КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457374 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214548
Пользователей - 100421

Впечатления

Galina_cool про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Обложку удалила

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Каким же надо быть ублюдком, чтобы приделать картинку с ветераном войны в качестве обложки к педофильским анекдотам!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
OlgaV про Варела: Путь к себе: жизнь в радости (Психология)

Впечатлена! И объёмом затронутого материала и качеством изложения. Доступно, интересно и тянет сразу же попробовать. Реально увлекательно, особенно во второй половине, где рекомендации. Спасибо автору! Хватило бы только настойчивости и упорства у себя самого, правда тут книга мотивирует тоже. Рекомендация однозначная - читать! (Тамара Волк).

Прочитала книгу на одном дыхании! Очень впечатлила! Жаль, что не встретила ее раньше.... Автору спасибо! (Наталья).

Очень актуальная тема и прекрасно раскрыта! Благодарю автора! Очень познавательно и полезно.

Хочу выразить благодарность автору - книга действительно вдохновляет на реализацию себя. (Алексей).

Отличная книга, которая поможет разобраться в себе, в своих желаниях, способностях и поможет найти СВОЙ путь, полный счастья.

Отличная книга! Читается легко и очень быстро. Доступно написано о важном с интереснейшими примерами. Надеюсь, у меня хватит желания и рвения применить все рекомендации на практике. Рекомендую.

Эта книга должна быть в списке к прочтению для всех, занимающихся саморазвитием. Лёгкость чтения, эффективность принципов, познавательно и полезно. (Виктория).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Drosselmeier про Марченко: Вторжение (Боевая фантастика)

читать можно

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
pva2408 про Мазуров: Теневой путь 7. Тень Древнего (Самиздат, сетевая литература)

Ув.remarkscope! С 5 главы, вместо «Тени Древнего», начинается публикация романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина».

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Gabrijelcic: Delphi High Performance (Pascal, Delphi, Lazarus и т.п.)

Единственная книга по параллельному программированию на Delphi.
На русский не переведена.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
DXBCKT про Сиголаев: Дважды в одну реку (Альтернативная история)

Купив часть вторую, и перечтя (специально) заново часть первую — я то, твердо был уверен, что «юношеский максимализм» автора во второй части плавно сойдет на нет... И что же?)) Оказывается ничего подобного!))

Вся вторая часть по прежнему продолжает «первоначальный стиль» описания «неепических похождений юного искателя и героя» в теле семилетнего (!!!) пацана. И мало того, что уже «вторую книгу» он никак не может попасть в школу (куда по идее просто обязан «загреметь» как все его сверстники), но и вообще (такое впечатление) что кроме развед.деятельности по отлову шпионов, ГГ (в новой жизни) ВООБЩЕ НИЧЕМ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ.

Нет... он конечно играет свою роль «сопливого шкета», но только в рамках «поставленной пьесы», никакого же «детства» тут нет и отродясь не было... Просто «врослый дядька» носится в теле пацана и вот и все))

Нет... автор конечно предпринял не одну попытку все это замотивировать (мол тут и подростковые гормоны, заставляющие его «очертя голову» кидаться без подстраховки, раз за разом в очередную … ), это и «некий интерес» со стороны сотрудников КГБ которые «вовремя просекли фишку», но никак (отчего-то) не поинтересуются «хронологией завтрашнего дня». Да и чем он (им мол) может помочь «в деле сохранения самого лучшего государства в мире»? Выходит что абсолютно ничем)) Но вот зато носиться «туда-обратно» и влипать во всякие приключения — это всегда пожалуйста))

В общем — все было бы в принципе замечательно, если бы не было так печально... Плюс — в этой части ГГ «подселяет» к нашему ГГ «сверстника», отчего почти мгновенно происходят разборки в стиле фильма «Обратная сторона Луны» (с Павлом Деревянко)) Да! И это не тем Деревянко, который книги пишет с столь своеобразной манере))

Так что, часть вторая является фактически клоном, части первой, только с небольшим отличием в роли главного злодея. В остальном же все те же шпионско-закрученные (и не всегда понятные) страсти, «медленное прощупывание сторон» (в лице сотрудников команды «гэбни» и ГГ) и подростковость, которая так и прет со всех сторон...

Субъективный вердикт — я не купил часть первую, это хорошо)) Я купил часть вторую — ну и ладно)) Часть же третью покупать (да и просто читать) желания пока нету... вот уж sorry))

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Интересно почитать: Как правильно выбрать ноутбук

Обелённая развратность (fb2)

- Обелённая развратность 637 Кб, 60с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Анон

Настройки текста:



взято с darkpony.ru


Обелённая развратность


Автор:                  Anonymous Pegasus

Источник:            fimfiction.net/story/36749/

Переводчик:            Hariester

Вычитка:                  Veon


Оглавление:

Глава 1.

Глава 2.

Глава 3.

Глава 4.

Глава 5.


Глава 1


Шайнинг Армор потянулся, выгибая спину и постанывая от удовольствия, и направился по длинному коридору в сторону их с Кэйденс комнаты. Он только что вернулся с очередного обеда с Твайлайт Спаркл. Уже месяц как он из всех сил старался снова сдружиться со своей сестрёнкой.


С тех пор как замку перестало что-либо угрожать, у него снова начали появляться просветы свободного времени. И первым же делом, на которое он решил их потратить, было восстановление их с сестрой напряжённых сейчас отношений.


Они вместе гуляли, вместе обедали, ходили на пикники, воздушного змея пускали, в мяч вместе играли, вместе занимались учёбой, прокрадывались вместе в библиотеку (хотя в этом и не было ничего противозаконного), чтобы прикарманить книгу или две о брачных играх грифонов. По правде говоря, эта её последняя прихоть была как-то странновата, но кто-то таки заложил ей в голову эту идею, и, Селестия свидетель, Твайлайт была самой любопытной единорожкой во всей Эквестрии.


Два часа чтения о магическом потенциале наземных элементов и магнитных полей за чашкой остывшего кофе, и Шайнинг Армор почувствовал, как у него начинает побаливать шея.


Он предвкушал, как, добравшись наконец домой, завалится на их с Кэйденс постель и будет лежать так, отдыхая, до самого вечера. Может быть, даже в уютных объятьях жены.


На всякий случай, если вдруг жена спит, Шайнинг Армор мягко толкнул дверь и тихо проскользнул внутрь. Хотя обычно она в их номере до позднего вечера не показывалась.


— А, братишка! — раздался радостный голос с его постели.


Твайлайт сидела на его кровати, придерживая копытцем краешек лежащей перед ней открытой книги.


— Я просто надеялась, что ты мне поможешь кое-что более подробно изучить... Я читала курс лошадиной физиологии, но у меня нет ни одного жеребца, чтобы изучить их... определённые части... — сказала Твайлайт с глупой улыбкой и недвусмысленно соблазнительным тоном. Она с ним флиртовала?!


Улыбаясь, Твайлайт вытянулась на постели и приняла более эффектную позу, расположившись при этом так, чтобы ему как можно лучше были видны её тугой живот и грудь, но изгиб тела чуть-чуть не давал взглянуть на её прелести, оставляя ему лишь манящий вид ведущего к нему участка плоти.


Шайнинг Армор стоял в дверях с отвисшей челюстью, в полном изумлении пялясь на творящееся перед ним. Твайлайт пыталась соблазнить его!


Прошло несколько долгих секунд, прежде чем Шайнинг Армор заметил очертание крыла на боку Твайлайт. Он посмотрел на её необычно длинный рог, и вдруг его озарило понимание.


— Кэйденс? — спросил он в неверии.


Аликорночка мягко хихикнула, качая головой, и с упрёком помахала копытом:


— Нет-нет, братишка, ты не должен думать о Кэйдэнс в такой момент.


Шайнинг Армор неуверенно подошёл ближе к кровати.


— К-кэйденс... Серьёзно, что ты делаешь?


Кэйденс надула губки, глядя на мужа, а потом покачала головой, закатывая глаза.


— Я пытаюсь удивить тебя чем-то милым, а ты вечно всё портишь.


— Но ты же... выкрасилась под Твайлайт! — запротестовал Шайнинг Армор, осуждающе указывая на неё копытом.


А она и впрямь потрудилась на славу. От специфического оттенка её шерсти и особой стрижки гривы, вплоть до точной копии кьютимарки Твайлайт. Одни лишь только крылья выдавали её.


— Да? — спросила Кэйденс, покрутившись вокруг и приподняв копыто, чтобы осмотреть свою окраску. — Я как-то даже не заметила.


— Да что ты делаешь-то? — спросил Шайнинг Армор, глядя на аликорна не в силах понять вообще ничего.


— Я пытаюсь соблазнить тебя как Твайлайт. Это что-то типа ролевой игры, — легкомысленно ответила Кэйденс, приподнимая бровь на него и чуть посмеиваясь.


— Но ты разукрасила себя, как моя сестра! — сердито упрекнул он, махнув в её сторону копытом. — Я не из таких жеребцов!


— О, ты так уверенно утверждаешь это, — сказала Кэйденс, оглядывая его с головы до копыт, а затем похлопала по кровати, приглашая лечь рядом.


Шайнинг Армор долго смотрел на жену, после чего, покачав головой, сказал:


— Я знаю, что любовь — твой конёк... Но это ведь безумие. Я не чувствую к Твайлайт подобного!


— Да неужели? — спросила Кэйденс, выгнув бровь и обходя вокруг мужа, пока не оказалась с ним нос к носу, задумчиво глядя ему в глаза. Потом улыбнулась и предстала перед ним в тревожащем образе сестры, говорящей голосом его жены: — Ты разве не почувствовал ту лёгкую колкость глубоко в паху, когда впервые увидел меня на постели, просящую "изучить" тебя? И разве твои глаза не облизали мои формы, скользя по моему телу, ища, не видно ли чего-нибудь?..


Шайнинг Армор шумно сглотнул и отвернулся, чувствуя жар в щеках.


— Эт-то к делу не относится...


Кэйденс улыбнулась и нежно повернула копытцем его подбородок к себе, чтобы встретиться с ним взглядом.


— Шайнинг... Это естественно иметь подобные чувства к своей младшей сестре.


— Естественно? — спросил Шайнинг Армор с пустым взглядом.


— Да, естественно, — успокаивающе ответила Кэйденс, нежно проводя копытом по его щеке и вниз по шее.


— Но я не чувствую к ней подобного, — не унимался Шайнинг Армор.


— Вот ты продолжаешь твердить это... — улыбаясь, сказала Кэйденс, поворачивая голову и наклоняясь к его груди, чтобы приложить к ней ухо. — А я всё равно слышу, как трепещет твоё сердце, как оно ускоряет темп от одной только мысли о воплощении в жизнь твоих особо шаловливых фантазий о младшей сестрёнке.


— Кэйденс, ты только послушай, о что ты говоришь! — снова возразил он, потирая висок копытом.


— Я говорю, что у тебя есть скрытое сексуальное влечение к своей младшей сестре и что иметь его — совершенно нормально. И ещё я думаю, что было бы интересно подыграть твоим фантазиям и насладиться той огненной страстью, что они в тебе вызывают, — легкомысленно ответила Кэйденс.


Шайнинг Армор обессиленно покачал головой.


— Ты всё ещё думаешь, что это произойдёт?


— Я знаю, что это произойдёт, — с улыбкой промурлыкала Кэйденс. — Я собираюсь уговаривать тебя, пока ты медленно не откроешь свой разум для этой идеи, потом неохотно с нею смиришься, и до тех пор, пока не начнёшь наконец по-настоящему ею наслаждаться.


— Ты можешь сказать "я же тебе говорила", когда мы закончим, — спокойно сказал Шайнинг Армор, прежде чем добавить: — Но ты всё же раскрашена, как моя сестра, к которой я не испытываю совершенно никакого желания!


— Ты всё твердишь и твердишь это! — сказала Кэйденс, надувшись. — Я твоя жена, Шайнинг, ты можешь признаться мне в чём угодно.


— Я могу признаться, что у меня никогда не было подобных фантазий о своей сестре! — резко ответил он, тыкая жену в крашеный нос.


— Может быть, неосознанно... — проворковала Кэйденс, ярко улыбаясь ему и совершая хвостом медленные возбуждённые взмахи. Она наклонилась ближе, мягко прижимаясь к его щеке, а затем соблазнительно прошептала ему на ухо тоном, до ужаса напоминающим Твайлайт: — Никогда не замечал за собой, что засматриваешься на мою попку, а, братец? Не хотел никогда, чтобы моё тёплое копытце задержалось на твоём боку чуть подольше? И никогда не приходилось бороться с желанием наклониться и поцеловать меня, когда мы так близко, прям как сейчас, м?


Шайнинг Армор в шоке вперился взглядом в свою жену, его глаза округлились, дыхание участилось, а щёки залила краска.


— Это, должно быть, какая-то шутка... — пробормотал он.


— Это не шутка, мой братец... Я должна учиться, а ты — единственный жеребец, которого я могу изучить, — с жеманной улыбкой сказала она, с нежностью ведя копытцем вдоль его шеи, вниз, к груди, и начиная медленно её массировать.


— К-кэйденс, это так неправильно, — слабо запротестовал Шайнинг Армор, поднимая копыто, чтобы нежно и умоляюще погладить её вдоль шеи.


— Ну же, Шайнинг, — коротко сказала Кэйденс своим обычным тоном, подталкивая носом под основание его шеи. — Естественное желание старшего брата защитить свою родную довольно часто и очень даже легко перерастает в основу сексуальных желаний. Это совершенно нормально, если только не стигматизируется обществом в целом.


— Но Твайлайт моя сестра! — прошипел в ответ Шайнинг Армор, глядя на свою крашеную жену.


— А я — нет... — сказала Кэйденс решительно-соблазнительным тоном. — И ты можешь воплотить со мной все свои желания, не совершая ничего действительно развратного...


— Но... Я... — пытался протестовать Шайнинг Армор, но смолк, усмирённый копытом жены на его губах.


— Если ты можешь, глядя мне в глаза, сказать, что между вами нет и не было никакого сексуального напряжения, то я сама смою с себя всю краску и соглашусь на ту фантазию с перевёртышами, которую ты пытаешься от меня укрыть, — ответила Кэйденс с хитрой ухмылкой.


Очень долго Шайнинг Армор смотрел на свою жену, прежде чем, вздохнув, опустить взгляд и, покачав головой, снова поднять на неё глаза.


— Дорогая, если бы мне пришлось, я бы даже солгал тебе, лишь бы поиграть с тобой в перевёртышей... но ты бы сразу поняла, что я лгу.


— Ха, конечно поняла бы, — сказала Кэйденс с улыбкой, наклоняясь, чтобы поцеловать его. Едва отстранившись, она снова переключилась на голос Твайлайт: — Ну а теперь мне нужно учиться.


Шайнинг Армор уставился на жену, выглядящую, словно точная копия его сестры, а затем, скрестив копыта перед собой, глубоко вздохнул и наконец кивнул.


— Ну так в чём по учёбе помочь тебе, Твайли?


— Я обожаю, когда ты зовёшь меня Твайли, — пропела она, наклоняясь, чтобы нежно потереться носом о его подбородок. — Я должна изучить анатомию жеребца для школьного проекта... И я подумала, не изучить ли мне просто тебя. Ты ведь не против, братец?


