КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 479762 томов
Объем библиотеки - 713 Гб.
Всего авторов - 222969
Пользователей - 103593

Впечатления

mr72 про Головачев: Незримая пуля (Боевая фантастика)

Такое впечатление что книгу писал не Головачев, а обычный либерал-русофоб :-(

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Galina_cool про Абрамов: «Большой Сатурн» (Альтернативная история)

Книга разблокирована.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: «Большой Сатурн» (Альтернативная история)

Можно не блокировать.Тут просто 2 огрызка с разных томов , автор так рекламу делает себе

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Юллем: Правь. Книга 1. Наследники рода Воронцовых (Боевая фантастика)

залита и сразу заблокирована. ага , верю.
данунах.
никто не читает эту хрень, вот автор самопиаром и занимается

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Беличенко: Помещик 2 (СИ) (Альтернативная история)

накуа пихать дубль второго тома?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Dgipei: Провал. Том 1. Право жить (ЛитРПГ)

феноменальнейшая графомань

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

ЖнецЪ. На службе Е.И.В. [Антон Федотов ] (fb2) читать онлайн

- ЖнецЪ. На службе Е.И.В. (а.с. Канцелярист -2) 878 Кб, 227с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Антон Сергеевич Федотов

Настройки текста:



Антон Федотов ЖнецЪ. На службе Е.И.В.

Глава 1

Где-то и все те же

— Вот где бы где дюжина негритят-то не помешала, — ухмыльнулся Матвей, постаравшись извернуться так, чтобы "свернуться" чуть компактнее.

Желательно в позу эмбриона, если бы пускали кандалы, защелкнутые на руках и ногах. Поза не слишком героическая, но холод стоял такой, что захочешь согреться и не так раскорячишься! Каменные кольца кандалов не только фиксировали парня в очень неестественном положении, но и блокировали любое внутреннее движение Дара.

Ольга негромко рассмеялась лопнувшими губами.

— Завидно, Матвей Александрович?

— Да упаси все те, кто могут упастить! — не очень понятно, зато искренне ответил он. — Я уж лучше о дюжине девочек помечтаю. Можно даже негритянок, или азиаток, но вообще наших больше люблю…

Сидевшая чуть более вольготно, насколько можно себе позволить с обычными строительными стяжками на руках и ногах девушка, перекатилась так, чтобы лучше видеть лицо собеседника… Ну, насколько позволила веревка, давшая ей очень небольшое поле для маневра в противоположном от узника углу небольшой комнатушки.

— Козел и кобель, — припечатала Демидова, вывернув плечевые суставы под таким углом, что даже Матвею больно стало. — Все вы мужики такие!

О, старая как мир тема! Но пребывание в импровизированной камере вот уже вторые сутки не слишком радует разнообразием развлекательной программы, так что почему бы и нет?!

— А чей-то я-то, — по-простецки загундосил парень. — Ты за всех не говори! Я в этом плане вообще ух! Кремень.

— Ну да, ну да, ждала я от тебя признаний…, - скептически протянула Ольга. — Вот почему мужикам так сложно признать такие вещи? Да, кобели, да волочимся за каждой юбкой!..

Воронцов попытался пожать плечами, но тут же поморщился от прострелившей затекшие руки боли. Если бы не владение внутренней энергией, то уже и лучшие врачи вряд ли бы спасли конечность от последствий двухсуточного издевательства над передавленными кандалами кровотоками.

Комичная серьезность заставила парня негромко рассмеяться. Не выдержала и прыснула Ольга:

— Мужики, как обычно, отрицают вещи, которые им нравятся, — явно процитировала кого-то хихикающая девчонка. — Запоминай! 99 % проблем могли бы решиться в миг, если бы мужики признали, что любят три вещи: сладкие напитки, мьюзиклы и палец в жопе![1]

Смех в одном из концов комнаты мгновенно смолк в попытке осознать сказанное, а Демидова, пользуясь очень задумчивым молчанием собеседника, невозмутимо закончила:

— Но они не признают, и мир продолжает катиться в пропасть!

— Послуууууушай…, - принял вызов Матвей.

Жаркий спор начал набирать обороты!

* * *
— Не помню, как называется эффект, но представь небольшой городок, где все про всех знают. Так вот в этом городе живут 100 мужиков. 90 из них справно трудятся на благо общины, примерные семьянины, а тебя за предположения о пальцах просто на костре бы сожгли на хрен!

— Согрелась бы!.. Но ты продолжай.

— Так вот оставшиеся 10 алкоголики, мудаки и к каждой юбке, что им это позволила, зашли в гости уже не по разу. Поколотили, выпили все что горит, не удовлетворили и свинтили. Так если опросить, все женское население этого городка, то мнение обо всех мужчинах будет строиться именно по этим 10: хамы, холопы, быдло.

— Survivorship bias.

— Русских слов мало?

— Систематическая ошибка выжившего.

— А это с самолетами-то?

— Не поняла.

— Ну, во время Семидесятидневной войны одному математику задали задачу. Дело в том, что не все бомбардировщики возвращались на свои базы с боевых вылетов, а в "счастливчиках" находили множество пробоин от зениток и перехватчиков. Пробоины распределялись неравномерно. Большая часть на фюзеляже, гораздо меньше на топливной системе и уж совсем редко вражеским огнем повреждали двигатели. Почесали репы генералы, да и предложили навесить на эти места больше брони! Вот только в чью-то умную голову пришла мысль спросить об этом ученого. Тот же и спросил: зачем, с этими повреждениями самолеты ВОЗВРАЩАЮТСЯ![2]

— Поняла-поняла-поняла, это как с дельфинами!

— То есть? Разверни!

— Ну, нам же известно об их доброте со слов тех, кого они вытолкнули на берег, верно?

— Ну…

— Мнение тех, кого они толкали в обратную сторону, видишь ли, не учтено!

— Б*дь, Оль, оставь мне веру хоть во что-то светлое!

— В дельфинов?

— Хотя бы в них…

— И…

— И еще в пиво!

* * *
— Зачем тебе это все?

— Замуж я не хочу, понимаешь? Не то чтобы вообще, но вот пока…

— Насколько я понимаю, ты… Прекрасно осознаешь, все минусы своей репутации…

— Конечно, сколько сил на это убито.

— Не понял.

— Общественное мнение обо мне — это то, что вытянет не каждый Род моего будущего жениха. Нет, тебе и Воронцовым было бы все равно. Романовым, Гольцовым, Скуратовым и другим Древним Родам — тоже. Они могут позволить себе закрыть глаза на такие мелочи, а вот Семьям послабее так проигнорировать общественное мнение уже не получится.

— Все равно…

— Знаешь, сколько брачных предложений поступило моему деду от Родов? Первое пришло едва мне исполнилось одиннадцать! Нет, можно, конечно, и послать всех в пешее эротическое, но… Наше общество просто пронизано невидимыми большому миру союзами, договорами, братчинами. Сегодня одному отказал, второму, третьему, а завтра артель машиностроительная цены заломила, контракт сорвался, клиенты ушли… Зачем плодить недоверие и вражду там, где просто можно установить некий… "Входной порог"? Так же мои выходки еще и на пользу Роду идут!

— …?

— Репутация. Представь, Глава какого-нибудь Рода читает про наши с тобой ночные гонки, список разрушений и прочие непотребства!..

— …!

— Да-да, помню, ты в статьях почти и не появляешься. Бросил хрупкую девушку одну… Его мысли: немного сочувствия к деду: внучка оторва — горе в семье! Вертит им бедным как хочет! Но следующая мысль: "А сильны Демидовы! Такие выкрутасы "прикрыть!"

* * *
— А я не хочу, не хочу по закону, а я по любви, по любви хочу!..

— Заткнись!

— Хахахахах.

— То есть, ты… И все ради… Хахаха.

— Да, пусть не по любви, не в моем положении, но пока есть возможность погулять на воле, так почему бы и нет?! Ну не хочу я замуж пока…

— С негритятами оно веселее, да!..

— Дались тебе эти негритята!

— Ну…

— А по-моему, тебя сравнение с ними задело! Видела я твое лицо, когда я рассказывала про их болты…

— Ох, не могу, хах-ха!

— Да не спала я с ними, успокоился?

— Неа, мне все еще смешно… Хах…

* * *
— Боль-но, Матвей Александрович, с такими было бы просто боль-но!

— Ой, не могу… До свадьбы ни-ни! И кто? Демидова!

— Эй, ты там совсем-то не извращай! Были у меня мужики, но не так и не столько!..

* * *
— Ты как про последнее желание спросят, требуй, чтоб тебе палач лично прочитал вслух все тома "Войны и мира"!

— И пожрать!

— Матвей, ты только и думаешь, как брюхо набить! — Не только, но о втором только когда не голоден!

— А как же пища для ума?

— Например?

— Почитать что-нибудь…

— "О пользе голодания"?!

— Нет, спасибо, не сейчас!

* * *
— Астрахань.

— Нижний Новгород.

— Дубна.

— Архангельск.

— Кострома…

* * *
— Из далека доооолгооооо,
— Течет река Воооолгаааа!..
* * *
— Ну и я её…

— Фууууууууууу… Зачем мне это знать?

— А что такого? Горячее пиво — действительно вкусно!

— Да я про эту…

— А! Так я ж про твоих негритят знаю… Снилось даже!

— Матвееееееееей…

— Хахаха.

* * *
— Веселимся?

Новое действующее лицо появилось в камере достаточно неожиданно, пусть и было замечено Матвеем и Ольгой почти мгновенно. Такую "физию" грех было не заметить. Шрамы и ожоги покрывали его с левой стороны, делая похожим на страшную маску. В остальном же вошедший ни чем не выделялся. Черный костюм, облегавший широкие плечи словно влитой, и белая рубашка с каким-то неярким галстуком. Про обувь тоже мало что можно было добавить кроме черная, кожаная, надраенная до блеска. Вот разве что выправка… Никакой цивильный костюм не скроет, что раньше на его плечах красовались погоны. И довольно долго. Настораживал лишь серебряный значок "I.H.S.". Иезуит, ну надо же…

— Похоже, пора ужесточить режим содержания, — усмехнулся из-за спины "гостя" виновник их нынешнего пребывания в столь неприглядном месте Кирилл Евгеньевич Лунин.

Лаааааадно. С этим деятелем еще разберемся. А второму простим пока "вторжение". В конечном счете еще большой вопрос кто здесь у кого в гостях. Однако амнистия будет касаться только вторжения. Все остальное парень запоминал и был уверен, что этот счет он предъявить он обязательно сможет. Молодость она такая, да…

— Так с какой целью мы приглашены в это замечательное место, — светским тоном уточнил Матвей у "пережеванного", демонстративно игнорируя Лунина.

Тому показательное пренебрежение явно не понравилось, но только он собрался открыть рот, как "гость" сделал короткое движение рукой и кое-чей рот захлопнулся не успев поделиться с миром своим возмущением. Бывает, да.

— Я вам так нравлюсь? — все еще вежливо поинтересовался Матвей, не без сомнения наблюдая за тем, как гвоздь взглядом буквально ощупывает его самого.

— Вы мне безразличны, Матвей Александрович, — безмятежно соврал тот.

Старый Повилас прекрасно знал, что поврежденные мышцы, навсегда сделавшие его лицо маловыразительной, но оттого не менее страшной маской, не выдадут того огня ненависти, что вспыхивал у него внутри, стоило ему увидеть любого из воронцовских ублюдков. Очень уж хорошо он помнил, какую резню устроили берсерки Старого Коршуна, что позже возглавил Род Воронцовых, его батальону, каких-то 35 лет назад. Этого срока явно недостаточно, чтобы забыть всю ту боль, что он испытал на пепелище. Ту ночь пережили всего 23 человека. Из 914.

Смыслом его жизни стала месть. Она же помогла сохранить рассудок. Но сейчас, когда в его руках находился ключ от гнезда Старого Коршуна — Усадьбы Воронцовых… О, да… месть будет сладка!

— Впрочем, не скрою, мне будет приятно знать, что где-то взгрустнет один старый пердун, когда я пришлю ему твою голову, — ну вот, обещал же себе сдержаться, да опять сорвало.

Ничего не мог с собой Повилас, в иных, даже критических, случаях демонстрировавший изрядное здравомыслие.

— Что ж я тогда жив, — поднял удивленный взгляд Матвей, решивший держать марку и лицо даже при самой плохой игре.

Впрочем, марка маркой, а холодок-то внутри пробрал.

Старик продемонстрировал ему шприц с прозрачной жидкостью миллиграмм на пять.

— Не выйдет, — ухмыльнулся Воронцов, постаравшись это сделать как можно гнуснее. — Блокировка зонного типа плюс психоблокада. Еще варианты?

— А и не надо, — усмехнулся довольный "гость", пряча шприц в карман. — Интересно, что ты скажешь о боли. Старой доброй боли? Той самой боли, что сводит с ума и самых стойких, превращая их в рабов, готовых на все ради "легкого ухода"… Или по молодости считаешь, что стойко перенесешь все мучения и потом…

Старик что-то еще говорил, но Матвей уже не слушал. Пытки он не вынесет. Все те, кто утверждают обратное, мало представляет о чем идет речь. При том же полевом допросе инструктор учил его, что терпеть нужно сколько можешь, если только тебе надо дать время товарищам, либо еще как-то лишить противника нескольких минут времени. Имеет смысл попробовать соврать, либо ввести противника в заблуждение, но запираться в такой ситуации… Какой-то уровень боли тебя все равно "купит", а то, что останется от твоей бренной тушки после всех процедур, миру предъявлять будет ну решительно невозможно. Поэтому итог один — утилизация.

— Сегодня отдыхайте, Матвей Александрович — светским тоном предложил старик. — Вас даже покормят…

Уже в дверях Повилас остановился, и, обернувшись к парню добавил:

— Правда, сильно наедаться не советую, завтра вас ждет обширная программа!..

* * *
— Ну, а мне ты просто не нравишься, — выдал Лунин, едва за уродливым стариком закрылась дверь в явно импровизированную камеру. — Я был рад приказу. Жаль, что задача стояла доставить живым. Однако сейчас понимаю — Повилас оказался прав, как всегда. Уж кто-кто, а он-то умеет делать последние минуты жизни незабываемыми. А иногда, если повезет, эти минуты превращаются в часы…

Матвей на все это разглагольствование смотрел достаточно равнодушно.

— Ольга Григорьевна, как считаете, с молодым человеком все в порядке? — показательно игнорируя оратора, обратился парень к своей сокамернице. — А то вон как перекосило… В утреннюю кашу я ему не срал… Простите, что при дамах. Так, переформулируем… Несварение желудка я ему не устраивал. Так чего ж он меня не любит-то так, что аж кушать не может?!

Ольга, насколько позволяли путы, демонстративно пожала плечами.

— Может, у него маленький член?

Матвей не на шутку удивился.

— А это-то тут при чем?

Смешок был ему ответом:

— Ой, не знаю, не знаю, Матвей Саныч, он у вас всегда при чем…

— Хватит! — прервал зарождающееся веселье обсуждаемый тип.

Никто даже не повернул в его сторону головы.

— Как думаешь, а чего он такой злой?!

Ольга скорчила умильно-вдохновенную мордочку и тонким голоском протянула:

— А если б у тебя была маааааааленькая пипирка ты б злым не был?

Матвей предпринял попытку почесать затылок, но лишь скривился от возмущенного перестукивания каменных кандалов.

— Логииииичноо, — задумчиво протянул он.

Удар носком ботинка пришелся прямо в диафрагму Воронцову и был настолько силен, что на восстановление дыхания, не смотря на все старания внутренней энергии, на восстановление ему понадобились пара минут, на которые он просто выпал из реальности.

— … ядь ты такая, повезло, что живой нужна, — зло высказывал ненавистный голос угрюмо сжавшейся девушке. — Ну ничего, и тебя к покорности приведем. Смотри.

Зря ты так, парень, если бы Матвей поймал на себе столь ненавидящий взгляд Демидовой, то жить ему в этом мире было бы очень неуютно. Он ведь, в известных случаях, имел свойство становиться очень тесным. Вот уж непонятно было, добьются ли похитители от Демидовых заявленных целей, но на месте Лунина на долгую и счастливую жизнь после ТАКИХ взглядов парень бы не рассчитывал.

Тем временем, Воронцова буквально вздернули в воздух, вырывая суставы рук. Рррррр, больно!

— Вот сейчас поговорим, — заверил Лунин, нанеся первый удар.

Ого, а энергетический панцирь Кирилла, в простонародье прозванный "рубашкой" ослаб, когда хозяин поддался чувству ненависти. Словно мигнул, когда Лунин на миг потерял контроль над внутренней энергией.

Ну-ка.

— Знаешь, Оль, а ведь ты права, тут явно без короткоствола не обошлось. То-то я смотрю Кирилла у нас рукопашник знатный!..

И столь похабно юноша подмигнул сокамернице, что ни у кого не осталось и малейшего сомнения в том, что под "рукопашкой" Матвей имел ввиду вовсе не умение махать руками и ногами.

Девушка коротко и зло рассмеялась.

— С-с-сууууука, — выдохнул Лунин, нанося очередной удар.

Есть, слетела "рубашка"!

Воронцов скривился от боли в прокушенном языке, тут же почувствовав яркий привкус крови во рту.

Тьфу.

— Сука! — орал истязатель, пытаясь протереть глаза.

Ну да, жжется. Али Матвей не владетель своей Крови? Вот только боль — меньшая из твоих проблем, Кирилл Евгеньевич. Теперь Воронцов по Следу Крови рано или поздно до него доберется, куда бы тот не скрылся.

Если, конечно, переживет сегодняшний день!

Сука, выдохнул еще раз Лунин, нанося страшный удар в голову.

Сознание жнеца помутнилось. Что-то он слишком часто стал теря…

УДАР!

Как его тело упало на пол, едва кавалергард отпустил стопор, удерживавший тушку внештатного канцеляриста на весу, Матвей уже не почувствовал.

Глава 2

И оказался Кирюша Лунин не кобелем, а сукою.

С момента словесной перепалки прошло не менее двенадцати часов. По крайней мере, по словам Ольги. Сам Матвей еще не очень ориентировался в пространстве, так как сотрясение "не кобель" ему обеспечил с гарантией. Так же как и обязательный поход к дантисту. Так что у узника Волоконских (а Волоконских ли?) было время решить куда обращаться — к целителям или дантистам. Вторые "классическими" методами восстановят оскал, а первые, что будет естественнее и надежнее, просто отрастят выбитые или поломанные зубы. Есть одна мааааленькая загвоздка: ну вот не умеют целители работать безболезненно. От двух до четырех суток, в зависимости от сложности восстановления зубов, колбасить будет нещадно. Да еще и обезболивающие практически запрещены. Не совместимы они, видите ли, с тонкими вибрациями целительных заклятий! Парень распухшим от жажды языком пока не мог оценить полный ущерб, нанесенный своей фотокарточке. Ах, да… Если раньше раз в четыре часа им выдавали по маленькой пластиковой бутылке воды, то теперь, похоже, что решением Кириллушки, сей привилегии узники были лишены.

В таком разрезе и об обещании старика о кормежке тоже вспоминать не стоило.

А времени прошло немало…

Говорить тоже не хотелось. Рот лишний раз они перестали открывать еще часов семь назад, чтобы вместе с выдохом тратить меньше драгоценной влаги. Вот только и вся слюна, что удалось "скопить", была "выпита" много часов назад. И пусть тот, кто считает, что двенадцать часов без живительной влаги — не так много, проведет на себе эксперимент. Допускается даже без отягчающих обстоятельств в виде сотрясения и вони.

В туалет их не выводили вот уже пятнадцать часов.

"Ничего, Кириллушка, — думал про себя Матвей когда становилось совсем дурно. — Мы отсюда выберемся, и тогда сотворю я с тобой что-нибудь страшное!".

Впрочем, оценивая выражение лица очень неплохо державшейся Ольги, парень все чаще стал ловить себя на мысли, что "страшным" вполне может стать аренда тушки Лунина девушке на несколько часов. Уж она-то точно будет знать, что делать! И памятью плохой не страдает. "Молот ведьм"[3] по сравнению с судьбой придурка, решившего покуражиться за их счет, покажется доброй детской сказкой. Идиот явно выписал чеки, которые не сможет оплатить, если счет будет предъявлен. Вернее, "когда", а не "если".

Обсуждаемый объект появился еще минут через пятнадцать после того как Матвей стал всерьез задумываться, насколько еще ему хватит сил оставаться в сознании. В руках он держал тонкий стакан с водой. Сволочь.

Сделав смачный, с шумом и выдохом, глоток, он поставил стакан между пленниками на таком расстоянии, что ни один не смог бы до него дотянуться. Гадко ухмыльнувшись на прощание, он, так и не произнеся не слова, покинул импровизированную камеру.

А, нет, не сволочь. Сука!

Трижды.

Оставил стакан и ушел. Стеклянный стакан. Идиот. А он точно служил на Кавказе?

А то ведь как в той песне получается:

В танковой атаке бывает горячо,
Ну а писарем при штабе, так даже ничего![4]
Минут пять ушло у Матвея на смену положения. Если вытянутся на всю длину "поводка" кандалов, то он доставал до тары сааааамыми кончиками ботинок, которые с него так и не сняли (дважды идиоты!).

Идеально выверенным движением, он совершил ювелирный толчок, заставив влажный стакан проскользить сантиметров десять по ламинату. В сторону Ольги.

Та не подвела. Так же вытянувшись на всю длину, она смогла перенести скованные стяжкой щиколотки над вожделенной тарой. Зажав икрами стакан она подтянулась обратно к стене и сделав медленную, буквально выверяя каждый миллиметр "складку" таким образом, чтобы при подъеме ног под тяжестью оставшейся воды сосуд "проворачивался" в импровизированном захвате, вложила его в свою ладонь.

— Пей, — прохрипел пересохшим языком единственное за много часов слово Матвей, стараясь не слишком жадно пялиться на то, как девушка мелкими глоточками насыщает свой организм живительной влагой.

Матвей же, чтобы не думать о воде, поражался всему пафосу ситуации. Как древний герой он был скован кандалами. Нет, из курса артефакторики он прекрасно помнил, что именно такое строение блокираторов обеспечивало максимальное сдерживание Дара. Но сама ирония… Черт! Такие мысли не слишком отвлекали от саднящего пересохшего горла. А других он придумать не успел.

— До конца, — с тщательно скрываемым желанием добавил он, видя, что девушка остановилась ровно на половине.

С большим трудом остановилась.

Парню лишь осталось пожать плечами на ее вопрошающий взгляд. Не видел он способа передать сосуд, не разлив воду.

— Кинь мне стакан, — прохрипел он, убедившись, что последняя капля допита.

Но тут организм и глазомер Демидову подвели. Стакан разбился прямо у ног парня.

Ольга же виновато глянула на осколки, но Матвей лишь успокаивающе покачал головой.

Сделав нечто похожее на недавние экзерсисы Ольги, пусть и куда более "дубово", он ощутил правой ладонью донышко стакана, с торчащим острым осколком.

В тот же миг, острое стекло впилось в его левую ладонь.

— Ты что делаешь, — полувоскликнула, полупрохрипела Демидова.

Матвей лишь покачал головой, требуя не мешать. Отправлять себя на тот свет он не собирался. В конце концов, если бы так хотелось, то он давно мог откусить себе по примеру ниппонских шиноби язык. Смерть нелегкая, но… Смерть.

Иногда спасает.

Девушка же замолчала.

Вслепую собственной кровью при помощи стекла нарисовать на кандалах не самый простой символ ему удалось всего за полчаса.

Треск сработавшей Печати Разрушения едва не заставил парня заорать от боли в разодранных запястьях. Небольшой взрыв, буквально расщепивший камень, бесследно не прошел, вогнав крошево в его тело. Ходящими ходуном руками, он старательно вывел аналогичный символ на перемычке поножей. Сами "браслеты" он пока решил не снимать. Все равно после разрушения общего контура как подавители они уже никуда не годились, а если он лишиться еще и ног…

Спустя еще полчаса мучений и множество порезов у обоих, удалось срезать стяжку с рук девушки. Ногами она занялась сама.

— Сколько нужно…, - прохрипел Матвей, кивая на распухшие запястья и щиколотки Ольги.

— Минут двадцать, — ответила знакомая с внутренней работой девушка.

Воронцов лишь кивнул, буквально в этот миг выпадая в целительный транс.

Сколько-то до начала активной фазы побега он свое тело восстановить успеет.

Вот только достаточно ли этого?

* * *
Из теплого целительного транса Матвей "вывалился" резко и сразу. Не то чтобы ему очень этого хотелось, но пора было начинать действовать. Дар вернулся, но чуда за жалкие двадцать минут не произошло. Да, чуть меньше саднило горло и удалось хотя бы как-то остановить кровь. Вот только головокружение подсказывало, что все равно он ее потерял немало. А сколько еще предстоит?..

А весь внутренний резерв он уже потратил. Ну, не целитель он… Передача шла с ужасными потерями. Просто на то, чтобы выжить и сохранить хоть какую-то мобильность, потратить пришлось столько, что хватило бы на снос всего этого курятника. Мда… Огонь кончился. Остается Кровь.

— Ты как? — в голосе Ольги слышалось беспокойство.

Кажется, парень не только чувствовал себя паршиво, но и выглядел не лучше.

— Норма, — ответил он.

Удалось даже ободряюще улыбнуться девушке.

Вроде бы.

Демидова, по счастью, комментировать сие самоуверенное заявление не стала.

Еще минуту Воронцов потратил на быстрый самоанализ.

— Оль, я не боец, — признал он наконец, с трудом фокусируя взгляд на выплясывающих кадриль руках.

Короткий хмык стал ему подтверждением.

Девушка коротко кивнула, начав деловито разогревать запястья. Аутотренинг у нее, похоже, такой. Оставалось надеяться, что ее наставники действительно неплохо потрудились, натаскивая возможную наследницу в крав-мага. А так же на то, что уроки внутренней работы она усвоила на высоком уровне.

— Как мы отсюда выберемся, — деловито уточнила Ольга, продолжая выполнять короткий комплекс, и уже через несколько секунд добавила. — Готова!

Хорошо. Почти так же хорошо, как и решение девушки повременить с вопросами, которых, судя по прищуренному взгляду, у нее набралось на целый вагон и немаленькую такую тележку.

Ох-хо-хо… Когда-то на них таки придется ответить. И не ото всех удастся избавиться ссылкой на "страаааашные" подписки.

— Тогда вперед, — просто заключил парень, подбирая осколок.

Демидова тоже теряться не стала, оторвав от когда-то безумно дорогой брендовой маечки кусок, отправилась подыскивать еще один осколок.

Нашла.

"На один удар хватит", — заключил уже почти бывший узник, не раз видевший чертову девку в деле.

Моторику и навыки спрятать сложно. Особенно когда и тебя тренировали схожим образом.

Укол в руку был выполнен с хирургической точностью, чтобы получить ровно столько крови, сколько нужно для того, чтобы выбраться. Еще бы! Жнец, не знающий своей и чужой анатомии — мертвый Жнец.

А вот достойная печать получилась далеко не с первого раза — подводили трясущиеся руки. Однако тринадцатая попытка вышла вполне удачной. Воронцов же про себя лишь понадеялся, что это предзнаменование вовсе не им, а сволочам, что находятся за уже почти взломанной преградой.

Приложив окровавленную ладонь в центр чертежа, Матвей напитал рисунок энергией, произнеся пару гортанных фраз на давно мертвом языке, что тоже удалось не с первого раза.

Рисунок исчез, словно впитавшись в старое дерево мощной двери. Явно не в этом веке подвал строили… На совесть сделано. Когда смотришь на работу в разрезе столетий, результат получается вот таким. Монументальным. Даже в мелочах. Древний зодчий постарался на совесть.

— Еще пять минут.

Очередной кивок подтвердил, что девушка готова и ждет не дождется шанса поквитаться…

— Ольга, — счел нужным уточнить парень. — Наша задача не поубивать здесь всех прямо сейчас, а тихо и незаметно свалить отсюда. Понимаешь?

Девушка со все той же ненавистью и решимостью смотрела на дверь, сжимая в руках обмотанный тряпицей осколок.

Два шага. Одна пощечина, добавившая и без того чумазому личику еще пару красных разводов. Один долгий взгляд глаза в глаза. Ровно до того момента, пока на лице напарницы не стало проступать понимание.

— Мы. Уходим. Отсюда, — ровно и размеренно произнес Матвей, используя еще капельку из и так почти истощившегося резерва. — Тихо и незаметно. Ты слышишь меня? Тихо и незаметно. Повтори!

— Что? — подняла та взгляд, в котором еще плескались отблески только что охватившей Демидову холодной ярости, едва не превратившей хрупкую на вид пленницу (пока еще!) в нерассуждающего берсерка. — Что повторить?

— Мы уходим отсюда, — начал парень.

— Мы уходим…

— Тихо и незаметно, — еще чуть-чуть истончается внутренний резерв.

— Тихо и незаметно…

— Мы отомстим, — завершает мантру он, не давая разорвать зрительный контакт. — Но потом…

— Мы отомстим. Потом. Сейчас уходим тихо и незаметно, — наконец-то ее голос перестал напоминать рык раненой тигрицы перед броском, а во все еще полыхающих яростью глазах стал проступать проблеск разума. — Да, я поняла.

Что ж, на этом экспресс-терапию можно было считать оконченной.

Две минуты до старта тянулись часами, но вот…

— Сюда, — обозначил Матвей воображаемую точку на преграде к свободе. — Не слишком сильно.

Красивый, но жесткий удар девичьей ножки выломал замок из сгнившей двери, заставив ее распахнуться наружу. То, что не удалось совершить безжалостным векам, "поправило" древнее же заклятье.

Яркий свет ламп заставил обоих зажмуриться, выдавливая из отвыкших от света глаз непрошеные слезы. Парочка беглецов даже невольно отступила назад, стараясь унять неприятную резь. Заодно Воронцов впервые с толком осмотрел "приютившую" их комнатушку, опираясь на каменную стену. Похоже, когда-то это была молельня, о чем свидетельствовал каменный выступ, некогда исполнявший функции алтаря.

— Вперед, — скомандовал проморгавшийся первым парень через несколько мгновений, пропуская Ольгу вперед как единственного оставшегося в строю комбатанта.

Демидова молча кивнула, тенью скользнув вперед.

Настала пора покинуть сию гостеприимную обитель!

Глава 3

Какие же пленители (кто бы они ни были!) все-таки гады! Нет бы расположить кухню где подальше от импровизированных камер. Не пришлось бы сейчас глотать слюну и ждать, пока повара отвлекутся, чтобы стянуть бутылку воды. Вот они, всего-то в полутора метрах от входа. А поди ж ты доползи, не выдав себя урчанием живота от сочащейся и шипящей аппетитнейшими ароматами кухонной утвари. Тем более, Матвей (злодей такой, с точки зрения Ольги!) настрого запретил что-либо есть сейчас. С собой про запас что-нибудь компактное и не демаскирующее запахом — пожалуйста, а данный момент ни-ни. "Ни капли, ни сантиметра", как говорится в старой пошлой присказке. Нет, девушка тоже изучала физиологию и прекрасно понимала, что выброс инсулина, после которого потянет в негу и сон, а так же полные желудки — не лучшие помощники при побеге. Это не говоря уже о том, что еще неизвестно, какую реакцию выдаст оголодавший желудок. Но все же… Как хорошо, когда есть кто-то, кого можно "обвинить" во всех проблемах, пообещать мысленно жутко отомстить за вынужденную голодовку, а после спокойно делать, что должно!

Тем более ползти за заветными бутылочками, припасами и, по возможности, "холодняком", которого на любой кухне всегда более чем достаточно, выпало именно ей. Не Матвея же с его почти "выключенными" руками отправлять в разведывательной рейд. Увы, вопреки всем канонам сказок о принцессах из старых башен, что спасаются исключительно усилиями залетных принцев, роль ударной силы сегодня выпала ей. Реальность она всегда ближе к практической пользе от любого действия, чем к его "джентльменскому" виду! Тем более, со своей стороны парень уже сделал все, что смог.

И продолжал делать.

Вот и сейчас, прикрыв почерневшие от усталости и недосыпа веки, ярко выделявшиеся на бледном от потери крови и сотрясения лице, он "сканировал" пространство на предмет нежелательных свидетелей их дерзкого набега на запасы похитителей. Ольга, конечно, догадывалась, что "артефакт перчаточного типа", что якобы использовал ее соратник, не более чем прикрытие для средних сил стихийника, но вот Магия Крови…

Ладно, об этом после! Если… Нет, когда доживем!

А самое главное, что глава Рода Демидовых об этом знает наверняка. Не может не знать. Девушка очень хорошо представляла, насколько серьезно проверяются ее контакты и какие последствия для бойцов Гвардии сулит даже тень подозрения в халатности. С другой же стороны, удалось же её "спеленать" прямо посреди оживленной улицы Столицы? Но тут два варианта: либо охраняют как Государя, что и в туалет не сходишь без "теней", либо какая-то степень автономности, но с риском таких вот… коллизий. Они с дедом решили, что второй вариант лучше. Демидова и сейчас считала так же. В конце концов, если бы похищение было сопряжено с большими сложностями, то не отдал бы тактик противника приказ на ликвидацию? Какой бы крутой не была твоя личная охрана, но она сможет спасти только от второго выстрела. Первый раунд — всегда за нападающей командой.

— Оль, готовность, — вырвал ее из размышлений, все так и не открывший глаз Матвей, показавший ей три пальца.

Согнулся первый. Ольга выкинула все лишние мысли из головы, буквально вгоняя сознание в боевой транс. Согнулся второй. Обострившимися до звериных инстинктов чувствами девушка и сама ощущала, что в ближайшей к выходу в огромную кухню части помещения заметить ее некому. Лишь пара поварят копошились в противоположном ее конце. Согнулся третий. Энергетическая пружина мобилизованных Демидовой сил начала "распрямляться", убирая боль, страх и неуверенность, благодатным потоком напитывая мышцы силой. Взмах рукой — "Пошла!".

Бесшумным ужом охотница за водой, едой и прочими полезными прибамбасами, буквально ввинтилась в ярко освещенное пространство, тут же заняв место под столом, надежно скрывая себя от случайных взглядов поваров. Стянутая с вешалки небольшая платяная сумка, намеченная как цель номер один еще до броска, стала отличным "инвентарем", как говорят поклонники компьютерных игрушек. Сама она таким никогда не увлекалась, а вот к процессу сбора "лута" и "мародерству" подошла со всей ответственностью.

Сумку на пол, четыре полулитровых бутылки внутрь. Перекат. Схватить ножи, какие попались. Обратно… четыре банки консервов из стоящих в уголке ящиков, что Матвея, кстати, не очень порадовали. Вряд ли этим кормили местных старшИх, а вот если предположить, что из них комплектуют сухой паек бойцам… Немало здесь должно ошиваться всяческого сброда. Вновь ужом к лежащей под столом сумке…

Так, программа-минимум — есть!

Теперь схватить что под руку подвернется и ходу!

Еле слышный стук костяшек о косяк заставил ее вновь перекатиться под стол, замерев испуганной кошкой, но выпустив "коготки", чтобы в случае чего броситься на нежеланного свидетеля. Обошлось… Протопали мимо нее обутые в кроссовки ноги, задержались на пару секунд у рефрижиратора, после чего "унесли" своего владельца в обратном направлении. При этом семенящие шажки и некоторый асинхрон в движениях владельца красных "Адиков" выдавали напряжение и нервозность рыцаря ложек и кастрюль. Вот только размышлять об этом особо некогда. Ушел? Ну и славно!

Бросок сумки еле поймавшему трясущимися руками груз Матвею и резкий рывок к выходу.

Прорвалась!

Небольшой бросок до утопленного в полутьме коридора закутка (вот за что любил сейчас Воронцов зодчих старой школы, так это вот за такие "уголки", коих в их творениях всегда можно было насчитать немало — рай для диверсанта и головная боль охраны). Похоже, нынешние хозяева сей обители обустраивали ее все-таки с точки зрения собственного удобства, а не ведения боевых действий, предпочтя оставить здесь в старых коридорах хоть и уютное, но неяркое освещение.

"Интересно, каково здесь было когда вместо притушенных лампочек стены украшали факелы и масляные лампы? Наверняка зрелище было восхитительным!", — неожиданно пришла в голову парня совершенно излишняя на данном этапе мысль.

Романтик, блин.

Спрятались? Спрятались! Ну и хорошо… Вот теперь можно попить, передохнуть и подумать, как и, главное, куда им выбираться. По бутылке воды они прикончили на месте. Парень половину выпил почти влет, а вторую растягивал, стараясь не слишком спешить. Девушка же, утолившая первую жажду еще в "камере", свою долю смаковала со вкусом и неспешно. Ну, насколько время позволяло, естественно. Вес поклажи на плече Матвея тут же уменьшился почти на килограмм. В их условиях это серьезно! Там же молодые люди при помощи влажных салфеток (спасибо Демидовой за чисто женскую практичность!) насколько возможно решили вопросы первичной гигиены и оправились. Ну, не туалет же искать, судари мои, загоняя себя в ловушку с единственным выходом! Еще глупее начинать активные диверсионные действия в стане противника с полным мочевым пузырем. Как говорится в известной присказке, пусть уж лучше лопнет совесть, чем тот самый пузырь! Да и девушка особо не стеснялась и не привередничала. Ох, познакомиться бы с тем, кто вел у нее НВП. Руку бы пожал без тени сомнения!

Первичный осмотр "инвентаря" показал, что их дела не так уж и плохи. Удалось "затрофеить":

— Три керамических ножа (оба вздохнули с разочарованием — ни банку консервную открыть, ни сук срубить, разве что на втыкание в человеческое тело и годится!).

— Четыре банки тушенки (по счастью с кольцами для открывания, иначе Матвей попросту оставил бы их здесь как лишний вес — на ножи у него надежды не были никакой).

— Простой штопор с перпендикулярной деревянной рукоятью (им тут же завладел парень, превратив в опаснейший в умелых руках кастет с торчащим поражающим "шипом").

— Полотенце (тоже оставляем — гигиена/жгут).

— Банка оливок впопыхах стянутая со стола (в угол — лишний вес!).

— Девять нарезанных кусков хлеба, лежащих рядом с последним спертым ножом (сглотнув слюну, поровну фасуем по карманам).

— Скалка вся в муке и хлебных крошках (оставим здесь, но никакого смеха — в такой стрессовой ситуации могла и упаковку туалетной бумаги схватить на нервах… Что, кстати, в их ситуации было бы куда уместнее!).

Аккуратно распределив максимум веса по своим и ольгиным карманам, Матвей оставил в сумке лишь тушенку, проложенную, чтобы не "звякнула", полотенцем, превратив тем самым абсолютно мирные предметы в импровизированный кистень.

На все — пятнадцать минут.

Едва засеченный внутренним таймером Воронцова отсчет дошел до нуля, как он мгновенно оказался на ногах.

Единственный сигнал "Вперед!" из безмолвного словаря всяческих диверсантов, пластунов, спецназовцев, а так же прочих лихих личностей, и две тени вновь заскользили по довольно скудно освященным древним коридорам на встречу свободе.

* * *
Вот тебе и столкновение эпох. Небольшая дверь отделяла историю веков подвала от современного дома, построенного на надежном основании. Дом, кстати, гудел как потревоженный муравейник. Матвей грешным делом аж подумал, что их побег обнаружен, что было, кстати, вполне логично при наличии камер. Парень совершенно не предполагал добраться и до этой точки, рассчитывая скорее на разведку боем, которая поможет потом составить новый план. Ведь не грохнули же их сразу? И даже не покалечили! А это дает надежду, что и попытка к бегству не приведет к фатальным результатам. Однако все внимание "домочадцев" было обращено наружу. Похоже, кто-то злой и настойчивый готовился штурмовать загородную резиденцию, судя по портретам на стенах, принадлежащую все же Волоконским.

Хорошо, лишний шум не помешает. Однако и дожидаться штурмующих отрядов — дело последнее — кто его знает, кто там такой настойчивый, и не положат ли их под горячую руку, как свидетелей, либо просто потому, что у пока еще сдерживаемых осадными щитами имения товарищей, могут быть и личные причины по тихой грусти прикопать отпрысков Демидовых и Воронцовых, свалив все на поверженных, и, в таком случае, зачищенных в ноль, врагов. "Ну не успели мы ребятишек спасти, мои как увидели, что с ними супостаты сделали, так сразу всех и положили от полноты чуйств-с!", — картинка "оправдания" командира штурмовиков встала перед глазами парня настолько ярко, что он даже неожиданно для самого себя улыбнулся. Быстро погасив "лыбу", он украдкой обернулся к девушке, но и той, судя по ехидному выражению лица, на ум пришло нечто похожее. А что? Дело-то, в общем, вполне житейское.

Короче, Матвей принял решение выбираться самостоятельно. Очень вряд ли, что на камуфляже нападающих будут родовые знаки различия, а если и будут, то угадать, кто на самом деле под ними скрывается — та еще задача. Ее парень и решил перенести на "не здесь и не сейчас".

— Вперед, муфлоны тифозные, — проорал командный бас в полуметре от прячущихся за диваном беглецов. — Взяли и потащили!

Соседняя с их укрытием мебель была споро перетащена к двери. Похоже, "местные" возводили баррикады в доме, не слишком полагаясь на щиты. Хорошее решение!

Рывок из зала дерзкая парочка совершила как раз вовремя, так как управившиеся с первым приказом командира, вернулись уже за "их" диваном.

Еще одна небольшая неприметная дверь привела беглецов в крыло для прислуги. Вот уж где было тихо. То ли всех разогнали перед "войной", то ли, судя по тому, что повара все же кашеварят, свели штат к минимуму, и все, кто не принимает участие в активных действиях, сейчас искали укрытие. О том, что людей здесь и до нападения было немного, говорили следы ремонта. Похоже, хозяева решили обновить крыло, пока все лишние глаза удалены. Совместить, так сказать, приятное с полезным.

Комнаты на предмет "чего б затрофеить" обыскивать не стали. Времени в обрез.

Участок, на котором располагался дом, был явно был с уклоном. Как иначе объяснить, что выбравшись из подвала на первый этаж "хозяйской" части, в комнатах крыла обслуги к выходу им пришлось спуститься еще на этаж, где их и встретили первые серьезные проблемы — парный пост за укреплением в виде полусферы, которую местные фортификаторы возвели из мешков с цементом, похоже, разграбив строителей. Помимо пары ребятушек при автоматах на каждого, Матвея не очень обрадовал установленный на станке пулемет. Пусть он и не очень относился к штатовским оружейникам в целом, и к модели М60 в целом, но признавал, что понаделать в беглецах дырок этот пулемет может ничуть не хуже любых других!

Ладно, хоть спиной к лестнице стоят, что тоже правильно — теоретически есть куда отступать. Практически, конечно, шансов при подъеме по открытым всем ветрам и взглядам ступеням под огнем немного, но все же. Элемент самоуспокоения при выборе позиции, здесь явно присутствовал.

Короткий жест заставил Ольгу залечь и замереть.

Бесшумно сняв с плеча сумку, парень пополз по ступеням вниз. Хорошо, что ковролин постелен, не брякнешь чем случайно, однако стоит хотя бы одному из бодрых ребятушек обернуться, и им обоим конец!

Выйдя на рубеж атаки, Матвей воспользовался ножом, в который раз за сегодня пустив себе кровь. Приготовиться…

— Эй, бл*!

Прыжок "заряженного" тела совпал с негромким вскриком, и… Бойцы расчета ошиблись! Нет бы сначала повернуть оружие в сторону непонятного звука, так они давай головой вертеть! Будь бы они хоть чуть более бдительны, и Воронцов, долетел бы до них лишь в виде дуршлага. А так 80 кило живой массы кинуло незадачливых вояк на мешки, куда они упали уже без сознания. Зря что ли прыгун метил им в глаза? Моментально попавшая на слизистую пулеметчиков кровь с определенным наговором, надолго отправила обоих в страну грез. С обязательным посещением окулиста по пробуждении! Для тонкой слизистой не слишком полезно, когда в нее с размаху тычут грязными окровавленными пальцами с нестриженными ногтями.

Выдохнуть. Погасить адреналиновый шторм…

Кое-как хотя бы частично уняв дрожь в поврежденных конечностях, Воронцов дал команду Ольге на спуск. Однако гораздо больше встречи с выжившим таки товарищем, радостно пискнувшая девушка была рада заполучить в свои руки хоть какое-то оружие. И даже почти сразу поняла, когда Матвей не позволил забрать если и не пулемет, то хотя бы "вооооооон тот красивый автоматик и пару "рожков" к нему".

— Вес, демаскировка, цель для каждой из сторон, — коротко обрубил парень, призывая девушку проявить умеренность в своем хомячестве.

Ограничились тем, что взяли себе по ножу и пистолету. В общем тем, что можно легко спрятать под одежду, дабы не маячило на виду. Тут вам не кино. Бойцы любой из сторон скорее всего отреагируют на вооруженные силуэты очередью, а потом уже будут разбираться, кто именно попался им в прицел. Поэтому первым делом Воронцов удобно расположил ствол во внутреннем кармане. Ольга тоже убрала опасную игрушку подальше. От греха.

Жить хотелось обоим. Желательно долго и счастливо, где определяющим все-таки было слово долго!

Комментарий Ольги "Жадина. Шовинист. Сволочь!" он попросту пропустил мимо ушей. Хотя "шовиниста" пообещал себе несносной девчонке просто так не простить!

Глава 4

Странно ребята организуют оборону объекта. Именно такой вывод сделал Матвей за полчаса наблюдения из небольшой межи прямо на границе с силовым щитом, жить которому, по всем раскладам, оставалось совсем недолго. Такое чувство, что территорию поместья готовятся защищать несколько небольших отрядов не более пары десятка "бойцов" в каждом. Вроде как отдельными "бригадками" пытаются что-то изобразить, а чужому командиру подчиниться — ни-ни! Если во время их "трипа" по поместью парень наблюдал несколько серьезных вояк с нехилым вооружением, то эти защитники "Белого дома" на их фоне казались слабой карикатурой. Впрочем, почему-то Воронцов был уверен, что старого монаха уже и след простыл. Не попадались ему на глаза за время их игры в прятки в доме и дюжие ребятки, что молчаливыми, но от того не менее опасными тенями преследовали своего господина. Лунина, кстати, жнец тоже не чувствовал, а уж этот слизень точно светился бы перед внутренним взором мага как на ладони, не свинти он куда подальше. И что же это значит? А то, что мстить здесь некому. Этот сброд и так оставили здесь в качестве заслона, задача которого просто дать чуток времени. "Местные" же такой расклад толи не просчитали, толи не приняли во внимание, занятые куда более насущной задачей — тактическим выживанием! Хорошо хоть друг по другу не палили сгоряча. Пока. Хотя кто его знает, как оно обернется, когда начнется штурм.

Еще полчасика у пока еще числящейся в бегах парочки было. Оставалось сделать непростой выбор — пустить крохи "на дне резерва" восстанавливать организм, либо сберечь. Парень выбрал второе. Мало ли.

* * *
— С-с-с-глсны и на нгритят…

— Что? — не совсем поняв о чем говорит Ольга, переспросил Матвей.

Сам он до того прислушивался лишь к голосам готовящихся к отражению штурма бойцов. Похоже, побег их если и заметили, то теперь хозяевам и гостям сей обители явно не до них.

Прежде чем ответить Ольга потерла лицо ладонями, стараясь хоть чуть-чуть разогнать кровь замерзшими руками.

— Согласна и с негритятками, — чуть более внятно произнесла девушка. — Лишь бы согреться!

— Ага, пошли шуточки "за триста", — без тени улыбки ответил Матвей, отмечая посиневшие губы и покрасневшие пальцы рук Демидовой.

— Да хоть бы и тракториста, — совершенно невесело усмехнулась та. — Лишь бы был большой и теплый!

А девчонка-то молодец! Холод терпела давно. Сколько могла. Все-таки управление внутренней энергии — еще не владение Даром, а гостеприимный домик они покинули с полчаса назад, к удивлению парня, не потревожив взглядов его обитателей. Да и тем похоже стало резко не до беглецов. "Большие парни" за забором "местных" волновали куда сильнее чем пара своевольно покинувших подвал "ребятишек". А на улице пусть и не крещенские морозы, но и не месяц май. Явный минус, а на земле каша из снега и грязи, так что если вы одеты кое-как, а лежать приходится почти без движения на земле, притворяясь очередным сугробиком в небольшой меже… В общем, девушка терпела сколько смогла. Ровно до того момента, когда поняла, что холод сказывается на ее функциональности. То есть, еще чуток, и когда придется бежать, она попросту не встанет.

Хорошо хоть куртку пришло в голову забрать, сняв ее с одного из уснувших пулеметчиков. Правда, маскировки на снегу ради пришлось сильно попортить довольно качественную вещь, хорошенько припорошив ее известкой из сложенных в виде укрепления мешков. Себе парень подобный сувенир брать не стал, ведь он почти никогда не сталкивался с холодом, вполне годной для минус сорока считал джинсы, водолазку и пиджак. Огонь грел всегда, да.

Матвей даже почувствовал легкий укол иррационального стыда. В самом деле, не виноват же он, что его изнутри греет Древний Друг. Помочь же девушке… Ну, во-первых он был совершенно не был уверен, что в его состоянии попытка согреть партнершу, если говорить не о ее шуточках (тут он точно был мало на что способен — сотряс и истощение организма штука такая, да!), а об использовании Дара, не кончилась бы минутой молчания в ее честь над кучкой пепла, а, во-вторых, остаться совсем без резерва в их ситуации… В общем, не стоили того неудобства девушки. Однако сейчас ситуация изменилась полностью. С каждой минутой на холоде Ольга будет терять мобильность, превращаясь из активного участника из побега в гирю на ноге Матвея. Нет, конечно, парень даже не думал о том, чтобы бросить ее, но проблему нужно было решать срочно.

"Ладно, не помрем!", — решил парень, доставая нож. По крайней мере, он на это очень надеялся.

— Какая у тебя группа крови? — спросил он, проверяя заточку лезвия.

Та была просто превосходной, так что первый неглубокий порез юный маг получил чуть раньше, чем рассчитывал.

— Первая положительная, — нахмурилась Демидова, но от дальнейших комментариев воздержалась.

Силы оставляли ее. Похоже, она даже переусердствовала в своей внутренней борьбе с холодом.

— Идеальный донор, значит, — проигнорировал ее мини-пантомиму Матвей, уместив короткий приказ в одно-единственное слово. — Ладонь!

Девушка безропотно протянула руку. Ей было уже как-то все равно.

— Ай, — глухо даже не воскликнула, а скорее произнесла она, обозначая, что боль в порезанной кисти еще чувствует.

Второе короткое движение лезвия располосовало уже и так немало перетерпевшую за сегодня ладонь юноши.

— Руку, — все так же односложно потребовал он.

Получив желаемое, он стиснул тонкую, но сильную ладошку. Осталось лишь повелеть своей Крови проникнуть в тело Оли, и, терпя дурноту и черные пятна перед глазами, задать ей простую и ясную программу.

Жизнь возвращалась в облик девушки словно в кино кадрах — быстро и очевидно! Еще недавно синюшные трясущиеся губы порозовели, а спазмированное бледное лицо начало разглаживаться, радуя парня более естественным оттенком и даже легким румянцем.

— Достаточно, — Демидова аккуратно освободила ладонь, с сожалением убирая ее в карман куртки. — Побереги силы. Мне хватит, спасибо тебе.

Матвей лишь кивнул, про себя радуясь, что черные точки, "заслонившие" ему почти весь обзор, видны только с "его стороны". Вовсе незачем ей знать, чего стоила ему попытка поработать обогревателем. Этот стиль одаренности никогда не считался бытовым, во все времена лелеемый на самый крайний случай. Не даром гласит старая поговорка: "Кровь не водица!". "А ценный и быстро исчерпаемый ресурс", — добавляли жнецы. Уж кто-кто, а они то себе вполне неплохо представляли о чем говорят. Кстати, и потерю крови адепты этой школы всегда воспринимали куда болезненней, чем те, кому повезло родиться без этого страшного дара! С каждой каплей их покидала не только юшка, но и жизненная сила, после чего пополнять внутренние резервы было очень непросто. Правда, удивительно, что часть из них поддавалась искушению пойти по более легкому пути, забирая живительную энергию у других простейшим найденным к тому путем? Пусть и жестоким. Сами Маги Крови прозвали его просто Ритуалом. Остальные же именовали куда более емко и точно — жертвоприношением.

* * *
Щиты дома пали буднично и без всяких спецэффектов. Просто в какой то миг очередная волна заклятий аспектов Тверди, Огня и Воды не разбилась об истончающийся купол, а прошла дальше в сторону обороняющихся, гудящим валом стихий и прессом обычного давления сметая все на своем пути. Если бы ее не ослабила павшая защита, то побег бы прервался по вполне уважительной причине. Смерти участников мероприятия! Однако везение все еще было на стороне беглецов, так что щит Огня, выданный Матвеем на последних парах, все-таки смог прикрыть дерзкую парочку от ударной волны. А вот как они добрались до леса парень уже не помнил, стараясь одновременно шевелить ногами, сохранить сознание и не проблеваться. Да и расстояние-то там всего-то метров семьдесят было, вот только Воронцов крепко подозревал, что некой красотке пришлось не только быстро шевелить булочками самой, но еще и практически тащить его тушку. Преследования не было. Этот участок был не очень удобен для нападения — много мокрой грязи, технику не погонишь, да и бросок до цели пришлось бы в гору. А заметить пару силуэтов, буквально просочившихся между роковой для обороняющихся волной и куда более мощной следующей, задача не самая простая.

