КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446359 томов
Объем библиотеки - 630 Гб.
Всего авторов - 210317
Пользователей - 99116

Впечатления

Serg55 про Соротокина: Гардемарины, вперед! Книга 1 и 2 (Исторические приключения)

наивно, конечно, но хорошо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Ауэрбах: Генетика (Биология)

Выкладываю книгу для мухолюбов-человеконенавистников.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Иевлев: Серия романов "Граница". Компиляция. Романы 1-17 (Боевая фантастика)

Спасибо за отличные релизы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Тырин: Межавторский цикл "Пограничье".Компиляция. Книги 1-10 (Фантастика)

Спасибо за отличные релизы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Орт про Kiber: Slogans technological сyber-marxism (Киберпанк)

сyber-marxism = Гуудд

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serhij про Финли: Десять Заповедей под ударом (Религиозная литература)

Адвентисткая книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Сайт Директор магазина

Старый дедушкин кальян (fb2)

- Старый дедушкин кальян [СИ] 2.06 Мб, 47с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Александр Зиборов

Настройки текста:



Старый дедушкин кальян

Долго, очень долго не могли опомниться и прийти в себя жители деревни Крутояровка Квасоградского района Самарской области, после того, как близнецы Александр и Александра побыли тут на каникулах у своей бабушки Настасьи и дедушки Семёна. Кое-кто из сельчан потом говорил, что предпочёл бы пережить нашествие орд хана Мамая или пару наводнений с пожаром. Пышноусый бригадир Павел нервно икает при одном упоминании их имён, его могучий бык по кличке Бугай трясётся от малейшего шороха и в испуге забивается в самый дальний угол стойла. А до того этот бычара наводил страх и ужас на всю округу! Виною же всему старый трофейный кальян, который достался дедушке Семёну от его отца-фронтовика. Именно с этой иноземной штуковиной и побаловались близнецы…

Впрочем, стоп, расскажу обо всём по порядку!

Родители Александра и Александры – научные сотрудники. Оба жутко головастые, диссертации по космическим проблемам пишут, а в подобных случаях даже самые горячо любимые дети – обуза. Тем более, такие! Нет, они вовсе не избалованные, а, как говорит мама, – моторные, динамичные, ужасные непоседы. Бабушка зовёт их акселераторами. Конечно, имея в виду акселератов. Они необыкновенно шустрые, такие подвижные, что просто диву даёшься. И в них столько энергии, что по ночам близнецы светятся голубым цветом. Папа это аурой называет, по-современному – лептонным облаком. Рядом с ними можно читать газету, и очень легко, сам лично проверял, можете мне поверить.

Глаза Александра и Александры – алмазы! Вернее, природные лазеры. Ножницами они никогда не пользуются – режут взглядом что угодно. Консервные банки запросто открывают. Сосед-рецидивист как-то пытался уговорить их вместе ограбить банк: хотел, чтобы они замки и сейф открыли… Близнецы зыркнули на него, словно сговорившись, взглядами исполосовали на мелкие кусочки его брючный ремень и мужчина помчался к себе домой, придерживая руками спадающие брюки…

Кроме того, близнецы видят людей и предметы насквозь, будто рентгеном. Обо всем болезнях расскажут, если попросите. И стены для них совсем не преграда, так что бесполезно прятать яства-сладости. Поозираются вокруг, просветят взорами и сразу же отыщут самый укромный тайник.

Волевым усилием они способны сдвинуть с места предметы, словно руками, какой угодно тяжести.

Им не нужно вставать со своего места, чтобы взять книгу, тетрадь, авторучку, яблоко из вазы на столе и тому подобное. Форточку открывают и закрывают одним мысленным усилием. Научились чистить картошку, вообще её не касаясь. Представляете: висит в воздухе картофелина, а кожуру с неё снимает нож, которого тоже никто не касается, как бы сам собой, истинный нож-саморез. Ни пачкаться, ни порезаться невозможно.

А позже близнецы научились обходиться вообще без ножа, когда что-то чистят, кожуру срезают взглядом. Да как тонко и чисто! Просто ювелирная работа!

Любят они играть в теннис, но без ракеток – отбивают мячик взглядами. Для них такое – раз плюнуть.

Раз в школу пошли с ранцами которые висели в стороне от них. То-то прохожие тогда дивились, у многих глаза на лоб лезли от такого зрелища. Потом мама попросила мусор вынести. Тогда они отправили ведро по воздуху к мусорному ящику. Там оно накренилось, содержимое вывалилось в контейнер, и пустое ведро полетело обратно в квартиру.

Дворничиха увидела это – метлу выронила и брякнулась наземь в длительном обмороке.

Пришлось родителям своим детям объяснять, что не следует слишком уж явно демонстрировать свои необыкновенные способности, нужно учитывать реакцию обычных людей, непривычных к таким зрелищам.

Они стали делать подобное только дома или тогда, когда находились в одиночестве.

Мать с отцом постоянно им втолковывают, что во всём нужно знать меру – необходимы физические нагрузки для правильного развития их растущих организмов. Пытались водить детей в спортивные кружки, но по разным причинам они долго в них не задержались. Пришлось купить домашние тренажёры, всякие и разные спортивные снаряды – только занимайтесь!

Феноменальные способности близнецов рвались изучать учёные, но родители воспротивились, категорически отказались от экспериментов со своими чадами: мол, малы они ещё, пусть подрастут сначала. Кто знает, какие в них ещё силы дремлют и какой они природы, как бы чего не вышло.

В общем. Александр с Александрой – хорошие дети. Добрые, отзывчивые на чужую беду. Вот наглядный пример…

Однажды близнецы не пришли в школу. Учительница направилась к ним домой узнать, что случилось. На оживлённом перекрёстке Московского шоссе и Ново-Вокзальной улицы увидела своих учеников, которые переводили через дорогу старушек… Оказывается, они этим делом с утра занимались. Поначалу пробовали перекидывать, но старушки были категорически против такого вида транспортировки, хотя близнецы, даю вам слово, перебрасывали их предельно аккуратно, даже платки с голов не слетали.

Причиной всего же оказалась сама учительница, которая накануне на уроке рассказала ученикам, что они должны уважать старших, в частности, помогать пожилым людям переходить дорогу. Вот Александр с Александрой и занялись этим, даже слишком усердно…

Потом целый месяц в школу приходили благодарственные письма от тех старушек, они так хвалили близнецов, так хвалили, но сие случилось потом. Сейчас же учительница объяснила, что помощь старушкам – дело хорошее, но от этого не должна страдать учёба, пропускать уроки ни в коем случае не следует.

– А кто же тогда их переведёт через дорогу? – спросила Александра.

Учительница смутилась, но твёрдо повторила:

– Не в ущерб учёбе! Учёба для вас – это главное!

Неделю после этого тихо плакала на уроках девочка, а когда её спрашивали – почему, отвечала:

– Стареньких старушек жалко. Я сижу тут в классе, а там их некому перевести через улицу. Машины знаете как быстро ездят, могут наехать на них!

Сил и энергии в близнецах, словно у двух вихрей, смерчей, тайфунов! Ну, ни минутки не посидят спокойно, всё в движении. Мама постоянно ругается, что если уж бегаете, то хоть не по стенкам, не по потолку, и не в грязной обуви! Вытирать грязь за вами не успеваю!.. Так нет же, разойдутся, расшалятся и носятся повсюду. Так наследят, что затем стены и потолки приходится белить заново и оклеивать обоями. Сам это видел, когда однажды зашёл к ним в гости по заданию местной газеты «Глобус Самары», чтобы написать статью о таких удивительных детишках. Держал стремянку, пока их отец оттирал с потолка следы каблуков.

Позже пообщался с ними и написал ставшую очень известной статью о самарских феноменах.

Правда, не всё рассказал в ней. О многом умолчал по той причине, что мне бы никто не поверил. И сам я не поверил бы никому на слово, даже самому авторитетному человеку, если бы не увидел своими глазами.

Например, близнецы владели ясновидением и могли по своему желанию увидеть буквально любую точку планеты. Как на её поверхности, так и в глубине земных недр, океанов, в атмосфере почти до космического безвоздушного пространства. Далее они почему-то уже ничего не видели.

Я усомнился, слишком уж необычное от них услышал. Близнецы рассказали мне о чудных мирах в далёких горных и подземных пещерах, а ещё в ледяных, которые во множестве имеются в Антарктиде. Они могли видеть далёкие земли, джунгли, саванны, пустыни, тропические острова… Да что угодно! Рассказывали мне о кипящей лаве в горных толщах нарождающихся вулканов, о каскаде молний, буквально долбящих землю.

Позже я узнал, что такое действительно происходит около венесуэльского озера Маракайбо в том месте, где в него впадает река Кататумбо. Потому их называют Молниями Катакумбо. В иные грозовые дни, а таковых бывает от семидесяти до двухсот в году, молнии следуют одна за другой почти непрерывно, порой их случается почти до тридцати в минуту. Представляете, с интервалом в две секунды. Они видны с расстояния до 400 километров, их раскатов не слышно, потому родилась молва о тихих молниях, без грома.

Во время разговора со мной брат с сестрой вдруг отвлеклись и заспорили между собой:

– Теперь моя очередь!

– А я первый заметил!

– Ну и что, ты в прошлый раз был, мы же договорились – по о-че-ре-ди! – девочка подчеркнула последнее слово. – А сейчас моя очередь! Моя!

– Ладно, сбивай, – нехотя согласился мальчик.

– О чём это вы? – поинтересовался я.

– О комаре! Вон он летает! – Александра показала мне в сторону окна. – Только что залетел. – Теперь моя очередь его сбивать, в прошлый раз Шурка это сделал.

Приглядевшись, я разглядел еле слышно жужжащую точку в воздухе. В следующую секунду из глаз девочки вылетели лучики яркого света – и от комара ничего не осталось. Наверное, только пепел… пепелочек вниз посыпался. Только совсем крохотный, потому я его уже не видел.

– Так вы можете так комаров убивать? – в растерянности спросил я.

– Да, мама их очень не любит. А иногда их много налетает к нам.

– А так вы с птичками можете сделать? Ну, сбить на лету.

– Птичек нельзя трогать, – внушительно произнёс Александр. – Они полезные, гусениц едят и всяких вредных козявок.

– Понятно, – я прекратил свои расспросы, не желая затрагивать щекотливую тему. Вполне вероятно, эти феномены могут не только птиц на лету сбивать, но и более крупных существ. Возможно, даже и людей. Но думать о таком не хотелось, а тем более говорить.

В тот день в разговоре со мной близнецы упомянули про книгу «Человека-амфибия» Александра Беляева, которую недавно прочитали и которая поразила их воображение, они стали наблюдать подводный мир океанов, тамошних обитателей, воображая себя такими же человеками-рыбами…

Мне плохо в такое верилось. Не укладывалось в голове, как так, сидеть здесь, а видеть всё происходящее от тебя за тысячи километров, да ещё под водой?!

И тогда эти дети-феномены передали мне прямо в мой мозг ту картину, которую они в данный момент наблюдали. Вдруг я словно бы сам – своими собственными глазами! – увидел толщу зелёной воды с огромным кашалотом прямо перед собой. Далее плавали его собратья, другие водные обитатели, бело-голубая медуза, а выше акулы. Меня буквально заворожил внушительный вид огромного кита, плывшего прямо передо мной. Пригляделся к его тёмному тулову и тут кашалот мне – или всем нам – подмигнул своим правым глазом…

Признаться, я был ошарашен и не сразу пришёл в себя. Представьте себя на моём месте, и легко поймёте моё состояние.