— Вовсе нет, Твайли, что именно тебе нужно изучить? — спросил он тепло, наблюдая за ней и устраиваясь более комфортно.


— Анатомию жеребцов! — ответила она с улыбкой, наклоняясь ближе, чтобы нежно поцеловать его шею. — Для начала... твой рог!


Шайнинг Армор кивнул, затем осторожно опустил голову, представляя свой рог её взгляду.


“Твайлайт” счастливо хмыкнула, затем заглянула в свой учебник и прочитала несколько строк, после чего вновь вернулась к разглядыванию рога своего "брата".


— В книге говорится, что они очень чувствительны! — сказала она с серьёзным кивком, поднимая копыто, чтобы обернуть его вокруг рога и осторожно сжать у основания. — Это так, братец?


Шайнинг Армор рефлекторно закрыл глаза, почувствовав, как копыто сжимает его рог и начинает медленно работать вверх и вниз по всей его чувствительной поверхности. У него перехватило дыхание в горле, а его задние ноги слегка дёрнулись на кровати от подступивших ощущений.


— Ах-ха-а.


С невинной улыбкой и тихим мурлыканьем молодая "единорожица" посмотрела на своего "брата", прежде чем отпустить его рог и уткнуться назад в учебник.


— Ещё там говорится, что в некоторых случаях мужчина может достичь оргазма путём стимуляции одного лишь рога!


У Шайнинг Армора снова перехватило дыхание, и он уставился на Твайлайт, медленно моргая. И скорее пропищал, чем спросил:


— Что за к-книгу ты читаешь?


— Лошадиная анатомия! — энергично кивая, с яркой улыбкой ответила она, а затем левитировала к нему книгу, чтобы тот взглянул на обложку.


На обложке из замысловатых бронзовых букв с завитушками красовалось тиснение: "Лошадиная Анатомия: учебное пособие".


Шайнинг Армор был глубоко впечатлён количеством деталей, которым уделила внимание его жена, чтобы сделать отыгрыш как можно более реалистичным. И был просто ошарашен её навыками, когда вдруг понял, что действительно на мгновение забыл, что сейчас с ним вовсе не Твайлайт.


— Дай-ка попробую! — с невинным хихиканьем сказала "Твайлайт", наклоняясь, и, обхватив кончик рога губами, плавным движением опустилась до самого его основания.


Шайнинг Армор выпучил глаза и испустил дрожащий вздох удивления и восторга, трудно сглатывая от ощущения, как глубоко у неё во рту мягкий язык вихрем обёртывается вокруг кончика его рога и начинает его поглаживать. Мягкая, влажная плоть обхватила его рог, медленно волнообразно сжимаясь по всей его жёсткой длине, в то время как кончик её языка многозначительно задержался на самом его острие.


Только Шайнинг Армор задался вопросом, где это его сестрёнка научилась такому, тут же вынужден был в очередной раз напомнить себе, что это не Твайлайт, а его жена. И он знал, где она этому научилась; в конце концов, ведь именно он был её подопытным кроликом, когда она хотела попробовать что-нибудь новенькое.


— Т-твайли, м-милая, ты, н-наверно, хотела бы уже ос-становиться... — тяжело пропыхтел Шайнинг Армор, его щёки пылали жаром, а сам он бессознательно пытался перекатиться на живот, чтобы скрыть свой пожелавший заявить о себе набухающий член.


— Но это же весело, братишка! — с мягким хихиканьем отстраняясь назад, ответила "Твайлайт", затем снова наклонилась и оставила на кончике его рога мягкий, нежный поцелуй. Её тон был мягким и невинным, но крайне соблазнительным, когда она пробормотала словно бы для себя: — Хмм... Интересно, с чем бы я ещё могла это проделать...


Шайнинг Армор тяжело вдохнул, дрожа и слегка корчась от работы его милой “сестры”, а от её слов его румянец стал даже ярче, чем прежде; он чувствовал, как под животом у него жадно дёргается длина его каменеющей плоти.


— Братец... а у тебя есть какие-нибудь идеи? — спросила "Твайлайт", поднимая на него бровь и продолжая, осторожно водя языком, нежно облизывать кончик его рога.


Шайнинг Армор опустил уши и немного выгнул спину, изо всех сил стараясь не начать трахать кровать.


— Н-ни одной, Твайли.


— Ты уве-ерен в этом? — спросила “Твайлайт”, отстраняясь назад и надолго вглядываясь ему в глаза. — Ты же знаешь, что никогда-а не мог мне соврать, братишка. Я знаю, что есть что-то, что ты мог бы мне показать, чего не рисуют в книгах... Вот почему ты лучший для изучения! Ты научишь меня вещам, которых нет даже в книгах!


Шайнинг Армор уставился на свою соблазнительно ухмыляющуюся “младшую сестру”, ощущая, как в ушах стучит кровь. Мордочка Кэйденс уже бесчисленное множество раз была у него между ног, но почему-то на этот раз всё было по-другому. От одной только мысли о том, что она ублажит сейчас ртом его ноющее достоинство, у него перехватывало дыхание, а сердце колотилось так, будто это был его первый раз. Это было просто адово возбуждающе!


— Я... Ну-у... эм... М-может быть... — пытаясь не заикаться, ответил Шайнинг Армор своей “сестре”, думая, как бы сформулировать это так, чтобы не было оскорбительным.


Кэйденс взяла дело в свои копыта, заглянув ему за плечо, и, распахнув глаза, прикрыла мордочку копытцем.


— Б-братец, это то, что я думаю?


Округлив глаза, Шайнинг Армор чуть крутанулся, чтобы посмотреть на себя, и тут же понял, что кончик его пульсирующего, жаждущего члена был прекрасно виден, коричневый, со светлыми пятнами, на белом фоне его шерсти.


Проглотив желание отрицать всё и просто спрятать его с глаз долой, Шайнинг Армор мягко повернулся на бок, медленно потягиваясь, показывая во всю длину своё тело псевдосестре.


Глаза "Твайлайт" чуть расширились, и она, очарованная, надолго приковала взгляд к столь близко лежащей с ней длине его мужского достоинства, нерешительно протягивая к нему копыто.


— Б-братик, можно мне его п-потрогать?


Шайнинг Армор закрыл глаза и глубоко вдохнул, затем медленно выдохнул, слегка дрожа.


— Д-да, Твайли... можно.


С тихим мурлыканьем "единорожка" обняла поднятым копытцем его толстую длинную плоть у основания, нежно сдавливая и оценивающе разглядывая.


— Такой тёплый... и тяжёлый. Он даже больше, чем пишут в книгах!


— Как много книг ты прочла на эту тему, Твайли? — спросил Шайнинг Армор, тяжело дыша, со всё ещё закрытыми глазами.


— Целые тонны! — мгновенно последовал ответ, и её мордочка расплылась в дьявольской ухмылке. — Я даже не думала, что он может быть таким длинным, братец... Я всегда думала, что он будет как раз такой длины, чтобы достать до горла, но не длиннее...


— Ч-что ты имеешь в в-виду, Твайли? — спросил Шайнинг Армор и ахнул, почувствовав, как её бархатный язычок скользит по головке его пылающего члена, слизывая с него капельку выступившей смазки.


— Ну-у... — протянула "Твайлайт", озорно улыбаясь. — Иногда, когда очень... очень поздно...


Шайнинг Армор поднял бровь, тяжело дыша и глядя на неё в ожидании продолжения рассказа.


— Я фантазирую, братец... мечтаю о большом фаллосе... — прошептала "Твайлайт" и ещё раз, глядя ему в глаза, нежно облизала кончик его члена. — О горячем, влажном пенисе жеребца, о том, как беру его себе в рот... От этого я становлюсь такой мокренькой, братец... Клянусь, я практически чувствую его вкус. Иногда я даже тренируюсь на морковке, натирая копытом у себя меж задних ног.


У Шайнинг Армора перехватило дыхание от такой картины, а то шёлковое лизание пульсирующего кончика его болящего члена заставило всё его тело беспомощно дрожать мелкой дрожью. Он просто не мог оторвать взгляда от вида, как его собственная сестра прижимается к нему и говорит настолько грязные вещи!


— Это так в-возбуждающе, Шайнинг... В книге говорится, что он расширится на конце, когда ты уже будешь готов эякулировать! — серьёзно кивнула "Твайлайт", непроизвольно потирая носом его сочащийся кончик. — Пожалуйста, братец, скажи мне, что он расширится! Я хочу почувствовать, как твоя головка растёт у меня на языке и обстреливает тёплым эякулятом всё моё нёбо.


— О. Моя. Селестия! — с силой вдохнул жеребец, закрывая глаза, чтобы попытаться отгородиться от образа его младшей сестры, с такой жадностью спрашивающей о его оргазме, его копыта автоматически вцепились в одеяло под ним. Длина жеребцового члена нетерпеливо запульсировала, когда возбуждённость Шайнинг Армора перевалила за край возможной, и "Твайлайт" воспользовалась моментом без колебаний.


Шайнинг Армор вскрикнул от неожиданности, почувствовав, как горячий, влажный ротик обхватывает кончик его члена и спускается глубоко вниз. Мягкие губы, тёплый, бархатный язык, ребристая поверхность её нёба — все они сговорилось довести его до косоглазия; его спина изогнулась, рог начал светиться, а изо рта раздался протяжный низкий стон.


Язык "Твайлайт" начал ходить кругами по нижней части головки его члена, её мордочка опустилась ещё ниже по его длине, одним передним копытцем она начала мягко поглаживать его яйца, а другим сжала основание его достоинства. Она начала медленно качать головой из стороны в сторону, в результате чего плоть, окружающая его член, стала двигаться и сжиматься, создавая просто восхитительные трения, толкнувшие его возбуждение практически до небес.


Шайнинг Армор ахнул и рефлекторно выгнул спину, его бёдра автоматически стремились двигаться навстречу умелым касаниям вокруг его ноющей от желания плоти, его уши прижались назад, когда он чуть приподнялся, чтобы взглянуть на свою жену.


С этой раскраской и такой причёской она настолько походила на Твайлайт, что это просто пугало. Существовала, конечно, разница в размере, как и крылья. Но когда он смотрел на неё сверху вниз, на то, как она, закрыв глаза в концентрации, ласкала его пульсирующий член, словно жеребёнок, потягивающий сосок, это была именно Твайлайт.


И тут она открыла глаза, пронзив его умоляющим взглядом и улыбнувшись вокруг его жаждущего члена. Шайнинг Армор уставился на свою сестру, сосущую его член с такой жадностью, что у него просто помутился рассудок.


"Твайлайт" отстранилась с придыханием, почувствовав, как толстый кончик его члена расширяется у неё во рту, растягивая окружающие его стенки, начиная пульсировать и ритмично подёргиваться.


— Да, братишка! Он вырос! — с вожделением завизжала она, снова и снова со страстью облизывая его член вокруг распухшей головки, широко открывая рот, предоставляя своё горло и мягкий язычок его достоинству. — Кончи ради меня, братец! Выплесни всю свою клейкую сперму мне в рот, залей мою мордочку до краёв!


Бёдра Шайнинг Армора дёрнулись по собственному желанию, когда магическое прикосновение резко сжало его достоинство у основания, и он просто-напросто взорвался. Магический свет воссиял в глубине его рога, пульсируя в такт току крови, бушующей в его жёстком члене, и рывкам клейкой спермы, выстреливающим из его кончика.


Первый мощный залп врезался ей в лицо, разбрызгиваясь по лбу и стекая вниз по её рогу, морде и носу. Вторая и третья струи попали прямо ей в рот, быстро заливая язык и вытекая с уголков её рта липкой клейкой массой. Испустив низкий стон, "единорожка" заключила его распухший кончик в свой рот и, сжимая его губами, всё расширяла глаза с каждым импульсом эякулята, выстреливаемым ей в глотку снова, и снова, и снова.


Шайнинг Армор застонал и содрогнулся, безудержно дрожа и выгибая спину в самом интенсивном оргазме в своей жизни, чувствуя, как тяжёлые снаряды его спермы выстреливают в рот его сестры снова и снова. Наконец он просто рухнул на кровать с низким стоном восторга.


Ощущение копыта, тыкающего ему в плечо, заставило его приоткрыть затуманенные глаза, чтобы посмотреть на неё.


Расплывшись в улыбке, она сделала эффектную паузу, прежде чем невинно открыть рот и показать язык. Немалое количество белой, клейкой спермы сбежало с её рта и медленной струйкой по подбородку пролилось на постель. Но куда больший объём жеребцовой сущности всё же удержался внутри. Широко улыбаясь, она закрыла рот и, закинув назад голову, сглотнула, затем снова его открыла, чтобы показать жеребцу, что внутри ничего не осталось.


Шайнинг Армор понял, что если бы это не он только что заполнил её мордочку спермой, которую она ему показала, то он бы сейчас просто набросился на неё и оттрахал бы так, что сломал бы кровать. Но это сделал он, и сейчас едва мог поднять голову. Да что уж голову, сейчас он был не в силах даже глаза держать открытыми.


— Я даже не думала, что это будет так хорошо, братец! Ты должен был позволить мне сделать это для тебя гораздо, гораздо раньше!


Это подражание его сестре было последним, что Шайнинг Армор слышал, прежде чем отключиться.


* * *


Когда к единорогу медленно вернулось сознание, он пробормотал что-то невнятное, затем открыл глаза и взглянул на прижавшуюся к его боку и гораздо более похожую на себя жену.


— Ох, до чего же это был странный сон, — сказал он, потирая лоб копытом.


— Сон, братишка? — поддразнила Кэйденс, целуя его в щёку.


Шайнинг Армор на миг застыл, словно мёртвый.


— Эт-то было р-реально?


— Ну... настолько же реально, как и возможность, что твоя жена раскрашивает себя, словно твоя сестра, и соблазняет тебя. Я так понимаю, тебе понравилось? — невинно спросила Кэйденс.


— Это... было... странно, — слабо фыркнул единорог.


— И всё же ты кончил настолько мощно, что впервые за всё время, что мы знакомы, тебе не хватило выносливости, чтобы прийти в себя и сделать мне приятно в ответ, — укоризненно ответила Кэйденс.


— Да сделаю, конечно, — ответил Шайнинг Армор, обнимая копытом аликорна и прижимая её к себе. — Но сначала спросить хочу... почему?


— Почему? Потому что ты испытываешь сексуальное влечение к своей сестре, но вы оба слишком застенчивы, чтобы открыться, — спокойно сказала Кэйденс, непринуждённо махнув копытом.


Шайнинг Армор фыркнул и нежно потёрся носом о шею жены.


— Но ведь она же моя сестра, вот почему.


— Это нездоро́во — вожделеть что-то, чем не можешь обладать, — сказала Кэйденс, с тёплой улыбкой и счастливым урчанием прижавшись к его щеке в ответ.


— Это нездоро́во — хотеть спариться со своей сестрой, ты имеешь в виду? — спросил он, подняв бровь.