В общем, проскочили между каплями дождя.

Углубившись метров на триста в "зеленку", парочка остановилась, чтобы привести себя в порядок. Матвею требовался отдых, да и Ольга, только что прочувствовавшая на себе всю тяжесть роли буксира, особо не возражала.

Много ли это — пятнадцать минут? Для пылких любовников — не очень, а вот при появлении на свет результата их встречи — очень даже. Для Ольги и Матвея в данный момент — просто необходимость! Даже говорить сил не было. Оба упали почти где стояли, постаравшись лишь выбрать место посуше.

Силы восстанавливались медленно, и Воронцову стоило молниеносной, но нелегкой внутренней борьбы решение двигаться дальше. Уж он-то бы точно организовал прочесывание прилегающей территории, если бы понял, что главные фигуранты сделали ноги, а пленники (знали ли нападавшие о них?) последовали их примеру. Хорошо хоть до полной темноты, что уже пригласили на свидание быстро сгущающиеся сумерки, оставалось совсем недолго.

Хочешь не хочешь, а на ноги пришлось подниматься.

— Подъем, — прохрипел он, стараясь придать вертикальное положение недовольно заворчавшей Ольге. — Вперед.

Несмотря на все недовольство, девушка поднялась достаточно быстро. Вот что значит родовое воспитание!

Звуки боя за время их отдыха стихли.

"Позорище, б*дь, — мысленно констатировал Матвей. — Сам вырубился, и даже охранение не выставил. Совсем расслабился, командир херов!"

Теперь передвигаться приходилось гораздо медленнее. И пусть чувствительность Матвея, "развернутая" в полную силу, тихо дремала, не подавая признаков опасности, парень прекрасно понимал, что несмотря на неплохую подготовку для его сверстников, пехотой-профи он не стал, а значит опытного бойца или даже отряд может попросту не заметить! Каждые несколько десятков метров приходилось останавливаться и прислушиваться, намечая маршрут до следующей воображаемой точки, а затем достигать ее согнувшись в три погибели. Бег же в грязи по щиколотку — то еще удовольствие! Тем более, что Матвей, покидая с утра ставшие почти родными пенаты, никак не рассчитывал на такое приключение, а потому в полном соответствии с прогнозом погоды предпочел осенним ботам с высокой шнуровкой какие-то модные кроссовки. Он даже и марку не запоминал. Демидова выбрала, а он счел их достаточно удобными, чтобы не возмущаться остальными недостатками — молодежной аляповатостью и очень даже взрослой ценой. А так почему бы и нет, коль контора платит?

Радовало только, что и Ольга сегодня предпочла в тот злополучный день спортивный стиль. А то из чего бы сейчас ей обувку ладили, реши она пофорсить на высоченных шпильках. Бывало, накатывало на нее что-то такое… Девочковое! Вообще, Матвею это даже нравилось временами, но сейчас бы было вот совершенно не в тему!

* * *
Насколько же романтично смотрятся воздушные хлопья снега в украшенном гирляндами предновогоднем Питере, когда ладони греет бумажный стаканчик горячего шоколада с корицей, а душу возможность в любой момент вызвать такси и отправиться домой в тепло и уют. Так вот ровно настолько же в твоей душе вспыхивает раздражение при мысли о тех же самых хлопьях, когда ты меряешь собственными шагами чертов ночной лес по щиколотку в жидкой ледяной грязи. Вроде бы и идешь, как и полагается по наставлениям разведчиков для таких условий, неторопливо, чуть шире обычного расставляя ноги с опорой на вся ступню, а все же усталость-то свое берет. Да и тлеющий остатками резерва Древний Друг, буквально на последних парах спасший их от осадных заклятий, уже не был способен греть тело так же хорошо.

Одно радовало: подцепить простуду огневику сродни прилету инопланетян или встрече со снежным человеком. Конечно, иные блондинки из анекдотов и оценивают шансы на подобное как "пятьдесят на пятьдесят" с аргументами в стиле: "Ну, либо встречу, либо нет!", а в жизни-то оно все попроще будет.

Так что не болеть ему после этого приключения простудой, али еще какими соплями не маяться. Замерзнуть насмерть — то пожалуйста! Пристрелить вот еще могут, если догонят, а простуда — ни-ни!

Так, развлекая себя всяческими бессвязными размышлениями, Матвей словно бульдозер пер вперед. Медленно, но верно. Шаг за шагом. Ольга не отставала, иногда еле слышно оглашая ночную тьму короткими матерками. Воронцову же сетовать нецензурно на долю их тяжкую, поперек спины судьбинушкой перетянутую, надоело еще с часок назад. Вот почти сразу. Поэтому он просто пер.

Шаг, еще шаг, затем следующий и еще раз…

Эта монотонность просто била по мозгам, а потому он был почти рад, когда по нервам ударил сигнал тревоги, поданный его интуицией. Анализировать, что именно его насторожило он начал в момент полета к Ольге. Сбивая девушку с ног, он уже точно мог сказать: рядом чужие!

А классно получилось! Почти бесшумно. Даже Ольга не подала ни звука, дожидаясь прояснения ситуации. Хорошо ее все-таки учили.

"Женюсь", — мелькнула восхищенная мысль.

"Да ну на хер!", — тут же сменила ее мысль обдуманная.

"Да кто ж тебе даст-то", — вставила свои копейки мысль рациональная.

Ольга не поднимая чумазой мордашки от земли тем временем пыталась поймать взгляд Матвея. Парой жестов парень заставил ее плотнее вжаться щекой в мокрую грязь.

Чужаки же времени не теряли, если верить чуйке мага, приближаясь с нескольких направлений. По сути, парочка беглецов уже была в окружении. Можно, конечно, утешать себя тем, что теперь можно не мучить себя мыслью о выборе направления для контратаки, ведь бить можно в любую сторону. Однако ситуация с каждой секундой становилась все хуже.

На чудо вот еще можно понадеяться. Да, эта мысль пришла в голову Матвея на полном серьезе. Многие из тех, кто ходил рядом с Гранью, могут подтвердить, что таковое порой является. Правда, делиться своими размышлениями с девушкой, маг не спешил, все также удерживая на весу знак, что может быть переведен как "Затаись!".

Все, чудо не произошло. Чуйка подсказывала, что чужаки целенаправленно движутся в их сторону. 8 человек поблизости. Еще до десятка второй линией, а кто там дальше… Да какая разница, в общем, им и этих хватит.

Даже и за пистолетом тянуться бесполезно.

— Настало время какой-нибудь о**тельно древней и бородатой шутки, — едва слышно сквозь зубы прошипел он.

Глаза Ольги чуть сузились. Поняла.

— А, может, гранату швырнуть?! — нараспев словно услышав парня насмешливо поинтересовался голос из темноты.

— А, может, на хер пойдешь? — прохрипел в ответ Матвей, подавивший желание ответить классическим "А, может, там нет никого?!.

Что такое четыре секунды? Время горения запала УРЗГ. А еще довольно большой срок для разогнанного боевым трансом мозгом, который отметил, то едва между беглецами упал овальный корпус гранаты, как Ольга тут же накрыла его собой.

— С-У-У-У-У-У…

Мышцы буквально взорвал энергетический шторм, бросивший тело вперед. Выживет — будет очень херово!

— …К-А-А-А-А-А…

Рывок в сторону девушке. Сжать пальцы на куртке.

— …Д-У-У-У-У-У-У-У…

Перебросить через себя, отправляя легкую тушку в полет из чертовой ямы.

— Р-А-А-А-А-А-А-А-А-А…, - парень заканчивал уже чувствуя, как нечто тяжелое буквально вбивает его в стену канавы.

Звука взрыва он так и не услышал.

Глава 5

Звука взрыва он таки не услышал.

Не было его!

А по стене ямы парня размазало тушей одного из бойцов обещанной Степанычем команды, вес которого был многократно помножен на подстегнутое внутренней энергией воина ускорение.

Гвардеец с позывным "Шестой" же вовсе не хотел отправить на тот свет двух отпрысков Первых Родов империи. А вот приказ начальства устроить небольшой стресс-тест возможному союзнику Демидовых исполнил от и до! Не стал он вкручивать запал в гранатку. И на том спасибо. Жестко?! Да я вас умоляю. В этом плане аристократия Руси мало чем отличается от любой другой. К счастью, магическая медицина неплохо научилась восстанавливать пигментацию волос, иначе основным отличительным признаком принадлежности к старым Семьям, серьезно подходящим к вопросам воспитания отпрысков, стала бы седина. Лет так с 16!

Ох, как же ныла исхлестанная в кровь розгами задница при воспоминании о первых таких учениях. Лет пятнадцать тогда было парню. Приехал, называется, погостить "на деревню к дедушке" во время каникул. Тревога взревела корабельной сиреной часа через четыре после отбоя. То есть, в аккурат под утро. Ошалевший подросток, едва осознавая что происходит, буквально вылетел из кровати и, путаясь в одежде, стал натягивать на себя хоть что-то, лишь бы не встретить неведомую опасность с голым задом! Кое-как прикрыв срам, он выскочил в коридор, тут же наткнувшись на бездыханное тело гвардейца неподалеку от своих покоев. Оружие защитника Рода валялось рядом. На одних рефлексах парень схватил автомат и, проверив оружие на работоспособность (без стрельбы, правда, увы!), отправился дальше. Тональность тревожного сигнала, тем временем, изменилась, предписывая юноше вполне определенное направление движения.

Было страшно, но автомат в руках неплохо помогал бодриться. Медленно, но решительно парень пробирался темными коридорами родового Гнезда в сторону Малой столовой. Именно этот маршрут предписывал ему передаваемый по системе шифр "Код красный 4-4-3. Вариант 2". Весь путь он проделал за полчаса, так и не попавшись никому на глаза. Как оказалось, лишь потому… что нападавших-то и не было! На кухне ночного странника ждали дядьки-воспитатели, глава службы безопасности рода и, конечно, сам граф Воронцов. Жутко недовольный, надо сказать, граф Воронцов.

— Ну что ж, — только и сказал он, оглядев с ног до головы ночного вояку. — Пошли.

— К-куда, — робко заикнулся оторопевший от такого приема Матвей.

— На разбор полетов, — отрезал патриарх, покидая столовую.

Парню только и оставалось, что последовать за ним.

И свистели розги, а крики воспитуемого взлетали под высокий свод гаража, но дед не унимался, пока не счел, что Матвей действительно понял урок. Если раньше юный маг просто был проинструктирован о порядке действий во время подобных ситуаций, то теперь юноша совершенно четко ЗНАЛ, что инструкции безопасников нужно соблюдать от и до. Спустя годы парень был согласен, что лучшего способа для закрепления инструктажа он бы не нашел. Больше откровенных глупостей во время подобных учений он не делал. Нет, ну правда, чем поможет пятнадцатилетнему, пусть и неплохо обученному, парню автомат против штурмового отряда? Разве что превратит не просто в цель, а в цель вооруженную, по которой любой вояка на голых рефлексах отработает на поражение. А ведь список задач у членов Семьи на этот случай очень простой:

1. Выжить.

2. Добраться до безопасного места.

Если бы враги шли зачищать Воронцовых тотально, то сигнал был бы другим, а в данных условиях в случае обнаружения можно и нужно было сдаться. Как правило, даже при реальных конфликтах, аристократам удается договориться об обмене пленными после. Вот только на трупы подобные договоренности не распространяются в принципе. Все равно им уже, трупам-то!

А он в мишень себя превратил самостоятельно. Как парню стало известно позже, автомат был не единственной ловушкой на этом пути к укрытию, специально разработанной психологами службы безопасности Рода. Не последней, да, но самой дурацкой и очевидной!

Тогда парень не сразу понял важность полученного урока.

Однако позже, когда немножко поумнел и у него появилась сестренка, свое отношение к данному вопросу поменял. Как в том анекдоте:

"Сначала я пытался познать мир. Потом изменить этот мир. А после даже принять его таким какой он есть. В итоге пришло понимание, что если просто почистить обувь, то пользы будет куда больше!"

Возможно, это и не анекдот, а чья-то цитата не слишком точная, но главное молодой маг из этой мысли для себя извлек: есть правила, которым подчиняться нужно без всяких оговорок. Зачастую они написаны кровью тех, кто проявил к ним неуважение!

— Видишь, как хорошо все получается при небольшом насилии, — лишь улыбнулся дед, когда через пару лет Матвей поделился с ним своими мыслями.

— Может, все-таки усилии? — поинтересовался тогда юноша.

— Нет, — ответ генерала был жесток и короток.

По зрелом размышлении маг с ним согласился.

В общем, не мог Воронцов злиться на бойца-"приколиста". А уж как представил себя с приказом спеленать живыми двух загнанных подростков на адреналине и психе, да еще и с пушками в руках, так и вовсе досада испарилась словно капля росы при первых лучах солнца. С этой точки зрения брали их очень даже аккуратно.

Теперь же, вот уже как полчаса очнувшийся в медицинской секции одной одного из имений Демидовых Матвей, познавал заново мир, подаренный ему в ощущениях. А ощущения были так себе: боль, магическое истощение, сравнимое разве что со страшным похмельем, когда и до туалета дойти подвиг, и злость на самого себя. И все эти эмоции крутились вокруг одного фактора: парень ржал и не мог остановиться, не смотря на огненным цветком разливающееся по треснутым ребрам жжение!

Степаныч, конечно, сука, но извинился он по-царски за своих людей! Умеет ведь, стервец!

— Ты, это, малой, как сам? — возник он на пороге палаты, смущенно переминаясь с ноги на ногу, каких-то минут пятнадцать назад.

Вот совершенно непонятно, играет он или ему просто совершенно безразлично отношение окружающих. Впрочем, воевода (как минимум!) ресурс настолько ценный, что на многие странности можно глаза и приподзакрыть!

Матвей молчал. Ждал.

— Я тут эта… витаминчиков принес, — гость продемонстрировал сетку в руках. — Доктор посоветовал. Полезно говорит, а я даже думал тебе тыкву принести. Знаешь, какая у меня тыква в огороде растет. Я тебе покажу еще, а пока вот…

Нет, правда, в руках посетитель действительно держал продуктовую сетку. Воронцов такие только в фильмах о суровом быте и видел… Тех, которые лет 20 назад снимали!

— Апельсинчики там всякие, — продолжил визитер. — Яблочки! Знаешь, какие яблочки Марфа, растит? Даже мужа к своим яблочкам не подпускает, а у нее такие… Ммм. Только их и ел бы!..

Хитрый прищур глаз моментально сменился на мечтательный, а взгляд подернулся маслянистой поволокой.

Молчание затягивалось.

— Ты вообще это…

— Прошу известить Род Воронцовых о моем местонахождении, — наконец "поприветствовал" гостя парень.

Ритуал из разряда обязательных.

— Извещены, возражений нет, — вспыхнувший яркой искоркой на руке "колхозника" Лед подтвердил слова Степаныча.

— Чего хотел-то? — не совсем вежливо поинтересовался Матвей, видя что гость отвлекся от темы извинений на какие-то свои мысли.

Не порядок!

— Так я чего… А, да, — отвлекся от размышлений о том, чего же общего ему хотелось бы видеть между ножками Марфы и латинской буквой V, Степаныч. — Так, для настроения тебе чегой-то принес! Смотри.

Секунд пять понадобилось Матвею, чтобы сфокусировать взгляд на экране дорогого коммуникатора, который в мозолистой чуть подрагивающей руке мага Демидовых смотрелся как Феррари на выставке "Лучший ТАЗ Зажопинска".

Еще две на осознание увиденного… Секунды три Воронцов боролся с собой, но ржач победил, вырвавшись из травмированной грудины, он взвился к высокому потолку палаты, заставив медсестричку в коридоре выронить поднос от неожиданности.

Вот где смех сквозь слезы. Даже трещины в ребрах, которые местные колдомедики уже почти залечили, не могли остановить парня! Уж больно потешно смотрелась Ольга с огромной шишкой прямо на лбу. Хороший синий "холм" получился. Королевский!

Объяснения о том, что девушка, вылетая из импровизированного окопа, встретила на своем пути дерево, Матвей даже не услышал, избавляясь от накопившегося напряжения.

А Степаныч молодец, да!

П-психолог, чтоб его!

— Олечке не рассказывай, — довольный эффектом протянул гость. — Убьет же нахер. Обоих!

— С тебя копия, — только и сказал давящийся хохотом парень.

Гость лишь печально вздохнул, но на подобный шантаж лишь кивнул и молча вышел, оставив Воронцова в одиночестве.

Хорошо, что и несносная девка, в последнее время ставшая причиной множества ярких, но не всегда желанных моментов в жизни Матвея, жива и здорова. Парень был этому искренне рад!

Вот только ребра-а-а-а-а… Хахаха…

* * *
Время то же. Центры связи Гнезда Воронцовых и Усадьбы Демидовых.

— Константин Ефимович, не мог бы ты объяснить свои эксперименты над моим внуком, — внешне Старый Коршун не подавал никаких признаков раздражения или разочарования.

Только людям понимающим и способным расслышать отголоски раската грома в голосе крепкого еще мужчины, да распознать ТОТ САМЫЙ его прямой взгляд, невольно приходила мысль, что пора хорониться в ближайший бункер. Не успел выкопать? Твои проблемы. Скорее всего, в этой жизни ты не успеешь уже ничего.

В свое время особист штаба графа Воронцова, при таких симптомах, в окно щучкой сигал, хотя мужик был умный, до такого старался не доводить. Жаль, не дожил до Победы.

Его нынешний собеседник такие нюансы тоже "сек" на раз. Вот и сейчас новая угроза заставила его почувствовать себя неуютно даже не смотря на то, что центры связи Гнезда Воронцовых и Усадьбы Демидовых находились почти в тысяче километров друг от друга.

Об испуге речи, впрочем, тоже не шло. Он и сам прошел такие горнила сражений меж высокими кабинетами опытных аппаратчиков и широкими коридорами власти, что его личное кладбище было не многим меньше, чем у собеседника.

— Успокойся, Григорий Никитич, — Демидов позволил себе слегка поморщиться, намекая, что такой тон меж двумя серьезными людьми неприемлем. — Я должен был понять с кем имею дело. Это не говоря о том, что и мое поручительство перед государем вообще позволило ему дожить до этого дня… И я надеюсь, что мое решение окупится.

Старый граф недовольно посопел, для приличия посверкав глазами на собеседника так, что кое-кому снова стало слегка не по себе. Силен, Коршун, силен, раз даже по видеосвязи все еще способен так внушать.

— Род свой хочешь усилить, — наконец пробормотал он. — Умом понимаю. Только и ты помни: Матвей мне дорог. Я смертельно обижусь, если с ним что-то произойдет. Надеюсь на твое понимание. Всего несколько месяцев в столице, а ты уже втягиваешь его в свои операции.

— Вот как ты заговорил, — отреагировал не забывший отметить определение "смертельно" в последнем заявлении Демидов. — Напомню, что моего сына ты в такое пекло кидал…

— Твой сын был и остается кадровым офицером, — буркнул Воронцов. — Воспитывал бы лучше, так глядишь от тебя бы в военное училище не сбежал…

— … Да как ты…, — тут же вспылил Константин Ефимович, но мигом взял себя в руки. — Стоп, Гриш, давай на чистоту. Еще неизвестно, станет ли Матвей абсолютом и что у них там с Ольгой сложится. Я рассматриваю молодого человека как возможную, повторюсь, только возможную инвестицию Рода. Сейчас меня больше интересует оперативная картина и возможные заказчики похищения моей внучки. Что скажешь по поводу выводов моих аналитиков?

— Не добили! — зло буркнул патриарх Воронцовых.

А злиться было от чего. В последней бойне была выиграна война Ареса, но поклонники общечеловеческих ценностей, европейской интеграции и углубления "дальнейшей интеграции" в Думе государевой за долю малую спустили в унитаз войну Аполлона и Афины[5] не только упустив возможность пополнить казну за счет проигравших, но и не зачистивших до конца влияние организаторов бойни на их собственную страну. Многие из тех "решал" грели кресла шикарных кабинетов и по сей день.

— Если коротко, то я предлагаю повторить, — неожиданно жестко заявил Демидов.

— Вырезать, что ли, всех решил, — все так же недовольно ответил Коршун.

А огонек интереса в глазах таки мелькнул.

— Зачем же нам навлекать на родное государство недовольство "мировой общественности", — спокойно пожал могучими плечами некогда здоровенный мужчина, сейчас уже слегка потерявший в форме, но явно нашедший в районе талии. — Но вот ослабить их влияние на нашу смену лет на двадцать…

— Решил сыграть на поле покровителя искусств и муз? — усмехнулся старый вояка.

— Нет, этим займется Саша, а я, пожалуй, сыграю на более привычном поле мудрости и ремесел[6], — предельно серьезно ответил его собеседник.

— Понятно, — посторожел и Воронцов. — А я, значит, нужен, чтобы вам двоим головы в ваших затеях не открутили… Значит, Саша в курсе?

— Саша еще сам не знает, знает он или не знает, но если у нас получится додавить гадину, то перспективы для государства можешь представить сам.

— Ну да, вот только, если в столицах наших уважаемых партнеров завопят люто, то придется Саше наши головы им на блюдечке преподнести. Он — то, может и откажется, но тогда на заклание нам придется отправляться самим. Интересы государства.

Демидов пожал плечами. Он очень хорошо знал, что такое вопросы безопасности государства, и не раз творил ради них такое, за что в глазах людей к высшим интересам не причастных вполне мог быть назван чудовищем. Равно как и его собеседник. Обоих оправдывало то, что действовали они всегда с единой целью — в интересах Родины.

— Давно на охоте был? — вопрос не застал отставного генерала врасплох.

— Лет сто не выбирался, — фыркнул он словно старый конь.

Похоже, пришло время вновь проверить насколько глубокую борозду необходимо "прочертить" на этот раз, и смогут ли старики-разбойники сделать эту самую борозду не попортив. Вот уж действительно, в иных областях бывших не бывает. Особенно, когда речь идет о недобитках эпохи разрушительной для Российской Империи войны.

— Ты прилетай-прилетай, — предложил Демидов. — У меня знаешь в лесах какие олени бегают? Заодно и с внуком повидаешься, да и с Оленькой моей познакомишься.

— Буду, — кротко ответил генерал, отключая связь.

Заключение нового военно-промышленного союза состоялось.

Старый Коршун впервые за много лет летел в Усадьбу к старому некогда товарищу. "Нужно дать команду упаковать ружье, а то на охоте и впрямь вечность уже не был, — подумал Глава Рода Воронцовых, вызывая дворецкого. — А о согласовании с ним всех проверок и тестов Матвея можно договориться и позже. Никуда старый Демидов не денется. Согласится! Никитка-то его геройским парнем был. После войны, правда, на гражданку ушел, но до того пороху давал! Он же присягу давал? Давал. И какие после этого вопросы?"

От мысли, что все ему это очень не нравится, Григорий Никитич отказался почти сразу.

Начиналась работа.

Как в старые, но далеко недобрые времена!

Глава 6

Угодья при Усадьбе Демидовых.

Матвей, как всякий мужчина, оружие любил. И как всякий же мужчина, знающий каких бед оно может натворить с человеческим телом, предпочитал чувствовать старое деревянное цевье промысловой двустволки на сгибе локтя, а не бездушное касание щекой пластика семисотого "рема" в полном обвесе, с которым возможна лишь самая "развеселая" из охот — на человека. Ну, не особо нужен для охоты на зверя "ночник", глушитель и еще пара интересных приблуд.

А все-таки хорошо! Даже воспоминание о недавнем ночном приключении не могло испортить Воронцову удовольствие от прогулки по зимнему лесу. Благо было относительно тепло, снега немного, а одет он в этот раз вполне по погоде. Тем более, рядом шел дед. Да как шел! Вроде бы в полный рост, прогулочным шагом мерил лес, а хоть бы одна веточка хрустнула под подошвами его армейских ботинок сорок четвертого размера!

Выбрался таки Старый Коршун из своего Гнезда. Да кто бы сказал парню раньше, что он будет вот так вот запросто прогуливаться по землям Демидовых, да еще и вместе с главой Рода! Нет, на тренировках такие вводные, конечно, поступали, вот только компания у Матвея по тем сценариям была другая — команды огневой поддержки и штурмовые отряды. Ведь каждый житель империи знает, что уральские промышленники и оренбургские вояки — соперники во всем! От политических течений, до торговых маршрутов.

— Ну что, Матюх, вот и висят яйца воронцовских бойцов над демидовскими землями! — судя по озорному блеску в глазах, мысль генерала следовала тем же путем.

Парень негромко усмехнулся, давая понять, что шутку услышал и оценил, но отвечать ничего не стал. Уж больно хорошо было никуда не спешить, дышать свежим морозным воздухом и просто гулять рядом с одним из немногих дорогих людей.

Григорий Никитич, за много лет изучивший юного мага едва ли не досконально, состояние юноши понимал и принимал, а потому и сам не прочь был продлить мгновения беззаботного отдыха хотя бы на пять минут. Благо время позволяло.

— К делу, Матвей, — вздохнул Коршун через несколько минут, решив, что время на отдых вышло. — Обсудить нужно немало.

Старик остановился, и, чуть повозившись, достал из кармана охотничьего жилета трубку и кисет с табаком.

Через несколько секунд, наполнив пространство вокруг себя ароматным дымом, генерал бросил взгляд на егерей, выделенных гостеприимными хозяевами. Те расположились на расстоянии, давая гостям возможность пообщаться без лишних ушей. Однако тех все-равно скрыла "сфера тишины". Разработочка-то, кстати, судя по плотности купола, военная и достаточно свежая. Интересно, дед артефакт, положенный лишь действующим сотрудникам спецслужб, после завершения карьеры сдать забыл, али потом где приобрел? Безделушка-то полезная. Матвей бы и сам от такой не отказался. Если за разумные деньги.

— Спрашивай.

— Ольга, — коротко произнес Матвей. — В чем смысл подвода?

— Не отвечу.

Парень кивнул, признавая право главы Рода на собственные планы, которые до исполнителей доводятся лишь в части касающейся и в свое время.

— Моя линия? — только и уточнил он.

Дед усмехнулся, очередной раз скрываясь в ароматном мареве.

— Живи, веселись, время вы вместе неплохо проводите, — озорные искорки вновь вернулись во взгляд главы, а слегка сощурившиеся глаза обрамились сеточкой морщин. — Только, Матюш, змея своего в руках держи. Можешь даже придушить в меру и при необходимости, но…

Григорий Никитич уже откровенно скалился. Любил он такой солдатский и незамысловатый юмор.

— Жизнь покажет кто с кем ляжет, — с не менее широким оскалом ответил парень одной из любимых поговорок собеседника. — А то на безрыбье и рука блондинка, конечно, но не при наличии же…

Матвей осекся на полуслове, вовремя заметив, как смешинки во взгляде деда уступают место ледяной стуже. Тоже понять можно. Любые отношения между ним и Ольгой хоть чуть ближе приятельских, о чем подумать было достаточно странно, это вопрос связанный с большой политикой. А если на земном шарике и было место, где это слово не было синонимом таким понятиям как "грязь", "дерьмо", "кровь", то парень о таких не слышал.

— Я все понимаю, — поспешил заверить он уже серьезно, но тут же в шутливом тоне уточнил. — Женить-то случаем не собираетесь? А то я еще не нагулялся!

— Не забивай голову, — отрезал дед, не приняв шутливого тона. — Пока просто живи и об этом не думай. Веселись, отдыхай… Но помни, что еще лет пять я прадедом становиться не собираюсь. Усек, внучок?

— Вполне, деда, — вздохнул парень.

Не выдержался таки. Поморщился. Едва заметно, но своего отношения к ситуации от человека, с которым бок о бок прожил столько лет, скрыть не смог.

— Ты, Матвей, как часто ментальные допросы проходишь? — нейтрально бросил он. — То-то!

Оп-па, как интересно! Потом нужно обязательно проанализировать разговор. Похоже, дед сказал намного больше, чем парень услышал.

Правда, мимику удалось вновь взять под контроль, а потому дед, увлеченно наполнявший в очередной раз легкие дымом, азартно блеснувших воспитанника не заметил.

— Еще вопросы? — выдохнув очередную порцию дыма поинтересовался дед.

— У матросов нет вопросов, — нейтрально ответил Матвей.

Сфера начала рассыпаться, едва он договорил последнее слово.

— Пойдем уж, чудище ты мое водоплавающее, — как в детстве взъерошил волосы парню старый генерал. — А то так и без ужина останемся, если никого не подстрелим. А я возвращаться без добычи как-то не привык!

— Как Женька? — спросил парень, поспешив за совсем не по-старчески рванувшим в глубь леса дедом.

— Психика у нее пластичная еще, — вздохнул тот. — Сама не пострадала. Так что не волнуйся. А что до психики… Менталисты и психологи с ней работают классные. Думаю, что все обойдется! Только, как разгребешься немного, приехал бы в гости, навестил бы старика, что ли. А то скучает без брата девка, Да и я с тобой партеечку в шахматы бы сыграл!

Матвей кивнул, но тут же спохватился, логично предположив, что глаз на затылке у деда нет.

— Приеду, обязательно приеду. Вот только чуть разгребу весь этот бардак. Ты ей там передай, чтобы над гостинцем каким подумала!

— А привези ты ей цветочек аленький, — слегка подтрунил дед. — А чудовище, которое к нему полагается, на цепь посадим…. Пускай охраняет!

Глубокий вздох. Сфера не пропускала во внешний мир не только звуки, "изображение" и эманации одаренных, но и кислород. А дед трубку бросить и не подумал. Вот как в зимнем лесу можно отказаться от удовольствия насладиться свежим и сладким воздухом, променяв их на продукты горения табака? Впрочем, вопрос риторический и каждому свое, как говорится.

— Матюш, еще о важном, — продолжил дед спустя сотню метров. — Речь о твоей подготовке.

Парень промолчал. Уж он-то достаточно знал своего деда, чтобы понять: тот принял какое-то решение и сейчас мягко доведет его до своего внучка, оставляя место небольшой иллюзии выбора. И на том спасибо! С другой стороны, Коршун худого еще не советовал ни разу, так что…

— Тебе имеет смысл позаниматься со Степанычем.

Матвей промолчал, ожидая продолжения.

— Почему именно с ним? — спросил он, убедившись, что дед сам развивать мысль не стал.

Григорий Никитич остановился, поправив ремень своей "Сайги", накинутый поверх темного полушубка, и на секунду задумался.

"Во дает, дед, — восхитился про себя который раз юный маг. — Даже на дружественной территории оружие держит постоянно готовым к любому применению. Да и патрон вопреки всяческим наставлениям в ствол уже загнал. Школа! Закалка!".

Сам парень, кстати, демонстративно нес оружие на плече, да и патроны покоились в патронташе на прикладе. Вот не приведи Вселенная такой же опыт обрести, чтобы быть в постоянной готовности. Очень уж не хотел юный маг знать, что нужно пережить, чтобы вот этакие привычки в кровь въелись намертво!

Тем временем дед, слегка пожевав губами, объяснил:

— Армейская система подготовки рассчитана на уровень одаренных от отрока до воя. Уже гридь — продукт индивидуальной подгонки и отладки, над которыми бьются команды инструкторов и психологов. Воеводы, повелители и абсолюты готовятся отдельно принципиально. Армия Руси — регламентированная структура. Держать огромные мощности в холостую ради одного-двух кандидатов в десятилетие просто не способна. Равно как и писать свой собственный устав для взаимодействия с каждым таким кадром. В общем, не с компетенциями твоих дядек в такие тонкие материи лезть. У Демидовых же есть спец, способный создать систему подготовки для перспективного кандидата.

Так вот оно как… Шанс, значит, есть. Матвей помолчал, вписывая новые данные в свою картину мира. Недолго.

— Деда, чем придется заплатить за подобную… щедрость?

Тем более лучшим описанием отношений меж Демидовыми и Воронцовыми традиционно было "как кошка с собакой". Нет, никто не бросал роты спецназа штурмовать Усадьбу или звенья боевых вертолетов прощупывать границы Гнезда, но баталии в Думе, Торговой палате, а так же на общих приемах были горячими.

Глава Рода в очередной раз потрепал парня по волосам.

— Не думай об этом, — мягко произнес он. — На совете Рода было принято решение "вложиться" в тебя. Однако Демидовы чрезмерных условий не выставляли. Впрочем, это вовсе не исключает их расчета на союзнические отношения с тобой лично.

Матвей в очередной раз нахмурился.

— Не то, — оборвал его еще не оформившуюся мысль ухмыляющийся дед. — "Играть" тебя император никому не позволит, если, конечно, ты сможешь войти в силу, но вот просьбы, личные связи, да и хорошее отношение — это то, на что они могут рассчитывать в случае успеха. Мне ли тебе объяснять, что такое социальный капитал, и как его можно реализовать?

Нет, объяснять не надо. Что такое неформальные добрые отношения и насколько они порой эффективнее официально-деловых парень знал прекрасно. Но вот как-то не хотелось влезать в долги к волкодавам, которые в искусстве интриг и Макиавелли могли поучить уму-разуму! Почему он так решил? Они выжили в результате таких тектонических сдвигов прошлого века, что сотрясали планетку, имевшую несчастье стать пристанищем людей, что страшно даже представить.

— Успокойся, Матюш, — хлопнул его по плечу дед с лукавой улыбкой. — Ну, попросят тебя ребеночка заделать Ольге или Настьке, сестренке ее, например. Откажешь чтоль хорошим-то людям?

Парень на секунду застыл, глядя на удаляющуюся спину деда, выдавив сквозь зубы тихое:

— Вот… бл*дь…

Однако глава Рода расслышал. Обернувшись, он серьезно посмотрел в глаза своему воспитаннику.

— Такая игра, Матвей. Взрослей, — и тут же весело прикрикнул. — Ну, чего застыл? Догоняй! Тебе сегодня еще испытание у Степаныча проходить. Топ-топ!

Делать нечего… Отправился догонять!

* * *
Обещанное испытание началось с бассейна Усадьбы. Огромного такого. Глубокого. Не поскромничали Демидовы. А ведь это тренировочная зона местных бойцов… Среди которых, судя по размерам "водоема", и боевые пловцы присутствуют! Матвею очень было бы интересно посмотреть на хозяйские плавательные сооружения при таких размахах. Может быть, удастся уговорить Ольгу?

Тем временем будущий инструктор, со скучающим видом слонявшийся возле бортика бассейна и вроде даже поплевывавший за него (показалось, наверное, не может же быть?..), убедился что у кандидата в ученики при себе ничего лишнего не. Только плавки и пистолет.

— Так, давай сюда свой шпалер, — тут же заявил он. — Схороню я его!

Верный глок перешел из рук в руки.

— Знач так, — начал Степаныч, дожидавшийся парня у бортика. — Руки за спиной свел вместе. Ща бэдэсему делать будем!

Защелкнув на запястьях Воронцова наручники, он озадаченно почесал затылок, слегка сдвинув свою потертую кожаную кепку. И на кой черт она ему в бассейне? Не говоря уже о "беломорине" за ухом!

— Слышал я о таком испытании, — начал Матвей. — Морских котиков так… Хэкссс… Суу!..

Бульк.

Странная получилась фраза, оборвавшаяся в брызгах водицы бассейна. Но кто бы смог лучше сформулировать мысли и чувства парня, которому только что прилетел несильный, но быстрый и точный удар ногой в живот, вышибающий из равновесия тело и воздух из легких? И все это за время полета до поверхности воды!

— Плавай давай… Киска влажная, — сурово припечатал Степаныч, доставая из-за уха свою никотиновую заначку.

Условности по поводу того где можно курить, а где вовсе и не рекомендуется, его волновали мало.

Матвей же каким-то чудом умудрился не наглотаться воды на первых секундах, чудовищным усилием заставляя себя НЕ сделать вдох. Тело инстинктивно, без участия мозга, пыталось наполнить легкие кислородом, но ценой невероятного напряжения и потемнения в глазах сдержаться таки удалось.

Следующим делом юный "котик" определился со своей ориентацией. В пространстве. Где верх, где низ сообразил, если быть точным. Тоже не самый легкий момент, но вот и тело удалось стабилизировать вертикально. Теперь расслабиться и идти ко дну, несмотря на адское жжение в груди и стук сердца в ушах. Единственный способ не захлебнуться и получить шанс рано или поздно добраться до глотки Степаныча, опуститься на дно и оттолкнуться от него ногами, чтобы сделать один единственный вдох и вновь "провалиться" в пучину. Трехметровую, ага.

Тем временем пальцы ног почувствовали кафель. Согнуть колени… Толчок! "Выстрелив" к поверхности, Матвей в краткий миг "прорыва" толщи воды, успел глубоко втянуть в себя порцию живительного воздуха прежде чем вновь пойти ко дну. Стало легче, хоть перед закрытыми глазами (ну вот не мог он терпеть открывать глаза в воде без плавательных очков!) и плясали цветные точки. Теперь повторить все заново.

Шум в голове становился все сильнее. Ведь дыхание приходилось растягивать на время погружения и всплытия. Впрочем, разу к третьему Матвей привык это делать настолько, что "отключил" мозг, оставив вопросы выживания чистой "автоматике" тела.

Тушка его, похоже, вполне справлялась. Он даже перестал считать сколько "циклов" ему пришлось совершить прежде чем сильные руки буквально не выдернули его из воды.

"О, как же хорошо дышать!", — только и подумал Матвей, загоняя в легкие свежие порции кислорода, даже не осознав, что больше не чувствует сковавших его запястья наручников.

— Встать! Че как причендал "на полшестого" разлегся? А ну подъем! О бабах думай и поднимайся!

Резкая команда заставила парня подняться на ноги. На этом моменте он бы минут пять как дрался, пытаясь раскрошить чью-то усатую рожу. Если бы не маленький нюанс… Дед в него верит, а роду предстоят немалые траты на его обучения. В таких ситуациях все "хочухи" идут побоку.

— Встал, — Устало объявил Матвей очевидный факт, едва утвердился на ногах. — Дальше что? Заставишь весь кафель лбом переломать?

Парень широким жестом обвел помещение.

Степаныч же молча достал из своих растянутых в коленях треников глок Воронцова, который уже успел запихать себе за пояс.

Хотелось бы молодому магу сказать куда именно мог бы его себе засунуть будущий инструктор, но останавливало одно соображение — пистолет-то его! И достаточно недешевый!

— Задача: неполная разборка и сборка пистолета!

Матвей с подозрением посмотрел на своего будущего инструктора. "И это все?" читалось в его глазах.

— Одно мааааленькое условие, — не разочаровал его вновь хитро сощуривший глаза Степаныч, выщелкивая магазин и проверяя пистолет на наличие патрона в стволе. — Пока не сделаешь… Не всплываешь!

С этими словами пистолет отправился по пологой параболе куда-то в центр бассейна. Не успел проводивший взглядом полет верного глока парень обернуться, чтобы высказать собеседнику все что думает о таком обращении с его личным оружием, как тут же вновь полетел в воду. Правда, в этот раз он в легкие порцию воздуха набрать успел. Небольшую.

Доплыл до пистолета не успевший толком отдышаться парень в три мощных гребка. На том легкая часть задания закончилась.

Всякий, кому доводилось выполнять неполную разборку сего сколь дубового, столь же и надежного австрийского пистолета, знает, что "делится" он на четыре части. Однако то, что "на суше" занимало у Матвея считанные мгновения, под водой требовало куда больше времени. Сделав холостой выстрел, парень с трудом немного отвел назад затвор-кожух (руки слушались довольно плохо), и, с трудом нащупав непослушными пальцами фиксаторы, потянул из вниз. Снять кожух получилось раза с третьего. Достать из него ствол и возвратную пружину труда не составило совсем.

Процесс сборки, вопреки ожиданиям, прошел проще и быстрее. Разве что пружина почему-то не сразу "захотела" занять свое штатное место. Однако при помощи вырвавшегося пузырями упоминания такой-то матери и еще пары крепких слов в адрес одного конкретного человека справился. Вопреки всем шуткам на этот счет, даже деталюшек лишних не осталось. Впрочем, парню и не на тридцать три детали пришлось "раскидывать" оружие. Ну хорошо, тридцать две. Магазин-то остался в руках у Степаныча.

— Готово, — вынырнул Матвей со стволом в руках.

— Обсыхай, кися, — похабно ухмыльнулся будущий инструктор даже не желавшему знать, что именно имеется ввиду, Воронцову. — Через полчаса у ворот Усадьбы!

С этими словами Степаныч развернулся, и вразвалочку отправился в сторону раздевалках, довольно напевая о купавшихся в озере и что-то там нашедших девках. Почему именно находка помешала пойти им в школу Матвей уже не расслышал, вытирая голову заботливо оставленным полотенцем.

Его не самый простой день только начинался.

Чего только стоил бег да полного одурения с прыжками, шагом разведчика и другими вводными. В любую секунду в руках только "поймавшего ритм" канцеляриста мог оказаться предмет с вопросом "что это"?

Приходилось сдерживать вырывающееся "Б***ь, а я е**?!" и стараясь не выплюнуть горящие огнем легкие отвечать:

— Машинка подрывная ПМ-4. На вид исправна.

— Плойка женская. Неисправна. Отсутствует прижим.

— Кусок мяса. Свинина. Испорчен.

Зато после бега, прямо с морозца Матвей попал в спортзал, где его встретила офигенная девочка лет 30-ти в синих лосинах, очень правильно обтягивающих аппетитные округлости, и ярко оранжевом спортивном топе. Тряхнув фиолетовыми волосами до плеч, она с сомнением посмотрела на парня:

— Этот что ли?

Степаныч лишь кивнул.

— Ну заводи, чего встали?! — скомандовала она и, обращаясь персонально к Матвею, добавила:

— Скидывай ботинки и пошли к зеркалам!

Выполнив требуемое, Воронцов прошел к зеркальной стене, у которой следующий инструктор поставила шейкер с водой и телефон (действительно, на такой форме карманов нет, особенно никуда и не засунешь!).

— Так, встань тут, — бесцеремонно подтолкнув Матвея, девушка указала, где тому встать. — Теперь смотри: спина ровно, пресс напряжен, дышишь грудью, стараясь чтобы при вдохе ребра расходились в сторону! Таааааак… Ну, что-то похожее…

Миловидное лицо девушки-инструктора скривилось в скептической гримаске, которая могла бы в иной ситуации показаться даже милой.

— … Копчик подкрути, ягодицы сожми сильно-сильно! Макушкой тянемся вверх!.. Вот в таком положении ты будешь находиться всю тренировку. Запомнил?

Матвей кивнул, стараясь одновременно "дышать грудью" и не расслаблять живот… Он не был уверен, что у него хоть что-то получается.

— Это называется положение пилатес…

— Пилатес?! — от неожиданности парень поперхнулся, моментально "сломав" выстраиваемую из своего тела конструкцию. — Меня будут тестировать пилатесом?!!

Степаныч отреагировал на такое заявление даже раньше так и не представившейся красотки в лосинах.

— Ты задницу-то сожми, да так чтобы "ни сантиметра в жопу", — заявил он, решив, похоже, вспомнить сегодня все бородатые присказки мира. — Выполнять команды инструктора!

Через пять минут жжение в мышцах подсказало Матвею, что в чем-то он был не прав, снисходительно относясь к этому виду нагрузок. Еще через двадцать — мокрый как мышь парень стиснув зубы, старался чтобы его дрыганья хоть чуть-чуть походили на грациозные движения красотки. Получалось из рук вон плохо!

Черт побери! Вроде бы почти не двигался, а пот ручьем льет!

Вся пытка, ставшая самым тяжелым испытанием за день, заняла тридцать минут. Это были очень долгие полчаса!

Зато вечером удалось оторваться. Письменное сочинение Воронцова на тему "Почему нужно развивать свой дар?" началось со слов "Чтобы надрать задницу одному старому п****су!".

Ради этого светлого мига действительно стоило потерпеть некоторые неудобства!

Глава 7

И снова лишь перестук монументальной ручки по столу — вечный спутник размышлений князя Михалкова, тревожил тишину кабинета. Его гости молча ждали чем же закончится сей процесс на этот раз. Однако Никита Владимирович так просто "отпускать" интригу не спешил.

— Итак, — как всегда мягко и почти напевно начал хозяин кабинета спустя несколько минут. — Егор Степанович, как куратор Матвея, расскажите нам о "каникулах" молодого человека.

Глава V экспедиции граф Андрей Иванович Ефимовский тут же подтянулся. В конце концов, вызывавший у него немалое раздражение юноша относился именно к его подразделению. А как еще прикажете воспринимать сотрудника, на которого имеют виды такие силы, что легкого "Цыц!" любой из них вполне хватит, чтобы повлиять на любое решение его непосредственного руководства? Однако чувство долга не позволяло попросту "забить" на проблемного кадра, заставляя работать с тем что есть.

— В дополнение к уже имеющейся информации о похищении и освобождении Матвея Александровича Воронцова, — начал свой доклад вахмистр Калашников. — Могу добавить, что сейчас он здоров и находится на территории петербургской усадьбы Демидовых. По нашим данным, третьего дня туда же прибыл неустановленный, но высокопоставленный представитель Воронцовых. Информация проверяется. Личность посланника устанавливается.

— Отставить, — негромко, но властно отрезал Михалков.

Егор никогда не понимал, как при всей интеллигентности внешнего вида и плавности речи хозяина кабинета, он мог быть настолько властным, что сама мысль ослушаться воспринималась не иначе как кощунство.

— Принял, — только и ответил вахмистр, пару раз ударив подушечкой пальца по своему планшету. — Посланник покинул территорию усадьбы сегодня в первом часу ночи на одном из самолетов спец. парка Воронцовых. Место приземления пока установить не удалось.

— И не удастся.

— Принял.

Егор лишь мысленно довольно кивнул. В отличие от графа Ефимовского, уж он-то очень был рад новой "движухе", что гарантировала награды, премии и продвижение по службе. А в том, что его "подшефный" еще перетряхнет сонное болото V экспедиции, он лично не сомневался ни на секунду.

— Сегодня утром Матвей Александрович отправил мне уведомление о том, что его личным мастером согласился стать некто Николай Степанович Гриченко и просит… Эм.

Вахмистр Калашников на секунду запнулся — не каждый день видишь, как ошарашенно переглядываются люди, чьего опыта и влияний хватит на небольшой апокалипсис. Как минимум, на одной шестой всей территории планеты.

— Так что он там просит-то, — с любопытством уточнил мгновенно взявший себя в руки князь Михалков.

— Выделить полигон для тренировок, с соблюдением мер секретности…

— Дозволяю, — даже не дослушал хозяин кабинета, что на памяти Егора происходило едва ли не впервые. — Уточни по их запросам и подготовь площадки, но при условии участия в тренировках наших людей. Особенно из секций огневой поддержки одаренных.

Чего-то вахмистр в этой жизни не понимал, но повидал достаточно, чтобы четко для себя определить: многого лучше и не знать!

— Это был следующий пункт его…

Тут Егор на едва заметный миг споткнулся, подбирая слова. Не "пожеланий" же, да и не "требований". Не может внештатный канцелярист ничего требовать от главы Тройки!

— … Списка, — выкрутился Калашников. — Предоставление людей для отработки взаимодействия в составе малых групп, а так же со вспомогательными службами.

— Замечательно, — только и отметил Никита Владимирович, предвкушающе потерев ладони, ради чего пришлось пойти на немыслимое — отложить любимую ручку на край стола.

"Вот черт!", — только и подумал куратор. Обещал же себе не лезть, но и анализировать происходящее мозгу не запретить!

— Разрешите вопрос? — вахмистр вытянулся во фрунт, нагнав на лицо маску лихой придурковатости.

— Разрешаю, — серьезно (по крайней мере подчиненный хозяина кабинета мимолетную улыбку на губах князя заметить не успел) дал разрешение Михалков.

— В личном деле Матвея возможный пиковый уровень развития обозначен как гридь.

Егор замолчал, предлагая начальству самому оценить вопрос… и оставляя поле для маневра, если его вопрос касается недоступных ему по уровню "секретки" областей.

— Продолжай, — добродушно усмехнулся Никита Владимирович.

Собраться как перед прыжком в ледяную воду.

— Если наработку взаимодействия с командами огневой поддержки можно объяснить работой на будущее, то вспомогательные службы… Какой возможный уровень у Матвея Александровича?

— Голубчик, — обратился к нему глава Тройки таким тоном, что становилось сразу ясно, что если он и получит ответ на свой вопрос, то точно не сейчас. — Как будет нужно — до вас доведут.

И лучше бы ему не вспоминать больше об этом самому. На его службе излишнее любопытство может испортить карьеру не хуже пьянки или склонности к получению удовольствия от насилия. Очень нехороший для начальства сигнальчик.

— Доклад окончил, — склонил голову Егор, отдавая дань праву лиц начальствующих доводить до него информацию в том объеме и в то время, когда они решат.

— У вас есть еще вопросы?

Вахмистр немного помялся, но все же нейтрально произнес:

— Моего уровня допуска не хватает для получения информации о будущем наставнике Матвея Александровича.

Спустя пару секунд и несколько пируэтов ручки в руках князя, его голос разрезал тишину кабинета:

— Бильдергберская бойня. Ханьская зачистка. Плата за Норд-Ост.

Еще секунда на осознание и два изумленных мужских голова практически в унисон:

— Это был ОН?!!

— ОН существует?!!

Еще секунду слова висят в воздухе, но тут же два голоса заключают:

— П****ц!

Один, правда, едва слышно. Не пристало при начальниках выражаться, ибо под светлыми очами руководителя рекомендуется только делать вид лихой и придурковатый, но никак не вести себя соответствующим образом!

— Егор Степанович, я удовлетворил ваше любопытство?

Вахмистр, не смотря на некий шок от раскрытия личности своего тезки, собрался мгновенно, а потому на вопрос лишь степенно, как ему казалось, кивнул.

— Замечательно, — склонил голову князь. — Тогда я вас не задерживаю. И да… Егор, постарайтесь сегодня не ночевать на работе. Вы не бездомный, а один "перегоревший" сотрудник равняется двум диверсантам. Помните об этом! Не задерживаю.

Егор в очередной раз кивнул и вышел за дверь.

— Хорош, — прокомментировал Михалков, глядя на закрывшиеся за вахмистром двери. — Умен. Пора двигать. Что скажешь, Андрей?

Ефимовский пожал плечами:

— Вахмистру лишь недавно было присвоено внеочередное. Награждать пока что не за что. Свои предложения по его дальнейшему развитию я направил в своем ходатайстве… недели полторы как!

Князь зеркально повторил движение плечами Ефимовского. Действительно, входящих бумаг у него столько, что мог и не через один месяц добраться до ходатайства, если оно не имело срочного или сверхсрочного приоритета.

— Если коротко…

— Постепенное повышение сложности задач с увеличением личной ответственности за результат, — полковник откинулся на спинку кресла и задумчиво посмотрел в потолок.

Абсолютно неприемлемое поведение в присутствии князя!.. Если бы они не были знакомы столько лет.

— Предел компетентности, стало быть, ищешь, — ожидаемо проигнорировал вольность подчиненного Михалков.

Более того, Никита Владимирович и сам поднял взгляд, словно пытаясь вслед за Ефимосвским разглядеть нечто на белоснежном потолке.

— Хорошо, — наконец пришел к решению он.

Взгляды мужчин вновь встретились над столом.

— Заряжай своего Калашникова на "Просвещение". Пусть как раз своего подопечного подключит. С иезуитами они оба уже сталкивались. Иллюзий вредных не имеют. Вот и посмотрим как справятся, а по результатам всем сестрам по серьгам и раздадим.

Полковник сделался хмур и задумчив.

— Никита Владимирович, ты там не слишком круто?…

— Андрей…, — возмутился князь почти натурально. — Иди давай отсюда, а?! Второй час ночи уже! Ты тоже, кажется, не бездомный. А то будет мне Илона Никитишна опять пенять, что дети отца не видят. Ты вообще помнишь, что у Сашки завтра День Ангела?

— Твою!… — крепко выразился Ефимовский, выскакивая за дверь.

Князь лишь усмехнулся, наблюдая на метания полковника в приемной, требовавшего немедленно подготовить ему экипаж на выезд, пока доводчики мягко притормозили закрытие двери. Ничего, ему полезно! Торжество через две недели, но напомнить о том, что семье можно уделять чуть больше времени можно уже и сейчас.

Осталось только отбить сообщение:

"Илоночка, про праздник напомнил. Мягко, как ты и просила. Работой загружать не буду, да и сам постараюсь вырваться. Люблю. Целую. Папа".

— Какие пятнадцать минут?!! — донесся из коридора рев Ефимовского. — Чтобы через две были!