(Замечу в скобках, что позже эта чудесная картина моря с кашалотом подвигла меня на написание продолжения упомянутой книги. Близнецы очень жалели, что они не знают о том, что произошло с Ихтиандром после его побега из тюрьмы. Я сам с детства всегда терзался над этим же вопросом, а потому написал роман о приключениях человека-рыбы, назвав его «Ихтиандр – Властелин морей». Каждый желающий может найти её, например, в электронной библиотеке «ЛитРес: Самиздат», и прочитать. Кстати, в ней имеются и другие мои книги.)

Много чего удивительного творили дети, всего и не пересказать!

Однажды они ухитрились разобрать старый цветной японский телевизор с пузатым кинескопом, потом спохватились, что им влетит за это, и стали собирать заново… Не поверите, но собрали. Правда, с ведро всяких лишних деталей осталось. Телевизор включили – заработал лучше прежнего: поразительно яркие краски, сочность, контрастность! Изображение стало объёмным. Вот удивились мама с папой, когда увидели. Впрочем, это что, как-то шла передача про ботаников, показывали цветущий сад, так тут прилетели пчёлы и попытались сесть на цветы, что были на экране. Даже их обманула предельно натуральная картинка!..

В своей статье я не описал и другой эпизод, хотя и был ему свидетелем, практически оказался в нём задействованным.

Вот как это произошло.

После долгих разговоров с близнецами и их родителями, я уходил с полным записями блокнотом и диктофоном. Они взялись меня проводить, а потом намеревались отправиться играть в парк, где имелось много привлекательных для них аттракционов.

Мы уже подходили к остановке, где собралась немалая толпа людей. «Значит, подумал я, автобуса долго не было, он должен скоро подойти…»

В эту минуту мимо пронеслась иномарка, попыталась обогнать «Жигули», выскочила на встречную полосу, вильнула и угодила прямо в толпу на остановке. Люди полетели в стороны, словно городки-рюхи под ударом биты…

Молодой смуглолицый усач с исказившимся лицом тут же снова завёл мотор и стал уезжать прочь от сбитых им людей.

– Сашка, держи его! – закричала девочка, а сама стремительно помчалась к остановке.

Её брат насупился, сдвинул брови: было видно, что он прилагает предельные усилия…

«Но к чему, зачем?..» – озадачился я.

Уже через десяток секунд увидел отгадку: иномарка возвращалась к остановке задним ходом, как мне показалось. Когда она приблизилась, то я заметил, что сие происходит вопреки бешено вращающимся задним колёсам, от них при трении об асфальт уже шёл дымок…

Мальчик преодолевал усилия целого табуна лошадей – наверное, не меньше сотни, – которым был равен по своей мощности мотор.

«Вот это да!» – ахнул я.

Конечно, никто вокруг не понимал происходящего, всем казалось, что водитель просто вернулся на место своего преступления.

Между тем молодой мажор вдруг заметил, что оказался рядом с теми, кого он безжалостно сшиб, прокричал что-то невнятное, выключил мотор, распахнул дверцу, выскочил и попытался было дать дёру, но на втором же шаге пошатнулся, остановился, задёргался, будто бы в попытках вырваться, попятился и спиной влетел обратно в салон. Делал судорожные попытки освободиться, но дверца захлопнулась, и даже стекло в ней поднялось, превратив автомобиль в камеру заключения.

Я поспешил к остановке, на ходу доставая мобильник, чтобы вызвать «скорую» и полицию. Увидел, что несколько человек уже дозвонились и сообщали место трагедии. Счёл свои звонки излишними. Подумал, что могу быть хоть чем-то полезным пострадавшим.

Александра между тем занялась наиболее пострадавшей: полной женщиной среднего возраста, у которой явно была сломана нога. Это подтверждал странный её изгиб в сторону под прямым углом ниже колена. Мужчина попытался остановить девочку:

– А ты куда лезешь, не мешай взрослым?!

– Я разбираюсь в медицине, моя мать – врач. – Я знал, что Александра соврала насчёт её матери, но понял, что она сделала это для того, чтобы ей не мешали.

Действительно, её слова подействовали, мужчина даже посторонился, пропуская девочку.

Она провела рукой по голове и лицу пострадавшей:

– Успокойтесь, сейчас у вас ничего не будет болеть. – После чего женщина действительно успокоилась, расслабилась. Александра смело взялась за ногу, поправила её, расположив прямо, затем стала поглаживать в месте перелома, что-то бормоча про себя.

Хорошо, что её слов никто не слышал. Позже она сказала, что твердила тогда: ««У сороки боли, у вороны боли, у вас заживи». Так говорила её бабушка, когда лечила заболевших внучат.

Услышь тогда окружающие подобный «заговор» из уст маленькой школьницы, то ни за что бы не поверили в серьёзность лечения.

А тут уже через пару минут Александра поднялась со словами, сказав женщине: «Полежите ещё немного, а потом можете встать и идти домой». Сама же направилась к молодой женщине, лицо которой было всё в крови, текущей из разорванной щеки. Она находилась в трансе, иногда у неё вырывались слова: «У меня через неделю свадьба, кому такая я нужна».

Девочка подошла к ней со словами:

– Вы очень красивая и сильная. Кровь сейчас остановится, а щека до свадьбы заживёт.

Женщина ошеломлённо уставилась на неё.

Александра достала носовой платок и принялась стирать кровь с щеки, одновременно сводя края раны. Я видел, что они тут же зарастали. Прямо на моих глазах! Встал поближе, чтобы это было менее заметно другим, иначе её могли счесть настоящей волшебницей. Когда была удалена вся кровь, то девочка сказала:

– А у вас ничего нет. И не было. Наверное, у вас от страха кровь из носа пошла. А вы такая же красивая, как и раньше.

Женщина достала зеркальце, осмотрела своё лицо и заулыбалась:

– Зря я боялась, на самом деле ничего и нет.

Девочка потянула меня в сторону:

– Нам можно уходить, уже врачи приехали. А вот и полицейская машина…

Александр всё это время стоял, не отводя взгляда от иномарки. Сестра ему сказала:

– Можешь его отпустить, теперь он уже не убежит.

Мальчик расслабился, вздохнул свободнее. Повернулся к нам и спросил:

– А как ты там?

– Двоим я помогла, а у остальных только ушибы и психологический шок. Они сильно испугались. Им врачи помогут. Мы можем уйти.

Так мы и сделали.

Позже я стал слушать новости об этом дорожно-транспортном происшествии. К моему удивлению, особого резонанса оно не получило. Мало кто заметил феноменального вмешательства близнецов. Про виновника говорили, что он пытался уехать, но его то ли вернули, то ли он сам вернулся. Сообщили про неизвестную девушку, которая помогла пострадавшим. О сломанной ноге и разорванной щеке вообще никто не сказал. Похоже, не заметили чудесного исцеления или не стали говорить, ведь слова ничем подтвердить было нельзя. Описывали спасительницу столь по-разному, что я только головой качал, у меня невольно вырвалось:

– Врут как очевидцы!

С подобным частенько сталкиваются криминалисты, когда начинают опрашивать очевидцев – те излагают совершенно разные мнения, противоречат друг друга. Так было и тут. Александру называли старшеклассницей и студенткой. Какая-то женщина сказала, что были две медсестры. Внешность и одежда описывалась по-разному. Слушая это, я дивился и качал головой.

Мне позвонил отец близнецов и попросил сохранить в тайне действия его детей. Объяснил, что не хочет огласки. Непременно появятся головастые личности, которые захотят изучить феномен, могут заручиться высокой поддержкой властей. Тогда им будет трудно отказать, почти невозможно.

Сообщил, что намерен тайно отправить ребят на недельку в Крутояровку к бабушке с дедушкой. Это было на руку ещё и тем, что он с супругой тогда смогут заняться своими диссертациями, ведь спокойно с такими шалунами не поработаешь.

О поездке в деревню детям сообщили на следующий день.

– Только сначала приберитесь в своей комнате, – строго сказала им мама, – хорошо приберитесь, иначе не поедете.

Они тут же метнулись за дверь, только их видели. Мама удовлетворённо улыбнулась, покачала головой. Собралась идти на кухню, чтобы заняться завтраком, глядь, а они снова перед ней.

– Вы что стоите, я же сказала – убраться в комнате!

– Уже всё убрали.

– Не может быть, – ахнула мама. – Так быстро?

– Конечно, а что?

Мама не поверила, пошла, посмотрела и изумилась: везде идеальный порядок, всё убрано, разложено по своим местам, пыль вытерта. Глазам своим не поверила. Вдруг учуяла запах дыма.

– А почему у вас дымом пахнет?

– Каким дымом?

– Обыкновенным дымом, словно тряпки горят. Неужели что-то подожгли?

Глянула на ноги своих деток – носки на них дымятся…

Быстрёхонько потащила в ванную, водой залила. Теперь ей всё стало ясно: Александр с Александрой столь быстро носились по комнате, когда занимались уборкой, что от трения о пол начали тлеть их носки. Пришлось их менять на новые, прежние оказались с большими дырами.

Итак, близнецы поехали на каникулы в Крутояровку. На целую неделю. О-о, эти семь дней сельчане запомнят на всю оставшуюся жизнь, умирать будут – и то вспомнят. Те семь дней потрясли всю деревню. Бригадир Павел при одном упоминании их имён дрожмя дрожит, его усы едва не отрываются от лица, а кончики вибрируют со сверхзвуковой скоростью и вокруг разносится звук, как от басовой струны…

Но я несколько забежал вперёд, извините великодушно.

Увидев внучат, бабушка Настасья побежала навстречу, едва не плача от радости:

– Какое счастье! Родимые мои в гости приехали!

Дедушка тоже сияет от удовольствия, но добродушно ворчит:

– Скоро нам предстоит испытать счастье и вторично.

– Это какое же? – повернулась к нему лучезарная бабушка Настасья. – И когда?

– А тогда, когда они через неделю соберутся от нас уезжать, – пряча усмешку, ответил дедушка Семён. – Акселераторы тебя за эти дни доведут до белого каления, знаю я их!

– Да ну тебя, скажешь ещё! – отмахнулась бабушка и принялась обнимать-целовать внучат. – Радость-то вы моя! Солнышки мои ненаглядные!

И дедушка рад, хотя по своей застарелой привычке пытается ворчать, он всегда так – даже на солнце пытается выискать пятна или ещё какие иные недостатки. Бабушка о таком говорит: «Свинья грязь найдёт».

Тут как тут ниоткуда ни возьмись появился рыжий котяра Васька, подбежал, принялся ластиться, тереться о ноги близнецов, приветливо урча.

Он в доме появился год назад. И вот как, об этом следует рассказать…

В тот вечер детей уложили спать, но девочка долго не могла уснуть, ворочалась, вздыхала, а потом даже тихо зарыдала.

Бабушка услышала, пришла, принялась гладить по головке:

– Что с тобой, милая? Почему не спишь, моя ненаглядная внученька?

– Как же мне спать, когда он сейчас на улице в пакете лежит, скотчем весь перевязанный. Он скоро умрёт…

– Кто это скотчем перевязанный на улице лежит? Чего это ты придумала?! – всплеснула руками бабушка. – Никого на улице нет.

