол минуты на площадку выскочила запыхавшаяся Лидия.

Окинув взглядом вершину холма и оценив ситуацию она успокоилась и вложила меч в ножны и прицепила щит к креплению на своей спине.

— Ты цела? — спросил я ее, одновременно сканируя ее целебными плетениями.

— Да что он мог бы мне сделать! Еще минута и я бы оттяпала ему его глупую черепушку! — ответила она и ухмыльнулась. — Вот это была славная битва, мой тан! Сталь против стали, магия против магии!

— Я рад, что тебе понравилось. — ответил я.

— Да и дело хорошее сделали — некроманта завалили. Скорее всего он обстрелял охрану каравана и убил одного из охранников. После того, как остальные скрылись — притащил труп сюда и начал над ним опыты ставить. Тьфу…

— Правдоподобная версия. — сказал я и решил осмотреть место.


Балахон на маге оказался зачарованным, но из-за большой дыры в груди эффект уже начал рассеиваться. Под ногами и на алтаре валялись разного рода инструменты: скальпели, вообще разного рода ножи, маленькая пила, какие-то крючки и зажимы, несколько резцов разного размера и формы, которыми он и наносил те, хищно выглядящие символы на кости. Из интересного попался крупный камень душ черного цвета, что как я помнил, способен был удержать душу разумного существа и толстенькая книжка. Открыв, я прочитал первые строки: «Когда ты входишь в Обливион, Обливион входит в тебя — Най Тирол-Ллар». В общем, будет что почитать перед сном. Хотя… я огляделся по сторонам, лучше днем.

Не найдя более ничего особо полезного мы вернулись к лошадям и продолжили путь. Впереди ехала Лидия, внимательно смотря по сторонам, а за ней мерно шествовал Ветерок с грузом и я на Росинанте. Переключив коня на «автопилот» я погрузился в чтение. Речь в ней шла об Обливионе, пространстве окружающем материальный мир и содержащем в себе разного рода «планы», миры. Особое внимание уделялось мирам принадлежащим Принцам Даэдра. Собственно, слова «принадлежащие им миры» — были не совсем точными. В каком-то смысле, эти миры были продолжением их самих, частью их силы и отражением их личности.

И личности эти были так себе… Интриги, убийства, месть, проклятия, разрушения, безумие, насилие, порабощение, уродства, обман и болезни. Отдельные представители данного племени вроде и ничего, но в целом, я бы с ними пить не стал… К слову говоря, двести лет назад один такой заглянул сюда в гости, весь мир умылся кровью. Но, помимо самих Принцев, что логично, существуют и их подданные — даэдра. Низшие, похожие на разных зверей и высшие — человекоподобные, с красной кожей и рогами на голове.

Собственно, именно с ними и ведут дела колдуны, к которым и относился убитый маг. Призывая даэдра они либо торговали с ними, либо, если хватало сил, пленяли и пытали с целью получения знаний, что нельзя было узнать иначе. И выпытывали, почему-то не кулинарные рецепты, а всякого рода методы увеличения личной силы. Способ оживить и поставить себе на службу скелет — было из их числа.

Как я понял, был способ «оживить» обычный скелет призвав и подчинив духа и вселив его в старые кости. Вот только такой скелет годится разве что для устрашения. Каких-то боевых навыков он не имеет и оружием будет махать как обычной палкой. Этот же маг узнал способ запереть душу убитого в его же останках и подчинить себе. Такой скелет владел всеми навыками убитого и был куда опаснее.

В общем, «хороший тамада и конкурсы интересные» — сделал вывод я. Там еще была информация по призыву духов со стихийных планов, но я решил оставить ее на потом. Солнце уже приближалось к горизонту и пора было искать место для стоянки.

* * *
Большая часть следующего дня прошла однообразно и скучно. Копыта лошадей мерно стучали по пыльной дороге, сами лошади периодически фыркали и шевелили ушами. Сверху припекало солнце, а легкий ветерок все норовил перевернуть страницу читаемой мной книги. Лидия и та заскучала и стала себе под нос напевать что-то. Я уж не стал просить ее прибавить громкости, чай не бард, еще засмущается. Но что-то явно мелодичней, чем те оды, что горланят барды по кабакам да подвыпившая публика.

Вдалеке, по правую руку от нас на скалистом уступе расположились великаны. Подходить к ним и спрашивать дорогу не стали. Пущай своими делами занимаются. По левую руку все так же журчала и пенилась река.

Какое-то оживление пейзажа наметилось лишь ближе к вечеру. На правом и левом берегу реки высились две сторожевые башни соединенные причудливым мостом. Подъехав к той, что была на нашем берегу мы увидели трех оборванцев, что готовили что-то на костре. Стоило нам приблизится, как один из них отвлекся от своего, несомненно важного занятия и, демонстративно положив руку на рукоять кинжала на поясе обратился к нам вальяжным голосом:

— Ээээ! Сюда иди!

— Это вы нам, малоуважаемый? — уточнил я.

— Чаво?! Сюда иди, говорю! Дорога платная!

— Да? — спросил я, приподняв бровь и зажигая на ладони огненный шар. — И сколько вы нам заплатите?

— Ааа… Ээээ… — он обернулся и посмотрел на побледневшие лица своих товарищей.

— Чтобы помочь вам в принятии правильного решения… — сказал я и зажег огненный шар во второй ладони. — Я назову цену сам. По пятьдесят септимов с носа и я вас не трону. Хотя она… — тут я указал рукой на сделавшую зверское лицо Лидию, — Еще никого сегодня не убила и очень злится из-за этого.

— Я… я помощь позову… — прошептал он, показывая глазами на башню, — там еще десять человек…

— И сильно это поможет лично тебе, если к тому времени от тебя и твоих товарищей останутся одни угольки?

— Мы лучше заплатим…

— Правильное решение. Лидия, прими у них плату.

— Вот, тут все точно…

— Молодцы, правильное решение. А теперь один совет. Через несколько дней я буду возвращаться этой же дорогой и спалю тут все до пепла. Так что лучше вашей компании быть в тот день как можно дальше отсюда. И вообще, советую подумать о смене профессии. Попадись вы мне в минуты скверного настроения, то так легко бы не отделались, и ваша привольная жизнь рискует окончиться очень рано и очень больно.

— Мы, это, подумаем! Честно!

— Вот и хорошо. Поехали, Лидия.


Стоило нам отъехать метров на сто, как Лидия прыснула со смеху:

— Я не могу поверить! Мы ограбили грабителей!

— О нет! — сказал я и поднял вверх палец. — Мы взяли с них плату за очень важный жизненный урок, что вполне может спасти им жизнь.

— И какой же?

— Это деревенское интеллектуальное большинство решило, что зачем сеять и пахать, если можно просто отнять? А я показал ему, что как ни привлекательна такая жизнь, закончится она может очень быстро. Я может и не стал бы связываться со всей их бандой, но этих троих точно бы спалил, кинься они на нас с ножами. После чего мы бы пришпорили лошадей и уже через минуту были бы далеко от этой башни.

— Ну да, — согласилась она. — А за хороший совет не грех и заплатить!

— Именно так! Давай, доскачем до того леса, там и встанем лагерем.


В лесу я, наконец, испытал вторую свою задумку. Воткнул в дерево кинжал зачарованный на урон электричеством на высоте колена и прицепил к нему стальную проволоку. После этого я протянул ее к ближайшему дереву, сделал один оборот вокруг ствола и к следующему. Стоило активировать кинжал, как между лезвием и примотанной к нему проволокой проскочила искра и вся конструкция тихонько загудела. Подобным образом использовал и три оставшихся кинжала перекрыв периметр вокруг лагеря на 90 %. Это не отменяло необходимости дежурить, но давало дополнительную гарантию.

Собственно, уже на следующей ночевке в этом же лесу электроограда и пригодилась, когда рано утром на лагерь выскочил медведь, привлеченный, вероятно, запахом жарящегося на чудо-сковороде мяса. Прежде чем он, скрученный мышечным спазмом упал и порвал проволоку мы успели вскочить. Не долго думая, Лидия пронзила его мечом и замерла не в силах выпустить его рукоять из руки. Смекнув в чем дело я телекинезом приподнял ее над землей, разорвав тем самым контур и она смогла разжать руку.

В общем, утро вышло бодрящим для всех. На всякий случай, прошел по ней Исцелением на что она удивленно заметила — «Целительные чары? Ты из храма?» Собрав лагерь мы отправились в путь и уже вскоре подъезжали к деревеньке окруженной полями. Судя по карте это и был Айварстед.

Глава 5

Айварстед оказался обычной в общем-то деревушкой ориентированной на сельское хозяйство, хотя, как кажется, присутствовала тут нотка и «туристического бизнеса», правда в данный момент я не наблюдал бесконечных очередей паломников на Высокий Хротгар. Тем не менее, Седобородые и их обитель — были, несомненно, исторической достопримечательностью Скайрима, и для многих подняться на семь тысяч ступеней было тем делом, что хоть раз в жизни обязан сделать каждый норд.

Отдав лошадей на попечение конюху завалились в таверну-гостиницу «Вайлмир». Особой спешки не было, поэтому день было решено посвятить отдыху после нескольких ночевок на холодной земле. Да и сполоснуться да постираться было не лишнее. Попросив воды в свой номер и в номер Лидии подогрел ее магией. Заказав у Вилхельма обед на двоих и пошел смывать с себя пот и грязь после пусть не такого долгого, но все же путешествия.

На машине я бы доехал от Вайтрана до Айварстеда где-то за пол дня, а на лошадях вышло куда как подольше. Но, в любом случае, лучше медленно ехать на лошади, чем еще медленнее идти пешком как мне доводилось до этого, так что подсказка Дженассы была очень кстати.

На минуту я представил, как я месяцами хожу пешком по Скариму, обойдя его на своих двоих едва ли не весь, экономя на гостиницах, не обременяя себя палаткой и спальным мешком. Ночуя под кустами и у корней деревьев, питаясь жаренным на костре мясом с кровью. Не стирая одежду, не умываясь, не подстригая волосы. Драконорожденный-бомж. Это бы однозначно вошло в легенды! Жуть какая…

Приведя себя в порядок я переоделся в повседневную одежду. Дорожную, выйдя в зал, отдал горничной в стирку. Усевшись за стол стал ждать обед и Лидию. Перекинулся парой слов с местным бардом, или как правильно, бардессой? Кинул ей пяток монет и попросил исполнить что-нибудь на ее вкус. Техника игры вполне хороша, да и голос есть. Разве что глаза печальные. Что интересно, впервые в этом мире увидел крашенные волосы. Видать тут какая-то тайна. Но я не буду лезть в чужие дела, особенно когда не просят. Своих хватает.

Принесли обед, а вскоре подошла и Лидия. Так же как и я, она переоделась в повседневную одежду. И вроде бы как и я, везла ее в вещевом мешке, но почему на ней она выглядит идеально чистой и чуть ли не свежевыглаженной? Какая-то женская магия?! Имей она с собой утюг (брать утюг в дорогу?!) все равно за прошедшее время успеть и помыться и погладиться было не реально. Не понимаю…

Пригласив за столик хозяина заведения расспросили о местных новостях, заодно рассказав и о событиях в Вайтране, не обойдя стороной нападение дракона и победу над ним. Акцентировать внимание на своей роли в этих событиях я не стал. Заодно рассказал о разбойничьем лагере у двух башен. Я им, конечно, сделал внушение, но мало ли. Пойдет торговый караван, пусть хоть знают чего ожидать.

Вилхельм со своей стороны пересказал местные сплетни и особо пожаловался на призраков, что последние пару лет по ночам выходят из древнего кургана на окраине деревни.

— Призраки? Настоящие?! — заинтересовался я.

— Что ни на есть настоящие! Видел, значится, своими глазами как ночью из кургана выходила святящаяся фигура. И как уставится мне прямо в глаза! У меня чуть сердце не остановилось! Из-за них Айварстед приобретает дурную славу и все больше людей выбирают более длинную, объездную дорогу, лишь бы держаться в стороне от «проклятого места». А от этого, значится, всей деревне убыток, а особенно ему, как хозяину гостиницы.

— А не случалось ли чего пару лет назад, перед тем как призраки стали беспокоить деревню?

— Хм… Эльф, данмер, один останавливался, как его…, Винделиус. Так он рассказывал, что он искатель сокровищ и рассчитывает найти кое-что интересное в этом кургане. Отправился, значится, туда, а ночью из кургана раздался жуткий крик… Больше того эльфа и не видели, зато регулярно стали видеть призраков выходящих из того древнего могильника. Видать и сам сгинул и спящее зло разбудил!

— А есть какой вред от этих призраков, кроме того, что страх на округу наводят? — поинтересовался я.

— Ну, с людьми, значится, еще ничего не случалось, слава Девятерым, а вот скотина начала пропадать. То курица, то коза. Не часто но регулярно. Народ уже за детей боятся начал.

— Интересно… — протянул я. — Сегодня мы отдохнем с дороги, а завтра заглянем в этот ваш курган, что за призраки там обитают.

* * *
Лидия, дорвавшаяся до мёда с утра выглядела неважно, так что пришлось потратить немного времени, чтобы привести ее в порядок. Наблюдая за ней прошлым вечером, я заметил, что она не столько смаковала хороший в общем-то напиток, сколько вливала его в себя кружками. С той решимостью, что несколько дней назад она бросилась на жуткий скелет, тут она набросилась на спиртное, уничтожая его как противника. Чужая душа — потемки.

Курган имел вполне нормальный вход и производил впечатление хоть и запущенного, но все еще крепкого строения. За тяжелой металлической дверью нас ожидала ведущая вниз винтовая лестница. Небольшой коридорчик и вот те на! Знакомая архитектура. И не менее знакомые ниши в стенах.

— Ну что ж, Лидия, готовься.

— К чему?

— В храме на Ветреном пике, в похожем склепе довелось повстречать драугров. Да и тут они есть. Вон, смотри — указал я. — Эти, насколько я вижу, спят крепко, а вот дальше вполне можем встретить и тех, кому не спится…

— Серьезный противник?

— По-разному. Большей частью не сильнее обычного человека, но бывают такие, что и в одиночку могут представить для нас серьезную опасность. И, кстати…

Тут Лидия наступила на чуть выступающий камень, что просел под ее ногой. Раздался свист и из отверстия в стене вылетела металлическая стрелка, что со звоном отскочила от ее доспехов.

— … тут встречаются ловушки. Стрелка наверняка отравлена и прилететь может куда угодно, в то же лицо. Да и не единственный это вид ловушек, так что внимательно смотрим под ноги.

* * *
Ловушек тут, и в самом деле, оказалось немало. Издалека, телекинезом, я приводил их в действие и наблюдал, то струи огня, то взмах внезапно появившегося из узкого паза в потолке топора, то те же стрелки, причем не одна — две, а свыше десятка и на разной высоте. Так что идти приходилось медленно и осторожно. Каждую нажимную плиту обводили куском угля, чтобы не тратить время на обратном пути.

За одной из дверей, встреченных нами, обнаружился зал, вызвавший у меня дежавю. Стены с причудливыми каменными барельефами, а в противоположном конце дверь с кругом в центре и тремя кольцами вокруг него. На кольцах, как и там были изображены символы — пиктограммы. Разве что, в отличии от той, на этой двери виднелись многочисленный царапины. За неимением Когтя отправились дальше.

Чем дальше мы шли, тем неприятнее пахло. Я не хочу сказать, что доисторический склеп, заполненный скелетами да мумиями пах хорошо. Но чем дальше мы шли, тем сильнее к запаху запустения и тлена примешивалась вполне человеческая вонь.

В доме, где я когда-то жил, на первом этаже была коммунальная квартира. Пожалуй, последняя в нашем доме. В одной из комнат жил дядя Вася. Ни где не работал, пил не просыхая, характер скверный, не женат. В силу характера и умения находить общий язык с людьми — перессорился со всеми своими соседями по коммуналке и волевым решением отделился-отгородился от них. Запер намертво дверь в комнату, а себе оборудовал вход-выход через окно, в виде приставленной к стене дома дощечки. В одном углу комнаты он постелил себе матрас, в другом… скажем так — оборудовал себе туалет. И таким нехитрым бытом довольствовался несколько лет.

Однажды, поздно вечером, мое внимание привлекли нехарактерные звуки за окном. Приоткрыв его я увидел клубы дыма поднимающиеся с первого этажа. В ту же секунду услышал на лестнице топот ног спускающихся сверху людей. Выбежав в подъезд, мы с соседями начали стучать в дверь коммуналки и, после того как она открылась, отодвинули в сторону недоумевающую соседку начали ногами выбивать дверь в комнату дяди Васи. Под нашим напором она не устояла и, окунувшись в дым и смрад мы вытащили представителя бомонда в коридор, а горящий матрас — в окно, на улицу. Минут через пять Вася пришел в сознание и, хоть довольно вяло, но с немалой долей экспрессии выразил возмущение нашим вмешательством в его личное пространство. Собственно, к чему это я вспомнил. По сравнению с тем, что мы, морщась, чуяли сейчас — у Васи пахло розами.

Вдруг, из ближайшего дверного проема на нас кто-то кинулся, с кинжалом в руке. Лидия очень технично сделала шаг вперед и вбок, заслонив меня собой и прикрылась щитом. Приняв на него удар кинжала, она ударила нападающего щитом и, оттолкнув, рубанула мечом. Одного удара оказалось достаточно.

Перед нами на полу лежал типичный данмер, но в каком он был состоянии! Нечесаная грива волос, чумазое лицо, грязная, местами порванная одежда. Зайдя в комнатушку мы обнаружили источник амбре. В одном углу э… туалет, в другом — кухня. Гора костей, куриных и покрупнее с гниющими остатками мяса. Судя по всему, он его даже не жарил. В другом конце комнаты обнаружился стол с алхимическими принадлежностями, куча бутылочек с неизвестным составом и книжица для записей.

Винделиус Гатариан был профессиональным искателем сокровищ. Не бесталанным в магии и весьма одаренным в плане алхимии. Понятно, что в своем дневнике все эти характеристики он умножал на десять. В этот курган, «Погребальный огонь» он пришел целенаправленно. Он уже знал и о двери в «Зале легенд» и о ключе к ней, что хранился в склепе. Опасаясь, что по его следам сюда нагрянут местные и вырвут из его ловких пальцев несметные сокровища он задумал хитрую мистификацию.

Ближайшей же ночью он дурным голосом с пол часа орал на всю деревню, после чего устроил свой первый выход в качестве «призрака». Ему удалось изобрести состав, что вызывал у его тела голубоватое свечение и ощущение «полупрозрачности» у наблюдателей, что выглядело довольно жутко в темноте. И эта деревенщина купилась! Но это был единственный успех. Да, он нашел пару горстей старинных монет и несколько драгоценных камней, но не ключ от двери в Зале Легенд что так искал. Месяц шел за месяцем. Он излазил все доступное ему подземелье, заглянул в каждый угол. Он был уверен, уверен, что ключ где-то здесь!

У него закончились все запасы продовольствия и он начал выходить по ночам в виде призрака и добывать продукты в деревне. Овощи с огородов, кур, коз. Его поиски переросли в одержимость. Ключ должен быть где-то тут. Он обязательно его наедет, обязательно. А пока, никто, никто не должен войти в курган. Ведь он — его страж…

— Интересная книжка. Определенно Вилхельму будет что почитать перед сном. — пробормотал я.

— Как думаешь… — спросила Лидия, — Куда делся ключ?

— Мало ли куда он мог деться, за тысячи то лет?

* * *
Надо было видеть лицо трактирщика, когда он читал записи Винделиуса. Глаза — шире, челюсть — ниже.

— Невероятно! Этот пройдоха всех нас обвел вокруг пальца! Заставил поверить в призраков, даже меня!

— Ага. А еще жрал ваших курей.

— Подлец, однозначно!.. Но в итоге, значится, окончательно спятил. Поделом ему. — произнес он и сплюнул в сторону. — В любом случае я, да и весь Айварстед вам очень обязаны! Минутку… — он сбегал в чулан и принес какой-то сверток. — Вот! Эта забавная безделушка досталась мне от отца. Он, как-то набрался смелости, значится, и слазил в тот курган. Натерпелся страху, конечно! Но принес вот такой трофей! — он развернул сверток и я увидел Драконий Коготь.

— Надо возвращаться! — шепотом прокричал я Лидии, стоило Вилхельму отойти от нашего столика.

— В курган? Зачем? — удивилась Лидия. — И что это за штука? На лапу с когтями похожа…

— Это ключ! Ключ от той двери что так и не смог открыть Винделиус!

— Что?! Вот умора! Выходит, он сидел в кургане, искал ключ и думал о том, как провел всех со своим «призрачным зельем», а все это время ключ хранился у трактирщика! И ведь ему было достаточно просто спросить! — потешалась она. — И он с радостью продал бы ему этот ключ за сотню септимов! А он, вот хитрец, перехитрил всех, в том числе и себя.

— Да, иронично вышло. — подвел я итог. — Пошли посмотрим что там интересного. И не будем забывать об опасностях.

* * *
Как и на Золотом Когте, «код» от замка был написан на самом ключе. Когти лапы точно вошли в замочные скважины и стоило слегка поднажать, как дверь пошла вниз.

Ну, что я могу сказать? Если вы бывали в одних древних нордских руинах — то видели их все. Хотя, отдать должное, в этот раз «зоопарк» был разнообразнее. К примеру, скелеты. Судя по всему плоть некоторых драугров не выдержала испытания временем, ну или жрецы в свое время формалин сэкономили. Слили и продали на сторону. Чую, так оно и было! Так вот, хоть и «остались от козлика — рожки да ножки», но дух все так же был намертво прикован к этому телу, благодаря чему скелеты могли вставать и браться за оружие. Противниками они были совсем слабыми. Стоило им врезать сколько-нибудь сильно, как рассыпались на отдельные косточки. Видать, связующая сила была не велика. А вот скелеты-лучники представляли определенную опасность. Сам-то хрупкий, а вот стрела летит вполне по-взрослому! Таких разбивал сосульками сразу, как только замечал.

Огненные заклинания старался использовать как можно реже. И без того воздух спертый, и не стоит дополнительно выжигать кислород. Не хватало еще свалиться без сознания посреди скелетов да драугров. То-то они порадуются… Хоровод будут вокруг нас водить. Драугры, кстати, здорово развлекли Лидию. Противник, большей частью, не серьезный, но достаточно многочисленный. Было кому сносить головы, да руки-ноги рубить. Мне даже показалось, судя по безмолвно шевелящимся губам, что она их еще и считает.

Некоторые, впрочем, были способны приподнести сюрприз в виде заклинаний холода. На таких я не жалел огня, а Лидию потом приходилось отогревать и отпаивать целебными зельями.

В главном зале гробницы нас ожидало всё вышеперечисленное и сразу. Скелеты, скелеты-лучники, драугры, драугры-маги… Под конец привлекли тяжелую артиллерию в виде драугра-военоначальника, вроде того, что мы с Дженассой встретили на Ветреном пике. Того страха, что тогда он не вызывал, да и меч обычный, одноручный, но махал он им резво и передвигался быстро. Мне все ни как не удавалось сконцентрироваться на «Плазменном резаке» так, чтобы в этот момент не подставиться под удар. Наконец, Лидия привлекла его внимание к себе ударом меча по спине. Его это заинтересовало и он на несколько секунд оставил меня в покое, за что и поплатился «раздвоением личности». Пришлось быть аккуратным, чтобы напарницу не зацепить.

Чуть дальше, снова обнаружилась стена с надписью на драконьем языке. Текст в моих глазах слегка дрожал и казалось, что я вот-вот пойму его смысл… Как наяву, я почувствовал теплые лучи солнца, услышал шелест листьев и увидал маленького котенка, что доверчиво играл со своим хвостом у моих ног… Но… Видение пропало. Тем не менее, я аккуратно переписал текст со стены себе в тетрадку.

Оружие драугров годилось лишь на переплавку. Большая часть вещей сгнила за прошедшие тысячелетия. Тем не менее, увесистый мешочек старинных монет и горсть колец-ожерелий пополнили бюджет. Но все это не было чем-то прямо очень уж много. Тем не менее, что Арвел на Ветреном пике, что его брат по разуму — Винделиус искали тут немыслимых сокровищ. И сдается мне, стены с надписями на драконьем языке имеют к этому куда большее отношение, чем горсть побрякушек.

Поймал Лидию на попытке засунуть в вещмешок голову драугара. Говорит, что в подарок. Убедил, что если уж совсем невтерпеж — пусть возьмет высохшую кисть руки с длинными желтыми ногтями. Меньше места занимает и выглядит не так отвратительно.

День уже заканчивался и лезть в горы было уже поздно. Вернулись в гостиницу, поужинали и завалились спать.

* * *
Позавтракав, оставили в гостинице максимум вещей, чтобы не тащить их наверх. Когда поднимаешься в гору — каждый килограмм на счету. В чем решил не экономить, так это в зельях на выносливость. Может они и не будут критически важными, но комфорту ради взять стоит. Нет никакого удовольствия в том, чтобы сопеть, кряхтеть, вытирать пот, хвататься за бок и с ужасом смотреть на очередные ступеньки. Это не олимпийский вид спорта, тут допинг разрешен.

На мосту, что вел на другую сторону реки, туда, где начиналась ведущая наверх тропа встретили дедулю, Климека, что с котомкой на спине шел в том же направлении и с некоторой тоской поглядывал наверх. Поговорив, узнали, что он решил занести наверх партию продовольствия в качестве пожертвования, но испытывает определенные, обоснованные сомнения в собственной способности забраться наверх. Старость стоит уважить, особенно в таком самоотверженном деле. Добавили его котомку к своей поклаже и отправились дальше.

Тропа чередовала прямые участки с крутыми, где и были оборудованы ступени. Поначалу пытался их считать, интересу ради, но потом решил все же посматривать по сторонам. Учусь! А посмотреть было на что. Чем выше мы подымались, тем красивее перед нами открывались виды. На привалах я доставал купленный у Фаренгара атлас и, сравнивая его с открывающимся пейзажем, делал пометки. Деревеньки, какая-то крепость полуразвалившаяся, дым в лесу. Кто знает, вдруг пригодится.

Тропинка то сужалась до четырех-пяти метров, то расширялась до пятнадцати-двадцати. Чуть в стороне, не раз и не два видели горных коз что легко карабкались по таким кручам…

Вдруг, откуда-то сверху на идущую впереди Лидию метнулась здоровенная фигура и сбила ее с ног. Наступив ей на грудь массивной лапой он обернулся ко мне и оскалил огромные саблевидные клыки. Капитан Очевидность задает вопрос в зал — «Угадайте кто?». Оценив меня взглядом он, увидев кинжал на моем поясе слегка фыркнул и повернулся к Лидии, что в это время все пыталась вытащить меч из ножен. Наступив на ее руку он склонился над ней и стал искать, где уцепится за край нагрудника, чтобы сорвать с нее это невкусное железо.

Сначала я, конечно, жутко перепугался за своего хускарла, которого на моих глазах собрались заживо есть. Вслед же ужасом пришел гнев, и даже некоторая обида на то, как низко меня оценила эта драная кошка. Не увидела во мне противника! Ну это ты круто ошиблась!

Одна за другой две сосульки улетели в цель и сбросили ее с Лидии. Обе, проломили ребра и сантиметров на десять проникли в грудную клетку. По длинным клыкам потекла струйка крови. Похоже, задето легкое. Кошара произвела переоценку и «обновила агро-лист». Присев, приготовилась к прыжку, как тут же, прямо в морду, получила струю пламени. Все-таки, огонь имеет сильное влияние на животных. С хриплым мявом тигр скаканул в сторону и оказался всего в полутора метрах от края тропы. Этот цирковой номер лучше было не затягивать, а то животное нервное, так что поднапрягшись, я, с помощью телекинеза помог ему эти полтора метра преодолеть. Прощай, Шрам.

Когда я обернулся, Лидия уже вставала. В очередной раз доспех ее спас и я снова задумался над собственной защитой. Дал ей выпить целебное зелье и заверил, что ее роль в сражении была решающей. Она приняла на себя атаку и держала противника, давая мне возможность прицелиться. Опять же, напомнил я, если бы он напал на меня, то враз бы откусил мне голову, а она мне еще нужна — шапку носить! Тут Лидия, пусть немного истерично, но рассмеялась.

Через пару часов достигли ровной площадки, где, судя по следу от костра, регулярно останавливались паломники. Тут и встали лагерем. В очередной раз пригодилась чудо-сковородка. Подогреть ужин, да и просто немного согреться. С набором высоты становилось все холоднее и пришла пора доставать купленные в Вайтране плащи. Лидия, правда, пыталась немного поупираться и хорохорилась, мол ей не холодно. Но я настоял. Чуть выше уже лежал снег и доставать их все равно бы пришлось.

* * *
Становилось все холоднее. Дул промозглый ветер, трепал плащ и все норовил забраться под одежду, чтобы выстудить тело. Но была и польза, ветер сдувал с тропы большую часть снега из-за чего он не так уж мешал идти. Стоило представить еще несколько тысяч ступеней, но покрытых льдом и присыпанных снегом… Бррр… А неподалеку обрыв. Там высоко, саблезуб не даст соврать.

Вот уже и большая часть дня позади. Успели и пообедать и сделать несколько привалов, чтобы передохнуть и сделать по глотку зелья выносливости. Глянув вперед, на краю скалы, нависавшей над дорогой метрах в ста от нас, сквозь пелену падающего снега я разглядел высокую фигуру. Не успев удивиться — «Кого тут еще угораздило?» я увидал, как фигура, странно сгорбившись начала спускаться, помогая себе непропорционально длинными руками.

— Снежный троль! — прокричала Лидия перекрикивая ветер. — Живучие твари!

— Справимся? — уточнил я.

— Должны! — ответила она. — Ты только его огнем поливай, уж больно они его не любят. Заодно и сами согреемся. — Сказала она и хихикнула.

К нам навстречу ковыляла здоровенная «горилла» метров двух высотой. Грязно белая шерсть, длинные когтистые руки, злобные глаза, все три… Во избежание снежной лавины я решил не использовать стандартные огненные шары и ограничился ослабленной версией. Несколько попаданий здорово подпалили зверюге шерсть и вызвали обиженно-гневные вопли.

Лидия вышла вперед и прикрылась щитом. По нему и пришелся удар длинных лап, чуть не вырвав его из рук. Я, сбоку, начал поливать струей огня, а Лидия, прикрываясь, не забывала наносить удары мечом.

Так. Что за ерундой мы занимаемся? Отошел назад метров на пять, выпил зелье прочищающее разум и добавляющее сил, и дал команду: «Лидия! Рывок-назад!», после чего выдернул ее телекинезом к себе из клинча с тролем. Два шага вперед и «Плазменный резак» сократили поголовье «Тролей нежных» на одну единицу.

Да. Крутая «фундервафля», конечно. Но уж больно меня мутит после ее использования. Не выйдет из меня «магистра-джедая». А то было бы здорово, наверно, сверкая взором выйти перед армией врагов и помножить их на ноль одновременно разделив надвое. Такая вот хитрая математика. Придя в себя отправились дальше и часа через три достигли места привала.

* * *
Следующий день не принёс особых неожиданностей. Холод, ступеньки, снег, немного льда, приходилось внимательно смотреть куда ставишь ногу. Вот интересно, это нам так повезло аж два раза или это стандартная развлекательная программа для паломников? Решили, что будь тут нечто подобное каждый раз, то народ перестал бы сюда ходить. Да и Климек не Седобородым бы еду носил, а саблезубам с тролями. И не регулярно, а всего один раз. Так что, будем считать что нам повезло, а особенно повезло Климеку, который, вероятно, и устать не успел бы.

Кстати, насчет «повезло». Лидия принялась распинаться на тему нашего везения. Некроманта победили, великанов видели, разбойников ограбили, медведя убили, драугров сколько-то там штук убили (у нее в кармане на бумажке записанно сколько именно) скелетов тоже немало разобрали по косточкам! Безумный эльф упоминания не стоит. Потом саблезуб и снежный троль! А теперь идем к Седобородым на Высокий Хротгар!

А вот и он, кстати. За поворотом широкий участок тропы перегородила высокая черная крепость.

Глава 6

Высокий Хротгар. Арнгейр.
Он стоял на коленях в Западном крыле, напротив окна, и медитировал. Со стороны могло бы показаться, что такая поза не слишком то и удобна, особенно для многочасового времяпрепровождения для не молодого, в общем-то, человека, но за десятилетия практики можно и не к такому привыкнуть. Человек, такое существо, что приспособится может к чему угодно. Неудобная поза, постоянный холод, недоедание.

Следуя путем Голоса, он уже давно покорил и закалил свое тело и его нужды и желания более не тяготели над ним. Совсем другое тревожило его ум и лишало покоя, хоть он никак не хотел в этом признаться даже самому себе. Во времена его юности эти коридоры были полны людей, как мастеров Пути, так и послушников, а во внешнем дворе ежедневно можно было видеть десятки паломников, что приносили свои дары, и так же находились в медитации, желая прикоснуться к святости этого места. Слава Седобородых гремела по всему Тамриэлю, ярлы и короли искали их совета и одобрения. Многие хотели устроить своих сыновей послушниками в Высокий Хротгар, но не многим это удавалось, поскольку отбор был очень суров.

Еще сорок лет назад, в его зрелые годы, в очередь на испытание вставали и сыновья ярлов. Сын Медведя Истмарка показал себя достойным и был принят на обучение. Десять лет он провел на Высоком Хротгаре постигая Путь Голоса, но не устоял на нем, став Отступником. Порой, ему казалось, что именно с этой неудачи и берет начало их упадок.

Сейчас их осталось всего четверо. И, откровенно говоря, тех даров, что хорошо если раз в неделю приносили редкие паломники, им едва хватало. Да и они, эти паломники, большей частью такие же старики как и он сам. Тот же Климек из Айварстеда, что по наивности носит им еду пригодную для долгого хранения, как будто она тут залёживается, уже не молод, и кто знает, может пройдет совсем немного времени, и он не рискнет подняться наверх по семи тысячам ступеней, либо, что ещё хуже, рискнет и сгинет по пути наверх.

Последние годы он много размышлял о том, что происходит в мире вообще и с его орденом в частности. Неужели они как-то прогневали Кинарет, и теперь она, таким образом выражает свое неодобрение? Или же Путь Голоса изжил себя? Быть может, они уже выполнили свое предназначение и более не нужны? Все те неудобства, что испытывало его тело ничего не значили по сравнению с той болью, что терзала его сердце.

Но совсем недавно, пару недель назад, находясь в медитации они услышали ЭТО. Вначале был слышен Голос дракона. За последний год это не то чтобы стало обычным, но уже не вызывало того трепета, что поначалу, когда Пожиратель вернулся и начал творить свои дела. Затем они услышали немыслимое — душа дракона кричала от ужаса. Кто-то рвал ее на части и поглощал, как голодный крестьянин, что вернувшись домой с поля, ломает хлеб и кусками отправляет в свой рот. После чего, как апофеоз немыслимого, раздался Крик, по всем признакам соответствующий Голосу дракона, но испущенный человеком.

Им потребовалось более часа, чтобы осмыслить произошедшее. Дракон сражался и потерпел поражение. Да, такое возможно. При всей своей силе — они так же как и люди состоят из плоти и крови и могут быть убиты. Большой отряд, хорошее оружие. Все возможно. Но то, что произошло дальше, несомненно, было работой драконорожденного! Только они могут поглотить душу дракона, его суть, и Кричать как они.

Столетия назад, Хьялти Раннебородый тоже явил миру свой Голос и был приглашен на Высокий Хротгар для обучения. То, чему обычный ученик учился годами он схватывал за один день. Подобно драконам он Кричал так же естественно, как и дышал. И хоть впоследствии он и выбрал иной путь, своими успехами он прославил Путь Голоса и влил в него новую, мощную струю. В подражание ему многие устремились на Глотку Мира, чтобы приобщиться к их мудрости. Их орден вырос числом, славой и влиянием и это стало толчком к периоду его расцвета. И вот сейчас, когда, казалось бы, все пропало, появляется новый драконорожденный.

Прошло совсем немного времени, но на их призыв уже успели откликнуться трое. Один искренне считал себя кем-то великим и не усомнился, что призыв обращен именно к нему. Ему тихим шепотом объяснили как он не прав и отправили восвояси. Какой с дурака спрос? Второй думал, что назвавшись довакином получит свободный доступ в монастырь и сможет вынести отсюда немало ценного. До сих пор им не удалось прийти к единому мнению насчет того, как далеко он пролетел, прежде чем упал. Третий же, оказавшись слабеньким магом, дешевыми фокусами пытался достичь тех же целей и разделил судьбу предыдущего.