Никита Владимирович негромко рассмеялся. Это он "притормозил" экипажи. И было ему ни капельки не стыдно!

* * *
Тем временем вахмистр Калашников уже садился в свою машину, в который раз благодаря в промозглую питерскую непогоду тот Акт технического творения, что создал сигнализацию с автозапуском двигателя. Оказавшись внутри теплого и не столько шикарного, сколько уютного салона, потянулся за коммуникатором.

Абонент ответил на третьем звонке.

— Матвей, еще раз ночи доброй. Ты просил сообщить по решению отцов-командиров. Не спишь?

Трубка что-то недовольно булькнула в ответ.

— По твоим просьбам принято положительное решение, так что… Что за звуки у тебя там?

— …

— Какой детонатор, какая взрывчатка?

— …!

— На кого охотиться собрались?

— …!!

— Понял… Вернее, ни черта не понял, но желаю удачи!

— …

— Ага, и тебе!

— Весело у них там, — даже слегка позавидовал Егор, отключив связь.

Однако тут же встрепенулся и стал поспешно заводить машину. По жене он действительно соскучился!

* * *
День у Степаныча не задался с самого утра. С того самого мига, как инженерная бригада обнаружила под днищем его "Ласточки" взрывное устройство. Толково установленное. Не то чтобы в первый раз. Да и сам факт вряд ли мог смутить человека со столь богатой и неоднозначной биографией, но все же. Раздражала необходимость пользоваться подменной машиной. В гараже пусть и не основной, но все же резиденции Демидовых парочка таких имелась всегда. Вот только за рулем родной "шестерочки", чей корпус был многократно укреплен искуснейшей рунной вязью, а двигатель тщательно перебран его собственными руками, он чувствовал себя гораздо увереннее, чем в "камрюхе" охраны.

— Ты мне это, телепузик, "Ласточку" не царапни там, — кивнул он старшему саперной бригады, уже облаченному в бронированный костюм и теперь перебиравшего свои "железки". — А то без всякой бомбы в космос запущу!

Тот кивнул без всякого выражения на лице. Степаныча он знал давно, а потому объектом его раздражения не хотел становиться от слова совсем!

Сам же "как минимум воевода" рода Демидовых ругался сквозь зубы, устраивая свой зад в современном кожаном кресле:

— Талантливые детишки! Ну ничего, ничего, Степаныч покажет вам, где раки… Раком покажет. Поза ротного пулемета за счастье покажется! На бочку пороховую. Обоих… Минеры хреновы… Ничего, Степаныч покажет!

Вторая и третья неприятность случились практически одновременно.

Не успел он отъехать и на километр, как саперы сообщили, что взрывчатка все-таки рванула под днищем авто. Настоящего заряда не было, но хлопок был сильный. Машина в порядке. Вроде бы.

Не успел он пробормотать по поводу этого самого "вроде бы", что-то вроде "Хреновы таланты! Юные…". Как стекло украсилось паутинкой трещин прямо напротив водителя.

"Пуля. Крупнокалиберная", — только и успел подумать он, скатываясь под приборную доску и нажимая кнопку тревоги..

Ох, и больно же вдарил рычаг коробки по ребрам!

Однако второго выстрела не последовало.

Через пятнадцать минут охрана нашла лежку снайпера, а еще через десять — вторую позицию. "Неизвестные" явно рассчитывали выманить воеводу Демидовых на простор. Второй же стрелок держал позицию первого. Только Степаныч не дурак и жизнью учен. Досадно только, что стрелки успели смыться.

А вот кое-кому пришлось ждать почти полчаса, которые ушли на поиск позиций, выявление возможных новых и доставку очередной сменной машины.

День прошел спокойно. Равно как и обратная дорога до усадьбы. Впрочем, насчет дороги можно и поспорить. Если бы не грамотные действия инженерно-разведывательного дозора, буквально прочесавших трассу перед его приездом, то суждено было ему подорваться на паре МОНок, либо почувствовать на себе всю тяжесть ловушки в аспекте Земли, вставшей на боевой взвод практически перед самыми колесами автомобиля.

Спасли опыт и чутье! Хотя авто и под списание. Но до Усадьбы Степаныч, дабы не искушать Судьбу, добрался сам. С большим таким кругалем. Ну да ничего! Пробежаться по зимнему леску оно в любом возрасте полезно! Тем более, гвардейцы доложили об обнаружении позиции с заботливо припрятанным гранатометом.

За ужином же его встретили две пары невинных глазок. Голубые Матвея и карие Ольги не выражали ничего кроме кротости и смирения.

— Неплохие попытки, ребятня! — заявил он, едва покончив с первым. — Только Степаныч вам еще покажет! А чего яду в борщ не сыпанули?

— Тут же анализаторы везде, — постучал Матвей по столешнице, по совместительству служившей сложным артефактом. — Вмиг спалимся! Как тебе наши сюрпризы?

— Далеко вам еще с батькой то тягаться, — пригладил усы воевода. — Подрастите, сопляки!

В глазах молодежи вспыхнули недобрые огоньки, а на губах расцвели до того предвкушающие улыбки, что Степаныч поневоле задумался, а, может, зря он решил "спаивать" от слова "паять" Ольгу и Матвея таким интересным способом и уж совсем невовремя пообещал им пару дней отдыха, если хотя бы одно покушение удастся.

Пять дней почти "потогонки" и упражнений на взаимодействия. Никаких разговоров, только сигналы, но так, чтобы Ольга в ночи всхрапнула "Как связь?", а Матвей в другом конце дома пропукал "Пять на пять!". Взаимодействие на уровне рефлексов за пять дней, конечно, не построишь, но ребята явно прогрессировали. И будут прогрессировать! Уж он об этом позаботится!

В пятницу же воевода объявил:

— Ну что, молчаливые мои, все просто: организуете на меня успешное покушение — будет вам отдых пара дней. Только и впрямь не прикопайте по тихой грусти!

А почему нет? Вполне четкая задача с достижимым результатом. В теории. На практике попробуй "поймай" старого диверсанта.

— Так что, — поинтересовался Матвей. — Будут нам выходные?

— А за шо? — притворно изумился Степаныч, перейдя на диалект своей малой родины. — Хоть одна удачная?

На лицах молодежи вновь заиграли улыбки, но старый лис лишь усмехнулся про себя: "Пуская стараются!".

Кто подал знак воевода так и не заметил, но поднялись его ученики синхронно. Прогрессируют!

— Приятного аппетита! — прозвучало синхронное же пожелание, приправленное долей сарказма, и неугомонная парочка была такова.

Как не хотелось пойти спать, но пришлось топать на пост охраны.

— Как там, Коля? — спросил он у дежурного на посту видеонаблюдения. — Где наши гаврики шляются?

— Камеры их не фиксируют, — ответил молодой, но уже достаточно опытный сотрудник. — Видеонаблюдение гаража выведено из строя.

— Да ты шо? — слегка занервничал Степаныч.

Он состояние машины еще после утренней шутки ребятни оценить не успел, а они уже новую готовят!

Надо проверить.

Заходить в обитель его "Ласточки" он решил через дом. Чего лишний раз нос морозить? И фиг с ним, что его энергии хватит не только на личный обогрев, но и отопление небольшого поселка в течение суток.

Дверь в гараж была приоткрыта. Оттуда доносились достаточно громкие голоса детишек.

"Совсем оборзели, сказал же — тихо!", — мелькнула быстрая мысль, но тут же сменилась более приятной — вариантом наказания за подобное отступление от приказа.

— Ты ему еще слово х** на капоте напиши! — громко воскликнул смеющийся голос Ольки.

"Чего?!". Степаныч решил поторопиться.

— У меня нечем!

— Так помаду мою возьми!

Чувство опасности, воспитанное годами и развитое почти до сверхъестественного, предупредило его ловушках.

— Не, как-то не солидно, — протянул Матвей.

От сердца слегка отлегло.

Небольшую печать Огня на полу воевода деактивировал землей, а тонкую леску (ага, совершенно случайно натянутую на уровне груди) сноровисто привел в негодное состояние при помощи неизменного "Викторинокса". Больше опасных для жизни и здоровья "усовершенствований" он не заметил.

— О, держи!

— Что это?

— Что-что, ГВОЗДЬ!

Степаныч ворвался в гараж с пистолетом в руке и желанием побивать всех и вся, но его душевный порыв был тут же был охлажден ушатом холодной воды! То есть ведром. Простейший детский прикол с несложной системой веревочек и собственно тары. Его! Поймали. На. Детский. Прием.

Тридцать секунд, за которые у Ольги с Матвеем, моментально юркнувшими за машину инструктора (вполне справедливо полагавшими, что по ней то он точно палить не будет!), успели вспотеть ладони. Уж больно страшен был у Степаныча вид — усы торчком, глаза бешенные! Переборщили что ль?

Полминуты стояла гробовая тишина, разбившаяся в дребезги громовым хохотом воеводы!

— Будут вам выходные, засранцы вы этакие, будут!

Глава 8

О, это чувство свободы! Дарящее радость, словно сладкий финик после 7 дней аскезы, дурманящее словно стати персидской танцовщицы, сводящее с ума будто глоток виноградного вина из сокровищницы султана…

— О чем задумался?! — грубо вырвал Матвея из легкого транса такой обыденный вопрос Демидовой.

Парень несколько секунд помолчал, наслаждаясь видами украшенных снежком березок, мимо которых они как раз проносились в лучших традициях оленькиного стиля вождения — быстро и со свистом!

— Я жду, — напомнила о себе девушка.

— О том, что не стоит читать Хайяма перед сном, — зевнул Воронцов, уже несколько привыкший к манере вождения напарницы. — Нашел у тебя в библиотеке его рубайат[7].

По крайней мере, он уже не пытался схватиться за что-нибудь перед каждым поворотом.

— Врубилась, — отреагировала пилот, бросая одну из "выживших" после недавних развлечений машин охраны в очередной вираж. — Давай уже, возвращайся в реальность, посрамитель шайтана![8] Держииииись!..

К горлу подкатил ком, а к мозгу в очередной раз вопрос: "А чего это я сам не занял место водителя?". Эта машина явно нуждалась в замене прокладки. Между сиденьем и рулем!

— Я…, — Матвей удивленно оглянулся на Ольгу, услышав вместо привычной категоричности легкие нотки неуверенности в ее голосе. — Спасибо тебе сказать хотела. Не было как-то времени до этого… А я…

Действительно, в Усадьбе "бешенная парочка" почти не оставалась наедине. То родственники пожалуют с разговорами и наставлениями (ой, как интересно было бы послушать, какие инструкции получила девушка по его персоне!), то шило в заднице Степаныча провернет очередной оборот. В общем, дел хватало. А вот времени поговорить — вовсе даже и не очень!

— Это за что конкретно? — уточнил Матвей, в котором не вовремя проснулся педант.

— Ну, ты мог меня там и оставить…

Шлеп!

Черт бы побрал эти современные тачки, где спинка сиденья не позволяет даже нормального подзатыльника типа "Лещ" отвесить! Впрочем, возможно, оно и к лучшему на такой-то скорости.

— Поняла. Сглупила. Исправлюсь, — вот это уже ближе к привычному тону взбалмошной девчонки! — Кстати, вот любому другому я за это руки приказала бы оборвать!

Матвей равнодушно пожал плечами и отвернулся к березкам. Красивооо…

Немного помолчали.

— Нет, правда, — на долго Оленьку не хватило. — Я тебе благодарна за то, что вытащил оттуда.

— Благодарность принята, — кивнул Матвей, проводя очередную ревизию затылка своей пятерней, но тут же со смехом сознался. — Я не очень представляю как вести себя в подобной ситуации. Во всех сказках полагается тут же жениться на спасенной принцессе, а я готов лишь женихаться! Я вообще не против первой брачной ночи, но вот все остальное…

Ольга негромко рассмеялась, прервав разглагольствования парня:

— Значит, не я одна чувствую себя немного… скованно, — призналась она, но тут же добавила с привычной "язвинкой" — А о первой ночи пока и не мечтай!

— Ага, как извиняться, так скованно, а как репетировать брачную ночь, так вроде бы, и не против, но фиг тебе! Девушка, раскройте количественное значение слова "пока", — усмехнулся в ответ маг, поняв, что скользкий момент миновал (пока говорить о своих способностях и уточнять детали их взаимоотношений, которые следует воспринимать строго с учетом мнения глав двух Родов, он был не готов). — Тогда и подойду!

Вновь в салоне представительской "японки" зазвучал девичий смех. В этот раз в нем не чувствовалось напряжения. Девушка и сама понимала, что рано или поздно придется обсудить очень многое, однако делать это сейчас — верный способ убить возникшее между ними доверие. Оба еще не готовы, а уж если учитывать интересы Родов и целую паутину обязательств, опутавших молодых людей словно паутина незадачливую муху…

Типичная ситуация из серии "я знаю, что ты знаешь, ты знаешь, что я знаю", но… пока рановато!

— Хулиган ты, Матвей, — только и вздохнула она отсмеявшись. — Но не засранец, что приятно!

"Мда, вот это определение!", — мысленно хмыкнул парень, но вслух же произнес совершенно другое словами великого восточного мудреца:

Будь вольнодумцем! Помни наш зарок:
"Святоша — узок, лицемер — жесток".
Звучит упрямо проповедь Хайяма:
"Разбойничай, но сердцем будь широк!"
Его собеседница только кинула и тут же в свойственной ей манере перепрыгнула на новую тему:

— Итак, у нас два дня отдыха! Я с девчонками оторваться! Зажжем так, что содрогнется ночной Питер! Йюуххху!!!

Парень только усмехнулся при виде сияющего лица Ольги.

— Как отрываться будешь?! — не отставала она.

— О, я тоже отрыв планирую, — тоном "да-да, конечно!" просветил ее Матвей. — Вот сейчас по работе на одну встречу съезжу. Надо же начальству на глаза показаться! А потом сразу в трэш и угар!

Легкого скепсиса в голосе мага Ольга не услышала, охваченная картинами будущего кутежа!

— О да, пускай минет нас пуще всех печалей!..

— Может, минует? — уточнил не ожидавший подвоха парень.

— Минет, Матвей, минет, — так произнесла на почти на ухо парня девушка, согрев его своим дыханием, что Матвея бросило в жар (пора пройтись по салонам!) и холод (двести, сука, километров в час на спидометре, а она ему в ухо дует!). — И барский гнев, и барская… любовь!..[9]

Огонь в глазах девушки сменился смешинками почти мгновенно, заставив мага с трудом вытолкнуть воздух из легких. По салонам. Однозначно по салонам. Вот как встретится с Егором, так сразу по салонам.

Однозначно.

И в следующий раз за руль сам.

Однозначно.

* * *
До города добрались без происшествий, что уже само по себе в картине мира Матвея было очень жирным плюсом к настроению. Нет, правда, приятно же, когда никто не пытается запустить в тебя чем-нибудь убойным, похитить или, не мудрствуя лукаво, пырнуть железом хладным. Вместо всех этих "приключений" людная центральная улочка, погода из серии "мороз и солнце, день чудесный", горячий кофейный напиток на фундучном молоке… Что еще для счастья надо?

Полчаса, ставшие "зазором" между высадкой из машины Демидовой и посадкой в шведский кроссовер Калашникова, прошли крайне благостно: вкус кофе смешивался с звуками игры талантливой скрипачки в наушниках, под воздействием солнышка превращаясь в нечто похожее на прекрасное настроение!

Да и Егор хорошими новостями не обделил:

— Мои поздравления, герой, — заявил он не успев поздороваться. — Отчет по поводу твоих приключений писать тебе не придется.

— О как…, — аж удивленно крякнул Матвей, пусть и буквально балдевший от прекрасного дня, но ТАКИХ подарков от судьбы точно не ждавший. — Не подумай, что напрашиваюсь, но все же, с чего такая милость?

— Участие в столкновении Родов вещь довольно специфическая, — с удовольствием принялся объяснять вахмистр, кажется, искренне обрадовавшийся удачному завершению "похода" парня. — Согласно ряду имперских эдиктов, общий отчет готовится по данным, предоставленным Патриархами в нашем случае. На тебя целых два пакета документов пришло от спецов Демидовых и Воронцовых. Твоей задачей будет лишь ознакомиться с полученной нами информации и, по желанию и возможности, дополнить ее, если сочтешь, что нам необходимо знать что-то еще сверх этого. Однако я сильно сомневаюсь. Там такие спецы работали, что комар носа не подточит.

Матвей помолчал, устраиваясь поудобнее в кожаном кресле.

— Так это просто праздник какой-то, — наконец заключил он, глядя на вахмистра. — Спасибо, хорошая новость!.. Слушай, а водички у тебя в машине нету? После кофия горло промочить хочется.

Получив желаемое, Воронцов с удовольствием сделал пру больших глотков кавказской минералки.

— Так, — заключил он, едва восстановив водно-солевой баланс. — Если отчитываться мне не придется, то сегодня мы зачем встретились? Не подумай, что я не рад тебя видеть, но…

Егор тем временем перегнулся через кресло, доставая с заднего ряда свой кожаный портфель. Слегка повозившись с застежками (ой, хитра система, "чужого" бы на месте запросто спалила!), он достал обычный планшет в защитном исполнении. Следом, едва тот оказался в руках парня, на свет божий был извлечен обычный блокнот из магазина давно и надежно получившего в народе ярлык "Фиксик". Пара выверенных движений пижонской ручки по листу, и вот Матвей наслаждается парой циферно-буквенных обозначений.

— Запомнил, — серьезно спросил Калашников буквально через пару секунд. — Хорошо. Вечером войди систему с этими данными, она автоматически сгенерирует постоянную пару логин/пароль. Ее не будет знать никто. Надеюсь на твою память, так как восстановление постоянного доступа штука довольно хлопотная, да еще и связанная с отметкой в личном деле, урезанием премии и долгой задушевной беседой с нашими безопасниками. Оно тебе надо?

С этими словами он извлек откуда-то из кармашков водительской двери зажигалку и сжег листок, для верности размельчив остатки листа той же зажигалкой в пепельнице кроссовера.

— Надеюсь, не забудешь, — со вздохом, явно свидетельствовавшим о собственных неприятных переживаниях, заключил он. — Если мне придется повторить — обязан буду доложить. Механизмы самоликвидации почти все стандартные. Инструкцию по уникальным примочкам получишь при генерации постоянного пароля.

Матвей только головой помотал, словно говоря, что на память в общем-то не жалуется, на что получил беззвучное пожатие плечами, как бы говорящее "Хорошо, на твоей совести будет!".

— Что здесь? — спросил Матвей, "взвешивая" планшет на одной руке.

С такими системами он дело имел лишь однажды. Тогда на подобную машинерию был загружен план учебного выхода группы. Воронцов даже чуть скривился от неприятных воспоминаний. Именно тот день выбрал один ублюдок, чтобы продемонстрировать свое "Фи" однокашнику. Это было его восемнадцатое посещение госпиталя в бессознательном состоянии. Да, такие вещи он считал. И запоминал. Бог даст, подвернется случай предъявить счет за простынку тканевую, да пайку диетическую.

Всепрощение — не самая частая черта характера среди магов-боевиков!

— В планшет загружены данные по нашей новой задаче.

— В двух словах можно?

Перед ответом Егор слегка повозился с расположенной под приборной доской панелью, явно в штатной комплектации не предусмотренной. А уж когда уши привычно заложило на несколько секунд, можно было не сомневаться — хозяин активировал защитный полог.

— "Глухарь-3", — с гордостью сообщил Егор, будто сам эту систему собирал.

Хотя, если вспомнить о негласном табеле о рангах, установка подобной аппаратуры в личный автомобиль сотрудника людям хоть чуток сведущим в хитросплетениях службы в "Тройке" могла сказать о многом.

— На повышение идешь, Егор Степаныч, — весьма ехидно поинтересовался парень.

— А почему бы и нет, — не приняв шутки пожал плечами тот. — Итак, к делу. Операция "Просвещение". Приоритет: красный-три. Речь о наших старых друзьях иезуитах…

Матвей при упоминании "друзей" лишь скрипнул зубами.

— … Как ты знаешь, одним из важных направлений работы Товарищества Иисуса стало предоставление качественного бесплатного образования по всему миру как аристократии, так и выдающимся представителям "из народа". Для многих это действительно может стать путевкой в жизнь. Да, под шумок братья продвигают свое видение мира среди учеников, занимались "выкачкой мозгов" из империи и выстраивают свои структуры, позволяя своим воспитанникам довольно быстро продвигаться в рамках значимых частных и государственных структур. Это, как говорят наши "уважаемые партнеры", была "файр плэй". Честная игра. Какие-то моменты купировались в результате аппаратных игр, где-то работала наша разведка, а кое-какие эпизоды и вовсе пошли нам на пользу. В общем, нормальная агентурная работа. Дело-то по сути житейское. Пусть уж лучше на виду будут, чем продолжают заниматься тем же самым из-под полы. Тем более, благодаря их работе мы действительно получаем неплохой поток профессиональных кадров… Не подвергнутых соответствующей обработке.

Ну да, ну да. Матвей не первый день жил на земле, а потому понимал, насколько сложное дело — ликвидация подобной структуры в рамках государства. Почти как попытка "выкорчевать" ставленников транснационального капитала, еще лет пятнадцать назад занимавших ПЕРВЫЕ позиции в столь специфической организации как Центробанк Руси. Нет, Воронцов и сам знал немало адептов упрощенного взгляда на жизнь, предлагавших разом шашкой рубануть, и совершенно не учитывающих огромную систему связей, благодаря которой империя была встроена в мировую систему распределения труда. Хотите высокие цены на нефть (а что, кто-то думает, что они с потолка берутся, "рыночек решает"?)? Да пожалуйста, но пусть с вашей стороны процесс контролирует наше доверенное лицо! Увольняете господина имярек? Не возражаем, но вот что если завтра, а может уже и сегодня, кредитный рейтинг государственных компаний сразу несколько "независимых" рейтинговых агентств синхронно уронят на пару пунктов. Вот совпадет так! Итог: дорогие кредиты, замедление развития, стагнация экономики. Впрочем, на это у "диванных экспертов" тоже свое мнение имеется: сами будем кредиты выдавать! Отлично, скажет любой национально ориентированный экономист, но тут же спросит: а с помощью каких механизмов, откуда специалистов возьмем, а как… И вопросов таких миллион. Следующее возражение "упрощенцев", как правило, сводится к фразе "Так давайте такие механизмы создавать!". Никто, в общем, не против, вот только альтернативных экономических институтов нет, а любая попытка создать что-то стоящее моментально получает отпор от центрального банка и всей существующей системы, а так же полный список вышеперечисленных проблем А уж если еще и реализуемая рабочая идея имелась, то ее носитель имел все шансы на скорую и тихую кончину. Несколько таких случаев за 20 лет противостояния государя и главного банка империи зафиксированы были. Нет, справились, конечно, в свое время. Вот только борьба была долгой и упорной, а победа стала возможной только благодаря Мировому Бардаку. Фининтерну лет пять было просто не до нас, а потом уж и поздно было!

— Так почему мы именно сейчас занялись этой… структурой? — задал основной по его мнению вопрос Матвей.

— Разветвленная сеть филиалов учебных центров товарищества в последнее время стала использоваться в логистических целях.

— И…, — не совсем понял Матвей. — Что они такого… транспортируют, что ими занялась "Тройка"?

— Например, некоего Гусева Константина Игоревича вместе с тридцатью килограммами груза.

Воронцов нахмурился, но через несколько секунд вынужден был констатировать:

— Не помню. О чем мне должно говорить это имя?

— Ну ты даешь, — осуждающе покачал головой Егор. — Если бы кто по моей сестренке из гранатомета садил, я бы обязательно поинтересовался его именем. Так, на всякий случай.

Уши стиснувшего зубы Матвея моментально вспыхнули. Плотный график последней недели не дал ему возможности толком познакомиться с результатами расследования. Сегодня надо было восполнить этот пробел в знаниях обязательно.

— У тебя два дня выходных, — пожал плечами вахмистр. — Успеешь изучить. В понедельник жду на рабочем месте.

Матвей молча пожал руку куратору и вышел из машины.

Успеет. Обязательно успеет.

* * *
Тот же день. Спустя шесть часов. Берлога Матвея.

— Алё, — радостно звучал голос на удивление трезвый голос Демидовой, щедро приправленной ударами мощных басов на заднем фоне. — Тусуешь?! Может к нам? Мы в "Фараоне"!

— Неее, я тут с ребятами зажигаю, — не менее бодро ответствовал парень, действительно уже успевший изучить не такой уж большой объем данных по нападению на Женьку, и теперь отдыхавший. — Провожу время с отличными чуваками!

— Круто зажигаете?!

— А то! У нас тут целое приключение. Давай уж сегодня как-нибудь сама!

— Да не вопрос, — проорала трубка, и прежде чем сигнал прервался короткими гудками, Матвей успел услышать веселый визг: — Девчонки, я иду!..

Парень вздохнул, и вновь вернулся к отложенным на время "чувакам". Один из них в этот момент в очередной раз "натягивал свой рваный халат, прожженный во многих местах искрами дорожных костров, и удалялся потихоньку", ведь "за дверью громко храпел ленивый, глупый евнух в чалме и мягких туфлях с загнутыми кверху носами — нерадивый страж главного во дворце сокровища, доверенного ему. Дальше, врастяжку на коврах и кошмах, храпели стражники, положив головы на свои обнаженные ятаганы. Ходжа Насреддин прокрадывался на цыпочках мимо, и всегда благополучно, словно бы становился на это время невидимым".[10]

Глава 9

— Ха-ха-ха, — Ольга не смогла сдержать смех, глядя на всклокоченную шевелюру и помятую физиономию своего "партнера". — Вот теперь верю: отдохнул как надо!

Еще миг, и она с удовольствием бы снисходительно потрепала парня за волосы или даже за щеку, приговаривая что-то вроде "повзрослел наш мальчик, повзрослел!". Воронцову же было с этих заявлений не холодно, не жарко, благо их разделяли мониторы и расстояние, в модный ныне 5G хоть и существенно повысил качество видеосвязи, но тактильный контакт пока не освоил. Поэтому на все провокационные заявления маг отвечал широкими и искренними зевками.

— Жду развернутый отчет о твоих похождениях! — тут же заявила Демидова.

— О, это была ночь полная приключений, интриг и интрижек, — честно глядя в глазок камеры интригующе начал таки дочитавший историю до похождений товарища Насреддина до конца парень, но тут же обрубил напарнице "малину". — Вот только больше я об этом ничего не скажу. Должно же у мужчины в жизни быть что-то личное?

— Эх, я к нему со всей душой, а он… И где она, справедливость? Я вас спрашиваю, где?

— Я бы ответил, Михаил Самуилович, но, как сказал знакомый гинеколог, там ее тоже нет…[11]

— Не очень-то и хотелось, — ничуть не расстроилась все так же широко улыбающаяся Ольга, прекрасно чувствовавшая, где пролегают те границы, за которые пока заходить не стоит. — Надо будет как-нибудь с тобой в загул отправиться! Не по работе, а так… Интересно посмотреть, как отдыхает господин Воронцов, когда не связан по рукам и ногам уставом! Зрелище должно быть!..

— Я тебе организую как-нибудь отдых истинно с матвеевским размахом! — искренне пообещал парень, прикидывая где можно достать томик Соловьева в подарочном издании. — Могу с даже с доставкой на дом оформить!

Ольга еще раз одарила собеседника звучанием своего смеха, ответив:

— Жду не дождусь, Матвей Александрович!.. — согласилась та, и тут же с ехидцей уточнила. — Тем более, я уверена, что у тебя уже есть "планы на ветер"! Все ради того, чтобы вернуться к ненаглядной работе, верно?

Матвей лишь вздохнул, разведя руками в стиле "Что уж со мной таким поделать?", умудрившись даже не покоситься в сторону журнального столика, где его ждал полученный от вахмистра планшет.

— Не отвлекаю, — все с той же ехидной ухмылочкой прокомментировала Ольга. — Пока!

— Пока-пока, — задумчиво пробормотал в ответ потемневшему экрану видеочата Воронцов.

Вот теперь и правда за работу можно!

Только кто сказал, что он собирается с серьезным видом крапеть над ларцом информационным? Э, нет! В любой процесс можно привнести чуточку удовольствия!

Выполненный с чувством тренировочный комплекс в этот день занял у Матвея почти полчаса против обычных 15 минут. Как здорово чувствовать каждое движение от легкой растяжки до традиционных рывков пудовой гири… Каждая мышца словно заново открывается в моменте, позволяя наслаждаться каждым упражнением. Довольно "бодрую" серию завершил контрастный душ, после которого парень был готов признать, что избитое выражение "словно заново родился" вполне себе имеет право на существование!

Следом наступила пора кулинарных экспериментов. Если с яичницей Матвей мудрствовать не стал, то чай был "собран" из целого микса сушеных ягод, листьев малины, смородины и мяты, щепотки иван-чая и хорошей порции непосредственно черного цейлонского! Кра-со-та! Спасибо Женечке, лично ингредиенты собирала, да прислала с оказией! Знала, егоза, чем брата порадовать!

Вот теперь, с прекрасным настроением, можно завалиться на диван, чтобы познакомиться с переданным вахмистром заданием. Так, включить планшет, пройти идентификацию, изу…

— Черт! — выругался парень, вчитавшись в первые строки и познакомившись с классификатором.

Слышал он у одного старого картежника выражение "Насрать в руки тому, кто раздавал!". Вот и тут тому кто данные компоновал руки бы испачкать! Насколько же неудобоваримо все подобрано… Без поллитры не разобраться! Вот только если "по работе" Матвей был согласен травить свой организм огненной водой (что для мага намного опаснее, чем для не одаренного человека!), то делать это добровольно и во время отдыха был явно не готов.

Впрочем, пытливый ум и тут выход найдет!

— Иногда же можно, верно? — негромко спросил сам себя Воронцов, и тут же уверенно ответил. — Можно!

Планшет отложен еще на полчаса. За это время был сварганен еще один микс в дополнение к чайному, раскалены докрасна несколько угольков и собран монструозный кальян, что подарил, кстати, Андрюха после поездки куда-то в жаркие края. Куда именно смотался, так и не раскололся. Дела Рода и все тут! Впрочем, и сам Воронцов особо не расспрашивал. Секретность, однако, понимать надо…

Значит, заодно и помянем. Глядишь, и удастся достойную тризну справить, отправив виновников следом…

Итак, спустя полтора часа после окончания разговора с Демидовой, парень с комфортом развалился на диване, и, укутавшись клубами ароматного дыма и мягким шерстяным пледом, принялся пробираться сквозь обрывки исторической справки, свежей аналитики, а так же подборок домыслов и слухов, которые, по возможности, полагалось проверить.

Итак, что мы имеем с гуся?

Если обобщить все данные, то картина вырисовывалась интересная!

Вся история Общества Иисуса говорит о том, что Орден использовался папством для распространения католичества и вовлечение в сферу политического и экономического влияния все новых народов и стран. Тут понятно, любая сетевая структура стремится к расширению. От штатовской "Лицокниги" до "МММ". В этом ее суть. Стратегию иезуитов можно описать избитым выражением "Цель оправдывает средства". Если оставить в стороне вопросы морали, то можно заметить, что такой подход себя вполне оправдывал. Структура выстояла даже когда папство проиграло борьбу за господство в Европе, и успешно продолжает существовать и в наши дни. Тем более, ребятки в софистике совсем не дураки были, а потому смогли обосновать сей сомнительный принцип с точки зрения нравственности. Правда, иезуит всегда мог сам решать, что нравственно, а что нет ради достижения цели! Еще при жизни Лойоллы известны случаи, когда братья отправлялись с проповедями по борделям. И как тут не задержаться до утра с душеспасительными речами, коли того требует обращение очередной заблудшей души в католичество? Впрочем, зачастую во время подобных бесед, как указывают современники, лоно имелось (ввиду) отнюдь не церковное.

Одной из основ ордена стала разветвленная образовательная система, пустившая свои метастазы не только среди европейских католиков, но и среди язычников в Азии, Америке и других частях света.

На землицу русскую товарищи иезуиты прибыли аж в начале восьмидесятых годов шестнадцатого столетия в лице миссии Антонио Пассевино, участвовавшего в русско-польских переговоров и, по ряду свидетельств "подсуживал" отнюдь не нам! Да и вообще, данный "не-брат-нам-вовсе" легких путей не искал, а потому заявил царю: "Покайся, мол, и прими веру истинную. Своих священников гони, а наши обряды наладь!". Причем прямым текстом. На троне тогда, надо сказать, сидел некий Ваня, прозванный Грозным! Быть бы бедам, но Иван IV очень уж хотел заключить политический союз с папством, а потому не устроил наглому посланнику нечто из разряда "Пущай полетает!". Поддержку Рима русский царь, кстати. получил, а вот с церковной экспансией как-то не задалось.

В следующий раз Общество отметилось на землице русской поддержкой Лжедмитрия I. Этот красавчик очень рассчитывал уже на религиозную поддержку папства. Да только вот слишком уж явно вышли на сцену братья, что и стало если и не главной, то, как минимум, немаловажной причиной самозванца! Забыли товарищи совет Пассевино, рекомендовавшего тайное воздействие на русское общество. Тот, надо сказать, пусть основную миссию и провалил, но разведку боем провел знатную, разработав целый план организации посольств для покорения Руси-матушки. Очень толковая и подробная получилась методичка: вплоть до того как одеваться, описания даров и необходимых книг, а так же указаний какие посты соблюдать. предлагались и другие варианты инфильтрации. Однако стратеги ордена наиболее перспективным направлением укрепления власти в далекой северной стране считали развитие образовательной системы и печатного дела. Вот так вот.

За увлекательным чтивом Матвей пропустил момент, когда трубка в руках практически перестала исторгать из себя клубы дыма. Чертыхаясь, парень отправился к плите, не только закинув на огонь несколько кубиков угля, но и разом опростав пару стаканов воды с лимончиком. Пока свежая партия кальянного "топлива" не набрала жар, Воронцов привел в порядок тело быстрой разминкой и ведром ледяной воды после. Как всегда, холод помог взбодриться и приготовиться к приему новой порции знаний.

Еще через три минуты убедившись, что в кружке дымится свежий чай, а в кальяне вновь тлеет табак, парень вновь вернулся к чтению.

Итак, получив пару хороших плюх, Общество предприняло очередную, более удачную попытку проникновения в Россию во время регентства царевны Софьи, не без помощи ее тогдашнего фаворита из Рода Голициных. Еще не официально, но они все же проводят службы и даже начинают миссионерскую деятельность. Правда, патриарх тогда их изгнал, но как-то не до конца. История туманна, но в архивах Тройки, сей период ясно обозначался как первый этап инфильтрации Общества Иисуса.

Петр I не только топориком окно в Европу прорубил, но и облегчил жизнь иностранцам-христианам. С ограничениями, правда: верить-верьте, а вот смущать православных проповедями и мессами не смейте! Понимал кое-что первый русский император в этой жизни. Представители Ордена скрепя сердце и скрестя пальцы за спиной, согласились, тут же открыв несколько своих школ, типа, для повышения общего уровня образования. Петр был не против. Вот только не учел великий царь, что подобные заведения используются иезуитами в первую очередь для пропаганды своих идей и воспитанию такого прекрасного явления, которое в будущем назовут "пятой колонной". Впрочем, возможно, и наговаривают на хорошего человека, но злые языки шепчут, что причиной разлада первого русского императора и Общества Иисуса стала поддержка Римом царевича Алексея. Для царевича участие в интриге закончилось Петропавловской крепостью, а иезуитов отправили в направлении издревле известного на наших землях перуанского городка[12]. Подальше из Российской империи, в смысле. Но официально выставили их в 1719 году за католическую пропаганду, да.

Почти семьдесят лет о действии Общества на Руси не было никакой информации. Вновь на территории империи иезуиты попали лишь в 1772 году, когда Польшу первый раз делили по результатам договора Австрии, России и Пруссии. Поляки, кстати, до сих пор винят во всем Русь. Голоса разума, например, в виде известного историка Ежи Скворняка о том, что причиной ликвидации стал внутренний распад государства тонут в пучине стереотипов до сих пор. А дядька меж тем главным директором госархивов страны был, да! Вот тогда-то в состав родного государства и вошло в том числе и католическое население… Почти со всей правопобережной Белоруссией. И куда деваться? Потребовалось заново строить отношения с разными конфессиями. Интересно, что папа римский Климент XIVОбщество официально упразднил без выходного пособия уже через год после сего события, но Екатерина II все же решила сохранить Орден, поставив его под знамена государственной пропаганды. Кроме того, иезуиты совершенно заслужено носили славу лучших педагогов Европы. В краткосрочной перспективе императрица своей цели добилась… Заложив под будущее Руси мину с гнилым детонатором.

Время правления Павла I считается рассветом Общества Иисуса на Руси. Как политкорректно выразился автор подборки, "в силу психических особенностей" монарха. Ну и на поддержку Рима он уж очень рассчитывал. куда деваться. Политика.

В очередной раз по плану "чемодан-вокзал-Рим" иезуитов отправил Александр I, когда те слишком нагло стали вербовать представителей первых Родов Руси, в том числе и близких к императорскому. Почесал в затылке правитель, да и выселил неблагодарных гостей из обеих столиц в 1815 году. Еще через пять лет вообще повелел выгнать всех представителей Общества Иисуса "под присмотром полиции за пределы Государства и впредь ни под каким предлогом не впускать Россию".

"Ни под каким предлогом" длилось ровно до 1991 года, когда страну возглавил Павел II. Сей монарх, равно как его тезка-предок, в силу своих "психических особенностей" отметился многими "свершениями": ввязал страну мировую бойню, под влиянием финансового глобализма, встроил российское государство в систему мирового распределения труда на очень невыгодных условиях, ну и, конечно, запустил к нам всякие там течения типа радикального ЛГБТ и сайентологов. Ну и иезуитов, конечно. Куда ж без них. Натворить он успел многое до того, как скончаться от сердечного приступа в своем кабинете. По крайней мере, именно такую версию озвучили представители группы офицеров, за полчаса до этого печального события зашедших к самодержцу. Злые языки уверяют, что с оружием наголо. Врут, наверное!

Как бы там ни было, предшественник оставил нынешнему самодержцу Александру V, уже прозванному в западных столицах Сталиным от слова "сталь", приходиться чистить авгиевы конюшни немыслимых масштабов. По плечу ли ему ноша Геракла, что яростным потоком Воды (а именно в этом аспекте щедро одарен царь) очистит государство от всего лишнего? Время покажет. А Тройка поможет!

"Хм, с исторической справкой покончили. Осталось понять, к чему вообще весь огород городить было с секретностью и паролями-кодами. Всю эту информацию в сети найти можно за полчаса неспешного серфа… Лааааадно, отнесемся к этому как к процедуре выдачи аппаратуры спецвязи. В конце концов, когда патроны выдавали, ты тоже не одну бумажку подмахнул! — лениво размышлял Матвей, в который раз за день разминая затекшую за день шею. — Так, с историей покончили, пора переходить ко дню нынешнему!"

Сегодня "на балансе" Ордена насчитывается более 200 учебных заведений по всему миру. Неплохо. Интересно, что на Руси, абитуриенты по специальностям богословие и духовность в качестве экзамена должны написать сочинение, а вот направления психология и духовность уде требует собеседования с преподавателем-психологом и директором учебного заведения… Что очень даже напоминает специальный отбор в институты военной коллегии и Охранки. Интересно…

Но малоинформативно!

"Ну, хотят ребятЫ тестировать своих учеников по-своему…, — размышлял Матвей. — Да и пожалуйста! Хоть скополамином каждого обколите, коли претенденты согласны. Тем более, условий приема никто и не скрывает. Вот они, на вполне официальном сайте размещены. Надо искать в другом месте… А почему бы и нет?".

Решение, пришедшее в голову Воронцова, могло бы показаться глупым, если бы не несколько фактов:

— Интерес к иезуитам не секретен (в отличие от проекта "Просвещение", но он нем парень и сам пока ничего не знает).

— Идея настолько дурацкая, что может сработать!

— Его "источник" уже опутан рядом подписок, пусть и с грифами министерства обороны.

Итак…

— Кир, вечер добрый, — поприветствовал "откликнувшегося" со второго гудка штатного эрудита их компании Матвей. — Мне нужна твоя помощь. Я тут поступать дополнительно думаю. В иезуитский коллегиум. Порекомендуешь?

— Привет, — немного ошарашено от напора однокурсника пробормотал Бобров. — С твоими-то талантами в коллегиум… Кхм! Ну-ну!.. Эээээ… Дай мне секунду с мыслями собраться…

На "сборку" собеседнику понадобилось секунд 40. Звук слива туалетного бочка Матвей, как воспитанный человек, сделал вид, что не услышал.

— Не рекомендую, — наконец категорично разродился тот. — Сам планировал, но передумал.

Вот так поворот.

— А чего так? — непринужденно поинтересовался Матвей.

— Ну…

— Кир, очень надо, — чуть надавил парень. — Правда. Чего передумал?

Еще несколько секунд молчания, после чего однокурсник нехотя ответил:

— Вот как тебе объяснить? — начал он задумчиво. — Вроде и образование дополнительное дают хорошее, отзывы отличные, фамилии известные учатся, но вот есть такое слово "свербит"… В общем, решил я посмотреть чему и как там учат. Классы вроде красивые, оборудование хорошее, программа насыщенная и интересная. Да и связи опять же… Туда ведь не за знаниями в основном идут, а за знакомствами с теми самыми фамилиями. Для выпускников коллегиума слово братство и спустя годы не становится пустым звуком. Ты представляешь, я там с преподавателем пообщался, так домой чуть не на крыльях летел! Умнейший человек — мы с ним такой диспут устроили… А, не важно! Пришел я, в общем, домой, держу в руках листы анкеты для поступления, а тормозит что-то. Стал думать, вспоминать. Ощущение такое, что будто упустил какую-то деталь, словно мысль какая на крючок попалась, а подсечь не получается!

На какое-то время собеседник примолк. Матвей не торопил. Гарнитура не мешает, а чашка с чаем приятно обжигает руки. Чего ж еще, для благостного расположения духа пожелать?

— В общем, так я и не понял тогда, что меня насторожило. Стал копаться в открытых источниках. Знаешь, много интересного нашел! Ты, кстати, в курсе, что Пушкина хотели в коллегиум отдать? Уже и в карету посадили. Великий поэт так и написал в примечаниях к автобиографии: "Меня везут в П. Б. Езуиты. Тургенев. Лицей". Не окажись у его бати знакомого с Царскосельском лицее, еще неизвестно, каким бы вышел классик… Ладно, не о том! Решил я, не найдя достойной информации, обратиться к первоисточникам. Начал с "духовных упражнений", которые иезуиты рекомендуют послушникам, не говоря уже о тех, кто желает вступить в Орден. Я нашел их описания и методички. Это реально жесть! Полностью ломается психика и собственное я. Сейчас, подожди, найду…

В наушниках раздался стрекот клавиатуры, какой издается ловкими пальцами при скоростной печати.

Воронцов же, воспользовавшись паузой, подошел к окну, наблюдая за снежными хлопьями, стремящимися побить все рекорды по осадкам. Сделав большой глоток из так и не выпущенной из рук кружки, он мысленно протянул: "Лепотаааа!". На душе отчего-то стало легко и спокойно.

— Новичка на месяц запирают, связав обетом молчания, — тем временем продолжил эрудит. — За это время ему надо пройти ряд медитаций, разделенных на четыре блока. Во время одной из первых, — внимание, цитирую, — нужно "представить мысленно огромные языки пламени, и души осужденных, как бы заключенные в раскаленные тела. Услышать упреки, плач и вопли, предание проклятию Иисуса Христа и святых Его. Почувствовать запах дыма, серы, разложения и гнили. Внутренне ощутить горькое — слезы, скорбь и угрызения совести. Представить, что мы сами осязаем этот огонь, как он прикасается к душам и сожигает их"[13]. Вот каково? В общем, не готов оказался я. Слабоват для такого. Сидеть в темноте, один, и молча представлять себя сжигающим грешников… Не мое! Да и… Хотя, это личное. Не важно!

— Подожди-подожди, — встрепенулся Матвей, словно гончая, взявшая след (инстинкт, чтоб его!). — Может, поделишься? Все-таки личные впечатления они самые надежные! Если, конечно, они…

— Ладно, — раздраженно перебил разглагольствования однокурсника Кирилл. — Друг у меня был. Словно старший брат. Имя называть не буду, ни к чему оно… Так вот я вслед за ним в коллегию собрался. Он учиться начал, а я через год поступать планировал. Товарищ мой почти сразу предупредил, что на связь будет выходить редко. Вроде как у них там чуть ли не казарменное положение. Я значения этому не придал. У меня кузен в Высшем офицерском учится, тоже не часто поболтать удается. Вот только выходил мой друг, так называемый, на связь совсем редко. Через девять месяцев считай и увиделись!.. Знаешь, со стороны на него приятно посмотреть: стал спокойным, сдержанным, уверенным в себе, вот только между нами как стена встала с тех пор. Нет больше той легкости в разговоре, душевности, если хочешь! А потом… В общем, он к моей сестренке двоюродной "подкатил". Знал, ведь, сволочь, что я с ней ближе чем с родными общаюсь.

Матвей не шевелился, словно в медитации завороженно любуясь танцем снежных хлопьев за стеклом. Торопить товарища он не пытался, его и так не слишком грела мысль, что Кириллу приходится вновь переживать не самые приятные воспоминания по его милости. Однако ничего не попишешь. Работа.

— А потом он переспал с ней общаться, — грубо и отрывисто бросил в рубку Бобров.

— Перестал? — переспросил в первый момент подумавший, что ослышался Воронцов.

— Переспал, — отрезал оговорившийся "по Фрейду" однокурсник. — А затем перестал. Сволочь. Но знаешь, у него в глазах и капли раскаяния не было. Человек был уверен, что ему можно…

— Можно что?

— А все можно, Матвей, вообще все! И, давай, хватит об этом! Я на твои вопросы ответил?

— Да, спасибо, Кир, — парень прекрасно понял, что ему намекнули на скорейшее завершение разговора. — Ты извини, что я так о личном, но мне понять нужно было…

— Да нормально все, — резко обрубил Бобров. — Давай до понедельника!

С этими словами собеседник попросту отключился.

— Спасибо, — негромко еще раз повторил парень навстречу прерывистым гудкам.

Все это требовало тщательного осмысления.

Глава 10

Понедельник — день тяжелый!

А еще интересный.

В случае же с Матвеем будет последовательнее сказать интересный и тяжелый.

Нет, правда, не каждый день Воронцову выпадает увидеть типичного христианского батюшку при всех "регалиях" в виде рясы и креста на шее, любовно и весьма профессионально играющегося с боевым ножом. Было действительно интересно наблюдать за клинком, щучкой летающим в ловких пальцах. А вот когда этот самый бородатый здоровяк с криком "Господи, помилуй!", попытался " нашинковать" парня в тонкую лапшицу, стало тяжело…

А начать стоило с того, что Степаныч совершенно обленился…

Нет, опять не так.

Тогда пойдем по порядку!

Очередной понедельник встретил Матвея солнечной и морозной погодой. Проснулся он легко и как-то разом. Будто в сознании рубильник "отдых-работа" переключили. Кофе с утра тоже удался на славу, с первым же глотком отправив настроение к отметке "зашибись". Да и планы на день радовали:

— ПРОСТО познакомиться и провести первое занятие с инструктором, которого подобрал Степаныч.

— ПРОСТО съездить в университет.

Видит здесь кто-то пункты "кого-нибудь уконтропунктить" или "беседа с дознавателем"? Вот и Воронцов не видел, что дарило ему надежду на светлое будущее… Хотя бы на ближайшие 24 часа! Даже в кой-то веки захотелось ради любопытства почитать гороскоп на день, но до планшета личного было далеко тянуться, а выданный вахмистром он для этих целей пользоваться не решился, вполне резонно полагая, что все логи работы на этом устройстве сохраняются и анализируются "где надо". Молодой маг же сильно подозревал, что на его дальнейшей карьере перекладывание ответственности за свою жизнь на "звезды и небесные тела" может сказаться не хуже, чем строчка "неумеренное употребление психоактивных веществ" в личном деле. Может, он и сгущал краски, но проверять на практике теории с таким возможным исходом он не собирался от слова вообще!

Покончив с черным как ночь, и горячим, словно жена капитана дальнего плавания в момент возвращения мужа домой, кофе, Матвей решил даже ограничиться обычным душем, исключив из утренних водных процедур обливание ледяной водой. Давным давно он придумал себе замечательное объяснение необходимости данного действа: "Вот обольюсь, и все самое страшное за день со мной уже произойдет!". Сегодня же "страшного" не хотелось даже в такой малой дозе!

Отдельное спасибо Воронцов мысленно отправил тому человеку, что припарковал каршеринговый "Мерс" всего в двух минутах ходьбы от него. Обычно он предпочитал более дешевые модели, но именно сегодня не прочь был и шикануть! Даже почти привычные пробки сегодня не раздражали — уж больно удобное водительское сидение разработали немецкие инженеры! Да и не так много сегодня заторов-то на дороге, так что до набережной Фонтанки,16 удалось добраться за рекордные по такому раннему времени 15 минут.

Степаныч уже дожидался его у входа.

— Что, молодой, выделиться захотелось, футы-нуты, — ехидно прищурившись решил позубоскалить он вместо приветствия. — Да я в твои годы вот этими самыми руками БАМ строил…

— … В телогрейке с номером? — не менее ехидно перебил своего инструктора парень. — То-то я посмотрю, есть в тебе что-то этакое! Так вилкой в глаз, али в жопу раз?!

— Это мне-то, воеводе? — спокойно ухмыльнулся мучитель. — Почем ж я знаю, что ОНИ выберут? Могу и то, и то заставить провернуть, а потом еще сыграть на батарее и "зашить" бутылку заставить! А особливо "приветливым" еще и сесть на нее пособить смогу!

— Злой ты, Степаныч, — только и ответил парень с чуть ли не суеверным ужасом уставившись на свою пустую руку. — Нет в тебе ничего святого!

А ведь еще за миг до этого пальцы Матвея сжимали нежнейшее творожное кольцо, купленное в кофейне неподалеку.

— Угумс, — с удовольствием подтвердил тот, с блаженным видом пережевывая лакомство, захомяченное в один присест. — А вот насчет "святого" мы с тобой сейчас поговорим. Пошли!

Матвей молча последовал за инструктором, мысленно уже прикидывая, на какой стул и какую канцелярскую кнопку он подложит охотнику за чужими сладостями. Эти мысли наполняли сердце теплом задуманной и неотвратимо мести!

Обычно на переодевание и путь до тренировочной зоны молодой человек тратил около пяти минут. Сегодня он управился за две. Отлично отдохнувшее за выходные тело прямо-таки требовало движения!

Ввалившись в зал, он недоуменно застыл, наблюдая прелюбопытнейшую картину: любовно и с явным знанием дела играющегося с клинком священника! По-тря-са-ю-ще! Наблюдая за едва ли не размазывающейся в нечеткое пятно сталью, Матвей заворожено следил немаленьким таким боевым ножом в сильных руках служителя веры. Уже через секунду он был уверен, что в ряду огонь, льющаяся вода и работа других точно не хватает упоминания о батюшке, быстро и четко исполняющем сложнейшие перехваты! Наблюдать за этим можно бесконечно…

Однако, столько времени ему, конечно, никто не дал!

— Матвей, проходи, — моментально заметивший притаившегося "зрителя" Степаныч. — Знакомься, Ларионов Валентин Саввич…

— Предпочитаю, отец Михаил. — протянул лопатообразную ладонь батюшка, не забыв послать укоряющий взгляд в сторону инструктора.

— … Твой новый наставник по рукопашному бою и работе в ограниченном пространстве. — с абсолютным пофигизмом на лице закончил "вечно ехидный дядька".

Несколько секунд продолжалась борьба мягко укоряющего и нагло-дерзкого взглядов. Ровно до того мига пока батюшка… Не расхохотался. Смеялся он долго и со вкусом, держась за уже прилично выступающий из-под рясы живот.

— Колька, ты смотри…, — пригрозил пальцем он. — Шуруй отсюда, пока уши не надрал ка в детстве!

— Ухи-ухи-ухи, — завопил в притворном ужасе Степаныч, прикрывая ладонями сии стратегически важные органы. — Ухожу-ухожу-ухожу!

И действительно засеменил к выходу, всей своей фигурой демонстрируя страх, смирение и почтение. Ох, если бы еще не этот сдавленный ржач!

Отец Михаил лишь покачал головой, неожиданно по-доброму усмехнувшись:

— Не меняется, сколько лет шалопая знаю, а все такой же!

Впрочем, на отвлеченные темы новый наставник долго размышлять себе не позволил, а потому уже через несколько секунд объяснял Матвею суть предстоящих уроков.

— Рукопашный бой — это не совсем то, чем я занимаюсь, — вещал он хорошо поставленным голосом (таким бы проповеди читать!.. Ой, и правда!). Уверен, что по стандартной программе тебя натаскали отлично! Все эти стойки, заученные удары… Я же буду учить тебя обезвреживать противника и оставаться в живых.

