КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 452540 томов
Объем библиотеки - 644 Гб.
Всего авторов - 212602
Пользователей - 99706

Впечатления

Koveshnikov про Katherine Applegate: Crenshaw (Сказки для детей)

...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Агафонов: Небесный раскол (Самиздат, сетевая литература)

Ждешь от автора что-то вроде "Путь в Чёрный Город" или "Повелитель металла", а получаешь хэнтай... Заливающий! (возможно, сам автор) - потрудитесь указывать истинный жанр произведения - это поможет читателю избежать разочарование в авторе и отслеживать его другие произведения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Иван Московский. Том 4. Большая игра (Неотсортированное)

автор не спеша повествует,книг на 15 рассчитывает, наверное

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
стикс про серию Хруст

отличная книжка

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Demiurge про Самсонов: Гранит (Самиздат, сетевая литература)

Нечитаемо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Островский: Солженицын. Прощание с мифом (Биографии и Мемуары)

Собственно — что-то меня постоянно «уводит» от моего привычно-любимого жанкра, в область «серьезной литературы»)) Видимо — это все же признак взросления))

Данная книга (опять же случайно) попалась мне «на развале». И конечно — я не за что не взял (бы ее), если бы не «назойливая реклама» от тов.Делягина (это который Михаил). По его мнению, это одна из тех книг, которые все же стоит прочитать... Ввиду этого (а так же не буду скрывать, небольшой цены)) я приобрел данную книгу, и со временем (о ужас) стал ее читать))

В начале (довольно таки объемного тома) меня смутила некая сухость (и библиографичность) изложения... В самом деле — автор начинает «сходу», чуть ли не с генеологических корней и описания жизни всех потомков «подэкспертного героя». Данное обстоятельства (попервой сперва) немного печалит, но потом... в мозгу начинает вырисовываться картина жизни некой личности... причем личности отнюдь не героической, а вполне... (и да же напротив).

При этом — сразу оговорюсь! Лично я (в юности, да и сейчас), являлся поклонником как раз Шаламова, а не Солженицына. А Солженицына если когда и читал (да взял «грех на душу», было такое)), однако от всего (этого) у меня остались только некие смутные и не совсем положительные «отзывы»)). Так что с одной стороны, я просто решил (таким образом) восполнить «пробел в образовании» (а вдруг «выстрелит»), с другой — понять вообще «что это был за тип» (которого я вообще оказывается всю жизнь путал с академиком Сахаровым)).

При этом автор вовсе не ставит себе задачу - «обелить или очернить» подэкспертного героя... Автор просто выстраивает его жизнь и описывает те или иные моменты (разъясняя одновременно и все «нормативно-правовые последствия» того времени), так — что даже «читатель-идеалист», постепенно начнет задумываться о сути «данного героя».

Не знаю «кто как», (а я) в данном случае сразу вспомнил (приписываемую) Ленину цитату «про интеллигенцию» (и ее роль «в сфере удобрений»)). Про это даже Геббельс вроде что-то писал (если верить К.Бенединтову из СИ «Блокада»)... А нет! Вру!)) Уточнил - некто Ганс Йост (драматург оттуда же) цитата: «Когда я услышу слово культура, у меня рука тянется к пистолету»... Это все - именно то, что можно отнести насчет «нашего героя» (а не культуры как таковой). ГГ «в молодости» (на иллюстрациях которые так же есть в книге) выглядит «отнюдь не подонком», однако ближе «ко временам своей славы» он выглядит как человек «реально обиженный чем-то»... Обиженный (не в тюремном понятии), а именно обиженный на весь мир (ну по крайней мере на одну страну занимающую 1/6 ее суши). И такое лицо у «этого героя» - что становится странным, что сперва «ничего такого» вроде бы (о нем) и нельзя было сказать)).

Впрочем я ни разу не «физиогномист»)) Так что «львиную долю» этих впечатлений составляет именно описание «жизни подэкспертного». Так ГГ «во времена самой лютой и звериной гэбни» он (оказывается) не только неплохо живет, но и в том числе и во время войны безопасно для себя воюет, во времена гибели миллионов, награждается и «руководит», и даже ПОЗВОЛЯЕТ СЕБЕ (в эти без кавычек ужасные времена) пускаться в какие-то пространные и интеллигентские рассуждения «о том как все НЕПРАВИЛЬНО устроено» и как бы (он видимо) «гениально устроил бы все по другому»... И после этого — (он) еще и УДИВЛЯЕТСЯ аресту и обвинению)) Далее (что опять же странно) «наш герой» попадает в «Гулаговскую мясорубку», но (так же) не только не гибнет в ней (как прочие миллионы), но и отделывается вполне легко (по сравнению с ними).

При этом всем — ОН ЕЩЕ ИМЕЕТ НАГЛОСТЬ требовать для себя «справедливости» (которой как бы не было тогда и нет и сейчас) и постоянно о чем-то ноет и ноет...

Самое странное — что сейчас он легко бы затерялся в толпе «жующих сопли» в ЖЖ и инстангаме (ВК и прочих), где «всяческие эксперты» уже «давно знают как надо бы» (только не знают «как это все сделать не на бумаге»)). И да — для справедливой критики всегда есть место (стараниями всех властей, прошлой и нынешней). Но то что «творит» именно наш ГГ напоминает дикий поток именно ИНТЕЛЛИГЕНТСКОЙ «мысли» от которой откровенно тошнит.

Сам же ГГ (вопреки своим «твердым убеждениям»), то уверяет всех в своей «приверженности идеалам коммунизма», то выбивает вторую квартиру (в прежней видите ли сильно шумят соседи в гаражах рядом, а это мешает «творчеству»), то покупает «дачку», то «машину» (с валютных поступлений! ДА! В СССР!), то пишет «покоянные письма товарищам из ЦК», то признает, то кается (в душе при этом «их всех презирая»), то прячет рукописи, то отправляет их заграницу... В общем ведет себя как минимум очень странно.

Автор «раскапывающий месяцы и годы» ГГ, показывает нам не «великого затворника», а человека который буквально каждый месяц «колесит по Союзу», знакомится с такими же «пострадавшими от режима», и то признается им в верности, то отказывается от них, то записывает их в верные друзья, то сетует «на их предательство»... В целом «вся это беготня» на 1/3 книги УЖЕ НАЧИНАЕТ НАДОЕДАТЬ, т.к вместо «работы» ГГ то и дело свободно ездит туда-сюда (включая Эстонию и прочие «оккупированные территории» заметьте) и что-то постоянно «мутит и мутит»... И всем (на это) как бы «наплевать!

Далее (в период своего «становления», да и ранее) герою «прям удивительно везет»... Там его замечают и там-то, приглашают, награждают, включают в Союзы (писателей и т.п). И вот наш ГГ «прям расцетает» и (обласканный) бежит «весь запыхавшийся» уверить «первых» о том что «ОН СВОЙ!!!»

В общем — много всяких случайностей (и это еще только то, что находится в 1/3 книги), но все это позволяет сделать вполне самостоятельный (без какой-либо «назойливой подсказки» конкретно от автора) вывод, что «наш человечек» не так прост «каким хочет казаться». Я лично думаю (субъективное мнение) что все его «покатушки» носили совсем не случайный характер... и что все это, очень уж сильно смахивает «на оперативную работу засланного казачка» (по выявлению оппозиции и по ее объединению... для дальнейшего соединения дел в одно производство)). Не знаю — так ли это на самом деле, но отчего-то ГГ (порой) живется (в «клятом Совке») настолько вольготно, словно он единственный (уже) живет в 90-х, а все остальные (пока) еще в... социализме.

Первое же (художественное) сравнение Солженицыну, которое сразу приходит на ум, - это персонаж из книги Антона Орлова «Гонщик» (некий журналист рода «либерастум сапиенс», который ради фееричного репортажа и рейтинга, готов в прямом смысле лить реки крови). А что? Очень даже похож))

Дописано 2021.03.01
Совсем недавно я оставил эту книгу «долеживаться» на полке недочитанной... И в самом деле — не прочитав и половины книги меня стало отковенно «тошнить» от данного персонажа... Все эти постоянные жалобы «на власть и непонимание» (которая кстати постоянно Солженицына обсуждает, на высшем ЦК-шном уровне и вместо того, что бы наконец «посадить отщепенца» и забыть о нем — отчего-то «с трудом высылает его за границу»). А все эти вопли ГГ:
- о предателях и «кровавой Гэбне» (которая отчего-то ведет себя в отношении данного лица, не как репресивная машина, а как какая-нибудь нидерландско-толерантная полиция наших дней),
- все эти «негодования» по поводу «бывших друзей» (предавших его), «бывшей жены» (бросившей его, видимо в силу столь малозначительного факта, как рождение ТРЕТЬЕГО ребенка от другой));
- «о непонимании» политики издательств и прочих «агентов», (в СССР и за границей) которые «все вечно что-то делали не так» (но тем не менее принесшие ЕМУ при этом, «мировую славу» и миллионы долларов, еще при жизни в Союзе);
- о вечном «таскании архивов» (и ожидании ареста, который «все так и не наступал), о бесконечном «переделывании» всяческих глав (и «узлов»), о вечном нытье на невозможность работы (которое по объему проделанной ГГ лично — никак не «тянуло» на собрание сочинений в виде многотомных томов), на вечное «отсутствие условий и вдохновения» (при том что ДАЖЕ свой ЛЮБИМЫЙ СТОЛ, «ГГ» таскал от места к месту и распорядился увезти с собой в СаСШ), на постоянную необходимость «решения мелких бытовых вопросов» (в виде ремонта ЛИЧНОГО АВТО, дележа ДАЧИ при разводе и т.п и т.п)

Таким образом — уже к середине книги читателя (в моем лице)) все это настолько откровенно начинает бесить, что книга отправляется «обратно на полку» недочитанной.

P.S Самое забавное — что автор «рисующий нам это все» не сколько не манипулирует фактами (как казалось бы) а ПРОСТО ПОКАЗЫВАЕТ НАМ лицо данного исторического персонажа, который САМ (своими словами) формирует такое представление о «себе любимом»)

Дописано 2021.03.13
Вернувшись через какое-то время обратно к чтению данной книги (с твердым намерением все-таки прочесть ее до конца) я опять стал обращать внимание на некую «странность событий». Вместо того что бы «наконец-то творить и творить» (находясь уже не в «презренной стране» Советов, а на «благословенном Западе») ОН продолжает бесконечные встречи, поездки, и обустройство «себя любимого».

При этом ОН настолько «распыляется», и словно стремится «доказать всему и вся», что... черное это белое и наоборот. При этом он настолько запутывается в своих стремлениях, что (его) практически начинает лихорадить «всяческими поучениями» (по поводу и без). Вся же его демагогия очень напоминает политику «двойных стандартов», когда любое (пусть даже обоснованное возражение» объявляется «стремлением его очернить», а любой кто задает «неудобные вопросы» мигом становится «агентом КГБ»).

Все это, а так же «бесконечные правки, бесконечные главки» и постоянный «трындеж» об этом — очень напоминает старый анекдот в стиле: «...мы пахали». Все это видно невооруженным взглядом и сразу же становится понятно, что «бывший несгибаемый кумир» (от интеллигенции) всего лишь очередной приспособленец, который «постоянно что-то вещает с умным видом» и постоянно «чему-то учит, учит... учит».

В общем — если данная книга и учит чему-то, так тому, что практически все «идеальные люди» при ближайшем рассмотрении могут оказаться … (совсем не тем, чем они казались).

Дописано 2021.03.23
Бросив уже в очередной раз эту книгу, я все таки нашел в себе силы ее продолжить... Ближе к «финалу», автор вдруг внезапно меняет тактику: и в ход уже идет не сколько «унылое перечисление дат и встреч», а уже выводы (автора) по конкретным (образовавшимся) вопросам к «герою данного романа». Самое забавное, что такое перечисление «несостыковок», уже фактически не нужно, т.к все первоначальное мнение (которое они по идее должны были сформировать) уже давно сложилось. Поэтому данная часть, уже не сколько «развенчивает миф», а сколько его «подкрепляет».

Так что «вся эволюция главного героя» уже представлена «в полных красках»: его многочисленные предательства, его позерства, и прочие вещи, порой стоящие жизни его бывшим соратникам. Однако хочется обратить внимание на другой факт — помимо художественной части в данной книге имеется и множество фотографий, показывающих нам: (сначала) то человека которому хочется верить, то человека «смертельно обиженного на всех» (во время жизни в Союзе). Между тем, что касается более позднего периода («времени славы» нашего героя «за бугром»), хочется отметить что (на мой субъективный взгляд) это уже лицо не столько человека смертельно уставшего... но и человека глубоко несчастного. А ведь это (казалось) самые лучшие моменты его жизни (Нобелевка, жизнь за границей и т.д и т.п).

Так что, хотя бы одно это (на мой взгляд) уже показывает его, как человека, который постоянно чего-то боится... Который вынужден «постоянно что-то придумывать» и постоянно оправдываться... Словно он живет не жизнью «всеми признанного гения в почете и достатке», а преступника который постоянно ждет «своего ареста и раскрытия»)) И что? Стоило это все того? Не знаю... На мой (опять же субъективный взгляд) конечно нет! Хотя... каждый идет «своим собственным маршрутом».

Дописано 2021.03.27
Фффух! Наконец-таки я дочитал данную книгу!)) Прям не верится)) И кстати — в этом мне очень помог... длинющий перечень отсылок и ссылок (аж на 100-150 страниц!!!)) И в самом деле... без него «автор рисковал», что эта книга останется недочитанной)).

А что касается финального вердикта (в части кем на самом деле являлся Солженицын), то думаю, что он не совсем правилен... Вернее правилен не вполне...

Да в части агента КГБ (и прочих разведок) — все логично и вполне обоснованно. Единственно, что касается выводов по КГБ, то они (по утверждению другого известного историка) только при Семичастном играли свою самостоятельную роль, а все что было после Андропова — это все лишь исполнение «руководящих указаний» верхушки... Так что в данном случае — думаю надо брать шире и не ограничиваться одним лишь «клеймом» (агент КГБ).

Что же касается заявленного тов.Делягиным масштаба (значения данной книги: прям в стиле «эпохально» и … прочее и прочее), думаю что данная книга довольна интересна (не только в части описания «жизни ГГ», но и в части атмосферы того времени), но такого: что бы «вот блин! Прям ващще..»)) сказать все же нельзя... Обычная книга-расследование, ставящая наконец «все на свои места» с помощью логики и исторических документов.

P.S Но вот то, какой объем автору удалось «перелопатить» (что бы написать данную книгу) все же не может не вызывать огромного уважения!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: А она бежала (Научная Фантастика)

Очередной микрорассказ из сборника, который я так долго не могу «добить»)) И вот я уже (казалось) на последнем десятке страниц... ан нет — количество рассказов никак не убывает, зато их объем упал до 2-х 3-х страниц... Вот я и застрял, что уже немного начинает раздражать))

Данный микрорассказ опять написан в стиле... нет — не плохо... и не хорошо... Просто — никак! (да простит меня автор)) И это при том что (в сборнике) имеется пара-тройка «настоящих и пронзительных вещей»! Однако здесь же все именно «никак»...

Потихоньку подходя к данному рассказу я (судя по названию) ожидал очередную грустную или лирическую заметку от автора, о некой … особе женского рода (с которой что-то приключилось). В мозгу уже крутились (как ассоциация) начальные кадры фильма «Край». Увы... действительность оказалась куда как... фантастичней...

По сюжету рассказа, некое «явление» происходящее безо всяких видимых (и главное разумных) причин начало грозить (масштабом своих последствий) всему «цивилизованному миру» . Ну а поскольку «сильные мира сего» не особо верят в чудеса — первое что им пришло на ум, это задействовать «привычные орудия убеждения».

В финале этого микрорассказа, сделан некий намек на последствия применения «данных весомых аргументов». Что же касается ответов на вопросы, здесь их просто нет — что превращает весь этот рассказ в некую зарисовку, без конечного смысла или логики... Что ж... единственное что можно сказать, так это только то, что этот рассказ (из сборника) является отнюдь не самым худшим))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).

Побег по-эльфийски, или Хочу дракона (fb2)

- Побег по-эльфийски, или Хочу дракона 327 Кб, 100с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Дарья Сорокина, Неженцева Екатерина

Настройки текста:






Аннотация к книге "Побег по-эльфийски, или Хочу дракона"

Меня, принцессу Эллириану Традинор, папенька решил насильно выдать замуж за принца южных земель. Сам виноват! Топну ножкой, зыркну исподлобья и залью всех слезами. А если не поможет — подстрою похищение драконом!

Главное, чтобы настоящий дракон не объявился и не уволок меня на самом деле. Ведь у меня в планах побег по-эльфийски и никакого замужества!

Побег по-эльфийски, или Хочу дракона Сорокина Дарья,Неженцева Екатерина

Глава 1. Не ходите девки замуж

Элли

От моего яростного гневного вопля в тронном зале зазвенели стёкла. Звонкий голос переливами колокольчиков, эхом отразился от белоснежных стен, увитых серебристым вьюнком, и оглушил придворных. Яркие сверкающие магические бабочки встрепенулись с цветков и вспомнили, что им положено порхать по помещению, а не сидеть словно статуи. Они принялись беспорядочно мельтешить перед глазами, осыпая всех золотистой пыльцой, на которую у меня была аллергия. К слову, именно поэтому они всегда изображали истуканов, чтобы не вредить единственной наследнице и любимой дочери Владыки эльфов Илларианэля Традинора.

Владыка, он же по совместительству мой папенька, скривился, стараясь не оглохнуть, и покачал головой. Во всех семьях существует «головная боль». Например, Илларианэль смотрел исподлобья на свою главную проблему — дочь, то есть на меня. А вот я злобно сверкала на него фиалковыми глазами и прикидывала, сколько мне понадобится времени, чтобы разрушить весь дворец до основания. Может быть, тогда до отца дойдёт, что я не пойду замуж за этого надменного принца южных земель Равиалина.

Словно в насмешку над моими страданиями, одна из бабочек попыталась сесть мне на нос, но я с раздражением её смахнула. Правда, глаза тут же начали слезиться, что было очень даже в тему, но рано. Нос покраснел и слегка распух, я почесала красное пятно на руке, которое осталось после пыльцы, и чихнула.

— Эллириана, прекрати истерику, — очень спокойно произнёс Владыка.

— Никакой свадьбы! — вновь завизжала я на одной ноте, но резко замолчала, стоило заметить, как небесно-голубые глаза отца потемнели.

— Ты выйдешь замуж! Это приказ! — холодный голос прозвенел в тишине тронной залы, и придворные вздрогнули, так они не реагировали даже на мои крики. Дело в том, что отец впервые отдал приказ мне.

— Но, отец… — я вновь попыталась достучаться до голоса разума родителя.

— Хватит! Мне надоели твои постоянные безрассудные выходки, капризы и истерики, — повысив голос, оборвал меня отец на полуслове. — Я сказал, что свадьба состоится через неделю!

Ощутив, как задрожали мои губы, я поняла, что сейчас начну реветь по-настоящему, а не из-за какой-то там пыльцы. Потому тряхнула головой, откидывая за спину платиновые пряди волос, развернулась и опрометью бросилась в свою комнату. По пути я проклинала всех южных принцев, жестокую судьбу и бабочек с их пыльцой. Между тем пятен на руках становилось всё больше, а слёзы уже ручьём стекали по моим щекам.

— Ни за что! Никакой свадьбы! — прогундосила я. — Вы ещё все пожалеете. Будете лить слёзы о несчастной принцессе Эллириане!

Каким конкретно образом заставить всех пожалеть, я не знала. Зато жалость к самой себе уже выплёскивалась через край. Принц Равиалин Паринор  был самой худшей партией, которую мог подобрать папенька. Я встречала принца несколько раз, когда тот приезжал к нам в королевство Эрилонию.

Первая наша встреча произошла, когда мне исполнилось от силы лет сто двадцать. Будучи совсем ребёнком, я сразу невзлюбила этого самодовольного индюка. К тому моменту, принц Равиалин уже справил своё трёхсотлетие и вошёл в возраст, когда эльф становится взрослым. Не спорю, он был красив, как и все южные эльфы — высокий, статный, с иссиня-чёрными волосами, алебастровой кожей и точёными чертами лица. Только в его зелёных глазах всегда плескалась издёвка и холод.

Возможно, именно из-за чувства превосходства над окружающими, Равиалин был таким снобом. Как же — красавчик эльф, наследный принц, завидный жених! Он постоянно кривился при виде маленькой эльфийки с всклокоченными волосами, из которых торчали ветки и насекомые. А я в свою очередь выливала на него всё презрение, на которое была способна. И чтобы проучить мелкую невоспитанную принцесску, как он меня назвал, Равиалин заявил, что на такой уродине никто и никогда не женится. Только не учёл этот хам одного — обижать женщин нельзя! Пусть даже это очень маленькая эльфийка.

Тогда я подкинула в постель принцу червяков, пиявок и тараканов. Визжал изнеженный красавчик громко, с чувством и расстановкой. Вылетев из комнаты, он до того забавно скакал по коридору стряхивая с себя насекомых, что я не смогла удержаться и расхохоталась, чем выдала себя с головой. Мой смех не мог унять никто, даже лекари не справились. Два дня, я как безумная издавала лишь нечленораздельные звуки со всхлипами.

Отец строго наказал меня в тот день и закрыл в тёмной каморке. Но даже сидя в полумраке, я не могла успокоиться. Вспоминала танец «принца тараканов», как я прозвала в тот день Равиалина, и вновь заходилась в приступе неконтролируемого смеха. Помню, папенька испугался, что дочь сошла с ума, поскольку хохот не прекращался до поздней ночи. Конечно, лекарь успокоил родителя, что с дочерью всё нормально, просто ей очень весело.

Хотя папенька всё равно неимоверно переживал. Всё же я была его единственной дочерью, и он всегда меня сильно любил. Недаром же отец так и не женился повторно, поскольку я не одобрила ни одну кандидатуру на роль жены Властелина. Просто они все хотели власти и люто ненавидели меня. Я такие вещи сразу вижу — чувствую, когда меня не любят. Только я не понимала в то время, что все мои слова воспринимались, как капризы маленькой девочки. Ну и ладно. По крайней мере, у меня нет злобной мачехи, а отец впоследствии и сам убедился, насколько ужасными были все те женщины.

Так вот, вся та история первой встречи с Равиалином закончилась не очень приятно. После моей выходки, принц тараканов разозлился и вместе со своими друзьями из свиты, вдоволь посмеялся надо мной. Они искупали меня в дворцовом пруду на потеху всем придворным. Было обидно, стыдно и очень неприятно. С тех пор мы вели холодную, а временами очень даже горячую войну. В ход шли все мелкие пакости, которые могло придумать наше извращённое эльфийское воображение.

Всё внезапно изменилось десять лет назад, когда принц Равиалин приехал в Эрилонию для продления договора между нашими королевствами. Вместо привычной колкости или насмешки, в глазах эльфа зажегся недобрый огонёк любопытства. Он целый день наблюдал за мной, словно я была диковинным зверьком. Мне казалось, что взгляд принца оставлял на коже липкий след, до того неприятно это было.

А во время бала, который устроил отец в честь гостей из южного королевства Риталон, принц попытался меня очаровать. От удивления вкупе с неприязнью, я кривилась и пыталась спрятаться от навязчивого эльфа подальше. Но даже это не спасало. Он будто знал, где именно я прячусь, и тут же оказывался рядом.

Никогда не забуду, как я в очередной раз спряталась за перегородкой увитой цветами, где меня и зажал Равиалин. Прикосновение холёных, но ужасно холодных пальцев к коже, заставило меня поверить в то, что я ненавижу мужчин. А его губы, которые пытались сорвать мой первый поцелуй, показались мне тогда пыткой. В итоге я обездвижила наглеца, как меня учили в академии, и сбежала с бала под гневное шипение принца тараканов.

 С того дня, он постоянно присылал мне подарки и письма, которые я благополучно сжигала. Во время каждого визита Равиалина мне приходилось прятаться в самых дальних уголках нашего дворца, чтобы не попадаться этому принцу тараканов на глаза. Но порой не помогало даже это, и эльф находил мои убежища, словно он давно накинул на меня следилку. Раз за разом, Равиалин показывал мне, что такое «настоящий мужчина». Другими словами, он постоянно пытался меня облапать или поцеловать, что не добавляло к нему любви.

Когда об этом узнал папенька, он очень рассердился, но не предпринял ни одной попытки выставить наглеца из дворца. Объяснил отец всё это одним словом — политика. Я спорить не стала, но потребовала разрешение, уходить из дворца на время визитов Равиалина. И хвала матери природе, папенька согласился! Только год назад произошло нечто странное.

Во время одного такого визита принца, отец вышел из кабинета, где велись переговоры, бледный и злой. Он позвал меня и попросил присмотреться к Равиалину, как будущему мужу. Соответственно, такая просьба вызвала во мне бурю негодования и я сбежала в город, где как раз в разгаре были гуляния по случаю фестиваля менестрелей. Там веселились и танцевали все расы и сословия. Ведь наше королевство Эрилония, всегда славилось тем, что здесь проживают все желающие. Мы не делаем различия между эльфами, людьми или орками. Потому и гуляния здесь самые весёлые.

А дальше я впервые в жизни попробовала медовуху, которую пили обычные горожане. Танцевала до упада, смеялась, веселилась назло отцу и ненавистному принцу тараканов, после чего я встретила его… И все мысли о Равиалине, папеньке, королевстве, а также о прочих неурядицах, отошли на задний план. Только его горячие руки имели смысл. Губы, что так жадно ловили моё дыхание. В моих мыслях остались лишь глаза цвета плавленого золота и закатного солнца, в которых искрилась неистовая жажда.

