КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451485 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212256
Пользователей - 99561

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Интересно почитать: Книготерапия

Девочка в безумном мире «Медведь» (fb2)

Пролог. За сорок восемь лет до описываемых событий

Осенью засыпает, Весной просыпается?


Двое пожилых людей расположились у старой чадящей печки, стараясь согреть посиневшие от холода руки и постанывая от медленно восстанавливающегося кровообращения.

Один из них напоминал деда Мороза, благодаря длинной густой бороде и низкому добродушному голосу. Только не нарядного сказочного персонажа, в красивой синей шубе и шапке, а сбежавшего из плена кровожадных, недовольных подарками детей. В очередной раз перевернув руки над печкой, он удивленно воскликнул:

— Повезло найти избу, никогда не слышал, чтобы в этих местах кто-нибудь жил.

— Будто ты много про них знаешь! — рассмеялся второй, — Может туристы построили или лесники. Помню, как в детстве ходил с отцом в этих местах, вроде должно быть еще несколько подобных домов, но вот как их найти? Здорово мы тогда тут гуляли… Уральские горы, Таганай, Ицыл… Эх, помню еще! Песни у костра, ночевки в палатках, жаль, больше такого не будет.

— Это еще до? — Спросил похожий на деда Мороза старик, который давно забыл свое настоящее имя и привык откликаться на прозвище Дру.

— Да, буквально за пару дней, мне тогда только-только исполнилось семь, — этот дед скорее походил на буддийского монаха, разве что одетого в самые разнообразные тряпки, которые скорее подошли бы бомжу в глубокой провинции. Правда, пусть этот «монах» и сменил наряд, но вот длинный и даже на вид крепкий шест он от себя не убирал. Его звали Муха, но не в честь надоедливого насекомого. Это было сокращение от настоящего имени, произносить которое полностью в умирающем мире никто не хотел.

— Ха-ха, помню, как мы встретились на второй год, еще удивился, как ты еще самостоятельно передвигается, настолько был истощен.

Судя по всему, они давно уже были в пути, и их одежда порядком поизносилась, что не слишком то и помешало, если бы не конец ноября и выпавший за ночь снег. Никто больше не следил за модой и трендами, людей беспокоила более насущная задача — выжить.

— Давай на неделю запрем тебя одного в подвале, где из запасов только протекающая крыша с вонючей водой и верткие крысы, что выходят на охоту по ночам и тогда посмотрим, кто больше будет похож на человека. Далеко еще до цели?

— По карте, около двенадцати километров, но вот на самом деле… Тропинки редко идут прямо. Да ты не обижайся, я же все понимаю! Эх, вот доберемся — заживем! Может даже баню затопить получится…

— Главное, чтобы там все было так, как ты рассказываешь.

В небольшой избушке вновь повисла тишина, которую прерывали лишь завывания ветра и скрип веток снаружи.

— Как думаешь, сколько нам осталось?

— Так я же говорил…

— Нет, — нервно дернул головой Дру, отчего его борода попала по печи, — Я про нас. У меня уже 70-ый уровень, причем последние двадцать пять были красными. Характеристики стали ниже, чем в самом начале, если бы не пассивки…

— Ха-ха, ты говоришь так, будто я уже умирал. Никто не вечен, старый друг, а нам посчастливилось пережить эпоху перемен.

— Думаешь мы найдем того, кто сможет…

— Должны. Сам понимаешь, кроме нас с этим никто не справится.

Тишина. Не та, когда звуков нет вообще, а живая, пугающая, неопределенная…

И тут неожиданно снаружи раздался жуткий рык, будто прямо за небольшой покосившейся дверью собирался стартовать какой-нибудь боинг. На миг застывшие, от неожиданности, старики, тут же вскочили на ноги и приготовились к бою. Муха моментально оказался впереди, а его шест сделал круг, создавая перед монахом мерцающий щит, способный заблокировать любой первый удар, а Дру вскинул руки вверх, призывая на свою защиту силы природы.

За дверью послышались шаги. Земля сотрясалась от них, изба начала заваливаться и сориентировавшись первым Муха тут же приказал:

— Наружу, быстро!

