КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 458093 томов
Объем библиотеки - 659 Гб.
Всего авторов - 214905
Пользователей - 100485

Впечатления

lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том V (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том III (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Том IV (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lionby про Вязовский: Я спас СССР! Дилогия (Альтернативная история)

Графоманство неистребимо?
Местами написано интересно, но бесит БЕЗГРАМОТНОСТЬ автора просто бесит. Запятые расставлены рандомно, как захотелось.
Ты бы хоть WORD пользовался, он ошибки подчёркивает.
Главное - ЗНАТЬ как их ИСПРАВИТЬ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Александерр про Поселягин: История одного мальчика, Или отморозок в Поттериане (СИ) (Фэнтези: прочее)

Иногда хочется отвлечься и почитать всякую фигню.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kail1 про Верт: Дух свободы (Публицистика)

Экстремизм?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Прокопенко: СЕПАР (Триллер)

Ты, автор, не «сепар», ты обыкновенный «хатаскрайник». Ты стал чужим для дончан, а у куивлян своим так и не стал и не станешь никогда.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как правильно выбрать ноутбук

Дикарка для волка (fb2)

Пролог

Я никогда не хотел убивать так сильно, как сегодня. Смотрел в испуганные серые глаза самки, которую едва не сделал своей, но теперь ей это точно не светит. Пусть молится, чтобы я нашёл дочь, а её оставил в живых. После такого и хребет перекусить не грех!

— Михей, я не хотела… — по идеальному лицу Келли текли идеальные слёзы.

В этом проблема, чёрт её дери! Девка считала себя безупречной и всерьёз рассчитывала, что я прощу ей всё что угодно. Волки из других стай припускают жидким в штаны, когда слышат — «Михей». Мои оборотни мочатся реже, но тоже бывает. Михей — не просто имя вожака, это диагноз. Я справедлив, но у меня свои представления о справедливости. Келли — бесстрашная дура… Хотя когда-то именно на это она меня поймала. Мне нравилось, что волчица не трясётся подо мной от страха.

— Заткнись! — прорычал.

Келли виновато опустила голову, села на кровать. Чёрт… На этой самой койке я два грёбаных года драл во все щели тупую суку с внешностью модели, но так и не понял, что ни для чего другого она не годится. Идиот! Кулаки сжались, перед глазами заплясало красное марево. Моя дочь, малышка моя — Лоу… Где теперь её искать? Лично прочесал весь лес — ничего, даже следов нет. Как испарилась. А эта дрянь рыдает и, могу спорить, не потому что ребёнок пропал. Келли дико боится потерять место главной самки в стае. Никому не доверял дочь, даже за нянькой вёлся тщательный контроль, а сегодня решил — пусть Келли останется с Лоу. Невеста давно просила — хотела доказать, что может стать ей хорошей матерью.

Ждать невыносимо, но надо. Я подошёл к окну и ткнулся лбом в холодное стекло. Сосновый бор — Левенрос, мои владения. Проблема в том, что Лоу — слабый ребёнок. Ей пять лет, а её «волчонок» до сих пор похож на щенка, которому месяц отроду, а ещё она почти не пахнет. Нос обычного оборотня плохо улавливает этот тонкий, прозрачный запах. Сейчас лучшие ищейки моей стаи переворачивают камни, роют носом землю. Дальше Левенроса она уйти не могла. Просто не успела бы.

— Михей, девочки нигде нет, — в спальню без стука завалился мой брат Марк.

Он выглядел жутко — растрёпанный, взволнованный, с безысходностью во взгляде. Марк — лучший нюхач среди наших — и не нашёл. Мать твою! Я рывком добрался до кровати, сжал пальцы на хрупком горле Келли и, яростно дыша, вдавил её в матрас.

— Ты всё мне рассказала?! — усилил хватку, безумно желая довести дело до смерти.

— Ми… Михей… — хрипела, цепляясь за мои запястья, в глазах ужас.

— Говори!