Я назвала его «медовушный парень». Ведь его имени я так и не узнала, но распитие той медовухи, было самым прекрасным моментом в моей жизни. Пускай я видела того медовушного парня один раз в жизни, и мы больше никогда не встретимся, но он навсегда останется в моём сердце. Только теперь папеньке приспичило выдать меня замуж за принца тараканов!

От печальных мыслей я тихонько застонала и попыталась стереть злые слёзы, которые перемешались с влагой, вызванной аллергией. Я заметила одинокую бабочку, которая по-прежнему сидела на моей голове и радостно посыпала меня пыльцой. Видимо решила наверстать все те упущенные годы, когда им запрещали это делать в моём присутствии. Взмахом руки, я отогнала наглое насекомое и нахмурилась.

Руки нестерпимо зудели, а нос, кажется, занимал уже пол лица. Потому я быстро прогундосила заклинание, чтобы слегка ослабить аллергическую реакцию. Затем толкнула витражные створки дверей и вышла на балкон, надеясь, что ветер успокоит кожу и мысли. Хвала матери природе, зуд и слёзы постепенно прекращались, а нос возвращал своё нормальное состояние. Только злость, чувство безысходности и обида на родителя никуда не делись.

Вот оно! В моей голове возникла гениальная мысль. Я сброшусь с балкона всем на зло. Пусть знают, как принуждать Эллириану к браку против воли! Скинула туфельки и задрала ногу на парапет. Я даже не переживала, что кто-то в саду увидит моё исподнее. Мне уже все равно! Лишь холодные объятия смерти будут мне утешением в этот ужасный миг. Картинно закатив глаза и прижав руку ко лбу, я замерла. Затем поняла, что ничего не меняется, и распахнула ресницы.

Огляделась по сторонам, сердито поджала губы и раздражённо фыркнула. Тут принцесса пытается свести счёты с жизнью, а всем наплевать! Тогда я раскинула руки в стороны, занесла ногу повыше в ожидании, что меня начнут отговаривать от опрометчивого шага… Но никто даже не смотрел сюда. Прислуга с самого утра остервенело драила дворец, и теперь я знаю тому причину. Демонов южный принц тараканов! Даже умереть красиво мешает. Вот что он сотворил со мной — подвел к краю!

Слёзы вновь навернулись на глаза, а жалость к себе сменилась обидой. Всем наплевать на мои мечты и на то, что я вот-вот расшибусь в лепешку. Радует одно — зубы напоследок чищены, трусы стираны, перед богиней я предстану во всей красе, разве что чуточку расплющенная. Последнее немного отрезвило, заставило задумчиво шмыгнуть носом и оценить безрадужную перспективу.

А собственно, почему я должна отправляться на встречу с праматерью в самом расцвете сил, когда во всем виноват папенька да Равиалин, чтоб ему икнулось? Ведь это принцу тараканов приспичило жениться именно сейчас, к тому же на мне, словно других принцесс не существует. Вот пусть он и прыгает! А я?..

Я оглядела горизонт, покуда простиралось наше крохотное королевство. Там, за незримой границей, находится большой мир. И там эльфийская принцесса может стать эльфийской странницей, певицей, астрономом. Да хоть милостыню просить, лишь бы не замуж за этого принца тараканов! Не смогу я жить с ним рядом! Значит, остаётся одно — побег по-эльфийски.

Да только папенька этого так просто не оставит и мигом пошлёт за мной своих воинов. Слишком он был напряжён, ему почему-то очень нужна эта свадьба. Пустить бы погоню по ложному следу. Например, если я отправлюсь на восток, подальше от южных земель и нашего королевства, то куда послать воинов отца? Рассеяно окинув ещё раз горизонт, я хитро прищурилась.

А что там говорите у нас на западе? Враждебные дикие земли, где обитают тролли, к ним ни за что не сунется эльфийка. После непроходимые леса и бурные реки, через которые будет сложно пройти даже тренированному воину. Далее антрацитовые горы, там не пройдёт абсолютно никто, что говорить о принцессе. Идея была очень привлекательной.

Ведь на запад по своей воле не сунется не то, что хрупкая девушка, туда даже самый отважный генерал нашего войска не пойдет. А ещё поговаривают, что там живёт дракон, который по слухам крадёт невинных дев. Потом он их, конечно, возвращает немного потрепанных. Хотя есть подозрение, что девы используют дракона отговоркой своим интрижкам, но никто не проверял. Очень полезная информация!

Тогда переходим к самому интересному. Я вполне себе дева. Невинная? Абсолютно! Быстро одёрнула платье из легкого белоснежного шёлка, и отряхнула с него пыль. Исподнее-то чистое, нечего пачкать! К тому же не пристало драконьей жертве быть такой развязной и откровенной. Забралась обратно на балкон, раздумывая, каким образом меня похитит дракон. Днём или ночью? Лучше ночью, все темные делишки обычно проворачиваются под равнодушным взором звёзд.

Что у нас далее по списку? Точно! Было бы чудесно, если бы дракон оставил записку с просьбой о выкупе. Деньги мне на первое время очень бы пригодились, не буду же я, в самом деле, попрошайничать. Ну что же, приступим.

Жди меня свобода!


Глава 2. Как рушатся все планы и надежды

Элли

Гордо распрямив плечи, я со всем королевским величием прошествовала в сторону кухни. Путь на восток мне предстоял долгий, а заплатит ли папенька выкуп, неизвестно. Потому я вплыла в мир вкусняшек каравеллой и тихо так произнесла:

— Не будете ли вы столь любезны, уважаемый господин Лимонираниэль, сделать несчастной, незаслуженно обиженной отцом принцессе, бутерброд.

С каждым произнесённым мной словом, брови нашего повара ползли на лоб. Я всегда говорила, что бутерброды, это пища для простолюдинов, и тут такая просьба. Но придётся им смириться с моими капризами, потому я мило усмехнулась и добавила, глядя в ошарашенные глаза повара:

— А лучше десять бутербродов с вяленым мясом. Кроме того, я ещё хочу пирожные и фрукты. Ах, да! Всё это я буду запивать вином – белым тарийским. Говорят, тот год был необычайно благоприятным для винограда, из которого делают это вино.  Как думаете, господин Лимонираниэль, оно подойдёт для лёгкого ужина, который вы сейчас же мне приготовите?

Лицо повара вытянулось, уши опустились, а зелёный глаз начал мне подмигивать. Хотя я так думаю, что это нервный тик, но не буду же я оскорблять многоуважаемого эльфа и упоминать его изъян вслух! У маленького поварёнка после моих слов выпала из рук металлическая миска и со звоном ударилась о плитку. Звук тут же привёл всех присутствующих в чувства, и они бросились готовить королевский заказ.

Спустя пять минут передо мной выстроились трое поварят с подносами, уставленными снедью. Я довольно кивнула и попросила всё это доставить в мою комнату, забирая с подноса пирожное с воздушным кремом. Поварята начали сгружать еду на тележки и по очереди выкатывали всё это добро в сторону выхода.

— И почему я не удивлён? — раздался сзади насмешливый голос отца.

 Все дружно склонились перед Владыкой, только я сделала вид, что его тут нет. А нечего было на меня кричать и насильно выдавать замуж! Ну ладно, допустим, замуж меня ещё не выдали, но намерение-то было и до сих пор есть! В общем, я самым наглым образом проигнорировала родителя и запихнула пироженку в рот.

Затем повернулась, смерила папеньку гордым взглядом и заметила, как у него подрагивают уголки губ и кончики ушей. Это он явно понял, насколько виноват перед дочерью. И это никак не связано с пирожным во рту, из-за которого я стала похожа на запасливого хомяка. Точно! Не иначе! Выпрямившись, я прошествовала к выходу, по пути схватив ещё одну пироженку с подноса. Но едва не упала, когда услышала слова папеньки:

— Дочь моя, этой ночью и до приезда принца Равиалина, у дверей твоей комнаты будут дежурить лучшие воины королевства. Поэтому желаю тебе сладких снов. Хотя, — он бросил насмешливый взгляд на очередную тележку с едой, — думаю, лучше пожелать тебе приятного аппетита. Не знал, что моя дочь такая обжора. Надо будет предупредить принца.

Я бросила на него сердитый взгляд, но заметила в его глазах сожаление и даже печаль. Внезапно внутри появилось чувство жалости к родителю. Ведь он меня действительно любит. Возможно ли, что у него произошло нечто плохое? Тряхнув головой, я откинула всю жалость. Как бы там ни было, жертвенной овцой я никогда не была и не буду! Потому лишь насмешливо фыркнула в ответ на речь папеньки и ушла не попрощавшись.

Отец не соврал — у моей комнаты уже дежурило двое молчаливых стражей в блестящих доспехах. Я даже их лиц не могла разглядеть за опущенными забралами! Это что ещё за нововведения такие? Неужели меня на самом деле собирается похитить дракон? А может, папеньке известно больше, чем мне? Зачем ко мне приставили настоящих воинов из элитного отряда? Можно подумать, я пленница или жертва, за которой следует тщательным образом следить.

Слегка задумавшись об этом, я тяжело вздохнула. Кого я обманываю? Спасибо моим выходкам. Они привели к такой повышенной боевой готовности. Нужно было держать себя в руках, когда отец сообщил о помолвке. Хотя… Покорность в моём исполнении, напрягла бы папеньку ещё сильнее, и вместо двух воинов, тут стоял бы целый отряд. Ну, ничего, где наша не пропадала! На моём лице расцвела лучезарная улыбка, от которой раздалось тихое позвякивание доспехов — это воины вздрогнули от ужаса. Знают, на что способна принцесса Эллириана!

— Пироженку? — предложила я ангельским голоском своим сегодняшним надзирателям. Признаюсь, я до сих пор искренне надеялась, что передо мной стоят пустые доспехи, а звенели они от сквозняка.

— Просим нас великодушно простить, принцесса Эллириана, но мы при исполнении, — глухо раздалось из глубины металлического обмундирования.

— Они не отравлены, честно, — я поводила угощением перед забралом, чтобы этот безликий страж знал, чего лишается.

Правда, не удержалась и прищурилась, лучезарная улыбка на моём лице, превратилась в коварную усмешку. По коридору вновь разнёсся звон металла, но в этот раз гораздо звонче и долго прекращался. Явно дрожат папенькины элитные воины.

— Простите, принцесса, но в памяти ещё свежо, как Террилионису пришлось покинуть свой пост с ужасным несварением. У нас особые рекомендации на ваш счет, — теперь голос воина звучал не только глухо, но и сипло.

А я хмыкнула, чем испугала стражей ещё сильнее. Ой, подумаешь, какие все неженки! Ну, добавила разок в чай грибов, собранных в темном лесу. Так было за что! Ведь это в тот день папенька попросил меня присмотреться к принцу тараканов, а мне надо было сбежать. Тот самый Террилионис, стоял между мной и выходом из дворца! Зато благодаря тем грибам у меня получилось сбежать на фестиваль менестрелей, где я впервые попробовала медовуху и поцеловала самого красивого парня. И теперь мне каждую ночь снятся его красивые глаза — яркие как та судьбоносная медовуха и такие же пьянящие. Взгрустнулось. Я махнула рукой на стражей и открыла дверь в комнату.

— Не хотите, ну и не надо. Мне больше достанется, — я запихнула пирожное целиком в рот, и на блестящей кирасе стража отразилось моё вытянутое лицо с набитыми щеками. — На вашей совести будет, если я не влезу в подвенечное платье!

Не уверена, что они разобрали хоть слово из того, что я сказала напоследок — сложно разговаривать с набитым ртом. Потому я лишь посмотрела на их склонённые набок головы в шлемах и гордо шагнула в свои покои, заставленные серебряными тележками с едой. Прошла мимо снеди, оглядела всё это добро, которое некуда теперь деть, да и съесть не получится, горестно вздохнула и рухнула плашмя на кровать. Надеюсь, они не услышат, как горько я реву. Мой план с треском провалился, а побег пресекли до того, как я успела его продумать.

«Жизнь-боль», — думала я, глядя на розовый балдахин с оборками, который расплывался от набежавших на глаза слёз.

Стоп! Откуда отцу с воинами известно, как меня остановить и что именно нужно усиленно стеречь, если у меня пока нет четкого плана? Кто сказал, что сбежать можно только через дверь? Хотя в моём случае, учитывая патрули и охрану под балконом, выход реально только через дверь. Но так быстро я не сдамся, не на ту напали! Я быстро вытерла зарёванный нос, слезла с кровати и принялась нервно мерить комнату шагами. Думай, Элли. Думай!

Ну почему нельзя завести двойника и выдать его замуж за принца Равиалина? Я зачарованно приоткрыла рот. Двойник! Вот оно! Сколько я уже не практиковалась в иллюзорной магии? Совсем обленилась на летних каникулах. Но это же, как кататься на велосипеде, который так любят люди — раз попробуешь и точно не забудешь.

Закрыв глаза, я вытянула руки, представляя перед собой собственную копию и старательно визуализируя её. Как назло, у меня не получалось собраться с мыслями. Вместо своего отражения, я всё рисовала перед собой красавчика с медовыми глазами, который был на фестивале. И когда я вновь посмотрела на морок, который сотворила, чуть не упала прямо на пятую точку от неожиданности.

Могу с уверенностью сказать, что иллюзии никогда не были моей сильной стороной, но сейчас я просто превзошла себя. В моей комнате стоял тот самый парень, горечь и сладость поцелуя с которым преследовали меня до сих пор. Он был настолько реальным, что захотелось прижаться к крепкому мужскому торсу и попросить, спасти меня от воли злого родителя.

Подозрительно разглядывая эту слишком живую иллюзию, я прищурилась.  Никакой он не парень — мужчина в расцвете лет. Высокий, статный, широкоплечий, а эти упрямо поджатые губы, вздёрнутый волевой подбородок. Всё, выносите меня — я окончательно и бесповоротно влюбилась! Мужчина, словно ощутив все мои чувства, иронично усмехнулся и подмигнул.

От удивления, вызванного поведением иллюзии, я поклонилась ему, как настоящему. Он тут же одарил меня ответным галантным поклоном, а на его лице появилась знакомая обольстительная улыбка. Похоже, я перестаралась с магией. Словно под гипнозом моя рука потянулась в сторону мужчины, но стоило лишь попытаться коснуться миража, как он тут же растаял в воздухе.

Захлопав ресницами, я покраснела от собственной реакции на обычную иллюзию и досадливо хмыкнула. В голове тут же промелькнули воспоминания о той ночи на фестивале. Боги, кажется, я рыгнула после очередного глотка медовухи. От жгучего чувства стыда щеки стали пунцовыми, а уши запылали и сравнялись цветом со спелой вишней. Надеюсь, он тогда ничего не заметил.

И тут очередная мысль заставила меня затаить дыхание. Может, поэтому он не ищет меня? Ведь я оставила после себя не самые приятные воспоминания. И возможно он знает, кто я, только продолжения не хочет. Стало горько и обидно до мельтешащих перед глазами тёмных пятен. Сделав глубокий вдох, я выпрямилась, высоко подняла голову и фыркнула.

«Не хочет, ну и не надо! Он мог бы без труда попросить у меня аудиенции. Я же не какая-то избалованная принцесса. Я бы…» — мысль оборвалась на полуслове.

Я печально посмотрела на тележки с яствами и грустно опустила уши. Нет смысла врать себе — я самая что ни на есть избалованная принцесска. С детства мне позволяли творить всё, что захочу. Стоило скривиться и начать плакать, как меня тут же бросались утешать. Отец очень меня любил, и слишком избаловал.

Но ещё не поздно всё исправить! Всё же я сбегу и докажу папеньке, что могу быть самостоятельной. Никто не сможет сказать, что Эллириана прожила жизнь капризной дурочки-принцессы.

Сжав руки в кулаки до побелевших костяшек, я крепко зажмурилась и сделала пару глубоких вдохов. Сосредоточилась ещё разок и воссоздала уже свой образ. Он как назло получился привлекательнее оригинала: глаза ярче, волосы более блестящие, талия тоньше, а грудь больше.

— Намёк твой поняла, на пироженки больше не налегаю, — раздалось моё унылое бормотание в тишине комнаты, но удержаться от шпильки в адрес иллюзии я не смогла: — Жалкая подражательница!

На ней даже платье сидело лучше, чем на мне! Печально махнув рукой, я принялась за дальнейшие приготовления к побегу. Хорошо, что тот парень видел меня лишь однажды и при свете магических огней. По крайней мере, он не заметил моих изъянов. Иначе я никогда не познала бы вкус тех сладких поцелуев.


Глава 3. Как сбежать несчастной принцессе, или побег по-эльфийски

Элли

После того, как небольшая котомка с продуктами и зельями была собрана, я закинула туда сменную пару труселей и рубашек. Теперь осталось дело за малым: написать записку с требованием выкупа и наколдовать дракона. Я искажала свой идеальный почерк как могла. В какой-то момент даже растерялась, а вдруг надо писать по-драконьи? А я-то идиотка не захотела брать его факультативом в академии! Кому вообще в наши дни нужен драконий, если эльфийский давно стал интернациональным языком?

Моя копия с интересом наблюдала за попытками написать настоящую записку, а я уже сминала пятый листок подряд и придавала его огненной каре. В итоге мне всё это надоело, и я решила быть лаконичной:

«Ваша дочь у меня. Я требую десять тысяч золотых. Принесите деньги в полночь к городскому фонтану. Стражу не привлекать. Никому ничего не говорить. Иначе вы больше никогда не увидите свою принцессу».

Я задумчиво послюнявила карандаш и добавила парочку нулей к изначальному требованию. Папенька не обнищает, а я первое время точно не буду ни в чем нуждаться. Да с такой суммой, мне до конца своих дней не узнать, что такое нужда! Может, зря я разошлась с нулями? Не-е-ет. Пусть теперь они страдают! А я буду жить припеваючи, подальше отсюда.

Положила записку на самое видное место, и быстро переоделась в походный костюм. После чего я приступила к третьей, самой сложной части выполнения своего плана — открыла справочник по драконам. Я за аутентичность, моя иллюзия должна смотреться крайне убедительно. Вот только, неужели, все драконы такие жуткие?

Несколько веков назад, после большой войны народов, все существа нашего мира подписали договор о дружбе и сотрудничестве. Всё же не считая людей, у нас в основном живут долгожители. А это означает, что восстановить население после войны очень сложно. Десять тысяч эльфов будут рождаться в королевствах около пяти сотен лет! И после этого, им надо повзрослеть, завести семью, чтобы они смогли в свою очередь создать потомство.

То же самое касается практически всех. Конечно, там цифры не такие большие, меньше на пару веков, но три сотни лет, весьма солидное время для восстановления населения. Больше всех не повезло драконам, те живут неимоверно долго, переплюнули даже эльфов. А вот потомство у них появляется крайне редко. Как рассказывал нам учитель в академии —  драконам необходимо найти свою единственную, чтобы у них родился ребёнок. Но многие так и оставались одинокими на всю жизнь, потому жизнь угасала в этих созданиях.

Так вот после войны и подписания мирного договора, драконы оказались самой малочисленной расой, хоть и оставались по-прежнему самыми опасными. Например, эльфы обязались не трогать драконов, пока те не нарушают законов их королевств. Взамен, драконы пообещали не воровать всё, что неправильно лежит, стоит или сидит. Вроде нормальные условия, и жить бы всем дружно. Но драконы после тех времён, начали стремительно исчезать. Вскоре о них остались лишь легенды и сказки, которые рассказывают о своём похищении подпорченные девицы.

Соответственно, как выглядит настоящий дракон, можно было увидеть только в справочнике. Живых драконов видело лишь поколение моего отца и то в детстве. На картинке в книге эти чешуйчатые были жуткими. Но главная беда состояла в том, что сами иллюстрации слегка потёрлись, оттого разглядеть полностью дракона мне не удалось. Только это меня не остановило. Я закрыла глаза и принялась создавать иллюзию.

Рога с блестящими чешуйками, переходящие в костяной нарост. Затем жуткая шипастая морда больше напоминающая волка переростка. Следом обязательный атрибут — ноздри, из которых шёл дым. Из пасти торчали острые клыки, каждый величиною с мою руку. И глаза — красные, со злобным прищуром, где пульсировал вертикальный зрачок. Надеюсь, я не перестаралась?

Магия сплетала мощные когтистые лапы, огромные кожистые крылья и смертоносный хвост с шипами на конце. В итоге я даже выдохлась немного и устало опустилась на кровать. Только вдруг задумалась, что дракон не может появиться в моей комнате, он должен прилететь. Неувязочка. Если все жители нашего королевства в один голос заявят, что дракон появился из дворца, тогда нас могут поднять на вилы. Но я не смогу убрать эту иллюзию и создать её вдалеке от дворца! Так что, придётся рискнуть.

— Никуда не уходите, — приказала я иллюзиям, и теперь они уже вдвоём следили за моими действиями. Жутковато.

Солнце уже начало подниматься из-за горизонта, окрашивая всё вокруг в розовые тона. Значит, я провозилась с магией всю ночь, и теперь времени осталось совсем мало. Я напоследок вышла на балкон и с тоской взглянула на антрацитовые горы за темным лесом. Впервые я захотела, чтобы меня, в самом деле, похитил дракон. Ведь у него огромные крылья, которые с лёгкостью преодолеют любое расстояние. И никакая стража не сможет остановить величественное создание, пришедшее за своей добычей.

Вот что обидно — я принцесса, дракон должен меня похитить по умолчанию, но что-то он не торопился. Скорее всего, дракон просто не знает, что тут сидит одинокая принцесса, которая жаждет быть украденной. Может, стоит подать ему какой-нибудь знак, и тогда он всё поймёт? Мысль была такой внезапной, что я замерла на миг. После чего сорвалась с места, принесла из комнаты крошечное зеркальце и принялась пускать зайчики. А вдруг дракон меня заметит?

Не увидел, а я с тоской посмотрела на своё припухшее от слёз отражение и вернулась к первоначальному плану с инсценировкой похищения.

 Для финального штриха мне было необходимо тарийское вино. Признаюсь, не таким образом я хотела прикончить эту бутылку сегодня, но так всяко лучше, чем запивать им свою обиду и горе. Печально помахав рукой прекрасному напитку, я выкрутила пробку. По комнате тут же разлились терпкие нотки винограда с лёгким ароматом кедра. Не обманули, вино действительно выдерживали в качественных бочках. Пригубила немного, жалко же будет даже не попробовать такую прелесть.

— Для храбрости, — оправдывалась я перед молчаливыми иллюзиями.

Но они и не смотрели осуждающе, а пьянели вместе со мной, радостно кивая на все мои тихие фразы и подбадривали, когда я начинала сомневаться. Вот это группа поддержки! Жаль, что энергии на них надо много тратить, иначе я бы везде ходила с такими друзьями. И плевать, что они не настоящие, зато их реакция на мои поступки очень правильная!

Пока иллюзии кивали, улыбались, даже поцапались слегка — просто моя копия хотела воззвать к голосу разума — я вовсю мастерила бутылку с зажигательной смесью. Благо в комнате у меня находилось достаточно пузырьков с реагентами и различными зельями, которые лучше не смешивать. Когда все начало опасно бурлить, я вошла в завершающую фазу своего спонтанного, изумительного, невероятно смелого, хоть и не самого идеального плана.

— Готовимся, ребятки, — хлопнула я в ладоши.

Дракон тут же обнял фальшивую принцессу за талию и посмотрел на свою добычу хищным, но при этом влюблённым взглядом. Приплыли, даже у фантомов есть любовь! Только мой медовушный парень смелости так и не набрался. Видимо, медовуха из его крови слишком быстро выветрилась. Досадливо вздохнув, я вернулась мыслями к действию в комнате. Пусть иллюзию дракона создать я не смогу, но хоть как-то надо изобразить его полёт к замку. Отец не идиот, на явную инсценировку не купится. Тем более, в утренних сумерках никто не поймёт, что настоящего дракона там не было.

Значит, создаём мчащуюся к замку бесформенную тень — всё равно никто особо за небом не следит, а я уже порядком истратила сил на колдовство, но ставки высоки — моя честь и свобода! Отлично. Очень даже реалистично вышло. Надо же, а я и не подозревала, что настолько хороша в иллюзиях! Вон как идеально всё получилось.

Тень неумолимо приближалась к окну и в момент столкновения я бросила в стекло бутылку с подожжённой тряпкой. В комнате раздался громкий звон разбитого стекла. По развороченным створкам поползло пламя, радостно пожирая древесину. А в следующий миг балконные двери разлетелись вдребезги. Такого эффекта от зажигательной смеси даже я не ожидала. Но размышлять было некогда, потому я истошно завопила:

— На помощь! Спасите, кто-нибудь! Скорее сюда! Стража!

В коридоре мгновенно засуетились, зазвенели доспехи, дверь в комнату затряслась. Но её явно заперли снаружи, а в железяке открыть замок изящным золотым ключом не так уж и просто! А учитывая, что я заперлась изнутри, так вовсе придётся выбивать дверь. Потому снаружи начали громко меня звать, а я же продолжала верещать на пределе сил:

— Дракон, здесь дракон! А-а-а-а!

Наверное, стражей мои слова о драконе слишком озадачили, поскольку крики прекратились, и в коридоре на мгновение затих шум. Оттуда раздавались лишь тихие перешёптывания в стиле: «Может, принцесса сошла с ума? Откуда здесь появиться дракону?». Я рассердилась и отдала приказ иллюзии дракона взреветь. Под рёв дракона, снаружи визжали в испуге воины, которые осознали, что я не шучу.