– Есть! Он лежит там! Котёнок! Маленький-маленький! Он вчера родился, а злой дяденька только что проезжал по деревне и бросил его в кусты около дома бригадира. А сам сразу же умчался.

– Да это тебе привиделось! Во сне увидела!

– Я не спала, потому никакого сна увидеть не могла. А котёнок там лежит… маленький-маленький… просто крошка-крошечка… Хочет плакать, а не может, его рот замотан скотчем…

Ради спокойствия внучки, бабушка отправила к дому бригадира дедушку Семёна. Тот через пару минут вернулся с котёнком в руках. Он действительно находился там в бумажном пакете, который дедушка сразу разорвал и бросил. Возвращаясь обратно, сумел отмотать скотч с морды котёночка. А лапы освободил уже в избе, найдя ножницы. Беспомощный комочек пищал, когда от его голенького тельца отрывали липкую ленту. Тот прихватывал с собой крохотные волосёньки. Несомненно, крохе было очень больно, он беспомощно повизгивал при этом.

Первым делом котейку обмыли тёплой водой с дегтярным мылом, а потом принялись кормить молоком через пипетку. Найдёнышу хватило пару десяток капель, настолько он был мал. Кормить его пришлось каждые два часа. И днём и ночью. Так что забот всем хватало, мало не казалось.

Малыш быстро рос, набирался сил и креп. Скоро стал подставлять свой животик, чтобы его почесали, при этом начинал тихо-тихо мурчать, выражая своё полное удовольствие. Голос подавал всё чаще и громче, требуя толику внимания.

Бабушка радовалась: внучата были заняты своим хвостиком, а потому не проказничали, не бедокурили, как обычно. Просто не оставалось времени и сил на всё другое.

Уезжали они домой вскоре после того, как у котёнка открылись чудесные голубые глазки и он стал жизнерадостным, игривым существом. По размерам и весу стал вдвое крупнее. Получил кличку Васька.

Вот сейчас, несмотря на долгую разлуку, он вспомнил о своих спасителях и явился поздороваться. Сейчас кот ничем не напоминал того крохотульку, каким был год назад. Теперь он вымахал в размерах больше всех прочих котов, являлся грозой округи. Его даже собаки боялись. Васька бесстрашно кидался на любую, норовя вцепиться прямо в морду своими острыми когтями.

Дедушка Семён его хвалил:

– Никакая собака не нужна. Он лучше любой собаки. Это не кошка, а лев. Карманный лев! Сердце у него львиное!

Первым делом Васька подошёл к Александре. Бабушка воскликнула:

– Смотри-ка, помнит того, кто его спас и кормил год назад. А обычно чужих людей сторонится, шипит при попытке его погладить. Может и поцарапать.

Кот дал прижать себя и мальчику.

– Какой большой котик! А был такой маленький-маленький.

Сестра наставительно пояснила брату:

– Так это было аж год назад. Теперь он взрослый. Ну, почти взрослый.

Поиграв немного с котом, обласкав его, дети сразу же помчались на улицу, где изнывала в их ожидании крутояровская детвора, уже проведавшая о приезде близнецов…

Через час бригадир Павел привёл Александра с Александрой к бабушке такими грязными, что с ним сыпались комья глины и было трудно отличить грудь от спины. Бабушка Настасья покорно приняла внуков, вздыхая, ибо знала, что за неделю изведёт месячный запас мыла. Поинтересовалась со вздохом:

– Что они на сей раз натворили?

– Тоннель копали на другую сторону земли. Ого-го какой глубокий выкопали! Пришлось из школы канат нести, чтобы их со дна достать. Теперь придется эту ямищу бульдозером закапывать. Эх, не было печали, так эти черти накачали! Ну, и что вы там забыли?

– В Америках, Северной и Южной, живут наши антиподы, – чуть ли в один голос принялись объяснять близнецы, – они там вниз головой все! И не знают этого! А мы им объясним, и они станут жить, как мы. Станут нормальными людьми.

Бригадир покачал головой:

– Не могли придумать чего-нибудь более умного! Глупостями занимаетесь! Эх ма!..

У него было что сказать, но он только крякнул, словно отмахнулся от них и ушёл.

– А разве это глупое дело, бабушка? – спросила Александра. – Мы хотели прокопать тоннель до Америки к антиподам, открыли бы им глаза на их жизнь и подружились с тамошними ребятами. Договорились бы с ними о вечной дружбе и мире между нами? Они бы не нападали на нас, а мы – на них. Если генералы хотят, то пусть сами между собой дерутся. Лучше всего на кулаках. Так никогда войны не будет. Разве это глупо, скажи?

– А ещё, – дополнил Александр, – можно было бы напрямую возить к ним товары. Сэкономили бы на транспортных перевозках. Мне кажется, это очень умно…

Бабушка смотрит на воодушевлённые лица внуков и понимает: да, они могут, дай им волю, выкопать тоннель до самой Америки. Вслух же ворчит больше для порядка:

– Умно, умно. А сейчас идите мыться, замарашки. Надо же ухитриться так запачкаться, что лица от затылка не отличишь!.. А ты что стоишь, попусту зенками моргаешь, займись ими! – это она уже заявила мужу. – Семён, найди им дело, чтобы не учинили ещё чего.

Дедушка заморгал глазами с белесыми ресницами, было видно, что этого ему очень не хотелось делать, но деваться было некуда. Он сказал:

– Я вам, акселераторы, стишки почитаю, которые приготовил для вас.

Он пошёл, отыскал листки из какого-то старого журнала.

– Написал их поэт Олег Григорьев. Садитесь и слушайте!

Откашлялся и принялся читать:


– Молодой моряк в матроске
Вышел к берегу реки.
Снял матросскую матроску,
Снял морские башмаки.
По-матросски раздевался,
По-матросски он чихнул,
По-матросски разбежался
И… солдатиком нырнул.

Посмотрел на близнецов:

– Ну, как, акселераторы? Нравится?

– Нравится, – сказала Александра. – А ещё такие есть?

Дедушка кивнул и продолжил чтение:

– Называется стихотворение «Яма».


– Яму копал?
– Копал.
– В яму упал?
– Упал.
– В яме сидишь?
– Сижу.
– Лестницу ждёшь?
– Жду.
– Яма сыра?
– Сыра.
– Как голова?
– Цела.
– Значит, живой?
– Живой.
– Ну, я пошёл домой!..

Близнецы смеялись до колик в животе. И над следующим четверостишием – тоже:


– Мой приятель Валерий Петров
Никогда не кусал комаров.
Комары же об этом не знали
И Петрова частенько кусали.

Стихов надолго не хватило, но в руках дедушки Семёна оказались странички с загадками.

– Давайте поиграем в загадки, акселераторы. Вот угадайте: «Зачем якорь приковывают к кораблю цепью?»… Не знаете? А это для того, чтобы такие шустряки, как вы, не утащили его в металлолом.

– Дедушка, а вот ты мою отгадай, – предложил Александр. – На парад в трусах ходят?

– Кто это придумал, на парад в трусах ходить?!

– А вот и ходят! Трусы под одеждой! А ты что, дедушка, снимаешь их перед тем, как идти на парад? А?

– Вон оно что, пострел, а я подумал совсем другое.

Александра нетерпеливо произнесла:

– Теперь я загадаю загадку, а ты, Сашка, молчи, ты её знаешь. Смотри, не проговорись: «Когда у человека столько глаз, сколько дней в году»?

– Да где вы, акселераторы, сыщете стоглазых людей? – воскликнул дедушка.

– А вот и есть такие – второго января! – торжествующе сообщила Александра. – Прошло в году два дня и у человека два глаза.

– А если человек одноглазый? – попытался смутить сестру Александр.

– Тогда это – первого января. Всё просто.

– А если слепой?..

– Хватит, акселераторы, уже ссориться начинаете. Теперь моя очередь загадывать загадки: «Шла баба с тестом, упала мягким местом. Чем вы думаете?»

– Головой! Я думаю головой, а она упала мягким местом, – сразу ответила Александра. – Я уже слышала эту загадку.

– Что вдоль реки не ставят? Молчи, Сашка, это я дедушке!

– Не знаю, – покачал он головой, немного подумав.

– Мост! Вдоль реки не ставят мост!

Далее было много загадок, особенно у дедушки, он их долго собирал для внуков. Большая часть загадок оказались шуточными:

– Что над нами вверх ногами? (Первый вариант – муха; второй – сосед наверху йогой занимается, на голове стоит)

– Шесть ног, две головы? (Человек на лошади)

– На бал кони ходят? (На балконе ходят)

– Что растёт вверх ногами? (Сосулька)

– Почему в магазине мы всё покупаем? (Потому что даром не дают)

– На какое дерево садится во время дождя ворона? (На мокрое)

– Шёл охотник по городу. Увидел на башне часы и выстрелил по ним. Куда он попал? (В тюрьму)

– Что делал слон, когда пришёл Наполеон? (Ел траву, для чего и пришёл на поле он)

– Вам дано, а люди пользуются? (Имя)

– Чем больше из неё берём, тем больше она становится. Что это такое? (Яма)

– Я недавно видел диво: ворона летит, а на хвосте собака сидит. Может быть такое? (Да: собака сидела на своём хвосте, когда мимо пролетела ворона)…

Загадками они занимались довольно долго, пока бабушка не позвала всех к столу.

После ужина, во время которого Александр, потянувшись за конфетами, опрокинул на себя тарелку с борщом, близнецы на какое-то время успокоились. За окнами темнело, солнце уже пряталось за горизонт. Дети стали позёвывать, но всё равно продолжали стойко заявлять, что спать ещё не хотят.

Именно здесь бабушка Настасья допустила роковую ошибку, от которой впоследствии содрогнётся Крутояровка, да ещё как содрогнётся! Она решила найти старое сито, ибо прежнее совсем прохудилось, а в сельпо подобного не имелось. Были какие-то привозные не то из Новой Зеландии, не то с Андаманских островов, но столь непривычной для россиян конструкции, что бабушка на них плевалась. Принялась припоминать: куда же я старое сито подевала? Вроде б положила в сундук, что в сенях стоит!..

Пошла искать сито, а за ней потянулись и ребята. «Пускай рядом будут, – решила бабушка Настасья, – на моих глазах не нахулиганят».

Старый сундук оказался неимоверно вместительным, словно резиновый, – его содержимым можно было нагрузить целую телегу. Сверху лежали старые валенки, калоши, ботинки, туфли и даже поношенные боты с медными застёжками. Под разнокалиберной обувью находились прялки, примус, кастрюля, кружки, коловорот, какие-то железные изделия, спицы, ручка от мясорубки и всякая всячина.

Старый престарый запылившийся журнал «Нiва» сразу ухватила Александра. Отошла в сторону и принялась листать его пожелтевшие ломкие страницы. А её брата больше интересовало содержимое сундука, который казался бездонным и содержал множество сокровищ. Порывшись в них, бабушка извлекла небольшой металлический кувшин с двумя носиками: коротеньким и очень длинным.

– Какой он смешной! – засмеялась Александра, оторвавшись от журнала. – Что это такое?

– А я знаю, знаю! – захлопал в ладоши Александр. – Это кувшин мира: из него пьют сразу двое, когда хотят помириться после ссоры.

– Нет, Сашок, не для этого, – улыбнулась бабушка Настасья. – Это кальян. А зачем он, пусть вам дедушка расскажет. Идите к нему, спросите.

Дедушка читал районную газету «Квасоградские новости» и при виде кальяна даже привскочил. Взял его в руки и внимательно оглядел со всех сторон. Глаза его затуманились воспоминаниями.