— Дорогой, — сказала Кэйденс, лаская его щеку копытцем, — ты женат на принцессе любви. Ты должен перестать относиться к основным желаниям как к каким-то табу, о которых я понятия не имею. Я вот считаю, что очень нездоро́вым было бы как раз то, что ты, будучи столь близок со своей младшей сестрой, не имел бы к ней никаких сексуальных позывов вообще. В конце концов, это заложено в самой природе жеребцов.


— И всё же эту пилюлю довольно трудно проглотить, — ответил Шайнинг Армор, нахмурившись.


— Ты думаешь, что это пилюли трудно проглатывать? — возразила Кэйденс с намёком, подняв на него бровь.


— Ты знаешь, о чём я, — закатил глаза Шайнинг Армор.


— Эй, это не я тут хочу трахнуть свою младшую сестру, ты, извращенец, — сказала Кэйденс, широко улыбаясь и целуя его в морду.


— Я люблю тебя, мой странный аликорн, — сказал Шайнинг Армор, наклоняя голову, чтобы, счастливо мурлыкая, слиться с женой в поцелуе.


— А я люблю тебя, мой развратный единорог. Ну а теперь... признайся наконец, что желаешь свою сестрёнку гораздо больше, чем просто в платоническом смысле, чтобы я смогла удовлетворить все твои желания, а заодно насытить собственные сексуальные девиации, — с улыбкой сказала Кэйденс, взмахнув копытом.


Шайнинг Армор нервно облизал губы, а затем, покачав головой, заявил твёрдо:


— Я не испытываю никакого сексуального желания к своей сестре, совершенно.


Кэйденс закатила глаза, качая головой, а затем нежно зарылась носом ему в шею.


Жеребец посмотрел на свою жену, слегка потираясь носом о её щёку, и добавил:


— По крайней мере, сейчас. Возможно... на следующей неделе ты сумеешь снова вытянуть меня из моей скорлупы, и мы попробуем это ещё разок.


Кэйденс расплылась в улыбке и, даже не поднимая взгляда, прошептала ему в шею:


— Я же тебе говорила.


Глава 2


"Твайлайт" стонала и содрогалась под безудержным трахом Шайнинг Армора, её грудь и лицо зарывались всё глубже и глубже в подушки. Их шерсть уже вся слиплась от пота, а его беспрестанно выходящий и вновь вонзающийся член утопал в сексуальных соках, медленно вытекающих из конвульсивно сжимающейся киски его “младшей сестры”.


"Твайлайт" слабо простонала, зажав в зубах подушку, стараясь хоть немного приглушить свой голос, взвивающийся до крика при каждом толчке Шайнинг Армора, вонзающегося в неё на всю глубину, заполняя до краёв своим толстым, могучим членом. Её крылья трепетали в рефлексивных спазмах, а круп задирался так высоко, как только мог, подставляя себя под как можно лучшим углом движениям мужа.


Краска, которой Кэйденс окрасила себя, немного смылась от их пота и от восхитительных трений между ними, отчего ярко-белая шерсть Шайнинг Армора покрылась пятнами оттенков сирени.


Несмотря на заплетающийся язык и тяжёлое дыхание, непрестанный поток поощрений изливался из аликорна, лишь иногда прерывавшийся особо жёстким стремительным толчком.


— Да-а-а, братец! С-сильнее! Давай, я выдержу! Я уже большая кобылка!


Шайнинг Армор зарычал и сильнее сжал бочки своей "сестры" копытами, чтобы удержать её на месте во время его безудержных проникновений.


— Т-твайли, уж-же почти, — выдохнул он ей в ухо, после чего с вожделением закусил его, жадно пыхтя “сестре” в гриву.


— Дааа... — выдохнула Кэйденс, её ушки чуть прижались назад, когда она выгнула спину от его доминантного укуса. От такого могучего траха из её приоткрытого ротика вывалился язык, и очередной оргазм пронёсся волной по её телу, вызывая ритмичные спазмы восхитительных доющих сжиманий вокруг вонзающегося в неё члена. — К-кончи в меня, братец! — похотливо закричала Кэйденс. — Выплесни всё в меня, в самую глубь!


Шайнинг Армор испустил горячий рык в "сестрину" шею, зарываясь мордой ей в загривок и сжимая её бока ещё сильнее. Он так вгонял себя в неё снова и снова, что даже в его тисках её тело раскачивалось туда-сюда под таким напором.


С несколькими грубыми, почти насильственными вонзаниями и жадным рыком кончик члена Шайнинг Армора распух в его "сестре", растягивая мягкую, влажную внутреннюю плоть. Начавшиеся быстрые подёргивания его толстого члена сделали его собственные движения резкими и грубыми. Многократные клейкие выстрелы тяжёлого густого семени выплеснулись в “сестрино” нутро, заливая все её влажные глубины. Шайнинг Армор зарычал от восторга, держа себя глубоко внутри, раздувшийся конец упёрся в её самый глубинный барьер, бомбардируя его стремительными рывками спермы снова, и снова, и снова.


Кэйденс напряглась, её спина выгнулась, а крылья, распахнувшись, дрожали каждым пёрышком. Внутренности аликорна сжались вокруг изливающегося члена, крепко обнимая и сдавливая его, ритмичными конвульсиями выдавливая из него всю, до последней капли, сперму.


Жеребец испустил низкий стон и так и рухнул на спину своей "сестры", тяжело дыша и слабо сжимая её бочки. Зарывшись носом в её гриву, он слабо простонал:


— О моя Селестия, Твайли. Это было супер.


Кэйденс стояла под мужем, задыхаясь, с глупой улыбкой на лице, её крылья медленно опускались, расстилаясь по одеялу.


— Это было офигееено, братишка, — пробормотала она, идеально имитируя голос Твайлайт.


Шайнинг Армор чуть отстранил голову, любуясь двойником своей сестры и, солнечно улыбаясь, наклонился вперёд, чтобы поцеловать её в основание рога.


— Я люблю тебя, Твайли.


Оба пони словно утонули в глазах друг у друга.


Странное чувство посетило Шайнинг Армора, мурашками прокатившись по загривку. Он моргнул, поднимая взгляд.


В дерном проёме, держа одним копытом ручку двери, с круглыми глазами и отвисшей челюстью стояла Твайлайт Спаркл, рядом с ней в облачке магии висела корзинка для пикника. Где-то в задворках сознания у Шайнинг Армора всплыло воспоминание, как он договаривался с ней встретиться сегодня после полудня и пойти на пикник, и она, должно быть, не дождавшись его, стала искать опозданца.


Но основная же часть его разума была сосредоточена на том факте, что из влагалища его жены медленно вытекает его сперма и что покрашена Кэйденс как раз так, чтобы выглядеть точь-в-точь как его младшая сестра. Которая прямо сейчас стоит в дверях!


— Эт-то в-вовсе не то, что ты думаешь! — заикаясь, стал оправдываться Шайнинг Армор в смеси тревоги, страха и пост-трахового блаженства; блаженства, которое начало очень быстро улетучиваться в тот самый момент, когда он вдруг осознал, что в дверном проёме стоит Твайлайт Спаркл! Кто знает, сколько она там простояла?!


Моргнув, Кэйденс оторвала взгляд от мужа, потом повернула голову туда, куда он смотрел, и встретилась глазами с Твайлайт, стоящей в двери и пялящейся на них в ужасе.


В воздухе повисло долгое неловкое молчание. Оно было прервано грохотом упавшей на пол корзинки для пикника, когда Твайлайт отвернулась от них и бросилась прочь по коридору.


В считанные секунды Шайнинг Армор выбежал за ней с криком:


— Твайли, подожди!


Твайлайт уже пробежала половину коридора, когда Шайнинг Армор добежал до дверей; он увидел лишь, как, взмахнув хвостом, она исчезла за поворотом.


Шайнинг Армор кинулся за ней, но к тому времени, как он достиг поворота, Твайлайт уже не было.


* * *


Шайнинг Армор шёл, неуверенно перебирая копытами и опустив голову, глядя лишь на землю прямо перед собой. Уже несколько дней прошло с тех пор, как Твайлайт застала их с Кэйденс, и с того времени он ни слова не слышал от своей сестры. Он послал ей письмо, умоляя поговорить с ним, но так и не получил ответа.


Это был один из редких выходных Шайнинга, и в этот день он должен был встретиться с Твайлайт, чтобы пойти на очередной пикник. Это был бы первый раз, как он видит свою младшую сестру с тех пор, как та застала его вместе с женой в такой компрометирующей позе. Он был практически уверен, что Твайлайт не придёт.


Однако, к его удивлению, Твайлайт всё же стояла там, где они договорились встретиться — рядом с порогом "Сахарного Уголка". На боку у неё висела перемётная сумка, а перед ней в левитационном облачке парила корзинка.


— Привет, — сказала Твайлайт, помахав брату.


— Э-э... Привет, Твайли, — нервно ответил Шайнинг Армор. — Готова к пикнику?


Твайлайт чуть приподняла корзинку и покачала ею перед ним.


— Вижу, ты наблюдателен, как обычно.


Шайнинг слабо посмеялся и покачал головой.


— Ну пошли тогда, — сказал он и, повернувшись, двинулся в направлении Кантерлота, направляясь к их любимому месту для пикников.


Это была тихая прогулка, ни один из них не проронил ни слова. Шайнинг Армор был не уверен, что ей сказать. Может, она даже не увидела точно, что они с Кэйденс делали?


— Так, э-э... насчёт прошлой недели, — нервно начал Шайнинг, потирая загривок копытом.


— Да? — спросила Твайлайт безучастно.


— Извини, что не встретил тебя. Кое-что... гм... произошло, — запинаясь и повесив уши, ответил Шайнинг.


— Ты, конечно, о своём семяизвержении говоришь? — категорично ответила Твайлайт.


Шайнинг чуть не подавился от этого, а Твайлайт самодовольно фыркнула и убежала вперёд него.


Шайнинг Армор оказался в довольно интересной позиции по отношению к ней и вдруг обнаружил, что глаза его прикованы к сестриному крупу и покачивающемуся во время ходьбы хвосту. Его щёки чуть покраснели от прилившей крови, и он потряс головой из стороны в сторону, чтобы очистить мысли от вдруг возникших в его сознании развратных картин.


— Эт-то было совсем не то! — запротестовал Шайнинг, переходя на бег, чтобы догнать сестру и больше не соблазняться заманчивым видом её крупа.


— Да? Так это не тебя я видела на Кэйденс в замке, когда ты должен был меня встречать? — спокойно спросила Твайлайт, посмотрев на брата и подняв бровь. — Если нет, то, возможно, тебе стоит спросить у неё, с кем это она тебе изменяет.


— Я... Просто... Но... — пролепетал Шайнинг Армор, лихорадочно соображая, как бы ответить.


Твайлайт подняла копытце и положила Шайнингу на губы, чтобы тот смолк.


— Шайни, ты жеребец. У жеребцов есть потребности. Твоя жена совершенно взрослая кобыла. У неё тоже есть потребности. Мне было бы достаточно, чтобы ты просто предупредил меня, прежде чем забивать на наш пикник, чтобы совокупиться с женой.


— Твайли, всё было совсем не так, — моментально запротестовал Шайнинг. — Она, можно сказать, набросилась на меня.


Твайлайт хихикнула в копытце.


— Кэйденс — аликорн любви, — сказала она. — А похоть — это неотъемлемая часть любви... Вполне естественно, что она захотела с тобой это сделать.


— Да знаю я, но всё равно чувствуя себя виноватым... Я должен был хоть записку тебе отправить, что не приду. Это просто... ну, вылетело у меня из головы, — печально ответил Шайнинг Армор, повесив уши.


Щёчки Твайлайт чуть порозовели, когда она оглянулась через плечо на брата и спросила его:


— Ш-шайни... А почему Кэйденс была покрашена в лиловый?


Сердце Шайнинг Армора забилось чаще, во рту всё пересохло.


— Ну-у, понима-аешь, она просто захотела, эм... Попробовать другую цветовую схему...


Твайлайт покачала головой, поднимая копыто, чтобы прервать лепет брата.


— Т-ты назвал её Т-твайли.


Шайнинг Армор чуть не поперхнулся от такого прямого обвинения, его уши словно приклеились к затылку. Через несколько мгновений его заикания смолкли, и он пристыженно опустил взгляд к своим копытам.


Почувствовав движения перед собой, Шайнинг Армор поднял взгляд. И, уронив челюсть, вытаращил глаза.


Твайлайт стояла, припав грудью к земле и задрав круп высоко кверху, её хвост отогнулся в сторону, обнажая перед ним всё.


Шайнинг Армор закрыл рот и сглотнул комок в горле, его глаза автоматически приковались к киске сестры, столь охотно обнажённой для его взгляда. Мягкий фиолетовый пушок, покрывающий видимые между её бёдер нежные формы, тёк к мягким, податливым внешним губкам её гениталий. Эта поза заставляла её плоть слегка натянуться, отчего внешние губки влагалища чуть раздвинулись в стороны, открывая пятнышко розового, сокрытое между ними. От лицезрения столь чудесного вида его сердце колотилось так, словно готово было вот-вот выскочить из груди.


Твайлайт чуть повиляла крупом, глядя через плечо, прищурив глаза, и прошептала:


— And do a little shake...


Шайнинг Армор сглотнул ещё раз, после чего демонстративно отвернулся, его щёки пылали, а хвост дёргался из стороны в сторону в рефлексивных спазмах. Он принялся складывать колонки цифр в уме, пытаясь сосредоточиться хоть на чём-то другом, а не на виде сочного влагалища своей сестры так близко перед ним. У него уходили все силы на то, чтобы не дать растущему чувству меж задних ног показать себя. Отпираться тогда будет бессмысленно.


— Помнится, ты всегда любил смотреть на меня, когда я делала так... — почти прошептала Твайлайт, вставая и поворачиваясь к брату, потом чуть склонила голову набок, подняв ушки. — Тебя сексуально влечёт ко мне, Шайни?


— Т-твайли, я... — начал говорить Шайнинг, твёрдо качая головой из стороны в сторону, но, всё ещё чувствуя жар в щеках, не решаясь поднять взгляд.


Твайлайт фыркнула, поднимая копыто, чтобы тот умолк.


— И не лги мне, брат.


Шайнинг Армор вздрогнул от её тона и повесил голову.


— Меня... Да, — признался он с болезненной честностью. — Влечёт.


К тому времени, как Шайнинг Армор вновь поднял глаза, Твайлайт уже давно не было, она убежала вниз по тропинке, подальше от своего развратного брата.


Глава 3


Сердце Твайлайт Спаркл так колотилось, что ей даже было трудно дышать. Шокирующее признание родного брата просто потрясло её. Она с трудом могла в это поверить!


Конечно же, увидев его на Кэйденс, раскрашенной точь-в-точь как она, Твайлайт сумела сложить два и два. Но услышать это из его собственных уст было на порядок более ошеломляюще!


Твайлайт внимательно наблюдала за реакцией брата, когда нагнулась перед ним. Она видела, как его глаза устремились прямо к пикантной области между её ног. И видела, как его щёки залила краска от смущения, когда она обвинила его. Она собственными глазами видела, какой эффект это на него произвело, как напрягся её брат, стараясь сдержать свой жадный член, начавший разбухать от одного лишь мимолётного взгляда на неё.