В этот момент кто-то ногами заколотил в входную дверь. Створка приоткрылась из-за чего, от сквозняка задрожало пламя огня и на Высоком Хротгаре раздался нахальный голос: «Эй! Седобуробородые! Есть кто дома? Звали? Я пришел!»

Высокий Хротгар. Попаданец.
Да… Интерьерчик вполне соответствует фасаду. И это — «Обитель мудрости»? Не похоже на Ривенделл, больше на Мордор. Пылающие жаровни, дающие тусклый свет, странный декор стен. Какие-то полотнища болтаются под потолком. По привычке зажег магический светильник, чтобы разглядеть по-подробнее. Смотри-ка, надпись на драконьем языке. Интересно девки пляшут…

А вот и они. В смысле, не девки, а совсем даже наоборот. Из темных проходов, ведущих в вестибюль тихо вышли четыре фигуры в странных балахонах. И вроде бы ткань, но покрой и узор навевает ассоциации с чешуйчатым доспехом и стилистически удачно сочетается с орнаментом на стенах. Каждый из четырех не молод, мягко говоря, и является гордым носителем седой бородищи. Похоже, адресом не ошибся и это именно те, кто надо.

— Здравствуйте, уважаемые! Говорят, это вы меня звали. Так вот, я пришел.

— Звать то звали, но тебя ли? — сказал вышедший чуть вперед Седобородый, с недовольством покосившийся на парящий в воздухе магический светильник. — Давай для начала убедимся что ты именно тот, кого мы ждали, а то ходят тут всякие… — он переглянулся с остальными своими коллегами. — Продемонстрируй нам свой Голос!

— Эээ… я как бы уже говорю. Или спеть надо? — сказал я и растерянно огляделся по сторонам. — Я, конечно, могу, но просто не привык без аккомпанемента…

— Это не таверна, чтобы горланить тут песни! — завелся он. — Продемонстрируй нам свой Ту'ум!

— Ыыы… Вы ЕГО так называете? Не то чтобы я стесняюсь… Но зачем? Обычный, не хуже чем у других!

— ДРАКОНИЙ КРИК! — чуть ли не проорал Седобородый и от его голоса завибрировали каменные стены.

— Ааа… Понял! — сказал я и успокоился. — А в какую сторону? Как бы мне кого не задеть случайно…

— Не беспокойся, нам ты вреда причинить не сможешь… — произнес дедуля и посмотрел на меня таким взглядом, что я сразу вспомнил партайгеноссе Мюллера.

— Ну хорошо. — произнес я, глубоко вдохнул и вытолкнул из себя слово — ФУС!

Отдать должное, старички хоть и пошатнулись от ударившей их волны, но удержались на ногах. Но этого нельзя было сказать о находящихся в помещении предметах, их подхватило, как ураганом и швырнуло во все стороны. Несколько кувшинов расколотило об стены, один в полете зацепил стоящего в сторонке Седобородого. Аскетичная строгость места сменилась на обстановку в стиле «у нас вчера был корпоратив…»

— Как бы, извиняюсь! Я предупреждал!

— И вот, на переломе эпох в мире появляется довакин… — торжественно произнес он и его глаза радостно заблестели. — Добро пожаловать, Довакин, на Высокий Хротгар! Я Мастер Арнгейр и я говорю от имени Седобородых.

— Очприятно! — ответил я, слегка склонил голову и шаркнул ногой.

— Скажи, Довакин, зачем ты здесь?

— Хороший вопрос. — сказал я и задумался. — В Скайриме появились драконы, чего не было уже очень давно. Начали нападать на людей, и многие простые жители теперь со страхом поглядывают в небо в ожидании — не мелькнет ли там крылатая тень? Мне, вместе с отрядом стражников Вайтрана удалось сразить дракона, после чего, каким-то образом я поглотил его «силу» и смог крикнуть… это коротенькое слово. И вскоре после этого услышал ваш призыв. Я хочу понять, что происходит, что это за сила и как ее можно использовать.

— Да, Довакин, ты задаешь правильные вопросы, но прежде чем ответить на них, прежде чем начать учить тебя мы должны испытать тебя, твой характер, твое умение учится. Кто знает, быть может этот единственный Крик — твой предел? Или, быть может, тебе недостает твердости духа, для того, чтобы правильно распорядится этими знаниями и силой?

— Ну… в принципе, логично. И что это будет за испытание?

— Как ты и сам уж знаешь, Крики — это слова на языке драконов. Но полный Крик, или Ту'ум, состоит не из одного, а трех слов.

— Ага… т. е. Не просто «Пошёл!», а «Пошел ты лесом!». Да, так убедительнее…

— Примерно так. С учётом того, что речь идет все же о языке драконов. Сейчас Мастер Эйнарт научит тебя второму слову, что дополняет «фус».

Другой Седобородый вышел вперед и произнес тихонько себе под ноги — «РО!» от чего в пространстве прошла легкая дрожь. После этого он как-то напрягся и его окутало свечение подобное тому, что я видел у убитого дракона. Один из языков этого пламени протянулся в мою сторону и снова, некая сила во мне ухватилась за него, оторвала и втянула внутрь. «Ро…» — равновесие. Равновесие канатоходца на канате, уравновешенные чаши весов, полученное и отданное, внутреннее и внешнее, зима и лето… Многозначный, глубокий термин, понятие, что охватывает весь мир, от самых малых его частей, до самых общих. Все это за мгновение стало мне понятно, и это понимание стало частью меня.

— Удивительно… — произнес Арнгейр. — Так просто и так быстро. Мы слышали, что драконорожденные учатся быстро, но настолько?! Мастеру Эйнарту пришлось постигать не один год то, что он сейчас отдал тебе. Теперь давай проверим на практике то, как ты усвоил этот Крик. Но в этот раз в сторону и вот по этой мишени… «ФИК! ЛО! СА!»

Посреди комнаты появился призрачный силуэт обладающий, тем не менее, некой материальностью.

— ФУС! РО!

Призрачная фигура пошатнулась, потеряла равновесие и упала. Обернувшись, я посмотрел на Лидию. Приоткрыв от удивления рот, она завороженно наблюдала за происходящим.

— Замечательно! Теперь давайте пройдем во внутренний двор и посмотрим как ты сможешь изучить принципиально иной Крик.

Пройдя по небольшому коридорчику, через дверь, подобную входной, мы всей гурьбой завалились во внутренний двор крепости. Смотреть тут было особо не на что. Те же камни, тот же снег. Я поплотнее закутался в теплый плащ. Неподалеку стояла наблюдательная башенка в том же, «мордоровском» стиле, а чуть дальше каменная арка.

— Что ж… — продолжил Арнгейр. — Теперь Мастер Борри научит тебя новому Крику.

Еще один Седобородый вышел вперед и произнес себе под ноги — «ВУЛЬД!» И опять сияние и снова я «оторвал и проглотил» протянутый мне фрагмент. Вместе с ним пришло и понимание. «Вульд» — вихрь, поток, струя, движение потоков воздуха в атмосфере, теплые и холодные течения в океанах и даже то, как течет магия сквозь мир… все это в одном понятии, одном Слове.

— Ощути это Слово в себе, его значение, смысл… — вещал Арнгейр. — Необходимо понять и проникнуться…

— Ага… есть что-то такое. А как его применять? Что оно делает?

— Уже? — недоуменно спросил он. — Вот, молодежжжьь… все торопится куда-то… Сейчас Мастер Вульфгар продемонстрирует тебе как этот Крик работает.

Четвертый Седобородый вышел вперед и гаркнул «ВУЛЬД!». Мощный поток воздуха подхватил его и швырнул вперед метров на пятьдесят. Навык незаменимый для жизни в большом городе, как я посмотрю. Дорогу перебежать, на отходящий автобус успеть…

— Ну, а теперь ты. — произнес Арнгейр и вопросительно глянул на меня.

— Тааак… сейчас, чтобы никуда не врезаться…


«ВУЛЬД!» Как и в случае с Вульфгаром Крик сработал штатно. Было чем-то похоже на то, как если бы ты вдруг оказался в невидимом поезде, что промчал тебя несколько десятков метров вперед, а потом исчез так же внезапно, как и появился. Хм… полезно. И, кажется, я понимаю, как тогда в храме на Ветреном пике драугр со своим двуручником так быстро догнал Дженассу. Пора уже обычным шагом, ножками, вернуться к Мастеру, а то он заждался.

— Поразительно! — воскликнул он. — Я конечно читал о способностях драконорожденных, но видеть это самому… Ну что ж… Ты определенно способен учится и обладаешь удивительным даром. Но теперь необходимо проверить твой характер и то как ты способен применять эти навыки на практике. Согласно заветам нашего учителя, Юргена Призывателя Ветра, в Устенгреве, на пути к его гробнице была оборудована череда ловушек и препятствий, которые тебе необходимо преодолеть и достать хранящийся там рог. Принеси его сюда и мы сочтем испытание пройденным.

— А где он этот «Устенгрев»? Покажите на карте… У меня есть, вот. Ага… Не близко… А кем он был, это Юрген Призыватель Ветров?

— Призыватель Ветра, — поправил меня Арнгейр. — Основатель нашего ордена, живший тысячи лет назад. Ты разве не читал об этом на памятных камнях по дороге на Высокий Хротгар? Там, в общих чертах, все написано.

— Эээ… это такие каменные сооружения, что стояли около площадок для привалов? Я думал они просто как путевые знаки. На обратном пути обязательно почитаю!

— Почитай, почитай. Читать вообще полезно. Можешь до утра остаться здесь вместе со своей спутницей. Только без всякого тут! Это, все же, монастырь!

* * *
На предложенных нам каменных «кроватях» расстелили спальные мешки и прикрылись плащами. И все равно было как-то зябко. Холодное и мрачное место, как они живут здесь? И мысли наводит скорее о смерти, чем о «продолжении рода». Старый маразматик, пришло же ему в голову… По крайней мере тут ветер не дует, как при ночевке на склоне да и выспаться можно, не деля ночь на стражи, а сразу проспать часиков восемь — девять.

С утра отправились в обратный путь старательно высматривая каменные стелы с надписями, что я проигнорировал при подъеме. Было такое неловкое чувство, как будто меня в школе вызвали к доске, а я не выполнил домашнее задание.

Немного испортило впечатление то, что читал я их в обратном порядке. Но с другой стороны, с каждым следующим отрывком я все глубже погружался в прошлое. Что удачно, они все были пронумерованы, так что хотя я всё же пропустил один текст, но благодаря нумерации это заметил. Пришлось вернуться и поискать пропущенный. Оказывается, снегом замело. Не полагаясь на память, как и в других подобных случаях — тщательно записывал все в тетрадку. На подходе к Айварстеду выписал последний, он же первый фрагмент истории и мог поразмышлять уже над цельной картиной. А выходило следующее.

Изначально, «в стародавние времена», драконы правили в мире безраздельно. Ни люди ни эльфы не могли им ничего противопоставить. Слишком уж разные весовые категории. Причем, дело не только в физической силе и способности летать, что само по себе уже не мало, но и в Голосе, что является естественной способностью драконов. Лапки у них слабо приспособлены к труду, а вот сказал по-драконьи «огонь!» и получил огонь… и жжет напалмом всех, кто с ним несогласен.

Далее, как водится, людишки размножились и населили землю и хоть силенок по-прежнему маловато, но числом превосходить стали ощутимо. Тут говорится, что они восстали против владычества драконов по причине храбрости, но мне кажется, что скорее тут произошел передел власти. За давностью лет подробностей уже не узнать, но началась война и размен в ней был очень уж грустный для людей. Да, драконов били, но уж слишком велики были потери.

И тут вмешалась третья сила. Богиня Кинарет, она же Кин (есть тут нечто фамильярное) вмешалась и побудила некоего Партурнакса научить людей Голосу. Судя по тому, что сам Партурнакс владел этой магией и взялся учить не «других людей», а просто «людей», то сам он человеком не являлся. Логично? Судя по всему это был Дракон, что по сути перешел на сторону людей в этом конфликте. «Кин его попросила…» ой, мутное, чую, дело… Типа как если бы во всем Скайриме восстали козы против человеческой деспотии, а я встал бы на их сторону и начал учить их магии, чтобы дать им возможность перебить всех людей.

Судя по всему, умение Кричать подобно драконам склонило чашу в сторону людей и в итоге стало причиной победы и изгнания Алдуина из этого мира…

— Лидия, а ты не знаешь, кто такой этот «Алдуин»?

— В древности так звали главного среди драконов. Но это не совсем обычный дракон. Кое-кто до сих пор включает его в число богов, ставя его в один рад с ними.


Хм… и написано, что его «изгнали», а не убили. Скверно. Как говорится, шило в мешке не утаишь, оно все равно выплывет наружу… Но что там дальше?… А дальше обретшие чудо-силы голосистые люди пошли нести добро в соседние страны, захватывать их и приносить туда радость и счастье на кончике меча под звук Голоса. Понятно, переход от «феодальной раздробленности» к первым государствам.

Но в один прекрасный день, на склонах Красной горы им всем дали… понять, что они не правы и участвовавший в этом походе, наш герой Юрген приходит к выводу, что тут «не прыгать надо, а думать». Семь лет думал и надумал, что Голос это не оружие для войны, а «дар божий» и его использование уместно лишь в мистических целях. Построил Высокий Хротгар и организовал там свой кружок по интересам.

Ой кажется мне тут столько недосказанности и пропаганды, да и неувязок множество. К примеру, если Голос — «дар божий», мистическая практика и все такое, то почему чуть ранее говорится, что он был дан как оружие против драконов? Ну да, переоценили свою крутизну и получили по зубам, но зачем впадать в другую крайность? По факту, отказались от магической школы только потому, что она сильная, но не всемогущая. Хотя, наверняка, свою роль сыграло то, что учится ей в нормальных условиях не очень то и легко и к тому же долго. Вот и перешли на обычную магию, а навык владения Голосом остался лишь в рамках этой традиции.

Далее… вот опять Тайбер-с-септима. Видать и в правду был знаменательной личностью, раз и тут упомянули. И да, призвали, обучили, пошел континент завоевывать. Что-то я пока не ощущаю в себе желания основывать империю. Может потом придет… В общем, картина более-менее ясна.

Вон, внизу уже виднеются крыши Айварстеда. Надо будет лошадок проведать и Климеку привет передать вместе с сувениром — «свистнутой» на Высоком Хротгаре ложкой.

Первая эра. Саартал. Ночь слез.
Исграмор проснулся посреди ночи от чувства тревоги. Все было тихо, лишь изредка слышалась перекличка часовых. Вчера тоже все было как обычно, никаких тревожащих донесений, никаких происшествий. Разве что с вечера несколько похолодало, но это не повод для беспокойств.

Да, эта земля тоже холодна, но методы земледелия разработанные на холодной, покрывающейся льдом Атморе, давали тут вполне приличный результат. Поля вокруг города были распаханы и принесли уже несколько урожаев с избытком покрывая потребности города и оседая в хранилищах, чтобы в свой час прокормить прибывающих на материк переселенцев. Стада так же множились, сыр, вяленое мясо и теплые шкуры заполняли склады. Город процветал и не было причин для тревог. Отчего же он проснулся и почему так пакостно на душе?

Разбудив сыновей он велел им быстренько собраться, а сам подошел к окну. Шел густой снег и видимость была крайне ограничена. Накинув на плечи тяжелый меховой плащ он открыл дверь и по внешней лестнице поднялся на крышу дома. Вроде все тихо. Тихо? Но ведь совсем недавно он слышал перекличку стражников! Почему сейчас тишина? Вдруг, слева у стены затрубил сигнальный рог и сразу утих. Справа и спереди затрубили тревогу. Позади так же хрипло затрубил рог и вдруг прервался.

Похоже, город атакован со всех сторон. Он бросился вниз и начал одевать доспехи, велев Инголу с Илгаром вооружаться по-полной. Быстро собравшись они втроем выскочили на улицу. Со стороны внешней стены по улице быстро двигался поток полупрозрачных фигур. Время от времени фигура отделялась от общей массы, забегала в ближайший дом, после чего в нем раздавались короткие вскрики.

Ублюдки! Да они просто поголовно вырезают всех! Без объявления войны, без каких-либо условий. Сжав в руках секиру он с гневным ревом бросился вперед и врубился в толпу нападающих. Вутрад в его руках начала собирать урожай. Брызнула кровь. Падающие фигуры теряли маскировку и становились видимыми. Он увидел лежащих на земле высоких, беловолосых эльфов в изящных светлых доспехах. Фалмеры?! Что им здесь нужно? Мы же с ними не конфликтовали и делить нам особо нечего. Это большая земля и ее хватит всем. Но… но есть то, что существует лишь в одном экземпляре.

Его ошеломила пришедшая в голову мысль. Эти вероломные твари, они не просто подлые убийцы, они воры! Взмах секирой и еще одно эльфийское отродье полетело на землю. Он слышал, как за его спиной бьются его сыновья. Все они были готовы погибнуть в бою, вместе с городом и унести с собой в могилу как можно больше остроухих уродов, но можно нанести им больший вред, а именно — не дать забрать то, за чем они пришли. Дав команду сыновьям он еще раз взмахнул Вутрадом и развернувшись побежал ко входу в подземную часть города.

В узком проходе махать секирой было не очень удобно, но зато перед ним могли одновременно находится не более двух противников, а это ерунда. К тому же из-за его спины то Ингол, то Илгар делали выпады и проливали эльфийскую кровь.

Как бы то ни было, их силы не безграничны. Секира в его руках наливалась свинцом и он уже не всегда успевал вовремя блокировать удары. На его доспехах было уже несколько глубоких вмятин, а простые царапины и подсчитать было сложно. Кончик вражеского меча зацепил щеку. Кровь капала на его доспехи и тоненькой струйкой текла за воротник.

Отражая атаки фалмеров они отступали по длинному коридору и он, ловя момент, оглядывался по сторонам, чтобы не пропустить нужное место. Вот оно. Рычаги, по одному в правой и левой стене, чуть утопленные, чтобы были не так заметны и довольно высоко от пола, чтобы их случайно не зацепили. По его сигналу, сыновья одновременно уцепились за рукояти и повисли на них. Коридор задрожал и внезапно, на пройденном участке коридора длиной метров двадцать обрушился потолок. Каменные глыбы вперемежку с землей завалили коридор, похоронив под собой несколько десятков вражеских солдат. Добив не попавших под обвал, они двинулись вниз под землю.

Еще дважды они приводили в действие скрытые механизмы, что он приказал установить еще пять лет назад, когда стало ясно (хотя, стало ли?) что за ценность тут хранится. Несколько человек были в курсе этих приготовлений и по тревоге, в случае опасности, должны были примчатся сюда и обрушить за собой потолки в коридорах. Но кроме них никто сегодня сюда не успел.

В самой глубине, в пещере, они оборудовали склеп и закрыли его для посещения для того чтобы не «беспокоить мертвых». Тем не менее, фалмерам все равно удалось как-то пронюхать… Он запирал за собой двери и задвигал каменные переборки. Пусть попробуют пробить. Им тут годами теперь рыть надо, чтобы добраться до Сферы. Он сделал все что мог.

Исграмор устало рухнул на скамью и посмотрел на Сферу, что неспешно вращалась в воздухе перед ним. Его сыновья разбрелись по залу и тоже нашли где присесть, чтобы передохнуть и заняться своими ранами. Хотя, есть ли смысл? Они заживо похоронили себя здесь и лишь ненамного переживут население Саартала. При мысли о его людях у него перехватило дыхание. Перед его глазами пронеслись лица всех его друзей и соратников, что вместе с ним построили этот город и нашли свой конец в этот день. Не в честной битве, лицом к лицу, а просто заколотые в своих кроватях. Безумная боль терзала его грудь. По его лицу потекли слезы и смешались с кровью из распоротой щеки. Его сыновья, не сдержавшись, рыдали в полный голос, вспоминая любимых и друзей, что потеряли сегодня безвозвратно. Втроем они оплакивали Саартал, что еще вчера был молод и полон сил, а теперь мертв без надежды на возрождение. Это была ночь слез.

— Я разделяю с тобой эту боль, Исграмор, сын Виглафа. — произнес рядом с ним незнакомый голос.

— Да что ты знаешь о моей боли?! — вскричал он и повернувшись, уставился на незнакомого рыжеволосого мужчину.

— Знаю. Вы все — мои дети и я чувствую гибель каждого из вас. Более того, я и сам пострадал. Мне, вон, сердце вырвали. — он распахнул одежду и продемонстрировал изумленному Исграмору дыру в своей груди.

— Как такое может быть?! Ты бог?

— Скорее то, что от него осталось. — сказал он и пожал плечами.

— А откуда ты знаешь имя моего отца? Я ведь никому о нем не говорил тут.

— А если подумать? Ты уже сам почти ответил на свой вопрос.

— Не говорил «тут». Это ты меня перенес сюда? Зачем?

— Да я. А зачем… Чтобы ты сделал то, что сделал. Чтобы спасти население Атморы и дать им возможность вернуться на этот материк.

— Но ведь теперь все пропало?!

— Нет, с чего бы это? Да, это серьезная неудача и большая потеря, но не провал. Ты знаешь дорогу и сможешь опять привести сюда корабли. Теперь ты понимаешь, что вам не ужиться на одной земле с мерами и не станешь ждать их нападения. Более того, немало славных воинов пойдет вслед за тобой, чтобы отомстить за эту ночь, за бессмысленную жестокость и вероломство. Так что все это лишь начало.

— Но как? Это пещера заблокирована. Отсюда нет выхода.

— Ну уж на такой фокус я еще способен, — произнес он и грустно улыбнулся.

— Куда ты отправишь нас?

— Сейчас, на Атморе, проходит совет капитанов на котором обсуждаются дальнейшие шаги по возвращению на Тамриэль. Мне кажется, тебе будет что им рассказать.

— А если они спросят меня о том, кто меня с сыновьями спас и отправил на Атмору? Что мне им ответить?

— Скажи, что это сделал Шор.

Глава 7

Дорога из Айварстеда в Вайтран. Лидия.
И вот герои возвращаются домой! С момента отъезда из Вайтрана прошло менее двух недель, а сколько всего произошло! Неподалеку отсюда они сражались со злобным некромантом и поднятым им скелетом-мечником. Она ничуть не испугалась и смело противостояла злобной нежити.

Седло это, все-таки не очень удобное. Никогда ранее она не использовала его для столь долгих поездок. Обычно все ее выезды ограничивались либо патрульными разъездами вокруг города на пол дня, либо визиты на две — три фермы с поручениями от папы.

Да, вот он удивится, когда она ему все расскажет. Сына он хотел, а не дочь… Она лучше двух сыновей! Она докажет! Жаль не удалось прихватить голову драугра, она бы очень мило смотрелась на каминной полке, но и кисть руки хороша. Какие там когти! Он, небось, как и все думал, что драугры это детские сказки. А вот нет. Сильные, опасные, многие из них и магией владеют. А она их всех победила в том кургане! Ну, не одна, конечно, но многих сама порубила на части своим мечом, а других поверг ее тан.

Ее тан… Подумать только, она хускарл! И не просто при каком-то тане-чинуше, при дворе у ярла, которого и защищать-то надо лишь от переедания и пьянства, а настоящий герой! Пусть он и не особо похож на героев тех книг, что она зачитывалась в детстве, но, по своему тоже доблестный воин. Там где другие машут своим мечом, принимая удары врагов на свои начищенные доспехи, он действует умом и хитростью. По возможности избегая ненужных схваток, но не пасующий там, где схватки не избежать.

Как он обернул то ограбление у двух башен? Стоило ему подобрать правильные слова и интонации, слегка припугнуть, как грабители сами отдали деньги! Ребята в страже будут долго смеяться! Кстати, он исполнил свою угрозу и на обратном пути, застав башни покинутыми, выжег их изнутри. Спалил перекрытия и лестницы, так, что ими теперь никто не сможет воспользоваться как убежищем для нападения на проезжающих мимо путников. Потом он еще пробормотал себе под нос — «Мужик сказал — мужик сделал!»

А сделали они не мало. Избавили Айварстед от безумного «призрака», спасли жизнь Климеку, что собирался идти на Высокий Хротгар. Ведь если бы он пошел один то стал бы обедом саблезубу, как чуть не стала она. Жуть-то какая! И главное напал подло! Из засады. Ей все никак не удавалось вытащить оружие, а он уже начал пробовать на прочность ее доспехи.

Ой, досталось им в этом походе. Скелет зацепил, некромант сосулькой оцарапал, драугры да скелеты в кургане тоже. Одних отметин от стрел пять штук! Потом этот саблезуб и еще снежный троль со своими когтищами. Ой ждут ее немало часов шлифовки да полировки… Надеюсь, у меня будет на это время, а то зная неугомонный характер тана они ночь переночуют в Вайтране и снова в путь.

Надо будет отпросится, повидать родителей и знакомых из стражи. Нет, вот папа удивится ее рассказу! Каждое из произошедших с ними событий тянет на легенду, а сколько их было. Может и мать наконец поймет, что она не такая как она сама, она дева-воительница! Не нянька-кухарка, а хускарл при тане. И не просто тане, а драконорожденном! Это и сами Седобородые подтвердили. Как они были поражены!

Как ей тогда было сложно вмешаться в разговор ярла с его советниками и предложить себя на должность хускарла, но оно того стоило. О да! А сколько еще впереди приключений. Конечно, будут и опасности, как же без них? Но они все преодолеют и всех спасут. Вот, тех же драконов перебьют и у нее будет свой драконий череп, как у ярла.

Как же жарко в доспехах… И как же она в них пропотела. Скорее бы город, чтобы можно было помыться и переодеться. Все-таки, такие походы сопряжены с определенными бытовыми неудобствами. Надо признать. Тот же поиск места чтобы эээ… уединиться для естественных нужд на пустынной, каменистой дороге.

А вот зачарованная сковорода здорово выручила. И не только отсутствием демаскирующего дыма и огня, но и просто тем, что не нуждалась в дровах. Не везде их можно легко найти, да и в лесу рубить ветки, таскать их… Да и в ночные дежурства, когда немного зябко, можно погреться. Хорошая штука.

Проволочная ограда, что придумал тан… Уже не так хороша. Ужасное состояние, когда стоишь и тебя трясет, все мускулы сжаты и ты даже рукоять меча выпустить из рук не можешь… Но зато и медведю тому пришлось несладко. И действительно вовремя остановило его. А как она его проткнула мечом!..

Вблизи Вайтрана. Попаданец.
Эх, дорога-дорога, жизнь моя цыганская… Уже совсем скоро можно будет и поесть по-человечески, помыться, поспать вдоволь компенсируя скопившийся недосып, да и просто, снять наконец эти сапоги и надеть тапочки. Надо сказать поездка вышла довольно познавательной. И даже не сколько визит к Седобородатым, сколько сам путь и встречи на нем.

Да, я довольно крут. Достаточно сравнить, как тяжело и страшно было в храме на Ветреном пике, и как не то чтобы легко, но вполне по силам было в том кургане «Погребальный огонь». А вот с некромантом я прошел по краю. Только домашняя заготовка и спасла. Надо будет выяснить у Фаренгара что это за щит. Тоже себе такой хочу. Чую задним датчиком неприятностей, что еще пободаюсь с магами, и иметь такую вот защиту очень даже не помешает. Впрочем, она не универсальна, что я и доказал. Да и от стрелы не уверен что защитит. Но изучить стоит.

Вот и ворота города. Ух ты, что за номер? Цвет другой. А вот и равнинный район. Часть домов по-прежнему светленькие, а часть сменили «масть». Вот, к примеру, кузница. Хм… дай как понюхаю… Да это же моя пропитка от огня! Оперативно ярл сработал! Пока не весь город, но здания «высокой общественно значимости» уже. Смотрю и мой домик вниманием не обошли. Что ж… «Прогиб засчитан», ярлушка. Ты, конечно, дядя хитро…умный, но по-своему честен и упрекнуть тебя особо не в чем. С тобой можно вести дела.

К слову о делах. Сейчас, конечно же, надо будет немного прийти в себя с дороги, но и оставленные без присмотра дела надо будет завтра проверить. Сейчас домой, помыться и переодеться, а уже завтра займусь ревизией да инвентаризацией.

Дома все на месте и все в порядке. Это хорошо. Но вот отсутствие мебели — это плохо. Что-то мне подсказывает, что мебельных магазинов тут нет, так чтобы пришел, выбрал, ткнул пальцем, оплатил карточкой, а потом тебе домой привезли и собирай в свое удовольствие. Но, мне кажется, я знаю к кому обратится с этим вопросом. А пока… О как. Лидия оккупировала ванную. Видать и ее припекло. Понять можно. Жеееенщины… Да и доспехи ее, небось та еще парилка. Ну да ладно. Найду чем пока заняться. Как там мой тайничооок… Небось, монетки скучали по папочке?


Вместо «Гарцующей кобылы» направились поближе, в «Пьяного охотника». По времени был то ли поздний полдник, то ли ранний ужин. Народу было не очень много и мы быстренько заняли свободный столик. Только успели сделать заказ, как к нам за стол подсела Дженасса.

Всего-то с месяц ее не видел, а кажется, что уже с пол года прошло. Она, как оказалось, была уже в курсе и дракона и моего «тан'ства» с хускарлом в придачу. И о поездке на Высокий Хротгар слышала… Не удивлюсь, если она сейчас расскажет и о нашей поезде, из которой лишь пару часов как вернулись…

Нет, этого она еще не знает, но горячо желает этот недостаток исправить. Тут мы с Лидией наперебой начали рассказывать о прошедшей поездке и выходило одновременно и забавно и жутко. В нужные моменты Дженнасса и смеялась и непритворно охала. Особенно когда речь зашла о драугре-военачальнике в кургане. Она даже непроизвольно поёжилась и почесала спину.

Пока я налегал на горячую и сытную еду, запивая ее медом, девчата щебетали о чем-то своем и порой казалось, что переходили на какой-то свой, совершенно непонятный мне язык. Я же сидел и тихо млел в тепле, ощущая сытость в желудке и легкий хмель в голове. При всей радости от встречи с Дженассой ощущал и некоторую неловкость, уж не знаю почему.

Но всё однажды заканчивается, в том числе и этот вечер. Тепло распрощавшись мы с Лидией отправились домой. У дверей я заверил Лидию, что мне уже ничего не угрожает, а вот ей стоит переночевать эту ночь дома, наверняка охота провести вечер с родными, а утром проведать друзей, так что жду ее завтра в десять часов. Да, хускарл, это приказ. Спооокооойной ноочи… Закрыв дверь, я отправился к себе наверх, расстегивая на ходу пуговицы. «Где ты моя подушечка, скучала поди…»

* * *
Пробуждение было чудесным. Впервые за последнюю пару недель выспался по-человечески, досыта. Более-менее комфортно спал в Айварстеде, в «Вайлмире», но все равно, чужое, незнакомое место. А вот тут, в Доме Теплых Ветров я уже, в какой-то мере прижился даже. Хотя над интерьерчиком еще поработать придется.

Единственно, что, в какой-то мере, испортило пробуждение это его причина, а именно — стук в дверь. Вроде как для Лидии еще рановато, а кто еще это может быть? Кое-как натянув штаны, зевая и потягиваясь отправился открывать дверь. Как ни странно, за дверью оказалась именно Лидия. Я то думал она еще и опоздает из своей «увольнительной», а она вернулась даже раньше времени.

Выглядела, она, так себе. Я даже глянул ее магическим зрением — здорова ли? Здорова, но, похоже не выспалась. От недосыпа, походу и настроение просело.

— Я бы сказал «Доброе утро», но у кого-то оно определенно не доброе. — я протянул руку и телекинезом притянул с полки зелье восстанавливающее выносливость. — На, хлебни, полегчает.

— А? Спасибо. — она выпила зелье и спросила — А где…?

— Тапочки? Да где обычно, вон лежат. Впрочем, можешь и не переобуваться. Я сейчас по-быстрому соберусь и вперед! У нас куча дел. В отличии от «некоторых», я выспался и полон сил! А «кое-кому» придется тяжко. Вон, возьми еще пару зелий про запас.


Как я и обещал, собрался я быстро и уже минут через 15 мы вышли из дома. Похоже, зелье подействовало и Лидия выглядела бодрее и даже повеселела. Вот отпустишь человека домой отдохнуть, а она возвращается с таким видом, как-будто убить готова. Где логика? Женщины…

Вскоре на улице нас окружила галдящая толпа ребятишек. Соскучились мои «деловые партнеры»! Дела у них пошли в гору! Сладости, что ранее для многих были пределом мечтаний, теперь доступны всем. А вот та же Люсия, к примеру, за эти две недели уже шесть раз ночевала под крышей, в «Гарцующей кобыле», а не на земле за ней, как обычно.

Со всей моей беготней да суетой эта сторона жизни прошла как-то мимо меня. Не, алкашей-побирушек и тут видел. Во всех мирах они одинаковы. А вот ночующие на улице дети… Тем более на вид этой серьезной девочке было лет десять, не более. Хорошо, что пока лето, пусть и позднее. История Люсии была довольно банальная. Отца своего она не знала, жила с мамой на ферме неподалеку от Вайтрана. После скоропостижной кончины матери, ферму прибрали себе тетка с дядькой, которым «нахлебница» была не нужна. Просто не нужна. Так и оказалась на улице. Я не герой, не «спаситель мира», не «борцун за права обиженных», но если я вижу что могу помочь кому-то рядом с собой, то я это делаю. Попросил ее подойти вечером в общий зал таверны. Есть идейка, надо будет попробовать.

А вот еще один деловой партнер. «Котелок Аркадии». Смотрю дела идут хорошо. Полки ломятся от широко ассортимента зелий, а среди ингредиентов присутствую довольно редкие и дорогие позиции, вроде того же «Пальца великана». Да и сама Аркадия немного раздобрела и выглядит более довольной жизнью, чем ранее. Впрочем, разглядев кто вошел она погрустнела. Тем не менее, достала ключ и открыв небольшой сундучок достала внушительных размеров кошель. Так же принесла бухгалтерскую книгу с отчетностью по дням.

Проверил сумму по книге и не поленился пересчитать наличность. Не сколько из жадности, сколько ради того, чтобы она видела, что я ее контролирую и не расслаблялась. Незачем вводить ее в искушение.

Поймал ее, кстати, на мелком жульничестве. Каждый день она, высчитывая мою долю округляла ее до целого числа отбрасывая остаток. Т. е. Десять процентов от 256 септимов у нее 25 монет, а 0.6 она «клала себе в карман». Из-за этого, если взять 10 % сразу от суммы за две недели, то в итоге выходило на девять септимов больше.

Лидия успела сделать еще более суровое лицо и потянулась за оружием бормоча себе под нос что-то про «воровство у тана». Остановив ее, я великодушно простил побледневшей Аркадии незнание математики и посоветовал остаток в 0,5 и выше округлять до единицы, а то что меньше 0,5 до нуля. После чего похвалил за достигнутые успехи и подробную отчетность. Надо же давать человеку возможность «заесть кнут пряником»? Впрочем, когда мы были уже в дверях, она решила еще и запить чем-то из маленькой фляжки.

Заглянул к Белетору, купил спальный мешок и спустил значительную часть полученных дивидендов на зачарованное ожерелье повышающее живучесть своего хозяина за счет повышенной регенерации и скорости обмена веществ. Та же царапина заживет процентов на пятнадцать быстрее. Вроде бы и не много, но кто знает… Бывает так, что и такая малость может стать решающей.

Теперь в «Гарцующую кобылу». Обсудив с Хульдой последние новости, включая противопожарную обработку города и бесперебойные поставки «Антипохмелина», я перешел к основному вопросу, ради которого и зашел.

— Скажи, Хульда, много ли дров уходит на кухне? А то как ни приду, постоянно что-то варится да жарится.

— Ой, да вы бы знали, тан, какие горы дров сгорают в этой печи ежедневно! Дрова выходят значительной статьей расходов и каждый день приходится платить как за подвоз бревен, так и за распилку да рубку дров.

— Да… это не только затратно, так еще и хлопотно.

— Точно так, уважаемый!

— Я вот вчера только вернулся из поездки на Высокий Хротгар и в дороге, представь себе, был лишен таких забот благодаря вот этой чудо-сковородке, — сказал я и продемонстрировал. — Стоит вот тут нажать и моментально разогревается и без всяких дров.