– Сколько лет не видывал, сколько лет! Давно уже положил в сундук и забыл о нём.

– А почему положил, разве он тебе не нужен?

– Э, ни к чему он мне. Этот кальян турки используют для курения, как мы трубку. Такой обычай у басурман. Турки, что с них взять!

– Вот, слышал, – ткнула локтем в бок брата Александра, – а ты говорил – «кувшин мира, кувшин мира»!

– Курение – вред, – внушительно произнёс дедушка Семён, вспомнив о необходимой доли педагогики. – Только глупые и безвольные людишки курят. Когда-то и я, не скрою, грешил энтим делом, но потом бросил – берегу здоровье. Его ни за какие деньги не купишь. Кто здоров – тот счастлив. А без здоровья ничему рад не будешь. Запомните это, акселераторы.

– Дедушка, а зачем ты купил кальян, раз не куришь?

– Я не покупал. Этот кальян, можно сказать, трофейный. Достался мне от моего отца – Царствие ему небесное! Он рассказывал, что День Победы встречал в Болгарии. Потом его часть стали выводить обратно в Россию. Рота шла маршем вблизи городка Стара-Загора, и тут на обочине оказался брошенный обоз. Он попал под бомбёжку гитлеровских самолётов. Повсюду валялись разломанные повозки, разорванные узлы, мешки со всяким барахлом, вещи разные. Отец говорил, что много чего там было. Видимо, жители какого-то зажиточного местного села пытались найти более укромное местечко, поехали, но в пути их разбомбили. Среди валяющихся без призору вещей отец и нашёл этот самый кальян. Наверное, он принадлежал какому-нибудь турку. Их в Болгарии много живёт. Вот и взял на память о Болгарии, как сувенир. Сам никогда не пользовался им, просто иногда доставал и глядел, вспоминая те дни.

– Дедушка, ты говорил, что кальян – турецкая курительная трубка, а почему он больше на кувшин похож, а не на трубку? – поинтересовалась Александра.

Дедушка Семён улыбнулся:

– Да, получается, что это трубка-кувшин. Вот сюда кладут табак, внутрь наливают воду, настоянную на лепестках розы, жасмина или какой иной пахучей травки. Через длинную трубку ртом тянут воздух: табачный дым прежде проходит через воду, охлаждается, заимствует оттуда аромат и только потом попадает в рот. Правда, вместо цветов или травы некоторые клали в воду сахар.

– Сахар? – переглянулись близнецы. – А зачем, неужели дым от него становился слаще?

– Ну, слаще не слаще, но лучше становится, так сказать, облагораживается. Впрочем, – спохватился дедушка, – в любом случае, курение – гадость, отрава! Хоть сласти дым сахаром и мёдом, хоть пропитывай всеми благовониями мира, всё равно – отрава! Тьфу! Если увижу, что курить надумаете, так сразу оборву губы и уши. А вдобавок исхлещу плёткой, как сидоровых коз! Запомните, акселераторы, слово у меня твёрдое!

– Уже запомнили! – с готовностью закивали Александр и Александра. – Навсегда запомнили. Мы просто так спрашиваем, нам просто интересно. Ведь мы должны всё знать. Даже книжка такая есть – «Хочу всё знать». Вот.

– Молодцы! Знания – самая надёжная опора в жизни. С ними нигде не пропадёшь. Пословица молвит: «Знание лучше богатства». Один старинный поэт сказал так: «Ты знаньями себя от бед оборони, в подлунном мире нет надёжнее брони». Помните это. А курить не смейте. Берите пример с меня: я давным-давно не курю, не хочу сокращать себе жизнь. А кальяном можете играть, мне он не нужен. – И дедушка Семён торжественно передал его внукам, не подозревая, что тем самым вручает им сверхмощную бомбу замедленного действия, добавив напоследок простодушно: – Там, в сундуке, и мешочек с турецким табаком должен быть. Неслыханной силы табак. Теперь такого не делают. Вместе их подобрал отец тогда под Стара-Загорой.

– Где-то я слышал эти слова – Стара-Загора, только не помню, где? – задумалась Александра.

– Улица такая есть у вас в Самаре, – подсказал дедушка Семён. – Недалеко от вашего дома. Этот город – Стара-Загора – стал побратимом Самары.

– Знаю, знаю! – воскликнул Александр. – Мы недавно были на улице Стара-Загора! Помнишь, мама в магазине «Сладкиши» нам мятные пряники и ириски покупала?

– Точно! Вот почему мне эти слова знакомы!..

Время было позднее, ещё некоторое время близнецы рассматривали кальян, о чём-то шептались, но зевали всё чаще и чаще.

Александра подошла с журналом «Нiва» к дедушке.

– Дедушка, я не пойму. Тут сказано, что основным народом России являются великороссы. А кто это такие?

– Это сказочные былинные богатыри! – выскочил с ответом её всезнающий брат. – Народ тогда был такой – великие россы, отсюда и название – великороссы.

Дедушка Семён усмехнулся в усы:

– Ну, насчёт богатырей ты прав! Это были богатыри – не мы! Чудо-богатыри! Только жили они до революции. Народ тогда так назывался – великороссы.

– А они были русскими?

– Были-были. Тогда такими же русскими считались как великороссы, так и белорусы, малороссы-украинцы, русины, казаки, новороссы и многие другие народы, очень многие.

– А куда делись эти великороссы?

– Да никуда не делись, их стали именовать русскими.

– Значит, дедушка, мы все – великороссы? – обрадовался Александр. – Ура-а, мы – великие россы!

– А украинцы, что, уже не русские? – спросила Александра.

Дедушка принялся чесать голову, отводя глаза:

– Конечно, они русские. Но тут такое дело, что забылось это родство некоторыми…

В эту минуту вернулась бабушка со своим старым ситом: нашла-таки его, оно в сенях на гвоздике висело, всё пылью покрылась, а не в сундуке лежало, как она думала. Дедушка Сёмен был очень рад, что подвернулся повод прекратить неприятные расспросы внучат и появилась причина, дабы удалиться.

Бабушка Настасья посмотрела на полусонных ребятишек, те уже начали клевать носами, и увела их спать.

На следующее утро они проснулись полные сил и энергии, с волос даже искры сыпались, словно с электрических проводов. Настроение у них было радостное: впереди целая неделя каникул!

Бабушка уже успела замесить тесто и испечь хлеб, который положила остывать на лавку, накрыв чистой холстиной. Принесла и поставила на стол самовар, чашки с блюдцами, тарелки с конфетами, печеньем и налила в вазочку тягучего янтарного мёда.

Тут пришёл, сгибаясь под тяжёлым мешком, дедушка Семён. Оказывается, он сходил в магазин и купил сахар. Целый мешок. Поставил у стенки на кухне.

– Ого-го! – закричали близнецы. – Наверное, мешок весит целую тонну!

– Чуток поменьше, – улыбнулся дедушка Семён.

– Тонны в мешке быть не может, – авторитетно заявил Александр, – это все знают, тут только тысяча килограммов, правда, дедушка?

– Поменьше, внучек, малость поменьше.

– А сколько, девятьсот килограмм?

– Нет, немного меньше, акселераторы, пятьдесят килограммов.

– О, как много! – закричала Александра. – На неделю хватит, а то и на две!

– Должно хватить, надеюсь на это, – улыбнулась бабушка.

Дедушка Семён повернулся к ней:

– Слышь, бабка, там ситец ивановский привезли, я очередь занял. Бери деньги и идём быстрее.

– Ситец? Вот хорошо! Молодец, что догадался очередь занять! Ситец завсегда нужен, это не синтетическое барахло какое. – Бабушка засуетилась, забегала по комнате. – Надо взять побольше, не часто он бывает у нас. Это лишь заморского тряпья много, а чего хорошего – того нет.

– Да там очередь и много не дадут. Хоть ситец и не чужой каравай, а широко рот не разевай.

– Ну, возьмём, сколько дадут! А вы, акселераторы, пока пейте чай. Сахару мало будет, так сами в мешке возьмите. А вот в этой крынке молоко кислое, ежели простого захотите – оно в стеклянной банке. Мы пошли, а вы не балуйтесь!

Последние слова бабушка Настасья прокричала уже со двора.

Близнецы остались одни. Александр сказал:

– Шурка, насыпь сахар в сахарницу, видишь, она совсем пустая.

– Сам насыпь, если хочешь.

– А я не хочу, я прямо из мешка его буду брать. Без сахарницы обойдусь.

– Я тоже, – не осталась в долгу девочка, – ты не барин, а я тебе не слуга, чтобы прислуживать вашему величеству.

– Да кто тебя просит прислуживать, – рассердился брат, – я просто попросил.

– Вот и не проси просто. Даже пожалуйста не сказал.

– Да ну тебя, цаца! – отмахнулся мальчик.

Взял чашку с чаем и направился к мешку. Тот оказался завязанным сверху верёвкой. Поставил чашку на кухонный стол и развязал мешок. В это время подскочила Александра:

– А сколько ты себе сахара насыплешь?

– На одну ложку больше, чем ты!

– Больше?

– Да, больше!

– Ну, это мы ещё поглядим! – Девочка побежала за своей чашкой и ложкой.

Александр взял свою чашку. Близнецы встали друг против друга у мешка. Никто никому не хотел уступать. Девочка рассудительно предложила:

– Только не спеши и меня не торопи, а то мы рассыплем весь сахар. Помнишь, как было прошлым летом – полмешка на пол вывалили?

– Зато потом целый мешок собрали!

– До сих пор не пойму, как так получилось?

– Очень уж мы тогда с тобой старались, боялись, что от бабушки с дедушкой влетит.

– А я знала, что так будет!

– Знала?

– Ну, не знала, но очень хотела, чтобы так вышло. Иначе бы нас разругали.

– И я тоже хотел этого же.

– На сей раз так может не получиться, поэтому будем осторожнее.

– Давай по очереди брать из мешка сахар: сначала я, а потом ты.

– Какой хитрый! Сначала я, а ты за мной!

– Это ещё почему?

– А ты почему?

– Я первый к мешку подошёл, я его развязал, а ты на всё готовенькое прибежала. Помнишь, папа говорил о праве первого? А тут я первый!

– Ладно, начинай, – сдалась Александра. – Одну ложку сыпь, затем одну ложку я. И так далее по очереди. Начинай!

Мальчик зачерпнул полную ложку и высыпал в свою чашку. Вслед за ним ту же операцию проделала его сестра.

– Ты погляди, как быстро растворяется! – восхитился Александр. – Сахар очень хороший, просто замечательный! А ну, ещё ложечку!

– И я!.. Теперь – ты!.. Я!.. Ты!.. Опять я!… Снова ты!..

– Ух ты, как растворяется – в один момент! Даже крупинки не видать!

– Это потому, что вода очень чистая. Родниковая, из-под земли. Дедушка всегда берёт её в Бочаровом ключе. Она там под землёй тыщу лет отстаивалась, охлаждалась.

– Какую тыщу, что ты врёшь? Миллион!

– Пусть будет миллион. И сахар просто замечательный: белый-белый! Сыпь, твоя очередь.

– А сколько сыпать?

– Чем больше, тем слаще.

– Я насыпал, теперь ты.

– И я насыпала. Ух ты, растворился, я даже моргнуть не успела!

Руки близнецов с ложками, которыми они черпали из мешка сахар, работали со скоростью вентиляторов. Мешок пустел прямо на глазах.