Конечно, Твайлайт уже видела член брата раньше. Они росли вместе, так что этого было практически не избежать. Она до сих пор помнила тот самый первый раз: она застала брата за рассматриванием журнала, Шайнинг держал его в копытах и наяривал магией свой налившийся член.


Твайлайт сомневалась, что вообще когда-нибудь забудет эту картину; забудет, как напрягся и задрожал брат, как его толстый член одеревенел и безумно задёргался, начав выстреливать струями клейкого белого вещества по полу. Тогда она была ещё слишком мала, чтобы понять, что происходит.


А после того бывали моменты, когда Твайлайт ловила его на том, что он засматривался на неё. Она ничего не говорила об этом, но знала, что он любил за ней наблюдать.

Твайлайт шла вниз по тропинке, пытаясь выбросить эти мысли из головы. Рыкнув от раздражения, она сошла с дорожки и направилась к близлежащему озерцу. Сбросив с себя магией сумку и поставив на траву корзинку, Твайлайт не церемонясь бросилась в воду.


Взбодриться холодной водой — это как раз то, что ей сейчас было нужно; освежающая волна, пробежавшая по её телу, вымыла из головы все мысли о брате.


Вынырнув, единорожка жадно вдохнула и погребла назад. Зацепившись копытцами за берег, она просто положила ни них голову и стала отдыхать, выставив одну лишь мордашку над поверхностью воды.


И снова мысли Твайлайт вернулись к Шайнингу и к его откровению. Он правда хотел трахнуть её?


Твайлайт попыталась ухватиться за эту мысль. Её родной брат хотел её трахнуть. Как он вообще мог подумать, что такое возможно? И как он думал поднимать подобную тему? Это ведь была такая неловкая тема! Собирался ли он поднять её на одном из их пикников? "Ах да, Твайли, я хочу тебя трахнуть. Ну как, ты в деле?"


Даже у неё в голове это звучало тупо. И он трахал свою Кэйденс, делая вид, будто это была она! Как мог её брат делать такое? Что он в этот момент представлял? Твайлайт чувствовала себя грязной, уже только думая об этом!


Ублажал ли он Кэйденс орально? Воображал ли он, вылизывая её тугую розовую киску, что это его родная сестра лежит перед ним? И отсасывала ли ему Кэйденс в ответ, изображая, будто это его миленькая Твайли сосёт его могучее достоинство?


Твайлайт сморщила нос от отвращения и со слабым ворчанием перевернулась на спину, положив голову на кромку берега и устремив взгляд в небо, на облака, бежавшие на запад и скрывавшиеся за горизонтом.


Какие только были у него страшные фантазии о ней? Подсматривал ли он, как она спит? Дрочил ли он, представляя её? Или даже пока подглядывал за ней?


Мысли Твайлайт обратились к событиям, произошедшим несколько лет назад, как раз перед отъездом её брата из дома. Это было глубокой ночью, и, проснувшись, она увидела брата стоящим у неё в дверях. Она не поняла этого тогда, но спала она в очень вызывающей позе: лёжа на спине, с растопыренными ногами. Она была совершенно раскрыта. Её брату было достаточно лишь мельком взглянуть, чтобы увидеть абсолютно всё. Это было не такое уж и большое дело, учитывая, что пони в Кантерлоте, как и в Понивилле, носят одежду намного реже, чем пони из других городов. Но всё же!


Мастурбировал ли он, пялясь на неё? Тайно сжимал и поглаживал магией напрягшийся член, развратно взирая на свою совершенно раскрытую ему младшую сестру? Что за порочные мысли возникали в его голове, когда он смотрел на неё?


Твайлайт на мгновение увлекла мысль о том, как её собственный брат, улыбаясь ей меж её бёдер и своими голубыми глазами взирая прямо ей в очи, нежно касается носом её пылающей киски.


Единорожка испустила мягкий стон и чуть изогнулась, её глаза распахнулись, когда она вдруг поняла, что одно из её копыт в какой-то момент, пока она фантазировала, спустилось ей между ног. Автоматически она начала тереть этим копытцем свою щёлку, двигая им вверх и вниз, стимулируя свои чувства.


Твайлайт прикусила нижнюю губу, её задние ноги чуть напряглись, когда она украдкой посмотрела сначала налево, потом направо, чтобы убедиться, что она одна, и закрыла глаза, возвращаясь к своим фантазиям. Её копытце прижалось к киске ещё более жадно, медленно массируя мягкие, податливые внешние губки, растягивая их и чуть приоткрывая, чтобы достичь клитора. Она точно знала, как доставить себе удовольствие, даже прочла несколько книг на эту тему. Книг, ныне надёжно спрятанных под её кроватью.


Когда копытце достигло клитора, Твайлайт ещё раз закусила нижнюю губу, возвращаясь к фантазии. Он ведь с этого бы начал? Зарывшись мордой у неё между ног, он стал бы вылизывать её щёлку, потом, раскрыв копытами лепестки её жадной пиздёнки, проскользнул бы языком в её тело...


Твайлайт чуть напряглась, её задние ноги рефлекторно взбрыкнули, а круп зарылся в илистое дно озера, когда волшебное место меж её ног потеплело.


Что бы он сделал после того, как закончил её вылизывать? Заставил бы он её кончить? Или оставил бы на самом краю, жаждущей его? Дождался бы того самого момента, когда ещё чуть-чуть, и она кончит, и отступил бы, так чтобы она нуждалась в нём? Так, чтобы она уже вся текла и конвульсивно сжимала недра в жажде по его члену. Чтобы когда он перекатился на бок и, вытянувшись, раскрылся ей, она не сдержалась бы и просто набросилась на него?


Твайлайт могла поклясться, что практически почувствовала горячий член брата в своих копытах, почувствовала, как он начинает расти, пробуждённый её нежными прикосновениями. Об этом ли он фантазировал? О том, как его сестра призывает его возбуждение? Или в его фантазиях всё шло ещё дальше?


Твайлайт ещё раз приоткрыла глаза, чтобы осмотреться и убедиться, что всё ещё одна, прежде чем продолжить.


Представлял ли он себе, как она использует свой рот, чтобы возвеличить его толстое пятнистое достоинство? И как бы это она вообще делала? Был бы он уже твёрд, или же ей пришлось бы его пробуждать? Может, она немного подразнила бы его, чтобы убедиться, что он уже хотя бы наполовину прям, прежде чем опустить голову и ртом закончить дело?


Твайлайт развлекалась этой мыслью некоторое время, жадно потирая копытцем свою щёлку как в фантазиях, так и в реальности. Но в своих фантазиях она не была полупогружена в озеро, а сидела на краю кровати, широко раздвинув задние ноги и нежно потирая копытом мягкие внешние губы, намеренно раскрывая их, дабы показать своему брату их сочные розовые недра. Молодая кобылица задвигала бёдрами навстречу движениям своего копыта, представляя выражение на лице брата: шок и трепет. Его светло-голубые глаза были не в силах оторваться от вида её горячей пиздёнки, выставленной и раскрытой прямо перед ним.


Твайлайт сильней напряглась, подавляя вздох свободным копытом и натирая другим между ног с ещё большим рвением, чувствуя, как её недра сжимаются вокруг фантомного объекта, сочась своими глубинными соками.


И что бы она потом сделала? Как бы она стала дразнить его после этого?


Sunshine, sunshine,


прошептала на выдыхах Твайлайт начало своего детского стишка как в реальности, так и в своей развратной фантазии, прикрывая свою влажную киску обоими передними копытцами, скрывая её от глаз брата.


Ladybugs awake!


Кокетливо улыбаясь брату, Твайлайт убрала копытца и с жадностью во взгляде прищурила на него глаза, наблюдая, как его взгляд пронзает её ноющую пиздёнку.


Clop your hooves...


Грязно улыбаясь, Твайлайт подняла копыта к мордочке и медленно провела по ним языком, пробуя свои соки на вкус прямо на глазах у родного брата, не сводя с него взгляда всё это время ни на секунду.


...And do a little shake!


И после этого Твайлайт быстро развернулась, подставляя свой круп родному брату, задирая его в воздух и виляя им из стороны в сторону, давая ему прекрасный вид её слегка раскрытого влагалища меж её фиолетовых форм.


Твайлайт застонала и напряглась, с ещё большим рвением натирая копытом свою щёлку, и забрыкала задними ногами на подходе оргазма, воображая, как Шайнинг Армор теряет контроль над собой и просто-напросто набрасывается на неё и, прижимая к кровати, запихивает сантиметр за сантиметром свой жёсткий, жадный член глубоко внутрь неё.


Глубины молодой единорожки стянулись, сжимаясь и дрожа в рефлексивных спазмах, пытаясь выдоить сперму из несуществующего члена к ней в утробу. Выгнувшись и дрожа, она задвигала бёдрами по копыту ещё яростней, представляя, как Шайнинг вонзается в неё с дикой, первобытной жадностью, и через мгновение выплеснула в воду свои горячие соки.


Твайлайт сжималась и содрогалась ещё несколько секунд, прикусив копыто, чтобы не завизжать, её ноги тряслись, всё тело дрожало, приглушённый вопль восторга раздавался из-за зажатых зубов, её глаза закатились, восхитительная кульминация напрочь разрушила всю связность её мыслей.


Через некоторое время, полное головокружительной и захватывающей дух эйфории, Твайлайт Спаркл вернулась на землю, тихо постанывая и едва шевелясь. Вяло подняв копыто, она откинула мокрую гриву с лица.


И лишь через несколько секунд до неё дошло, что она только что мастурбировала, думая о своём брате!


Твайлайт почувствовала себя грязной и устыжённой. На слабых, дрожащих ногах она выбралась из озера и, прихватив свои вещи, вернулась обратно на тропинку в Понивилль.


* * *


Сдавленно застонав и тяжело дыша, Шайнинг Армор осторожно повалился на бок, стараясь не угодить в ленты белой клейкой спермы, которыми он только что закончил украшать подлесок.


Он только что смотрел, как его младшая сестра мастурбирует. И наслаждался этим. Для него было просто невозможно не начать яростно надрачивать, наблюдая, как сестрёнка ублажает себя копытами.


Шайнинг пошёл вслед за ней, чтобы попытаться объясниться, хоть как-нибудь всё исправить. Но вместо этого он совершил ещё больше разврата.


* * *


Твайлайт лежала на своей постели в библиотеке, положив голову на передние копытца, читая книгу, магически парящую перед ней. Её мысли всё снова и снова возвращались к Шайнинг Армору. И временами эти мысли становились очень шаловливыми.


С трудом веря, что делает это, Твайлайт вытащила из прикроватной тумбочки перо и свиток пергамента. Потом, убедившись, что Спайк по-прежнему крепко спит, начала писать письмо.


От нервозности она едва могла слова подобрать. И даже поверить не могла, что такое простое приглашение будет так тяжело писаться.


Дорогой Шайнинг Армор

Пожалуйста, не мог бы ты завтра составить мне компанию для пикника?

Я встречу тебя в Кантерлоте.

Пожалуйста, ответь.

Твайлайт Спаркл


Причиной же, почему Твайлайт так нервничала по поводу приглашения, было то, что она планировала отнюдь не просто пикник.


Твайлайт Спаркл твёрдо вознамерилась соблазнить своего брата.


Глава 4

Твайлайт опаздывала.


Или, точнее, намеренно опаздывала. Вместо того, чтобы идти встречать брата в условленном месте, она слонялась за линией зданий, нервно расхаживая взад и вперёд.


То и дело Твайлайт беспокойно поднимала копыто, чтобы поправить гриву или распушить хвост, или убедиться, что шёрстка на теле лежит ровно.


Твайлайт чувствовала себя немного усталой, отправившись вчера спать гораздо позже, чем обычно, делая очень шаловливые вещи. Другими словами, она посреди ночи прокралась в подвал библиотеки, укрываясь подальше от Спайка, чтобы не быть застуканной, и яростно мастурбировала, предвкушая в фантазиях то, чем собиралась заняться со своим братом.


Но фантазии были далеки от реальности, и Твайлайт сомневалась, что ей хватит наглости действительно пойти на это. Фантазии были хороши. Фантазии были горячи. Но ведь это же был её брат. Неужели она действительно собиралась его соблазнить?


Закусив нижнюю губу, Твайлайт ещё несколько раз прошлась взад и вперёд, после чего сделала глубокий вдох и наконец пошла окольным путём вокруг линии домов к месту, где они с Шайнинг Армором должны были встретиться. Она наполовину надеялась, что Шайнинг уже устал её ждать и давно ушёл, но, свернув за угол, она увидела его, сидящего там, ждущего и, опустив голову, глядящего на корзинку, стоящую перед ним.


Твайлайт нервно помахала копытцем Шайнингу, когда тот поднял взгляд. Её брат улыбнулся и помахал в ответ.


— Твайли! Я уже начал думать, что ты вообще не придёшь.


Твайлайт нервно посмеялась его словам, мягко кивая и подступая ближе к брату.


— Просто... Я была... Ну, знаешь. Занята. — И, слабо посмеявшись, попыталась сделать невинное личико.


Шайнинг Армор мягко кивнул и, поднявшись на копыта, левитировал корзинку к груди.


— Нет никаких идей, куда бы ты хотела пойти?


Счастливо улыбаясь, Твайлайт наклонилась к корзинке и глубоко вдохнула. И мимоходом почувствовала мощную волну запаха брата.


— Как вкусно пахнет, — промурлыкала Твайлайт, и только после этого поняла, что имела в виду не только запах выпечки из корзинки.


— Кейденс сама испекла их, — сказал Шайнинг Армор с улыбкой.


Твайлайт улыбнулась этому и показала головой в направлении вниз по склону горы.


— Там вдоль реки есть очень тихая лагуна, где я была бы не прочь устроить пикник.


Шайнинг Армор мягко кивнул, вставая рядом с ней.


— Веди, — сказал он с лёгким поклоном.


Твайлайт улыбнулась в ответ, поворачиваясь и начиная идти вниз по тропинке, ведя своего брата к месту, где они собирались устроить пикник.


* * *


Твайлайт уже почти отказалась от глупой затеи соблазнить своего брата. О чём она только думала? Это была просто великолепная фантазия в помощь мастурбации, но в действительности же было глупо, очень глупо на такое решаться.


Твайлайт была уверена в этом, пока не поняла вдруг, что шла перед Шайнинг Армором как раз под нужным углом для его взора. Глянув назад через плечо, она застала его пялящимся на её круп и, склонив голову в сторону, заглядывающим ей под хвост. Чуть дёрнув хвостом, как будто невзначай, она одарила его прекрасным видом на свою киску. И была очень довольна жаром, вспыхнувшим на его щеках, когда он нервно отвёл взгляд.


Шайнинг Армор хотел её. Она была совершенно в этом уверена.


Через несколько минут ходьбы они наконец достигли лагуны — бассейна тихо кружащейся воды, заливающейся с речки с одной стороны и вытекающей обратно с другой. Твайлайт побрела к лужайке и счастливо улеглась на травку, положив голову на копытца. Весь вид вокруг загораживал плотный древостой, и нужно было бы пройти в нескольких шагах от поляны, чтобы увидеть вообще хоть что-нибудь, происходящее внутри. Практически воплощение приватности.