Обрадовало меня, что они не сразу решили выбить двери в мои покои, поскольку это дало мне время метнуться к камину и забраться внутрь. Я накинула на себя самый примитивный морок, а мои иллюзии терпеливо выжидали, когда же стражи взломают одну из самых прочных дверей во всём дворце. Конечно, они были превосходными и сильными воинами, но не так-то просто попасть в комнату к принцессе Эллириане!

Спустя минуту они всё же справились,  и дверь с грохотом повалилась на пол. Стражи появились на пороге комнаты, что сообщило иллюзиям о начале представления.  Дракон вразвалку побежал к окну, попутно опрокидывая тележки с едой и бросая насмешливые взгляды на воинов, которых взяла оторопь при виде чешуйчатого. На самом деле тележки толкала я лёгкими порывами ветра.

Воины ещё несколько секунд ловили ртами воздух, пытаясь совладать со страхом. Кажется, я всё же перестаралась. Как их всех проняло!  Дракон напоследок оттолкнулся лапами от каменного парапета и расправил крылья. Вот тут все и ожили — рванули в сторону балкона, откуда уже улетел громадный ящер с обморочной принцессой. Каждый раз я с сожалением смотрела, как кто-то из стражей давил сапогом закуски, которые я так и не попробовала.

— Не стрелять, вы раните мою дочь!

А вот и папенька подоспел. Он стоял глядя с развороченного балкона на удаляющуюся тень дракона, бледный, как полотно, с поджатыми губами. Красивые руки Владыки впились в остатки перил до того сильно, что я услышала хруст сломанного дерева. Почему он кажется мне очень расстроенным? Даже совестно стало на мгновение, пока я не вспомнила про свою помолвку. Никакой жалости! Сейчас решается моя дальнейшая судьба.

Стражи столпились за спиной отца на балконе и переминались с ноги на ногу, пытаясь сообразить, что делать дальше. Я же, справившись с этим грандиозным представлением, забралась в каминную трубу, где уперлась руками и ногами в стены. Никто так и не заметил мой силуэт, перепачканный сажей. Хорошо, что я успела прошептать заклинание, позволяющее наблюдать за происходящим в комнате. Теперь мне осталось выждать, когда все уйдут и не чихнуть раньше времени.

— Найти их! — отец взревел похлеще любого дракона. — И чтобы с головы принцессы не упал ни один волосок!

Он резко развернулся и прошёл с балкона внутрь помещения. Я впервые видела папеньку в такой ярости. Но хуже его ярости было отчаяние во взгляде мудрого эльфа, которого я очень любила. Пришлось вновь давить в себе все проблески совести и жалости к родителю. Ни за что я не позволю эмоциям сломать собственную жизнь! Раз отец не желает слушать мои возражения — я не стану тревожиться о содеянном. Но тут мой взгляд упал на записку, которая одиноким заляпанным комочком бумаги лежала около кровати. Они могли затоптать послание, и тогда плакали мои денежки!

— Ваше величество, тут что-то есть, — произнёс в наступившей тишине один из стражей, отчего я вздохнула с облегчением и тут же чуть не чихнула из-за попавшей в нос сажи.

Папенька протянул руку, взял измятый лист бумаги и прочитал послание. Я наблюдала, как лицо родителя вытягивается и приобретает зеленоватый оттенок. Не поняла, чего это он так реагирует на обычное письмо о выкупе любимой дочери?

— Он хочет миллион золотых за принцессу, — побелевшими от шока губами пробормотал папенька, и я задумалась. Что такого страшного в этой сумме?

— Но, Ваше величество! У нас нет таких денег, — просипел старший советник, который как раз подоспел к окончанию всего этого балагана. — Вы же знаете, что казна пуста. Последние годы были очень тяжёлыми для нашего королевства. Урожай погиб, скот издох. Кроме того, долг южному королевству составляет немалую сумму. Вы же не думаете, что принц Равиалин поверит в похищение принцессы драконом?

— Да знаю я всё! — огрызнулся в ответ отец. Он прикрыл на минуту глаза, а после прикрикнул на стражей: — В погоню, не дать им уйти!

После чего все покинули комнату, оставив меня в глубокой задумчивости, размазывать сажу по лицу. Даже так? А я и не замечала проблем с деньгами. Папенька ни в чем мне не отказывал, баловал. Получается, он из-за этого решил поскорее выдать меня замуж? Неужели Равиалин начал угрожать и отцу ничего не оставалось, кроме как отдать любимую дочь, чтобы спасти королевство? Ну, дела…


Глава 4. Невезение по-драконьи, или никогда не спасайте принцесс

Хор

В булочной мадам Боде просто божественно пахло сдобой. Я любил прогуляться ранним утром по столице небольшого королевства Эрилония и заглянуть в этот магазинчик. Здесь всегда было светло и по-домашнему уютно, что не могло оставить равнодушным того, кто тянулся к спокойной жизни в окружении семьи, но был лишён всего этого.

— Доброе утро, господин Хоразар, — приветливо поздоровалась мадам Боде, и меня тут же окутало сладковатым запахом свежей выпечки. — Вам как обычно?

— Скажете тоже, какой же я вам господин? Титулами ещё не обзавёлся, дворец не отстроил, аристократом не являюсь, — отшутился от этого незаслуженного обращения. — Я простой горожанин, мадам Боде. Вам ли не знать об этом?

— Горожанин, который не живет в городе, — возразила булочница и хитро прищурилась, ожидая моего ответа.

— Я предпочитаю свежий горный воздух и приятное уединение, — на моём лице появилась обворожительная улыбка, которая заставила женщину слегка поумерить свою подозрительность.

Но она всё же не выдержала и протянула с доброй улыбкой:

— Именно поэтому вы каждую неделю в одно и то же время высматриваете кого-то в библиотеке? Уединение начало претить?

— Высматриваю? Вы верно что-то путаете, — я слегка напрягся из-за проницательности и наблюдательности женщины.

Неужели, я настолько сильно выделяюсь из толпы в библиотеке, что привлёк внимание обычной булочницы? В моей улыбке появилось очарование, рассчитанное на людей, они очень хорошо поддаются драконьим чарам. Главное не переусердствовать, чтобы никто ничего не заметил.

— Я человек привычки, мадам Боде, понимаете. Очень люблю ваши пирожки и хорошие книги, — с мурчащими нотками в голосе произнёс я.

Затем слегка притронулся к руке булочницы и тут же осознал свой промах. Женщина не была чистокровным человеком! Все мои чары не имеют никакого смысла, когда речь идёт о лесном народе. То-то мне показался странным зелёный оттенок волос мадам Боде! Не знал, что дриады также подались в города. Надо же, как много я пропустил за последние несколько столетий, которые провёл в уединении. Благо, хоть сейчас всё же вернулся в большой мир.

Много лет назад, я поселился в такой глуши, куда доберётся не каждый дракон. Жизнь среди постоянно конфликтующих народов опостылела и вызывала желание убивать. К тому же зло слишком близко подобралось к нашему дому из-за жадности и алчности некоторых существ. Поэтому во времена последней большой войны, я выступил инициатором мирного договора, который подписали абсолютно все расы.

Хотя это мягко сказано. Я просто сообщил всем, что если они не прекратят войну, я выжгу их королевства дотла. Они прониклись, помогли восстановить печать, которая удерживала древнее зло, и прекратили кровопролитие. А после, мне не хотелось видеть, как они пытаются навредить друг другу, не прибегая при этом к войне. Вот я и сбежал подальше от всех.

За антрацитовыми скалами среди лугов, я построил себе небольшой дом. Постоянно подавлял в себе драконьи повадки и клептоманию, которая досталась мне вместе с кровью предков. Знал бы кто, скольких усилий стоило не забирать всё, что неправильно лежит, сидит или стоит. Особенно это касалось принцесс.

Вот зачем мне нужны принцессы? Я их не ем. Все как одна, эти девушки избалованные, капризные и жутко раздражают. Не спорю — они, конечно, красивы — не все, но многие. Только кровь всё равно вскипала внутри каждый раз, стоило услышать об очередной принцессе. И я ничего не мог с собой поделать. У меня уже появилось ощущение, что коллекционирование принцесс и есть смысл моего существования! Бред какой-то. Никто из моих сородичей не сходил с ума настолько от самого слова «принцесса». А вот у меня случалось настоящее помутнение разума, особенно при упоминании последней эльфийской принцессы.

Только из всех женщин в мире, мне нужна лишь та, чьё сердце будет биться с моим в такт. Ведь лишь с ней я смогу продолжить свой род, как бы банально это не звучало. Мы драконы, готовы идти за своей половинкой в огонь и в воду, лишь бы она улыбнулась, ответила взаимностью. Я не знаю, как её отличить от других женщин, но не так давно по меркам драконов, мою кровь взбудоражила одна загадочная эльфийка. Было ли это то самое притяжение пары или медовуха ударила в голову, мне предстояло узнать.

Ведь не зря год назад, я проснулся посреди ночи, когда услышал странный зов. Он вёл меня на восток, куда я прилетел, словно зачарованный. Тогда я узнал о существовании королевства Эрилония. Много событий произошло с тех пор. Например, я узнал, что моих сородичей практически не осталось в мире. Все считали драконов мифом, древним народом, который давно вымер. Поэтому я не смог сразу определить природу того зова. Может, меня позвал кто-то из сородичей на помощь?

А вот разозлило меня нечто другое. Оказалось, что на драконов велась долгая и усердная охота. Кто этим занимался, и какие при этом преследовал цели, я ещё не разобрался, только моих сородичей по одному отлавливали и жестоко убивали. В голове сразу возникло подозрение, что события прошлого повторяются, и я принялся проверять остроухих. Удивительно, что жители этого мира даже не подозревали о происходящем, не считая самих убийц, конечно. Соответственно, улететь обратно я уже попросту не мог.

В общем, я изобразил обычного человека и решил задержаться среди обитателей нашего мира. Распутывая тот клубок лжи, который закрутили вокруг смертей драконов, я параллельно искал одну юную чокнутую девчонку, с которой случайно познакомился год назад. Правда, об этом никто не знал и не должен был узнать! А сейчас на меня насмешливо смотрела мадам Боде своими зелёными глазами и снисходительно кивала на мои жалкие оправдания.

— Конечно-конечно, господин Хоразар. Только если вы человек, то я эльфийская принцесса, — она усмехнулась, но не зло, а скорее, как тот, кто разгадал тайну. — Весь город поговаривает, что вы, господин Хоразар, дракон из диких земель.


— Да что вы говорите?! — всплеснул я руками и изобразил весёлое недоумение. — Мадам Боде, драконов не существует, отчего же горожане сделали подобные выводы? Кроме того, разве драконы едят булочки, мадам? — я вытряхнул из кошелька горсть монет, которых было куда больше чем нужно. — И был бы дракон так щедр?

Она подозрительно сузила глаза, словно искала во мне верные признаки крылатого ящера. Но я выдержал её взгляд всё с той же чарующей улыбкой. На что мадам Боде вдруг заявила:

— Я обязательно подловлю вас, господин Хоразар. Может, горожане и выдумывают всякие сказки, но мы-то оба знаем, что драконы вовсе не сказочные персонажи. Поэтому я подловлю вас, и найду ту принцессу, по которой вы вздыхаете уже год. Должен же быть у такой романтичной истории не менее прекрасный финал.

На лице булочницы появилась мечтательная улыбка, и она вновь весело мне подмигнула. Признаюсь, я даже слегка смутился. Вот же лесные жители! Они могут вызвать неловкость у кого угодно, даже у древнего дракона. Я решил, что лучше ей подыграть и сказать, что я действительно ищу девушку. Так будет меньше вопросов. По крайней мере, все разговоры о драконе можно свести к банальной шутке.

— Да, она и не принцесса, — улыбнулся я булочнице, — так, простая девчонка с фиалковыми глазами и…

«Мягкими нежными губами, которые целовали так страстно и неумело, что у меня до сих пор подкашиваются колени от той гаммы её и моих эмоций. А ещё она не умеет пить медовуху. Хотя от того убойного пойла, голова гудела с неделю даже у меня. Недаром я зарёкся после этого даже притрагиваться к алкоголю», — мысли плавно перетекли в воспоминания, отчего я замолчал, уставившись в одну точку. Ведь мадам Боде знать об этом совсем необязательно.

— У простых девчонок не бывает фиалковых глаз, Хоразар, как не бывает жёлтых у обычных горожан, — огорошила меня булочница с хитрым прищуром.

— Ну, вы же никому не расскажете мой секрет? — произнёс я, шутливо округлив глаза и приложив палец к губам.

— Я могила, — она также шутливо изобразила, что закрывает рот на замок.

Спустя миг женщина протянула бумажный пакет с моим заказом. В очередной раз поблагодарив мадам Боде за выпечку, я вышел на улицу. Знал бы, что этот безобидный разговор подведет меня к плахе, я бы так не откровенничал даже в шутку. Хорошо хоть не стал расспрашивать булочницу о драконах, а ведь была такая мысль. Кроме того, у меня есть оправдание — в тот момент я находился под впечатлением от вновь нахлынувших воспоминаний. Другими словами, влюблён и очень одинок, а густые летние предрассветные сумерки вызывали на сердце тягучую тоску неумолимо приближающейся осени.

С грустью посмотрев в сторону площади, я вспомнил незнакомку, которая так стремительно ворвалась в мою жизнь, лишённую приключений. Сердце вновь заныло от непонятной тоски. Что я помнил о той девчонке, кроме того, что целоваться та совершенно не умела? Она сказала, что любит читать, именно поэтому я каждый третий день наведываюсь в библиотеку, мечтая вновь натолкнуться на неё. Очень надеюсь, что за этот год никто не научил её поцелуям. Постылая ревность! И надо же было мадам Боде растревожить сегодня эту рану?

Я засмотрелся на эльфийский королевский дворец с острыми башенками и идеальной кладкой камней цвета слоновой кости. В свете восходящего солнца он весь казался золотым. Вот там и живёт самая настоящая принцесса — избалованная и взбалмошная, как говорят горожане. Но они обо всех судачат, так что не удивлюсь, если за моей спиной они обсуждают, как я похищаю и пожираю юных коронованных особ. И это учитывая, что драконов не существует! Но я-то в любом случае этого не делаю, хоть и очень хочется. Потому, возможно, Эллириана тоже не настолько плоха, как её рисуют.

Мой взгляд остановился на балконе, куда вышла хрупкая женская фигурка. Давно укрощенные драконьи инстинкты всколыхнулись в душе. Кровь вновь забурлила лавиной, что-то запретное заставило сделать лишний шаг в сторону дворца. А ведь это так просто, подлететь, схватить её и забрать себе. Я рассмеялся над своими преступными мыслями и залюбовался такой же одинокой душой. Любовался до тех пор, пока что-то яркое в руках принцессы не ослепило меня, заставив судорожно потереть глаза.

Почувствовав себя беспомощно, я принялся двигаться на ощупь. Так глупо. Что же это такое? Магия? Выбрался на обочину и попытался унять сбившееся из-за паники дыхание. Неужели самый обычный солнечный зайчик лишил меня зрения?! Я начинал понимать горожан и недолюбливать принцессу. Несколько минут я просидел с закрытыми глазами, и к своему облегчению, вскоре вновь смог видеть. Проморгался. Радужные блики все ещё танцевали передо мной, но вполне можно было продолжать путь, как вдруг…

Летние предрассветные сумерки разорвал громкий звон и свист. Прямо над моей головой пролетел ужасного вида дракон. Таких уродцев я прежде не встречал. Может, он покалечился? Я так решил, поскольку дракон не менее жутко и вместе с тем странно махал крыльями, словно маленькая птичка колибри, только громадного размера. Как он ещё на землю не рухнул? С его хвостом творилось, что-то невообразимое, словно он напрочь забыл, как им пользоваться, а в его лапах покоилась лишенная чувств девушка. Да это же принцесса! Вот демон! Похоже, не у одного меня появились грязные мыслишки. Выходит, пока я думал и боролся с инстинктами, другой дракон уже подсуетился.

— Вот же гадство! — воскликнул я с досадой.

Побросав вещи на землю, я побежал следом за бьющейся в агонии тенью дракона. Девчонку нужно срочно спасать, этот парень явно не в себе. Может, он нажрался отравленных грибов в лесу, и инстинкты взяли верх? Как он мог нарушить договор? Кроме того, зачем он показался на всеобщее обозрение, когда на наших сородичей идёт смертельная охота? Не мог же он находиться в неведении относительно такого события! Ведь даже я, просидев много веков вдалеке от мира, знаю о происходящем.

Я забежал в парк, засаженный большими деревьями, и огляделся. Вокруг не было ни души. Всё же слишком рано, все ещё спали в своих мягких постелях, лишь дворники и булочники открывали свои лавки. Заметив буйную растительность, где можно было укрыться от любопытного случайного взгляда прохожих, я быстро юркнул туда. Скинул свои вещи и всего через несколько ударов сердца разрезал воздух кожистыми крыльями.

Вот только похититель и его жертва исчезли без следа! Я парил над городом,  выглядывал их над землей, в облаках, среди деревьев. Но они пропали. Растворились, словно мираж. Невозможно. Куда мог деться огромный покалеченный дракон вместе с жертвой? Неужели, он тоже древний?! Тогда почему я не чувствую магии портала? От количества вопросов, искрами вспыхивающих в голове, я нахмурился. Собрался было вернуться за своими вещами, чтобы спокойно всё обдумать, но что-то сильно ударило меня в грудь, выбивая дух и заставляя рёбра ныть от боли.

— Отставить! — раздался взволнованный рык снизу, а я всё пытался сделать хоть один вдох, чтобы окончательно не рухнуть на землю. — У него моя дочь, вы раните её.

— Нет, Ваше величество, эта магия не навредит эльфу, только обездвижит дракона, — ответил другой голос.

— Думаете, если Эллириану придавит такая туша, она выживет? — холодно поинтересовался, судя по всему, Владыка королевства Эрилонии. — Обездвижить и аккуратно опустить его на землю!

В моём угасающем сознании начала складываться неутешительная картинка. Ох, не того дракона они поймали! Да кто же мне теперь поверит?

Глава 5.1 А тому ли я дала обещание, или история о драконах клептоманах (Элли)

Элли

Тайком пробираясь через весь дворец в подземелье, откуда можно было незаметно попасть на улицу с помощью потайного хода, я то и дело прижималась к стене. Мне никогда прежде не было настолько страшно от одной мысли, что я попадусь. Переполох, который начался после моего эпичного представления, потешил самолюбие и одновременно с этим поселил в душе страх. Папенька меня не то, что замуж выдаст — он запрёт непокорную дочь в монастыре, если узнает о подлоге с иллюзиями!

В очередной раз обтерев спиной пыльный угол, я возмущённо засопела. Принц Равиалин приедет в самый чистый дворец в мире, который вытерла собой сама принцесса Эллириана! Я продвигалась вперёд, сопровождая весь путь злобным сопением ежа. Но стоило мне спуститься в подземелье, как послышался громкий топот множества ног, приближающийся в мою сторону.

Похолодев от осознания, что меня сейчас найдут, я не придумала ничего лучше, чем стремглав метнуться в сторону первой попавшейся открытой двери. Огляделась по сторонам и поняла, что нахожусь в подземной тюрьме. Тёмный коридор из холодного камня освещался лишь парочкой тусклых магических светляков. Куда бежать дальше я понятия не имела, поскольку впервые оказалась в этой части дворца. Раньше отец не подпускал меня сюда даже на расстояние выстрела стрелы.

Спокойно Эллириана, без паники! Делай выдох! Необходимо было спрятаться, чтобы никто меня не увидел. Открытая дверь одной из камер, в которой явно держали троллей, настолько громадным был дверной проём, показалась мне очень привлекательной. Я побежала в ту сторону, передёрнула плечами от вида цепей и массивного стола с какими-то ножиками, крюками, пилами, после чего юркнула в небольшую нишу.

Главное, что здесь темно, а вот паутина и мерзкое шевеление лапками на плече, меня ни капельки не пугает! Не пугает, я сказала! От омерзения, я зашипела и обдала угол огнём. Хорошо, что у меня есть магия. И вот тот визг, хоть и негромкий, был очень даже от паучка. Ага. Ведь не станет папенька держать во дворце арахаров, которые пожирают всё живое, до чего могут дотянуться своими мерзкими лапками? Не станет, да?

Смотреть, что там валяется на полу, обычные пауки или нет, я не решилась. Валяются, ну и ладно — мёртвые же! Но услышав топот и звук голосов, которые по закону подлости приближались именно в эту камеру, я чуть не застонала от досады. Ну почему мне так не везёт? Тем временем в камеру внесли громадную бездыханную тушу, даже не знаю кого — в темноте не разобрать. Зазвенели цепи, загудела охранная магия, а следом я увидела отца, который прошёл к столу и упёрся в столешницу кулаками.

На его лицо было страшно смотреть, он посерел и осунулся. Глаза больше не сияли, а губы сжались в тонкую полоску, словно отец боялся, что они начнут дрожать. Совесть снова заворочалась глубоко внутри и принесла с собой горечь вины. Ничего, вот выберусь отсюда, немного осмотрюсь и попытаюсь разузнать, что происходит. И если окажется, что Равиалин пытался шантажировать отца, я придушу этого принца тараканов голыми руками.

— Приведите его в сознание! — отдал приказ Владыка Илларианэль Традинор. Назвать этот холодный голос, который битым стеклом отдавался в ушах, голосом отца я не могла.

Послышалось шуршание, следом бормотание, а затем помещение огласил рёв. Да такой громкий, что я чуть не оглохла. Они что, серьёзно притащили сюда дракона?! Вот блин! Где они его нашли? Их же не существует! Я вжала голову в плечи и постаралась унять стыд, который сжигал меня не хуже, чем пламя уничтожившее арахаров. Ведь это явно из-за меня дракон попал в подземелье. Внутри заскребло неприятное чувство вины. Но услышав слова отца, мне захотелось зареветь — и нет, я не о слезах — о том яростном рёве, который издавал дракон.

Разве мог мой отец говорить такие вещи? А как же договор, который он нарушил только тем фактом, что приволок сюда дракона? И вот тут мне стало откровенно страшно — отец ведь не знает, что нарушил договор. Он явно считает, что это сделал дракон. Мамочки! Я не хочу становиться причиной межрасовой войны. Надо как-то вытащить этого несчастного и объяснить ему всё. Драконы вроде всегда считались самой мудрой расой, он просто обязан понять, что вины отца нет! А если этот дракон больше животное, чем разумная особь, он меня сожрёт?

— У тебя будет ровно полчаса, чтобы хорошо подумать над своим положением и сказать, куда ты дел мою дочь, — между тем произнёс папенька таким тоном, что мне захотелось рухнуть мёртвой тушкой рядом с трупиками арахаров под моими ногами. — После сюда придёт палач, и ты в любом случае всё ему расскажешь. Но сделаешь ли ты это добровольно и без боли, либо под пытками, зависит от тебя. Цепи не дадут тебе вырваться, а драконий актонит, не позволит использовать магию. Думай, дракон, время пошло.

После чего все вышли из помещения, оставив несчастного дракона и меня наедине. Точнее никто не знал, что я тоже затесалась в ряды заключенных, потому и оказалась запертой вместе с этой громадиной. Интересно, а драконы питаются принцессами или это всё выдумки? Осторожно выглянув из-за угла, я посмотрела в янтарные глаза дракона и вздрогнула. Там плескались тоска, отчаяние и горечь. Но стоило ему заметить меня, как эмоции сменились на удивление, радость и надежду. Дракон неприлично открыл пасть и показал острые зубы, от которых мне стало дурно.

— Только не шуми, — зашептала я, прекрасно осознавая, что за дверью стоит охрана. — Извини отца, он порой бывает жесток. Но правитель и не может быть добреньким, сам знаешь. Только он понятия не имеет, что ты не нарушал договор. Пожалуйста, не держи на него зла, умоляю!

— А ты кто? — раздался шёпот дракона, и я отпрыгнула в сторону.

— Т-т-ты разговариваешь?! — я ткнула в него пальцем и оттуда слетела искра магии.

— Слушай, ушастая, давай ты не будешь начинать меня пытать раньше времени! Последи за своей магией! — возмущённо засопел дракон. — Зачем ты сюда пришла? Поглумиться над драконом?

— Вообще-то я хотела тебя спасти, — процедила в ответ и надула губы от обиды.

— Тогда спасай, иначе твой отец… — начал говорить он, и тут до него дошло, что я вроде как, и есть та самая принцесса, из-за которой его поймали. — Потрясающая наглость! А ну немедленно отпусти меня!

Вопль дракона меня испугал, и я вновь спряталась в нише. И сделала это, надо признаться, вовремя. В двери тут же открылось окошко, откуда донёсся злой голос охранника:

— Будешь орать, повыдёргиваю зубы, они на декокты хорошо идут! Всё равно тебя покромсают.

Я беззвучно икнула от ужаса. Дракон икнул вполне себе звучно. А вот охранник рассмеялся и захлопнул окошко. Тут уже я решила не ждать и подбежала к дракону. Раз он говорит, значит всё же разумный и мудрый, как написано в книжках, а значит, есть меня не станет. Притронулась вначале к ошейнику и попыталась достать металлический штырь, которым тот закрывался. Но мои нежные пальчики были приспособлены к выдёргиванию штырей из ошейников такого размера. В итоге я сломала ноготь и злобно зашипела на всех мастеров, которые даже ошейник не могут сделать по-эльфийски!

— Да ты расшатай его сначала, — попытался поучать меня дракон, за что получил по носу.

— Не мешай! И нос убери! Иначе вместе попадать будем! Поверь, отец не пожалеет никого, даже родную дочь после случившегося, — я махнула рукой, показывая, что имею в виду всю ситуацию.