– Хватит!

– Он весь растворился, значит, можно сыпать ещё!

– Да, осадка не видать.

– Так что сыпь смелее, не трусь!..

Незаметно мешок показал дно. Александра сбегала за газетой, остатки высыпала на неё и сосчитала:

– Эх, какая жалость, тут четыреста семьдесят девять сахаринок.

Александр посмотрел и согласился:

– Да, пополам эта цифра не делится. Что же делать?

– Ура! – закричала девочка, обнаружив откатившуюся в сторону ещё одну сахаринку. – Теперь мы легко поделим сахар поровну, чтобы никому не было обидно. Каждому достанется по двести сорок песчинок ровно!

Поделили. Ссыпали остатки сахара по чашкам.

– Теперь уже всё!

– А сахар весь растворился в чае, его даже и не видать.

– Вот это да! Теперь можно пить. Наверное, чай сладкий-пресладкий.

– Мне чегой-то не хочется. При одном взгляде на чай губы слипаются. Нет, я его пить не буду.

– И я. У меня слюни сделались вроде густого сиропа. Проглотить не могу. Близко к этому чаю не подойду!

– Фу, я даже глядеть на него не могу!

– Давай накроем салфетками, от одного его вида мне плохо делается.

Александра достала из стола салфетки и набросила на чашки. Потом облегчённо перевела дух:

– Уф, как хорошо сразу стало!

– И мне тоже! Даже пить захотелось, только другого чая, без сахара. С этого дня буду пить чай только без сахара.

– Я тоже, – поддержала брата Александра. – А то у меня на зубах будто сахарный песок скрипит, аж противно.

Близнецы побежали к рукомойнику и долго-долго мыли свои лица, руки и усердно полоскали рты. В это время вернулись из магазина с ситцем бабушка с дедушкой.

– Какие молодцы! – похвалили они донельзя чистых внучат. – Чистота – лучшая красота! Почаще умывайтесь… Боже, что со мной?!

Бабушка Настасья зашаталась и начала оседать, роняя свертки с материей, но её успел подхватить дедушка Семён и усадить на скамью.

– Мне дурно, – прошептала она, – рот словно бы сахаром забило, губы слипаются.

– У-у м-меня-я тож-же, – с усилием произнёс дедушка Семён, с усилием разжимая губы, – я-язык ед-два поворачивается. Что эт-то та-такое?

Дедушка натужно показал на чашку с чаем, с которой сквозняком сдуло салфетку. От одного вида её содержимого его всего скрючило. Немного опомнившись, собрав все свои силы и вспомнив армейскую подготовку, дедушка выполз из дома по-пластунски, а вслед за ним кое-как выбралась и бабушка Настасья…

Придя в себя, они расспросили близнецов и поняли, в чём кроется секрет. Схватились за голову: по двадцать пять килограммов сахара в каждой чашке? О Боже! Силы небесные!..

Оказалось, что чай превратился в сироп такой немыслимой крепости, концентрации и густоты, что в него не погружалась даже ложка. Бабушка Настасья поставила обе чашки в закрытый буфет, ибо при одном взгляде на них – да-да, такое после случалось! – можно было заболеть сахарным диабетом. Александр и Александра с того дня совершенно разлюбили сладкое, не желают даже говорить о нём.

Со временем сообразительная бабушка нашла применение сиропу: они с дедушкой Семёном стали пить чай вприглядку. Наденут чёрные очки и пьют, поглядывая издали на чашки одним глазком… Почему именно одним? По той простой причине, что ежели глядеть двумя, то будет чересчур сладко. А ещё бабушка варит варенье без сахара, только неподалёку ставит чашку, но не очень близко, иначе варенье засахарится. Так что сахара они больше не покупают – сплошная экономия!

Хотя о фактически потерянном мешке сахара бабушка Настасья жалела, даже очень, но… лишь до следующего дня.

Правда, эта история началась вечером, накануне его…

Близнецов усадили перед телевизором, нашли им интересную программу с кинофильмом про пиратов, которые безжалостно грабили всякие богатые корабли и собрали несметные сокровища. Они спрятали их в пещере на острове…

Александр восторженно воскликнул:

– Какая жалость, что мы не на острове! Я бы сразу начал искать клад!

– Начал искать, и что? – вопросила его сестра и с ехидцей уколола: – Ищи! Ты можешь искать клад и в нашем огороде, вон он, за окном. Найдёшь, а что с кладом делать будешь?

– Не иначе, как чего-нибудь придумаю. Был бы клад, а уж я им распоряжусь как надо!

– Для этого ума не нужно. Но прежде следует найти клад. А как, у тебя же карты нет? Без неё можно хоть весь остров перерывать, да и то зря.

– Да, без карты клад не найти, – понурился мальчик. – Значит, нужно найти карту.

– Ну, найдёшь карту, а дальше что? – не отставала от него Александра. – Ты же не на острове, а на настоящий остров с сокровищами тебя никто не отпустит. Даже и не думай.

Брат почесал голову и упрямо заявил:

– Клады прячут не только на острове, но и в лесах. А рядом с нами имеется лес, да ещё какой большой. В нём обязательно есть сокровища. Правда, дедушка?

Тот не хотел огорчать внука и ответил уклончиво:

– Есть или нет, кто его знает. Правда, люди издавна говорят, что бывали в наших краях разные людишки, разбойничали, шалили. Бывало, что-то и прятали. Не всё ж с собой таскать, они люди вольные.

– Вот видишь, Шурка, клады в лесу есть! Дедушка это знает, он врать не станет.

– Зачем же мне врать, правду говорю, – закивал дедушка. – Да, не в нашем лесу, а за ним, на берегу Волги останавливались казаки, в том числе Стенька Разин. Он где-то упрятал огромный клад. Только клад заговорённый, откроется не каждому.

– А мне откроется! – убеждённо выпалил мальчик. – Я его найду!

– Забыл, что у тебя карты нет?

– Карта у меня будет, – упрямо заявил Александр.

– Ну и когда?

– Когда?.. Завтра будет!

– Никакой карты у тебя не будет.

– Давай спорить, что будет?

– Спорим! – протянула свой мизинчик девочка. – На что спорим? На сто щелобанов спорим?

– Спорим, – нехотя, но всё же согласился её брат.

– И когда же у тебя будет карта? Когда ты мне её покажешь?

– Завтра до обеда.

– Посмотрим…

Хотите – верьте, хотите – нет, но утром карта нашлась на столе в той комнате, где спали близнецы.

Первой её обнаружила Александра. Посмотрела и хмыкнула:

– Нарисовал ночью тайком от меня.

– Ничего я не рисовал, – замотал головой мальчик.

– Смотри, это же твой почерк! Так что не говори, что она настоящая. Такую и я могу нарисовать.

– Я её не рисовал.

– А кто ещё, ежели не ты? Смотри, тут слова – «наш дом», «огороды», «лес», «поляна». Написано твоим почерком, я его хорошо знаю. Не обманешь.

Брату пришлось согласиться:

– Ну, как мой. Очень похоже. Может, это ты нарисовала и мой почерк подделала. Это легко сделать. Мама говорит, что наши с тобой почерки очень похожи.

– Я ни-че-го не рисовала! – твёрдо произнесла девочка. – Это сделал ты. Встал ночью и тайком нарисовал, чтобы не получить от меня сто щелобанов.

– Ночью я не вставал… – лицо мальчика озарилось: – А помнишь, как ты тогда ночью написала правильные цифры, папа потом по ним выиграл в «Спортлото» главный приз? Ты тогда говорила, что не помнила, как это сделала. Мама объяснила, что такое бывает: человек что-то делает во сне, по наитию, как лунатик, а потом ничего не помнит.

– Да, тогда я действительно ничего не помнила. Заснула с желанием знать верные – выигрышные – цифры «Спортлото», а когда проснулась, они были уже написаны моим почерком на бумаге.

– Вот и сейчас так.

– А ты не врёшь?

– Честное-пречестное!

Девочка внимательно оглядела брата и согласилась:

– Похоже, что ты говоришь правду. Врать ты не умеешь, я сразу это вижу. Наверное, ты очень не хотел получать щелобаны…

– Я хотел получить карту!

– Ладно! Ты хотел получить карту, сильно-сильно захотел, а потому ночью встал…

– Я не помню, как вставал и писал.

– Ладно. Ты встал и нарисовал карту, находясь как бы во сне. Как лунатик, а потому не помнишь ничего.

– Да, не помню… Дай-ка посмотреть карту!

Дети принялись изучать рисунок. На нём были нарисованы квадратики, означающие дома деревни. Особо выделялся один – «наш дом», в котором они находились. Рядом были обозначены огороды, за ними баня и лес с поляной. От центра поляны на восток была проведена пунктирная линия к точке, около которой прочли слова «Старый вяз. Копать в трёх шагах направо». Здесь красовался жирный косой крест.

– Тут клад! Тут клад! Тут клад! – заплясал мальчик. – Мы выроем его!

– А может, там ничего нет, ты просто так нарисовал? – усомнилась Александра.

– Ну да, «просто так нарисовал»! Ты же тогда написала цифры «Спортлото» и они оказались правильными. И эта карта правильная, самая правильная на свете! Лучше всякой пиратской карты! Вот посмотришь!

– Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, – остановила его сестра. – В любом случае проверить нужно. Может быть, что-нибудь и найдём.

Близнецы побежали к дедушке с картой. Он вначале отнёсся к ней скептически, но рассказанный ему случай с верными цифрами «Спортлото» его скепсис поубавил. Дедушка согласился после завтрака отправиться с внуками на поиски клада. Знал, что в ином случае внучата от него не отстанут, нытьём и карканьем своего добьются. Они такие, они настырные.

Понятно, что дети были готовы мчаться в лес немедленно, но пришлось сначала сесть за стол и отведать манной каши, бабушкиных пышек со сметаной, душистого чая с малиной.

Затем принялись искать лопаты. Нашлись всего две. Пришлось дедушке сходить к соседям ещё за одной.

Пришли на поляну в лесу, сверились с картой и отправились от её центра прямо на восток. В результате оказались около старого вяза. Он был невысок, всего с десяток метров в высоту, ибо его верхушка в силу каких-то причин обломилась, упала так давно, что и следов её уже не осталось. От могучего ствола в два обхвата шли в сторону мощные ветви, усеянные более мелкими, на которых дрожали на ветру неисчислимое множество листочков с изрезанными краями, как у пилы. Кора была грубой, тёмно-коричневой, отслаивалась местами. Дерево держали могучие корни, верхняя часть которых выступала из почвы, а сами они уходили в глубь земли, добывая там питательные вещества.

Дедушка был заметно удивлён, молвив:

– Я знаю, что вы тут не бывали. Откуда же узнали про этот вяз? Даже я о нём забыл. Только увидев сейчас, вспомнил, что давным-давно как-то раз проходил мимо.

– Карта верная! – обрадовался мальчик. – Я так и знал! Мы найдём клад!

– Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь, – заметила ему сестра.

– Обязательно найдём, – уверенно заявил Александр. Сделал три широких шага вправо и громко объявил:

– Клад здесь!

Девушка возражать не стал, но сам отмерил три своих шага. Оказался чуть дальше того места, где стоял внук.

– Копаем здесь! – решил он и первым воткнул лопату в плотный дерн. Работать ему пришлось недолго, ибо близнецы вошли в такой раж, что земля с их лопат только летела. Дедушка понял, что ему лучше отойти, он им мешает.