— О! Действительно, очень удобно. Но любые зачарованные вещи стоят очень дорого, а маги мало того, что много берут за свои услуги, так и не особо любят возится с такой мелочью.

— Ну, эту сковородку я зачаровал сам и могу оказать и тебе подобную услугу.

— Это было бы очень хорошо, но зная вас… — протянула она, — Что вы хотите взамен? У меня не наберется и половины нужной суммы.

— Все гораздо проще. Ты знакома с Люсией?

— Маленькая бродяжка? Знаю. Она часто сидит в углу зала, греется или пережидает непогоду. Я позволяю ей тут находится до закрытия таверны. Она не доставляет хлопот.

— Да, именно о ней и речь. Я зачарую тебе сковороду и котел, а ты взамен позволишь Люсии ночевать в таверне и кормить обычным завтраком. Я не прошу выделять для нее отдельный номер, достаточно будет угла где она никому не будет мешать. Кроме этого попробуй привлекать ее к делам по ее силам. Прибраться, принести-унести, записку передать и плати ей за работу не менее половины того, что платила бы наемному работнику. Она серьезная девочка, хоть и ребенок и я уверен, что ты найдешь ее полезной. Кроме этого, когда я буду в Вайтране, я буду обновлять заряд на твоей утвари. А если так выйдет, что меня в это время не будет в городе — ты сможешь сделать это у Фаренгара. В любом случае это будет дешевле и проще чем дрова.

— И это все? Приютить бродяжку за ДВА зачарованных предмета? Больше никаких условий, денег?

— Это все Хульда. Более того, я даже за зарядку с тебя денег брать не буду.

— Я согласна! Пойду, выберу котел и сковороду побольше…


Взяв в руки сковороду и вручив поморщившейся Лидии котел, потопали наверх, в Драконий Предел немало смутив стражу по дороге. Кое-кто из бывших коллег Лидии не постеснялся пошутить на этот счет, из-за чего она стиснула зубы и слегка покраснела. Видя, какой оборот принимают дела, я громко объявил, что упражнение по подъему тяжестей в гору она выполнила на отлично и выхватил у нее котел телекинезом и таким образом понес за собой.

Фаренгар, вместо обычного прозябания за книжкой корпел над алхимическим столом звеня колбочками. С учетом того, сколько зданий удалось обработать за время моего отсутствия — он был весьма продуктивен. Дождавшись пока он не закончит текущую партию я поздоровался с ним. Он был искренне рад и даже похвастался новым балахоном, что смог себе позволить благодаря «надбавке за вредность» от ярла. Да и приятно напрямую содействовать защите города.

Я порекомендовал ему обработать составом штук двадцать деревянных брусков и раз в месяц кидать один из них в огонь, чтобы проверить действует ли защита. А то мало ли, вдруг она со временем ослабевает и ее надо обновлять. Подсластил пилюлю предположением, что такая пропитка еще и от гнили защитит, сделав постройки более долговечными. После этого перешел к камням душ. Фаренгар пожаловался, что со всей этой алхимией у него выходит не так много времени заниматься зачарованием, как хотелось бы, но он не перестает ездить по фермам и «снимать урожай». Торжественно вручил мне едва ли не мешок с моей долей. Поблагодарив его я решил тут же и воспользоваться случаем и пустить несколько в дело.

Сразу зачаровал котел и сковороду, чтобы не забыть. После чего, дополнительно, меч Лидии, тоже на огненный урон, но более интенсивный. Лишним точно не будет. Теперь, стоило сильно сжать рукоять, как кромка меча раскалялась докрасна. Следом разобрался с купленным амулетом и изучил схему его зачарования. После чего снял свою куртку и зачаровал. Мало ли, здоровье лишним не бывает. После чего попросил Лидию снять свою кирасу или как она там называется, чем вызвал волну смущения на ее лице. Завел ее в комнатушку при рабочем кабинете Фаренгара и попросил переодеться там. После чего также зачаровал на повышение регенерации и вернул ей.

После дел зачаровательных, оставив на время котел и сковороду на хранение у Фаренгра, отправился далее. Поздоровался с ярлом Балгруфом, поблагодарил за заботу о своем доме и вкратце рассказал о поездке к Седобородым. После, узнав у него где можно найти Провентуса, отправился по указанному адресу.

Поприветствовав Авениччи я, отдав должное его энергичности и компетентности в хозяйственных делах я перешел к сути вопроса и переговорил с ним за пиломатериалы пригодные для изготовления мебели. Он просветил меня в вопросе, рассказав, что тут необходимы не просто доски, а доски из подходящих пород дерева, особенно аккуратно напиленные, и что еще более важно — правильно высушенные. Иначе через несколько месяцев моя мебель изогнется и пойдет трещинами.

Поблагодарив за совет я поинтересовался, сможет ли он поспособствовать в закупке материала, за разумные комиссионные? Помочь он согласился сразу, а размер его комиссии мы согласовали достаточно быстро.

Вернувшись к Фаренгару за посудой я, вспомнив, расспросил его о том магическом щите, которым прикрывался от меня некромант. Он, пожалуй, впервые посмотрел на меня как на идиота и сообщил, что защитные чары это то, с чего маги начинают свое обучение. И лишь благодаря покровительству Ноктюрнал я до сих пор не угробил сам себя в процессе обучения. Он отыскал в шкафу необходимый том и продал мне с ощутимой скидкой, в очередной раз порекомендовав пройти обучение в Коллегии. Талант — талантом, но академическое образование иметь надо.

Покупка амулета с зачарованием укрепляющим здоровье и покупка учебника заклинания щита, что назывался в нем «оберегом», исчерпали практически все деньги, что я получил от Аркадии. Но я нисколько не жалел, поскольку золотые кругляши я обменял на защиту. В общем, что в этом мире, что в том — деньги дают защиту. Помимо тех случаев, что наоборот втравливают в неприятности.

Пользуясь случаем и своим правом пообедал с Лидией в Драконьем Переделе за столом ярла. Ну что ж… Неплохо тут кормят. Вот разбогатею и тоже себе личного повара заведу… Впрочем, вполне возможно я и сейчас могу себе это позволить, вот только с собой его возить что-ли? Вместе с кухней? Нет, вот решу все проблемы, займусь домашним хозяйством всерьез вот тогда и будет у меня и свой повар, управитель и конюх… Ах, мечты, мечты. Когда это будет?


Тем не менее, после дармового обеда отправился домой заниматься изучением нового заклинания. Устроился наверху с книжкой, а Лидия взялась «вылизывать» свои доспехи. Чистить да полировать, а то отметин после нашего похода прибавилось.

Как оказалось, «оберег» по какой-то причине относят к целительству. Поначалу меня это удивило, но потом стало ясно. Щит формировался за счет «выпячивания» и деформации духовного тела и насыщения получившегося выроста магической энергией. За счет этого он уплотнялся и принимал частично материальный вид. Те же стрелы, оказывается, замедлял, а урон от заклинаний принимал на себя, причем часть вложенной в заклинание энергии был способен поглотить.

Понятно, что во-первых, его эффективность зависела от количества вложенной в него энергии, а во-вторых, из-за того, что вкладывалась энергия, на иные заклинания ее оставалось не так много. Впрочем, не все так плохо. Существовали различные техники вложения энергии. Не просто «тупо залил кучу энергии», а в виде каркаса, решетки. Не слабенько, но сплошным слоем, а решетка из крепких «прутьев». Да и в плане накачки энергии стоит как нибудь «распотрошить» то зачарованное колечко. Наверняка не будет лишним. За этими занятиями и прошла вторая половина дня.

— Ну, пора уже и поужинать! — произнес я потирая руки.

— Что, опять в «Пьяного охотника» пойдем? — вяло поинтересовалась Лидия.

— Не, ты что, забыла? Занесем котел со сковородой и пристроим Люсию. А то ребенок ночующий на улице — это не дело!

— Взял бы и организовал детский приют, — сказала Лидия и улыбнулась. — В Рифтене есть один, правда он пользуется не очень хорошей славой.

— Сейчас у нас немного другие задачи, сама знаешь, надо готовится к походу в Устенгрев. И путь не близкий да и кто знает, что мы там встретим, раз уж Седобородые конкретно назвали это испытанием. А вот потом, однажды… почему бы нет.

— И в самом деле. Посмотрим, чем там Хульда сегодня кормит?


По дороге я все так же телекинезом тащил кухонную утварь одновременно тренируясь и забавляясь от реакции прохожих на парящие в воздухе котел и сковороду. В «Гарцующей кобыле» все прошло как и задумано. Счастливая хозяйка, определила не менее счастливой Люсии место под лестницей и побежала на кухню опробовать приобретение. Мы вместе с Лидией поздравили ребенка с новосельем и вручили купленный у Белетора спальный мешок.

Ну а а дальше… Не трудно себе представить. Слезы счастья, горячие слова благодарности, присоединившиеся к поздравлению случайные свидетели. Даже Лидия немного пошмыгала носом и пару раз, отвернувшись, протерла лицо. Так втроем и поужинали, немного посидели, а потом мы пошли домой. Завтра будет новый день, и кто знает, что он принесет?

Глава 8

Попаданец. Вне времени и пространства.
Бежать! Быстрее бежать! Топот ног за спиной становится все ближе и ближе. Влажные, покрытые плесенью стены пещеры то расходились до огромных залов, то сужались до проходов, куда только-только удавалось протиснуться. Каждый раз, выбирая путь на развилке, сердце сжималось от страха в предчувствии тупика, где мои преследователи наконец настигнут меня и…

Площадь наполненная людьми. Они что-то кричат осуждающе и машут руками. Передо мной плаха, от которой за ноги оттаскивают обезглавленное тело. Из обрубка шеи вялыми толчками на землю выплескивается кровь. В корзине за плахой лежит отрубленная голова и смотрит на меня мертвыми, распахнутыми глазами. Кто-то подталкивает меня в спину… «Иди, давай…»

Темный коридор. Стены сложены из грубого камня, покрытого слабо светящимся мхом. По углам виднеется паутина, в стенах какие-то ниши. Страх, страх опять гонит вперед. Надо скорее выбраться отсюда, пока не случилось страшное. Что-то попало под ногу и раздался сухой, звонкий стук. Под ногами кости, с каждым шагом все больше. Кое-где попадаются и черепа, человеческие черепа. Костей становится так много, что трудно идти. Ноги скользят, постоянно спотыкаешься, а мерзкий звук мечется эхом среди тяжелых стен.

Устал, как же я устал. Сиплое дыхание разрывает грудь, в боку режет, а пот заливает глаза. Стоило остановиться и прижаться спиной к стене, как из стенной ниши высунулись костлявые руки и обхватили меня поперек тела, удерживая на месте, а из тьмы послышался безумный шепот: «Как же быстро ты забыл свою Камилию! Обещал вернутся, обещал навестить, ведь мне так холодно тут одной…» Резко рванувшись, мне удалось освободиться, но сделав несколько шагов, я споткнулся и полетел вниз.

Вниз, прямо на черный пепел, покрывающий камни мостовой. В воздухе пахнет гарью. Дым от пожарищ подымается прямо к нависшим над городом облакам, из-за которых не видно солнце. От домов остались лишь подобия скелетов из тлеющих балок, что торчат из груды углей в которые превратились некогда красивые строения. Город догорал. Еще недавно я ходил по этим улицам, любуясь на их суровую красоту, здоровался с людьми, а теперь…

Внезапно, в дымящийся столб рядом со мной воткнулась, дрожа оперением, стрела. Рванув с места я побежал по улице, где то тут, то там лежали обугленные тела. Менее чем в полуметре от меня просвистела еще одна и где-то позади раздался злой женский смех. Я бежал по развалинам некогда величественного города как заяц, время от времени резко меняя направление. Стрелы со свистом проносились рядом со мной, то впиваясь в догорающие бревна, то с резким звуком отскакивая от мостовой.

Удар в затылок и дикая боль наполнила мою голову. Мои ноги подкосились и я упал, но вместо того, чтобы ударится о камни, полетел вниз, в темноту, как в глубокий каменный колодец. Падение превратилось в скольжение по невидимой спирали, что затягивала меня в водоворот, с каждым витком все быстрее и быстрее. Я не ощущал своего тела, лишь только дикая боль в голове и тошнота, что с каждым оборотом все ближе подбиралась к горлу.

Придя в себя, ощутил, что лежу на кровати в полной темноте. Головная боль и тошнота никуда не делись и, свесившись с края кровати я изверг на пол содержимое своего желудка. Чуть полегчало и пульсирующая боль в голове поутихла. Почему же так темно? Дрожащими руками нащупал на лице плотную повязку закрывающую глаза.

— Простите меня, мой тан! — послышался плачущий голос Лидии. — Я подвела вас!


Вайтран. За восемь дней до этого.

Утро. Подъем, зарядка, завтрак — все как обычно. Сегодня я решил продолжить повышать «живучесть» нашего маленького отряда. Вместе с Лидией переоделись в повседневную одежду и вытащили наше снаряжение во внутренний двор дома.

Для начала пропитал свою кожаную броньку огнеупорным составом. Теперь, для меня, по крайней мере, не станет фатальным первый же пойманный огненный шар «вероятного противника». Оставил ее сохнуть и занялся уже доспехом Лидии. Железом пусть она занимается сама. Вон, уже притащила какие-то средства для полировки, да тряпочки. Я же пропитаю огнеупорным составом поддоспешник, все эти ремешки, крепления, подкладки. Короче, всю тканую и кожаную часть.

Лидия взялась наводить блеск на металлические части, устраняя царапины и заусеницы на панцире, а я взялся, наконец, за свою добычу с убитого дракона. С костями дракона я пока не знал, что делать, хотя материал достойный — стальным кинжалом мне не удалось их поцарапать, а значит твердость у кости выше. Но вот в отношении чешуи была у меня идея.

Для начала я вычистил, выскоблил чешуйку изнутри, после чего своим фирменным «плазменным резаком» пробил в верхней части пару дырочек. Это уже не «резак», а «шило» выходит. Хм… Края отверстия немного обуглились, но сама чешуйка прочности не потеряла. Очень твердая и довольно легкая. Хорошо. Пока вычищал следующую восстановил запас магических сил для нового использования «шила».

Работа довольно монотонная. Я сижу, скребу драконью чешую, Лидия с довольным видом полирует свое железо, одежда сохнет. Собственно, это одна из причин, из-за которой и расположились на улице. А вторая — негоже использовать сильные огненные заклинания в помещении, особенно если оно сделано из дерева.

Часа через три такой работы у меня скопился достаточный запас сырья и я приступил ко второй части. С помощью обычного шила я прокалывал отверстия в кожаной куртке и стальной проволокой, как пуговицу, крепил к ней чешуйку. Сами они, чешуйки, были размером от ладони, до спичечного коробка. Самые крупные я прикрепил на груди и верхней части спины, а на животе и пояснице помельче.

В итоге вышла грубая, тяп-ляп пародия на естественную защиту дракона. Но учитывая как от нее отскакивали стрелы и с каким усилием брал мой «резак»… это было уже неплохо. Пара крупных чешуек на плечи, вроде погон, которые, кстати, если я не путаю, изначально так же несли защитную функцию, а именно — защищали от рубящего удара сверху.

Руки-ноги… Тут защита не так критична. Стрела в ногу это больно но не так плохо, как та же стрела, но уже в сердце. А если облепить себя чешуёй полностью — это скажется на моей подвижности. Да и не настолько она невесомая, чтобы нагружать себя дополнительным десятком килограмм. Разве что, одну крупную чешуйку закрепил на штанах в районе ширинки. Ну… на всякий случай.

Сходил в дом и переоделся. Ну как бы ощущения… Да, воспринимается потяжелее. Но с учетом подросшей мышечной массы и лучшего общего тонуса — не критично. При движении чешуйки трутся друг о друга и слышится слабый стук. Тихо прокрасться в ночи уже не выйдет. Надо испытать эффективность защиты.

Вышел на улицу и поймал удивленно-восхищенный взгляд Лидии. Да… об «имиджевом» факторе такой брони я не подумал. Как бы и приятно, но в некоторых случаях уместно сохранять инкогнито.

Попросил Лидию слегка постучать по мне мечом. Заодно и защиту от огня проверим. Хм… И это у нее «легко»? Мне показалось, что меня избили бейсбольной битой. Немного преувеличиваю, конечно, но совсем немного! По итогам испытаний ни одна из чешуек не была разрублена. Все они крепко сидели на своих местах и прикрывали жизненно важные органы.

В таком виде и отправился обедать в таверну. Пока шел по улице, ловил удивленные взгляды прохожих. Довольная Лидия шла следом и при виде стражника доставала из ножен меч, активировала огненное зачарование и крутанув пару раз пылающий клинок возвращала его в ножны.

После обеда восполнили припасы у Белетора и, чтобы не терять время выдвинулись из города.

* * *
Стук лошадиных копыт, теплый ветерок обдувает лицо, светит солнце. Последняя хорошая погода уходящего лета. Чтобы не терять время я практикуюсь в создании «оберегов». Причем, как классически, по учебнику, в виде щита от раскрытой ладони (правой и левой), так и, в меру фантазии создавал «обереги» прикрывающие голову, колени, спину. Понятно, что прочность их довольно условна, но тем не менее, кто знает что и когда пригодится.

Во время пауз, что приходилось делать для восстановления энергии, листал книжку некроманта посвященную призыву разного рода «существ» из Обливиона и о том, что это вообще за место. Изначально у меня сложилось мнение, что это своего рода «параллельный мир», своего рода «ад» полный не самых дружелюбных созданий. Отчасти это мнение было основано на периодически всплывающих в разговорах воспоминаний о событиях двухсотлетней давности, когда по всему миру стали открываться врата ведущие в Обливион и оттуда поперла всякая нечисть.

По сути это была Первая мировая война против внешнего вторжения. Война затронувшая весь мир. Вроде-как было что-то отдаленно похожее с тысячу лет назад, но масштабы тогда были куда скромнее. И в том и в другом случае не обошлось без помощи врагу с этой стороны. Жестокие культы, безумные маги. Ничто не ново под луной. Ну или «лунами», если быть точнее. По этой причине практика работы с Обливионом и существами его населяющими пользуется дурной славой.

И надо признать, что не совсем чтобы незаслуженно. Тот же некромант приторговывал с «чертями» ради получения доступа к тайным знаниям. И приторговывал не золотом, а жизнями и душами.

Но если вернутся к самому Обливиону, то из книги стало ясно, что это не один какой-то мир, а многомерное пространство, окружающее наш, трехмерный материальный мир в котором находится множество иных миров.

Помимо планов принадлежащим даэдра, о которых я читал в прошлый раз, существовали и «стихийные миры». Например немало было миров, где температура начиналась от нескольких тысяч градусов и вся материя существовала в виде плазмы. Духи воплощались в тех мирах в виде антропоморфных сгустков огня, скованных сильными полями, что придавали им при необходимости более-менее четкую форму. Как они там жили, чем занимались было совершенно не понятно. Даже трудно себе представить.

Сам по себе призыв таких существ представлял собой, образно говоря, «открывание двери» и «звон колокольчиком». Существо, как их было принято называть — «атронах», сам откликался на зов и проходил в «открытую дверь». Думается, что наш мир для них точно так же таинственен и непостижим, что и их для нас. Вот и идут, любопытные. На входе они получают от мага пометки «свои» и «чужие» и просьбу поучаствовать в схватке, например.

Сами по себе атронахи ничего не теряют. Их существование в этом мире в любом случае ограничено и они осознанно идут на это ради уникального опыта. После истечения срока своего существования или своей гибели от рук врагов они покидают свои тела, и со временем, либо возрождаются в своем мире, либо идут в некий «Этериус».

В книге так же описывались более сложные техники позволяющие подпитывать призванного атронаха энергией, чтобы продлить время его существования в нашем мире, вплоть до того, что мастер в этого рода искусстве мог поддерживать его сколь угодно долго.

Помимо стихийного плана огня описывались еще и миры льда и электричества, но их я решил оставить на потом, сконцентрировавшись пока на чем-то одном. Как ни крути, но возможность призвать могущественную «боевую единицу», которую не особо то и жалко… Такая возможность может быть очень и очень кстати. Лучше уж так, чем бросать Лидию на амбразуру или подставлять свое нежное мясцо под вражеское острое железо.

Для призыва существ из Обливиона необходимо выстроить знак, своего рода «маяк», ориентируясь на который сможет двигаться «гость» и пробить канал между нашим миром и нужным планом, по сути, создать «дорогу». Сам знак можно начертить на земле или камне и желательно кровью… Но это вариант для обделенных умственными способностями магов, что не могут построить его в своем воображении. Так же, популярный метод получения энергии для создания канала — жертвоприношения. Но это, опять же, вариант для слабых, тех, кто не имеет собственного резерва сил.

Так что если вы, однажды вечером увидите в переулке людей в ритуальных балахонах, что кровью начертили на асфальте пентаграмму и приносят рядом с ней людей в жертву — не бойтесь. Это глупые и слабые маги.

* * *
Между Вайтраном и нашей целью — Устенгревом находился небольшой горный хребет. И дорога, соответственно, пролегала как напрямую, через заснеженные перевалы, так и в обход, слева и справа. Спешки особой не было, так решили не соваться в горы. При удаче — день сэкономишь, а при неудаче — там, в горах, и останешься. Не стоит оно того.

Правая дорога шла строго на север к побережью Моря призраков. И кто придумывает такие названия? Впрочем, учитывая здешние реалии, ни что не исключено, так что при случае надо будет узнать какое оружие или заклинание против них эффективно, ну или по какому номеру звонить Охотникам за привидениями.

Но все это там, далеко на севере, а сейчас дорога шла по центральной, плодородной долине Скайрима. С права и слева виднелись фермы. Шел активный сбор урожая. Интересное это зрелище — смотреть как работают другие.

Но с другой стороны, вот работают они и работают. Вечером придут домой, посидят у печи, поужинают, поиграют с детьми и спокойно лягут спать зная что завтра они будут собирать урожай вон в том углу поля, а потом вон там. Все предсказуемо и стабильно и планы они могут строить на месяцы и годы вперед.

У меня же и работенка, вроде как не особо пыльная, и график свободный, да и суммы через мои руки прошли большие, чем любой из этих фермеров мог бы накопить за всю свою жизнь. Но при этом, только за последний месяц на мою жизнь покушались: дракон, некромант, ожившие скелеты, разбойники, медведь, драугры, безумный эльф, саблезуб, снежный троль… А у «колхозников» неприятности — лисы кур воруют.

Третий день движемся по этой дороге, ночуя на фермах, так что про их жизнь я не просто так говорю. И нам удобно, все же под крышей и не надо дежурить ночью, да и им какое-никакое разнообразие в жизни. Впрочем, тут я немного поскромничал. О том, что на их ферме однажды останавливался довакин, тан Вайтрана, в доспехе из драконьей чешуи, они будут рассказывать и своим пра-правнукам. А уж рассказы о наших дорожных приключениях будут переходить из уст в уста, попутно обрастая дополнительными подробностями и страшно представить, что будут говорить обо мне в Скайриме через сотню лет.

Вон, впереди повозка какая-то. В повозке здоровый ящик, а вокруг кружит, периодически хватаясь за голову колоритный персонаж. Подобного я в Скайриме еще не видывал, да и в прежней жизни тоже. То ли арлекин, то ли скоморох какой. Обычно они же труппой путешествуют, если я ничего не путаю… Да и униформа у них рабочая, а не для повседневной носки. Тем не менее, данный представитель этой профессии путешествовал один и одет был так, что хоть сейчас на сцену. Пестрый наряд, на голове колпак, причудливая обувь. И ладно, фиг с ней с одеждой, его движения, жесты мимика… все было приувеличенно эмоционально.

— Какие-то сложности, уважаемый? — поздоровался я.

— Колесо! Колесо поломалося!

— И в самом деле, неприятность какая…

— Да, горе-горюшко! А мне маменьку везти надо!

— Хм… и где она? — я огляделся по сторонам.

— Так вот же она! В ящике!

— Ей же оттуда ничего не видно. — тактично заметил я.

— А ей уже и не надо! Спит она. Крепко спит. Усопла!

— Соболезную. А куда в таком случае едете? Или, точнее, ехали?

— В новый дом, для мамочки! Хороший дом, под землей!

— Семейный склеп? Понятно… Смотрю колесо-то не выдержало, жаль у меня с собой инструментов нет.

— Да, да! Поломалося колесо! Поломалося! А инструменты есть у Лорея! Во на той ферме. Только он их не дает! Совсем не дает! Не хочет помочь мне отвести мамулечку в ее новый дом!

— Схожу, переговорю с ним. Других-то вариантов нет.

Фермер Лорей был прямо образцовым клоунофобом. Подозревал несчастного шута во всех тяжких, включая контрабанду наркотиков. В конце концов, решающим доводом стало то, что если не помочь ему с колесом — то он так отсюда и не уберется. Вместе с ним мы восстановили колесо, я приподнял край телеги телекинезом, а Лорей поставил его на место. Шут рассыпался в благодарностях, сопровождая это дикой пляской и выдал нам монет за хлопоты, надо сказать весьма щедро.

— Вот видишь! — сказал я Лорею. — И денег заработали и помогли хорошему человеку! А насчет контрабанды не беспокойся, я по глазам видел — он ни слова не соврал. Маменьку везет в ее новый дом.


Еще пара дней пути и дорога пошла через лес. Слева предгорья того хребта, что мы решили обойти, справа лес. В горах виднелись стоянки великанов. Самих великанов было видно издалека, да и мамонты их тоже зверюшки заметные. Вроде бы не так далеко и отошли от центральных областей Скайрима, но тут уже ощутимо холоднее. Как-будто не конец августа на дворе, а октябрь.

Как рассказала Лидия, чуть севернее, на Море Призраков даже летом можно увидеть плывущие айсберги и именно оттуда задувает холодный воздух. Далеко за тем морем находится материк Атмора, с которого много тысяч лет назад приплыли предки нордов. Приплыли спасаясь от холода. И вот, холод пришел вслед за ними.

Разговоры о холоде напомнили мне про мои исследования по призыву огненных атронахов. Стоило мне построить в уме Знак призыва, как я увидал рядом с дорогой какое-то шевеление. Снежный паук! Конечно, не такой большой, что мы с Дженассой завалили в подземельях, но тоже весьма крупный, чуть меньше метра в холке. Так. Есть мишень. Самое время для испытания призыва.

Знак построен. Активирован. Точка на земле указана. Пробой пространства связывающий данную точку с другой, находящейся в ином мире. Воздух пошел рябью и в обозначенном месте появилась огненная Фигура. Именно, с большой буквы. Ну я не понимаю, как же так? Это же существо из иного мира, не то что иной биологии, но даже иной физики! Почему и зачем?! Впрочем, может они сознательно выбирают такую форму, чтобы маги почаще их призывали. Не из практических, а эстетических соображений. Впрочем, может понятие «огня» эти духи трактуют несколько шире, чем просто «высокая температура»?

Что-то я отвлекся. Быстренько обозначил Лидию, себя и лошадей как дружественные цели, а паука как врага. Атронах кивнул (кивнула?) и полетел на небольшом расстоянии от земли в сторону паука, одновременно зажигая на ладони огненный шар.

Приготовившись к занимательному зрелищу я краем глаза заметил движение сбоку и стоило мне чуть повернуть голову, как я увидел еще одного паука и что-то летящее в мою сторону. Сгусток чего-то мерзкого и липкого угодил мне прямо в лицо. Не сдержав крика я принялся счищать ЭТО руками, пытаясь протереть глаза. Субстанция нещадно жгла кожу а с глазами была вообще ж… Как буд-то в каждый глаз засыпали по горсти перца! Блииииннн!!!! Лидия с диким криком и занесенным мечом метнулась куда то. Росинант испуганно шарахнулся в сторону и я, потеряв равновесие вылетел из седла. Хруст кости, безумная боль прострелившая правую руку. И темнота.


Много позже, вынырнув на секунду из забытья я услышал голос Лидии: «Уже скоро, уже скоро мой тан. Вот уже и Данстар виднеется. Там вас вылечат. Точно говорю, вылечат! Иначе зачем мне дальше…»

Глава 9

Данстар. Лидия.
Мерзкие твари… Надо будет как-нибудь поймать одного паука живьем и медленно отрывать ему лапы. А еще лучше запечь его на слабом огне. Ненавижу! Когда она услышала крик тана и увидела, как он валится из седла то чуть с ума не сошла. Бросилась без оглядки на того восьмиглазого и объяснила ему, насколько он ошибся с выбором обеда. И совершенно упустила из виду первого паука. А ведь в то время, как она была занята другим, этот мог подбежать к тану сделать что угодно!

Хорошо что ее тан успел призвать то… существо, прежде чем был атакован. Верткое и быстрое оно не боялось паучьего яда и не подпускало его близко к себе, швыряя в него огонь с расстояния. Ей даже показалось, что ЭТО играло с пауком и за гулом пламени слышался издевательский смех. Паук даже решил было сбежать, да куда там. Так и испекся, и только струйки пара от закипевшей крови пробивались через щели в обугленном хитине. Буквально с пол минуты спустя это существо задрожало, пошло волнами, его оболочка лопнула и раздался взрыв.

Подбежав к упавшему тану она чуть не разревелась от того, что натворил паучий яд. Милое лицо было обезображено до неузнаваемости. Все покраснело, распухло, перекошено. Из-под набухших век ручьем текут слезы. «Что же ты натворила, дура!» Не уследила, не заметила второго паука, не заслонила тана. Хороший же из тебя «щит»! Тут она заметила его правую руку, с неестественным изгибом предплечья. Перелом! «Ах ты…»

Собравшись и постаравшись хоть немного успокоиться, она достала платок и стала поливать лицо тана водой из бурдюка и протирать яд с кожи. Достав полосу ткани для перевязок, что возила с собой, она полила ее целебным зельем и обмотала вокруг его головы. Большего она сейчас сделать не могла.

Нарубила поблизости более-менее прямых веток и, срезав кинжалом наруч с пострадавшей руки, веревкой примотала их к предплечью, чтобы зафиксировать перелом. Надо будет по возвращении в Вайтран отнести денег в храм Кинарет, чьи жрецы три раза в год проводили занятия со стражниками по оказанию первой помощи. К счастью, не часто приходилось применять эти знания на практике, но если ты один — два раза в год, к примеру, поможешь остановить кровь, чтобы пострадавший смог дожить до встречи с целителем, то и это уже не мало.

Пришлось поломать голову над тем, как везти раненого. В седло не посадишь, через седло перекинуть… Едва ли такой способ окажется полезным. В итоге решила сделать волокушу из двух молоденьких елей. Сначала обрубила им нижние ветви до середины высоты, потом одну привязала справа, а другую слева от седла так, чтобы они волочились за лошадью, а между ними из веревок и плащей устроила носилки. Оставшиеся ветви мягко пружинили и сглаживали неровности дороги.

В Данстаре она завалилась в таверну «Пик Ветров», заняла номер и посадила Торинга рядом с постелью тана для охраны, объяснив, что случись что, она спалит эту таверну вместе с трупом ее хозяина и постояльцами. Потом побежала в Белый зал и буквально за шиворот притащила Мадену, придворного мага. Та, хоть по специализации и боевой заклинатель, ветеран Великой войны, но кое-что в целительстве понимала и наложив целебные чары пообещала, что через несколько часов раненый очнется. Лидия заняла пост у кровати и принялась ждать.

Данстар. Попаданец.
Окончательное возвращение в сознание удовольствия не принесло. Тошнота отпускала, но желудок все еще болезненно сжимался. Лицо горело, в глаза как будто закрутили по шурупу. Пульсирующая боль в правом предплечье. Ну и вишенкой на торте — послевкусие от сна, моего первого кошмара в этом мире.

Проводим ревизию. Лежу на кровати, укрыт одеялом. На глазах повязка. Трогать ее пока не стал. Далее, кожа на лице воспалена, но отек сходит. Правая рука в шине. Вывод — все не так и плохо. Будем работать. Рядом какие-то… хныкающие звуки. Кто бы это мог быть?

— Лидия, это ты? — задал я вопрос в темноту.

— Я, мой тан! — ответил дрожащий голос. — Простите меняяя! Я вас подвелааа!

— Так! Прекратить истерику! Докладывай обстановку! Где мы?

— Гостиница в Данстаре.

— Сколько прошло времени?

— Один день, чуть больше.

— Чем закончился бой на дороге?

— Одного паука порубила я, а второго сожгло то существо, после чего взорвалось.

— Кто оказал мне первую помощь?

— Я… Нас, стражников… ну, когда я была стражником, такому учат. А потом тут, в Данстаре, я притащила придворного мага, она глянула и сказал что вы скоро придете в сознание, но могут быть проблемы со зрением… Простите меняяя!!!

— Ой… Лидия, у меня и так голова болит! Потише, пожалуйста.

— Я буду молчать, мой тан! Сейчас и остальные в этой таверне замолчат!

— Ну успокойся же ты наконец. Ни в чем ты не виновата, более того, я благодарен тебе за то, что ты спасла мне жизнь. Сразила напавшего на меня паука, не бросила на дороге, позаботилась о руке и сделала повязку на глаза.

— Но я не защитила, не предотвратила…

— В таком случае прости, что я позволил саблезубу тогда напасть на тебя.

— Он же сидел в засаде и напал, причем тут вы? — недоуменно спросила она.

— Паук тоже сидел в засаде и напал, но не на тебя, а на меня в этот раз.

— Но… я хускарл! Это моя обязанность защищать…

— И ты отлично справляешься с этой обязанностью! Вот только тан у тебя неугомонный. То по склепам ходит, драугров дразнит, то к некромантам в гости ходит, разбойники, медведь, саблезуб, троль.

— Да… много всего было… А как мы тогда тех разбойников ограбили! И тролля того — «вжих!» и пополам!

— Именно! Так что я сам нарываюсь на неприятности, а ты меня защищаешь и очень хорошо. Спасибо тебе большое.

— Это мой долг, мой тан! И я рада служить вам. Но что мы теперь будем делать?

— Если ты не забыла, я немного понимаю в целительстве. Буду лечиться. Принеси мне пожалуйста пару кувшинов с чистой водой для питья и хм… горшок…

* * *
Так. Теперь займемся здоровьем. Для начала выпить кувшин воды для того, чтобы избавится от обезвоживания вызванного отравлением. Почки? Норма. Печень? Ууу ты моя труженица, вот тебе подпитка магической энергией, лечись. Что с рукой? Перелом лучевой и локтевой кости. Благодаря наложенной шине обошлось без смещения. Магическая подпитка и стимулирование регенерации. Рожа лица…Отек спадает, небось останутся какие-нибудь пятна, да шелушение кожи, но не смертельно, постепенно выправлю. В конце концов, я — маг Жизни или погулять вышел?!

Я понял, что до последнего оттягиваю проверку глаз. Вообще, это, если странная способность смотреть на свое тело, без помощи глаз, видеть все кости, мышцы, сухожилия, кровеносные сосуды, нервы. Еще бы понимать во всем этом побольше… А особенно причудливо рассматривать свои глазные яблоки и далее — мозг. Бррр… Но, что с глазами? Воспаление… токсическое поражение… но ничего «кислотного», разъедающего там не было. Роговица слегка помутнела, и потребуется некоторое время, чтобы восстановить ее окончательно, но уже через день-два смогу что-то разглядеть уже своими глазами.

Решил продолжить осмотр магическим зрением, но уже вокруг себя. Разглядел Лидию на стуле неподалеку от кровати. Таааак… Сердцебиение, кровяное давление, состояние нервной системы, уровень глюкозы в крови. Понятно. Так, что там дальше? В таверне пять человек. Что-то мало. Да и те в состоянии стресса. Догадываюсь, чья работа… А вообще интересно… Можно так разглядеть живых существ сквозь стены. А как далеко? Так… Вот на улице кто-то прошел, но видно уже не четко. Метров десять-пятнадцать, но тоже может быть полезно.

— Лидия?

— Да, мой тан.

— Распорядись, пожалуйста, пусть нам сделают поесть. Мне пока просто супчик.

— Да, да! Я сейчас. Они у меня быстро…

— Лидия. Успокойся. Повежливее с людьми. И еще. Возьми из моих денег сотню септимов и отдай хозяину таверны «за беспокойство» и извинись.

— Хорошо… — буркнула она и вышла.


Для восстановления организму требовалось «топливо». Есть суп не глядя было не так просто, но попросить Лидию покормить меня с ложечки было бы уже слишком. На сытый желудок меня опять начало морить. Но перед этим нужно было решить еще один вопрос.