— Хм, но ведь, например, армейский рукопашный бой как раз и специализируется на том, что…

— Нападай, — просто развел руками священник, которому, казалось, подобный вопрос задают если не в тысячный раз, а потому отвечать было просто лень.

Легче показать.

Кулак парня отправился в путь к лицу наставника резко и неожиданно, но…

Расслабленно висевшая рука священника молниеносно метнулась к паху Воронцова, звонко щелкнув тыльной стороной ладони по внутренней части бедра (спасибо, что не ТУДА!). Не успел Матвей согнуться от неожиданной боли, как в горло ему прилетела классическая "вилка". Тоже не сильно, но покашлять секунд 15 пришлось.

Однако и это не главное — ни один удар он не успел даже отметить! Просто не увидел! И это с его то реакцией боевого мага!

— Еще раз! — все так же улыбаясь предложил батюшка.

В этот раз Матвей ударил из "скрючившейся" позы, сделав вид, что никак не может откашляться после "вилки". Уже через миг он выл от боли во взятом "на контроль" локте, а еще через секунду, после того, как инструктор дал ему пару секунд "насладиться" положением, после чего буквально выбил дух "добивающим" ударом в диафрагму. Будь удар добивающим без кавычек, Матвею пришлось бы туго!.. Или, что скорее, не пришлось бы вообще. Ничего и никогда.

— Понял, чем заниматься будем? — спросил он, едва парень вновь обрел связь с окружающей действительностью.

Парень промолчал.

— Ничего, скоро поймешь, — жизнерадостно заключил отец Михаил. — Поднимайся, учиться будем!

Подождав прока парень преодолеет закон всемирного тяготения, что со всей ответственностью придавил его к дощатому полу зала, отец Михаил продолжил свои речи:

— Итак, я научу тебя работать с разумом, — пообещал он. — Обманут противника на уровне работы мозга, правильно "испугаться" самому, использовать безусловные рефлексы своего чужого тела…

— Так вот он где, опиум-то для народа… — еле слышно прокомментировал Воронцов, все еще восстанавливая дыхание.

Однако батюшка ремарочку-то услышал.

— Сейчас продемонстрирую! — заявил он, направляясь к кожаной сумке, оставленной на одной из лавок.

Матвей с неким сомнением посмотрел ему в след. Что-то еще он приготовил, этот странный поп (про себя прозвище наставнику маг уже "прилепил"). Однако все оказалось не так страшно. Святой отец вернулся, складывая пополам… ассигнацию в 500 имперских рублей. Неплохо, однако, батюшки живут!

— Смотри, — тем временем предложил поп, устроив сложенную уголком купюру на левом плече парня в виде своеобразного погона. — Сейчас я положу тебе руку на правое плечо и попробую продавить.

Выполнив обещанное, наставник спросил у практически не шелохнувшегося парня, продолжая давление:

— Ну как?

Фуууу… Купюра слетела с плеча Матвея, а сам он, буквально на секунду "упустив" внимание, оказался на полу.

— Понял?

— Примерно!

— Ну и прекрасно, — улыбнулся поп. — А сейчас мы с тобой будем учить молитву.

— Эм…, — неуверенно протянул Матвей, ожидавший от наставника-рукопашника несколько иных знаний. — Я не самый лучший христианин, если честно!

Вот они специально в семинариях эту всепонимающую улыбку учат, да?!

— Матвей, я не собираюсь тебе, как сейчас модно говорить, религиозную пропаганду толкать. Если ты когда-нибудь почувствуешь потребность найти путь к Христу в своем сердце, ты знаешь к кому обратиться, а пока я говорю лишь об особом состоянии бойца, достигаемое за счет молитвы.

— Что-то не слишком мирные речи, а, батюшка? — улыбнулся без всякой подначки Воронцов.

Ему было действительно интересно, как оценивает свое заявление инструктор с точки зрения христианской морали.

— Воины-монахи были всегда, — наставительно произнес тот своим глубоким голосом. — Вспомни хотя бы инока Пересвета, что сразил Челубея[14]. Знаешь ли ты, что подвиг его духовный внесен в анналы истории тибетским монахами? Челубей, да будет тебе известно, прошел суровую подготовку в их монастырях, и, по преданиям, владел боевой магией Бон-по, завещав свою душу бесам после смерти взамен помощи демонов в бою при жизни? Поэтому его и выставили как поединщика от войска татарского, чтобы сломить дух войска русского еще до сражения! Духовный, в первую очередь, подвиг Пересвета не только увековечен в памяти нашей, но и внесен в свитки проявления чуть ли не божественного вмешательства. Так-то!

Матвей лишь кивнул, принимая информацию к сведению.

— Тогда на колени, — скомандовал наставник, бросив парню в руки деревянный нож-имитатор, после чего занял зеркальное положение. — Сейчас мы исключаем движение ног. Работаем по схеме удар-отбой, удар-отбой, удар-отбой. Не успел отбить — будет больно. Чтобы все успевать, читаем молитву "Господи, помилуй!"[15]. Как русский воин… Если с нами Бог, то какая разница, кто против нас? Кто сказал?

— Апостол Павел.

В конце концов, образование Матвею дали действительно неплохое. Стыдно было бы сейчас опозориться перед своими учителями!

— Верно! Начинаем в среднем темпе!

Господи, помилуй… Господи, помилуй… Господи, помилуй!

Хватило парня всего на пару серий, после чего он "поймал" сразу несколько ударов имитатором. Больно!

— Хорошо, — покладисто согласился отец Михаил. — Начнем с темпа малого.

Ну, понеслась!

* * *
— А ты не из тех, случаем, не из заднеприводных?

— Эк, — только и крякнул Матвей в ответ на такое заявление бесшумно подошедшего Степаныча. — Ты часом не охренел с предположениями, старый?!

— А то я смотрю любуешься на себя в зеркало, словно девка перед выданьем! — улыбнулся своей щербатой улыбкой наставник.

Матвей лишь пожал плечами. Все его тело покрывали синяк и кровоподтеки. Ох, и нелегко далась ему первая тренировка со святым отцом.

— Одевайся давай, далматинец, — усмехнулся собеседник. — На учебу опоздаешь!

Убедившись, что Матвей начал нехотя собираться (тело ужасно болело даже при незначительном движении), Степаныч уже серьезно продолжил:

— По войне с Волоконскими: старшей ветви Рода более не существует, — заявил он навострившему уши Воронцову. — Кто смог — сбежал. Основные силы гвардии Демидовы зачистили. Однако бывшему Патриарху удалось уйти вместе с рядом приближенных и частью бойцов. Их следы теряются на литовской территории. В империю отдельным указом императора им вход заказан. Государь уже подписал указ об изгнании ветви. Сейчас во главе рода Ефим Христофорович, племянник прошлого Главы. Род Луниных отрекся от нашего общего знакомого, предоставив разбираться с ним нашим бойцам. Правда, этому хитровану удалось уйти. Увы.

Ну да, такие игры нам знакомы. При конфликте часть Семьи всегда вступает за "ту команду". Таким образом, в случае проигрыша основного плана Род не теряет все, оставляя за собой право на лен и манор. Пусть и в усеченном варианте. Контрибуции никто не отменял.

— То есть, мы с Олей можем выдохнуть?

Степаныч сделал два шага вперед, положив руку на плечо зашипевшему от боли парню (садист поп, хоть и священник!), лааасково так посмотрел в глаза. Как душевнобольному.

— Аль ты слушал меня невнимательно, Матвейчик, — с мягкой укоризной произнес он. — Иезуиты никуда не делись, приличная часть бойцов бывшего Главы живы и злы, а уж Кирюша Лунин как должен желать встреч с тобой. Вот уж не знаю, в чем его неприязнь к тебе была до этого, но сейчас для сего чувства он имеет полные основания. Как считаешь, стоит ли расслабляться? Хотя да, официально война закончена указом императора. Стало легче?

— Понял. — кротко пожал плечами парень, вновь поморщившись от боли.

Секунд десять Воронцов анализировал поступившую информацию, после чего утвердительно кивнул:

— На живца, значит, ловите, а, Степаныч?

— А чего ж бы и нет, раз оказия подвернулась? Заодно и тренировка в боевых условиях, а? — с этими словами инструктор несильно ткнул задумавшегося парня в бок.

— С-с-сука, — прошипел тот сквозь зубы. — Аккуратнее!

— Да ладно, — только и рассмеялся ничуть не обидевшись Степаныч. — Привыкай! У Валентина Саввича только так!

"И чего это старый все именует батюшку мирским именем?" — задумался Матвей, но вслух произнес другое:

— Олю надо подальше убрать на время.

— Отказано, — улыбнулся инструктор. — Главе рода выгоден нынешний ход событий.

— Знаешь, старый, — вздохнул Матвей, уже выходя из зала. — Подготовку уж больно разностороннюю Олечке дают: стрельба, штурмовка, рукопашка, а вот на экономику, например, времени, видимо, меньше осталось. Вот давеча мы…

Парень замолчал, буквально спиной ощутив, как расслабленный взгляд Степаныча мигом стал кинжально-острым.

— Догадался? — убойно-спокойным тоном спросил тот. — Молодец. Теперь забыть. Начисто. Дело Демидовых.

Матвей не оборачиваясь кивнул и продолжил путь.

Что ж, похоже, что они с Ольгой действительно в одной лодке.

Надолго.

Глава 11

Есть байка, что на самом дне ада живет маленький такой и пакостный чертенок. Это он тебе шепчет, едва успел ты проснуться: "Эй, приятель, забей на все. Отдохни и расслабься! Ты заслужил!". Имя ему — Одеявол! Страшный враг рода человеческого едва не победил решимость Матвея таки добраться сегодня до университетской аудитории. Очень уж не хотел измученный утренней встряской организм отправляться впитывать знания.

Смешно, но на соседнем кресле вновь арендованной машины лежала официальная бумага о том, что две недели занятий он пропустил по причине участия в военных действиях "во благо рода своего, либо союзного". Красивая такая, с печатями имперской канцелярии. Степанычем ему в руки лично врученная! И здоровенная…

Приятно…. Это вам не какая-нибудь справка из поликлиники о сразившем ОРВИ или триппере. Нет, тут совершенно иной уровень!

До того, как его радужное настроение развеялось в дым, оставалось всего 15 минут. Как оказалось, деканату было достаточно автоматического оповещения, что пришло еще декаду назад, а вот красивая, с вензелями, донельзя официальная бумага формата А4, вовсе даже и нет!

Возможно, Воронцов бы простил ушлому инструктору этот подкол, если бы не один маленький нюанс, после которого он пообещал себе читать не только мелкий шрифт, но и обратную сторону любого документа! А там, на тыльной части листа, описывались все его "подвиги", которые методистка не без удовольствия зачитывала своим товаркам, ничуть не стесняясь присутствия парня:

— Воронцов Матвей Александрович, являясь студентом… Так, тут не интересно… Даты… Не имел возможности присутствовать на занятиях, героически защищая честь рода и невесты, участвуя в боевых действиях против врагов суженой. Приложение списка геройств (см. стр 3). Ой, не могу девочки, гяроооооой, прям, веселилась полноватая кудрявая девица.

Еще две не слишком мудрые девицы ей старательно подхихикивали. Да нет, не полноватая она, а полная. Дура. Что уже сообразили еще три девицы, занимавшие столы у окна.

— Ой, щас зачитаааааааююю!.. — ликовала ораторша, упиваясь удовольствием поиздеваться над кем-нибудь.

— Вееер, не наааадо… — протянула одна из "разумниц".

— Надо, Вера, надо, — выступил Матвей. — Продолжай!

— Вот видишь, сам просит, — победно заявила "кудряшка", упиваясь возможностью побыть в центре внимания. — Я продолжаю!

Студент Воронцов М.А. за время участия в боевых действиях выполнял следующие геройства:

— Охрана периметра и секретных объектов, на карте командования обозначенных как "Эм" и "Жо".

— Лихие кавалерийские наскоки на полевую кухню союзников и болезненная и мучительная переработка испортившейся каши в секретном объекте "Жо", так как объект "Эм" был занят, что привело к спасению 12 бойцов отряда от отравления.

— Отвлечение внимание противника бегом в сторону от него.

— Единоличное уничтожение потенциально опасных веществ, во избежание отравления отряда. В их перечень входят: спирт, алкогольные напитки, парфюм из запасов прапорщика Укатайло.

— Обнаружение засад и ловушек по принципу "пустим вперед, кого не жалко". Бойцом обнаружена яма с нечистотами, призванная деморализовать отряд и сорвать геройское наступление!

— Психологическое давление на противника путем использования сил природы (ветра) и отказа мыться после выгребной ямы.

Ой, не могу, девочки!

Девочки с удовольствием хихикали, прикрывая ладонями раскрасневшиеся лица. Троица у окна, тоже сменили колер мордашек. На более бледный. Они-то прекрасно понимали, кому и что говорит их коллега.

— А кто у нас невесточка-то, что ты ради нее?… Ахахаха…

— Демидова Ольга Григорьевна. — настолько спокойно и холодно прокомментировал Матвей, что смех моментально сменился звенящей тишиной.

Это имя даже последняя дура в этом кабинете знала!

Однако Матвей думал уже о другом человеке:

— Грохну суку.

История умалчивает о том, что именно услышали девицы в его голосе, но теперь побледнели уже все.

— Дамы, — коротко поклонился Воронцов. — Сколь бы ни приятна мне была наша беседа, вынужден откланяться. Пары начнутся через пятнадцать минут. Не возражаете, если бумагу с собой заберу? Нет? Вот и славно!

* * *
— Итого, с точки зрения социологии складывается интересная и опасная для нашей империи ситуация, когда не одаренное большинство не имеет влияния на власть, действующей в тесной связке с так называемыми "магами", — эх, хороший ты мужик, Яков Людвигович, вот только в политику лезешь зачем-то, не слишком понимая, что чистая наука и реальная жизнь — две большие разницы. — Вы только вдумайтесь, ребенок в детстве изымается из семьи, лишен родительского тепла, а взамен получает лишь жесточайшую муштру вместо нормального взросления, и покровительство одного из Родов, который с малых лет уже включает будущего одаренного в свои расклады как ресурс! Кем вырастают эти люди, имеющие власть над силами природы и судьбами людей? Моральными уродами! Психопатами с кучей возможностей, но не имеющими и капли эмпатии!

Сидящая в ставшей уже почти родной римской аудитории рядом с Матвеем Ольга бросила обеспокоенный взгляд на парня. Тот равнодушно пожал плечами. Его сие заявление никак не беспокоило, тем более, он и сам придерживался схожих позиций, вот только прекраснодушный преподаватель никак не учитывал маааленьких таких моментов. Например, Воронцов не смог бы дать ответ на вопрос: " А как вне специальных центров подготовки учить детей брать Дар под контроль?". Дома позволять жить под родительским крылышком? Да без проблем! В первый же месяц при неконтролируемых выбросах не будет у неофита ни дома, ни родителей. Прецеденты имели место быть! Его история тому свидетельство — на эмоциональном пике он разнес укрепленное заведение! Предложите альтернативу? Нет, на первой же лекции парень задал этот вопрос вслух, но наткнулся на классическую позицию "Баба Яга против", что без предложенных альтернатив сводило позицию прекраснодушного теоретика к уровню "как в лужу пернул". Пузыри пустил, а толку-то?! Так хотелось продемонстрировать огневик, но он сдержался. Та самая муштра сказалась, ага!.. Второй важный момент: "А за счет какого ресурса, родной, ты свои хотелки исполнять собрался?". Даже сейчас, когда большую часть бремени обучения одаренных берут на себя Роды, отнюдь не бездонный бюджет империи подвергается огромной нагрузке! Оно и понятно: одаренные — стратегический ресурс любого государства! Так за счет чего реформируем систему: медицина, пенсии, социалка или инфраструктура?

Тишина…

Ольга вздохнула, но ушки навострила. Оно и понятно! Очередной кусочек в пазл системы знаний о своем напарнике. Их отношения пока не зашли настолько далеко, чтобы свободно спросить парня о его детстве. А ей же интересно!.. Девушка, кстати, в последнее время не слишком стеснялась проявлять человеческие эмоции. Наедине. Приятнооо…

— Вы только вдумайтесь, — тем временем продолжал вещать лектор. — Даже система оценки одаренности выстроены по военному образцу: отрок, вой, гридь, воевода, повелитель, абсолют! Вся система обучения выстроена на подавление личности и утаптыванию ребенка в рамки так называемого "служения родине". А выбор где?

Матвей негромко хмыкнул, моментально привлекая внимание Ольги и Кирилла, которые не только слушали лекцию, но и с интересом отслеживали реакцию одного их знакомого мага.

Воронцов же мысленно крутил пальцем у виска. Нет, серьезно, даже он, едва-едва взяв уровень гридя, при его подготовке чисто физической, мог устроить кровавую баню в аудитории и спокойненько свалить. Если с применением магии, то успеет спалить все живое в немаленьком корпусе, а еще и нехило так порушить все до чего дотянется в радиусе так метров двухсот, пока его не уничтожат! Даже на пистолет, что сейчас занимал свое штатное место под пиджаком, не требовал оформления разрешения. Зачем, если он и сам оружие? Ладно, оставим в покое стихийников. А целители, например? Да при минимальной переподготовке и хороший хирург легко превращается в отличного ликвидатора, что уж говорить об одаренном, в анамнезе которого боевой курс числится обязательно! Вот этих людей вы хотите отправить в жизненный путь без ценностного руля и вертил? Серьезно? А чего сразу тогда по гранатомету каждому жителю империи не раздать, а обитателям зон и психбольниц еще и по пулемету с полным боекомплектом дополнительно? Эффект не хуже будет!

Следующее поколение аристократии уже "упустили" под лозунги о свободе, отбиваясь от внешних сил. Что мы имеем по результатам? Авгиевы конюшни, вычищать которые придется не одно десятилетие!

Вот и получается, что услышав "Пора валить!" у магов срабатывает рефлекс "Кого?!", а у прекраснодушных свободолюбцев "Куда?!".

— А если они завтра Зимний дворец решать взять и диктовать свою волю империи?!! — пафосно возопил лектор, вскидывая руки к высокому потолку аудитории, словно призывая небеса стать свидетелем своих слов.

Матвея затрясло. Лицо его охватил жар лихорадочного румянца. Кто бы знал, как тяжело ему было скрыть гомерический хохот, что буквально рвался наружу, сминая на своем пути все понятия о нормах приличия и конспирации. Ох…

Вот правда, простота хуже воровства… Ну захватили одаренные власть. Сколько их там? Около 120 тысяч на страну ВСЕГО! На 200-миллионную империю! И это вместе с теоретиками и прочими техническими спецами от магической науки. Уровня гридь и выше — порядка 5 тысяч! Воевод уже около 3 сотен. Абсолютов и повелителей — неизвестно, но совершенно точно — ЕДИНИЦЫ! И никто из них, за очень редким исключением (в основном касающихся наследников Родов), не обучен по программам государственное управление, экономика… Ну и всяким таким прочим. Чего делать вся эта толпа будет. Да, решения принимаются дворянством (наследственным, либо заслуженным — любой член Думы личное дворянство получает автоматически!). А вот притворяет в жизнь эти самые решения служивое сословие. Поломал ты вот эту систему, и дальше что?

Впрочем, насколько Матвей знал, Яков Людвигович вообще ходок был по всяким оппозиционным митингам. И добро бы, коль выбирал лидеров, у которых есть идеи и предложения! Есть такие! Так нет же, ему подавай тех, кто с трибуны громко кричит, "за все хорошее против всего плохого" борется, школьников призывает ему с обеденных перерывов донатить, да на полном серьезе предлагал на прошлых думских выборах паспорта бабушек и дедушек прятать! Зачем? Да чтобы они не проголосовали за действующих товарищей, а уж молодежь-то точно проголосует так как надо! Ради интереса как-то Матвей зашел на сайт одного из таких "лидеров", но во вкладке "программа" только декларативные лозунги типа победы над коррупцией, повышения зарплат, каждому по леденцу, чтоб сосалось… Ой, не то! А за счет какого ресурса, кто все это будет реализовывать и как? Тишина…

С другой стороны, пару недель назад Воронцов наткнулся на статью академика РАН, доктора наук и прочая-прочая, предлагавшего свой вариант реформы экономики империи, в которой "дыр" было, по мнению парня, что в твоем дуршлаге! Толково, обоснованно, может сработать! Вот только где те оппозиционно-революционные толпы, что не поняли и вникли, то хотя бы ОЗНАКОМИЛИСЬ с документом? "Хозяин" их сказал "фигня!", и все! А "хозяин" и сам не в курсе, но с той стороны границы пришла команда, подкрепленная очередным финансовым траншем или грантиком, и вуаля!

Ладно, фигня все это, на самом деле!

— А как же скажем маги Крови?

А вот это, Кирюш, уже не фигня! Че началось-то, нормально же общались?!

— Маги Крови, — протянул посерьезневший преподаватель, сбитый со своего революционного "конька". — Интересный вопрос, Бобров. Они ничем не хуже и не лучше других одаренных. Идеальные следователи, генетики… Полевые хирурги, опять же… Если вы истекаете кровью на поле боя, и рядом случился жнец. то можете быть уверены — до госпиталя дотянете!

— Так почему же их аспект под запретом? — поинтересовалась с места симпатичная блондиночка в клетчатом мини.

Ой зря вы, Матвей Александрович, так мало времени однокурсникам уделяете! Однокурсницам в смысле…

— Он не под запретом, — мягко поправил вновь включивший мозг лектор. — А под жестким контролем! Понимаете, Анна…

"Спасибо, Яков Людвигович! Эх, жаль что вы по номеру телефончика не обращаетесь, но и так неплохо!.." — мелькнула мысль с голове Воронцова, как-то не слишком удосужившийся за полгода учебы выучить имена всех 120 студентов его потока.

— … дело в том, что… В общем, есть такое понятие, как "акселерация аспекта". То есть, краткосрочное усиление дара посредством контакта с первостихией, либо Источником. Степень повышения возможностей зависит от многих факторов, и составляет, насколько знаю, не более двухсот процентов, иначе оператор дара просто сожжет себе энергетические каналы. Так получилось, что на магов Крови "акселератор" действует как факел на пороховом складе! Повышение эффективности может достигать на некоторый период до 1000 процентов!

— А в чем проблема? — уточнила все та же жопастенькая староста параллельной группы (адепты мнения, что главное в девушке — богатый внутренний мир, я с вами согласен сейчас, но в 18 лет…).

— Акселерация аспекта Крови требует жертвоприношения, причем эффект достигается только при достижении определенного уровня эманаций Смерти, — начал разглагольствовать учитель, но тут же прервал сам себя, понимая, что студентам абстрактные размышления не слишком интересны. — Для того, чтобы достичь "акселерации" нужны сотни жертв! Однако и эффект настолько силен, что многие адепты Школы еще до ее запрета, подсаживались на него не хуже чем на героин! Вот и думайте… Кстати, именно поэтому Жнецов стараются не допускать к массовым боевым действиям. Просто чтобы уберечь от соблазна!

Каким-то шестым чувством Матвей понял, что два человека в аудитории, занявшие места справа и слева от него, сейчас незаметно скосили взгляды на него. Едва заметный кивок подтвердил слова преподавателя.

Взгляды с заинтересованных сменились на задумчивые.

Пусть их!

Думать тоже иногда полезно!

* * *
События — как первый блин. Частенько идут комом. Вот и Матвей, спокойно и благостно отсидев положенное "на галерах", совершенно не был готов к новым обязанностям, присущим его статусу жениха одной из самых завидных невест империи.

— Я и бал…, — протянул парень, мгновенно просчитавший ситуацию, и уже понимая, что да, придется. — Когда и где хоть?

— Юсуповский дворец, — бесстрастно протянула Ольга наблюдая за попытками Воронцова слегка "поныть" понимая, что тому не хочется участвовать ни в каком спектакле, но придется. — Декабристов, 21. Срок подготовки — неделя!

Матвей с мученическим видом покрутил в пальцах красиво оформленную визитку, наслаждаясь качеством полиграфии. Уровень, что уж тут говорить.

И отказаться нельзя. Noblesse oblige. Положение обязывает.

— Почему так поздно предупредила? — вопрос праздным не был — появление в паре с Ольгой на балу будет воспринято не иначе как элемент большой политики.

— Насколько знаю, деды решали стоит ли вообще давать согласие на наш совместный официальный выход в свет, — пожала плечами девушка. — Похоже, договорились.

Ну да, ну да… Интриганы оба те еще. У Матвея просто опыта не хватило бы просчитать все последствия подобного шага. Интересно, какие будут инструкции? Это со стороны кажется, что бал — лишь развлечение для великосветской молодежи. На деле же вся "движуха" используется заинтересованными сторонами для решения широкого спектра вопросов, заключения новых союзов, а иногда и начала новых войн. Бывает. Даже на уровне "молодежки".

— Ясно, — пробормотал парень в спину уже удаляющейся по своим делам с чувством выполненного Ольге. — Будем работать…

Уже через секунду он вспомнил об одном немаловажном моменте: стандартная программа его подготовки хоть и включала в себя обучение танцам, но значение полевому потрошению, например, или экстренной хирургии предавала куда больше. Вот только парень сильно сомневался, что умение орудовать скальпелем как для спасения жизни, так и во имя отнятия оной, поможет ему на паркете.

— …! — глухо выматерился парень, набирая выученный наизусть номер. — Егор, мне срочно нужен хороший хореограф! Уже в курсе да? А… Да, у Юсуповых. Спасибо!

Несмотря на краткость разговора, основную проблему удалось решить. Осталось договориться лишь с портным…

— Я и бал…, — еще раз то ли констатировал, то ли выругался парень, набирая номер Главы рода.

Необходимо было получить инструкции, чтобы знать к чему готовиться, и уже исходя из этого подбирать костюм.

Глава 12

— Дуэль. Сейчас. Немедленно. До результата.

Слова падали тяжело, словно нехотя, разгоняя волну тишины среди гостей Юсуповкого дворца. Эх, горяча же ты, кровь бретера! Ведь будь бы профессиональный забияка чуть сдержаннее — быть поединку на шпагах, что для кое-кого имело бы фатальные последствия, а теперь орудия защиты чести выберет уже Матвей.

Спектакль же был построен красиво! Неизвестный режиссер неплохо рассчитал момент, чтобы подловить парня.

Акт 1. Прибытие

К Юсуповскому дворцу подкатили с шиком на "Чайке" из гаража Воронцовых в сопровождении двух лимузинов особого назначения "Скорпион" Демидовых при семи бойцах в каждом.

"Понты, чего уж тут…", — подумал Матвей, подавая руку "своей" даме, чинно ожидавшей, пока кавалер обойдет машину и поможет ей выйти.

Ольга легко выпорхнула из шикарного салона, что уже лет 70 не терял своей актуальности, обдав парня едва слышным шлейфом дурманящих духов. Легкий разворот, заставивший не столь уж длинную юбку платья стегнуть по ногам юноши, позволил многочисленным зрителям полюбоваться чудным видением, а самой девушке одним грациозным движением поприветствовать всех, и вот парочка уже движется в сторону парадного входа.

"Хорошо, что пресса на такие шабаши не допускается, сейчас еще только вспышек не хватало", — слегка зло подумал Воронцов, пытаясь по привычке качать толпу.

Выходило плохо. Слишком много народу. Обилие звуков и разноцветных вспышек сбивало с толку, а короткие дистанции заставляли вспомнить, что он не профессиональный телохранитель. Да и в толкучке обучен работать постольку поскольку с главным напутствием инструкторов: "Выбирайся из толпы как можно скорее!". Обилие людей, окон, и лабиринт коридоров не позволяли хоть как-то контролировать обстановку и пространство вокруг. Отличное положение, верно?

— Расслабься, — посоветовала Демидова, не снимая с лица насквозь фальшивой прохладной улыбки. — Чужих здесь нет. Охрана на высочайшем уровне, что подтверждено нашими Родами. Уверена, что здесь немало бойцов и имперской гвардии. Все-таки — будущее Руси веселиться изволит.

Ольга с неким отвращением окинула ледяным взглядом уже начинающую разбредаться по группкам именитую молодежь.

— Я уверена, что здесь и Тройка ошивается, — закончила девушка. — Учитывая последние события, совершенно не удивлюсь, если кто-то из имперских волкодавов поблизости отираться все же будет.

Матвей лишь усмехнулся про себя, уловив в голосе спутницы легкий налет уважения и… опаски. "Ты даже не представляешь, насколько близко", — слегка злорадно подумал он, но тут же самокритично отметил, что до волкодава ему пока далековато. Не вышел еще из щенячьего возраста!

— Такое чувство, что тебе здесь не нравится! — вздохнул Матвей, окидывая взглядом внутренний дворик дворца в тщетной попытке вычислить коллег.

— Ты серьезно? — удивленно спросила девушка. — Думаешь, этот зверинец… Павлиний… Кому-то может понравится?!

Судя по тем бесконечным часам, что он провели у портного и той моральной бойне, что устроили Демидова и старичок-еврей с абсолютно родным на слух именем Иванов Петр Васильевич в попытке создать достойный образ парню на это событие, Ольга должна быть от балов без ума! И ждать каждого больше, чем его сестренка Нового года! Да черт возьми, перемерять более сотни пар брюк, чтобы остановиться на рваных джинсах — это просто ни в какие ворота!!! О простите, Петр Васильевич, вовсе не "сраных равных джинсах", а "модной модели с художественными потертостями и нарочитыми повреждениями из джинсовой ткани". Б***ь. Нет, Матвей был готов признать, что вид в зеркале его порадовал до изумления, но он бы с удовольствием выглядел и чуть хуже в обмен на сэкономленные время и нервы! И это без учета косметологов, парикмахеров, стоматолога и… Длинный список, в общем. К концу процедур он уже готов был убивать. Голыми руками. Утешало лишь одно: если бы он сорвался, то сделал бы это красиво, благодаря "заботливой" Олечке!

— Эм, — честно задумалась девушка. — Матюш, ты не расстраивайся только, но косметолог тебе давно нужен был, да и смена гардероба актуальна… Уже несколько лет как, насколько вижу! Ну, а бал… Бал — лишь предлог. Как бы я тебя по магазинам иначе вытащила, подумай?

— Я и бал, — в который раз констатировал парень, сдерживая готовые вырваться матерки. — Вещи не совместимые. Со-вер-шен-но!

Акт 2. Вращение в кругах

На "акклиматизацию" в достаточно новой для себя обстановке Матвею понадобилось минут 20. Он был очень благодарен Ольге, мудрой девушке, что она не потащила его сразу знакомиться с "нужными" и "важными" людьми, дав время слегка освоиться. Однако пора и за дело браться. Это только дешевая бульварная пресса может позволить себе предположения, что на таких тусовках водка вперемешку с шампанским льется водопадом, создавая повод к свальному греху. На самом деле здесь работают. Расчетливо и умело заводя знакомства, отыскивая точки соприкосновения. Да что там говорить, если прямо сейчас можно зайти в сеть и найти сотни предложений с обучением "нетворкингу" от современных цыган. Информационных. Для дворянско-аристократической среды связи — способ выживания и решения множества самых разных проблем. Даже фамилии Демидова и Воронцов не избавляли от необходимости "блюсти политес". Пусть даже некоторые здесь присутствующие представители сих Родов и избрали для себя образ оторвышей.

В общем, как говорится, скучно, хлопотно и никому не нравится, но… надо!

Хоровод лиц, улыбок и ничего не значащей мишуры слов закрутил Матвея ураганом практически моментально, едва его спутница решила, что пора начинать вращаться. Ольга с грацией акулы средь мелких рыбешек буквально рассекала толпу, даруя избранным улыбку снежной королевы, от которой парня мурашки пробегали по спине, а остальных удостаивая едва заметным кивком. Лишь отдельные счастливчики удостаивались пары слов и представления. Голицыны, Меншиковы, Долгорукие, Лопухины, Белозерские… Как ни старался маг запомнить всех, но на третьем десятке даже его тренированная память дала сбой, а сам он, мысленно решив позже освежить имена и "фотокарточки" наследников основных Родов империи в архивах Тройки, нагло пользовался довольно громко играющей музыкой, автоматически отвечая нечто очень похожее на "Царь, очень приятно, Царь!..". Хороший такой способ. Отлично работал. Ровно до того момента, пока красивый девичий голосок не переспросил:

— Очень приятно, государь-надежа, не вели казнить, вели слово молвить!..

Матвей на миг подвис, но тут же сориентировался:

— Как я могу устоять перед искушением выслушать столь редкую красавицу, чьи речи…

— Матвей Александрович, барон Воронцов, — все тем же тоном оборвала пустившегося в разглагольствование парня Ольга. — Мой жених.

— Вот оно как…, — серьезно протянула девушка лет 20, слегка нахмурив брови. — Поздравляю. Будет ли помолвка?

"Эй, мы так не договаривались!", — возопил некто свободолюбивый в голове Матвея. Сам же парень ограничился нейтральной улыбкой, без стеснения рассматривая очередную собеседницу. А полюбоваться было на что! В отличие от большинства присутствовавших "дам", часть из которых давно превратили это слово в глагол с приставкой"…всем подряд", темноволосая красавица предпочла закрытое платье, при этом вовсе не теряясь в круговерти "обнаженки". Она была высока, смугла и изящна, и даже свободное платье не могло скрыть, что природа не обделила ее и правильными округлостями. Однако вовсе не это заставило сердце Матвея пропустить такт. Незнакомка в полной мере обладала тем самым дарованием, что французы назвали очень точным словом шарм.

— Матвей Александрович, познакомьтесь, Зинаида Александровна, княгиня Юсупова, — все тем же тоном закончила Ольга, хоть Матвей и мог поклясться, что в момент наивысшего восхищения новой собеседницей глаза девушки опасно-насмешливо блеснули в полутьме внутреннего дворика дворца.

А он че? Он ниче! Это ж как Демидова — смотреть смотри, а трогать… Ну, сами понимаете!

— Ваша Светлость, — слегка склонил голову в положенном поклоне ничуть не смутившийся маг. — Рад свести знакомство! Если еще миг назад я восхищался стараниями зодчих, возведших такую красоту, то сейчас понял, что главное украшение сегодняшнего вечера — это вы!..

— Прошу, барон, давайте без титулования, — легко улыбнулась Зинаида. — Можете обращаться ко мне по имени и… Оль, ну че как не родная-то?!

Столь резкий перепад в речи красавицы не вызвал никакого отторжения. Казалось, что начни смуглянка сейчас декламировать словарь тюремного мата, даже арго в ее устах приобретет возвышенность и поэтичность. Порода, чего уж тут. В сей миг оттаяла и Ольга, с места бросившись на шею подруге. Матвей лишь усмехнулся, вспоминая длинную лекцию Демидовой о том, что на приемах допустимо, а что и категорически нет. Подобное открытое проявление чувств явно попадало под вторую категорию! Да, его напарница вообще практиковала очень гибкий подход к различного рода устоям.

Впрочем, оно и к лучшему! Минут через пять троица общалась уже совершенно свободно. Как и полагалось, две подружки начали с абсолютно "девчачьих" тем.

— Оль, этот… пьяный подоно… потомок гордых шляхтичей предложил мне найти с ним общий язык, имея ввиду вовсе не мой могучий и ужасный интеллект, — легко улыбнулась Матвею представительница Юсуповых, словно предлагая не воспринимать ее заявление слишком уж всерьез, на секунду прервав свой "доклад" Ольге о поездке в Польшу.

Демидова же, едва удерживая внутри рвущийся на волю хохот от прошлых пассажей, лишь махнула рукой:

— Как… Хах… Поняла…

— Так он попытался расчехлить свой… стенд для испытания моих артикуляционных способностей!

Ольга аж поперхнулась… Такой поступок тянул серьезную резню между государствами, стань о нем известно в обществе.

— А ты что же? — лишь спросила она, слегка прикрыв ладонью рот.

— А я лишь заметила, с обладателем этаких вот "достоинств" я вполне могла бы поддерживать беседу, даже во время реализации его желаний!

— Не поняла…, — протянула Демидова.

Матвей тоже слегка нахмурил брови, но уже через секунду его буквально согнуло от хохота, а сам он попытался изобразить жеребца, оглашая окружающее пространство совершенно бесстыдным ржачем. Хорошо хоть гулкие басы какого-то очередного модного коллектива скрыли конфуз от большинства свидетелей.

А Юсупова-то хороша! Так куртуазно сообщить надоедливому ухажеру, что его габариты, мягко говоря, не внушают, способна не каждая! Интересно, а…

— Сам-то он понял, что именно вы ему сказали? — поинтересовался Матвей, довольно быстро справившись с собой.

— Матвей, прошу обращаться ко мне на "ты", — попросила Зинаида. — Жених моей подруги достоин сей маленькой привелегии! А по поводу этого… Недоразумения… Нет, сей господин изволил попытаться перепутать фикус с туалетом прямо в обеденном зале и был почетно сопровожден слугами в покои. О нашем разговоре он, протрезвев, отчего-то так и не вспомнил.

Пятнадцать минут, что смогла выделить на них хозяйка вечера, пролетели в миг, уступив легкому взмаху рукой:

— Рада познакомиться, Матвей! Оля, не забывай про "Лунный сон"! Буду рада увидеться с вами.

— Ресторан такой, — развеяла недоумение во взоре парня Демидова. — Давно собирались встретиться, но ты же знаешь, что взрослая жизнь не самая приятная штука: обычно двое обещают время от времени друг другу встретиться, пока один из них не умрет.

Шутка получилась не слишком веселой.

— Не переживай, Оль, — приобнял за плечи девушку уже почти полностью расслабившийся Воронцов, в голове которого было легко и приятно после нескольких бокалов шампанского. — Встретитесь. Лично тебя к ней на руках принесу!.. С ленточкой и…!

— Пошли уж, Геракл! — перебила парня слегка приободрившаяся напарница. — Нам еще…

— Шлюха! — прервал планы молодых грубый голос за спиной.

Акт 3. Вызов.

Матвей медленно развернулся к очередному смертнику, повстречавшемуся ему на пути. Действительно, сразу в спину не ударили, так чего ж теперь спешить. Перед ним стоял смуглый парень худощавого телосложения явно южных кровей. Однако поза, моторика и плавность движений прямо таки кричали о том, что обманываться худобой его явно не стоит. Боец. Однозначно.

Демонстративно осмотревшись по сторонам, и не найдя других кандидатов на подобное звание, маг обратил внимание на подошедшего.

— Молодой человек, ты ничего не перепутал? — бесстрастно поинтересовался Воронцов, мозг которого мгновенно включился в боевой режим.

Желания узнать имя сего контрацептива ни у кого не возникло. Манера держаться, оскорбления " с глазу на глаз" в тот момент когда музыка приглушила слова хама для всех, кроме адресатов, и явная готовность к силовому решению конфликта. Развязность и лед в глазах. Все это с вероятностью в единицу выдавало в незнакомвц бретера. Узаконенного наемного убийцу, если хотите. Киллера, которому не сможет помешать как охрана Юсуповых, так и бойцы в "Скорпионах". Сейчас парня ловко и умело "разводили" на поединок… Ну что ж!

— Я ее трахал! — нагло усмехнулся южанин, буквально раздевая Ольгу взглядом.

И опять никто из посторонних оскорбления за "долбежкой" басов не услышал.

— Ну а кто ж ее не трахал? — равнодушно бросил Матвей, пожав плечами. — Дорогая, я думал у тебя со вкусом гораздо лучше.

Так, окинуть бретера презрительным взглядом с ног до головы. Пошел слом программы. Демидова молодчинка, в игру врубилась сразу.

— Очевидно же, что ничего… достойного упоминания здесь нет! — еще один взгляд окатил наемника ушатом презрения и брезгливости.

Пожав плечами, парень попытался отвернуться, краем глаза отслеживая движения провокатора, одновременно прикидывая траекторию движения ближайшего к нему официанта. Не успел Воронцов сделать и двух шагов, как взбешённый бретер (вот она горячая кровь!) вцепился в его руку, разворачивая к себе. Парень сопротивляться не стал, успев подхватить с "проплывающего" мимо подноса бокал с шампанским, чье содержимое тут же оказалось на лице неприятеля.

Тот от удивления застыл на миг, пару раз моргнув.

— Пошел отсюда, извращенец, — громко и четко припечатала южанина "невестушка", воспользовавшись паузой в композициях. — Это мой жених! Найди себе другой шесток на вечер, петушок!

Тихие разговоры вокруг сменились заинтересованным гулом. Молодежь во все времена падка на развлечения.

Провокатор медленно обвел взглядом заинтересованных зрителей. Похоже, он только сейчас понял, как выглядит ситуация со стороны. Кровь южанина вскипела моментально. Еще бы, на его родине вопросы чести мужчины воспринимались очень остро. И пусть международные организации с завидной регулярностью кричали о притеснениях прав геев в тех краях, никто отправиться лично на поиски хоть одного "притесненного" до сих пор не решился. Снести подобные обвинения он просто не мог! Однако и вызвать человека в такой ситуации на дуэль самому — непозволительный урон чести. Остается только…

— Вы подлец! — зло бросил бретер в сторону Матвея.

— Извольте извиниться! — был ему ответ, но, поняв, что такового не последует, парень закончил. — Ждите моих секундантов.

— К черту твоих секундантов, — сбросил все маски приличия поединщик. — Дуэль. Сейчас. Немедленно. До результата.

Толпа недовольно зашумела — на их глазах ломались вековые традиции поединка между аристократами. Впрочем, и у мага не было возможности теперь вильнуть. Оставалось только идти до конца.

Спасибо тебе, Оленька, подыграла! Раз уж поединка не избежать, то хотя бы выбор оружия стоило попытаться оставить за Матвеем, как за "оскорблённой" стороной, что ушлая парочка с успехом и проделала.

Глава 13

— Почему нож? — спросила Ольга, открыв рот впервые за последние двадцать минут.

Если бы не идеально прямая спина, как будто удобнейшее кресло "Чайки" ей вмиг стало неприятным, то Матвей мог бы подумать, что ей абсолютно все равно куда и зачем они едут.

— А ты мастеров ножевого боя много видела? — вопросом на вопрос ответил будущий дуэлянт, для которого схватка в подобном формате была первой. Да еще и до результата. То есть, до смертельного итога.

— Но клинковый…

— Клинковый, — согласился Воронцов. — Только в понятии аристократии клинок — это шпага, дага, рапира, меч, кинжал, но никак не нож.

— Но меня на боевке…

— Чему? — опять довольно грубо перебил маг, но Демидова совершенно не обиделась.

Каждый борется с нервами по-своему.

— Что именно ты имеешь ввиду под словом "чему"? — лишь спокойствие и мягкость в голосе.

Лишние нервы собеседнику Демидовой сейчас точно ни к чему. А счет за обидки, как сама про себя иногда смеялась девушка, "по бабской части" можно предъявить и потом!

— Чему тебя обучали? — вздохнул парень, поняв, что он впрямь переборщил с лаконичностью. — Задам вопрос по-другому: какие именно операции ты выполняла ножом?

Ольга задумалась.

— Не трудись, — усмехнулся Матвей. — Скорее всего нож ты использовала для вскрытия консервных банок, изготовлении ловушек, либо еще какой хитрой снасти, верно? Если тебе и объясняли общие принципы работы с ножом, то речь шла либо о снятии часовых, либо об общих принципах работы по разным супостатам, верно? Много ли здесь от системы мастерского владения оружием? Максимум поверю, что тебя загоняли в спарринги с использованием имитаторов. Как кардио и спорт — отлично! Ну что, чувствуешь себя готовой выйти против вооруженного "железом" противника?

Ольга задумчиво молчала.

— Холодное оружие в современном мире — удел аристократии. Тому же спецназовцу проще воспользоваться бесшумкой, а не изображать из себя первобытного охотника, кидаясь на противника со сталью. Нож в опытных руках, никто не спорит, как и любой предмет, становится страшным оружием, но поскольку постольку. Что же касается нынешний ситуации, то вызови меня этот тип на рапирах, и я труп. Без вариантов. Эти знания шлифуются и передаются поколениями, а человек, сделавший поединок своей профессией, просто обязан впитывать их как губка всю свою жизнь. Нож же исторически удел маргиналов — уголовников, подвыпивших морячков и уличных гопников. Плюнь в глаза тому, кто называет его оружием самообороны — у него совершенно другие задачи. Учиться у ЭТИХ аристократам невместно.

— А ты где учился?

— О, моими учителями стали уголовники со стажем, были несколько цыган, пластуны… Много учителей было…

— То есть, ты легко победишь? — уточнила чуть успокоившаяся девушка.

Матвей лишь ободряюще улыбнулся. На самом деле, подобной уверенностью он не ощущал от слова совсем. Демидова пропустила мимо ушей главное: в руках опытного бойца любой предмет — оружие. Воронцов надеялся, что аристократическая спесь помешала в свое время его противнику уделить достаточное время приемам владения "маргинальным" клинком, который на дуэлях почти не используется. Да что там говорить, на памяти Матвея даже на саперных лопатках дрались, а вот на обыкновенных ножах как-то и не очень! Все это лишь чуть повышало шансы Матвея против человека, чья подготовка сводилась к победам именно в дуэльных схватках. Но если Ольге так спокойнее, то почему бы и не приврать? Это ли не та самая ложь во благо?

— Кто хоть это такой? — поинтересовался Матвей, наблюдая за скользящим справа от "Чайки" словно акула "Скорпионом".

Сзади на "почтительном" расстоянии мелькали фары кортежа бретера. Дистанцию определяли неписанные, но оттого не менее строгие правила поведения подобных поединков. А так же корпус второго "Скорпиона".

— Алмас-Гирей. — кротко ответила Ольга, отвернувшись от созерцания городских огней.

Серьезно. Горская аристократия. Эту фамилию Воронцов знал прекрасно. Еще в начале девятнадцатого века лейб-гвардии Кавказско-горский взвод прибыл в Петербург под предводительством потомка крымских ханов Султана — Гирея под командование генерал-адъютанта Бенкендорфа, в то время возглавлявшего "родную" Тройку. Николай I тогда лично подписал указ о формировании горского полуэскадрона. Потомственный коллега, однако. Серьезный Род. Отличная школа подготовки наследников.

Хорошо хоть свидетелей окромя секундантов и малых групп сопровождения не предполагается. Не принято на Руси превращать защиту в чести в шоу. Просто бойцы и секунданты вежливо извинились перед присутствующими, расселись по машинам и отправились резать друг другу глотки. Не первый и не последний случай, в общем-то, даже не повлиявший на регламент праздника.

— Как тебе? — неожиданно порвала сплетение мыслей о превратностях судьбы и истории Ольга, сунув под нос Матвею коммуникатор, удивительно похожий по прочностным качествам на его собственный. — По-моему, вполне ничего!

Сфокусировав взгляд, парень разглядел улыбающуюся физиономию недавнего "знакомца", чей "Линкольн" разрезал лучами фар питерскую ночь в каких-то пятидесяти метрах позади.

— Хорош. — нейтрально, но совершенно искреннее уверил собеседницу Воронцов.

На фотографии Алмас-Гирей действительно внушал — ненавязчиво демонстрируя прекрасную физическую форму под тончайшей шерстяной тканью со вкусом подобранного пиджака. Выглядит такой "клифт" просто, но человек понимающий цену определит влет. Виднеющийся на заднем плане Колизей, может, и не купить, но вот колонну-другую можно и попытаться!

— На странице в профиле: байки, телки, тачки, горы, спортзал, парашют, сноуборд, кот, Эверест, кот, телки, клубы, уличная гонка, кот, кот, кот, фото из фехтовального зала, — без эмоций продолжила Ольга. — Ииии… Кот!

Судя по одежке, деньги ему не особо нужны. Что ж, тогда становится ясна та легкость, с которой его удалось вывести из себя в Юсуповском дворце… Он не хладнокровный убийца, а пусть и прекрасно подготовленный, но все же адреналинщик, которого "навели" на очередную интересную цель. Это для Матвея предстоящий поединок — вопрос жизни и смерти, а для него всего лишь очередная ставка. Гормональный шторм, столь необходимый наркоману для того, чтобы на какое-то время чувствовать себя удовлетворенным… Ровно до того момента, пока вечно голодный, лишь изредка засыпающий тревожным сном, червячок не потребует добавки.

— Про кота могла и не упоминать! — негромко проворчал парень.

— Это почему, интересно?

— Жалко животинку без хозяина оставлять!

Демидова лишь хмыкнула, вновь утыкаясь в телефон, одновременно наощупь пытаясь отыскать нечто в недрах своей сумки. И пусть неопытный юнец считает, что в маленьком клатче просто невозможно что-либо потерять, настоящий мужчина прекрасно знает, что в бездонной дыре, скрывающейся в недрах сего аксессуара, не всегда можно найти и ключ от танка! Хотя любой, кто видел эту крестообразную бандурину, готов душу заложить, что это невозможно… Ровно пока сам не столкнется с одним из этих страшных артефактов, что бережно хранят тонкие женские пальчики. И упаси вас Всевышний, если конечно вам не предстоит вскоре сойтись насмерть с опытном бойцом на одной из петербургских арен, сказать нечто вроде того, что пробормотал себе под нос маг:

— Навела бы порядок в сумке, что ли…

Ольга вновь хмыкнула.

Если выживет — не забудет!

Матвей же очень надеялся дотянуть до "страшной мести" красотки!

* * *
От Юсуповского дворца, что украсил собой набережную Мойки, до Черной речки с ее Комендантскими дачами путь по вечернему Петербургу не такой уж и далекий. Матвей время специально не засекал, но вряд ли больше получаса. Однако деньги готовы творить чудеса. Вернее, эти самые чудеса готовы творить люди. За очень большие деньги. В тот момент, когда колонна подъехала к выбранному противником месту (и тут во вкусе ему не откажешь!), где пару веков назад сошлись в смертельном поединке Пушкин и Дантес, все уже было готово. Уж каким образом Демидова умудрилась организовать кучу венков и огромный фотопортрет бретера с черной полосой в углу, довольно-таки жутко смотревшийся в обрамлении траурных лент с пожеланиями вроде из разряда "Земля тебе пухом!", парень не представлял. Лишь мимолетно улыбнулся, краем глаза выхватив надписи "От скорбящего Воронцова;)" и "Демидовой плевать!;Р".

Особенно доставлял черный автомобиль-катафалк, будто сошедший с кадров одной из частей о роботе-убийце, посланном спасти некоего Джона Коннора, возле которого отирались четыре угрюмых тела в похоронных костюмах. для антуража, наверное.

— Грубо, девочка моя, грубо! — только и хмыкнул он, вновь возвращаясь в состоянии настройки на боевой транс.

А вот противник шутку не оценил. Глаза его налились кровью, а щеки нездоровым румянцем. Он дернулся в сторону противников, но был остановлен одним из секундантов. Здоровенной такой белобрысой бестией, косая сажень в плечах, что называется. Несколько неслышных, но эмоциональных реплик, хмурый кивок и яростный взгляд в сторону противников.

Мудрить стороны не стали, а потому дуэлянты и их секунданты сошлись прямо перед обелиском, указывающим на место дуэли великого Александра Сергеевича.

Матвей, кстати, не мог отрицать, что было красиво: темноту питерской ночи словно отогнали четыре расположенных по углам площадки фонаря, а дополнительное освещение обеспечили мощные фары "Скорпионов" с одной стороны и внедорожных лимузинов "Азном Палладиум" с другой.

Алмас-Гирей к тому моменту уже вновь взял свои эмоции под контроль, а сопровождавший его подданный Великого княжества Литовского Ян Остикович, казалось, таковых лишен был и вовсе. А вот с секундантом Матвея вышла заминка. Не было в его свите мужчины, занимавшего достаточное положение, для исполнения сей роли, а женщинам на Руси она традиционно не отводилась никогда.

Впрочем, выбора не оставалось — бретеру нужна была дуэль любой ценой, пусть он и понимал, что даже в случае победы. подобное унижение Свет ему не то чтобы не простит, но запомнит. С другой стороны, он сегодня, поддавшись эмоциям, уже вышел за рамки принятого настолько далеко, что…

Взмах рукой, что можно было трактовать как "да делайте, что хотите", узаконил Ольгу в качестве секунданта.

Положенные расшаркивания и традиционно бессмысленные предложения о примирении не занял и минуты. А вот с клинком горца вышла заминка.

— Это не нож, — равнодушно заявила Ольга. — Кинжал. Представители Гиреев позабыли как выглядят клинки?

Матвей был с ней абсолютно согласен, лишь следя за тем, чтобы напрягшийся юноша горячих кровей (сколько ему, лет 27?) не бросился на его напарницу. Очень уж характерно закаменели складки в углах его губ, а пальцы буквально побелели на богато украшенной рукояти.

Однако проблема была решена быстро. Короткая перекличка, и вот Демидова в руках вертит классический американский Ка-бар, сноровисто проверяя его на баланс. Просто из любопытства. Здоровенная бандура, а вот в руках у прибалтийского гостя в этот момент находился куда более скромный по размерам "Катран". И какого черта в машине юноши, спешащего на бал, хранится боевой нож? А чтобы было! Да и пригодилось ведь. В "Чайке", кстати, еще немало чего интересненького спрятано в самых не очевидных местах…

Наконец, обоих секундантов оружие поединщиков устроило.

