КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468913 томов
Объем библиотеки - 684 Гб.
Всего авторов - 219115
Пользователей - 101736

Впечатления

Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать регилин?

Шпионский Замок (fb2)

- Шпионский Замок (пер. Лев Шкловский) 534 Кб, 157с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Ник Картер

Настройки текста:



Картер Ник
Шпионский Замок





Ник Картер




Шпионский замок




Первая глава.



Суббота, 6 ноября 1965 г.,


пять утра.


Ракета оторвалась от cтарта где-то на северо-западе Шотландии, на одном из тех многочисленных островков, постоянно окутанных туманом. Она выскочила, как гигантская сигара с огненным хвостом, сигара, заряженная не только ядерной энергией. Основная цель эксперимента - посеять ужас.


Темная вулканическая порода острова задрожала и рассыпалась возле рампы, но большую часть шума поглотил и прикрыл шторм, дующий с северо-запада. Люди, запустившие ракету, рассчитывали, что этот шторм поможет им мирно работать.


Ракета сделала длинную параболу в черном небе, когда гироскоп включился.


В бункере один из мужчин в белых халатах заметил:


- Запустилась легко ...


Другой посмотрел на свои наручные часы и сказал:


- Что ж, через четыре минуты узнаем.


Третий мужчина, разговаривая с типично американским носовым акцентом, заметил остальным:


- Подобный рев, должно быть, был слышен во всем мире!


Между тем ракета достигла максимальной скорости. Достигнув апогея, она стала немного наклоняться. Это сработало отлично, и теперь её нос был направлен к цели, которой был Северный полюс. Она была похож на хорошо обученную охотничью собаку, преследующую птицу ...


На чердаке шум нью-йоркского транспорта приглушался с высоты сорока этажей. Они были похожи на приглушенную и запутанную симфонию, в которой было трудно различить звуки отдельных инструментов. Там спал Ник Картер, но его сон был нарушен каким-то кошмаром, который не был для него новым. Он ерзал, постоянно напрягая свои могучие мускулы, и на его морщинистом лбу выступило несколько капель пота. Лезвие неонового света, проникавшее извне, осветило его лицо с классическими и жесткими чертами лица греческого бога. Если не считать глаз, которые иногда становились милыми или озорными, лицо Николаса Хантингтона Картера было холодным и непроницаемым, с некоторым оттенком жестокости. Черты лица были чертами Аполлона, но привычка к опасности испортила их чистоту, сделав их более похожими на Аполлиона, падшего ангела, не имеющего надежды на искупление. И это мягкое лезвие света не привлекало внимания Ника, который иногда становился острее лезвия бритвы.


Ракета теперь пикировала, и гравитация добавила ей безумной скорости. Внизу сверкала великая белая пустыня. Ледяной глаз полюса смотрел на ужасного злоумышленника, который собирался ослепить его. Арктические просторы ждали, когда рукотворный огонь растопит их, превратив в огромную массу водяного пара.


В конце концов кошмар взял над ним верх, и ему удалось разбудить Ника Картера толчком. «Киллмастер» некоторое время стоял, затаив дыхание, дрожа и потный; Затем он вытер лоб тыльной стороной ладони и выскользнула из постели, засовывая ноги в тапочки. Она также надел халат и посмотрел на девушку, которая спала на спине, прикрывшись только до талии. Его звали Мелба О'Шонесси, он была ирландка, и он приехала из Дублина.

Накануне вечером он дебютировала в «Метрополитен» в Богеме, сыграв роль Мюзетты. Сегодня весь Нью-Йорк бросился бы к её ногам. Они просили у нее около двадцати бисов. А Ник, который познакомился с ней позже при банкете, проведенном в ее честь, быстро сумел похитить ее и отвезти туда, в его пентхаус на сороковом этаже ...


Ракета глубоко вошла в лед и взорвалась. Пятьдесят мегатонн свирепой ярости вылились на вершину мира, который все еще не осознавал, что в него попали. В радиусе примерно семидесяти километров ледяная мантия таяла и закипала.


На плавучем ледяном острове, примерно в 150 километрах к югу, группа американских и западногерманских ученых с ужасом смотрела на огненный шар, летевший по небу. Один из немцев дрожащими пальцами вытер сосульки с бороды и пробормотал:


- Mein Gott! Эта свинья! Mein Gott, он действительно запустил её!


Ученый американского флота начал быстро думать. Наблюдая, как огненная «сигара» приближается к цели, он сказал:


- Нельзя слишком рано делать выводы. Эта штука, похоже, приближается к полюсу. Почему? Зачем зря тратить такую ​​ракету?


Если это не какое-то предупреждение ... А эти ребята никогда не предупреждают. Нет…


В Дании есть что-то гнилое ... Я вам скажу!


И он побежал в палатку, где был радиопередатчик.


Ник Картер, он же Номер Три, которому АХ дал лицензий на убийство так много, что он заслужил прозвище «Истребитель», некоторое время оставался неподвижным у кровати и восхищался Мельбой О'Шонесси. Он собирался прикрыть ее обнаженную грудь, но потом предпочел взглянуть на них еще немного. Это стоило того. У Мельбы было две великолепных груди, как раз для оперной певицы. Ник гордился тем, что является экспертом в этом вопросе. И у этих двух мысов было что-то исключительное. Кожа была очень белыой, мягкой и бархатистой, с мраморным совершенством, только с синим оттенком. Мягкая и прочная. Эти груди казались вырезанными из каррарского мрамора.


Ник улыбнулся, вспомнив, что случилось. Мельба была очень чувственна и доставила ему огромное удовлетворение. Она стонала и рыдала от удовольствия. Да, это было прекрасно. Первый раз обычно бывает так. И все произошло так быстро… Несколько бокалов шампанского на приеме, потом Ник предложил ей бросить все и сбежать с ним.


Сначала Мельба засмеялась, показав ему свои великолепные белые зубы, и заметила:


- Полагаю, у вас есть коллекция картин, которую вы хотите мне показать? Идемте скорее, мистер Картер!


Ник не позволил подколоть себя и уточнил:


- У меня есть чердак, где я обычно живу один. Но чтобы повеселиться, лучше быть вдвоем. Я действую слишком быстро? Но моя дорогая, мы сейчас живем в мире скорости… Завтра может даже не наступить.


Девушка снова рассмеялась, и Ник поймал озорной искорку в ее фиолетовых глазах.


Carpe tempore? - (Лови момент?)


- Что-то подобное, но избавьте меня от латыни! В школе меня всегда подводили на этом проклятом языке. Но если это означает то, что я думаю, прекрасно. Скажем на свободе, что вы должны использовать возможности, когда они возникают, чтобы потом не пожалеть.


Мельба хорошо изучила его своими фиолетовыми глазами, и Ник понял, что попал в цель. На этих красных улыбающихся губах витало желание. Он спросил его:


- Ты всегда так начинаешь атаковать ... Ник?


- Я думаю так. Мы хотим пойти?


Вскоре после этого, когда он крутился с ней, Ник сказал себе, что в его профессии важно цепляться за момент, а не за час. Вот уже почти месяц, как синий телефон на его чердаке не звонил. Он прекрасно знал, что отпуск продлится недолго. Вскоре сухой голос Деллы Стоукс, личного секретаря Хоука, велел ему подойти. Тогда Хоук тоже подошел к устройству и приказал ему уйти неизвестно куда.


Пока телефон не звонил сегодня вечером ...


В такси он поцеловал Мельбу О'Шонесси, и она с энтузиазмом ответила, а затем прошептала:


- Я, кажется, плохая женщина, понимаете? Уверяю вас, что обычно это не так.


Я понимаю, что не должно быть так просто. Но с тобой ... У тебя есть что-то особенное, разрушающее все мои запреты ...


Теперь Мельба спала довольная. Когда Ник решил прикрыть ее грудь, он увидел счастливую улыбку и жадные губы.



Погода была плохой над Великобританией и европейским континентом. Дождь смешался с ледяным мокрым снегом и ужасным северо-западным ветром, обрушившимся на все столицы. В каждый город в восемь часов приходила депеша на имя премьер-министра, президента или канцлера, и на углу каждого конверта было написано:


«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - Очень срочно. Это относится к полярному атомному взрыву ».


Прибытие этих писем, как и запуск ракеты, рассчитывалось за секунду.


Это была старая техника Гитлера, заключающаяся в том, чтобы сделать и раскрыть смелый шаг в выходные, в то время как правительственный механизм работает медленно, а важные сотрудники разбросаны здесь и там, и их трудно найти. К тому времени, как крупные чиновники вернулись с охоты или рыбалки и сумели собраться вместе для совещаний, было уже слишком поздно. Они стояли перед свершившимся фактом.


Гитлер использовал эту технику с большим успехом. Теперь ее эксплуатировал другой хитрый мозг. Мозг, который презирал Гитлера только потому, что что-то пошло не так, но разделял его безумную манию величия. Новый безумец подписал имя, напоминающее многовековую историю кельтов. Внизу каждой буквы было написано красным слово «ПЕНДРАГОН».


Между тем, пока президенты разных стран читали свои письма, министерства Востока и Запада жили минутой лихорадочной деятельности. Телефоны и телексы были даже горячими. Президент США официально заверил президента СССР, что не его страна произвела пуск ракеты по полюсу. И его собеседник столь же формально заверил, что его страна тоже не запускала. Кто тогда?


Британцы? Французы? Итальянцы? Немцы? Невозможно. Французы только начинали атомную гонку и не могли себе позволить такой трюк.


У Италии и Западной Германии даже Бомбы не было.


Англия? Ради всего святого, даже немыслимо! Но откуда тогда взялась эта ракета?


Президенты США и России разговаривали друг с другом с акцентом на отчаянную срочность, каждый пытался убедить другого, каждый знал, что мир находится на грани ядерной войны. Каждый из двоих заверил другого в своем стремлении к миру. В конце концов они решили дождаться дальнейшего развития событий.


Именно в этот момент пришли знаменитые письма. Но только в Европе. Никто не предупреждал ни Россию, ни Америку. Как только он прочитал сообщение, премьер Великобритании позвонил президенту США. После быстрого, неистового разговора, в ходе которого линия с Москвой оставалась открытой, также поступили звонки из Парижа, Рима и Бонна.


Десять минут спустя все стало яснее, как минимум. Не то чтобы лидеры шести важнейших стран мира чувствовали себя спокойнее, но, по крайней мере, они почувствовали немного большее облегчение за время, которое все еще отделяло их от нулевого часа.


Письма были очень ясными; они дали неделю на выполнение требований, изложенных в сообщении. Пендрагон так сказал!


Некоторые новости просочились фатально, и пресса не замедлила овладеть ими.


На этот раз все было так. Газеты по всему миру прокомментировали загадочный взрыв на Северном полюсе. Больше они ничего не знали и не могли публиковать ничего другого, поэтому миллионы читателей затаили дыхание. По обоюдному согласию железный занавес цензуры упал на все газеты в Англии, Соединенных Штатах и ​​во всех других странах. После той краткой новости паникера, ничего больше. Абсолютная тишина.


Пендрагон, уютно устроившийся посреди дьявольской паутины, которую сплел сам, посмотрел на козырь в руке и улыбнулся.


Ник Картер налил себе виски и вынес его на террасу. Мельба все еще спала, все еще с легкой улыбкой на губах. Ник закурил одну из своих длинных специальных сигарет (смесь табака из Латакии, Перика и Вирджинии) с золотым тиснением NC на мундштуке. Это была одна из его очень немногих причуд, и он курил их с большим удовольствием, но только когда был дома. Он никогда не брал их с собой, когда отправлялся на миссию, иначе он немедленно выдал бы свою личность. Теперь он с жадностью вдохнул ароматный табак, закрыл за собой французское окно и, дрожа, задрал воротник своей мантии. Падала тонкая, холодная морось, окрашивая мозаику террасы в черный цвет, покрывая ее слоем жира. До рассвета оставалось около часа. Безразличный к дождю, Ник перегнулся через перила и посмотрел на черный каньон Сорок шестой улицы. Некоторые неоновые вывески были отражены в

и мокрой земле с разноцветными переливами. В то время движение было очень небольшим. Казалось, что металлическая змея, продолжая свой путь, разбилась на множество сегментов. Преобладали грузовики и ночные такси.


Ник сказал себе, что в Нью-Йорке никогда не прекращалось движение и шум.


Справа от него в здании Организации Объединенных Наций зажглись огни. Рано начали убираться ...


Холодный ветерок расстегнул его мантию, и дождь намочил ноги. Ник сделал еще глоток виски, еще раз затянулся длинной сигаретой и сказал себе, что больше не сможет уснуть. Он был слишком умен, поэтому вполне мог воспользоваться этим. Он очень хорошо знал, что собирался делать. Лови момент!


Он вернулся в комнату, лег в кровать рядом с Мельбой и поцеловал ее красные губы.


Ей потребовалось время, чтобы проснуться, чтобы понять, кто она и где находится. На мгновение она выглядела почти испуганной и отстранилась.


Ник сжал ее и поцеловал в ухо.


- Не бойся, милая ... Это просто Ник. Ты не помнишь меня?


Еще мгновение она пыталась освободиться, она барахталась в его объятиях, как птица на сковороде. Но наконец к ней вернулась память. Затем она прижалась к нему, а он продолжал целовать ее и нежно касаться ее позвоночника пальцами. Она вздрогнула от удовольствия и воскликнула:


- О, Ник, какое чудесное пробуждение!


Они снова поцеловались, долго. Наконец Мельба на мгновение вздохнула, но не убрала руки с его шеи.


- Милый, я мечтала о тебе ...


- Ты ошибаешь. Я тут…


- Это была такая чудесная вещь, любимый ... Я никогда не забуду этого, никогда!


Ник еще раз поцеловал ее и сказал:


- О забывчивости еще рано говорить. Мы только начинаем ...


Она смотрела на него.


- Действительно? Хотел бы я в это поверить, дорогой Никки, но не могу. Ты такой странный парень ... В каком-то смысле ты слишком совершенен, чтобы быть правдой, и у меня такое странное чувство, что я больше не увижу тебя после сегодняшнего вечера.


- Это дальновидность ирландцев. А еще у вас есть главный недостаток, понимаете? Вы говорите слишком много!


Но когда он начал прелюдию к новому половому акту, Ник понял, что женщина права. И он занимался любовью с какой-то поспешностью, осознавая, что эти моменты удовольствия украдены из профессии, и что от одного момента к другому ...


Лови момент? Может быть! Здесь речь шла об эксплуатации последнего!


Теперь кровать превратилась в поле битвы, и Мельба сражалась с нежной яростью. Он отдавал и получал в равной мере, прерывая свою любовь судорожными стонами удовольствия.


Этот проклятый синий телефон! Конечно, он будет звонить. Представьте, если бы он не звонил. Хок был особенным человеком, разбивая яйца в своей корзине! Он не мог выбросить из головы эти холодные, сухие, мертвые глаза, как Сухой Мартини, эту вонючую сигару. Он чувствовал в воздухе, что звонок вот-вот будет. Ох, Ястреб, старый хитрец, погоди, еще минутку ...


Мельба О'Шонесси, охваченная безумной любовью, страстно желала и пиналась, раздраженно стонала. Экстаз пришел для них обоих одновременно, и, наконец, Мельба легла рядом с Ником, как сломанная кукла, тяжело дыша, пустая и легкая.


В другой комнате зазвонил телефон.


Ни один из них не двинулся с места. Теперь она лежала лицом вниз на подушке, и Ник уставился в потолок, не в силах отреагировать. «Какое время?» - подумал он с веселым гневом. Действительно отличное время, Ястреб! Хотел бы я сказать вам, насколько вы были уместны в выборе момента, если бы вы могли мне так доверять!


В другой комнате аппарат продолжал звонить, одинокий, металлический и решительный.


Мельба двинулась, открыла один глаз и уставилась на черный телефон на тумбочке.


«Это не то, на что похоже», - был ее бесполезный комментарий.


Ник еще немного подождал.


- Знаю, знаю. Он находится в другой комнате. Я пойду и отвечу через минуту, - пробормотал он.


Мельба оперлась на локоть и посмотрела на него.


- Чертовски неподходящее время для вызова христианина! Не случайно ли это будет другая женщина, дорогая?


Ник скатился с кровати с ворчанием.


- Нет опасности. Если бы только это было! И он может также ответить, потому что он будет звонить часами! Знаете, второе зрение есть не только у ирландцев. Я седьмой ребенок седьмого ребенка, и я родился с ужасным пророческим чутьем. Я знаю, кто мне звонит.


Мельба присела, как котенок, и накинула на себя одеяло.

-Ты странный, Николас Картер. Иди и ответь, а потом вернись ко мне.


Ник пошел в другую комнату и взял синюю трубку.


- Ага?


Сухой девичий голос Деллы Стоукс сказал ему:


- Звонок из Вашингтона, номер три. Коды GDG и FDM. Я передаю вам сообщение.


Ника Картера невольно вздрогнула. Ух ты, подключили худшие коды! GDG означал Судный день, а FDM означал конец света.


Это был самый большой предупреждающий знак, который мог получить агент AX, и он имел приоритет над всеми остальными. Он не знал, что это когда-либо использовалось раньше. Боже мой, GDG и FDM вместе! Мир должен был вот-вот развалиться, чтобы Хоук использовал этот сигнал!


- Ага? Готов? - спросил Ник, услышав голос босса.



Втрая глава.



Три часа спустя Ник Картер был в Вашингтоне, в маленьком захудалом кабинете своего босса Хоука. На улице, в Дюпон-Серкл, ноябрьский день был серым, меланхоличным и грустным из-за обычного моросящего дождя, смешанного с мокрым снегом. Внутри, за невинным фасадом Amalgamated Press, атмосфера штаб-квартиры AX была такой же мрачной, как погода. Ник никогда не видел своего босса таким черным.


Теперь Хоук, сердито жевавший незажженную сигару, представил Ника высокому, лысому парню в мятом твидовом костюме.


- Ник, это мистер Ян Трэверс из Скотланд-Ярда. Особый отдел.


Он сел в самолет и появился здесь раньше вас. Можно ли узнать, почему вы так поздно приехали?


Ник, пожимая руку англичанину, предпочел не апеллировать к обычному утреннему движению в Нью-Йорке, которое зря потратило его время. Он пробормотал что-то непонятное и одобрительно взглянул на человека из Скотланд-Ярда, который произвел на него благоприятное впечатление. Его рукопожатие было таким же сильным и решительным, как и его внешний вид, а в его ярко-голубых глазах, слегка выпученных, отражались стальные блики. Он также посмотрел на Ника с искренним любопытством и оценил увиденное.


Траверс сказал культурным и вежливым тоном:


«Я был впереди, сэр, потому что меня вызвали раньше, и у меня уже был специальный самолет, готовый доставить меня сюда. На скорости две тысячи миль в час я не успел подняться, что уже приехал.


Нику пришлось улыбнуться. Мир тоже мог оказаться на грани взрыва, но британцы не отказались от своего вежливого и спокойного поведения. Но ему нравился этот человек, и инстинкт подсказывал ему, что вместе они сделают хорошую работу. Конечно, он все еще не верил в это. Ник никогда никому не доверял, кроме себя и Хоука.


Хоук нацелил на него пережеванную сигару.


- А теперь сядь и слушай, Номер Три. Мы с Трэверсом будем разговаривать. Он уполномочен это делать и знает все, что знаю я. Может быть, что-то большее. Нет времени на долгие объяснения. Когда вы уедете отсюда, у вас будет час, чтобы подготовить чемодан с тем, что вам нужно, а затем вы полетите в определенное место между Шетландскими островами и Оркнейскими островами. Вы спуститесь в море с парашютом, и один из наших эсминцев, «Орест», подберет вас на борт. Эсминец оснащен небольшой парусной лодкой, которая будет предназначена вам.


Вы ведь тренируетесь для этого? По крайней мере, согласно тому, что написано в вашем досье ...


Ник признался, что был большим знатоком. Ян Трэверс, который сел и теперь набивал трубку табаком, сказал:


- Тебе нужно быть более чем осторожным, Ник. Сейчас море между этими островами очень бурное. Нам будет очень жаль, если вы утонете до того, как сможете сойти на берег и установить контакты, которые вам нужно установить ...


Он выглядел довольно разочарованным, и Ник сказал:


- Я бы тоже не хотел утонуть, уверяю вас, поэтому постараюсь этого избежать.


Продолжайте, пожалуйста. Я хотел бы, чтобы вы мне кое-что объяснили по этому поводу, потому что я совершенно ничего не знаю. Знаю только, что GDG объединили с FDM. Что заставляет меня думать о худшем. Итак, что мне делать, чтобы мир не взорвался?


Хоук отбросил потрепанную сигару и затолкал в рот новую. Потом пробормотал:


- Нет времени на полное объяснение, как я вам сказал.


Ян Трэверс предложил:


- Хоть какой-то намек ... - Он посмотрел на часы. - Я имею в виду, прежде чем самолет улетит.


Хоук нахмурился, но не возражал.


- Хорошо, Трэверс, но поторопись.


С помощью нескольких слов англичанин сказал Нику, какие предупреждения

были получены различными европейскими президентами, и сообщил ему, что Соединенные Штаты и Россия не получали такого предупреждения. Трэверс описал угрозы этих сообщений, и Ник почувствовал, как по его спине пробежала дрожь. Он спросил англичанина:


- А вы не знаете, кто этот Пендрагон? Мне он кажется сумасшедшим.


Ян Трэверс покачал головой.


- Вместо этого мы думаем, что знаем, кто он. Но он был настолько умен и так умело нас дразнит, что до сих пор полностью скрывает свои намерения. Мы даже знаем, откуда эта ракета была запущена на полюсе. Но мы ничего не можем сделать!


Ник признался, что ни черта не понял. Но как, если они знали, кем был этот сумасшедший ублюдок, почему не заморозили его? Разве британской армии не хватило, чтобы вырубить его?


Трэверс выдавил горькую улыбку.


- Это не так просто. Этот ублюдок, как вы его назвали, в настоящее время держит нас в своей власти и шантажирует нас. В письме он предупредил нас, что у него есть другие ракеты, другие атомные бомбы, готовые к запуску. Если бы мы сделали только один ход против него, он бы их бросил; с последствиями, которые вы можете себе представить. Если мы осмелимся встать у него на пути и знаем, что он серьезен, он угрожает бомбить Лондон, Париж, Москву, Рим и Бонн. Следовательно, вся армия или флот нам не нужны. В самом деле, они ускорили бы его реакцию. Прямо сейчас у нас есть неделя, чтобы принять решение.


Ник спросил:


- А кто этот Пендрагон?


- Сесил Грейвс, лорд Хардести. Вы когда-нибудь слышали о нем? Он один из самых богатых людей в мире, и ему принадлежит все, что стоит иметь: нефть, золото, уран, пресса и кино, телевидение. Нет ничего важного там, где нет его руки. А теперь он решил контролировать западные державы с целью уничтожить Россию. Как только его мощность достигнет желаемого предела, он нанесет массированный атомный удар по СССР.


Ник Картер вскоре осознал важность такой угрозы и спросил:


- Русские знают?


Хоук вздохнул.


- Еще нет. Если бы они это сделали, возможно, бомбы уже падали. К счастью, на этот раз все подумали и скрыли угрозу от русских. Мы не знаем, когда они об этом узнают, и нам просто нужно молиться. Потому что, как только русские узнают о целях Пендрагона, они попытаются действовать первыми. И они попытаются уничтожить всех нас, чтобы он не смог уничтожить их.


Видишь, что за вещи, мой мальчик? Траверс прав, армии бесполезны. Это работа, которую должен выполнять один человек, самое большее двое!


Вам нужно будет найти этого Пендрагона, поймать его или убить! И, прежде всего, вам придется уничтожить его организацию настолько, чтобы вы могли доказать русским, что им больше ничего не угрожает. И у тебя есть неделя на это.


Ник подумал, что это невозможно, и сказал об этом. Ян Трэверс горько улыбнулся и ответил:


- Знаю и тоже сомневаюсь, что у вас это получится. Но тонущий человек тоже цепляется за соломинку, понимаете? И мы можем ясно говорить между собой. Если этого человека нельзя найти и уничтожить, мир неизбежно развалится. К сожалению, мы все в одной лодке.


Ник продолжал практичным тоном:


- Ну, вы знаете, кто такой Пендрагон, но не знаете, где он прячется. Конечно, иначе вы бы его уже поймали.


Трэверс кивнул.


«Он исчез из общения пару недель назад, и с тех пор мы ничего не слышали о нем или его жене леди Хардести. Конечно, вы слышали о ней ...


Ник взглянул на Хоука. Старик смутился и засмеялся. Разве его босс не забыл, что он был пуританином даже в самые лучшие моменты жизни?


«Да, я кое-что читал о нем», - признался он. - И я получил представление о типе. Но я думала, он развелся после последнего скандала. У нее скандальная репутация, не так ли?


- Да. - Она худшая нимфоманка, - сказал Трэверс. - А еще она красивая женщина, еще молодая. Лорд Хардести фактически развелся с ней, но затем женился на ней повторно, бог знает почему. Может быть, в конечном итоге эта женщина - единственная ахиллесова пята нашего Пендрагона. И может быть, это дает нам некоторое преимущество. Однако на данный момент, как я уже сказал, оба они исчезли, и ни одному из наших агентов не удалось выяснить, где они укрылись. За последние несколько недель мы довольно загадочным образом потеряли троих очень хороших людей.


Трэверс перестал набивать трубку табаком и посмотрел Нику в глаза.


- С таким же успехом я могу быть честен с тобой, коллега. Сейчас мы в отчаянии. Наша Секретная служба оказалась перед пресловутой кирпичной стеной.


У нас остался только один спецагент, и теперь он в Шотландии с другим агентом, женщиной, пытается проникнуть в ряды Пендрагона. Вот почему мы пришли просить вас о помощи. Наш премьер-министр разговаривал с вашим президентом, и сегодня утром они заставили меня приехать сюда ...


Хоук кивнул в подтверждение и сказал Нику:


- Да, президент позвонил мне лично и спросил, какого лучшего человека я мог бы иметь. Я позвонил тебе.


Ник кивнул. Не нужно было выставлять напоказ ложную скромность, которой у него не было. Но дело казалось чертовски сложным. Никогда раньше он не сталкивался с такой деликатной и опасной проблемой.


Он хотел бы задать много вопросов, но не было времени. Остальное может подождать. Трэверс вынул из кармана карту и разложил ее на столе Хоука. Указательным пальцем он обвел круг вокруг области, включающей Шетландские острова и Оркнейские острова.


«Это примерно здесь, - сказал он. - Немного к северо-востоку от Сандея есть остров под названием Блэкскейп. Он слишком мал, чтобы появиться на этой карте, но на самом деле он пять километров в длину и два километра в ширину. Несколько лет назад лорд Хардести (он шотландец, а там его называют «Лэрдом») приказал Блэкскейпу построить рыбную консервную фабрику для жителей. Это обошлось ему в несколько миллионов и принесло ему много объявлений в газетах, тем более что большинство газет принадлежат ему. Однако его благотворительная деятельность наделала много шума. Он даже построил современные квартиры для рабочих и рыбаков, а также устроил на острове кинотеатр, кафе и танцевальный зал. Поскольку Blackscape находится далеко от материка, а погода обычно ужасная, фабричные рабочие были вынуждены подписать контракт, связывающий их минимум на шесть месяцев.


- Короче, вроде принудительного труда ...


- В каком-то смысле я так думаю. Но мы не знаем, вовлечены ли эти работники добровольно или нет в истинную цель, ради которой была создана отрасль. Ракетный комплекс, пандусы и все остальное обязательно должны быть на острове. Я думаю, они спрятали их среди тех камней, которые составляют их стены.


Ник посмотрел на карточку.


- Вы уверены, что ракета, прибывшая на полюс, была запущена с этого острова?


Трэверс выдавил бледную улыбку.


- Достаточно надёжно. По крайней мере, это то, что показали проведенные нами исследования. К тому же Пендрагон этого не скрывает. Его не волнует то, что мы знаем, особенно теперь, когда он так далеко ушел. В самом деле, возможно, он предпочитает, чтобы мы знали; это позволяет ему чувствовать себя очень умным. Но теперь он предупредил нас, чтобы мы не летали над этим районом, чтобы мы не могли его даже бомбить. У него есть свой хороший радар, и при первой же угрозе он запускает ракеты. Кроме того, мы должны думать обо всех этих бедняках на острове. Они могут быть невинными жертвами, и нам не хочется уничтожать их, не попробовав сначала менее радикальное решение.


«Конечно, сейчас мне не следует завидовать, - сказал Ник. - И мы сможем пощадить их, если найдем способ остановить это ракетное безумие, так или иначе.


Трэверс долго смотрел на него, затем вздохнул.


- Да, мы тоже об этом думали. Конечно, рабочим придется уйти, если мы решим вмешаться. Но все это чисто академическое. Смотри сюда. -


Карандашом он нарисовал периметр через оконечность острова и Северное море.


И он сказал: «Здесь, от Дингволла до Инвернесса, Пендрагон поставил свой идеальный барьер. Ни солдаты, ни полицейские не могут подойти без предупреждения,


ни самолетов, конечно, ни подводных лодок, ни боевых кораблей. Так ему удалось удержать Блэкскейп за защитным забором, понимаете? Если мы решим рискнуть и по-прежнему атаковать его, мы, скорее всего, проиграем. А проиграть - значит поставить под угрозу безопасность мира!


Он сложил карточку и положил обратно в карман. Затем он посмотрел на Ника, а тот, в свою очередь, взглянул на начальника, который заметил:


- Итак, вы видите, что альтернативы у нас нет. Одинокий человек, если он хорош, возможно, сумеет что-то сделать. Я сказал «может быть» и повторяю это, потому что у меня тоже не так много иллюзий.


И Траверс добавил:


- Теперь вы знаете, с какой задачей вам предстоит столкнуться, и я не скрываю вероятности, что процент успеха невелик.

Как он вам сказал, нам удалось протиснуть пару офицеров на огороженную территорию, но мы не ожидаем от них многого. Они там в основном, чтобы помочь вам, а теперь ждут вас.


Ник спросил Хоука с улыбкой:


- Вы уже придумали прикрытие, которое я буду использовать для этого предприятия, сэр?


Хоук серьезно кивнул.


- В самом деле. И случай в некотором роде нам помог. На днях береговая охрана обнаружила мертвого человека в море, и, к счастью, газеты еще не получили эту новость. Звали этого человека Джеймс Уорд-Симмонс. Он был англичанином, так что вам придется хорошо проверять свой акцент.


«С моим акцентом все будет в порядке, но ты должен хотя бы сказать мне, что это был за бедняга и почему он умер. Если я приму личность другого, мне хотелось бы знать хотя бы эти мелкие детали. Совершенно точно?


«Он был писателем», - объяснил Хоук. - И странник, авантюрист.


Сотрудники береговой охраны считают, что он умер от сердечной боли. Смерть уже наступила несколько дней назад, когда они обнаружили его лодку, плывущую по течению, недалеко от Флорида-Кис. Я думаю, он был довольно хорошо известен, потому что о нем нашли полдюжины газетных альбомов. И его книги тоже стоят на полке. Вам придется их прочитать, если вы собираетесь хорошо сыграть свою роль.


- А я похож на него?


- Немного, но достаточно. Рост и телосложение примерно одинаковы. Достаточно будет, если живот у вас побольше, а волосы на висках слегка побелели ...


«Возможно, и у меня появятся белые волосы, если эта миссия окажется такой тяжелой, как я себе представляю.


Ян Трэверс снова посмотрел на часы и пробормотал:


- Очень вероятно. Даже если вы доживете до ста лет, чего я вам искренне желаю, подобное предприятие больше никогда с вами не повторится. По риску и по важности.


Но теперь нам пора. Самолет получил приказ не ждать нас, если мы задержимся. Я поеду с вами в Исландию и по пути дам вам другие инструкции. Потом я вернусь в Лондон, так что нам придется договориться между отсюда и Рейкьявиком. Кстати, я буду контролировать вас в этой миссии. Фактически, вы будете зависеть от Лондона.


Ник взглянул на Хоука, который сказал:


- Верно, сынок. Мы «одолжили» вас британцам, и теперь вы будете работать на них. Конечно, я буду признателен за некоторые отчеты, если вы сможете их отправить.


А теперь послушайте мистера Трэверса и уходите. У тебя есть час. Советую сначала пойти в гримерную. Посмотрите, успеют ли они осветлить волосы, если нет, возьмите шиньон.


Они пожали друг другу руки. Голова была твердой и сухой, но Нику показалось, что он почувствовал легкую дрожь в руке. Возможно ли, что Хоук испугался?


Хотя такое было даже немыслимо, ситуация действительно заслуживала серьезного опасения.


Час спустя, когда двое мужчин поднялись на борт британской Delta X, Ник спросил своего товарища:


- Вы действительно верите, что этот лорд Хардести по имени Пендрагон нашел убежище на острове Блэкскейп?


Прежде чем ответить, Трэверс долго смотрел на него.


«Я ожидал, что ты меня спросишь», - сказал он наконец. - Нет, совсем не верим. Я вам гарантирую, что это не тот человек, который рискует! Конечно, он скрылся в очень тихом и безопасном месте. Больше всего комфортном. И он останется там, пока дело не закончится, но оно закончится. Но нам абсолютно необходимо было поместить один из наших в Blackscape. Поскольку мы почти уверены, что ракета была запущена с этого острова, мы подумали ...


Ник кивнул.


- Я понимаю. Вы хотите послать туда диверсанта? Или вы уже отправили его?


Теперь настала очередь Траверса соглашаться.


- Да, он уже в пути.



Третья глава.



«Матрос, - сказал себе Ник Картер, - сегодня ты потеряешь зарплату!»


И не только шторм подвел его. Капитан истребителей США Орест также немного изменил приказы Вашингтона в свою пользу.


Ему следовало посадить Ника на борт его маленькой лодки возле Даннет-Хед. С этого момента не составит труда добраться до карьера Строма, где у него назначена встреча с британскими агентами. Вместо этого, опасаясь радара Пендрагона, Орест сбросил его примерно в десяти километрах к западу.


Неплохо, если бы не было шторма. Ранее, когда Ник с парашютом был встречен на борту истребителя, море казалось почти спокойным.

У шторма был вид, будто он хотел выпустить пар еще дальше, в Норвежское море. Но затем, изменчивый, как женщина, он вернулся с новой яростью. Теперь ветер дул не менее семи баллов.


«Цинара», несмотря на ее прочный сосновый и березовый корпус, определенно не была создана для выживания в таком море. Она тоже была стара, как и его двигатель Grey & Timken, несмотря на то, что он храбро сражался, тяжело дыша, как бедный астматик. Каждый раз, когда он пропускал удар, сердце Ника тоже на мгновение останавливалось. Он был великолепным пловцом и носил спасательный жилет, но не был уверен, что сможет справиться с такой погодой. Однако он ничего не мог с этим поделать. К этому времени он стал Джеймсом Уордом-Симмонсом, английским писателем и авантюристом, а «Цинара» была лодкой Уорда-Симмонса. На Нике также были туфли мертвеца, его куртка и вязаная шапка.


Закуривая влажную сигарету, Ник с горечью сказал себе, что, вероятно, скоро встретит душу человека, которого изображал. Он с отвращением отбросил сигарету и цепко вцепился в руль.


Ему нужна была вся его исключительная сила, чтобы оставаться на курсе. Он вспомнил, что Хоук посоветовал ему прочитать книги покойного, и усмехнулся, не уважая своего босса. Но уверен, как нет? Все, что ему нужно было сделать, это отпустить руль и свернуться калачиком в тепле с чашкой хорошего чая и хорошей книгой для чтения! Это был бы приятный, очень интимный вечер!


Волна более сильная, чем другие, заставила "Цинару" дрожать, как женщину, которую собираются изнасиловать; другая встряхнула её, как шейкер для коктейлей, а затем подняла её на головокружительную высоту, чтобы она упала носом в пену предыдущей волны.


Ветер дул на восток, как раз сейчас, когда он должен был идти на юг.


Если он этого не сделает, то ударится о скальные стены Оркнейских островов. Он едва мог следить за стрелкой компаса, держась за руль с силой отчаяния. Делать нечего, он шел не только на восток, но и на север!


Однако нужно было постараться, не падая духом. Когда Ник сказал Хоуку, что знаком с лодками, он определенно не имел в виду такое приключение в таком море и с таким старым хламом.


К сожалению, альтернативы не было. Не было никого, кто мог бы ему помочь. Он был один. Ник Картер, псевдоним Номер три, псевдоним «Истребитель», один и три. Британцы оказались в беде, их агенты погибли или пропали без вести. Пендрагону придется иметь с ним дело, но успех Ника становился все менее вероятным.


Да, эти два агента ждали его в карьере Строма. Но как до них добраться, если шторм постарался отбросить ее как можно дальше от места встречи?


Во время короткого перелета из Вашингтона в Рейкьявик Трэверс дал ему последние инструкции, и Ник выслушал его с сердцем, сжавшимся от уныния. На мгновение, в облаках, он почувствовал почти отчаяние. И он нашел безумным утверждение, что только один человек может спасти мир от атомной угрозы.