Насупившись, дракон отвернулся в сторону, выпустил из ноздри маленькую струйку дыма, которая приняла очертания корабля, и тот поплыл по воздуху. Я засмотрелась на красоту, но при этом продолжала попытки вытянуть штырь. Не выдержав издевательства над собственными ногтями, я психанула и окатила ошейник, вместе с драконом волной магии. Каково было моё удивление, когда штыри вылетели абсолютно из всех кандалов, не только из ошейника. Радостно, но очень тихо запищав, я подошла к драконьему актониту, отшвырнула эту мерзкую траву ногой в сторону подальше и посмотрела на пленника.

— Значит так. Сейчас мы с тобой будем разрушать дворец! — сообщила я, и отчего-то морда дракона вытянулась после этих слов.

— А ты случайно головой не билась в детстве? Это ведь твой дворец! — выдохнул он.

— Сегодня мой, а через неделю будет чужим, — отмахнулась я от слов дракона. — Какая разница? Нам надо сбежать! Единственный выход, это разрушить стену. Так что, готовься, сейчас будем ломать!

Я вскинула руки вверх и позвала магию. Та откликнулась весьма охотно и очень быстро, никогда прежде не случалось подобного. Вокруг завихрился ветер, и затрещали молнии. Дракон округлил глаза и замахал крыльями, после чего придавил моё высочество лапой к полу. Быстро, резко, но я отметила, что это было весьма аккуратно. Он даже голову мою придержал, чтобы я не стукнулась.

— Остановись! Мы не будем ничего рушить. Чокнутая девчонка! — зашипел в моё лицо этот чешуйчатый.

А у меня внутри что-то дрогнуло от знакомого обращения. Возможно, я произвожу впечатление действительно чокнутой, раз даже дракон меня так назвал. Он же не знает, что из-за моего побега свадьба не состоится. Вот только долги королевства никуда не денутся, и получается, что через неделю, этот дворец действительно станет чужим. Точнее он будет принадлежать принцу тараканов, которого я ненавижу всей душой. Но дракон так переживал, что я решила не устраивать беспредел.

— Неужели у тебя есть другое предложение? — язвительно пропела я, выглядывая из-под громадных когтей.

— Да. Ты пообещаешь не вредить мне, никому не рассказывать о том, что сейчас увидишь, и тогда я вытащу тебя отсюда. Ведь ты хотела сбежать, не так ли? — загадочно выдал дракон.

— Обещаю! — в полном восторге от перспективы исчезнуть отсюда, выдохнула я. — Никому ничего не расскажу. Вредить тебе не буду. Да я тебя любить всю жизнь буду, если ты меня отсюда вытащишь!

Дракон выпучил глаза и закашлялся в собственном дыму. А я что? За такой подарок судьбы, я готова была пообещать что угодно. Правда, в порыве чувств из головы совсем вылетела одна маленькая деталь. Обещание, данное дракону — нерушимо! Хм. Что там я наобещала? Додумать не успела, потому что, меня схватили поперёк талии той самой лапой, которой прижимали к полу, а в следующий миг свет мигнул и всё вокруг изменилось.

Мы летели высоко в небе над облаками. Ветер свистел в ушах и обмораживал те самые уши, которые начали скручиваться в трубочку, пытаясь сохранить тепло. Сверху надо мной хлопали два громадных кожистых чёрных крыла. А я лежала в кольце когтей, раскинув руки в стороны, и не верила в происходящее. Он открыл портал! Такое невозможно! Никто не может открывать порталы, только самые древние драконы умели это делать. Но поймать древнего дракона, папеньке точно было бы не под силу, потому что их не существует!

— Невероятно, — ошарашенно прошептала я, а следом завизжала уже от восторга: — Свобода!

 Глава 5.2 А тому ли я дала обещание, или история о драконах клептоманах (Хор)

Хор

От громкого вопля эльфийки, я чуть не выронил её из лап. Но причина была даже не в самом возгласе, а в эмоциях, которые испытывала девушка — незамутнённый восторг. Я ощущал его всем своим существом, он будто нектар отдавал сладостью на языке. Пришлось потрясти головой, чтобы отогнать чужие эмоции и не убить ненароком свою драгоценную ношу.

Вспомнил, как я пришёл в сознание и увидел сверкающие ненавистью глаза Владыки Илларианэля Традинора. Первым делом захотел украсть эти глаза. Слишком они напоминали драгоценные камни, а я очень долго подавлял в себе драконьи инстинкты. От такого неожиданного желания я стиснул зубы и постарался не двигаться. Не хватало ещё эльфийского правителя покалечить в порыве драконьей клептомании. А следом я присмотрелся — эльф был в ужасе и очень переживал за свою дочь. Это меня отрезвило.

Только после пламенной речи Традинора и его требования рассказать, куда я дел принцессу, во мне вскипела ярость. Я задумался, что не такая уж и плохая идея забрать его глаза. Вновь пришлось одёргивать себя. Молодец я! Сдержался! Но когда меня оставили в магических кандалах, да ещё и с драконьим актонитом в придачу, появилось желание догнать эльфа и набить ему лицо. Но я решил, что ещё не время пылать праведным гневом. Всё же эльф переживает за свою дочь, а я могу уйти в любой момент. Но я решил повременить, чтобы узнать, не замешан ли кто конкретно из этих ушастых в пропаже драконов?

К слову, уйти я действительно мог и меня не остановил бы даже драконий актонит. Он был тем самым средством, которое использовали в древности, чтобы удержать дракона. Эльфы знали об этом, потому мы включили в договор пункт, где запрещалось  использовать эту гадость. Это было разрешено лишь в случае, когда кто-то из моих сородичей нарушит закон. Ах, точно! Ведь они считают, что я украл их принцессу. Значит, все действия ушастых законны. Печально. Но с другой стороны — хорошо. Не хотелось бы развязать межрасовую войну из-за такой ерунды.

Я размышлял, как мне будет лучше выбраться из этой передряги, узнать, всё что необходимо и при этом никому не навредить. Как вдруг из тёмной ниши в углу, откуда доносился едва заметный запах арахаров и горелой плоти, выглянула эльфийка. Признаюсь, я подумал, что сошёл с ума. На меня фиалковыми глазами смотрела та самая девушка, которую я так долго ждал. В платиновых волосах знакомой незнакомки торчали лапки мёртвых арахаров и паутина. Руки подрагивали и сжимались в кулаки. А сама девушка осторожно, словно опасаясь, что я её тут же сожру, подошла ко мне.

Мы поговорили. Клянусь, за очень долгую жизнь, ещё никто не заставлял меня испытывать такие противоречивые чувства! В один момент, я хотел прижать её к себе и целовать эти мягкие губы. А в следующий миг, я сгорал от желания перекинуть эльфийку через колено и устроить ей порку. Горожане говорили, что принцесса избалованная? Да она сущий кошмар! Но я справился и с этим. Ничего, я сильный — перевоспитаю!

Всё же она меня так спасала…пусть и в надежде на ответное спасение. Жаль только, я не успел пообщаться с её отцом по поводу своих сородичей. Но после слов Элли, что Владыка не пожалеет даже её, дракон внутри взревел так, что у меня в глазах потемнело. Кто-то хочет обидеть мою эльфу?! Не позволю!

Правда, я так до конца и не понял, что она имела в виду, когда сказала, что дворец скоро будет чужим. Ведь не отдаст же Владыка свой дом принцу после свадьбы? Но это мелочи. Моя неугомонная, вредная, избалованная, потрясающая, великолепная принцесса, сняла кандалы и убрала ненавистный актонит. Он доставлял очень неприятные ощущения. Более того, Элли пообещала любить меня всю жизнь! Ну что ж, дорогая, ты сама сделала свой выбор, а теперь пришла пора отвечать за свои слова.

И вот я летел над облаками, рассекая крыльями ледяной воздух. Долгие годы я подавлял в себе драконьи инстинкты и старался жить, как обычный человек. Но эльфийская принцесса с её фиалковыми глазами и острым язычком, заставила меня вспомнить, кем я являюсь. Древний дракон, один из немногих, оставшихся в этом мире. В тот момент, полностью подчинённый драконьим инстинктам, я едва сдерживался, чтобы не завести песнь вечности. Рано. Вначале моя принцесса должна полюбить меня. Зато теперь мне стало предельно ясно, на чей зов я явился в королевство Эрилонию.

Я ощутил, как девушка затряслась, и удивился, но лишь на миг. Совсем забыл, что здесь холодно! Осторожно сжав крепче своё самое восхитительное сокровище, я окутал её согревающим пологом. Тихий и очень довольный вздох стал мне наградой. Потому я радостный и счастливый полетел в мою тихую обитель, где спрячу свою прелесть на века.


Глава 6. Факелы, виллы и одна сбежавшая невеста

Королевство Эрилония, подземелье дворца

Илларианэль Традинор мрачно разглядывал пустую камеру и разбросанные по полу штыри от кандалов. На Владыку было страшно смотреть, поэтому вся стража и главный советник Риэльроян, старались держаться от правителя на приличном расстоянии.

— Ему кто-то помог.

Уши советника слегка подрагивали от нервного напряжения, когда он озвучил вслух невесёлые мысли. К слову правитель подумал о том же. Риэль изучал причудливые обрывки магических плетений, оставленных беглецами, и всё сильнее мрачнел. Магия буквально витала в воздухе, словно эфемерная паутина она опутывала всё помещение. Советник схватил одну нить, растер между пальцами и поднёс к лицу. Внимательно присмотрелся, даже понюхал, отчего правитель скривился и подумал, что он бы ещё на язык её попробовал.

— Дракон, — лаконично, но очень многозначительно изрёк Риэльроян.

Владыка задохнулся от возмущения и с раздражением процедил:

— Я в курсе, советник, что здесь был дракон! Мы поймали его час назад, не забыли?

— Простите милорд, — залепетал Риэль, осознав, в каком бешенстве сейчас находится правитель. — Я лишь хотел сказать, что дракон сам открыл портал. Понимаете, насколько это поразительно! Ведь я думал, что в целом мире не найдётся настолько могущественного создания. Войны выкосили почти всех драконов, а древних так и подавно не осталось. Точнее, мы считали, что драконов уже давно не существует. Но мало того, что мы нашли одного, так он к тому же оказался древним!

— И именно этот уникальный древний покусился на мою дочь? Могу я поинтересоваться, зачем? — Илларианэль старался не растерять остатки самообладания.

Преступник мог быть, где угодно, а они сейчас тратили драгоценное время на разговоры в подземелье. Оставалось надеяться, что этот чешуйчатый не обидит Эллириану. Иначе в мире точно не останется ни одного дракона! Ведь эльф считал, что Элли украл сумасшедший дракон! Другой не нарушил бы таким действием мирный договор. А полоумный древний дракон, это уже катастрофа мирового масштаба! Владыка сжал кулаки до хруста и сделал пару глубоких вдохов, чтобы не натворить глупостей. После чего пристально посмотрел на советника, ожидая от того продолжения.

— Все не так просто, Ваше величество, — загадочно протянул Риэльроян.

Советник быстрым шагом направился в дальний угол камеры, туда, где находилась небольшая ниша, предназначенная для хранения различных инструментов.  Эльф присел на корточки и провёл ладонью над ещё теплым пеплом. Он помешал его пальцем, а затем, поднёс к кончику языка и попробовал на вкус, чем вызвал приступ отвращения у Владыки. Тот скривился и подумал, что лучше бы Риэльроян попробовал на вкус магию.

— Арахары, — тем временем коротко выдал эльф и правитель нахмурился.

— У нас сегодня экскурс в местную фауну, господин старший советник? — едко спросил Илларианэль.

Но мужчина оставался невозмутим, он давно привык к вспышкам нетерпимости и язвительности своего милорда. Риэль прекрасно знал, что сейчас правитель переживает за единственную наследницу. За любимую дочь, ради рождения которой его обожаемая супруга отдала свою жизнь. Советник выпрямился в полный рост, отряхнул пепел и невидимые крошки со своего стального одеяния, после чего принял скорбный вид и произнёс:

— Мой лорд, у меня для вас весьма неутешительные новости.

Реакция Владыки на такое начало речи была естественной и вполне объяснимой. Илларианэль Традинор побелел, словно саван. В глазах правителя вспыхнули искры безумия.  Оттолкнув советника в сторону, он рванул в угол с горсткой пепла. Рухнул перед ней на колени, провёл дрожащими ладонями над серой золой и просипел:

— Эллириана! Он сжег мою дочь?!

Риэльроян закатил глаза, пока Владыка не смотрел в его сторону. Верно говорят — горе и беспокойство лишают рассудка даже сильных мира сего, превращая в идиотов. Но за этим он и служит своему господину верой и правдой, и чтобы в пылу гнева или скорби тот не наделал глупостей. К тому же долгом советника было не позволить слугам увидеть слабости правителя. Именно поэтому сейчас они находились в этой камере вдвоём.

— Мой Лорд, прошу вас, успокойтесь, — осторожно начал Риэль. — Я уверен, что ваша дочь жива. Вы неверно истолковали мои слова. В ваших руках не её прах, то пепел сожженных арахаров.

Правитель шумно выдохнул, медленно повернул голову в сторону советника и оглядел того с ног до головы. Бедный Риэльроян вздрогнул, поскольку ничего хорошего взгляд правителя не предвещал. Владыка тут же опомнился, вскочил на ноги и схватил Риэля за грудки.

— Издеваться изволил? — прошипел Илларианэль.

— Никак нет, мой Лорд, — со спокойствием удава, выработанным с годами, ответил советник. Но холодок страха все же прошёлся у него между лопаток. Ведь в такой ярости своего повелителя Риэль не видел уже очень давно. Он даже на дракона так не злился!

— Тогда говори сейчас же всю правду и не юли. Где моя дочь? — чеканя слова, сквозь зубы процедил повелитель.

— Это не просто, мой господин, — залебезил советник, понимая, что ему не оставили выбора. — Вы никак не позволяете мне оставаться деликатным и дипломатичным.

— Мне наплевать на твою лживую дипломатию! — выплюнул в лицо советника Илларианэль. — Я похож на южного эльфа?

— Никак нет, милорд, — совсем несчастным голосом пропищал Риэль.

— Тогда отвечай. Немедленно!

— Я полагаю, — советник кашлянул и быстро добавил: — Но это не точно, ваше величество. Ваша дочь вступила в сговор с драконом! — Риэль зажмурился, когда кулак повелителя остановился у самого кончика его носа.

— Моя Дочь? В сговор с драконом? – очень тихо и неимоверно спокойно произнёс Илларианэль.

Советник мысленно прощался не только с должностью, но и с собственной жизнью, поэтому закрыл глаза и приготовился к смерти. По сути, он только что высказал вслух предположение, что принцесса совершила государственную измену. Заявил, что она предала свой народ и сбежала в трудные для королевства времена. Но вопреки ожиданиям, Владыка не спешил казнить Риэля на месте, а отпустил его и вдруг задумчиво протянул:

— А знаешь, Риэль, моя дочь вполне могла это сделать… Как ты понял?

Илларианэль Традинор заботливо поправил воротник своего верного слуги и загадочно улыбнулся. Риэльроян так и не понял, отчего правитель резко сменил гнев на милость. Разве не он недавно грозно хмурил брови и кричал на дочь, рассказывая о долге? Почему же теперь он радуется, словно ребёнок, когда узнал, что Эллириана сбежала с драконом? Но задавать все эти вопросы Владыке, эльф не имел права, потому просто вздохнул и принялся объяснять.

— Здесь повсюду следы чар принцессы. Вот там, — Риэль указал на угол, — она сожгла арахаров. А вот тут, — советник кивнул на штыри ошейника,— принцесса освободила дракона от кандалов и актонита.

— Интересно, — пробормотал правитель. — Откуда в моём дворце взялись арахары? И как, во имя матери природы, Эллириана очутилась в камере?

— Полагаю, что она пряталась, — очень дипломатично заявил советник. — Скорее всего, она сама инициировала похищение, прибегнув к иллюзиям. В суматохе я не сразу догадался, что магический след в покоях принцессы Эллирианы принадлежит ей. Но теперь все встало на свои места.

— Значит, её никто не похищал? — изумился Владыка. — Но дракон…

— Предполагаю, он соучастник её побега.

— Моя дочь подговорила древнего дракона? — из голоса Илларианэля Традинора исчез гнев, теперь в нем сквозило откровенное восхищение. — Не будь у неё столько ветра в голове, она бы тебя в дипломатии переплюнула.

— Разумеется, Ваше величество, — быстро согласился советник, а Илларианэль бросил на него подозрительный взгляд.

На самом деле, Риэль был в корне не согласен с повелителем, ему самому вся сложившаяся ситуация вовсе не казалась продуманным планом. Зачем дракону так глупо подставляться, если он изначально мог похитить принцессу, влетев через окно? Мужчина все больше убеждался в том, что ящер просто оказался не в том месте не в то время. Только расстраивать Владыку советник не хотел, потому покивал в знак согласия.

— И как нам отыскать их, если дракон по щелчку может перемещаться сквозь пространства? — поинтересовался Илларианэль.

Риэль открыл было рот, чтобы объяснить по какому принципу работает магия драконов, и что они едва ли могут покрывать большие расстояния за один прыжок. Он хотел рассказать правителю, о том что, скорее всего, парочка не далеко ушла. Только в этот момент темницу вбежал один из солдат с вытянутым и бледным явно от ужаса лицом.

— Ваше величество! — завопил он, как потерпевший. — Горожане вышли к замку! Они просят защиты от ужасного дракона. Я и сам видел, что он сбежал, унося нашу принцессу. Мы все умрём?

Советник хлопнул себя по лицу и тихо застонал. Зато правитель, наконец, вернул себе эльфийскую невозмутимость и усмехнулся.

— Все будет хорошо, Террилионис, — обратился он к воину. — Не теряйте самообладания, всё же вы великий воин! — а после едва слышно пробормотал: — Хоть и страдаете порой несварением.

Советник не сдержался и захихикал, его уши покраснели и задёргались. А Террилионис стал похож на спелый томат. Воин ловил ртом воздух, но хоть ужас больше не испытывал и то хорошо. Владыка подавил желание присоединиться к советнику, который уже хрюкал от радости и громко проговорил:

— Сохраняйте спокойствие, господа. Я выступлю перед горожанами, найдём свидетелей или проводника, а после выдвинемся на поиски логова дракона. Слухами мир полнится! Не может быть, чтобы никому не было известно, где живёт дракон.

С такими словами, правитель решительно кивнул и направился к выходу из подземелья. Он ещё не знал, радоваться ли ему или огорчаться тому факту, что Эллириана сбежала с драконом. Но одно ему приносило радость — дочь не станет разменной фигурой в интригах, которые плетёт этот гадёныш Равиалин. А с королевством Илларианэль уж как-нибудь и сам разберётся. Главное делать вид, что он сердится на дракона и вообще против такого произвола!

— Они точно пришли за помощью, Тер? – вполголоса спросил Владыка, стоило им выйти на крыльцо.

Традинор смотрел на зажженные самодельные факелы в руках горожан и новенькие вилы, с которых ещё не успели снять магазинные бирки. Особенно ему понравился гном со сковородой. Словно он решил пожарить своему правителю блинчики, до того счастливая улыбка засияла на его лице, когда Илларианэль появился перед народом. А вот Террилионис замялся и тихо пробормотал:

— Они так сказали, Ваше величество.

— И ты им поверил на слово, несмотря на факелы и вилы?

Правитель посмотрел на воина и едва сдержался, чтобы не покрутить пальцем у виска. Вот правильно дочь его травила постоянно. Таких идиотов только на горшке держать! Интересно, кто его пристроил в войска? Кажется, он чей-то непутевый племянник. Надо срочно прекращать кумовство. Ведь сам Илларианэль никому же не пытается сбагрить проблемную дочку! Хотя ему повезло, её в итоге уволок дракон.

Владыка нервно усмехнулся, а Террилионис принял это на свой счет и смутился. Не найдя ответа, воин просто опустил голову и шмыгнул носом. У Илларианэля нервно дёрнулся глаз. Он склонился к советнику и тихо прошептал тому на ухо:

— Чтобы я этого дурака больше не видел. Спрячь его от меня подальше, иначе я за себя не ручаюсь.

Риэльроян коротко кивнул и махнул рукой страже, чтобы те увели подальше от правителя Террилиониса. Иначе Владыка мог и казнить парня ненароком — под шумок так сказать. Ведь он терпеть не мог дураков в своём окружении, пусть они даже чьи-то там племянники.

— Дорогие граждане! — тем временем громко произнёс правитель. — Заверяю вас, что вы в полной безопасности. Мы найдём и обезвредим это порождение искр и пламени, которое бросило тень на мирный договор. Обещаю, что данное происшествие не станет причиной для новой межрасовой войны!

Горожане довольно закивали, все стали опускать вилы и прочую утварь вниз. Но тут раздался чей-то голос из толпы. Он успел выкрикнуть каверзный вопрос до того, как все разошлись по домам.

— Точно найдёте? Говорят, вы уже упустили его единожды.

Илларианэль вздохнул с досадой и осмотрел горожан, которые вновь начали поднимать вилы вверх. И вот что они хотели сделать? Проткнуть себе или соседу глаз? Дракона таким не убьёшь, эльфа тоже. Но как бы не злился на глупую толпу Владыка, все ждали его ответа. Пришлось тщательно подбирать слова, которые обязательно передадут Равиалину.

— Моя вина, — он театрально понурил голову. — Боюсь, мы не учли, что дракон окажется настолько сильным и будет обладать утерянной магией и знаниями. Но больше мы не допустим ошибки.

— Зачем он забрал принцессу?

— Свадьба с южным принцем состоится?

— А кто родится от союза дракона и эльфийки?

Риэль с ужасом смотрел, как его повелитель вновь теряет контроль, и быстро пришёл ему на помощь.

— Мы обязательно расскажем вам все подробности. Свадьба состоится, принцессу мы вернём! Если кто-то из вас располагает информацией о нашем драконе и его логове, просим вас незамедлительно поделиться ею с нами.

Роптание толпы стало громче, все с интересом поглядывали на соседей, а затем дружно обернулись на крик булочницы.

— Я владею информацией, ваша Светлость, — вышла вперёд женщина. — И я с радостью поделюсь сведениями в обмен на гербы королевской семьи на моей двери.

— Поразительная наглость, — прошипел советник, прикидывая, во что выльется наделение простой пекарни королевскими грамотами.

— Договорились, — без раздумий согласился Илларианэль Традинор. —  Я вас слушаю.

— Мне бы гарантии, мой господин, — насмешливо произнесла женщина, словно она находится на базаре, а не около дворца.

— Отрубить ей голову? — равнодушно спросил Риэль.

Принцесса принцессой, только теперь ему прибавится бумажной работы. Ведь потом ещё полгорода заявят, что видели дракона, а кто-то и бабушку свою драконом объявит ради гербов.

— Выпиши ей грамоту, Риэль, — коварно протянул Владыка и толпа затихла. — А вы, мадам…

— Боде, — довольно улыбнулась женщина.

— А вы, мадам Боде, следуйте за нами и молитесь, чтобы ваши сведения оказались полезны, — тягучим и невероятно добрым голосом предупредил правитель. — Иначе… Старший советник, что ждёт всех за дезинформацию?

— Мгновенная смерть без суда, – сладко пропел главный советник, и мадам Боде нервно сглотнула, но всё же смело шагнула вперёд.

Глава 7. Воспоминания, вопросы и смелые решения

Хор

— Обожаю эту песню! — воскликнула слегка захмелевшая девушка и рванула сквозь толпу к сцене.

Повинуясь каким-то внутренним инстинктам, я бросился за ней и дёрнул на себя прежде, чем ей заехали локтем по миловидному личику. На миг руки своевольно прижали податливое женское тело крепче. Запах ванили от шелковистых платиновых волос вызвал головокружение. Да что происходит?! Я резко отстранил от себя девушку и чуть не присвистнул — эльфийка!

— Вам следует быть осторожнее, — недовольно буркнул я.

Посмотрел на неё внимательней и тут же попал в плен её сверкающих в свете закатного солнца фиалковых глаз. Словно штормовое море в ясный день, обманчиво притягательно, но всего одна ошибка и ты уже никогда не выплывешь. Вот и я утонул в тот же миг в этой фиолетовой бездне.

— Простите, я буду осторожнее, — от смущённого и слегка охрипшего голоса эльфийки по телу пробежали разряды.

Она юркой ящеркой выскользнула из моих объятий и присоединилась к группе танцующих девиц. Бросая из-под длинных пушистых ресниц взгляды в мою сторону, девушка веселилась так, будто это первый праздник в её жизни. Я же завороженно наблюдал за её движениям, за босыми ножками, которые едва касались земли. Всякий раз, когда она случайно наступала на острый камешек и ойкала, я морщился. Мне было жаль её нежную кожу и невыносимо даже думать, что девушке больно.

«Забери. Укради. Присвой», — раздавался коварный шёпот в моей голове.

Голос дракона, который я подавлял в себе столетиями, становился громче с каждой секундой. Почему же именно сейчас ты очнулась — звериная, неподвластная разуму сущность? Мотнул головой, отгоняя чёрные мысли, которые уже и не казались такими преступными.

Я бы так и смотрел на это прекрасное создание издалека, но оказалось, что не только мне приглянулась эльфийка. За девушкой наблюдали несколько парней, среди которых было два оборотня, орк полукровка и что удивительно — человек. Интересно, какими судьбами он затесался в эту компанию? Все четверо плотоядно поглядывали в сторону эльфийки и даже не стеснялись обсуждать свои планы вслух. Видимо считали, что никто не услышит их тихий разговор. Ведь услышать их мог, разве что дракон, которых по их мнению не существует.