Прибалтиец лишь пожал плечами, кинув взгляд на Ольгу.

— Бой! — скомандовала та.

Противники закружили по кругу, пока не решаясь приближаться друг к другу.

* * *
"Ну, святой отец, надеюсь, ты знал, чему учил", — запуская в голове молитву "Господи, помилуй!", только и успел подумать Воронцов, прежде чем пелена боевого транса не смыла мысли, оставив после себя лишь холодную и рассудочную ярость, и, где-то на периферии сознания, пимерный рисунок боя.

Плевок в глаза, и следом резкий рев "Ррррааа!", призванные хотя бы на миг вывести противника из себя, практически слились с молниеносным выпадом мага. Однако противник не ставший жертвой блестящей щучкой мелькнувшего клинка, грамотно разорвав дистанцию. Остальные отвлекающие факторы он просто проигнорировал. Рывок со стороны горца едва не стал последним в жизни Матвея. Скупые секущие удары пришлось отбивать левой рукой, украсив белоснежную "арену" первыми алыми каплями.

"Привык работать по цели в бронежилете = армейская подготовка", — равнодушно отметило "задурманенное" трансом сознание, пока тело боролось с волнами боли в серьезно посеченной конечности… Но рука еще действовала!

Рывок!

Очередное сближение вновь одарило мага вспышкой боли, еще обильнее покрыв плотный снег каплями источника силы Жнеца. Ответной колкости Алмас-Гирей вновь ловко избежал. Отличный план — кровопотеря ослабит противника, позволив бретеру через пару минут просто добить незадачливого поединщика.

Будет ждать или закрепит успех?

Рывок!

Ожидавший секущей атаки Матвей сумел покалеченной рукой схватиться за рукав куртки горца в районе локтя, на что горец отреагировал серией колющих ударов, даже не попытавшись освободить захваченную конечность, окончательно сводя поединок к безобразной кабацкой свалке. Сил сдержать натиск не оставалось. Лишь рывки помогали чуть сбить уколы, но сознание исправно фиксировало все новые и новые дырки в шкуре Воронцова. Пока не смертельные.

Пока.

Очередной рывок атакующей жалом стали руки влево, заставивший горца слегка "провалиться" вслед за ножом, дал шанс Матвею обозначить удар сверху… Потомок Рода Гиреев попытался отмахнуться, но предплечье встретило лишь пустоту. Нож рухнул вниз, чтобы в подленьком "цыганском" ударе фактически на пределе вытянутой руки по восходящей нанести удар под диафрагму. В сердце.

Мощное тело соперника, следуя "провалу", придавило Воронцова, но тот быстро стряхнул с себя отнюдь нежеланную ношу.

"Победил, что ли?" — только и подумал он.

Только почему он не моет рассмотреть "плывущее" лицо Ольги, а мир так крутится перед глаза… Темнота. Просто очередная темнота.

Демидова же искренне радовалась. У нее был серьезный курс по тактической медицине, а потому девушка прекрасно представляла, что такое пытаться сохранить жизнь бьющемуся в агонии телу. Матвея же сознание оставило, а потому конвульсии не мешали Ольге крепко сжать фонтанирующий сосуд на шее напарника стальными пальцами.

Блаженно было забытье парня, а потому он не видел, как рванули вперед "Скорпионы" оттесняя "группу поддержки " Алмас-Гирея. Упали внутрь дверей толстенные стекла, повинуясь синхронным ударам по легендарным красным кнопкам, и открывая сектора огня развернувшихся к "бойницам" вместе с креслами гвардейцам с пулеметами в руках. Огромная потенциальная плотность огня заставила товарищей горца резко сдать назад. И это правильно. Рунированный боезапас не оставил бы никакого шанса и самым мощным армейским щитам, что уж говорить про "игрушки" золотой молодежи!

Ольга же всего этого тоже не видела. Ее мир сузился до одного небольшого сосудика, из которого буквально хлестала, струясь по пальцам, жизнь ее друга. Лишь когда сильные руки кого-то из бойцов второго броневика оттащили ее от тела, а за свою работу принялись медики, девушка позволила себе… Разреветься.

Её не трогали. Два бойца расположились в почтительном отдалении, не мешая вздрагивающей хрупкой фигурке рыдать перед остроносым обелиском, который с укором смотрел на нее глазами выдавленного на барельефе портрета великого русского поэта.

Глава 14

Жизнь выносит приговор уже в момент рождения человека, а отпущенное до перехода в мир иной время — лишь автоматически продляемая отсрочка исполнения. При этом срок продления может окончиться в любой миг без всякого со стороны "осужденного" желания. Сейчас и сегодня в конкретной точке мироздания, что представляла собой самый защищенный кабинет в особняке на улице Пилес, приговор уложился в три буквы, что будучи переведенными с языка заморского на диалект осинок и березок составляли простой вопрос:

— Зачем?

В этой части старого здания, где свил свое гнездо Магистр, исполнители несли за свои решения настоящую Ответственность. Чаще всего головой. Сколько человек столкнулись в стенах этого кабинета с последствиями невыполненных обещаний, обязательств и поручений?.. Не сосчитать…

Отделанный под старину кабинет с настоящим камином был со вкусом обставлен, напоминая антуражи времен Ост-Индийской компании — массивная мебель, огромный стол, обитый зеленым сукном и книжные шкафы вдоль каждой из стен. Два удобных кожаных кресла, между которыми расположился большой глобус-бар, позволяли Магистру и его гостю расположиться в пол оборота к весело потрескивающему огню. И если хозяин стен действительно наслаждался отблеском всполохов пламени, то его гостя, не смотря на множество пройденных в его жизни перипетий, знобило словно от холода ада. Да, почему-то брат Повилас представлял мучения грешников именно льдом и хладом, а не каноническим жаром с запахом серы.

Оказаться приглашенным сюда в первый раз — было мечтой каждого из братьев… здесь доселе не бывавших, ибо это означало, что Сам их заслуги оценил и выделил среди остальных. Верный прицел на следующую ступеньку в иерархии Товарищества Иисуса. Однако с каждым новым посещением росло понимание, что шанс покинуть живым помещение становится все меньше, ибо уровень задач все время растет, а груз ответственности за ошибку с большей вероятностью может оказаться фатальным. Нащупать предел компетенции в Ордене — очень хреновый признак. С другой стороны, кто об этом думает в момент Первого Приглашения под очи Самого? Грустная реальность осознается гораздо позже!

— Зачем? — еще раз произнес сухой голос Магистра, не скрашенный и каплей эмоций.

Повилас знал, что третий раз вопрос задан не будет, а отсутствие ответа куда хуже, чем хоть-что-то…

— Санкция на операцию была получена, — проскрипел он внезапно пересохшим ртом. — Да, признаю, личный интерес в нанесении урона Воронцовым у меня есть. Однако операция планировалась управлением информационной войны, и согласована на высшем уровне!

Старый вояка промолчал о том, что начало операции неофициально, но оттого не менее явно, санкционировано самим Магистром. Он еще со времен службы запомнил, что вешать на вышестоящее руководство ответственность за проваленную акцию — не самая лучшая идея. Особенно если это самое руководство способно стереть тебя в порошок. По щелчку пальцев. Буквально.

А вообще ответ получился так себе. Даже не троечку в детсаде. Из серии: "Это не я, это он!". Не так должен выглядеть развернутый доклад опытного в воинском искусстве подчиненного. Это понимали оба присутствующих здесь собеседника… Жизнь одного из которых находилась в полной власти другого. С другой стороны аура личной силы Магистра подавляла, превратив все еще крепкие мышцы Повиласа в желе, а железные канаты нервов в нечто совершенно непотребное.

Старик в кресле еда заметно кивнул. Скорее сам себе, чем собеседнику. Он прекрасно знал, какое впечатление производит на тех, кто имел глупость вызвать его недовольство. Впрочем, эффект был недолговечен. Просто потому, что не слишком-то долго и жили такие посетители. Какого-либо удовлетворения от этого факта хозяин стен тоже не чувствовал. Ему вообще мало были знакомы обычные человеческие эмоции, пусть он и прекрасно умел их пародировать. Секс, страсть, любовь, деньги, дружба, насилие, страх — все это осталось в прошлом вместе со здоровьем, эрекцией и свежестью эмоций. Весь богатый спектр чувств ему прекрасно заменяла уверенность в том, как должно быть правильно, а все силы вот уже на протяжении полутора веков этот человек бросил на приведение мира в соответствие с его представлениями. На сегодня осталось лишь одна вещь, все еще раздувающая тлеющие угольки былого пожара в его душе. Власть. О, то самое чувство, когда покорно твоей воле в любой точке земного шарика вершатся Дела! Большие и малые, великие и ужасные. Как же сладостно, когда все те детишки, многие из которых не достигли и своего семядисятилетия, что так важно надувают щеки на различных форумах, депутатских креслах и даже президентских постах, бегут за советом! Однако не один даже самый великий гроссмейстер не способен показать и миллионной доли своих умений, пока фигуры покоятся в футляре шахматной доски, а значит пришло время двинутся вперед пешкам и ферзям, обозначая дебют новой партии, которая встряхнет если и не Мир, то уж одно великое северное государство точно. Кто-то по результатам Игры получит новые земли и богатства, а кто-то уйдет не только из-за стола, но и из самой жизни. Гроссмейстеру все равно. Для него боевые потери остаются лишь снятыми с поля фигурами, что ждут следующей партии рядом с доской. Магистру нравилась Игра против старого и сильного противника, которого старый шахматист уже не раз пробовал на зуб, но так и не смог загнать в угол. А хотелось неимоверно. Почти так же, как молодую мулатку. Память помнила ощущения женской ласки, а вот возраст явно возражал против практических попыток, так что оставалась лишь Игра, в результате которой погибнут многие, но ничего в целом не изменится. Мир не перестанет вращаться. Просто победителем назовут другого шахматиста… Или не назовут!

— Брат Повилас, — мастерски изобразил на своем лице легкое радушие, приправленное капелькой понимающего сочувствия давно выгоревший изнутри старик. — Я считаю действия по давлению на Воронцовых верными. А вот результаты пока оставляют желать лучшего. Помимо того, что уже сейчас этот… молодой человек имеет определенную репутацию в молодежной среде, так еще и возможный союз с Демидовыми ставит вопрос о его уничтожении ребром. Нам не нужен лет через 10 пример для подражания.

Повилас кивнул. Политика ордена в отношении нынешнего и последующих поколений Руси можно было выразить просто: самый простой путь к регалиям почету и уважению должен пролегать не через служению Отечеству, а сквозь сеть интриг, неформальных связей, совместного получения удовольствия от жизни в не самых невинных забавах. Для тех же, кто владеет Даром — свой путь: клановые войны, участие в сотне мелких конфликтов, что поддерживали в тлеющем состоянии главные бенефициары подобных заварушек по всему миру, и прочие мало полезные Государству занятия. Образ нужного понимания сентенции "пацан к успеху шел" обеспечивали тысячи журналистов, сотни каналов и СМИ… Нет, никто не говорил прямо, что быть амебой в социальном плане, ежедневно меняя Родину на очередную дозу, следующий стакан, пачку купюр или какую-то висюльку за интересы чужестранцев — путь к высокому социальному статусу. Информационные рабы бы просто взбунтовались! Нет, все делалось тоньше и красивее: здесь тезис, тут вброс, в сериальчике показать правильную модель поведения, и вот уже девочки ищут не семейное или хотя бы личное счастье, а тугой кошелек. Парни же предпочитают представительниц прекрасного пола с пониженной социальной ответственностью, искренне полагаю, что ни одна проститутка не будет стоить так дорого, как постоянная любимая женщина, за которую нужно нести ответственность.

При таком раскладе примеры иных моделей поведения не приветствовались. Империя была богата и талантами, но вот не заинтересовались СМИ изобретателем новой компоновочной схемы двигателя (владельцы "нефтяных" денег посчитали слишком невыгодным для себя внедрение более экономичной в плане топлива технологии). А кто слышал про княжича Туровского? А ведь сей достойный молодой человек с риском для жизни вытащил из ледяной воды двух детей, решивших "как настоящие полярники" прокатиться на льдине по Неве. Нет, пресс-релиз управление полиции, конечно, выпустило, только кто у нас читает ведомственные сайты? А те кто могли бы рассказать миру о сем поступке не нашли свободной минутки в эфирном времени, предпочтя данной новости рекламу канцерогенной картошки и затянувшуюся (без)интеллектуальную жвачку про то, как "они строят любовь". Воспитанник Старого Коршуна в эту картину мира не вписывался совсем. Нет, решить вопрос можно было бы и стандартными методами: машина лжи за последние лет 20 в одной северной стране разрослась настолько, что могла перемолоть кого угодно. Вот только аналитики информационного управления решили, что сейчас самое время для принесения очередной "жертвы". Иногда стаду требуется продемонстрировать, что случается с теми, кто пытается выбраться из информационного загона.

Таких "овец" в последние годы становилось все меньше и меньше.

Окончательный приговор был вынесен в тот момент, когда стали появляться первые слухи о союзе Демидовых и Воронцовых. Крепкая ось стабилизации в момент, когда Русь "гибнет особенно сильно" (сколько веков уже!) никому в особняке на улице Пилес не была нужна.

— Что у нас с засвеченной частью сети? — неожиданно поинтересовался Магистр у слегка воспрявшего духом от робкой веры в то, что сегодняшний день он переживет, Повиласа.

— Большая часть Волоконских ждет эвакуации на шестой точке, — четко отчеканил старый вояка. — Женщины, дети и некомбатанты Рода, заблаговременно покинувшие страну, находятся в одном из наших "пансионатов". Лунин ликвидирован. Автокатастрофа.

— Условия содержания?

— Царские. — пожал плечами Повилас.

Зачем сообщать заложникам, что они лишь гарантия исполнения их родичами своих обязательств, если можно назвать гостями, которых радушные хозяева в бесконечной своей доброте, спасают от загребущих когтистых лап разозленного северного медведя.

— Планы?

— На данный момент в шестой точке тридцать девять человек, — отрапортовал докладчик, уже вернувший себе часть самообладания, после того как воля хозяина стен перестала давить каменной плитой на плечи. — За ними будет отправлен самолет. Его собьют над спорными территориями Украины. У нас уже все готово для информационной атаки на русского царя. Копию основных тезисов пришлю вам сегодня до пятнадцати часов, но если кратко, то представим Волоконских борцами за светлое будущее Руси, которых подлый царь убил, чтобы не делиться властью, грести все деньги государства под себя.

— В это поверят? — голос был сух и безэмоционален.

— "Тупики" есть всегда, — в тон ответил Повилас, но тут же уточнил, заметив легкое движение бровью. — Прошу прощения, наша внутренняя терминология. Имеется ввиду не способная к критическому мышлению масса, которую мы используем при проведении акций. Свою картинку мы получим.

Повилас даже позволил себе внутренне усмехнуться, вспомнив, как едва не разогнал штаб аналитиков, увидев рекламный ролик, приглашающий к акции в поддержку какого-то очередного "лидера", чей смысл существования сводился к получению нужной картинки для противников государства, которые потом использовали ее как в качестве аргумента во внешнеполитических спорах, так и для введения очередных ограничений. "Это. Рассчитано. На. Идиота", — вскипел он тогда прикидывая, позволит ли уровень допуска аналитической группы выпнуть ее на улицу без выходного пособия, либо придется организовывать очередной несчастный случай. К своему счастью, руководитель "креативщиков" успел объясниться, заявив, что уровень рекламы является отличным "отсекателем". То есть, человек, обладающий хотя бы зачатками критического мышления, на такое просто не отреагирует. А с неспособной к рефлексии массой работать гораздо легче. Самое главное, убедить ее представителей, что именно "они здесь власть" только на основании того, что они вышли на улицы покричать. История не раз предоставляла всем желающим примеры ЧЕМ заканчивается победа таких "улиц", но изучение сей достойной науки не входит в интересы целевой аудитории вербовщиков. Кстати, ни одного случая, когда жить после победы подобных лидеров становилось проще и лучше для среднего "бойца революционно-диванного фронта", не мог припомнить даже Повилас, не смотря на свое более чем достойное образование.

Пришлось согласиться с доводами. Тем более, новую аналитическую группу собрать — та еще задача.

— В работу. — все так же равнодушно скомандовал старик, теряя интерес к собеседнику.

— Что с "гостями"?

— Они не представляют никакой ценности, — откликнулась почти полностью "утонувшая" в кресле фигура Магистра. — Зачистить.

— Позволю себе напомнить, что там женщины, старики и дети…, — слегка замялся Повилас, хоть и повидавший на своем веку всякого, но привыкший вкладывать в слово "враг" несколько иное значение. — Вы…

Небрежный взмах рукой дал понять, что аудиенция закончена.

— Будет исполнено. — склонил голову в легком поклоне старый вояка.

Приказы жизнь его исполнять научила. Почти в любом боевом уставе планетки, чьи жители никогда в истории не страдали миролюбием в стремлении к удовлетворению тяги к доминантности, сначала полагается выполнить приказ. Вне зависимости от личного отношения к нему исполнителя. Даже если тот считает команду преступной. Потом, правда, есть возможность обратиться с жалобой к вышестоящему руководству… А вот к кому обратиться старому Повиласу?

* * *
Алексей Григорьевич, младший сын графа Воронцова, невесело размышлял о своем скором пятидесятишестилетии. Сами цифры его не волновали ничуть, ибо в форме отпрыск славной фамилии находился великолепной, успех у женщин имел не только благодаря тугому кошелю и принадлежности Роду, а достижения последних лет начали приносить плоды столь щедро, что мужчина не без оснований ожидал скорого рывка вверх по невидимой остальному миру, но оттого не менее важной лестнице семейной иерархии. Давно пора, не все же старшим братьям "рулить". Беспокойство аристократа было иного рода.

Гости — всегда небольшой форс-мажор. Даже у обычной семейной пары, прожившей совместно с пару десятков лет, вырабатываются традиции вроде "Дядю Шуру рядом с Виктором Петровичем не садить — опять подерутся!". Что уж говорить о Родах, которые не одно столетие резались друг с другом за куски власти и влияния. Причем плохой памятью никто не страдает, всецело одобряя и прививая каждому новому поколению наследников принцип "Нет будущего у того, кто не помнит своего прошлого!". Так что каждое торжество аристократа подобно чтению философских трудов на пороховом складе под светом факелов. Вроде бы и знать Аристотеля и Платона в приличном обществе обязательно, а ну как не туда капнет капелька горящего масла? Опять же с Демидовыми налаживаться отношения начали. Отец вряд ли упустит возможность продемонстрировать им свое расположение, а у Алексея Григорьевича до сих пор нога, едва не оторванная шальным заклятием во время очередного поиска консенсуса с уральскими промышленниками по поводу дальнейшей судьбы небольшого заводика, в непогоду побаливает. Хотя целитель и утверждает — психосоматика. Уж больно тогда серьезны были разногласия, а "горячие" переговоры стали первыми в жизни тогда еще Лешки или бойца одного из отрядов Воронцовых с позывным "Малой".

Небольшой всплеск воды заставил остановиться мужчину сбиться с шага прямо посреди пути между входом в современный многоэтажный центр, где он только что окончательно закрыл давно перезревший вопрос. Охрана же мгновенно сместилась таким образом, чтобы прикрыть объект от любой возможной атаки. Однако срочного решения вопроса "Куда бежать, кого валить?" от телохранителей не потребовалось. Звонкий "плюх!" издала игрушечная машинка на дистанционном управлении, что форсировала неслабые для нее препятствия на уже подзаметенной падающими с неба влажными хлопьями стоянке. Снег с дождем. Не самое редкое сочетание для первого дня последнего месяца петербургской зимы!

Тем удивительнее выглядел владелец игрушки — морщинистый дед лет девяноста, разодетый в какую-то молодежно-аляповатую хламиду. С задорной улыбкой он гонял свой полуметровый болид по пятачку асфальта, превращенного неласковой погодой в отличный раллийный полигон, радостно вскидывая кулак в момент преодоления особо сложных, на его взгляд, "барьеров".

"Так она еще и на бензине!", — с восторгом подумал представитель младшего поколения Воронцовых, стараясь, чтобы истинные эмоции на его лице никак не отразились.

Невместно! Черт бы побрал это надоевшее с детства слово.

Старик, тем временем, заметил новых зрителей своей забавы. Послав лукавую улыбку, изрезавшую лицо морщинами еще глубже, "гонщик" отвесил аристократу положенный поклон. Получив в ответ благосклонный кивок он вновь принялся демонстрировать возможности своего радиоуправляемого вездехода.

— Алексей Григорьевич…, — естественно, долго полюбоваться забавной игрушкой ему не дали, и уже через несколько секунд начальник охраны коснулся его руки. — Нам пора.

Строго говоря, Воронцов никуда не спешил, но открытое пространство, множество людей, машин, окон и иных столь раздражающих профессионалов защиты его тела факторов…

Обменяв еще один кивок на не по возрасту задорную улыбку, аристократ продолжил свой путь к припаркованному буквально в пяти метрах от входа "Аурису". Тягостные мысли оставили его, подарив надежду, что хотя бы в возрасте гонщика он сможет позволить себе не руководствоваться правилами безопасности и уместностью своих действий, а, наконец-то, позволить себе купить самый-самый лучший вертолетик на дистанционным управлением, какой только будет в свободной (а, может, быть и не очень — военный дрон подобной конфигурации будет так же неплохим вариантом) продаже!

Эти размышления наполняли его сердце теплом и умиротворением.

Вот только… Природная наблюдательность, что не раз спасала жизнь будущему "пилоту", прямо-таки бунтовала, сообщая о неком несоответствии в престарелом "Шумахере". Что это? Внешность, моторика, рефлексы?…

От мыслей его отвлекла вспышка боли во рту.

"Давно бы уж к целительнице сходил", — слегка пожурил он себя. Но не сильно. Все-таки специалистов по ремонту ротовой полости Алексей Григорьевич недолюбливал, избегая даже в мыслях слова "побаивался"! У каждого свои заморочки. Вот зуб… Зубы?…

— Зубы! — выкрикнул он, пытаясь дотянуться до плеча сидевшего перед ним телохранителя.

Однако поделиться с ним своими сомнениями не успел.

Столь сильно запавшая ему в душу игрушка легко догнала в плотном и медленном потоке кортеж младшего сына графа, доставив под днище его роскошного броневика 800 грамм пластиковой взрывчатки, в разы усиленной алхимическими составами. 666 металлических шариков, на каждом из которых была выгравирована своя руна, пробили днище машины, в полном согласии с законами физики, устроив бешенный рикошет в салоне.

Пассажир и его охрана были буквально разорваны в том филиале ада из огня и разогнанного до сумасшедших скоростей металла, в который превратились внутренности автомобиля.

"У него были слишком здоровые зубы", — была последняя мысль Алексея Григорьевича Воронцова. Он не дожил до своего пятьдесят шестого дня рождения всего три дня, а его смерть стала первой в длинной череде, что была только открыта в первый день февраля в рамках ответной акции Магистра.

Глава 15

Есть что-то общее между кабинетами сильных мира сего. Наверное, ощущение личной власти людей, способных своими решениями не только двигать фигурки по планетарному полю, начинать, а так же заканчивать партии, но и вообще перекрасить всю доску. Как правило, в алый цвет пролитой крови. Но даже среди столь выдающихся и теоретически равных дам и джентльменов есть те, которые все-таки равнее. В их силах вообще перевернуть доску к чертям, а то и надеть ее на голову противника с такой силой, что тому только и остается сдавлено кричать "Ухи-ухи-ухи!"[16]. Один из таких людей сейчас изволил гневаться. И пусть не обманывает подчиненных расслабленная поза, добрый взгляд и мягкий голос. Внутри главноуправляющего Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии князя Михалкова Никиты Владимировича рокотал пожар грозы. И потушить его могла только кровь тех, кто слишком заигрался на территории его государства, серьезно потревожив граждан, чей покой он был призван охранять.

Впрочем, Никита Владимирович был опытным политиком, так что вместо громовых раскатов, гости кабинета слышали лишь спокойный и уверенный голос, а отблески молний в глазах успешно прикрылись вниманием и собранностью.

— Начинайте, Егор Степанович, — подчиненный, несмотря на расползающееся под пиджаком пятно пота, сделал вид, что не заметил трещин на дорогой коже кресла от вырвавшегося на свободу в момент начальственного гнева Льда князя. — До общего собрания глав экспедиций у нас есть пятнадцать минут. До его начала я хочу знать о развитии операции "Просвещения" и утреннем происшествии.

Легко дернулся кадык подчиненного, но волнение, каким бы оно ни было, не прорвалось наружу. Сухой доклад был зачитан спокойным, безэмоциональным тоном.

— Согласно последним данным, представители европейских Родов, тесно связанных с иезуитами, предприняли попытку ликвидации внештатного канцеляриста Воронцова. С этой целью была организована провокация в Юсуповском дворце, целью которой был вызов Матвея на поединок с невыгодными для него условиями. Отклонить вызов без урона чести не представлялось возможным. Мы разобрали запись столкновения буквально по кадрам. В результате контрмер Воронцова и Демидовой поединок состоялся, но выбор оружия был предоставлен вызываемой стороне. Результат — смерть Алмас-Гиреи.

— Гиреи. Почему?

— Молодой человек фактически отказался от семьи, сбежав в Европу 7 лет назад. В Сорбонне он завел новых "друзей"…

Хозяин стен слегка поморщился. Тот еще рассадник грязи и синонимичного ей понятия "общечеловеческие ценности".

— …Которые, зная о его нездоровой тяге к острым ощущением и высокой родовой подготовке буквально превратили его в профессионального убийцу-бретера. Триггером к атаке на Воронцова послужили крупные карточные долги, которые очень "удачно" организовали Алмас-Гирею его новые друзья.

— Хорошо, — кивнул скорее сам себе князь, рассматривая любимую ручку. — Молодец, оперативно сработал.

— Информация предоставлена Родом Гиреев, — бесстрастно ответил вахмистр. — Вместе с заверениями в том, что семья к этому инциденту никакого отношения не имеет.

Князь лишь кивнул. Вахмистр не мог поступить иначе. Все-таки не корпорация какая, прости Господи, а серьезное учреждение, где на попытку присвоить себе чужие успехи смотрят примерно так же, как и на попытку самостоятельно решать что стоит знать начальнику, а что нет.

— Статус.

— Воронцов неактивен, — уточнился в одной из бумаг Калашников. — На данный момент помешен в отделение интенсивной терапии императорского военного госпиталя. Причина…

Тут Егор чуть завис, но мгновенно справился с собой.

— … Потеря крови.

Конечно, от внимательного взгляда Никиты Владимировича подобная заминка не укрылась. Сколько их докладывало ему таких вот молодых.

— Жнец. Кровь завязана на жизненную энергию. Ее потеря сказывается на подобном… контингенте гораздо серьезнее чем даже на неодаренных.

— Спасибо, буду знать. — коротко кивнул вахмистр.

Ну еще бы! Князь внутренне усмехнулся, догадываясь, что уже сегодня вечером молодой человек будет знать о жнецах все, что только можно найти и прочитать в столь коротки срок.

Князь грузно встал с кресла и направился к окну. Опять дождь со снегом. Опять рябят уже начавшие теснить ледовую толщу воды Мойки.

— Что по самолету?

— Частный самолет с номером OH -32….

— Без подробностей, — прервал подчиненного князь, увидев, как тот сноровисто выхватил с десяток листов из своей кожаной папки. — Суть. Свои выводы.

"Частностями и деталями меня сейчас и так через пятнадцать минут загрузят", — мысленно добавил он.

— Два часа назад был сбит частный джет над границей между Центральной Украиной и Галицией. Остатки упали на спорных территориях. На борту находились около 40 пассажиров и трое членов экипажа. Данные уточняются. Выживших нет, — кротко отбарабанил вахмистр общую информацию, но тут же переключился на свои выводы. — Очень похоже на эвакуацию остатков после столкновения с Демидовыми Волоконских. Зарубежный интернет-портал "Звонкая кошка" уже нашел в деле руку Кремля, утверждая, что борт сбил имперский истребитель.

Левая Никиты Владимировича слегка приподнялась, демонстрируя некую степень удивления.

— По нашим данным военных бортов в том районе не было, — пожал плечами вахмистр. — В то же время, обращаю ваше внимание, что большинство "доказательств" основывается на опросах очевидцев и открытых данных из социальных сетей.

— Дебилы, б**дь, — выразил свое отношение к достоверности найденных в Сети "доказательств" князь. — Что за свидетелей они там отыскали?

— Не раскрывают "в интересах следствия"…

— Какого еще следствия, когда нет даже достоверных данных? — удивился князь.

Но не слишком сильно. "Западные партнеры" на стандарты дипломатии и просто понятие "честь" плевали давным давно.

— …Обращу ваше внимание на тот факт, что первое сообщение на означенном ресурсе появилось за 26 минут до того, как стали приходить информация по борту. Согласно данным объективного контроля, на тот момент самолет находился еще в воздухе.

— Ясно, — усмехнулся внезапно расслабивший князь. — А это не та "Кошка", что постоянно то наших агентах находит с отравленными ампулами, то сирийских коллег с химических атаках на основании каких-то левых фильмов объявляет?

Егор кивнул:

— По нашим данным, их источники финанси…

— Да знаю я все про их источники финансирования, — улыбнулся Никита Владимирович. — Знаю.

От этой улыбки по спине вахмистра пробежали мурашки. А князь действительно расслабился — начиналась работа ради которой он и поставлен на пост главноуправляющего "Тройки". А покой граждан империи он ценил и оберегать умел!

Зуммер аппарата специальной связи заставил внутренне вздрогнуть уже настроившегося на боевые действия князя. Ой, не к добру в такой момент!

Жестом остановив попытавшегося согласно инструкции покинуть помещение Калашникова, хозяин кабинета снял трубку.

Следующие две минуты вновь заставили потовые железы вахмистра потрудиться. Когда за столь короткий срок лицо человека, по чьей воле может вспыхнуть полмира, меняется столь радикально — есть о чем волноваться!

— Нападение на Демидову-младшую, — глухо пророкотал он. — Обстреляли прямо в торговом центре посреди Москвы. Погибли два телохранителя. Множество жертв среди гражданских. Костя зол. Костя очень зол.

— Но…, — попытался уточнить вахмистр, что Ольга сейчас вообще-то вовсе не в Москве, а в госпитале….

— На Настьку. Они напали на Настьку…, — глухо ответил он. — Идите, Егор Степанович, свободны…

Не объяснять же подчиненному, что жизнь Демидовых может оцениваться по разному. И если потеря Ольги для Рода будет горем, то удавшееся покушение на его крестную — Анастасию станет катастрофой.

* * *
ПОЖАР В ЧАСТНОМ ПАНСИОНАТЕ УНЕС ЖИЗНИ 30 ДЕТЕЙ. КТО ПОНЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Несчастный случай произошел недалеко от латвийской столицы. Вспыхнувшее пламя уничтожило два корпуса частного пансионата. Счет жертвам идет на сотни. Хозяин учреждения не найден.

РИГА, 1 фев 7:01 — Satelit

Несчастный случай произошел в частном оздоровительном комплексе. В результате одновременного нарушения правил организации электрической сети вспыхнули два корпуса, рассчитанные на 100 человек каждый. Огонь моментально распространился по зданиям, не дав шанса на спасении находящимся внутри гостям. К моменту прибытия пожарных персонал комплекса уже справился с огнем, но спасти отдыхающих не удалось.

По словам высокопоставленного чиновника МВД, поделившихся информацией на условиях анонимности, большая часть погибших — женщины и дети.

На данный момент возбуждено уголовное дело.

Установить владельца комплекса пока не удалось.

Точное количество жертв будет уточняться по результатам разбора завалов.

Теги: СМИ, Латвия, происшествия


АРИСТОКРАТИЯ РУСИ ВЫБРАЛА ПОЕМ БИТВЫ ЛАТВИЮ?

Возле пепелища частного пансионата, где во время пожара погибли более 100 женщин и детей найдено тело представителя аристократического Рода Российской Империи. По данным следствия, молодой человек покончил с собой.

РИГА, 1 фев 1417 — Satelit

Сегодня утром стало известно, что в пригороде Риги в результате поджога полностью выгорели два корпуса частного пансионата.

Читать: ПОЖАР В ЧАСТНОМ ПАНСИОНАТЕ УНЕС ЖИЗНИ 30 ДЕТЕЙ. КТО ПОНЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?

Представители МВД до сих пор не смогли установить, кому именно принадлежит оздоровительное учреждение. Имя молодого человека не раскрывается. Однако редакции стало известно, что он принадлежал известному Роду Луниных.

На данный момент возбуждено уголовное дело по статье "Терракт".

Что это, новая война Родов? И почему вновь на территории Прибалтики?

Редакция Satelit следит за развитием событий.

Теги: СМИ, Латвия, происшествия

* * *
Туалет не зря называют местом уединения. Именно эти тайные комнатки, что сопровождают нас на протяжении всей жизни, становятся свидетелями слез, истерик, позора и радости их гостей, а некоторым из них пришлось стать свидетелями более жарких сцен, чем мог себе представить даже Марио Сальери[17]!

Этой комнатке повезло не стать привокзальным "приютом" или общественным местом "поклонения" на одной из центральных улиц Петербурга — ее возвели в небольшом, но очень уютном одноэтажном домике, расположившемся слегка удаленно от цивилизации, насколько это возможно в маленькой, но гордой европейской стране. Да, здесь не было дешевой позолоты или сумасшедшего метража, зато как и во всем здании было тепло, сухо и по-домашнему уютно, не говоря уже о мощнейшей защите от прослушки, наличие которой сложно предположить в столь аскетичном жилище. Однако и здесь происходили сцены, достойные иных романов. Одну из них, будь возможность сюда попасть у стороннего наблюдателя, можно было лицезреть прямо сейчас.

— Зачем ты это сделала? — уточнил сухой надтреснутый голос, тщетно стараясь, чтобы его голос звучал строго и сурово. — Ника, я тебя спрашиваю!

На том конце провода в суровость старого Повиласа не поверили ни на миг, продолжая щебетать о столь пустячных с точки зрения Мира, но столь важных для детей и их родителей новостях. Не мог старик проявить жесткость по отношению к любимой дочке, а потому лишь кивал, наслаждаясь ощущением расползающейся по лицу робкой улыбки, в которую никогда не поверил бы тот, кто знал этого сурового человека в обычной жизни.

— Могла бы и отдать, — "строго" заметил немолодой мужчина, стараясь даже случайно не встречаться взглядом с человеком, что отражался в зеркале над умывальником. — Иногда нужно просто поделиться, а не бить сразу! Да еще и лопаткой!

Новая трель звуков и радуга чистых и незамутненных детских эмоций вырвалась из динамика, даже как будто сделав и без того солнечный день еще светлее. По крайней мере для одного человека точно.

— Ника, — есть ли смысл изображать суровость, если хитрая девочка все-равно уже поняла, что отец не злится. — Я тебя прошу, будь аккуратнее…

Тяжело хищнице в стане травоядных… Эта маленькая европейская страна, которую он считал своей родиной, слишком погрязла в общечеловеческих ценностях, превратив некогда гордых людей в нечто беззубое и, на его взгляд, непотребное. Однако ему и его дочери среди них жить!

— Что ж, дочка, ты ведь уже достаточно взрослая? — слегка улыбнулся Повилас и, получив самые искренние детские заверения в зрелости собеседницы, продолжил. — Сегодня мы с тобой начнем осваивать сложную и опасную профессию разведчика! О, это ценный воин для родной страны, но подлый шпион для его соперников. А потому главная задача этого храброго и сильного человека — не попасться! Для этого же не нужно сильно выделяться. Всегда помнить, что на важном и ответственном задании! Ну что, готова к получению своей первой задачи в качестве разведчика?

О, конечно, счастливый ребенок был готов на все, лишь бы стать этим самым разведчиком: не бить лопаткой посягнувшего на ее песчаный замок Лукаса, не доводить до белого каления нянечек, метко поражая подвижные мишени сгустками каши и даже вести себя прилично на уроках! Ведь во время важного и ответственного задания любое знание может спасти жизнь! Так говорит отец, а слово его нерушимо. Точка.

До пубертата оставалось еще лет семь…

Убедившись, что небольшой частный детский сад миновала угроза скорого разрушения, Повилас отключил связь, и, опершись слегка подрагивающими пальцами на раковину, все-таки взглянул в глаза своему отражению. Увиденное ему не понравилось совершенно. Нет, он был немолод, хоть и радость отцовства познал лишь пять лет назад, вот только не украшали обычно его глаза настолько глубокие от недосыпа мешки и мрачное даже по его меркам выражение. Мокры в результате исполнения старого приема от всех бед "голову под кран", выполненного еще до звонка дочки, уже начали подсыхать, а, значит, пора было браться за работу.

Выполнив несколько осознанных глубоких вздохов, он прикрыл на мгновение веки, чтобы уже через несколько секунд попытаться напугать отражение привычно собранным и злым взглядом.

Расстояние до второго этажа он преодолел едва ли не одним махом, чтобы уже через несколько секунд начать сражение с мощной системой ограничения допуска, что надежно хранила небольшой тайник в углу спальни. Едва небольшая ниша открылась, Повилас с нетерпением выхватил старую бумажную папку с тесемками, количества охранных заклинаний на которой по своей совокупной мощи было вполне достаточно, чтобы похоронить и пару экселенцов. Этот небольшой домик вообще хранил множество секретов… и скелетов в шкафу. С нетерпением развязав потемневшие от времени лямочки, старик вложил внутрь пакетик с небольшой чешуйкой диктофона, что был способен "пробить" даже системы РЭБ кабинета Магистра. Он занял достойное место среди планов, копий боевых приказов, досье и других достаточно интересных искушенному взгляду вещей. Да, он не мог противиться воле Магистра, но знал, кто заплатит за эти данные великую цену — его собственную жизнь!

Политика — штука грязная, а собранной информации вполне достаточно для строгого медвежьего рыка, что осадит Демидовых и Воронцовых в их справедливом, в общем-то, желании открутить голову старику, который так хочет остаток лет спокойно провести рядом со своей дочкой!

Почему же бумаги до сих пор так и лежали мертвым грузом в защищенном всеми возможностями тайнике? Все просто — детский сад дочери принадлежал Ордену. И условия содержания там были царские. Руководство местного отделения Товарищества вовсе не хотело, чтобы столь опасный зверь как Повилас думал, что его ребенка держат в заложниках.

Глава 16

Чем заняться в госпитале, когда белоснежный потолок уже изучен вдоль и поперек, а от восхитительных медсестричек, по слухам, славящихся не только высоким целительским искусством, но и отзывчивостью, получил по рукам со словами "Куда, больной, с того света только что вернулся!..". Соврали, значит, злые языки. Про руки, конечно, фигурально! Не стал бы аристократ, пусть и не потомственный, столь вульгарно пытаться установить тактильный контакт. Хотя восстанавливающийся тело было очень даже не прочь, но воспитание, чтоб его! Дурацкая ситуация, на самом деле: вокруг столько классных девчонок, а ни-ни. Уже и Демидова, что обосновалась в гостинице при госпитале, по этому поводу прошлась неоднократно, пользуясь тем, что Матвей не всегда был в силах быстро придумать остроумный ответ.

С другой стороны, парень всегда мог сослаться на свое состояние: мол, вовсе он не тормоз этакий, а просто в голове муть все никак не желает проходить после обширной потери крови. Что было абсолютной правдой. И тот факт, что и в прошлом большинство словесных баталий острой на язык Ольге Воронцов проигрывал никакого значения не имеет. Правда-правда! А с другой стороны, такая позиция отдавала инфантилизмом. Не справляешься? Найди пути и научись! Почитай там чего-нибудь на досуге… Благо времени сейчас есть немало! Вот только с какими трудами познакомиться, чтобы хоть чуть-чуть чаше выигрывать в словесных баталиях не только звонким шлепком по упругой попке (сильное средство — Матвей прибегал к нему не часто!), но и силой слова, что сильнее кулака, но, как оказалось, слабее крепкой ладони, он не представлял. Ну, не Пушкина же в помощь призывать! А словарь тюремного арго в общении с Демидовой использовать как-то не комильфо!

С девушкой, кстати, тоже все непросто. Вот чего она в медицинском городке себе номер сняла: волнуется или просто уверена, что под мощными щитами и защитой словом государевым чувствует себя спокойнее? Так ведь и серьезную охоту за местными сестричками не начнешь! А с другой стороны она и сама все прекрасно понимает: обещаний никто никому не давал, деды еще лет 10 могут детали утрясать, пока не сговорятся (да и сговорятся ли!), а Матвей таки вовсе не монах и целибат не принимал. Отношение к Демидовой у него тоже то еще: юношеской влюбленности нет и в помине. Увы. А если бы и была, то парень замечательно научился справляться с этим чувством по заветам своего деда: "Теряешь контроль — п***уй в бордель!". Вот так прямо и посоветовал в свое время. А потом не забывал регулярно напоминать о данном правиле. Было тогда Воронцову шесть лет… Шутка, конечно, но именно в таком ключе разговоры с аристократами начинаются очень рано, чтобы избежать кучи проблем в будущем. Причины подобного отношения к "бесконтрольным чувствам" еще дядька по фамилии Шекспир неплохо раскрыл. Вот только в современном мире имперской аристократии, где ты и твой соперник (а может даже и твоя избранница, коли вздумаешь с ней не самым лучшим образом поступить!) оснащены отнюдь не безобидными "зубочистками", а тяжелым вооружением и мощнейшими конструктами, подобные "ошибки" сказываются не только на поддавшихся эмоциям "дурачках", но и втягивают в водоворот родовых войн множество жизней и судеб.

Зато вместо непродуктивной и конечной во времени влюбленности, вполне себе наличествовали такие эмоции как уважение, доверие интерес и, что уж греха таить, сексуальное желание.

В мире аристократии про такие ситуации отзываются однозначно — повезло! Да и в большинстве случаев, если спросить, "По любви ли ты женился?" едва ли не каждого аристократа, то в ответ можно получить лишь что-то вроде "Глава Рода сказал, что по-любому!". От пола ответ не зависит.

— А сегодня мы будем учиться ставить уколы, доктор уже пообещал мне самый большой шприц!

Легка на помине.

— Только я боюсь, руки дрожат, да и…

— Ну да, ну да, шприца-то ты не видела, и эндоскопа в руках не держала, — с улыбкой оборвал он поток слов, одной из любимых поговорок девушки. — С твоей-то подготовкой, да с уколами проблемы?.. Ни в жизнь не поверю! Явно углубленный медицинский курс?..

— С чего это ты так решил?

— А я еще жив. — попытался развести руками Матвей, вполне себе представляя сколько самообладания необходимо, чтобы успеть остановить кровь пережатием сосуда, но тут же поморщился — клинок бретера успел "чиркнуть" не только по горлу.

Кровопотеря же мешала восстановлению ран, вполне успешно "сопротивляясь" даже мощным целительским техникам местных специалистов. Надо сказать, специалистов великолепных.

Крыть Ольге было нечем. Разве что матом. Воронцова. За то, что опять подставился. Все те три дня с того момента, как парень очнулся, она собиралась приступить к этой несомненно важной части выражения своего недовольства столь частыми попаданиями в палаты белокаменные… То есть, госпитальные белопотолочные. Но, похоже, не сегодня.

— Слушай, а врач у тебя не того?… — вместо моральной экзекуции поинтересовалась Ольга. — Что-то мне кажется, что он свой… Мммм, европейский выбор сделал!

Ну, внешний вид довольно молодого доктора действительно ассоциации вызывал.

— Да нет, вроде, — задумался на секунду парень. — Метросексуал, может? Как в старом анекдоте, а? Про того шпиона, что увидел издалека голубые ели…

— И…. — протяжным "иканьем" поторопила задумавшегося Матвея девушка.

— Оказалось, пили, — закончил тот. — Кстати, еще дед рассказывал, как отправили они к берегам одной спорной территории кораблик. Лет 50 назад. Исследовательский вроде как. С пловцами на борту. Боевыми. Ну всяким таким разным снаряженьецем, что при досмотрах в портах чужеземных "светить" ну уж совсем не желательно. И тут как гром среди ясного неба поперли матросики с венерическими болячками к местному медику. Капитан за голову хватается. Это ж они полгода уже в море без заходов в порты, по вышеозначенным причинам. Корабль п******сов, получается. На берегу попробуй объясни, а ведь каждый случай протоколируется. Особист после 15 "клиента" уже вставшие волосы дыбом даже и приглаживать не пытается, только ржет втихомолку. "Первый после Бога" грустит — от смешков в спину не отделаешься! Оказалось, что какой-то чудик умудрился протащить на борт резиновую бабу, — откуда только достал тогда, — и по доброте душевной делился с товарищами о несчастью!

— И чем закончилось? — полюбопытствовала девушка.

— Пышными похоронами любимицы экипажа в открытом море и седыми волосами особиста.

— ?

— Корабль уж больно специфические функции выполнял, — пожал плечами Матвей. — Считалось, что и иголку лишнюю протащить возможности нет, а тут такой конфуз… Но в целом, я тебе к чему все это рассказываю?

— К чему? — невинно захлопала ресничками девушка.

— Как говорил один старый австрияка, иногда банан — это просто банан!

Посмеялись.

Совершенно не стесняясь, девушке прошла в палату, и, присев на кровать пострадавшего дуэлянта, стала придирчиво изучать полагавшиеся "для скорейшего выздоровления" десерты, оставшиеся с недавнего завтрака. Выбор пал на мороженое, что до сих пор сохраняло идеальную консистенцию, благодаря легкому заклинанию, наложенному на вазочку.

— Что в мире творится?

Ольга на секунду замерла с ложечкой во рту, но тут же продолжила уничтожать лакомство, нарочито беззаботно бросив лишь:

— Волновать тебя запретили, так что мучайся в неведении!

Матвей тоже сделал вид, что не заметил едва заметной тени, буквально на миг пробежавшей по лицу собеседницы. Значит, не все в покое в королевстве датском. Вернее, в империи. Российской.

— Оляяя…

Девушка лишь помотала головой. Вести про погибшего дядьку, пусть и не родного, но вполне, как ей объяснили, любимого, и находящуюся в реанимации сестру в соседнем корпусе (аж спецборт и "чрезвычайку" до столицы пришлось оформить!) — вовсе не те новости, что нужны еще не оправившемуся Матвею. Все равно на похороны он уже не успевал. Вот через недельку…

— Оль, ты жить хочешь? — отвлек от не самых веселых мыслей девушку Воронцов.

"Ничего себе! Вот это информационный голод человека сразил!", — только и подумала посетительница.

— Есть немного… — слегка напряженно вздохнула та, приготовившись к жесткому допросу.

Если было надо — Матвей умел.

— Тогда мне помощь твоя понадобится! — сбила с толку уже натянувшую воображаемую каску на свою прекрасную головку, как солдат в окопе перед артиллерийским ударом, ожидавшую жесткого морального насилия девушку простая, в общем, фраза.

Изобразив вежливое недоумение, Демидова стала быстрее работать ложечкой. А то вдруг ей сейчас испортят настроение, и мороженное уже не будет казаться таким вкусным!

— Наклонись ко мне, — попросил парень, чуть приподнимаясь на подушках. — Ниже.

Как только девичье ушко оказалось достаточно близко, он аккуратно прихватил аккуратную, но сильную шейку правым предплечьем и стал довольно быстро что-то нашептывать настолько тихо, что даже собеседнице требовалось некоторое напряжение, чтобы понять смысл сообщения. Секунд через сорок Ольга попыталась выпрямиться, но крепкое предплечье на шее не позволило ей это сделать. Она, впрочем, не сильно и вырывалась из столь своеобразных объятий. Да и как бы она смогла это сделать? Левая рука была занята розочкой с мороженным, а правая серебряной ложечкой. Ничего из этого девушка выпускать из своих загребущих лапок выпускать не пожелала.

— Ты долбанулся? — только и спросила она, выслушав до конца и восхитив своим упорством.

Даже из столь неудобного положения сладкоежка таки умудрилась отправить в рот очередную порцию мороженного!

В нос ей тут же уткнулся экран смартфона, где заранее была открыта статья о кое-каких интересных особенностях жнецов.

— Ну, если так…, — со смешком выдохнула в ухо пациенту посетительница. — Мне эта идея не нравится, но голова твоя. Рискуй. Помочь — помогу… И да, я уже сказала, что мне все это не нравится? И вообще. я вас всех предупреждала!

Матвей с деланым удивлением оглянулся вокруг в поисках этих самых "их", но тут же усмехнувшись заметил:

— Зато ты всегда сможешь воспользоваться козырем великим, если что-то пойдет не так!

Ольге очень хотелось треснуть кое-кому больно, но вовремя вспомнив о нынешнем состоянии этого самого кое-кого, лишь прошипела рассерженной кошкой:

— Это каким же?!

— "Я же говорила!", — был ей безмятежный ответ. — А теперь иди-ка сюда!

И снова зашелестел по палате едва слышный шепот, заставив лицо Ольги просветлеть. План ей в кое-каких моментах начал действительно нравиться. Главным образом тем, что ей в нем отвадилась довольно приятная роль!

— Стоп, а гарем-то тут при чем?! — единственный раз встрепенулась она.

— Не прокатило, — согласно вздохнул великий стратег. — Вычеркиваем! Но, согласись, попытаться стоило?

— У меня вопрос: ты думаешь, что современные методы прослушки не смогут расшифровать твой голос? — напряженно уточнила Демидова.

— Ну, это же имперский госпиталь. Тут такие штуки разрешены только с ведома "Тройки" и Его Императорского Величества лично! "Левак" проносить — самоубийц нет!

— Тогда зачем?.. — собеседница аккуратно коснулась его руки, намекая на то, что шею можно и освободить.

— Приятно! — честно признался парень.

Та тоже вырываться не стала. Равно как и разглашать причины своего решения потерпеть некоторое время неудобную позу. Тем более, ей очень помогал "примириться" с реальностью тот факт, что мороженное у нее еще осталось!

* * *
— Здравствуй, дед, — девушка задумчиво накручивала локон с теми же целями, что Матвей иногда чесал затылок, когда думал, что никто кроме своих не видит ("О, да, конечно, Матвей Александрович, ре-ви-зи-ро-вал!"). — Выживет, но лечиться будет долго!

Короткая фраза заставила собеседника заставила ее уточнить:

— Да нет, все не так плохо!

Еще один едва слышный стороннему наблюдателю шелест трубки.

— Видел, бы ты местных сестричек!.. Видел, значит?!.. Что значит, могла бы быть моей бабкой?!!.. Деда, не шути так!

Вот теперь наблюдатель смог расслышать громогласный хохот из трубки и на другом конце комнаты.

— Лааааадно, припомню я тебе! — ухмыльнулась Демидова, для которой такие шутки с Главой рода были не в новинку. — Например, хочешь на следующем семейном сборе предложу уволить нынешних служанок центрального покоя и заменить их на бойцов Гвардии. Просто ради пущей безопасности. Мы же на военном положении, верно? Демидовы не могут лишиться Главы в такой ситуации! Да, со своими задачами будут справляться похуже, да и от "расширенного функционала" придется отказаться…

Трубка недовольно крякнула, а комнату заполнил звонким колокольчиком уже смех Ольги, и похоже собеседник заметил, что кое-кто совсем страх потерял. Впрочем, он повторял это в отношении девушки так часто, что у той уже выработался набор типовых реакций:

— Да нет, дедушка, я сейчас очень боюсь, что у меня в шкафу калории и заведутся…

Кажется, собеседник на том конце провода немного недопоняли последнее утверждение.

— О, это такие феи-паразиты, что по ночам ушивают всю одежду, — грустно улыбнулась девушка, поглядывая на зеркало. — Дом придется сжечь…

Еще один пируэт у ростового зеркала закончился недовольной гримасой.

— А как еще от этих тварей избавиться?!!

Уже трижды упомянутый наблюдатель на этом месте вполне имел право покрутить пальцем у виска. Матвей бы с ним на все сто процентов согласился. С точки зрения обоих, фигура у Демидовой была обалденной. Впрочем, как не раз философски отмечал Воронцов, женщины обладают талантом видеть в зеркале намного больше чем он, однако самой большой ошибкой на месте любого мужика в такой момент может стать простое согласие с ее мнением!

— Настюша… Лучше, чем могло быть, — в голосе Ольги явно слышалось облегчение, процентов на пятьдесят разбавленное нежностью — сестренку она очень любила. — Две дырки в теле, но кости не задеты. Какая-то дрянь на пули была нанесена, однако врачи обещают справиться. Местным я верю, пусть при виде некоторых и хочется взглянуть в окно, не стоит ли там пиратский корабль… Помнишь тот анекдот про серьгу в правом ухе, да? Вот-вот…

На том конце "провода" посетовали в стиле "О времена! О нравы!". Да и о состоянии второй внучки дед был осведомлен прекрасно. Это информацию об аристократе не своего Рода попробуй получи… "Личные данные" здесь хранились не хуже какого-нибудь ОМП в императорском Арсенале!