В крохотной каюте было кромешно темно. А матрос-одиночка продолжал бороться с рулем и стихией; Казалось, он хотел контролировать их ярость только силой воли. Но в какой-то момент он опустил голову и широко раскинул руки, осознавая свою беспомощность. Гора воды обрушилась на "Цинару", и посреди этого водопада человеку чудом удалось не отпустить колесо руля. Стекло, защищавшее его от ветра, разлетелось на мелкие кусочки, и вода с силой проникла в кабину. Но старый астматический двигатель, что удивительно, выдержал. И снова "Цинаре" удалось выйти, трясяь, как щенок, который принял ванну, чтобы высохнуть.


Вдруг Ник увидел вдалеке согласованный сигнал: на черном фоне скал появились три пылающих креста. Карьер Строма! В Шотландии в те дни горело много крестов, поэтому они думали, что сигнал не вызовет подозрений. Траверс объяснил Нику, что Пендрагон патрулировал берега запретной зоны, что кресты были зажжены внутри пещеры, а также чтобы ветер не сразу их погасил.


И они («они» имели в виду Вашингтон и Даунинг-стрит) также думали, что «Цинара», будучи такой маленькой, сможет остаться незамеченной, несмотря на радар Пендрагона.


Вот Клыки Турсо! Они были похожи на высоких остроконечных долгоносиков из черного камня и стояли на страже почти перед пещерой. Патрули Пендрагона, если бы они там тоже прошли, то

, они не стали бы иметь дело со Стромой именно потому, что были знаменитые Клыки, которые закрывали доступ кораблям. Заграждение было бы непроходимым даже в хорошую погоду и средь бела дня. Представьте себе ночную бурю!


Ник улыбнулся и, несмотря на холод и дискомфорт, почувствовал, что кризис отчаяния миновал. Теперь он снова стал человеком всех времен, более чем когда-либо стремящимся вызвать шум!


Ему нужно было сразу послать сигнал, если он не хотел, чтобы поток снова унес его далеко. Он погладил руль одной рукой и сказал "Цинаре": «Давай, красавица». До сих пор ты была очень хорошей, бесстрашной девочкой. Давай, сделай еще немного усилий для своего Ника, а?


Маленький корпус застонал в ответ, истерзанный бурей. Ветер усилился и снова стал бить его, как будто он имел против него личный счет, а лодка прыгала среди триллионов гектолитров воды.


Ник вцепился в руль, но двигатель заглох с последним воем.


К настоящему времени лодка была во власти шторма, и управлять ею было невозможно. Ника подбрасывали, как ветку. «Цинара» развернулась, перевернулась, но ярость волн была такой дикой, что она снова распрямилась, прежде чем Ник полетел за борт. Он содрогнулся при мысли, что он чудом избежал этой жидкой зеленоватой стихии. К этому моменту кабина исчезла, но он продолжал цепляться за рулевую колонку, так как руля тоже не было. Он увидел перед собой огромную волну, которая угрожающе приближалась. А сзади его ждали Клыки Турсо, черные и блестящие, осажденные гневной пеной. Скалы там ждали бесстрашную "Цинару"!


Волна унесла лодку из-под него, и Ник почувствовал, как она рассыпается у его ног.


Он взглянул на три креста, которые все еще горели в темноте.


- Прощай, девочка! Он сказал, прежде чем нырнуть боком. Он попытался зайти как можно дальше. Он не пытался плавать, это было бы бесполезно. Теперь это было в руках Бога, того Бога (Нептуна? Эола?), Который до этого момента соизволил защитить его, заставив добраться до этой точки.


Когда Номер Три продолжал двигаться под водой, чтобы избежать шторма на поверхности, она испытала странное чувство расслабления и почти спокойствия. Он сделал все возможное для смертного. Если он сейчас рухнет на Клыков, ему не придется винить себя. Он сделал все, что мог, действительно все.


Он не мог ...


Вихрь схватил его и вытолкнул обратно на поверхность, и он начал бороться, чтобы выбраться. Это было чудо, что он все еще мог плавать, хотя он был оглушен, сломан, истекал кровью, истощен, но еще не побежден!


В маленькой бухте царила устрашающая тишина по сравнению с яростью открытого моря.


Это была, конечно, не настоящая тишина, но после этой шумихи казалось, что он вошел в монастырь! И там волны уже не были страшными. Однако одна из них схватила Ника и не слишком осторожно ударила его по узкому треугольнику из черноватого песка, смешанного с гравием. Этот треугольник стоял прямо между двумя высокими скалами, продуваемыми ветрами!


- Спасибо, - пробормотал Ник, когда волна отступила. - Если не возражаете, оставшуюся часть маршрута пройду на четвереньках.


Фактически, он продвигался на четвереньках, пока не увидел, что находится вне досягаемости воды. Затем он стоял неподвижно, уткнувшись лицом в песок и раскинув руки.


Только его грудь приподнялась и напомнила ему, что он все еще жив.


Почти сразу песня Сирены достигла его, и он начал проклинать себя.


Черт побери, они никогда не давали тебе покоя, даже в таких местах!


Даже когда бедняга был наполовину мертв!


Он крякнул, коснувшись песка ртом:


- Возвращайся в свой дом, Русалка!


Но она продолжала петь сладким голосом с неопределенным шотландским акцентом: «...


потому что у нас еще есть хорошие новости, чтобы слушать, хорошие вещи, на которые стоит смотреть ... ».


Голос на мгновение остановился на ноте, которая казалась вопросительной. Ник попытался подняться, но вскоре сдался и рухнул обратно на холодный слой мокрого песка. «Через мгновение», - сказал он себе. - Через мгновение я еще смогу двигаться и действовать. Но сейчас…


Голос возобновил пение, повторяя слова, сказанные ранее: «... потому что у нас еще есть хорошие новости, чтобы услышать, красивые вещи, на которые можно смотреть ...».


Его память вернулась. Он и Траверс в самолете, который доставил их в Исландию, согласовали своего рода идентификационный код и код безопасности. Они нашли один

или тут же. Трэверс был энтузиастом поэзии и, конечно, выбирал строки. Британский агент спел бы первую часть и должен был бы закончить. Но теперь он не мог вспомнить эти слова. И да, в самолете он выучил их наизусть, но теперь ... У него была неразбериха в голове ... Что, черт возьми, он должен был петь в ответ?


Невидимая сирена, несомненно, расположенная на камнях, возобновила стих в третий раз. Ник наконец вспомнил и сказал это хриплым от холода и ветра голосом.


«Да, да», - прохрипел он. - Теперь есть!


С интонацией, которая заставила бы прекрасную Мельбу О'Шонесси дрожать от отвращения, Ник спел продолжение:


-… перед тем, как отправиться в рай через Кенсал-Грин!


- Номер три?


- Да, но очень и очень слаб. Я почти двойка. Кто ты?


- Вы работаете над кодами GDG и FDM?


- Да, да. Не будем тратить время зря. Кто ты?


- Гвен Лейт, из специального отдела. Я видела тебя с вершины скалы.


Я не думала, что ты сможешь это сделать. Бедная лодка!


Ник с трудом поднялся на ноги и тут же прислонился спиной к гранитной колонне.


«Да, я согласен», - ответил он, подняв глаза. - Она была симпатичным корабликом и героически сражалась. Но теперь тебе стоит беспокоиться и обо мне. Я оказался в странном месте, которое мне кажется ловушкой, и я не знаю, как из нее выбраться. И я бы предпочел по возможности избегать водного пути.


- Вы находитесь в камине из натурального камня. Он единственный в этой пещере, и тебе действительно пришлось там оказаться! - в его голосе прозвучал смутный упрек.


- Извините, я клянусь, что сделал это не специально; в следующий раз я выберу что-нибудь получше. Но разве у вас не будет возможности вытащить меня отсюда сейчас?


Может быть?


- Вы ранены?


Ник попытался размять мускулы и отжаться на коленях.


Он уже начал восстанавливаться благодаря своему прекрасному телосложению, натренированному на самые безумные усилия. Он чувствовал себя сильным, голодным и, прежде всего, измучен жаждой. Да, жажда напомнила ему одну очень приятную деталь, учитывая его вкусы в отношении напитков. Разве это не Шотландия? Благословенный дом лучшего виски в мире?


- Разве вы не могли посветить фонарем?


- Я не смею. Вокруг слишком много друидов.


Если бы Ник не был подготовлен Трэверсом, этот выход вызвал бы сомнения в здравомыслии женщины. Но поскольку он знал, он ничего не сказал.


Он просто нетерпеливо спросил:


- Потом? Как мне выбраться?


- Держи.


Конец веревки попал ему в лицо. Он потянул, чтобы убедиться, что он хорошо прикреплен.


Он спросил. - Вы ее крепко привязали?


- Да, не сомневайтесь, крепко. Вы хотите, чтобы я вам помогла?


Ник усмехнулся про себя, вскакивая, как кошка. Помочь ему? И как? Ему очень хотелось сейчас увидеть женщину в лицо. Гвен Лейт из специального отдела. Он должен был быть крутым парнем. Затем он сказал себе, что это естественно. Для такой задачи они выбрали бы лучшие элементы. Она, безусловно, была очень стройной и умной, поэтому нет ничего хуже, чем быть уродливой. Или старой.


А вот старым запахом она не пахла. Пахло вереском и диким тимьяном. И рука, которая помогла ему подняться, была маленькой и мягкой, но удивительно сильной.


«Может быть, я ошибаюсь», - с надеждой сказал Ник, позволяя вести себя на вершину скалы. - По крайней мере, надеюсь.


- Что ты не прав, номер три? Она была каким-то тонким, мимолетным призраком, и она все еще держала его за руку. И в этой темноте не было видно ее лица.


«О, ничего, это не имеет значения, - сказал Ник. Он выпустил ее руку и огляделся.


Внизу, слева от него, была ярость моря; Если бы не холод, оно выглядело бы как кипящий котел. Там ветер все еще был сильным, но казалось, что он потерял часть своей силы. Глядя в небо, Ник заметил, что кое-где в облаках было даже несколько звезд. И своего рода бледный ореол, который, должно быть, был луной.


Он спросил женщину. - Я не прав, или буря утихает?


- Да, она успокаивается. Через час или два будет спокойно. Здесь, на севере Шотландии, всегда такая погода. Но давай, Номер Три, мы не можем оставаться здесь и болтать всю ночь! Дай мне руку снова, и я проведу тебя по тропе.


Они покинули скалистый мыс, и она провела его по узкой извилистой тропинке.


Она казалась стройной, довольно высокой, очень свободной в движениях. Значит, она должна была быть молодой. Голос тоже был молодым. Ник усмехнулся про себя. Теперь началась реакция. Да, он был холоден, голоден и хотел пить, но самое главное, он возвращался к жизни после того, как сильно рискнул своей шкурой. Он снова одурачил старуху косой! И всегда, всегда, всякий раз, когда с ним происходило что-то подобное, он сильнее жаждал радостей жизни. Больше всего он хотел заниматься любовью.


Почти полчаса она продолжала вести его с быстрой уверенностью горного козла. Иногда ей требовалась помощь обеими руками, поэтому Ник вцепился ей в пояс и почувствовал под ее пальцами мягкую, но твердую спину, гибкую мускулатуру.


Во время спуска она сказала ему, что очень беспокоится о другом агенте, Джиме Стоуксе, который отправился в Даннет, чтобы связаться с одним из немногих саботажников, которые сумели внедриться среди друидов. Он так и не вернулся.


«Я должна была пойти туда», - объяснила она. - Он тоже шотландец, но с юга.


Несмотря на то, что он ас, один из лучших агентов, он не годился для этой задачи. Я должна была пойти туда, - повторила он. - Я родилась в Канисби и всегда знала этот регион и его жителей. Но Джим не хотел об этом знать. Он настоял, чтобы я осталась и ждала тебя, и он отправился в Даннет. Это меня вообще пугает.


Может, он будет в черном доме к тому времени, когда мы туда доберемся. Но если нет… тогда мы будем одни, Номер Три!


Теперь шторм почти полностью утих. Число звезд увеличилось, и на востоке мы увидели первые пятна зари. Дождь превратился в туман.


Они достигли подножия холма, и она повела его через убогую пустошь в узкую долину. Тем временем глаза Ника привыкли к темноте и этой незнакомой местности. У него было рысье зрение, и в какой-то момент его больше не нужно было водить за руку. Они шли бок о бок. Они подошли к концу


«Глен», где текла набухшая и пузырящаяся река, и она благополучно направилась в сторону хвойных зарослей, где была припаркована небольшая машина.


По дороге Ник много думал и очень мало говорил. Он подумал о сдержанности Трэверса. Этот благословенный человек почти извинился за неадекватность своего персонала, и теперь выяснилось, что одним из его агентов был никто иной, как Джим Стоукс! Этот парень стал таким же легендарным в мире контрразведки, как и сам Ник Картер!


Номер Три ухмыльнулся. Траверс был немного похож на Хоука, он никогда не говорил всего. Он даже не упомянул Джима Стоукса. Он говорил о паре людей и указал, что ему нужно довольствоваться тем, что там было.


Теперь свет усиливался каждую секунду. Гвен скользнула в машину, на мгновение показав загорелые колени. Ник сел рядом с ним. В короткой юбке девушки открывались как минимум красивые ножки. Лица было видно не так уж и много, за исключением упрямого подбородка и пикантного носа.


Перед тем, как запустить двигатель, она посмотрела на него и сухим голосом сказала:


- Если хочешь, любуйся моими ногами, Номер Три. Я не стыжусь этого. Но запомните раз и навсегда: смотреть и не трогать, понял? Я помолвлена, и если мир не взорвется, я выйду замуж. Я лучше скажу тебе сразу, чтобы ты успокоился. Мне также пришлось заключить сделку с Джимом Стоуксом, чтобы избежать недопонимания и недопонимания. У нас есть грязная, отчаянная и опасная работа. У нас не будет времени думать ни о чем другом, и даже если бы время было, я бы никого из вас не выбрала. Я люблю Джима, и я уверена, что ты мне тоже понравишься, но я очень хорошо знаю, кто и что ты, хотя ты храбрый, сильный, умный и порядочный. Я вовсе не собираюсь восхищаться Суперменом. Я сказала Джиму и теперь говорю это и вам, и я не хочу повторять. Понятно?


Ник не знал, что ответить. Он был так ошеломлен, что растерялся. Он уставился на это лицо, которое, должно быть, было прекрасным, и начал смеяться, искренне восхищаясь и забавляясь этой откровенностью.


«Очень ясно», - наконец ответил он. - Пожалуйста, просто не называй меня номером три. Ника будет достаточно. Нам не нужно сильно формальничать, если мы только трое. Так будет работать лучше и быстрее. А теперь поехали, потому что день приближается.


- Это правда, в черный дом лучше всего добираться, когда еще немного темно. Мы проведем там день и будем строить планы. Есть важный ритуал

сегодня вечером на Баррогилл-Мур, нион друидов, и нам тоже придется идти. Ходят слухи, но, может быть, это просто разговоры, что Пендрагон сам выступит перед своим народом.


Маленький Моррис ехал по грунтовой дороге. Они покинули «долину» и вошли на голый холм, с которого холод уже сорвал вереск.


«Черный дом не далеко», - сказала девушка. - Боже мой, будем надеяться, что Джим вернулся!


Ник молча стоял рядом с ней. Время от времени он бросал взгляд на свои ноги, но его мысли были в другом месте. Поговорит ли Пендрагон со своим народом сегодня вечером? Так рано? Он в этом сомневался. Все не могло пройти так гладко. На этот раз бизнес был чертовски тяжелым. Возможно, он бы это сделал, но это была бы длинная и очень сложная история, полная сюрпризов. Он увидит несколько хороших, прежде чем сможет убить Пендрагона. В любом случае первые плохие моменты прошли, и это уже было большим удовольствием.


Он почувствовал почти непреодолимое желание протянуть руку, чтобы сжать одно из этих колен, но он попытался держать его в кармане. Она не поймет. Он бы не понял, что изредка это были дружеские порывы, в которые вообще не входили чувства. Ему просто нужно было немного человеческого тепла. А поскольку такой импульс был в нем очень редко, Ник Картер, одинокий агент, с трудом понимал себя. Дело в том, что миссия сильно отличалась от других.


Но Гвен Лейт не могла понять. Позже, возможно, позже. Сначала работа, а потом награда!


Во время короткого путешествия он ограничился проверкой своего оружия. На этот раз он путешествовал налегке. Он прикрепил пистолет Luger к ноге липкой лентой, чтобы не потерять ее; а внутри правой руки, на замшевой подкладке, был Хьюго, стилет. Некоторое время Ник предпочитал Хьюго всему остальному, потому что он был смертоносным, быстрым и тихим.


Теперь, напрягая мускулы и пытаясь устроиться поудобнее на маленьком сиденье , он незаметно опустил правое запястье. Он почувствовал, как стилет скользнул в его руку, готовый бросить. По приказу Топора он прошел в Вашингтоне специальный курс метания ножей. И теперь ему не терпелось проверить свое отточенное мастерство.


После долгой паузы Гвен Лейт воскликнула:


- Мы подъехали к черному дому, а машины нет! Тогда Джим Стоукс еще не вернулся!


Четвертая глава.


Черный дом располагался в углублении на болоте, недалеко от моря и скал. Как объяснила Гвен, это был старый коттедж из камня и очень небольшого количества дерева. Свое название он получил из-за отсутствия камина. В потолке была только дыра, через которую выходил дым, поэтому за эти годы все внутри почернело. Он выделялся одиноким и унылым посреди этого мрачного пейзажа, окруженный только немузыкальными криками чаек.


Ник был рад видеть, что эта должность более чем подходит для людей, которых он не хотел привлекать к себе. Поскольку он находился в той депрессии, его было бы трудно идентифицировать издалека.


Они вышли из «Морриса» и направились к такой хижине без двери.


Ник заметил, что дом в отличном состоянии, а крыша цела.


«Иногда люди используют его для рыбалки», - объяснила Гвен. - Поэтому они всегда сохраняли пригодность для жилья. А еще есть пары молодых людей, которые ... - она остановилась и пожала плечами. - Но это не имеет значения. Следи за своей головой! Вы очень высоки, а двери нет. Вам всегда нужно быть осторожным, и не забывайте об этом.


Они остановились в дверном проеме, и Ник отошел в сторону, пропуская ее первой.


Внутри было похоже на темный подвал, но теперь снаружи появилось жемчужное сияние, и он, наконец, смог взглянуть на ее лицо. В целом девушка была высокой и худенькой, с небольшой талией и довольно развитой грудью. Под кожаной ветровкой на ней была вязаная шерстяная блузка. На голове у него ничего не было, а волосы были ярко-рыжими, почти такими же короткими, как у мужчин. Цвет его глаз еще нельзя было различить.


Увидев, что она колеблется в дверном проеме, Ник игриво поклонился, чтобы успокоить ее, и сказал:


- После вас, мадам. И постарайся побыстрее, потому что я хочу зажечь хороший огонь и высушить мою бедную промокшую одежду. Еще у меня волчий голод и зверская жажда. Я надеюсь, что вы с коллегой не забыли привезти сюда небольшой запас своего национального блюда ...


Гвен одобрительно посмотрела на него взглядом

невесты с кроткой улыбкой:


- Да, думаю, у нас есть дюжина бутылок. Джим тоже это ценит.


Она наклонилась, чтобы войти, и Ник неуверенно последовал за ней. Вскоре Гвен зажгла масляную лампу и пошла зажигать дрова. Номер Три сразу же огляделся: достаточно одного взгляда, чтобы все уловить. Хотя он казался спокойным и расслабленным, он никогда в жизни не был таким бдительным. Он доверял ей, как агент может доверять другому агенту. С запасом. Она использовала точный код, поэтому она должна был быть настоящей, но в своей профессии человек оставался живым только в том случае, если всегда оставался бдительным, не поддаваясь чрезмерному доверию. Он замерз, устал, был голоден и хотел пить, и он отчаянно надеялся, что никаких препятствий нет и убежище безопасно. Но он должен был убедиться. Итак, он стоял недалеко от порога, тень среди теней, и смотрел, как она ходит по комнате и занимается хозяйством.


Наконец он казался удовлетворенным и немного расслабленным. По крайней мере, сейчас он чувствовал, что находится в порту.


Девушка протянула ему бутылку виски и металлический стакан.


«Это из МакКэмпа», - сказала она ему. - Мой отец пил только это и утверждал, что это хорошо для него. Надеюсь, тебе это тоже пригодится.


Ник не замедлил это увидеть. Алкоголь ударил его в живот, а затем погрузил в приятное ощущение тепла. Он налил себе еще одну каплю и отставил бутылку в сторону. Огонь усилился, и он снял промокший спасательный жилет и мокрую рубашку. Он увидел, как ее глаза расширились при виде его обнаженного торса, и улыбнулся. Он привык к реакции женщин на его мускулы. Но он сразу же отбросил некоторые идеи. Девушка сказала хорошо.


Им пришлось выполнять тяжелую, смертельную работу; и у них не было времени думать ни о чем другом.


Гвен сказала:


- Тебе это не понадобится. Мы принесли вам еще одежду на случай, если она вам понадобится. Он указал на чемоданы в углу. Также было полное рыболовное снаряжение.


Гвен заметила его легкое изумление и сказала:


- Это все часть нашего оснащения. Мы с Джимом делаем вид, что приехали ловить рыбу. А стержень можно превратить в антенну. Она выбрала один из чемоданов и отнесла его Нику. - Вот это твое. Через полчаса нам перезвонят из Лондона. У нас есть приемник, но мы не можем передавать. Это было бы опасно.


- Опасно из-за наблюдения Пендрагона?


Она кивнула.


- Надо всего ожидать, раз уж этот черт все тут решает!


Но теперь вам захочется измениться. Я пойду и сделаю вид, что ловлю рыбу. У подножия утеса есть небольшой пляж. О, кстати, в Лондоне говорят, что покрытие Ward-Simmons больше не действует для вас. Обстоятельства изменились, и теперь это было бы бесполезно. Однако у нас нет времени. Лондон также сказал, что приказы всегда могут меняться от одного момента к другому, поэтому вы должны быть готовы. С этого момента и инструкции, и изменения в программе будут сообщаться нам только за час. Она похлопала ботинком по чемодану и продолжила:


Здесь вы найдете то, что вам может понадобиться. Я надеюсь, все идет хорошо. Сейчас иду на рыбалку. Я вернусь минут через двадцать.


Она направилась к двери, и Ник сказал ей.


- Один момент. Он схватил керосиновую лампу, поднял ее и поставил перед ее лицом. «Я еще не разглядел ваши черты лица», - объяснил он.


Гвен на мгновение застыла, потом уставилась на него, не теряя самообладания.


- Так что посмотри на меня внимательно, но никогда не забывай того, что я тебе сказала. Понял?


«Я не забуду этого», - серьезно пообещал он.


У Гвен были серо-голубые глаза, очень ясные и выразительные на загорелом лице, с небольшими веснушками. У него был вздернутый нос, широкий и большой рот, белые и довольно правильные зубы. Она была высокой, и ее короткие рыжие волосы сверкали на свету. Ее ноги, которыми Ник уже успел любоваться, были длинными, но не слишком тонкими. Симпатичная грудь ярко выражена на осиной талии, которую Ник мог бы сжать одной рукой. И этот приятный аромат вереска и дикого тимьяна, свежий и естественный аромат.


На мгновение Ник подумал, что это настоящий позор, что миссия представляет собой смесь GDG и FDM. Ну, кто знает, что будет дальше ... после убийства того Пендрагона ...


Гвен, должно быть, прочитала его мысли, потому что она поспешила к двери и повторила:


- Я тебя предупреждала, не забывай о миссии.

А теперь меняй одежду, пока ловлю рыбу. После радиосвязи из Лондона мы увидим, как мы можем все организовать.


Тогда мне придется многое тебе рассказать о Пендрагоне и друидах. По крайней мере, то, чего вы еще не знаете. Но я думаю, ты знаешь столько же, сколько и я. В конце концов, вы - лидер этой миссии.


- Да, я начальник, но, к сожалению, знаю очень мало. На объяснения и инструкции не хватило времени. Так что отправляйся на рыбалку, и ты заполнишь пробелы позже. Скажите, здесь есть что поесть?


Она указала на деревянный сундук в углу.


- Куча коробок.


Когда остался только Ник, он подошел к огню и закончил раздеваться. Он отбросил брюки и ботинки покойного Уорд-Симмонса с удовлетворенным ворчанием. Он также устранил резиновое брюшко и парик, которые прекрасно сопротивлялись всей этой маленькой буре, не сдвигаясь ни на дюйм. Он снял просоленую бороду и почесал чешущийся подбородок. Затем он сделал несколько отжиманий. Сейчас не было времени для йоги, но, может быть, позже ... Ему и Гвен пришлось бы весь день сидеть дома, ожидая возвращения Джима Стоукса.


Он открыл чемодан и начал одеваться. Одежда наводила на мысль об английском джентльмене в туристической поездке по Шотландии. Действительно хороший сезон для туристических прогулок! Он надел твидовые штаны, которые ему подошли, и прочные спортивные туфли, которые, казалось, были сшиты на заказ, все еще бормоча себе под нос.


Пендрагон собирался развязать Третью мировую войну, и он должен был быть джентльменом во время обзорной экскурсии! С другой стороны, англичане всегда немного странные, не правда ли?


Одежда включала фланелевую рубашку, шерстяной галстук и накидку. Также были трость и бумажник, полный фунтов и документов. Из своего паспорта Ник узнал, что теперь он стал майором британской армии Ральфом Кэмбервеллом. Среди карточек был также членский билет важного клуба на площади Сент-Джеймс в Лондоне. Он был очень удивлен, потому что он действительно был членом этого клуба!


Стилет Хьюго без труда ускользнул внутрь рукава, но для Вильгельмины это было другое дело. Оружие было слишком громоздким, и Ник наконец смирился с тем, что засовывал его за пояс. При застегнутой куртке это было незаметно.


Кто бы ни упаковал этот чемодан - Ник не знал, кто отвечает за эти вещи в Разведывательной службе, - также включил сигареты.


Они не были его фаворитами, но лучше, чем ничего ... Номер Три на мгновение с ностальгией подумал о своих длинных сигаретах, оставшихся в пентхаусе Нью-Йорка. Он также мельком подумал о прекрасной Мельбе, которую ему пришлось покинуть так быстро и без должного прощания. И, конечно, без объяснения причин.


Вздохнув, он начал прикуривать сигарету. Он сделал это с осторожностью, потому что зажигалка, предоставленная старым Пиндекстером, была новой, и он еще не изучил ее как следует. Но руководитель этого знаменитого "Tricks Edition" очень категорично отзывался об этой штуковине и рекомендовал ему быть осторожным с маленьким винтом, который должен был быть в "закрытом" положении, если он не хочет снести себе лицо. .


Номер Третий был очень осторожен и безболезненно закурил.


Затем он посмотрел на часы - тоже работа АХ - на своем запястье.


Они не пострадали в море, как ожидалось. На самом деле испортить его даже молотком бы не удалось!


Теперь Гвен может вернуться. Он полностью выкурил сигарету, налил себе еще глоток и расхаживал взад и вперед по лачуге. Она не пришла.


Ник, чтобы убить время, нарисовал на стене круг, отошел как можно дальше, сунул стилет в руку и начал тренироваться в метании. Острие, такое же острое, как игла, попало в мишень в дюйме от центра. Ник нахмурился. Он должен был сделать бросок лучше, черт возьми! Он всегда был перфекционистом и здесь тоже хотел достичь чемпионских качеств.


Он все еще тренировался, когда Гвен вбежала и бросилась открывать один из чемоданов, чтобы вынуть трубку рации. После нескольких секунд гудения голос Яна Траверса стал услышан. Тот же сухой, сверхкультурный акцент, который Ник слышал в Вашингтоне. Он сунул Хьюго обратно в карман и подошел к девушке, которая приложила палец к губам и прошептала:


- Не разговаривай. В конце концов появятся кодовые номера, и мне придется запрмнить их наизусть, поскольку я не решаюсь записывать.


Ник кивнул и посмотрел на нее с большим уважением.

Следить за номерами кодов было непросто.


«Истребитель рыб: эта передача будет одиночной. Извините, что пришлось обнулить - приказы всегда одни и те же. Возможные цели. Сообщите Coloniale, что, возможно, мы нашли задний вход - действуйте согласно приведенному ниже коду. Шаг."


Голос Трэверса умолк. Раздалось гудения. Гвен еще раз жестом попросила Ника заткнуться. Он кивнул и закурил еще одну сигарету, всегда обращая внимание на положение знаменитого винта зажигалки.


Затем послышался другой голос, перечисляющий строку кодовых номеров. Гвен внимательно слушала, сосредоточенно нахмурив брови. Список был повторен второй раз, затем был щелчок и передача была остановлена. Гвен закрыла чемодан и посмотрела на Ника. Ее глаза заблестели слезами.


Номер Три начал говорить. Он хотел сказать ей, что хорошие шпионы не плачут, но он опустил это. В конце концов, она была женщиной. И, возможно, он чувствовал что-то важное для Джима Стоукса, даже если он этого не признавал. Мягким голосом он спросил ее:


- Со Стоксом что-то случилось?


Гвен кивнула и вытерла глаза.


- Я дура, да? В конце концов, Джим не обязательно мертв. Но если Пендрагон поймает его, то он предупреждал, что если мы сделаем еще одну попытку внедрить одного из наших агентов среди его людей, он запустит ракету. Мы должны быть очень осторожны, Ник, но действовать согласно приказу. Это означает, что мы собираемся посетить собрание Друидов сегодня вечером.


Ник некоторое время ходил взад и вперед.


- И они нашли способ незаметно провести нас в логово, насколько я понимаю. Есть ли другие приказы?


Девушка пошла открывать коробку и достала несколько банок с едой. Она ответила ему, не глядя на него


- Да, сегодня вечером мы будем на вечеринке. Это больше и важнее, чем я думал. Пендрагон становится все более и более властным.


В любом случае мы должны идти, и если он будет там, и мы сможем его опознать, мы должны убить его.


Ник покачал головой.


- Ой, не все будет так просто! Я уверен, что вы будете осторожны, чтобы вас не заметили!


Гвен протянула ему банку мясного фарша с картофелем и ложку, затем поставила воду на огонь для чая.


«Лондон тоже не уверен, что это произойдет», - сказал он. - Но его жена, скорее всего, вмешается.


Ник остановился.


- Его жена? Мне это кажется странным ... Зачем ему заставлять ее рисковать? В этот момент мы могли захватить ее и удержать в заложниках ... - Он положил ложку еды в рот и нашел, что это вкусно, затем продолжил: - Мммм! Знаменитая леди Хардести! Интересно, какую роль он играет в этом деле ...


Гвен сердито насыпала в чайник немного чая, и Ник вынужден был улыбнуться. Женщины! Даже когда мир оказался на грани гибели, они не могли не показать, что завидуют красивой грешнице!


- Ей больше подходит более другое прилагательное, чем «знаменитая», - прошипела она сквозь зубы, - это «Печально известная»!


В любом случае Лондон говорит, что, может быть, и будет; мы не знаем, в какой роли и по какой причине. Что касается того, чтобы сделать ее заложницей, я сомневаюсь, что Пендрагон потратит хотя бы цент, чтобы вернуть ее! В самом деле, возможно, он делает это специально, чтобы бросить ее к нашим ногам, чтобы мы были заняты и в то же время отстали от него.


Ник открыл еще одну коробку, потому что был голоден. Затем он с любопытством посмотрел на девушку. Эта девушка была не просто агентом! Она слишком много знала, несмотря на то, что сказал Трэверс. Кто знает, какое у него звание.


Он посмотрел почти на себя:


- Пендрагон однажды развелся с этой женщиной, верно? Или она сама подала на развод? Но потом они снова поженились. Интересно, почему?


- Тогда весь мир недоумевал, - ответила Гвен. - Он инвалид, понимаете? Проведите свою жизнь в инвалидной коляске. Во время войны он был ранен в очень… жизненно важную часть, скажем так, а теперь потерял мужественность. Именно он подал на развод. Его адвокаты предоставили ему доказательства по крайней мере сотни ее измен, включая некоторые не совсем ортодоксальные ... Не знаю, понимаете ли вы. Вообще-то суд был отвратительным. Вы ведь прочитали отчет?


- Нет, мирских новостей я не читал. Но Трэверс рассказал мне об этом. -


он вспомнил наблюдение, сделанное им по этому поводу в офисе Хоука: возможно, леди Хардести окажется ахиллесовой пятой Пендрагона. Ник подумал, может ли это быть правдой. Это было бы хорошо; и об этом стоило подумать. Потом он сменил тему.



- А мне какие приказы?


Гвен рассказала ему, и Ник повторял их, пока не запомнил. Они были открыты для перемен, потому что, если ему удастся убить Пендрагона той ночью, ему больше не нужно будет ехать в Лондон.


Остаток дня они спали и или делали вид, что ловят рыбу. Она подробно рассказала ему о Пендрагоне и его друидах. Как и предполагал Ник, девушка знала столько же, сколько и сам Ян Трэверс.


Он объяснил ему, что за последние десять лет, прямо под носом правительства, древний Орден Друидов, эксцентричная и безобидная группировка социального характера, был медленно поглощен Пендрагоном. Это было несложно, особенно в такой стране, как Англия, где уважение к свободе личности аналогично уважению к закону и порядку. Воинствующие друиды - так называлась новая организация - всегда были крайне законопослушны. С самого начала.


Лорд Хардести, которого звали Пендрагон, был мастером в искусстве искажать вещи. Постепенно воинствующие друиды превратились в крайне правую политическую группу.


Короче говоря, неофашисты. Были их выступления, встречи, рекламные кампании.


Иногда какие-то беспорядки. Правительство не оценило это, но не могло ничего с этим поделать, поскольку все оставалось в рамках закона. Лорд Хардести через свою газету «London Daily Proconsul» поддержал воинствующих друидов, как и его право на свободу гражданина. Он также путешествовал и произносил речи от их имени. Он написал и подписал основные статьи, защищающие и одобряющие их, всегда под благородным псевдонимом Пендрагон. Эти статьи нисколько не скрывали целей воинствующих друидов. И главный из них: война с Россией! Он назвал это «превентивной войной» и хотел, чтобы это произошло немедленно, без промедления. Бросьте ядерные бомбы на Советы, прежде чем они бросят их на другие страны.


«К сожалению, он нашел много поддержки, - горько сказала Гвен. - Многие думают, как он. Даже в правительстве. Даже в военном ведомствве!


Ник ответил, что прекрасно понимает. В Америке тоже было много таких, особенно среди богатых. К тому же не было необходимости покидать Пентагон, чтобы найти крупных деятелей, гражданских или военных, у которых были те же идеи.


Гвен бросила окурок в огонь.


- И вот период ожидания закончился. Он готов. Он поставил своих людей на ключевые посты, все они были избраны законом. Как и Гитлер, он хочет «легальной» власти, по крайней мере, внешне.


Ник тем временем присел на пол и в третий раз чистил пистолет «Люгер Вильгельмину». Оружие было очень чистым, но это упражнение помогло ему скоротать время.


Он посмотрел на девушку и сказал ей:


- Значит, у вас тоже есть предатели в правительстве.


Она кивнула.


- Да. А также во Франции, Западной Германии и Италии. Предатели на высшем уровне, ожидающие выполнения приказов Пендрагона.


Ник присвистнул.


- И первым делом он будет нападать на Россию?


Гвен посмотрела на него и, наконец, сказала слабым голосом:


- Теперь вся надежда на тебя, Ник. Ради бога, не подведи!



Пятая глава.



Баррогилл Мур представлял собой круг пылающих крестов. По крайней мере, пятьсот метров в диаметре от огненной стены, а в центре был почерневший замок Баррогилл, преследующий кровавые воспоминания.


Ник Картер и Гвен Лейт спрятались на небольшом холме неподалеку и смотрели шоу у своих ног. Несколько часов назад начали прибывать фигуры в белых плащах с капюшонами и масками. Они припарковали свои машины на некотором расстоянии, чтобы пройти к кругу и руинам Замка.


Было почти девять вечера. Не было и следов прошедшей бури, а небо было чистым и полным звезд. Было холодно, но ветер тоже утих.


Ник позаимствовал у девушки бинокль и внимательно изучил то, что осталось от старинного замка. Фигуры в белом имели тенденцию группироваться возле насыпи камней, которая была преобразована в своего рода деревенскую сцену. Он увидел, что к микрофону был подключен динамик. Практически сразу по «болоту» разнеслись ноты боевой музыки. Большинство белых легионеров запели. На импровизированной сцене заплясали блики, а где-то гудел генератор. «Они очень хорошо организовались, нечего сказать», - признал Ник. - Кто знает, когда начинается настоящая вечеринка?

Конечно, не было бы одинокого оратора. Он предположил, что некоторые заговорят. И кто знает, что, черт возьми, они еще сделают, чтобы оживить встречу.


Но Ник все больше и больше убеждался, что Пендрагон не станет вмешиваться лично.


Уж точно не на такой открытый конклав. Ему нужно было еще кое-что сделать! Он не откажется от своего убежища для таких выходок. Огненные кресты, белые пелены, маски, военная музыка ... Все, что было хорошо для очарования бедных. Зрелище было необходимо, чтобы они были счастливы. Львы и христиане.


Гладиаторы. Все было хорошо, чтобы дать им толчок, создать правильное настроение, вселить в них то волнение, которое затем подтолкнуло бы их следовать за Пендрагоном и подчиняться ему в нужный момент. Может быть, эта сцена воспроизводилась сегодня вечером где-то еще.