Глубина ямы оказалась глубже метра, когда лопата мальчика ударила о что-то твёрдое!

– Клад! – выкрикнул он, заработав лопатой ещё быстрее.

Уже через пару минут показалась тёмная от времени деревянная крышка ларя-сундука с полосками изъеденного ржавчиной железа. Затем откопали его весь.

Конечно же, всем хотелось взглянуть на его содержимое. Сундук был закрыт на тяжёлый замок, но дужка легко надломилась, так что его легко открыли. Глазам открылись груды монет, грязных камушков, ювелирных украшений, слитков.

– Я же говорил, что мы найдём клад! – ликовал Александр. – И мы его нашли!..

Дедушка сказал, что лучше сундук оставить на месте и известить о находке кого-то из властей. Все клады принадлежат государству, могут привлечь к ответственности за его сокрытие.

Мальчик смирился, лишь тихо ворчал:

– Мне никто не рисовал карту! Я нашёл клад, никто мне не помогал. Нехорошо забирать его у нас.

– Кажется, четверть его стоимости нам должны дать, – постарался утешить его дедушка. – Да и зачем тебе этот клад? Жили без него и дальше проживём.

– Всё равно несправедливо…

Ох как помучились потом четверо здоровенных мужиков вытаскивая сундук из ямы и подтаскивая к автомобилю на поляне.

В тот же день зазвонил мой мобильник. Я взял его и услышал:

– Александр Зиборов?

– Да, это я.

– Здравствуйте! Это вас беспокоит главный редактор газеты «Глобус Самары». Только что стало известно о найденном кладе около деревни Крутояровке, это в Квасоводском районе. К этому как-то причастны известные вам близнецы. Вы о них для нас писали. Да и ещё мы публиковали вашу статью «Сокровища атамана Разина». Вероятно, находка имеет отношение к этому прославленному атаману. Тогда вам и карты в руки! Прошу вас срочно выехать в Крутояровку и написать для нас материал на первую полосу. Сможете?

– Конечно же! Немедленно выезжаю! – ответил я и поспешно принялся собираться в путь…

Материал я написал. Возможно, вы его читали. Тогда мою статью перепечатали очень многие газеты и журналы мира. Учёные датировали захоронение сокровищ временем правления царя Ивана Грозного, они стали мировой сенсацией.

Впрочем, я отвлекся, а теперь вернусь к нашим баранам… то есть, к нашим близнецам.

Следующее, о чём я хочу рассказать, случилось вскоре после моего отъезда. Был позади сахарный дурман и находка клада.

Бабушка решила приготовить на обед щи, и ребят позвала с собой, дабы не спускать с них своих бдительных глаз, иначе проказники натворят ещё что-нибудь, обязательно набедокурят. Она не подозревала, к чему это приведёт!..

Сначала близнецы устроили соревнование, кто быстрее зажжёт – каждый свою! – газовую конфорку. Бабушка дозволяла им это делать, даже радовалась – спички экономлю! С протянутых детских рук полетели искры и даже крохотные молнийки, от которых тут же загорелся газ. Произошло это одновременно, победитель выявлен не был. Близнецы принялись привычно спорить, но бабушка их осекла:

– Сашка, Шурка! Прекратите гвалт, в ушах звенит от вашего крика!

Они тотчас же присмирели.

Бабушка поставила на одну горящую конфорку кастрюлю со щами, а на вторую чайник, хотя с ним можно было и повременить, но тогда бы получилась, что одну зажгли зря.

Покрутившись на кухне, бабушка поручила наблюдение за плитой внукам:

– Я сейчас уйду на минутку, а вы каждые пять минут щи помешивайте.

Едва она вышла, как Александр тут же схватил деревянную ложку, но сестра его остановила:

– Чё ты делаешь, тебе же сказано русским языком: помешивать каждые пять минут?!

– Я только приготовился.

– И пять минут будешь столбом стоять с ложкой? – ехидно засмеялась Александра.

– Я не буду стоять, – нахмурился мальчик, но тут же просиял от пришедшей ему в голову мысли: – Я буду сидеть.

И он тут же сел, крестив ноги, на воздух, в полуметре от пола.

Лицо девочки вытянулось, она такого не ожидала. Потом выкрикнула:

– Я тоже так могу!

Попыталась было сесть рядом с братом, но у неё этого с первой попытки не получилось, она медленно опустилась на пол. Закусила губу и встала сердитая. Только потом водрузилась в воздух рядом с Александром. Поглядела на торжествующего мальчика и выкрикнула:

– Мне сидеть неохота, я буду летать! Левитировать! – последнее слово она слышала от родителей, вот сейчас его вспомнила и употребила. Принялась кружить в воздухе по комнате.

Александр долго не усидел, бросил ложку на стол, тоже поднялся в воздух и пустился в погоню за сестрой с криком:

– Я тоже могу левитировать! – ему понравилось это «научное» слово.

Девочка довольно выкрикнула:

– Ничего сам своего придумать не можешь. Иди щи мешать!

– А что, пять минут уже прошло? – спросил мальчик. – Ладно, сейчас помешаю. Отсюда!

Он застыл под потолком, скрестив ноги, и принялся на расстоянии манипулировать ложкой: та поднялась со стола, подлетела к кастрюле и начала помешивать содержимое.

– Видишь, как я могу! Даже брызг нет! У меня быстро всё сварится! А твой чайник ещё холодный…

– А почему это он «мой»?

– Ну, я кастрюлей занимаюсь, а ты тогда должна заниматься чайником. Он даже не пыхтит.

– «Не пыхтит»? – девочка сосредоточилась, под чайником возникло голубоватое сияние, охватившее затем его дно. Содержимое в чайнике сразу зашумело, быстро нагреваясь. – Уже пыхтит, сейчас пузыриться будет!

Тут – трах-тарарах! – дно чайника расплавилась от слишком высокой температуры, и вода обрушилась на горящую конфорку, шумно испаряясь, превращаясь в жаркое облачко.

Александр испуганно опустился на пол. Его сестра успела выключить конфорку, дабы не выходил газ, иначе получит нагоняй.

На шум прибежала бабушка:

– Да что вы тут без меня натворили? Что с плитой-то сделали, проказники?!.

Следом на кухне возник дедушка и принялся помогать устранять последствия, а близнецов отправили в большую комнату, наказав вести себя «ниже воды, тише травы».

С кухни раздавался шум уборки, отдельные восклицания:

– Чайник теперь нужно новый покупать!

– Да, этот, считай, совсем без днища!

– Огромная дырища! Вот и сэкономила спичку! Зря я их подпустила к плите!

– Будто ты их не знаешь: только глаз отведи – как что-то натворят.

– Знаю, знаю, но нельзя же быть к ним вечно привязанными, есть же и другие дела, ими тоже следует заниматься…

Какое-то время близнецы сидели каждый на своём стуле, поджав ноги, ибо чувствовали себя очень виноватыми.

В комнату вошёл кот Васька. Девочка загорелась:

– Ты будешь моей собачкой.

Тут же в шкафу отыскала кусок бельевой верёвки и привязала к рыжей шее кота на манер поводка.

– Ну, идём гулять.

Васька сидел, не реагируя на её слова.

Девочка потянула верёвку, но кот с места сходить не желал. Завертел головой.

Мальчик выкрикнул:

– Брось мучать животное! Ты что не видишь, он не хочет гулять на поводке. Он – свободное животное. Кошки все вольнолюбивые, они гуляют сами по себе. Ты что сказку такую не читала?

– Читала-читала. Ну, не хочет он быть моей собачкой, тогда пусть остаётся просто котом.

– Он и есть кот.

Александра отвязала верёвку и положила её на место в шкаф.

Васька поднялся, подошёл к ней, потёрся о её ноги, словно извиняясь. Потом проделал ту же процедуру с её братом и направился к подоконнику. Легко вскочил на него, а с него спрыгнул в сад за окном. Высокая сирень встретила его тихим шелестом своих листьев.

Девочка вернулась на своё место.

Некоторое время они сидели в тишине, слушая, что происходит на кухне.

Затем начали вполголоса обмениваться репликами:

– Это ты виновата, чайник испортила!

– Я хотела как лучше.

– «Я хотела», думать надо!

– Можно подумать, что ты думаешь!

– Ну уж больше тебя!

– И чем же больше?

– А вот чем!.. – Александр тут же сотворил в свое ладони огненный красноватый шарик. – Он ничего плохого никому не делает, только светит. Беды от него нет. Не то что у тебя!

– Это только в твоих руках он такой, а там был чайник. – Девочка сделала похожий жаркий шарик, только сизый с проблесками голубизны. – Я могу делать с ним что хочу. – Она принялась придавать шарику различную форму – кубика, блина, колбаски, пирамидки, бублика, что-то бесформенного.

– Я тоже так могу! – загорелся мальчик, тут же принялся повторять всё то, что делала сестра.

– Ага, повтора! Сам ничего придумать не можешь!

– А вот и могу! – Александр призадумался и увеличил свой шарик почти до размеров футбольного мяча.

– Это легче лёгкого! – его сестра тут же сделала собственный шарик не меньше.

– А мой больше! – выкрикнул ей брат. Сосредоточился, его шар принялся расти. От него исходило розовое сияние и сильный жар. Утирая обильно выступивший на лбу пот, мальчик упустил контроль за огненной сферой, та коснулась края стула, его деревянный уголок тут же исчез – даже не сгорел, а моментально испарился от сверхвысокой температуры огненной плазмы, из которой состояла.

– Ты осторожней, а то устроишь пожар! – выкрикнула девочка, моргая глазами, которые заливал струившийся пот.

– А вот и не устрою! – насупившийся мальчик заставлял шар становиться всё больше и больше, вот он уже дорос до метра в диаметре…

Тут открылась дверь и в комнату шагнула бабушка:

– Щи уже готовы… – Тут же замерла на пороге. – А это что у вас? Что вы устроили, акселераторы! Невозможно оставить вас даже на минуту, сразу что-то сотворите! Это же настоящие солнца, а ну немедленно уберите их, а то сгорим или на воздух взлетим!..

Близнецы тут же убрали свои огненные шары и замерли в виноватых позах, в мокрых от пота одеждах.

– А я то всё гадала, что за день такой жаркий выдался… А это опять вы…

В дверях появился дедушка Семён и ахнул:

– Бог ты мой! Да тут у вас жарче, чем в натопленный бане!..

– Так тут каждый из них по солнцу сотворил, – тихим голосом произнесла бабушка, только сейчас осознав, какой опасности подвергался дом и, возможно, внуки…

Устроив очередной выговор им, она повела внуков за стол, радуясь, что уж там они будут перед её глазами и ничего непозволительного не совершат.

После обеда, убрав со стола и вымыв посуду, бабушка Настасья поручила наблюдение за внуками дедушке Семёну, а сама пошла отдыхать.

Под неусыпным надзором дедушки Семёна играть было неинтересно, а энергия бурлила в мальчике и его сестре, требовала выхода. Девочка заинтересовалась кальяном, взяла его, повертела в руках и поморщилась:

– Фи, грязный какой!

– Давай его почистим, – предложил Александр, – выдраим до блеска. Ладно, дедушка? Можно почистить твой кальян?

– Почистить? Это можно, – разрешил дедушка Семён, после некоторых сомнений он счёл это занятие безобидным.

– Я на кухне пемзу видел, – вспомнил мальчик, – сейчас принесу. Ею мы быстро всю грязь сотрём.