Они успели в последний момент — крыша уже падала наземь, когда Дру оказался на морозе. Еще не успела осесть пыль от обрушившегося здания, когда из-за туч показалась полная луна, освещая всю округу своим холодным, безжизненным светом. Только тут ему открылось, кто пришел по их души и сердце замерло, пропуская очередной удар, ведь в этот момент старый друид понял, что им уже не уйти.

— Это Скверна! Зверь не подчинится моему приказу!

Тот, кто стоял перед ними когда-то был медведем, если только можно представить себе, что медведь будет около девяти метров в высоту, причем стоя на четырех, а не на двух лапах. И все бы ничего, ни одно животное не тронет друида, если конечно тот не нападет первым, но с этим зверем все явно было не нормально. Почти половина головы чудовища сгнила, обнажая череп со светящейся красным цветом глазницей, на теле проглядывали многочисленные раны, из которых, однако, не текла кровь, а с кончиков когтей стекала зеленоватая слизь.

— Какой уровень? — совершенно спокойно, словно и не существовало никакой угрозы, спросил монах, удерживая шест перед собой.

— Шестьдесят девятый и еще зеленый, — сглотнув ответил Дру. — Без шансов, это порождение тьмы нам не одолеть.

— Убежим? Нет, не убежим, — сам спросил и сам ответил Муха, — Я задержу его, постарайся спрятать послание, да так чтобы его смогли отыскать! Надеюсь, за пятьдесят лет кто-нибудь доберется до этих мест, и потомки спасут мир, что мы почти уничтожили.

Больше он не говорил ничего, начав читать мантру последнего слова, что концентрировала все силы монаха для последней битвы. По мере прочтения, Муха менялся на глазах, наливались мускулами руки, распрямилась спина и плечи, появился блеск в глазах. Будто и не было всех этих прожитых лет, будто вновь он был полон сил, готовый выйти один против толпы, выйти и победить.

Дру не стал ждать, понимая, что друг уже похоронил себя. Слишком сильную мантру он произносит, слишком много придется отдать. После окончания Муха окажется парализован на несколько дней, как минимум. Значит нужно сделать так, чтобы это было не зря!

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Он обежал разрушенную избушку, что еще недавно делилась с ними теплом, а потом подошел к большой, старой сосне и обняв ее, стал формировать плетение отложенного послания. Друид раз за разом проговаривал условия для срабатывания, ведь доставить посылку до адресата было необходимо, пусть даже он и не знал, кем станет тот несчастный, которому придется взвалить на себя ответственность за всех оставшихся на земле людей.

— Сохрани и передай достойному, — попросил он сосну, кладя в открывшееся только что дупло небольшой сверток, кинжал и кольцо, — И простите нас, мы правда сделали все, что смогли.

После этого он развернулся обратно и побежал на звуки боя, который, казалось, удалялся немного в сторону.

— Хочешь увести его от меня, старый дуралей? Мы еще посмотрим, кто кого будет спасать!

С этими словами он выбежал на небольшую горку, чтобы улучшить видимость, а потом прошептал заклинание, закончив его громким хлопком, направленным прямо в цель. Вот только ладони друида показывали сейчас не на оживленного злобной магией монстра, а на его друга, который в этот момент ловко уходил от широких ударов, время от времени стараясь ткнуть посохом в ответ. От соединенных ладоней по спирали двинулась волна энергии, врезавшись прямо в Муху, подбрасывая и откидывая его далеко в сторону, но при этом окружая тело все тем же мерцающим барьером.

— Надеюсь ты выживешь, друг, — пробормотал друид, глядя как гигантский медведь с ревом разворачивается в его сторону.

— Ну что ты орешь? — с усмешкой воскликнул Дру, — Давай, иди сюда, тебе же хочется убивать, верно?

(Медведь)

Глава № 1. Самый обычный день

Стоят вилы, на вилах грабли, над граблями сапун, над сапуном глядун, над глядуном поле, а за полем дремучий лес?