А леди Хардести? Ник не видел причин, по которым «она» присоединялась к вечеринке, но он хотел, чтобы она присоединилась, и он хотел бы узнать ее. Он начал проявлять большой интерес к леди Бретт, иначе миссис Пендрагон!


Он вернул бинокль Гвен и сказал ей:


- Оставайся здесь и держи форт, я посмотрю, найду ли нам пару белых униформ для нас двоих. Я заметил одну пару недавно.


Он положил руку ей на плечо и почувствовал, как она напряглась. «Странно, - сказал он себе. Он не привык видеть женщин, которые не хотят, чтобы он их трогал. На самом деле всегда происходило обратное. Но Гвен Лейт должна была быть особенным типом. Может, она была фригидной, и ее беспокоило прикосновение мужской руки. По крайней мере, ей не нравился ее, и она это доказала. В машине он случайно полностью задел ей колено, и она даже поморщилась. Ник пожал плечами. Возможно, он стареет и теряет свое знаменитое неотразимое обаяние ...


Однако сейчас у него просто не было времени беспокоиться об этом. Он должен был получить ту пару белых плащей и масок, иначе он и Гвен не смогли бы присоединиться к всеобщему одобрению.


Куда делась та пара, которую он заметил моментом ранее? Он видел, как они ускользнули от стада. Первоначально это был проект Джима Стоукса, и Гвен рассказала ему об этом. На этих встречах всегда были любовники, и время от времени они убегали, чтобы куда-нибудь спрятаться и отдохнуть от другой природы.


Теперь, когда Ник осторожно шел к ближайшей заросли кустов, он подумал, что предпочел бы поймать их в объятиях. Застать их врасплох было бы легче, и они справились бы лучше. Он не хотел убивать этих бедняков, если бы мог обойтись без них. Гвен также объяснила ему, что большинство из них были невиновными, марионетками, которые Пендрагон использовал в своих целях. Они понятия не имели, что готовил этот человек.


Однако на всякий случай Ник сунул стилет себе в руку, а другой рукой держал пистолет. Предприятие было слишком важным, и ему не приходилось идти на ненужный риск. И все должно происходить в абсолютной тишине, чтобы другие друиды ничего не слышали.


Ему не о чем волноваться. Двое влюбленных, прячущиеся в кустах, не услышали бы даже топота слонов. Ник остановился на краю куста и некоторое время прислушивался.


- Джорди… о, Джорди! О, Джорди, мы не должны ... нет, нет ... да! Ага!


- Знаешь, я люблю тебя, да? Ой, как я тебя люблю! Скажи да, дорогая, теперь, когда мы можем ...


- Ой! Джорди!


Ник ухмыльнулся, и на его лице появилось определенное понимание.


Он перевернул «люгер», который держал в руках, и схватил его за ствол. Любовь и смерть!


Страсть и сострадание! Ну, по крайней мере, он не должен был их убивать. Он проскользнул внутрь с осторожностью, как ночное животное.


Двое влюбленных сняли одежду и маски для лица.


Они лежали на шелестящем матрасе из сухих листьев, и было очевидно, что они забыли весь мир. Они соединились в клубок рук и ног.


- Прости, - прошептал Ник, ударив мужчину по голове.


Мужчина крякнул и упал на свою партнершу. Она открыла глаза и пристально посмотрела на Ника. Она открыла рот, чтобы закричать, но он поспешил заткнуть рот одной рукой, а другой сжал ее горло, чтобы вызвать тишину. Женщина начала яростно сопротивляться и поцарапала лицо нападавшему. Но он усилил давление и сел на эти два переплетенных тела.


Наконец женщина успокоилась и легла неподвижно. Ник

отпустил её горло. Лицо бедной женщины было неподвижно, но она все еще дышала. Ник быстро приступил к работе. Он связал их обоих шнурком, который взял из чемодана Джима Стоукса. Он заткнул мужчине рот носовым платком, который нашел в его кармане, а женщине пришлось решить снять чулок и засунуть его ей в рот, не имея ничего другого.


Двое влюбленных обездвижены и потеряли дар речи, Ник схватил две белые мантии и маски и подбежал к Гвен. Девушка все еще наблюдала за друидами в бинокль. Казалось, что сцена немного накаляется. Теперь они собрались полукругом вокруг насыпи из камней и почтительно слушали речь другого человека в маске и в белом плаще. Его голос оттуда тоже был хорошо слышен благодаря громкоговорителю. Но оратор использовал странный жаргон, который Ник не мог понять.


- Скажите, на каком дьявольском языке это говорит? Он спросил Гвен. - Не говори мне, что они используют какой-то секретный шифр, чтобы общаться друг с другом! Было бы большой проблемой ...


- Ну, в некотором роде да, - ответила девушка, не прекращая наблюдать за говорящим в бинокль. - Это гэльский, древний язык кельтов. Ирландцы, шотландцы и валлийцы в прошлом имели один лингвистический корень. А теперь использование гэльского языка стало частью постановки, понимаете? Это имеет определенный эффект. Как сжигание деревянных крестов. Все это часть той древней мифологии, которую использует Пендрагон. Ему нравятся зрелища.


- Хорошо, но они это понимают?


- Возможно, они многого не поймут, потому что язык сейчас почти забыт, особенно среди молодежи. Но это неважно. Важен психологический эффект.


Теперь они объявили гостя, который выступит сегодня вечером. Он должен быть очень важным человеком. Также состоится особая церемония.


Ник посмотрел в профиль девушки, держась на безопасном расстоянии, чтобы не прикасаться к ней.


- А вы понимаете гэльский? - спросил он с некоторым изумленным уважением.


- Да, я же сказала, что я уроженец этих мест, да? А теперь заткнись - она подняла руку. - Эта часть сложная. Он говорит о древнем обряде, который будет обновлен ...


Ник увидел, как она дрожит от страха. В какой-то момент Гвен сдержала. Я дышу, потом она пробормотала, как бы говоря сама себе: - О нет, боже мой! Не возможно, чтобы ...


Нет, это слишком здорово!


- О чем это? - спросил Ник, пораженный этой эмоцией. Он схватил ее за плечо, я забыл, что ей не нравились прикосновения. - Как дела, Гвен?


Она высвободилась из хватки и отстранилась.


- Мне не все удалось понять, но я думаю, что они намерены переделать древний обряд друидов. Что-то вроде поклонения дьяволу или что-то в этом роде. Знаете, друиды ненавидели христианство и пытались его уничтожить. Насколько я понимаю, сегодня вечером будет замечательное шоу! Этакая черная месса! Ее голос сорвался, и Ник внимательно посмотрел на нее. Несомненно, девушка боялась!


Проклятый страх!


Номер Три выругался в душе и решил сделать вид, что не заметил. В конце концов, в этом нет ничего удивительного. Она тоже была из той же породы, что и те скоморохи… Ник начал понимать хитрость Пендрагона и ценить ее, несмотря ни на что.


Он указал на девушку на белые плащи и маски и сказал ей:


- Нам лучше надеть это.


Он сказал довольно резким тоном и взял бинокль из ее рук, чтобы осмотреть место. Просто чтобы дать ей время собраться. Напуганный агент был бы ему не очень полезен. Особенно женщина. Какого черта, умная, рациональная женщина, которая позволила себе обеспокоиться какой-то древней верой, соблазном крови или чем-то еще! Но, подумав об этом, он подумал, что из отношения Гвен он понял, что есть нечто большее, что страх исходит из чего-то положительного, а не из легенд.


Через мгновение она тихо сказала:


- Это конец. Спасибо за понимание.


Ник резким голосом возразил:


- Вместо этого я ничего не понял! Но сейчас времени нет. Если вы боитесь, я постараюсь обойтись самостоятельно.


Говоря это, он закутывался в свою длинную белую мантию. Он также надел маску и проверил Вильгельмину. Затем он какое-то время смотрел на нее, ничего не говоря.


- Я же сказал тебе, что все кончено, да? - сказала она голосом, приглушенным маской, наложенной на капюшон.


- Хорошо, тогда пошли. Мы будем идти медленно, держась за руки. Мы двое влюблены, тебе не обязательно волноваться

и забудьте об этом. Возвращаемся из нашего свидания, и идем к товарищам. Спокойно. Хорошо сделай свою часть работы. Мы гораздо больше заинтересованы друг в друге, чем во всем этом темном друидизме. Согласна?


- Согласна. Но его голос был очень неуверенным. Он протянул руку, затем отдернул ее.


- Вот так! Он приказал резко. Он схватил ее за руку и заставил следовать за ним. Проклятье женщин, особенно невротичек, которые были секретными агентами! Это было худшее время для паники! Что сейчас происходит? Она не казалась такой улыбчивой, когда помогала ему подняться на скалу.


Они подошли к впадине «болота» и неспешным шагом направились к группе, собравшейся вокруг каменного болота. Ник быстро подсчитал, что этих людей должно быть не меньше пятисот. Было бы странно если бы их разоблачили! Они бы с легкостью разорвали их на части!


Теперь они приближались к внешнему ряду полукруга. Оратор, увлеченный волнением, даже пришел в ярость от криков в микрофон.


Ник шепотом спросил Гвен:


- Что он сказал?


Она ответила очень тихо, дрожащим голосом:


- Он собирается объявить своего таинственного гостя, кем бы он ни был, и подготавливает это. Он утверждает, что этот человек является прямым эмиссаром Пендрагона. Внезапно она схватила его руку и сжала ее. Так он перестал дрожать.


Ник почувствовал себя воодушевленным. Что ж, он оправлялся от того странного ужаса, который был прежде, и наконец вспомнил о своей профессии. Вдруг он зашипел: - Ник, это могло быть очень хорошо ... Тебе не кажется, что это ...


Она покачала головой.


- Нет, я почти уверена, что он не придет лично. Но, возможно, он прислал свою жену. Может быть. У него могут быть свои причины прислать ее сюда. Но если эта женщина появится, я намерен ее взять. Не спрашивай меня как. Что-то придет в голову. Давай, мы должны сейчас пройти через этих людей.


Мы стараемся двигаться вперед, чтобы чувствовать себя лучше. Больше не разговаривай и оставайся рядом со мной. Если мы разойдемся, мы никогда не сможем найти друг друга в этой толпе и посреди этой неразберихи.


Гвен в ответ еще раз сжала его руку. Они пробивались через толпу. Никто не обратил на них внимания, кроме протестных проклятий или раздраженного толчка.


В какой-то момент они остановились. Теперь они были в пятом ряду, но толпа здесь была такой компактной, что идти дальше было невозможно. Ник прошептал:


- Будем довольны. Если вам кажется, что вы узнали эту женщину, сожмите мою руку три раза. Думаю, она тоже будет замаскирована и замаскирована, как и все остальные. Возможно, она даже попытается изменить свой голос. Но, может быть, ты, женщина, добьешься большего успеха, чем я. Дай мне знать, хорошо?


Чего они все ждали? Постепенно музыка заполнила все «болото» и поселилась в мозгу Ника. Сначала это был медленный и торжественный звук, потом громкость увеличилось, а теперь еще и пронзительный барабанный бой, все громче, быстрее и быстрее. Ник был удивлен, увидев, что рука Гвен была влажной, но затем он понял, что он тоже вспотел.


Музыка взорвалась оглушительной, фантастической, постоянно растущей фанфарой. Затем он внезапно прекратился, после последнего звонка, разрывающего барабанные перепонки.


Маяк красного света прорезал тьму за импровизированной сценой. Там кто-то ждал. Толпа громко вздохнула. Казалось, что весь холм втянул глоток воздуха и теперь его выталкивает.


Ник Картер почувствовал, как по его спине бежит пот. Гвен не оторвалась от него и тяжело дышала.


Существо подошло к красному лучу, поклонилось и что-то сказала по-гэльски.


Кто-то засмеялся в толпе. Ник почувствовал смутное облегчение. Это был просто парень (мужчина или женщина?), Замаскированный под дьявола. Ну тогда шутки.


Но он ошибался. Это не было шуткой. Толпа стала внимательной, напряженной, прижалась к нему и угрожала задушить его и его партнера. Теперь уже никто не смеялся; откуда-то пришло причитание.


Дьявол теперь был на сцене и расхаживал взад и вперед в этом замкнутом пространстве. Он был закутан в черный плащ. Вдруг он перестал ерзать и сказал что-то по-гэльски. По толпе прошла какая-то нервная дрожь. Ник подошел к уху Гвен и спросил ее:


- Как дела? Кто скрывается под плащом?


Девушка не отвечает

себя. Его глаза были прикованы к сцене, а ладонь горела, влажная от пота.


Номер Три глубоко вздохнул и на мгновение замер, не выдыхая. Это был отличный способ снизить напряжение и сохранить контроль. Потому что он тоже был напряжён, да ещё как! Он не мог объяснить почему, но это было так. О, если бы он мог хотя бы понимать гэльский!


Дьявол появился на краю холма и пристально посмотрел на толпу. Ник увидел, что маска была грубо сделана, обычный ужас из папье-маше с клювом носа, вздернутыми бровями, ушами сатира и рогами. Но глаза за маской, изучающие этих молчаливых людей, были очень живыми и искренними. Черные и яркие, как обсидиан. Похоже, они искали кого-то конкретного ... Они также остановились на нем и на девушке на мгновение, и Ник испытал абсурдное чувство голого.


Псих!


Дьявол вернулся в центр сцены, повернулся спиной к публике и сказал что-то, что вызвало новую нервную дрожь в толпе.


Ник снова нетерпеливо сжал руку Гвен и спросил:


- Что он сказал?


Она вывернулась.


«Не сейчас», - сказала она сдавленным голосом. - Смотри! Мы только в начале пути.


Все остальное вы увидите!


Дьявол по-прежнему отвернулся от публики. Он хотел, чтобы все замолчали.


Когда воцарилась абсолютная тишина, Ник увидел, как он поднял руки, распахнул черный плащ быстрым движением, сделавшим его похожим на большую летучую мышь. Красный маяк озарил зловещую фигуру кровавым светом.


Кем бы он ни был, сказал себе Ник, он великий актер. Но к чему вы стремитесь? " Он поймал себя на том, что гладит холодный приклад пистолета.


Дьявол медленно повернулся, и музыка возобновилась. Коварная, чувственная, она напоминала древние традиции и будоражила чувства больше, чем любое слово.


Когда гротескная фигура снова предстала перед толпой, повсюду распространился огромный взволнованный вздох. Дьявол держал в руках статуэтку, изображающую обнаженную женщину, напряженную в спазме любви. Раздался рев одобрения. Дьявол склонил голову набок и пошевелил бедрами, и статуэтка завибрировала вместе с ним. Мужчины и женщины зашевелились, снова застонали. Ник почувствовал, что они взволнованы при виде этого монстра на сцене. Музыка тоже стала явно эротичной. Гвен цепляется за него, дрожа. Если Нику удалось избежать этого предположения, значит, оно им понравилось. В тот момент Номер Три мог довести ее до безумия, и она бы не взбунтовалась. Она была пленницей этого свирепого языческого желания, и она все забыла!


Проклятие!


Одним движением руки Ник сунул Хьюго в ладонь, а затем ловко, стараясь, чтобы его не заметили, воткнул кончик стилета в ягодицу девушки.


- Ой! - простонала Гвен.


Ник подошел к ней и сделал вид, что ласкает ее. Никто бы не подумал иначе, посреди этого экзотического безумия. Его крик был более чем когда-либо.


Он прошептал ей на ухо:


- Ты хочешь решиться проснуться, черт возьми? Мы здесь не для того, чтобы волноваться, помнишь? Скажи мне, что происходит! Это все что есть? Просто комедия, чтобы пощекотать чувства людей? Если так, то мы можем вращаться, потому что нас это не касается!


Прежде чем девушка смогла ему ответить, дьявол снова выглянул


«Просцениум» так и поднял руки, требуя внимания публики. Шепот и вздохи внезапно прекратились. Дьявол заговорил на гэльском языке с оттенком гнева. Ник впервые попытался рассмотреть ноги. В этих штанах.


Ему было трудно судить. Но разве в этих круглых бедрах не было чего-то женственного? Нику было очень, очень любопытно. Возможно ли, что дьявол был женщиной?


Женщина играет роль? Но какая женщина поддалась бы такой грязной комедии?


С другой стороны, это было возможно, да, очень возможно! Судя по тому, что они рассказали ему о леди Хардести, эта плохая девочка была настоящим диким дьяволом! Она ничего не делала, кроме как играла роль самой себя ... Она вспомнила эти холодные черные глаза за маской, те глаза, которые искали в толпе что-то или кого-то. Что он надеялся найти? Какое-то удовлетворение? Но нимфоманки никогда не останавливаются, вот и вся беда! За это она была обречена всегда искать и никогда не находить.


Но если предположить, что женщина получила какое-то болезненное удовольствие от этого выступления? В любом случае это объяснило бы его присутствие там.

. Если бы это действительно была та добрая леди.


Дьявол замолчал и снова скрылся в тени, уходя от красного луча.


Гвен вцепилась в руку Ника и прошептала:


- Теперь будет жертва, Ник! В настоящее время. Они сожгут что-нибудь, чтобы умилостивить богов.


- А что они будут сжигать?


Еще один почти неслышный шепот.


- Безрогого козла ...


Ник снова схватился за рукоять пистолета:


- Вы имеете в виду человеческое жертвоприношение?


Она кивнула.


- Ну, обычно это марионетка. Иногда даже настоящий труп, чтобы придать сцене более драматический вид. Вы понимаете, почему Дьявол так хотел взволновать толпу? Он хотел заставить ее переварить идею человеческих жертвоприношений! Безрогий козел! Как только они примут это, они будут принадлежать Пендрагону телом и душой!


Анализ был кратким, но ясным. К счастью, Гвен оправилась от гипноза, и снова мозг занял место чувств.


Теперь по сцене двигались другие фигуры в белых плащах и капюшонах. Они воткнули основание деревянного креста между камнями, пока не почувствовали, что оно надежно. Затем они перевязали ее бинтами, смоченными бензином. Пахло едко. Когда работа была сделана, мужчины снова исчезли.


Вскоре вернулся дьявол. Дьявол в маске указал на крест, пропел что-то, тоже на гэльском, и кивнул кому-то, кто был в тени.


Прибыли четыре друида в белых мантиях с телом мужчины. Обнаженное тело с темным лицом. Зрителей пробежала дрожь. Кто-то позади Ника пробормотал, что они зашли слишком далеко, но другие яростно заставили его замолчать. Толпа развлекалась.


Четверо подняли тело, принесли его к кресту и привязали к нему. Ник подумал, что веревки сделаны из асбеста, чтобы они не порвались огнем.


Он присмотрелся, чтобы увидеть, настоящий ли это труп или хорошо сделанная марионетка.


Произошла ошибка человека, который случайно переместил факел и на мгновение осветил лицо человека, привязанного к кресту.


Гвен застонала и рухнула на Ника. Он крепко держал ее.


- Успокойся, тебе нужно держаться. Это Стокс, верно? Я подозревал это.


- Да боже мой, это он! Они убили его, а теперь сжигают! Ник, мы не можем ничего сделать?


- Мы можем просто постоять здесь и посмотреть, дорогая. И слава богу, он мертв. Он больше не страдает.


Гвен попыталась придти в себя, и отчасти это удалось. Она перестала цепляться за него, но оставалась рядом с ним и не смотрела на сцену. Что касается Ника, он испытал смесь разных эмоций. Черная ярость пожирала его, но он должен был контролировать это, иначе он тоже пошел бы, чтобы присоединиться к Джиму Стоуксу на кресте. А еще он услышал внутри себя голос, говорящий: «В какой-то момент все так кончают, даже лучшие агенты!» Джим Стоукс даже был легендой в своей профессии. А теперь Ник был свидетелем своего конца и прекрасно знал, что рано или поздно это будет зависеть от него. Что бы ни случилось: пуля, веревка, яд, нож, огонь ...


- ОГОНЬ!


Дьявол поднес пламя к основанию креста и вскоре превратил его в большой факел. Человек, привязанный к кресту, широко раскрыл глаза и начал кричать!


Гвен тоже закричала. Крик боли и ужаса вырвался из ее горла, когда она поняла. На мгновение ее крик остался, словно завис в воздухе, и некоторые головы повернулись к ней, затем ее плач был прикрыт и заглушен своего рода мычанием, издаваемым друидами.


Нервы Гвен не выдержали. Он откинул капюшон и вцепился в руку Ника, крича:


- Они сжигают его заживо! О боже, они его заживо жгут!


Мозг номер три работал молниеносно. Он думал и одновременно действовал. Эти парни накачали Стокса наркотиками, но неправильно рассчитали дозу, и бедняга проснулся раньше времени.


На сцене была некоторая неразбериха. Но Ник заметил, что Дьявол снова появился и снова оглядел толпу. Кого он искал?


Человек на кресте продолжал кричать. Нижние конечности уже почернели от огня, и стоял ужасный запах обгоревшей плоти.


Ник хлопнул Гвен по щекам и приказал:


- Готовься уйти. я остановлю эту пытку!



Он ничего не мог сделать для мучительно страдавшего коллеги. Он поднял пистолет и направил его на голову бедняги. Он не должен был промахнуться!


Вильгельмина выстрелила только один раз. Человек на кресте немного подпрыгнул, затем остался неподвижным. И мертвым. Теперь на его лбу, прямо между глазами, образовалась черная дыра.


Ник схватил Гвен за руку и дернул.


«Беги», - сказал он ей. - Побежали!


Увидев «Люгер», толпа на мгновение замерла, и между людьми в масках открылся узкий проход. Но это длилось недолго. В какой-то момент кто-то протянул руку, чтобы выхватить оружие у Ника. Он выстрелил ему в живот и двинулся дальше. Перед ним бежала Гвен, и никто ее не беспокоил. Ник сунул свой стилет в руку и начал протискиваться им, размахивая им перед собой. Он порезал несколько рубашек, хлынула кровь. В толпе был буквально вырезан проход. К счастью, все были в ужасном замешательстве, иначе его бы поймали, затоптали, сбили с ног. Но эти люди, казалось, ничего не понимали в происходящем.


В конце концов, крупный парень, умнее других, поймал Ника, когда он освобождался от остальной толпы. Он остановил его, наклонившись к земле и схватившись за ноги. Ник нанес ему три удара в спину. Тот зарычал и упал. Ник побежал по «болоту», преследуя исчезающую вдалеке фигуру Гвен. Краем глаза она заметила две фигуры, которые отделились от группы и двинулись боком, чтобы увести ее в другое место. Ник бежал, как заяц, все еще с «люгером» в руке.


Гвен направилась к холму, с которого они незадолго до этого вместе смотрели шоу. «Плохой выбор, - сказал себе Ник. Там не было возможности спрятаться ... Гвен все еще была в шоке. Вместо этого она хотела пойти на стоянку и украсть машину. Там наверняка были какие-то с ключами на приборной панели.


Маленькая Моррис Гвен был слишком далеко, и он никогда не доберется до нее.


Двое преследователей остановили девушку у подножия холма. Один из них толкнул ее, и Гвен с криком боли упала. Двое напали на нее, когда Ник подошел. В этом халате он выглядел как один из них. Он прицелился и произвел два выстрела. Он ударил их обоих по голове, затем вытащил дрожащую девушку из-под их тел.


- Пошли, у нас еще есть шанс, но надо бежать!


- Не могу, сломала ногу о камень, не могу пошевелить.


Вы идите ...


Ник огляделся. Вдалеке он увидел прибывающих других друидов. Девушка была права. Миссия была превыше всего. Скоро к ним присоединятся и эти люди.


Гвен крикнула:


- Беги, пожалуйста! У меня есть надежда выжить, потому что это мои люди. Когда они будут здесь, я расскажу им несколько правдоподобных историй. Но ты уходи, Ник, пока есть время, умоляю тебя! Помните… Лондон! Теперь у нас есть только ты, Ник, ты должен спасти себя любой ценой.


Ник повернулся. Мужчины приближались. Не было времени терять зря и, прежде всего, не было времени на сентиментальность.


«Удачи», - сказал он девушке. Он погладил ее рыжие волосы и ушел в темноту. Не останавливаясь, он снял белое пальто, чтобы лучше слиться с тенями.


На бегу он пробормотал девушке, которая его больше не слышала:


- Мы еще встретимся, дорогая, поверь мне!



Шестая глава.



Ник Картер заснул свинцовым сном. Он украл сначала машину, затем мотоцикл и, наконец, старый байк, и сумел двинуться дальше на юг, пересек все Хайлендс. Когда он прибыл в Инвернесс, он укрылся в старом паровозе и, наконец, сумел сесть на почтовый поезд до Лондона. Это заняло у него всю ночь и весь следующий день. Он не смог связаться с Яном Трэверсом. Это было невозможно сделать, и у него не было приемника. Сам Трэверс в самолете посоветовал ему никогда не искать его в Скотланд-Ярде. «Вот как далеко они зашли», - с горечью добавил мужчина. Они боялись, что кому-то удалось держать под контролем даже эти устройства, потому что, возможно, Пендрагон также привлек на свою сторону нескольких полицейских, которые шпионили за ним.


Согласно коду, который Гвен взломала в черном доме, Трэверс нашел


«Задний вход». Следовательно, была надежда каким-то образом добраться до Блэкскейпа и достичь ракетного комплекса «Пендрагон». Этот код содержал

и инструкции для Ника, который должен был бы немедленно отправиться в Лондон, если встреча друидов не принесет положительных результатов. Что ж, какие-то результаты были достигнуты, да еще как! Но ничего хорошего, к сожалению! Джим Стоукс был мертв, Гвен, должно быть, была пленницей, если они еще не убили ее; Номер Три сбежал, как заяц, чтобы спасти свою шкуру и добраться до Лондона в надежде продолжить миссию.


Город, по крайней мере, насколько ему было известно, еще не был уничтожен атомной ракетой Пендрагона, хотя он угрожал уничтожить его, если они все еще поместят секретных агентов среди его собственных. Значит, это был блеф.


Пендрагон был слишком уверен в окончательной победе, чтобы разыграть козырь раньше времени. И он получил от этого свое удовольствие, черт его побери! Его люди сначала поймали Стоукса, затем Гвен. Они смогут заставить ее поговорить ... рано или поздно ...


Не то чтобы сейчас это имело большое значение. Ник старался не думать о Гвен. Он только надеялся, что девушка сможет удержать этих людей достаточно долго своей болтовней, чтобы дать им некоторое преимущество перед преследователями. И здесь Гвен это удалось. И он также хотел, чтобы они убили ее, не заставляя ее слишком сильно страдать.


Прикрытие Ника было таким же, как и в черном доме. А пока это был майор Ральф Кэмпбелл, путешественник, любивший гулять по «Хайленду» и носить твид. Он нашел время, чтобы немного помыться и побриться. На всякий случай он сохранил тень от усов, но не знал, пригодились бы они. У него не было времени думать о сложной маскировке. И вроде бы это не так. Он встретит мир (и Пендрагона) в своем естественном виде.


Костюм Ника на Баррогилл-Мур не слишком износился благодаря белому плащу, которое его защищало. Так что теперь он был довольно презентабельным.


К счастью, у него был бумажник, полный банкнот, и это облегчило задачу. Оказавшись в Лондоне, он придумал, как связаться с Трэверсом. Он сел в почтовый поезд в совершенно заброшенном заднем отсеке.


Кондуктор, шотландец с меланхоличным лицом, заметил, что сезон не слишком подходит для путешествий.


Итак, теперь Ник спал. Он спал, как может спать солдат во время затишья в бою. И во сне он набрался сил, чтобы быть готовым к следующему.


Поезд ехал сквозь дождь и снег, проезжая туннели, виадуки, поля, сонные деревни. Ему предстояло пройти еще долгий путь, прежде чем он достигнет вокзала Юстон в Лондоне. Теперь первая остановка - Глазго.


Он был настолько измучен, что хотел сразу же спать, не теряя времени. Поэтому он растянулся на сиденье и закрыл глаза, на время отделившись от мира и его уродства.


Некоторое время спустя (часы или минуты?) Он смутно понял, что поезд остановился. Но он перевернулся на сиденье, совершенно онемев от сна, и смутно подумал, что, возможно, поезд уже прибыл в Глазго, и что он приехал очень скоро. Во всяком случае, его это не заботило, так как ему пришлось ехать до Лондона. У него было купе полностью, и никто его не побеспокоил.


Он снова заснул, и ему снилась Мельба О'Шонесси. Довольно неприятная вещь.


Мельба пела в «Метрополитен», а Ник сидел в кресле в первом ряду.


Девушка вышла на сцену и запела ему голосом и глазами, полными страсти. Проблема была в том, что на Мельбе не было никакой одежды,

человек, который управлял прожекторами, бросил два ярких луча света прямо на грудь певицы. Было видно, как эти груди дрожали и дрожали с каждой высокой нотой.


В какой-то момент Ник встал и жестом дал ей понять, что она должна прикрыться.


Мельба засмеялась и продолжила петь, затем указала на него пальцем и что-то сказала. Ник посмотрел на себя и понял, что он тоже голый. И вот весь зал театра вскочил с криком: «Позор! Стыд!".


В этот момент Ник начал просыпаться и почувствовал, что что-то не так. Сон растворился, как кинематографическая последовательность, и он почувствовал, что кто-то открыл дверь купе. Фактически, в вагон проник порыв холодного влажного воздуха. Только на мгновение. Дверь была немедленно закрыта. Еще в полусне Ник понял, что не

он был более одиноким. Он услышал легкий скрип пружин. Кто-то сидел перед ним. Ник держал глаза закрытыми и делал вид, что продолжает спать. К этому моменту он уже очень проснулся и был в полной боевой готовности, но предпочел провести проверку, не показывая ее. Ему было бы так легко открыть глаза и посмотреть в лицо новичку, чтобы увидеть, кто он такой. Вместо этого он держал их закрытыми и думал об этом. Вряд ли это был контроллер. Другой пассажир? Но это было личное купе. Поезд был почти пуст. Почему, черт возьми, где так много места в другом месте…?


Ник почувствовал запах духов. Запах, в котором было что-то знакомое.


Он запомнил это за секунду. Здесь это был Plaisir de Paris. Им пользовалась та сингапурская девушка, но, конечно же, им пользовались многие другие женщины. Как та, что сидит напротив него.


Даже последовавший за этим легкий шорох был мне очень знаком. Шорох, который всегда приятно волновал его, шелест нейлона о нейлон, когда женщина скрещивает ноги.


Ник незаметно открыл прорезь для глаза. Да, ноги были как раз впереди, и это, без сомнения, женские.


Длинная и стройная, окутанная черной и очень прозрачной вуалью. Они были скрещены, и, поскольку их обладательница носила очень короткую юбку, казалось, что они никогда не закончатся.


Потом он увидел руки. Длинные, прозрачные, красивые, с алыми ногтями. Нервные и нетерпеливые руки постукивают по сигарете и вынимают ее. Запах турецкого табака щекотал ему ноздри.


Ноги пошли прямо, по положению колен Ник понял, что женщина наклонилась вперед, чтобы посмотреть на него. Он продолжал притворяться спящим, но вскоре понял, что его игра бесполезна.


Женщина сказала:


- Думаю, мистер Картер, вы можете перестать притворяться. Я очень хорошо знаю, что вы не спите.


Голос был теплый, низкий, с акцентом культурного человека.


Ник открыл глаза и посмотрел на нее. Он не двинулся с места, но стилет был уже в пределах досягаемости. Может, ему стоило это использовать, а может, и нет. Однако лучше было ко всему подготовиться.


Он одарил ее одной из своих самых обезоруживающих улыбок.


- Полагаю, леди Хардести.


Женщина согласилась с намеком на улыбку. Но его длинные расчетливые черные глаза вовсе не улыбались. Но они изучали Ника с открытым интересом.


- Вы действительно молодец, мистер Картер. Как ты можешь быть так уверен?


- А кого еще я мог бы так заинтересовать?


Ник сел. Он зевнул и запустил пальцы в волосы. Каждый ход был медленным, продуманным. У леди Хардести на коленях была довольно большая кожаная сумочка, и нетрудно представить, что она хранит в ней. Ник выглянул краем глаза на матовую дверь кареты и увидел за окном тень человека. Крупный мужчина, который наверняка стоял на страже.


Леди Хардести снова скрестила красивые ноги и, нахмурившись, наклонилась к Нику.


- Вы же не отрицаете, что вы Ник Картер? Специальный агент американской организации под названием AX? "Убийственное" агентство?


Ник уже решил отказаться от прикрытия. В любом случае это было бесполезно. Но он также не хотел доставлять ей слишком много удовольствия.


«Я ничего не отрицаю, - весело ответил он, - но также не признаю, моя прекрасная леди». Это учение было передано мне с самого раннего детства моим седовласым отцом, доброй душой, да хранит его Бог во славе! Фактически, последние слова, которые он прошептал мне на смертном одре, были такими: «Сынок, никогда ни в чем не признавайся!»


Леди Хардести нахмурилась, что должно было быть угрожающим. Она смочила губы кончиком языка, и Ник заметил, что ее нижняя губа была очень толстой и чувственной. Восхитительный рот, влажный и блестящий, который подходил к этому красивому бледному лицу с идеальным цветом кожи магнолии, лишенным макияжа.


Ее волосы были черными, как черное дерево, и собраны на затылке в строгий пучок.


Глаза тоже были очень черными и темными. В целом было что-то такое, что наводило на мысль об учителе. Что-то отдаленное в его выражении, что-то пуританское! Что уж точно не соответствовало его известности! Ник подумал о Трэверсе, который описал ее как ужасную нимфоманку.


Леди Хардести сказала:


- У вас все хорошо, мистер Картер. Насколько я понимаю, вы решили проявить высокомерие. Я начинаю находить вас очень интересным, понимаете? Может, стыдно убивать тебя ...


- Уверяю вас, что в этом я полностью с вами согласен, - сказал Ник. Он начал лезть в карман. - Я могу закурить без него Виды перевода

Перевод текстов

Исходный текст

5000 / 5000

Результаты перевода

он был более одиноким. Он услышал легкий скрип пружин. Кто-то сидел перед ним. Ник держал глаза закрытыми и делал вид, что продолжает спать. К этому моменту он уже очень проснулся и был в полной боевой готовности, но предпочел провести проверку, не показывая ее. Ему было бы так легко открыть глаза и посмотреть в лицо новичку, чтобы увидеть, кто он такой. Вместо этого он держал их закрытыми и думал об этом. Вряд ли это был контроллер. Другой пассажир? Но это было личное купе. Поезд был почти пуст. Почему, черт возьми, где так много места в другом месте…?


Ник почувствовал запах духов. Запах, в котором было что-то знакомое.


Он запомнил это за секунду. Здесь это был Plaisir de Paris. Им пользовалась та сингапурская девушка, но, конечно же, им пользовались многие другие женщины. Как тот, что сидит напротив него.


Даже последовавший за этим легкий шорох был мне очень знаком. Шорох, который всегда приятно волновал его, шелест нейлона о нейлон, когда женщина скрещивает ноги.


Ник незаметно открыл прорезь для глаза. Да, ноги были как раз впереди, и это, без сомнения, женские.


Длинная и стройная, окутанная черной и очень прозрачной вуалью. Они были скрещены, и, поскольку их обладательница носила очень короткую юбку, казалось, что они никогда не закончатся.


Потом он увидел руки. Длинные, прозрачные, красивые, с алыми ногтями. Нервные и нетерпеливые руки постукивают по сигарете и вынимают ее из поля зрения. Запах турецкого табака щекотал ему ноздри.


Ноги пошли прямо, по положению колен Ник понял, что женщина наклонилась вперед, чтобы посмотреть на него. Он продолжал притворяться спящим, но вскоре понял, что его игра бесполезна.


Женщина сказала:


- Думаю, мистер Картер, вы можете перестать притворяться. Я очень хорошо знаю, что вы не спите.


Голос был теплый, низкий, с акцентом культурного человека.


Ник открыл глаза и посмотрел на нее. Он не двинулся с места, но стилет был уже в пределах досягаемости. Может, ему стоило это использовать, а может, и нет. Однако лучше было ко всему подготовиться.


Он одарил ее одной из своих самых обезоруживающих улыбок.


- Полагаю, леди Хардести.


Женщина согласилась с намеком на улыбку. Но его длинные расчетливые черные глаза вовсе не улыбались. Но они изучали Ника с открытым интересом.


- Вы действительно молодцы, мистер Картер. Как ты можешь быть так уверен?


- А кого еще я мог бы так заинтересовать?


Ник сел. Он зевнул и запустил пальцы в волосы. Каждый ход был медленным, продуманным. У леди Хардести на коленях была довольно большая кожаная сумочка, и нетрудно представить, что она хранит в ней. Ник выглянул краем глаза на матовую дверь кареты и увидел за окном тень человека. Крупный мужчина, который наверняка стоял на страже.


Леди Хардести снова скрестила красивые ноги и, нахмурившись, наклонилась к Нику.


- Вы же не отрицаете, что вы Ник Картер? Специальный агент американской организации под названием AX? "Убийственное" агентство?


Ник уже решил отказаться от обложки. В любом случае это было бесполезно. Но он также не хотел доставлять ей слишком много удовольствия.


«Я ничего не отрицаю, - весело ответил он, - но даже не признаю, моя прекрасная леди». Это учение было передано мне с самого раннего детства моим седовласым отцом, доброй душой, да хранит его Бог во славе! Фактически, последние слова, которые он прошептал мне на смертном одре, были такими: «Сынок, никогда ни в чем не признавайся!»