— Мы были… у… гномьего вокзала. Я потеряла её там…

Мразь… Сначала соврала, сказав, что потеряла девочку у восточной границы Левенроса. За такое наказание для неё будет без скидок от слова «совсем».

— Вернусь — убью, — выплюнул в лицо Келли, без жалости дёрнул за волосы. — Запри её в клетке! — приказал Марку и быстрым шагом вышел из комнаты.

Гномий вокзал сразу за границей Левенроса, и там законы оборотней не работают. С Лоу могло случиться всё что угодно… Мысль об этом невыносима. Я — вожак стаи, трясся, как ссыкливая шавка, потому что мой самый страшный кошмар — потерять дочь навсегда — был близок к реальности.

— Михей! — брат догнал меня у речки, когда я собрался обратиться и продолжить путь на четырёх лапах. — Стой-стой-стой… — тяжело выдохнул. — На машине давай…

— Какого хрена?! — я и так был на грани, а тут ещё младший с советами.

— Голым к гномам сунешься, они с тобой разговаривать не станут.

Прикрутил ярость, насильно заставляя разум включиться. Марк прав — после оборота без одежды сунусь к низкорослым, и они даже слушать меня не будут. Я могу хоть всех там положить, но принципам гномы не изменяют. Единственный вариант — вежливо попросить помочь. От этой перспективы меня чуть не вывернуло.

— На твоей поедем! — рыкнул и направился обратно к поселению стаи.

* * *
На четырёх лапах было бы быстрее. Марк гнал свой джип настолько быстро, насколько позволяла лесная дорога. Никогда оборотни не находили общего языка с бородатыми карликами, а мне предстояло не просто перемахнуть через вековые предрассудки — попросить о помощи. Хотелось отгрызть себе голову — мысли более чем «за гранью». На хера эта дура вообще попёрлась с малышкой за пределы Левенроса?

— Брось, брат, наша мелочь везучая, — Марк бодрился и меня бодрил. — С ней всё хорошо.

— Мне не стоило доверять дочь этой дряни…

— Ну… — тяжело вздохнул. — Ты собирался связать жизнь с «этой дрянью», — он не без удовольствия повторил оскорбление. Моя невеста брату никогда не нравилась.

— Это было ошибкой.

— Знаешь, я рад, что ты это понял. Плохо, что такой ценой.

Цена велика. Даже просто волнение за дочь — уже слишком. Лоу не умеет контролировать свои обращения, и развоплощения у неё тоже происходит неосознанно. Кроме того, её волчонок реально не понимает, что делает — как только что от мамкиной сиськи оторвалась. Или даже не оторвалась ещё… Вот только матери моей Лоу нет со дня её рождения. Девочка нуждается в женской заботе, а я — придурок — выбрал бабу покрасивее, чтобы было на что посмотреть, за что подержаться. Думал, как член пристроить, а не о будущем собственного ребёнка.

Гномий вокзал встретил нас с Марком тишиной, пустотой и ароматом плохого предчувствия. Это небольшое место, но обычно тут не протолкнуться. Где все? Всё обошли, побродили по пустому перрону.

— Лоу! — проорал в никуда, уже ни на что не надеясь.

Меня колотило, как шлюху у жертвенного алтаря.

Брату ничего не оставалось, как обернуться, чтобы попробовать найти мою девочку по запаху. Так себе затея в месте, где хозяева — гномы, но выбора не было. Перешагнул небрежно брошенную на перроне одежду Марка и пошёл искать. Пусть брат нюхает, а я пройдусь. Просто стоять и ждать не мог.

— Эй! — ударило мне в спину басом. — Ты чего тут забыл?!

Обернувшись, я увидел коренастого гнома, который бесстрашно и крайне решительно двигался в мою сторону.

Ходи сюда, дорогой!

Оскалившись, я ринулся к нему. Смесь из ярости и бессилия сделали из меня идеальную машину для убийства. Размышления о светском рауте с низкорослыми вылетели из головы — я вышибу из этой падлы всё, даже то, чего он не знает.

