КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615555 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243242
Пользователей - 112898

Впечатления

Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Борков: Попал (Попаданцы)

Народ сайта, кто-то что-то у кого-то сплагиатил.
На той неделе пролистнул эту же весчь. Только автор на обложке другой - Никита Дейнеко.
Текст проходной, ни оценки, ни отзыва не стоит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про MyLittleBrother: Парная культивация (Фэнтези: прочее)

Кто это читает? Сунь Яни какие то с культиваторами бегают.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Ясный: Целый осколок (Попаданцы)

Оценку поставил, прочитав пару страниц. Не моё. Написано от 3 лица. И две страницы потрачены на описание одежды. Я обычно не читаю женских романов за разницы менталитета с мужчинами. Эта книга похоже написана для них. Я пас.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Девушки в шинелях [Виктор Алексеевич Чувилкин] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Виктор Чувилкин Девушки в шинелях

Тебя мы у сердца носили,

В боях заслоняли собой.

Ты больше, чем мать, ты Россия,

И все мы бессмертны тобой.

А. Коваль-Волков

Глава 1 Снайперская школа

В декабре 1942 года при Центральной школе инструкторов снайперского дела

ГУ ВВО НКО СССР впервые за всю историю военного искусства были сформированы курсы по подготовке девушек-снайперов для фронта…

Комсомол страны по призыву ЦК направил на эти курсы 403 патриотки нашей Родины. Все они были добровольцами[1].

Вот и познакомились!

То морозное декабрьское утро 1942 года навсегда осталось в намяты Нины Обуховской. Она стояла на перроне Казанского вокзала среди девушек, уезжавших учиться в Центральную снайперскую школу.

…Ветер треплет ее каштановые волосы, выбившиеся из-под берета, и леденит до боли лицо. Под его жгучим дыханием Нина то и дело трет варежкой щеки и, чтобы согреться, пристукивает каблучками по заледенелому асфальту.

В хмуром зимнем поднебесье, на шпиле теремной башни вокзала, как часовой, маячит «золотой петушок», задорно ероша хохолок гребня. Нине кажется, что залетел он туда прямо со страниц сказки Пушкина и зорко смотрит теперь на запад, карауля родную столицу от непрошеного врага. И что-то далекое-далекое всплывает в памяти, тревожа сердце грустью. А грусть совсем некстати!

На перроне сутолока. Мимо девушек, мимо их чемоданов и вещмешков туда сюда снуют пассажиры, провожающие, железнодорожники… Их взгляды порою задерживаются на девушках, на их защитного цвета телогрейках и цивильных сапожках, купленных еще по случаю окончания семилетки.

Смотрит и никак не насмотрится Нина на родную Москву перед близким расставанием с ней.

— Идет! Наша электричка идет! — крикнул кто-то рядом, и строи девушек всколыхнулся.

Вскоре электричка замерла у перрона. Девушки с гомоном и толкотней хлынули в зеленые вагончики. В тесном тамбуре кто-то больно наступил Нине на ногу. Вещмешок слетел с плеча и зацепился за чей-то локоть, не давай протиснуться вперед. Наконец Инна оказалась в купе. Теперь бы еще свободное местечко…

— Иди сюда! — потеснилась одна из девушек с приятным округлым лицом и задорно вздернутым носиком.

Незнакомка понравилась с первого взгляда, и Инна присела рядышком с ней на краешек скамейки.

— Откуда? — с ходу спросила курносая.

— Москвичка.

— А мы — рязаночки! — И, улыбаясь, добавила: — Меня зовут Аня, ее, — она кивнула на девушку, сидевшую напротив, — Полина. А тебя как?

— Нина.

— Вот и познакомились! Я, откровенно говоря, тебя еще на вокзале приметила. Ну, думаю, обязательно познакомлюсь, — непринужденно, как с давней подругой, говорила Аня.

Пока ехали, Нина с интересом слушала ее бойким рассказ о Рязани, о том, как Дня работала швеей на фабрике, шила военное обмундирование для фронта, об учебе на курсах Всевобуча при горвоенкомате, о том, как ее не хотели посылать в снайперскую школу из-за маленького роста и возраста: lie хватало нескольких дней до семнадцати…

Электричка сбавила ход, по вагону пробежала команда: «Приготовиться к выходу!» Аня обеспокоенно поднялась и заторопила подруг:

— Вставайте скорее, девочки! Идемте в тамбур.

Остановились среди опушенных снегом деревьев.

— Нина, прыгай! Не бойся! — кричала Аня, успевшая уже выбраться.

— Лови вещмешок! — Инна соскочила с верхней ступеньки и снег.

Они огляделись и увидели небольшой деревянный колокольчик. В дверях стояла девушка в черной железнодорожной форме. Подошли.

— Как называется станция? — спросила Нина.

Железнодорожница показала жезлом на выцветшую вывеску над дверью.

— Вешняки, — прочитала Нина. — Что за слово такое?

— Это еще ничего, красиво даже, — сказала Полина, — а вот у нас по Ряжской ветке есть Чемодановка…

— Девочки, нас зовут, — спохватилась Дня. Смотрите, уже строятся. Побежали!

* * *
Шагали по наезженной дороге — от станции мимо нарядной церквушки и направо вдоль парка.

— Сколько берез! — удивилась Аня.

— А ты думала, что в Москве и березы не растут, — улыбнулась Нина. — У Тимирязевской академии целая роща!

— А вон и рябина, — показала рукой Полина на огненные грозди, полыхавшие жаром среди голых ветвей. — Ягода теперь приморожена, вкуснецкая! Попробовать бы…

— И полакомимся, Полиночка. Если снегири раньше не склюют.

Парк кончился. Будущие снайперы остановились перед большим кирпичным зданием. Встретила их женщина в военной форме. Это была начальник женских курсов снайперской подготовки капитан Пора Павловна Чегодаева. Она сказала девушкам, что их вызвали на мандатную комиссию, которая решает вопрос о зачислении на учебу.

— А пока — ждать.