Леди Хардести нахмурилась, что должно было быть угрожающим. Он смочил губы кончиком языка, и Ник заметил, что его нижняя губа была очень толстой и чувственной. Восхитительный рот, влажный и блестящий, который подходил к этому красивому бледному лицу с идеальным цветом кожи магнолии, лишенным макияжа.


Ее волосы были черными, как черное дерево, и собраны на затылке в строгий пучок.


Глаза тоже были очень черными и темными. В целом было что-то такое, что наводило на мысль об учителе. Что-то отдаленное в его выражении, что-то пуританское! Что уж точно не соответствовало его известности! Ник подумал о Трэверсе, который описал ее как ужасную нимфоманку.


Леди Хардести сказала:


- У вас все хорошо, мистер Картер. Насколько я понимаю, вы решили проявить высокомерие. Я начинаю находить вас очень интересным, понимаете? Может, стыдно убивать тебя ...


- Уверяю вас, что в этом я полностью с вами согласен, - сказал Ник. Он начал лезть в карман. - Я могу закурить уверенным что ты не выстрелишь в меня?



Она кивнула.


- Вперед, продолжай. Но пробовать несколько игр не советую. Конечно, ты тоже можешь меня вывести из строя, но это тебе не поможет. У меня четыре охранника.


«Гиллис» там за дверью.


- «Гиллис»?


Она ухмыльнулась.


- Это шотландский язык, то есть жители села. В этом случае вооруженное сопровождение. Пистолерос.


Ник закурил сигарету, внимательно следя за винтом, который мог превратить зажигалку в орудие смерти. Он начал думать, что этот гаджет пригодится ему еще до прибытия поезда в Лондон.


Он сунул зажигалку обратно в карман и выпустил глоток дыма.


- Я понимаю. Короче говоря, янычары.


- Если вы предпочитаете. Их название значения не имеет. Во всяком случае, это четверо сильных мужчин, и они получили конкретные приказы от самого моего мужа. Пока мне удается держать их под контролем, и они в определенной степени подчиняются моим приказам. Однако за пределами этого пункта ... ну, я должна признаться, что я тоже своего рода узник. Понимаешь, тебе не будет никакой пользы, если ты попытаешься схватить меня и удержать в заложниках? Если им придется убить меня, чтобы заполучить тебя, они сделают это без колебаний! Я ясно выразилась?


«Очень ясно, даже прозрачно», - согласился Ник. - Проблемы на небесах, да? Другими словами, Пендрагон вообще не доверяет мадам Пендрагон. Короче, вы идете на поводке.


Леди Хардести вынула из сумки золотой портсигар, вынула сигарету и сунула ее в рот, затем немного наклонилась к Нику, внимательно наблюдая за ним.


«Ты быстро понимаешь», - пробормотал он. - Мне сказали, что вы очень умны. И ты тоже красивая, должен признать, именно так, как тебя описали.


Ник закурил ее сигарету и вдохнул ее нежный аромат. Ему пришлось признаться себе, что эта женщина расстроила его. Даже в тот момент смертельной опасности, с почти неизбежной вероятностью быть убитым и выброшенным из окна во время движения поезда, даже сейчас он был вынужден признаться в том, что эта женщина оказала на него огромное притяжение. Почему? Дело не только в ее красоте. Ник знал сотни красивых женщин. И не благодаря этой великолепной фигуре, бледному овалу, этим бархатным глазам, смутно восточным. В чем же заключалась его сила? Конечно! Это была старая «сексуальная привлекательность». Леди Хардести была шлюхой, и она выделяла ту особую жидкость, которая никогда не ускользает от настоящего мужчины. Он источала секс из каждой поры.


Вполне естественно, что мужчины виляли хвостами за ее спиной, как собаки рядом с самкой в ​​течке!


Его практический мозг подсказывал ему, что, возможно, он сможет воспользоваться постоянным голодом прекрасной дамы.


Так что он продолжал вести себя глупо, а серые клеточки его мозга работали в поисках более-менее приятных лазеек. Он сказал ей:


- Я очень благодарен вам, миледи, за то, что вы польстили тщеславию умирающего. Но позвольте мне немного поинтересоваться, кто именно эти люди?


Леди Хардести облокотилась спиной на спинку, сбросила на пол немного пепла и снова скрестила ноги. Когда она посмотрела на Ника, в её очень черных глазах был какой то расчет. Вдруг она, казалось, приняла решение.


«Может, тебе лучше поговорить со мной, прежде чем тебя убьют», - наконец сказала он, выпуская дым в лицо с небольшой гримасой. -


Хотя я только что познакомилась с вами, мне стыдно убивать такого замечательного экземпляра, как вы. Зряшняя трата! Для этого я хотела бы предложить вам некоторую возможность.


Очень может быть, что вы не проявите себя достойно, и тогда это будет плохо для нас обоих.


Ник улыбнулся.


- Не сомневаюсь. Специально для меня. Конечно, я понятия не имею, что вы имеете в виду, но если это что-то может помочь мне остаться в живых, уверяю вас, что это так. Разве ты не хочешь объяснить мне, что мне делать?


Она понизила голос.


- Оставайся там и не двигайся, ничего не говори. Постарайтесь выглядеть удрученным, побежденным. Теперь я пойду и поговорю с человеком, который стоит на страже за дверью, потому что он уже задавался вопросом, что здесь происходит. Нельзя забывать, что это слуги моего мужа, а не мои. Не будь глупцом, иначе они убьет нас обоих!


Она встала и постучала в стекло. Дверь быстро распахнулась, и Ник увидел плохо одетого бандита в тканевой кепке. Он сразу же уставился на Ника и женщину парой размытых синих зрачков. Под курткой был виден клапан кобуры пистолета.


Номер Три не ответил на взгляд янычара. Он продолжал смотреть в пол с растерянным видом, играя роль побежденного и отчаявшегося человека. Дверь сразу закрылась за женщиной, и он услышал их шепот в холле.


Ник начал быстро думать. Возможно, ему действительно удастся использовать ситуацию и повернуть ее в свою пользу. Леди Хардести была на испытательном сроке, она тоже это признала. Очевидно, она была не в хороших отношениях с мужем.


В самом деле, для него эта женщина должна была быть настоящей занозой в его боку. С его репутацией (а Ник был убежден, что эта репутация более чем заслуженная; он очень хорошо знал, почему женщина предпочла продлить ему жизнь), она определенно не заставила бедного Пендрагона хорошо выглядеть. Этот человек потенциально мог быть серийным убийцей, но он предпочитал, чтобы люди видели в нем благодетеля, счастливого мужа и отца семейства. Кличка рогоносец не подходит тем, кто страдает манией величия.


С такой женой Пендрагон обязательно был рогоносцем. Чего можно ожидать от любой проститутки?


Это была какая угодно проститутка ... Почему Пендрагон еще не убил ее? Почему? В самом деле, он даже женился на ней повторно! Конечно, не из-за страсти, если ему не хватало всех признаков мужественности. Так? Была только одна причина: эта женщина знала слишком много. Он поступил неправильно, разведясь, и она не заставила себя долго ждать. О, ей было несложно шантажировать его, угрожать тем, что она знала, если он не женится на ней обратно. Она, должно быть, использовала старую, хорошо скрытую систему шантажа или что-то подобное. Несомненно, она очень хотела выйти за него замуж, потому что хотела получить свой кусок. Она хотела разделить с ним эту огромную, опьяняющую власть над миром! И он был вынужден пересмотреть свои планы перед лицом угроз. Вот почему он ее еще не убил ... К тому же смерть мадам была бы нехорошим делом для того, кто выдавал себя за спасителя мира! Поэтому он женился на ней повторно, чтобы заставить ее замолчать, а также дал ей определенную свободу, по крайней мере, в пределах длины поводка.


Ник поморщился. Если миссия не удалась и Пендрагон действительно завоевал мировое господство, до свидания, леди Хардести! Она бы и дня не прожила!


И она, должно быть, прекрасно знала. Шлюха или не шлюха, она определенно не была дурой, и, конечно, она подготовила некоторую защиту и построила свои хорошие планы на своего мужа, приговоренного к инвалидной коляске и неспособного дать ей те сексуальные удовольствия, которые ей так нравились.


Ник сумел горько улыбнуться. Теперь картина прояснялась. Представьте себе нимфоманку, похожую на привязанную к инвалиду. Более того, гордый, деспотичный инвалид, страдающий манией величия, который требовал лояльности и считал даже самый невинный флирт пятном на своей чести!


Номер Три тихонько засвистел. Он начал испытывать некоторое восхищение этой женщиной, которая так холодно играла с огнем. Как леди Макбет!


Леди Макбет. Еще один кубик головоломки скользнул на место, и Ник щелкнул пальцами, возбужденный и удовлетворенный. Конечно, этакая леди Макбет вверх ногами. Мадам Хардести не хотела, чтобы ее муж правил миром. Она хотела, чтобы он захватил власть, да, она хотела, чтобы тот сумасшедший шантаж, который он готовил, удастся ему, но потом она намеревалась, чтобы кто-то другой занял место ее мужа. Тот, кто доставит ей больше удовольствия, чем этот бедный инвалид, тот, кто удовлетворит все ее сексуальные потребности. В конце концов, это было очень просто, не так ли? Просто и понятно, но реализовать непросто. Пендрагон хотел смерти своей женщины, но еще не решил преодолеть страх перед скандалом. А леди Хардести планировала в нужный момент и с правильным сообщником убийство своего супруга!


Короче, красавица искала другого мужа. Да, с таким же успехом это могла быть дыра в броне. Та ахиллесова пята, на которую Трэверс так горячо надеялся. Это могло бы быть.


За стеклом Ник что-то услышал и понял, что двое спорят. "Гилли"


Он кричал, что «Лэрд» не хотел бы этого и не хотел бы другого.


Ответы леди Хардести походили на ругань. Еще немного гневного ворчания от мужчины; затем две китайские тени на мгновение танцевали перед матовой дверью. Наконец ручка начала медленно вращаться.


Ник перевел дух. Абсолютно нельзя упустить эту неожиданную возможность!

Он усмехнулся. Иногда мужчине удается самым странным образом служить своей Родине и человечеству ...


Дверь открылась, и Ник приготовился пожертвовать своей добродетелью.



Седьмая глава.



Леди Хардести снова вошла в купе. Она тяжело дышала и стала еще бледнее, чем раньше. Гнев, волнение, страх? Сложно сказать. Она на мгновение прислонилась к косяку, глядя на него своими длинными черными глазами. Затем он повернулся, чтобы закрыть внутреннюю защелку. Теперь они оба были заключенными.


Колеса жалобно завизжали, когда поезд резко повернул.


Ник зажег плееры. Женщина села рядом с ним и достала золотой футляр. Когда она вышла, она бережно несла с собой сумку.


Ник протянул ей зажигалку и сказал себе, что будет очень легко повернуть этот винтик и смести это лицо, такое красивое и опасное. Она обхватила руками пламя и посмотрела своей добыче в глаза. Он снова прочитал в этом взгляде интерес и расчет, плюс еще кое-что, кое-что другое: желание. Желание и азарт.


Ник сунул зажигалку в карман.


- Итак, как дела у ваших товарищей по играм? Любое несогласие? Я слышал, ты повысила голос ...


Она кивнула.


- У меня, к сожалению, очень ограниченная власть над ними. Они хотели убить тебя здесь сразу и выбросить твое тело в окно. Я убедила их подождать, по крайней мере, пока. Я сказала, что собираюсь отвезти тебя к Пендрагону живым. Я сказала, что мой муж предпочел бы это. Конечно, солгала. Он хочет, чтобы ты умер, и скорее. Она протянула руку и положил ее на руку Ника, ощупывая его мускулы, когда тот слегка подергивался в ноздрях. Он также сузил глаза и поджал губы. -


Понимаете, - продолжил он очень ласковым голосом. - Я уже рискую ради тебя. Если что-то пойдет не так, Пендрагон никогда меня не простит. Они сказали ему, что вы чрезвычайно опасны и представляете серьезную угрозу для его проектов. Он приказал им и мне убить тебя с первого взгляда.


С естественным, почти рассеянным видом Ник положил руку на одно из своих круглых колен. Это был неважный жест, дружественный по намерениям. Но он почувствовал легкую дрожь и понял, что эта женщина чувствительна во всех частях своего тела.


Где бы вы к ней ни прикоснулись, она сразу же была готова воспламениться. Естественно, если она была нимфоманкой. Однако, учитывая эту особенность, удовлетворить ее было очень трудно. Ник почувствовал очень короткий импульс сострадания к ней, но затем быстро оттолкнул его. Он не должен забывать, кем он был. И он не должен забывать эти убийственные глаза за демонической маской. Теперь он был уверен, что она дьяволица.


Леди Хардести закрыла глаза, когда Ник коснулся ее колена.


На мгновение она закрыла их, и он спросил ее:


- Всегда говори о них. Но можем ли мы узнать, кто они?


Если он сможет получить от нее какую-то информацию до начала любовной битвы, тем лучше. Любая деталь, даже самая маленькая, была бы ему полезна. При условии, что он проживет достаточно долго, чтобы использовать его.


Она удивила его своим быстрым ответом.


- У Пендрагона есть последователи по всему миру. В Вашингтоне, конечно, тоже.


И он держал вас и вашу организацию под особым наблюдением. Он знал, что премьер-министр обратится к вам за помощью, как только получит ультиматум. И как всегда угадал. Как только мы узнали, что вы исчезли, нам не потребовалось много времени, чтобы представить, что вы появитесь в Англии или Шотландии. Вот почему мой муж отправил меня на собрание в Баррогил-Мур. Я была своего рода приманкой, и тебе следовало за мной последовать.


- Я понимаю.


Она снова посмотрела на него, и что-то блеснуло в ее глазах, что-то вроде темного пламени.


Ник позволил себе еще немного задержаться, положив руку на колено, и его пальцы осторожно коснулись бархатистого бедра. Леди Хардести вздохнула и откинулась назад, прислонившись спиной к сиденью. Ник ощутил торжество. Эта женщина была как наркоманка! Он держал ее под контролем сейчас, или почти. Все, что ему нужно было сделать, это правильно разыграть свои карты. Она отвергла охватившее ее желание, немного поспешно заговорив.


тяжело дыша, всегда с закрытыми глазами, длинные ресницы дрожали и отбрасывали темные тени на ее бледные щеки.


«Да», - вздохнула она. - Вы пришли на встречу, но не так, как мы думали. И ты не клюнул...

Ее духи, смесь эссенции и плоти, щекотали его ноздри и тревожили его чувства. Ник почувствовал сильное желание, но попытался подавить его силой воли. Он очень старался добиться успеха. У него было время, путь был еще долгим ... Он вспомнил песню сирены на утесе. Сладкий голос Гвен Лейт. «Потому что у нас все еще есть хорошие новости, чтобы слушать, на что смотреть ...»


Он продвинулся вперед еще немного и спросил ее:


- Что ты сделала с девушкой?


Это был первый эксперимент. Если женщина подпрыгнула и отодвинулась, это означало, что Ник не проявлял к ней особого притяжения.


Но женщина не вздрогнула. Она вздохнула и подошла к нему ближе, скользя на сиденье.


«Она еще жива», - сказала она тихим голосом. - Если она нас не побеспокоит, может, с ней все будет хорошо. Конечно, они заставили ее говорить. Вот почему мы узнали, что вы направлялись в Лондон.


Ник почувствовал, как его нервы сжались, представляя, что они должны были сделать с этой храброй девушкой, чтобы получить от нее эту информацию. Но он проигнорировал это и продолжал шарить рукой по бедру.


- Я понимаю. Мне просто было интересно, как вы меня нашли.


- Ну, это было не так уж сложно. Погода была слишком плохой, чтобы летать. Кроме того, из Хайленда нет регулярных авиалиний. Этот поезд казался наиболее вероятным, к тому же один из наших людей видел, как вы ехали на нем в Обане. Итак, мы остановились на небольшой станции. Начальник станции один из наших, а кондуктора купили на щедрые чаевые. Как видите, нет ничего проще. А если ваше купе будет пустым, когда поезд прибудет в Лондон, никто ничего не скажет. Ооооо !!!


Стон раздался, когда пальцы Ника достигли довольно высокой части бедра дамы. Теперь леди Хардести начала дрожать, как эпилептик, ее шея выгнулась назад, ее глаза были устремлены в потолок, но не видели его.


Казалось, она была жертвой, а Ник - мучителем. Номер Три пошевелил его рукой, но она схватила ее, всхлипнув. Он ухмыльнулся. Теперь эта женщина наконец-то была в его власти. Позже все изменится, но сейчас ...


- Что они с девушкой сделали? - спросил он тихим бесстрастным голосом.


Казалось, он спрашивал ее о погоде. Ее ответ также был лишен эмоций.


Казалось, она тоже говорила о погоде.


- Пытка змеёй. Это очень эффективно, я тоже была свидетелем этого. Думала, что плохо себя чувствую, но сопротивлялся очень хорошо. Они раздели ее догола и выпустили змею, которая начала ползать по ней. Она не была ядовитой, но она этого не знала и не могла сопротивляться.


Агент AX должен знать, как вести себя надлежащим образом в любых обстоятельствах. Ник в тот момент был валуном самообладания и самообладания.


Он не пошевелил ни одним мускулом и не выказал ни малейшего чувства.


«Неприятное дело», - сухо сказал он. Но у него было безумное желание задушить ее.


Она ничего не сказала, и Ник продолжил тем же бесстрастным тоном.


- Даже то, что вы заживо сожгли Джима Стоукса, не совсем приятно ..


Вам не кажется, что у ваших друидов немного тяжелая рука? Даже среди самих друидов был кто-то, кто выражал свое неодобрение и боялся.


«Да», - признала она. - Это была ошибка, большая ошибка. Мой муж впадет в ярость, когда узнает. Одному из центурионов пришла в голову идея накормить Стокса лекарством, чтобы он выглядел мертвым. Он был бы «принесен в жертву» на кресте, ничего не чувствуя.


Наших людей это не впечатлило бы. Фактически, цель заключалась в том, чтобы произвести впечатление только на вас и подтолкнуть вас следовать за мной. Вместо этого доза анестетика была недостаточной, и он проснулся в тот момент, когда горел. Настоящая неразбериха, и Пендрагон будет в ярости. Это определенно не произвело хорошего впечатления.


Ведь мы не варвары ...


Нет? У Ника были хорошие идеи по этому поводу, но он не показал их. Если бы это не были варвары, они были бы отличной заменой, пока не прибыли настоящие!


Леди Хардести прижалась к нему ближе. Она открыла глаза и пристально посмотрела на него, затем прошептала:


- А теперь перестань говорить. Поцелуй меня.


У нее были две мягкие горящие губы. Она яростно напала на него, кусая его рот до крови. Ник подумал: «Ястреб никогда бы в это не поверил, даже если бы я прожил достаточно долго, чтобы сказать ему!»


Она встала и в мгновение ока сняла свое черное платье. Под ней был только бюстгальтер. Он его тоже снял и бросил в угол. Ее груди были маленькими и твердыми, а соски жесткими от желания. Он поднесла их ко рту Ника и умоляюще сказала:


- Поцелуй меня здесь ... Ах, поцелуй меня здесь! - Потом добавила: - Надеюсь, ты то, что я ищу ... Очень надеюсь, потому что тогда все получится, все решится. Если ты сможешь меня удовлетворить, значит, ты хорош во всем, Ник Картер! Я много лет слышал о тебе и твоих подвигах. Вы сейчас здесь. Не подведи меня, потому что если ты именно тот, кого я ищу ... Ты получишь меня, тогда ты убьешь Пендрагона для меня! Но сначала возьми меня!


Ник боролся с собой, чтобы сохранить ясность и ясность своего мозга. Это было непросто. В висках пульсировала кровь. Он наклонился, чтобы поцеловать эту белую плоть, и она задрожала.


Это был огненный электрический кабель, покрытый бархатом. Он продолжал ласкать ее с раздражающей медлительностью, пока не свел ее с ума.


- О, пожалуйста! Женщина зашипела. - Пожалуйста, Ник! У меня было много мужчин, но никто не смог подарить мне счастье, которого я ищу! Иногда я схожу с ума!


Она упала перед ним на колени, ее рот сжался в мучительном спазме.


- Умоляю, дай мне то, что я хочу! Я стану твоей рабыней!


Дрожащими пальцами она пыталась сорвать с него платье, рыдая.


Номер три держался уже достаточно долго. Он изнасиловал ее с силой гориллы; без малейшей нежности, без малейшей жалости. На мгновение он забыл о миссии, о Ястребе, о Пендрагоне и обо всем мире. Все растворилось в красном тумане животной страсти. Она была зверем, а он - зверем. Она бросила себя с серией криков удовольствия и боли, рассказала ему тысячу вещей, которые он даже не слышал. Он просто любил ее сильно, с гневом, с желанием разлучить ее. Она ответила с растущим безумием. Она его укусила, и он ее тоже. Она удовлетворенно засмеялась и снова укусила его. Он взял ее с ненавистью, слепой ненавистью, с намерением причинить ей боль. И она смеялась и плакала одновременно, и все время кусала его. И он ее бил.


Однако в какой-то момент Ник стал доминировать и прекратил ярость, которая слишком рано привела бы его к заключению. Упражнения йоги также научили его обусловливать половой акт по команде. Теперь ему нужен был весь его опыт.


Тренировка послужит господству над зверем.


И наконец он понял, что победил. Ему удалось удовлетворить эту ненасытную нимфоманку.


Но ее реакция отбросила все, бросив его в беду.


Леди действительно закричала. Он впал в конвульсию, издал протяжный крик, звериный стон. Для Ника это был самый пронзительный крик, который он когда-либо слышал в подобных обстоятельствах.


Ник прикрыл ей рот рукой, чтобы она остановилась, но она укусила ее и продолжала стонать.


«Боже мой, они услышат это и в первом вагоне ...» - сказал он себе с некоторой тревогой. Но беспокоил его не кондуктор.


Секундой позже дверь была выбита центурионами Пендрагона, которые до этого терпеливо ждали в коридоре. Они вошли в купе. Ник подумал о мимолетном видении этой пары друидов на «болоте», и ему сказали, что всегда были совпадения, полные иронии. Он едва успел подумать об этом, как вдруг что-то твердое ударило его по черепу, и он погрузился в самое темное забвение. За долю секунды до того, как он утонул, он сказал себе, что Пендрагон теперь возненавидит его еще больше. Теперь он убьет и свою жену, а не только тебя. С другой стороны, это всегда было его намерением, не так ли?...


Ник Картер внезапно очнулся. Он сразу понял, где он и что произошло. Он был один и лежал лицом вниз на полу вагона. Поезд продолжал ехать быстро, гремя, как и раньше. Каким бы ни был Ник, дверь была закрыта, и за матовым стеклом виднелась тень стражника.


Он сел и почесал затылок. На его счету оставалось только одно: по крайней мере, он был еще жив. Он с усилием встал. У него ужасно болела голова.


Он заметил, что его хорошо обчистили. Оружия, конечно же, не было. Ни Вильгельмины, ни Гюго. Да, чудо, они позволили ему держать их так долго. Конечно, леди Хардести убедила их оставить это ей, которая сможет с ним справиться. На самом деле мадам была вполне уверена в себе ...


Поезд продолжал путь до ночи.

К счастью, они не забрали у него сигареты или зажигалку, храни их боже. Так что смертоносная штуковина пригодилась бы еще до прибытия в Лондон. Как и ожидалось.


Он подошел к двери и попробовал ручку. Защелка была сломана, да, но снаружи удалось починить замок. Фактически, дверь не сдвинулась ни на дюйм.


Однако его попытка не осталась незамеченной. Фактически, дверь сразу же открылась снаружи, и Ник обнаружил, что смотрит на черный пистолет. В


«Гилли» был той же самый, которого раньше били врасплох. Он взмахнул оружием и рявкнул:


- Возвращайся, и не пытайся шутить, если не хочешь, чтобы мы твоим мозгом испачкали этот красивый ковер.


Ник попятился.


- Простите, дружище. Я думал, что пойду в вагон-ресторан перекусить.


Мужчина сумел злобно улыбнуться.


- Не сомневайтесь, мы позаботимся о ваших аппетитах. Теперь отойди и держи рот на замке.


Он толкнул дверь ближе, и Ник заметил, что он привязал ручку с другой стороны веревкой или чем-то подобным.


Единственным следом, который леди Хардести оставила в купе, были ее слабые духи и забытый спальный мешок в сетке. Они забыли, когда утащили ее. Ник потянул ее вниз и поспешил открыть. Если бы было оружие ...


Оружия не было. Просто костюм и дьявольская маска. Ник вздохнул. Значит, он догадался. Дьявола сыграла леди Хардести. Он пошел немного поднять оконное стекло. С той стороны тоже не было надежды, ведь поезд так ехал. Он тоже еще не чувствовал себя побитым. Они не убили его сразу, и это была ошибка, ошибка, которая для некоторых была бы фатальной. Для кого-то, а может, для всех. При условии, что он сможет использовать эту ошибку в своих интересах.


Теперь поезд кружил по холмам. Ник уставился во враждебную тьму. Он видел очень мало. Он начал строить планы. Конечно, они туда приедут. Конечно, они предпочитали работать в этом пустом отсеке, чтобы их никто не заметил. Убийство - это не то, что нужно делать открыто, не так ли? Пока бригада поезда была на их стороне, они не хотели ввязываться в преступление и обвиняться в соучастии.


Он откинулся на сиденье, закурил еще одну сигарету и стал ждать. Теперь у него в голове все было ясно. Пусть они придут, пусть придут как можно скорее.


Они пришли через пять минут. Их было трое, все трое большие и сильные, с кожей лица, выжженной солнцем и непогодами, и большими мускулами, растягивающими рукава. Они вошли и вежливо закрыли за собой дверь. Один из них, очевидно, лидер и представитель группы, прислонился к двери и заговорил с ним. Сначала он взглянул на свои наручные часы, затем пробормотал что-то на северном шотландском сленге, которого Ник не понял. Он оставался неподвижным, потому что не собирался спровоцировать опрометчивый жест раньше времени. И он не хотел, чтобы его связали или заткнули ему рот. Так они испортили бы все его планы.


- У тебя ровно пять минут, - сказал ему мужчина у двери. - Простите, сэр, лично мы ничего не имеем против вас. Мы просто должны выполнять свой долг. Вы - заноза в боку нашего Лэрда, и вы должны исчезнуть.


Просто, не правда ли?


Ник кивнул, не теряя самообладания.


- Мне тоже жаль. Приветствуйте Лэрда и поблагодарите его от моего имени за гостеприимство. Это было действительно изысканно, как и положено великому джентльмену.


Все трое уставились на него. Один заметил:


- Какая храбрость! Жаль, что вы не с нами, а против нас. Храбрый парень пошёл бы нам на пользу.


Ник слегка улыбнулся ему.


- Может, уже поздно? Если вы хотите сопровождать меня к своему хозяину ...


Все трое рассмеялись над жалкой шуткой. Бригадир снова посмотрел на часы.


- Уже три минуты.


Ник сделал вид, что заинтересован.


- Что будет через три минуты? - (Как будто не знал!) Мужчина широко ему улыбнулся.


- Мы приближаемся к красивому мосту, который предназначен только для нас. Он на высоте примерно шестидесяти метрах от русла реки.


«Да, метров шестьдесят», - подтвердил другой. - А воды в реке, боюсь, не так много ... В это время года почти всегда сухо.


Третий покачал головой, как будто искренне сожалел об этом.

- Практически все камни, понимаете? И ты ударишься головой, когда упадешь. Не думаю, что погружение вам понравится ...


Ник холодно посмотрел на него, немного сжимая его зрачки.


- Хотите бросить меня живым? Что, если я не буду прыгать? Да, я знаю, что вас трое, но со мной тоже не так легко справиться, понимаете? Вы не боитесь, что некоторые из вас могут полететь со мной в полет?


Мужчина у двери махнул пистолетом, который держал в руке.


- Надеюсь, ты нас не побеспокоишь, парень. Это правда, что мы должны выполнять свою работу чисто, и нам не разрешается связывать вас или стрелять. Лэрд предпочитает, чтобы все было похоже на несчастный случай. Но если бы пришлось ... О, тогда у нас есть разрешение на стрельбу! ...


Номер Третий склонил голову и смирился.


- Я вижу, что у меня нет надежды. Что ж, когда останется минутка, дай мне знать, и я выкурю сигарету. Это ведь обычай? Последняя сигарета приговоренного к смертной казни.


Трое согласились, и лидер сказал:


- Да, ты имеешь право. Сейчас мало чего не хватает.


Ник медленно поднялся, не делая подозрительных жестов.


Он спросил. - Где леди Хардести?


Один из троих усмехнулся.


- Она в целости и сохранности в соседнем вагоне. С Робби, стоящим на страже . С Робби делать нечего, она не может его очаровать ...


Бригадир посмотрел на Ника с каким-то неохотным восхищением.


- Кажется, вам удалось дать ей то, что она искала. Очень жаль, что за это тоже приходится умирать. После этого подвига мастер уж точно не оставит вас в живых.


«О, конечно, нет, - сказал другой. - Даме всегда нравилось ее развлечение, но, насколько нам известно, она никогда не была так довольна, как тобой. Вы были как раз для нее, и она непременно пожалеет об этом. Но она не заставит себя долго искать другого или еще нескольких.


Босс снова посмотрел на часы и пробормотал:


- На этот раз мастер перережет ей горло за то, что она сделала. Предать его с врагом ... Но нас это не касается. Просто закурите последнюю сигарету, "парень".


Подходим к мосту.


Ник вынул из кармана пачку и зажигалку и сделал небольшой шаг вперед, к центру купе. Все трое были очень настороже и пристально смотрели на него. Ник поставил винт в боевое положение, очень естественным жестом, который не вызвал ни малейшего подозрения у людей, наблюдавших за ним. При условии, что изготовители не ошиблись! У него еще не было возможности испытать это, за исключением репетиций в Вашингтоне.


Он сунул сигарету в рот и сделал вид, что пробует зажигалку, которая не загоралась.


Ник выругался сквозь зубы и сделал еще один шаг к тому, что стоял у двери. Он улыбнулся без ликования.


- Это самый верх! Моя последняя сигарета, и зажигалка не работает!


Не повезло, да? Не могли бы вы дать мне спичку?


Другой инстинктивно подошел к нему, засунув руку в карман, и его кольт отодвинулся на несколько миллиметров. Один из его товарищей пробормотал:


- Сейчас некогда, Том! Мост приближается, надо спешить!


Двое из них подошли к Нику. Они положили оружие в карман и собирались схватить американца, чтобы выбросить его из окна. Начальник сказал:


- Извини, «парень», нет ...


Ник поднес зажигалку к лицу мужчины.


«Мне тоже жаль», - прошипел он, поворачивая кнопку.


Напалм - ужасная вещь. Струя жидкого ада ударила в лицо жертвы. Пора закричать от боли, а его кожа уже обгорела до костей!


Мужчина упал и закрыл лицо руками, и Ник очень быстро отпрыгнул.


Он ждал нападения, которое придет; он подготовился к этому одним из своих запрещенных приемов дзюдо.


Он повернулся, выставив локоть наружу, и ударил одного из двух выживших под подбородок, заставив его отшатнуться. Выиграв таким образом долю секунды, Ник обратил внимание на последнего, который уже собирался взять в руки пистолет, который он убрал только что.


Все действия Номера Три были симфонией жестокости, рассчитанной до тысячных.


Он высвободил все силы, которыми владел, и соединил их хитростью. Этот подвиг стал результатом месяцев и лет очень тщательного обучения. Ему удавалось маневрировать этим большим мужчиной, как если бы он был беспомощным младенцем. Удар молнией в горло, еще один в грудь, и смертоносное каратэ в затылок. Когда человек упал, Ник понял, что у него сломана шея

и он больше не будет его беспокоить.


Он повернулся к другому, который восстанавливал свои силы, но еще не восстановил свои умственные способности. Если бы он выстрелил, его бы немедленно спасли. Но он не подумал об этом и со злым рычанием прыгнул на Ника.


Теперь они стояли перед окном. Ник присел, перевернулся, и его противник приземлился ему на плечо. Раздался звон битого стекла, и шотландец вылетел в темную ночь. Как раз в этот момент поезд засвистел, заглушая крики упавшего человека. Ник огляделся. Тот, у кого было обгоревшее лицо, потерял сознание и его нельзя было узнать. Другой был мертв.


Картер миновал их и вышел в коридор. Он повернул направо, по направлению к другому вагону. Он хотел найти леди Хардести и вернуть ее в свой вагон. И если Робби хотел бы его остановить, тем хуже для него! Но, возможно, он бы не посмел. Возможно, в другом купе были пассажиры, и это не могло быть неосторожным.


Но Ник намеревался вернуть леди Хардести. Он хотел поговорить с ней и составить планы. Через эту женщину он мог связаться с Пендрагоном. Других средств у него не было. Более того, у этой женщины было огромное желание избавиться от своего мужа, ее доброты, и Ник очень хотел доставить ей удовольствие в нужный момент. Он разберется с ней позже.


Он прибыл на несколько секунд позже. Достигнув тамбура, разделявшего два вагона, он увидел четвертого янычара, Робби, стоящего в другом вагоне. Он отделил последний вагон от остального поезда! Очевидно, трое его нападавших имели причины держать последний вагон отдельно. Возможно, они хотели избежать пассажиров или не пускать обслуживающий персонал.


Ник посмотрел на пространство, отделявшее его от другого вагона, и понял, что не сможет добраться до него прыжком. Был разрыв более трех метров, и хотя он был отличным акробатом, он никогда бы не смог достичь его, даже с сальто. Если бы он упал, то оказался бы под колесами экипажа, в котором он находился сейчас, который все еще двигался, увлекаемый силой инерции.


Ник стоял и смотрел, как поезд отправляется в сторону Лондона, и Робби поднял руку в ироническом приветствии. Вагон был хорошо освещен, и Ник изо всех сил пытался понять, что же произошло дальше. Робби и леди Хардести за его спиной выделялись на свету, как черные картонные фигурки. Сцена была короткой и жестокой.


Робби, намереваясь махнуть рукой в ​​сторону Ника, не заметил, что мадам присоединилась к нему. Ударом молнии женщина бросилась на него и сбросила с вагона. Ник почти не видел выражения ужаса на лице падающего человека. Он был немедленно сбит последним вагоном, который все еще ехал, и как раз успел испустить крик ужаса. Ник почувствовал слабую тошноту внизу живота. Но какая милая кукла эта женщина!


Теперь она махала ему рукой на прощание, а он махнул рукой, не улыбаясь, думая: «О, я тебя когда-нибудь поймаю».


Леди Хардести послала ему воздушный поцелуй, а Ник иронично поклонился. Затем женщина открыла сумку, которую несла через плечо, и вынула блестящий предмет. Ник назвал себя придурком из-за того, что так долго этого не понимал. Ему и в голову не приходило, что в тот момент он тоже был очень хорошей целью!


- Баннгг! Баннгг!


Пули прошли в дюйме от его головы и срикошетили от стены небольшого вестибюля. Пистолет снова выстрелил.


Ник с проклятием бросился в коридор, захлопнув за собой дверь.


К счастью, сейчас его вагон замедлял ход, так что второй вагон вскоре исчез.


Просто хорошая девочка, нечего сказать! Конечно, она не собиралась оставлять после себя живых свидетелей. Чтобы она могла сказать Пендрагону всю ложь, которую хотела, и никто не смог бы её уличить!


Действительно умна. Она отмахнулась от всех и теперь чувствовала себя свободной.


Ник вернулся в свое купе. Вагон собирался остановиться, и он подумал, что лучше исчезнуть. Внутри стоял ужасный запах обожженной плоти. Однако бедняга был еще жив, тяжело дышал и жалостно стонал.


Ник никогда не любил причинять людям ненужные страдания.


Он поднял кольт с пола и выстрелил мужчине в лоб.


Потом он порылся в карманах; он нашел свой «люгер», проверил. Хьюго на шпильке лежал в кармане человека со сломанной шеей. Ник сунул его

обратно в замшевые ножны, которые были у него под рукавом. Он также проверил содержимое бумажника, который у него забрали. Все в порядкк. Он надел шляпу. Он очень торопился, но не мог объяснить почему. Он почувствовал очень сильное желание выбраться из вагона.


Теперь вагон вдруг снова двинулся, но задом наперед. Должно быть, здесь был небольшой уклон. Ник пошел посмотреть налево, на другой конец, но было слишком темно, и он ничего не увидел. Для этого он не решился броситься. Он не знал, куда он собирается упасть, и ему не хотелось, чтобы он упал бы головой на какой-то валун.


Затем он увидел, что больше ждать не может. Появились яркие глаза движущегося локомотива. Сзади шел еще один поезд.


Ник бросился на пол. Он обо что-то сильно ударился, скрутился, упал и покатился.


Он чувствовал, что одежда разорвалась на нем. Он пытался защитить себя, как мог, руками, продолжая катиться. Он молился всем Святым, всем богам Олимпа, Ангелу-Хранителю и его божествам-покровителям. Если он теперьсломает себе шею, прощайте!


В итоге он очутился на каменистом дне ручья или на чем-то подобном. Он везде старался немного себя почувствовать. Казалось, ничего не сломано. Несколько вмятин, но он все еще чувствовал себя целым. Он поднял голову, чтобы посмотреть на рельсы. Поезда больше не было видно. Столкнувшись, он, должно быть, полетел в ущелье. Ник слушал во все уши с очень напряженным выражением лица. Он думал, что эта миссия становилась все более кровавой. Трупы буквально накапливались! Теперь, через секунду или две, жертв может быть больше. И на этот раз это был невиновный машинист.