— Ты когда последний раз спала? — спросил я, в принципе уже зная ответ.

— Вчера… точнее позавчера, когда становились лагерем в лесу.

— Так вот, сейчас нам необходимо выспаться. Обоим.

— Место какое-то нехорошее… Да и народ тут какой-то нервный. Не доверяю я им. Надо бы посторожить…

— Если ты так беспокоишься, то закрой дверь и придвинь к ней свою кровать. Но выспаться нужно. А то если ты свалишься без сил, как сможешь меня защитить?

— А вот с кроватью это хорошая идея… Сейчас…

* * *
Где я? Что, почему? Как же колотится сердце! Что за ерунда? Вторую ночь снятся кошмары. Это «жжж…» не спроста. Валить отсюда надо. Вон и Лидия что-то стонет и ворочается. Нечисть жечь-рубить это пожалуйста, а вот Фреди Крюгер — это не мой профиль.

Проверил состояние здоровья. Уже лучше. Надо снимать повязку и проверять на что глазюки способны. Нащупал свой рюкзак у кровати и достал из него пару флаконов целительного зелья. Один выпил залпом, рассудив, что лишним не будет. Аккуратно размотал повязку на глазах. Не открывая глаз промыл лицо и особенно глаза целебным зельем из второго флакона. Под веками скопилась всякая гадость, ее вымывал особенно тщательно.

Ну, с богом. Или с богами? Как тут правильно? Осторожно открыл глаза. Темнота… Неужто… Да вроде же должны работать! Что такое?! Повернув голову увидал слабо светящийся квадрат. Тьфу ты… Похоже ночь.

Закрыл глаза и зажег слабенький магический светильник за своей спиной. Ну… Аккуратно приоткрыл веки. Муть, конечно. Но обстановку обычного номера в трактире распознать можно. Вон и Лидия подперла кроватью дверь и спит. Но беспокойно, похоже тоже что-то снится. Читать в ближайшие дни я явно не смогу, но отличить человека от дерева на средних дистанциях могу вполне.

Но с защитой головы и лица в частности надо что-то делать. Тут я еще легко отделался. А будь это стрела? Или будь я один? Определенно надо будет подобрать шлем. Что-то достаточно легкое, но способное защитить «бестолковку» от подарка из засады. Но вот с лицом… Какое-то забрало… Это же нулевой обзор. Нужно что-то еще.

Хм… а что если… Я же сейчас начал тренироваться с защитными оберегами, что теоретически можно формировать как от раскрытой ладони диском, так и от любой части тела. Сосредоточившись напитал свою «ауру» энергией в районе лица и отодвинул от себя. Насколько я мог судить вышло что-то вроде стеклянной маски, что слегка светилась и дрожала, как горячий воздух над костром. Интересно, да и выглядит интригующие. Но уж больно много энергии жрет. В скоротечном бою вполне подойдет, а вот в дороге часами поддерживать не выйдет. Надо что-то поскромнее, меньше размером.

А если так… Я взял два участка ауры по форме повторяющие глазницы черепа, так же напитал их энергией и выдвинул на сантиметр от глаз. В оконном стекле смог разглядеть свое отражение. Очень похоже на очки по стеклам которых периодически мелькают голубовато-белые всполохи. Стильно, модно, молодежно! И по расходу энергии примерно соответствует скорости ее естественного восстановления. Так что я трачу на защиту глаз столько же, сколько впитываю из окружающего пространства. Осталось наловчиться поддерживать эту защиту бессознательно, на автомате.

Лег обратно на свою кровать и, поддерживая «очки» стал проводить тщательную диагностику и лечение организма, устраняя последствия отравления и ускоряя сращивания перелома. Такое, «ручное управление», хоть и занимало уйму времени, но было на порядок эффективнее простого стимулирования регенерации и напитки тканей тела магической энергией. Ближе к утру перелом хоть и не зажил до конца, но кости уже «схватились» и отек руки несколько уменьшился. Я снял наложенную шину и смог помыть руку, а то уж очень она чесалась…

* * *
За окном уже начало светать, как вдруг Лидия, словно распрямившаяся пружина вскочила с кровати, схватила меч, лежавший на стуле и выхватив его из ножен нанесла серию рубящих ударов по воздуху. Встряхнув головой, огляделась по сторонам, вложила меч в ножны села на кровать и неподвижно уставилась на противоположную стену.

— Дурной сон? — спросил я.

— А?! Да, да… Все было так реально…

— Я сам сплю тут вторую ночь и каждый раз кошмары. Мне кажется, тут что-то не так. Вон и люди, тут какие-то дерганные. Наверно и у них проблемы со сном.

— Хм… похоже что так. Наверно проделки Вермины.

— Не знаю что да как, но надо уезжать. У нас своя задача, а тут мы скорее себе нервы истреплем, чем отдохнем.

— Как вы себя чувствуете, тан? — спросила Лидия с тревогой. — Сможете в седле держаться?

— Вполне. Даже сражаться смогу. Хотя, вижу пока не очень хорошо, но атронаха призвать смогу, а он уж разберется.

— Дайте ка я гляну… Ааа!!! Что у вас с глазами?!

— А что такое? — я искренне удивился.

— Они у вас светятся!

— Ааа… это. Я придумал для них защиту, а то мне не понравилось то, как легко меня можно вывести из строя просто попав в глаза.

— Правильно! Выглядит, правда, жутко немного…

— Надо будет еще перед отъездом шлем мне взять, а то мало ли…


Плотно позавтракав нашли местного кузнеца и купили у него трофейный эльфийский шлем из легкого но очень прочного золотистого сплава. Он не сильно ограничивал обзор, но при этом еще не плохо прикрывал лицо. Единственный недостаток это его цвет. Незачем лишний раз отсвечивать. Пробежавшись по магазинам нашел мебельный лак и красители для ткани. Взял зеленый и черный. Еще прикупил небольшую рыболовную сеть, буквально метр на два.

Не желая более задерживаться в Данстаре пополнили припасы и выехали на запад, в сторону Устенгрева. Чем дальше отъезжали от города, тем более прояснялось в голове, как-будто затихал еле слышный звон. Ну это пусть другой герой занимается. Мне и без того есть что делать. Хотя, конечно, интересно будет узнать, что там такое.

На первом же привале занялся художествами. В двух баночках развел лак и смешал с пигментом. В меру способностей раскрасил яркий шлем под камуфляж. Выглядело, честно говоря, сюрреалистично. После, увлекшись процессом, снял куртку и зачернил все металлические детали. После чего обратил внимание на Лидию, что с интересом следила за моей работой.

Увидев, что мой взгляд направлен на любовно отполированные ей доспехи она взвизгнула и отскочила, состроив умоляющее лицо.

— Мой тан! Я все понимаю! Маскировка это очень важно! Но и вы поймите! Это мой труд, моя гордость!

— Понимаю, — сказал я и улыбнулся. — Для тебя у меня другой вариант. Вот, сделай накидку из этой сети, чтобы носить ее поверх доспехов. А потом прицепи к ней веточки с листьями, пучки травы и тому подобное. Перед въездом в город можешь ее снимать.

— Ну… так можно. Хотя мне не ловко, что вы будете смотреть на меня и видеть куст!

— Главное, чтобы наши враги видели вместо тебя куст, а не сияющую, заметную издалека мишень. А я и так уже тебя видел всяко-разно.

— Ну… еще не всяко… — сказала Лидия и подмигнула.

— Женщины… — пробормотал я себе под нос. — Никогда не поймешь, что у них на уме…

* * *
Первая же ночевка за пределами Данстара прошла спокойно, без всяких кошмаров. В очередной раз убедились, что дело в самом городе. На второй день стали замечать следы недавно прошедшей большой группы людей. Покинутые стоянки, пепел от костра, навоз от лошадей. Лидия, глядя на эти следы лишь прищелкивала языком и выдала вердикт:

— Это разбойники.

— С чего ты так решила? — спросил я.

— Слишком все грубо и небрежно. Ни один торговый караван не оставит после себя столько грязи. Тут же даже не пытались прибрать за собой. Им абсолютно все равно, что о них подумают другие.

— Возможно. Подобной грязи на других дорогах мы еще не встречали… А что им вообще нужно? Кто они такие?

— Разные люди, разные причины, но один итог. Часть из них — разорившиеся крестьяне. Урожай погиб, денег нет, есть хочется. Бывает, что товарища прирезал в пьяной драке или еще что совершил и не хочется отвечать по закону. А бывают просто идиоты, любители «легкой» жизни, вроде тех, что мы спугнули у Двух башен. Работать не хотят, налоги платить не хотят… Рано или поздно твои приметы и описание будут разосланы по страже всех Владений и ты не можешь выйти ни к одной деревне, ни к одному городу, чтобы не быть схваченным. Жизнь же в лесу ни легка ни удобна. Охотой и рыбалкой еще можно прокормиться, но много из того, что нужно для жизни там не достать. Вот и выходит, что изначально человек скрылся от правосудия, чтобы не сидеть в тюрьме два-три месяца за кражу кошелька с пятьюдесятью септимами, а в итоге начинает убивать и грабить путников на дороге. Впрочем, помимо грабежа есть и другие занятия. Например, поиски сокровищ в древних склепах, браконьерство, незаконная разработка месторождений. Короче говоря, любой вид деятельности, что приносит деньги без оглядки на Закон. И не стоит думать, что вот есть просто браконьеры и все. Они не брезгуют ни чем. Сегодня они забили тридцать хоркеров ради их бивней, завтра раскопали старое кладбище в поисках драгоценностей, потом напали на торговый караван, а через неделю похитили ребенка ради выкупа. Представь, сколько всего скапливается на совести каждого через пару месяцев? А они так живут годами. Уже и не совести, ни сожалений. Только вино и золото. Пленных не берут и сами в плен не сдаются, потому что знают, что им уже не жить. Палач не зря свой хлеб ест.

— Да уж… «Романтики с большой дороги»… Как думаешь, много их тут?

— С пару десятков точно, судя по следам.

— Судя по карте завтра будем у Устенгрева. Как бы так не вышло, что у нас с ними одна цель.

— Если и так… — пожала плечами она, — Им же хуже.

Первая эра. Руины Саартала.
С детства он был одержим поиском знаний. Быть может какая-то из сказок или легенд, рассказанная ему родителями так глубоко запала ему в сердце, а может тут сыграла роль врожденная предрасположенность, но уже в семь лет он сотворил свои первые чары и чуть не спалил дом, напугав как своих братьев и сестер (в том числе и старших) так и своих родителей.

Среди людей врожденный магический талант был и остается редкостью, поэтому и Искусство было развито довольно слабо. Чаще всего такие люди за свою жизнь самостоятельно осваивали три-четыре «фокуса» и умирали, не успев передать свои знания кому либо. А нередко гибли гораздо раньше, не успев не то чтобы состариться, но и повзрослеть в полной мере от небрежных экспериментов с могучей силой. Вот и сложилось отношение к магии, скорее как к проклятью, чем благословению Магнуса.

Тем не менее, за столетия на Атморе сложилась своя школа магии, где юным ученикам, под руководством преподавателей, помогали научится контролировать собственный дар и с одной стороны не убить себя в ходе самостоятельного обучения, что часто бывало, а с другой — освоить те заклинания, что были придуманы до них другими людьми.

В одной из таких школ и оказался наш герой. Поражая немало повидавших на своем веку преподавателей он уже к подростковому возрасту освоил все, чему они могли его научить. Распрощавшись с ними, он посетил одну за другой все остальные школы и ни где не задерживался более нескольких месяцев. В последних двух ему было достаточно просто ознакомится с программой обучения, чтобы понять, что ничего нового он тут не найдет.

Устраиваться магом в чью либо дружину или при дворе какого-нибудь князя ему не хотелось. Он искал большего. Больших знаний, секретов, навыков. Поэтому, когда он услыхал об экспедиции Исграмора на Тамриэль, то не задумываясь присоединился к нему.

В легендах о тех временах, когда их народ жил еще в Тамриэле, среди эльфийских племен немало говорилось о их таланте в магических искусствах и о том, сколь много они в этом достигли. Изучив все доступное он был уверен, что среди эльфов найдет немало новых знаний.

По прибытии, два года он честно, наравне со всеми, работал на строительстве Саартала и его силы были очень кстати, как при резке камня, так и при перемещении тяжелых каменных блоков. И хоть он и не научился ничему новому, но благодаря постоянным нагрузкам вырос в Силе. Увидев, что дальнейший однообразный труд уже не способствует его развитию, однажды ночью он исчез, оставив всех и всё.

Три года! Три года странствий, приключений и поисков. Кимеры, двемеры, айлейды, альтмеры, фалмеры. Он учился у всех и от каждого народа и школы взял самое лучшее. Теперь он возвращался назад, чтобы поделиться со своим народом собранными знаниями, поскольку осознал, насколько незначительной была магическая школа людей, по сравнению с тем, чего достигли в понимании магии меры.

Еще немного, вон за тем холмом, он наконец увидит Саартал. Интересно, сколько всего они построили за эти три года. И как его встретят в его доме… Он был уверен, что они поймут и что все эти знания, что он накопил, его записи, все это не только обогатит магическое Искусство людей, но и поможет им выжить среди куда как более магически одаренных рас.

Но что это?! Вместо города он увидел засыпанные снегом руины, посреди которых группа снежных эльфов что-то раскапывала. Схватив их телекинезом за горло он поднял их всех в воздух и получил ответы на свои вопросы после чего медленно, одного за другим обратил их в пепел.

«Они заплатят! Они за все заплатят! Решив уничтожить всех нас, они самих себя обрекли на уничтожение! Не будет мне покоя пока не свершится моя месть! Имя мне теперь — AhZID'AL[2]. Но для мести мне нужно больше знаний и силы…»

Глава 10

Устенгрев.
Стоянку бандитов заметили издалека по дыму костра. Оставив лошадей в небольшой рощице, тихонько выдвинулись в сторону лагеря. Тут, в северной части Скайрима и погода по-прохладнее и природа несколько иная. Леса жиденькие, деревья невысокие, скрюченные. Почва болотистая, все покрыто каким-то мхом да лишайниками. Утренний туман скрывал наши силуэты, а мох под ногами — звук шагов, так что подкрасться незамеченными удалось довольно близко.

Местность перед нами представляла собой раскопки какого-то древнего сооружения вход в который представлял собой широкий, круглый колодец с винтовой лестницей вдоль стен. Из этого колодца вынули десятки кубометров земли, чтобы добраться до двери в самом низу. Рядом с колодцем был разбит большой лагерь в котором несли вахту двое воинов и маг. Судя по всему их оставили сторожить, а остальные спустились вниз.

Насколько я понял, Устенгрев был древним некрополем в традиционной нордской подземной манере. Уж не знаю, что тут ищут наши конкуренты, но, отдать должное, задачу нам они очень упростили. Без них мы бы тут с Лидией долго ковырялись… Со стороны Седобородых было подставой не упомянуть что данный некрополь давно засыпан землей. Знай это мы бы лопаты взяли… А лучше наняли бы людей с лопатами.

Но, благодаря этим искателям сокровищ наша задача здорово упрощается. Делов то, перебить пару десятков разбойников, среди которых есть маги. Кстати, что это за узорчик у него на мантии… Еще один некромант. Везет мне на эти дела… Впрочем, ожидаемо. Добропорядочные маги зарабатывают вполне достаточно, чтобы не искать себе какого-то незаконного обогащения. А вот те, кто в своих опытах выходит как за пределы морали, так и закона…

Ну, что ж… Испытаем на них моего «огненного человечка», а то я так и не видел его в бою. Призыв. Огненная фигура заскользила над землей в сторону троицы врагов на ходу швыряя в одного из разбойников огненный шар. Атронах жжет! С такой дырой в груди уже не живут. Но что это?! Некромант взмахнул рукой и мой атронах растворился в воздухе. Выгнали за плохое поведение. А вот это неприятный сюрприз.

Ничего, зато теперь двое на двое, все честно. Прикрывшись «оберегом» выступил в сторону своего противника, а Лидия, выставив вперед щит — к своему. Вражеский маг так же прикрылся оберегом и стал из-за него пробовать мою защиту на прочность то огнем, то сосульками. Огонь оберег поглощал, а сосульки сильно замедлял, так что они просто разбивались о чешуйки на моем доспехе. Удары молнии защита так же ослабляла, но у них был неприятный побочный эффект — пробегающие по телу разряды электричества каким-то образом выжигали мои запасы магической энергии, что, с учетом немалых расходов энергии на поддержание щита делало ситуацию не слишком веселой.

Тут некромант отвлекся от меня и направил какие-то чары на своего павшего товарища. Тот зашевелился и несколько неуверенно поднялся на ноги. Зомби, мать вашу! Воевать на два фронта не весело вдвойне. Вот только в эту игру можно играть не только ему. Я улыбнулся и помахал ему рукой. Некромант изумленно уставился сначала на меня, а потом на вылезший из груди меч Лидии, что разделавшись со своим противником зашла к нему со спины. В этот же момент оживленный бандит рухнул на землю грудой пепла вперемешку с одеждой.

— Ай-ай! Как же так?! Подло в спину! Но очень вовремя, вынужден признать.

— А чего подставляться? — ответила Лидия. — К тому же он призвал себе подмогу и стало нечестно, двое на одного. Вот я и вмешалась. И вообще, защищать вас, тан, моя обязанность!

— Спасибо, было очень кстати, а то я пока не очень опытен в сражении с другими магами.

— Ну, думаю, опыт придет быстро. Вряд ли они поставили своего единственного мага охранять лагерь.

— Скорее всего, — согласился я. — Без магов будет тяжело растолковать драуграм какой нынче год на дворе… А какой, кстати?

— Какой год?! Двести второй год четвертой эры. Как это можно не знать?!

— А вот представь, первый раз слышу. Сам я не местный. Думаю, это заметно по акценту.

— А из какой провинции? Вроде как везде один календарь…

— Я вообще не с Тамриэля. И даже более того, не из этого мира, поскольку в моем мире другие континенты, звезды над головой, а в небе только одна луна.

— Ничего себе! И как вы сюда попали?

— Около года назад пришел в себя в лесу. Там как-раз имперские вояки ловили «Братьев бури», вот и меня, ничего не понимающего заодно схватили. Привезли в Хелген и начали одному за другим головы рубить. Потом и до меня дошла очередь…

— Ужас какой! А что дальше?

— И мне тоже срубили… — пошутил я. Посмотрел на ошарашенное лицо Лидии и продолжил, — Не срубили, конечно. На месте голова, видишь? Прилетел дракон и начал жечь город. В суматохе я с одним «братцем» сбежал и добрался до Ривервуда где и прожил несколько месяцев. Там худо-бедно язык выучил и начал осваиваться.

— Удивительно! Несомненно, это дело рук одного из богов. И это не случайно, что сначала вы стали свидетелем нападения на Хелген, потом добыли Драконий камень, после — сразили дракона и оказались драконорожденным. Все это звенья одной цепи.

— Мне тоже так кажется. Слишком уж много совпадений, одно за другим.

— Вот только боги не вмешиваются из-за мелочей. Видать эта ситуация с драконами серьезнее чем кажется, раз кому-то из богов пришлось призывать мага из другого мира.

— Вот только магом я не был. Так… обычный эээ… торговец. А магии в нашем мире нет. Вообще.

— Все удивительнее и удивительнее… Но у нас магия есть и целое подземелье магов в придачу. Готовы? Пошли?

* * *
Недели три назад мы зачистили курган «Погребальный огонь» и вот опять. Каменные коридоры, кости, паутина. Паутина? У меня неудержимо зачесалась щека.

— Лидия, а жареные пауки съедобны?

— Понятия не имею, пока никому не приходило в голову есть эту дрянь… А что?

— Да так… подумалось что-то. Нет, так нет.

В одном месте было видно, что наши предшественники разгребали завал из-за просевшего потолка. Немало пришлось потрудиться. Вот коридор вывел в довольно большой зал с колоннами. По залу метались тени людей, что ходили около костра и слышались голоса. Медленно и осторожно, прячась за колоннами прокрались вперед, чтобы расслышать о чем речь.

— Неее… что ни говори, а из трэллов скверные землекопы!

— Ну так возьми кирку в руки и подсоби!

— Я тебе что, шахтер какой-то что ли?! Эти руки не для грязной работы!

— Но с другой стороны теперь эти бродяги не будут претендовать на долю добычи, так что убить их и поднять трэллами было хорошей идеей. Да хоть медленно копают, но не устают.

— Кстати, о добыче. Не за ней ли смылась та баба, что навела нас на эти руины?

— Наверно. Как мы прокопали путь к внутренним помещениям склепа так она и пропала. Похоже она использовала нас, как вот эту лопату.

— Бабы… Они все такие. Ничего, наверняка наши уже тащат ее обратно. И после того, как она ответит на все вопросы… Пока она еще теплая… А после у меня будет еще один трэлл.

Хм… Пять некромантов и семь зомбарей, а где-то впереди еще пять, что могут вернутся в любой момент. Тут лучше не затягивать. Ядовитые гранаты в подземелье не вариант… Ага. Во время того боя, наверху я заметил кое-что интересное… Надо пробовать. «Попытка — не пытка!», как говаривал Влад Цепеш.

Велев Лидии сидеть за укрытием я вышел из-за колонны на видное место и обратился к присутствующим:

— Уважаемые! Не подскажете как пройти в библиотеку?

— ЧАВО?! — ответил нестройный, но единодушный хор.

— В биб-ли-о-те-ку! — по слогам произнес я, — Ну вы же образованные люди! Вы должны знать! Шкафы, много книг… Вы же знаете, что такое «книга»?

— Кто ты такой? Как ты сюда попал? Почему тебя сюда пустили?

— Как много вопросов! Отвечу всего в двух словах — «ФУС! РО!»


Ту'мать его'ум не подвел и упругая волна сбила с ног собравшихся в одну толпу колдунов. И тут же, пока они не пришли в себя, прямо в эту кучу-малу зарядил сильнейший заряд электричества. Один из противников на секунду успел зажечь «Оберег», но он тут же погас из-за нехватки магических сил. Другому удалось подняться, и он даже бросился ко мне с кинжалом в руке, но выскочившая из-за колонны Лидия оборвала его забег более весомым «аргументом». По одному начали осыпаться пеплом трэллы. В воздухе пахло озоном и паленым мясом.

Групповой сеанс шоковой терапии можно считать успешно оконченным. Это сколько же там киловольт, что так искрило? Главное самому под такие разряды не подставляться. Надо будет над этим поразмыслить на досуге.

А что у них тут есть полезного? Обыск по сундукам обогатил меня на пару сотен монет и четырнадцать камней душ, из которых три были черными. Сверх этого еще горсть необработанных драгоценных камней. Их ценность мне была не известна, но весили они не много, по этому закинул в рюкзак. Да и кинжальчик у одного мага был причудливо изогнут и довольно оригинального вида. Тоже взял себе, вместо обычного стального. Потопали дальше. Главное ту пятерку заранее заметить и не дать им перехватить инициативы.

Вскоре, минут через пятнадцать, выяснилось что я зря переживал. Всех пятерых мы нашли в одном коридоре в обнимку со сраженными ими драуграми. Их просто задавили числом. Да и в ближнем бою они оказались не так хороши. Как ни крути, а их балахоны совершенно не защищают от мечей и сгорающий в магическом пламени древний мертвец вполне еще может разок зацепить острой железкой, и в большинстве случаев этого вполне достаточно.

Вскоре уже и сами встретили задумчиво прогуливающихся драугров, недоуменно зыркающих по сторонам пылающими глазницами. Вот ведь не спится! Ну или разбудили не вовремя. Со времен кургана тактика борьбы с этими противниками у нас была отработана, так что особых проблем они не создали.

Типовые в общем-то коридоры перемежались пиршественными залами со множеством столов и даже кое-какой посудой на них. Вероятно, для проведения корпоративов, свадеб, поминок… Не, ну поминки это сто процентов, а остальное… Хотя, кто их знает, все может быть.

Туннели и коридоры вывели нас в обширную пещеру, столь живописную, что Лидия не удержалась от восхищенного вздоха. Колонны, лестницы, мостики, небольшой водопад наполняющий пруд в нижней части каверны. Большая часть пещеры сохранилась в первозданной красоте, а в ближней к нам части была приспособлена для ритуальных целей.

Основными противниками тут стали ожившие скелеты. Сами по себе хрупкие, но достаточно сильные, а из луков стреляют так вообще по-взрослому. Лидия сменила меч на булаву и мы вихрем прошлись по залам разбивая врагов на отдельные косточки и не давая развернуться чтобы организованно на нас среагировать.

Слева виднелся спуск в нижнюю часть пещеры где виднелась знакомая стеночка с письменами на драконьем языке. Как тут можно мимо пройти? Спустились вниз по тропинке и начал перерисовывать текст со стены, что было не так-то просто, левой то рукой. Пальцы правой уже более-менее шевелились, но писать ей…

Вся эта клинопись выглядит уже смутно знакомой. Отдельно выписал алфавит и пишу туда соответствующие каждой букве звуки. Понятно, что мало знать как звучит вся эта тарабарщина, надо еще ПОНИМАТЬ значение каждого слова. Причем не на человеческом, а на драконьем уровне.

Что тут у нас? «…zin leh rok ФЕЙМ vodahmin…» Стоило мне негромко произнести «Фейм», как мир задрожал и подернулся пеленой, а Лидия испуганно вскрикнула. По ее словам я замерцал и на долю секунды стал полупрозрачным. Интересно. Я уловил некий… отголосок смысла, но для полного понимания этого и предыдущего слова «Ов», что я уловил в надписи на стене кургана «Погребальный огонь», похоже, необходимо свернуть шеи паре драконов.

Вернувшись обратно наверх, в основную часть пещеры, пошли теперь в другую часть. Так. Три постамента. Стоило подойти к ним, как впереди поднялась решетка и открыла проход дальше. Но пока я к ней шел она опустилась. Хм… Ладно. Попросил Лидию подойти к ней, а сам, вернувшись к постаментам открыл ей проход. Лидия прошла. Хорошо. Теперь я. Постаменты. Бежать! Блин, чуток не успел.

«Идиот!» Я хлопнул себя ладонью по лбу. Меня же Седобородые обучили «Рывку» и сказали, что тут, в Устенгреве, будет испытание. Постаменты. Решетка пошла вверх. «Вульд!» Невидимая сила дернула меня вперед и я проскочил в открывшийся проход.

Что-то мне в голову пришла мысль, что в свое время это было вполне посещаемое место. И только это крыло было защищено хитрыми механизмами так, чтобы пройти тут мог только владеющий Криками. Вот только Седобородые как-то упустили из виду, что за последние несколько столетий, а то и тысячелетий это место пришло в некоторое запустение. Некрополь законсервировали, а потом его обитатели устали лежать и решили походить.

Поскольку через первую дверь я смог пропустить Лидию, то в дальнейшем следует ожидать ловушек похитрее, о чем я ее и предупредил. Они и не заставили себя ждать. Большой зал, значительная часть пола в котором покрыта своеобразными плитами с четырьмя отверстиями на каждой. Надавив на нее телекинезом я полюбовался на трехметровые факелы пламени, что вырвались из сопел.

Понятно. Вот только меня смущает обилие паутины в дальнем углу зала и беспросветная тьма над ней. На пробу швырнул туда слабенький огненный шар и не ошибся. Сверху на пол рухнули два относительно небольших паука, по бедро высотой, и один гигант вроде того, что мы с Дженассой завалили на Ветреном пике.

Так, срочно на лицо «Маску». Не ошибся, в нас полетели плевки от которых Лидия прикрылась щитом, а меня выручила моя «Маска». Вот такие мы молодцы, но надо что-то делать. Взяв Лидию на руки, поморщившись от боли в правой, я с помощью «Стремительного рывка» в два захода преодолел «огненный пол» и приземлился на относительно безопасном пяточке.

Так. Трое на двое это не честно. Телекинезом я зашвырнул двух мелких пауков на середину комнаты, где они и поджарились. Теперь крупненький. Струя огня в «лицо» ослепила его. Не ты один так можешь, зараза!

Лидия рубила суставы лап с одной стороны, принимая на щит удары, а я с другого боку дырявил тушу сосульками. Звон стали, хруст хитина, брызги паучьей крови… Пара минут и все готово. Подойдя к поверженному пауку я плюнул ему в рожу и почувствовал себя окончательно отомщенным за недавно пережитое.

А вот и дверь. За ней нас ожидал довольно помпезный зал в дальнем конце которого стоял красиво украшенный саркофаг, почему-то с даэдрическими рунами. Справа и слева от него лежали сраженные драугры. На крышке саркофага была изображена рука сжимающая… Стоп! Тут же должен быть рог за которым мы пришли! Рог Юргесона, мать его, Зазывателя Ветра! Где он?! Что это? Записка?!

«Довакин… (ага, значит мне) … Нам нужно поговорить. Срочно. (Не „нам“, а тебе. Мне нужен только рог.) Отправляйся в таверну „Спящий великан“ в Ривервуде и сними комнату на чердаке (разве там есть чердак?!) я встречу тебя там.

Друг».
Ловкая бабенция. Внушила шайке разбойников и некромантов, что тут есть сокровища. С их помощью проникла сюда. Проскользнула мимо драугров, скелетов, пауков и всех этих ловушек, незаметно выбралась обратно уже с рогом. К чему все эти сложности?

Но, отдать должное, она и записку положила туда, где не каждый прочтет и просьбу о встрече сделала весьма убедительной, забрав Рог. Да и встречу организовала так, что пойди все не так, как запланировано ею, она легко сможет ускользнуть не узнанной и не замеченной. Из всей записки радует лишь приписка «друг», а могло бы быть что-то вроде «с собой принеси 10000 септимов в двух чемоданах мелкими купюрами».

Делать нечего. Без Рога меня Седобородые не примут и уважать не станут. Ну по крайней мере зовут в знакомый Ривервуд, а не на другой край континента. Заодно и Хода с Гердур повидаю. Хотя и без особого удовольствия. Опять начнут мозги полоскать на тему «Скайрим для нордов!», «Ульфрик Буревестник — Истинный король Скайрима!» Тем не менее, они помогли мне встать на ноги и я многим им обязан. Глянем, что тут есть полезного по углам и выбираемся отсюда аккуратненько.

* * *
На обратном пути решили срезать, так чтобы и побыстрее и заодно подальше от Данстара. С одно стороны лесными тропами не так удобно, как по мощеной дороге, но зато сэкономили где-то день пути.

На второй день наткнулись на слегка дымящиеся руины большого здания. Рядом с ним и внутри лежали тела. И если одни были в своего рода униформе, что наводило на мысль об организации, то вторые обладали примечательной деталью в виде пары здоровенных клыков. В первых Лидия опознала членов ордена «Дозор Стендара», орден борцунов со всякого рода нечистью, а вторые — их идейные противники, собственно — нечисть, а именно — вампиры, что было достаточно очевидно, но тем не менее неожиданно.

Как оказалось, тут вампиризм это болезнь, вроде бешенства, которой можно заразится от вампира. И да, на ранних стадиях излечима. Если ты пережил атаку вампира, а через несколько дней у тебя появилась светобоязнь и ты ощутил перемены в кулинарных предпочтениях, то прикосновение к алтарю любого из богов исцелит сразу и с гарантией. Ну а на поздних стадиях уже и не хочется лечиться, поэтому возможно исцеление или нет — точно не известно.

На всякий случай поинтересовался насчет оборотней. Да, есть. Примерно та же история. Разница между ними в том, что если вампиры традиционно тяготеют к магии, то оборотни сильны и выносливы до безобразия. Богата ты чудесами, земля Скаримская… Сказки становятся былью, но пока почему-то только самые страшные. А мы тут в лесу ночуем, под защитой лишь моего электро-заборчика.

Срезав угол вдоль гор мы вышли на дорогу, по которой двигались на север. Снова пасторальные пейзажи, ковыряющиеся в земле крестьяне. Сбор остатков урожая. Начало осени как никак.

Вон и Вайтран виднеется вдалеке. Сам холм с Драконьим Пределом на вершине издалека видно. Впрочем и наоборот, оттуда тоже далеко видать — не идут ли гости большой толпой да с оружием.

* * *
В Вайтране надолго задерживаться не стали. Прибыли после обеда и остаток дня приводили себя в порядок. Мытье, стирка, сытный горячий ужин. Ночь чтобы выспаться. Следующий день на утрясание дел. Получил свою долю у Аркадии. Из этих денег выдал жалование Лидии. Проведал Люсию. Она вполне освоилась в «Гарцующей кобыле» и работает там на пол ставки, как мы с Хульдой и договаривались. Уже смогла купить себе новое платьице и, как ни странно, кинжал, что носит на виду, на поясе. Серьезный ребенок. Раз уж зашли, так заодно с Лидией и пообедали. После подновил чары на котле и сковороде.

В Драконьем пределе поприветствовал Фаренгара, взял свою долю камней душ и похвастался «очками-оберегом». Это ввело его в некоторый ступор. А когда продемонстрировал еще и «маску» он окончательно осоловел. Медленно и с пояснениями показал как я это делаю, после чего оставил его тренироваться. Не все ж мне у него учиться, путь теперь и он поучится.

Поздоровался с Ярлом и похитил у него Провентуса, чтобы узнать, как там мои пиломатериалы. Доски прибыли только вчера и теперь лежат и сохнут, чтобы стать пригодными для изготовления мебели. Необходимо соблюсти технологию и не спешить. Я с ним согласился. Может мне и доводилось проектировать и собирать корпусную мебель, но вот в подготовке древесины я мало что смыслю, так что доверюсь профессионалу.

Вернувшись домой пообещал Лидии никуда не уходить и отпустил ее провести вечер с семьей. Она радостно бросилась к своим вещам и ушла к родителям неся к руках мешок с чем-то продолговато-круглым. Исполнила-таки свою мечту… Надеюсь, мать до инфаркта не доведет…

Я же в очередной раз закапал в глаза целебное зелье и сел медитировать, чтобы убедиться, что с рукой все в порядке и глаза восстанавливаются в должном темпе. Убедившись, что все идет своим чередом, в правильном направлении и с хорошей скоростью, лег спать. Завтра опять в путь.

Глава 11

Дорога из Вайтрана в Ривервуд.
Который уже раз я иду по этой дороге? Четвертый? Но впервые верхом, надо отметить. Это и удобно и ощутимо быстрее. Знакомые виды вольно или не вольно навевают воспоминания. Уже с улыбкой вспоминаю первую встречу с волком. Какая драма! Наш с Дженассой поход на Ветреный пик. Разбойники, первая встреча с драуграми. Вроде и минуло-то месяца четыре всего, а кажется, что вспоминаешь эпизоды из детства, когда твой самый грозный враг — это соседский щенок с ВОООТ ТАКИМИ зубами, а самые страшные раны — это сбитые коленки и ожог от крапивы.

Сейчас все куда серьезнее. Врагов и числом поболее, да и позубастее они. Но пугает не это, ведь расту и я, моё понимание этого мира, мои способности. Пугает то, что, однако, прослеживается тенденция! Не выйдет ли так, что через год мне придется отражать совместную атаку всех армий континента, а через два останавливать вторжение всех Принцев Даэдра одновременно?

При таком непрерывном росте ставок, хочется и самому как-то соответствовать! А то как-бы не вышло, что, образно говоря, подготовившись к школьной программе за пятый класс, я внезапно не оказался вынужден сдавать экзамены за восьмой. Как говорилось у Льюиса[любителямаленькихалис] Кэролла — «Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» Вот и бегу, бегу.

Росинант неутомимо цокает копытами, а я прямо из седла отрабатываю свой «репертуар». Первое время лошади шарахались от близких взрывов, треска молний и звуков удара тяжелых сосулек о камни, но уяснив, что лично им это ничем не угрожает — успокоились.

Немного разобрался с тем от чего зависит время существования атронаха в нашем мире. Как оказалось, он элементарно остывал. Можно даже сказать, замерзал насмерть. Просто поливая его струей огня удалось продлить время его жизни чуть ли не вдвое. Но в бою это не самый удобный вариант. Тем более, он не стоит на месте. Будем думать.

Подхватил телекинезом с дороги потерянную подкову и покрутил в воздухе. Неплохой метательный снаряд, лучше камней, вот только форма не слишком аэродинамическая. А что если… Заключив подкову в силовую сферу я разогрел ее до температуры плавления и максимально сжал сферу получив висящую в воздухе каплю металла. Резко охладил ее и получил железный шарик диаметром сантиметра четыре и весом около двухсот грамм.