— Как думаешь, она уже достаточно пьяна? — с рычащими нотками в голосе протянул один из оборотней.

— Я попросил Ленни подсыпать ей корень златоплюя. Он мне должен, так что выбора у него не было, — с неприятной ухмылкой сказал человек. —  Скоро начнёт действовать, это очень мощный эльфийский афродизиак. Девочка будет покладистой и сговорчивой. Поверь, она сама попросит.

Компания загоготала в предвкушении, а полукровка хищно оскалился и пробасил:

— Всегда хотел попробовать с эльфийкой.

Он нетерпеливо опустил руку на пояс штанов, и у меня в голове окончательно помутилось. Перед глазами промелькнула восхитительная сцена, как я сжигаю ублюдков заживо, а перед этим вспарываю их тела когтями и наслаждаюсь их криками боли. После хватаю девчонку и улетаю за горизонт.

«Так чего же ты ждёшь? Защити её! Убей ублюдков. Спрячь нашу прелесть», — вкрадчивый шёпот становился всё настойчивее.

Но я неистово сопротивлялся этому голосу. Нельзя убивать. Войны начинались и из-за меньшего зла. Я подавил волну ненависти и лютой ярости, глубоко вдохнул и вместо того, чтобы устраивать бойню, направился в сторону эльфийки. Миновал резвящуюся толпу, взял её за руки и закружил в танце.

«Моя!» — ликовал дракон, когда я прижал девушку к себе и вдохнул пьянящий аромат ванили.

Я поступил очень подло по отношению к эльфийке. Ведь знал, что разум девушки замутнён наркотиком, и она не оттолкнёт, а прильнёт доверчиво даже к незнакомцу. Только не смог устоять и украл её поцелуй — заклеймил на глазах мерзавцев. Иначе я бы разорвал на части этих уродов. Моим эмоциям нужен был выход — мне нужна была она.

Весь вечер я не отпускал незнакомку. Держался за эльфийку, как за единственный мостик, ведущий к здравому смыслу. Танцевал, нёс какую-то подростковую чушь, слушал её путаные рассказы. Вдыхал её умопомрачительный аромат, наслаждался каждым прикосновением. Сжимал в жарких объятиях, целовал до боли в губах, а потом…

Потом она вдруг резко подскочила и сбежала от меня при первой же возможности. Отчаяние и одиночество стремительно заполняли собой всё внутри. И голос. Этот надоедливый голос в голове издевался над моей нерешительностью. Только в этот раз я всё же дал ему волю — позволил дракону затянуть себя в пучину безумия. Сорвался с места, подгоняемый собственной яростью, и отыскал несостоявшихся насильников. Они уже выбрали себе новую жертву и уводили её подальше от веселого праздника.

Безвольной куклой рыжеволосая, миловидная, совсем юная девушка обвисла между двумя бугаями и абсолютно не понимала, что происходит. Правда, должен отметить, что рыженькая, вообще, была очень странной, и от неё пахло морским бризом. Только это не повод подсыпать всякую гадость девчонкам и насиловать их, поэтому ту ночь эти твари запомнят на всю оставшуюся жизнь. Вместо объятий безвольной опьянённой девушки их ждала встреча с очень злым драконом. И нет. Я их не убил. Но больше они не смогут никого и никогда изнасиловать.

***

— Обожаю эту песню! — перекрикивая ветер, сообщила Элли, когда я мычал под нос ту самую мелодию.

Голос девушки вернул меня в реальность, когда мы подлетали к моему логову и вырвал из воспоминаний. Я мысленно усмехнулся — эльфы явно не меняются — и тут же задумался о девушке, которая радостно сверкала на меня фиалковыми глазами.

Всё же, какая на самом деле, Элли? Наивная и глупая, как судачат горожане её королевства? А может, отчаянная и смертоносная? Ведь я помню её попытку разнести собственный дворец в щепки. Но также я видел её слепое доверие незнакомому дракону, заметил то сочувствие и осознание вины в глазах девушки. Уловил неистовое желание спасти меня от ужасной участи. И сделала это Эллириана не только ради того, чтобы я ей помог.

Вздохнув, я сделал решительный взмах крыльями. Вспомнит ли меня эльфийка, когда я сброшу чешую? А вдруг она разочаруется и вновь попробует сбежать, как на том судьбоносном фестивале? От пронзившей мысли я на миг сбился с полёта, и мы опустились на пару десятков метров вниз. Элли решила, что я захотел устроить ей аттракцион, и радостно захлопала в ладоши. Только я в ужасе размышлял в тот момент о будущем. Нет! Больше я не позволю своему сокровищу исчезнуть из моей жизни!

«Запереть, подавить волю, заставить полюбить», – бились чудовищные слова в сознании.

Выпустив тоненькую струйку дыма, я печально вздохнул и пришёл к выводу, который угомонил обе мои сущности разом — это не то, что мне нужно. Я хочу видеть на лице Элли улыбку и ощущать счастье девушки. «А вдруг она относится к драконам также как и горожане — боится нас или ненавидит?» — тихо и вкрадчиво проворчал дракон. Я чуть не застонал. Как же всё сложно!

Ладно. Без паники. Я так долго жил иллюзиями, скрывал ото всех свою истинную сущность. Не удивительно, что она обозлённая и забытая начинает брать верх — прорывается запретными мыслями, будит что-то звериное и бесконтрольное. Подавлять её и дальше опасно. В какой-то момент я просто отдамся на милость своей тьмы, и она больше не подпустит меня к поводьям.

«Быть честным. Не лгать. Показать ей свою любовь», — мысленно убеждал я дракона, отгоняя прочь все жуткие желания.

Подумал, что если Элли попросит отпустить, то нарушить нечаянную клятву можно лишь одним способом, и для меня он будет смертельным. Всё же слишком долго я живу, и противиться зову просто не смогу, ведь ждал его так давно. Но пока я надеюсь на что-то, впитываю восторг девушки, тьма и отчаяние меня не поглотят.

— Нам долго ещё лететь? — дрожащим от холода голосом спросила принцесса.

Нахмурившись, я проверил согревающие чары и чуть не выругался вслух. Похоже, из-за моего нестабильного эмоционального состояния, магия начала давать сбой.

— Почти добрались, — коротко проговорил я девушке и прибавил скорость.

Она лишь чихнула в ответ, потому я принял решение проделать остаток пути пешком. Ведь принцесса может и заболеть, если проведёт ещё немного времени на такой высоте без чар. Только к собственному стыду, я поторопился и спикировал к деревьям, случайно обломив хвостом старую сосну. Элли вздрогнула от треска и крепче вжалась мне в ладонь. Ну вот. Испугал.

«Потерпи, родная, — убеждая без слов скорее себя, чем девушку, я нырнул в пещеру, из которой едва-едва тянулся белесый пар. — Скоро будет тепло, даже жарко».

— Что это такое? — воскликнула переставшая дрожать принцесса. 

Ещё бы, тут как в парилке, самое оно для древнего ящера погреть старые кости. Хрипло засмеялся над своими мыслями.

— Ты про пар, или про селенит?

Я опустил свою ношу на тёплые камни, сложил крылья и направился вперёд. Приходилось осторожно вышагивать между кристаллами, похожими на сотни мечей, пронзающих тоннель насквозь. Здесь надо быть предельно аккуратным, селенит может поранить кого угодно, даже дракона.

— С паром понятно, я наслышана про гейзеры в запретном лесу, а вот кристаллы такие вижу впервые. Они драгоценные?

— Нет, я же сказал, обычный селенит. Ты же видела фигурки зверей на ярмарке? Вот именно из этих кристаллов их и делают. После обработки он похож на карамель или застывшую смолу.

— Или мёд, — мечтательно выдохнула принцесса, и мне отчего-то вдруг стало весело.

— Или мёд, — согласился с ней.

— А тут становится жарковато, — она обмахивалась ладонью.

— Это из-за повышенной влажности. Такие пещеры хороши для драконьих кладок. Самки высиживают своё потомство рядом с вулканами и горячими источниками.

— Ничего себе, а у тебя есть свои дети? — с неподдельным любопытством поинтересовалась девушка.

Я закашлялся, а кристаллы селенита подхватили и разнесли звук ревом по каменному гроту. Придумала тоже! Какие дети, милая? Это ты будешь мне рожать детей!

— Нет. У меня и подруги-то нет, — произнёс я в ответ.

Ох, как жалостливо это прозвучало. А ведь я всего лишь старался унять возмущение и неуместный смех.

— Совсем-совсем нет? А была? — не прекращала расспросы Элли.

— Ну, — я замялся, не зная, что ей ответить. Разговоры с Эллирианой о бывших отношениях, как-то не входили в мои планы. Но я обещал не лгать, потому вздохнул и принялся рассказывать: — Как и все молодые одинокие драконы, я когда-то участвовал в брачных играх. Самка была не против, я вроде тоже, но двум драконам, которые не чувствуют зова, тяжело ужиться вместе. Мои отношения закончились спустя несколько невнятных свиданий.

— А с кем же тогда уживаются драконы? — уже сипло спросила моя компаньонка, убирая со лба намокшие волосы.

— Не знаю. С принцессами? — я улыбнулся.

— Ты же не заставишь меня высиживать тут яйцо, — слабо рассмеялась она.

Я обеспокоенно посмотрел на девушку. Надо было поторопиться, ей становилось тяжело дышать.

— Что ты, какие яйца! Ты же не дракон, так что потомство появится естественным для эльфов путём, — не подумав ляпнул я, и заметил, как у Элли вытянулось лицо.

В голове  судорожно заметались мысли, необходимо было срочно придумать, как отшутиться. Но ведь, правда в том, что я слишком живо представлял эльфийку в роли своей супруги. И действительно уже размышлял на тему нашего будущего потомства.  Иначе, с какого перепуга я бы таскался в библиотеку ради призрачного шанса увидеть ту девушку с фестиваля вновь? Книг мне и своих хватает.

Только придумать шутку я так и не успел. Элли резко затормозила, огляделась вокруг рассеянным взором, после чего обмякла и потеряла сознание. Времени на раздумья попросту не оставалось. Я схватил девушку в передние лапы, оттолкнулся от каменного пола и рванул вперед, ломая головой с рогами торчащие из стен и потолка кристаллы. Страшно представить, во что превратиться моё лицо после такого подвига, но принцессе срочно нужен был свежий воздух.

Глава 8.1 Лечение по-эльфийски (Элли)

Элли

Меня качало, будто на волнах, убаюкивало. Приятная прохлада обволакивала со всех сторон измученное жарой тело. Трава под лопатками была настолько мягкой, словно удобная перина. Журчание ручья где-то поблизости, пение птиц и шорох листвы, дарили давно забытые ощущения детства.

Я чувствовала себя так умиротворённо и спокойно, что хотелось поспать ещё, но мешала память. Она настойчиво показывала мне хаотичные события последних часов: мой неидеальный план; побег с древним драконом и нерушимое обещание, данное ему; пещеру с кристаллами селенита. Потом следовал провал, и вот я лежу на травке и радуюсь жизни.

Ладно. Полежали, отдохнули, пора бы и честь знать. Я поднялась на локтях, стараясь не делать лишних движений. Тело все еще было ватным, а голова непривычно лёгкой. Огляделась по сторонам и заметила чуть поодаль сгорбленный силуэт — подозрительно маленький для моего дракона. Он склонился над ручьем стоя на коленях. То и дело мужчина зачерпывал воду в ладони и лил её себе на лицо. Какие-то слишком уж мучительные и резкие движения для простого умывания. К тому же незнакомец периодически шипел и стонал от боли.

Он явно почувствовал на себе мой удивлённый взгляд, потому что внезапно замер, словно прислушиваясь, а затем повернулся ко мне и заботливо спросил:

— Ты как?

— Точно лучше, чем ты, — ответила мужчине, лицо которого едва ли угадывалось за синяками и ссадинами.

Один его глаз заплыл, второй заливало кровью из рассеченной брови. Короткие — наверное, тёмные волосы — слиплись от запёкшейся крови. В общем видок тот ещё!  Даже цвет глаз и волос невозможно было определить с точностью. Моё удивление перешло в стадию ошарашенного моргания.

— Упал, — невинно сообщил он, попытался рассмеяться и тут же болезненно схватился за ребра.

— Не похоже, — протянула я и покачала головой. — Кто тебя так?

— Никто. Честно. И я обычно не такой нытик, — прогундосил мужчина, нос которого распух и позеленел, — но сейчас очень сильно приложило, ты не поможешь?

Он указал пальцем на свою ногу, и меня тут же замутило от этого жуткого зрелища. У него из бедра торчал осколок селенита. В другой ситуации я бы задала сотню вопросов и постаралась поскорее сбежать от незнакомца. Ведь кто знает, отчего он такой побитый? А я в лесу, одна, дракон куда-то исчез. Но мне нестерпимо захотелось помочь этому мужчине. И данное желание сводило с ума, до состояния зуда на кончиках пальцев.

— Как же ты так умудрился? — выдохнула я в панике.

— Сказал же, очень неудачно упал, — печально произнёс незнакомец.

Меня начали мучить неприятные подозрения, что парню могло достаться от дракона. Вот только его самого, как назло, не было поблизости, чтобы мои догадки опровергнуть. Потому я решила не мешать своему внезапно проснувшемуся милосердию и подползла к незнакомцу ближе. Оглядев мужчину, я ужаснулась его бледности. Он быстро терял кровь и уже начал шататься, заваливаясь набок.

Я оторвала кусок от своей рубахи и перетянула ногу чуть выше бедра, стараясь не думать о том, что руки мои порхают не далеко от… Сильно смутилась, да и незнакомец был явно смущен не меньше.

— После такого я просто обязана выйти за тебя замуж, — попыталась сгладить неловкость ситуации, но сделала только хуже, мужчина закашлялся. — Да шучу я. Не бойся, моё сердце принадлежит другому.

Я продолжала ощупывать его бедро, гадая, насколько все плохо, и получится ли у меня подлатать рану магией. В академии анатомия и целительство никогда не были моими сильными сторонами. Закрыла глаза, прислушиваясь к неровному пульсу. Плохо дело.

— Значит другому, да? Как обидно, а я уже начал строить грандиозные планы на тебя… — прошелестели его синюшные губы.

— Эй, эй! Ты живи, хорошо? Очухаешься, так и быть подарю тебе поцелуй. Ты только не отключайся, договорились? Тому-то парню я не нужна. Была бы нужна, он бы нашёл меня, правда?

— Тот парень идиот, а ты чокнутая девчонка, — так знакомо обозвал меня мужчина, и в груди мгновенно защемило.

«Чокнутая девчонка, ты только что целовалась с незнакомцем», — смеялся медовушный парень в моей голове, а потом жадно впился в мои губы уже сам.

Я тряхнула головой, отгоняя навязчивые воспоминания. Собралась. Сквозь окровавленную одежду и ткани мышц увидела очень нехороший перелом. Слишком глубоко нырнула, где же сосуды? Пульсирующий сгусток скапливался прямо у осколка селенита. Отлично. Так, теперь надо вытащить кристалл и быстро восстановить поврежденную артерию. Вдох-выдох. Я смогу.

— Будет больно, обещай не терять сознание, хорошо?

Он лишь кивнул.

— Как тебя зовут, красавчик? — попыталась отвлечь его разговором.

— Хор, — тихо ответил мужчина.

— На счет три, Хор. Готов? — он сглотнул, будем считать это согласием. — Один.

Быстро выдернула кристалл, зажала рану ладонью и начала молить мать природу, чтобы моей магии и знаний хватило для спасения жизни Хора. Он закричал от боли, вцепился зубами себе в руку, но сознания не потерял. Кремень. Мне уже нравится этот человек!

— Оставайся со мной, Хор, уже почти все.

Я постепенно восстанавливала мелкие сосуды и латала мышцы. Браться за перелом пока не рискнула. Магия стремительно заживляла рану и восстанавливала повреждения. Всё происходило настолько быстро и просто, что я удивилась. А у меня неплохо получается! Развязала жгут, и мой новый знакомый выдохнул.

— Ты удивительная, Элли. Удивительная, прекрасная чокнутая девчонка, — от неожиданности дёрнулась, и посмотрела на Хора, который продолжил свою речь: — Я в тебя безумно вл...

Только он не договорил, а последние слова так и вовсе было не разобрать. Хор уткнулся мне в плечо и всё-таки потерял сознание. Интересно, что он имел в виду под словами «я в тебя»? Я в тебя что? Верил? Ну да, это было бы логично, ведь я тут жизнь ему спасаю. Кстати, а когда я успела сказать своё имя?

Придерживая Хора за плечи, я с помощью магических потоков осторожно уложила его на траву. Надеюсь, мой дракон вернётся поскорее, и мы доставим мужчину к лекарю. Ему непременно нужна помощь квалифицированного целителя, а не эльфийки-недоучки.

Глава 8.2 Лечение по-эльфийски (Хор)

Хор

Все было не так плохо, как казалось со стороны. По моему опухшему и побитому лицу Элли вряд ли узнает случайного парня с фестиваля, если она вообще о нём помнит. К тому же боли я почти не чувствовал. Но селенит поглощал силы и магию, из-за чего у меня не получалось вытащить кристалл из ноги самому. Нет, я бы не умер тут в одиночестве, но пару часов бы точно промучился.

Зато у меня появилась отличная возможность посмотреть на принцессу в деле. Окажется ли она белоручкой или самоотверженно кинется спасать незнакомца? Как правило, все принцессы шарахаются от вида крови или падают в обмороки. Но эльфийка меня приятно удивила.

Элли оторвала полоску от своей рубахи и смастерила жгут. Она прислушивалась к моему телу, и это всё сильнее будоражило кровь. Моё дыхание и без того было неровным, но прикосновения принцессы и ее забота заставляли сердце колотиться, как никогда прежде.

— На счет три, Хор. Готов?

Знаю я эту уловку, она дёрнет сразу на счёт “один” — все так делают! Я приготовился к самому неприятному и вовремя.

— Один! — произнесла эльфа и рванула осколок.

Я заскулил от пронзительной боли и чуть руку себе не отгрыз, но тут же почувствовал облегчение.

— Оставайся со мной, Хор, уже почти все.

Эллириана усердно залечивала мою рану. Правда, опыта у неё не было никакого, и она тратила энергии больше чем нужно. Зато старалась явно от души, что не могло не вызвать сразу две противоречивые эмоции на сердце. С одной стороны, её забота приятным щекочущим чувством взъерошила волосы на затылке, с другой — я вдруг приревновал.

Он добра к незнакомцу. Пусть я и есть этот незнакомец, но демон меня задери, почему же я так зол?! Я ведь сам хотел увидеть в ней нечто большее, чем избалованную принцесску, а теперь и не рад открытию. Разве так можно?

Но все же…

— Оставайся со мной, Хор, уже почти все.

Магия ли это, или измученное одиночеством сердце, только стоило ей ослабить жгут на ноге, как я опрометчиво выдохнул:

— Ты удивительная, Элли. Удивительная, прекрасная чокнутая девчонка, я в тебя безумно вл...

Вот это я зря. Она дёрнулась и аж коротнула меня чем-то, не заметив. Целую молнию пропустила. И зачем? С перепуга? Я быстро сделал вид, что мне стало очень плохо, уткнулся в её плечо и прикрыл глаза, изобразив обморок. Элли успела подхватить меня магическим потоком. Она все так же чрезмерно щедра: как в темнице, как со своим зеркальцем, как с первым встречным незнакомцем, которому нужна помощь. Тратит себя без раздумий, глупая, ведь так Элли очень скоро выбьется из сил.

— Что же с тобой делать, Хор?

Она невесомо пригладила мои волосы, и я буквально кожей почувствовал её нежный взгляд. Девушка смотрела на меня слишком долго, и мне даже показалось, что вот-вот узнает меня. Предвкушение, смешанное со страхом, мешали притворяться больным. Хотелось схватить девчонку, стиснуть в объятиях и заставить ещё раз поклясться мне в любви, а после замкнуть этот круг уже своим обещанием. Но я терпел.

Для нас обоих будет лучше, если вначале мы познакомимся ближе, узнаем друг друга. К тому же я очень хочу понять — тот зов предназначался именно мне? Мечтаю, что принцесса сама выберет меня. И не потому, что оказалась в безвыходной ситуации. Ведь даже самый коварный, жадный и нелюдимый дракон лучше принца Равиалина, за которого её выдают замуж.

Я слышал городские сплетни. Народ желал погулять на свадьбе наследников двух королевств. Всем было наплевать на слухи, которые ходили о принце, их не интересовало, что принцесса будет глубоко несчастной в этом браке. А меня же обуревала какая-то невыразимая тоска. Тогда я ещё не догадывался, что говорят о моей незнакомке с фиалковыми глазами.

Но сейчас, когда события перестали мельтешить безумным калейдоскопом, то картинка наконец-то сложилась с каким болезненным хрустом моих же костей. Элли мне там перелом что ли сращивает? Совсем с ума сошла? Я же сам втихую начал регенерацию. Глухо зарычал, и тут же услышал над собой:

— Прости-прости, Хор. Ты очнулся?

— От такого и мёртвый проснётся. Ты меня заново переломать решила? — простонал я в ответ.

— Нет, я же… — запнулась, коснулась ноги, вновь вызывая сладкую боль во всем теле. — Странно. Это я тебя исцелила?

Святая наивность!  Так захотелось сказать ей что-то язвительное. Открыл глаза, и дыхание перехватило от красоты моей спасительницы. Встревоженные глаза, светящиеся от магии, растрепанные волосы, охваченные золотом солнечных лучей. Одна шелковистая прядь коснулась моей щеки, и тело снова прошибло электрическим импульсом.

— Элли… — выдохнул приручённый внутри меня зверь и решил вручить поводок этой девчонке.

— Что?

Она смотрела на меня с такой нежностью, вызванной неосторожным обещанием, которое девушка дала дракону, и я обрубил всё одной фразой:

— Ты сидишь на мне.

— А?

Краснота прилила к ее лицу, когда девчонка осознала, что уже с минуту ёрзает по мне настолько откровенно, как некоторым счастливчикам в первую брачную ночь не перепадает. Она теребила ворот моей рубашки своими тонкими наэлектризованными пальцами, обхватывала своими бедрами за талию. А я в отчаянии выдирал обеими руками траву, лишь бы не сорвать с неё этот дурацкий походный костюм. Кто вообще придумал, что эльфийки должны ходить в штанах?!

Вовремя одёрнул себя за такие мысли. Я-то знал, что происходит между нами — это все зов и обещание. Потому я ещё хоть как-то мог контролировать происходящее. Она же ничего не понимала и инстинктивно пыталась ещё сильнее меня заарканить.

Шумно выдохнув, Элли быстро соскочила с меня, села рядом и сложила руки на коленях, как послушная ученица. Хотелось засмеяться над реакцией смущенной эльфийки. Страсть и неопытность — жуткая смесь. Ладно. Договорились. Будем учить Элли вместе — я и её ручной домашний дракончик.

— Должно быть, тут где-то растёт мёд, — выдала Элли, обводя замутнённым взглядом поляну, на которой мы находились.

С меня аж всё возбуждение схлынуло. Мёд, растёт?

— Что, прости? — осторожно спросил я.

— Мёд, говорю, тут где-то растёт, — она вновь огляделась, видимо, в поисках того самого неведомого растущего мёда. — Я так на мёд реагирую, ты прости меня.

Кажется, у неё совсем всё затуманилось в голове. Надо бы рассказать ей правду, но она была такая очаровательная в таком состоянии, что я хотел продлить его.

— Элли, а откуда берётся мёд?

Озадаченное лицо эльфийки, вызвало у меня безудержный смех, а её непонимающий и слегка обиженный взгляд лишь усилил мою истерику.


Глава 9. Неожиданные открытия, и гадкие ушастые всегда возникают внезапно

Королевство Эрилония, кабинет Владыки

— Говори!

Традинор сурово посмотрел на мадам Боде, и его носа коснулись приятные запахи неведомых трав, тягучих болот и непроходимых чащ. Он с трудом отвёл в сторону завороженный взгляд. Затем тряхнул головой, отгоняя дурман, что погружал его в далекое прошлое, когда эльфы жили в первозданных лесах, бок о бок с…

— Дриада! — выдохнул он.

Глаза повелителя расширились от удивления, а в его душе окрепла надежда, что булочница действительно что-то знает.

— Полукровка, Ваше величество, — слегка смущаясь, проговорила мадам Боде. — Но магии в моей крови хватило, чтобы узреть дракона, прячущегося среди нас.

Илларианэль Традинор вскочил на ноги и гневно прикрикнул на дриаду:

— И ты молчала, что видела дракона в городе?!

Он принялся нервно вышагивать по кабинету, меряя шагами помещение. В голове возникали невероятные мысли. Точно ли женщина видела именно этого дракона? Получается, в мире ещё остались драконы? Может ли быть такое, что тот дракон, с которым сбежала Эллириана, не единственный из оставшихся в живых? Ведь это изменит всё! Драконы самые мудрые, сильные и справедливые существа, которые когда-либо жили в мире.

От одной мысли, что они вернутся, в душе Владыки искрами разливалось тепло. Только драконы смогут уберечь всех от надвигающейся беды! Уже никто не помнит причину, из-за которой началась межрасовая война. Почти никто…Правда заключалась в том, что ту войну начали эльфы, а закончили драконы. Прикрыв глаза, Илларианэль вспомнил разговор, который произошёл много веков назад.

***

Седовласый эльф сидел в полумраке кабинета и задумчиво водил бледными пальцами по страницам старинного фолианта. Вилараниэль Традинор, дед Илларианэля, оказался в числе тех счастливчиков, которым удалось остаться в живых после войны. Когда маленький внук забежал в поиске убежища, где его не найдут родители и не заставят учить историю древнего мира, дед улыбнулся. Именно в тот день он рассказал настоящую историю их мира и привил маленькому эльфу любовь к знаниям.