Принёс дырчатый кусок пемзы и принялся тереть кальян. Успокоенный дедушка задремал, сидя на диване.

Александре было скучно без дела, она не выдержала:

– Плохо ты трёшь, Сашка, дай мне!

И принялась тереть кальян так, что от него дым пошёл. Брат долго не утерпел:

– Хватит, Шурка, теперь моя очередь. Посмотри, как следует это делать. Вот учись!

Девочка с неохотой вернула ему кальян с пемзой. Мальчик принялся за работу с такой энергией и усердием, что движений его рук даже не было видно, как у работающего вентилятора. Сестра от удивления широко глаза открыла.

В это время по всей деревни истошно залаяли, завыли собаки, да столь жутко, что начался всеобщий переполох: люди побежали из домов наружу. Закричали женщины, заплакали дети.

– Землетрясение!

– Спасайся, кто может!

– Как страшно воют псы! Помню, такое было в войну во время налётов немецких самолётов! Ну и бомбили нас тогда!

Услышав эти крики, Александра остановила увлечённого работой Александра:

– Смотри, все из домов выбежали! Что случилось, давай посмотрим!

Мальчик оставил кальян с явной неохотой. Вышел вслед за сестрой на улицу. За ними увязался встревоженный дедушка Семён, не желавший упускать подопечных из поля своего зрения.

Собаки смолкли. Люди остановились, недоумённо переглядываясь.

– Молчат Полканы. Почему?

– Наверное, землетрясение кончилось.

– Да его у нас сроду не бывало!

– Но собаки же замолчали?

– Сдуру брехали, ошиблись. Ложная тревога.

– Ложная? Но отчего тогда выли собаки во всей деревни? Они всегда воют перед какими-нибудь катастрофами. Может, и сейчас такая грянет?

– Какая катастрофа – землетрясение, вихри-ураганы, наводнение, вирусы коронованные, пандемия?!

– Война, не приведи её Господи, война! – выкрикнул кто-то.

– Типун тебе на язык! – перекрестилась бабка Степанида.

– Что же тогда было? Почему они всполошились и так лаяли?..

Крутояровцы спорили, высказывали различные предположения и посматривали на своих Полканов, Шариков, Тузиков, Дружков, Буянов и Барбосов, словно вопрошая: о чём вы лаяли, расскажите нам? Но те молчали, дружелюбно помахивая хвостами.

В конце концов сельчане разошлись по своим домам, занялись привычными делами. Вернулся на своё место в избу и дедушка Семён, а близнецы снова взяли в руки кальян и пемзу.

– Теперь моя очередь, – заявила девочка, – сейчас я покажу тебе, как нужно его чистить. Ты этого делать совсем не умеешь.

– Я не умею? Это ты не умеешь, ты!

– А вот и могу, не хуже тебя. Гляди! – С этими словами Александра принялась тереть кальян пемзой с такой быстротой, что удивлённые глаза мальчика расширились. И тут же собаки взвыли пуще прежнего. Снова в деревне началась паника: люди опять повыбегали на улицу с истошными криками:

– Начинается, землетрясение начинается!

– Война! Бомбёжки! Проклятое НАТО налетело!

– Господи, спаси нас!..

С шумом распахнулась дверь комнаты, где спала бабушка Настасья. С порога она закричала:

– Чем вы занимаетесь, проказники?

Девочка от неожиданности вздрогнула и остановилась, растерянно глядя на грозную фигуру бабушки Настасьи. Собачий лай тут же стих.

Успевший задремать дедушка Семён вскочил, ошалело водя глазами по сторонам, не в силах понять: что происходит?

– Так я и знала! – воскликнула бабушка. – Вот в чём причина переполоха в Крутояровке! Ах вы, негодники! Перепугали всех! А ты, колода дубовая, куда глядел? Пень стоеросовый, почему вовремя не остановил этих акселераторов? Они же всю деревню перепугали!

– А-а, разве это из-за них все всполошились? – наивно вопросил дедушка Семён. – Но почему, почему? Они же ничего не делали, я глядел…

– Глядел, да не доглядел!

– Мы только чистили дедушкин кальян, – принялась оправдываться девочка.

– «Только чистили», – покачала головой бабушка. – Чересчур усердно чистили: также, как кастрюли в прошлом году. Забыли? Переусердствовали. Посуда вибрировала так, что издавала неслышимые человеческим ухом звуки. Они собак с ума сводят. Целый час тогда выли, покуда вы кастрюли не оставили в покое. Вся Крутояровка сломя голову носилась взад-вперёд, никто не мог понять, в чём дело. Позже мне растолковали родители акселераторов про этот самый ультразвук. Забыл, что ли, старый? Ну и память у тебя, как калоша дырявая!

Дедушка Семён только виновато развёл руками. А бабушка Настасья заинтересовалась пемзой, осмотрела и удивилась:

– Что это такое? Где взяли?

– Пемза это, – ответил Александр, – я её на кухне в пёстром мешочке взял, что под потолок подвешен. Там много пемзы, ещё осталось, ты не бойся.

– В пёстром мешочке под потолком? Пемза? Это пем-за?! Ха-ха-ха! – бабушка затряслась в приступе неудержимого смеха. – Какая же это пемза – это сухари! Сухари! Уже который год там висят, пылятся! Вот что вы приняли за пемзу, акселераторы!

– А я не знал, – виновато потупился мальчик, – на вид будто настоящая пемза…

Неожиданный смех разогнал суровость бабушки. Больше уже она не ругалась, только сказала, что кальян очищен хорошо, можно его оставить в покое. С этого часа надзор за близнецами был усилен до предела: за ними ходили по пятам целый день до самого вечера и всё следующее утро.

Дедушка Семён придумал устроить внукам нечто вроде контрольной работы по русскому языку.

– Берите бумагу и авторучки, я сейчас вам буду диктовать, а вы пишите, потом посмотрим, кто из вас, акселераторы, меньше понаделает ошибок.

– Я не сделаю ни одной! – сразу выкрикнул Александр.

– А я… я… а я ещё меньше! – не сразу нашлась с ответом брату девочку.

– Тише вы, акселераторы! Не хвалитесь идучи на рать! Торопитесь не словами, а делом. На похвальбу вы горазды, а сейчас проверим, как далеко ваши слова расходятся с делами.

Дедушка Семён решил воспользоваться сборником «Русские народные поговорки и пословицы». Начал подыскивать подходящие…

– Вот очень хорошая народная мудрость, пишите: «У нас один пашет, а семеро кулаками машут». Записали? А теперь такую: «Улыбка – сестра радости». Коротко и точно! Следующая «Безделье – мать пороков». Не худо и патриотические премудрости вам записать: «Если народ един, он непобедим». «Кто за Родину дерётся, тому сила двойная дается». «Русский ни с мечом, ни с калачом не шутит». «Кто Родиной торгует, того кара не минует». «Кто б с Россией ни тягался, в правых ни оставался». «Если по-русски скроен, то и один в поле воин»… «Ахал бы, дядя, на себя глядя». Нет, это писать не будем! «У плешивого все волосы на учёте». Тоже не годится. Может быть, такую: «Пошёл дурак на базар – значит, у умного деньги будут»? Пишите и подумайте, где и какие знаки препинания поставить… А вот эту стоит и записать, и запомнить: «Ко лбу ума не пришить, гвоздём не прибить». Да и эта не плоха: «За дело – не мы, за работу – не мы. А поесть, поплясать – лучше нас не сыскать»… Эта же коротка, но всё равно запишите: «Борода уму не замена» и «Кто украдёт рубль, того отдают под суд, а кто тысяч двести, того держат в чести»… Ха-ха, смешные попались пословицы, пишите, акселераторы: «Вася на Васе – семь в запасе», «Брехать – не топором махать, брехнул да и отдохнул», «Оттого парень с лошади свалился, что мать криво посадила», «Блин – не клин, брюха не расколет», «Без осанки конь – корова». «В собаку мясом не накидаешься». И – «Если б было всё равно – так лазили б в окно, а то дверь прорубили». Закончили? Теперь хорошенько проверьте написанное, и давайте листки мне, я проверю.

Выяснилось, что каждый из внуков допустил по две ошибки. А может, «экзаменатор» оказался предельно тактичным и не пожелал выделить кого-то одного. Так же оказался паритет: по грамотности ни у кого преимущества не выявилось, повода для ссоры не было.

Затем удовлетворённый собой дедушка Семён отправился на ферму, где он работал, а бабушка осталась с внуками. Перед обедом к ней зашла соседка Груня и увела с собой. У них были какие-то свои женские дела. Бабушка уходила неохотно, строго-настрого велев внукам без неё не баловаться, вести себя хорошо, а она сейчас вернётся. Сердцем чувствовала беду, но надеялась, что всё обойдётся. Она же ненадолго, всего-то на минуточку, не больше…

Близнецы остались в одиночестве, чреватом самыми неожиданными последствиями. Походили по комнатам, не зная, чем заняться. В который уж раз Александр взял в руки кальян и приложился губами к мундштуку.

– Нельзя! – выкрикнула сестра. – Ты забыл, Сашка, что сказал дедушка? Он тебе все уши и губы оторвёт!

– Не оторвёт, я же не курю, а просто так это делаю, понарошку, – принялся оправдываться мальчик, косясь на дверь: а не услышал ли слова сестры дедушка, не спешит ли сюда с плёткой? Нет, тихо, никого не видно, значит, ещё не вернулся с фермы. Александр успокоился.

– А куда в кальян табак кладут? – тихо спросила Александра.

– Вот сюда, – показал брат, гордый своими познаниями. – Дедушка сказал, что сюда кладут. А вот здесь должна быть вода. Когда через трубочку дым тянешь, то через короткую он входит внутрь, потом проходит через воду и пропитывается запахами.

– Дым противный, наверное?

– Дым? Ну, конечно, настоящая бяка. Иначе зачем же сахар класть!

– Давай попробуем разжечь кальян?

– Да ты что! – сурово произнёс мальчик, косясь на дверь: нет ли за ней дедушки с плёткой? – Дедушка тебе такое покажет! У него слово твёрдое, твёрже гороха!

– А мы не будем курить – только поглядим, понюхаем. Издали будем глядеть и нюхать издали. За это нас не накажут.

– Так ты и поглядишь издали, – усмехнулся Александр. – Дым же надо ртом тянуть, сам он не пойдёт, тем более через воду. Э-э, Шурка, голова твоя дубовая!

– У самого башка дубовая, – обиделась девочка, – пень с ушами! Я знаю, как сделать так, чтобы дым пошёл сам собой, без нас!

– Ну, скажи, скажи, как?.. А-а, не знаешь, только зря говоришь!

– А вот и знаю! – не сдавалась девочка. Вдруг её осенило, и она закричала: – А я к кальяну присоединю пылесос! Вот как! Пылесос потянет дым, понял? Он же может всасывать дым и, наоборот, выпускать, как вентилятор. Помнишь, как им мама белила комнаты?

– Пылесос? – растерялся мальчик. Подобное ему в голову не приходило. Идея просто ослепила его. – Ну, за пылесос дедушка ругать не станет – мы же не курим. Можно попробовать. – И Александр принялся командовать: – Ты иди за табаком, он там, в сундуке, в кожаном мешочке, а я вытащу из-под кровати пылесос.

– Я и сама могу его вытащить, – запротестовала сестра. – Я придумала про пылесос, а ты ищи свой табак.