— Девочку маленькую видел?! — схватил гнома за грудки, оторвал от земли.

— Какую девочку?! — бородатый скривился, почуяв от меня волчий запах. — Вокзал закрыт!

Хрена себе закрыт — двери нараспашку! Я растерял слова, тряс низкорослого, как щенка и рычал, а тот от страха только булькал. Толку от этого волосатого недоросля никакого — приложить об пол, чтобы сдох. Так я хоть немного успокоюсь. За секунду «до» гном взвыл, давая понять, что готов к дипломатическим переговорам. Ни черта себе! Сговорчивый попался. Не принципиальный? И тут до меня дошло: не гном это — дварф. Внешне между ними отличий мало — только гномы татухами брезгуют, а у этого на шее пивная кружка набита.

— Говори. — Разжал пальцы, мелкий рухнул мне под ноги.

— Вы кого-то ищите, мистер? — стал заметно вежливее.

— Дочь. Девочка или волчонок, — я держался из последних сил, чтобы не проломить ему черепушку.

— Дело в том, что вокзал не работает, — он кое-как встал на кривые ноги, но в глаза мне посмотреть не решался. — П-почти не работает…

— Чо за «почти», мать твою бородатую! — я взвыл и снова вцепился в карлика.

— Мистер, мистер! — он зажмурился. — Дварфы выкупили это место. Я тут просто сторож… Не видел здесь ни девочку, ни волчонка. Можно спросить у машиниста, но он ещё в пути. Поезд прибудет с-скоро. У нас только один поезд…

Брезгливо отшвырнув от себя недоросля, я глубоко вдохнул:

— Когда прибудет?

— Это… может, часик до… Межмировые составы, нестабильность во времени…

После его «межмировых составов» моя личная реальность дрогнула. В ту проклятую минуту я понял, что значит выражение — «душа покрылась инеем». Дварфы большие специалисты по части магии. Изобретают вещи, за которые, я считаю, им надо перегрызать глотки, не разбираясь. Придумали межмировой поезд…

Лоу выпрашивала у меня прокатиться на «паровозике».

Закрыл глаза, в ушах забарабанило. Больше я ничего не слышал.

Глава 1

Я свернула в переулок и прибавила шаг — одно из самых небезопасных мест в городе. Каждый вечер мне приходилось ходить здесь затемно. Работающий фонарь через три разбитых — обычное дело, плюс неприятность — у кед подошва оторвалась, шагать жутко неудобно. Мне, конечно, палец в рот класть не стоит, как и другие органы, но я не крупный мужик — обычная девчонка, даже кость не пушистая. Беда. Топая домой по таким тёмным узким улочкам, я жалела, что восемнадцать лет назад не родилась мальчиком. С днём рождения, Роксана… Я не праздновала сегодня. Некогда. Не так давно с горем пополам окончила школу и сразу устроилась на работу… на две работы. Ничего, надо просто потерпеть. Накоплю на колледж и свалю из этого проклятого городка от мамы, которой на меня плевать.

Жалобный скулёж заставил меня сначала сбавить шаг, а потом остановиться. Вообще, тут не стоит щёлкать клювом — могут и по голове дать, но писк животного рвал душу на части. Пошла на звук — где-то недалеко от баков с мусором. В одной из картонных коробок отыскался источник звериных рыданий — страшно худое, облезлое нечто, напоминавшее мышь-переростка. Я осторожно взяла существо в руки — собака. Вроде… Щенок плох — тонкие рёбрышки ходили под шкурой, живот раздут, но явно не от сытой жизни. Осторожно покрутила несчастного в руках — смотри-ка, ошейник есть. От роду максимум месяц, а уже в ошейнике. Бирка с адресом тоже имелась — “Левенрос. Стая «Михея»”. Что это? Где это?..