Во времена, когда магия искрилась в каждом камне или капельке воды, в мире проживали многочисленные расы. Высшие расы — эльфы, драконы, дроу, гномы и властолюбивые асуры, они всегда помогали своим более слабым соседям — людям, оборотням и прочим малочисленным народам. Высшими называли расы, которые первыми появились в мире и обладали невероятными магическими способностями. Но даже среди них всегда выделяли драконов, поскольку на этих существах держался магический баланс мира. Они обладали магией невиданной мощи и могли уничтожить целые королевства в мгновение ока.

Раньше все знали, что стоит исчезнуть драконам, как магия медленно уйдёт из мира. Угроза исчезновения магии пугала, но многие поговаривали, что и без неё можно прожить. Только драконы знали, что без них не станет в мире никого, кроме самой слабой расы людей, ведь лишь людям для жизни магия не была необходимостью. Соответственно об этом знали и эльфы, с которыми драконы всегда были в самых лучших отношениях. Всё же драконы очень часто находили свои пары среди эльфов, поскольку обе расы были истинно магическими.

Но однажды на свет появился эльф, которому показалось несправедливым, что из всех обитателей мира, драконы являются самыми сильными. Ведь их так мало, но при этом на них держится весь мир! Он захотел завладеть знаниями и магией драконов. Решил, что эльфы смогут и сами удержать баланс в мире. Только убить дракона, и забрать его магию было не так уж и просто. И глупый эльф, ведомый своей алчностью, призвал Смерть — по крайней мере, он так думал.

На его призыв откликнулось давно забытое зло, которое было запечатано в темнице первыми обитателями мира. Наполнив эльфа до краёв, зло показало, как уничтожить драконов, выпить  их досуха и стать самым могущественным существом в мире. Разум эльфа помутился, и он начал слепо следовать за ужасом из темницы. Пленённый своей жадностью, одурманенный злом, эльф убил Владыку эльфов — своего дядю, и обвинил во всём драконов. Такого никто не смог простить — ни эльфы, которым горе затмило разум, ни драконы, несправедливо обвинённые в столь ужасном преступлении.

И в мире началась межрасовая война.

Пока народы самозабвенно уничтожали друг друга с неистовой жаждой крови, эльф занялся тем, ради чего устроил всю эту вакханалию смерти. Драконы один за другим покидали этот мир, отправляясь к праотцам. Между тем зло становилось сильнее, а печать на темнице слабела с каждой искрой жизни, покинувшей тело дракона. Только одурманенные жители мира, этого не замечали.

Узрел это один из старших драконов — Хоразар. Именно он явился к эльфам, не к тому безумцу, что занял трон своего дяди, а к генералам. Они создали альянс и бросили все силы на то, чтобы прекратить бессмысленную бойню. Спохватились все вовремя — печать была практически снята. После заключения мирного договора и пакта о ненападении. Эльфы с драконами закрыли одержимого эльфа в темнице, где томилось зло. Они укрепили печать силами всех высших народов и предали забвению имена тех, кто устроил кровавый кошмар.


Много веков прошло с тех пор. Илларианэль проводил к древу вечности своего деда, после родителей и даже жену. Но воспоминания о том дне были такими живыми, словно дед рассказал всё это внуку буквально вчера. Владыка очень переживал, когда драконы исчезли. Многие решили, что магия и баланс держатся в мире благодаря оставшимся высшим расам. Они не помнили и не знали, чем грозит миру исчезновение драконов.

Только в душе Традинора всегда тлел огонёк слепой надежды. Эльф верил, что драконы ещё остались в их мире, ведь иначе печать будет сломана, и зло найдёт выход. Именно поэтому Владыка постоянно проверял темницу и с грустью наблюдал, как с каждым столетием слабеет печать.

Когда они поймали дракона, Илларианэль обрадовался, как ребёнок и настолько же огорчился. Ведь если дракон решил украсть принцессу, значит, у него помутился разум. И что тогда делать миру, который держится на жизни одного сумасшедшего дракона? Потому эльф и угрожал дракону в подземелье, хотя на самом деле, он собирался упрятать его от всех подальше и сделать всё, чтобы тот не умер! Но сейчас перед Владыкой стояла дриада полукровка, которая утверждала, что какой-то дракон уже давно находился среди жителей его королевства, и при этом он вполне вменяем. Ну не чудо ли?!

— Ты обязана была сообщить о том, что встретила дракона, — сурово сдвинув брови, произнёс Илларианэль.

— Ваше величество, я не какая-то необразованная кухарка! — возмутилась мадам Боде. — Я прекрасно знаю о союзе, и пакте о ненападении между народами. Хоразар был всегда приветлив, учтив и щедр. С чего бы мне говорить о нём кому бы там ни было?

— Дракон? Щедрый? — нервно рассмеялся эльф. — Щедрость точно не является их благодетелью. И если бы ты действительно была такой грамотной, то знала бы, что Хоразаром звали инициатора мирного договора, а драконы никогда не берут имена своих предков. Тебя обманули.

Илларианэль на миг прикрыл глаза и задумался, неужели это действительно был тот самый Хоразар? Разве бывают такие совпадения? Получается, что тот дракон всё же  свихнулся и назвался чужим именем. Печально. Но почему тогда он забрал Эллириану? Не сожрать же, в самом деле?! Драконы не едят принцесс, это всё выдумки глупых горожан. Когда попользованные девицы возвращаются домой и говорят, что их похитил дракон, в этом и то больше правды!

Но этот чешуйчатый перешёл все границы! Он нарушил договор! Хотя, если разобраться, первыми договор нарушили всё же эльфы, благодаря Элли. Надо было лучше воспитывать дочь, вздыхал Традинор. Но возмущение от наглости дракона, который назвался чужим именем, просто распирало эльфа изнутри.

— Надо же, какая наглость! Он жил среди нас, назывался чужим именем и покусился на мою дочь! — не сдержавшись, воскликнул Владыка вслух.

— Мой повелитель, — спокойно продолжила мадам Боде. — Намерения Хоразара весьма прозрачны. И я считаю, что это был именно тот Хоразар, о котором вы говорили, — она слегка улыбнулась, когда увидела вспыхнувшие надеждой глаза Владыки и продолжила: — А причина, по которой он явился в Эрилонию, носит весьма пикантный характер.

Мадам Боде захихикала в кулачок, отчего Илларианэль принялся возмущённо сопеть. Как она смеет делать такие неприличные намёки о семье правителя?! Но он изо всех сил пытался оставаться сдержанным, поскольку к дракону Владыка относился намного лучше, чем к тому же принцу Равиалину. Только озорной взгляд дриады и тихое хихиканье выводили из себя. Нельзя так непочтительно отзываться о дочери Владыки!

— Что за характер? — сквозь зубы процедил Традинор.

— Видите ли, ваше сиятельство. Драконы, как и эльфы, любят лишь раз в жизни. Они называют это зовом. Хоразар искал вашу дочь здесь, был одержим, но терпелив. Каждый третий день гулял по городу, ходил в библиотеку, заглядывал в мою лавку и бредил о незнакомке с фиалковыми глазами. Нашёл. Ах! Милый мальчик. Как я рада за него. Целый год бродил серой тенью.

Владыка скривился, этот милый мальчик был стар как мир. Хитрая ящерица похитила дочь короля прямо накануне свадьбы. Что-то слишком уж это напоминало заговор с целью уничтожить Эрилонию на корню. Сначала Равиалин с требованием немедленно отдать долг за поставки семян, которые его королевство выделило Эрилонии в момент бедствия, теперь это похищение. Но сейчас король не мог думать ни о чем, кроме собственной дочери. Даже беды страны отошли на второй план.

— Насколько я помню, позвать дракона может лишь дева в минуту отчаяния. А моя дочь всегда… — эльф осёкся, а дриада заулыбалась шире.

— Вспомнили что-то?

Традинор вспомнил слёзы дочери и обиды на принца Равиалина. Она жаловалась на его неподобающее, подчас разнузданное поведение. Но отцу приходилось наступать на горло своей гордости и любви. Он просил, нет, он приказывал быть милой с подонком. Слишком бедственное положение царило в Эрилонии, а принц всего лишь хотел «подружиться с Эллирианой», Равиалин называл это именно так. Илларианэль сам толкнул её бросить тот клич отчаяния, и надо же было такому случиться, что именно Хоразар откликнулся на него.

— Мне нужно найти их, — холодно сказал эльф.

На самом деле, он мечтал, что дракон сумеет спрятать дочь от принца южных земель. Равиалин показал своё истинное лицо, когда поставил перед выбором Традинора. Он потребовал в жёны Эллириану или выплату долга в течение недели. Илларианэль знал, что дочь просто приглянулась принцу, как новая игрушка, и его бесила сама необходимость отдать Элли в руки этого мерзавца. Но на кону стояло существование королевства Эрилония. Потому приходилось играть роль рассерженного похищением дочери правителя.

— Мой повелитель, позвольте этим двоим разобраться в чувствах, — расстроенно произнесла женщина. — Зов не удержим, они наверняка уже невольно принесли друг другу клятвы, а разрушить их сможет лишь смерть дракона.

— Тогда мы убьём этого дракона и освободим мою Элли от этого тлетворного обещания, — в дверях раздался насмешливый голос принца Равиалина. — Моё почтение, Владыка, мадам. Как вовремя я прибыл, и дракона обезглавлю и принцессу спасу.

Илларианэль впервые с момента похищения дочери был рад, что её унес именно Хоразар. Принцу Равиалину с ним запросто не справиться. Ведь если все так, как говорит дриада, то смерть дракона принесёт его дочери страдания, которые могут навеки помутить её рассудок. Но Равиалин точно не отступит и затребует военную помощь в поимке дракона. Как же ему поступить теперь?

_____________

Глава 10. Особенности драконьего быта

Элли

Мёд растёт! И что не так я сказала? Почему этот разукрашенный красавчик ржёт, как ненормальный? Травматический шок? Так я сейчас ему добавлю, если не перестанет. Но он не прекращал, и, кажется, у него слезы на глаза навернулись. А мне было обидно и тоже до слёз. Нижняя губа оттопырилась сама собой, и этот травмированный окончательно впал в истерику. Вот сейчас обижусь, и пусть в одиночку до города хромает. А я возьму и пойду без него. Только куда я пойду?

— Эй, Хор, а ты случайно не знаешь, где мы? — задумчиво обвела местность взглядом в попытке понять, куда идти.

— Случайно знаю, — ответил он с какой-то хитринкой в подбитом глазу, чем разозлил меня ещё сильнее. Вот же! Ведёт себя, словно ему известен, какой-то безумно важный и очевидный секрет, пока я пребываю в полном неведении.

— Ох, боги... Мёд! — я громко простонала, и меня придавило каменной плитой стыда. — Его же пчелы делают!

Хор тут же вновь сложился пополам, обхватил живот и сквозь икание выдохнул:

— Элли, прекращай! Если меня не добил селенит, то это сделаешь ты.

— Можно подумать, ты никогда не тупил, — с досадой пробурчала я этому весельчаку. — Вот, скажи мне, как ты умудрился так израниться?

— Преследовал благородную цель: спасал одну девчонку, — по-доброму хмыкнул мужчина.

— Девчонка у тебя оказалась не благородная зато. Взяла и сбежала, оставив тебя умирать, и кто из нас глупый после этого?

Он приподнял рассеченную бровь, и я опять почувствовала себя идиоткой. Ревнивой идиоткой, потому что вдруг начала завидовать той самой спасённой девчонке. Я озадаченно нахмурилась, разве не меня ещё совсем недавно рвали на куски страдания о медовушном парне? Так почему же теперь я зачарованно смотрю на Хора, а в груди разливается тепло от одной мысли, что он рядом?

— Свою глупость я и не отрицаю, — Хор загадочно улыбался. — А твой герой куда делся, не сама же ты добралась сюда? Но костюмчик, надо признать, весьма впечатляет!

Ох, я и забыла — в той пещере было так душно, что я промокла насквозь. Вельдерейский шёлк точно не годился для таких приключений, но у меня как-то не было времени подумать, что рубашка начнёт просвечивать из-за влаги. Я прижала ладони к груди, стягивая вместе края распахнутого жакета, а Хор лишь шире заулыбался. И нечего так ухмыляться, между прочим, это из-за него я сейчас в таком виде! Ведь через жакет не оторвёшь кусок рубахи. Слёзы обиды всё же выступили на глазах.

— Да шучу я, — произнёс Хор. — И все же, куда сбежал твой возлюбленный?

— Наверно с твоей девушкой в одном направлении, — буркнула на мужчину и ещё больше возненавидела эту незнакомку. — Только он не мой возлюбленный.

— Из них бы получилась шикарная парочка, — он подмигнул, и краснота вокруг его зрачка чуть отступила, а сам глаз блеснул янтарём.

— Дракон и бессердечная идиотка? — словно под гипнозом разглядывая Хора, прошептала я.

— Ну, я бы не был к ней так строг, — он погрозил мне пальцем. — Но да, она немного не сообразительна. Правда, самую малость.

Он довольно бодро поднялся с земли и отряхнул свою одежду. А я моргнула, отгоняя оцепенение, вызванное янтарным блеском глаз мужчины, и пробормотала:

— Пойдём уже отсюда, ты вроде очухался. Веди.

Хор сделал несколько широких слегка прихрамывающих шагов, а потом вдруг будто опомнился, что тяжело ранен, и его хромота резко усилилась. Странно. Либо актёрское мастерство у него на высоте, либо ему на самом деле больно. Я вспомнила осколок селенита, торчащий из его бедра, и без разговоров подставила плечо. Мужчина не преминул воспользоваться помощью. Хотя мне показалось, что он не столько опирался на меня, сколько просто обнимал, и это заставило мои щёки покраснеть.

— Я живу неподалёку, и у меня есть лекарства. Как только мне станет лучше, я провожу тебя домой, — с готовностью предложил Хор.

Мне вдруг стало очень грустно и даже холодно внутри. Он хочет от меня избавиться. Всё с ним понятно. Только отчего-то при этой мысли сердце на миг болезненно сжалось.

— Не хочу домой, — обреченно выдохнула я и пнула носком сапога травинку.

— Тогда отведу, куда скажешь, — он с живым интересом посмотрел на меня, видимо ожидая ответа, куда же меня отвести.

— Домой, — прошептала я.

— Но ты же не хочешь, — в голосе мужчины прозвучало откровенное недоумение.

— Знаешь, Хор. Этот день заставил меня пересмотреть свои взгляды на жизнь, — отчего я начала выплёскивать на незнакомого по сути человека свои проблемы, я не понимала. Но чувствовала, что он не оттолкнёт, поймёт и поддержит. Потому смело вывалила на него всё. — Я не знала, что у отца и нашего королевства проблемы. Пила дорогое вино и даже делала из него зажигательную смесь. Постоянно меняла дорогие наряды. Приказывала поварам, готовить обеды на целую роту, когда съедала всего пару крошек. Я даже не задумывалась, что кто-то может недоедать и снашивать последние туфли. Вернее я знала, что такое бывает в мире, но собственное несчастье и эгоизм стояли пеленой перед глазами.

— И что у тебя за несчастье? — спросил Хор без тени насмешки.

— Принц Равиалин.

От осознания, что все мои проблемы могут показаться Хору какими-то детскими и глупыми, стало тоскливо. Династические браки это обыденность. Уже давно никто из правителей не женится по любви. А тут принцесса взбунтовалась против правил, которые действуют в мире уже много столетий. Смешно. Но я не могла остановиться и продолжила говорить, изливая всю горечь, что разъедала меня изнутри.

— Я просто поняла, что не выдержу. Ведь я слабая, Хор, — от моего неистового шёпота, мужчина нахмурился. — После свадьбы, мой мир сузится до его постели, от мысли о которой меня тошнит. Равиалин отомстит мне за все старые обиды, подчинит и сломает, — я сделала судорожный вздох и с горькой насмешкой над собственной судьбой добавила: — Но я услышала, как советник Риэльроян говорил моему отцу, что казна пуста. А это означает, что наш с принцем брак спасёт Эрилонию.

Хор остановился, повернулся ко мне, притронулся кончиками пальцев к моему подбородку, вынуждая посмотреть на него и с улыбкой произнёс:

— Элли, когда кого-то продают чудовищу за деньги это не брак, а рабство. А когда за золото нужно делить с кем-то ложе, это имеет ещё более отвратительное название. Я помогу тебе. Спрячу так, что ни один принц не найдёт. И не позволю никаким мерзавцам причинить тебе боль.

 От его слов сказанных так просто и легко у меня на миг перехватило дыхание, а на глаза навернулись слёзы. Сморгнув влагу с ресниц, я с благодарностью улыбнулась Хору. Не каждый день незнакомец обещает защитить от всего на свете. Более того, он не стал обесценивать моё маленькое горе. Многие сказали бы: «Подумаешь, брак. С принцем же!» Да на моём месте мечтала бы оказаться каждая вторая жительница королевства! А вот он понял. Только это ничего не меняет.

— Спасибо, Хор. Но мне придётся вернуться домой, когда ты окрепнешь. Я не могу бросить отца и королевство в беде, — и чтобы закончить этот печальный и вместе с тем бессмысленный разговор я с наигранной весёлостью произнесла: — Зато у меня меньше чем за сутки было самое настоящие приключение. Как в сказке. С драконом и попавшим в беду незнакомцем!

— Тут был дракон? — прошептал Хор и оглянулся по сторонам, но в его глазах искрился смех. — А я и не заметил.

Мужчина рассмеялся, и от этого смеха на душе стало ещё тоскливее, потому что останется он только в воспоминаниях.  Я же превращусь в игрушку мерзавца, который любит распускать руки и самоутверждаться за счёт тех, кто слабее его. От этих мыслей, мой голос прозвучал совсем глухо, несмотря на то, что я пыталась пошутить.

— Видимо, даже дракону не очень нужна бедовая принцесса.

Хор прекратил смеяться, и в его взгляде мелькнуло нечто напоминающее моего папеньку, когда тот слушал капризы дочери, но из-за любви к ней не спорил. Правда, потом отец всегда поступал по-своему и делал всё так, как считал правильным. Вот и Хор не стал меня разубеждать, а лишь провёл ладонью по моей щеке, вызывая хоровод мурашек, и продолжил молча путь. От долгой ходьбы дыхание мужчины сбилось, а хромота усилилась. Но вскоре впереди показался небольшой двухэтажный дом со скошенной крышей и балкончиком.

— Какой он миленький, сам строил? — поинтересовалась я, с интересом разглядывая строение.

— Ага, было время, было скучно, — задумчиво протянул Хор. — Неплохо получилось, правда?

Кивнула. Интересно, откуда он взял дерево и материалы? В этой долине лишь цветочные луга, да неподъемные валуны. Неужели вез материалы через ту пещеру? И зачем мужчине такое уединение? Может он преступник в бегах? Ведь до ближайшего поселения лететь и лететь даже на драконе. Я бросила на мужчину подозрительный взгляд, но тот будто ничего не замечая проговорил:

— Если вдруг надумаешь остаться, сделаю тебе собственную пристройку, Элли. Твой принц тебя здесь ни за что не найдет.

— Звучит заманчиво.

Ручеёк тонкой змейкой огибал дом, над водой танцевали стрекозы, разбившись на парочки. Рядом с ухом прожужжал огромный жук с радужными крыльями и уселся на камень, видимо хотел погреться на солнышке. К нему тут же присоединился второй и совершил попытку взобраться на яркий твёрдый панцирь своего собрата. Хотя я так подозреваю, что это была скорее сестра, чем брат. Я засмотрелась на торжество природы и ничего не смогла с собой поделать — взяла Хора за руку и переплела наши пальцы, а потом сжала его ладонь до боли. Он прав, здесь нас не найдут.

— Не уговаривай, Хор, я ведь могу и согласиться.

Он наклонился к моему уху и прошептал, обжигая своим горячим и сбившимся дыханием:

— Я мечтаю, чтобы ты согласилась, Элли.

Задрожав от жгучего желания повернуться к мужчине и прикоснуться своими губами к его, я шумно выдохнула. Дожили. Побитый незнакомец внезапно стал мне дороже принцев, замков и всего, чем я жила раньше. Но я не ответила ему ничего, потому что с трудом справлялась с внезапно нахлынувшим дурманом. Так и простояли мы какое-то время абсолютно молча рядом с домом, держась за руки. Я дышала полной грудью, впитывая, возможно, последние глотки свободы. А вот о чём думал Хор, я даже не берусь судить, слишком задумчивое выражение лица было у него в тот момент.

— Ну, пока ты болен, я не брошу тебя, — произнесла я, чтобы нарушить тишину и эту неуместную в данной ситуации идиллию.

— Тогда стой здесь, — хмыкнул он, — я быстро сбегаю до пещеры и вернусь с кристаллом уже в голове.

Мы вновь рассмеялись весело и радостно. Должно быть, такой стала бы моя жизнь здесь. Теплый смех, приятный солнечный свет и обворожительный мужчина, при взгляде на которого хочется зажмуриться от удовольствия. Я поморгала от удивления. Да неужели я влюбилась в незнакомца с первого взгляда? Но, как же мой медовушный парень? И тут же в голову пришла шальная мысль: «Да какая разница, если тебе здесь и сейчас очень хорошо? Наслаждайся!»

Хлопнула пару раз ресницами и расплылась в довольной улыбке. Хор, заметив перемену в моём настроении, приподнял брови в радостном изумлении и осторожно потянул меня в сторону дома. Правда, у порога я немного замешкалась. Захотелось сбежать, пока внезапная сказка не поглотила меня без остатка.

— Смелее, это не логово жуткого чудовища, а всего лишь мой маленький домик.

— В сказках ещё более милые домики оказывались ловушками. Они там были пряничными снаружи и смертоносными внутри.

— Фантазерка, — он по-доброму улыбнулся над моей буйной фантазией и завёл меня внутрь. — Располагайся, у меня нет огромной печи для вкусных эльфиек. Зато есть плита и чайник, а в подполе точно был мёд. Я так понял, ты его любишь. Подожди здесь, я принесу.

Его хромота вдруг пропала, и он довольно бодренько сорвался с места, бросив меня одну в прихожей.

Глава 11. Любовь приходит и уходит, а трон останется навек

Элли

Я постучала ногой о ногу, стряхивая травинки и прилипший мусор с обуви. У Хора было так чисто внутри, что я совсем не хотела разводить у него грязь. Затем шагнула в просторную светлую комнату, куда через окна лился солнечный свет.

Ничего лишнего в помещении не было. Там стояли лишь полки с книгами, мягкий диван с большим уютным креслом, небольшой столик на пушистом ковре и красивый камин, выложенный разноцветными камнями. Я подошла ближе и задумчиво провела пальцами по отделке, было ощущение, что это настоящие драгоценные камни. Но кто станет украшать камин изумрудами, рубинами и сапфирами? Разве что дракон. Я тихо рассмеялась собственным мыслям.

После моё внимание привлекли книги на полках. Очень странный выбор для молодого и одинокого мужчины, сплошь любовные романы с весьма горячими сценами. Хотя, может не такой уж и странный? Ведь он всё же молодой и одинокий…  Я потянулась за хорошо знакомым, некогда зачитанным до дыр томиком.

С детства мне говорили, что принцесса должна читать книги о политике, этике, дипломатии, истории. Поэтому довольно продолжительное время я именно это и читала. Но потом резко повзрослела, и  мне захотелось любви, жарких объятий, поцелуев, страсти, приключений. Словом, я начала читать о том, чего у меня никогда не было. Забавно, что я рассказывала об этой своей слабости лишь одному человеку — медовушному парню.

Я пролистала страницы книги, улыбнулась и поставила её на место. После начала водить пальцем по корешкам и читать названия. С каждым прочитанным словом у меня всё сильнее округлялись глаза. Одна, вторая, третья, а потом ещё одна, и ещё — ровно шесть книг, названия которых я когда-то прятала от папеньки под подушку. И все эти шесть названий я выговаривала лишь однажды заплетающимся языком, в перерывах между поцелуями. Взгляд прошёлся по полкам, и я ошарашенно заморгала — они все были уставлены этими шестью книгами!

Рука замерла в воздухе, по телу пробежали мурашки. Не может быть!

Шаги за спиной заставили сердце пропустить удар. Я медленно обернулась и встретилась взглядом с мужчиной, чей образ будоражил меня уже целый год. Передо мной стоял тот, сны и фантазии о ком, заставляли тело мучиться от истомы. Глаза цвета плавленой карамели, выброшенного на солнечный пляж янтаря. Сладость любви и соль слёз. Терпкая горечь горного мёда и расставаний.

— Оказывается, меда в моих запасах не было... — очень тихо, практически беззвучно произнёс Хор, но я услышала.

Он смотрел на меня таким тревожным взглядом, словно ожидал, что сейчас я сбегу, как тогда во время фестиваля. Но я успела заметить слепую, практически отчаянную надежду в янтаре его глаз. Успела прежде, чем всё поплыло перед моим взором от слёз. В ту же секунду, Хор преодолел расстояние между нами и крепко прижал меня к себе. Я вцепилась в его рубашку до дрожи в напряжённых пальцах и, всхлипывая, выдавила:

— Ты…Медовушный парень.

— Не самое обидное прозвище из тех, что мне давали, но надеюсь, со временем ты придумаешь другое, — пробормотал Хор в мою макушку, и я улыбнулась.

— Почему ты не искал меня? — всё же решилась задать вопрос, который мучил меня столько времени.