Брат махнул рукой, спорить не стал и пошёл за табаком, ворча:

– Ладно уж, схожу, а ты всегда себе берёшь, что полегче.

– Что «полегче»? – вскинулась девочка. – По-твоему, пылесос легче табака? Не говори этого шелудивым обезьянам, а то они со смеху подохнут!

Александр не пожелал ссориться со своей язвительной сестрой и поспешил в сени. Скоро вернулся в пыли, с рукава рубашки свисал выдранный клок материи, но с увесистым кисетом табака. Радостно сообщил:

– Нашёл табак, давай кальян!

– Прежде, наверное, следует налить в него воду. Только вот что добавить в неё? Лепестки каких цветов? Их долго настаивать, не хочется ждать.

– У бабушки есть духи «Берёзка», которые она бережёт. Они будут не хуже цветов!

– Отличная идея! И ещё можно добавить ту амбру, что хранит дедушка. Помнишь, он с Тихого океана привёз, когда китобоем на корабле служил? Он сказала, что амбра только на вид невзрачная, но улучшает любой запах, усиливает его во множество раз. Её французы используют при приготовлении духов, так мама говорила.

– Дедушка будет ругаться, если мы возьмём без спроса его амбру, у него и так уже мало осталось.

– А мы отщипнём самую малость, он ничего даже не заметит. Размельчим в порошок и бросим в воду.

– Ну, если так, то можно, – согласился Александр. – Неси!

Девочка принесла кусочек амбры величиной с грецкий орех, затем – духи «Берёзка» производства местной Квасоградской фабрики.

– Ух ты, как хорошо пахнут духи! Лей немножко, а теперь сыпь амбру. Всю клади, раз принесла, что мелочиться – так у нас дым будет ароматнее. Да, – вспомнил мальчик, – сахар ещё сюда нужен.

– Сахара нет, ты что забыл, мы ведь весь его в чай положили, – напомнила сестра.

Александр задумчиво поморщил лоб и сказал:

– Тогда можно понемножку из наших чашек с чаем отлить, он же сладкий… Сейчас принесу!.. Вот он, клади ещё ложку, одной мало! Наверное, можно и ещё несколько. Кашу маслом не испортишь, как вчера сказал дедушка. А теперь мешай хорошенько, пусть всё растворится!

Сам же занялся присоединением мундштука кальяна к патрубку пылесоса, которые оказались разной величины. Мальчик нашёл способ, как решить затруднение: обмотал мундштук слоями изоленты, а потом насадил патрубок. Сверху для верности добавил липкой ленты.

– Вот сейчас хорошо, – удовлетворённо заявил он, – герметизация полная. – Это слово он недавно услышал от папы и был рад щегольнуть им.

– Теперь можно класть табак, вот кисет. Клади, – протянула кожаный мешочек брату Александра.

– А почему ты не хочешь? – подозрительно осведомился он.

– Это же мужская работа, женщины и девочки ведь не курят, – последовал убедительный ответ.

Аргумент сразил мальчика, он молча взялся за кисет. В это время подошёл и стал тереться своей рыжей шерстью об его руки кот Васька. Мешочек перестал упорствовать, развязался и из него вырвался табачный запах сногсшибательной крепости. Близнецы покачнулись и начали чихать так, что сотрясалась вся изба, венцы ходили ходуном. Кот же, нечаянно нюхнув табак, отскочил в угол комнаты в полной прострации, а потом ошалело закружился волчком, издавая душераздирающие вопли.

Александра сообразила, распахнула дверь и выгнала Ваську на улицу. Кот понёсся, не разбирая дороги, и налетел на дверь хлева, где пахучим сеном услаждал свою утробу племенной бык бригадира Павла. Как выше говорилось, звали его Бугаем. За свою редкую стать и телесную мощь.

Васька проломил одну из досок, влетел в хлев и принялся суматошно метаться из стороны в сторону с жутким визгом и мяуканьем.

Бык сначала остолбенел, а затем перепугался, рванул с места вроде прыткого гепарда, сорвал с петель двери и оказался на свободе…

На беду его хозяина на пути Бугая оказались новенькие «Жигули» самой распоследней модели, для покупки которых Павел самолично ездил в Тольятти. Бычина налетел на автомобиль, саданул рогами в бок, смяв обе дверцы и вышиб стёкла. Напрягся и неимоверным напряжением забросил машину на крышу дома, которую та проломила своей тяжестью и осела на чердак, где подавила хранящиеся на нём продукты. Сам же Бугай помчался вперёд без оглядки, всё равно куда, лишь бы подальше от этого страшного для него места…

Тем временем близнецы прочихались. Александр старательно уложил табак в кальян, уминая изо всех сил. Так плотно набил, что всё содержимое мешочка туда и поместилось, ни крошечки не осталось. Зажёг спичку и поднёс к табаку, но тот гореть не желал.

– Включай пылесос! – закричал он сестре, но спичка от его крика погасла. – Нет, подожди, другую зажгу!

Достал сразу с десяток, чиркнул всеми разом и скомандовал:

– Включай! Пусть даст тягу, без неё ничего не получится!

С некоторыми колебаниями девочка нажала кнопку. Бешено завыв, пылесос сразу же набрал обороты и принялся засасывать воздух. Огонёк перескочил со спичек на табак, тот мгновенно разгорелся внутренним пламенем. Вода в кальяне заклокотала. Из пылесоса повалил плотный столб дыма, задел лампочку под потолком и та разлетелась стеклянными брызгами.

Александр отшатнулся, нечаянно ударился рукой о столб дыма и расшиб локоть до крови. Дым стремительно заполнял комнату. Первой почувствовала опасность Александра и панически крикнула:

– Бежим!

Помчалась из комнаты наружу. За ней последовал и брат.

Почти сразу же вслед за ними, заполнив все комнаты, показался в дверях дым. Он был такой плотности, что не поднимался в воздух, а растекался словно чёрная пена – медленно, тягуче.

– Пожар! – заголосила бабушка Настасья, которая в это время возвращалась от соседки, вдоволь наговорившись. – Горим!

В Крутояровке начался переполох:

– Пожар! Пожар! Горят Саврасовы! Пожар!…

Через несколько минут, побив все рекорды, прикатила пожарная машина с цистерной воды. Пожарные сноровисто раскатали шланги и на дом обрушились струи холодной воды, только что набранной в студёном Бочаровом ключе. От неё дым мгновенно затвердел и стал похожим на чёрную пемзу. (Как позже установили специалисты, он не уступал в прочности пенобетону, из которого на местном заводе строительных конструкций изготовлялись стенные панели.)

У огнеборцев глаза на лоб полезли от удивления, никогда ничего подобного они не видывали. Их начальник Князейкин оказался человеком сметливым: приказал отложить брандспойты и вооружиться топорами, а позже принесли ещё и бензопилы «Дружба». Ими его подчинённые принялись вырубать и выпиливать затвердевший дым кусками и оттаскивать в сторону. Дело сразу пошло на лад. Вокруг при этом распространился тонкий берёзовый аромат, почему и откуда – никто не мог понять.

До самого вечера трудились пожарники и освободили от дыма весь дом снаружи. Сказали, что завтра продолжат работу и вырубят дым из комнат.

Бабушка Настасья пришла в страшную ярость, ухватила внучат за уши и принялась трясти так, что все веснушки с их щёк осыпались на землю. Все до последней! Позже, увидев близнецов, я не узнал их, они стали на себя непохожими. Дедушка Семён же ограничился словами, хотя очень и очень сердитыми. Втайне он радовался, что худшего не произошло – что дети сообразили вовремя выбраться из дома, а не остались в комнате, иначе бы оказались замурованными в окаменевшем дыме. Могли бы и задохнуться! Как потом смотреть их родителям в глаза, как?!.

Ночь бабушка, дедушка и внуки провели у соседей Жилиных, но спали неспокойно, поскольку в доме напротив жил бригадир Павел: он никак не мог успокоиться, рыдая о вдребезги разбитых «Жигулях» и проломленной крыше. Плакал и стонал бригадир так, что его горючие слёзы прожигали половые доски. Ведь эту машину он купил всего неделю назад и ещё не успел даже никуда на ней съездить. Намеревался сделать это в ближайший выходной, но…

А его бык Бугай убежал в соседний Нихренаевский район и был пойман в селе Великая Шушера. Пришлось выставить магарыч поимщикам, употребить не одну бутыль косорыловки самодельного производства. На закуску были пельмени, солёные огурчики и квашеная капуста. Бугай после этого случая ходил смирнее тени, словно пришибленный. Долго не мог прийти в себя, всё дрожал могучим туловом и нервно вздрагивал от малейшего шороха.

Пожарники вырубили-таки куски дыма из комнат, кое-где даже пуская в ход отбойный молоток. Из мелких щелей его потом не один месяц выковыривали сами хозяева.

– Перестарались мы, слишком много табаку и сиропа положили, – грустно констатировал Александр, – потому так и получилось.

– Да и тяга чересчур сильной оказалась, – поддержала его девочка.

Близнецы вздохнули.

Явился бригадир Павел, но увидев близнецов, затрясся нервной дрожью и метнулся прочь из двора. Через свою жену Евдокию вызвал дедушку Семёна к себе и принялся жаловаться на понесённый ущерб, на самом деле немалый. Продемонстрировал разбитые «Жигули», которые автокраном спустили на землю.

Потом они вдвоём слазили на крышу. Бригадир показал развороченную кровлю, разбитые банки, кадушки с соленьями…

После продолжительных переговоров дедушка Семён отнес бригадиру энную сумму в качестве компенсации. Полученные деньги Павел с грустным видом назвал контрибуцией. Вдобавок он забрал всю благоухающую кучу затвердевшего дыма и позже использовал его для строительства дома своему сыну Матвею. Преотличный вышёл дом! На весь Квасоградский район прославился, о нём многие газеты писали. Когда вы будете в Крутояровке, то советую вам непременно посмотреть. Искать его вам долго не придется – идите на запах берёзы и не ошибётесь, нос доведёт к нужному месту.

Теперь о кальяне. Когда пожарные добрались до него, то тут подскочил дедушка Семён, схватил эту турецкую штуковину и в сердцах с яростным рёвом забросил его так далеко, что впоследствии сколько ни искали кальян деревенские мальчишки, сыскать не смогли.

Куда он делся, стало известно вечером, когда диктор телевидения среди прочих новостей сообщил, что обнаружен неизвестный искусственный спутник Земли. Ни одна из стран о его запуске не сообщала. Было высказано предположение, что он запущен по секретной программе Пентагона, но из США пришло официальное опровержение. Тамошние газеты, напротив, называли этот спутник русским. Была показана, правда, не ахти какая чёткая фотография таинственного спутника. В нём близнецы сразу узнали старый дедушкин кальян, но никому об этом не сказали, ведь тому причиной были именно они.

…В воскресенье утром приехали родители ребят. Бабушка Настасья прослезилась от счастья, даже порывалась пуститься в пляс, а вот дедушка Семён против обыкновения не иронизировал: мол, ну, что я тебе говорил тогда о втором счастье, когда ты радовалась их приезду? Он слова не мог молвить, ибо лишился дара речи. От счастья, что такая обуза спадает с его плеч.

И я не могу его осудить за это. А вы?..


РИСУНОК НА ОБЛОЖКЕ: Pixabay License. Бесплатно для коммерческого использования. Указание авторства не требуется: children-1586249_960_720


Оглавление

  • Старый дедушкин кальян