Ари проснулась, когда солнце уже дошло до дыры в потолке и своими лучами манило насладится еще одним теплым днем. Девочка потянулась под толстым одеялом из шкуры снежного волка, а потом, не колеблясь больше ни секунды, откинула такое уютное и мягкое покрывало и единым рывком вскочила на ноги. Сегодня ей исполнилось семь лет, а значит день просто обязан оказаться удачным!

На полу было зябко, поэтому она быстро оделась. Ее «фирменный», как шутила мама, наряд — футболка с изображением огромного страшного монстра и шорты защитного цвета, Ари не снимала даже в кровати. Поэтому оставалось нацепить только мешковатого вида штаны, жилетку, а также мягкие, вязанные из собачьей шерсти носки и мокасины, что папа сшил из горбатых пещерных змей.

Кровать располагалась на втором этаже деревянного дома, построенного еще до начала игры, — как говорил папа, — или прихода Системы, — как говорил старый Улья, который выполнял роль учителя в их небольшом сообществе.

До прихода Системы мир был совсем другим, люди жили в больших городах, передвигались на огромные расстояния с помощью разнообразных машин, даже звери подчинились им, так что люди хоть и охотились, но скорее ради развлечения.

Что именно случилось Ари никто рассказать не мог. Нет, не потому, что кто-то что-то скрывал, просто сперва все жутко растерялись, а потом резко стало не до этого. Мир вокруг стал изменяться, увеличиваться в размерах, эволюционировать — теперь любое насекомое могло стать серьезным противником, что уж говорить о тварях покрупнее.

К счастью, люди также подверглись изменениям, иначе так бы все и вымерли. Начиная с десяти лет, у каждого появлялся интерфейс, через который можно было отслеживать свое развитие, которое исчисляется уровнями.

Эти самые уровни увеличивались со временем сами, за каждый год жизни. На момент катастрофы, в самом выгодном положении оказались люди лет тридцати — сорока, благодаря множеству очков характеристик и навыков, которые им предлагалось вкладывать в зависимости от типа развития.

Почему 30–40, а не 70–80? Все дело в цвете уровня. С самой инициации (пробуждении интерфейса) уровни у людей зеленые, а каждый зеленый уровень добавляет новые очки характеристик, позволяя становиться все сильнее и сильнее. Не одинаково, конечно, но даже если кто-нибудь просидит дома весь год не вставая с кровати, все равно получит свой обязательный минимум. Вот только зеленые уровни — они не навсегда.

Примерно с сорока пяти — пятидесяти лет, уровни становились желтыми, продолжая увеличиваться. Характеристик они уже не добавляли, хотя, благодаря некоторым усилиям, можно было получить дополнительные очки навыков, что также ценилось и очень сильно. А вот дальше… С шестидесяти (или немного позже, тут уж от самого человека зависит) уровни начинали краснеть. Красные ничего не добавляли, наоборот, каждый год отнимали некое количество сил — кто получал минус два к ловкости, кто минус пять к интеллекту, в любом случае, слабее становились все.

А вот у монстров было иначе. Они могли стать сильнее, просто съев кого-нибудь, или могли ослабнуть, получив ранение и долго отлеживаясь в своих норах…

По словам родителей, раньше они жили совсем в другом месте, недалеко от самого Миса — крупного города древних.

Тогда мама (соседи почему-то называют ее Ланой, но ведь Ари точно знает, что это мама) работала доктором в клане, а папа (его называют Диром) был первым охотником в союзной гильдии. Они познакомились после очередного ранения отца и больше никогда не расставались. Сначала папа договорился устроиться охранником больницы, а когда несколько легендарных монстров ворвались туда и начали пожирать людей, он нашел маму и вместе они долго странствовали, меняя один лагерь на другой, охотились на чудовищ и бежали от племени людоедов…

В итоге все-таки нашли это место. Ари тогда с ними еще не было, а вот ее старший брат Ивар рассказывает, будто помнит, как он скитался с родителями по лесам, ночевал в разрушенных деревнях и, якобы, уже в то время сражался с монстрами.