За моей спиной послышались гулкие, тяжёлые шаги — явно мужчина. Прижав к себе скулящую мелочь, я рванула вперёд. Кед-предатель цеплялся за асфальт, щенок вёл себя громко. Когда я выбралась на широкую хорошо освещённую улицу с прохожими и потоком машин, у меня горело в груди — сердце реально чуть рёбра не выломало. Сунув зверёныша под свитер, направилась к метро. Щенок немного успокоился, я тоже смогла выдохнуть. Его бы к ветеринару, но ночью в таких заведениях ценник — закачаешься, а у меня денег немного. Возможно, утром отнесу это чудовище на осмотр. Если, конечно, дотянет до утра.

Домой добралась к полуночи. Собака пригрелась под моим свитером, уснула, а я едва не засыпала на ходу. Добрела в потёмках по пыльной дороге до нашего с мамой трейлера и постучала в дверь. Пьяное бормотание внутри, окошки вспыхнули светом.

— Рокси, какого хрена? — мама, как всегда, «приветлива» и пьяна. — Я просила тебя не будить меня по ночам.

— Где, по-твоему, я должна ночевать? — зашла внутрь и сразу направилась к холодильнику.

В маленьком пространстве нашего автодома двоим тесно, а сегодня у нас гость — мамин парень. Джо — судя по запаху, тоже нетрезвый — спал на маминой кровати.

— Где хочешь там и ночуй, — зло процедила она. — Тебе вообще пора жить отдельно… Это что за херня?! — вскрикнула, когда я достала сонного щенка из-под свитера и поставила на пол. Джо заворчал, заворочался.

— Собака, — я плеснула молока в миску и поставила перед зверёнышем. Больше в холодильнике ничего съедобного не нашлось.

Пёсик оказался сообразительным и голодным — лакал жадно, захлёбывался. Мама несколько секунд с отвращением смотрела на это дело, а потом схватила рюкзак, с которым я обычно ходила на работу, и принялась утрамбовывать в него мои вещи. Она не первый раз пыталась выставить меня. После смерти отца она превратилась в алкоголичку, профукала наш очень даже неплохой дом, потеряла работу, а новую искать не собиралась. Я считала, что при таком раскладе вполне имею право на пару квадратных метров в трейлере, пока не уеду учиться в другой штат. Денег я маме подкидывала регулярно — не миллионы долларов, но «за аренду» хватит. Питалась отдельно, парней не водила. Всё честно.

— Хватит, — я выдрала рюкзак у неё из рук. — Утром я унесу щенка.

— Сейчас, — потребовала, дыша на меня перегаром. — Мне псина тут не нужна. Заразный…

— Да твой Джо заразнее этой собаки! — перебила её.

— Дрянь! — взвыла мама.

Джо моложе её, и она реально считала его трофеем. Ещё бы! Отхватить себе такого перспективного ублюдка! Он приторговывает дурью и, похоже, специалист по зрелым дамочкам. Думаю, моя мама не одна у него, но она так, конечно, не считает. Не приведи господь оскорбить её идеального Джо! Я это сделала.

— Отвали! — Я хотела заняться щенком, который уже расправился с молоком в тарелке и закрутился, явно собираясь сделать лужицу.

От наших криков проснулся Джо. Он уселся на кровати и уставился на меня злым, насквозь пропитым взглядом.

— Проблемы? — посмотрел на мою мать.

— Роксана съезжает! — она поджала губы.

— Давно пора, — согласился. — Пошла на хер отсюда, — поднялся, открыл дверь трейлера и замер, ожидая, когда я свалю.

У меня брови вверх поползли. Чувак, который приходит к маме раз в неделю, чтобы выпить и потрахаться, решил, что имеет право выгонять меня из собственного дома? Не на ту нарвался!

— Иди к чёрту, Джо! Это мой дом… — прошипела я.

— Уже нет, — уголки его губ поползли вниз. Брезгливо подцепил пальцами мой рюкзак и выкинул на улицу. — Я купил этот трейлер сегодня.

У меня внутри что-то оборвалось. Мама ему трейлер продала… Она собиралась ещё месяц назад, но тогда я её отговорила, отдав всю зарплату. Две зарплаты! Ненадолго ей хватило этих денег.