Номер три вздохнул и ждал. Он не мог ничего сделать, чтобы предупредить этих людей или помочь им. Он должен был остаться незамеченным. Миссия превыше всего. Если ему не удастся вовремя остановить Пендрагона, большая часть человечества скоро погибнет. Погибших будет так много, что никто не сможет их сосчитать.


Он ничего не мог поделать. Нет…


Грохот падения разнесся по окрестным холмам; гигантские руки, казалось, играли на огромных барабанах. Звук был длинным и пронзительным. Столб красно-синего огня вырвался вверх, освещая пейзаж не менее чем на километр.


Ник проверил свое оружие и воспользовался свободным освещением, чтобы пройти мимо камней. Надо было спешить, спешить! Ян Трэверс с нетерпением ждал его в Лондоне, и время летело незаметно.


На данный момент Пендрагон все еще держал в руке выигрышную карту.



Восьмая глава.



Зимние сумерки рано обрушились на сердце Лондона. Светящиеся шары, которые должны были осветить набережную, казались расплывчатыми и далекими, как бумажные шары, и были окутаны ореолом дымки, поднимавшейся над рекой и возвестившей о том знаменитом тумане, который вскоре заполонит весь город. Движение на берегу Темзы уже начало замедляться из-за тумана, и в воде лодочники на лодках начали свистеть, узнавая друг друга в сгущающейся темноте.


Мимо прошел высокий мужчина, немного прихрамывая. Он свернул со Стрэнда на Ланкастер-Плейс, миновал большое здание Сомерсет-хаус и взглянул на фасад и синий фонарь этого знаменитого здания лондонской полиции с видом на Темзу. Скотланд-Ярд! Он ухмыльнулся. Он не хотел драться с каким-нибудь британским «бобби», одетым таким, каким он был. К счастью, его бумажник был набит банкнотами, но его одежда была не самой элегантной, и, глядя на нее, он выглядел подозрительно.


Он прибыл к мосту Ватерлоо и остановился, чтобы закурить сигарету с зажигалкой в ​​правильном положении. Он с тоской посмотрел на скамейку. Немного отдыха пошло бы ему на пользу. Он был смертельно устал, голоден и хотел пить. Прогулка была долгой и утомительной, избегая основных поездов и шоссе.


Номер три прошел скамейку. Никакого отдыха бедному агенту AX в решающей миссии. До истечения срока ультиматума Пендрагона оставалось всего четыре дня. Выражение лица мужчины застыло под коркой грязи и пушком бороды. До сих пор он ходил кругами, черт возьми! Он ничего не сделал. Это было далеко от Острова Блэкскейп и Пендрагона, как в начале приключения. Единственная надежда, что у него оставалась, заключалась в том, что, по крайней мере, придумать что-то выполнимое. Ян Трэверс сумел это понять.


Его пунктом назначения был обелиск Клеопатры. Там должен был быть один из тех странствующих художников, которые рисуют на тротуарах. По крайней мере, так говорилось в тех знаменитых закодированных инструкциях, если они еще действительны. Номер Три ускорил шаг, стараясь не думать о Гвен Лейт и о том, что они делали с ней со змеей. Не было времени на жалость; не было времени ни на что, кроме как убивать.


К этому времени было уже немного поздно и слишком темно, чтобы художник все еще мог работать на открытом воздухе, делая наброски цветными мелками для любопытных прохожих, которые останавливались, чтобы посмотреть, и бросали несколько шиллингов на бетон. В то время было более предсказуемо, что художник-импровизатор бросил все, чтобы пойти и поесть в каком-нибудь ближайшем пабе. Но он получил четкие приказы и должен был подчиняться.


Ник подошел к обелиску. Художник был там, и он все еще работал под уличным фонарем. Он был беднягой без ног, с торсом, спрятанным в чем-то вроде коробки на колесиках. Он что-то рисовал на тротуаре, и небольшая группа людей смотрела на него с некоторым любопытством.


Номер три присоединился к зрителям и тоже остановился, чтобы понаблюдать за артистом. Изуродованный мужчина работал ловко. Он рисовал лицо красивой девушки. Ник огляделся. Женщин в этой группе не было, поэтому художник не работал по заказу, а предавался фантастическому видению.


«Держу пари, ты не сможешь нарисовать портрет моей жены», - резко сказал Ник.


Мужчина даже не соизволил взглянуть и продолжал работать. Чуть позже он пробормотал


- И я уверен, что смогу нарисовать что то вместо этого. Просто скажи мне, как она выглядит ...


- О, это не сложно описать. У нее лицо, напоминающее топор. Просто нарисуйте топор и пририсуйте пару ушей, и она будет выглядеть идеально!


Один из зрителей засмеялся.


- Тогда это легко, - сказал артист. Он взял тряпку и стер девушке голову, затем начал обводить очертания топора. - Но эта работа дороговата. Сколько вы готовы мне дать?


- Пару шиллингов. Моя жена даже этого не стоит.


Мужчина засмеялся.


- Совершенно точно. Давайте деньги. - И он быстро начал рисовать острое лицо женщины со злым выражением лица по контурам топора.


Ник дал ему деньги, и художник протянул руку, чтобы взять монету. Ник почувствовал крошечный рулон рисовой бумаги в своей ладони, взял его в руку и через мгновение ушел, не без комплимента мастерству художника. Позже он остановился, чтобы зажечь сигарету под фонарем. На него никто не обращал внимания. Возможно, все эти предостережения были бесполезной тратой времени, но с таким парнем, как Пендрагон, вы не могли позволить себе больше риска, чем необходимо. Он уже усвоил это на собственном горьком опыте. Сигарета плохо прикуривалась, и некоторое время он настаивал на пламени; тем временем он взглянул на сообщение.


«У барабанщика и обезьяны на Брайдл-лейн, Сохо. Садитесь на Памелу в баре. Нельзя терять время ».


Ник сделал из бумаги маленький шарик и бросил его в Темзу. Сохо. Латинский квартал, лондонский Гринвич-Виллидж. К черту все это, но он не пойдет туда.


Он вернулся на Стрэнд, и сила привычки заставила его пренебречь первыми двумя такси.


Он кивнул третьему, проехавшему перед ним, назвал адрес водителю и с огромным облегчением бросился на мягкое кожаное сиденье, от которого пахло чисткой. Лондонские такси, несмотря на свой анахроничный вид, самые комфортные в мире! Вздох. Он был почти уверен, что не сможет уснуть и сегодня.


Он попытался расслабиться, погрузившись в кратковременное состояние транса йоги. Однако он не осмелился полностью отказаться от себя. Десять минут упражнений йоги творили бы чудеса, но, к сожалению, это не было ни временем, ни места.


Он задумался, кто такая Памела, и, оказавшись на английской земле, вспомнил отрывок из Шекспира: «Кто такая Сильвия?» Что это такое?".


Кем была Памела?


Оказалось, что она была толстой блондинкой-проституткой. Она сидела в баре


«Барабан и обезьяна», тенистый паб в столь же тенистом районе, часто посещаемый женщинами с дурной репутацией и их «защитниками».


Ник плюхнулся на табурет и заказал пинту горького пива. По крайней мере, она выглядела хорошо и с самого начала утолила бы его жажду. Пока барменша работал с розеткой, Ник спросил ее о Памеле. Прежде чем женщина успела ответить ему, Ник почувствовал, как чья-то рука коснулась его

плеча и он почувствовал смертельный запах ядовитых духов. Он повернул табурет.


- Это я, Памела, любимый. Я ждала тебя. Поздно, милая. Выпивай пиво и пойдем со мной. Знаешь, у меня здесь хорошая комфортабельная комната.


Ник начал пить этот превосходный напиток. У него был чудесный вкус. Он с удовольствием выпил и взглянул на женщину. Он страстно пожалел, что не пропустил это место. Ему было бы действительно неприятно спать с этой девушкой. Даже если бы он хотел и успел, эта женщина была ужасом. Толстый, неряшливый, перекрашенный и грязной. Смятые волосы, взъерошенные химической завивкой и плохо окрашенные, были похожи на сноп сена.


Но женщина выглядела довольно нетерпеливой. Еще раз она сжала его плечо.


- Давай, любимый. Теперь ты выпил, не так ли? Помните, что я всегда вам говорю: «...


всегда есть хорошие новости, которые стоит услышать, и что посмотреть… ».


Она, должно быть, выучила слова наизусть, потому что повторяла их, как попугай, глядя на Ника своими налитыми кровью глазами, ожидая его ответа.


- Я знаю, - сказал он усталым голосом, - прежде чем мы пойдем на Небеса через Кенсал Грин ...


Он с трудом поднялся со стула ( хотел бы он немного вздремнуть?) И последовал за ней в коридор, пропахший дезинфицирующим средством. На них никто не обращал внимания.


Ник смотрел, как большая задница женщины качается перед ним по лестнице. Толстая задыхалась.


- Не дворец, а? Она сказала бодрым голосом. - А мы должны пройти четыре этажа.


Она провела его к двери, расположенной под грязным световым люком. Он постучал, и голос Яна Траверса сказал:


- Входите.


Толстушка дружески хлопнула Ника по плечу и сказала:


- На этом моя задача заканчивается. Прощай любовь!


Ник проскользнул в маленькую комнату, и Трэверс посмотрел на него и почесал свою лысину.


- Боже мой, ты выглядишь так, будто только что вышел из жернова! Ты выглядишь ужасно. Мы воспользуемся этим. Вы также избавитесь от этого слишком дорогого костюма, галстука и рубашки, и это вам будет будет как нельзя кстати. Штаны достаточно пострадали, как бы они ни были изношены и грязны. У меня есть еще одна пара обуви, которую ты можешь надеть.


Ник потер подбородок тыльной стороной ладони и спросил: «Нет надежды побриться?»


Траверс принес в углу большую засаленную кожаную сумку и поставил ее на стол.


- Ни за что! Эта борода бесценна. Грязь тоже, и тебе придется ее оставить. Но об этом поговорим позже. У нас нет времени терять зря, понимаете? Пока я достаю необходимые вещи, вы рассказываете мне о своих приключениях. И будьте кратки, пожалуйста.


Ник рассказал ему все, что произошло с тех пор, как он приземлился на "Цинаре." Трэверс выслушал его до конца, даже не перебивая. Когда Ник закончил, сотрудник спецслужб налил виски в рюмку и предложил ему. Бутылка вышла из замасленного кожаного мешочка вместе с несколькими другими предметами. Траверс указал на стул гостю, и он тоже снова сел. Он позволил себе каплю виски и поднял бокал в жесте тоста.


За «Джима Стоукса», - сказал он. - Он был нашим лучшим агентом. Спасибо, что прикончили, Картер. Было бы невыносимо знать, что его сожгли заживо.


Он усталым жестом провел рукой по лбу, и Ник почувствовал, что он тоже, должно быть, измотан.


Траверс с глухим стуком поставил стакан на стол.






- Ну, все это теперь в прошлом. Теперь нам нужно поговорить о работе.


Я сообщаю вам в коде, что я нашел черный ход в логово крысы. Я думаю, может, мы еще сможем это сделать. Мы пытаемся доставить тебя на остров Блэкскейп, Ник. Убийство Пендрагона пока можно отложить. Самое срочное - уничтожить этот проклятый ракетный комплекс.


Так что слушай меня внимательно. - Он взглянул на часы. - Мы работаем в очень сжатые сроки. Через пару часов вы будете в пути в тюрьму. Они отвезут вас в Дартмур, на юге Англии. И в качестве попутчика у вас будет некий Алфи МакТюрк. Этот алкаш - один из головорезов Пендрагона. Он называет их «Центурионами».


Ник с гримасой согласился.


- Я знаю, я только что убил троих. Мадам Пендрагон подумала о четвертом.


Трэверс пригубил виски и на мгновение уставился в потолок.


- Ага ... жаль, что контакты с леди Хардести оборвались вот так ...

Эта женщина могла привести вас к своему мужу ...


- Я в этом сомневаюсь. Наш герой не верит своей жене. Она более или менее его пленница. По крайней мере, так было, как я вам объяснил. Теперь, когда она свободна, одному Богу известно, что она собирается делать.


Траверс закурил и бросил пачку Нику.


«Она ненадолго останется на свободе», - сказал он. - Он рано или поздно ее поймает. Теперь у него повсюду люди. Всюду выпрыгивают, эти проклятые друиды, как тараканы.


Давайте пока забудем о женщине и сосредоточимся на Алфи МакТёрке, парне, который будет вашим товарищем по тюрьме. Я надеюсь, что именно он познакомит вас с островом Блэкскейп.


Ник допил виски и жадно посмотрел на бутылку, но затем решил сдаться. Он не напился бы, если бы выпил еще одну каплю, потому что он никогда не напивался. Но это сделало бы его сонным, и Бог знает, насколько он сонный. Он вздохнул и закурил.


- Хорошо, расскажи мне об Алфи МакТюрке.


Ян Трэверс говорил полчаса. Номер Три внимательно слушал, время от времени задавая ему несколько вопросов. Наконец он сделал довольно довольное лицо.


«Да, я думаю, это может сработать», - сказал он.


Трэверс провел рукой по своим красным сонным глазам.


«Это должно сработать», - тихо сказал он. - Это наш единственный шанс, единственный козырь в рукаве. Пока у Пендрагона все козыри в руках. Его шпионская сеть работает нормально. Черт возьми, он, кажется, знает всё, что мы собираемся делать, когда все еще думаем об этом!


Он указал круговым взмахом руки на убогую комнатку. - Вот почему я был вынужден сделать этот глупый маневр из шпионского романа. Я даже не решился позволить вам приехать в Скотланд-Ярд, потому что он узнает об этом в течение часа!


Ник кивнул.


- На самом деле он знал, что я выхал из Вашингтона.


Трэверс согласился с раздраженной гримасой.


- Знаю, я и тогда подозревал, но рассказывать об этом было бесполезно. О, кстати, я еще не сказал вам, что один из его людей позвонил мне сегодня утром в Ярд, чтобы сообщить, что они связались с Гвен Лейт. В сообщении Пендрагона, переданном одним из его центурионов, говорилось, что девушку держали в заложниках в качестве гарантии нашего хорошего поведения. Что означает ваше хорошее поведение. Если вы сделаете еще одну попытку проникнуть в их организацию, они ее убьют. И уж точно не так быстро и мило, как тот мужчина хотел мне объяснить.


Ник уставился на него. Трэверс вздохнул, пожал плечами и сказал:


- Жаль. Она была хорошей девушкой и отличным агентом. Я очень пожалею о ее потере.


- Она произвела на меня впечатление нечто большее, чем просто агент -


- сказал Ник. - Бьюсь об заклад, она очень высока в списке.


Ледяно-голубые глаза Трэверс оставались непроницаемыми. Ник понял, что не имеет права задавать определенные вопросы, и не настаивал. В некоторых вопросах Трэверс был замкнут, как устрица, совсем как старый Хоук, и не говорил ни слова больше, чем было необходимо.


Мужчина толкнул сумку в его сторону и сказал:


- Продолжайте подготовку. Вот еще одна куртка, еще одна рубашка и пара туфель. Лучше сразу начать меняться. Через четверть часа нужно вернуться в бар, и там начнется комедия. Вы будете драться с полицейским. Помните, что нужно действовать очень хорошо, чтобы выглядеть естественно. Возможно, в этом нет необходимости, но мы не можем позволить себе ни малейшей ошибки. А пока начните идентифицировать себя со своей стороны. Вы ирландец-ренегат. И помните, что вы один из тех безнадежных случаев, рецидивист, оставшийся в живых из старой ирландской республиканской армии. Для вас ARI никогда не ошибается и никогда не умрет.


Траверс остановился и уставился на Ника. Затем он спросил его несколько сомнительным тоном:


- Сможете ли вы имитировать ирландский акцент? Если не получается, то и пробовать не стоит ...


Ник улыбнулся ему.


- Не бойся. Я сын зеленого Эринии, - сказал он с сильным акцентом, - и ненавижу англичан даже больше, чем грех и протестантизм. И я бы хотел взорвать Букингемский дворец!


Трэверс коротко кивнул в знак одобрения.


- Неплохо, но, пожалуйста, не переусердствуйте. Алфи МакТюрк - дурак, но ему посоветуют быть настороже, поэтому он будет опасаться всех.


Он обеспокоен. Попав в неприятности с нашей полицией, он попал в еще худшие неприятности.

Этот Пендрагон и друиды. У них очень строгая дисциплина, и МакТюрк нарушил правила. Но я вам об этом уже говорил.


Тем временем Ник начал снимать костюм, рубашку и галстук майора Кэмбервелла. Он надел свой серо-голубой полосатый свитер и вместо галстука повязал на шее не слишком чистый носовой платок. На голову он надел свою довольно засаленную брезентовую шапку. Трэверс одобрительно посмотрел на него.


- Да, все в порядке. Пожалуйста, не мыть и не бриться, за исключением случаев крайней необходимости. Мне кажется, это эффективная маскировка.


Насколько нам известно, мадам Хардести - единственный живой человек в организации друидов, который видел ваше лицо. Случайно нет ваших фотографий? - с любопытством спросила он.


Ник покачал головой и улыбнулся.


- Вы должны знать эти вещи, сэр! Когда я присоединился к AX, они даже сожгли мои фотографии, когда я был маленьким!


- Знаю, но есть люди, которые сделают твой снимок на улице или в ночном клубе без твоего ведома ... - сухо сказал Траверс. -


Одним словом, мы должны рискнуть. К тому же вы совсем неузнаваемы, в таком сочетании. Вот как вам нужно попасть в Blackscape. Если вам это удастся, они заставят вас надеть форму друидов. Кстати, может быть, они вас обыщут!


Дай мне свое оружие. Они сразу заподозрили бы вас, если бы увидели, что вы вооружены. Я знаю, это сложно, но необходимо. Давай, дай мне то, что у тебя есть.


Ник поставил Люгер на стол и пробормотал:


- Прощай, Вильгельмина, не предай меня.


Затем он вынул стилет «Хьюго» из замшевых ножен и бросил его рядом с пистолетом.


Трэверс был прав, однако теперь он чувствовал себя совершенно голым без своих верных друзей.


- Больше ничего нет?


Ник небрежно соврал.


- Нет, другого у меня нет.


В его зажигалке все еще была доза напалма, и он намеревался оставить хотя бы ее. Братья англосаксы, руки протянутые через океан и все такое, но иногда даже с братьями нужно иметь какой-то секрет ... При необходимости он всегда мог сказать, что украл.


Трэверс положил оружие обратно в чемодан и сказал:


- Я искренне надеюсь, что когда-нибудь смогу вернуть их вам. А теперь снимите обувь и поторопись.


Ник снял прогулочные ботинки майора Кэмбервелла, и Трэверс протянул ему пару черных, несколько деформированных ботинок.


- Понимаете, у них обоих каблуки отвинчиваются.


Он повернул обе резиновые накладки и показал две полости.


«Проволока и детонаторы», - сказал он. - Провод очень тонкий, а здесь метров шесть. Затем он поднял левый ботинок и показал его Нику. - А вот и капсулы. Не советую вам слишком смело наступать на пятки. Вы бы взлетели без возврата!


- Попробую себе напомнить.


Трэверс поставил на место накладки на каблуках, и Ник указал на правый ботинок, повторяя:


- Провода и детонаторы. Потом показал левый. - Капсулы.


- Ну, а теперь надень их, и я покажу тебе кисет.


Он достал из кармана старый мешочек с табаком и очень изношенную, вонючую трубку.


- Отныне вы будете курить трубку, - сказал он. - Избавьтесь от всех имеющихся у вас сигарет. Дайте мне и бумажник майора.


Ник повиновался. Трэверс дал ему еще один бумажник, тонкий и весь поцарапанный.


- Сейчас нет смысла проверять. Работу сделал специалист, а внутри есть все необходимое. Теперь об этом мешочке для табака ...


Он расстегнул молнию, чтобы расстегнуть ее, и оттуда исходила сильная вонь дешевой твердой крошки.


«Посмотрите внимательно, - сказал Трэверс. - Если вам придется прибегать к этому, нужно действовать очень быстро. Он сунул три пальца в ракетку и вытащил пригоршню табака. Затем он поднял сумку и показал Нику дно. Там было что-то сероватое, напоминающее глину, из которой дети лепят.


«Пластик», - сказал Трэверс. - Есть столько всего, чтобы взорвать половину Лондона.


Вы, конечно, умеете им пользоваться.


Номер Три кивнул. Он знал и как! Он прошел специальный курс AX, чтобы научиться делать пластиковые бомбы, и он очень хорошо это помнил, в том числе потому, что AX потерял хорошего агента, который немного отвлекся, манипулируя этим материалом.


- Хорошо. Я просто надеюсь, что вы сможете использовать это вовремя.

Траверс положил табак обратно в кисет и отдал трубку Нику.


- Думаю, больше ничего нет. Теперь посмотрим на карту. Тогда я дам вам последний быстрый экзамен, после которого вы спуститесь в паб и вас арестуют.


Помните, что вы должны выглядеть искренними. Мои копы ждут настоящего ирландского мятежника. Я поставил задачу увести вас от особо умных мужчин. Вы не сможете ранить их кулаками, я вам гарантирую!


«Я и не собираюсь этого делать», - заверил его Ник. - Я тоже должен защищаться, да? И запрещенные приемы тоже не разрешены, а? Нравится карате, дзюдо, савате?


Траверс поморщился:


- Небеса, нет! Ты просто безумный ирландский бунтарь. В лучшем случае вы можете нанести удар руками, но вы не можете знать эти специальные приемы! Теперь немного посмотрим. Я хочу бросить на тебя последний взгляд перед тем, как ты уйдешь.


Спустя две минуты сотрудник спецслужб удовлетворенно кивнул.


- Я действительно думаю, ты можешь пойти. Мужества и удачи.


Он пожал ему руку и проводил до двери.


Через пять минут Ник снова сел на табурет «Барабан и обезьяна».


и заказал еще пинту темного пива. Он обменялся несколькими словами с барменшей; просто чтобы привыкнуть к ирландскому акценту, когда он увидел, как глаза женщины расширились. Он смотрел на что-то позади себя. Затем она наклонилась и прошептала ему:


- Фути, милый. Я слышу их по зловонию. Будьте осторожны, как вы говорите сейчас.


Большая рука опустилась на плечо Ника и заставила его повернуться на табурете.


Огромный полицейский в штатском с каменным лицом внимательно посмотрел на него.


- Вас зовут Митчелл? Шон Митчелл?


Так это было его новое имя! Ник высокомерно посмотрел на полицейского и ответил:


- Может быть, но какое твоё дело?


Рука сжала его плечо еще сильнее.


- Может, ничего, но ты должен поехать с нами. Кто-то хочет задать вам несколько вопросов.


Ник пожал плечами и встал. Все смотрели на него в пабе.


- Шону Митчеллу еще не пришло время мириться с кровавыми английскими копами!


И ударил полицейского по лицу.



Девятая глава.



Фургон покинул Лондон в полночь и направился в мрачную тюрьму Дартмур в Девоншире. Как и ожидалось, поднялся туман, делая путешествие медленным и скучным. Машина тащилась, как слепой, в густом желтоватом «гороховом супе». Только после рассвета они покидали равнину, чтобы взбираться по «болоту», где произошла авария. Трэверс выбрал место под названием Два моста, к северо-востоку от Принстона и тюрьмы. В этот момент грузовик столкнется с фургоном. Двум офицерам и водителю пришлось бы притвориться ранеными и потерявшими сознание. Ник, а точнее Шон Митчелл и его партнер в наручниках Алфи МакТюрк оказались бы свободными на «болоте».


И, конечно же, в бегах. После этого боя Нику пришлось импровизировать, как мог.


Алфи МакТюрк был друидом, центурионом, одним из крутых парней Пендрагона. Поэтому было вероятно, что он немедленно обратится в свою организацию с просьбой о помощи. Траверс, по крайней мере, на это надеялся. Слабым местом плана, по сути, было это.


Трэверс беспокоился только об одном, и он сказал Нику. У Алфи МакТюрка были проблемы с обеих сторон, с лондонской полицией и друидами. Он напился и самостоятельно организовал кражу. Они поймали его и поместили в камеру. Со стороны Центуриона это мероприятие означало серьезное нарушение дисциплины. И друиды, которые не повиновались, были бы наказаны быстро и безжалостно. Теперь вопрос заключался в следующем: знал ли Алфи МакТерк о той неразберихе, в которую он попал?


- У него большое тело быка, - объяснил Трэверс, - но еще у него есть мозги. Однако он может понять, что в большей безопасности от друидов. И не связывайтесь с ними соответственно. Тебе решать, Ник.


Теперь, когда фургон медленно продвигался в туманной ночи, Ник смотрел, не чувствуя большого человека, сидевшего напротив него. Пока они обменялись очень немногими словами. Ник играл роль угрюмого человека и молчал. МакТюрк в основном хмурился, глядя в пол, время от времени заламывая руки. У него был вид гориллы, большой, толстый, с огромными плечами и короткой толстой шеей. У него был низкий лоб и густые темные волосы.

И два маленьких и хитрых глазка, очень близко друг к другу. Он был плохо одет, как Ник, но все еще в своих вещах. Тюремная форма была бы надета на него в Дартмуре не раньше.


Ник взглянул на проволочную сетку на задней двери фургона. Конечно, они не доберутся до Дартмура, но Алфи МакТерк этого не знал. Дверь была заперта на хороший висячий замок, но он был заперт на три четверти.


- Если две двери не открываются самопроизвольно, - объяснил ему Траверс, - достаточно хорошего толчка, и вы увидите, что замок соскочит.


Ник сказал себе, что пора сделать несколько подходов. Доверие МакТерка нужно было заслужить. Он воспользовался возможностью, когда автомобиль тряхнуло, встретив выбоину. Он вырвал серию проклятий на ирландском языке и ударил ногой о борт фургона, затем ударил перегородку, отделяющую его от офицеров, сидящих впереди.


- Почему бы вам не посмотреть, куда вы едете, идиоты! Хотите сломать нам шею, чертовы английские ублюдки? Он рявкнул, продолжая стучать кулаками по перегородке.


МакТюрк наблюдал за ним, и Нику показалось, что он увидел краткую искру восхищения в его маленьких поросячьих глазках. Было самое время! Ник был в отчаянной схватке, когда они бросили их в фургон, но МакТерк, похоже, не впечатлила его жестокость. Но теперь он начал это обдумывать. Он достал из кармана смятую пачку сигарет, закурил одну, затем протянул их своему товарищу, наблюдая:


- Гы, ты крутой парень! Как тебя зовут, петушок?


Ник сильно бросил ему коробку. Он надеялся не переусердствовать, но ему не нужно было казаться слишком нетерпеливым, чтобы заводить друзей.


- Держи их, свои проклятые соломинки, я не знаю, что с ними делать!


Тот поднял упавшую пачку и снова протянул ему. Теперь он, казалось, хотел поболтать. На его грубом лице появилось выражение, которое можно было бы охарактеризовать как дружелюбное.


- Это не так, коллега! Нам придется быть вместе, верно? Может, они запрут нас в одной камере, чтобы мы могли подружиться, - говорю я. И кто знает, может, при необходимости мы сможем друг другу помочь. Не сказано, что такой возможности не будет, понимаете? - добавил он, лукаво подмигнув. - У меня есть кое-какие знания, и я уж точно не проведу семь лет в этой проклятой тюрьме! Как твое имя?


Ник продолжал хмуриться, но в глубине души почувствовал облегчение. Это был намек, просто намек, но он означал, что Алфи надеялся, что его дружки спасут его, и не понимал, что они могли бы хорошо его повязать. Слава Богу! Он протянул руку и закурил, все еще неохотно.


«Меня зовут Шон Митчелл, если тебе не все равно», - грубо пробормотал он.


Алфи склонил голову.


- А меня зовут Алфи МакТюрк. Мне дали семь лет за воровство. Я пытался ограбить ювелирный магазин на Стрэнде. И я бы очень хорошо это сделал, черт возьми, если бы не был пьян! Черная незадача!


Ник бросил на него презрительный взгляд.


- Работают только придурки в пьяном виде! - постановил он. - Но ведь вы, англичанине, даже пить не умеете. Для этого нужен сын Ирландии!


МакТерк этого не воспринял. К настоящему времени он был полон решимости подружиться с этим мятежником, который казался сильнее его и который, казалось, в любой момент взорвался от сдерживаемой ярости. Дело в том, что Альфи, хулиган только с виду, в душе был трусом, и особенно в этот момент он чувствовал себя очень одиноким и напуганным.


Ник уже понял, с кем имеет дело, и позволил болтать, как ему заблагорассудится.


В основном это были трюки, бесполезное хвастовство. Номер три слушал, как он курит, и сказал себе, что любой психиатр счел бы Алфи нестабильным, но не уверенным в себе.


Путешествие казалось бесконечным. Пошел дождь, и они вдвоем услышали грохот по крыше машины. Там было очень холодно. Ник поднял воротник куртки и снова злобно надул губы. Он был нетерпелив, как скаковая лошадь, взволнованный поспешностью финиша, и он не мог дождаться того благословенного боя, чтобы начать действовать.


Они миновали Эксетер, Мортонхэмпстед, Гримспаунд, Постбридж.


Теперь Ник был весь слух, ожидая сигнала. Водителю следовало просигналить определенным образом, когда он прибыл примерно в миле к востоку от Двух мостов. Ник выглянул в окно и на повороте увидел

легкую синеватую серость на востоке. Дождь все еще шел, но менее сильный, чем раньше.


Водитель дал согласованный краткий гудок. Тогда еще один километр!


Ник посмотрел на МакТёрка. Здоровяк снова замолчал и мрачно смотрел в землю. Хвастаясь или нет, он начал понимать, что направляется в Дартмур, где ему придется отбыть семь лет каторжных работ.


- У тебя есть еще сигарета? - спросил его Ник. Он был готов к удару столкновения, которое могло произойти в любой момент. Трэверс сказал ему, что это будет очень, очень вероятно, почти правдой. («Вот увидишь, - с усмешкой предупредил он, - если не перевернешься!») Альфи порылся в кармане и вынул смятую пачку, затем в гневе скатал его и швырнул в дверь. .


- Кончились, черт возьми! Почему бы тебе не принести свои? В конце концов, я же не табачник ...


Длинный визг измученных тормозов, затем землетрясение. Насколько Ник был готов принять удар и смягчить его, он налетел на Алфи. Фургон врезался в канаву и перевернулся.


Номер три заметил, что Алфи ошеломлен. Он схватил его за руку и подтолкнула к задней двери.


- Давай, - крикнул он, - у нас есть надежда! Стоит попробовать.


Стальная дверь все еще держалась. Ник сильно ударил его ногой, и две двери открылись. Ник соскользнул в канаву, увлекая за собой Алфи.


Только начинался рассвет, и снова шел сильный дождь.


Фургон перевернулся на бок в канаве, его колеса все еще вращались. С другой стороны виднелся грузовик, утонувший носом в воде с включенными фарами. Никаких признаков жизни в двух машинах. Копы отлично сыграли свою роль!


Ник схватил Альфи за руку. Не было времени терять зря, и он не хотел, чтобы у его партнера была возможность подумать.


- Пробег! - прошипел он. - Беги, блин! Может, мы сможем где-нибудь спрятаться.


На западе он увидел несколько разбросанных домов и колокольню. Два моста. На ум пришла карта, которую показал ему Трэверс. Ему пришлось идти на север, в самую пустынную часть холмов.


Ник перебежал улицу. Он оглянулся через плечо и увидел, что Алфи следует за ним. Он удовлетворенно ухмыльнулся и продолжил полет, дыша всем телом.


Номер Три имел очень хорошо тренированное телосложение, хотя в то время он не был в идеальной форме. В какой-то момент он был вынужден немного замедлиться, чтобы позволить задыхающемуся Алфи догнать его. Но прежде чем остановиться и броситься в вереск, он пробежал добрую четверть часа. Наконец он нашел небольшую возвышенность, которая защитит его от всех, кто попытается увидеть его с дороги, и спрятался за ней.


Конечно, никто не стал бы их искать, но Алфи не знал, и ему пришлось действовать в своих интересах.


МакТюрк был измучен. Он бросился на мокрый вереск, пытаясь восстановить дыхание, которое вырвалось из его горла с рыдающими звуками. Дождь снова усилился, он был похож на проклятую серую сеть, смешанную с туманом. Ник ждал, пока его товарищ отдышится; затем он поднялся на холм, чтобы посмотреть в другую сторону. Он чудесно сыграл роль охотника. Алфи МакТюрк был его билетом в среду Пендрагона. Немного странный билет, но выбора не было. Других средств не было. Чтобы все выбросить, потребовалась небольшая ошибка в пустоте. Не говоря уже о том, что время поджимало.


Ник выглянул из-за холма. В небольшой долине внизу двигались темные фигуры. Номер Три застыл на мгновение, затем понял, что это было, и расслабился. Это были дикие лошади «вересковых пустошей», такие же одинокие и пустынные создания под дождем, как и он и Альфи. Он поднял глаза, чтобы осмотреть мрачный горизонт.


Ему показалось, что он увидел вдалеке что-то белое. Дом? Коттедж? Он не был уверен, но попробовать стоило. Он спустился вниз и присоединился к Альфи, который все еще тяжело дышал. Он без церемоний ударил его по ребрам.


- Ты останешься здесь на весь день? Давай, красавец, смелее. Сейчас они выпустят охранников и собак. Мы не можем больше останавливаться. Пойдем, надо снова бежать!


Алфи с трудом поднялся на ноги.


- Я запыхался, мужик, делать нечего. У меня здесь боль, и я не могу бежать. Я мог бы попытаться идти, но медленно. Как вы хотите, чтобы они нашли нас здесь, между дождем и туманом?


- Представьте, если они нас не найдут;

- сердито возразил Ник. - Это мы не сможем найти выхода среди этих проклятых высот! Хорошо, если ты не хочешь оставаться здесь, я перережу веревку. На самом деле, может быть, я сам добьюсь большего успеха, если подумать. Ты слишком мягок для этого.


- Нет, что ты говоришь? Алфи в страхе огляделся. - Не бросай меня, я постараюсь! Не сажай мне это!


- Тогда вперед. Я думал, что увидел дом на севере. Кто знает, что, возможно, мы не найдем помощи или не сможем каким-то образом обойтись.


Однако мы должны рискнуть. Так что решайте: бежите или остаетесь.


Ник повернулся к нему спиной и быстро пошел на север. Альфи, фыркнув, потащился за ним.


- Вы говорите, что видели дом? - спросила он его однажды.


Ник коротко кивнул.


- По крайней мере, я думал, что видел ее. Теперь туман скрыл это, но я знаю, что он в этом направлении.


Тишина. Затем в голову Алфи пришла идея, и он спросил своего товарища:


- Как вы думаете, в этом доме есть телефон?


«Вряд ли, - сказал Ник. Но он был счастлив. Очень счастлив. Альфи просто следил за его мыслями, как если бы его направляли телепатически.


Хотел наладить контакты, попросить помощи у друзей! Ник начал желать, чтобы в этом доме действительно был телефон. В противном случае ему пришлось бы придерживаться плана и идти пешком в небольшую деревню Тэви Клив, где была общественная будка. Около двадцати пяти километров. И, как будто этого было недостаточно, была также возможность заблудиться в тумане и сделать несколько порочных поворотов, которые вернули бы их к тому состоянию, в котором они были раньше. Даже с компасом нельзя было ориентироваться на холме, погруженном в туман. К тому же Ник не стал бы пользоваться компасом, даже если бы он был у него, чтобы не разбудить подозрений того быка Алфи.


Наконец они добрались до места, откуда был виден знаменитый дом, который Ник видел раньше. Это был небольшой белый коттедж, и Номер Третий немедленно заметил с радостным изумлением одинокий телефонный провод, идущий к крыше с севера. Кабель проходил между одним полюсом и другим, подвешенный ровно настолько, чтобы дикие лошади не могли дотянуться до него и разрушить его: «Странно, - подумал Ник. Телефон был, но электричества не было. Что ж, у владельцев коттеджа наверняка были свои причины. Он столкнул Альфи с ног и заставил спрятаться за мокрым кустом.


- Нельзя туда прыгать, не изучив заранее ситуацию. Насколько нам известно, с таким же успехом это может быть дом стражи. И тогда он будет вооружен.


Алфи тоже видел телефонный кабель и был очень взволнован. Он ответил торжествующим ворчанием


- Да, конечно, если он дома. Но если он дома, мой друг, вооружен он или нет, уверяю вас, я заставлю его одолжить мне свое устройство. Вы видели там эту нить? Он будет тем, кто поможет нам спастись.


Ник притворился равнодушным и измученным. Во второй части ему было не на что притворяться, потому что он больше не мог этого выносить, и его зевок был очень искренним.


«Конечно», - сказал он с гримасой. - Нам очень понадобится телефон. Я полагаю, вы позвоните в Букингемский дворец и прикажете королеве прислать вам частный самолет.


Вам не кажется, что вам снятся опиумные сны?


Алфи впился в него взглядом.


- Ты ничего не знаешь! Я же говорил, что у меня есть друзья, да? Если ты сейчас заткнешься и не отпустишь меня, ты увидишь, что я вытащу тебя из этого беспорядка!


- Хорошо, буду рад посмотреть, как у тебя получится ...