— К делу, — решила прервать светскую беседу, сочтя что в зеркале она уже увидела все что хотела. — Воронцов предложил новый план. По мне — безумие, но он уверяет, что жнецам…

Некоторое время пришлось потратить на объяснение очередной идеи ее напарника. Еще пару минут — выслушать ответ, закончившийся очередным коротким вопросом.

— Да потому, что мне надоело в очередной раз ждать, когда он очнется! — довольно эмоционально ответила она. — Может, пора уже головой начинать думать, а не подставлять ее в очередной раз под молотки?!!

Глава 17

Матвей готовился к вылазке со всем тщанием, присущем человеку, лишь недавно покинувшему больничные палаты после трехнедельного заключения, и вовсе не стремившегося как можно быстрее вернуться обратно. Хватит, належался!

С неким сожалением, он застегивал рубашку, с гораздо большим удовольствием ощутив бы подушечками пальцев фиксаторы бронежилета, а не эти… "прикольные дизайнерские пуговицы с ааалмааазным напылением". И, конечно, одежка куплена Демидовой по случаю очередного обязательного выхода в свет. У Матвея даже если бы и были ТАКИЕ свободные деньги, то пупырчатый бухгалтер в его груди совершенно точно бы на такую покупку бы не подписался. Да и разгрузка с боезапасом к чему-нибудь убойному в том зверинце, куда им предстоит идти сегодня вечером, казалась парню куда более желанн аксессуаром, чем часы. Пусть и по цене нового неплохого автомобиля. Хоть здесь позориться не пришлось — реквизитом обеспечила "Тройка", а то точно Оленька бы потащила по магазинам, как и случилось с "прикидом" на сегодняшний вечер. И надо было ей спросить, в чем он пойдет на очередную вечеринку по случаю их возвращения из, по официальной версии, трехнедельного отдыха на островах…

— Должна же я знать, какое платье выбрать! — слегка раздраженно передразнил Воронцов свою напарницу, справившись с последней пуговицей, чувствуя себя последним альфонсом.

Отражение в ростовом зеркале радовало. Вид портила лишь слегка кислая физиономия. Парень показал ей язык.

Одно спасибо — обувь девушка одобрила! Второе спасибо — той же "Тройке" за предоставленные "тапки".

Нет, Род далеко не бедствовал, но такие траты на показную роскошь ради ОДНОГО выхода…. В общем, лучше Демидовой и не скажешь:

— Ты никогда не сойдешь за своего, если при взгляде на других у тебя из глаз не уйдет желание пересчитать стоимость их вещей во что-нибудь полезное! — заявила она давным давно во время одного из первых совместных выходов. — Кстати, желание отправить многих из них "поработать ручками" хоть и благородное, но как напьешься, не стоит кидаться лозунгами типа "Всех- на заводы! Всех к станку!".

— А что, было? — удивленно спросил он тогда.

Ольга в ответ лишь вздохнула. Во время самого первого их выхода общество приняло подобную выходку за шутку, но злоупотреблять его терпением не стоило. Возможно, это и правильно, с точки зрения воспитательной, отправлять членов Рода на самостоятельные заработки лет с 15, заставляя шевелиться ради устройства в жизни с девизом "Семья помогает сильным!", но вот не все "сливки" понимают такие… Идеи! Особенно в среде наследников тех денежных "мешков", что любые выходки любимого чада воспринимают не как нарушение закона и попрание общественной нравственности, но как повод небрежно обронить в определенных кругах "А вот мой-то!..". Естественно, подразумевая что ничего за эту выходку чадушку не было. Одно лишь отцово имя защитило!

Трель телефона заставила Матвея слегка вздрогнуть. Демидова. Ломая все стереотипы, за ним заезжает дама. Сегодня поездка предстоит на машине из их гаража. И пусть парень предпочел бы шикарному "Аурису" надежные и функциональные (да еще и бронированные!) "Скорпионы", правила вечера диктовал не он.

Еще раз с неким сожалением взглянув на оружейный сейф, где сиротливо оставались дожидаться возвращения хозяина "игрушки" домашнего арсенала (которые кое-кто очень хотел бы взять с собой!), он торопливо вышел на улицу.

Почему-то при мысли о сегодняшнем вечере ему представился усатый дядька в полувоенном френче, что попыхивая трубкой с явным кавказским акцентом припечатывал: "Растрэлать, на ***!".

К чему бы это?

* * *
— Готов? — Ольга сочувствующе улыбнулась.

— Я могу ответить "нет"? — искренне отзеркалил улыбку Матвей.

Пока еще искренне. Минут через 15 ей предстояло уступить место равнодушно-раздраженной ухмылке. Он долго репетировал.

— Увы, — я бы тоже предпочла провести вечер под пледом с книжкой, но… "нобилес оближ", так что смирись!

Воронцов откинулся на мягком кресле. Хорошо сделано. Имперских деталей, конечно, в "Аурисе" попробуй сыщи, но хотя бы шикарную обивку кресел среди родных осинок сшили, верно?

Немного болела голова. Парень постарался "поймать" это ощущение и погрузиться в него полностью. Кислый вид на сегодняшний вечер — обязателен! Картину же дополнят синяки под глазами. Почему нет? Зря, что ли, ночку не спал, развлекаясь чтением мелким шрифтом с мобильного телефона.

— Что ты собираешься вытворить сегодня?

— Пока еще не решила, — честно ответила девица, с неким сочувствием поглядывая на напарника. — Но обещаю, будет феерично!

— О, тут тебе равных нет! — еще одна искренняя улыбка.

Похоже, последняя на сегодняшний вечер.

— Вот и чем все они отличаются от тех же макарони?

— Макаронников? — переспросила девушка.

— Эх, Оль, где ж твое образование? — напоказ вздохнул Матвей, в душе соглашаясь с тем, что юной даме из высшего света совсем не обязательно должны были преподавать историю грехопадения "золотой молодежи".

Ему-то этот исторический аспект доносили очень жестко, приводя исторические примеры начиная со времен византийского императора Юстиниана, который открыто покровительствовал одной из партий фанатов… То есть, болельщиков забегов на ипподроме, отчего "любимчики" творили всяческий беспредел как в обычной жизни, заканчивая современными примерами вроде дочки владельца крупнейшей сети отелей в мире. Просто как технику безопасности. Боевой маг, пошедший по этому скользкому пути, почти всегда терял лояльность империи, пополняя своим именем списки "на зачистку".

— Были такие чудики в Англии…, - решил отмахнуться от темы парень, однако увидев, что девушка и сама не против провести еще несколько минут за неторопливым разговором, продолжил, старательно копируя интонации своего историка. — Где-то в веке XVIII среди местной знати была такая тема: чадушко отправлять в тур по миру. Типа ума набраться. Дитятко и набиралось, как правило. Вот только зачастую алкоголя, карточных долгов и любовью ко всему итальянскому. Уезжали нормальные джентльмены, а возвращались странные женоподобные существа, носившие высокие парики со шляпкой, а раскованность их манер и поведения вполне могла посоперничать с привычками самого экстравагантного посетителя бара "Голубая устрица"[18]!

Ольга усмехнулась, но перебивать не стала.

— Воспитать макарони считалось позором для семьи, — продолжил Воронцов. — Не даром само слово берет свои корни от итальянского "дурачок"! Дело даже не в том, что они деньги тратили вовсю, а к осмысленной деятельности относились как веган к охотнику… Да и пригодны были равно как дерьмо на изготовление пуль! Они вели себя как откровенны п*****сы. Что бросало тень на всю семью. В то время подобные развлечения уже были в моде на Альбионе, но о них принято было молчать. Вроде как джентльмен может творить любую фигню, но пока о ней не говорят вслух, то и урона его чести нет.

— Что б изменилось!.. — только и прокомментировала нравы островной молодежи, с которыми была знакома не по наслышке.

— Ну вот, — вздохнул парень. — Показательно, что один из их лидеров, человек, кстати, совершенно не глупый, и прекрасно зарабатывающий на товарищах по… образу жизни, Самюель… Как же его? Не вспомню сейчас.[19] В общем, неоднократно дядька привлекался к суду. Обвинялся в содомии. Вообще, первый ЛГБТ-борец, похоже, был…

— Занятно…

— А то, — согласился Матвей, с тоской поглядывая на группу разряженной молодежи, столпившуюся у нескольких дорогих спорткаров метрах в 20 от "Ауриса". — Скажи, Оль, а сейчас что-то изменилось?

— Не особо, — вынуждена была признать та. — По крайней мере там, куда мы сейчас отправимся!

— Что ж мы все у дна-то плаваем, дерьмо рассматриваем? — улыбнулся парень.

— Тебе по службе положено, а мне интересно, что из этого всего выйдет, — решительно заявила та. — Идем?

Парень кивнул.

— Кстати, а чем история с этим Самюэлем закончилась?

— Да ничем, — пожал плечами Матвей, — Забила до смерти за содомию возмущенная толпа! Всего делов-то…

Ольга на секунду замерла, плюхнувшись обратно на мягкое кресло, и уже совершенно другим взглядом окинула беззаботную компанию у дорогих авто.

— Вот и я о том же! — согласился Матвей, перехватив взгляд напарницы.

Они друг друга поняли.

— Удачи!

В воздухе повис крепкий мужской кулак.

— Удачи! — ткнулся в него не менее крепкий, но куда более изящный, женский.

Двери лимузина распахнулись выпуская наружу двух молодых людей.

Их ожидала работа.

В конце концов и сегодняшнее заведение выбиралось по принципу "этих не жалко". Курирующий Род либо предупрежден, либо, что скорее, поставлен перед фактом.

Увы, кому-то сегодняшним вечером придется побыть и "жертвой"!

Всего десяток шагов отделили привычного Матвея от нового жесткого типа, что гордо, если не сказать вызывающе развернув плечи вышагивал рядом с Ольгой, которой и самой понадобилось примерно то же расстояние, чтобы "превратиться" из вполне себе милой девчушки в холодную суку с пустыми глазами, какой ее и знала широкая общественность. Несложная психотехника, а какой эффект! Обсуждаемая пять минут назад компания "новых макарони" буквально прыснула с их пути, освобождая проход для двух бездушных акул, бесшумно скользящих к уже ожидавшему их водовороту таких же безжалостных хищников… Рангом помельче.

* * *
Погром. Как много в этом звуке для сердца русского слилось. Все знают, каким должен быть результат сего действа, особенно специально подготовленного, но вот "разжечь" его — отдельный вид искусства! Что станет той песчинкой, которая лавиной снесет спокойствие вечера и налет цивилизации с его гостей? Брошенная ли вскользь фраза, либо вынесенное вперед зубами в оконный проем тело? Матвей выбрал свой путь. Путь эксперимента!

Для этого он сразу же затребовал себе ящик коньячку к их столику. Когда Демидова уточнила какого именно, то официант буквально растворился в воздухе, мелькнув довольной ухмылкой на прощание, словно у Чеширского кота. ТАКОЙ заказ "делал" вечер даже ЭТОМУ заведению.

— Слушай, уважаемый, — перекрикивая пока еще негромкую музыку, обратился он к одному из "обитателей" соседнего столика, что как раз в этот миг поправлял золотую оправу очков. — Ты выглядишь дофига умным. А ну иди сюда!

К тому моменту, как компания соседей сообразила что и кому именно было сказано, Матвей успел застегнуть подавляющие Дар браслеты. Ему нужна картинка, а не чтобы кто-нибудь всерьез пострадал!

Фраза "Не соблаговолишь ли объясниться?!" совпала с появлением первых пары бутылок на столе и цельного оставшегося ящика под его поверхностью. Официант пытался что-то возразить по поводу того, что и принести может, но как только распознал возможный конфликт, мигом исполнил требуемое и вновь буквально растворился воздухе, вновь поразив Воронцова своими способностями к телепортации.

— Значит, есть вопрос, который надо порешать! — начал "разжигать" ситуацию парень, делая хороший такой глоток из бутылки.

Тот самый "очкарик", на вид оказавшийся довольно крупной белокурой бестией нордического типа со словами "Ну давай попробуем!" шагнул вперед.

— Итак, мой арийский друг, — протянул ему Матвей еще одну бутылку. — Знаешь ли ты, что такое деривация?

Тот автоматически сделал глоток, удивленно взглянув на бутылку. Понравилось, видимо. Еще через миг глаза собеседника еще более расширились, когда он разглядел этикетку.

— Ну, знаю. — с неким напряжением выдал он.

— Вот и отлично, — обрадовался Воронцов. — Тогда ты с друзьями не откажешь мне в помощи решить один маааленький вопрос?

— Это какой же? — делая очередной нервный глоток поинтересовался громила.

Ассоциативная цепочка "деривация — нарезы — ствол — огнестрел" ему не понравилась от слова совсем.

— Дано: бутылка стеклянная, полуопорожненная, — сфокусировав взгляд на сосуде, парень задумчиво сделал еще один глоток, присмотрелся вновь, и обрадованно объявил: — Вот теперь норма! Вопрос: каким образом ее нужно закрутить, чтобы добиться такого же эффекта.

— Чего? — слегка растерялся "ариец".

Легкий кистевой бросок отправил первую бутылку в сторону пирамиды бокалов для шампанского, освежив вечер звоном битого стекла, взвизгами особо впечатлительных дам и короткими но злами матюками парней, только что собиравшихся угостить своих дам шампанским!

— От, — назидательно поднял палец Матвей, уже. — А србытал бы эффект дррррции, прблем б не было!

Речь приходилось фильтровать. Конечно, целительский амулет просто не дал бы опьянеть до такой степени, чтобы коверкать слова, но ведь и парочка неугомонная здесь находилась вовсе не для того, чтобы демонстрировать чудеса выдержки!

— Понял, — заинтересованно кивнул нордический блондин, вынимая следующий "снаряд из ящика. — Сейчас решим задачку.

Несколько минут ушло на приведение снаряда к бою путем ополовинивания сосуда, и вот уже выбирается новая цель!

Чуть позже предстоит объяснение с компанией, что так и не успела угостить своих пассий шампанским, а охрана отчего-то вовсе не спешила реагировать!

* * *
Утро неугомонная парочка встретила около 12 часов на диване Матвея. Умытые, свежие, и, к сожалению обоих, до отвращения прекрасно выспавшиеся. Чертовы аристократические заморочки! Ну, а раз нет возможности заняться чем-нибудь более интересным, молодые люди решили заняться чем-нибудь менее. Выбор пал на кино!

Чуть повозившись с инструкцией, Воронцов впервые убедился в том, что панель на одной из стен все-таки работает, ну а выбор конкретного фильма… Оставили себе авторы нескольких электронных сообщений. Большинство из них содержало видеофайлы. От коротких до в несколько секунд, до десятиминутных роликов.

— Так, готовь машинерию, а я пошла варить кофе.

— И что-нибудь перекусить! — попросил Матвей, озадаченно ревизируя затылок.

Спать парню хотелось куда больше, чем потратить три часа жизни на просмотр всего этого богатства, но… Нужно!

— Мдааа, Матвей Саныч, накрылся наш завтрак…

Мда, три недели дома не было — это вам не баран чихнул, а холодильник он не открывал с того момента как вернулся. Клининговая компания порядок, конечно, навела, но вот забить ларь морозильный едой ее представители точно не догадались!

Впрочем, бытует легенда, что где-то на территории империи есть места, где роллы в час пик можно ждать по полтора и даже два часа![20] По счастью, в его районе Питера этот срок составлял всего 25–30 минут, а потому к моменту приготовления кофе и подготовки аппаратуры голодная смерть молодым людям не грозила!

— Готово, — крикнул Матвей, обрадованный, что панель на одной из стен его берлоги все — таки работает (с самого заселения не проверял!). — Включаю!

— Эй, подожди! — прикрикнула удивительно по-домашнему выглядевшая в белом халате Ольга, уже спеша с парой дымящихся чашек. — Давай!

Нынешний погром можно было назвать "уютным", что ли. Без жертв и разрушений капитальных конструкций здания, во внутреннем дворике которого под открытым небом и собралась повеселиться молодежь.

Ну, выпили с огорченной компанией, мигом избавившейся от своих не очень, как оказалось, нужных девчонок, требовавших мамаева побоища за то, что им принесли бокал с игристым позже на несколько секунд. Потанцевала немного Демидова. И кто ей судья, что у шеста, да еще настолько страстно, что даже не оголяясь смогла вызвать резкий приступ повышения тестостерона у подавляющей части присутствующих, а так же зубовой скрежет у иных красавиц? Чуть посоревновались в стрельбе по бутылкам…. Да, за неимением других за мишени приняли стоявшее на полках бара "стекло". Но в оправдание можно сказать, что спецы, обеспечивающие силовое прикрытие, вполне профессионально организовали "тир", обеспечив безопасность гостям и персоналу, но так и оставшись "тенями" для гостей и участников вечера.

— Я почти начинаю к этому привыкать, — со вздохом призналась Ольга, делая добрый глоток горячего напитка. — Вот, помню, были времена…

Матвей чуть удивленно приподнял брови! Нет, большая часть программы могла претендовать на звание привычной, но вот финальный аккорд, в суть которого несносная девчонка не посвятила даже Воронцова, поразил даже его!

В какой момент в зале смолкла музыка, он внимания не обратил. Все-таки подготовка уже пятого "снаряда" давала о себе знать. А использовать более мощные техники из целительского арсенала посреди всеобщего веселья повсеместно считалось попросту неприличным! Зато вот громовой глас, выданный мощными динамиками, еще недавно сотрясавшими пространство немаленького такого дворика, услышали все совершенно точно:

— Ольга, домой!

Демидова, вновь вернувшаяся к шесту, но уже не ради танца, а за помощью в поддержке вертикального положения тела (даже Матвей мог поверить, если бы не видел ее утром бодрой и свежей), только помотала головой.

— Ну, как знаешь, — владелец гласа, казалось бы, увидел ответ девушки и, судя по тону, пожав плечами, заключил. — Либо ты через пять минут у машины, либо тебя доставят домой принудительно. Время пошло!

До окончания отчета компания еще успела слегка развлечься ловлей стриптизерш (те ну совершенно не возражали, оказывая сопротивление лишь за тем, чтобы раззадорить участников), а минуты за три до истечения ультиматума "Гласа" диджей врубил трэк "The Final Countdown"[21].

Ольга же так и сидела, вцепившись побелевшими пальцами в шест!

Честно говоря, Воронцов давно решил, что от Ольги можно ожидать всего, но вчерашний вечер понятие этого самого "всего" расширил явно!

Даже он не ожидал рева винтов и рукотворных ураганов, сметающих столики и предметы интерьера, склонившие головы гостей порывами тугого ветра… Боевая вертушка над Питером! Высыпавшие из десантного отсека приземлившейся прямо на месте уже бывшей барной стойки гвардейцы даже не стали пытаться оторвать девчушку от шеста, а споро демонтировали всю конструкцию и погрузили ее в вертолет, тут же свечой взмывший в ночное небо…

— Охренеть!.. — прокомментировал тот самый нордический блондин, оказавшийся неплохим парнем из рода Шуйских.

— О…ть!.. — куда менее прилично согласился с ним моментально протрезвевший Воронцов, делая безуспешную попытку глотком из очередного "снаряда" вернуть хоть часть той неги, что словно ветром сдуло прилетом боевого борта Демидовых.

* * *
— Какое-то милое и уютное сумасшествие, — прокомментировала Ольга, едва парень закрыл последнюю просмотренную видиозапись.

— Да уж, — только и согласился тот. — И, главное, все в плюсе: заведение явно окупит ремонт и частичную перестройку за счет обалденной рекламы и нового статуса. Еще бы! Демидова здесь тусоваться изволила, и теперь об этом знают все! Константин Ефимович получил плюсик в репутацию: мало кто способен даже в экстренных случаях "зарядить" боевую вертушку в закрытой питерской зоне, а ОН право ИМЕЕТ!.. Да еще и просто ради того, чтобы выдернуть из пучины порока и разврата непутевую дочур…Оу!

А локоток-то у Оли остренький, крепенький, да еще и отточенным движением в нужную точку матвеевкой тушки направленный.

— Ладно-ладно, прекрати, — сдался без боя парень. — Умную, красивую, пригожую дочурку… Устроившую дебош и разврат… Ау!

Экзекуцию прервал протяжный звонок телефона, чем Воронцов и воспользовался, достойно ретировавшись с поля боя. Однако все его шутливое настроение смыло моментально, едва он услышал первые слова абонента. Все сообщение уместилось секунд в сорок, после чего Егор Калашников лишь порекомендовал: "Думай!", и отключился.

— У нас… В отделе, произошла утечка серьезная… Ищут организатора. — прокомментировал Матвей свой задумчивый вид через несколько секунд в ответ на вопросительный взгляд Ольге.

А задуматься было о чем: появление предателя в рядах Третьего отделения Е.И.В. канцелярии являлось ЧП такого масштаба, что о нем докладывалось императору. Незамедлительно.

Глава 18

Трое на одного не честно?!

Да щаззз!

— Ближе, я сказал! — очередная команда заставила Матвея сделать подшаг вперед… Чтобы через миг нырнуть вниз, спасаясь от черной лапы, что едва не дотянулась до его лица.

— Быстрее, ближе!

Еще движение вперед, чтобы снова уйти в оборону, но это ничего! Один из его напарников не справился со скоростью цели, и удар лапы пропустил, но тут же откатился в сторону, одним движением размазывая кровь по вспотевшему лицу.

Если бы у Воронцова было время подумать, то он точно оценил сегодняшний бой как жестковатый. Однако прямо сейчас на оценку не было и мига. Стоило на секунду потерять концентрацию, как лапа "наказывала" раззяву самым неприятным образом.

— Ближе! — Трое сделали очередной синхронный подшаг, чтобы вновь закрутиться в завораживающем танце уклонов и контратак. А вахмистр Калашников, был хорош, умудряясь раздавать жару сразу трем своим противникам — Матвею и двум бойцам из группы быстрого реагирования местного управления полиции, чей спортивный зал они и оккупировали под очередную тренировку.

В этом здании по легенде парень и служил. В последние месяцы ему приходилось проводить здесь все больше времени.

— Еще ближе!

Егор вновь крутанулся ужом, обозначая атаки сразу по трем целям, заставляя уклоняться, приседать, "откатывать" назад и любыми другими способами избегать встречи с дьявольски проворными боксерскими лапами, что натянул на себя соперник.

— Двойка!

Матвей на автомате выдал серию в появившиеся цели, тут же уходя в уклон, чтобы избежать встречи с темным пятном, проворно метнувшемуся к его лицу, едва отзвучал хлесткий "БАМ!" его второго удара. Взгляд уже не фиксировал мелкие детали, но тело пока еще активно сопротивлялось, позволяя избегать травм, так как инструктор свято уверен, что уж раз целители придумали столько замечательных техник, то грех и позор не дать им возможности похвастаться своими наработками… Предоставив в качестве испытательного стенда тело не слишком усердного ученика. Зачастую поломанное. Приятный и компанейский парень в обычной жизни отнюдь не был сторонником мягкого подхода в обучении!

— Вход! — мозг еще не успел обработать вводную инструктора, а тело рванулось вперед, обозначая классический проход в ноги.

— Боковой, два! — хлесткий голос заставил уже с трудом удерживаемые руки нанести еще два удара по лапам.

— Молодец! — вахмистр сместился, в сторону следующего противника, тут же скомандовав "Вход!".

Однако и у парня дух перевести не получилось, едва тело его нынешнего напарника рванулось к инструктору, как тот буквально закрутил свое тело, пропуская здоровяка мимо себя и одновременно нанося удар своему предыдущему "сопернику". Даже подставленные руки не спасли! Вахмистр просто "продавил" поспешный блок, и вот уже Матвей вертит головой, стараясь сосредоточить взгляд на каплях крови, которых становится все больше на некогда светло-серой поверхности ринга.

Хорошо прилетело. Мозг даже не сразу осознал команду.

— Молодцы! Отдыхаем! Вы двое — свободны. Матвей — через три минуты на ринге!

Парни из местной группы быстрого реагирования просто упали как подкошенные, а Матвею пришлось покинуть очерченные канатами пределы, дабы местная целительница, всегда присутствовавшая в зале, хотя бы частично привела его в порядок.

Время отдыха Воронцова сократилось на две минуты!

"Его проблемы, — мысленно усмехнулся Калашников, наблюдая за бредущей противоторпедным маневром в другой конец зала подопечным. — Активнее надо защищаться!".

Очередной "раунд" наступил до обидного быстро! Дыхание относительно восстановилось, но вот свинец из рук никуда не делся, да и ноги явно с куда большим удовольствием направили бы стопы в сторону дивана (да и лавка на худой конец сойдет!), а не поддерживали конвульсивно дергающуюся тушку в вертикальном положении. С завистью глянув на все еще не пришедших в себя тела в углу ринга, Матвей приготовился к бою.

— Двойка! — Рявкнул инструктор, как всегда, без разгона взвинтив темп.

Вопрос "Как учеба?" Воронцов услышал, ныряя вниз от удара слева, а осмысливал уже нанося удары по команде "Четверка!".

— Норм, — кротко выдохнул он, счастливо избежав ответа лап после завершения серии. — Проблем нет.

— Хорошо, — согласился инструктор, что абсолютно не вязалось с двумя быстрыми прямыми ударами. — Выспался как?

— Норм! — Не стал оригинальничать парень.

Это тренировка внимания, а не философский диспут, так что дыхание можно и поберечь. Тем более, Воронцов был в этом абсолютно уверен, совсем скоро оно ему ой как понадобится.

— Угу. Допустим…, - согласился инструктор. — Двойка, вход!

Тело рванулось вперед…

— Боковой! — рявкнул Егор, уйдя от обозначенного подопечным прохода, и услышав "бам-бам" по коже лапы, продолжил. — Ну, покажи, на что способен!

Длинная серия завершилась красивой "вертушкой", за что Матвей тут же был сбит с ног и нещадно бит на земле. "Не хер в*****ться", — прокомментировал тренер воспитательный момент и работа продолжилась в прежнем темпе.

— Как Ольга?

Бам!

— Так, боец, а чего с эмоциями! А ну башкой не крути — пропустишь самое интересное!

Бам!

Пропустил! Прямой в голову.

— Стоп, закончили. И что это было, Матвей?

— Ничего…

— Я так и понял, — согласился Егор, показывая на разбитое уже во второй раз за сегодняшнее утро лицо парня. — Бегом к медику. Жду в раздевалке через три минуты. А вы, лентяи, поднимайтесь! Нечего разлеживаться! Это Воронцов у нас как аристократ имеет право на "принять ванну, выпить чашечку кофе" в 11 утра, а вы на службе! Так что вперед!

Дважды побитый за сегодняшнее утро парень устроился на довольно жесткой лавке, что тянулись вдоль безликих рядов стальных ящиков для сменной одежды, уже через две минуты. Сил не осталось, а потому он просто растянулся, решив что поваляться до вечера шанса может так и не представится, а потому сейчас такую возможность упускать просто грешно.

— И что это было? — тут же спросил Егор, как только решил, что его подопечный устроился достаточно удобно.

Серьезный разговор спешки не любит.

— Что именно из того "что было" ты имеешь ввиду? — ответил он, и, потрогав рукой дважды за сегодня разбитое лицо, добавил. — Знаешь, я парень не суеверный, но в следующий раз обязательно положу в перчатку что-нибудь на счастье. Подкову, например!

— Я имею ввиду, что тебя выбило из равновесия одно упоминание имени твоей напарницы, — терпеливо разъяснил свой вопрос инструктор, проигнорировав подначку. — Хочу понять с чем это связано.

"И отмахнуться не получится, — с грустью констатировал Матвей, наблюдая за привычным уже напряжением в грудной клетке, что все чаще посещало его при мыслях о Демидовой. — Куратор обязан знать о психологическом состоянии бойцов. Это даже не право. Это его обязанность!".

— Не знаю, — глухо произнес он, наблюдая внутренним взором за расцветавшим в груди ледяным цветком, что порой спирал дыхания, словно не давая новой порции чистого воздуха смыть всю тяжесть шлаковых мыслей из организма. — Просто когда я думаю о ней… Понимаешь, раньше как-то спокойно было, тепло, а сейчас…

— И давно? — уточнил Егор, едва поняв, что подвешенная в воздухе фраза так и останется без продолжения.

— С бала, — честно признался уже неоднократно анализировавший свое эмоциональное состояние парень. — В Юсуповском дворце она блистала. Оля как будто создана для всего этого: приемы, светские расшаркивания, улыбки с тройным подтекстом и… В общем, там я почувствовал себя несколько… Не к месту.

— И?…

— Вполне возможно, это помешало мне действовать более эффективно в ситуации с Гиреем. — наконец признался парень в той мысли, что беспокоила его уже не первый день.

— Ясно.

Голос инструктора был нейтрален и сух. Однако чуткое ухо Матвея уловило легкий перестук подушечек пальцев куратора по пластику подоконника, на котором тот с удобство расселся.

— Бывает, — наконец заключил он, что едва не заставила вырваться вздоху облегчения из груди Воронцова. — Особенно в твоем возрасте. Проблема в том, что вот именно ты себе позволить не можешь. Телефон Анны Христофоровны подсказать?

— Не надо! — буркнул парень, прикрывая глаза.

И сам бы мог сообразить. Просто почему-то так исторически сложилось, что мужчины на Руси, особенно те, что часто не без основания считают себя сильными, стесняются обратиться к врачевателю душ, а инстинктивный страх перед менталистами ("Как же, кто-тот будет препарировать мой разум?!") вовсе не улучшает положения. Теперь же вот вроде как индульгенцию получил — начальство велело!

— Но вообще и я могу предположить, что именно с тобой происходит.

— И что же, — приоткрыл Матвей один глаз, чтобы полюбоваться улыбкой вахмистра. — Не поделишься?

— Зажечься страстью, видя страсть чужую / И ревновать, еще не полюбив[22]. - продекламировал вместо ответа Егор.

— Тваааааю державуууууу….

В этом было неприятно признаваться даже себе.

— Однако твоего визита к менталисту это не отменят, — тут же посуровел Калашников. — Понял?

— Понял.

Вот теперь можно закрыть глаза и даже попытаться немного вздремнуть, благо его инструктор судя по едва уловимого звуку мягких шагов, раздевальное помещение покинул.

Вот и славно!

* * *
Юрий Константинович Пономарев плохого не делал. Нет, правда! Ну и что с того, что он помогает прессе? В любом цивилизованном обществе сотрудничество со СМИ и помощь им считается делом совершенно обычным! А то ведь одним все, как его напарнику по сегодняшней тренировке, а кому-то небольшая трехкомнатная квартирка, да жена-стерва, что в последнее время стала требовать все больше внимания к своей драгоценной персоне. Привыкла, дура, что все вокруг нее вертится еще с университетской скамьи, а он… А он чего? У него чувства! Эта новая бухгалтерша ух как хороша! А эта… Требует, чтобы он чаще дома появлялся, вот ведь! Вот если ей денег сунуть, или цацку какую купить, то вроде нормальной становилась на какое-то время. Однако со временем "ремиссия" становилась все короче…

С этими мыслями, Юрок, как его звали коллеги, незаметно выскользнул из раздевалки, где только-что подслушал очень интересный разговор, на ходу набирая номер телефона знакомого журналиста, что слезно просил его сообщать подобные новости. Каждый строит карьеру как может, а Пономареву чего? Очередной траншик придет!

Он ведь плохого не делает! СМИ вот помогает! Сначала он боялся, что скандальные статьи заставят Воронцова носом землю рыть, чтобы найти утечку. А с Родами связываться — то еще удовольствие! Однако… Скандалов-то и не было!

— Да мы тоньше работаем, — покровительственно хлопал его по плечу представитель второй древнейшей во время "обмытия" очередного "траншика". — Туда репортеров послать, здесь фотографа поставить! Ничего такого…

Вот и Юрок считал, что такого в этом нет ничего…

А деньги-то вот они!

* * *
Ночь в особняке на улице Пилес никем как сигнал к прекращению конца рабочего дня не воспринималась. Да, сменялись команды аналитиков, группы быстрого реагирования и посты, но сама активность не замирала ни на миг. Строились паутинообразные планы свои и рушились замыслы чужие, обрабатывался огромный поток входящих данных, превращаясь в готовые команды, принимались судьбоносные решения. Одно из них сейчас зависело от всего лишь от трех людей, расположившихся в небольшом конференц-зале особняка, один из которых уже откровенно тяготился бесконечной Игрой, но прекрасно помнил, что смертельно можно не только устать!

— Брат Йонас, прошу вас поделиться вновь приобретенной информацией. — щека Повиласа невольно дернулась, еще больше скривив и без того изуродованное лицо.

Невысокий, но подтянутый мужчина буквально взвился со своего места, демонстрируя отличную для своего "полтишка" подвижность суставов и неуемную энергию.

— Наши инвестиции в агентурную сеть в столичной полиции дают результат, — предвкушающе потирая руки затараторил заместитель начальника информационно-технического управления Ордена. — Итак, не буду ходить вокруг до около…

Повилас мысленно возвел глаза к потолку: "Ох уж эти гражданские специалисты!"… Вопреки собственному обещанию, докладывал один из главных спецов информационной войны долго и с лирическими отступлениями. Если насухо "отжать" его речь, то получалась интересная картина, на которой вновь был изображен уже набивший оскомину член Рода Воронцовых.

— На известное вам учебное заведение обрушилась волна критики со стороны СМИ, — закончив с уже порядком надоевшей присутствующим прелюдией, перешел к делу докладчик. — Список можете видеть в приложении Б. По нашим данным, инициатор — полиция Санкт-Петербурга, но в договорах на платное размещение материала — инициалы Воронцов М.А. Возможно, в дальнейшем будут выводить операцию на частные рельсы.

Зашелестели листы "раздаток" в руках собравшихся.

— Суть обвинений? — поинтересовался Повилас, с удивлением вычленив в предоставленном списке пару агентств, что буквально содержались за их счет.

— Анализ на страницах 4–6, - мигом ответил Йонас. — Но если сложить общее впечатление, то ничего конкретного. Из серии "за все хорошее против всего плохого". Похоже, просто беспокоящий огонь с целью спровоцировать на ответные шаги.

— Это имело смысл? — уточнил крепкий мужчина лет сорока в костюме из светлой шерсти, заведовавший силовым обеспечением акций данного подразделения Ордена.

Докладчик лишь пожал плечами.

— Как самостоятельная операция — нет, — сообщил он, на пару секунд задумавшись. — Слишком уж… эфемерно! Но вот как часть комплекса мер, либо подготовки информационной почвы под дальнейшую атаку — почему бы и нет?

Боевик кивнул, вновь уткнувшись в "раздатку".

Повилас же только отхлебнул водички из пластикового стаканчика. "Берегите природу, мать вашу!", — неожиданно всплыл в его голове древний лозунг. Может, стоит впредь заказывать картонную одноразовую посуду?

Мужчина слегка помотал головой. Что еще за бред скрывается под толщей его черепной коробки?

— Брат Йонас, я не спал уже 36 часов, — признался Шрам, мозг которого даже не смотря на великолепный контроль внутренней энергии, начал сдавать от усталости. — Прошу вас перейти к сути и объяснить необходимость нашего здесь присутствия.

Брат Игорь лишь кивнул, подтверждая, что и у него в три часа ночи найдутся более интересные дела, чем выслушивать не самые значимые подробности работы никак не связанного с основными задачами отделов здесь присутствующих.

— Мы предлагаем временно отказаться, либо снизить интенсивность акций по устранению Воронцова.

Слушатели переглянулись.

— Объяснитесь! — только и махнул рукой Повилас, уже практически привыкший к странным идеям брата Йонаса.

Сколько лет бок о бок работали.

Брат Игорь же лишь в очередной раз пожал плечами. Для него в данном случае ситуация была проста: приказ есть — убьем, нет — парень не представляет никакой ценности. Пусть живет!

— Как я уже сказал, наши инвестиции в агентурную сеть в столичной полиции дают результат, — вновь повторил докладчик, заставив скрипнуть зубами присутствующих (которые поняли, что кое-кто только СЕЙЧАС переходит к сути!). — Сегодня поступила информация, что Воронцов получил приказ на работу с менталистом. Мотивация: ревность к Демидовой и деструктивное поведение на ее фоне.

Присутствующие усмехнулись. Вот уж точно не разнесенные развлекательные бары скрывались под формулировочкой "деструктивное поведение"… Вообще-то для спеца такое клеймо почти приговор. Фактически равный отстранению с формулировкой "в связи с утратой доверия". Впрочем, если проблема вскрывалась на начальных этапах, то работа с менталистом действительно могла спасти карьеру и вновь убедить начальство в твоей лояльности.

Игорь вновь пожал могучими плечами, а вот Повилас заинтересовался — простор для Игры открывался немалый, а результат все тот же — разрыв союза Воронцовы-Демидовы, дискредитация одного из главных фигурантов и… кое-что еще! Но вот это уже личное!

В общем, плюсов в ситуации может быть не меньше, а то и больше, чем при прямом устранении фигурантов, а вот затраты на исполнение, риски и прочие факторы явно намекали, что еще полчасика брату Йонасу можно и уделить!

Тем более, Повилас точно знал, кого можно отрядить на игру с разумом внука его старого врага, вот только раньше он не представлял, как можно свести этих двоих в койке… То есть, кушетке. В кабинете психотерапевта-менталиста.

— С такими исходными данными, он сам Демидову в расход пустит через месяц, а это ключ к такой войне Родов, что всю империю поставит на уши, и даже сам император погасить конфликт смоет не ой как не скоро, — негромко резюмировал он, тут же бросив уже громче ождающему решения начальника брату Игоря. — Отменяй все активные акции на ближайшее время. Подготовь предложения по перераспределению освободившихся ресурсов завтра к 11. Свободен.

Игра перешла в другую плоскость.

Как только боевик покинул помещении, Повилас вновь обернулся к Игорю.

— Раз ты вышел на меня с предложением, то у тебя уже готов исполнитель?

— А вот это самая смешная часть истории, — кивнул тот, продемонстрировав, что к "полтишку" не только сохранил завидную бодрость духа, но и прекрасные зубы. — Как аристократ, Воронцов обязан обратиться к специалисту, проверенному "Тройкой". В их управлении такой всего один. Одна, вернее.

— Да что ты, — задумчиво протянул в ответ Шрам. — На этом можно попробовать сыграть…

— Не нужно, — снова продемонстрировал оскал Игорь. — Вербовка уже проведена.

— Что, так просто? — нахмурился Повилас. — Походя вербанули сертифицированного "Тройкой" спеца?

— Она же менталист, да и мы "обхаживали" ее несколько месяцев, мягко и постепенно убеждая в том, что нет ничего страшного, когда профессионал под влиянием непреодолимых сил решает помочь хорошим людям. Нет-нет, мы не предлагаем предать империю, просто оказать небольшую услугу в обмен на то, что кое-какие данные никогда не будут обнародованы, а потом ей понадобилась помощь и она пришла к нам!

— Хм…, - ему не слишком было интересно, на чем именно взяли эту женщину, но…

— Повилас, она "на крючке" уже лет пять как!

— И даже согласится "ломать" аристократа?

— Только аристократов она ломать и согласна, — вздохнул Игорь. — В остальных случаях вспоминает про клятву Гиппократа.

Собеседник вопросительно поднял бровь.

— Аристократов она за людей не считает!

* * *
Итак, ставка прозвучала.

Эту красивую и властную женщину тот, кто отрекся от своего старого имени ради того, чтобы зваться братом Игорем, помнил давно. Блестящий специалист по воздействию на подсознание, "красная" выпускница императорского университета, тогда за столиком в небольшом питерском кафе была сломана. Со стороны заметить внутренний надлом было практически невозможно. Идеальная прическа была уложена умелыми руками, а брючный костюм, казалось, вот-вот вышел из под иглы Портного. Именно так, с большой буквы. ишь нечто плескавшееся в глубине ее темны глаз, да, пожалуй, подрагивающие кончики изящных пальчиков, выдавали то чудовищное внутреннее напряжение, что заставляло нервы натянуться гитарной струной, а мозг лишиться покоя и сна.

А еще в ее взгляде была ненависть. Ненависть столь лютая, что даже брату, для которого вербовочный контакт был далеко не первым, стало не по себе.

— Вы знаете мою историю. — женщина не спрашивала, она утверждала.

Мужчина кивнул, продолжая наблюдать за каждым движением собеседницы. Ему предстояло принять решение, ценой которому была жизнь. Чья именно — вот вопрос. Если данные предварительного контакта не совпадут с его ощущениями, то одной красивой женщиной на этом свете станет меньше, а если будет получено подтверждение… Что ж, тогда умрет другой человек. Тот, чью жизнь она готова обменять на просьбу. Любую просьбу. Возможно, неоднократную.

Это… приемлемо.

— Расскажите еще раз, — попросил брат Игорь, и тут же уточнил в ответ на тяжелый немигающий взгляд. — Решение не принято.

Струна внутри женщины издала тревожный звук, словно невидимый музыкант со всей силы ударил по ней, сминая обычно спокойную мелодию.

— Я поняла, — лишь кивнула она. — Моя сестра в госпитале. Она… Она не должна была в тот вечер выходить из дома. Я запретила… Ее подруги все-таки подбили ее… Она ослушалась и отправилась с ними… веселиться. Чертов ублюдок, аристократ, чтоб его…

Буквально на секунду голос дрогнул, но женщина тут же взяла себя в руки. Этот разговор был очень важен для нее.

— Она понравилась этому ублюдку. Он не спрашивал разрешения, а сестренка не сразу поняла, что… не все останавливаются после слова "нет". Она в больнице уже две недели, а уголовное дело уже закрыто, вы слышите!

Брат Игорь слышал. С материалами он уже был знаком. Больной ублюдок, чьи сексуальные фантазии давно вышли за грани нормального даже по меркам аристократов, целых два часа измывался над телом несчастной. Какой-нибудь Повилас видал и не такое. Возможно, творил и сам, но он был аналитиком. Профессионалам информационной войны и обработки данных, а потому даже ему было тошно читать отчеты медиков, написанные сухими канцелярскими строками, скрывавшими ад. Целых два часа ада.

— Вы проходили собеседование в Тройке, верно? — сколь бы ярко не стояли перед его глазами образы изувеченного тела, сегодня ему было необходимо принять решение, за которое ответственность придется нести собственной шкурой.

— Аристократы… Я всегда ненавидела их, — женщина разорвала зрительный контакт, а голос превратился в глухой и безжизненный треск. — Я… Я мечтала работать там… Что я смогу стирать эти чертовы ухмылки с их надменных лиц!

Треск неожиданно почти сорвался на едва слышный крик. Как же она их ненавидела!

— Они сказали, что я сломалась, сказали, что я профессионал, но к работе с аристократами меня допускать нельзя…

Брат Игорь кивнул. Это было ее в личном деле, что удалось достать его людям.

— Я менталист, — спустя несколько секунд продолжила женщина. — Ювелир. Умею исцелять, работая с сознанием, или погружать его в лабиринт персонального ада. Я готовилась к этому два десятилетия! Я хирург, слышите! А они предложили мне место младшего дознавателя в полиции за копейки. Мне нельзя иметь свою практику, работать там, где я захочу, заниматься наукой… Вместо этого я получила допросный "куб" и двенадцать часов "ломки" ежедневно. Убийцы, наркоманы, насильники, грабители — вот что составляет мое окружение, и нет никаких шансов вырваться… Но сейчас это не важно… Катя… Моя Катя… Я хочу отомстить, слышите? Любой ценой!

Брат Игорь еще с минуту смотрел в глаза этой странной надломленной женщины. Теперь взгляд его видел сухое дерево, что готово было отправить разум в пучину собственного безумия от любого движения воздуха. Однако сорт именно этой "древесины" был чрезвычайно ценен, а дальнейшая польза колоссальной.

— Я вас услышал, — склонил голову в прощальном жесте брат Игорь. — Идите. О нашем решении вас оповестят.

Через неделю Анна Христофоровна Гренц рыдала над газетной статьей, где репортер, захлебываясь от восторга, в красках расписывал гибель молодого аристократа, заживо сгоревшего в собственной машине.

Она отомстила.

Катя умерла.

Целители не всегда способны сотворить чудо. Особенно когда их пациент не хочет спасения, а в смерти видит лишь избавление от мук этого мира.

Еще через две недели начальство ее управления подписало перевод в психологическую службу. Теперь женщине предстояло много лет карабкаться по карьерной лестнице, чтобы однажды ответить услугой за услугу.

Это время пришло.

Аристократов она ненавидела до сих пор.

Финальное, чтоб его, собеседование.

Глава 19

Снова заснеженный лес, где лишь ветер шумит в ветвях, а сосредоточенное сопение Демидовой — единственное, что нарушает покой и тишину, какая бывает лишь за несколько минут до штурма. Хотел бы Матвей сказать именно так, вот только девушка что твоя мышь под полом залегла на своей позиции — ни звука, ни писка. Зато иного шума от их "напарничков" было в избытке. Один из трех едва справивших совершеннолетие дубинушек, что вместе с уже привычной парочкой составляли "штурмовую группу", вроде даже шуршал… Шоколадкой?!!!

Парень, борясь с желанием протереть глаза, лишь крепче вцепился в цевье. Такого он не видел ни во время тренировок, ни во время своих подвигов в усадьбе Волоконских! Взглянув на лицо Ольги, Воронцов сильно пожалел, что у него нет с собой таблички с надписью "Глаза анимешно-няшные, охреневшие". Сейчас на шее напарницы она была бы совсем в тему!

Пары жестов оказалось вполне достаточно, чтобы объяснить Ольге свой план. Если уж придурков накроет охрана объекта, то надо постараться хотя бы избежать общей участи. Впрочем, пока все огрехи проведения их союзников противник "прощал". По большей части из-за столь же высокого по сравнению плинтусом уровня боевой подготовки.

— Парни, вода есть, — на весь лес прошептал двум своим соратникам любитель быстрых углеводов. — В горле пипец пересохло!

Тоже те еще… Биба и Боба — два д… друга лучших!

Когда успел только?!

А их предводитель? Да он же… Он… Сука, да он пьян!

И вот с этими людьми приходится брать занятый готовым к штурму объект! Проще на ежа. Той самой голой жопой. Сесть.

— Ольга, ты что боишься? — Тем временем усмехнулся нехват, счастливо улыбаясь. — Девчонкам в бою не место. Но мы их всех… Ух!

Глаза Демидовой сделались уже совершенно неприлично круглыми.

— Рюсський Иван, сдавайся, — проорали тем временем со стороны объекта. — Мы есть гарантировать теплый еда и хороший отношение! Ну и будем немножко вешать…

Эх, жаль не шашлык, а то Воронцов на предложение мог бы и повестись. Однако недочеты в планировании лишили их возможности насладиться приготовленным над углями мясом.

— Да мы вас самих всех перее…м, — проорал в ответ говорливый выпивоха, неприцельно выпуская очередь в сторону укреплений, на что тут же получил пару столь же "точных" в ответ. — Выходи строится! Всех расстреляем суровым полевым судом, а потом по шашлычку можно.

"Ага-ага, а кто полчаса назад ныл, что задницу морозить на снегу не будет? Накрылся шашлачок!", — с досадой подумал парень.

А вообще у кого-то явно хреново с умением договариваться. Во всяком случае, Матвей бы с таким оратором за стол переговоров не сел. Очень уж слабая аргументация…

Демидова сделала небольшой рывок в сторону напарника, четко следуя древнему как Мир правилу: никогда не дели укрытие с человеком намного храбрее тебя, а так же его современным дополнением "и с мудаком тоже"! Очень уж подобные кадры привлекают к себе огонь противника. А это, поверьте, раздражает людей вокруг них непередаваемо. Особенно тех, кто планируют не только выполнить поставленную задачу, но и пожить подольше!

— Матвей Александрович, — как всегда в минуты сильного раздражения вспомнив все известные ей правила этикета, прошептала девушка. — напомните мне об этом дне, если я еще раз решусь "на дело" вот с такими… Кадрами!

Побелевшие пальцы показывали, что и ее ситуация напрягает. Все-таки учебка Демидовых и классы Воронцова давали очень серьезную начальную подготовку, заставляя даже к самой простой, на первый взгляд, операции, готовиться едва ли не как в последний раз.

— Сама предложила, — кивнул парень на увлеченно переругивавшихся с "гарнизоном" напарников. — Вот и наслаждайся заслуженным отдыхом!

Ольга кинула в сторону Матвея раздраженно-осуждающий взгляд, но крыть было нечем. Действительно, идея была ее! Но как человек, которого с детства натаскивали в иных аспектах силовых акций, она частенько забывала, что другие ее подготовки могут и не иметь. Да и представление об этой стороны жизни у тех кто с ней не сталкивался частенько формируется лишь по штатовским боевичкам. Мда…

— На месте монахов я бы у….л… — задумчиво протянул парень.

— Что? — переспросила удивленная девушка.

Ну вот как ей в двух словах пересказать сюжет замечательной передачи о Шаолине, что Матвей посмотрел буквально накануне. Ведущему посчастливилось прожить несколько дней в закрытой части монастыря, где живут и тренируются, по его меткому выражению, "настоящие боевые монахи". Он пытался потренироваться с ними, вникнуть в их быт, посетить церемонии… Однако как же карикатурно явно неспортивный мужчина все это делал… Его оператор несколько раз брал крупным планом лица обитателей храма, показывая, что даже буддисты иногда мечтают "взять и ушатать". Впрочем, один русскоязычный монах таки пообещал ему "п***юлей", а когда бедняга ведущий, едва ли не впервые столкнувшийся со статическими упражнениями, поинтересовался, можно ли так выражаться в древнейшем зале, где вот уже полторы тысячи лет тренируются великие войны, то ему быстро разъяснили, что как раз поэтому даже и нужно! Теперь Матвей прекрасно понимал, какого это видеть, как дело, что ты почитаешь самым серьезным в своей жизни, фиглярски втаптывают в грязь. И даже не по злому умыслу, нет… Но бесит!

Ольге же Воронцов не ответил ничего, лишь пожав плечами, а та только и согласно кивнула. Будет интересно — спросит позже. Кое-что друг о друге они научились понимать уже без слов!

— Что делать будем? — только и поинтересовалась Демидова, краем уха вслушиваясь в позиционное противостояние на великом и могучем.

— Представления не имею, — честно пожал плечами Матвей. — Это действия профессионалов можно просчитать. Проблема в том, что мир полон любителей. А нам повезло еще больше — оказаться в одной лодке с мудаками.

— Что ж ты так о них, — укоризненно покачала головой Ольга. — Наши все-таки!

— "Наши"…, - пробормотал Воронцов, поудобнее перехватывая оружие. — Давай заканчивать этот цирк.

Раздражение моментально оставило парня, и даже нехват, вовсю демаскирующий их позицию шуршанием пакетика с чипсами, уже не вызывал столь ярких эмоций (шоколадку-то съел, что ли, уже?). А Матвей, между прочим, с утречка в очередной раз позавтракать забыл!

Так, все лишнее — по боку. Начинается работа.

Привычно-скупая серия жестов дала понять столь же резко посерьезневшей Демидовой, что первый рывок делает она.

Уже обыденный выброс адреналина в кровь…

— Пшла! — едва слышно прокомментировал парень, четырьмя точными выстрелами выведя такое же количество противников из игры, а остальных заставив укрыться где кто успел. Ольга стрелой рванула вперед, стараясь подобраться как можно ближе к стенам укрепления. Вот кем Матвей залюбовался: отточенные движения тренированного тела, помноженные на грацию молодой львицы, не оставили парню ни малейшего шанса остаться равнодушным! Стремительный и прекрасный рывок оборвался в один миг яркой красной строчкой, перечеркнувшей спину девушки…

"Наши" решили, что негоже отставать от девчонки, а потому с криками и улюлюканьем бросились вперед, паля куда не попадя!

Демидова же медленно развернулась к подстрелившим ее "своим" и лишь на удивление громко заключила:

— Сука ты, Котовский, а не кобель!

Означенный Котовский, действительно отличавшийся повышенной любвеобильностью, лишь виновато пожал плечами.

Девушка же молча подняла руку с зажатым в ней пейнтбольным маркером, и отправилась прочь за границу "боевых действий".

Матвей тоже не стал задерживаться. Так же подняв руку вверх в жесте "Убит!", он отправился следом за напарницей. Игра без напарницы теряла всякий смысл.

А что ни говори, но зимний лес — действительно прекрасное место! Особенно когда тебе не нужно часами проминать снег в одном положении на позиции, или наоборот выполнять роль жертвы, которую со страстью породистых гончих загоняют в угол.

Легкий морозец лишь слегка обжигает кожу, но не дает замерзнуть. Особенно если двигаться. А побегать сегодня пришлось немало! Тактика дня — доберись первым, выстрели сколько успеешь, "умри" быстро. Кстати, не зря инструктора еще в родовом Гнезде категорически запрещали подобные игры. Не способствуют они формированию правильного отношения к бою. Но вот захотелось вот Ольге попробовать. Почему, в общем, нет? Парень был уверен, что это в последний раз!