Пока я растерянно моргала, она подхватила щенка под пузо и вышвырнула в открытую дверь, словно котёнка. Но собака не кошка, он не может сгруппироваться и приземлиться на четыре лапы. Бедняга на улице стонал, как ненормальный. Я бросилась к нему.

— Эй, ты в порядке? — опустившись на колени, осторожно взяла мелочь в руки.

Пищал не затыкаясь. Поставила на лапы — встал, даже прошёлся немного, ткнулся тёплым носом мне в колено.

— Заткни его, а лучше валите отсюда оба, — рычал Джо.

Я обернулась. Он стоял в открытой двери, направив на меня ружьё, из-за его плеча выглядывала мама. Когда-то это ружьё принадлежало отцу… Выдохнув, я взяла пёсика, прихватила валявшийся рядом рюкзак и поднялась на ноги. Моя мать — дура. Видимо, она надеялась, что Джо выкупит трейлер и оставит её жить тут. Ага… Да этот ублюдок распродаст всё, что можно распродать, а автодом сдаст на металлолом, чтобы не заморачиваться. Недели не пройдёт.

— Удачи, мрази, — рявкнула, развернулась и зашагала к дороге.

За такое я могла и пулю в спину получить. Джо — отморозок каких мало. Дверь трейлера хлопнула. Я не обернулась. Обошлось.

* * *
Пришлось добираться до вокзала — единственное место в городе, где можно переночевать в сравнительной безопасности. К тому же недалеко есть ветеринарная клиника. Меня подкидывало от маминого поступка — так швырнуть малявку-собачонку, которая и без того едва живая…

Отдав водителю по счётчику, я вышла из такси и с грустью прикинула, сколько у меня осталось — мало. Справа — здание вокзала, слева — ветеринарный кабинет. Вздохнув, потопала спасать щенка. Мало ли чего он там повредил. С меня содрали втридорога за осмотр и пару уколов псу. Из приятных новостей — найдёныш жить будет. Из удивительного — это волк. Точнее — волчица. Звериный доктор хотел позвонить в полицию, чтобы мелочь пристроили в зоопарк… Зоопарки — тюрьмы для животных, а в нашем городе и говорить нечего — условия кошмарные. Раз волчица с ошейником, значит, у неё должен быть хозяин. «Стая Михея»… Похоже, этот Михей серьёзно занимается разведением волков. Однозначно нужно вернуть малявку хозяину. Но где его искать?

Дождавшись, пока ветеринар выйдет из кабинета, я тихонько выскользнула в коридор, а оттуда на улицу. Как преступница, по стеночке добралась до здания вокзала и шмыгнула внутрь. Слава богу, маленькая волчица после укола успокоилась и больше не пищала. Устроив животинку в рюкзаке, я уставилась на висевшую на стене карту — куча направлений, по которым идут поезда, но ничего похожего на «Левенрос». Достала телефон и полезла гуглить — такого названия в принципе не существует.

— Мисс, я могу вам помочь? — из окошка кассы высунулась девушка.

Какое счастье, что вокзал у нас полноценно круглосуточный!

Я объяснила, куда мне нужно, и наткнулась на полное непонимание в глазах кассира. Опытный работник, которая каждый день продаёт билеты, никогда не слышала о местечке под названием Левенрос. С ума сойти просто… Может, бирка — это шутка? Или?.. Додумать я не успела — в зале ожидания появился ветеринар в сопровождении полицейского. Вот чёрт! Недолго думая, быстрым шагом направилась к выходу на перрон. Сердце колотилось как ненормальное. Отдать волчонка в зоопарк я просто не могла. Что это за жизнь такая — в клетке?