- Ссст! Альфи схватил его за рукав и указал на коттедж. - Смотреть! Девушка! Молодая женщина ...


Ник Картер, он же Шон Митчелл, почувствовал резкую боль в сердце. Он не думал об этом. Трэверс об этом не подумал. А как они могли? Молодая женщина в таком изолированном месте. Это было плохо, и он это сразу понял. По тону голоса гориллы невозможно было ошибиться. И все же он не мог сопротивляться, ему приходилось делать вид, что он идет с ним, он не мог позволить себе заставить его волноваться. По крайней мере, пока. Только когда Алфи установил хорошие контакты.


Здоровяк под дождем побежал по склону, и Ник последовал за ним.


Женщина заметила их сейчас и стояла там, наблюдая за ними, без явной тревоги. Ник выругался сквозь зубы. Либо она была невероятно откровенна, либо была совершенно глупа!


Девушка должна была быть где-то посередине. До последнего момента он не осознавал опасности, которую могли представлять эти двое. Но когда подозрение подкралось к ней

В своем мозгу она поспешила бросить миску с кормом для цыплят и бежать к входной двери.


Алфи подскочил к ней и схватил за руку.


«Нет, милая, тебе не нужно нас бояться», - сказал он со смехом. - По крайней мере, пока. Ты одинока? Он скрутил ее руку и обвил вокруг спины, как если бы это была тряпичная кукла.


Но маленькой женщине хватило смелости. Она вырвалась и начала пинаться;


- Оставь меня! Она зашипела, пнув Альфи ногой по щиколотку. - Сейчас муж придет и убьет вас, как собак, я вам гарантирую! Он говорил с сильным девонским акцентом. Она была пухленькой и стройной, молодой и чистой. У нее были две красивые, сильные и твердые груди.


Алфи зажал одну в руке и сильно сжал. Девушка закричала, а он с улыбкой сказал:


- Я задал тебе вопрос, милыйая. Ваш муж дома? И она снова сжала свою грудь, потом садистски ее скрутила.


Девушка снова закричала.


- Нет-нет, хватит, ты меня обидел! Нет, мужа нет дома, он в тюрьме.


Там работать. О, пожалуйста, нет, остановись!


Ник принял решение. Альфи был не очень сообразительным. Так что он должен был вмешаться и посмотреть, как быстро перейти на сторону разума.


Он оттолкнул женщину от Алфи и отправил ее в дом. Горилла на мгновение постояла, глядя на него с удивлением, и Ник сказал:


- Оставь ее пока в покое. - Потом он ему подмигнул. - Позже мы сможем с ней повеселиться, но сейчас главное - спастись. Так что нам нужно обсохнуть, согреться и посмотреть, есть ли здесь что-нибудь выпить. И курить.


Может быть, мы даже сможем найти несколько маленьких солдатиков, и тогда ты позвонишь Королеве. Вот так.


Алфи одарил его недовольным взглядом.


- А с каких это пор ты стал хозяином, петух?


Ник улыбнулся и дружески подтолкнул его. Он надеялся, что ему не придется драться, потому что в этом случае он должен позволить ему делать с женщиной все, что он хочет. И ему бы это совсем не понравилось.


«Пойдем, пойдем», - сказал он с другой ухмылкой. - У нас много времени на женщину. Знаешь, мы легко можем остаться здесь на весь день? Пойди и найди немного виски, потому что меня душит жажда.


Услышав виски, Алфи повеселел и пошел по коридору, ведущему на кухню. Ник крикнул ему вслед:


- Смотрите также, чтобы найти бинты или что-то подобное, потому что нам лучше связать это.


Ник поймал девушку, которая вся дрожала за небольшой аркой. Он затолкал ее в очень чистую гостиную и прошептал ей на ухо:


- Не шумите, не разговаривайте и не задавайте ему никаких вопросов. Думаю, я справлюсь, но многое будет зависеть от вас. Конечно, нам придется связать тебя и заткнуть тебе рот, но если ты послушаешь меня, с тобой ничего не случится. Просто молчи и постарайся не привлекать его внимания. Согласны?


Ее карие глаза были полны ужаса, но девушка кивнула и сказала:


- Да, я сделаю то, что ты мне скажешь. Но не позволяй ему наброситься на меня. Я терпеть не могу, когда меня трогает этот зверь!


В этот момент появился Альфи с веревкой для белья и бутылкой виски.


- Посмотри что я нашел! - радостно сказал он. Он передал бутылку Нику и подошел к женщине, съежившейся в своем углу. -


А теперь к нам, прекрасная леди! Старый Альфи научит вас узлам. - Он повернулся и подмигнул Нику: - Я узнал, когда был бойскаутом.


Ник взглянул на уровень виски в бутылке и понял, что Алфи уже обильно накормил себя. К нему пришел луч надежды. Может быть, это был ответ.


Может, он мог спасти эту бедную женщину. Большой Алфи любил алкоголь.


На самом деле его поймали именно потому, что он был пьян.


Горилле потребовалось время, чтобы связать женщину, и Нику пришлось стоять и смотреть.


Он посмотрел на нее, приложил палец к губам и покачал головой, пока она продолжала извиваться и пищать, как испуганная мышь, от прикосновения этих грязных рук, которые нащупывали ее повсюду. В какой-то момент она открыла рот, чтобы закричать, и Ник прыгнул вперед и с некоторой жестокостью сунул платок ей в рот, поскольку она ничего не могла с собой поделать.


Закончив заткнуть ей рот, Ник взял Альфи за руку.


- И я

Люблю сейчас немного расслабиться в компании бутылки. Тогда мы найдем что-нибудь поесть, потому что я голодаю. Плюс я промок.


Мы просохнем и строим свои планы.


Он вывел упрямого бандита из комнаты. Алфи продолжал оборачиваться и облизывать губы, но не возражал.


На кухне была небольшая масляная плита. Они зажгли все печи, и вскоре их промокшая одежда начала дымиться. Алфи начал сильно пить, и Ник делал вид, что делает то же самое. Фактически, он напивался только один раз в жизни, когда был еще очень молод. Но на этот раз он не был так уверен в себе. Физическое истощение в сочетании с алкоголем было опасно. Но у него было только это средство держать Алфи под контролем.


Нашли хлеб, сыр и холодное мясо. Сели за стол и все сожрали. Ник начал чувствовать себя лучше. Ему казалось, что он не ел веками. Алфи на мгновение тоже выглядел удовлетворенным. Он погрузился в глубокое размышление. Нику показалось, что он слышал, как ржавые колесики этого мозга крутятся с усилием, скрипят. Центурион что-то решал.


Он догадался, что это было. Он сделал еще один глоток, затем встал и подошел к окну. К северу от коттеджа «болото» лежало ровным и темным под непрекращающимся дождем. Летом его расчистили, чтобы улучшить пастбище для овец, а сгоревший вереск оставил на земле огромные черные пятна. Самолет, сказал себе Ник, мог бы легко приземлиться там; небольшой самолет или вертолет.


Было невозможно, чтобы Алфи читал его мысли. Она спросила его по чистой случайности:


- Вы когда-нибудь слышали о друидах, старой вере?


Ник не торопясь повернулся. Не нужно было притворяться тупым, но и не нужно было слишком интересоваться. Альфи был зверем, но в нем была своя доля звериной хитрости.


- Да, я так думаю ... - ответил он. - Должно быть, я что-то читал. Разве это не группа людей, враждебных правительству, что ли?


Алфи кивнул. Он сделал еще один большой глоток.


- Ага, я в оппозиции, да еще как! В подходящее время они вступят во владение.


Ник выглядел скептически, но не слишком. Он улыбнулся.


- Я часто слышал эти речи, Альфи. Это всегда были громкие слова, но в конце концов все закончилось ничем. В Ирландии тоже много людей с широким ртом.


Они болтают, болтают, но в конце концов всегда найдется кто-то посильнее их, кто поправит губы.


Алфи проглотил кусок хлеба с сыром и вызывающе посмотрел на него.


- Но на этот раз уверяю, это очень серьезное дело. Я знаю это, потому что я тоже друид.


Ник ухмыльнулся и плюнул на пол.


- Действительно? И, конечно, я проклятый принц Уэльский. Давай продолжим пить и строить планы, Альфи. Прекратите фантазии!


Алфи выглядел обиженным.


- Фантазии? Я покажу тебе! Я говорю вам, что я друид. В самом деле, нечто большее: я Центурион. Один из ведущих. Моя банда крутых парней выполняет приказы. А теперь я делаю вам предложение: вы хотите пойти со мной и записаться к нам? Заработок отличный, если есть возможность зарабатывать.


Ник был достаточно умен, чтобы стереть скептическое выражение со своего лица и принять более уважительное.


- Знаешь, мне очень хочется верить, что ты говоришь правду, Альфи! Ах, это было бы ...


Алфи посмотрел на него с важным видом.


- Уверяю тебя, я не вру, чувак. Конечно, если вы пойдете со мной, вы должны будете подчиняться правилам, и вам придется подчиняться моим приказам. Фактически, вам следует начать прямо сейчас.


Ник притворился впечатленным и ответил:


- Я подчинюсь твоему приказу, если ты сможешь вытащить меня из этого проклятого «болота» и если ты пообещаешь предложить мне возможность хорошенько ударить этих английских свиней! Если дело дойдет до битья британцев, уверяю вас, я также приму приказы от самого дьявола!


Говоря о дьяволе, я вспомнил леди Хардести и ее непристойное зрелище там, в Хайлендсе. Кто знает, где сейчас была прекрасная нимфоманка?


Альфи немного пошатнулся и поднял руку.


- Достаточно телефонного звонка, петух. Ты увидишь.


Просто чтобы придать аутентичность его настроению, Ник предложил:


- Осторожно, мы здесь не в Лондоне. Звонок должен будет пройти через какой-нибудь коммутатор в стране, и кто знает, сколько любопытных людей будут слушать то, что вы говорите.


Но сейчас Алфи был слишком пьян

он отмахнулся от совета рукой и ушел. Устройство располагалось на небольшом столике у входа.


Ник начал следовать за Альфи, но остановил его властным кивком.


- Не подходи, ты не уполномочен слышать, что я говорю. Мой разговор должен быть приватным.


Но Ник остановился и прислушался за приоткрытой дверью. Алфи позвонил, даже не повернувшись в его сторону, и к тому времени, когда он вернулся на кухню, Ник снова был за столом и пил, или, скорее, делал вид, что пьет. Алфи врезался в кресло и фыркнул.


- Это все нормально. Самолет будет ближе к сумеркам. Мы улетим.


Ник посмотрел на него с искренним восхищением.


- Самолет? Вы имеете в виду, что они присылают сюда его только для вас, для нас?


- Я же сказал тебе, да? Алфи самодовольно возразил и забрал бутылку. -


Ближе к сумеркам придется зажечь деревянный крест, чтобы пилот знал, где нас найти. - Он взглянул на обогреватель. - Для этого бизнеса в доме должен быть хороший запас масла. Это не составит труда. Мы обернем крест куском тряпки, которая быстро горит, затем положим его посреди поля, и когда мы услышим приближающийся самолет, мы подожжем его, чтобы сделать свой знак.


Я же сказал тебе, что все в порядке, верно? Вы увидите, что со старым Альфи вы будете в полной безопасности. Теперь мне будет хорошо вздремнуть, потому что начинает появляться усталость. Ты не спишь?


Ник засыпал, но тяжело кивнул.


- Вперед, продолжать. Я буду стоять здесь на страже.


Альфи вошел в спальню и с глухим стуком упал на кровать. Он удовлетворенно хмыкнул и сладострастно потянулся. Ник подождал минут десять, затем встал и на цыпочках направился к двери комнаты. Он видел, как Алфи, одетый, лежал на одеяле и громко храпел с широко открытым ртом. Он тихо вернулся на кухню, снова сел и, увидев, что его голова наклоняется вперед, сказал себе, что не повредит, если он тоже вздремнет. Позже он пойдет поговорить с молодой женщиной и постарается ее успокоить. Но теперь он просто засыпал, и ...


Крик ужаса болезненно проник в его онемевший мозг. Он проснулся внезапно и сразу понял, что его друг Альфи взял его за шиворот. Он бросился в гостиную и обнаружил, что она пуста. Затем он направился в спальню, и женщина снова закричала.


Алфи МакТюрк прыгнул на нее, и она лихорадочно размахивала пухлыми ногами, кричала и пыталась защитить себя от нападения. Альфи схватил девушку за шею и бросился на нее с звериным ворчанием. Она попыталась укусить его, и он ударил ее, ругаясь.


Ник не стал думать. Если бы он это сделал, возможно, он позволил бы эту грязь. Фактически, миссия должна была произойти прежде всего. Изнасилование не было таким большим, когда на кону стояли миллионы человеческих жизней. Но он не мог думать об этом. Он прыгнул вперед, схватил Альфи за воротник и оттащил от женщины, которая теперь была на удивление тихой. Ник ударил зверя прямо в челюсть, затем ударил его коленом в пах, отчего тот согнулся от боли. Наконец он нанес ему еще один смертельный удар, который повалил его на пол.


Ник повернулся к женщине. Он все еще был слишком тих, и его глаза были закрыты.


Тогда Номер Три понял, и его сердце упало от гнева, сострадания и раскаяния. Проклинать! Она была мертва! Алфи убил ее.


Ник проклял себя, потому что именно его сон стал причиной смерти бедной женщины. Он наклонился над ней и приподнял одно веко. Зрачок был стеклянным, невыразительным.


Ник нежно погладил ее по голове. Это было похоже на сломанную куклу. Алфи сломал ей шею.


Теперь ему нужно было время, чтобы оправиться от ярости и принять безразличное выражение лица. Он поднял простыню, чтобы закрыть лицо женщины. Приятный сюрприз для мужа, когда он вернулся домой! Затем он повернулся, чтобы посмотреть на Алфи. Это прошло!


Ник пошел на кухню. Он нашел его сидящим за столом, намереваясь сжать больной пах. Он злобно улыбнулся своему скупому другу и наставил на него пистолет.


- Ты меня сильно обидел, понимаешь? - сказал он, размахивая оружием, чтобы Ник четко видел. - А теперь садись, петушок, пока это дело не взорвалось само по себе. К счастью, я нашел его, пока рылся в поисках чего-нибудь еще ... Иначе у меня сейчас были бы проблемы! Но я имею в виду, черт возьми

а, ты сошел с ума? Я немного повеселился с маленькой леди, а ты ...


Ник не сел. Он уже знал, что ему нужно делать. Альтернатив не было.


- Она мертва, идиот! Вы сломали ей шею. Вы знаете, что это значит? За такое преступление есть повешение, и я вообще не хочу в это вдаваться!


Лицо Альфи стало задумчивым.


- Мертва? Блин, это все меняет ... Я не хотел ее убивать, уверяю вас. Я просто хотел немного повеселиться… - Он снова замахал пистолетом. - Садитесь, я же сказал! - Теперь у него было очень неприятное выражение лица. Он снова задумался.


Ник точно понял, о чем он думал. Если бы он сел перед ним, до свидания!


Алфи был не из тех, кто оставляет свидетеля убийства живым.


Он отделался очень блестяще. Когда Альфи начал нажимать пальцем на спусковой крючок, Ник ударил ногой по столу; снизу и ударил этим мужчиной в грудь. Пистолет сработал, но пуля попала только в потолок.


Алфи упал на спину, но не выпустил пистолет. Ник буквально нырнул через перевернутый стол, схватил упавшую бутылку и ударил ее горлышком о пол, чтобы разбить ее и получить в свое распоряжение оружие. Алфи выстрелил снова, и на этот раз пуля задела лицо Ника, который поспешил поцарапать лицо лицо острыми шипами разбитой бутылки. Альфи закричал и выпустил пистолет, чтобы прижать руки к кровоточащему лицу.


Ник схватил его за волосы, запрокинул голову и использовал разбитую бутылку, чтобы разорвать ему горло. Алфи был большим, сильным, извивающимся и сопротивлялся, как бык на арене. Нику понадобилось больше времени, чем обычно, чтобы закончить работу, но в конце концов зверь умер.


Ник встал, бросил окровавленную бутылку и осмотрел бойню.


«Черт возьми», - сказал он трупу Альфи. - Блин и смерть, и черт тебя побери! Что мне теперь делать? Я все испортил из-за тебя, идиот ...


Он закурил сигарету, чтобы успокоиться, и заметил, что у него дрожат руки. Плохой знак, он собирался позволить себе нервничать! Ему было непросто получить такую ​​реакцию. Он вернулся в комнату, на мгновение увидел мертвую женщину, лежащую под простыней, и попытался поразмыслить с некоторой последовательностью.


Внезапно он понял, что ему нужно делать. Трэверс сказал ему, что у Альфи проблемы с друидами за неповиновение, и что, возможно, его собственные товарищи накажут его смертью.


Может быть, труп Альфи станет для него своего рода паспортом ... Стоило попробовать. Самолет прилетал.


Ник вернулся на кухню, подошел к раковине, чтобы стереть кровь, затем подошел к окну. Дождь прекратился. Что ж, он мог поджечь крест.


Он бродил по дому в поисках подходящего материала. В чулане было достаточно масла для печи и ламп. В нужный момент он кладет крест посреди поля и поджигает его. Он бы вытащил и тело Альфи, чтобы показать пилоту и всем, кто был с ним. Было очень вероятно, что если они намеревались его казнить, янычары Пендрагона тоже прибудут с пилотом. Центурионы.


Ник усмехнулся. Они сделали свою работу и, возможно, будут достаточно благодарны, чтобы унести ее, возможно, на остров Блэкскейп. А может быть, они бы его бесцеремонно повязали прямо на месте. Он был в компании Альфи, и они знали, что Альфи болтун.


Ник пожал плечами. Он сделал все, что мог. Он вернулся в спальню, лег рядом с мертвой женщиной с другой стороны и заснул. Это было необходимо, и он знал, что проснется вовремя. Ему всегда это удавалось.


Десятая глава


До истечения срока ультиматума Пендрагона оставалось меньше девяти часов!


Ник Картер сидел в своей маленькой камере и курил. В прямом смысле. В дополнение к гневу он также курил короткую вонючую пипетку, которую дал ему Трэверс. Они тщательно обыскали его, когда он прибыл на остров Блэкскейп, но в основном они сосредоточили свое внимание на его одежде на тех анатомических углублениях, которые могли что-то скрывать. Они не беспокоились ни о мешочке с табаком, ни о его потертой обуви. Номер Три все еще был полностью вооружен, но проблема заключалась в том, что он не мог приблизиться к цели, чтобы поразить ее!


Он посмотрел на эти большие луковые часы (тоже подарок Траверса), которые при необходимости можно было бы превратить в полезное средство радиосигнала.

и что позже, возможно, он ему понадобится. На данный момент, однако, он ограничился тем, что назвал ему только время, и благодаря неумолимому прогрессу сфер Ник знал, что до истечения срока ультиматума Пендрагона осталось несколько часов. Большое удовольствие! Чем больше он смотрел на часы, тем больше дрожал от нетерпения. Восемь часов пятьдесят шесть минут четырнадцать секунд!


И он был там, заперт в своей камере и беспомощный, как младенец. С таким же успехом он мог бы остаться в Вашингтоне, или в черном доме, или на том девонширском болоте.


Добраться до острова было до смешного легко. Слишком легко. Четырехместный самолет приземлился в сумерках, ведомый пылающим крестом. Тело Альфи МакТёрка служило представлением и паспортом. Вместе с пилотом прибыли два центуриона, которым было приказано казнить Алфи за неподчинение. В течение нескольких секунд даже жизнь Ника была на волоске.


Эти люди знали, что они не могут позволить себе оставить его в живых. Но в конце концов Нику удалось их убедить. Альфи был мертв, и у них не было приказов выполнять приговор его «товарищу». Они были частью большой организации, полной правил, и Ник решил, что они не станут убивать без разрешения. И он был в восторге.


Позже на острове они показали себя довольно дружелюбными. Безличным, но дружелюбным. Его допросили и обыскали, заставили заполнить дюжину разных форм, как если бы он просился работать на консервном заводе начальником.


Казалось, они приняли это как подлинное. Шон Митчелл, ветеран Ирландской республиканской армии, яростный враг британского народа и правительства. Динамитчик по профессии. В конце интервью они сказали ему, что, возможно, он получил бы привилегию вступить в ряды друидов после разумного периода обучения, в течение которого они подвергли бы его испытанию. После. Все после!


Теперь у них было слишком много дел, они были заняты очень важным делом, и рекрутинг был приостановлен, по крайней мере, на данный момент. Поэтому они решили поместить его в карантин. О, они бы его накормили и даже позволили бы ему немного поупражняться, но в конце концов ему пришлось остаться в камере, которая, разумеется, была бронированной!


Это было безумие. Быть так близко к цели и в то же время так далеко. Когда они сопровождали его на гигиеническую прогулку, у него была возможность смотреть вокруг, даже если за его спиной всегда были охранники.


Например, он заметил три длинные трещины на вулканической поверхности темной скалы. Для менее натренированного глаза они казались естественными, но было ясно, что эти щели были открыты рукой человека и в подходящий момент откроют то, что скрыто под ними, когда нос первой ракеты выйдет из бункер, чтобы идти и сеять разрушение и смерть в мире.


Ник посмотрел на часы и выругался сквозь зубы. Он зря потратил время, наблюдая, ожидая, молясь о хорошей возможности, которая не представилась. На что еще он мог надеяться сейчас? Скоро будет слишком поздно ...


Когда он выходил из камеры, за ним постоянно наблюдали; и когда он был заперт там, он ничего не мог сделать. По крайней мере, они были уверены, что он ничего не может сделать.


Но Ник знал, что если захочет, то сможет уйти. Достаточно щепотки пластика, и ...


Но поступая так, он будет непоправимо скомпрометирован. Ему придется убивать, убивать, убивать без остановки, пока он не доберется до шахты, чтобы уничтожить ракеты. И, конечно, он взорвался бы вместе с ними. К настоящему времени у номера три было мало шансов выбраться с острова живым.


Но он не хотел жертвовать собой, потому что очень заботился о жизни, он любил ее и знал, как наслаждаться ею в нужный момент. Но если бы действительно нечего было делать, он бы смирился с смертью вместе со всеми этими бедолагами.


Хорошо было только одно: в выходные фабрика закрылась; В тот день большая часть персонала села на «паром», чтобы сойти на берег. На острове осталась лишь горстка людей. По крайней мере, в случае чего-то серьезного, свою шкуру потеряют только воинственные друиды, те, кто знал, что они делают: ученые и техники.


Без четверти двенадцать Ник решил, что пора совершить насилие. Не мог больше ждать. Он предпочел бы действовать тихо, но так как это было невозможно ... ему пришлось взорвать дверь. Это должно было заставить стражей поспешить и, возможно, поднять общую тревогу.

Но пришлось пойти на риск.


Он отвинчивал каблук ботинка, чтобы достать детонатор, когда услышал шаги, приближающиеся по коридору. Он поспешил вернуть пятку на место. Шаги остановились прямо за дверью, и послышался лязг ключей. В камеру вошел высокий бородатый парень. Он был одет в чистый белый халат (форма друидов) с гербом на груди, изображающим красного дракона, и серебряной звездой на воротнике, что указывало на высокое положение в иерархии. За бородатым мужчиной был только один охранник.


У новичка было широкое лицо со славянскими чертами. Некоторое время он смотрел на Ника двумя маленькими голубыми глазами, а затем спросил его:


- Вы Шон Митчелл?


«Лично», - ответил Ник.


Бородатый мужчина согласно кивнул, затем сказал ему ровным голосом:


-Теперь ты пойдешь со мной.


Он повернулся к двери, и охранник отошел в сторону, пропуская Ника, а затем последовал за ними по коридору. Но, к изумлению Ника, он не пошел за ними на улицу, а остался в здании тюрьмы. Номер Три оказался наедине с незнакомцем среди ночного ветра. Вы могли слышать, как волны сердито бьют по черной скале острова. Ветер был настолько сильным, что Ник последовал примеру парня, который шел впереди, и ухватился за веревку, которая служила поручнем, чтобы его не опрокинули. В какой-то момент мужчина сказал ему:


- Не волнуйтесь, я не вооружен. Следуй за мной и веди себя хорошо. Это в ваших интересах, мистер Николас Картер.


Так они узнали, кто он такой! По крайней мере, он знал это, и у него был вид большой шишки ... Ник последовал за ним, довольно сбитый с толку, и продолжал смотреть на унылый пейзаж, который его окружал. Блэкскейп действительно был меланхоличным и неприветливым местом, но он идеально соответствовал намерениям Пендрагона. На стороне колючей проволоки, пересекаемой потоком, отделявшим здание фабрики от остальной части острова, он заметил, что на фабрике горят огни. Но не было звука движущихся машин, потому что на них никто не работал. По эту сторону линии было несколько зданий поменьше: административные помещения, столовая, тюрьма, некоторые помещения для управленческого персонала.


В одном из этих небольших бетонных зданий, должно быть, был секретный вход, который вел к ракетному комплексу. Это было внизу, вырезанное в скале, из того, что он мог представить во время своих гигиенических прогулок. Он узнает позже, если ... Прямо сейчас нечего было радоваться.


На самом деле этот парень называл его Картером. Как он мог блефовать сейчас? Времени не было. Было только время действовать. Он подумал, уместно ли немедленно убить бородатого мужчину, а затем предаться импровизации. На него было бы легко наброситься, потому что никто его не видел. Взять его сзади и сбить выстрелом карате в затылок ...


Он решил бросить это дело. Он хотел подыграть и увидеть, что будет дальше. Помимо прочего, мужчина был безоружен, и ему требовалось оружие. Лучше подождите, посмотрите, что происходит.


Он подумал, не собирался ли этот человек заставить его пересечь весь остров. Фактически, он никогда не останавливался и двигался все дальше и дальше от города. Кожа на его лице горела на ветру, и он чувствовал себя так, словно все это разрезали. В какой-то момент они спустились в глубокую впадину в скале, и Ник увидел очертания небольшого здания, которого он никогда раньше не видел, именно потому, что оно находилось в такой впадине. Там не светилось ни одного огонька.


Бородатый мужчина остановился перед стальной дверью этого домика и сказал:


- Мы здесь, мистер Картер. Хорошо подготовьтесь к сюрпризу.


Его тон был достаточно дружелюбным. Он говорил слишком безупречно по-английски с очень небольшим русским акцентом. Несомненно, он был одним из тех ученых-атомщиков, которых Пендрагон похитил и которым должным образом промыли мозги.


Мужчина не сразу открыл дверь, а уставился на мрачный остров с выражением, очень близким к благоговению. Затем он сказал с некоторой тревогой:


«Вы не знаете, сколько все это стоит, мистер Картер.


В тот момент это показалось нелепым наблюдением. Ник пожал плечами и ответил:


- Вообще-то понятия не имею.


Мужчина усмехнулся.


«Это может быть глупо, но мысль о том, что с ними можно сделать с деньгами, всегда производит на меня впечатление». В России я был очень бедным мальчиком, понимаете?


Все это оборудование стоит три миллиарда

мистер Картер. Он сделал круговой жест рукой и выразительно указал: - Три миллиарда долларов, понимаете? Разве не от этого кружится голова?


В тот момент Ник вполне мог убить его, потому что этот человек не был на страже, и казалось, он чувствовал себя в безопасности. Но снова Номер Три задумался и сдался. Может, это было бы ошибкой, кто знает. В кастрюле что-то кипело. Лучше подождать и посмотреть. Но не надолго. Время шло слишком быстро, черт возьми, и ты не мог больше торчать.


Он заметил:


- Три миллиарда - это немного, если учесть, сколько стоит мир.


Русский усмехнулся.


- Да, наверное. Ну что ж, давайте перейдем к делу, мистер Картер.


Есть часть этого мира, которая ждет вас.


Он вставил ключ в замок и вошел внутрь. Приятно было больше не чувствовать этого резкого ветра. Ник сразу почувствовал запах роскоши. Он еще ничего не видел, но внутри явно царила атмосфера богатства. Толстый ковер, который он чувствовал под ногами, почти заставил его потерять равновесие после сурового каменистого грунта, по которому он шел до этого момента. До сих пор в Blackscape он видел только эту убогую утилитарную эффективность, но здесь воздух был ароматным.


Друид с серебряной звездой провел его по коридору и ввел в атриум, тускло освещенный оранжевым светом. Здесь ковер тоже был толстым.


Они подошли к полированной деревянной двери, и друид слегка постучал.


Изнутри ответил женский голос


- Вперед.


Ник сразу узнал этот голос. Значит, она тоже была на острове, прекрасная!


Леди Хардести стояла в этой роскошной гостиной, потягивая янтарный напиток из прекрасного хрустального бокала. Свет был мягким и рассеянным. Ник сказал себе, что никогда не видел более красивой и опасной женщины, чем эта. Она улыбнулась ему, обнажив идеальные белые зубы.


- Итак, мы снова встречаемся, мистер Картер! Я очень довольна этим.


Она засмеялась и указала на диван, полный подушек.


- Знаешь, я тоже рада, что скучала по тебе в тот день в поезде. На самом деле, мне лучше не убивать тебя, потому что теперь ты мне нужен.


Номер три сел на диван и подумал: «Лучше бы я был без тебя, моя красавица. Ты мне нужен так же, как дырка в голове! ».


Но его мозг уже начал быстро работать. У него не было времени проявлять любопытство, поэтому он решил выбросить любопытство из головы. Однако она сказала, что он ей нужен. Это тоже могло быть выходом.


Лучше еще немного посмотреть.


Мадама посмотрела на двух мужчин и спросила:


- Разве вы не представились?


Друид уставился на нее с выражением лица, которое многое объясняло Нику. Этот парень был готов. Влюблен в эту женщину. Это были его руки и ноги, как у пьяного наркомана. Все начало немного проясняться.


Используя всю свою силу воли, чтобы отвести взгляд от ее красоты, мужчина представился


- Я Сергей Константинов, господин Картер, главнокомандующий острова.


Номер Три коротко поклонился. Краем глаза он заметил улыбку мадам Хардести. Она очень хорошо знала, кто на самом деле главный на острове. По крайней мере на данный момент.


«Сергей - мой тюремщик», - шутливо объяснила она. Он просунул руку под руку командира и подтолкнул его к двери, не забыв погладить его. На пороге мужчина взял ее за руки и на мгновение подержал. Она поцеловала его в щеку и нежно погладила бороду.


- А теперь иди, дорогой. Вернись через час, может быть, у нас будут хорошие новости. Пожалуйста, закрой за собой дверь.


Константинов выразительно посмотрел на Ника и поднял ключ.


- Есть только это, мистер Картер, - сказал он. - Не забывай и до свидания. Мы еще встретимся позже.


Он поцеловал леди Хардести в губы и ушел. Ник услышал, как с другой стороны закрывается защелка.


Леди Хардести повернулась к нему и вытерла губы тыльной стороной ладони.


На его лице было выражение отвращения.


- Ух, этот человек похож на нецивилизованного медведя. Но он не так хорош, как медведь, если вы понимаете, о чем я. - она подошла к Нику с улыбкой, облизывая губы красным языком. - Знаешь, Ник, ты лучше всех медведей. Всегда, если ты понимаешь, что я намереваюсь делать.


«Значит, она хочет возобновить битву секса», - сказал себе Номер Три. У него было только это оружие, куколка. Что ж, всегда лучше, чем ничего. По крайней мере, он на это надеялся.


Леди Хардести соскользнула и села рядом с ним, и ее губы коснулись его щеки.


- Ты выглядишь лучше, чем в последний раз, когда я видел тебя, мой дорогой. Не то чтобы внешний вид имел большое значение. Меня заинтересовало ваше выступление. Я должна сказать, что это было великолепно. Но об этом поговорим позже. Теперь надо ограничиться бизнесом. Я собираюсь сделать тебе хорошее предложение, Ник.


Номер Третий улыбнулся и решил импровизировать, как он уже предлагал ранее, а затем продолжить игру на слух. У него еще оставалось несколько часов благодати.


Он сказал с некоторой жестокостью:


- Это будет тебе дорого стоить, моя красавица. Знаешь, мои подвиги как жеребца очень сильно цитируются? Сможете ли вы оплачивать такие дорогие услуги?


И он немного отстранился от женщины.


На леди Хардести были обтягивающие брюки и шелковый халат с вышитым на спине изображением безудержного дракона. Соски почти пробивали легкую ткань, такие напряженные и жесткие. Было видно, что бюстгальтера на ней не было. Ее блестящие черные волосы были собраны в этот ложно строгий пучок, а кожа была бледной и кремовой, как лепесток камелии, без какого-либо макияжа, кроме пелены помады на губах. Рот был более чувственным, чем когда-либо, и это сочетание умеренности и секса произвело поистине тревожный эффект. В очередной раз, как уже в поезде, Ник сравнил ее с развратной школьной учительницей.


Она положила руку ему на бедро и сжала.


- Я могу позволить себе роскошь нанять тебя, Ник. Фактически, я собираюсь предложить вам господство над половиной мира. Кажется ли это достаточной компенсацией? Вам интересно?


- Я реалист, - ответил Ник, - и пока буду доволен. - Он достал из кармана луковицу и посмотрел на время. - Но я думаю, что ровно через двести семьдесят минут света много не останется. Лучше говори быстрее, дорогая. Что ты хочешь? Что у тебя на уме?


Леди Хардести встала, чтобы приготовить пару напитков, и положила сигареты на кофейный столик перед диваном.


«У нас есть все необходимое время», - сказала она, снова садясь рядом с ним.


- Ты никуда не денешься, дорогой Ник. Есть только эта дверь, и она закрыта.


Внутри она покрыта сталью, так что не надейтесь, что удастся его открыть.


Окна нет, потому что у нас кондиционер под потолком. И вы точно не сможете пройти через эти трещины. Вы должны мне поверить, если я уверяю вас, что единственный выход - через эту недоступную дверь. Ключ есть только у Сергея. Я это хорошо знаю, потому что я тоже пленник! Мой муж запер меня здесь, чтобы уберечь меня, пока он ... ну, вы знаете, что он собирается делать, верно? А потом он, конечно, убьет меня. По крайней мере, он в этом убежден. Вот почему я хочу сначала убить его.


Ник не прикоснулся к своей выпивке и не собирался этого делать. Эта женщина была падалью, и она, не колеблясь, давала ему наркотики, чтобы заставить его замолчать, пока не стало слишком поздно. Он поставил стакан на стол, и она ничего не сказала, а отпила хереса, глядя на него страстными черными глазами.


Ник достал сигарету из коробки из оникса. Он уже некоторое время курил эту вонючую сигарету, и это ему уже надоело. Он достал знаменитую зажигалку, которую у него никто не забирал. В этой невинной на вид штуковине все еще была доза напалма. Но он предпочел оставить его на всякий случай.


Он сунул зажигалку обратно в карман и с удовольствием принял дым от сигареты, что ему очень понравилось.


«Я буду счастлив убить за тебя Пендрагона», - сказал он легко. - Где это находится?


Но сначала я должен взорвать его ракеты.


Она улыбнулась.


- Нет, чувак, ты не уничтожишь эти ракеты. Я хочу, чтобы они пошли по плану. Видишь ли, я имею в виду, что виноват мой муж. Но как только мы их запустим, Пендрагон должен умереть. И тогда я займусь этим. Уверяю вас, что я смогу сделать даже лучше, чем он. И я смогу очень хорошо справиться со всеми важными делами, которые он вершит в различных правительственных кругах многих стран. Я справлюсь с ними намного лучше, чем он, не сомневайтесь!


Ник благодарно посмотрел на нее.


- Я думаю так. На самом деле у вас есть что-то, что отличает вас от мужа.


Она скривилась и высунула язык, как озорная школьница.


- Не стоит недооценивать

секс, милый. Это заставляет мир вращаться, разве вы не знали? И все куклы Пендрагона - старики! В основном беспомощны, но это не мешает им по-прежнему иметь некоторые амбиции. Я кручу их вокруг мизинца. Если бы вы могли видеть, как они умоляют меня на коленях о возможности ... Иногда мне трудно не рассмеяться им в лицо. Они такие смешные!


Ник кивнул.


- Я начинаю понимать. Какая-то дворцовая революция, а? Вы позволите Пендрагону выиграть войну, а затем победите его и займете его место. И этот Сергей, насколько я понимаю, на вашей стороне. Вы околдовали его, и теперь он обратился против своего хозяина из-за любви. Я думаю, он будет твоим парнем номер два.


Леди Хардести покачала головой.


- Нет, он будет номер один, насколько известно остальным. Мне нужна представительная фигура. Мир еще не готов принять лидерство женщины.


Я достаточно умен, чтобы понять это. Но Сергей сделает все, что я ему скажу. Он принадлежит мне душой и телом. И марионетки, так называемые политические лидеры, будут ему подчиняться!


Ник стряхнул пепел от сигареты.


- Значит, вы хотите претворить в жизнь планы Пендрагона. Вы намерены уничтожить Россию?


- Конечно. Я полностью верю в эту часть плана. - Русских надо всех уничтожить, - ответила она.


- Даже если они ответят? Даже если это приведет к гибели миллионов ни в чем не повинных людей?


Легким движением руки она отряхнула часть пепла со штанов и скрестила длинные ноги.


- Но мой дорогой, что ты хочешь, чтобы я заботилась об этих миллионах невинных? Я не маленькая сентиментальная идиотка, слава богу! Она наклонилась, чтобы похлопать его по колену. - В любом случае, позже мы соберем осколки и снова соберем мир. Ты и я, Ник. Все, что тебе нужно сделать, это согласиться, любовь моя.