Тихий смех, наполненный горечью, заставил меня поднять голову и посмотреть на мужчину. С минуту он вглядывался в моё лицо, словно увидел впервые — пристально с какой-то жадностью. А затем вдруг произнёс:

— Я искал тебя год. Обошёл все библиотеки королевства, и даже наведался к вашим соседям. Да я купил все книги во всех магазинах, которые ты мне перечисляла, и украл их все из библиотек в надежде, что ты начнёшь искать их! Только никто и никогда не видел юную эльфийку с фиалковыми глазами, которая могла бы плясать на фестивале менестрелей.

Я ошеломлённо открывала и закрывала рот, пытаясь осознать всё, что сейчас услышала. Но не смогла проговорить ничего более умного, чем:

— Так получается, ты меня нашёл? Нашёл…

— Это ты меня нашла, — Хор перебил меня и склонился, чтобы наши лица оказались на одном уровне, — своим глупым солнечным зайчиком и побегом из замка. Видимо, неисповедимы пути зова.

Не имея ни малейшего понятия, о чем он там толкует, я впитывала его тепло. Слушала сердцебиение и с каким-то почти детским восторгом осознавала, что мои чувства стали лишь крепче, ярче, горячее.

— Теперь у меня есть шанс, оставить тебя тут? — выдохнул он мне прямо в губы.

И на меня обрушилась суровая реальность, где одна сбежавшая принцесса не имеет права на счастливый финал и любовь. Отвернувшись в сторону, я почувствовала, как начинают дрожать губы.

— Я не могу, Хор, — от моего слегка охрипшего голоса, у него на миг дрогнули пальцы. — Моё королевство, отец…

— Ты считаешь, что я смогу молча отпустить тебя в объятья ненавистному мужчине? — вкрадчиво поинтересовался он. — Думаешь, способен обречь любимую на вечные страдания?

Сердце забилось часто-часто, казалось, что оно вот-вот выпрыгнет из груди. Он назвал меня любимой! Но при этом Хор смотрел на меня таким серьёзным и осуждающим взглядом, что стало не по себе. Я попробовала улыбнуться и пробормотала:

— Надеюсь, не вечные и Равиалин… умрёт от безудержного поноса. Опыт в готовке несъедобной пищи у меня имеется.

Несмешная вышла шутка, да и Хор не оценил. Он продолжал сверлить меня взглядом прищуренных медовых глаз, в которых появлялась пугающая решительность. Я уже хотела поинтересоваться, почему он так на меня смотрит, но стоило открыть рот, как его губы смяли мои в чувственном поцелуе.

Разум кричал, что отец меня убьёт, что принц превратит мою жизнь в кошмар, если я поддамся чувствам и подарю всю себя этому мужчине. Но непослушные пальцы уже расстёгивали пуговицы на порядком потрёпанной рубашке Хора. Внезапно он разорвал поцелуй и посмотрел в мои глаза, будто спрашивая, уверена ли я в своих действиях. На что я расстегнула ещё одну пуговицу, сморгнула с ресниц набежавшие слёзы, и смущённо проговорила:

— Я не уйду сегодня. И если мне суждено отдать своё тело за королевство, то душу свою я хочу оставить тебе. Лишь с тобой я хочу…

Запнулась и кивнула в сторону книг на полках, чувствуя, как краснота приливает к щекам. И даже горьким слезам, срывающимся с ресниц, не унять этого жара. Вот так запросто я хочу подарить ему не только первый поцелуй, а намного больше. Всю себя, и не назло принцу, не чтобы удовлетворить любопытство или исполнить очередной каприз. Я просто хочу любви. Хочу Хора. Хочу как в книжках!

Он не остановил. Только шумно задышал, словно боролся с собственными демонами, и не спешил ко мне прикасаться. Но демоны победили, и он рывком стянул с моего плеча тонкую ткань рубахи. От прикосновения горячих пальцев по коже словно пробежали разряды молнии. Все мои ощущения сконцентрировались в этом месте, будто без его касаний меня не станет. Ведь я больше не представляла своё существование без Хора.

В его взгляде не было вопросов и сомнений — лишь тягучая решимость, сковывающая меня, словно я мотылек, попавший в медовую ловушку. Он резко подхватил меня, и отнес в соседнюю комнату на кровать. Долго смотрел, словно не было за моей спиной жениха и увядающего королевства. Смотрел так, будто я принадлежала ему одному. И в тот момент это было моё самое истовое желание.

Я прикончила последнюю пуговицу на его рубашке, вырвав вместе с нитками, и приступила к ремню на штанах. Трясущиеся пальцы соскользнули с пряжки, и я жалостливо посмотрела на своего мужчину. Хор не стал долго думать, а приподнялся и ловким движением, стянул с меня походные штаны. После чего улыбнулся, расстегнул свой ремень и вновь опустился сверху, чтобы прошептать:

— Так намного лучше, не находишь? — спросил с медовыми чертями во взгляде, и провёл ладонью вверх по моим обнажённым ногам.

Не зря я устраивала стирку, вот как знала.

Мой стон потонул в жадном поцелуе, Хор окончательно сдался и принялся терзать мои губы. Затылок обдало жаром от предвкушения. Я ощутила его пальцы на резинке белья, и задрожала всем телом, а тонкая кружевная ткань медленно поползла вниз.

— Будет больно? — спросила, когда Хор ненадолго отстранился.

— Однозначно! — он напряжённо улыбнулся. — Но не тебе, а твоему принцу, когда я разделаю его, как цыпленка и выдерну обе почки. Любишь жареные на костре внутренности эльфийских мерзавцев?

— Звучит очень аппетитно, — с лёгкой истерикой в голосе от волнения хихикнула я.

— Тогда для тебя я приготовлю этот деликатес, моя принцесса.

Шумный выдох, стучащее в висках сердце, сладкая пульсация внизу живота слились в идеальную гармонию, и только треск выбитой двери нарушил её. Хор быстро прижал меня к себе. Затем дёрнул покрывало, в которое укутал меня до самой макушки и недобро оскалился. Когда пыль и магический морок рассеялись, я увидела на пороге отца и…

— Равиалин, — беззвучно произнесла я пропавшим от ужаса голосом.

— Браво, Элли! Другого я от тебя и не ожидал, — принц сально ухмыльнулся. — Отдаться премерзкому дракону на изъеденном молью матраце. Илларианэль, кажется, ваша дочь только что сильно потеряла в цене.

Он потёр большим и указательным пальцем, а рычание Хора стало сильнее. Только я сидела закутанная в покрывало, хлопала глазами и переводила взгляд с моего мужчины на делегацию в дверях и обратно.

Дракон? Кто дракон? Хор и есть дракон?

Ох ты ж…я непроходимая идиотка! Ну, конечно, же он дракон — особый вид медовушных драконов. Я прыснула со смеху. Отчего-то мне больше не было страшно, я просто крепче прижалась к теплой груди моего единственного.


Глава 12. Бои бываю разные, и не всегда побеждает добро

Дом Хоразара

Сердце Илларианэля рвала на части целая свора противоречивых чувств. Он смотрел на свою дочь, по сути, ещё совсем крошку — ведь, каких-то двести с небольшим лет назад он качал эту малютку на руках — и крепче стискивал зубы. А она со страстью прижималась к мужчине, которого едва знала. И пусть дриада твердила что-то про неудержимый зов и истинную любовь, Владыка прямо сейчас хотел снести голову этому дракону с расстегнутыми штанами.

С другой стороны, увидев такой трогательный доверчивый жест дочери, то как она прижалась к дракону, Традинор едва не пел в душе от радости. Всё это не оставило отцу сомнений — Элли счастлива с ним! Но, кроме того, дочь была очень напугана, увидев принца Равиалина.

— Браво, Элли! Другого я от тебя и не ожидал.

Традинор взглянул на будущего зятька и его мерзкую холеную рожу. Много-то он знает о его дочери, чтобы говорить такое. В душе правителя всё больше крепло решение, о котором он впоследствии точно пожалеет. Но отдавать дочь этому мерзавцу, Илларианэль не собирался. А вот реакция Хоразара весьма понравилась эльфу — укутал дочь, спрятал к себе за спину и рычит, охраняя любимую. Традинор мысленно улыбнулся. Именно о таком муже для дочери он всегда мечтал.

Значит, свадьбе быть! Только жениха придётся поменять. Но вот незадача, в этот дом Илларианэль явился с принцем Равиалином и его охраной. Принц со своими воинами продемонстрировали какую-то неведомую никому магию. Они обернулись громадными животными, чем-то напоминающими драконов, схватили в лапы Владыку, лошадей и просто прилетели сюда.

Откуда принцу было известно, где находится логово дракона, эльф не понял, но тот словно по карте двигался чётко в сторону пещеры с селенитом. Там они оставили лошадей и двинулись пешком. Но Илларианэля до сих пор бросало в дрожь, стоило вспомнить огромные чёрные крылья, от которых исходила жуткая магия тьмы. От ужасной догадки, каким образом Равиалин мог получить такую силу, у Традинора начинали трястись руки.

Потому сейчас Владыке необходимо было выяснить, верны ли его выводы, а после любыми способами спасти Хоразара. Но для этого им всем нужно живыми попасть в Эрилонию. Главное, чтобы дракон не наделал глупостей. Он не справится сам с таким количеством врагов. И даже если Илларианэль вмешается в бой, им вдвоём не выстоять против того, кто открыл своё сердце злу.

— Отдаться премерзкому дракону на изъеденном молью матраце. Илларианэль, кажется, ваша дочь только что сильно потеряла в цене.

Давно правитель Эрилонии не испытывал такого гнева и ярости. Только злился он не на дочь и её поведение — ведь она влюблена, молода, неопытна. Традинор злился на себя и своё бессилие в данной ситуации.  Скрипел зубами от того, что не мог сейчас вступиться за любимую дочь, заставить Равиалина захлебнуться кровью и своими гадкими словами. Но за спиной Илларианэля стояло само зло, и прямо сейчас южанин может прирезать их всех в этом домике, стоит совершить хоть один неправильный шаг или сказать неверное слово.

— О цене договоримся позже, — прошипел Традинор, наступая на горло своей гордости.

— Прежний договор придётся переписать, — ухмыльнулся Равиалин. — Но если дракон успел подпортить мою невесту, то вашему королевству не будет списано даже трети долга.

Элли бросила на отца умоляющий взгляд, но тот ответил ей ледяным презрением.

— Твои капризы и эгоизм ввергнут королевство в голод и нищету!

— Отец, но я…

— Замолчи и отойди от Хоразара.

Глаза эльфийки расширились. Она не ослышалась? Отец назвал Хора именем того самого легендарного дракона, который остановил войну? Невозможно! Недоумевающий взгляд девушки переместился на дракона, но он не мог себе позволить отвлечься. Эллириана и её отец, даже не подозревали, что в тот момент он сражался в незримом поединке с принцем Равиалином. Только это были не те битвы, где сверкали молнии и гремел гром. В маленьком домике, где проживал дракон, происходил бой на высшем уровне древней и давно забытой магии.

С неестественно выпрямленной спиной Хоразар пытался очистить разум принца, которого практически поглотило зло. Дракон успел многое понять за те секунды, которые для него показались вечностью. Например, он узнал, что принц Равиалин не просто  пошёл по стопам своего далёкого предка, того самого эльфа из легенд, чьё имя предали забвению — он поменялся с ним местами. К тому же Хоразару стало известно, кто убивал его сородичей и забирал их силу. Да уж. Равиалин оказался совсем не тем, за кого себя выдавал, и, к ужасу дракона, это зло во плоти было слишком сильно.

— Хор, — слабо позвала мужчину Эллириана, и поднялась с кровати.

В голосе эльфийки при этом звучало восторженное благоговение. Отец часто читал своей дочери старые легенды о Хоразаре, и теперь она пыталась понять, не ошиблась ли в своих суждениях. Дракон одним движением руки задвинул ещё дальше к себе за спину дочь правителя, но ничего не ответил. На самом деле, он просто не мог разговаривать, поскольку наконец-то у него получилось пробить брешь в защите Равиалина. Действовать требовалось очень быстро, вот только сил у Хора было мало, он ещё не восстановился после ранения в пещере.

Илларианэль посмотрел на этот защитный жест и поджал губы. Он не сомневался, что дракон будет сражаться за Элли до самого конца. Только никто не выиграет, если он испустит здесь последний вздох. Итог такого противостояния окажется весьма плачевным. Принцесса сойдёт с ума, мир содрогнётся, а печати пойдут трещинами, выпуская страшное зло на свет. А вот принц понял, что ещё немного и проиграет дракону, поэтому прибег к ещё одному безотказному средству.

— Я устал ждать, — внезапно заговорил Равиалин.

Принц показательно зевнул и вытащил меч из ножен. Жгучий запах драконьего  актонита с примесью дурман-травы заполнил гостиную. Он вызывал мельтешение перед глазами даже у Илларианэля. Не только сок, но и простой аромат смертоносных цветов несёт погибель, если долго вдыхать его, но дракону много и не нужно. Хоразар отчаянно сопротивлялся, только магия и силы быстро покинули его.  Ноги подкосились, и мужчина рухнул на колени, покорно склонив голову.

Элли ощущала, что её также покидают силы и заплакала. Всё что она смогла сделать, это распахнуть магией окна. Принцесса попыталась выгнать дурман из гостиной с помощью воздуха, но всего через мгновение и её глаза начали смыкаться.

— Равиалин, умоляю, — прошептала принцесса, оседая на пол к своему дракону.

— В моей семье с рождения дают детям актонит, милая. Ты к нему тоже привыкнешь. Наш будущий сын не должен бояться этого цветка, — Равиалин с любовью погладил узор на эфесе с соцветием из пяти бутонов с тычинками, напоминающими ядовитые клинки. — Как жаль, что Хоразар не успеет принять истинный облик, я бы хотел повесить голову древнего дракона над нашей постелью.

Принц зло ухмылялся, но было заметно, как посерела его кожа, лихорадочно заблестели глаза. Он вновь чуть не проиграл бой, как много веков назад и снова виной тому стал Хоразар. Только в этот раз, эльф был готов ко всему, потому эта невидимая ни для кого, кроме главных участников битва оказалась короткой и неимоверно полезной. Теперь Равиалину стало известно, что дракон знает всё о смертях своих сородичей, именно по этой причине он хотел быстрее разделаться с надоедливой древней ящерицей.

Принц бросил довольный взгляд в сторону Элли и подумал, что идея установить на девушку следилку, оказалась весьма удачной. Он ждал, что эльфийка попытается сбежать, когда услышит о свадьбе. Но даже не догадывался, что она сбежит с его главным врагом. И теперь у Равиалина появилась потрясающая возможность, решить сразу две проблемы одним махом.

В то же время Илларианэль с ужасом смотрел на Хоразара, который не мог пошевелиться и судорожно старался придумать, каким образом отговорить Равиалина от немедленной казни дракона. Владыка задумался: «Что он сказал? Хочет голову дракона в истинном облике?»

— Это можно устроить! — быстро проговорил Традинор, дышавший сквозь перчатку, дабы самому не поддаться тлетворному влиянию актонита.

— Продолжай, — заинтересованно протянул принц и повернул голову к будущему родственнику.

— Доставим его в замок, пытками вынудим обернуться драконом, и ты казнишь его на радость столичных жителей прямо на главной площади!

Равиалин сомневался, стоит ли его тщеславное желание такого риска. Всё же Хоразар не обычный дракон, с которыми он привык иметь дело. Не испортит ли эта затея весь грандиозный план? Принц серьёзно задумался. Ведь если убить дракона сейчас, то печати ослабнут настолько, что можно будет завершить начатое и получить все обещанные привилегии. С другой стороны, если сделать всё по плану Традинора, тогда получится выставить всех драконов истинным злом. Народы восстанут против чешуйчатых, и больше некому будет благоговеть от одного их упоминания. Такая неимоверно привлекательная мысль не давала принцу покоя.

 — Твой отец будет гордиться тобой, — внушал Традинор, заметив, как принц колеблется.

В решении такой нелёгкой задачи принцу помог хриплый окрик принцессы:

— Папа, нет! Прошу, не делайте этого! Отпустите Хора, он же ни в чем не виноват. Равиалин, умоляю, я стану покорной женой. Не буду перечить, буду пить чертов актонит и рожать тебе детей.

Дракон глухо зарычал после её слов, даже будучи в полуживом состоянии он не мог смириться с тем, что его эльфу кто-то отнимет.

— Будешь, конечно, — принц криво усмехнулся, отчего Элли побледнела ещё сильнее.

Она сидела на полу рядом с Хором и едва шевелилась. На щеках девушки блестели влажные дорожки от слёз. Последняя надежда на то, что отец поможет, исчезла вместе со следующими словами Равиалина:

— А пытки начнём уже сейчас. Подайте коня и веревку, посмотрим, как быстро бегает этот древний ящер.

Эллириана всхлипнула и попыталась вцепиться непослушными пальцами в плечи Хора, которого подняли на ноги воины принца. Плач принцессы лишь раззадорил южанина, он накинул аркан на дракона и выволок его на улицу. Правда, Равиалину не понравилось, что пленник даже в таком состоянии стоял с гордо расправленными плечами. Он дёрнул его за собой и направился к пещере с селенитом. Главное не дать дракону набраться сил и ослабить его перед самым входом в пещеру.

— Надень на этого чешуйчатого ошейник, — сказал он Традинору. — Мы ведь не хотим, чтобы наш путник случайно сбежал по пути в Эрилонию.

Воины принца зловеще рассмеялись. А Илларианэль подошёл к Хоразару и застегнул на его шее ошейник, который полностью лишил дракона возможности восстановить силы.  Но Владыка успел влить в рот измученному актонитом мужчине несколько капель вытяжки из желтого актонита — единственного противоядия, против яда принца.

— Держись, древний, — практически беззвучно произнёс Традинор. — Ради неё держись. Я помогу вам.

Замутнённый болью и дурманом взгляд дракона встретился с глазами правителя. Эльф увидел, что прошлая решимость никуда не пропала, Хоразар не из тех, кто так просто сдастся. Вот бы ещё дракон добрался живым до города!

Глава 13. Ушастый папа всегда поможет или хорошая битва должна происходить в нужное время

Путь во дворец Владыки Илларианэля Традинора

Эллириана постоянно порывалась встать, она то дёргалась в сторону Хора, когда его поволокли на улицу, то старалась махнуть рукой в сторону Равиалина. Видимо таким образом девушка хотела что-то сделать с принцем. Потому Илларианэль принял единственно верное решение — усыпить дочь. Лишнее. Терзания возлюбленного, мощный выплеск магии и дурман актонита и так выбили её из сил. Отец не хотел, чтобы Элли страдала ещё сильнее при виде унижений и боли, через которые заставляли проходить её дракона.

После того, как их небольшой отряд вышел из пещеры с селенитом, Хоразара слегка привели в чувства. До того момента Равиалин решил не рисковать и погрузил дракона в состояние близкое к обмороку. Запрыгнув на коня, принц потащил пленника  на привязи. Хор едва поспевал за лошадью принца, он спотыкался на радость солдат, падал и волочился по земле. Мужчина рычал от боли и бессилия, но упрямо вставал, вновь распрямлял плечи и делал шаги, чем неимоверно раздражал Равиалина.

Правитель Эрилонии отвернулся и сделал вид, что ему наплевать. Слишком тяжело было эльфу смотреть на эти издевательства, но сказать хоть слово против такого развлечения он сейчас не рисковал. Илларианэль мог придумать способ самоубийства и поинтереснее. В итоге он понимал, что дракон вновь изранился, только по смешкам стражи и вздрагиваниям дочери, которая словно чувствовала боль любимого во сне.

А ведь все могло быть иначе. Элли могла бы жить с ним счастливо, подальше от дворцовых интриг и поближе к природе. Ведь она искренне радовалась простому деревянному домику. Эллириана легко бы променяла все свои наряды, слуг и поваров на этот дикий мир. Традинор видел это в глазах дочери! Её сердце оказалось чистым и не избалованным, как отцу всегда казалось. Но что теперь станет с душой и разумом той, что унаследовала глаза матери и её нежную улыбку? Неужели блеск во взоре потухнет, а улыбка никогда более не появится на родном лице?

Илларианэль потерял жену, может потерять дочь и прямо сейчас терял самого себя. Пожар ярости во взгляде Хоразара обжигал спину эльфа немым укором. Но дракон ещё не сдался, а значит, ещё был шанс все исправить, лишь бы Элли простила и оставалась сильной. Сейчас все зависело от её любви, ведь именно она заставляла дракона вставать раз за разом.

— Эй, Хоразар, ты можешь облегчить свои мучения и обернуться драконом прямо сейчас, — насмешливо подначивал принц. — До города довезем лишь твою голову.

— Ты можешь понюхать у меня под хвостом, ублюдок. Хотя даже там не так пасёт, как от твоей тараканьей душонки, — Хор рассмеялся и смачно сплюнул кровью себе под ноги.

Равиалин вспыхнул и пришпорил коня, мечтая, чтобы придворные вновь посмеялись над драконом, а не над его старым унижением. Демонова девчонка с её детской издёвкой. Он так долго старался стереть из памяти всех приближенных тот день и даже преуспел в этом. Пускай тогда дразнили совсем не его, а его тупого потомка. Но ведь сейчас эти насмешки будут отпускать в спину самого великого мага в мире! Эллириана успела рассказать дракону о том случае, и тот не преминул воспользоваться этой маленькой слабостью.

«Не прощу! Она ещё пожалеет!» — думал тот, кого уже много лет звали Равиалином, и злился, что его трогают чужие обиды. Издержки переселения души в новое тело, приходится делить воспоминания и чувства.

Хоразар оступился и упал на бок с глухим стоном, отчего эльф ухмыльнулся. Он вновь задумался о своей невесте. На самом деле принц лукавил, когда говорил, что Элли упала в цене. Теперь она стала ещё желаннее. Избранная драконом, вкусившая и впитавшая в себя силу древнего. Она станет идеальной игрушкой и бесплатным источником силы.

К тому же Эллириана сможет родить ему достойного наследника, а её покорность на супружеском ложе станет приятным дополнением. Хотя, лучше бы она кричала и сопротивлялась. Равиалин очень любил слушать крики боли и мольбы о спасении. Податливых игрушек в его жизни было предостаточно. А вот эту девчонку хотелось бы ломать медленно и с хрустом, чтобы она заходилась в агонии от ужаса и собственного бессилия. И начнёт он с шейных позвонков дракона.

— Отличная погодка, чтобы умереть, Хоразар, не так ли?

Но дракон молчал и ждал, когда они наконец-то доберутся до антрацитовых скал. Ведь их можно было только перелететь. Хор помнил, как в древности, порабощённые злом эльфы, использовали магию драконов для полёта. А также ему было известно, что эта магия не вечна и очень быстро растрачивается. Восполнять её могут только драконы, а вот тварь, которая зовёт себя принцем Равиалином, и его приспешники значительно ослабнут после перелёта.

К тому же Хор поглядывал на правителя Традинора, ожидая хоть какого-нибудь знака от отца Элли. Но тот лишь едва заметно качал головой и гладил покрытый испариной лоб дочери. Больше всего дракона поразил ужас в глубине глаз-самоцветов Владыки Илларианэля. Вначале у него даже мелькнула мысль, что эльф знал, что Равиалин на самом деле является лже-принцем. Только поразмыслив, Хоразар пришёл к выводу — скорее всего, отец Эллирианы ощутил магию тьмы исходящую от принца. Именно поэтому он стремился попасть в своё королевство.

А вот неожиданное заступничество со стороны Традинора, весьма удивило. Разве что, это всё искусная игра. Но в это Хоразар не верил. Дракон не чувствовал угрозы от отца любимой. Видимо, эльф просто пытается выиграть время, что очень даже к месту. Устраивать битву с Равиалином и его воинами сейчас означало бы неминуемую смерть, Хор это отлично понимал. Арбалетные болты наверняка смочены соком актонита, а его превращение тут же убедит принца совершить казнь пораньше.

Потому Хоразар молчаливо сносил все насмешки, злился, но терпел. Он больше переживал за Элли, чем за себя. Дракон клялся всеми мыслимыми и немыслимыми богами, что мерзавец Равиалин поплатится за содеянное. Но ещё он ответит за сорванное воссоединение с возлюбленной. Это ведь всё равно, что сочное яблоко изо рта вырвали, даже не дав попробовать — а ты стоишь как дурак и истекаешь слюной.


«Равиалин не жилец…» — успокаивал себя мысленно дракон.

Вскоре они подъехали к антрацитовым скалам, и всё произошло в точности, как предполагал Хоразар. Принц со своими воинами превратились в уродливых тварей с помощью магии драконов. Затем они добавили магии тьмы и схватили всех, кто не мог летать — включая лошадей — когтистыми лапами.

Хор едва сдерживался, чтобы не рассмеяться. Оказавшись в воздухе, он почувствовал, как ошейник, который надел на него Илларианэль, постепенно терял все свои свойства. Магия приятным теплом побежала по телу, и дракон начал восстанавливать силы. «Ай да эльфийский папа!» — подумал он. Ведь Владыка явно знал, что так произойдёт. Главное теперь не вызвать подозрений у Равиалина раньше времени. С того станет выпустить из лап Эллириану назло врагу.

Они приземлились недалеко от столицы королевства Эрилонии и вновь забрались на лошадей. В этот раз, привязывать пленника принц не спешил, как и волочь его за собой. Вместо удовольствия протащить дракона по улицам города, Равиалин приказал оглушить его и перекинуть через седло. Удар был хоть и неприятным, но не очень действенным. Хору пришлось изображать бессознательное тело, которое болталось вниз головой. Но чего не сделаешь ради любимой.