Оглядевшись, отметила, что на путях нет ни одной электрички, в которую можно прыгнуть без билета, а купить его уже по пути у кондуктора. Тут вообще не было поездов, кроме допотопного паровоза с одним вагоном. Наверное, экскурсионный. Только что он тут делает ночью? Внутри вагончика горел свет, а из трубы локомотива шёл дым — готов к отправке. Юркнула в вагон, с трудом закрыла за собой дверь — автоматикой тут даже не пахло, и шлёпнулась на деревянное сиденье. Гудок оповестил об отправке, тепловоз тронулся. На перроне вертелись звериный доктор и полицейский, а я сползла ниже, чтобы не заметили в окне.

 Я оказалась единственным пассажиром в поезде, который ехал черт знает куда. Если это экскурсия — почему ночью? А если нет, почему не было контролёра? Я была рада экономии и возможности свалить отсюда, но неизвестность напрягала. Достала спящего щенка, широкий шарф и, завернув в него животное, вздохнула. Какой смысл переживать? Это всё равно не поможет.

Городские огни за окном кончились, наступила кромешная тьма. В крайнем случае попробую договориться с машинистом на конечной станции. Моя усталость, мерный стук колёс и покачивание поезда сделали своё дело — я начала клевать носом. Тёпленький щенок на коленях добавил сто очков к желанию немного подремать. Устроившись поудобнее, прислонилась головой к прохладному стеклу и закрыла глаза. «Левенрос» — место, которого нет на картах, и «Михей», которого надо обязательно найти, мелькали в дрёме, путаясь в сновидениях…

Глава 2

Проснулась от ощущения тёплой тяжести. Открыв глаза, с удивлением уставилась на ребёнка у себя на коленях — девочка лет пяти. Вообще ничего не поняла. Я всё ещё ехала в старинном вагоне паровоза, за окном мелькало спокойное осеннее утро — холмы с желтеющими деревьями и шапки тумана над ними. Точно помнила, что засыпала с волчонком на руках, а сейчас в мой вязаный шарф куталась незнакомая малышка с чёрными кудрями. Она дремала, но беспокойно — теребила что-то на шее, кряхтела. Ещё один подкидыш? Вот спасибо!

Я потянулась к рюкзаку — нет щенка. Глянула под ноги — тоже нет. На всякий случай посвистела, почмокала губами, подзывая маленькую волчицу — ни ответа, ни привета.

— Эй… — я аккуратно потрясла девочку за плечо.

Она сморщила носик, обняла меня за шею и мурлыкнула что-то вроде «мама». Супер… В восемнадцать становиться матерью я не планировала, тем более таким способом.

Малышка открыла глаза и сонно посмотрела на меня, показывая пальчиком на своё горло:

— Помоги снять.

Я запустила руки под кудряшки и перестала дышать — ошейник. Чёрт! На ней тот самый ошейник с биркой, который был на щенке! Эта штука сделана из какого-то тянущегося материала, но для шеи маленькой девочки явно тесновата. Нащупав замок, расстегнула его, освободив ребёнка от неуместной вещи. Кому пришло в голову нацепить на неё собачий ошейник? Чья-то злая шутка — другого объяснения у меня не было…

— Ты как сюда попала? — я с удивлением обнаружила, что из одежды на ней только мой шарф.

— Не знаю, — она пожала плечами. — Ты меня принесла в сумке? — покосилась на рюкзак.

— Эм… Я волчонка сюда принесла, а не тебя.

— Я волчонок! — радостно выкрикнула и залилась задорным смехом. — Р-р-р, — оголила белоснежные зубы.

Милая девчушка... Кому только в голову пришло бросить её в поезде? Или потерялась? Малышка тощенькая, под глазами синие круги, нескладная. Скорее всего, отстаёт в развитии. Я не специалист, но очень похоже. Усадив малявку на сиденье, полезла в рюкзак. Ничего подходящего из одежды для ребёнка там, конечно, не было. Выдала ей свою самую маленькую футболку и шорты, которые можно затянуть в поясе — получилось сносно. Вместо куртки — шарф, а на ноги носки на «десять» размеров больше нужного.

— Как тебя зовут? — я решила попробовать ещё раз.

— Лоу.

— Где ты живёшь, Лоу?

— В Левенросе.