Шайнинг Армор подошёл к сестре и, поставив корзинку перед ней, левитацией стянул покрывало, после чего расстелил его на траве и осторожно на него лёг.


— Ух, хотел бы я твою шёрстку, — сказал он с завистью в голосе.


— Мою... шёрстку? — спросила Твайлайт неуверенно.


Шайнинг Армор твёрдо кивнул.


— Именно, Твайли. Это прекрасный цвет, и не абсолютно белый, — сказал он с мягким смехом, отряхивая грудь копытом. — Моя шерсть очень быстро пачкается.


— Но ведь белый — это очень царственный цвет, — ответила Твайлайт с мягким кивком, протягиваясь вперёд, чтобы открыть корзинку. Она подняла глаза на мгновение, приглядываясь к брату. — ...И очень тебе идёт.


— Ты тоже классно выглядишь, сестрёнка, — сказал Шайнинг Армор с лёгкой улыбкой и жестом копыта предложил ей выбрать что-нибудь из выпечки. — Кейденс сказала мне, чтобы я даже не думал съесть хоть одну булочку, прежде чем начнётся пикник, так что я просто умираю с голоду.


Твайлайт ярко улыбнулась и, левитировав одну булочку, прижалась к ней носом, вдыхая аромат. Булочка была золотисто-коричневого цвета, прекрасно испечённая и посыпанная корицей. Она пахла изумительно.


Не долго думая, Твайлайт сунула её себе в рот и начала счастливо жевать. Шайнинг Армор наклонился к корзинке, чтобы тоже насладиться булочкой, и, выбрав одну попышнее, сжевал её за два укуса.


Парочка всё обменивалась любезностями, проделывая скорую работу по уничтожению всех Кейденсовых вкусностей. И пока они это делали, Твайлайт всё сложнее и сложнее становилось удерживать свой ум от неприличных мыслей. По-началу она решила просто насладиться пикником со своим братом, но сейчас... сейчас она ничего на свете не хотела больше, чем соблазнить его, почувствовать, как в её тело вторгается его толстый член. Она чувствовала, как её киска начинает теплеть и увлажняться, как мягкие внешние губки, покрытые нежной плюшевой шерстью, разбухают, наливаясь кровью и её возбуждением, приоткрывая свои блестящие розовые глубины.


Шайнинг Армора, казалось, занимали примерно те же самые мысли, когда она, мельком взглянув на него, поймала брата пялящимся на неё с вожделением в глазах, он осторожно перекатился на живот, чтобы, видимо, скрыть определённую опухлость.


Твайлайт насладилась мыслью о том, что братец сейчас прятал от её глаз свой растущий член, думая непристойные вещи о ней. Твайлайт попыталась заставить себя думать о чём-нибудь другом, так как уже чувствовала, как её влага медленно стекает по клитору вниз и капает на траву. Её внутренние мышцы рефлекторно сжались в острой тоске по кое-чему внутри них.


Никто из них не заметил, как грациозно взлетело над ними розовое сердечко и, рассыпавшись, растаяло в воздухе. Твайлайт моргнула. Шайнинг Армор поднял голову.


Украдкой глянув по сторонам, Твайлайт перекатилась на круп и, полыхая щеками, намеренно раскрыла задние ноги, полностью открывая себя брату. Одно копыто скользнуло назад, чтобы придержать её вес, другое же, прижавшись меж задних ног, начало нетерпеливо натирать уже блестящие от влаги губки влагалища.


— Ш-шайнинг, я хочу тебя, — тяжело прошептала Твайлайт, полуприкрыв глаза, её тон был жаждущим, обольщающим и робким одновременно. Её копыто настойчиво тёрло её разгорячённые складки прямо перед вытаращенными глазами жеребца. — Я тайком пробиралась в подвал библиотеки, только лишь бы ублажить себя копытом, глупо фантазируя о том, как ты трахаешь меня. Ты же хочешь меня, Шайнинг?


Шайнинг Армор трудно сглотнул, пялясь широко распахнутыми глазами на свою родную сестру, трущую копытом свою довольно заметно текущую киску практически вплотную к нему. Он очень старался смотреть ей в глаза и следить за тем, что она говорила, но его глаза сами убегали вниз смотреть на то, что она себе делала. Он был вынужден смотреть на то, о чём только фантазировал ранее: горячие розовые складки киски своей сестры, столь охотно обнажённые для него.


Твайлайт слабо проскулила, натирая себя копытом всё сильнее и закусив нижнюю губу, её веки скользнули вниз, закрывая глаза, когда она принялась бешено тереть себя копытом, быстро делая его мокрым от текущих с неё жидкостей. Единорожка испустила очередной мягкий стон, слившийся с мягким страдальческим "Ша-а-айнинг..."


Жеребец смотрел на это, полуприкрыв глаза, сам уже начиная учащённо дышать. Содрогнувшись, он перекатился на бок, не отрывая от неё взгляда, пристально наблюдая за тем, как та обрабатывает себя, и раскрылся ей в ответ. Его собственное возбуждение становилось всё более очевидным: меж задних ног рос и креп пятнистый серо-белый член.


Твайлайт приоткрыла один глаз и ахнула, начиная тереть себя копытом ещё сильнее, трепеща от размеров растущего перед нею мужества.


— Ох-х Селестия милостивая... Не могу дождаться почувствовать его у себя внутри...


Уши Шайнинг Армора прижались к голове, и он задрожал ещё сильнее, наблюдая, как его родная сестрёнка мастурбирует прямо перед ним. Для него было просто невозможно не возбудиться от такого зрелища. Закусив на мгновение язык, он вытянулся, его рог начал светиться. Голубое свечение охватило его член и начало быстро, жадно двигаться вверх и вниз по его уже жёсткой длине. Жеребец испустил слабый стон, а его ноздри раздулись, когда запах сестры, мастурбирующей столь близко к нему, начал захватывать все его чувства, ещё сильнее затуманивая разум.


Постанывая от удовольствия, Твайлайт с нескрываемым интересом смотрела на то, как её брат обрабатывал себя своей магией прямо у неё на глазах. Её взгляд прошёлся по всей длине его напрягшегося члена, любуясь мягкими изгибами и тем, как он слабо пульсирует в такт с сердцебиением жеребца. Несколько капель смазки сбежали с головки его жёсткой длины, заставляя глядящую на это Твайлайт тихо простонать и, облизывая губы, тереть себя всё сильнее.


Твайлайт закусила нижнюю губу чуть ли не до крови, стеная и задыхаясь от удовольствия, её грудь вздымалась, а копыто всё сильнее тёрло её изнывающую щёлку. Её задние ноги дрожали и рефлексивно взбрыкивали, а поддерживающее её вес копыто затряслось, когда она, зажмурив глаза, несколько раз двинула бёдрами, трахая переднее копыто своей сжимающейся вокруг несуществующего объекта мокрой киской. Издав сдавленный крик, единорожка затряслась от захлестнувшего её тело оргазма, из её щёлки потёк ручеёк кобыльих маслянистых жидкостей, проливаясь на мягкую травку меж её задних ног.


Задыхающаяся и раскрасневшаяся Твайлайт немного расслабилась, медленно поднимая копыто к своей мордочке. Она вдохнула свой пьянящий аромат, водя копытцем перед носом, как бы оценивая запах, затем, прижавшись к нему, сделала долгий, глубокий вдох и принялась медленно и соблазнительно его вылизывать.


Шайнинг Армор наблюдал всё это вытаращенными глазами, его собственное тело начало напрягаться, его бёдра стали сами толкаться в магическое сжатие вокруг жаждущего члена, головка которого уже начинала раздуваться, пророча скорую кульминацию, его возбуждение стремительно росло от столь соблазнительного вида родной сестры.


Твайлайт тихо выдохнула, наблюдая с полуприкрытыми глазами за тем, как её брат магически наяривает свой член прямо перед ней. С мягким стоном она толкнула себя вперёд, опускаясь на грудь и живот, и подползла ближе к жеребцу. Её нос был в нескольких сантиметрах от распухшей головки его члена, она наблюдала за ним, низко постанывая от мускусного запаха её сексуального брата в такой близи.


— Ш-шайнинг, остановись! — тяжело пролепетала Твайлайт, надавив ему на живот копытом, чтобы привлечь внимание.


Шайнинг Армор издал низкий стон разочарования, стискивая зубы и развеивая свою магию. Жеребец осторожно перевернулся и сел, тяжело дыша на младшую сестру, его рот был приоткрыт, а с головки члена сочилась смазка, капая на покрывало.


Твайлайт посмотрела на брата долгим взглядом, трудно сглатывая, подготавливая себя к следующему шагу. Наконец она встала и сузила глаза, глядя на него. Потом шагнула вперёд, толчком опрокидывая жеребца на спину. Со слабым "уф" тот завалился назад, но, глядя на неё снизу вверх, и слова не высказал против.


Улыбаясь, Твайлайт встала поверх него и, наклоняясь вниз, растворила его бёдра копытцами. Её язык уверенно скользнул по белому животу и собрал каждую капельку смазки, сбежавшей с его члена. Единорожка испустила низкий стон, когда мускусый вкус затопил её чувства, и, содрогнувшись, вперилась в брата взглядом.


— Я хочу взять его в рот, — сказала Твайлайт своим самым наисоблазнительнейшим голосом.


Член Шайнинг Армора буквально подскочил от её слов, выстреливая очередной струйкой смазки, и на этот раз Твайлайт была там, чтобы поймать её. Даже без малейшего намёка на колебание единорожка опустила голову и, обхватив губами столько раздувшейся головки его члена, сколько могла, жадно закружила языком по источнику смазки.


Чувствуя, как брат напрягается под ней, Твайлайт улыбнулась вокруг той малой части члена, что поместилась у неё во рту. Его головка уже начала раздуваться, и оказалась куда толще, чем Твайлайт ожидала. Даже широко открывая рот, она не могла полностью её захватить. Так что вместо этого Твайлайт обхватила губами как можно больше его головки и жадно закружила языком по тому малому кусочку плоти, откуда сочилась его клейкая смазка.


Оперевшись одним копытом о землю для устойчивости, Твайлайт подняла другое к жадно подёргивающемуся члену Шайнинга и с быстро нарастающим увлечением начала гладить его, толкая жеребца к тому, чтобы излиться ей рот, просто жаждя попробовать сперму родного брата на вкус.


Шайнинг Армор слабо простонал, когда его сестра принялась так его обрабатывать, глаза жеребца закатились назад, и всё тело буквально дрожало от наслаждения.


— Ох йо-о, Твайли, — пролепетал он, задыхаясь, всеми силами стараясь сфокусироваться на ней, чтобы запечатлеть в сознании образ своей красивой сестры, отсасывающей ему с такой страстью, с таким желанием. Хрюкнув, он зажмурился, его бёдра автоматически пытались толкнуть член ей дальше внутрь.


Твайлайт замычала от восторга, чувствуя, сколь хорошо её брат отзывается на оказываемое ему внимание. Её книги рассказали ей, что именно жеребцам нравится, как лучше ублажить их орально. Она хотела начать качать головой взад-вперёд, нежно щекоча зубками его раздутую головку, толкая его всё ближе к неизбежному оргазму, но это было невозможно, так как она просто не могла открыть рот достаточно широко.


Слабо постанывая от мускусного вкуса, затопившего её чувства, Твайлайт провела свободным копытом от его члена по своему телу прямо к своей киске и с жаром задвигала себе между ног. Она была безумно возбуждена тем, что делала; гораздо сильнее, чем она ожидала.


С наклонённой вниз головой Твайлайт могла видеть только широкие просторы груди и живота родного брата, и больше ничего. Тяжко дыша, Твайлайт отодвинулась немного, чуть сдвигая свои бёдра ближе к крупу брата, и оттянула на себя его член, сама же принимая сидячее положение. В новой позиции ей было немного менее комфортно, чем лежать на брате, но когда он лежал так на спине, а его член смотрел прямо вверх, вновь обхватив его конец губами, Твайлайт могла смотреть брату прямо в глаза. Жадно мыча с раздутым членом во рту, она держала с ним соблазнительный, пламенеющий зрительный контакт. Тлеющий взгляд Твайлайт передал многое брату: её похоть, её желание, её нетерпение. Она очень точно сказала ему глазами, сколь много она наслаждалась этим и сколь страстно желала, чтобы он извергся ей прямо в сосущий ротик.


Твайлайт с удовольствием чувствовала, как горячо пульсирует толстый член, опирающийся ей на язык, и уже готовилась вот-вот принять густую сущность своего брата. Но Шайнинг Армор не последовал цепочке ожиданий Твайлайт, и вместо этого оттолкнулся от земли, сгибаясь в сидячее положение, и, поймав губами её рог, начал его быстро сосать.


Очевидно, это был далеко не первый рог Шайнинга, решила какая-то часть ума Твайлайт. Наверняка, он множество раз практиковался на Кейденс, чтобы стать настолько искусным. Но та часть разума была лишь шёпотом на фоне пронзительного визга удовольствия, затопившего все остальные мысли. Твайлайт содрогнулась и выгнулась, когда брат задвигал головой вверх-вниз по её рогу, жадно обсасывая и кружа по нему языком. Неистово задрожав, Твайлайт начала быстро и жадно тереть копытом свою пылающую киску, не в силах противиться ощущениям, взвивающимся в её теле и быстро толкающим её к самому краю.


Шайнинг Армор усилил натиск, водя языком по сестриному рогу всё более решительно и сжимая его у себя во рту сильнее и сильнее, решив довести её до кульминации в тот же самый момент, когда наступит его собственная. Но мощная пульсация в его напряжённом члене почти достигла своего апогея, и даже сдерживаясь изо всех сил, он собирался вот-вот взорваться.


Твайлайт тяжко простонала в головку его члена, сглатывая накопившуюся во рту смазку, освобождая мордочку, прежде чем продолжить ублажать брата. Каждое биение нетерпеливого члена Шайнинга во рту у сестры вознаграждалось целым шквалом пылких лобзаний его кончика, побуждающих брата излиться спермой в её жадно сосущую мордочку.


Бессильно мыча и сотрясаясь, кобылка первой достигла своего пика, её рог засветился во рту у брата, выплёскивая магию из её тела. Её бёдра сжались вокруг копыта, намертво прижатого к клитору. И с выступившими на глазах слезами она невнятно проскулила, сокрушённая мощным оргазмом, пронёсшимся по её телу. Её мокрая киска сжималась снова и снова в рефлексивных спазмах, истекая соками, капающими на покрывало под ними.


Шайнинг Армор радостно замычал, довольный оргазмом своей сестры, когда металлический привкус магии пробежал по его языку. И через какую-то пару мгновений он сам напрягся, а член его расширился и жадно задёргался.