От души зашвырнул телекинезом в дерево стоящее на пригорке метрах в тридцати от дороги, после чего с удивлением наблюдал за разлетающимися во все стороны щепками и тем, как медленно и величественно падает подрубленная сосна. Хм… такой картечью можно и дракона огорчить при случае. Надо будет к Алвору зайти и насобирать у него металлолома.

Вон, Лидия довольно поглядывает на мои фокусы. Оно и понятно, боевая мощь нашего маленького отряда внушает! Надо будет и ее приодеть в доспех покрепче. Гляну при случае что есть в магазинах.

* * *
А вот и Ривервуд. Сразу завернул на лесопилку к Ходу и Гердур, чтобы вручить подарок, да и просто повидать деревенских сепаратистов. От седла Ветерка отцепил скрученное стальное полотно пилы для лесопилки, что удалось купить у Адрианы Авениччи. Невесть каким чудом у нее завалялось. Свернуть и упаковать для транспортировки стоило немалых трудов, но это с лихвой окупилось восторженными охами да ахами, поскольку та пила, что пилила бревна сейчас и запасная, что лежала в кладовке были уже не раз латаны кузнецом Алвором. Представил Лидию, как своего хускарла, чем в очередной раз вызвал бурю эмоций.

— Ярл Балгруф мужик, конечно хороший, истинный норд, — произнесла Гердур, — Но вот только, всё никак не определится с кем ему по пути. Давно бы примкнул к Ульфрику Буревестнику и Скайрим наконец был бы свободен.

— Знаешь, я давно хотел спросить… — произнес я, — Когда двадцать лет назад Предельцы объявили о выходе из состава Империи, то Ульфрик с верными ему людьми жестоко подавил этот «мятеж». Почему же сейчас он делает то же самое и называет это борьбой за свободу?

— Они запретили нам поклоняться Талосу!

— И в чем это выразилось? Имперские солдаты ходили по домам и проверяли кто кому молится?

— Нет, но…

— В Вайтране до сих пор стоит статуя Талоса и перед ней целыми днями читает проповеди Хеймскр. Я не пойму, что такого ужасного сделала Империя, чтобы ради «свободы» от нее норды убивали друг друга? Давайте тогда уж сразу объявим о независимости Ривервуда и выгоним отсюда, а лучше убьем, тех солдат, что Ярл прислал для защиты города от дракона.

— Это не тоже самое!

— Гердур, Ход, мы с вами спорили об этом не один раз. Я не хочу портить наши отношения только из-за того, что у нас разное мнение в этом вопросе. Я тут прихватил бутылку вина со стола Ярла. Попробуем, чем потчуют в Драконьем Пределе. Заодно вы мне расскажете как правильно работать с деревом. Я тут собрался делать мебель в своем доме…

* * *
Стоило нам попрощаться и отойти от лесопилки как заговорила Лидия:

— Все ты правильно говоришь, тан… и умом я это понимаю, но моему сердцу очень близки слова о свободе и независимости Скайрима.

— Слова-то очень хорошие, но насколько они соотносятся с реальностью? Скайрим оккупирован чужеземными войсками, что грабят и как-то притесняют его? Жгут дома, насилуют женщин?

— Ну как бы нет…

— Если Скайрим станет независимым, то зачем девяти Владениям оставаться в его составе под властью Верховного короля? Не лучше ли и каждому Владению стать независимым друг от друга? А там и каждая деревня объявит о своей свободе и независимости.

— Ну это же глупо. Зачем так…

— То есть, ты согласна, что вместе лучше, чем по отдельности и нельзя сказать, что вот прямо Скайрим стонет под тиранией Империи?

— Ну, как бы да…

— Хорошо. Существуют причины для недовольства. Это можно понять. Были попытки решить их путем переговоров?

— Ульфрик вел переговоры с Верховным королем Торугом.

— И чем кончились эти переговоры?

— Ульфрик вызвал его на поединок, убил и сбежал, когда понял, что никто не собирается признавать его королем, а наоборот считают преступником.

— И теперь он собрал армию, чтобы получить то же самое, но уже силой. Так?

— Если на это так смотреть, то да.

— Тебе не кажется, что все эти слова про Родину, свободу и независимость — это просто способ убедить людей сражаться за его, Ульфрика, интересы?

— Может и так. Мне сложно сразу это принять.

— Ты меня ночью не прирежешь во славу Ульфрика, во имя свободы Скайрима?

— Нет, конечно! — смутилась она.

— Ну и хорошо. Пойдем в таверну, на встречу с нашим «другом»?

— А не хочешь сначала к торговцу зайти, повидаться?

— К Лукану? Никогда не был с ним особо дружен, да и припасов хватает. Не будем терять времени.

— Хорошо, — сказала Лидия довольно. — Пойдем познакомимся с нашим «другом».

* * *
Время пока раннее и народ еще не подтянулся за выпивкой и развлечениями. В углу на лавке сидит Свен и что-то тренькает на арфе, за стойкой как всегда Оргнар, а Дельфина, как обычно протирает столы. Больше никого. Странно.

— Привет, Свен! Ну как, сочинил слова к той мелодии, что я тебе показал?

— Еще нет, но зато играю ее все лучше и лучше! Даже из Коллегии Бардов приходили, интересовались! Слушай!

В средневековой таверне, исполняемая на лютне «Группа крови» звучала особенно колоритно. Наслаждаясь сюрреализмом момента я улыбался как кот объевшийся сметаны. Имею же я право на безобидные развлечения?! Да и опять же, «бремя белого человека» никто не отменял. Буду нести культуру дикарям.

Была идея давать своим изобретениям матерные названия на русском, так чтобы потом потешаться, слыша как на улице продают, покупают или обсуждают эту «*****», но решил оставить на потом, когда иссякнет запас шуток по-приличнее. В конце концов, мы тут о культуре говорим, мать вашу!

Не один десяток вечеров провел я в этой таверне. Здесь меня, осоловевшего и ничего не понимающего отпаивал мёдом Ралоф, уверенный, что данное чудесное средство лучше всяких эликсиров прочистит голову и поставит на ноги. Тут я молча сидел и слушал чужой трёп постепенно постигая новый язык и реалии этого мира. Тут же мы с Джанессой останавливались на обратном пути с Ветренного пика и оценивали удобства двухместного номера. Да… А сейчас я тут с Лидией. Она, кстати, ничего так… Кроме как в доспехах я её почти и не видел, но под этой кирасой точно что-то есть! Вот только сунься я к ней с этим вопросом — она мне обязательно руку сломает, а перелом у меня и так только-только зажил.

Ладно, нафиг такие мысли. Мы тут по делу. Толковых идей и предположений нет, а значит не буду ломать голову, а буду действовать по инструкции. Что там «друг» написал? Попросить комнату на чердаке?

— Оргнар, Дельфина, вы будете смеяться, но мне нужна комната на чердаке.

— Действительно, забавно. — произнес Оргнар, — А может лучше на вершине башни, с видом на крепостную стену? У нас в таверне есть и такая!

— Хватит зубоскалить, — вмешалась Дельфина, — Свободен стандартный номер, с хорошей двуспальной кроватью, пойдемте я вам покажу.

— Ну, если кровать и в сааамом деле хорооошая… — протянул я, кося глаз на Лидию, что с невозмутимым видом последовала за Дельфиной.

Та запустила нас в номер, после чего закрыла дверь и произнесла:

— Хм… значит Седобородые считают ТЕБЯ довакином?

* * *
ШТА?!! Тетя Дельфи?! Ворчливая хозяйка таверны предпенсионного возраста и есть тот неизвестный манипулятор, что оперативно снарядил банду разбойников-некромантов на раскопки Устенгрева, а потом кинул их. Ниньдзя, что прошел через всё подземелье со скелетами, драуграми и пауками и свалил оттуда с Рогом?

— Что за шпионские игры, Дельфи…

— Тихо! Я вижу, ты что-то понял. Продолжим разговор в другом месте, чтобы нас не подслушали.

Она приоткрыла дверь, огляделась и выскользнула в общий зал, поманив за собой. Провела в свою комнату и, попросив запереть за собой дверь комнаты, открыла одежный шкаф. После непродолжительной возни и тихого щелчка замка задняя стенка шкафа ушла в сторону открыв темный проход ведущий вниз. Дельфина зажгла свечу и начала спускаться по ступенькам.

Если Лидия восприняла это преображение более-менее спокойно и лишь удостоверилась, что меч легко вынимается из ножен, то я был в смятении. Мисс Старая Язва, что поддерживала порядок в таверне, вытирала следы пролитого меда на столах, сверяла по списку наличие продуктов на складе и непрерывно третировала по поводу и без Огрнара — местный «Джеймс Бонд»? Мой «удивлиметр» зашкаливало, и если она сейчас заявит, что служит в ФСБ и напомнит мне о моем «долге перед Родиной», то всё, что я смогу сказать будет — «Служу России!»

В подземном бункере разгорался свет, видимо Дельфина (если ее на самом деле так зовут) разожгла там светильники. Пора идти. Не стоять же тут и смотреть… «Не ссы довакин, прорвемся!»

Хм… то еще «логово параноика». Хочу себе такое. Лаборатория алхимика в одном углу, «пентаграмма душ» для работы с зачарованиями в другом. Книги, карты, стойки с оружием на стенах. Этакий гибрид штаба с рабочим кабинетом. Глаза цепляли все новые и новые детали, а в уме лихорадочно перебирались варианты того, с кем же мы имеем дело.

Алхимик, зачарователь, в какой-то мере маг, воин, стратег, агентурная работа, скрытные операции. Это определенно не уровень ярла Балгруфа, при всем моем к нему уважении. Наверняка и у него есть специалисты, но, как говорится, «и труба пониже и дым пожиже». Наверняка тут какая-то Имперская служба. Вот ведь как чувствовал, что ставки растут.

— Прежде чем мы начнем разговор, — начала Дельфина, — Я сразу хочу отдать тебе Рог, за которым тебя отправили Седобородые. Знал бы ты, насколько они предсказуемы…

Достав из сундука старинный Рог она вручила его мне. Не спуская с нее глаз я развязал горловину рюкзака и засунул Рог туда. На сердце чуток полегчало.

— Я бы не хотела, — продолжила она, — чтобы ты думал, что я пытаюсь как-то шантажировать тебя этим Рогом. Это был всего лишь способ пригласить тебя сюда. Хотя, конечно, я и понятия не имела, что это окажешься ты… Мне очень нужно поговорить с тем, кого Седобородые сочли драконорожденным.

— «Седобородые сочли»? Для тебя их мнение не авторитет?

— Я не привыкла полагаться на слова и мнения других людей. Обмануть можно кого угодно. С помощью грамотно срежиссированной инсценировки можно ввести в заблуждение целые народы. Что уж говорить о четырех старичках. Вот скажи, ты владеешь ту'умом, даром Голоса?

— Да. И я продемонстрировал это Седобородым.

— А ты знаешь, что тот же Ульфрик Буревестник тоже владеет этим даром? Что же выходит? Он тоже довакин?

— Не знал…

— Ну, конкретно Ульфрик в молодости обучался на Высоком Хротгаре так что он бы не смог объявить себя драконорожденным, но что если кого-то подготовили бы где-то в другом месте и он заявился к Седобородым — «Вот я пришел на ваш зов!»

— Мне это кажется надуманным и маловероятным.

— Но вероятность, пусть мала, но есть. Цена ошибки слишком велика, чтобы игнорировать даже мизерный шанс на то, что это окажется чьей-то игрой. Ты знаешь, какова ключевая способность довакина?

— Поглощение души дракона?

— Именно. Глянь на эту карту, — она показала на лист бумаги на столе, — Ничего не напоминает?

— Это же копия карты с Драконьего камня! Откуда она у тебя… А! Так это ты была в тот день у Фаренгара!

— Да, это так. Ты внимателен. Я поделилась с ним этой информацией, а он нашел исполнителя, того, кто добудет этот Камень из гробницы. Так уж совпало, что им оказался ты. Как думаешь, что изображено на этой карте?

— Хмм… Множество точек по всему Скайриму… Но что именно? Не знаю.

— Это карта курганов, мест захоронения драконов, убитых во времена войны с ними. Так вот, курганы в юго-восточной части Скайрима разрыты и пусты. Драконы, которых все чаще видят в небе — не прилетели откуда-то, их воскресили, вернули к жизни. И тот или те, кто это делает — движется с той стороны, оживляя их одного за другим.

— Это же бред?! Как это возможно?!

— Тем не менее это факт. Пустые курганы я видела своими глазами. Нас спасает только то, что между каждым воскрешением проходит достаточно большой промежуток времени. То ли тут играет роль положение звезд и лун на небе, то ли необходимость собрать силы или какие-то редкие ингредиенты для ритуала. Не знаю. Но важно то, что драконорожденые, пожирая душу дракона убивают его навсегда. Его уже не воскресить. И по этому: прежде чем рассказать тебе всё, я должна убедится, что ты на это способен.

— И как это можно доказать? У тебя есть кусок души дракона? Дай мне, я его съем.

— Все гораздо проще. И вполне очевидно. Мы вместе убьем дракона и я посмотрю — поглотишь ты его душу или нет.

— И как ты себе это представляешь? Будем путешествовать по Скайриму в поисках дракона? Для того, чтобы тебе что-то доказать? Зачем мне это нужно? У меня теперь есть Рог и для Седобородых этого вполне достаточно.

— Ну хорошо, признают они тебя довакином. Почет тебе и уважение. А что дальше?

— Ну…

— Ты сам видишь, дело даже не в самих драконах, которых с каждым днем будет становиться все больше, а в том, КТО стоит за ними. С какой целью их воскрешают? Кому это надо? Можно ли их остановить? У меня есть достоверная информация и есть предположения на этот счет. Есть немало возможностей. Я хочу, чтобы мы вместе решили эту проблему, но для этого мне просто необходимо удостовериться…

— Мне в любом случае не нравятся эти летающие убийцы и я не прочь пополнить свою коллекцию их костей и чешуи, — тут я похлопал по чешуйкам на своей куртке, — Но где мы его найдем?

— По этой карте видно, какое место захоронения будет следующим. Это курган рядом с Рощей Кин.

— Покажи-ка на карте… Ага… Я у себя отмечу.

— По моим расчетам ритуал состоится через две-три недели.

— Хм… времени впритык. Я планирую заскочить в Вайтран и собрать необходимое снаряжение, а потом все равно заскочу к Седобородым, раз уж выдвигаемся в ту сторону. Примерно в пару недель и уложусь.

— Я не могу упустить это событие и в любом случае выдвигаюсь в Рощу Кин. Даже если ты не успеешь, я по крайней мере посмотрю, кто оживляет драконов.

— Договорились.

* * *
— Так мы что, даже не задержимся тут? — поинтересовалась Лидия, когда мы вышли из «Спящего великана».

— Сама видишь, времени мало, надо спешить. Нам нужно еще успеть сегодня сделать на лошадях хотя бы один дневной переход до следующей таверны, там и остановимся.

— Хорошо. А то тут так расхвалили номер, а мы лишь глазком повидав его уезжаем…

— Ммм…? — я с сомнением посмотрел на нее, — Полагаю в других тавернах номера не хуже.

— Посмотрим.

Руины Саартала. Пещера. Лорхан.
Держа в рука посох он стоял перед Оком и вглядывался в жизнь этого мира. Да… во второй раз вышло даже лучше, чем в первый. «Набираюсь опыта?» — подумал он и усмехнулся. В груди привычно заныло. «Правда, и в этот раз с исполнителями как-то не сложилось взаимопонимания, но, по крайней мере обошлось малой кровью» — гримаса исказила его лицо, «Проклятые дети Ауриэля! Ничего, за каждого погибшего в Саартале они заплатят сотнями своих! А те, кто выживут, в полной мере познают вероломство своих сородичей!» — он выдохнул и разжал побелевшие кулаки. «Ничего…» По крайней мере он не ошибся в Исграморе. Он возглавит Возвращение и не даст его детям погибнуть вместе с Атморой. Да и фалмеров ожидают веселые деньки. Он со своими Пятью сотнями соратников уже рассекает воды Моря призраков.

Его внимание вернулось к Оку. Очередное подтверждение его правоты. Мир лишенный магии и населенный одними лишь людьми, но при этом еще более живой, чем Мундус. Страшно представить чего они смогут достичь за ничтожные четыре — пять тысяч лет. Их души полны силы и страсти и будучи воплощены тут, даже в одиночку изменяют весь Нирн. Имея под рукой целый мир, у него есть достаточный выбор исполнителей своих замыслов, что идя своим путем, тем не менее будут творить его волю.

Его со-творцы, называемые ныне «аэдра» так и не смогли понять что создали. Тупые исполнители, доноры силы. Хотели получить еще одну игрушку, а получили боль и страдания. «Что за мир такой? Тут надо дышать? Постоянно? Поглощать материю — есть? А это что, боль?! Тело может болеть, и даже быть разрушено?! А почему я захотела, а оно так не стало?» — Дегенераты! Привыкли парить в пустоте нежась в свете Ану, когда стоит лишь пожелать и твои фантазии воплощаются. — «Это Мундус, детка! Тут могут сделать больно!»

Их, видите ли, не устроили все эти ограничения, мир неподвластный напрямую их желаниям, а живущий своей жизнью. Потребители настроенные лишь получать, а не отдавать. А если и отдать, то только для того, чтобы получить еще больше. И уж никак не терять.

Как их перекосило, когда они поняли, что разменяли свои божественные силы вот на ЭТО. Ауриэль, сволочь… как же это было скверно… Им удалось отомстить и лишить его практически всех сил, но не удалось уничтожить. В конце концов это его мир, и сгинет он лишь вместе с ним. А он не позволит этому произойти.

Даже сейчас, в статусе «мертвого бога» он живее их всех, что зализывают раны в Этериусе. Впрочем, и он, по праву рождения, сохранил там за собой участок.

Да, они в безопасности и безмятежности, а он, лишенный сил, вынужден бороться за свое существование. Но кто из них по-настоящему живет? Почему внимание всего Аурбиса приковано не к Этериусу, не к Обливиону, а к Мундусу? Почему боги ищут именно тут себе последователей, да и Принцы Обливиона от них не отстают. Почему это «противоестественное» существование вдруг стало столь притягательным?

Ничего, он еще не раз всколыхнет это болото! Пусть жабам и не нравится, когда гонят волну.

Глава 12

Дорога из Ривервуда в Вайтран.
На обратном пути стал делать остановки, чтобы запастись алхимическим сырьем. Отвык я чего-то от этого. Сначала ребятню снарядил на сбор листиков-цветочков, а потом и вовсе отдал во франшизу Аркадии. Ничего, мастерство не пропьешь… Вон, глаза сами цепляют нужные соцветия, свежие листики, невзрачные растения с ценными корешками. А теперь самое сложное — насекомые. О, как Лидия смеялась глядя на то, как я бегаю за бабочками!

К слову о ней. Не такой уж я и «тормоз». Не, ну в некоторых вопросах я могу быть не слишком сообразительным, я это осознаю и признаю. Вероятно, это может быть связано с игрек-хромосомой, не знаю. Как бы то ни было, столь «толстые» намеки от Лидии я не мог не заметить. Если я и в этот раз сделаю вид, что ничего не понял, то следующим «намеком» будет попытка изнасилования. А учитывая ее физическую форму, попытка будет успешной.

Казалось бы, в чем проблема-то? Деваха — кровь с молоком, проверенный в бою товарищ. Но в том-то и дело! Не для интрижки она, не для чего-то «ни к чему не обязывающего». Её то понять можно. Книжек о подвигах начиталась, кисла в страже, разнимала пьяные драки, да стояла на посту как деталь интерьера. А тут раз тебе, и «живая легенда»! И приключения одно за другим. Да и молодая, дело-то понятное. И в голове у нее сейчас «сражения и подвиги плечом к плечу, спина к спине», а в перспективе вплоть до «вместе внуков нянчить» и играть с такими чувствами да ожиданиями — последнее дело.

А чего я хочу? С одной стороны понятно чего… Сколь бы неудобным ни было это седло я все еще здоров и полон сил. А с другой стороны, время ли сейчас для этого, в силу стоящих задач? Тут не успеешь оглянуться, и вот уже мы выбираем занавески на окна и вон тооот забавный светильник что поставим на каминную полку… И как это все сочетается с воскресающими один за другим драконами, имперскими спецслужбами и бог знает чем еще, что свалится на мою бедную голову?

Даже самые удачные отношения — это дополнительные заботы, хлопоты и головная боль. Вон, еще ничего не началось, а я всю дорогу прокручиваю одно и то же раз за разом. И ведь еще лет пять назад и задумываться не стал бы обо всем об этом. Сам бы её на третий день к стенке прижал. А сейчас, «вот оно как, Михалыч». Старею, видимо.

Эти пару дней, вроде как, все по-прежнему, но висит в воздухе недосказанность, какое-то звенящее напряжение. Вон, на горизонте уже виднеется Вайтран. Там и решим. Наверно. Как-нибудь.

* * *
Как-то легко я согласился по-быстренькому и показательно завалить дракона. В прошлый раз… Ну… с всей скромностью могу сказать, что мой вклад был решающим, и, собственно, стражники там были больше для массовки. Но они, по крайней мере, отвлекали огонь на себя. Буквально. Да и в ближнем бою этот ящер представляет немалую опасность. Зубы, крылья, хвост. И при этом защищен чешуей, которую пробить совсем не просто.

Пока я размышлял о необходимой подготовке к предстоящему бою меня бил легкий мандраж. С завистью поглядывал на безмятежное лицо Лидии. Она настолько уверена в наших силах? Или переложила все тревоги на меня, а сама не заморачивается? Или вот, опять же, Дельфина. Что это за монстр?! По тому, как она говорила и вела себя, можно подумать, что она и одна бы справилась. Ладно. «Делай, что должен и будь, что будет». А делать есть чего.


К первому этапу подготовки я уже приступил. Насобирал ингредиентов для алхимии. Надо будет сделать хороший запас снадобий. Тут уж лучше, когда не понадобилось, но есть, чем когда понадобилось, а в наличии нет. Тем более, не на своем горбу тащить, а в седельных сумках. У нас есть целая грузовая-запасная лошадь! Так что тут можно не экономить.

Оставили лошадей на конюшне, чтобы о них там позаботились. Целая наука, кстати. Уйма нюансов. Чем кормить и сколько давать корма. Лошадь, она еще и потеет как… лошадь. Ее чистить и мыть надо. Отдельное внимание к копытам и подковам, чтобы ничего не шаталось, камешек какой не попал. Опять же, упряжь, за ней тоже уход нужен. Тут или сам живи на конюшне, либо поручай все это профессионалам, но игнорировать нельзя. Иначе и лошадь заболеет и упряжь порвется. Будешь стоять на обочине и голосовать. Не найдется ли у кого проезжающего мимо запасной подковы? Как и всякую проблему ее легче предотвратить, чем потом решать.

Стражники на воротах уже как родные. Поприветствовали почтительно. В конце концов, тан я или не тан?! А? Да и на мою Лидию уставились с уважением и оттенком зависти. Один даже начал было рассуждать о том, как охромел на правое колено из-за любви к сладким рулетам, а иначе бы и он… ух! Хм… «мою» Лидию? Эх, барин, барин…

Перекусили в «Гарцующей кобыле» и отправились к Аркадии. За минувшие дни денюжек накапало не так много, но тем не менее. Предстоят определенные расходы, так что и они не будут лишними. Септимы — это хорошо, но пора похимичить. Где мой желтый защитный костюм?

Любопытный момент. Порой, когда делаешь перерыв в занятии чем-либо, то приходится вспоминать и навёрстывать упущенное. А порой наоборот, смотришь на прежние успехи новым взглядом и понимаешь, как все это было мелко и незначительно. Этакая синергия с прочими магическими навыками. Те же целебные зелья можно сделать как общеукрепляющими, что я и делал раньше, так и узкопрофильными. Возня с собственным организмом, его изучение дают о себе знать. Решил создать как «боевые наборы» так и полноценную аптечку. В число первых вошли зелья общеукрепляющие для первой помощи, так и разного рода «стимуляторы» повышающие скорость восстановления как физических, так и магических сил. Ну а в аптечку помимо средств усиливающих регенерацию вошли так же зелье ускоряющее кроветворение в костном мозге при обширной кровопотере для лечения анемии, зелье для ускоренного сращивания костей, общее противоядие и средство стимулирующее работу печени по переработке токсинов, мазь от ожогов и обморожений, обезболивающие общее и местное. В общем, полный набор.

Казалось бы, зачем магу-целителю вся эта химия? Ну, во-первых, маг-целитель может элементарно сам оказаться тяжело раненым. Когда паук вывел меня из строя немалую роль сыграла помощь оказанная Лидией, в том числе и применение зелий. Так что изготовив очередное зелье для аптечки я разъяснял ей для чего оно, писал на бумажке его назначение и приматывал нитками этот листок к флакону. Ну и во-вторых, алхимия и магия не исключают друг друга, а дополняют друг друга.

Очень бы хотелось, чтобы все эти зелья повисли на нас «мертвым грузом» и никогда бы не пригодились. Очень бы хотелось. Но наш образ жизни связан с определенным риском, да и не исключено, что пока мы будем вредить здоровью дракона, он вполне может повредить и наше. «Нас, наше…»

Так, с алхимией закончили, пора перейти к следующему шагу. Занесли домой всю эту звенящую стеклотару. Надо будет озаботится специальной сумкой с кармашками и мягкими вставками, что и не звенело и не билось ничего. После чего потопали в кузню-магазинчик Адрианы Авениччи. Как она гордится, что ее отец — советник ярла! И ладно бы просто гордилась самим фактом, так нет, ее послушать — так именно она рулит всей внешней и внутренней политикой Владения. И в принципе готова уже усесться на ярлов трон, потеснив старину Балгруфа, да вот только в кузнице столько дел… Ой, как-будто с таксистом пообщался…

Но свое дело она знала и закрывала потребности города в металле. И речь не об одном только оружии или доспехах. Их она также изготавливала, но редко и под заказ, уж больно хлопотное это занятие. А вот разного рода инструменты, гвозди, скобы, подковы, дверные петли… Починка и заточка. Все это занимало большую часть времени. Из-за этого она и держала при кузне магазинчик профильных и сопутствующих товаров. За прилавком расположился Ульфберт. «Странная пара» — в очередной раз удивился я. Жена в кузне молотом машет, а муж за прилавком в магазине. Впрочем, мы с Лидией тоже хороши. Она в доспехах меня прикрывает, мечом машет, а я из-за ее спины магичу.

В магазине я поинтересовался обновкой доспехов для своего хускарла. Причем, чтобы принципиально лучше, а не такой же, но с гравировкой и «перламутровыми пуговицами» или еще каким декором. Нашлось подходящее, полный комплект двемерских доспехов. Время от времени искателям приключений удается залезть в их руины, а кое-кому еще и выбраться обратно. И хоть они ощутимо крепче стальных, спрос на них не велик.

Все-таки, основной покупатель оружия и брони это разного рода воинские формирования. Будь то солдаты, стражники или наемники, все они любят единообразие и стандартизацию, общую форму одежды. Так и в бою проще узнать своих, да и появляется чувство общности — «Мы!», а не так, что каждый сам по себе и соответственно, за себя. А с этим типом доспехов серийного выпуска не получится из-за того, что неизвестен секрет сплава из которого он сделан. Поэтому и продаются лишь единичные экземпляры добытые «сталкерами».

И начался базарный день. Ульфберт напирал на уникальную прочность и защищенность, а я на проблематичность починки. Он хвалился привлекательным внешним видом доспехов, было видно как у Лидии загорелись глаза, но в то же время я напирал на то, что этот блеск демаскирует и заранее предупреждает врагов о нашем приближении. Оба распалились до такой степени, что Ульфберт призывая девятерых в свидетели напялил на голову шлем и просил вдарить посильнее, чтобы продемонстрировать как он хорошо защищает. Тут уже я и сдался и согласился с той ценой до которой мы доторговались.

Хорошо, что торговались сразу за весь комплект, а не за каждый предмет по отдельности. Определенно этот «Разъяренный медведь» на своем месте, тут, за прилавком. В качестве бонуса вытребовал себе с десяток килограмм мелкого железного лома, что намеревался переплавить в картечь.

С обновками отправились к Фаренгару. В Драконьем пределе все по-прежнему, разве что внутренние деревянные конструкции обработаны противопожарным составом. Оно и правильно, пожарная служба и МЧС одобряет. Поздоровавшись с придворным магом, поинтересовался у него, где можно достать стол для зачарования, «Пентаграмму душ». Да и «Набор юного алхимика» не помешал бы. А то я все хожу и пользуюсь чужой добротой, вместо того, чтобы иметь все свое и у себя дома. Благо есть где поставить.

Оказалось, что алхимический набор, столик и набор посуды, можно заказать через любого торговца. Производство высококачественно стекла в Скайриме особо не развито и такие вещи везут из Солитьюда, куда они попадают на кораблях из Сиродила. А вот с «Пентаграммой душ» одновременно и проще и сложнее. Проще в том смысле, что изготавливают их в Коллегии магов, в Винтерхолде, а сложность в том, что кому попало их не продадут. Незачем колдунам и разбойникам иметь зачарованное снаряжение. Они и так, в итоге, его получают, если очень надо, но хоть не в таких количествах, как бы им хотелось. Сделать заказ я могу через него, но он все равно пойдет к Провентусу, так что лучше мне самому обратится к нему напрямую. Да и принадлежности для алхимии можно так же заказать через него.

Поблагодарив за дельный совет и полезные сведения я приступил к зачарованию Лидкиных обновок. Мудрить не стал и зачаровал нагрудник на восстановление здоровья, а обувь на грузоподъемность. Все же этот комплект тянул килограмм на тридцать. И это без учета щита.

После некоторых поисков и блужданий по дворцу нашел, таки, гражданина Авенничи и озадачил его новым заказом. По каким-то своим бумагам он уточнил стоимость обоих «средств производства», и я накинул еще немного сверху «за беспокойство». Хотя мне, как тану он и так обязан был помочь, работа у него такая. Зато теперь я был уверен, что он не «забудет» и мне не придется раз за разом ходить и напоминать. Эти … деятели одинаковы во всех мирах.

Так забегались, что пропустили обед. Плотно перекусив тут же, в Драконьем пределе, отправились домой. Завтра с утра, чтобы не терять время, надо будет пораньше выехать, поэтому за вечер необходимо все собрать и подготовить.

* * *
Как обычно устроился на втором этаже, где собирал аптечку аккуратно упаковывая каждый флакон, чтобы они не стукались друг о друга. Как ради их сохранности, так и для избежания не нужного шума. Лидия на первом этаже занималась своими новыми латами. Необходимо было пропитать поддоспешник огнеупорным зельем, а так же настроить под себя все эти ремешки да крепления. И, само собой, отполировать его до зеркального блеска. Если предыдущие, стальные, сияли как серебро, то эти, двемерские, грозили сиять как золото, хотя сам сплав более всего напоминал латунь.

Насколько я помнил, в прошлом, оружие изготовленное из разновидностей бронзы было лучше железного, тверже и не ржавело. И только когда научились делать качественную сталь бронза начала постепенно сдавать позиции. Но тут сталь достаточно качественная, так что это что-то другое.

Эх, флакончики-бутылочки. Их мало просто упаковать завернув в несколько слоев кожи, надо чтобы было сразу видно где какой и можно было было быстро достать. Потеря времени на поиск необходимого лекарства может очень дорого стоить.

Увлекшись, я не сразу обратил внимание на тишину установившуюся внизу. Нет ни какого шума, позвякивания металла, ничего. Странно. Отложив все в сторону я тихонько выглянул в лестничный проём. В одном углу лежал и сох пропитанный огнеупорным составом поддоспешник, в другом был сложен стальной комплект. На полу, посреди комнаты были разложены золотистые элементы двемерского доспеха среди которых на стуле, сгорбившись сидела Лидия прижав ладони к лицу и тихонько вздрагивала.

Впервые я видел ее такой. Одетая в местный аналог нижнего белья, что-то среднее между пижамой и спортивным костюмом из простой, светлой льняной ткани. На босых ногах тапочки. По плечам рассыпались волосы. Довольно длинные… а так и не скажешь… За шлемом то и не разглядишь. В этот момент она выглядела так беззащитно и так по-домашнему, что у меня от внезапно нахлынувшей нежности сжалось сердце.

— Что случилось, что с тобой? — я быстро сбежал по лестнице и подбежал к ней.

Медленно опустив руки она посмотрела на меня мокрыми глазами, затем вскочив обхватила руками и крепко прижав к себе разрыдалась.

Я был совершенно дезориентирован, растерян и сбит с толку. Лидия, «мой меч и мой щит», леди-терминатор. Под всем этим железом внезапно обнаружилась хрупкая и ранимая женщина, что сейчас рыдала на моем плече. Совершенно автоматически я гладил ее приговаривая всякие глупости вроде «Все будет хорошо», «не плачь…»

— Я боюсь… — прошептала она.

— Ты? — я не поверил своим ушам. — Ты столько раз решительно бросалась вперед на скелетов, драугров, здоровенного снежного тролля! Даже саблезуба не испугалась, хотя положение было так себе. А тут всего лишь дракон.

— Ты не понимаешь… Не смерти я боюсь. Желай я себе долгой жизни я бы так и осталась в страже, понимаешь? Каждое утро вставала бы, одевала броню и шла на пост или в патруль. И для меня всем миром были бы улицы Вайтрана, дом, казарма да кабак. И так изо дня в день, из года в год. Да, это нормально. Да, все так и живут. Но для меня все это было как клетка из которой я не могла вырваться. И тут появился ты. Ты ворвался в Драконий предел как струя свежего воздуха. Убедил Айрилет пустить тебя к ярлу, что, кстати, не так уж и просто. Это, все же дворец, а не трактир. К ярлу ты пришел не с жалобой, как прочие, и не с просьбой чего-то для себя, а в поисках защиты для Ривервуда. Попутно оказалось, что ты выжил при нападении дракона на Хелген, быстро нашел общий язык с Придворным Чародеем и достал по его просьбе какой-то там Камень. Он с пол года не мог найти того, кто бы взялся бы за это задание, а ты и взялся и смог. И это было не так-то и просто! Я слышала как Айрилет (уж не знаю откуда она узнала) рассказывала своей подруге про разбойников, драгуров, гигантского паука… Знал бы ты, какие интриги плелись в Драконьем пределе… но ты прошел сквозь них, как меч сквозь паутину. И когда дракон напал на Западную дозорную башню ты, как и сейчас, не задумываясь бросился в бой. И победил. Я сама вызвалась быть твоим хускарлом и не пожалела! Эти два месяца были насыщены Событиями едва ли не более, чем вся моя прежняя жизнь! Ты оказался еще более особенным, чем я могла подумать. Гость из иного мира, исполнитель замысла бога. Ты пройдешь через всё и достигнешь великой цели, а вот я… со мной всякое может случится. И вовсе не факт, что я переживу предстоящую битву с драконом. Нет! Я ни о чем не жалею! Погибнуть в бою, а тем более с таким противником — это честь и даже удача. Всякий норд мечтает оказаться в Совнгарде, царстве Шора. Я боюсь лишь того, что окончив свой путь на Нирне я так и не узнаю тебя. В полной мере.

Что я тут мог ответить? Что сказать? Слова были не нужны, так же как и свет. А вот зелье выносливости пригодилось через пару часов. Вот и отдохнули перед дорогой…

Глава 13

Утром выехали несколько позже, чем я планировал. Впереди сияющая, как золотой септим, Лидия в новеньких доспехах на своей Звездочке, следом, отчаянно зевающий я, на Росинанте, а в хвосте груженый поклажей Ветерок.

Осеннее солнце сияло сегодня по-особенному ярко, синь неба казалась невыносимо глубокой, воздух был прозрачен и чист как горный хрусталь, а прохладный ветерок охлаждал порозовевшие щеки. Как же мы просто устроены, люди…

Впрочем, жизнь человека и состоит из таких вот простых радостей, а порой и бед. Что у нас с Лидией, что вон у тех крестьян. И нет в этом отношении между нами особой разницы. Просто кто-то плывет по спокойным водам, а кого-то водоворот судьбы увлекает и затягивает в значимые для всего мира события. И тут и приходится грести изо всех сил, чтобы не захлебнуться и выплыть.