- И убрать Пендрагона.


- Конечно, и убрать Пендрагона. Ровно в тот момент, через минуту после выстрела ракет.


«Хорошо, - сказал Ник. - Я сделаю это. Где Пендрагон?


Леди Хардести подошла к нему ближе. Ник положил руку ей на бедро и почувствовал, как она дрожит.


«Я хочу тебя», - прошептала он. - Я хочу, чтобы ты был со мной. Ты единственный, кто ... но не пытался обмануть меня, Ник. Здесь нет оружия, из этой квартиры не выбраться. Сергей убьет тебя, если я позову его на помощь. Тебе лучше быть честным, дорогой. Не заставляй меня сожалеть о том, что не убила тебя!


Ник погладил ее по щеке.


- Я никогда в жизни не чувствовал себя таким преданным. Кстати, а как вы узнали, что я на острове?


Она прижалась к нему. Ник обнял ее за плечи. Она казалась такой крошечной, хрупкой ... Он мог раздавить ее, как яичную скорлупу. И это бы все испортило.


- Я наблюдала за тобой, когда они гуляли. С полевым биноклем.


Я смотрела на тебя каждый день. Понимаете, у меня было ощущение, что вы рано или поздно окажетесь на острове, что так или иначе вы сможете сюда подняться. Многие вещи еще не решены, не так ли? И ты не из тех, кто сдаётся. О, Ник, если бы ты знал, как много я думала о тебе с того дня! Что ты сделал со мной в поезде ... Ты был замечательным, понимаешь? Нет другого слова, чтобы описать тебя. Вот почему я хочу, чтобы ты был рядом со мной, а не как противник. Вместе мы будем непобедимы!


Ник поцеловал ее мочку уха.


- А если все сдадутся? Если они это сделают, Пендрагон не запустит ракеты. Если да, ты все равно его убьешь?


Ник знал, потому что Трэверс сказал ему, что правители намерены капитулировать в час X, если Ник не появится. Они бы сдались за пять минут до запуска. И все же русские ничего не знали о дамокловом мече на их головах.


Ответ леди Пендрагон заставил Ника застыть. И да, у него было много мыслей!


- Конечно. И я также намерен запустить ракеты, даже если они сдадутся. Пендрагона нужно убить любой ценой, даже чтобы он не отказался от запуска. В конце концов, он действительно не хочет взрывать мир, понимаете? Но это сделаю я. И мы заставим людей думать, что русские были первыми и что мы немедленно ответили.


Нет, ракеты должны запускаться по установленным планам. Мне нужен хаос, паника, ужас, чтобы утвердить свою позицию лидера.


Ник пытался скрыть то, что он чувствовал, холодное отвращение, которое переполняло его. Он совершил ошибку. Все они ошибались. Пендрагон, возможно, был страдающим манией величия, но он также был умен и следовал

сумасшедшей логике. Он не уничтожил бы мир, если бы его не заставили сделать это для достижения своих целей. Но она хотела любой ценой посеять хаос и залить землю кровью. Она была настоящей сумасшедшей, эта красивая шлюшка-эротоманка! Злая сумасшедшая!


Он наклонился, чтобы покусать ее грудь, чтобы она не увидела его тошнотворное выражение лица.


Она выгнулась от удовольствия и закрыла глаза,


- Боже… как мило! Пробормотал он. - Давай, дорогая, не останавливайся ...


- Я должен убить Пендрагона, - прошептал Ник ей на грудь, не поднимая головы. - Ты знаешь, где я его найду?


Она сказала ему.


Ник свистнул сквозь зубы.


- Ммм ... хорошо. Действительно хорошо. Но Лондон ведь далеко? Не лучше ли сейчас уйти? Мне может потребоваться время, чтобы сделать это, понимаете? - и продолжал целовать ее груди.


Леди Хардести вздрогнула, но внезапно решительным жестом оттолкнула его. Он застегнул рубашку и встал.


«Пойдем», - сказал он командным тоном. - Сначала я должен тебе кое-что показать.


то, что тебе нужно сделать, чтобы показать мне свою лояльность. Когда вы это сделаете, я отправлю вас в самолет в Лондон, и вы убьете моего мужа.


Он последовал за ней, прошел через большую спальню и вошел в другую комнату поменьше в конце коридора. У него тоже была прочная металлическая дверь. Леди Хардести сказала с иронической гримасой, показывая ему кровать:


- Твоя старая знакомая, а?


Гвен Лейт лежала обнаженная на одеяле, и яркая лампа освещала каждую деталь ее длинного атлетичного тела. Лодыжки и запястья девушки были привязаны веревками к четырем стойкам кровати. Это было похоже на распятие, если бы не расставленные ноги.


Услышав их вход, Гвен открыла глаза и посмотрела на Ника. Она изумленно моргнула, и в его глазах загорелась короткая искра надежды. Но затем она увидела леди Хардести, и надежда быстро умерла. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но ничего не сказала.


Она закрыла глаза и стояла голая, немая и отчаянная.


Леди Хардести посмотрела на нее с жестокой улыбкой на алых губах. Он коснулся руки Ника.


- Она рассказала нам все, что знала, я уверена. Так что я думаю, что пришло время сократить ваши мучения, дорогой Ник. Ты сделай это. Будьте добры, чтобы навсегда вывести ее из этой болезненной ситуации. Вы окажете ей услугу и в то же время дадите мне доказательство своей преданности.


- Конечно, - ответил Ник и шагнул к кровати. - Поскольку оружия нет, мне придется ее задушить, как вы думаете? - Он заметил, что Гвен немного приоткрыла глаза и вся ее пышное тело задрожало. Он отметил, что ее лодыжка была туго забинтована, но в остальном у нее не было никаких следов избиения.


«Нет, не души ее», - сказала женщина. - Смотреть. Он указал в угол комнаты, и Ник увидел два деревянных ящика с крышкой из проволочной сетки.


Там что-то шевелилось. Он чувствовал себя очень некомфортно и изо всех сил пытался контролировать себя.


Леди Хардести сопровождала его к кассетам. В одном из них была клубка змей, которые продолжали корчиться друг вокруг друга.


«Это безвредно», - объяснила она. - Тебе придется использовать это, понимаешь?


Поднесите коробку к ней, затем откройте ее и переверните на нее змею. Но будьте осторожны, потому что это смертельно опасно.


Кобра в ящике застыла и начала вставать. Она зашипела на Ника, когда увидела, что за ней наблюдают.


Ник пытался выиграть время. Он должен был быстро что-то придумать.


- Но почему мы должны быть такими театральными? Он спросил. - Не лучше ли задушить ее и покончить с этим раз и навсегда?


Что-то шевельнулось в черных глазах леди Хардести, и на мгновение женщина напомнила ему кобру.


«Потому что я предпочитаю это», - мягко сказала она, облизывая губы.


Ник снова посмотрел на змею без малейшего сочувствия. Неизвестно, кого выбрать, между рептилией и женщиной ... Он поднял коробку и отнес ее к краю кровати.


- Хорошо, я сделаю, что ты хочешь. Но тебе лучше встать у двери; нам придется бежать быстро.


Гвен Лейт открыла глаза и посмотрела на него. Ник никогда не видел такого ужаса в ее глазах.


- О нет! Прошептала девушка. - Ради бога, убей меня другим способом, но не так!


Ник колебался. За его спиной работа мадам требовала.


- Вперед! Мы теряем время!


Он должен был действовать быстро и разумно.

У него не было особых шансов, но попробовать стоило. Он обнял девушку за горло и начал давить.


«Давай, дай я ее задушу», - сказал он. - Я не терплю змей!


- Делай, что я тебе сказал! Она холодно возразила тоном, который заставил вас дрожать.


Тем временем пальцы Ника нашли то место, которое они искали, прямо за ухом девушки. Там был нерв, который с легким давлением ... Но он должен был быть осторожным. Если бы он надавил слишком сильно, он бы убил ее.


Он сжал и почувствовал легкую трещину под пальцами. Выполнено. Теперь Гвен была без сознания!


Ник поднял коробку и открыл защелку. Кобра упала на голый живот Гвен, и Ник побежал к двери. Он подтолкнул леди Хардести, чтобы вытащить ее.


- Давай, быстро! Уверяю вас, что у меня нет желания стоять здесь и смотреть.


Она открыла дверь и поморщилась.


- Но дорогой, тогда ты блефуешь и больше ничего! Однако ты оказался крутым ... Честно говоря, я немного разочарована. После того, что я услышала о тебе ... Мне сказали, что ты самое крутое существо на земле!


Номер Три улыбнулся. Он одарил ее самой очаровательной улыбкой. Он выглядел как маленький мальчик, готовый извиниться за небольшую шутку. Хоук однажды заметил, что, когда у Ника было такое выражение лица, несомненно, в поле зрения было убийство. Те, кто знал его, всегда убегали, когда он начинал так улыбаться.


«Я не люблю убивать женщин», - сказал он ей. - Это единственная моя слабость. Мне кажется… это такая трата!


Они проходили в главную спальню; сейчас, и он продолжил:


- Я немного потрясен, дорогая. Тебе лучше помочь мне забыть. Что ты говоришь?


На мгновение она заколебалась. Он посмотрел на часы на своем запястье.


- У нас мало времени, дорогая. Сейчас Сергей скоро вернется, и тебе нужно будет сесть на самолет в Лондон. Не знаю ... ох, хотелось бы, но ...


- Быстрая штучка, - прошептал Ник, - Иди, милая! Это будет закуска к тому, что будет дальше, когда мы станем хозяевами мира.


«Хорошо», - вздохнула она и стянула штаны, подходя к кровати. - Ты выиграл. Но надо спешить.


Нику нужна была бутылка виски или что-то еще. У него не было наркотиков, чтобы ее усыпить, алкоголя должно было хватить. Он с облегчением увидел, что под полками с книгами есть небольшой бар, и подошел к нему.


- Раздевайся и ложись спать, - сказал он ей. - Мне нужно выпить, чтобы избавиться от привкуса кобры во рту. Брр, какой мерзкий зверь!


Когда он вернулся в кровать, она была готова и ждала его, обнаженная и взволнованная. Ник снял белое пальто, которое они дали ему по прибытии на остров, и она посмотрела на его великолепное тело с хищным выражением лица.


«Скоро», - простонал он. - Очень скоро!


Ник посмотрел на нее. Она была, или, по крайней мере, выглядела как все сумасшедшие проститутки этого мира.


«Я иду», - весело сказал он и подошел, не выпуская бутылку виски. Он отпил глоток и сел рядом с ней.


- Поцелуй меня! Женщина приказала ему.


- Береги себя, тоже немного выпей.


Он схватил ее за шею, чтобы она не закричала, и сжимал, пока она не открыла рот, чтобы вдохнуть. Он сунул горлышко бутылки ей в горло и удерживал его, пока виски стекал по ее пищеводу.


Одинадцатая глава


Леди Хардести боролась как одержимая, но он держал ее в своей власти с величайшей легкостью, как если бы она была тряпичной куклой. Он схватил их и зажал ее нос двумя пальцами, и она ахнула, как рыба. Он сел на нее и продолжал наливать виски ей в горло.


- Пей, проклятая шлюха, ты должен проглотить всю эту бутылку!


Она боролась, она даже пыталась вырвать, укусить его, как-то освободиться. Но он продолжал неумолимо держать это узкое место у нее во рту. Он продолжал наливать, пока не вылил весь виски.


Он очень хорошо знал, что, если он позволит ей задержаться на мгновение, она все выбросит. Потребовалось несколько минут, чтобы алкоголь подействовал, заставив ее полностью опьянеть. Так что Ник сжал кулак и сильно ударил ее по челюсти, просто чтобы она потеряла сознание. Она откинулась на подушку, ее глаза остекленели, волосы растрепаны, конечности все еще немного дрожали.


Ник взял пустую бутылку, держа ее за горлышко, как дубинку, и побежал голый в комнату, где оставил Гвен Лейт. Через мгновение он узнает, если

его отчаянный план был успешным или нет. Он знал, что змеи вряд ли нападают на бессознательных, неподвижных людей, поэтому он сбил их с ног с помощью давления джитсу. Пока ее не нашли слишком быстро и она не двинулась с места ... И пока кобра следовала правилам и знала, что кусать спящих людей - это нехорошо!


Сколько неизвестного, проклятие!


Он осторожно, медленно открыл дверь и заглянул внутрь. Гвен Лейт все еще была в мире грез, и кобра свернулась у нее на животе.


Будь он проклят. Если бы она проснулась сейчас, то стала бы жертвой истерики, она бы боролась, а потом до свидания!


Ник вошел в комнату. Кобра тут же подняла свою плоскую треугольную голову и начала болтаться влево и вправо. Ник снова шагнул в его сторону, протягивая бутылку.


- Ссссс ... Ссссс ...


Шипение усилилось и, казалось, заполнило комнату. Змея уставилась на Ника холодными, прикрытыми веками глазами. Ник сделал еще один шаг вперед. Гвен Лейт начала ерзать.


Блин, прямо сейчас ему пришлось проснуться! Ник помахал бутылкой перед коброй как можно ближе.


-И вдруг рептилия прыгнула. Это было как молния, расплывающаяся со смертельной скоростью. Ник был всего на долю секунды быстрее. Он отошел в сторону, и змея с глухим стуком упала на пол, а затем снова начала сворачиваться. Ник не терял времени даром и с ненавистью ударил бутылкой о плоскую голову один, два, три раза.


Убедившись, что кобра мертва, он отшвырнул ее в угол комнаты. Это было похоже на холодный моток веревки. Затем Ник посмотрел на девушку, он увидел, что она возобновила нормальное дыхание, при этом тряслась и стонала во сне.


Теперь он должен был оставить это там. Она не была больна, и никто больше с ней ничего не делал. Если бы он отпустил ее сейчас, он бы нашел ее на пути, хотя ему нужно было держать руки свободными для того, что он должен был сделать.


Время шло так быстро, что Ник вздрогнул от одной мысли об этом.


Он вернулся в большую комнату. Леди Хардести все еще лежала на спине и тяжело дышала, погруженная в глубокий сон. Янтарная струйка выскользнула из ее открытого рта.


Ник поспешил организовать постановку. Он поднял свой халат и положил его на спинку стула. На том же стуле он положил в аккуратный порядок брюки и халат мадамы. Затем он проверил пакет для табака и зажигалку.


Это все нормально. Туфли были рядом с баром, откуда она их сняла.


Номер три лег на кровать рядом с женщиной без сознания. Он был обнажен, она была обнажена. Так должно было быть. При таком виде Сергей Константинов был бы ошеломлен. И Нику действительно нужно было застать его врасплох, воспользовавшись его возмущенным удивлением.


В постели и в комнате пахло виски. Ник закрыл глаза и ждал. Почему не пришел этот ублюдок? Он поднял безвольную руку леди Хардести и посмотрел на ее наручные часы. К настоящему времени условленное время прошло, и Сергей должен был прийти.


Наконец он услышал, как ключ повернулся в замке. Он закрыл глаза и притворился спящим. «Давай, милый, - сказала она в глубине души. «Приходите и получите свою долю!


Но поторопись. Взгляни на свою красоту. У тебя мало времени, чтобы любоваться им, понимаешь? "


Он услышал, что русский вошел в гостиную, закрыв за собой дверь. Пауза в тишине, затем мужчина неуверенно крикнул:


- Леди Хардести ... мистер Картер ...


Снова тишина. Ник слышал дыхание Сергея. Дверь спальни была настежь.


- Леди Хардести? Здесь что-то не так?


Шаги по коридору приблизились к комнате.


- Леди Хардести ...


Сергей был в дверях, заглядывал внутрь. Ник почувствовал, как он затаил дыхание от возмущения. Он выругался по-русски и вошел в комнату; приближаясь к кровати. Он наклонился и уставился на эти два обнаженных тела с потрясенным недоверием.


Ник открыл один глаз и глупо улыбнулся мужчине.


- О, привет! Не ... не обращай на нас внимания ... У нас есть выпивка, здесь ... E


так .. почему бы тебе тоже не раздеться, чтобы присоединиться к вечеринке? Т… Добро пожаловать всем, понимаете? Извините, но я думаю, что пить нечего. Я катаюсь на лыжах ...


Сергей плюнул на ковер. С выражением огромного отвращения на бородатом лице он наклонился, чтобы разбудить леди Хардести дрожью.


- Вы две свиньи, две свиньи! Леди Хардести, проснитесь!



Еще нет.


Ник усмехнулся.


- Что случилось, старик? Разве вы не знали, что она сексуальная маньячка? Нееет? Что ж, теперь вы знаете! И ты можешь в это поверить, брат! ... Дикая кобыла, мужик! Вам следовало остаться верным старому Пендрагону ... ...




- Замолчи! - Сергей дал Нику пощечину. - Заткнись, свинья!


Номер Три взлетел с такой же смертоносной эффективностью, как и кобра, и мгновенно нашел цель, которую искал: горло Сергея, видимое за его бородой. Он схватил его за шею и повалил на кровать. Какое-то время они стояли обнявшись, как два отвратительных инверта. Русский начал пинать, чтобы получить рычаг и снова встать на ноги, чтобы освободиться от тех стальных рук, которые его душили. Затем он сдался и схватил Ника за запястье, пытаясь ослабить его мертвую хватку.


Вовсе нет, это было похоже на попытку вырвать тюремную решетку.


Глаза Сергея были теперь отчаянными и умоляющими. Он попытался воткнуть пальцы в глаза Ника, но тот ударил его по челюсти. Теперь у Сергея высунул язык, а лицо побагровело. Он снова попытался выколоть Нику глаза, но тот опустил голову и ударил ей ему в живот, не выпуская своей хватки. Ноги русского немного опустились, потом остановились.


Когда Ник увидел, что лицо превратилось в уродливую маску с тусклыми глазами, он отпустил его. Он позволил Сергею соскользнуть на пол.


Бессознательная свидетельница преступления, леди Хардести продолжала храпеть.


Ник встал и сделал несколько отжиманий. Он почувствовал себя немного оцепеневшим. Затем он наклонился над русским и стянул с него одежду. Он надел ее и обнаружил, что она ему вполне подходит.


Он пошел вынуть зажигалку из кармана халата, который носил раньше, чтобы перенести ее на новую одежду с изображением дракона и звезды. Он также положил в карман мешочек для табака и пипетку. Затем она надел туфли с драгоценными потрепанными каблуками и вернулась в маленькую комнату, чтобы посвятить себя Гвен. Было два часа ночи. Это было чуть меньше трех часов.


Когда вошел Ник, девушка не спала. Она уставилась на него, и закричала:


- Боже мой, Ник, нет!


Он был на грани краха и знал это. Этого следовало избегать любой ценой. Он нуждался в ней, и он хотел, чтобы она проснулась по максимуму. Чтобы пробудить в ней любопытство и вывести ее из состояния напряжения, он начал смеяться и быть глупым. Затем он пощекотал ее живот пальцами, чтобы пощекотать ее.


- Вот она, моя гордая красавица! Теперь ты в моей власти. Ты хотел, чтобы я не прикасался к тебе, а? Но теперь… - он снова начал ее щекотать, и она корчилась.


- Прекрати, Ник! Но ты ... не так ли ...?


- Разве я не что, красотка?


Она смотрела на него глазами, полными сомнения и неопределенного страха.


Разве ты не… на их стороне? - наконец спросила она, наблюдая за красным драконом и серебряной звездой.


Ник усмехнулся и начал развязывать шнурки, удерживавшие ее в заточении на кровати.


- Любимая, я думал, ты никогда не решишься спросить меня, как сказала девушка своему парню, который сделал ей предложение. Нет, милая, я не с ними, а с тобой. Мы будем править миром, дорогая, так что скорее вставай с этой постели. - Он рывком стянул последнюю веревку. - И сделай это быстро, пока я не забыл о своем долге и не лег, чтобы составить тебе компанию!


Гвен вспомнила, что была обнаженной и покраснела даже в веснушках, украшавших ее


- Боже мой, как выйти на улицу! Я голая!


Ник вытащил ее из постели.


- Некогда скромничать, детка. Вы хотите остаться здесь с этой змеей? - он указал рукой на мертвую кобру в углу. В другом ящике змеи беспокойно зашипели.


Гвен вскрикнула и с ужасом уставилась на отвратительную возню.


- О Господи! Иисус, Иисус ...


Ник дал ей пощечину. Сильную. След от пальцев остался на щеке девушки; затем он толкнул ее и выгнал из комнаты.


- Иди. В другой комнате пальто, и вы можете укрыться. Давай, некогда терять зря время.


Он дружески отшлепал ее, и следы его пальцев остались и на ягодицах.


«Мы должны сделать много вещей», - пояснил он. - Много. Горе тебе, если ты подведешь меня сейчас. Ради всего святого, постарайся продержаться, пока мы не решим эту чертову задачу, а потом я позволю тебе впадать в проклятую истерику, сколько ты хочешь.


Гвен была слишком развита чтобы

иметь возможность носить вещи леди Хардести.


Пришлось смириться. Она надела только рубашку, которую оставил Ник. Он ничего не сказал ни о храпящей обнаженной женщине, ни о трупе, лежащем на ковре.


Она села в кресло и спросила Ника:


- Что же нам теперь делать? Такое впечатление, что у нас осталось совсем немного времени ...


- Кому ты говоришь! - Ник нашел в ящике ящика ножницы и стал быстро и безопасно стричь Сергею бороду. - Посмотрите вокруг и посмотрите, не найдете ли где-нибудь клей. Я должен наклеить бороду, пусть и временно, но меня за него примут ...


Через несколько минут Гвен вернулась с банкой клея и указала подбородком на леди Хардести.


- У него альбом для вырезок, подумайте ... он наклеивает их этой пастой.


Есть много ее фотографий, когда она была актрисой, и ...


- Какая разница! Ник выхватил банку у нее из рук. - У всех есть свое тщеславие, понимаете? И у нее его так много, намного больше, чем у всех женщин в мире. -


Он стал приклеивать бороду на подбородке перед зеркалом, пучок за пучком. - Скажи мне немного, разве ты не узнала ничего, что могло бы нам помочь с тех пор, как ты здесь? Или ты всегда была привязана к этой кровати?


- Не всегда. Они усыпили меня наркотиками там, на Баррогилл-Мур, и привезли сюда. Нога не сломана, просто вывихнула лодыжку, и, как видите, починили. Сначала они были достаточно любезны. Потом она пришла. Потом все изменилось.


Ник продолжал расчесывать бороду, но без особого успеха. Но это не имело значения, это не обязательно должно было быть безупречной работой. Ему было достаточно, чтобы обмануть охранника на несколько секунд.


«Тогда она была той, кто заказал для вас пытку змеями», - сказал он. - И ты этого не вынесла. Так ты говорила.


Последовало долгое молчание. Он закончил приводить в порядок бороду и отвернулся. Гвен неподвижно сидела в кресле, глядя на леди Хардести.


«Да», - сказала она, не глядя Нику в глаза. - Я говорила. Я сказала, что вы едете в Лондон. Я не могла вынести это… ту штуку! Змеи сводят меня с ума! Когда я почувствовала, что кто-то между ног ползет вверх ...


Она взяла голову руками и заплакала.


Ник похлопал ее по плечу.


- Сейчас некогда плакать. Прекрати, черт возьми, и не суетись! У меня ее нет с собой. На вашем месте, может быть, я бы поступил так же и громко крикнул бы. А теперь скажите мне, узнали ли вы что-нибудь об этом месте.


Гвен подняла голову и вытерла глаза;


- Простите, теперь лучше. Да, я много узнала об этом месте. Я многое наблюдала, когда мне это было сносно, а остальное вообразила. У меня есть некоторая практика в этих вопросах, я использовала свои глаза и мозг. После того, как меня первый раз пытали, отправили в тюрьму. Но они позволили мне прогуляться. Именно тогда я увидела и понял гораздо больше вещей, чем они думали. Если у вас есть бумага и карандаш, я сделаю вам набросок.


Ник подошел к столику, посмотрел на нее через плечо и сказал:


- Я знал, что вы нечто большее, чем обычный агент, но Трэверс мне ничего не сказал.


- Да, у меня звание полковника особого отдела «Ми 5-А» Особого отдела. «А» означает атомный. Я специалист по ракетному оружию. Вот почему они назначили меня к вам. Они думали, что вам будет полезно, если мы сможем добраться сюда, в Блэкскейп.


Ник протянул ей ручку и карандаш и улыбнулся.


- Хорошо, полковник. А теперь попробуй быть полезным. И давайте сделаем это в ближайшее время. Нарисуйте и поговорите, если можно, пока я буду чем-то занят.


Он пошел открыть чулан и порылся в нем. Им обоим нужна была тяжелая одежда, и не только для защиты от холода. Было бы уместно как-нибудь нарядиться.


«Я посетила некоторые из ваших ракетных баз в США, - продолжила Гвен. - Почти это очень похоже. Пендрагон использует ракеты действительно устаревшие.


Я считаю, что это ваш «Титан I» или что-то подобное. У него по-прежнему их три, каждая в своих бункерах. Крышки имеют вид люка, который поднимается и опускается, вместо того, чтобы сдвигаться в сторону, как в новых моделях.


«Я видел трещины в скале», - сказал Ник. Он нашел пару теплых комбинизонов в

шкафу и бросил их на кровать с удовлетворенным ворчанием. -


Здесь с ними мы не замерзнем, а капюшоны достаточно закроют наше лицо.


Давай, дитя. Насколько глубок комплекс. и, прежде всего, как мы представимся?


Она лежала лицом вниз на полу, недалеко от трупа русского, и рисовала на листе бумаги.


- Я считаю, что шахты находятся на глубине 45-50 метров. Может даже больше. Центр управления и связи должен располагаться в отдельном помещении, на полпути вниз по дороге, и подключаться к проходным бункерам. Также должен быть где-нибудь аварийный выход на случай пожара или взрыва.


Ник наклонился, чтобы посмотреть на рисунок, и яростно улыбнулся.


- Ой, пожары и взрывы у нас будут, не сомневайтесь. Но мы должны туда добраться. Расскажи мне о маршруте аварийного выхода. Меня это очень интересует. Он идет вверх или вниз?


- Может быть, к сожалению. Там должны быть герметичные стальные двери ... Я понимаю, к чему ты стремишься, Ник, но боюсь, этот выход нам не пойдет.


- Конечно, мы не можем вернуться. У нас нет причин, черт возьми, если нам не нравятся пули этих людей. Если здесь кто-то еще жив.


Он взглянул на обнаженное и лежащее на спине тело леди Хардести, которая продолжала храпеть на кровати. Он накинул на нее простыню.


- Вы должны угадать. В конце концов, это остров. Скалистый остров. Среди этих валунов должна быть какая-то пещера. Бьюсь об заклад, есть еще один запасной выход только для больших шишек, который ведет к морю.


«Будем надеяться, что он действительно существует», - сказала Гвен с улыбкой. Теперь она полностью выздоровела.


Ник все еще держал в руке ножницы. Он посмотрел на них, затем посмотрел на леди Хардести.


- Если бы вы могли говорить достаточно последовательно, я бы попросил вас рассказать нам


- с сожалением заметил он. - Но боюсь, я немного переборщил с виски, который приготовил для нее. Что ж, посмотрим. Продолжать.


Он нашел в ванной рулон клейкой ленты и теперь начал обматывать ножницы, чтобы получилась своего рода рукоять. Это был бы не его стилет, но он должен был быть доволен. Два лезвия были довольно длинными, острыми и острыми. Всегда лучше, чем ничего.


«Группа из шести-восьми человек всегда работает там», - продолжила Гвен. - Однажды я наблюдала смену караула. Они делают это в восемь.


- Есть идеи, где они расположены? Я имею в виду, они, скорее всего, будут в центре управления или повсюду?


Она нахмурилась, задумалась на мгновение, затем сказала:


- Если запуск так неизбежен, они все будут рядом. Допустим, пара в центре управления и пара на каждую ракету.


Ник тренировался с импровизированным кинжалом. Лезвия ножниц теперь были хорошо соединены, потому что лента плотно удерживала два кольца основания.


Оружие не имело сбалансированной легкости Хьюго, и при запуске оно мало что могло бы сделать.


Он снова встал на колени рядом с Гвен, чтобы еще раз изучить рисунок.


- Все бункеры связаны друг с другом? В таком случае мы не можем заблокировать мужчин здесь или там. Придется сразиться с ними по отдельности, черт возьми!


Она кивнула.


- Я знаю. Проходы можно было бы заблокировать, но это помешало бы первому взрыву унести за собой другие. Думаю, мы едва успеем взорвать единственную ракету раньше… прежде чем с нами что-нибудь случится.


Ник встал. Он зажег одну из сигарет леди Хардести и остановился, глядя на рисунок издали.


- К сожалению, вы совершенно правы. У нас будет время уничтожить максимум одну из ракет, а потом и точку. На уничтожение первой, по крайней мере, я бы сказал, что мы можем рассчитывать. Но мы должны уничтожить их все. Что ж, подумаем позже.


Вы уверены, что если не перекрыть проходы, взрыв одной ракеты взорвет и остальные?


«Я не могу быть точно уверена», - вздохнула она. - Никто не может. Но очень вероятно, если переходы будут свободными.


Ник сказал:


- Что ж, попробуем поверить, что так и будет. Теперь перейдем к худшему. Боеголовки этих ракет заряжены на пятьдесят мегатонн?


Она покачала головой. В его глазах было испуганное выражение.


- Мы просто не могли этого знать раньше. Ракеты, конечно, готовы к запуску. Но этот тип предназначен для срабатывания боевой части после пуска.

Это что-то вроде автоматического устройства для взрыва. Но также может быть, что их технические специалисты внесли некоторые изменения. Откуда вы знаете?


Ник Картер присвистнул.


- Кроме русской рулетки! Если они сработают, они взорвутся… - резко оборвал он ее.


Гвен поняла.


- Да, Ник. Будет выпущено сто пятьдесят мегатонн. А в радиусе двухсот километров все взорвется.


- Вы имеете в виду окружность?


Она задумчиво улыбнулась ему.


- Я сказал радиус, что означает вокруг на двести километров. Взрыв все сожжет, Ник. Представьте, сколько невинных жертв, включая детей?


Ник протянул руку и помог ей встать.


«Ладно, пошли», - сказал он резким голосом. - Помни, что ты должна слепо подчиняться моим приказам. Если они поймают тебя, если они выстрелят в тебя, если они причинят тебе боль, я не смогу остановиться, чтобы помочь тебе, и тогда ты останешься одна. Поняла?


«Понятно», - ответила она очень серьезно. Затем она подошла к нему ближе. - Ник ...


- Ага? - он надевал один комбенизон, а другой отдал ей. -


Надень его тоже.


Она проигнорировала одежду.


- Ник, я хочу, чтобы ты меня поцеловал. Если эти ракеты будут вооружены атомными боеголовками и произойдет взрыв, уничтожив и нас ... Что ж, такой возможности больше никогда не представится мне.


Он обнял ее. Губы Гвен были мягкими, сладкими и очень-очень холодными. Но он все равно хотел ее немного подразнить.


- Я думал, вы меня предупредили, чтобы я не трогал вас, и вы были очень настроены против этого!


Гвен не смотрела на него.


- Мы поговорим об этом еще раз, если выберемся из этого бардака.


Ник улыбнулся ей.


- Согласны. А теперь приступим к работе, полковник. Мне понравилось целовать тебя, и Бог знает, что я лучше останусь здесь и продолжу, просто чтобы посмотреть, куда я могу пойти дальше. Но, к сожалению, есть этот небольшой вопрос, который имеет приоритет. Три большие ракеты, которых нужно взорвать. Нам действительно нужно идти, моя красавица.


Он дал ей зажигалку и объяснил, как ей следует пользоваться в случае необходимости.


Она побледнела, но согласно кивнула. Ник сунул ножницы в карман вместе с большими часами, которые ему подарил Трэверс.


Они подошли к входной двери, и Ник открыл ее ключом, который забрал у Константинова. Потом оставил в замке.


В последний момент он увидел, что Гвен трясется. Он прижался к нему, признавшись:


- Мне страшно, чертовски страшно… Как мы собираемся это сделать, Ник? Как мы можем надеяться на успех? Только мы двое? Боже мой, как я боюсь ...


Ник осторожно вытолкнул ее в холл.


- Давай, дорогая. Бояться свойственно человеку, но все же для этого требуется смелость. А теперь накормим ракеты пластиком, и посмотрим, понравится ли он им.



Двенадцатая глава



Было кромешно темно. Звезды исчезли, и пошел дождь; капризные ливни, которые еще более свирепствовали от силы ветра. Каждая капля воды весила как свинцовая пуля.


Они соскользнули вниз к низкому бетонному зданию, ведущему к ракетному комплексу. Ник вспомнил набросок, сделанный Гвен. Если бы этот рисунок был достаточно близок к реальности, до него было бы не так уж сложно добраться, если бы им удалось устранить первых стражников.


Часовых всегда было по двое, и они были вооружены. Как и ожидалось, им будет приказ сначала стрелять, а потом задавать вопросы. Стреляй и убивай при первых признаках опасности!


Но их нужно было обмануть, и Ник сильно полагался на защиту этих плащей. Оба они натянули капюшоны на голову, завязав шнурки под подбородком, также закрыв большую часть лица. В такую ​​ночь это выглядело бы совершенно естественно. Ник хотел, чтобы его приняли за русского, а Гвен пришлось бы изображать леди Хардести. Из его капюшона торчала бородка, и он также потрудился приколоть серебряную звезду к воротнику, просто чтобы придать маскараду определенную психологическую ценность. Друиды были квазивоенной организацией, поэтому они должны были быть очень дисциплинированными.


Теперь они были очень близки. Ник судорожно сжал ножницы в кармане. Однако он мог убить с ними только одного человека. Гвен приходилось справиться с другим. Пока ее нервы не давали осечки! Бедняжка, она уже через многое прошла.


Перед тяжелой стальной дверью Ник прошептал:


- Это здесь. Как твои дела?


Она ответила далеким голосом, похожим на слабое эхо:


- У меня все нормально.


Ник толкнул одну из дверей и оказался в ярко освещенном вестибюле, без мебели, с белой плиткой на стенах. Просто стол в углу, а за этим столом сидел друид в своей белой униформе с эмблемой капрала на руке. Рядом с ним стоял другой страж с автоматом через плечо. Еще один пулемет лежал на столе сидящего ефрейтора.


Ник пробормотал что-то по-русски, чтобы подтвердить выдумку, и прошипел своей партнерше:


- Позаботься о сидящем.


Она, дрожа и натянув капюшон на лицо, незаметно кивнула в знак согласия.


Капрал протянул им большую книгу.


- Доброе утро, сэр. Вы хотите подписать?


«Сейчас», - ответил Ник и подошел к столу, затем отступил в сторону, позволяя Гвен идти впереди него. Затем он повернулся к стоящему мужчине.


- Какая плохая ночь, а? Холодно ...


На самом деле Друид носил плащ, похожий на его. Если он хотел убить его быстро, он должен был задушить его, потому что ножницы не помогли бы ему с этим толстым материалом, чтобы проткнуть его.


- О да, - ответил мужчина. - Ветер силен… - Ник прыгнул бесшумным тигром. Несчастный широко открыл глаза и начал кричать, он попытался схватить оружие, которое было у него на плече. Вытаскивая ножницы, он услышал позади себя щелчок зажигалки и болезненный крик стража, сидящего за столом.


Ник резко опустил оружие на своего человека, затем прижал его к стене и молниеносным жестом воткнул ножницы ему в горло. Кровь хлынула, как родниковая вода, бедняга закатил глаза и уронил автомат, пытаясь вытащить эти лезвия из горла. Ник был быстрее его. Он вытащил ножницы из его горла и снова сильно ударил его. Затем он схватил свое оружие и толкнул умирающего в угол.


Прихожая была наполнена едким дымом, и стоял сильный запах горелого мяса.


Гвен, держась руками за край стола, начала рвать. У сидящего друида было обугленное лицо, и зажигалка упала на пол.


Ник толкнул Гвен, чтобы убедить ее быстро проскользнуть в другую дверь.


- Пошли скорее!


Она кивнула и бросилась бежать. Ник последовал за ней, затем краем глаза заметил движение позади нее. Страж с обгоревшим лицом слепо возился руками, но не без цели. В этом шаге было что-то намеренно решенное. Ник вернулся с ножницами, но опоздал. Когда он подошел к мужчине. он увидел кнопку и, должно быть, рассердился, что друид уже нажал на нее.


Где-то послышался какой-то металлический гонг, распространяющий свои колебания. Ник выругался и снова побежал за Гвен, проверяя автомат. К сожалению, была подана тревога. Теперь все зависело от скорости.


Гвен ждала его у двери, ведущей к металлической винтовой лестнице, ведущей в самое сердце скалы. Ник прошипел:


- Давайте работать!


Он спрыгнул с железных ступеней и пересек короткий коридор, высеченный в камне.


В конце коридора начинала закрываться массивная железная дверь.


Медленно, но верно. Ник бросился туда. Он должен был пройти этот путь, прежде чем она полностью закроется. Если Гвен тоже может это сделать, тем лучше, в противном случае - терпение!


Он нырнул в отверстие, которое становилось все уже и теснее. Гвен все еще была с другой стороны, и теперь щель была не больше двадцати сантиметров в ширину.


Он протянул руку, схватил девушку за плащ и потянул изо всех сил.