Необходимо было подобрать нужный момент для нападения. Убедиться, что Равиалин действительно выдохся и заручиться поддержкой будущего тестя. А если быть точнее, Хору было необходимо обезопасить Элли, чтобы она случайно не попала под руку лже-принцу. Потому он расслабился, повис на седле вниз головой и проделал остаток пути с относительным комфортом.

Стоило им въехать на территорию дворца, как Равиалин тут же приказал разбудить дракона, чтобы тот топал своими ногами. На самом деле принц решил, что проводить пешком по городу покорного и спокойного дракона опасно. Потом не докажешь горожанам, что это опасный преступник и его надо казнить. Толпа она жестока лишь в том случае, если её правильно направлять. В другом случае, толпа становится жалостливой и это намного хуже жестокости.

После всех перелётов, магической битвы с драконом и развлечения в виде истязания Хоразара, энергии у принца и его сопровождения осталось ничтожно мало. Вот принц и старался обезопасить в первую очередь себя любимого. Именно поэтому около входа он спешился и подошёл к Владыке Традинору со словами:

— Я сам отнесу Эллириану в её покои. Заодно установлю парочку охранных заклинаний, чтобы больше никакой дракон не смог её похитить. А вы отведите пленника в камеру и начинайте подготовку к пыткам.

Он взял эльфийку на руки и направился в её покои, на ходу размышляя, что Владыка Эрилонии явно что-то заподозрил. Но при этом Традинор вёл себя весьма правильно. Видимо, ему известна история древнего мира, которую забыли практически все. Но судя по всему, Илларианэль, как и отец Равиалина принял верное решение — примкнуть к сильнейшему, чтобы выжить самому и спасти своё королевство.

Хоразар провожал взглядом принца и старался изобразить побитого пленника. Дракон отметил, что все воины принца, как и он сам слегка пошатываются, и его это неимоверно обрадовало. Из дворца выбежал советник Риэльроян и несколько стражников, которые тут же взяли в кольцо своего правителя и закрыли его от возможной атаки со стороны воинов Равиалина. Это также не укрылось от взора дракона.

Владыка Илларианэль, под взглядом злобных глаз соглядатаев южанина, ткнул в спину Хора и процедил:

— Шевели ногами, чешуйчатый, ещё успеешь налюбоваться принцем, когда он будет рубить твою голову.

Лица советника и его стражников вытянулись в изумлении. Никогда прежде они не слышали, чтобы Владыка так разговаривал. И уж тем более он ни за что не согласился бы лично вести пленника в подземелье. Советник уже хотел спросить, что произошло, но тут Риэльроян наткнулся на взгляд Традинора и промолчал. В тот момент творилось что-то странное, понял мудрый эльф, и кричать об этом на каждом углу было нельзя. Он молча проследовал за правителем и выставил охрану в подземелье.

Но стоило им зайти в камеру, ту самую, откуда уже однажды сбежал дракон, Традинор выставил за дверь всех, кроме советника. Эльф быстро подвёл пленника к цепям, надел на него кандалы, но к удивлению Риэля не озаботился магической защитой. Вместо этого, он проверил, чтобы все штыри были прилично расшатаны, ведь эти кандалы должны были сняться в мгновение ока. Глядя на действия правителя, советник всё сильнее удивлялся, его брови же практически слились с волосами.

— Ваше величество, что вы… — начал было Риэль, но Владыка его перебил.

— Очень тихо, чтобы никто, особенно наши гости, не заметили, поднять армию, — едва слышно произнёс Традинор. — Всем ждать условного знака. И по сигналу взять под стражу принца Равиалина с его воинами. На всех гостях обязаны быть антимагические ошейники. Понятно?

Побелевший после слов своего правителя советник коротко кивнул, а после тихо спросил:

— Мы начинаем войну?

— Нет. Войны не будет, — вместо Традинора вдруг заговорил Хоразар, отчего эльфы вздрогнули. — Главное обезвредить принца. Остальные проблемы королевства мы решим. Долги это не страшно. Благо драконы никогда не бывают нищими.

Илларианэль на миг поджал губы. Гордому эльфу было очень сложно признаваться в том, что он стал виновником упадка королевства. Но при этом он был очень благодарен дракону, потому кивнул и поблагодарил за помощь. После чего проговорил:

— Меня гораздо больше интересует, все ли печати в темнице на месте. И сколько одурманенных злом эльфов, сейчас находится в южном королевстве Риталон.

— Так вы в курсе о темнице и печатях? — удивился Хоразар. — Я уже решил, что все давно об этом забыли.

— Все, но не я, — произнёс Илларианэль, а потом вдруг посмотрел в глаза дракона и выдохнул: — Забери мою дочь отсюда, Хоразар! Она скоро придёт в себя, и я отправлю её прямиком к тебе. Ты сможешь открыть портал и спрятать Эллириану там, где её никто не найдёт. Моей дочери нельзя оставаться во дворце, когда мы схватим Равиалина. Я не знаю, на что он способен, но уверен, что он может навредить ей ради мести.

Протянув руку к Хоразару, правитель Эрилонии вложил в ладонь дракона сияющую золотом жемчужину — накопитель магии, который позволит моментально восстановить энергию. Дракон молча принял щедрый подарок от эльфа, нахмурился, а после кивнул, и сжал жемчужину в кулаке, вытягивая из неё магию. В тот миг Илларианэль Традинор светло улыбнулся и произнёс, мысленно обращаясь к покойной супруге:

«Элли будет очень счастливой. Ведь я обещал тебе, милая».

А в воспоминаниях дракона всплыли слова Элли: «Я не могу, Хор. Моё королевство, отец…» В тот миг Хоразар понял одно, что убьёт Равиалина, восстановит королевство Эрилонию, уничтожит зло и загонит его обратно в темницу, закроет все печати. Только бы услышать от неё совсем другие слова. Эллириана должна сама сказать: «Забери меня отсюда», — лишь в этом случае он осмелится украсть её из родительского дома.

Глава 14.1 Побег по-драконьи или принцесса должна попросить

Элли

Знакомые запахи высушенных мной цветов, но всё словно чужое. Теперь весь мир враждебное и злое место, даже моя собственная комната.

Я открыла глаза, и оказалась во мраке, который нарушало лишь мерцание магических кристаллов. Одни напитывали и восстанавливали моё усталое тело, а другие следили, чтобы я не сбежала. Сфокусировалась на одном из них, и он вдруг окрасился красным, это заставило меня вздрогнуть. Судорожный вздох непроизвольно вырвался из моей груди. Сейчас сюда сбегутся целители, ведь красный цвет говорил о том, что камень оповестил весь дворец о моём пробуждении.

Мне стало дурно, не хотелось никого видеть. Я лежала, глядя перед собой, в одной сорочке под теплым одеялом и мерзла от холода и ужаса. Воспоминания грозили погрести меня под своей тяжестью — хищный оскал Равиалина, узоры на эфесе его меча и яд, которым было пропитано лезвие. Хоразар проиграл этот бой до начала сражения…

Слезы покатились из глаз, мазнули по вискам и спрятались в волосах. Но я точно знала, что дракон жив, моё сердце бы почувствовало неладное. Тогда отчего же я плачу? Ответ пришёл столь внезапно, что я зарыдала в голос. Всё оттого, что единственное место, где я хотела бы сейчас лежать — между его крыльев. Мечтала обнять чешуйчатую шею, почувствовать силу и мощные взмахи кожистых крыльев, которые уносят нас двоих подальше отсюда.

— Милая! – в комнату вбежал отец и практически рухнул перед кроватью.

Можно подумать, что я находилась на грани жизни и смерти. Слишком много драмы. Отвернулась. Не хватало силы воли смотреть на него. Он был заодно с Равиалином и предложил пытать Хора. Я понимала, что у отца не было выбора. Быть может, он даже оттянул гибель Хоразара. Только я до сих пор не знала, что с моим драконом и потому не могла простить родителя.

Следом за отцом на пороге появился принц тараканов. Внутри всё сжалось от страха, и я изобразила болезненный кашель, чтобы ему не пришло в голову уже сегодня разделить со мной ложе — это точно добьёт меня. Только Равиалин насмешливо приподнял брови, сразу раскусив мою уловку. Я бросила возмущённый взгляд на принца и отметила, что он невероятно бледен, к тому же выглядит каким-то помятым. У меня даже настроение немного поднялось.

— Это передовая магия южного королевства, принцесса, — между тем произнёс Равиалин, и в его взгляде загорелись огоньки предвкушения. — Ты уже в полном порядке, можешь не притворяться.

Поджала губы. Я и правда чувствовала себя неплохо, кроме одного «но» — меня напрочь лишили магии, напялив сдерживающий ошейник. Предусмотрительно. Будь это браслеты, я бы кисти себе отрубила, сняла их и срастила заново при помощи передовой южной магии. Но вот голову себе не отсечешь без последствий. В груди заныло при мысли об отрубленной голове. Но я увидела по глазам отца, что лучше о Хоразаре сейчас не спрашивать.

— Спасибо, — с трудом выдавила я, глядя на ненавистные кристаллы. Только благодарности при этом совершенно не ощущала. Не могли они подержать меня без сознания подольше? Скажем, всю мою оставшуюся жизнь.

— Ты дома, моя хорошая. Никто тебя не обидит, — заверил внезапно отец, чем очень меня удивил. Ему ли не знать, что главный мой обидчик стоит сейчас в дверях и ловит каждое слово. Но папенька, словно не замечая приподнятых бровей Равиалина и моего озадаченного взгляда продолжил: — Представляешь, мы вывели тех гадких арахаров, которых ты так боялась. Теперь тебе не придётся шастать по темным углам и выжигать их магией.

О чем это он? Арахары? Их было не так уж и много, кроме того, они обитали в темнице Хоразара. Но отец вдохновленно продолжал и даже слезу пустил, отчего у меня чуть рот не открылся в изумлении.

— Мы завели для этого специального слугу. Он сидит там, где ты их спалила, милая. Бдит.

— Илларианэль, неудивительно, что ваше королевство разорилось. Специальный слуга для выведения арахаров? Ты серьёзно? Что за глупости? — фыркнул Равиалин, а отец в этот момент быстро подмигнул.

И только из моей головы всё не выходили слова отца: «Он сидит там, где ты их спалила, милая…»

Хоразар! Мои брови поползли наверх. Будь, я трижды глупышкой, не знающей, откуда берётся мёд, но сейчас намёк я поняла.

— Спасибо, папа, теперь я буду спать спокойнее.

От моей счастливой улыбки, глаза отца вновь заблестели, и кажется, в этот раз слёзы были настоящими, потому что он попытался их спрятать. Папенька сжал мою руку и быстро вложил в ладонь что-то круглое и крохотное.

— Отдыхай, завтра у тебя особый день, дорогая.

Он погладил меня по волосам напоследок и направился к выходу. Равиалин ещё с минуту постоял в дверях, но все же ушел за правителем, не забыв прикрыть за собой дверь. Когда шаги в коридоре затихли, я резко села в кровати и посмотрела на то, что принёс отец. Крохотная серебристая жемчужинка перекатилась с одной ладони на другую, она буквально дышала магией. Камень не восстановит моих сил полностью, но даст возможность сбежать, пока ошейник не выкачает и эту малость.

Снять артефакт самостоятельно у меня не выйдет, для этого нужен кто-то посторонний обладающий магией. Но даже в ошейнике у меня будет время, чтобы добраться до подземелья и найти Хора. Оставались только кристаллы, стоит мне выбраться за барьер, очерченный ими, как сработает сигнал тревоги. Я нахмурилась. Папа точно верил, что я справлюсь. Он знал, что у меня получится найти выход. Думай, Элли, думай.

Точно!

Мысль была такой яркой, а решение настолько элементарным, что я тихо рассмеялась. Спасибо папа! Съела жемчужинку и тут же создала своего двойника, как тогда перед побегом. В этот раз чрезмерная сексуальность иллюзии даже плюс, она точно задержит Равиалина. Ведь принц скоро вернётся — я знаю. Поправила усовершенствованной принцессе Эллириане грудь, приспустила бретельку и наказала сделать томный взгляд.

Великолепно!

Оставила её зазывно сидеть посреди кристаллов и вздыхать от страсти, а сама спрыгнула на пол. Затем я так подумала, что без мести принца оставлять нельзя! Он ещё пожалеет, что связался со мной! Потому одной тихой формулой заклинания я призвала в комнату сюрприз для Равиалина. Затем дала чёткие указания иллюзии, добавила в её поведение самостоятельности, накинула на себя морок и побежала по коридору. Сейчас для всех я выглядела как мчащийся по делам поварёнок. Надеюсь, моя иллюзия смачно обломает фантазии принца тараканов. Она девушка загадочная, порой такое творит, что даже мне в голову не придёт. Этого мерзавца ждёт незабываемая встреча.

Я влетела на кухню, плеснула бурлящую похлебку в миску и рванула дальше, пока другие поварята не стали задавать вопросов. Коридор, лестница, поворот, ещё несколько шагов, и я стояла перед дверью в подземелье. На входе меня встречала стража в лице Террилиониса и парочки воинов отца. А вот  рядом с камерой находился один из тех громил, которые были вместе с принцем, когда он пленил Хора. Без паники. Надеюсь, что Террилионис не станет мне мешать. Меньше всего я хотела вредить нашим воинам.

— Дракону нужно набираться сил перед последним превращением во время казни! — выпалила я и зажмурилась.

Брови Террилиониса поползли вверх, но к моему удивлению он лишь кивнул и посторонился, пропуская меня ко второй двери с прорезью внизу. Я подошла совсем близко к хмурому эльфу принца Равиалина. При приближении поняла, что он выглядит даже более потрёпанным, чем принц. Позлорадствовала на этот счёт и молниеносно надела миску с кипящей похлёбкой стражнику на голову. Тот закричал, и к двери тут же подбежал Террилионис.

— Нашлю на тебя самый страшный понос, если будешь мешать, — змеёй зашипела я на воина.

В первое мгновение он испуганно отпрыгнул к стене, а следом вдруг улыбнулся мне радостно и светло. Затем повернулся к воину, который уже тянул руку в мою сторону и оглушил его одним движением. Подошёл ко мне, притронулся к ошейнику и снял его, после чего нацепил на бессознательного охранника. Я только ошарашенно хлопала ресницами, пока Тер его заковывал в кандалы, а после с довольным видом закрывал на ключ дверь соседней камеры.

— Спасибо, — прошептала я.

— Не стоит благодарности, — подмигнул Террилионис. — Разве можем мы оставить без помощи нашу принцессу! Спешите.

Смахнув непрошеные слёзы, я с благодарностью кивнула Теру, который открыл мне дверь в камеру. Войдя внутрь, я сразу увидела Хоразара. Он сидел в дальнем углу и смотрел прямо на меня. В его взгляде стоял вопрос, которого я не могла понять, чтобы дать нужный ответ. Но внутри вновь расцвело чувство вины.

Я подошла к своему дракону и опустилась рядом с ним. Мне было ужасно стыдно, как бывает стыдно тому, кто в публичном месте остался без штанов. Вот и сейчас я сидела рядом с Хоразаром, не зная, куда деть свои руки, и какую часть тела прикрыть в первую очередь — наверное, сердце. Оно так неистово стучало в груди, подгоняя кровь к моим и без того красным щекам.

За эти дни дракон лишился своего дома, был обвинён в похищении принцессы, избит и приговорён к смерти. Мне точно не найти слов извинения, а он точно не простит за то, что я натворила. Хоразар улыбнулся и прикрыл на мгновение глаза. Я же подобрала ноги и обхватила их руками.

— Я и не замечал. Драконье одиночество, корысть, никому ненужная мудрость, всё это мешало дышать полной грудью. Но, знаешь, Элли, пока я ждал тут, успел о многом подумать.

— О чём? — мой голос был едва слышен от волнения.

— Обо всем, – уклончиво ответил Хор, продолжая загадочно улыбаться.

Я обнимала свои колени, не решаясь заговорить с ним вновь, а он и сам молчал. Не сразу поняла, что он изучает меня своими пронзительными глазами, цвета солнца, навечно застывшего в древесной смоле.

— Меня мучает вопрос, принцесса, зачем все это было? Побег, твои жаркие поцелуи, слёзы, а после обещание уйти навсегда к другому мужчине.

Жар на щеках стал  совсем нестерпимым. Да. Со стороны это выглядело не очень хорошо. Подставила дракона, заставила меня украсть, соблазнила, но перед этим пообещала уйти. Ведь я ничего не сказала тогда, просто кивнула ему на книги и набросилась, словно мартовская кошка. А он пытался спасти меня, прятал за своей спиной. Но ещё откуда-то во мне родилась обида:

— Ну, ты же не похитил меня сам, чтобы спасти от папеньки и ужасного брака!

— А попросить? – только выдохнул Хор.

— Для тебя это все так просто. Я должна была подойти к тебе и сказать: «Забери меня отсюда, Хоразар»?

— Примерно так, — он коротко кивнул. — Хотя, простого «я тебя люблю», в данной ситуации было бы достаточно.

Пальцы задрожали, в ушах зашумело, мне показалось, что в этой камере не хватает воздуха. Я пришла сюда, чтобы просто спасти Хора. Ведь я не смогу бросить отца и королевство в столь трудное время. Вроде я уже пыталась это объяснить. Любовь. Она всегда приходит не вовремя и не к тем, кому действительно необходима. Почему именно сейчас? Мне и так трудно даже подумать о том, что любимый сейчас исчезнет навсегда. Я постаралась сдержать слёзы и сделала глубокий вдох.

— Прости, — мой голос прозвучал очень тихо.

Поднялась на ноги, позвала магию и развернулась, чтобы навсегда уйти из жизни моего дракона. Раздался тихий звон металла о камень, когда кандалы и ошейник упали на пол. Следом я расслышала шорох, и две крепкие мужские руки сжали меня в объятиях. Хор стоял за моей спиной, прижимая к себе, и молчал. Я чувствовала жар его тела, слушала биение сердца, вдыхала запах и сходила от всего этого с ума.

— Чокнутая девчонка, — от горячего дыхания на ухо, у меня чуть не подкосились ноги. — Что же ты творишь? Неужели оно стоит того? Скажи мне, Элли. Вообрази, что нет ничего. Ни проблем с королевством, ни ужасного принца тараканов. Просто попробуй представить, что твой отец будет рад твоему счастью и ответь. Чего хочешь именно ты!

Я открыла рот, собираясь сказать, что это всё лишь слова. На самом деле ничего не изменилось. И если я сейчас не уйду, то Равиалин не оставит нас в покое. Он будет преследовать Хора повсюду и тогда…Только вместо этого я вдруг всхлипнула и проревела:

— Я хочу, чтобы меня похитил дракон. Я хочу, чтобы меня забрал ты.

— Ну, наконец-то, — нежность в голосе любимого окутала меня, словно пушистое покрывало. — Я уж думал, что ты никогда этого не скажешь, принцесса.

В следующий миг, перед глазами мелькнул свет. Я лежала на спине дракона, обнимала чешуйчатую шею, и прижималась щекой к теплому телу. Чувствовала силу и мощные взмахи кожистых крыльев, которые уносили нас двоих подальше от королевства Эрилонии.

Глава 14.2 Побег по-драконьи или принцесса должна попросить

Королевство Эрилония, комната принцессы Эллирианы

Равиалин подождал полчаса, прежде чем ввалился в покои принцессы. Эллириана сидела на кровати, такая соблазнительная, со спущенной с плеча бретелькой. Волосы девушки в лёгком беспорядке ниспадали шёлковой волной на её спину, плечи, грудь.

«Надо же, а в одежде её грудь кажется намного меньше», — подумал принц, и на его лице зазмеилась предвкушающая улыбка.

Но каково было его удивление, когда вместо ожидаемого страха и паники в глазах Эллирианы вдруг вспыхнул лукавый огонёк, а губы растянулись в похотливой улыбке. Равиалин с отвисшей челюстью наблюдал, как принцесса вдруг откинула в сторону одеяло и начала медленно поднимать сорочку вверх. Он хотел было подойти, но та выставила руку вперёд и покачала пальчиком. Следом Элли окинула его томным взглядом и произнесла невероятно эротичным, слегка охрипшим голосом фразу с акцентом южных эльфиек.

— Мой господин, в постели строгий дресс-код. Вы же не хотите разочаровать меня в первый раз?

Она подняла сорочку ещё выше, практически полностью оголив ноги, погладила себя пальчиками и тихо простонала. Равиалин принялся судорожно срывать с себя одежду и вновь сделал шаг к эльфийке, когда остался в одних трусах. Но та вдруг насмешливо приподняла брови и прошептала:

— Вы прячете от меня самое интересное, принц. Разве вам есть, что скрывать?

У Равиалина потемнело в глазах от завуалированной насмешки принцессы. Как посмела она усомниться и заявить, что его «достоинство» недостойно?! Он рывком стянул трусы и усмехнулся, ожидая от эльфийки смущения. Только что-то пошло не так. Эллириана лишь облизала губы и поманила его со словами:

— Иди сюда, мой тигр!

От такого явного приглашения, Равиалин не мог устоять. К тому же его очень завела эта игра невесты, ведь он не ожидал такого представления в её лице. Принц преодолел расстояние в один прыжок и ошарашенно заморгал, когда понял, что Элли успела откатиться в сторону. Но когда эльф повернул голову в сторону девушки, то подумал, что сошёл с ума. На него смотрел громадный дядька с пухлыми щеками, одетый в сорочку принцессы, которая была ему явно маловата. Мужик игриво помахал ему ручкой и вытянул губы трубочкой, изображая поцелуйчики.

У принца дёрнулся глаз, а в следующий миг дверь комнаты распахнулась. На пороге стоял Илларианэль Традинор со своими воинами. Равиалин хотел было зарычать на них, но ощутил, как под ним, что-то копошится. Опустив взгляд на кровать, он издал визг похлеще любой девчонки и вскочил с кровати, пытаясь стряхнуть с себя тараканов. Только те словно зачарованные ползли, летели и бежали в его сторону.

— Наслаждайся, принц тараканов! — раздался голос Эллирианы изо рта мужика на кровати, после чего он рассыпался искрами магии.

Повизгивая, Равиалин выскочил в коридор, сверкая голым задом на потеху воинам Традинора. Вот только далеко его не пустили, воины тут же схватили визжащего эльфа и защёлкнули на горле атнимагический ошейник. Но это не остановило тараканов. Они добежали до вожделенной цели и в итоге облепили эльфа с ног до головы, словно стрекочущий панцирь. Традинор лишь усмехался, глядя на безумный взгляд Равиалина. Единственное, что оставили открытым тараканы, были глаза, в которых плескался ужас.

Эпилог

Год спустя

Эрилония готовилась к празднику. Через три дня принцесса Эллириана должна была выйти замуж за легендарного дракона Хоразара. Жители королевства начали праздновать ещё неделю назад столь радостное событие. Все знали, что дракон спас Эрилонию от разорения, которое устроил бывший принц южных земель Равиалин Паринор. Почему бывший? Так его казнили год назад прямо на центрально площади. Присутствовал даже его отец. Именно он попросил устроить эту прилюдную казнь, чтобы объяснить народу, что случится с каждым, кто обратится к тёмной магии.

Народ проникся. Ведь казнь показали при помощи чар во всех королевствах, в назидание, так сказать. Кроме того, миру заодно напомнили древнюю историю. Особенно это прочувствовало южное королевство Риталон, когда туда нагрянул один очень злой древний дракон. Всех сообщников Равиалина тут же сдали с потрохами. А как иначе? Всё же Хоразар решил не менять традиций и просто сообщил, что оставит от королевства только пепел, если преступники не появятся перед ним в течение суток. Отлавливали всем честным народом, и к удивлению дракона, больше всех старался король.

Но всё это дела дней минувших. Теперь в мире вновь воцарились покой и любовь, а в королевстве Эрилония уже неделю звенели колокольчики, возвещая о скорой свадьбе. Только во дворце второй день к ряду раздавались крики.

— Никакой свадьбы! — завизжала принцесса Эллириана на одной ноте, но стоило ей заметить, как глаза отца потемнели, она сразу же замолчала.

— Ты выйдешь замуж! — зазвенел голос Владыки в тишине тронной залы, отчего придворные вздрогнули.

— Но, отец… — попыталась поспорить с родителем принцесса.

— Хватит! — Илларианэль повысил голос, и оборвал на полуслове все крики дочери. — Я сказал, что свадьба состоится! Ну что опять не так?

— Цветы не успеют распуститься, потому что их слишком поздно высадили, — Элли в отчаянии начала заламывать руки и плакать. — Всё должно быть идеально, а они не распу-у-устятся!

Владыка закатил глаза и с грустью подумал, что нервы невесты перед свадьбой, это самое ужасное. Он пытался придумать, как успокоить дочь, ведь понимал, что на самом деле, она хочет замуж, только нервничает. Но тут по залу разнёсся звук шагов, и принцессу тут же обнял Хоразар. Он улыбнулся девушке и поинтересовался:

— Хочешь, мы устроим тихую свадьбу, без гостей, цветов и празднования?

Илларианэль Традинор задохнулся от возмущения. Что значит тихая свадьба?! У его дочери должна быть самая пышная, красивая и идеальная свадьба! А принцесса вдруг вытерла слёзы, улыбнулась любимому и отрицательно покачала головой.

— Тогда просто скажи, чего ты хочешь, Элли, — Хор улыбнулся ещё шире, заметив плутовской огонёк во взгляде эльфийки.

В её фиалковых глазах заплясали искры смеха, и она с хитрой улыбкой на лице произнесла:

— Хочу дракона!

_______________________________________

Конец



Оглавление

  • Побег по-эльфийски, или Хочу дракона Сорокина Дарья,Неженцева Екатерина