Дорога на Высокий Хротгар знакома и не преподнесла особых сюрпризов. Разве что на третий день на нас выскочили четыре волка. На что они рассчитывали? Не иначе как с голодухи. Впрочем, если бы им удалось хорошенько порвать одну из лошадей, то нам бы пришлось ее оставить. Но не в этот раз.

Лидия умоляюще посмотрела на меня и я не стал ей отказывать в маленьком капризе. Надо же опробовать новый доспех в бою? Сам остался в седле приглядывать, чтобы никто из волков не сунулся к лошадям. Вышло всё даже как-то «не спортивно». Зубы и когти без толку скользили по золотистому сплаву, а зачарованный меч редко требовал второго удара по одной цели. Один подранок попытался сбежать, но телекинетический бросок подобранного на дороге камня оборвал его неровный бег. Скучно.

В лесу у Айварстеда опять напоролись на медведей. В этот раз на пару. Одного я остановил ударом молнии и нашпиговал сосульками, а второго отдал Лидии на растерзание. В этот раз схватка была примерно на равных. В этом бою она решила отработать использование щита и раз за разом принимала на него удары когтистых лап. А если медведь бросался на нее всей тушей, то отводила удар в одну сторону, а сама отклонялась в противоположную. Отработав по нескольку раз каждый прием начала наносить удары из-за щита. Медведь ярился, ревел, удары когтистых лап становились все увесистее, и порой отбрасывали Лидию немного назад. Но она не теряла собранности и не выпускала щит из рук. В итоге истекающий кровью косолапый начал закономерно слабеть. Уловив момент, она проскользнула мимо лап и вонзила пылающий меч прямо ему в грудь.

Далее, до самого Айварстеда проехали без происшествий, но тем не менее, довольная Лидия бдительно поглядывала по сторонам.

В таверне «Вайлмир» плотно перекусили и послушали местные сплетни. За последние дни тут останавливались, один за другим, двое нордов, утверждавших что они драконорожденные и направляются на Высокий Хротгар. Обратно они пока еще не возвращались. Еще Климмек притащил из леса у подножья горы шкуру саблезуба, и сразу преподнёс ее в подарок Фастрид. Выспаться особо не вышло, тем не менее, оставив лошадей утром выдвинулись наверх.

Дорога обошлась без происшествий, разве что ощутимо похолодало и прибавилось снега. Тем не менее, теплые накидки вполне спасали от порывов пронизывающего ветра, а «чудо сковородка» на привалах снабжала нас теплом и горячей пищей.

* * *
На Высоком Хротгаре было как всегда темно и зябко. Как они тут живут?! Лишь редкие жаровни давали немного тепла и света. В холле нас встретил Арнгейр. Живет он тут что ли? Или как-то заранее узнал?

— Ну как? Удалось ли добыть Рог? — перешел он сразу к делу.

— Удалось, мастер, удалось. Вот, получите и распишитесь! — с этими словами я достал из рюкзака и вручил старику Рог.

— Чудно, чудно! Значит преодолеть ловушки и опускающиеся двери не составило особого труда?

— Мастер, скажите, а когда вы сами там были последний раз?

— Хммм… Сам я там небыл, но примерно восемьсот тридцать лет назад туда за Рогом ходил Талос Атморский. А вскоре после этого один из учеников вернул Рог на место. А что?

— Ну тогда понятно. Хоть все это было и не так давно, но за это время над входом в Устенгрев насыпали курган, рядом с которым нам повстречались пара десятков некромантов с разбойниками. Ну а в самом Устенгреве скелетам да драуграм что-то не спалось, вот они и вышли нас встретить. В общем, все эти ловушки по пути к могиле Юргена Призывателя Ветра были самой малостью из того, с чем довелось столкнуться.

— Ну, так или иначе испытание пройдено! Сейчас мастер Вульфгар поделится с тобой третьим словом из Крика «Безжалостная сила» — слово «ДА», что означает «толкать».

Подошедший Седобородый протянул в мою сторону фрагмент своей души, что некой силой во мне был оторван и поглощен. Вместе с ним мне пришло понимание слова «ДА», в полной мере. Ведь даже в русском языке слово «толкнуть» используется в разных смыслах. Толкнуть рукой кого-то, толкать застрявшую машину, толкнуть речь, подтолкнуть к чему-то. Так и драконье «ДА» — это вектор. Сдвинуть неподвижное в нужном направлении.

Полную фразу — «ФУС РО ДА» можно грубо перевести как: «Сила, что лишает равновесия и толкает в сторону». Можно предположить, что в результате будет не просто ронять противника на землю, но и еще отбрасывать назад. Надо пробовать, но звучит «вкусно», особенно как средство избежать ближнего боя. Вот он замахнулся на меня дубиной, а я как послал его, а он как полетел… А на расстоянии можно и фаерболами закидать и сосульками, да и молнией приласкать. Выбор есть. Хорошо.

— А теперь, встань между нами, — произнес Арнгейр, и мы поприветствуем тебя в полный Голос, как Довакина! Не многие смогут выдержать такое, но ты — сможешь!

— Секундочку… Лидия, выйди на улицу, пожалуйста и отойди метров на пятьдесят. На всякий случай.

— Хорошо, мой тан. Как скажешь.

— Тааак… я готов.

— Лингра кросис саран Струнду'уль, вот нид балан клов пран нау.[3] — произнели в унисон четверо Седобородых и от их Голоса задрожала земля.

— Наль ту'уму, му офан ний ну, Довакин, наль сулейк до Кан, наль сулейк до Шор, арк наль сулейк до Атморасевут.[4] — продолжили они.

— Мейз ну Исмир, Довасебром. Даман дар рок.[5] — завершили они финальным аккордом.

— Вся сила Седобородых обрушилась на тебя, но не сгубила, — торжественно произнес Арнгейр, — Теперь Высокий Хротгар открыт для тебя.

— И что это значит?

— Теперь ты тут желанный гость и будь на то твое желание мы будем учить тебя Пути Голоса.

— Вот так же, новые слова?

— Нет. Не так же. Поделившись с тобой значением слов «РО», «ВУЛЬД» и «ДА» каждый из нас безвозвратно отдал тебе часть себя, своей души, то знание и понимание, что обретал по нескольку лет. Согласись, что добровольно «скормить» тебе свою душу, давая попутно пояснения — будет чрезмерной жертвой.

— Эээ… И в самом деле. Тогда как вы можете меня чему-то обучить?

— Точно так же, как постигали сами, путем медитации, размышления и совершенствования духа и тела.

— Хм… звучит не быстро.

— Ну, ты же довакин, у тебя талант. Если обычный человек, вроде нас, способен постичь один крик за три — пять лет, то у тебя это вряд ли займет больше года!

— Все равно это слишком долго. К тому времени как я тут чему-то обучусь, драконы превратят Скайрим в пепел.

— А быть может так оно и должно быть? — предположил Арнгейр. — Может в этом и состоит воля богов?

— Ни один бог напрямую мне не сказал в чем его воля и по этому я вправе действовать так, как считаю нужным. И мне не нравится, когда летающее чудовище обращает города в пепел!

— Хорошо. Делай как знаешь. В своих путешествиях ты, вероятно, уже натыкался на старые стены с надписями на драконьем языке?

— Да, доводилось.

— Что ж… читай, размышляй над прочитанным, может со временем тебе что-нибудь и откроется… В любом случае, на Высоком Хротгаре ты всегда желанный гость. И если тебе однажды надоест вся эта мирская суета мы с радостью примем тебя здесь.

— Спасибо, мастер Арнгейр и вы, мастера! Думаю, мы еще не раз встретимся, но сейчас нам пора бежать! Время поджимает.

— Успехов тебе, Довакин! Да благословит тебя Кин!

* * *
Задерживаться на Выском Хротгаре мы не стали и сразу отправились вниз. Будет скверно, если Дельфина окажется права и кто-то воскресит еще одного дракона, а мы пропустим это событие и не предотвратим появление на просторах Скайрима еще одного монстра.

К тому же, важно узнать кто или что возвращает драконов к жизни и предотвратить саму причину. Опять же Дельфина явно что-то знает и сможет помочь в этом деле.

Спуск так же прошел без задержек. По сравнению с теплой осенью Айварстеда, снег и стужа Высокого Хротгара казались особо невыносимыми. И зачем они туда забрались?! Крайне не комфортное для людей место.

Переночевав в таверне, отправились через лес обратно на север, а далее взяли чуть восточнее и вышли к долине Аальто, по западной границе которой двинулись на север. Странное и необычное место, не похожее ни на что, что я уже видел. Судя по всему, под этой долиной расположен спящий вулкан. В воздухе висит туман, а из под земли, то там, то тут, вырываются струи пара и горячей воды.

Совершенно иной климат и даже экосистема. То тут, то там я видел стелющийся по земле виноград с гроздьями мелких ягод. Видимо именно из них делают местное вино. Странные растения со скрюченными ветвями. Крайне необычно! Образцы всей новой флоры, что мне попадались я складывал к себе в рюкзак вместе с пометками и набросками внешнего вида растений. Мало ли, может на алхимическом столе из этого что интересное получится?

Наконец добрался до металлолома, что не глядя загрузил на Ветерка среди прочей поклажи. Поднимал железки телекинезом, загонял в сферу, плавил и сжимал в шарик, после чего охлаждал. Картечь получилась разнокалиберная, весом в 200–300 грамм, 38 штук. Поскольку мне ее предстояло таскать с собой, то делать больше не имело смысла.

Дорога, по которой мы ехали вела прямо к Виндхельму, вотчине Ульфрика Буревестника, что «гордо реет над волнами…» Нам туда, пока не нужно, да и не особо хотелось, откровенно говоря. По этому, не доезжая свернули на восток, к Роще Кин.

* * *
Это оказалась как буквальная роща (смотрю, поклонники Кинарет питают слабость к деревьям) так и небольшой населенный пункт с трактиром и шахтой. Собственно, этим местные и жили. Принимали паломников и добывали руду.

Оставив лошадей на конюшне, заселились в гостиницу. Перекусив и немного расслабившись разговорились с Иддрой, хозяйкой гостиницы. От нее и узнали, что действительно, в Роще есть древний курган и с неделю назад им интересовалась одна женщина. В таверне она не останавливалась, но иногда заходит за продуктами.

Вероятно, Дельфина заняла пост неподалеку от кургана и сторожит. Ждать событий тут, в таверне, бесполезно. Легко все пропустить. По этому сняв номер оставили там все лишние вещи, и взяв с собой оружие, зелья и еду на три дня отправились к кургану.

Найти его было не сложно. На большей поляне посреди рощи высился холм. Не сильно большой, но выделяющийся своей аккуратной формой. Было странно, что за минувшие тысячи лет холм и поляна не заросли деревьями. Может вырубил кто-то? Или, что более вероятно, какой-то «магический фон» не дает тут расти чему-то живому? Вон, на вершине холма даже травы нет.

Неподалеку от нас, из-за камней показалась Дельфина, и махнув нам рукой снова скрылась за ними. Неплохо она там устроилась маленький лагерь с палаткой, что была прикрыта ветвями и издалека напоминала просто небольшой куст. Дельфина, увидев маскировочную сеть поверх доспехов Лидии одобрительно кивнула, а когда мы на своей «чудо-сковороде» без огня и дыма разогрели ужин, то, судя по ее лицу, заслужили дополнительные очки в ее глазах.

Сидя в засаде разговаривать особо не принято. Да и не хотелось болтать рядом не пойми с кем. Ночью один спал, а двое дежурили. Потом менялись. Ждать настолько долго, чтобы поставить под сомнение гипотезу Дельфины не пришлось. На третий день, ближе к вечеру, прилетел ОН.

Он — огромный черный дракон с парой рогов на голове, весь в каких-то шипах и наростах производящий впечатление безудержной агрессии и мощи. Мерно взмахивая крыльями он завис над курганом и начал Говорить.

— Салокнир! Зил гро дова улсе! Слен тид во!

Каждое слово было СЛОВОМ от которого дрожала даже не земля, а сама реальность. Впрочем, дрожала и земля. Курган как-будто взорвался и из комьев почвы показался скелет дракона, что силился и выбраться наружу. Яркое сияние охватило его и внезапно, древние кости начали обрастать плотью. Хрящи, суставы, мышечные волокна, кровеносные сосуды. Менее чем за минуту скелет превратился в полноценного живого дракона, что поднял голову и обратился к парящему в небе собрату:

— Алдуин, тури! Боан тид вокрийха сулейксейун крузик?

— Ге, Салокнир, кали мир. — ответил тот и, внезапно повернул голову в сторону нашей засады и обратился, судя по всему уже к нам. — Фуль лосеи Довакин? Зу'у корав нид нол дов до хи. — тут он сделал паузу, вероятно ожидая какой-то реакции или ответа на свой вопрос. И не дождавшись продолжил уже на понятном нам языке, — Ты даже не знаешь нашего языка, не так ли? Как это высокомерно, решить взять себе имя Дова. — после чего повернулся к воскрешенному дракону и сказал уже ему, — Салокнир, крий дар йорре. — после чего улетел.

Значение последней фразы было понятно без перевода. Отсиживаться за камнями было бессмысленно и мы выскочили на поляну доставая оружие. У Дельфины, кстати, оказался узкий и слегка изогнутый меч с односторонней заточкой, здорово напоминающий катану. В кожаных доспехах, наподобие моих, она, несмотря на возраст, двигалась очень ловко, и мне в голову даже пришла мысль, что она может оказаться полезной.

Дракон взмыл в воздух и начал наворачивать круги над поляной примеряясь для атаки по нам. Вот он раскрыл пасть и ринулся вниз. Я моментально прикрылся оберегом, Лидия — щитом, а Дельфина отскочила в сторону. Что это?! Вместо струи пламени из его пасти хлынул… более всего это напоминало жидкий азот. Мой оберег отклонил брызги ледяной жидкости, а вот щит Лидии покрылся ледяной коркой, а ее доспехи, кое-где инеем. Скверно. Мы все же, как-то больше рассчитывали на огонь, а тут такая неожиданность.

Что ж… тогда сами добавим огня. Маяк, призыв, портал, метки. Огненный атронах вышел из портала и стразу же запустил в парящего наверху дракона огненный шар. Попадание. Взрывом дракона отбросило в сторону и хорошо опалило чешую. С диким ревом он бросился вниз на нового противника. Прямо «песнь льда и пламени»! Вот только музыка на любителя и слова матерные.

Дракон завис над атронахом поливая его жидким азотом, а тот в ответ запустил в него пару небольших огненных шаров. Долго он так не продержится, пора мне вступать в дело. Достав мешок с картечью я высыпал ее на землю и подхватив телекинезом, один за другим начал метать железные шары в дракона.

Наверно, неудачное слово «метать». Все таки скорость была довольно приличная. Больше похоже на обстрел из маленькой пушки. Целился я в крылья и картечь меня не подвела. Каждое попадание в крыло оставляло здоровую дыру в перепонке и после полутра десятков попаданий он уже не мог держаться в воздухе и рухнул прямо на атронаха.

Тот и так доживал свои последние секунды, а после того как на него с неба свалился дракон окончательно потерял стабильность и взорвался. Обожженный дракон, с рваными крыльями повернул голову, и найдя меня взглядом направился ко мне. Метнув еще три-четыре снаряда я понял, что пуст. Как ни крути, а дело довольно энергозатратное.

В ближнем бою мне с ним лучше пока не сходиться. «ВУЛЬД!» И я рывком перемещаюсь подальше от него, одновременно вливая в себя флакон с тоником для восстановления магических сил, а за ним сразу второй.

Между мной и драконом встала Лидия. Прикрылась щитом от очередной ледяной струи и всей своей позой дала понять дракону, что «Ты не пройдешь!», и что с места она не сдвинется. Подобравшись поближе дракон пытался ухватить ее пастью, но каждый раз получал по морде щитом. Более того, несколько раз Лидии удалось зацепить его своим огненным мечом, отчего голова дракона украсилась довольно глубокими зарубками.

В этот момент Дельфина, державшаяся в стороне, проскользнула под крылом ящера и хитрым движением, даже не сколько рубанула, сколько резанула с оттягом под коленом задней лапы. Судя по всему, она перерезала ему сухожилие, поскольку лапа моментально подкосилась и дракона здорово перекосило на одну сторону. Теперь он, определенно, не только летать, но и бегать не будет.

В гневе, ревя от боли он повернулся к ней, и тем самым отвернулся от меня, дав возможность безбоязненно подскочить поближе. Мои силы восстановились и не теряя времени я ударил по нему своей «вундервафлей», «Плазменным резаком». Пополам я его не разрезал, как надеялся, но крыло оттяпал.

Потеряв вторую точку опоры дракон рухнул в грязь. Елозя по земле он развернул голову ко мне, намереваясь устроить мне холодный душ, но… Лидия, отбросив в сторону щит, ухватилась за рукоять меча обеими руками, и подняв его над головой, рубанула пылающим лезвием дракона прямо по шее.

Во все стороны брызнула алая, как у людей кровь. Второй, третий остервенелый удар мечом… и все было кончено. Из обрубка шеи на землю толчками выливалась кровь, а рядом с отрубленной головой на землю рухнула уставшая Лидия в покрытых инеем доспехах.


Началось. Опять. Неяркое сияние окутало тело дракона. Подобное пламени костра оно колыхалось и с каждой секундой разгоралось все ярче. Вдруг, как под порывами сильного ветра оно устремилось ко мне, разрываемое на части невидимой силой и исчезало в моей груди, как в водовороте.

Снова видения. Обрывки памяти. Образы. Далекое прошлое. Упоение властью над двуногими. Храмы посвященные драконам. Драконьи культы. Жертвы. Много жертв! Кровь, заливающая площадку. Испуганный, трепещущий двуногий скот! Жалкие смертные!

Внезапно, перед моими глазами встала стена, что я видел в кургане «Погребальный огонь» у Айварстеда. «… sivaas aar do КИН. Aal rek siiv…» Это же имя Кинарет! Кин! Вместе с пониманием слова пришло понимание того, что произнося ее имя как Слово, как Крик, можно обратится к ее Силе, что она вложила в этот мир. Мать всего живого, чьему голосу послушно всякое существо. Надо будет проверить, но, как кажется, дикие звери нам уже не страшны.


Неподалеку, опустив к земле меч стояла Дельфина. Ее лицо выражало сложную смесь чувств. Там было и торжество от победы над грозным врагом, неверие переходящее в надежду и совершенно искреннюю радость.

— Ты… ты и в самом деле Довакин! Спрашивай, я все тебе расскажу!


Конец второй части.

Часть 3

Глава 1

Роща Кин.
— Ты… ты и в самом деле Довакин! Спрашивай, я все тебе расскажу! — произнесла потрясенная Дельфина.

— Это все, конечно, хорошо. И вопросы к тебе есть. Но давай сначала проверим все ли целы, соберем трофеи, убедимся, что нас никто не подслушивает. А то мало ли кто пришел на шум боя и подслушивает в кустах?

Дельфина кивнула. Выражение ее лица быстро сменилось с восторженного на озабоченное. Оглядевшись по сторонам она быстро и совершенно не слышно направилась с поляны в рощу.

Как и после битвы у Западной дозорной башни, плоть дракона начала быстро истлевать, мутной жижей стекая на землю и впитываясь в изрытую почву. Прах к праху. Обидно, наверно, тысячи лет лежать в могиле, потом воскреснуть, чтобы снова пасть в бою, но уже окончательной смертью. Впрочем, собаке — собачья смерть.

Неподалеку от дракона на земле сидела Лидия, и удивленно взирала на проходящие с телом дракона метаморфозы. Её волосы были взлохмачены и слиплись от пота. Рядом лежал снятый шлем.

— Ну, как тебе зрелище? — поинтересовался я.

— Поразительно! Сначала старые кости обросли плотью, а теперь обратно все стухло. Впрочем, второе мне понравилось даже больше, чем первое.

— Ой, думаю, нам все это еще успеет надоесть. Я смотрю второй раз и уже не так интересно, а что будет на десятый, двадцатый?

— Думаешь…

— Ну да. Неизвестно скольких своих собратьев уже успел воскресить тот черный дракон и сколько еще успеет. По-хорошему, валить надо в первую очередь его. Вот только где его найти?

— Никуда он от нас не денется! Как бы не прятался! — произнесла она и поморщилась.

— Как ты?

— Да ерунда…

Глянув магическим зрением, увидел несколько небольших участков обмороженной кожи. Прошелся по ним целительными плетениями.

— Так… Сейчас небольшой флакон целебного зелья. Потом еще вечером, в номере проверю как заживает.

— Проверь, тщательно проверь…

— Обязательно. Несколько раз…

После серии ухмылок и перемигиваний вспомнил, наконец, о трофеях. Как и в тот раз набрал чешуи и несколько костей. Что-то я им пока не нашел применения. Ладно, наверняка пригодятся. В крайний случай нарежу из них свистков и раздам на улице детям, пусть балуются.

— Уже подумала как будешь череп тащить?

— Здоровый, зараза… Пожалуй, до Виндхельма на волокуше, а там наймем повозку. Заодно можно будет чередовать поездку в седле и в телеге.

— Неплохая идея.

— Хотя, интереснее будет заполучить череп вон того, черного дракона. Он покрупнее и с рогами!

— Да, это будет знатный трофей! А ведь я его уже раньше видел…

— Где ты его видел? — спросила незаметно подошедшая Дельфина.

— В Хелгене, с год назад, помнишь? Тогда имперцы провернули операцию по захвату Братьев бури и меня заодно прихватили. Среди них был, кстати, сам Ульфрик. Всех нас выстроили перед плахой и начали было рубить головы, как прилетел этот вот дракон и начал крушить город. В случившейся суматохе мне удалось сбежать, как, впрочем и Ульфрику.

— Выходит дракон спас жизнь Ульфрику… Интересно… — произнесла Дельфина с задумчивым выражением лица.

— Думаешь это как-то связано?

— Если бы в тот день ему отрубили голову, то это положило бы конец восстанию, а так, гражданская война продолжает терзать Скайрим и тянуть соки из Империи, что крайне на руку Талмору.

— «Талмору»?

— Это такое политическое течение, идеология, партия на островах Саммерсет, родине альтмеров. Двести лет назад, после Кризиса Обливиона они пришли к власти и первым же делом объявили о выходе из состава Империи. Ну а чуть позже, по сути, стали строить свою империю, подмяв под себя сначала Валенвуд, а потом и Эльсвейр, назвав все это «Альдмерским Доминионом». Тридцать лет назад, как ты наверняка знаешь, Доминион направил посла к императору с ультиматумом включавшим в себя требование непомерной дани, территориальных уступок в Хаммерфелле, запрет поклонения Талосу, а так же роспуск Клинков. Пойти на это император не мог, да и не хотел. И началась Великая война продлившаяся около пяти лет. Под конец войны обе стороны понесли огромные потери и были крайне истощены. Продлись война еще немного и обе армии уничтожили бы друг друга. И некоторые считают, что так и нужно было поступить, биться до конца. Вот только в таком случае остался бы полностью опустошенный войной Сиродил с одной стороны, и совершенно не тронутый Альдмерский Доминион с другой. В этих обстоятельствах и был подписан мирный договор названный альтмерами «Конкордатом Белого Золота». Любят они такие словечки. Этот договор, на самом деле, не слишком-то и отличался от первоначального ультиматума. Все так же включал в себя запрет на поклонение Талосу и требование роспуска Клинков. Надо понимать, что мирный договор не обозначал «дружбы, мира и согласия» между Империей и Альтмерским Доминионом. Это просто передышка, время, когда обе стороны копят силы для новой войны. И вот в этих условиях сначала Ульфрик Буревестник начинает свое восстание в котором гибнут как те норды, что присоединились к нему, так и те, что сохранили верность Империи. Помимо того, что это восстание истощает силы Скайрима, то для его подавления Империи приходится перебрасывать сюда дополнительные войска, ослабляя границу с Домининоном. И вот когда Ульфрика поймали и ведут к плахе — прилетает дракон и спасает его. И мятеж продолжается далее, с прежней силой. Кому еще это может быть на руку?!

— Хм… предположение не лишено смысла. Учитывая, к тому же, что драконы нападают на людей, жгут дома. Тот дракон не только спас Ульфрика, но и уничтожил Хелген. Не просто деревушку, а крепость, военный объект. Да и предыдущий дракон разрушил дозорную башню, а не сарай. Так что это действительно напоминает войсковую операцию. Но что мы тут можем сделать, и, собственно, кто ты, Дельфина? Ты так и не представилась.

— Я… Одна из последних Клинков. Столетиями мы служили императору и Империи скрытно собирая информацию и проводя специальные операции, бесшумно и оставаясь не узнанными. Талмор только начал поднимать голову, как мы начали бить тревогу, но, к сожалению, небыли услышаны. Позднее, Талмор вычислил и уничтожил всех наших агентов на островах Саммерсет и в Валенвуде. Объявляя ультиматум Империи, посол Альдмерского Доминиона привез с собой повозку с более чем сотней голов наших агентов и тогда и потом при заключении Конкордата Белого Золота особо настаивал на роспуске нашего Ордена, видя в нём наибольшую угрозу для Талмора. Есть еще кое-что, о чем мало кто знает. Как организация, Клинки берут начало от Драконьей стражи с материка Акавир. Там они занимались преследованием и уничтожением драконов в погоне за которыми прибыли на Тамриэль. Вторжение такой армии вызвало определенные… э… недоразумения. Преследуя своих врагов Драконья стража особенно не считалась с мнением «аборигенов». Все изменилось, когда они повстречали Ремана Сиродила, драконорожденного, будущего основателя Второй Империи. Они были потрясены. Драконорожденные — идеальные убийцы драконов. Сами по себе они, драконы, бессмертны и по этой причине лишены способности к размножению. С момента сотворения в Эру Рассвета, в силу своей природы, они стремились доминировать над прочими расами из-за чего в конечном счете большая их часть и была убита. Но теперь, как выяснилось, их можно вернуть к жизни, как ты сам видел, а это меняет расклад сил. Сегодня, отряд, потеряв десятки бойцов победил дракона, а завтра он снова вернулся к жизни. Какие тут шансы на победу? Драконорожденные, же, способны не просто убивать драконов, но и закончить эту войну окончательно. Поглощая их души вы убиваете их навсегда. Этого дракона, — она махнула рукой в сторону скелета, — уже не воскресить.

— Все это очень интересно и познавательно, Дельфина. Я обязательно поразмышляю об этом на досуге, но каковы наши дальнейшие шаги? Что мы можем сделать в этой ситуации?

— Как я уже говорила, велика вероятность, что за атакой драконов стоит Талмор. Даже если это вдруг не так, благодаря своей шпионской сети они, наверняка, собрали немало информации на сей счет. Необходимо проникнуть в их посольство, расположенное на северо-западе Скайрима, неподалеку от Солитьюда, и просмотреть их бумаги…

— Идея хорошая, но как ты себе это представляешь? Ударом ноги открыть дверь посольства и проорать — «Приготовить документы к проверке, твари остроухие!» Так, что ли?

— Не самый лучший план.

— Есть лучше?

— Мне надо будет отправиться в Солитьюд и задействовать свои связи и агентов. Я тут двадцать лет не одним только трактиром управляла, знаешь ли… Но все это потребует времени. Одна только дорога отсюда займет не менее двенадцати дней. Потом еще на месте… то, сё… В общем, через шесть недель приезжайте в город и останавливайтесь в гостинице «Смеющаяся крыса». Там мой человек найдет возможность передать вам записку с указанием места встречи. Надеюсь, к тому времени у меня будет готов план проникновения в Талморское посольство.

— Хм… звучит разумно. Договорились. Пойдемте к таверне, перекусим нормально и поспим на кроватях перед дорогой, для разнообразия. — сказал я и поднял телекинезом драконий череп.

* * *
На подходе к поселению оставили череп в кустах на опушке, а сами нашли местного охотника и прикупили у него пяток оленьих шкур, после чего вернулись назад и упаковали свой трофей. Слава это, конечно, приятно, но лишний ажиотаж в данный момент нам не нужен.

Да и вообще… Из-за того, что всем людям понравится невозможно, становясь публичной фигурой ты неизбежно приобретаешь как почитателей, так и ненавистников. Над твоей головой загорается огромная святящаяся стрелка указывающая твое положение, а на спине возникает издалека видимая мишень.

Нужна ли мне «уважуха» от вот тех шахтеров, что пьют за соседним столиком? Ради их похвалы мы с Лидией рискуем своими жизнями? Куда больше значит осознание того, что дракон, чей череп мы оставили в номере уже не натворит тех бед, что мог бы. И это понимание… понимание того, что то, что ты делаешь по-настоящему важно и приносит людям значительную, безусловную пользу… вот это ценно!

Ох уж этот мёд… как же сильно бьет в голову. Вот я «грузанулся», а? Меньше рефлексии, довакин, а больше дела. Пока окончательно не уплыл в мутные дали, надо привести себя в порядок, очистить кровь, чтобы в голове прояснилось. Тебе еще своего хускарла обласкать надо. Вон, почувствовала что-то. Ишь, как глазки заблестели!

* * *
До Виндхельма добрались быстро, за один дневной переход. Ветерок у нас ходил без особой нагрузки, так что волокуша с драконьим черепом его не сильно напрягла. Чтобы не тащить с собой в город, трофей оставили на конюшне. Немного нарушив конспирацию подозвал конюха и продемонстрировав, что скрывается под шкурами предупредил, что если взятый в бою драконий череп пропадет, то мне придется довольствоваться его. Пусть он и не так хорош, но хоть какая-то компенсация.

Сам город со стороны представлял собой шедевр фортификации. С запада и севера его прикрывали неприступные скалы, а с востока и юга — река Белая. Кстати, та самая река, что протекает через Ривервуд, неподалеку от Вайтрана и далее, на север. Прямо перед нами мост, а справа виден большой порт принимающий корабли преимущественно с восточного направления.

Город безусловно очень хорош как крепость. Высокие стены, река, скалы защищающие подступы к нему. Но вот для жизни он был не слишком приспособлен. Уж больно тягостная атмосфера в нем царила. У драугров в склепе и то как-то повеселее и доброжелательнее! Город был разделен на нордов (тех самых, для которых Скайрим)и «понаехавшее эльфийское отродье», беженцев-данмеров на чью страну одновременно обрушились как серия стихийных бедствий на севере так и аргонианская оккупация с юга.

Знал я не так много, только то, что мне рассказала Дженасса, но этого было достаточно, чтобы понять, что это были отнюдь не «искатели лучшей жизни», а беженцы, спасающие свою жизнь. И они, определенно не заслуживали тех плевков и ругани, что обрушивали на них коренные жители города.

— Как печально… — произнесла Дельфина. — Эти люди убивают своих братьев, нордов, ради свободы поклонения Талосу, который в свое время построил Империю, чьей идеологией был мультикультурализм и равенство всех народов и рас перед Законом, а сами проповедуют оголтелый национализм в духе Талмора, провозгласившего альтмеров «высшей расой».

— Что-то у меня все больше и больше вопросов копится к Ульфрику [главарювсегоэтогобардака] Буревестнику… — мрачно произнес я.

— Это его Владение и его город… — произнесла Дельфина и пожала плечами. — Впрочем, я и сама не в восторге от того, что здесь наблюдаю.

— Я тоже как-то иначе себе представляла «Свободу и Независимость Скайрима», за которую сражаются эти люди. — с сомнением в голосе произнесла Лидия.

* * *
Переночевав, поспешно покинули город, разделившись. Дельфина направилась строго на запад, через Данстар и Морфал в Солитьюд, а мы на юго-запад в Вайтран, по той же дороге, что прибыли сюда. С той разницей, что в этот раз ехали вместе с нанятой повозкой, куда погрузили драконий череп и часть вещей.

Часть пути провели в седле, а часть, по очереди, сидя в повозке. Так, все же, комфортнее, да и лошадям отдых. Наконец смог продолжить изучение книг. С огненным атронахом более-менее освоился. Полезные создания, битва с драконом это подтвердила. Пора опробовать следующего, ледяного.

Пока извозчик на привале кормил лошадей, я, сверяясь с книгой, построил в уме знак призыва, напитал его энергией и пробил канал к Плану льда. В принципе, техника призыва особо не отличалась от призыва огненного атронаха, тот же самый «маяк» и лишь координаты точки пробоя были другими, поскольку она была расположена в ином мире, Плане льда.

Интересно, а если я сам шагну в портал? Я окажусь в том Плане? Не то, чтобы я хотел оказаться в Мире Огня или Холода… Тут важен сам принцип. Если сам перенос работает, то возможно ли как-то указать точку не в другом мире, а в нашем? Не то, чтобы я уж очень невзлюбил пейзажи Скайрима… но последние месяцы я большую часть времени провожу в седле. Это утомляет. Зачем мне дом, если я все равно ночую в тавернах?! И это ещё в лучшем случае!

Сам же ледяной атронах оказался антропоморфной фигурой высотой метра два с половиной. Непонятно как сцепленные вместе куски дымящегося льда, что проворачивались и смещались друг относительно друга. Более всего он напоминал какого-то робота-трансформера.

Магическими умениями он не обладал, зато был крайне силен и прочен. Достаточно было указать ему в качестве мишени дерево, толщиной в торс человека, как он расколошматил его в три удара, нисколько не пострадав сам. Если огненный атронах в нашем мире остывал, то ледяной напротив таял. Стоило его температуре подняться выше какого-то значения, как он просто оседал на землю горкой льда.


Обратная дорога пролегала по уже знакомому маршруту, а по ущелью в районе двух башен мы шли уже шестой раз. Прошло уже около месяца, а их так еще никто не занял. То ли я такой грозный, то ли «Работник ножа и топора» просто еще не в курсе, что место освободилось. Скорее второе.

Стук копыт, скрип колес. Вот уже и Вайтран маячит на горизонте. Привык я к этому городу. И пусть по местным меркам это мегаполис, столица Владения, для меня тихий, милый райцентр в глубинке. А тем нордам, что ворчат, мол «утром на рыночной площади не протолкнуться…», «да откуда вас столько набежало то», я рекомендую посетить московское метро в час пик.

Осень во всю вступала в свои права. Пожелтевшая листва потихоньку опадала на жухлую траву. Урожай собран, утихли работы в поле. Уже и темнеет раньше. Да… Глубоко вдохнул свежий воздух, чуть задержал дыхание… и выдохнул. Однако, экология. Ни выхлопов машин, ни дыма труб, даже целлофановых пакетов вдоль обочин не валяется, ни пустых бутылок.

Мне вообще кажется, что мусор — он от роскоши и изобилия. К примеру, как я уже упоминал, стекло для алхимии в Скайриме не производится. Мутное оконное — да, большие, грубые винные бутылки и бутылки для мёда — тоже, а вот аккуратное, прозрачное — нет. Те же флаконы, по которым разливаю зелья стоят от пяти, до двадцати септимов, в зависимости от размера и выкидывать их после употребления — никому в голову не придет. Можно сполоснуть и использовать повторно или сдать в любую лавку алхимика.

Кузнец с удовольствием примет любое железо на вес. С ломом куда как проще работать, чем плавить руду. Дерево и прочий горючий мусор — пойдет в печь. Зимы холодные, а топить надо. Бумага сложна в производстве, книги, соответственно, дороги, поэтому заворачивать в бумагу пирожок, а потом выкинуть ее на землю — проще уж тогда сразу деньги разбрасывать.

Как обычно оставили лошадей на попечение Йервара и отправились к воротам. Упакованные в шкуры череп дракона прихватил телекинезом и он плыл за нами по воздуху на высоте полуметра.

— Ну как, занесем твой трофей к тебе домой, или сначала заскочим в Дом теплых ветров? — спросил я идущую рядом Лидию.

— А это разве не одно и то же? — тихо ответила она.

Первая эра. Виндхельм. Дворец. Исграмор.
Как бы он не крепился, но годы брали свое. Его мнение ценилось и он все еще носил титул Предвестника, но бремя управления уже несли другие. Он же, все чаще предавался воспоминаниям, особенно, когда стоял на крыше дворца и смотрел на север, где на горизонте виднелась могила его старшего сына Ингола. Этот курган был, фактически, первой постройкой на этой земле, после его возвращения во главе Пяти Сотен Соратников.


Магия Шора перенесла их из глубин Саартала в Йолкурфик, крупный портовый город на юге Атморы. По совпадению… (хотя, какие могут быть совпадения да случайности, когда в деле замешаны боги) в это время в городе проходил Совет Капитанов, на котором решалось будущее Возвращения.