Глаза Твайлайт широко распахнулись от первой густой струи, столь внезапно выстрелившей ей в рот и разбившейся о язык, покрыв горячей спермой брата всё внутри. Внезапное осознание, что она принимает в свой собственный ротик — в себя — сперму родного брата, заставило её содрогнуться в ещё одном оргазме, стеная и рефлекторно сжимая бёдра вокруг копыта. Она не могла уже сглотнуть, а Шайнинг Армор абсолютно не сдерживался, извергаясь ей в ротик быстрыми, настойчивыми толчками. Рот Твайлайт очень быстро наполнился тяжёлыми и липкими потоками мужества, выстреливаемыми ей в мордочку. Кобылка слишком тяжело дышала, чтобы сглотнуть, и потому сделала единственное, что смогла придумать, не выпуская члена: она открыла рот ещё чуть шире и обрушила на его пульсирующую головку целый шквал страстных вылизываний. Тяжёлая белая сперма горячими рывками снова и снова выстреливала в её жадно раскрытый ротик, и, очень быстро заполнив всё доступное пространство внутри, начала сочиться из уголков её рта и, стекая по подбородку, капать на покрывало.


Твайлайт застонала, чувствуя, как брат наполняет её мордочку своей тяжёлой спермой, как с каждым новым толчком всё больше и больше семени проливается с уголков её рта. Снова и снова сперма наполняла её мордочку, топя язык единорожки в неописуемом, опьяняющем вкусе чистой первобытной мужественности.


После того, что казалось вечностью, рывки стихли до медленных струек, и Твайлайт со всё ещё открытым ртом медленно отстранилась.


Шайнинг Армор медленно выпустил её рог изо рта, после чего облизал губы, чувствуя на них странный вкус, всё ещё пощипывавший ему язык, и тяжело дыша на свою родную сестрёнку. Низкий стон издал он при виде Твайлайт, во всё ещё открытом рту держащую просто неприличное количество его спермы, просачивающейся по краешкам её мордочки и капающей вниз на покрывало.


Глаза Твайлайт открылись, и, глядя в его глаза с лукавой ухмылкой, она закрыла рот и проглотила. Ей понадобилось сделать три глотка, чтобы очистить мордочку от его дара, после чего она снова открыла рот, чтобы показать ему, что ей действительно удалось проглотить всё.


— Какой же ты вкусный, Шайни, — почти бездыханно сказала Твайлайт. — Яркий и первобытный...


Шайнинг Армор пялился на свою сестру, его уши прижались назад, а рот чуть приоткрылся от тяжести дыхания.


— Т-ты представить себе не можешь, насколько это сексуально, — задыхаясь, пролепетал он, с трудом находя в себе голос.


— Кажется, представляю, — сказала Твайлайт и мягко, соблазнительно хихикнула.


Похотливо зарычав, Шайнинг Армор бросился на сестру, толкнул на землю и принялся с жаром целовать её живот.


— Пришло время вернуть тебе услугу, — прорычал он, начиная жадно покрывать её поцелуями всё ниже и ниже.


Твайлайт моргнула и, слегка поёрзав на спине, улеглась поудобней. Она радостно хихикнула, поняв намерение брата, и резко вдохнула от удивления и восторга, когда он резко раздвинул её задние ноги и горячо провёл языком по её дрожащей мокрой щёлке.


Шайнинг Армор улыбнулся своей младшей сестре, забуряясь носом меж её задних ног и вдыхая её изумительный аромат прямо из источника. Низко, жадно замычав, он склонился и вновь провёл языком по этим чудесно податливым, мягким внешним губкам, наблюдая, как они слегка раздвигаются под давлением его языка. Видеть, как они вот так растягиваются, было настолько возбуждающе, что ему просто не терпелось вонзиться между ними и начать её так трахать, чтоб она визжала в голос. Но сначала ему нужно было её подготовить.


Урча, жеребец прижался мордой к её промежности, его губы раскрылись, и язык проскользнул вперёд, чтобы медленно и уверенно пройтись по её разгорячённой влажной киске от низу до самого верха, в самом конце намеренно резко махнув языком по клитору.


Твайлайт выгнулась и слабо пискнула от этого, копытца взметнулись к её мордочке, дабы заглушить звуки, она мягко задрожала в наслаждении и автоматически ещё шире раскрыла задние ноги своему брату, предлагая ему себя всю.


— Да-а, Ша-айнинг...


Шайнинг Армор слабо покраснел от столь похотливого тона своей сестры и принялся вылизывать её с ещё большей охотой, намеренно толкая языком в щель её розового влагалища. Сильными мышцами своего языка он немного приоткрыл вход в свою сестру; как раз достаточно, чтобы можно было пройтись по открытой внутренней плоти, которая обычно остаётся нетронутой. Он почувствовал, как Твайлайт напряглась в удовольствии, мягко постанывая, её тугая киска становилась ещё более влажной, если такое вообще было возможно.


Улыбаясь, жеребец положил копыта на вздымающийся живот своей сестры, затем долго и уверенно провёл языком по внешним губкам её киски до самого клитора. Потом приостановился, ожидая, пока Твайлайт посмотрит на него.


Твайлайт приоткрыла глаза, тяжко дыша. Их глаза встретились, и по морде Шайнинг Армора медленно расплылась лукавая ухмылка. Без всякого предупреждения он атаковал её клитор, обняв его губами и начав усиленно сосать, через пару мгновений он пустил в ход язык целым шквалом мощных вылизываний, чередуя так две разные стимуляции.


Глаза Твайлайт резко распахнулись, и она с размаху вонзила себе в рот копыто и закусила его, чтобы удержать себя от визга в небеса, единорожка так выгнулась, что её холка почти оторвалась от земли. Всё её тело содрогалось от просто беспощадной оральной атаки, и через считанные секунды она кончила. Твайлайт вскричала в экстазе и, вцепившись копытами в гриву брата, во всеобъемлющей похоти прижала его голову к себе, жадно толкая бёдрами ему в морду и стеная в наслаждении. Маслянистые ручьи кобыльих жидкостей омывали морду родного брата, пропитывая насквозь её похотью.


Шайнинг Армор широко улыбнулся сестре, его глаза сузились, светясь вожделением. Он облизнул губы и, напоследок проведя языком по её истекающей киске, тяжело дыша отстранился.


— Твайли, ты даже представить себе не можешь, как же я хочу сейчас тебя трахнуть, — задыхаясь, сказал Шайнинг Армор, одним копытом возвращаясь к медленному поглаживанию своего жёсткого члена.


Твайлайт вздрогнула, её разум был словно в тумане от горячего запаха брата и от его вкуса, а так же от множественных оргазмов. Но она знала, что очень хотела его член. Очень хотела его глубоко-глубоко внутри у себя, чтобы он вошёл в неё, имел её. С лукавой улыбкой Твайлайт чуть потянулась и затем приглашающе раздвинула ноги.


Шайнинг Армор набросился на неё и, утопая на груди своей сестры, стал страстно, неистово её целовать; тяжкий вес его члена упёрся Твайлайт в живот, зажатый меж их телами.


Твайлайт слабо содрогнулась, глазами скользнув к головке его члена между ними, и с низким стоном намеренно изогнулась, чтобы потереть свою сгорающую от желания киску об его основание.


— Я хочу, Шайнинг, чтобы ты вставил его в меня, — прошептала Твайлайт, обнимая его за плечи. Она чуяла себя на его морде, и от этого ей ещё сильней хотелось, чтобы он уже начал трахать её.


Жеребец охотно кивнул и, притянув сестрёнку к себе, слился с нею в пламенном поцелуе, страстно обнимая её и проникая ей в рот языком. Закрыв глаза, Твайлайт слабо простонала сквозь поцелуй и задрожала от наслаждения.


Шайнинг Армор обернул копыта вокруг её меньшей фигуры, сдвигаясь назад, так чтобы его толстая головка скользнула вниз по её формам вплоть до остановки меж задних ног, где уперлась во внешние губки сгорающего от желания влагалища. Твайлайт втянула в себя воздух и немного напряглась. Шайнинг Армор чуть сдвинулся и без предупреждения с низким рыком похоти разом вошёл в свою родную сестрёнку.


Твайлайт выгнулась под ним, её глаза распахнулись, рот приоткрылся в крике удивления и восторга, а копыта плотно сжались вокруг его плеч и шеи. Он был таким огромным внутри неё! Она стиснула зубы, когда он чуть отодвинулся и вошёл ещё дальше в неё, растягивая её столь тугое влагалище вокруг своего жёсткого члена.


Жеребец слабо застонал, сжимая младшую сестру в объятиях ещё чуть сильнее, подымая бёдра над её собственными, затем, стиснув зубы в похотливом восторге, вонзился в кобылу ещё на пару сантиметров глубже, растягивая её ещё дальше вокруг своей пульсирующей мужественности.


— Ох б-блять, Твайли... Т-ты такая у-узкая...


Шайнинг Армор сделал паузу, задыхаясь, лишь на первый десяток сантиметров оставшись внутри своей младшей сестры, опершись щекой на её грудь и, тяжело дыша, просто медленно двигая бёдрами назад-вперёд в неё.


Твайлайт слабо простонала, затем притянула брата к груди и, протянувшись мордочкой вперёд, горячо провела языком по краешку его уха. И прошептала в него чистейшую грязь:


— Ш-шайнинг... Ты ведь не собираешься останавливаться? Ты сейчас внутри своей родной сестрёнки... Не сдерживайся сейчас, Шайнинг. В-выеби меня. Выеби меня жёстко и кончи в меня, я хочу почувствовать всё это тепло и липкость у себя внутри!


Глаза Шайнинг Армора широко распахнулись от грязнейшего призыва своей сестры, его член нетерпеливо запульсировал, а по телу пробежали мурашки. Твайлайт тяжко вдохнула, и затем наклонилась, чтобы жадно поцеловать его, её голос поднялся почти до крика:


— Еби меня!


Жеребец сменил позицию, подгоняемый грязной формулировкой требований своей сестры, не в силах не вторить её желаниям. Его щёки слабо покраснели от восторга с её слов, когда он, крякнув, схватил её вокруг талии и начал делать именно то, что она просила. Мощные бёдра Шайнинга начали молотить назад и вперёд, вытягивая и вновь погружая член в подёргивающуюся узкую сестрину пещерку. Твайлайт застонала и выгнулась под ним, толкая свои бёдра ему навстречу в унисон его движениям, заставляя его с каждым заходом вонзаться в неё всё глубже и глубже. Обхватив копытами его грудь, она подгоняла его, бессвязно шепча и бормоча: “б-быстрее”, "г-глубже", "с-сильнее".


Мягкие, сдавленные стоны раздавались из дрожащего рта кобылы, трахаемой старшим братом, чувствующей, как его толстый член растягивает её нетерпеливое, мокрое влагалище, вонзаясь глубоко, очень глубоко в неё. Через каких-то несколько стремительных толчков жеребец достиг в ней самых глубинных пределов, растягивая её до предела физических возможностей. Глаза Твайлайт распахнулись, и она вся напряглась, её жадная киска начала мощно сжиматься на каждое вторжение члена старшего брата, страстно выдаивая из него содержимое.


Шайнинг Армор прокряхтел в бессильном восторге, достигнув в ней глубинного предела, чувствуя, как его дёргающаяся головка мягко упирается о её самые глубины, заставляя кобылу напрягаться и выгибаться в наслаждении. Тяжело дыша, он закопался носом в её груди, горячим дыханием лаская её через шерсть. Их глаза встретились, и он глубоко вдохнул, делая паузу, меж ними пронёсся невысказанный вопрос.


Беспомощно постанывая, Твайлайт с энтузиазмом закивала на его невербальный вопрос, нетерпеливо молотя об него бёдрами.


— Еби-и меня! — неистово взмолилась она, жадно прижимая его к себе копытами. — Пожа-алуйста, Шайнинг!


На что жеребец, дико улыбнувшись, плотно обхватил свою сестрёнку посерёдке, выскальзывая назад, и принялся трахать её с первобытной, пламенной страстью. Его бёдра врезались в неё снова, и снова, и снова, непрестанно загоняя жадный член глубоко внутрь неё, неудержимыми вонзаниями растягивая её глубины. Её дрожащие, постоянно сжимающиеся внутренние мышцы не могли даже замедлить его могучих толчков. Горячие тоненькие струйки смазки начали бить в ритмично сжимающееся влагалище Твайлайт, смешиваясь с её собственными внутренними соками.


Оба единорога задрожали, чувствуя приближение своих оргазмов, их движения стали дикими и отчаянными. Их рога начали светиться, искрясь магией.


Кряхтя, Шайнинг Армор загонял себя в свою младшую сестру снова, и снова, и снова, поднимая голову так, чтобы оказаться вплотную нос к носу с Твайлайт. Он посмотрел ей в глаза с выражением похоти, любви и желания, входя в неё мощно и очень быстро. От столь сильных его вонзаний его сестра даже слегка колыхалась вперёд-назад при каждом ударе.


Их рога соприкоснулись.


Взрыв магии осветил всё вокруг, и двое единорогов напряглись, их глаза закрылись, когда разряды электрической магии вдруг связали их рога. Они оба задрожали не в силах пошевелиться, поражённые мощнейшими оргазмами, пробежавшими электрическими волнами сквозь их тела.


Шайнинг Армор напрягся, удерживаясь глубоко внутри младшей сестры, бессвязно крича, когда головка его члена раздулась глубоко внутри Твайлайт, растягивая её глубочайшие стенки, пульсируя и дрожа. Струя за струёй из него начали вырываться всплески тяжёлой мужественности, разбиваясь о внутренние стенки кобылы быстрыми, дикими вспышками. Через мгновение его тяжёлая сперма, заполнив всё, начала обтекать вокруг его раздувшейся головки, захороненной глубоко внутри тела единорожки, и всё продолжающиеся рывки начали течь наверх, обволакивая обхваченный её внутренними стенками член, просачиваясь из его сестры наружу и стекая на её фиолетовый хвост.


Твайлайт вскричала в небеса, прежде чем уткнуться мордочкой в шею брата, прижимая его к себе ещё сильнее и рефлексивно вжимая бёдра в него, выдаивая его своим нутром. Ощущение того, как его раздувающаяся головка растягивает самые её глубины, сделало её совершенно дикой. Она кончала снова и снова, её напряжённые мышцы ритмично сжимались и стягивались вокруг члена родного брата, выдаивая из него всю густую сперму, которой он так охотно с нею делился, пока каждая выдавленная струйка его тяжёлой, густой, липкой сущности, заполнив её всю, не стала вытекать наружу из её использованного влагалища.


Через несколько долгих мгновений оба единорога обмякли, тяжко дыша и растянувшись на земле в объятьях друг друга. Шайнинг Армор с мягким стоном приподнял копыто, чтобы попытаться смахнуть слипшуюся гриву с глаз, и сдался после третьей неудачный попытки, просто отдыхая на груди родной сестры, членом всё ещё глубоко внутри её использованного влагалища.


Твайлайт точно так же простонала, ослабляя хватку на плечах брата, выпутала свои копытца из его гривы и просто распласталась под ним на покрывале, закрыв глаза и наслаждаясь теплом тяжёлой спермы Шайнинга, наполняющей её до самых краёв.


* * *


Аликорница любви смотрела на них из-за линии деревьев; слабо хихикнув, она убрала копытце с точки меж задних ног и взглянула на влагу, скопившуюся на нём. Афродизиаки в пирожках сработали на ура, а небольшая "помощь" её магии довершила дело. И что было ещё лучше, ей удалось воочию наблюдать запретное единение.