А воздух вокруг просто нечто! Матвею очень нравилась столица, но вот глотка чистого вкусного воздуха в ней и днем с огнем не сыскать! Даже после дождей, что радуют петербуржцев с завидной регулярностью, нет ощущения свежести и чистоты, а здесь…

И всего-то 40 километров от города!

— Эх, сейчас бы шашлычка, — мечтательно вздохнул слегка пьяный голос за их спиной. — Зря, что ли на собственном горбу столько мяса перли?!

Матвей с удивлением окинул полноватую фигуру однокурсника, на которой камуфляж смотрелся… Мда. В общем, даже коровьему седлу до этой картины было далековато.

Ну, положим тащил на своем горбу мяско вовсе не Алексей Котовский, сын мелкого промышленника, а отцовский внедорожник, что с боем был отбит у родителей беспокойным чадом. Да и в том, что тот увалень сам пер ценный груз до машины Матвей сильно сомневался. Все-таки сервис на Руси неплохо развит. Почему-то парень был уверен, что в ресторане, где покупалось мясо под их обломавшийся шашлык, доставка до джипа шла бонусом!

Но оставим этот вопрос на совести су… Кобеля! Вот ведь прозвищем-то наградили…

— Ладно, Коб, я сейчас все решу, — потянулся за телефоном Воронцов, прикидывая в каком ресторане можно забронировать столик, и где по-быстрому нанять автобус на тридцать человек.

— Не, ну косяк, конечно, конкретный! — возвестил его вечный подпевала, столь непохожий на своего патрона худобой и высоким ростом, по имени Игорь с говорящей фамилией Плетнев. — Выбрать полигон без беседок! Это залет на ровном месте!..

Воронцов неоднократно замечал, что в кругах неименитой молодежи сленг послевоенных времен разгула преступности до сих пор в ходу.

Впрочем, лечится это быстро!

Резкая остановка, разворот, и вот уже Плеть буквально напарывается на полный первобытной животной ярости взгляд (главное, не переборщить в играх с энергетикой!).

— Я. Сказал. Что. Все. Решу. — а голос контрастно-спокойный и даже в чем-то мягкий.

Однокурсник только закивал с такой готовностью, что Матвей даже на миг испугался за его тонкую шейку. Выдержит ли?

Кстати, технически беседки на территории были, но таблички с надписями "Ремонт" переводили их в неактивное состояние. Ольга же искала самый крутой полигон, а вовсе не мелкие удобства. Сама бы она спокойно расположилась и в лесу, но домашние мальчики и девочки оказались такими… Домашними!

— Спасибо за заботу, Матвей Александрович, — Демидова, казалось, совершенно не обращала на покрывшееся нехорошим бордовым оттенком лицо нескладного сокурсника, которого все так же продолжал "держать" легким напряжением воли Воронцов. — Однако проблема уже решена. Приглашаю согреться!

— Однажды в студеную зимнюю пору / Я из лесу вышел… / И снова зашел, — через несколько секунд ошарашенно продекламировал нечто весьма далекое от оригинала парень, глядя на автомобильную стоянку пейнтбольного клуба. — Когда?.. Как?..

"Стойло" для машин под открытым небом уменьшилось ровно на половину, оставшееся же пространство…

Нет, умом Матвей понимал, что самые большие чудеса творят вовсе не Одаренные, только и способные кидаться Огонькам, повелевать Твердью, и заставлять расступиться Водную толщу, безмерно удивляя рыбешек и иных морских гадов. Настоящее Чудо следует за фразой "Цена не имеет значения!". Но чтоб так…

Был один интересный момент в жизни Воронцова, когда в гвардейское расположение, где он проходил практику, решил заявиться дед с проверкой, а добротного такого сооружения, что использовалось местными под склад всякого хлама, на плане не было! Откуда только взялось-то?! В общем, тогда парень убедился, что имея всего шесть с половиной (самого его к полноценным бойцам тогда причислить было сложно), один бульдозер и немного шанцевого инструмента в виде трех лопат и топора, вполне возможно за полтора часа оставить за собой почти ровную поверхность. Пусть и перепаханную строительной техникой. Строение буквально в полчаса вычистили от всего нужного, а остальное смяли бульдозером и буквально утрамбовали в вырытую специально под это дело "ямку".

Демидовы вообще не особо заморачивались над тем, чтобы следовать заветом Магомеда, самостоятельно бредя к горе. У её Рода вполне хватало сил и влияния на убеждение любой строптивой "каменюки"… В общем, за два часа, что великие войны провели в лесу, увлеченно обозначая свои симпатии и антипатии при помощи сжатого воздуха и шаров с краской, беседку на стоянке просто построили! Возможно, будь у подрядчиков часа на три больше, отдыхать от "пострелушек" довелось бы уже в полноценном SPA-комплексе, а так пришлось ограничиться теплой беседкой на тридцать человек с шикарным мангалом (да, всего лишь металлический, каменный возвести, лентяи, не успели!), где уже весело потрескивали готовые отдать свой жар ароматному мясу угли.

— Повара уже на подъезде, через пару минут начнут готовить, — спокойно прокомментировала Ольга, привычно аккуратным движением руки возвращая челюсть Матвея на место. — Пока можно скоротать время за бильярдом или настольным теннисом. Желающие согреться — бани уже под парами. Минут через…

Демидова быстро глянула на извлеченный откуда-то из-под камуфляжа смартфон.

— Да, через 7 минут можно будет идти, — серьезно закончила она, тут же уточнив у совершенно потерявшегося Коба. — Ты удовлетворен, Алексей?

Кобель лишь заторможено кинул, а Воронцову неожиданно пришла в голову мысль, что их сокурсники вообще слабо представляют, на что способна хоть и шебутная в глазах общества, но все-таки неплохая девочка Оля. Да, ездит она на очень неплохих машинах, но ведь и тот же Леха вполне способен "отжать" у отца транспорт такого же класса. Да и вообще, взгляните на парковку любого высшего учебного заведения в столице. По общим меркам ее транспорт даже на эксцентричность не тянет… Да и паркуется она далеко не всегда у здания ПИУ. А вот когда так вот обыденно сталкиваешься лишь с ничтожной частью возможностей Рода, это… Подавляет!

— Как тебе только разрешили обкарнать стоянку? — усмехнулся Матвей, пропустив вперед шокированных одногруппников.

Ольга лениво повела плечами, словно показывая, что вопрос и обсуждения не стоил.

— Владельцы были против!

— Эк, — удивленно "экнул" Воронцов. — Они хоть живы сейчас?!

— Конечно, — удивленно вскинула глаза раскрасневшаяся от мороза девушка. — И даже, судя по их лицам, счастливы! Вон как контракты к мужиськам прижали!

Ольга буквально сунула под нос Воронцову телефон, на котором была открыта фотография двух полноватых мужчин в дорогих костюмах, с совершенно обалдевшими лицами прижимавших к груди (теперь ясно по поводу мужисек — оба персонажа худобой не отличались настолько, что их вполне можно было заподозрить в наличии "зеркальной болезни"… Даже в женской бане!) какие-то бумаги.

— Ты стоянку купила, что ли?

Демидова округлила глаза:

— Я что, дура, что ли? Зачем мне стоянка посреди леса?

Матвей едва слышно выдохнул — это действительно было бы…

— Я купила весь комплекс. Кстати, ты знал, что тут еще и прокат лошадей есть?! Вооон там, — с задумчивым видом Ольга махнула куда-то в сторону деревьев чуть в стороне от их точки входа из леса. — Пошли. Посмотрим за что я заплатила такие деньги!

Матвей и пошел. Мысленно отметив перед первым шагом, что это слишком даже для него.

* * *
Как поступает 18-летний парень, если в душе полный раздрай посреди всеобщего веселья одногруппников? Правильно, берет бутылку коньяка, и отправляется искать единомышленника. Лет через десять ему и самому подобный выход будет казаться по-детски глупым. Но эти годы, полные проб, ошибок, разбитых коленей, разочарований и побед еще должны пройти! Едва же переступив порог совершеннолетия, еще сохраняется вера в то, что кто-нибудь может правильное решение подсказать. Опора на внутреннюю уверенность и интуицию, помноженные на опыт, приходят значительно позже.

Самое главное в процессе обсуждения с единомышленником мировых бед в вперемешку с личными переживаниями не перепутать бутылки. Матвей давно уже убедился, что пол литра эквивалентны вполне себе задушевному разговору на несколько часов, а вот "ноль седьмая" — уже прямой намек на пьянку и утреннее хреновое самочувствие!

Остается надеяться, что сегодня у них с Кириллом дозировка совпадет.

— Задрался? — напрямик спросил Бобров, едва завидев Воронцова с бутылкой в руке. — Садись, сейчас все будет.

Коньячные бокалы, что составили бы достойное оформление дорогому напитку, найти не удалось, но и они не императорском приеме.

— Сюр, — только и пробормотал Матвей прищурившись разглядывая пластиковый стаканчик с драгоценной жидкостью. — ТАКОЙ коньяк вообще-то полагается…

— Ой, да завали ты со своим пижонством, — только и махнул рукой Кир, используя посуду по назначению — то есть, для того, чтобы отправить содержимое в рот. — Хорошо пошел!

Действительно, напиток был хорош. Втянув носом нотки ванили, карамели и, кажется, абрикоса с легким оттенком апельсина, Воронцов сделал первый глоток, ощутив на кончике языка клубок фруктовых вкусов, уже через мгновение сменившийся оттенками орехового и цветочного послевкусия.

— Задрал эстетствовать. — констатировал Кирилл, буквально выхвативший из рук парня стаканчик, чтобы через секунду вернуть его полным.

— Да я…, - слегка смутился Матвей. — Дед мой коньяк очень уважает. Водку может из горла пить, а вот…

— Пей. Залпом. Как воду.

Бобров был не умолим.

В этот раз коньяк залетел напрямую в желудок, практически не задерживаясь во рту. Парень поморщился, и автоматически сделал глоток штатовской сладкой до отвращения газировки, протянутой предупредительным Кириллом. Огромное количество сахара ударило по мозгам почти одновременно с алкоголем, моментально превратив мозговую активность парня в нечто непотребное.

Однако на душе, как ни странно, полегчало.

— Рассказывай.

Сегодня Кирилл отличался какой-то особенной лаконичностью.

Впрочем…

— Да знаешь, — Воронцов любимым жестом про-ре-зер-ви-ро-вал затылок. — В общем-то и проблем-то нет… Просто в последнее время все вот это…

Матвей сделал неопределенное движение пальцами.

— … Немного того…

— Подавляет, а?

— Есть такое.

— Как поговори с Ольгой, — воскликнул Бобров чуть громче, чем следует обсуждать такие вещи, заставив обернуться двух шепчущихся в уголочке однокурсниц. — Она поймет! Тут моя недавно вздумала порядок навести…

— Да она-то тут при чем? — перебил слегка захмелевший маг. — Это все мои загоны…

— Тогда пей, — безаппеляционно заявил собутыльник, протягивая парню очередной полный стакан с адской смесью "коньяк/кола, 50Х50". — Все равно тебе…

Дальше разговор покатился по накатанной, чтобы на утро Матвей смог еще раз убедиться в том, что благими намерениями вымощена дорога в ад, а любое качество завсегда перешибается количеством. Особенно если добавить немного очень сладкой газировки.

* * *
— Юль, да оставь ты стакан! Там Воронцов вешаться собрался…

— В смысле?!!

— Ну у них с Ольгой что-то произошло, а он убивается!

— Бедный… А можем мне его… Утешить?!

— Жить надоело?

— Ой, а если…

* * *
— Плеть, слышь, Сашка бает, что Матвеич Демидову грохнуть собрался.

— За что это?

— С мужика снял!

— П…ц! Бери пару бутылок. Пошли поддержим.

— В смысле… Того… Соучастниками? Я не хочу…

— Да какими соучастниками!.. Морально поддержим. Может и удастся без мокрухи ситуевину разгрести…

* * *
— Вик, капец!!

— Что случилось, мы тут вообще-то про измену Де…

— Война!

— Какая война?

— Родов! Ты думаешь, что Воронцовы простят Демидовым ТАКОЙ позор?

— ??!!!!???

— Так Олька изменила мужу с Бобровым, а потом!..

— В смысле, они же еще и не женаты…

— Так это же еще хуже… Вон сидят, за дуэль договариваются!

— Ой,!@#, че ж щас будет!..

* * *
О том, что Воронцовы собираются вырезать Демидовых за то, что Ольга устроила групповуху с участием Боброва на супружеском ложе в доме Матвея благодаря современным средствам связи через полчаса после поднятия первого тоста уже будет знать весь универ. Еще через час новость перекинется на салоны. Опытные кумушки, впрочем, привычно поделят входящую информацию на десять, но и они не усомнятся, что дыма без огня не бывает.

На следующий день о расколе самого обсуждаемого союза империи уже будут знать все…

Однако это будет завтра, а пока Матвей с удовольствием расслаблялся после рутины последних дней. А уж когда ночью парня отыскала Ольга и не раздеваясь ввинтилась ему под мышку, стало совсем хорошо.

Ну а слухи…

Им еще предстояло сыграть свою роль.

Глава 20

О, великое счастье — воспользоваться функцией "отложить будильник", дав организму еще пять минут утренней неги и покоя. И кто как не Матвей, чьи последние лет десять жизни регулировались воинским уставом и правилами внутреннего распорядка казарменной жизни, мог оценить это счастье. Лишь перебравшись в Питер, парень ощутил всю прелесть этих прекрасных мгновений. Нет, он не заимел привычки "тюленить" до обеда, и даже не слишком часто пользовался заветной кнопкой, но сама возможность… Ммм!

Все изменилось с появления в его жизни Степаныча, который в своем стремлении сделать из Воронцова "нормального зятька Костяну", имея ввиду главу Рода Демидовых, вновь покусился на утренний покой молодого мага. А последний еще и рад был, что заслуженный старпер магических и хрен-знает-еще-каких войн все-таки не стал уподобляться старшим отделений в Классах, предпочитавших лично проследить за бодростью духа личного состава, а при необходимости еще и помочь засоне как можно быстрее прийти в норму. Инструктор сделал ставку на современные технологии, воплотившиеся в виде браслета смарт-часов на руке подопечного.

Ну и правильно!

Молодой непроснувшийся одаренный мог и заклятием каким угостить по доброте душевной! Не то чтобы Матвей так плохо контролировал себя. Просто парень очень рано понял, что один или два "случайных срыва" моментально заставляют окружающих вспомнить о личных границах, правилах вежливости и иных полезных штуках. Насколько это возможно в данных условиях, естественно, но при прочих равных окружающие начинают вести себя намного корректнее, едва запахнет жаренным. В случае с одаренными в аспекте Огня паленым могло запахнуть совершенно не фигурально!

Щелк! Электрический разряд заставил Воронцова буквально подлететь на кровати. Все верно: после трех уведомлений в течение пяти секунд хитрая электроника не зафиксировала изменений, свойственных резко проснувшемуся организму, а потому переключила "будильник" в экстремальный режим.

— Сука! — привычно и уже практически беззлобно ругнулся парень, не забывая при этом в очень приличном темпе шевелить ручками и ножками.

В гаджете было предусмотрено еще немало интересных функций, о большей части которых Матвей даже не догадывался. И искренне, хоть и без особой на то надежды, надеялся, что познакомиться со всем функционалом гаджета ему так и не доведется.

Тем более раздражение мага вызывал тот факт, что его Род за это все еще и платил. Очень немалые деньги.

"Задача" отобразилась на экране часов через сорок секунд после феерического взлета Воронцова с собственной кровати.

Задача: Доставка внекатегорийного груза.

Подробнее…

Класс доставки: Б-01

Подробнее…

Точка А: Открыть карту/проложить маршрут

Точка Б: Открыть карту/проложить маршрут

Дополнительная задача: Доставку осуществить совместно с Демидовой О.Г. (уведомление получено 05.03 05:57:43).

Точка подбора: согласовывается.

До момента согласования 00:47:33.

Контакт: согласовывается.

До момента согласования 08:24:03.

Условия передачи: Обновление в точке А.

"Треньк" входящего сообщения с координатами подбора Ольги пришло одновременно с поворотом ключа зажигания, заставившего встрепенуться "Молот Люцифера". Выпущенный 45 лет назад мотоцикл, все еще задорный и боевой, благодаря стараниям не одного талантливого механика, упрямству одного боевого мага и такой-то матери, "встрепенулся" мгновенно, чтобы уже через несколько секунд буквально врубиться в плотный дорожный поток просыпающегося Питера.

— Связь. Мат — Ди. Планируемое — восемнадцать минут, — все-таки великое дело это голосовое управление гаджетами, ведь отвлечься от управления "Люци" в такой момент — однозначно раздолбаться об одну из хаотично мечущихся вокруг него железных коробок. — Точка четыре. СК.

Немалую долю хаоса творил он и сам. Матвей вообще не был фанатом езды в стиле "хрустики на вольном выпасе", вполне справедливо полагая, что раз уж ты выехал на дорогу общего пользования, то и придерживайся общих правил. Однако сейчас нужда и острое чувство тикающего над ухом (внутренним, ага!) таймером, заставили его высунуться в междурядье, добавив еще щепоть безумия и так в не самый спокойный поток.

Немало проклятий собрал за это утро мотоциклист на классическом "Харлее", одетый в черную "черепаху", роднившую его с осовремененным рыцарем (в серой фланели, хм?!), и того же колера шлем, агрессивные обводы которого явно намекали на стоимость вполне соотносимую с ценой мотоцикла (правда, без учета "борьбы за живучесть" транспорта!). Будь бы воля дарительницы сего аксессуара, то Воронцов бы мигом пересел на что-нибудь более мощное и модное. Однако парень, по мнению Демидовой, проявил себя изрядным ретроградом, предпочтя новейшую "Хаябусу" самостоятельно купленному XR-1000 аж 84-го года выпуска!

— Хорошо хоть не на мопеде! — отступила тогда перед фанатичным блеском глаз напарника Ольга.

— Еще бы, — только передернул тогда плечами раздраженный покушением на своего любимца парень. — Кому это понравится — два такта и впрыск! Бррр!

Ольге, разбиравшейся в двигателях внутреннего сгорания явно не на уровне среднестатистической представительницы прекрасного пола российской империи, понадобилось секунды две на проведение параллелей, после чего она лишь фыркнула:

— Матвей Александрыч, не знаю, состоится ли наша свадьба, но в ваших интересах к тому моменту проблему решить! — с чем и удалилась, гордо подняв голову.

В этой же парадигме размышлял и инженер-сопровожденец цеха горячего литья Кирилл Евгеньевич Петров, спешивший к своим домнам. Едва избежав столкновения с самим дьяволом, черным ураганом пронесшимся прямо перед капотом его "Логана", он от всей души пожелал (в вольном переводе с русского могучего):

— Да чтоб у тебя с женой получалось так же как по дорогам носишься!

И если бы Матвей, как и любой одаренный, совершенно точно не знал, что такое карма, и как на нее влияют подобные пожелания, то после сегодняшнего заезда явно бы отправился в церковь. Свечку ставить. Пудовую.

До точки подбора парень добрался за шестнадцать с половиной минут. Матвей даже скорость не стал сбрасывать до ноля, тут же выкрутив рукоять газа, едва Ольга в красивом пируэте буквально взлетела на "круп" его железного коня.

Тут же часы "бренькнули" очередным уведомлением, а уже через миг прекрасно понимавшая все трудности лавирования в плотном потоке Демидова, сунула ему под нос свое запястье с таким же коммуникатором. К внекатегорийному грузу имелось дополнение.

"Заказчик — сволочь!", — равнодушно оценил Матвей, не отвлекаясь от дороги.

Им-то все равно — набор защитных артефактов, что у Воронцова, что у его напарницы, имелся отличный! Так что выживут. А вот "железо" было жалко. Раритет все таки! Аж 84-го года!

Да и "наказание" за провал доставки ожидалось серьезное. Да еще и от человека, который никак не мог пожаловаться на недостаток фантазии. Болезненной, на взгляд парня, но никак не отсутствующей!

Точка А была "взята" за 17 секунд до контрольного срока. Правда, для этого пришлось прибегнуть к личному оружию. Товарищу на тонированном в хлам "прадике" вовсе не пришлось по вкусу, что его обезображенное сияющим под утренними лучами давно не радовавшего петербуржцев солнышка хромом, оттерли от "очереди". Строго говоря, подъехали к "бутылочному горлышку" они одновременно, но Матвей за счет чуть более резкого мотора и лучшей реакции успел первым. Мужчину же это задело. Настолько, что он даже готов был высказать свое возмущение вслух. Откуда Матвей узнал об этом? Так не хотел бы, наверное, и не высказал бы, верно?

В ответ на площадную брань Оля почти вежливо, по сравнению с предыдущим оратором, поинтересовалась причиной плохого настроения последнего в формулировке "тебе что, жена не дала?!!".

Из ответной речи Демидова поняла, что владелец японского внедорожного чуда зело уважает представительниц древнейшей профессии, к которым причисляет и ее саму. Более того, он даже счел ее успехи на данном поприще столь великими, что выразил предположение о вполне достаточных компетенциях девушки даже для занятия должности главы профсоюза сих, вне всякого сомнения, достойных дам.

Пока девушка прикидывала, каким образом сей индивидуум покинет бренный мир, Матвей успел получить груз, тут же передав его в руки Ольге. Пусть будут заняты от греха. А вот водителю "бегемота", что вполне мог сейчас стать его личным катафалком, покинувшему свой транспорт ради продолжения диспута, пришлось хуже. Ему достался ствол. Смотрящий прямо в лицо.

Видимо, поклонник ночных жриц человеком был, недалеким не только умом, но и от той стороны жизни, где вопросы нередко решаются силовыми методами. По крайней мере, ситуацию просчитал мгновенно: оружие и скорость, с которой оно было извлечено на свет божий, подсказали ему единственно верное решение — пожать плечами и вернуться в машину, неловко закидывая в салон бейсбольную биту. Спортсмен, наверное. Инвентарем похвастаться хотел! Иначе с чего бы ему являться на перестрелку с дубиной? Дурак он, что ли?!

А парочка забыла о забавном инциденте уже через две секунды. Матвей — потому что полностью сосредоточился на управлении своим монстром. "Люци" хоть и был "монстриком" послушным, но законы физики — штука такая. Труднооспариваемая. Хотя многие и пытаются, да! А потом ситуации из серии "смотри как я могу!" становятся поставщиками клиентуры для травмпунктов и похоронных агентств. И поспорить с ними могли только адепты секты "да фигня, смотри как надо!". Ольга же тоже полностью отрешилась от мира — удержать груз на чертовом помеле, что лишь по недоразумению и общей мужской слепоте Матвей называл мотоциклом, было очень непросто! Почувствовать себя героем саги о рыцарях-джедаях, штурмующих Звезду смерти или станцию Торговой Федерации — сколько угодно, а вот расслабиться и получить удовольствие… Не в этой ситуации!

Хотя Ольга и готова была признаться себе, что в иных обстоятельствах скататься куда-нибудь на "Люци" была бы вовсе и не против!

Успели!

Матвей остановил мотоцикл прямо перед заказчиком, когда его внутренний таймер показывал наличие еще полутора минут. Возможно, сделал он излишне резко, но вот больно уж по нраву ему были "объятия" Демидовой, вынужденной буквально вцепиться в парня, дабы не уронить ценный груз.

— Да я бы и на "шахе" быстрее справился, — недовольно буркнул Степаныч, без труда разгадывая логику последнего маневра Воронцова. — Вы по дороге еще детей завести попытались пли посылку с "Почты Руси" забирали?! Да я за такое время БАМ проложить бы успел и разобрать обратно! Окоп можно было вырыть для стрельбы в положении стоя с бронепоезда. Ну, молодежь, сознавайтесь, вздремнуть домой заезжали? Ежели чего, Ольюшка, дед твой передать просил, что прадедом становиться не готов. Еще лет пять, по крайней мере!

Парень незаметно для недовольного инструктора положил ладонь на бедро так и не слезшей с мотоцикла девушки, отбив подушечками пальцев нехитрый ритм. Правая рука Ольги сжала его талию чуть сильнее. Поняла.

Не глядя Матвей протянул правую руку за спину, куда понятливая девчушка тут же вложила картонный стаканчик. Щелкнув клапаном пластиковой крышки, Воронцов сделал основательный глоток. Уже слегка остывший напиток приятно ухнул в бездну пустого с утра желудка. А неплохо! Надо запомнить местечко и время от времени навещать, на предмет проверки качества.

— Ага, молодежь, совсем оборзели без пригляду! — воскликнул, вроде бы даже как обрадовавшись, инструктор, на чьих глазах споро уничтожался долгожданный завтрак. — Кофе тырят, мины — пытаются…

— Мины?! — тут же сделала стойку девушка.

Матвей равнодушно пожал плечами! Зачем они ему он пока не решил, но стащить что-либо из личной оружейки Степаныча… Лучше бы, конечно, легкий миномет. Есть он там. Парень сам видел. Но вот габариты орудия не позволяли вынести его в рюкзаке. А вот какую-нибудь МОН-ку пятидесятой серии с артефакторными поражающими элементами. Нет, Воронцов, скорее всего, ее бы даже потом вернул владельцу! Ну, наверное…

С детства маг испытывал странную тягу к чему-нибудь способному сделать большой "БУМ!". А уж если вспомнить о его аспекте… Огонь всегда тянется к огню!

— Воронцов! — девушка возмущенно треснула ладонью по наплечнику "черепахи".

— Больше не буду. — покаянно склонил голову тот, одновременно вспоминая, на сколько частей этот самый миномет разбирается.

— Я тебе дам "не буду"! — возмущенно вскинулась напарница. — Меня чтоб в следующий раз позвал!

Ольга и сама во время экскурсии присмотрела себе немало интересных игрушек!

— Вооооот оно как, — очень неприятно заухал Стеаныч. — Значит, если сумеете вытащить из моей оружейки хоть патрон, то две недели отдыха я вам обещаю!

— Честно?

— Железно как у меня в штанах при виде девиц срамных!

Инструктор сделал шаг вперед…

… И тут же был вынужден замереть, остановленный достаточно веским аргументом — упершимся прямо в лоб стволом, который Ольга споро цапнула с пояса напарника.

Парень же со вкусом сделал еще один хороший глоток, неспешно передав стаканчик да спину.

— Степаныч, до контрольного срока еще минута, — проникновенно начал он излагать свою позицию. — В задаче написано "стаканчик с кофе", но нет никаких уточнений по поводу вскрытия посылки и количества напитка. Так что сколько-то мы тебе оставим, так, Оля?!

— Угум! — кивнула та, делая хороший такой глоток, не отводя при этом от инструктора ни взгляда, ни ствола.

— Ииииии, — Матвей следил за цифрами на своих часах. — Время!

Ольга с сожалением оторвалась от напитка и сунула в руки заказчика полупустую тару.

— А?…

— Время. Придется отдать!

— Блин! Экспроприатор!

Ольга с неохотой протянула напарнику пакет с бутербродами, а тот уже передал их в руки ухмыляющемуся инструктору.

— Э, ты чего, — "заволновался" Степаныч, задорно улыбаясь и демонстративно прижимая сверток к себе. — Какой такой эсприятор! Нормальный я!

— Доставка выполнена, — довольно протянул Воронцов, нажимая на неприметную иконку на своем наручном гаджете. — Прошу подтвердить!

Ольга чуть сильнее вдавила ствол в лоб их личного мучителя. Бесполезно, правда, все равно оружие было остановлено в миллиметре от кожи энергетическим щитом (была уверенность, что даже в случае случайного выстрела Степанычу ничто не угрожает, но проверять не стали — пистолет-то без глушителя, а обывателей без нужды тревожить ни к чему!), но выглядело это красиво, а ощущение контроля над ситуацией, пусть и мнимого, довольно приятно!

Степаныч тем временем скользнул пальцами по своему телефону, отправляя на поля всемирной паутины короткий шифрованный сигнал. Экран часов издал мелодичную трель. Задача закрыта!

— Не плевала туда, дочка?! — даже с некоторым восхищением возопил инструктор, потрясыванием стаканчика пытаясь определить остаточный уровень вкуснейшего зелья на основе арабики, робусты, вспененного молока и корицы. — А то ведь смотри, будет вам рейд по канализации или инфильтрация в бордель под личиной одноглазой и одноногой проститутки и наркомана без яиц! Лицедейство — наше все!

Матвей затылком почувствовал легкий хмык. В одно безошибочно-ловкое движение напарница вернула пистолет в кобуру на поясе парня, заставив сердце последнего на миг сбиться с ритма. Ольга — девочка, конечно, умелая, да вот только предохранитель на спусковом крючке у глока автоматический. Стоит ему зацепиться за край формованного пластика при возвращении на штатное место, как неаккуратный владелец вполне имел шансы получить пулю из собственного оружия в полном соответствии со своим везением. Или невезением, что в данном случае будет вернее.

— Да ладно, не кукситесь, молодежь! — жизнерадостно заявил Степаныч, от внимания которого легкая тень на лице юноши не укрылась. — Так и быть, поделюсь я с вами бутербродами!

Сверток мгновенно был развернут, а содержимое поделено на три части. В этот раз честно! На приведение в исполнение приговора полученной доли ни у кого не ушло и минуты. Позавтракать не успел никто.

— Эх, жадины, — с сожалением протянул Степныч. — На старости лет, что твоему верблюду приходиться в сухомятку жрать. Нет никому дела… А в моем возрасте это гастрит, импотенция, инфаркт и ранняя…

— Хорош, — перебил Матвей, наклоняясь вперед и аккуратно, дабы не потревожить еще дожевывающую пассажирку, перекинул тонкий рюкзачок из-за спины. — Чтоб я да и не подготовился!..

Легкое движение молнии, и вот на свет появляется пластиковая бутылка с водой.

— Без поллитры не выезжаю? — хитро подмигнул Степаныч, тут же освободивший ладони ученика от лишнего, на его взгляд, предмета.

— Ну, поллитры у меня, допустим, и нет, — равнодушно пожал плечами Матвей. — А вот "чекушонок" всяко да найдется!

Еще один хмык пассажирки "уперся" в затылок Воронцова.

— Так может того!.. — хитро подмигнул Степаныч, демонстративно оглянувшись по сторонам.

— Неа, — весело ответил мотоциклист. — Это для протирки…

— Так и скажи, что с утра шары заливаешь! — "не сдавался" инструктор.

— … Оптических осей, — спокойно закончил его ученик, заставив напарницу негромко рассмеяться, уткнувшись ему в спину. — И вообще, это не мое, мне подбросили, я в домике!

Инструктор тоже рассмеялся, на миг сбрасывая маску увальня из глубинки. Он и сам мог назвать несколько составов, для которых крепкий алкоголь использовался в качестве катализатора.

— Так, значит, спохватились и вперед!

— Куда спешить-то? — поинтересовался парень. — Здесь ведь закончили?

Инструктор медленно окинул его нечитаемым взглядом, после чего коротко вздохнул:

— Эх, молодежь!.. Ты себя в зеркале видел?

Матвей постарался как можно лучше разглядеть себя, а после, слегка отклонившись, посмотрел на свою спутницу. Да, как всегда прекрасна, на его личный взгляд, но если придираться, то взгляд автоматически отметил явно не уложенные волосы, что сейчас стягивала обычная резинка и полное отсутствие косметики на неумытой и еще не до конца проснувшейся мордашке. Нет, лично на его вкус, все было отлично, но… У женщин какой-то свой взгляд на этот мир!

— Не беспокойся, — хмыкнула Ольга, вызволяя свои волосы из плена резинки. — Уж я-то справлюсь!

Несколько движений возле лица и головы руками и вот уже на личико напарницы обзавелось маскировкой типа "макияж легкий, повседневный", а волосы блестящим водопадом упали на плечи. На все про все — сорок секунд.

Эстафету хмыков подхватил инструктор.

— Ну а ты, — обратился он к ученику. — Тоже косметические артефакты есть? Ты смотри, это как с серьгой в правом ухе, когда ты либо пират, либо… И не приведи Всевышний тебе прибыть завтра на тренировку без корабля!

Матвей расхохотался в голос.

— Увы, мне придется обойтись древним и тайным ритуалом приведения себя в порядок, что испокон веков помогает настоящим мужчинам при вот в таких вот ситуациях.

— Так что за ритуал? — перебила Демидова словоохотливого напарника, который под настроение мог задвигать очень длинные речи!

Если не остановить, конечно.

— Голова под кран. Дешево и сердито… Поехали уже!

А в заточенном под воспитание машин для убийств мозгу Степаныча уже зрел новый план по слаживанию пары Воронцов-Демидова. Пусть воплотиться в жизнь ему никогда не доведется, но помечтать-то можно!

Эх, воспитателями бы обоих. Да в детский сад. И чтоб на месяц!

Вот где она жесть-то была бы!

Глава 21

— Че хочешь?

Нет, правда, есть такие мгновения, когда над человеком мерзко подхихикивать просто не безопасно для жизни и здоровья! Например, если сидящий рядом с тобой на лекции сокурсник проснулся от чувствительного такого удара тока. Или собеседник борется с желанием найти и оборвать руки тем уродам, что делали ремонт в мужском туалете университетского корпуса, где Матвей попытался реализовать свое право на вечный мужской ритуал "Голова под кран". Такое чувство, что проектировщики (или криворукие установщики) полагали, что большая часть студентов — лилипуты. И с этим еще бы можно было смириться, благо гибкость парня, за физическим воспитанием которого следили с самого раннего детства, эту сложность преодолеть позволяла. Но вот какой невообразимый ч(м)удак не оставил зазора между краем раковины и краном. Там не то что умную и светлую голову не засунешь, а даже не такие уж две большие ладони враз не ополоснешь. Заодно пришлось откорректировать на будущее и содержание аварийного рюкзака — полотенце оказалось недоступно как класс! Воспользоваться пришлось запасной футболкой и парой чистых и новых носков…

В аудиторию юный маг ввалился перед самым началом лекции. Злой, все еще голодный и мокрый, что в довольно прохладном помещении настроения не улучшало от слова совсем.

А тут еще и явно собирающаяся треснуть пополам от ухмылки физиономия Боброва.

— Воронцов, потише пожалуйста, — тут же отреагировал преподаватель истории, отличавшийся неплохим слухом. — Мешаете!

Парень лишь кивнул.

На профессора Бинса из одной известной английской сказки про шрамоносного волшебника их медведеподобный бородатый препод не походил ничуть! Тот хотя бы не мешал на своих лекциях отсыпаться. Юрий Петрович же за дисциплиной с маниакальностью зельевара из того же произведения. Впрочем он и компенсировал это довольно интересным материалом, за что парень был готов "простить" ему многое. Но не сегодня. Невозможность доспать бесила ничуть не меньше, чем довольное лицо Кирилла.

Легкая вибрация оповестила о доставке гонцом-мессенджером очередного сообщения.

(~Кир Бобр 08:17)

Чего такой злой? Устал от ночных злодейств? ;)

Понимания причин появления столь ехидного выражения на лице однокурсника странное сообщение не принесло.

Короткий вздох и еще более короткое размышление вылились в короткое сообщение.

(~Матвей 08:17)

ЧЕ?

Хихиканье справа усилилось кратно, а Воронцов про себя совершенно точно решил, что на покерном турнире его однокурснику делать нечего. Попытка "держать лицо" в его исполнении очень уж напоминала детский стишок, вольно трактующих строки великого английского драматурга:

Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о страданиях в туалете!
По крайней мере, Матвею было очень сложно представить в иных жизненных ситуациях покрасневшее от натуги лицо, которое вот-вот разорвет изнутри… По счастью, в данном случае лишь конским ржанием!

(~Кир Бобр 08:19)

Да все уже знают, что ты маньяк и злодей)))

"… Душегуб, троглодит, снежный человек Гарри", — про себя добавил Матвей, отстукивая ритм какого-то бравурного марша по облупившейся краски парты.

Вот ведь вопрос: почему даже в достаточно вроде как престижных учебных заведениях ВСЕГДА находятся аудитории с совершенно ушатанной мебелью?!

(~Кир Бобр 08:19)

Б*я рассказывает:

Ага, а п***ц вещает…

(~Кир Бобр 08:20)

Б*я

Вещает-вещает, вещает-вещает, да не вывещевает!

(~Кир Бобр 08:21)

ЮЛЬКА! Автозамена чертова!!!

Матвей лишь хмыкнул. Это какие же сообщения набирает штатный тихушник их группы, что автозамена так коверкает имя главной сплетницы их курса?

(~Кир Бобр 08:21)

Юлька бает, что ты О. сначала изнасиловал, потом съел, потом расчленил, и куча всякого подобного)

Парень лишь удивленно показал большим пальцем себе за спину, где двумя рядами выше королевой расселась Ольга, со скучавшим видом осматривавшая аудиторию.

(~Кир Бобр 08:21)

Так это же еще страшнее!.. А вообще, доктор сказал в морг, значит в морг! Не хрен заниматься самолечением! (смайлик со шприцом)

(~Кир Бобр 08:21)

Так что снасильничал, съел, расчленил!

(~Матвей 08:23)

Хах! Порядок действия и логика повествования! Не-не, не слышали (подмигивание). А если и слышали, то где?

Впрочем, Воронцов и сам мог бы ответить на этот вопрос словами гинеколога, которого достают звонками с вопросами "Ты где?" во время работы!

(~Кир Бобр 08:24)

Зато красивая!

Ну, тут даже Матвей вынужден был согласиться, что, как минимум, две причины изредка послушать ахинею в исполнении сплетницы Юлии он и сам может назвать. Правая и левая. Вот только даже столь монументальные аргументы не могли заставить его делать это часто!

Он уж лучше как-нибудь издалека. В конце концов, на расстоянии виднее, как любит повторять его мудрый дед.

Матвей добавил пользователя Олька в чат.

(~Матвей 08:24)

Ну что, солнышко, поперек хребтины судьбой нелегкой перетянутое (смайл с поцелуем)? Как тебе быть в роли жертвы ужасного надругательства со стороны злобного меня?

(~Олька 08:24)

К доктору!

(~Матвей 08:25)

???

(~Кир Бобр 08:25)

?

(~Матвей 08:25)

Зачем?

(~Олька 08:26)

Укорачивать! А то мне тут рассказали подробно сколько там у тебя в длине и диаметре)))

Я так не могу! А вдруг свадьба-таки будет?!!

(~Матвей 08:27)

!!! Даже после негритят много? (вложение — давненько скачанная из интернета картинка-мем [23])

(~Кир Бобр 08:27)

оО!!???

(~Олька 08:28)

Она на тебя запала!

(~Матвей 08:29)

?

(~Олька 08:30)

Она тебе там хорошо… Отмерила!)

Кажется, Матвей и сам начал напоминать героя упомянутого ранее "туалетного" стишка. Во всяком случае, Ольга со своего места вполне отчетливо видела покрасневшую от сдавленного хохота шею парня.

(~Матвей 08:33)

И сколько она мне отмерила?

(~Олька 08:34)

На х** пошлют — честно ответить сможешь, что и так на нем стоишь, только ноги свесил (смайл — демонстрирующая бицепс рука)!

Тут уж Матвей не выдержал, хохотнув в голос.

— Воронцов! — тут же отреагировал преподаватель. — Вы не могли бы потише!..

— Прошу прощения, — спокойно ответил молодой маг. — Больше не повторится…

"Ну, я постараюсь", — он буркнул уже себе под нос.

(~Олька 08:37)

Ты смотри, она тебе уже и предложить готова!

(~Матвей 08:38)

Я бы сыграл с ней в одну прикольную ролевочку! Я — глава имперского МИДа, а она посол штатовский. И вот мы с ней…

(~Олька 08:39)

Я бы посмотрела на этот "диалог")))

(~Матвей 08:40)

Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. Да. Нет. Нет.

(~Олька 08:42)

Это ты на что такое согласился?оО

(~Матвей 08:43)

Это я ответил на вопрос, хорошо ли я расслышал ее предложения!

За спиной Матвея кто-то прыснул от смеха.

— Демидова! — тут же строго отреагировал препод.

Та лишь подняла руки в защитном жесте "молчу-молчу". Всем своим видом раскаяние. Юрий Петрович лишь удивленно вскинул бровь. Однако и Ольгу вполне можно было понять — как тут изобразишь привычную ледяную королеву, когда изнутри смех так и распирает!

Воронцов же лишь вздохнул. Мимо "сплетницы Юли" он пролетал как фанера над Парижем! Не смотря на размер (и форму!) причин слегка задержаться на(д) ней. Язык у девчонки без костей совершенно, а та единственная и весьма короткая извилина, что весьма скупо была ей отмеряна природой, не могла удержать на "привязи" и самую мелкую мыслишку! Да и наставления деда по выбору партнеров для снятия напряжения, Матвей чтил. Одно из них прямо запрещало смешивать работу/учебу и ни к чему не обязывающие интрижки. Не стоит оно того!

Особенно когда ты совершенно точно знаешь, насколько хорошо одна твоя однокурсница владеет короткоствольным и холодным оружием!

О да, от "холодняка" Ольга просто балдеет! Конечно, молодые люди еще ничего друг другу не обещали, вот только зачем:

а) дразнить девушку.

б) унижать ее в глазах общества (все-таки, почти каждый в этой аудитории уже позавидовал, либо позубоскалил по поводу скорой свадьбы парочки!).

В общем, возвращаясь немного назад, Матвей в свое время восхитился работой Воронцовой…, - тьфу, вот ведь в голову лезет! — Демидовой с клинками. И отнюдь не желал знать, как оно выглядит "по-живому"!

* * *
— Он вышел на пик, — и почему Повиласу все никак не удалось комфортно устроиться в удобнейшем кресле. — В течение двух-трех дней желательно перейти к следующей стадии. С каждым следующим днем эффект будет… Все менее ярко выражен.

Фигура в кресле не шевелилась. Старому вояке даже пришла в голову мысль, что если Магистр прямо сейчас испустит дух, то он поймет далеко не сразу.

— Каков механизм наведения и спуска на цель? — наконец прохрипела фигура в хозяйском кресле.

Взгляд Главного Брата на этом направлении так и не оторвался от завораживающего танца язычков пламени в камине. Он словно бы витал где-то над своей шахматной доской. Настолько высоко, что до полы его сутаны не долетали брызги крови и слез, что оставались за бортом исполнения его планов. Сопутствующий ущерб. Посчитанный. Допустимый. Неинтересный.

— Произведено давление по основным психологическим "зацепам" цели — ревность и недостаток доминантности, — начал обстоятельный доклад Повилас. — Менталист подспудно вводил в разум объекта определенные якоря, которые, сложившись вместе, доведут эти эмоции до абсолюта, лишая цель психоломки любой критичности к происходящему. Пока закладки не активны… Подопытный не ощущает никаких существенных изменений эмоционального фона, кроме разве что, легких вспышек раздражения и агрессии, которые легко списываются на усталость и стресс.

Фигура с некоторым интересом слегка повернула голову в сторону докладчику.

— Этот…

— Воронцов.

— Воронцов, — словно на вкус пробуя фамилию очередной пешки в бесконечной игре, произнес Магистр, и, несколько раз хлопнув сухонькой ладошки по нежнейшей коже подлокотника кресла, продолжил. — Он настолько ревнив?

Вояка лишь пожал плечами — глава местного отделения Ордена менталистов ненавидел, а потому работал с ними достаточно редко.

— Без отклонений на момент начала работы. Но это и не важно. Специалист высокого уровня вполне способен и самого кроткого ягненка превратить в Отелло.

Магистр еще немного помолчал, наградив подлокотник еще парой пошлепываний.

— Наведение на цель?

— Насколько я понимаю, должен сработать спусковой крючок, после чего все закладки в его разуме буквально "взорвут мозг". Никаких сожалений, критичности, чувства вины ровно до того момента, пока цель не будет… исполнена. Все это, естественно, при условии грамотной работы менталиста.

— А этот ваш… Менталист, ммм… Вы уверены в ее лояльности?

— Конечно же нет, — словно бы удивленно ответил Повилас. — Однако мы ее ведем достаточно плотно, чтобы исключить все… неожиданности, а сама эта женщина отчитывается за каждую беседу, прилагая аудио и видео записи своих "сеансов" с объектом. Наша служба радио-технического контроля подтверждает отсутствие различий между ее докладами и их записями. Целый отдел разбирал их встречи и телефонные разговоры буквально по секундам, изучая буквально каждую интонацию и звук. Вывод однозначен: психоломка проведена по всем правилам. У объекта нет шансов "сорваться" с крючка.

Еще на некоторое время обитель Магистра погрузилась в тишину, нарушаемую лишь потрескиванием дров, да шумными глотками хозяина помещения из большой дымящейся кружки, заполняющей пространство тонкими ароматами лесных ягод и цветов.

— По результатам работы наш аналитический отдел рекомендует эвакуацию специалиста с территории империи и использование ее в других проектах. — нарушил тишину Повилас, тут же оказавшийся под прицелом покрытых тьмой глаз.

Молчание затягивалось, а провалы глазниц все той же "черной дырой" буквально засасывали разум вояки, препарируя его мысли и чувства с ловкостью опытного хирурга. Докладчик моментально взмок, а виски его взорвались болью, словно сжатые невидимыми тисками. Сам бы он ни за что не смог бы ответить на вопрос, сколько же продолжалась пытка, но сознание милосердно покинуло его уже через пару секунд после ментального удара.

Магистр не был менталистом, но в рукавах его сутаны хватило бы козырей и джокеров на целый полк карточных шулеров.

Очнулся Повилас с ужасной головой болью в том же самом кресле.

— Угощайся, брат. — равнодушно предложил Магистр, ровно как в начале их беседы вновь уставившись на огонь.

Брат отказываться не стал, потянувшись к появившейся на столике за время его отключки чашкой. Такой же как и в руках хозяина сей обители. Слегка подрагивающими пальцами он аккуратно взял тончайший фарфор и сделал первый глоток. К удивлению Повиласа, ароматное содержимое буквально вымыло отголоски испытанной боли из его головы.

— Есть ли что-то еще, что я должен знать об этом проекте? — равнодушно уточнил магистр, ледяным изваянием застывшим перед камином.

— Хррр, — едва не поперхнувшися вояка аккуратно поставил чашечку на столик. — Да, кхм, в зависимости от спускового триггера объект выйдет на цель либо тиха, либо громя все вокруг ровно до того момента, как не исполнит вложенную задачу. Второй вариант является более предпочтительным.

— Хм.

Мужчина даже не увидел, а почувствовал как легким движением брови Магистр разрешил ему продолжить.

— Наши наблюдатели отмечают излишнее шевеление вокруг второго и восьмого логистических узлов, а так же в районе "Перевала", — Повилас на секунду замолк, но тут же продолжил, осененный мыслью, что хозяин кабинета может внутренней терминологии его отдела и не знать. — Перевалочной базы. Сейчас там находится шесть групп. Две ожидают отправки в Екатеринбург, одна — в Москву, остальные предполагается использовать в столице. Кроме того, там же "застряли" несколько партий грузов категории 1-А, N-1-01 и F. Из-за пристального наблюдения за объектами их пока решено "заморозить", что создает риск утери…

— Либо попадания в руки имперских псов?

— Системы самоуничтожения грузов имеют избыточное дублирование, — пожал плечами докладчик. — Вот только это нанесет сильный удар по нашей репутации и… Отложит исполнения нами обязательств перед рядом контрагентов. Это было бы… Неуместно.

Фигура в камине вновь замерла, внося новые данные и в без того сложную паутину Игры.

— Твои предложения, брат.

— Под дымовой завесой разрушений груз будет вывезен на резервные склады, — отчитался Повилас. — С этой целью мы просчитываем маршрут таким образом, чтобы акция произошла в непосредственной близости от "Перевала", оттянув на ликвидацию последствий силы экстренных служб, но не перекрыв наши маршруты.

Война — это в первую очередь логистика. Оба присутствующих в комнате признавали мудрость данного утверждения.

На этот раз молчание длилось дольше обычного.

— Если объект не справится, то мы подготовили несколько групп, которые должны будут "доработать" за него, — произнес Повилас, чьи нервы после тяжелого ментального удара все еще не пришли в норму. — И его тоже.

Фигура в кресле напротив лишь кивнула.

— Исполняй, — голос Магистра приговором разнесся по кабинету. — Аd majorem Dei gloriam…

— … Inque homium salutem. - с легким поклоном закончил поднявшийся с кресла вояка.

— И да…, - очередной приказ догнал Повиласа, когда он уже одной ногой ступил на территорию тамбура, где смертоносных игрушек хватило бы и на небольшую армию незваных гостей. — Связи с нами остаться не должно.

"Что ж, — про себя отметил посетитель. — значит Гренц разделит судьбу Воронцова и Демидовой".

Эта мысль никакого внутреннего сопротивления не вызвала. Не в первый раз. Далеко не в первый раз!

Глава 22

— Ам!

Главная память о покойной сестре, которую нежно и бережно хранила вот уже 5 лет Анна Христофоровна, сегодня вздумала проявить свой упрямый характер. В обычный день женщина наверняка бы придумала способ прекратить капризы ребенка, но именно сейчас, по случаю шестого дня рождения, она решила что от обычных правил можно иногда и отступить.

— Кушай спокойно! — нарочито строго произнесла она, подвигая девочке кусочек тортика, но смешинки в глазах Олеси с точностью микрометра свидетельствовали о том, что замечание шебутная девчонка пропустила мимо ушей.

Она всегда прекрасна знала, когда можно еще похулиганить, а когда лучше прислушаться к советам мамы. Да, просвещать ребенка об истинном положении дел никто лет до пятнадцати не собирался.

— Ам!

— Кушай! — вновь попыталась добавить металла в голос Гренц, но тут же мысленно махнула рукой.

Не сегодня.

Вымазанная в креме мордашка, на которой двумя яркими сапфирами сверкали светло-голубые глаза, была столь умильна, что злиться всерьез на нее было просто невозможно. Куда там коту Шрека, которого так обожала маленькая егоза… А на кухне все равно надо было наводить генеральную уборку!

— Йа ни магуууу, — протянуло чудное создание. — У миняааа лаааааапки!

Вот дать бы по шее тому, кто научил!

— А на подарок кто хочет посмотреть? — пошла на хитрость женщина, прекрасно понимая, что скоро придет няня, а ей придется отправиться на работу.

К счастью, хороший менталист в любой структуре зарабатывал достаточно, чтобы оплачивать приходящую гувернантку. С общим садиком у Олеси не сложилось… Настолько, что пришлось отдать ее с 4 лет не в спортивную гимнастику, как планировалось изначально, а на бокс, чтобы направить поток разрушительной энергии хотя бы в относительно мирное русло! Тем более, растяжку, умеющая садиться на шпагат в любом направлении девочка, ненавидела всем сердцем.

Ну что ж…

Кстати, по "лаааааапкам", как наблюдала однажды сама неплохо разбирающаяся в рукомашестве (и не только!) Гренц, работать у ее дочки получалось очень и очень неплохо!

Торт был съеден мгновенно, а чай буквально растворился в воздухе даже без особого урона для напольного покрытия… Помимо того, что был нанесен ему ранее!

— Подарок! — требовательно сверкнули сапфиры, а кнопа светлых волос буквально взметнулась над головой от резкого движения.

Когда надо было ей, дочь умела быть очень серьезной. Анна молча показала пальцем направление.

Ракета буквально взмыла со стартового стола… Вернее, стартовала от стола кухонного в сторону своей комнаты, поразив оглушительным визгом неведомую цель в конечной точке своей траектории.

Гренц довольно улыбнулась теплой и беззаботной улыбкой, которая последние несколько лет ни разу не посещала ее лицо вне пределов этих стен. Только здесь она могла позволить себе быть собой, а не бесстрастным мозголомом, для которой эмоции, чувства и разум других людей всего лишь преграды, которые необходимо уничтожить. Какие-то изящно и безболезненно, а иные и с грацией танка, всей своей массой прущего по вражеской пехоте. Остатки телесной оболочки человека, подвергшегося жесткому варианту ментального потрошения, могли поразить и иных патологоанатомов. Даже в ее нынешнем департаменте милейший Афанасий Семеныч как-то укоризненно посетовал, что перед работой с ее клиентами ему приходится принимать двойную дозу сорокоградусного "успокоительного". Очень уж жутко смотрятся посмертные оскалы на стянутых ужасом лицах "ее" покойников.

По счастью, "гости", требующие экстренного потрошения, когда мораль и собственные чувства кладутся на самую дальнюю полочку души, попадались не часто, а дома всегда ждал лучик солнышка, способный растопить даже самый крепкий лед ужаса, в котором ей иногда приходилось работать.

Да, именно работать. Она до сих пор иногда с криком просыпалась по ночам от того, что сама сотворила с фанатиком-сатанистом, который решил, что его выдуманному Господину будет угодна жертва в виде сотни детских жизней… К сожалению, отморозок был не только законченным психом, но и вполне талантливым минером-самоучкой. К счастью, он не активировал заряд в одной из школ Петербурга сразу, желая, чтобы "жертва" непременно была принесена под взглядом телекамер, дав время на работу менталисту.

Саперы получили схему обезвреживания заряда.

Гренц почти не спала практически месяц.