Для многих необходимость переселения на другой материк была не столь однозначной. Да, жизнь на Атморе становилась все более и более трудной, но им ли привыкать? Здесь у них дома, города, дороги и деревни. Стоило ли бросать все силы на строительство больших кораблей, бросать практически все имущество ради того, чтобы начинать все заново на новом месте?

Появление Исграмора вызвало недоумение, да и легкое смятение у присутствующих на совете, как, собственно, и его внешний вид. Кровь на лице, кровь на доспехах. Да и само появление его тут, на Атморе, вызывало вопросы.

Рассказ Исграмора был долгим и обстоятельным. Начав с прибытия на Тамриэль, он рассказал о самой земле, ее обширности и богатстве. Об урожаях, что были собраны за каждый год, о приплоде скота и обширных пастбищах. И лишь после этого, о вероломстве фалмеров, что без объявления войны за одну ночь вырезали все население города, женщин и детей спящих в своих домах.

Последовавший за этим рассказом вопль боли и гнева, как говорили потом, был слышен едва ли не во всём городе. Умолчав о Сфере, Исгромор поведал и о словах Шора, а так же о том, как он, в один миг перенес их сюда, через Море призраков. Его попросили еще раз пересказать слова бога, под запись, и после обсуждений пришли к выводу, что, во-первых, он благословляет их Возвращение, одобряет и считает нужным, а во-вторых, им не просто необходимо отомстить тому племени, что напало на Саартал, но всему их роду, с которым им не ужиться на одной земле.


Глянув вниз, с крыши дворца он увидел как группа снежных эльфов под присмотром надсмотрщиков волокли тяжелый каменный блок для строительства внешней стены. Хорошее место для города. Скалы с одной стороны и река с другой. Пусть попробуют сунутся сюда, по единственному мосту, что связывает город с другим берегом.

Они крепко вцепятся в эту землю и не повторят прежних ошибок. Те эльфы, что брались за оружие — уничтожались без всякой пощады целыми селениями, а те, что сдавались без сопротивления — отправлялись на тяжелые работы. Их присутствие на этой земле усиливалось с каждым днем, а «снежные эльфы» таяли как снег по весне.

Не так давно до него дошли вести, что команда Йоррваскра обнаружила на центральной равнине монумент, высеченную из камня огромную птицу. Как удалось узнать у пленных, этот монумент был старше самой эльфийской расы и они боялись не то чтобы селиться рядом, а даже лишний раз появляться неподалеку. В насмешку над ними, Йик Речной и его команда заняла тот холм, переделав корабль в Пиршественный зал. И начала осваивать ту равнину.

Но с самого начала все пошло не так гладко. Мстить за гибель Саартала вызвались многие, но, поскольку готовых кораблей на данный момент было не так много, да и возможности верфей были не безграничны, из числа желающих было отобрано пять сотен лучших. Они небыли армией, в привычном смысле слова. Их скрепляла между собой не Присяга с Уставом, а единство целей и чувство товарищества. Друг друга они называли Соратниками, братьями и сестрами по оружию, и лишь Исграмор удостоился титула Предвестника, который, впрочем, не наделял его особыми правами.

Путь через Море призраков был очень не прост и обошелся им очень дорого. Сильнейший шторм разбросал их флот, и потеряв друг друга из виду, к намеченной цели они добирались порозень. И позднее, собравшись у Сломанного Мыса недосчитались одного корабля, Харакка, ведомого старшим сыном Исграммора, Инголом.

Развернув свой корабль обратно, он месяц провел в поисках, пока не обнаружил пропавший корабль и его команду павшую жертвой морских призраков. Так, еще не достигнув цели они уже понесли тяжелые потери. Построив курган Инголу и его команде они отправились к Саарталу.

Проклятые меры не оставили мысли добраться до Сферы и заняли руины Саартала, восстановив стену и оставив немалый гарнизон, помимо рабочих, что вели раскопки. Казалось бы, к чему такие предосторожности? Но чуть позже ситуация прояснилась, когда к их лагерю на берегу вышел их Саартальский маг, что пропал более трех лет назад. Взгляд его был несколько безумен, а шею украшало ожерелье из десятков остроконечных ушей.

Впрочем, увидев людей, а особенно, узнав Исграмора с Илгаром он со слезами бросился к ним. Через некоторое время, придя в себя он поведал свою историю. Как он обошел все эти земли в поисках знаний, попутно разведав города фалмеров, двемеров, побывав даже у айлейдов и кимеров. Везде он узнавал что-то новое и брал у всех самое лучшее. Вернувшись и застав Саартал в руинах он поклялся отомстить и начал свою войну. Один против целого народа. Выслеживал и уничтожал как одиночек, так и небольшие группы фалмеров, вынудив, их в итоге собраться всем вместе под защитой восстановленных стен Саартала.

С собой Азидал (как он попросил звать его теперь) принес целый мешок крупных черных кристаллов. В каждом томилась захваченная душа снежного эльфа. Он использовал эти камни, чтобы наложить могущественные чары на оружие десятков воинов, чьи секиры теперь пылали огнем и разрубали одним ударом самые крепкие доспехи. Азидал счел очень забавным тот факт, что плененные души фалмеров, будучи помещены в людское оружие будут убивать собственных соплеменников. Так же он попросил, насколько возможно, брать пленных и не добивать раненых врагов, а отдавать ему, для пополнения запаса душ.

При штурме он, обрушив с неба огонь, обратил в щебень большой участок стены, открыв дорогу атакующим, и в дальнейшем сражался вместе с ними плечом к плечу и исцеляя раненых после боя. Захваченные души фалмеров он поставил на службу Соратникам зачаровывая их оружие и доспехи, что переставали стеснять движения, становились невесомыми и были теперь в разы крепче чем прежде.

Он еще долго сопровождал их, пока каждый из Соратников не обзавелся зачарованным оружием и броней. Будучи и без того грозной силой, теперь они стали непобедимы. Десятикратно отомстив за каждого убитого в Саартале, Азидал счел свою клятву исполненной и отправился за новыми знаниями к жрецам Культа драконов. Вот ведь неугомонный…

Исграмор и его Пять сотен Соратников подобно огню, что поедает сухую траву, прошлись по землям Скайрима. А с севера, из Атморы, прибывали все новые и новые корабли.


Пошел снег и курган его сына, Ингола, было уже не разглядеть. Мысленно попрощавшись с ним он спустился вниз, в свои комнаты. Присел у очага и задумался.

Последние вести с Атморы были пугающими. За минувшие десятилетия похолодание превысило все мыслимые прогнозы. Топить печи приходилось уже не только зимой, но уже и летом! Если ЭТО можно назвать «летом». Страшно представить, что было бы, если они вот только сейчас начали пытаться переселится обратно на Тамриэль.

Без тех новшеств в кораблестроении, что он привнес. Без должной организации. Тех, немногих из беженцев, кто преодолел Море призраков, фалмеры вырезали бы тут, прямо на берегу, или обратили в своих рабов, подобно тому, как айлейды поработили племена недов в центральных регионах Тамриэля. Но теперь…

— Теперь эпоха владычества меров подошла к концу и наступила эра людей. — произнес голос за его спиной. — Все те фалмеры, что знали об Оке, Сфере, мертвы, а из людей о нем знаете только ты с сыном, а значит на данный момент оно в безопасности.

Глава 2

Вайтран.
Наверно впервые у меня выдалось несколько дней подряд, когда не нужно было куда-то спешить. Две — три недели свободного времени… Пожалуй, это можно назвать заслуженным отпуском. А что? Год как-раз отдовакинил, пора! Впрочем, отпуск не обозначает безделья. Не смогу я. Нет такой магии. Ну день-два выспаться, отлежаться. Больше не смогу.

На самом деле меня хватило только до обеда. Есть направились в «Гарцующую кобылу». Так, чтобы, собственно и перекусить, котел да сковороду зарядить да Люсию проведать.

Поздоровался с Хульдой, сходил на кухню пополнить заряд «бытовой техники», после чего уселся за столик к Лидии. Официантка приняла заказ, после чего к нам подсела Люсия. Как же быстро растут дети… Вру, конечно. Не так уж она и выросла за тот месяц, что мы ее не видели, но изменилась до неузнаваемости.

Отъелась! Определенно, отъелась! Уже не «бухенвальдский крепыш», а вполне округлая юная леди! Что на фигуру, что на лицо. Причем, с «леди» я не иронизировал. У бывшей нищенки, что выпрашивала подаяние, появилась явное, читаемое во всем, в осанке, жестах, голосе — чувство собственного достоинства. Дай я ей тогда просто денег, много денег, это была бы просто щедрая милостыня маленькой бродяжке. Теперь же, она может сказать о себе, что живет в гостинице, работает и зарабатывает себе на жизнь в таверне. Она своим трудом обеспечивает себя и контролирует свою жизнь.

Она выглядела так серьезно, да еще и со своим кинжалом на боку, что я даже в шутку предложил ей на полставки подрабатывать вышибалой в трактире. Глядя на нее, рефлекторно погладил рукоять своего нового кинжала, что взял трофеем в Устенгреве. Видно, что зачарован, но что там за эффект так и не разобрался. Ничего, в ближайшие дни займусь.

Рассказали ей, что завалили еще одного дракона. Нет, все-таки какой она еще ребенок! Удивление, страх, восторг! А уж когда подарил на память маленькую чешуйку, с монету размером, то такое неподдельное счастье!

От нее мы узнали, что в наше отсутствие в таверне останавливались «Братья бури», что, со слов детей, приятелей Люсии, несколько раз ходили в Драконий предел, а еще в Ветреном районе навещали Вигнара Серую гриву. Услышав это Лидия поморщилась. Также, дней через десять, город посетил имперский легат с сопровождающими его солдатами. Они так же останавливались в таверне и тоже посетили Драконий предел. Судя по всему, ярл Балгруф не скучает, а то я беспокоился…

Да… стоило подняться на ступень выше, так и видишь иное, и по-другому смотришь на происходящее. А ведь Люсия сама обратила внимание на этих гостей и сочла нужным рассказать мне. Да… есть чем гордится. В понимании политических интриг понемногу догоняю 10-ти летнего ребенка.

Балгруф младший тут, определенно, извивается ужом между молотом и наковальней. Если можно так выразится. И гости к нему ходят пока маленькими группками, а ведь могут и толпой завалиться. Большой, хорошо вооруженной толпой, с горящими факелами и осадными машинами.

А ведь раньше не обращал особого внимания. Ну спорят и ладно. Ну ругаются, ну лозунги толкают, «Скайрим для нордов!» и все такое… А ведь все это не просто разговоры и политические интриги. В Виндхельме, в таверне «Очаг и свеча», слышал как солдаты Ульфрика отмечали захват какого-то форта, что отбили у «проклятых имперцев».

Как известно, дела имеют свойство развиваться от плохого к худшему, так что в кустах тут не отсидеться. Вытащат и отправят на плаху. Был прецедент. Впрочем, за тот случай я на имперцев сейчас не в обиде. Да и обижаться сейчас особо не на кого. Дракон-то тот городок-крепость на ноль помножил. Только сейчас, после боя с двумя драконами начал понимать, насколько силен тот «Черныш».

Хелген — это вам не дозорная башня в поле с гарнизоном в четыре человека. Там ведь и народу сколько было, и воины и лучники и несколько магов… Какое-то оружие массового поражения, а не крокодил с крыльями. Не просто с ним будет… Честно говоря и не хочется особо. Ссыкотно. Ну, надеюсь в ближайшее время мне это не грозит, у меня другое на носу — проникновение в талморское посольство.

Что там от меня потребуется и что может грозить? Определенно, охранять посольство будут не рядовые бойцы, а едва ли не элита. Доспехи у них легкие и прочные, по своему шлему знаю. Также, альтмеры славятся своими магами. Не кабинетными исследователями, а боевыми, мать его, магами, что обучены в том числе и на противостояние своим коллегам.

Грустно все это. Но как вывод — насколько возможно избегать боя. В идеале зайти, взять что нужно и уйти. Ха… Помню, мы так с Дженассой рассчитывали Драконий камень добыть… Но вот незаметно спровоцировать разбойников у входа в храм на выяснение отношений удалось довольно неплохо… Хм… Надо будет узнать, в городе ли она? Понадобится ее консультация относительно скрытного проникновения. Да и с Фаренгаром «перетереть» на тему противостояния магам. У него книжек много, может что и посоветует. Заодно и Авениччи проведаю. Как там мой заказ?

Как-то и аппетит уже не тот. Немного поковырялся вилкой в тарелке и отложил ее в сторону. А с каким аппетитом ест Лидия! Оно и понятно, столько железа на себе таскать. Я сейчас… ммм… наверно тоже смог бы пусть и не столь массивный, но достаточно тяжелый доспех поносить. Как ни как, над своей физической формой я работаю. Другое дело, что пока не вижу в этом необходимости. Не так уж часто мне нужна такая защита. Шлем есть, чешую на куртку нашил, стрелу остановит. В ближний бой лезть не буду. Так что особо то и не надо.

Видя, что Лидия доела, поделился с ней своими соображениями. Ее лицо сразу стало серьезным.

— Не знаю, что там придумает Дельфина, но штурмовать посольство это, определенно, не удачная идея. Весь смысл этой охраны, ее предназначение — это сдерживать наступающую армию, пока сотрудники посольства уничтожают документы и уходят через тайный ход, а он там наверняка есть, и не один.

— Думаю, что Дельфина либо укажет на один из тайных ходов, либо каким-то образом организует официальный проход внутрь, но в любом случае действовать придется максимально тихо и быстро.

— Да… а это, все же, не вполне наш стиль. — признала Лидия. — Взрывы, пламя, звон мечей — это пожалуйста, а вот незаметно перемещаться по коридорам да комнатам — это, скорее, задача для Гильдии воров, ну или Темного братства.

— Мне кажется, стоит обратится за консультацией к тому, кто понимает в этом поболее, чем мы. — предложил я.

— К этой данмерке, Дженассе? — спросила она и нахмурилась. — Больше никто в голову не приходит. Стражников такому не учат. Воров в тюрьме поспрашивать? Так хорошие воры там и не сидят, а у плохих чему можно научится? Остаются наёмники. В отношении её навыков хоть что-то известно. Глупо будет обращаться к тем из наёмников, о ком не известно ничего, кроме их собственной похвальбы.

— Хорошая идея. Не знаю, в городе она или нет. Зайдем попозже в «Пьяного охотника». В любом случае, новые навыки ведения боя нам не помешают. Сейчас давай заглянем в Драконий предел.

* * *
Ну, у ярла дома все стабильно, все по-прежнему. Стража на постах, бездельники слоняются по главному залу, время от времени прихватывая со столов что-то из еды, и обсуждая, несомненно, важные вопросы. Стоило нам войти, как подошла Айрилет и попросила подойти к ярлу.

— О! Приветствую, тан, приветствую. Давненько мы вас тут не видели!

— Ну, не так чтобы уж очень долго. Месяц где-то.

— Как успехи? Как дела на Высоком Хротгаре? А то недели три назад опять был какой-то грохот с той стороны.

— На Высоком Хротгаре по-прежнему холодно и мрачно… То ли дело у вас, ярл, в Драконьем пределе! А шум был из-за того, что Седобородые официально объявили меня довакином и еще ворохом каких-то титулов вдобавок. Какой-то там эсминец… исмин… Исмир! И при этом еще «Дракон севера», хотя хвоста у меня нет.

— Хм… — лицо ярла Балгруфа приняло серьезное выражение. — Это очень серьезные и значимые титулы. И для нас честь видеть вас в числе танов нашего города. А как успехи у вашего хускарла? Справляется ли со своими обязанностями?

— Ну, я до сих пор жив, а значит как телохранитель она вполне компетентна! Ну а если серьезно, скажите, у вас всех стражников учат так лихо рубить головы драконам?

— Эээ… — ярл на секунду потерял самообладание. — Не всех, только лучших. А что, довелось применить навык?

— Да, и двух недель не прошло, как Лидия снесла голову дракону в Роще Кин. Надо отметить, что не с первого удара, потребовалось три-четыре, так что над техникой еще надо будет поработать, но тем не менее это выглядело впечатляюще.

— Несомненно, несомненно. Я полагаю, ее родители могут ей гордится, как и все мы. — торжественно провозгласил ярл Балгруф, от чего стоящая рядом Лидия разрумянилась. — После Рощи Кин вы, вероятно, отправились в Виндхельм? Как вам город, как дела у его ярла? Говорят, вернулись оттуда и не с пустыми руками?

— Город, честно говоря, произвел гнетущее впечатление. Останавливались там на ночлег, так что возможности пообщаться с ярлом Ульфриком не было. Впрочем, как не было и подобного желания. Если вдруг судьба меня занесет в Солитьюд, я с большим интересом посещу Синий дворец. Все-таки, дворец ярла я уже видел, а Верховной королевы еще нет.

— А с собой мы привезли череп сраженного нами дракона! — вклинилась в разговор Лидия. — Вот, как у вас висит череп Нуминекса, так хотим, чтобы и у НАС дома висел драконий череп!

— Спасибо за пояснение, Лидия. — произнес Балгруф и незаметно улыбнулся одними глазами. — Несомненно, это достойный трофей и украшение дома драконорожденного. Хотелось бы должным образом отметить столь достойные деяния, а потому приглашаю вас на пир, что будет организован в этом зале после завтра, ближе к вечеру.

— С удовольствием, ярл.

* * *
Тут же в зале удалось отловить Провентуса Авениччи. Как выяснилось, буквально вчера прибыл наш заказ. А именно, алхимический стол с набором необходимых принадлежностей и Пентаграмма душ. Собственно, пиломатериалы, что я заказывал через него уже в достаточной мере высохли, так что можно забирать.

Попросив решить этот вопрос силами служащих дворца я заказал доставку на завтрашнее утро и оплатил ее на месте, сразу. Авениччи еще предупредил, что угостить грузчиков медовухой будет проявлением вежливости, на что я кивнул головой, дав понять, что мне все ясно.

Стоило завернуть к Фаренгару, как он налетел на меня с вопросами по дракону. Если в случае с драконом, убитым у Западной дозорной башни у него было достаточно свидетелей для опроса, то тут, кроме нас, спросить было не с кого. Видно было, что он не только паёк отрабатывает, но и искренне интересуется этим вопросом. Не зря же с ним Дельфина спелась.

Ледяное дыхание стало для него неожиданностью, но он счел его менее опасным, чем огненное. Для людей, что пламя, что сжиженный воздух — без особой разницы, если щитом не прикрылся, а вот для города, домов и укреплений — уже не так страшно.

В целом я был с ним согласен, но был один нюанс, что я решил ему продемонстрировать. Запустил в стену слабенький «инвертированый» огненный шар, в котором вместо нагрева использовал охлаждение. После чего попросил Лидию стукнуть по покрытому инеем бревну рукоятью меча. От удара крупная щепка со звоном откололась от стены и упала на пол.

Я объяснил Фаренгару, что при экстремальной заморозке дерево и многие другие вещества становятся очень хрупкими. Что, кстати, на себе испытал тот дракон, что я убил первым. Как оказалось, «струя холода» было достаточно известным заклинанием, пусть и с меньшей силой и представляло собой просто струю очень холодного воздуха, а вот «ледяной шар» его смутил. Ну, мне не сложно. Объяснил, показал.

Поинтересовался насчет заклинаний что могут помочь в вопросах эээ… скрытного перемещения. Фаренгар достал мне учебник по школе Иллюзий. Есть и такая, оказывается. И учебник заклинания невидимости. Предупредил, правда, что оно требует достаточной подготовки в рамках Школы и по-этому не стоит рассчитывать, что удастся овладеть им в полной мере за короткое время.

Дружба-дружбой, а цену заломил… Хорошо, что я перед обедом успел заскочить к Аркадии за своей долей. По ее внешнему виду было видно, что дела идут хорошо, что примиряло ее с необходимостью делится выручкой. Пользуясь случаем вытряс из Фаренгара свою долю камней душ. А то завтра подвезут мне мой личный «станок», а сырья нет.

* * *
Решив дела в Драконьем пределе отправились ужинать в Пьяного охотника. Поговорив с Элриндиром узнали, что Дженасса отправилась сопровождать торговый караван, что должен дня через три-четыре привезти товары Белетору. Попросив передать ей просьбу о встрече, заказали ужин.

Все-таки, местечко посолиднее, чем «Гарцующая кобыла». Тут и публика побогаче, да и кормят разнообразной свежей дичью, а не мясом коров и коз. Не, не слишком я придирчив в еде. Бывало, что сушеное мясо грыз и запивал водой из фляги. Но если есть возможность побыть сибаритом, то почему бы нет? Себя надо угощать и баловать! В меру, конечно. Радости жизни — это не ее суть, но приятная специя, что в должных пропорциях порой совершенно необходима.

Время уже было позднее и по этому из таверны направились сразу домой. Лидии не терпелось наконец стянуть с себя эти тяжеленные латы, а я мечтал поскорее погрузиться в новую для себя область магии.

Теоретическая база Школы Иллюзий, как ни странно, была посвящена взаимодействию души и тела. Помимо того, что с помощью тела душа могла прожить чувственную жизнь в материальном мире, «аппаратные возможности» мозга многократно превышали таковые у его нематериальной части. Не в том смысле, что душа сама по себе была «глупее», скорее, речь шла о пластичности, способности учится и меняться.

Приводился даже пример одного мага, что на протяжении двух столетий обучал призрака основам математики и счету в уме. Тем, чему призрак научился при жизни, он владел в совершенстве, а вот новые знания и умения воспринимал очень медленно и с большим трудом.

В качестве примера рассматривался всадник на лошади. Человек способен идти и сам, но верхом и легче и быстрее. А если лошадь падет, то он способен продолжить свой путь пешком, но уже не так быстро.

В этой системе душа-тело уязвимым местом оказывался «канал передачи данных» между душой и мозгом. В него можно было внедрять ложные образы и тогда жертва видела то, чего нет. Или же изымать образы, или как минимум искажать их, и тогда объекты становились «невидимыми».

Впрочем, «невидимость» эта довольно условная и в разной степени, в зависимости от мастерства мага. Простейшая «невидимость» — это нарушение узнавания. Жертва будет видеть незнакомца того же возраста и пола, того же роста и в той же одежде, с такими же чертами лица. Более совершенная иллюзия — когда жертва перестает узнавать в вас человека. Просто пятно, фигура. Разумеется, если начать ходить, говорить, делать что-то, то такая иллюзия будет разрушена.

Понятно, что заморочить голову одному проще, чем одновременно двоим, а тем более троим. Так же, многое зависит от уровня развития личности жертвы. Чем умнее и опытнее противник, тем с большей вероятностью он заподозрит подвох и распознает фальшивку, в то время как «простаки» купятся даже на простейшую иллюзию.

Разумеется, ни кто не в восторге от того, что «в его голове копаются» и подобные манипуляции, будучи раскрыты, вызывают как минимум гнев и испорченные отношения, а как максимум прямую агрессию и желание убить. Так что на прохожих, стражниках и продавцах магазинов лучше не экспериментировать. Понятно, что мне, как тану, многое простительно, но стоит ли портить свою репутацию? Ставить опыты на Лидии? Она не откажет и даже будет рада услужить, но… Мало ли что пойдет не так. Да и влиять на разум близкого человека — как-то не этично.

Стоило вспомнить… Эээ! Дай хоть закладку положу между страниц!

* * *
С утра проснулись от стука в дверь. Ну как с утра, часов десять уже было. Прибыли грузчики от Авениччи на двух телегах. Два больших ящика с алхимическими принадлежностями и Пентаграммой душ, отдать должное, аккуратно занесли внутрь, а доски с брусьями я приказал разгружать на задний двор. Погода не по-осеннему ясная, ничего с ними за пару дней не сделается.

Презентовал ребятам за хлопоты по бутылке мёда и отпустил. Зевающую Лидию отправил за завтраком в таверну, а сам приступил к распаковке «игрушек». Все пустоты в ящиках плотно забиты сеном, а каждая финтифлюшка, пробирка, колбочка — завернуты в мягкую кожу. Уф!.. Вроде все цело! После опыта почтовых доставок — приятная неожиданность!

Вернулась Лидия и прямо среди досок, ящиков и сена позавтракали. В предстоящих хлопотах она мне ничем помочь не могла, поэтому «дал ей увольнительную» до вечера, попросив распорядится в «Гарцующей кобыле» о доставке обеда на дом и также попросил не упоминать в рассказах Дельфину.

До обеда успел собрать и полноценно оборудовать себе рабочий уголок. Теперь, для того чтобы заняться алхимией или зачарованием нет необходимости куда-то идти, пользоваться чьей-то добротой, одновременно будучи вынужденным терпеть их любопытство, ощущая постоянно взгляд из-за плеча.

Наконец глянул что за чары на моем кинжале. Да… Удачно, удачно… При нанесении раны зачарованным оружием жертву парализовало на несколько секунд. Многое зависело от силы зачарования (душа какого размера использовалась), а так же в какую часть тела и насколько глубоко была нанесена рана. Уколов себе палец кинжалом я парализовал кисть руки на пару-тройку секунд.

Так, не отвлекаемся… Еще уйма дел. Успею наиграться. Снова стук в дверь. А вот и обед. Еще одна приятная неожиданность, Люсия. Уступив ее просьбам распаковал драконий череп. И пока я ел в спартанских условиях она, охая и ахая со всех сторон разглядела.

Ребенок в доме — забавные ощущения… Шум и хлопоты, но что-то неуловимо меняется в атмосфере… Стоп, довакин. «Постой паровоз, не стучите колеса». Не туда тебя несет. Мало тебе женщины под боком, захотелось топота маленьких ножек по дому? Нет, все хорошо и правильно, естественно. Вот только кто мир спасть-то будет?

А ведь чую, к тому все и идет. И без того было не слишком весело. Не утихающая гражданская война, что все ближе подступает к Вайтрану, а я уже привык считать его своим домом. Зависшая над головой неизбежная угроза вторжения Талмора. А теперь и драконы. Если в прошлом их удалось убить, разменивая жизнь десятков воинов на жизнь одного дракона, то теперь, с учетом того, что «Черныш» может их воскрешать… Без меня никак.

А семейное счастье не располагает к подвигам. Имущество, связи, зависимости, обязательства — плетут такую паутину… Куда уж там морозным паукам…

С другой стороны. Это же целый мир! Миллионы людей, эльфов и прочая! Короли с их армиями, древние и могучие волшебники! С чего это я — и крайний?! Почему это я должен жертвовать своим простым счастьем ради вот их всех?

Ладно. Не стоит заводиться. Прямо сейчас передо мной стоит простая задача — сделать мебель. Не стоит давать беспокойствам о будущем или переживания относительно прошлого — лишать меня настоящего момента, в котором я, собственно, и живу.

Отпустив Люсию сосредоточился на плотницких работах. Хорошо, что заранее запасся инструментом и гвоздями. В Первую очередь, часа за четыре собрал двуспальную кровать. А то с самого начала спали на полу, на спальных мешках, да медвежьих шкурах. После чего из досок и брусьев слепил пару табуреток, небольшой стол и стеллаж. Ну вот, хоть какой-то быт налаживается!

Вернулась Лидия с ужином и сначала мы испытали в деле стол с табуретками, а потом и кровать.

* * *
Утро нового дня, и снова никуда не надо бежать, спешить! Ах! Сказка! Разве что вечером к ярлу на пир, а пока можно еще похозяйничать. Отправив Лидию за завтраком окинул взглядом тот бардак, что развел на первом этаже. Странные, все же у меня с ней отношения. Став любовниками не перестали быть таном и его хускарлом. И дом с претензией на «семейной гнездышко» чем-то неуловимо напоминал тайный подвал Дельфины — настоящее «логово параноика».

Ничего, «Москва не сразу строилась!» «Всему свое время» и все такое. Немного прибравшись позавтракал с вернувшейся Лидией и обсудили планы на день. Я еще немного поплотничаю, а она подготовит нашу одежду к парадному выходу. Пир как ни как!

Успел сделать шкаф для одежды и несколько полок. На первом этаже скамью и вешалку у дверей. Вот, уже начинает быть похожим на жилое помещение! А не лагерь в поле с палатками и костром.

Мой доспех с нашитой на него драконьей чешуей Лидия сочла непригодным для пира и по этому сбегала в магазин и купила целый наряд состоящий из штанов, нарядного… камзола-кафтана… не разбираюсь я в этом… мягких сапог и меховой шапки. Насчет сапог я беспокоился, но ничего, подошли. Все остальное тоже оказалось по размеру и выглядел я во всем этом вполне по местной моде. Этакий барчук. Ну или «молодой барин», все же не пацан уже.

Обедать не стали, рассудив, что приходить сытыми на пир — дурной тон. Опять же, хоть небольшая, а, таки, экономия!


В Драконьем пределе были накрыты столы и в зале уже расхаживали гости. Да… определенно с одежкой Лидия не промахнулась. В своем повседневном наряде я выглядел бы слишком невзрачно в этом высшем обществе. Присутствовал едва ли не весь местный бомонд, начиная с чиновничьей верхушки замка и заканчивая представителями знатных семей города, среди которых, к удивлению, заметил и отца Лидии.

Она, к слову, была при полном параде, в сияющих доспехах и с мечом на боку. Не хватало лишь щита да шлема и можно идти к драуграм в гости. Да и вела себя соответственно. Напряженно-собранна, настороженные взгляды по сторонам. На просьбу «чуток расслабится» ответила невпопад — «Я твой щит и твой меч, тан!» и пояснила, что ощущает неясную тревогу и опасность.

По мере выпитого вина, пир, начавшийся как служебный корпоратив с вымученными речами и тостами «во славу нашего тана-драконорожденного» постепенно перерастал в знатную пирушку. Где-то в середине появился даже кто-то вроде тамады, массовик-затейник, с забавным посохом с навершием в виде розы.

Помню как пытался научить Лидию танцевать… Позже, все спрашивал её — «А чего это ты такая серьезная, Аааа?!» Что казалось мне очень забавным… В большой галерее за тронным залом демонстрировал Крик на стражниках, вызвавшихся «добровольцами» по слову ярла… Получалось не каждый раз и только ФУС далее я забыл, да и язык заплетался.

Проснулся я в неизвестном помещении… «Где это я? И чтооо соомноойй…?!»

Глава 3

Вайтран.
— Где это я? И чтооо соомноойй…?! — прохрипел я пересохшими губами, еле слыша себя за грохотом пульсирующей в висках крови, каждый толчок которой отзывался колющей болью в голове. Потроха скрутило, желудок просился погулять.

— В Маркарте, в храме Дибеллы, сын мой. Ты что, совсем нечего не помнишь? — послышался женский голос.

— Аааа?!!!! — я заёрзал на кровати и попытался вскочить и оглядеться. Тело слушалось скверно, инерция увлекала то в одну, то в другую сторону, а глаза все никак не могли нормально сфокусироваться.

— Да шучу я, шучу! — произнес знакомый голос и засмеялся. — Ну ты даешь! Этот пир, как минимум, войдет в историю города! Более того, совершил подвиг похлеще убийства дракона — перепил самого ярла Балгруфа, а тот держался до самого конца! И отрубился лишь увидев, что все гости в отключке, сказав напоследок, что: «Обязанность капитана последним покинуть тонущее судно!»

— Это все, конечно, очень здорово, но не могла бы ты чуть потише… как бы не был прекрасен твой голос, о Незнакомка, у меня… я жутко себя чувствую…

— Незнакомка?! Видать и в самом деле… Вот, тут ярл при подготовке пира благоразумно запасся «Антипохмелином», должно помочь…

Со второго раза ухватился за протянутую мне бутыль и дрожащими пальцами вытащил пробку. Желудок без восторга, но все-же принял зелье. Хмм… какой-то ягодный привкус. Как-то не приходило в голову, в готовое зелье можно добавлять что-то для привкуса уже вне алхимического стола.

Вращение комнаты понемногу замедлилось, а расплывчатый силуэт передо мной постепенно сложился в узнаваемую фигуру и даже черты лица обрели некоторую ясность.

— Ли-лиди-я?

— Она самая, тан! Ну как, чуток полегче?

— Чуток. Ничего, сейчас в голове немного прояснится и сам себя в форму приведу. В таком состоянии не могу колдовать…

— Что нас всех и спасло! И Драконий предел в частности! — потешалась она. — стражникам и Криков хватило. А то ты собирался и атронахов пригласить, мол и им тоже надо налить.

— Ляяя… Ну хоть не покалечил ни кого?

— Да подумаешь, несколько синяков. Они ими еще и хвалиться будут перед сослуживцами!

— Ну по крайней мере тебя развеселил… Где тут мои сапоги…


Пришел в себя в достаточной мере, чтобы пройтись по себе целительными плетениями. Сначала в общем, а потом адресно: поддержать работу печени, почек, сердца. Ускорить очистку нервной системы от токсинов. Тааак… регенерацию на всё. Собственно, такая вот забота о своем организме и помогла мне достойно показать себя в высшей лиге по литрболу. Я и за Лидией приглядываю. Как в направлении общего укрепления здоровья, так и в плане недопущения… Ну не время сейчас. Опять же, ручная регулировка и настройка гормонального баланса не только залог её здоровья, но и здоровья моей нервной системы.

Посетив местные удобства и избавившись от метаболитов этанола счел себя пригодным для путешествия домой. Ноги держат, походка относительно ровная, вид помятый.

В зале уже прибрано. Столов поменьше и на них присутствует символическая закуска и некоторое количество мёда для желающих похмелиться. Стражники при виде меня хихикать не начали, как я опасался, припоминая некоторые свои выкрутасы… Ммм… да… Дурак, но в общем-то безобидный. При нашем приближении гвардейцы даже чуть присобрались, грудь колесом и вид такой, что вот-вот начнут отдавать воинское приветствие. Уже в дверях услыхал перешёптывание за спиной: «Говорят Исграммор тоже так мог. Засыпал позже всех и раньше всех вставал на ноги как ни в чем не бывало!»

Да… дикие люди. Уже не драконов мне припоминают, а сколько выпил. Северные варвары… Прямо, чем-то родным повеяло.


На рыночной площади уделил внимание колодцу выпив едва ли не пол ведра холодной, сводящей зубы воды. Обезвоживания организма допускать нельзя! Еще пара кварталов и вот он дом, милый дом и все такое… Внутри, рухнув на заскрипевшую табуретку потянулся телекинезом к полке с зельями. Надо немного «антипохмелин» заполировать сверху чем-то покрепче. А то страданья-то они, конечно, облагораживают человека, но у меня впереди куча дел и нет даже времени на такие маленькие радости жизни…

Стоило чуток прийти в себя, как в дверь застучали. Лидия мгновенно собралась, проверила как вынимается из ножен меч и двинулась к двери.

— Привет! Ну, как там наш герой? В сознании? — послышался знакомый голос.

— Здравствуй, Дженасса. Уже в курсе?

— Да весь город судачит, а на рыночной площади вчерашняя пирушка так вообще тема номер один.

— А там не говорят, что мой тан на своих ногах до дома дошел? Даже тащить не пришлось!

— В самом деле? Впрочем, маг-целитель, да еще и алхимик…

— Что, так и будете в дверях меня обсуждать? — поинтересовался я, — Заходи Дженасса, рады тебя видеть. Разувайся, вон там специальна обувь для дома.

— Хм… простенько, но вполне уютно. Этот сверток… это то, что я думаю?

— Да! Если ты думаешь о черепе дракона! — довольно произнесла Лидия и окинув шкуры продемонстрировала добычу.

— Серьезно! Зубки-то какие! Вдвоём завалили?

— Был еще один человек…

— Но всё равно… Сильно огнем дышал?

— Не… этот холодом. Как сказал мой тан — жидким воздухом. Не представляю, как воздух может быть жидким… Но ему виднее.

— Интересно и необычно… Вы, молодёжь, как вижу не скучаете — сказала Дженасса и подмигнула. — Но чем же, таким могучим воинам может помочь простая наёмница?

— Понимаешь… — начал я, — Предстоит одно дельце, в котором противник заведомо сильнее нас. Ни вдвоём, ни втроем, ни даже вдесятером его не одолеть. Более того, даже если бы мы и собрали небольшую армию и перебили всех, то они вполне могут успеть уничтожить те документы, что являются основной целью. Да и сам факт атаки будет иметь нехорошие последствия.

— Т. е. По сути это не «зачистка», а кража?

— В принципе, да. Нужно раздобыть документы, которые еще найти надо на охраняемой территории.

— Жертвы среди стражи допустимы? А то мало ли, может ты решил почитать личный дневник ярла…

— Допустимы.

— Хм… уже проще… Известен способ попасть внутрь?

— Этим сейчас занимается наш партнер.