Кейденс тяжело осела на землю, ожидая, пока ноги перестанут трястись, дабы покинуть брата с сестрой, поглядывая на то, как они отдыхают в эйфорийном блаженстве. Это было поистине красиво в её глазах. Любовь есть любовь, в конце концов. И то, что эта любовь была запретна, делало её только слаще.


Глава 5


Твайлайт Спаркл постучала в дверь комнаты своего брата Шайнинг Армора и его жены принцессы Кейденс. Откашлявшись, она позвала:


— Шайнинг Армор?


Молодая единорожка вела себя настороженно, голос её был немного нервозным и слегка дрожал. Она не видела своего брата с момента их небольшого свидания у озера. И под "свиданием", напомнила себе Твайлайт, она имела в виду страстную, наидичайшую инцестуозную еблю, произошедшую между ними после ублажения гениталий друг друга собственными ртами. Образ крепко спящего брата у озера, посапывающего и удовлетворённого, с её соками на губах и всё ещё покрытым собственной жемчужной спермой обмякающим достоинством между ног, намертво впечатался в её разум. Твайлайт никогда бы не признала это, но она мечтала бы быть художницей, дабы увековечить эту сцену на холсте. А потом бешено клопать на неё, когда только пожелает.


Прошло уже две недели с того момента, и Твайлайт решила наконец-то поговорить с братом на эту тему. Она собиралась прекратить это, до того как подобное могло случиться вновь, избавить их обоих от развратных мыслей. Она нашла психолога, чтобы всё решить, поклявшегося надёжно хранить её "маленький секрет", когда она притащит своего брата на приём. Она хотела вырезать инцестуозные фантазии из их умов, чтобы они смогли вернуться к естественным отношениям брата с сестрой.


И Кейденс. Та, что всё это заварила.. Твайлайт всё ещё не была уверена, как с ней быть. Может, она могла бы даже уговорить принцессу попытаться заставить Шайнинга увидеть, насколько он был развратен?


Послышалось шаги по ту сторону двери, звук поворачивающейся ручки, и затем дверь отворилась.


— Твайли! — воскликнул Шайнинг радостным тоном, улыбаясь от уха до уха и заключая её в объятья, словно бы ожидал её увидеть. — Как хорошо, что ты пришла! Заходи, заходи!


Совершенно запутавшаяся Твайлайт на заплетающихся ногах робко вошла в комнату и закрыла за собой дверь.


Шайнинг Армор радостно вскочил на кровать, так что застонали пружины, потом обернулся и, широко улыбаясь сестре, игриво спросил:


— Ну, ты идёшь?


Моргнув, Твайлайт опустила ушки, потом, неуверенно поставив передние копытца на кровать, медленно взошла на неё и неловко присела.


— Шайнинг, я...


Шайнинг Армор прервал её, внезапно прильнув к ней и слившись с нею в страстном поцелуе, прижимаясь к её губам и чуть наклоняя голову в сторону, чтобы проникнуть ей меж губ языком.


Твайлайт издала слабый стон тревоги и растерянности, пытаясь оттолкнуть напористого жеребца и вырываясь из поцелуя, её щёки горячо покраснели.


— Шайнинг, стой! — сказала Твайлайт почти командным тоном. — Я твоя сестра! Ты не должен целовать меня!


Жеребец остановился, на его морде появилось озабоченное выражение, но спустя пару секунд оно вновь сменилось той игривой кривой ухмылкой.


— Ооооо, Твайли, я понял, что у тебя на уме!


В одно мгновение Шайнинг Армор вновь очутился на ней, обхватив вокруг талии и бросив на спину на кровать, одно копыто надавило ей на живот, в то время как другой мощной передней ногой он раздвинул её задние ноги в стороны.


Твайлайт успела только ахнуть от удивления, её глаза распахнулись и вперились взглядом в брата, её щёки пылали.


Шайнинг Армор впился с жадностью глазами в киску своей сестры, его хвост нетерпеливо задёргался из стороны в сторону. Когда её ноги были так раздвинуты, видно было всё: и припухлые внешние губки, мягкие, покрытые коротким фиолетовым пушком, и полоска розового между ними, обещающая гладкую, нежную плоть дальше внутри. С ухмылкой глядя ей в глаза, он один раз облизал свои губы, затем опустил нос ей между ног, и сразу же принялся её вылизывать; его мощный бархатистый язык начал с медленного, сильного движения от начала её фиолетовой щёлки к самому концу, двигаясь вверх, в конце резво шаркнув языком ей по клитору.


Единорожка заскулила, и её копыта взметнулись ко рту, когда её живот содрогнулся в конвульсии, а гениталии чуть ли не мгновенно сжались вокруг несуществующего объекта. Твайлайт целую неделю не доводила себя до оргазма, твёрдо решив больше не клопать на родного брата, и это сделало единорожку легковозбуждаемой, очень податливой при работе. И уже её мягкие внешние губки набухали от приливающей крови, между ними стала появляться влага.


Шайнинг Армор задвигался быстрее, улыбаясь ей и с силой вылизывая её тугую щёлку, их глаза встретились над её содрогающимся животом.


Уже растрёпанная, с дрожащими бёдрами, Твайлайт потянулась вперёд, чтобы попытаться схватить рог брата и оттолкнуть его лицо от своей быстро нагревающейся промежности.


Жеребец принял её действия за поощрение и быстро закружил языком, играясь с её клитором, обхватил его губами и начал мощно сосать, тихо мурча, чтобы добавить вибрации.


Твайлайт вскрикнула, её спина выгнулась, всё тело содрогалось, по животу прошла рябь сокращающихся мышц, когда маленький неожиданный оргазм пронёсся по её телу, и её дрожащая киска неожиданно изверглась её соками.


Ни брат, ни сестра не услышали, как тихо открылась дверь и затем так же тихо закрылась.


Расплывшись улыбкой, Шайнинг Армор счастливо хмыкнул и спустился вниз по её дрожащей промежности, с силой вжимаясь мордой ей в щёлку и жадно слизывая сладкие соки сестры.


Твайлайт почувствовала, как на кровать опустился чей-то новый вес, и, подняв глаза, увидела самою себя, смотрящую на неё сверху вниз и через мгновение опустившую мордочку, заключая её рог в свои уста и спускаясь губами до самого основания, сося и кружа языком по всей его длине с такой уверенностью, словно уже сотни раз это делала.


Твайлайт беспомощно застонала, и всё её тело напряглось, когда она почувствовала, как её рог и разгорячённая киска были просто сокрушены чужими ртами. Её копыто наконец-то дотянулось до рога брата, и она, тихонько задрожав и заскулив, сжала бёдра вокруг его головы, протягивая копыто дальше, зарываясь ему в гриву. Горячо стеная, единорожка сдалась и потянула морду брата к своей пылающей киске, бессознательно трахая бёдрами его голову.


Шайнинг Армор низкое заурчал от восторга, работая языком ещё сильнее и быстрее, изо всех сил пронзая её влажную щель и вылизывая своим бархатным языком мягкую, шелковистую внутреннюю плоть.


Беспомощно стеная, единорожка выгнулась и задрожала, но её голова оставалась на месте, удерживаемая твёрдыми, но нежными копытами её клона, жарко пыхтя, уверенно двигающего головой вверх-вниз по её жёсткому рогу.


Рог во рту у клона Твайлайт начал светиться, пульсируя светом в ритме языков, штурмующих одновременно и её беснующуюся киску, и столь чувствительный рог. Её задние ноги обхватили голову брата, и бёдра с силой вжались ему в морду. Мощно кончив, единорожка вскричала в наслаждении. Поток магии наполнил мордочку её клона, сияя так ярко, что это было видно даже сквозь щёки и покрывающую их краску, с другой стороны в тот же самый момент хлынувшие горячие соки разбились о лицо её брата, пропитывая морду и щёки сестриной похотью.


Бездыханно постанывая, Твайлайт медленно спустилась с небес и завалилась спиной в объятия крашеной Кейденс. Подняв голову, Кейденс выпустила изо рта её рог и широко ухмыльнулась виду промокшей морды мужа, капающей на постель соками родной сестры.


Улыбаясь, Шайнинг Армор ещё разок медленно провёл языком по сестриной щёлке, затем поднял взгляд к её лицу.


Жеребец замер, оторопело моргнув.


Перед ним лежали сразу две Твайлайт, одна из которых была красна как рак и светилась удовольствием, её рог блестел от слюны, а другая Твайлайт была совершенно спокойна и, подняв бровь, улыбалась ему, невинно облизывая губы.


— Т-твайли? — спросил Шайнинг вдруг охрипшим голосом.


Кейденс тихонько посмеялась, чуть потыкав единорожку копытцем.


— Она ненадолго отлучилась, любовничек. Мне ей что-нибудь передать?


У Шайнинг Армора перехватило дыхание, его щёки залила краска, он быстро отдёрнулся от сестры и отвернулся, румянец на щеках просто пылал под его белым мехом.


— К-кейденс, я д-думал, что это т-ты!


Кейденс хихикнула и покачала головой.


— Шайнинг... Я была там, у лагуны. Я за вами наблюдала, — промурлыкала она, мягко укладывая в сторону утопающую в эйфории единорожку и двигаясь затем к её брату. Подойдя, она потёрлась о его бочок и, тряхнув хвостом в сторону, прошуршала по всей длине его жёсткой плоти, покачивающейся под животом.


— Т-ты н-наблюдала? — пропищал Шайнинг Армор.


Принцесса медленно кивнула, расплываясь в хитрой улыбке.


— Наблюдала и бешено клопала.


Шайнинг Армор заскулил, медленно переступая с копыта на копыто.


Низко простонав, Твайлайт села, она тяжело дышала и с потрясением глядела то на брата, то на вторую себя. Её обычно научный ум очень медленно сложил два и два.


— К-кейденс...


Кейденс мягко кивнула, улыбаясь.


— Похоже, мои уроки с Шайнингом не прошли даром. Как вижу, он подарил тебе довольном мощный оргазм, м?


Твайлайт кивнула не задумываясь, её щёки снова покраснели, когда она попыталась отвести взгляд от жёсткого члена, висящего под животом её родного брата.


— Ты ведь хочешь его, Твайлайт, так ведь? — спросила Кейденс, протягивая к члену жеребца покрашенное в лавандовый копытце, а затем толкнула его, заставив покачаться несколько раз из стороны в сторону.


Сильней краснея, Твайлайт кивнула, не решаясь озвучить ответ.


Улыбаясь, аликорночка потянула мужа за гриву, таща возбуждённого, но неуверенного в себе жеребца к кровати, затем, толкнув бедром, опрокинула его на постель и спокойно перекатила на спину. Мягко проведя копытцем по всей длине его пульсирующего члена, Кейденс встретилась взглядом с Твайлайт.


Твайлайт смотрела на жёсткий член брата со смущением и сдерживаемым желанием, спрятав между ног копытце, словно бы закрывая свою щёлку от взглядов, в то же время медленно потирая себя об него. Посмотрев на Кейденс, Твайлайт поняла, что та видела, как она пялится, её щёки обжигающе вспыхнули, и, прикусив губу, она отвернулась.


— Шайнинг подарил тебе оргазм... и разве не честно будет тебе тем же ответить, м? — спросила Кейденс с ухмылкой, поглядывая то на сестру, то на брата.


Шайнинг Армор глядел на свою сестру, тяжело дыша, его щёки, шея и краешки ушей жарко покраснели. Он ничего не сказал, но его пульсирующий член поведал всё за него, жадно дёрнувшись от одной только мысли о том, что его родная сестра будет его ублажать.


Всё ещё закусив нижнюю губу, Твайлайт кивнула, затем снова обратила нервозный взгляд к Кейденс и толстому члену, который та поглаживала.


— Т-ты с-смотрела, когда мы?..


Кейденс медленно кивнула, расплываясь в хитрой ухмылке.


— П-почему ты не сказала ничего? — спросила Твайлайт, подползая ближе, и, робко протянув копытце, положила его на член брата, чувствуя пульсирующее в нём тепло.


— А я и не видела тебя с тех пор, — сказала Кейденс с лукавой улыбкой, переводя взгляд на мужа. — Готова держать пари, он был бы вне себя от счастья, ублажай его парочка Твайлайт, — прошептала она, сжимая основание его члена, в то время как сама Твайлайт начала медленно поглаживать копытцем длину напрягшегося мужества. — Шайнинг, ты ведь хочешь этого? Чтобы твоё каменное достоинство ублажали сразу две твои младшие сестрёнки?


Низкий стон ответил ей, и брызнувшая с кончика его толстого члена струйка смазки окропила живот жеребца.


Яростно краснея, Твайлайт прильнула к брату ещё ближе, уже почти касаясь подбородком головки его члена, и заикаясь спросила:


— Ш-шайнинг? Ты х-хочешь, ч-чтобы я?..


Шайнинг приподнял голову и закусил нижнюю губу, глядя то на одну Твайлайт, то на другую, потом испустил низкий стон и с жаром закивал.


— Д-даа! П-пожалуйста!


Твайлайт затрепетала, опускаясь ещё ниже, вдыхая сильный мужественный запах родного брата, пока не натолкнулась подбородком на его толстую головку. Сейчас её разум не сковывала ненасытная похоть, и потому у неё было время, чтобы понять, что она сейчас делает, чтобы действительно поразмыслить над тем фактом, что она собирается сейчас сосать член брата.


Яростно краснея, Твайлайт прижала одно из копыт себе между бёдер, потирая истекающую киску, в то же время прижалась носом к следам смазки на груди брата и заскользила по ним языком, следуя прямо до мясистой головки его члена, и со всей горячностью и страстью осыпала её лобзаниями.


Шайнинг Армор издал низкий рык удовольствия, его спина выгнулась, и по телу пробежала волна дрожи, когда он устремил взгляд вниз на его сестру, начинающую посасывать и вылизывать его головку, в то время как его жена, безупречный клон его сестры, наблюдала за этим!


Твайлайт охватила губами его головку, тяжело дыша через нос от яркого вкуса брата, затопившего её мысли, и Шайнинг Армор застонал, когда она начала осторожно проталкивать его головку глубже себе в рот, растягивая его шире вокруг её толщины. Шайнинг Армор тихонько проворчал в наслаждении, глядя, как его сестра полностью заключает себе в рот его головку. Помимо этого он увидел, как его жена — его сестра — ткнулась мордочкой ниже и жарко провела языком по его яйцам, посылая щекотливое ощущение, заставившее его подскочить и дёрнуться в удивлении и восторге.


Лавандовая единорожка мягко толкнула свою мордочку дальше вниз по его члену, всё увереннее двигая копытом себе меж задних ног, быстро теребя свою ноющую киску. Её губы растягивались вокруг него, пока её рот не был совершенно полон. Выстрелившая из его головки струйка смазки ударилась о стенку её горла, и она издала приглушённый стон вокруг него, дрожа и начиная ещё сильнее натирать свою горячую, подёргивающуюся щёлку, единорожка принялась жадно двигать вверх-вниз мордочкой по пульсирующему члену брата.


Кейденс ухмыльнулась своему мужу с бочка его сестры, её взгляд ненадолго задержался на виде мастурбирующей Твайлайт, пока пробегал по нему вниз, затем снова метнулся к лицу Шайнинга, лучащемуся совершенно бессовестным удовольствием.