Потом ее личному солнышку удалось чуть вернуть ее к жизни. Но не сразу…

— Мааааааааам, — непередаваемая смесь восторга и детского возмущения в пропорции 80/20 заставила чинно допивающую чай Гренц вновь улыбнуться. — Ну каааак так тоооо!..

Медведей Олеся обожала до безумия. Особенно больших! Подаренный ей сегодня плюшевый экземпляр соответствовал обоим критериям на сто процентов. Однако была у девочки одна причуда — любила она помещать свои игрушки на любую верхотуру. Однажды причиной окончательного расчета с одной из гувернанток стало появление олеськиного плюшевого жирафа в половину роста девочки на самой верхней полке немаленького такого книжного стеллажа. А вот нянька не только не заметила проснувшейся в подопечной тяги к альпинизму, но даже не смогла объяснить, как такое вообще возможно, за что и была тут же уволена.

Нынешнего медведя не то что тащить на верхотуру, но и просто самостоятельно переместить с места на место, девочке будет достаточно тяжело!

— Мама! — прибежавшая дочь в полном восторге возмущенно топнула по полу босой ножкой. Нууууу!

Гренц же, аристократично сделав очередной глоток, лишь довольно прикрыла глаза, буквально укутавшись в теплый и ласковый плед чистых и ярких, но таких противоречивых детских эмоций.

В такие моменты ей действительно хотелось верить, что все будет хорошо!

* * *
Эмилс Казлаускас тоже был уверен, что все будет хорошо. Вот только слегка мандражировал перед очередным делом. Не то чтобы он боялся предстоящей работы, но и полностью подавить всплеск адреналина, сопровождающий каждый акт лишения жизни себе подобных, пока не смог. Может быть, когда счет подобным акциям пойдет уже на сотни, станет проще. Сейчас же эта цифра едва-едва перевалила за порог, что отделяет ее от однозначных.

Вот и не получалось пока расслабиться в очень даже удобном кресле угнанного для краткосрочной акции пусть и не самого нового, но все же качественного немецкого автомобиля, которому уже через полчасика положено было вспыхнуть веселым костерком на одной из трех точек отхода. Даже любимый штатовский рок-н-ролл не очень помогал, хотя в иное время прослушивание треков на очень даже неплохой акустике машины доставило бы мужчине истинное удовольствие!

Впрочем, обладатель латышского имени и литовской фамилии был уверен, что дело не завалит. В пользу этого мнения можно привести пять лет службы во французском иностранном легионе, да еще парочку годков накинуть по совокупности контрактов в стае "серых гусей". Он бы и дальше работал на штатовские и британские частные компании, да здоровье, едва минул тридцатилетний рубеж, стало сдавать, а на полпути к сорока бывший наемник окончательно решил, что пора искать себя в иной профессиональной среде. Коль уж немощь не позволяет шляться груженым волом по горам, пустыням и "купаться" в далеких африканских реках.

Иное дело — краткосрочные городские акции! Боезапаса минимум, что способен укрыться незамеченным на теле человека.

А оружие! Нет никакого основного, вспомогательного, да еще и пары одноразовых тубусов с чем-то убойно-взрывным, а значит, и не прижимает к земле вес экипировки в пару пудовых гирь.

Казлаускас даже с некой нежностью посмотрел на "Берретту" под индексом 92 с уже накрученным глушителем. Сегодня он будет работать ей, чтобы избавиться сразу после завершение акции. Вот тут по сердцу бывшего наемника слегка скребли коготочки сомнений. С одной стороны, когда оружие находится руках долго, опытный воин изучает все нюансы его работы. Оно приобретает точность, которая и не снилась "инструментам", которые и отстреляны-то всего парой магазинов. На другой же чаше весов "городские расстояния", где такие характеристики будут просто излишни. Плюс полкило глушителя, что лишают ствол любого баланса в угоду незаметности стрелка и его выстрела. Не говоря уже о том, что любая дульная насадка довольно сильно смещает точку прицеливания. Единственный нормальный вариант работы с таким приспособлением — пристрелять комплекс в сборе и далее следовать первому правилу программиста: не трожь пока работает!

Да и пусть уж "разовое" оружие, чем любимая "волынка" испытывает все прелести обратной тяги, что обеспечивает конструкция современных глушителей. Что это за зверь такой? О, это чистая физика — чем сильнее глушится звук, тем больше пороховых газов отправляется назад, когда затвор открывается вновь. Отсюда и больше нагара на оружии, да и часть газов отправляется прямиком в лицо стрелка!

Сейчас-то еще ладно! Он уже наметил план действий: перехватить цель на траектории движения к машине и аккуратно извлечь из-за спины "дуру", да и отработал первую "двойку" с уровня пояса. В "контроле" же и вовсе промахнуться мудрено! А вот от знакомого по ФИЛу бывшего русского десантника, он не раз слышал истории, когда бойцам приходилось малярной лентой обклеивать щели ствольной коробки своих "калашей" при работе с ПБС — ведь через них можно было и сноп искр горящего пороха в лицо получить как нечего делать!

* * *
А вот Адольфо Де Лука, сегодня имевший в кармане липовый паспорт на имя Александра Иванова, никаких претензий к "саундмодераторам", как было принято называть глушители в его профессиональной среде, не имел. Еще бы! С использованием сошек большинство проблем с развесовкой винтовки решалось автоматически, а утяжеление ствола "гулять" ему во время стрельбы особо не позволяет. Да и по ушам врыв пороховых газов не бьет. Красота да и только! А лишний нагар не сложно и очистить — все равно Благородный Волк (именно это означало имя стрелка на родном ему языке) не собирался делать более одного выстрела. Профессионал же, черт возьми! "One shot — one kill"[24], - неоднократно повторял его мастер-сержант в отряде SEALs [25].

Задача же снайпера была проста: "доработать" за разовым исполнителем, если что-то пойдет не так, ну и избавить мир от никому не нужного свидетеля. Очень грустно стать на этом свете в одночасье никому не нужным при определенных обстоятельствах.

Для светловолосого крепкого парня, что сейчас пытался расслабиться под легкие гитарные рифы в не слишком новом BMW они, увы, наступят в тот самый миг, когда его работа будет выполнена.

Природа очень любит различные цепочки. Кому-то сегодня придется оказаться в самом низу пищевой.

Никакого мандража бывший капрал Navy по этому поводу не испытывал. Он же профессионал, черт возьми, а не тот идиот, из-за чиха которого однажды две недели на ушах стояли спецслужбы одной иракской провинции! Все никак не могли понять, кому понадобилось снимать мелкого лавочника с полутора километров ооочень интересным в тех местах патроном. Ведь если кто-то настолько озаботился его судьбой настолько, что достал очень редкий и специализированный инструмент, то это "жу" не спроста, верно? Вот и тамошние спецслужбы решили так же!

* * *
Умиротворение — вот что испытывала Анна Христофоровна, покидая родной подъезд или, как здесь его было принято называть, парадную. Менталист же родилась за несколько тысяч километров отсюда и для нее бордюр до сих пор поребриком не стал!

Настроение было просто великолепным. Хорошо, что Олеся еще не доросла до того возраста, когда цветы жизни на несколько лет становятся исключительно кактусами…

Диииинь!

Все-таки иногда трель телефонного звонка или, что в современном мире случается куда чаще, сигнал о полученном сообщении могут стать для кого-то не менее судьбоносными, чем хлесткий выстрел из высокоточной винтовки. Гренц даже приостановилось на секунду, задумчиво побарабанив пальцами по довольно основательной железной двери, что вполне надежно прикрывала собой жильцов пары десятков квартир от внешнего мира.

Пора.

Буквально на несколько секунд, она прикрыла глаза, и набрала по памяти номер, на который вот уже пару месяцев была обязана ответить в любое время дня и ночи!

— Матвей Александрович, здравствуйте! — проворковала она тем самым голосом, что позволял ей вполне неплохо обеспечивать себя во времена голодного студенчества, работая в службе типа "секс по телефону".

— Добрый день, Анна Христофоровна, — до неприличия бодрым для девяти утра голоса отозвался ее клиент. — Что-то случилось? Наша встреча была назначена на одиннадцать, верно?

Менталист медленно выдохнула. Эмоции в сторону, слушаем голос.

— Да-да, — энергично ответила Гренц все с теми же едва различимыми фривольными интонациями, одновременно выполняя подстройку под тембр и скорость Матвея. — Я хотела бы уточнить ряд моментов перед нашей встречей…

Плавно полилась ее речь. Главное, не давать себя перебить… Смысла в потоке слов нет, а вот тон, интонация, заложенные ранее якоря… Все сливалось в один раздражитель, призванный запустить в психике парня разрушительные процессы, и исчезнуть без следа, едва цель выполнит условия самоуничтожения психопрограммы. Все, теперь не хватает только активатора, что станет той легкой веточкой — погибелью верблюда.

— … Вот что я хотела бы попросить вас сделать перед нашей встречей! — ввод программы закончен.

Пару секунд в трубке звучала лишь тишина.

— Хорошо, — наконец ответил ее собеседник. — Я вас понял. До встречи в одиннадцать.

Гренц прервала связь и, кивнув сама себе, отправилась к машине, набирая следующий номер.

А Матвей — парень вежливый. Едва слышные нотки раздражения в голосе при прощании ему почти удалось скрыть.

Собеседник ответил на четвертом звонке.

— Готово, — произнесла менталист, останавливаясь перед детской площадкой, равно как и ее куратор игнорируя все правила вежливости. — Объект встал на боевой взвод. Активацию и целеуказание необходимо выполнить в течение часа, иначе психика не выдержит, и последствия предугадать будет практически невозможно.

— Секунду. — ответил брат Игорь, и судя по отсутствию фоновых звуков, оставил вызов на удержании. — Действуйте по протоколу 2-бис.

Вот что Анне Христафоровне совершенно не нравилось в ее кураторе, так это неумение доносить информацию до "подопечных". Задачу всегда надо ставить так, чтобы исполнителю самому задавать вопросы не пришлось.

— Когда активировать? — все же терпеливо уточнила она.

— По готовности. — буркнул ее собеседник, отключаясь.

"Мда, безответственность погубит этот мир", — только и подумала женщина, отправляя небольшую "анимашку" уже своему подопечному.

* * *
"Цель захвачена", — мелькнула строгим женским голосом мысль в голове Казлаускаса.

А вот не стоит в компьютерные игрушки резаться перед акцией, хоть занятие сие и есть зело успокаивающее.

Достаточно молодую женщину Эмилс узнал сразу. Нет, у него не была припрятана во внутреннем кармане пиджака фотография длинноногой блондинки (еще и с подписью вроде: "ФИО, адрес, цена за голову столько-то", чтоб правохранителям вообще напрягаться не пришлось в случае его провала!). Просто накануне было просмотрено около ста карточек цели, и несколько видео для понимания моторики. Теперь бы он моментально опознал ее и в толпе. Спросонья. Даже после жуткого перепоя.

Женщина вышла из подъезда, но тут же остановилась поговорить по телефону.

— Цель вижу, — подтвердил убийца. — Прошу подтверждения.

Конечно, "яблочные" беспроводные наушники — совсем не тактическая гарнитура, но и они справились с задачей: ответ "Ожидайте!" был получен и понят.

Тем временем цель закончила разговор и направилась через детскую площадку к своей машине, на ходу набирая кого-то еще. Расчет траектории оказался верным — она двигалась к автомобилю не отступая от модели Казлаускаса.

В очередной раз женщина остановилась около детских качелей.

"Какая болтливая дамочка!", — только и подумал с раздражением наблюдатель, прислушиваясь к недовольному урчанию собственной утробы.

Завтракать перед акцией он традиционно не стал. Причины было три: отсутствие тяжести в желудке, меньше шансов схватить заражение при ранении в живот и… чтобы не тошнило от волнения.

— Готовность. — бесстрастный голос в наушниках на миг обрел эмоциональную окраску.

Запыхался он что ли?

Мгновенная проверка оружия (норма!) и оценка оперативного простора. На этом моменте киллер поморщился. Мамашек с колясками к девяти утра было уже много. Да и папашек тоже. Конечно, никто из них не вмешается, да и вообще вряд ли сразу поймет, что именно происходит едва ли не на их глазах, но все же…

Хорошо хоть дети не бегают где попало, а чинно лежат по коляскам. Так, а тут вообще удобно… Таксист преградил выезд "Тойоте" блондиночки, лишая ту возможности спастись от стрелка маневром. Этого, правда, придется кончить. Слишком близко находится. Мало ли чего разглядит али в героя решит сыграть. Возьмет, да и перегородит один из путей отхода Эмилса своим тарантасом…

— Сделай это.

Это на языке местных варваров звучит длинно, а просвещенный джентльмен, вылетая из машины, услышал лишь короткое "Do it!".

Все как рассчитывал: восемь шагов до выхода на цель со стороны спины, вскинуть ствол и…

Страшный удар закрутил тело работника ножа и глушака, буквально вминая его в холодный асфальт.

"Сука, снайпер!", — только и успел подумать Эмилс, прежде чем плед ласковой темноты не укрыл его ото всех тревог этого мира.

* * *
"А неплохо пошел!", — одобрительно хмыкнул Де Лука, наблюдая за рывком блондинчика.

Отточенная моторика, явно просчитанный заранее маршрут.

… Палец стрелка сместился со скобы на спусковой крючок…

Восемь шагов. Удачный выход на цель.

… Вдох-полувыдох…

Акт… Что за?!.. Блондинчик как будто столкнулся о невидимую стену, буквально рухнув на асфальт, а сонный питерский дворик моментально превратился в потревоженный жуком муравейник. Вот только отчего-то не торопились сбежать "мамашки", заняв круговую оборону вокруг раненого убийцы с компактными автоматами в руках, а "папашки", подхватив блондинку под руки, уже через миг скрылись в появившемся словно из-под земли микроавтобусе.

"Сука, снайпер!" — только и успел подумать стрелок.

Рефлексы взяли свое мгновенно, и вот уже перекрестие "шарит" в поисках лазейки. Живым исполнитель уйти из этого двора не должен во что бы то ни стало! Он справится. профессионал же, черт возьми!

Есть, выжать ход…

Винтовка резко рванулась вверх, а сверху на Адольфо обрушилось нечто тяжелое.

И очень-очень злое…

* * *
Все эти тело движения прошли мимо зрения Гренц, которая как мантру зачитывала про себя строки установки инструктажа: "Идти вперед, не оборачиваться, скорость движения не менять".

Женщина ясно прочувствовала тот момент, когда вокруг нее началось движение. Всего спустя несколько секунд после того, как она нажала на тачскрине телефона кнопку "Отправить". Легкий хлопок двери автомобиля за спиной и вот менталист уже чувствует чужой и опасный взгляд, в ее восприятии буквально пытающийся штопором ввинтиться между лопаток. Еще миг, и двумя тигрицами ринулись вперед две мамочки, что якобы укачивали своих малышей на скамейках. Анна Христафоровна даже нервно хмыкнула, не смея бросить взгляд назад: она не раз в своей практике встречала ситуации, когда бойцы обращались к своему как к живому существу. Однако эти две валькирии пошли чуть дальше, выгуливая своих "деток" в колясках!

Откуда-то слева-сверху раздался хлопок, будто открыли бутылку шампанского. Она бы и не обратила на него внимания в обычный день, но сейчас, когда чувства были обострены до предела…

Не оборачиваться.

Несмотря на подозрительный звук, с каким на землю падает тело.

Вперед.

Двое хватают ее под руки…

Откуда только взялись?!

— Спокойно, Анна Христафоровна, спокойно! — шепчет на ухо знакомый голос перед тем, как толкнуть женщину в нутро микроавтобуса, где ее тут же "приняли" две пары рук, наскоро зафиксировав в пассажирском кресле.

"Шептатель" тут же втиснулся в салон, пытаясь устроиться поудобнее и дать место для прохода еще двум своим коллегам.

Не такая уж и простая задача, если честно. С учетом бронежилетов и амуниции.

Автомобиль стартовал едва ли не раньше, чем нога последнего "пассажира" коснулась порога. Место же ему пришлось "завоевывать" себе в борьбе с ускорением уже на ходу.

Справился.

Эти парни вообще имели привычку со всем справляться.

Несколько секунд вокруг напуганной менталистки стояла тишина, после чего "шептатель" одним движением стянул с себя маску.

Гренц моментально узнала открытое и симпатичное лицо своего собеседника.

— Ну что, Анна Христафоровна, — весело оскалился знакомый ей вахмистр. — Прокатимся до Управления.

Несколько секунд женщина разглядывала своего собеседника, и даже нашла в себе силы независимо ответить:

— А как же, Егор Степанович, коль пригласить изволили!

На ее выдержка ее закончилась, и она, по собственному мнению, постыдно и абсолютно по-бабьи разрыдалась.

Ей было все равно.

* * *
— Задача выполнена, цель уничтожена. Исполнитель остался там же. Благодарю, — глухо отрапортовал все тот же голос, что слышал в своих наушниках Эмилс. — Я все сделал, как вы просили…

Он хотел сказать не это. В его словах прямым текстом звучало "Не убивайте!". Мужчине так хотелось присовокупить к этому по-детски наивные слова "Вы же обещали!".

— Поживешь еще, бисов сын, — буркнул немолодой голос, владелец которого очень желал обратного, но приказ не оставлял никакого выбора. — Спи.

За этими словами последовал короткий, но исключительно точный удар в затылок жертве.

Совсем скоро именно этот человек станет фокусом на новом витке Игры.

Глава 23

— Что же вы, голубушка, не присаживаетесь? — с участием в голосе и взгляде спросил князь Михалков, глядя в глаза своей подчиненной.

А Гренц уже частично пришла в себя, и вместе с самообладанием к ней вернулась и часть ее вечной язвительности.

Едва слышно хмыкнул за ее спиной так и не сменивший камуфляж на цивильное Калашников что-то похожее на "А она сесть… хрюк… не может!". Вернее не хочет. Итак на очень неудобном стуле посидеть пришлось немало. Да еще и к полу прикрученном! Ему, кстати, тоже пришлось исписать не один десяток листов пронумерованной бумаги, устроив седалище на столь же неудобной поверхности. А сколько еще придется по итогам сегодняшней ночи… Даже загадывать не хочется!

— Так ведь, сударь, отсидела все что можно, пока сатрапы царские из меня жилы тянули вопросиками своими хитрыми в темницах каменных, — подтвердила мысль вахмистра женщина. — Подскажите, Никита Владимирович, мне теперь купола положены, аль книжка "300 способов изготовить заточку из зубной щетки" в подарочно-наградном издании?

Ну где еще имперских дознавателей можно с чистой совестью назвать "сатрапами", не рискуя попасть под эдикт об умалении чести государя, как не в кабинете "Тройки"?

Князь резко обернулся к собеседнице, успев за время этого нехитрого действия, еще и пару пируэтов ручкой изобразить. Нервничал ныне глава Тройки. С момента активации "программы" Матвея прошло уже почти десять часов. До того как Воронцову, выражаясь просто и грубо, сорвет башню, оставалось еще два.

— Орден Сутулого с завязкой на спине — буркнул хозяин кабинета, в чьей памяти была еще очень свежа сегодняшняя беседа с Главой Рода Воронцовых, и тут же слегка резче чем собирался спросил. — Ваш прогноз по развитию событий?

— Если те исходные данные, что вы предоставили мне верны, то… — Анна Христафоровна на миг задумалась. — Да… Пятьдесят на пятьдесят!

Ручка замерла в воздухе, выдавая удивление своего владельца.

— Но… — с легкой угрозой в голосе начал князь, явно напоминая, что в предыдущий раз ответ был более обнадеживающим.

— Теперь либо получится, либо нет, — без эмоций перебила своего начальника менталист, равнодушно пожав плечами. — Мне вообще все это не нравится, ответственности за результат не несу, и да… Если что, то я вообще всех предупреждала!

Никакой эмоциональной привязки к пусть и симпатичному (как личность!) парню она, как и к любому другому своему "клиенту" она не чувствовала. Профессионал же, черт возьми! А вот досады от того, что результат своей воистину филигранной работы она не может предсказать досконально, в голосе менталиста было море.

— Вахмистр!

— Если основная цель нашего подопечного — Демидова, то предполагаю, что Матвей не будет искать сложных путей. С момента похищения Ольги Владимировны и начала из совместных тренировок у них практически всегда есть возможность определения местоположения друг друга…

Князь вновь повернулся к окну, через которое в кабинет с наглостью монгольской Орды в кабинет пытались пробиться первые апрельские лучи солнышка. Удивительно приятная погода, и Никита Владимирович с удовольствием бы распахнул окно, втянув полной грудью запах вод Мойки… Если бы это не являлось грубейшим нарушением протокола безопасности вот уже несколько сотен лет. С того самого мига, как длинноствольное огнестрельное оружие получило распространение среди профи соответствующей квалификации.

— … Предполагаю, что будет проведена радиоигра с использованием мобильных комплексов РЭБ…

— Егор Степанович, упустите подробности, — попросил князь, отворачиваясь от манящей картины на редкость погожего для Питера дня. — К сути…

Не то, чтобы Михалков не доверял кому-то из присутствующих. В этом кабинете, как удачно выразился один известный фантаст, могли находиться лишь верные люди и подлые предатели. Первые — никогда не вынесут услышанное за рамки этих стен, а вторые и подавно. Еще ни разу не случалось у предателей такой возможности, а из мертвецкой связь со внешним миром не очень-то и наладишь! Просто в скором времени ему предстоит разбирать ситуацию детально. Секунду за секундой. А в таких случаях за деревьями и леса можно не увидеть! Поэтому он предпочитал заранее окинуть взором всю картину целиком.

— Их сведут в одной точке, позволив "закладке" в голове Матвея сделать свое дело.

Вахмистр замолк, оставив висеть в воздухе невысказанный вопрос "Предотвратим?".

— Так, — вздохнул князь, принимая решение. — Не вмешиваемся. Свободны.

Егор коротко то ли поклонился, то ли кивнул, после чего слегка судорожно предложил руку Гренц. Ему в сложившейся ситуации тоже много чего не нравилось, но по иным причинам!

— Пойдемте, Анна Христафоровна, у меня есть к вам ее пара вопросов.

Женщина молча приняла руку. Через секунду кабинет погрузился в тяжелую тишину.

— Так, — еще раз произнес Никита Владимирович. — Блокируем район. Фамилию[26], Воронцовых, Демидовых — в известность и на постоянную связь. Все данные имперским "контролерам" и… В случае угрозы жизни Демидовой — уничтожить фигуранта без приказа.

Скромно притулившийся в углу кабинета Ефимовский, за всю беседу не издавший ни звука, лишь молча кивнул и только собирался покинуть кабинет, как был остановлен начальственным вопросом.

— Б***дь, Андрей, неужели наши позиционные спецсредства так легко взламываются не самыми мощными комплексами РЭБ?

Полковник усмехнулся:

— До определенного предела, — еще раз кивнул он. — Для исключения подобных ситуаций разработана целая система сигналов и пароль-отзывов. А создавать ее вообще непробиваемой… В свое время мы пришли к выводу, что нам очень интересно, а кто же такой умный попытается.

— Вседозволенность, густо обвешенная жучками…, - пробормотал едва слышно князь.

Однако и его зять на слух совершенно не жаловался.

— Воронцов, кстати, этой системой не пользуется в принципе, после того, как узнал Вкус крови Демидовых.

— Так, а если…

— Не заподозрит, — успокоил тестя Ефимовский. — Первым делом "программа" в его голове убивает любую критичность к происходящему.

— Понял, свободен.

Вновь легкое движение воздуха, сопровождающее каждое открытие тяжелых дверей, кабинета, способных при необходимости выдержать и выстрел из танкового орудия, если кто сможет разместить подобную махину в не такой уж и большой приемной, оставило князя один на один с солнечным днем за окном, отравляемым лишь ответственностью за судьбы мира и одного конкретного человека.

Чем-то этот день да закончится!

* * *
Матвей метался по своей Берлоге. Он с точностью не смог бы ответить, когда именно в его груди взорвалась сверхновая, своим жаром буквально гоня его вперед. Огонь же вырвался из-под вечного контроля, и сейчас опалял стены и мебель. Тело буквально разрывало от незамутненной и малейшей рефлексией ярости, сладостным потоком смывшей все ограничения и якоря из разума Воронцова.

Возможно все!

Можно все!

Дикое желание уничтожить хоть что-то, дать выход взрывающей изнутри тело и разум ненависти. Почувствовать как со сжатием его ладони обрывается чья-то жизнь… Ничего и никогда он не хотел больше, но кто? Кто станет тем самым ключиком к его освобождению? Потушит этот нестерпимый внутренний жар?!

Парень остановился, а витавшие вокруг него всполохи Огня словно по команде строгого ротного буквально брызнули обратно внутрь его тела.

Вот оно!

Жнец аккуратно "принюхался" к Запаху Крови. Покатал на языке ощущение ее вкуса…

Направление… Взял!

Расстояние… Есть!

В голове на миг прояснилось.

"Оленька, я иду!" — только и успела мелькнуть мысль, прежде чем разум вновь заполнила красноватая дымка.

Если бы в этот миг Демидова увидела бы оскал своего напарника, то мигом бы отказалась от поездки по координатам, выданным по коду "Тревога-3Б" системой позиционирования, но на ее беду это зрелище в ее поле зрения так и не попало.

Оглядев еще раз почти выгоревшее помещение, почти на восемь месяцев ставшее ему домом, равнодушным взглядом Матвей "вышел" в окно. Настроенное на перехват цели сознание посчитало этот путь самым прямым курсом. Да и что такое пять метров до асфальта для бойца, вполне неплохо владеющего внутренней энергией?!

* * *
— Синий-пять, внимание! — Голос в гарнитуре, как ему инструкцией и полагалось, был сух и бесстрастен, но опытный имперский ликвидатор по маленьши нюансам сразу определил — предстоит работа. — Следуйте в район 4 по координатам. Задача: наблюдение. В случае угрозы объекту — уничтожение цели.

" Вот и доигрался наш Абсолют несостоявшийся.", — равнодушно подумал немолодой уже воин, не забывший послать условный сигнал, а теперь внимательно изучавший район предполагаемого перехвата.

Он любил такие моменты. Тот самый миг, когда его еще окружала тишина, а чашка великолепнейшего какао все так же радовала утробу тончайшими оттенками вкуса, а где-то уже ревут сирены, поднимая в ружье дежурную группу огневой поддержки, распахиваются створки оружейных сейфов и спешно, но тщательно подгоняется амуниция.

Два темных микроавтобуса, своего рода шедевры сумрачного тевтонского гения, оснащенные иными по долгу службы положенными примочками русскими мастерами, рванули из подземного гаража одного из спальных районов Петербурга уже через 8 минут после объявления сбора.

С комфортом расположившись в удобнейшем кресле головного авто Синий-пять лишь поморщился, недовольно отводя взгляд от дорогих швейцарских часов.

Кому-то предстоит множество интересных приключений и тренировок по возвращении, ибо командир решил, что вверенный ему личный состав что-то чересчур уж расслабился.

По меркам их подразделения, естественно!

* * *
— Чего шумишь, старый? — недовольно буркнул не спавший вот уже вторые сутки подряд граф Воронцов.

— Началось, Гриш, — просто ответил собеседник, на чьем лице даже на мониторе комплекса связи были отчетливо видны следы аналогичной степени недосыпа. — Матвей сорвался.

Несколько секунд понадобилось Старому Коршуну на анализ сообщения.

— Что по целям? — в этот раз в его голосе не слышалось и капли усталости — лишь собранность и деловитость.

— Есть засветка! — хищно ухмыльнулся Демидов, словно и не владел его Род заводами, газетами, пароходами, а сделал своим ремеслом благородную войну на благо отечества. — Не все, конечно, но почистим неплохо.

Впрочем, любой знакомый с баталиями, что бушуют иногда в стенах коллегии Имперской промышленной палаты, подобным метаморфозам удивляться бы не стал. В борьбе за концессии, привилегии и разрешительные грамоты лет двадцать назад еще рвались мины под аккомпанемент очередей в обрамлении жуткой вереницей надгробных крестов над могилками тех, кто попытался отхватить себе кусок не по зубам. Увы, исторически этой страной править слабый и податливый правитель не мог в принципе. Александру V всю эту вольницу давить пришлось каленым железом, хотя бы купируя самые серьезные "разрывы" на теле его страны. А работы еще предстоит…

Григорий Никитич несколькими легкими ударами подушечек пальцев по клавиатуре передал в подчинение своему старому сопернику с десяток заранее выведенных в определенные районы отрядов и командование авиационной поддержкой.

Демидов молча кивнул, подтверждая получение полномочий и отключился, оставив собеседника в одиночестве перед монитором наблюдать за объемным изображением собственного герба и девизом — SEMPER IMMOTA FIDES [27].

— А мы под это дело свой супчик сварим, — наконец аккуратно потер ладони граф спустя пару минут.

* * *
Ольгу Демидову по ночным улицам Петербурга гнали злость и серьезный приоритет тревоги от Матвея.

"Если выживет — сама убью!", — решила девушка, которую полуночный подъем не обрадовал от слова совсем. В кой-то веки решила лечь пораньше в тщетной попытке перестать распугивать окружающих "огроооомными" мешками под глазами (с точки зрения ее напарника — видимыми только ей одной!). Впрочем, самой себе она готова была признаться, что за бескрайним раздражением скрывалось волнение за парня — это был первый настолько серьезный сигнал, с отметкой, что тревога в этот раз совершенно не учебная.

Визг шин "Митсуоки" по сухому асфальту на особенно крутых поворотах, рев тормозов своих и тех, чьи траектории пересекались с несущимся болидом, и возмущенные сигналы клаксонов — все пролетало мимо мобилизованного одной целью сознания! Полгорода молния цвета фиолетовый металлик преодолела за рекордные двадцать минут, буквально влетев в пустынные промышленные кварталы… Чтобы тут же в облаках пыли юзом пойти от экстренного торможения, избегая "встречи" с тяжелым отбойником "Тигра" буквально выдавившего японскую машинку на обочину. Двери тяжелых внедорожников, — один из которых тут же буквально подпер "Митсуоку" со стороны выхлопа, — синхронно распахнулись, выпуская группу боевиков, тут же занявших периметр вокруг автомобилей.

— Ольга Григорьевна, добрый вечер, — представитель "джиперов", в отличие от своих камуфлированных соратников обряженный в классический костюм, аккуратно приоткрывший дверь японской "пузотерки", был дружелюбен и приветлив.

— Прошу вас проследовать с нами.

Наскоро убедившись, что связь оборвана, а системы РЭБ неизвестных блокируют даже тревожные маячки, девушка лишь пожала плечами. Есть много ситуаций, когда вежливая просьба одной из сторон по силе своей равна приказу. Например, при подавляющем превосходстве в военной силе оной. Однако убедили ее без всякого сопротивления согласиться на предложение так и не представившегося господина (а артефактов на девушке, хороших и разных, было понавешано что на твоей новогодней елке!) вовсе не стволы замерших вокруг бойцов с цепкими взглядами и экономными движениями. И даже не блокированная с двух сторон машина. А маленький герб, тщательно вышитый на нагрудном кармане пиджака неизвестного.

Заметив ее интерес, мужчина лишь слегка улыбнулся. В следующий миг изображение вспыхнуло неярким сиянием, подтверждая свою подлинность. Ольга еще не слышала о том, что кому-то удавалось подделать метки Родов.

Гвардия.

Воронцовы.

Это может означать два варианта: либо практически уже союзный Род действует ей во благо и контролирует ситуацию, либо несостоявшиеся "друзья" решили попрать договоренности самым кардинальным образом. Но и тогда захват смысла не имеет. Император не одобрит. Убить на месте — пожалуйста, а вот использование заложников…

"В общем, раз не грохнули сразу — надо ехать", — с мысленным вздохом про себя резюмировала Ольга. И истеричкой-то себя перед возможными союзничками не покажешь. Девушка легонько тряхнула волосами, словно выбрасывая из головы все думы и сомнения, и сделала шаг вперед.

— Озаботься! — надменно бросила она слова и ключи от машины в сторону одного из бойцов.

Тот легко поймал брелок, не отводя ни ствола, ни взгляда от выделенного ему сектора, тут же замерев в прежней обманчиво-расслабленной позе.

Этакая непринужденность, воспитанная нешуточным профессионализмом, лучше любых угроз убедила Ольгу в том, что конфликт — не лучшее в данный миг решение.

— Веди, Вергилий!

— Вы не слишком похожи на Данте[28], - улыбнулся ей проводник, жестом давая сигнал "притаившемуся" неподалеку "Комбату". — Прошу!

"Да что ж, блин, тут творится-то?!" — только и успела подумать Демидова, скрываясь в шикарном салоне предназначенного для поездок в зоне боевых действий VIP-персон броневика.

* * *
Этот человек был сломан. На нем не было следов побоев, а костюм его мог посоперничать с одеянием записных щеголей, но вот затравленный взгляд и слегка неуверенная моторика выдавали в нем человека, готового исполнить любой приказ хозяев. Уже новых своих хозяев.

— Цель Б на позиции, — бесстрастно произнес он в гарнитуру. — Объект А наблюдаем. Имперские чистильщики получили приказ… Нет, даже если контакта между целями не произойдет, то его ликвидируют, что бросит тень на Род и с высокой долей вероятности сорвет на долгое время переговоры между Воронцовыми и Демидовыми. Он уже на месте. Начать подготовку к эвакуации по группам B, C, D и Z. Выезд по сигналу… Ожидаем коридор. Подготовить выполнение протоколов самоликвидации.

Небольшой паузы оказалось достаточно, чтобы выслушать короткий, но емкий ответ.

— Inque homium salutem! — закончил доклад ритуальным ответом на пожелание своего командира заложник.

— Молодесссс, бисов сын! — протянул стоявший за спиной координатора здоровяк, похлопав по плечу сидящего перед портативным центром связи мужчину.

Тот лишь неуверенно улыбнулся, все еще надеясь, что ему сохранят жизнь.

* * *
— Мама, я не хочу читать про мышку! — капризно протянул детский голосок прямо над ухом Матвея, заставляя на некоторое время вынырнуть из пучины словно бы накатывающей волнами ярости. — Она скучная!

Воронцов огляделся. Инстинкт гнал его к цели по кратчайшему пути. В этот раз им оказалось… метро! Мозг оценил этот маршрут как кратчайший и вот парень впервые очутился в питерской подземке без всякой возможности восстановить в памяти тот способ, каким именно он здесь оказался. Остается только и надеяться, что на турникете никто не погиб… Однако смятая карта "Подорожник" оставляла неплохую надежду на то, что проезд все-таки оплачен и никто из работников метрополитена не пострадал!

— Я не хочу мышку, — продолжал канючить рассевшийся на коленях у молодой девушки, старательно, но тщетно пытавшейся подсунуть чаду книжку со сказками, паренек лет семи. — Хочу супермэна!…

Руки его в это тянулись к сумке уже почти готовой в этот раз сдаться матери, из которой торчал краешек планшета.

— Почему не хочешь? — сдавленным голосом серьезно спросил Воронцов.

Вся его ярость, казалось, на миг чуть ослабила хватку на его горле под внимательным и чистым взглядом детских глаз.

Молодая девушка хотела что-то ответить, но тут же замерла испуганной мышью перед удавом, едва встретилась взглядом со своим соседом. Ребенок же наоборот, с интересом посмотрел на еще одного ничего не понимающего в этой жизни взрослого, даже не заметив, как выпала книжка из ослабевших рук матери.

— Он крутой! — безапелляционно заявил пацан.

— Мышка круче. — усмехнулся Матвей, поднимая красочное издание с пола и открывая страницу, которой только что пыталась заманить ребенка в мир сказок его соседка. — Она воин. Да еще и воин умный!

— Чой-та? — заинтересовался ребетенок, хитро поблескивая глазками. — Докажи!

— Посмотри-ка сюда, парень, — ухмыльнулся Воронцов, не замечая, как от его оскала передернуло женщину. — Что ты видишь?

Юный любитель комиксовых персонажей послушно уткнулся носом в рисунок.

— Мышка в норке спит, — смешно хмуря лоб принялся перечислять он. — Ночь же за окошком… И…

— И тебя не смущает окно в норке, — усмехнулся Матвей. — Да ты только взгляни, это же натуральные мониторы системы контроля доступа!

Ребенок с сомнением покосился на книжный лист.

— Да ладно, — с сомнением протянул мальчик. — Не обманываешь?

Парень еще раз покровительственно усмехнулся:

— Ну что ты…, - палец жнеца лег на выполненное в разрезе изображение обители обсуждаемой героини. — Мышка умная! Вот посмотри: она вырыла свой блиндаж выше уровня дна оврага, чтобы защитить укрытие от воды. И место с умом выбрала — прямо под деревьями! Значит, есть неплохой шанс воздушного подрыва мин! А вход, обрати внимание, сделан с перепадом высоты — тепло сохраняет, да и от разлета осколков защитит! А раз она такая умная, думаешь, стала бы она делать в своем укрытии окна ниже уровня земли? Неа, брат шалишь! Точно тебе говорю — видеонаблюдение!

— Ух ты! — ребенок уже совсем другими глазами посмотрел на серую представительницу сказочного мира.

— А все почему?

— Почему? — воскликнул сверкая загоревшимся взором ребенок.

— Мышка изучила "Наставление имперскому инженерному корпусу". Раздел "Полевая фортификация! — поучительно заявил Матвей поморщившись — его снова начало накрывать жаром ярости. — Хорошо живется тому, кто правильные книги в детстве читал!

Парень уже с трудом сдерживал рвущийся Огонь.

— Будь как мышка![29] — выкрикнул он, выпрыгивая из остановившегося вагона, оставив абсолютно счастливое дитя и его мать вне зоны поражения.

Последней, впрочем, вскоре явно придется выдержать атаку безудержного детского любопытства и хорошенько поломать голову, где бы достать книгу, доступную лишь слушателям военных Классов в иных не самых доступных обывателю вузах.

Глава 24

От выхода из метро до цели Матвею оставалось всего-то около полутора километров по частично заброшенной промзоне. Разрывающая нутро энергия просто вынудила его сорваться с места в хорошем темпе, даже не задумываясь об экономии сил. Конечно, темных личностей здесь ошивалось немеряно, да и делишки темные обстряпывались регулярно. В общем, шанс стать очень нежеланным свидетелем или вовсе даже желанной добычей был не нулевой! Только то касалось обывателя среднестатистического, а не бронебойного снаряда, что не разбирая пути рвался к одному ему известной точке, прожигая очистительным Огнем все что мешало его пути!

* * *
— Синий-пять, на позиции. Есть визуальный контакт. До входа… Есть вскрыть красный конверт.

— Лидер-3. Разобрать цели согласно списку.

— Всем. "Держать" цель. Огонь по приказу!

* * *
На территории заброшенного авто-транспортного цеха на окраине Питера, вопреки ее статусу, кипела жизнь: демонтировалось оборудование и иные хитрые приспособы, срочно загружались грузовики, проверяли оружие бойцы трассового сопровождения. И все копошащиеся муравьями вокруг фур людишки подчинялись трем упитанным Фигурам, расположившимся возле чуда элитного британского автопрома.

Те же руководить и не пытались. Всяк здесь знал свой маневр, а значит и прерывать трапезу, сервированную прямо на крышке багажника их авто, ради бесполезных советов и Ценных Указаний смысла не было.

Все и так шло по плану…

Ровно до того момента, как стена возле зоны погрузки буквально прыснула в разные стороны бетонным крошевом в обрамлении всполохов Огня одаренного.

Одного-единственного одаренного.

Очень злого одаренного.

По инерции пробежавший еще двадцать шагов парень, обвел ошалевшим взглядом собравшихся.

— Так вот ж вы где, суки… — неожиданно тихо пробормотал он, вскидывая словно в молитвенном жесте руки вверх.

Стена Огня в миг разметала присутствующих, и отправилась дальше, снося все на своем пути!

* * *
— Синий-пять — всем. Огонь.

Имперские ликвидаторы отработали как всегда тихо, четко, размеренно, и сразу же "оттянулись" назад, предоставив группам родовых гвардейцев возможность "зачистить" территорию. Вот только командир "имперцев" в отдельных "тройках" бойцов Демидовых замечал до боли знакомые ухваточки, свойственные спецам по захвату особо нужных государю субчиков. И что характерно, ни на одном императорские штандарты не красовались!

Что ж, Его Императорское Величество как всегда не при чем, ага…

Знакомый свистящий звук резко выбил все мысли из головы заслуженного война.

— Мины! — только и успел крикнуть он в общий канал, прежде чем "подарки" минометчиков опустились на землю.

* * *
Ох, и неприятная же погода ждала гостей улицы Пилес, решись они на променад в 4:30 утра. Поселившее на одном из главных туристических маршрутов Латвии ненастье можно было описать всего двумя словами: дождь и слякоть. Да еще и молния, насколько успел отметить Повилас, пару раз разрезала ночную тьму. Неплохо должно было громыхнуть, если бы специальные стеклопакеты, способные противостоять даже взрыву реактивной гранаты, не оставили звук снаружи.

Шрам прислонился лбом к прозрачной "стене", отделившей его от капель дождя и порывистого ветра, в надежде как почувствовать приятную прохладу… Любимый с детства способ победы над любой головной болью нынче не помог — современный многослойный пакет, давно сменивший в этой раме пусть и бронированное, но все же стекло, уличный холод не пропускал совсем. Справившись с богатырским зевком, он еще раз обвел тяжелым взглядом стены своего кабинета в штаб-квартире Товарищества Иисуса. Однако измученный мозг отказывался фиксировать детали погруженного во мрак не такого уж и великого помещения. Заставить себя встать и включить свет он так и не смог, вот уже час тупо пялясь в одну точку. Устал. Перегорел.

Он уже получил сигнал, что пара братьев, ответственных за питерскую операцию, сбежали, надеясь скрыться от ока Ордена. Но где? Без денег, подстраховки и… Да все равно найдут. Сам он не спал не вторые сутки, выделив лишь час времени, чтобы посетить туалетную комнату в своем доме. Ту самую, где хранился убойнейший компромат, способный поставить крест на многих планах Ордена. Сегодня он был использован. Совершенно не так, как планировалось, но…

Зуммер на столе личного помощника выдал протяжную трель. Пора. Магистр ждет. Ныне Повиласу предстояло отчитаться по итогам питерской бойни. Интересное предстоит занятие, с учетом того, что живыми из комнаты не выходили и за куда менее… разгромные результаты.

Однако ожидания старого воина не оправдались. Много говорить не пришлось. Эту почтенную обязанность взял на себя сам Магистр.

Едва провинившийся брат преступил порог воистину убийственного тамбура, хриплый старческий голос монотонно стал зачитывать результаты работы за последние полгода. Растекшись по любимому креслу в позе Ришелье древний, но не потерявший разум верный служитель Товарищества, словно камни "ронял " обвинения, каждое из которых само по себе тянуло на право называться могильной плитой. Все вместе же они вполне соответствовали неплохому такому склепу.

— Два логистических центра уничтожены, захвачен координатор сети уровня 1zT брат Йонас с уровнем информирования 2А, перехвачены конвои по направления группам B, C, D. Лишь охранение группы Z оказало сопротивление, успев подорвать груз. Ответным огнем все наши люди были уничтожены. Готов допустить, что за это отвечал брат Игорь. Однако использование "спящего" агента Тройки для психопрограмирования объекта, составление общего плана операции и ее контроль — лежит полностью в вашей зоне ответственности. Вы так же не учли, что Жнецы практически не поддаются такого рода воздействиям, что говорит об уровне информационного обеспечения операции. Кстати, должно быть, вам еще неизвестно, но через десять минут после того, как имперские ликвидаторы по какой-то причине не застрелили свою цель, а перенесли огонь на наших бойцов, пробив брешь в охранном периметре, с десяток наших караванов южного направления подверглись атаке неизвестных, а на трети наших маршрутов сейчас стоят смешанные блокпосты гвардейцев Демидовых и Воронцовых. Не говоря уже о том, что девчонку эту эвакуировали вовсе не силами своего Рода. Это и есть тот раскол, что вы обещали вбить между Семьями? Согласен, доверить эвакуацию наследницы бойцам союзного Рода — совсем-совсем не признак доверия… И теперь у меня всего лишь один вопрос: "Почему?".

На несколько минут кабинет погрузился в тишину, разбавленную лишь привычным треском поленцев в камине. Повилас, глубоко вздохнув аромат чая, что исходил из чашки Магистра, молча смотрел на огонь, пытаясь сформулировать свой ответ.

Получалось плохо.

Хозяин помещения, и, по совместительству Жизни и Смерти одного конкретного исполнителя, не торопил.

— Что именно "почему? — только и спросил, наконец, он, признавая свое поражение в попытке придумать более достойный ответ.

Вопрос завис в воздухе, медленно растворяясь в гнетущей ныне тишине. Магистр молчал минут пятнадцать, наслаждаясь ароматным напитком, удобнейшим креслом и теплом огня. Всего этого Повилас был лишен: первое и второе не предложили, а тепло протопленного помещения так и не смогло пробить броню озноба, что вот уже сутки назад захватил власть над телом старого война.

— Когда-то ты казался мне перспективным юношей, — наконец разбитым стеклом рухнула гнетущая тишина. — Впервые твое досье я взял в руки лет пятнадцать назад. Бездействие — не соответствует вашему психотипу. Сейчас ты должен был рыть носом землю, попытаться сбежать, либо даже попробовать ликвидировать меня. Однако…

Старец развел руками, показывая что нынешнее положение дел совершенно не соответствует расчетному.

Повилас на миг прикрыл глаза. Сегодня его выбор весело полыхнул в дешевом стальном ведре, приободренный щедрой порцией бензина, вместе со всем компроматом, что он собирался отдать Русскому Медведю в обмен на жизни членов его семьи. Своей он вполне готов был пренебречь.

Пожил.

— Абсолют, — глухо произнес он результат своего анализа последних событий. — Матвей Александрович Воронцов проходит программу подготовки как будущий Абсолют Российской Империи.

Фразы "такого не простят" и "нас уничтожат любой ценой" остались за кадром, но были понятны и без слов.

Еще час тишины протекли рекой длинною в вечность.

— Жнец. Абсолют Огня… — наконец покачал головой старец, даже в теплом помещении предпочитавший прятать лицо под балахоном. — Интересно… Кажется, брат Повилас, у тебя появился шанс довести дело до конца. Под соответствующим контролем, естественно… И до первой ошибки!

Шрам лишь склонил голову. Облегчения он не чувствовал, лишь тупую усталость, а потому едва не пропустил следующий вопрос Магистра:

— Чаю?

* * *
Вахмистр Калашников ныне надумал качать права. И перед кем! С самого князя Михалкова за самоуправство спросить. Очень уж Егору Степановичу не понравилось, как вольно руководство Службы жизнью его подопечного распоряжается. И дело не только в том, что Матвей парнем был неплохим, но ведь один раз спустишь такое обращение со своим прямым подчиненным, а следующим кто будет? Уж не самого ли тебя на "передок" отправят, а то и вовсе на оном провернут?

Сколько по результатам прошедшей ночи безвозвратных потерь насчитывается? Давненько такого не было — минометами по площадям работать. Пусть и на окраине, но все же Питера!

Впрочем, качать права ему долго не дали. Добродушно улыбаясь, Никита Владимирович грохнул на стол перед кипящим гневом праведным Калашниковым увесистый переплет, с названием длинным и жутким.

"План оперативных мероприятий по пресечению нелегального…", — только и начал читать вахмистр, но тут же сообразил, что "талмуд" лучше изучить в одиночестве, да на головушку свежую.

Презанятное же чтиво оказалось. Подбросили Матвея Александровича, Абсолюта будущего (ой,!@#!!!), в качестве наживки Ордену, а сами на бережке сидели, да рыбку, за добычей гонящуюся, удили. Молодцы какие! А вся история-то с Христафоровной как красиво сыграна…

Только и поаплодировать остается. Ведь если война это логистика, то молниеносная в исполнении спецоперация — логистика в квадрате! Попытались супостаты под прикрытием сорвавшегося с нарезки адепта Огня эвакуацию сил и средств провести, да не рассчитали, что Игра и не в одни ворота идти может! Под видом охоты на "сорвавшегося" Воронцова к их опорным пунктам ликвидаторов с гвардейцами подвели, чтобы в нужный момент всем вместе и ударить… Хм! Ну а под шумок Главы Родов еще там чего-то погромили-разбомбили. И император, как всегда, не при делах — все в рамках родовой мести и союзных обязательств…

Не первая красивая комбинация разыгралась на глазах сотрудника Охранки. Ой, не зря князь Михалков свой хлебушек с икоркой вкушает на пару с Ефимовским! Однако сегодня Егора Степановича Калашникова, вахмистра Третьего отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, последняя страница документа заставила сильно задуматься над не самым спокойным характером своего подчиненного. Там, в самом внизу листа, где традиционно располагался лист согласующих лиц, русским по белому значилось:

Ознакомлен: Воронцов М.А.

Дата. Подпись.

Примечания

1

Цитата из сериала "Успеть за две недели" (2020) с Мейси Уильямс в главной роли. Той самой Арьи Старк из "Игры престолов" (а вот этот сериал я так и не посмотрел — все времени не хватает).

(обратно)

2

Реальный пример времен Второй мировой войны. Американские военные тогда обратились к венгерскому математику Абрахаму Вальду.

(обратно)

3

Прикольная такая книжка: трактат о демонологии и преследовании ведьм. Матвей вспомнил о ней в разрезе описываемых в труде пыток.

(обратно)

4

Не вспомнил Воронцов точные слова:

Следить за полем боя так непросто,

Когда под тобой танк Т-90.

В танковой атаке так горячо,

А полковому писарю так, ниче

Отдельный батальон, танковая рота,

Кто в штабе просидел, тому приврать охота.

Из выступлений команды КВН "Уральские Пельмени".

(обратно)

5

Война Ареса — противостояние классическими силовыми методами.

Война Афины — противостояние экономическое.

Война Аполлона — противостояние смыслов (пропаганда, информационная война).

(обратно)

6

Отсылка к первой сноске. Демидов имеет ввиду, что противостоять противнику будет на экономическом и промышленном фронтах, обеспечивая крепкий тыл. Император же, если он все-таки "знает", будет держать идеологический фланг, ну а стихия старого генерала, понятно, силовые операции.

(обратно)

7

Рубаи — четверостишия, форма поэзии. Очень распространена на Ближнем и Среднем Востоке. Рубайят — сборник четверостиший (множественная форма слова "рубаи").

(обратно)

8

"Посрамитель шайтана". Книга Андрея Белянина про Льва Оболенского, что переместился во времени и пространстве, став Багдадским вором и другом Ходжи Насреддина. А еще, по-моему, в этом цикле ГГ стал внуком Омара Хайяма. Но это не точно! Давно читал.

(обратно)

9

Строки из комедии "Горе от ума". А. М. Грибоедов.

(обратно)

10

"Повесть о Ходже Насреддине". Л. В. Соловьев.

(обратно)

11

Обыгрывается сцена из великого произведения Ильфа и Петрова "Золотой теленок".

(обратно)

12

Имеется ввиду перуанский город Nahui.

(обратно)

13

Св. Игнатий Лойолла. "Духовные упражнения".

(обратно)

14

Бой русского богатыря Пересвета и Челубея стал началом Куликовской битвы. Всем заинтересовавшимся рекомендую посмотреть картину "Поединок Пересвета и Челубея на Куликовском поле" пера Авилова Михаила Ивановича. Так, чисто ради интереса;)

(обратно)

15

Тренинги отца Михаила проводятся по "материалам" открытого доступа Валерия Крючкова, основателя системы рукопашного боя "Стрела".

(обратно)

16

Цитата из замечательного фильма "Джентльмены удачи", снятом в 1971 году. Потрясающие актеры, потрясающая игра.

(обратно)

17

Марио Сальери — итальянский режиссер и продюсер порнофильмов.

(обратно)

18

Пример образа макарони можно увидеть в серии фильмов "Таймлес" — обратите внимание на призрака в школе героини, его внешний вид и поведение. Вот это оно и есть!

(обратно)

19

Самюель Драйбаттер.

(обратно)

20

Да-да, автор и сам живет в условиях такой легенды!

(обратно)

21

«The Final Countdown» — песня шведской рок-группы Europe. Перевод названия — "последний отсчет".

(обратно)

22

Лопе де Вега "Собака на сене".

(обратно)

23

Картинка скачана из свободных источников сети Интернет. Ни на что не намекаем, ни к чему не призываем! Просто минутка черного юмора!;)

(обратно)

24

"One shot — one kill" — "Один выстрел — один труп".

(обратно)

25

SEALs — Основное тактическое подразделение сил специальных операций флота США. Именно туда пыталась попасть легендарная "солдат Джейн". Кстати, интересен девиз подразделения: "Единственный легкий день был вчера".

(обратно)

26

Князь имеет ввиду правящую Фамилию.

(обратно)

27

SEMPER IMMOTA FIDES — Вечно непоколебимая верность

(обратно)

28

Латинский поэт Вергилий был проводником Данте по аду в первых двух частях "Божественной комедии" Данте Алегьери.

(обратно)

29

Народное творчество, вдохновившее автора на эпизод))

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • *** Примечания ***