Как раз вовремя. Дверь закрылась за ними с легкой металлической вибрацией.


Ник хотел заблокировать механизм этой двери, но сейчас у него не было времени. Он должен был расправиться с остальной охраной, прежде чем все проходы были закрыты.


Железная лестница вела его еще дальше, за ним всегда следовала Гвен. Сейчас вокруг никого не было. Они спустились с четырех пролетов и достигли другого поперечного коридора. Слева проход плавно поворачивал в гору, и в конце были видны огни. Ракета была внутри, ее корпус был окрашен в ярко-красный цвет.


Ник на мгновение остановился, чтобы посмотреть на него. Гвен ахнула рядом с ним.


«Я не понимаю», - пробормотал он. Где, черт возьми, мужчины? Мне кажется невозможным, что они еще не пришли нас перехватить ...



- Вот один, Ник! Вон там, идите!


Она побежала, а он последовал за ней.


- Что нам теперь делать?


Она повернулась, чтобы объяснить, не останавливаясь:


- Теперь я думаю, что понимаю; когда они услышали сигнал тревоги, все побежали к аварийному выходу, а один остался, чтобы открыть автоматические замки. Мы должны остановить его, прежде чем он все заблокирует!


Ник прыгнул мимо нее, потом вспомнил о детонаторах в пятке и пожалел, что они не взорвались. Сначала нужно было уничтожить эти проклятые ракеты, он не мог умереть раньше!


В конце коридора фигура в белом манипулировала чем-то в металлическом ящике, прикрепленном к стене. Впереди лестница вела к дыре в потолке.


Ник крикнул:


- Стой, руки вверх!


Друид испуганно посмотрел на них. Затем он направился к лестнице, ведущей к люку, но Ник сделал несколько выстрелов, и человек упал на пол.


Гвен прошла мимо Ника, подошла к металлическому шкафу на стене, открыла стеклянную дверь и начала нажимать на переключатели. Ник смотрел на нее с растущим нетерпением. Мгновение спустя она повернулась, чтобы посмотреть на него, и сказала:


- Вот, теперь у нас все хорошо. Я разблокировала ступеньки.


- Значит, открылась и большая железная дверь?


Она кивнула.


- Конечно. Кто-то будет искать нас, как только поймет, что здесь происходит, и поймет, что это не несчастные случаи, такие как пожары или взрывы.


Ник ткнул пальцем в металлический шкафчик.


- И ты не можешь закрыть эту дверь отсюда?


- Нет, с этого момента это невозможно.


- Вот так.


Он снова побежал по своим следам и, достигнув входа в диспетчерскую, сказал ей:


- Заходи и жди меня. Он бросил ей автомат. - Ты знаешь, как им пользоваться?


Она сказала да.


- Ну, если кто придет, стреляйте.


- Они еще не придут. Управлять автоматическими замками может только один человек, так что теперь никого не должно быть.


Ник ее даже не слышал. Он все время бегал и работал.


Дверь нужно было как-то запереть, чтобы он и Гвен могли спокойно работать, и никто не мог их удивить. Может, собственными руками копали могилу, но надо было попробовать.


Он продолжал бежать с головокружительной скоростью. Если бы кто-нибудь нашел там двух убитых охранников, они бы поняли, что это был саботаж, и пришли бы с автоматами и гранатами, чтобы выследить их. Дверь, должно быть, была закрыта!


Наконец-то он туда попал. Это были две стальные двери весом не менее пятнадцати тонн каждая. Они все еще были сбиты вместе. Ник исследовал стену и обнаружил большое колесо, что-то вроде руля с деревянной ручкой посередине. Ручное управление.


Таким образом, чтобы открыть дверь, потребовались бы часы, но это тоже была мера безопасности. Но в тот момент это ему было не нужно.


Под рулем была распределительная коробка. Открыл и увидел черную и красную кнопки. Он нажал красную, и дверь начала открываться. Он нажал на черную, и двери на мгновение остановились, затем закрылись. Что ж, теперь он все знал. Если этот ящик взорвется, дверь останется запертой.


Он открутил каблуки, затем порылась в мешочке с табаком и вынула небольшой кусок пластика, осторожно держа его. Его инструкторы заверили его, что без детонатора материал не взорвется, но Ник продолжал обращаться с ним осторожно. Он положил пластиковый шарик в коробку, оторвал кусок нитки от рулона, который был снят с пятки, и закрепил детонатор, затем наложил маркер времени. Наконец он снова побежал, как заяц. Он уже спустился к третьему трапу, когда услышал взрыв. Теперь он был заперт там со своей напарницей Гвен. «Вместе в хорошие времена и в плохие», как два молодожена ...


Теперь они могли спокойно работать и искать другой аварийный выход, который, как они надеялись, существовал.


Гвен ждала его в диспетчерской. Она была измотана, и у нее были две глубокие мешки под глазами. Пулемет болтался у нее в руке, как будто она забыла о нем.


Ник взял его обратно, похлопал ее по плечу и отважился не слишком удачно улыбнуться.


- Помните старую историю о человеке, который каждую ночь хорошо запирал все двери своего дома,

он даже вставил в него болты и замки, чтобы чувствовать себя в безопасности?


- Нет, никогда об этом не слышал. Но сейчас не похоже на то, чтобы ...


- О, теперь у нас есть время. Вот в чем суть. Как бы то ни было, этот парень, как обычно, заходит однажды ночью, закрывает свои сотни замков и собирается ложиться спать, когда слышит, как кто-то смеется. Потом недоумевает, недоумевая: «Но как это возможно?


Я ведь заперт внутри! ». А голос со зловещим и угрожающим смехом отвечает:


«Конечно, мы оба заперты внутри!»


Гвен не засмеялась. Ник понял, что что-то не так, и спросил ее:


- Что случилось?


- Приди и посмотри. Я взглянул на панель управления. Кнопка запуска… фальшивая, не работает, не подключается!


- Что, черт возьми, ты говоришь?


Он последовал за ней к панели, полной переключателей, кнопок, инструментов и графики. Он смотрел на все это с неприятным ощущением утопления. Что было не так?


Гвен показала ему два незакрепленных провода, которые она держала. Он указал пальцем на клубок транзисторов, конденсаторов, печатных схем и пробормотал глухим голосом:


- Имеется пульт, радиоуправляемый! Пендрагон сам запустит ракеты ...


«Конечно, черт побери, - сказал себе Ник. Конечно, дурак! Он горячо проклял себя и побежал в направлении ракеты. Конечно, сам Пендрагон получил бы удовольствие, нажав свою кнопку. А кто еще? Из своего безопасного укрытия в Лондоне он наблюдал и ждал. Как только Биг Бен объявил своей милой музыкальной шкатулкой, что сейчас пять часов, он пустит ракеты. Если только они не предупредили его ... Конечно, предупредили! Там они сделают все, чтобы связаться с Пендрагоном сейчас, по радио, по короткой волне, и расскажут ему, что вот-вот должно было случиться. И Пендрагон не стал ждать пяти. Он бы не ждал и минуты, как только он осознал и понял ... Ракеты могли стартовать в любой момент.


Гвен тоже все поняла, и теперь им не нужно было много говорить. Они бежали вниз и достигли основания пусковой трубы. Монстр ждал там, терпеливый, холодный, блестящий, дикий, в окружении дюжины пуповин, которые его кормили. Ник уставился на эту птичку, и на мгновение ему стало страшно.


Затем он встряхнулся. Он еще не побежден, еще не мертв. Действовать надо было быстро.


Гвен отвинтила пластину у основания ракеты. Ник взял пластик из табачного мешка, все, что у него осталось, и расплющил его, придав ему продолговатую форму. Гвен шепнула ему:


- Видишь здесь? Этот инструмент используется для отмены взрывов. Фактически, они называют это «камерой для абортов». Они используют его, когда ракеты летят в неправильном направлении, чтобы уничтожить их по пути. Просто жаль, что мы не знаем точной длины волны ... Мы могли бы все сделать по радио, и мы бы сэкономили столько сил.


Ник оттолкнул ее и сказал:


- Я поставлю часы на пятнадцать минут. А пока ищите выход, чтобы как можно больше уйти отсюда. Если мы этого не сделаем, мы оба поджаримся.


Мы взорвемся вместе с остальными.


Он наклонился, чтобы наладить взрыватель, и с некоторым удовлетворением отметил, что его руки не дрожат.


Ему потребовалось четыре минуты, чтобы починить все, включая провод, детонатор и метку времени. Когда началось тиканье, он встал и позвал девушку:


- Гвен?


- Я тут. Может, я что-то нашел, давай!


Он обошел базу ракеты, стараясь не споткнуться о путаницу проводов, которая напомнила ему о змеях в доме леди Хардести. Гвен смотрела на дыру в металлической стенке пусковой трубы. У Ника появилась надежда.


- Как вы думаете, это запасной выход?


Она нахмурилась и покачала головой.


- Не знаю, не думаю. Мне кажется, это проводник для воздуха. Если это ведет только к кондиционеру, где-то должен быть клапан. Они все закрывают перед запуском.


Номер Три уставился на эту таинственную черную дыру и спросил ее:


- Если клапан закрыт, мы не пройдем. Это то, что вы имеете в виду? Нет выхода?


Гвен покачала головой.


- Нет. А если мы окажемся в кондиционере ... Все равно огонь охватит всю трубу, и ...


- Допускаю, что перспективы не радужные, но

У меня просто нет ничего другого ... мужества, иди туда, и я пойду за тобой. И если вы знаете какие-либо молитвы, то самое время рекомендовать нашу душу Богу.


Гвен сняла пальто и сунула голову в дыру. Он смотрел, как это красивое твердое дно исчезает, затем выбросил и плащ, но было почти невозможно, чтобы его широкие плечи могли проскользнуть в это отверстие. Он увидел на полу банку машинной смазки и снял все, что было на нем, кроме нижнего белья. Он взял часы и сунул их за резинку своих трусов. Затем он помазался маслом. Пахло ужасно, но благодаря этому ему удалось, хотя и с трудом, попасть в нору. В какой-то момент трубка изогнулась. Было кромешно темно. Ник позвал девушку, и ее голос раздался по металлической стене.


Внезапно он услышал голос Гвен, странный и приглушенный, зовущий его снизу.


- Нет никаких клапанов, Ник. Может, это действительно аварийный выход или что-то подобное. Я продолжаю спускаться сейчас и верю, что доберусь до моря. Кажется, я слышу шум волн.


«Заткнись и продолжай», - крикнул Ник. - Проходят минуты, и надо по возможности спастись!


Он тоже продолжал свой путь, всегда спускался с холма, повернул еще раз, соскребая немного жира и немного кожи, затем он увидел ее. Теперь тьма была менее глубокой. Она снова крикнула ему.


- Ник, спеши в туннель! О, может, мы все-таки сможем!


Номер Три что-то крякнул и продолжил с усилием катиться вниз.


Очевидно, девушка забывала маленькую деталь - пламя, которое вскоре должно было пройти и по трубе.


Но он тоже достиг дна и благополучно приземлился в узком туннеле, высеченном в скале. Гвен уже бежала к квадрату света, который можно было видеть в конце. Ник последовал за ней. Внезапно Гвен остановилась и повернулась в его сторону. Она прошептала ему:


- Ник, там кто-то есть. Думаю, это женщина. Я видел, как она пришла из другой галереи.


Леди Хардести очнулась! Она быстро выздоровела, черт возьми, ей удалось протрезветь, она поняла, что произошло, и нашла способ связаться с ними откуда-то еще. И вот оно.


- Баннгг!


У нее даже был пистолет! Пули начали эхом отражаться от стен туннеля. Ник схватил Гвен и прошел мимо нее, чтобы прикрыть ее своим телом. Тогда он сказал ей:


- Попробуем обойти.


Он побежал вперед, как разъяренный бык, готовый броситься. У женщины не могло быть много пуль в стволе, так как она уже потратила часть. И в таком состоянии у него определенно не было слишком точной цели. Однако у него не было другого выхода, кроме как пойти ей навстречу и рискнуть немного. Все было лучше, чем нависшая угроза, угроза, которая становилась хуже с каждой секундой. Огонь и дым никого бы не пощадили. Не говоря уже об опасности этих ста пятидесяти мегатонн водородной смерти!


Галерея внезапно расширилась в довольно просторную пещеру, тускло освещенную желтоватой лампой, свисавшей с потолка. Большие мальчики хорошо организовали побег на случай неудачи! Ник успел лишь заметить вход в пещеру, журчание воды поблизости, небольшой причал и подвесной мотор ...


- Баннгг!


Пуля отскочила от стены и зажужжала, как большая разъяренная пчела. Леди Хардести спряталась за грудой камней у входа в пещеру и нацелилась на него из кольта. Ник подскочил и бросился на нее.


Еще одна пуля вылетела из пистолета и попала ему в плечо. Сила удара заставила его потерять равновесие. Он крутанулся и упал. Он увидел, как мимо него проходит Гвен со свирепой гримасой на лице.


Ник не чувствовал боли. Он собирался встать, но понял, что силы его оставили. И немного воли тоже. Он чувствовал себя измученным и равнодушным. Если Гвен удастся отделаться от этой суки, тем лучше для нее. Он, должно быть, очень хотел разорвать ее на части после того, что передал ему в руки!


Леди Хардести подошла к девушке с ревом ярости, ее бледное лицо исказилось от страха, гнева и отчаяния. Они столкнулись и покатились по земле, как два зверя, сражающихся за добычу. Некоторое время они продолжали бить друг друга как одержимые, царапать друг друга, рвать на себе волосы.


Некоторое время Ник бесстрастно смотрел на них. Он был бессилен.

и он чувствовал себя странно спокойным. Казалось предпочтительнее, чтобы другие время от времени дрались.


Но в какой-то момент он со вздохом встал. Леди Хардести победила, черт ее побери! Ей удалось одолеть Гвен, она стояла на ней коленями и пыталась задушить. Она действительно была похожа на злую ведьму с растрепанными волосами, разорванной одеждой и выставленной напоказ грудью. И на его лице было выражение садистского триумфа.


Ник нащупал острый камень, лег на землю и подполз к паре. Он вложил камень в судорожную руку Гвен, затем отступил на несколько шагов.


Девушка быстро подняла руку и ударила соперницу по лбу.


Кровь начала сочиться, закрыв лицо леди Хардести уродливой красной маской. Гвен наносила удары снова, и снова, и снова. Леди Хардести отпустила ее и упала на бок. Гвен перекатилась, затем упала на колени на живот соперницы. Он снова подняла камень с ужасным выражением лица. Женщина вне себя - не самое приятное зрелище. Гвен снова начала бить, один, два, три ...


Ник подошел к ней и попытался оттащить ее.


- Достаточно! Она давно умерла!


Гвен уронила камень и посмотрела на покореженный труп. Затем он посмотрел на Ника совершенно пустыми глазами.


«Я… я…» - начал он запинаться.


В тот момент казалось, что мир развалился. Ник схватил девушку за руку и затащил в небольшую пристань, в воду, которая закрывала их, защищая их.


Пещера задрожала. Земля начала раскачиваться и танцевать. Большой кусок камня отломился от сводчатого потолка галереи и при падении разлетелся на тысячу осколков. Страшный рев разнесся по пещере; другой кусок камня отломился от хранилища и отправился похоронить тело леди Хардести. Рев снова усилился. Казалось, что миллион гигантов сошли с ума в самом сердце Земли, что вся планета хотела взорваться. Вместо этого был только большой язык огня, который сердито бежал по туннелю. Он исходил из пусковой трубы.


Гвен прижалась к Нику и уткнулась лицом в его грудь.


«О боже…» - пробормотал он. - О боже, о боже ...


Потом все закончилось так же, как и началось, и они оба оказались живы. Признак того, что боеголовки не были заряжены.


Ник принял чудо без вопросов, как всегда, благодарен только за то, что оно было. Вскоре пещера заполнилась дымом. Номер три отшлепал девушку и сказал:


- Скорее возьмем подвесной двигатель и перережем веревку!


Через десять минут они были уже в паре километров от берега и смотрели на черный остров и тот еще более черный дым, окутавший его.


- Атомных грибов нет, понимаешь? - заметил Ник. - К счастью, нам удалось сбежать. Большая часть острова была разрушена, но боеголовки не были заряжены. К счастью.


Гвен ничего не сказала. Она смотрела на него, как на чудо. Наконец она странным голосом заметила:


- Ты знал, какой ты смешной, такой загорелый ... в нижнем белье, весь в жирном мазуте, окровавленный, с этой приклеенной бородой и с ... ты бесценен, вот и все, - закончила он совершенно невыразительным тоном.


- По этому поводу я тоже не могу сказать, что ты очень хорошенькая, глядя на тебя ... - парировал он и сдернул луковицу Траверса с эластичного пояса шорт. Он открыл ее и отрегулировал рычаг, затем показал его девушке и объяснил:


- Теперь эта штука пищит как марсианин. Здесь уже несколько дней стоит английская подводная лодка. Он нас ждет, и когда он услышит сигнал ... Наши люди скоро придут на помощь, так что вы должны сначала выпустить пар.


- Что?


- Ты на грани истерики, я это очень хорошо вижу. Позволь себе расслабиться.


Он действительно был таким, и он действительно отпустил. Ник терпеливо ждал, пока она выпустит пар навсегда. Но к тому времени, когда темная подводная лодка начала медленно всплывать, как кит, извергающий воду и пар, она уже оправилась.


«Ты очень понимающий человек», - сказала она, вытирая глаза тыльной стороной ладони. - Слава богу, теперь все кончено ...


«Для тебя», - сладко сказал Ник Картер. - Для тебя, Гвен. Но не для меня. Мне еще предстоит решить очень важный вопрос. И я намерен исправить это по-своему. незавершенное.



Тринадцатая глава.



Ян Трэверс громко запротестовал. затем он стал убеждать, наконец рассердился.

И в какой-то момент он решил позвонить Хоуку. Номер три в офисе Скотланд-Ярда в Трэверсе подслушал разговор между ними по внутренней линии. Хоук был коротким и сухим. Поскольку катастрофа больше не назревала, две двоюродные нации могли снова ссориться.


Хоук сказал сухо-сухо:


- Он выполнил вашу миссию, не так ли? - И Ник усмехнулся. Старик встал на сторону своего парня номер один! - А теперь позволь мне закончить его путь.


Трэверс набил трубку и обратился к Нику:


- Я собираюсь повесить этого ублюдка, понимаете? Вы не должны лишать меня этого удовлетворения!


- Посмотрим. Может, ему придется быть повешенным, - ответил он и ушел. Ее рука обвивала шею, поддерживая черный шелковый шарф.


Ему потребовалось полчаса, чтобы избавиться от слежки, которую Трэверс поставил за ним.


Он нанял у Рутса красный двухместный автомобиль и направился к набережной Челси. У моста Альберта он повернул налево и направился в Ричмонд.


Пендрагон, он же Сесил Грейвс Лорд Хардести, скрывался в строительном комплексе Magna Film, который был его собственностью. Там не снимали фильмов больше пяти лет. Давление друидизма в какой-то момент стало настолько сильным, что у «Лэрда» не было времени заниматься чем-либо другим. Фактически, он даже наполовину снял фильм о короле Артуре.


Леди Хардести вкратце объяснила Нику на острове Блэкскейп. Очень кратко, потому что она очень спешила с ним переспать.


Но теперь Ник вспомнил свои слова, когда он ехал на машине по пробкам Ричмонда.


«Мой муж сумасшедший с манией величия, - сказала ему красавица, - и он действительно думает, что он какой-то король Артур». Собственно, отсюда он и получил свой псевдоним. Старые кельтские короли носили титул Пендрагон. Пен на кельтском языке означает Вождь, и Дракон всегда изображался на их боевых знаменах. Они были абсолютными тиранами.


Диктаторами. И мой муж тоже хочет быть диктатором. Но он утверждает, что у него другие намерения: он говорит, что будет «хорошим» диктатором, доброжелательным деспотом! - и скривила презрительную гримасу.


Ник был довольно задумчивым, когда уезжал из Ричмонда. Он знал достаточно об этой истории, чтобы знать, что Утер Пендрагон был отцом короля Артура, в отличие от кельтской легенды. Лорд Хардести построил свою личность по образцу этого хорошего человека и превосходного короля, который жил много веков тому назад. Ник вздохнул. Деньги, без сомнения, ударили ему в голову. Если бы Сесил Грейвс Хардести не был самым богатым человеком в мире, не все то, что произошло, случилось бы. А в случае безумия они бы заперли его в каком-нибудь психиатрическом учреждении, чтобы положить конец его существованию, чтобы он не причинял вреда. Но деньги, миллионы, миллиарды ... С этими проклятыми деньгами можно сделать очень многое.


Когда он прибыл в студию, обнесенную стеной, уже сгущались сумерки. Погода стала лучше, стало менее холодно, а на западе небо было красноватым. Комплекс располагался в окрестностях серой и заброшенной деревушки, по крайней мере, внешне. Ник спрятал машину за зарослями деревьев и обошел окружающую стену. Должен был быть хотя бы один страж, поэтому приходилось избегать входных ворот.


Он принес веревку и большой крюк. Забраться на вершину стены и спуститься с другой стороны не потребовало много времени. Он огляделся. Сумерки быстро сгустились, но все еще можно было различить окружающие их формы. Теперь, например, он увидел, что находится на улице старого города на американском Западе. Он прошел осторожно, бесшумно, мимо фасадов из папье-маше, фальшивого салона с вывеской Золотой Подвязки, кузнечной лавки, бакалейной лавки. Ник улыбнулся, глядя на тот фон без интерьера, и сказал себе, что многие люди такие: весь фасад и ничего внутри.


Он пересек воображаемую границу и оказался в другой стране: Африке. Теперь он был в Касбе. Узкие и каменные улочки, минарет, киоски арабских продавцов.


Хозяина по-прежнему не было видно, если таковой тут был. Он миновал крепость Иностранного легиона, затерянную в песчаной пустыне, продолжил путь и, наконец, увидел свет на вершине крепости. Вот, наконец и Камелот, святыня короля Артура. Кто знает, был ли еще там круглый стол и двенадцать рыцарей?


Нет, более вероятно, что современный король Артур сидел один за этим столом, размышлял над своими разбитыми мечтами и придумывал какой-то план мести.

Кто знает, знал ли Пендрагон, что его победил Ник Картер. Возможно. Каким бы сумасшедшим он ни был, этот человек определенно не был глуп. Может, он просто его ждал.


Трэверс вернул Нику его оружие, и он старательно проверил его. Люгер успокаивал его, как и стилет, хорошо спрятанный в рукаве. Ник поморщился. Пуля, которую леди Хардести всадила ему в плечо, к счастью, не попала в кость, но оторвала у него хороший кусок мяса. К счастью, это была левая рука. Однако он чувствовал тупую и непрерывную боль, и больше, чем боль, его беспокоила та скованность, которая мешала ему двигаться с его обычной ловкостью. Он вытащил «люгер» из ножен и засунул его в носовой платок, которым он держал руку на шее. Просто чтобы быть готовым выхватить его. Затем он два или три раза потренировался вытащить Хьюго из замшевого футляра и, наконец, уехал в Камелот.


Замок короля Артура был сделан не из папье-маше. Лорд Хардести построил его из настоящего камня для большей достоверности. Он сам продюсировал и режиссировал фильм, пока не решил его остановить.


Ник ступил на опущенный подъемный мост. Ров был почти заполнен. «Там все аутентично», - сказал он себе с усмешкой. Даже смерть.


Он вошел во внутренний двор и поднялся по длинной лестнице, ведущей к трибунам. Башни, башни, зубчатые стены. Там, в самой высокой башне, той, которая освещала весь замок, все еще горел свет. Поднялся легкий ветерок, и Ник внезапно услышал приглушенный звук полотна, которое, размахиваясь, ударилось о стержень. Фактически, огромный флаг развевался на ветру, и он взглянул на него, помогая себе на секунду с фонариком, который был у него в кармане.


Он увидел золотого дракона в центре флага и кисло рассмеялся. Этот тип страдающих манией величия обозначал свое присутствие в замке этим знаменем. Точно так же, как королева Англии, которая приехала в свою резиденцию, подняв флаг на флагштоке Виндзорского замка ... Однако ни Траверс, ни Скотланд-Ярд, ни местная полиция не поняли значения этому сообщению и не поверили, что Пендрагон там скрывался. Кто знает, где это. Старая история украденного письма Эдгара По! Прячется где-то прямо на глазах у ищущих, а они этого не найдут.


Он вошел в самую высокую башню через арку и поднялся по винтовой лестнице. Наконец он вошел в большую круглую комнату. В центре стоял круглый стол, освещенный сильной лампочкой, свисавшей с потолка. Перед этим столом сидел человек в инвалидном кресле. Волосы у нее были длинные и белые, как снег. Позади него Ник заметил устаревшую современную полку, оснащенную трансивером и украшенную большим количеством кнопок и переключателей всех видов.


Старик, даже не поднимая головы, сказал:


- Присаживайтесь, мистер Картер. Я ждал тебя.


Чуткие уши и глаза Ника неустанно работали на этом пути. Номер Три знал, что за его спиной нет ничего опасного. Возможно, перед ним, но он все еще не осознавал масштаб этой опасности.


Он сделал шаг вперед, подошел немного ближе к столу и остановился. Он взглянул наверху. Ничто ему не угрожало даже с потолка. Он продолжал осматривать комнату настороженными глазами.


Сесил Грейвс - он же Пендрагон - выдавил слабую улыбку.


- Здесь нет подводных камней, будьте уверены. Уверяю вас, никаких висящих топоров или загадочных люков под ногами. Я признаю, вы выиграли, мистер Картер. Я очень надеялся, что ты придешь сюда, потому что я хотел увидеть лицо человека, который смог победить меня в одиночку.


- В этом мне помогали, и очень многие. Но признаюсь, вы были очень близки к победе.


Пендрагон поднял тонкую аристократическую руку.


- Вы слишком скромны, сэр. Но я полагаю, вы пришли сюда не для того, чтобы обменяться любезностями.


У него было длинное, бледное лицо, чисто выбритое, с двумя глазами со странными золотыми отблесками, которые искрились в этом ярком свете. Он немного выпрямился. кресло и провел пальцами по своим серебряным волосам. Затем он спросил его:


- Зачем вы пришли, мистер Картер? Чтобы злиться на побежденного и хвастаться своим триумфом?


Ник покачал головой.


- Мне никогда не нравится мой триумф, лорд Хардести. Я пришел только закончить работу. Я должен передать тебя полиции.


Фактически, в тот момент он решил сделать Траверсу тот маленький подарок, о котором он так заботился.


Старик покачал седой головой.


Мне это не нравится, мистер Картер. И окажи мне любезность, пока ты здесь, называть меня Пендрагоном. Это будет фиксация, поскольку я пытался жить, как Пендрагон, я также хотел бы умереть как он. Не могли бы вы это устроить?


Картер коротко кивнул.


- Все в порядке. Итак, мы хотим идти, Пендрагон?


Старик снова поднял руку.


- Нет я так не думаю. Уверяю вас, я не люблю подвергать себя насмешкам, у меня нет желания появляться в зале суда, чтобы услышать свой смертный приговор ... - Он скривился с отвращением. - Это был бы слишком унизительный и бесславный конец, и я не смог бы этого вытерпеть.


Ник подошел ближе.


- Но могут и не повесить.


Странные золотые глаза заблестели.


- Нет, может быть, и нет. Однако даже пребывание в тюрьме не принесет удовлетворения. Действительно, это было бы хуже смерти. Мистер Картер, вы стали причиной моего падения, моей гражданской смерти. Теперь я думаю, что ты мне что-то должен.


Ник редко позволял себе опешить, но теперь смотрел на собеседника с настоящим изумлением.


- Я, я тебе что-то должен?


Пендрагон улыбнулся. У него были идеальные зубные протезы, которые, должно быть, стоили ему целого состояния.


- Да, ты должен дать мне смерть по моему выбору. Это меньшее, что вы можете сделать, не так ли?


Я хочу, чтобы ты убил меня здесь сейчас. Или, что было бы еще лучше, позволить мне покончить с собой собственными руками. Он поднял руки. - Как видите, я безоружен, поэтому полагаюсь исключительно на вас. Пожалуйста, мистер Картер, я вас умоляю.


Дай мне пистолет. Я уверен, что он у вас будет. Пистолет с единственной пулей в стволе, и я знаю, куда выпустить эту пулю. Позвольте мне покинуть этот мир, по крайней мере, с подобием достоинства.


Ник не торопился. Он хотел подумать об этом. Он сделал еще один шаг вперед и улыбнулся Пендрагону. Он улыбался только губами, потому что глаза его были заморожены.


«Простите мое любопытство», - сказал он. - Что это за кнопка?


Пендрагон сразу понял и показал ему красную кнопку, немного подальше от остальных на полке.


- Кнопка запуска. И она бы запустила ракеты, если бы не ты.


Ник наблюдал за ним.


- А вы действительно хотели их запустить?


Последовало долгое молчание. Пендрагон взялся за подбородок и уставился на врага.


«По правде говоря, я не знаю», - наконец признал он. - Может да, а может и нет. Я не кровожадный человек. Но я считаю, что Россию нужно уничтожить. И ... ну может да, я бы их и запустил, на благо человечества. Ужасное средство для достижения похвальной цели.


Голос Ника прозвучал тихо, еле слышно.


- Она бы запустила их в любом случае, без малейшего колебания. Она была очень-очень кровожадной!


«Да», - вздохнул Пендрагон. - Это была самая большая ошибка в моей жизни, но мне никогда не хватало смелости убить ее. Она была слишком красива. Это была моя ахиллесова пята.


Те же слова, что сказал ранее Ян Трэверс.


Пендрагон посмотрел на Ника.


- Она сказала мне, что ты мертв, понимаешь? Она сказала, что они убили тебя в поезде. Я никогда не верил ей, но в тот раз, признаюсь, я в это поверил. И с тех пор я немного ослабил бдительность. Роковая ошибка, как я увидел позже.


Я не должен был ей верить.


Ник весело улыбнулся.


- Перефразируя Марка Твена, сообщения о моей смерти часто бывают преувеличены.


- Да я вижу. Пендрагон тяжело вздохнул. - Однако все это уже не имеет значения. Итак, вы хотите предоставить мне право лишить меня жизни? Обещаю, что сделаю это быстро и без суеты.


Ник принял решение. Он вынул «люгер» из носового платка, разрядил его и вставил в ствол одну пулю.


- Почему бы нет? - сказал он. - Может, ты все-таки прав. Вы избавите себя от множества ненужных сложностей и избежите шума скандального судебного разбирательства.


Для меня совершенно не имеет значения, умрешь ты так или иначе, если ты умрешь раз и навсегда и больше не сможешь причинить вред. - Он протянул оружие мужчине, протягивая руку через круглый стол. - Берите. Но постарайтесь поторопиться, потому что сегодня у меня есть обязательство, и я не хочу его пропустить.


Пендрагон взял «люгер» и посмотрел на него. Он был отполирован от постоянного использования. Большая часть воронения исчезла, открыв первоначальную белизну металла. Некоторое время старик продолжал восхищенно смотреть на нее, затем поднял ее и направил на грудь Ника.


- Вы меня немного разочаровали, - сказал он. - Я не думал, что ты такой же сумасшедший романтик, как я! О, я убью себя, и не

сомневаюсь, я найду другой способ, потому что я знаю, что должен положить конец этому теперь, когда я потерял лицо. Но сначала я убью вас, мистер Картер!


Он нажал на курок.


Удар заставил Ника отступить на четыре шага. Он пошатнулся, махнул руками, но затем восстановил равновесие и медленно пошел обратно к Пендрагону. Старик уставился на него, скорее удивленный, чем испуганный.


- Я в доспехах. В том, чтобы приехать в Камелот защищенным ими, был смысл, правда?


И бросил стилет.



Четырнадцатая глава.



На одной из самых южных точек Дорсета сумерки продолжаются долго даже в ноябре, когда погода хорошая. Это страна, сплошь покрытая мягкими дюнами, и туман сладкий, гораздо менее неприятный, чем в городе. В горчичных полях птицы наполняют воздух тем несколько жалобным писком, который, по словам Хью Уолпола, центрирует всю любовь и боль мира внутри себя.


В деревне Бертон-Брэдсток, недалеко от того знаменитого Бридпорта, из которого сбежал молодой и несчастный Карл Стюарт, спасая свою шкуру, есть старая гостиница с помещением под названием «Голубь». Он расположен примерно в двухстах метрах от Ла-Манша. Когда-то это было место встречи контрабандистов, а сегодня их правнуки в свитерах и бесформенных бриджах из молескиновой кожи собираются в общей гостиной и разговаривают со своим милым дорсетским акцентом. Знак сообщает прохожим, что внутри можно поспать и поесть.


Маленькая двухместная машина взобралась по грязной дорожке и остановилась перед рестораном. Ник взглянул на табличку и сказал партнерше:


- Что еще мы можем пожелать? Здесь есть, чтобы поспать, и все, что нам нужно темного пива. Что если мы остановимся?


У Гвен Лейт было розовое лицо. Частично это был ее естественный цвет, так как она провела три дня в клинике, чтобы отдохнуть и снова встать на ноги, а теперь она снова стала здоровой, красивой большой девушкой. Но отчасти этот румянец объяснялся ее природной скромностью. Не глядя Нику в глаза, она ответила:


- Думаю, да. Выглядит очень красиво.


Ник Картер рассмеялся, и это был хороший, счастливый смех. Миссия была благополучно завершена, и он чувствовал себя прекрасно. Его плечо все еще было забинтовано, но рана быстро заживала. Пришло время отдохнуть. Ему удалось выпросить двухнедельный отпуск у упрямого Ястреба.


Теперь он вышел из машины и открыл девушке дверь. На Гвен была короткая юбка, и ее загорелые колени вспыхнули на глазах у Ника, который сказал с симулированной торжественностью:


- Никогда не забуду, как впервые увидел эти колени. Они почти заставили меня забыть о миссии.


- Ник! Она отругала его полушутливым тоном. Но ее губы немного дрожали. На свои рыжие волосы она надела чепчик, и теперь ткань посыпалась каплями влаги, сверкавшими, как бриллианты.


- Прости, - сказал Ник с совсем не сожалением, а с улыбкой. Затем он обнял ее и поцеловал в кончик носа.


- О, пожалуйста!


Гвен боролась, но было ясно, что она изо всех сил пытается сохранять серьезность.


- Прости, что?


- Люди смотрят на нас! Разве вы не видите тех парней, закатывающих глаза?


- Конечно, завидуют. Ревнуют. - Он взял ее за руку и потащил в сторону клуба. - Позже посмотрим, стоит ли заносить багаж или нет.


Давайте сначала исследуем вопрос о еде и сне. По правде говоря, сейчас меня больше интересует кровать, чем еда.


Гвен покраснела еще больше, но послушно последовала за ней.


Теперь они наконец остались одни в маленькой комнате с низким кессонным потолком, и Ник начал ее целовать. Они сели на край кровати полностью одетые. Николас Хантингтон Картер вел себя как джентльмен; с грацией, поразившей даже его самого.


Губы Гвен были мягкими, сладкими и вовсе не сдерживаемыми. Сначала она казалась немного скованной и неудобной, но теперь ее послушное тело с радостью уступило его сильной мужественности.


В конце этого долгого поцелуя - нужно было вырваться или задохнуться - Ник воскликнул:


- Я прогрессирую как приличный человек! Мы одни, и я не прикасаюсь к тебе. А вы еще не начали кричать и прыгать в потолок.


Она уткнулась лицом в его грудь.


- Я как раз собиралась тебе об этом рассказать.


Ник закурил.


- Ну, все расскажи.


- Да, но не смотри на меня. Иначе я не смогу объяснить.


- Странное создание! Хорошо, я не смотрю на тебя.


Она начала шепотом:


- Я хотела тебя с того момента, как увидела тебя, Ник. Даже в такой тяжелый и драматичный момент. Это было ужасно, что я чувствовала ... Я ужасна! Мне не холодно, и я не боюсь мужчин. Иногда я бы предпочла быть такой ...


Наоборот, я как раз наоборот, и если я встречу подходящего мужчину, я, кажется, горю желанием. Я должна постоянно следить за собой, чтобы не сойти с ума, я всегда должна быть начеку. Ужасно быть такой, понимаете?


- Почему ужасно? Ты мне нравишься такой, какая ты есть, дорогая. Вдруг он кое-что вспомнил и нахмурился. - Кстати, а с тем парнем, с которым вы были помолвлены? Которого вы предпочли всем суперменам? Что с ним стало?


- О, это была ложь. Я не помолвлена. Я только сказала тебе держаться на расстоянии и защищалась ... от себя.


Вопрос о Джиме Стоуксе вертелся на кончике его языка, потому что ему было любопытно узнать, что произошло между ними. Но тогда он этого не сформулировал. В конце концов, это не его дело.


Он открыл глаза и посмотрел на нее. Он одарил ее той улыбкой, которую Хок назвал «обезоруживающей».


Гвен долго смотрела на него. А затем бросилась в его объятия.


- Дурак! Я тебя люблю!


Ник сначала поцеловал ее, затем на мгновение оторвался от ее губ, чтобы спросить:


- Но как я могу быть уверен?


Она подтолкнула его лечь на кровать и хихикнула:


- Если у вас все хорошо, очень-очень хорошо, но действительно хорошо, может быть, я вам это докажу.


И он это сделал.


КОНЕЦ