Ари еще ни с кем не сражается, но зато у нее есть красивый шрам на ноге от укуса самого настоящего пещерного хватателя! Мика и Сети, единственные дети в деревне (то есть не прошедшие инициацию), кроме самой Ари, конечно, очень ей завидовали и часто просили показать или даже дать потрогать.

Когда-то эта деревня называлась Тыга. Большая раньше, сейчас она сузилась до нескольких хорошо укрепленных домов, в которых жило от силы человек 40–50, а остальные дома стояли пустыми и полуразрушенными. Люди, которые поселились здесь сейчас, не стали его менять, но и используют редко, предпочитая называть себя Содружеством. Здесь собрались в основном отошедшие от дел кланов специалисты, которые искали спокойной жизни. Устав от бесконечных клановых войн, они старались просто выжить в неспокойном мире. Правда, когда самонадеянные лидеры Тратора и Машгора решили воспользоваться ситуацией и подмять их под себя, оказалось, что огрызаться Содружество может, да так, что после нескольких неудачных столкновений их оставили в покое.

— Ари, ты долго еще?

Услышав голос брата, девочка лишь усмехнулась. Три дня назад Ивор проиграл ей в карты и до конца недели не может подниматься на второй этаж, так что вся комната была полностью в ее распоряжении.

Их нынешний дом родители выбрали не просто так: была у него особенность, о которой никто не знал, отчего ее ценность вырастала в несколько раз.

Дело в том, что напротив их дома, который стоял на пригорке и кроме крепкого забора мог похвастать еще и несколькими теплицами и даже рабочим колодцем, прямо через дорогу располагался еще один — тоже заброшенный и большой, но весь какой-то заколоченный снаружи и заросший колючими растениями. Об этом знали все, а вот о чем никто и не догадывался, что между этими двумя зданиями был прокопан лаз, прямо из гаража их дома в подпол соседнего.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Уже вместе с Ари мама, папа и Ивор сначала очистили, а потом и значительно укрепили оба дома, превратив их в собственное небольшое королевство для четверых. И вот сейчас, по прошествии почти семи лет, они жили спокойно, занимаясь обустройством своей собственной земли.

Собственный загон с птицей, в котором за уровнями пернатых внимательно следили и вовремя тех резали. Натуральная картошка, морковь, помидоры, огурцы, яблоки — они не испытывали никаких проблем с запасами еды, хватало даже на торговлю с заезжими купцами.

Отец часто охотился, мама занималась в огороде, а Ари помогала всем понемногу. Она весьма ловко мастерила и ставила ловушки на зубастых сурков и крысокур, ловила рыбу в местных озерах и даже несколько раз забиралась на высокую-высокую гору Ици, куда они с папой лазили за редким растением одуван. В тот раз она так устала, что папе даже пришлось нести ее на обратном пути, но он все равно говорил, что она молодец и отлично справилась.

Где-то там, за лесом, если почти час бежать по единственной дороге, можно выбраться к другой деревне, которая расположена прямо по пути крупного миграционного пути, по которому проходят стаи как с Миозса и Караббажа, так и более далеких, но и более опасных места — Черляндии или Северного Ебкура. Этой деревне повезло гораздо меньше, сейчас там никто не живет, разве что изредка останавливались на ночь беспокойные экспедиции кланов, периодически заглядывая и в Тыгу. В мире, где властвовали гигантские монстры, жить тихо и спокойно считалось чуть ли не преступлением, а потому другие люди не очень-то жаловали жителей Содружества, обвиняя тех во всех смертных грехах.

Инициация у Ари должна была быть почти через три года, а пока она усиленно тренировалась, чтобы получить как можно больше бонусных очков. Как говорил папа, когда система пришла к нему, он слишком мало уделял внимания физической подготовке, да и полезными навыками не обладал, из-за чего сильно отстал на старте. Зато дочке постарался передать все заранее. Кто знает, может, хоть так она сможет выжить в этом полном опасностей мире.

Девочка потянулась, глядя в большое круглое окно, прямо напротив лежанки. Впереди лежали горы, леса, а совсем близко их второй дом, темная громадина, возвышающаяся над соседями.