М-да… Снова загадочный Левенрос. Глупо спрашивать у недалёкой девочки дорогу, и я успокоила себя мыслью, что на ближайшей станции сдам её в надёжные руки полиции. Ребёнка в зоопарк не отправят, а вот волчонка жалко. Наверняка ночью, пока я спала, поезд останавливался. Может, щенок сбежал, а может, ему помогли сбежать.

На всякий случай я обошла вагон, заглянула под лавочки — нет моего найдёныша. Надо смириться — ничего не поделаешь, но не получалось. Вспомнила жалобно пищащий облезлый комочек, и на глаза навернулись слёзы.

— Почему ты грустишь? — Лоу взяла меня за руку, когда я уселась на своё место.

— Волчонка потеряла.

— Но я здесь! — вытаращила тёмные глазёнки.

Ну точно — умственно-отсталая. Вздохнув, я покачала головой.

— Меня зовут Роксана.

— Ты моя мама, — Лоу не спрашивала, она утверждала.

— Э-эм… — только и смогла выдать в ответ. — У тебя есть папа?

— Есть, — кивнула. — Моего папу все боятся.

— Почему?

— Он вожак стаи, — Лоу пожала плечами. — Все его боятся.

По-детски просто и гениально: папа — вожак стаи, поэтому его все боятся. Складывалось впечатление, что мы говорим не о людях — о волках. Не удивлюсь, если отца этой девочки зовут Михеем, а она — мой найдёныш-волчонок. Конкретный дурдом…

Живот Лоу голодно рыкнул.

 — Есть хочешь? — не дожидаясь её ответа, я полезла в рюкзак.

У меня всегда с собой злаковый батончик — помогает, если осталась без обеда. Малышка повертела снек в руках, с интересом изучила картинки на упаковке, открыла. Откусив, сморщилась и стала жевать. Было видно, что ей не нравится, но она не выплюнула, не стала морщиться «бе-е-е» — золотой ребёнок. Или просто очень голодная? Я не слишком разбиралась в детях.

— Папа обрадуется, что ты нашлась, — прошамкала с набитым ртом, а я подавилась слюной от такого заявления. — У него есть Келли, но она плохая. Ты хорошая, мама.

Откашлявшись, я хотела объяснить девочке, что вовсе не её мама, но поезд дёрнулся и остановился. Мы с Лоу заболтались, и я не заметила, как девственно-осенний лесной пейзаж за окном сменился низенькими домами, кажется, обмазанными глиной. Прилипла к стеклу, разглядывая сказочный антураж. Будь Толкин жив, сдох бы от зависти. По другую сторону обнаружился перрон и здание, напоминавшее вокзал. Вывески не было, но догадаться несложно.

— Где мы? — едва слышно прошептала.

— Здесь можно покататься на паровозике, — сообщила Лоу, — а ещё недалеко мой дом.

Левенрос? Какое совпадение…

— Значит, я провожу тебя домой, — вздохнула.

Обойдёмся без полиции. Копов я никогда не любила.

— Мой дядя Марк! — Лоу тыкала пальцем в стекло.

Чего? Дядя?.. На перроне вертелся огромный волк. В том, что это не собака, сомнений не было. Здоровенное животное пепельного окраса двигалось резко, нервно — собаки так не делают.

— Ты меня разыгрываешь? — я повернулась к девочке.

Непохоже.

— Ой-ой! А вон мой папа! — радостно взвизгнула и тут же притихла.

Папа, в отличие от «дяди», человек… Внешне. Но то, что он делал… Мужик воистину страшных размеров, в кожаной куртке, месил кулаками небольшого бородатого мистера в форме, похожей на железнодорожную. Волк самозабвенно взвыл у двери вагона. Стало жутко. Так жутко не было, даже когда Джо направил на меня ружьё.

— Мамочки… — у меня по спине поползли капельки пота.

— Не смотри, пожалуйста, — захныкала малышка, — а то подумаешь, что папа плохой. ...

Скачать полную версию книги