Тихо мурлыкая, Кейденс начала посасывать его яички, копытцами при этом скользнув к основанию его члена, головку которого в этот момент сосала Твайлайт, и, обхватив его, принялась жадно тереть вверх-вниз, глядя на него при этом своим самым наисоблазнительнейшим взглядом.


Шайнинг Армор проскулил, совершенно зачарованно глядя сразу на две различные картины перед ним. С одного копыта у него была Твайлайт между бёдер, соблазнительно глядя на него, посасывающая и вылизывающая его яички, давая ему именно то, что он хотел. А с другого, чуть выше неё, была его настоящая сестра, постанывая, отсасывающая ему и мастурбирующая, краснея от истой порочности того, что прямо сейчас делала!


Шайнинг Армор уже чувствовал растущую сдавленность в груди, чувствовал, как тихое покалывание в чреслах становится тревожным гулом, а задние ноги слабеют.


Кейденс улыбнулась и отстранилась от яичек с негромким "чпок!", быстро приподнимаясь туда, где Твайлайт жадно сосала член, яро двигая головой по нему вверх-вниз. Нежное копытце остановило единорожку, и глаза Твайлайт приоткрылись, она заморгала изображению себя, неохотно выпуская толстый член изо рта.


Ухмыляясь, аликорночка наклонилась и заводила языком кругами по сочащейся головке Шайнинга.


— Позволь мне... — горячо прошептала она и, обхватив губами его головку, нырнула вниз, насколько могла заглатывая пульсирующий член, и начала двигаться губами вверх-вниз по его стволу с ещё даже большей жадностью.


Шайнинг Армор зарычал от восторга, выгибая спину и содрогаясь, глядя на свою сестру, следящую за тем, как она сама же жадно отсасывает его толстый член, подёргивающийся и пульсирующий у неё на языке.


Кейденс вдруг вынула член изо рта и подтолкнула его к Твайлайт, которая покраснела, но вскоре снова заключила его в объятия своего ротика и принялась так же, как Кейденс, скользить по нему вверх-вниз, хотя и с заметной разницей. Если Кейденс хаотично кружила языком по его головке, то Твайлайт просто охватила им нижнюю сторону члена, мягко всасывая его себе в рот.


Аликорночка замычала от нетерпения, и Твайлайт уступила мужество брата своей няне.


Дико улыбаясь, Кейденс вновь схватила член губами и опустилась вниз, сжимая его во рту языком, чувствуя, как он пульсирует и подёргивается там внутри, столь близкий к кульминации. Приглушённо хихикнув, принцесса принялась усиленно сосать, раскачивая головой вверх-вниз по длине члена, одновременно с этим охватывая его копытцами и начиная яро надрачивать, подстёгивая близящийся оргазм.


Твайлайт едва дышала, заворожённо наблюдая за тем, как она сама же обрабатывает член родного брата, быстро выпуская и с такой яростью вновь заглатывая его, со всё возрастающими темпами при этом наяривая его основание.


Кейденс быстро отстранилась назад, когда толстый член вдруг задёргался и Шайнинг Армор зарычал, напрягаясь всем телом. Она толкнула член в направлении Твайлайт, так подгадав момент, чтобы первый мощный выстрел зарядил той прямо в мордочку, разбившись о лицо и оставив белую линию от самого носа до рога единорожки.


Твайлайт глядела широко распахнутыми глазами на то, как подёргивающийся член выстрелил очередной липкой струёй, угодившей на этот раз прямо ей в рот, уже раскрытый в ожидании толстого члена. Мельком взглянув на няню, Твайлайт вздрогнула, нырнула вперёд и, охватив губами извергающуюся головку, начала усиленно сосать член, двигаясь вверх-вниз по его стволу.


Шайнинг Армор зарычал и выгнулся, чувствуя, как его сестра яростно сосёт его член посреди оргазма, его копыта, сжимаясь, зарывались в кровать, он стонал в голос, мощные горячие выстрелы его липкой густой спермы врывались в её сосущий ротик снова, и снова, и снова.


Твайлайт вздрогнула, её ушки прижались назад, и свободное копытце с силой прижалось к клитору, когда она ощутила, как её брат изливается своим естеством ей в рот, заливая язык и наполняя её мордочку ярким вкусом его спермы.


Через несколько долгих, интенсивных моментов подёргивание в члене сошло на нет, и Твайлайт глухо проскулила с полным ртом, начиная медленно отстраняться.


Кейденс выбрала этот момент, чтобы быстро притянуть единорожку к себе, пока та не успела проглотить сперму брата, и слиться с нею в жарком поцелуе. Принцесса чуть повернула голову набок и приоткрыла рот, заставляя Твайлайт точно так же открыть свой, принцесса и единорожка сплелись языками, разделяя липкую, пахучую сперму между своими ртами.


Шайнинг Армор вернулся на землю и как раз успел застать обеих его сестёр, делящих его сущность, одна из которых, с заляпанной его мужеством мордочкой и пылающими краской щеками, скулила и постанывала.


Обе Твайлайт отстранились друг от дружки и сглотнули, одна из них ярко красная, а другая с озорной улыбкой и поднятой бровью.


— Ни разу не целовалось с девочкой, Твайлайт?


Твайлайт с пылающими щеками покачала головой.


Тяжело дыша, Шайнинг Армор глядел на них обеих и медленно расслаблялся.


Кейденс невинно улыбнулась, затем перевернулась на спину и, скользнув копытцем к своей влажной щёлке, развела её лепестки.


— Ну... всё бывает в первый раз. Используй своей язык у меня там... и я отплачу тебе тем же.


Твайлайт уставилась широко распахнутыми глазами на саму себя, расставившую ноги и предлагавшую столь дерзкий, столь лесбийский акт! Но у неё меж ног всё ещё зудило, а предложение было таким заманчивым...


Глубоко краснея, обменявшись взглядом с братом, Твайлайт подползла к своему клону и осторожно взобралась второй Твайлайт на грудь, на мгновение ткнувшись с нею носами, жар у неё на щеках усилился. Тихо, но тяжело дыша, осторожно ступая, Твайлайт медленно развернулась, оказавшись под конец хвостом к голове Кейденс.


Кейденс ухмыльнулась и, не теряя времени, развела свои задние ноги, в тот же момент обхватывая передними Твайлайт посерёдке и притягивая её вниз к своей мордочке, не раздумывая проникая единорожке в истекающую щёлку языком.


Твайлайт слабо застонала, её ноги ослабли, а глаза сами закрылись. Мягкий женственный аромат проник в её в ноздри, и она моргнула, обращая взгляд на разведённые бёдра няни прямо перед нею. Наружные внешние губки её киски были идеально видны, блестящие от влаги и просто жаждущие внимания. Краснея ещё сильнее, Твайлайт осторожно приблизилась мордочкой к ним, затем неуверенно попробовала лизнуть истекающую щёлку.


Шайнинг Армор перевернулся на бок, передним копытом скользнул к своему животу и начал медленно поглаживать снова твердеющий член, зачарованно глядя на то, как его родная сестра занимается оральным сексом сама с собой! Он ясно видел, как язык Твайлайт скользит по киске его жены, осторожно и нежно вылизывая разгорячённые складки. С другой стороны Кейденс зарылась мордочкой между бёдер Твайлайт, просто истязая её фиолетово-розовую щёлку, по её подбородку медленно стекали вниз горячие соки единорожки.


Постанывая, Твайлайт сильней прижалась мордочкой к истекающей киске принцессы, всё увереннее танцуя языком по нежной плоти, чувствуя себя всё более комфортно в этой позиции и с идеей оказывания оральных ласк другой кобылке.


Кейденс отвернулась на мгновение и прошептала что-то своему мужу. Твайлайт приостановилась, моргая, затем широко распахнула глаза, внезапно почувствовав, как сверху на неё взошёл Шайнинг Армор. Её щёки снова зажгло, и, тихонько задрожав, она приглашающе приподняла для него бёдра. И это при том, что её колени внезапно ослабли от осознания, что сейчас её собирается ебать родной брат, а сама она только что обменивалась оральными ласками с Кейденс!


Шайнинг Армор принял приглашение приподнятых бёдер, с жарким стоном толкая себя туда, затем чуть сдвинулся и, жадно рыча, начал растягивать сестрину киску своей головкой. Твайлайт, скуля, сильней сжала бёдра Кейденс и решительно подалась назад, толкая себя на брата, чтобы помочь толстому члену войти в её ноющую щёлку. Мягкий язык атаковал её клитор в тот самый момент, когда её брат, словно меч в ножны, разом вошёл в неё, и Твайлайт вскричала в голос, содрогаясь и слабея, изливаясь потоком оргазменных жидкостей, вытекающих из её растянутой киски, просачиваясь вокруг вонзённого в неё члена.


Кейденс дико улыбнулась, вылизывая источник сочащихся жидкостей, а Шайнинг Армор крепко сжал бочки своей сестры и начал её медленно потрахивать, скользя назад и толкая вперёд, позволяя единорожке попривыкнуть к заполняющему её толстому члену.


— С-спаривайся со мной, б-братишка, — простонала Твайлайт, задыхаясь, её щёки пылали, и вновь зарылась мордочкой между бёдер Кейденс, начиная яростно её вылизывать, с нарастающей страстью истязая языком истекающую киску аликорночки.


С низким рычанием Шайнинг Армор начал делать именно то, что просила его сестра — обхватил её посерёдке и принялся мощно двигать бёдрами, снова и снова выскальзывая из хватки не желавшего отпускать его член влагалища и вновь вонзаясь на всю глубину в сестрину бархатно-нежную пещерку. Кейденс жадно глядела на всё это с идеального места в первом ряду, носом не более чем в трёх сантиметрах от центра событий, мягким языком время от времени слизывая жидкость, скопившуюся на клиторе Твайлайт.


Твайлайт кричала в голос в истекающую щёлку своего клона, трахаемая родным братом, прижимая ушки назад и двигая крупом навстречу его движениям, её работа языком становилась всё более и более беспорядочной при каждом его вонзании.


Задыхаясь от восторга, Шайнинг Армор начал трахать родную сестру ещё сильнее, входя по самые яички в её тугое, захватывающее член влагалище, пока его головка не поцеловалась с сестриной шейкой матки. Шок от достижения в ней такого предела заставил Твайлайт с громким стоном задрожать, мгновенно оргазмируя в смеси боли и наслаждения, её выплеснувшие соки обтекли вокруг непрестанно вонзающегося в неё члена и пролились на мордочку Кейденс. Принцесса же, в свою очередь, взвизгнув от восторга, начала жадно вылизывать место грязного единения брата и сестры, нашёптывая им ободрения.


— Еби её, Шайнинг! Кончи ей внутрь! — призвала Кейденс, дико улыбаясь и толкая свою дрожащую киску в мордочку Твайлайт. — Наполни сестрёнку своей спермой!


Шайнинг Армор простонал, его собственные уши прижались назад, и он нежно подтолкнул носом щеку сестры.


— Т-твайли... М-можно?


На мгновение оторвавшись от промежности Кейденс, Твайлайт с жаром кивнула брату и тут же вновь закопалась меж бёдер аликорночки, яростно задвигав языком внутри её щёлки.


Рыча от восторга, Шайнинг Армор начал ебать свою сестру с жадным, нетерпеливым, неумолимым неистовством, мощно вонзаясь в неё снова, и снова, и снова, раскачивая оба их тела взад и вперёд прямо над Кейденс, взирающей на их единение светящимися похотью глазами.


Глаза Твайлайт широко распахнулись, и она вся задрожала, когда Кейденс, в то время как Шайнинг яростно её трахал, внезапно охватила губами её клитор и, затанцевав по нему языком, начала мощно сосать, заставив единорожку снова напрячься во вновь нахлынувшем оргазме, её глубины сжались вокруг вонзающегося в неё члена родного брата, сдавливая его и доя.


Шайнинг Армор горячо взревел и с силой вонзился внутрь сестры, ещё крепче схватил её и принялся глубоко проталкиваться, пока снова не упёрся концом своего члена в её шейку матки, и тогда его раздувающаяся головка оказалась поймана и сдавлена её сильными внутренними мышцами, сделавшими Твайлайт практически невыносимо узкой внутри. Крепко пойманный внутри сестры, жеребец вскричал в триумфальном восторге, вся длина его члена запульсировала и задёргалась, сжимаемая и выдаиваемая оргазмирующим влагалищем Твайлайт, внезапно начав извергаться в её наиглубочайший барьер залпами горячей, густой спермы, мгновенно проталкиваемой дальше внутрь хваткой её глубин. Жеребец крякнул, толкнув бёдрами назад-вперёд на пару сантиметров, опустошая себя в жаждущую того родную сестрёнку, оба они вскричали в наслаждении от ощущения, как его горячая сперма полностью заполняет её.


Кейденс глядела широко раскрытыми глазами, её грудь вздымалась от волнения, она смотрела, как Шайнинг Армор извергается в свою сестрёнку прямо перед её носом, медленное скопление белого месива ознаменовало то, что сейчас собиралось произойти. Со звуком предвкушения принцесса любви раскрыла ротик, закрыла глаза и замерла, ожидая. И через мгновение со сжимающейся и подёргивающейся киски Твайлайт сорвалась первая капля спермы Шайнинга, за нею полетела вторая, и, сочась вокруг захороненного глубоко внутри члена, тонкой струйкой полилась прямо ей в рот.


Принцесса продолжала держать рот открытым, широко улыбаясь ощущению, как тёплая смесь оргазменных жидкостей Твайлайт и Шайнинга проливалась в него, быстро заполняя всё пространство и начиная стекать по краешкам рта. Издав низкий стон, аликорночка задрожала и, опустив копытце себе меж задних ног, чуть потерев, довела себя до быстрого, грязного оргазма от вкуса парочки и вида кульминации их единения прямо над ней.


Аликорночка простонала с наполненным ртом, держа глаза закрытыми и дрожа, её ноги слабели, а выплеснувшие из её промежности соки стекали вниз, пропитывая постель под застывшей в таком положении принцессой. Вместе они выглядели словно совершенно недетский фонтан, тонкой белой тянущейся струйкой медленно текущий Кейденс меж жадно открытыми губами, пока она не закрыла рот и не проглотила всё, низко постанывая.


— Вы оба такие пикантные! — сказала Кейденс, хихикнув, приподнимая мордочку к ним и начиная вылизывать место их единения, кружа языком одновременно и по киске, и по члену, слизывая липкое белое месиво, всё ещё медленно сочащееся из тихо расслабляющихся глубин единорожки.


* * *


Твайлайт стояла в дверях, глядя назад через плечо и улыбаясь. Шайнинг Армор и Кейденс лежали на кровати, теперь уже совсем чистые после долгой тёплой ванны, где они втроём мирно отдыхали и непринуждённо беседовали.


Парочка улыбнулась и помахала ей.


— Пока, Твайли! — попрощался Шайнинг Армор.


— Возвращайся поскорей! — невинно улыбаясь, сказала Кейденс.


Твайлайт просто не могла не хихикнуть про себя, её щёчки чуть порозовели, и, закрыв за собой дверь, она направилась к выходу из замка.


Нужно же было отменить встречу с психологом.


Конец.