— Красота, — громко сказала она.

— Конечно красота, — ответил папа снизу, — А если грибов найдем, вообще здорово будет!

— Ура, мы пойдем за грибами, — закричала Ари и весело хохоча скатилась по лестнице вниз.

Этот ребенок, выросший там, где нет интернета, а полиция не следит за общественным порядком, вполне мог о себе позаботиться. Заслуга родителей и инстинкта самосохранения! Ловкая, быстрая и выносливая — вот какой они ее воспитали. Смелая и любопытная — такой она стала уже сама, так говорил папа, а папа никогда не врал.

Усовершенствовав свой наряд широкополой черной шляпой, по краям которой свисала москитная сетка, Ари проверила основной и запасной ножи, накинула рюкзак и спустилась по веревке свисающей с небольшого балкончика.

— Куда пойдем сегодня? — по большому счету ей было все равно, но ведь обязательно нужно спросить!

— Может, к болоту?

Вот как это у него всегда получается! Они уже множество раз ходили по округе, но болото… Это половина расстояния до миграционного пути, самый край следящего массива, установленного еще лет двадцать назад над деревней одним сильным магом. Туда ведь и монстр заползти вполне может, а то и не один.

— Да, да, да! А какие там грибы водятся?

— О, там мы охотимся на совсем редкую добычу — псилосы! С виду совсем неказистые, но обладают чудесным эффектом действия на эфир и призыв духов. Только таким маленьким девочкам их нельзя.

— Тогда зачем мы их ищем? — Ари возмущенно надула губы, не понимая, к чему тратить время на бесполезную ерунду, которую ей даже не дадут.

— А кто просил купить у торговца новых книжек? Вот соберешь тридцать штук, куплю что-то новенькое.

— Тогда скорее-скорее! Пойдем, чего же ты ждешь?

— Подожди, сейчас Ивор соберется и пойдем. Нужно взять с собой Лоо, места все же опасные.

Лоо — это их собака. Точнее, это собака Ивора, у отца есть Цербер, но это духовный зверь и он с ним постоянно.

Пока ждали, Ари прокралась на кухню и схватила несколько пирожков в сумку. Мужчины вечно забывают взять с собой еду, а ведь это самое главное! Какой интерес искать что-нибудь, если живот к ребрам прилипает?

— Ари, долго ждать?

— Бегу!


(Человек)

Глава № 2. День рождения

Двенадцать орлов, пятьдесят две галки снесли одно яйцо?

На болотах было мрачно. Казалось, тучи навсегда поселились в этих местах, не давая солнцу осветить все эти чахлые кустарники и буреломы. Двигались мы как всегда — впереди, тихо, ни одна веточка не хрустнет, отец, держащий в одной руке копье, сразу за ним я, сжимая в руке лишь нож, а замыкал колонну мой брат, вооруженный луком. По бокам время от времени мелькали Лоо и Цербер.

— Стоим, — поднял руку папа, услышав рык своего питомца. — Нужно пропустить стаю ежичей, смотрите внимательнее, если они нас заметят, могут выстрелить иголками и тогда сразу же возвращаемся.

Пока собаки отвлекали и уводили в сторону животных, мы старались даже не шевелиться. Конечно, ежичи далеко не самые опасные существа из обитающих в округе, да что там, даже я знала как с ними справиться в случае нужды, но уничтожить всю стаю, значит нарушить пищевую цепочку, а последствия этого даже и представить сложно, ведь основным рационом этих милых, но смертельно опасных зверьков были гадоящеры, которые будто ненавидели людей, кусая их не от голода или страха, а просто так.

К сожалению, животных я не заметила, но это нормально — в противном случае драки было бы не избежать. Просто в определенный момент собаки появились рядом, показывая, что опасность миновала, Ивор угостил Лоо припасенной вкусняшкой, а отец погладил своего духовного спутника по загривку.

Совсем скоро мы начали расходиться в стороны друг от друга, почти на коленях обследуя каждую пядь влажной, хлюпающей поверхности, что заменяла тут землю. ...

Скачать полную версию книги