— «Партнер»? Не тот ли, что помог убить дракона?

— Да. А перед этим он указал место, где этого дракона можно будет найти. Он так долго скрывал свою личность, что с нашей стороны было бы не правильно раскрывать ее даже тебе, без его согласия.

— Понятно. Но вернемся к операции. Я полагаю, что исходить надо из того, что действовать будешь ты один.

— Почему один?! А я?! — возмутилась Лидия.

— Смысл операции в незаметности. А двое шумят вдвое больше чем один и заметить их вдвое легче. И если он может что-то магическое придумать, то что можешь сделать ты?

— Я… я… смогу прикрыть отступление! Случись что.

— И оно почти наверняка случится!

— Так что теперь, мне стоять в стороне и смотреть?!

— Да. Ради него и ради успеха операции. Впрочем, в нужный момент изобразить нападение и отвлечь охрану на себя, давая ему возможность проскочить незамеченным — тоже возможный вариант.

— Этот вариант нравится мне чуть больше…

— Ладно, каким вы видите мое участие во всем этом?

— Прежде всего консультация. Сам принцип решения таких вот задач. Скрытное перемещение, снаряжение, тактика. Возможно, какие-то тренировки. У нас, на все это, есть в запасе где-то пара недель.

— Хм… — она задумалась. — Несколько советов я смогу дать прямо сейчас, а через день-два, после того как вы подготовите снаряжение, позанимаюсь с вами немного, а после сделаем совместный выход и отработаем полученные навыки на практике, ликвидировав какую-нибудь банду поблизости.

— Звучит как план. Так какие будут советы?

— Первое и самое главное — это… обувь. Что-то вроде вот этой вашей, домашней. С мягкой подошвой. В крайнем случае идти придется босиком.

— Ммм… понятно и логично… В ней еще придется потренироваться ходить, чтобы не было ничего слышно.

— Именно. Второе, это одежда. Она тоже не должна издавать каких-либо звуков при движении. Ни скрипов, ни шелеста, ни звона. Желательно черного цвета, чтобы можно было затаится в тени или темном углу. И само собой без чего-то металлического, блестящего.

— Что-то это мне напоминает… — задумчиво произнес я. Какой-то образ крутился в голове но все ускользал от меня.

— Ну и третье — это оружие. Если уж придется устранять охрану, то сделать это надо максимально быстро и бесшумно. Никаких взрывов, как ты любишь. Никакого фехтования и звона клинков. Лучше всего — удар кинжалом в спину. Очень хорошим подспорьем являются метательные ножи и яд.

— Ага! — воскликнул я.

— Что такое?

— Да вспомнил кое-что… В одном народе, в древности, были целые школы наёмников, что занимались проникновением на территорию противника, разведкой, если требовалось — убийством высокопоставленных лиц и все такое… Так они тоже рядились во все черное, закрывая даже лицо и оставляя только щель для глаз. Любили разного рода метательное оружие и яды. Их, правда, еще и готовили с детства по хитрым методикам…

— Это да… К сожалению у нас не так много времени для подготовки, но ты уже уловил суть. Сегодняшний и завтрашний день вам на подготовку снаряжения и оружия. Потом совместные тренировки. А я пока разузнаю относительно банд, за которые объявлена награда… Не будем же мы делать доброе дело бесплатно?!

* * *
После ухода Дженассы мы с Лидией обсудили ее предложения и нашли их вполне разумными. Снаряжение решил делать по «ниндзявскому» образцу. За основу взяли местное нижнее белье типа пижамы, перчатки на руки и мешок с прорезью вроде балаклавы на голову. Все это нужно было покрасить в густой черный цвет. Эту часть подготовки взяла на себя Лидия. На всякий случай я поручил ей подготовить нам по два комплекта.

Сам же решил изготовить обувь. Был у меня большой кусок хорошо выделанной оленьей кожи, иглы и суровые нитки. Опыт в изготовлении тапок уже был, так что не впервой. То, что в итоге получилось более всего напоминало индейские мокасины или чукотские чуни. Выглядело ужасно, грубо и не аккуратно, но вполне функционально, как та же мебель. Да, в люди в такой обувке не выйдешь… Не поймут, провинция-с… Но нас-то и не должны в этом видеть. В это-то весь смысл! Когда вернется Лидия, надо будет и с нее снять мерку, чтобы и под ее ногу сделать.

Тут мой взгляд зацепился за инструменты, что остались после изготовления мебели, а точнее — гвозди. Довольно крупные, с палец длиной. Телекинезом я ухватил один и метнул в стену. С резким звуком он вонзился в бревно едва ли не целиком, так вытащить его было не просто. Хм… Заметив на стене приметный сучок я подхватил с пола три гвоздя и один за другим метнул в него. Ну что ж… Плюс-минус пять сантиметров на такой дистанции… Надо будет потренироваться, но выглядит перспективно. Но их надо немного доработать.

Схватив пару десятков гвоздей вышел на улицу и пройдя немного заглянул на кузницу к Адриане. С ее разрешения сел за точильный круг и заточив сначала острие гвоздя, взялся за другую сторону и сточив шляпку сделал еще одно острие. Таким образом получил горсть двусторонних дротиков.

Вернувшись домой решился еще на один эксперимент. Пентаграмма душ у меня была, мешок с камнями от Фаренгара — тоже. Благодаря кинжалу я узнал зачарование паралича. Я не был уверен, удастся ли зачаровать столь малый предмет, но все вышло нормально. Уколол ладонь и секунд пять не мог пошевелить кистью. Неприятные ощущения… На то, чтобы зачаровать два десятка дротиков понадобилось время. Как раз и Лидия с покупками вернулась.

Оказалось, что она задержалась из-за того, что решила поторговаться, чтобы сбить цену и сэкономить наши деньги. Красноречие — не ее сильная сторона, так что торговаться пришлось долго. Надеюсь до угроз оружием дело не дошло… А так, экономить наши деньги… дело хорошее.

Дротики ее очень впечатлили. Даже если и не убьёт сразу, то паралич не даст закричать и поднять тревогу. Надо будет только потренироваться, чтобы подхватывать телекинезом падающее тело, а то грохоту будет… И тут же, в подтверждение своих слов, рухнула в доспехах на пол. Ммм… и в самом деле. Хорошо, что у нас нет соседей снизу, а то точно бы в батарею застучали…

С пол часа тренировался ловить ее при падении, после чего нужно было максимально тихо укладывать её на пол. Потом усложнили задачу. Нужно было удерживать в воздухе сначала одну, а потом и две табуретки и при этом ловить и аккуратно опускать на пол падающую Лидию. Притомился.

Чтобы развеяться, сделал «ниндьзя-тапки» для подруги, после чего вместе с одеждой положил в бочку и залил краской. Пусть пропитывается.

За всеми этими заботами незаметно прошел день. Увлекшись даже обед пропустил, так что пришлось наверстывать за ужином.

Во время ужина в таверне мне вспомнилось, как в Данстаре, будучи временно лишенным зрения исследовал окружающий меня мир взглядом целителя. Закрыл глаза, настроился на кровь и увидел вокруг себя силуэты как-бы сплетенные из красной проволоки. Причем, как в общем зале, так и за стеной, на кухне. Медленно открыл глаза, не позволяя сбиться настрою, и увидел-таки совмещенную картинку. Видеть, есть ли кто за дверью в соседней комнате — полезный навык!

После сытного ужина толковые мысли в голову уже не шли, так что я и не стал себя мучить, решив, что заслужил спокойный вечер. Повесили сохнуть на веревке во дворе свое обмундирование, дай бой, никто за ночь не сопрет… и через некоторое время завалились спать.

* * *
Новый день и новые хлопоты. Хотя… с того момента, как начал просыпаться не один, появилась во мне какая-то благодушная ленца. Тепло, уютно, мягко… Зачем вставать, зачем куда-то бежать?.. А уж зарядку делать… Нафиг-нафиг! Разок дашь себе слабину и всё, пойдет по накатанной. Зачем что-то делать, если и так все хорошо… А пивной живот придает солидности… При дворе ярла меня кормят-поят, а в городе любят. Жизнь удалась, а Дельфина пусть сама разбирается… Ага… Со всеми драконами и «Чернышом» в придачу.

Так что подъем, зарядка, диагностика и ремонт как себя, так и сопящей Лидии. Вон, зашевелилась родимая! Подъем, солдат! Нас ждут великие дела! А именно — завтрак.

После завтрака решил реализовать еще одну свою идею. Дротики конечно хороши, но их убойность не стопроцентная. Особенно если противник будет в полном, закрытом доспехе. В каждом таком доспехе есть слабо защищенные места. Чаще всего это бедра, пах, подмышки, иногда шея. Но попадания куда либо кроме горла вряд ли будут наверняка смертельны. На короткое время парализует и все. Это надо исправить.

Решение подсказала вчера Дженасса, это яды. В своих занятиях алхимией я все больше налегал на целительство, но ведь яды — это те же лекарства, только с обратным знаком. Кстати, нет более страшного убийцы, чем врач. Зная как работает организм довольно легко не просто отравить его, а, к примеру, парализовать диафрагму, чтобы противник просто не мог дышать и соответственно кричать.

Жуткая вышла штука. Зачарование дротика парализует при попадании секунд на десять, а за это время яд успеет распространится по телу и начать действовать. Ради собственной безопасности разработал последовательность чар для исцеления самого себя, если вдруг по глупости уколю палец отравленным дротиком… А то я такой, я могу…

Тут же пришла мысль доработать свой организм, чтобы сделать себя стойким ко всякого рода ядам. Идея интересная, но тут, определенно не стоит спешить… А то мало ли, еще хвост вырастет или наоборот отвалится что-нибудь нужное.

Алхимические опыты истощили мои запасы ингредиентов и пришлось идти на поклон к Аркадии. Ничего, в этот раз возьму с нее натурой, а не деньгами. Заодно и проветрюсь немного. Проверил как там одежда. Подсохла за ночь. Потом примерю, а пока время для шопинга.

Наверно впервые я что-то покупал у Аркадии, а не продавал. Что ж… в этом тоже есть свои плюсы. Некоторые ингридиенты, вроде «Ядовитого колокольчика» в окрестностях Вайтрана не росли. Другие, вроде истолченных в порошок человеческих костей раздобыть по-быстрому было тоже не так просто… Так что в каких-то случаях закупка ингредиентов вполне оправданна.

На выходе из лавки столкнулся с местным алкоголиком и бомжом Бренуином. Человек сам по себе не плохой, по крайней мере Люсия о нем хорошо отзывалась. Тем не менее, образ жизни наложил на него свой отпечаток. В общем, по мне он был идеальным подопытным… Нет, не яд, конечно же. Тут я планировал обойтись парой куриц и козой. Надо было на ком-то испытать иллюзии.

По цене мы договорились очень быстро. Ему и пара септимов была за счастье, а уж пятьдесят… Отойдя с площади в переулок мы приступили к экспериментам. Схема простая. Он отворачивается и ждет. По готовности я даю Лидии отмашку и она просит его повернутся и описать то, что он видит.

Первое и самое простое — нарушение узнавания. Я поднял руку и Лидия попросила Бренуина обернуться. Тот обернулся и с растерянным выражением лица поинтересовался, куда делся тан и что это за незнакомый мужик. Стоило снять чары, как растерянность сменилась полным изумлением. Он вдруг понял, что этот незнакомец и есть я. По его словам: «Как-будто внезапно протрезвел, чего давно уже не случалось».

Второе — попытка скрыться от взгляда полностью. Для начала попробовал «стать невидимым» стоя посреди переулка. Обернувшись, мой подопытный сразу меня заметил, но ни как не мог описать того, что он видит. Некое пятно в рост человека с которым что-то не в порядке. Вроде и не видно ничего, но при этом оно заслоняет часть улицы и проходящие за ним люди пропадают и потом снова появляются по другую его сторону.

Ну и третье, стоило ему отвернутся, как я прижался к стене и присел на корточки. По моей отмашке Лидия попросила его повернуться. Это был успех! Растерянно озираясь он искал меня взглядом и даже предположил, что я тихонько ушел, пока он не смотрел. Я попробовал подкрасться к нему и поначалу это даже удалось, но стоило мне приблизится к нему на расстояние в полтора-два метра, как он почувствовал что-то неладное и отскочил в сторону.

«Проявившись» я поблагодарил его за помощь и выдал оговоренную сумму. После чего мы пошли домой, а Бренуин — лечить испытанным средством потрепанные нервы.

Что ж… невидимость неидеальна, особенно вблизи и когда двигаешься, но если сохранять неподвижность и лишь телекинезом швырять ядовитые дротики… Выглядит достаточно перспективно.

Дома решили проверить что получилось с костюмами. Мятые и нелепые… Но в них нас и не должны видеть, а если и увидят — то не должны успеть засмеяться… Устроили себе тренировку. Лидия на первом, а я на втором. Нужно было научится ставить ногу и так переносить на нее вес, чтобы ни одна досточка не скрипнула. Перемещаться не шаркая ногами и проверить, не шелестит ли одежда.

Завтра нам предстояло продемонстрировать Дженассе наши достижения и навыки и узнать, какое испытание она нам приготовила…


Земля. Валлия. 557 г. от. Р.Х.

Рано утром, по заданию своего учителя, известного на всю округу травника, юный кимреец Мирддин Виллт вышел из дома. На траве блестела роса и горизонт на востоке начинал светлеть. Нужно было торопится, чтобы собрать соцветия ромашек до того, как их озарят первые лучи восходящего солнца. Не стоило так засиживаться допоздна за книгой. Опять проспал, и суетливо собираемых соцветий, определенно, будет недостаточно.

Его мастер с одной стороной поощрял тягу к знаниям у своего ученика, но с другой — требовал беспрекословного послушания, а всего лишь пол мешка соцветий это не то, что он рассчитывал сегодня получить. Ох и устроит он ему трепку… Мирддин непроизвольно почесал спину. Не так давно зажившие рубцы от последней порки заныли в ожидании следующей… Внезапно, как от заслонившей солнце тучи, мир покрыла тьма…

Пришел в себя он также внезапно. Первым ощущением был холод. Приподнявшись, он с удивлением уставился на снег. Вместо теплых валлийских лугов его окружал холодный зимний лес. Где-то наверху встревоженная птица взлетела со своего насеста и с сосновых лап вниз посыпался мягкий, пушистый снег.

Более всего его поразило не внезапное перемещение в незнакомую чащу, а вот этот переход из лета в зиму. В голове царил полный хаос и сумбур. Он не понимал, что произошло, но понимал, что вот так лежать в снегу нельзя. Надо встать. Встал. Теперь надо куда-то идти, и идти быстро, чтобы не замерзнуть… Вон, в той стороне виден какой-то просвет между деревьями.

Минут через десять он вышел на опушку леса и увидал быстротекущий не широкий ручей. Не имея иных ориентиров Мирддин пошёл вдоль него, не без оснований полагая, что ручьи впадают в реки, а вдоль рек и озер часто селятся люди. И действительно, часа через полтора ручей привел его к полноводной реке, а еще через четыре, когда уже начало темнеть он увидел впереди крыши домов.

Казалось бы, деревня и деревня. Что такого? Но все в ей было необычным и не привычным. Архитектура, заборы, телеги. Все другое, все чужое. Впрочем, чему тут еще удивляться, если он в мгновение ока перенеся из лета в зиму в неведомую страну. Быть может это вообще мир под холмами, дом альвов.

Одно строение отличалось от прочих, было крупнее, а на фасаде виднелась вывеска с изображением кружки. Похоже таверна, с удивлением подумал он. За те часы, что он провел на улице Мирддин основательно продрог. Оставаться на улице не имело смысла, и набравшись смелости он решительно вошел внутрь ожидая чего угодно.

Посреди большего зала заставленного столами и скамьями горел очаг. В дальнем его конце, за стойкой, стоял обычный человек и протирал кружку. Хозяин таверны (а судя по всему это был именно он) приветливо обратился к нему на незнакомом языке. Не зная что ответить и что делать Мирддин молча стоял посреди зала. Вдруг порыв холодного ветра распахнул не плотно прикрытую входную дверь.

— Shall i close the door?[6] — наконец произнес молодой человек, нервно сжимая в руках мешок с ромашками.

— Шал.и. дор? Ну и чудное имя у тебя, Шалидор! Проходи и садись к огню!

Как он узнал позднее, его первую фразу хозяин таверны воспринял как его имя, а к тому времени, как он начал что-то понимать на этом языке, имя «Шалидор» прочно закрепилось за ним. «Не везет мне с моим именем! То дома соседи-бритты коверкают Мирддин и произносят на свой манер — „Мерлин“, то тут — „Шалидором“ обозвали!»

Глава 4

Вайтран.
Утро началось в общем-то стандартно. Подъем, зарядка, приведение себя в порядок. Поход в таверну на завтрак. Надо будет тут что-то придумать… Уж завтракать-то можно и дома. Очаг есть, да он даже не особо и нужен с моей «чудо-сковородкой». Была идея насчет магического холодильника. Оно то даже и не сложно особо. А многие продукты могут довольно долго хранится и так. Фрукты-овощи, крупы, вяленое мясо.

Вот только всё это надо покупать, хранить, смотреть за состоянием, собственно, готовить блюда из всего этого. Кто всем этим будет заниматься? Я? Так мне и без того есть что делать… Лидия? Не смешите мои тапочки… они и так смешные. Ладно еще в походе на привале разогреть взятые с собой припасы или ту же картошку пожарить. Но встать к плите? Вести хозяйство? Не об этом она мечтала. Скорее, предложит нанять кого-то.

Ну да ладно. При нынешнем образе жизни все это не такая прям большая проблема, требующая незамедлительного решения. Еще немного и снова в поход, в бой… А там, кто знает как оно дальше будет? Может так и не доведется попробовать домашней стряпни. Интересно, если что, то кому достанется этот дом? Скорее всего, при отсутствии наследников «вернется на баланс города», а ушлый Провентус продаст его снова какому-нибудь герою.

Стоп. Отставить минорный лад! Да, враги становятся все опаснее, но и мы тут «не пальцем деланные»! С каким надрывом, подвигом и жертвами валили первого дракона и как быстро на троих разобрали второго. С такими темпами скоро будем с Лидией монетку подбрасывать, чтобы решить кому из нас достанется дракон на растерзание.

Похоже пережевывание еды стимулирует у меня умственную деятельность. Правда, все больше в каком-то философском направлении, а у нас на сегодня есть вполне практические задачи.


Вернувшись домой, застали Дженассу, ожидающую нас у дверей. Вид у нее довольный и немного хитрый.

— А вот и вы! А то я стучу-стучу! Думаю, вот молодежь-то спит! Так все на свете и проспит!

— Молодежь уже давно проснулась и даже позавтракала! — ответил я.

— Готовы показать, чему научились?

— Готовы. Смотри, видишь вон там, возле городских ворот…

Стоило ей повернуть голову, как я наложил на нее иллюзию собственной невидимости и пригнувшись сместился в сторону.

— Ничего не… — произнесла Дженасса поворачиваясь. — А где… Ловко! Спрятался ты хорошо, а как собираешься атаковать? И вообще, может я сейчас закричу и подниму тревогу?

— Не закричишь. — сказал я, снимая иллюзию и возникая у нее за спиной. — Ты вообще уже «мертва», смотри, — произнес я и показал на маленький камешек, что завис около ее плеча.

— Хм… камешек, не выглядит опасным.

— А вот это? — сказал я протягивая ей дротик.

— Интересно… гвоздь?

— Да, и пока еще не отравлен… Уколи палец, не бойся.

Дженасса уколола палец и уставилась на парализованную кисть.

— Зачарованный гвоздь? Эффект не очень сильный.

— Это от легкого укола. Если угодит в шею или грудь, то парализует полностью и не даст закричать, а там уже и яд подействует.

— Серьезно… Мне даже несколько не по себе… Ты, кстати, подумай, как сам бы стал от чего-то подобного защищаться.

— Спасибо за совет. Действительно…

— А еще мы сделали черные костюмы и обувь! — похвасталась Лидия. — И пол дня тренировались неслышно перемещаться.

— С такими навыками хоть сейчас в Темное братство! Кстати, эта невидимость, она из школы Иллюзий?

— Да, а что?

— Не пробовал влиять не только на зрение, но и на слух?

— А что, так можно было?

— Насколько я слышала, специалисты школы иллюзий способны влиять на все чувства: зрение, слух, обоняние, вкус, ощущение тепла, холода, прикосновений.

— Интересно! До этого я еще не дошел в изучении книжки…

— На самом деле иллюзии могут быть оружием пострашнее огня и меча. Враг может увидеть в тебе своего начальника, а в своем товарище — злейшего врага. Некоторые маги всерьез рассуждали о том, не является ли весь наш мир иллюзией? Один общий сон на всех. Но я тут не берусь судить, все же я не маг, просто за долгую жизнь наслушалась всякого, да и книжки к руках довелось подержать. Но если вернутся к нашей тренировке… То, что я увидела (и не смогла увидеть) вполне достаточно для выполнения задачи. Так что у нас будет возможность опробовать все эти навыки на практике.

— А…? Извини, я задумался. Ты мне тут столько пищи для размышления подкинула.

— Думать это полезно, — сказала она и улыбнулась, главное и в этом тоже надо знать меру.

— Так на ком мы будем тренироваться? — поинтересовалась Лидия, и ухватившись за рукоять меча сделала зверское выражение лица.

— Жуть какая! Мне уже страшно… за них, за разбойников, к которым идем в гости. Представь, большая банда все в суточном переходе от Вайтрана!

— Как же стража такое допустила?! — возмутилась Лидия.

— Проблема в том, что их там около двадцати человек. Ну как, человек… Вроде там и аргониан и орков видели. Но суть в том, что их достаточно много и для того, чтобы их уверенно победить — нужны вдвое, а то и втрое превосходящие силы. Как минимум, поскольку там и магов видели. А сейчас такое время, что ярл больше беспокоится о безопасности города, чем о наведении порядка в его окрестностях… Вернее думает, но не настолько, чтобы ослабить стражу отправив значительный отряд на такую операцию.

— Хм… у меня возник еще один вопрос к Ульфрику… Ведь из-за него на немалых территориях разбойники могут чувствовать себя практически в безопасности, поскольку войска ярлов либо воюют друг с другом либо находятся в обороне, ожидая атаки.

— Испытываешь к нему неприязнь? — поинтересовалась Дженасса.

— Политика это всегда грязь замешанная на крови и он влез в нее по уши. Его тщеславие и жажда власти уже очень дорого обошлись этой земле.

— Это хорошо! — сказала она и довольно кивнула.

— Что тут хорошего? — удивился я.

— Крестьяне на полях тоже бормочут себе под нос «Сдохни проклятый Ульфрик», но кого это волнует? Когда же подобные слова говорит драконорожденный, то у этой земли есть надежда, равно как и у моих соотечественников в Виндхельме.

— Поживем — увидим, — буркнул я. — Мне тут пока надо собрать полную коллекцию драконьих черепов… да и кое-кому по длинным ушам настучать. Ой! Я не тебя имел в виду! И никого из твоего народа! И вообще, где мой меч и мой щит?! Почему тана посреди города обижают?!

— Ладно, в дороге наговоримся. Надеюсь к вечеру успеем доскакать, чтобы засветло провести разведку.

* * *
Место называлось «Чистые родники» и изначально было обычной шахтой по добыче железной руды. Одни рабочие махали кирками, другие на телегах развозили ее по соседним кузницам, хозяин подсчитывал прибыль. Не великие деньги, на самом деле.

Все так и шло бы своим чередом, если бы однажды у шахты не поменялся владелец, ну и работники, собственно, тоже. Просто и без затей, в один сомнительной прекрасности день заявились лихие ребята и сказали, что эта шахта теперь принадлежит им, а кто с этим не согласен — пусть встает в очередь на получение по зубам.

Может показаться странным, что «работники ножа и топора, романтики с большой дороги» переключились на честный труд, но на самом деле, это просто переход от малого гоп-бизнесса к среднему.

С грабежами-то как? Раз на раз не приходится. То бродяги какие-то, с которых и взять то нечего, то караваны сопровождаемые охраной из наёмников к которым не сунешься. Бывает, что торговец решил сэкономить на охране и тогда удача, вроде как, на стороне «лесных братьев», но и тут не все так просто и далеко не факт, что все на своих ногах и с добычей уйдут с поля боя. В перерывах между налётами приходилось жить охотой. Так что в итоге, рисков да хлопот куча, стабильности никакой. Именно по этому, захват чужого действующего бизнеса — ощутимо предпочтительней. Все так же добывается руда, все так же развозится по покупателям… Кузнецам то тоже надо работу работать.

С холма мы рассматривали лагерь, в который превратилась бывшая шахта «Чистые родники». Родники, кстати, тоже имели место быть неподалеку. Я назвал шахту лагерем, по той причине, что солидный участок земли перед входом был огорожен частоколом и даже имелись наблюдательные вышки с дежурящими на них лучниками. В самом лагере велась какая-то деятельность. Жаль, не было бинокля! Но было кое-что получше — Дженасса с ее зоркими глазами.

— Хм… странно!

— Что такое? Что ты там разглядела?

— Бивни мамонта, видите? Там, возле сарая сложены. С десяток, не меньше!

— Да… вроде и в самом деле белеет что-то… Но что тут именно «странного»? Ну браконьерствуют параллельно с добычей руды. Что такого?

— Мамонты это не самая простая добыча, а тут, судя по всему, процесс поставлен на поток! Эти ребята не настолько любят риск, чтобы охотится на такую дичь, тем более постоянно. Явно придумали какую-то хитрость… Короче, сидите здесь, а я пробегусь по округе и гляну что тут и как.


Оставив нас, Дженасса пригнувшись убежала. Поручив Лидии присматривать за лагерем, сам решил проверить экипировку. Небольшие, острые с обеих сторон парализующие дротики сами по себе требовали осторожного обращения, а будучи еще и смазаны ядом… Законы Мёрфи универсальны и если какая-то неприятность может произойти — она произойдет, так что и антидот в комплекте и техника магического исцеления заучена, но все равно, нужно быть очень осторожным.

Сами дротики, уже смазанные ядом, лежали у меня по три штуки в семи стеклянных пробирках, что я разметил в кожаной перевязи на своей груди. Способ использования прост. Выхватываешь пробирку из перевязи, руками или телекинезом вытаскиваешь пробку, а потом один за другим отправляешь дротики в полет не прикасаясь к ним руками. Особая прелесть в том, что до последнего мои действия не выглядят чем-то опасным, так что их можно использовать даже на виду у врага. Но это крайний случай, конечно.

— Замечательно! — довольно произнесла вернувшаяся Дженасса.

— Что такое?

— Неподалеку есть расщелина, которую эти бандиты переделали под ловчую яму. Накрыли ее сверху палками с листьями и загоняют в нее мамонтов. На дне ямы острые колья, так что без особых хлопот они и себя снабжают мясом и приторговывают как, собственно мясом, так и бивнями, что неплохо ценятся.

— И что тут хорошего?

— А то, что эту яму они соединили проходом с шахтой. Как раз для вас выйдет тренировка по скрытному проникновению, а не штурм лагеря с наскока.

— И в самом деле, то, что нужно. Сама чем займешься?

— Ну… думаю, чем больше их будет наверху, тем меньше останется внизу… Лагерь стоит в низине и хорошо простреливается с холмов. Думаю развлечь их с помощью своего лука, пусть побегают. А если забегают уж очень активно, то уйду к тому месту, где оставили лошадей.

— Хороший план. Пошли, покажешь где у них «черный ход», в данном случае буквально.


Яму-ловушку несколько демаскировало жужжание мух и запах. Особого воодушевления спуск в такую клоаку не вызывал, но это и в самом деле был лучший путь в данном случае.

Расщелина представляла собой милый экземпляр скотобойни… Первичную разделку туши упавшего на метровые колья мамонта проводили судя по всему прямо тут, а кости и непригодные к употреблению потроха поднимали наверх и увозили на телегах. Земля и все внизу были пропитаны кровью, жужжали многочисленные мухи, а запашок вынуждал непрерывно бороться с рвотным рефлексом.

Что там Дженасса говорила про иллюзии? Помнится, они работают со всеми органами чувств? Использовав иллюзии на самого себя я сделал «невидимым» для себя запах. После чего с довольным лицом, на глазах у изумленной Лидии сделал глубокий вдох через нос, после чего, пока ее не вывернуло, наложил аналогичную иллюзию и на неё.

Если сама яма еще худо-бедно была освещена, пробивающимися сквозь листву лучами солнца, то ведущий вглубь шахты тоннель был чёрен как… «черный ход». Ммм… задачка. Свет тут особо не зажжешь… Иначе можно сразу орать — «Кролик! Ты дома?!» Лидия тоже молча сначала показала на проход, а потом на свои глаза.

Зрение уже немного привыкло к полумраку, но все равно, соваться в темноту было бы неосторожной поспешностью. Усилив кровоток к сетчатке и простимулировав ее магией добился повышения яркости ночного зрения. Уже лучше. То же самое сделал и для Лидии. Теперь мы хоть не совсем слепы.

Активировав «медицинское зрение» чуть не ослеп. Повсюду сияла пролитая кровь и более того, светящаяся дорожка уводила вглубь туннеля. Взяв Лидию за руку я отправился вниз по «дороге крови».

* * *
Из темноты было очень удобно наблюдать за освещенной пещерой. Центральная часть представляла собой все тот же мясной цех, чуть левее была оборудована кузня, а справа, вдали, жилая зона.

Так. В жилой зоне за столом сидел маг, судя по балахону и читал какую-то книжку. Неподалеку от него, здоровенный орк в тяжелых доспехах занимался своим боевым топором. В «мясном цехе» работало четверо человек и помимо них кузнец точил мясной нож на круге. Это же надо было под землей кузницу организовать… Какую-то вытяжку для дыма пришлось делать.

Семь целей. Первоочередная — маг. Потом четверо мясников что без доспехов и кузнец. На каждого хватит по одному дротику и можно особо не заморачиваясь бить в середину груди, а там уже и с орком-главарем разобраться.

Накинув на себя невидимость стал потихоньку красться вдоль стены к жилой зоне. Накладывать иллюзии стал только на тех, кто смотрел в мою сторону. На мага вообще не стал, поскольку боялся, что он может почувствовать и распознать чужое влияние. К счастью он настолько был увлечен чтением, что не смотрел по сторонам.

Подобравшись поближе я откупорил первую пробирку с дротиками. Подвел дротик поближе к магу и придал ему ускорение. Есть, прямо в сердце. На секунду мелькнула мысль насчет того, что стоило ли вообще возится с зачарованием и ядом? Но быстро понял, что благодаря параличу он не успел вскрикнуть и теперь все было похоже на то, что он просто задремал при чтении.

Два следующих дротика один за другим метнул в ближайших мясников. Пока тянулся за второй пробиркой к упавшим подошли их товарищи, чтобы узнать в чем дело. Раз, два и третий в кузнеца. Орк-вожак насторожился.

Пока я распечатывал третью пробирку с дротиками закованная в сталь и вопящая туша выскочила на середину пещеры и начала затравленно озираться. Скверно. Из уязвимых мест одна голова, да и то вертится! В итоге метнул дротик на удачу, полагая, что куда бы он не попал, все равно сработает. И действительно, орк запнулся и упал на землю тихо хрипя не в силах вдохнуть.

Пройдя мимо него, я направился в жилую зону к магу. Очень уж меня заинтересовала его книжка «Трансмутация элементов». Пробежавшись по диагонали по открытым страницам я понял, что в ней раскрывалась техника преобразования одних веществ в другие. В частности из железа в двадцать один шаг можно получить серебро, а из серебра уже в тридцать два шага — золото. Ничоси…

Вдруг, позади меня раздался вопль и звон доспехов вскочившего с земли орка. Дротик попал ему в лицо и пропоров щеку прошел навылет. Доза яда на такую массу тела оказалась недостаточной и он не успев задохнуться поборол действие яда. С секирой наперевес, скаля клыки и брызгая слюной напополам с кровью вполне уверенным шагом направился ко мне. Эээ…

Неслышная тень метнулась к нему из темного туннеля за его спиной. Взмах меча, струя крови и безголовое тело оседает на пол пещеры. Я поморщился, глядя как она пробежалась по всем сраженным разбойникам, нанося «контрольный» удар мечом.

Расслабляться было рано. Тут с бандитами было покончено, но снаружи то еще были. Судя по тому, что на вопли вожака никто не явился, в пещере и тунелях шахты никого не было и все наши противники снаружи отражали обстрел Дженассы, ну или приходили в себя после него, если она уже сочла нужным уйти.

Немного поплутав, нашли таки проход ведущий наружу по которому и направились, стараясь ступать максимально тихо. Впереди забрезжил свет и стали разборчивы раздававшиеся оттуда крики. Это была брань. Причем, многое я слышал впервые и некоторые обороты поставили в тупик. Надо будет потом провести исследование, а пока — вперед довакин! Не дай очаровать себя этим сладким трелям!

На улице велась перестрелка в голливудском стиле с поправкой на эпоху. Разбойники прятались, кто за забором, кто за сараем, а из сгустившихся сумерек прилетали стрела за стрелой. Причем, прилетали из разных мест. Дженасса после двух-трех выстрелов меняла позицию и было совершенно непонятно сколько человек ведут обстрел.

Обороняющиеся пытались огрызаться, но эти выстрелы в темноту велись наугад и были скорее попыткой испугать, чем реальной атакой. Среди бандитов оказался еще один маг и его я ликвидировал также дротиком. На остальных же дротики решил уже не тратить и призвал ледяного атронаха.

Ммм… да… Бросаться с мечом на ледяного голема? Не нужна тебе голова, ты все равно не умеешь ей пользоваться. Ага. Значит вы решили, что у троих храбрецов шансов будет больше? Да, это был коварный удар топором в спину. А толку то? О! У выживших, на данный момент, проявились зайчатки разума! Один метнулся прочь из лагеря — на встречу стреле, а двое к нам, в шахту. Лидия, поприветствуй наших новых друзей.

Вот и всё. Атронах проскрипев что-то на прощанье осыпался горкой льда, а из темноты через ворота, оглядываясь по сторонам, проскользнула Дженасса.

— Ну, как все прошло внизу? — поинтересовалась она.

— Не без сюрпризов, но в общем-то как и задумывалось. Даже успел книжку немного почитать.

— Что, такая интересная попалась?

— Ага. Как превращать железо в золото.

— А… слыхала. Редкость, конечно, но ничего уникального.

— Серьезно?! Можно же разбогатеть до неприличия!

— Ха! Видать ты не особо внимательно ее прочитал.

— Вообще не было времени читать, сама знаешь.

— Дело в том, что как и во всем, есть один нюанс… Нельзя одним щелчком пальцев преобразовать пуд железа в такое же количество золота. Это долгий и многоступенчатый процесс, требующий уйму магической энергии. Средний маг за день сможет изготовить с полкило золота.

— Не так уж и мало!

— Столько же золота содержится в сотне септимов!

— Хм… и в самом деле.

— Это не многим выгоднее, чем дрова колоть! Маг вполне в состоянии заработать куда больше другими способами! Не говоря уже о том, что получившееся золото еще надо и продать. Ювелиры возьмут его для изготовления драгоценностей, но оно им просто не нужно килограммами каждый день.

— Ну да… А монеты так просто не изготовишь.

— Не говоря уже о том, что фальшивомонетничество — это тягчайшее преступление. Ты, как кажется, не настолько нуждаешься в деньгах, чтобы идти на такой риск.

— И в самом деле. А я уж и обрадовался…

— Не, заклинание хорошее. Мало ли, понадобилось вдруг серебро, золото, медь или еще какой металл — наколдовал сколько надо из того, что есть под рукой.

— Пару кило плутония сделать себе что-ли интересу ради…

— Чего?

— Да так… мысли в слух… Есть и такой металл с интересными свойствами.

— Я уверена, ты найдешь этому заклинанию применение. — подытожила Дженасса. — А теперь давайте немного приберемся, соберем трофеи и определимся с местом ночлега.

— Мы с Лидией пока сходим за лошадьми, а ты посмотри, что тут есть полезного.

— Договорились.

Глава 5

Чистые родники.
Утро началось с дележа трофеев. Ни оружие, ни доспехи ни какое другое имущество этой банды особого интереса не представляли ни для кого из нас. Набрать несколько десятков килограммов барахла, чтобы сдать Белетору или Адриане за пару сотен септимов?

Вот книжке я был рад и с нетерпением ждал возможности погрузится в ее изуче